Иван Украинский (fb2)

- Иван Украинский 1.84 Мб, 199с. (скачать fb2) - Алексей Михайлович Павлов

Настройки текста:



СКВОЗЬ БУРИ И ГРОЗЫ

Повесть журналиста Алексея Павлова посвящена одному из активных участников борьбы за власть Советов бывшему батраку станицы Тихорецкой (ныне Фастовецкой) Ивану Митрофановичу Украинскому, прошедшему в гражданскую войну боевой путь от рядового красноармейца до командира кавалерийского полка и трагически погибшему на ее исходе в боях с бандами Булак — Балаховича в Белоруссии.

И не только ему. А всем тем, кто мог бы вместе с Иваном Украинским сказать о себе словами известной песни:

«Мы — сыны батрацкие,
Мы — за новый мир».

Кто прошел огненными дорогами суровой гражданской войны «от первых боев до последних без хлебов и без снов».

Автор глубоко изучил историю описываемого периода и правдиво отразил ее на страницах своей повести. Ему потребовалось немало усилий, чтобы по крупицам собрать богатейший материал и достоверные сведения о герое своей повести, о его боевых друзьях — товарищах, о боях и сражениях, в которых ему довелось участвовать.

В книге отчетливо прослеживается история 33–й Кубанской стрелковой дивизии, в составе которой Иван Украинский принимал участие в боях с белогвардейцами на Дону и в Воронежской губернии, в освобождении от деникинцев Донбасса и Ростова — на — Дону, Кубани и ее областного центра — Екатеринодара, а во время белопольской интервенции в 1920 году дошел почти до Варшавы, потом, уже после переформирования 33–й стрелковой в Кубанскую кавалерийскую, возглавил ее Первый Кубанский конный полк и бесстрашно дрался не только с белопольской шляхтой, но и активно ликвидировал очаги булак — балаховской авантюры.

С интересом читаются начальные страницы книги, посвященные быту и нравам дореволюционной кубанской станицы, батрацкой доле и солдатским тяготам героя в период первой мировой войны на бывшем Кавказском фронте. Книга не оставляет читателя равнодушным и тогда, когда автор описывает портреты видных кубанских большевиков, с которыми общался Иван Украинский.

Труд А. Павлова несомненно сыграет свою роль в деле державнопатриотического воспитания наших людей на славных революционных и боевых традициях, на подвигах известных и безымянных героев борьбы за власть Советов.

И. П. ОСАДЧИЙ.
Доктор исторических наук, профессор.
(обратно)

БАТРАЦКАЯ ДОЛЯ





Перед сенокосом и уборочной страдой в степную кубанскую станицу Тихорецкую наезжало много пришлого люда. За хозяйские харчи да за мизерную плату нанимались скитальцы из центральных губерний России к местным богатым казакам на сезонную и поденную работу. Кончалась жатва, обмолоты хлебов — и эта масса народу, едва — едва оправившись от голодухи, словно перекати — поле устремлялась вновь в поисках своей удачи в промышленные города. За ненадобностью хозяева не удерживали временных батраков: придет новый сезон — дешевая рабочая сила найдется.

Но немало иногородних оседало в Тихорецкой и на постоянное место жительства. По преимуществу у таких людей имелась какая‑либо дефицитная специальность по тем временам, особая сноровка и мастерство.

— Босотва, а гляди как управляется с паромолотилкой, — с нескрываемым удивлением рассказывал однажды в станичном правлении в кругу дружков — односумов о батраках Украинских Федос Кухарь, прижимистый станичник, на которых эти, как он выразился, иногородние хохлы, гнули спину несколько лет.

— А я бы всех иногородних выселил из станицы, будь на то моя воля, — угрюмо, исподлобья глядя на собеседников, выкладывал свои слова, словно кирпичи, заросший рыжей щетиной казачина Мясоед. — Дух в них бунтарский, царя — батюшку не почитают, сбивают с понталыку наших станичников.

— Оно‑то так, — вступил в разговор третий участник беседы, чубатый, широколицый Степан Дейкин, имевший в станичном юрту до 200 десятин земли и у которого теперь в батраках ходили Украинские. — Да ведь без батраков не обойдешься. Я, к примеру, в молотилке ни бельмеса не понимаю. А Украинские у меня уже три сезона управляются с ней за милую душу. Машина при них как часы работает. За машиниста — Иван, старший Митрофанов сын, а младший Иван — смазчик и подавальщик снопов. Старик кочегарит. Мое же дело остается во время молотьбы только подсобную обслугу подгонять, да при найме молотилки очередь ее переезда с тока на ток других хозяев соблюсти. Ну, и само собой в срок получить с них плату.

— Старший Иван у них башковитый, — снова подал голос Кухарь. — Но — непокорный. Сычом смотрит на таких, как мы.

Мясоед молчал, устремив взгляд на широкую станичную площадь, куда на сход собирались люди. На него семья Украинских тоже немало погорбатила в первые годы после приезда в Тихорецкую с Харьковщины. Да и нынче отец с сыновьями на дейкинской молотилке по взаимному договору хозяев занимались молотьбой мясоедов- ского хлеба.

В станице практиковалась натурная оплата за пользование паромолотилками. Владельцы их получали от обмолота обычно десятую часть веса зерна. На таких условиях сдавал в наем свою молотилку и кулак Дейкин. А со своими рабочими, такими как Украинские, он рассчитывался деньгами, разумеется, по самым низким ставкам. Как правило, свое зерно Дейкин хранил и приберегал до весны в больших амбарах — ссыпках, потом продавал по высокой цене. Барыш у него получался изрядный. Так поступали и другие богатеи.

В первые годы жительства в Тихорецкой, пока ребята были еще маленькие, изо всех сил трудился глава семьи — Митрофан, человек с ровным и спокойным характером. Ему помогала жена Ефимья. Как ни трудно жилось, а родители лелеяли мечту дать своим детям хоть какое — ни- будь образование. Две неполных зимы проучился в цер- ковно — приходской школе старший Иван, одну зиму — младший. А когда первый хозяин батрака Мясоед узнал, что Митрофан Украинский намерен определить в школу и свою дочку Надю, не выдержал угрюмый казачина:

— Зачем девке грамота? — раздраженным басом произнес он. — На военную службу ей не идти. Сам по чужим углам скитаешься, своего дома не имеешь, а туда же, за грамотой гонишься. Да и гроши надо платить за обучение, ты же не казак.

— Хоть малое ученье, а все же как свет в оконце, — отвечал батрак. — Другой радости у нас нет. А 10–15 рублей как‑нибудь заробим.

Старший сын Украинских — Иван был сметливым и расторопным малым. Уже подростком помогал отцу настраивать плуги, лобогрейки, чинить и подгонять конскую сбрую. А уж когда стал парнем — никакая работа у него из рук не выпадала. Да и младший Иван тянулся за ним, стараясь не отставать в работе от отца и старшего брата.

К 1910–1911 годам отец их начал уже крепко сдавать: здоровье подводило. Ну‑ка сколько поворочено на веку! Поэтому за главного при найме на работу теперь почти всегда выступал старший сын Иван, который много смелее, чем его родитель, вел себя в переговорах с богатеями.

И вообще молодой батрак был человеком неробкого десятка. Спуску обидчикам не давал, всегда заступался за слабого, брал под свою защиту. Благо силенкой его природа не обделила. На молодежных гулянках и посиделках

кулацкие сынки в присутствии Ивана редко когда безобразничали, знали, что, взяв за шиворот своими мускулистыми руками, он мог легко выбросить из круга любого ухаря.

У …На пасху в станице чувствовалось приподнятое оживление. Еще с ночи православный люд отправился в церковь на богослужение и освящение праздничной снеди. Туда шли старики и старухи, пожилые и молодые казаки и казачки, многие — с детьми. В том же направлении следовала и публика победнее — иногородние. А утром под гулкие перезвоны колоколов вся эта масса людей растекалась по ближним и дальним улицам и переулкам к своим домам и хатам. Стояла весенняя теплынь, всюду буйно расцвели сады, густо курчавилась зелень подорожника. «Христов день» сопровождался праздничными застольями, вождением хороводов, состязаниями в силе и ловкости парней и девчат на игрищах в лапту и «третьего лишнего».

С размахом отмечал религиозный праздник купец и крупный домовладелец Бурцев. В станице он скупал зерно, шерсть, кожи, в соседнем железнодорожном поселке имел зерновую ссыпку, два кирпичных сарая и большой двухэтажный дом, сдаваемые в аренду. И здесь, в станице, у него высились обширные хоромы. В тот пасхальный день они наполнились многочисленными гостями — местными и приезжими. В новых хромовых сапогах и ярко — красной рубашке, перетянутой в талии витым шнурком, хозяин картинно кланялся приглашенным, возглашая здравицу в честь воскресенья «Сына Господня».

А потом все сели за праздничные столы, установленные на открытой веранде, увитой зеленью и цветами. Отсюда сквозь ограду едва просматривалась пыльная дорога, спускавшаяся вниз к насыпной дамбе, перегородившей неглубокую степную речку Тихонькую, от которой пошло название станицы и железнодорожного поселка. По этой дороге взад — вперед проходило немало людей из одной части станицы в другую. Одна из окраин — Хохлятчина почти полностью была заселена иногородними, выходцами с Украины и более поздними переселенцами — бедняками из центральных русских губерний.

Прохожие с интересом засматривались на купеческий особняк, где гостям и хозяевам обильно пилось и елось.

Веселье в доме било уже через край. Хозяин подозвал к себе старшего сына и сказал:

— Выйди на улицу и кинь ребятне угощенье.

Пригладив нетвердой рукой бороду и усы, Бурцев завел своего наследника в кладовку и вручил ему кульки с леденцами. Так он делал уже не однажды. Любил показать широту своей натуры. Не на пользу людям, а ради потехи. И на этот раз решил позабавиться сам и повеселить гостей занятным зрелищем, как чумазые малолетние оборвыши будут наперегонки выискивать и собирать перепачканные в пыли липкие конфеты.

Купеческий сын понимающе улыбнулся:

— Ну, папаня, цирк захотел увидеть. Это мы устроим.

Выйдя за ограду, младший Бурцев зычним голосом

кликнул:

— А ну, пацанва, налетай!

Его рука описала в воздухе полумесяц, на дорогу полетели разноцветные овальные конфетки, в прозрачном своем блеске чем‑то похожие на мелких рыбешек. К ним устремилась ватага малолеток. На дороге началась толчея, ребятишки спешили один перед одним овладеть даровыми сладостями.

Притаявшие леденцы густо покрылись пылью. Но все равно унять подростков уже никто не мог — они с азартом продолжали подбирать перепачканные конфеты.

На тот момент Иван Украинский как раз проходил с родственниками мимо дома Бурцевых. Остановившись, он обратился к своим спутникам:

— Вы видите, что здесь творится?

— Издеваются над бедняками, — сказал в ответ зять Ивана Василий Букин, женившийся на его старшей сестре Надежде за полгода до описываемой сцены.

Лицо Украинского побледнело, словно до того на нем не было весеннего загара. Он вплотную подошел к Бурцеву.

— Ты, тварина, знаешь, как называется ваша забава?

— Проваливай, не твое дело, — огрызнулся купеческий сынок.

Иван резким рывком швырнул Бурцева в мягкую, словно пух, пыльную наволочь.

— Загребай свои леденцы, — гневно выговорил он. — И уходи.

Отступив от поверженного «добродетелям, Украинский сказал станичным хлопчикам:

— Наперед не унижайтесь перед куркулями. С детства берегите свою честь и достоинство.

Сделав знак рукой Надежде и Василию, Иван произнес:

— Пошли отсюда.

Вся эта сцена разыгралась на глазах у бурцевских гостей в течение нескольких коротких минут, так что Бурцеву никто не успел прийти на помощь. Вслед Украинскому неслись ругательства:

— Варнак! Мы это тебе припомним!

Однако вскоре начались горячие дни сенокоса и уборки. Событие у дома Бурцевых постепенно забывалось и о нем редко кто вспоминал. Тем более, что молодой купчишка выехал из станицы и устроился в Ростове — на — Дону на какую‑то выгодную службу.

В станице чаще вспоминали о более раннем случае, когда благодаря Ивану Украинскому удалось быстро и без особых затруднений избавиться от «водяного», с некоторых пор обосновавшегося в речке Тихонькой, у самой запруды, посреди камышовых зарослей.

О существовании «нечистой силы» в таком мелюзго- вом водоеме, как Тихонькая, первой сообщила уже заневестившаяся соседская шестнадцатилетняя девчонка.

— Вот чудо приключилось, — рассказывала она сестре Ивана Надежде Букиной. — Наши девчата и парубки пошли на вечерницу до центру через греблю, бачуть, а у камышах ведьмак сидить. Страхолюдный, патлатый, очи горять, борода у воду опущена. Мы уси як горох посыпались до своей Хохлятчины.

Потом пошло и поехало. По хорошей погоде что ни вечер, то в прогалине между камышами появлялся диковинный водяной. Вел он себя в общем‑то безобидно, только молодежь на вечерки пугалась ходить.

При встрече с братьями, почти неотлучно находившимися на полевых работах у станичного богача Дейкина, Надежда рассказала им о последнем происшествии.

— Ладно, Надюха, — успокоил ее старший брат. — Придется проверить такую лихую байку.

В один из тихих июльских вечеров братья задержались в станице, дождались темноты и, пройдя незаметно по приречным левадам, залегли на берегу у Тихонькой. Вначале на гребле наблюдалось оживленное движение подвод и пешеходов, а потом оно прекратилось. Через несколько минут Украинские заметили, как на фоне куги и камыша по тропинке вдоль берега осторожно пробираются две невысокие фигуры. В руках у переднего незна

комца при лунном свете показалась какая‑то ноша. Достигнув гребли, ночные ходоки остановились у разводья, затем послышался слабый всплеск в камышах и, наконец, там что‑то неясно замерцало.

— Пошли! — шепнул Иван на ухо брату.

Почти одинаковые ростом, мускулистые, братья в два счета бесшумно подобрались к месту происходящего таинства. Разглядев впереди себя двух 14–15–летних подростков, они с тем большей решительностью отрезали им путь к отступлению.

— Тихо, хлопчики, — потребовал старший Иван. — Не рыпаться. Что вы тут колдуете?

От неожиданности ребята растерялись. А потом, осмелев, один из них признался:

— Водяного пускаем.

Не пытаясь скрыться, дружки — приятели показали свое оснащение. Оказалось, во внутрь резинового шара ребята насыпали древесных светящихся гнилушек, богатых фосфором, надули воздухом, а снаружи разрисовали яркой краской, придав своему идолу устрашающий лик. Привязанный за тонкую прочную веревочку размалеванный шар хорошо держался на воде и при ее колебаниях создавал иллюзию живого существа.

— Вот что, артисты, — строго предупредил Украинский. — Мы вас выдавать атаману не будем, но чтоб и вы больше никакой шкоды не творили. Понятно?

— Понятно, — пролепетали подростки.

С того вечера чудеса на речке Тихонькой прекратились. Зато спустя семь — восемь лет теперь уже на ее далеко не тихих берегах разыгрались целые трагедии, полные ненависти и мщения, сведения классовых счетов.

В 1912 году высватал Иван Украинский себе в жены шестнадцатилетнюю Агашу, застенчивую и скромную девушку из иногородней семьи, переселившейся на Кубань из Воронежской губернии. У молодой четы родня — во всем ровня. Агашины родители жили в железнодорожном поселке, отец слесарил в паровозных мастерских.

Путь в поселок вроде бы был невелик — семь верст. Но за делами и заботами не часто приходилось Украинским навещать агашиных родственников. Пешком — не находишься. У казаков — и земля, и тягло, а у них — ни кола ни двора. Из тех сбережений, что были добыты батрацким потом, почти все ушло на расходы, связанные со

свадьбой Надежды, и взнос посаженной платы за крохотный участок, выделенный молодым для строительства собственной небольшой хатенки.

Зато уж когда доводилось выбраться в железнодорожный поселок Иван всласть отводил душу в разговорах с тестем. Тот — человек мастеровой, бывалый. Хотя поселился в Тихорецком не очень давно, но знал о многом из его недавнего прошлого. Особенно по душе пришлись ему действия тихорецких пролетариев накануне и в революцию 1905 года.

— Лютуют паразиты, — сидя за столом с небогатой снедью и потчуя зятя, вел рассказ рабочий о притеснениях царских приспешников. — Задавили гнетом трудовой народ.

— Так и у нас в станице, — вставлял Иван свое слово. — Не дают роздыху каты.

— Ничего, Ванюша, — положив желанному гостю широкую ладонь на плечо, говорил хозяин немудрящей хатенки, — не век же так будет продолжаться. У нас в мастерских опять начали появляться большевистские листовки, люди пробуждаются от оцепенения. Про ленский расстрел слышал?

— Да, — отозвался Иван. — Дорого отольется та рабочая кровь царским палачам.

Худощавый, с потемневшим лицом от постоянного общения с металлом, еще не старый слесарь, придвинулся поближе к зятю и, понизив голос, произнес:

— Придет и на нашу улицу праздник. Верные есть приметы. После разгона в 1905 году Совета рабочих депутатов в Тихорецком поселке каратели надеялись, будто на том и всей крамоле конец. Слепцы! Им никогда не подавить народ. Наш местный большевик Михаил Меньшиков сумел уйти от преследования, долго скрывался, а потом выехал за границу и там, как говорят, у самого Ильича — Ленина науку проходит. Скоро возвернется, его здесь надежные люди поджидают. Тогда опять поселок поднимется на борьбу.

Двадцатидвухлетний сельский батрак набирался классового сознания и опыта не только от русского пролетария, породнившегося с ним и его семьей. Он общался со многими людьми в станице и поселке, кое‑что читал из запрещенной революционной литературы.

В большом и малом видел он несправедливости и по

роки жизни, социальное неравенство, сословную и национальную рознь, насаждаемые и поощряемые господствующими классами. Даже среди детей, школьников, студентов процветал тогда культ грубой силы, презрительного отношения к неимущим.

Однажды во время воскресного гостевания у агашиных родителей Иван и его молодая жена прогуливались по железнодорожному саду, служившему местом отдыха для всех тихоречан. В самом укромном тенистом уголке сада они хотели присесть на скамейку, поговорить о своих делах. Но там уже кто‑то сидел. Украинские подошли ближе и увидели, что на скамейке устроился паренек, ученик реального училища. Присмотрелась Агаша, а это — ее соседский мальчишка. Пригорюнился, едва слезу не пускает.

— Веня, — обратилась к нему Агаша, — ты чего это такой пасмурный?

Сама ненамного старше паренька, Агаша чувствовала теперь себя умудренной жизнью молодой женщиной, обязанной по — матерински воспринимать чужую беду.

— Да так, — неопределенно ответил мальчишка. — Настроение мне испортили.

— Кто и почему? — допытывалась Агаша.

Она с Иваном уже сидела на скамейке рядом с реалистом и ей во что бы то ни стало захотелось узнать, что же произошло с мальчиком.

Вениамин с родителями приехал в поселок месяцев шесть назад. До этого они жили где‑то не то в Ряжске, не то в Саранске. Отец — мелкий банковский служащий. Переезд был связан с плохим здоровьем его жены, матери Вениамина. Мальчик учился прежде в реальном училище, все силы приложили родители к тому, чтобы он продолжил учебу и на новом месте.

Но вот незадача — с первых же дней ему не стали давать проходу сынки тихорецких толстосумов, особенно из казачьего сословия. «Городовик», то есть «иногородний», «хамсел» и другие обидные клички так и неслись ему вслед. Несколько великовозрастных обалдуев пытались даже его побить. Затем преследование вроде бы прекратилось. По простоте душевной паренек похвалился новым соученикам о том, что он привез с собой почтовых голубей, умеющих выполнять его команды.

Отвечая теперь Агаше на вопросы, кто и как его обидел, Вениамин, сдерживая волнение, рассказал:

— Попросили у меня голубей двое из этих ребят. Посмотреть им захотелось. Я принес. А они схватили птиц и мне не отдали.

— Так ты пойди к учителю, — посоветовала Агаша, — пожалуйся и тебе голубей возвратят.

— Не возвратят, — удрученно сказал мальчик. — Их балбесы изжарили и съели.

— Во живодеры, — возмутился Иван, до этого не вступавший в беседу. — Но ты, хлопец, шибко не журись. Я когда учился в школе, куркулевы сыночки надо мной тоже немало поизнущались.

Украинский привлек к себе паренька и, успокаивая, закончил:

— Ну а с голубями, что ж теперь? Придет время, когда наши смирные голуби поразгоняют всю хищную стаю коршунов. Крепись, брат.

Украинский взял Агашу под руку и отправился к ее отцу и матери с тем, чтобы, оставив ее у родителей, самому подыскать подводу и засветло добраться до Тихорецкой станицы. Агаша была уже в тягости и работать, как в первое время, теперь не могла. Иван усердно трудился и за себя, и за нее вместе со своим отцом и младшим братом.

Братья не раз задавали родителям вопрос, почему так получилось, что оба они носят одно и то же имя. Мать Ефимья Анистратьевна обычно в обтекаемой, слегка иронической форме выражала свое недовольство священником, одинаково нарекшим старшего и младшего сыновей:

— Да то, хлопчики, наш сельский батюшка назвал вас по своему письменнику: Иван — первый, Иван — второй, как тех царей — монархов.

— Смеешься, мама, — улыбались сыновья.

В разговор вступал отец Митрофан Степанович. Тот вносил полную ясность:

— Был у нас на батьковщине, где мы жили, такой батюшка, что от горилки никогда не просыхал. Подошел день крещения нашего младшего новорожденного — мать и бабуся подались в церковь. Просят священника: будь ласка, назови мальца в честь нашего деда, Степаном, сделай такую метрику. Смотрят на батюшкину физиономию, а она, как тот буряк, красная с перепою, ничего батюшка не соображает. Что‑то бормочет себе под нос. А потом говорит дьячку: пиши — Иваном нарекается. Ему не стали

перечить, а то еще спьяну совсем откажется крестить, а гроши‑то уже были уплачены. Так и получилось в нашей семье два сына Ивана.

С выходом замуж Надежды за русского переселенца Василия Букина и женитьбой Ивана на воронежской дивчине Агаше семья Украинских впитывала в себя все лучшее из обычаев, традиций, языка двух братских народов. В общении семей утвердились взаимное уважение и сердечность, готовность прийти на помощь друг другу.

В первое время, когда Агаша еще проявляла некоторую робость, непоседа и выдумщица Надежда изобрела простой и верный способ приобщения юной невестки к семейным разговорам, которые велись на смешанном русско — украинском наречии.

Когда однажды все оказались в сборе и надо было скоротать длинный зимний вечер, Надежда предложила:

— Давайте поиграем в отгадки. Один называет слово по — украински, а другой скоренько говорит, что оно значит по — русски. Или наоборот.

— Пивень, — тут же положил начало состязанию ее брат Иван.

— Петух, — уверенно нашел эквивалент Василий Букин, достаточно освоившийся с украинизмами.

И потекла веселая игра слов женатой молодежи. Играющие хорошо ориентировались в народной лексике. Лишь один разок сбилась Агаша. Услышав слово «хвиля», она ответила:

— Филя.

— Вот и нет, — захлопала в ладоши Надежда. — Это значит — волна.

С улыбкой глядя на своих домочадцев, Митрофан Украинский произнес:

— В нашей громаде послухать ради: хоть украинску баску, хоть русску сказку.

В 1913 году у молодоженов Агаши и Ивана родилась дочка. Назвали ее Марией. Радость для них самих, да и для их родителей тоже. А вместе с тем — новые хлопоты и волнения. Жизнь‑то добавляла трудностей. Беднякам противостоял мир богатых. А с ним ой как нелегко было бороться, отстаивать свои человеческие права.

В преданиях семьи не забылся случай, когда зять Украинских Василий Букин во время строительства хаты пошел к своему хозяину, богачу Кухарю попросить пару

лошадей, чтобы произвести замес глины для обмазки тур- лучных стен. Дело было летом.

— Что ты, парень! — с нарочитой искренностью удивился богатей. — Не могу я сейчас снимать коней с полевых работ.

Мало того, что отказал тогда Кухарь своему батраку, так еще и поиздевался напоследок:

— Ничего, вы и сами, как лошади. Ты да два Ивана Украинских закатывайте повыше портки, пошибче потанцуйте в глине — вот вам и будет замес.

За свое злоязычие и насмешки над бедняками богатые не несли ответственности ни перед кем. Разве что перед своей совестью. А ее у большинства из них — ив помине не было.

Особенно злостные обидчики сами иногда попадали впросак и становились всеобщим посмешищем. И свершалось это при самом деятельном участии лиц, претерпевших их козни. При случае счеты сводились так умело и скрытно, что опозоренный гордец и толстосум не мог точно определить, кто же ему устроил каверзу.

Жил в ту пору в станице богатенький казак Федор Лабура. Был он малоросл, жидковат. Но хозяйством ворочал большим — в поле у него паслось немало скота, имелось десятка три десятин пахотной земли. Летом он часто оставался на коше ночевать, чтобы лучше приглядывать за работой батраков.

Лабура отличался вредным характером. Чуть что — он горланил на человека, ругал, оскорблял.

— Прямо бес какой‑то, — жаловались на него одностаничники.

К тому же любил крепко выпить. Тогда ему вообще на глаза не попадайся. Трусил он только перед своей женой — дородной казачкой, ростом повыше его и в толщину в два его обхвата.

Глашка Лабура иной раз, рассердившись, применяла к благоверному такие меры воспитания, которые никак не назовешь изысканными. Она пускала в ход скалку, толкач или другие свои подручные средства.

— Стерва ты, Глашка, — пробуждаясь однажды после похмельного сна, укорил свою невыдержанную супругу провинившийся Лабура. — Не могла вдарить полегче, аж- ник весь бок болит.

— Говори, змей, спасибо, — ответствовала Глашка, —

шо я тебя и так пожалела. Ты же чуть гроши по пьянке не потерял.

Еще до своей женитьбы отравился как‑то Иван Украинский на летнюю ярмарку в железнодорожный поселок. Народу — кишмя кишело, не меньше ста тысяч человек побывало на той ярмарке. Как обычно, заключались крупные сделки на куплю — продажу промышленных товаров, больших партий зерна, шерсти, кож, мяса, подсолнечного масла и других продуктов и сырья. Здесь же совершался наем рабочей силы на предстоящий сезон полевых и уборочных работ. Чтобы наняться в батраки к казакам и богачам — иногородним окрестных станиц в Тихорецкий поселок съезжался обездоленный люд из многих областей юга и центра России. Появлялись здесь люди и из еще более отдаленных мест.

Во второй половине дня Иван уже собрался отправляться домой, в станицу. И тут он случайно со стороны увидел Федора Лабуру. Не то за удачу на ярмарке, не то по иному поводу, но казачок уже так усердно поднабрался, что еле стоял на ногах. Неверными шагами он подошел к своей бедарке, стоявшей на ближайшей улице, кое‑как отвязал коня, с превеликим трудом уселся на сиденье и, клоня голову то влево, то вправо, двинулся в путь.

Несколько поотстав от Лабуры, Иван встретился у въезда в станицу с Пронькой Духовым и Мироном Буевым — такими же как он батраками, получившими поблажку от хозяев по случаю ярмарки.

Поздоровались. Иван спросил:

— Видели тут Лабура проезжал? Вот уж он наклюкался!

— Не видели, — ответили парни. — Другие уже едут, а его не было.

— Стоп! — воскликнул вдруг Пронька. — Это ж он подался объездной дорогой на свой кош, решил заночевать там, чтоб Глашке не показываться в таком виде.

Пронька загадочно хмыкнул, а потом сказал Ивану:

— Пока. До свидания.

Пронька и Мирон затаили на Лабуру большую обиду. В прошлый сезон они у него батрачили, а он, выпивоха и скряга, не рассчитался с ними как следует. Рублей двадцать не додал. Поэтому, заполучив от Украинского совершенно случайно оброненную им информацию, парубки решили извлечь из нее максимальную пользу для того, чтобы отплатить Лабуре должок за нанесенную обиду.

В полночь ребята тайком пожаловали на лабуровский кош, приманули мясом собак, чтобы не лаяли, а потом разыскали в сарае на сене спящего непробудным сном хозяина, покропили его ложе мазутом, высыпали на полсть содержимое старой подушки — и были таковы. Утром на коше царил переполох. Перепачканный в мазут, весь в пухе и перьях хозяин носился как угорелый и на чем свет стоит костерил своих работников, не уберегших его от позора, до седьмого колена клял злоумышленников, сотворивших с ним злую шутку.

— Так ему ублюдку и надо, — единодушно оценили станичники событие на коше Лабуры.

У своего последнего хозяина Дейкина Украинские работали круглый год. Весной и летом больше всего в поле, а осенью и зимой возле скотины. Нередко наниматель поручал им выполнять предприсания атамана по ремонту дорог, улиц, гребли через Тихонькую, церковно — приход- ской школы или другие повинности. С наступлением зимы торили братья и санный путь в железнодорожный поселок с подводами, наполненными доверху бараньими и свиными тушами, которые поставлял Дейкин в тихорецкие трактиры и духаны.

…Конец января выдался снежным и морозным. Еще с вечера братья получили указание хозяина загрузить двое саней свежемороженным мясом и утром отправиться в железнодорожный поселок. Работа привычная, батраки занялись ею без промедления. Загруженные сани Иван замкнул на ночь в просторном хозяйском сарае, а с рассветом он и его младший брат запрягли лошадей и их малый санный поезд заскрипел полозьями по снегу. Одетые в полушубки, в бараньих папахах, братья не ощущали мороза. Слепило лишь глаза от снежной круговерти, набиравшей разгон с каждой минутой. Дорогу буквально заволакивало белой пеленой.

Выставленные по обеим сторонам дороги вешки из крупных подсолнечных стеблей едва просматривались в снежной мгле. Ехавший в передней подводе Иван — старший, обернувшись назад, крикнул младшему брательнику:

— Ну и погодка, хай ей грец. Не дреми, Ванюха!

Сильные кони с заметным напряжением одолевали

забитую снегом колею дороги. Иван — старший слез с воза, пошел рядом. Его примеру последовал и младший брат. На пересечении с гравийным павловским трактом из снеж

ной пелены, словно из‑под земли, вынырнули две мужские фигуры. По их быстрому приближению к саням Украинский заподозрил что‑то недоброе. Легкие их санки угадывались поблизости. Быстро замотав вожжи за грядель саней, Иван вытащил из соломенной подстилки стальной дергач с острым наконечником, применяемый крестьянами для извлечения сена и соломы из слежавшихся скирд и копен. Ухватившись за прочную круглую рукоять инструмента, возчик опустил наконечник в снег, опираясь на толстый прут, как на трость. Только он это сделал, как двое незнакомцев встали посреди дороги, перекрывая путь подводе.

— Посторонитесь, граждане, — окликнул Иван встречных.

— А ты, голубок, не спеши, — услышал он в ответ голос, лишенный каких‑либо любезностей. — Останавливай сани.

— А ну, прочь с дороги, — уже теряя терпение, потребовал Украинский.

— И не подумаем, — хрипло ответил самый высокий с разбойным видом верзила. — Нам от вас много не надо — две бараньих туши и тогда пропустим.

— Вы что, грабеж хотите учинить?

— Называй, как хочешь, — рявкнул вожак, — баранов давай немедленно, иначе сами возьмем.

Грабитель и его напарник двинулись к Ивану. Взбешенный такой наглостью, Украинский крикнул что есть мочи:

— Не подходить! Иначе вот этим дергачом кишки вам повыпускаю.

И он выбросил вперед надежный, достаточно длинный, отшлифованный до блеска, крепкий металлический прут с острым крючковатым наконечником. Младшего брата Иван громко предупредил:

— Заходи им сзади, накидывай на них веревочную петлю.

У вожака холодно блеснул в руке нож, по всей видимости ножом был вооружен и его соучастник. Но пустить в ход холодное оружие уголовники не решились. Слишком предметный отпор получили, устрой они открытое нападение — и впрямь смелый парень мог до их кишок добраться. А такой оборот дела никак не устраивал любителей легкой наживы.

Проваливая прочь к своей кошевке и удаляясь в направлении станицы Архангельской, вожак зло матерился, Иван расслышал даже, как он его обозвал:

— Хозяйский холуй, сорвал нам все дело.

Сзади послышался скрип саней — это Украинских догонял знакомый станичник.

— Что у вас тут произошло? — обеспокоенно поинтересовался он.

— Малость объяснились с залетными гастролерами, — показывая на удалявшуюся легкую кошевку, сказал Украинский. — Попробовали ножом грозить, чтоб хапнуть баранины на шашлык, да сорвалась их задумка.

Продолжая дальше путь, разгоряченный небезопасным происшествием, батрак размышлял над последними словами грабителей. «Добро‑то не мое, а чужое — думал он. — И мне его не жалко. Но на него нет прав и у этих подонков». Сдав мясные туши хозяину трактира и получив от него расписку, братья возвратились в станицу. О том, что произошло в дороге, они рассказали своим домашним, Дейкин же узнал об этом от случайного свидетеля неприятного события.

— Что ж ты умолчал передо мной? — укорил он Ивана. — Твое поведение заслуживает не только похвалы, но и поощрения.

Хозяин пытался вознаградить батрака пятью рублями, но Иван посчитал неудобным брать деньги, отказался.

— Тогда вот что, — сказал Дейкин, — раз ты гроши не берешь, я устрою так, что ты на весенних скачках примешь участие на моем коне, в полном снаряжении.

Честно признаться, такая щедрость поколебала у Ивана неприязнь к хозяину. Давно зрело у него сокровенное желание посостязаться с сынками богатеев на скачках и в рубке лозы. Но хорошо знал — это для него недоступно. Померяться силой и ловкостью могли лишь избранные, из казачьего сословия, у которых в конюшнях для такой цели выращивались и содержались породные скакуны, хранилась первоклассная сбруя, а в кованых сундуках, обернутые в промасленные тряпицы, ждали своего часа остро отточенные сабли. Ничего этого у Ивана не было и быть не могло.

Между тем, за Украинским еще с мальчешских лет в станице закрепилось прозвище, как одного из самых сноровистых лошадников, умевшего обращаться с конем не

хуже любого кавалериста. Находясь в поле, вдали от посторонних глаз, Иван частенько скакал на лучших хозяйских рабочих лошадках, ударами плети срубая иссиня — фи- олетовые головки высоких степных будяков. И глаз, и рука тренировались, сила в плечах крепла. В такие минуты Ивану казалось, что он и на настоящих скачках может выступить ничем не хуже других. Но годы шли, а на всех очередных праздничных джигитовках он оставался простым зрителем.

Теперь же речь велась о нем, как об участнике… Заманчиво и страшновато! Иван наперечет знал всех коней Дейкина — рабочих и выездных. Не будучи коренным казаком, Дейкин был приписан в казачье сословие, благодаря своему богатству и влиянию. Добрых скаковых лошадей держал для престижа. Сыновей Степану Дейкину Бог не послал, были у него только две взрослые дочери. Поэтому и коней — красавцев хозяина некому было продемонстрировать перед всей станицей во всей их мощи и превосходной стати.

Обычно праздничное зрелище — скачки лошадей и рубка лозы — устраивалось в станице до начала сенокоса, накануне или после Пасхи, когда в поле заканчивался сев яровых, овса, подсолнечника, кукурузы, бахчевых и овощей, а трава еще не подоспела к уборке и прополка всходов только начиналась. Таким событием отмечались нередко и зажинки — окончание всех поздних полевых работ в пору золотой осени.

В повседневном труде миновала зима, за ней последовали горячие весенние заботы. И не заметил Иван, как пробежало несколько месяцев, отделявших его от январской поездки в железнодорожный поселок. Однажды Дейкин ему напомнил:

— А ты, Иван, готовься к скачке и рубке. Я свое слово сдержу.

Через несколько дней хозяин завел батрака в конюшню и, показав на трех лоснящихся молодых коней, стоявших в станках, сказал:

— Выбирай, какой нравится. Начнешь с ежедневной выводки, потом станешь объезжать.

Ивану более всего приглянулся вороной четырехлеток, терских кровей. Он и раньше наблюдал, как тот, занузданный конюхом, лихо вытанцовывал во дворе на прогулках, косил своим искрометным глазом.

— Вот этого, — указал Иван на тонконогого рысака.

Отныне дел прибавилось еще больше. Иван рано утром, днем и вечером наведывался в конюшню, с рук кормил овсом вороного, приучая его к себе, надевал на него уздечку, по полчаса выхаживал с конем по обширному кругу. Потом стал подседлывать, объезжать верхом, а за две недели до скачек занялся и тренировкой со старой саблей, врученной ему хозяином. Дейкин загорелся желанием, чтобы Иван как можно лучше подготовился к состязаниям и утер нос всем джигитам станицы во имя чести дейкинского дома. Оттого в последние дни освободил Ивана от всех других работ.

— Не подкачай, — наставлял он подопечного. — Покажи, что ты не хуже любого казака.

Утром на станичную площадь спешило много людей — мужчин, женщин, подростков. В суконных шароварах на очкурах, в заправленных в них расшитых рубахах и легких бешметах следовали молодые казаки, заломив на головах кубанки с разноцветным верхом. А молодайки принарядились в яркие кофты из шелковых и шерстяных тканей, с бусами, шнурками, тесьмой и стеклярусом на груди, в сборчатые удлиненные юбки с замысловатыми прошивками. Большинство из них надели на себя самые красивые платки всех цветов и оттенков. Менее броско было одеяние пожилых и старых станичников, детвора же в основном высыпала на площадь, кто в чем ходил и в будние дни.

В центре площади, занимавшей равновеликий квадрат примерно 150x150 саженей, возвышалась деревянная трибуна для атамана и судей, сбочь трибуны отводилось место для всадников с лошадьми. Отсюда им предстояло выезжать на дистанцию и снова возвращаться сюда после скачек. Тут же рядом лежал целый ворох лозы, приготовленный для расстановки на линии рубки после первой части состязаний.

Атаман Фастовец и его окружение наблюдали за приготовлениями из окон и с веранды станичного правления. Когда возле трибуны собралось около двух десятков всадников, атаман сказал:

— Пора. Будем начинать.

В числе конников находился и Иван Украинский. Хозяин приодел его в казачью форму — черкеску с газырями, темно — синие шаровары с красным кантом, барашковую кубанку с витым перекрестием по ее верху.

Последние указания судьям, горнисту, линейным… И вот уже ухо к уху, круп к крупу выстраиваются кони на старте, они нетерпеливо крутятся на месте, нарушают строй, предчувствуя, что им предстоит выложиться до предела на скорость бега. Наконец, относительное равнение было достигнуто и судья на старте, отмахнув флажком, зычным голосом, перекрывающим людской гомон, крикнул:

— Пошел!

И вся кавалькада ринулась вперед. Точно никто уже не подсчитывал, какое расстояние требовалось пройти. Нужно было проскакать по всему крайнему обводу площади, то есть весь квадрат, а это составляло в общей сложности побольше версты. Иван Украинский со своим вороным дейкинским рысаком находился ближе к внешней стороне круга и, естественно, ему доставалось расстояние хоть на малую часть, но все же больше, чем многим остальным всадникам, шедшим по внутреннему обводу. Крепко держа повод в руке, склонившись к гриве коня, Иван выжимал из него всю скорость, на какую он был способен. Поначалу вперед его вырвалось пять — шесть казаков. Но со средины дистанции он шел уже четвертым, а к концу ее, на финише Иван расслышал в гулком конном топоте отрывистый громкий голос судьи, поданный им для своего помощника:

— Третьим конь Дейкина!

Помощник тут же зафиксировал сообщение судьи в свою книгу. Первое место занял сын Мясоеда на своей кобылице Светелке, донской породы, а второе досталось казаку из зажиточной семьи Абраму Хломаку, скакавшему на своем трехлетнем жеребчике Руслане.

Четвертое и пятое, а тем более другие места мало кого интересовали. Призовых было только три. И отсюда весь разговор в основном сосредоточился на победителях. В многолюдной праздничной толпе, сбившейся поближе к финишу, казаки и иногородние перемешались между собой. Но и в этой сутолоке все‑таки угадывались островки с преобладанием тех или иных сословных групп зрителей. После официального объявления результатов скачек, один из иногородних, статный молодой мужчина в белой косоворотке и модном картузе, сказал рядом стоящим с ним станичникам:

— Знай наших! Батрак Украинский и на чужом коне показал свое отменное мастерство.

Спустя некоторое время площадь огласил сигнал горна. Начиналось второе отделение состязаний — рубка лозы. Линейные расставили зеленые прутья в форме шахматнодиагонального коридора общей длиной сто саженей. В центре находилась трибуна, с которой хорошо обозревался ход состязаний. Требовалось на полном карьере в считанные мгновения срубить каждую из лозинок, правильно держаться в седле, четко управлять конем. Участники состязания продемонстрировали отличную сноровку. Все они успешно справились с заданием. Линейные упарились, без конца меняя прутья. Судейская коллегия даже затруднилась определить, кому же отдать лавры первенства. А потому атаман принял решение: деньги, выделенные на приобретение памятных подарков для призеров за рубку лозы, повернуть на покупку горилки и угостить ею всех участников состязания.

— Пусть хлопцы погуляют единым коштом, — так была объявлена его воля.

Иван в застолье не принимал участия. Ему и за скачки никакого приза не досталось. Своенравный и спесивый атаман заявил его хозяину Дейкину:

— Хватит с него и той милости, что я позволил из уважения к тебе показать публике твою добрую коняку. У него не может быть иного места, кроме босяцкого.

Украинский предвидел такой исход, потому нисколько не удивился. Ему всего дороже было уважение сотен людей, горячо аплодировавших батраку по окончании скачек, и сознание того, что он — не последний человек в станице, слава богу не лыком шит, не какой‑нибудь неумеха.

Украинские жили теперь в Хохлятчине — на окраине Тихорецкой, там, где построили свою хатку и их молодые — Надежда и Василий Букины. У отца с матерью и двух братьев теперь тоже имелась своя хатенка, ее они купили у одного из обедневших казаков, выехавшего из станицы. Жилье это было неказистое, но его привели в порядок, подремонтировали, побелили, положили новую камышовую крышу. Участочек небольшой при хате имелся, что на будущее создавало облегчение с овощами, фруктами. Близость к Букиным тоже много значила. Родственники частенько собирались вместе, говорили о всякой всячине. Природа наделила Украинских прекрасными голосами, запоют бывало они песню — и рвется она аж до самого неба, дружная и согласная.

Предпочтение отдавалось русским и украинским народным песням: «Когда я на почте служил ямщиком», «Священный Байкал», «Реве та стогне Днипр широкий», «Су- сидко», «Мисяцу ясный», «Ой, хмелю, мий хмелю». Большой мастерицей петь слыла Надя Букина. Она‑то и вела в семейном хоре самые высокие партии.

— Тебе бы, сестра, на сцене выступать, — сказал ей как‑то Иван — старший. — Да только туда нет батрачкам дороги.

Любили в семье стихи великого украинского поэта Тараса Шевченко. Объемистый томик его стихов в крепком, затертом переплете по просьбе домашних обычно брал в руки старший брат, открывал его уже на известной странице и начинал чтение своим звучным и сильным голосом с «Катерины», «Думок», «Гайдамаков» и заканчивал «Заповитом»:

Як умру, то поховайте

Мене на могилi

Серед степу широкого

На Вкраiнi Милiй.

………………………………………….

Поховайте та вставайте

Кайдани порвiте

I вражою злою кровiю

Волю окропiе.

Внимательно вслушиваясь в шевченковские слова, глава семьи Митрофан Украинский нередко произносил:

— Добрые вирши сочинял Тарас, дуже добрые.

Вокруг некоторых мыслей автора возникала полемика, иногда даже высказывалось несогласие, делались свои выводы.

— Наш кобзарь не жалует москалей в своей «Катерине», — сказал однажды чтец. — Согласна, Надя?

— И то, — отвечала сестра. — Только Шевченко говорил про богатого москаля, что надурил Катерину.

Она обернулась в сторону своего мужа Василия Букина и продолжала, указывая на него рукой:

— А не про такого русака, как мой.

Довольная своим находчивым ответом, Надя сама подступала к брату со своим вопросом:

— А ты, хохол, свою москальку Агашу разве бросать собираешься?

Иван Украинский, отложив томик Шевченко на белую столешницу, улыбчиво глядя в глаза сестры, укоризненно отвечал:

— Подловила. Мы квиты, сестра. А ты, однако, язвочка… Агашу не смущай.

Сама обстановка заставляла Ивана все глубже проникать в социальные явления, определять настоящую цену всему окружающему — и власть предержащим, и церковным ипостасям. Он не только не избегал встреч с людьми, так или иначе неугодных существующему режиму, но, напротив, жаждал их, так как уже неоднократно убеждался, что противники царского строя — и есть подлинный цвет народа, его будущее. Батрак еще слабо разбирался в политических течениях и однако же склонялся к самому радикальному — социал — демократическому.

Осенью, когда в простенькой хатке Украинских заколыхалась люлька с маленькой Марийкой, Иван отправился вместе с Василием Букиным на мельницу Семена Мясоеда. На заработанные за лето батрацкие гроши они купили несколько мешков пшеницы — «кубанки» и теперь решили перемолоть зерно на муку, обеспечив разросшуюся семью хлебом на всю зиму. Подводу Иван выпросил у Дейкина, а с погрузкой — разгрузкой им вдвоем с Василием справиться не составляло труда.

Мельница располагалась на выезде из станицы, откуда начинался калниболотский шлях, мало пригодный для передвижений в ненастное время года. Эту мельничку Иван помнил еще с шестнадцатилетнего возраста, когда работал у Мясоеда. Здание ее уже пообветшало, но жернова вертелись исправно и число помольщиков здесь не уменьшалось. Хозяин брал за помол гарнцевый сбор в размере десятины, остальную муку и отруби возвращал клиентам. Собственно, не сам лично, а его мирошник Родион Забро- дов. Высокий, жилистый мастеровой человек перебрался в станицу из железнодорожного поселка, у него были по- истине золотые руки. На мельнице он одновременно служил и механиком, обихаживал маленький дизелек, приводивший в движение всю остальную технику с помощью шкива и ременной передачи. Отцу помогал младший сын — парнишка лет пятнадцати, смышленый не по годам.

Иван и Василий заняли свою очередь, выпрягли лошадь. Помол шел своим чередом. Управившиеся с ним станичники — отъезжали домой, а на их место к засып

ным бункерам становились новые люди. К вечеру посвежело, и те, кому предстояло еще долго ждать, устраивались возле мельницы в своих подводах на ночевку: расстилали полсти, доставали полушубки. Оставив за себя сына, Забродов вышел из мельницы к помольщикам и удивленно воскликнул:

— А вас тут все еще немало!

Затем приблизился к Букину и Украинскому. Он как- то доверительно глянул на них, потом спросил:

— Ну как, батраки, дела?

— Да, похоже, как и у вас, дядя Родион, — держась за грядель брички, ответил Василий. — Посидите с нами, погутарьте.

— Нам очень хочется вас послушать, — добавил Иван Украинский.

— Ладно, останусь ненадолго.

Забродов присел с молодыми земляками на их низкой одноконной таратайке, достал кисет с табаком, закурил. Их небольшой кружок находился на отшибе от остальных очередников, разговора услышать никто не мог. Чуть поколебавшись, Забродов задал вопрос:

— Из вас кто‑нибудь помнит, как в 1905 году тихорецкие рабочие выступили против царя и жандармов?

— Сами мы не видели, — за себя и за Василия ответил Украинский. — Но в поселке и в станице много раз слышали рассказы очевидцев.

Забродов сделал глубокую затяжку, выдохнул дым, с печалью и гордостью в голосе произнес:

— Я так вам, ребята, скажу. Наши классовые враги — буржуи, помещики, кулаки и их прислужники — жандармы, полиция и другая свора боятся рабочих людей не только живых, но даже мертвых. Такая у нашего брата сила. Только ее надо постоянно увеличивать, сплачивать пролетарские ряды.

И Родион напомнил батракам событие, которое у него самого врезалось в память на всю жизнь. Он говорил:

— Когда руководитель тихорецких большевиков Лука Чернышев после подавления декабрьской забастовки 1905 года оказался в тюрьме и из‑за зверских истязаний умер — за его гробом 19 августа 1906 года шел весь железнодорожный поселок. Революционеры несли лозунги с клятвой своему погибшему товарищу — свергнуть мозолистой рукой власть эксплуататоров, водрузить знамя свободы.

От неостывших за семь — восемь лет впечатлений твердый голос Забродова вдруг задрожал осязаемой болью.

— Чернышев уже был в могиле, — взволнованно вел рассказ Забродов. — А жандармы продолжали выставлять дневные и ночные караулы возле места упокоения революционера, опасаясь появления здесь новых масс железнодорожников, их политических речей и призывов к борьбе против самодержавия. Так‑то, братцы. Даже смерть лучших борцов — оружие в руках пролетариата.

Иван и Василий слушали рассказ старшего их собрата по рабочей судьбе, затаив дыхание, ни разу не прервав каким‑нибудь неуместным вопросом.

— Запомните нашу беседу, — поднявшись с брички, сказал Родион. — Думаю, что она пойдет вам на пользу.

Он внимательно посмотрел на своих слушателей и, прощаясь с каждым за руку, предупредил:

— Только знайте с кем говорить на такие темы. А теперь — мне пора.

И он зашагал от подводы к открытой двери мельницы.

О многом узнавал Иван Украинский от своего тестя — Ивана Григорьевича Артемьева. Деповской слесарь продолжал дружить с теми, кто из‑за репрессий лишь на время затаил свою активность в общественно — политической жизни поселка. В открытую ничего делать еще было нельзя, поэтому социал — демократы вели работу подпольно, с соблюдением конспирации. Лишь изучив как следует зятя, Артемьев открылся ему в симпатиях к программе ленинского крыла партии, стал иногда давать для чтения нелегальные брошюры и листовки. Их связь усилилась незадолго до начала мировой войны, когда Иван перевез Агашу с ребенком к отцу и матери в поселок. Сюда он отдавал теперь и почти весь свой заработок. По — прежнему разговор вращался вокруг нелегкого житья — бытья, батрацких и рабочих тягот. В один из приездов тесть извлек из тайника небольшой печатный листок и подал его Ивану:

— Прочитай, из этого многое поймешь, к чему надо стремиться.

Это была прокламация ЦК РСДРП «Первое мая», а к ней вдобавок тесть вручил Ивану листовку екатеринодар- ских социал — демократов — правдистов, призывавшую «отпраздновать всемирный праздник труда — «Первое мая однодневной забастовкой». В конце листовки говорилось:

«Товарищи! Покажите, что в этот день вы солидарны

со всем российским и международным пролетариатом… Да здравствует демократическая республика!.. Да здравствует социализм!»

Украинский несколько раз перечитал текст листовки, взвесил каждое слово.

— Все справедливо, — задумчиво вымолвил он. — Только до победы социализма еще надо много принести жертв.

Он не добавил, что лично готов к такому самопожертвованию. Но по выражению его лица, по силе высказанной им мысли можно было понять, что Иван будет с теми, кто поднимает знамя борьбы за новую жизнь.

(обратно)

В ЗАКАВКАЗСКИХ ПОХОДАХ

В жаркое августовское предвечерье 1914 года, спустя несколько часов после получения известий о начале войны с кайзеровской Германией, Иван Украинский, его младший брат Иван, зять Василий Букин, сестра Надежда и отец Митрофан Степанович стояли в многолюдной толпе на станичной площади, где перед чрезвычайным, экстренным сходом граждан выступало местное и приезжее начальство. По словам ораторов выходило, что во всем повинен германский милитаризм, он напал на матушку- Россию, и чтобы сокрушить захватчика, весь народ должен встать единой стеной за веру, царя и отечество, не жалеть живота своего для разгрома супостатов.

— Мы не одни, у нас есть сильные союзники Англия и Франция, — чеканил фразу за фразой щеголеватый, в блестящих хромовых сапогах посланец отдельского воинского присутствия.

Он картинно взмахнул рукой, а потом продолжал:

— Вы, конечно, должны понять, что такая война потребует немедленной мобилизации людских резервов, пополнения конского поголовья, сбруи и другого воинского снаряжения. Так что приготовьтесь ко всем тяготам. Но я думаю, что их будет не так много — мы быстро разобьем врага.

Молчаливо и подавленно воспринимал сход красно

речие бодрых ораторов. Когда прозвучал легкомысленный прогноз на недолгий срок войны, Иван Украинский не выдержал и тихо произнес в кругу своих близких:

— Дай боже нашему теляти, да вовка догнати.

А Букин вполголоса добавил:

— Похоже, эта война затянется надолго. Вон сколько стран — народов ополчились друг против друга.

Мобилизация и в самом деле не заставила себя ждать. Через несколько дней в железнодорожный поселок на медицинскую комиссию вызвали и старшего Ивана Украинского, ратника первого разряда. Доктора зафиксировали его средний рост — два аршина и около семи вершков, окружность груди — 23 вершка, все остальные параметры. К этому не мешало бы добавить: был он русоволос, круглолиц, с темно — карими глазами. Глядя на его мощную мускулатуру, остроносенький очкарик эскулап, в неловко сидевшей на нем военной форме, завистливо определил:

— Да ты, как Добрыня Никитич, своими кувалдами за один мах пятерых посшибаешь.

— Не пробовал, — ответил Иван. — А придется — постою за себя.

Перед отправкой эшелона из Тихорецкой новобранца навестил младший брат. Он разыскал Ивана на запасных станционных путях в товарном вагоне, приспособленном для перевозки людей. Подавая брату увесистый сверток, младший Украинский сказал:

— Это домашняя снедь. Возьми на дорогу.

А затем он, стараясь ничего не забыть, передал наказ семьи:

— С места службы почаще шли нам письма.

Старший привлек к себе брата, обнял, растроганно

произнес:

— Спасибо, Ванюша. Будь тут добрым помощником батьке и маме. Сам на царскую службу не рвись, может, минует тебя мобилизация. Нам, сиромахам, нет резону в войнах, это дело выгодно только буржуям.

Иван — старший сначала попал на службу в пограничный полк, а затем в артиллерию. Тут и впрямь пригодились ему незаурядная физическая сила и природная смекалка. Вместе с командой Украинский прибыл в небольшой грузинский городок Телави, что находится в обширной Алазанской долине, примерно в 100 верстах от Тиф

лиса. В предвидении возможного нападения — гурок командование Кавказской армии развернуло здесь крупный учебно — маршевый артиллерийский лагерь. Назывался он запасной артиллерийской завесой, а чаще всего — запасным артиллерийским дивизионом.

Дивизиону ставилась задача ускоренной подготовки нижних и унтер — офицерских чинов для обслуживания шести- и трехдюймовых орудий, горных мортир в условиях их боевого применения. Вполне естественно, что это жесткое требование повлекло за собой и особо уплотненный ритм обучения. Поскольку вся артиллерия была на конной тяге, то и весь рядовой и унтер — офицерский состав части должен был научиться в считанные минуты запрягать лошадей, брать зарядные ящики на передки, а к ним тут же подцеплять орудия и во весь опор мчаться на новые огневые позиции. А гам — немедленно отцепляться, гнать коней в укрытие, тут же оборудовать для пушек окопы и хранилища для боеприпасов.

А чтобы солдат по — настоящему мог вести меткий огонь из орудия, ему предстояло хотя бы элементарно усвоить общие правила стрельбы, досконально — правила наводки на цель, внесения поправок, овладеть материальной частью орудия и умением устранять основные неисправности.

Ко всему этому добавлялись строевая подготовка, изучение Уставов внугренней и караульной службы, тактические занятия, уход за оружием, орудийным парком, конским поголовьем и множество других обязанностей.

— Тут не разгуляешься, — отметил в первые же дни пребывания на новом месте земляк Украинского тихоре- чанин Егор Жариков.

Был он худощав и высок ростом, светловолос, с широкими костистыми плечами. И тоже — иногородний, батрак.

Дивизион располагался за чертой Телави, в открытом поле, обнесенном проволочным заграждением по схеме 25 метров кол от кола с натяжением трех ниток колючей проволоки, артиллерийский парк находился у подошвы пологой горы, поросшей лесом и кустарником. Коновязи стояли в границах военного городка и, как только вслед за подъемом и завтраком начинался очередной учебный день, там возле лошадей находилась добрая половина рядовых и унтер — офицеров. Кормили, чистили, водили лошадей на

водопой, отрабатывали приемы запряжек, построений и перестроений в походном и боевом порядках.

Еще на долю солдат выпали словесность, отправление заутренних, обеденных и вечерних молебствий в их кратком исполнении. Священник дивизиона прилежно отрабатывал свой хлеб, не пропускал случая, чтобы рабы божьи, аники — воины возблагодарили десницу господню за ее милость, вознесли хвалу во здравие царя — батюшки и всего монаршего семейства. Служивый люд без какого- либо интереса усваивал немудрящие каноны словесности и с полным равнодушием, лишь бы отвязаться, отвечал на наставления дивизионного священника, когда тот возглашал царю «многая лета».

Занятия по словесности в основном проводили унтер- офицеры. Взводные, батарейные командиры редко когда присутствовали на этих занятиях. Зато среди фельдфебелей встречалось здесь немало дотошных знатоков внутренней и внешней политики, и они воистину пили кровушку из солдат, допытываясь от них истин, о которых и сами порой не имели ни малейшего представления.

Спросил здесь как‑то солдатика закоснелый унтер с тремя лычками на погонах:

— Что есть царствующий дом?

Солдат ответил:

— Это есть власть государя.

— Болван, — с металлом в голосе стал поправлять его унтер. — Это дворец, в котором живет царь.

И хотя у рядового ответ по смыслу был более логичным, его наставник в непререкаемой форме отчитал за незнание предмета.

Артиллеристы не любили словесность и всячески ее избегали. В дни, когда по распорядку ожидались занятия, старались попасть в любой наряд — на кухню, на конюшню, куда угодно, лишь бы не присутствовать на унылой тягомотине. Зато всему, что могло пригодиться на фронте, в боях, учились прилежно, с завидным рвением.

В качестве личного оружия боец имел трехлинейную винтовку. К ней — штык, шомпол для чистки канала ствола, подсумок для обойм с патронами, масленку с ружейным маслом и набор ветоши для чистки и смазки оружия.

Получил винтовку и солдат Украинский. Он с завистью наблюдал, как виртуозно обращаются с трехлинейкой кадровые служаки, те самые унтеры, что так слабо

разбирались в словесности. И он прощал им неумные придирки, колкие замечания, зато усердно перенимал их практический военный опыт.

На плацу у расставленных чучел кипело азартное оживление. Находясь на тренажах по штыковому бою, солдаты занимались здесь до седьмого пота. При подходе к чучелу каждый из них на несколько минут получал списанную винтовку со штыком, впереди справа или слева от чучела становился унтер — офицер с длинным шестом, заменяющим ему винтовку, и начиналась акробатическая потеха. Как и все, такой тренаж проходил и Украинский.

— Вперед коли, вправо отбей, — резко и требовательно неслась команда.

И он, мгновенно уколов штыком чучело, тут же делал полуоборот в сторону, обеими руками приподнимал спасительное оружие и его прикладом быстро отбивал шест, который вот — вот мог удариться по его голове или плечу.

— Вперед отбей, влево коли! — менялась вводная задача.

И тихоречанин, как и его новые собратья по дивизиону, в неослабевающем темпе манипулировал пехотным оружием.

Когда уже по — осеннему заоктябрело, жизнь в лагере пошла скучнее. В нем не хватало казарм для людей, конюшен для лошадей. Многие основные и подсобные помещения состояли из палаток. По ходатайству командования запасной артзавесы штаб Кавказской армии дал согласие на перевод личного состава и всей материальной части в Тифлис, где обнаружилась возможность разместиться с лучшими удобствами.

Однако еще до перевода лагеря, 31 октября 1914 года, в дивизион поступила суровая весть: на русско — турецкой границе начались военные действия.

А это не где‑то далеко, а здесь рядом, в зоне дислокации Кавказской армии, занявшей оборону от Батуми до озера Урмия на протяжении более тысячи километров. В запасном учебном дивизионе канцелярия заработала на полный ход. По заявкам артиллерийских частей и подразделений, вступивших в бой, она вплотную занялась комплектованием и отправкой пополнения, приемом новичков, их обучением и направлением на фронт. Пехота и кавалерия с каждым днем нуждались во все большей огневой артиллерийской поддержке, чего им так и не удалось дождаться в полной мере до самого конца войны.

Слишком узка оказалась промышленная база, на которой в царской России покоилось производство боеприпасов и орудийных стволов всех калибров. Значительная часть всех заказов на изготовление артиллерийских снарядов была размещена во Франции и Англии. Союзники хотя и делали кое‑что в поставках боеприпасов, однако же с большими проволочками и не в потребном количестве. Это сказывалось на огневой мощи русских войск не только на Западном фронте, но теперь уже и на Кавказском театре военных действий.

В маршевой суматохе расстался Иван Украинский со своим земляком Егором Жариковым, через два — три дня влился он в отдельный артиллерийский дивизион, поддерживавший части и подразделения 39–й пехотной дивизии. Прибыв на передний край, запасник — пушкарь обратился к штабному офицеру:

— Прошу зачислить орудийным номером, такую я подготовку получил.

Ему сказали:

— Зачислим. Только при надобности и в артразведку направим.

Так определилась фронтовая судьба нашего героя.

Турецкое правительство и его военное командование ставили своей целью мощным ударом на Маку, Александ- рополь, Саракамыш проломить центр русской обороны и захватить целиком Армению, а если получится, то Азербайджан и Грузию. Из этого не делал секрета командующий турецкой армией Энвер — паша. Для наступления на главном направлении были сосредоточены основные силы турецких войск, добрая половина курдских формирований. Войска усиленно обрабатывались в пантюркистском и панисламистском духе под лозунгами «Священной войны» с «неверными». В отношении армян турецкая верхушка проводила политику открытого геноцида, стремилась истребить весь народ.

В центральной полосе военных действий сложилась напряженная обстановка. Сначала на Ольтинском направлении противник потеснил русских, потом русские перешли в наступление, затем турки вновь отбили утраченные перевалы, высоты и долины. Дело дошло до ожесточенных рукопашных схваток в самом Сарыкамыше. Противник захватил железнодорожный вокзал, укрепился на окраинах города, перерезал линию железной дороги Карс —

Сарыкамыш, оседлал господствующие высоты «Орлиное гнездо».

Ценой огромных усилий и жертв русским войскам удалось переломить ход сражения в свою пользу. 22 декабря 1914 года началось их общее наступление. В ходе боев противник терял захваченные территории, большое количество пленных, орудий и военного снаряжения. Вместе со своим штабом в плен угодил командир девятого турецкого корпуса. В Сарыкамышских лесах эта же участь постигла командиров 17, 28 и 29–й турецких дивизий. Бар- дус, Чатах, Кизил — Килик и ряд других опорных пунктов пали под натиском наступающих. Из остатков 10–го турецкого корпуса только в одном Чатахе попало в плен 5 тысяч аскеров, русские взяли 14 орудий.

В те напряженные, полные опасностей дни Иван Украинский находился в составе артиллерийского взвода трехдюймовых пушек, которые то и дело выдвигались для стрельбы прямой наводкой по пехоте и коннице противника. В процессе преследования прапорщик Вячеслав Иванов умело выбирал огневые позиции, быстро переносил огонь с цели на цель. Как только цепи турок и курдов поднимались в атаку, на них тут же обрушивались залпы ружейного огня пехоты и шквал картечи артиллеристов. Не выдержав опустошений в своих рядах, противник пятился назад и нередко обращался в бегство.

В один из вечеров, когда утих бой, Иванов распорядился:

— Привести орудия в порядок.

Пушкари банниками драили стволы, тряпками протирали затворы от пороховой гари, мягкой замшей осторожно прикасались к зеркальной оптике прицельных приспособлений. Вместе со всеми деловито исполнял свою работу и Иван Украинский.

По траншее к боевому расчету в орудийный дворик проследовал взводный. Заложив правую руку за ремень портупеи, молодой офицер обратился к Ивану:

— А ты хорошо у нас начинаешь, Украинский. Орудие действовало безотказно. В том — и твоя заслуга. Молодец.

Заряжающий хотел было вытянуться по — уставному в струнку и поблагодарить за лестную похвалу, но тут же услышал слова командира:

— Не надо, здесь война, а не плац.

Новичок превратился в своего человека для всего лич

ного состава взвода и батареи. Исполнительный, расторопный, он выполнял задания старательно и добросовестно. Иван приглядывался к людям, стараясь определить, кто чего стоит и на кого можно положиться, как на самого себя.

Перед сном, в занесенной снегом землянке, оборудованной рядом с орудием, Украинский спросил фейерверкера, старослужащего Петра Симоненко об офицерах батареи:

— Наше начальство не сильно вредное?

Фейерверкер приподнялся на локте, произнес:

— Взводный, прапорщик Иванов — душа — человек. Храбрый, стрелять умеет, как Бог, солдата уважает. Родители у него — сельские учителя. От народа не отрываются.

Рассказчик на секунду смолк, будто опасаясь говорить дальше, а потом, собравшись с мыслями, продолжил:

— Ладно уж, скажу и про батарейного командира. У нас подполковник Чуматов, лет сорока трех, в артиллерии — собаку съел, но на батарее почти не бывает, мы его почти не видим. По штабам все обитает. А огнем управляют взводные, чаще всего Иванов остается за старшего.

Наутро батарейцы получили задачу хорошо обработать передний край противника в своем секторе, в артиллерийскую подготовку справа и слева включились гаубичные и мортирные батареи.

Потом пехота двинулась в атаку со штыками наперевес.

— Вперед! Ура! — разнеслось по всей долине.

Оборона турок дрогнула. Поспешно отступая, их роты

и полки, артиллерия и обозы устремились в сторону Хнысь- Кола, Мелязгерта, Дильмана и других селений.

В условиях начавшихся сильных морозов и снегопадов, преодолевая горные перевалы и бездорожье открытых долин, Сарыкамышский, Ольтинский и Казманский отряды медленно продвигались вперед. Выбивались из сил и батарейцы, вместе с которыми воевал теперь Иван Украинский. Порой казалось, что люди еще какое‑то время продержатся в пути, а упряжные кони станут, не пойдут дальше из‑за тяжких перегрузок.

— Но, но, бедолаги, — подталкивая плечом щит орудия, повышал голос кубанец на лошадей, возле которых суетился ездовый, вконец измаявшийся и охрипший. Украинскому вторили и остальные орудийные номера. Кое‑как препятствие преодолевалось, за ним следовало новое и так — до полного изнеможения.

В конечном счете зима в горах положила конец наступательному порыву. На время в снеговые сугробы зарылись и те, и другие военные лагеря. В расположении пехотных частей заняли огневые позиции и взводы артиллерийской батареи, в которой Украинский получил боевое крещение. Потекла позиционная война. На орудийные выстрелы турок взвод практически перестал вести ответный огонь. Дипломатичный и корректный прапорщик Вячеслав Иванов, стараясь казаться убедительным, разъяснял подчиненным:

— Нет достойной цели, а так чего палить.

На самом деле уже тогда, после первых по — настояще- му серьезных боев, армейский склад в Тифлисе и еще ближе — отрядный склад в Сарыкамыше ощущали основательную брешь в артиллерийском боезапасе, который и к исходу января 1915 года все еще оставался не восполненным. Подвоза снарядов ожидали к весне, а сейчас обходились тем, чем располагали ниже всяких скудных нормативов.

В зимнее затишье 1915 года артиллерист Украинский получил из дома несколько писем. В одном из них Агаша писала:

«Через наш поселок все идуть и едуть на войну солдаты. Уже пришли многим женам и матерям извещения о погибели их мужей и сынов. Как ты там воюешь, наш дорогой? Береги себя. Мы тебя ждем. Наша дочка Марийка растет и уже много разговаривать стала. Я ей рассказываю про тебя, она все спрашивает, когда папаня приедет».

Дальше Агаша сообщала о том, что в лавках и на рынках все подорожало, его младшему брату Ивану сначала определили отсрочку как единственному трудоспособному в семье родителей, а недавно тоже призвали в армию и отправили на Западный фронт. Это же подтвердил в своем письме и сам брат, пославший свою весточку перед отъездом из Тихорецкой. Вероятно, из желания развеять хмарное настроение у фронтовика младший Иван наряду с новостями о семье и общих знакомых присовокупил одну занятную быль. В его письме говорилось:

«Был я на святки в Выселках. Ты, может, и не поверишь. Но тут такой цирк сотворился, что все

до сих пор смеются. Приехал с хутора Черетовато- го на ярмарку один казак. Он здорово подгулял, до мертвецкого кону. Полицейский отволок его во двор какого‑то добродея и там бросил, чтобы проспался. А тот пьяный облевался и лежит, как бревно. Свиньи подошли и давай его облизывать, а потом вместе с его пакостиной отъели ему три пальца на руке».

Этот отрывок из письма Иван прочитал своим батарейцам. Вдоволь посмеявшись над незадачливым гулякой, коренастый фейерверкер Сенька Смолин сказал:

— А что, братцы, свиньи‑то ему благо сделали. На фронт его теперь не призовут, дома отсидится.

С прибывающими на пополнение солдатами и унтер- офицерами в руки окопникам попадали иногда официальные столичные и местные газеты, ненароком приоткрывавшие завесу над теневыми сторонами жизни в тылу. На фронтах лилась кровь, а тут сообщалось о таких делах, что они вызывали прямо‑таки рвоту у людей. Как‑то на батарею заглянул связист из искровой роты, приехавший из Тифлиса, куда он командировался за новыми аппаратами и телефонным кабелем. Выбив на армейском складе треть необходимого, он привез с собой «Биржевые ведомости», «Коммерческий вестник» и другие газеты.

— Почитайте, пушкари, — вручил он их батарейцам. — С цивильным духом познакомитесь.

Тот «дух» имел неприятный запашок. Собравшиеся в землянке фронтовики узнали, например, о громкой афере некоей Орловой — Давыдовой — разбитной певички, околпачившей своего престарелого мужа с графским титулом, о похождениях авантюристки Ольги Штейн под именем баронессы фон де Остен, убийстве отставным генералом Пегановым своей супруги Полозовой, о весьма решительно настроенной гражданке Нагродской, развернувшей широкую кампанию за открытие публичных заведений и право их посещения всеми желающими женщинами…

Слушал Иван эту муть и у него выворачивало из души.

— Какой‑то вертеп, а не благородное общество, — выразил он мнение всех сослуживцев.

Между боевыми подразделениями различных родов войск словно тонкие паутинки раскинулись замысловатые изгибы тропок и дорожек, местами девственно — белые, как сам снег, местами — будто присыпанные пепельно

серой золой от смеси снега с землей. Вон та тропка вела в штаб соседнего пехотного полка, а эта — к землянке искровой роты, где связисты обрабатывали телеграммы командования и передавали их по челночной системе, в стороне, подальше — обитала какая‑то кавалерийская часть. Выйдя с огневой позиции и направляясь в тыл, можно было шагать в полный рост без опасения, что тебя достанет вражеская пуля. В этих лабиринтах чаще всего и происходили встречи знакомцев.

Однажды с поручением командира отправился в тыл дивизиона и заряжающий Иван Украинский. В низине, возле водопойного колодца, он неожиданно повстречал своего земляка — ровесника из станицы Ново — Рождественской Михаила Петракова. Одетый в суконный чекмень, с перекинутым за плечи башлыком, в бараньей папахе, невысокий, юркий кавалерист как раз потчевал своего любимца студеной водой из корыта, установленного на двух опорных камнях.

— Кого вижу! — воскликнул Петраков.

И, оставив коня, обнял давнего знакомца.

— Не ожидал и я тебя здесь встретить, — ответил Украинский. — Думал, воюешь где‑нибудь на Западе.

— Нет. Сначала меня запапашили в Екатеринодар, там формировалась кавалерийская бригада. А оттуда недавно сюда, до Сарыкамыша прикатили в вагонах. Только направление‑то получил один наш эскадрон, его придали в распоряжение командира корпуса как особый резерв.

— Уже воевал? — спросил Иван.

— Еще не успел, — рассмеялся Петраков. — Куда с конницей по таким горам и снегу сунешься? Весна нас позовет в бой.

Перекинувшись несколькими фразами о родных местах, общих знакомых, земляки условились встретиться вечером, после выполнения Иваном командирского задания.

— Эскадрон наш, — показал Петраков на видневшиеся в тылу сараи, — разместился в старых кошарах. Мы их неплохо приспособили для своей стоянки. Вот туда и приходи.

Вечером земляки продолжили разговор. Чтобы никто им не мешал, они уединились в самом дальнем углу конюшни, посреди конской сбруи. О многом толковали солдаты — не только о доме.

— До чего же может довести эта война? — вслух рассуждал Иван. — До голоду и нищей сумы, истребления людей. Что тут творят турки и курды с армянской нацией — это просто неописуемо. Не щадят ни старых, ни малых, всех подряд казнят. Где побывали аскеры — там остается мертвая пустыня. Все своими глазами видел.

— У азиатов так издавна, — отозвался собеседник, — разные паши и беки вражду между людьми оборачивают себе на пользу. Жги, коли, убивай — это их давняя привычка. А сейчас они озверели совсем.

От недавно прибывшего земляка — кавалериста Украинский узнал, что проездом на Кавказский фронт станцию Тихорецкую посетил царь Николай И, потом он побывал в Екатеринодаре, отстоял заутреню в войсковом соборе.

— У нас в Тихорецкой, — вел разговор Петраков, — император вышел на перрон, потом его проводили в коммерческое училище. Встреча и проводы были торжественные. А в Екатеринодаре — тем более.

Михаил смолк, затем в раздумье произнес:

— Повезло мне увидеть в Екатеринодаре тот приезд и отъезд царя. Много сопровождало его начальства и слов было сказано. А каким‑то сумным, невеселым выглядел Николай.

Украинский понимающе отозвался:

— Так, надо думать, у него крутом голова идет от всяких нехваток и провалов. У нас на фронте он немного раньше побывал, чем мы встретились с тобой. Слышал: генералы засыпали его просьбами о поставках снарядов для артиллерии, снаряжения для пехоты и конницы. Прошло немало времени, а помощи пока не видно.

В течение зимы земляки встречались неоднократно, нашлось у Ивана еще несколько знакомцев из близлежащих станиц и хуторов тихорецкой сторонки. Многие из них служили в пластунских бригадах, прославившихся своим героизмом и бесстрашием в самых сложных и тяжелых боях.

К весне командование дивизиона включило Украинского в состав взвода артиллерийской разведки. Узнав об этом, командир взвода Вячеслав Иванов сказал огневику:

— Жаль отпускать тебя. Ну, да ладно. Все равно воевать- то будем вместе, разведданные твои пригодятся и для нас.

Теперь Ивану с новыми сослуживцами приходилось добывать сведения о противнике посредством длительных

наблюдений за его передним краем, а иногда путем просачивания в ближайший тыл совместно с пехотной разведкой. Особенно активизировалась разведывательная деятельность с наступлением устойчивой весенней погоды. Разведчикам дивизиона ставилась задача собрать подробные сведения о проходимости впереди лежащего межгор- ного плато, зарисовать кроки маршрутов и подготовить схемы основных и запасных огневых позиций для батарей и взводов, наблюдательных пунктов и линий связи. Частично эта работа выполнялась по имевшимся агентурным данным, а многое накапливалось непосредственно в ходе опасных вылазок в пределы и за пределы передней линии обороны противника. Несколько человек с задания не вернулись, они были захвачены в плен.

Едва выбрался из одной такой разведывательной вылазки и Иван Украинский. Произошло это в конце марта. Окрестные леса густо покрывались молодой листвой, на земле зазеленели первые травы. Под жаркими лучами весеннего солнца начал таять снег в горах, наполняя ледяной водой речки и ручьи. Несмотря на людское побоище, по своим извечным законам зажило пернатое царство. Птицы вили гнезда на деревьях и в потайных кустарниковых зарослях, их гомон прерывался только ружейно — пулеметной пальбой и орудийными выстрелами.

В десятом часу утра Ивана вызвал командир разведвзвода дивизиона подпоручик Дарков, вояка бывалый, грамотный. На его молодом лице, со щеточкой светлых усов, читались озабоченность и глубокое раздумье.

— От нас затребовали одного разведчика, — сказал он, — в объединенную группу. Формирует ее разведотдел дивизии. Это будет общевойсковая разведка. Пойдешь ты. Делай, что скажет старший группы.

Иван пришел в разведотдел дивизии, когда там уже собралось шесть нижних чинов из пехотных полков. Седьмой — усатый фельдфебель выделялся из разведроты дивизии и, как догадался Иван, ему‑то и поручалось возглавить группу. По его внешнему виду, осанке, умению держаться Украинский понял, что фельдфебель — тертый калач, не раз смотрел смерти в лицо.

Из блиндажа на лужайку, где сгрудились полковые разведчики и к которым присоединился артиллерист, вышел средних лет штабс — капитан, весь перекрещенный ремнями, с маузером на правом боку.

— Становись! — подал команду фельдфебель. — Смирно!

Выслушав рапорт, штабс — капитан поближе подошел к

разведчикам, отдал команду:

— Вольно.

После короткой паузы он начал ставить задачу:

— Мы уже загоняли свою разведроту. К тому же в ней сейчас недокомплект людей. Поэтому вызвали вас. Вы тоже имеете большой опыт. Что требуется? У нас в общем‑то много данных о противнике. Где, какие его основные части и подразделения находятся — это нам известно. Не все нам ясно, куда и какие новые их силы прибыли и прибывают. Это и надо разведать.

Штабс — капитан, пройдясь вдоль строя, продолжал:

— Нужно углубиться на 6–8 верст, скрытно проследить за движением турок, засечь места концентрации. И необходим «язык». Но не какой‑нибудь, а ценный. Если вы, скажем, приведете нам рядового турка или курда, он ничего серьезного не сможет рассказать. Задача — перед возвращением захватить и доставить пленного офицера, очень желательно — немецкого офицера — инструктора. Тогда ваш риск будет оправдан полностью. На выполнение задачи дается не более трех суток. Поведет группу фельдфебель разведроты Боренко. Зовут его Роман Нилович. На подготовку дается 5 часов. Ясно?

— Ясно, — сдержанно ответил строй.

— А теперь разойдись, — скомандовал офицер. — Вас для инструктажа соберет еще Боренко.

Выйдя из строя, разведчики перезнакомились друг с другом, высказали соображения, с каким оружием и снаряжением отправляться в тыл противника. Тем временем, пригласив к себе в блиндаж Боренко, штабс — капитан развернул на столе карту и, указывая карандашом на ее обозначения, сказал:

— По нашим сведениям, вот в этих двух ближайших деревнях останавливаются на ночлег приезжающие на фронт немецкие офицеры. Возьмите под наблюдение и, если это так, — оттуда захватите «языка».

— Есть, — ответил фельдфебель. — Разрешите идти?

— Идите.

Все остальное домысливалось, обдумывалось и взвешивалось фельдфебелем и поступившими в его распоряжение разведчиками. Готовились тщательно, со всей скру

пулезностью. Вооружились наганами, кинжалами, карабинами, набрали вдоволь патронов, гранат, прихватили несколько прочных веревок и тряпок для кляпов «языкам», сухой паек на трое суток, два бинокля, несколько компасов. Снаряжение подогнали так, чтобы ничто не звякнуло, не загремело.

Вечером Боренко скрытно провел разведгруппу через боевые порядки своей пехоты, а потом вслед за ним разведчики двигались ползком на животе по — пластунски. Спасительная темнота надежно скрывала их от глаз наблюдателей противника, но она же и затрудняла их движение. Старшему приходилось все время следить за компасом и намеченным им ориентиром. Украинский полз за командиром группы, за ним — остальные. Где‑то неподалеку журчал весенний разлив неглубокой горной речки, под косым углом углублявшейся с неприятельской стороны в позиции 39–й дивизии. Ее неумолчный негромкий говорок скрадывал слабый шорох, исходивший от разведгруппы. К полночи удалось миновать передний край турок. Однако разведчики продолжали еще долго продвигаться тем же испытанным пластунским способом, удаляясь в глубь турецкого тыла.

Уже на рассвете взмокший от пота фельдфебель, забравшись в густой кустарник, собрал вокруг себя солдат и вполголоса стал объяснять ход дальнейших действий.

— Разделимся на две группы, — намечал план Боренко. — С одной буду я, с другой — Украинский. Разойдемся на 3–4 версты в стороны, к трактовым дорогам. Там замаскироваться и наблюдать за подходом подкреплений противника. Чего и сколько — засекать как можно точнее.

Боренко прислонился к стволу низкорослого карагача, жестким тоном сказал:

— Завтра вечером соберемся снова здесь. Запоминайте место. Отсюда я поведу вас всех ночью брать «языка» в деревню. Она отсюда недалеко. Сейчас покажу, ползком следуйте за мной.

У опушки он залег, подождал спугников, а потом, когда открылся перед ними вид на деревню, заметил:

— Версты три будет.

Иван со своей подгруппой где ползком, где короткими перебежками, прикрываясь кустарниками и складками местности, к обеду вышел к заданной точке. Перед раз

ведчиками лежала всхолмленная равнина, по краснозему которой вилась профилированная дорога со слабым гравийным покрытием. Забравшись в придорожное углубление с кустами жимолости, разведчики застыли в ожидании. Пока было тихо и пустынно. Лишь к вечеру дорога ожила. По ней на передовую проследовало до батальона аскеров, протащилось более десятка арб со снаряжением и боеприпасами. Ночью разведчиков пробирал холод, они согревались тем, что легонько толкали друг друга, вздремнули поочередно самую малость. Весь следующий день они продолжали наблюдение. На свой счет взяли еще ряд сведений о проходивших подкреплениях неприятеля.

С наступлением темноты Украинский уже по намеченному маршруту пешим ходом, с соблюдением маскировки, привел свою подгруппу к месту встречи. Спустя полчаса благополучно возвратилась и подгруппа фельдфебеля Боренко.

— Ну, как? — спросил он Ивана.

— Все в порядке, кое‑что нарисовали, — ответил он.

— И мы тоже, — довольный результатом, сказал Боренко. — Но это все — семечки. Вот «языка» захватить — тут придется потруднее.

Старшой распределил обязанности: кто снимает часового, кто врывается в дом и вяжет пленного, кто его несет и ведет, кто обеспечивает прикрытие в случае возникновения тревоги и стрельбы.

Разведчикам повезло. В связи с усилением обороны турок на этом участке новыми подкреплениями из их корпусного штаба в прифронтовое селение прибыл немецкий майор — инструктор. Турки отвели ему для постоя глинобитный небольшой домик, покинутый хозяевами. Это определил сам Боренко, уже хорошо понаблюдавший за деревней в бинокль, выдвинувшись на пологую высотку.

В полночный час фельдфебель собрал группу и сказал:

— Пора, ребята.

Окружить дом и снять часового для разведчиков не составило особого труда. А вот когда они ворвались в дом — здесь чуть было не произошла осечка. Здоровенный верзила — денщик, оглушенный прикладом, едва не дотянулся до оружия и не открыл огонь. Его тут же прикончили кинжалом. Офицера сдернули с постели в нижнем белье, и, прихватив со стола его полевую сумку, а из шкафа — саквояж, во всю прыть направились с пленным к линии фрон

та. Украинский предусмотрительно взял офицерскую шинель и уже после удаления от деревни на достаточное расстояние ее принудительно надели на майора, чтобы он не отдал Богу душу от страха и ночного холода.

До боевых порядков турок на передовой разведгруппа с пленным выбралась нормально. Но на второй линии траншей противник ее обнаружил и открыл бешеный огонь. Вот — вот могло сомкнуться кольцо окружения и тогда не только не доставить пленного к своим, но и собственных голов недосчитаться.

— Господин фельдфебель, — торопливо предложил Украинский, — вы возьмите снова подгруппу и прорывайтесь налегке, а я с подгруппой и этим немцем тихонько двинусь по речке. Турки не смаракуют этот наш ход.

Боренко сразу сообразил, что иного выбора нет. И он с тремя разведчиками бегом направился к переднему краю, отвлекая весь огонь турок на себя и отвечая на него своим огнем. А Украинский и с ним три разведчика стремглав бросились к речке, волоча пленного. Вступив в ледяную воду, они взгромоздили офицера на плечи и подались по течению речушки, маскируясь в тени более высокого берега. Сначала вода, словно кипяток, обожгла ноги. Но безудержный рывок разведчиков вперед и вперед разогрел их так, что они перестали замечать адски холодную воду. Поочередно меняясь, двое несли немца, двое держали оружие наготове.

Впереди слева продолжалась стрельба. «Прорвется ли Боренко?» — сверлила мысль у разведчиков. Они налегали изо всех сил, сберегая свою ношу. Миновали небольшой лес у изгиба речушки, теперь оставалось менее полуверсты до своих окопов. Молча, сосредоточенно вел людей Иван, думая лишь о том, чтобы поскорее выскользнуть из смертельной ловушки.

Подгруппа Украинского с пленным не намного отстала от боренковских удальцов. Потеряв убитым одного разведчика и сам легко раненный в руку, Боренко с двумя солдатами все‑таки выбрался к своим, тут же организовал усиленное наблюдение и дополнительное пехотное прикрытие бредущей по речке подгруппы Украинского. Но все обошлось. Туркам и в голову не пришло, что кто‑то отважится принимать ночью купель в ледяном потоке. Подобрав убитого из подгруппы Боренко, они решили, что на том вылазка русских закончена.

Словно привидения, Украинский и его спутники, вымокшие выше колен в воде, свалились в пехотный окоп вместе со своей ношей. Еле шевеля губами, Иван произнес:

— Кажись, все.

Боренко, держа за поясом перебинтованную раненую руку, прижавшись щекою к лицу Украинского и положив здоровую руку на его плечо, сердечно сказал:

— Какой же ты умница.

И тут же распорядился:

— А теперь, ребята, с пленным в штаб. Там нас уже ждут.

Пленный немец — майор оказался важной птицей. Из допросов и его документов командование дивизии почерпнуло немало полезных сведений. Вместе с результатами визуальных наблюдений разведчиков они представили довольно обстоятельную картину о том, что делается у противника. Все участники дерзкой вылазки были представлены к наградам. Иван Украинский и его временные сподвижники по водному «кроссу» с пленным немцем два дня находились в лазарете, там им устроили растирание спиртом окоченевших от переохлаждения ног и поясничной области, дабы молодцов не свалил радикулит.

В конце апреля — начале мая 1915 года войска Сары- камышской и соседней Эриванской группировок в числе трех отрядов и некоторых дополнительно приданных частей развернули активные наступательные операции.

Находясь на наблюдательном пункте дивизиона, Иван Украинский засекал орудийные вспышки артиллерии неприятеля, тут же наносил их на планшет и показывал командиру, а тот по мере необходимости через телефониста вызывал огонь пушек и корректировал его до подавления целей.

Высунувшись из окопа, телефонист взволнованно воскликнул:

— Смотрите, вперед пошла наша пехота!

Командир разведвзвода Дарков вскинул к глазам бинокль, спустя секунду без энтузиазма произнес:

— Пошла. Только надолго ли хватит у нас силы и взаимодействия?

Он как в воду глядел. В результате наступательных боев обе группировки в центре, на правом и левом флангах заняли ряд населенных пунктов, сбросили противника с

Кумкульского перевала и вышли к озеру Ван. В дильман- ском сражении особенно отличились 2–я Кавказская стрелковая дивизия и 1 — я армянская добровольная дружина под командованием Андраника Азаняна. Имелось небольшое продвижение и на некоторых других участках.

Однако в целом командование армии и армейских корпусов вновь действовало нерешительно и несогласованно, придерживалось устарелой линейной тактики, избегало смелого маневра и прорыва в глубь обороны противника, военачальники же меньшего ранга, пускавшиеся на подобные начинания, не получив своевременной поддержки, зачастую утрачивали уже завоеванные позиции.

С перевесом сил то на одной, то на другой стороне истек весь 1915 год. И лишь в начале 1916 года русские войска с должным искусством осуществили операцию по окружению и взятию крепости Эрзерум.

Теперь 39–й пехотной дивизией командовал уже другой генерал, она входила в качестве основного ядра в состав 1–го Кавказского армейского корпуса. Дивизия имела 12 стрелковых батальонов, 30 орудий и полсотни конницы. Среди пушкарей, в разведке, находился и бывший тихорецкий батрак Украинский, получивший на войне солидную закалку.

— Ты, Иван, как завороженный, — слышал он иногда шутки товарищей. — Сколько уже полазил по переднему краю, а ни разу не ранен, не контужен.

— Типун вам на язык, — добродушно отбояривался Украинский. — А то еще накаркаете.

Бои за Эрзерум начались в конце декабря натиском русских войск в районе Кеприкей. А 5 января 1916 года этот сильно укрепленный пункт уже находился в их руках. Противник поспешно отступал к эрзерумской крепости. Там он создавал линию обороны.

Отдельный артиллерийский дивизион получил задачу поддерживать наступление 153–го Бакинского и 156–го Ели- заветпольского пехотных полков, нацеленных на штурм фортов Долан — гез и Чобан — деде.

В морозной мгле, по застывшим и заснеженым колеям дорог, продвигались войска в обширном межгорье. Влево и вправо по ходу движения возвышались то крутые, то пологие высоты с редкой растительностью, сливавшиеся в дальнем горизонте с островерхими пиками хребтов. Взвод разведки артдивизиона на оседланных конях находился

впереди пехотной колонны и орудийных расчетов. На подходе к крепости части и подразделения развернулись в боевой порядок, на отдельных участках без какой‑либо паузы закипел жаркий бой. Тут же заговорили и пушки артиллеристов.

Разведчики спешились и получили приказ рассредоточение выдвинуться вперед к стрелкам, совместно с ними ворваться на стены фортов и уже оттуда наладить корректировку огня по закрытым целям внутри самой крепости. В одной из таких боевых групп действовал Иван Украинский. Разгоряченный постоянным движением солдат — разведчик не замечал двадцатиградусных морозов.

На рассвете 22 января после предыдущей дневной артподготовки и утреннего штыкового боя пехота 153–го Бакинского полка захватила укрепления форта Долан — гез. Отсюда открывался вид на внутригородские кварталы с кирпично — красными башнями мечетей, немногочисленными двух- и трехэтажными зданиями жилых домов и предприятий. Остальные постройки были одноэтажные, в основном — глинобитные. Повсюду здесь турецкие войска оказывали упорное сопротивление.

Взобравшись на бетонную громаду форта, Иван дал задание младшему своему напарнику:

— Мчись в дивизион, пусть сюда быстро подтянут связь и пришлют офицера.

Пока солдат отсутствовал, Иван набросал схему расположения целей, глазомерно определил до них расстояние.

Вскоре на форт вместе с телефонистом и разведчиком поднялся командир огневого взвода второй батареи, теперь уже подпоручик Вячеслав Иванов, под командованием которого Иван начинал свой фронтовой путь. Батарея ближе всех располагалась к форту и отсюда легче было тянуть связь.

— Вот видишь, — сказал взводный, — опять наши дороги сошлись вместе.

Иван подал ему схему, на словах сделал к ней пояснение:

— От вокзального пакгауза по нашим бьет шестидюймовая батарея. Может по ней и надо сразу нанести удар?

— Пожалуй, правильно, — согласился Иванов.

Связавшись по телефону с огневиками, офицер выдал

им исходные данные. Вскоре возле пакгауза заплясали дымки разрывов. Взяв в вилку турецкую батарею, офицер наполовину уменьшил деление прицела и подал команду:

— Беглый огонь!

Неприятельская огневая точка перестала существовать. Потом артиллеристы перенесли огонь на другие цели.

Преодолевая ожесточенное сопротивление турок, дер- бентцы и елизаветпольцы 1 февраля взяли форт Чобан- деде, а затем и весь промежуточный участок с восьмью батареями в составе 42 орудий. Солдат не остановили ни бешеный ружейно — пулеметный огонь турок, ни их колючая проволока, ни обледенелые скаты форта. Потом штурм перекинулся на форты Узун — Ахмет, Катурга, Ортагонов, Сивишик. И здесь довелось участвовать в боях разведчи- ку — артиллеристу Украинскому.

Крепость Эрзерум пала в 5 часов утра 3 февраля 1916 года. Русские войска захватили в плен 235 турецких офицеров, 12753 нижних чина, 9 знамен, 323 орудия. Чуть позже — с марта по 17 мая была осуществлена крупная десантная операция и взятие большого приморского города- порта на Черном море — Трапезунда, в чем решающую роль сыграли первая и вторая Кубанские пластунские бригады. Здесь победителям досталось также немало трофеев, а в занятом в июле турецком городе Эринджане в плен русским сдалось 17 тысяч солдат и офицеров противника, захвачено много снарядов, гранат, патронов. Как ни помогали немецкие офицеры — инструкторы турецкому командованию своими знаниями, опытом, материальной поддержкой — ничто оказалось не в состоянии предотвратить поражения турецких войск. В результате очищения Армении от давних притеснителей на отвоеванных землях было создано 29 новых уездов, практически вся искони армянская территория воссоединилась в единое целое.

Свою большую освободительную миссию сознавал каждый русский солдат и офицер. Понимал значение тех боев и рядовой Украинский, награжденный за храбрость солдатским Георгиевским крестом.

Казалось, теперь‑то царское правительство и его главное командование закрепят победу, достигнутую ценой солдатской крови, обеспечат неприкосновенность армянских земель и больше не отдадут целый народ на поругание башибузукам. Ан, нет. Через некоторое время армейский корпус отступил из районов Урмии, Вана, Бит- лиса и других селений. Вновь по дорогам, уходя от турок в сторону Эривани, потянулись бесчисленные толпы и повозки беженцев со своим скудным скарбом и малыми детьми.

Солдаты кляли своих бездарных генералов, не понимая причин отхода с занятых рубежей, с болью наблюдали, в каком тяжком положении вновь оказались мирные люди, бросившие свой дом и кров, лишь бы уйти от преследователей — турецких янычар.

Где‑то между Эрзерумом и Хнысь — Калой неподалеку от реки Ефрат артдивизион остановился в маленьком армянском селении. Людей в нем не обнаружилось — большая часть их была вырезана турками перед первым приходом русских, а те, кто тогда уцелел, — воспользовались освобождением и покинули свою местность, отдельные скрывались в горах.

Украинский и четверо других разведчиков получили задание обследовать ближайший предгорный массив и, если там прячутся армяне, вывести их оттуда и забрать в свой обоз с целью ухода вместе с артиллеристами из той злополучной стороны.

Солдаты долго бродили по кустарникам и нетвердым осыпям, выискивая признаки обитания людей. Но тщетно. Уже перед самым возвращением в часть сослуживец Ивана с расстояния в двадцать — тридцать саженей вдруг подал громкий голос:

— Есть мальчишка!

Напарники поспешили на зов. Перед их взором предстал исхудавший от голода и почерневший от постоянного пребывания на воздухе парнишка лет семи — восьми. Он почти совсем не понимал русской речи. Лишь уразумев, что русские солдаты не собираются ничего делать плохого и спрашивают, как его зовут, он испуганно произнес одно слово:

— Григор.

Это было его имя. Солдаты тут же переиначили его на свой лад:

— Значит, будешь Григорием.

Фамилия и так запоминалась: Амиров. Мальчик привел артиллеристов к подножью холма, густо заросшего боярышником, кизилом, ожиной. В устроенной там кое- как землянке ютились уцелевшие члены семьи Амировых. Деда и отца Григора турки закололи ятаганами, когда те пытались отстоять свое скудное семейное добро. Погибла и его старшая сестра. И только мальчику, его бабушке и матери, двум младшим сестренкам удалось бежать от убийц и грабителей.

Артиллеристы вывезли этих несчастных людей с вновь занимаемой турками территории, передали в Са- рыкамыше железнодорожному начальству, которое и отправило их в числе множества беженцев в безопасные места. Амировы попали на постоянное жительство в станицу Усть — Лабинскую на Кубани, где и пустили потом крепкие корни.

Для Ивана Украинского тот попятный марш обошелся недешево — он был серьезно ранен шрапнельным осколком в левую ключицу, с повреждением костной ткани. Он выбыл из строя на два месяца, затем вновь возвратился в свою часть. Теперь уже никто не шутил над ним, будто он завороженный и ему все нипочем.

Как и на западе, рядовой состав Кавказской армии все больше тяготился войной, ее бессмысленностью. И когда сюда дошла весть о свержении царя — забурлили, заклокотали солдатские митинги. Окопники требовали быстрейшего заключения мира, прекращения кровопролития, демократических преобразований в стране и в армии.

— Долой войну! — призывали ораторы, листовки и прокламации. Иван Украинский примкнул к активу, который сочувствовал большевикам. В него вошло немало рядовых, унтер — офицеров и передовых офицеров, по преимуществу младших чинов и званий.

Однажды разведчик принес в военно — революционный комитет дивизиона листовку на русском языке, подобранную на переднем крае. Это было обращение курдов:

«Русские братья — солдаты! Вы хорошо сделали, что прогнали своего царя. Мы тоже будем бороться за свободу. Давайте быстрее установим мир».

Пришедшее к власти Временное буржуазное правительство не спешило откликнуться на чаяния народных масс России. Только после победы Октябрьской социалистической революции на Кавказе в ноябре 1917 года начались переговоры с турецким командованием о заключении временного перемирия. Коварно, с дальним прицелом, шла на соглашение правящая турецкая верхушка. Позднее она предпримет все возможное, чтобы ревизовать соглашение, как можно больше отхватить себе земель на Кавказе.

В декабре 1917 года в числе многих других частей и соединений с фронта вместе со своим штабом снялась и революционно настроенная 39–я пехотная дивизия. Она

стала соединением на колесах, разместившись в своих эшелонах на станциях Тихорецкая, Кавказская, Торговая, Ставрополь, Армавир. С ней прибыл и ее солдат Иван Украинский.

— Крупно, Иван, тебе повезло, — незлобиво подначивали его друзья. — Ты теперь и дома, и замужем.

В жизни солдата начиналась новая глава.

(обратно)

Революцией призванный

По прибытии на станцию Тихорецкая с разрешения выборного командования Иван Украинский тут же отправился к тестю, где все это время проживала его молодая жена Агаша с маленькой дочкой Машенькой. Возмужал служивый, легла на его челе первая глубокая поперечная морщина. В волнении шел он по знакомым улицам. Всюду снег припорошил постройки, дворы, морозец сковал землю.

«Как‑то меня встретят, — размышлял Иван. — Задиву- ются, растеряются». Украинский передвинул на плече лямку вещмешка, свернул в проулок за железнодорожным садом, выйдя напрямую в направлении хатки паровозного слесаря. При мысли о малышке дочери у солдата лучисто затеплились глаза, он невольно с удивлением подумал: «Это же ей теперь около четырех годиков».

И он представил себе, как девочка удивится при встрече с отцом, о существовании которого она знает лишь по рассказам матери, дедушек да бабушек.

Более трех лет назад, погожим сентябрьским утром, уезжал солдат из Тихорецкой. И не он один, многие. На вокзале собралась целая толпа провожающих. Такое многолюдье объяснялось значением и необычностью проводов одного из первых эшелонов на театр военных действий. Да и было тогда солнечно и тепло в отличие от нынешнего серенького морозного дня. Но вот что его удивило: людей на улицах поселка встречалось не меньше, а больше, чем в то памятное для него начало осени 1914 года. Пригляделся получше, сообразил: «Богато приезжих и осо — бенно — военных, вот в чем дело. Как магнит, притягивает железнодорожный узел».

У самой калитки тестевого домика Иван замедлил шаг, стараясь унять волнение в груди. Остановившись, поправил спереди туго подогнанный ремень и шинельное сукно под ним, открыл дверцу.

Не ожидая столь смелого вторжения, изжелта — серая дворняжка, каковой Иван не видел у тестя в прошлые годы, звонко, взахлеб залаяла на пришельца. На низенькое крылечко, подслеповато щурясь, вышла изрядно постаревшая теща.

— Иван! — всплеснула она руками. — Проходи, сынок.

Обернувшись к собачонке, повысила на нее голос:

— Цыц, малявка, не видишь разве, что это молодой наш хозяин возвратился.

В хате солдат увидел свою дочку в сереньком ситцевом платьице, в жилеточке — безрукавке в окружении самодельных кукол, мячей и других игрушек. Она сосредоточенно перекладывала их с места на место, щебеча какие- то слова. Заметив незнакомого дядю, быстро подбежала к бабушке, спряталась за нее.

Бабушка рассмеялась:

— Не бойся, внуча. Это твой папанька.

Через несколько минут, маленько пообвыкнув, Марийка позволила взять себя на колени и приняла отцовское угощение — большой кусок белого сахара, завернутого в плотную лощеную бумагу.

Теща рассказывала Ивану:

— Агаша сейчас ушла в типографию, ее туда приняли на работу. Там пока листовки и прокламации печатают. Сказывают, скоро газету станут выпускать.

— А кем там Агаша работает?

— Уборщицей.

— Это нам с нею сподобно, — улыбнулся Иван. — Как раз по нашей грамоте.

О своем муже, Ивановом тесте, Фекла Кузьминична сказала, что он находится на своей прежней работе в депо, только у него прибавилось немало общественных дел. Он избран в правление рабочего потребительского кооператива «Труд», по его поручениям ездит в соседние станицы на заготовку продуктов, участвует в их распределении, на него возложены учет и отчетность.

Первой с работы возвратилась Агаша, а вслед за нею и тесть. До самой ночи в семейном кругу длился разговор о происходящих переменах в жизни, ее радостях и бедах.

— Как тебя‑то теперь считать, — спросил тесть Ивана, — демобилизованным насовсем или временным отпускником?

Украинского вопрос не смутил.

— Наша дивизия, — сказал он, — пришла на защиту революции. У кого тут вблизи живут семьи, как у меня, ревком разрешил находиться дома. Остальные останутся жить в теплушках. С довольствия не снят.

О событиях в Петрограде 25 октября 1917 года Украинский, как и все солдаты 39–й дивизии, знал, находясь еще на фронте. С великим подъемом встретила солдатская масса ленинские декреты о мире, о земле, новом правительстве, национализации промышленности, банков, транспорта, отделении церкви от государства и другой коренной ломке буржуазного строя.

Направляясь на следующий день в станицу к родителям, вчерашний разведчик — артиллерист мысленно предугадывал, какими новостями встретят его близкие. Прежде всего ему думалось, что, наверное, упразднена власть атамана, да и с земелькой должно было бы произойти новое распределение.

Но ничего такого в станице он не обнаружил. Порадовал его лишь бравый вид младшего брата, прибывшего летом с фронта домой по ранению. От раны тот уже оправился, два своих Георгия 3–й и 4–й степеней сразу после революции снял с гимнастерки, как утратившие престиж старорежимные знаки отличия, и теперь жил ожиданием совсем иных возможностей для приложения своих сил и энергии.

— Как был у нас атаман Фастовец, так он и остался, — посетовал хворый отец Ивана Митрофан Степанович. — А до земли богачи подступа не дают.

Дополняя рассказ отца, Надя сообщила:

— Только вывеска с правления снята. А так все осталось по — старому.

— Это не только у нас, — вступил в разговор меньший брат Иван. — По всей Кубани такая картина.

— Но не на вечное время, — решительно заявил старший брат. — Надо смелее брать в оборот куркулей.

Окопник встретился со многими станичниками, кому старая власть вдоволь поломала хребтину. Среди них осо

бенно выделялись кузнец Ефрем Дрововозов и каменщик Федор Федосеев — участники революции 1905 года. Оба они стали большевиками. Однако еще более удивительной оказалась для Ивана встреча с Семеном Пантелеевичем Фастовцом — племянником атамана. До службы в армии и участия на фронте Семен рассорился с дядей и отцом, хотел навсегда покинуть станицу. Работал учителем и на почте где‑то за Екатеринодаром. А тут вновь приехал к отцу, тоже зажиточному казаку, когда‑то мечтавшему сделать Семена воспреемником дядиной, атаманской власти. Именно это и было тогда причиной семейного конфликта: Семен начистоту выложил тогда дяде и отцу свое отрицательное отношение к прогнившему царскому режиму.

По требованию большевиков и всех сторонников Советской власти было распущено старое станичное правление. Но когда речь зашла о выборах Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов, местные богатеи оказали яростное сопротивление.

— В Екатеринодаре еще нет Совета, а вы нам его навязываете! — хрипло, с озлоблением орали толстосумы и их подпевалы.

Два дня длилась сходка. Кто за Советы — тем предлагалось отойти налево, кто за атамана — направо. Взбудораженное море людей образовывало все более мощный поток там, где собиралась беднота. Видя, что перевес складывается не в их пользу, зажиточные спешили спутать и смешать ряды, вливаясь в них вместе с общей массой и требуя повторных подсчетов. Начиналось все сначала.

— Батюшки — светы, что деется‑то, — крестились то одна, то другая старуха, стоя поодаль от столь необычного зрелища.

Наконец, основательно поустав, наиболее упрямые стали вести себя спокойнее. Находясь на сходе как представитель фронтовиков 39–й дивизии, Украинский посоветовал Федору Федосееву:

— Объясни громаде, кого мы намечаем избрать.

Федосеев, напрягая голос, доверительно обратился к

сходу:

— Граждане станичники! Разъясняю вам: у нас будет атаман — только наш, советский, председатель по должности. Мы предлагаем избрать всем вам хорошо известного Семена Пантелеевича Фастовца. Он и грамоте обучен, и за народ крепко стоит.

Послышался одобрительный гул голосов, и в нем, наконец, окончательно потонули резкие выкрики недругов Советской власти. На этом сходе принимал боевое революционное крещение и бывший станичный батрак Иван Украинский.

Покантовавшись с полмесяца в станице и в железнодорожном поселке, встретившись со многими знакомыми фронтовиками и среди них — с Михаилом Петраковым, Иван всерьез задумался над тем, что же делать дальше. В борении чувств встретил он 1918 год.

От тестя и других тихоречан Украинский уже знал, что местный ревком возглавил известный большевик Михаил Меньшиков, тот самый человек, о котором он был наслышан еще со времен первой революции. Ревком наводил порядок и дисциплину на железной дороге, занимался экспроприацией буржуазии, вводил новые советские законы в повседневную жизнь.

— Беда в том, — делился своими мыслями тесть Украинского, потомственный пролетарий, — что областной центр Екатеринодар находится в руках контрреволюционной Рады, а в станицах поднимает голову богатое казачество. Тут без большой драки не обойтись.

— Выходит, что так, — подтвердил солдат.

В начале февраля Агаша возвратилась с работы радостная, возбужденная. Чуть не с порога она стала делиться новостью:

— У нас в типографии готовится к выпуску новая газета. Уже и редактора к нам прислали.

— Не прислали, а он сам приехал, — уточнил Иван, — из Екатеринодара, потому как контра там его преследовала.

— Так ты тоже знаешь о газете и редакторе?

— В курсе дела. Был в ревкоме, там рассказали.

Агаша, однако, не сдавалась:

— Тебе рассказали, а я уже у Митрофана Карповича Седина в кабинете уборку делала, он со мной говорил, такой душевный человек. Давай я тебя с ним познакомлю?

— Вот сорока, — улыбнулся Иван. — Нет у меня часу для знакомства. Мы с Иваном вступаем в Красную Армию.

Агаша посерьезнела, погрустнела, задала вопрос:

— А когда?

— Да сей день и запишемся.

В пятницу второго февраля 1918 года братья действительно стали бойцами Красной Армии. Они вступили в Выселковский революционный отряд, подразделения которого частично располагались в железнодорожном поселке, самих Выселках, в соседних станицах и хуторах. Агаша вручила Ивану вышедший в тот день первый номер газеты «Рабочий и солдат». Ее редактором и был Митрофан Карпович Седин. Братья развернули газетные листы большого формата. На первой странице над крупными рисованными буквами названия газеты они увидели пламенный лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», а ниже, в фирме, значилось: «Орган Тихорецкого Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов и ревкома 39–й дивизии, № 1, пятница, 2 февраля 1918 года».

На первой странице в броском аншлаге говорилось, что Октябрьская революция железной поступью прокладывает себе дорогу, раздувая пожар мировой революции, тут же было напечатано обращение 3–го Всероссийского съезда Советов к трудовому казачеству. На открытии стояла также заметка, развивавшая мысль, вынесенную в аншлаг:

«Тихорецкая, 2 февраля. Великая русская революция идет вперед. Шаг за шагом отвоевывают себе свои права рабочие и крестьяне… На Дону и Кубани… только начинается строительство новой жизни. Здесь еще только закладывается фундамент Советской власти».

— Все написано в самую точку, — бегло ознакомившись с содержанием номера, сказал Иван своему брату. — А мы будем с тобой теперь писать нашу правду штыком.

Оба Ивана попали в новую красную пехоту. И предстояло им уже завтра вступить в бой у Бурсаков против открытых врагов Советской власти — богатых казаков- бородачей и их сынков — фронтовиков, отъевшихся на родительских харчах. Их было много во всех окрестных станицах и хуторах. Два непримиримых лагеря возникло здесь — формировались части Красной Армии и тут же объединялись для борьбы с ней отряды областного атамана Филимонова и местных белогвардейцев.

Назревало большое кровопролитие. На станции Бурсак образовался один из первых очагов вооруженного сопротивления контрреволюции. Сюда‑то и подтягивались

для его ликвидации первые красноармейские отряды. В их формировании выдающуюся роль сыграли большевики Тихорецкого железнодорожного узла, на долгое время ставшего оплотом революции для всей Кубани и районом важных военных событий.

На пункте записи в Красную Армию Иван встретил тогда Михаила Петракова.

— Вступаю в отряд Вани Кочубея, — сказал он.

Украинским не светила такая удача. Кочубей набирал

в свой отряд только кавалеристов — фронтовиков, у кого были своя лошадь, сбруя, снаряжение.

— Ну а мы подались до Кости Чернявского, — пояснил Украинский. — Винтовка у меня есть, а Ивану тоже выдали.

Из всех формировавшихся тогда отрядов Красной Армии на Кубани Выселковский был одним из самых многочисленных. Списочный его состав достигал пяти тысяч человек. Это были иногородние, беднейшие казаки, вчерашние солдаты — фронтовики из многих окрестных селений. И когда возник вопрос, как назвать отряд, — его командованию и бойцам не сразу пришло в голову верное и точное название. Поначалу закрепилось — батальон, а позднее окончательно — Выселковский революционный полк.

С названием приключилась и другая история. И довольно характерная для тех далеких накаленных дней. После избрания командира отряда, выходца из соседней станицы Бузиновской, участника мировой войны Константина Чернявского и его заместителя, будущего комбрига Красной Армии П. М. Лунева, кто‑то из дотошных честолюбцев эсеров или анархистов бросил клич:

— Надо, чтобы новая красноармейская часть носила гордое имя Интернационала.

Лунев осадил говоруна:

— Прежний, желтый социал — предательский II Интернационал умер, а новый, красный по цвету, еще не народился.

— Тогда назовем Черным! — возопил наследник давних народнических теорий и еще более сумбурных нынешних эсеро — анархистских постулатов. — Были же в России революционные группы народников «Черный предел» и «Земля и воля», — продолжал горячиться оратор, — а мы все с вами за землю, за волю, за трудовой народ. Даешь Черный Интернационал!

— А что, ребята, — слышалось в рядах бойцов. — Правильно гутарит. На Кубани земля жирная, плодородная. Все равно отвоюем у богачей и пустим на передел тот чернозем. Тут нам аккурат подойдет названье с Черным Интернационалом.

Большинство собравшихся приняло его предложение.

Миновало немного времени, и, пройдя через горнило безмерно тяжких испытаний, личный состав Выселковс- кого революционного полка считал для себя зазорным даже воспоминание о принятом первоначально решении. Шелуха облетела, осталось крепкое стальное ядро, выдержавшее все тяготы и невзгоды гражданской войны.

На Бурсак красные наступали с трех сторон. Бой продолжался недолго, беляки не выдержали натиска и в большинстве своем разбежались кто куда. Многие попрятались в клунях, на чердаках, сеновалах, в скирдах соломы. Для прочесывания улиц и переулков отправилось несколько команд красноармейцев. Одну из них возглавил Иван Украинский. Проходя по окраине Бурсака, он обратил внимание, как крадучись, озираясь по сторонам, пробиралась женская фигура с ребенком на руках. У бывшего фронтового разведчика мгновенно возникло подозрение, что неспроста петляет испуганный человек по задворкам, какая- то есть у него тайная цель.

— Стой, ни с места! — окликнул незнакомку Украинский.

Молодайка остановилась. На ней был большой пуховый платок, широкая бордовая юбка, к груди она бережно прижимала сверток, укутанный в теплое одеяльце и белоснежную простынку с рубчиками по краям.

— Покажи младенца, — распорядился Украинский.

Человеческая фигура словно окаменела, у нее мелко

дрожали руки. Тогда Иван сам приподнял краешек простынки.

— Кукла! Во фокус! — удивленно воскликнул младший брат Украинского, находившийся тут же рядом.

Не вдаваясь в эмоции, старший Иван сдернул платок с головы задержанной личности и перед патрулем предстал во всей красе розовощекий упитанный белогвардеец.

Оказалось, после проигранного боя белячок крепко запаниковал, пробился к своей племяннице на окраину Бурсака, переоделся в ее платье, для вящей убедительности обзавелся бутафорским потомством и таким способом

пытался выбраться к своим единомышленникам в Выселки. Номер не прошел, беляка доставили в качестве пленного в штаб отряда.

В тот же день командование отправило Украинского в Тихорецкую.

— Ревком просит прислать в помощь несколько идейно крепких бойцов, — сказали ему в штабе, — для организации выборов в Советы. Во многих станицах богатое казачье да иногороднее кулачье упорно срывают выборы.

Иван замешкался с ответом:

— Да я же в отряд записался контру бить, — сказал он. — А там надо политикой заниматься.

Ему разъяснили:

— Контры хватает и не на фронте. Ее надо крушить не только оружием, но и словом. Вот и учись то и другое сочетать. Да и не надолго тебя посылаем — на 10–15 дней, потом возвратишься в отряд.

Не застав дома Агашу, Украинский зашел к ней в типографию. По поручению Седина она занималась раскроем красного шелка для ревкома, обязавшего изготовить несколько новых знамен и флагов с тем, чтобы вручить их затем формирующимся красноармейским отрядам. Митрофан Карпович заглянул к Агаше поинтересоваться как идут дела в тот самый момент, когда у нее находился только что прибывший с фронта дорогой ей человек.

— Муж? — спросил ее Седин.

— Он самый. Я о нем вам говорила.

— Ну, здравствуй, Иван Украинский, — подал руку редактор и член Тихорецкого ревкома. — Много о тебе наслышан. А теперь будем и лично знакомы.

Несмотря на недавнее тяжелое отцовское горе — мученическую смерть старшего сына — большевика Глеба вблизи Екатеринодара от рук белогвардейских извергов, Митрофан Карпович с присущей ему энергией продолжал выполнять свои бесчисленные обязанности революционера — организатора масс, трибуна и публициста. Только еще сильнее засеребрился сединой его короткий ежик волос на голове, резче обозначились морщины лица. Едва уловимым движением руки поправив галстук, выглядывавший из отворотов темно — синей толстовки с накладными карманами, редактор обратился к Украинскому:

— Пусть Агаша заканчивает свою работу, а мы побеседуем у меня в кабинете.

И он увел гостя в соседнее помещение, где находилась редакция. Седин расспрашивал о первом бое под Бурсаком, о поведении красноармейцев. Украинский рассказал и о случае с задержанием переодетого корниловца.

— О, это интересно! — оживился Седин. — Прямо- таки в фельетон просится.

Митрофан Карпович и в самом деле через неделю написал и опубликовал фельетон «Приключения кадета», в котором едко высмеял боевой «дух» недругов Советской власти.

Когда уже разговор подходил к концу, в тесный кабинет Седина заглянул нештатный корреспондент Михаил Пивоваров, блондин лет сорока. Он держал в руке листы исписанной бумаги — очередную статью для просмотра редактором и публикации в газете.

— Запоминай, Ваня, — сказал Седин Украинскому, — этого замечательного большевика. Он у нас счастливец. По поручению ревкома поедет в Совнарком к Ленину и лично доложит о положении дел на станции Тихорецкой и всей Кубани. Благодаря этой поездке мы заручимся поддержкой центра.

Потом Седин покрутил рукоятку телефона, висевшего на стене, вызвал председателя ревкома Меньшикова.

— Михаил Константинович, — произнес редактор, — у меня находится сейчас красноармеец Украинский. Он только что приехал с передовой из‑под Бурсака. Этот товарищ из числа тех, кого мы наметили посылать в станицы на выборную кампанию. Прислать вам его на беседу?

Услышав положительный ответ, Седин сказал:

— Иди к Меньшикову, он тебе все объяснит и укажет адрес поездки.

К этому Митрофан Карпович добавил:

— А по возвращении из станицы, с выборов, сразу — ко мне, поведаешь, как проходил сход, опишем это в газете.

Ревком находился рядом с редакцией, в одном из бывших частных домов. Спустя 5 минут Украинский был уже там. Для продолжительного инструктажа Меньшиков временем не располагал, он лишь кратко обрисовал обстановку:

— На Кубани в целом и у нас в окрестности от Тихорецкой на 20–30 верст, — говорил председатель, — еще не везде избраны Советы. Во многих станицах по — прежнему сидят атаманы. А кое — где в Советы затесались чуждые эле

менты. На наш ревком возложена задача оказать помощь населению прилегающих станиц и хуторов в избавлении от прежних порядков правления, создать новые местные органы власти. В Советы депутатов требуется провести представителей беднейших, пролетарских и середняцких слоев. Иначе они не сыграют той роли, которая на них возлагается.

— Понимаю, — произнес Украинский. — Куда мне ехать?

Председатель словно бы ждал этого вопроса. Он подошел к карте Кубанской области, укрепленной на стене, сказал:

— Я уже об этом подумал. Коль ты Украинский, то в станицу Украинскую тебя и отправляем. Вот сюда. Это — за Новорождественской по Челбасу, примерно в двадцати верстах.

— А как туда добираться?

— Вызовем подводу.

На следующий день порученец ревкома отправился в путь с присланным возницей на пароконной подводе. Лошади осторожно ступали по кочковатой, промерзлой грунтовой дороге, все время косясь по сторонам. Как и повсюду, в станице Украинской по — прежнему срабатывала гужевая повинность, заведенная невесть когда в казачьем краю. Поэтому возница воспринял свой черед на дальнюю поездку как неизбежность и не слишком донимал рядом сидящего уполномоченного своими стенаниями по поводу обременительности установившегося порядка.

— Станичная громада давно так решила, — глухим голосом повествовал пожилой, заросший сивой бородой, низкорослый казак, одетый в овчиный кожух. — Тут уж ничего не попишешь. Любую власть приходится возить на своем горбу.

— Это ты загинаешь, — вскинув взгляд на возницу, возразил Иван. — Советская власть под корень рушит эксплуатацию. Ты часом сам‑то не из богатеньких?

— Нет, середняцкого роду, — ответил бородач. — До верхушки не поднялся, а до низу еще не опустился.

— Уже и это ладно, — примирительно сказал Украинский.

Он незаметно притронулся к правому карману шинели, где у него хранилось оружие — семизарядный наган, неизменный его спутник после возвращения с Кавказско

го фронта. А дома у Агаши он еще оставил винтовку — трех- линейку, с которой ходил в атаку на белых под Бурсаком. «Заместо ангелов — хранителей держу, — с усмешкой подумал он. — Шибко неспокойное время».

За Новорождественской дорога стала еще хуже. Она тянулась вдоль речки Челбас по низине. Местами ее основательно перемело снегом и тут в пору требовалось ехать санями, а не на бричке. Однако выбора у ездоков не оставалось и они терпеливо продвигались вперед со скоростью странников, возвращающихся с поклонения святым местам.

Наконец на горизонте проступили очертания сельских хат в окружении почернелых стволов и ветвей деревьев. Строения лепились вразброс, с серыми присосками зерновых хранилищ — ссыпок, двумя кабаками, цирульней и другими общественными заведениями. Находясь подальше от железной дороги, чем Новорождественская или Тихорецкая, станица Украинская уступала им по количеству населения, относилась к разряду «глубинок». О победе Октябрьской революции знал тут и стар, и млад — агитаторов наведывалось немало. Однако же сама жизнь и социально — бытовой уклад по существу не подверглись никаким изменениям. Земля, как и раньше, принадлежала казакам и зажиточным иногородним, в кирпичном добротном пятистенке с витыми узорами веранд чувствовал себя хозяином дородный атаман, в маленькой церковке без каких‑либо помех правил свою службу православный поп. Возвратившиеся с войны фронтовики из бедняков посматривали на все это с возмущением и гневом. Но им приходилось пока мириться со злом под воздействием богобоязненных родителей, родственников, невест, дерзким напором упрямых стариков — казаков, их наглых сынков, за рюмку водки вовлекавших порой в свои сети некоторых несознательных хуторян и станичников.

Сход граждан собирался в приземистом, продолговатом здании церковно — приходской школы, где по штату имелось всего два учителя и одна уборщица. Закон Божий внедрял в головы станичных огольцов церковный священник. Открытие схода назначалось на послеобеденный час, окончание — к вечеру. Поскольку день был воскресный, после приезда уполномоченного народ довольно быстро потянулся к школе. Раньше всех сюда пожаловали принаряженные парни и девки, рассуждая о чем‑то на ходу, двигались женатые молодые казаки и иногородние, степенно, не спеша, опираясь на отшлифованные до блеска палки, шествовали старейшие жители из казачьего сословия, которым раньше принадлежало на сходках решающее слово. Украинский внимательно наблюдал за подходящими группами людей.

Вот посреди улицы послышались смех, песни, трели гармошки. В центре беззаботной веселой компании вышагивал гармонист, парень со сбитой набекрень кубанкой, а сбочь его, не отставая, мастерски отщелкивая и отплевывая лузгу от семечек, следовали дружки и подружки. Парень громко, под гармонь распевал разудалую песню:

Учредилка, качай воду!
Дезертирам дай свободу.
Обожают дезертиры
Утепленные сортиры.
Самый лучший вид комфорта —
Быть подалее от фронта.

И, будто пытаясь перейти в пляс, сварганил еще более озорную припевку:

Наша решка — битый кон,
Хлещем крепкий самогон.
Под парами первача
Гопнем пляску ча — ча — ча.

К назначенному времени в школу набилось немало людей, они позанимали все места за партами, в проходах, возле окон. Окинув взглядом публику, Украинский сказал местным активистам:

— Что‑то мало вижу женщин.

И не успел кто‑либо ответить на замечание уполномоченного, как послышался голос того самого парня, что вел за собой ватажку весельчаков.

— Это баб то есть? — осклабился гармонист. — Так девки‑то лучше. Могу поделиться, служивый.

Лицо наглеца покрывали оспины, из‑под белесых бровей выглядывали непротрезвевшие глаза. Окинув его презрительным взглядом, Иван отчеканил:

— А ну, гражданин, не хамить, иначе выставлю тебя за дверь.

Когда тот потихоньку оттиснулся на середину зала, Украинский задал вопрос станичным товарищам:

— Кто это такой?

— Тишка Шабелин. Известный у нас дезертир и пьяница. С фронта деру дал еще при Керенском. Папаша у него скупщик зерна, из иногородних.

По каким‑то неуловимым штришкам и приметам, отдельным репликам собравшихся Украинский понял, что на сходе предстоит выдержать тяжелый бой, возможно, посерьезнее, чем под Бурсаком.

Здесь требовалось и палку не перегнуть — демократию не нарушить, и вожжи не распускать, иначе выборы в Совет могут закончиться неудачей. Если не считать схода граждан в станице Тихорецкой по тому же вопросу, то иного опыта уполномоченный не имел. На активистов он тоже не слишком надеялся, так как среди них не оказалось ни одного большевика. Правда, было несколько сочувствующих им. Но не все они отличались своей боевитостью.

Президиум схода избирался долго, с выкриками и даже приглушенными матюками, видно, станичные воротилы заранее обработали неустойчивую часть станичников с тем, чтобы они голосовали за нужных им людей. Введя в президиум Украинского, сход делегировал в него еще шесть представителей, как выяснилось потом, половина из них заняла позицию зажиточной верхушки. Неудачным оказался председатель схода — размазня и мямля, наспех занимавшийся подсчетом голосов, не удаливший из зала подвыпивших казаков. Но лиха беда начало, все‑таки атаман был смещен, станичное правление было распущено.

Согласно повестке дня теперь предстояли выборы Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов. Открытым голосованием персонально избирались председатель, секретарь и казначей станичного Совета.

Вот тут‑то и разгорелись страсти с особой силой. Бедняки стремились провести свои кандидатуры. Но сбивчивые, порой робкие предложения заглушались неистовой напористостью горлопанов из числа богачей и их приспешников.

— Шо, выбирать цого голоштанника? — взрывался зал при имени кого‑нибудь из батраков. — Да вин ладу не дасть у своей хате, а тут цила громада людей. Не голосуемо!

Тем не менее подавляющее большинство членов Совета удалось сформировать из представителей бедноты и

середняков. Украинский сделал все возможное, чтобы председатель схода взял себя в руки и направлял волю людей в нужное русло. Однако полной победы не получилось.

По предложению своих сторонников в Совет попали местный буржуйчик Гладков, оборотистый торговец Па- ляница и его друг Кострица. Эта троица вершила многие дела в станице. Один из них до революции ведал станичным арестным домом, щедро нажился, присвоив себе немалые суммы казенных денег, что выделялись на содержание дебоширов и пьянчуг. Когда такой упрек был брошен в адрес Паляницы, толстосум возмутился, стал отвергать обвинения:

— Кормить — поить таких субчиков надо было. Все казенные деньги на них уходили, вот вам крест.

И он размашисто осенил богатырскую грудь своими перстами, как истый христианин. Обращаясь к залу, добавил:

— Взять хоть Тишку Шабелина. Сколь разов сидел он в кутузке, какой зря ему харч не подашь — не жреть, сатана, покупай ему что получше. Он один не в барыш, а в раззор вводил. А таких, как он, у нас, слава Богу, не переводится.

Слова Паляницы возымели немедленную реакцию со стороны Тишки. Честная душа дезертира не могла примириться со столь, как ему казалось, оскорбительным выпадом. Пробившись вновь в передние ряды, Шабелин на весь зал крикнул:

— Врет он! Врет! Ни копейки он на меня не истратил. Меня папаня и маманя питали своей пищей.

Получился, конечно, конфуз. Эта полезная информация могла бы послужить благому делу — снятию кандидатуры Паляницы с голосования. Но поскольку Тишкина репутация в станице равнялась нулю, его страдальчески — праведный голос не возымел никакого воздействия на итоги голосования и Паляница без особых препятствий проскочил в Совет.

Отчет о выборах Совета в станице Украинской 20 февраля 1918 года появился в газете «Рабочий и солдат». Под заметкой стояла подпись Украинского. Иван впервые увидел свою фамилию, оттиснутую типографским шрифтом.

— Так это же Митрофан Карпович записал мой рассказ, — объяснял Агаше свое первое выступление в печати смущенный автор.

А заметка получилась боевой, бескомпромиссной. Сжато описав перипетии станичного схода, Украинский сообщал о том, что в компанию достойных избранников затесались вчерашние народные пиявки, сменившие свое обличье при новой власти. «Да, печально, — говорилось в заметке, — что ухитрились попасть в число народных заступников такие крокодилы».

К отчету давался комментарий от редакции, в котором ставился вопрос о необходимости принять меры, чтобы «не прошли в Совет лица, которым чужды интересы трудящихся».

В те дни по поручению ревкома довелось Ивану Украинскому побывать на солдатских митингах своей родной 39–й пехотной дивизии, расквартированной все на тех же узловых станциях. В самый разгар формирования добровольческих частей Красной Армии, костяк которых должны были составить именно фронтовики этого революционно настроенного соединения, в рядах дивизии, особенно в Кубинском полку открытые недруги и несознательные бузотеры повели разлагательскую работу.

На одном таком митинге в расхристанной шинели, со следами офицерских погон на плечах, речь держал бывший поручик Безуглов. Нервозно выкрикивая слова, он призывал:

— Сами большевики объявили фронтовикам втыкать штык в землю. Хватит, навоевались. Распускайте всех по домам!

В поддержку ему выступил бывший казачий подъесаул Иконников:

— Подумайте, братья солдаты. Уже скоро пахать — сеять надо, а вас хотят опять оторвать от домашних делов. Я за самораспускание дивизии.

Из сплоченной группы членов полкового ревкома послышался густой басовитый голос:

— Да ты уже распустился, дальше некуда.

Как и в других частях, воины Кубинского полка отвергли домогательства смутьянов. В нем в ту пору была сильная большевистская ячейка. На помощь ей прислал своих делегатов председатель узлового ревкома Меньшиков. В их числе — Украинского. Ивану предоставили слово на митинге.

— Я с братом уже записался в Красную Армию, — стараясь говорить внятно, без сбоев, обращался к собрав — шимся бывший разведчик, знакомый многим по Кавказскому фронту. — Уже побывал под Бурсаком. Кадеты житья нам не дадут, если мы их не побьем. Генерал Корнилов да контра из Кубанской рады свои силы сплачивают до кучи. Это значит, что и мы не по домам сидеть должны, а свою армию создать, чтобы крепко хряснуть по кадетским маслакам.

В свой Выселковский красноармейский отряд Украинский возвратился уже после взятия Выселок. Красным войскам досталось шесть полевых орудий, большое количество пулеметов, три железнодорожных состава с четырьмя паровозами, много других трофеев. Противник поспешно отступил к Кореновской. Наступление на Екатеринодар со стороны Тихорецкой продолжалось так же настойчиво и последовательно, как и со стороны Новороссийска, Тимашевской, Темрюка, Ейска, Кавказской. Долготерпению кубанцев пришел конец — всем хотелось быстрее покончить с контрреволюционным гнездом, прочно установить Советскую власть и в областном центре, и на всей территории края.

В отряде Ивана заждались его младший брат, бойцы- однокашники, тепло его встретил командир отряда Чернявский.

— Иди к командиру батареи Григорию Ткаченко, получай трехдюймовку, — приказал ему Константин Иванович, — и вместе с братом лупи по белякам так, чтобы от них пух и перья летели.

Вместе с Петропавловским и другими отрядами высел- ковцам пришлось драться с корниловцами под Березанской, когда они, совершив обходной маневр, рвались на соединение с белогвардейскими полками Покровского, а потом вместе со всей революционной армией ускоренным маршем двигаться на Екатеринодар и освобождать город от белых, снова возвращаться к Кореновской и опять отбивать атаки корниловских войск на северо — западной окраине областного центра. Немногочисленные, но хорошо обученные, по преимуществу офицерские формирования белых, как вода из‑под пальцев, ускользали от полного разгрома. Они объявлялись то там, то здесь, внося расстройство в планы командования разрозненных частей Красной Армии.

Первые февральско — мартовские бои с контрреволюцией на Кубани по времени совпали с сокрушительным от

пором молодой Красной Армии немецким захватчикам под Нарвой и Псковом. В этом начальном этапе вооруженной борьбы красноармейских отрядов зарождались совершенно новые вооруженные силы, призванные защищать завоевания пролетарской революции, власть рабочих и крестьян. Сразу же после декрета В. И. Ленина о создании Красной Армии большевики Кубани без промедления принялись за выполнение директивы вождя. Почувствовав, что почва уходит из‑под ног, вся разномастная контрреволюция, бежавшая из центра на юг, местная буржуазия, казачьи верхи, офицерство, кулачество тут же задались целью превратить богатый край почти с трехмиллионным населением в свой оплот, контрреволюционную Вандею. С величайшим ожесточением развертывалась одна схватка за другой.

Под Екатеринодаром Корнилов поставил на карту все: свои отборные офицерские полки, неистребимую жажду монархиста к реставрации царской династии. Именно с Кубани замышлял он поход на Москву — первопрестольную столицу, и потому яростно стремился возвратить в свои руки Екатеринодар, из которого красные бойцы, население города только что вышвырнули отряды Покровского и Филимонова.

В двадцатых числах марта штаб Корнилова расположился в большой станице Некрасовской, за Кубанью, на правом берегу реки Лабы. Корниловские добровольцы делали здесь одну из последних передышек перед своим броском на Екатеринодар. В своем обозе генерал пристроил немало «бывших людей» — одну из дочерей царя, его брата Николая Николаевича, двух недавних деятелей Государственной Думы 1915–1917 годов Милюкова и Гучкова и, как отметил острый на слово газетный репортер, еще целый букет «прочей кадетской своры».

Хотя весна наступала с некоторым запозданием, тем не менее в это время уже устанавливались теплые солнечные дни. На некрасовских улицах закурчавился подорожник, зазеленели стебельки одуванчиков. Станичники отворили свои катухи и все чаще стали выпускать во дворы резвых кабанчиков, коз, гусей, кур и иную живность. Не радовало только одно: на постое появилось много важных военных и гражданских господ, при них как‑то становилось неудобно заниматься своими не шибко престижными крестьянскими делами. «Хоть бы уж скорее убирались

отсюда куда‑нибудь подальше», — не однажды провентилировали такую думку в своей голове озадаченные некра- совцы.

Бывшим думским деятелям досталась неплохая светелка в доме зажиточного казака. Выделенный командованием один денщик на две персоны перенес с походной фуры их потощавшие баулы, расставил на столике туалетные принадлежности.

— Круто обошлась с нами судьба, — молвил представительный Гучков, разглядывая свое временное жилье.

В свои 56 лет Александр Иванович сохранил вельможную осанку, приобретенную им в годы правления своими крупными промышленными предприятиями, лидерства в октябристской партии, витийства в Государственной Думе в качестве военного министра. Он и одеваться продолжал в полувоенный костюм цвета хаки. После Октября Гучков основные семейные ценности сплавил за границу, с собой же теперь возил несбыточные идеи возвращения к политической карьере.

На его реплику бывший лидер кадетов, министр иностранных дел во Временном правительстве Милюков с профессорской категоричностью изрек:

— Судьбу делают сами люди. Вот и надо вновь повернуть ее на нашу орбиту.

Легко сказать! Попав в разряд обозников, и сам‑то 59- летний Павел Николаевич, увы, утратил многое из того, что оставалось у него от ученого — историка, публициста. Его даже Милюковым — Дарданелльским никто теперь не называл. А было же время, и совсем недавно, когда он, величественно стоя за думской трибуной, с катоновской страстью и последовательностью повергал депутатов в шоковое состояние своими громовыми призывами отбить у турок Дарданелльский пролив и утвердиться там любой ценой.

Разуверившись в способностях царского и Временного буржуазного правительств по — настоящему постоять за интересы России, Павел Николаевич во многих своих выступлениях давал им самую нелестную оценку. Да что тол- ку‑то. Поезд ушел!

Он надел на голову цилиндр, а на руки лайковые перчатки и, ступая к двери в модных туфлях, бросил на ходу Гучкову:

— Пройдусь к реке, наедине поразмышляю.

Но до Лабы Павел Николаевич не дошел. На полпути к реке дорогу ему перегородил освободившийся от привязи крупный козел рыжей масти с внушительными рогами. Завидев чужака, козел сделал движение в его сторону, тряся бородой и издавая неласковое блеяние.

— Фу, черт рогатый, — с суеверной досадой ругнулся Милюков, — плохая примета. Похоже, не видать нам удачи.

Постоял немного в раздумье и подался восвояси к своему соучастнику по обозному табору.

Вот с такими «перспективными кадрами» на предвкушаемое их «выдвижение» поспешал Лавр Корнилов к Ека- теринодару.

Четыре апрельских дня Корнилов бросал все свои силы на захват города. Десятки красноармейских отрядов под командованием И. Л. Хижняка, П. К. Зоненко, М. Н. Демуса, А. А. Романенко, Д. П. Жлобы, И. А. Кочубея, Е. М. Воронова, Н. Е. Батлука, Г. И. Мироненко, М. Г. Ильина и других, вдвое превышавших по численности войска противника, едва сдерживали свирепый натиск белогвардейцев.

— Вот бес настырный, — посылал ругательства в адрес белого генерала красноармеец, подносчик снарядов у орудия, которым теперь командовал бывалый артиллерист Иван Украинский. — Я его знаю еще по Западному фронту. Он упрям и неутомим.

Орудие Украинского, как и все наличные пушки отряда, находилось в боевых порядках выселковской пехоты, уже неоднократно с близкой дистанции било по наступающим цепям корниловцев.

— Правильно, хлопцы, бейте врага наповал, — ободрял артиллеристов командир отряда Чернявский.

В одну из пауз между стрельбами Украинский задал вопрос своему подносчику снарядов:

— А где ты видел Корнилова и что тебе о нем известно?

Красноармеец не спеша скрутил «козью ножку», пыхнул махорочным дымком.

— Он закаленный вояка, — начал боец рассказ. — Был начальником нашей 48–й дивизии старой армии на австро — германском фронте. Сам ходил в атаки поперед пехоты, шинель у него была от пуль в лоскутах.

Молчавший до этого младший Иван Украинский, служивший теперь тоже в орудийной прислуге, поинтересовался:

— Ну а что далее было?

— Что, что, — неохотно протянул красноармеец. — В плен угодил, а посля — утек, вот что.

— Тем и закончилось его геройство, — подвел итог командир орудия. — Он еще под Петроградом и в Москве пытался поднять на Советы всю контру. Теперь этот царев служака кровь нам пускает.

Когда 14 апреля по всей линии обороны красных разнеслась весть о гибели Корнилова вблизи Елизаветинской от осколка кем‑то метко выпущенного снаряда, тот же красноармеец из орудийной прислуги Украинского сказал:

— Вот и настигло генерала роковое возмездие.

Жалости к Корнилову не было. Еще бы! Он и его образованные полковники, поручики и обманутые юнкера угрохали 2500 защитников города. А какой кровавый след оставили они после себя в селах, станицах, хуторах, аулах Кубани за время «ледяного похода». Счету не поддавалось число ими повешенных, расстрелянных, поротых шомполами рабочих и крестьян, их жен, детей и стариков.

Защитники Екатеринодара не скрывали своего ликования по поводу его бесславной смерти. Побитое корниловское войско, пятясь и огрызаясь, почти тем же путем уползло в свое логово — на Дон, чтобы под командованием Деникина собраться с силами и вновь ринуться на кубанские просторы.

Екатеринодар праздновал победу. По — весеннему солнечные, одетые в молодой зеленый наряд улицы города заполнились бесконечными толпами людей. Особенно оживленно было на улицах Красной, Екатерининской, Соборной площади. Бойко шла торговля на Сенном и Покровском рынках. Получив первое денежное довольствие — по 50 рублей в месяц новыми советскими купюрами, братья Украинские отправились по магазинам и лавкам, на толчок, чтобы кое‑что приобрести лично для себя, а главное — купить подарки Агаше, Марийке, родителям. Ощупывая в кармане хрустящие десятирублевые бумажки с нарисованными на них мускулистым рабочим, серпом и молотом, младший с застенчивостью сказал старшему брату:

— Какой‑нибудь подарок нужно мне купить и для моей дивчины.

Шедший с ними сослуживец — пушкарь Родька Стро- маха рассмеялся и сказал:

— Вот это парень. Не быстро едет, но здорово гарцует. Уже невесту подыскал себе в Екатеринодаре.

— Какая там невеста, — зарделся парень. — Просто знакомая.

В дни боев из трех полевых орудий отряда одно бездействовало из‑за неисправности, а два других вели огонь только по живой силе противника — не хватало снарядов. По всей линии обороны — от одного до другого многоверстного изгиба реки Кубани на красноармейские позиции вышли тысячи горожан для рытья окопов, население охотно доставляло сюда домашнюю снедь, чтобы подкрепить бойцов.

К орудию Украинского чаще всего прибегала чернявая, с выразительными глазами девчонка Шурочка, отец которой работал на одном из заводов Екатеринодара. То свежей прохладной водицы принесет, то извлечет из белого узелка пахучую отварную картошку.

— Угощайтесь, братики, — слышался ее голосок.

С ней‑то и свел знакомство младший Иван, приглянулась она ему, а он — ей. Мимолетная дружба переросла у них в общую судьбу, после гражданской войны они стали мужем и женой.

Старший брат с каждым днем все больше втягивался в политику.

Встретив на Почтовой улице Семена Пантелеевича Фастовца, делегата II областного съезда Советов, Украинский отделился от брата и Стромахи, забросал земляка вопросами. Они уселись на скамеечке у входа в городской парк и долго вели свой разговор. Фастовец расстегнул светлый бешмет с газырями, откинув полы, сказал:

— Уже жарко в этом одеянье. Приехал‑то я сюда на съезд в конце марта, а сейчас уже апрель.

Он чему‑то улыбнулся, продолжал:

— Наслушался я речей, вместе с другими делегатами довелось повоевать и с корниловцами.

— А кто и как выступал на съезде? — стал допытываться Украинский.

Лицо Фастовца, оттененное черными усами и аккуратно подстриженной бородкой, построжало, он произнес:

— Полуян, Вишнякова, Волик и другие большевики говорили толково, призывали делать то, что сейчас необходимо — укреплять Советскую власть на местах, создавать на селе земельные комитеты, отбирать землю у богачей и передавать беднякам, национализировать промышленность, транспорт, банки, повышать боеспособность

Красной Армии, пресекать спекуляцию. Большинство решений съезда принято в духе ленинских декретов.

— Приятно слышать, — не скрывая радости, сказал Украинский. — Что еще решал съезд?

— Избрал областной исполком из 30 человек, создал продовольственную, военную и другие комиссии. Можешь поздравить и меня — я введен в состав областной комиссии почт и телеграфа.

Фастовец лишь на шесть лет был старше своего земля- ка — станичника, знал его давно и держался с ним по — дружески. Взаимная приязнь вносила в их беседу доверительность и искренность. Зная, что у Семена Пантелеевича и грамоты больше, и кругозор пошире, Украинский, сам того не подозревая, стремился заполучить от него сведения и разъяснения, которые бы могли прояснить многие злободневные, но еще не до конца понятные вопросы.

Особенно занимала его линия поведения представителей небольшевистских партий — эсеров, анархистов, меньшевиков. В их программах он все еще не мог до конца разобраться. Вроде бы все они стояли за народ, звали его к светлому будущему, а на деле их политика шла вкривь и вкось и зачастую смыкалась с политикой кадетской партии.

Не удержался, спросил Фастовца:

— Ну а что предлагали краснобаи?

На лице Семена Пантелеевича явственно проступила усмешка, положив руку на плечо собеседника, он сказал:

— Комедианты. Ни больше, ни меньше. По вопросу о Брестском мире выступал один анархист от своего областного бюро. И что ты думаешь? Он заявил, что подписывая мир, мы тем самым своими руками удушаем русскую революцию. Дескать, анархисты не выставят большевикам высокую оценку за такую политику.

Мгновение помолчав, Фастовец сердито закончил:

— А мы в их оценке не нуждаемся. Правда на стороне Ленина. Он учел всю сложность обстановки.

Встретил тогда Иван и своего новорождественского знакомца Михаила Петракова. Тот находился в отряде Кочубея, занимавшего в дни боев с Корниловым участок неподалеку от Черноморского вокзала, под прикрытием зазеленевшей рощи.

— Когда на нас поскакала конница генерала Эрдели, — делился своими еще не остывшими впечатлениями Петраков, — мы на полном карьере пошли в контратаку. С нами

рядом дрались конники Мироненко и Воронова. Сеча была знатная. Беляки не выдержали, повернули коней назад. Наш командир отряда Ваня Кочубей дрался, как лев. Он рубал беляков саблей и валил выстрелами из маузера. Прямо артист — циркач, так у него здорово все получалось.

Потом Петраков сообщил, что ему достоверно известно о предстоящей переброске многих отрядов на Ростовский боевой участок, в район Батайска, где наряду с белогвардейцами придется, как он выразился, дубасить обнаглевших немцев, пускать им «юшку из носа».

В тот апрельский победный день Иван побывал на городском кладбище, куда свезли всех убитых для опознания. Тут вповалку лежали и мертвые красноармейцы, и погибшие корниловцы. Стоял сплошной плач. Жертвы были большие с той и другой сторон. Только коммунистов пало в боях 250 человек, четверть всего состава городской партийной организации, а все потери достигали, как уже говорилось, 2500 человек. Много полегло в ожесточенных атаках корниловских фанатиков. Они перли напролом и — платились жизнями. Большинство погибших были уже похоронены, а оставшуюся часть убитых со всех позиций свезли теперь на окраину города, к кладбищу, чтобы предать земле. Очень многие екатеринодарцы, принадлежавшие к противоположным классовым лагерям, опознавали среди трупов то сына, то мужа, то отца. Красноармейцев торжественно хоронили в братской могиле, родители и родственники белых забирали своих покойников и, стараясь не привлекать к себе большого внимания, опускали их прах в землю подальше от захоронения красных бойцов.

В минуту этого всеобщего человеческого горя, с разных полюсов пришедшего к разным людям, слух Ивана Украинского резануло громкое восклицание какого‑то господина с тросточкой:

— Как жаль молодые жизни погибших партизан!

Иван это слово применительно к белогвардейцам уже

встречал в одной из новых советских областных газет и, не разделяя подобного определения, угрюмо заметил:

— Никакие они не партизаны, а подлая контра. Что лишились жизни, это их личная вина. Они поклали тысячи наших героев.

Притронувшись к фетровой шляпе, господин с затаенной ненавистью коротко бросил:

— Пардон.

И тут же затерялся в толпе.

Украинского не покидала беспокойная думка: «До чего наивные люди у нас в командовании и в новых учреждениях. А может, и еще хуже — пособники врагов? Партизанские отряды, партизаны… Ну, кто дает такие названия белякам?»

Верно мыслил артиллерист. В сумятице утверждения основ советского строя на поверхность всплывало немало парадоксов, отнюдь не безобидных по своему значению. Украинский самолично наблюдал, как в городе наводится революционный порядок, с большим подъемом участвует население в «кружечных» сборах средств для Красной Армии, облагается буржуазия, и она, льстиво улыбаясь, тащит на приемные пункты белье, обувь, одежду…

Но в то же время, проходя в качестве помощника начальника патрульного наряда по вечернему Екатеринода- ру, он заметил, как бесшабашно ведут себя некоторые молодые красные командиры, матросы и красноармейцы в духанах и ресторанах, на улицах, в компаниях подгулявших собутыльников, поощряемые к гульбе не в меру расщедрившимися купцами, лавочниками, всякими темными личностями.

В безудержные пьянки ударился сам военный комендант города, анархист, бывший командир полка Золотарев, назначенный на эту высокую должность командующим армией Автономовым и его заместителем Сорокиным.

Поравнявшись с ярко освещенным рестораном «Чашка чая», расположенным в центре города на улице Красной, патруль замедлил шаг, старший предупредил Украинского и остальных патрульных:

— Стойте тихо. Понаблюдаем, что тут делается.

А в зале шел пир горой, гремела музыка. Вот, покачиваясь на ногах, весь в скрипящих ремнях, с маузером и кинжалом на боку, из‑за обширного стола встал рослый захмелевший военный, и, перекрывая гомон своих многочисленных приближенных, повелительно бросил оркестру:

— Наурскую!

И как только раздался желанный его сердцу громкий, на визгах, мотив, военный пошел в пляс. Выхватив из ножен кинжал, он зажал его в зубах.

— Асса! Асса! — оглушительно ревели дружки, хлопая в ладоши и поощряя плясуна на немыслимые коленца.

— Узнаю, — с горечью сказал старший патруля. — Это — комендант Золотарев, бывший конокрад. Что еще можно от него ожидать? Пошли, ребята.

Уже тогда у многих бойцов и командиров рождалось недоверие к целому ряду высоко взлетевших начальников, по вине которых оказалось сорвано немало важных операций. Золотаревщина как бы предваряла собой длинную цепь бед и несчастий, выпавших на долю красных войск Северного Кавказа.

(обратно)

В огне боев

В ярком многоцветьи шла весна по Кубани. Поля и рощи одевались в пышную зелень, зацвели фруктовые деревья в садах. Пряный аромат плыл над Екатеринодаром, городами, станицами, аулами и хуторами благодатного края. Началась посевная, люди засаживали огороды, прихорашивали к Пасхе жилые дома и постройки.

Из областного центра одна за другой уходили части Красной Армии, по преимуществу на Ростовский фронт, где от Азова до станицы Ольгинской сосредоточилось значительное количество немецких войск, а в локтевой связи с ними в районе Мечетинской и Егорлыкской угрожающе быстро возрастало число деникинских полков и дивизий. Их ядром явились уцелевшие корниловские войска, отступившие от Екатеринодара в апреле 1918 года. Над Кубанью нависала новая грозная туча.

Со станции Екатеринодар-1 и Черноморского вокзала в направлении Тихорецкой и Кущевской по двум железнодорожным веткам отбывали эшелонами Выселковский, Петропавловский и Интернациональный полки, туда же следовали походным маршем бойцы 1 — го революционного кавалерийского полка под командованием Г. И. Мироненко и кавалерийские отряды М. Г. Ильина и И. А. Кочубея, много других красноармейских формирований.

Предусмотрев на новом боевом участке от разъезда Койсуг до станции Кагальницкая развернуть из трех названных пехотных полков Внеочередную дивизию, коман

дование заранее свело мелкие артиллерийские подразделения в конно — артиллерийский дивизион, куда были зачислены братья Украинские. Старший Иван назначался командиром взвода разведки дивизиона.

— У тебя богатый опыт артиллериста — разведчика по старому Кавказскому фронту, — сказали ему в штабе. — Вот и доверяем тебе прежнюю службу.

— Там я был рядовым, — пытался возразить Украинский. — А тут нужно командовать людьми.

Штабисты без труда отклонили его довод:

— Не скромничай. Мы же знаем, как ты успешно командовал орудием под Екатеринодаром. Ты и разведчик, и огневик, с командирской стрункой. Формируй и сколачивай взвод.

— Есть! — взял под козырек Иван, решив, что, пожалуй, зря высказал свое опасение. «Не боги горшки обжигают, — вспомнилась ему русская поговорка. — Постараюсь не ударить в грязь лицом».

Не услышав после своего короткого «есть» обычной фразы «можете идти» или «идите», Украинский удивленно взглянул на штабного командира, продолжая стоять на месте.

А тот как‑то загадочно посмотрел на него и, наконец, сказал:

— А мы тут тебе сюрприз приготовили.

Вслед за его словами из соседней комнаты открылась дверь и оттуда вышел улыбающийся, хорошо знакомый Ивану, военный. Это был его прежний командир взвода, бывший подпоручик Вячеслав Иванов, а ныне — военспец по артиллерии при армейском штабе. Бывшие сослуживцы крепко обнялись.

— Рад тебя видеть, Ваня, — сказал Вячеслав.

— Ия вас тоже, — ответил Украинский.

— Говори на ты, — уточнил Иванов. — Мы же ведь с тобой теперь товарищи по убеждениям и борьбе. Я и раньше в чинодралах не ходил, а сейчас и подавно.

В их разговор вступил оперативник:

— Радуйся, Украинский. Товарищ Иванов назначен командиром дивизиона. Он уже давно просился на живую боевую работу. Он‑то и рекомендовал тебя на взвод арт- разведки, узнав, что ты служишь в отряде Чернявского.

— Большое спасибо, — поблагодарил Иван.

— А теперь, друзья, за дело, — коротко молвил штаб

ной командир. — Времени в обрез, обстановка не дает его нам на раскачку. Через два — три дня ваш эшелон отправляется в путь. Вам еще надо пополнить людской и конский состав для батарей и разведвзвода, запастись снарядами из артсклада, приборами и имуществом. Вот вам мандаты и ходатайства в различные военные учреждения.

Из штаба Иванов и Украинский вышли вместе.

— Ну, как, Ваня, сдюжим? — спросил командир дивизиона.

— Должны сдюжить, — уверенно ответил Украинский.

— Учти, — предупредил Иванов, — сколачивание дивизиона будет проходить на ходу, новичков хоть чему‑то придется научить за короткий срок передислокации.

Он что‑то обдумал в уме, потом сказал:

— Особое внимание обрати на оптику. Тебе необходимо обеспечить взвод хорошими артиллерийскими биноклями, стереотрубой и буссолью. Впрочем, буссоль не обязательно. Это — для огневиков. Побольше захвати чистой бумаги для вычерчивания схем расположения целей противника, кроков маршрутов и боевых донесений. Понял?

— Так точно, — отрапортовал Украинский, с нескрываемым восхищением констатируя про себя дотошность и большие познания своего начальника, которыми тот отличался еще в боях против турок. «Светлая голова, — с гордостью отметил Иван, — мне бы его ученость. Но ничего, и мы кое‑что умеем да еще научимся».

К счастью, по большинству позиций проблемы удалось решить без серьезных осложнений. Из оставшихся от корниловцев трофеев для дивизиона и его разведвзвода нашлись оптические приборы, телефонный кабель и многое другое. Боевые же расчеты орудий Поступали из полков в своем прежнем составе. Не хватило всего 15–20 человек, что тут же было восполнено за счет артиллеристов, служивших до сих пор в стрелковых батальонах. Некоторая заминка вышла с упряжными и верховыми лошадьми.

Наряду с Советом в Екатеринодаре существовала еще городская управа, при которой решением исполкома был создан специальный отдел «Скотармия», призванный вести заготовки скота для нужд армии. Туда и направился Украинский с письмом командования.

Холеный служащий этого учреждения, вероятно, из числа прежних чиновников, к которому обратился Иван, развел руками:

— Что вы, молодой человек, у нас нет сейчас лошадей. Какие успели реквизировать и закупить — все уже розданы.

А у самого глаза бегают, как у мышонка, попавшего в мышеловку.

— Очень трудно нам заготавливать скот, — пустился он в пространное объяснение с ядовитым оттенком презрения и превосходства. — Приедут наши уполномоченные в станицу со своим мандатом, а им мужички говорят: знать не знаем вашу скотскую армию. И возвращаются ни с чем.

— Бросьте эту брехню, — оборвал Украинский красноречие чиновника.

И тут же подумал: «Вот и здесь дураки изобрели такое название, что оно само по себе подрывает авторитет Красной Армии».

Поневоле пришлось пробиваться на прием к заведующему и только после того, как тот выяснил, что на одну из конюшен ипподрома, переданных в ведение «Скотармии», часа два назад было пригнано до полсотни лошадей — вопрос положительно решился для дивизиона. Добыл тогда же Иван Украинский себе и Иванову по новому автоматическому браунингу.

Вскоре началась погрузка материальной части, коней, повозок, имущества, бойцов. Набралось всего немало — на полный эшелон. Красноармейцы деловито обживали теплушки — красные домики на колесах. Многие из них, не занятые вкатыванием орудий на платформы и иными делами, поудобнее устраивались на нарах, другие, отойдя за полотно железной дороги, усаживались в кружок и о чем‑то вели разговоры. Время шло к обеду. Но еще до его наступления взводный увидел, как одна из групп бойцов, примерно человек семь, развернула свою солдатскую скатерть — самобранку — плащ — палатку и усердно приступила к трапезе. На плащ — палатке возвышались два солдатских котелка, доверху наполненные черной паюсной икрой. Сотрепезники не спеша опускали алюминиевые ложки в котелки и, захватив по полной, столь же размеренно отправляли содержимое в рот. Когда взводный поравнялся с красноармейцами, один из них позвал:

— Сидайте к нам, товарищ Украинский, угостим икрой.

— Богатенько живете, — искренне удивился Иван. — Где раздобыли?

— На рынке за гроши, — бойко ответил веснушчатый парнишка в мешковато сидевшем на нем красноармейском обмундировании.

Икры‑то Иван отведал. Но его больше всего занимал вопрос, откуда и как появилась в изобилии икра на рынке, если по существу весь март и половину апреля Екатеринодар осаждался беляками, вокруг гремел бой, кому тут было до рыбы и икры!

— Барыги не терялись, — рассмеялся шустрый боец. — Под боевую канонаду они глушили рыбу в реке взрывами аммонала и динамита, вытаскивали, потрошили севрюг, белуг и тут же пускали икру в засол.

Боец не врал. Действительно, в Екатеринодаре, Темрюке, Славянской, Усть — Лабинской и других населенных пунктах, расположенных по берегам рек Кубани и Протоки, паразитические элементы, браконьеры и прочая свора в момент нереста устроили буквально побоище для ценных пород рыбы в целях наживы. Красной рыбы и икры на рынках появилось столько, что они вдвое упали в цене.

Даже в сугубо степном Тихорецком железнодорожном поселке, куда направлялся воинский эшелон, этот продукт появился с избытком. Если до марта — апреля фунт ценной красной рыбы стоил здесь на рынке 1 рубль — 1 руб. 30 копеек, то теперь — 40–50 копеек.

Благо утвердившиеся повсеместно органы народной власти быстро среагировали на разбой спекулянтов и приняли к ним решительные меры, предотвратившие дальнейшее истребление рыбных богатств в нерестовый сезон 1918 года. Иначе нелегко пришлось бы восстанавливать рыбное хозяйство края во весь последующий период.

По указанию Иванова перед отправкой дивизион был выстроен напротив эшелона.

— Товарищи бойцы и командиры! — обратился он к личному составу. — Мы с вами отправляемся на фронт. От наших с вами действий во многом будут зависеть успехи пехоты и красной конницы. Нам нужна твердая сознательная дисциплина. А кроме того — мастерство в своем огневом деле. Поэтому приказываю — в пути во всех взводах повторить основные правила стрельбы, тактики артиллерии.

Когда бойцы стали расходиться по вагонам, Иванов на минутку задержал Украинского и сказал:

— А в твой взвод я буду наведываться чаще. Вместе позанимаемся с разведчиками.

И вот эшелон в пути. Мерно постукивают колеса вагонов на рельсовых стыках, из открытых дверей теплушек доносятся звуки гармошек и песен. Но уже сразу за разъездом Дорис в эшелоне воцарилась тишина. Как и предусмотрел командир дивизиона распорядком дня, в вагонах началось штудирование инструкций и наставлений. Во взводе Украинского, согласно обещанию, присутствовал Иванов. Он взял в руки бинокль и показал его бойцам.

— Для чего этот прибор? — спросил он.

— Для наблюдения за противником, — хором послышались голоса.

— А еще для чего?

На этот раз ответ был менее дружным и уверенным:

— Для корректировки стрельбы.

— Правильно, — подтвердил командир. — Только, судя по ответу, кое‑кто из вас подзабыл второе его назначение. Давайте напомним.

И он стал рассказывать разведчикам, как следует точно держать бинокль при корректировке огня, для чего нанесены на его линзах окуляров деления, чему они соответствуют, как при отклонении взрывов снарядов от цели надо давать поправки для доворотов стволов орудий вправо или влево, а при перелетах и недолетах менять прицел и брать цель в «вилку».

— Да це все дуже гарно, товарищ командир, — сказал плотный, лет двадцати семи разведчик с густыми пшеничными усами и добродушным, смешливым лицом. — Лучше б я у той бинокль побачив в сию хвилину, шо робе моя Параска, чи вправо, чи влево вона поворачивается и з якого боку к ней сподобнее пригорнуться.

В вагоне грохнул смех.

— Дывись якой вин прыткий, чого ему захотелось, — басил другой, примерно таких же лет артиллерист.

Обернувшись к Иванову и Украинскому, еще один разведчик, уроженец Екатеринодара, Виктор Курамов сказал:

— Чему тут удивляться. Сама печать на греховные мысли нас наводит. Я вот прихватил в городе кучу газет, не успел еще хлопцам прочитать. Так в них есть такие штучки — дрючки — за животик схватишься.

Видя, что занятие уклонилось в сторону, а последние слова Курамова вызвали повышенный интерес, Иванов разрешил:

— Прочтите на выбор один опус.

Разведчик развернул «День рабочего» и, прокашлявшись, громко начал:

ЖЕНСКИЙ ВОПРОС

Отчего живое солнце
Иногда лишь греет,
А когда целует Ваня,
Все лицо алеет.
Почему в реке купаться
Жарким днем привольно,
А с Ванюшей обниматься
Всему телу больно.
Отчего другие бабы
Любят вишни, груши?
Для меня же нет вкуснее
Моего Ванюши.

На этих словах голос чтеца потонул в гомерическом хохоте. До слез смеялись Иванов и Украинский. Когда чуть утихло, добровольный культармеец произнес:

— Это еще не все. Читаю дальше:

Отчего иной раз сердцу
Ночью станет тяжко
И мерещится все время
Подлая Дуняшка?
Что ж такого, что любимый
С ней гулял намедни.
Они встретились случайно —
Были у обедни.
Одного не понимаю,
В толк я не возьму.
Перестал ходить Ванюша…
Почему?

Согнав с лица недавнюю улыбку, Украинский с досадой промолвил:

— Какая‑то мура, ни уму, ни сердцу.

Что поделаешь, в новой, только начинавшей свой путь областной советской прессе случались подобные казусы. Для работы в редакциях и типографиях областного центра не хватало грамотных, вполне надежных кадров из

пролетарской среды. Сюда определилось немало прежних сотрудников с мелкобуржуазными взглядами на революцию, впитанными со времен керенщины. Иногда бессознательно, а порой со злым умыслом некоторые штатные работники редакций пропускали в печать сумбурные писания, включая и незрелые, беспомощные вирши, как было на этот раз.

Эшелон следовал по маршруту, который бойцы прошагали пешком от Тихорецкой с наступлениями, отступлениями, удачами и неудачами. В тех первых боях под Бурсаком, Выселками, Кореновской они вкусили лишь первые цветочки гражданской войны, впереди были ягодки, им предстоял куда более сложный и тернистый путь борьбы. Поезд шел медленно и, минуя знакомые места, бойцы вспоминали подробности недавних событий, тут же показывая памятные ориентиры, где и как располагался тот или иной отряд, каков был ход боевых действий. В соседней теплушке по этому поводу шел оживленный разговор.

— Жаль, что наше командование, — в раздумье сказал один из красноармейцев, — после разгрома корниловцев под Екатеринодаром позволило их остаткам выбраться с Кубани. Их надо было окружить и полностью добить. Сил у нас было достаточно.

— Организованности у нас маловато, — вставил свое пояснение его товарищ. — Шумим пока много, да зачастую без толку.

Наверное, так же представлялась обстановка и всем артиллеристам дивизиона, ехавшим сражаться не только с немцами и новыми отрядами белых, но и с теми, кто противостоял им недели две — три назад в районе Екатеринодара. Деникин, ненадолго задержавшись в Успенской, обосновался на Дону — в Ольгинской, Мечетинской и Кагальницкой, развернув там усиленную подготовку для нового похода на Кубань. Немецкое командование щедро снабжало оружием противника, всяческое содействие деникинцы получали от Донской белогвардейской армии атамана Краснова.

В Тихорецкую эшелон прибыл во второй половине дня, ближе к вечеру. Железнодорожный поселок с 20–тысячным населением почти сплошь состоял из одноэтажных домиков, с палисадничками и огородами во дворах. Немало хат было турлучных, крытых камышом и соломой. Даже

центральная улица от вокзала до своего выхода из поселка не имела твердого покрытия. Булыжным настилом кое- как была замощена рыночная площадь. В весеннюю и осеннюю распутицу пешеходы утопали в непролазной грязи, даже конные мажары застревали посреди улиц и переулков.

Но сейчас вступивший в свои права май подсушил землю, деревья покрылись листвой, всюду зеленела трава. Сама матушка — природа позаботилась о том, чтобы своим убранством скрасить неприглядный вид большого селения, полного суматошной, напряженной жизни. Иван Украинский и его младший брат, состоявший теперь тоже во взводе артразведки, получили разрешение отлучиться на час к Агаше, ее отцу и матери, на побывку у родителей в соседней станице у них не имелось времени.

Встреча и расставание проходили наспех, впопыхах. Вручив скромные подарки, купленные в Екатеринодаре, братья тут же возвратились на вокзал. К эшелону прицепили новый паровоз, и он уже стоял под парами. Рядом с командиром дивизиона Украинский увидел представителя полевого штаба с большим планшетом на боку, в хромовых начищенных сапогах.

— Мне поручено сопровождать эшелон к месту назначения, — сообщил он, придавая голосу начальственную строгость.

Дивизион подоспел на фронт в ответственный момент. Он вливался на усиление войск Ростовского боевого участка, остановивших наступление немцев в районе Батайс- ка. До этого захватчики высаживались десантом на Тамани, но оттуда их вышибли. Однако разгоревшийся аппетит на кубанское сало и хлеб не давал покоя, и они все время стремились проломить нашу оборону, побольше занять площади на севере края.

От Азова до разъезда Койсуг фронт удерживала вторая колонна красных войск, затем шел Ростовский боевой участок с его первой колонной, за ним третья колонна И. Ф. Федько прикрывала полосу от Кисляковской до Павловской, оборонительный заслон был создан у Тихорецкой, а по царицынской железнодорожной ветке от Песча- нокопского до Великокняжеской против войск Деникина развернули свои штыки воины Медвеженского боевого участка и другие ставропольские отряды самообороны. Среди их командиров добрая молва шла о Макаре Павло — зоз

виче Шпаке и его племяннике Фоме Шпаке — выходцах из села Новопавловки, что раскинулось у границ Ставрополья, Дона и Кубани. Бедняцкие вожаки имели за плечами большой окопный опыт мировой войны.

Когда командир дивизиона Иванов познакомился с дислокацией частей первой колонны, он сказал Украинскому:

— Войск много рядом с нами. Нашу огневую поддержку будут просить нарасхват.

Так оно и вышло. Сосредоточившись вместе с Высел- ковским революционным полком северо — восточнее разъезда Койсуг и имея справа и слева от себя соседей — Петропавловский и Интернациональный полки, артиллеристы сразу же включились в боевые действия. Сложность состояла в том, что от них, как и от всех частей и подразделений, командование требовало не переходить в наступление, только отражать атаки немцев и не давать им ходу дальше, иначе слишком большие успехи наших войск немецкие генералы и их правительство используют для глобальной ревизии Брестского договора.

Начитанный, грамотный разведчик Виктор Курамов, в прошлом молодой рабочий, с негодованием говорил:

— Сволочи! Требуют к себе галантерейного обхождения, а сами так и рвутся на Кубань и в порт Новороссийск.

Через несколько часов после вступления в соприкосновение с противником Украинский скрытно передвигался с двумя разведчиками взвода по переднему краю пехоты, расспрашивал в окопах красноармейцев:

— Как ведет себя немец, что замышляет?

— Да кто ж его знает, — отвечал ему в одном месте отделенный командир. — Сунется, вот тогда и сыпанем по нему как положено.

А в другом окопе услышал:

— Треба сгортувать разведку, а ей нэма.

Между тем после тщательного обзора в бинокль позиций немцев на своем участке Украинский чутьем опытного разведчика уловил настораживающие признаки, свидетельствовавшие о возможной повторной попытке врага прорвать красную линию в стыке второй и первой колонн. Между хуторами Мокрый Батай и Хомутовка, вне досягаемости артиллерийского огня, в пыльном облаке передвигалось большое количество подвод, издалека до

носилось приглушенное урчание моторов. Что подвозят, для чего сосредоточивают — эти вопросы не выходили из головы командира артиллерийской разведки.

О своих наблюдениях он доложил Иванову, разместившемуся в заброшенном полевом таборе табунщиков. Тот встал из‑за грубо сколоченного стола с разложенной на нем оперативной документацией, походил взад — вперед, негромко сказал:

— Пленного надо взять, и как можно скорее. Получив от него сведения, мы сможем упредить удар, сконцентрируем огонь орудий в нужном месте и с наибольшей эффективностью.

Дивизионный приблизился к Украинскому и с сожалением произнес:

— Но вот как взять пленного? Если просто, в обычном порядке, немцы обвинят советское командование в том, что мы утаскиваем у них солдат, нарушаем условия договора. Из одного этого акта с нашей стороны могут раздуть целое кадило.

Иванов еще раз прошелся по времянке, добавил:

— Тут уж, если умыкнуть «языка», то надо сделать так, чтобы в случае чего всю вину за это пленение можно было возложить на него самого. Ясно?

— Не очень, — искренне ответил Иван.

— А ты хорошенько подумай, — посоветовал дивизионный. — У тебя изобретательный крестьянский ум. Наверняка что‑нибудь сообразишь.

— Попытаюсь, — не слишком уверенно пообещал Украинский.

Отправившись во взвод, по дороге он мысленно прикидывал, как же решить заковыристую задачу. Ему навстречу двигалась арба, запряженная двумя разномастными волами. Ее хозяин жил на соседнем хуторе, краском видел его уже не однажды, они даже здоровались при встречах, но фамилий друг друга не знали. Пожилой хлебороб прихрамывал на одну ногу, как видно, больную с детства.

— День добрый, — приветствовал его Украинский. — Куда путь держим?

Хуторянин остановил волов, певуче произнес:

— Здоровеньки булы. За свижим сином постремаю.

Еще не отдавая себе отчета, Иван пристально окинул

взглядом воловью упряжку. Волы были не первой молодости, медлительные, со впалыми боками. «Заезженная ху

доба, — определил разведчик. — Такая животина никуда не поскачет».

Его особое внимание привлек вол белой масти, с черными проплешинами на спине и с боков, с округлым отверстием в правом ухе. Эта зияющая дырка не то служила меткой животного, не то осталась как след от какой — ни- будь болячки. «Так это же не вол, а самая завидная приманка», — осенило Ивана. Он приблизился к хозяину и, стараясь говорить как можно убедительнее, попросил его, показывая на черно — белого вола:

— Слушай, друг, одолжи нам эту худобу с обеда до ночи. Нам надо одну работу исполнить. Дадим добрую плату.

Хуторянин долго раздумывал, а потом спросил:

— А животина цила будэ?

— Да тут сомнения быть не может.

Украинский дал хуторянину пятнадцать рублей задатка, а тот, доставив домой воз свежескошенного сена, пригнал вола к стану, где находился командир дивизиона и куда явился артиллерийский разведчик для доклада по своему замыслу. Вола Иван тут же отвел в щелястый сарай, привязал к столбу. «Пусть немного поголодает, — расчетливо обдумывал взводный, — зато ночью с охотой пойдет на пастьбу».

Суть замысла заключалась в том, чтобы выпустить вола на нейтральную полосу и тем разжечь желание немцев к его захвату для пополнения своего котлового довольствия. Что это так произойдет — у Ивана была твердая уверенность, об этом он и рассказал Иванову.

— А как немцы попытаются заарканить худобу, — развивал он свою мысль, — мои разведчики и запапашут «языка».

— Ну, что ж, действуй, — одобрил дивизионный. — Только соблюдайте скрытность в сочетании с быстротой и решительностью.

Договорившись со стрелками передней линии обороны не вмешиваться в ход операции артиллерийских разведчиков на участке пехоты, Украинский после захода солнца переместил по — пластунски пятерых разведчиков на нейтральную полосу. Двигались они бесшумно по высокой траве, залегли примерно в пятидесяти саженях от немецких окопов. Вслед за ними тянулся гибкий, прочный провод, которому отводилась роль поводыря для проголо

давшегося вола. Другой конец провода находился у командира взвода и его двух разведчиков, залегших за распустившимися кустами терновника. Там же топтался и ничего не подозревавший, можно сказать, жертвенный вол.

При слабом лунном освещении Украинский прочно закрепил конец провода с матерчатым заузлием в рваном ухе животного, посмотрел на часы:

— Через десять минут хлопцы начнут подтягивать худобу к себе.

Проинструктировав до этого бойцов группы захвата «языка», чтобы они осторожно натягивали провод и не причинили большой боли животному, взводный теперь волновался, опасаясь, как бы его орлы не слишком увлеклись и не оставили вола совсем без уха. Тогда вся затея может пойти насмарку.

В условленный час от движения провода зашевелилась трава возле кустарника, голова животного повернулась в сторону противника и он мало — помалу двинулся вперед, хватая на ходу сочную траву. Хлопцы на нейтралке помнили наказ командира и вола подводили к себе со всем тщанием и старательностью. Спустя немного времени они уже держали животное накоротке, отпуская от себя не далее, чем на 5–7 саженей.

Вол не спеша переступал своими клешнятыми копытами, с наслаждением хрумкая зелень. А у немцев — полная тишина. Старший группы, помкомвзвода Виктор Курамов даже выругался про себя: «Что они, черти, не видят, что ли, мясо у них под носом ходит».

Но вот высунулась из окопа одна — другая каска, потом, выскочив из укрытия к волу, полусогнувшись, побежали две темные фигуры. В одно мгновение, не достигнув пары саженей до цели, любители отбивных оказались со скрученными руками и с кляпами во рту. Подгоняя вола и пленных, разведчики во всю прыть улепетывали к своим окопам. И только поняв, что произошло, не спавшие в ту минуту немцы, открыли запоздалый огонь.

Пленных допрашивал Иванов, хорошо владевший немецким языком. По их данным выходило, что назавтра назначено немецкое наступление, к их переднему краю подтянуты броневики и большое количество снарядов для артиллерии.

— Где находится склад снарядов? — спросил Иванов.

Молодой, веснушчатый немец, с белесыми бровями и

ресницами после непродолжительного запирательства назвал его место — вблизи речки, в глубоких глиняных ямах, прикрытых сверху длинными слегами и соломой. Стало известно, откуда двинутся на красных и прибывшие броневики.

Иванов тут же связался с командованием соседних стрелковых полков, проинформировал о добытых сведениях. Украинскому приказал оборудовать наблюдательный пункт с хорошим обзором местности на одном из высоких раскидистых тополей вблизи стана, подать туда концы связи.

И когда наутро со стороны немцев полетели первые снаряды, оборона красных дружно ответила огнем. Сосредоточив стрельбу на основных целях, батареи дивизиона били прямой наводкой по огневым точкам противника и его пехоте на переднем крае, а затем командир дивизиона и Иван Украинский лично корректировали огонь по месту сосредоточения броневиков и полевому артиллерийскому складу. Броневики были рассеяны, три из них уничтожены, а склад взлетел на воздух.

По окончании боя, сорвавшего намерения врага, стрел- ки — красноармейцы, довольные результатом, делились впечатлениями:

— Спасибо артиллеристам, це их разведка добре сработала.

А в дивизионе, где люди еще лучше знали всю предысторию боя, кое‑кто из хлопцев шутковал:

— Треба объявить благодарность тому волу Украинского, шо заналыгав двух немецких бугаев. Их балачка пий- шла нам на пользу.

Как и обещал, Иван возвратил вола хозяину в целости и сохранности, только малость перепуганным ночной стрельбой.

— Это еще пятнадцать рублей, — подавая хлеборобу деньги, сказал командир взвода артразведки. — Можно сказать, это плата за страх твоей худобы.

И он детальне поведал, в какой переделке побывало животное. Хозяин нахмурился, готовый вот — вот рассердиться, а затем вдруг от души расхохотался:

— Ну, бисова душа, и ловок же ты. Даже моего вола- трудягу заставил повоевать за Советскую власть.

К концу мая у Ивана Украинского и его разведчиков дел несколько поубавилось. Наше командование неоднократно вело в Таганроге переговоры с немцами о прекра

щении военных действий на Ростовском фронте. Те вроде бы выражали согласие на словах, но, требуя отвода красных войск на некоторых участках, сами в то же время не хотели уходить на предлагаемую им демаркационную линию.

Украинский неоднократно побывал на бронепоездах Семена Луцкого, Василия Ачкасова и двух других передвижных стальных крепостях, курсировавших по железнодорожной магистрали, снабжая их артиллеристов необходимыми данными о расположении вражеских целей. Встретившись однажды с земляком, Василий Ачкасов, будущий командующий всеми броневыми силами 11–й армии, сказал:

— У тебя сейчас круг обязанностей куда шире, чем был под Бурсаком. Растешь, рад за тебя.

— Стараюсь все делать исправно для нашей революции, — ответил Иван. — Только не радует неразбериха в нашем командовании.

— Это ты верно говоришь, — подтвердил Ачкасов.

Действительно, командующий революционными войсками Кубано — Черноморской республики Автономов, подзуживаемый своим заместителем Сорокиным, не на шутку законфликтовал с чрезвычайным штабом обороны в Екатеринодаре, а в Тихорецкой, где располагался их полевой штаб, они ополчились против многих руководящих работников Совета и ревкома. Дело дошло до того, что Автономов отдал приказ об аресте екатеринодарских руководителей Чрезвычайного штаба, а Сорокин — наиболее активных тихорецких работников. Последние, чтобы не попасть в руки Сорокина, ежедневно меняли квартиры, ночевали у своих друзей и знакомых.

Стукачом у Сорокина подвизался проходимец Макс Шнейдер, выдававший себя за социалиста и друга Троцкого по периоду пребывания в эмиграции в Америке. Как что — он к замкомандующего с доносами:

— Гордачкина надо арестовать, — докладывал он об одном из видных работников Тихорецкого Совета. — Распространяет слух, будто вы, Иван Лукич, не понимаете угрозы со стороны Деникина и необоснованно ослабили участок фронта в непосредственной близости от Тихорецкой.

Или:

— На железнодорожном узле измена. С кустового про

довольственного хранилища железнодорожники хлеб отправляют в Москву.

Не разобравшись, не вникнув в суть дела, молодой заносчивый военачальник тут же отдавал абсурдные распоряжения, вносившие сумятицу во всю работу.

Местные же большевики куда лучше его ориентировались в обстановке. Хлеб они отправляли по указанию руководства Кубано — Черноморской республики и непосредственно правительства РСФСР. Надо было выручать голодающий пролетариат Москвы, Петрограда и других промышленных городов центра России.

К безответственному поведению командования неокрепшей Северо — Кавказской Красной Армии добавилась другая беда. С весны во многих больших станицах Кубани заполыхали кулацкие восстания, образовалось немало вооруженных банд в тылу красных войск, руководимых, как правило, белогвардейскими офицерами. На подавление кулацко — казачьих мятежей отвлекалось большое количество сил и средств.

Из первой колонны Ростовского боевого участка на ликвидацию восстания казаков в станице Уманской отправилось две роты пехоты, две кавалерийские сотни, несколько орудийных расчетов. Из взвода Украинского сюда включались четыре разведчика. Старшим Иван назначил Виктора Курамова.

— Быстрее управляйтесь там с контрой, — сказал он своему помощнику. — Ибо похоже — не сегодня — завтра двинется на нас деникинская армия.

Охвативший большую территорию уманский мятеж удалось ликвидировать сравнительно быстро. Часть казаков сдалась в плен, многие влились в конную бригаду полковника Покровского и замели свой след поспешным бегством. В станицах и хуторах кулацкие повстанцы и белое офицерье творили чудовищные зверства. Возвратившись из похода в Уманскую и Староминскую, где тоже восставали казаки, разведчик Курамов рассказывал бойцам взвода:

— Все контрики подняли голову. К ним присоединились многие крестьяне — середняки. В одном доме и то не везде найдешь теперь единомыслие.

— Про это нужно рассказать подробнее, — попросил Украинский.

— Да вот хотя бы случай, — настроился на обстоятель

ный разговор помкомвзвода, — которому я сам свидетель. Вошли мы в хутор за станицей Шкуринской. Из него белые повстанцы уже поубежали, но кое‑кто из местных попрятался у своих родственников. Нам поступила команда: прочесать хутор и изловить бандитов. Один хуторской красноармеец попросился навестить отца и мать, а заодно осмотреть и свой двор. И что же? Заглянул он в клуню, а там его старший брат скрывается. «Ты чего туточки ро- бишь? — подступился к нему красноармеец. — Ведь ты же был в Красной Армии?» Ощетинился на него старший и говорит: «Не служу я больше совдепии, за белую идею сражаюсь».

И схватились тут братья. В клуне развороту нет, так они выскочили во двор, пораспугали утей, курей, индюшек. У младшего винтовка, а ее пытается вырвать из рук здоровенный старший братан. Пинаются ногами. Тут откуда‑то прибегает их отец, у него один глаз выбитый на русско — японской войне. Разъярился и этот. Подступается к сыновьям, хочет разнять, а они крутятся, как волчки, попробуй их удержи. Тогда родитель совсем рассвирепел, покрыл их в бога, христа и богородицу, замахнулся увесистой плеткой и рявкнул на всю улицу: «А ну, скаженны диты, скидавайте штаны, пороть вас буду. Мени ваши задницы шо била, шо красна — все едино». Но куда там! Пока мы не подоспели, поединок между братьями продолжался.

Виктор на секунду умолк, потом продолжил:

— Арестовали мы того архаровца. С младшим братом вместе его сопровождали. По дороге он нам выложил, почему подался к белым, принял участие в восстании. Дескать, Советская власть еще земли не прибавила бедным и средним хуторянам, одними обещаниями кормит, а хлебушко и скот то по разверстке, то по закупке у них берет. Цена же, мол, бумажных советских денег — ноль целых хрен десятых.

— Нахватался вражина деникинской пропаганды, — заметил командир взвода. — А того не поймут одураченные станичники, что на Кубани еще не было ни дня роздыху от вылазок контры и от этого сама земельная реформа застопорилась.

— А тут еще перегибы на местах допускаются, — снова вступил в беседу Курамов. — То у казаков дедовские сабли отбирают, то старую казачью одежду, то высмеива

ют вообще все их обычаи. А это неправильно, людей от нас отталкивает.

— Да, хлопцы, — сказал Украинский, — через великие невзгоды прокладывает себе дорогу наша революция. К ней примазываются и люди случайные, и настоящие злыдни. Но она всех перемелет и приведет нас к социализму.

Взводный не стал далее распространяться. Но, говоря о примазавшихся, он имел в виду конкретные факты, известные ему, да и его бойцам. Чем, скажем, закончилась карьера Золотарева в Екатеринодаре? Расстрелом самого авантюриста и его подручных, занявшихся реквизицией ценностей у буржуазии и их присвоением, именем Советской власти эти подонки прикрывали свои опасные темные махинации. Иван присутствовал еще зимой на одном из заседаний Тихорецкого революционного суда. На скамье подсудимых предстала группа отпетых бандитов, которые по подложным мандатам очистили владельца мельницы в станице Новопокровской, совершили ряд убийств с целью ограбления граждан. И когда судья спросил одного из главарей, какова была его профессия до революции, тот без тени смущения, преуменьшая свой уголовный ранг, ответил:

— Картежник.

И такие отбросы кое — где лезли в «делателей» революции. К счастью, рабочие и крестьяне быстро распознавали волков в овечьей шкуре, тут же выводили их на чистую воду. Но сколько это требовало усилий, как отвлекало от решения главных задач по борьбе с открытой контрреволюцией!

На 28 мая в Екатеринодаре назначался третий Чрезвычайный Съезд Советов Кубанской области и Черноморской губернии, на котором предусматривалось ввиду осложнявшейся обстановки официально провозгласить создание единой Кубано — Черноморской республики с целью объединения всех революционных сил. На нем видное место отводилось участию представителей от фронтовых частей. В числе 200 делегатов — фронтовиков много мандатов получили бойцы и командиры Ростовского участка фронта. От конно — артиллерийского дивизиона эта большая честь выпала Ивану Украинскому. Артиллеристы единодушно избрали его своим делегатом.

— Крепко стой на большевистских позициях, — напутствовали его сослуживцы.

На съезде Иван встретился со многими боевыми соратниками. И прежде всего — с П. М. Луневым, командовавшим теперь Выселковским полком вместо выбывшего по болезни К. И. Чернявского. А Лунев представил Ивана своему давнему знакомому, командиру 1–го революционного конного полка Григорию Ивановичу Мироненко, воевавшему там же, под Ростовом.

Высокий, с осиной талией, Мироненко, одетый в ладно сшитый мундир, улыбнулся из‑под узких черных усов:

— Будем знакомы, — подал он руку. — О делах твоей артиллерийской разведки мне рассказывали еще на фронте.

Командиры уселись рядом на одном из передних кресел и, пока продолжался съезд, не меняли свои места, потихоньку обменивались мнениями о выступлениях делегатов и принимаемых решениях. Вот председательствующий предоставил слово Чрезвычайному комиссару Юга России, посланцу ЦК РКП(б) и Совнаркома РСФСР Серго Орджоникидзе. На трибуну поднялся невысокого роста, темноволосый человек в белой чесучовой рубашке, перетянутой в поясе узким наборным ремешком, и с заметным кавказским акцентом обратился к делегатам:

— Мы с вами собрались в очень ответственный мо- мэнт. Это подчеркивает в своей привэтственной телеграмме съезду товарищ Ленин. Враги революции не только не складывают оружия, но они, наоборот, усиливают кровавую борьбу против рэспублики Советов. Трудная обстановка складывается на Сэверном Кавказе.

Обрисовав положение на Дону, Кубани, Тереке, в Ставрополье, Серго с сарказмом произнес:

— У нас имэются свэдения о том, что в Киеве, где окопались нэмцы и прэдатели украинского народа, появилась целая группа людей, которая выдает себя за прэдста- вителей Кубанского правительства и хлопочет о получэ- нии военной и политической помощи.

В зале послышались возмущенные голоса. Какой‑то рядовой красноармеец — фронтовик, сидевший впереди Украинского, во всеуслышание крикнул:

— Дадим под зад тому самозваному правительству!

Иван увидел на съезде и лидеров левых эсеров Камко — ва и Карелина, прибывших из Москвы в Екатеринодар с целью обработки делегатов в нужном направлении, добиться того, чтобы съезд проголосовал против Брестского мира и санкционировал ведение «революционной войны» на

территории края против Германии. В своем выступлении по этому вопросу Орджоникидзе и местные делегаты — ком- мунисты в пух и прах разделали авантюристов, за резолюцию большевиков проголосовало 612 делегатов, за резолюцию леваков — только 234.

Что оставалось пока тайной для делегатов съезда, было, несомненно, известно Камкову и Карелину, входившим в состав правительства РСФСР. В день открытия съезда Ленин послал в Новороссийск секретную телеграмму командованию Черноморским флотом о потоплении боевых кораблей, выведенных из Севастополя после оккупации немцами Крыма. Захватчики требовали возвращения флота в свою главную севастопольскую базу, а значит, и превращения его в свою легкую добычу, либо в случае неисполнения ультиматума грозились занять город и порт Новороссийск. Поэтому советское правительство, учитывая безвыходность положения, приняло тяжелое, но единственно возможное решение — затопить корабли в Новороссийской бухте, чтобы не достались врагу. Флотское командование отказалось выполнять указание Ленина. Лишь позднее оно было проведено в жизнь.

Вместе с реакционным флотским офицерством выступили и левые эсеры. Столичные лидеры и их местные подпевалы рьяно доказывали на съезде возможность успешной войны с немцами на море и на суше, сбрасывая со счета то обстоятельство, что страна и без того находилась в тесном кольце фронтов, созданных внутренней контрреволюцией и иностранными интервентами.

Находясь на съезде, бывший тихорецкий батрак воочию убеждался, сколько же воли, упорства, силы убеждения требуется большевикам, чтобы сплотить массы, отстоять завоевания Октября. Именно тогда, на съезде, он пришел к выводу о необходимости вступления в большевистскую партию.

Как и абсолютное большинство делегатов, Украинский с большим воодушевлением голосовал за резолюции съезда об оказании немедленной помощи центральной России хлебом, создании единой Кубано — Черноморской социалистической республики, как части «великой Российской Социалистической Федеративной Республики», отстранении А. И. Автономова от командования Северо — Кавказской Красной Армией, избрании нового состава Кубано- Черноморского ЦИК.

В заключительный день работы съезда принималась общая резолюция, в которой каждый делегат обязывался широко вести пропаганду решений съезда, быть в авангарде всех социалистических преобразований в крае. Увлеченный всеобщим подъемом, в порыве переполнявших его чувств, фронтовой разведчик — артиллерист с особым удовлетворением воспринял слова резолюции о том, что «там, где земля не отобрана у помещиков и кулаков — надо отобрать, где земля не распределена между беднейшими крестьянами, казачеством — надо распределить». Этой фразе он аплодировал горячо, самозабвенно, так, что Лунев тронул его за локоть и шутливо сказал:

— Побереги, Ваня, свои ладошки, а то ненароком отобьешь и браунинг не удержишь.

— Удержу, — засмеялся Иван. — Есть еще сила,

Если о работе II Всекубанского съезда Украинский был

осведомлен в апреле в основном по рассказу своего земляка, председателя Тихорецкого станичного Совета Фастовца, то теперь все трехдневные дебаты на III съезде прошли у него на глазах, с его участием, еще больше обогатили его политический опыт.

Во время съезда для делегатов не устраивалось каких- либо специальных культурных развлечений. В свободные вечерние часы они сами организовывали свой досуг. Большинство предпочитало просто отдых в гостинице, кое‑кто ходил в кинематограф и летний городской театр. В те дни театр «радовал» зрителей пьесой Арцыбашева «Закон дикаря». Выйдя вечером на Красную и остановившись в парке возле храма Мельпомены, Украинский в нерешительности разглядывал броские афиши.

— Давай, друг, посмотрим пьеску, — предложил ему незнакомый фронтовик, по всей видимости, воспылавший желанием подшлифовать свой культурный кругозор, пользуясь пребыванием в Екатеринодаре.

Иван сначала замялся с ответом, а потом бодро сказал:

— Пошли. Скоротаем вечер.

Новоиспеченные театралы получили билеты и заняли свои места. Иван тут же отметил про себя, что публика‑то в основном — не ему чета. Густо веяло дорогими духами, в креслах восседали набриалиненные мужчины и разодетые дамы с веерами и миниатюрными биноклями, военных среди них оказалось немного. «И потянула же меня сюда нечистая сила», — с досадой подумал краском. Но

задний ход давать уже было поздно. Открылся занавес на сцене, и зал огласился аплодисментами. Началось действие пьесы.

Автор и постановщики спектакля смачно подали на потребу зрителю главную героиню — Ларису Владимировну, женщину широких взглядов и смелых побуждений, начисто отринувшую все моральные устои и добродетели. Актриса, исполнявшая ее роль, в легкомысленном одеянии, с откровенными инстинктами самки охотилась за своими кумирами.

— Прелестна! — в волнительном захлебе произнесла густо напомаженная особа средних лет, по забывчивости склонившись к уху Украинского.

Тот прямо‑таки опешил от неожиданности.

— Кто? Эта лярва прелестна? — повернувшись к соседке, возмущенно спросил он.

И сам же ответил, несколько сглаживая резкость:

— Пошлятиной пичкают, а вы восторгаетесь.

Дама снисходительно глянула на краскома, с деланым сожалением произнесла:

— Вам недоступна красота, ее вам не понять.

— Еще как все понятно, — отбрил Украинский. — Этим пьесам место в помойной яме.

Тронув за рукав своего случайного спутника, Иван тихо ему сказал:

— Я ухожу. А ты как знаешь — можешь досматривать до конца.

И с тем покинул зал. Его душа не принимала подобного рода искусства, нравственное его здоровье отторгало от себя вредоносные вирусы.

Хотя настроение после спектакля заметно ухудшилось, тем не менее, встретившись снова с друзьями — соратника- ми по съезду, он опять обрел душевное спокойствие, уверился в том, что отныне дела на фронте и в тылу пойдут лучше, что новый командующий И. К. Калнин наведет порядок в армии. Его аттестовали на съезде с самой лучшей стороны: латыш по национальности, член партии с 1904 года, до этого командовал 3–м латышским советским стрелковым полком.

Увы, многое, о чем хорошо думалось, не сбылось. Возвратившись на свой боевой участок, Украинский буквально через несколько дней узнал о тяжелом поражении 10- тысячного десанта красных войск под Азовом, отправлен

ного из Ейска с санкции Калнина и Сорокина на кораблях Азовской военной флотилии. Войска понесли невосполнимый урон, погибли закаленные и храбрые бойцы революции, чей энтузиазм и боевой порыв так могли бы пригодиться на других, более важных участках фронта и прежде всего в борьбе с деникинской армией.

Мало того, что из похода не возвратилось большинство десантников и боевых кораблей, германское командование предъявило ноту протеста советскому правительству по поводу десанта, вследствие чего В. И. Ленин и нарком иностранных дел Г. Я. Чичерин были вынуждены сделать серьезное предупреждение руководству Ейской группы войск. Неудача под Азовом вызвала глухое недовольство у красноармейцев и среди командного состава.

Чтобы реабилитироваться за провал десантной операции, Сорокин организовал 18 июня наступление наших войск под Батайском, в районе Кагальницкой — Мечетинс- кой. Сюда было стянуто немало красных частей первой и второй колонн, в полосу наступления выдвинулся и конно — артиллерийский дивизион, в котором служил Украинский.

— Сопровождать пехоту огнем и колесами, — приказал артиллеристам командир дивизиона Иванов. — Разведчикам находиться при мне.

Занималось раннее июньское утро. Солнце заливало окрестности ярким светом, обещая жаркий и долгий день. В полосе поддерживаемого пехотного полка красноармейцы изготовились в окопах к броску вперед на позиции белых. В таком же напряженном ожидании находились и бойцы соседних красноармейских частей.

Началась артиллерийская подготовка. Красные батареи ударили дружно, согласованно. Мощный вал артиллерийского огня катился по всему переднему краю противника. Метко били по врагу и батарейцы конно — артилле- рийского дивизиона.

Вслед за огневым валом в рост поднялась пехота и с винтовками наперевес ринулась в атаку.

— Ура! — тысячеустно разносилось вокруг.

Захватив первую и вторую траншеи неприятеля, пехота пошла дальше, не встречая серьезного сопротивления. К 10 часам она продвинулась на 5–8 верст. В боевых порядках стрелков следовали и полковые трехдюймовки. Взмокшие от пота, уставшие, но счастливые артиллерис

ты тут же занимали новые огневые позиции и спешно устанавливали свои орудия.

— Кажется, наметился успех, — обозревая сектор наступления, сказал командир дивизиона.

А затем, повернувшись к Украинскому, озабоченно распорядился:

— Давай‑ка, Ваня, быстренько двигай к упряжкам с зарядными ящиками, проверь наличие снарядов и потребуй от ездовых бдительного несения службы.

Орудийные передки располагались примерно в полуверсте от батарей, в долине степной речушки, поросшей ивовыми кустарниками и высокой травой. Взяв с собой разведчика, Украинский ходким шагом направился к речке. Он застал ездовых за безобидным и мирным занятием. Они выпрягли лошадей из передков и, удерживая в поводке, подпасывали разнотравьем у самой кромки воды.

— Вы что, сказились? — повысил голос на красноармейцев командир артиллерийской разведки. — Бой еще не кончился, а вы уже коней повыпрягали. А вдруг понадобится поднять пушки на передки или беляки прорвутся?

Отчитав бойцов со всей командирской строгостью, Иван уже более спокойно приказал:

— Все упряжки привести в полную готовность.

Чуть помедлив, добавил:

— На скате установить непрерывное наблюдение.

Занявшись подсчетом боекомплекта, Украинский через

15—20 минут услышал какой‑то непонятный, все отчетливее доносившийся гул, растекавшийся с правого фланга.

— Товарищ командир! — вдруг услышал Украинский зов наблюдателя. — Впереди шось маячить…

Иван поднялся на скат и с содроганием увидел трагическую картину. Растянувшись на добрую версту, к речке во весь дух порознь и отдельными кучками бежали красноармейцы в расстегнутых гимнастерках, с перекошенными от испуга лицами. Самый резвый из них, оторвавшийся от всех, поравнявшись с артиллеристом, дико вращая глазами, закричал:

— Рубите постромки и тикайте быстрее! Нас белая конница окружает.

Выхватив из кобуры браунинг и направив его на беглеца, Украинский, задыхаясь от переполнявшей его ярости, прохрипел:

— Со страху очумел, паразит!

Рванув за шиворот красноармейца, Иван придавил его к земле за естественным приречным бруствером, угрожающе произнес:

— Оборону здесь держать будешь. Иначе пристрелю, как собаку.

В доли секунды он отдал приказ повозочным скакать к батареям, где сейчас особенно нужны были снаряды. Одному из них бросил отрывисто и резко:

— Передашь Иванову, что я остался здесь задерживать пехоту для отражения атаки белой конницы. Пусть огневики нас хорошо поддержат.

Одна за другой упряжки со снарядными передками, грохоча по кочковатому грунту с еле приметными тропками, выбитыми скотом, понеслись по своим маршрутам. Со своим разведчиком и запасным ездовым Иван взбежал на скат к задержанному им стрелку. Сюда приближалась основная масса отступленцев.

Как только они, запыхавшись от бега, выскакивали к речному склону, Иван, с двух сторон прикрытый винтовками бойцов, размахивая браунингом, властно и громко командовал:

— Сюда, в цепь, будем давать отпор белякам.

И, чтобы успокоить запаниковавших стрелков, уверенно добавлял:

— Сейчас наши пушки ударят.

Верхняя кромка берега с обнажившимися слоями глины вправо и влево все шире заполнялась приходившими в себя красноармейцами. Среди пехотинцев уцелело несколько командиров. Избавившись от первого потрясения, они тоже стали наводить порядок в обороне. Возвратившееся сознание подсказывало, что конная лава врага, с гиком надвигавшаяся с правого фланга, достигнув речки, уткнется в береговой откос, кони наверняка заартачатся и галопом не понесут своих всадников. Эта заминка — самый удобный момент для прицельного огня по врагу.

Как ни перетрусили красноармейцы, но большинство из них винтовок своих не бросило, сейчас их стволы выжидательно нацеливались на конный отряд казаков.

А в это время командир дивизиона Иванов до крови кусал себе губы и никак не мог принять решение. Подоспевшие в нужный момент снаряды он не мог тут же пустить в дело. Беспорядочно отступавшая пехота заслоняла

собой казачьи сотни, и ударь он из орудий прямой наводкой — снаряды могли бы выкосить ряды чужих и своих.

— Вот проклятье, — сквозь стиснутые зубы шептал дивизионный, не отходя от телефонного аппарата, соединявшего его с батареями.

Гоня впереди себя до роты бегущих красноармейцев и нещадно рубя отставших, озверевшие покровцы вплотную приблизились к речке. И тут произошло для них неожиданное. Залегшие на берегу красные, с таким трудом собранные артиллеристом Украинским, почти в упор резанули по казакам несколько винтовочных залпов. На поле вздыбились кони, с седел на землю полетели десятки убитых и раненых. Лава повернула назад.

— Наступила наша очередь, — просиял Иванов, отдавая четкие команды на открытие огня. — От нас далеко не ускачете.

Вражеские сотни накрыл огненный смерч. Снаряды батарейцев рвались в гуще конной лавы, таявшей буквально с каждой секундой. В безумии и отчаянии какой‑то вахмистр, кликнув группу казаков, на полном карьере, отколовшись от основного ядра, устремился к огневой позиции второй батареи, решив какой угодно ценой воздать возмездие красным артиллеристам. К прискорбию всех бойцов дивизиона покровцы ураганным налетом на боевые порядки батареи почти полностью вырубили два орудийных расчета, а пушки вывели из строя гранатами.

Жаль было погибших артиллеристов и пехотинцев, но полной катастрофы удалось избежать, враг не только не сомкнул кольцо окружения, а сам понес еще большие потери. Когда Украинский после разгрома прорвавшейся конницы белых увиделся с командиром дивизиона, тот обнял взводного и расцеловал:

— Спасибо, родной, если бы не твоя воля и находчивость, едва ли нам удалось бы уцелеть.

Однако частный этот и другие успехи, да еще в малом секторе, не сделали погоды. Вновь все обернулось горечью отступления соседних частей на свои прежние исходные позиции. Победы не получилось, хотя и поражения красйых войск враг не добился. Советские бойцы закреплялись в своих старых окопах.

Война — не театральное представление. Сколько в истории человечества было выдающихся полководцев, которые, осуществляя свои замыслы, вели легионы, не зная

поражений, а потом, утратив инициативу в силу разных причин, откатывались с войсками с занятой территории, теряя людей, честь и славу.

А здесь шла борьба беззаветно преданных революции рабочих и крестьян, еще слабо обученных, по преимуществу с неопытным командным составом, против своих вековечных врагов — эксплуататорских классов, вставших под ружье ради того, чтобы зубами, кровью, чем угодно — лишь бы возвратить себе право привилегированной жизни. На Кубани, где контрасты между полюсами борющихся высвечивались с особой силой, гражданская война принимала все более ожесточенный характер.

(обратно)

Всем смертям назло

Все лето 1918 года на Кубани и всем Северном Кавказе — это сплошная череда больших и малых сражений белых и красных с переменным успехом для тех и других. Кризисный зенит наступил, когда деникинская армия вылезла из своего логова и обрушилась на разрозненные части Северо — Кавказской Красной Армии, расположенные в районах Торговой, Песчанокопского, Белой Глины, Тихорецкой. За каких‑нибудь полтора — два месяца из битого, но не добитого яйца дракона проклюнулось и вымахало страшное чудовище, в своей потенции обещавшее разрастись до громадных размеров. Числом намного меньше, чем у красных, деникинские формирования отличались большой воинской выучкой, имели в достатке оружия и боеприпасов, половина всего первоначального состава представляла собой офицерские кадры. Все это, помноженное на удесятеренную классовую ненависть, делало дивизии врага опасной и грозной силой.

К сожалению, до конца 1918 года в Москве главное военное командование республики не придавало должного значения деникинскому нашествию на Кубань. Несмотря на героическое сопротивление красных войск, противник неудержимо продвигался вперед. 23 июня в его руках оказалось село Лежанка, 25 июня — станция Торговая, 11 Заказ 33,

28 июня — станица Великокняжеская, 6–7 июля — село Белая Глина и станция Ея. Находившийся здесь в пекле боев главком Калнин тщетно ожидал подмоги с Ростовского участка фронта — его распоряжение Сорокин не выполнил и свежую боеспособную дивизию не прислал. По — прежнему считая отпор немцам наиглавнейшей задачей, Сорокин удерживал свое 30–тысячное войско в пассивной обороне.

А за один день — 14 июля — деникинцы заняли не только прирельсовые станицу Терновскую и станцию По- рошинскую, но и весь Тихорецкий железнодорожный узел. События развивались настолько стремительно, что в плен едва не угодил сам главком Калнин. Захватив врасплох военкома А. С. Силичева, начальника штаба Балабина и военспеца Сосницкого, белые тут же их расстреляли.

О том, что происходило в ближайшей станице Тихорецкой, Ивану Украинскому поведал земляк — красноармеец, сумевший спрятаться от неожиданно ворвавшихся белых. Он переждал несколько дней в надежном убежище, а потом пробрался к красным в Кущевскую. Еще не придя в себя от пережитых ужасов, боец, волнуясь и сглатывая слова, рассказывал:

— Белые учинили дикую расправу над всеми пленными красноармейцами, командирами, советскими и партийными работниками.

— Что тебе известно о судьбе моего зятя Василия Букина, — нетерпеливо спросил Иван. — Ведь он был с тобой вместе в одном полку?

Красноармеец опустил голову, выдавил из себя:

— Нет Васи Букина. Его белые расстреляли.

Украинский заскрипел зубами. Овладев собой, задал

вопрос:

— А что с Фастовцом, председателем Совета?

Ответ был столь же ошеломляющим:

— Его повесили. Выдал родной дядя, бывший атаман.

Больше у Ивана не хватило сил расспрашивать бойца,

он уже и так понял, что счет убитым и измордованным белоказачьими шомполами идет на сотни и тысячи человек. Вдовой осталась его сестра Надежда, сиротой — маленький племянник. «Вот какая она, классовая месть врагов, — промелькнула в голове невеселая мысль. — Или они нас, или мы их прижмем к ногтю, иных шансов нет».

В Кущевскую Украинский приехал с передовой ненадолго, по поручению Иванова, разведать и распытать в

только что обосновавшемся здесь штабе Сорокина, чего можно теперь ожидать в связи с круто изменившейся обстановкой — полным захватом белыми единственной железнодорожной ветки Тихорецкая — Царицын, по которой до этого весьма удаленный от боевых действий армии военный совет Северо — Кавказского фронта хоть изредка, хоть что‑то присылал в подкрепление. А как теперь, откуда снабжаться оружием, боеприпасами, снаряжением, обмундированием, денежным довольствием? Ничего вразумительного узнать не удалось, командиры сорокинского штаба и сами не ведали, куда влечет их рок событий.

В том же штабном вагоне, занимая два купе, располагался политкомиссар Михаил Алехин со своими работниками. Неторопливый, вдумчивый комиссар встретил Ивана приветливо. Он знал разведчика — артиллериста по его боевым делам и как делегата третьего Всекубанского съезда Советов. После взаимных приветствий и разговора о сложившейся тяжелой ситуации краском попросил Алехина:

— Дайте мне рекомендацию для вступления в партию большевиков. Не могу больше оставаться беспартийным.

— Сделаю это с удовольствием, — присаживаясь за стол, ответил Алехин.

Он взял чистый лист бумаги и принялся писать рекомендацию. Начертав несколько слов, спросил:

— Ты с какого времени в красных войсках?

— Официально со 2 февраля. А фактически уже в январе воевал против филимоновцев.

Под рукой политкомиссара росла лесенка крупных букв, выстраиваемая уверенным почерком. Закончив писать, Алехин поднес к глазам текст, внимательно прочитал, затем, подавая документ Украинскому, произнес:

— Рекомендую и надеюсь, что ты будешь стойким ленинцем.

Потом Алехин подробно объяснил командиру артраз- ведки суть решений только что закончившихся учредительных съездов в Екатеринодаре по созданию единой партийной организации Северного Кавказа и объединенной Северо — Кавказской социалистической республики, проходивших под руководством Орджоникидзе.

— Перед лицом возросшей угрозы со стороны белых, — заявил Алехин, — требуется собрать воедино все силы юга России. Это поможет сплотить многочисленные народы и национальности Северного Кавказа.

Комиссар взял с нижней полки купе из большой кипы несколько газет, подал их Украинскому:

— Прочти сам и ознакомь своих артиллеристов. Здесь даются отчеты о съездах, посмотришь, кто избран секретарями Северо — Кавказского крайкома партии. Одного‑то из них ты хорошо знаешь по Тихорецкой — это Михаил Константинович Меньшиков.

Уже в пути к разъезду Мечетному Иван перелистывал газетные листы. На одном из них, где излагались выступления участников 1–го Северо — Кавказского съезда РКП(б), краском надолго задержал свое внимание. Излагалось то, что сказал Меньшиков. А Михаил Константинович говорил об опасности в борьбе с контрреволюцией, чуждыми элементами, примазавшимися к Советской власти, о предательской роли меньшевиков и эсеров. «Мы должны подчиняться распоряжениям центра, — читал в отчете Украинский страстный призыв Меньшикова. — Нам необходимо наладить работу по организации армии и очистить ее от разлагающих элементов как сверху, так и снизу».

— Что правда, то правда, — размышляя вслух, произнес Украинский. — Много еще дерьма путается у нас под ногами.

Кто знает, окажись Меньшиков на первой, решающей роли в руководстве нового крайкома РКП (б), может быть, по — иному сложился бы и весь ход последующих событий, лучше, более благоприятно для революции решались бы многие военные и политические проблемы в масштабе всего края. К тому у Меньшикова были все данные: рабочий — большевик с 1903 года, профессиональный революционер, побывавший не раз в царских ссылках и тюрьмах и, как утверждали многие, лично встречавшийся с Лениным за границей, проявивший себя умелым, бдительным и решительным председателем ревкома в Тихорецкой в первые же месяцы после октябрьского переворота, в то самое время, когда этот железнодорожный узел являлся основным средоточием всех революционных сил на Кубани.

Избранный на пост первого секретаря Северо — Кавказ- ского крайкома РКП(б) М. И. Крайний, двадцатилетний молодой член партии, совсем недавно пробрался из оккупированной немцами Одессы на Кубань, никого здесь не знал и его тоже не знали, авторитета он завоевать не успел. Недавний гимназист окунулся в кипящий котел чрезвычайных событий, которые требовали куда более, чем у

него, практической хватки, организаторских навыков и способностей, военного и жизненного опыта.

Да, историю творят массы. Но и роль персонально каждого отдельно взятого вождя и руководителя имеет колоссальное значение, особенно в периоды больших социальных потрясений и перемен. На гребень волны порой поднимаются невесть как выдвинувшиеся люди, не способные по настоящему возглавить ведомых и оправдать их надежды.

В душу и сердце недавнего батрака Украинского запали слова комиссара Алехина, рекомендовавшего его в ряды партии. Возвращаясь к ним снова и снова, он с волнением думал о том, как теперь строить свою командирскую службу, чему учиться самому и чему учить своих подчиненных. В его размышлениях где‑то подспудно сверлила не дававшая ему покоя мысль: «Алехин говорил, что съезд в Екатеринодаре даст великую пользу. Может, когда‑то так и будет. А в настоящей обстановке? Деникинцы прут вовсю, у нас полнейшая неразбериха, а тут еще без конца созывают съезды, отвлекают людей, создается парадная шумиха и тушуется опасность».

После вступления в Тихорецкую генерал Деникин развил бурную деятельность, руководствуясь правилом «Куй железо, пока горячо». Он сразу же бросил свои подвижные конные дивизии вдоль Владикавказской железной дороги, захватил станцию Кавказская и чуть с ходу не взял Крыловскую, но там получил крепкий отпор от красных частей Г. А. Кочергина. Третьим и самым главным направлением белые избрали Екатеринодар, нацелившись на него со стороны Тбилисской, Выселок, Кореночской. Подобно спруту, враг все дальше запускал свои смертельные щупальца…

— Куда теперь пойдут войска нашей колонны? — спросил младший Украинский, когда брат возвратился из Ку- щевской. — Все говорят, что мы уже полуотрезаны от остальных красных сил.

— Без паникерства, братуха, — ответил Иван. — Наша первая и соседние вторая и четвертая колонны сосредоточатся у Тимашевской, а третья — у Брюховецкой. Да еще подойдут в подмогу полки из Екатеринодара.

Выдвижение на новый рубеж сопровождалось тяжелыми оборонительными боями. Нещадно палило июльское солнце, бойцы задыхались от жары. Даже ночью сто

яла паркая духота. Поставленный в арьергард для прикрытия пехоты конно — артиллерийский дивизион совместно с артиллеристами и конниками других красных частей непрерывно отражал фланговые набеги отрядов казачьей дивизии Покровского и полка Тимановского.

Казачьи разъезды белых рыскали по скошенным и нескошенным хлебам, вытаптывали бахчи, словно привидения, выскакивали из высоких зарослей подсолнуха, конопли и кукурузы. И уж потом, после разведки на шляхи высыпали целые сотни и эскадроны, направляя удары по заслонам красных.

— Гарцуют, подлюки, — сказал Украинский командиру дивизиона, замышляя новый план сдерживания противника. — Надо кадюкам преподать добрую баню.

С разрешения Иванова Украинский взял под свое командование два орудия, пехотинцы выделили ему усиленную группу прикрытия. За ночь, пока основное ядро войск продолжало продвигаться вперед и увеличивало отрыв от противника, артиллерийский командир оседлал магистральную дорогу силами преданных стрелков, пушки замаскировал за копнами сжатой пшеницы, коней с зарядными ящиками — в постройках соседнего кирпичного заводика. Рассредоточив стрелков в засаде, краском дал им команду:

— По дозору белых огня не открывать. Подойдет головная колонна — вот тогда.

На рассвете, по холодку конный разъезд белых, не заметив ловушку, проскочил до ближайшего хутора, добыл там сведения о том, что «краснюки» еще вчера проследовали мимо селения и теперь их можно догнать уже на подходе к Тимашевской. Разъезд продолжил путь дальше, выслав в голову колонны своего вестового с полученными данными.

Вскоре на дороге появился авангард белогвардейского полка. По нему‑то и обрушился картечный шквал двух красных пушек и частый, сосредоточенный огонь стрелков из винтовок. В колонне врага возникла паника, многие беляки бросились наутек, оставив на поле боя десятка три трупов.

Пользуясь возникшей суматохой в рядах противника, Украинский быстро отвел орудийные расчеты и стрелков на заранее подготовленный рубеж прикрытия, бойцы которого, заслышав впереди себя выстрелы, тут же уничтожили весь передовой дозор белых. Так перекатами и шло

отражение врага до самой станицы. Инициативные действия здесь и на других участках помогли первой колонне красных войск лучше выполнить задачу по сосредоточению на новом рубеже обороны, предотвратить большие потери живой силы и боевого имущества. Правда, кое — где имели место и паника, и неорганизованный отход, и выход из строя людей и материальной части. В целом же главные силы Северо — Кавказской Красной Армии, которые Деникин пытался зажать в мешке еще в районе Ку- щевской и полностью их ликвидировать, не только уцелели, но и были готовы к новым схваткам с врагом.

Под Кореновской деникинцы сами оказались на грани полного уничтожения. И только несогласованность в действиях красного командования спасла их от оглушительной катастрофы. Потеряв треть своих сил, деникинцы спешно переформировали свои части, влили в них дополнительно антисоветски настроенных казаков и вот уже вновь повели широкое наступление. Главная их цель — захват Екатеринодара.

В составе своей первой колонны (так все еще назывались на Кубани соединения типа дивизии) братья Украинские вновь прошли с боями от Выселок до Пашковской, дрались на всех промежуточных рубежах. И, наблюдая, как с каждым днем понижается способность штаба Сорокина управлять войсками, беззаветно отдававший себя защите власти Советов краском Украинский с горечью размышлял: «С 4 августа ЦИК назначил Сорокина командующим армией. Но какой он командующий? Ему роту или батальон доверять и то рисково. Фершал он, ферша- лом и остался».

Когда 2 февраля 1918 года оба Ивана вступили в Красную Армию и их Выселковский отряд влился в объединенную группу войск Сорокина, старший даже гордился этим событием. Как‑никак, а его самый большой военачальник — свой земляк, из не слишком дальней станицы Петропавловской, с низов выдвинулся, к тому же фронтовик. Теперь же у Ивана складывалось иное, бесповоротное мнение. «Как говорят, — продолжал свои размышления Украинский, — много у него амбиции да мало амуниции, неуправляемый выскочка».

Под ударами третьей деникинской дивизии главные силы красных отходили через Усть — Лабинскую на левый берег Кубани. Еще раньше с ведома Сорокина под Арма

вир отвел свои части Жлоба. А вот сработать оперативно — перебросить к Екатеринодару дополнительные силы и тем подкрепить его оборону, а затем дать решительный бой белым — этого не было сделано. И поэтому город легко взяли в обхват не слишком многочисленные первая пехотная и первая конная дивизии врага. Устоять перед ними не удалось. В ночь на 17 августа деникинцы вошли в Екатеринодар. Однако и потерю областного центра еще нельзя было принимать за поражение красных войск. Численно они не только не уменьшились, а росли за счет нового притока пополнения. Не желая попасть в руки белых, в ряды красных уходили беднейшие селяне, рабочие, кустари. Тылы красных войск обрастали обозами беженцев — детей, женщин, стариков. В этой людской массе то там, то здесь рождались панические слухи, начиналась давка на речных переправах и дорогах, а на стоянках — выпивка и гульба. Некоторые командиры, опасаясь анархистски настроенных бойцов, махнули на все рукой и перестали заниматься укреплением дисциплины. Поли тработников не хватало, мала была прослойка партийцев. Снабжения — никакого. Кто, где и что добыл — тем и довольствовались. Но самое страшное — неоткуда было взять патронов, снарядов, оружия. Всякая связь с центром прекратилась.

Ценой неимоверных усилий в районе Белореченской отступившие части были приведены в порядок, из них вновь были созданы три боевые колонны (дивизии) под командованием И. Ф. Федько, М. Н. Демуса, Ф. Е. Рогачева. Под Армавиром, Успенской, Овечкой, Невинномысской образовались два красных фронта — Армавирский и Северо — Восточный. Всех войск, расположившихся по берегам рек Кубани, Лабы, Урупа было более 100 тысяч человек. К ним присоединилась вышедшая из окружения Таманская армия, героические победы которой над белыми воодушевили все красноармейские части и подразделения.

В ходе боев за Екатеринодар, а затем отхода к Белореченской и далее к границам Ставрополья конно — артиллерийский дивизион потерял большую часть своих бойцов и орудий. Вячеслав Иванов, его командир, был убит под Пашковской. Здесь же, у стен родного города, пал смертью храбрых разведчик Виктор Курамов. Когда это случилось, Иван Украинский, стоя у наспех отрытой братской могилы и прощаясь с дорогими ему товарищами, скорбно сказал своему брату:

— Какие люди гибнут в борьбе. Может, стал бы Иванов великим ученым, а Виктор Курамов инженером или красным директором. Лихая им выпала доля.

Наступила осень. Ставропольское плато посерело от пожухлой травы, на деревьях зажелтела поредевшая листва. Ночами стало холодно. Во всех направлениях по пыльным дорогам, избитым тысячами ног, колесами орудий и подвод продвигались войска. Белые наступали на красных, красные — на белых. У десятков населенных пунктов заливисто вели свои то длинные, то короткие строчки пулеметы, бабахали взрывы снарядов, в сабельных поединках сшибалась конница. Армавир, Невинномысская, Курсав- ка, Зольская… Сколько еще названий не сходило тогда с уст бойцов и командиров! Несмотря на яростный натиск врага, с каждой неделей усугублявшиеся нехватки самого необходимого, северокавказцы дрались героически, упорно, приводя в бешенство и отчаяние деникинских вояк.

У многих ставропольских селений в гуще боев не раз оказывались и братья Украинские. Как‑то Иван — старший даже удрученно пошутил:

— Не будь этой заварухи, то, может быть, я и не побывал бы в этих местах. А теперь, похоже, всю Ставрополь- щину придется прошагать.

Его военной судьбе было угодно больше: пройти и через смертный ад отступления по безлюдной песчаной полупустыне от Кизляра до Астрахани.

А пока он и его друзья, тысячи таких, как они, бились за каждую пядь ставропольской неласковой земли.

В круговерти переходов, наступлений, отходов на новые позиции Украинский встречал много знакомых лиц бойцов и командиров. Еще бы! На две трети Северо — Кав- казская армия состояла из кубанцев — представителей самого богатого и густонаселенного края. Батрацкие сыны — иногородние, рабочие нефтепромыслов, железнодорожники, беднейшие казаки — фронтовики, прошедшие многотрудный боевой путь, готовы были на любые жертвы, лишь бы поскорее возвратиться на родную Кубань. Десятки, сотни бойцов лично знал Иван по старому Кавказскому фронту и со столькими же успел познакомиться за время службы в Красной Армии.

Песчинки в людском море, братья Украинские столь же болезненно, как и другие, воспринимали нелады в управлении красными войсками, бесконечные конфликты

между главкомом Сорокиным, крайкомом РКП(б), ЦИК и созданным тогда реввоенсоветом Северо — Кавказской республики, расположившимися в Пятигорске. Удручало нечеткое руководство реввоенсовета Северо — Кавказского (с 11 сентября — Южного) фронта, занятого отражением белоказачьих красновских войск под Царицыном.

Из штаба фронта за один месяц поступило два взаимно исключающих указания: директива от 22 августа об отводе всех северокавказских войск в район Царицына и приказ № 118 от 24 сентября 1918 года об их наступлении на Батайск — Ростов, закреплении на линии обороны Ап- шеронская — Армавир — Невинномысская до Грозного и его нефтяных промыслов. В неблагоприятно сложившихся условиях последняя разумная установка не нашла реализации. В войсках нарастало гЛухое брожение и недовольство. Дисциплина падала, многие приказы не выполнялись.

На одной из небольших станций между Армавиром и Невинномысской после удачной атаки у белых удалось захватить немало трофеев. В вагонах обнаружились сотни комплектов обмундирования, десятки тонн продовольствия, несколько ящиков медикаментов. Тут бы и заняться их учетом военным интендантам, а бойцам продолжать преследование противника. Но не тут‑то было. Победители устроили на путях свалку. Тщетно призывали командиры пехотинцев, моряков отойти от вагонов и прекратить растаскивание имущества. Неуправляемый стихийный ажиотаж захватил людей.

Выхватив из кипы шинелей первую попавшуюся, один боец тут же возле вагона сбрасывал изношенную и надевал новую, другой раздевался до белья и торопливо прилаживал на себя диагоналевые брюки и гимнастерку, третий тащил горку консервов, а четвертый — шмат розового сала, тут же на ходу запихивая в рот изрядный кус.

— Товарищи, да что же вы делаете! — сквозь крики и матюки расслышал Украинский голос командира одного из отрядов, принимавших участие во взятии станции. — Прекратите безобразие!

В ответ понеслась брань.

В те же дни последовала известная сорокинская авантюра с необоснованным арестом некоторых популярных боевых командиров, расстрелом большой группы руководящих работников крайкома и ЦИК Северо — Кавказской

ззо

республики, собственная позорная смерть главкома. Все это внесло еще большую дезорганизацию в ряды измотанных, издерганных, разутых, раздетых и голодных бойцов.

Нелегко давалась тогда армейским коммунистам работа с людьми. Испытал это на себе и Иван Украинский. В одном из ставропольских городков, где остановилась его часть, артиллеристы разместились в доме врача — пожилого интеллигентного человека, заявившего, что он стоит вне политики и его происходящие события не касаются. Мое дело, сказал он, лечить физические недуги людей. Никакой строй не избавляет их от хвори и болезней, бессмертия на свете не существует. А взгляды, убеждения человека — это, мол, не по моей части. Однако же этот «нейтрал» стал подбрасывать Ивану такие вопросы, на которые и с университетским образованием не всякий и не сразу мог найти убедительный ответ.

Вечером они сидели в горнице, и врач, устроив чаепитие и пристально изучая Украинского, спросил:

— Говорят, что вы большевик?

— Большевик, — ответил Иван.

— И вы за мировую революцию? — допытывался доктор.

— А как же. Наша революция — это и есть начало мировой революции. За нами пойдут против своих буржуев все рабочие люди закордонных стран.

Врач, мужчина с благородной сединой, покачал головой, потом сказал:

— Возможно. Но пока что немцы, турки, французы, англичане, японцы, американцы и все другие стараются побольше от нас урвать, на юге и севере, западе и востоке захватывают наши земли. Как это понимать?

— Такую политику ведут правительства, а не трудящиеся люди.

— Нам, россиянам, от этого не легче. Как бы мы не профукали свое государство.

Украинский настороженно посмотрел на медика, сам задал ему вопрос:

— А какая власть вам самому больше по нраву?

Доктор, в заметном замешательстве, поправив пенсне,

начал издалека:

— Видите ли, старая царская власть мне не нравилась. Она действительно себя изжила. К новой я не успел привыкнуть. Да и вы ее окончательно еще не закрепили. Меня волнует целостность русского государства: не приведет ли

внутренняя междоусобица к потере самостоятельности России — так уже бывало в ее истории.

— В том вы можете не сомневаться, — сказал крас- ком. — Всех захватчиков и белых вместе с ними Советская власть доконает, как тот гигант мошкару.

— Но какой ценой? — не сдавался «нейтрал». — Жертвы и кровь… Сколько их понадобится еще…

— А без жертв великие дела не бывают.

— У вас вот даже в самой Красной Армии друг друга стреляют, — набравшись смелости, высказал доктор. — Наслышаны мы о пятигорской трагедии.

Украинский нахмурился, отодвинул от себя стакан с недопитым чаем, вставая из‑за стола, сказал:

— Что ж, от преступлений авантюристов мы не застрахованы. Здоровые силы все равно одерживают верх.

Примерно в таком же ключе довелось тогда Ивану вести разговор и со своими бойцами, и с незнакомыми стрел- ками — пехотинцами, когда военные пути — дороги сводили его с ними вместе у солдатского костерка в тылу, либо на походе, либо на боевых позициях. К чести артиллеристов всей армии — среди них меньше всего находилось паникеров и несознательных элементов. В своем абсолютном большинстве они правильно понимали обстановку, верно оценивали неприятные события в Пятигорске, стоически переносили трудности и лишения.

Новому командованию армии досталось тяжелое наследство. В октябре она стала называться 11–й армией и была переподчинена командованию Каспийско — Кавказс- кого фронта, штаб которого находился в Астрахани — не ближе, чем было до сих пор. Вопрос снабжения не решался. А если что и поступало, то в мизерном количестве.

Для транспортировки грузов использовался лишь гужевой транспорт. Эх, если бы представилась возможность задействовать хотя бы несколько самолетов и автомобилей для доставки отступающей 11–й армии пусть только боевых патронов к винтовкам и пулеметам, самых необходимых медикаментов… Но этого не случилось.

В самой Астрахани сложилась трудная обстановка, там зрел контрреволюционный заговор, который и разразился сразу вслед за вступлением северокавказцев в пределы Астраханской губернии. Быстро подавленный, он тем не менее в критический момент отвлек внимание местных военных работников от нужд собратьев по оружию. В це

лом вся молодая Советская республика направляла тогда свои главные силы на отпор грозной опасности с востока и запада, а южные окраины оказались отрезанными от поддержки центральной Советской власти. В недостаточной помощи 11–й армии проявился и субъективный фактор — преступная безответственность некоторых ставленников Троцкого, засевших в РВС Каспийско — Кавказского фронта.

13 января 1919 года, на второй день после вступления в должность командующего, на место обнаружившего полнейшую неспособность Крузе, молодой энергичный Михаил Левандовский, бывший до этого начальником опера- тивно — разведывательного отдела, мучительно обдумывал свой приказ по армии с целью наилучшей диспозиции частей для отпора врагу. Как и в декабре, предпринимались попытки не только закрепиться, но и самим организовать наступление в сторону Кавказская — Тихорецкая.

В приказе значилась и третья стрелковая бригада Павла Лунева. Ей ставилась задача занять оборону на линии гора Верблюд — хутор Ком — Су — селения Русланка и Кан- глы — Кумогорские щелочные источники, в непосредственной близости от станции Минеральные Воды, на пересечении железной дороги.

К тому времени братья Украинские находились у Лунева в бригаде, а точнее — в ее артиллерийской батарее. Отрыв окопы и прикрыв по фронту 10–верстный участок, бойцы с опаской ожидали наступления деникинцев — у стрелков на каждую винтовку приходилось по 5–7 патронов, на одну пушку — 4–5 снарядов.

Украинский обратился к комбригу с просьбой выделить ему грузовой автомобиль для ночной вылазки в тыл деникинцев с тем, чтобы за их счет пополниться боеприпасами. Днем он тщательно изучил, где расположен полевой артсклад белых, как к нему можно подобраться с наименьшим риском. В Минеральных Водах Василий Ачкасов сосредоточил все уцелевшие бронепоезда, поставленные на усиление бригады Лунева. Украинский попросил Ачкасова в момент его ночной вылазки погонять на станции взад — вперед один из бронепоездов с тем, чтобы под маневровый лязг и шум облегчить проникновение разведчиков в тыл противника.

Прихватив с собой небольшую группу бойцов, под камуфляжные маневры на станции, краском лошадьми от — транспортировал автомашину и людей в неприкрытый стык деникинцев за линию их переднего края. Затем дал задание ездовым возвратиться с лошадьми к своим при соблюдении строжайшей осторожности. Копыта коней заранее были примотаны кошмой. В серой ночной мгле справа впереди возвышался пик горы Кинжал, а слева за спиной охотников темной громадой чернела гора Змейка, известные всему Кавказу. Усевшись в кабину рядом с шофером, Украинский дал команду:

— Заводи мотор и поехали по этому проселку.

Никак не предполагая, что у еле — еле дышавших, как

им казалось, на ладан «краснопузых» мог еще остаться какой‑то автомобильный транспорт, белые приняли машину за свою, и она свободно проследовала до артсклада.

— Стой! Кто идет? — окликнул часовой.

— Не идет, а едет, — приоткрыв кабину и стоя на подножке с браунингом в руке, ответил Украинский. — Снаряды со станции привезли…

Часовой замешкался, и тут же подскочившие к нему красноармейцы свалили его с ног, воткнули ему в рот тряпичный кляп и уложили плашмя за углом склада. Напарники часового, ничего не подозревая, спали в караульном помещении.

В лихорадочном темпе луневцы заполнили кузов ящиками со снарядами для трехдюймовок. Нагруженный вровень с бортами автомобиль слегка фыркнул и покатил в обратном направлении.

— Выжимай полный газ, — склонившись к шоферу, приказал Украинский.

Так и влетели пулей бойцы и их командир на свои позиции — возбужденные, с нервами, натянутыми, как струна. Взводный тут же отправился на доклад к комбригу.

— Хоть какая‑то малость боеприпасов будет у наших пушкарей, — сказал Иван. — Иначе без них нам хана.

— Сколько захватили снарядов? — спросил Лунев.

— Где‑то около двухсот.

— Благодарю за отвагу, — растроганно произнес комбриг, обнимая за плечи безудержно храброго разведчика.

Об этой ночной вылазке Лунев при встрече рассказал командарму М. К. Левандовскому. Внимательно выслушав комбрига, тот сказал:

— Давно слежу, как воюет Украинский. Находчив, смел,

умен. Жаль — неподходящая сейчас обстановка для его выдвижения.

Обреченная армия отступала, завершалась ее скорбная одиссея. Ровно год красные бойцы — северокавказцы героически сражались с врагом. Благодаря их мужеству и самопожертвованию Донская армия атамана Краснова и добровольческая армия Деникина не смогли в 1918 году объединить свои силы и сразу же двинуться на Москву.

Чем ближе к февралю, тем дальше в глубь безводных степей удалялись бойцы 11 — й армии от равнин и нагорий Северного Кавказа. Тиф, испанка косили ряды красноармейцев. Для вакцинации и лечения людей не было никаких препаратов и медицинских средств. Свое последнее совещание с командирами частей Левандовский провел в Кизляре 4 февраля. Никакого иного выхода уже не оставалось — он отдал приказ отходить к Астрахани, через бурунные калмыцкие пески, по ледяной стуже. Впереди на 200 верст — ни жилья, ни пищи, ни крова, ни медицинской помощи. Редкие, затерянные в безбрежной полупустыне селеньица не могли приютить массу усталых, больных, раненых людей. Вчерашние герои, сыны революции, наводившие страх на ее врагов, сегодня устилали свой роковой путь сотнями и тысячами мертвецов.

И даже в этом кромешном несчастье многие части и подразделения не теряли присутствия духа. Организованно, с соблюдением воинского порядка, шли бойцы 1–й и 2–й стрелковых дивизий, а в них — Дербентский, Высел- ковский и другие полки, конная бригада И. А. Кочубея, кавалерийские полки Г. А. Кочергина, Е. М. Воронова, Н. И. Сабельникова.

Иван Украинский и для себя, и для брата, и для многих бойцов батареи раздобыл у чабанов несколько овечьих шкур, разрезал их на куски и раздал, сопроводив наказом:

— Наденьте под шинели, все меньше мороз будет донимать.

Такие командиры, как он, позаботились о том, чтобы часть повозок была покрыта утепленными пологами для обогрева людей, в пути следования имелся кипяток, чтобы бойцы следили друг за другом и предотвращали обмораживание.

Это был поистине страшный исход. И не менее печальным обнаружился прохладный прием, который оказало руководство Каспийско — Кавказского фронта во главе с председателем реввоенсовета троцкистом Шляпниковым многим вышедшим к Яндыкам, Промысловке и Логани уцелевшим остаткам частей и подразделений 11–й армии. Кое‑кто считал их анархиствующей массой, с подозрением относился к прибывающим бойцам и командирам. Оттого даже правильные требования — о противотифозных мерах, прохождении карантина — доводились до них в грубой и неуважительной форме. У многих измученных и обессиленных воинов такое обращение вызывало столь же нездоровую ответную реакцию. Особенно обидело се- верокавказцев указание о сдаче личного оружия, с которым они проделали свою нелегкую одиссею и не раз вступали в схватки с врагом. Открытый конфликт возник при приближении бригады Кочубея. На требование разоружиться комбриг ответил отказом. Тогда начальник штаба 12–й армии, бывший полковник Северин, позднее расстрелянный как изменник, дал указание открыть артогонь по кочубеевцам. И несколько выстрелов последовало.

Лицом к лицу столкнувшись в Астрахани со своим земляком Михаилом Петраковым, Иван Украинский едва его узнал. Щеки ввалились, кожа землистого цвета, в глазах — неизбывное горе и тоска.

— Что так загрустил, друг? — спросил Иван.

— Не от доброй жизни, — ответил новорождественский знакомец и односум.

И он расплакался, как мальчишка. Сквозь частые всхлипывания прорывались его горькие слова гнева и обиды:

— Свои… По нам, кочубеевцам, из пушек. Где это видано!

Немного успокоившись, Петраков рассказал:

— Загинул наш любимый комбриг Ваня Кочубей. Он приказал нам разоружиться, а сам хотел добраться до Москвы, к Ленину. Да не судьба — он попал в руки к белым и погиб. В память о нем и в пику неумным астра — юким делягам многие наши бойцы решили взять себе его славную фамилию. Мы все Кочубеи, — сказали они. И я теперь тоже не Петраков, а Кочубей — Петраков.

Собеседник достал красноармейскую книжку, показал Ивану:

— Смотри, здесь записано официально.

Из остатков 11–й армии вскоре были сформированы 33–я стрелковая и 7–я кавалерийская дивизии, а вслед за ними — 34–я стрелковая дивизия. В них длилось большинство зака

ленных и испытанных северокавказских воинов, кто прошел «пески». Уже тогда каждый из них в глазах окружающих представал как легендарный богатырь, сумевший одолеть холод и голод, зимнее бездорожье и болезни в условиях голой полупустыни и непрерывных атак сытого и хорошо вооруженного противника.

Ничто не сломило воли северокавказцев. И теперь они, перенесшие столько невзгод и потерявшие в песках многих своих товарищей, с особым накалом принимались за подготовку к новым боям с врагами молодой Советской республики. В их числе — и братья Украинские. Старший Иван получил новое командирское удостоверение. В нем значилось: предъявитель сего Иван Митрофанович Украинский является военкомом и командиром артиллерийского транспорта 33–й стрелковой дивизии.

(обратно)

ОТ ВОЛГИ ДО КУБАНИ

Подобно неумирающей птице Феникс из еще неостывшего пепла возрождалась одиннадцатая армия. Формирование ее соединений и частей шло в приволжских городах и селениях, расположенных на линии Черный Яр — Астрахань. За армией сохранялись ее прежний порядковый номер и основная стратегическая задача — освобождение Северного Кавказа от деникинских полчищ.

Главной ударной силой должна была стать 33–я стрелковая дивизия, которая развертывалась в мощное боевое соединение. По новому штатному расписанию, утвержденному реввоенсоветом, предполагалось довести ее общий численный состав до 55 тысяч человек, 14 тысяч лошадей, 116 орудий. Но столь гигантский замысел оказался неосуществим. Однако и то, что она вобрала в себя, представляло собой грозную силу и не шло ни в какое сравнение с ранее существовавшими отрядами, колоннами, завесами, формировавшимися на принципах добровольчества и выборности командного состава.

Из ста орудий, 360 пулеметов, нескольких тысяч винтовок, сохраненных воинами бывшей одиннадцатой армии, примерно половина всего предназначалась на воору

жение вновь создаваемой 33–й стрелковой дивизии, недостающий комплект боевой техники пополнялся из фронтового резерва.

В состав дивизии целиком вошли поредевшие, но сильные духом 292–й Дербентский и 293–й Выселковский стрелковые полки, отличившиеся ратной доблестью в боях на Кубани и в Ставрополье, организованно преодолевшие неслыханно тяжкий путь отступления к Астрахани. Много кубанцев влилось в 294–й Таганрогский стрелковый полк, а также в части бывшей 1–й Астраханской стрелковой дивизии, в 33–й гаубичный артиллерийский дивизион, в два легких артдивизиона, инженерный батальон, батальон связи и другие подразделения. Дивизия усилилась за счет придания ей отдельной 33–й кавалерийской бригады.

На несколько недель пригородная слободка вблизи Астрахани со странным названием Черепаха превратилась в большой человеческий Вавилон. С утра до позднего вечера тут сновали военные люди, дымили походные солдатские кухни, слышалось ржание лошадей. Подтаявший снег чавкал под ногами, для занятий с бойцами выбирались просохшие поляны на Казачьем бугре. Оттуда часто неслись строгие командирские команды, по которым можно было судить, какими премудростями овладевают красноармейцы.

Когда весна вступила в свои полные права, дивизию принял от П. К. Мармузова ее новый командир Михаил Левандовский. В первый же день пребывания в новой должности он встретил в штабе своего прежнего подчиненного Ивана Украинского. Узнал, поздоровался.

— Значит, арттранспортом ведаете? — не скрывая приязни и доверия, спросил он.

— Да, кручусь, как белка в колесе, — подтвердил Украинский. — Но самая главная трудность — много всяких нехваток.

— О том, что не под силу решить самому, — посоветовал комдив, — докладывайте мне. Помогу.

Арттранспорт относился к тылам дивизии. Но каждый понимал, что это такое звено, без которого стрелки и особенно артиллеристы не могут обойтись ни единого часа. В боевой обстановке — тем более. На службу арттранспор- та возлагалась задача обеспечивать оперативный прием от артиллерийской летучки дивизии снарядов, мин, пат

ронов, гранат, пулеметов, винтовок и других огнеприпасов и оружия и выдачу их частям и подразделениям. С этой целью в арттранспорте были сформированы три взвода, хозяйственная часть, большая канцелярия. Командиру арттранспорта предоставлялось право дополнительно нанимать добровольных подводчиков для подвоза боеприпасов и оружия, а в особых случаях — и мобилизовывать такой контингент с оплатой произведенных услуг. На время нахождения в арттранспорте привлеченный персонал становился на все виды воинского довольствия. На закупку лошадей, имущества, содержание привлеченных подводчиков казначейство дивизии отпускало значительные денежные суммы

…Осунувшийся, с пожелтевшим лицом от перенесенного тифозного недуга, комдив не делал поблажек ни себе, ни людям.

— Форсируйте, форсируйте работу, — требовал он от всего командного состава. — Дивизия нужна на фронте, очень нужна. Мы не можем терять ни одного лишнего дня.

Выходец из простой трудовой семьи, по стечению благоприятных обстоятельств получивший военное образование и ставший кадровым офицером старой армии, участник мировой войны, штабс — капитан Левандовский в дни Октября привел свой броневой дивизион в распоряжение Петроградского Совета и отдал себя на службу революции. Потом пути — дороги привели его на родину — в Грозный, где он стал первым военным комиссаром Терской республики и одним из деятельных организаторов борьбы против белогвардейщины. После года напряженных и бурных событий теперь перед ним открывалась нелегкая стезя крупного военачальника, выдвинутого революцией к руководству большими массами людей.

У комдива в непосредственном подчинении подобрались по преимуществу молодые командные кадры — такие, как он сам. Доверительные, товарищеские чувства питал он к Ивану Украинскому, своему ровеснику и сподвижнику по XI армии. Тому и другому шел 29–й год. Левандовский очень ценил в Украинском воинскую сметку и бесстрашие, его природный ум. И теперь, занятый неотложными проблемами формирования, Михаил Карлович не упускал из поля зрения и его хозяйство — службу артиллерийского транспорта, призванную во многом содействовать огневой мощи дивизии.

В Поволжье еще только начиналась весенняя распутица, когда сюда пришла весть о развернувшемся наступлении Колчака, а вслед за тем — о массовом восстании казаков верхнедонских станиц Вешенской, Еланской, Казанской, Мигулинской. В тылу XIII и VIII армий возник опасный очаг контрреволюции, грозивший сомкнуться с донской белогвардейской армией генерала Сидорина и добровольческой армией Деникина. Этот «слоеный пирог» приостановил успехи красных войск в Донбассе, сковал действия десятой Красной армии, развернувшей до этого наступление из‑под Царицына в направлении Торговой и Батайска.

Читая сводки с фронтов, бойцы и командиры 33–й стрелковой дивизии все чаще задавались вопросом: когда они покинут пределы Астраханского края и куда их направят, где проляжет их дальнейший боевой путь. Слишком много образовалось в Советской Республике горячих точек борьбы с контрреволюцией и интервенцией, первоначальный замысел движения на Северный Кавказ мог в любой момент подвергнуться коренной ломке.

В начале мая дивизия практически уже находилась в полной боевой готовности. По привычке с утра отправившись на своем резвом коньке Рябчике в расположение арттранспорта, Иван Украинский на этот раз не смог задержаться там и до обеда.

— Вас вызывают к комдиву, — доложил дежурный по подразделению, когда он вошел в казарму. — Только что звонили из штаба.

У Левандовского собрались все работники штаба, командиры и комиссары бригад и полков, начальники тыловых служб, всего около 50 человек. В просторном, но бедно обставленном кабинете комдива поначалу слышался молодой задорный гомон, затем он стих, когда Левандов- ский поднялся из‑за стола и сказал:

— Вроде все в сборе. Будем начинать.

Он выдержал паузу, потом произнес:

— Я пригласил вас сегодня не на обычное совещание. Вам всем хорошо известно, что с 4 марта военная обстановка изменилась коренным образом. На Советскую Республику из Сибири двинулись в наступление сильные армии адмирала Колчака, ставленника Антанты, имеющие вдоволь всего — и оружия, и снаряжения. Товарищ Ленин видит сейчас в этом нашествии главную опасность,

для отпора колчаковцам мобилизуются все силы страны. Поэтому могу сказать, что наше пребывание в тылу, на переформировании, подошло к концу. Меня с начальником штаба вызывали в соответствующие инстанции и мы получили приказ командования на передислокацию в район боевых действий. Куда? Пока — военная тайна. Так следует объяснять каждому бойцу и командиру. В общем можно говорить: едем на усиление войск Восточного фронта. А они, эти войска, действуют на обширной территории. Вокруг такой географии любопытные пусть гадают, сколько им угодно.

Комдив сообщил, что по настоянию астраханского областного руководства из состава дивизии часть сил остается на месте для упрочения обороны Астрахани, а пять пехотных полков, конная бригада и другие части по приказу реввоенсовета бросаются на борьбу с Колчаком.

Левандовский прошелся возле стола и, припечатывая рукой лежащие на нем бумаги, подвел итог:

— Для всех нас с вами сейчас самым важным и ответственным делом является быстро, организованно посадить дивизию на баржи и направиться вверх по Волге к месту выгрузки. Подача барж начнется завтра. Об очередности погрузки и движения частей и подразделений вам надлежит получить указания у начальника штаба и его оперативной группы.

В дивизии все пришло в движение. К речным причалам потянулись обозы, люди, техника. Тут стоял неумолчный шум и говор. Сыростью и неуютом веяло от волжских берегов. Пойменные низины совсем недавно освободились от весеннего паводка и теперь покрывались густой зеленью. Всем командирам выпало дел невпроворот, а Украинскому, пожалуй, побольше других. У него табельного имущества, боезапаса, лошадей набралась целая прорва. Он охрип, отдавая распоряжения своим подчиненным на размещение в плавучем эшелоне. Многое требовалось установить, втиснуть, закрепить… А навыков такого рода экипировки в дорогу у кубанцев еще не было. Вот и маялись они с погрузкой до упаду.

— Того и гляди, что за борт кувырнешься, — с опаской преодолев шаткий трап и ища сочувствия у командира, проговорил плечистый арттранспортник, волоча моток провода для крепления на палубе грузовых фур и имущества подразделения.

— А ты крещеный человек? — спросил Украинский.

— Ну да. В детстве крестили.

— Так чего ж купели боишься?

— Брр… Холодно.

И боец, освободившись от ноши, задорно рассмеялся.

Работа на погрузке барж шла днем и ночью. Вскоре дивизия, преодолевая встречное течение Волги, влекомая буксирными пароходами, высадилась в Царицыне, а оттуда по железной дороге направилась в небольшой городок Ершов. Там уже и Предуралье недалеко. Но тут же соединение получило новую задачу — развернуться на сто восемьдесят градусов и следовать в противоположном направлении. К тому времени Колчака остановили, стали гнать на восток, зато на Верхнем Дону, подобно лесному пожару, все шире растекалось пламя белогвардейско — казачьего восстания. Повстанцы образовали армию в 35 тысяч человек и с ней не так‑то легко было справиться. Казачьи верхи повели за собой середняцкие массы, используя их невежество и темноту, прельщая обманными лозунгами.

Кого лучше всего отправить сюда в экспедицию для ликвидации антисоветского мятежа? Конечно, самые стойкие и проверенные части и соединения. А среди них таковой и считалась 33–я стрелковая, сформированная из выживших всем смертям назло бойцов и командиров многострадальной и легендарной XI армии. Не случайно, несмотря на огромную занятость, Ленин послал 15 мая короткую записку в реввоенсовет республики:

«Очень рад энергичным мерам подавления восстания и особенно назначению на это 33–й дивизии».

Погрузившись в железнодорожные эшелоны, ударная группа частей 33–й дивизии отправилась в Сызрань, а оттуда в походном порядке двинулась на Верхний Дон, разбивая на своем пути повстанческие формирования. Другая часть сил дивизии проследовала в район Чергково и Миллерово, закрепилась там и начала боевые действия в составе войск восьмой армии Южфронта. Здесь ее полки взаимодействовали с частями 16–й стрелковой дивизии имени Киквидзе.

В наступление на Вешенскую стрелковую бригаду с приданными частями усиления вел боевой командир — большевик, член партии с 1917 года, еще совсем молодой по возрасту, П. М. Лунев. За артиллеристами неотступно сле

довало арттранспортное хозяйство Ивана Украинского, получавшее боеприпасы из артиллерийской летучки, расположенной в Богучаре, где было сосредоточено немало штабов и тылов экспедиционных войск.

Развернув по фронту на полтора — два десятка километров свои части, 33–я дивизия в первых же майских боях

1919 года наголову разгромила несколько казачьих полков, оттеснила повстанцев к Вешенской — главному очагу восстания. Артиллерия дивизии наводила страх и смятение даже в рядах наиболее стойких частей и подразделений противника.

Повитые круговой порукой преступления против Советской власти, многие донцы начинали раскаиваться в том, что благословили своих сыновей и мужей на безрассудный мятеж. Увещевания жен, матерей, сестер, невест о совершенной ошибке начинали отрезвляюще действовать на многих рядовых повстанцев. Среди них появилось дезертирство, боеспособность понизилась. И только матерые враги дрались до конца. Таких тоже еще хватало. Отступая, повстанческое командование волокло за собой в обозах тысячи беженцев с детьми, домашним скарбом, коровами, овцами и другой живностью. То был исход в никуда.

— Надо работать в поле, а эта орда заполонила все дороги, как оглашенная, — возмущались красноармейцы.

На подходе к Вешенской артиллерия дивизии заняла господствующие высоты донского крутогорья, изготовилась к очередному удару по противнику. У красного командования имелись точные данные о том, что сюда, на переправу к Базковской вышла самая оголтелая дивизия повстанцев во главе с каким‑то бывшим есаулом. Два взвода арттранспорта Украинского расположились в ближайшем тылу красных батарей, в хуторе Крученый Кут. Хутор обезлюдел, в куренях — и то не во всех — остались лишь немощные старики и старухи с детьми, большинство же подалось в «отступ» со своими незадачливыми аниками- воинами. С хуторских улиц тянуло свежей гарью: кто‑то спалил дом и лавку местного купца, поповский особняк и еще несколько зданий богатых хуторян.

Квартирьеры арттранспорта определили своего коман- дира — комиссара на постой в просторный, но довольно запущенный пятистенный дом, находившийся на хуторском отшибе. Украинский застал в нем дородную неприветли

вую старуху с ее внуками — мальчиком и девочкой. Сам глава зажиточной казачьей семьи — сивоусый, бородатый старик с ястребиным обличьем и увечной трехпалой рукой, его дочь и две невестки, снарядив две подводы с припасами, в колонне беженцев направились к базковской переправе.

— Неужели мы такие страшные, — спросил Украинский старуху, — что ваши домочадцы все побросали и засмыгали туда, куда Макар телят не гонял?

Старуха исподлобья глянула на незваного гостя, нехотя обронила:

— Им виднее. Кабы не моя хворость, и я бы с ними уехала.

— Это ж почему?

— Ваше красное войско анчихристом мечено. Безбожники вы, убивцы.

— То ложь и клевета, — сдерживая свое негодование, вымолвил Украинский. — Ваши белые повстанцы творят неслыханные зверства. Вот они и есть настоящие убийцы. Мы же вызволяем трудящихся людей от этой чумовой банды.

Командир круто повернулся и, не прощаясь, покинул негостеприимный дом. Досадливо поморщившись, укорил себя: «А еще старый разведчик. Не распытал хлопцев, куда они меня поселяют. Вот я им всыплю чертей».

Навстречу Украинскому быстрым шагом приближался командир третьего взвода Григорий Галаган, прошедший с ним немало фронтовых дорог. В парусиновой куртке нараспашку он не шел, а прямо‑таки летел, как молодой грач. Когда поравнялись, Галаган, отирая пот со лба, прерывисто сообщил:

— Задержали поджигателя.

— Какого поджигателя?

— Того, что хутор палил.

— Откуда он сам?

— Местный. Красноармеец из соседней девятой армии.

— Ну и дурень, — посуровел Украинский. — Это ж пахнет трибуналом.

В одном из двух куреней, где разместились бойцы третьего взвода, перед начальником арттранспорта предстал задержанный, находившийся под охраной часового. Широкий в кости, с белесыми усиками на молодом бледном

лице, красноармеец поспешно вскочил с табурета, хотел что‑то сказать.

— Документы, — строго перебил его Украинский.

Задержанный подал красноармейскую книжку. «Мишин Степан Фролович, — читал начальник арттранспорта, бросая взгляды на незнакомого бойца. — С виду неплохой он парень, преданный Советской власти, — обожгла мысль краскома. — И вот что натворил».

Выяснилось, что Мишин доставил пакет из штаба девятой армии в штаб 33–й дивизии, а потом вместо того, чтобы тут же возвратиться к месту службы, прискакал в родимый хутор, свел счеты с семьей своего давнего кулацкого лиходея и заодно в порядке классовой мести, как он выразился, сжег купеческий, поповский и другие дома.

Говоря о своем личном враге, каком‑то неизвестном Ивану Митрофановичу Афоньке по прозвищу Купорос, боец, волнуясь и едва сдерживая свое возмущение, повествовал:

— Таких гадов, как Афонька, ишшо свет не родил. Он в соседнем хуторе вместе с двумя другими повстанцами захватил председателя Совета и заказнил лютой смертью. Председателя привязали к маховому крылу ветряка, и когда под большим ветром завертелись крылья мельницы, бандиты стали из наганов расстреливать свою жертву. Председателя то поднимало на крыле вверх, то опускало вниз, а эти пьяные изверги гоготали и посылали в него пулю за пулей, пока не изрешетили насмерть. Так что же, я не могу пустить красного петуха афонькиной семье, которая вся — контра? Жалеть ее?

— Жалеть не нужно, — с нотками сочувствия к заблудшему порученцу заметил Украинский. — Но и самосуд учинять категорически запрещено.

Боец вскочил с табурета, почти истерически закричал:

— А сотый приказ по экспедиционным войскам от 25 мая об чем говорит? Там прямо сказано: гнезда предате- лей — повстанцев разорить, а самих истребить.

Не дослушав пылкую речь красноармейца, Украинский со вздохом сказал:

— Знаю этот приказ. Далее в нем написано: против помощников Колчака и Деникина — свинец, сталь и огонь. Так что ж с того? Это же идет речь о повстанцах, с какими мы боремся в открытом бою, а совсем не о безоружных обывателях. Неужели не ясно?

Краском с болью и горечью продолжал:

— Вот ты спалил в хуторе семь больших домов. А это народная собственность…

— Не наша! — воскликнул красноармеец. — Эти хоромины принадлежали паразитам — богатеям.

— А могли принадлежать нам, — возразил Украинский. — Советская власть могла их конфисковать по закону и отдать под школу, клуб, больницу или под почту. А ты их развеял по ветру. Преступник ты, вот что я тебе скажу.

Задержанный сник. Похоже, что только теперь до него стала доходить вся несостоятельность безрассудных деяний.

Украинский достал блокнот из полевой сумки, черкнул записку и подал ее Галагану:

— Возьми одного бойца и сам лично сопроводи в особый отдел дивизии этого самостийного анархиста. Пусть там разберутся. Перед отправкой покорми бедолагу.

— А что делать с его конем? — спросил взводный.

— Коня — в наш парк. А самого хуторца довезти в штаб на подводе.

В течение последующих дней кавалерия, пехота и артиллерия 33–й дивизии совместно с другими частями сбили последние заслоны повстанцев на своем участке и выбросили их за Дон, заняли станицу Вешенскую. К тому времени восставшие казаки, носившиеся с идеей пере- иначивания власти Советов на свой вкус и лад без коммунистов и продразверстки, без жидов — комиссаров и пришельцев — «кацапов», но с сохранением своих былых привилегий, по логике классовой борьбы всей своей уцелевшей ратью стали вливаться в донскую белогвардейскую армию, руководство которой поначалу тоже не ахти как благоволило добровольческим деникинским войскам, а потом безраздельно объединило с ними свои силы для общего похода на Москву.

Белые добровольцы — донцы и кубанцы — щеголяли в новом заграничном обмундировании, к ним все больше поступало на вооружение англо — французских танков и самолетов.

Белогвардейское командование лихорадочно готовило свое воинство к прорыву обороны красных. Наконец 10 августа конным корпусам Мамонтова и Шкуро удалось вклиниться в стык восьмой и девятой Красных армий в районе станции Добринка и выйти на оперативный про

стор. Куда дальше путь держать? Конечно же, на Воронеж! И беляки рвутся туда. Не вышло: им крепко дали по зубам. Тогда Мамонтов со своими всадниками двинулся в рейд по менее защищенным тылам красных. На несколько дней захватил Тамбов и Козлов. Деникинцы развивали свой успех на Крымском, Харьковском, Киевском и других направлениях.

В сражения с деникинцами вступили десятки дивизий Красной Армии, конный корпус Буденного. Свое место в боях не покидали и соединения восьмой армии, в рядах которой действовала 33–я стрелковая дивизия. Особенно она отличилась на линии обороны Лиски — Бобров. В сентябре враг многократно пытался форсировать здесь Дон и овладеть Лискинским железнодорожным узлом. Несмотря на превосходящие силы, он всякий раз откатывался назад. Воины 33–й стрелковой и второй стрелковой бригады 40–й Богучарской дивизии стояли насмерть, не отступали ни на шаг. Расчет белых на молниеносный захват Воронежа был сорван, они надолго увязли в этом районе, неся тяжелые потери. На том памятном рубеже храбро и умело сражались воины 33–й стрелковой, а в ее строю и братья — кубанцы Украинские. За массовый героизм и мужество, проявленные в боях под Лисками, дивизия получила официальное наименование Кубанской.

Вскоре, однако, красные войска вынуждены были оставить этот район. При отходе с прежних позиций арт- транспорт дивизии попал в трудное положение. Осенние дороги развезло от дождей, не хватало зернофуража для конского поголовья. Остановившись со своим хозяйством в одной из деревень восточнее Лисок и юго — восточнее Воронежа, Иван Митрофанович вызвал к себе командиров взводов и отделений, строго предупредил:

— В хатах жителей обогреваться только по очереди. Весь наш обоз сосредоточить в одном месте. Фуры расставить так, чтобы можно было занять круговую оборону от неприятельской конницы. Дышла всех повозок поднять над землей, как то когда‑то делали казаки — запорожцы при ожидании нападения турок.

Расставив часовых у арттранспорта при въезде в деревню, командир ночью дважды обходил караулы, проверял несение охранной службы. Принял и другие меры безопасности, и это помогло предотвратить большую беду. Еще только занималось хмурое облачное утро, а из‑за соседнего поблек

шего леска вывернулась ватага всадников. Отряд шкуров- цев на рысях мчался к деревне в предвкушении поживы и легкой победы над тыловым подразделением красных.

Авантюра сорвалась. Укрывшись за частоколом повозок, бойцы арттранспорта при приближении белых открыли дружный огонь из винтовок и карабинов, смешали им весь строй. А когда не солоно хлебавши шкуровцы подались на попятную, потеряв четырех человек убитыми, Украинский бросил на преследование противника свою конную группу бойцов, быстро сколоченную им из ездовых и коноводов. Далеко не отрываясь от своего лагеря, летучий самодеятельный отряд вел частый огонь по врагу, что нанесло ему дополнительный урон.

В сложные переплеты арттранспорт попадал неоднократно, имелись и у него потери. Но за все время боев и неожиданных прорывов противника в тылы неприятель ни разу не мог застать врасплох бойцов арттранспорта, враг тут же получал отпор. Многоопытный командир Украинский в местах расквартирования четко налаживал караульную службу, лично следил, чтобы она бдительно выполняла свой долг, поддерживал высокую боевую готовность всего подразделения.

А враг продолжал неистово рваться вперед. Деникинцы захватили Крым, Харьков, Киев, Одессу, Орел, Курск, Воронеж, подошли к Туле. По прямой до Москвы оставалось не более 200 километров. Никогда еще красная столица не оказывалась в столь тяжелом положении. По стране, словно набат, продолжал звучать призыв Ленина:

— Республика в опасности! Все — на борьбу с Деникиным!

Воронеж шкуровцы заняли 6 октября. И как везде на занятой территории, в городе воцарились грабежи, расстрелы и насилие. Из всей белой казачни — кубанцев и донцов — шкуровцы выделялись особой разнузданностью. У них даже эмблема своя была: на рукав нашивалось изображение волчьей пасти с оскаленными зубами. Преследовалась двойная цель — страху на людей нагнать побольше и личное самолюбие потешить.

В связи с занятием новых позиций на крайнем южном фланге 8–й армии Украинский отправился в штаб дивизии за получением указаний по поводу привязки к пункту снабжения боеприпасами. Там его познакомили с последними приказами по дивизии и армии, а заодно доверительно

дали почитать ублюдочный листок «Воронежский телеграф», добытый разведчиками с помощью воронежских подпольщиков. В газетенке полно было всякого трепа. С ее страниц Шкуро похвалялся:

«После взятия Воронежа, Чернигова, Орла наше положение блестяще… Всякая новая операция красных заранее обречена на неудачу. Дело красных проиграно. Я не берусь ничего предсказывать ни о времени занятия Москвы, ни о зимней кампании, но совершенно очевидно, что конец большевиков близок».

От себя же «Воронежский телеграф» вещал:

«Обыватель может быть спокоен. Что занято войсками генерала Шкуро — назад не отдается».

Украинский усмехнулся:

— У этого щупляка заячья губа лопнет еще раз от натуги. Дослужился до генерала, а голова осталась, как тот пустой медный котелок.

К такому заявлению имелись веские основания. Ветеран знал, что в красных войсках идет накопление сил для решающих ударов, от которых несдобровать не только Шкуро, но и всей деникинской армии. Восьмая красная армия вступила в тесное взаимодействие с конным корпусом С. М. Буденного, готовилась к броску на Воронеж. Усиленно пополнялась боевой техникой и людьми 33–я Кубанская дивизия.

В начале октября в арггранспорт к Украинскому из кавалерийской бригады Павла Лунева заскочил знакомый земляк — кубанец, командир эскадрона Нефед Простягин. У его коня подбились подковы, требовалось их заменить.

— У меня заболел коваль, — рассказывал комэск. — Решил поблизу махнуть к тебе, попросить, чтобы ты сделал одолжение. У тебя ведь любых специалистов хватает. — Комэск вопросительно глянул на знакомца: — Ну как, перекуешь мне коня?

— Какой разговор. Перекуем, да еще на счастье свои особые подковы поставим.

Украинский вызвал нужных людей, приказал:

— На подковы положить полуду, чтобы от них были блеск и звон.

Когда Простягин на своем вновь «обутом» дончаке подъехал к канцелярии арттранспорта, Иван Митрофанович вышел на крыльцо, придирчиво осмотрел выполненную работу.

— Что ж, друг, — сказал он. — Желаю тебе боевых успехов. Пусть эти подковы цокают аж до самой нашей победы.

— Дарю на счастье и тебе подарок, — подавая Украинскому карманные часы в большом серебряном корпусе, в свою очередь ответил Простягин. — Пусть они верно отсчитывают тебе только приятное время.

В неусыпном боевом круговращении Ивану Митрофановичу недосуг было мало — мальски по душам поговорить с младшим братом, который служил у него командиром отделения. При коротких встречах он успевал сказать лишь самое необходимое, касающееся в основном выполнения текущих боевых задач. Но как‑то братьям все‑таки посчастливилось почти весь вечер побыть вместе, разделить совместный ужин. Сидя за столом в крестьянской избе, они вспоминали тихорецкую сторонку, родных и близких, свои нелегкие фронтовые дороги.

— Ты, братуха, не огорчайся от того, что мы сейчас пока в обороне, — вел разговор старший. — Беляки рвут из себя жилы, чтобы до зимы занять большие города, захватить Москву. Они хотят быстрее закончить кампанию и устроиться на зиму с комфортом. Дурень думкой богатеет, так и они. Но ничего у них не выйдет.

Улучив момент, младший сказал:

— Но пока еще перелома нет.

— Да, нет. Но он скоро наступит.

Иван — младший мечтательно произнес:

— И тогда мы двинемся на Кубань.

— Может, и на Кубань, — ответил старший. — А может, и в другое место. Главное — вперед, добивать контру.

Через неделю деникинский фронт дрогнул на всех направлениях. Белые добровольцы теперь не помышляли о захвате столицы, а стремились поскорее унести ноги и сохранить свои обозы с награбленным добром. Уже

12 октября командующий Южным фронтом А. И. Егоров отдал приказ войскам 1–го конного корпуса и 8–й армии о наступлении на воронежском направлении. В нем предписывалась и дислокация для 33–й Кубанской дивизии «наступать по линии реки Дон». Спустя пять дней во фронтовой сводке уже говорилось, как о свершившемся факте, что «восьмая армия ведет успешное наступление по всему фронту». В те дни части 33–й Кубанской вступили во встречный бой с противником и отбросили его на запад до Сред

него и Верхнего Икорца. На рассвете 23 октября 1–й конный корпус и восьмая армия завязали бой в предместьях Воронежа, а на следующий день освободили город от белогвардейцев. После разгрома белых под Орлом, Кромами и Касторной, развертывания корпуса Буденного в первую Конную армию дела у взаимодействующей с этим мощным кавалерийским соединением восьмой армии пошли еще лучше. К 25 ноября ее войска прочно удерживали свои позиции на линии Острогожск — Лиски — Бобров. А на следующий день — 26 ноября командование Южного фронта поставило задачу восьмой армии перейти Дон се- веро — западнее Павловска и открыть себе путь на Ростов. С других фронтов также поступали добрые вести: враг откатывался из Крыма, Украины, Молдавии.

Окрыленный, как и все воины, пафосом наступления, Иван Украинский без устали занимался подвозом снарядов для артиллерии дивизии, заменой колесных ходов на санные, пополнением конского поголовья. Всему нужен был командирский глаз да догляд.

При очередном докладе комдиву М. К. Левандовскому о запасах боеприпасов и стрелкового оружия в арттранспорте Украинский упомянул и о том, что в связи с повсеместным выпадением снега и установлением санной поры ему прибавилось немало хлопот. Из‑за нехватки саней в походной мастерской умельцы приловчились делать вместительные волокуши на полозьях, что помогло преодолеть возникшее затруднение.

— Молодцы, — похвалил комдив. — Только вы и колесные ходы берегите. Они нам понадобятся на Кубани, там‑то снега почти нет.

— Все фуры у нас целы, — пояснил Украинский.

В ходе отступления на юг враг огрызался отчаянно и дерзко, приходилось постоянно быть начеку. В одном месте, недалеко от Павловска, сбив противника, пехота, конница, артиллерия дивизии миновали небольшую речушку Козинка по переброшенному через нее мостику. Казалось, что для арттранспорта, следовавшего за ними, теперь уже не могло возникнуть никакой опасности. Громоздкий его обоз открывал первый взвод. Только по мосту прошли две- три груженые подводы, как по обозу начался артиллерийский обстрел с лесной опушки, находившейся в какой- нибудь версте от дороги.

— К бою! — тут же скомандовал Украинский, ехав — ший на своем Рябчике в голове колонны. — Рассредоточиться!

Повозочные, понукая лошадей, кто вправо, кто влево погнали повозки по неглубокой снежной целине, а их командир, собрав группу конных бойцов из хозчасти, поскакал в направлении леса, заходя противнику во фланг. Не вступая в бой, бродячий отряд белых бросил легкую полевую пушку и во весь опор уходил по просеке в глубь леса. Вероятно, пушка уже обременяла беляков, и они решили прежде, чем окончательно расстаться с ней, израсходовать свой последний боезапас с наибольшим вредом для красных. По основной колонне войск палить духу не хватило, а вот по обозу — смелости набрались.

Но и тут их постигла неудача. Находчивые действия командира арттранспорта сорвали их замысел. Белые успели сделать каких‑нибудь пять — шесть выстрелов, не причинивших обозу никакого урона. Только в спешке и суматохе опрокинулась одна повозка, из которой в речку попадало четыре ящика со снарядами. Их быстро подняли со дна — благо глубина оказалась с полсажени. Правда, пришлось помокнуть в холодной воде. Но это уже никто не считал за серьезную беду.

Изгнание врага с воронежской земли не обошлось без курьезных случаев. В самом начале наступательных боев Украинский расположил свой арттранспорт в довольно большом селе вблизи реки Потудань. Передний край дивизии находился отсюда в 5–7 верстах. Под вечер в избу, где Украинский устроился со своим старшиной и писарем, заявился местный священник. В полинялом черном одеянии, без нагрудного креста, святой отец, мужчина лет сорока двух, огладил рукой темно — каштановую бороду и басовито произнес:

— Как слуга Господа Бога пришел я к вам, красный командир, с превеликою жалобой.

— На кого? — удивился Украинский.

— Супостаты дерзновенные очистили храм Божий, уволокли с собой даже оклады с икон. Ничего не осталось в церковной казне.

— А кто это сделал?

Священник замигал ресницами, силясь поточнее назвать лиходеев:

— Эти… как их… казаки — сидоринцы.

Краском поневоле рассмеялся:

— Они же православные люди, мы же с ними — все что родня. Как же они посягнули на святыни?

Нежданный посетитель растерялся, посмотрев на Украинского, с яростью выпалил:

— Черт им родня, а не православие.

— Так какая от нас нужна вам помощь?

— Отобрать у грабителей церковное добро и вернуть его нам.

— Эге, батюшка, — уже без улыбки ответил Украинский, — то все равно, что искать ветра в поле.

В том предпольном селе Украинский на несколько дней оказался в положении неофициального коменданта. К нему за содействием шли местные активисты, с его помощью сразу же были возрождены к жизни партячейка и сельский Совет. По вечерам возле вновь открытого клуба или чьего‑либо дома собиралась молодежь без прежней опаски и оглядки, как бывало при белых, девушки и парни вкушали желанную свободу, их сердца тянулись к песне и музыке, искреннему самовыражению. Возвращаясь как- то в вечерней темноте с обхода караульных постов, Иван Митрофанович наткнулся на одну такую гужевку в центре села, где в роли зрителей и участников находилось и несколько его красноармейцев. Какая‑то дивчина — отчаю- га под переборы гармошки звонким голосом сыпала одну припевку за другой, не очень стесняясь острой приправы. Кубанцу врезались в память слова, исполненные в стиле воронежских страданий:

Полюбила я миленка,
Как река свою волну.
Он мне сделал суразенка
И подался на войну.

Вознамерился было Иван Митрофанович пристыдить девку, да воздержался. Чего доброго бросит в лицо с издевочкой: ты что — псаломщик, молитвы мне читать, не лучше ли, мол, меня покрепче обнять… Нет уж, не стоит затрагивать такую зазнобу.

Всю вторую половину ноября и весь декабрь 1919 года 33–я Кубанская в составе восьмой армии Южфронта наступала почти непрерывно. После боев 1–го Конного корпуса под Воронежем и Касторной она во взаимодействии с буденновцами через Донбасс устремилась к Нижнему

12 Заказ 33

Дону. Крепкие удары по деникинцам дивизия нанесла у Старобельска, Славянска и Луганска. В непосредственной близости от Ростова сильный бой разгорелся за предмостное село Генеральский Мост. Тут почти весь день гремела артиллерийская канонада, мощная дуэль не давала перевеса ни той, ни другой стороне. Пока не удавался прорыв и шестой кавдивизии буденновцев.

Командир 33–й дивизии Левандовский вместе с адъютантом и вестовым примчался на коне в арттранспорт и обеспокоенно спросил:

— Как у вас тут, есть еще снаряды?

— Имеются, товарищ комдив, — заверил Иван Митрофанович, — на сегодня хватит.

— Добро, — кратко бросил Левандовский и тут же умчался на огневые к артиллеристам, чтобы потребовать от них еще более интенсивной обработки переднего края противника.

Заняв Генеральский Мост, части 33–й Кубанской совместно с 6–й кавдивизией Первой конной армии и другими соединениями конников и своей восьмой армии выбили деникинцев из Султан — Салы и с 8 по 10 января 1920 года приняли участие в освобождении Ростова — на — Дону. Дни выдались не по — зимнему оттепельные, напоенные влагой, запахом сена и конского пота. Все улицы были запружены народом. По мостовым рысили эскадроны, устало шагали пехотинцы, высекала искры колесами орудий артиллерия. То‑то работы припало тогда квартирьерам! Молодцы, справились, всех разместили. Устроился со своим арттранспортом в рабочем Темернике и Иван Украинский. Он запретил бойцам выход в город из расположения подразделения без увольнительных записок, а если и давал разрешения на увольнение, то только для хождения группами в 3–4 человека со старшим во главе. Инструктируя командиров взводов и старшину арттранспорта, Иван Митрофанович разъяснял:

— Такой порядок поможет предотвратить всякие ЧП, нам они ни к чему.

А чрезвычайные происшествия в городе имели место. В одном случае кто‑то из кавалеристов и пехотинцев позарился на барахлишко и основательно потрусил ростовский ломбард, чем создал почву для нездоровых разговоров обывателей, в другом случае кто‑то из командиров с ходу увлекся смазливой бабенкой и едва унес ноги из при

тона, в который она заманила, в третьем — кто‑то пустился в барышничество казенным имуществом. Пребывание в большом городе вызывало у отдельных неустойчивых людей всякого рода соблазны.

Увидевшись со своим знакомцем Простягиным, Украинский спросил, что нового у кавалеристов. Чубатый конник в короткой венгерке с опушенным воротником, при сабле и нагане, досадливо сплюнул под ноги, отрезал, как бритвой:

— В нашей‑то Кубанской кавбригаде дела вроде неплохие. А вот что делается в остальной коннице, никак не пойму.

— Что ты имеешь в виду?

— Да так… Нехорошие слухи идут.

Комэск рассказал Украинскому, что приостановка в наступлении произошла не только из‑за слякотной погоды, отсутствия переправ через Дон, затопления водой обширного займища в районе Батайска. Возникла другая, негласная, но веская причина. Сводя счеты с одним из организаторов красной конницы, командиром Сводного конного корпуса Б. М. Думенко, блестяще проявившим себя особенно при освобождении Лихой, Миллерово, Новочеркасска, Троцкий и его подручные вовлекли в писанину наветов на комкора видных военачальников. Не получив от большинства из них достаточно определенных «показаний», председатель РВСР и им самим пригрозил суровым разбирательством и наказаниями. Можно ли в такой обстановке продолжать успешное наступление! Оттого и застопорилось продвижение войск.

На оперативных совещаниях в штабе 33–й дивизии Украинский неоднократно улавливал тревогу в словах ее командира М. К. Левандовского:

— Да, что‑то мы сбавили темп. А Кубань‑то рядом.

За восемь месяцев почти непрерывных боевых действий дивизия понесла немало потерь убитыми и ранеными. В ее ряды влилось большое число новичков, коренных кубанцев едва ли насчитывалась половина. И тем не менее по духу, по настрою она оставалась Кубанской! В сердцах ее воинов горело страстное желание быстрее разделаться с врагом, освободить от него богатый южный край.

Наконец, на исходе февраля лавина красных войск перешла в решительное наступление. Войдя в состав девятой армии, 33–я Кубанская держала курс на Кисляковс — кую — Крыловскую — Медведовскую — Екатеринодар. Но прежде, чем выйти на кубанский оперативный простор, ей пришлось в жестоких боях прорывать оборону противника у южных донских станиц Старочеркасской, Манычской, Кагальницкой, Злодейской, Глебовской, где она во взаимодействии с Первой конной и другими красными войсками нанесла мощный удар по марковской и другим дивизиям белых.

В те дни Иван Украинский свои многочисленные обязанности выполнял с особым командирским рвением. Он ежедневно посылал нарочных в политотдел дивизии за газетами, а получив их, без промедления организовывал коллективные читки во взводах.

— Нам всем надо знать, как вызволяется Кубань от белой нечисти, — внушал он своим подчиненным. — Где и как идут наши красные войска.

С 1918 года сохранилась у Ивана Митрофановича подробная карта Кубанской области. Теперь он регулярно наносил на нее обстановку, отмечал отбитые у врага города и станицы Кубани, а потом вывешивал для всеобщего обозрения. И делал он это в любых условиях — на стоянках и на маршах. Как и все воины, арттранспортники были страшно измотаны весенним бездорожьем. Но это нисколько не снижало их интерес к происходящим событиям. Они до того привыкли к инициативе своего команди- ра — комиссара, что если вдруг по какой‑нибудь причине тот задерживался с вывешиванием карты, они ему напоминали:

— Покажите, товарищ командир, куда удрапали беляки.

На карте большая красная стрела от Батайска через

Кущевскую — Белую Глину — Усть — Лабинскую тянулась к Майкопу. То железной поступью шла буденновская конница. Две другие стрелы обозначали движение 8–й и 9–й армий на Екатеринодар и Новороссийск. С севера сюда же нацеливала свои клинья 10–я армия, а с востока, по территории национальных областей Северного Кавказа и Ставрополья на просторы Кубани выходила воссозданная 11–я армия.

Красная Армия на своих штыках несла радостную весну освобождения. Вдохновленные ее успехами кубанские партизаны и подпольщики развили небывалую активность, парализуя весь тыл деникинских армий. В те первые яркие мартовские деньки пролетарии Кубани, натерпевшиеся горьких мытарств в период господства деникинщины,

с ликованием выходили встречать красноармейцев, политработников и командиров — своих дорогих освободителей.

К 12 марта 33–я дивизия заняла станицы Новопласту- новскую, Батуринскую, Новокорсунскую, Дядьковскую. Спустя четыре дня она находилась у ворот Екатеринодара — в станице Новотатаровской. После шестичасового боя захватила здесь у противника много пленных, орудий, пулеметов и других трофеев.

Сосед слева — Сводный конный корпус под командованием Д. П. Жлобы —16 марта после жаркого боя вступил в станицу Динскую. Ему удалось отбить у противника

13 орудий, три бронепоезда, 38 вагонов со снарядами и патронами и немало другой добычи.

С утра 17 марта развернулось упорное сражение за Екатеринодар. Бой шел 12 часов. Наступая совместно со 2–м конным корпусом, 21–й и 22–й Уральской стрелковой дивизиями боевые части 33–й Кубанской шаг за шагом пробивались к станице Елизаветинской, обеспечивая надежное прикрытие правого фланга атакующих от возможного удара врага с западного направления. В станицах Марьянской и Елизаветинской части дивизии захватили две тысячи пленных, много боевой техники и других трофеев. Ввиду того, что командир М. К. Левандовский еще из Новокорсунской 15 марта был отозван для утверждения на пост командующего 9–й армией, дивизию вели в бой недавний командир первой стрелковой бригады С. И. Пронников и комиссар О. А. Стигга. А бригады, полки и отдельные подразделения возглавили Я. Ф. Балахонов, П. М. Лунев, И. Г. Збежнев, М. С. Серпокрылов, Е. М. Воронов, М. Н. Абраменко, Е. У. Кузнецов, П. М. Козлов, И. И. Кузнецов, М. Н. Демус, Т. М. Волков, Г. И. Мироненко, Я. П. Лисконог, С. В. Петренко и другие отважные командиры.

В боевых порядках наступающих неотлучно находился командир арттранспорта Иван Украинский, готовый по первому требованию огневиков прийти им на помощь. Как только был занят Екатеринодар, он тут же получил приказ немедленно расположить арттранспорт в областном центре и отсюда направлять боеприпасы и оружие частям дивизии, устремившимся через Екатеринодар в наступление на аулы Афипс, Панахес, Козет, Бжегокай и дальше — на Северскую.

В штабы победоносных дивизий гут же потянулись

молодые добровольцы с просьбами о зачислении в ряды Красной Армии. В 33–ю Кубанскую особенно много молодежи приходило с хутора Городского, расположенного в полутора — двух десятках верст от Екатеринодара, в заку- банской низине близ черкесских поселений на берегу реки Пшиш. Хутор был дотла сожжен белыми в 1918 году за то, что его жители ревностно поддерживали Советскую власть. Возвратившись теперь на свои пепелища после скитальческой жизни по станицам и хуторам области, люди загорались страстным желанием отомстить врагам за все свои беды и лишения, отцы и матери наказывали своим сыновьям окончательно добить белогвардейцев и интервентов.

Получив добро от ревкома продолжать свою работу над разбором гибнущего архива Кавказского наместничества за многие годы, доставленного в город еще в 1915 году, главный архивариус Кубанского казачьего войска И. И. Кияшко на расспросы красных командиров, как тут жилось при белых, по — интеллигентски спокойно, но выразительно поведал:

— В Екатеринодаре собралось много важных особ из Петрограда, Москвы и других городов. И своей буржуазии у нас хватает. Так эти люди как с ума посходили. Когда в Новороссийске загрузился эшелон первыми английскими танками для следования на фронт против красных, вся эта публика взахлеб кричала: «О бэби, танки! Какие душки, эти британцы!» А чему радоваться‑то? Англичане практичны, они еще во времена долгой Кавказской войны слали сюда вооружение мятежникам — горцам, чтобы утвердить свое присутствие на Кавказе. Теперь же и подавно при нашем раздрае. Свои интересы сыны Альбиона никогда не забывают. Недаром они — сотни лет колонизаторы.

Полезные те обобщения энтузиаста — историка, этнографа, литератора, в советское время много сделавшего для кубанского краеведения, приоткрывали бойцам революции, простым людям первые окошечки к обозрению большой панорамы истории Родины.

Расположив на временный постой свое подразделение с тылами артиллеристов на Гривенской улице, Украинский, как и другие командиры, получил в штабе дивизии приказ по войскам 11–й армии о взятии Екатеринодара, дальнейшем преследовании отступающего противника. Приказ подписал еще не сдавший дела командующий этой армией И. П. Уборевич. С документом требовалось озна

комить всех бойцов и командиров. Это был замечательный приказ. В нем говорилось:

«Красные герои! Вчера под вашим мощным ударом пала столица южной контрреволюции — гор. Екатеринодар… Вы, исполняя волю нашей Рабоче- Крестьянской Родины — Советской России, освободили из‑под гнета царских генералов и помещиков сотни тысяч трудовых казаков и иногороднего населения… Разбитый враг бежал за Кубань. Нам остается нанести ему там последний удар… Вперед, на Новороссийск!»

С затаенным дыханием слушали арттранспортники полный текст документа, выразительно и громко прочитанный их волевым командиром — комиссаром. Кто‑то из бойцов, несмотря на торжественность минуты, задал прозаический вопрос:

— Что‑то не уразумею, кто же сейчас командует девятой армией: Уборевич или Левандовский?

В том вопросе не содержалось какой‑либо «подначки». Просто бойцам было жаль расставаться со своим боевым комдивом, потому они ревниво отнеслись к переводу его с дивизии на армию. Да и сам М. К. Левандовский не очень- то охотно покидал ряды близких соратников. В своем приказе от 15.03.1920 года он писал:

«Приказом командкавказфронтом за № 772 я назначен командующим 11–й армией.

Тт. командиры, комиссары и красноармейцы! Больше года совместной боевой жизни, тяжелые астраханские пески, пережитые вместе с вами, сделали дивизию для меня моим родным домом. То глубокое доверие, уважение и любовь друг к другу, которые питались взаимно, настолько сплотили меня с дивизией, что я с болью в душе покидаю свою родную семью и тот родной трудовой элемент, среди которого я родился, вырос и начал свою творческую работу на пользу революции и Советской власти…

Уходя из дивизии с самыми лучшими воспоминаниями о прошлом, я буду всю жизнь носить в сердце память о славной, дорогой 33–й Кубанской дивизии». После ознакомления с приказом младший Иван Украинский отпросился у брата на пару часов навестить свою добрую знакомую Шурочку, с которой он не мог встречаться и переписываться с августа 1918 года. У самого же

командира — комиссара арттранспорта, как всегда, нашлась уйма неотложных дел не только в своем подразделении, но и в штабе дивизии.

В занятом штабе деникинской добровольческой армии Иван Митрофанович с чувством мстительного удовлетворения помогал своим друзьям — штабистам производить сортировку и опись приказов и других документов белого командования. Его прямо‑таки развеселило убожество исполнения многих циркуляров. Даже приказ по Кубанскому казачьему войску № 444 от 8 декабря 1918 года о производстве войскового атамана Филимонова в чин генерал — лейтенанта и учреждении в его честь именной стипендии в политехническом институте, а также вывешивании портретов атамана в «правительственных учреждениях и учебных заведениях Кубанского края» был напечатан на листочке из школьной тетради, неряшливо и расплывчато, как, впрочем, и почти вся остальная писанина, сотворенная мнимыми ценителями культуры за год и семь месяцев своего хозяйничанья.

— Добанковались, — насмешливо пришептывал Иван Митрофанович над канцелярскими ворохами. — На оружие Антанта не скупилась, а бумагу белякам пришлось искать самим. Вот и обобрали они все школы.

Проходя по улице Крепостной — той, что вела свою родословную почитай с момента основания Екатеринода- ра запорожскими казаками — Украинский с интересом рассматривал большой кирпичный особняк, принадлежавший генералу Шкуро. Безлюдный дом и надворные постройки, несмотря на благоухание цветущих абрикосовых и вишневых деревьев, источали одичалость и запустение в укор своему баламутному хозяину, пробивавшемуся сейчас со своими вояками в направлении Туапсе.

Давно ли Шкуро властвовал в Воронеже и хвастался тем, что со своими «волчьими сотнями» он прогарцует по Красной площади в Москве? Совсем недавно: каких — ни- будь полгода назад. И вот — финал. Зная Шкуро еще рядовым казачьим офицером по старому турецкому фронту, не лишенным личной храбрости и дьявольской изобретательности, бывший батрак воспринял закат его карьеры как неизбежную закономерность. Кто пошел против народа — тому несдобровать. Только на путях служения правому делу человек может раскрыть свои истинные дарования.

Для преследования отступающего противника без какой‑либо паузы из Екатеринодара отправились воины 22–й стрелковой дивизии девятой армии, 40–й Богучарской дивизии восьмой армии при поддержке 31–й стрелковой и 33–й Кубанской стрелковых дивизий девятой армии. Сводный конный корпус освобождался от боевых действий и ему предоставлялся отдых. 20 марта состоялся парад конников.

Пока в Екатеринодаре шел смотр частей Сводного кон- корпуса, а после него — митинг, в двенадцати верстах от города, в ауле Тахтамукай, только — только сосредоточились некоторые строевые и тыловые части и подразделения 22–й и 33–й стрелковых дивизий. Проведав, что красной конницы здесь почти нет, белый генерал Топорков не преминул этим воспользоваться. Из аула Шенджий он бросил всю свою донскую кавалерию в пять тысяч сабель и внезапным ударом внес расстройство в тылы красных дивизий.

Однако с подходом основных сил наступающих враг стал поспешно отходить на юг. Конные и пехотные части 33–й Кубанской дивизии освободили от белогвардейцев Северскую, Ильскую, Холмскую и другие станицы, хутора и поселки, с боями прошли до Новороссийска и Геленджика. В Новороссийске малость растерявшийся от многочисленности плененного белого воинства и свалившихся на его голову забот по охране и содержанию пленных в районе дислокации своей части, командир 4–го кавалерийского полка Елисей Воронов направил комдиву 33–й Кубанской следующий рапорт:

«Доношу, что мною выведено из города до 10000 человек белой кавалерии с орудиями. А посему прошу вашего распоряжения. Кавалерия сосредоточена на восточной окраине Новороссийска».

В порядке подчиненности рапорт поступил в штаб третьей кавалерийской бригады. Врид комбрига-3 Яковенко начертал размашистую резолюцию: «Командарм приказывает отправлять в Екатеринодар. 28.03.20».

Затем командование дивизии повернуло свои части в обратном направлении на доколачивание разбежавшихся по горным лесам белогвардейских банд. Многим воинам дивизии довелось бить врагов у Псебая, Андрюковской, Каменномостской и даже в районе Красной Поляны у стремительной горной Мзымты. Важную боевую операцию

дивизия провела недалеко от станицы Лабинской, где выползли на равнину крупные силы белогвардейцев под командованием генерала Фостикова.

Затем личный состав дивизии получил кратковременный отдых и расположился на станции Коноково. Там шло пополнение ее людьми, оснащение полков боевой техникой. Братья Украинские съездили на побывку в станицу Тихорецкую и в Тихорецкий железнодорожный поселок. К приезду отца Марийке Украинской исполнилось семь лет. Она на всю жизнь запомнила, как ее родитель, боевой командир Красной Армии, высоко поднял ее к себе в седло и во весь мах, счастливый и радостный, промчался на коне из конца в конец своей батрацкой Хохлятчины.

(обратно)

До последнего дыхания

У заправил Антанты продолжался чесоточный зуд.

Хотя их ставка на Колчака, Юденича и Деникина потерпела полный крах, тем не менее они лихорадочно сколачивали новый поход против молодой Советской России. Теперь их липкие взоры вцепились в крымского недобитка Врангеля и в белопанскую Польшу. Снаряжая и науськивая правителей Польши, антантовцы преследовали все те же цели сокрушения большевизма и Советов, а в случае очередной неудачи — создания вокруг России «санитарного кордона».

В марте — апреле 1920 года, когда красные войска вышвыривали из пределов Северного Кавказа остатки деникинцев, на западе всерьез зашевелилась алчная шляхта Пилсудского. Располагая превосходством сил на Юго — За- падном фронте, белополяки 24 апреля, совершив агрессию, перешли в наступление на Украине, а через три дня захватили Овруч, Коростень, Житомир, Бердичев. Под натиском врага 12–я Красная армия 6 мая оставила Киев, а спустя несколько дней пилсудчики захватили Минск и немало других городов и селений Белоруссии. Линия боев протянулась на сотни верст.

Подобно снежной лавине, увлекающей вслед за собой все, что встречается на пути, война с Польшей вновь поставила в боевой строй массу красноармейцев и командиров, питавших радужные надежды на переход к мирной жизни. Это относилось и к 33–й Кубанской стрелковой дивизии. Она снова попала в орбиту особого внимания. В числе трех соединений Кавказского фронта ей еще в конце марта предписывалось отправиться на запад. Когда же нападение поляков стало свершившимся фактом, потребность в этой акции еще более возросла. Поэтому В. И. Ленин 12 мая 1920 года телеграфировал реввоенсовету Кавказского фронта:

«Дивизии, которые главком приказал отправить на запад, должны пойти без задержки, без промедления».

Как и прошлогодняя переброска с Волги на Дон, нынешняя передислокация на польский фронт тоже производилась не с первого захода. Сначала части дивизии из Коноково прошли своим ходом до станции Зверево, а уже оттуда по железной дороге в эшелонах двинулись на запад. Перед отправкой проходили митинги и собрания, красные кубанские ветераны клялись и на этот раз с честью выполнить указание вождя и приказ реввоенсовета.

Собрал своих бойцов на митинг и Иван Украинский. В его арттранспорте после пополнения появилось много новых земляков, в большинстве своем уже прошедших суровую школу гражданской войны. Вместе со всеми воинами дивизии арттранспортники клеймили позором польских наймитов международного капитала, горели желанием внести свой вклад в их разгром. Отчетливо сознавая, что в боевой обстановке пополняться боеприпасами неизвестно где и как придется, Украинский сгонял вертушку из трех вагонов в Екатеринодар и там дополнительно к имеющемуся боезапасу добыл еще несколько сотен снарядов для полевых пушек трехдюймового калибра и гаубиц — шестидюймовок, которые состояли на вооружении дивизионов артбригады.

Эшелоны дивизии шли к Полоцку, к тому пункту, откуда в ответ на удар белопольских легионов началось майское наступление 15–й армии в направлении Варшавы. Справа и слева от нее по белорусской земле, изгоняя захватчиков, двинулось несколько испытанных соединений красных войск. Казалось, не сегодня — завтра всей войне конец, поляки запросят мира. Но этого не произошло.

Окончательно не разбитые, а лишь отжатые на запад, срочно перегруппированные и довооруженные военными специалистами Франции и Англии, польские дивизии сами перешли в контрнаступление и за короткий срок свели на нет все успехи Красной Армии. На центральном, варшавском участке советские дивизии отходили в свое исходное положение.

— Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, — давали оценку бойцы и командиры весьма удачному началу операции и ее незавидному конечному результату. — Не зря Ленин предостерегал наше командование от настроений шапкозакидательства.

К месту сосредоточения 33–я прибыла в дни, когда майское наступление захлебнулось, а новое еще не начиналось. Дивизию встречали командующий 15–й армией, бывший офицер, сын эстонского крестьянина, Август Корк и начальник политотдела этой армии Дмитрий Полуян — родной брат известного кубанского большевика Яна По- луяна, состоявший ранее на службе в казачьем отделе ВЦИК республики.

— Мои земляки прибывают, — с гордостью произнес Полуян, обходя с командующим армией и руководством дивизии станционные пути, где разгружались из первых эшелонов прибывающие части. — Теперь, Август Иванович, у нас сил намного прибавится.

— На кубанцев у меня большие надежды, — ответил Корк. — Но нам еще нужна и общая благоприятная обстановка на фронте.

Отведенные в район юго — западнее Полоцка, в межозерье Сшо и Жабо, соединения 15–й армии, а в их числе теперь и 33–я Кубанская дивизия, приводили в готовность свои части и подразделения. Как и в майском наступлении,

15–й армии вновь отводилась одна из ведущих ролей. Она должна была наносить удар на Глубокое и далее на Моло- дечно, Лиду, Белосток, Остров. Август Корк по совету По- луяна для усиления 33–й дивизии передал ей три трофейных танка английского образца, захваченных в ходе майских боев.

— Они хоть и неисправные, — говорил Дмитрий Васильевич, — но в 33–й дивизии имеется свой бронеотряд, где достаточно специалистов, чтобы быстро отремонтировать танки. Они сослужат великую пользу в нашем новом наступлении.

По заданию командарма группа мастеров, прихватив с собой вышедшие из строя танковые детали, отправилась в Петроград. Там по просьбе военного командования лучшие умельцы Путиловского завода, имея перед собой привезенные образцы, за два дня изготовили новые детали и запчасти. По возвращении посланцев дивизии из Питера автомеханики и слесари надежно приладили к танкам обновленные узлы. В штабы 33–й дивизии и 15–й армии поступило сообщение о готовности броневых самоходов к боевым действиям.

— Очень кстати, скоро понадобятся, — услышали ремонтники одобрительный отзыв.

И верно. Утром 4 июля по всему фронту вновь загремела артиллерийская канонада, а потом красная пехота дружно двинулась в атаку. На одном из прорывных участков 33–й дивизии стрелки впервые взаимодействовали с теми самыми трофейными танками, что помогли подготовить к бою рабочие — путиловцы.

Вооруженные 37–миллиметровыми орудиями и пулеметами громоздкие танки — тихоходы ползли вперед медленно, почти что в темпе с пешей пехотой, однако же своим огнем и устрашающим видом бросали в дрожь белопольс- ких вояк. Когда перед позициями одного из батальонов 159–го резервного полка пилсудчиков появился головной танк, его солдаты побросали свои винтовки и пулеметы и в панике бежали с поля боя. В образовавшуюся брешь неудержимо хлынули стрелки дивизии, расширяя прорыв по фронту и в глубину. К 12 часам дня кубанцы преодолели всю полосу обороны противника. Успешно шло наступление на всех остальных участках 15–й армии и ее соседей — 16–й, 3–й, 4–й армий и 3–го кавалерийского корпуса. Добрые вести шли с Украины, откуда пилсудчиков изгоняли войска Юго — Западного фронта.

С невиданной быстротой советские войска приближались к Варшаве. Но тылы сильно отстали от передовых частей. В начале августа 33–я дивизия дралась уже в районе Полтуска и Цеханова на подступах к польской столице, а ее тыловые службы, в том числе и арттранспорт, находились в нескольких десятках верст от места боевых действий. Не удавалось наладить устойчивую телефонную и телеграфную связь. Прекратился подвоз снарядов по железной дороге. И когда накануне последнего успешного боя за Цеханов Украинский снаряжал огневикам — артил — леристам все оставшиеся поскребки из своих запасов, он отправил и донесение комдиву, подготовленное его писа- рем — аккуратистом Михаилом Бусыгиным:

«Больше боеприпасов у нас нет. Взять их неоткуда. Начальник артскладдив Шевченко заявил, что подхода эшелонов со снарядами не ожидается».

Привлеченным подводчикам — польским крестьянам Украинский выдал за услуги только в июле более 330 тысяч рублей. Однако многие из них боялись или не хотели помогать красным, не сделав и одной ездки за огнеприпасами, удирали из арттранспорта со своими конями и упряжью. В таких случаях Бусыгин заносил в приказы по подразделению саркастическую формулировку «считать таковых в бегах».

В ореоле ярко наметившейся победы обозначился пасмурный признак нового поражения, перечеркнувшего многие светлые революционные надежды и планы. Войскам Западного фронта в обусловленный срок не пришли на помощь общевойсковые соединения и 1–я Конная армия Юго — Западного фронта, бесплодно потратившие время и силы на штурм не решавшего главной задачи провинциального Львова. Удары наносились в расходящихся направлениях, без согласования действий двух фронтов. Неоперативно занимался перегруппировкой собственных сил штаб самого Западного фронта, особенно по его Мо- зырской группе войск.

С 16–17 августа из‑под Варшавы начался отход красных войск. Тяжело было смотреть на отступленцев — революционных героев, оказавшихся без патронов и снарядов, голыми руками отбивавшихся от наседавших со всех сторон наскипидаренных Антантой белопольских конных уланов, пехоты, артиллерии, танковых экипажей, авиации противника. Обработанное во враждебном духе население встречало и провожало красных воинов недружелюбно. Буржуазно — помещичья пропаганда вовсю спекулировала на старых антицарских настроениях поляков. В упряжке с ней орудовала католическая церковь. Обнаглели сионисты. Их официальный печатный орган в Варшаве газета «Гайнт» вела разнузданную клеветническую кампанию против Советской России и ее Красной Армии.

Говоря словами В. И. Ленина, поляки как нация не проявили еще способности и готовности осуществить победу над своей буржуазией, пойти «на величайшие на

циональные жертвы ради свержения международного капитала». Тому способствовало более чем вековое угнетение поляков царской Россией, вследствие чего правящим классам Польши теперь удавалось эксплуатировать предрассудки национального эгоизма и национальной ограниченности широких масс. А если учесть то, что Польша была тогда слаборазвитой, по преимуществу крестьянской страной с преобладанием мелких собственников в городе и деревне, то и мировосприятие большинства населения легко укладывалось в русло политики национальной буржуазии. И только рабочий класс Польши, его передовой авангард — польские коммунисты верно и надежно ориентировались на Советскую Россию, видя в освободительном походе ее Красной Армии залог к уничтожению буржуазно — помещичьего строя, преобразованию всей жизни общества на принципах социализма.

У советских бойцов шоковое состояние сменялось яростью и упорством. Потеряв управление со стороны отдельных вышестоящих штабов, красноармейцы и низовые командиры тут же сколачивались в новые подразделения и части, восстанавливали порядок и давали решительный отпор пилсудчикам. Из сильно поредевших и ослабленных полков 33–й Кубанской стрелковой дивизии, остатков других частей в ходе отступления была образована Кубанская кавалерийская дивизия. Сменилось название, структура соединения. Но боевой революционный дух остался прежним — насмерть бороться за дело трудящихся. Командиром дивизии стал известный герой гражданской войны на Кубани и Северном Кавказе Григорий Иванович Мироненко, которому за успешное руководство боевыми операциями Чрезвычайный комиссар Юга России Серго Орджоникидзе зимой 1919 года вручил в Георгиевске серебряную саблю.

С 1918 года по славным боевым делам на Кубани знал он своего земляка Ивана Украинского, воина, коммуниста, не потерявшего голову и в новую вихревую сумятицу. Арттранспорт Украинского не только отходил без больших потерь, но и давал крепкую сдачу пилсудчикам, пополнял свое конское поголовье отличными строевыми лошадьми, отбитыми у белопольских кавалеристов. К себе в арттранспорт Иван Митрофанович зачислил немало зем- ляков — кубанцев, встреченных им на дорогах отступления. К нему прибились тогда из 33–й стрелковой одностанич

ник Егор Жариков, превосходный наездник Хунзат Маш- тоз, уроженец адыгейского аула Габукай.

Хунзату не было еще двадцати пяти лет. Невысокого роста, стройный, с выразительными чертами лица, он носил роскошный черный чуб, своими завитками выбивавшийся из‑под фуражки. У себя в Адыгее он с юных лет батрачил на какого‑то черкесского князя. Приглядев себе красивую невесту в соседнем ауле, Хунзат намеревался на ней жениться. Да не повезло ему. Девушку приметил его хозяин, который сделал так, что красавицу выдали замуж за дальнего княжеского родственника, не очень богатого, а к тому же кривого на один глаз. И возненавидел с тех пор Маштоз всех князей, дворян, торгашей и прочих обманщиков народа. Пришла революция — он встал под ее знамена.

Тогда же младший брат Иван доложил командиру арт- транспорта:

— Я встретил нашего станичника Яшку Мастюхова с тремя красноармейцами из их разбитой части. Просятся к нам в арттранспорт.

— Зови ко мне.

Завидев Ивана Митрофановича и нимало не заботясь о служебной субординации, земляк распростер руки для объятий, приговаривая:

— Здравствуй, сват. Как я рад, что наткнулся на вашу часть. Ну и намытарились мы по лесам.

— Здравствуй, — сдержанно произнес Украинский, охлаждая излишний родственный пыл бойца. — Только сватов оставь до другого раза. Тут тебе армия, а не станица. Понял?

— Понял, — молодцевато, не тушуясь, ответил красноармеец.

— Это другой разговор. Какая у тебя просьба?

— Со своими корешами зачислиться к вам.

— Зачислим.

Вечером Иван Митрофанович пригласил к себе на ужин брата и Якова Мастюхова. Ординарец принес пшенную кашу с мясной тушенкой, хлеб, чай. Угощая земляка, дальнего родственника, Украинский наставительно поучал:

— Ты, Яков, не держи на меня обиду за то, что я малость тебя поосадил, как того ретивого рысака. Понимать должен, что сама форма обращения к командиру исключает всякое панибратство. В том состоит, как лучше тебе

сказать, самый корень воинской дисциплины. С шалтай- болтаем Красная Армия покончила раз и навсегда.

При переформировании дивизии командование учло все прошлые и нынешние заслуги Украинского, его богатый воинский опыт и хозяйственную струнку, умение руководить людьми в боевой обстановке.

— Назначаю тебя, дорогой земляк, — сказал ему Ми- роненко, — командиром 1–го Кубанского конного полка. Уверен, ты и в этой должности проявишь себя наилучшим образом.

Те слова Мироненко произнес в штабе формирующейся кавалерийской дивизии. Но ими он только начал разговор с Украинским. У комдива было кое‑что сказать личного порядка, в неофициальной обстановке. Поэтому он добавил:

— Подожди с полчаса, попьем чай, потолкуем, а потом уж отправляйся к себе и создавай на базе арттранспорта новый боевой кавполк.

За чаем Григорий Иванович вспомнил их первую встречу на Всекубанском съезде Советов и то, как их знакомил Павел Лунев — будущий комбриг 33–й Кубанской дивизии, какие лестные аттестации давал он ему, бывшему командиру взвода артиллерийской разведки.

— А теперь, Иван Митрофанович, — в раздумье сказал Мироненко, — у меня к тебе есть личная просьба: возьми к себе адъютантом, или по — другому начальником штаба полка, моего племянника Михаила. Парень он грамотный, любит военную службу и не из робкого десятка. Хочу определить к тебе, у меня же здесь в штабе дивизии он не хочет оставаться, его тянет поближе к передовым позициям.

— Могу только приветствовать его желание, — с улыбкой отозвался Иван Митрофанович. — Мне такой геройский хлопец пригодится.

Через несколько минут перед Украинским предстал его двадцатилетний адъютант — рослый и сильный казак, с волевыми чертами лица. Он уже имел при себе походный вещмешок в полном сборе. Командир полка пожал ему руку, одобряюще пошутил:

— Солдату собраться — только подпоясаться. Что ж, теперь — в путь.

Украинский с Михаилом Мироненко, подседлав коней, ходким аллюром направились в ближайшую малодворную

13 Заказ 33

деревеньку — пшыселок, где находился арттранспорт. Закипела работа по сколачиванию кавполка. Спешная переформировка производилась в большинстве соединений Западного фронта. Необходимость заставила: несколько дивизий и корпусов не смогли пробиться из окружения. Чтобы не попасть в плен к белополякам, они вышли на территорию Восточной Пруссии и там подверглись интернированию, другие основательно подрастеряли личный состав на дорогах отступления. Используя временное затишье и начавшиеся мирные переговоры, Западный фронт форсированно восстанавливал свои силы, стремясь как можно лучше противостоять объединенному нажиму пилсудчиков и Антанты. На Украине бои с белополяками осложнялись отвлечением части войск на борьбу с Врангелем. Словом, в природе повернуло на осень и похолодание, а на фронтах обжигающий накал сражений обещал еще выше поднять температурный столбик.

В полку Украинского было сформировано четыре кавалерийских эскадрона, которые официально и в обиходе по давней казачьей традиции назывались сотнями. На должности комэсков получили назначение опытные конники, прошедшие школу мировой и гражданской войн — донской и терский казаки Иван Разогреев и Сергей Тащи- лин, бывший младший урядник Василий Матюхин. Командир третьей сотни Иван Андреев не служил в старой армии. Но на его счету числилось немало боев и походов в рядах новых красных войск. Командиром четвертого кав- взвода в первой сотне определился младший брат командира полка двадцатисемилетний Иван Украинский. При назначении в аттестации содержалось указание на то, что у него достаточные военные знания при общем «домашнем образовании». Основное боевое ядро конников усиливалось таким же количеством пеших стрелков и специальной пулеметной командой, которую возглавил прежний помощник Украинского по арттранспорту Федор Миронов. Полку придавалась гаубичная артиллерийская батарея. Он заимел и свою музыкантскую команду из 16 человек. Всего же с тылами личный состав полка достигал почти тысячи бойцов и командиров.

Комиссаром полка стал Михаил Кузьмич Власов, недавний работник политотдела 33–й Кубанской стрелковой дивизии. Выходец из Тверской губернии, он раньше воевал на Северо — Западном фронте, был ранен и дважды кон

тужен. На должность заместителя командира полка по строевой части был назначен Иван Георгиевич Филиппосов — в прошлом терский казак, одно время командовавший партизанским отрядом на Северном Кавказе. Он лишь на год был старше Украинского, отличался исполнительностью, большой выдержкой и хладнокровием. Заместителем по хозчасти прибыл из штаба дивизии энергичный и неунывающий, с хозяйской хитрецой, бывший интендантский работник расформированного 289–го стрелкового полка Иван Липчанский. Ему‑то в ведение Украинский сразу же передал все конское поголовье, скопившееся в арттранспорте, над которым он до недавнего времени курировал сам лично.

Как справляется Липчанский с целыми табунами коней, каков заводит учет и их содержание — Иван Митрофанович послал узнать своего адъютанта Мироненко. Михаил четко повторил приказ, откозырял командиру полка и немедля выехал в соседний лес, где была устроена обширная жердевая огорожа, за которой содержался парк лошадей. По возвращении в штаб полка адъютант докладывал:

— Да там не на полк, а на половину всей дивизии коней хватит.

— Может быть, столько и нет, но поделимся и с дивизией, — довольный сообщением, резюмировал Украинский. — Вызвать на построение эскадроны и другие подразделения полка.

Устроив смотр вновь организованным подразделениям и тыловым службам, Иван Митрофанович вместе с Власовым, Филиппосовым и Липчанским определил излишек конского поголовья и дал команду немедленно отогнать животных в распоряжение штаба дивизии. Подарок оказался порядочным — около пятисот голов. С конями направлялось немалое количество снаряжения и оружия — сабель, седел, переметных сум, подков, ухналей. Спустя полтора — два часа по полевому телефону позвонил комдив Г. И. Мироненко:

— Спасибо за подкрепление. Если бы еще столько — мы бы не отказались. Коней в полках не хватает.

Во всей дивизии и в полку Украинского наряду с ускоренным процессом переформировки бойцы и командиры часто поднимались по боевой тревоге на отражение противника, а в дни без нападений белополяков люди усилен — но занимались отработкой приемов боя в конном и пешем строю, огневой и политической подготовкой. В течение каких‑нибудь двух недель напряженной работы командирам удалось сцементировать устойчивые части и подразделения.

С 19 сентября затишье кончилось. Противник по всему фронту развернул новые наступательные операции. С юга на 15–ю армию и другие соединения Западного фронта давление оказывала четвертая, а с севера — первая польская армии, с избытком нашпигованные англо — французским оружием и снаряжением. Враг рассчитывал расчленить и полностью уничтожить силы Красной Армии. Это ему не удавалось. Советские войска отходили с боями, причем кое — где наносили пилсудчикам сокрушительные удары. В частности, лихо и мастерски вышибли бело- польских легионеров из Волковыска воины 27–й Сибирской стрелковой дивизии под командованием В. К. Путны. Отступая, геройски дрались конники Кубанской кавдиви- зии Г. И. Мироненко, части и соединения многих других командиров.

Сжатым в единый разящий кулак вел свой кавполк Иван Украинский. В походе сам он со штабом двигался с головным эскадроном, два эскадрона следовали по бокам, замыкал колонну чаще всего второй эскадрон, а посреди этого строя шел полковой обоз с имуществом, продоволь- * ствием, боеприпасами, ветеринарным и медицинским око-. лотками. Поскольку на кавполк возлагалась задача прикрывать отход то одного, то другого пехотного полка, то' их стрелки шагали тут же под защитой кавалеристов, а те в свою очередь постоянно ощущали поддержку пехоты.

Но все же в такое построение обстановка подчас вносила свои коррективы.

Бойцы давались диву: когда их командир Украинский отдыхал? С раннего утра до глубокой ночи он бодрствовал, был на ногах, непрерывно вел разведку на флангах, принимал немедленные меры для отпора противнику. В сбитой набекрень кубанке, обвешанный оружием, он то и дело появлялся в сопровождении своего начальника штаба Мироненко и с двумя — тремя разведчиками в самых горячих точках боя, нередко сам лично водил эскадроны в атаки. Ех'о заместитель Иван Филиппосов, изучив неукротимый характер кубанца, иногда пытался ненавязчиво, дружески увещевать:

— Тебе самому не обязательно в атаки ходить, больше занимайся общим командованием.

— Правильно говоришь. Да только совет не для этой обстановки. Люди подавлены неудачами. Если еще они перестанут видеть своего командира в бою, то тогда считай все пропало. В настоящий момент как раз и показывать личный пример в борьбе за наше дело.

— Ты неотразим в своей логике, — сдавался Филиппосов и на время прекращал сдерживание командира, вызывавшего у него и большую симпатию, и товарищескую преданность, и опасения за его жизнь.

За неделю арьергардных боев, стиснутый со всех сторон наступающим противником, полк Украинского прорвался сквозь его заслоны у Лиды, двинулся дальше на Ивье. Около четырех сотен красных всадников и столько же пеших стрелков казались преследователям целой дивизией, а вся Кубанская кавдивизия — чуть ли не корпусом, хотя в ней насчитывалось до полутора тысяч сабель.

В те дни в Москве завершил свою работу II Конгресс Коминтерна. Из сообщений газет воины Кубанской кавалерийской дивизии знали о выступлении на нем В. И. Ленина, широком представительстве интернационалистов из различных стран. В курсе этих событий был и командир полка Украинский, ожидавший, как и все граждане революционной России, всемерной поддержки от братьев по классу, прежде всего Польши, Англии, Франции, Америки, чьи правительства вели агрессивную политику.

Выехав утром во второй эскадрон Сергея Тащчлина, Иван Митрофанович спустя некоторое время получил вызов в штаб дивизии. Его передал начальник разведки полка, бывший прапорщик, москвич с Солянки Николай Широков.

— А ну, накрути мне его по телефону, — приказал Украинский эскадронному связисту, сидевшему у аппарата. Тот вызвал абонента, передал трубку.

— Коля, что там стряслось? — допытывался Иван Митрофанович. — Гости? Какие гости?

Выслушав до конца Широкова, Украинский сказал:

— Передай в дивизию: сейчас еду.

По пути он объяснил своему полковому адъютанту Мише Мироненко:

— Завтра в дивизию прибывают несколько делегатов конгресса Коминтерна. Хотят лично с ней познакомиться.

Так что нас кликают на инструктаж. Власов уже отправился на совещание комсостава.

Перед собравшимися командирами и политработниками выступили комдив Г. И. Мироненко и комиссар дивизии О. Линномяги. У всех участников совещания было приподнятое настроение — гости‑то зарубежные, из самой Москвы, шутка ли, какая честь оказана дивизии. Приняли единодушное решение: встретить с братским радушием, все показать, рассказать, пожелать зарубежным интернационалистам новых успехов в сплочении рядов трудящихся.

На следующий день — 24 сентября к местечку Ивье, где стоял штаб дивизии, со стороны Минска подкатили два автомобиля, в которых находилось семь гражданских лиц и новый комиссар дивизии М. О. Атрашкевич в сопровождении воинской охраны. В честь гостей Мироненко устроил торжественный товарищеский обед. Рядом с Украинским сидел поляк Стоклицкий, хорошо владевший русским языком.

— Откуда вы родом? — спросил он Ивана Митрофановича.

— С Украины, а жил на Кубани.

— Далеко же завела вас военная судьба.

— Очень далеко. Но я готов пройти весь свет, лишь бы дать свободу трудящимся людям.

— Мы с вами интернационалисты, и цель у нас одна. Только не везде еще созрели условия для социальных революций.

И лицо, и голос Стоклицкого потускнели, он удрученно сказал:

— Так обстоит дело и в моей родной Польше. Большую работу начал в Белостоке наш польский ревком, даже свой полк Красной Армии организовал. А теперь что? Ушли советские войска, и снова все порушилось.

Затем гости и комсостав кавдивизии кучно, сидя на скамейке и стоя возле штаба — неказистой хатенки, расположились для фотографирования. В центре — Мироненко, комиссар дивизии, гости, командиры полков, вокруг них — все остальные.

День выдался солнечный, но по — осеннему не очень теплый. Поэтому кое‑кто из командиров приоделся в шинели, на Мироненко броско выделялись светлый бешмет и белая мерлушковая кубанка, а на поясе покоились кинжал и неизменная сабля в серебряных ножнах — памят

ный подарок Серго Орджоникидзе. Украинский встал сзади, в промежутке между комдивом и Стоклицким, сидевшими в переднем ряду на скамейке. Его плотную плечистую фигуру ладно облегал шерстяной френч с накладными карманами, перекрещенный ремнями портупеи, на голове, сбившись набок, темнела цигейковая кубанка. Таким жизнерадостным, с улыбающимся лицом и запечатлел его в тот день фотограф вместе с боевыми соратниками и зарубежными гостями.

Перед отъездом интернационалисты преподнесли командованию Кубанской кавалерийской дивизии свой приветственный адрес. В нем говорилось:

«Дорогой товарищ Мироненко! Будем помнить нашу встречу в вашей боевой Красной Кубанской дивизии, на которой мы передали привет от рабочих Америки, Англии, Литвы и Белоруссии, Швейцарии и Польши. Пусть же Красное Знамя III Интернационала гордо развевается над всем миром! Да здравствует социалистическая революция!»

На следующий день в районе Жирмунов вблизи деревень Геретанцы, Мнихи и Оженишки второй кавполк Кубанской дивизии попал в окружение, своими силами выбраться из котла он уже не мог. Украинский получил приказ прийти на выручку соседа. Перед вступлением в бой с противником Иван Митрофанович срочно снарядил Николая Широкова с двумя разведчиками для уточнения на месте боевой обстановки. Тот скрытно миновал все заслоны пилсудчиков, побывал у собратьев по дивизии, разузнал расположение врага, нанес данные на карту и благополучно возвратился в свой полк. Начальник разведки докладывал:

— Основные силы пилсудчиков сосредоточены в Оже- нишках. Оттуда они со всех сторон давят на полк Михай- личенко. Его спешенные эскадроны и стрелки укрепились в окопах и едва удерживают позиции.

Украинский вызвал к себе на летучее совещание Фи- липпосова, Власова, штабных работников, командиров эскадронов.

— Вот что, друти — товарищи, — без предисловий начал командир полка. — Надо немедля атаковать Оженишки, размолотить там всех уланов. Только так мы поможем нашим орлам — кубанцам.

— Действительно, положение очень серьезное, дорог каждый час, — поддержал его комиссар Власов.

Мнение командира и комиссара было одобрено всеми. План боя состоял в том, чтобы ложной попыткой переправы трех — четырех десятков пеших стрелков через реку Дитва на левом фланге ввести в заблуждение противника, заставить его оттянуть туда основные силы, а тем временем всему полку под прикрытием пулеметного огня с тачанок проскочить центральный деревянный мост через Дитву и на полном карьере ворваться в деревню. Атаку полка решил возглавить сам командир.

Короткие команды на перестроение. Маневр подразделений. И вот уже слева закипает бой. В деревушке засуетились, оттуда начинают постреливать, не видя пока как следует никакой цели. Затем из Оженишек уланы скачут к месту предполагаемой переправы красных бойцов. Но там была не переправа, а лишь ее демонстрация. Укрывшийся с эскадронами и двумя пулеметными тачанками в приречных зарослях вблизи моста Украинский был весь как сжатый комок нервов и воли. Каким‑то непостижимым упреждающим чутьем командир угадывает момент атаки до наступления того критического мига, когда враг может раскрыть его рискованный замысел.

— В атаку, вперед!

С горячим блеском в глазах, высоко поднятой саблей над головой Украинский пришпорил коня. Рядом с ним неслась неудержимая лава. С ходу развернувшись вправо — влево от моста, впереди летящие боевые тачанки накрыли плотным пулеметным огнем противоположный берег с его растерявшейся охраной. Выкошенные наповал вражеские пулеметчики не успели оказать никакого сопротивления. Нескольких мгновений хватило на то, чтобы по дубовому настилу моста, словно рокочущий гром, пронеслись всадники головного эскадрона, а за ними весь полк.

Будто музыканты в сработавшемся оркестре, конники по сигналам своих командиров — дирижеров тут же разделились и принялись яростно вырубать противника в самой деревне, на низменной луговине возле Дитвы, куда умчалась часть уланов, в тылах пехотных позиций, обращенных в сторону попавших в беду михайличенковцев.

Потесненные к заболоченному берегу Дитвы многие уланы, выбравшись к чистой воде, бросались вплавь через реку. Но с небольшого расстояния стрелки и пулеметчики

Кубанского кавполка своим огнем пресекали их попытки переправиться на другой берег, отправляя пловцов на дно неширокой, но глубокой Дитвы, несущей свои воды в Неман. Менее, чем за тридцать минут, от полносоставного эскадрона уланов и батальона пехоты уцелело чуть больше половины вояк. Они сдались в плен.

С окровавленной щекой и подкрашенными в необычный красный цвет белесыми усами Украинский после боя процедил сквозь зубы:

— Пусть поохолонят шляхетские байстрюки. А то смотри какие они охочие до чужих земель.

Что произошло со щекой — он в горячке боя и сам не заметил. Похоже, кто‑то из уланов хотел сразить его пулей из маузера, но второпях промахнулся и только сделал касательную рану. Уже много раз вот так везло Ивану Митрофановичу: за шесть лет непрерывных боев и походов он лишь дважды схлопотал ранения. В последний раз — на Дону, да и то прокантовался в дивизионном лазарете и у себя в подразделении.

Полковой медфельдшер продезинфицировал рваную царапину, наложил марлевую наклейку:

— За неделю заживет, товарищ командир, — заверил он.

— А нам и нет больше времени на всякие хворости…

Лихим налетом на Геретанцы, Оженишки и Мнихи полк

Украинского не только помог своим соседям, но и захватил переправы через реку Дитву, почти без потерь вступил в Жирмуны. За два дня стремительных атак в полку было ранено всего четыре кавалериста, убито три и ранено две лошади.

Победителям досталось много трофеев — оружие, одежда, обувь, а самое главное — съестные припасы. Сало- шпик, консервы мясные, овощные, фруктовые, пачки галет и печенья, ароматные сигары и сигареты… И почти все — замаркировано этикетками англо — французских фирм. Уже в Жирмунах, посовещавшись с Власовым, Украинский приказал Липчанскому:

— Из всего этого добра отберите большую часть в наш походный продсклад, а всю остальную вкуснятину пустите на общий стол. Организуйте сегодня товарищеский ужин для наших бойцов и командиров.

От переживших немало передряг бойцов второго кавполка пригласили их командира Михайличенко, комиссара и начальника штаба. Повсюду усилили караулы. Коней

скучковали у сараев и заборов. На солдатский ужин сошлись около пятисот человек. Трапезу устроили на окраине местечка, в саду, разостлав на траве плащ — палатки, брезентовые пологи, фанерные листы. Хлопцы выставили сюда сытное угощение, по чарке вина, каждому участнику застолья положили по пачке сигарет.

Когда все расселись на местах, комиссар Власов приподнялся с попоны, внимательно окинул взором собравшихся и как‑то по — особенному проникновенно сказал:

— Мы собрались все вместе, единой семьей, чтобы разделить хлеб — соль за одним столом по случаю победы над врагом. На общем фоне наши последние боевые успехи — капля в море. Но и они, эти частные удачи, работают на революцию.

Власов что‑то хотел еще добавить, но вдруг передумал, открыто и широко улыбнулся, сказал:

— А теперь к вам имеет слово командир полка товарищ Украинский.

Иван Митрофанович, сидевший в центре рядом с комиссаром, встал во весь рост, тронул рукой белую наклейку на щеке, будто опасаясь, как бы она не отпала, начал застольную речь:

— Правильно комиссар сказал, какой идее служат наши скромные боевые успехи. Я объявляю всему полку благодарность за геройство. А еще хотел бы обратить ваше внимание на такой факт. Что надо человеку наипервейше? Харч, хлопцы, харч. А вы видите, кто харчует пилсудское войско? Антанта проклятая, дышло ей в горлянку. Если бы не эти союзнички, то, возможно, и войны бы не было, шляхта мазурку бы танцевала и не лезла к нам, как бешеная свынья. От нас товарищ Ленин ожидает наилучшей справы — не пускать далее пилсудцев, наискорейше прикончить войну.

Командир обвел взглядом свой гостевой армейский табор и после короткой паузы заключил:

— Хорошо вечеряйте, хлопцы, переночуем в Жирму- нах, а утречком снова в поход или в бой с пилсудчиками да булак — балаховцами, как было до сих пор.

С разрешения командира и комиссара после ужина в осеннем саду, еще не скинувшем зажелтевшую листву, началось молодое гулянье. Кто‑то принес гармошку, и она позвала на круг лучших плясунов, а вслед за лихой пляской самые голосистые кавалеристы исполнили несколько

боевых походных и народных песен. Блики закатного солнца ложились на кроны деревьев, яркими короткими вспышками отсвечивали от оружия бойцов. Когда ребята уже порядком поустали, Украинский подозвал к себе Николая Широкова и предложил ему:

— Возьми, Коля, гитару и спой нам свою любимую песню.

В полку все знали, что Широков сочиняет стихи, записывает их в тетрадку, но по своей скромности никому не показывает. На свои слова он подобрал неплохой мотив и в сопровождении гитары его песня звучала волнительно и задушевно.

Через несколько минут бывшему студенту — юристу принесли гитару и он, окруженный общим вниманием, запел мягким невысоким баритоном:

У судьбы не просим скидок.
Нынче бой и завтра бой.
Нам сейчас не до улыбок —
Смерть кружит над головой.
Может, в сабельной атаке
Недруг рану нанесет,
Или, как степные маки,
Скосит вражий пулемет.
Ну а все же мы в унынье
Не впадаем никогда.
Для грядущего призывно
Светит красная звезда.

Еще с полчаса неслужебного, товарищеского общения — и вот уже опять все стало на свои места. Послышались голоса командиров, люди стали расходиться по своим неотложным делам — на вечернюю поверку, смену караулов, кормление коней, отход ко сну.

Разбитый в районе Жирмунов враг решил взять реванш за поражение. Пилсудчики и балаховцы с остервенением навалились на советские войска вблизи литовской границы, пытаясь замкнуть в охват их северный фланг у деревни Вороново. Вместе со всей Кубанской кавдиви- зией поспешил туда и полк Украинского.

В одной из схваток с противником на пути к Вороново получилось так, что от основного ядра был отрезан второй эскадрон Сергея Тащилина. Полковая колонна пробивала

бреши в заслонах пилсудчиков и шла вперед, а от тащи- линцев не было ни слуху, ни духу.

— Наверное, их порубали ляхи, — стал кое‑кто из бойцов строить предположения.

— Или принудили сдаться в плен, — высказал свое мнение другой всадник.

Те прогнозы оказались ошибочными. Тащилин на второй день сумел прорвать кольцо окружения и воссоединиться с полком. При прорыве смертью героя погиб Хун- зат Маштоз и ранено двое бойцов. Выслушав рапорт Та- щилина, Украинский поблагодарил его за честную службу Советской власти:

— Чуяла моя душа, что ты со своими храбрецами обязательно пристанешь к нашей колонне. Великое за это тебе спасибо.

В результате дружных усилий всех частей Кубанской кавдивизии и ее соседей, действовавших в условиях отхода наступательно и активно, замысел противника на их полное окружение и на этот раз потерпел провал. Вороново и ближайшие деревни и фольварки оказались в руках красных войск. Сюда вступили и подразделения 1–го Кубанского кавполка. За две недели боев полк не понес здесь потерь убитыми, но из него по ранению и контузиям выбыло четыре командира и одиннадцать красноармейцев.

При подходе к одному из помещичьих фольварков кав- взвод лабинца Эммануила Джелудянца из первого эскадрона был обстрелян из каких‑то допотопных ружей. Конники в одно мгновение окружили фольварк и взяли в плен двух батраков, которым помещик вручил старинные ружья и приказал огнем из них защищать свою усадьбу. После первого же залпа красных кавалеристов батраки в испуге побросали свои тяжелые берданы. Взводный доставил незадачливых стрелков в штаб полка. Когда Украинский вошел в хату, где размещался штаб, комиссар Власов как раз вел допрос одного из «защитников» фольварка. Низкорослый, с небритой физиономией помещичий холоп выглядел старше своих лет. Не зная, куда деть свои загрубелые от работы руки, он то поправлял на голове заношенный брыль, то принимался теребить на шее крестик с христовым распятием. Одетый в какую‑то линялую пеструю свитку, в разношенных дырявых сапогах, человек этот производил жалкое впечатление.

— Сколько вам лет? — спросил его Власов.

— Тридцать три рока.

— Зачем же вы взялись за дробовик и стали из него стрелять по нашим бойцам? — последовал вопрос.

В растерянности молодой крестьянин выдавил из себя:

— Так пан Захруцкий казав, что красные проигрывают войну, злы, как дьяволы, всех нас сошлют в Сибирь, а мою красивую Зоську отдадут своим комиссарам для удовольствий.

Горячий по натуре командир полка Украинский отбросил от себя табурет, на котором сидел, шагнул к задержанному обывателю.

— Да ты что, чокнутый или олух царя небесного? — в гневе произнес Иван Митрофанович. — Мы за таких, как ты, кровь свою проливаем, за свободу от лютых паразитов боремся. А он своему пану, как холуй, служит, да еще руку поднимает на рабоче — крестьянских бойцов и ложные поклепы на них возводит. Я сам батрак, и мне стыдно даже слушать такие твои смердячие слова.

Чуть спокойнее спросил:

— А где ж твоя Зоська?

— Да пан же увез ее с собой в свой лесной охотничий домик, чтобы спасти там от красных.

Бросив выразительный взгляд на комиссара, Украинский с несвойственной ему грубоватой прямотой припечатал:

— Вот твой пан и положил твою Зоську к себе в постель.

И, не считая больше необходимым вести разговор, сказал Власову:

— Нужно отпустить задержанных на все четыре стороны. Путь этот христосик шукает теперь свою женку.

Дивизия продолжала отходить, маневренной обороной и смелыми контратаками задерживая продвижение противника. Последовательно она входила в состав 15–й, 3–й и

16–й армий. От Мироненко ее принимал новый командир Николай Томин, только что совершивший побег из лагеря интернированных в Восточной Пруссии. В послужном списке Томина значилось немало значительных боевых дел. Он был одним из ближайших сподвижников известных красных командиров братьев Кашириных, внес большую лепту в разгром Колчака на Урале и в Сибири, а потом храбро дрался с белополяками, пока не случилось общей беды для всего Западного фронта. Худощавый, темноволосый Томин после лагерного режима еще больше осу

нулся, почернел лицом. Но в бодрости и энергии убыли у него не замечалось.

Григорий Иванович Мироненко издал прощальный приказ. Сам он отзывался на Кубань, в распоряжение командующего 9–й армией М. К. Левандовского в качестве начальника снабжения армии. Комдив забирал с собой из полка Украинского своего племянника Михаила и еще несколько командиров из управления дивизии. Через день после сдачи дел его провожали со станции Вилейка. Пока ожидали поезд, отъезжающие и провожающие успели о многом переговорить. Прохаживаясь с Мироненко по перрону невзрачного вилейского вокзала, Томин расспрашивал своего предшественника о боевом пути Кубанской кавдивизии, ее первоначальных истоках, нынешнем командном составе. Речь зашла у них и об Иване Украинском, который по случаю отъезда Мироненко тоже находился на вокзале среди боевых побратимов.

— Что можно сказать об Украинском? — отвечая на вопрос преемника, с теплотой и приязнью в голосе давал характеристику Мироненко. — Настоящий пролетарский самородок. Из батраков, малограмотен, но военное дело знает назубок, потому как умен и прошел все ступени службы от рядового до командира иолка. Ну а смелости ему не занимать.

Григорий Иванович, развивая свою мысль, с озабоченностью сказал:

— Воин с большой буквы. Только вызывает беспокойство его некоторая горячность, полное игнорирование ка- кой‑либо опасности для себя лично. В любое пекло боя он стремится влезть сам и повести за собой людей, поистине — бесстрашный человек.

— Удаль командира качество неплохое, — согласился Томин. — Но все же иногда придется сдерживать Ивана Митрофановича.

— Вы правильно меня поняли, — заметно повеселел Мироненко. — Прошу вас приглядывать за ним, чтобы был посдержаннее, хоть чуть — чуть поберег себя в боях. Они у вас тут еще не кончились, хотя сегодня в Риге и подписан предварительный мирный договор.

На том расстались. Мироненко, его племянник Михаил, интендантский работник Старченко и еще четыре — пять командиров возвращались в свой далекий кубанский край, а Томин, Атрашкевич, Украинский и другие участники

проводов оставались на белорусской земле, в преддверии заключительных аккордов белопольской интервенции.

Только в ночь с 18 на 19 октября между белопольски- ми и советскими войсками прекратились боевые действия. Но это вовсе еще не значило, что уже полностью воцарились мир и покой. Не унимались наймиты белополяков — булак — балаховцы. Отведенная на отдых и пополнение в район Полоцка Кубанская кавдивизия еще не имела ни одного дня, когда бы ее части не поднимались по боевой тревоге и не вступали в схватки с вражескими недобитками. Это же испытывали и воины 1–го Кубанского кавпол- ка, в день тридцатилетия своего командира — 15 октября получившие задачу совершать непрерывные рейды вдоль временной, практически еще условной, границы между польскими и советскими войсками. Оттого так замысловаты, словно вышивка на обширном ковре, остались на полевых картах извилины отметок передвижений и дислокаций полка.

Только что его подразделения находились у Рудни и Горян вблизи Полоцка, потом смотришь — они уже сместились в район Витебска к Забелью, Верховью, Обольцам, а там вдруг неожиданно обнаружились почти на три сотни верст южнее, неподалеку от Речицы, в самом царстве болот, у деревень Замостье, Дуброва и Великий Бор. Отсюда — вновь стоверстный бросок на север к Пасеке, затем обратно — к Чирковичам, Коротковичам, Воротыни, а от них — опять резкий поворот, теперь уже на юго — запад. Рейды по обширной территории требовали все новых и новых топографических карт местности для комсостава. И Иван Митрофанович не уставал слать просьбы в штаб дивизии об их присылке. Между тем наступила поздняя осень, далеко не ласковая ко всему живому. Дожди, слякоть, неустроенный быт, опасности на каждом шагу…

Когда дивизия от Полоцка по железной дороге и своим ходом передислоцировалась в район Витебска, ее новый командир Николай Томин, убедившись, что он командует скорее соединением пешим, чем конным, из‑за большой нехватки лошадей, высказал Ивану Митрофановичу свое огорчение:

— Со слов Мироненко знаю, какую неоценимую роль сыграл ваш арттранспорт в формировании кавдивизии. А нынче нет ваших прежних учтенных и неучтенных резервов и никто сейчас не в состоянии восполнить недостачу

конского состава. Будем довольствоваться тем, чем располагаем. Может быть, позднее удастся нам привести в соответствие название дивизии с ее фактической сутью.

Комдив был прав. Сколько лет воевали люди, столько времени ходили под седлом и в упряжке кони. Огромная их масса погибла в боях, искалечена, загнана белогвардейцами. Множество лошадей было мобилизовано на формирование Первой конной, затем Второй и Третьей кон- ных красных армий и десятков конных корпусов, дивизий, отдельных бригад и полков. Получить коней в Белоруссии в конце октября — начале ноября 1920 года оказалось несбыточной надеждой, так как здесь конское поголовье было почти полностью сведено к нулю. Пройдясь дважды с огнем и мечом по белорусской территории, бе- лополяки начисто подмели под метелку государственные конюшни и крестьянские дворы. В редчайшей деревне встречался крестьянин, у которого чудом уцелела хоть плохонькая коняга.

В конце октября довелось Ивану Митрофановичу заполнять личное дело для штаба дивизии. Из‑за большой занятости и по причине своего неразборчивого почерка он попросил помощника начальника штаба Василия Ду- бянского произвести необходимые записи. Тот по пунктам стал спрашивать командира, где и когда родился, какое получил гражданское и военное образование, с какого времени проходил службу в старой и Красной Армии, в каких участвовал сражениях.

На вопрос, пользовался ли он какой‑нибудь передышкой с начала гражданской войны, штабист зафиксировал ответ:

«В командировках и отпусках со дня вступления в Красную Армию не был».

Какие там отпуска! Украинский и сейчас не мечтал о них. Вся его энергия, опыт и мужество отдавались выполнению поставленных перед ним боевых задач.

В обстановке огромного физического и морального напряжения всех бойцов части, непрерывной смены ее расположений, внезапных нападений белобандитов командир полка установил строжайший порядок несения караульной службы, ежедневных письменных рапортов командиров подразделений о всех происшедших событиях, состоянии оружия, снаряжения и имущества. В его многонациональном полку теперь служили русские, украинцы,

белорусы, латыши, представители других народов. Даже несколько китайцев — интернационалистов. И он понимал, насколько повысилась у него ответственность за работу среди людей, свою строгую командирскую требовательность он должен был повседневно подкреплять умелым индивидуальным подходом к каждому бойцу и командиру. За доброе дело — хвалил, поощрял, за ошибки — журил, жестко спрашивал.

Однажды Иван Митрофанович по неотложному делу послал из штаба Василия Дубянского в третий эскадрон, находившийся в ближайшей прифронтовой лесной деревушке. Тот с двумя конниками доехал почти до самой окраины селения, а ниоткуда никто не проявлял никакой реакции. «Что за чертовщина, — забеспокоился штабист. — Разве у них тут в эскадроне совсем нет никакого боевого охранения? Придется докладывать командиру полка». Только он так подумал, как из густых зарослей кустарника выглянул секрет — два красноармейца — китайца с карабинами в руках. Расплывшись в улыбке, оба наперебой стали говорить:

— Видим, своя командира, проезжай, проезжай…

— Да ведь надо сначала окликивать, спрашивать пароль.

— Наша знаем, знаем. Если бы была белая командира — мы бы делал стреляй.

— Ну вот, потолкуй с вами, — обескураженно буркнул Дубянский.

По его докладу Украинскому пришлось тогда давать нагоняй командиру эскадрона, писать приказ о необходимости при любой ситуации не ослаблять внимания к соблюдению правил караульной службы, воинской дисциплины.

По Рижскому договору белополяки закрепляли за собой намного большую территорию коренной Украины и Белоруссии, чем это им сулили даже их покровители — анло — франко — американцы в момент июльской паники, охватившей и тех, и других, когда советские войска неудержимо продвигались к Варшаве и когда Антанта — вдохновитель и ходатай Пилсудского — затеяла отвлекающие переговоры с советским правительством. Если раньше предполагалось установить границей между Польшей, Украиной и Белоруссией так называемую линию Керзона по периметру, не доходя Гродно — Брест — Литовск, восточнее

Холма, Замостья и много западнее Львова и Мукачево, то теперь захватчики прибирали к своим рукам половину всей территории Белоруссии и Украины, зайдя за свои этнографические границы вблизи Полоцка, восточнее Барано- вичей, Сарны, Ровно, Тарнополя, почти впритык с запада к Каменец — Подольску. Жирный кус!

И несмотря на это, белая шляхта не успокаивалась. По мирным условиям она была обязана не только сама прекратить войну, но и никого не снаряжать для нападения на Страну Советов. Получалось же все иначе: пилсудчики всячески провоцировали и подстрекали к широким военным операциям матерого висельника Булак — Балаховича, вклинившегося со своими войсками численностью не менее 15–20 тысяч штыков и сабель в район Мозыря и не уходившего оттуда. Советскому командованию не оставалось ничего иного, как доканать булак — балаховские формирования и заодно развеять мечты эсера Савинкова использовать их в последующем, как магнетическую силу для развертывания очередного крестового похода против Советской Республики.

На ликвидацию банд Булак — Балаховича выделялось значительное количество войск Красной Армии. В ударную группу вошли вторая, четвертая, восьмая, десятая, семнадцатая, двадцать четвертая, двадцать пятая, сорок восьмая и другие стрелковые дивизии, несколько кавалерийских соединений. Находясь в составе Кубанской кав- дивизии, 1–й Кубанский конный полк Украинского к тому времени занимал позиции западнее Речицы, будучи нацеленным в направлении Кротова — Капличей — Колки — Копцевичей.

В район сосредоточения войск прибыл молодой командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский. Части построились в пешем строю на стылой поляне, что примыкала к хвойно — лиственному лесу, с которого глубокая осень сбросила листву и наполнила его сыростью и холодом. В лесу у стволов деревьев на привязи находились кони кавалеристов.

На автомобиле с открытым верхом, в туго перетянутой широким ремнем шинели и в островерхом шлеме, стоял двадцатисемилетний полководец с усталым, непроницаемым лицом, погруженный в нелегкие раздумья. А почти вплотную к нему, расположившись в четырехугольное каре, колонна за колонной заняли места красноармейцы и командиры. Полк Украинского, правофланговый в своей дивизии, находился в самом центре построения и его бойцы, пожалуй, лучше, чем кто‑либо другой, могли воочию разглядеть, какие чувства переживал их талантливый, но в польской кампании несчастливый командующий.

Словно сбросив тяжелый груз, Михаил Николаевич высоко поднял правую руку, призывая к вниманию, и начал говорить:

— Товарищи, красные герои! Гражданская война и война с Польшей закончились на всех фронтах. В Черное море сброшен барон Врангель. И лишь на Дальнем Востоке еще не выбиты японские захватчики и их белогвардейские холуи. Да у нас с вами здесь, на западе, в Белоруссии и на Украине остались две острые занозы — бесчинствующие банды Булак — Балаховича и Петлюры. Перед войсками Западного фронта поставлена боевая задача: как можно быстрее уничтожить балаховцев, до конца похоронить надежды пилсудчиков и эсера Савинкова, замышляющих вновь на базе балаховских формирований создать новую большую армию и двинуть ее в поход на Советскую Россию. Этому не бывать! Поклянемся же, товарищи, что вы сделаете все возможное для победы над врагом, окончательного его изгнания с белорусской земли. Честь и слава вам, солдаты революции! Вперед, на врага!

Будто громовой вал, по рядам прокатилось многотысячное «ура», в руках бойцов взметнулись вверх сабли, карабины, винтовки, маузеры, потрясаемые в одном порыве.

— Смерть бандитам! — неслись отовсюду возгласы.

Развернулись упорные бои. Под ударами регулярных

красных войск балаховцы петляли по чащам и болотам, сбивались в крупные части и вновь растекались мелкими группами, устраивали засады. Вооруженные до зубов, на сытых конях, они врывались в деревни, села и города, грабили, жгли, убивали. Предчувствуя свой неминуемый конец, бандиты с чудовищным изуверством вымещали свою злобу на советских активистах, захваченных в плен красноармейцах, командирах и комиссарах.

В сводке за 13 ноября сообщалось еще о том, что бала- ховцам в Мозырском районе ввиду численного превосходства сопутствовал успех — они заняли железнодорожную линию Мозырь — Коростень. Но уже на следующий день, не ожидая подхода резервов, красные войска ата

ковали противника и после упорного боя заняли станцию и местечко Калинковичи, а 20 ноября вышибли его из Мо- зыря. Отсюда советские части, тесня булак — балаховцев, погнали их на юг — в сторону Овруча, на запад — в направлении Луненца, на северо — запад — в район Слуцка.

На луненецком направлении вместе с другими частями в авангарде шел 1–й Кубанский кавполк. Томин дал наказ Украинскому:

— Загоняйте бандитов в междуречьях Ипы, Тремли и Птичи в болота, это поможет лучше их бить до наступления ледостава.

И Украинский бил выродков. Заблокировав переправу через Ипу, он отжал большой отряд балаховцев к Кротову и Капличам. Бандиты попали в болотистые, еще не замерзшие топи и более ста пятидесяти головорезов нашли здесь свою погибель. Так, ломая на своем пути сопротивление врага и забирая его пленных, кавалеристы, стрелки и пулеметчики полка освободили в этом районе десятки населенных пунктов. Произошло это, когда леса, овраги, открытые нивы, деревенские строения, узкие, извилистые дороги припорошились первым неглубоким снегом, когда в самом воздухе ощугилось раннее предзимье. Еще сложнее приходилось вести прочесывание малодворных лесных деревень, организовывать погоню за бандитами. Весь личный состав полка не знал ни часа покоя. От командиров эскадронов ежедневно поступало в штаб по два — три донесения о занятии сел и деревень, выставлении на дорогах своих застав. Украинский вел разведку во всех направлениях: где обнаруживалось вражеское кодло — туда и бросал эскадроны на его уничтожение. Сами балаховцы теперь уклонялись от боя, а уж где пытались нападать, то при численном перевесе, с уверенностью в удаче. Театр боевых действий рассредоточился на большом пространстве.

При преследовании врага на острие решающих ударов большинство сложных операций командир полка возглавлял лично. Миновал октябрь, к исходу клонился ноябрь, наступали зимние холода, а бои с булак — балаховцами все еще продолжались.

Вот — вот должно было завершиться изгнание врага за пределы российской государственной границы. Бандиты неистовствовали в своих зверствах над пленными советс

кими воинами и мирным населением, остервенело пьянствовали и насильничали. Громившего их красного командира Украинского ненавидели люто, по — волчьи затаив на него звериную злобу.

Выйдя с полком на линию Колки — Копцевичи — Ко- маровичи, Иван Митрофанович придерживался той же тактики активного поиска и ликвидации недобитков. С эскадронами выезжали и он сам, и Филиппосов, и Власов.

— Прячутся гады, — высказывал неугомонный командир свои соображения ближайшим помощникам. — Значит, мы их должны найти и сполна уничтожить.

24 ноября полк стоял в деревне Большой Воротын. Переправившись вброд через реку Птичь у деревни Сели- щи, по следам отступающего врага двинулся к деревне Копцевичи. У деревни Хойна настиг и основательно потрепал балаховцев, в результате чего они отступили к деревне Филипповичи. В те два дня только второй эскадрон Сергея Тащилина захватил в плен сто балаховцев.

На 25 ноября совместно с 17–м кавполком соседней 17–й стрелковой дивизии решительным ударом намечалось добить противника. По точным разведданным Николая Широкова, в 9 часов 30 минут 25 ноября 1920 года Иван Украинский извещал командира 17–го кавполка:

«Противник полчаса назад двинулся из деревни Кома- рово по направлению к Грабово. Я с полком двигаюсь по его следам».

К сожалению, общего удара по врагу не получилось. В то роковое утро, нисколько не сомневаясь в незыблемости взаимодействия с соседями, их участии в согласованном наступлении на противника, Украинский стремился поскорее настигнуть балаховцев и завязать с ними очередной, можно сказать, завершающий бой. Он находился в головном строе четвертого эскадрона Ивана Разогреева. За прошедшие дни как в этом, так и в других эскадронах в результате непрерывных схваток с бандитами кони кавалеристов сильно притомились, на них нельзя было набрать нужный темп движения, иные каввзводы изрядно поотстали от головной колонны.

Требовалось преодолеть более десятка верст. Первопутная предзимняя дорога была пустынной и ненаезженной, по ней тянулся лишь один слабый санный след. Комэск Разогреев выслал впереди себя дозор, двигался ходко, без каких‑либо помех. На пуги встречались и лес

ные куртины, и пологие заснеженные поля. У самого Гра- бова равнину то там, то здесь пересекали невысокие заросли кустарников, скрывавшие окраины деревни. С неба, медленно кружась, срывались редкие снежинки. Парный дозор, не встретив ничего подозрительного, не подавая никаких сигналов тревоги, приближался к безлюдной деревенской улице. Невдалеке от него по дороге двигался и весь эскадрон, за ним и неполносоставный полк.

Вдруг справа и слева из‑за кустарников по отряду хлестнули тугие струи свинца. Засада! Бандиты, пропустив дозор красных, ударили по основному ядру во главе с комполка. Враг укрепился и замаскировался в заранее оборудованных окопах.

Украинский, крутнувшись с конем на рыхлой снежной целине, подал громкую команду:

— В атаку! За мной!

Это были последние слова в жизни красного командира Украинского. Сил его измотанного полка оказалось недостаточно для того, чтобы выбить бандитов из Грабо- во. Отсеченный пулеметными очередями от своих бойцов, раненый командир полка, укрывшийся за трупом своего убитого боевого коня, отстреливался от бандитов, пока не потерял сознание от большой потери крови. Враги захватили его, когда в нем едва теплилась жизнь. В зверином бешенстве и злобе там же, на поле боя, они подвергли его чудовищным издевательствам и мучительной смерти. Вместе с Украинским пали в бою два командира взвода и четыре красноармейца.

По подразделениям 1–го Кубанского кавполка с невероятной быстротой разнеслась среди бойцов весть о гибели их любимого командира и боевых товарищей, сердца конников клокотали яростной местью. Сокрушив заслоны врага мощным ударом, они, словно грозная туча, ворвались в деревню, в которой, как оказалось, сосредоточилось с награбленным добром большое число булак — балаховцев.

— Руби!

— Руби!

В неистовом гневе несся боевой призыв конников. Из деревни живым не выбрался ни один бандит. В тот же день после грабовской атаки эскадрон Сергея Тащилина, обнаружив противника, в скоротечной схватке наголову разбил еще один балаховский отряд, взял около ста его солдат в плен.

В Грабове комиссар полка Власов подписал следующий документ:

ПРИКАЗ по 1–му Кубанскому конному полку 25 ноября 1920 года № 82 Д/армия по части строевой

Сего числа в бою с бандами Булак — Балаховича под деревней Грабово убит командир полка тов. Украинский. При вторичном занятии места боя найден труп… в изуродованном виде, глаза выколоты, лицо и плечи в нескольких местах пробиты штыком, голова порублена шашкой.

Из этого видно, насколько бесчеловечны и коварны банды, с которыми нам приходится вести борьбу и ликвидировать их. Каждый сознательный и честный воин Красной Армии, идущий по следам противника и видевший грабеж, опустошение и разорение, производимые бандами, должен принять самое активное участие в ликвидации банд и поклясться, что не выйдет из борьбы до тех пор, пока не только банды Балаховича, но и вообще банды не будут ликвидированы в пределах Советской России.

Вр. командир полка Он же военком Власов.

Так в неяркий предзимний день оборвалась жизнь прекрасного человека, воина без страха и упрека, отсверкали над его головой сабельные молнии и навсегда умолк в его ушах свист пуль и осколков шрапнели. Через сколько прошел он сражений! И вот буквально за сутки до массового бегства булак — балаховцев в польское закордонье пал он в неравном бою и лежал теперь неживой и бездыханный у штаба полка в пароконных розвальнях на высокой подстилке из свежей ржаной соломы, укрытый от глаз ломким негнущимся брезентом.

Потом тело командира обрядили в новое обмундирование и положили в железный гроб, изготовленный руками его друзей — умельцев по бывшему арттранспорту. Сразу похоронить его не удалось. По приказу Томина кавполк выступил в район Слуцка, где в числе последних добивались остатки балаховских банд. У гроба с покойным не

отлучно находились его брат Иван и земляк — тихоречанин Яков Мастюхов. В первые часы казалось, что и с младшим Украинским случится непоправимое несчастье. Он пережил тяжелый сердечный приступ, когда увидел своего убитого и исказненного, безмерно дорогого брата. Их связывало не только кровное родство. В неменьшей степени — и общий боевой путь с начала гражданской войны на Кубани. Все радости и горести братья делили пополам, были необыкновенно дружны.

Изменив направление на северо — запад, полк принял участие в заключительных боевых операциях. Его штаб и тыловые службы расположились в деревне Пасека, в 10–12 верстах от железной дороги Слуцк — Могилев, где не очень давно им уже довелось побывать. Высказывалось предложение (поскольку было неизвестно, когда закончатся бои) отправить в сопровождении брата и бойцов полка тело командира по железной дороге на родину, в станицу Тихорецкую для похорон. Но события развивались стремительно. Уже 1 декабря во всех газетах появились сообщения с итоговыми данными о разгроме армии Булак — Балаховича. В них указывалось, что за время операции красные войска захватили в плен 120 офицеров и 4540 солдат противника, в качестве трофеев взяли 49 орудий, 210 зарядных ящиков, 40 пулеметов. В течение последующей недели вылавливались лишь мелкие бродячие шайки бандитов.

Такая обстановка позволила в конце ноября произвести похороны славного сына Кубани Ивана Украинского со всеми воинскими почестями в деревне Пасека, при участии почти всего личного состава Кубанской кавалерийской дивизии и сотен жителей окрестных деревень. Над его прахом взволнованные речи произнесли комдив Николай Томин, комиссар полка Михаил Власов, земляк- станичник Егор Жариков и другие бойцы и командиры. Разрывающая душу похоронная музыка оглашала далеко окрест тихое сельское кладбище, среди берез и дубов которого навечно нашел себе последний приют храбрый солдат революции. Под звуки троекратного винтовочного салюта в сторону запада, откуда враг пришел на белорусскую землю, опускали его тело в могилу, под боевой походный марш, отдавая последний долг бесстрашному командиру, по границе кладбища проследовали лихие эскадроны и пехота дивизии.

Менее трех месяцев командовал 1–м Кубанским кавполком Иван Украинский. Но и за этот короткий промежуток времени на его долю выпало немало суровых испытаний. И он выдержал их с честью. Как и все сделанное им за период гражданской войны, его последние бои и походы составляют прекрасный образец беззаветного служения идеалам Октября, делу освобождения трудящихся от гнета капитала.

(обратно)

ПОСЛЕСЛОВИЕ

О незаурядной судьбе красного командира Ивана Украинского автор услышал много лет назад. Тогда в Тихорецкий райвоенкомат поступило письмо из Белоруссии, в котором сообщались подробности давних похорон погибшего воина, об установлении ему памятника, запрашивались сведения о его родственниках. В этом письме наряду с достоверными фактами содержалось много такого, что было порождено народной молвой и легендами. Говорилось, например, что во время перезахоронения останков героя в братскую могилу обнаружен железный гроб, на крышке которого якобы были начертаны слова: «Здесь похоронен краском 33 Кубанской дивизии — Украинский Иван, казак станицы Тихорецкой. Погиб геройской смертью 20 ноября 1920 года во время казни его бандой атамана Булак — Балаховича».

Как выяснилось позднее, все было несколько иначе. Казаком Иван Митрофанович никогда не был, а был до революции батраком, как и вся его семья. И не служил он уже к тому времени в 33–й Кубанской дивизии. Из нее после переформирования в конце августа 1920 года была создана Кубанская кавалерийская дивизия, одним из полков которой он и командовал во время заключительных боев против белополяков и банд Булак — Балаховича — просто матерого белогвардейца, но отнюдь не атамана. И дата гибели командира указывалась на 5 дней раньше, чем это было на самом деле. Да и самую смерть он принял на поле боя, бандиты казнили его, когда он, будучи тяжело раненным, в бессознательном состоянии попал в их лапы.

Не понадобилось производить и перезахоронение останков героя. Его прах как покоился, так и доныне покоится в той же самой могиле на сельском кладбище в деревне Пасека Стародорожского района Минской области, в которой он был похоронен в конце ноября 1920 года. Над ней долгие годы возвышался обелиск с красной звездой и металлической плиткой, на которой были выбиты примерно такие же слова об Украинском, что приведены выше. 26 июня 1941 года, войдя в Пасеку, гитлеровцы разрушили обелиск с надписью. До конца Великой Отечественной войны и еще ряд лет там оставался лишь могильный холмик. Однако в памяти уцелевших жителей сохранились воспоминания о командире — кубанце. Только надпись на плитке трансформировалась у них в сознании, как начертанная на крышке железного гроба. Оттого так и писалось в Тихорецкий райвоенкомат.

Что Иван Украинский был похоронен в железном гробу, автору подтвердил его одностаничник и однополчанин по боям с бандами Булак — Балаховича Яков Мастюхов. И он же уточнил действительное расположение надписи — не на крышке гроба, а сверху обелиска, на металлической плитке.

Свидетель гибели командира и участник его похорон Яков Мастюхов говорил и о том, что первоначально останки героя предполагалось переправить для предания земле на его родину — в станицу Тихорецкую, ныне Фас- товецкую, переименованную так в честь первого председателя Совета Семена Пантелеевича Фастовца, казненного белогвардейцами в 1918 году.

В конце 50–х годов общественность Пасекского сельского Совета решила увековечить память красного коман- дира — кубанца более фундаментальным обелиском. В 1960 году он был отлит из бетона и установлен на месте захоронения, огорожен штакетником. На нем сделана более точная надпись:

УКРАИНСКИЙ И. М.

Командир 1–го кавполка Кубанской кавдивизии.

Зверски казнен бандой Балаховича 25.11.1920 года.

Погиб за дело освобождения нашей Родины.

Учителя и учащиеся Пасекской средней школы заботливо ухаживают за могилой героя. Они высаживают здесь цветы, обновляют красные флажки на штакетнике. У обелиска происходит прием школьников в октябрята и пионеры. Живая память поколений воздает дань бессмертию подвига, совершенного красным командиром.

Директор Пасекской средней школы В. С. Королько в 1985 году сообщил автору:

«Мои земляки свято чтут подвиг И. М. Украинского. Об Иване Митрофановиче у нас знают все — и стар, и млад. Его имя носят центральные улицы деревень Пасека и Рубежи».

Далее рассказывалось о том, что в Пасеке создается музей боевой и трудовой славы и, несомненно, материалы о командире — герое займут в нем достойное место. И это — через 65 лет после его гибели. Даже сейчас после предательского разрушения Союза ССР, жители Стародорожс- кого района, как и весь народ Белоруссии, не отреклись от идеалов Октября. В Пасеке жива память об Иване Украинском.

Автор предпринял меры, чтобы побольше узнать о боевом пути, детстве и юности, родных и близких героя. В 50–60–е годы неоднократно беседовал с его женой Агафьей Ивановной, дочерью Марией Ивановной, сестрой Надеждой Митрофановной Букиной. Его младшего брата Ивана Митрофановича уже не было в живых. Придя в

1920 году с фронта, он приехал в Краснодар и женился на той самой девушке, с которой свел знакомство во время гражданской войны. Прежние ранения и контузии намного сократили его жизнь.

Одно из его писем автору передала сестра Надежда Митрофановна. В нем младший Иван описал службу в Красной Армии своего старшего брата, геройскую его гибель. А затем состоялась встреча с женой бывшего красного кавалериста — Александрой Васильевной, проживавшей в Краснодаре по улице Таманской, 43. Она поведала и о своем муже, и о его брате, о далеких днях своей юности.

Родные и близкие главного героя повести обрисовали немало страниц из его жизни в дореволюционные годы; восстановить некоторые детали его военной службы в артиллерии на старом Кавказском фронте в период мировой войны помог одногодок, давний знакомец Украинского — Михаил Данилович Петраков, житель станицы Ново- рождественской, награжденный за подвиги в гражданскую войну орденом Боевого Красного Знамени. Как и многие бойцы бригады Ивана Кочубея, после его гибели он принял в 1919 году фамилию своего знаменитого комбрига и именовался Кочубей — Петраков, командиром сабельного взвода сражался с врангелевскими недобитками в Крыму, имел тринадцать ранений. Автор опубликовал его

портрет и заметку «Мы — все Кочубеи» в газете «Советская Россия» 26 сентября 1958 года.

Немало сведений об участии Ивана Митрофановича Украинского в гражданской войне журналист получил от его кратковременного, но непосредственного военачальника, первого командира Кубанской кавалерийской дивизии на Польском фронте Григория Ивановича Мироненко. Их дополнил его племянник Михаил Федорович Мироненко. В 1920 году ему было 20 лет. В дни формирования Кубанской кавдивизии он стал адъютантом (начальником штаба) в 1–м кавполку Ивана Украинского. Коммунист М. Ф. Мироненко — и участник Великой Отечественной войны, воевал под командованием генерала Л. М. Доватора, демобилизовался в звании майора, проживал в Ставрополе. С ним у автора также состоялась личная встреча и беседа о событиях 1920 года, велась переписка. Михаил Федорович высоко оценивал военные способности своего бывшего командира полка по гражданской войне:

— Украинский едва умел расписаться, — рассказывал он. — Зато у него хватало мастерства и решительности учинять врагу полный разгром.

Постепенно накапливались материалы из государственного краевого архива, краевого историко — археологического музея — заповедника, Центрального государственного архива Советской Армии, газет времен гражданской войны, книжных и журнальных публикаций.

На основе воспоминаний соратников, родных и близких, многих документов родилась мысль написать книгу о славном сыне Кубани, помянуть добрым словом большевиков — революционеров, с кем он общался, отобразить боевые подвиги его самого и тех друзей — товарищей, с кем делил он свой ратный путь, хотя бы схематично нарисовать историю 33–й Кубанской стрелковой дивизии, в которой он вырос как отважный и умелый командир. После гибели Украинского в декабре 1920 года она получила наименование: 10–я Кубанская кавалерийская. Затем была переформирована в 5–ю отдельную Кубанскую кавалерийскую бригаду и отправлена в Восточную Сибирь на ликвидацию банд барона Унгерна. Именно она дала путевку в большую жизнь своему молодому командиру К. К. Рокоссовскому, ставшему впоследствии маршалом Советского Союза. Так продолжалось негасимое пламя, зажженное 33–й Кубанской стрелковой дивизией — одной из наследниц Северо — Кавказской Красной Армии, ветераном которой являлся Иван Украинский.

В честь этого соединения в составе воссозданной XI армии была организована другая 33–я стрелковая дивизия, принявшая активное участие в окончательном установлении Советской власти в Закавказье. Под непосредственным руководством С. М. Кирова в начале 1921 года ее 98–я бригада совместно с северо — осетинским партизанским отрядом, преодолев Мамисонский перевал, вышла к Кутаису, навсегда очистила этот и другие города и селения от белогвардейцев и грузинских предателей — меньшевиков. Во всем этом проявилось торжество усилий и жертв живых и павших героев, пронесших незапятнанными честь и знамя пролетарской революции. К их железной когорте принадлежал и славный кубанский командир.

В повести абсолютное большинство персонажей — реальные лица, так или иначе соприкоснувшиеся с судьбой Ивана Украинского. Но автор не мог обойтись и без типизированных, обобщенных образов.

В коллизиях, которые привносят в повествование данные персонажи, автору хотелось полнее высветить остроту граней сложных классовых отношений на Кубани в канун революции, ожесточенных схваток с уходящим старым миром после его крушения в октябре 1917 года. В русле событий эпохи он поставил целью отобразить отдельную биографию реального героя — так органично сросшуюся с ней — и очертить хотя бы штрихами массовость движения трудящихся в борьбе за власть Советов. Как ему это удалось — скажет читатель.

Насколько беспредельна была вера Ивана Украинского в идеалы революции, его готовность к самопожертвованию во имя ее победы, свидетельствует весь его жизненный и боевой путь в Красной Армии. В тот роковой день

25 ноября 1920 года он, как командир полка, мог лично и не участвовать в боевой операции, одной из тех, что была последним аккордом гражданской войны. И тем не менее Иван Митрофанович презрел опасность, сам повел конников в бой против белобандитов. Одно его имя внушало балаховцам страх. Не зря много лет спустя первый командир Кубанской кавалерийской дивизии Г. И. Мироненко, вспоминая об Украинском, дал точное и емкое название своей статье — «В атаку он шел впереди». Везде и всюду на всем протяжении огневого незабываемого времени.

Достойна внимания и памяти одиссея не только Украинского, но и всего рядового и командного состава названной дивизии. В пору ее героических сражений за власть Советов, высоко оцененных Серго Орджоникидзе, большинство командиров и бойцов соединения, в том числе И. М. Украинский, никаких наград не имело, лишь позднее орденами были отмечены Е. М. Воронов, Н. Е. Бат- лук и некоторые другие ветераны. Что, к несчастью, не спасло многих из них от репрессий 1937–1938 гг.

По сведениям Тихорецкого городского историко — крае- ведческого музея в станице Фастовецкой, бывшей Тихорецкой, улица Северная в 1922 году была переименована в улицу Украинского. Но где эта улица? В станице никто показать ее мне не смог. Затруднились внести ясность и работники Фастовецкого сельсовета. Значит, не слишком- то осведомлены нынешние поколения фастовчан о своем славном земляке, батраке Иване Украинском, коль скоро название улицы и подвиг командира затерялись в их памяти.

В Тихорецком музее нет полных и достоверных данных об И. М. Украинском, хотя материалов о нем немало. Неточно называется его социальное происхождение, путаются даты рождения и смерти, вольно трактуются обстоятельства последнего боя и гибели командира.

Надеюсь, данная работа в какой‑то мере восполнит имеющиеся пробелы и позволит читателю открыть для себя замечательное имя кубанского большевика — героя, познакомиться с его подвигами и подвигами его боевых соратников. Хотелось бы, чтобы имя бесстрашного воина — ком- муниста было увековечено в городе Тихорецке и станице Фастовецкой столь же бережно и любовно, как это сделано в далеком белорусском селении Пасека, где покоится прах славного сына Кубани.

(обратно)

Оглавление

СКВОЗЬ БУРИ И ГРОЗЫ БАТРАЦКАЯ ДОЛЯ В ЗАКАВКАЗСКИХ ПОХОДАХ Революцией призванный В огне боев ЖЕНСКИЙ ВОПРОС Всем смертям назло ОТ ВОЛГИ ДО КУБАНИ До последнего дыхания ПОСЛЕСЛОВИЕ