Виноградная девочка (СИ) (fb2)

- Виноградная девочка (СИ) 593 Кб, 113с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (GrenkaM)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Как знакомиться с девушками ==========


День не задался с самого утра. Студенты чертова института гребаных искусств в упор не хотели понимать элементарные философские понятия. Им, блять, что Маркс с Энгельсом, что Кант, что Ницше — один хер. Вчерашняя школота могла их разве что по типажам раскидать как бородатых, лысых и носатых. К вящей гадости, у завкафедрой философии Бенджамина Кайло Рена-Соло сломалась машина. Чертов антикварный немецкий драндулет сдох прямо на институтской стоянке! И кандидат наук — без пяти минут доктор — поплёлся под проливным сентябрьским дождём домой пешком. Зонта у профессора Рена-Соло не было. И тут его окатила водой из придорожной лужи чья-то навороченная машина.

— Слышь, дядя, как тут к институту… — тачка виновника остановилась, в окно высунулась зализанная гелем голова выходца из солнечных стран.

Ныне кандидат наук, а десять лет назад мастер спорта по муай-тай, резко обернулся на голос.

— Э-э, брат, не беспокойся! Сам найду! — голова быстро скрылась в окне, машина аккуратно отъехала от обочины.

Рен-Соло (фамилии отчима и папочки, мать развлеклась напоследок) побрел дальше, мысленно повторяя формулу Кантового императива: веди себя так, будто твои поступки есть право и закон, коему обязаны следовать… Да пошло все к хуям! Он грохнул дверью подъезда так, что с потолка посыпалась штукатурка, костеря про себя тупых студентов, незаконченную докторскую, брошенный спорт. И, как вишенку на торте из дерьма получил — Рену-Соло все еще не ответили по поводу допуска к парламентской библиотеке Бундестага, где оставались уникальные записки ебать его раком Канта для его, сука, докторской.

Кайло должен, просто обязан получить допуск, посмотреть эти столетние каракули, закончить диссер. И тогда он сможет свалить от надоевших тупых студентов из проклятущего института. Займётся, наконец, делом. Чем именно Кайло собирался заняться, когда выполнит завещание матери и станет доктором блядской философии, он ещё не знал. Но на тот момент у него будут две вещи: свобода и деньги по завещанию.

Кайло так размечтался, что даже забыл, каким хуевым выдался день. Вбежав по ступенькам на лестничную клетку, он с размаху налетел на здоровенный пакет с мусором у соседской двери. Загрохотали какие-то жестянки, бутылки, на его туфли высыпалась заварка вперемешку с подозрительного цвета рисом. Кандидат философских наук, без пяти минут доктор, взревел и в несколько точных ударов расхерачил чертов пакет об стену. В итоге вся площадка оказалась засыпана попахивающим рисом, чайной заваркой — тоннами чайной заварки! — и неимоверным количеством виноградного жмыха.

Рен снова зарычал и с размаху засадил кулаком по соседскому звонку. Сколько раз он говорил этим придуркам не сдавать квартиру кому попало! То наркоманы какие-то, то мужик, что жену до полусмерти избил. Кайло тогда дверь выломал, а мужику вломил. Его баба, которую он едва в чувство привёл, пока ехала скорая и полиция, ещё в суд на нечаянного спасителя угрожала подать. Дежурный полицейский, правда, оказался понятливый и опытный. Переговорил со сладкой парочкой тихонько, когда мужик в себя пришёл. Они свалили из квартиры на следующий день. Месяц «престижное жильё» в доме, что, небось, ещё Канта видел, стояло пустым, но вот недавно там кто-то поселился. На его профессорскую голову.

Кайло как полоумный колотил по звонку, надеясь, что постояльцем окажется мужчина — тогда он наваляет уроду-мусорщику от души. Завершающая трель — и Кайло уже собирался перейти на стук, возможно, даже ногой. Но дверь распахнулась. На пороге стояла барышня, хрупкая, как подросток, так Кайло показалось с первого взгляда. И она вся была перемазана чем-то густо фиолетовым.

— Простите, — пропело это фиолетовое чудище самым умильным голосом, — я тут вино пытаюсь делать и…

— Да плевать мне на ваше вино! Немедленно уберите свой чертов мусор, или я за себя не ручаюсь! — рявкнул Кайло почти что ей в лицо.

Девчонка неопределенных лет — школьница, что ли? — жалко пискнула и кинулась мимо него к порванному пакету. Но споткнулась босой ногой об порог и пропахала бы носом всю лестницу, если б Кайло ее не поймал.

— Спа…сибо? — выдавила она.

И они оба посмотрели на ее руки. Фиолетовая соседка рефлекторно вцепилась в белоснежную рубашку Кайло, оставив на ней отвратительные яркие пятна. Кайло застонал почти что вслух. Его посетило чудное видение, как он стаскивает с себя ремень, разворачивает эту неуклюжую неряху и учит ее манерам и координации движений. Да так, чтоб неделю сидеть не могла. Тут Кайло ощутил, что его член очень даже обрадовался подобному варианту развития событий. А еще — что девчонка почти голая. Какие-то микроскопические шорты, которые надо искать на ее круглой заднице с лупой, и полупрозрачная маечка, сквозь которую Кайло отчетливо увидел ее сиськи с торчащими темными сосками. Он немедленно поставил девчонку на пол, сделал самое страшное профессорское лицо, на какое был способен, и хотел разразиться яростной тирадой. Выпороть соседку словесно, проще говоря.

Но фиолетовая девчонка тяжело осела на пол, схватилась за лодыжку и заплакала:

— Больно-то как! Простите, я все уберу, честно-пречестно! Вот сейчас встану и…

Новая попытка встать вызвала новую порцию слез. Весь запал у Кайло пропал (а у его члена нет, но Кайло проигнорировал желания тела). Он поднял девчонку на руки, удивившись ее легкости и хрупкости, перенес через порог и огляделся. Она вроде жила здесь недавно, но сумела навести чистоту и относительный уют. Кайло усадил ее на диванчик, накрытый алым шотландским пледом. Пристроил свою сумку с планшетом на колченогом столике.

— Страховка полная? — спросил.

— Не-а, — соседка попыталась вытереть слезы, но стала еще фиолетовее.

Кайло сквозь зубы чертыхнулся. Если неполная — значит, врача на дом не вызвать.

— Где твои родители, девочка? — спросил раздраженно.

— Я одна с восемнадцати лет живу, — девчонка даже перестала страдать и удивилась. — Кстати. Меня Рей зовут, а вас?

Кайло проигнорировал ее вопрос, задал свой:

— А сейчас тебе сколько?

— Девятнадцать! — гордо заявила эта Рей. И добавила зачем-то: — С половиной!

Рен застонал в голос, да так, что девчонка от него отодвинулась. Он прикрыл глаза, вспомнил своё спортивное прошлое. Уж чего-чего, а вывихов и ушибов он на своём веку повидал. Так-с. Ухватил руками фиолетовую, липкую и сладко пахнущую щиколотку и пятку, что была в два раза меньше его ладони, принялся осторожно ощупывать, представляя сложное переплетение связок и мышц. Девчонка только попискивала. Рена вдруг посетила неуместная фантазия, как он эту ножку берет в рот и облизывает до идеальной чистоты… Блять! Он дернул руками, девчонка взвизгнула, голеностоп встал на место.

Рен открыл глаза, и сразу же пожалел об этом: у чертовки ещё и лямочка майки сползла. Кусочек ткани не падал ниже только потому, что за сосок зацепился.

Кандидат философских наук снова принялся повторять про себя чертовы императивы, причём на немецком! Да у него секса блять уж полгода не было! Что ж это за наказание? Он поспешно встал, ухватил ноутбук, прикрылся им, как щитом.

— Держите ногу в холоде сегодня, никаких больше… — он усилием воли отвёл глаза от девчонки на диване, такой маленькой, беззащитной, сладкой…стоп!

— Чем вы там занимались? — он проследил цепочку красноватых следов-лужиц до ванной. — Вы виноград давите, что ли?

Она отчаянно закивала, потом затараторила:

— Спасибо! Да! Я уберу! Я тут вино!..

— Да кому нужна эта кислая дрянь?! — Кайло вызверился и тут же пожалел об этом, девчонка едва в угол не забилась. Смотрела на него со страхом и укором.

— Но вы же не пробовали… — во взгляде мелькнуло упрямство.

— И не собираюсь!

Небеса, нужно срочно подрочить, позор на почти докторскую голову. Кайло попятился к выходу, поскользнулся на лужице сока, едва не упал. Не попрощавшись, вылетел из квартиры и захлопнул дверь.

Спустя час в дверь позвонили. Кайло успел сбросить в душе напряжение способом, который стал уже привычным за полгода. Но целительный для тела час стал невыносимым для души: перед глазами то и дело мелькало фиолетовое чудище в разных позах, в основном без одежды. Бормоча проклятия, Рен пошёл открывать и обнаружил за дверью это самое чудо. С бутылкой в руках и забинтованной ногой, но по-прежнему босиком.

— Я хотела… Вот! — она протянула ему бутылку, он машинально протянул руку в ответ, разглядывая стремительно краснеющее лицо. Девчонка глаз на него не поднимала сначала, потом покосилась исподлобья; вышло смешно. — И ещё… Можете мне помочь?

— В чем еще помочь? — обалдел профессор и без пяти минут доктор.

Девчонка упрямо совала ему бутылку, как будто это и служило ее объяснительной. Она была потрясающе нахальной и при этом будила в нем инстинкты альфа-самца: защищать, оберегать, трахать. Так, последнее лишнее, черт побери. Как там ее? Рей?

— Рей, — твердо сказал Кайло, порадовавшись, что голос почти его не выдает. — Я не пью вино. Тем более домашнее. Тем более один.

— Подарите кому-нибудь, — легкомысленно пожала плечами Рей.

Кайло некстати вспомнил, что сразу стал называть ее на ты, будто она ему кузина. А ведь он даже со студентами был вежлив. Даже с долбоебами! Рей же решительно ткнула его бутылкой в живот, словно оружием.

— Так, начнем сначала, — Кайло растянул губы в почти искренней улыбке. — Меня зовут Кайло Рен-Соло, я твой сосед и преподаю философию. Можно на ты. А тебя зовут Рей и ты делаешь домашнее вино, которое я не пью. Но я согласен помочь. Так что неси свою бутылку обратно, а я следом пойду.

Рей развернулась и похромала, на его взгляд, преувеличенно сильно в свою квартиру. Рен прихватил с крючка ключи, запер дверь и пошёл следом, гадая, чем он сможет помочь неугомонной девчонке. Она ждала его у себя — переминалась у открытой двери в ванную комнату. Сама ванна была наполовину наполнена виноградом пополам с соком.

— Если я не закончу сегодня, мне влетит от квартирной хозяйки, — запинаясь, пробормотала она. — До шести мне нужно додавить его и разлить по посуде.

Рей указала рукой на две восемнадцатилитровые банки, что были приготовлены тут же. И вопросительно посмотрела на него. Рен не понял:

— И чем я помочь могу?

— Давить! — она прямо-таки просияла!

— Милая, — Кайло оскалился, — то есть ты думаешь, что я сейчас полезу в эту ванну и буду давить виноград, распевая песни на итальянском?

— Песни не обязательно, — ответила Рей и застенчиво улыбнулась.

— А что мне за это будет? — потянул интригу Рен. Он все равно собирался послать ее к чертям, но пусть поупрашивает сначала.

— А что ты хочешь? — невинно спросила Рей.

Кайло еще разок взглянул на нее повнимательнее и понял, что мало дрочил в душе. Нужно было до полного изнеможения. Потому что Рей выглядела так, словно членов не видела даже на картинке. И ее хотелось немедленно обучить всем премудростям секса. Он откашлялся, прикидывая варианты.

— Хорошо. Если я тебе помогу, то с тебя тоже помощь. Услуга за услугу, — сказал он, чувствуя, какой грубый и хриплый у него голос. — Идет?

Рей радостно закивала и скомандовала разуваться. Под ее любопытным лучистым взглядом Кайло сбросил кеды, которые носил дома вместо тапочек, стянул носки и закатал штаны до колен.

— Командуй, — хмыкнул.

— Полезай в ванную и топчись на месте! — она радовалась так, будто предложила ему самую приятную вещь в мире.

Кайло страдальчески вздохнул и повиновался, представляя, что он её заставит сделать взамен. Перед глазами навязчиво крутилось просмотренное вчера порно с довольно-таки хрупкой девушкой и крупным мужчиной… Особенно профессору понравился вид сзади и сверху.

-… туда-сюда, туда-сюда, — он задумался и пропустил мимо ушей, что она говорила.

Кайло вздрогнул и едва не упал. Чертова ванна была скользкой, виноградная жижа -холодной и щипучей. А штаны его, даже закатанные, тут же пропитались соком и липли к ногам.

— Что, прости? — он как раз представлял себе совершенно другое «туда-сюда».

— Ходи туда-сюда, пока ягод не останется, — Рей улыбалась ему, протягивая целый стакан рубиновой жидкости. Её около раковины ждал такой же.

— Вот, попробуй, пока ходишь, хоть глоточек! Пожалуйста!

Он закатил глаза и взял у неё стакан, смирившись с тем, что придётся глотнуть этой гадости. Ничего, дома запьёт старым добрым Джеком. И подрочит заодно. Рей победно вскинула свой стакан:

— За знакомство!

— За самое странное знакомство в моей жизни, — усмехнулся Кайло, прикасаясь краешком своего бокала к ее.

Услышал приятный тонкий звон и спохватился, что надо бы на брудершафт предложить. Облизнулся, думая, какие на вкус губы девчонки, и наконец соизволил сделать глоток. Уже напрягся в ожидании кислятины, но домашнее вино оказалось неожиданно приятным. Чуть терпким и ароматным.

— Неплохо, — хмыкнул и отпил глоток побольше, решив, что с его ростом и весом он может хоть половину ванны выпить. А затем увидел, как Рей махнула половину бокала разом, и в его голове сам собой нарисовался коварный план. Он некоторое время послушно топтался по ягодам, пока Рей пошла включить музыку. Затем позвал ее:

— Эй, ты меня должна развлекать, чтоб мне работалось веселее!

— …как ты хочешь? — спросила из кухни Рей.

Начало фразы его мозг в плену гормонов снова пропустил. Как он хочет? Раком, боком, вверх ногами! Что за вопросы?!

Рей вернулась в ванную со стулом и маленьким радио. Уселась напротив него, потом подхватилась, и, попрыгав на одной ножке, налила себе вина снова. Вопросительно глянула на него и победно взвизгнула, когда он протянул ей свой пустой стакан за добавкой.

— Я же говорила, что тебе понравится! — она вся сияла, наливая ему вино, и Кайло прямо залюбовался.

Внезапно реклама на радио кончилась и заиграла, мать её, Эммануэль. Кайло чуть не поперхнулся вином, которое уже успел отпить.

— Любимая песня моих родителей, — он тяжело вздохнул и выпил ещё. — Они, когда слышали, всегда под неё танцевали, хоть в ресторане, хоть дома. Даже в машине всегда за руки брались. Хотел бы и я так когда-нибудь…

Рей смотрела на него распахнутыми глазами. Левый чуть косил — он с удивлением отметил, что она уже второй стакан добила. Кайло открыл было рот сказать, чтоб не налегала, когда увидел, как она разматывает бинт на ноге.

— Так чего ждать? Помоги забраться. Потанцуем!

Пока Кайло хлопал глазами, гадая, что это за чудесное излечение, Рей забралась в ванну, немедленно поскользнулась, и Кайло пришлось ее ловить.

— Ты танцевать хоть умеешь? — спросил с подозрением.

— В паре нет, меня в школе не особо приглашали, — улыбнулась Рей.

Кайло даже возмутился про себя: что значит не приглашали? Да такое солнышко так и хочется взять в ладони.

— Тогда положи руки мне на плечи, — сказал он самым строгим профессорским тоном, на какой сейчас был способен босиком, в мокрых штанах и с заметной эрекцией.

Рей немедленно послушалась. Кайло устроил руки у нее на талии, подавляя желание вжаться и тереться. Еще немного, а то спугнет.

— Это не услуга, которую ты обещала, — со смешком сказал; Рей кивнула.

И они стали покачиваться под музыку. Кайло боролся с гравитацией, с которой Рей не боролась, повиснув на нем, и с желанием немедленно поцеловать соседку.

Рей положила ему голову на грудь и принялась подпевать невпопад. Слон, судя по всему, основательно потоптался по этим прекрасным ушкам, одно из которых ему прямо сейчас страшно хотелось лизнуть. Забраться языком внутрь, прикусить мочку.

— А мои родители никогда не танцевали, — грустно пробормотала она, пока он представлял себе, как зубами будет стаскивать с неё лямки маечки.

— Почему? — спросил он с опозданием так хрипло, что девчонка подняла на него глаза, нахмурившись. Блять, спалился!

Она какое-то время пялилась на него, не отрывая головы от его груди, а потом выдала:

— Ты так расчувствовался, да? Не расстраивайся, все будет хорошо, я точно знаю… — с этими словами она ткнулась лицом ему в грудь и прижалась всем телом, типа обняла. От неожиданности Кайло оступился. Постарался отстраниться — член, упирающийся в живот, она точно не пропустит. Однако девчонка снова потеряла равновесие и совсем повисла на нем. В итоге они оба плюхнулись, выплеснув на пол целую виноградную волну: он на задницу с матюками, она на колени перед ним с визгом. Теперь она была фиолетовая с ног до головы.

— Ушиблась? — быстро спросил Кайло, ощупывая ее колени. Сначала исключительно от волнения, но потом замедлился, наслаждаясь.

— Не очень, — Рей помотала головой.

Кайло отпустил ее, думая, что еще немного, и он кончит в этот чертов виноград, будет ей вино с секретным ингредиентом.

— Так, ну-ка сядь на край, — велел, устраивая Рей на бортике. Сам положил её руки на край и велел держаться крепко. Вылез, глотнул вина прямо из горлышка бутылки. Решил, что ладно уж, возьмет у девчонки еще пару бутылочек.

Сдернул полотенце с крючка, постелил прямо на пол в ванной комнате. Вытащил хихикающую Рей и посадил ее на полотенце. Подумал, что со стула она свалится, а голой задницей на кафель неприкольно. Проклял свою привычку заканчивать все, что начал. Воздвигся над Рей полуголым немезисом, руки скрещены на груди, взгляд холоден, словно она зачет завалила и умоляет о пересдаче.

— Что делать с виноградом дальше? — четко проговорил.

Она смеялась сквозь слезы и икала. Попыталась сфокусировать на нем взгляд, но в итоге прыснула и снова захихикала, пряча глаза.

— Ты такой цветной… — пролепетала, а Кайло удивился, как можно было так набраться с двух стаканов.

Рей попыталась сосредоточиться и прищурила один глаз, глядя на него:

— Нужно… Ик!.. разлить все по банкам, — она попыталась мотнуть головой в сторону тары, но потеряла равновесие, и Кайло едва успел её подхватить. Взял опять на руки, отнёс на давешний диванчик и прорычал:

— Лежи уже!

Ему хотелось смеяться и ругаться одновременно. Но ему точно не было скучно. Даже член немного успокоился и согласился подождать развития событий. Распоследней скотиной он не был, но нетрезвая и симпатичная девчонка на его попечении будила в нем самые темные инстинкты.

Он оглядел картину стихийного бедствия и — как был — сходил к себе за шлангом от аквариума — у него дома жила жирная наглая пиранья, типа альтер-эго. Да и не вычерпывать же всю ванну ковшиком? Прямо в таком виде гулял, как будто кого-то очень фиолетового расчленял. Заодно напугал бабку с верхнего этажа до икоты. Принес банки, пристроил шланг и довольно оглядел плоды своего рационализаторского вмешательства. Вернулся к Рей. Та снова подпевала радио и улыбалась ему. Вдруг сказала:

— Я не с двух стаканов того… этого. Я для смелости выпила, чтоб к тебе пойти. Ты очень страшный. Страшно симпатичный! — и снова засмеялась.

— Я страшный? — с какой-то обидой переспросил Кайло. — Да я тебе ни разу не сделал ничего! Ни за музыку в час ночи, ни за грязные следы на лестнице после дождя, ни за рекламные буклеты, которые теперь сваливают в мой почтовый ящик, потому что ты адресом ошиблась!

— Ну, я не то имела в виду, — Рей выглядела теперь пьяно-виноватой. — Ты всегда такой суровый, несешься куда-то, я даже поздороваться с тобой стесняюсь!

— Теперь поздно стесняться! — рассмеялся Кайло, меняя наполнившуюся банку на пустую. Собрал виноградный жмых в крепкий мусорный пакет, еще раз приложился к вину. И справился с остатками «виноматериала» очень быстро. Затем подошел к Рей.

— Как нога?

— Не знаю, — беспечно ответила та. — Сейчас хорошо.

— Я проверю, — строго сказал ей Кайло и взял узкую ступню в ладони. Надавил там и сям, но Рей только хихикала от щекотки. Решил, что такой шанс точно больше не представится, и полез трогать ушибленные колени, типа доктор Рен со всем разберется. А потом положил ладонь на внутреннюю поверхность ее бедра, чувствуя, какая шелковистая и нежная кожа под его руками.

— У тебя руки такие холодные… — пробормотала Рей и внезапно свела ноги, стискивая его ладонь между бедрами.

Кайло аж закашлялся от неожиданности. Едва удержался, чтобы не двинуть руку дальше, не содрать эти несчастные шортики к хренам, не вылизать ее начисто от сока… Небеса! Как можно так издеваться над живым человеком?! Медленно сгибая пальцы — не то продолжая ощупывать, не то уже лаская — Кайло поднял глаза. Рей сидела, закрыв глаза, запрокинув голову на спинку дивана, и невпопад мурлыкала Эммануэль.

— Рей, что ты делаешь? — он решил спросить напрямую.

Она промолчала. Потом грустно вздохнула, чуть развела ноги, выпуская его руку из капкана, который вообще-то был ему очень по душе. Рен нехотя убрал руку.

— Соблазняю тебя, — промямлило пьяное чудо и накрыло руками лицо. — Убого вышло, да?

Из-под рук послышалось всхлипывание, и Рен горестно вздохнул: ну вот теперь точно придется подождать, пока она в себя придет.

— Так, — он резко поднялся, подхватил ее на руки раз в четвертый за сегодня, наверное. Рей тут же уткнулась лицом в его плечо. Продолжил: — Я сейчас отнесу тебя в свой душ. Вымоешься и ляжешь спать, пока я тут все приберу до прихода хозяев.

Он пошел к выходу, переступая через фиолетовые лужи.

— А потом мы поговорим, — строго заметил; его член согласно дернулся в ответ на эти слова.

Кайло сам себе удивлялся. Последние пару лет он старательно изображал из себя буку перед всеми, да настолько привык, что маска начала прирастать. И теперь он возится с глупой девчонкой за призрачную возможность секса? Но дома его ждала пачка контрольных тестов, а еще непроверенные эссе в почте. Причем тесты с кучей ошибок наверняка, а эссе все скачаны с одного и того же платного ресурса, и на пятом однотипном тексте ему обычно хотелось засунуть это чертово эссе в задницу ленивому придурку. Студенты даже ленились прочесть к семинару готовые лекции, которые он посылал тупоголовой старосте группы. Поэтому Кайло жестоко наказывал лентяев и слыл грозой факультета.

Пока он зацеплял и поднимал краснеющую Рей на руки, воображение немедленно нарисовало, как она сидит за первой партой в этих своих шортиках, как он ловит ее на несделанном домашнем задании и оставляет после уроков. О, да. Он бы заставил ее выучить наизусть краткий курс своих лекций, причем самыми, черт побери, нестандартными методами. Например, запрещал бы кончить, пока не отчитается!

— Учишься? — спросил, пока нес ее к себе.

— Не-а, — повздыхала Рей. — Денег нет. Я поступила, но не потянула работу и учебу на дневном. Вот, коплю теперь. Может, сосед найдется или арендодатель скидку сделает.

«Я бы тебе сделал скидку», — хмуро думал Кайло, сгружая ее в собственном душе.

— Стоять можешь? — спросил вежливо.

— Ага, — Рей утвердилась на ногах… И стала блять снимать промокшую насквозь майку!

Кайло обалдело уставился на пару самых великолепных дерзких сисек, которые только существовали в природе.

— Ты что делаешь?! — практически зашипел он.

— Душ принимают не в одежде же! — и Рей похлопала ресничками, невинно глядя на него. Кажется, она немного протрезвела и решила продолжить свое идиотское соблазнение.

Кандидат философских наук отвернулся от сисек (он теперь и с закрытыми глазами их видеть будет!) и приложился лбом к холодному кафелю. Кант в его воображении покрутил пальцем у виска, а Маркс вырвал клок из окладистой бороды. Ницше вообще не показывался, считая его конченым идиотом.

— Рей я тебя серьезно спрашиваю. Зачем ты это делаешь? Закончится все тем, что я тебя трахну прямо здесь, — зашипел Кайло.

Кант закатил глаза и пропал, Маркс вцепился в остатки волос, а Ницще одобрительно фыркнул.

Кайло проморгался и твердо взглянул на полуобнаженную девушку в душе. Сурово так. Рей всхлипнула и прикрыла свои восхитительные сиськи руками. Еще и ссутулилась, переступая с ноги на ногу.

— Я тебе что, совсем не нравлюсь? — пробормотала, глядя в пол.

Кайло зарычал: не нравится она ему, конечно, да он блять прямо сейчас кончит в уже мокрые штаны! Вместо ответа он сурово спросил.

— Ты когда-нибудь занималась сексом, Рей?

Рей сразу ожила от вопроса и засветилась, что твоя лампочка.

— Да-да, — торопливо закивала, — занималась, и не один раз! Пожалуйста, давай займёмся сексом прямо сейчас! Ты мне так давно нравишься! Я даже специально переехала сюда! — призналась.

— Что?.. — Кайло опешил. Он никогда не думал, что станет объектом для сталкера. Сталкерши с сиськами.

— Я жила на соседней улице, увидела тебя в кофейне и запала, — шмыгая носом, сказала Рей. Она расслабила плечи и снова приоткрыла грудь, но Кайло уставился в ее лицо.

— Продолжай, — сказал твердо, игнорируя эрекцию.

— Ты мне нравишься, — повторила Рей. — Но у меня не было денег даже за соседним столиком посидеть. Однажды я проводила тебя до дома и узнала, что ты живешь совсем рядом. Видела у тебя в руках папку с логотипом института и нашла тебя на сайте. Я иногда мечтала, что найду деньги и заново поступлю, и буду у тебя учиться. А потом я увидела объявление о сдаче квартиры. И решилась переехать!

Кайло только глазами хлопал. Такого он точно не ожидал.

— Я все равно стеснялась, — горько добавила Рей. — Но хоть видела тебя каждый день. И тут ты сам постучал в дверь, я чуть не умерла. Напилась вот… Пожалуйста, давай займёмся сексом! Всего разок, я все, что ты хочешь сделаю!

Соблазн взять ее прямо здесь, в душе был очень велик. Кайло даже облизнулся, представляя, как будет втрахивать юную сталкершу в стену. А потом придумает, как бы половчее ее восстановить на учебе и трахнет прямо в аудитории, перегнув через свой стол. О, она будет лучшей студенткой!

Ницще довольно кивал в ответ на такие перспективы: то, что тебе хочется, нужно брать, не раздумывая! Но что-то во всей этой истории Кайло напрягало. Он пока еще не знал что. Пытаясь занять руки чем-то, включил воду, и коротко приказал:

— Мойся.

Рей закусила губу и потянулась к своим шортам. Он ухватил ее за запястья, отвел руки:

— Не снимай!

Она кивнула, не отводя взгляда, взяла с полки гель для душа и выдавила белесой жидкости прямо на сиськи! Рен едва сдержался, чтобы не зарычать: так легко было представить, как он на эти сиськи кончает.

— Расскажи про свой последний секс, — велел, сам не зная зачем. И глядел завороженно, как она медленно намыливает себя, уделяя все внимание груди, как фиолетовая от виноградного сока пена скользит вниз по плоскому животу… так засмотрелся, что пропустил, когда она начала говорить.

-…предложил мне заняться сексом в его машине, и я, конечно, согласилась, — говорила Рей, поднимая восхитительную ножку, длинную и загорелую, и намыливая ее.

— Дальше, — скомандовал Кайло. Он заметил, что Рей ежится в мокрых шортиках, дотянулся, почти коснувшись ее, и сделал воду погорячее.

— Ну мы это… — смутилась Рей. — Перелезли на заднее сиденье, вот. И Финн меня… Короче, позанимались сексом.

— Как? — насмешливо уточнил Кайло. Он уже стал догадываться, в чем тут дело.

— Ну он… Вставил мне… — жалко проблеяла Рей.

— Не снимая трусов? — уточнил Кайло, подавляя хохот.

— Снял, и я сняла, — быстро поправилась Рей.

— Какая была прелюдия? — Кайло сложил руки на груди, чтобы не ухватить ее и чтобы не начать дрочить прямо тут.

— Прелюдия? — Рей растерялась.

— Он ласкал тебя? — перешел на более понятный язык Кайло.

— Конечно, потрогал за киску, — спохватилась Рей.

— Так? — Кайло шагнул под струи и прижал пальцы к ее промежности, растирая и надавливая.

Рей охнула и чуть не рухнула от неожиданности. Пришлось ухватить ее за руку. Он так и держал ее, осторожно потирая мокрую ткань шортиков. Рей застонала, прикрыв глаза. Кайло убрал руку, отступил на шаг.

— Расскажи в деталях, как он тебя трогал, — снова стал допрашивать. Видя, как она теряется, подбросил подсказку: — Вводил в тебя пальцы? Сколько?

— Три! — выпалила Рей, словно студентка-двоечница на зачете — наобум. Она вытянулась в струнку под душем, зажав ладошки между ног.

Кайло поднял руку и показал ей три своих пальца:

— И это все в тебя влезло сходу?

Рей закивала, покраснев чуть ли не целиком. Вода струилась по ее телу, обрисовывая плавные изгибы. Кайло заметил, что у нее смешная реакция на возбуждение — гусиная кожа даже под горячей водой. Она казалась совсем, черт побери, маленькой с мокрыми волосами, облепившими голову, немножко торчащими ушами и все еще фиолетовыми ступнями. Мысль о том, что какой-то там Финн засовывал в нее три грязных пальца на заднем сиденье старой тачки, заставила его сжать челюсти. Так, спокойно. Она ведь врет, точно врет. Кайло выгнул бровь:

— Я, кажется, сказал тебе мыться?

Рей судорожно вздохнула и словно через силу освободила руки. Нашла шампунь, намылила голову. Этого момента Кайло и ждал!

Руки Рей были спутаны ее мокрыми волосами, глаза зажмурены. Кайло встал сзади и наконец сжал ее вожделенные сиськи. Рей взвизгнула, подскочила, рефлекторно пытаясь отстраниться, и прижалась задницей к члену Кайло.

— Ой, — пискнула, задрожав. Кайло охватил ладонями ее груди целиком, устроив кончики пальцев на сосках, и потянул. Почти больно, он знал. Но тут же отпустил, нежно сжал всю грудь. Рей вздрагивала и извивалась, ее крепкие ягодицы терлись о пах Кайло, страшно распаляя его. Кайло окончательно решил взять, что он хочет, но на своих условиях и под полным контролем.

— Не открывай глаза, шампунь попадет, — сказал насмешливо. — Ну что, попробуем три пальца?

Рей сжалась и задрожала. Кайло оскалился в довольной ухмылке. Ну конечно, трахалась она! Мысль о том, что он будет у девчонки первым, совсем не помогала держаться. Он жаждал засунуть в нее поглубже и трахать, пока она не забудет все на свете. Кайло быстро опустил руку между их телами, сжал основание члена на миг. И вместо того, чтоб вернуть руку на грудь, сунул ее в мокрые шорты Рей. Она, несмотря на больную ногу, подскочила на полметра.

— Ты за мной подглядывала? — спросил Кайло, проводя языком по её шее.

— Ше… Шестой этаж… — простонала Рей, почти теряя сознание, потому что Кайло дразнил ее между ног, легонько теребя клитор. — Я не могла…

— Но хотела? — со смешком уточнил Кайло.

— Не-эт, — простонала Рей. — Дома…у тебя… наверное… другие женщины, я бы плакала…увидев тебя с другой!..

— Теперь ты у меня дома, — сказал Кайло, на пробу вводя в нее палец, и чуть сам не кончил, когда понял, что она безумно тесная и горячая, и один-то палец влез с трудом, какие три, какой член!

— Маленькая обманщица, — протянул он, добираясь языком и зубами до вожделенного уха. Палец он пока что вытащил, медленно массировал клитор, теребил складочки. — Зачем врала про Финна, признавайся?

Она молчала, только постанывала и терлась своей прекрасной задницей о его многострадальный член. Кайло резко отстранился и шлепнул ее — не сильно, но чувствительно, с радующим душу хлопком.

— Зачем врала? — прорычал приглушенно, чуть придерживая ее за шею. Рей взвизгнула, Кайло снова прижал ее к себе, снова запустил одну руку в шорты, другой сжал грудь.

— Я… Я думала, что ты не захочешь. Если узнаешь… ох… что я не… — бормотала Рей бессвязно.

Он резко развернул ее к себе, вжал в стену. Впился губами в приоткрытый ротик. Мгновение-другое ласкал ее грубо, не проникая внутрь. Резко убрал руку и взял ее за запястье. Не прекращая целовать, засунул ее ладонь за резинку своих домашних штанов, мокрых насквозь от сока, воды и пены. Рей вскрикнула и распахнула глаза, дотронувшись до члена. Тут же взвизгнула и зажмурилась — пена попала в глаза. Но исследований не прекратила, а Кайло на миг залюбовался ее сосредоточенным личиком. Толкнулся несколько раз ей в ладонь.

Рей инстинктивно обхватила член — неплотно, держала-то явно первый раз, но ему и этого сейчас было достаточно. Он снова нашел ее губы, одной рукой ухватил за волосы, запрокинув голову, другой сжал грудь. Рей застонала ему в рот так, будто он ее трахал. Этого оказалось достаточно — он бурно кончил в собственные штаны и в ее руку. Тут уже ему пришлось хвататься за стенку — ноги не держали. А Рей вдруг обняла его изо всех сил. Молча уткнулась в плечо, да так и замерла. Кайло отдышался, отстранился и протянул насмешливо:

— Теперь ты знаешь, с чем придется иметь дело. Не передумала?

— Нет, я не передумала, я не уйду, — разволновалась протрезвевшая окончательно Рей. — Даже если будет больно, я потерплю, мне потом понравится!

— И как думаешь, ты заслуживаешь оргазма? — поинтересовался Кайло, который окончательно пришел в себя и жаждал продолжить игру.

Рей открыла рот, чтоб ответить, и догадалась, что вопрос с подвохом.

— Не знаю… — она снова покраснела.

— Правильный ответ «нет», конечно, — строго сказал Кайло. — За сталкерство и вранье. А еще за мусор на лестнице! Но я дам тебе последний шанс. Сними шорты.

Рей так послушно стащила липнущую к коже ткань, что у Кайло снова встало в полную боевую готовность. Он снял полотенце и подал его Рей.

— Вытрись и иди в гостиную. Там кожаный диван. Садишься и ждешь меня. Голая, — проинструктировал ее Кайло, а потом склонился ниже и шепнул ей на ушко: — И не трогай себя, Рей, ты ведь наказана.

Рей глянула на него такими глазами, что Кайло почти ее вытолкнул, чтоб не отыметь сейчас же.

Оставшись один, пробормотал: «Да, черт побери, сто раз да, я тебя так дефлорирую, детка, что ты никогда меня не забудешь, при одном воспоминании только кончать станешь!»

Он наскоро ополоснулся, сменил штаны, благо запасные висели тут же, на сушилке. Вышел, не глядя на Рей, которая сидела на диване и дрожала от напряжения. Позвонил в клининговую службу, чтоб убрали виноградный пиздец в ее квартире. И запер входную дверь. А потом развернулся к Рей.

Под его взглядом она вся сжалась. Кайло отвлеченно подумал, что опытная женщина развела бы ноги, приняла бы завлекающую позу. Но Рей была такой искренней в своем порыве и при этом абсолютно не знала, как вести себя с мужчинами. Она даже не представляла, что делает с ним. Кайло пошел к ней, не разрывая зрительного контакта. — Ты больше никогда не будешь врать мне, — проговорил, останавливаясь в паре шагов.

Рей кивнула:

— Я не стану врать, п-п-профессор.

Да блять! Это нечестно! Дальше была его реплика. Кайло сузил глаза, держась изо всех сил, чтобы не рухнуть перед ней на колени прямо сейчас и не лизать, пока она не закричит. Вместо этого он заставил себя ухмыльнуться:

— Ты пересмотрела порно, Рей. Не нужно так меня называть. Развернись ко мне спиной и встань на колени.

Она тут же повиновалась. Секунда, и ему открылась восхитительная картина: аккуратная круглая задница, узкая талия, за которую так и хочется взяться, покрепче, чтобы насадить девчонку на себя. Кайло медленно, растягивая свое удовольствие, мучая ее неизвестностью, подошел ближе. Провел ладонью от шеи по спине вниз. Прошелся вслед за рукой языком, найдя на ее пояснице и боку неотмытые пятна виноградного сока. И наконец ухватил обеими руками эту замечательную задницу. Сжал и отпустил. Легонько хлопнул. А потом положил ладонь на поясницу:

— Прогнись, — приказал.

Кайло сильнее вжал ладонь ей в поясницу, чтобы не было заметно, как у него дрожат руки. Рей подчинилась, красиво выгибаясь, как кошка.

— Почему я, Рей? — мягко спросил он.

Ему почему-то стало важно узнать ответ, хотя все философы в его голове возмущались. Все, кроме Канта с его категорическим императивом этики — Кант одобрял.

— Ты красивый, — тихо сказала Рей. — И я думаю, что ты добрый, хоть и сердишься часто. Ты умный. И я ни разу не видела тебя с девушкой. Я просто хотела, чтоб это был ты. Чтоб ты был первым… Если ты не гей, конечно!

Только слово «гей» удержало Кайло от немедленного семяизвержения в штаны.

— Я совсем не добрый, — признался он, мягко проводя ладонью по ее призывно отставленной заднице к влажным складочкам. Медленно разделил их, наслаждаясь видом. Черт, Рей не просто была влажной, она текла ему на пальцы.

— Я гневлив и злопамятен, — шепнул он ей, впиваясь в шею. — Я легко могу избить кого-то, оскорбить, унизить.

Он легко прикусил ее загривок.

— Но для тебя, моя хорошая, — проложил дорожку из поцелуев по ее гибкой спине, — я сделаю исключение!

И Кайло втолкнул в Рей палец. Все такая же узкая, но куда более мокрая, Рей трепетала на его пальце.

Кайло подвигал им, слушая стоны и приноравливаясь. Добавил второй, чувствуя, как она охватывает его. Попытался вдвинуть третий, но Рей жалко всхлипнула.

Свободной рукой Кайло дотянулся до ее клитора.

— Давай, моя послушная девочка, — прошептал, — возьми в себя третий палец.

Рей шире расставила колени на диване, вцепилась в спинку дивана, прогнулась еще сильнее и слабо вскрикнула, когда Кайло таки ей вставил все три.

Он не отрывал взгляда от своей руки. Пальцам было так тесно внутри нее, что он не мог себе представить, как в ней поместится член. Осторожно, стараясь даже не дышать, двинулся ближе, нагнулся над ней, поцеловал в плечо.

— Такая хорошая девочка, Рей, — он снова поцеловал, потом чуть прикусил её плечо. — Извинения приняты. А теперь время для ответной услуги.

Рей так тяжело дышала, что он даже засомневался в своём плане на секунду. Но стоило ему чуть шевельнуть пальцами, и она застонала, да ещё и развела шире ноги, так что сомнения пропали.

— Двигайся, Рей. Двигайся на моих пальцах, — велел ей Кайло. Она снова приглушённо застонала в ответ на его слова. А он, по-прежнему держа руку в неподвижности, стал медленно продвигаться вниз, осыпая поцелуями её спину. — Я тебе помогу.

Рей послушно двинулась назад. Неловко и рвано, Кайло даже пришлось её придержать, чтобы она не сделала себе больно.

— Ну-ну… Я никуда не денусь, — он погладил её по спине, чуть прикусил за ягодицу. — Ты же мастурбировала, Рей?

Она кивнула и попыталась оглянуться через плечо. Лицо её пылало. Кайло нежно оглаживал её бёдра и едва заметно шевелил кистью, создавая лёгкую вибрацию внутри неё, расслабляя. По её телу прошла едва заметная дрожь, Рей задышала чаще.

— Ты представляла, что я делаю это? — спросил; она снова кивнула. — Вот мои пальцы Рей. Сделай так, чтобы я увидел, как тебе хорошо

Рей медленно качнула бедрами, подаваясь назад. Еще и еще, медленно. Кайло горел в адском пламени, он никогда не думал, что такое возбуждение существует. Рей насаживалась на его пальцы с влажным непристойным звуком, слабо постанывала и дрожала. Кайло по наитию вдруг проговорил:

— Ты такая чудесная! Зачем ты от меня пряталась, а потом врала? Я так хочу тебя, моя хорошая!

И снова прижал пальцы к ее клитору, вырисовывая круги. Рей дернулась на его похвале, а затем кончила с криком. И тогда Кайло выдернул пальцы и заменил их членом, не переставая ласкать Рей. Просто надавил на вход и рывком проложил себе путь через содрогающуюся плоть. Да, вот так, ей больно, но удовольствие сильнее.

Рей захлебнулась стоном. Припала к спинке дивана грудью и вздрагивала. А Кайло замер, ощущая, как она трепещет, медленно двинулся назад, взяв её за талию, как хотел с самого начала, но не остановился на этом. Двигаясь плавно, ласкал её тело — живот, грудь, плечи… А потом подался вперёд, прижался к её спине.

— Ты сладкая, как твое вино, Рей, — зашептал на ухо. — И так же моментально сбиваешь с ног. Я захотел тебя, как только увидел.

Он снова чуть прикусил её за шею, а потом неожиданно обхватил её руками и потянул на себя, убыстряя темп. Рей выгнулась, откинув голову назад и застонала. Кайло прижался щекой к её, стиснул Рей крепче, удерживая так, входя под таким углом, чтобы ей было невыносимо сладко.

— …боже-боже-боже, — она шептала, стонала, вскрикивала, а он и сам потерял разум.

Кайло больше не сдерживался. Не останавливал себя, нарочно замедляясь. Отстранился, вызвав этим ее жалобное хныканье, ухватил Рей за плечи, заставляя выпрямить спину и прижаться к нему. Она вскрикнула — в такой позе он вошел еще глубже. Кайло схватил ее за коленку, заставляя оторвать ногу от дивана, другой рукой нажал на ее плоский животик, почти чувствуя себя внутри нее. Рей неловко балансировала в его руках, вспотевшая, насаженная на его член.

— Доверься, — шепнул, — не уроню.

И она доверилась, откинув голову ему на плечо. А Кайло повернул ее лицо к себе, впился в рот и трахал, поднимая и опуская, пока картинка не взорвалась перед его глазами алыми и белыми пятнами и он сам не закричал, кончая. И все равно трахал, трахал и трахал Рей, пока не почувствовал, что ее тоже прошивают спазмы удовольствия. И тогда Кайло кончил второй раз подряд.

Едва обрел снова разум, обхватил Рей за талию, приподнял. Сел на диван, потом лёг на бок, прижимая её к себе. Зарылся носом в волосы и закрыл глаза. Ницше аплодировал ему стоя, Маркс ухмылялся в бороду. Но Кант смотрел с укоризной: «А про презервативы почему не подумал, идиот?!»

Кайло отмахнулся от назойливой мысли и обнял хрупкое девичье тело крепче. Все равно он больше не собирался её никуда отпускать от себя: Рей переедет к нему естественно. Он похлопочет за неё в институте, чтобы всегда была под присмотром и вообще в зоне немедленной досягаемости. А ещё он запретит ей работать — пускай учится вдумчиво, чтобы он не краснел за свою девочку…

— Кайло, я пойду? — грустный дрожащий голосок вырвал его из грёз.

— Куда? — он не понял. — Тебя отнести в душ?

— Нет… — она как-то вся сжалась. — Я… К себе…

Он резко развернул её. Тянул за плечи настойчиво, пока она не перевернулась, укладываясь лицом к нему. На лице слезы, кулачки перед грудью сжаты. Кайло внимательно присмотрелся к ней, забеспокоился. Постарался говорить как можно мягче.

— Рей, что случилось? Тебе больно?

Блять! А вдруг он все же перестарался?! Кайло вдвинул ей руку между ног, провёл, глянул: крови нет. Он чувствовал, какая она горячая и гиперчувствительная внизу, он же видел, как хорошо ей с ним было… Она задышала рвано, как раненый зверёк. Уткнулась лицом в кожаную подушку.

— Я навязалась тебе, прости. Я больше не буду, — она попыталась встать, но он не пустил, тряхнул за плечи.

— Не будешь что, Рей?

Она молчала и отводила глаза. Тогда Кайло усадил её к себе на колени и принялся баюкать, как ребёнка.

— План такой, Рей. Сейчас мы одеваемся и идём гулять, вон дождь уже закончился. Я расскажу тебе о своих планах на тебя и когда закончу, то дам тебе время подумать, — он потянул паузу, — ну, допустим, на протяжении ужина. А потом мы вернёмся сюда и снова займёмся сексом. И ещё раз утром.

Кайло поцеловал её в мокрую щеку, слизнул слезы:

— И только потом ты мне скажешь, куда и, главное, зачем ты хочешь уйти, — он отстранился и позвал её: — Рей.

Дождался, пока она посмотрит на него — неуверенно, уязвимо.

— Ты, маленькая сталкерша, получила свой артефакт. Ты же не собираешься его тут же бросить?

— Я так далеко в своих фантазиях не заходила, — застенчиво призналась Рей, которая перестала плакать. — Я думала, ты займешься со мной сексом, ну, может, оставишь на уикенд, а потом выпроводишь. И у меня останутся воспоминания на всю жизнь.

— Удивительно, но впереди как раз выходные, — заметил Кайло. Он с трудом подавлял неуместный хохот. Ебать и плакать! И ведь остались же такие наивные простушки, которые думают, что свободный мужчина после отличного секса сразу на дверь членом указывает.

Кстати о двери — в нее как раз позвонили. Кайло посадил Рей обратно на диван, вернул свои штаны на свою задницу, а ей принес свою безразмерную футболку. И строго-настрого приказал дождаться его.

Звонили сотрудники клининга — они закончили уборку. Кайло заглянул в соседскую квартиру, проинспектировал качество, вынес пару замечаний, за что ему сделали скидку, и расплатился. Вернулся к себе, несколько волнуясь, что эта инопланетянка таки сбежала в окно. Но Рей просто заснула на его диване, вымотанная сексуальными приключениями. Кайло накрыл ее пледом, включил ноут, нашел ее в списках студентов по довольно редкому имени. Рей проучилась всего половину курса, оценки были хорошими, участвовала в общественной жизни волонтером. Потом вдруг отчислилась без объяснения причин. За материальной помощью не обращалась. Что-то тут было не то. Кайло, конечно, выяснит и со всем разберется.

Сон под винными парами неглубок и недолог. Рей проснулась примерно через час. Повертела лохматой головой, стеснительно натягивая плед на голые плечи, увидела Кайло, который сидел за столом и набирал на ноуте очередные поправки в свою проклятую докторскую — исправлял положения, выносимые на защиту.

— Как спалось? — спросил мягко.

Рей подскочила на месте:

— Сколько времени?! Я должна была прибраться! Да меня выселят к чертям!

— Я все убрал, — сообщил ей Кайло, жутко довольный собой. Конечно, про клининговую компанию он не сказал. Девчонка, несмотря на весь свой юный фанатизм, оказалась стеснительная, еще зацепится за мысль про деньги, и придется весь вечер успокаивать, вместо того чтоб применить язык по более интересному назначению.

— Спасибо, — Рей покраснела так, словно заплатила за уборку натурой. Ну, в каком-то смысле так и было.

— Я хочу, чтоб ты шла к себе, переоделась и вернулась через двадцать минут. И ни минутой позже, — строго сказал ей Кайло. Он уже заметил, что когда впадает в профессорский раж, то действует на Рей как удав на кролика. — Мы пойдем поедим. Время пошло.

Рей торопливо закивала, выскользнула из-под одеяла и, почти не хромая, устремилась к себе. Кайло ухмыльнулся и тоже пошел переодеться. Джинсы, рубашка, грубые ботинки и, конечно, ремень — очень демократично. Кайло как дурак простоял с ремнем минут пять, представляя всякое. Дверь он не запирал, но Рей все равно позвонила.

Он открыл дверь, потом открыл рот от удивления. Рей связала свои красивые волосы в дурацкие пучки, напялила безразмерный свитер грубой вязки, который съезжал с ее острого плеча, и длинную юбку. И зачем-то накрасила губы яркой помадой совершенно не подходящего ей цвета. Кайло молча взял ее за руку и отвел в ванную комнату снова. Она удивилась, но ничего не сказала. Он наклонил ее над раковиной и умыл. Когда он пальцами стирал с ее губ помаду, Рей часто дышала ему в ладонь, но не сопротивлялась. Кайло распустил ей волосы и причесал их. А затем достал ножницы и обрезал ее дурацкую бохо-юбку выше колена. Успокаивающе поцеловал и спросил:

— Есть пожелания насчет еды? Ты любишь какую-то особенную кухню?

Рей передернула плечами, возвращая свитер на место, глянула на него с чем-то вроде обиды. Одернула остатки юбки и вытерла губы тыльной стороной ладони.

— Зачем ты спрашиваешь, если сделаешь все по-своему? — спросила и поджала губы. Кайло понял, что переборщил. Она старалась, одевалась и красилась для него. По меркам современной молодежи вот это недоразумение было модным — он видел таких чучелоподобных девчонок в институте постоянно. Мальчики были им под стать, от бомжей только запахом отличались. Он этой новой моды в упор не понимал. Особенно подкатанных, сука, штанишек! Его даже сейчас передернуло. Но с Рей так поступать не стоило. Она хоть и влюбленная, но явно не покорная телочка. Маркс такой ход одобрил: за свободу самовыражения!

— Рей, прости! — Кайло принял вид настолько виноватый, насколько был способен. — Я куплю тебе другую такую же (хуюшки!) юбку. Просто (блять, только бы не заржать!) я не хочу сегодня выглядеть рядом с тобой старым.

Рей обернулась к нему с распахнутыми глазами и открыла было рот сказать что-то, но он обнял ее и принялся целовать так тщательно и нежно, что в какой-то момент сам увлекся и не заметил, как они оказались на кафельном полу его ванной комнаты. Кайло запустил руки под этот дурацкий свитер, а Рей застонала. Этот стон привел его в чувство.

Кайло прикинул варианты. Трахать свою красавицу на холодном полу — моветон. Да и есть хотелось зверски. Но самая главная причина отказа — если отыметь ее сейчас, то вечером ему точно ничего не светит, после лишения девственности это будет почти что изнасилование в особо жесткой форме.

— Думаю, — хищно улыбнулся Кайло, — мне придется извиниться как следует. Зато смотри, как удобно!

И сполз ниже, задирая юбку, которая стала совсем короткой. Отодвинул в сторону красивые кружевные трусики и принялся быстро и сильно лизать. Судя по тому, как Рей застонала и завозилась, этого она точно не ожидала, но очень хотела. Кайло был в курсе, что в оральном сексе нельзя лениться. Все эти ленивые поцелуи не туда просто не работают. Надо найти местечко, от прикосновения к которому сносит крышу — обычно клитор — а потом сосать и облизывать его, не снижая темпа, пока девчонка не кончит.

Судя по тому, как быстро Рей достигла оргазма, она была сверхчувствительной. Поди, и долго мастурбировать ей не надо. Тем лучше — Кайло еще посмотрит, сколько раз подряд она сможет кончить. У него вообще появились большие планы на жизнь за какие-то несколько часов. Лучшие часы за много лет в его жизни.

Он провел ее через оргазм, поправил трусики и юбку, вытер рот и подал ей руку.

— А ты? — ужасно удивилась Рей.

— А я пока не заслужил, — подмигнул ей Кайло.

Они вышли на улицу, Кайло поймал такси и привез ее в итальянский ресторан. Внешне скромный, но уютный и недешевый. Здесь готовили лучшую пасту в городе. Рей немного стеснялась, но Кайло ловко сунул ей винную карту.

— Выбери вино, — сказал, — я в нем не разбираюсь. Потому что думал, что не люблю.

Он не собирался скрывать свои отношения. Пусть она молоденькая, но не его студентка. А на остальное ему было плевать.

Вопреки его ожиданиям, Рей расслабилась. Вела себя естественно, толково обсудила с официантом винную карту, вызвав у пожилого итальянца — совладельца заведения -искренний восторг. Он всегда обслуживал Кайло лично, присаживался поболтать за ужином.

— Я бескрайне рад, Кайло, что твоя подруга наконец сделает из тебя человека. Прекрасная дама, что так хорошо разбирается в вине, настоящий подарок. Милая! Я не мог заставить этого варвара глотнуть своего лучшего вина! — Серджио смешно шевелил усиками, вращал круглыми глазами и прижимал руки к сердцу.

Рей, улыбаясь, ответила:

— Проф… Кайло совсем не варвар! Он нарочно всех пугает, чтоб не пользовались его добротой зазря!

Управляющий осыпал Рей комплиментами и наконец свалил к другим гостям. Кайло облегченно выдохнул. Он любил поболтать с Серджио, но именно сегодня видеть его не хотел. Рей попросила его выбрать еду самому, раз вино на ней, и как раз приканчивала пасту с мидиями. Кайло порадовался ее аппетиту, ему нравились девчонки, которые хорошо ели, а не гоняли по тарелке вялый листик салата. Он встал, взял стул и подсел близко к удивившейся Рей, благо стол был круглый. Опустил под скатертью руку на ее голое бедро и шепнул нежно:

— Хочешь десерт?

— Хо… хочу, — выдавила вмиг покрасневшая девчонка. Его девчонка.

— Чизкейк? — промурлыкал Кайло, который готов был отказаться от десерта. Точнее, пробовать вместо десерта Рей.

— Какая встреча! — раздалось позади них звучное контральто. — Профессор Соло-Рен!

Кайло перекосило. Он с заметной заминкой повернулся и поприветствовал гостью:

— Добрый вечер, Эмилин. Вы наконец-то отказались от диеты и лечебного голодания? Или больше не сравниваете итальянские рестораны с адом?

Высокая мадам в длинном шелковом платье, увешанная драгоценностями, что твоя новогодняя елка, кивнула ему.

— А что это с тобой за очаровательная малышка, кузина? — пропела Эмилин Холдо, заведующая кафедрой истории, вечный противник Кайло во всех институтских спорах и несостоявшаяся наездница его члена. Кайло ее грубо отшил, и с этого дня они враждовали.

— Это моя девушка Рей, — так же спокойно сообщил Кайло, предостерегающе сжимая бедро Рей и надеясь, что она не полезет с уточнениями. — Мы празднуем помолвку!

Рей со звоном уронила вилку, но ничего не сказала.

— Поздравляю, — Эмилин сузила глаза, — и приятного вечера!

Она удалилась, а Рей задрожала.

— Что не так? — спросил Кайло, приподнимая пальцем ее подбородок.

— Зачем этот спектакль? — тихо спросила Рей.

— А это не спектакль, — в голосе Кайло прорезались грубые нотки. — Потому что если у нашего приятного времяпровождения на диване будут последствия, я на тебе женюсь, это даже не обсуждается. Стану воспитывать тебя и ребенка!

— А если нет? — Рей на него не смотрела.

— А если нет, то мы просто попробуем встречаться, — Кайло поднес ее руку к губам, целуя без стеснения, хотя вокруг была куча народу. — Или ты бросишь меня без объяснения причин, и назавтра, благодаря Эмилин, все будут знать, что я нанимаю девушек из эскорта, чтоб скрыть, что я гей! Спаси меня!

Кайло изобразил мольбу, и Рей хихикнула, почти против воли.

— А ты не думала, почему я все время один? — спросил он уже серьезно. — Знаешь, у меня настолько дерьмовый характер, что от меня женщины разбегаются, теряя обувь, и только старые шлюхи вроде Эмилин западают на мою ублюдочность. Ты, скорее всего, тоже сбежишь, завтра или послезавтра. Но дай мне немного помечтать. А, Рей?

Вызов был брошен и принят. Рей блеснула глазами:

— Я бы не сбежала!

— Поспорим? — подначил ее Кайло.

— Ты собираешься специально издеваться надо мной? — нахмурилась девчонка.

— Нет, — Кайло вздохнул. — Я просто буду собой.

— А сегодня ты изображал кого-то другого? — Рей подняла бровки.

— Нет, я такой и есть. Если продержишься как моя девушка месяц, я сумею восстановить тебя в институте, — коварно предложил Кайло. — Ты как раз мне услугу должна!

— А если нет? — Рей скрестила руки.

— Тогда я заберу все твои запасы домашнего вина и буду считать, что женщины одинаковы, — хмыкнул Кайло.

— Спорим, — Рей азартно протянула ему ладошку.

Они ударили по рукам и разбили спор, потом Кайло зашептал ей на ушко:

— Уйдем отсюда, дорогая! И десерт возьмем домой! Иначе я не дотерплю и втрахаю тебя в стену ближайшей подворотни!

Они заказали десерт с собой. Серджио лично пришёл их рассчитать. Снова рассыпался в комплиментах перед Рей и позвал на лазанью в ближайшее время. Подмигнул и, сказав, что добавил нечто особенное от себя лично для неё, передал Кайло бумажный пакет.

Кайло чувствовал себя странно. Внимание пожилого итальянца к Рей вызывало у него чувство ревнивой гордости. Еще веселили настырные взгляды со стороны столика Эмилин, где он увидел ещё нескольких коллег — типичные посиделки синих чулков. О, теперь у них будет тема на весь вечер, а Эмилин, наверное, напьётся. Он словно показал всем вокруг, что у него есть не просто женщина, а невеста. Не просто невеста, а самая замечательная невеста на свете! Кайло так погрузился в свои мысли, что не заметил, как они вышли из ресторана. Очнулся только, когда Рей обежала его кругом и засунула нос в пакет, что вручил Серджио.

— Он сказал, что добавил специально для меня что-то! — пропела она, и Кайло вдруг захотелось подхватить её и закружить.

Но вместо этого он улыбнулся и поднял пакет повыше, останавливаясь под фонарем рядом с раскидистым кленом. Воздух был удивительно свеж после дождя, тёплый свет выхватывал из темноты жёлтые листья на асфальте, мягко высвечивал фигуру Рей, которая извлекла из пакета коробочку… Кайло чувствовал: ещё немного, и он покроется сахарной глазурью. Да он, блять, всего несколько часов её знает, а уже по уши влюблён!

— А-а-а, Кайло! Это же моё любимое! — она даже подпрыгнула, держа в руках песочную корзинку с горой белого крема. Гору венчала малюсенькая красная вишенка, которую Рей тут же слизнула бесследно. Подняла на него сверкающие глаза и внезапно сунула пирожное прямо в губы.

— Пробуй!

Он тоже лизнул кремовую верхушку, а она вдруг обхватила его руками за шею и приказала:

— Теперь делись! — и поцеловала его первая. И он закружил её под этими чертовыми кленом-фонарем, не отрываясь от таких сладких губ.

Рей захихикала прямо ему в рот:

— У меня от тебя голова кружится!

Кайло внял и остановился, но целовать не прекратил.

— А у меня от тебя, — выдохнул напоследок, поцеловал её в лоб и опустил на землю. Сам одернул ее свитер, юбку, поправил волосы. Кивнул на круглосуточную аптеку.

— Я пойду за средствами защиты, — усмехнулся, увидев, как она смутилась. — Тебе взять что-то?

— Аскорбинку апельсиновую, — она снова улыбалась.

Кайло уже третьим слоем глазури покрывался мысленно: «Аскорбинку! Моё ты солнце!». Усмехнулся, прикидывая, что побил свой пожизненный рекорд умиления за пару минут, и вручил ей пакет.

— Лопай вот, сладкоежка.

Рей добила корзиночку в мгновение ока, и Кайло протянул руку, убирая крем с ее щеки:

— Я быстро.

Он оставил её под фонарем в двух шагах от аптеки в компании двух чизкейков. Что могло пойти не так?


========== Как все испортить, а потом все исправить ==========


Кайло улыбался и шутил с пожилым фармацевтом. Он купил самые дорогие сверхтонкие презервативы и чуть ли не ведро смазки на случай, если естественной влаги Рей не хватит на второй-третий круг. Аскорбинку, конечно — с апельсиновым, клубничным и малиновым вкусами. И бутылочку минеральной воды, потому что от одних фантазий о Рей — его Рей — у него в горле пересохло.

Колокольчик звякнул, когда Кайло вышел на улицу. И профессор замер. Пакет валялся на земле, кто-то вытряхнул из него чизкейки и растоптал. Рей прижималась спиной к клену, словно дерево могло защитить ее. А вокруг стояли четыре незнакомых парня, по виду шпана. И один, самый темный, тряс Рей за плечо так, что ее чудесное, обычно сияющее личико кривилось от боли.

Кайло не тратил время на прелюдию и накачку себя адреналином. Его гнев — священная безотказная ярость — всегда был с ним, только руку протяни. В три широких быстрых шага он преодолел расстояние от крыльца аптеки до фонаря и нанес ближайшему два удара в голову кулаком, а затем вломил в бок ногой. Противник упал, а второго Кайло тоже встретил ногой в лицо. С мелким укурком разобрался с помощью локтя в нос. И наконец, против всех правил муай-тай, ухватил того ублюдка, который навис над Рей, за неряшливые дреды. Рванул назад и встретил коленом. Швырнул наземь и ударил ногой в живот, потом в лицо. Сделал движение прыгнуть ему на спину и сломать нахер хребет, но Рей обхватила сзади его талию.

— Нет, Кайло, прошу! — кричала она отчаянно.

И тогда Кайло просто выбил ему передние зубы. Рен не запыхался, но дышать было трудно. Рей по-прежнему не отпускала его, крепко держала за талию, уткнувшись лбом куда-то под лопатки. Двое укурков, что остались в сознании, подхватили третьего и сноровисто потащили его прочь. За чувака над которым нависал разъярённый мастер спорта по тайскому боксу, никто не заступился.

Перед глазами у Кайло вдруг отчётливо встали события десятилетней давности, когда он чуть было не расстался со спортивным разрядом, что достался ему таким трудом. Ублюдок с фамилией, которую даже выговорить было невозможно, проиграл ему на соревнованиях. И вот, когда рефери огласил очки, ублюдок принялся сыпать оскорблениями. Обозвал их с Хаксом пидарасами, но так, что слышали только Кайло и рефери. Кайло тогда сорвался, бросился на ублюдка и чуть не сломал — как и сейчас — позвоночник. Его оттащили — как и сейчас — и только показания рефери спасли его от пожизненной дисквалификации. Но в том бою ему влепили технический проигрыш и лишили первого места. Кайло припомнил, как он рвал и метал, а мать только фыркнула: «Отнесись к этому философски, Бенджамин». «На хую я вертел твою философию», — ответил он тогда сгоряча. И получил в наказание за брань ебаное завещание и философскую, сука, каторгу.

И если тогда Кайло рассчитался за свою ярость годом дисквалификации, то сейчас мог отхватить реальный тюремный срок. Рей защищала его, а не этого ублюдка, ведь так? Он попытался взять гнев под контроль, отошёл от придурка — от греха подальше. Сжал руки Рей в успокаивающем жесте.

— Ты в порядке? — прохрипел.

Она отпустила его, отступила на шаг, но не сказала ни слова. Кайло обернулся и охуел. Его девочка опустилась на колени подле ублюдка, который её лапал, и пыталась привести его в чувство. Кайло смотрел и не верил своим глазам.

— Рей? — только и удалось ему выдавить спустя несколько мгновений.

Она подняла на него заплаканные глаза. В желтом свете фонаря мокрые дорожки на щеках горели огнём.

— Это Финн, Кайло. — проговорила срывающимся голосом. — Он мой… Друг.

Друг Финн застонал в ответ на её слова, постепенно приходя в себя. Кайло переводил взгляд с него на Рей, а в голове вдруг воцарилась совершенная гулкая такая тишина. Будто со стороны он услышал собственный холодный злобный голос:

— Финн «Три Пальца»? Этот Финн?

Рей судорожно втянула в себя воздух, а Кайло вдруг сделал шаг вперёд и с размаху опустил тяжёлый башмак на правую руку силящегося подняться придурка. Раздался радующий душу хруст и визг свиньи на убое.

Рей дёрнулась, словно испугалась, что он и ей сейчас с ноги навернет. А Кайло просто подступил ближе.

— Так ты не врала, — продолжал кто-то говорить за Рена холодно. — Может, ты и про пальцы не врала? То-то крови не было.

Рей резко выдохнула и осела на асфальт. Смотрела на него неотрывно, и под этим взглядом с него словно кожа облезать начала от стыда. Да он бы руку отдал, чтобы забрать жестокие, глупые, недостойные слова обратно! В ушах зазвенело.

На улице вокруг них стал собираться народ, кто-то достал телефон — и вряд ли чтобы в полицию звонить. Периферийным зрением Кайло видел, как Серджио выскочил из дверей ресторана с битой наперевес, да так и замер, не веря своим глазам. Кайло явственно почувствовал, как каждый ебаный философ, кого он когда-либо изучал, воткнул в него по ножу, а Ницше облил бензином и поджег труп.

Кайло горел заживо изнутри, а Рей все смотрела и смотрела. Без укора даже. Она не плакала больше. Содрогнулась, когда Финн в очередной раз застонал, отвела глаза. Поднялась на колени, помогла ему подняться тоже. Финн причитал, охал, стонал, разве что не звал мамочку. Ебло превратилось в кровавую кашу, рука — всмятку. Но Кайло уже не радовался этому. Заледенев, он наблюдал, как Рей с трудом поднимает Финна на ноги.

— Рей, — наконец Кайло обрел способность говорить. — Рей, я не хотел, прости. Я сказал глупость. Я испугался, что они причинят тебе вред, Рей…

Она не смотрела на него. Стояла с опущенной головой, пока Финн сплевывал кровь и осколки зубов, откашливался. Зато смотрела вся улица. Кайло было плевать: он чувствовал, что вот-вот случится нечто непоправимое. Он сделал шаг к ней, но тут же остановился: Рей отшатнулась от него.

— Друзья так не поступают, Рей, — Кайло мотнул головой на Финна. — Этот парень напал на тебя на улице. Он… Он хотел обидеть тебя Рей, я же видел.

Кайло чувствовал, что вот-вот развалится на части. Он вел себя жалко на глазах у изумленной публики, но он это заслужил. Он бы и на колени встал, и ноги бы ей при всех целовал, если бы это помогло. Но не поможет.

— Рей, оставь его. Пойдем домой, — Кайло не удержался, сделал еще один маленький шаг вперед и протянул Рей руку. — Пожалуйста.

Последнее слово вышло таким тихим и обреченным, словно говорил кто-то другой. Не гневливый спортсмен, не гордый, самовлюбленный профессор. Не Кайло Рен. Кто-то другой под всей этой оболочкой монстра просил Рей остаться. Она снова вздрогнула. Кайло увидел, как по ее щеке покатилась одинокая слеза. Мгновение она, казалось, колебалась, но Финн снова застонал: «Рей, Христа ради, помоги… мне в больницу нужно…»

Так и не взглянув на Кайло, Рей поднырнула Финну под руку, и они медленно побрели прочь. Кайло остался стоять посреди улицы. Руку он опустил, только когда встретился глазами с торжествующим и насмешливым взглядом Эмилин Холдо.

Все было кончено, не успев начаться. Он опять все сломал собственными руками, да в этот раз еще и рекорд поставил — шесть часов. Шесть гребаных часов длились его отношения! С самой блять лучшей девушкой в его жизни.

Кайло медленно развернулся к группе людей, вышедших на шум из ресторана.

— Какие-то проблемы? — ровно спросил.

И толпа, словно по волшебству, рассосалась. Но Кайло особенно запомнил торжествующий взгляд Эмилин и печальный — Серджио. Еще ведь эта сука Холдо и утешать придет завтра в его кабинет. В кожаном белье, черт бы ее побрал. А завкафедрой философии профессор Рен-Соло тогда все-таки врежет профессору Холдо, хоть он ни разу не трогал женщин и пальцем. В тюрьму — так с музыкой!

Он снова повернулся, в надежде расквитаться хотя бы с ублюдками, которые сопровождали Финна, мать его, Три Пальца. Но и эти успели свалить. Кайло закрыл глаза. И на его обращенное к равнодушному небу лицо упали капли дождя. Рен нашарил в кармане телефон и позвонил по единственному номеру группы «Друзья». Долгие гудки, и вот на заднем плане послышались до боли знакомые звуки яростных криков и ударов.

— Чего стряслось? — недовольно спросил Армитаж Хакс. И сразу сам ответил: — Хотя у меня нет времени висеть на трубе. Так что тащи свою задницу сюда, профе-э-эссор! И лучше бы тебе притащить в компании с собой старого доброго Джека!

Хакс отключился, как всегда, не прощаясь. Кайло зашел в алкомаркет и приобрел две бутылки Джека Дэниелса, а еще сигарилл покрепче. И приехал на такси в маленький зал по Муай Тай для самых продвинутых бойцов, который держал его единственный друг.

Хакс встретил его на пороге.

— Ну привет, — довольно ухмыльнулся. — Не прошло и пяти минут от твоего звонка, как мне в Ватсап посыпались ссылочки на классные видосики, где один преподаватель философии и без пяти минут доктор наук жестоко пиздит и без того угнетаемые меньшинства!

Так что не далее как в понедельник ты отправишь дипломы в помойку и мы снова займёмся старым добрым тайским боксом вместе! Я весь горю, как телочка под афродизиаком! Но скажи, что ты не поделил с местным сутенером?

— С кем?! — охренел Кайло.

— С Фиником.

Кайло только моргнул в ответ. Хакс закатил глаза, пропуская его в зал. Сразу же кивнул на дверь своего, а когда-то их общего, кабинета. Кайло знал обстановку чертовой каморки как свои пять пальцев. Ровно половина наград, развешенных по стенам, а также пятьдесят процентов ебучего Первого Ордена принадлежали ему. Орден должен был стать сетью секций для разных категорий спортсменов и бойцов, но остался полулегальным залом в бывшем бомбоубежище.

Зайдя в кабинет, Кайло не удержался и фыркнул: Хакс даже стол его убирать не стал. «Ты вернёшься, Рен, сломаешься под этой философской трухой за неделю», — заявил тогда Армитаж. Ведь когда Хакс услышал, что Кайло бросает Первый Орден, то взбесился так, что едва шею ему не сломал одним ударом. Рен упал, лежал и не рыпался: знал, что виноват перед другом. А ещё знал, что тот больше бить не станет. Ещё зелёными пацанами они поклялись никогда не бороться друг с другом. Остыв, Хакс сплюнул, что Рен ещё приползёт, но ошибся: сегодня Кайло переступил порог Первого Ордена впервые за десять лет.

— Смотри сюда, профе-э-эссор.

Потерявшись в воспоминаниях, Кайло не заметил, что Хакс уже откупорил бутылку Джека, да и закурить успел. Глотнул «из ствола», передал Кайло, затянулся с наслаждением и врубил вытяжку. Кайло тоже приложился к бутылке, чувствуя, как голову чуть отпускает. Хакс уселся на стол и достал смартфон.

— Вот этот ублюдок, Бенни, которого ты так красиво приложил по зубам, шестёрка местной криминальной шишки. Поставляет тёлочек Фаззи в бордель. Помнишь Фаззи? — Хакс гадко ухмыльнулся. — И вообще, с каких это пор, Рен, ты стал защитником шлюшек?

— Щас въебу, — рыкнул Кайло, рассеяно глядя, как на закольцованном видео Рей отворачивается от его протянутой руки и уходит с Финном в темноту. И тут до Кайло дошло. — Сука!

Рен с размаху приложил едва початую бутылку Джека о стену. Хакс только брови поднял. — Ты на ходу? — бросил Кайло, срываясь с места.

Хакс не стал задавать лишних вопросов. Бормоча: «Ты мне блять языком здесь все дочиста вылижешь, припадочный», — поднялся.

— Люди нужны? — спросил Арми.

Кайло замотал головой, отчаянно желая, чтобы весь этот пиздец оказался бредом. Что вот сейчас они приедут, Рей откроет ему дверь и плюнет в лицо. А Кайло, убедившись, что Рей в порядке, найдёт ебаного сутенера и закончит начатое.

-… ехать? Куда блять ехать, Рен? — Хакс коротко переговорил с парнями в зале и нагнал его на улице. Похоже, он уже не впервые повторял вопрос.

— Ко мне, — бросил Кайло, запрыгивая в Хаксову тачку, белоснежный старый Додж, который назывался ни больше, ни меньше, чем «моя малышка». Женщины Хакса знали: когда он говорит так, речь идет про машину.

Пока они ехали, Кайло курил как не в себя, представляя картины одна другой страшнее. Он молился — впервые в жизни и всем богам сразу, чтобы Рей оказалась невредимой.

— Да что с тобой? — не выдержал Хакс на пятой сигарете. Они уже подъезжали к дому, и Кайло, не ответив, выскочил практически на ходу. Опрометью бросился в подъезд и кинулся вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. «Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста», — бормотал про себя.

Реальность подтвердила худшие опасения Кайло. Перед его дверью стояло несколько разномастных бутылок с рубиновой жидкостью, а дверь в квартиру Рей была даже не заперта. И конечно, там никого не было. Кайло закричал в полный голос и принялся бить бутылки. Он с ужасом видел, как чем-то похожая на кровь волна заливает лестничную площадку.

— Так, ну хватит, — Хакс, как Рей двумя часами назад, обхватил его.

С ранних лет только жилистый друг мог сдержать такую машину смерти, как Кайло. И Кайло бездумно, по детской привычке, подчинился. Замер, дрожа.

— Ты задолжал мне охуительную историю, — Хакс отпустил его, наклонился и поднял из кучи осколков одну уцелевшую бутылку. — Смотри-ка, будет чем отпраздновать, когда у тебя мозги на место встанут.

— У меня была соседка, — со вздохом начал Кайло.

— Ты ее любил, она съела кусок мяса, ты ее убил?! — перебил его Хакс с хохотом.

— Придурок ты, — устало и беззлобно сказал Кайло. — Мы познакомились сегодня, я помог ей с виноградом и трахнул ее, она оказалась девственницей. Я предложил встречаться, а она согласилась. Но не прошло и пары часов, как я страшно накосячил, и она ушла с этим Финном, который вроде как ее друг.

— Звучит как сценарий к дешевой мелодраме, — хмыкнул Хакс. — Где герои страдают и поедают сладкое стекло на завтрак, обед и ужин. Ты насчет девственности уверен?

— Более чем, — в голосе Кайло против его воли прорезалось самодовольство.

— Тогда все просто, — тут Хакс перестал лыбиться и подобрался. — Сутенеры дружат с девственницами только в случае, если собираются их подороже продать. И судя по видео, ты представил ему идеальную возможность. Но у тебя есть я и тайский бокс. И, ха-ха, совершенно и абсолютно случайно я знаю, где она может сейчас быть!

Кайло устыдился. Второй раз за эти гребаные сутки. Он ведь бросил Первый Орден, несколько лет вообще не контактировал с Хаксом, пока не набрался как-то и не позвонил.

— Но у меня есть условие, — Хакс продолжил. — Когда тебя уволят — а тебя после такого пиздеца уволят, к гадалке не ходи — ты вернешься в Первый Орден, и мы вместе закончим то, что когда-то начали!

Кайло энергично закивал и уже бросился было вниз по лестнице, когда Хакс его окликнул.

— Куда понесся? — бросил со смехом. Кайло обернулся. Хакс подбросил на ладони смартфон, гадко ухмыляясь: — Один звоночек, Кайло. Один звоночек и мы вернем твою виноградную девственницу.

Хакс посмеялся от собственной остроты и добавил:

— А ты пока придумай, как убрать этот пиздец, а то соседи точно вызовут ментов.

Бормоча нелестные эпитеты в адрес самодовольного друга, Кайло принялся рыться в памяти телефона в поисках контактов давешнего клининга, а Хакс поднялся на верхнюю площадку — подальше от винного моря. За двойную оплату клининг согласился повторно приехать — Кайло договорился на безнал. Когда он покончил со звонками, Хакс уже спускался к нему, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Что? — у Кайло внутри все сжалось.

Хакс молча прошел мимо, сунув обалдевшему Кайло в руки смартфон, и понесся вниз по лестнице. На экране светилось короткое сообщение: «За границей. Помоги себе сам, Тренер».

Нихрена не понимая в этом бреде, Кайло бросился следом. Кода он выбежал из подъезда, Хакс уже нетерпеливо газовал.

— И что это блять значит? — выдохнул Кайло, запрыгивая в тачку.

Хакс стартанул так, что его вжало в сиденье.

— Это значит, Бенни, что мы идем в бордель, — прошипел друг злобно. — И молись, чтобы мы успели первыми.

Хакс гнал так, что собрал штрафы, наверное, от каждой дорожной камеры на пути. Они мчались куда-то на северо-запад, миновали городскую границу и вылетели на девяносто пятое шоссе. А по дороге Хакс рассказывал нечто такое, от чего у Кайло шевелились волосы.

В беззаботной юности их всегда было трое — он, Хакс и Фаззи. Они занимались муай-тай, пили и волочились за девками. Даже Фаззи, которая сама была женского пола. Еще Фаззи спала с Хаксом, сохла по Кайло и немного дулась, что ее не пускают в крепкую мужскую дружбу. Хакс ее не любил, но уважал, а Кайло дальше своего носа и члена вообще ничего не видел. Наконец Фаззи плюнула, тем более что ее результаты на соревнованиях были не самыми блестящими, она вообще не любила драку по правилам. И уехала зарабатывать деньги в столицу. А Кайло и Хакс вздохнули больше с облегчением, чем с сожалением, и организовали Первый Орден. Но потом Кайло сорвался и подставился перед мамочкой. Друзья расстались надолго.

А Фазма, оказалось, вернулась с деньгами и еще более циничным взглядом на жизнь. В припортовой зоне она организовала бордель, а еще частное охранное предприятие. И исправно поставляла Хаксу парней для обучения грязному боксу.

— Уж не знаю, каким местом она зарабатывала начальный капитал, — фыркнул Хакс. — Но с тех пор у нее одно правило: все добровольно. Девочки стараются, и все рады.

Но и на старуху найдется проруха. Фазма занялась расширением своего ЧОПа, а на бордель поставила заместителя — некоего Митаку. По словам Хакса, весьма гниленького. Фаз уже ловила его на подсовывании наркоты клиентам и девчонкам и сделала последнее предупреждение. Надо же было такому случиться, что Финик встрял в очередные неприятности, а Фазмы нет и бордель-папан там Митака.

— Кто такой Финик? — прорычал Кайло не своим голосом.

— Да хер его знает, — фыркнул Хакс. — Мелкий жулик на подсосе. Вечно всем должен. Ходил ко мне в надежде научиться драться, но я его вышвырнул. Но есть у Финика фишка. Он уже пару раз местным бандитам предлагал откупиться красивой девственницей-сестрой. Клялся, что белой и сводной. Думаю, это и есть твоя девочка. В последнее время он подрабатывал на Митаку, поставлял ему девок в обход Фазмы. Если ее там нет, то хоть узнаем адрес мудла.

В темном ночном небе замелькали портовые огни. Хакс попетлял между складов и остановился у большого мрачного пакгауза.

— Инструктаж по технике безопасности, — он повернулся к Кайло. — Говорить буду я. Ты молчишь и изображаешь извращенца, хоть слюни пускай! Меня там знают, я пару раз пользовался девочками почище, даже скидку за вежливость дали! Просим двух девственниц, чтобы съездить с ними в сауну. Кивни, блять, если понял, профессор, мать твою дохлую тридцать три раза об колено!

Кайло кивнул и спросил:

— Если нету или дадут не тех?

— Требуем до победного. Твоя брюнетка? А, шатенка, окей. В общем, пусть всех приведут, и выберем. Митака ссытся на меня залупаться. Но если все плохо, то берем его в заложники, баррикадируемся в его кабинете и звоним в полицию, пожарным, врачам, газовикам, репортерам и психологам!

— Кому? — переспросил охуевший Кайло.

— Братве звоним, — наконец посерьезнел Хакс. — Есть у меня связи, но их лучше до последнего не трогать…

И они вышли из машины. Кайло огляделся по сторонам. Около пакгауза не горело ни одного фонаря. Вообще в этой части порта было темно настолько, что казалось, освещения здесь и не должно быть. Несколько крутых тачек, припаркованных рядом, щеголяли залепленными скотчем номерами.

— Блять, — пробормотал уже совсем не профессор Рен.

Философы в его голове все, как один, затихли. Из тщательно игнорируемых слоев памяти начали всплывать полустертые образы веселой юности. Кайло провел рукой по глазам и дернул ворот рубашки. Расстегнул и закатал рукава до локтя.

— Пойдем уже, блять, — бросил наблюдавшему с ухмылкой за этой пантомимой Хаксу.

Тот посерьезнел и кивнул в ответ. Подойдя к неприметной двери, постучал как-то хитро: три раза, и все три — по-разному. Пакгауз был старой конструкции: огромный, сложенный из красного кирпича. Несмотря на свое изначально прозаичное предназначение, в неверном ночном свете строение казалось декорацией к какому-то готичному ужастику. Кайло задумался, что ждет их за дверью: стоны и крики из-за тонких перегородок? Полуголые официантки и коксовые дорожки на каждой горизонтальной поверхности? Пол, заваленный использованными презервативами и залитый реками девственной крови?

Так. Стоп! Рен унял разбушевавшуюся фантазию, но не отпускало чувство досады, что всю жизнь полагался только на свои кулаки и не научился стрелять. Ствол сейчас был бы ох каким не лишним.

Кайло горестно вздохнул, и Хакс недовольно на него покосился: за дверью как раз послышалась возня. Секунда, и перед ними возник невысокий мужчина неопределенного возраста: ему могло быть как тридцать, так и пятьдесят. Гладкое бесстрастное лицо, полуприкрытые веки узких глаз. Кайло даже хихикнул нервно: типичный персонаж идиотских фильмов про опиумных королей Китая. Персонаж никак не показал своего отношения ни к их появлению, ни к сдавленному хихиканью Кайло.

— Привет, Ми. Отлично выглядишь, — начал Хакс, мешая презрение, жизнерадостность и подъебку. — В следующий раз подарю тебе халат с широкими рукавами, чтоб больше на китаезу похож был!

Ми-Митака, а это был наверняка он, улыбнулся краешками губ:

— Над твоим подростковым юмором не властно время, Армитаж. Это отрадно.

По тому, как напряглись плечи друга, Кайло понял, что этот маленький обмен любезностями — продолжение каких-то старых терок, он благоразумно перестал хихикать, постарался выглядеть серьезно.

— Нам нужны девчонки, Ми, — начал Хакс.

— Осо-о-обые, — перебил его Кайло, вживаясь в роль обдолбанного извращенца.

Митака не обратил на него внимания, а Хакс вдруг развеселился:

Ага, особые, — он заговорщически подмигнул Митаке и, наклонившись немного, прошептал доверительно: — Мы хотим девственниц.

Отметая возможные возражения, Хакс шагнул вперед, тесня Митаку от входа. Кайло двинулся следом и, подцепив пальцем подбородок невозмутимого придурка, нагло прогудел прямо в узкие глазки:

— Фаззи сказала, что на тебя можно положиться, сладкий, — для пущего эффекта Кайло чмокнул Митаку в лоб и, обхватив за плечи, влегкую поднял, затем отставил в сторону. Удовлетворенно заметил, как у Митаки дернулось веко, а Хакс закатил глаза: не переигрывай, мол.

Никаких косяков и дилдо по углам не валялось, конечно. В красноватом, похожем на аварийное, освещении красная ковровая дорожка уводила мимо разных комнат, занавешенных органзой или бусами. Из дальней слышались тихие женские стоны.

Кайло намылился проверить каждую комнату, но Хакс его остановил, ухватив за локоть, и заявил:

— Слышь, ми-ми-миметр, мы туда не хотим! Тащи девок сюда, сразу выберем и поедем в сауну. Люблю, знаешь ли, ебаться и париться!

Митака собрался возражать, но Хакс картинно нахмурился:

— Давай, а то напишу тебе в жалобную книгу, и Фаз ата-та сделает!

Митака умотал по коридору, и после двадцати минут неразборчивого шороха вывел пяток девиц. Две были как в том анекдоте про школьницу, у которой горло болит от холодных хуев на перемене, еще одна страшна, как жизнь без секса, и две последние — под колесами. Блондинка… И Рей, которая не соображала, где находится.

— И что, все девственницы? — удивился Хакс. Предостерегающе зыркнул на Кайло, который уже дернулся к Рей, и прошелся перед нестройным рядом девиц как генерал на параде. По тройке первых лишь скользнул взглядом, перед блондинкой остановился, приподняв лицо за подбородок. Та обольстительно улыбнулась, а потом ка-а-а-ак цапнет Арми за палец! Хакс аж подпрыгнул с воплем. К девице подскочил Митака и замахнулся резиновой дубинкой — точно блять бывший мент. Но Хакс среагировал быстрее и перехватил его руку.

— Фаз будет недовольна, — проговорил отчетливо глядя в глаза присмиревшему бордель-папа. — Я беру девку бесплатно, Ми, и хозяйка не узнает, — добавил Хакс с гаденькой улыбочкой.

Митака тут же кивнул. Фаз в гневе была страшна.

— Как тебе эта, приятель? — Хакс обернулся к Кайло, кивнув на полубессознательную Рей. Ее шатало, она бормотала что-то несвязное и еле держалась на ногах. — Надеюсь, ты не переборщил с… — Хакс ухмыльнулся, дождавшись ответного кивка Кайло и повернулся к Митаке, — с успокоительным?

Тот энергично замотал головой, мол, как можно! Хакс громко хлопнул в ладоши:

— Значит, решено! Шатенка для моего друга, а для меня строптивая блонди. Грузите их, мы следом поедем.

Девок тут же увели материализовавшиеся словно из воздуха охранники, а Митака деликатно кашлянул. Хакс рассмеялся:

— Э, нет, брат. Получишь плату, когда мы удостоверимся, что они девственницы. В противном случае — тут Хакс посуровел так, что Кайло аж вздрогнул. Эти резкие переходы друга от сарказма к холодной ярости всегда заставали его врасплох. — В противном случае ты сам меня обслужишь в следующий раз.

Они вышли на свежий соленый воздух. Кайло опять затянулся, пытаясь скрыть дрожь рук. Он хотел немедленно бежать и вырвать свое чудо из лап уродов.

— Спокойно, — мурлыкнул Хакс. — Им ничего не грозит. Разве что от нас. А вот бычарам, что их охраняют, мы вломим так, что будут собирать выбитые зубы сломанными руками. Давай, терпи, вырабатывай лидерские качества для работы в Первом Ордене.

— В смысле лидерские? — Кайло даже ненадолго перестал думать о маленькой несчастной Рей, потерявшейся в пещере с чудовищами.

— Ты будешь официальным главой Первого Ордена, — заявил Хакс. — Бывший профессор, потерял работу, защищая девушку. Я уже вижу нашу пиар-стратегию!

— Хакс, иди в жопу! — Кайло отшвырнул окурок и пошел к машине.

— Ты ориентацию сменил? — захохотал рыжий друг, догоняя его.

Они доехали до сауны на окраине города. Кайло почти ворвался в предбанник и увидел почти голую Рей в одном тонком полотенце. Она подняла на него глаза с расширенными зрачками и, кажется, узнала.

Не обращая внимания ни на оклик Хакса, ни на вторую девицу, ни на бычар, которые расчитывали, что девок будут ебать прямо в их присутствии, Кайло быстро сократил дистанцию. Он закинул обалдевшую Рей на плечо и, открыв с ноги дверь в одну из комнат отдыха, отмеченных пошлой картинкой, занес Рей внутрь. Ощущение ее веса на руках побуждало его не то петь, не то плакать: он успел. Кажется, успел. Кайло сгрузил Рей на застеленный безвкусной блестящей тканью траходром и принялся осматривать. Зарычал: наркотой ее блять накачали будь здоров. Рей пялилась на него, словно у него одновременно и нимб, и рога выросли. Она даже не замечала, что полотенце с нее свалилось и валяется на полу. Кайло молча опустился на колени, принялся ощупывать ее с кончиков пальцев на ногах. За каждый новый синяк, царапину и кровоподтек он спросит, ох как спросит с виноватых. Осмотрев ее поверхностно — вроде невредима, решительно развел в стороны ее бедра и провел рукой по промежности. Если за это время ее кто-то трахнул, он этого «кого-то» собственными руками пополам разорвет. И тут Рей наконец заговорила:

— Я не знаю, кто ты… — совсем тихо сказала она.

Кайло хотел ответить, успокоить ее, но у него перехватило горло от душевной боли. И Рей продолжила:

— Финн сказал, я должна ему помочь теперь. Он пострадал из-за меня… Я должна заработать денег. А я еще в прошлый раз ему все отдала, но ему всегда мало, а теперь его покалечили… Он дал мне таблетку со смайликом и куда-то повез. А дальше я не помню. Теперь я в борделе, да? Все плывет. Я не знаю тебя, незнакомец, но тебе повезло! Ты кажешься мне похожим на него. На мою любовь, которую я отдала. Уплатила ей за сводного брата. Делай со мной, что хочешь. Только… Можно, я буду называть тебя Кайло?

Рей вдруг гибко изогнулась на блестящем покрывале и села. Ее вело, но она все равно двигалась безумно красиво.

— Финн сказал, от этой таблетки я захочу любого мужчину, — шепнула она еле слышно и потянулась вздрагивающими руками к Кайло.

— Но он, как всегда, соврал, — Рей запустила пальцы в локоны Кайло. — У меня все болит и горит внутри. Я жажду секса, но только с одним человеком на свете. Хорошо, что он мне мерещится вместо тебя! Пожалуйста, трахни меня! Пока не закончилось действие таблетки…

Кайло хотелось убивать. Всех вообще, а Финна медленно. Вскрыть газовым резаком, словно пылающим, прижигающим края раны мечом, и медленно выжечь все внутренности. Нет, все равно было бы мало.

Кайло трясло от ярости, а Рей тем временем развела широко ноги и прогнулась, застонав. Кайло попытался свести ее колени — трахать Рей на кровати, где полгорода шлюх ебало, ему не улыбалось. Но она вдруг брыкнулась, заехав босой пяткой ему по лбу.

Кайло осел на задницу, потирая ушибленное место, а Рей тем временем принялась играть с собой. Тискала грудь, выкручивая сосок — Кайло аж скривился, как сильно. А еще пропускала пальчики между опухших складочек в промежности, и он едва успел перехватить ее руку, прежде чем она попыталась засунуть в себя блять три пальца. Сука! Эти три пальца он до конца жизни помнить будет. Пока поднимался с пола и усаживал ее к себе на колени, думал, что делать дальше. В этом клоповнике и стены заразны, и еще не известно, где Рей до этого успела побывать.

Она возилась и стонала, неловко терлась о его бедро, и вдруг Кайло вспомнил. Он как раз недавно читал о новом виде наркоты: «бабочка», которую еще окрестили «бабья радость». От этой сложной синтетической смеси женское либидо якобы взлетало до небес.

Кайло понял, что если Рей под «бабочкой», то она сейчас не то что неадекватна, а почти нимфоманка. Только его удивительным везением можно объяснить, что она еще никому не дала. Кайло прикинул, что он правша. Значит, левой рукой особенно ни за что не хватался. Сдвинул неловко сидящую Рей от своего уже натянувшего брюки члена поближе к коленям.

— Что ты?.. — тихо и нежно мурлыкнула Рей, прикрывая глаза.

Кайло быстро расстегнул ремень и выдернул его из шлевок. Набросил ей на талию, захлестнул петлей. И медленно развел свои колени пошире. Рей теперь балансировала, зависнув задницей в воздухе, удерживаемая от падения только петлей из ремня на талии.

— Давай, назови меня по имени, — хрипло скомандовал он.

— Кайло, — в голос простонала Рей. — Профессор Соло-Рен! Я была плохой девочкой, накажите меня!

— Я же говорил не называть меня профессором, Рей, — протянул Кайло угрожающе, чуть сильнее затянул петлю и еще немного раздвинул ноги. Рей застонала, прикрыв глаза. Кайло провел ладонью по ее лицу — не то лаская ее, не то подбадривая себя: Рей хочет его, только его. Она сказала, что он ее единственная любовь, и теперь. О, теперь он ее уже не проебет!

Он сам задышал тяжело, видя, как она извивается, бормоча тихонько его имя, мешая с признаниями и обрывками слов. Так залюбовался, что пропустил момент, когда Рей грациозно изогнувшись, перехватила губами его пальцы. Кайло нервно фыркнул — хорошо, что блять не три. И Рей принялась их сладко посасывать. От этого и еще от того, как она извивалась на его коленях, несмотря на крепкую петлю из ремня, у Кайло чуть крышу от желания не снесло. Рей его девочка, только его — душой и телом, навсегда! Он потянул руку на себя, и пальцы вышли из ее рта с пошлым звуком. Рей открыла глаза и уставилась на него умоляющим взглядом:

— Трахни меня, Кайло, пожалуйста!

— Теперь это надо заслужить, — прорычал, сам не веря своим ушам. — Проси меня, говори, как хочешь. Умоляй!

Кайло хотел только выиграть чертово время. Но Рей застонала в голос, и он увидел капли ее влаги и пота на кафеле под ней. Она потянулась к клитору, но Кайло шлепнул ее по руке, совсем легко.

— Руки на грудь, — скомандовал.

Он имел в виду ему на грудь, но Рей стиснула свои соски снова и выкрутила их слишком жестоко.

Ему против воли привиделась троица философов. Маркс был против сексуальной эксплуатации, а Ницше очень даже за. Кант еще не определился.

— Пожалуйста, засунь в меня свой огромный член снова, Кайло, — захныкала Рей, — по самое основание, оближи мою грудь, отымей меня так, будто насилуешь, не заботься обо мне, я заслуживаю только быть оттраханной, прошу, только сейчас, я сойду с ума, уже сошла, Кайло!

Кант встрепенулся… И присоединился к Ницше! Потому что секс сейчас — это помощь несчастной девочке и моральный долг Кайло.

Философы исчезли, и Кайло высвободил свой каменно-твердый член. Он резко дернул ремень на себя, подтягивая Рей выше.

— Сама садись, — скомандовал.

Но все же придержал Рей за талию, когда она застонала особенно развратно, уперлась руками в его плечи и куда резче, чем нужно, опустилась на член. Благо чертова «бабочка» давала не только по мозгам: если бы у Рей не было натурального водопада между ног, она бы таким лихим запрыгиванием покалечила бы и его, и себя.

Опасаясь, что она сейчас вот так скакать начнёт, и в итоге никакая смазка их не спасёт, Кайло удержал Рей за плечо и затянул петлю ремня снова.

— Будешь двигаться так, как я тебе скажу, — прорычал и впился ей в губы жестоким поцелуем. Рей тут же вцепилась в его волосы, отвечая с жаром.

— Руки на грудь, — приказал Кайло, наконец оторвавшись от неё. — Ласкай себя нежно.

Рей покорилась. Кайло начал медленно двигать бёдрами, а когда Рей пыталась подмахивать, грозя свалиться с члена, затягивал ремень на её талии туже. В конце концов, до неё дошло. Рей уперлась коленями в край кровати и расслабилась, насадившись на его член до упора.

У Кайло отъезжали мозги. Он чувствовал себя, словно тоже принял что-то. Жаркая, мокрая, все еще тесная и целиком принадлежащая ему — Рей покрывала поцелуями его лицо, пока он жестко ее трахал. Но ему оставалось совсем немного до оргазма, он ощущал, что вот-вот​ взорвется. А первой кончить должна она. Иначе Рей сойдет с ума.

Кайло ухватил ее за задницу обеими руками. Сжал и принялся насаживать на себя в бешеном ритме. Рей закричала, выгибаясь. Он сомкнул рот на ее измученной груди, прикусив и зализав припухший сосок. И шлепнул ее по заднице.

— Кончай, я приказываю тебе! — прорычал, не надеясь на эффект.

Но вдруг подействовало. Рей сжала его ужасно сильно, словно рукой, и содрогнулась. Волны наслаждения одна за другой хлестали через ее хрупкое тело. Кайло бы гордиться, но он понимал, что это не его заслуга.

А ещё Кайло вдруг вспомнил, что снова проебал презервативы. Он даже не помнил, куда он их дел, а кончать в Рей, пока она под веществами, ему совсем не хотелось. Ещё и подумал с грустью, что придётся-таки впихнуть в неё волшебную таблетку, которая вызывает месячные.

Блять! Кайло застонал, но уже не от страсти. Пока Рей изгибалась на нем, дрожала, насаженная на его член, он думал, как может наркота повлиять на гипотетического ребёнка. Сука, похоже, он конкретно попал. Рей ещё трепетала в посторгазменном беспамятстве, когда Кайло резко вышел из неё: одной рукой тесно прижал к себе, другой сжал основание члена. Он вспомнил — наконец-то мозги включились — что им ещё с быками из охраны разбираться. А для этого дела ему нужны были все силы — синие яйца перед каждым соревнованием тому подтверждение. Неловко обнимая Рей одной рукой, Кайло вернул белье и штаны на место, снял с её талии пояс. Немного отстранившись, принялся расстёгивать свою рубашку. Хватит ей уже голой щеголять, а полотенце — не одежда. Рей тем временем затихла подозрительно. А потом вдруг уткнулась в его плечо.

— Тебе пора, — прошептала едва слышно, запинаясь. — Действие таблетки заканчивается. Я знаю, что девушек здесь запрещено принуждать и бить, поэтому прошу, просто уйди сейчас.

Рей шептала так тихо, что Кайло едва слышал её. Она судорожно вцепилась в его полурасстегнутую рубашку.

— Уходи, ведь ты не он, — Рей подняла голову и улыбнулась ему, не открывая глаз. По щекам её текли слезы. — Так славно, что здесь порт недалеко.

Кайло передернуло. Он все понял. Прижал свою Рей крепче, поцеловал в покрытый испариной лоб. Похоже, у неё начинался отходняк, а как именно эта дрянь действует, Кайло не имел ни малейшего понятия. Единственное, о чем он сейчас мог думать, как поскорее отвезти её домой. Или, возможно, в больницу… Будто в ответ на его мысли дверь резко распахнулась, и в комнату вошёл Хакс. С заметной эрекцией, голым торсом и такой же, как Рей, вялой девушкой на плече. Зад девушки был заботливо прикрыт Хаксовой рубашкой.

— Смотрю, ты не все мозги себе пролюбил, — радостно подмигнул Хакс и сгрузил свою ношу на кровать рядом с зажмурившейся Рей. — Помнишь про воздержание перед хорошей дракой!

Блондинка застонала, приоткрыла глаза и потянулась к Рей. Как ни странно, с объятиями. Девчонки прижались друг к другу, словно в поисках защиты и утешения. Но выглядело это словно в порно — полураздетые, в съезжающих с роскошных сисек и крепких бедер мужских рубашках, с опухшими губами и синяками на запястьях и щиколотках. Кайло пялился, как дурак, пока не сверкнула вспышка.

— Ты что блять делаешь?! — вызверился он на Хакса, который с самой злодейской улыбкой на свете убирал смартфон обратно в штаны.

— Тихо, тихо, это фото будет согревать меня холодными одинокими ночами, — Хакс отмахнулся. — Так, надо решить, что делать дальше.

— Мочить козлов и везти девушек в больницу, — внес предложение Кайло.

— Ага, и всю ночь потом отвечать на вопросы полиции, — Хакс поморщился. — И зачем, скажи на милость, в больницу?

— Им капельницы нужны, наверное, — пробормотал Кайло.

— Хуяпельницы! — раздраженно огрызнулся Хакс. — Если ты не в курсе, профе-эссор, бабочка действует так. Сначала женщина впадает в буйство и, как вакханка, ищет, с кем бы потрахаться.

— Нимфоманка, — хмуро поправил Кайло. — Вакханки славились помешательством и рвали мужчин на куски.

— При передозировке и буйство случается, — Хакс стоял на своем. — Но если женщина получит свой оргазм, то через некоторое время отключается. Некоторые пользуются, чтоб выебать еще разок. А на следующий день все в относительном порядке, только трахай свою детку аккуратнее. А вот если доза не первая а, положим, пятая, начинается привыкание. Тогда только клиника, капельницы и добрые доктора.

— Я разорву этого Финна на части. А потом этого Митаку. А потом всех, кто наставил Рей синяков, — очень спокойно и медленно проговорил Кайло.

— Слышь ты, вакханка, нам уголовки не надо! — Хакс нахмурился. — Мы будем действовать законными методами, а то твоя цыпочка тебя из тюрьмы не дождется.

Кайло перевел взгляд на девушек и против воли улыбнулся: они спали, крепко обнявшись. Потом в его голове появилась догадка:

— Так ты тоже занимался сексом! — обвиняюще заявил Кайло, ткнув Хакса пальцем.

— Ну, это смотря что считать сексом, — ничуть не стесняясь, — заявил Хакс. — На детей я пока не готов и так спешил, что забыл презервативы. Так что я поставил ее на этом блядском лежбище на четвереньки и как следует ей отлизал. Она, конечно, сначала пыталась меня лягать, а потом втянулась. И знаешь…. — Хакс сделал мелодраматическую паузу.

— Что?! — не выдержал Кайло, повелся на подначку.

— Первый раз я видел такую штуку, как сквирт, — Хакс покрутил головой, будто сам в это не верил. — Надо было заснять. Короче, как придет в себя, скажу, что заснял.

— Зачем? — Кайло закатил глаза.

— А чтоб гарантированно случилось второе свидание, — Хакс хохотнул.

— Она тебе член откусит и поделом, — Кайло тоже ухмылялся.

— Пусть заслужит мой член сначала, — ответил на это Хакс, и друзья жизнерадостно заржали.

Но сразу умолкли, когда в дверь постучали и грубый голос спросил:

— Продлевать будете?

— Щас я тебе продлю, — зарычал Кайло тихонько. Хакс удержал его за руку и приложил палец к губам.

— Естественно! — проговорил громко Арми. — Таких телок грех до беспамятства не затрахать. Сейчас денег вынесу, погоди.

Он кивнул Кайло на дверь, показал четыре пальца. Значит, быков четверо. Двое из борделя — они, Кайло видел, были при стволах. Двое местных «банщиков».

Философы в его голове делали ставки, Ницше собирал. Двое профессиональных бойцов против четверых лбов и двух пушек. Что может быть занятнее? Кайло прихватил бесхозный ремень и обмотал свободные концы вокруг запястий. Мотнул головой в сторону двери и, бесшумно подобравшись, стал так, чтобы его от входа видно не было. Хакс, не таясь, распахнул дверь настежь и улыбнулся самым наипаскуднейшим образом:

— Бро…- протянул, демонстративно поправляя член в штанах. — Я такой горячей телки в жизни своей не ебал. А теперь гляди, что они вытворяют!

Бык что-то промычал в ответ, но Хакс не отставал:

— Да нет, ты глянь! Я в жизни такого не видел!

Охранник, видимо, оказался из любопытных, потому что сунулся таки в номер на полкорпуса, пытаясь разглядеть, что там на кровати. Кайло этого было достаточно: он молиеносно накинул быку ремень на мощную шею и дернул на себя. Тот захрипел, и принялся биться в захвате, но Кайло был сильнее. Главная закавыка — втащить его в комнату и не переполошить остальных, но в этом помог Хакс, который прокричал:

— Сними видос для друзей, пока я добрый! — и хлопнул дверью так, что тонкие перегородки избы-ебальни задрожали.

Кайло сжимал и сжимал горло охранника, пока тот не побагровел, а глаза его не закатились. Ещё одно маленькое усилие, Кайло знал, и душа отлетит к праотцам. Однако, как верно заметил Хакс, они здесь не для уголовки. Кайло тихонечко опустил обмякшую тушу на пол и быстро связал быку руки за спиной ремнём. Оторвал полу футболки бессознательного охранника и соорудил кляп. Обнаружил пистолет и с ухмылкой поднял взгляд на Хакса:

— Давай, Арми, не разочаруй меня. Скажи, что ты стреляешь как Индиана, мать его, Джонс.

— Иди нахрен со своим Индианой! — Хакс скривился. — Не от тех героев ты в детстве фанател. Вот Дарт Вейдер — это я понимаю. А придурок в шляпе, который похож на сбежавшего папашу… Уволь.

— Увольняю, — поддержал шутку Кайло.

Хакс сноровисто обыскал прилегшего отдохнуть охранника и забрал у него деньги, мобилу, водительское и нож. А еще разрезал резинку на труселях и лишил джинсы того молнии. Пояснил:

— Если освободится, пусть побегает со сваливающимися штанами!

— Ну ты еще ему презерватив использованный в зад запихай, чтоб совсем на нас обиделся, — Кайло едва сдерживал идиотский гогот. Ему впервые за эту чертову ночь было легко и хорошо, адреналин провоцировал на приключения. Рей к нему неравнодушна после всего, что он ей наговорил, и только это важно.

Хакс тем временем рылся в смартфоне.

— Порнуху ищешь? — спросил Кайло.

Хакс уже что-то кому-то писал.

— Второго зовут Фредди, — пояснил. — Я краем уха услышал, пока то да се. И в Ватсапе только один контакт с таким именем. Я написал: «Ты хде?»

Телефон пискнул, пришел ответ: «Ссу. Ты там видос снимаешь шо ли?»

— Отлично, пойдем и разберемся с банщиками-ебанщиками! — Хакс, прихватив ствол, пошел в соседнюю комнату.

Два жирных дятла сидели и резались в карты. Если быки из борделя хоть издали зал видывали, то эти двое, похоже, соревновались, чьё пузо жирнее.

— Че-как, парни? — Хакс зашёл с вопросом.

Две заплывшие рожи с недоумением повернулись к нему. Тот, что сидел ближе, заметил ствол и попытался вскочить, ухватив тяжёлый пивной бокал, но Кайло его успокоил точным ударом в ухо. Ещё и лбом об стол приложил, да так и оставил отдыхать. Второй «банщик» оказался адекватнее. Молча поднял руки и сложил их на затылке. Сам ткнулся мордой в липкую от разлитого пива столешницу.

— Тебе это с рук не сойдёт, Тренер.

Хакс закатил глаза.

— А ведь таким смышленым мне сначала показался, — бросил со смешком и саданул со всей дури рукоятью пистолета по бритому затылку. Обшарил придурка и, ухмыляясь, позвенел найденными ключами: — Этим двоим жирдяям я бы руки друг дружки в зады позапихивал, пускай бы завтра разбирались, кто кого ебал.

Хакс нарочито страдальчески вздохнул:

— Да времени нет. Пойдём, — он подошёл к двери и принялся подбирать нужный ключ. — Фредди, небось, уже поссал.

Комнату с банщиками они заперли — там была предусмотрена основательная щеколда, видимо, для буйных клиентов или строптивых девок. Хакс первым услышал шаги в коридоре и нырнул за дверь их комнаты. Появился Фредди — брюки в мокрых пятнах.

— Что, дождь на улице? — съязвил Кайло.

— Ветер, — Хакс появился сзади Фреда и приставил тому ствол к башке. — Вам, уродам, только блядей и конвоировать. Сколько я тебя ни учил, ты как был идиот, так и остался. Пестик бросай на пол, деточка!

Фредди молча отшвырнул пистолет.

— Вот и молодец, — Хакс опустил ствол и дал «быку» пинка. — Давай, Кайлуха, вколоти ему ума-разума!

— Фаз тебя на лоскуты порежет, Тренер! — прохрипел Фред.

— Фаз сделает отбивную из тебя, Митаки и тех, кто сейчас в соседних комнатах отдыхает, — Хакс явно не испугался. — Она не разрешает давать девкам «бабочку» и принуждать их к траху. Довольно слов, Фредди, будь мужиком и покажи, на что способен. Если победишь вон того носатого красавчика, уйдешь на своих двоих, обещаю!

Это решило дело. Фред с ревом бросился на Кайло. Он точно знал какие-то боевые приемы и собирался их применить, а еще воспользоваться преимуществом массы. Но Кайло увернулся и со всей дури рубанул ребром ладони по затылку охранника. Тот упал и затих.

— Скучный ты, — заявил Хакс, подбирая второй ствол.

— Зато эффективный, — Кайло пожал плечами. — Я понесу девушек, ты стволы. У кого-то должны быть свободны руки.

— Ну конечно, — заныл Хакс, снова гремя ключами, подбирал подходящий к их комнате. — Как две горячие тёлочки, так Бенни-милашке. А Арми, как всегда, холодная сталь.

Кайло закинул на одно плечо Рей, потом присел и проделал то же самое с блондинкой.

— Воздержание закаляет волю, — изрёк важно. Мыслишку подкинул Ницше, который выиграл в споре и был явно настроен шутить. Хакс только фыркнул в ответ.

— Не парься, — сжалился Кайло, выходя со своей ношей на улицу. — У тебя есть фоточка для холодных вечеров и будет девушка, если не станешь при ней облизывать свою тачку.

Хакс рыкнул, закрывая комнату, а следом и саму баню на ключ. Даже на сигнализацию поставил — бумажку с кодом тупоголовые быки прямо на дверь пришпандорили. Кайло тем временем сгрузил девиц на заднее сиденье, застегнул на них рубашки и зафиксировал ремнями безопасности на случай неприятностей с полицией. Даже не лапал почти — Кант подмигнул ему и выпил на брудершафт с Марксом.

Кайло нашёл у себя в заднем кармане раздавленную пачку сигарет. Из десяти уцелели две. Подкурил обе, протянул одну подошедшему Хаксу:

— Переночуешь со своей кралей у меня, — проговорил безаппеляционно. — Нам не стоит разделяться, пока с Фаззи не порешаем.

Хакс кивнул, затягиваясь. Кайло заметил, что друг, стараясь не показывать этого, косится на заднее сиденье — на свою девчонку. Ухмыльнулся, но решил пока не начинать душеспасительных бесед о целительной силе любви:

— Так обманул Митака, или все же девственница? — спросил с ухмылкой.

— Эта девственница, — поморщился Хакс, выпуская колечки дыма — умение, которым козырял в старшей школе. — Ох, и не люблю я целочек! А целочка под «бабочкой» — вообще туши свет! Представляешь, рыдает, материт меня и при этом на член лезет!

Кайло не сдержал хохота, представляя картину маслом.

— С Фаз будешь разбираться сам, — предупредил. — Я с ней десять лет не виделся и не горю желанием! Скажи, что у меня невеста и все такое!

— Да ладно, она давно убрала твой портрет из-под подушки в сортир, — Хакс толкнул его в плечо.

— А ты откуда знаешь? Поди, приложился к телу бордель-маман? — поддел его Кайло.

— Фаз теперь по телкам, — с некоторым сожалением вздохнул Хакс. — Ладно, рыцари, по коням. Надеюсь, у тебя две спальни в квартире.

— Будешь спать на коврике у двери под наблюдением моей пираньи, — хмыкнул Кайло и нашарил забытую в машине бутылку Джека. — Твое здоровье. Только зря ты на меня губу раскатываешь. У меня денег особо нет. Не бедствую, но и не накопил.

— Да засунь свои накопления в свою надменную задницу, — Хакс с визгом шин стартанул с места. — Мне твой ебучий организаторский талант нужен. Ты ж в мамашу, как бы вы ни ненавидели друг друга. А она целым терминалом по приему сжиженного газа рулила. Так что давай, считай, что продался мне за телку!

— Не называй ее так, — Кайло погрозил Хаксу кулаком.

— За будущую госпожу Соло-Рен, — Хакс, не глядя, отобрал бутылку, но глотнул совсем чуточку. — Именно благодаря ей я наконец получу то, о чем мечтал, а ты избавишься от мамашиного проклятья.

Обратно Хакс ехал по всем правилам. Не хотел нарваться на патруль с двумя обдолбанными телками в тачке и ополовиненной бутылкой Джека, кочующей от пассажира к водителю. Пока ехали, Кайло пересказал ему в лицах полную историю знакомства с Рей.

Арми ржал, как помешанный:

— Кайло, сука, Челентано. Теперь только так буду тебя звать, — заявил, вытирая слезы.

Кайло послал его нахуй и продолжил. Рассказал о том, как близок он был к исполнению мамашиного завещания. И что было бы круто разрулить так, чтобы он смог-таки защититься.

— Я тогда вложусь в Орден, Хакс, по полной. — Кайло злобно зыркнул на друга, хмель уже начал разбирать его, как всегда после адреналинового всплеска. — Что, думал, я забил, да?

Вышло по-детски обиженно. Хакс отмахнулся, он все-таки меньше к Джеку прикладывался:

— Какое-то время да, думал, ты забил и звездочку поймал. Но когда ты набрал меня тогда, — Хакс покосился на Кайло с ухмылкой. — Понял, никуда ты с подводной лодки не денешься.

Арми помолчал. Добавил:

— И Фаззи тоже на нашей стороне. Только Финика нужно раздобыть и ей на растерзание предьявить.

Кайло зарычал и снова сделал большой глоток Джека. Хакс протянул руку и отобрал у него бутылку

— Я, заметь, не сказал, что ты его целым предьявить должен, — Хакс жестоко ухмыльнулся подруливая к дому Кайло. — Главное, чтобы он мог говорить.

Машина остановилась, и Хакс собрался было вылезать, но Кайло ухватил его за руку:

— Спасибо, — проговорил, глядя чуть в сторону. — Если бы не твоя помощь, её бы сегодня выебли до полусмерти. А ещё она сказала, что топиться пойдёт утром.

Кайло стиснул зубы и выдавил неразборчиво:

— А я бы к утру поубивал половину криминалитета местного. Пристрелили бы в итоге, как бешеную собаку.

Он наконец нашёл в себе силы взглянуть другу в глаза. Хакс смотрел в ответ серьёзно.

— Спасибо. — повторил Кайло снова.

Хакс едва заметно кивнул, потом фыркнул, забирая Джека с собой:

— Сатурну больше не наливать.

Кайло усмехнулся и тоже полез вон из машины, бросив небрежно:

— Ублюдок.

Они разобрали бессознательных девиц и поднялись наверх. Клининг убрал винные лужи и осколки, как и договаривались. Уже в квартире Кайло кивнул Хаксу на гостевую спальню, но тот целеустремленно потопал в душ с блондинкой на плече.

— Она все равно сейчас в полной отключке, — пояснил Арми. — Смою с себя и нее запах блядского клоповника. Правда, на благодарность не рассчитываю, после того как мой язык в ней побывал.

Кайло немного подумал и пошел в квартиру Рей, прихватив ее и ствол. Запер дверь, сгрузил Рей в пустую ванну и аккуратно обмыл из душа. Пожалел, что нет чудодейственного средства, которое быстро и бесследно убирает синяки. Рей и правда выглядела жертвой насилия. А ведь парочку засосов он ей до ресторана поставил.

Осторожно встал в ванной над ней, тоже наскоро ополоснулся, надел одежду прямо на мокрое тело и завернул Рей в большое чистое полотенце. Вернулся к себе.

— Ну ты хоть бы предупредил, что тоже водными процедурами занялся хрен знает где, — Хакс недовольно высунулся из спальни. — Не спи пока.

Кайло уложил Рей на кровать, накрыл одеялом и поцеловал в лоб. Сам устроился с ноутбуком и крепчайшим кофе в ее ногах. Диссертация, говорите? Сейчас он напишет им блять научную работу. Кайло открыл файл и принялся увлеченно его переписывать, пока за окнами занимался рассвет.

…Но дело не столько в философии Канта и не в бунте Ницше, который, несмотря на уничтожающую критику Канта, по сути, развивал изначальные его идеи. Автономия, самозаконодательство разума, «абсолютная спонтанность свободы» и т. д. — разве эти высказывания противоречат позиции Ницше? Кант бунтовал в ранних работах, однако под конец свел все свое учение к подчинению законам. Однако и это вопрос трактовки. Он призывал повиноваться только разуму в себе, той части себя, которая остается свободной, одновременно освобождаясь от себя. Таким образом, мораль имеет значение для всех лишь потому, что она имеет значение для каждого. А единственный долг каждого — быть свободным. Таким образом, мы видим, что полярность воззрений Канта и Ницше, с таким рвением подчеркиваемая современными исследователями, есть не что иное, как оторванная от практического применения в реальной жизни теория. Ключ к разрешению этих противоречий лежит в самой действительности. Как писал Маркс, «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Описать мир, исходя из опыта поколений и вызовов современности — такая задача стоит перед современными учеными…

Кайло сохранил написанное и устало потер глаза. Кант, Ницше и Маркс сидели рядком и дружно кивали головами в ответ на его философские обобщения. Разногласия их никуда не делись, однако его стремление рассмотреть их учения сквозь призму современности и применение в реальной жизни им определенно нравилось. Кайло оглянулся на Рей — она завернулась в одеяло с головой, только босые пятки торчали наружу… Абсолютная свобода, говорите? Да куда там.

Кайло ухмыльнулся и не, удержавшись, пощекотал босую пятку Рей. Пятка брыкнулась. И тут из соседней комнаты раздался визг разъяренной дикой кошки. Ноутбук Кайло и чашка с недопитым кофе полетели на пол — так резко он подскочил.


========== Как правильно делать предложение ==========


Дикий визг из соседней комнаты резал слух. Кайло решил, что произошло нечто экстраординарное. Но, влетев в гостевую спальню, наткнулся взглядом на Хакса, который сноровисто связывал очнувшуюся от летаргии блондинку позаимствованным из комода галстуком Кайло.

— Только хорошо зафиксированная женщина способна выслушать все мои аргументы! — весело подмигнул Хакс. — А теперь проваливай, нечего тебе пялиться на сиськи моей будущей девушки, у тебя своя есть! Придут убивать, дай три зеленых свистка.

Кайло снова обозвал его придурком, громко хлопнул многострадальной дверью и вернулся к Рей. Но остановился на пороге, увидев, что она уже пришла в себя. Рей неловко куталась в одеяло, оглядывала идеальный порядок в комнате и контрастирующую с ним лужицу кофе на полу. Подняла взгляд и тоже замерла, съежилась, словно хотела сквозь землю провалиться.

— Ну привет, — сказал Кайло, несколько суше, чем хотел.

— Это действительно ты? — спросила Рей осипшим от вчерашних воплей и просьб голосом.

— Нет, ты умерла и попала в ад, — съязвил Кайло и немедленно устыдился. — Ну конечно это я, Рей. Прости за беспорядок.

— А… кто кричал? — зачем-то уточнила она.

— А это мой друг налаживает свою личную жизнь, — хмыкнул Кайло. — Они не помешают нашему разговору.

Он поднял чашку, которая выжила при падении, и ноутбук, который не пострадал, но перезагрузился. Поправки в дисер сохранились, однако Кайло на всякий случай сделал копию и только тогда поставил ноут на стол.

Рей смотрела со страхом, ожидая разборок или какого-то приказа — например проваливать. Кайло молча сел в ногах кровати. Они немного поиграли в гляделки, и Рей первая отвела взгляд.

— Что я здесь делаю? — тихо спросила.

— А ты не помнишь? — ответил вопросом на вопрос Кайло, который тоже не знал, с чего начать пересказ вчерашних событий.

Рей нахмурила брови и медленно залилась краской. Но ее щеки цвели не нежным игривым румянцем как в момент, когда она дразнила Кайло в душе, а болезненными пятнами стыда.

— Я… Я пойду, — твердо сказала она.

Заглянула под одеяло, поняла, что голая, и сквозь зубы пожелала сама себе сдохнуть. Тихонько, но Кайло услышал. Сползла с кровати, волоча одеяло за собой, споткнулась, и Кайло ее поймал.

— Далеко собралась? — спросил.

— Я не заслуживаю здесь находиться, — сказала она, не глядя на него. — Не трогай меня, запачкаешься.

Кайло посадил ее на колени в коконе из одеяла. Рей не сопротивлялась, но вся будто одеревенела.

— Давай сначала, — сказал Кайло и коснулся губами ее виска, причем Рей дернулась так, словно это был не поцелуй, а сигаретный ожог. Кайло продолжил: — Рей, прости меня. Я вел себя как ублюдок тогда, у аптеки. Больше такое не повторится.

— Я тебя прощаю, — сказала Рей, все еще не глядя на него.

— А теперь повтори, глядя мне в глаза, — скомандовал Кайло, снова переходя на привычный профессорский тон.

— Ты не понимаешь, — из глаз Рей брызнули слезы. — Все изменилось непоправимо! Я больше не та девочка, которая о тебе вздыхала тайком и следила за тобой! Я…

— Больше не мечтаешь обо мне? — Кайло вздернул бровь. Его покоробили слова Рей, но он отлично помнил, как она себя вела под наркотиком, когда падают барьеры души и сознания.

— Да, я больше не достойна этих светлых и радостных фантазий, — Рей дернулась. — Отпусти меня, я должна пойти к брату.

— Он сам за тобой придет, — хмыкнул Кайло.

— Как я оказалась здесь? — Рей попробовала сменить тему.

— Ответь на вопрос, простила ли ты меня, и я отвечу на твой, — поставил ей условие Кайло.

Рей долго молчала, упрямо уставившись в пол. Кайло тоже молчал — ее ответ и искренность этого ответа должны были определить его дальнейшие действия. Их солидарное молчание сопровождали звуки возни, перемежающиеся матами, воплями и подозрительными скрипами из соседней комнаты. Кайло чувствовал себя вымотанным до крайности и злым, как Цербер. Он уже готовился высказать Рей все сам, а потом просто поставить перед фактом: «Ты моя». Но внезапно Рей заговорила мертвым голосом грустного зомби, по-прежнему не глядя на него:

— Кайло, я провела эту ночь в борделе. Меня трахал неизвестный мужчина, а может быть даже и несколько. Я не помню. Мой сводный брат попросил помочь, — в ее голосе прорезался ядовитый сарказм. А еще едва сдерживаемые слезы и презрение к себе. — И я помогла. Как смогла.

Рей подняла на Кайло глаза — такие же мертвые, как ее голос. Она была настолько бледной, что для полноты картины оставалось только лечь неподвижно и закрыть глаза, будет свежий труп на вид.

— То, что я говорила про Финна, правда. Я трахалась с ним и… и с его друзьями! — она тяжело сглотнула. — По-разному. Я шлюха, Кайло, и в борделе мне самое место. Отпусти меня, если не хочешь заразиться чем-то.

Рей замолчала, тяжело дыша. Не отводила глаз, из глубины которых уже поднималось безумие.

— Мне не за что прощать тебя. Это ты меня прости, — она ухмыльнулась криво, слеза таки побежала по ее щеке. — За сталкерство и вранье. И за то, что вместо достойной тебя девушки оказалась грязной шлюхой. Прости меня, Кайло, и отпусти.

— Ты в детстве спортом занималась? — перебил ее Кайло, окончательно взбесившись от такого наглого вранья.

От совершенно неуместного вопроса Рей растерялась. Немного подумала и осторожно призналась:

— Да. Гимнастикой немного. Но какое это имеет значение сейчас?

— Что и требовалось доказать, — сам себе кивнул Кайло и уложил ее обратно на кровать.

— Отпусти уже! — Рей начала сердиться, но в ее исполнении это выглядело смешно, будто котенок зашипел.

— Ты не шлюха, дорогая моя, ты отчаянная, бессовестная лгунья, — Кайло сдул с ее лица мешающие ей прядки волос. Он удерживал ее руки под одеялом. — А с Финном я еще разберусь. Будущие родственники должны помогать друг другу.

— Родственники? — повторила Рей. — Кайло, ты сошел с ума?

— Да, — кивнул Кайло, — вчера еще, когда ты открыла мне дверь. Так что… у меня заготовлен долгий монолог. Тебе его с начала рассказывать или сразу к главному перейти?

— К главному, — Рей нервничала, но немного ожила.

— Ты окажешь мне честь стать моей женой? — спокойно спросил Кайло, наклонившись к ней так близко, что их носы почти соприкоснулись.

Рей задохнулась на вдохе и закашлялась, а потом вдруг с писком нырнула под одеяло с головой. Кайло несколько опешил, но решил подождать. Сел рядом, не предпринимая попыток распутать грустный рулетик. «Видимо придется начать с самого начала», — пробормотал про себя.

— Послушай меня внимательно, Рей, — Кайло прикрыл глаза, которые от недосыпа и ночной работы болели зверски, утренний свет бил по зрачкам сварочными искрами. — Суть в том, дорогая моя, что если бы тебя даже рота солдат поимела, для меня бы это не имело значения…

Тут Кайло хотел перейти к признаниям и повтору предложения, но его осенило. Он изобразил зловещий рык:

— Просто увеличилось бы количество тех, кого мне придется убить!

Сказал и замолчал, выдерживая нагнетающую паузу. Рей раскуклилась из одеяла с потрясающей скоростью. Уставилась на него глазами размером с блюдце из-под растрепанных волос.

— У-уби-ить? — протянула растерянно.

— Ну да, убить, — хмыкнул Кайло и пожал плечами. — Давай, рассказывай, кто там тебя трахал. Имена, пароли, явки. Я быстренько…

Кайло даже поднялся, натянул штаны, пошел к шкафу за ремнем.

— А, не хочешь говорить? — бросил, не глядя на нее. — Так Финн знает, спрошу у него. Поедем вместе.

Он повернулся к Рей, и она тут же вскочила. Волоча за собой одеяло, бросилась к нему.

— Не надо, Кайло! Пожалуйста, не надо к Финну! — она даже на колени упала, в ногу его вцепилась. — Он назовет тебе кучу имен. Всех своих врагов, Кайло!

Кайло притворно нахмурился:

— Ты трахалась с его врагами?

— Да нет же!!! — Рей всплеснула руками. — Нет!!! Я только с тобой! И…

Она вдруг осеклась, сдулась, как воздушный шарик, но закончила:

— И вчера. В борделе. Но я не помню, кто там был и сколько.

Кайло поборол приступ жалости и склонился над ней угрожающе:

— Так ты снова врала?

Рей обессилено кивнула, отведя глаза. Кайло даже не пришлось сильно имитировать ярость. Он подхватил Рей за руку, выпутав из одеяла, вздернул на ноги. Резко нагнул ее над кроватью, от чего она вскрикнула, и прошелся разок, а потом другой ремнем по ее прекрасной заднице. Не сильно, но Рей запищала, забилась в его руках. Кайло отбросил ремень, развернул ее к себе — зареванную, раскрасневшуюся — и склонился к самым глазам:

— Это за вранье, Рей. И за мысли суицидальные. А еще за то, что оговариваешь себя, — Кайло тряхнул ее за плечи. — Я был в том борделе, Рей. Я единственный твой мужчина и другого у тебя не будет, так и знай. Потому что я не отпущу тебя никуда — это плохо заканчивается.

Он смягчил тон и опустился перед ней на колени:

— Я повторяю свой вопрос, Рей. Ты выйдешь за меня?

— Да! — со слезами на глазах вдруг выкрикнула Рей. — Да! Я выйду за тебя замуж! В первый раз сделаю, что хочу! Все для тебя сделаю, все, что попросишь, только не отдавай меня больше ему!

Рей голая тоже рухнула на колени перед Кайло, чуть ли не на четвереньки встала и схватилась за его штаны.

— Позволь мне доказать, — пробормотала, — позволь взять в рот…

И попыталась извлечь его давно стоящий член из-под ткани.

Кайло растерялся от такого напора, но зачатки разума все еще скреблись в глухой ловушке гормонов, ярости, и еще кучи других чувств, с которыми он не хотел сейчас разбираться. Для траха будет время, сейчас воспитательный момент. Кайло подхватил одной рукой Рей, другой поднял одеяло и спеленал ее так, чтобы даже дернуться не могла. Подхватил на руки и вместе с ней пошел к креслу. Рей уставилась на него, оскорбленная, похоже, в лучших чувствах. Но он специально ее игнорировал. Только угнездившись в кресле, Кайло опустил на нее взгляд. Усадил ее удобно, но не позволял ни выпутаться, ни двинуться в одеяле. Сам убрал с ее лица волосы, едва удержавшись, чтобы не поцеловать. И, настроившись на профессорский тон, заговорил тихо:

— Я хочу знать о тебе все, Рей. О тебе, о Финне, о твоих родителях и почему ты живешь одна. Почему ты отчислилась из института и откуда у тебя ванна винограда, — Кайло стиснул ее крепче и заглянул ей в глаза: — И главный вопрос. Какого хуя тебя вчера понесло в бордель?

Рей вздрогнула и отвела глаза. Попыталась спрятать лицо у него на груди, а Кайло продолжил:

— Но предупреждаю, если снова соврешь, выпорю по-настоящему. Так и знай.

Нет, ну конечно, он бы не стал ее пороть. Но ему позарез нужна была правда: второй такой фортель он может и не пережить. Кайло решил дать ей немного времени собраться с мыслями, но тут дверь его спальни резко распахнулась. В нее влетела блондинка в хаксовой рубахе, и его, Рена пижамных штанах, взволнованным смерчем бросилась к ним и плюхнулась перед креслом на колени.

— Рей, — позвала удивительно нежно, — маленькая, с тобой все в порядке?

Кайло вскинул брови. Он глянул поверх блондинистой головы с растрепавшимися косами и встретился взглядом с ухмыляющимся Хаксом. Тот выглядел словно кот, нажравшийся сметаны. Похоже, уже успел повторить свой вчерашний оральный подвиг. Блондинка шептала что-то Рей на ухо — Кайло очень старался не прислушиваться. Хакс тем временем подошел вразвалочку.

— Кайло, это Кайдел, Кайдел, это Кайло, — пропел Арми скороговоркой. — Вот и познакомились.

Кайдел на него внимания не обращала. Хакс снова ухмыльнулся и продолжил:

— Кайдел нужны вещи. Мы съездим к ней. Потом в Первый Орден. Потом вернемся сюда и обсудим, что делать с Фаз. Еды захватим по дороге, — морда лица Хакса сделалась совсем гадкой. — Устроим милый семейный ужин.

— Рей, это Армитаж Хакс, мой лучший друг, — в свою очередь прибег к вежливости Кайло.

— Ага, а еще я деловой партнер этого бывшего профессора и шафер на вашей будущей свадьбе! — Хакс выпендривался изо всех сил перед своей блондиночкой. — Идем, детка, представишь меня семье. Оставим голубков в покое, они явно еще не закончили.

— Свадьба будет двойной тогда, — нахально хмыкнула Кайдел и смешно передразнила немецкий акцент: — Никаких больше цо-цо без обручальный кольцо, понял, майн либен?!

— По дороге поговорим, — Арми наконец оторвал свою добычу от Рей. — Слышь, профессор, один ствол у тебя. Если что — звони.

— Еду закажи у Серджио, — сказал им вслед Кайло.

Хлопнула дверь с автоматическим замком и в квартире снова воцарилась тишина. Кайло перевел вопросительный взгляд на Рей. Та немедленно покраснела, открыла рот, но вдруг ее желудок громко заурчал.

— Стыд-то какой… — пробормотала Рей, прикрывая глаза.

— Да ладно, — хмыкнул Кайло, — я большой мальчик и в курсе, что женщины едят и ходят в туалет. Ладно, гусеница, превращайся обратно в бабочку.

И он наконец позволил ей вылезти из-под одеяла. Выдал свою рубашку, которая сидела на изящной девчонке как платье. И за руку отвел на кухню, где усадил на стул. Рей еще смешно взвизгнула, когда ее голая задница соприкоснулась с прохладным сиденьем.

— Руки на стол, — скомандовал Кайло. Ну, просто потому что ему нравилась эта небольшая игра в подчинение.

Рей послушно положила руки на стол. Посмотрела на свое отражение на полированной столешнице. Внезапно спросила:

— Почему этот Хакс назвал тебя бывшим профессором?

— Я жестоко избил четверых на глазах у кучи свидетелей и под прицелом видеокамер. И очень неплохо вышел на роликах с четырех разных ракурсов, — говорил Кайло, сооружая великанскую яичницу. — Можешь потом посмотреть, я попал в новости. Даже если твой братец и его укурки не будут жаловаться, такое поведение не соответствует институтскому кодексу этики для сотрудников. В понедельник мне скажут собирать вещи и выметаться, а та тетка из ресторана, Эмилин Холдо, на радостях напьется и помочится на стол в моем кабинете.

— Прости меня. Это я виновата, — жалко пробормотала Рей, покаянно наклоняя голову. Выглядело красиво, как на картинах прерафаэлитов, особенно в лучах утреннего солнца.

— Положим, я сам дурак, — спокойно ответил Кайло. — Но знаешь, Рей, я думал, что они на тебя напали, и действовал инстинктивно. Если бы ты рассказала о себе немного больше, было бы проще.

— Мне стыдно говорить правду, — Рей вознамерилась опять пустить слезу.

— Я тебе уже говорил, что приму о тебе любую правду. Если над тобой издевались — я лично разберусь с каждым. Если ты совершила нечто стыдное, мне все равно. Хоть публичный эксгибиционизм, хоть воровство, хоть подделка чеков! Если бы я не успел ночью, я бы все равно тебя не оставил. Но пришлось бы везти тебя в больницу и ждать не меньше трех месяцев результатов анализов на венерические заболевания. А потом лечить.

Рей краснела и бледнела, запоздало ужасаясь тому, что могло бы с ней произойти. Кайло обошел стол и наклонился к ее уху.

— Еще раз соврешь, — шепнул, — моя хорошая, я не просто тебя выпорю так, что сидеть не сможешь. Я не стану тебя трахать, даже пальцем не коснусь до свадьбы. И уж конечно, не разрешу тебе баловаться руками. Поняла?

Он провел языком по ее уху. Рей мелко-мелко закивала.

— Еще раз и с самого начала, всю неприглядную правду. Не скрывая и не утаивая, — скомандовал он и вернулся к плите — яичница как раз подоспела.

Рей вздохнула и заговорила. Первые фразы дались тяжело, но потом из нее слова полились безостановочным потоком. Оказалось, она была дочкой образованных, но слегка ненормальных людей. Богема, проще говоря. Ее родители получили хорошее образование, но чрезмерно увлеклись левыми идеями и решили, что будут протестовать против потребления и засилья капитала. Так и жили — вечно на колесах, вечно без денег, зато полный багажник веществ, открывающих «двери восприятия». Сначала они даже не предохранялись — ведь это так по-мещански. Вот и появилась Рей.

Потом ее мать подхватила воспаление на очередных протестах против глобализации и больше не могла иметь детей. Не беда — они стали подбирать чужих. Рей пошла в школу в двенадцать лет, и то потому, что ее родители таки соизволили осесть на западе страны и на них положили глаз органы опеки. Жили они в развалюхе с сортиром во дворе. Но зато пытались привить детям «свободное мышление». Детей в итоге осталось трое — сама Рей и два пацана — Финн и По. Родители еще повторяли Рей, что она должна как белая чувствовать вину перед угнетаемыми национальными меньшинствами, к которым принадлежали мальчики. По был добрым пофигистом, вечно где-то пропадал. А вот Финн возмужал слишком быстро и часто приставал к Рей. Родители смотрели на это сквозь пальцы, ведь свободная любовь — это благо. И все бы ничего, но один из странных «продвинутых» гостей едва не изнасиловал Рей. Избил, сломал руку, но она вырвалась и убежала. Обидчика не нашли, Рей провела две недели в больнице, плакала и просила врачей оставить ее в палате навсегда. После этого их с Финном отправили в приют, а По сбежал.

Рей начала учиться, пошла в секцию по художественной гимнастике. Но Финн ревновал, что у нее есть увлечение. И однажды, когда она делала уроки, сидя на подоконнике окна в коридоре, сильно ее толкнул. Рей порезала руку и повредила на ней сухожилие. Гимнастика ей больше не светила. Она все равно училась как могла, а потом ее нашли бабка и дед по отцу. Уже старенькие и небогатые, но она прожила у них два самых счастливых года своей жизни. Сумела окончить школу с хорошими отметками, поступила в институт. Потом бабуля умерла от инсульта, дед всего на месяц от жены отстал. Они оставили ей небольшое наследство, но тут снова на горизонте появился Финн и выманил у нее почти все, до гроша. Она даже бросила институт. И в момент низшей точки Рей увидела Кайло.

Она стала мечтать, что он обратит на нее внимание, вытащит ее из бесконечной черной дыры, в которую превратилась ее жизнь с вечно лапающим ее Финном, его обдолбанными дружками, его просьбами «поработать» — понятно где и каким местом. На последние сбережения, которые она утаила, Рей сняла квартиру в доме Кайло. Финн чуть не лопнул от злости, но она уплатила за три месяца вперед, деньги возврату не подлежали. И теперь видела объект обожания чаще, но стеснялась подойти. А потом подруга по приюту снова привезла ей виноград со своей небольшой фермы, потому что у Рей была самая легкая рука (ну, или нога), и домашнее вино у нее выходило лучше всех.

— Дальше ты знаешь, — неловко закончила Рей.

Пока Рей рассказывала, Кайло судорожно искал, чем занять руки. К омлету нажарил отдельно сосисок — такими тонкими золотистыми кружочками. Нарезал простейший салат и даже запарил китайскую лапшу. Когда Рей закончила, молча поставил это все перед ней и велел коротко:

— Ешь.

Рей удивилась, но подчинилась с радующим душу энтузиазмом. Кайло же кусок в горло не лез. Он мысленно послал к хуям Маркса, который стыдливо не показывался. Ницше с Кантом вдруг вступились за коллегу: учёный не виноват, что больные на голову люди извращают его идеи. Кайло отмахнулся от них и уставился в стол, силясь побороть желание убивать, особенно Финна.

— А ты почему не ешь? — спросила Рей немного нервно. Кайло поднял на неё взгляд. Ну вот, опять глаза на мокром месте!

— Не хочу пока, — сказал мягко. — Что не так, Рей?

Она повздыхала, гоняя по тарелке кусок недоеденной яичницы.

— Зачем я тебе, Кайло? — Она так и не подняла на него глаз. — Ты лишился работы и репутации из-за меня. Кайдел сказала, что вы чуть ли не ценой жизней вытащили нас оттуда.

Рей замолчала и наконец подняла на него взгляд, полный муки.

— А теперь, судя по всему, тебе ещё большие неприятности светят. Ради чего?! — она разошлась, даже кулаком по столу двинула. — Ради замарашки с помойки!

Кайло открыл рот, чтобы ответить ей как следует, но она прижала его ладонь своей, призывая молчать.

— Я не дура, Кайло. И многое видела. Мои глаза говорят мне, что так не бывает, — она легонько погладила его руку пальцами, а её глаза вдруг сделались опытными, печальными, словно кто-то злой вдруг потушил её внутренний свет.

— Я эгоистично хотела тебя для себя. Эгоистично согласилась быть навеки твоей… — Рей поджала губы и опустила глаза. — Но ты ведь не знаешь полумер, правда, Кайло? Ты бросился спасать едва знакомую приблуду, рискуя всем. Ты сделал мне предложение, потому что чувствуешь себя ответственным за меня.

Рей снова подняла на него глаза и твердо проговорила:

— Но ты ничего мне не должен. Ты сделал больше, чем я могла даже представить, и… — она замолчала, подышала немного, набираясь храбрости, и закончила: — Я не хочу быть тебе обузой. Я обещаю, что не стану делать глупостей…

Последнюю фразу Рей выдавила, запинаясь и сбиваясь, потому что Кайло поднялся, не отрывая от неё взгляда, обошёл стойку и опустился перед ней на колени.

— Я всю жизнь смеялся над влюблёнными идиотами, Рей. Над тем, как они теряют разум, поддаваясь чувствам, — он усмехнулся, — глупым, на мой взгляд. Я признавал только те эмоции, что помогали мне в жизни, делали меня сильнее: в спорте, науке, карьере. Но потом ты открыла мне дверь.

Кайло помолчал, подбирая слова, а потом взглянул на неё снизу вверх:

— Ты открыла дверь и я пропал. Стал безумцем, зависимым, наркоманом. Ты называешь себя обузой, а я не представляю, как дальше быть, если ты уйдёшь. — Кайло пристально посмотрел на неё. — Ты охотилась за мной, поймала в сети, потом приручила. Теперь я болен тобой. — Он отстранился и спросил: — Ты хочешь отказаться от меня теперь?

— Кайло, ты же знаешь, я не могу отказать тебе, — тихо сказала Рей. — Если скажешь есть — я ем. Если скажешь кончить — я кончу. Если скажешь пойти и убиться, я пойду и утоплюсь. Я не умею плавать. Если когда-нибудь ты передумаешь, если эта сказка, этот сон кончится, прошу, накачай меня наркотой и сдай в бордель сам. Не возмущайся, — она накрыла его рот рукой. — Просто дай мне обещание, что позаботишься обо мне, что будешь заботиться обо мне до конца.

— В горе и в радости, Рей, — подтвердил Кайло. — Я люблю тебя и буду о тебе заботиться. А ты, — его голос приобрел знакомые металлические нотки, — будешь слушаться. Без глупостей. Без вранья. Без страхов. Доверься мне, Рей. Люби меня, слушайся меня, и я подарю тебе весь этот чертов мир и свое сердце впридачу.

Рей кивнула, обхватив его лицо руками, и еле слышно произнесла:

— Я люблю тебя.

Кайло улыбнулся, чувствуя, как с плеч сваливается немыслимая тяжесть, положил руки ей на колени, чтобы скрыть, как они дрожат. Медленно, фиксируя в памяти каждую секунду, повёл ладони вниз. Обхватил пальцами щиколотки и подтянул её ступни к своему лицу, заставляя Рей отклониться чуть назад в поисках равновесия. Некоторое время разглядывал, а потом прикоснулся к ним лбом. Наверное нужно было что-то сказать, но все было не то. «Я убью за тебя — умру за тебя?» — и так понятно. «Я так долго ждал тебя?» — пафосно и глупо. «Ты лучшее, что было со мной?» — опять не то и снова пафос.

— Пойдём спать, Рей, — услышал он сам себя и удивился, что способен говорить так мягко. — Я хочу обнять тебя и немного поспать. Проснуться первым и смотреть, как ты спишь.

Кайло поднял глаза и глянул на Рей с вопросом. Рей улыбнулась и, демонстрируя чудеса гибкости, наклонилась к нему, опасно балансируя на высоком стуле. Поцеловала в губы и прошептала на ухо:

— Отличная идея.

В этот раз Рей сама протянула руки Кайло навстречу, и он с готовностью подхватил, улыбаясь ей. Рей что-то тихонько сказала, уткнувшись ему в плечо.

— Что? — переспросил Кайло.

— Говорю, что все равно буду немного бояться. Вдруг это все-таки сон или глюк! Не ругай меня, — совсем по-детски попросила она.

— Я даже сердиться на тебя долго не способен, — признался ей Кайло, укладывая ее в кровать, стаскивая штаны и забираясь рядом. Обнял её крепко.

— Просто, ну, пойми, с такими как я никогда не случается счастливых историй, — попыталась объяснить Рей, но Кайло снова закрыл ей рот рукой и потребовал:

— Кивни, если тебя называли страшной, худой или глупой. Не хочу, чтоб ты произносила эту чушь вслух!

Рей осторожно кивнула. Кайло убрал руку.

— Начнем с последнего пункта. Я видел твои оценки. Ты сдала на отлично историю тому мудаку, у которого я получил в свое время удовлетворительно с третьей попытки и пересдавал с комиссией! Это много говорит об уровне твоего интеллекта. Теперь о внешности. Ты красива, как финикийская статуэтка. Легкая, изящная, гибкая, как виноградная лоза. Лицо словно у греческой статуи — совершенно в своей правильности и чистоте. А что до твоей худобы…

Кайло легонько сжал ее сосок, покатал его кончиком пальца. Снова наклонился к ее ушку, подразнил его зубами и губами и шепнул:

— Ты такая тесная и горячая внутри. Я желал бы провести с тобой целый день в постели, ощущая, как ты сжимаешь мой член в себе. Я хочу проверить, сколько раз подряд ты кончишь.

Рей хныкнула, сжимая бедра.

— Кайло, — простонала. — Я очень хочу, пожалуйста, можно?..

Кайло знал, что если он согласится на такое заманчивое предложение — его девочке будет больно. Но он чувствовал, что она хочет. Забавно: возбудилась от похвалы и озвучивания фантазий. Кайло усмехнулся:

— Нет, Рей. Сегодня считать твои оргазмы на моем члене мы не будем.

Рей захныкала, и он поспешил обнять её крепче. Перевернул на живот и прижался всем телом, удерживая свой вес на руках.

— Но это не значит, что мы не будем считать их вовсе. Расскажи мне о своих фантазиях, — попросил тихо, осыпая её шею и плечи ленивыми поцелуями.

Затем Кайло немного отстранился, одной рукой развёл её бёдра и разместил свой член так, чтобы он при движении соприкасался с её влажными, — ох, какими влажными! — складочками. Приник к ней снова, вжался пахом в аппетитную задницу и принялся лениво двигаться.

— Это называется зулусский секс, Рей, — он наклонился к самому её уху и слегка прикусил мочку. Рей застонала и выгнулась под ним. — Но если ты не будешь рассказывать о своих фантазиях, я прекращу и заставлю тебя уснуть, ведь ты устала.

Кайло думал, что сейчас будет что-нибудь про профессора и студентку или про горячего соседа, но ошибся.

— Я представляла, что устроюсь в твою любимую кофейню официанткой, — почти прошептала Рей. — И однажды, чтобы познакомиться, пролью тебе на брюки кофе. А ты очень рассердишься и потребуешь, чтобы я помогла тебе почиститься. Отведешь в туалет, они там индивидуальные, я проверяла. Я начну вытирать твой пах бумажным полотенцем и почувствую, что у тебя на меня стоит. А ты скажешь, что эти итальянские брюки стоят, как две моих зарплаты. И…

Рей запнулась и застонала. Кайло стал двигать бедрами чуть быстрее.

— Продолжай, — велел. Ему нравилось, куда Рей клонит.

— И ты предложил бы мне расплатиться натурой. Сначала сказал бы встать на колени и взять в рот. Я совсем этого не умею, но, возможно, тебе бы сам факт понравился…. — Рей снова замолчала. Кайло нашарил ее грудь и сжал, а она прогнулась, потерлась своими восхитительными оттопыренными ягодицами об него. Продолжила: — Ты бы… ох… велел бы мне расстегнуть форму спереди и показать грудь. Я бы пыталась взять в рот твой большой член, но не смогла бы даже до половины.

— Откуда ты знаешь, что большой? — хрипло поинтересовался Кайло.

— Я… так думала. Ну ты же сам высокий, нос крупный, пальцы длинные… Все приметы сходились. Ах! — Рей сжала бедра и напряглась, зажимая его член. — Я даже гуглила «член профессора Кайло Рена», но никаких обсуждений не нашла! Вот… Ах! И ты бы… Ты бы поднял меня с колен и уложил животом на край раковины, напротив зеркала!

Кайло зажал ноги Рей своими, его член втиснулся меж её бедер. Он двинулся несколько раз на пробу, и застонал с Рей в унисон:

— Так хорошо…

Она уже дрожала. Видимо, «бабочка» имела остаточный эффект и на следующий день.

— Дальше! — рыкнул Кайло, который чувствовал себя на грани от её фантазий, от жара, влажности и тесноты — почти так, как внутри нее, но… Кайло злодейски ухмыльнулся и увеличил амплитуду движений, раз за разом ударяя головкой члена в её гиперчувствительный клитор. Рей захныкала, и он остановился, замерев в той самой сладкой точке.

— Рассказывай дальше, Рей, — прошептал угрожающе, пока она возилась под ним в безуспешной попытке возобновить движение.

— Ты… Ты бы перегнул меня через раковину-у-у, — Кайло продолжил двигаться, воодушевлённый. Рей прерывалась, слова выскакивали обрывками: — Ох! Ты бы вошёл в меня резко, одновременно открыв воду!

Рей снова протяжно застонала, и на секунду даже прихватила простынь зубами.

— Ты бы трахал меня сильно, грубо, включая то горячую, то холодную воду прямо… Ох! Прямо мне на грудь! А-а-а потом…

У Кайло уже цветные круги перед глазами плыли, но он держался из последних сил.

— А потом ты бы снова поставил меня на колени и кончил мне на грудь! — последнюю фразу Рей проговорила скороговоркой и вдруг укусила себя за запястье, силясь сдержать вопль. Кайло отбросил все попытки сдержаться. Прижался грудью к её мокрой от пота спине и, прихватив зубами загривок, принялся вбиваться между ее бедер со всей доступной ему скоростью. И когда его скрутило наконец оргазмом, он почувствовал — и услышал — как Рей кончает вместе с ним, простонав его имя.

Кайло едва успел сдвинуться вбок, чтобы не задавить Рей своим весом, и отключился, по-прежнему вдыхая запах ее тела и волос, по-прежнему крепко обнимая.

Их разбудили дикие детские вопли. Рей сонно моргала рядом. Кайло вскочил, набрасывая на них обоих одеяло. В его квартире определенно было нашествие детей — одинаково чумазых, одетых в какие-то обноски. Парочка неугомонных близнецов лет пяти как раз вскарабкалась к ним на кровать и обсела Рей с криками:

— Тетя, расскажи сказку!

К ним в дверь сунулась Кайдел, на которой висел чуть ли не грудничок с бутылкой смеси в пухленьких ручонках.

— Простите, профессор, сорян, малая, но не могла я их там оставить, финиковы дружочки уже приходили и интересовались, а сам этот сука отсиживается где-то. Один из них педофил, так что…

Кайдел не договорила. Кайло включил преподавателя:

— Чьи эти дети? — спросил с неподражаемой интонацией.

— Мои братья и сестры. Реально простите, профессор, отработаю, бля буду! — зачастила блондинка.

— Кайдел, не выражайся! — хором произнесли близнецы.

— Выведи их, — скомандовал Кайло. — Мы должны одеться.

Кайдел сунула совсем мелкого девчонке постарше, ухватила близнецов за шивороты и вынесла их из спальни как котят, еще и дверь за собой закрыла. Так быстро Кайло никогда не одевался. Рей снова пришлось надеть его футболку и свободные трусы-боксеры. Выглядела она в этом умилительно, словно стащила вещи старшего брата. Кайло поцеловал ее нежно и вышел в гостиную, где как раз творился ад чайлдфришника, а посредине стоял несколько ошарашенный Хакс, на котором висли давешние близнецы.

— Поздравляю, папаша! — заявил Кайло и громко захохотал.

Наконец всех детей собрали в кучу, двух самых мелких взяли на руки Кайдел и Рей, а Хакс разложил по тарелкам еду из ресторана Серджио. И они устроили «семейный» ужин, он же военный совет.

Сначала все просто ели. И Кайло уже мысленно набирал номер клининга, для которого стал постоянным клиентом. Дети ели руками, извозили пастой полированный стол и светлый паркет, благо хоть едой не кидались, наоборот жадничали и подбирали крошки. Близнецы забрались на Хакса и, игнорируя свои тарелки, таскали еду у него, пока он пытался уворачиваться, держа тарелку выше их голов. Вскоре светлое поло на Арми, в котором Кайло с удивлением узнал своё любимое, представляло собой поле битвы макарон с фрикадельками в море из кетчупа.

— Откуда столько? — ошарашено спросил Кайло, наблюдая, как Хакс сдался и отдал свою тарелку близнецам. Кайло насчитал восемь детей кроме Кайдел. Та гадко ухмыльнулась и поставила тарелку на стол.

— А давайте скажем дяде, откуда берутся дети! — прокричала так, что люстра зазвенела.

Дети на секунду затихли, уставившись на неё, и ответили хором:

— Из капусты!

А двое мелких ещё и завопили, подражая всеобщему крику. Кайдел расхохоталась, а Кайло сверлил её злобным взглядом, пока она не шикнула на детей.

— Кому-то нужно прочитать лекцию о противозачаточных, — пробормотал Кайло, возвращаясь к еде. Но тут же вспомнил про их с Рей первый секс и есть снова перехотелось. Нужно выспросить у Хакса побочные эффекты «бабочки» и купить Рей волшебную таблетку, пока не поздно.

— Лучшее способ не залететь — не трахаться, — пожала плечами Кайдел.

Кайло внимательно на неё глянул.

А как ты оказалась в б… — он оборвал себя на полуслове, потому что блондинка бросила на него убийственный взгляд и глазами показала на детей. Рей эту пантомиму не пропустила и забрала у Кайдел второго мелкого.

— А кто хочет посмотреть мультики? — спросила громко и весело. Перекрикивая восторженный ор, заявила: — Я заберу их к себе, а то они профессору всю квартиру разнесут. Поставлю мультики, вымою по одному и буду спать укладывать. Как закончите, приходите помогать.

Хакс галантно вызвался помочь и, закинув на плечи визжащих от радости близнецов, пошёл вслед за Рей и буйной ватагой. Как только детские вопли затихли в коридоре, Кайло встал, нашёл в баре початую бутылку Джека и приложился прямо из горлышка: безумие становилось все безумней. Вместе с бутылкой вернулся за стол, предложил Кайдел выпить. Она мотнула головой и принялась рассказывать. О том, что родители верующие, адепты принципа «дал Бог зайку, даст и лужайку». И она рада, что мать после последнего кесарева больше не может иметь детей. А завод, где ее отец всю жизнь честно проработал фрезеровщиком, недавно закрыли. Люди пришли в очередной понедельник на работу и просто поцеловали замок. Человек, который всю жизни вытачивал однотипные детали, работу на старости лет найти не может от слова совсем, а малых кормить надо. На зарплату официантки семья из одиннадцати человек даже с социальной помощью не проживет. Подруга посоветовала Кайдел обратиться к Финну, мол, поможет заработать молодой и красивой. Тот предложил эскорт.

— Я думала, что буду ходить с толстыми дядями на приёмы и улыбаться. Могу ещё телохранителем быть, драться умею, — фыркнула Кайдел.

А вернувшийся Хакс расхохотался:

— Она умеет, конечно! Пинаться, кусаться, — он подошёл к блондинке сзади и потрепал по голове, за что получил тычок в бок. Закончил: — И огрызаться! Дети вымыты и уложены рядком перед телеком, который показывает глупый жёлтый кирпич в кепке. Рей зашатывает мелких.

Хакс подмигнул Кайло:

— Похоже, у неё есть опыт.

— Ага, — Кайло хлебнул виски и мрачно добавил, представляя себе эту картину в красках. — За братишкой Финном наверняка вот так вот ухаживала.

Хакс нахмурился и сел. Молча попытался отыскать нетронутую еду в месиве на столе, но бросил это гиблое дело и, не спросясь, пошёл заниматься раскопками на кухне. Вернулся страшно довольный — с той самой остывшей яичницей, салатом и китайской лапшой. Кайдел тем временем продолжала:

— Финн привёз меня в порт и сказал, что нужно подождать немного. Я захотела пить, и он сходил, набрал воды из кулера в два стакана. Предложил мне выбрать, другой взял себе. Отпил совсем немного и убежал куда-то. А я выпила всю воду и, похоже, уснула. А проснулась от жара между ног, когда избитый, перебинтованный с ног до головы Финн втащил в комнату девчонку.

Кайдел глянула на Кайло, зачем-то пояснила:

— Это была Рей. Она плакала, бормотала что-то. Было видно, что её накачали. Финн швырнул её на кровать рядом со мной и вышел, ничего не объясняя. — Кайдел выдохнула и перевела взгляд с Кайло на Хакса. — Потом за нами пришли и выволокли в коридор. Дальше вы знаете.

В дверь позвонили и Кайдел подхватилась:

— Черт, Рей наверняка с мелкими не справилась. Пойду помогу.

И выскочила в коридор. Но, щёлкнув замком входной двери, вскрикнула. И Кайло, и Хакс вскочили, чтобы встретить целое стадо быков во главе с Фазмой. Разъярённая Фаз держала, однако, Кайдел за плечо удивительно бережно. В толпе, что добавила нули к его счёту за клининг, Кайло разглядел посеревшего от страха Финна и невозмутимого Митаку, а также обиженных ими вчера банщиков. Фредди-мокрые штаны сверкал на Кайло злобным взглядом из-под кособокой повязки.

Не говоря ни слова, Фаз подошла к охреневшему Хаксу и засветила ему левой в бровь так, что его развернуло. Арми не упал только потому, что успел за стул ухватиться. Кровь из рассеченной брови моментально залила пол-лица.

Кайло в ту же секунду оказался рядом, а Кайдел с визгом повисла на руке Фаз. Кайло схватил Фазму за запястье и вывернул ей руку. В его лицо кто-то из «гостей» ткнул стволом.

— В жилом доме не стрелять! — рявкнула Фазма. — Уберите его от меня!

— Давно не виделись! Каким же дерьмом ты стала! — выплюнул Кайло. А потом толкнул Фазму обратно, увернулся от чужого кулака, пнул кого-то из «быков» по яйцам, лихорадочно думая, как спасти ситуацию. Еще он благодарил судьбу, что Рей прямо сейчас не с ними. И себя за скупость — Кайло снимал небольшую квартиру в старом доме, и в тесном коридоре нападавшим было трудно развернуться.

Баланс сил изменила Кайдел, которую Фазма неосмотрительно упустила из виду. Блондинка завизжала. Да так оглушительно и страшно, что все замерли друг напротив друга. Наверху захлопали дверями — должно быть, бдительная бабка сверху спешила узнать, кого убивают и как это заснять на смартфон.

— Этих дебилов и девку забираем с собой! — скомандовала Фазма.

— Хуя с два! — Кайдел вскочила на хлипкий столик для всякой мелочи типа ключей. — Я в твой вшивый рассадник шлюх не вернусь!

— Передумала? — хмыкнула Фазма. — Выплати неустойку и на выход.

— Какую неустойку?! — почти прорычала Кайдел. — За ту наркоту, которой меня Финн накачал, прежде чем сдать меня вон тому узкоглазому сученышу?! Я блять не подписывалась своей целкой торговать, да еще и под «бабочкой»! Да я первому же клиенту хер откушу, слышишь, ты, вобла драная?!

Боевики Фазмы качнулись к Кайдел, чтобы стащить ее вниз.

— Стоять, — скомандовала Фазма. Повернулась к Митаке: — Это правда?

— Кому ты веришь? — презрительно фыркнул управляющий борделя. — Она подписала все документы. А потом сама под «бабочкой» заявилась. Все шлюхи горазды врать.

Фазма нахмурилась. Хотела что-то сказать. Как вдруг из-за спин боевиков послышался стеснительный голос:

— Извините, но это правда. Нас подложили клиентам обманом.

Кайло едва не застонал — Рей решила поучаствовать. Мужики раздвинулись. На лестничной площадке стояла Рей — максимально невинного вида, даже платье надела, не хватало только букетика с маргаритками. А рядом — целых три бабки с включенными камерами на смартфонах.

— А еще мы полицию вызвали, — нежно сказала Рей и улыбнулась. — У мадам Пиррос с пятого этажа там как раз внук в отделе нравов работает.


========== Как сэкономить на свадьбе ==========


В подъезде послышался топот, и на лестнице появился спецназ. Повязали всех — Фазму, ее боевиков, Хакса с Кайло, девчонок и даже бабок. Правда, перед бабками извинились. Но те повисли на молодых парнях в форме, упрашивая взять как ценных свидетелей. В итоге госпожа Пиррос согласилась присмотреть за мелкими Кайдел, а остальные поехали в участок. Мужчины в автозаке, Фаз отдельно в наручниках, а Рей, Кайдел и бабульки с комфортом на машине внука госпожи Пиррос — По Дэмерона. Того самого, который недолго ходил в сводных братьях Рей, пока не сбежал. И он конечно узнал «сестренку» и окружил ее комфортом.

Самому Кайло было не впервой попадать в автозак. Да и Хаксу тоже. Правда, при этом он сам никогда не бывал в одних пижамных штанах, а его друг не истекал кровью, а вместе с ними не запихивали десяток вражеских быков. Спецназ рассудил логически: два здоровых лба могут сами о себе позаботиться, а вот Финна и Митаку как самых слабых закрыли в два одиночных зарешеченных «стакана». Кайло с Хаксом позволили зайти последним — поближе к окошку и воздуху. На этом человечность стражей порядка закончилась. Кайло потребовал дать хотя бы смыть кровь и наложить повязку, однако ответ был крайне лаконичен: «По прибытию».

Когда за ними с лязгом захлопнулась дверь с малюсенькой решёточкой, Кайло почувствовал на себе десяток тяжёлых взглядов. Он быстро оценил ситуацию: Хакс практически недееспособен, один точный удар уложит его окончательно. Однако были и плюсы: достаточно узкий отсек для заключённых не приспособлен к массовым дракам, крупные мужики едва разместились на лавках, касаясь друг друга коленями. Значит, нападать будут не скопом, а по одному. Сколько-то он продержится. А остальное «По прибытию».

Кайло запихнул Хакса себе за спину, сделал шаг вперёд и воинственно расправил плечи. Взглянул в глаза каждому из десяти мужиков с вызовом. Впечатление от его сурового поступка немного подпортило то, что автозак тряхнуло на ухабе, и Кайло больно треснулся башкой о потолок. Так и ехали. Кайло стоял в воинственной позе, про себя считая шишки, быки пялились. Внезапно Хакс застонал.

— Рыжий, блять! — Кайло испугался не на шутку. Рука у Фаз всегда была тяжёлой

— Иди нахуй, красавчик, — послышалось сдавленно из-за спины, — если заблюю тебе кеды, извиняться не буду.

Сотрясение мозга Хаксу прилетело однозначно. Кайло уже думал, как заорать так, чтобы у конвоиров проснулась совесть, но тут один из быков поднялся и, перешагивая через конечности товарищей, пробрался к задней стенке, где тоже было маленькое окошечко в отсек конвоя

— Мужики, тут человеку плохо, — пробасил. А в ответ тишина.

Говоривший зарычал. Замахнулся и всадил кулак в стену так, что вмятины остались.

— Мел, сука! — он принялся колотить рукой по окошечку, вызывая жуткий лязг. — Я же видел тебя в зале, падла! Тренер тут кончается!

Кайло не верил своим глазам и ушам. Постепенно к первому присоединись остальные, и даже Фредди — мокрые штаны вопил что-то про аптеку.

Через пять минут дружного мужского ора автозак резко затормозил. Хлопнула дверь конвоиров, и Кайло едва успел ухватить Хакса за руки — его укачало до полуобморока, и рыжий едва не вывалился под ноги спецназовцу, что распахнул дверь с решёточкой. Подхватил, но поймал лбом дуло автомата.

— Всем сидеть! — прорычал, видимо, тот самый Мел. — Ты. Взял и понёс.

Кайло отпихнул рукой дуло от лица и вытащил Хакса на улицу. Дверь автозака захлопнулась за ними с грохотом.

Аптекарша оказалась понятливой. Когда один полуголый мужик затаскивает другого, окровавленного под дулом автомата спецназовца, нужно хватать аптечку первой помощи и задавать только правильные вопросы. Поэтому, спустя минут пятнадцать реанимационных мероприятий, кровь была смыта, рассечение обработано порошком для свёртываемости крови, бровь заклеена, голова забинтована (придётся зашивать!) обезболивающие вколоты. Под конец процедуры Хакс уже бодро сверкал незаплывшим глазом и потребовал срезать с него пропитанное кровью и фрикадельками поло. Его, Кайлово, поло, между прочим. Аптекарша не только срезала, но и собственноручно протерла антисептическими салфетками накачанный торс страдальца. Кайло усмехнулся: — Я все Кайдел расскажу, — и язвительно добавил, — тренер.

Хакс показал ему средний палец, а спецназовец — Мел — хохотнул. В итоге добросердечная аптекарша вручила Хаксу бутылку воды, приказала много пить и показаться в ближайшее время врачу. Пока говорила, стреляла глазками то на Хакса, то на Кайло, то на Мела, да так, что Кайло понял: сегодня ночью барышне приснится горячая групповушка.

Обратно в автозак Хакс шёл сам. Поблагодарил Мела и полез внутрь первым, шепнув Кайло, что говорить будет сам. Мужики быстренько потеснились, все умостились рядком на скамьях и автозак тронулся. Хакс молчал и, словно пиратский капитан, сверлил единственным глазом провинившуюся команду. Все присутствующие один за другим угрюмо опускали головы. Все, кроме того, кто Мела стыдил. Мужик приподнялся и хлопнул Хакса по плечу:

— Рад что ты в порядке, Тренер.

Хакс скупо кивнул и отпил глоточек из бутылки. Не закручивая крышку, передал Кайло, который удивился, но тоже глотнул. А потом сунул воду мужику, что сидел напротив. Бутылка пошла по кругу и вернулась к Хаксу пустой. Он закрыл её и втиснул рядом с собой.

— Нас всех обманули, — начал Арми громко, чтобы слышали конвоиры тоже. — Этот чёрный прыщ и узкоглазый замутили подпольный бордель. Девочек принуждали и накачивали наркотой. Митака вызвал вас и Фазму, потому что две девушки пропали. Естественно, под свой, — он подчеркнул эти слова, — под свой нелегальный бизнес он не мог вызвать полицию. Дал вам адрес профессора Рена, которого полгорода видело защищающим одну из пропавших девушек. Но мы не крали девиц. Мы их спасли от этих двух ублюдков. А вас и Фаз ввели в заблуждение.

Хакс снова обвёл мужиков взглядом, остановившись на Фредди. Тот закивал, за ним все остальные.

— Да что ты… — Митака из своей клетки попытался возмутиться, но Фредди с такой силой двинул по двери, что бордель-папа забился в угол и затих. Так и доехали до участка.

Кайло не узнавал своего друга. Сам Рен всегда был немного лучше в Муай-Тай… пока не ушел. И теперь он видел, что чуть ли не весь их приморский город знает рыжего Арми как Тренера с большой буквы «Т». И Кайло ясно видел: врет рыжая скотина насчет организаторских способностей у без пяти минут бывшего профессора. Хакс просто хотел, чтоб он вернулся. И он вернется, раз обещал.

С вялым Хаксом здоровались в полиции, его устроили не в допросной, а в кабинете этого молодого следака — По Дэмерона или как там его. Кайло только сейчас узнал в нем смуглого красавчика, чья машина окатила его водой из лужи прямо перед знакомством с Рей. «Поблагодарить, что ли?» — хмыкнул про себя. Не разозлись Рен тогда на весь гребаный белый свет — не пошел бы трезвонить в соседскую дверь, не познакомился бы со своей виноградной Рей. И Финн бы успел подложить свою невинную красавицу-сестру какому-нибудь уроду с деньгами.

Кайло еще раз вздохнул насчет денег, точнее, своего наследства, которое стремительно от него отдалялось. Но в первый раз почувствовал свободу. Больше никаких тупых студентов, никаких домашних работ, никакой Эмилин Холдо. Он и сам не пальцем деланый — даже скопил небольшую заначку. Вот ее в Первый Орден и вложит, а там посмотрим, мамочка Лея, с какой скоростью ты в гробу вертеться будешь. В аду назначат почетным вентилятором!

Кайло все еще улыбался нечаянной фантазии, когда вошли По и симпатичная девчонка. Кайло ее узнал — она пару раз приходила на его общественные лекции и садилась в первом ряду. Девчонка, волнуясь, поправила волосы и поставила перед Кайло бумажный стаканчик с дымящимся кофе. Кайло взял и отпил с искренним наслаждением.

— Черный, как мое сердце, благодарю, — подмигнул он, и девчонка покраснела так, словно он ей предложил секс в туалете. По ее спровадил.

Кайло задумался, а сколько фанаток у него самого? Он всегда отшивал студенток, подозревая в них лживых тварей, которые только за «автоматами» охотятся. Но судя по Рей и этой девчонке, у него тоже есть свой фанклуб. Дэмерон положил перед ним пачку листков. Сообщил:

— Это скопированные показания Хакса, но с вашей точки зрения. Прочтите и подпишите, профессор Соло-Рен.

Кайло вчитался. Очень старался не ржать, но сдался на таком пассаже: «И тогда, руководствуясь моим моральным кодексом и общественным долгом, я решил помочь моей соседке, к которой приставали какие-то бандиты». О да, он ей помог — сначала на три пальца, а потом на все двадцать с лишком сантиметров. Рен продолжил чтение. Судя по показаниям, он увидел, как к девушке приставали, отогнал нападавших. А потом вернулся домой, где ему позвонил Хакс, который просил его помощи в одном деликатном деле — подозревал, что одну девчонку накачали наркотой и сдали в бордель. То есть акцент истории был смещен с Рей на Кайдел.

— Почему? — спросил Кайло вслух.

— Потому что мы росли вместе с Рей, — пожал плечами этот По, — и я знаю, какой Финн мудак. Не хочу ее в это впутывать.

И тогда Кайло подписал. Поинтересовался:

— Что будет дальше?

— На Митаку и Финна все свалят. Их посадят, а в тюрьме, скорее всего, опустят, — жестко сказал По. — Фазму оштрафуют и запретят ей работать с частным охранным предприятием. Охранники ее отделаются предупреждениями и общественными работами. Бордель ей придется перевозить в другой округ или устраивать на корабле. Вас с Армитажем Хаксом и девушек отпустят, когда вы подпишете показания, а затем вызовут в суд.

— Хэппи-энд, короче, — Кайло встал.

— Я зайду проверить, что там с моей сестричкой, — По нахмурился. — Очень надеюсь в ближайшее время увидеть на ее пальце кольцо.

— Я тоже, — хмыкнул Кайло и вышел в коридор. Там его ждал Хакс. Кайло поднял его за руку с потрескавшегося кресла из кожзама, обнял и шепнул:

— Ты наглая и брехливая скотина. Как же, загибается Первый Орден!

— Зато я теперь знаю, что у тебя есть совесть, — подмигнул Хакс. — Но денег клуб все равно приносит мало. Я не драл с желающих три шкуры.

— Хорошая пиар-стратегия, — пожал плечами Кайло, подныривая под руку друга.

С другого бока Хакса прихватила вышедшая Кайдел, а Рей прижалась к Кайло. Так и вышли в ряд, еле протиснувшись в двери. И Кайло обалдел!

Перед зданием полиции был митинг. Митинговали две большие группы. В одной были мрачные суровые мужики, прошедшие огонь и воду, и прыщавые лопушистые подростки. Эти стояли без плакатов, поигрывали мускулами и битами и скандировали: «Тренер!», «Тренер!»

Напротив была куча девок и теток. Раскрашенных и разодетых, как на балу. Кайло с удивлением узнал своих и чужих студенток, половину профессорского состава (без Холдо, ясен пень), работниц институтской бухгалтерии и библиотеки, книжных магазинов и кофеен, куда он ходил.

«Свободу секси-профессору!», «Чтоб нас так защищали!», «Не перевелись настоящие мужчины!», «Да здравствует Кайло Рен» — было написано на плакатах.

— Помаши рукой, звезда, — хохотнул Хакс.

— Сам помаши! — ругнулся Кайло, который слышал, как засопела Рей.

Оставив Рей и Кайдел у дверей участка, наказав найти транспорт и быстро, Кайло с Хаксом отправились каждый к своим фанатам. Хаксу жали руки и хлопали по плечам суровые мужики, а Кайло, памятуя, что за ним наблюдает Рей, обнимался с бабульками, что висли на нем гроздьями и стремились общупать голый торс. Разряженных дамочек-коллег он к телу старался не подпускать, но все же несколько полос от острых коготков на спину заполучил. В итоге, пообщавшись с фанатами, Кайло с Хаксом позировали журналистам и перемешали обе группы поддержки к вящей радости и тех и других. Потом они давали комментарии местной прессе, причём Хакс смотрелся брутально в одолженной чёрной кожанке на голое тело, а Кайло потешно — в дамской шали на плечах с домашним мясным пирогом в руках. И когда профессорское терпение уже приблизилось к критической отметке, перед ними затормозил джип — мечта грибника и охотника. За рулём сидел ухмыляющийся Мел, с заднего сиденья злобно зыркали Кайдел и Рей.

Кайло уже не слишком хорошо запомнил, как они все вместе доехали домой. Он был совершенно точно счастлив, когда будущий дядюшка Хакс прихватил весь выводок, который полагался в нагрузку к его невесте, и укатил с ней в направлении своей квартиры. Стволы они еще раньше сдали в полицию. Кайло оглядел беспорядок, подумал насчет клининга, выругался и, прихватив удивившуюся Рей в охапку, притащил ее в спальню. Усадил на кровать и сказал, что сейчас даст снотворное, после того как она ему поможет.

Рей послушно закивала. Кайло велел ей лечь — она с восторгом повиновалась и даже ноги развела, но он сбегал в душ и встал над ней. Поместил член между ее прекрасных грудей, слегка сжал соски пальцами и начал тереться. Рей завозилась — судя по ее лицу, была заинтригована новым способом. Высунула язык, пытаясь дотянуться до головки. Кайло увеличил амплитуду и теперь каждый раз тыкался в ее губы. Так себе способ даже по сравнению с рукой, но его настолько возбуждала картинка с его послушной девочкой, и собственным членом между ее самыми прекрасными на свете сиськами, что Кайло обкончал их спустя чуть ли не пару минут, как озабоченный подросток.

Рей слизнула капельку, которая попала на ее губы, а Кайло скользнул вниз и уже почти привычно применил по назначению свой рот. Рей тоже смотрела, не отрываясь, как он ее лижет. Кайло не выдержал, оторвался и провокационно спросил:

— Что, об этом тоже мечтала?

— Д-да… — выдохнула Рей.

— И в какой ситуации? — Кайло дразнящее обвел языком клитор.

— Ну… — пробормотала Рей. — В переулке!

— Кунилингус в переулке? — Кайло аж переспросил. — Ты как себе это представляешь?

— Ты бы на колени встал… — Рей уже поняла, что несет нечто странное, покраснела на этот раз от стыда, замолчала и закрыла лицо руками.

— Рей, я даже на коленях достаю тебе куда выше. Мне пришлось бы чуть ли не на четвереньки вставать, — хохотнул Кайло. — Но ты продолжай. Фантазии не обязательно должны быть реальными. Как мы там оказались?

— Ты бы принял меня за шлюху, — невнятно пробормотала Рей. — И привел бы туда.

Тут уже брови Кайло полезли на лоб.

— Рей, я не пользуюсь услугами продажных женщин, — мягко сказал он. — Даже если симпатичные или скидку обещают.

Рей молчала. Кажется, опять варилась в котле стеснения.

— Я не разрешал тебе останавливаться, — сказал Кайло, решивший спасти ситуацию. — Продолжай.

И, в свою очередь, тоже вернулся к своему занятию.

— …привел бы туда, — с тяжелым вздохом сказала Рей. — А я бы сказала, что не такая… Но ты… Ты…

Кайло чуть раздвинул ее бедра, которыми она его душила, чтобы лучше слышать.

— Ты бы сказал, что раз я одеваюсь как шлюха и веду себя как шлюха, то и обращаться со мной нужно соответственно, — скороговоркой пробормотала Рей, пряча лицо в простыне. — Трахнул бы прямо у стены, и только в процессе понял бы, что я девственница, но не остановился бы. Но потом… потом сделал бы мне… ртом…

Ее бедра дергались под руками Кайло, она стонала, пока он ее трахал языком все быстрее.

— А потом отвел бы меня к себе домой! — выкрикнула Рей в полный голос и кончила.

Кайло немного помог ей пальцами, чтоб оргазм был приятнее, вытер лицо краем простыни и спросил:

— А почему все твои фантазии связаны с тем, что я тебя принуждаю? Почему мы не знакомимся как обычные люди?

— Потому что ты не обратил бы на меня внимания на улице, — вздохнула Рей.

— Но ведь обратил же, — настаивал Кайло.

— Случайность, — сболтнула она и сама ужаснулась.

— Еще раз, — прорычал Кайло, — я такое услышу, и я не просто тебя отшлепаю. Я буду раз за разом подводить тебя к грани и не давать кончить, поняла?!

— Звучит заманчиво! — Рей вдруг хихикнула.

— Ты замечательная, прекрасная, единственная, — продолжил Кайло уже спокойнее. — Но самое главное, ты теперь моя и только моя.

— Мне нравится это слышать, — честно призналась Рей. — А почему мы не занимаемся обычным сексом?

— Потому что я собираюсь заниматься безопасным сексом, — твердо сказал Кайло. — Никаких детей, пока не закончишь обучение. Так что завтра к врачу за рекомендациями по контролю рождаемости.

Рей согласно что-то промычала и наконец стала засыпать. Кайло и сам пропустил момент, когда отключился.

Утро началось с хорошей и плохой новостей. У Рей пошли месячные, а ему по телефону сообщили из института, что он может не приходить на рабочее место, вещи ему пришлют. Его уволили по статье, а его научный руководитель от него отказался.

Рей ещё спала, когда он подорвался от телефонного звонка. Откинул одеяло и сначала опешил, увидев под ней небольшое тёмное пятно. Однако чертов телефон разрывался, и Кайло, все ещё пялясь на простыню, принял вызов. Выслушал приговор, поставивший крест на его десятилетнем труде, лихорадочно размышляя, откуда кровь, и только отключившись — так и не сказав в ответ ни слова заикающемуся секретарю — понял и заулыбался как дурак. Укрыл Рей, выскользнул из спальни, и тут телефон снова затрезвонил. Кайло машинально принял вызов.

— Включи телек, — бросил коротко Хакс и отключился.

Кайло плюхнулся на диван и врубил ящик, который последний раз полгода назад смотрел. Показывали выпуск местных новостей, и Кайло с удивлением увидел сверкающую, как новенькая монета Эмилин Холдо в окружении репортёров.

— Скажите, почему профессора Рена уволили?

— Его поступок признан аморальным с точки зрения кодекса этики института, — Холдо с экрана смотрела прямо в глаза Кайло с мстительным торжеством.

— Это правда, что его отстранили от научной работы?

— А как вы считаете, человек, уволенный за аморальное поведение, может рассуждать о морали в своём научном труде? — каждое её слово сочилось ядом, щеки профессорки раскраснелись. Ещё секунда, подумал Кайло, и старая сука получит оргазм от втаптывания его имени в дерьмо. Но журналисты её обломали.

— А правда, что ректора не было на заседании?

— Верно ли, что профессора Рена не пригласили выступить в свою защиту?

— Почему заседание прошло в восемь утра в закрытом режиме, если согласно графику отпусков учёный совет недосчитывается кворума?

Последний вопрос задал не журналист, а коллега Кайло по кафедре. Молчаливый мужик, что удивительно, большой любитель Хайдеггера. Они с Кайло часто спорили до хрипоты, но близко никогда не общались.

Холдо метнула на коллегу уничтожающий взгляд и рявкнула:

— Без комментариев!

Бросилась прочь с такой скоростью, что отступилась на ступеньках и едва не упала. Кайло выключил телевизор и повернулся. Перед ним, закутавшись в одеяло, стояла Рей. По её озабоченному личику было видно, что слышала она если не все, то достаточно.

— Иди ко мне, — попросил Кайло, неожиданно для себя. А когда обнял её и прижал к себе со всеми слоями одеяла, не смог сдержаться:

— Я так люблю тебя, Рей, — он ругал себя за слезливость, но не мог остановиться. — Единственное, о чем я жалею, что вообще отпустил тебя тогда. Что не избил Финна с дружками до полусмерти, что…

Рей не дала ему договорить, накрыла губы своими — не целуя, но принуждая замолчать.

— Мы все исправим, Кайло, обещаю, пойдём по инстанциям, По поможет… — принялась бормотать, утешая его, как маленького.

Только Кайло в утешениях не нуждался. Если карьера и наследство — его плата за Рей, он заплатит эту цену с удовольствием. Но он не успел ей этого растолковать. Снова зазвонил телефон. Снова Хакс.

— Рен, через полчаса жду тебя одного у зала. Займи чем-то свою девочку. Это ненадолго, — и снова отключился, гад.

Рей оказалась не только чуткой, но и понятливой. Пока Кайло варил кофе и жарил гренки, он думал, как ему объяснить свой уход. Однако Рей заявила, что ей нужно разобраться с вином, и вообще она целый день будет валяться, потому что у неё болит живот.

— Теперь мы парочка безработных, — заявила весело, вертясь на барном табурете. И, встретив недоуменный взгляд Кайло, пояснила: — Меня наверняка уволили из кафешки за три дня прогула. Но я поисками займусь сегодня же!

Рей всполошилась, глядя на его недовольную гримасу. Вероятно, подумала, что он злится поскольку она без работы осталась… Но Кайло не хотелось обсуждать этот вопрос впопыхах, поэтому он просто чмокнул её в лоб и, быстро одевшись, поехал к Хаксу, на встречу. Опоздал на десять минут, — дорогу трамваю, на котором он ехал, перегородил какой-то герой парковки. Благо водитель — студентик с фиолетовыми волосами — вылетел из кофейни со стаканом смузи, не успел вагоновожатый дать третьей оглушительной трели. Трамвай покатил дальше, а Кайло принялся размышлять, за сколько он сможет продать свою антикварную тачку, и во сколько обойдётся аккуратный ремонт древнего движка…

Хакс смерил его презрительным взглядом и прошипел:

— Какое счастье, что она сегодня тоже опаздывает.

— Кто? — опешил Кайло.

Хакс только бросил выразительный взгляд ему за спину. Обернувшись, Кайло увидел осунувшуюся Фазму, одетую в растянутые спортивки и худи с логотипом их старой секции. Та энергично вышагивала в их сторону.

— Я внёс за неё залог, — прошептал Хакс опешившему Рену, и облокотился о свою тачку, как ни в чем не бывало.

Фазма подошла и приветствовала их одинаково злобными взглядами.

— Чего надо? — бросила, сплюнув. На по-прежнему заплывшее лицо Хакса она старательно не смотрела. — Я верну тебе залог на днях, — добавила, глядя в сторону.

Кайло молчал. Хакс тоже. Фазма рассвирепела:

— Я не просила меня вытаскивать, поняли! Мне на нарах не впервой!

Кайло рассматривал её и вдруг почувствовал укол совести. Он шагнул вперёд, протягивая ей руку, но Фаз выругалась и замахнулась на него кулаком. Кайло увернулся. Она нападала, ругаясь, он молча уворачивался, пока не заметил, что она ошиблась в выпаде. Кайло бросился вперёд и обхватил её, прижимая её руки к бокам и зацепив ногой её лодыжку. Фазма была выше, Кайло сильнее, и какое-то время она пыталась вырваться, но потом сдалась и замерла, тяжело дыша. А потом Кайло услышал, что Железная Фаз плачет.

— Я тоже потерял все, Фаз, — проговорил тихо и как мог нежно. — Сегодня утром кучка университетских сук перечеркнула десять лет адского труда и смешала моё имя с грязью. То, из-за чего я бросил спорт, полетело коту под хвост.

Кайло осторожно разжал руки, отпуская её. Развернул к себе за плечи и заглянул в лицо:

— Но мы отстроим все вместе, слышишь, Фаз? Как раньше. Ты, я и Хакс.

Фазма подняла на него глаза, и Кайло постарался не вздрогнуть — такой потерянной она в этот момент выглядела.

— Будет тебе твой ЧОП, — это уже Хакс подошёл, встал рядом с Кайло. — Твои связи, мои безграничные таланты и харизма нашего опального профе-эссора. Нас будет не остановить. Соглашайся!

И он протянул вперёд руку. Фазма молча стиснула его руку так, что Хакс аж зубами заскрипел. Потом пару раз энергично тряхнула.

— Ладно, мужские шовинистические свиньи, — заявила, — показывайте рабочее место!

Кайло спохватился:

— Мне надо домой! У меня Рей плохо себя чувствует!

— Надо же, — съязвила Фазма, — не успел прийти на работу, как сразу берет отгул! Арми, не давай ему!

— Начальство не опаздывает, начальство задерживается, — хмыкнул Хакс, — Фаз, наш директор это он! Лицо, бицухи и задница Первого Ордена!

— Да я его прямо сейчас отлуплю! — вызверилась Фазма. — Тоже мне, блять, нашелся директор! Да пошел ты в жопу, директор!

Хакс засмеялся — так заливисто и искренне, что Кайло сам начал улыбаться, как дурак. А Фаз попритихла и, сопя, смотрела в сторону.

— Фаз, ни у кого из нас столько дипломов нет, — отсмеявшись, сказал Хакс. — Ты просто ничего не понимаешь в пиаре, на том и погорела. Ты даже не представляешь себе, какой стон будет по всему городку, когда профессор ебаной философии начнет преподавать Муай-Тай и давать интервью! К нам запишутся все прыщавые подростки, которые стрясли с мамаш денег, вся студентота! А для девок придется отдельный зал открывать. Так что вот тебе, Кайлуха, флэшка с уставом Ордена и всеми отчетами. Предложения по развитию жду завтра на планерке. Иди уже, гуляй.

Кайло сделал всем ручкой и действительно свалил. Трамвая все не было, и он прогулялся пешком. Купил им с Рей обед в китайской забегаловке. Поднялся на свой (на их, поправил себя) этаж и увидел, как квартирная хозяйка Рей распекает его невесту за устроенный племянниками Кайдел беспорядок в квартире. Бедная девочка — его девочка! — едва сдерживала слезы. Кайло подкрался к стервозной тетке со спины и вкрадчиво спросил, давно ли она платила налоги за сдачу жилплощади в аренду. Судя по тому, как она подскочила — давно. Кайло отправил Рей к себе в квартиру и сказал, что его невеста съезжает. Затем решил развить успех и потребовал вернуть деньги за те следующие три месяца, которые она оплатила. После перепалки, обмена аргументами в стиле «Гадина профессорская — хабалка деревенская» они сошлись на том, что тетка возвращает деньги за два месяца, но убирает квартиру сама.

Кайло снова позвал Рей и сообщил ей новости про переезд. Думал, она будет ворчать, что ее не спросили, но Рей молча бросилась ему на шею. После этого Кайло велел показать, где лежат ее вещи. И в битком забитой «бабулиными комодами» квартире у Рей оказались тючок с вещами, две банки заготовки под вино, стопка книг и фикус.

— Я назвала этот фикус Профессором Реном, — стеснительно призналась Рей.

— Надеюсь, ты его никуда себе не совала, — отсмеявшись, сказал Кайло и в два приема перенес к себе вещи. А затем вызвал клининг для своей квартиры и вручил Рей деньги за два месяца обратно, а еще скомандовал подписать соглашение о расторжении аренды.

После этого наградил ее огромной шоколадкой и велел сесть на диван.

— Сегодня и завтра будешь отдыхать, — спокойно сказал. — Потом впишу тебя в свою медстраховку как партнершу и доплачу.

— А работа? — заикнулась Рей.

— Ты будешь готовиться к поступлению в другой институт, — сказал Кайло. — Я тебе помогу. И на полставки станешь помогать нам с Хаксом в организации по продвижению Муай-Тай, которая называется «Первый Орден». Завтра подадим заявление в мэрию на регистрацию брака и через месяц поженимся.

Рей открыла рот, явно с целью возразить, но Кайло ее поцеловал.

— Слышать ничего не хочу, — строго сказал. — Я обещал, что о тебе позабочусь. Никакого мытья сортиров в дешевых забегаловках, да и в понтовых кофейнях тоже. Как только раскрутимся, будешь исключительно учиться. И спортом еще займись. Хотя… Что ты вообще любишь делать, кроме как следить за злыми профессорами? — спросил он, и Рей снова залилась краской.

— Я… Это… — она нервно поиграла пальцами. — Я люблю танцевать. И книжки еще читать. И… И секс с тобой!

Жизнь, можно сказать, налаживалась. Бывший профессор, а ныне глава Первого Ордена — «Верховный лидер», как с издёвкой обзывал его Хакс, стал звездой местных СМИ, кумиром женщин всех возрастов, молодёжи и хипстерни. Между эфирами и интервью он вникал в дела Ордена за последние десять лет и планировал, планировал, планировал… Расширение Ордена и разделение сфер деятельности, свадьбу с Рей и судебные тяжбы. На последнем настояли Хакс, Рей и По, который заглянул в гости, как и обещал. А потом завернул и в Первый Орден. Хакс, пряча ухмылку, подарил По бесплатный абонемент на десять индивидуальных занятий с Фазмой. Хакс с Кайло поспорили на оплату свадебных издержек, сколько продержится По — одно или два занятия. Но продули оба: По не только все десять отходил, но и за продлением пришёл.

Фазма простила Кайло после первой совместной пьянки. Благо Рей в этот вечер училась допоздна на курсах, потому что Фаз со словами: «С детства хотела это сделать» — засосала Кайло так, что он минуты две отдышаться не мог.

— Хреново ты целуешься профе-эссор, — проговорила Фазма важно. — Но, может…

Она вскинула бровь:

— Хоть трахаешься сносно?

— Так ты же по девочкам теперь? — удивился Хакс, пока Кайло судорожно соображал, куда бежать и что делать. В ответ Фаз только загадочно улыбнулась.

Наутро Кайло мучился похмельем, но сразу рассказал Рей все как хохму. И только потом подумал — а вдруг Рей обидится? Но она только смеялась и грозилась откусить Фаз нос за такую отвратительную ложь.

Как и обещал, Кайло устроил Рей администратором в зал, представив её всем, как свою невесту. Желающих подкатить к даме сердца Грозного Кайло Рена не находилось. Первый Орден начал расти как на дрожжах. Старого зала уже не хватало, чтобы вместить всех желающих. Пришлось снимать дополнительные помещения. Фазма заново поднимала свой ЧОП, Хакс мужиков, Кайло — новоприбывших. Через неделю он взвыл и потребовал поменяться. Хакс поржал, но согласился.

Когда до свадьбы оставалось две недели, По позвонил Кайло и сказал, что Финна убили в камере предварительного заключения.

— Я сам опознал его, Кайло, на правах родственника. Его уже кремировали, — По замялся и заговорил тише. — Он подсадил на наркоту девочку одного местного авторитета, который давно сидит. На то, что от него осталось, даже мне смотреть было сложно

Дэмерон кашлянул. Продолжил:

— Митака будет дожидаться суда в одиночке. Когда его выпишут из больницы, — он помолчал. — Я не знаю, Рен, как ты это будешь рассказывать Рей, но постарайся, чтобы она плакала поменьше.

Кайло пообещал и отключился, не прощаясь. В тот же вечер он сказал Рей, что Финна убили в тюремной драке. Она всю ночь пролежала, отвернувшись к стенке, а наутро попросила отменить церемонию. Кайло пришлось привлечь тяжёлую артиллерию в виде Кайдел, к которой, к его удивлению, присоединилась Фаз. И девочки сошлись на том, чтобы просто расписаться, а на сэкономленные деньги как-нибудь в отпуск съездить.

Пока они шептались приватно в женской раздевалке, Кайло жаловался Хаксу, что его никто не любит. Ни друзья (пьют профессорскую кровь, все соки выжимают), ни будущая жена (свадьбы не хочет, как так!). Хакс изобразил фейспалм ещё в самом начале страдательной тирады, но выслушал молча. Когда Кайло выдохся, заявил желчно:

— Знаешь, я бы за такого нытика тоже замуж не захотел! — Кайло опешил, а Хакс всплеснул руками и изобразил еврейский акцент: — Нет, ну Рей таки святая женщина!

Надо было тогда Хаксу врезать, особенно за еврейский акцент, но Кайло просто пригрозил, что ночью сделает рыжему обрезание, а если промахнется, то кастрацию. Тогда Хакс сбавил обороты и все как-то утряслось.

Кайло оставалась неделя до счастливого дня икс, когда он окольцует свою рыбку и от него отвяжутся любительницы профессорского тела. Он отправил Рей за своим любимым крепчайшим кофе и разбирал очередные финансовые отчеты, думая, что в Фазме, которая их составляла, умер великий финансовый гений, и не отправить ли ее играть на бирже.

Дверь растворилась без стука. Кайло беззлобно проворчал, не поднимая глаз от бумаг:

— Хакс, отвали, иди пожарного инспектора встречай!

— Добрый вечер, профессор Соло-Рен, — сказал знакомый голос.

Кайло вскинул голову, подавляя желание вскочить. В его кабинет вошел ректор Института искусств, откуда Кайло с таким позором выперли.

— Я больше не профессор, — кашлянув, сказал Кайло.

Ректор молча выложил пред ним документы о восстановлении его в должности, в докторантуре, а еще протокол заседания ученого совета, где решено назначить его научным руководителем Кайло. Сверху хлопнул фотокопии тех самых кантовых каракулей. И сказал веско:

— Завтра твой первый рабочий день, Рен. Подготовься к потоковой лекции по теме диссертации, а ещё будут журналисты.

Ректор развернулся и вышел. Однако в дверях ненадолго задержался. И сказал, не глядя на Кайло:

— На нас с женой как-то напали… Хотел бы я тогда, как ты.

Появилась Рей с кофе, поздоровалась, предложила чашечку, но ректор молча кивнул ей и ушел.

— Что-то случилось? — она поставила кофе перед Кайло и присела на край стола.

— Да, — Кайло положил голову ей на бедро и зажмурился, чувствуя, как ловкие пальчики пробегают по его густым волосам, ерошат и гладят. — Я снова профессор. Меня восстановили и все такое.

— Так это же прекрасно! — Рей радостно вскочила. — Пойдем праздновать… в какую-нибудь подсобку! Профессор, я была нерадивой ученицей!

Кайло фыркнул и позволил повести себя по коридору. Как вдруг они оба остановились — услышали из спортзала, который по расписанию пустовал, странные звуки. Кайло прижал палец к губам и чуть толкнул неплотно закрытую дверь. Им представилась дивная картина: Кайдел закинула бедра на плечи Хакса, а сама держалась руками за перекладину шведской стенки, так что Хакс зарылся лицом прямо в ее промежность. И судя по ее стонам и вздохам, это упражнение ей страшно нравилось!

Рей тихонько захихикала, прикрыв ладошкой рот.

— Они поспорили, — пояснила шёпотом удивлённому Кайло. — Арми сказал, что она должна попросить, чтобы он её трахнул до свадьбы. А она поклялась, что до свадьбы ни-ни. Вот он и старается. Кайдел говорила, что несколько раз уже едва не сломалась. Пришлось, — Рей покраснела, — перепробовать все остальное.

Кайло вскинул брови, прикидывая, что именно неугомонная парочка уже успела перепробовать, кроме, собственно, вагинального секса. Кайдел закричала, резко сжимая ноги. Хакс сделал шаг назад, а блондинка повисла безвольно. Кайло пригляделся и обалдел: её запястья крепились к перекладине мягкими кожаными фиксаторами. Хакс обхватил Кайдел за талию и развернул задом к себе. Провёл рукой по бёдрам и заду, поиграл пальцами между ног. Громко шлёпнул.

— Ну что, детка? Скажешь заветные слова? Я же знаю, ты хочешь… — Хакс говорил так проникновенно и тихо, что Кайло едва услышал.

— Я ничего тебе не скажу, — выдавила Кайдел задыхаясь.

Хакс потянулся к поясу.

— Увидим.

Кайло тихонько прикрыл дверь. Как Хакс собирался из своей подруги просьбу выбивать, ему было уже не интересно. У него нашлась мысль получше. Кайло вышел через чёрный ход в узкую подворотню между залом и глухой стеной дома под снос. Со всех сторон подворотня была закрыта, в неё попасть можно было только из зала. Эта трехметровая каменная кишка служила бойцам курилкой, поэтому тут стояло несколько ящиков — посидеть, было относительно чисто. Кайло приподнял Рей за талию и поставил на ящик. Поглядел на неё снизу вверх и положил руки на ее бёдра.

— Бойтесь мечтать, — проговорил с ухмылкой. — Мечты имеют неприятное свойство сбываться. Руки за спину!

Сказал и опустился на колени, одновременно стягивая с Рей трусики

— Вот подержи, — предложил вкрадчиво. — И тихо! А то соседей сверху разбудишь.

Глаза Рей расширились от возбуждения, и она осторожно взяла кружевной комочек зубами. Кайло хотелось трахнуть её прямо сейчас, но сначала он хотел её подготовить. Кайло завязал ей юбку на талии и залюбовался: полуобнажённая девочка, его девочка, в свете тусклого фонаря смотрелась до невозможности развратно. Припухшие от желания складочки и её собственное белье вместо кляпа дополняли картину. Кайло зарылся лицом между призывно расставленных ног и Рей застонала.

— Я же просил тебя быть тихой, — проговорил вкрадчиво, и отстранился. Повёл ногтями по внутренней стороне левого бёдра вниз к колену, правой придерживая Рей за задницу. — Придётся постараться, если хочешь кончить, моя сладкая.

И он принялся лизать её интенсивно. То забирал в рот столько трепещущей плоти, сколько получалось, то трахал её языком, то почти прикусывал клитор. Но стоило ей застонать — отстранялся. Выводил узоры пальцами по бёдрам, позволяя удивительно тёплому сентябрьскому ветру овевать её разгоряченную промежность. В одну из таких остановок Рей не выдержала. Выплюнув трусики, взмолилась:

— Кайло, пожалуйста! Я больше не могу.

Дважды просить не пришлось. Одной рукой Кайло обхватил её и поднял, другой быстро разобрался с ширинкой. Прижал Рей к стене и вошёл в неё одним резким движением. Рей застонала так, что и мертвый бы услышал. На втором этаже зажглось окно. Потом второе.

— Вот видишь, маленькая негодница! — шептал Кайло, лихорадочно и сильно вбиваясь в неё. — Из-за тебя нас сейчас застукают.

На одном из окон распахнулась штора, и Кайло, не выходя из Рей, резким движением ввинтился обратно в дверь — он предусмотрительно оставил её открытой. Вжал Рей в стену коридора и продолжил её жёстко трахать.

Рей надолго не хватило, как, впрочем, и его. Кайло вдавил её в стену со всей силы, прихватив зубами бьющуюся на шее жилку, и кончил глубоко в ней. Рей протяжно застонала и последовала за ним — делить оргазм на двоих с недавних пор стало их любимым делом в сексе. Рей все ещё трепетала, когда он осторожно вышел из неё, поставил на ноги и оправил юбку. Поцеловал нежно и мурлыкнул в ушко: «Сейчас вернусь». Затем Кайло снова вышел в импровизированную курилку. Нашёл её трусики, решив, что не стоит их тут оставлять. Вдруг окно на втором этаже хлопнуло, и на Кайло хлынул поток ледяной воды. Старческий голос проорал в ночную тишину:

— Шоб вы посдыхали, содомиты проклятущие!

Окно закрылось, а Кайло заржал, как помешанный. Рей бросилась к нему и со смехом повисла на шее. Кайло закружил её в свете фонаря, не отрываясь от таких сладких губ.

— У меня голова от тебя кружится, — сказал первый.

— А у меня от тебя, — ответила ему Рей.

Ночью Кайло не мог заснуть. Лекцию он подготовил достаточно быстро — философы в голове дико обрадовались, что они опять понадобились, и просто фонтанировали идеями. Кайло все записал, подготовил одежду, и даже прилёг вместе с Рей. Но дождался, пока она заснёт, и беззвучно выскользнул из спальни. Чёрный кофе, на палец Джека… Кайло вдруг вспомнил мамочку. Впервые со дня её смерти, с того момента, как он узнал о чертовом завещании, он подумал о ней без злобы. Возможно, она действительно хотела, как лучше, ведь после того, как отец свалил в неизвестном направлении, Кайло стал практически неуправляемым. Слава вскружила ему голову, сила и безнаказанность толкали на местами гнусные поступки. Кайло попытался взглянуть на себя глазами Леи, и почувствовал стыд: он, по сути, сам заставил её прибегнуть к таким радикальным мерам. Нет, ну конечно, Лея по-прежнему оставалась матерью тысячелетия: заммэра, «газовая принцесса» никогда не находила времени ни на мужа, ни на сына. И в итоге первый заявил, что больше знать её не хочет, а второго от обычных проблем «золотой молодёжи» спас только спорт. Кайло залпом выпил виски, глотнул кофе. «Спи мирно, мама», — подумал он, и тут какой-то шорох отвлёк его. Рей стояла в дверях, завернувшись в одеяло.

— О чем думаешь? — спросила, подойдя к нему, присаживаясь на корточки перед стулом.

Кайло потрепал её по голове.

— О маме, — ответил тихо. — Она умерла. Я всегда считал её причиной всех моих проблем, но похоже, пришло время переосмыслить.

Рей молчала, склонив голову набок.

— Расскажешь? — спросила, упираясь подбородком в его колени.

Кайло кивнул:

— Обязательно. Но не сегодня, — он улыбнулся и встал, поднимая Рей на руки, — пойдём спать. Нам завтра рано вставать.

У него словно гора с плеч свалилась от того, что он позволил себе подумать о прощении. Рей привалилась к его боку и быстро заснула вновь. А у Кайло в крови еще бродили кофеин и алкоголь. Он крепче обнял спящую Рей, утешаясь. И снова вспомнил тот момент, когда ему казалось, что он сойдёт с ума. Мать умерла, оставив его лишь с призрачным обещанием наследства, она даже дом ему не позволила взять — передала на благотворительность. Он, магистр, только начал преподавать, и денег едва хватало на тесную квартирку на последнем этаже. Вечерами он писал научные статьи на заказ более богатым соискателям научной степени и чувствовал, что еще немного, и взорвется. Сдастся и бросит все. Вернуться бы к Хаксу… Но с другом он рассорился. И не мог себя заставить тогда позвонить первым.

Однажды Кайло поднялся из-за стола и отправился в небольшой тренажерный зальчик в подвале того же дома. Помахал железом, отжался, подтянулся. И надо же было такому случиться, что на него наехал агрессивный шестнадцатилетка. Кайло скрутил пацана и пригрозил в следующий раз оторвать ему ноги и уши. Через день шел по двору, а там сразу четверо давешнего хама бьют. Кайло надавал «красавчикам» по шее и посоветовал парню записаться в секцию. Еще через неделю шестнадцатилетка встретил его у двери квартиры и попросился в ученики.

— Парень, это не боевик, где герой находит сэнсея и становится крутым. Чем тебе секция не угодила? — хмыкнул Кайло.

Оказалось, в бесплатную не взяли, не смог десять раз подтянуться, а денег нету​. Так Кайло обзавелся учеником. Он тренировал пацана по кличке Птаха, как будто на соревнования готовил. Никаких поблажек. Но Птаха все терпел. А однажды с хмурым пацаном пришел амбал и поинтересовался, кто научил его братца давать по зубам?

— Ну я, — агрессивно заявил Кайло, рассчитывая подраться по-настоящему.

Амбал его поблагодарил. Оказалось — только что откинулся. Как вышел из тюрьмы — приехал домой, а там братец подрос и умеет за себя постоять.

Так Кайло обзавелся партнером для спарринга. Хоть амбал — Алекс — знал только несколько приёмов карате и грязный уличный бой. Потом ученик Кайло ушел в карате Кекушинкай, а Алекс снова сел. Но благодаря им форму Кайло не потерял за эти годы. Да и Алекс клятвенно пообещал, что если Кайло сядет, то будет сидеть как уважаемый человек, а не как сявка какая…

Где-то на этом воспоминании сон победил профессора. А утром за Кайло заехал Хакс.

— Я ни в коем случае не пропущу такого шоу, профе-эссор, — протянул рыжий, нагло ухмыляясь.

Рей заявила категорически, что тоже поедет, а в машине обнаружилась Кайдел. Так они и приехали все вчетвером, герои всех слухов и новостей последних дней. Стоило им выбраться из машины, к ним бросились журналисты. Вопросами забросали всех: и Хакса с Кайло, и Рей с Кайдел. К девчонкам внимания было даже больше, потому что до этого о главных героинях нашумевшей истории известно было крайне мало. Перед институтом собралась огромная толпа, аудитория не могла вместить всех желающих послушать лекцию восстановленного в своих правах профессора.

Пробраться к дверям оказалось невозможно, и решили провести лекцию на улице. Быстро соорудили платформу и выдали Кайло микрофон.

— Давай, Сандей Аделайджа, вещай, — шепнул Хакс, ободряюще хлопнув Кайло по плечу перед началом.

— Сегодня мы поговорим о моральности и аморальности наших ежедневных поступков, — начал Кайло сразу после приветствия. — Как оценивать и поступки окружающих, и имеем ли мы право судить. Но главное, мы разберёмся, в чем разница между подходами «Поступай так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой» и «Поступай так, чтобы твои поступки могли служить всеобщим законом»…

Спустя два часа Кайло отметил: толпа не поредела. Людей только прибавилось. Кант разливал шампанское, Ницше с Марксом хлопали его по спине и поздравляли: это наверняка была одна из самых массовых лекций по явлению морали в истории. Кайло закончил, но народ расходиться не торопился. Ситуацию спас ректор, который поднялся на трибуну и скомандовал преподавателям и ученикам возвращаться в аудиторию, а всех остальных пригласил на учебу, ведь в институте найдётся интересное для каждого. После такого заявления слушатели рассосались довольно быстро.

В кабинете у ректора их ждали чай и сдувшаяся, постаревшая какая-то Эмилин Холдо.

— Эмилин пришла, чтобы извиниться, Кайло, — сказал ректор, пропуская их вперёд. — Она приняла мудрое решение покинуть наше учебное заведение и продолжать свою научную карьеру в другом городе. Поэтому получила направление на работу в другой регион.

Холдо кивнула и, не поднимая на Кайло глаз, пробормотала извинения. Выскочила из кабинета, как ошпаренная, а ректор криво усмехнулся ей вслед.

Дальше они болтали о Канте и Муай-Тай, о его докторской и грибах. Хакс презентовал ректору абонемент в зал с правом выбирать расписание, а ректор заверил Кайло, что тот защитится — не успеет и глазом моргнуть. Он выставил единственное условие: Кайло не должен бросать преподавание. Кайло согласился, но выкатил в ответ своё: Рей восстановят в институте.

Они ударили по руками и попрощались. Уставшие, но довольные, парочки Рейло и Хайдел потащились по домам. Кайло лыбился, как идиот: похоже ему досталось все — и девушка, и друзья, и деньги, и слава… У него было все, что он когда-либо мог желать. «Остановись, мгновенье, ты прекрасно».

В день свадьбы Рей и Кайло так увлеклись репетицией первой брачной ночи, что едва не опоздали в мэрию к назначенному часу. Они прибежали туда вдвоем. На Рей было простое белое короткое платье А-силуэта и смешная фата, приколотая к пучку на затылке. Кайло по ее просьбе надел белую рубашку и джинсы и был похож на мафиози на отдыхе. Перед самым входом в зал бракосочетаний Рей стеснительно шепнула Кайло, что «забыла» надеть трусики. И он, покрасневший и вспотевший, был вынужден прикрывать пах ее же букетом, пока эта негодница невинно улыбалась. Кольцо ей Кайло купил самое лучшее — из платины и розового золота с крохотными бриллиантиками по ободку. Одно удовольствие было надевать ей на пальчик символ его власти над ней. Свою руку Кайло тоже подставил с охотой. Рей выбрала ему кольцо из палладия (они покупали кольца втайне друг от друга, это был сюрприз) — самое надежное обручальное кольцо на свете. А когда ему наконец разрешили поцеловать невесту, Кайло едва не трахнул ее прямо на столе чиновника, который их поженил. Наконец они вышли наружу: сияло солнце, накрапывал по-летнему веселый дождик, а над их приморским городом дрожала огромная радуга.

— Как красиво… — пробормотал Кайло.

И тут голубь, выпущенный еще одной парочкой, нагадил ему на плечо. Рей хохотала как помешанная, пока вытирала его, и все повторяла, что к деньгам. Затрезвонил мобильник — Хакс звал их на вечеринку, которую организовал для друга.

— Нас уже заждались, — прыснула Рей, которой попеременно звонили Кайдел и Фазма (Кайдел вышла замуж три дня назад, а Фазма и По только-только подали заявление и должны были ждать месяц).

— Конечно, — сказал Кайло. — Но сначала я должен проверить, есть ли на тебе трусики. Пойдем-ка на пляж, пока дождь разогнал отдыхающих!


========== Как обсуждать проблемы в браке ==========


Комментарий к Как обсуждать проблемы в браке

„Счастье есть идеал не разума, а воображения.“ — Иммануил Кант

— Виноград замерз! — Рей всхлипнула.

Кайло потряс головой, выходя из фантазий, где они вместе давили виноград с Рей в ванной, а потом он трахал ее, перегнув через край.


Подруга Рей разрешила им собрать виноград для вина, но Кайло на прошлых выходных не смог, а на этих было уже поздно. И Рей теперь плакала, глядя на подмороженные ягоды, покрытые свежевыпавшим снегом.


Профессор Рен давно подозревал, что участившиеся в последний месяц перепады настроения у его девочки связаны кое с чем важным. Поэтому был с ней нежен и осторожен. Если б не чертово оформление наследства после того, как он защитил докторскую, они бы успели. А значит, надо спасать ситуацию.


— Рей, милая, — он обнял ее. — Ягоды еще можно спасти. Давай сделаем ледяное вино!


Рей растерянно моргнула, но хоть реветь перестала. Профессор Рен извинился и бегом отпросился в туалет загородного домика, где загуглил со смартфона рецепт. Вернулся уже с корзинами.


— Быстро и аккуратно собираем подмороженные ягоды, пока не оттаяли, — скомандовал, вручая Рей пару рабочих перчаток. — Вода сейчас кристаллизовалась, а сок остался. Нам надо успеть!


Вдохновленная его энтузиазмом, Рей принялась за работу. Они аккуратно отряхнули грозди от снега, сложили в корзины, занесли в прохладный сарай и там начали давить ягоды в тазике.


Точнее, у Рей мигом замерзли руки, поэтому Кайло давил сам, а она сидела рядом, и он грел ее пальчики поочередно во рту.


Затем он перелил сок в большую бутыль для брожения. А вот винных дрожжей не нашлось, и они поехали в магазинчик по соседству на новой машине Кайло — огромном черном джипе.


На самом деле машину он приобрел с самым что ни на есть коварным умыслом. Его вполне устраивал свой антиквариат лохматого года, который, наконец, благодаря наследству обзавёлся новым мотором, хромированными деталями и кожаными сиденьями.


А этот страшный, огромный, квадратный и очень безопасный мерс должна водить Рей — так думал Кайло. Но она ни за что не приняла бы от него такой дорогой подарок, пусть они уже целый год в браке. Поэтому Кайло купил «для себя». И давай заставлять Рей кататься на его монстре туда и сюда. Она вошла во вкус почти сразу, а Кайло страшно радовался.


Когда сок смешали с дрожжами и отправили вино в темное теплое место, было слишком поздно, чтоб возвращаться обратно.


— Ну что, как насчет ночевки в домике с печью? — мурлыкнул Кайло, выбрасывая перчатки в мешок со жмыхом. — Думаю, твоя подруга будет не против, если мы останемся?


— Только если уберем за собой, — Рей снова загрустила. — Кайло, мне нужно кое-что сказать тебе…


— Мне нужен оргазм, чтоб подготовиться, — ответил Кайло, закатывая глаза. Схватил ее в охапку, занес в дом и упрятал в плед, несмотря на возмущенный писк Рей. Потом занялся печкой и заказал доставку ужина. Он был романтик, но не настолько, чтоб самому с едой возиться. Чай, не в глуши находятся.


Рей высунулась из-под пледа и открыла рот, но Кайло полез с другого конца. Снял с нее сапожки и теплые леггинсы, а вот шерстяные носочки оставил. Это романтично — трахать свою виноградную девочку, когда на ней носочки с оленями.


— Что тут у нас? — спросил глухо, поглаживая ее промежность через трусики. Влажные, конечно — тут Кайло самодовольно ухмыльнулся.


— Ты говори-говори, — он отодвинул трусики в сторону, лизнул горячие складочки на пробу.


Рей неловко завозилась, но устроилась удобней, разводя ножки шире для него. Под пледом было темно и жарко, но Рей пахла так одуряюще… Кайло припал к влажной киске с животным рыком. Забрал в рот побольше нежной плоти, вспоминая, как впервые отлизал ей на полу в ванной, как стоял перед ней на коленях в переулке, как тискал в своём кабинете, трахал на татами в спортзале… за этот год они столько всего перепробовали, но Кайло всегда мало было.


Рей, кажется, стонала. Но плед глушил звуки, а ещё Рей сжала его голову бёдрами, вжимая в себя. Кайло втянул ее клитор губами, прихватил зубами — самую чуточку, и Рей взвизгнула. Не кончила, нет, но словно прыгнула на самый край высокого обрыва.


Тут Кайло выбрался из жаркого плена, раскутал Рей и уставился на неё сверху вниз. Раскрасневшаяся и растрепанная она кусала губы, глядя на него так беззащитно, что профессора буквально затрясло от необходимости трахнуть ее немедленно. Он сдернул с задницы штаны вместе с бельем, и подался вперёд, вжимая Рей в диван.


— Ну же… — пробормотал, дразня шею своей девочки зубами, — ну же… чего же ты молчишь?


Он пристроил головку члена, ее горячему входу, медленно толкнулся внутрь.


— Говори, Рей…


— Я б… — Рей замолкла, потому что член скользнул внутрь. И судя по тому, как выпрямились ее ножки и подогнулись пальчики в носочках, она была в секунде от оргазма.


Кайло полностью вошел и замер.


— Говори, Рей… — злодейски протянул, сам подрагивая от нестерпимого желания.


— Я больше не хочу учиться! — выкрикнула Рей в полный голос и замерла, словно наказания ожидая. Но небо не упало на землю и Кайло не достал ремень. Он, игнорируя вновь забормотавших в его голове философов, мягко двинулся назад.

По крайней мере, не кончит сразу, как желторотый юнец.


Маркс требовал свободы от формального образования, Ницше предлагал БДСМ, а Кант разводил руками.


— Нет, пожалуйста, трахни меня! — Рей ухватила его за основание члена. — Забудь, что я сказала! Я сделаю, как скажешь.


Кайло молча задрал ей свитер с футболкой, перехватил ее руки, завел их за голову и задвигался. Сначала оргазм, потом разговор.


Он насмотреться не мог на свою девочку — алый, как вино, рот, крепкие виноградинки сосков, вся такая по-прежнему легкая и хрупкая по сравнению с профессорской горой мышц… Кайло задыхался, глядя, как его член исчезает в ней. Кажется, если нажать на ее плоский живот, он ощутит себя внутри. Кажется, он ее порвет. Но она издает стоны не боли, определенно не боли. Вот сейчас, еще немного…


Кайло дотянулся до клитора Рей, потер грубо и был вознагражден. Она сжала его, кончая.


А он вышел, сжал член, шипя, и в три движения кончил, облив спермой ее грудь. Потом повернул к себе лицо Рей, которая опять собралась реветь, и нежно поцеловал.


— Рей, я тебя люблю, — напомнил. — И ты можешь делать все, что захочешь. Даже учебу бросить.


Слизал собственное семя с ее груди. Не то чтобы у него был фетиш на это, но ему нравилось Рей вылизывать.


Спустился к ее киске, ласково тронул кончиком языка гиперчувствительный клитор. Рей закрыла пылающее лицо руками.


— Мне стыдно. Ты будешь спать с тупой дурочкой…


— Это с какой? — притворно изумился Кайло, нависая над ней. — Милая, я не готов к тройничку! Мне хватает моей прекрасной умницы-жены!


Рей хихикнула, повертелась, прячась от его взгляда, и вдруг перевернулась на живот. Кайло тут же устроился сверху, удерживая свой вес на локтях. Он притерся членом к заднице Рей, как бы намекая, что одного раза за вечер ему мало.


— Мне скучно сидеть на парах, — пробормотала Рей, спрятав лицо в сгибе локтя, — я хочу слушать твои лекции, а мне нельзя! Я хочу знать, как начать своё дело, а приходится зубрить, как коммунисты составляли дневное меню в детсадах!


Она даже разозлилась, брыкнулась под ним. Кайло не удержался, прижал ее своим телом к дивану, забрался языком в ушко. Рей пискнула и принялась вертеться — хотела перехватить поцелуй губами.


От коллеги, того самого любителя Хайдеггера, который преподавал философию на курсе Рей, Кайло слышал одни восторги. И пусть у Рей было совершенно другие взгляды — по определению ее преподавателя «не такие категоричные, как у мужа» — Кайло ею гордился. Его девочка получит «вышку», и точка. Как минимум, чтобы не возникало потом этих идиотских разговоров про «дурочку, которую он трахает»! Но к ее желаниям тоже нужно прислушаться…


— М-м-м, — мурлыкнул Кайло, освободив сладкое ушко, только когда Рей прекратила сопротивление, — бизнес-школа в обмен на заочку?


Она замерла под ним. С большим трудом перевернулась, ведь он почти не оставил ей места для манёвра. Но Рей смогла. Уставилась на него, смешно скосив глаза.


— Но… но… школа!.. Это же дорого! — она бормотала отговорки, но Кайло с удовольствием отметил, как блеснули энтузиазмом ее глаза.


— Так случилось, — Кайло лениво почесал нос о ее волосы, а затем резко перевернулся на спину, устраивая Рей у себя на груди, — так случилось, что одна из старейших школ в городе была основана моей матерью. Даже имя ее носит…


Кайло в наследство досталось место в совете директоров и доля в бизнесе. И ему казалось, что он вот-вот взлетит от гордости — о, он сумеет пристроить свою девочку так, как она достойна!


— Уверен, нынешнее руководство пойдёт нам навстречу…


И тут ему начисто расхотелось болтать. Кайло настойчиво потянул Рей за задницу вниз, недвусмысленно двинул бёдрами и заныл:

— Ре-е-ей… мне там холодно…


— Я, между прочим, нашла все твои закладки на порнхабе, — Рей покраснела, вздергивая носик, но сползла задницей к члену.


— Ах ты, сталкерша, — Кайло не рассердился, он был слишком занят, пытаясь попасть членом куда надо, не помогая себе руками. — Неужто ревновала?


— Нет, — Рей задорно шевелила попой, не давая страшному профессорскому орудию как следует прицелиться. — Хотела точно узнать, что тебе нравится. Оказывается, тебе нравится разница в размерах!


— Ну еще бы! — Кайло рассмеялся. — Но даже если ты как следует откушаешься, я все равно смогу тебя на руках таскать и с большим удовольствием трахать.


— И там, где командуют, тебе нравится, — Рей мечтательно вздохнула. — Но самая большая закладка у тебя про женские оргазмы. Ты даже наградил то видео, где девушку заставляют кончать снова и снова.


— Я все еще хочу это с тобой попробовать, — Кайло немного покраснел. Он уже месяц думал, как сообщить Рей, что он приобрел ей маленький клиторальный вибратор и очень, очень хочет, как в том видео.


— Я тоже кое-чего хочу, — Рей опустила глаза. Кайло воспользовался тем, что она замешкалась, и рывком насадил ее на свой член.


— Ну-ка, удиви меня! — почти приказал, дернув бедрами.


— Я хочу… — Рей аж зажмурилась. — Хочу, чтоб ты был грубее!


— Ах, я недостаточно груб? — Кайло рыкнул, переворачиваясь так, что оказался сверху.


— Ну… Как будто ты меня похитил и например допрашиваешь, — Рей разговаривала с закрытыми глазами. — А я тайн все не выдаю. А ты такой «Ах так! Тогда я буду тебя пытать!» — и пытаешь, о-о-о!


Мечты его женушки о ролевых играх сменились стонами, потому что Кайло сжал ее груди и наконец стал трахать, «как просила», как будто пытал и признание выбивал. Ну, с признанием не вышло, а вот парочки оргазмов он от Рей добился с легкостью. Когда кончал сам, едва не сорвало крышу — так сладко было представлять ее одновременно покорной женушкой и непокорной пленницей. Кайло притянул ее к себе, завернулся в плед и только вознамерился отдохнуть, как затрезвонил проклятый смартфон — еду доставили.


Они поели, причем Рей продемонстрировала зевающему Кайло завидный аппетит. А потом заснула на диване, пока он мешал угли в протопленной печке и включал старенькое радио на ретро-волне.


Проснулась Рей тоже первая. Кайло открыл левый глаз, увидев необычное белое сияние в комнате, приподнялся со стоном — от слишком маленького дивана у него затекла спина. Рей сидела, задумчивая, у окна с чашкой, от которой поднимался пар, и смотрела вдаль. А за окном было белым-бело: ночью снег укрыл землю полностью.


— Красиво, — сказал Кайло. Но смотрел не на природу, а на жену. Это она была красивая в сиянии снега.


— Кайло, я беременна, — Рей опустила взгляд в свое какао.


— Я знаю, — Кайло встал, наплевав на одежду, и поднял Рей с ее пледом и какао. — Ты этого не хочешь?


— Очень хочу! — Рей ткнулась носом ему в шею. — Но еще я хочу начать свое дело вот прямо сейчас, а с бизнес-школой разбираться потом. И я хочу попробовать все, что мы не успели в сексе, пока еще не похожа на кита.


Кайло очень постарался не хохотать в голос. И пнул ментально проекции философов, потому что ему нужен был совет.


«Трахай ее каждый день!» — посоветовал Ницше.

«Никакого кухонного рабства!» — строго предупредил Маркс.

«Научи ее сам!» — улыбнулся Кант.


И Кайло кивнул сам себе и философам. Так он и поступит.


— Как скажешь, милая, — поцеловал Рей. — Как скажешь. Только телефон отключу!