Занимательная психология (СИ) (fb2)

- Занимательная психология (СИ) 309 Кб, 28с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (GrenkaM)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Анамнез ==========

— Верховный, ты уже решил, как будет выглядеть памятник тебе в галактической столице? Нет? Я хотел посоветовать тот, где ты в маске, с сайбером наголо, но это даже круче! Верховный Мыслитель! — Кайло с трудом отлепил пульсирующий болью лоб от кулака и мутными глазами уставился на говорившего. Бывший Коммандер флота Сопротивления По Дэмерон, а ныне, адъютант Верховного лидера Дэм, продолжал разлагольствовать, имитируя воодушевление. — Мудр, но скор на расправу… Нет-нет! — Он прошелся по кабинету взад-вперед, сосредоточенно закусив губу. — Семь раз думает, один раз убивает…

Убивает. Да. Кайло именно это сейчас и хотелось сделать. Придушить наглеца к херам. Но жалко было собственного труда. Наблюдая за паясничающим экс-коммандером, Кайло вспомнил, как тот говорил совершенно другие вещи, когда его вывели вперед из группы пленных — всех, кто остался от Сопротивления…

… Первый орден ударил внезапно, всеми своими силами. Сопротивленцы даже сначала не поняли, что происходит. А когда осознали — было поздно: крестокрылы сбивались на взлете, десант, что с высоты казался морем белых муравьев, сметающих все на своем пути, уничтожал любого с бластером в руках. Все закончилось, не успев начаться. Пленников, — Кайло приказал командование брать живьем, да так, чтобы волос с головы не упал, — собрали на плацу. Верховный лидер вышел из командного шаттла, скользнул взглядом по напряженным лицам (он тогда еще порадовался, что шлем надел — так его перекосило при виде матери с кровоточащей ссадиной на лбу. Того штурмовика, что это сделал, потом по кусочкам собирали). Увидел ухмыляющегося коммандера, и тут его накрыло. Раздражение, что настойчиво требовало выхода, нашло свою жертву. Кайло вдруг ясно вспомнил, как не раз улавливал разочарование родителей, когда его сравнивали с «молодцом» По, который был всегда был лучше, симпатичнее, общительнее. Он молча указал охране на пилота, накапливая Силу для болезненной и показательной казни.

— Бенни, кто тебе сказал, что черный цвет это круто, м? Ты в этом платье на бабку свою похож, упокой Сила ее душу. — Пилот был ранен, но дерзости от этого не убавилось. — Ты Падме или Вейдера косплеишь, не пойму никак… — Дэмерона швырнули на колени, да так, что зубы клацнули. Он резко перестал хохмить и бросил с презрением. — Ты клоун, Бен. И Орден твой клоунский. — Он все распалялся, а Кайло почему-то бездействовал. Стоял, неосознанно наклонив голову к плечу — будто лучше расслышать хотел. Дэмерон тем временем уже кричал, — хотел, чтобы все видели, какой он бесстрашный герой. — Сопротивление не сломлено! Оно восстанет из пепла и сожжет…

Кайло тогда на чистых инстинктах среагировал, — и Сила раскрыла перед ним сознание Дэмерона, будто на ладони. Пилот задохнулся на полуслове. «Так вот, как Сноук это делал со мной… Посмотрим», — мелькнула у Кайло мысль. Нужные манипуляции не заняли много времени, а для окружающих, вообще секунды прошли. Дэмерон прокашлялся, выпрямил спину и членораздельно промолвил, глядя на Верховного лидера:

— Первый орден — единственная сила, способная принести порядок и благосостояние в Галактику. Присягаю на верность Первому ордену и Верховному лидеру. Готов отдать жизнь за наше общее дело.

Кайло удовлетворенно усмехнулся: это не было внушением. Он интуитивно понял, как влиял на него Сноук все эти годы, путая его, Кайло, принципы, отношение к вещам; выдавал желаемое за действительное и наоборот. Что он, собственно, и проделал сейчас сам: по-сути, поменял местами отношение Дэмерона к Сопротивлению и Первому ордену, заменив одно другим. Воспоминания о годах службы заблокировал, оставив лишь размытые образы, ощущение преданности, чувство долга.

Теперь не было у Первого ордена более яростного последователя, чем По Дэмерон. Эффект, жаль только, был временный. Для того, чтобы его поддерживать, не позволять личности разрушаться, нужно было бы установить постоянную связь с сознанием пилота, а это требовало существенных энергетических затрат.

Кайло уже собирался прекратить этот цирк, заставив Дэмерона собственноручно расстрелять всех пленников, кроме Леи, но незнакомое ощущение заставило его прислушаться к Силе: все, и его люди, и сопротивленцы, смотрели на него, замерев в священном ужасе. Кайло Рен отчётливо понял: так не боялись даже Сноука.

— Он познал тайны Вселенной, и согреет Галактику светом своего сайбера… — продолжал разглагольствовать Дэмерон, — нет, Дэм, — а Кайло не удержался все-же от усмешки. Вспомнил, как Док тогда вынес ему мозг, дескать нахера столько сил на этого клоуна тратить. А когда Кайло пустился в объяснения про Сноука и устрашение, — только фыркнул презрительно.

— В детстве не наигрался, да, Кайло? Принудил себе друга, чтобы не так одиноко было на вершине сидеть?

Кайло тогда Силой, — её ещё в достатке было, не то что сейчас, — каюту к хренам разрушил, а Док даже не шелохнулся. А когда Верховный лидер иссяк, веско заявил:

— Кошку бы завёл, что ли. Или девушку.

— Покоряет миры силой мысли! — Выдал, наконец Дэм последний вариант эпиграфа и уселся на столе, скрестив руки. — Верховный, тут Док принять его требует.

Кайло только рыкнул в ответ и снова упёрся лбом в сжатые кулаки. На членораздельную речь сил не было.

— Ладно. Скажу, что свои витамины вселенского господства ты уже сегодня принял и строишь планы покорения неизведанных регионов.

За Дэмом закрылась дверь, и Кайло застонал в голос. Если дальше так пойдёт, пилота придётся убить, чтобы не скопытиться самому. Тратить силы на контроль над его сознанием — недопустимая роскошь сейчас, прав Док.

Внезапно бедро резко кольнуло, и Кайло подпрыгнул, моментально отбрасывая, — он даже не понял сначала, что, — Силой. Оказалось, круглого дроида — неизменного ассистента Дока. Дроид заверещал возмущённо, а Кайло поднял глаза на худющего высокого мужчину с вечно недовольным лицом. Док прислонился плечом к косяку и казался ещё более мрачным, чем обычно. Дроид, обиженно пища, подкатился к хозяину, и выдал ему пластиковую ленту с распечаткой. Док едва на неё глянул.

— Кайло. У меня две новости. Плохая и очень плохая.

Кайло рухнул обратно в кресло, закатил глаза, — о, а так голова меньше болит, — так и замер. Слышал, как Док подходит, как костлявые пальцы щупают пульс на шее.

— Брось паясничать, тебе не идёт. — Укол в предплечье. — Это, — последняя инъекция стимулятора. Больше не получишь, хоть убей. — Док отошёл. — Сядь нормально и мы поговорим.

Туман в голове постепенно рассеивался и Кайло рискнул вернуть глаза в нормальное положение. Док был таким тощим и хмурым, сколько Кайло его помнил. За десять лет он не изменился, оставаясь желчной занозой в заднице, фанатично преданной своим исследованиям, — медикаментозное лечение форсюзеров было делом его жизни. Когда-то давно Сноук отдал Кайло Доку в качестве лабораторной крысы. Калечил его, называя это обучением, а Док латал, регистрируя реакцию организма на тот или иной медпротокол. Сноук, видимо, хотел как-то эти результаты сам использовать, но Док об их изначальных договоренностях никогда не рассказывал. Он вообще говорил мало. И Кайло даже не знал, когда академический интерес к нему сменился нормальным, — по меркам Дока, конечно — человеческим отношением. Но последние годы Док неоднократно спасал его многострадальную задницу, а иногда и покрывал перед Сноуком. Предварительно вынеся Кайло мозг, разумеется. Что он, судя по всему, и сейчас собирался сделать.

— Плохая новость состоит в том, что еще несколько дней в таком режиме, Кайло, и я поспорю сам с собой, умрешь ты от инфаркта, спровоцированного передозировкой стимуляторов или от инсульта — из-за передозировки Силы.

— Послушай… — Кайло даже не пытался угрожать. Знал, что Док воспринимает только факты и логику. — Мне нужно работать. Некогда отдыхать. Если я сейчас дам слабину, они сожрут меня с потрохами, ты знаешь.

Док не впечатлился.

— Я твой врач, Кайло. Не военный, и не политик. Я говорю, что вижу. Но мой опыт говорит, что если ты рухнешь на одном из советов с гипертоническим кризом, тебе не помогут. Видео на память запишут и с почестями похоронят, когда отмучаешься. Даже добивать не будут. — Он презрительно скривился, а Кайло фыркнул усмехаясь. Доку не нужно было читать чужие мысли, чтобы видеть людей насквозь, — и ненавидеть их. — Так что у тебя есть выбор. Поспать или сдохнуть. И ради жизни! — Док даже руками всплеснул. — Избавься уже от этих сопротивленских клоунов и своего дружани поневоле. Ты не Сноук, Кайло! Тот по-крайней мере знал, как Силу расходовать. А ты исходишь на говно на ровном месте!

Кайло поморщился. Любовь Дока к странным аналогиям каждый раз заставала его врасплох.

Вместо ответа он молча вывел видео на коммуникатор. Уменьшенные Адмирал Акбар и Лор Сан Текка, изрыгая проклятья и сцепившись, катались по камере. Сам он уже несколько раз просмотрел агитационный ролик Первого ордена, смонтированный на основе реалити-шоу идущего из камеры этих двоих. Кайло был очень доволен собой. Он лично беседовал с каждым из командования Сопротивления на протяжении последнего месяца. Незаметно сканируя их память и используя обнаруженные факты в последующих беседах. После нескольких сеансов он перевел их в камеры попарно и наслаждался драками, ссорами и взаимными проклятиями в исполнении бывших братьев по оружию. Эта парочка была особенно занятной. Из их непрекращающихся ссор Галактика узнала, что Сопротивление не брезговало убийствами и использованием химического оружия, пытками и запугиваниями, похищениями людей и имитацией атак Ордена на мирные поселения. Грязное белье Сопротивления, его истинное лицо (а чего вы от дочери Дарта Вейдера ожидали, м?) выставленное на всеобщее обозрение, уже похоронило их шансы когда-либо возобновить организацию. Камеры Первого ордена теперь, воистину, были самым безопасным местом для тех, кого некогда называли «Надеждой Галактики».

Кайло закольцевал видео на моменте, где бывший наемник лупит Рыбоглазого головой о койку и выразительно посмотрел на Дока. Тот возвел очи горе.

— Я не говорю, Кайло, что ты не достиг впечатляющих результатов. Я лишь пытаюсь донести до твоего затуманенного сознания, что пора остановиться.

Кайло молча смотрел в ответ, пока Док не махнул на него рукой.

— Поступай, как знаешь. Я предупредил. — Бросил, и тут же глянул в упор. — Кайло, твоя мать объявила голодовку. Снова. В ее возрасте это может очень плохо закончиться.

Да еб твою мать, мать!

Кайло откинулся в кресле и прикрыл глаза. Он чувствовал себя уже не так отвратительно, но давящее чувство тревоги, растущее в душе раздражение не ушло. Более того, эти ощущения были странными — беспочвенными, даже какими-то чуждыми. Он бы предположил, что уловил эмоции какого-то форсюзера, но на корабле кроме него адептов Силы, да что там адептов, — мало мальски чувствительных к Силе существ не было. Нужно будет у Дока спросить позже — скорее всего, побочный эффект стимуляторов…

— Убери от нее этого психа и навести ее уже, серьезно, Кайло. — Док продолжал увещевать и Кайло решил оставить анализ своих ощущений на потом. — Если бы я не знал, как ты к ней на самом деле относишься, ни слова бы не сказал. Пускай хоть заморит себя голодом, но ты же ведь изведешь себя и пол-Ордена к хренам замочишь, если с ней что-нибудь случится.

Кайло резко вскинул руку, призывая врача к молчанию. Встал, прошелся по кабинету, собираясь с мыслями. К «не его» тревоге добавился жгучий гнев, обида и желание убивать. Некстати вспомнилось, что генералы уже час как обсуждают стратегию усмирения нескольких подконтрольных планет, что взбунтовались после смерти Сноука. И ему пора, ох как пора уже там появиться. О матери он подумает после. Кайло нажал кнопку вызова адъютанта.

Дэм появился в дверях и ошалело уставился на Дока.

— Я же вам на общегалактическом внятно сказал, что он не принимает…

Кайло нетерпеливо перебил гневную речь.

— Дэм, захвати дроидов-уборщиков и жди меня у переговорной.

Экс-сопротивленец позеленел.

— Сила, Верховный! Неужели опять.

— Снова, блять! Шуруй! — Кайло едва сдержался, чтобы не запустить в кудрявую башку чем-то тяжелым. Дэм издал такой звук, будто его сейчас вытошнит и быстренько убрался, кинув напоследок злобный взгляд на Дока. Тот молча сверлил Верховного лидера глазами.

— Я слышал тебя! — Крикнул Кайло, силясь взять внезапно нахлынувшее бешенство под контроль. — Я не собираюсь бегать к ней, как собачонка по малейшему чиху!

Док молчал. Кайло выругался и Силой призвал к себе шлем.

— Лети на Набу. Поговори с ней. Усыпи, корми насильно… Делай все, что посчитаешь нужным. Я здесь закончу и присоединюсь к вам.

Док смотрел с подозрением, прищурившись, но в итоге, медленно кивнул. Вышел, не прощаясь.

***

В такт тяжёлым шагам Верховного лидера мелко подрагивали сопровождающие его штурмовики. Кайло не стал заводить личную стражу — времени не было на подбор персонала, однако, получая наряд на сопровождение Лидера на переговоры командования, бойцы знали — вероятнее всего будет море крови и расчлененка. Капитан Фазма подбирала для этих «визитов» самых крепких своих бойцов. И даже при этом, истории о том, как рассвирепевший Верхлид заставляет предателей из командования блевать собственными внутренностями, передавались из уст в уста шёпотом и обрастали ужасающими подробностями. В голове одного из штурмовиков Кайло как-то увидел красочную картинку того, как казнённый на прошлой неделе адмирал оторвал себе гениталии и сожрал их, повинуясь силовому внушению. А Кайло, ведь, его просто располовинил.

Вот и сейчас он ощущал, как трясутся от возбуждения (кому не интересно поглазеть, как убивают генералов) и страха сопровождающие его солдаты. В этот раз им, похоже, придётся поработать. Кайло уже знал, что председательствующий на собрании генерал получил на днях огромную взятку от представителей Торговой Федерации, и теперь он будет яростно отстаивать мирное урегулирование конфликта, давая возможность торговцам подготовить удар по силам Ордена. Кайло тяжело вздохнул и призвал Силу, подходя к дверям переговорной: сноуковские прихвостни никак не усвоят, что пытаться предать его — бесполезно. Ну ничего. Он их научит. Будет учить до тех пор, пока не дойдёт. Ну, или предателей не останется.

Повинуясь Силе, дверь в переговорную разлетелась ошмётками пластика, что колючим облаком метнулись внутрь комнаты. Генералы повскакивали со своих мест, послышались выкрики возмущения. Кайло вскинул руку, обездвижив предателя в воздухе, вытянул его Силой на середину стола. Штурмовики рассредоточились по комнате.

— Добрый день, господа, — Проговорил спокойно. — Сегодня мы поговорим о том, чем чревато предательство.

Генерал тоненько заскулил, дергаясь в захвате. Эти жалкие звуки казались очень громкими в гробовой тишине переговорной. Так похоже на плач… До него дошло, что связь установилась, и то, что он слышит — не стоны предателя. Она, она, Рей, появилась в дальнем углу комнаты. Сидела, сжавшись в комочек и плакала, обнимая какую-то куклу. Увидела его и уставилась распахнутыми глазами, задохнувшись. За несколько секунд Кайло проклял все: и криффово совещание вместе с генералами, и ублюдка-предателя, себя самого и даже Великую Силу, — так ему не хотелось, чтобы она видела то, что ему предстояло сейчас сделать. Но медлить было нельзя.

Кайло отвернулся от девушки и резко сжал руку в кулак. Голова предателя лопнула, как гнилая тыква. Кровь, мозг, осколки черепа разлетелись по всей комнате, тошнотворным слоем покрывая бледные лица присутствующих.

Люди, — даром, что военные, — начали истошно кричать. Кого-то стошнило, одна дама рухнула в обморок. Двое ближайших соратников предателя в слепой панике бросились к выходу. Одного оглушил штурмовик из охраны, другого достал сайбером сам Верхлид.

Кайло изо всех сил старался не смотреть в тот дальний угол, но, так же, изо всех сил прислушивался: Рей не издала ни звука. Естественно, она не могла его окружения видеть (он надеялся), но внезапный душ из красно-белой жижи и яростное размахивание мечом говорили сами за себя.

— Эти люди предали Первый орден. Продали наши идеалы за кучку кредитов. — Выплюнул Кайло, и вокодер преобразовал слова в угрожающее рычание. — Они получили по заслугам! Так будет с каждым… — Он почувствовал внезапное головокружение, слова ускользали. И вдруг чужие слова зазвучали в голове, — Каждый, кто посмеет предать будет наказан так, что тот, кто последует за ним, захлебнётся его кровью. Этот путь ведёт только к позору и смерти.

Кайло осознал, что произнёс эти слова вслух и покосился туда, где сидела Рей. Она больше не плакала. Смотрела на него серьёзно, чуть хмурясь. А потом пропала. Он так и пялился на пустой угол, пока не появился Дэм со своей командой чистильщиков. Со стороны казалось, что Верховный лидер держит драматичную паузу, но на самом деле, Кайло давно не чувствовал себя так… странно. Растерянным. Воодушевленным.

Память услужливо подкинула воспоминания о предыдущих встречах с ней, навязанных Силой. Особенно ту, когда она пела для него, когда утешала, забирая боль раздираемой на части души.

Погляди на две луны,

Ты пришёл ко мне с войны…

Он обещал прийти. Кайло прекрасно помнил, что обещал найти её. Но стоять у подножья трона и сидеть на нем, как оказалось, — две большие разницы…

— Убрать здесь все. Через час жду вменяемый план боевых действий и кандидатуры на освободившиеся должности. — Бросил он уже на пороге.

«Я должен найти её», — мысль билась в висках пульсом, пока он шагал в сторону своих покоев. Кайло уже понял, откуда взялись «чуждые эмоции», каким чудесным образом всплыли в сознании слова. Это были её слова. Её эмоции. Их связь усиливалась.

Он влетел в свою каюту, содрал с головы шлем. Судорожно вдохнул очищенный воздух. «Она не осуждала меня. Не упрекала в жестокости. — Его сердце пело. Робкая надежда на то, что в Галактике существует женщина способная его понять и принять, что тлела в нем с тех пор, как он увидел её, разгоралась все сильнее. — Она поняла меня!»

Кайло сбросил с себя пропитанное кровью облачение. «А что, если она по-прежнему считает меня галлюцинацией? Если вся её поддержка — дань игре воображения?» — Эта мысль заставила его замереть. «Если она, узнав что я реален, отвернётся от меня?!» — Кайло передернуло. Похоже, узнать об этом можно только одним способом.

Не ощущая и малой толики былого воодушевления, Верховный лидер уныло поплёлся в рефрешер, бормоча про себя проклятья в адрес джедаев и их криффовой медитации. Единственного, блять, способа достучаться до Рей.

***

— Нет эмоций, есть покой… — Кайло повторял криффову догму про себя, будто это мантра какая. — Да какой, блять, покой! — Силу он чувствовал, от концентрации звенело в ушах, но ничего похожего на их связь в Силе он не ощущал. Послав в хаттскую клоаку медитацию, он просто принялся вспоминать: её руки в своих волосах, — гладила тогда так нежно, что от одной этой нежности хотелось плакать; её запах и пирсинг в пупке, — этот пирсинг, и то, что можно с ним сделать, ему ещё долго снились потом; её беззащитность, когда она сказала свое «я никто, да и ты не существуешь»…

Кайло ощутил жгучий стыд, ведь клялся же найти! Незаметно про себя стал тихо напевать песню, которую она тогда пела для него.

Пог­ля­ди на две лу­ны

Ты при­шел ко мне с вой­ны

Смой с рук кровь и об­ни­ми

Мы прос­немся не од­ни

До­лог путь к те­бе меж звезд

Я кос­нусь тво­их во­лос

Мы уви­дим­ся в кон­це…

Представлял её во всех деталях, вдыхая в образ Силу, направляя свой зов через Вселенную, и вдруг понял, что поёт он уже не один. Кайло Рен открыл глаза, чтобы увидеть девушку своей мечты, — напевающую их песню, — расслаблено раскинувшейся в ванной с сигаретой. Сам он так и застыл с открытым ртом, прервав пение на полуслове. Однако, все, вокруг чего его мир сейчас вертелся, — острые коленки, торчащие из белой пены, — пропало, когда Рей с визгом едва не нырнула, выплеснув добрую половину пенной воды на пол.

— Кайло! — Сложно говорить, когда рот под водой, но Рей почти справилась. То что она его по имени зовёт, он догадался по особо яростному бульканью. — Отвернись!

Он не пошевелился, только сглотнул тяжело, но нашёл в себе силы прикрыть глаза. Заговорить с ней было уже слишком сложно. Титаническим усилием завёл вперёд руки, надеясь, что сцепленные ладони в сочетании с удлиненным камзолом скроют его реакцию на увиденное. Так и замер, ощущая себя конченным идиотом.

— Нет, я передумала! Смотри на меня! — В её голосе зазвучало вдруг такое бесшабашное веселье, что Кайло даже, от удивления, забыл, что смущается. А когда услышал, что она встаёт в ванной, забыл, к тому же, как дышать. Но глаза открыл. А потом зажмурился, как мог сильно.

— Ты что, стесняешься? — Услышал насмешливый голос. Увиденное секундой ранее и так отпечаталось на подкорке, — никак не развидеть, — поэтому Кайло стиснул зубы и открыл глаза. Рей стояла перед ним обнаженная, вся в островках пены, медленно стекающих по коже вместе с остаточными ручейками воды. Сигарету зажала в зубах, — видимо, чтоб не намочить. На ней Кайло и сфокусировал взгляд.

— И часто ты такие представления мужчинам устраиваешь? — Спросил желчно, чтобы не молчать.

Рей скривилась и подбоченилась, выпустив дым ему прямо в лицо.

— Тебе первому, мой венгерский друг-глюк. — И не успел Кайло возразить, как продолжила нагло, — Послушай, у меня к тебе предложение. — Она снова затянулась. — Ты не мог бы, пожалуйста, меня трахнуть?

Кайло закашлялся, ощущая как пульс переместился в пах, но Рей не обращала на его мучения внимания.

— Понимаешь, у меня очень тяжелый период. — Она сосредоточенно потерла лоб и Кайло приложил все силы, чтобы не заметить, как это движение повлияло на её грудь. Он, вообще, ниже шеи старался не смотреть. — У меня начали проявляться внезапные приступы ярости. — Рей запнулась, а Кайло покраснел, отводя глаза. — Сегодня я чуть не убила приятельницу, что слила мой творческий монолог сучке-любовнице худрука. В итоге, — Рей стиснула кулаки, — она выступила первая с дословно похожим отрывком. А меня обвинили в плагиате, потому что я выступала второй. — Рей рвано выдохнула. — Я ушла из студии, Кайло. На работе меня отправили на три дня за свой счёт, за то, что выплеснула кофе в рожу клиента, который пытался приставать ко мне. — Кайло скрипнул зубами, — кто-то осмелился приставать к… его… Рей, — пока он переваривал собственное отношение к этому, Рей справилась с собой и продолжила. — Мой психиатр выписала мне убойные таблетки, но предложила перед тем, как принимать их, попробовать аутотренинг.

Кайло нахмурился и посмотрел на неё прямо, без стеснения. Он проходил через эту хрень в детстве: и аутотренинг, и арттерапия, и таблетки. От Сноука это не помогло. От долбоебизма родителей тоже.

— Зачем? — спросил так, что Рей вздрогнула. Прикинула что-то в уме и выпалила, краснея, — Она посоветовала переспать со своим внутренним мужчиной, чтобы побороть приступы ярости. Все это от недотраха, короче!

Рей увлечённо бултыхала ногой в воде, а Кайло на несколько секунд потерял дар речи. Мысли скакали как бешеные, когда он наконец сумел выдавить из себя вопрос.

— Чьего?

Рей злобно топнула, подняв целую кучу брызг.

— Моего… твоего… Нашего. — Несколько мгновений яростно сопела, а потом вскинула на него глаза и проговорила с вызовом:

— Так будешь, или нет?

Он шагнул вперёд. В голове гулко звенела пустота. Желание, такое острое, что казалось ещё чуть-чуть, и он её в свою реальность втянет, просто чтобы утолить, наконец эту жажду, мешалось с застарелой ненавистью и обидой на всех, недоброй памяти, врачей, которые калечат людям психику, не разобравшись в ситуации.

Кайло медленно стянул с руки перчатку, глядя ей в глаза. Ненависть к ебаным психуелогам придала ему сил. Да и желание коснуться было прямо-таки невыносимым. Когда он дотронулся чуть подрагивающими пальцами до её горла, Рей дернулась, но не отстранилась. Только задышала тяжело. Когда он повёл рукой вниз, ощущая жар её тела, влагу на коже, просто смотрела неотрывно в глаза. Когда он накрыл ладонью живот, ощущая, как в неё впивается прохладный бугорок пирсинга, Рей прикрыла глаза и едва слышно застонала. Тогда Кайло убрал руку, надел перчатку.

— Если бы я был здесь физически, ты бы легла со мной? — Спросил требовательно. Рей же плюхнулась обратно в воду, будто из неё весь воздух вышел. Покраснела и отвернулась. А потом едва заметно кивнула.

От облегчения у Кайло даже немного голова закружилась. Он не стал ей снова обещать, что найдёт её: для него теперь это был лишь вопрос времени и ресурсов. Вместо этого попросил:

— Покажи мне таблетки, пожалуйста.

Рей не ответила. Глаз на него не поднимала, но протянула руку, и резче, чем следовало, швырнула в него белой упаковкой. Краска все ещё заливала все видимые части её тела.

Кайло ухватил коробочку на лету, и хотел было спросить, как найти её, когда вдруг все вокруг съёжилось, набухая чернотой по краям, а ванна, и Рей вместе с ней, мигнула, как поломанный голотранслятор, и пропала. Кайло остался один в темноте. А потом и он сам растворился.

========== Диагноз ==========

Комментарий к Диагноз

Диагноз. Определение болезни на основании исследования больного.

— Что за допотопные клоуны? — это было первое, что подумал Кайло, вывалившись вместе с первой штурмовой бригадой из транспортника.

Бойцы рядом с ним одновременно робели и раздувались от гордости, ведь в бой их вёл лично Верхлид. Их рвение и стремление показать себя стоило жизни первым двум десяткам, ринувшимся в атаку без оглядки: «допотопные клоуны», как оказалось, были вооружены огнеметами и реактивными ранцами. Способность подниматься в воздух на несколько метров, в сочетании с двумя оранжевыми полосами, — на нагрудниках и поверх камы, — делало наёмников Торговой Федерации похожими на ос. Огнедышащих. И что самое прискорбное, их было так же много.

Оправившись от первой атаки Ос, — так их он про себя и окрестил, — Кайло принялся сыпать приказами: рассредоточиться; стрелять по баллонам и ранцам; поддержку с воздуха — немедленно; эскадрилью, — Дэм лично должен возглавить, — послать на помощь другим десантам. Даже со своего места Кайло видел, как наёмники облепили транспортники, два из десяти уже чернели остовами на ровной, как тарелка, поверхности планеты.

Закончил он с приказаниями как раз вовремя, чтобы Силой отшвырнуть десяток Ос, что плотным кольцом окружили его в воздухе. Фыркнул, страшно довольный, увидев, как они нелепо сталкиваются между собой, — иногда взрываясь, иногда случайно активируя огнеметы, — будто настоящие насекомые, ослеплённые порывом воздуха, что ломает крылья, сечет песком хрупкие тела… Песок… Кайло даже крякнул от радостной догадки, и выступил вперёд, не таясь. То что пришло ему в голову, — безумие, но должно сработать…

— Верховный, ты можешь активнее сайбером размахивать, чтобы я видел кого мне прикрывать?! — Коммуникатор хрипел так, что по голосу было сложно разобрать, кто говорит, если бы не характерный плоский юмор. Черт, как не вовремя! Будто бы ощутив заминку, Осы бросились на его группу роем. К счастью Кайло, огнеметы, похоже, сильно грелись, и вместо них в ход пошли стандартные бластеры. С ними проще…

— Дэм, ты разучился…пользоваться… отслеживающей-сука! …программой? — Кайло пытался говорить в перерывах между ударами, но невидимый собеседник моментально его перебил:

— Твой маячок спалили десять минут назад, вертись давай, Верховный! Захожу на вираж!

Даже если бы хотел, Кайло вряд ли сумел бы ответить, — его снова окружили. И тут он увидел шанс. Группа наёмников зависла над ним, намереваясь, видимо, прожарить Верхлида со всех сторон до хрустящей корочки. Кайло вернул сайбер на пояс, протянул руки к почве и закрыл глаза. Прочувствовал каждую пылинку, каждый камешек в радиусе ста метров вокруг себя, — и поднял всю эту тучу в воздух! Терморанцы, — хоть и прокачанные, но деликатные механизмы, которые нужно как зеницу ока беречь от засора. В туче песка и почвы, сухой травы и грязи «крылья» Ос принялись чихать и свистеть, кое-где были заметны вспышки самовоспламенения. И все, как один, наёмники опустились на землю. Кайло ухмыльнулся и снова взялся за меч: именно за этим он сегодня спустился на эту криффову планету, — убить кого-то и выпустить пар.

***

Только когда в пределах досягаемости не осталось ни одного живого врага, Кайло осознал две вещи: первое, — он перебил боевую группу наёмников практически в одиночку, — следуя его приказу, бойцы рассредоточились в самом начале боя; второе, — прикрытие с воздуха существенно качнуло ситуацию в их сторону, — доспехи Ос были хороши в бою с пешим противником, но файтеры снимали их за милую душу, — как ласточки — неповоротливых жирных жуков.

Командный шаттл, что, похоже, все это время висел над его позицией плавно пошёл на снижение. Верхлид горестно вздохнул, и, добив последнего полуживого наемника, поплёлся к гостеприимно опустившейся рампе. Дальше разберутся без него, да и последствия использования Силы и интенсивного махача уже давали о себе знать. Пока его никто не видит, Кайло всласть поохал, вспоминая золотые деньки, когда он был простым учеником Сноука и мог драться столько, сколько хотел. И Силу не нужно было тратить в таких количествах, и время восстановиться даже перепадало. Иногда. Короче, шагоходы были выше, враги храбро сражались, а он всегда побеждал. И иногда даже миловал их.

Ворча и сетуя по былым временам, Кайло догрёб до кресла второго пилота и устало плюхнулся, попутно стягивая с головы шлем.

— Ты какого криффа тут без дела болтался? — бросил едва обратившему на него внимание Дэму. Пилот что-то увлечённо просматривал на датападе, а потом вдруг резко хлопнул по приборной панели, стартуя с планеты на предельной скорости. Кайло едва из кресла не вывалился. Хотел было возмутиться, но Дэм повернулся к нему с такой шальной ухмылкой, что он все слова растерял.

— Без дела?! Да ты посмотри, что я снял! — Он швырнул Кайло на колени свой датапад и взялся за штурвал. — Ты, Верховный, теперь точно станешь легендой Галактики. — Он хохотнул. — Такого в прямом эфире ещё никто не делал!

***

Криффово видео транслировалось на всех экранах Превосходства. На всех кораблях флота. На всех подконтрольных планетах. Кайло уже трижды проклял себя за то, что повелся на уговоры экс-сопротивленца и подмахнул приказ о повсеместной трансляции нового агитационного ролика Первого ордена. Конечно, ролик удался на славу: он красиво создал пылевой смерч, — «повелитель бури», — восторженно шептались подчиненные (спасибо, хоть не «повелитель пыли», — думал Кайло); Красиво размахивал сайбером, расчерчивая пылевое облако красными всполохами; угрожающе, воинственно смотрелся, когда замер, отыскивая в Силе хоть кого-нибудь живого рядом, пока пыль оседала на нем и трупах его врагов.

— Даже если бы специально снимали, не вышло бы круче, — восхищался Дэм, а Кайло поначалу тоже порадовался, но потом стало как-то вдруг тошно: он ведь не для показухи это делал. А выглядело так, будто он на камеру выпендривался.

От былого воодушевления не осталось ни капли, и Кайло едва скрывая злобу, скрылся у себя в покоях от настырного восхищения и обожания, что лились на него со всех сторон. Но не впечатлительные подчиненные были причиной раздражения Верхлида, и он прекрасно отдавал себе в этом отчёт. Причина крылась в маленькой белой коробочке: результаты анализов криффовых таблеток Рей показали, что это, — варварский яд, превращающий мыслящее существо в овощ; вещество это не производилось ни в одной из цивилизованных систем, а язык на упаковке никогда не существовал в галактике; и что больше всего беспокоило Кайло, — он больше не чувствовал Рей в Силе. С тех пор, как они виделись в последний раз, прошла неделя, и вот уже три дня Кайло не чувствовал от неё ничего. От слова вовсе. А тут ещё война, — после убийства предателя разгорелась жарко, — и у Кайло хватало времени разве что на очередную инъекцию стимулятора и несколько часов сна — урывками, через день.

Кайло перепробовал все знакомые ему методики медитации, но не добился ничего. Оставалось верить. Верить, что она жива. Но безоговорочная вера никогда не была его коньком. Они с Люком Скайуокером много лет назад это выяснили. И под конец недели Кайло настолько от этой веры озверел, что понял: он либо возглавит десант, либо начнёт крошить в капусту своих же людей.

Как оказалось, у вылазки обнаружился ещё один неожиданный результат: выпустить пар все же удалось, и Кайло внезапно увидел решение, как на ладони, — он знал, к кому нужно обратиться с вопросом по поводу уз Силы. Едва он свыкся с этой мыслью, то вызвал комм Дока. Тот откликнулся сразу и сразу же разразился бранью. Кайло перебил его на каком-то особо цветастом обороте, сомнительном с точки зрения физиологии.

— Док, я вылетаю немедля. Буду на Набу через пять часов. — И стиснув зубы, надеясь, что не прозвучит жалко, добавил, глядя в сторону. — Как она?

— Нормально, придурок ты эдакий. Но не твоими чаяниями! — Рявкнул Док и отключился, не прощаясь. Кайло несколько секунд посидел с закрытыми глазами, а потом взял шлем и направился в ангар. О своих планах он командованию сообщит позже. Он уже давно раздал указания, что делать после победы в этом бою. Осталось лишь посмотреть, кто и насколько эффективно справиться с внезапной самостоятельностью. А он, тем временем… А ему нужно встретиться с матерью.

Все пять часов полёта Кайло старался заснуть. Но, видимо, устал слишком сильно. Мышцы подрагивали отголосками боя, какие-то ссадины и мелкие раны ныли и саднили нещадно. Ноги, ко всему прочему, его просто убивали. Мелькнула мысль, что кто-то подшутил над ним и подсунул обувь на размер меньше. «Ну, держитесь… Если я узнаю, кто это сделал…», — на этой мысли он сам себя обругал: думал ведь о чем угодно только не о предстоящей встрече. Кайло не любил себе врать. Он до икоты, до зубовного скрежета не хотел встречаться с Леей Органой. Его б воля, (это он сейчас такой умный, а месяц назад истошно силился ей продемонстрировать, чего он добился, не благодаря, а вопреки…) он бы оставил её на Набу под присмотром, не под арестом, со всем необходимым до конца её дней.

Если бы он жил в идеальном мире, ему бы не пришлось убивать отца и держать мать в заключении. В идеальном мире он бы не взывал к оплавленному шлему деда в смехотворных попытках уловить мельчайшие колебания в Силе, а стоял бы по его правую руку во главе этого идеального мира. Но в реальном мире было все по-другому, и на небольшой частной посадочной площадке у старого сенаторского дома на Набу его встречал взбешённый и отчего-то слегка смущённый Док. Сочетание этих двух эмоций на вечно недовольном лице выглядело так потешно, что Кайло не удержался от смешка.

— Чтобы я ещё раз повелся на твоё «я здесь закончу и прилечу», — злобно прошипел Док. Однако формальное приветствие выполнил, как положено, чем вызвал у Кайло ещё одну ухмылку: о щепетильности Дока во всяческих формальностях на флагмане ходили легенды.

— Но я ведь буквально закончил и прилетел. — Кайло ухмыльнулся и захромал к дому. — Даже не спал.

Док фыркнул и скривился, нагнав его.

— И, похоже не мылся.

Кайло метнул в него хмурый взгляд.

— Как она? — спросил серьёзно.

— Согласилась раз в день принимать питательную смесь и пить воду. — Док глубоко вздохнул, — Кроме того, мне удалось выторговать постоянный скрининг состояния здоровья.

Кайло нахмурился. Лея Органа была какой угодно, но только не сговорчивой. Если уж принцесса-генерал вбила что себе в голову, её было не сдвинуть, — это Кайло знал, как никто другой. Он хотел было спросить Дока уж не военные ли тайны Ордена он выложил в стремлении накормить его мать, но не успел. Тяжелые деревянные двери распахнулись перед ним, пропуская в кабинет, что сейчас скорее больше смахивал на гибрид спальни и медотсека. С письменным столом.

Кайло замер в дверях и машинально поправил волосы: мать не любила, когда он ходил растрёпанный. Вот и сейчас, отвлеклась от каких-то замёток и глянула на него поверх очков.

— Добрый день, Кайло. — Проговорила ровно. — Надеюсь, ты хорошо долетел.

Кайло призвал всю свою силу воли, чтобы не закричать. Некоторое время стоял молча, покачиваясь от усталости. Чувствовал, будто душу из него вынули и теперь разрывают на части прямо у него перед носом.

«Кайло»

Этим «Кайло» она отгородилась от него окончательно. Ему казалось, что ещё немного, и он рухнет навзничь, разлезется в кровавую кашу от стыда, безысходности и тщетности всего… Но он же сам добивался этого! Приставил к ней того самого ебанного мозгоправа, к которому она таскала его в детстве, по поводу и без повода. Заставил его проводить с ней сессии, чтобы Лея Органа разобралась, наконец, почему все сложилось именно так, осознала свою вину перед сыном. Но он даже в кошмарах себе не представлял, что она…

— Ради Силы, Бен! Сядь, не маячь! — Её окрик выдернул Кайло из безумного штопора эмоций, в который он уже был готов сорваться. Он тряхнул головой и заозирался в поисках свободного стула.

Золоченый раритет с гнутыми ножками обнаружился у стены, и Кайло призвал его Силой. Сел, где стоял, не придвигаясь ближе. Некоторое время сидел, уставившись на собственные руки, — не готов он был смотреть на неё. Не сейчас, когда сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди (стимуляторы до добра не доведут, прав Док!), а в глазах стоят предательские слезы. Как же он ошибался, считая, что перерос все свои проблемы с матерью. Кайло криво ухмыльнулся и растер руками лицо: как бы сказал криффов МозгоМол, «Вам необходимо поговорить об этом, молодой человек». «Да иди ты нахуй!» — послал Кайло собственное подсознательное и распрямился, ровно взглянув на мать. Лея разглядывала его, чуть нахмурившись.

Кайло видел её раньше, во время ареста и на записях, но будто бы впервые заметил, как она постарела. Длительная голодовка и обилие сенсоров и датчиков, что буквально облепили её хрупкую фигурку, лишь усугубляло это впечатление. Кайло скрипнул зубами, а Лея поджала губы и с недовольством проговорила:

— Ты плохо выглядишь, сын. Тебе нужно следовать советам врача и питаться нормально.

На этот раз Кайло не выдержал. Он даже не помнил, как вскочил, как руками ухватил криффов золочённый раритет с гнутыми ножками и в пару ударов расхуярил его об стену. Он даже грохота не слышал. Когда он повернулся к Лее, она смотрела на него бесстрастно, лишь слегка вскинув брови.

— Кто бы говорил. — Сказал Кайло холодно.

Прошёл вперед, спихнул с очередного стула на пол кучу каких-то свитков и сел, наклоняясь почти к самому её лицу. Невозмутимость Леи дрогнула, пошла трещинами. Сквозь тщательно поддерживаемую маску пробились её настоящие эмоции, в которых Кайло сейчас не хотел разбираться. С него хватит на сегодня.

— У меня к тебе предложение, мама. — Проговорил внятно, глядя в глаза, а Лея вздрогнула и чуть отодвинулась. — Расскажи мне про Узы Силы, как работает ваша связь с Люком, прекрати голодовку и позволь себя обследовать. — Мать сощурилась, а он продолжал. — Я же, в свою очередь заберу от тебя МозгоМола, — тут уже он позволил себе ухмыльнуться, — я впечатлен демонстрацией вашего прогресса, и считаю, что этот величайший специалист заслуживает всяческих похвал и доверия, — Он нарочно повторил её давние слова. Отметил, как она стиснула зубы, отвернувшись, — не забыла.

Но Кайло слишком устал, чтобы злорадствовать. Поэтому он ровно продолжил.

— Кроме того, я пришлю к тебе сюда Эмилин Холдо и предоставлю любую информацию по поводу твоих бывших соратников. — Лея вскинула на него глаза, он же продолжал, не дрогнув. — Все, кто сдались тогда, — живы. Ты сможешь узнать об их судьбе и передавать им письма. — Кайло закатил глаза, предвосхищая её вопрос. — Я лично буду читать их, мама. Так что лучше тебе не пытаться подбивать их таким образом к действиям, которые закончатся смертью для всех, кроме тебя.

Он закончил, а Лея ещё долго изучала противоположную стену, будто в поисках ответов.

— Ты хочешь убить его? — Спросила наконец невпопад.

— Кого? — Кайло ждал чего угодно, но только не такого вопроса.

— Люка. — Лея взглянула ему прямо в глаза, не то с укором, не то с мольбой.

Кайло несколько секунд ошалело таращился на неё, а потом искренне расхохотался.

— Ты… ох… — от смеха закололо в боку, и Кайло дисциплинированно задышал через нос, пытаясь взять под контроль эмоции, — ты считаешь, что я проделал весь этот путь, — он развёл руками, имея ввиду не путешествие на Набу, — чтобы отомстить твоему брату за то, что он пытался убить меня?

Лея не ответила. Но её молчание говорило лучше всяких слов.

— Мне нет дела до Люка Скайуокера, мама. Старый маразматик, что уже десять лет, как отрезал себя от Силы, не стоит того, чтобы я тратил на него своё время. Пускай живёт. Пускай умрет где-то на галактической помойке, мне плевать!

Лея дернулась, а потом посмотрела на него, — он ожидал укора, вызова, неверия и презрения, но задохнулся от бесконечного чувства вины, что плескалось в её глазах. Она не удивилась, не вскинулась в ответ на его обвинения в адрес Люка. Она… знала.

— Как… Почему ты согласилась принимать пищу и воду? — медленно проговорил Кайло, не узнавая собственного голоса. Хотя, уже и так знал ответ.

Мать грустно улыбнулась и протянула к нему руку, убирая прядь волос за ухо.

— Эстер согласился рассказать мне кое-что о тебе, взамен на мою, — Лея лукаво улыбнулась, — сговорчивость.

Кайло чувствовал, как медленно и мучительно заливается краской. И как стремительно в нем растёт желание придушить Дока (Кайло всегда считал, что старый сарлакк своё настоящие имя и под пытками на выдаст, — сам узнал случайно от Сноука). Наконец, он понял причину его смущения и готовности Леи сотрудничать. «Ну погодите!» — погрозил неизвестно кому из них Кайло, а вслух сказал:

— Так ты принимаешь предложение?

— Зачем тебе знать про узы Силы? — не терпящим возражений тоном вопросила мать. Кайло вдруг почувствовал себя Беном Соло. Когда Лея Органа говорила таким тоном, все вокруг знали: она либо услышит от тебя ответ, либо натянет тебе жопу на уши, будь ты хоть Джабба Хатт. И Кайло покорился.

— Есть… Есть одна девушка… — пролепетал, краснея пуще прежнего, но не успел закончить. Лея звонко хлопнула в ладоши и расхохоталась.

— Ну наконец-то!

Кайло готов был провалиться сквозь пол, но мать потребовала еды и принялась рассказывать, как они с Люком чувствовали друг друга на огромных расстояниях, и что связь эта была постоянной, пока Люк не отрезал себя от Силы, и как в минуты смертельной опасности для одного из них, связь усиливалась стократ.

Дроид притащил еду, которую Лее можно было есть, а она разразилась отборной бранью, почему, дескать, не принесли еду ему, и вообще, где её стейк и виски. Её глаза лихорадочно блестели, она перескакивала с одного на другое, и Кайло удивлялся, пока наконец не понял, что это, — последствия голодания и сильнейшего нервного перенапряжения. Так что, когда на комм пришло сообщение от Дока «У тебя пять минут, в пище снотворное», — Кайло прямо-таки неприлично обрадовался. Повинуясь наитию спросил, торопясь:

— А приём транквилизаторов может как-то повлиять на узы?

Лея уже буквально засыпала с ложкой в руке. Кайло пересел на край кровати, аккуратно отобрал ложку, убрал тарелку и осторожно уложил мать на высокие подушки. Лея улыбнулась и удивительно трезво посмотрела на него.

— Я принимала серьёзные препараты год, прежде чем Люк тебя забрал. — Она снова протянула к нему руку, и Кайло бессознательно прижался к её ладони щекой. Лея прикрыла глаза. Он знал, что завтра все происходящее покажется ей сном. Лея же едва разборчиво пробормотала. — Он… прилетел… потому… что… перестал… чувствовать… меня.

С этими словами её рука безвольно скользнула вниз, глаза окончательно закрылись, дыхание выровнялось. Несколько мгновений Кайло колебался, а потом обнял судорожно, прижался лбом к груди, чувствуя, как слезы, оставляя на щеках жгучие дорожки, впитываются в ткань её платья. Из горла, помимо воли, все-таки вырвалось несколько задушенных всхлипов.

Кайло понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя, но план созрел довольно быстро. Он выслал на комм Доку приказ выжать из МозгоМола все мало-мальски важные детали их разговоров с Леей с припиской «Начать немедленно!», и отдельным секретным приказом велел подготовить себе комнату и прислать туда дроида с двумя дозами стимулятора. Кайло надеялся, что двух будет достаточно. Или недостаточно, — смотря с какой стороны смотреть.

***

Впервые за очень долгое время Кайло постарался, чтобы его не заметили. Он незаметно вышел от матери, тенью проскользнул в свои покои. Выдохнул только когда отобрал у меддроида стимуляторы и вытолкал его за дверь, не вслушиваясь в предупреждения по поводу того, что не стоит использовать такую дозу препарата одновременно. Когда дроид принялся перечислять все возможные побочные эффекты такого приема, (микроинфаркт среди них был самым мягким) Кайло, не стесняясь хорошенько наподдал верещащей штуковине и захлопнул дверь, прикидывая, сколько у него времени, прежде, чем Док примчится его реанимировать. Должно хватить. Лишь бы сердце выдержало.

Кайло скинул башмаки, расслабил пояс и ворот. Прислонился спиной к стене, сел на пол и, закатав правый рукав, сделал поочередно две инъекции — в вену, чтобы подействовало быстрее.

Сначала ничего не происходило, и Кайло откинул голову назад, стараясь дышать размеренно. Но постепенно сердце забилось быстрее и быстрее, пока Кайло не стал чувствовать пульс каждой клеточкой тела. А потом сильнее. И ещё сильнее. Дикая боль прошила грудину, дышать стало невозможно. Кайло рефлекторно обхватил грудь рукой, чувствуя, как тело заваливается на бок. Собрав, сжав в кулаке остатки ускользающего сознания, он призвал Силу.

— Рей…

«Если не поговорю, то хоть увижу напоследок», — мелькнула мысль, а потом обзор загородили запылённые носки чёрных ботинок. Его собственных, — забрезжила догадка. И Кайло погрузился во тьму. И в боль. А потом, внезапно все пропало.

И вместо тьмы перед глазами нарисовалась убого обставленная комнатка с кучей разномастных плакатов на стенах. Кайло с любопытством осматривался, когда короткий вскрик заставил его обернуться. Рей, его Рей, в завязанной под грудью безразмерной футболкой и коротких вельветовых шортах стояла прямо перед ним, сжимая в руках очередной плакат.

Выглядела Рей из рук вон плохо, по Кайло счастливо выдохнул и зажмурился от облегчения: жива.

Она немного постояла. Искра, что вспыхнула-было во взгляде потухла и Рей повернулась к нему спиной.

— Поможешь, раз пришёл? — И распластала плакат на стене. Это оказалось изображение галактики, насколько Кайло мог судить. Заинтересовавшись, он подошёл ближе, стал позади. А она принялась передвигать плакат по стене, пока не прикрыла им дырку в обоях. Кайло, не спрашивая, придержал верхние уголки, а Рей принялась возиться в поисках кнопок.

— Что это? — спросил он, наконец, хрипло. Грудину сжимало от боли даже в виде проекции, ощущение от того, что Рей была так близко, то и дело задевая его локтями, заставляло мысли разбегаться. Но Кайло отчего-то знал, что эта карта важна.

Рей покосилась через плечо и встала на цыпочки, буквально прижавшись задницей к его паху. Кайло не сдержал полузадушенного «ох», и повернул таз, подставляя ей бедро, как опору.

— Наша галактика, Млечный Путь, в ней наша звезда, Солнце, а вокруг неё вертится голубая планета, Земля. — Ответила. Кайло с удовлетворением отметил, что Рей слегка запиналась. С высоты его роста было видно, что заторможенность с неё слетела, щеки раскраснелись. Рей же тихо продолжила. — А на планете я. Одна.

Кайло передернуло от этой безысходности. Однако, всаживая в стену очередную кнопку, Рей ещё плотнее к нему прижалась, буквально оседлала бедро. — Знаешь, — продолжила задумчиво, — учёные недавно выяснили что Млечный Путь, его спутники и ближайшие соседи из так называемой Локальной группы галактик находятся внутри гигантской космической пустыни, протянувшейся примерно на миллиард световых лет во все стороны. Наша Галактика очень одинока… — Рей резко повернулась к нему. — Почему я снова вижу тебя Кайло? Я, ведь, принимаю таблетки.

Она была так близко. Такая маленькая и уставшая, такая беззащитная. Кайло не успел осознать, как наклонился, все ещё удерживая руки на стене, и прижался лбом к её.

— Не пей таблеток, Рей. И галлюцинаций больше не будет. — Она потянулась, обвила его руками за шею. Кайло даже дышать перестал. — Рей, я обещаю тебе, что ты не увидишь меня больше так. — Он отстранился и, поколебавшись, обнял её за талию привлекая к себе. — Ты бы хотела, чтобы я был рядом с тобой по-настоящему?

Он знал, чувствовал, что она ответит, видел по глазам, что вспыхнули при его появлении радостью и тоской, несмотря на лекарства.

— Хочу. — Прошептала она едва слышно. Кайло наклонится и мягко коснулся её лба губами.

— Подожди немного, ладно, родная? — Он все бы отдал, чтобы оказаться рядом с ней прямо сейчас. Но чувствовал, как связь тает, как боль в груди нарастает. — Рей, не пей таблетки, пожалуйста! — Он сжал её плечи, немного встряхул. Рей мелко-мелко закивала, пытаясь выморгать слезы. Кайло потянулся, чтобы снова поцеловать, утешить, но внезапно, все краски смешались, Рей пропала, а перед его глазами обнаружился аляповатый расписной потолок и элементы кислородной маски.

Кайло дернулся было встать, но сильная ладонь припечатала его обратно к кровати, а голос, отдающий сталью произнёс:

— Ещё раз дёрнешься, — сам тебе глотку к херам перережу. И скажу, что так и было.

Док был в бешенстве. А Кайло лыбился, как дурак под маской. Пройдёт каких-то несколько часов и он отдаст нужные указания персоналу: Неизведанные регионы, спиральная галактика с перемычкой, звезда, вокруг которой вертится голубая планета пригодная для жизни. Найти, рассчитать время и ресурсы, необходимые, чтобы добраться туда.

Я иду за тобой, Рей. Иду. Подожди немного.