Ели воду из-под крана [Александр Сидоренко] (fb2) читать онлайн

- Ели воду из-под крана 650 Кб, 115с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Сидоренко

Настройки текста:



Александр «Фоззи» Сидоренко Ели воду из-под крана.

... вот что я вам скажу — ни одна книга не будет популярнее той, которая будет рассказывать о красивом мужчине и красивой женщине, которые отлично проводят время за занятиями любовью, не вступая при этом в брак, а потом по той или иной причине расходятся, пока

они друг другу еще внове...

Курт Воннегут. Времетрясение, 1997

Искусство повествования заключается в том, чтобы скрывать от слушателей все, что им хочется знать, пока вы не изложите своих заветных взглядов на всевозможные не относящиеся к делу предметы.

О. Генри. Короли и капуста, 1904

Он то плакал, то смеялся, то щетинился как ёж.

Владимир Семёнович Высоцкий, год не определен

Intro

Его отец любил повторять одну фразу, если перевести её на нормальный язык, то получится что-то вроде:

«Бог ссыт тебе на голову каждый день, но утонешь ты только один раз».

Стивен Кинг. Темная башня II: Извлечение Троих, 1987

Моя бабушка, Галина Емельяновна Ткач/Сидоренко, ярая коммунистка и, по совместительству; дочь расстрелянного врага народа, жила в Евпатории. Она работала в центральной курортной поликлинике, сидела на приёме отдыхающих и оформлении курсовок. Через её стол проходила большая часть организованных курортников, получавших специальные книжки, в которые заносились солнечные, воздушные, грязевые и прочие ванны.

У бабули, как у любого медика со стажем, был абсолютно неразборчивый почерк и толстая тетрадка, в которую она записывала интересные фамилии приходивших людей. Однажды утром к ней поступил курортник по фамилии Здравствуй, а вечером того же дня, перед самым закрытием, пришел оформляться некто по фамилии Прощай. Честное слово, все так и было.

К чему я веду... К тому, что, если эта книжка ляжет вам на душу, вы прочтете её за один вечер. Время уплотняется, знаете ли, чего уж тут рассусоливать. Вступление у нас будет по фамилии Здравствуй, а финал — по прозвищу Прощай. А между ними семеро проходивших мимо, с которыми я за последнее время сроднился по самое немогу. Кстати, если хотите, можете разбить их по дням одной недели. А ещё лучше по вечерам.

Жень Женич

I

Жень Женич крякнул под утро. Он проснулся, голову привычно сдавило грядущим бодуном, мочевой пузырь был размером со средний арбуз, но подкинуло его от того, что стало нечем дышать. Сердце выбивало жуткие дроби, старый диван скрипел, а Славик на раскладном кресле храпел на весь подъезд. Но всё это были мелочи по сравнению с тем, что происходило в грудной клетке. Боли не было, был огромный страх и ощущение, что произошло что-то ужасное.

Это продолжалось минут пять, не меньше, потом какая-то проволочка оборвалась с почти слышным звуком — блям! — и Жень Женич, наверное, умер. Его последней мыслью было — бля, мне ж ещё и шестидесяти нет! Потом наступила темнота.

Через некоторое время Жень Женич с удивлением понял, что он может и дальше думать. Темнота была не стопроцентной, сбоку были видны сполохи, как будто где-то далеко гроза. Через полчаса Жень Женич устал от хаоса собственных мыслей и заснул опять.

Проснулся он в какой-то непонятной комнате. Маленькая такая, узкая и высокая, как гроб для слоника. Окна не было, шконка у стены, один стул и один стол, на котором стоял графин без набалдашника и гранёный стакан. Обстановка напоминала Дом Колхозника в Волчанске, где Жень Женич был в 82 году в командировке.

Он встал, ощупал грудь — всё работало. Одежда была той же — белая майка и старые растянутые спортивные штаны, которые все для краткости называли просто «спортивные». Но ощущение, что всё в порядке, не приходило. Это не мог быть ни вытрезвитель, ни комната у кого-нибудь из друзей. Жень Женич чётко помнил, что было вчера, и где, и как он заснул.

Вчера был его день рождения, мужики во дворе отметили, как полагается, а потом они вдвоём с кумом Славиком сели выпивать дома, под футбол. Славикхильнул прилично и объявил, что дарит на день рождения куму шестьдесят гривен. Точнее, прощает январский долг, который составлял как раз эту сумму. От осознания собственной безграничной доброты Славик окончательно размяк, обнял Жень Женича и запел про то, что у кошки четыре ноги.

Жень Женич тоже расчувствовался, поцеловал кума, доел шубу и понял, что устал. Из последних сил он свалил грязные тарелки в раковину, пустил струю, тогда завтра будет легче мыть посуду, и пошёл спать. Славик дёрнул ещё один финальный стопарик и начал раскладывать кресло. Его жинка запаха перегара не переносила, и, если ты начинал пить со Славиком, то как бы брал на себя обязательство обеспечить ему ночлег.

Жень Женич начал проваливаться в сон, через каждые полминуты переворачиваясь с боку на бок, чтобы уйти от головокружения. Он ещё начал прикидывать таблицу чемпионата после сегодняшних матчей и заснул. Заснул дома, не сильно-то и пьяный.

А теперь эта комната, в которой всё было как-то неправильно. Жень Женич прошёлся по комнате и понял в чём дело: не было не только окна, но и двери. Он прислонил ухо к обрывкам обоев, но тишина была абсолютной. То есть ничего не было слышно. Вообще.

Он сел на скрипучую койку и долго думал, что и как. По всему выходило, что он таки умер. И получается, попы были правы, есть жизнь после смерти. Только жизнью это не назвать.

Душевные муки продолжались пару часов, после чего Жень Женич решил хлебнуть водички из графина и был премного удивлён — там была водка. Он налил себе полный стакан, мысленно поприветствовал то ли рай, то ли ад и выпил.

Потом было утро, которое ничем не отличалось от первого. Ни тебе расписания, ни записки. Ничего, кроме полного графина и пустого стакана на столе. Распорядок был простой — он выпивал графинчик и вырубался. Потом просыпался, и всё по новой. Есть при этом не хотелось. Жень Женич не возражал бы против чего-нибудь в плане закуски, но привычной надобности в еде не было.

Через некоторое время постоянные бодуны и быстрая похмелка наскучили. Жень Женич попробовал жить насухо, но бодуны это не отменяло — они были такие же. Он решил вести учёт дням и делал кромкой стакана зарубки на ножке стола, но наутро стол был такой же. Как вчера — старый лак и никаких свежих царапин. Так продолжалось ещё некоторое время, пока однажды, проснувшись, он не обнаружил сидящим на стуле второго себя. Второй Жень Женич развернул стул спинкой ко столу, он молча сидел и смотрел на себя же первого, лежащего на койке лицом вверх.

Они помолчали, потом Жень Женич собрался с силами, разомкнул пересохшие губы и задал самый главный вопрос:

— Я умер ?

— Не, ты в Гаграх кантуешься, — со злинкой усмехнулся второй.

— Я серьёзно говорю.

Помолчав несколько секунд, тот всё-таки ответил:

— Умер, конечно.

— А это что? — спросил Жень Женич и обвёл глазами комнату.

— Это то, как ты жил.

— Я не так жил.

— Ты мне рассказываешь? — ответил второй Женич, и по всему стало видно, что у него-то как раз бодуна-то и нет.

Второй важный вопрос вырвался сам собой:

— Это ад?

— Он самый.

— Это навсегда?

— Навсегда ничего не бывает, но это надолго. Привыкай, — сказал второй и встал со стула.

Жень Женич приподнялся с кровати, хотелось посмотреть, куда же он уйдёт. И, торопясь, пока этот гад не растаял в воздухе или как тут у них положено, Жень Женич выкрикнул:

— А в раю как?

— В раю можно меняться, — ответил второй, зло искривил лицо, и снова настала темнота.

II

Жень Женич проснулся с закрытыми глазами. Не обязательно было их открывать, чтобы знать, что будет за веками — солнце взошло, штор нет, запах вчерашней закуски и пот по всему телу. Потом он вспомнил, что было, и резко подскочил с дивана. Всё было как раньше!

За окном качался тополь, роняя катышки противного пуха. Жень Женич в отпуске, вчера был день рождения, и живое доказательство того, что он жив, тоже продёрло глаза в раскладном кресле.

Славик начал привычно ворчать, как ему херово, а Жень Женич споро помёлся на кухню, разбросал гору посуды и надолго присосался к крану. Холодная вода противно отдавала в голову, но он всё пил и пил. Славик вышел из туалета и продолжил жаловаться на главную болезнь славянской души — похмелье.

Жень Женич в ответ молчал, он быстро ходил по квартире и проверял, всё ли в порядке. Двери открывались, телевизор работал и показывал, как группа захвата принимает где-то в Нечерноземье каких-то крутых парней. Никаких сомнений не оставалось — он был жив!

Славик перешёл к конкретным действиям и предложил вернуть хотя бы десять гривен из вчерашнего подарка на поправку здоровья. Он выдвинул свою кандидатуру на поход в мусорку (примечание переводчика: мусорки — приватизированные мусорные будки, в которых повсеместно открылись магазинчики с примитивным набором: водка, сигареты, минералка, консервы).

Жень Женич по-прежнему не произнёс ни звука, он молча выпер Славика из квартиры, тот обиделся и начал на весь дом орать, что такой хрени от кума не ожидал и что они теперь не кумовья вовсе. Всё это было неважно, всё это было мелочью по сравнению с тем, что произошло за ночь.

Жень Женич вымыл посуду, стрельнул у соседки, Татьяны Макаровны, пылесос и навёл в хате полный марафет. Всё это время он напряженно думал, проживая в быстром темпе свою жизнь заново.

По сравнению с другими мужиками он был тихий. Свою норму знал, кровь никому не пил, с мордобоем к окружающим не приставал. Если не считать детства и драк в селе на дискотеке, он вообще не дрался. Когда Алка сбежала со своим лабухом на север, соседки быстро вывели истину из подвала — уж больно тихий Жень Женич, вот и жинку свою распустил. А проучил бы разик, как полагается, никуда бы она и не делась.

Алла пела в единственном в городе ресторане «Золотой колос». Приходила домой поздно, обычно подвыпившая, приносила в пластиковой фляжке кирнуть, а в кастрюле поесть. Так и жили, растили дочь Галю, всё было не хуже, чем у людей.

Когда Алке стукнул сороковник, она начала пить серьёзно, а потом, в феврале, уехала с руководителем ансамбля Борисом Исааковичем в Норильск, петь в тамошнем заведении.

Жень Женич выслушал сочувственные стенания соседок, но в глубине души думал, что так будет лучше, а то баба совсем не знала, как ей дальше быть. Галя тогда как раз заканчивала школу, несколько месяцев они пожили вдвоём, а потом и она уехала в ближайший областной центр поступать в институт. Там от Ал-киной мамы осталась однокомнатная квартира, и Галя с детства знала, что она достанется ей. Выбор был только в одном — куда поступать: в педагогический или в текстильной промышленности. Других вариантов не было. Поступила в пед.

От жены остался старый плакат с молодой Аллой Пугачёвой, похожей по причёске на льва Чандра из мультика про Чебурашку, а от дочери — полка с книгами: Карлссон, Пеппи Длинный Чулок и её любимые Муми-Тролли. Раньше Жень Женич всегда читал Гальке перед сном, и она обычно требовала что-нибудь про этих смешных чудиков, которые так странно говорили: Ты-сла-Что-сла-сказал-сла. Она тогда так заразительно смеялась, хотелось обнять эти гладенькие ручонки и замереть от окончательного счастья.

Раз в неделю, по воскресеньям, Галя звонила и говорила, что в порядке. Домой не ездила. Подружки поспрашивали-поспрашивали, как там Галя, и перестали. Жень Женич приходил с работы, варил пельмени или вареники и выходил во двор, к мужикам. Чаще играли в домино, реже — в шахматы. Он сидел, что называется, до последнего клиента, и с точки зрения соседей был счастливым человеком — никто его не звал посреди партии дурным голосом из форточки домой.

Домарафетив квартиру, Жень Женич пошёл к Татьяне отдавать пылесос. Та привычно спросила, не слыхать ли чего от Аллы и как там Галя. Ответив традиционное нет-и-в-порядке, он развернулся идти к себе, но тут соседка поинтересовалась, зачем был нужен пылесос, ведь обычно он справлялся веником и то перед большими праздниками. Неожиданно для себя ЖеЖе, как его называла когда-то жена, ответил, что решил забрать к себе мать из села и по этому случаю прибрался.

Мать переехала из своего дома в соседнее село, Пшеничники, к новому мужу. Вообще в селухе это считалось рядовым случаем — когда у кого-нибудь умирала хозяйка (а было это редко, обычно мужики клеили ласты первыми), то надо было после определённого периода, отведённого под траур, найти новую хозяйку. Вдвоём жить правильнее. Отец, Жень Палыч, царствие ему небесное, погиб в самом конце войны. Мать почти сразу начала жить с соседом, Иван Григорьичем. Они не расписывались, он тоже умер, аккурат во время ГКЧП, когда злое лето косило сердечников напропалую.

Через несколько лет её забрал в Пшеничники вдовый дед Са-выч. Жень Женич ездил к ним раз в год и то, что видел, было ему не по нраву. Савычжилв своей версии коммунизма, а, как теперь Жень Женич знал, не только коммунизма, но и ада. Он просыпался на веранде и шёл по маленькому с крыльца. Бывали дни, когда на этом его активные действия и заканчивались. Мать, б аба Лида, накрывала ему «завтрикать» — картошки или ещё чего такого. Под «завтрик» Савыч выпивал два по полстакана самогона, после чего дремал до обеда. Потом под горячий борщ — три по полстакана, и снова сон. Вечерняя доза зависела от настроения — если заходил кто из соседей, садились играть в карты и пили до глубокой ночи. Если нет — Савыч на сон грядущий складывал уже четыре порции и с осознанием исполненного долга спал до утра.

Жень Женич приехал в тот день, когда Савычу пришлось нарушить свой уклад и встать «по хозяйству». Он разговаривал у забора с лесником Иван Романычем и местным мужичком Володькой. Понять, что они говорили, было практически невозможно — местный диалект накладывался на последствия самогонной диеты, все втроём бормотали что-то неразборчивое. Жень Женич кивнул им, в ответ на что-то пробормотал «оно конечно, потому шо шо ж» и пошёл искать мать.

Она сидела в сарайчике, перебирала молодую картошку. Баба Лида на жизнь никогда не жаловалась, но, когда Жень Женич объявил своё решение, быстро начала собираться. Савыч учуял что-то неладное и завёл непонятную речь на повышенных тонах. Жень Женич споро двинул ему в ухо и, к собственному удивлению, попал. Здоровенный седой дед тяжело завалился на грязный двор, рядом с покосившейся собачьей конурой. Худющий дворовой пёс, которого, будто насмехаясь, назвали Мухтаром, перепугано залаял и спрятался за хозяина.

Савыч не то чувствовал за собой какую вину, не то забоялся городского зятя, но ни за ружьём в хату, ни за топором в сарай не пошёл — подвинулся к забору и сидел, зло бормоча что-то себе под нос. Володька и Романыч к тому времени рассосались, справедливо полагая, что в семейные дела при таком резвом начале лучше не соваться.

Матушка управилась быстро, связала свои вещи в большой узел, а две иконы взяла себе в руки. Так и не попрощавшись с хозяином, они пошли на остановку, где как раз через пять минут нарисовался автобус в город. Это был тот самый рейс, на котором Жень Женич приехал в Пшеничники. Пока он собирал мать, автобус съездил на конечную, в Григоровку, и теперь ехал обратно.

Жень Женич с матерью ситуацию с Савычем по дороге не обсуждали, а когда приехали, было уже не до того. Мать поставила варить борщ, а потом за ней зашла давнишняя соседка Максимовна, которая уже лет десять как переехала к сыну в город, они пошли на двор, в беседку, где в компании таких же старушек начали обсуждать какие-то свои древние дела.

Жень Женич поел борща и тоже вышел на улицу. Мужики зарядили новую партию в домино, но он решил посидеть в сторонке, понаблюдать за игрой. От водки отказался, выпил бутылку пива и забалдел на солнышке, радуясь, что такхорошо с матерью вышло...

III

Мишка, конечно, повёл себя как полное говно. В конце зимы, когда начинался Великий пост, он сначала над Галей насмехался. Потом, когда она показала ему статью из журнала «Натали», в которой предсказывалась потеря после поста минимум десяти килограммов, смеяться перестал. Может быть, на него произвели впечатление фото худых моделей в журнале, может, даже зауважал её после такого серьёзного решения.

Однако практически сразу после начала Великого поста, который, как известно, оканчивается Пасхой и запрещает среди прочего заниматься сексом, этот козёл перестал заходить и начал гулять с Валькой со своего парадного. По информации с Валь-киной стороны, они даже и не гуляли, а серьёзно встречались (примечание переводчика: в понятиях «гулять» и «серьёзно встречаться» наблюдается серьёзная разница, вот втором случае это означает что-то типа с планами на женитьбу).

По причине неожиданно тёплого марта гулялось им не в подъезде на батареях, а во дворе на лавочках. Галя тяжело перенесла замену одной буквы в Мишкиных планах, промучалась до Пасхи, и тогда окончательно убедилась, что беременна. Рожать смысла не было, жить дальше не хотелось, оставалось лишь жгучее желание пересрать Мишке с Валькой всю малину.

Закончился семестр, подружки разъехались по домам, Галя тупо лежала на диване, смотрела телевизор и вынашивала план мести. С матерью посоветоваться было невозможно — она звонила приблизительно раз в полгода, и то из междугороднего автомата. Не ехать же к ней за советом в Норильск... От бати толку не было никакого, такое аморфное существо ещё поискать. Пьёт небось и пельмени свои неизменные жрёт. Одна пачка — один день.

Как известно, если долго мучаться, что-нибудь получится, и в начале июня Галя придумала, как ей быть. Она решила продать квартиру и пригласить на прощание с жизнью свою любимую группу «Мумий Тролль». Вырученных десяти тысяч долларов должно было хватить и на концерт и на французское шампанское перед уходом. Самоубиваться Галя решила во дворе. И Мишке с Валькой будет урок, как над людьми издеваться, и покупателям хату не испортит. А то как им потом жить в месте, где предыдущая хозяйка удавилась.

Галя почти сразу нашла клиентов — достаточно молодую ещё семью Сорокиных, муж ушёл из армии, и они решили переехать из Курской области жить на тёплую Украину. Даже удалось поднять цену до одиннадцати. Она взяла задаток и начала наводить справки по поводу концерта. Для этого пошла в ресторан «Черемшина», на кругу первого троллейбуса, где до сих пор играл на ионике Валерыч, который когда-то лабал ещё с её мамой в родном городе.

Обрадовавшийся Валерыч сразу напоил её и потащил к себе в общагу. Так как Гале всё равно терять было нечего, она величественно отказалась от импортных презервативов с усиками, чем привела старого мудака (ему было далеко за сорок) в полный восторг. Гале несказанно повезло — Валерыч когда-то служил в музроте с тубистом (примечание переводчика: туба — огромная такая труба, на которой ещё играл Карабас Барабас в известном фильме перед тем, как сказать «это просто праздник какой-то») Альфредом из Москвы. Когда они последний раз виделись, то сын Альфреда как раз работал техником в «Мумий Тролле». Что такое техник в группе, Галя не знала и собиралась не узнать. Возможно, это что-то типа технички в школе, которая моет полы и следит, чтобы пацаны на крыльце не курили.

Галя переписала телефон и позвонила. Альфредов сын, Егор, давно уже с троллями, как он выразился, не халтурил, но дал телефон их директора. Это было вдвойне хорошо — Валерыч говорил, что нужно выходить напрямую, потому как жадные посредники в шоу-бизнесе накручивают свой интерес. Атак можно было быть уверенной в том, что деньги достанутся Илье.

Галя забалдела от него сразу, уж больно он был не похож на других людей с эстрады. А этим летом ещё и вышла песня, которая ей показалась лучшей из всей музыки, которую она слышала за свою жизнь. Можно было и не записывать её на кассету, а просто пройтись по улице — из какого-нибудь окна обязательно раздалось бы: «Когда я вижу, как ты танцуешь, малыш, ты меня волнуешь...»

Директор по телефону говорил очень уверенно и быстро. Вас интересует корпоратив? Заказник? Какая площадка? Тут Галя с ужасом поняла, что всей группе с барабанами, гитарами и ионикой в однокомнатной квартире не разместиться. Решение пришло само собой — это ресторан, сказала она. И добавила — «Черемшина».

— Для заказника нам нужно пространство десять на десять метров. Это фирма гуляет?

— Нет, день рождения. Вообще-то день рождения у Гали был в ноябре, но для человека, который собирается прервать свой жизненный путь, возможны исключения.

— Это будет стоить десять тысяч, плюс райдер, предоплата стопроцентная.

Что такое райдер, узнавать было некогда. От квартирных денег оставалась целая тысяча. Можно было и «Черемшину» на целый день закрыть (снять наутро, конечно, было бы дешевле, но вешаться Галя решила вечером, чтобы нашли её на рассвете), и шампанским просто обпиться. Так как она была одна, можно было попросить Илью станцевать с ней всего один медленный танец под «Малыша».

Деньги за квартиру Сорокины должны были отдать через неделю, договорились с директором, что он пришлёт курьера, который заберёт деньги и обсудит условия райдера. Наверное, это было что-то про гостиницу и питание. Галя решила, что ночевать они тут вряд ли останутся, а покушают вместе, за праздничным столом.

Выйдя с переговорного пункта, она была счастлива, впервые, наверное, с того момента, как Мишка оказался такой сволочью. Она шла домой, и тут с неба свалилась ещё одна блестящая идея. В «Натали» давно уже писали о том, что по последней моде в сильной любви признаются на больших рекламных щитах, которые называются бигбордами. Один такой как раз висел над дорогой, изображённый на нём Леонид Данилыч Кучма призывал чего-то там сделать. Галя остановилась и внезапно увидела, как это будет: нужно заказать бигборд, на котором будет её лицо (была одна фотография, которая ей всегда нравилась, в белом платье на выпускном балу с длиннющими белыми же розами), рядом Илья Лагутенко и надпись: «С Днём Рождения, Галенька! Твой Илья».

Против такой тяжёлой артиллерии Вальке будет нечего противопоставить. Народ будет явно на Галиной стороне и после трупа в красивом платье во дворе они с Мишкой здесь будут прокляты — придётся бежать, причём бежать от собственных глаз, в которых навечно разместится хрупкая девушка на тополиной ветке.

Концепция сложилась, оставалось решить ещё один важный вопрос — в одной из бесчисленных криминальных программ, которыми баловало украинского зрителя теперь заграничное российское телевидение, как-то раз рассказали о том, что повешенные после смерти обязательно обписываются. С этим нужно было что-то решать — напрудить лужу в такой важный момент было никак нельзя — эта история должна была остаться в веках!

Галя решила проконсультироваться с кем-нибудь из врачей. Нужно было что-то придумать на этот случай, какой-нибудь катетер или что-нибудь в таком духе. Однако её планам осуществиться было на дано. На следующее утро без звонка нагрянул батя. Он был не похож сам на себя — гладко выбрит, в новой голубой рубашке и в начищенных туфлях.

IIII

Галя сперва держалась, а потом зарыдала и всё ему рассказала. Батя молча её выслушал, потом медленно поднялся и вышел во двор. Мишка как раз сидел там, поигрывая ключами от машины. У него была жёлтая Дэу Нексия, купленная по случаю у таксиста Горенко из первого парадного. Вполне вероятно, что они с Валькой собирались на увеселительную прогулку — за город на речку или в Луна-парк.

Батя, абсолютно не стесняясь соседей, сходу зарядил Мишке в лоб. Тот упал с лавочки, Валька заверещала, а отец забрал у сидевшей тут же старухи Лифантьевой её клюку и начал молча бить Мишку. Тот, даром что на голову выше, почему-то только прикрывался и удаль молодецкую проявить не спешил. На шум подканали братья Бондари, местные сявки и завзятые Мишкины дружки. Было их двое, средний, Макар, как раз был в СИЗО, его приняли на базаре за переворот (примечание переводчика: следует различать понятия «переворот» и «отворот», отворачивают — это кража с легким нажимом, а переворачивают внаглую) партии кожаных курток из Турции.

Батя молча повернулся к ним, и было в его стойке и глазах что-то новое, совсем иное. Такое впечатление, что это Брюс Виллис переоделся в него и прибыл в наше хуево-кукуево сниматься в фильме «Крепкий орешек-3».

Бондари были известны как жуткие хулиганы, они ходили с одинаковыми белыми бультерьерами (которые, тоже, наверное были братьями), носили толстые золотые цепи и всегда имели при себе телескопы (примечание переводчика: выдвижная дубинка «телескоп» построена по принципу останкинской башни, как будто много узких железных матрёшек выскакивают одна из одной).

Дальше произошло невероятное — старший Бондарь, Виталик, глянул на Гальку, видать допетрил что к чему, сплюнул и потянул младшего, Андрюху, в сторону. Возможно, они были в курсе ситуации, а, может, Бог на свете таки есть.

Батя выдал Мишке финальный хрясь, вытер палку рукой и вернул Лифантьевой, которая лихорадочно звала милицию. Она схватила палку и побежала к своему парадному. Отец, в которого явно вселился Аль Пачино, приобнял Галю и тоже повёл домой.

Эпилог

Самое обидное, что квартиру вернуть не удалось. Сорокины наотрез отказались принять задаток, батя клял их «вонючими кацапами» и грозился пойти по судам. Но правда была на их стороне — через пять дней Галя взяла академический отпуск, собрала платья с кассетами, и они поехали на родину.

Курьер группы «Мумий тролль» прибыл в город, как и было оговорено, в первый понедельник августа. Он ломился в «Черемшину», где был предельно быстро послан в пеший эротический тур. Покантовавшись в городе ещё часок, он спешно отбыл в Москву.

У Гали родилась чудная девочка, назвали её Дашенькой. Она росла умничкой и радовала деда и прабабку. Гальку Жень Же-нич через год сосватал за завязавшего с ширкой сына вечного депутата Онищука. Про таких, как его пахан, говорили: кто при царе жил, тот и сейчас неплохо себя чувствует. Онищук-старший первым из местных публично отрёкся от КПСС и переквалифицировался в украинские патриоты.

Та ещё, короче, гнида, но деньги в семье есть. Сынок его прилично начудил, но после принудительного лечения стал тихим, спокойным и возглавил местный универмаг. Так что всё в результате было хорошо. Жень Женич теперь закладывал редко, по большим праздникам, с законным зятем за хорошим столом. Заходил он к Гальке каждый день, брал Дашульку, и они шли гулять.

Как-то раз на Пасху он сказал Гальке, что, может, надо было дать матери промеж глаз, глядишь бы, и образумилась. И никуда бы не делась. Дочка ответила своим любимым: ты-сла-что-сла-сказал-сла, и добавила, что он бы жену в жизни не тронул.

— Знал бы раньше, тронул, — сказал Жень Женич. — Жизнь, она разная, меняться никогда не поздно. Он выпил небольшой стопарь, закусил хлебушком и погладил Дашеньку по голове, потому как она, умничка, съела целую тарелку пюре.

Лучше всех

Я не ухожу, Клерфэ. Просто иногда меня нет.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы, 1959
Жевеньева

Всё всегда зависит от денег, когда у тебя их мало — и счастья будет столько же. Во все времена художники, музыканты и литераторы пытались убедить людей в обратном. Они писали о том, что жизнь прекрасна при любом количестве денег на счету, а потом сбивались с ног, пытаясь продать свой товар людям, жаждущим свежих иллюзий и мечтающим получить свою порцию надежды на счастливую жизнь.

Денег второго мужа Жевеньевы хватило на немного красоты: утром встающее солнце обходило здание банка «Лионский кредит «и несколько часов светило в окно кухни, уходя потом  за башню бизнес-центра «Тати». Всё в кухне было белым,  и в эти утренние часы легко было поверить в то, что всё, в принципе, хорошо. А если прищурить глаза, можно было вообще решить, что ей снова шестнадцать, и что она сидит среди такой же белой мебели в маминой кухне, в Монтандре.

Но сегодня утром было не до порций красоты: солнце всё ещё бесплатно освещало банк, а глаза застилали собственные слёзы. Жевеньева опять посмотрела на Кони и пошла в ванную. Встала под душ, поплакала ещё вместе с ним, вытерлась и стала сушить волосы, закурив из пачки, которая как раз для таких целей лежала возле умывальника.

Лицо в зеркале было опухшим и синюшным. Луи Лантэн, режиссёр, который когда-то, в прошлом тысячелетии, перевёл её из амплуа наркоманок в алкоголички, от такого лица пришёл бы в восторг... Жеви последний раз всхлипнула, мысленно послала Лантэна к чёртовой матери и вернулась на кухню.

Кони лежала в той же позе, возле миски. Она так и не поела, всю ночь хрипела, а потом, на рассвете, вдруг поползла к мискам. Жеви упала на колени, подвинула ей корм и воду, но старушка Кони остановилась на полпути и через несколько минут затихла...

Жевеньева поставила кофе, попыталась собраться с мыслями и, как водится в таких случаях, вспомнила Кони рыжим щенком... Это было дома, в Монтандре, куда она тогда повезла своего второго мужа, Войцеха. Мать неодобрительно косилась на седину «молодого» и противно вытягивала губы, но той осенью Жеви было всё побоку — жизнь начиналась заново. На обратном пути они остановились на заправке, Войцех пошёл за кофе, а Жеви вышла размять ноги. Огибая станцию «Шелл», она наткнулась на выводок щенят ирландского сеттера, которые смешно копошились под надзором матери в куче свеже-свалившейся-с-неба листвы.

Войцех всегда тонко чувствовал ситуацию, и после пятиминутных переговоров с хозяином заправки они продолжили путь втроём — Жеви выбрала самую крупную девочку и сразу решила назвать её Кони.

С тех пор минуло почти четырнадцать лет, Войцех после затяжного боя с раком, по своему собственному определению, лёг в двенадцатом раунде, и в квартире на улице Фальгьер они остались вдвоём. Ирландский сеттер никогда не был особо модной породой, но Жеви не ходила на приёмы, где все были в арендованных колье и с крохотными собачками в сумочках в тон к платью. Подобные мероприятия Жевеньева посещала, если только никак нельзя было отвертеться — например, на презентации сериалов с её участием. Хотя, наверное, её появление с рыжим сеттером на красной ковровой дорожке никого бы особо не удивило — странная женщина в незавидном амплуа. После того, как Лантэн воскресил её во второй раз в образе стареющей алкоголички, она уже трижды сыграла в сериалах мадам — хозяйку борделя.

А что делать, если коммунальные услуги дорожают такими темпами? Ей уже исполнилось пятьдесят, и классический женский выбор между лицом и фигурой был сделан в пользу лица, тем более, что так было дешевле — оно округлилось, подтяжки делать не надо. Жеви не раз и не два вспоминала мадам Гордецкую, старуху-преподавательницу из театральной студии, которая говорила юным хохотушкам-актрисам: «Начнёте играть матрон из борделя — задумаетесь о смерти».

Думать о смерти было легко и почти приятно, пока не умерла Кони... Жеви машинально поправила плед, которым накрыла собаку, чтобы ничего не было видно, сняла турку с конфорки и вышла на балкон в спальне. Закурила и задумалась, что делать дальше. Управляющий домом, мсье Кадер, был в отпуске, в горах, и трубку брать явно не станет. Можно было позвонить матери, но старуха со своими изрядно подсохшими по случаю восьмидесятилетия мозгами ничем помочь не сможет.

Жеви затушила сигарету в ванной, чтобы лишний раз не заходить на кухню, и вышла на лестницу. У соседа по площадке, Мишеля, несмотря на раннее утро, было шумно. После третьего звонка он приоткрыл дверь и просунул в щель свою симпатичную мордашку. Мишель был «двустволкой» и педантично делил недели на женские и мужские. Судя по радостному девичьему смеху в глубине квартире, сейчас у него был гетеросексуальный цикл, хотя полной уверенности в этом быть не могло — молодёжь за последние тридцать лет придумала массу новых способов драпировать собственные комплексы в поисках острых ощущений.

Мишель высказал соболезнования, но дверь, впрочем, шире не открыл. Он сказал, что есть специальные службы, которые забирают тела умерших животных и предложил подождать минуту, пока он в Интернете не найдёт нужный номер телефона.

Жевеньева отказалась, не хотелось ждать налестничной клетке и уж тем более лично передавать Кони каким-нибудь марокканцам в вонючих комбинезонах. Мишель с облегчением скрылся за дверью, а она, вздохнув, начала спускаться вниз, в холл. На полпути пришло разумное решение — для начала нужно выпить. После секундных колебаний — что ты делаешь, ведь ещё семь часов утра! — она вспомнила, что возле балкона в шкафу стоит чёрная бутылка её любимого «Реми Мартин», а значит, на кухню можно будет не заходить.

Вернувшись, Жеви выплеснула в цветы на балкончике воду из стакана, стоявшего на тумбочке у кровати, налила коньяк, выпила, добавила, выпила ещё и окончательно вышла из квартиры. Вариант был только один — обратиться к русским швейцарам.

Мирон

Мирон встал, как обычно, в полшестого, умылся и пошёл разбираться со вчерашним мусором в холле. Порядки тут были суровые, и никого никогда не волновало, что поспал ты полтора часа и что сегодня праздник. Нагибаться было тяжело — ноги подкашивались, а в голове работал ДнепроГЭС — вчера с Зоряном отмечали Рождество. Французы, понятно дело, своё отгуляли в декабре, но настал и наш праздник.

Хотя Мирон был православным, а Зорян — католиком, он тоже отмечал Рождество с шестого на седьмое января. Выяснилось это на Новый год, под утро — французы уже угомонились, а украинская диаспора собралась в швейцарской. Ждали Алика, но он не пришёл. Тогда-то и всплыло, что Зорян не обычный католик, а униат, т. е. греко-католик, а у них праздники совпадают с православными.

Уже занимался первоянварский рассвет, Зорян в сумме дёрнул уже почти полкило разведённого спирта и подобрел:

— А ти, москалику, нібося думав собі, шо в нас одні бендерівці з папськими унціями живуть?

— Ничего я такого не думал, — примирительно промычал Мирон, закусывая половинкой хрустящей маринованной луковицы. — Чё те везде москали мерещатся?

— Вам там треба щодня політінформації проводить, тіки правильні, шоб знали, що таке греко-католики, що таке римо-католики, та звідки й чому в Україні всьо не слава богу.

Мирон первый раз в жизни слышал про греческих католиков, но на всякий случай знающе закивал головой и налил ещё по пятьдесят. Хрупкое перемирие с Зоряном нарушать было нельзя — Алик куда-то потерялся, одна родная душа на весь блядский Париж и осталась. Какая ни есть.

Алик был евреем с проспекта Ильича. Мирон знал его с детства, жили рядом, хотя и ходили в разные школы. Когда пришёл черед когти рвать с Родины, Алик попался как нельзя кстати. Мирон сначала мечтал уехать в Америку и вывезти сто пластинок Пола МакКартни «Back in USSR». «Комсомольская правда» писала, что они в Америке стоят больших денег, а у нас продавались по два пятьдесят. Потом он решил завербоваться в Норвегию, на нефтевышки, где народ по тем временам подымал страшные деньги — восемьсот долларесов чистыми на руки, но Алик был мудр и наслышан о Норвегии. «В Европу пойдём, там видно будет», — сказал он, и Мирон сразу согласился. Всегда приятней, когда рядом кто-то знающий, а тут ещё и человек, который всю жизнь, с первого класса, учил английский язык!

Чудом проскочив Польшу, набитую до отказа зверскими белорусами, и малость покантовавшись в Бельгии, парни так же нелегально попали во Францию. Границы там были смешные — светофор, знак и всё. «Как таких лохов не нагреть», — говорил Алик и заразительно смеялся. Пацанам попёрло и дальше — в Париже практически сразу нашли чеченца Магу, который брал людей без документов на работу и ещё по-божески кроил: сорок процентов себе — остальное тебе.

Он отвёл их к своему родственнику в район вокзала Монпарнас, там их осматривали потенциальные работодатели, не желавшие платить налог за рабсилу. Первым, прослышав, что есть украинцы, приковылял хромой старик Зорян. Постоял в сторонке, покурил крепкий «Галуаз», угостил Алика с Мироном, ещё постоял, сплюнул и ушёл. «Які ж це українці», — предъявил он Магиному родственничку. Украинцев в Париже почему-то было мало, Мирон кроме Алика, себя и Зоряна за всё время узнал только Женю из Донецка, который работал в церкви и нагло ездил по Парижу на бусе с крымскими номерами и надписью «Ялтинский дельфинарий» через весь кузов.

Алик визуально был похож на араба, с детства смуглый. Мирон ещё думал, что вечно воюющие с евреями арабы могут путать друг друга. Его и выбрали сразу. Мирон про сидел на лавочке до следующего утра вместе со смешным белорусом, который объехал уже всю Европу на ржавом «пыжыке» с французским номерами. По его словам, нужно одевать свитер погрязнее и взгляд делать поприпезденнее, тогда ни один полицай не заподозрит, что ты — не француз. Пока травили байки, опять явился Мага и, пообещав Зоряну скинуть с цены, пристроил-таки Мирона помощником швейцара. Других предложений по работе не было, да и идти дальше тоже не имело смысла. Так и устоялось.

Прошло три года, Мирон периодически ругался с Зоряном по национальному вопросу: тот был из Яремчи, из послевоенных эмигрантов. Чуть что, Мирон крестил его дивизией «СС Галичина», а Зорян — «МГБ йобучим», ругались и расходились: швейцар — в подвал, ассистент — на чердак.

Мирона за славянскую внешность пару раз принимали, но Мага решал вопрос. Приходилось залезать в долги, чтобы выпутаться. А вот к Алику полицейские не приставали, хотя он работал на улице — его взяли в развозку бутербродов по офисам. Алик с месяцок посмотрел по сторонам и начал подниматься. Первым делом он решил возить по заказам больше бутеров, на тот случай, если другие люди в офисе или посетители соблазнятся и тоже захотят бутрик.

Управляющий точкой не хотел давать больше, боялся, что бутерброды останутся и будут пропадать. По местным законам их нужно было уничтожать через сутки после изготовления, а в Мак'Дональдсе, говорят, бургеры пускают в утиль, если не продадут за 20 минут! Тогда Алик стал покупать дополнительные бутерброды в своей же конторе по оптовой цене. Если не удавалось продать — ел сам или предлагал знакомым за полцены. Мирон обычно брал, а Зорян отказывался, старикан готовил себе сам, варил юшку из наборов сухих грибов и пил настойку на спирту.

Через год папаша управляющего смекнул, куда ветер дует, решил вопрос с документами, легализовал Алика, который к тому времени уже стал на французский манер Аликом, и поставил рулить точкой. Сынок был отправлен руководить беспроигрышным ларьком на вокзале, а ещё через полтора года Алику пришлось жениться на страшной старшей дочке хозяина, Софи. Просидев в девках до тридцати восьми с полтиной, она, понятное дело, лучше не стала, а Алик по свободе на неё и в семнадцать лет бы не посмотрел, но у наших людей в голове свой компас, и он говорил, что так надо.

Он стал всё реже появляться у Зоряна, а в этот раз пропустил сразу и Новый год, и Рождество, хотя, если сильно задуматься, к этим праздникам он никакого отношения не имел, ни по первоначальной крови, ни по существующему браку. Мирон разобрал мусор и почти простил Алика за «фонарь» с праздниками, и тут с третьего этажа спустилась эта странная тётка, мадам Жевеньева, и начала с полдороги жалобно скулить.

Жевеньева

Старика внизу не оказалось, зато молодой с перекошенным лицом вываливал мусор из корзины в большой чёрный пакет. Жеви его побаивалась — как-то раз, сразу после того, как он появился, она вела Кони с прогулки домой. Зашла в моечную комнату, где новый парень мыл шикарный велосипед Мишеля с ярко-красными шинами. Пришлось подождать, пока не освободится шланг, давать ему деньги за мытьё собачьих лап она не собиралась. В это время на улице раздался резкий выстрел автомобильного выхлопа, окно было открыто, и он прозвучал так, будто стреляли из винтовки прямо в лицо.

Жевеньева тогда вздрогнула и вскрикнула, а светловолосый русский и ухом не повёл, продолжая смывать с колёс велосипеда жёлтую пыль. Жевеньева при всей своей нелюбви к новостям газеты читала и знала, что такое русская мафия. С тех пор она сторонилась молодого швейцара, по всем вопросам обращаясь к мсье Зоряну, тем более, что тот хорошо знал французский и вообще был сообразительный старик.

Узнав, что Зоряна сегодня не будет, Жевеньева дала волю слезам и рассказала о Кони. Незаметно для себя она начала играть этюд, превратив рассказ в красивый монолог, умело украшенный яркими деталями из жизни собаки. Парень молча всё выслушал, дождался финального всхлипывания и с жутким акцентом спросил, сколько Кони было лет. «Тупой он какой-то», — решила Жеви, потому что в её рассказе возраст собаки упоминался несколько раз. «Ладно, идём наверх», — сказала она и лишь через полпролёта добавила, — «четырнадцать».

Мирон

Квартира у этой тётки с третьего оказалась ничего такая, Мирон был у всех соседей, кроме неё — чуть что, она звала Зоряна. У мадам Сарнанж со второго и у Вернье с пятого пахло старушечьим бытом и кошками, там было темно и мрачно. А у этой квартирка была светленькая, даже милая. Хозяйка повела себя правильно, отвела в другую комнату и налила чего-то из большой тёмно-зелёной бутылки.

Мирон обычно не похмелялся, а на работе тем более, но тут повод был достойный. Глотнув чего-то приятно крепкого, то ли виски, то ли коньяка, который французы обычно называли арманьяком, он сразу приободрился, но знал, что бодряк этот — временный. Скоро вчерашние дрожжи возьмут своё, посему от добавки он отказался и, встав со стула, спросил, где собака. Мадам устало выдохнула, налила себе ещё грамульку и сказала, что на кухне. Добавила, что останется здесь и попросила потом зайти, рассказать, как всё прошло.

Мирон этому только порадовался, мёртвых он боялся страшно, а неживое тело ему предстояло взять на руки впервые. Когда-то в детстве, на похоронах дедушки, он так и не смог поцеловать на прощание ни желтое лицо с медяками на глазах, ни сложенные руки с наколками, в которые возбуждённые старушки, собравшиеся по такому случаю со всех окрестностей, вложили крестик на цепочке.

Собака лежала на кухне, укрытая пледом. Раньше он видел её только в холле дома, она никогда не лаяла и, ни на кого не обращая внимания, уныло шла за хозяйкой. По всему было видно, что псина стара, но проходил год за годом, а она всё так же, трижды в день, появлялась в холле. У них тут вообще было полно стариков, что людей, что животных. Оно и понятно, чего от такой жизни заворачиваться, — живёшь в Париже, жрёшь круассаны, никаких тебе проблем.

Поднять её с первого раза не получилось — руки затряслись, а одеревеневшее тело оказалось жутко тяжёлым, такое впечатление, что собачка была из чугуна. Со второй попытки он взгромоздил покойницу на колено, потом поднял на плечо. Самое обидное, что буквально через десять метров пришлось её опять опускать — выйдя на лестничную площадку, Мирон понял, что не знает, что делать дальше.

Будить Зоряна было никак нельзя — он даром что старикан, а в плане поспать мог дать фору любым рейверам, тем более, что лёг часа три назад. Из всех соседей самым нормальным был Мишель, а он как раз жил на этом этаже. По сравнению с большинством экономныхи невеселых французов этот был почти свой — и чаевых даст, а на праздник и бутылкой вина подогреет. У него всегда было движение, какие-то яркие бабы и мужики шастали к нему круглосуточно. Мирон всегда проводит гостей до двери и сразу уходит, денег не ждёт, потому как знает — Мишель потом даст, не забудет. Хороший человек, — сам живёт и другим подышать даёт.

Мишель дохлой собачке не удивился и через пять минут вынес на площадку аккуратно квадратный жёлтенький листочек, на котором был написан номер службы по вывозу мёртвых животных. Мирон отмерсил, опять загрузил тушу, которая, согласно кличке, весила, как целый конь, и спустился вниз. Тело спрятал под мусорный пакет, чтобы никто ничего не испугался и пошёл звонить в людскую, как он называл про себя швейцарский офис.

Что у буржуев было хорошо, так это сервис. Чуть какой шанс урвать капусты, как бегут наперегонки и все такие вежливые и быстрые, будто не на зарплате сидят, а на большой доле от этого бизнеса. Через 15 минут подкатил микроавтобус, вышли трое в белыххалатах. Один сразу пошёл наверх, к мадам, оформлять документы, а двое остались изучать тело. Наверное, будут брать анализы на холеру, чумку и прочие заразные животные болячки. Управились быстро, споро загрузили псину в бус и закурили. Потом спустился первый и начал что-то возбуждённо рассказывать остальным. Мирон быструю речь понимал с трудом, распознал только, что речь шла о мадам, потому что маленький, приземистый арабчонок несколько раз повторил её имя: Жеви Тако.

Они отчалили, Мирон вышел на крыльцо, посмотреть бу-сику вслед, потом закончил с мусором. Дальше дел особо не было, управляющий пялил свою арабскую тёлку где-то в горах, а больше нагрузить делами было некому. Перекурив во внутреннем дворике и включив на телефоне в людской автоответчик, он пошёл на третий этаж, доложить хозяйке, как все прошло.

Жевеньева

Коньяк уже шумел в голове, — после бессонной ночи работы ему было немного. Но плакать больше не хотелось, Жеви выдвинула стул на крохотный балкончик, вытянула ноги и удалилась в воспоминания, в которых и она, и Кони были молоды...

Войцех подхватил её на самом краю. Он тогда ставил небольшую антрепризу и пригласил Жеви на главную роль. Она была очень известна, и, как признавался потом Войцех, он боялся, как с ней получится. Получился же не только спектакль, но и отличный брак на целых восемь лет. Восемь лет полного счастья, включая пару часов солнца в собственной квартире, которую они тогда купили на Монпарнасе.

Она наслаждалась каждым днём после того ужаса, который пришлось пережить. Войцех, надо отдать ему должное, ни разу не заводил речь о детях и ни словом не обмолвился о том, что произошло с Жевеньевой, хотя об этом знали все — газеты постарались. Вся пресса, и жёлтая, и белая, когда-то смаковала жуткую историю восходящей звезды кино.

После театральной студии Жеви несколько лет ждала своей роли. За ожидание денег не платят, и тогда её юный муж, Арне, решил уйти из театра. С его римским профилем можно было дождаться чего-нибудь приличного, но деньги и природная лень сделали своё — он соблазнился хорошим контрактом и ушёл в порно-кино.

Жевеньева тогда была беременна, о театре временно пришлось забыть. Она если и была против такого выбора мужа, то ничего не сказала, ведь они жили в мире, где, в отличие от Монтандра, на многие сложные вещи принято было смотреть просто. Самое интересное, что у Арне были достаточно скромные данные для порно, да и трахался он, честно говоря, средненько.

Потом родился малыш Жиль, и жизнь наполнилась новым смыслом. Арне, бывало, пропадал на месяцы, потом появлялся, оставлял деньги, а трахался ещё хуже. Наверное, уставал на работе.

Так продолжалось до того чёртовою дня, когда Жиль утонул в ванной. Жеви отправилась на встречу с очередным мелким продюсером, а няня-сенегалка отошла к телефону и заболталась с кем-то. Жевеньева сначала пыталась задушить няню, потом хотела выброситься из окна, но люди помешали сделать и то, и другое.

Она пролежала в лечебнице полгода, Арне оплатил счета, но даже встретиться не захотел. Жеви его понимала и желала лишь одного — умереть. Именно в тот момент на горизонте впервые появился Луи Лантэн. Он много говорил, хотя Жевеньева сразу согласилась на предложение — сыграть молодую наркоманку в фильме «Лучше всех», по его же собственному сценарию.

Луи хотел добиться полного, стопроцентного попадания в цель — поначалу на эту роль пробовали реальных актрис-наркоманок. Но продюсеры не захотели рисковать, справедливо опасаясь потратить деньги и остаться ни с чем. В те годы с этим амплуа было сложно — это сейчас модели и актрисы с чёрными кругами под глазами в топе, а тогда ценились банально красивые женщины.

Жеви тощую наркоманку сыграла божественно. Так говорил режиссёр, так писала даже независимая пресса. Ещё бы — такая личная трагедия, причём реальная! Как и следовало ожидать, всё это сработало. Самое интересное, что она не играла, просто повторяла текст и следовала командам режиссёра, думая при этом о своём. «Лучше всех» стал настоящим хитом, Жеви и Луи начали кататься по фестивалям, истоптали кучу красных дорожек и получили массу статуэток различных форм. Где-то посередине славы сам собой нашелся Арне, они снова сошлись. Он оставил свой бизнес и занялся делами Жевеньевы.

Практически сразу Арне заговорил об ещё одном ребёнке. Жевеньева не сопротивлялась. В бесчисленных гостиницах от Японии до Мексики они начали делать второго малыша, но ничего не получилось. Наверное, дело было в том, что Жеви внутреннее не хотела этого, всё время возвращаясь к той розовой детской ванночке...

Арне засыпал, она пила коньяк и плакала. Её тогда постоянно преследовал ещё один образ — в детстве, в Монтандре, когда умер их старый пёс Бисмарк, отец на следующий день принёс щенка овчарки. Жеви так его и не приняла и бесконечно плакала, а младшая сестра, Мари, спокойно игралась со щенком и, казалось, выбросила из головы Бисмарка, как сломанную куклу. Что-то подобное снова происходило с Жевеньевой и убивало её по второму кругу.

После скандала на фестивале в Сан-Себастьяне Арне ушёл во второй и последний раз. Жеви подписала два контракта на съёмки в новых фильмах, но оба провалились в прокате. Осталось имя и фирменный тяжёлый взгляд, который через десять лет понадобился сначала Лантэну, а потом и Войцеху.

Казалось, посыльный судьбы наконец настиг её и выдал компенсацию за всё, что происходило с ней ранее. Но восьми лет счастья с Войцехом было мало для приличной компенсации. Осталась Кони и квартира в Париже с кусочком солнца. На жизнь хватало игры в театрах и эпизодов в сериалах, в которые её звали достаточно часто — там каждое известное имя на счету. Оплачивался один-два съёмочных дня, а фамилия в титрах и знакомое лицо на втором плане презентационного постера своё дело делали. Жевеньева это хорошо понимала и не дешевила...

Мирон

Она сидела там же, в комнате с балкончиком. Солнце уже светило вовсю и было хорошо видно, что в бутылке ещё есть грамм шестьсот-семьсот. Мирон сказал, что всё прошло нормально, что Кони похоронят на специальном собачьем кладбище, и от себя ещё присочинил, что договорился о хорошем месте, с видом на лес. Мадам ответила, что очень благодарна ему, и предложила выпить.

Налили, выпили и замолчали. Мирон понимал, что нужно что-то сказать, и лихорадочно пытался вспомнить о собаке что-нибудь хорошее, но ничего придумать не смог. Но всё равно сказать что-то было нужно:

— Четырнадцать лет — это много для собаки, — тщательно подбирая слова, начал Мирон.

— Я слышала, что собачий возраст нужно умножать на шесть, и тогда будет, как у людей.

— Получается семьдесят четыре, — поддакнул Мирон и попытался вспомнить, сколько жили собаки дома.

— Это немного, — возразила Жевеньва, — её мать у хозяина заправки, у меня на родине, прожила шестнадцать.

— У вас тут даже собаки долго живут.

— У вас в России, наверное, холодно, от этого умирают раньше?

Мирон лишний раз поразился тупорылости французов и ответил фразой, которую разучил одной из первых, после «бон-жура», «сава», «оревуара» и «мерси»: я не из России, а из Украины.

— А, да-да. Я слышала об этой стране.

— Я вообще жил южнее вас, а люди у нас умирают раньше, потому что живут как собаки.

— А собаки?

Мирон от усиленной работы переводчика в мозге начал уставать и злиться:

— Собаки что?

— А собаки как тогда живут?

— Собаки живут недолго, лет семь-восемь.

Тётка сделала удивлённое лицо, типа, порадовалась за свою Кони, которой выпала прекрасная судьба пса из Западной Европы, а Мирон налил себе ещё.

В детстве старшая сеструха дала ему почитать Ремарка — «Три товарища». Точнее, он сам попросил, после того, как Анька две недели читала, не отрываясь. Книжка ему не понравилась. Слишком жалостливая, а чего, спрашивается, жаловаться? Бедность у них там, разруха, инфляция, а они при этом постоянно бухают в кафе и ездят на такси. Настоящая бедность — это когда батя шахтёр-инвалид с пенсией в пять копеек, когда мать-прачка и когда химкомбинат закрыли, а город плавно пошабашил. Инфляция настоящая была у нас. Настоящая разруха — тоже у нас. А эти как будто кино про всё это смотрели...

На противоположной от балкона стене висели какие-то старые фото и большой чёрно-белый плакат с тощей тёлкой с огромными такими чёрными глазищами. По щеке у неё стекала чёрная слеза, левый локоть был перетянут и прижат к плечу, а правой эта бикса держала здоровенный баян (примечание переводчика: шприц). Мирон ещё посмотрел на постер и, скептически усмехнувшись, сказал: «Сразу видно, что она никогда по-настоящему не «двигалась»!

Тётка обернулась:

— Простите?

— Я говорю, мадмуазель никогда не кололась!

Она впервые за всё время улыбнулась, и эта улыбка показала, что в своё время мадам была ого-го!

— Почему?

Не вспомнив, как по-французски будет «шприц», Мирон после некоторой заминки встал со стула, подошёл к плакату и показал пальцем на шприцище, соизмеримый с тем, которым кололи Моргунова в «Кавказской пленнице»:

— Вот это слишком большое, так не делается.

Она уже рассмеялась в полную силу и сказала просто: «Это я!»

Жевеньева

Не так важно качество секса, как его наличие в нужный момент. Кто бы мог подумать, что всё закончится вот так, неожиданно. Этот ошалевший мальчик, наверное, думает, что это так по-французски...

Он, оказывается, не знал, кто она. Пора, наверное, привыкать к подобному отношению людей, нельзя же требовать, чтобы тебя помнили вечно, если ты, конечно, не Иисус Христос или Адольф Гитлер.

Три года назад, по случаю переиздания фильма «Лучше всех» на DVD, её снова пригласили на презентацию, на которую она согласилась пойти после небольших торгов — к подарочному изданию удалось вытребовать новый телевизор и ДВД-проигрыватель.

Естественно, он захотел посмотреть фильм и признался, что кроме Фантомаса, Луи де Фюнеса и Алена Делона никого не знает, и других французских фильмов не видел. Они начали смотреть диск и прикончили коньяк как раз к сцене на вокзале. Это была лучшая сцена фильма — наркоманку Жюли увозит из Парижа сын министра юстиции, в ожидании поезда они трахаются в узкой кабинке общественного туалета. Вспомнив, как там было неудобно сниматься, Жеви начала громко смеяться. Этот забавный русский парнишка повернулся к ней и внезапно увидел ту Жевеньеву. Не мог не увидеть, уж в этом-то она была уверена на все сто процентов. Тогда-то это и произошло.

Мирон

В Мироне боролись две мысли — «нахерая повёлся?» и «а прикольное Рождество в этом году выходит...». Жевеньева, которую он про себя перекрестил в Женеву, курила и несла какую-то чушь, в которой он разбирал лишь часть.

Она предложила обратиться к соседу, Мишелю, который, как оказалось, тоже из кинобизнеса — делает фотомонтажи для фильмов. Типа, вот они молодожёны, а вот их детские фото и всё такое прочее. Мирону он только раз подарил распечатку с головой Бритни Спирс на теле другой дуры с сиськами и крошечным хером. Женева предложила заказать у Мишеля фальшивый паспорт гражданина Франции, он может знать специалистов по поддельным документам. Потом начала что-то говорить о горах и об отпуске.

Ещё пара минут и речь пойдёт о свадьбе, решил Мирон, встал и начал одеваться. Сама мысль об этом была страшна — жу-хать какой-то вторчермет ради паспорта — этим пусть Алик занимается, а на нашей улице лохов не рожали.

— Ты куда? — спросила она и прикурила новую сигарету от старого бычка.

— Пойду посмотрю, что внизу, а потом зайду к арабам на углу, куплю ещё этого, — и показал на пустую бутылку. — Как оно называется?

— Реми Мартин.

— Ладно, скоро приду, фильм досмотрим.

И в дверях добавил:

— А ты в других фильмах ещё снималась?

Она опять начала улыбаться, и это было почти приятно:

— Да.

— Ок, я быстро.

Мирон спускался по лестнице, так и не зная, что делать. Соскочить на глухом морозе не выйдет, им же всё равно каждый день видеться. А если она забузит и настучит в местную контору о нелегале? Тут нужно было хорошо подумать...

Думать пришлось гораздо дольше, чем он ожидал — на подходе к магазину его остановили два незнакомых полицая. Рожа у Мирона была выкупная — явно не местная, плюс акцент. Ни попытка порешать вопрос на месте, ни ссылка на Магу с намёком на мафию не помогли. Не повезло — попал под плотную облаву. Вот тебе, блядь, и Рождество.

В местной управе выяснилось, что к чему: на Новый год в Париж пожаловала белорусская братва и загуляла, судя по всему, крепко, со знанием дела. На Рождество их главный решил, что было бы ярко сфотографироваться на прощание на Триумфальной Арке. Но не на фоне, и не сверху, как японцы, а на стене. Было это ранним утром, братва начала строить живую лестницу, но, на их беду, мимо ехал на работу то ли мэр, то ли кто-то ещё из местных смотрящих.

От наблюдаемого беспредела он закипел и приказал охране пресечь надругательство над святыней. Белорусы ввязались в качели с большим воодушевлением и в считанные секунды сложили полицаев под корень. Помощь пришлось вызывать дважды — дежурные патрули постигла та же участь, и только спецбригаде со щитами, шлемами и слезоточивым газом удалось братву угомонить.

Буквально через час на улицу в поисках славян высыпала уголовка, на которую и напоролся Мирон. Соседи по камере радостно обсуждали последний слух — типа, главный белорус ушёл с парой самых крепких пацанов. Оптимисты из числа задержанных в облаве надеялись на то, что на прощание он хотя бы обоссалЛувр, но Мирона эта тема не грела — заступиться за него было некому, пахло депортацией.

Жевеньева

Она продолжала курить, глядя в потолок, и размышляла о том, что из этого всего выйдет. Этот милый русский, конечно, вернётся. Да, ей уже пятьдесят один, но она же Жеви Тако! В мечтах всё складывалось — Мишель за неделю свёл их с алжирцами, которые совсем недорого взяли за паспорт. В марте они поехали в Альпы, а там тоже можно будет найти ДВД-проигрыватель...

Коньяк и секс нивелировали друг друга, она начала трезветь и почему-то чётко представила, как он будет её стесняться. Как он будет засматриваться на молодых лыжниц. Старая, как весь этот ужасный мир, история. Ещё только представляя, как это будет, она начала его винить в своих проблемах и решила, что завтра же утром нужно будет ставить в этом точку. Позабавилась, встряхнула перья и хватит.

Мирон

Когда они с Аликом уезжали из страны, то пили водку в пакетиках. Была такая шара — продавалась в киосках под видом жидкости для мытья рук «Струмок». Четверть литра, а состав — сорок процентов спирта, шестьдесят воды. Весь город умывался по полной. Взяли тогда пакетов тридцать и поехали туда, где Ален Делон не пьёт одеколон...

Когда удалось разойтись с родной милицией по-хорошему и приехать домой, Мирон первым делом пошёл в здоровенный супермаркет, который за три года нарисовался напротив вокзала и попробовал завершить начатое — купить этот хренов «Реми Мартин». Продавщица в отделе напитков, правда, сказала, что правильно надо называть его «Реми Мартен» и что его нет и не предвидится.

Мирон купил три бутылки армянского коньяка (Алик ещё говорил, что армяне забили болт на запрет называть своё пойло коньяком), по привычке сказал «мерси» и вышел. На продавщицу это не произвело никакого впечатления. Кроме магазина, никаких особых изменений в городе Мирон не заметил. Всё те же участки кривого асфальта среди ям, всё те же пацанчики вокруг вокзала. И взгляды те же: «Хули ты смотришь?»

Хотелось увидеть своих пацанов, а ещё больше — Зину Чередниченко, из-за которой тогда, по большому счёту, всё и случилось. На её выпускном на Мирона наехал конкурирующий жених, звали его Антоном, и был он сыном директора хлебзавода №2. В школе у него ещё было обидное погоняло — Впуклый, на уроке геометрии он лоханулся и ляпнул, что что-то там бывает выпуклое и наоборот, впуклое. Смешно, но задрачивали его все — даже те, кто не знал, что такое выпуклый.

Потом социализм накрылся медным тазом, папаша Антона пересел с белой «Волги» на красную «Тойоту», а Антон из Впуклого незаметно стал Кирпичом — лёгкая ирония над происхождением денег в их семье осталась, но называли его уважительно. Тут было сразу два в одном — он шепелявил, как Кирпич из фильма «Место встречи изменить нельзя», плюс папаша, поднявшийся на белых кирпичиках. Что характерно, вместе с социализмом пошабашил и хороший хлеб — капиталистический разваливался на глазах, резать его можно было только очень острым ножом.

Тогда, на выпускном, Кирпич подканал с целой шоблой сочувствующих и поинтересовался, не пора ли Мирону отдать деньги за товар и получить по ебалу. Причём в любой очерёдности. На выпускном, как обычно, была толпа родителей плюс участковый Воронков при полном параде, поэтому бить Мирона не стали, а Кирпич торжественно повёл Зинку танцевать медляк под «Стил лавинг ю».

Денег должен был не только Мирон, но и Сява с Чикой. Они вместе брали у Кирпича на реализацию куртки «аляска» на двойном венгерском синтапоне, чтобы продать их в волшебном русском городе Новохопёрске (все его называли Новолохопёрстком), где, как говорили, местный лох не видел себя без «аляски». Как оказалось, спрос на куртки был и у местной братвы, которая прямо на забыченном вокзале в два счёта избавила пацанов от четырех гигантских баулов и козырной барсетки вишнёвого цвета, в которой были все их деньги и документы. Отлежавшись в местном обезьяннике, возвращались потом на электричках, а виртуальную границу между новыми государствами перешли пешком.

Зинка, с которой Мирон два года отчаянно зажимался в парке Щорса, после медляка отбыла с Кирпичом в школьный двор, а Мирон отканал по-тихому, собирать вещи. Наутро на вокзале был встречен Алик, и судьба сделала нехуёвый поворот.

Мирон миллион раз представлял себе, как возвращается на красном кабриолете БМВ, при золотой цепочке и звонит в её дверь, как Зинка плачет и клянётся в вечной любви. Ни машины, ни цепи не было, но зайти первым делом нужно было к ней. Сердце стучало, как пулемёт «Максим» в фильме про Чапаева. Мирон решил, что пора бы свернуть голову первому «Арарату» и зарядиться уверенностью, и тут увидел Зинку с коляской, переходившую проспект.

Она вообще не изменилась, зато Кирпич рядом узнавался с трудом. Рожа у него стала шире в два раза, а над ремнём нависал момон. Мирон на автомате дёрнул в подворотню, пропустил их и посмотрел вслед. Они шли с красивой голубой коляской и над чем-то своим смеялись. Можно было подумать, что кто-то им рассказал историю Мирона, как его поймали, депортировали нахрен, и что он сейчас прячется у них за спиной...

Первый «Арарат» Мирон сложил лично. Стало так себя жалко, что этой жалостью нужно было с кем-то срочно поделиться. Через два дома, на проспекте Ильича, жил Чика. Как и следовало ожидать, он сидел с доминошниками во дворе.

Чика тоже ни капли не изменился, вскочил на ноги и заорал своё обычное: «Епаааатьевский монастырь, Андрюха!», кинувшись обниматься.

Пошли на школьный двор, где добили два оставшихся коньяка за встречу и за помин души Сявы. Он, как оказалось, единственный из их троицы продолжил барыжить и стал крепко на базаре. Купил красную восьмёрку, но потом что-то у него в голове начало заедать, и Сява начал по-чёрному задрачивать мусоров. Он выезжал в соседние города, нарушал на глазах у гаишников, а потом уходил на большой скорости. Они так и не могли его поймать, пока в Лисичанске Сява не впаялся наглухо в опору моста.

Выплакав две полбанки, Мирон и Чика вернулись во двор к мужикам, и за смешные деньги купили половину трёхлитровой банки самогона. Ещё взяли в киоске газировки, солёных семечек и пошли на кладбище, которое было рядом, за железнодорожным переездом. Чика там от родного напитка сначала приободрился и поклялся замочить Кирпича за ту херню на выпускном, но потом лёг на широкую лавочку возле могилы доктора Мееровича и наглухо заснул...

Мирон сел на обрыве и попытался придумать, что делать дальше. К родыкам идти не хотелось, к Зинке уже было нельзя. Жалость стянула горло, но он не заплакал. Он зажал в горле все эти годы, когда приходилось делать совсем не то, чего ждала от здоровых людей природа. Он стиснул себя пионера и себя комсомольца, себя на выпускном и себя же во французской тюрьме.

Мирон понял, что ни в чём нет смысла ни на гулькин хер и резко встал. Его шатало, он спотыкался и падал, спускаясь к пере езду. Он обогнал зелёный маневренный тепловоз и быстро, пока не передумал, сложился под большие ржавые колёса.

Чика

На следующее утро участковый Воронков нашёл Чику на кладбище, поднял с ноги, всё ещё бухого, и повёл на пути. По дороге он рассказал, что вчера вечером его пропавший дружок Мирон, видать, свалился с луны и угодил аккурат под теплушку. Водитель тепловоза, старый Семён, от увиденного схватил инфаркт и неизвестно, выживет ли, годы ж немаленькие. Чика спотыкался, но шёл за представителем власти. Он тихо надеялся, что его хапнула белка, что и Мирон, и Воронков ему просто кажутся, а на самом деле он сошёл с ума и спит у себя во дворе.

Зорян

За три года он прикипел к этому пацану. Дурной он, конечно, но кто умён? Зорян несколько раз в неделю ходил в интернет-кафе на Rue De La Sante и сидел среди пьяного молодняка. Он рылся в украинской прессе и искал любое упоминание об Андрее Мирошнике, двадцати одного года. Газеты на родине не спешили поддержать мировые тенденции и всю информацию на свои сайты не выкладывали. Так, какие-то фото, координаты редакции и обязательно телефон отдела продаж, будто кто-то станет покупать их в интернете.

Через месяц поисков он нашёл в архивахлент новостей информацию о трагедии в маленьком шахтёрском городке и написал письмо в редакцию местной газеты. Всего через два месяца они ответили, подтвердив, что так и есть, погиб местный житель Мирошник Андрей Васильевич.

Зорян попросил Мишеля увеличить и распечатать фото, на котором Мирон, Зорян и Алик смотрят по телевизору футбольный матч Франция-Украина. Он обвёл Мирона чёрной рамкой и повесил в швейцарской, но гнида Кадер заставил его снять, чтобы не раздражать попусту жителей дома. Пришлось перевесить к себе в подвал.

В отместку Зорян стал рассказывать всем жильцам, что его молодой помощник уехал домой в отпуск и там трагически погиб. Все кивали головой, сочувственно цокали языком и говорили, как им жаль. Одна только мадам Жевеньева с третьего этажа — вот уже добрая женщина — узнав об этом, расплакалась прямо посреди холла. Зорян испугался, как бы чего не вышло, но мадам успокоилась и на вопрос, всё ли с ней в порядке, ответила, что у неё всё лучше всех. И пошла к себе наверх.

Корабельный раввин

Таким образом, мы с ней, совершенно независимо друг от друга, сделали одно открытие: даже уроженцы нашей страны, стоило им взобраться на верхушку или родиться на верхушке, относились к Американцам как к чужому народу. Похоже, что это касается и людей на верхушке бывшего Советского Союза: для них простые люди, их собственный народ, были как неродные, они их не очень-то понимали и не очень-то любили.

Курт Воннегут. Фокус-покус, 1990

В ферзи выходит одна пешка из миллиона.



Дебют

В любой ситуации, даже в самой что ни на есть херовой, папа Марк говорил, что главное — это мыло не ронять. Если вдуматься, очень правильная фраза. Папа Марк сидел дважды, по хозяйственно-политической части, то есть дело было вполне хозяйственным: патенты там, туда-сюда, неучтеночка, но подоплеку за всё хорошее ему привешивали политическую: Ялта, чеки, ломка, куклы, иностранцы (примечание переводчика: чеки — замена инвалюте, принимавшаяся в магазинах «Берёзка», ломка — кидок при помощи заламывания пачки, куклы — пачки денег, заряженные пустышкой). Папа говорил, что фарцу ему вешали за компанию, и многие верили.

Оба генеральных направления часто пересекались между собой, хотя иностранцев в Евпатории было мало — Севастополь рядом, станция на мысе и всё такое прочее. Чеки водились у моряков, ходивших в загранку, а в плане иностранцев иногда проскакивал народец из варшавского договора. Румыны, поляки, венгры. С одним венгром, Ласло, Яша даже лежал в прошлый раз в больничке. Ласло крепко нарушил курортный режим и был снят с крыши кинотеатра «Родина», распевающим «Марсельезу». Дело было пустяковое, но его на всякий случай приложили на несколько дней в психдиспансер.

Благодаря иностранному происхождению представителя заграничного соцлагеря определили в отдельную палату на втором этаже, с большим окном, но он свободно выходил на перекур и в столовую. Так вот, Ласло рассказывал такое, от чего действительно можно было сойти с ума. И уже по-серьезному. Если верить ему на слово, то венгры после пятьдесят шестого года (примечание переводчика: Венгерская революция 1956 года, подавленная советской армией) вытребовали-таки себе окошко на Запад. И нехеровое, между прочим, окошко — с семьдесят пятого года они могли без виз ездить в Австрию! Ясное дело, что большая часть экскурсантов вместо того, чтобы фотографироваться на фоне Вены и пить тамошний легендарный кофеёк, плавно терялась и всплывала в специальных лагерях для эмигрантов. Это, наверное, были те же лагеря, в которые попадали наши бывшие граждане по дороге в Америку или Израиль.

Яков Маркович Демирский, судя по имени, отчеству и фамилии, не говоря уже о внешности, тоже имел шансы когда-нибудь очутиться в таком лагере, но эта идея всякий раз напарывалась на небольшой по размерам, но непреодолимый айсберг — папу Марка. Демирский-старший был ярым советчиком, у него и совет был по любому поводу, и Союз Советских Социалистических Республик был ему ближе родной матери. По крайней мере, так утверждала бабушка Роза.

Ну казалось бы — евреев начали выпускать из Союза, а с такими талантами папа найдет себя в любом обществе, при любом строе, ведь два раза уже оттоптал за то, что при капитализме только приветствуется. Но — нет. Причём в случае с папой не просто «нет», а «нет, БЛЯДЬ!»

Последний спор на эту тему закончился очень плохо. Было это в аккурат на Новый год, бабушка Роза настрогала выварку оливье, сделала фаршмак (примечание переводчика: вообще-то правильно говорить «форшмак» (от немецкого Vor(ge) schmack — предвкушение), блюдо еврейской кухни: паштет из селедочного фарша с добавлением белого хлеба, лука, яблока, желтков и т.д., в зависимости от рецептуры вашей бабушки) и ушла к себе на Пляжный — у них тогда с папой был очередной период взаимного молчания.

Новый год встречали вчетвером: Яша, папа Марк, гвардии рецидивист Миша Шапиро, как раз недавно, ко Дню Милиции, откинувшийся после очередной отсидки, и некая заведующая продуктовым складом Оля, здоровенная крашенная в блондинку сисястая дура, которая беспрерывно ржала по любому поводу.

Разговор на скользкую тему начал дядя Миша. Новый генсек только что отмурчал своё по телеку, папа Марк выключил звук телевизора, включил пластинку Джо Дассена и закружил завскладом в романтическом танце. Дядя Миша, навёрстывая упущенное за последние два года, беспрерывно жевал, при этом рассказывая Яше, что теперь выпускать из Союза будут всех желающих с соответствующей пятой графой (примечание переводчика: многие ошибочно помнят в советском паспорте так называемую пятую графу, национальность. В действительности там была просто строчка с указанием национальности, а пятая графа была в анкете, в личном деле) и даже без неё, с еврейством по маме (примечание переводчика: еврейство или нееврейство ребёнка определяется «по матери», так гласит Тора ( «Ваэтханан», Дварим 7:3,4): если мать — еврейка, стало быть ребёнок тоже еврей, даже если папаша — последний гой беспородный). Мол, на то есть договорённости на самом высоком уровне, о чём дяде Мише достоверно известно.

Яша в ответ сказал, что сам что-то такое слышал и что надо разузнать этот вопрос поподробнее. Тут папа Марк, то ли скрывая раздражение от прерывания многообещающего танца, то ли вообще без раздражения по этому поводу, бросил свою бабищу на полтакте и с ходу врезался в разговор: «Миша, не еби ребёнку мозги, их и тактам нету». Далее Яша услышал, что он «тля подзалупная», «Таль недоделанный» и, хлопнув дверью, выскочил в парадняк.

Возвращаться не хотелось, да и идти было особо некуда: бабушка Роза наверняка легла спать в полпервого, Сёма и Вовчик отчалили куролесить в Ялту, а с другими бывшими одноклассниками Яша не сильно дружил. С момента окончания школы прошло полгода, и все подробности последнего десятилетия начали, слава богу, помаленьку забываться.

Яша сел во в дворе на детские качельки, подложил под задницу подушку, которую какая-то бабулька-соседка, обозначая своё место, клала на лавочку, и крепко призадумался. Шаг первый был понятен — нужно валить из страны. Всё прочее — лишь подробности, остальное — потом.

Е2-Е4

Папа Марк начинал на заре курортного движения, простым фотографом на Диком пляже. Теперь же под широким крылом Марка Ефимовича был фотосалон, шашлычная и с десяток лотков с сувенирами: ракушки, сушеные лакированные крабы на подставочках, куриные боги и скелетики на шнурках. Кроме того, все фотографы с Мужского, Женского, Детского Лечебного и Курзала имени Фрунзе (примечание переводчика: ранее Курортный зал носил имя Сталина и имел памятник вождя, потом его временно накрыли, тело оставили то же, а голову заменили на Фрунзе; чистая правда, между прочим) отстёгивали папе Марку долю малую, а уж как он это решал с ментами и ОБХССом, одному КГБ ведомо.

Папа Марк ходил на все демонстрации и по каждому поводу вывешивал с балкона красный флаг. А в оставшееся от социалистических праздников время он изо всех сил нарушал законы своей любимой страны. Такая вот нестыковочка. Хотя тогда все, кто хотел жить, так и делали. Но вот любили ли они Союз так истово, как Марк Демирский — большой вопрос.

Это было не единственное противоречие в папе: он обожал море и говорил, что не сможет без него жить, но купался последний раз лет двадцать назад, он полжизни проработал фотографом, но фото у него получались ужасные, он был евреем, но порой тратил деньги, как последний матрос. У Демирских была хорошая большая квартира на улице Гоголя, но в ней, кроме библиотеки и видеодвойки «Панасоник», никаких излишеств не было, даже наоборот, кривые полы и ржавая ванна. Хотя, возможно, вся эта простота была показной и хорошо просчитанной. В конце концов, красный флаг на балконе в этой жизни ещё ни один обыск не отменял.

Папа Марк был натурой заводной, по любому поводу он громко спорил на сто долларов. Залётные оппоненты обычно после этого словосочетания быстро терялись, но бывали смельчаки, которые соглашались. На Яшиной памяти папа проиграл лишь трижды: два раза было что-то с далекими историческими датами и событиями, типа Чесменского сражения, а один раз он ошибся, утверждая, что клубника и виктория — это одно и то же (примечание переводчика: и виктория, и клубника являются различными видами Земляники Садовой Крупноплодной, так что в некотором смысле папа Марк был прав). Дело было в ресторане гостиницы «Украина», ответчик оказался каким-то профессором и принес из номера статью из журнала.

Если папа выигрывал спор, он требовал 64 рубля с копейками, по официальному курсу газеты «Известия», а если проигрывал, отдавал 100 долларов. Настоящих, но не американских, а западно-карибских, которые, впрочем, уже больше десяти лет не ходили даже у себя на родине. Судя по всему, он на-колядовал эти экзотические купюры у кого-то из морячков. Клубничный профессор тогда попробовал поднять шум, но папа в ответ сказал, что в начале спора не уточнял, какие именно будут доллары и свидетели могут это подтвердить.

Свидетелей в ресторане хватало, и у них были суровые лица, профессор почувствовал себя неловко, расплатился за стол и откланялся. А после того случая с новой силой поползли слухи, что на самом деле Демирский числится в Конторе Глубокого Бурения, иначе как ему прощается прилюдное владение иностранной валютой, пусть даже и такой декоративной, как западно-кариб ские доллары.

Уточнить это невозможно и сейчас, но факт остается фактом — папа Марк искренне и беззаветно любил СССР. Когда-то давно, когда Демирского-младшего принимали в пионеры, у них случился конфликт. Дело было вот как: со второй четверти Яшу подсадили к отличнице Лене Харсун. На почве общей любви к шахматам они подружились, насколько это возможно между разнополыми учениками третьего класса. Однажды на большой перемене, разыгрывая на подоконнике блиц, Лена по большому секрету рассказала Яше, что она — караимка (примечание переводчика: в Крыму их считают татарскими евреями, но это отдельный маленький народ, насчитывающий несколько тысяч людей и проживающий компактно в Крыму, Литве, Турции, Израиле).

Яша слово сдержал и никому об этом не рассказал, но из любопытства спросил у отца, как у евреев раньше складывались отношения с караимами. Марк Ефимович тогда устроил большой хипеш, орал на сына и поставил его в угол на гречку. С тех пор Яша знал, что на любую политическую тему с папой лучше разговор не заводить. «Любопытной Варваре новый срок припаяли», — вот что он обычно говорил по такому случаю Марк Демирский.

Татар здесь ненавидели заочно, но люто, «они Гитлера с белым конем встречали», — говорили всегда, когда поднимался этот вопрос. Какого коня, какому Гитлеру, кто, когда, — это не уточнялось, многие татар ни разу в жизни не видели. Крым был заселён после 1946 года, когда взамен выкорчеванных эшелонами местных жителей полуостров запрудили ветераны армии, НКВД и МГБ. Этот контингент был самым надежным, и можно было не сомневаться, что как минимум на сто лет Москва за Крым может не переживать.

Кто-то умный, судя по всему, рулил этой политикой. Кто-то ооочень умный, любивший крутиться и смеяться. Он будет хохотать в гробу, когда эта мина замедленного действия сработает, и вертится в нем же ежесекундно, пока тысячи людей проклинают его за то, что он сделал с полуостровом.

E4-E5

В первый раз с Яшей в больничке была постоянная путаница. Город маленький, и врачи, конечно, знали, чей он сын, а возраст больного (семнадцать с половиной лет) наводил на единственно правильную мысль — парень косит на дурку. Но врачебная интуиция тут дала сбой — Яша собирался в днепропетровский инфиз (примечание переводчика — институт физической культуры) и, имея первый взрослый разряд по шахматам, армии мог особо не бояться. Но поверить в то, что единственный сын папы Марка действительно болен, было невозможно. Тем более, что по всем показателямЯша был абсолютно нормален. Вместе с Ласло они были самыми почетными пациентами, ими почти гордились нянечки и медбратья, на Яшу постоянно косились, а доктора подозревали друг друга в тайной игре на один карман.

Перед этим в Симферополе он распсиховался в последний день юношеского первенства Автономной республики Крым. Шансов на первое место уже не было, зато можно было занять второе. Яша играл белыми с очкариком Фишманом из Феодосии и по собственной глупости зевнул коня, потом начал думать, как выкрутиться из этой ситуации и потратил на истерические поиски разрешения партии большую часть времени. Эндшпиль закончился тем, что Демирский на глазах жюри запылал лицом и заплакал, после чего с громким звуком перевернул доску и с криком «Заебали!» выбежал из зала. Его нашли следующим утром на пляже в Солнечном, он сидел под грибком (примечание переводчика — пляжный зонт) и выкладывал слово «сука» большими буквами из гальки.

Папа Марк был вне себя, ведь он подставился перед мусорами, которых поднял на ноги в поисках сына. Отец надавал очумелому отпрыску пощечин и вызвал скорую помощь, которая и отвезла наследника маленькой фотоимперии в психдиспансер.

Никакого особого лечения не было: ему кололи сибазон, пару раз какие-то непонятные «уколы откровения» и раз в день водили на беседу к молодому прогрессивному психиатру Левченко, который подавал большие надежды и не сегодня-завтра должен был отбыть на повышение в Москву. Левченко показывал Яше разные странные рисуночки, расспрашивал о детстве и о сексе. В этом плане поживиться молодому светилу было нечем — спер-мотоксикозом его пациент не страдал. Нет, девушки, конечно, интересовали Яшу, и не в последнюю очередь. Он практиковал вылазки с одноклассниками Сёмой Марченко и Вовой Колесником в Курзал, где на концерте Валерия Леонтьева или Лаймы Вайкуле на раз-два можно было выцепить податливых курортниц без мужа и с дитём (с такими на море проще всего), но его разумом владела другая идея. Главная, генеральная, идея-фикс — свалить отсюда, свалить навсегда.

Враждебный микроб сработал, когда Яше было четырнадцать лет. Он сидел в шахматном кружке и листал подшивку специализированной прессы. В газете «64» (примечание переводчика: шахматное приложение к «Советскому спорту») он случайно увидел старую черно-белую фотографию Рауля Капабланки. Чемпиона мира сфотографировали в шикарном ночном клубе, он сидел за огромным столом в окружении десятка красавиц в вечерних платьях и толстенького мужичка, который, судя по взгляду, мог быть только антрепренером. Рауль победно улыбался своими ослепительными зубами, а его руки лежали на плечах приближенных красоток. Яша вырвал эту страницу и пошел домой. На каждом перекрестке он останавливался, доставал фотку и смотрел в глаза чемпиону. Тогда-то он и понял, что должен стать таким же богатым, знаменитым на весь мир чемпионом мира по шахматам.

Убежать из совка, как Корчной (примечание переводчика: Виктор Корчной, советский шахматист, отказавшийся возвращаться с турнира в Амстердаме в 1976 году). Убежать, пока не поздно, раз уж эмигрировать нельзя. Но делать это предстояло в гордом одиночестве и в глубокой тайне — о том, чтобы пойти официальным путём, даже думать было страшно. Папа Марк тогда его не то что в психушку, он его в тюрьму посадит, но не допустит, чтобы родной сын эмигрировал из страны.

Отец следил за всеми съездами и партконференциями, но при этом каждую ночь слушал вражеские голоса по приёмнику «Океан». Там говорили, что всех еврейских беженцев из СССР принимают и назад не отдают. За последние годы многие знакомые уехали кто в Израиль, кто в Америку, но Марк Ефимович полагал, что от добра добра не ищут, и, как уже говорилось выше, верил, что дело Ленина победит, а то, что сам он при этом чуть-чуть зарабатывает по дороге к коммунизму, так это его личное дело. Возможно, именно папа в данном случае страдал раздвоением личности, и это ему следовало бы пройти курс лечения у доктора Левченко.

E5-E6

Во второй раз Яша попал в психдиспансер через полгода после скандала на первенстве Крыма. Окончив курс лечения, он получил отсрочку от призыва на год, а источники Марка Ефимовича в днепропетровском инфизе рекомендовали немного погодить с поступлением: пусть Яшина выходка забудется, выиграет пару-тройку турниров по юношам, перебесится и поступит.

Папа Марк был по-прежнему зол на сына, они почти не разговаривали. Через месяц после освобождения — по-другому выход из дурки не назовешь — он обвинил Яшу в краже денег. Накануне Марк Ефимович изволили кирять со старым дру-гом, заслуженным карманником Леонид Иосипычем, и парой залетных ялтинских бикс. Рейд по ресторанам закончился дома, гудели до утра и пели громко что-то из старого Розика (примечание переводчика: очевидно, имеется в виду блатной цикл песен крепкого иностранного государственника А.Я. Розенбаума).

Под вечер, когда папа Марк проснулся, он обнаружил, что потрачено слишком много денег. Стопроцентной уверенности у него не было, но этот бок (примечание переводчика: «запороть бок» — сделать что-то не так) он повесил на сына — типа стырил у пьяного отца. Назавтра они декларативно помирились, но шрамы остались у обоих — папа разговаривал сквозь зубы и только если нельзя было промолчать, а Яша или закрывался у себя в комнате и слушал «Modern Talking», или гулял допоздна.

Во время одной из «душевных» и «содержательных» бесед обоих Демирских старший сказал, что пора Яше работать, и добавил, что завтра с шести утра его ждут на Детском Лечебном, в массажной. Папа договорился, что Яша будет учеником у самого Меликяна, и заметил, что хороший массажист на море всегда при хлебе, а запасная профессия ещё никому не помешала.

Страшно было даже подумать о том, какой вышел бы скандал, если бы Яша проспал. Он завел сразу два будильника — своего детского желтого утенка и часы, модные «Сейко» с семью мелодиями, купленные папой за 80 рублей у знакомого мо-ремана и подаренные на последний в докризисный период Яшкин день рождения.

Бог миловал (примечание переводчика: странно, что автор не использовал поговорку «Бог не Яшка, видит, кому тяжко», возможно, у него на неё другие планы) — не проспал. Вышел без десяти шесть и пошел на пляж. Оказалось, что в такой ранний час на улице полно людей. Огибая по широкой дуге поливальный «Газик», Яша шел и думал о том, насколько ужасна жизнь человека, который каждое утро встает так рано и чешет на работу. Несмотря на ясное утро, жить Яше не хотелось вообще, а такой жизнью, в частности, ни под каким видом. Капабланка, небось, раньше двух дня не вставал и валялся в постели со своей увеличенной доской (Примечание переводчика — Хосе Рауль Капабланка предлагал изменить правила шахмат, чтобы избежать большого количества «ничьих». По его правилам, доска была 10 на 10, а к шахматным фигурам добавлялись ещё две: Канцлер (помесь коня и ладьи) и Архиепископ (гибрид коня и слона)). И уж точно никто его не заставлял ходить на работу. Нужно валить отсюда, он чувствовал какой-то внутренней шкалой и стрелкой, что пора бежать, пока не вышло время, или пока что-то внутри оставалось в целости и сохранности.

Артур Арамович Меликян прибыл на рабочий топчан к девяти, Яша успел вдоволь натрещаться с симпатичными уборщицами — практикантками из медучилища. Артур Арамович были уставший после вчерашней мессы — черные дыры на месте глаз и синяя щетина говорили о том, что мероприятие было достойным. Первое поручение молодого ученика массажиста заключалось в культпоходе в шашлычную «Зодиак», которая, между прочим, каким-то социалистическим образом соотносилась с папой Марком. Тётя Алла из шашлычной сделала вид, что она не удивлена появлением Яши в качестве мальчика на побегушках, и быстренько соорудила пакет в составе: лаваш, соус, шашлык, две коньяка. Яша принёс их в павильон и приступил к работе.

Для начала вымыл пол и перестелил все топчаны, потом отнес вчерашние простыни в прачечную в грязелечебницу, по дороге купив Артуру Арамовичу свежие «Известия» и «Советский Спорт». Меликян уже ополовинил первые полкило, начал разговаривать и свободно вращать головой. В павильон подтянулись первые клиенты, все, как на подбор, крупнотелые и с золотыми цепями на шеях. Шеф неторопливо мял их, ведя разговор сразу со всеми и сразу обо всем.

В обед на помощь в освоении останков коньяка прибыла подмога — два армянина помладше, а Яша почапал в «Зодиак» за добавкой. На перерыв пожаловала заведующая пляжем, Раиса Ивановна, павильон закрыли и сели кушать. Повеселевший Артур Арамович поднял тост за нового ученика, и Яше пришлось выпить примерно четверть гранчака. Это был третий раз, когда Яша пил алкоголь и, забегая вперед, закончился он так же плохо, как и предыдущие два. Даже хуже. Возможно, у Яши в организме что-то не срасталось с алкоголем, какого-то фермента не хватало, как у китайцев. Если точнее, какого-то фермента конкретно не хватало в рыжей Яшкиной голове. Выпив, он одновременно все видел и понимал, но наблюдал за собой как бы со стороны, по любому поводу быстро обижался, конфликтовал и ничего не мог с этим поделать.

Под вечер Яша отправился в «Зодиак» в четвертый раз. На обратном пути бортовой пеленгатор дал сбой, и Демирский-младший, оступившись, грохнулся лицом вниз прямо у входа на пляж. Коньяк разбился, пришлось снова возвращаться в шашлычную. Тётя Алла протерла ему торец и колено перекисью и дала в помощь старого Семёна, который всю дорогу в массажный павильон противненько хихикал и косился на боевые раны.

По прибытии Яшей занялась Раиса Ивановна, из каптерки была вызвана молоденькая медсестра, которая сделала ему перевязку и была тут же усажена армянами за стол. Снова пили, кто-то притащил гитару, и Артур Арамович неожиданно неплохим голосом запел без акцента «Ваше благородие, госпожа Удача». Яше окончательно поплохело, он незаметно вышел на веранду и лег на топчанчик. Через некоторое время юные печень с желудком взбунтовались, и Яшу обильно вырвало, хорошо ещё, что под, а не на топчан. Он, дрожа, умылся в море и свернулся на топчанчике в позу эмбриона, пытаясь согреться. Темнело, в павильоне тем временем продолжалось гуляние, и какой-то женский голос фалыиивенько выводил куплет из «Миллиона алых роз».

Разбудил его на рассвете пограничный патруль, обходивший пляж. Погранцы подняли ученика массажиста с ноги, и их можно было понять: вокруг топчана значились недвусмысленные следы отравления, которое явно было алкогольным. Патруль принял Яшу за молодого хиппана, путешествующего по Крыму без денег, и передал его милиционерам. Сдача тела была омрачена ожесточенным сопротивлением, которое Яша попытался оказать. Он громко ругался, брыкался ногами, кричал, что ему нужно в Америку, и обещал всем большие проблемы, угрожая связями то папы, то Меликяна. Надо ли говорить, что в результате он всё равно оказался в камере, а папа был в бешенстве? То-то.

Е6-Е7

Во второй раз в психдиспансере не повезло — пришлось лежать с неинтересными людьми. В палате было пятеро: сам Яша, дедок-тихопат Макарыч, маленький мажорчик Димон, ветеран психиатрического движения Жора Кутенко и рыбак Саша, которого, как и Яшу, передали в психдиспансер по милицейской линии. По логике, их должны были поселить отдельно от обычных, «гражданских» больных, но больничка была одна на всех: и на психов, и на алконавтов, вот и объединили всех в одну палату.

Яша с безнадёги попытался организовать в палате турнир в дурака, но никто эту идею не поддержал — в этот раз каждый пациент был на своей волне. Макарыч всё время задавал один и тот же вопрос: «Как наши в мотобол сыграли?» (примечание переводчика: мотобол в Евпатории тогда был спортом номер один, на команду «Звезда» ходил народ), — ничто другое его, похоже, не интересовало, и проведывать его никто не приходил.

Жора Кутенко слыл в некотором роде легендарной персоной: он шлялся по пляжам, каждый раз с новой фишкой, приставал к отдыхающим и в дурке бывал чаще, чем на воле. В этот раз он приплыл на такой истории: кто-то рассказал Жоре, что, если подстелить в воду газету, то, прыгнув с большой высоты, об неё можно разбиться, как об камень. В другой жизни Жора, наверное, стал бы каким-нибудь Кусто, Хейердалом или даже Сенкевичем (примечание переводчика: известные путешественники и естествоиспытатели), но в этой он каждое утро приходил на Гэшку (примечание переводчика: высокая десятиметровая вышка в Евпатории, неподалёку от порта, с которой прыгали в воду храбрые местные пацаны) и, заплывая под неё, выкладывал газеты. Никто об них, конечно, не разбился, но Жору сдали на очередную побывку в психдиспансер.

Димон был сыном крупного базарного фруктового барыги. Его положили на дурку по причине ранней сексуальной озабоченности: Димон каждый день по морю переходил на территорию Женского пляжа и, стоя в воде, самозабвенно дрочил. Компания суровых курортниц с Севера, где, как известно, отпуск дают раз в три года и сразу на шесть месяцев, выловила наглеца и сдала его администрации. Одна из тёток оказалась депутатом рай-совета, и её слова хватило для того, чтобы положить Димона в больничку. Он, кстати, и сюда протащил колоду заграничных цветных порнокарт и частенько отлучался в туалет по нужде. Как к факту принудительного лечения отнеслись родители — неизвестно, проведывать Диму приходила только невозмутимая толстенная бабушка и кормила его то местными персиками, то крупными грузинскими мандаринами.

На соседней койке прописался взрослый бородатый мужик Санёк. Рано утром, до работы, к нему заходила жена, и они сразу начинали ссориться, это был вроде как местный будильник — палата под их ругань просыпалась и шла завтракать. Санёк был рыбаком-индивидуалом, он поссорился с женой, дал ей по голове, забрал дочку и уехал на дачу. Там выпил ещё и, надо же такому было случиться, именно в этот вечер дочку схватил аппендицит. День был будний, на соседних дачах было пусто, Санёк сел за руль и в дупель пьяным помчался в город. На железнодорожном переезде он вписался в автобус, дочка, слава Богу, не пострадала, а сам только сломал руку об руль. Далее у него, как и у Яши, приключилась драка с ментами, которые не спешили вызывать скорую помощь.

Что самое обидное, с момента первой отлёжки в диспансере произошли кадровые перестановки—Левченко уехалвМоскву и теперь лечением психорецидиво ста Демирского занимался злобный старый доктор Курков. Почти приятные беседы о сексе заменили уколы аминазина и бесконечные колёса, колёса, колёса (галоперидол, трифтазин, паркопан). Так прошло три недели, после чего заторможенного Яшу выписали во второй и последний раз.

На выписку никто не пришёл, на море был шторм, ветер гнул скрипучие акации и бросал пригоршни холодных капель аккурат за воротник. Яша на свою б еду решил пройтись — посмотреть, как оно на воле, и быстро об этом пожалел. Бабушка Роза, как раз кстати, накануне занесла десять рублей, и по дороге он решил переждать непогоду в первом в городе видеосалоне «Элит». Судя по анонсу, показывали какой-то новый фильм с Брюсом Ли. Это при том, что Брюс Ли давно умер и все его пять фильмов у папы Марка имелись на видеокассетах. Как и следовало ожидать, видеосалон химичил — в фильме был какой-то Брюс Лай, но куржи (примечание переводчика: курортники) этого не заметили. Яша досидел до победного конца, в котором главный герой сложил минимум сто ниндзей и вышел на улицу.

Никакого желания разговаривать с папой не было, и Яша решил, что самое время пожить у бабушки Розы. С сорок шестого года она безвылазно жила в старом городе, в Пляжном переулке, и все предложения папы Марка переселиться поближе к цивилизации отметала с присущим ей еврейским апломбом.

Бабушка Роза не пропускала ни одной программы «Время» и всегда умилялась, когда послы африканских стран в экзотических одеждах в конце своей речи говорили с ужасным акцентом «Спасибо за внимание». По бабушкиному распорядку после программы «Время» следовало спать. И никакой скидки на то, что Яшенька стал почти Яковом, что он бреется каждое утро, что ему восемнадцать и по статусу он обязан носиться за курортницами круглые сутки.

В массажный павильон к Меликяну Яша не вернулся, с отцом не общался, спал до обеда, от нечего делать читал том за томом нудную «Историю Государства Российского» Сергея Соловьева, а по вечерам рубился в дурака с бабушкиным соседом Грышей Рубелем (примечание переводчика: имя «Грыша» пишется специально неправильно, но оно именно так и произносилось). Рубеля в тот же день, как Яша заселился к бабушке Розе, выпустили с пятнадцати суток, он неудачно покуролесил в городе Саки. По злобной советской традиции с суток выпускали только ночью, и Грыша пешкарусом пропер километров пять по дождю. На теме воли оба освободившихся и схлестнулись.

Грыша работал матросом на рыболовецком сейнере и беспрерывно кирял. Вообще-то его фамилия была Врубель, но про своего однофамильца-художника Михаила Врубеля Грыша не знал. Или знал, но всякий раз разыгрывал удивление, когда ему об этом рассказывали. Первая буква из его фамилии давно исчезла, все его называли Рубель, потому что он всегда и при любой погоде просил при встрече рубль на поправку здоровья.

У Грышы была своя фишка, которую тот, похоже, подцепил у кого-то из ходивших в загранку — он постоянно спрашивал у малознакомых или же абсолютно незнакомых людей: «Аты сколько зарабатываешь в килограммах бананов?» Грыша считал, что это смешная и познавательная шутка. Яша в килограммах бананов зарабатывал, по выражению папы Марка, «ноль целых хуй десятых». Работать не хотелось, в шахматную секцию он не ходил, а пенсии бабушки Розы хватало на двоих в обрез. Папа в финансировании отпрыска принимать посильное участие пока не рвался.

Так прошел месяц, Яша плыл по течению Пляжного переулка и игр ал в дурака. В один из вечеров Грыша предложил хапануть (примечание переводчика — «курнуть», «почитать», как там у вас это дело называлось?). Яша согласился. Масть была хозяйская, вставило крепко обоим, Яша откинулся на лавочку, которую когда-то в беседке лично устанавливал молодой на тот момент фотограф Марк Демирский и почти выключился из происходящего. В его голове на дикой скорости пролетал косяк чаек, и каждая была отдельно взятой мыслью. Они цеплялись друг за дружку, как зубья шестеренки. Приблизительная цепочка Яшиных мыслей была такой: виноград-дерево-лес-грибы-грибок-носки-ноги-жопа-сиськи-кино-билет-газета-туалет и так далее, до бесконечности, или пока не попустит.

Ход мыслей и жизни был нарушен Грышей, который, сделав финальный напас (на всякий случай примечание переводчика: глубокая затяжка), предложил Яше место младшего матроса на своём сейнере. Яша в этот момент как раз пролетал логическую связку Севастополь-пломбир-молоко-лед-зима-море (примечание переводчика — Севастопольский пломбир в вафельном стаканчике и бело-голубой обёртке однозначно является лучшим мороженным за историю человечества) и на морозе согласился.

Е6-Е7

Рыболовецкий сейнер «РС-300-12», для своих просто «Шляпа», был старой подряпанной лоханью. Как передавала бабушка Роза, папа, узнав о новой работе сына, сильно смеялся, потому что на языке его круга шляпой называли хер. Яша не обиделся, он наконец-то узрел развитие событий: спустить шлюпку и уйти на вёслах в Турцию. А там проситься в американское или израильское посольство и разыгрывать еврейское начало в международных шахматах.

Контора за рыбаками присматривала плотно, даже за теми, кто отходил недалеко от берега. Но Черное море небольшое, если только не сравнивать с Азовским — двести километров, и ты в Турции. Так что шанс был.

Никто не понял, почему Яша пошел на сейнер простым матросом. При связях папы Марка можно было спокойно уйти в загранку и возить домой японскую технику, барыжить чеками и чувствовать себя в порядке. В целях конспирации и чтобы сохранить честь семьи Демирский-младший запустил слух, что он сильно подвёл папу и отправлен рыбачить в наказание. Он рассказал эту историю пар очке-тройке записных припортовых балаболов, и она сработала. Как и следовало ожидать, слух разветвился и оброс подробностями. По одной из версий Яша обрюхатил дочку не то зампрокурора, не то начальника ГУВД, и папа Марк замял дело большой суммой. На младшего матроса начали уважительно посматривать, но от грязной работы не освободили.

Особенно эта история легла на душу капитану Левченко, который, вполне возможно, был папашей светилу крымской психиатрии. Вот только выяснить это у него Яша не решился, капитан был мужик суровый, пьющий и молчаливый. Единственный сеанс связи с капитаном состоялся в первое же рабочее утро — Левченко осмотрел новое приобретение с ног до головы и процедил в сторону боцманской каюты; «Дожились, блядь, свой раввин на борту». Яша так и не понял, что именно вывело капитана к этой логической цепочке — явное семитское происхождение матроса или же он пошел дальше и обыграл название фильма «Приключения раввина Якова» с Луи де Фюнесом.

Первая же неделя на «Шляпе» стала и последней, Яша решил бежать восемнадцатого сентября, в свой день рождения. Но и за неделю он успел окончательно и бесповоротно пропахнуть рыбой и положить сверху на местный загар красный рыбацкий. Глупые куржи занимали по два топчана, в тени и на солнце, чередовали солнечные ванны, заклеивали носы кусочками газетной бумаги, но всё равно лучше всего загорали местные. Не переворачиваясь с боку на бок, а, просто рассекая по городу, земные приобретали ровный шоколадный оттенок, а мореманы с той же непосредственностью становились багровыми.

За несколько дней на сейнере Яша узнал много нового. Слова «камбуз», «гальюн», «лот», «трал» он и так знал, но у рыбаков были темы и позаковыристей. Так, например, выяснилось, что неожиданно для всех ученых и промысловиков в Черном море откуда-то появилась крупная ставрида. Ловить её было тяжело, ставрида — рыба умная и быстрая. Правда, Яша её не застал, она так же внезапно и пропала, став легендой.

Наследник фотобизнеса фактически стал юнгой, он чистил пепельницы, обогатив свою лексику поговоркой «Кто бычков не курил, жизни не поймет» и беспрерывно заваривал команде крепкий и очень сладкий чай, фактически чифир. Сахар постоянно заканчивался, и Яша ежедневно за это выгребал. Заливая кипяток в окаменевшую изнутри сахарницу, он потирал прибитый боцманским подсрачником кобчик и делал зарубки в памяти — сахара и чая надо брать побольше. И т.д, и т.п.

Е7-Е8

В день Икс Яша собрал рюкзак «Ермак» с едой, водой и одеждой, не забыв фотографию Капабланки с гаремом, и по-тихому пронес его на борт. Выйдя куда-то далеко в море, «Шляпа» стала рядом со стаей дельфинов. Грыша Рубель с радостным гиканьем нырнул к святым водоплавающим, остальная команда чего-то там работала на корме, а сосредоточенный Яша пошел в гальюн хезать.

В районе унитаза обнаружилась половинка журнала «Зарубежная фантастика» за хер его знает какой год. Яша уселся поудобнее, вошел в резонанс с покачиванием «Шляпы» на волнах и на нервной почве приступил к чтению. Как и следовало ожидать, действие происходило в далёком будущем, рассказ был про то, как один штымп пытался покончить с собой. Типа общество запрещало наплевательски к себе относиться, в машинах заставляли пристёгиваться (по мнению Яттти — полная хрень, как, например, пристёгиваться в папиной двадцать первой Волге, если там ремней принципиально нет и не предвидится) и всё такое прочее.

Писатель подробно рассусолил эту тему: ремни, надувные мешки, тормозящие системы, лазерные полосы и специальные блокираторы, чтобы пьяными не садились за руль. Типа разбиться почти невозможно. А главный герой, Джон Мэллоу, как выяснилось, состоял в тайной организации, которая раз в неделю организовывала аварии, в которых по очереди принципиально погибали её члены. И каждую неделю — новая хитрость, как обойти системы безопасности: весь мир, типа, по телеку следит, получится ли у них на этот раз. Кроме машин автор был завёрнут ещё на телефонах и собаках. У него были описаны радиовидеотелефоны. За такое неправдоподобие Яша даже обиделся — да не будет такого: ведь всё на свете выдумывают мужики, а с такими телефонами бабы будут постоянно следить за собственными супругами. Никто в здравом уме такого не придумает.

Про собак в рассказе была другая хрень — их там усыпляли в анабиоз, чтобы жили как люди, по восемьдесят лет. Собаки у них просыпались два раза в год по месяцу, а остальные десять были в отключке. Джон Мэллоу как раз решил разбиться вместе со своей верной овчаркой Карой, когда произошли одновременно два пренеприятнейших события: полжурнала закончилось (Яша как раз в этот момент подумал, что журнал в сортире был капитанский, а, значит, Левченко человек образованный и раввином прозвал Яшу из-за фильма), а «Шляпа» разорвалась пополам.

До последнего дня Яша так и не узнал, что именно тогда произошло. Грыша на следствии говорил, что Левченко частенько заходил на ловлю в запретрайоны, но Рубель в навигации не петрил и не знал, где именно они тогда находились. Наверное, пока Грыша купался с дельфинами, а Яша хезал под рассказ из «Зарубежной Фантастики», Левченко потянул трал и зацепил под шум вокзала старую мину или глубинную бомбу. Вообще-то в таких случаях полагалось бросать сеть, но кто ж её отрежет, когда план не сдан. Так это или нет, но старая «Шляпа» прекратила своё существование жестко, вдребезги и навзничь, унеся жизни восьми человек. Грыша выжил благодаря дельфинам, он далеко отплыл от судна, а Яшу выбросило метров на сто в сторону, видать, не судьба была ему взорваться тем утром. Его, конечно, изрядно подряпало при взрыве, но Рубель был парень крепкий. Он грёб на куске борта почти сутки, большую часть которых Яша провел в спасительном забытьи.

Они выплыли к следующему утру на Маяке и до следующего Нового года провалялись в больничке (обычной, не психушке). Следователь первое время приходил каждый день, но потом папа Марк, снова воспылавший отцовской любовью, послал его на хер, чтобы не тревожил сына и не пил остатки крови славной династии Демирских. Самое удивительное, что комитетчик действительно отканал в сторону, что окончательно и бесповоротно убедило Яшу, что блатнее родного папы в этом мире нет никого.

Эндшпиль

Через четыре года обожаемый Марком Ефимовичем Союз Советских Социалистических Республик окончательно навернулся. Настало новое время, в котором всем стало ещё хуже, а очень некоторым — гораздо лучше. Яша, понятно дело, шахматы забросил — благодаря папиным связям он сделал быструю карьеру, став одним из самых известных городских бригадиров (примечание переводчика: руководитель организованной преступной группировки). Бабушка Роза с Пляжного так и не переехала, но Яша выкупил две соседних комнаты у Рубеля и четы Бойко. Бабуля зажила, как царица, и говорила соседкам, что внучек теперь стал «начальник всех кооперативов».

Блатная жизнь нелёгкая, но интересная. Яшу настигла вторая мина, его взорвали в девяносто четвертом, у ворот собственного трёхэтажного дома из облицованного ракушечника, в любимой красной экспортной девяносто третьей «Ладе» (примечание переводчика: девяносто третья отличалась от обычной девятки тем, что у неё «длинное крыло»). Его похоронили на Центральном кладбище, на центральной же алее, а памятник поставили знатный — Яша в полный рост стояли улыбался, облокотившись на любимую машину. Марк Ефимович страшно отомстил — одного из убийц положили под утренний «Первый» трамвай на Майнаках (примечание переводчика: в Евпатории было всего четыре маршрута раритетного красного чешского одноколейного трамвая, а Майнаки — лиман), двое других сгинули без вести. В те годы бригадные пропадали десятками и никто их особенно и не искал. Потому как не до того было.

P.S.

А с Грышей Рубелем не так давно произошла вторая чудесная история. С началом новой эры он себя не нашёл, стал понемножку ширяться и продвигал всё, что мог (примечание переводчика: «двигаться» — колоться, ширяться). Утром восемнадцатого сентября прошлого года он проснулся и понял, что срочно надобен укольчик, но продать нечего и украсть нет сил. На счету мобильного телефона не было денег, так что даже не позвонить и не попросить у барыги «черного» (примечание переводчика: «черное» — что-нибудь простенькое, опиумное, вытяжка из маковой соломки, сваренная в домашних условиях) в долг. Он стал в ванной на колени и начал молиться, потом ввел в телефоне случайные 10 цифр и счет пополнился на 25 гривен. Хотите верьте, хотите нет, но Грыша не позвонил барыге. Он правильно расшифровал этот знак и ушел монахом в Свято-Успенский пещерный монастырь, где пребывает и поныне. Будете проездом, передавайте привет.

Малый

Будь честным, будь смелым, выдержи. Все остальное — темнота

Стивен Кинг. Оно, 1986
10.52

Малый крутил руль до конца. Такое на самом деле редко бывает, люди в экстремальной ситуации обычно бросают руль, жмут на тормоза и закрывают глаза, как футболисты, бьющие по мячу головой. Так это или не так, но тот разговорчивый мусор сказал Эфимбергу, что даже бойцы на джипахусираются, как бабы на «Пежо», и бросают руль. А Малый до последнего момента пытался разрулить эту хрень.

В природе часто встречаются болтливые мусора, но этот явно был чемпионом области. Гун дел и гундел. У Эфимберга и без этих качелей был точечный, сука, бодун. Жанна, кобыла, втулила новый самогон. На сорока травах, в натуре слеза... Сука. Уже скоро одиннадцать, а левый висок просто бурило победитовым сверлом. И не просто так, ещё нарисовался расклад с Малым и мент попался в стиле Лии Ахеджаковой из фильма «Служебный роман».

Эфимберг поворачивался к нему и левым боком, и правым, и лицом, но никакие попускало. Надо было срочно поправить здоровье, но при пяти мусорах на пяти квадратных метрах это было сделать сложно. Вдобавок солнце, падло, палило нещадно. Это ж надо, апрель, 18-е число, а уже чистый Ташкент. Ясный-красный, в Ташкенте Эфимберг не был, он вообще нигде не был, но дядя Женя с первого этажа, среди прочего, притаранил с кичи и это выражение, и вот уже лет десять весь двор на любое проявление солнечной активности реагировал фразой про чистый Ташкент.

Толстый сержант потел, как бригада армян, но продолжал гундеть: «Дружок твой не забздел, бляха, ушёл от Рафика на встречку и Форда проскочил». Эфимберг поморщился сразу за троих: бодунище, запах пота от мусора и неправильное ударение на последний слог. Три, сука, в одном. Малый такую чепуху явно бы не одобрил. Хрен его знает, где он в своём ГПТУ подсел на чистоту языка, но за Форда бы он не промолчал. «Форда, дядя, Форда», — вот что он бы сказал, если б скорая час назад не отъехала со всеми полагающимися понтами.

А мент всё не унимался, шел по пятому кругу: «Эти бабы, блядь, права напокупали, а ехать не умеют, чуть шо, глаза закрывают и в морг». Измождённый мозг Эфимберга из последних сил родил ответку: «А кто ж им, интересно, эти права продал?» Но озвучивать такую бодягу было никак нельзя, мусор явно зачёл Эфу за пацанчика с понятиями, а это было важно — предстояло рисовать схему ДТП, а Малый, как-никак, выскочил на встречку.

Лёвик (примечание переводчика: лёвик—мент, мусор и т.д.) тем временем продолжал разоряться по поводу баб на иномарках, а Эфимберг вспомнил, как они с Малым на той неделе смотрели по Первому сюжет про страховки в Швеции. Ведущий, штымп в зелёном пиджаке, при галстуке и микрофоне, всё удивлялся, что бабам там страховать машины дешевле, чем мужикам. Типа, они реже в аварии попадают, ездят осторожнее и всё такое. Малый тогда замолчал наглухо, а Эфа развил тему, типа, а хули там ездить, без ям да с коробкой автомат. На районе машин без педали сцепления не значилось, но Малый, как работник сферы авто-обслуживания, говорил, что это, в натуре, чистый курорт — нажал и поехали.

Мусор (то ли Геша, то ли Грыша, — он семечки жевал всю дорогу и представился невнятно) той передачи явно не видел и тёр про своё. Хотя, даже если б и смотрел, вряд ли бы поверил.

До людей вообще долго доходит. Вот Малый — тот всё ловит сразу. И не гундит, если только базар за машины не заходит.

Тогда, после сюжета, вышли на двор перекурить рекламу, взять у Жанны пивка, да так и зависли на лавочках. Подканал дядя Женя, завёл пластинку про шаровые опоры в «Жигулях», и тут Малый неожиданно завёлся. То, что он на взводе, было сразу понятно: в обычных ситуациях, да ещё и под бухом, Малый почти не заикался, а тут началось: «Дядь Же-Жень, наебаловка всё это. Им п-п-похер, шо будет, будто мы китайцы и нас м-миллиард. Скока завернётся, стока завернётся».

Эфа воспользовался паузой в мусорском базаре, подвинулся с дороги в тень под шелковицей и неожиданно сам для себя заулыбался, вспомнив, как Малый тогда выступил...

«Да им похер, на чём ты ездишь, дядь Жень. Любая засада с твоей «копейкой» — и нет тебя. Наглухо, блядь, нет. Это называется п-п-пассивная б-безопасность, когда стойки, подушки безопасности защищают. Они там порешали, что ты будешь на этой хрени ездить, и всё. А то, шо тебе пиздец на любых качелях, не ебёт это никого. Они ж на сто с-с-сороковых на постой рассекают, им люди похуй».

Что характерно, Малый был пацанчик дотошный. Ему было не в западло умничать на каждый анекдот про новых русских. Только кто-то на лавочках заводил про шестисотый и запорожец, Малый авторитетно сплёвывал промеж тапочек и вставлял своё традиционное: «Не шестисотый, а сто сороковой с шестилитровым мотором». На эту чепуху все давно уже забили, тем более, что анекдоты про шестисотые народ рожал исправно, аккурат под выходные.

И тогда, в воскресенье прошлое, Малый раскачался по серьёзному и, кладя жестокую «0болонь-2000» на «Оболонь Свггле», всё не унимался: «Это чистая наебаловка, д-д-дядь Жень. Сначала одни Жигули, потом разрулили между собой, что надо лоха на Дэу присадить, а то шо это «Опель» позавчерашний, забыли сказать. Китай-Корея-гонорея, вот и всё. Моя переходная крепче их в сто раз».

Свою тройку (30-й кузов, она же переходная) БМВ Малый любил до опупения. Особенно это касалось внешнего вида, он подкрашивал и полировал её раз в три месяца. Соседи по гаражам над Малым подсмеивались, но он говорил, что у маляра машина должна блестеть прилюбом раскладе, что клиент должен видеть: у мастера хороший автомобиль в хорошем состоянии. Значит, и вашу машину хорошо покрасит.

Долгое время эта тройка была самой блатной машиной на районе, пока кооперативщик Домбровский из нового подъезда не пригнал из Германии чёрный мерс. Малый тогда сразу определил, что «Мерседес» достаточно скромный, двухлитровый средний класс, но народ в тонкости не лез и Домбровского сразу стали называть новым русским, а его мерс, припаркованный у нового подъезда, стал гордостью двора.

С давних времён второй подъезд называли новым, тогда дом начали ремонтировать перед каким-то съездом КПСС. Партия сразу после съезда начала рассыпаться, вследствие чего ремонт закончен не был: второй подъезд сиял новой побелкой, а первый так и остался обшарпанным. Конечно же, спустя время, оба подъезда стали выглядеть одинаково, но первым и вторым их по-прежнему никто не называл.

Малый и Эфимберг жили в старом, первом, их отцы получили квартиры на третьем этаже, в квартирах 10 и 11. Пятиэтажная хрущёвка была построена для сотрудников автобазы №17 и вот уже тридцать лет в гордом одиночестве торчала среди частного сектора — других небоскрёбов на районе не было. Это давало ряд преимуществ — дом все знали, и его обитатели шорхались по городу с особым достоинством. Вот и сейчас, когда мусор, тяжело сопя, заполнял бумажку с данными участников ДТП, Эфимберг сказал: Партизанская, 1. Мент поднял голову: «Небоскрёб что-ли?» И одобрительно сплюнул в пыль.

Эфа в теньке под шелковицей начал потихоньку приходить в себя и завёл со вторым ментом, сержантом, разговор об обстоятельствах аварии.

— Бэха, значит, светофор проскочила и выехала на пригорок, а тут Рафик, бляха, на дорогу спускался с бордюра. Люди всё видели...

8.47

...Малый торопился, утренний скандал с Жанной отнял минут пятнадцать, и теперь надо было их наверстать. Ровно в 9 должна была приехать клиентка, забрать красную «Лянчу Дельта Интеграле», которую он перекрасил, добавив две белые полосы через весь кузов. Она приехала крыло подкрасить, но Малый, приложив всё своё умение, укатал её на полную перекраску.

Обычно до работы было ехать минут 35-40, но сегодня нужно было уложиться в 25. Малый штамповал повороты, обходил троллейбусы и миганием фар сдвигал на обочину ползущие «Жигули». Всё шло нормально, пока на съезде с проспекта в промзону не повстречалась «Ауди-сотка», чёрная бочка. Сначала Малый мигал фарами, потом сигналил — всё без толку, штымп на «Ауди» пропускать его не хотел. Навстречу шла плотная колонна из троллейбусов и автобусов — народ ехал на работу, барыги везли товар на базар.

В таких случаях хорошо было бы объехать его справа и притормозить, пусть ползёт и злится. Но сегодня на воспитательные манёвры времени не было. Объехать справа тоже не получилось, «Ауди» так же принимала вправо, блокируя манёвр.

«Формула-1, блядь», — подумал Малый и разозлился не на шутку. Сначала Жанна, теперь этот козёл.

Наконец-то в колонне троллейбусов образовалась прореха, Малый рванул на встречку, поравнялся с бочкой, опустил правое стекло, скорчил злую морду и посмотрел на водителя «ауди». И тут как будто кто-то киянкой ударил по затылку — за рулём был цыган! (примечание переводчика — ударение в слове цыган здесь делается на первый слог — цыган).

Цыганей Малый ненавидел до зубного крошева. Парень он был спокойный, но при виде цыган превращался в бешенную собаку. И было за что. Та злосчастная история приключилась летом, между четвёртым и пятым классом. Матушка взяла деньги в чёрной кассе, Малого и поехала в Москву за школьной формой (примечание переводчика — чёрная касса в СССР была народным банком, образовывалась группа из нескольких десятков людей, обычно сотрудников, каждый месяц скидывались рублей этак по 20—25, один брал всю сумму и тратил на свои нужды. На следующий месяц — следующий и т.д.).

Был слух, что в ГУМе можно оторвать синюю школьную форму, в то время все вокруг были в коричневой. Поехали на один день. Малого матушка поставила в очередь в Мавзолей, сама заняла в ГУМе. Обе очереди заняли четыре часа, Малый посмотрел на дедушку Ленина и, вконец ошарашенный масштабом происходящего, поплёлся через Красную площадь в универмаг. По дороге весьма удачно попался обломок камня. Малый представил, как на первой же политинформации скромно выложит на учительский стол кусочек КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ. Однако дальнейшие события не дали реализоваться мечте пионера.

Матушка была счастлива, взяли не только форму, но и югославские демисезонные сапоги, о которых она то тайно, то явно мечтала всю жизнь! Они чутка жали в подъёме, но матушка говорила, что через год любая обувь «садится», принимая форму ноги. Выпив для полного счастья фанты, поехали на Курский вокзал. Малый чувствовал себя чекистом, охраняющим генсека — прикрывал спиной мать, которая держала сумку с покупками в районе живота. На поясе у неё был холщёвый мешочек на резинке, в котором лежали сэкономленные 150 рублей.

Сели в поезд, Малый сразу залез на вторую полку и от избытка чувств забылся сном, в котором директор школы, Бармалей, на первосентябрьской линейке, перед подъёмом знамени, выносил на красной подушечке осколок Красной площади. Звучал гимн СССР и все завистливо косились на Малого. Даже звеньевая Жанка забывала о существовании семиклассников и смотрела на него своими огромными голубыми глазищами.

Сон явно мог окончиться гигантской поллюцией, но был прерван криками пассажиров. Дело было так — в плацкарту подсела цыганка, разговорила мать. Предложила погадать. Матушка, ясный-красный, отказалась. Тогда выпили вина, которое оказалось у цыганки. Почему мать согласилась выпить, почему цыганка работала в поезде на обратном пути, а не по дороге в Москву, куда все ехали с деньгами? Почему, почему, почему.

Мать заснула, отравилась заряженным пойлом и умерла. Цыганка украла 150 рублей и форму. Коробку с сапогами не нашла, она лежала на багажной полке, прикрытая скаткой ворсистых одеял. Обнаружилось это только утром, по прибытии поезда. Малый орал, бился головой об откидной столик и зашёлся пеной. С тех пор и начал заикаться.

Цыганку через 3 дня нашли и арестовали, форму вернули, а Малый с батей ходил на опознание. Оно почему-то проходило совсем не так, как с Фоксом в фильме «Место встречи изменить нельзя». Старлей отвёл двух попутчиц и пахана с Малым в обезьянник (примечание переводчика — камера предварительного заключения, обычно без решётки, со стенкой из прозрачного толстого пластика), где на скамейке лежала та женщина. Бабы из купе сказали, что это она, Малый начал плакать, а батя орал: «Всё, хуна, пизда тебе теперь!», и тоже пустил слезу.

Старлей вывел их во двор, на солнышко, и пообещал, что цыганка сядет минимум на десятку. Батя ещё спросил, нельзя ли эту суку расстрелять, а мент сказал, что ей всё равно кранты — наркоманка. Малый форму так и не смог надеть, её отдали кому-то, сапоги купила тётя Таня с пятого этажа, а смысл слов «хуна» и «наркоманка» через год разъяснил откинувшийся к тому времени дядя Женя с первого. Правда, он ещё добавил, что нар кеты и на зоне находят, чем ширнуться, а цыгане своим помогают, так что особых надежд на скорую погибель той цыганки не было.

Батя крепко прилёг на стакан, но потом их обоих попустило. Хозяйство теперь было на Буле — батиной маме. Вечно горюют только в индийском кино, а жизнь, она всё подравняет. Так и вышло, со временем боль поутихла, но цыган Малый с той поры возненавидел раз и навсегда.

8.51

Встречный «Икарус» начал истошно кричать хриплым клаксоном, Малый проорал что-то в ответ и дёрнул руль вправо. Цыган, надо отдать ему должное, был в порядке и ушёл от подрезки. Метров через 20 нарисовался заезд во дворы, куда он и нырнул. Гнаться за ним Малый не решился — юбка (примечание переводчика: обвес) на тройке была низкая, а в промзоне — яма на яме, плюс сплошные железнодорожные переезды.

Впереди замигал зелёным светофор, Малый врубил третью и вылетел на пригорок. Как пел Высоцкий, за восемь бед — один ответ: выскочив на горку, Малый увидел белый Рафик, уголок под Алуштой в 1978-ом году не смогла составить конкуренцию любимой папашиной истории.

Что характерно, батя частенько ссылался на ефрейтора Нечипо-ренко, поминая оного по поводу и без повода. Просматривая, к примеру, программу «Международная панорама» с необъятным ведущим Бовиным, батя так говорил: а ефрейтор Не-чипоренко ещё в 68 году говорил, будем ишо и Америку брать за жопу. Малый заплакал ещё горше, когда на батиных похоронах выяснилось, что легендарный Нечипоренко — маленький толстенький колхозный дядька с обвисшими усами а ля Чапаев.

Батя умер от эмфиземы, всего 2 месяца поездил на новой (5 лет всего) бэхе. Причём на стиль езды наличие двух с половиной килограммов под капотом не повлияло — как ездил медленно, так и ездил. Малый с детства помнил батю за рулём 965-го «Запорожца». Когда ему сзади сигналили принять вправо, пахан разыгрывал один и тот же прикол: вертел головой по сторонам и кричал — «Где свадьба?» У людей вообще одни и те же шутки.

После смерти бати Малому осталась машина и гаражный бокс с банками краски и пульверизаторами. «Андреича малой те-перя там красит», — говорили мужики на въезде в гаражный кооператив, если кто интересовался маляркой. Мало кто знал, что зовут их одинаково — Андреями.

Малой и малая — вообще были основными кличками для детей в семьях. Малые выростали, а погоняла оставались. Малый как-то на автобазаре видел одного пацанчика ростом в два метра по кличке Малыш. В нашей жизни всё бывает, пела София Ротару, и была, блин, права.

11.28

Эфа прилёг под шелковицей, стрельнул у сержанта сигарету «Космос», вставил её в губы самым кончиком фильтра,

(пропуск стр. 87)

С одеждой сложилось, но богатые люди и девушки с приданым не спешили навстречу. Оставалось только поддерживать парадную одежду в хорошем состоянии (через 3 года к боекомплекту добавилась шикарная куртка «Ройс» из жатой ткани) и ждать своего шанса.

Его звали на любые события: дни рождения, новоселья, свадьбы, поминки и всяческие годовщины. Непонятным образом всё это его возбуждало — задвинуть тост, поддержать беседу на любую тему. Ещё с утра, если предстояло мероприятие, Эфа находился в приподнятом состоянии — он знал, что его ждёт много еды, много бухла и законное основание быть бухим. Родыки пьянства не одобряли. Папаня стабильно выкушивал одно кило «Аркана» в неделю, не больше и не меньше. По масштабам двора он считался трезвенником.

Особенно Эфе нравилось присутствовать на поминках. Если всё проходимо удачно, он чувствовал момент, когда нужно было перейти от слёз к смеху транзитом через светлую грусть. Нужно было дождаться тишины за столом, встать со стаканом и рассказать какую-нибудь смешную историю, связанную с покойным. Типа, он был весёлым человеком, он сейчас с нами и ему будет приятно, если мы посмеёмся вместе. Этот номер был безотказным — поминки превращались в приятную пьянку, а родственники покойного были благодарны Эфе и радовались тому, что не забыли пригласить такого замечательного соседа.

На свадьбе Малого с Жанной Эфа, ясен день, был свидетелем со стороны жениха. Себя при этом он называл исключительно шафером и беспрерывно разъяснял гостям разницу между шафером, шифером и шурином. Свадьба тогда удалась — Эфа блистал остроумием и даже заставил гостей водить хоровод посреди двора, вокруг Лужи, которая не засыхала с марта по ноябрь. Выторг в киоске был гигантский — гости съели четыре ящика водки и 30 бутылок советского полусухого.

(пропуск стр 89)

публике, что Бошетунмай из легендарного концерта «Группа крови» — сорт убойной казахской конопли, и что Цой, как и все корейцы, ел собак. В качестве доказательства по этому весьма спорному тезису Эфимберг приводил цитату из альбома «Начальник Камчатки» — «Вспоминаю собаку, она как звезда, ну и пусть», Цой — кореец, а корейцы едят собак, вот для него собака и стала звездой. Также Эфа горячо интересовался судьбой группы «Младшие братья», единственное упоминание о которой было на конверте пластинки «Ночь» — «группа «Младшие братья» — подпевки».

11.52

Мусора тем временем уже заканчивали свои дела, то ли Геша, то ли Грыша разыскал в недрах обнявшей столб бэхи барсетку Малого и, после краткой консультации с сержантом, отправился под шелковицу, будить Эфимберга.

— Слышь, братуха, тут это, барсетка кореша твоего...

— И шо там? — ответил Эфа, щуря глаза и сплёвывая погасший бычок.

— Ну, документы, хуня-муйня и четыреста баксов. Я считаю, с половины разойдёмся, будет нормально.

Эфимберг резко поднялся: «Не понял», хотя, конечно, всё понял сразу. Дело в том, что Малый никогда не тратил деньги, пока не сдавал работу заказчику. Он сегодня должен был отдать «Лянчу» той удивительной тёлке и на всякий случай имел при себе деньги, если её не устроит работа, такое у него было глупое понятие по жизни.

— Я не понял, ты шо, решил лавэ друга моего зажилить?

Тут был скользкий момент — наезжать на мусоров было можно, но если осторожно. Нужно было верно оценить ситуацию, звание мента и собственную значимость в его глазах. Бывалые рецидивисты с мусорами не нянькались, и эти номера обычно

(Пропуск стр. 91)

Надо же, ей лет 25, а уже на вы, себя по отчеству, машинка в порядке. Не тётя, а целый разворот из журнала.

Она что-то продолжала говорить, а Малый скромно стоял и пытался ничего не пропустить сквозь прищуренные от солнца глаза. Далее началась вообще фантастика — в машине что-то затренькало, Инна Валерьевна извинилась, наклонилась в салон и вытащила откуда-то здоровенную трубку. Нихера себе, у неё сотовый телефон!

Разговор был тот ещё: «Да, слушаю... Я не тороплюсь, считает всё равно три минуты... По вопросу приватизации мансарды готова буду к пятнице... окей, договорились...». Телефон, окей, мансарда, приватизация, всё это попахивало полным Голливудом.

У Малого заныло в груди, он на чистом автопилоте посмотрел поцарапанное крыло и неожиданно для себя предложил за 400 баксов перекрасить всю машину, добавив спортивные полосы через весь кузов. Инна Валерьевна пытливо посмотрела на него аккуратненькими светленькими глазками, согласилась, вытащила из машины сумку с телефоном, поймала какого-то ивана на «шкоде» и отчалила. Малой долго стоял смотрел ей вслед, начиная жить долгую неделю до следующего понедельника, когда она вернётся за машиной.

Подбирая краску, он фантазировал о том, как через неделю Инна Валерьевна восторженно целует его в щёку и приглашает в свою большую и наверняка крутую фирму заниматься автопарком. Черт его знает, чем занимаются эти фирмы... Малый был далёк от того, чтобы верить, что деньги фирмам достаются сами по себе, но в мечтах лучше не напрягаться, а сладко мечтать, пока мечтается.

Вечером рассказал про чудную тёлку Эфимбергу, тот сразу спросил, была ли на ней обручалка, и попросился поехать вместе в понедельник. Малый съехал с этой темы и пошёл домой. Жанка, сука, сразу что-то почувствовала и с новыми силами ринулась пилить пропахший краской мозг. Вот ведь странность какая, раньше никогда бы не поверил, что она станет такой стервой.

Расписались они два года назад. Жениться предложил отец, типа — Буля в маразме, нормальная хозяйка в доме будет, борщ там, уют, внука родит. Жанна как раз была беременна, так что сложностей не возникло. Собрали денег, отыграли свадьбу в три дня, не хуже, чем у людей. То, что молодая с животом, никого не удивило — все так женились. Единственным исключением из правил был второй «новый русский» со двора, барыга Олег Косой. Эфа шутил про него — второй человек после Гитлера, намекая на Домбровского с его мерсом. Но Косой женился на дочке замдиректора мебельного магазина, а это другое дело — о лучшем и мечтать нельзя.

Через месяц после свадьбы родилась дочка Катюша, которую, естественно, называли Малой. Особой любви не было, вообще есть мнение, что большая любовь — один из вариантов наеба-ловки из кино. Цветы, поцелуи, завтрак в постель. Как же, как же. Все браки во дворе строились по одному и тому же принципу: мужик бухает, баба его пилит. И так до самой смерти, которая всегда забирала пропитых отцов семейства в первую очередь. Малый был исключением, причём дважды: матушка умерла первой, а жена совмещала кир и пилёж мозга в одном лице.

Жанна после родов набрала килограмм этак тридцать, да так и осталась в этом состоянии. Ходила постоянно злая, смотрела по телеку «Песню Года», орала на Булю и шлёпала Малую почём зря. Единственной отдушиной был двор, где они с подругами сидели с колясками возле киоска, пили джин-тоник и бренди-колу. Малый после работы предпочитал пару пивка и любимый жанкин джин-тоник называл «химия-химия, вся печёнка синяя». Так прошло полтора года, девки сидели со своими бутылочками и колясками, курили длинные сигареты «Море», обсуждая своих мужиков и делая по любому поводу удивлённо-искренние лица.

Потом Дмитревна уволилась из киоска и Жанна заняла её место. Малая ползала в пыли сзади, где в теньке стояли ящики с водкой, а на них — магнитофон «Маяк» с неизменным концертом Владимира Асмолова. Жанна нормально зарабатывала, приторговывала самогоном, который брала у родственников в селе. Судить по деньгам — всё было нормально, но Жанка начала серьёзно закладывать за бигуди. Малый пару раз пытался её урезонить, но баба ему попалась хитрая и била на опережение: мол, мало денег, нахера было выходить за пахнущего краской маляра, для которого машина важней всего. То, что от неё самой разило убойной смесью самогона, джин-тоника и шоколадок «Виспа», на логику разговора не влияло.

Распорядок вечера теперь был такой: Малый приезжал с работы, забирал малую из киоска и шёл домой, кормить ребёнка и мыть говно из-под Були, которая к тому моменту окончательно поехала мозгами. Эфа говорил, что старушенции в маразме могут прожить ещё лет тридцать, но Малый в это верил слабо.

Похожая история приключилась с матушкой Михалыча, она сошла с ума, подпалила хату и задохнулась в дыму. Михалыча вообще-то звали Мишей, но один Миша во дворе уже был, и после шуток Петросяна о Михалыче, который всех угощает сигаретами, его тоже стали так называть.

Михалыч был знаменит тем, что, увольняясь с автобазы, вложил все сбережения со сберкнижки в запас сигарет «Флуераш» и две бочки медицинского спирта. Эфа шутил, что Михалыч — один из немногих в мире, по кому кризис не ударил. Морган, Рокфеллер и Михалыч. Он целыми днями сидел возле голубятни, курил и жаловался, что заканчиваются запасы. Причём жаловаться начал сразу. У Михалыча был старенький мотоцикл «Чезет», на котором он никогда никуда не ездил и вечно его чинил. Малый, как специалист, несколько раз ему помогал и говорил, что ещё лет пять такой работы, и мотоцикл поедет...

Буля всё время сидела в своей комнате, разговаривала с чертями на потолке. Иногда случались периоды просветления, она сама ходила в туалет и принималась стирать полиэтиленовые пакеты. Малый не раз и не два говорил, что пакеты стирать не надо, они одноразовые, но Буле всё было похер, она жила в своём мире и выходить из него пока что не планировала. Пакеты стали одним из первых доказательств торжества капитализма. С чем, с чем, а с пакетами теперь порядок. Малый особо уважал большие чёрные с логотипом БМВ. Почему они пользовались такой популярностью, почему БМВ, а не «Мерседес», к примеру? Ответов не было.

Жанка ходила с белым пакетом, на котором обычно была какая-нибудь сексуальная блондинистая кобыла в одних джинсах. У баб на улице был стабильный набор — в одной руке сумочка и белый пакет. Малый обычно брал два-три своих любимых, чёрных БМВ, и шёл на базар.

Он любил базар, там можно было поторговаться, поговорить и самый большой плюс — там не было очередей. Что характерно, с наступлением капитализма очередей меньше не стало.

В супермаркете же очереди были на постой. То ли те, кто рассчитывал количество касс, были пессимистами, то ли экономили на кассирах. Когда открылся первый на районе маркет, Малый сходил один раз, увидел толпу, развернулся и пошёл на базар. Подумал ещё: «Может, если бы напротив был ещё один супермаркет, очередей было бы меньше». Но через год открылся второй большой магазин, потом третий, а очереди были те же.

Батя маркет тем более не признал. С его ручищами расклеивать пакеты было сложно. Эфимберг тогда ещё издевался: «Может, вы — дворяне? Откуда в семье из хрущевки такая нелюбовь к очередям? Отвечаю, надо порыться в родословной, может, у вас полсемьи в Париже, на Елисейских полях гужуется, а вы тут последний хер без соли доедаете!».

8.57

В доли секунды Малый продолжил занос и сантиметров на десять разошёлся с обалдевшей велосипедисткой, потом бимер поймал задним левым колесом яму и взлетел в воздух...

Буквально вчера в новостях показывали аварию на водома-гистрали в Чикаго, так там дорога была в таких же ямах, как Партизанская. Малый ещё говорил Эфимбергу, что за кордоном такая же херня с дорогами, как и у нас. На что Эфа ответил, что когда в американских фильмах герои едут в машине и пейзаж за окном не дергается, значит, снимают на специальном лафете, на который ставят машину.

Никакой жизни перед глазами не пронеслось, была темнота. Малый закрыл глаза, проорал ещё одно «ёбтвоюмать» и воткнулся головой в стойку. Тройка легла аккурат серединой кузова на придорожный тополь, буквально обняв крепкое дерево.

Пока мусора телились, сметливые мужички из «Камаза» (Рафик и «Форд» быренько съебались с места аварии, но одна бойкая старушка запомнила номера микроавтобуса) монтировкой вскрыли бэху и вытащили Малого.

Он ещё дышал тогда. Дышал, пока ждали «скорую», дышал и в «скорой». В больничке его сразу повезли в реанимацию, но дежурный зафиксировал смерть и вышел быстренько на крыльцо, перекурить это дело, пока не подвезли кого-нибудь более живучего.

12.40

После больницы Эфимберг сел на «восьмой», доехал до круга и разменял сотку в киоске. Он взял полбанки «Холодного яра» и бутылку «Фиесты», которую с детства признавал за лучшую газировку. Сел на лавочку, одним глотком ополовинил белую, вылечил бодун и горько заплакал. Он плакал не так, как на похоронах, рыдал, блядь, чисто за себя. Ментовский патруль на опыте определил, что у парня настоящее горе и, не став докапываться, отканал к киоску разводить зверей на халявное пиво.

Эфа поплакал с полчаса, допил водку и пошёл домой. Во дворе уже всё знали. Жанка кричала в полный голос за столиком посреди двора, подруги утирали глаза платочками и разливали водку по гранчакам.

Эфимберг для приличия посидел с ними, выпил ещё грамм триста тёплого дыневого «Аркана». Рядом на лавочке всхлипывал Михалыч, он дрожал соплями и повторял одно и то же: «Кто ж теперича мотоцикл мне, а?»

Пипетка

(Пропуск скана стр 198, 199)

изменным — музыкальные пристрастия населения сделали классическую метафизическую петлю и снова вывели на свет божий группу «Ласковый май». Юра Шатунов на весь переход пел про ласковый вечер, и, казалось, все продавцы и покупатели ему подпевали, причём среди почитателей сиротского таланта преобладали те, кто в первую волну популярности «Ласкового мая» готовился к поступлению в ясли. С точки зрения бизнеса Андрей Разин был гением, укрепив и закрепив привязанность населения к сентиментальной дворовой манере пения...

II

Мама, не ругай меня, я пьяаааный, — выводил во дворе Макар Бабич из восьмой квартиры, —

Я сегодня пил и буду пииить,
Потому что завтра утром рааано
Поведут нас в армию служиииить.

Макар пел эту песню на заказ друзей почти каждый вечер, и Ваня знал, что дальше там будет про то, что «старшина создаст уют и ласку, старики салагой назовут». Бабич исполнял её в классическом пацанском стиле, но доверия при этом не вызывал. История о воинской службе в его устах выглядела фальшивкой, Макар в армию не ходил, потому как каждому советскому школьнику было известно, что тех, кто отмотал по малолетке (примечание переводчика: сидел в тюрьме для несовершеннолетних), в армию не брали. Такая вот небольшая компенсация от общества.

Если хорошо подумать, а тайный Крузенштерн, собственно, этим всю свою долгую тринадцатилетнюю жизнь и занимался, то мир был полон несоответствий. Так, например, ещё один сосед, Леонид Трофимович, совмещавший в школе должности завуча и учителя истории, был Ваней неоднократно замечен в гараже за распеванием сомнительной песни Александра Новикова про то, что «вышел родом из еврейского квартала и был зачат за три рубля на чердаке». Типичный блатной сюжет, но Леонид Трофимович, коммунист и историк, в тюрьме сидеть не мог по определению. А тем не менее, любил петь такую же ложь, как и Макар.

Завуч вообще был тот ещё жлоб. У него был любимый тост про «чтоб стояло в хате, в гараже, в кровати», который он вспоминал по поводу и без повода. Соединить воедино этого тупого мужика с преподавателем, который в пиджаке с орденом Трудового красного знамени рассказывал на уроке о битве на Курской дуге, было невозможно.

На лестничную площадку, как у всех, выходили четыре квартиры — трёшка, две двушки и однокомнатная. Леонид Трофимович с супругой жили, понятное дело, в трёшке. В двухкомнатных проживали Ваня с мамой и Макар со своим семейством, состоявшим из пяти котов, бати, матушки и младшей сестры. А в однокомнатной под номером пять значился всего один жилец — бородатый старик Михаил Робертович Вербицкий.

Из трансляции своей жизни, которую мать практически беспрерывно вела в телефонных разговорах с подругой детства Верой, Ваня знал, что Вербицкий когда-то был женат и руководил магазином обслуживания ветеранов. Пока бабушка была жива, Ваня раз в месяц ходил с ней в ветеранский магазин, в котором всегда были в наличии колбаса и сгущёнка. Потом Вербицкий разменял свою большую квартиру в центре и развёлся с женой, которая предала родину и эмигрировала в Израиль. По словам матери, он был единственным пьющим евреем, которого она видела в жизни. С определённой точки зрения он был счастливым человеком, потому что ничего не делал, только распродавал свою огромную библиотеку, а вырученные деньги пропивал.

Ваня любил старика, хотя и не понимал, как так можно жить. Симпатия зародилась в седьмом классе, когда Ваня заимел первые проблемы в школе. До того, как у них появилась химия, он был круглым отличником, а потом настали тяжёлые времена. Любой школьник знает, как важно закрепиться в сознании учителей. Если ты для них отличник, то всё у тебя будет хорошо, где надо подтянут. Если хорошист — возможны проблемы, хорошистов много, всем не поможешь. Ване светила во второй четверти по химии уверенная тройка, но однажды, когда он сидел во дворе и тщетно пытался с пятого раза уяснить смысл предмета, к нему подсел Вербицкий. В бухеньком состоянии Михаил Робертович становился болтливым, и это сыграло на руку — буквально за десять минут он неожиданно просто разъяснил Ване принцип подсчета валентности в химических уравнениях. С тех пор дед взял химию под личный контроль, а Ваня снова вернулся в безоговорочные отличники.

В свою очередь Ваня зимой следил из окна, чтобы Вербицкий не заснул пьяный во дворе и не замёрз насмерть, как немец под Сталинградом. Не раз и не два Крузенштерн слышал, как Михаил Робертович толкал луне свою любимую речь. Обычно это свидетельствовало о том, что дед готов (спустя много лет, когда к Ивану добавился Фёдорович, сослуживец с родины привёз в Москву запись замечательной группы «Брати Гадюкши», где похожее состояние описывалось гениальной фразой «Василь прийняв смертельну дозу ковбаси»). Стоя напротив подъезда, без шапки и в старом чёрном драповом пальто, Михаил Робертович, раскачиваясь, поднимал голову клуне и кричал всегда одно и тоже: «Заклинаю вас, дети мои, больше всего остерегайтесь бедности, ибо так живёт самый мудрый народ в мире, евреи!» Повторив свою речь два-три раза, Вербицкий обычно уходил домой, а Ваня покидал свой пост и возвращался к книгам, в которых жизнь была гораздо интересней настоящей.

(Пропуск скана стр. 103)

был уверен в обратном и утверждал, что, если дать людям работать по-человечески, можно поднять страну на ноги без повторного ГУЛАГа. Странно это было слышать из уст бывшего комсомольского вождя, сколотившего нехилое состояние на развалинах.

Тот разговор они закончили с большой взаимной симпатией. Контора с тех пор сделала гигантский скачок вперёд, начав с продаж эшелонов «Жигулей» и продолжив покупкой заводов и месторождений. Шеф умело обходил подводные рифы и ухитрялся оставаться на плаву при любых раскладах. Но, как известно, ничего не бывает навсегда: сегодня утром увесистый кусок взрывчатки исполнил своё предназначение, распылив шефа по лужайке перед его особняком, а Иван Фёдорович теперь пробирался сквозь толпу в метро, с трудом пытаясь осознать размеры пропасти, перед лицом которой он очутился.

IIII

Под Новый год, прогуливаясь с мамой, как обычно, взявшись за руки, они нашли на берегу местного карьера авоську, в которой были два крошечных белых щенка. Мальчик был уже мёртв, а девочку удалось выходить. Мама тогда ещё целую теорию развернула в разговорах со своей неизменной Верой — что вот она, доля женская, живём, как собаки, но выживаем. Щенка назвали в честь героя мультфильма Умкой, хотя это не совсем подходило её полу. Она начала вырастать в необычно крупную болонку, но через несколько месяцев тяжело заболела миелитом. Обратились к лучшим ветеринарам, хотя с деньгами было трудно. Лечение затянулось, и тогда мама стала в своём НИИ (примечание переводчика: научно-исследовательский институт, основное место работы мам того района и времени) оставаться после работы и мыть на полставки полы.

В борьбе за жизнь Умки закончился седьмой класс и началось лето, Ваня помогалкакмог и отказывался ехать в пионерский лагерь, но мама настояла на своём. Пять лет подряд она отправляла его в «Бригантину» сразу на две смены, июль и август.

В лагере оказалась неожиданно хорошая библиотека. «Бригантина» была от профсоюза и шефы на книжки деткам не скупились. Вот только пионеры наедались литературой за учебный год, и разноцветные тома пылились в большой комнате в торце столовой.

По выслуге лет самозваный Крузенштерн выцыганил у начальника лагеря, Зои Сергеевны, место библиотекаря. У Вани ушло три лета на создание картотеки, схему для которой он придумал сам. Он классифицировал книги не только по жанрам и авторам в алфавитном порядке, но и по названиям. Более того, любимец Зои Сергеевны создал дополнительную картотеку по именам главных героев.

Потому что приходит, к примеру, какой-нибудь юный следопыт и требует книжку про Чинганчгука или Жеглова с Шараповым. Ваня-то знает, что это Фенимор Купер и братья Вайнеры, и что книжка называется не «Место встречи изменить нельзя», а «Эра милосердия», но он в «Бригантине» только на два месяца, а лагерь-то работает почти круглый год. Какой-нибудь несознательный пионер-библиотекарь скажет, что такой книжки нет, и останется о на лежать ни разу не прочитанной. Почему-то подобная судьба литературного произведения страшила Ваню. Возможно, он боялся сам остаться непрочитанным данной конкретной жизнью.

Ещё одной причиной, по которой Ваня трудился в библиотеке, были люди из его школы. Когда он приезжал в пятом и шестом классе, то наравне со всеми участвовал в соревнованиях по плаванию на речке и в тяжком труде по прополке бахчевых культур, а также играл в КВН. Однако в связи с ранним началом полового созревания одноклассников репутация Коваля, как сначала прозвали его в классе, упала ниже плинтуса. Все школьные предрассудки и задрочки перенеслись в «Бригантину», потому что многие родители трудились вместе и детей отправляли в один лагерь.

В конце седьмого класса мало кто уже помнил о Ковале, все звали Ваню — Пипет, Пипета и редко — Пипетка. Летом унизительная кличка перекочевала в «Бригантину», и теперь Ваня выходил из библиотеки только в столовую и спальный корпус своего отряда.

...Это случилось сразу после дня рождения, в конце апреля, когда тёплое солнышко напоминало детям о скором финале ненавистного учебного года, который, надо отдать ему должное, заканчивался короткой четвёртой четвертью. Седьмой-A отправился на плановые занятия в бассейн «Пионер», сначала плавали по дорожкам, а потом физрук по кличке Айболит, получивший её за постоянные вопросы симулянтам — «Где болит?», в компании с тренером из бассейна построили класс у подножия гигантской трёхметровой вышки.

Как и следовало ожидать, главным посмешищем стал замыкающий строй Коваль, который был на полголовы меньше самой захудалой девочки (примечание переводчика: судя по всему, Ваня пошёл в школу в шесть лет, хотя периодически учебные заведения чинили препятствия хитрым родителям, желавшим обеспечить своему сыну перед армией лишний год для поступления в институт).

Сначала отпрыгали пацаны, все страшно боялись и нервно шутили, но прыгали, потому что нет ситуации страшней для пацана, чем прилюдная демонстрация собственной трусости. Ваня по этому поводу думал, что подобный страх характерен и для взрослых мужчин, но не у кого было спросить и не с чем сравнить.

Потом прыгали храбрые девчонки, которых в классе оказалось аж три — Лера Быковская по кличке Бычка, Алла Семенко и Марина Бабич, соседка по лестничной клетке и младшая сестра главного хулигана школы Макара Бабича.

С остальными девочками, которые визжали изо всех сил, прыгал тренер, держа их за плечи. А потом Ваня остался один. Пытаясь не обращать внимание на комментарии собравшегося на бортике класса, он начал подниматься на вышку, с трудом отрывая ледяные руки от блестящих поручней. Оба тренера подбадривали снизу, а класс улюлюкал, небезосновательно предвкушая удовольствие.

Ваня простоял на верхотуре пару минут, поддерживая себя воспоминаниями о персонажах Пикуля. Но ни храбрый Иван Беринг, ни мудрый Николай Миклухо-Маклай не учились в седьмом-А и никогда не были на месте крайнего в шеренге. Возможно, тогда бы они не совершили никаких подвигов.

Мозг понимал, что надо прыгать, но остальные части организма думали чем-то другим, из живота поднялся в горло холодный столб страха, Ваня начал одновременно плакать и спускаться вниз, лихорадочно перехватывая скользкие перекладины лестницы. Собравшиеся внизу были в полном восторге, и даже оба физкультурника из последних сил сдерживали смех...

Всего десятью минутами позже произошло второе событие, изменившее жизнь записного отличника Ивана Коваленко. Мама, называя его славным древнерусским именем (примечание переводчика: скорее, древнееврейским), наверняка представляла его Иванушкой-царевичем, но глупая рулетка остановилась на ячейке Ивана-дурака.

В душевой пацаны продолжили задрачивать героя дня, который ценой жутких усилий заменил слёзы и сопли глупой улыбкой. И тогда толстый Шиляев по кличке Шило обратил всеобщее внимание на микроскопический Ванечкин конец, вокруг которого, в отличие от большинства собравшихся, ещё не выросло ни волоска. Шило противно сложился в зверином хохоте и, используя свой указательный палец по прямому назначению, выдавил сквозь смех: «пацаны, сарите, пипетка!»

Вот так, не став Крузенштерном, Ваня Коваленко помимо воли переквалифицировался из Коваля в Пипетку. Кличка прижилась, только быстро сократилась до Пипеты. «Пипета-блядь, стоять!» (примечание переводчика: ударение в слове «Пипета» следует делать на второй слог) — обычно кричал Шило и вразвалочку подходил отпустить «ведмедика», «лобарика», «цікаво» (примечание переводчика — разнообразные формы притеснения, логичное продолжение лычек и шалбанов), а то и банальный подсрачник.

На районе был ещё один парень с унизительной кличкой — Микрон, но отпустить ему «лобарика» значило серьёзно рискнуть здоровьем, он был маленьким коренастеньким борцом-вольником и посему в законе (примечание переводчика: борцы кучковались отдельно от боксовых и практиковали коронный номер «воткнуть лоха в асфальт» приёмом «подъём прогибом»). Короче говоря, между Пипеткой и Микроном было больше различий, чем между Рейганом и Горбачёвым.

V

Аналитический ум, если надо, справится с любой задачей — простояв у щита со схемой метрополитена минуту, Иван Фёдорович сформировал и запомнил маршрут к Курскому вокзалу. О том, чтобы купить билет по предъявлению паспорта, не было и речи — в Конторе, которая отличалась от их конторы не только заглавной буквой, но и методами работы, его вычислят в два счёта. Эх, надо было в своё время озаботиться покупкой подложных документов. Надо было...

Два года назад, когда шеф в очередной раз потерял покой и сон из-за конфликта по месторождению на Камчатке, Иван Фёдорович наконец-то реализовал свой давний проект — купил в Испании виллу. Досталась она ему сравнительно дёшево, по цене трёхкомнатной квартиры в Бутово. Смешно, мир перевернулся с ног на голову — убитая квартира в подъезде, пахнущем человеческими отходами и кошачьей мочой, стоила приблизительно столько же, сколько небольшая вилла в Каталонии. Риелтор тогда помог с оформлением вида на жительство для четырёх человек — его самого, мамы, Елены Константиновны, жены Валентины и дочки Насти. Вилла большую часть года сдавалась в аренду, а шеф разрулил вопрос, и все успокоились.

По дороге Иван Фёдорович принялся анализировать ситуацию и искать точку выхода. Сразу после записки от Афони он решил, что поедет на родину. Там оставалось маленькое дело, которое нужно было уладить в любом случае. Судя по всему, ходить на свободе, а возможно, и жить, ему осталось несколько дней. Второго человека в конторе, через которого проходили все финансовые потоки, будут искать в первую очередь.

Семью нужно было переправить в Испанию, и почему-то теплилась надежда, что их не тронут. Возможно, к этому добавлялось нежелание им всё объяснять и вместе собирать вещи. Иван отправил жене СМС, в котором настоятельно рекомендовал срочно покинуть страну и ждать на дальней даче, так они между собой называли Испанию. Потом он сжег записку, сломал сим-карту, а разобранный телефон частями выбрасывал в урны по дороге к метро.

Страшно подумать, как человечество жило до появления мобильных телефонов. Сколько людей не смогло встретиться, сколько дел было не сделано. На данный момент жизнь латентного Крузенштерна тоже спас телефон, вернее, его любовь к гаджетам и тяга к оригинальности...

У шефа с незапамятных времён был водитель Афанасий. Не исключено, что он его ещё в райкоме комсомола возил, но уточнить этот факт не представлялось возможным. Хороший спокойный мужик, который ездил прямо, как линкор. У всех замов были настоящие боевые урукхаи, прошедшие кто горячие точки, кто с пяток курсов экстремальной езды вкупе с паранормальной стрельбой. Шефу много раз предлагали такого рода волков, но он лишь отшучивался и выезжал из дому пораньше, чтобы быть на работе вовремя.

День рождения у Афанасия был первого января, такое не забудешь. Иван Фёдорович чувствовал свою вину за то, что сам родился в юном месяце апреле, а человеку так не повезло, и он старался на Новый год подарить Афанасию что-нибудь особенное. В последний раз лично изготовил ему при помощи программы «Саундфорж» набор персональных рингтонов из фильма «Афоня». Водила от счастья чуть слезу не пустил и всем сбрасывал сигналы, чтобы ставили на его вызов. Не исключено, что именно этот подарок заставил его написать записку и подбросить её под дверь кабинета Коваленко. «Шефа взорвали беги». Три слова, шестнадцать букв и никаких знаков препинания. Равно как и надежд.

VI

На вокзале не состоявшегося кругосветного путешественника ждал очередной щит со схемой направлений. Тут пришлось подумать дольше, но разумный результат всё равно был обеспечен. Орел-Курск-Белгород и переход границы пешком, а дальше должен был быть следующий щит.

Иван Фёдорович редко вспоминал детство, а его статус вообще не предполагал наличие каких-либо комплексов, но одно дело предположения, а реальность — совсем другое. Шансов было мало: могут убить, могут засадить надолго и пришить по-тихому в зоне, в любом случае его должны были плотно допросить и выбить те счета и оффшорные цепочки, которые, по мнению Конторы, могли быть ей неизвестны. Первым делом закроют границу, поищут в Подмосковье, потом в Испании, и, параллельно или последовательно, прочешут родину. Но день-два должен был остаться.

Но перед этим он бы хотел встретиться с Шилом, чья фамилия была Шиляев, и Чалым, чья фамилия вполне могла бы быть Чалый.

Когда-то давно, в библиотеке пионерлагеря, в сборнике рассказов о латиноамериканских революциях Ваня напоролся на чудный колониальный сюжет: злого капиталиста-плантатора убивает юный внук когда-то загубленного им конкурента. Там былхитрыйход — чтобы внедрить парня в обслугу, жена погубленного, которую, естественно, звали Розой, заимела ребёнка от чернокожего. Вырастила мулата, который всю свою жизнь посвятил мести — в свою очередь скрестился с негритянкой и заимел собственного сына, практически чёрного. Сей храбрый отрок стал прислуживать на конюшне и убил злобного старикашку на прогулке, произнеся гневную обвинительную речь, после которой последовал выстрел.

На Ванечку, который тогда уже несколько месяцев пребывал в шкуре профессиональной жертвы по кличке Пипетка, тот рассказ произвёл неизгладимое впечатление. Засыпая в шумной спальне под многосерийные рассказы соседей о Чёрной руке и крики «Отдай моё сердце!», он смаковал свою месть. С годами боль и сопутствующая ей сладость поутихли, но в этот в пиковый момент Иван Фёдорович неожиданно ощутил только одно живое сильное желание — вернуться и отомстить, а там будет видно.

VII

Штирлицу было легче, в самом крайнем случае он мог достать табельный пистолет «Вальтер», застрелить Бормана и считать свою миссию выполненной. Ване было гораздо тяжелее... В конце восьмого класса существовала надежда на то, что Шило с Чалым отцепятся во взрослую жизнь — ПТУ или технарь. В девятый класс они, конечно, не остались, но в школу всё равно заходили регулярно, висели на спортплощадке, и в любой момент можно было ждать повелительного крика: «Пипета-блядь, стоять!» Младшие блатняжки, наследники хулиганской славы, тоже не упускали случая зацепить терпилу из девятого-А. Не жизнь, а натуральный ад. Дошло до того, что новый военрук решил, что Ванина фамилия не Коваленко, а Пипеткин...

По вечерам, выгуливая толстую Умку, которая так до конца и не очухалась от своих детских болячек, Ваня мечтал о том, что придёт час, и он наберёт авторитет. Самый простой путь лежал через спорт: пару лет постучать по «груше», отоварить кого-нибудь попроще на людях и приподняться по уличной шкале. Но Ваня чувствовал, что это не для него, он уверенно шел на золотую медаль и дальше должен был работать головой.

В журнале «Наука и жизнь» он вычитал о Кремниевой долине (примечание переводчика: у нас называемой Силиконовой), в которую собирали самых талантливых ученых со всего мира. Вот бы ему туда попасть... Однако чаще всего в своих мечтах отличник становился гениальным водителем и возил кого-нибудь из королей района — Секу или Француза, или же благодаря математическим способностям превращался в местного кон-сильери Тома Хагена из «Крёстного отца», опять-таки при участии кого-нибудь из крутых.

Следующий год был выпускным, Ваня пошёл на подкурсы в университет, на экономфак. В группе на подкурсах было одно неприятное мажорище (примечание переводчика: мажор, сладкий — ребенок богатых родителей) поганое, некий Стёпа, сын экспедитора с плодово-овощной базы. Уже в сентябре он носил куртку «ройс», а при первых признаках заморозков натянул длинную, до колена, дублёнку и норковую шапку.

Ваня решил навести на него, чтобы пацаны сняли с него кишки (примечание переводчика: одежду).

На перемене он вышел за угол школы, где курили самые блатные и, сплюнув для протокола, с независимым видом завёл разговор о Стёпе. Он так вошёл в роль, что приписал потенциальному потерпевшему все грехи мира и, увлекшись, не заметил Чалого, который катался на ангажированном у кого-то из малолеток велосипеде «Орлёнок». Резко затормозив, Чалый причалил и подключился к разговору, который к тому моменту уже приобрёл конкретный оттенок.

— Где живёт? Кто родители? Так он сладкий? Он лох, его мама одевает?

Тема мамы смутила Пипету, как бывалого уголовника в блатной песне. Во-первых, его самого одевала мама на свой вкус, а во-вторых, что скажет она, если узнает о том, что сынок Ванечка наводит преступников? Ситуацию спас школьный звонок, который сработал как нельзя вовремя. Ваня ушёл в школу, а тема замялась сама собой.

Тогда центром Вселенной являлся базар, все что-то перепродавали, реализовывали и предлагали. Коваль остро ощущал необходимость хотя бы в чём-то быть похожим на сильных района сего и взял у Макара Бабича рулон модных финских обоев, якобы для того, чтобы предложить знакомым барыгам. Дело было в ноябре, и, по дороге домой, напротив гастронома, его выловил Шило с парой незнакомых корешей. Они вываляли Ваню в грязи, и обои вместе со сменкой и подаренным мамой на прошлый день рожденья дипломатом (примечание переводчика: сменная обувь и портфель «дипломат»). Чтобы вернуть Макару деньги за рулон, пришлось продать полное собрание сочинений Джека Лондона...

Но это были ещё цветочки. Перед Новым годом в школе была дискотека. Раньше Ваня наверняка бы на неё не пошёл, но, в-третьих, перед её началом выдавали табеля, во-вторых, мама купила ему новый крутой серый свитер «Каппа», а во-первых, он хотел увидеть при полном параде Леру Быковскую, которую никто уже не называл Бычкой.

Лера теперь называла себя Лорой и считалась первой красавицей школы, а то и всего района. Баня же считал, что она — лучшая в мире. Сознаться в этом было некому, да и незачем. И так понятно, что все пацаны ближе к вечеру старательно восстанавливали в памяти её образ. К последнему уроку частенько подъезжали серьёзные парни на машинах и ждали её.

...Классуха Анна Николаевна выдала табеля и подвела итоги последней в их школьной карьере второй четверти, после чего все поднялись на третий этаж в столовую. Шли последние приготовления к дискотеке — два десятиклассника тестировали цветомузыку, а малолетки сдвигали столы и стулья поближе к раздаче (примечание переводчика: «барная» стойка столовой). Ваня сразу занял классическое место задроты — дальний левый угол. Там уже потихоньку скапливались и остальные непопулярные ученики...

Грудь горела истеричным огнём, он был одновременно возбуждён, счастлив и испуган. Однако счастье быстро испарилось — когда он повернулся ко второму потенциальному медалисту школы, Зое Слуцкой, обсудить предстоящие выпускные экзамены, мимо проходила шарага из седьмых классов — Чечен-даев, пара незнакомых и Шило-младший. Последний не мог упустить такой шикарной возможности и отпустил Пипете сочный подсрачник.

Ваня врезался головой в костистую грудь Слуцкой и сбил её с ног. Обернувшись, он ринулся на малолеток и храбро соединился со встречным кулаком младшего Шиляева. Зал встретил произошедшие громкими криками, дискотека обещала быть хитовой. Подоспевшие Анна Николаевна и Леонид Трофимович разделились по половому признаку и принялись поднимать с намастиченного пола каждый своего претендента на золотую медаль. Ваню душили слёзы, которые вперемешку с соплями и кровью из носа капали на новый свитер. Он вырвался из рук завуча и побежал к выходу. Это был конец.

Как же, как же...

Ваня допрыгал по пролётам до фойе, раздевалка была почему-то закрыта, но искать техничку с ключом было некогда — он физически чувствовал, что нужно срочно покинуть это здание. Однако, выскочив на крыльцо, он всего лишь начал второй акт балета «Пипета».

Чалый, Шило, Скорик и другие хулиганы, естественно, явились на дискотеку, но директриса по кличке Жаба наотрез отказалась пускать их по причине явного опьянения. Кто-то из малолеток сгонял в гастроном и принёс им три бутылки сурового тридцативосьмиградусного «Казацкого напия», который они пили, стоя напротив крыльца. И тут такой подарок — Пипетка.

Ваня попытался с ходу прорваться к школьным воротам, но поскользнулся на утоптанном снегу и упал. Поднявшись, он увидел перед собой Чалого и попробовал прорваться справа. «Стоять, сука!» — выдохнул Чалый перегаром, в котором винчестер (примечание переводчика: винище, чернила и т.д.) наложился на самогон и выбросиллевую ногу навстречу. Подножка сработала, Ваня снова завалился и уже падая, сделал то, на что в здравом уме никогда бы не решился — выкрикнул накипевшее: «Пошли нахуй!».

В хороших фильмах храбрые герои всегда обладают мужественным голосом. Ванин оказался плаксивым и тонким. Он снова начал плакать, но это спасает только маленьких детей, и то не всегда. Большие дети любят, когда оппонент плачет, а они — нет. Это доставляет удовольствие, ты видишь, что кто-то отстал по дороге во взрослую жизнь и почему бы тебе в таком случае не позабавиться над отстающим.

Сначала его били ногами, потом приподняли и по очереди шлифовали апперкоты по пузу. Живая «груша» просто пыталась дышать, всё тело горело, а в левую руку каждый удар по корпусу отдавался такой болью, о которой большинство живущих узнает нескоро.

Алкоголь и физические нагрузки на зимнем воздухе в сумме вымотали аудиторию минут через десять. Пацаны стали полукругом, подобрали «казацкий напий» и продолжили пить из горла. Один Шило никак не унимался и вставлял носок за носком в тушу, свернувшуюся на грязном снегу в позе зародыша. «Пипета-блядь, ты кого нахуй послал?», — орал он, тяжело дыша. Спустя некоторое время и он угомонился. Ваня пытался отдышаться, а пацаны начали хихикать.

Он приоткрыл глаза и увидел, что Шиляев стоит над ним в позе Гулливера и расстёгивает ширинку. «Сосать заставят!» — решил Ваня и, завыв, попытался отползти к забору. Впрочем, Шило всего лишь решил обоссать Пипету и вполне мог делать это на ходу. Пацаны ржали во весь голос, Ваня уже шипел, отворачиваясь от струи и полз на правом боку со скоростью смертельно раненой черепахи. Шило, казалось, ссал не меньше часа. Потом поток начал ослабевать, Ваня, цепляясь за забор, поднялся на ноги и побежал к воротам. Никто за ним не погнался.

Прячась в тени у забора, он добежал до дома. Сел на детской площадке за горкой-слоником, отдышался, поплакал с полчаса и попытался умыться снегом. Аевая рука набухала с каждой минутой, Ваня понял, что она сломана и пошёл домой.

Мама кричала так, что, казалось, во всём микрорайоне закачались праздничные ёлки с гирляндами и разноцветными шарами. Умка сначала лаяла, а потом спряталась на кухне под столом.

Мама одновременно звонила в скорую, милицию и Вере, а Ваня решил придерживаться такой версии: поругался на дискотеке + пошёл домой + напали взрослые незнакомые хулиганы.

Приехала скорая, пришёл участковый. Он не записал никаких показаний, а, устало выдохнув, пошёл на улицу искать нападавших. Скорая отвезла Ваню и маму в травмопункт, где руку вправили и забетонировали в гипс. Доктор сказал, что Ваня храбрый мальчик, даже не пикнул, когда кость ставили на место. Но Крузенштерн подумал о том, что лучше бы ему тысячу раз вправили руку при условии, что сегодняшний вечер был бы стёрт резинкой и забыт.

В незнакомыххулиганов мама не поверила, Ваня регулярно возвращался из школы побитым, но на то он и мальчик, говорила в телефоне Вера, они дерутся по дороге в мужчины, так было и так будет. Но одно дело царапины и синяки, а сломанная рука и множественные ушибы по всему телу — совсем другое.

После каникул она пошла в школу, где Жаба стояла на своём — был небольшой конфликт в актовом зале, вовремя пресечённый преподавательским составом. В школе после этого Ваня так и не появился. Вообще. Ни разу.

Через неделю при помощи маминого начальника по институту, Глеба Сергеевича, удалось перевестись в центр, в математический лицей. Дорога туда занимала 50 минут в один конец, но там таких, как Ваня, было большинство. Его снова прозвали Ковалем, а в конце третьей четверти он даже выиграл городскую олимпиаду по алгебре, на которой университетские преподаватели заговорили о его поступлении, как о свершившемся факте.

VIII

На Южный вокзал Иван Фёдорович на всякий случай решил не соваться, сошел из электрички на подъезде к городу и поймал частника на копейке. Помнится, в детстве их называли грачами или иванами, но Ковалю по понятным причинам такая классификация не нравилась. Водила по дороге привычно жаловался на отсутствие дорог и цены на бензин — хоть что-то оставалось неизменным. Привычно пропуская водительское нытьё, гендиректор с новой приставкой «экс» смотрел в окно и вызывал из памяти образ своих врагов...

У Чалого были светлые, почти белые глаза, оказывавшие гипнотическое воздействие на большинство представителей обоих полов, исключая бабушек и боксеров с борцами весом выше среднего. Его дважды принимали за кражи со взломом ликёроводочного на базачике у метро, ещё говорили, что, забеременев от него, одна девочка из соседней школы удавилась.

Проведя небольшое погружение в глубине себя, Иван Фёдорович неожиданно выяснил, что, наверное, с тех времён панически боится людей со светлыми глазами. А вот бородатые всегда внушали ему безграничное доверие, тут уж спасибо Михаилу Робертовичу Вербицкому.

Цвет глаз Шила не припоминался, да и вряд ли кто-нибудь пытался их рассмотреть внутри жирных щелей, сквозь которые Шиляев-старший презрительно обозревал район. Он уже в восьмом классе весил больше ста килограммов, единственным его конкурентом в этой номинации был известный жирдяй Бяша, которого мучили за безобидный нрав ничуть не меньше Пипетки.

Водила нагло припарковался на пешеходном переходе и начал старательно изображать уставшего обманутого жизнью человека, у которого нет сдачи с двадцати долларов. На полустанке поменять деньги было негде, но вечнозелёные портреты мёртвых президентов США спасли и здесь. Иван Фёдорович с лёгким сердцем отдал двадцатку и лишний раз порадовался своей безалаберности — все сотрудники пользовались пластиковыми карточками, а он по старинке отдавал приоритет наличке. По карточке проследить было бы намного легче, чем по приметам: худой шатен 30-35 лет, среднего роста, с залысинами, в очках.

Без мобильного телефона узнать реальный курс доллара к гривне было трудно, и ещё неизвестно, работает ли здесь GPRS. Вспомнив, что никто из разумных гражданских лиц на родине прилюдно деньги не пересчитывает, Иван Фёдорович на ощупь, в кармане, отделил сверху пачки три сотенных бумажки и отправился к обменному киоску, который теперь располагался на месте старинной «Союзпечати», в которой Пипетка регулярно приобретал еженедельник «Футбол-Хоккей».

В этой жизни мясо в жаркое кладут сверху, человек регулярно притягивает к себе все свои негоразды и, не начав даже обдумывать пути убийства хотя бы первого из своих недругов, Иван Федорович столкнулся лицом к лицу с Чалым. Он практически не изменился, такой же худой ковбой с пронзительными глазищами и едва заметными оспинами на лице. Чалый стоял в нескольких метрах от киоска в чёрной кожаной куртке, синих брюках со стрелочками от классического спортивного костюма «Адидас» и белых кроссовках того же братца Дасслера.

Иван Федорович был о себе лучшего мнения — участие в миллиардных сделках и множестве бизнес-конфликтов должно было закалить гендира. Но нет, он встал, как столб и вылупился на человека, к которому по всем канонам должен был подойти в темноте и со спины. Чалый не мог не обратить внимание на странного мужика, застывшего на подходе к «обменке», он зримо насторожился, пробыл в этом состоянии секунд пять, после чего одновременно начал улыбаться и шагнул навстречу.

«Коваль, ё-моё, какие люди без охраны!» — закричал он, не стесняясь базарной толпы и через мгновение обнимал человека, в котором как-то под Новый год любовь к людям была убита прямой наводкой из мочеиспускательного канала. Пипетка молчал, а Чалый дальше тараторил: «Коваль, пиздец-блядь, я смотрю, ты — не ты, красавчик вообще, приехал на район». И так далее.

Иван Фёдорович не вымолвил ни слова, а Чалый уже потянул его в сторону близлежащего кафе с крошечной витриной, на которой было написано «Ромашка». Чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений по поводу значения этого слова, справа от вывески, под грязным стеклом был нарисован большой одноимённый цветок, в сфере которого не хватало одного лепестка. Наверное, это должно было означать начало гадания о любви.

Кафе оказалось наливайкой, всего два крошечных столика слева и длинная очередь из типичных доходяг и работяг справа. Чалый с ходу растолкал собрание и буквально вытолкнул героя дня к прилавку, за которым опухшая мадам с вызывающим макияжем двигала пластиковыми стаканчиками, как напёрстками в известной игре.

«Лора, дыбани, кого привёл!» — перешёл на тон вверх Чалый и театрально распростёр руки в направлении Ивана Фёдоровича. «Бывают в жизни злые шутки, сказал петух, слезая с утки», — ответила женщина, которая никак не могла быть Быковской, и в припадке радости разомкнула алое пятно, призванное подчеркнуть края рта, засветив при этом два-три зуба из жёлтого металла.

Ступор нарушился, и Ваня сам собой произнёс — «Привет, Лера». Чалый тем временем повернулся к очереди, которая начинала формировать в своём эпицентре недовольство происходящим. «Так, тер пилы, отканываем по-тихо му, у нас тут встреча одноклассников» (примечание переводчика: слово «встреча» тут следует произносить как в оригинале, т. е. «встрэча»).

Лера, по-прежнему улыбаясь дорогими резцами, откинула крышку стойки и освободила проход. Чалый с ходу цепанул со стеллажа бутылку коньяка, которая, судя по виду, содержала в себе пищевой спирт второй категории и изрядную порцию красителя. Лера пропустила их вглубь узкой кулисы, а сама вышла выгонять клиентов. Один высокий хмурый мужик начал гневную речь, налегая на причастия «хуйня» и «херня», но был прерван на полуслове — Чалый рванулся к стойке, моментально перегнулся через неё и метко залепил харчок прямо в лицо революционеру. На обратном движении он отклонился вниз и подхватил в косой витрине тарелку с котлетами, присыпанными вялой петрушкой.

Он закончил этот потрясающий пластический этюд, от которого прослезился бы сам Марсель Марсо, разворотом к ошарашенному Ковалю, обняв его рукой, в которой был коньяк, и потянул к приоткрытой задней двери.

Чалый подвинул ногой стул, поставил на него блюдо с котлетами, одним движением сорвал крышку с коньяка (судя по бутылке и этикетке, она вряд ли скручивалась, только срывалась), хлебнул из горла и неожиданно поцеловал одного из лучших топ-менеджеров Москва-Сити в губы. «Коваль, пиздец, я так рад, отвечаю!» Со словом «пиздец» Иван Фёдорович был, в принципе, согласен. Иначе происходящее не назовёшь.

В проходе нарисовалась по-прежнему улыбающаяся Лера, и тут Ваня наконец-то узнал имя Чалого: «Серёня, не заёбывай гостя», — сказала она и начала разбирать пирамидку прозрачных пластиковых стаканов. Иван Фёдорович лихорадочно пытался придумать, что делать дальше, и в паузе выпил. Пойло было резким и тошнотворным, но Лера поднесла пухлой рукой ломоть лимона, он зажевал его и стало проще...

Чалый, в отличие от своего гостя, имя «друга» знали пронёс через годы — «Ваня, как хорошо, что ты приехал!» Выпили по-второй, теперь уже с Лерой и тостом — «За встречу». Потом Чалый сделал серьёзное лицо, налил по третьей и сказал, что надо выпить за Шило, который не дожил до такой радостной встречи. Из комментариев Быковской Иван Фёдорович понял, что старший Шиляев умер из-за сердца три года назад. Задача сама собой упростилась ровно на пятьдесят процентов.

Известие о безвременной кончине Шила стало не единственным откровением. Как выяснилось, оба одноклассника были в курсе жизненных достижений Коваленко — Москва, бизнес, женитьба, дочь. Мир тесен, и мамина подружка Вера оказалась тёткой Чалого. Век живи, век удивляйся.

Выпили две бутылки, после чего отправились к кинотеатру «Жовтень», где в кафе встретились с Саней Васильченко и Севой Домановым, которые тоже учились в классе «А». Дальнейшее развитие событий спрессовалось, Иван Фёдорович начал говорить и поднимал тосты, Бычка опять плакала по Шилу и завучу Леониду Фёдоровичу, который умер на прошлые майские, подавившись куском шашлыка. К разговору присоединились ещё какие-то смутно знакомые личности, среди которых Коваль опознал только Чечендаева.

Потом кафе закрылось и пошли на школьный двор. Была глубокая ночь, и Чалому кто-то из окружающих вынес из дому гитару. Пели «Гоп-стоп» и «Марусю Климову», громко смеялись и снова пили, теперь уже водку. А потом Чалый отодвинул гитару, которая, дзвенькнув, упала на асфальт, и обнял Ивана Фёдоровича. «Ваня, на два слова», — сказал он. Отошли под турники.

— Я, блядь, вспомнил ту хуйню тогда.

Иван Фёдорович попытался держаться прямо и неумело сыграл этюд «непомнящего»:

— Ты про шо?

— Да когда отпиздили тебя под дискотекой. Я извиниться хочу за ту хуйню. Малые были, дурные. Не понимали, какой ты человек. Ты ж шо по физике, шо по химии лучший был. Как Ленин, блядь.

Темнота, дай ей бог здоровья, скрывала лицо потерпевшего, и, икнув, он сквозь сжавшееся горло сказал:

— Да забудь, Серёга, мало ли чего было.

— Ваня, Ваня, пиздец. Слушай, а чего я тебя по имени, как твоего пахана звали?

— Фёдор.

— Ваня, — начал Чалый и закачался ещё сильнее. — Я тебя так люблю, так люблю, Ваня, Иван ты Фёдорович, — потом закашлялся и добавил, — бля, как Крузенштерн в мультике прямо...

Чалый снова поцеловал его крепко, по-цыгански, в губы и потащил в круг. Опять пели старые песни, потом к школьному двору подъехала «десятка», из которой громко пел Юра Шатунов. Чистая метафизика, ничего нового.

Чечендаев и Чалый, шатаясь, отошли к машине и после краткого разговора, который Ваня не расслышал, потому что гитару подхватил Сева и запел «Таганку», фрайера по-быстрому рассосались между хрущёвок...

IX

Иван Фёдорович стоял посреди перекрестка у базарчика. Его шатало из стороны в сторону, но внутри было светло и легко. Начинался новый день, в котором не было Пипетки, он умер сегодня ночью. Зато наконец-то родился Крузенштерн, человек и пароход. И целый мир плавно покачивался под палубой на своих спиралях и орбитах.

Толян

Говорят, что в городе Базеле, на швейцарской границе, считается мотовством, если человек не живет на проценты с процентов.

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы, 1959
До 22.02

Толян гонял коляски в Борисполе. Обычно люди называли их багажными тележками, но сами пацаны проходили в аэропорту как колясочники и называли своё орудие труда колясками. Работёнка простая — собрать коляски, разбросанные по стоянкам, сделать паровозик и пригнать их на базу.

В принципе, это что-то типа грузчика в магазине, но только в очень блатном магазине. При совке были «Берёзки», так вот, если там были грузчики, они могли сравниться по престижу с колясочником в Борисполе. А товаровед из «Берёзки», наверное, мог сравниться с грузчиком из Борисполя. Всё наоборот, короче — те, кто грузил багаж, в этом мире ездили на собственных машинах и курили импортные сигареты с фильтром. Причем не просто импортные, а импортные-импортные, без пагубного участия родной табачки, которая могла под конец квартала испортить всё, как это не назови, хоть «космосом», хоть «мальбором».

Кроить буржуйские чемоданы — на такую работу просто так хрен устроишься... Толяну, чтобы встромиться хотя бы в колясочники, пришлось действовать через четыре головы. Дядя Витя, который на самом деле был двоюродным дядькой, но за неимением одноюродных был просто дядей, работал гаишником. Он попросил своего сотрудника, тот попросил старшего по району, тот нагрузил мусоров из Борисполя, а те были в хороших с Шиляевым, главным среди колясочников. Такая вот длинная арифметика привела Толяна на неплохую работку.


Тем не менее, задерживаться тут Толян не собирался, Бори-споль был одним из пунктов задуманной программы — собрать штуку денег (примечание переводчика: тысячу долларов США) и через дядю Витю самому стать гаишником. Можнс было пойти в менты после армии, так можно было пройти бе: капусты, но, во-первых, в таком случае на нормальное местс не поставят и будешь гужеваться лет пять, пока не поднимешься а, во-вторых, Толян в армии не служил.

Самое интересное, что закосить удалось вообще без денег по уму. Не то чтобы денег было жалко на вопрос, просто т не было в принципе. Отец потерялся года через два после толя нового рождения, а матушка работала акушеркой в районной больничке. В селе обычно за всё благодарят едой и магарычом Алкоголя матушка в рот не брала, Толян через неё тоже вырос непьющим, зато кушал хорошо. В доме всегда было что съесть а вот наличка не водилась.

Когда впереди замаячило восемнадцать лет, главврач больнички старый Роман Меерович Кацман, предложил косить на энурез Все вокруг тогда носились с модной статьёй 7-6, но Кацмаг сказал, что спрос рождает предложение и психиатры тепері берут дорого, а энурез — он и в Богодухове энурез.

Толян залёг в местный госпиталь, Роман Меерович обещав позвонить кому надо, но сделал ли он это или нет, осталось неизвестным — старый жид в пиковых вопросах только усме хался жёлтыми зубами и никогда не говорил ни да, ни нет Тут, возможно, сказывалось прошлое — как говорила мать Кацман по молодости отмотал пятнашку за политику, по том был реабилитирован, но интерес к любым острым углаїу утратил наглухо.

Строго придерживаясь инструкций, Толян добросовестн ссался в койку, а когда армейские лепилы кололи усыпительное -  клал в рот спичечный коробок и несколько часов изображал спящего (примечание переводчика: с коробком во рту заснуть трудно), а потом тихонько ссал в постельку и тогда уже радостно отрубался. По мурыжили его пару недель и отпустили навсегда.

Если кто спрашивал, на что Толян закосил, он обычно говорил, что на сердце — уж больно стыдной и непрестижной была энурезная статья. А на сердце косили те, у кого были деньги и связи. Быть таким в глазах окружающих — всё равно что носить рыжую кожаную куртку с ремнями и собирать деньги на восьмую модель «Жигулей».

Через год мать вышла на пенсию и они переехали к бабушке в бориспольский район, ещё через два года старый Кацман умер и выяснить, закосил Толян по его звонку или по собственной гениальной актёрской игре, теперь уже было невозможно.

Сначала Толян работал водителем, хлебушек возил, но никакой перспективы подняться не было. Потом покантовался полтора года на заправке — та же херня, пока выйдешь в минимальное начальство и начнёшь бодяжить бензин — поседеешь. Тогда-то он и решил пойти в гаишники, а для того, чтобы собрать вступительный взнос, временно стал колясочником. Блатной эта должность считалась из-за клиентов, которые не желали лично везти коляску до машины. В аэропорту были и свои до-возщики, но колясочники жили с этого наравне с ними.

Хорошего клиента видно издалека. Он обычно утомлённый, белый верх, белый низ, сплошная парусина из непростого магазина. При делах, двумя словами. Сосед, дядя Жора, лет двадцать оттрубил в самом Киеве, грузчиком в хлебном на Крещатике, и называл таких клиентов быками. Странность была в том, что Толян с детства думал, что бык — это что-то типа чёрта, лох, иначе говоря. А дядь Жора говорил, что при союзе быками называли серьёзных людей, в длинной дублёнке, норковой шапке, на новых «Жигулях» и с печаткой на пальце. Такой вот собирательный образ.

Посему Толян называл клиента быком, но только про себя. Такой выйдет из машины или из выходного зала (примечание переводчика: зал, из которого прибывшие пассажиры поступают в страну) и сразу смотрит — алё, человек, сюда.

Самый сладкий — средний бык или иностранный. Потому как у серьёзного быка для мелочей есть водитель, да и дорога ему на ВИП-ворота, а средний даст полтишку за то, что ты отвезёшь его вещи. Если такой сладкий попадался на входе, можно было попытаться при хорошей смене поспособствовать скорейшему прохождению паспортного контроля. За соточку.

Толяну в первый же рабочий день объяснили, что хернёй тут заниматься нельзя, для этого есть другие люди и они ему яйца быстро открутят, если что. Он сразу понял, что пробивать херню через кордон он мал ещё, а вот подмигнуть на контроле, что, мол, человек на рейс опаздывает, пропустите, граждане, это можно.

Хороший клиент попадался редко, в основном Толян катал паровозы на шару, но в среднем выходило долларов семьсот на месяц. Рассудить арифметически, по математичке Надежде Ильиничне, можно через два месяца уходить и реализовывать План. Но Надежда Ильинична, царствие ей небесное, крякнула ещё при уэсэсэре и нынешней жизни не пробовала.

В реальной жизни достойному колясочнику надлежало прибывать и отбывать строго на такси, а также выпивать коньяк. Толян обычно накатит со всеми первый стопарь, а больше — нет, пора домой. Но, хочешь — не хочешь, полбанки выставить обязан, потому как молодой.

Потом на должность молодого заступил Юрка, которого за лопоухо сть и непроходящую юность называли Юрка-блядь, только так и никак иначе. Выставлялся теперь он, но у Толяна всё равно получалось отложить в лучшем случае соточку в месяц — матушке помочь, за хату заплатить, на такси прокатиться и... всё. Благо дело, таксист дядя Леша Майков жил рядом и на работу приноровились ездить вместе.

У таксистов в Борисполе была своя мафия. Справедливость тут восстанавливалась быстро — в посадочке при помощи монтировок. Дядя Леша почти весь день торчал возле терминала, ждал своего сладкого лоха. Опытный таксист может в засаде долго просидеть, но на одном клиенте поднять столько, сколько молодняк за три дня выкатывает. Главное — выцепить лоха, который тут в первый раз, который цен не знает и привык к забугорным тарифам.

У дяди Лёши было своё хобби — он узнавал, где в какой стране почём километр и постоянно при этом сокрушался, что у нас всё дешёво. Его младший брат работал на лимузине в Нью-Йорке, купил дом и чувствовал себя царём. Когда он прилетел на родину, в отпуск, Толян вёз его вещи к машине Майко в а-старшего. И чемоданы, и сам братец выглядели круто, по-депутатски. Вот тебе и разница между Америкой и тут...

Ещё одним товарищем был тоже Леха, сын хозяина оружейной конторы. Выходил чувак постоянно покурить, разговорились, со временем подружились. Выяснилось, что это серьёзный бизнес. Люди прилетают, заказывают оружие, в плане купить или в аренду под залог, и прямо в аэропорту получают, потому как провезти ствол через границу очень сложно. Лёхин батя был генералом в какой-то секретной конторе, вышел на пенсию и замутил такой бизнес. Сам в Борисполе не появлялся, сидел, по рассказам Лёхи, напостойу бассейна и читал иностранную прессу. Бизнесом заправлял Лёха. Богатый, судя по всему парень, но нормальный.

На перекурах он рассказывал о ночных клубах, о пьяных футболистах и о бандитах. Эти истории Толян очень любил и слушал, раскрыв рот, рассказы о дорогих блядях и переворотах в казино. На прошлой неделе Леха рассказал, как с братвой случайно внедрился на одно закрытое мероприятие, где гостей обслуживали голые проститутки. Работали они по паролю. То есть знаешь пароль — ведёшь её хоть в туалет...

Это был совсем другой мир, где люди просто купались в деньгах. Леха говорил, что в основном гуляют мажорища (себя он таким не считал, потому как был мастером спорта по дзюдо и работал каждый день с семи утра), которым на самом деле страшно скучно, а деловые люди пашут, как посудомойки, потому как самое сложное — удержать деньги, не потерять и преумножить. Толяну не то что преумножать, ему удерживать было нечего, но он запоминал все детали. Это было как интересный фильм по телевизору, только без рекламы.

22.02

Самым главным приколом, который возбуждал всё постоянное население Борисполя, был дютифри. Одна только мысль о том, что в двадцати метрах от тебя стоит магазин с импортным бухлом и хорошими сигаретами по низким ценам, сводила всех с ума. Толян в дютифри никогда не был, потому что не летал в этой жизни, к синьке относился равнодушно, а курил «приму» с фильтром (закурив только здесь и потому, что все курили и надо было поддерживать разговор), но магия дютифри цепляла и его.

Вечером, когда уже казалось, день так и останется на уровне двадцатки, полученной рано утром от опаздывавшего барыги, на выходе показался чистый барин. Очередь была Толяна, он быренько загрузил два чемодана, пять больших белых пакетов и поволок эту халабуду за чёрной от загара блондинкой. Она шла, разгоняя таксистов, а хозяин остался сзади, страховать пакеты.

«Сынок, я отблагодарю нормально, только не ебани ничего, я тебя прошу». Толян на работе держался не хуже капитана «Боинга-737» и ответил достойно: «Начальник, нормально всё будет». Но тот не унимался и шёл то справа, то слева, придерживая пакеты, в которых цокались друг с дружкой большие тёмные бутылки. Как известно, в Борисполе, в отличие от многих других аэропортов, на выходе дютифри не было, значит, дядя затаривался на вылете и видать, порядком запарился с багажом.

Командира ждал большой мурзик (примечание переводчика: «Мерседес»), от которого короткими перебежками уже ломился водила. К счастью, ничего не разбили, весь багаж запаковали в багажник, Толян скромно откатил коляску в сторону и стал ждать капусты с достойным выражением лица. Хозяин лично подошёл и отблагодарил по-царски, соточкой. А когда отдавал, сказал зачем-то: «На, купишь своей девушке подарок».

Толян кивнул, развернул коляску и понял, что к чему — прямо над его головой двое работяг натягивали по частям новую картинку на рекламный щит. На нём было написано: «Подарите своей любимой незабываемое пу». Коротко спрыснув, Толян быстро допёр, что дальше пацаны довесят картинку со словом «тешествие» и покатил на базу — смена закончилась.

Юрка-блядь по молодости остался сводить паравозики и наливать ветеранам, а Толян пошёл к Майкову, который сидел две маршрутки, между ними метро и бухой пахан по концовке.

Но она держалась. Жизнь никого не баловала, часть отламывалась по дороге, но большинство держалось, уповая на то, что Бог — не Яшка и видит, кому тяжко. Анжела верила, что настанет другой день, пластинка сменится, какой-нибудь загорелый седой француз влюбится в неё и увезёт. О дальнейшем мечты умалчивали, что единило их со сказками. Там тоже после гибели всех драконов и соединения любящих сердец никаких подробностей не следует. Жили они долго и счастливо. И пиздец.

Мечты Анжелы о Париже были размытыми. Чёрт его знает, что у них там, но наверняка всё по-другому. Анжела слышала, что бабы там страшные, но ухоженные, а мужики хорошо пахнут, пьют строго шампанское и обязательно доставляют женщинам удовольствие. Для них это принципиально.

Из-за надежд на француза все заработанные деньги Анжела тратила на одежду и косметику. Пахан, бывало, возмущался, но мать её поддерживала. Женская интуиция, материнский инстинкт... А больше и нет ничего в этой жизни. Кроме надежды.

По одежде выбрыкнуться было сложно — фирма настаивала на форме — жилетка, блузка. Оставались ноги и фейс. Ноги были не худые, не такие, как у Клавдии Шиффер, но достаточно стройные и крепкие, всю дорогу занималась народными танцами. А фейс у Анжелы был свежий и задорный. Вот тут с этой бабушкой-лошадушкой Клавой можно было и поспорить.

Каждое утро Анжела вставала в 4.05 (чтоб поспать больше, все вещи собирала с вечера), обязательно мыла голову и топала на метро пешком, потому что маршрутки ещё не ходили. Встречные таксисты давили на клаксон, а загулявшие со вчерашнего фрайера оборачивались и свистели вслед.

Из-за чистых флюидов и запаха сегодня-утром-вымытых-волос Толян и запал на неё. Но статус колясочника не позволял подъехать нормально. Тем не менее, в жизненный план было внесено важное дополнение:

а) заработать денег побыстрее;

б) выйти в гаишники;

в) жениться на Анжеле;

г) зажить с ней долго и счастливо. И...

Опять потом

Вчера был выходной, Толян весь день помогал матушке, которой припекло разобрать хлам на чердаке. Болела спина, но тревожило что-то другое. По дороге на работу слушали гороскоп, у водолея Майкова — всё путём, у девы Толяна — опасность. Никогда не верил в эту галиматью, а тут аж руки затряслись. Пока дядя Лёша высматривал место, где бы стать поприличней, Толян открыл дверцу и длинными скачками понёсся к терминалу. Анжелы на месте не было, на её точке было пусто.

Следующие два часа были страшными — Толяна трясло, как на высоком проводе, и нечему было помочь. Потом открылся мороженный киоск и опухшая от сна Алка разъяснила, что к чему... Анжела вчера уехала в Ливан по линии своих народных танцев — там был стабильный спрос на танцующих блондинок, пусть даже крашеных и почти одетых. По словам Алки, там платили круто — полторушка плюс жильё и хавчик. Анжела типа передавала привет и обещала через три месяца вернуться и отметить это дело.

В том, что Анжела не вернётся, никаких сомнений не было. Уж там-то она себя покажет. Толян отпросился у Шиляева, закосив на матушкино здоровье, и пошёл пешком домой. Идти было прилично, но кто об этом думает, когда жизнь поломалась.

Матушка продолжала что-то делать на чердаке, Толян тихонько вытряс из третьего тома Майн Рида все деньги, вынул из шухлядки паспорт и так же тихо вышел на улицу. С этим горем нужно было срочно что-то делать. Он засел в стекляшке на углу и начал пить коньяк. Потом взял бутылку красного шампанского «Крым» и пошёл. Пил из горлышка, то злобно улыбался всем встречным, то плакал, не таясь. Народ только просыпался и в разговор не встревал.

Сделав пару колец по району, Толян снова вышел на дорогу и поймал за пятёрик первого попавшегося грача до аэропорта. Обойдя по длинной дуге площадь, чтоб не напороться на своих, он зашёл в аэропорт и направился сразу к кривой Валентине в кассы. После короткой консультации выяснилось, что без загранпаспорта сегодня можно попасть только в Москву. На 13.20.

Оставалось ещё много времени, Толян купил для конспирации на лотке дешёвые тёмные очки и пошёл в дальнюю стекляшку, где колясочники обычно не сидели — дорого там было, а в ближней — все свои. Он сел слева в углу и заказал кофе, бутылку шампанского и вареники с картошкой. Продавщицу такой продуктовый набор не удивил—и не такое видела. Толян не притронулся к шипучке, съел вареники и его одновременно пробило потом и потянуло в пьяный дневной сон.

Он положил голову на стол, подстелил руки и вырубился. Сон, как часто бывает в пиковых ситуациях, пересекался с действительностью. В нём Анжела не возвращалась из Ливана, а Толян шёл в гаишники. Во сне он задерживал, рискуя жизнью, банду беспредельщиков с Кавказа и получал награду от министра — поездку с руководством райотдела в Ливан купаться, отдыхать и всячески зализывать боевые раны. Там он встречал Анжелу в ночном клубе, выскочив на сцену, брал её за руку и забирал с собой. За ними бежал какой-то поклонник, новый русский с толстенной золотой цепью, а ливанцы, во сне похожие на афганских душманов, в панике разбегались от грозного Толяна в парадной белой форме. Далее был красивый спарринг во дворе ночного клуба, закончившийся четкой двойкой в голову и нокаутом. Они взялись за руки и вышли к морю, Толян развернул Анжелу лицом к себе, и тут, падло, официантка начала дёргать его за плечо и спрашивать, не проспал ли он свой рейс и не надо ли чего повторить.

Ловя ускользающие обрывки прекрасного и справедливого сна, пытаясь всё это не забыть и сохранить навсегда, Толян увидел, что уже начало первого и действительно пора идти на регистрацию. Он рассчитался, накинув сверху чирик, и вышел на улицу, держа горлышко бутылки шампанского по блатному, между указательным и безымянным пальцем. Пассажиры расступались, видя бухого вусмерть парня, который садил на ходу из горла.

Шипучка отдавала в нос, но он выпил до дна, потому что заплатил. На контроле была малознакомая смена, и Толяну пришлось стоять в очереди. Стоять было тяжело, но он держался. Получив билет и показав паспорт, Толян поднялся на второй этаж и впервые в жизни зашёл в дютифри. По рассказам бывалых, магазин был просто огромный, но Толян был немного разочарован — ожидал большего.

Походив минут десять среди стоек с заграничным бухлом, Толян окончательно запутался — что взять? Единственным

Кастет, которого забыли

Ну и планетка.

Курт Воннегут. Бойня номер пять, или Крестовый поход детей, 1968

Кастет опять проспал. Ни с первыми, ни с третьими петухами в жизни по своей воле он не вставал, нормальный подъём в районе обеда, но как жить, если ты не то старший курьер, не то младший менеджер. Двадцать девять лет в обед, никаких дворян среди предков, сплошные рабоче-крестьяне и на тебе — проспал второй раз за неделю.

Дворянская тема всплыла сама собой, она сейчас была актуальной — бухгалтерша, Зоя Афанасьевна, запалила полтора штукаря на прояснение родословного древа. Видите ли, бабушка ей когда-то говорила, что её бабушка была дворянкой. Зоя Афанасьевна положила два года на поиски голубой крови, зато теперь ходит по городу гордо, настоящей столбовой дворянкой и называет самую большую комнату залой. А то, что в этой зале семнадцать метров, на шум вокзала не влияет.

Кастету лично было по барабану, кто у него в предках. Негров нет и ладно. После того, как бухгалтерша реализовала мечту своей жизни (хорошо ей при муже-депутате райсовета такими глупостями заниматься, денег-то немеряно), весь офис начал плавно на этой теме съезжать с катушек. Сначала секретарши и остальная бухгалтерия, все, как одна, обнаружили в своих предках дворян, потом злобный пёс Иващенко, чтоб ему гик-нуться на повороте, принёс фотографию прадедушки на фоне собственного поместья. Кастет ещё подумал, что предки должны были бы удавиться, узнав о том, какое у них жлобское потомство уродилось, но никому об этом не сказал.

На то, чтобы собраться и выскочить на остановку тридцать четвёртого автобуса, было минут пять. В целях экономии времени кофе пить не стал, а в ванной одновременно писал в раковину и чистил зубы. «Только покойник не ссыт в рукомойник», — шутил по этому поводу папаша. Он-то теперь как раз покойник, а сынок, лузер несчастный, опять проспал. По этому поводу была ещё какая-та неплохая шутка, Кастет пытался её вспомнить, лихорадочно натягивая джинсы и выбирая на нюх непротивные носки. И только захлопнув дверь, прыгая по полпролёта вниз, он вспомнил анекдот — «Юлий Цезарь мог одновременно делать три дела: срать, ссать и курить».

Шутка припомнилась, но веселей не стало. На улице висела ноябрьская мряка, под которую такхотелось развернуться и пойти домой. Но не в этой жизни Кастету судилось следовать своим желаниям, он пришпорился и догнал автобус, который как раз собирался отчаливать от остановки. В «тридцать четвёртом» царило похожее настроение — какая-то тётя, протискиваясь к двери, простонала: «Да когда ж я уже сдохну», народ понимающе кривился, а смешной дедок-кондуктор, который, видимо, был сегодня единственным оптимистом на посёлке, просипел ей вслед какой-то старинный припевчик: «Ох, ох, ох, ох, шо ж я маленький не сдох» и засмеялся, потому как рабочее место у него было в тёплом автобусе.

У метро бус вырыгнул недовольную массу, Кастет автоматически засунул руку в карман с портмоне и телефоном, потому что для карманников подобное утро было идеальным. Хотя чего там охранять: старый, убитый в хлам «Siemens С-25», десять гривен плюс немножко мелочи и жетоны. Перед тем, как спуститься в метро, он принял вправо и начал набирать спасительный СМС Иващенко: «Сорри, опаздываю, лысый пидор подождёт, буду в 11».

Он достал телефон и начал бездумно щёлкать по разделам, чтобы как-то оправдать свой несчастный вид в глазах окружающих. Потом понял, что единственное действие, которое он сегодня сделал (кроме того, что проспал) — это отосланный СМС. Открыл папку с отправленными сообщениеями, перечитал «Сорри, опаздываю, лысый пидор подождёт, буду в 11», потом переместил глаза чуть-чуть вверх и обмер. Он по ошибке отправил сообщение не шефу, а заказчику, маленькому, толстому, лысому Ройтману! Иващенко сам этого застройщика сотню раз называл лысым пидором, но кому понравится, когда так тебя кроют на экране собственного мобильного телефона. Короче, выходило так: маленький толстый лысый пидор Ройтман позвонил Иващенко, и теперь Кастет уволен.

Мозг тем временем пр о должал жить отдельной жизнью от души: она страдала, а он в автономном режиме высчитывал, сколько дней прошло после аванса и наработалли его хозяин на зарплату. Сегодня было 28 число, аванс давали 20-го, но насчитывали с 1-го по 15-е. Стало быть, на вторую половинку почти наработал. Вот только Иващенко хера с два отдаст деньги, а о том, чтобы решить вопрос по ДЗОТУ или КЗоТу, или как он там называется, и речи быть не могло: выплачивать уволенному пособие в нашем городе не практиковали и в ближайшем тысячелетии не планировали начинать.

Кастет наконец-то тронулся с места и влился в поток, стремившийся наверх. На выходе из метро людей было не меньше, он бездумно потолкался в толпе и отправился к ближайшему кафе с надписью «Авто-Пицца». По дороге он вспомнил о том, что располагает всего десятью гривнами и грустно улыбнулся, потому как ситуация напоминала питие Шараповым кофе на всю сотню (примечание переводчика: имеется в виду фрагмент сериала «Место встречи изменить нельзя», на который автор ссылается при каждом удобном случае).

Вслед за ним в «Авто-Пиццу» зашёл неприметный мужчина средних лет в бежевом плаще и серой кепке. Сразу после того, как двери за ним закрылись, наш контакт с героем был окончательно и бесповоротно разорван. Ни через парадный, ни через чёрный вход на улицу он больше не вышел. На следующий день милиция проверяла канализацию, но там было узко, не протиснуться.

Конец
ПРИЛОЖЕНИЕ

Начальнику слідчого відділу УМВС майору Вдовиченко А.О.

Додаток по справі №316734/4, слідчий Приступа Е.В.

Роздруківка запису що проводився у приміщенні кафе «Авто-Піцца» (проспект Ілліча, 17-к)

Запис відбувався по слідчих діях у відношенні угруповування Зями.


28.11 (10.45—11.30), столік у правому утлі.

Говорять двоє, молодий чоловік, який зайшов першим (далі — М.) та більш дорослий, який підсів до нього (далі С.)

М. — Доброе утро. Можно мне кофе.

Офіціантка (сержант Макієнко О., переведена по цій справі з Дніпропетровського УМВС) — экспрессо, амэрикано?

М. — Та просто кофе.

Офіціантка — хорошо, пока всё?

М. — пока всё.

10.49

М. (тихо) — ёб твою мать, сука

10.51

Офіціантка — ваше кофе

М. Спасибо

10.54

С. У вас свободно?

М. Да-да.

С. Как настроение, Константин Николаевич?

М. А мы знакомы?

С. Мы с вами да, вы снами нет.

М. (судячи зі звуку, встаючи з місця) Вы шо, от Ройтмана?

С. Нет, я ни от Ройтмана, ни от Иващенко

М. Милиция?

С. Нет, не пугайтесь, садитесь, у меня к вам хорошее предложение по работе.

М. По какой работе

С. По высокооплачиваемой. Я так понимаю, вам теперь работа нужна

М. Откуда вы знаете

С. Константин Николаевич Курушин, семьдесят восьмого года рождения, окончил Украинский Заочный Политехнический Институт, женат на Ключко Елене Матвеевне восемьдесят второго года рождения. Работал в фирме ООО «СпецИнж-Наладка АСУ», супруга четыре года назад выехала по рабочей визе в Клонмель, Ирландия. Работает на ферме мясником, сожительствует с местным агрономом Джереми Кларксоном. М. С каким блядь Клаксоном, шо ты мне трешь С. Сядьте, Константин Николаевич, успокойтесь. Я к вам по серьезному делу и знаю о вас много.

М. Кто ты блядь такой

(чутно голос офіціантки, нерозбірливо)

С. У нас нормально, хозяйка, все хорошо

М. Ни хуя себе нормально, кто ты такой, блядь

С. Сто тысяч долларов в год.

М. Чего

С. Я уполномочен предложить вам сто тысяч долларов в год.

М. Так ты уполномоченный у нас, упал опер намоченный

С. Я уже говорил, что не с милиции, я из большой скажем так организации, которая хочет вам предложить хорошую работу.

М. С каких дел

С. Это специальная работа, для которой мы отбираем только одиноких людей, они легче идут на контакт.

М. Как вы меня нашли

С. Я отвечаю за этот регион, мы подбираем несколько человек в год. За вами следили давно, потом выяснили, что у вас есть жена.

М. И шо

С. Узнали, что жена уехала и поняли, что вы нам подходите. Еще кофе

М. нерозбірливо

С. Девушка, еще два двойных кофе и коньячку нам дайте. С лимончиком, какой. А какой есть. Закарпатского бутылочку.

11.00

С. Давайте выпьем за новые горизонты, так сказать.

М. Охуеть можно

С. Тише, тут руганью не поможешь, мы же серьезные люди

М. Извините, просто я...

С. Я понимаю, вы ошарашены, но я действительно к вам по серьезному делу.

М. Я знаю, может вы гомосек какой-то

С. (сміється) Нет, я не гомосексуалист, я скажем, так менеджер по персоналу для одной серьезной фирмы. Ваше здоровье

М. Спасибо.

С. Так вот, нашей фирме нужны одинокие люди, которые за большие деньги готовы заключить договор и уехать на большой срок, скажем так на десять лет. И еще немаловажный факт, нам нужны люди о которых быстро забудут. Оторванные от социума.

М. А куда ехать С. Очень далеко М. На север

С. Нет, там нормальный климат

М. Вы шо опыты на людях ставите

С. Все так или иначе ставят друг на друге опыты, но я свормулирую это так — вам предлагается пожить в хороших условиях очень далеко, а за вами будут наблюдать

М. Кто

С. Специалисты. Давайте, за будущее

М. нерозбiрливо

С. Ой, хорошо. Так вот, Константин Николаевич, место, о котором я говорю, находится очень далеко. Если вы позволите, я могу показать вам его.

М. Это как

С. Сейчас, секунду.

11.08

За словами Макієнко, С. розкладає на столі щось схоже на портативний компьютер. Коли вона підійшла ніби протерти стіл, С. прикрив пристрій, взявши його на коліна.

11.09

С. Сейчас, вот оно. Возьмите, это наушники. Сейчас сейчас, вот.

11.14

М. Ни хера себе

С. Согласен

М. Это типа как в «Секретных материалах»?

С. (смеется). «Х-файлы» — хороший сериал, но его создатели, похоже, сами так и не определились — существуют инопланетяне или нет. Серии, в которых зелёных человечков развенчивают, выглядят достовернее. Но ничего, они ещё не закончили, может, ещё дойдут.

М. А вы и телевизор смотрите?

С. А как же, всё оттуда.

М. Может, это мультик

С. Нет, все это настоящее. Ваше здоровье

М. Спасибо

С. Очень хорошо

М. Так а где это все

С. Если вы согласитесь, я вам все расскажу и покажу

М. (тихо) Кот в мешке, блядь.

С. Что вы говорите

М. Я говорю, не верю. Как такое может быть

С. Все может быть, но сто тысяч долларов в год.

М. А как их там тратить

С. Там никак. Вы можете или переводить их на чье-то конкретное лицо здесь, или тратить, когда снова попадете сюда

М. Как это

С. Как я например. Я уже девять лет работаю по вербовке. Еще год и контракт окончится.

М. И что тогда, назад

С. Нет, вперед. На другую должность, на лучших условиях. В командировках все оплачивается в разумных пределах, плюс могу тратить свои сбережения. Вот эти часы, например, стоят 150 тысяч долларов.

М. Сколько

С. Сто пятьдесят тысяч долларов.

М. Можно посмотреть

С. Конечно

Макієнко підтверджує, що С. знімав годинник і давав М.

11.21

М. Ни хера себе

С. Единственный момент, что там нельзя ни пить, ни курить.

М. А если здесь

С. Здесь можно всё. Как ни странно, вопрос по алкоголю и табаку основной для тех, кто решается или не решается улететь.

М. Караул просто

С. Константин Николаевич, вот в пакете ваш аванс. Сейчас, вот папочка, вот договорчик

М. А данные паспорта надо, я не помню просто

С. Перестаньте, паспорт тут ни к чему

М. Блядь, как это может быть

С. Я же говорил, все может быть

М. А как вы это отправите меня

С. А мы вместе с вами поедем, я вас первые дни буду опекать. Только коньяка там не будет. Давайте по полной и поехали.

М. Сейчас. А звонить оттуда можно.

С. Сначала нет, потом как получится.

М. Ладно, где подписывать

С. Внизу

М. А тут больше ничего не написано

С. А не надо потому что

М. Можно подумать еще.

С. Думайте. Ваше здоровье.


11.30.

Касета закінчилась, Макієнко пішла у підсобку її поміняти. Коли повернулася, через 3-4 хвилини нікого за століком вже не було. Наружка теж нікого не зафіксувала.

Примечание рукой, судя  по всему, следователя — «до справи відношення немає, але дуже цікаво, пропоную передати до СБУ».

Примечание рукой, судя по всему, начальника следственного отдела — «полная херня».

P.S.

Через месяц после того, как Кастет пропал без вести, его фото вывесили на информационной доске возле подрайона (примечание переводчика: подрайон — в данном случае отделение милиции, отвечающее за часть района города) «Их разыскивает  милиция». Черно-белая фотка Кастета ещё школьных времён висела с правой стороны, там, где пропавшие без вести. Через полгода милиция удачно списала на него дело об изнасиловании в сквере возле райисполкома, и фото переехало на левую сторону доски, там, где разыскиваются преступники. Вполне возможно, что в милиции решили переложить на него ещё пару неприятных висяков, раз уж он так удачно потерялся.

Елена узнала о его пропаже только через год и после операции по смене паспорта вышла замуж за рыжего агронома Джереми. Но свечку в православной церкви рядом, в Уотерфорде или Дублине, куда она ездит раз в месяц, ставит по Кастету одновременно и за здравие, и за упокой. Что касается нас, то нам о его дальнейшей судьбе ничего не известно — «абонент поза зоною».

Теперь точно конец.

ОUTRO

Большая часть этих историй проявилась зимой, в процессе выгуливания собаки. Почему именно зимой? А потому, что в остальные времена года теплее и можно читать в телефоне спортивные новости (что само по себе интереснее всего) из интернета, а зимой руки мёрзнут. А занять себя чем-то же надо.

За пару зим до написания аутро родилась первая из историй, которая стала рассказом (я их называю «разиками») «Аучше всех». Собака тогда поставила целью обнюхать все закоулки большого (пока ещё большого, тьфу-тьфу-тьфу) двора, а мне привиделась идея фильма для режиссёра Виктора Придува-лова.

По стечению обстоятельств приближался Новый год и назавтра пришлось отправиться в гигантский магазин за вкусняшками. Как и следовало ожидать, часть касс не работала и образовалась гигантская очередь. За первый час я прошерстил весь спортивный интернет и делать стало окончательно нечего. Тогда-то, по свежей памяти, вчерашняя идея фильма и материализовалась в «нотатках» телефона.

Придувалову позвонить я забыл, зато кому-то сдуру заявил, что начинаю писать книгу рассказов. Аяпнуть-то ляпнул, но, естественно, ничего не написал. Потом, как я уже говорил, стало теплее и появились более приятные виды досуга. Но, благодаря исключительно удачному расположению нашего государства, цикл «тепло-потно-скучно-страшно» провернулся ещё раз, настала следующая зима, в которую я уже знал, чем трижды в день себя занять.

Истории помаленьку склеивались в сценарные планы в телефоне, типа «Пипет-лох-бассе-трампл-зассал-душ-смех-пиписка-пипетка-РП» (РП — это «Раскрыть Понятие»). Когда восемь скелетов таких историй склеились (восьмой рассказ меня попросили не писать все четыре человека, которым я рассказал его идею, я так и сделал), настал самый сложный момент.

Т.е. книжка, красивый томик, пахнущий типографской краской, в голове уже сложилась, но в действительности нужно было начинать с нуля заниматься тем, чего я раньше не пробовал и точно не умею. А стартовать, как вы знаете, всегда как-то страшновато. Как человек храбрый, я начал сопротивляться этой ситуации, т.е. гордо забил на это дело.

Когда пишешь песни гелевой ручкой в ежедневнике, то за неимением моря можно обмануть себя, сев на балконе. Как вариант. Но как можно долго писать прозу за домашним компьютером, когда каждый месяц выходит новая интересная игра, каждый час в политике — новое говно и в почтовом «спаме» ежеминутно столько познавательного? Вот и я говорю, что никак.

Но дальше — больше, буквально сразу же один добрый производитель техники организовал турнир по компьютерным играм, в котором я занял второе место и получил в приз ноутбук. Теперь на гастролях можно было спокойно заняться рассказами. Ага, щас...

Я сложил не менее тысячи врагов в играх, забил столько же голов в футболе, вследствие чего получил море удовольствия и сжег две материнские платы. Забирая компьютер после последнего ремонта, я получил четкую рекомендацию не убивать.

P.S.

Спасибо Максиму Вихотю, вычитывавшему эти файлы, Завену Баблояну за реакцию и правильно настроенную спам-машину, благодаря которой первое письмо не затерялось, Катерине Хинкуловой за натырку, Любомиру Васильеву за сбережение ковбойцев, а ТНМК за терпеливое выслушивание в дороге. Консультантами по мутным вопросам были папа, Бека, Олег Бирчак, Юра Кулибин, два друга Юры Кулибина, Настя angel 22-90, народ с ОБСИЛФА и Михаил Тукмачев.

Р.P.S.

Прошу учесть, что мнение автора может не совпадать с его же мнением наутро.



Оглавление

  • Александр «Фоззи» Сидоренко Ели воду из-под крана.
  • Intro
  • Жень Женич
  • Лучше всех
  • Корабельный раввин
  • Малый
  • Пипетка
  • Толян
  • Кастет, которого забыли
  • ОUTRO