Царица львов-оборотней (fb2)


Она почуяла их запах. Этот острый запах опасности издавали ружья, адреналин и терпкий аромат пота мужчин. Дети были в логове, надежно спрятаны. Кровь добычи капала на землю, оставляя слишком заметный след. К логову идти нельзя.

Она повернула в сторону и ушла вдоль каменистого хребта, ее нюх еще никогда не подводил. Охотники преследовали ее, не отставая. Скачок, еще скачок, горная коза в пасти мешала, но отпускать свою добычу львица не хотела. Возможно еще спастись, она надеялась на это. Горная львица взбиралась все выше, стараясь прятаться в зелени, за уступами скал.

Выстрел!

«Меткий стрелок» — рычит львица и выпускает добычу. Пуля четко вошла в лопатку. Теперь осталось лишь одно — увести охотников, как можно дальше от логова. Им нужны молодые горные львы, у нее только львицы, их уничтожат.

Львица уходила все выше в горы, понимая, что это ее последняя дорога. Еще выстрел, рикошет, повезло. Еще рывок в сторону, еще дальше, тогда даже хороший нюх охотников, перебитый запахом ее крови, не сможет привести к логову.

Вот пик, теперь прыжок вверх и там плато, там можно дорого продать свою жизнь. Прыжок. Выстрел! Громкий рык львицы разорвал горную тишину. Гордая, непокоренная, огненно рыжая красавица летит в пропасть, поймав взглядом зеленых глаз взгляд своего убийцы. Он не получит ее!

— Зачем ты ее убил?! — перекрывает мужской крик рык умирающей львицы.

— Она уходила, — оправдывался охотник.

— Она была ранена и мне нужна была живой! — Выстрел и тело убийцы летит в ту же пропасть. — Обыскать здесь все! У нее должно быть логово!

Охотники стали быстро спускаться вниз по крутому склону.

— Ты была слишком гордой, — донеслось до умирающей львицы сверху.

Она была довольна, ее девочки не достанутся никому.


Есть хотелось жутко, вцепилась зубами в ухо сестре и старалась пожевать меховой полукруг, чтобы притупить урчание в животе. Сестра ответила тем же, мы катались и кусались в логове, рычали друг на друга, били хвостами и поглядывали на лаз в ожидании, когда мама принесет добычу.

Она обещала, что сегодня будет еда, а когда она обещает, то всегда выполняет. Резкие звуки заставили бросить возню и подскочить на лапы. Чуть слышный незнакомый запах опасности проник в логово.

— Пойду, посмотрю, — рыкнула сестре и направилась к лазу.

— Мама не велела выходить, — накинулась мне на спину сестра.

— Я все равно пойду, — больно укусила сестру за лапу. Она рыкнула и отползла в сторону, обиделась.

Высунула нос, потянула воздух. Вот он, тот самый запах опасности. Шагнула вперед, еще несколько шагов камешек выскользнул из-под лапы, засеменила и покатилась вниз, вслед за камушком. Рыкнула недовольно — больно же на попе по камням. Меня поймали незнакомые руки, запах тоже незнакомый.

— Рмау, — сказала я.

— Рыжая, господин, она рыжая, как та львица, — сказал голос.

— Дай сюда, — властный голос, прямо как у мамы, слышится рык сквозь слова. — Моя! — радостно произнес тот же голос и меня передали в другие руки.

Втянула воздух, запах незнакомый, но мне понравился, опасности не было.

— Уходим, она прятала котенка, — сказал рычащий голос.

Руки прошлись по спине, приятно, потом почухали за ухом.

— Рау, — мягко замурчала я, прикрыв глаза от удовольствия.

Может, еще и покормят? Вот из той стороны мясом пахнет, скосила туда глаза. Там стоял человек рядом с незнакомым животным, которое вкусно пахло. Пальцы продолжали чесать за ухом, стукнула лапой по руке и прихватила зубами.

— Голодная. Винтас, дай мяса! — сказал рыкающий голос.

Запах усилился, и боковым зрением увидела, как к нам стали подносить вкусно пахнущее мясо. Руки протянули еду, и я вцепилась клыками, зарычав тут же, предупреждая, что делиться ни с кем не буду. Вспомнила про сестру, но потом голод перебил все мысли.


Раздавшиеся выстрелы заставили встрепенуться двух мужчин. Они прижались к земле и стали оглядываться, стараясь понять, откуда стреляли. Еще выстрел. Короткими перебежками мужчины добрались до тропы, с которой было видно, как полетела в пропасть рыжая львица, а затем охотник.

— Царские охотники, — прошептал один, и мужчины стали отползать обратно.

Они переждали, когда охотники спустятся вниз, и отправились в другую сторону, чтобы уйти подальше от царских охотников. Неожиданно младший из них заметил узкую расщелину.

— Смотри, — тихо позвал своего напарника.

— Логово львицы, — так же тихо сказал тот, что постарше.

— Давай посмотрим, — потянул напарника младший.

— Не надо.

— Может там львята, их можно продать, — уговаривал младший и направился к лазу.

Внутри раздался шорох, а потом тишина. Мужчины осторожно пробрались в логово.

— Рвау! — рыкнула на них маленькая львица, шерсть дыбом. Сразу видно, что свою жизнь она просто так не отдаст.

— Мясо дай, — сказал старший.

Младший потянул из сумки свой запас еды на два дня. Львица потянула носом, видно было, что голодная, но продолжала рычать.

— Иди сюда, маленькая. Вот мясо, мы тебя не обидим, — старался говорить ласково младший. — Заходи справа, — постарался не менять тона мужчина.

Оба осторожными движениями приблизились к горной львице, младший сунул кусок мяса с хлебом в нос, старший накинул сверху свой плащ. Маленькая львица забилась в руках, прокусила руку старшему мужчине и старалась поцарапать и достать зубами все, до чего достанет. Но сильные мужские руки скрутили животное в плащ, не дав возможности дернуться, и вынесли из логова надсадно, полупридушенно рычащую, кошку.


— На арене несравненный, непобедимый Атис Северный! — гремел голос судьи над ареной цирка.

Трибуны взревели, приветствуя своего героя. На арену вышел полуборотень, шрамы украшали мускулистое тело, лишь набедренная традиционная повязка, украшенная кожаными полосками, была на нем. Он потряс своим огромным мечом над головой, в другой руке сжимая кнут.

Атис поворачивался к трибунам, позволяя рассмотреть себя со всех сторон. Повернувшись к царской ложе, он склонился почтительно. Кивнула ему благосклонно, может начинать бой.

Решетка открылась, и на арену выпустили двух тигров. Сильные мускулистые тела стали метаться по песку арены цирка, стараясь найти или выход или того, кому можно отомстить за свое заключение. Это свободные животные были специально отловлены царскими охотками для боев на арене.

Атис приготовился к битве, меч выставил вперед, кнут, который ненавидят все животные, развернул на песке. Первый тигр, увидев добычу, сделал первый скачок в сторону атлета. Атис взмахнул кнутом и кожаная змея опоясала тело животного, резкий рывок рукой в сторону и зверь отлетает в сторону, махая лапами, приземляется и вскакивает, он снова готов нападать. Плеть лишь разозлила тигра.

Второй, увидев своего собрата в действии, быстро несется в сторону схватки. Полуоборотень готов, н вскидывает меч на встречу взлетевшему в прыжке животному и вспарывает тому живот. Тигр и Атис падают на песок, алая кровь начинает разливаться по арене. Трибуны ревут в азарте и жажде крови.

Первый тигр, припадая на лапы, крадется в сторону упавшего атлета. Шум трибун, которые волнуются за своего любимца, заставляет оглянуться Атиса на приближающегося зверя. Полуоборотень выбирается из-под смертельно раненого тигра и успевает выставить свой меч, ранив при этом зверя в шею.

Они схватились на песке в смертельной схватке. Тигр ревел и старался достать зубами Атиса, тот же размахивался мечом и старался нанести ранения зверю. Схватка была быстрой и кровопролитной. Победил полуоборотень, когда с ревом сменил ипостась и вцепился львиной пастью в горло тигра.

Немного не по правилам, но в данном случае инстинкт сработал быстрее, чем среагировали судьи. А потому победа засчитана. Львиный рык накрыл арену.

— Сдает Атис, уже второй раз обернулся на арене, — лениво произнесла я, сидя на мягких подушках в царской ложе.

— Царевна Марлис, охотники сегодня к боям привезли молодых горных львов, — услужливо произнес мне советник отца Варгис.

— Диких? — спросила равнодушно, но внутри все затрепетало от предвкушения.

— Диких, — почтительно склонился советник.

Вот это уже будет интересно. Горные львы живут обособленно, не всегда удается охотникам поймать их. Дикие молодые горные львы обладают свирепым нравом, бывает, что разрывают атлетов на куски. Очень интересное зрелище. Теперь осталось лишь дождаться.

С легкой ленцой посмотрела еще три боя с тиграми, которые завершились победами атлетов. Один был начинающий, мало известный и симпатичный. «Надо будет к нему присмотреться, может быть, с таким темпераментом он мне пригодиться» — улыбнулась своим мыслям, когда махала ему рукой, поздравляя с победой.

Восторженная улыбка атлета сказала мне гораздо больше, чем он предполагал.

— На арене непобедимый Гордер Солнечный! — продолжил бои судья. — Выступает против трех диких молодых горных львов!

Вот и долгожданное лакомство на этой арене. Гордер великолепный атлет, ему еще не было равных, жаль будет, если его львы растерзают. Но атлет сам выбирает против кого он будет выступать.

Гордер все же экипировался, все в пределах правил. Кожаный нагрудник и высокие сандалии защищали голени. Гнутый меч в одной руке и кожаный щит в другой. Трое горных львов серьезная угроза, так что опытный атлет экипировался максимально.

Горные львы вышли быстро, но не были испуганы. И вообще в них чувствовалась какая-то слаженность, как будто они из одной стаи и знают друг друга. Больше было похоже на боевой порядок, где впереди идет вожак.

Гордер оценил готовность горных львов к схватке и было видно как весь подобрался, частичная трансформация. Он стал чуть шире в кости и шерсть появилась на спине, значит, контролирует свой оборот. А вот и искорки пробежались по шерсти, полуоборотень маг, не сильный, но все же. Против трех горных львов, которые идут отрядом атлет мобилизовал все свои резервы. Именно поэтому Гордер всегда выходил победителем, что мог оценить своего противника.

Горные львы окружили атлета, заставляя отступать, и напасть первым. Гордер взмахнул резким движением своим знаменитым гнутым мечом в сторону ближайшего горного льва. Из раны на морде полилась кровь, лев заревел и кинулся на атлета. Снова взмах мечом и разрубленный зверь летит на песок.

Гордер не успел перевести дыхание, два других льва кинулись одновременно. Их пасти вцепились в тело с обеих сторон. Львиный рык потряс арену, Горден не обернулся, контролирует своего льва. Взмахами меча атлет стал наносить рубящие удары по зверям, крепко вцепившимся в него. Огромные раны стали зиять на боках, кровь лилась на песок. Оглушающие рыки неслись над ареной.

Один разрубленный горный лев упал на песок, до последнего державший своими зубами атлета. Второй, увидев гибель второго льва, выпустил хватку и сделал несколько шагов назад.

Трибуны заулюлюкали, решив, что горный лев струсил. Но я видела, зелень вспыхнувшую в глазах — хороший признак. Горный лев ревел на арене, а потом обернулся в человека.

Дикий горный лев — оборотень! Трибуны взвыли. Обернувшийся горный лев кинулся на вооружено атлета. Они сцепились в рукопашную. Меч был отброшен, взмахи кулаками, удары по телам гулко раздавались в реве толпы. Такого еще не было на арене, когда оборотни дрались друг против друга в человеческой ипостаси.

Лица у обоих уже были разбиты и опухли, они кувыркались на песке, боролись и старались придушить друг друга голыми руками.

Гордер подкатился к своему мечу, схватил рукой, подскочил на ноги и пронзил тело горного льва. Трибуны взревели, скандируя имя атлета. Горден замахнулся для последнего удара.

Я легко скользнула на арену и загородила собой раненого горного льва.

— Царевна! — выдохнули все одновременно.

Но Гордер не успел затормозить, и меч воткнулся бы в меня, но успела перехватить острое лезвие руками. Сталь разрезала ладони, атлет выпустил меч из рук и упал передо мной на колени. Трибуны рухнули вслед за ним.

— Царевна! — пробегало испугано по рядам зрителей.

— Царевна, — склонил голову Гордер.

Позади меня поднимался горный лев. Раненный, он старался сделать все, что возможно чтобы как можно дороже продать свою жизнь.

Встретилась с ним взглядом. В темно-синих глазах плескалась ненависть, зеленью блестели зрачки.

— Горного льва вылечить! — отдала приказ.

После этого спокойной походкой отправилась на выход. Интересное на сегодня закончилось.

— Царевна Марлис, — прошипела у меня за спиной недовольная Гарда.

— Не дергайся, ничего мне горный лев не смог бы сделать, — отмахнулась от нее.

Гарда моя личная охотница, а по совместительству подруга. Отец купил оботниху, когда я была маленькой и мне требовалась такого же возраста подружка для игр. Так вместе и росли, тренируясь. А когда Гарда прошла полный курс охотника, то ее назначили в личную охрану.

— Он напал, — шипела дальше не довольная подружка.

— Он был ранен. Я его спасла, позови вечером того молодого атлета, — подмигнула Гарде.

— Марлис, у тебя скоро свадьба, — недовольно шипела дальше эта вредина.

— Вот именно! Нужно развлекаться, пока не замужем. Потом в прайде у мужа не погуляешь! — вздохнула.

Свадьба эта мне совершенно не была нужна. Всего девятнадцать лет, а отец отдает девятой женой своему соседу. «Брачный союз укрепит наши южные границы» — вспомнила аргументы отца, аж плечами передернула.

— На корт? Пойдем ракетками помашем? — предложила сочувствующая Гарда.

Ей хорошо, родственников нет, замуж может выходить по своему желанию. А мне вот нужно выполнять державные планы отца.

— Пожалуй, — согласилась с подругой.

Чем было хорошо с Гардой, мы с ней росли вместе и интересы из-за этого сложились общие. Мы могли часами играть в кукол и тут же, обернувшись в львиц, грызть друг другу уши и лапы, а потом скакать по дворцовому саду, пугая фрейлин прайда.

Прайд — это жены моего отца. Но наследницей признавал только меня, хотя моя мать погибла после моего рождения. Львицы прайда поджимали губы в моем присутствии, но перечить царю не могли.

Корт сейчас был в тени. Раскидистые деревья давали прохладу, можно махать ракетками на равных. Мы быстро переоделись тренировочное — короткие юбочки и топы, и отправились к сетке.

Наша застаревшая игра в первенство заставляла каждый раз разыгрывать корт подкидыванием монетки. Разошлись в стороны и борьба началась. Мячик метался между нами, мы махали ракетками, стараясь отвоевать еще одно очко.

— Мой! — орала я довольная.

— Получи! — кричала мне в ответ Гарда.

— Ага!

— Зубы гризли! — ругалась на меня подружка, а я радостно орала.

После двух часов игры, мы были мокрые, пот катился с нас градом. В этот раз Гарда взяла свои два очка и закончила победой.

— Я силы берегла для вечера, — оправдала свой проигрыш.

— Конечно, я так и подумала. На пробежке давно была? — ехидничала охотница.

Охотники каждое утро бегают кросс по пересеченной местности в полной амуниции. ...

Скачать полную версию книги