Меч, кольцо и микросхема (СИ) (fb2)

- Меч, кольцо и микросхема (СИ) 377 Кб, 49с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (GrenkaM)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Жили-были доблестные бойцы Сопротивления, которые как-то раз прилетели на Джакку, и сломался у них корабль.

А вокруг одни бандиты, мусорщики и отребье всякое. Сцикотно таких к кораблю подпускать.

А маленькая девочка Рей услышала, что они ищут того, кто сможет устранить поломку, и подошла, мол, я починю, если заберёте с собой. Она как раз подслушала разговор начальника мусорщиков Ункара Платта по коммлинку — он кому-то из какого-то там Ордена сообщал о том, что агенты Сопротивления на Джакку прилетели.

А накануне этот урод к Рей приставал: позвал, негодяй, в офис к себе обсудить что-то, а сам зажал в углу и в трусы полез. Она вывернулась и убежала, но он успел крикнуть, что пока она ноги не раздвинет, порций не получит.

Рей как только услышала про вербовку, сразу пришла, но её отправили, дескать, мала ещё. Во второй раз она к ним пришла, сказав, что или она чинит корабль, и они берут её с собой, или Орден, — что за Орден, Рей не знает, но виду не показывает, — их тут сцапает.

Сопротивленцы с наглой малявки охренели, но поверили. Она починила, что нужно, а они сдержали слово и забрали её с собой.

Рей на тот момент было двенадцать лет.

Её привезли на базу, но легендарную Лею Органу, истории про которую даже до Джакку долетали, она видела только издали и очень боялась.

После пропажи брата Люка и сына Бена генерал была злее Императора Палпатина, так что бояться было чего.

В Сопротивлении было лучше, чем на Джакку, но слишком людно. Рей к такому не привыкла, к тому же людям она верить так и не научилась. Её пытаются сначала взять под крылышко, но Рей вообще отказывается с кем-то общаться, замыкается в себе.

Она постоянно возится с железяками вместе со старыми механиками, которые поначалу угрюмую малявку прогоняют, а потом разрешают-таки ей помогать при починке всякого.

Рей спит сначала прямо в ангаре — из казарм сбежала сразу же, а потом механики для неё выгородили закуток в мастерской, и она стала там жить. Какое-то время её никто не трогает, и она постепенно начинает расслабляться.

Проходит несколько месяцев с тех пор как Рей попала на базу.

Все посланные Леей эмиссары возвращаются ни с чем: ни Люка, ни Бена. Происходит общее собрание, где Лея официально заявляет, что её брат и сын мертвы. Рей на собрании тоже присутствует, но сидит одна в самом тёмном углу. Она впервые видит всех сопротивленцев базы вместе и чувствует себя чужой. Рей сочувствует Лее в её горе, но озвученные генералом цели Сопротивления ей непонятны.

В расстроенных чувствах она ушла с собрания, чтобы побыть одной. Забралась подальше от базы, нашла уединённое место и умостилась под огромным деревом, уставившись в пространство. И не замечала ничего, пока рядом из кустов не вывалился некто. Рей не была бы Рей, если бы с ходу незнакомца палкой по голове на огрела. (Она палку свою все время с собой носит — не расстаётся с ней после истории с Платтом). Прямо по голове не получилось — незнакомец оказался очень высокий, — но в плечо она ему заехала будь здоров. Он упал, так что Рей бы его и по голове приложила, если бы вдруг не замерла, не в силах шевельнуться.

Но буквально на секунду, — замерла, а потом продолжила удар, правда, незнакомец успел очухаться и перехватил палку.

— Ты что творишь, малявка?! — Возопил и поднялся, удерживая её доморощенное оружие, но Рей уже не стремилась драться, — вспомнила, что не на Джакку, а среди своих: сопротивленцы её не обижали.

— А нечего ко мне подкрадываться сзади! — Прошипела и выдернула палку. — Ты кто? Я тебя не узнаю. — Рей была уверена, что видит парня впервые.

Он странно замялся, но Рей истолковала это по-своему.

— А, так ты с миссии вернулся? Опоздал, — усмехнулась. Все уже собрались.

— С миссии? — Он повторил её слова как-то растеряно. — Да, с миссии… — Он сел на землю и уставился на свои руки.

Рей понависала немного и села рядом. Впервые ей встретился кто-то ещё менее общительный, чем она сама.

Почувствовав внезапный интерес к странному парню, спросила.

— И что, как миссия?

Он, казалось, не расслышал её, но потом пожал плечами, продолжая молчать. Рей почувствовала себя неловко, но не отставала:

— Никаких новостей про брата и сына генерала Органы?

Парень странно дернулся, но Рей продолжала болтать, не придавая этому значения.

— Ну да, все возвращаются с пустыми руками. Она сейчас официально объявила их мертвыми.

— Кого?! — Парень ухватил её за плечо и резко развернул к себе.

Рей руку его отпихнула, но не обиделась — таким ошарашенным он выглядел.

— Ну ты странный. Люка и Бена, ясное дело!

— Но… — он ещё какое-то время смотрел на неё во все глаза, а потом как-то сник и уставился в землю.

Рей помолчала, разглядывая его, и тут до неё дошло:

— Так ты не их искал?

Он только головой покачал. Рей вспомнила, как ей рассказывали, что пилоты Сопротивления тоже летают «на миссии», и, хотя, что это были за миссии она не знала, но обрадовалась и разулыбалась:

— Так ты пилот!

Теперь странный парень нравился ей ещё больше. Пилоты сопротивления были для неё недосягаемыми звёздами, она даже подходить к ним боялась, хотя тайно мечтала научиться летать. А тут ей прямо на голову пилот упал. И прямиком из секретной миссии.

Он отреагировал на её радость горькой усмешкой.

— Пилот? Да, пожалуй, пилот.

— А где твой корабль?

Он кивнул куда-то назад.

— Там.

Она ухватила его за руку, офигев от собственной смелости.

— Покажешь?

Он вздрогнул и как-то странно заозирался.

— Зачем? — Едва выдавил из себя после долгого молчания.

— Тебе жалко что ли? — Вот тут уже Рей обиделась: она думала, он другой. А он такой же важный, как и все пилоты.

— Он… Там поломка. — Наконец проблеял он, отодвигаясь от неё.

— Поломка? — Рей снова ухватила его за руку обрадованная.

— Так я помогу починить!

Парень прыснул.

— Ты?

— Да, я! Я, между прочим, механик! Меня даже Джед хвалит!

Парень вытаращился на неё.

— Джед? Джед теперь механик?!

— Ну да. Джед механик. Он всегда был механиком, разве нет.

Парень фыркнул и прислонился к дереву, забросив руки за голову.

— Джед — лучший пилот среди всех, кого я знаю, кроме… — тут он помрачнел, но продолжил, — он учил меня.

Рей покосилась на него с недоверием.

— Лучший пилот Сопротивления — По Дэмерон. А Если для тебя механик — лучший пилот, и он учил тебя летать, понятно, почему ты разбил истребитель.

Он аж вскинулся от обиды.

— Джед. Лучший. Пилот. — Он разве что не сплюнул. — Дэмерон тупой позёр — ему лишь бы девок клеить. — И едко так добавил. — Что запала на него, да?

За что едва не получил палкой по голове. Едва успел увернуться.

— Идиот!

Рей подхватилась, собираясь уйти, но он ухватил за руку и дёрнул её обратно.

— Прости, я не хотел. — Проговорил смущённо. — Я давно… на миссии. Жаль, что Джед больше не летает. Он гений. — Парень помолчал. — Я не разбил корабль. С двигателем неполадки. Я едва сел. — Он снова ухватил её за руку, странно оживленный. — Раз ты механик, то ты сможешь мне помочь! Там не сложно, просто нужны ещё руки! И я… Я смогу лететь дальше!

Рей опешила.

— Ты что, не пойдёшь на базу?

Он отвёл глаза.

— Нет. Мне нужно продолжать миссию. — Он опустил голову и заборомотал сбивчиво. — Я прилетел, только чтобы починиться. Нужно лететь дальше. Важное задание. Нельзя задерживаться…

Рей все это показалось странным, но соблазн помочь настоящему пилоту починить корабль был более чем велик.

— Я помогу тебе. — Заявила. Он поднял голову, избегая смотреть на неё прямо. — Но с одним условием. — Парень нахмурился, а она невозмутимо продолжила. — Ты научишь меня летать, когда вернёшься! — Произнесла торжественно и протянула ладонь. — Договорились?

Он молчал, глядя в сторону, а потом кивнул рвано и едва сжал её пальцы в ответ.

— Ну у тебя и ручищи! — Изумилась Рей вслух. — Теперь понятно почему ты не можешь сам двигатель разобрать. Тот только фыркнул в ответ.

— Как тебя зовут? — Спросил.

— Рей. А тебя?

— Б… — он замялся. — Кайло. Меня зовут Кайло.

Он действительно сел неподалёку. И действительно не разбил истребитель. Но когда Рей увидела, что это за истребитель, она едва не села.

— Э-э-это… Это же, — она протянула руку, будто хотела отмахнутся от марева.

Кайло, который шёл впереди и показывал дорогу, резко обернулся к ней, сжимая в кулаке какой-то продолговатый предмет.

— Что, проблемы? — Проговорил он зло, выпрямляясь во весь рост. — С этим ты помочь не можешь, да, Рей?

Но Рей на него едва глянула, вынырнув наконец из своего ступора, и бросилась к кораблю.

— Конечно… Я такие разбирала… Правда, старые, имперские ещё…

Она все бормотала про себя, то и дело вскрикивая от восторга, в считанные минуты облазив истребитель вдоль и поперёк, и остановилась, любовно, как милого ручного зверька, поглаживая по крылу.

— Это же TIE последней модели, Кайло! Он прекрасен!

Кайло оторопело уставился на её, все ещё сжимая в руке свой цилиндр, но уже как-то неловко.

— Так откуда ты… Рей?

Он смотрел на неё так, будто впервые увидел.

— С Джакку. — Она беззаботно улыбнулась. — Мусорщица.

Рей снова полезла в файтер и принялась засыпать его вопросами про щиты и огневую мощь, стеллс-режим и кафоварку.

Кайло в ответ неестественно громко рассмеялся.

— Кафоварка? Нет, что за чушь. Конечно в истребителе такого барахла нет. Зато есть выдвижные туалеты для обоих пилотов!

Теперь уже Рей захохотала и, естественно, захотела проверить, но Кайло бросился на перехват, закрывая собой консоль.

— Я, я… Им пользовался. — проговорил, отчаянно краснея. Рей только бровь вскинула, будто содержимое чудотехники её не волновало, только механизм.

Кайло несколько раз нервно икнул, что было странно видеть в исполнении человека его роста, но предложил ей осмотреть второй аналогичный механизм. Сам же на всякий случай уселся на место пилота, чтобы Рей уж точно не добралась туда. Но она, казалось, и думать забыла о своём спутнике, игралась с кнопками, примеряла второй шлем, осмотрела не только механизм, но и сам резервуар туалета. И, наконец, проделав все это не меньше трёх раз, счастливо зажмурившись, откинулась на сиденье.

Теперь настал черёд ухмыляется Кайло. Он исподтишка нажал какую-то кнопку сбоку, и её сиденье завибрировало. Рей с визгом подскочила, а Кайло зашёлся смехом.

— Когда долго летишь, очень помогает, кстати.

За свой невозмутимый тон и шутку получил тычок в плечо, но вялый какой-то. Рей быстро разомлела на вибрирующем кресле и едва не урчала. Когда вибрация сама собой затихла, спросила с интонацией ленивой кошки, перегревшейся на солнце:

— Трофейный, да?

Кайло подавил смешок и кивнул: — Типа того. Рей покивала с важным видом и, отойдя от неги, выпрямилась и заявила.

— Показывай, где у него болит!

И тут Кайло искренне расхохотался.

— Вот теперь я верю, что Джед тебя учит. Он всегда про истребители, как про живых существ говорит. А как его «дракон»? Ещё летает?

Рей не сразу поняла, о чем речь, а потом пожала плечами.

— Я даже не знала, что он летает, Кайло. Я видела только, как он чинит чужие… Хотя, есть у нас в ангаре один иксвинг…

Рей вылезла вслед за Кайло из кабины и продолжала разлагольствовать, пока он возился, отвинчивая обшивку над двигателем.

— Когда я спросила, чей он, мне никто не ответил. Стоит в углу под кофрой…

Рей подобралась поближе и поднырнула Кайло под руки, придерживая задний край крышки. Кайло сначала замер, а потом шумно выдохнул ей в макушку и продолжил орудовать отверткой. Рей ещё подивилась, откуда он инструменты достал, но спрашивать не стала.

— Я, конечно, облазила его, когда все спали. Даже в кабине пару раз ночевала. — Рей похихикала. — Крутой иксвинг. Матово-черный, явно вручную доработанный. Но я не смогла его завести. Похоже, не хватает какого-то элемента в его системе зажигания.

Кайло на секунду замер, а потом резко ухватил её подмышки и, расхохотавшись, пару раз подбросил её в воздух.

— Ха! Слабаки! Четыре года прошло, а они не смогли…

Он даже покружил её немного, а потом поставил и, улыбаясь, пошел обратно к файтеру. Быстро открутил оставшиеся элементы и подозвал оторопевшую от его выходки Рей.

Она пошла, когда к ней вернулся дар речи — так с ней себя ещё никто не вёл, в Сопротивлении её вообще старались не касаться, — она начала было выспрашивать у него, почему он так обрадовался, но Кайло только хихикал в ответ и загадочно улыбался.

Рей решила продолжить расспросы потом — двигатель файтера ей краше солнца казался.

Она сразу увидела поломку: отошёл проводок в одной из свеч зажигания. Самодовольно ухмыльнулась, просовывая свою маленькую ручку туда, куда Кайло и три пальца бы не засунул: без её помощи ему пришлось бы весь двигатель разобрать.

— Готово! — заявила важно.

Кайло все ещё улыбался от уха до уха, думая, видимо, об истребителе, поэтому не сразу её услышал. А когда понял, что она говорит, подошёл проверить и разулыбался сильнее, и, внезапно протянув руку, потрепал её по волосам. Рей не сразу даже увернуться смогла. Хотела было возмутиться, но передумала — таким забавным он выглядел: улыбка от одного огромного уха до другого делала его значительно младше.

Рей засмеялась, глядя на него, он подхватил, и некоторое время они просто хохотали, сами не понимая почему. Попадали на траву, пытаясь отдышаться, и какое-то время просто сидели, прислонившись к файтеру, переводя дыхание.

— Так чей это истребитель, Кайло? — Рей наконец вспомнила, что хотела спросить. — Мо… Бена. — последовал ответ. Кайло все ещё тяжело дышал от смеха, но уже хмурился. Рей подхватилась и плюхнулась на колени рядом с ним.

— Бена Органа?

Он скривился.

— Бена Соло, вообще-то. Но да. Его.

Рей уставились на него, не дыша.

— Так ты знал его? Бена? А Люка? Люка тоже знал? — на секунду на его лицо будто тень набежала, но он кивнул.

— Каким он был? — Рей придвинулась ещё ближе, не сводя с него глаз.

— Кто? Люк? — Рей мотнула головой. — Бен. Ты говоришь, что это его корабль, он же сам его дорабатывал, да? — Рей мечтательно вздохнула и на секунду прикрыла глаза, не обращая внимания на то, что Кайло как-то странно напрягся.

— Он, наверное, был гениальным механиком и отличным пилотом…

Кайло поперхнулся.

— Ну, да… Неплохой.

Рей открыла глаза и уставилась на него, а потом захихикала.

— Ты просто завидуешь Бену, признайся. Тебе далеко до него, да?

Кайло снова захохотал. Потом резко оборвал сам себя и спрятал лицо в ладонях. Смех перешёл в сдавленные какие-то звуки. Плечи его затряслись. Рей сначала оторопела, а потом подползла ближе и, поколебавшись, погладила его по голове.

— Он был твоим другом, да?

Кайло не отвечал. Рей гладила его, чувствуя себя неловко: она, такая маленькая, утешает его, такого большого и сильного.

— Не плачь, Кайло. Не плачь, пожалуйста.

Ей и самой захотелось плакать. Она не знала Бена, про него вообще не говорили в Сопротивлении. О Люке всегда говорили только хорошее, а про Бена ничего.

Похоже, у него совсем не было друзей. Кроме Кайло. Как и у неё.

— Хочешь, я буду твоим другом, Кайло? — Она просто не знала, что ещё сказать.

Внезапно он перестал плакать. И дышать перестал. Замер под её ладонью. Несколько секунд оставался абсолютно недвижим, а потом тело под её ладонью завибрировало от сдерживаемого крика.

Рей отшатнулась как раз вовремя, потому что Кайло вскочил — она ещё успела увидеть зажмуренные глаза, и бросился прочь. Но убежал недалеко: у самой кромки поляны дёрнул с пояса тот самый продолговатый предмет, и сумеречный лес озарился синим светом, наполнился ровным жужжанием исходящим от луча, что вырвался из цилиндра у него в руке, — получилось что-то вроде меча. Щепки полетели во все стороны, запахло паленым. Кайло с диким криком наносил удар за ударом и, кажется, даже не видел, что делает.

Рей съёжилась около файтера, стараясь слиться с ним: ей доводилось видеть припадки ярости у людей и гуманоидов — в основном после того, как они что-то пили или вкалывали себе. После того, как припадок заканчивался, они вообще ничего не помнили, хотя за время своего буйства могли убить или покалечить нескольких человек.

Рей пропустила момент, когда он выключил меч и упал на колени. Услышала, что он перестал кричать, и осторожно высунулась из укрытия: Кайло съёжился на земле и что-то бормотал.

Она осторожно подобралась поближе, но не могла ничего разобрать кроме судорожных всхлипов. Похоже, что ему было очень плохо.

Рей поколебалась немного, но прижала ладонь к подрагивающей спине. Он снова замер.

— Кайло, что с тобой? Как помочь тебе, скажи. — Она старалась говорить спокойно, но слышала что её голос стал до безобразия детским от страха. Кайло вскочил, нечаянно отталкивая её.

— Он силён… Я думал, что смогу… — Он бормотал что-то непонятное, дико вращая глазами.

Рей даже отшатнулась: по его лицу пот катился градом, мешаясь на щеках со слезами, подбородок заливала кровь, — похоже он прикусил губу. Кайло, бормоча про себя, не останавливаясь взглядом ни на чем конкретно, бросился к истребителю.

— Мне нужно… Нужно лететь…

Рей бросилась следом и вцепилась обеими руками в его пояс.

— Ты болен, Кайло! Я не пущу тебя! — Она цеплялась и цеплялась, пока не обхватила его за талию — только так он остановится. Не отпуская его, Рей перебралась наперёд и, запрокинув голову, попыталась заглянуть ему в лицо. Кайло стоял зажмурившись, но дышал уже ровнее. — Кайло, пожалуйста! Пойдём на базу. Там есть медблок. Тебе помогут, обязательно. Наконец он открыл глаза и посмотрел на неё. Опустился на колени, — Рей даже не успела понять, как ее руки оказались на его плечах. Какое-то время он просто смотрел на неё, а потом грустно улыбнулся.

— Я бы хотел, малышка. Я бы хотел. Но не могу. — Он осторожно убрал её руки. — Я должен лететь.

Он хотел было подняться, но она не дала, вцепившись в одежду.

— Я не малышка! Я уже взрослая! — Кайло смотрел на неё, как на забавного зверька, но не делал попыток отбросить от себя. Рей вцепилась крепче и зажмурилась: ей было стыдно просить, но этот странный парень вдруг показался ей роднее всех, кто был добр к ней все эти месяцы, таким отчаянно важным стал для неё за эти несколько часов. — Возьми меня с собой, Кайло! — Выпалила, не открывая глаз, а потом все-таки заставила себя посмотреть на него. Он только ошарашено хлопал глазами, но он не отказал ей сходу, и Рей затараторила, комкая в горстях его одежду. — Я не буду мешать! Я уже взрослая и много знаю. Буду помогать тебе чинить файтер — ты же не справишься без меня со своими ручищами. — Она не знала, что ещё добавить, судорожно пытаясь придумать, чем она ещё может быть полезна. — Я занимаю мало места, а ещё я мало ем! Я могу есть раз в день! — Он то ли усмехнулся, то ли всхлипнул, все ещё молча глядя на неё, а Рей совсем стушевалась и пробормотала: — Возьми меня с собой, Кайло, я стану тебе другом. Как Бен был.

Кайло дернулся и издал какой-то задушенный жалкий звук. Сделал несколько судорожных вдохов и пробормотал:

— Ты лучше, Рей.

Она вскинула глаза с надеждой, но, увидев выражение его лица, не смогла совладать со слезами. Он ничего не сказал ещё, но Рей знала, — он оставит её. Кайло мягко взял её за руки, отцепляя от себя.

— Я не могу, Рей. Я бы очень хотел и остаться, и взять тебя с собой, раз ты так мало ешь, — он усмехнулся, а Рей всхлипнула, — но я не могу. Это очень опасно. — Он снова нахмурился. — Все… Все пошло не так… И я должен сам. — Он тряхнул головой. — Я хочу подарить тебе кое-что. — Кайло заглянул ей в лицо, попытался вытереть слезы, но только больше размазал. — От Бена и от себя.

Рей распахнула глаза, а он снова улыбнулся и потянул с шеи какой-то шнурок, на котором обнаружилась часть микросхемы в прозрачном футляре.

— Вот. Это недостающая часть системы зажигания в Черном лидере. Он теперь твой. — Он надел ей шнурок на шею. — Я знаю, ты разберёшься.

Рей нахмурилась.

— Черный лидер — это позывной По, Кайло. Так зовут его иксвинг.

Кайло скривился.

— Ублюдок и позывной мой присвоил. — Пробормотал еле слышно, но вслух сказал. — Я говорю про корабль Бена. Теперь он твой. Главное, не позволяй Дэмерону до него добраться. Джед поддержит тебя. И научит летать… — Он не договорил, а Рей злобно толкнула его в грудь.

— Но ты обещал! За то, что помогла с двигателем! Ты обещал, что научишь меня, когда вернёшься!

Кайло криво усмехнулся, а Рей похолодела.

— Если я вернусь, Рей, я не то что летать тебя научу. Я вообще все, что захочешь сделаю. — Он сглотнул и на секунду зажмурился.

«Но я не вернусь» — повисло невысказанным в воздухе.

— А я все равно буду ждать тебя, слышишь! — Выкрикнула Рей и разревелась. Кайло неловко погладил её по голове, но не сказал ни слова.

— Рей. — Он подождал, пока она поднимет на него глаза. — Есть ещё кое-что. Тоже от Бена. — Он отстегнул от пояса цилиндр, с лёгкостью развернул её к себе спиной и обнял, вкладывая ей в руки предмет. — Это лайтсайбер. Оружие джедаев. Смотри, вот кнопка активации. — Он положил свои руки поверх её и нажал на кнопку. Меч зажегся, издавая ровное жужжание. Рей, как заворожённая, смотрела на ярко синее лезвие. Кайло выключил меч и снова развернул её к себе. — Никому его не показывай, не то отберут. Рей рефлекторно прижала цилиндр к себе, а потом и вовсе за пазуху спрятала: никто ничего у мусорщицы не отберёт! Кайло усмехнулся, потом погрустнел и вдруг опустил голову. Сделал несколько глубоких вдохов, а потом поднял на неё расфокусированный взгляд, избегая смотреть в лицо. — А это — от меня. — Он снял с мизинца простое кольцо с единственным черным камнем и вложил кольцо ей в ладошку, внимательно разглядывая её руки все тем же странным взглядом. — Оно перешло ко мне, когда мне исполнилось восемнадцать. Обручальное кольцо моей бабушки. — Рей всхлипнула и тяжело задышала. Кайло смотрел на её руки и улыбался. А потом сказал странное: — Однажды кто-то наденет его тебе на палец. Надеюсь, это будет хороший человек.

Кайло моргнул, провёл рукой по глазам, все ещё избегая смотреть на неё, а потом вдруг крепко обнял и прошептал:

— Спасибо, что была моим другом. — Это было последним, что Рей услышала прежде, чем её поглотила тьма.

Рей проснулась на самом краю поляны, в гнезде из веток и травы, завернутая в плащ. Она даже не сразу поняла, как оказалась здесь, в лесу, а не в своей каморке в мастерской. Воспоминания нахлынули на неё безудержным потоком, и она с тихим вскриком вскочила, заозиравшись.

— Кайло! — крикнула в пустоту, уже зная, что ей никто не ответит: прямо перед ней на поляне, все еще источая жар, темнела оправленная почва — на месте, где ещё совсем недавно стоял его файтер. — Кайло… — пробормотала и разрыдалась. Судорожно всхлипнула и нашарила на груди шнурок — будто доказательство, что он не приснился ей. И улыбнулась сквозь слезы, поглаживая футляр с микросхемой и кольцо, — видимо он снял с неё шнурок и снова надел его, когда она… Что? Заснула? Потеряла сознание? Рей задумалась о том, что произошло с ней, когда она спохватилась, вскрикнув, обшарила себя и бросилась к своему «гнезду». Только добравшись до него, облегченно выдохнула: лайтсайбер Бена лежал на видном месте прямо перед её импровизированным ложем.

Рей нервно хихикнула, вспомнив, как запрятала его и что Кайло сделал, вероятно, чтобы выудить меч у неё из-за пазухи. Видимо, чтоб не поранилась во сне. Странно, но неприязни, как когда Ункар Платт пытался залезть ей под одежду, она не испытала. Рей сжала меч в руке, и забралась обратно в своё гнездо. У неё защемило в груди, когда она представила, как он собирал траву и ветки, чтобы устроить её поудобнее и не дать ей замерзнуть на холодной земле.

Рей всхлипнула, плотнее заворачиваясь в его плащ, и сжала в одной руке меч, а другой ухватилась за шнурок на шее. Никто! Никто никогда не заботился о том, чтобы она не замерзла. Никто не дарил ей подарков. Никто не называл другом. Никто не обещал сделать то, что она захочет.

Кайло считал, что не вернётся. Но она все равно будет ждать его. Рей не заметила, как заснула, убаюканная лесными звуками. Перед тем, как окончательно погрузиться в сон, Рей ещё успела подумать, что, наверное, нужно было бы вернуться на базу… Но ей так отчаянно хотелось продлить ощущение нужности и заботы, заснуть и проснуться в постели, которую он для неё собрал… Рей осталась в лесу до утра.

А когда проснулась, трясясь от утренней прохлады и влаги, что за ночь пропитала чёрную ткань, улыбалась, улыбалась, когда почти бегом, чтобы разогреть затёкшие мышцы, неслась на базу, тщательно перепрятав свои сокровища, улыбалась, когда уверенно подошла к истребителю Бена Соло и несколькими рывками стащила с него кофру, любуясь прекрасным зверем. Улыбалась, потому что отчётливо помнила свой сон — как ей на палец надевают кольцо. То самое, что висело сейчас на простом шнурке на её шее. И руки, что это делали, были ей до ликования знакомы. Он вернётся. И она его дождётся. О! Она знает все об ожидании.

Ей пришлось очень сильно повозиться, чтобы отыскать место для недостающей части микросхемы. Она облазила иксвинг вдоль и поперёк, опасаясь что-то пропустить, но в итоге начала методично пересматривать электронику консоли. Раз на тысячный Рей наконец обнаружила небольшое ответвление — на самом видном месте, не скрытое проводами, не замаскированное в углу: Бен будто насмехался над теми, кто посмеет посягнуть на его пташку, мол, я даже прятать от вас вырезанную часть не буду, — как бы вы не напрягались — вы не достойны её.

Единственное, что отличало место, где отсутствовал фрагмент, — идеальный, ювелирный край среза. Рей подивилась тому, как Бен сумел так чисто вырезать кусок из схемы: если бы она не видела перед собой недостающий кусок, — сама бы не догадалась. Ха! Теперь оставалось поставить его на место. Рей засуетилась, думая, какие инструменты могут ей понадобиться, и только теперь обратила внимание, что её манипуляции привлекли внимание.

В ангаре собрались техники и пилоты и что-то оживленно обсуждали, то и дело косясь на неё. Особенно выделялись хмурый Джед, — она помахала ему, приветствуя, но он только дёрнул подбородком раздраженно и ушёл, и По Дэмерон — вокруг него собралась самая большая группа пилотов.

Они смеялись, видимо, над какой-то шуткой. Рей прислушалась.

— … Он бы либо разревелся, либо разорался — одно из двух, если бы увидел это. Бенни всегда так трясся над своей колымагой, — он презрительно фыркнул то ли по поводу истребителя, то ли по поводу его хозяина.

Рей начала злиться. А По проговорил нарочито громко.

— Если бы он узнал, что там эта замарашка ошивается… Пачкает там все, — Всем бы на базе своей истерикой мозги вынес! — По состроил отвратительную рожу, кое-кто захихикал, но большинство пристыженно отвели глаза, заметив, что она на них смотрит.

По тоже наконец соизволил обратить внимание и развернулся к ней.

— О, привет, Рей. Не заметил тебя. И кто тебе разрешил лазить в истребитель сына генерала? — Он говорил преувеличенно громко и медленно, нарочно унижая её, привлекая к этой ситуации ещё больше внимания.

Рей молчала. Пауза затягивалась. Вперёд вышел Джед.

— Ты помнишь, что сказал Бен, когда уезжал, По. Его пташка будет принадлежать тому, кто сможет выпустить её в небо. — Джед повысил голос, перекрикивая гул шепотков в ангаре. — Мы все помним, что ты сам в той кабине едва ли не год просидел, пытаясь понять, почему он не заводится. — Джед усмехнулся криво. — И другие тоже пытались. А теперь ты, лучший пилот Сопротивления, — он проговорил эти слова с преувеличенной торжественностью, — боишься, что девочка с Джакку сможет то, чего не мог ты?

Дэмерон промолчал. Но по вздувшимся на лбу венам Рей поняла, что он в бешенстве. Она почувствовала себя неловко и, желая спрятаться, снова полезла проверять заветный фрагмент. Посмотрела на него под другим углом, и ахнула: по краю шёл едва заметный паз — Рей обомлела, это же какими инструментами, какой феноменальной точностью и усидчивостью нужно обладать, чтобы проделать такую ювелирную работу! Зато, похоже, ей не придётся заниматься пайкой в таком тонком месте.

Рей осторожно вынула микросхему из футляра и, стараясь не дышать, волосок за волоском совместила пазы, возвращая его на место. Фрагмент сел, как влитой. Рей выдохнула и, не тратя времени на сборку, — главное проверить сейчас, при всех — нажала кнопку зажигания. Секунда… И ангар наполнился ровным гулом работающего двигателя!

В момент, когда Рей удалось завести истребитель, в ангаре повисла мертвая тишина. Дэмерон резко развернулся и вышел, а остальные зааплодировали. Рей была обрадована, но больше смущена — такое внимание было ей неприятно. Кто-то подходил, спрашивал, как ей это удалось, но она только пожимала плечами в ответ и молча собирала консоль. Когда она закончила, ангар опустел. Рей расслабилась, считая, что все ушли, но спустившись из кабины столкнулась с кем-то. Не с кем-то. С генералом Органой.

— Мне доложили, что ты смогла справиться с истребителем моего… Бена. — Казалось, Лее тяжело говорить о сыне. Рей вспомнила, как плакал Кайло, вспомнив о друге. Матери было не в пример тяжелее. — Как тебе удалось?

Рей уже открыла рот, чтобы рассказать про встречу с Кайло и о том, что он дал ей недостающую часть схемы, но что-то ее удержало. А вдруг генерал узнает про лайтсабер и заберет? Рей потупилась и сказала только часть правды: — Там не хватало части схемы. Я заметила это и исправила. Поломка была на самом виду, нужно было только приглядеться внимательней.

Лея молча смотрела на на нее, а потом едва заметно кивнула своим мыслям.

— По хочет корабль себе, он уже приходил ко мне сегодня. — Сказала Лея буднично. Рей резко вдохнула и ухватилась руками за одну из опор истребителя, вскинув на Лею взгляд исподлобья. Генерал наклонилась к ней и заговорила терпеливо, как с маленьким ребенком. — Рей, Сопротивлению нужны все машины, которые могут подняться в воздух. Что бы там Бен не говорил, нерационально оставлять такой мощный истребитель в ангаре. А ты, Рей, маленькая и не умеешь летать. — Добавила она веско.

У Рей глаза наполнились слезами, но она не сказала ни слова, только теснее прижалась к опоре.

— Так говоришь, машины нужны, да? — Голос Джеда прозвучал как всегда громко в пустом ангаре. Техник привык громко разговаривать в шумной мастерской и в тихих помещениях всегда буквально грохотал. — А как насчет двух по цене одного?

Лея обернулась к технику, отлепившемуся от дальней стены и медленно шедшему в их сторону. Рей осознала, что, похоже, он все время здесь находился. — Ты о чем Джед?

— Давай договоримся, генерал. — Техник наконец подошел и, не глянув на Рей, скрестил взгляды с Леей. — Ты уважишь память сына и исполнишь его волю хотя бы в отношении корабля. — Лея вздрогнула и отвела глаза, Джед невозмутимо продолжал. — А я вернусь в строй. Еще и девку подучу. Раз она с пташкой поладила, то и летать на ней сможет.

Лея долго молчала, невидящими глазами глядя на Рей, а потом, коротко бросив «Хорошо», быстро вышла из ангара. Джед долго смотрел ей вслед со смесью жалости и злобы на лице, а потом перевел взгляд на Рей, что все еще жалась у опоры. Усмехнулся.

— Ну что, малявка. Пойдем, поможешь мне собрать моего «дракона».

Рей несмело отлепилась от истребителя и неуверенно сделала несколько шагов к технику. Он задумчиво ее разглядывал, и она вдруг выпалила:

— А Кайло вас очень хвалил! Говорил, что вы гениальный пилот!

Он нахмурился, а потом пожал плечами и пошел в сторону той части ангара, где хранились запчасти и, как оказалось, целый разобранный иксвинг Джеда. Рей догнала его и даже вперед забежала.

— Ну как же, Кайло! Вы учили его летать!

Его лицо исказила горькая усмешка.

— Ты что-то путаешь, девочка. Моим единственным учеником был Бен Соло.

Идёт время. Рей учится. Во всех смыслах. Ее даже в школу определили — вместе с другими (немногими) сопротивленскими детьми. И теперь она по утрам учится читать-писать-считать-историю-какая плохая была Империя-какие хорошие джедаи, а днем работает в ангаре или учится летать под началом Джеда. На истребитель Бена сразу же после триумфального запуска натянули кофру — Рей ещё не скоро светит сесть за его штурвал: пока что в ее распоряжении матчасть и симуляторы. Джед строгий и гоняет ее страшно, а еще заставляет переехать в казармы — пилоты, дескать, это команда. Он говорит, что не повторит с ней ошибок, которые сделал, когда учил Бена: мол, позволил парню оторваться от коллектива и вот результат… Что он имеет ввиду, Рей не понимает, но постепенно на основе его отрывочных рассказов уверяется окончательно, что Кайло и Бен — один и тот же человек. Она вспоминает его оговорки при встрече, но никак не может понять, почему он назвался ей вымышленным именем и не захотел прийти на базу. Само осознание факта, что тот, кого все считают погибшим, жив, что она говорила с ним, будоражит ее очень. Но она твердо решает сохранить этот секрет.

Через какое-то время она набирается смелости и расспрашивает Джеда, за что Бена так все не любят и почему отправили его к Люку. Джед рассказывает, что Бен всегда был нелюдимым, как она, а когда в нем начала пробуждаться Сила (и про Силу коротко рассказывает, видя ее недоуменный взгляд) — и подавно. Он был очень талантливым, но и заносчивым тоже, хотя это скорее было защитной реакцией. Особенно сильно это проявлялось в их соперничестве с По. Бен был младше Дэмерона на пять лет, и тот не мог терпеть рядом с собой талантливую малявку и стебал его нещадно. Когда Бен начал летать и делать успехи — постоянно его подкалывал. А когда тот взялся за работу над собственным истребителем — подколы стали граничить с издевательствами. В тот день, когда Бен закончил работу, он только раз успел опробовать все новшества. По же ночью пробрался в ангар и хотел посмотреть что он там такого навертел, но не успел ничего сделать — Бен увидел, что Дэмерон ковыряется в его машине, и слетел с катушек. Силой вышвырнул его из кабины, едва не придушил. На утро разразился скандал — Лея даже не выслушала сына. Парочки шепотков «он как Вейдер» было достаточно, чтобы она отправила сына на джедайское перевоспитание.

Джед еще долго рассказывал, изливая наболевшее, впервые, видимо, за четыре года, что прошли с тех пор. И Рей уже хотела было рассказать о том, что Бен жив, что она его видела, но вдруг подумала о том, как он вел себя перед отлетом, как говорил про опасность, давая понять, что не вернется… и не стала. Не захотела давать учителю беспочвенную надежду.

После этого разговора Рей начала с очень большой опаской относиться к Дэмерону. Если бы не приказ Джеда, она и спала бы в истребителе. Но По, казалось, забыл и о ней, и о истребителе.

День бежит за днем, год за годом. Рей уже летает, правда только в паре с Джедом, делает большие успехи. Отношения с другими пилотами у нее хорошие, только друзей она так и не завела, — ей не нужно лишнего внимания, когда она каждый день идет в уединенное место в лесу «молиться Джаккуанским богам».

Рей долго придумывала повод и нашла его, подглядев ритуалы некоторых из последователей культа Силы, что прибились к Сопротивлению. Заявила, что девушки на Джакку молятся каждый день по два часа, если хотят выйти удачно замуж, и стала ходить в лес. Каждый раз в другое место, чтобы никто ее не выследил. А там тренировалась с мечом, который ей подарил Кайло. До этого она перечитала все, что смогла найти про джедаев и их мечи, но спрашивать — даже у Джеда, — или искать информацию целенаправленно не решалась. Изредка, когда ей становилось особенно грустно, Рей приходила на поляну, где они с Кайло чинили истребитель и оставалась там на ночь, закутываясь в его плащ и надевая на палец кольцо, которое он ей подарил. Рей не помнила своих снов, но когда она просыпалась утром, то чувствовала себя значительно лучше. Откуда-то она знала, что Кайло жив. И что он обязательно вернется за ней. Нужно только дождаться его.

Прошло семь лет. Рей девятнадцать, и её не называют лучшим пилотом Сопротивления, только чтобы не злить По. У него опыта, конечно, больше, и талант немалый, но и у Рей напор недетский. Пилоты любят шутить, что когда она за штурвал садится, в неё вселяется дух бывшего владельца. Подшучивают над тем, что она ему в лес ходит молиться, раз отвергает ухаживания других парней.

Все эти годы были относительно спокойными: Сопротивление набирало силу, вербовало людей, находило финансирование и союзников. Рей ни разу не была на боевом вылете, в основном тренировалась, хотя несколько раз её отправляли в дозор и даже без Джеда.

Формально она подчинялась Дэмерону, и он, хоть и старался её не замечать поначалу, но потом даже потеплел, стал здороваться, шутить с ней, но грани не переходил. А в последнее время стал вообще душкой.

Рей поначалу дичилась его, но все же немного расслабилась, когда он подошёл и напрямую извинился за то, что повёл себя как конченный придурок, когда она этот чертов истребитель запустила. Дескать у него были плохие отношения с Беном, и он не смог сдержаться. Он казался таким милым и таким искренним, что Рей приняла его извинения.

С тех пор он стал чаще захаживать в ангар — обязанности помощника главного механика с Рей никто не снимал, и она большую часть времени занималась именно этим. Раз он даже предложил поучить Рей, пока Джед занят, но тот отказался сразу и резко. Однако По был настойчив, и как-то раз они все же полетели втроем на слетку. И тут Рей поняла, почему Кайло называл Джеда лучшим. В их совместных учебных вылетах он подстраивался под неё, не давил, сейчас же, глядя на, казалось бы, невозможные финты, которые даже Дэмерон едва ли мог повторить, Рей поняла, что Джед был настоящим гением. На своём стареньком икс-винге с оскалившим пасть драконом на борту (будто это могло заменить полноценный щит, вместо которого у Джеда был тонкий мыльный пузырь и уйма лихости) он показывал такой класс, что и По, и Рей под конец сдались и только почтительно следовали за учителем, пытаясь запомнить и повторить.

Главной фишкой, которой он их хотел научить, была так называемая «космическая чехарда» — когда один истребитель подныривает под другой и ошеломляет противника выстрелом.

— Если у вашего партнёра поломка, закончился боекомплект или ещё что, но бой ещё идёт, — это самый верный способ дать ему возможность быстро выйти из игры: выныриваешь у него из-под брюха и стреляешь по его противнику всем, что есть, попутно врубив щиты на полную. Если повезёт, противник в минусах, партнёр ушёл, а ты можешь продолжить бой, — говорил он.

Рей и По кивали, но проделать все так, как показывал Джед никто не мог — слишком рискованным был манёвр. Джед гонял их, пока горючего хватало, а потом разочаровано пробормотав: «У Бена с этим проблем не возникло», скомандовал лететь на базу.

Все трое были рассержены, особенно По, Джед сильнее обычного угрюм, а у Рей едва хватило сил добраться до заветной поляны. На месте того гнезда, что когда-то соорудил для неё Кайло, она обосновала вполне крепкий шалаш, натаскала тряпок и спальников, запаса же еды и воды всегда было минимум на два дня, хотя она дольше суток там не проводила.

Рей забралась в импровизированную кровать и расплакалась, вертя на пальце кольцо, — в какой-то момент, ей стало казаться, что Кайло не вернётся, пока она не будет его достойна. А после сегодняшнего провала — и подавно. Она плакала и плакала, а потом заснула. На следующий день ей было плохо. Все тело ломило, будто её побили, и она едва-едва добралась до базы. Как раз вовремя, чтобы столкнуться на плацу с мрачным Дэмероном.

— Нам доложили, что Первый орден ошивается неподалёку. Мы в дозор. Он кивнул на десяток пилотов, готовящихся к отлёту. — Ты с нами, Рей? Она молча пошла выводить свой истребитель из ангара.

Дозор казался скучным и обычным. Если бы Рей не трясло, как в лихорадке, если бы голова не была такой тяжёлой, это был бы даже прекрасный полет. До тех пор пока прямо перед ними из гипера не выпрыгнул звёздный разрушитель. Поначалу все оторопели, но потом, следуя команде По, бросились врассыпную. Несколько самых слабых пилотов Дэмерон сразу же отправил предупредить командование, — нужно было срочно сворачивать базу, раз враг так близко, а остальным пришлось принимать совершенно неравный бой.

Десяток иксвингов против пятидесяти TIE — это была даже не битва. Избиение младенцев. Пилоты гибли один за другим, но когда ситуация казалась уже совсем патовой, рядом с ними по одному стали выпрыгивать истребители Сопротивления. Пришла помощь!

Рей с новой силой принялась стрелять и вертеться, воодушевленная, как и остальные. Но воодушевление длилось недолго, поскольку из челюстей разрушителя разом вывалилось ещё не меньше двух сотен TIE. Численный перевес оставался за Орденом, но как шутил Дэмерон, «нас мало, но за нами правда», так что бились они насмерть.

— Нужно продержаться! — Твердил он по связи. — Пока наши не уйдут с базы.

И они держались. Пока на поле боя не появился новый игрок. Истребитель неизвестной Рей модели вылетел из первоорденского ангара спустя полчаса после начала боя. Казалось, его целью был лично Дэмерон, но и других он шинковал за милую душу. За первые несколько минут боя он отправил к праотцам четверых.

— Рей, я отвлеку его. Принимай командование! — Дэмерон резко ушёл вверх, орденский ас — за ним.

Рей сосредоточилась на бое. Опыта боевого руководства у неё не было, так что она скомандовала всем разделиться на двойки и прикрывать друг друга. В случае чего, пострадавший уходит, его партнёр перестраивается к другому. Для Рей пары не было, ведь она отрабатывала слетанность только с Джедом и По, поэтому она билась одна. Счёт врагам не вела, голова болела, трясти её не перестало, нехорошее предчувствие выгрызало изнутри. Она уже подумывала, чтобы нырнуть в ангар разрушителя и разнести там все, когда услышала по связи знакомый голос:

— Все, ребята, наши ушли. Пора тикать. На экране замелькали зелёным новые координаты. — Давай, давай, прыгаем!

Это Джед. Рей выдохнула счастливо, увидев мельком драконью пасть и вспышки гипер прыжков вокруг. Но сама продолжала летать и стрелять, вглядываясь в черноту космоса, и обомлела, когда увидела По, который до сих пор дрался с орденским асом. Это было похоже на танец. Они почти не стреляли, не позволяя друг другу выбрать выигрышную позицию. Было похоже, что каждый может предугадать движения другого. Будто… Будто они летали в паре.

— Рей, ты оглохла?! Я кому сказал прыгать! — Это Джед, по выделенному каналу.

— Сейчас, сек, По подсоблю!

Она ринулась вперёд, паля по орденскому асу всем, что у неё оставалось, но не тут-то было! Щиты у него были такие, что пробить их можно было только ракетами, которых у нее уже давно на было. Однако, пилот все же взял резко вверх, виртуозно уходя из-под обстрела.

— По, прыгай! — крикнула резко, и два раза ей повторять не пришлось.

Дэмерон прыгнул. Она уже и сама почти выжала нужный рычаг, когда перед самым её носом завис тот самый ас, не позволяя закончить манёвр. Рей оскалилась на три блестящие горизонтальные полоски на его шлеме и выстрелила… Но заряды замерли, лишь вылетев из орудий, а потом резко ушли в стороны. Последние заряды.

Рей беспомощно таращилась на смерть перед собой, а потом вдруг разозлилась.

— Если сдохну я, сдохнешь и ты, — пробормотала, глядя на чёрную морду, и потянула рычаг выхода в гиперпространство.

— Рей, уходи! — В последний момент Джед поднырнул под неё и дал залп по асу из всех своих орудий. Рей дёрнулась вверх одновременно с вражеским пилотом, который как-то рассеяно, не прицельно даже, дал слабый залп по правому двигателю Джеда.

Рей, как в замедленной съёмке, увидела, как красный заряд пробивает щит, — был бы у Джеда нормальный щит, единичный заряд бы не смог пробить его, — и попадает точно в топливный бак.

«Дракон» Джеда расцвёл ярким цветком в темноте космоса, а Рей с криком бросила свой истребитель в самое пламя, неизвестно на что надеясь. Но взрыв оставил от старого корабля только обломки. Она ринулась вверх, рыча от бессильной злобы, глотая слезы, сама не зная, что сделает с гребанным орденским асом, но того уже и след простыл. В обозримом пространстве остались только Рей и звёздный разрушитель Первого ордена. Рыдая в голос, Рей выжала рычаг перехода в гиперпространство.

Она не помнила, как летела. Не помнила, как посадила истребитель на какой-то новой планете. Не помнила, как выбралась из корабля. Помнила только, как упала на колени у самого трапа, как Дэмерон подбежал и подхватил её, даже не спрашивая ни о чем. Она рыдала у него на плече, пока слезы не кончились.

— Рей, не плачь. Ты не виновата. — Он прижал её крепче, пытаясь успокоить и даже поцеловал в висок. — Даже я не смог с ним справиться. А Джеда там вообще не должно было быть. Старый дурак зря в бой полез на своём корыте. — Сказал не злобно, с болью, но Рей все равно напрягалась и отстранилась.

— Бен бы смог. — Всхлипнула и беспомощно всплеснула руками. — Если бы Бен был там, Джед бы не погиб.

Дэмерон замер.

— Да что ты молишься на него, как на святого! Ты же не знала его! — Он оттолкнул её от себя, злобно сверкая глазами. — Ты восхищаешься призраком человека, которого даже на знала! Да ты! Знаешь, что! Я скажу тебе! Тот пилот, он…

— По Дэмерон! — Лея шла к ним так быстро, насколько позволила её хромота. А подойдя, так посмотрела на пилота, что он невольно опустил глаза.

— Я сопереживаю вам в нашем общем горе. Джед был… — Она проглотила комок в горле. — Больше чем другом. Но для вас есть срочная миссия. Нужно лететь на Джакку.

По не успел даже среагировать, когда Рей выступила вперёд:

— Генерал Органа, мэм. Позвольте мне.

Лея с сомнением взглянула на неё.

— Мне это нужно, — краснея повторила Рей. — Мне нужно… Подальше. К тому же я знаю Джакку.

Лея некоторое время смотрела на неё пристально, а потом кивнула.

Рей летела на родную планету будто в тумане. Ей было все равно куда лететь — лишь бы подальше от Сопротиления. От Дэмерона, от Леи. От тех, кто мог напомнить ей о Джеде. Она не плакала больше. Но апатия, поглотившая мозг, не могла стереть одну единственную мысль: «Отомстить. Я должна отомстить за него».

Она чётко помнила глухой черный шлем орденского аса. С тремя полосами на лбу. «Я найду тебя. И убью. Найду и убью». — Твердила Рей про себя.

Она приземлилась не прямо по тем координатам, что дала ей Лея. Посёлок культистов — безошибочно определила Рей, едва вбив координаты в навигатор истребителя. И хоть культисты якобы чурались обычного для мусорщиков насилия, она прекрасно знала, что воры среди них есть отменные. Обчистят — не успеешь чихнуть.

Поэтому она посадила свой иксвинг на островке посреди зыбучих песков, известном только самым отчаянным мусорщикам, любовно укрыла корабль кофрой и, танцуя по едва заметной тропке, перебралась на твёрдую почву. До селения культистов она добралась меньше чем за десять минут.

Лор Сан Текка ей сразу не понравился. Слишком много и пафосно говорил. Культисты жили убого и беззаветно верили в Силу и слова своего лидера, а тот, как показалось Рей, просто забавлялся над слабоумными. Он и ей пытался впаривать свои бредовые идеи, но когда понял, что не работает, перешёл на серьёзный тон и совершенно другой формат речи — даже чем-то напомнил ей генерала Органу.

— Воды? — предложил деловито.

Рей от воды никогда не отказывалась и пила столько, сколько могла.

— Если можно. — Кивнула она.

Перед ней поставили грязный стакан и наполовину наполнили её затхлой жидкостью. Рей передернуло: за годы проведённые с Сопротивлением она отвыкла от такого. Она улыбнулась через силу и опрокинула стакан в себя: на Джакку отказываться от предложенной воды — самое худшее из оскорблений. Внутренности немедленно скрутило с непривычки, но Рей справилась с собой.

— Спасибо, сэр. Давайте перейдём к делу.

Её собеседник кивнул молча и вытащил из кармана флешку.

— Это карта с координатами пребывания Люка Скайуокера.

Рей чуть не упала со стула.

— Люк жив?!

— Жив. Разве Лея не говорила тебе?

Рей взяла себя в руки.

— Моим заданием было встретиться с вами и забрать носитель. В детали меня не просвящали.

Её собеседник медленно кивнул.

— Выполни задание. — И протянул ей флешку.

Рей взяла носитель, машинально поблагодарила за воду и ушла. Думая о том, знал ли Кайло тогда, когда вернулся, а потом снова улетел, что Люк жив. Она уже почти добралась до своего истребителя, когда услышала гул заходящих на посадку кораблей — как раз возле поселения культистов. По абрисам в ночном небе Рей узнала корабли Первого ордена.

Она хотела было проигнорировать это: ей не было дела ни до пафосного лжеца Лор Сан Текки, ни до его верующих воришек, однако перед глазами снова расцвёл огненный цветок на месте оскаленной драконьей пасти, и Рей, едва осознавая, что делает, сунула флешку в потайную секцию в кабине истребителя и, сжимая в руке лайтсайбер — другого оружия сдуру не взяла с собой, — бросилась в обратном направлении.

Она успела добежать до селения как раз в тот момент, когда некто в черном замахнулся алым светящимся мечом и перерубил лидера культистов пополам. Рей отчётливо видела, как глухо шмякнулись на песок две мясные половинки, бывшие только что живым человеком.

Тошнота подступила к горлу. Но когда человек в черном обернулся, все чувства, кроме безудержной ярости, покинули Рей. Она безошибочно узнала три горизонтальные полоски на его шлеме. Тот пилот, что убил Джеда!

Первым побуждением Рей было броситься вперёд, но она понимала, к чему может привести такая попытка. Поэтому она стала медленно перемещаться кругом — прямо к командному шаттлу. Зажмурилась только, когда черный скомандовал убить всех культистов. Ей не было жалко мужчин, но женщины и дети так кричали, что Рей невольно заплакала, сжимая челюсти. Она добралась до шаттла незамеченной одновременно с ним. Безмолвно выскочила из своего укрытия, уже в замахе активируя меч… И замерла прямо в воздухе. Тот, кого она хотела убить, даже не смотрел на неё. Просто вытянул руку в её сторону, обездвижив её в воздухе.

— Сила… — Промелькнула мысль, когда человек в маске повернулся к ней. Она заметила, как он содрогнулся, когда увидел меч в её руках. Как подошёл ближе, вглядываясь в закрытое защитными очками и тряпичной полумаской лицо. Ненавистные три полосы на его шлеме были последним, что Рей увидела, прежде чем погрузится в небытие. Полоски и чувство дежавю.

Очнулась она на неком подобии подставки, с зафиксированными кожаными ремнями конечностями. Она могла дёргаться, но только совсем немного.

Рей успела продумать все возможности побега, когда в камеру зашёл тот самый пилот в маске. Она рефлекторно оскалилась и дёрнулась ему навстречу, будто хотела убить. Он никак на её порыв не отреагировал. Подошёл вплотную и заявил, чуть касаясь пальцами её виска:

— Сейчас ты скажешь мне, откуда у тебя этот меч.

— Я ничего не скажу тебе, ублюдок. — Она дёрнулась, пытаясь отстранится от его руки, но, учитывая её скованное положение, удалось лишь нелепо дёрнуться. В дополнение к этому из-за пазухи вывалился шнурок с кольцом, и её мучитель отшатнулся, увидев его. Рей готова была провалиться сквозь землю, когда он потянулся к её главному сокровищу.

Она взвыла и попыталась укусить его за руку, шипела и брыкалась, лишь бы не дать ему коснуться её мечты, самого сокровенного. Однако он стянул перчатку с руки, а другой прижал её к фиксирующей платформе. Бережно выудил кольцо, потянув за шнурок и перекатывал его у себя в ладони какое-то время. Рей же неотрывно смотрела на его руки: нет! Этого не может быть!

— Откуда у тебя это?

— Кайло? — прозвучало одновременно.

На Рей не было шлема, но её голос изменился до неузнаваемости, когда она задала свой вопрос.

Он отшатнулся, будто она ударила его. Отпрыгнул к самой двери и какое-то время стоял там, не шевелясь. Рей смотрела на него во все глаза, чувствуя, что в груди поднимается волна неодолимой ярости и боли, пока внутри нее что-то ломалось, крошилось, терзая сознание и душу острыми краями. Слезы застили глаза, а стереть она их не могла, хотелось кричать, но воздуха было мало.

— Откуда. У. Тебя. Это. — Утробный рык, раздавшийся из-за пелены слез сопровождался… не ударом, нет. Просто ее голову со всей силы впечатало в подголовник платформы, а на глаза навернулась новая порция влаги — теперь уже от боли. Но так было даже лучше — душевная боль чуть притупилась.

Рей закашлялась и выморгала слезы, как раз, чтобы увидеть бездушную уродливую маску, нависающую над ней, и внезапно расхохоталась, как безумная, чувствуя, как ее мечты, по сути все, чем она жила эти семь лет, разбиваются, крошатся, мельчеют, превращаясь в песок Джакку — именно то, что и должно наполнять пустынную крысу. Красивые мечты — не для нее. Она мечтала, и вот она ее мечта. Прямо перед ней.

Рей резко дернулась в креплениях, стукнувшись лбом с ним, и прошипела, заглядывая в визоры маски:

— Ты сам мне его подарил, Бен.

И едва не прикусила язык, с такой силой он впечатал ее обратно в кресло. Рей задохнулась от удара, а по шее вниз потекло что-то горячее. Одной рукой он схватил ее за горло — достаточно сильно, чтобы она сразу же закашлялась, а другую приложил к виску — и вот тогда стало намного хуже. Чужая воля раздирала ее сознание на куски, ломая на своем пути все преграды. В ее памяти беспорядочно замелькало все связанное с ним — воспоминания о встрече, ее мысли, разговоры с сопротивленцами, починка истребителя и тренировки с сайбером — он листал ее разум лихорадочно, будто книгу, не заботясь о сохранности страниц.

Рей ощущала его у себя в голове, точно зная, что он делает… вот-вот он доберется до ее снов и фантазий. И пусть им никогда не стать явью, но она не позволит ему гордиться, смеятся над ее глупостью. Рей закричала громко, срывая связки.

— Хочешь смотреть? Я покажу тебе другие картинки, убийца! — И заставила себя вспомнить Джеда. Его отношение, его рассказы про него. То, как он отзывался о нем, как заступался перед остальными даже спустя годы, а потом зажмурилась и представила в деталях тот огненный цветок, что поглотил «дракон» старого пилота и ее собственные слова «Если бы Бен был здесь, Джед бы не погиб».

Сердцебиение грохотало в ушах, и Рей не сразу расслышала слабый стон со стороны, но почувствовала, что давление на ее разум ослабло. И тогда она сама мысленно ринулась вперед, даже не встретив сопротивления… чтобы окунуться с головой в океан его боли и отчаяния: он не хотел убивать своего наставника. Перед глазами мелькнули детские воспоминания Бена — в них Джед был моложе и постоянно смеялся. И еще одно, смутное, затертое — Бен говорит с кем-то в лесу. С кем-то маленьким и хрупким, а в его разуме мелькает «спасибо, что была моим другом».

Кайло резко отстранился от нее и выпрямился. Он тяжело дышал, сжимая и разжимая кулаки. А потом вскинул руку, и Рей почувствовала, как невиданная сила перекрывает поток кислорода, сжимает трахею.

— Благодарю, что показала где карта, мусорщица. А теперь ты умрешь.

Рей хватала ртом воздух, хрипела, кусала губы до крови, но не могла издать ни звука. Зрение стало сужаться до тоннеля, руки, ноги, да и остальное тело уже не ощущались ее, живыми. Она чувствовала только адскую боль в медленно стискиваемом горле. Кайло дернул рукой, раздался хруст, а потом все померкло.

Рей услышала взрыв. Распахнула глаза, понимая, что упирается носом в стекло и увидела прямо перед собой внизу бушующее пламя посреди пустыни. Приглядевшись, поняла, что полыхает ее истребитель. Рей дернулась, почувствовав резкую боль в шее, и с удивлением огляделась: она была жива и пристегнута на месте второго пилота в истребителе, который стремительно удалялся от Джакку. В момент, когда истребитель прыгнул, Рей наконец удалось осторожно повернуть голову влево.

Увидев, кто сидит рядом, она снова дернулась, зашипев от боли, отмечая, что ее руки прикованы к подлокотникам пилотского кресла — Кайло, тот кто убивал её буквально секунду назад, сжимал в руках штурвал и, казалось, не обращал на нее никакого внимания. Будто ее вообще здесь не было.

Рей хотелось броситься на него, убить, собственными руками вырвать из груди сердце, но ничего этого она сейчас сделать не могла. Она даже не понимала, как она вообще оказалась живой: Рей отчетливо помнила его слова, боль и тот зловещий хруст. Рей потерялась в собственных последних воспоминаниях и не заметила, что все это время сидела и пялилась на него. Он так и не снял маску, так что рассматривать было особо нечего. Ну кроме того, что он был больше, чем она помнила. Шире в плечах, массивнее в целом.

— Куда мы летим? — Наконец прохрипела Рей и тут же закашлялась — горло нещадно саднило. Кайло по-прежнему ее игнорировал. — Что, везешь меня к этому своему Сноуку, Бен? К тому, к которому ты сбежал тогда? — Рей было уже безразлично, что он ее игнорирует. Ей просто нужно было выговориться.

Она сыпала язвительными замечаниями о том, как он, должно быть, долго потешался над маленькой девочкой, которая поверила в его россказни. О том, как прав был По и остальные. О том как она рада, что Джед погиб и не узнал, во что превратился его любимый ученик. Она говорила много чего, пока не выдохлась и не спросила наконец:

— Так почему же ты все-таки не убил меня, а? Как Джеда, как тех детей на Джакку?

Он по-прежнему не обращал на нее внимания, только сильнее сжал штурвал.

— Отвечай! — Рей задергалась в путах. — Не смей молчать, криффов ты ублюдок! И сними это чертово ведро, когда я разговариваю с тобой, слышишь! — Он молчал.

Рей захотелось выть от отчаяния и собственной беспомощности, но она уже чувствовала, что выдохлась. Ее ярость разбилась о каменную стену его безразличия и схлынула, оставив внутри гулкую пустоту. Даже этого он лишил ее: возможности получить моральное преимущество над ним, над убийцей и лжецом. Рей тихо заплакала, привалившись к стеклу кабины. А потом уснула, обессиленная. Проснулась от того, что ее трясло, как в лихорадке. Во рту пересохло, но явственно ощущалась желчная горечь. К горлу подкатывала тошнота, а живот сводило судорогой. Она прекрасно знала эти симптомы: отравление.

Рей терпела, как могла, но когда её живот в третий раз явственно заурчал, а тошнота стала настолько невыносимой, что перспектива заблевать приборную панель стала более чем реальной, она, поминая криффова Лор Сан Текку и его недоочищенную воду, простонала:

— Кайло, мне плохо!

И явственно увидела, как он дернулся. Это была первая реакция на неё за все время полёта. Желудок снова заурчал, и мысль о том, что ей придётся снять штаны и воспользоваться по назначению туалетом под сиденьем в присутствии Кайло заставила её застонать.

— Кайло, пожалуйста! Мне очень нужно… — она не успела договорить, как её все-таки вырвало — белесой жидкостью с вкраплениями желчи — Рей не могла вспомнить, когда ела в последний раз. Желудок скрутило таким спазмом, что она не сдержалась и захныкала, пытаясь сглотнуть горечь во рту. К её удивлению, на это Кайло среагировал: он моментально перевёл корабль на автопилот, вбив какие-то новые координаты и порывшись под сиденьем выудил оттуда аптечку.

Рей ощутила, как он касается её разума — почти нежно по сравнению с тем, как он делал это в прошлый раз, и, ругнувшись, делает ей инъекцию сразу из двух шприцов во все ещё зафиксированную руку. Повинуясь странному движению его пальцев, оковы на её запястьях спали, и на колени к ней приземляются упаковка антисептических салфеток. Рей поспешно схватила их и принялась лихорадочно очищать себя. Когда она снова взглянула на Кайло, тот сидел уткнувшись лбом в штурвал.

Почувствовав на себе её взгляд, повернулся к ней, а потом потянулся и стянул с головы шлем. Рей впилась в его лицо с жадностью, от которой ей самой стало мучительно стыдно. Кайло выдержал её взгляд.

— Здравствуй, Рей. — Проговорил ровно. А потом прикрыл веки и судорожно выдохнул. — Мы сядем через десять минут. Постарайся продержаться.

Эти десять минут показались Рей вечностью. После инъекций ей стало немного легче, но ужас от того, что она вот-вот опозорится перед ним, заставлял её трястись только сильнее.

— Рей, успокойся, пожалуйста. Твоя паника не даёт мне сосредоточиться. — Он проговорил это так мягко, что Рей показалось, что у неё начались галлюцинации. Она сумела только пискнуть в ответ, отвернувшись от него и скрутившись калачиком в кресле.

Перемена в его отношении к ней была настолько разительной, что Рей начало казаться, что она сходит с ума. И тем не менее, когда он посадил корабль на поляне в каком-то лесу, он вышел из кабины, отстегнул её от кресла и на руках отнёс в ближайшие кусты. Сунул в руки упаковку салфеток и ушёл к истребителю, не сказав ни слова.

Сказать, что Рей было плохо — ничего не сказать. Когда она вышла, пошатываясь на поляну, то поняла, что до истребителя ей самостоятельно не дойти, и рухнула на колени без сил. Увидела ещё, как Кайло бросился к ней, а потом картинка пропала.

Рей пришла в себя в каком-то небольшом пыльном помещении, единственным преимуществом которого была небольшая печка, где уже потрескивал огонь. Её по-прежнему знобило, и она сильнее закуталась в то, чем была накрыта, а когда поняла, что это, истерически хохотнула: второй раз она приходила в себя, закутанная в плащ Кайло. Но насколько разными были эти ситуации…

Рей окончательно потерялась в том, что происходит, и решила для начала попытаться понять, что происходит с её телом.

— Сальмонеллез. — Кайло, казалось, вынырнул ниоткуда и, двинув её бедром, сел рядом с ней на койку. — А вот нечего было неизвестную хрень из грязных стаканов пить.

Рей промолчала, отводя глаза. Кайло подхватил её затылок и приподнял, поднося к губам чашку.

— Это лекарство. Если не станешь пить добровольно, силой заставлю. Тебе отходить от «вдовушкиного чая» у Лор Сан Текки ещё около суток. А нам ещё лететь больше суток.

Чашка настойчиво ткнулась в её губы. Рей подняла на Кайло глаза: он криво ухмылялся, но в его чертах сквозила странная какая-то нежность. Рей приоткрыла рот и сделала осторожный глоток. Он прищурился.

— Вот так. Приведём тебя в порядок и полетим к Люку. Времени у нас очень мало.

Рей не захотела, чтобы он её поил. Попыталась сесть ровно сама, но не смогла подняться, и пришлось сдаться на милость Кайло, который усадил её спиной к стене и вручил чашку с лекарством. Сам же сел на стул напротив неё и стал рассказывать.

О том, что они в старом схроне контрабандистов и ей очень повезло, что они пролетали неподалёку, а отец раз взял его с собой в рейд и показал ему это место. О том, что убивать её он не собирался, — ему нужно было лишь показать Сноуку, что он её убил. А ещё добавил, что игнорировал её, потому что пытался выдать за галлюцинацию, призрака совести, чтобы Сноук не понял, что она жива. Но её болезнь свела все к нулю, потому что призраки не блюют и не просятся в туалет. Рей покраснела, а Кайло, усмехаясь, продолжил, что ему было невыносимо больно уничтожать собственный иксвинг, но теперь она мертва и для Сопротивления. Её не будут искать. Не обращая внимания на то, как сильно Рей напрягалась при этих словах, поблагодарил её за то, что заботилась о его истребителе все эти годы. Закончив, долго молчал, глядя на огонь, а потом заговорил снова, не глядя на неё.

— Сноук узнает, что я обманул его, и придёт за мной. Или заставит вернуться. Как в прошлый раз. — Он хотел ещё что-то сказать, но Рей его перебила: — Как он узнает?

Кайло поднял на неё болезненно насмешливый взгляд.

— Как? — Он фыркнул. — Он у меня в голове, Рей, столько, сколько я себя помню. — Рей вздрогнула, а он продолжал. — Родители мне не верили, когда я рассказал им, водили меня к разным специалистам, и я просто перестал им рассказывать. Я долго считал его единственным другом, — тут он покосился на Рей, — а на проверку он оказался монстром из кошмаров. Я понял это почти сразу и сбежал. Думал, смогу исправить все то, что натворил, избавиться от него, но он слишком силён… — Кайло скривился. — Да и для меня уже даже тогда было слишком поздно. — Он помолчал. — Но я встретил тебя. И ты смотрела как никто никогда. — Он судорожно вдохнул. — Я не хотел признаваться тебе, кто я. Боялся, что ты испугаешься, как остальные. — Кайло посмотрел на неё, и Рей вздрогнула от интенсивности этого взгляда. — Но ты не испугалась. Ты захотела стать мне другом. — Он долго молчал, глядя на огонь. — Я не помнил тебя, Рей, — он снова взглянул на нее, и теперь в его взгляде читались только боль и тоска. — Но не потому, что ты ничего для меня не значишь. Я стёр память о тебе, чтобы Сноук до тебя не добрался. Но когда увидел сайбер и… — он запнулся, — кольцо. — Рей покраснела и уткнулась взглядом в пустую чашку, понимая, что то, что она пыталась скрыть от него, он тоже видел. — Я начал вспоминать. Твои воспоминания просто довершили начатое.

Кайло снова замолчал, а потом поднялся и забрал у неё чашку.

— Отдыхай, Рей. Нам нужно попасть к Люку как можно скорее, пока Сноук не заподозрил неладное и не полез ко мне в голову. — Он отошёл и, поставив чашку на некое подобие стола, собранное из старых ящиков, уселся на кучу тряпья, что, видимо, заменяла ему постель. — Зачем? — Рей едва смогла узнать свой сиплый голос. Кайло нахмурился, не понимая о чем она. — Зачем ты везёшь меня к Люку? — Он горько усмехнулся. — Потому что в тебе пробудилась большая Сила. А я слишком сильно испачкался, чтобы показать тебе Свет.

С этими словами он улёгся на свою постель, повернувшись к ней спиной.

Рей проснулась среди ночи от выворачивающей душу беспочвенной паники. Заозиралась вокруг, задыхаясь, попыталась подняться, но её бил такой сильный озноб, что единственное, что она смогла сделать, это сжаться калачиком. Ей было стыдно показывать свою слабость, стыдно звать, и она только застонала сквозь стиснутые зубы. Спустя пару мгновений она услышала гул и неровный красный свет заплясал всполохами перед её зажмуренными глазами. Кайло приблизился к ней и сел рядом, дотронувшись до лба. Выругался и отошёл, а когда вернулся, Рей почувствовала укол в предплечье. Кайло погасил меч, и хотел было встать, но она ухватила его за одежду.

— Не уходи, Кайло! Пожалуйста, не уходи! — Попросила, не открывая глаз. Он тяжело вздохнул, а потом Рей почувствовала, как старая койка стонет под их двойным весом. Кайло устроился позади, прижимая её к себе.

— Спи, Рей. Я не уйду.

Первые лучи нового дня позолотой разливались по заросшему высокой травой утесу. Лёгкий ветерок создавал волнение на зелено-золотом покрывале, и казалось будто колышется ещё одно море. Другое, синее, разливалось у них под ногами. Две крупные ладони держали её руки, а низкий голос говорил что-то откуда-то сверху. Она силилась поднять взгляд увидеть, наконец, его лицо, услышать, что он ей говорит, но не могла оторвать взгляда от их переплетенных пальцев. Как и несчётное количество раз до этого она увидела, как он осторожно надевает ей на палец кольцо.

Ещё несколько секунд длится видение, а потом все заканчивается, и Рей просыпается, вдыхая пыльный воздух схрона контрабандистов, но все ещё чувствует тепло его рук на своих, лёгкие капли морского бриза на лице. Кайло просыпается одновременно с ней и сначала прижимает к себе крепко, а потом резко отстраняется, и Рей слышит его тяжелый вздох.

— Кайло, — Прошептала. Он не ответил, но рук не разомкнул. Рей повернулась в его объятьях, — благо чувствовала себя значительно лучше. Он лежал с закрытыми глазами, но почувствовал её взгляд, и глянул на неё в упор. Рей не знала, что-то подтолкнуло её к этому, но только что, вот, они лежали в обнимку и смотрели друг на друга в темноте, едва различая черты, и вот она уже целует его, как умеет, просто прижавшись своими потрескавшимися губами к его сухому рту. Секунда, и он отвечает, накрывает её рот своим, проталкивает внутрь язык, лихорадочно вылизывая её неловко и неумело, но с такой жадностью, будто она — последний глоток воздуха перед смертью.

Рей застонала, когда он подмял ее под себя, тяжело навалившись сверху, прикрыла глаза и запрокинула голову, инстинктивно предоставляя ему больший доступ. Он покрыл такими же лихорадочными поцелуями её шею, нетерпеливо дёрнул вниз ворот её одежды, обнажая плечо, слегка прикусывая тонкую кожу у ключицы.

— Кайло. — Выдохнула, подаваясь ему навстречу и едва почувствовала, как шнурок с кольцом скользнул по шее, выпав из складок одежды. Кайло замер над ней. Лишь несколько секунд спустя она открыла глаза. Кайло смотрел на неё с глубокой нуждой во взгляде. А потом вдруг резко подскочил.

— Прости, Рей, пожалуйста, прости меня. — Забормотал горячечно откуда-то из темноты.

— Кайло, что случилось? — Рей с трудом поднялась с постели, ноги её едва держали, но она сделала шаг туда, откуда слышалось его хриплое дыхание.

— Я не должен был… Я не могу так с тобой.

Рей шагнула ближе, на ощупь нашла лицо, сжала ладонями.

— Почему? — Прошептала. — Ты же видел… Ты же знаешь, как я… - Не закончила, но обняла за шею и уткнулась лицом ему в грудь, признаваясь едва слышно. — Я ждала тебя, Кайло.

Он всхлипнул и крепко обнял её, устраивая подбородок на макушке. Долго молчал, а потом глубоко вздохнул и заговорил.

— Я поступил с тобой как последний подонок, Рей. Но я видел кое-что хорошее в твоём будущем и не стану мешать тому, что должно произойти. — Он сжал её в объятьях, а потом отстранился и, держа за плечи, наклонился, прижимаясь лбом к её. — Я не воспользуюсь тобой, Рей. Этого больше никогда не повторится.

Рей стояла, будто громом поражённая. Воздух никак не шёл в лёгкие, ком стекла застрял в горле. А потом накатила волна обиды и ярости. Рей дёрнула с шеи шнурок и молча сунула кольцо ему в руку. Даже оттолкнула его перед тем, как, спотыкаясь, вернулась на койку.

«Я не заплачу. Не заплачу», — бормотала про себя, пока боль отвержения плавила внутренности не хуже кислоты. А потом Рей заснула. Когда она проснулась, Кайло в схроне не было. Не сразу Рей заметила, что шнурок с кольцом снова на её шее. А обнаружив, разрыдалась в голос.

Кайло вернулся спустя несколько часов, и смотреть на него было просто страшно. Лихорадочный взгляд, порванная одежда. От него волнами расходились безумие и гнев. Кайло даже не взглянул на неё, а просто прошёл и рухнул, как подкошенный, на свою постель. Рей бросилась было к нему, но замерла в захвате Силы.

— Не. Подходи. — Прорычал. И в его голосе было столько боли, что Рей передернуло.

— Кайло, позволь помочь тебе, прошу!

— Оставь меня в покое, — крикнул, срывая голос.

Рей стиснула зубы и бросила всю свою волю против пут, что её сдерживали. Боролась, подгоняемая страхом и яростью, вложив в борьбу все свои чувства, множившиеся с каждым годом ожидания, всю силу прощения и принятия — ей было плевать, что он делал, кем он был: она готова была собственную душу вынуть и отдать ему, если попросит.

— Оставить? Нееет, Кайло, — прохрипела безумно. — Один раз я тебя уже отпустила. И к чему это привело? — С этими словами она надавила в последний раз, и его воля уступила, подточенная, истощенная внутренними противоречиями, борьбой со Сноуком, с самим собой.

Падая рядом с ним на колени, Рей уже знала, что он в очередной раз имитировал безумие перед Сноуком, стараясь выгадать для них хоть немного больше времени. Чтобы защитить её. Но Кайло не смог. Сноук узнал, что она жива, что она форсюзер. Остальное Кайло скрыл, но это стоило ему очень дорого. Рей обхватила его голову руками, — к этому моменту он был едва ли в сознании: кожа горела под её пальцами, волосы налипли на лицо. Она лихорадочно размышляла, как помочь ему, когда он резко распахнул глаза и выбросил руку, сжав её горло железной хваткой.

— Такого ты ждала, Рей? Опасного безумца, убийцу, что уничтожает все, что ему дорого. И тебя уничтожу! — прорычал он и сжал пальцы. Рей не сопротивлялась. Прикрыла глаза, все ещё придерживая его голову руками.

— Я ждала тебя. — Помыслила с нажимом на последние слово.

И он отпустил её. Со стоном уронил руку. А Рей легла рядом с ним, обхватив его руками, чувствуя, как остро он нуждается в помощи, в поддержке. Потянулась к нему всей душой тем, чего раньше не чувствовала в себе. Наткнувшись на сопротивление, попросила мысленно:

— Кайло, пожалуйста. Я хочу помочь тебе. Знаю, что могу.

Он застонал, но все же открылся, и Рей почувствовала, как её энергия хлынула в него, наполняя, поддерживая, пробуждая веру. Она не заметила, как он перевернулся и снова принялся целовать её, она знала, что отвечает, раздевается сама и помогает раздеться ему, но все это было вторично, тело вторично, главным было то, как сливались в одно целое их души, — души двух безумцев, разделённых давно, но нашедших друг друга вновь.

Рей закричала, когда он вошёл в неё одним резким рывком сразу до самого конца, и вот уже Кайло нашёл в себе силы успокаивать её, забирать её боль, обволакивать собой внутри и снаружи. Рей иссякла, отдаваясь теперь уже физическим ощущениям, — боли, но она приветствовала эту боль; чувству наполненности, когда его член погружался в неё раз за разом в размеренном ритме; томлению, зревшему где-то глубоко внутри.

Внезапно он вышел и нашёл её губы своими. Целовал долго, выравнивая дыхание, а потом опустился ниже, прокладывая дорожку из поцелуев по животу вниз, а потом приник губами к её входу, вылизывая кровь, окончательно превращая боль в удовольствие. Рей дёрнулась, чувствуя, как его язык и губы пробуждают в ней то, чего она никогда раньше не ощущала — и кончила с криком. Кайло подтянулся и лёг рядом с ней. Обнял, устроившись позади. Когда Рей немного отошла, — отошла, — громко сказано: интенсивный энергообмен и последующий секс отобрали у неё все силы, — спросила мысленно, теснее прижавшись:

— А ты?

Кайло усмехнулся, выдохнув ей в ухо. — А для меня пока не время, малышка.

В следующий раз Рей проснулась уже в истребителе, причём уже в гипере. Корабль летел на автопилоте, Кайло рядом с ней сидел с закрытыми глазами. Впервые Рей видела его таким умиротворённым. Она невольно улыбнулась: да она и при свете его толком ни разу не видела, и всего их общения едва на несколько часов наберется. Но она точно знала: жизнь связала их накрепко ещё семь лет назад, сейчас же она просто пойдёт за ним, куда бы не направлялся.

— Я больше не отпущу тебя, — прошептала.

Кайло глубоко вздохнул и открыл глаза. В эту же секунду они вышли из гипера, и перед Рей предстала необъятная громада звёздного разрушителя. Рей задохнулась, а Кайло проговорил, сверля её взглядом:

— Не отпустишь? — Хмыкнул. — Посмотрим. Добро пожаловать на «Господство». Верховный лидер нас заждался. — Рей молча опустила глаза. Не дождавшись её ответа, Кайло надел шлем.

Они выбрались из истребителя и пошли. Рей не смотрела куда. Просто шла за Кайло след в след. Не подняла глаз и тогда, когда лифт привёз их в отделанную красным залу. Кайло подтолкнул её к выходу и, проведя по маршу, заставил опуститься на колени перед троном, на котором восседало существо. Определённо не человек, но Рей и не хотелось вглядываться. Ей было все равно. Она здесь, потому что должна.

— Ты сумел удивить меня, мой преданнейший ученик. — Существо заговорило, и в его голосе перемешалось презрение и любопытство. — Ты сумел обмануть меня, сумел привязать к себе узами другого форсюзера. Как тебе удалось? Подобное можно сделать только добровольно.

Кайло склонил голову, стоя рядом с ней на коленях.

— Я готов понести наказание за своеволие учитель. И готов принять любую кару за то, что посмел ввести вас в заблуждение. Но я наткнулся на девушку из своего прошлого. Сильную, но не подозревающую о своей Силе. Я должен был действовать быстро. А она должна была поверить. Теперь она покорна моей воле. Её Сила принадлежит мне.

Рей не вздрогнула. Не дёрнулась. Она поверила. Она решила. Она отдала и отдалась добровольно.

Существо, Рей откуда-то знала, что это Сноук, о котором говорил Кайло, вытянуло руку и обезоружило Кайло, призвав его меч к себе. Потом и сам Кайло повинуясь контролирующей его Силе приподнялся над полом, Сноук закрыл глаза, а Кайло закричал в страшной агонии, а Рей ощутила, как её собственный мозг будто бы в кашу перемалывают. Откуда-то она знала, что ощущает лишь небольшую толику боли, которая сейчас терзает Кайло. Жгучая ненависть к жестокому существу на троне вскипела в крови, и Рей закричала, резко вскочив, выхватила собственный сайбер, и со страшным криком бросилась к трону. Сноук едва успел обездвижить её: синее лезвие замерцало в нескольких сантиметрах от изуродованного лица.

— Недоприручил свою маленькую собачку, да, Кайло? — Сноук провёл когтем по щеке Рей, оставляя тонкую царапину. — Жаль, но придётся тебя убить, маленькая дикарка. А юному Бену Соло твоя смерть будет наглядным уроком, что я не тот, с кем можно безнаказанно играть. — Он накрыл её голову своей огромной ладонью и сжал, призывая Силу, готовый раздавить её череп, как перезрелый фрукт.

У Рей перед глазами побелело от боли, а в ноздри ударила вонь тлена и плесени, что исходила от существа. Не в силах вынести эту муку, она уронила сайбер, закричала и забилась в его хватке. Тело вопило «жить!», но рациональная часть мозга отрешенно констатировала «все».

Но внезапно все кончилось. Давление исчезло, а сама она, подхваченная в воздухе другой Силой полетела назад. Кайло поймал её в воздухе, и тут же опустил на ноги, призывая свой меч, который, как она теперь видела, прошил Сноука насквозь. А теперь и вовсе пополам разрезал. На них бросилась Сноуковская стража, Рей в перекате кинулась обратно к трону и, схватив свой меч, едва успела отбить атаку стража, вооруженного зловещего вида вибросекирой. Оружие просвистело в новом ударе, но Рей увернулась и толкнула стражу под ноги половину тела его господина. Свирепо усмехнулась, увидев, как он запутался в длиннополом одеянии, стараясь не наступить на останки, и, ударив снизу вверх по широкой дуге, вспорола его грудную клетку. Тело стража рухнуло поверх останков Сноука, а Рей бросилась вперёд, — на помощь Кайло.

Трое его противников были уже мертвы, двое замерли в захвате Силы, а с двоими он в данный момент сражался, вычерчивая алые мельницы своим мечом. Кайло увидел её, коснулся её разума. «Доверься», мелькнула его мысль и вот уже Рей не контролирует своё тело: руки двигаются сами собой, синее лезвие мелькает синхронно с красным. В этом танце ей в партнёры достались те двое, которых Кайло держал до этого обездвиженными, — он перестал сдерживать их, но стоило им отмереть, как он руками Рей снёс голову одному. Другой оказался проворнее и сумел ранить Рей в плечо прежде, чем она, перебросив сайбер в левую руку, рубанула его скупым, чётко выверенным движением в основание шеи, метя в щель между доспехом и шлемом. Меч с шипением нашёл незащищенную плоть, и стражник рухнул, как подкошенный. Кайло тем временем успел разобраться со своими противниками. Какое-то время Рей слышала только стук пульса в висках и собственное хриплое дыхание. А потом Кайло обхватил её сзади и заключил её в объятья, прося прощения за обман, показывая, что это был единственный путь… — Я верю тебе. Я пойду за тобой повсюду. — Помыслила она в ответ и повернулась к нему. — Не брошу. Не отпущу.

Кайло крепче прижал её, распластывая на себе, и какое-то время просто её держал, а потом шумно выдохнул в макушку.

— Прости, малышка. — Повторил он снова и, отстранившись, поцеловал её в лоб. Рей снова почувствовала его в своём разуме и ощутила, как сознание затухает, пыталась бороться изо всех сил, но Кайло сейчас был куда сильнее.

— Не надо… — успела только с усилием проговорить, но реальность ускользнула окончательно.

Рей пришла в себя в тесной каюте неизвестного корабля. Подскочила на койке, выбежала в коридор и бросилась на голос, что слышался откуда-то сбоку.

— Нет, ну кто ж знал, что все так обернётся?

В ответ говорившему раздался нечленораздельный и довольно-таки громкий рёв.

— Вот только не надо мне тут рассказывать, какой я плохой отец!

Рей вбежала в кают-кампанию, что переходила в небольшую пилотскую кабину. На диване в кают-кампании сидел седой мужчина, что, закинув ногу на ногу, разглагольствовал, вертя в пальцах стакан с коричневой жидкостью. Его собеседник, вуки, сидел за штурвалом.

— О, Чуи, наша драгоценная принцесса проснулась! — Хохотнул мужчина и отсалютовал Рей стаканом. — Я Хан Соло, дорогуша. Мой сын Бен назначил нас с Чуи твоим личным транспортом и эскортом. Вуки что-то проревел со своего места. Хан усмехнулся и кивнул Рей на место рядом с собой. — Присаживайся, Рей. Я все тебе объясню.

И он объяснил. Рассказал, что Бен с каким-то там генералом приняли на себя командование Первым орденом после смерти Сноука. Что его, Хана, и Лею добровольно-принудительно доставили на «Господство» и выставили счёт за то, какими плохими родителями они были. В итоге Лея осталась в качестве советника, а Хан везёт её к Люку Скайокеру — последнему джедаю, чтобы спрятать, пока не улягутся политические волнения и ещё, чтобы он научил её Силе. Посмеиваясь, Хан рассказал, что к Люку у Бена самый большой счёт за то, что тот убить его пытался, и поэтому, Хан с Чуи будут вместе с Рей торчать на Ач-то и охранять её. Вуки снова заревел, и Хан закатил глаза.

— Ну да, да. Бен сказал, что убьёт нас всех и уничтожит все населенные миры в галактике, если с твоей драгоценной головки упадёт хоть волос.

Рей поперхнулась, а Хан допил свой напиток.

— Так что, дорогуша, давай не будем злить Бена, — сказал он со значением.

Люк принял их совсем не радушно. Заявил что никого учить не собирается, но пару тычков от Хана и тихий разговор, из которого Рей только услышала что-то про кастрацию и хаттское рабство, и «…ты мне за все ответишь, мудак старый», изменили мнение несговорчивого джедая.

И начались будни Рей в качестве падавана: теория, история, медитация и бесконечные поднятия камней. Со временем (правда после нескольких пьянок с Ханом, из-за которых отменялись утренние занятия) старый джедай вошёл во вкус и стал учить её действительно ценным штукам, до которых сам дошёл только в последние годы: про баланс Света и Тьмы, про узы Силы. А ещё Люк был потрясающим фехтовальщиком — на спарринги с ним Рей бежала едва ли не вприпрыжку. Хан учил её стрелять и показал несколько секретных приёмов пилотирования, а Чуи учил мастерить, — вуки, казалось, мог собрать оружие из палки и правильно подобранного порга. И хоть развлекали они Рей, как могли, она страшно скучала по Кайло. Она чувствовала, что он жив, но часто плакала ночами, по старой привычке надевая на палец кольцо.

Так прошло три месяца, на протяжении которых Рей несколько раз порывалась украсть Сокол и лететь к Кайло, но Люк её всегда ловил, и в конце-концов Чуи просто стал спать в корабле, отрезая ей путь к бегству.

Рей плакала, но Хан строго напоминал о том, что если она сбежит, Бен выполнит свою страшную угрозу, и добавлял с абсолютно несчастным видом «Ты же не хочешь смерти дядюшке Чуи, Рей!». И Рей смирялась.

Но в один из дней, когда Рей ушла медитировать ещё до света, она вдруг почувствовала зов. Распахнула глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как черный шаттл с широкими крыльями медленно заходит на посадку на острове. Рей бросилась бежать, но путь из храма долог, и когда она наконец добралась до места, то увидела не только Кайло, но и Хана, Люка и Чуи рядом с ним. Мужчины что-то оживленно обсуждали.

Но увидев её, расступились.

Первые лучи нового дня позолотой разливались по заросшему высокой травой утесу. Лёгкий ветерок создавал волнение на зелено-золотом покрывале, и казалось, будто колышется ещё одно море. Другое — синее разливалось у них под ногами.

Рей бросилась к нему со всех ног, а он подхватил её в воздухе и закружил. Она хотела высказать ему за то, что отправил её, за то, что не приходил так долго, но он закрыл ей рот поцелуем, а когда отстранился, кольцо, с которого все началось, было в его пальцах.

Кайло заявил, что останется на Ач-то на один день, а потом должен лететь обратно. Не обращая внимания на Хана и Люка, что сидели с ними за столом, Рей ухватила Кайло за грудки и прошипела, сузив глаза:

— Я лечу с тобой. И в этот раз тебе не удастся обмануть меня, понял?

Хан фыркнул, пряча ухмылку, и хлопнул Люка по плечу.

— А полетели-ка рыбачить, старина. Чуи уже подготовил Сокол.

Люк недовольно скривился, но промолчал и, выбравшись из-за стола, глухо ворча, первый пошёл к выходу из хижины. Хан нагло подмигнул им и пошёл следом, на выходе бросил через плечо:

— Мы вернёмся завтра утром. Постарайтесь к тому моменту закончить с тем, что может расстроить нашего убеждённого девственника.

Рей покраснела помимо воли, а Кайло поперхнулся, но Хана уже след простыл.

— Умеет, гад, заставить чувствовать себя неловко. — Проворчал, переплетая их пальцы под столом.

Пока он задумчиво игрался с кольцом на её пальце, Рей ухмыльнулась, вспоминая.

— Ты вернулся, Кайло. — Он поднял на неё недоуменный взгляд, а Рей продолжила сдерживая улыбку. — И теперь ты должен сделать то, что я хочу.

Кайло откинулся на скамье и усмехнулся.

— И чего же ты хочешь, малышка?

Рей потянулась и поцеловала его вместо ответа.

Кайло подхватил её на руки и пошёл в её хижину. Раздел её, не торопясь, потом скинул свою одежду. Уложил на койку напротив себя и обнял, прижимая к себе.

— Рей, прости меня за прошлый раз. — Кайло говорил, устроив подбородок на её макушке, не позволяя Рей отстраниться. — Я был не в себе. Ты щедрая, добрая, сильная. Я взял то, что ты предложила, потому что иначе не мог, но до сих пор не могу простить себя за ту боль, что принёс тебе. Я хотел лучшего для тебя, думал, что кто-то другой, кто-то лучше меня станет тебе парой. — Он тяжело выдохнул. — Но теперь мы связаны навсегда, и мне остаётся лишь надеяться, что я смогу сделать тебя счастливой.

Кайло замолчал, отстранился и,глядя ей в глаза, серьёзно проговорил:

— Я буду очень стараться, потому что я люблю тебя, Рей.

Рей мягко улыбнулась и поцеловала его в уголок рта. Кайло подхватил поцелуй, углубляя его, перебрался на линию челюсти. Его руки танцевали по её телу, жадно пытаясь обхватить все и сразу, пока он медленно опускался вниз. Кайло предпочёл начать с того места, где в прошлый раз остановился, и Рей выгнулась дугой, когда его губы нашли её лоно. Он то полностью обхватывал его губами, то проникал языком внутрь, ощупывая кончиком стенки. Обхватил губами клитор и потянул в себя, а потом прошёлся языком по чувствительному бугорку. Рей вскрикнула и дёрнулась, но он не отпустил её, крепко удерживая бёдра. Рей распахнула глаза и застонала, когда он слегка прихватил клитор зубами, втягивая его в себя ещё больше. Его язык вернулся в неё дразня, распаляя, с каждым движением заставляя её тело просить большего. И когда Рей уже была готова умолять его, отстранился и, устроившись на боку лицом к ней, приподнял её бедро и медленно вошёл, растягивая, постепенно заполняя её собой. Рей задохнулась, и Кайло остановился, позволяя ей привыкнуть, но Рей заглянула ему в глаза и, обхватив его руками за шею, сама двинулась навстречу, принимая его до конца. Поцеловала сначала в губы, потом челюсть и шею, прикусила мочку, надеясь лишь, что делает то, что нужно, и не смогла сдержать маленькой довольной ухмылки, когда услышала его сдерживаемый стон.

Кайло начал двигаться, ухватив её за бедро, и вдруг, зарычав, перевернул её на спину и, навалившись сверху, задвигался быстро, вбиваясь в неё с громкими шлепками, с каждой фрикцией заставляя Рей вскрикивать, просить, хныкать бессознательно. Кайло кончил первым, но в момент оргазма ворвался в её сознание, заполняя её своим восхищением, животной радостью обладания — и Рей взорвалась изнутри, вторя ему.

Рей казалось, что они никогда не насытятся друг другом, но момент физического истощения все-таки наступил. И когда они оба лежали, перепутавшись ногами, тело к телу, слишком уставшие, чтобы держать глаза открытыми, Рей усмехнулась, подтянулась выше, обхватив его за шею, и прошептала на ухо то, что он знал уже давно, но чего она ни разу не сказала вслух, не ответила, когда он сам произнёс эти слова:

— Я люблю тебя, Кайло.

Он ухмыльнулся, не открывая глаз, притянул её к себе и поцеловал в макушку.

— Я знаю, малышка. Знаю.