Хроники тонущей Бригантины. Остров (fb2)

- Хроники тонущей Бригантины. Остров [СИ] 699 Кб, 203с. (скачать fb2) - Зоя Старых

Настройки текста:




Хроники тонущей Бригантины. Остров

1

По стеклу ползла тяжелая капля, за которой обязательно должен последовать очередной дождь. Подвалы академии давно затоплены. Все, что хранилось в них — старые, почти бесценные книги, рулоны географических карт, давно утративших точность, бочки с липким, кислым вином, тяжелые ковры, убранные в прошлом году из коридоров, — размокло и плавало в холодной, грязной воде вперемешку с помоями, вымытыми из выгребной ямы. Даже на верхних этажах стоял мерзкий запах, он пропитал и форму студентов, и учебники, и даже портреты давно покойных директоров академии естественных и гуманитарных наук.

Дождь начался снова. С потолка закапало, судя по звуку — мимо давно ставшего постоянным предметом обихода ведра. Академия превратилась в старый, расхлестанный волнами, прогнивший до самых мачт парусник, в котором переместившееся на небо море каждый раз прогрызало новые и новые течи.

Мужчина, читавший при свете керосиновой лампы, нехотя поднялся из-за стола, вышел на середину комнаты и поднял руку ладонью вверх. Капля сорвалась с пошедшей струпьями известки и упала на пальцы. Ногой он передвинул ведро и хотел было вернуться к прерванному чтению, но в дверь комнаты мягко постучали.

— Мартини, не затонул?

— Смотря в чем, — поморщился мужчина.

— Дверь-то открой, — порекомендовали из коридора.

Он кивнул и отодвинул защелку, способную сдержать только решительный натиск задумавшей суицид мухи, не более того. Стоявшего за дверью старшекурсника, реши тот ворваться к преподавателю на внеочередную консультацию, она бы даже не задержала.

— Сейчас три часа ночи, ты знаешь? — поинтересовался мужчина, запирая дверь за гостем. Тот вальяжно расселся на кровати, вытянул поперек комнаты ноги, а принесенную с собой бутылку перекатывал в руках.

— Мартини? — нетерпеливо позвал он.

— Мартин, — поправил мужчина.

— Нет, — парень встряхнул бутылку, бренди масляно ударило по темно-зеленому стеклу. — Мартини.

— Для тебя, Ян, я, по-хорошему, должен быть Мистер Мартин, и видеться мы с тобой должны исключительно на занятиях по современной литературе.

— Да ладно!

Он двигался слишком хорошо и слишком быстро. Мартин никогда не успевал среагировать вовремя, вот и в этот раз быстро оказался распластанным по стене, словно умерщвленные кузнечики в кабинете зоологии.

— В таком случае, ты можешь звать меня Мистер Дворжак, — предложил Ян. — А я все равно буду звать тебя Мартини.

— Ладно, Ян, — согласился Мартин.

Ян был прекрасным спортсменом все пять лет обучения. И когда-то он называл его Мистер Мартин, а, сталкиваясь в коридоре, опускал глаза, стыдясь невыполненных заданий. Литература ему не давалась, но на это предпочитали закрывать глаза, пока Ян защищал честь академии на спортивных турнирах. А неуспеваемость по литературе призваны были ликвидировать дополнительные занятия. Мартин их давно проклял.

В комнату успела пробраться вонь из коридора, служившего трубопроводом для сквозняков. Мартину стало противно, а от сырости давно знобило. Или знобило уже не от сырости, потому что старшекурсник и не думал отпускать его. Бренди, сулившее тепло, осталось на кровати. Наверное, скоро упадет и покатится по скрипучим половицам.

Мартин думал о бренди, представлял себе его вкус и аромат.

— Ну и болото у тебя тут, — как ни в чем не бывало пожаловался Ян. — Неужели преподавателям так мало платят?

Мужчина пожал плечами, насколько это было возможно в таком положении. Ответы его ученику давно не требовались, потому что одни и те же вопросы он задавал уже почти два месяца, с тех пор, как дополнительные занятия по литературе переросли в эти странные встречи.

От Яна пахло спиртным, дешевле того, что он принес. Наверное, в общежитии опять была пирушка. Малина, спирт, лакрица — отвратительное сочетание, слишком похожее на пилюли, которые Мартин принимал в последнее время все чаще. Хочется запить такой поцелуй не то водой, не то крепким бренди, как он поступал с лекарством. И под одеяло, закутаться, чтобы стало нестерпимо жарко.

Мартину хотелось, чтобы все поскорее закончилось, потому что тепла в объятиях не больше, чем в громко капавшем в ведро дожде. В той схватке, что они затеяли, Мартин даже не может быть своему студенту противником — слишком разные весовые категории. Почти хрупкий, болезненный учитель и крепкий, хищно-красивый ученик. Залюбуешься. Он чувствовал себя спортивным снарядом, одним из тех, с которыми Ян превосходно управляется.

— Тут, вообще-то, крючки, — напомнил Мартин, явственно ощутив их спиной, все четыре, на одном болтался безнадежно измятый пиджак.

Яну, кажется, понравилась идея повесить его, как