Сестрёнка из стали (fb2)

- Сестрёнка из стали [СИ] (а.с. Слесарь поневоле -1) 1.31 Мб, 368с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Михаил Беляев

Настройки текста:



Сестрёнка из стали

Глава 1. Слесарь

АРКА 1. Дебют


— Алина, держись, сестрёнка! Скорая уже едет, щас-щас, потерпи!

— Б-братик, м-мне… больно, очень…

Девушка протянула окровавленную руку и коснулась моей щеки. Я сидел на земле, баюкая на руках её пронзённое ветками тело, а позади нас протяжно гудела врезавшаяся в дерево машина.

Если бы только я не был таким идиотом, чтобы сесть за руль отцовской тачки, она бы сейчас не умирала на моих руках!

— Прости, Алинка, какой же я кретин!

— Братик… ты не виноват… — она улыбалась сквозь гримасу боли, и от этого мне стало только хреновее.

— Кто-нибудь, пожалуйста, помогите ей! — в отчаянии заорал я. — Хоть что отдам, господи, хоть душу возьмите, только спасите сестру!..

— ДУШУ, ГОВОРИШЬ?.. — послышался чей-то голос. Казалось, он шёл отовсюду и одновременно звучал в моей голове.

Галлюцинация? Голос бога? Или от боли я сошёл с ума?

Кровь, пропитавшая платьице моей младшей сестры, буквально обжигала мне кожу. Из её худенького бока торчала обломанная ветка, из раны толчками выходила кровь. Времени не было совсем, предлагают — соглашайся!

— Да хоть что возьми, только спаси сестру! — крикнул я и зажмурился.

— Хоо, да ты в отчаянии, — продолжал голос, будто издевался. — Я могу спасти её, да только вот одной души мне будет мало. Ты всё ещё хочешь этого?

— Да, блин, хочу! Говорю же, хоть что бери!

— Что ж, тогда заключим договор.

Перед глазами побежали невесть откуда взявшиеся строчки контракта. Какая же куча буковок, нахрен они мне не сдались!

— Плевать на договор, вылечи её! — крепче сжав плечи Алины, я поднял глаза к небу.

— Ты уверен? Может, прочитаешь сперва усло…

— ЛЕЧИ УЖЕ, МАТЬ ТВОЮ!

— Подтверждаешь? — голос стал вкрадчивым, но зазвучал неожиданно громко и властно.

— Подтверждаю! — воскликнул я.

— Б-братик!.. — всхлипнула девушка на моих руках и вздрогнула всем телом. Ветка в её ране залилась ярким светом, а через мгновение он заполнил всё вокруг. В ослепительном сиянии исчезли разбитая в щи отцовская «калина», дерево, и даже несущаяся к нам машина «скорой помощи», только что выехавшая из-за поворота.

— Что за?..

— И ПОМНИ, СМЕРТНЫЙ, ТЕПЕРЬ ТЫ — МОЙ, ОТ ТЕЛА И ДО СУДЬБЫ! АХАХАХАХА!..

***

Жёстко. Свет, такой яркий, что слепит даже сквозь веки. И запах — старьё и пыль, пополам с сельской вонью, к которой я почти привык за две недели, проведённые на каникулах в отцовской деревне.

Я потихоньку пришёл в себя и медленно открыл слезящиеся глаза.

— Капец, приснится же… — сморщился от боли во всём теле и медленно сел.

Очнулся я в каком-то сарае, лёжа на полу среди пыльных куч соломы и старых тряпок. Яркое солнце светило через единственное окно прямо в лицо. Прикрывшись рукой, огляделся.

Сарай как сарай. Точно не наш, у папки всегда всё чисто, а этот какой-то незнакомый. Пыльный и вонючий, с кучей старого инструмента, верстаком и полками, покрытыми толстым слоем пыли. У дальней стены — какая-то объемная штука, накрытая хламидой, а напротив меня — ветхие ворота. Очень старые.

— И как я тут оказался вообще? Э-эй, Алинка, твои шуточки? Опять в комп переиграла, анимешница долбанутая?

Никто не ответил. Встал, отряхнулся — и слегка прифигел. Меня ещё и переодеть успели! В какие-то сельские штанцы и старую майку, даже на вид сто раз ношеную. Это кто так пошутил-то вообще?

— А-ха-ха, — я пресно посмеялся. — Шутка просто огонь. Надеюсь, вы поржали. Выходите уже.

Тишина.

Вздохнув, с трудом отворил жутко скрипучую дверь и сам вышел наружу.

— Да ну нафиг… — посмотрев наверх, выдохнул я.

Высоко в небе светило яркое жёлтое солнце. А рядом — ещё одно, поменьше, и голубое!

На лицо выползла кривая улыбка.

Это ж что выходит, я… попал на шоу приколов?!

Торопливо поозирался в поисках камер. Вокруг виднелись лишь несколько домов, довольно примитивных на вид, за ними — большие поля, обнесённые простенькими дощатыми заборчиками, а вдалеке — лес. За ним высились горные шапки. Вот только в Подмосковье никаких гор рядом нет, даже не близко! Это что за фигня творится?

Так, стоп. Соберись. Давай всё сначала.

Я — Самуил Волков, семнадцати лет, приехал на каникулы к бате в деревню, чтобы в тишине готовиться к поступлению в ВУЗ. Так? Вроде так. Мы со сводной сестрой Алиной поехали в соседнюю деревню к её подружке (а заодно и к её старшей, офигенно фигуристой сестре, которая уже подавала мне недвусмысленные намёки), и по дороге… разбились на машине. Это помню. А потом что?

Вроде был какой-то голос, что-то про контракт… и свет.

И вот — я тут. Если это и розыгрыш, то Алинка прям на «оскар» отыграла, с кровищей и всем прочим.

— Э-эй, Алина! Выходи уже, не смешно! — крикнул я и повернулся к сараю. Внутри аж похолодело.

Над самой крышей, далеко в небе виднелись две луны. Причём одна из них — без здоровенного куска с краю, как на одной яблочной эмблеме. Та, что была целой, отливала неестественным фиолетовым светом со странными прожилками, а её обкусанная соседка — желтовато-серая и вся в кратерах.

— Это какой-то прикол, пора звонить бате…

Телефона в кармане не было. Может, в сарае обронил?

Вернувшись, я минут десять рылся в куче хлама на полу и вокруг того места, где очнулся, но всё безрезультатно. На верстаке и полках тоже ничего, только пара здоровенных гаечных ключей. Вздохнув, я подошёл к странному устройству у стены, накрытому рваной тканью.

Под ней оказался странный механизм. Два колеса, две здоровенные рогатины-рукояти с ручками газа и тормоза, как у мотоциклов, двигатель с бензобаком, и два здоровенных многолопастных… стержня? Как назвать эти штуки, я даже не знал, но явно видел эту хреновину раньше. У бати такой был. И у соседки тоже. Они им землю пахали, каждую весну перед посадками. Как же это зовётся, мото… пахалка?

Как бы то ни было, штуковина бесполезна. С тяжёлым вздохом я вышел наружу. За спиной почудилось шевеление и какой-то лязг, но обернувшись, я ничего не заметил. Механизм был всё там же. Почудится же такое…

— Так, и что мне делать?

Ответ пришёл сам собой в виде двух зеленоватых табличек, зависших перед глазами прямо в воздухе. Я уставился на них — и остолбенел.


Задание: найти сестру и поговорить с ней.

Награда: 1 очко навыка, 1 очко переноса.

Штраф за невыполнение или отказ: смерть сестры.

Время: 7 дней.


Задание: отбить нападение бандитов.

Награда: 1 очко навыка, 100 ед. опыта, 1 очко переноса.

Штраф: смерть.

Время: 6 часов.


— Это как вообще…

Не успел я подумать об этом, как у кромки леса, видневшегося вдалеке, показалась группа людей. Человек тридцать, некоторые — на лошадях и ещё каких-то странных зверях, наподобие огромных ящериц. За плечами у них виднелись копья, у других на поясах были мечи и булавы.

— Да что тут нахрен происходит? — я пару секунд смотрел, как отряд спускался с опушки к ближайшему забору, когда едущий впереди здоровяк обнажил меч и что-то заорал, а остальные подхватили его крик, сомнений больше не осталось. Это всё меньше походило на розыгрыш.

Я бросился к ближайшему дому.

После нескольких отчаянных стуков дверь распахнул бородатый мужик со здоровенной лопатой наперевес — судя по остаткам еды в бороде, он обедал.

— Чо ломисся, придурь… — проворчал он и уставился на меня.

— Бандиты! Нападают, блин! — закричал я. — Пустите укрыться! Полицию там вызовите, не знаю!

— От жеж… и, правда, бандиты! Второй раз за седмицу, свиньи! Заходь, малой!

Я юркнул внутрь, он тут же закрыл дверь на тяжёлый засов и повёл меня к заднему выходу.

— На помощь звать надо. У вас тут есть полицейские, не знаю там, охрана какая-нибудь?

— Охрана… — усмехнулся мужик. — К старосте беги, пусть охотников собираеть, а мы с семьёй затаимси в подвале, авось и не найдут…

— Ты сам-то чьих будешь, откудова? — спросил он.

— Да это… издалека я, из Москвы!

— Не знаю такой деревни… а сам, пиромант штоль? Или геомант? — он подошёл к двери и завозился с засовом.

Чего? Кто? Меня и так от тревоги колотит, а тут ещё эти идиотские вопросы!

— Хреномант, блин! — вспылил я.

— Охо, уже и такие есть? — вскинув кустистые брови, удивился он.

— Мужик, ты прикалываешься?

Вместо ответа тот открыл дверь и махнул в сторону здоровенного двухэтажного дома, видневшегося вдалеке.

— Туда беги, к старосте, ему расскажи. А дальше он придумает, чаво и как. Скажешь, от Курвача пришёл.

Я повернулся к нему и кивнул. В комнате за его спиной показалась растрёпанная русая головка — из соседней комнаты вышла девчушка лет восьми, в аккуратном платьице и с грубо сшитой игрушкой зайца в руках.

— Папка, заю страшно! Пойдём скорее в подвал, мамка зовёт!..

— Иду уже, прячься быстро, Руса!

Он вытолкал меня наружу и прикрыл дверь, напоследок пожелав удачи.

Огородами и по тропкам я побежал к дому старосты, на ходу поглядывая по сторонам. Какое же тут жуткое захолустье! Все дома какие-то средневековые, даже грабли и вилы деревянные! В окнах домов виднелись испуганные жители, кое-кто выходил наружу с вилами, кто — с топором.

Думать о том, как всё это связано с двумя солнцами и двумя лунами, было некогда. За спиной уже слышались нестройные крики, звон железа и топот копыт. Походу староста, если только он не полный идиот, уже сам обо всём знает.

Запыхавшись, наконец-то добежал до большого ухоженного дома и отчаянно застучался в двери.

Открыл парень лет двадцати пяти, с коротким мечом на поясе и в лёгкой кожаной броне. На загорелом лице читалось недоумение.

— Бандиты напали! Я от Курв…

— Да знаю, знаю, — перебил тот и затащил меня внутрь дома. — В ополчение пойдешь. Марш к бате. Щас все охотники выдвинутся, батя уже маяк включил, продержимся до прихода Хранителя, он разберётся.

— Чё, какое ополчение, погоди!

Вздохнув, он потащил меня в большую комнату — там возле длинного стола уже собрались человек пять. Старосту я узнал сразу — крепкий седой мужик с копьём и в такой же, как у парня, кожаной броне, разве что на груди виднелись металлические вставки.

— Чего ещё? — он поднял на меня взгляд.

— Отец, селянин какой-то прибежал, от Курвача, подтверждает нападение! — поклонился парень и ткнул меня кулаком в бок.

— Тебя звать как?

— Самуил.

— Мудрёное имя. Не местный штоль? — нахмурился староста. — Не видел тебя раньше.

— Я, эм… издалека.

— Хрен с тобой, издалека, в ополчение ступай, они все как раз во дворе, вооружаются. Как закончишь, иди за Лераном, он поведёт второй отряд на окраину! Там и дадим паскудам бой.

Староста кивнул на стоявшего рядом со мной парня, намекая, что он и есть Леран.

— Продержитесь, сколько сможете, а там и Хранитель подоспеет. Отведи его, сын, и смотри за ним в оба.

На том и закончили. Леран повёл меня во двор, где под большим навесом стояли столы с разнообразным оружием. Возле него, звеня железом и переругиваясь, толкались десятка два крестьян, навскидку от шестнадцати до шестидесяти лет — все, кто мог держать в руках оружие. У меня внутри похолодело.

Это что ж выходит… мне драться придётся? Я ж за всю жизнь дрался раз пять, и то последний — в седьмом классе, против Ленки из девятого «Б»! Да и как сказать, драться — я спасал свою жизнь. Эта туша под девяносто килограмм меня чуть в лепёшку не превратила!

— Слушай, Леран, может, вы как-нибудь сами без меня справитесь, а?

— Ты перетрухнул что ли, Санусил?

— Самуил! — поправил я. — Да не то чтобы, просто как-то…

— У тебя специализация какая? — сощурился он. — Воин, послушник, или маг? Или лучник, может?

— Ты о чём вообще?

В эту секунду над деревней раздался звон колокола, а сразу за ним — отдалённые крики бандитов. Мы обернулись — окраина деревни уже начала гореть. Ублюдки начали поджигать хаты!

— Твою ж основу! — выругался Леран. — Некогда думать, бери оружие и марш за мной!

Перед глазами снова всплыла табличка, и я сощурился, вчитываясь в текст нового задания.


Задание: получить профессию.

Награда: 1 очко переноса, 1 очко навыка.

Штраф: всю жизнь быть тряпкой.


Да что же за хреновина такая, как в РПГ? И что это за ерунда со штрафом? Вы серьёзно?..

Я подошел к столу — выбор был велик. Мечи, копья, посохи, несколько кривых кинжалов, а на краю даже лежали два здоровенных гаечных ключа.

Я потянулся к длинному мечу, как вдруг перед глазами вылезла ещё одна табличка, а в ушах загремел подозрительно знакомый голос:


ВЫБИРАЙ!

Взять гаечный ключ и стать слесарем. Не взять гаечный ключ и отрастить свиные копыта.


Да в смысле?..

— Эй, эти приколы уже не смешные… каким нахрен слесарем? Как ключами-то отбиваться?..

Снова посмотрев на ключи, я потянулся к мечу. Внезапно всё тело пронзила боль, а руки на глазах стали превращаться в уродские раздвоенные копыта.

— Эйй, стой-стой, я не это выбирал!.. — заорал я и отдёрнул руки. Боль утихла, копыта исчезли — я с облегчением сжал-разжал пальцы. Что ж это выходит, выбор без выбора?

Кто бы это ни придумал, это точно было связано с тем контрактом и спасением Алины. Выходит, всё серьёзно? Я снова посмотрел на небо — два солнца, две луны. Люди вокруг готовятся защищаться, лица сосредоточены, даже чуть хмуры.

Вздохнув, я взял оба ключа, напоминавших небольшие булавы. Увесистые, такими можно запросто пробить череп.

— Ого, так ты техномант? — удивился Леран. — Здорово!


Задание выполнено!

Вы получили профессию «слесарь».

Получено 1 очко переноса, 1 очко навыка.

Вы получили умение «владение инструментом» 1 уровня!

Урон инструментом наносит на 10 % больше урона.

Вы получили умение «Владение механизмами» 1 уровня!


Выходит, реально игра. Вот что имел ввиду тот голос, когда говорил про контракт?

Невольно вспомнились годы, проведённые за компом и тонны прочитанных книжек жанра ЛитРПГ. Только вот там герои нормальным оружием владели, и на их стороне были либо боги, либо крутые союзники, либо уникальный класс. А я что?

А я, блин, слесарь!

— Дуй за мной, техномант! — парень потянул меня за собой и скомандовал остальным. — За мной, парни!

Я оказался в центре нестройной толпы селян, бегущих на окраину деревни. Впереди виднелся дом Курвача — несколько разбойников ворвались внутрь, выбив дверь, и что-то вытаскивали наружу. На мгновение в дверном проёме показался крупный мужик с топором, за собой он тащил за волосы маленькую фигурку… Руса?

Я ни разу не герой. И, наверное, трус. Но когда на моих глазах кто-то делает больно девчонкам, не могу спокойно смотреть на это. Изнутри поднимается волна страшного гнева и злости, хочется порвать на части обидчика и спасти невинную жертву. Не могу терпеть насилия и издевательств над девушками.

Может, в обычной жизни я и трус. Но в этот момент вся нерешительность и страх отступили. Стиснув крепче ключи, я рванулся вперёд.

— Самузил, не спеши! Да твою ж основу… парни, вы двое, за ним! Валите этих (нецензурно)!

Кровь в ушах стучала так громко, что заглушала топот и пыхтение несущихся за мной крестьян. Перед глазами была только хата и чернеющий провал двери, до которой оставалось секунд десять ходу.

Изнутри донёсся отчаянный девичий крик, словно хлыстом подстегнувший меня. Оставшиеся метры я даже не пробежал — пролетел. Махом ворвался в домишко и бросился в комнату.

Перевёрнутый стол, разбросанные вещи. На полу извивается полуголая девушка в разодранном до копчика платье и со связанными руками. Её держит за длинную косу здоровяк с топором на поясе. Тяжёлым сапогом он прижимает её поясницу к полу, а свободной рукой шарит где-то спереди по выгнувшемуся телу.

А в углу, вцепившись в разорванного зайца, дрожала Руса. На скуле опухал огромный синяк, из носа текла кровь. Она не сводила дрожащих глаз с ублюдка, который вовсю издевался над её сестрой.

Поглощённый своей забавой, бандит даже не заметил моего появления. И напрасно.

Я бросился вперед, занося ключ. Шаг — я размахнулся и со всей силы ударил его по голове. Хрюкнув, он подался вперёд и выпустил жертву. Девушка вскрикнула и упала на пол, а я добавил гаду по хребту.

Он силился встать и схватить болтающийся на поясе топор, но следующим ударом я пробил ему череп. Отвратительный хруст разнесся по комнате, брызнула кровь — и противник обмяк на полу в стремительно растекающейся луже крови.


Вы победили бандита! Получено 5 ед. опыта.


— Все целы?.. — отмахнувшись от надписи, выдохнул я.

Девочка в углу робко покивала, а потом встрепенулась. — Папка! Папка у них!

— Помоги сестре! — бросил я ей и рванулся дальше. От адреналина перед глазами всё дрожало, руки тряслись от злости.

Жесть! Я только что человека убил!

И совсем не пожалел об этом.

В доме было пусто, я сунулся в подпол — но и там никого не оказалось. Сбежали на улицу! Оттуда уже доносились мужские крики и звон стали. С трудом сняв засов на входной двери, я выскочил наружу.

Пара крестьян, отправленных Лераном мне на выручку, с трудом отбивалась от наседавших на них трёх бандитов.

Двое с мечами окружали здоровенного детину с топором, а третий, вооруженный копьём-глефой с длинным широким лезвием, наседал на робкого парнишку с вилами.

Завидев меня, разбойники не стали больше медлить и перешли в атаку. Детина отпрянул назад, уходя от слаженных выпадов мечей, пацан тоже попробовал уклониться, но едва не потерял вилы. Хреново!

Я бросился на выручку здоровяку с топором, двое против двух — справедливый расклад. Те сразу разделились, и один из гадов с криком бросился на меня. Сверкнул меч и, чертя широкую полосу, со звоном вонзился в подставленные ключи.

Скрестив инструменты, я заблокировал атаку и пнул негодяя в пах. То ли шары гада оказались прочнее, чем я думал, то ли он озаботился защитой, но эффекта это не дало — мужик в рваной броне осклабился и саданул мечом ещё раз. Блок! Меня отбросило назад.

Враг бросился вдогонку, замахиваясь мечом. Едва вскочив на ноги, я увернулся, потом ещё раз — мечник нападал медленно.

Снова заблокировав его выпад, я врезал правым ключом ему по запястью — бандит скривился от боли и отскочил, едва не роняя оружие. О да, я-то знаю, как это больно — получить тяжёлой тупой штукой по рукам!

— Ах ты ж собачий потрох! — прошипел он. — Сдохнешь теперь!

Ещё один выпад, гад проскочил мне за спину и злобно пнул по заднице, я быстро откатился и вскочил. Надо мной сверкнул меч, грозя рассечь голову надвое.

Звон! Клинок снова уперся в подставленный ключ. Мысленно поблагодарив себя за выбор, я врезал вторым ключом ублюдку по колену.

Тот заорал благим матом и отпрянул, хромая на одну ногу. Почуяв шанс, я бросился вперёд и замолотил ключами по лезвию меча. Бандит пытался отмахнуться, но всё тщетно — уклонившись, я продолжил атаку.

Удар! Меч с жалобным звоном сломался, увесистый обломок упал в траву. В руках негодяя остался лишь короткий обрубок с рукоятью. Он жалобно посмотрел на меня и открыл рот.

Но слушать его я не собирался — и обрушил град ударов на кожаный шлем бандита. Я будто с цепи сорвался, нанося удары до тех пор, пока враг не рухнул на землю без сознания, залитый кровью и слезами.

Плюнув на него, бросился на подмогу остальным — здоровяк ещё держался, а вот у парнишки дела были плохи.

Копейщик, уклоняясь от его неуклюжих ударов, раз за разом пронзал то его бок, то руку, то ногу. Залитый кровью, крестьянин едва держался на ногах, таким ходом ему оставалось недолго.

— Держись, чувак! — крикнул я и поспешил на выручку.

Расклад явно изменился, и не в пользу нападавших. Копейщик покосился на тело товарища за моей спиной и, цыкнув, снова атаковал. Обманным выпадом он заставил парня поднять вилы, ушёл вбок — и мощным ударом с размаху снёс ему голову.

Я встал как вкопанный, глядя на жуткое зрелище. Отделившаяся от тела голова взмыла в воздух, вверх ударил фонтан крови. Тело, нелепо дёргаясь, рухнуло на землю.

Стряхнув кровь с широкого лезвия, бандит повернулся ко мне, его щербатый рот растянулся в оскале.

Умелый, гад! И двигается быстро, куда быстрее моего прошлого соперника. Холодные ниточки страха расползлись по телу.

— Не дёргайся, землеройка, — презрительно начал он и пошёл навстречу. — Сейчас и тебе башку снесу. А потом по очереди всех ваших девок перетра…

— Скотина… — зашипел я.

Перед глазами снова встал разбойник, убитый мной в доме. Копейщик не шутил, он точно так и сделает. Если я ему позволю себя убить.


ВЫБИРАЙ!

Дать разбойнику отыметь себя и выжить.

Вступить в бой с одним ключом.


Я заскрипел зубами — опять эти шуточки! Твою мать, не сейчас же! И что это за выбор такой вообще?

Стиснув крепче ключи, я бросился вперёд… и запнулся.

Всё тело ослабло, затряслось, я рухнул на землю. Не пошевелиться, совсем!

Вот так это работает, да? Либо то, либо другое? А если не выберешь сам, психованное божество выберет всё за тебя?

— Н-нахрен такие… расклады! — прошипел я и, мысленно прощаясь с инструментом, разжал левую руку. Сила мигом вернулась, я откатился в сторону за долю секунды до удара. Копьё вонзилось в землю возле головы.

Вскочив с земли, бросился в атаку. Копейщик замешкался, вытаскивая клинок из земли, и вместо блока закрылся рукой — вот же идиот! Ключ с хрустом вонзился в предплечье, враг заорал от боли. А я, вцепившись в инструмент обеими руками, с яростным воплем замолотил им по негодяю.

И всё же гад вовремя отпрыгнул назад и спасся. Отбросив копьё в сторону, он с гримасой ненависти что-то прошептал — и поднял уцелевшую руку.

— Силой Хроматы, призываю!

— Назад, парень! — заорал сзади детина с топором. — Это пиромант!

Глава 2. Сестра по оружию

На глазах небо потемнело, фигуру копейщика охватило багровое сияние, поднялся обжигающий ветер. Яркие искры зажглись в воздухе и плотным хороводом окружили его.

Я уставился на охваченного пламенным вихрем человека, не в силах пошевелиться — сияние вокруг него нарастало, готовое вот-вот перерасти во что-то невероятное.

Сквозь разгорающийся огненный вихрь я почти не видел копейщика. Зато отлично видел, как огненный поток облекается пылающей чешуёй, вытягивается и уплотняется, опускаясь к земле.

— Приди, зверь вулканических полей! Змей Ужаса!

Вихрь взорвался мириадами искр, разлетаясь на части, а на земле с шипением и треском свернулся кольцом здоровенный змей, целиком состоящий из раскалённой лавы. Поднявшись над призывателем, он повернул увесистую голову ко мне — рубиновые угольки глаз вспыхнули, тварь открыла пасть и попробовала воздух раздвоенным языком.

— Беги, дебилушка! Он нас всех сожрёт! — раздался вопль детины. Бросив топор, он ломанулся назад, вглубь деревни, вопя что-то нечленораздельное.

Я остался один на один с двумя бандитами и огненным удавом длиной с вагон метро.

Ну, нафиг, меня два раза уговаривать не надо!

Подхватив второй гаечный ключ, я бросился прочь — к дому Курвача, подальше от смертельной угрозы. Краем глаза успел заметить слева тень, метнувшуюся мне наперерез — и за секунду до удара отпрыгнул в сторону.

Огненное тело с шипением обгорающей травы прошло в полуметре и врезалось в дом передо мной. В разные стороны брызнули искры и пылающие угли. Путь к спасению отрезан! Кинулся в сторону, прочь от змея, одним прыжком перемахнул через невысокую изгородь — и припустил вверх по холму. На вершине виднелся силуэт небольшого строения.

— Куда побёг, землеройка? — донеслось справа. Копейщик-пиромант бежал за мной с глефой наперевес. Чёрт! Направо не уйти, слева — змеище, остаётся только вперёд!

Было очевидно, меня гонят в ловушку. Я нёсся вперёд и молился всем богам, чтобы Леран с парнями успели на подмогу, других возможностей спастись у меня не было.

Видимо, удача решила наконец-то улыбнуться мне — сзади послышались нестройные крики крестьян, а в склон холма справа от меня воткнулась пара стрел. Тут же злобно выругался пиромант-копейщик и что-то отрывисто гаркнул. Тут же шелест огненного питона стал тише и дальше от нас — змеище пошёл на перехват.

До сарая оставалось совсем немного. Где-то рядом просвистела ещё пара стрел, послышался сдавленный вскрик — неужто попали в копейщика? Раненый он уже за мной не побегает!

Из последних сил рванулся вперёд — и влетел в пыльную черноту сарая. Захлопнул дверь и, нащупав старенький засов, быстро его задвинул. Пронесло! Удалось сбросить хвост и спрятаться!

Ведь удалось же?

Прижавшись спиной к двери, я застыл и прислушался. Снаружи слышались лишь треск огня да отдалённые крики разбойников, схлестнувшихся с крестьянами. Пока все было тихо. Может, он ушёл?

Внезапно длинное лезвие глефы с треском пробило доски возле моей головы. Я вскрикнул и, упав на землю, отпрянул от двери. Пальцы инстинктивно сжали увесистые ключи. Пусть только сунется…

— Открывай давай, землеройка! — донесся насмешливый голос.

— Не открою, ключ потерял! — огрызнулся я.

— Потерял, да? — бандит вытащил застрявшее лезвие из двери, — Ничего, щас я своим открою. Именем Гекаты, шар огня!

Сквозь щель, пробитую копьем, пробилось багровое свечение. Я едва успел прикрыться руками, как грянул взрыв.

Дверь и половина стены разлетелись в щепки, внутрь ворвался ураган пламени. Вокруг заметались искры и дымящиеся обломки, я отполз прочь от входа, опалённый и оглушенный, но живой.

— Попался, крысёнок, — донесся сквозь гул в ушах мерзкий голос бандита. Он шёл ко мне, сжимая в руке светящийся шар пламени.

— Мужик, а может, договоримся?..

— Ты уже договорился, просто сдохни! — воскликнул он и занёс руку.

В это мгновение я ощутил вибрацию позади. Знакомый, прерывистый рокот заводящегося мотора. Мужик с копьем замер и посмотрел мне за спину. Глаза негодяя округлились.

— М-мать твою… — выдохнул он.

Рокот нарастал и быстро перерос в громогласный рёв. Воспользовавшись замешательством, я бросился в сторону и мельком увидел то, что напугало бандита.

Та странная мотохрень в сарае — она завелась сама собой! Отблески пламени зловеще отражались на чёрном корпусе, разлапистые фрезы подергивались, готовые вот-вот придти в движение.

И тут я вспомнил его название.

— Т-ты!.. — бандит ошалело уставился на меня и занёс руку с огненным шаром. — Так ты на самом деле техномант?..

Наконец-то до меня начало доходить, о чём говорили местные. На лицо сама собой вылезла улыбка.

— Вот, значит, о чём талдычил Леран, — усмехнулся я в лицо копейщику. — Да, я техномант! Так что вали отсюда!

— На-шё-ёл… — довольно протянул тот с омерзительно довольной улыбкой. — Мастер Хинорам наградит меня! Осталось только принести ему твою дурью башку!

Он швырнул в меня огненный шар. Слишком близко, не успею увернуться!..

С рёвом мотора наперерез рванулась чёрная махина и, как железный скакун, встала на дыбы. Брызнуло пламя, разбиваясь о фрезы, в стороны полетели обжигающие искры. Прикрывшись рукой, я услышал, как удивлённо вскрикнул противник.

— Да что же ты такое?..

Я встал, окружённый опадающими хлопьями пламени, и, убрав ключи за пояс, взялся за ручки подрагивающего механизма. Ладонь привычно, словно делала это всегда, крутанула рукоять газа — мотор взревел, как дикий зверь.

— Это — мотокультиватор! — прокричал я сквозь рёв двигателя. — Ну что, сыграем в догонялки?

Я отпустил рычаг тормоза, фрезы закрутились и вонзились в твёрдую землю. Мы рванулись вперёд.

Копейщик с безумными глазами бросился наутёк, сквозь пролом с обгоревшими краями, на улицу. Не отпуская рукоятки, я рванул следом, оставляя после себя длинный чёрный след перепаханной земли.

Вокруг творилось безумие. Исчерченная огненными полосами земля горела, как и несколько домов вблизи. Разбойники схлестнулись с крестьянами и охотниками, тут и там слышались крики, звон железа и свист стрел.

Горе-пиромант, позабыв про оружие, удирал от нас во все ноги. Уже у подножья холма он запнулся — и полетел кубарем, ойкая на кочках и рытвинах. Когда мы спустились, гад уже поднялся и сжимал кулаки.

— Всё равно ты сдохнешь, червяк земляной! — он поднял руки, сложенные чашей, и что-то зашептал. На кончиках пальцев заиграли искры, на глазах сливаясь в огненный шар. В сгустившихся сумерках он сиял как зловещее багровое солнце.

Вместо ответа я швырнул в него один из ключей. С такого расстояния даже слепой попадёт. И попал — прямо в голову! Вскрикнув, бандит упал на землю, а огненный шар взмыл высоко в небо и взорвался не хуже фейерверка.

Я опешил — такой штукой он мог дотла спалить меня вместе с культиватором. Нельзя оставлять его в живых. Крутанул ручку газа и пошёл вперёд.

В эту секунду со стороны центра деревни послышался новый перезвон колоколов, а над домом старосты будто включили прожектор. Яркий золотистый свет снопом ударил в небо, крестьяне хором восторженно закричали.

А разбойник, прижав руку к набухающей под шлемом здоровенной шишке, хрипло засмеялся.

— И всё-таки удалось! Она пришла! Получилось!

— Ты совсем долбанулся, да?..

— Не один, а сразу два! Два техноманта! Ахахаха! — он вскочил как ошпаренный. — Господин Хинорам, всё готово!

Он выхватил из-за пазухи тонкую трубку на шнурке и со всех сил дунул в неё. Звука не последовало, но я и так понимал, что этот свисток — не для ушей простого человека.

— Достал ты уже!

Я разозлился и поддал газу. Культиватор, похоже, обладавший своей волей, рвался вперёд. И останавливать его я не собирался.

Мы бросились вперёд с лязгом и рёвом. Хитрый ублюдок заметил движение — и прыгнул назад, от его взмаха в нас ударила волна пламени.

— Не лезь, у меня дела поважнее! Поиграй пока со змеем Ужаса, крысёныш! — сказал копейщик и громко свистнул. Позади него уже показался извивающийся силуэт, и он быстро полз к нам. Бросив напоследок презрительный взгляд, бандит кинулся к деревне. Сноп света медленно затухал, но там явно что-то происходило.

— Ну что, дружище, — я похлопал культиватор по выпуклой крышке бензобака. — Обнулим этого ужа-переростка?

Или мне показалось, или он реально взрыкнул мотором, будто сказал — «давай!» А тварь уже подбиралась к нам, чертя тлеющий след на земле. Я крутанул ручку газа и приподнял увязшие в земле фрезы.

— Вперёд!

Змей бросился на нас багровой молнией. Резко задрав перед машины, я подставил под удар крутящиеся фрезы.

Удар! Брызги раскаленной лавы осыпали землю, змей с шипением отпрянул. На широкой морде остались глубокие борозды, сочащиеся огнём. Налегая на ручки, я побежал вперёд — вдарить гадине ещё раз, пока не опомнилась!

Змей бросился в сторону, фрезы вместо головы вгрызлись в блестящий бок твари. Сухая трава под нами вспыхнула от искр, чудовище яростно дёрнулось и, отбросив нас в сторону, отползло на несколько метров.

— Он нас так одним ударом завалит, — поднявшись с земли, прошептал я и поднял культиватор. — Сможешь действовать сам, а?

И снова — одобрительный гул мотора. Я улыбнулся. Вот он, мой идеальный товарищ! Понимает с полуслова и никакого нытья!

— Окей. Ты заходишь слева, я — напрямую! — подобрав брошенный в бандита ключ, я достал второй и покрутил их в руках. Змей потряс головой и с шипением свернулся в кольцо, готовясь к атаке.

Скрестив инструменты, я бросился вперёд — в ту же секунду змей распрямился мне навстречу. Перед глазами мелькнула раскрытая пасть с огоньком в глубине. Я пригнулся, поднырнул под него — и перекатом ушёл вправо. Теперь главное — не медлить!

— ДАВАЙ! — заорал я и, вскочив, замолотил инструментами по змеиному телу.

Взревел мотор, и культиватор с лязгом вонзился в тварь с другой стороны. Чудовище буквально взвыло и резко свернулось. Краем глаза я заметил несущийся ко мне хвост твари…

Одним ударом он разбросал нас в стороны. Отлетев назад, я ударился о стену дома. Перед глазами пошли радужные круги, уши заложило.

Что-то внутри шевельнулось — опасность! Я вслепую бросился прочь, тут же рядом что-то тяжёлое вонзилось в стену. На голову посыпались солома и горящие щепки. Уходя из-под огненного дождя, я запнулся обо что-то твердое — и упал. Пополз назад, и снова уперся в стену.

С трудом протёр глаза — сквозь искры и мутную пелену увидел поднимающийся силуэт адского змея. Позади него виднелся завалившийся набок культиватор — он медленно крутил фрезами туда-сюда, пытаясь встать на колёса.

Змей приоткрыл пасть и высунул огненно-красный язык. Уголки пасти изогнулись в издевательской ухмылке. Он был готов к броску.

Похоже, конец. Пытаясь защититься, я скрестил ключи и инстинктивно вжал голову в плечи.

В то же мгновение послышался знакомый крик — и мимо кубарем прокатился копейщик-пиромант, падая возле своего питомца. А рядом со мной, источая мягкое золотое свечение, возникла фигура. Я посмотрел на неё и застыл в изумлении.

Девушка лет восемнадцати, невысокая и светловолосая, Она величественно шла вперёд, поблёскивая металлическим доспехом с юбкой до пола, скрывающим стройную фигурку. В руках — жезл с большой шестернёй на конце, внутри которой вокруг желтого самоцвета вращались несколько колец.

Мазнув по мне взглядом, девушка направилась к пироманту.

— Глупенький. Разве ты мало получил в прошлый раз? Убирайся, пока ещё жив, вместе со своим созданием, — она с улыбкой наставила жезл на бандита. Тот скрипнул зубами и, будто прислушавшись к чему-то, усмехнулся.

— Глупая ты, техномантша, раз думаешь, что я пришёл сюда опять просто так, без подготовки. У меня для тебя всегда найдётся парочка сюрпризов!

— Хоо, — протянула она. — Неужто магистр Хинорам научил тебя новому трюку?

— Как знать, — гад осклабился ещё шире и стиснул болтающийся на шее свисток. — Можешь сама у него спросить! Мастер, я собрал их в одном месте!

Не успел его крик затихнуть, как небо почернело. Над полем за спиной бандита появилась сияющая точка, быстро выросшая до огненного пузыря. Сверкнув, пузырь взорвался — и в воздухе зависла фигура в чёрно-красном балахоне. Над полем боя прокатился смех, похожий на рокот пробуждающегося вулкана.

— Какая встреча! Наконец-то мы увиделись лично, Хранитель Западных Земель! — воскликнул парящий в воздухе мужчина и подлетел ближе. — Или лучше сказать, Техномант Немезида?

— Магистр Хинорам, — спокойно сказала девушка, но в её голосе было напряжение. — Не ожидала увидеть вас здесь. Обычно вы посылаете только своих… слуг.

Бандит недовольно цыкнул.

Хинорам — молодой мужчина в длинном балахоне, сжимающий в руках тонкий посох с алым рубином, — медленно опустился на землю и пошёл к нам. Я заметил, как трава под его ногами вспыхивала и мгновенно прогорала. Пиромант!

— Ты хорошо потрепала этих кретинов в прошлый раз, малышка. Признаю, обучили тебя великолепно. НО! Больше я не намерен терпеть эти игры в хранителей! И лорд Гексис не намерен.

Он с видом полного превосходства ухмыльнулся и поднял посох с камнем. В свете рубина я заметил, что лицо его было смуглым, с утонченными чертами. Можно было бы назвать его красивым, если бы не ожог, покрывающий левую скулу и щёку до самого рта.

— Орден Пенты не враждует с Гексисом, — девушка нахмурила брови. — Нам нечего с вами делить, так что убирайтесь из этой деревни. И прихвостней своих захватите.

— А то что? Что ты сделаешь, если я откажусь?

— Исполню свой долг, — она наставила жезл на него. — И защищу жителей деревни.

— Не будет скоро ни жителей, ни деревни, Немезида. И этой, и других, до самой Пенты! — в его глазах сверкнуло демоническое пламя. — Геката повелела стереть всех, кто встанет на пути её армии. Ни ты, ни ваша кучка зазнавшихся мастеров не устоит перед мощью богини!

— Война?.. — прошептала Немезида.

— Истребление! И ты станешь первой, девчонка. Смерть техномантам!

Он вскинул посох — яркая вспышка осветила землю, а следом грянул взрыв. Я закрылся рукой от ударной волны…

Девушка вскинула жезл, камень вспыхнул желтым светом — и нас накрыл золотистый купол щита. Отбив атаку, она бросилась вперед и одним прыжком взмыла в воздух.

Пиромант швырнул ей навстречу целую россыпь огней и отпрыгнул в сторону, они разминулись на долю секунды. Я заметил, что жезл Немезиды преобразился — теперь она сжимала в руках длинный меч. Взмыв вверх, соперники схлестнулись в поединке. Всё небо озарилось ало-золотыми вспышками, взрывы гремели как раскаты грома.

— Держитесь, мастер, я помогу, — зашипел копейщик, не отрывая взгляда от битвы, и поднялся на ноги. В его руках снова появился огненный шар. Змей также метнулся в поле, следуя точно под парящей в небе девушкой.

Пошатываясь, я поднялся на ноги и пошёл к культиватору. Пока увлечённый боем копейщик-пиромант отвлекался, я поставил механизм на колёса и, перехватив поудобнее ключи, приготовился к атаке.

Тем временем в небе происходило что-то невероятное. Вереницы шаров и лучей сходились на соперниках, взрываясь не хуже снарядов, а в перерывах бойцы сходились вплотную, сверкая оружием. Вокруг девушки вращались несколько золотистых сфер, поочередно выпускавших лучи во врага, а пиромант окутался огненной аурой. От каждого удара она вспыхивала, отбрасывая соперницу назад.

После очередной такой атаки Немезида отпрянула и застыла в воздухе, оружие снова приняло вид жезла с шестернёй. И в это мгновение копейщик метнул в неё шар огня.

Она заметила атаку — и выставила щит, шар размазался по нему, но в ту же секунду в неё вонзилось ослепительное копьё из света. Пиромант подгадал момент и нанёс сокрушительный удар.

Высокий девичий крик резанул по ушам, фигурка пошатнулась — и полетела к земле, роняя жезл. Тут же змей, маячивший внизу, метнулся к ней навстречу.

— Вот же сволочь! — я бросился к копейщику, занося оружие. Внутри клокотал гнев и жажда мщения. Из-за этой скотины моя спасительница может погибнуть!

Не прощу. Ублюдок, погубивший на моих глазах такую красавицу, не заслуживает жизни!

Он заметил меня в последний момент. Прыжок — ключи вместо головы поразили его руку, он вскрикнул и пошатнулся, упал на землю. Я налетел как ураган и с криком замолотил по негодяю ключами как булавами. Глухо хрустели кости, что-то липкое брызнуло на лицо, меня оглушил пронзительный крик скривившегося от боли врага.

Без пощады и сожалений, добить, прикончить ублюдка!

Я так увлекся, что не заметил летящий в меня фаербол. Удар — меня швырнуло в сторону, обдав огнём, я прокатился по земле.

— Добей этого недоучку, не позорь меня! — послышался голос пироманта. Я помотал головой и с трудом встал. Одежда на мне превратилась в обгоревшие лохмотья, левая рука плохо слушалась. Что-то сверкнуло — сейчас снова ударит! Я зажмурился и прыгнул в сторону.

От грохота задрожала земля. Разлепил глаза — и едва не вскрикнул!

Немезида вставала, но теперь в ее руках была книга с ярким камнем в центре.

— Тридцать второй механизм: пыточное колесо Катарины!

С неба, лязгая металлом, рухнуло громадное колесо в бледно-фиолетовых прожилках и ринулось к пироманту. Тот уклонился, но адская машина развернулась по дуге и с грохотом рванулась к моему сопернику, готовившему очередной огненный шар.

Вспышка — сгусток пламени вонзился в колесо, разнося его на части, от взрыва снова содрогнулась земля, копейщик упал. Его окровавленные руки дрожали, левая была сломана и болталась как тряпка.

— Настырная сука! — пиромант поднял посох, но девушка его опередила.

— Семнадцатый механизм: коленодробилка!

Массивные тиски, усеянные шипами, со звоном замкнулись вокруг лодыжек мастера и начали закручиваться. Осыпая механизм потоком пламени, он с криком боли взмыл в небо. На землю полетели брызги жидкого металла.

Девушка отпрыгнула назад, уклонившись от атаки лавового змея, и снова раскрыла книгу.

— Механизм семьдесят четвёртый: костная пила!

Очередная трансформация — и в её руках оказалась длинная бензопила. Размахнувшись, она ударила по голове твари. От скрежета металла заложило уши, змей задёргался и с шипением отпрянул. Немезиде почти удалось рассечь его голову надвое.

— Мой змей Ужаса! — завопил копейщик и бросился к ней. — Убью! Грязная шлюха, ты!..

— Трансформация.

Она вытянула руку — бензопила, на лету превращаясь в копьё, вонзилась в человека. От удара его отбросило и пригвоздило к стене пылающего дома.

— Механизм девятнадцатый. Колосажатель.

Её голос дрожал. Тяжело дыша, она повернулась к пироманту — тот уже избавился от пыточного механизма и летел к ней. В его руках сиял занесённый посох.

Щит поднялся за миг до удара. Змея отбросило в сторону как пушинку, противники разлетелись в стороны. Даже я заметил, как замедлилась Немезида — серия призывов её измотала. Безоружная, она едва поддерживала щит, звеневший под ударами магистра.

Я пошёл к стоявшему в стороне культиватору — он будто наблюдал за битвой.

— Бедненькая Неми, уже выдохлась? — наигранно спросил пиромант. — Вот поэтому техномантов почти не осталось. Вы все были дерьмовыми слабаками.

Он вновь ударил — щит не выдержал, девушка с криком отлетела в мою сторону и, пропахав землю, замерла метрах в десяти от меня. Змей, почти залечивший страшную рану, тут же пополз к ней.

— Не так быстро, тварь… — процедил я и взялся за ручки мотокультиватора. Взревел мотор, мы бросились к удаву в едином порыве.

Медленно потянулись мгновения. Пиромант прыгнул на девушку, занося посох, она уже поднимала золотистую линзу щита. Но сзади была полностью открыта. Туда и устремилось лавовое чудовище, а мы — следом за ним.

Посох ударил по щиту, вспышка — пламя струями разошлось в стороны, обтекая барьер. Девушка застонала от напряжения. А змей уже раскрыл пасть для атаки!

— Не смей! — взревел я и крутанул ручку газа. Фрезы вонзились в кончик хвоста — и начали наматывать чудовище!

Тварь задёргалась всем телом, но вырваться из страшной мясорубки не могла. Из-под фрез летели ошмётки земли, брызги лавы и металла, я толкал адскую машину ближе к голове змея.

Девушка со вскриком отбросила противника щитом.

— Спасибо! — бросила она и устремилась в бой.

Змей издох, едва мы дошли до половины. Из пасти пошла багровая пена, он издал протяжный вздох, как сдувшийся шарик, и обмяк. Победа!


Вы победили Змея Ужаса! Получено 850 ед. опыта.

Вы получили уровень!..

Вы получили 4 очка навыков и 4 очка переноса!


Отмахнувшись от сообщений, я стащил культиватор с раскалённого трупа и побежал к пригвождённому колом телу копейщика.

Оружие глубоко увязло в дереве, вдобавок раскалилось от огня. Обжигая ладони, я вцепился в него и, упершись ногой в тело врага, вырвал его из стены. Нужно скорее вернуть, пока она не проиграла!

Разбежавшись не хуже спортсмена-олимпийца, я метнул кол.

— Немезида!

Она заметила — на лету кол превратился в увесистый жезл и лёг в подставленную ладонь хозяйки.

— Механизм Пятьдесят первый: Железная Мария!

Огромный, устланный шипами саркофаг возник вокруг пироманта. Он вздрогнул, поднимая посох для защиты — и саркофаг захлопнулся, заточая его внутри.

Из щелей хлестнуло пламя, повалил густой черный дым, и механизм с лязгом рухнул на землю.

— Всё кончено, — устало выдохнула девушка.

— Убила? — я посмотрел на раскрывшийся саркофаг, там были лишь зола и угли.

— Нет, сбежал, — она мотнула головой. — Но ранить удалось, так что на какое-то время… стоп.

Она изучающе осмотрела меня и покосилась на культиватор, — он медленно ехал к нам, поскрипывая на кочках. Я застыл, завороженный её видом.

Теперь, после боя, удалось разглядеть её лучше. И она была офигеть какая миленькая! Ладная фигурка, милое личико, небольшая грудь, губки… ну, в общем, меня аж в жар бросило.

— Что, так нравится? — невинно улыбнулась она, заметив мой взгляд. Похоже, я покраснел.

— Эм, да как бы…

Она рассмеялась. Я выдохнул и улыбнулся в ответ, напряжение боя потихоньку спадало.

— Ты ведь тоже техномант? Начинающий. Как тебя зовут?

Я уже вдохнул, чтобы ответить, но тут снова вмешался психованный боженька.


ВЫБИРАЙ!

Ответить «Скажу, если покажешь мне свои трусики».

Ответить «Скажу, если ущипнешь меня за попку».


Твою ж основу!..

Глава 3. Задание богини

Я мигом взмок. Немезида с улыбкой подходила всё ближе и ждала ответа.

Чёрт, если не выберу один из вариантов, он сам выберется, и тогда… страшно даже представить.

Блин, мне конец. Конец!

— Слушай, ты извини меня, — ощущая, как губы становятся непослушными, забормотал я, — Иногда приходится стран… скаж-жуууу…. Ааа, стой! Я сам выберу!

Она озадаченно нахмурила бровки. Глубоко вдохнув, я стиснул кулак и выпалил.

— Моё имя — скажу его, если покажешь мне свои трусики!..

Я зажмурился — сейчас точно влепит пощёчину. Или чего похуже.

Ничего не происходило, я открыл один глаз, затем — второй.

Немезида смущённо отвела взгляд.

— Эм… я не уверена, что хочу знать его такой ценой, уж прости, — она пожала плечами. — В любом случае, спасибо, что помог мне. Наброситься на противника сильнее тебя… думаю, это было смело. Вот.

— Самуил! — выпалил я, почувствовав облегчение. — Меня зовут Самуил. Прости, иногда я говорю странные вещи. Вернее, вынужден говорить. Не думаю, что ты поймёшь меня, но… я ничего не могу с этим поделать.

Она внимательно посмотрела мне прямо в глаза — и кивнула. Нежные губки растянулись в улыбке.

— Понимаю. Кстати насчёт имени… я — Немезида, можно просто Неми, рада знакомству!

Она кивнула мне и, покраснев, пригладила латную юбку.

Богиня! Как есть, богиня!

Меня наполнила благодарность и уважение к этой милой девчонке. А ещё — торжество. Ведь в итоге всё обернулось в мою пользу.

И ведь правда, я победил этот долбаный выбор! Задача-то была только сказать, да? А не увидеть любой ценой. Так что — прости, недобог, но тут я выиграл!


Задание: увидеть трусики Неми любой ценой.

Награда: достижение, 10 очков навыка, 1 очко переноса.

Штраф за невыполнение: мгновенная кара с небес.

Время на выполнение: 5 минут!


Я застыл на месте, выпучив глаза — таймер начал обратный отсчёт. Возликовавшая душа снова ухнула в пропасть.

Сволочь, это нечестно!!! Между нами с милашкой Неми только возникла связь, и теперь — это?..

— Са-му-ил~ — медленно произнесла она, смакуя каждый слог. — Странное имя! Ты, наверное, издалека?

Мы покинули окраину и пошли к центру деревни. Было слышно, что бой утихал, звон мечей был почти неслышен, а вдали через поле в лес удирало несколько выживших бандитов.

— Да, я… не местный. Можно сказать, не из этого мира. Оказался тут случайно, очнулся вон в том сарае, меньше часа назад. Слушай, где-то здесь должна быть моя младшая сестра. Надо скорее её найти и увести отсюда. Я видел, что эти козлы устроили в деревне. Если она им попалась, если они с ней что-то сделали… я с ума сойду просто, понимаешь? Неми, прошу тебя, помоги найти сестру!

— Вот как, — она посмотрела на труп копейщика и повела над ним своим жезлом — тело распалось на тысячи искр.

— Можно звать тебя Сэм? — Неми повернулась ко мне. Я кивнул и покосился на таймер — меньше трёх минут!..

— С поисками сестры я помогу, но есть кое-что важное, что ты должен знать, и у нас очень мало времени на разговоры. Так что слушай внимательно.

Капец, осталось две минуты! Нужно срочно действовать! Перед глазами пронеслись десятки сцен, как Неми испепеляет меня, насаживает на кол или просто уходит, бросая что-то типа «Я так разочарована. Думала, у нас что-то получится…»

— То, что я скажу, может показаться странным, но тут уж тебе придётся мне довериться. Ты в большой опасности, как и мы все. Я имею ввиду, техноманты. Нас очень мало — во всем мире едва ли наберется хотя бы сотня. Слуги Гекаты, как Хинорам, ищут нас и убивают, если представится такой шанс. За последние семьдесят лет техномантов почти истребили, поэтому мы прячемся и выживаем любой ценой. Для этого мы создали Орден Пенты — убежище для всех уцелевших техномантов. Сэм, ты — сильный, я чувствую это, и ты нам нужен. Вы оба.

Я оглянулся на культиватор, неторопливо следующий за нами. Механизму здорово досталось в бою, краска местами обгорела и облупилась, а часть лопастей фрезы безнадежно оплавилась.

— Постой, лучше скажи сперва, техноманты — это вообще кто?

Она приблизилась и сверкнула глазками, я ощутил её тонкий аромат.

— Техноманты — повелители машин и единственные из Владеющих Силой, кто может спасти человечество от Второй Луны.

Она многозначительно посмотрела на небо. Я посмотрел на перевитый прожилками фиолетовый шарик в небе и ощутил прошедшийся по коже холодок. Всё звучало уж слишком серьёзно.

— Но я всего лишь слесарь!

— И что? Это только название специализации, — снова улыбнулась она и положила ладонь мне на плечо. — Главное — то, что внутри.

Рамка с таймером замигала красным — меньше тридцати секунд! Я сглотнул — выбора нет!

— Неми, прости меня, — я опустился на колени и, сложив вместе ладони, прижал лоб к земле. — Я не могу поступить иначе!

Мои руки скользнули вверх, схватили край её латной юбки — и высоко подбросили. Я распрямился, скользнув ей под ноги и задрал голову.

Громкий девичий крик прорезал воздух. Она отпрыгнула назад, прижав юбку, а я сел, не в силах поднять на неё взгляд.

Перед глазами мелькнула рамка уведомления.


Задание выполнено!

Вы получаете 10 очков навыка и 1 очко переноса!

Вы получаете достижение «Свидетель трусиков богини. Или нет»!


— Н-неужели тебе так не т-терпелось их увидеть? — покраснев, как рак, возмутилась она.

Знала бы она, какая буря эмоций меня одолела в тот момент, когда я увидел её белоснежные стройные ножки! Но стыд был сильнее. Меня обожгла мысль — ты расстроил девушку и повёл себя как худший из мужиков.

— Прости, я конченый подонок. Я не хотел. То есть, хотел, но не так… да блин! Это было… задание.

Неми застыла на месте и, секунду поколебавшись, подошла ближе. Я сверлил взглядом её латный подол, из-под которого виднелись аккуратные ботиночки.

— Подними голову.

Я посмотрел на неё.

На лице девушки читалось «я понимаю тебя». Красные от смущения щёки потихоньку светлели, губы снова растягивались в смущённой улыбке.

— Я тебе верю, Сэм. Ты мне жизнь спас, и твои слова о сестре — плохой человек такое не скажет. Вставай.

Она протянула мне руку и помогла подняться.

Хотелось тысячу раз перед ней извиниться, но что-то внутри буквально кричало — молчи! Уже наговорил. Да и какой я мужчина, если буду перед девчонкой вечно принижаться? Нафиг.

Девчонки любят сильных парней, а не тряпок. Вот и будь сильным. Сделал, накосячил — прими ответственность как мужчина.

Выдохнув, я сменил тему.

— Ты говорила что-то про техномантов и Орден Пенки…

— Пенты, — поправила она. — Сэм. Ты — техномант, и отныне, пока ты жив, каждая тварь и каждый наёмник будут охотиться за твоей головой. Хинорам тебя видел, и, уверяю, уже отправил охотников выслеживать тебя. Их задача — убить тебя, пока ты слаб.

— Понятно, — пытаясь скрыть дрожь, кивнул я. — И что мне… нам делать?

— Бежать в Пенту, как можно скорее. Это город на востоке, на побережье Дерринийского моря. Там — наш орден, и надеюсь, там мы сможем тебя защитить.

В её голосе проскользнула неуверенность, Неми отвела взгляд.

— Тот чувак сказал, что там какая-то армия пойдёт до самой Пенты, — вспомнил я слова пироманта. Девушка кивнула.

— Сэм, честно говоря, я не знаю, правда это или нет. Но если да, то мастера Ордена и король должны как можно скорее узнать это.

В эту секунду я понял, что сейчас мы расстанемся. Моя богиня улетит, а я останусь тут, среди пепелища и вонючих, неотёсанных крестьян. И даже без сестры.

— Куда мне… — я поперхнулся, дыхание спёрло от волнения. Но Неми и так всё поняла.

— Тебе нужно выйти к Серому Тракту, он за этим лесом, — она показала на деревья, среди которых скрылись бандиты. — Иди вдоль него на восток, только не по нему, а рядом, чтобы не попадаться на глаза другим путникам. Избегай людей, маскируйся. Никто не должен узнать, кто ты.

— И долго идти до города?

— Пешком — примерно две недели, или чуть больше. Дорога непростая, всякое может случиться. Но такой сильный мужчина, как ты, точно справится быстрее.

Она улыбнулась мне и, поправив волосы, на миг растеряла всю серьёзность. От Неми повеяло чистым и невинным очарованием молоденькой девчонки, жаждущей внимания парней.

Только вот делала она это не очень умело, неуверенно как-то. И эта неуклюжесть делала её ещё очаровательнее.

Едва сдерживая лыбу, я кивнул.

— Постараюсь добраться раньше.

Мы подошли к дому старосты, Неми по-хозяйски открыла дверь. Внутри за тем же столом оставался только староста, его помощник да какой-то старик с посохом. Он напоминал средневековых бомжей или чародеев из фэнтезийных фильмов, хоть и без шляпы.

— Хранительница! — встрепенулся староста и выскочил навстречу, но она жестом остановила его.

— Угрозы больше нет, на какое-то время они оставят вас в покое, — её тон изменился, стал властным, со стальными нотками. — Но у меня для вас важное поручение.

Она кивнула в мою сторону.

— Этот парень, Сэм, очень важен для Ордена. Вылечите его, оденьте и подготовьте к походу. За ним следует странный механизм, разрешаю дать для него одну ёмкость топлива из резервов деревни.

— Но госпожа…

— Орден компенсирует, — отрезала она. — Это важнее. Значит так, Сэм.

Она повернулась ко мне и, взяв за руку, потащила во внутренний двор. Меня невольно пот прошиб — пальчики у Неми были мягкими, но сильными.

— Когда староста соберет тебя, уходи сразу. Не надо оставаться ночевать, даже если начнут уговаривать — утром тут уже могут быть преследователи. Уходи как можно скорее, и не отвлекайся ни на что, к людям выходи только по крайней нужде. Постарайся обходиться своими силами, не привлекая других. В городе тебя уже будут ждать, я предупрежу старейшин и мастеров Ордена.

— Погоди, а ты не можешь просто взять и телепортировать нас обоих?

— Нет, я… не могу, — она вздохнула. — На двоих сил не хватит. Тем более на троих.

Девушка покосилась на культиватор, в ожидании замерший за оградой. Он будто наблюдал за нами, слушая каждое слово.

Неми снова вздохнула и подняла жезл. Камень разгорелся мягким золотистым светом, на земле вокруг девушки начали проступать линии и узоры магического круга.

— Сэм… ты правда из другого мира? — она посмотрела на меня с интересом и любопытством. В светло-голубых глазах сверкнули искорки.

— Да. Не знаю, как это случилось, но я совершенно точно не отсюда. То есть, мы с сестрой. Если она выжила, конечно.

В памяти пронеслось задание — за неделю найти сестру. Значит, жива.

— В-вот как… Она везучая. Вот бы и у меня был такой заботливый старший брат.

Она отвернулась, но я заметил, как её губы тронула улыбка.

— Неми, мы ведь ещё увидимся? — выпалил я. — Там, в Пенте, мы же встретимся снова, когда я дойду?

— Конечно, — кивнула она. — Обязательно увидимся, и тогда расскажешь мне про свой «другой мир»? Очень хочется узнать, как там живут люди, какие у вас боги и города…

— А как я тебя найду?

— Ой, чуть не забыла!

Девушка воткнула в землю жезл и буквально подлетела ко мне. На ходу она вытащила из-под брони висевший на груди круглый медальон.

— Держи! Это наш символ, Ордена, в смысле. Увидишь в городе такой же символ — считай, нашёл. Не теряй его, всегда носи при себе, ладно?

Она протянула металлический медальон с резным изображением — он приятной тяжестью лёг в мою ладонь. Ещё хранил тепло её тела.

— Сэм, я буду очень ждать нашей встречи. Так что и ты поспеши, ладно?

Я энергично покивал.

Богиня в доспехе посмотрела на меня. На секунду задержалась, будто не решаясь отходить, но всё же вернулась к жезлу. Круг на земле почти замкнулся, от камня на посохе исходило сильное сияние. Похоже, почти готово… сейчас она улетит.

— По поводу твоей сестры, Сэм. Научись слушать свой дар, овладей им — и очень быстро её найдёшь. Вы оба найдёте.

Стройная фигурка в доспехах окуталась золотым сиянием, девушка подняла посох и что-то прошептала. Печать на земле начала вращаться, ускоряясь с каждой секундой.

— И это… — она потупилась, краснея, и негромко произнесла. — Никому не говори про то, что увидел, ну… их. Ладно?

Я только успел кивнуть, как девушка исчезла в ударившем в небо ослепительном столбе энергии. Мгновение — и сияние померкло, оставив лишь тонкие хлопья света, как снег оседающие на землю.

Моя богиня улетела, оставив мне лишь медальон, согретый теплом её миниатюрной груди. Посмотрев по сторонам — никого рядом не было, — я поднёс его к лицу и втянул сладковатый аромат. Пахло цветами.

В памяти всплыл прекрасный образ. Бело-голубая полоска — лучшее, что можно придумать для женского белья. Навечно в моём сердце.

Убрав медальон в карман полуразвалившихся штанов, я вернулся в дом.

Как и было обещано, староста уже готовил всё необходимое для моего путешествия. Пока его помощник доставал вещи, бомжемаг, оказавшийся неплохим целителем, с помощью каких-то наговоров и пары бутылок мерзкого снадобья со вкусом ржавчины залечил мои раны.

Закончив с лечением, я облачился в кожаный комплект — штаны, куртка и чистая рубаха. Вернувшийся к тому моменту Леран перекинулся парой слов с отцом, и теперь вовсю таращился на меня, скрипя зубами. То ли мне вручили шмотки, очень уж походившие на его одежду, то ли у него тоже были планы на очаровательную хранительницу, но итог был один. Он прожигал меня полным неприязни взглядом.

Наспех пообедав какой-то варёной бурдой с подобием тушеной картошки с мясом, я взял подготовленную котомку, канистру с топливом и пошёл на выход.

— Эй, паренёк, — окликнул меня у выхода староста. Я обернулся — мужик протянул мне гаечные ключи, оброненные мной раньше. За его спиной стоял Леран с парой охотников и с постной рожей пялился в пол.

— Они твои. У нас тут все равно нет техно…эм, таких, как ты, пользоваться ими некому. Возьми в подарок. Всё же ими ты помог защитить нашу деревню.

— Спасибо, — с коротким кивком я взял инструменты. Один был слегка погнут, на втором запеклись следы крови. Да уж, незавидная участь у слесарей в этом мире.

— Мой сын с охотниками проводят тебя до Серого Тракта, — добавил он. — В лесах могут быть бандиты, да и зверья хватает. Пусть Хранительница и не велела, но мне будет спокойнее знать, что ты добрался до Тракта живым. Всё, ступайте, да осветит Истинная Луна ваш путь.

Мы вышли наружу. За забором стоял культиватор — завидев нас, он бодро затарахтел движком, будто обрадовался. Пару раз проехавшись туда-сюда, он остановился у калитки.

— Хай, дружище, — я с улыбкой поднял канистру. — У меня тут есть кое-что для тебя. Парни, подождите буквально две минутки — и идём!

— Да хоть десять, — буркнул Леран и отвернулся.

Ну и ладно. Я надел котомку с вещами на плечи и подошел к механизму. На крышке бензобака виднелись глубокие вмятины, да и сама она здорово пострадала. Осмотрев его, я снял незаметный стопор, державший крышку, и отвернул её. Культиватор с лёгкой дрожью дёрнулся в сторону, будто чего-то испугался. Пришлось придержать его ногами, чтоб не дергался, и снять крышку.

В нос ударил запах бензина. Внутри было почти пусто, лишь на донышке плескалась лужица горючего. Вздохнув, я влил в бак почти всю канистру. Получилось, что называется, с горкой. Закрутил крышку, отложил опустевшую ёмкость.

— Всё, теперь погнали, — сказал я скорее культиватору, чем стоявшим позади парням. Механизм, едва я отошёл, дёрнулся назад и сердито затарахтел.

— Иди за мной, — сплюнув, Леран махнул вперёд. Мы направились к окраине деревни.

Удивительно, но селяне не паниковали после нападения, а деловито занимались кто тушением пожаров, кто — разбором завалов. Мы быстро прошли несколько дворов и вышли на окраину, недалеко от места нашей с Неми битвы.

— Нам вон туда, к опушке, — покосившись на чёрный труп Змея Ужаса посреди пятна выжженной земли, Леран повёл меня дальше. Пройдя поле, взрытое копытами и лапами ездовых тварей, мы вошли в лес.

Почти час шли молча, озираясь и прислушиваясь к шорохам в чаще. Культиватор уже не мог сам переехать через узловатые кривые корни, пришлось толкать его перед собой. Охотники немного отстали, а сын главы деревни пристроился за моей спиной и заговорил.

— О чём ты болтал с нашей хранительницей на заднем дворе?

— С Неми? — уточнил я. Сзади послышалось злобное шипение — Лерану явно не понравилось, что мы с ней так быстро сблизились. И эта фамильярность его бесила.

— С Госпожой Немезидой!

Ничего, потерпи, хрена с два я тебе уступлю эту девочку, блатной сынок.

— Секрет. Она просила не рассказывать, — осклабился я.

— Знаешь что, Санузил, ты бы не говорил со мной так дерзко, — в его голосе чувствовалась плохо скрываемая злость. — Я — сын старосты, и скоро сам возглавлю деревню, а госпожа — наш Хранитель. Мы будем очень близки с ней, и ради блага деревни будем много и часто общаться. Я могу призвать её в любой момент, понимаешь? И днём, и ночью. Такой у нас договор. Сама судьба сближает нас с ней.

— Ну да, ну да, — равнодушно протянул я. Но в груди всё равно кольнуло. В его словах была правда.

— А с другой стороны — ты, неизвестно откуда взявшийся пришлец, без кола и двора, только появился — и уже уходишь. Только вот что она тобой так заинтересовалась, а?

— Не знаю, — я дернул плечами. — Может, заметила, что я не папенькин сынок?

— Я не сраный папенькин сынок! — заорал он так, что с деревьев неподалёку испуганно взлетела пара птиц. — Я — лучший охотник в деревне! На всех ярмарках беру первые места! Сильнейший в кулачном бою! Я не какой-то там тебе захудалый деревенский дурачок, понял, ты?..

— Ага… — согласился я.

Только вот от его слов на душе стало паршиво. Ведь, по сути, он прав. Он — весь из себя такой крутой перец, а я… хех. Одним словом, слесарь. Но с другой стороны…

— Если ты весь из себя такой крутыш, чего ж тогда бесишься?

— И то верно, — усмехнулся Леран, — Зря я подумал, что ты можешь встать между мной и госпожой Немезидой. Ты нам не опасен. Так, мимо проходил. Скорее всего, через неделю она тебя даже не вспомнит. И тогда-то я точно сделаю её своей.

Я тихонько скрипнул зубами. От одной мысли, что этот самодовольный прыщ будет лапать малышку Неми, пробовать на вкус её прелести, внутри всё переворачивалось. А ещё больше бесило то, что он по сути-то прав насчет меня, и он знает, что я это знаю. Сразу захотелось ляпнуть про то, что я за полчаса знакомства с ней увидел больше, чем он за всё время. Но в памяти всплыла просьба девушки — «никому не говори, ладно?».

Мы вышли на небольшую полянку, окруженную кустами, и мой проводник остановился.

— Что ж, Сумоил, до Серого Тракта тут по прямой минут двадцать, сам дойдёшь?

Я уже открыл рот, чтобы ответить, как вдали сквозь шум листвы послышался отчётливый вой. Волки.

Мы замерли как вкопанные. Один из охотников шумно сглотнул.

— Парни, проверьте всё, — бросил Леран спутникам. — Не должно здесь быть этих тварей. С гор, что ли, спустились…

Охотники кивнули и растворились между деревьев. Мы остались вдвоем. А далеко за деревьями снова раздалось протяжное завывание, аж мороз прошёлся по коже.

— Что-то мне не по себе от этого воя. А ведь Неми ещё и про бандитов говорила.

— Не боись, Сумазил, они тебе ничего не сделают.

Сзади послышался шорох. Через мгновение в глазах потемнело, мой затылок пронзила боль от сокрушительного удара. Я начал падать — и отключился.

Глава 4. Одинокий техномант

Я пришёл в себя от адской боли в руке. Точнее, в кисти — её будто расплющили и понатыкали иголок.

— Капец… — со стоном поднялся и коснулся затылка — там уже вспухла огромная и весьма болезненная шишка. Под пальцами было что-то тёплое и липкое, а всё тело ощущалось так, будто я беспрестанно катился с горы в обрыв.

Избили? Кто? Грёбаный сынуля старосты, или кто-то ещё напал исподтишка?

Лихорадочно соображая, я помотал головой — всё вокруг закружилось и зашаталось. Жуть, хуже, чем похмелье, хоть я и пил-то всего раз. Зато боль в руке усилилась. Я посмотрел на свои руки — и обмер.

— Сучий ублюдок! Мой палец!..

Вся ладонь левой руки была залита кровью, и стала неестественно узкой — кто-то отрубил мне мизинец!

На глаза навернулись слёзы, я прижал к себе руку, обедневшую на один пальчик, и начал её качать. От вида кровавого обрубка замутило, а боль лишь усилилась.

— Убью… найду и убью, сволочь! Леран, мать твою, тебе конец!..

От моего крика взвились птицы с деревьев, а совсем рядом припустил сквозь кусты пугливый олень.

Я орал от обиды и злости. Что-то про зверскую кару, что раздолбаю и сожгу всю деревню, насажу его на кол и так далее. Хотелось крушить всё вокруг, голыми руками придушить обидчика, хоть как-то вернуть палец, или хотя бы унять пронзающую боль. Но чем больше я бесился, бессильно пиная стволы деревьев, тем больше приходило осознание — всё, это произошло, и ничего не поделать. Теперь хотя бы не сдохни, Самуил, а отомстить ещё успеешь.

Через полчаса, немного успокоившись, я устало сел под дерево. Оторвал от низа рубахи полосу ткани, замотал кровоточащую кисть и, выдохнув, наконец-то включил голову.

Что произошло?

Очевидно, на нас напали. Вокруг места, где я лежал, на примятой траве виднелись следы и были разбросаны вещи — пара тряпок, порванный ремешок, какой-то мусор и крошки.

Чёрт, да меня же обокрали! Выпотрошили подчистую! Ни котомки с припасами, ни еды, ни брони — я ж валялся на земле в одних штанах да рубахе.

И так как ни вещей других охотников, ни их следов видно не было, становилось очевидно — ублюдок Леран сделал это. Может, кого из бандитов подговорил, а может, сам проявил инициативу. Зачем только в живых оставил?.. Или хотел, но кто-то ему помешал?

Я встрепенулся и поискал глазами мотокультиватор. После недолгих поисков машина обнаружилась посреди поломанных кустов, заваленная набок. Превозмогая боль, поставил на колёса и выкатил её на полянку.

Похоже, моему железному другу тоже здорово досталось. Все детали корпуса были помяты и исцарапаны, на крышке бензобака красовались ещё две здоровые вмятины, а оба колеса болтались на честном слове — гайки от них валялись рядом в траве.

— Дружище… — выдохнул я и, рухнув на колени, в неведомом порыве обнял машину. — Ты же пытался меня защитить, да? Ты же отбивался от них до последнего, да?

Двигатель молчал. Ни фреза, ни колесо даже не дрогнули. Спит, или?..

А может быть такое, что они, ну… убили его? Хотя, конечно, культиватор — неживой предмет, но до этого он вёл себя довольно осознанно. То есть, конечно, это всё равно сюрреализм какой-то, но я же в другом мире. Может, тут есть механическая жизнь? И этот вот колёсный парень, за этот день ставший мне товарищем, был зверски замучен людишками?

— Держись, дружище… я знаю, ты по любому защищал меня, — бормотал я, прилаживая гайки обратно к колёсам. — Щас-щас, и я тебе помогу… блин, я же слесарь! И где мои супер-навыки, а?

Гайки, конечно, завернулись от руки, но банальная логика подсказывала — чего-то не хватает, маловато деталей. Пошарив в кустах и в траве, нашел несколько шайб и колечек — и куда их лепить?

Похоже, это тупик. Позабыв про осторожность и то, что мы вообще-то посреди дикого леса остались, я громко выругался. Вокруг было подозрительно тихо, а ведь до своего эпичного провала я слышал вой волков.

На минуту я замер, вслушиваясь в шорохи леса.

Свист ветра, шелест листвы и травы, где-то вдали треснула ветка. Тихо.

Волков больше не было слышно. Может, ушли?

Умом-то я понимал, что раз был вой, они где-то рядом. Да ещё и запах крови наверняка всех хищников в округе привлёк. Но пока их не было. Надо бы валить подальше, но без культиватора — не хотелось, а без ремонта он с места не сдвинется.

А раз так, пора бы мне кое с чем разобраться.

Я сел возле механического друга и, сосредоточившись, представил, что вызываю меню персонажа. Сощурился, пару раз провёл рукой перед лицом — ну где же эта долбаная панель меню? Должна же тут быть такая, а? Я же в типа игре? Или как это работает?

Блин, я очень хочу вызвать это меню, если оно вообще есть!

Внутри шевельнулось предчувствие, а перед глазами выскочила табличка.


Назначьте действие для вызова меню системы!

Внимание, назначенное действие невозможно будет отменить или поменять до получения повышения класса!


Опа, вот и оно! Так, то есть если я скажу определенное слово или, скажем, коснусь пальцем кончика носа, это сработает. Система намекала, что нужно ответственно подойти к выбору. Итак…


ВЫБИРАЙ!

Вызвать меню, покрутив свои соски.

Вызвать меню, сунув левый мизинец в правую ноздрю.


От загремевшего в ушах голоса я вздрогнул. Новый выбор уничтожил остатки моего спокойствия. Левый, мать твою, мизинец?..

— Ты хренов психованный боженька, у меня ж нет сраного левого мизинца, ты издеваешься так, да?..


ВЫБИРАЙ!


— Свинья… — буркнул я и со вздохом вызвал меню первым пунктом. С боженьки станется мне ещё и штраф впаять за бездействие… не, лучше уж так.

Сработало — перед глазами выскочила менюшка со стилизованной фигурой человека, вкладками и текстом. На фигуре мерцали странные прожилки и шарики энергии, пока пустые.

Вкладки были стандартными: навыки, задания, статус, схемы, библиотека.

Не задумываясь, выбираю статус.


Самуил Волков.

Класс: Техномант.

Профессия: слесарь.

Уровень 5, опыт: 955\1200.

Свободные очки навыков: 16

Очки переноса: 7

Ядро переноса:0,058 %

Доп. возможности: нет.


Понятно. Вообще ни черта не понятно. А где статы, ну типа там ловкость, сила, везение? Хотя с везением у меня и так всё ясно. И что за очки и ядро переноса?

Взяв это себе на заметку, переключился на вкладку навыки.


Пассивные навыки:

Владение инструментом: 1 уровень (+10 % к урону инструментом).

После 5го уровня навыка станут доступны навыки «начальное изменение инструмента» и «создание запчастей».


Владение механизмами: 1 уровень.

Вы можете использовать начальные механизмы.

После 5го уровня навыка станут доступны навыки «малый ремонт механизмов», «чертёж детали» и «понимание механизмов».


Активные навыки:

Нет.


Жесть, ни одного атакующего навыка! И вообще активных нет! Небольшую надежду давал навык «изменение инструмента», но что-то мне подсказывало, и тут был подвох. Но ведь Неми как-то круто сражалась с пиромантом, явно же активными навыками!

Правда, её профессию я не знаю. Может, боженька подбросил мне самую бесполезную профу, а второй веткой была какая-нибудь боевая, крутая и мощная. А не это вот всё.

Ну да ладно, лучше уж так, чем со свиными копытами ходить. Листаю дальше, на вкладку задания.


Активные задания:

«В поисках младшей сестрёнки».

Задание: найти сестру и поговорить с ней.

Награда: 1 очко навыка, 1 очко переноса.

Штраф за невыполнение или отказ: смерть сестры.

Время: 7 дней.


«Возвращение домой».

Задание: прийти с заполненным ядром переноса в Верховный Храм и провести ритуал Переноса.

Награда: возвращение домой.

Штраф: остаться в этом мире.

Время: не ограничено.


«Весь мир — во славу Твою».

Задание: выполнить условия контракта с божественной сущностью Лилам.

Награда: благословение Лилам.

Штраф: проклятие Лилам.

Время: не ограничено.


Так вот как зовут психованного боженьку — Лилам! Тот самый, что со своим контрактом лез! Кстати, надо будет внимательно почитать этот самый контракт. Чую потерянным мизинцем, меня ждёт ещё много сюрпризов.


«Город у моря».

Задание: добраться до города Пента и встретиться с представителями Ордена Пенты.

Награда: 10000 опыта, 5 очков навыка, 200 очков переноса.

Штраф: 1 уровень.

Время: успеть до начала атаки армии Гекаты.


Уф! В список выполненных я не полез, там и так всё понятно. Пролистав дальше, убедился, что вкладки схемы и библиотека пока были пусты.

Инвентаря нет, да и зачем — мои немногочисленные вещи были либо украдены, либо раскиданы по полянке. Ладно, хоть ключи оставили — так и валялись под деревом, то ли забытые, то ли специально оставленные сельским ублюдком.

Взяв один из ключей, я примерился к гайке на колесе культиватора — великоват, явно. И назначение шайб пока непонятно. Вздохнув, вернулся к меню с навыками.

Свободных очков навыков — аж 16. Ну-с, приступим.

По 4 очка отправились во «владение инструментом» и «владение механизмами». Теперь инструмент наносил на 50 % больше урона, и, скорее всего, я лучше стал владеть техникой. Но главное, открылись следующие умения.

На всякий случай закинул по одному очку в «начальное изменение инструмента» и «создание запчастей». Тут же вылезли описания новых умений. И оба были активными.


Навык: «начальное изменение инструмента».

Теперь вы можете преобразовать один из доступных вам инструментов в другой инструмент. С ростом уровня вы сможете пребразовывать более сложные инструменты из различных материалов и их сочетаний.

После 10 уровня навыка открывается навык «изменение инструментов — мастер» и «создание инструментов».


Навык: «создание запчастей».

Теперь вы можете создавать запчасти и детали для механизмов и машин. С ростом навыка вы сможете создавать всё более сложные детали из разных материалов и сплавов.

Внимание: для создания новых деталей нужны сборочные схемы и чертежи.


Похоже, это было чем-то вроде крафта. Причём без чертежей ничего не выйдет — значит, где-то есть лавки с ними, или люди, владеющие этими самыми чертежами.

Остаётся шесть очков умений — аккуратно отправляю по одному в «малый ремонт механизмов», «чертеж детали» и «понимание механизмов».

С ремонтом всё и так было понятно, по аналогии с прошлыми он позволял чинить машины, и чем он круче, тем сложнее сам ремонт. А с десятого была доступна следующая ступень и ещё какие-то навыки.

«Чертёж детали» — офигенный навык! Позволял сделать чертёж той детали или узла, который я видел перед собой, по сути копировать его. То есть при желании и определённом количестве материалов я мог наплодить целую армию мотокультиваторов! Ну, или, по крайней мере, запчастей для него. При мысли о собственной механической армии я нервно засмеялся.

«Понимание механизмов» — странная пассивка, давала то ли возможность понимать устройство машин, то ли лучше ими владеть. У навыка было всего три уровня, и с третьего открывался новый — «голос машин». В груди ощутимо ёкнуло.

Я посмотрел на неподвижный мотокультиватор и задумался.

Неми что-то говорила про поиски сестры: мол, научись слушать свой дар, овладей им — и найдёшь сестру. Вдруг она имела ввиду именно его? И тут меня осенило.

А что, если мотокультиватор — и есть моя сестра?..

— Да ну нафиг… хрень полная. Это ж культиватор.

Я вздрогнул от звука своего голоса.

А если не хрень? Думай, Сэм!

Так, у меня три очка — если кину ещё два в «понимание», один как раз пойдёт в «голос машин», и если моя богиня не врала, я услышу голос Алинки!

Или жестоко обломаюсь. Опять же, услышу — но не починю его! Навыка ремонта может не хватить.

Не, с таким делом спешить нельзя. Сперва ремонт, потом болтовня.

Новые знания, похоже, работали — теперь я понимал, что эти колечки и шайбы нужны для нормального вращения колёс, и понял порядок установки. А главное, при взгляде на шайбы высветилась подсказка — «доступно улучшение». Я сощурился и повертел одну перед глазами.

«Для повышения надёжности механизма вы можете создать шайбу Гровера. Создать?».

Я тяжело вздохнул. Дожили, блин.

Где-то в этом мире крутые кузнецы куют легендарные мечи из небесных металлов и магических эссенций, или на худой конец, костей и зубов дракона. А что я? Создаю шайбу Гровера! Да кто он вообще, какой-то мега-техномант этого мира?

Навык сработал на «ура»: я сжал в ладони шайбы, мысленно подтвердил действие — и в ладони уже лежали несколько пружинных колечек.

Вторым этапом пошло «изменение инструмента» — искрясь и мерцая, ключ уменьшился до размера, подходящего под гайки. С пыхтением и сопением я собрал всю конструкцию в нужной последовательности и затянул гайки на обоих колесах.

— Эх, будь здесь батя, он бы тебя вмиг починил. Он же механик в третьем поколении! И в армии машины чинил, и его отец, и дед — тот вообще всю войну в танке! Так что не боись. С такими генами оно у меня само должно всё собираться. Наверное. Так, вроде бы закончил.

Культиватор выглядел почти так же, как раньше, не считая вмятин. При попытке провести дальнейший ремонт высветилось «недостаточный уровень навыка!», но закинув одно очко в навык, удалось исправить ещё несколько поломок.


Вы выполнили ремонт механизма! Получено 100 очков опыта.


Больше чинить было нечего — вмятины роли не играли.

Вздохнув, отправил оставшиеся очки в «понимание механизмов». До «голоса машин» — всего один уровень. Я нежно погладил крышку бензобака.

— Сестрёнка, если ты там, — держись. Я что-нибудь придумаю.

Странно. Ремонт прошёл успешно, но ничего не изменилось. Может, бензин кончился? Или деревенский поганец всё слил?

Открыл бензобак — да нет, почти полный. Закрутил крышку обратно, пригляделся, и в глаза бросилась небольшая ручка на шнурке. В голове всплыло название — стартер. Машинально подвинув какую-то заслонку, дёрнул за ручку, двигатель издал странный чих. Ещё раз — и снова. С четвёртой попытки мотор затарахтел и, выплюнув клуб чёрного дыма, завёлся. Дрожа, как припадочный, культиватор отъехал в сторону и спрятался в кустах.

Ожил!

От радости я хлопнул в ладоши — и тут же скривился, с изувеченной ладони снова закапала кровь.

— Фух, ты жив! Не бойся, иди сюда.

Я поманил его к себе. Механизм нехотя выкатился из поломанных зарослей и задрожал.

— Бедняга… сколько же ты натерпелся, наверное.

Культиватор, покачиваясь на кочках, неторопливо подъехал ко мне и, словно большой кот, прижался к бедру. Тёплый мотор негромко заурчал.

— Вот же ты милаха, — я погладил шершавый корпус мотора. — Ладно, давай собираться и сваливать по-тихому, пока нас не нашли.

Собирать, по сути, было нечего. Пару тряпок, оставленных обидчиком, повязал на ручку культиватора — пригодится протирать. А вот в порванном ремешке я узнал часть подарка моей богини — на нём и висел заветный медальон с символом!

— Ублюдок… этот урод спёр мой медальон! — прошипел я. — Да чтоб тебя всей деревней в зад (нецензурно)…

Без этого медальона чёрта с два я найду Орден Пенты, а сельский Ромео явно украл его из зависти. Решил не оставлять мне даже напоминаний о Неми. Она говорила, что по символу я смогу найти Орден, а значит, и её.

Я негромко засмеялся.

— Выкуси, придурок. А я запомнил его!

Пять завитков, соединяющихся в центре — и длинная руна-клин. Только вот я реально мог его забыть. Пошарив в траве вокруг, нашёл обломанную ветку с острым концом — и, стиснув зубы, нацарапал символ на внутренней части руки. Больно, глупо, нерационально. Но зато не сотрётся и всегда со мной.

Напоследок я навыком уменьшил оба ключа и убрал в карман.

Со сборами закончено. Я поозирался, ища ориентиры — благо, топографическим кретинизмом не страдал, это Алинка у нас вечно везде терялась. Мысли о сестре я старательно гнал, нужно держать себя в руках.

— Окей, нам туда, — я указал на два дерева, склонившихся в сторону, и зашагал вперед. — Не отставай, дружище.

Культиватор, взрыкнув мотором, пристроился рядом. Шума от него было много — один хруст веток да лязг железа чего стоили. Но это малая цена за компанию в рискованном пути.

Мы шли по лесу, огибая упавшие деревья и овраги. Судя по всему, солнце уже садилось. Точнее, одно из них, жёлтое. А менее яркое синее ещё только шло к закату, отчего лес наполнялся жутковатым светом. Похоже, ночь здесь наступала с заходом именно этого солнца. А может, когда закатывались оба.

В эту секунду до слуха донёсся чей-то плач. Именно плач, с поскуливанием, жалобный и высокий. Нечеловеческий.

— Подожди здесь, — шепнул я культиватору и пошёл вперёд, на звук.

Далеко идти не пришлось. Метрах в двадцати между деревьев под кустом виднелся небольшой копошащийся комочек. Я пригляделся.

На земле лежал лисёнок и отчаянно скулил, его передняя лапка попала в большой капкан. Железные дуги, зажавшие лапку, зловеще поблёскивали, а от опорной пластины к дереву шла длинная толстая цепь, присыпанная ветками и листьями. Выбраться самостоятельно зверёк не мог.

Вздохнув, я встал в полный рост и вышел из-за дерева. Завидев меня, зверёк заметался, плач перерос в отчаянный визг. Наверняка подумал, что я и поставил ловушку.

— Тише, тише…

Я миролюбиво поднял руки и остановился. Вряд ли зверь это поймёт, но пугать его еще больше не стоило — и так много шума.

Но он, похоже, понял. Прекратив вопить, он прижался к земле и тихонько заскулил.

— Вот и славно. Давай посмотрю, может, и помогу чем.

Подойдя к страдальцу, я внимательно осмотрел ловушку. Система тут же подсветила детали — пружина, дуги, каркас. А рядом всплыла интересная надпись.

Устройство «капкан» понято. Скопировать чертёж?

Зверьку сказочно повезло — тонкую лапку лишь прижало, а не перебило, раздробив кость. Охотник, поставивший капкан, перестарался с маскировкой. Одна из веток попала между дуг, приняв на себя основной удар.

— Так, не двигайся, и-и…

Взявшись за дуги, я напрягся — и медленно развёл их в стороны. Освободившийся лисёнок тут же юркнул в ближайший куст, припадая на одну ногу.

Я поднял капкан и снова осмотрел, но в этот раз подтвердил копирование.


Вы создали чертёж устройства «Большой капкан»! получено 50 опыта.


— Эй… — позвал я и подошёл к кусту. Судя по звукам, он всё ещё был там. Скулил, но не шёл. Придётся лезть самому.

Раздвинув кусты, я увидел, как зверёк старательно вылизывает лапку. Увидев меня, он отполз назад и задрожал.

— Не бойся, выходи, — я поманил его к себе. — Не обижу. Просто помочь хочу.

Он не пошёл. Я попробовал достать его рукой — но едва успел отдёрнуть, лисёнок попытался укусить. Похоже, так просто не дастся.

Попробовав ещё пару раз, я бросил эту затею. Мне ведь даже помочь ему не получится — лекарств нет, да и перевязать нечем. И вообще, как зверей лечить? Я же не ветеринар.

— Эй, дружище, выходи, — позвал я. Из-за дерева вдали показался приземистый силуэт культиватора. Он подъехал и остановился возле дерева, ровно перед капканом. Будь у него глаза, наверняка посмотрел бы на меня с немым вопросом, мол, что случилось-то?

— Да лиса попала в капкан, выпустил, — пожал я плечами. — Пошли дальше, и так задержались.

Тут же по лесу прокатился вой. Тот самый, от которого всё внутри сжалось.

Волки.

И теперь вой был совсем близко.

Вокруг будто потемнело. Второе солнце ушло за горизонт, оставив на небе лишь яркую фиолетовую луну на пару с огрызком жёлтой.

Страх начал сковывать тело. Я посмотрел по сторонам — в мертвенно-фиолетовом свете все тени смешались, ничерта не видно!

Нащупав в кармане ключи, достал их.

«Изменение инструмента»!

Два увесистых ключа-булавы придали уверенности. Только вот от волков просто так не отбиться. Этих тварей я знал хорошо. Не отступят и будут рваться к тебе любой ценой, голодным зверям нечего терять.

— Держись рядом, будем отбиваться до последнего, — негромко сказал я культиватору. — Лисёнок всё ещё в кустах, сожрут запросто…

Вой повторился, но теперь казалось, волки уже за соседними деревьями. Затряслись кусты, я обернулся — и заметил, как пушистый хвост исчез в высокой траве. Лисёнок сбежал!

— Вот же мелкий засранец… ну и ладно! Вали!

Лес затих, даже ветер ослаб. Культиватор прижался ко мне сзади, нервно полязгивая фрезами, я поудобнее перехватил ключи.

— Идите уже, твари, хрен я вам живым дамся… — прошептал я и посмотрел по сторонам.

Кусты, окружавшие поляну, качнулись — и пара зелёных глаз сверкнула между ветвей. Я застыл на месте, прирастая к земле. Два ярких огонька неотрывно смотрели на меня, парализовали волю. Хотелось дрожать от страха, но тело не слушалось.

Пристальный взгляд существа, затаившегося в кустах, прощупывал меня секунд двадцать. Потом глазища мигнули — и исчезли, а задрожавшие кусты дали понять, что пришелец сбежал.

Я тихонько выдохнул — опасность отступила?

Тут же вокруг всей поляны зажглись ещё несколько пар огоньков — красные, мечущиеся в стороны. Новый волчий вой был уже вплотную, за кустами!

Огоньки приближались, я слышал низкий утробный рык тварей.

— Приготовься, идут!

Кусты задрожали, на поляну выпрыгнули три серебристо-серых волка. Издав жуткий рык, они бросились на нас.

Глава 5. Голос сестрёнки

Получено задание: отбить нападение волков!

Награда: 200 опыта, 2 очка навыка, 1 очко переноса.

Штраф: смерть.


Я бросился в сторону, уходя от атаки. За спиной взревел мотор, я кубарем прокатился по земле и вскочил. Успел заметить прыжок твари, скрестил ключи.

Удар! Один из волков сбил меня с ног. Скрежет зубов о металл — зверь закусил подставленный ключ и, мотнув головой, протащил меня по земле. Зараза, какой сильный!

Страх прибавил сил — я с отчаянным воплем вмазал по морде вторым ключом, тварь заскулила. Но челюстей не разжала.

Взревев не хуже раненого медведя, я вскочил и от души врезал твари между глаз. Волчара заскулил и отпрыгнул. Двое других, не обращая внимания на гудящий культиватор, окружили меня.

— Понравилось, блохастый? — осклабился я. — Ну что, кому ещё добавить?

Ко мне на всех парах подкатил культиватор и пристроился сзади. Я скосил глаза — и поймал себя на странной мысли.

Механизм не встал спиной к спине, как боевой товарищ. Он спрятался за мной. Будто испугался. И тут я вспомнил, где уже такое видел.

Точно так же Алинка пряталась за мной, когда к ней пристали парни из старших классов, а я её защитил. До драки тогда не дошло, но я хорошо запомнил её поведение. Сестрёнка спряталась за мной и испуганно дрожала.

Так значит?..

— Сестрёнка, держись за мной!

Мотор заурчал, а я почувствовал, что машина сдвинулась назад. Выходит, всё-таки она?

Волки ждать не стали — двое бросились в стороны, а третий, самый матёрый, — на меня. Я едва успел отпрыгнуть, удар — ключ скользнул по блестящей шкуре. А с другой стороны напал ещё один, щёлкнув зубами у бедра. Увернулся!

Закрутилась карусель бросков, уклонений и ударов. Чем больше я уходил от атак, тем сильнее было чувство — твари играют с нами! Выматывают меня. Ждут, когда я свалюсь от усталости, а потом добьют и сожрут.

Надо атаковать!

Бросок — поскальзываясь на притоптанной траве, я увернулся и огрел волка ключом по хребту. Не останавливаясь, бросился следом, добавил ещё по башке. Зверь заскулил и метнулся в сторону, за спиной зарычали его товарищи — сейчас бросятся!

— Сестрёнка, выручай! — крикнул я и бросился вдогонку за волчарой. Оббежав вокруг поляны, он развернулся — и прыгнул на меня.

Я резко присел, пропуская его над собой, и развернулся — новый удар ключа нашёл цель. Зверь взвыл и, подволакивая подбитую лапу, бросился в кусты. А я поспешил на помощь культиватору.

Он нервно жужжал фрезами и крутился вокруг себя как бешеный. Хищники, явно обалдевшие от зрелища, косились друг на друга, но напасть не решались.

А для меня это был идеальный момент.

Я рванул вперёд, занося оба ключа. Одним прыжком покрыв метра два, подлетел к ближнему волку и осыпал его градом ударов. Офигев от моей дерзости, он заскулил и бросился в сторону… культиватора!

Машина даже не ожидала такого поворота. Тварь прыгнула ровно под бешено крутившиеся фрезы. В последний момент зверь извернулся, лопасть фрезы прошла в миллиметре от мохнатого зада.

Но вот хвост уклониться не успел.

Истошный вой разнёсся по лесу. Во все стороны полетели шерсть и багровые ошмётки, а волк, бешено выпучив глаза, с диким визгом рванул мимо нас в кусты.

— Вот это жесть! — ахнул я, глядя на засыпанный бело-розовой шерстью культиватор. Он дрожал и откатывался назад, обалдев не меньше жертвы. Я повернулся к третьему и звонко ударил друг о друга ключами.

— Походу только ты остался. Сейчас и из тебя фарш наделаем.

Он не испугался, даже не попятился. Обнажил клыки в жутком оскале и ринулся на меня.

Тем проще! Я занес оружие и шагнул навстречу.

За мгновение до удара что-то серебристое мелькнуло перед глазами. Нить?.. Руку, наносившую удар, рвануло назад. Я выронил ключ и попытался достать зверя вторым.

Тот молниеносным броском сбил меня с ног — и, как по команде, отпрыгнул назад. А из кустов позади него на поляну вышла высокая тень.

— Как я погляжу, у нашей жертвы прорезались зубки, — донёсся хриплый, насмешливый голос. На поляну вышел высокий мужик в рваном плаще и потасканной кожаной куртке, крутя в руке что-то серебристое. На поджаром, по-волчьи хищном лице виднелись глубокие шрамы. Он скалился, не скрывая злорадства.

За его спиной загорелось ещё с дюжину красных точек-глаз, волки огласили лес новым прерывистым воем. У меня кровь застыла в жилах — похоже, теперь точно конец!

— Тихо, звери, — велел он, приподняв руку. — Это моя добыча.

Я силился что-то сказать, но не мог произнести ни звука. А вожак стаи приближался, в его руках поблескивала тонкая стальная нить с острым лезвием на конце. Подтянув к себе, он медленно покрутил его в воздухе.

— Какой-то ты невзрачный для техноманта, — презрительно бросил он. — И из-за такого дохляка Хинорам начал нервничать?

Я попытался отползти, судорожно ища рукой выроненный ключ — пальцы нащупали изогнутый край и сжали холодную сталь. Кое-как поднялся на дрожащих ногах и скрестил ключи.

— Отвали, урод!

— Хо-о… а то что, позовёшь маму? Что ты сделаешь-то, дерьмоед сопливый? — осклабился он и посмотрел на волков, один за другим выходящих из кустов на поляну. Их было не меньше десятка, все как один поджарые, крепкие — и все скалились на меня, искоса поглядывая на хозяина. Будто ждали разрешения напасть и порвать на лоскуты.

— А ты у своих блохастых друзей спроси, — я кивнул на подранков, поскуливавших за спинами остальной стаи. Улыбка на его лице скривилась, будто он лимон целиком съел.

— Зубоскаль, пока можешь. Пара раненых бойцов — ничто по сравнению со всей стаей!

Я продолжал пятиться, пока не уткнулся в дрожащий культиватор — тот едва не подпрыгнул на месте. Всё, отступать некуда!

Нужно как-то справиться с волнением и придумать, как выпутаться из этой отчаянной переделки!

— Оно и видно, что они не бойцы, а дерьмо собачье, — наконец, выдохнул я. — А один на один — нихрена они не стоят.

Вместо ответа вожак бросился вперёд. Единым движением оторвав меня от земли, поднял вверх — и ударил так, что в глазах потемнело. Уже падая, я в порыве злости ударил его ключом, но промазал.

— Идиот, хоть и смелый, — хмыкнул он — и новый удар ногой в живот отбросил меня назад. Больно ударившись о камень, я застонал, но снова медленно поднялся на ноги. Во рту появился отчётливый привкус крови.

— Хо-о, ещё держишься. Пожалуй, мы с ребятами чуток поиграем с тобой перед ужином, — вожак негромко рассмеялся. Несколько волков оскалились, будто пытались улыбаться, подражая хозяину.

— С рукой своей поиграй, урод, — сплюнул я кровавой слюной и поднял ключи. Покачав головой, мужик поднял руку со стальной нитью.

Глаз не уследил за атакой — мелькнула сталь, бедро обожгло болью. Ещё атака, я попытался отпрыгнуть, но лезвие молниеносно разрезало мне плечо. Зашипев от боли, я бросился на него.

Это было даже не избиение, а чистое издевательство. Он был на несколько порядков сильнее меня. Раз за разом я бросался то на вожака, то на волков, разбегавшихся в стороны с мерзкой улыбкой-оскалом на мордах, и раз за разом получал то пинок под зад, то новый порез, то оплеуху. От злости и бессилия хотелось выть. Но я лишь крепче сжимал зубы и атаковал снова.

— И где твои хвалёные фокусы, техномант? — уклоняясь от моих неуклюжих атак, бросил вожак. — После твоей болтовни я уж надеялся, ты хоть что-то покажешь! Трепло!

Уклонившись от очередного выпада, он с разворота вонзил сапог мне в грудь. От удара перед глазами поплыли круги, меня швырнуло назад. Прокатившись по земле, я бессильно упал и закашлялся. Траву окропили почти чёрные кляксы крови.

— Слабоват ты… мою силу тебе показывать… — хрипло рассмеялся я и вытер окровавленный рот.

Всё вокруг плыло, в ушах стоял шум, сквозь который продрался резкий, скрипучий голос ублюдка.

— Хо-о, ещё трепыхается! — захохотал он. — Раз ты не хочешь показывать фокусы, может, твой механический дружок покажет?

Сквозь дрожащую пелену я увидел, как вожак подошёл к окруженному волками культиватору и бесцеремонно пнул его в бок. Машина дёрнулась и рухнула набок, мотор отчаянно взревел.

На миг мне даже почудился высокий девичий вскрик.

Алина!..

Ярость вскипела во мне с новой силой. Вскочив, я молнией метнулся к мужику, снова занесшему ногу, и отбросил его назад. Тут же наперерез мне бросились сразу пять волков, и угрожающе зарычали.

— Не смей трогать её! — заорал я и, раскинув руки, закрыл собой жалобно жужжащий культиватор. — Это — моя сестра!

Мужик, вскочивший на ноги, застыл с выпученными глазами. На изрезанном лице возникло выражение непонимания, сменившееся полным удивлением. Постояв пару секунд, он осклабился — и захохотал так, что аж кусты задрожали.

— Чего-о?! Вот эта хрень — сестра?! Твой отец что, трахнул трактор?.. А-а-а-а!!!

Окружившие нас волки переглянулись. Видимо, не поняли реакцию хозяина. А тот всё не унимался и ржал.

— Ааа капец! Шутник, мать твою! И как ты её зовёшь, Культяпка? Или Моторяшка?

Теперь к смеху вожака прибавился ещё и нестройный хор подлаиваний его свиты. Не знаю, умеют ли волки смеяться, но эти покашливания и хихиканья были очень похожи на то. Как те гиены из диснеевского мультика. Даже стрёмно как-то стало.

— Заткнись ты, урод! Её Алина зовут!

— Ой, жесть, я щас лопну! Куль… Культевина, а-а-а!

Заливистый смех перешёл в ор, а за ним гиенами заорала вся стая. Походу и волков проняло — несколько свалились на землю и ухахатывались, задрав лапы. Вожак, хохоча до слёз, пытался добавить что-то ещё, но пересилить себя не мог.

Сволочь, весело ему…

— Хватит ржать, ублюдок!

Скрипя зубами, я сложил вместе оба ключа и рявкнул первое, что пришло в голову.

— Призыв! Лом Немезиды!

«изменение инструмента»!

Ключи слились вместе и вытянулись в здоровенный увесистый кол с расплющенным концом. Реально, похож на тот, которым Неми добила копейщика. Я даже не ожидал, что сработает!

— Да иди ты!.. — отмахнулся мужик. — Вон к чугунной заднице этой! Капец у тебя сестрёнка!

Это стало последней каплей. Плевать на раны и боль, на усталость и прочую шелуху. Волчий говнюк оскорбил мою сестру.

Одним прыжком я подлетел к ближайшему зверю и мощным ударом пригвоздил его к земле. Издав протяжный вздох, волк испустил дух.

Вы победили свирепого волка! Получено 60 опыта!

— Не смей обижать мою сестру, — процедил я и, вырвав кол из земли, бросился к следующей жертве.

Твари быстро пришли в себя. Мигом разбежавшись в стороны и заливаясь гиеньим хохотом, они закружили вокруг нас. А вожак, утерев глаза, вновь поднял лезвие на нити.

— Поржали — и хватит. Пора с тобой кончать.

Лезвие отрывисто свистнуло, я подставил лом — нить мигом намоталась на него. Одним движением мужик вырвал его из моих рук, оставив безоружным.

— Хо-о, занятная хреновина, — вожак рассмотрел трофей и, цокнув языком, отбросил в сторону. — Но бесполезная. Как и ты.

Лезвие на нити снова начало раскручиваться с угрожающим свистом. Я заворожено смотрел на его отблески в свете луны. Похоже, последнее, что я увижу. Точнее, предпоследнее.

В кустах позади вожака снова загорелись два зелёных огонька.

Те же, что и до нападения! Мигнув, они начали расти, приближаться — небольшая чёрная тень прыгнула из кустов и встала ровно между нами. Лезвие, уже летевшее в мою сторону, жалобно звякнуло и упало в траву.

— …твою мать! — подтянув нить, ругнулся мужик. — Ты ещё кто?

— Фелис! — раздался звонкий девичий голос. — Просто проходила мимо!

Я ошалело уставился на девушку, стоявшую между нами. Невысокая, с копной густых волос, она смело смотрела на вожака и упирала руки в бока. В полутьме я различил лишь короткую кожаную курточку и шортики да мягкие сапоги, а оружия и вовсе не заметил. Безоружная, или?..

— Ну что, парнишка, — она повернулась ко мне и подмигнула. — Бабахнем этого неудачника с его сбродом?

От её задорного, почти безумного взгляда по телу дрожь прошлась. Сверкнув зелёными глазищами, она протянула мне руку — и помогла подняться.

— Ты совсем больная что ли, девочка? — нахмурился вожак и снял с пояса длинный нож. — Один хрен, обоих — на ужин.

Он отрывисто свистнул — волки как один подобрались и начали нас окружать. Мужик тоже приготовился к нападению.

— Поднимай сестру! — бросила девчонка и рванулась вперёд.

Точно, сестра! Я бросился к культиватору. Уклонившись от волка, схватился за массивный корпус и из последних сил поставил его на колёса. Крутнувшись на месте, он подставил мне рукоятки. Будто просил взять управление на себя.

Окей, меня два раза уговаривать не надо!

Взревел мотор, из-под фрез полетела земля и ветки — мы с боевой машиной развернулись к поляне, где уже кипела жаркая битва.

Это было что-то невероятное. Волки беспорядочно метались около вожака, а он бросался из стороны в сторону, размахивая ножом. Вокруг него металась смазанная тень, то и дело вспыхивая зеленым светом.

Снова магия!

Поняв, что отбиваться бесполезно, вожак коротко свистнул — волки собрались перед ним живой стеной, — и вскинул руку.

— Именем предков! РЁВ!

Его голос, стократно усиленный магией, волной разнесся по поляне. В стороны полетели ветки, трава и комья земли. Я вцепился в ручки, чтобы и меня не отбросило. Девчонка, сбитая с ног, отлетела в нашу сторону — прокатилась по земле и, шипя как кошка, вскочила на ноги.

— Цк, хитрый гадёныш, догадался, — цыкнула она и обернулась. — О, парнишка! Можешь создать ещё механизмов?

— Эм, нет…

— Совсем? Плохо. А, ладно, и так сойдёт.

Задорно хихикнув, она хрустнула кулачками и побежала к волкам. Блин, да она безумная! Я выкрутил ручку газа до упора и рванулся за ней. Девчонка высоко прыгнула и крикнула.

— Именем Кумихо! Лисьи когти!

С неба словно пролился град, сотни шипов застучали по деревьям и траве, утыкали тварей и их хозяина как дикобразов. Жалобный вой наполнил воздух.

Отбив почти все шипы, вожак снова схлестнулся с девчонкой — звон стали и треск дерева зазвучали на поляне.

— Парнишка! — снова крикнула она и метнула в меня светящуюся ленту. Я даже среагировать не успел — мерцающее сияние окутало меня, наполняя всё тело лёгкостью. Бафф? Похоже на то!

А через пару секунд мы на полном ходу врезались в охваченную смятением стаю. Что-то влажно хрустнуло под фрезой, вой захлебнулся и оборвался, твари бросились врассыпную.

Но поздно! Я гонялся за ними, словно газонокосильщик — за крысами. Подмяв второго волка под колесом, круто развернулся — и к третьему. Или какой он там по счету? Плевать! Мочим всех!

Меня охватил боевой азарт на грани помешательства. Где-то рядом метались размытые фигуры девчонки и вожака, то и дело в землю рядом вонзались длинные костяные иглы и шипы. Увернувшись от очередного волка, я поддал ему пинка и снова дёрнул ручку газа.

Казалось, бой продолжался уже минут сорок. Меня трясло от усталости и возбуждения, а от наших атак спаслись лишь два волка. Я налёг на рукоятки, пускаясь в погоню за следующей жертвой, как перед лицом мелькнула крупная тень — и сокрушительный удар отбросил меня назад.

Кажется, я вырубился на мгновение, так как очнулся уже на земле. Тут же вскочил и дрожащими руками ощупал голову — цела. Культиватор снова лежал на боку метрах в семи от меня.

Рядом кто-то пошевелился.

— Ухх… и совсем… невесело, — охнула девушка и попыталась подняться.

— На том свете посмеёшься, в лицо богине.

Хрипло рассмеявшись, к нам подошёл вожак. Измятый, окровавленный, с разодранной в клочья курткой. Не обращая на меня внимания, он сгрёб девчонку за ворот куртки и с криком швырнул в центр поляны. Вскрикнув, она прокатилась по земле — но встать не успела. Над ней завис один из волков и угрожающе прижал раскрытую пасть к горлу.

— Молодец, хвалю, достойно дралась, — прокаркал он, сплёвывая кровь. — Но слабо!

Он пнул девчонку в живот. Ещё раз, и третий. Она сдавленно вскрикивала, и каждый её крик болезненным эхом отдавался в голове.

Чего сидишь… вставай, Самуил. поднимайся, защитничек хренов!

Раз решил защищать девчонок, — защищай, пока можешь дышать!

Я отчаянно завертел головой, ища хоть что-то, что может пригодиться. В паре метров что-то тускло поблескивало, присыпанное травой и перепаханной землёй. С трудом поднявшись на ноги, я потянулся к продолговатому предмету.

— Довольна, девчонка? — мужик нагнулся к измордованной девушке и, взяв за грудки, поднял её перед собой. — Как дура побежала спасать какого-то сопляка, ещё и долбанутого на всю голову.

— Н-нормально… — выдохнула она, давя кривую улыбку. По подбородку изо рта стекала тонкая струйка крови.

— Хо-о… Я чту закон. Есть что сказать напоследок?

— А-аха… — кивнула она. — Одно… только одно.

— Что — одно?

Она набрала воздуха в грудь и заорала.

— СЕЙЧАС!

Мужик застыл, выпучив глаза, и начал оборачиваться.

А через мгновение брошенный мной лом с вязким хрустом прошил ему грудь.

Девчонка извернулась за миг до удара — подобралась и отпрыгнула назад. А вожак, издав булькающий хрип, вцепился в наполовину увязший в груди лом, и повалился на землю.

Я смотрел на него, не веря своим глазам, и медленно оседал. Ноги уже не держали.

— Чего так долго-то? — спросила девчонка, как ни в чем ни бывало уперев руки в бока. Уцелевшие волки, оставшись без вожака, удирали сквозь кусты в лес. Мы остались одни на поляне, усеянной телами.

— Да что-то… затупил, целился.

— Ну, попал-то хорошо, — она покосилась на вожака, так и висевшего на ломе — тот упёрся в землю, не давая телу упасть.

— Да уж… хорошо.

— А что свою техно-штуку не использовал? Ну там, вжжж, ууу, бабах! Типа того.

— Да не умею пока особо, — я пожал плечами и поднялся. Луны на небе будто прибавили в яркости, и мягкий лилово-золотистый свет осветил всю поляну.

— Ну, тогда давай знакомиться! — утерев кровь, девчонка с довольной улыбкой подошла ко мне. — Тебя как звать-то?

В мягком свете лун я наконец-то смог разглядеть мою спасительницу. Она была невысокой, мне примерно по плечо, стройной и подвижной. Копна густых огненно-рыжих волос с белыми кончиками, энергичный взгляд с озорными огоньками. Задорно вздёрнутый носик с чёрным кончиком и нарисованными на щеках усами… чего?

— Саму…эээ… Сэм, — вспомнив, как Неми затруднялась с моим именем, я решил упростить задачу.

— Саму-сэм? — девушка прищурила один глаз. — Двойное имя что ли?

— Нет же, просто Сэм! А ты?

— Фелис! — она улыбнулась во весь рот и показала два пальца. — Биомант Фелис!

Так вот откуда была та магия. Техноманты, пироманты, а теперь ещё и это. Как на сборище гадалок попал.

— Слушай, а вон та штука и правда твоя сестра что ли? — она по-звериному лизнула тыльную сторону ладони и кивнула на культиватор.

— Честно — не знаю, но мне кажется, да. Оно точно живое.

Мы подошли к культиватору и поставили его на колёса. Двигатель тихонько урчал, всю машину трясло как в ознобе.

— А. поняла! Ты мужика того обмануть хотел, да? Хитёр, молодец!

Она рассмеялась и хлопнула меня по спине. Я мотнулся — крепкая у неё рука, не слабее моей.

— Да нет же… уф. Короче, мне нужно просто поговорить с ним. И если сестра там, она точно ответит.

— Ты умеешь говорить с машинами?

— Ну, почти, нужно навык новый выучить, и тогда смогу. Наверняка уровень уже получил, да и задание…

Я мысленно вызвал лог — перед глазами проявись окошечки системок. Вернее, последнее — прошлые я даже не заметил в пылу боя и смахнул, как мух.


Задание выполнено!

Вы получаете 200 очков опыта, 2 очка навыков и 1 очко переноса!

Вы получили уровень!

Вы получили 1 очко навыка и 1 очко переноса!


Вот оно, теперь — качнуть «голос машин» — и можно поговорить с сестрой! Я заулыбался, и тут вспомнил один маленький нюанс.

О, этот неловкий момент.

— Ну так что, навык получаешь?

Сцепив руки за спиной, Фелис любопытно уставилась на меня.

— Эм, да. Сейчас, минуту…

Я отвернулся и поднял руки к груди. Блин, до чего ж неловкое дерьмо!

— Ну, так? — мордашка Фелис снова помаячила передо мной. — Ну, ну?

— Слушай, можешь не смотреть?

— Почему?

— Т-так надо.

— Ты там что-то прячешь? — она игриво сверкнула глазками. — Показывай уже! Или это игра, да?

— Да, игра! Отвернись на две секунды, окей?

— Окей.

Отлично, теперь главное — незаметно сделать действие для вызова меню…


Выбирай!

Сказать «Эй, Фелис, покрути мои сосцы».

Сказать «Эй, Фелис, я покручу свои сосцы».


Из груди вырвался тяжёлый вздох. Конечно, разве что-то может пойти так?

Я зажмурился и повернулся к девушке.

— Эй, Фелис…

— М?

— Я покручу свои сосцы.

— Э…

Я молча выполнил действие и открыл глаза. На лице Фелис читалась озадаченность.

— Ого… так ты из этих.

— Нет.

— Фетишист, да?

— Всё, проехали! Я делом занят! Подожди минутку, ладно?

Передо мной было уже знакомое меню.

Самуил Волков.

Класс: Техномант.

Профессия: слесарь.

Уровень 7, опыт: 1985\2200.

Свободные очки навыков: 4

Очки переноса: 10

Ядро переноса:0,07 %

Доп. возможности: нет.

На вкладке навыки первым делом нашёл голос машин и вкинул одно очко в голос машин. Новых навыков не открылось, но зато у этого высветились 3 ступени.

Голос машин.

Позволяет общаться с механизмами, обладающими разумом.

Коротко и понятно. На первом уровне можно понимать до трех машин на расстоянии пятнадцати метров, на третьем — хоть сколько и в зоне слышимости. Плюс позволяет сделать одну из них избранной и дает возможность другим слышать ее голос. Идеально!

Доведя навык до максимума, еще раз прошелся по списку. Куда деть ещё одно очко?

Прикинув в уме, чем чаще всего пользуюсь, решительно отправил последнее во владение инструментом. Урон инструментом ещё немного повысился.

Закрыв меню, подошёл к культиватору и ласково погладил по бензобаку.

— Эй, сестрёнка?

Тишина.

— Ты меня слышишь? Скажи что-нибудь.

— У-у-у, выглядит это, я тебе скажу… — Фелис покачала головой.

— Странно, вроде навык вкачан, почему она молчит?

— Может, её там просто нету? — девушка пожала плечами. — Извини за нескромный вопрос, а ты точно не свихнулся?

— Да сама ты свихнулась! — вспылил я. — Нафига ты себе нос покрасила и усы эти дурацкие нарисовала?

— А, заметил? — обрадовалась она. — Это лисьи усы и нос! Я обожаю лисичек! Кстати, твоего питомца я уже видела, хочешь, своего покажу?

— Нет.

— Эй, Хвостик! — позвала она. — Иди сюда, малыш!

Из кустов выскочил тот самый лисёнок с раненой лапкой и резво подбежал к хозяйке.

— Так вот ты чей, кусака мохнатый.

— Уже знакомы?

Я рассказал Фелис про капкан и вовремя смывшегося зверька, а заодно и про деревню, Неми, подлость Лерана, да и много чего ещё. За это время мы успели привести себя в порядок и покинули злосчастную поляну. Лом я забрал, оставив тело валяться в окружении волков. Фелис велела ничего не трогать — мол, природа сделает всё сама.

Когда я закончил с рассказом, мы уже шли по тропке, достаточно широкой даже для колёс культиватора. Дослушав, Фелис рассмеялась.

— Досталось же тебе, Сэм! Похоже, с тобой всегда что-то весёлое происходит. За Хвостика спасибо, — она пожурила лисёнка, ещё на поляне взобравшегося ей на плечо. Зверёк зевнул и внимательно посмотрел на меня.

— Не смог пройти мимо чужих страданий, — я пожал плечами. — Да и вообще, это тебе спасибо, что спасла.

— А с пальцем что? — она покосилась на замотанную руку. Теперь, когда эффект адреналина от боя прошёл, она снова начал адски болеть.

— Леран отрезал.

— Дай сюда, — она вцепилась в мою руку, несмотря на мой вялый протест, и бережно обхватила увечную ладонь прохладными пальцами.

— Именем праматери Кумихо, — прошептала она. — Лечение!

Тусклое зеленоватое свечение окутало ладонь, кровь на глазах перестала сочиться, а боль медленно истаяла. Секунд через тридцать Фелис разняла ладони.

— Воу, — я покрутил перед глазами руку. Палец, конечно, не отрос, но рана надёжно заросла и покрылась розовой кожицей. И, похоже, никакой тебе инфекции.

— Классно, да? — Фелис довольно улыбнулась. — Я так-то дофига крутая! Вы пока трепались с тем мужиком, я и Хвостику лапу залечила. Кстати, а что ты такого натворил, что за тобой пустили аж целого биоманта-стайника? Колись, спёр что-то важное у больших шишек?

Я усмехнулся.

— Про Магистра Хинорама что-нибудь слышала?

Та отрицательно мотнула головой.

— А про Гексиса и армию Гекаты, идущую на Пенту?

Фелис остановилась и посмотрела на меня как на ненормального.

— Ты про ту-самую-богиню Гекату?..

— А что, есть другая?

— Нет, просто… ух, так ты реально техномант? Вот прям серьёзно, и техномагией владеешь?

Я кивнул и в подтверждение своих слов разделил лом на два маленьких ключа. Девушка тихонько хихикнула.

— Я думала, только в Пенте хоть одного живого увижу, а тут вон как! Тогда понятно, почему… но блин, это меняет дело. Нам надо спешить! Беги за мной, следующая остановка — деревня Журжинки!

Она рванула вперёд, не обращая внимания на сгустившуюся вокруг ночь — луны исчезли за набежавшими облаками. Я налёг на рукоятки культиватора и припустил за девчонкой.

— Эй. Погоди ты! Может, сперва расскажешь, что вообще происходит, а? Что за спешка-то?

— Некогда! Придём — расскажу! Не отставай, Сэм!

Следующие часа два мы бежали практически без остановки и передышки. Фелис безошибочно вела нас по тропке, петляющей по лесу, а порой и теряющейся в высокой траве или под поваленными деревьями. Лисёнок, покинув плечо хозяйки, бежал рядом как разведчик. Я же обливался потом и пыхтел, толкая перед собой тяжеленный культиватор. Мотор пришлось выключить, благо и без него он катился неплохо. А главное — почти бесшумно.

Наконец, мы вышли на берег небольшого прудика посреди леса. Фелис, устало раскинув руки, упала на траву.

— Всё, привал! Надо поспать, пока солнце не взошло.

Отвечать ей сил уже не было. Я лишь дотолкал машину до ближайшего дуба и примостился тут же, на мягкой траве. Вытянувшись со сладким стоном, я посмотрел на небо.

Чужие звёзды. Незнакомые, совсем. Две луны, два солнца.

Чужой мир, живущий по непонятным законам, но уже жаждущий меня прикончить.

Найду Алинку — и валим отсюда при первой же возможности. Не хочу я разбираться во всех этих загадках, причинах и прочем. Это в играх всё интересно, когда за свою жизнь не беспокоишься и тупо получаешь кайф от прохождения. А тут как-то всё совсем иначе.

В памяти всплыло лицо Неми и обещание увидеться в Пенте. Ну, раньше заполнения ядра я точно отсюда не выберусь. Так что с моей богиней мы точно успеем увидеться. Даже так — прежде, чем мы отсюда выберемся, я хочу ещё раз её увидеть.

Ко мне подошёл лисёнок и деловито заглянул в лицо. Постоял пару секунд, лизнул в щёку — и, взмахнув хвостом, убежал обратно к хозяйке. Я улыбнулся — вот тебе и «извините», Самуил, и «спасибо» заодно. Может, всё не так уж и плохо?

С этими мыслями я закрыл глаза и задремал. Усталость взяла своё, я быстро погрузился в глубокий сон.

Мне снились волки. Они окружали, скалили зубы и хохотали мерзким гиеньим смехом. За их спинами лежали окровавленная Неми, а растерзанная тварями Фелис стонала от боли. А надо мной стоял и торжествующе хохотал пиромант со шрамом. Хинорам занёс посох и ударил меня по голове…

— «Вставай… вставай, беспутный придурок! У тебя дело!..»

Проснулся я от прикосновения — что-то холодное и твёрдое ощутимо давило на руку.

Жёлтое солнце уже выбиралось из-за кромки леса, а за ним нехотя выползало голубое. Руку снова сдавил неведомый предмет.

А следом я услышал до боли знакомый голос.

— Скотина, да вставай же ты уже! Бли-ин… Братик, я есть хочу!

Интерлюдия: Хинорам

Длинные залы Обители были пустынны, Хинорам не любил свидетелей, а потому оставил всех солдат и охрану снаружи, в лагере. Он ходил по тёмному коридору, освещённому лишь парой факелов, и думал о предстоящем походе.

Когда пятнадцать лет назад его, молодого и неопытного мальчишку, открывшего в себе дар пиромантии, нашёл магистр Гексис, он и подумать не мог, что станет его правой рукой. И уж тем более, что они оба будут помогать богине Гекате в её великой миссии. Не каждый день божественная сущность просит твоей помощи в спасении мира.

Пожалуй, тогда, в первую встречу с ней, он волновался так же, как сейчас. Но, черт возьми, почему из-за этого мальчишки его сердце до сих пор не на месте? Что может пойти не так?

— Если этот идиот накосячит… — прошипел он сквозь зубы. Сзади он услышал шаги — идёт!

— Господин Хинорам! — войдя в коридор, тень побежала к нему.

— Я уж думал, ты не придёшь, — выдохнул он и жестом пригласил в залу. — Входи, Леран.

Они прошли светлое помещение, поближе к огненной сфере, парящей над большой медной чашей — ночи нынче были довольно зябкие.

— Ну что, как задание? Узнал что-нибудь?

Сын старосты, не скрывая улыбки, встал на одно колено и протянул ему маленький свёрток.

— Господин Хинорам, даже перевыполнил! Он отправился к Серому Тракту, прямой дорогой на Пенту. Только вот он до неё не дойдёт!

Хинорам взял свёрток и. нахмурившись, посмотрел на сияющего парня.

— Вам не нужно тратить время, чтобы от него избавиться!

Мужчина развернул свёрток и, посмотрев внутрь, переменился в лице. Брови взметнулись, он с отвращением швырнул в пламя отрубленный палец.

— Ты всё испортил, идиот! Лучше бы уж тогда хер ему отрубил! И себе заодно! Господи, просто кретина кусок!

Леран вскочил, мигом побледнев, и едва не затрясся.

— Н-но вы же говорили, сообщать обо всех техномантах, чтобы вы м-могли избавиться от..

— Я говорил тебе не это! Просто проследи, узнай, куда идёт — и всё! Неужто тебе так трудно выполнить такое простое поручение?

— Простите, милорд… — парень склонил голову. — Вы же обещали, что если я помогу вам с этим, вы поможете мне заполучить госпожу Немезиду… кстати, её амулет — он был у парня!

Порывшись в кармане, он протянул маленький блестящий медальон. Тот самый, что был на шее у девчонки в их последнем бою.

— Её амулет…

Хинорам сгрёб вещицу с его ладони и отвернулся. Внутри клокотала такая ярость, что он готов был убить дурака на месте, но, к счастью, сам не был настолько глуп.

А вот с парнем-техномантом, похоже, кончено. Эта ниточка, что могла привести его к взятию Пенты, оборвалась. Как теперь смотреть в глаза Гексису? Хорошо хоть оставался первоначальный план, не слишком подходящий, но теперь выбирать не приходилось.

Он медленно выдохнул.

— Где сейчас парень?

— Остался лежать оглушённым в лесу, мы завели его достаточно…

— И ты просто бросил его там с отрубленным пальцем? — оборвал его пиромант. — Или прикончил? Ты видел труп?

— Н-нет, но — он не выживет! Когда мы шли, вокруг были волчьи следы. Волки быстро почуют запах крови. Наверняка сожрали!

— Пошёл вон.

— А как же госпо-

— Вон отсюда, пока я сам тебя волкам не кинул, кретин! — бросив на Лерана полный ярости взгляд, он указал на проход в коридор. Весь бледный, тот мышью выскочил наружу и обиженно затопал к выходу.

— Доверился, блин, тупой деревенщине… — прошептал он и взглянул на огненную сферу — она налилась голубым свечением и начала пульсировать.

Знак Гексиса, наместник богини призывал своего слугу. Вздохнув, Хинорам открыл пламенное кольцо портала и шагнул внутрь.

Гексис стоял у престола, в центре ярко освещённой залы где-то далеко на севере, где среди лесов стояла Цитадель Древних. Там заправляла Геката, там же размещался и её ближайший соратник.

Завидев пироманта, он с улыбкой развёл руки, будто был готов обнять молодого мужчину как отец — сына.

— Хинорам! Рад видеть, проходи.

— Лорд Гексис, — кивнул он рослому, под два метра мужчине с серебристой сединой в волосах. Гексису вообще никто бы не дал его возраста — в свои пятьдесят он выглядел чуть старше Хинорама, и одевался не в принятые у магистров и лордов робы, а носил свободную куртку поверх жилета и просторные штаны с сапогами. А вечная улыбка из-под крючковатого носа и доброжелательность завершали образ отличного парня. В любом городе сошёл бы за своего.

Но Хинорам знал цену этого радушия. Смотрел на него Гексис не как на равного. И уж точно равным его никогда не считал.

Они обменялись крепким рукопожатием, наместник богини одарил его покровительственной улыбкой.

— Как продвигается подготовка к походу на Пенту?

— Двенадцать секвумов ждёт вашего приказа, ещё семь на подходе. Люди тренируются, вооружаются, ведут разведку ближайших селений.

— Семь секвумов… три с лишним тысячи человек, — Гексис задумчиво потёр подбородок. — Сколько среди них пиромантов?

— Около двух тысяч. Есть очень грамотные ребята. Плюс к нам присоединились несколько биомантов из селений Клана, не разделявших их политику.

Гексис сморщил лоб при упоминании о биомантах.

— Что с твоим маленьким планом обхитрить примарха Эладио? Сам понимаешь, штурм Пенты может очень дорого нам стоить. Гекате не нужен город любой ценой, ей нужны люди.

— Всё под контролем, план потихоньку продвигается, как я и наметил, — подбирая каждое слово, медленно ответил пиромант. Этого вопроса он и опасался больше всего. Гексис не зря настаивал на других путях взятия Пенты, и тут магистерское прошлое Хинорама сыграло против него.

С мёртвым новичком-техномантом хитрый план уже не выйдет, но нужно сохранять хорошую мину даже при плохой игре.

— Потихоньку, — в голосе наместника чувствовалось недовольство. — Геката торопит, нет у нас времени, чтобы действовать потихоньку. Нужно приводить план в исполнение.

— Я спешу, как могу, но это не так просто, найти подходящего человека, вы сами понимаете, — ответил он, с трудом сохраняя спокойствие. Нервы и так были натянуты как струна.

— А что там с твоим учеником? Тот, что самый талантливый, ты вроде говорил, что он должен показать себя в последнем рейде. Я думал, он и будет твоим козырем.

— Он пал.

Повисла пауза. Перед глазами снова встал пиромант, пригвождённый к стене дома копьём Немезиды.

— Хо-о… вот как, — хмыкнул Гексис, и в голосе его послышалась довольная издёвка. — Выходит, у тебя осталась только одна зацепка, эта твоя шлюха из города?

— Она мне не шлюха, — сухо бросил он.

— Я в курсе. Ты же у нас больше по мальчикам, — не сводя с него глаз, наместник продолжал издеваться.

В его словах была правда, но лишь отчасти. Хинораму нравились забавы со всеми, но в последнее время он предпочитал девушкам юношей.

— Я надавлю на неё. Всё пройдёт как надо, уверяю.

— Не облажайся, Хинорам, — холодно сказал тот. — Войска уже выдвигаются. Пента должна пасть, хоть наизнанку вывернись. Понял?

— Слушаюсь.

Кивнув лорду, он покинул дворец тем же порталом. Уже оказавшись в стенах родной Обители, он тяжело оперся на стену. Всё тело била мелкая дрожь, сердце колотилось как бешеное.

— Нужно спешить… — пробормотал он и коснулся шрама, будто налившегося огнём. — Немедленно, призвать эту сучку сюда…

Сигнал, закреплённый за личным амулетом, ушёл мгновенно. Но пока она придёт, нужно успокоиться и привести мысли в порядок.

Выпив три полных кубка вина, он тяжело опустился в кресло и прикрыл глаза. Перед внутренним взором до сих пор стояла надменная физиономия Гексиса, будь он неладен. Ничего, когда Пента падёт его, Хинорама, усилиями, богиня оценит его должным образом. Но пока рано об этом думать.

Раздался свист ветра — и яркий свет окутал всю залу. Он нехотя открыл глаза и встал — когда сияние угасло, посреди зала осталась лишь невысокая фигурка в броне. Металлические пластины латной юбки отражали свет пламени, бросая блики на стены.

— Магистр Хинорам… — светловолосая девушка чуть склонила голову. — Я прибыла.

Он молча подошёл, стаскивая с правой руки перчатку. Посмотрел на её бледное, напряжённое лицо — и отвесил мощную пощёчину.

Девушка вскрикнула и упала на колени. Молча поднялась, прижав к щеке ладонь, и посмотрела на него. Глаза её пылали холодной яростью.

— Шлюха! Зачем ты убила моего помощника?

— Он мог всё испортить. Оставь я его в живых, это… было бы неубедительно.

— Ясно… вот как.

Какое-то время оба молчали, Хинорам несколько раз прошёлся туда-сюда по залу, напряжённо обдумывая ситуацию.

— У меня мало времени. Мастера ордена могут обнаружить моё отсутствие… — произнесла гостья и отняла ладонь от красной щеки.

— Ты всё сделала как надо?

— Да, — кивнула она.

— Он поверил?

— Да… он ещё ничего не знает. Я сказала всё, как вы велели, магистр. И ещё, я дала ему медальон с меткой для отслеживания, вот образ метки, вы можете отследить его…

Она нехотя протянула ему свиток — он взялся за другой конец. Девушка, словно не желая отдавать, чуть подержала его — и разомкнула пальцы.

Хинорам нахмурился и сунул свиток за пазуху. Когда гостья упомянула медальон, его на миг прошиб пот — если дура сейчас попробует отследить его, всё вскроется! Конечно, так просто с крючка она не соскочит, но это подпортит ему всю игру.

— Ты сыграла… весьма правдоподобно, Немезида, — хмыкнул он и ухмыльнулся. — Он даже не понял, на чьей ты стороне.

Бледная, как бумага, Немезида молча смотрела на него, и на скулах её играли желваки.

— Но знаешь, это странно, что ты отправила его в такой долгий и опасный путь одного, вообще без помощников.

— Я попросила старосту проводить его до Серого Тракта, на дороге ему помогут, если случится беда.

— А если в лесу он столкнётся с кем-то опасным, и не дойдёт до цели, м? Если пацан погибнет, что будешь делать тогда?

Немезида побледнела ещё больше, но испытующий взгляд пироманта выдержала достойно.

— Не погибнет. Он сильный, и даже если его ранят, до Пенты точно доберётся.

— Доберётся… откуда такая уверенность? — сощурился он. — Ты что-то ещё о нём знаешь?

— Нет, просто… — Немезида запнулась и отвела взгляд. — Сердце подсказывает. Женское чутьё, если хотите.

— Не хочу. Мне гарантии нужны, а не твоё бабское гадание.

— Что мне… делать дальше? — девушка переступила с ноги на ногу.

— Следуй плану. Никто в ордене не должен заподозрить тебя, просто жди и в нужный момент сыграй свою роль. И если парень появится у Пенты, сразу дай знать. Поняла?

Девушка коротко кивнула.

— Всё, уходи.

— Магистр, вы обещали дать мне поговорить с матерью… — торопливо начала она, подходя ближе, но Хинорам одним жестом оборвал её.

— Обещал, когда будут результаты! Они есть? Их нет.

— Но я же сделала, как вы велели!..

— Я сказал, нет! — вскрикнул он. — Не смей мне указывать, потаскуха! Или мне рассказать твоей драгоценной мамочке, что её дочурка заделалась в предатели?

Она стиснула зубы и окатила его ледяным взглядом.

— Будешь выделываться, вообще никогда их не увидишь, — добавил пиромант.

Немезида, издав сдавленный стон, покорно опустила голову.

Пусть злится, если хочет. В сущности это неважно, лишь бы она сыграла свою роль в его плане. Он не испытывал к ней ненависти, — ещё со времён службы в Ордене она была ему симпатична. Наивная и милая, а тогда ещё — совсем маленькая девчонка, смотрела на него с нескрываемым восхищением. Она идеально подошла на уготованную ей роль.

— Тебе вроде спешить надо, — бросив на девушку снисходительный взгляд, напомнил он.

— Пообещайте, что в следующий раз вы дадите поговорить с моей семьёй, — дрожащим голосом произнесла она.

— Когда парень войдёт в Пенту, тогда и поговоришь, — холодно ответил он и, помедлив, добавил. — Слово магистра.

Немезида коротко кивнула и, тряхнув волосами, подняла жезл. Несколько секунд по полу зала разбегались линии и узоры круга телепортации. Через миг девушка исчезла в ослепительном сиянии. В воздухе остался лишь лёгкий аромат цветочных духов. Точно таких же, как и те, что он подарил ей, когда девушку посвятили в техноманты. Дурочка всё ещё жила прошлым.

— Сердце ей подсказывает, — пробормотал он, возвращаясь к креслу. Машинально наполнив кубок, пиромант осушил его в несколько глотков.

— Выживи, парень… не пришло ещё время тебе помереть.

В зал, бесшумно ступая, вошёл один из офицеров — кажется, первого секвума. Подойдя к креслу, он прижал сжатый кулак к плечу в воинском приветствии.

— Магистр, как вы приказывали, мои разведчики и передовой отряд готовы.

— Посылай их вперёд, по Серому Тракту и окрестным лесам. Задача — обнаружить парня-техноманта, он должен быть один. На одной руке не хватает мизинца.

— Как найдём, его устранить?

— Нет. Следите, внимательно. Глаз не спускайте. И подгоняйте, если случай представится, до самой Пенты гоните! Ясно? Выполнять!



Конец первой арки.

Глава 6. Трудности младшей сестрёнки

АРКА 2: Дорога в Пенту



— Да вставай же, братик!..

Я вскочил, выпучив глаза, и поозирался. Фелис мирно храпела у соседнего дерева. А свернувшийся у неё под боком Хвостик открыл один глаз и посмотрел на меня. Вокруг — никого.

Культиватор медленно отъехал назад и демонстративно повернулся ко мне.

— Алина?..

— Ну наконец-то обратил внима… эм. Сэмми, ты что, меня слышишь?

Мы замерли друг напротив друга. Голос был чуть искажённым, механическим, как у роботов в фантастических фильмах. Но совершенно точно — это был голос Алины.

— Сестрёнка…

Ноги подкосились, я потянулся к задрожавшему культиватору и со всей нежностью обнял его. Машина издала булькающий звук, будто всхлипнула, и подалась вперёд.

— Братик!.. Уа-а-а!..

— Алинка… господи, как я рад… ты жива!

В порыве чувств мы чуть не разрыдались на два голоса, но нас прервал удивлённый посвист.

— А-фи-геть, — проснувшаяся Фелис сидела и таращилась на нас. — Да ты точно фетишист. Слушай, это у всех техномантов такие э-э-э… наклонности?

— Да господи, Фелис, это же Алинка! — я вскочил и, подлетев к девушке, потряс ее за плечи. — Это моя сестрёнка! Я же говорил, это она!

— Да? О-о, — она покосилась на культиватор и встала. — Эм, приветики, я Фелис, типа биомант. А ты, эм…

— Алина, — подсказал я.

— Братик, она меня вообще слышит? — сестра неуверенно подъехала ко мне и снова поёрзала.

— Фелис, ты слышишь её?

— А она что, разговаривает?

— Так… — вздохнул я, понимая, куда всё идёт, — Девчонки, я отойду на минутку. Не ссорьтесь.

Скрывшись в кустах, вызвал меню и сразу полез в навыки. В описании было что-то про то, что голос избранной машины будут слышать и остальные. А ещё всплыло окно о выполненном задании.


Вы выполнили задание «В поисках младшей сестрёнки»!

Получено 1 очко переноса, 1 очко навыков.


— Блин, и как это включить-то?

Мысленно сфокусировался на описании интересующей части — и тут же всплыла подсказка.


Для выбора избранной машины коснитесь её и подтвердите действие в меню. Избранная машина также должна дать своё согласие.


Я вернулся на поляну и подошёл к сестре. Приобнял культиватор за бензобак — перед глазами всплыло окно.

Сделать машину избранной для навыка «Голос машин»?

Подтверждаем.

— Сэмми, тут что-то странное появилось, — протянула Алина. — Это ты сделал?

— Ага, чтобы тебя могли слышать другие, нужно подтвердить выбор, — подсказал я.

— Угу, а как?

— Ну… мысленно, подумай, что согласна, и всё.

— Мм… хорошо. Вроде сделала, — она повернулась и деловито подкатила к Фелис. — Э-эй, меня слышно?

— Обалдеть… — прошептала Фелис. — Оно разговаривает! Ты прикинь, Сэм, оно реально разговаривает!

— Эй, чего так невежливо, а? — возмутилась Алина. — Оно! Я девушка вообще-то! Пф!

— П-прости, конечно, — Фелис улыбнулась и хихикнула. — Просто, ну… выглядишь ты слегка… пхахах!

— И что теперь? Сэмми, чего она меня обижает, а?

Пришлось успокаивать сестру, готовую наброситься на хихикавшую Фелис, и отвести её в сторону. Мы подошли к берегу прудика и я сел на траву рядом с ней.

— Алин, я хочу тебе кое-что сказать. Прежде всего…

— Братик, ты меня извини, но… — она снова поёрзала туда-сюда, будто в нетерпении. — У меня всё, эм, тело везде чешется… можешь меня помыть?

— А… да, конечно, — вздохнул я.

— Спасибо! Просто я, ну… даже тела своего не чувствую. Будто марионетка какая. Только сильно не наглей, когда будешь меня раздевать, понял?

Купание решили провести здесь же. Пока я закатывал фыркающий мотором культиватор в воду, удалось внимательно разглядеть уже изрядно пострадавший механизм. После битвы в лесу и нашего ночного марш-броска механическое тело Алинки было всё в грязи, кровавых брызгах и шерсти.

— Блин… знаешь, я сейчас в воду глянула, и… это реально — моё тело?.. Вот… вот это?!

Я кивнул.

— Алин… мы больше не дома. Я представления не имею, что это вообще за мир такой. Походу мы в какую-то игру, что ли, попали. И тебе досталось это, хм, тело.

— Н-но… но как?..

— Помнишь, ещё дома, ну… когда мы в аварию попали, я сказал про то, что готов душу продать за твоё спасение?

— У-угу…

Открепив чудом не потерявшиеся тряпки, примотанные к ручкам, я смочил одну из них и принялся медленно обтирать её корпус.

— Ну, в общем… — вздохнул я и принялся рассказывать ей все приключения с момента аварии и до битвы в деревне. Она слушала молча, ни разу даже не перебив. А под конец лишь издала долгий, протяжный вздох.

— Ну… всё могло ведь быть и хуже, да? В смысле, мы могли просто умереть.

— И то верно, — кивнул я и продолжил мыть покрытые грязью детали культиватора-сестрёнки.

— Уф… братик, вот тут ещё, и левее… да, — подсказывала она, фыркая как кит. — Братик, ты меня только не бросай, хорошо? А то кто ещё так будет обо мне, ну… заботиться.

В этот момент я понял одну важную вещь. Алина всегда была аккуратной, следила за внешностью и ухаживала за собой. В общем, была типичной девчонкой, если не считать того, что она была ещё и пробитой анимешницей.

Но сейчас, оказавшись в этом механическом, монструозном с девчачьей точки зрения, теле, она больше не могла это делать. Ей вообще досталось. Чуть не умерла по моей вине. Попала в чужой мир в тело машины, и даже общаться толком не могла без моей помощи.

Кроме меня о ней некому было позаботиться. Я стал единственным человеком в мире, на кого она могла полагаться, даже в самых простых вещах. Мытьё, еда, простейшие удобства. Всё, что у неё сейчас есть — это я.

Мне стало нестерпимо стыдно.

— Алин, — негромко позвал я и склонился над культиватором. — Это… ты прости меня.

— За что?

— Ну… да за всё. За аварию ту, за то, что мы сюда попали, за пережитое. Ты имеешь полное право меня за это ненавидеть. Я пойму.

— Не бери в голову, братик, — помедлив, ответила она. — Ты не виноват. В конце концов, я же живая, да? Ну, хотя бы вот так.

— Сестрёнка… — я плюхнулся в воду и снова обнял задрожавший механизм. — Клянусь тебе, я верну нас домой. И верну тебе нормальное тело. Обещаю, можешь положиться на меня.

— Самуил, — она тихонько всхлипнула. — Ты… охх. Блин, неловко-то как…

— Что такое?

— Знаешь, это… — смущённо прошептала она. — Я очень-очень писать хочу. Ещё со вчера терпела. П-помоги, пожалуйста…

Ухх. Я растерянно оглядел ёрзающий на мелководье культиватор — ну конечно, так вот почему она так странно двигалась!

Только вот загадка. А как?..

— Алин, тут такое дело… — замялся я, но снова посмотрев на нетерпеливо подрагивающую машину, замолчал. Как-нибудь разберусь.

Присев возле неё, я осторожно заглянул в пространство под двигателем, ровно между колёс. В месте между раздваивающейся рамой и трубками, ведущими к мотору, виднелась небольшая гайка. Система услужливо подсветила её как «гайку сливного коллектора». Благодаря вкачанному навыку понимания машин я проследил путь трубок, проходящих сквозь мотор и систему очистки. В общем, других вариантов тут особо не было.

— Алин, потерпишь немного?

— У-угу… — прошептала она.

Я завёл её поглубже в прудик и, когда вода полностью закрыла колёса и дошла до середины мотора, просунул руку вниз. Пальцы с трудом нащупали трубку и потянулись к гайке.

— Б-братик… ой! — тоненько пискнула сестра. — Ты к-куда лезешь? Бли-ин!

Открутив маленькую гайку, я вытащил руку и облегчённо вздохнул.

— Всё, Алин, готово.

— М-может уйдёшь тогда хотя бы? — возмутилась она. — Я не могу это делать, когда ты смотришь!

— Да, сейчас.

Я вернулся на берег, оставив сестру в уединении. Фелис, чесавшая Хвостика за ухом, тут же встрепенулась.

— Сэм! Вы закончили? Нам бы поспешить, до Журжинок ещё топать и топать.

— Фелис, я как раз об этом. Мы можем немного задержаться? Нам нужно привести Алинку в порядок, ну и вообще поговорить.

— И долго? — она нахмурила брови. Лисёнок посмотрел на нас и, возмущённо тявкнув, юркнул в кусты.

— Часа три-четыре.

— Долго… вы в дороге обсудить не можете?

— Братик, я всё! — донеслось со стороны прудика.

— Слушай, Фелис. Я не заставляю, но если ты поможешь, мы закончим быстрее и раньше уйдём отсюда. Что скажешь?

Пару секунд она напряжённо хмурила брови, обдумывая предложение, а потом всплеснула руками.

— А-а, блин! Хорошо! Давай уже, говори, что делать-то надо?

Весь ближайший час мы отмывали механическое тело сестрёнки от грязи и волчьих фрагментов, а у основания фрезы я даже отковырял кусок оплавленного камня, не иначе от змея Ужаса. Кое-где пришлось применить навыки ремонта и поорудовать инструментами.

В общем, по истечении часа мотокультиватор блестел и сиял как новенький, а вот мы с Фелис — наоборот. Наконец, приведя и себя в порядок, мы приготовились покинуть поляну у прудика.

— Уфф. Как классно! — протянула Алинка, довольно полязгивая фрезами. — А что у нас на завтрак? Есть хочу до безумия!

Хотелось ей возразить насчёт того, что и как она будет есть, но внутри всё аж скрутило от голода. Я покосился на лисёнка — тот успел где-то поймать мышку и теперь с аппетитом завтракал. В животе забурчало, — я и сам со вчерашнего дня не ел.

— Вот поэтому я и говорила, надо скорее в деревню попасть, — вздохнула хозяйка зверька. — У меня ничего не осталось, надеялась там всё закупить. Если бы не вчерашняя задержка, ещё вечером была бы там.

— У тебя совсем-совсем ничего не осталось? — сестра жалобно ткнулась в бедро девушки. Та вывернула карман курточки и стряхнула на землю пару крошек.

— Тогда пошли скорее, а то будем как Хвостик, за мышами охотиться, — подытожил я под недовольное бурчание желудка.

Возражений не было. Мы покинули полянку и проследовали за Фелис. Уже через пять минут сестра начала ныть, что устала, и пришлось снова толкать её перед собой.

Дорога до деревни заняла два с лишним часа, но за это время Фелис рассказала нам много всего интересного.

Прежде всего, об устройстве мира, находившемся в периоде, сродни нашему средневековью. Правда, это не объясняло наличие бензина, механизмов и техномантии вообще. Но её слова подтверждали то, что я видел — уровень развития технологий здесь был примерно равным нашему семнадцатому веку.

Мир был поделен на множество мелких стран, постоянно ведущих междоусобные войны и заключающих союзы. Мы находились в одной из таких стран — Эладине, со столицей в городе Пента. Эладина объединяла несколько относительно крупных городов и сотни две деревень, среди которых были как вассальные древни, платившие дань и имевшие право на защиту, так и свободные.

Та деревня, где я появился, была вассальной — у них был свой хранитель, моя богинечка Неми. А Журжинки, напротив, были свободными. Правитель Эладины не требовал с них дани, но и защиты не давал — крутитесь сами, как хотите. А потому бывало там всякое. Но зато там радушно принимали людей из кланов, как Фелис.

С кланами была своя тема — они вообще никому не подчинялись. Те, что посильнее, даже набеги устраивали, а другие жили себе спокойно в ничейных землях или на отшибах, куда не особо-то заезжали патрули Пенты. Сами же кланы состояли из множества больших семей Владеющих Силой, то есть тех, кто мог использовать магию. Хотя сами местные её называют Силой, джедаи блин. Фелис лишь упомянула, что сама из клана биомантов, а по соседству с ними жили геоманты — те, кто управлял землёй.

Так как кланы были сильны, с ними считались все правители, и потому стремились дружить. Или хотя бы не воевать. К примеру, Пента была в союзе с кланом аэромантов, сильнейшие их семьи были приближены ко двору, имели высокий статус, поместья и слуг. Короче, были знатью.

О пиромантах она знала лишь то, что живут они где-то далеко на севере, у них своё сильное государство и вообще ребята они очень опасные. А ещё то, что именно с их подачи началось истребление техномантов.

Договорить про них Фелис не успела. Мы вышли к окраине деревни, обнесённой высокой изгородью. У ворот на земле сидел пацан с длинной палкой и изо всех сил изображал стражника. То есть спал.

Фелис остановилась и, уперев руки в бока, повернулась к нам.

— Так, ребята, говорить буду я, а вы молчите и не лезьте, идёт? Особенно ты, Але… в общем, сестра Сэма.

— Алина, — поправил я.

— Лин! — заявила сестра.

— Комом блин, — передразнил я.

— Вот вообще не смешно! — возмутился культиватор голосом сестры. — Почему это тебе можно своё имя сокращать, а мне нет? Лин — сокращённое от Алина, и звучит проще, да?

— Лин так Лин, — улыбнулась Фелис. — Я не против. Так, ещё кое-что забыла…

Она полезла в небольшую сумочку на поясе и достала зеркальце с чёрным карандашом. Послюнявив стержень, девушка принялась подрисовывать стёршийся после умывания чёрный кончик носа и усы.

— Капец… — я покачал головой и покосился на Хвостика. Лисёнок с недоумением смотрел на хозяйку, наклонив голову.

— Прикольно! Ты под лису красишься, да? — загорелась Алина.

— Ага, — подмигнула ей Фелис и, закончив последние штрихи, убрала всё обратно в сумочку. — Ну как, круто?

— Только ушек и хвостика не хватает, а так — милота!

Я покачал головой. Лисёнок, звонко чихнув, отвернулся от хозяйки и юркнул в кусты.

— Короче, вам план понятен? Сэм, деревня хоть и свободная, но тут всякое бывает. Так что лучше не пались, что ты техномант. Лин, тебе вообще лучше молчать, если кто-то увидит говорящую машину — тут все на уши встанут. Так что без обид, ладно?

— Оке-ей…

— А сама ты куда пойдешь? Нам бы пожрать чего, и для Лин топлива найти.

— Не хочу я топлива, — обиженно пробурчала она. — Сам свой бензин пей, я нормальной еды хочу…

— И как ты есть её будешь, подумала? У тебя вместо желудка мотор в десять лошадиных сил, а работает он на бензинчике, представляешь?

— Он воняет! От него всё жжётся! И вообще!

— Слушай, мы если тебе что-нибудь не найдём, мотор вообще не заведётся. А мне что-то не хочется тебя до самой Пенты на себе переть.

— Ну и ладно! Не хочу я ни в какую Пенту! Это ты всё к той девчонке рвёшься, а я!..

— Тихо, оба! — шикнула Фелис и кивнула на пацана — тот продрал глаза и поднимался на ноги.

Наша колоритная троица сразу бросилась ему в глаза. Фелис кивнула мне и пошла вперёд.

— Приветики, солдат! — махнула она насторожившемуся парню. — Как служба?

— О, Фелис! — он улыбнулся и опустил палку. — Давно тебя не было! А это кто с тобой?

— Друг из клана, за всяким интересным товаром приехал, — девушка ехидно подмигнула мне, наклонилась над ухом парня и что-то зашептала. Тот прыснул со смеху и кивнул.

— Проходите! Только это, осторожнее там, ага? Утром к старосте какие-то мужики приехали, весь день с ними в доме сидит.

— Что за мужики? — насторожилась Фелис.

— Да почем я знаю, они ещё засветло через другие ворота вошли, — дёрнул плечом пацан и сел на землю. — Идите уже, а то меня дядька опять заругает, что с гостями болтаю.

Мы прошли внутрь. Фелис проводила нас до центра деревни и убежала куда-то, сказав, что найдёт нас сама. Мы остались вдвоём с Лин, предоставленные сами себе.

Деревня была на порядок приличнее той, откуда я вчера сбежал. Крепкие дома, сработанные из бруса и досок, кое-где даже виднелись каменные цоколи. На широких улицах стояли телеги и крытые повозки, жители были прилично одеты, по меркам средневековья. Даже стало как-то неудобно — я всё ещё был похож на сельского бомжа в грязной рубахе и штанах с дыркой на колене. И, к слову, без копейки денег. Покосившись на лавку с вывеской в виде бублика, откуда шёл запах выпечки, я сглотнул слюну.

Минуту подумав на улице, я оставил культиватор у входа и вошёл. Поздоровавшись с хозяином лавки, поглазел на еду — с голодухи даже простые булочки выглядели произведением искусства. Предложил хозяину справедливый бартер — работа за еду. Тот усмехнулся и указал на дверь — мол, своих работников хватает. Я уже хотел выйти, как он окликнул меня.

— Эй, парень! Поспрошай у южных ворот, там может кто и накормит за так, народ-то у нас добрый. Только не наглей.

— Спасибо, — я махнул ему рукой и вышел на улицу.

Южные ворота я нашел без труда — указатель тут был прямо у лавки, да и улиц не так много. На нас косились местные — не столько на меня, сколько на мотокультиватор, сиявший на солнце свежевымытыми боками и рёбрами цилиндров мотора. Готов спорить, такой штуки они ещё не видели.

Вскоре потянулись дворы с огородами и даже небольшими полями, обнесёнными заборчиками. Почти как у нас в деревнях, но заборчики пониже и попристойнее. Желудок уже распевал серенады, голод придавал смелости — я пошёл к одному из домов и постучался в дверь.

Первый крестьянин, конечно же, отказал. Как и второй, и третий тоже. Да и вообще они тут все были какие-то хмурые, неприветливые. Уже почти готовый пасть духом, я подошёл к стоящему у ворот дому и гулко постучал в дверь.

Открыла пожилая женщина — цепкий взгляд водянисто-голубых глаз впился в меня, она нахмурилась и с опаской покосилась на улицу.

— Здрасьте, бабуля, — вежливо поклонился я и улыбнулся во весь рот. — Неловко просить, но может, найдётся у вас, чем накормить путника? У меня все вещи украли, вместе с одеждой.

М-да, оратор я был тот ещё. Бабка, похоже, была того же мнения — сощурилась ещё сильнее, и покосилась на стоящий за моей спиной культиватор.

— А тачку твою, значит, не спёрли? — проскрипела она и кивнула на Алинку.

— Тяжёлая. Да и кому она нужна, — отшутился я. — Неудобная тележка, но мне от родителей только она и осталась. Наследство. Папка-то с мамкой того.

Я кивнул на небо и состроил грустное лицо.

— Сирота, значит?

— Ага. Сестру вот ищу, в Пенту уехала, при дворе служить.

Бабка хмыкнула, но я заметил, как дёрнулся уголок её рта. Похоже, попал!

— Лады, мальчик. Накормлю я тебя, не боись. Но не за так, поработать придётся.

— Да не вопрос! — оживился я. — Чего сделать-то? Дров наколоть, воды принести?

— Эт я и сама могу, чай не первый год вдовой живу, — отмахнулась она и вышла на улицу. — А вот поле пахать уже не могу. Да и кобыла того… забрали. Так что, паренёк, работёнка тяжёлая будет, но если к вечеру управишься — накормлю до отвала.

— Хо-о, — я едва сдержал ехидную улыбку. — Бабуль, вот веришь, нет, но я по этому делу спец. Начинай готовить, управлюсь к полудню. Только вот тележку свою я с собой возьму.

Глава 7. Беглецы

Я подошёл к Алинке и, дождавшись, пока хозяйка уйдёт в дом, незаметно прошептал ей.

— Лин, готовься, щас будем поле пахать! Только — тсс! Просто делай, как я говорю, окей?

— Угу… — тихонько ответила она.

Уже через десять минут я с довольным видом засучивал рукава, глядя на большое не паханое поле. Пара птиц лениво клевала что-то в земле.

Мы с сестрой договорись работать тихо, не заводя мотор. Я буду толкать её вперёд, крутящиеся колёса передадут вращение на фрезу, а она будет по мере сил помогать.

— Ну-с, поехали! — я поставил культиватор у края поля и, наметив глазом будущую борозду, крутанул рычаг. Алинка повернула фрезу, врезаясь в землю, и мы поехали вперёд.

Первые минут двадцать бабка стояла у края, смотря на меня, и судя по выражению на сморщенном лице, не верила своим глазам. Когда я расчертил десятую подряд борозду, она подошла, зачерпнула ладонью сырую, влажную землю — и что-то, забормотав себе под нос, ушла в дом. А ещё минут через пять из трубы над крышей показался белёсый дымок.

— Сэм, я уже устала, — заныла сестра, едва мы допахали половину поля. Я устало оперся на рукоятки и выдохнул. По спине и груди ручьями лился пот, от голода в глазах темнело, а вошедшие в зенит оба солнца раскалили железо культиватора так, что каждое прикосновение вызывало ожог.

— Передохнём.

Едва мы примостились в теньке у дерева, из-под забора показалась рыжая мордочка — Хвостик, зажмурив глаза, кое-как пролез под досками и выкатился к нам. Высунув язык, лисёнок дошёл до узловатых корней и устало лёг в тени.

— Набегался, халявщик? — я погладил пушистый хвост и улыбнулся. — А хозяйка где?

— Да тут я, — донеслось сверху. Я задрал голову — Фелис, лениво развалившись на ветке как большая кошка, смотрела на нас сонным взглядом.

— Фига! И давно ты там?

— Минут двадцать, наверное, — она потянулась и демонстративно зевнула. — Встретилась с кем надо, сказали подождать, пока всё соберут. Странно как-то, раньше быстро находили…

Разморенный на жаре, я лишь согласно промычал. Налетел лёгкий ветерок и донёс до меня запах готовящейся еды, живот издал звук недовольного бородавочника.

Вздохнув, я поднялся и вернулся к работе. Предлагал и Фелис помочь, но она демонстративно отвернулась, сославшись на то, что биомантам нужно чаще восстанавливать силы. А вскоре и вовсе незаметно сбежала по своим делам.

Поле мы всё-таки допахали, и на последнем издыхании покатили к дому. Припарковав Лин в сарайчике, полном соломы, я пошёл в дом.

— Принимай работу, бабуль!

Глянув в окно, бабка охнула и, обмахнувшись полотенцем, повела меня в большую комнату, где уже был накрыт стол.

Честно говоря, я немного офигел. Не от изобилия блюд, нет.

— Как и обещала, — помялась хозяйка и кивнула на тарелку с ложкой. Посреди стола стоял здоровенный котелок с кашей. Рядом — картошка, зелень, какие-то травки. Ни о каком мясе или хлебе речи не было.

— Это… — выдохнул я и схватился за ложку. — Спасибо, бабуль.

Никогда не любил овсянку. Но сейчас буквально одурел от её божественного аромата. Махом опустошив целую тарелку, зачерпнул из котелка ещё, и снова принялся орудовать ложкой.

— Блин, как же вкусно…

Лишь когда желудок наполнился горячей едой, я вспомнил про сестру.

— Бабуль, а можно я третью в сарайчике доем? На свежем воздухе оно как-то больше влазит.

Хозяйка не возражала, хоть и нахмурилась. Наполнив тарелку с горкой, я понёс сестре заслуженный обед.

Она стояла в уголке, тихонько шевеля лежащие на земле соломинки фрезой. Но завидев меня с полной тарелкой, едва не подпрыгнула — железо лязгнуло так, что на улице было слышно.

— Ш-ш, тихо! — я выглянул наружу проверить, не идёт ли кто. Вроде всё было спокойно.

— Давай скорее, Сэм! — прошептала Лин, дрожа от нетерпения. — Что там? Вкусное?

— Ага, каша, — я показал ей тарелку.

— Бли-ин… — протянула она. — Я думала, будет что повкуснее…

— Она вкусная.

— Н-ну… пахнет вроде хорошо. Ладно, давай!

Как кормить культиватор? Представления не имею. Но рассудил так — раз бензин заливают через бензобак, то и каша должна идти туда же.

Свинтив пробку, я набрал полную ложку и медленно вывалил на дно бака.

— Уфф… — фыркнула она. — Непонятно… ещё!

Ложка за ложкой, я отправил внутрь половину тарелки. В голове промелькнуло — если мы ошиблись насчёт еды, и ей всё-таки будет нужен бензин, вычистить эту липкую дрянь из бака будет нереально.

— Ну что?

— Знаешь, — помедлив, ответила сестра. — А ведь реально вкусно! Давай остальное!

С души будто камень свалился. Неужто ей подошла простая еда? Магия, не иначе. Радуясь внезапному успеху, я раз за разом отправлял в бак новые порции каши, когда в сарай внезапно вошла бабуля.

Возникла немая сцена. Я застыл с ложкой, занесённой над бензобаком — с кончика комьями стекала липкая каша. Хозяйка уставилась на меня круглыми глазами, стиснув полотенце.

Мы смотрели друг на друга секунд пять.

— Это… — наконец-то выдохнул я. — Про запас откладываю… чтоб не пропало.

— Эх, такую кашу извёл, — хозяйка покачала головой и со вздохом ушла в дом.

— Неловко как-то вышло.

— Да ладно, — шепнула сестра. — Там ещё осталось? Давай всю!

Перелив остатки в бак, я закрутил крышку и пошёл обратно в дом. В кухне хозяйки не было — я аккуратно помыл тарелку в ведре и поставил на стол. До слуха донесся тихий голос бабки — она с кем-то разговаривала у входа. В душе шевельнулось нехорошее предчувствие.

Выглянув из кухни, застал хозяйку у открытой двери — она что-то негромко говорила парню на улице, тот хмурил брови и кивал.

— Всё, иди скорее, передай старосте.

Парень убежал. А я, скользнув обратно на кухню, бросился на улицу, к сараю.

— Походу раскрыли нас, Лин, — шепнул я сестре и взялся за рукоятки. Сзади послышался шорох.

Я прыгнул вбок, ища взглядом врага, и машинально достал ключи из-за пояса.

— Воу, спокойно, — стоя в дверях, Фелис миролюбиво подняла руки. — Убери эти штуки, ага?

— Блин, напугала ты меня. Уже закончила с припасами?

— Ага, — она похлопала по увесистому мешку за спиной. — Только вот валить нам отсюда надо скорее, что-то тут неладное творится. Всё как-то… не так.

— Согласен, уходим, — взявшись за ручки культиватора, я развернулся к выходу.

Бабка встретила нас у калитки, не решаясь преграждать путь, но на лице её читалась глубокая неприязнь.

— Уже уходишь, сирота?

— Да, пора бы дальше в путь, — стараясь не смотреть на неё, я прошёл мимо. — Не терпится сестру найти.

— В Пенту идёшь, да? Далековато идти-то. Остался бы переночевать, а утром в дорожку собрался бы. Я пирожков напеку… — начала бабка, как в конце улицы послышался невнятный шум. Мы с Фелис обернулись — вдали, у самой площади показались несколько человек с оружием и в коротких красных плащах — таких же, как на бандитах Хинорама. Спалились!

— Валим! — заорал я, налегая на рукоятки, и круто повернул к воротам. Ничего не понимающий стражник с копьём наперевес смотрел на нас и хлопал глазами. Мы промчались мимо, прогрохотав по хлипкому деревянному мостику, и побежали по дороге через небольшое поле.

— Быстрее в лес, Сэм! Я прикрою! — крикнула Фелис и скинула на культиватор свою сумку. Лин возмущённо ойкнула. Сверкнув зелёными глазами, девушка состроила ехидную мордочку и бросилась назад.

Мимо с шипением пролетел огненный шар. Упав метрах в пятнадцати, он рванул не хуже гранаты, вверх взметнулся фонтан земли и камней.

— Капец! — инстинктивно вжав голову в плечи, я прибавил ходу.

— Эй, мазилы огнезадые! — крикнула Фелис. — Я с закрытыми глазами лучше вас попала бы!

Странно, но эти идиоты купились — новые взрывы послышались сзади и в стороне от нас.

— Лин, запускайся уже! — крикнул я, подскочив вместе с культиватором на очередной кочке. — Нефиг спать, нас тут пожгут щас!

Культиватор затрясся, зачихал мотором и выдохнул целое облако густого чёрного дыма. А после этого взревел так, что уши заложило — и рванул вперёд.

— Во-оу! — я крепче схватился за ручки, едва успевая перебирать ногами. — Нифига себе овсянка зашла!

До леса мы домчались в два счёта. Но рядом снова начали рваться фаерболы — рёв мотора привлёк внимание пиромантов. Мимо замелькали деревья, Лин сбавила ход. Выдохнув, я оглянулся в поисках Фелис.

Девчонки нигде не было видно, а вот враги не отставали — сразу две огненных вспышки полетели в нашу сторону. Мы свернули с тропки и скрылись за деревьями.

Тут же сзади громыхнуло, в разные стороны полетели щепки и сучья. Да они так весь лес разнесут к чертям!

Дальше бежали вдоль тропы, не теряя её из виду. Тропка петляла в стороны, скрывая нас от преследователей, но я слышал за спиной хруст сучьев и отдаленные крики.

— Упорные, сволочи, — донеслось слева, нас обогнала невесть откуда взявшаяся Фелис. — Следопыты пиромантов. Сэм, ты что такого им сделал, что тебя выслеживает целый отряд, а?

— Да откуда я знаю-то?

Позади снова бахнуло так, что земля задрожала, а с деревьев посыпались листья. А следом донёсся странный прерывистый вой. Мимо по тропинке с высунутым языком пронёсся Хвостик, мелькая чёрными лапками. Фелис зашипела, как кошка.

— Плохо, капец плохо!

— Что ещё?

— Они призвали гончих! — девушка с отчаянием в глазах посмотрел на меня. — Огненных псов! От них даже мне не убежать!

Судя по тому, как она испугалась, противник был посерьёзнее вчерашней стаи. И идей, как его одолеть, у неё явно не было.

Я начал лихорадочно соображать, как нам выпутаться из новой передряги.

— Слушай, ты тут местность хорошо знаешь? — бросил я девушке.

— Ну, неплохо… А что?

— А то, что биться нам надо. Сама сказала же, не сбежим, да? Тогда устроим засаду. Используем фактор внезапности и ударим первыми!

Девушка уставилась на меня в непонимании, но, похоже, быстро сообразила, что к чему. Хитро блеснув глазами, она улыбнулась.

— Там, впереди, есть два холма и скалы, а за ними минутах в десяти ходу — река. Переправа далековато, но уйти успеем. Только бы от этих тварей отбиться!

— Посмотрим. Короче так, слушай сюда…

Коротко изложив на бегу свой план, я убедил Алинку ехать одной прямо за Хвостиком — он проведёт её к нужному месту, а сам побежал за Фелис.

Она оказалась права — два небольших скалистых холма, между которых проходила тропка, идеально подходили для засады. Времени было в обрез, я торопливо достал ключи и с помощью изменения инструмента сделал большой капкан. Спрятав его на тропе, присыпал ветками.

— Обалденно! — прошептала Фелис, наблюдавшая за моими действиями, и показала большой палец.

— Одного забьём, а на второго всем скопом навалимся, идёт? — я хлопнул её по плечу. — Ты только отвлеки его.

— Поняла, — кивнула она и с задорной улыбкой скрылась в кустах. Мимо шмыгнул Хвостик, а за ним — ревущий от натуги культиватор. При виде механизма, бешено крутящего фрезами, мне стало не по себе.

— Братик, куда мне?..

— Вон за то дерево! — я указал на старую сосну, росшую в стороне от тропинки. — И стой на месте, не двигайся!

Спрятавшись в щель между камнями неподалеку от капкана, я достал второй ключ и снова использовал «изменение инструмента». Теперь в руках была увесистая кувалда с одним острым концом. Перехватив оружие, я затаился.

Ждать долго не пришлось. Только вот гончие пришли, откуда не ждали.

На вершине холма послышался шорох камней, я поднял голову — и обомлел. На валуне стояла громадная тварь, лишь отдаленно похожая на собаку, раза в два крупнее волка. Горящие глаза, угольно-черная шерсть, когти, зубы. Меня прошиб ледяной пот.

Заметив культиватор, гончая в три прыжка спустилась с холма и отрывисто завыла. Ей ответила ещё одна тварь, с соседнего холма. Чёрт, они не пошли по тропинке! А как же капкан?..

Поняв, что мой коварный план летит ко всем чертям, я крепче сжал рукоять кувалды и размахнулся.

— ФЕЛИС, ДАВАЙ!

Тварь даже отпрыгнуть не успела — тяжёлый боёк с хрустом вонзился в лапу и сломал её. Взвизгнув, гончая отпрыгнула, запнулась о камень и повалилась на землю. Шанс!

Я с криком прыгнул на неё и опустил кувалду на голову твари. Звук был такой, будто раскололась скала, из-под бойка полетели искры, размозжённая голова гончей окуталась едким чёрным дымом. Создание забило лапами, исторгая рваные языки пламени.

Я отпрыгнул, еле увернувшись от обжигающей струи огня. Чёрная тень метнулась наперерез, меня швырнуло на землю, тяжёлые лапы прижали мои руки к траве. Вторая гончая зависла надо мной, раскрыв светящуюся пасть.

— Лисьи когти!

Десяток острых шипов вонзился в шею и бок твари. Рыкнув, она отскочила в сторону и бросилась на обидчика. Я вскочил с бешено колотящимся сердцем, поднял кувалду — первая тварь всё ещё барахталась на земле, поливая всё вокруг огнём. Земля пылала, источая зловоние.

Надо добить, пока не очухалась — или пока Фелис не сожрала вторая гадина. Выдохнув, я бросился к подранку и занёс кувалду.

Удар за ударом я крушил гончей рёбра, ноги и всё, до чего мог дотянуться. Ноги обжигал жар, от гончей летели брызги и раскалённые искры, оставляя ожоги на коже. Размахнувшись посильнее, я вонзил боёк глубоко в тело твари — она резко дёрнулась, выпустила целое облако дыма, и затихла.


Вы убили Адскую гончую!

Вы получаете 1250 очков опыта!

Вы получаете новый уровень!..

Вы получаете 2 очка навыков и 2 очка переноса!


— Сэм! Помоги!.. — послышался вопль Фелис. Смахнув табличку, я бросился на звуки боя и на ходу изменил кувалду на длинный лом, всё более походивший на копьё.

Дымные следы на земле вели за холм, оттуда же доносился рык и скрежет. Обогнув несколько деревьев, я увидел их.

Культиватор лежал на земле, завалившись набок, и отчаянно крутил фрезами. Фелис, сжимая в руках два длинных кинжала, пятилась назад — на бедре чуть ниже шортиков виднелся кровавый ожог. Тварь шла к ней, выдыхая облака белёсого дыма, а между ними стоял лисёнок и, прижав уши, пронзительно кричал.

— Отвали от девчонок! — крикнул я и бросился вперёд. Гончая повернула голову, блеснув рубиновым глазом, и прыгнула в сторону. В меня ударила струя пламени…

«изменение инструмента»!

Вмиг сменив копьё на массивный железный люк, я укрылся за ним. Земля вокруг вспыхнула, с треском загорелись сучья и трава. А через мгновение мощный удар отбросил меня назад вместе с люком.

«изменение инструмента»!

Снова взяв в руки копьё, я откатился в сторону — тварь взрыла когтями землю в том месте, где я лежал.

Едва успев вскочить на ноги, снова уклонился от удара и ткнул гончую в бок. Снова прыжок, поток пламени — и ещё один выпад. Мы с чудовищем носились между деревьев, атакуя и уклоняясь, и порой она почти доставала меня то лапой, то раскалённой струёй. Я уводил её дальше от Фелис — и поближе к капкану. Шансов победить в открытом бою у меня не было.

— Иди сюда, — злобно процедил я, в очередной раз уйдя из-под атаки. Впереди показались знакомые валуны — добрались.

Я юркнул в щель между ними — сзади послышалось гудение пламени. Скорее!..

Едва я выскочил с другой стороны на тропинку, в спину ударила волна жара. Отбежав несколько метров, я замер. Капкан был ровно между мной и валунами. Сейчас гад выпрыгнет из-за камней — и прямиком в ловушку. Ну же!..

Но тварь оказалась хитрее — обойдя весь холм, взобралась на вершину и прыгнула на меня сверху. Лишь боковым зрением я успел заметить движение — и броситься обратно к камням, прежде чем тяжёлое тело рухнуло на землю. Не сбавляя темпа, зверь бросился следом и одним прыжком отсёк меня от спасительной щели. Не сбежать!

Тварь оскалилась, и в изгибе зубастой пасти мне почудилась злорадная ухмылка. Угольки глаз вспыхнули, гончая набрала воздуха для огненного дыхания.

И тут раздался голос Фелис.

— Именем матери земли Вельты! Хищная лоза!

Земля под ногами задрожала и заворочалась, гончая отпрянула. Но едва её лапы коснулись земли, десяток гибких корней вырвался из-под земли и опутал тварь. Чудовище взвыло и исторгло волну пламени, сжигая часть корней, но задние лапы были надёжно скованы.

Вот он, шанс!

Я бросился вперёд и с криком вонзил копьё в горло гончей. Налегая всем телом, вогнал глубже, пока и её рта не повалил густой дым с искрами. Зверюга хрипло завыла и вывернула голову, пытаясь достать занозу.

А за её спиной из-за дерева, пошатываясь, вышла Фелис. Её глаза полыхали зелёным пламенем. У ног крутился лисёнок, кажется, подросший раза в два.

— Именем праматери Кицунэ! Лисья ярость!

Кинжалы в её руках налились зловещим свечением, девушка из последних сил метнула их в тварь. Один прошёл выше, но второй вонзился в бок чудовища — и на моих глазах начал вкручиваться вглубь тела!

Тварь издала душераздирающий вой — по всему телу пробежала волна зелёных всполохов.

— Добей!.. — крикнула Фелис, сползая на землю. Я вытащил копьё и, изменив его в кувалду, замахнулся.

— Да сдохни ты уже, скотина!

Мощнейший удар обрушился на голову твари. Брызнув во все стороны огненными брызгами, череп треснул — и лопнул как арбуз. Обезглавленное тело рухнуло на землю, исходя дымом и язычками пламени.


Вы убили Адскую гончую Ужаса!

Вы получили 1500 опыта!

Вы получили новый уровень!

Вы получили 1 очко навыка и 1 очко переноса!


Дрожа всем телом, я вернул инструменту форму ключа и на негнущихся ногах побежал к Фелис. Лисёнок жалобно скулил, крутясь вокруг её ноги.

— Эй, ты просто умница, — я помог ей сесть и осмотрел рану. Кожа обгорела и выглядела вообще довольно жутко. — Сможешь это залечить?

— Да, сейчас, — тяжело дыша, кивнула она. — Только… чутка отдохну…

— Нету у нас времени отдыхать! — я обернулся к тропе — оттуда вот-вот должны были придти пироманты.

— Ты иди, — махнула она и болезненно улыбнулась. — Меня-то не тронут…

— Да чёрта с два я тебя тут брошу, — процедил я и взял её на руки. Перехватив девчонку поудобнее, пошёл по следам гончей к культиватору.

— Братик!.. — завидев нас, Лин буквально закрутилась на месте. Я положил Фелис на землю и поднял сестру, поставил на колёса.

— Можешь ехать?

— Могу!

Снова подняв ойкнувшую девушку с земли, я посадил её на культиватор, прямо на бензобак.

— Крепче держись, ехать будем быстро. Можешь?

Поморщившись, она кивнула и, оседлав мотор, вцепилась в рукоятки. Лисёнок привычно запрыгнул ей на плечо и вцепился коготками.

— Алинка, погнали!

— Я — Лин!

Помогая сестре, я повернул рычаг газа, и мы погнали вперёд, на слышавшийся за деревьями шум воды.

Сзади раздался глухой щелчок — и оглушительный вопль пироманта разнёсся по лесу. Капкан всё-таки сработал!

— Они уже близко… — шепнула Фелис, не сводя с меня взгляда. На измученном лице девчонки читалась благодарность, и что-то ещё, неуловимое.

— Держись, лисичка! Выберемся, и залечишься, как следует!

Она вцепилась в рукоятки ещё крепче и улыбнулась.

Мы снова вернулись на тропинку и через несколько минут вышли к берегу реки. Крики позади нас были всё ближе, и если бы не извилистая дорожка да густые кусты, нас давно бы увидели. Но берег просматривался на сотни метров — тут укрыться у нас шанса не было.

— Там переправа… — словно прочитав мои мысли, забормотала Фелис. — Впереди, надо успеть…

Мы погнали дальше. Чувствовалось, что Алинка тоже устала, мотор заметно сбавил обороты, а мне приходилось прилагать больше сил, толкая потяжелевший механизм.

Наконец, впереди показалась переправа — два связанных бревна с прибитой сверху доской.

— Лин, напрягись! Последний бросок!

Мы ускорились, и вовремя. Позади раздались крики, мимо снова с шипением пролетел шар и угодил в реку. От взрыва поднялся целый столб воды, окатив нас брызгами, на берег набежала дымка пара.

— Мазилы!

Похоже, услышали — новый фаербол лёг с недолётом и разнёс в щепы дерево справа от нас. Третий ушёл с перелётом в реку, снова подняв фонтан брызг. По спине пробежали мурашки. Я вспомнил, как папа рассказывал про артиллерийскую вилку — два-три пристрелочных выстрела, чтобы навестись, а остальные ложатся в цель.

Походу следующий будет точно по нам!

Я вильнул вбок, едва не сбросив Фелис — и мимо с шипением пронёсся фаербол. До перехода оставалось метров сто.

— Давай-давай, сестрёнка!

Последние метры пролетели как один миг — мы круто повернули у переправы, пропустив мимо ещё один фаербол, и рванули на мостик.

— Капе-е-ец! — завизжала Алина, грохоча по дрожащим доскам, и встала как вкопанная.

— Ты чего?!

— С-страшно!..

— ЕДЬ ДАВАЙ! — заорал я и толкнул её вперёд. То ли крик подействовал, то ли дошло, но культиватор рванул с такой дурью, что вырвался из моих рук. Брёвна под ногами зашатались, я едва не свалился в бурную речку. Удержав равновесие, бросился следом за сестрой. Ей оставалось пройти до берега метров пять.

Сзади снова вспыхнуло — фаербол! Я припустил со всех ног, ещё немного!

Оглушительный взрыв ударил по ушам, меня подбросило в воздух. Перед глазами мелькнул чёрный бок культиватора, успевшего доехать до берега, бледное лицо Фелис… и брызнувшая щепками переправа. Фаербол попал точно в центр, разворотив весь мост. Покосившиеся концы сползали в реку…

А через мгновение я упал в воду, оглушенный и ошеломлённый. Всё вокруг закрутилось, меня накрыл гул бегущей реки. Молотя руками, я нащупал что-то твёрдое и вцепился что есть сил. А в следующую секунду сзади по голове прилетел крепкий удар, я потерял сознание.

***

Мокро. Рядом назойливо капает вода. Эхом отдаётся в воспалённом сознании.

Я с трудом разлепил веки и застонал.

Вокруг было темно, а у самых ног журчала река. Откуда-то сзади лился призрачный голубоватый свет, но посмотреть не было сил — всё тело болело.

По крайней мере, я жив.

Немного оклемавшись, поднялся на ноги и осмотрелся.

Поток вынес меня на берег где-то под землёй, в пещере, или гроте. И судя по тому, что света в воде я не видел, выход был далеко.

Стоп, свет…

Я обернулся к лившемуся из-за спины голубому свечению. Рот медленно открылся от изумления.

— Твою же… мать…

Передо мной прямо в скалистой стене пещеры стояли раздвижные ворота из серебристо-синего металла. А по периметру сияли бледно-голубым огнём головки светодиодов. Над створкой мигала маленькая алая лампа и раз за разом ощупывала пространство широким лучом.

Луч остановился на мне и просканировал всё тело сверху донизу.

Глава 8. Ядро-шесть

Тело словно окаменело. Задержав дыхание, я проследил за лучом — тот прошёлся по мне ещё раз и погас.

Светодиоды мигнули, цвет плавно сменился с голубого на насыщенный синий. Справа от входа загорелся тонкий белый прямоугольник. Панель ввода.

Я смотрел на вход и не мог поверить своим глазам.

Что это? Как оно вообще здесь очутилось? Это что, какой-то магический проход, типа ворот в гномий город? Правда, не припомню, чтобы гномы пользовались светодиодами и лучевыми сканерами.


ПОДТВЕРДИТЕ ИДЕНТИФИКАЦИЮ.


Я едва не подпрыгнул на месте. Грубый механический голос сотряс пещеру и чуть не вызвал у меня разрыв сердца.

— Твою мать, а! — выдохнув, крикнул я. Напряжение чуть отступило.

Панель ввода призывно светилась, теперь на ней угадывался контур ладони. Набравшись смелости, я подошёл ближе.

— Ну… попробуем.

На всякий случай достав ключ, чудом не потерянный в реке, я приложил ладонь.

Руку прострелила лёгкая боль — инстинктивно отдернув её, я ругнулся. Внутри что-то пиликнуло, ворота со скрипом поползли в стороны… и остановились.


ОБЪЕКТ ИДЕНТИФИЦИРОВАН. ВЫ МОЖЕТЕ ВОЙТИ, ТЕХНОМАНТ.


Я подошёл ближе. В щель между створками едва пролезла бы рука. Похоже, механизм заклинило, так давно им не пользовались. А за дверью угадывались лишь пол и стены длинного коридора, уходившего в темноту. Немного потолкав створки, попытался раздвинуть руками — не вышло.

— Дверку-то, может, откроете? — задрав голову, я постучал по створке.

Тишина.

Окей, всё сам.

Изменив ключ на лом, я примерился к одной из створок и с помощью нехитрого рычага немного раздвинул их в стороны. Ещё несколько заходов, и створки раздвинулись достаточно широко, чтобы мог протиснуться человек. Изменив лом обратно на ключ, на всякий случай вставил его между створок — и юркнул внутрь.

Едва я вошёл, потолок медленно разгорелся чистым белым светом, а двери за спиной со скрипом сомкнулись.

— Эй, стой!.. — я вцепился в ключ и едва успел его вытащить, прежде чем проход закрылся. Инструмент погнулся, но был цел.

Что ж, путь назад мне отрезали. Остаётся только идти вперёд.

Медленно ступая по металлическим, с зеленоватым отливом плитам пола, я осматривал странного вида двери. При попытке открыть ни одна не поддавалась, панелей ввода не было, а щель между дверью и стеной была такой узкой, что вставить туда конец лома было невозможно.

Я приник к двери и напряг слух. Внутри что-то негромко гудело, как трансформатор на подстанции.

Коридор тянулся ещё метров пятьдесят, и оканчивался перекрёстком. Справа — тупик, слева — ещё коридор, и ещё одна дверь. С датчиком.

Видимо, здесь работала своя система опознавания — даже не потребовалось прикладывать руку, при моем приближении дверь сама втянулась в стену.

Я боязливо заглянул внутрь — никого, темно и тихо. Заходим.

Под потолком зажглись несколько панелей, осветив два рядка одинаковых шкафчиков и причудливую скамью в центре. В конце комнаты — стеллаж с вереницей креплений, как в оружейном арсенале. Пустой.

По телу прошёлся холодок — это что? Типа… военная база? Но оружия нет. Раздевалка?

Я подёргал дверцу одного из шкафчиков — открыто. Пустая. Следующий тоже, и ещё десяток за ним. Медленно обходя комнату, я всё больше убеждался, что те, кто был здесь когда-то, забрали с собой всё.

Ну, или почти всё. В одном из шкафчиков, в самом низу обнаружилась смятая тёмно-синяя куча тряпья. Я достал находку и расправил.

Комбинезон! Почти как у бати, только чистый и целый, если не считать многолетней пыли! И главное, выглядит куда приличнее того рванья, которое было на мне. Приложил к себе — размерчик в самый раз.

Рваные штаны полетели в угол. Оторвав снизу от слишком длинной рубашки широченный лоскут, я торопливо одел комбинезон и застегнул мощные застёжки из голубоватого металла. Осмотрелся, присел — чуть великоват и мешковат, но движений не стесняет.

— Кла-асс!

Я сунул руки в карманы — в левом нашлась небольшая пластинка. Вытащил и присмотрелся — бейдж с чьим-то именем.

— Муно Варалин, — прочёл я, хмуря брови. Походу, этот парень так спешил удрать, что оставил свою форму. Ну, спасибо ему.

Сунув погнутый ключ в один из карманов, я закончил осмотр комнаты и вернулся в коридор.

Больше комнат не было — я прошёл метров пятьдесят, пока не упёрся в шлюзовой переход.

Встав на круг перед шлюзом, коснулся двери. Свет померк, вокруг меня возникли три светящихся кольца — голограмма? Или какая-то магия?

Просканировав меня, система издала весёленький сигнал.


ДОСТУП РАЗРЕШЁН. НЕОПОЗНАННЫЙ ТЕХНОМАНТ С ОГРАНИЧЕННЫМ ДОПУСКОМ.

ИДИТЕ ПО СИНЕЙ ЛИНИИ.


Снова вздрогнув от жёсткого, как у пропитого металлюги, голоса, я уставился на шлюз — створки с шипением распахнулись, пол подсветился пунктирной светящейся полоской.

Едва ступив за порог, я ахнул. Параллельно круглому, как труба, коридору полностью из прозрачного материала, шёл ещё один, наподобие строительных лесов с высокими перилами из того же синеватого металла. Но больше всего поразило то, что было за ним.

Я подошёл к ограждению и, вцепившись в перила, глянул вниз — подо мной, метрах в тридцати, виднелся пол громадного цеха.

В полутьме, освещаемой красноватой аварийной подсветкой, виднелись громадные производственные линии, идущие от массивных станков и машин. Конвейерные ленты, транспортёры, странные устройства на длинных манипуляторах. Все они застыли в странных положениях, будто остановленные посреди работы.

Жутковатая тишина среди механического безмолвия. Каждый мой шаг эхом разносился по цеху и терялся во тьме. Косясь по сторонам, я прошёл огромный зал до конца и вернулся в трубу со светящейся дорожкой.

Следом за первым залом было ещё множество подобных, и везде одна и та же картина. Монструозные механизмы, поточные линии, роботы и агрегаты, явно предназначенные для сборки чего-то большого и невероятно сложного. В одном из таких цехов на верхнем ярусе нашлась лестница вниз, и я осторожно спустился, чтобы рассмотреть всё поподробнее.

Сперва я ходил тихо и осторожно, будто боялся потревожить спящие машины, но чем дальше, тем сильнее было ощущение — они не спят.

Просто это место мертво. Заброшено так давно, что о его существовании просто забыли.

О ещё одной причине возможного запустения я тогда не подумал.

Станки были странными. Закрытые корпуса, словно вырезанные из цельного куска металла. Многорукие суставчатые манипуляторы с причудливыми инструментами, затейливые элементы крепежа, трубки и насадки. Я присмотрелся к одной из них — тут же всплыло окошко меню.

Желаете сделать новый чертёж детали?

Конечно, желаю! Скопировал одну, другую, третью… уже через пять минут я метался от станка к станку и копировал всё подряд, заполняя библиотеку чертежей причудливыми детальками, болтиками, фрезами и прочим инструментарием.

Побегав, наверное, минут сорок, я сел возле конвейера и вызвал меню. Тут же листнул в библиотеку — и тихо выругался.

Деталь недоступна для воспроизведения!

Выучите навык «Создание детали — мастер»!

Бесполезно. Вся эта куча хлама оказалась бесполезна!

Пав духом, я вернулся к подъему и покинул цех. Дальше протянулся ещё один зал, но мне он был уже неинтересен. Я достал ключ и принялся постукивать по перилам.

В голове роились вопросы. Что здесь производили? И кто? Судя по всему, местное оборудование намного опережало не только уровень технологий этого мира, но и то, что было на Земле. Может, реально тут жили какие-то супер-прокачанные гномы?

Ага, только вот мой новый комбинезон был явно не на коротышку. Значит, не гномы.

Пришельцы? Но если верить фантастическим фильмам, они предпочитали строить адские машины на своих кораблях, ну или на луне. Не, это тупо.

Великие цивилизации прошлого? Ну, Атлантида местного разлива? А вот это больше похоже на правду.

Но если люди этих прошлых цивилизаций были так круты, куда они сбежали? Может, улетели на другую планету, выработав здесь все ресурсы, или их подвинули конкуренты из местных? Или была мега-война миров магии и технологии?

Как-то некстати вспомнилось про техномантов, методично истребляемых Хинорамом и его приспешниками. Неми говорила что-то о богине… Геката?

Похоже, люди прошлого перешли дорогу богам, и те истребили их всех. А этот завод — просто пережиток прошлого. Могила технологий уничтоженной цивилизации, от которой осталась лишь жалкая кучка техномантов. Да и то, похоже, ненадолго.

Картинка сложилась довольно убедительная. Но на самом деле меня беспокоило другое.

Куда идти, как отсюда выбраться, и есть ли он вообще, этот выход? Обратно мне дороги не было, дверь закрыта надёжно. Довериться местной системе и идти вперёд?

И главный вопрос — а чем тут вообще можно поживиться?

Я хорошо помнил сюжеты книг про попаданцев, оказывавшихся в читерных локациях. То мега-волшебный меч найдут, то абсолютное заклинание. То сильного помощника, или вообще бога, хрен знает как задолжавшего герою. Правда, Алладином я себя не ощущал, да и искать своего Джинни в потёмках заводских цехов не очень-то хотелось.

Ведь были и такие сюжеты, где из этих потёмок на авантюриста бросались твари почище ксеноморфов. Встретить местный аналог Чужого после змея ужаса и гончих — от одной мысли ноги слабели, а за спиной начинали чудиться всякие звуки.

Желудок свело судорогой, снова хотелось есть. Я ходил уже часа три, не меньше. Ни намёка на столовую или склад провианта тут не было, а потому в голове возник новый страх — просто умереть тут от голода. Очень тупо и не по-геройски, зато реалистично.

Войдя в очередной цех, скосил глаза вниз — и остановился. Похоже, я дошёл до зоны погрузки. Внизу виднелись несколько колёсных погрузчиков с полными кузовами, а рядом — склад массивных контейнеров, и транспорт. Больше всего он походил на грузовик с длинным тентом. А за ним, у дальней стены во мраке угадывался какой-то огромный и причудливый силуэт. То ли странный кран, то ли что-то столь же огромное и непонятное.

Там наверняка было что-то интересное. Раньше мне транспорты не попадались, да и в контейнерах наверняка что-то было. А ещё в памяти всплыла отцовская "калина", которую он чинил чаще, чем на ней ездил.

Раз есть машины, значит, и гараж тут должен быть. А гараж это что?

Гараж — это целый склад инструментов.

Я поискал глазами путь вниз. Ничего не было, ни спуска, ни лестниц. Подо мной было метров десять пространства. Лихорадочно соображая, я достал ключ и принялся перебирать варианты.

Минут пять я разглядывал перила и темноту внизу. Примерившись, посмотрел на ключ и с помощью изменения инструмента сделал лёгкую телескопическую лесенку. То есть стержень с торчащими в стороны ступеньками. Закрепив его на перилах, перелез — и осторожно спустился.

Первым делом я решил осмотреть большие контейнеры. Подняв трёхстворчатую крышку из какого-то лёгкого металла, глянул внутрь.

На специальном креплении лежали две одинаковых трубчатых конструкции, перевитых полупрозрачными кольцами. Механизм до жути напомнил наплечную пушку Хищника, только раз в двадцать больше. С одной стороны виднелся дульный срез, с другой — торчащий штырь, закрытый специальным кожухом. Точка крепления. Но крепления к чему?

Внимательно осмотрев пушку, я попытался срисовать чертёж — ничего не вышло. Удалось списать только какую-то деталь сбоку, и то невоспроизводимую. Плюнув на оружие, я пошёл к следующему контейнеру.

Манипуляторы и что-то, похожее на громадные сенсорные панели. В третьем были ещё какие-то рукоятки с кучей прозрачных проводов, и ещё много странных и непонятных штук. Скопировав их, я закрыл контейнеры и пошёл к погрузчику.

История повторилась, только внутри было что-то вроде больших полупрозрачных батареек со светящимся кристаллом в центре. Но даже не контейнеры меня заинтересовали больше всего.

По-хозяйски обойдя машину, я хлопнул по боковой крышке капота, сунулся в кабину. Да, зверь был «мёртв», но и с трупа можно было кое-что урвать. Я открыл капот и, подсвечивая себе одной из «батареек», поковырялся в содержимом.

Мотор был мне незнаком, но это не мешало буквально ободрать его и скопировать всё, до чего я смог дотянуться. Зуб даю, сестрёнке это пригодится! В голове уже появились мысли об апгрейде её механического тела, если выберусь.

Ровно то же самое я проделал и со вторым погрузчиком, а следом моей жертвой пал и грузовик, обогатив библиотеку домкратом, хитрым ломом и ещё парой инструментов. Вдоволь порывшись у мотора, я залез в кабину.

Первое, что бросилось в глаза — полупрозрачный тонкий кристалл размером с лист бумаги. По нижнему краю шла металлическая полоса с несколькими разъёмами. Я замер — мать моя, да это же планшет!

Потыкав в экран, убедился — разряжен. Шнура или запасной батарейки нигде не нашлось, здоровенная штука из кузова тоже не подошла. Не желая бросать ценную находку, сунул её в нагрудный карман, под застёжку.

После осмотра транспортов я пришёл к неутешительному выводу — они работали не на бензине. Во всяком случае, бензобаков у них не было, а что подавалось в мотор, я не знал. Закончив с копированием всех доступных деталей и содержимого, я устало выдохнул и прошёлся по цеху с батарейкой-лампочкой в руках.

Я хотел найти гараж, но мой взгляд привлёк громадный силуэт возле стены. Вытянув вперёд «фонарик», шагнул в нехотя расступающуюся тьму.

В слабом свете проступили титанических размеров колонны, шарниры и детали исполинского механизма. Подойдя ближе, я осмотрел одну из коробчатых опор, больше напоминавших огромную ногу робота. Вся поверхность была покрыта бледно-синим налётом и испещрена узорами, кое-где виднелись полуистёртые символы и значки.

В голове всплыло — технические надписи. Я поднял голову — механизм уходил далеко вверх, исчезая во тьме цеха, но мигающая красная подсветка подчёркивала его размеры и форму.

Попытки залезть на него успехом не увенчались — пару раз шлепнулся на пол с трехметровой высоты и, едва не разбив «батарейку», бросил эту затею. Копировать тоже было нечего — система выдавала странную надпись «невозможно скопировать силами одного техноманта».

Отойдя от махины, я вернулся к осмотру помещения, и вскоре нашёл то, что искал. Небольшое отдельно стоящее помещение, похожее на гигантскую оливку, разрезанную вдоль. Ворота были открыты, внутри — один из транспортёров, его колёса были сняты. Похоже, не успели закончить ремонт.

Осмотрев машину — к сожалению, её кузов был пуст, — я отошёл к одной из стен. Света полупрозрачной запчасти едва хватало осветить часть стены, но увиденное заставило меня улыбнуться.

Оставив единственный источник света на верстаке, я вприпрыжку побежал наружу. А вернулся уже с целым ворохом таких же «фонариков» и расставил их вдоль стен. И только после этого огляделся.

Да-а, батя бы пищал от восторга! Вдоль всех стен на специальных креплениях висели плоскогубцы, отвёртки, ключи и прочие инструменты всех видов и мастей! На верстаке — несколько небольших станков, пара манипуляторов, горелки, и прочее. Я попал в сокровищницу, наконец-то!

Дрожа от нетерпения, принялся копировать чертежи всего подряд — от последнего болтика и до крутого манипулятора.

Закончив с работой, я удовлетворённо заглянул в библиотеку… и громко выругался.

«Воспроизведение инструмента невозможно! Необходим навык уровня мастер»!

— Что за плоскогубцы-то такие, что их даже не скопировать? — в сердцах бросил я и вцепился в инструмент. — Что там сложного-то, а?..

Словно издеваясь надо мной, плоскогубцы даже не сдвинулись с места. Похоже, какая-то магнитная система держала их на креплениях, давая пользоваться только допущенным специалистам. То же самое — с напильниками, пилами и всем остальным.

Схватив в порыве злости со стола одну из «батареек», я швырнул её на пол. Не разбилась — жалобно звякнула, подпрыгнув несколько раз, и укатилась под погрузчик.

— Нафига вообще нужен завод, с которого ничего вынести нельзя?

Мой крик эхом разнёсся по цеху.

На мгновение я представил, как где-то наверху в золочёном кресле сидит психованный боженька Лилам и покатывается со смеху, глядя на меня. Читов он захотел, как же.

Немного успокоившись, я уселся на снятое с погрузчика колесо и вздохнул. Взгляд упал на голубоватый ореол — закатившаяся под транспорт батарейка стала будто ярче светиться.

Я лёг на пол и заглянул под машину. Сердце пропустило удар.

Рядом со светящейся колбой лежало несколько скрученных гаек, лоток под них и большие пассатижи из серебристо-синего металла.

Похоже, кто-то из ленивых работников, не успевших закончить ремонт, забыл инструмент! Ура, слава ленивым работникам!

Я схватил инструмент вместе с «фонариком», сунул его в карман с застёжкой и пулей выскочил из гаража. Больше здесь делать нечего. Поднялся по самодельной лестнице и вышел из цеха.

Вернувшись в коридор, первым делом проверил, всё ли на месте — гнутый ключ, пассатижи, дохлый планшет. В довесок захватил с собой «лампочку», авось пригодится.

За следующим шлюзом меня снова ждал длинный коридор без дверей. Похоже, цеха кончились. В душе зародилась надежда — выход близко! Я прибавил шаг.

В конце коридора нашёлся ещё один шлюз, наглухо запечатанный, и большая дверь слева от него. У входа — датчик. Меня снова просканировали, но в этот раз система объекта не спешила открыть дверь.


ПОДТВЕРДИТЕ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ ЯДРУ.


От механического голоса я вздрогнул. Какому ещё ядру? Справа от входа подсветилась панель с силуэтом ладони — пришлось снова приложить руку.


ПОДТВЕРДИТЕ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ ЯДРУ, ТЕХНОМАНТ.


Чёрт с тобой… пожевав губу, я кивнул.

— Подтверждаю!


ТЕХНОМАНТ НЕ ИДЕНТИФИЦИРОВАН. СОЗДАЮ НОВУЮ ЗАПИСЬ.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ОБЪЕКТ 35 «ТЕХНИОН».

ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ — ЯДРО-ШЕСТЬ.


Двери беззвучно открылись.

Я вошёл в просторный зал с десятками кресел и экраном во всю стену. «Комната инструктажа», не иначе. Возле экрана виднелся ещё один небольшой монитор на пилоне, а рядом с ним на полу что-то лежало.

Я обошёл зал и приблизился. Из груди вырвался удивлённый возглас.

Слабый свет «батарейки» выхватил из тьмы силуэт человека.

Глава 9. Тайное знание. часть 1

Всё внутри замерло — неужели живой человек?.. Что он тут делает?

Я подбежал и склонился над телом, приближая «фонарик» к голове.

Судя по фигуре, женщина. Она была одета в странный облегающий костюм и лежала лицом вниз, будто её кто-то вырубил сзади. Боязливо покосившись назад, я перевернул тело — и понял, что ошибался.

Серая, с металлическим отливом, кожа. Остекленевший взгляд оранжевых, с красным ореолом глаз. И явно механическое тело.

Андроид!

— Охренеть просто, — прошептал я, проводя рукой по холодному, шершавому лицу. Металл, провода, детали… и полное отсутствие признаков жизни или энергии.

Судя по всему, андроид работал, пока не разрядился его аккумулятор. Или пока он не сломался. Попытка починить его, конечно же, не удалась — «недостаточный навык ремонта!». Скопировать что-либо тоже не вышло.

Однако странно, искусственная девушка была сделана не просто умело — ювелирно. Выдержаны все пропорции, ручки тонкие и изящные, а на маленьком округлом личике большущие глаза смотрелись по-анимешному выразительно. Тело было довольно лёгким — не тяжелее обычного человека, и подвижность нормальная — руки-ноги и шея двигались как у людей. Чуть смутившись, я потрогал сероватую кожу плеча, бедро и обтянутую комбинезоном грудь. Мягкая.

Создатель явно вложил душу в своё творение.

Впрочем, теперь это было бессмысленно. Оставив сломанную машину, я подошёл к терминалу. На экране загорелась крошечная красная точка, появился значок молнии. Какой-то подозрительно знакомый.

Я достал дохлый планшет и присмотрелся — такой же значок был на металлической пластине снизу. Похоже, они были частью одной системы.

Немного повозившись с сопряжением терминала и планшета, я нашёл небольшой паз, идеально подходящий под пластинку устройства — стекляшка с тихим звоном вошла в него, щёлкнул фиксатор, что-то внутри терминала пикнуло и затрещало. Экран медленно налился свечением, по нему побежали цифры и надписи.

Кириллицей!


«Ядро Шесть. Объект 35 «Технион», терминал 12-С. Доступ ограничен, загрузка гостевого меню данных.

Обновление интерфейса…. 100%

Обновление системных данных…

Обновление мирового времени…

Обновление невозможно. Связь со спутником не установлена.

Загрузка в автономном режиме».


— Давай уже, грузись, — я похлопал по терминалу, подгоняя его. Пару секунд подумав, экран подсветился зелёным, картинка сменилась.


«Идентификация: подтвердите личность».


Приложив руку в силуэту ладони на экране, я дождался сигнала.


«Пользователь опознан: Техномант, принадлежность — Ядро-Шесть.

Добро пожаловать домой, воин».


Меня бросило в жар. Когда на экране открылось меню с целой кучей вкладок, раскладка и отображение показались мне знакомыми. Прищурившись, листнул на вкладку «чертежи».

Ну, точно же! Такой же интерфейс был в моем личном меню, «вкладке персонажа». То, что я считал игровым меню персонажа, и систему этого терминала делали одни люди, из одного времени!

На вкладке был длинный список файлов из планшета, рядом с каждым стоял зелёный кружок — «доступно для чтения». Файлы терминала были неактивными, не посмотреть. Вздохнув, открыл первый.

Похоже на какие-то спецификации. Чертежи и 3Д-модели с кучей пояснений и инструкций для сборки. Я полистал файлы и модели, пытаясь понять, что же такое собирали на заводе.

Отдельные фрагменты мало что говорили, но потратив ещё немного времени, удалось найти общую сборку и схему устройства. Система услужливо подсказала: «использовать все файлы для общей сборки?».

Конечно да!

На экране одна за другой начли собираться детали. И когда система закончила работу, я узнал силуэт машины. В углу экрана высветилось название — «Проект «Молох», серийный образец боевого робота РТМ-31. Принадлежность: Ядро-Шесть».

Тот гигантский механизм в последнем цехе — это был он. Выходит, я был прав — здесь производили оружие. Для той самой войны с богами, наверняка.

Скопировать или как-то использовать чертежи было невозможно, я листнул на следующую вкладку.

Похоже, из-за ограниченного доступа система не выдавала всей информации — большинство вкладок были пусты, либо вообще заблокированы. Я бесплодно переключал окна, раз за разом натыкаясь на сообщение «недоступно». Активной оказалась только вкладка «инструктажи».

Только вот списка файлов там не оказалось, вместо него — одна простая кнопка «голоинструктор — включить». Делать нечего, нажимаю.

Под потолком что-то сверкнуло и загудело, а прямо передо мной из воздуха соткался силуэт человека. Вернее, девушки — в ней без труда узнавались черты того самого андроида, лежавшего возле терминала.

Сложив руки на поясе, она приветственно улыбнулась.

— «Голоинструктор активирован. Добро пожаловать в систему Ядра-Шесть, техномант! Я готова ответить на твои вопросы».

— Обалдеть… — выдохнул я и попятился. Да неужели? За последние несколько часов этих вопросов накопилось столько, что я не знал, с чего начать. Аж голова шла кругом. Несколько раз глубоко вдохнув, я отошёл и сел в кресло.

Девушка-голограмма с интересом наблюдала за мной и улыбалась.

— Так… уф. Окей. Где я… где мы находимся?

— «Техномант, вы находитесь на территории Объекта 35 «Технион», Ядро-Шесть. Зал вводного инструктажа».

— Да не… какая это планета?

— «Мы находимся на планете Земля, техномант».

Я еле сдержал удивлённый возглас. То есть… не мир игры? Не какая-то другая планета с другими звёздами?

— Погоди-погоди… а как же система? А откуда тогда две луны и два солнца?

— «Уточните вопрос, пожалуйста».

— Так…. — я ещё раз медленно вдохнул и выдохнул. Сердце колотилось так, что в груди заболело. Чёрт, Земля! Я дома! Но что тут произошло-то?

— Так, — повторил я и начал по порядку. — Первое. Что такое Ядро-Шесть?

— «Ядро-Шесть — это последнее из созданных тета-ядер и источник мощи Селестиалов».

— Кто такие Селестиалы?

— «Ответ недоступен, недостаточный уровень допуска».

Вот как. Хорошо, было бы странно, узнай он всё и сразу, да и любая нормальная система имеет ограничения.

— Ладно, зайдём с другой стороны… Если это — планета Земля, какой сейчас год?

— «Ответ недоступен. Системное время не обновлено, нет связи со спутником и Ядром. Объект находится в автономном режиме».

— Хорошо, какая информация мне доступна? Что ты можешь сказать?

— «Слишком неточный запрос. Желаете прослушать общий инструктаж?»

— Давай. Да.

Оправившись, голограмма сделала шаг назад и начала свой рассказ. Хотя информация была крайне скудная, шок я всё же испытал.

Завод, на котором я находился, был частью глобальной сети оборонного производства. Видимо, оно имело какую-то связь с таинственным Ядром-Шесть, что бы это ни было. Логично, были и другие ядра, но о них голограмма ничего не сказала. Где-то в этом мире было запрятано ещё много таких же объектов.

На этом заводе производили оборонные системы — микроэлектронику, оружие, какие-то сложные установки для орбитальной обороны и этих самых роботов «Молох». Завод был полностью автономен, сырьё и энергию он брал то ли из какого-то общего источника, то ли из недр планеты, я так и не понял до конца.

Люди, работавшие здесь, все как один были техномантами — система не пропускала других. Но примечательно было не это. Система постоянно ссылалась на Высший Императив Обороны, а все техноманты, заводы и прочее работали на одну цель — оборону Земли. И даже таинственные Селестиалы, судя по всему, бывшие каким-то сверх-оружием, подчинялись ей.

Закончив говорить, голограмма коротко поклонилась.

— Капец. Ничего не понимаю. Столько всего ради обороны Земли, заводы, системы… кто напал-то? От кого защищаться-то?

— «Уточните вопрос».

— С кем воевало человечество всем этим оружием?

— «С сильнейшим за всю историю противником, техномант».

— Да блин! Ответь, что за противник?

— «Наш противник — Ро».

Я молча откинулся в кресле, окончательно сбитый с толку.

Ро? Что за Ро? Роботы? Государство? Система? Пришельцы? На все эти вопросы ответ был один — «недостаточный уровень допуска». Немного успокоив сердце, я решил зайти с другой стороны.

— И откуда он появился?

— «Ро пришли, когда человечество зажгло второе солнце, техномант».

Я остолбенел. Как это вообще было возможно — зажечь второе солнце?

— А вторая луна? Откуда она?

— «Недостаточно информации. У Земли есть только один спутник».

— Да я своими глазами её видел! Вон же, в небе!..

Я осекся. А если система просто не получала данных о том, что появилась вторая луна? Если эта самая катастрофа произошла до этого? То, что покончило с человечеством, случилось раньше.

И лишь после этого пришла вторая луна.

Я вспомнил слова Неми, подтверждающие догадку — «мы защищаем мир от Второй Луны».

Картинка наконец-то сложилась.

Это — будущее. Без сомнений. Самое что ни на есть апокалиптическое, жуткое будущее.

С магией, призванными существами, феодальным строем, средневековой медициной и полным отсутствием интернета, фаст-фуда и туалетной бумаги.

Больше голограмма не давала ответов о прошлом мира. Правда, ещё один у меня оставался.

— Скажи, пожалуйста, что необходимо для получения информации о Селестиалах?

— «Необходим уровень допуска не ниже мастер-техноманта, принадлежность Ядру-Шесть и имя нужного Селестиала».

Хоо, а вот это уже интересно. Значит, это не невозможно? А если попробовать хитрость?

Вздохнув, я снял с груди бейдж и показал голограмме.

— Идентифицируй, пожалуйста.

— «Муно Варалин, мастер-техномант Ядра-Шесть, стаж — семь лет. Для допуска назовите имя Селестиала».

Есть, получилось! Едва сдерживая ехидную улыбку, я назвал имя.

— Лилам.

Голограмма застыла, уставившись на меня как на пришельца. Помедлив пару секунд, она улыбнулась. Только вот цвет её поменялся на красный, а по коридорам разнеслась тревожная сирена.

— «Доступ к данным закрыт, неопознанный техномант. Мне было приятно работать с вами. До свидания!»

— Воу-воу, стой! — я вскочил с места и потянулся к голограмме, но она уже растаяла в воздухе.

А перед глазами выпала табличка полученного задания.


Задание: сбежать с заброшенного завода.

Награда: 5000 опыта, 5 очков навыков, 100 очков переноса.

Штраф: смерть.

Время: 30 минут.

Глава 9. Тайное знание. Часть 2

Из коридора послышался странный сипящий звук — с таким открывается шлюз. Холодея от страха, я пулей выскочил наружу — и едва успел отскочить в сторону.

В открытом шлюзе показался большой красно-чёрный шар с множеством огоньков и двумя торчащими по бокам трубками. Шар медленно плыл в воздухе, поворачиваясь ко мне, и мигал в такт аварийному освещению.

Нетрудно догадаться, охранный дрон. И ещё проще понять, по чью душу он пришёл.

Я припустил с места почище легкоатлета, а за спиной лязгнула закрывшаяся дверь. Я почти добежал до шлюза, как сзади послышался свист, и на стене около моей головы возникла круглая подпалина.

Я выскочил в круглый коридор как угорелый и тут же ринулся к перилам. Сзади снова засвистело, из стен коридора полетели снопы искр — на поражение бьёт, сволочь!

Куда бежать-то?..

Дрон был уже близко. Закусив губу, я перемахнул через перила, зацепился за край настила и повис на пальцах. Под ногами — десять метров пустоты, но об этом я не думал. Напрягшись, замер и прислушался.

Жужжание стража было уже близко. Он пролетел по коридору, вернулся и вышел на огороженный помост. Подлетел к перилам и с тихим гулом просканировал красным лучом весь цех. Немного подождав, отлетел в сторону.

Пронесло? Убирайся уже, тупая железка… взмокшие пальцы начали соскальзывать, я сжал челюсти и держался из последних сил.

Внезапно снова раздался громкий свист.

Нашёл!

Сейчас выстрелит!

Я разжал пальцы и заорал. Площадка начала отдаляться, и через мгновение то место, где я держался, пыхнуло снопом ярких искр.

Земля была ближе, чем казалось — ударившись о твёрдую поверхность, я кубарем покатился по полу и тут же вскочил, как ошалелый. Жужжание приближалось — шар вылетел за ограждение и спускался вниз, выцеливая меня в темноте.

— Да сука же!..

Бросившись к ближайшему транспортёру, я прыгнул в сторону — впереди на полу вспыхнул фонтан раскалённых брызг металла. Нифига себе!

Прыгая, как заяц, из стороны в сторону, я добежал до транспортёра и укрылся за ним. Вокруг в полу уже зияли оплавленные дыры — похоже, дрон усилил оружие. Я лихорадочно шарил взглядом в поисках путей побега.

Глаз упал на ровный шестиугольник в полу, метрах в семи от меня. Толстая металлическая пластина с длинными прорезями, как на канализационных люках. Если присмотреться, такие были по всему цеху. Попробовать?..

Над головой, совсем близко послышался звук дрона — он обогнул моё укрытие сверху! Выругавшись, я бросился прочь. Рядом снова засверкали вспышки и снопы искр. На ходу сменив ключ на лом, я сунул один край в щель люка и, налегая всем телом, выдрал его из пола.

За спиной снова засвистело. Зажмурившись, прыгнул в чернильный провал канализации.

Я с нарастающей скоростью скользил по склизкой каменной трубе вниз. Над головой полыхнуло, мне вслед понеслись искры. Крича, как на аттракционах, я вцепился в лом — даже обратно не изменил!

Отвесная шахта плавно перешла в уклон, а потом и вовсе — в горизонтальную плоскость. Инерция с чавкающим звуком выбросила меня из канала. Пролетев, наверное, метров пять я плюхнулся лицом в вонючую жижу.

Выругавшись последними словами, медленно поднялся и сморщил нос. Судя по запаху, я оказался в аду. Воняло таким дерьмом, что слезились глаза. А ещё было темно. Абсолютная, непроглядная тьма.

Я принялся шарить по карманам — здоровенная колба с кристаллом нашлась в нагрудном. Треснувшая от падения, но ещё живая, она давала достаточно света для того, чтобы я мог осмотреться.

Каменные своды, изрезанные бороздами каменные стены. Похоже, сточная труба вела в какую-то пещеру. Воздух не был затхлым, на стенах и полу рос странный буроватый мох — при приближении он начал легонько светиться. На полу виднелись огромные лужи какой-то липкой дряни, да и в целом было влажно. Будто попал в кишки к каменному великану.

Вздохнув, перехватил поудобнее лом-копьё, выставил вперёд «фонарик» и пошёл вглубь пещеры.

Где-то вдали слышались звуки капающей воды и странный шелест. На миг даже почудилось движение, присмотрелся — никого. Но что-то подсказывало, надо быть начеку.

Пройдя еще метров двести, я столкнулся с обитателями пещеры. Из зарослей мха вылез странный пластинчатый жук сантиметров сорок длиной. Издав тихий стрекочущий звук, он пополз в мою сторону. Пришлось применить лом — раза с четвёртого остриё пробило панцирь, из раны полезла какая-то зелёная дрянь, а жук с шипением подох.


Вы убили пещерного щитня!

Получено 30 очков опыта.


Вытерев копьё от зеленоватой слизи, я присмотрелся к трупу. Омерзительное создание на первый взгляд казалось безобидным, но на брюшке у него было с десять пар суставчатых лапок, и вдобавок — крепкие зубчатые челюсти. Проверять, способен ли он причинить мне боль этим арсеналом, не хотелось. К тому же из зарослей мха выползло ещё два таких же щитня.

Сменив лом на кувалду, я без особых проблем расправился с ними и пошёл дальше.

Проблемы начались позже. Пройдя по пещере, петляющей не хуже лесной тропинки, ещё минут десять, я заметил, как из-за поворота выползли, шевеля усиками, уже штук пять щитней. А за ними — не меньше дюжины. Вздохнув, я заработал кувалдой.

То ли мне везло как утопленнику, то ли пещера была каким-то особо притягательным местом для насекомых, но чем дальше я продвигался, тем больше этих тварей выползало на свет. Они лезли изо всех щелей, спускались по стенам и даже падали с потолка. А в одном зале пещеры их было столько, что весь пол и стены буквально шевелились от мерзких тварей.

Совершив локальный геноцид щитней, я прошёл дальше, устало волоча за собой отяжелевшую кувалду. Сил уже просто не было, а от голода я всерьёз начал подумывать о вкусовых качествах их зеленоватого мяса. Впрочем, серый мох тоже казался довольно аппетитным.

К моему несказанному счастью в следующем крошечном зале нашлась вода. Чистая, прозрачная, она наполняла большую нишу, окруженную мхом, а сверху по извилистому сталактиту стекала тонкая струйка кристально-чистой воды!

Забыв про всё на свете, я подбежал к нише и, протянув руки, набрал полные ладони живительной влаги. Вода была холодной и такой вкусной, что я без раздумий потянулся за второй порцией.

— Ох… господи, как же хорошо, — утерев рот, погрузил руки в нишу и несколько раз умылся. На душе стало легче, да и внутри всё как-то потеплело, успокоилось. Есть вода — значит, выживу. Даже если пещера будет тянуться ещё километров двадцать. Немного отдохнув и приведя в себя в порядок, двинулся дальше.

Пещера казалась бесконечным стрекочущим лабиринтом. Вода сыграла злую шутку, разбудив желудок — от голода натурально темнело в глазах. Я едва не выронил кувалду в одном из проходов, а убийство очередного насекомого стало сродни подвигу.

Устало опершись на рукоятку, я опустился на колени. Перед глазами дрожала раздавленная тушка щитня, источая тошнотворное зловоние.

— Да ну нахрен…

Я оторвал от стены сероватый кусок мха и закинул в рот. Начал жевать — и тут же выплюнул. Блин, как алюминиевая фольга с привкусом земли! Невозможно.

Остатки сил я потратил, чтобы встать и поднять кувалду — по стенке полз ещё один щитень.

Удар! Пискнув, тварь забила усиками и упала на пол с раздавленным панцирем.

Чёрт, этот был особенно мерзким, с длинными мохнатыми полосками на щитках. Я сморщился.

А перед глазами зловеще сверкнули строчки в рамке и громыхнул знакомый голос.


Выбирай!

Съесть мясо щитня до последнего кусочка.

Съесть горсть камней до последней песчинки.


— Сволочь ты, Лилам… — прошептал я и сел рядом с трупом твари, присматриваясь к будущей еде.

От омерзения передёрнуло. Рваная рана с пузырящейся зелёной слизью одним видом вызывала рвотный позыв.

Изменив кувалду на нож-открывашку, я перевернул трупик и срезал податливое брюшко с частоколом лап. Треснувший панцирь, как тарелка, лежал передо мной, до краёв полный вонючего мяса. Кушать подано, смотри не подавись.

Я поднял тушку к лицу и, зажмурившись и задержав дыхание, приступил к трапезе.

Когда выскобленная шкурка насекомого упала на камни, я уже ничего не боялся. Ни инфекций, ни поноса, ни пиромантов.

Они не жрали щитней. Слабаки бесхребетные.

Вот еда настоящих мужиков, каждый укус — лотерея с чертями!

Проглотив последний кусок, я поднялся и вернул инструменту вид лома. Пора двигаться дальше.

К счастью, двадцать километров идти не пришлось. Пройдя ещё несколько залов и уничтожив ещё штук двести щитней, я почувствовал впереди лёгкое дуновение ветерка.

Поверхность близко! От радости я даже позабыл про усталость и голод. Размозжив очередного щитня по стене, я бросился вперёд, перепрыгивая через осыпавшиеся с потолка камни.

Выход оказался почти полностью заросшим кустами и какой-то вьющейся лианой, плотной завесой закрывающей узкий проход. Сквозь маленькие просветы между побегами пробивался свежий воздух и солнечный свет. Почти спасён, ура!

Изменив лом на топор, начал рубить упругие ветви и побеги, и через несколько минут напряжённой работы мне удалось освободить небольшой проход. Раздвинув плотные заросли, продрался наружу и, путаясь с ветвях, вывалился из зелёного плена.

— Свобода… ура…

Сил не было даже радоваться. Стиснув рукоятку топора, я медленно поднялся с земли. Вокруг был лес, вплотную примыкавший к отвесной скале за моей спиной. Солнца ещё только поднимались. Похоже, пока я бродил по заводу, на поверхности была ночь.

— Так, и куда идти-то?

Идей не было. Компаса — тоже, как и умения им пользоваться. Осмотревшись, я спустился с возвышенности и сел под ближайшим деревом. В голове всё гудело от обилия информации, нужно было хоть как-то упорядочить весь этот хаос.

Начать решил с малого — открыть меню и посмотреть, что изменилось за это время.

— Ох, Лилам, и припомню я тебе это… — вздохнув, я коснулся груди и вызвал окно персонажа.

Перед глазами замелькала вереница сообщений об убитых щитнях, начисленном опыте и новых уровнях. Но главное….


Вы выполнили задание «Побег с завода»!

Получено 5000 опыта, 5 очков навыков, 100 очков переноса.

Вы получили уровень!..


Свайпнув массу уведомлений, посмотрел на статус. Губы невольно растянулись в улыбке. Каким-то чудом я получил уже 15й уровень!


Самуил Волков.

Класс: Техномант.

Профессия: слесарь.

Уровень 15, опыт: 23915\30000.

Свободные очки навыков: 14

Очки переноса: 119

Ядро переноса:9,916 %

Доп. возможности: нет.


Мельком пробежавшись по вкладкам, убедился, что все полученные на заводе чертежи были неактивны. Из имеющихся и перспективных навыков ничего, подходящего для навигации, не нашлось. Распределять очки сейчас не хотелось, я свернул окно и, откинувшись назад, задремал.

Когда я проснулся, оба солнца стояли в зените. Вокруг было всё так же пустынно и тихо, если не считать какой-то птицы, распевавшей неподалёку.

Идей, какое направление выбрать, у меня за это время не появилось, а потому я просто пошёл вперёд, подальше от пещеры, в надежде найти хоть какое-то поселение или дорожку.

Идти пришлось долго — практически до самого вечера я тащился в одном направлении. В кармане побрякивали ключ и пассатижи, а бедро оттягивала здоровенная банка батарейки-фонарика. Утоляя жажду в крошечных лесных ручьях, я пытался не думать о пище, хотя сутки без нормальной еды здорово подорвали мои силы. Да и последний опыт был, мягко говоря, травмирующим.

Наконец, когда жёлтое солнце село за горизонт, а синее опустилось к самому его краю, я вышел на окраину леса.

Передо мной был широкий, — метров в двадцать, — проспект, или скорее, шоссе. Уже изрядно заросшее, с потрескавшимся асфальтовым полотном беловато-серого цвета. Оно проходило через весь лес, разделяя его надвое, как глубокий шрам. Спустившись по осыпающейся кромке, я поозирался — никого не было.

Но на пыльном асфальте были хорошо различимы следы людей и узких колёс повозок. В этот момент я понял, что это и был тот самый Серый Тракт. Древняя дорога родом из тех же времён, что и Технион.

Я добрался до первой цели, о которой говорила Неми. А второе, более важное открытие я сделал, когда присмотрелся к следам на самом краю серого полотна.

В дорожной пыли чётко угадывались небольшие следы сапог и два следа от протектора резиновых колёс. Такие были только у моего культиватора.

Глава 10. Слабая талантливая девчонка

Два солнца медленно поднимались из-за леса, освещая Серый Тракт золотистым сиянием. Я нехотя выбрался из укрытия под поваленным древом, где провёл ночь, и зевнул.

Желудок издал долгий, протяжный звук. Со вздохом поднявшись, посмотрел на раскинувшийся внизу тракт. Нужно идти дальше, курсом на Пенту, и догонять Фелис с Лин, но от голода буквально подкашивались ноги. Какое тут догонять… не свалиться бы.

Как и советовала Немезида, я пошёл вдоль кромки леса, подступавшей к дороге. Она, как русло реки, находилась в низине между двух пологих насыпей, поросших кустарником и невысокой травой.

За полтора часа я прошёл, наверное, километров пять. Мимо то и дело пролетали упитанные птицы, пару раз даже встречались зайцы, а на противоположной стороне тракта из леса вышел красивый зверь, отдалённо похожий на оленя с длинной пятнистой шеей.

От голодухи в голову начали лезть разные мысли. Теперь уже и мясо щитней не казалось таким уж мерзким, вот бы сюда парочку этих тварей — неплохой бы вышел завтрак! И белка, наверное, в них много. Тяжело вздохнув, я пошёл дальше.

Внезапно метрах в пяти впереди затряслись кусты. Послышалась странная возня, я остановился и вытащил ключ.

Засада? Присев, напряг зрение и вслушался в шорохи.

Из кустов, высунув язык, выскочил лисёнок и со всех ног припустил в мою сторону. А за ним с горящими яростью глазами, показался здоровенный дикобраз. Несколько иголок были обломаны, зверь шумно сопел и топал лапами.

Напряжение внутри меня мгновенно сменилось радостью. Вот так встреча!

— Хвостик!

Завидев меня, лисёнок с жалобным тявканьем юркнул мне под ноги и спрятался позади.

— Что, опять встрял, засранец пушистый? — я с улыбкой изменил ключ в копьё. Уже нормальное, с острым лезвием. Дикобраз подошёл и оценивающе посмотрел на меня, фыркая как мокрый кот.

— Иди куда шёл, колючий, — наставив копьё, я шугнул зашипевшего зверя. Немного потоптавшись, дикобраз раздражённо фыркнул на Хвостика и, покачивая частоколом колючек, скрылся в кустах.

— Так-то. Ну что, малыш, теперь всё хорошо!

Я присел и погладил лисёнка, тут же высунувшего язык — длинный хвост завертелся так, будто был на моторчике. Всем видом зверёк выражал радость от нашей встречи.

— А где хозяйка? Фелис далеко? — я принялся чесать довольную мордаху и большие мохнатые уши. Хвостик чихнул и издал несколько разочарованных протяжных звуков.

Вдоволь начесав зверька, я выпрямился и посмотрел на дорогу. Живот снова забурчал.

— Делать нечего, либо веди к Фелис, либо я пошёл дальше.

Хвостик облизнул усы и выжидающе на меня посмотрел. Непохоже, чтобы он знал, где сейчас черноносая девушка. Окей, найду сам. По крайней мере, раз он здесь, то и Фелис с Алинкой должны быть где-то недалеко.

Мы двинулись в путь. Зверёк то и дело отбегал по лисьим делам: то за бабочкой погонять, то понюхать что-то среди кустов. Вскоре я перестал обращать внимания на его возню и спокойно шёл дальше. Впереди долгая дорога, и глубоко в душе я надеялся встретить кого-нибудь или набрести на поселение, где можно было разжиться едой.

Первое солнце вошло в зенит, когда я окончательно выбился из сил и, спрятавшись от жары в теньке под деревом, присел отдохнуть. Снова вздрогнули кусты, среди густой травы показались торчащие уши Хвостика. Зверёк деловито подошёл, неся в зубах здоровенного бурундука.

— Ого, да ты охотник хоть куда! — хихикнул я и посмотрел на тушку грызуна. Лисёнок положил его возле моей ноги и, облизнувшись, посмотрел на меня с довольным выражением на мордочке. Делится?

— Не, ешь сам. Спасибо, конечно, но на двоих нам тут не хватит, — отмахнулся я. Зверёк немного подождал и, обиженно тявкнув, принялся за обед.

После отдыха двинулись дальше. На этот раз я решил спуститься к Серому Тракту. Так и легче идти, — меньше тратишь сил на препятствия, и если встретятся люди, можно будет попросить у них помощи. О том, что могут встретиться и плохие ребята, я старался не думать.

Следы колёс культиватора тонкой ниточкой маячили перед глазами, придавая сил. Когда я уже втянулся в размеренный ритм дороги, сзади послышались приглушенные звуки: поскрипывание металла и топот копыт. А ещё — человеческая речь!

Позади, быстро догоняя, показался отряд всадников и большой экипаж, запряжённый четвёркой лошадей. За ними вилась пыль, скрывая дорогу серовато-белой пеленой.

Я остановился и отошел в сторону. Прятаться было бессмысленно, они меня увидели раньше — было видно, как двое всадников, ехавших впереди, ускорились. Стиснув ключ в кармане, я посмотрел на приближающихся людей.

Они гнали во весь опор, сверкая металлической бронёй. Нагрудники шлемы, наручи, и у каждого на поясе по мечу… похоже, я конкретно попал. Притормозив, они подъехали вплотную и обступили меня с двух сторон. Путь к бегству отрезан.

— Кто такой? — без церемоний заговорил усатый мужик с колючим взглядом. Его рука опустилась на эфес меча.

— Просто путник, — я пожал плечами и выдавил кривую улыбку. — Иду себе, никого не трогаю.

— Не помню я на Сером Тракте просто путников, — нахмурился второй светловолосый всадник и повернул лошадь. — Как звать? Куда идёшь? И почему один?

— А чё столько вопросов-то? — я нахмурился. — Первый раз тут иду, а ощущение, будто сто законов нарушил. Вы сами-то кто?

— Дерзкий какой, — усмехнулся усач. — Ты часом не ослеп, парень? Или герб не узнаёшь?

Он кивнул на свой нагрудник — там красовалась голубая сфера с крыльями и щитом. Это что, типа дворяне, или гвардия местного короля? Как его там… Эл-кто-то.

— Первый раз вижу.

— Невежда, это герб рода Ксенти, аэромантов западных земель и верных союзников Пенты! — воскликнул блондин, заносчиво выпятив губу. Похоже, пафоса в нём на двоих наберётся.

Усач нагнулся в седле и приблизился.

— Тут все земли до озера Мелентор наши, парень. Так что ты хотя бы из вежливости должен представиться и поблагодарить господина Ксенти и его семью за возможность тут пройти. Ты бы это, на вопрос-то ответил.

Из них двоих усач был постарше и показался мне более разумным. Да и смысл ломаться?

— Меня Сэм зовут, иду я в Пенту как раз, из деревни э-э… Журжинки. Да. У меня сестра в Пенте живёт, вот к ней и иду.

— Хо-о, аж из Журжинок идёт, — усатый рыцарь улыбнулся напарнику, они заметно расслабились. — И не боишься один тут ходить? Время лихое, бандитов развелось много. В землях Ксенти, конечно, спокойнее, но на Сером Тракте всегда опасно. Ты бы аккуратнее, парень.

— А зверь чей? Уж не твой ли часом? — блондин кивнул на Хвостика, спрятавшегося за мной.

— Подруги. Она из клана биомантов, а этот дурачок потерялся, отбился — вот и веду к ней. Как-то так.

Пока мы мило беседовали, подъехали остальные рыцари — с десяток всадников и экипаж с таким же, как у усача, гербом на дверях. Судя по отделке и убранству, ехали в нём реально дворяне. Доски были гладкие, ярко выкрашенные, с резными металлическими ручками, полированными пластинами и роскошными фонарями. На больших деревянных колёсах красовались колпаки с теми же гербами, а кучер был выряжен как в сказках про королей. В общем, именно такими я себе и представлял царские кареты.

Створка широкого окна приоткрылась, на меня уставилась массивная физиономия с броским макияжем. Тонкие губы скривились, она сморщила нос.

— Кто это? — послышался скрипучий, властный голос, сразу напомнивший о нашей директрисе.

Видимо, обращались не ко мне — усач тут же подъехал к дверце и поклонился.

— Одинокий путник, госпожа гувернесса. Оружия нет, идёт в Пенту из Журжинок. Сестра у него там, говорит.

Окно прикрылось, внутри зашумели, экипаж со скрипом накренился — и из отворившейся двери наружу вылезла воистину необъятная дама. Выряженная в строгое серое платье, с заколотым на затылке пучком седых волос и выражением пренебрежения на лице. Если Ленка из 9Б ей чем и уступала, то немного.

Дама встала возле рыцаря, по-хозяйски уперев руки в бока, и ощупала меня осуждающим взглядом.

— Здрасьте… — кивнул я.

— Ты что тут забыл, оборванец? — возмутилась она. — Убирайся немедленно! Дожили, земли Ксенти топчут какие-то бродяги нищие, заразу тут разносят! Пшёл вон! Ещё и воняет зверьём…

— Госпожа, он знаком с биомантами западных кланов, — нахмурился усач. — И в Пенту идёт к своим. Может с ним как-то, ну, поаккуратнее…

— А ты чего глазами хлопаешь, Эрист? — она тут же переключилась на рыцаря. — За что тебе платят хозяева, за разговоры с оборванцами? Тоже мне, капитан охранения! Любой десятник Пенты лучше бы справился!

Рыцарь отвернулся с выражением «опять начинается…» на лице. Похоже, вздорная баба его регулярно доставала, да и другие всадники как-то сразу приуныли. Но не лезли — под раздачу никто попасть не хотел.

А жирная гувернесса начала распекать его за всё на свете. Она подошла к усачу, потрясая толстым, как сосиска, пальцем, а я заглянул в открытую дверь экипажа — и замер на месте.

Внутри сидела девушка, лет четырнадцати-пятнадцати. Худенькая и стройная, как лоза, с аккуратным личиком и большими печальными глазами. На теле — тонкое белое платье с бронёй, почти плоский нагрудник, латная юбочка, наручи. На коленках покоился большой меч в ножнах. А за спиной, на стенке — широкий сине-белый щит с гербом. Слишком массивный для такой хрупкой воительницы.

Она заметила меня и повернула голову, убрав с лица пепельно-белую прядку.

Меня будто током ударило. Бледное, ангельски прекрасное лицо. И взгляд, полный обречённости, будто на казнь везут. Её серо-стальные глаза будто кричали мне — Помоги!

Что тут вообще происходит?..

— Нянюшка… — позвала она разбушевавшуюся матрону. — Пожалуйста, не ругайте Эриста.

— Госпожа Вивиан! — с облегчением выдохнул усач.

— Наша семья рада любым гостям в своих землях, даже прос…

— А ты не лезь, девочка! — гувернесса резко развернулась и подлетела к двери, заслонив девушку мясистой спиной. — Это взрослые дела! Да и какое вообще тебе дело до прохожих? Жалко? А славное имя Ксенти тебе не жалко? Славный род аэромантов, пять поколений верой и правдой служивший престолу Пенты! А ты опозорила свой род, родителей и сестру этим… этим глупым классом паладина!

Я осторожно сместился в сторону, чтобы снова её увидеть. Девушка побледнела ещё больше и, стыдливо опустив голову, стискивала кулачок.

— Из-за твоего упрямства, барышня, весь род теперь под угрозой! Что скажет престол? Как служить, если ты не можешь повелевать воздухом? У тебя ведь был такой талант, и что? Навлекла позор на весь род! И ладно бы могла с щитом управляться, но и этого не можешь!

Девушка задрожала и отвернулась, а гувернесса злобно процедила. — Знай своё место, слабая талантливая девчонка, а то я…

— Мадам, — перебил я, нарочито повысив голос. — Может ваш славный род Ксенти помочь голодному путнику?

Она резко обернулась ко мне, а я продолжил.

— Я два дня ничего не ел, все вещи утонули в реке. Может, найдётся у вас немного хлеба там, или каши какой? На самом деле, пойдёт что угодно…

— Ты в своём уме, нищий? Наши леса полны дичи и ягод. А в реках полно рыбы! Хочешь есть — поймай и ешь, сколько влезет. Лорд Ксенти благоволит путникам, так что ступай, и поблагодарить не забудь!

Усатый рыцарь покачал головой и толкнул лошадь пятками. Охранение начало выстраиваться в походную колонну, пока бешеная баба не разразилась очередным приступом желчи.

— Пора ехать, госпожа, — бросил он.

— И без тебя знаю!

Фыркнув, толстуха кое-как влезла обратно в экипаж и хлопнула дверью. Щёлкнули поводья, вся процессия тронулась с места и с нарастающей скоростью продолжила свой путь, оставив нас в облаке пыли.

Мы с Хвостиком прочихались и пошли следом, благо оседающая пыль ещё не засыпала следы Алинки.

— Ну что, приятель, видал, какая припадочная? Сама-то по любому жрёт за троих, и девчонку ещё объедает, — пошутил я и посмотрел вслед отряду. Странно, процессия вроде удалялась, а одна точка почему-то увеличивалась в размерах. Похоже, один из всадников ехал ко мне.

На всякий случай поднявшись по насыпи, я спрятался в кустах. Всадник подъехал к месту, где мы только что стояли, и посмотрел точно на моё укрытие.

— Эй, парень, выходи! — крикнул он и поднял руку. — Не обижу, не бойся. Иди сюда.

Я вышел и осторожно спустился к нему. Незнакомый, русый парень лет на пять старше меня, улыбнулся и протянул мне небольшой свёрток.

— Это от госпожи Вивиан, возьми вот.

— Спасибо, — кивнул я. Внутри было что-то мягкое, и пахло хорошо. Я сглотнул.

— Просила передать, чтобы не держал зла на род Ксенти, и счастливо тебе добраться.

Подмигнув напоследок, парень развернулся и ускакал за своими.

Когда пыль улеглась, я аккуратно развернул свёрток. Лисёнок, уже вовсю метущий хвостом, высунул язык и, встав на задние лапки, полез мне на ногу.

Внутри было несколько приличных кусков хлеба, сыр и завёрнутый отдельно ломоть мяса. От запаха потекли слюни. Я еле удержался, чтобы не вцепиться зубами в угощение прямо на дороге, и завернул всё обратно.

— Ну, спасибо, госпожа Вивиан. — отвесил короткий поклон в сторону умчавшихся дворян. — Ну что, пошли, поедим в тишине, обжора? Ты так-то бурундука целого заточил, не стыдно ещё просить?

Хвостик весело покрякал в лисьей манере и улыбнулся всей пастью.

Мы вновь покинули Серый Тракт, уйдя неглубоко в лес. Тут же нашёлся и небольшой ручеёк с чистой водой, лучшего места для обеда не найти! Устроившись на мягкой траве под деревом, мы с аппетитом поели.

Что хлеб, что сыр были великолепны. Я даже исхитрился слепить подобие бургера, порезав изменённым ключом мясо и вложив его между ломтей хлеба с сыром. Оставив добрую половину угощения на потом, я вдоволь напился и разлёгся отдыхать.

— Кла-асс…

После сытного обеда потянуло поспать. Взглянув на задремавшего у моих ног лисёнка, я взъерошил его мех и улыбнулся.

Как же мало надо для счастья, а! Пожрать да поспать. А ведь ещё вчера чуть не умер на заводе, и потом — в пещере, да и вообще…

Сбросив дрёму, я вызвал меню персонажа. Пока есть время, хорошо бы раскидать очки навыков. Как знать, когда снова выживать придётся?

У меня было 14 очков. Первым делом вкинул четыре во «владение инструментом», доведя его до 10. Получается урон в 200 %! Боевая мощь существенно выросла.

Вторым этапом повысил навык изменения инструмента. Ещё четыре очка — и уровень достиг предела для этого навыка, открывая следующие два — «изменение инструмента — мастер» и «создание инструмента». Вкинул одно очко в первый — навык стал активным.

Теперь вы можете изменять инструменты из редких и специальных сплавов, а также сочетать несколько сложных инструментов для получения новых комбинаций.

О, а вот это было уже интересно. Я достал найденные в Технионе плоскогубцы из синеватого металла и попробовал их изменить.

Недостаточный уровень навыка!

Неужто настолько хитрый металл? Или супер-сплав? Я присмотрелся к инструменту. Лёгкий, прочный, но внешне особо ничем от стали не отличался. Подумав, отправил ещё четыре очка в навык, прокачав его до предела. Попробовал ещё раз.

Плоскогубцы послушно заискрились и вытянулись в длинный гвоздодёр. Я едва не подпрыгнул от радости — успех! Поиграв немного с формой и размерами, изменил на привычный ключ и убрал в карман.

Что ж, осталось последнее очко. Я уже задумался над распределением, как в ногах завозился Хвостик. Резко встав, он поводил большущими ушами и повернулся к дороге. Мордочка вперёд, уши торчат, и поза напряжённая.

— Там кто-то есть, да?

Я прислушался — тихо. Но зверёк не расслаблялся. Придётся проверить.

Мы уже подходили к дороге, когда я услышал топот десятков копыт. Укрывшись в придорожных кустах, залегли и всмотрелись в облако пыли, приближающееся к нам с каждой секундой.

Всадники. И много.

— Тихо, — я опустил ладонь на холку Хвостику. — Тихонечко сиди…

Мимо один за другим, подгоняя лошадей посвистами и криками, пролетело десятка два-три всадников. И это были не рыцари местных аэромантов. Кожаная броня с металлическими вставками, копья и мечи, луки. И почти на всех — красные плащи с эмблемой алого пламени.

Пироманты Хинорама!

Тело будто приросло к земле, я задержал дыхание.

Перекрикиваясь и похохатывая, они гнали на Пенту, по следам экипажа отряда Вивиан. Бандиты? Погоня за мной? Или авангард той самой армии Гекаты?

Ничего хорошего ждать не стоило. Когда последний всадник пронёсся мимо нас, а пыль осела, я осторожно поднялся и вышел на дорогу.

— Знаешь что, Хвостик, плохое у меня предчувствие насчёт этих ребят. Валить отсюда надо как можно скорее.

Лисёнок отрывисто тявкнул и посмотрел на меня, переступив лапками. Готов идти, да?

Ещё раз проверив вещи, я пошёл вперёд и постепенно перешёл на бег. В душе всё сильнее росла тревога, пока смутная. Но уже через пару часов она превратилась в осязаемое чувство опасности.

Впереди, прямо над полотном Серого Тракта, поднимались столбы дыма. Я со всех ног бросился вперёд, уже догадываясь, что меня ждёт.

Глава 11. Я сделаю сам. Часть 1

Дорога до нужного места заняла ещё полчаса. Оба солнца медленно клонились к горизонту, когда я увидел впереди догорающий остов дворянской кареты. Вокруг — трупы лошадей и тела рыцарей. Вещи разбросаны, будто тут прошёл ураган.

Хвостик побежал вперёд, а я медленно обошёл место битвы, с замирающим сердцем оглядывая трупы.

Рыцари кругом лежали вокруг сожженного экипажа, вокруг всё истоптано и залито кровью. Было видно — сражались до последнего, защищая госпожу.

У вырванной с щепками двери лежал усач, изрубленный и утыканный стрелами. Рядом с ним — тот самый блондин, с отрубленной рукой и раздавленным всмятку шлемом. Даже лица не узнать, только залитые кровью волосы, видневшиеся из-под брони.

Чуть поодаль, возле лошадей, лежал кучер со стрелой в голове — точно в затылок, мгновенная смерть. А недалеко от него, в центре большой лужи крови виднелось тело в сером строгом платье.

Гувернессу буквально изрубили в куски. От одного вида глубоких ран и отсеченных конечностей меня чуть не стошнило. Я с неровно бьющимся сердцем отошёл от тела и направился к экипажу. В душе всё мучительно сжалось, я боялся смотреть внутрь. Дрожащими руками откинул обломок, закрывающий вход — и отшатнулся.

На полу лежало тело, но это было тело одного из бандитов, обгоревшее почти до неузнаваемости. Выдохнув, продолжил поиски. Тела рыцарей, трупы лошадей, тела убитых разбойников — охрана положила их не меньше десятка, однако численное преимущество сыграло своё.

Миниатюрного тела в платье и тонкой броне нигде не было. Убежала? Или?..

— Ооохх… — послышался тихий, мучительный стон. Я бросился на звук, ища глазами выжившего. Осмотрев несколько тел, заметил, как у одного рыцаря дёрнулся палец.

Им оказался тот самый парень, что вручил мне подарок от госпожи Вивиан. В его спине торчали две стелы, а бедро, рассечённое мечом, кровоточило. Он умирал, тщетно зажимая рану рукой, и понимал это.

— Эй, тише, — я сел рядом и, не зная, что делать, стащил с него шлем. Бледный, как бумага, дружинник посмотрел на меня и что-то тихо зашептал.

— Что? Я не слышу.

Припав ухом почти к самому его лицу, я замер, даже дыхание задержал.

— Гос…пожа… они забрали госпожу… Вивиан…

— Что? — выдохнул я. На мгновение душа радостно взвилась — значит, живая! Но в ту же секунду рыцарь со стоном схватил меня за плечо и сжал изо всех сил.

— Спаси её, слышишь?.. Она… спаси госпожу, она совсем невинна и… ей не победить, даже с доспехами и оружием… спаси её из плена, или… убей. Она не вынесет позора и насилия в плену.

Скрипнув зубами, я зажмурился. Да что не так с этим миром?

— Не дай им… опорочить… — прошептал рыцарь и, издав болезненный стон, отпустил меня. Его дыхание было частым и слабым, вот-вот испустит дух. Я стиснул челюсти и кивнул.

— Не дам. Спи спокойно, ты выполнил свой долг.

Я медленно поднялся. Страх и волнение в груди сменилось холодной решимостью и злобой. Что ждёт девушку в плену, мне объяснять не требовалось. Пытки, изнасилования, смерть.

Меня затрясло от одной мысли, как два десятка похотливых мужиков глумятся над беззащитной девчонкой.

В душе снова шевельнулся страх — двадцать человек это тебе не двести щитней. Даже один меня убьёт с лёгкостью, учитывая разницу в опыте и владении оружием. Что-то внутри тихим шёпотом начало меня отговаривать, оставить эти разборки местным. Не твоё дело, Сэм, не ввязывайся… иди дальше.

В ту же секунду громогласный голос зазвенел в ушах.


ВЫБИРАЙ!

Спасти Вивиан Ксенти.

Лишиться яиц.


— Ну и дурак же ты, Лилам, — со зловещей улыбкой процедил я сквозь зубы. — Я и без твоего выбора пойду.


Получено новое задание!

Спасти Вивиан Ксенти от бандитов.

Награда: 10 000 опыта, 5 очков навыков, 100 очков переноса.

Штраф: нет.


Ко мне подошёл Хвостик и внимательно посмотрел, водя хвостом. Я сжал кулаки и тихо произнёс.

— Готовься, рыжий. Мы идём в погоню за бандитами.

Все эмоции сразу отступили. Остались лишь холодный расчёт и злость, буквально толкающая вперёд. Бежать как можно скорее, пока ещё не поздно.

Я быстро обшарил сожженный экипаж и собрал с тел мало-мальски годное оружие. Кинжал, короткий меч, два метательных ножа и два гаечных ключа из ремкомплекта экипажа. С одного из рыцарей снял пояс и флягу с водой, быстро опоясался и закрепил оружие, ключи убрал в карман.

Следы копыт вели на восток, в сторону Пенты.

Вперёд.


Оба солнца склонились к горизонту, едва пробиваясь сквозь верхушки деревьев. Мы бежали по тракту, не таясь и не жалея сил. Хвостик неутомимо мчался впереди, идя по следу. Шёл третий час погони, но я даже не думал о том, что не догоним или собьёмся с пути.

Все мысли были заняты предстоящей битвой. Двадцать человек, пиромантов, хорошо вооружённых, к тому же. Часть наверняка ранена, но особо на это я не надеялся. Чем больше перебирал варианты в голове, тем чётче был план действий.

Внезапный удар, сильный и точный. Других вариантов не было, всё остальное слишком долго. Будь у меня хоть часть навыков Неми, или хотя бы Фелис, всё было б куда как легче.

Но сейчас я был один, и надеяться не на кого.

Хвостик остановился и, повернувшись, заскулил. Я осмотрелся — на одной из насыпей была примята трава, а кусты поломаны. Над лесом в той же стороне вились несколько столбов дыма, слабо выделяясь на темнеющем небе. Прохладный ветерок тянул костром и едой.

— Нам туда, — кивнул я. — Боишься?

Лисёнок пошевелил ушами, посмотрел в ту же сторону и снова замотал хвостом.

— Я всё равно пойду, так что решай, ты со мной или нет.

Достав два ключа — мой первый и ещё один, из синеватого металла, сложил их вместе.

«изменение инструмента — мастер»!

Глефа с синим лезвием удобно легла в руки. Перехватив оружие, я пошёл вверх по обочине, в сторону лагеря бандитов. Сзади послышалось шуршание, среди травы мелькнул рыжий хвост.

Значит, решил.

До лагеря бандитов было минут двадцать ходу. Солнца уже сели, погрузив лес в густые сумерки, но зарево костров давало достаточно света. Вслушиваясь в смех и голоса разбойников, я подошёл вплотную и затаился в зарослях. Изменив глефу на короткий кинжал, осторожно выглянул и осмотрелся.

Походный лагерь насчитывал шесть больших палаток и парочку маленьких. Лошади стояли на другом конце лагеря, возле них мелькала пара бандитов. Большая часть собралась у другого края, ближе ко мне, разместившись полукругом около костров.

Они заканчивали ужинать и отдыхали. Пили что-то из бутылок и фляжек, смеялись, отмечали успешный набег. Там же я заметил нескольких раненых, перевязанных сероватыми полосами ткани — они сидели или лежали ближе к палаткам. Скорее всего, внутри тоже были люди.

Я насчитал четырнадцать человек снаружи, включая раненых. Запомнив расположение костров и палаток, сменил позицию — подобрался с другой стороны, поближе к сборищу негодяев. Уже хотел высунуться из кустов, как услышал её.

Высокий девичий голос, вскрик. Сердце споткнулось и припустило с места, я решительно выглянул наружу.

Один из бандитов со шрамом на щеке вытаскивал связанную девчонку из палатки под всеобщий одобрительный хохот. Я прильнул взглядом к ней — и заскрипел зубами.

Она была вся в пыли и грязи, на лице виднелись синяки, а из разбитой губы сочилась кровь. Руки связаны сзади, одной наручи нет, а латная юбочка разорвана в клочья. Под ней виднелись тёмные шорты и худенькие голые ножки, по левому бедру расплывался большой синяк. Нагрудник болтался на двух верхних креплениях, почти не скрывая тонкого платья под ним. Избитая и безоружная, Вивиан всё равно сопротивлялась, хоть и понимала — бесполезно.

— Иди сюда, малышка, развлеки нас! — заорал один из разбойников и хлопнул себя по коленке. Остальные одобрительно зашумели. Тот, что со шрамом, подтащил её к кострам и швырнул на землю. Вскрикнув, девушка кое-как перевернулась и села, по пыльным щекам бежали слёзы. Она посмотрела на толпу мужиков полным ненависти взглядом и стиснула зубы.

— А ты у нас паладин, да? — насмешливо бросил второй, в короткой жилетке. — Тощая, как палка, а туда же — щит и доспехи ей подавай!

Новый взрыв хохота, один из захмелевших разбойников швырнул в неё бутылкой. Девушка уклонилась, попыталась встать — но коротким тычком сзади шрамированный вернул её на землю.

А бандиты продолжили развлекаться.

— А не покажет ли нам благородная дама, чему её научил папенька?

— Да нахрен, давай лучше я сам её кое-чему научу!

— Тебе только дай, всю девку заездишь до смерти, пёс бешеный!

— Последним будешь, на всех девчонки не хватит.

— Да там и помять-то нечего, не выросло ещё, куда тебе?

Ублюдки снова дружно захохотали, продолжая отпускать крепкие шуточки по поводу прелестей пленницы. Один из них скрылся в палатке. Послышался лязг железа, он вернулся с большим щитом и мечом — теми самыми, что были в экипаже.

Бросив их к ногам девушки, он достал из-за голенища нож и подошёл сзади.

— Вставай, сучка, и бери свои шмотки, — бросил он и, перерезав верёвки, толкнул её ногой в спину. Она вскрикнула и упала возле щита. Села, непонимающе посмотрела на остальных — разбойники притихли и с интересом наблюдали за ней.

— Бери, ну! — кивнул разбойник со шрамом и достал меч. — Развлеки парней перед главным угощением. Одолеешь — и проигравший будет иметь тебя последним! Справедливо же? Так что постарайся. Потом развлекать нас придётся со-овсем иначе…

Они снова загоготали, оценивающе поглядывая на неё.

Вивиан взяла щит, вытащила меч из ножен и медленно, пошатываясь, поднялась. Глубоко вдохнула — и, прикрывшись щитом, гордо выпрямила спину.

Одна против всех. Без шансов на победу. Проиграет — и каждый из них сочтёт за долг попользовать её всеми возможными способами.

Я едва сдерживался, желание немедленно броситься на выручку рвало меня на части. Не знаю, так ли она слаба, как о ней говорили, но силы духа в ней было на десятерых.

— Эй, чур, я первый! — вскочил один из раненых с перебинтованным торсом. Его с хохотом и шутливыми пинками усадили обратно, а вперёд вышел тот самый, в жилетке. Он держал длинный одноручный меч, на вид вдвое легче того, что был у девушки.

— Давай, крошка, удиви меня, — он поманил её ладонью и добавил. — Проиграешь, и я буду удивлять тебя первым.

Сердце замерло от волнения. Кажется, я даже забыл, как дышать — всё внимание было приковано к замершей среди костров невысокой фигурке со щитом. В повисшей тишине послышался голос бандита.

— Нападай, не стесняйся. Ты же не хочешь быть оттрахан?-

Договорить он не успел — девушка бросилась вперёд, занося меч. Зазвенела сталь, пленница вскрикнула, отброшенная пинком в щит. Устояв на ногах, пару раз вдохнула — и снова напала с отчаянным криком.

Разбойник отскочил в сторону, пропустив её, и несильно ударил плашмя по спине. Потеряв равновесие, она упала.

— Ну что же ты на ногах-то не стоишь? — усмехнулся он. — Щит тяжёлый?

Она снова поднялась и всё повторилось. Нападение, звон стали и провалившаяся в никуда атака. Новые насмешки и смех толпы. Но обречённая девушка снова и снова вставала.

От каждой новой попытки на глаза наворачивались слёзы. Я одёрнул себя — ну-ка вспомни, зачем ты пришёл!

Закусив губу, я отступил во тьму леса и обошёл лагерь с другой стороны. На счастье, развлечение у костра привлекло внимание всех остальных бандитов. Удачный рейд и вино делали своё дело, они потеряли бдительность, всё шло мне на руку.

— Продержись ещё немного, девочка, — прошептал я, подходя к дереву, обвязанному поводьями. Лошади вели себя беспокойно, водили ушами и с фырканьем смотрели на лес.

Осторожно перерезав поводья, прокрался к следующему дереву — и повторил. На всех скакунов ушло минуты полторы, но с каждым звоном стали и голосом, доносящимся от костров, внутри всё рвалось обратно и подгоняло — скорее, Сэм! Только бы успеть раньше, чем она свалится от усталости!

Дело было сделано. Вернувшись к деревьям, я дал знак Хвостику — лис должен был сыграть в моём плане особую роль. Если, конечно, поймёт, что нужно сделать.

— Ну что, рыжий, пора стать героем.

Глава 11. Я сделаю сам. часть 2

Несколько жестов, кусочек мяса для мотивации, и хвостатый потрусил к деревьям, подняв уши торчком.

Счёт пошёл на секунды. Я пригнулся и, прячась за деревьями и кустами, проскользнул в лагерь. Мельком заглянув в пару палаток, убедился, что там никого не было. В одной попался разбойник с замотанной головой, но он крепко спал. Сразу возник соблазн прикончить негодяя одним ударом в сердце, но я знал, чем всё может кончиться. Кто-нибудь зайдёт, или по неопытности упрусь в ребро, он заголосит — и конец конспирации.

Нет, бить буду наверняка.

Вытащив запасные ключи, изменил их на капканы и поставил по одному на входе в пару палаток. В темноте и спешке не заметят!

Последний пункт — костёр, одиноко трещавший углями возле пустой палатки. Взяв пару горящих веток потолще, бросился к стоящим рядком большим палаткам. Положил по одной во внутренние углы крайних — и скорее назад, в обход к кострам!

Стоило мне скрыться в гуще кустов, как над лесом раздался отчаянный крик, а за ним — дружный гогот всей банды.

Вивиан!

Не чуя ног, я бросился к своему недавнему прибежищу, рука потянулась к ключам.

Она всё-таки не выстояла. Вдоволь наигравшись с девушкой, мужик в жилетке пинком отбросил щит в сторону. Отнятый у девчонки меч один из разбойников воткнул в землю возле костра, и даже отсюда я видел искусную вязь на его эфесе.

Девушка едва держалась на ногах, дрожа от усталости, и прижимала ладонь к порезу на плече.

— А нечего было рыпаться, сучка, — прорычал мужик и рванул её за руку. — Разве не знаешь, что так будет больнее, если дёргаться?

Он вцепился в болтающийся нагрудник и рывком сдёрнул пластину. Затрещала ткань, тонкое платьице порвалось точно по центру груди. Вивиан дёрнулась назад, пытаясь прикрыться, но он держал крепко.

— Чё ты там прикрываешь?

— Гладкая, как доска! — донеслось сзади, и ублюдки снова заржали.

— Давай, покажи прелести! — мучитель пихнул её в спину, ближе к остальным. Девушка упала на колени и, опустив голову, тихо заплакала.

Сдалась. Нет больше сил.

— Так выходит, я победил. И я хочу приз, — он подошёл сзади и медленно намотал на кулак её длинные пепельные волосы.

Сдерживать клокочущую внутри ярость я больше не мог. В руке возникло длинное копьё, я замахнулся…

— Пожар!

— Да блин! Откуда?

— Какая разница, тушите быстрее, идиоты!

— Кто-то угнал лошадей! — донеслось из другого конца лагеря. — Тревога!..

Бандиты повскакивали с мест и рванулись к палаткам. Пора!

Серебристой молнией копьё мелькнуло в воздухе и со свистом пробило грудь одного из разбойников. Мгновенно превратив второй ключ в топор, я выскочил на поляну и метнулся к держащему девушку гаду.

Он заметил меня слишком поздно. Начал закрываться рукой, когда лезвие с хрустом вонзилось ему в плечо. От его крика заложило уши. Вторым ударом я пробил ему голову.

Подёргиваясь, тело осело на землю, а девчонка с тихим стоном отшатнулась от меня.

— Назад! — бросил я ей и метнулся к кострам.

Растерянные бандиты поначалу даже не отразили моё появление. Их осталось человек пять, половина — раненые. Выпучив глаза, они нехотя тянулись к оружию.

В ход пошли ножи — один за другим наугад метнул в ближайшего весь арсенал. Два мимо, один вонзился точно в грудь. Я бросился к копью, наперерез следующему.

Перед глазами стояла багровая пелена ярости. Тело, жаждавшее действия, будто под допингом стало лёгким и быстрым. Схватив копьё, я развернулся и вытянул его в сторону врага.

Изменение инструмента!

Вытянувшись, как палец терминатора, оно пронзило грудь третьего. Ещё одно изменение — и с хрустом разворачивая кости, там возникла булава.

Минус три.

Придя в себя, ублюдки вскочили с мечами наголо и дружно бросились ко мне. Вокруг костров закрутилась карусель, зазвенела сталь мечей и топоров. Где-то в палатке заорал человек, наступивший на капкан — минус четыре.

Отбиваясь от соперников, я отступал назад. Ещё один манёвр с удлинением — и новое копьё пронзило голову пятого, я рванул его назад и с отчаянным криком бросился к последнему.

— Сучий выродок!

Взмах меча, лезвие коснулось моего бока, я скользнул в сторону и пнул его в пах. Враг скривился от боли и рухнул, чтобы больше не встать. Удар топора перебил ему позвоночник.

Тяжело дыша, я вытер с лица пот и капли крови, повернулся к девушке.

Она жалась к кустам на краю поляны и дрожала, не сводя с меня глаз. В её взгляде — страх и надежда. Спасёт, или?..

— Уходи скорее!

— Сзади! — тонко вскрикнула она.

От удара всё поплыло — снова, как тогда. Прямо по затылку, по ещё болевшей шишке. Я взревел от боли, сжимая ключ-булаву, и ударил назад.

Ещё двое! Да сколько же можно!

Снова зазвенела сталь и завертелись перед глазами искажённые гневом лица. Крем глаза заметил метнувшуюся под ноги рыжую тень. Один из разбойников застонал и схватился за ногу. Хвостик зубами впился в его лодыжку и намертво стиснул челюсти.

Шанс! Вовсю пользуясь преимуществом изменения инструмента, я размозжил склонённую голову кувалдой. Прыжок вбок, и ко второму!

Тот понял расклад и нападать не спешил, отступил назад.

— Парни! Он зде-

Копьё оказалось быстрее.

Вырвав инструмент из рухнувшего в пламя тела, я устало упал на колено. Сердце колотилось в бешеном темпе, я с трудом дышал, а мокрые от пота руки тряслись как у припадочного.

Я обернулся — Вивиан будто приросла к земле. Смотрела на меня и плакала, едва прикрывая разорванное на груди платье.

— Чего сидишь… уходи!

Похоже, слишком шокирована. Или обессилела? Я тут за две минуты измотался, а сколько держалась она?

— Уходим… — с трудом поднявшись, я подошёл и протянул ей руку. — Всё хорошо… пошли отсюда.

Она всхлипнула, посмотрела на ладонь — и на меня. Её ладонь доверчиво потянулась навстречу.

— С-спасибо!..


ВЫБИРАЙ!

Затащить её в кусты, сорвать одежду и изнасиловать.

Дать разбойнику затащить её в кусты и изнасиловать.


Содрогнувшись всем телом, я посмотрел на девушку, дрожащую и избитую, со слезами благодарности на глазах. Девушку, которую я только что вырвал из лап бандитов.

Быть этого не может…


Выбирай!


Сзади раздался крик, один из них бежал к нам.

Я знал силу Лилам. С бога станется вывернуть всё так, что любой из выборов исполнится, но…

Не могу согласиться ни с одним.

Никогда.

— Беги… — бросил я. — Сейчас же беги!

— А ты?.. — она испуганно вздрогнула, глаза снова наполнились слезами. Девчонка отчаянно замотала головой. — Н-нет! Я помогу!

— Уходи одна, немедленно! Дура, я не шучу же!

— П-почему?


Выбирай!


— Не буду! — я с криком бросился навстречу бандиту — тому, со шрамом. Сверкнул меч, ко мне протянулась серебристая молния.


Получено задание: выполнить волю Лилам.

Награда за выполнение: 100 000 очков опыта, 20 очков навыков, 1000 очков переноса.

Штраф: получить божественную кару.


Я заблокировал удар и тут же изменил оружие — копьё, удлинившись в моих руках, пронзило его ногу. Он заорал и упал на колено, роняя меч. В то же мгновение мужик голыми руками сгрёб охапку углей и швырнул мне в лицо.

Инстинктивно закрылся — и, получив мощный удар по ногам, неловко завалился назад. Ублюдок бросился на меня сверху и принялся молотить по голове и телу голыми руками.

— Сука! Тварь тупая! Убью нахер!

От шока всё поплыло перед глазами, кровь наполнила рот, а лицо превратилось в один сплошной очаг боли. Я заорал во всё горло и, нащупав что-то тяжёлое, со всей дури заехал ему по голове. Попытался откатиться, но снова получил сильный удар в затылок.

Не видя ничего перед собой, я пополз вперёд, пока не упёрся рукой в горящее полено. Отдёрнув руку, перевернулся — сил не было даже встать. Всё тело пронзила неестественная, обжигающая боль — кара Лилам!

— Не уйдёшь, грёбаный говнюк… — тяжело дыша и пошатываясь, бандит шёл ко мне. В руке его блеснуло длинное лезвие кинжала.

— Убью… сперва тебя прирежу, сука, а потом ту девку… только сперва затащу в кусты и хорошенько так оттрахаю…


ВЫБИРАЙ!


— Нет… — пробормотал я, смаргивая наваждение — перед глазами живо встала эта жуткая сцена. Все внутренности скрутило в очередном приступе боли.


ВЫБИРАЙ!!!


— Нет!

— Да, мать твою! А знаешь что, я передумал! На твоих глазах её трахну!

Он был уже в двух шагах. Сверкнул занесённый кинжал, мужик вскрикнул и бросился ко мне…

Сверкнула сталь, звон — и горячая кровь брызнула мне в лицо. Разбойник, выронив кинжал, схватился за грудь. Из неё торчало окровавленное остриё копья. А сзади стояла девушка-паладин, сжимая древко. Успела в последний момент!

Хрипя и пуская кровавые пузыри, разбойник рухнул на землю, а Вивиан отпустила копьё и, пошатнувшись, опустилась на колени. Она тяжело дышала, будто пробежала марафон.

— Ты… цел?

Новый приступ боли скрутил меня, заставляя выгибаться дугой всё тело. Кости будто проворачивались в суставах. Казалось, рёбра вогнулись внутрь и разрывали внутренности. Невыносимо!


ВЫБИРАЙ!!!


Стиснув кулаки, я воскликнул.

— Я выбрал! Прекрати! Я сделал выбор!..

Боль начала медленно отступать.

Я слепо уставился на девчонку, не сводившую с меня испуганного взгляда.

— Сам… я сам сделаю это…

Глава 12. Гнев Лилам

Она была так напугана, что даже не дёрнулась, когда я встал. Большие глаза моргнули, по грязной щеке скатилась слезинка. Девушка разжала краешки платья и доверчиво протянула мне руку.

Я стиснул челюсти и подавил порыв — руки сами потянулись сдёрнуть одежду с её плеч.

— Беги, пожалуйста… — прошептал я. — Ну же, глупая…

Отшатнулся назад и обхватил себя. Вдоль позвоночника прокатилась боль — такая, что в глазах потемнело. Я рухнул на колени и застонал, до крови впиваясь ногтями в голову.

Всё тело выгнуло дугой, дыхание спёрло в груди. С тела будто сдирали кожу, от пяток и до макушки.

А через мгновение всё прошло.

Неужели… победил?

Медленно открыл глаза и выпрямился. Перед глазами вспыхнуло красное окошко.


Задание провалено.

На вас наложен штраф: Гнев Лилам.

В течение семи дней от заката солнц и до рассвета вы будете всеми силами стремиться выполнить волю Лилам. При сопротивлении или невозможности её выполнить — вы познаете, что такое настоящая боль.


На мои колени, опершись передними лапками, залез Хвостик и обеспокоенно уставился на меня. На мордочке виднелись следы крови. Тоже сражался, как мог.

— Молодец, рыжий, — шепнул я. — Уходим отсюда, скорее.

— Ты точно в порядке?

Девушка смотрела на меня с беспокойством, хотя это кто ещё о ком должен беспокоиться. Я приблизился и протянул ей руку.

— Теперь да. Побежали, не дай бог остальные найдут.

Она охотно кивнула, я помог ей подняться. Правда, сперва она забрала свои щит и меч. Я вернул своё копьё из синей стали и второй ключ.

— Погоди, припасы! — беспокойно шепнула она.

— Да какие нахер припасы! — зашипел я. Но по большому счет она была права. Трезво мыслить пока еще не получалось, в крови бурлил адреналин. Но всё же пришлось кивнуть.

— Я возьму позже, вернусь за ними. Уходим!

Мы юркнули в кусты и побежали в лес. Лишь когда отдалились на порядочное расстояние, я велел девушке укрыться, и строго наказал Хвостику следить за ней. Понял он или нет, но тявкнул вполне осмысленно.

Когда вернулся к лагерю, там царила паника. Разбойники носились по лесу, ища лошадей, и спасали из огня свой скарб. Обойдя лагерь, я юркнул в маленькую палатку, на счастье, пустую.

Удача была на моей стороне. Несколько тюков с вещами и едой, и судя по звону, ещё что-то железное. Я схватил первую попавшуюся сумку и начал набивать её всем подряд.

— Стаскивай сюда! — донеслось снаружи и, откинув полог, в палатку вошёл мужик с мечом на поясе и двумя большими сумками.

Укрывшись среди вещей, я затаился. Не дай бог начнёт шариться! Убить? Его же только что видели, заподозрят неладное.

Выжду.

Сгрузив ношу возле угла, он потянулся, снял с пояса фляжку и долго, с бульканьем пил. Судя по запаху, вино или что-то алкогольное. Постояв немного, он вздохнул и вышел наружу.

Нужно закончить, пока не вернулся! Я ускорился, напихивая в сумку свёртки, склянки и мешочки из соседних тюков.

Набив её под завязку, подобрался к выходу. Рука уже потянулась приподнять полог, как по всему телу прошлись мурашки. Я прислушался.

Снаружи загудело пламя, резко хлопнуло — и затихло. Один из разбойников воскликнул.

— Магистр Хинорам!..

Меня пробил холодный пот. Хинорам здесь!

Но зачем?

Я застыл, прильнув к пологу, и весь обратился в слух.

Из-за шума и треска пламени было сложно услышать разговор. Но кое-что я всё-таки разобрал.

— Это точно был он? Ты уверен? — голос Хинорама звучал недоверчиво.

— Клянусь, магистр! — возбуждённо отвечал бандит. — Всё, как … передавали, техномант без пальца на руке! … внезапно, одним махом человек десять убил, не меньше! И… всё!

— … с ним был механизм? Такая железная штуковина, она была с ним?

— Не знаю, я сам не видел! Мы после рейда отдыхали, взяли трофеи, пленницу…

— Идиоты, рейд они устроили!

— Вы же сами велели!..

— Заткнись!

Разбойник что-то залепетал, а я едва сдержал вскрик.

Нифига себе! Всё — специально? Зачем они напали на Вивиан? Не ради трофеев же?..

— …мог быть любой геомант, а не он. Чёрт с тобой, веди на место. Сам посмотрю.

Голоса и звуки шагов затихли, они ушли. Я с величайшей осторожностью отогнул полог — никого. Шанс!

Вцепившись в сумку, вылез и тут же рванул к ближайшим кустам.

Сзади кто-то крикнул.

По коже мороз прошёл — обнаружили! С колотящимся сердцем я влетел в чащу леса и бросился бежать.

Мимо просвистела стрела и воткнулась в дерево. Пригнувшись, я вильнул в сторону и побежал по кругу в обход поляны. Сзади снова засвистело, стрелы одна за другой шуршали в кустах, но далеко в стороне. Чёрта с два они меня в темноте отыщут!

От адреналина шумело в ушах, я мчался через ночной лес как бешеный, не замечая кочек и перепрыгивая корни деревьев. На небе уже светили луны, наполняя всё мертвенно-лиловым сиянием.

Единственное, чего боялся — не найти своих. Отчего-то девчонку я уже считал таковой, пусть и не знал её совсем. Здесь и сейчас — своя. А уж Хвостик — тем более.

Казалось, бежал я минут сорок-пятьдесят. Потерялся? Мы вроде так далеко не уходили. А если заплутал, и сейчас бегу обратно к поляне?..

Во тьме среди кустов блеснула пара глаз. Я замедлился, рука нащупала ключ. Лесной зверь, сверкнув глазами, начал приближаться — сейчас нападёт!..

— Постой, куда ты пошёл?.. — послышался тихий голос.

Вивиан!

Я бросился вперёд. Девушка высунулась из-за дерева на мой шум, держа в руках меч.

— Эй, я вернулся!

— Ты?..

Она уставилась на меня, сжимая оружие, и посмотрела на лес за моей спиной.

— Ты… всё взял, да?

— Ага, — облегчённо улыбаясь, я показал ей сумку. — Уходим скорее! В лагере появился магистр пиромантов Хинорам, они нас ищут.

Далеко позади, в лагере, что-то громыхнуло. Мы покосились назад — среди деревьев заиграли блики света. Вивиан торопливо покивала.

Хвостик, выйдя из зарослей, принялся обнюхивать меня и прыгать к мешку, запах еды он чувствовал издалека. Я забрал у Вивиан тяжёлый щит, чтобы он не замедлял её бега. Взгромоздив ношу на спину, мы побежали дальше, всецело доверившись чутью лисы и удаче.

Мы бежали несколько часов подряд, почти без остановок и передышек, под жутким бледно-лиловым светом лун. Даже словом не перебросились — берегли дыхание. Да и неловко как-то. Даже не знаю, как объяснить ей всё, что случилось… и ещё случится.

Наконец, мы вышли к небольшому лесному ручью и побежали вдоль него. Хвостик, ловко перепрыгивая кочки и поваленные деревья, тоже замедлился, перешёл на шаг и, высунув язык, остановился у огромного поваленного дерева. Ствол лежал поперек ручья, а громада корневой системы, вывороченная из земли неведомой силой, образовала некое подобие укрытия.

Отдаленно похожая на неглубокую пещерку, ниша между корнями и стволом идеально подходила для двух человек.

Лисёнок повернулся к нам и, тихонько поскулив, юркнул под завесу опутавших корни лиан.

— Похоже… пришли, — устало выдохнул я и, скинув ношу, рухнул лицом в заросли. Сил устроиться на ночлег как следует не оставалось. Да и ночь подходила к концу, небо понемногу светлело.

Рядом со вздохом на землю опустилась Вивиан — похоже, сделала, как я. Голова просто отключалась, даже думать для неё было уже неподъёмной задачей.

Так мы и заснули, свалившись от усталости на короткую, мягкую траву. Последним, что я слышал, было ровное дыхание девушки, спасённой от смерти.


Что-то мягкое и влажное ткнулось в щёку. Поцелуй?

Снится, наверное… похоже, я видел сон из тех, что впору снимать под тегом 18+. По крайней мере, тело реагировало именно так.

И снова касание. Шершавое и влажное. Сон рваной пеленой отступил, я медленно открыл глаза.

Надо мной стоял Хвостик и, заискивающе глядя в глаза, облизывал щёку. Заметив, что я проснулся, он весело тявкнул и убежал прочь.

Проснуться стоило определённых усилий. Всё тело болело так, будто… ну да, вчерашний марш-бросок, битва, ещё один побег. Я так спринтером стану, если раньше не откинусь.

Вспомнив о вчерашнем, повернулся — девушки рядом не было. И её щита тоже. Поднялся и, отряхнувшись от налипшей травы, выбрался из укрытия. Солнца стремительно подбирались к зениту, мы проспали всё утро, нужно скорее уходить.

Умывшись и вдоволь напившись в ручье, огляделся. Метрах в тридцати ниже по течению у дерева стояла Вивиан и упражнялась с мечом. Стойка, замах, удар, назад. И снова, и снова. Похоже, для неё это было привычной утренней процедурой. Я направился к ней.

Из кустов, вовсю виляя хвостом, вышел лисёнок и подбежал к девушке. Она убрала меч в ножны и присела.

— Лисичка, иди сюда, хорошая…

Глядя, как она гладит и тискает довольного зверька, я невольно улыбнулся.

— Его Хвостик зовут.

— Знаю. Вчера слышала.

Даже головы не повернула. На бледном лице — ни одной эмоции.

— Это, хотел поговорить насчёт вчерашнего… и вообще. Меня, кстати, Самуил зовут. Можно просто Сэм, так удобнее.

Она коротко кивнула, так и не подняв взгляда. Может, боится… я посмотрел на себя — весь чумазый, пахну как выгребная яма, комбинезон в пятнах крови, грязи и бог знает, чём ещё. Любой бандит приличнее выглядел.

— Видел, как ты тренируешься. Здорово выглядит.

— Спасибо, — кивнула она, а Хвостик до того разнежился, что лёг на спину, подставляя ей пушистый живот. Похоже, играть с ним было куда интереснее, чем разговаривать со мной.

— Пойду, приведу себя в порядок и посмотрю что-нибудь нам на завтрак. Я позову вас, как всё будет готово, госпожа Вивиан.

Я отвернулся и пошёл обратно, когда услышал её тихий голос.

— М-можно просто… Вивиан.

Я повернулся к ней и кивнул.

— Хорошо, Вивиан.

Умывшись и немного придя в себя, по максимуму привёл в порядок то, что мог. Комбез, конечно, постирать бы, но — не сейчас.

Закончив с гигиеной, вернулся к нашим пожиткам. Самое время посмотреть на содержимое спёртой у разбойников сумки.

Столовые приборы, какие-то инструменты, стремена, подковы, нитки и иголки… на дне обнаружились два мотка верёвки и — о чудо! — большой свёрток с едой! Даже было чем запить — полная фляга воды и две небольших бутылки вина.

В свёртке были вяленое мясо, лепёшки и что-то похожее на слежавшийся кусок каши. Разложив нехитрый завтрак на чистой тряпочке, я позвал Вивиан.

Она подошла, прижав кулачок к груди, и села напротив.

— Давай поедим и дальше двинем. В сумке половина вещей ненужные, тут много чего можно оставить, — я кивнул на стремена и другие принадлежности. — Короче, как-то так. Еды немного, но на день-два хватит, а там — посмотрим.

Я заметил, как она посмотрела на швейный набор. Помедлив, потянулась за ним. Раза с пятого продев в иголку нить, повернулась ко мне спиной.

Точно, вчерашний бой… её платье порвано. Только вот на себе она его не зашьёт. Да и судя по движениям, с шитьём она не то чтобы знакома.

— Вивиан, тебе помочь?

— Н-нет… сама, — она мотнула головой.

— На себе ты не зашьёшь нормально. Давай так. Я сяду во-он у того дерева, а ты снимешь платье и принесёшь мне, я его зашью и верну. Идёт?

Она смерила меня подозрительным взглядом. Похоже, неубедительно вышло.

— Слушай. Я понимаю, как это выглядит. Но посуди сама — зачем мне пакостить тебе после вчерашнего? Да и вообще… извини, но не похоже, что ты шить нормально умеешь. А я ещё в первом классе шил лучше всех. Даже сестре игрушку сшил.

Снова посмотрела, но что-то изменилось во взгляде. Подумав немного, кивнула.

— Хорошо. Зашей… пожалуйста. Тогда я… поем пока.

Девушка потянулась к куску непонятной каши, отломила кусочек, понюхала — и положила обратно.

— Это для лошадей…

Остальная еда тоже не внушала ей доверия. Вот же барышня на мою голову! Впрочем, мне было чем её угостить.

Из недр нагрудного кармана появился тот самый свёрток, вручённый мне её стражем. Каким-то чудом еда уцелела в бою, разве что слегка помялась. Развернул и протянул ей.

— Это вчерашнее. Твой подарок голодному путнику, — я улыбнулся.

— С-спасибо, — кивнула она. Положив сверток поближе, тряхнула волосами и пристально посмотрела на меня.

В дневном свете её глаза были… потрясными. Боже. Я раньше не видел девчонок с серыми глазами, и уж тем более — с такими волосами, но вот всё это вместе с её бледной, гладкой кожей, смотрелось как-то… волшебно, что ли. Внизу живота будто огонёк загорелся.

— Это…

— Что? — не понял я.

— Мне нужно платье… снять. Вот.

Она протянула мне нитки и посмотрела в сторону дерева.

Я пожал плечами и ушёл к дереву, захватив с собой нитки с иглой и хороший кусок вяленого мяса. Вскоре сзади зашуршала трава, я застыл на месте. Что-то мягко опустилось сзади, девушка кашлянула.

— Это… с-спасибо.

— Постараюсь закончить скорее, — кивнул я, гоня мысли о том, что она сейчас стояла сзади в одном нижнем белье. — А потом научу тебя шить, хорошо? Если хочешь.

— Х-хорошо…

Когда шаги затихли, я повернулся и забрал её платье. Ткань была мягкой и ещё тёплой, я покосился на наше укрытие — виднелась только часть её фигуры. Голая. Украдкой поднёс к лицу и втянул запах.

Чёрт… даже после всех испытаний она пахла классно. Аж внутри всё затрепетало и потеплело. Вздрогнув, я закинул в рот кусок мяса и принялся за дело.

Минут через десять, наложив последние стежки, я обрезал нитку ножницами из изменённого ключа и сложил платье за деревом. Получилось годно! Я позвал девушку и пошёл вниз к ручью, чтобы не смущать.

Закончив с завтраком и починкой одежды, мы выкинули половину хлама и набрали воды во флягу. Щит с сумкой взял я, а девушка всё так же держалась за меч, с ним она расставаться не хотела ни за что.

— Ладненько, пора уходить.

— К-куда?

— Ну… в Пенту, конечно же. Правда, нам бы сперва понять, где мы. И до Серого Тракта дойти.

— Пента… — прошептала она. Я заметил, как её взгляд снова стал испуганным.

— Ага. Мне нужно туда.

— Зачем?

— Там — моя цель. Надеюсь, сестра и Фелис тоже идут туда, там и встретимся.

— А что мне… куда мне идти?

Я посмотрел на девушку. Она стояла, опустив взгляд, и сжимала челюсти. Когда я шёл её спасать, как-то не подумал, а что делать с ней дальше. Да ещё это проклятие… лучше для всех будет, если мы разойдемся.

— Не знаю. Мне надо в Пенту. У тебя есть кто-то поблизости? Твой дом?

— Далеко назад… дня два пути на лошадях…

Два дня… далековато.

— Я могу проводить тебя до Серого Тракта. Если покажешь путь. А дальше — разойдемся. Ты пойми, мне нужно догнать сестру, пока следы ещё не истёрлись.

— Н-но… — она подняла глаза. — Если что-то… снова случится? И это, я не знаю, как отсюда дойти до Серого Тракта…

Я вздохнул. Попали, блин. Мало того, что словил Гнев Лилам, так теперь ещё и это.

— Помоги мне, пожалуйста… — негромко произнесла она. — Помоги дойти до… П-пенты.

— Тебе домой надо же, — с сомнением протянул я. — А со мной опасно. Я не шучу, Вивиан, ты реально можешь пострадать, понимаешь?

— П-пожалуйста! Помоги добраться! Д-давай я тебя найму, как сопровождающего? Семья Ксенти хорошо заплатит за твои услуги, честно!

Вот так поворот…. Пытается меня купить? Но с другой стороны — она в отчаянии. Посреди леса, замученная бандитами, убившими всю её свиту. И тут я нарисовался. Спас. Вытащил. И снова — оставляю в одиночестве. Куда ей-то деваться?

Разве я могу бросить девчонку сейчас? А как бы батя поступил?

— Сэм, пожалуйста!

— Ох… хорошо. До Пенты. Провожу тебя до города, там передам на руки страже, или кому скажешь, и я свободен. Идёт?

— У-угу… спасибо.

Вивиан кивнула и пошла вдоль ручья. Пришлось догонять.

— Нам туда? — спросил я.

— У-угу, я узнаю эти места. Ручей впадает в речку Чесулу, она идёт до самой Пенты. У тебя есть сестра?

— Ага, младшая. У неё проблемы из-за меня, и я единственный, кто может ей помочь. Так что — без вариантов.

— У меня тоже сестра… была.

— Была?

Вивиан ничего не ответила. Но взглянув на неё, я понял — не стоит копать глубже. По крайней мере, мы говорим, а это уже хоть что-то.

Вплоть до самого слияния с Чесулой мы шли молча, порой переходя на бег. Мне не давали покоя её слова и поведение. Зачем она ехала в Пенту, если одно упоминание явно ей неприятно? Что случилось-то?

Спросить я не мог. Точнее, не видел смысла, она будто закрывалась от меня стеной. Я почти физически ощущал дистанцию между нами. И за это время нужно её сократить.

А ещё… гнев Лилам. Внутри я ощущал что-то странное. Влечение. Жар. Что-то гнало меня вперёд, не давая сидеть на месте.

Перепрыгнув очередной ствол поваленного дерева, я скосил глаза вправо. На самом краю зрения отчётливо виднелся таймер обратного отсчёта — шесть с половиной дней. И семь ночей.

Когда мы вышли на берег Чесулы, было, должно быть, часа три-четыре дня. Наспех пообедав, двинулись дальше. Я смотрел на неширокую, довольно мелкую речушку, и размышлял, когда Вивиан снова решилась заговорить.

— С-саму… Сэм… зачем ты пошёл за мной?

— Ну… — я почесал щёку. — Хм.

И как вот ей объяснить-то, а? Что всю жизнь отец меня воспитывал так, что я должен защищать девушек? Что ни один мужчина не должен позволять себе посягать на женщину и принуждать её к близости против воли? Что позволить какому-то сброду обесчестить и замучить её — как после этого вообще жить?

Как объяснить девчонке из другого мира, что она в тот момент стала для меня человеком, спасти которого я должен был любой ценой? Просто потому, что она нуждалась в помощи, а я не мог себе позволить не помочь?

Подумает, что я больной на всю голову. Идиот какой-то.

— Просто помог и всё. Не надо было?

— Н-нет, просто… тебя могли убить.

— Ага, — кивнул я. — И тебя тоже.

— Ты ведь не рыцарь, не приносил клятву. И долгом не связан. Зачем рисковать? Н-никто бы… не стал.

— Хорошо, что я не никто, да?

Она коротко кивнула.

— Вивиан, не против немного поговорить?

Снова кивок. В глаза не смотрит, и вообще взглядами старается не пересекаться.

— Ты знаешь что-нибудь о божествах?

— Эм… не очень много. Говорят, их всего шесть. Каждое — для своей Силы. У нас — это Сильфид. У аэромантов… вот.

— Точно, ты же аэромант?

Кивнув, девушка поправила волосы. Вчера они были собраны в затейливую причёску, а сегодня — просто в длинный пепельный хвост ниже лопаток. Можно было рассмотреть её открытую шею, симпатичное ушко и даже ямочку между ключиц. Красивая.

— По поводу божеств, — отвлёкшись от разглядывания, я вспомнил свой вопрос. — Ты что-нибудь знаешь о проклятиях богов? Ну типа там… кара, все дела. Гнев, может быть.

Она остановилась и уставилась на меня. По коже прошлись мурашки.

— Гнев божества?..

— Ага.

— Н-ну… это редко бывает. Божества нечасто общаются с людьми. Их сложно прогневать, но если удастся… это будет ужасно. Такие п-проклятия полностью подчиняют человека. Бог скажет — спрыгни с обрыва… и человек спрыгнет. Или просто перестанет дышать. Или убьёт себя. Люди с проклятием — в смертельной опасности. Мама рассказывала, т-такие проклятья только верховные архонты могут снимать. В Пенте есть один.

— Хех… опять Пента, — я нервно посмеялся.

— А п-почему ты спрашиваешь?

— Такое дело… я походу божественную кару поймал.

Она замолчала, закусив губу. Но вскоре всё же решилась.

— Это из-за… меня?

— Нет. Ты вообще ни при чём. Понимаешь, я… ох, ты не поверишь. Короче…

Я вкратце рассказал ей о нас с Алинкой и о том, что мы из другого мира. Но пришлось соврать, что божественную кару получил по незнанию. Ни к чему ей знать, что она тут очень даже причём. Тем более — про условия избавления. Рассказав суть проклятия, я устало выдохнул.

— Как-то так. Вивиан, могу я попросить тебя о помощи?

Непохоже, что она поверила моим словам, но девушка кивнула. Я снова покосился на таймер — вечер был всё ближе, и от этого мне было не по себе. Страх тонкими ниточками расползался по телу. Исполнить волю Лилам любой ценой…

Это значит лишь одно. Я должен буду её изнасиловать.

Нет. Ни за что. Лучше сдохну.

— Дело в том, что, ух… как бы сказать. От заката и до восхода гнев будет особенно силён, и я могу… причинить тебе боль. Или себе. Поэтому нужно, чтобы ты помогла мне.

— Как?

— Привяжи меня к дереву, или ещё куда. Только покрепче, чтобы двигаться не мог. Верёвки у нас есть.

— Я… не умею связывать. Не знаю, как правильно.

На лицо вылезла кривая ухмылочка.

— Ничего, я научу. Это несложно.

— Х-хорошо.

Её щёки чуть порозовели. Чёрт, почему я на неё пялюсь… магия какая-то.

Она идёт чуть впереди, придерживая рукой рукоять меча, а я — на два шага сзади. И пялюсь. Нагло таращусь на стройные ножки — на ней лишь шорты да обрывки латной юбки по бокам. На спинку, легко читающуюся сквозь смятое платье. Ну и между ними тоже есть на что посмотреть.

Раздеваю глазами. Ем по кусочку каждый сантиметр обнажённой кожи. Мысленно провожу руками по бокам, сжимаю и…

Стоп. Это не мои мысли!

Я вздрогнул.

Лилам?.. Это ведь тоже — часть кары? Залезть мне в голову и заставить хотеть её, сделать так, чтобы я не сопротивлялся, выполнил волю бога САМ.

Коварный ублюдок…

Хрен я тебе поддамся.

Волевым усилием я отвернулся и уставился на Хвостика. Лисёнок бодро трусил рядом, порой забегая вперёд и обнюхивая деревья.

— Смотри, — внезапно Вивиан остановилась и указала на небольшой столбик, вбитый в берег реки. На нём красовалась та же эмблема, что на её щите.

— Тут кончаются владения дома Ксенти, — пояснила она, — Дальше ничейные земли.

Я заметил, как она стиснула рукоять меча. Волновалась.

— Не переживай, с нами же Хвостик, он в обиду не даст.

Лисёнок остановился и довольно завертел хвостом. Вивиан дёрнула уголком рта и шагнула вперёд. Это что, улыбка?

Поправив ношу, я обогнал её — не смотреть на миниатюрную попку спутницы было выше моих сил. С глаз долой, из сердца вон!

Когда начало темнеть, мы довольно далеко углубились в ничейный лес. Прошли несколько порожистых участков, обогнули водопад и остановились возле небольшой запруды с живописной полянкой и крепкими на вид деревьями.

Чем ниже опускались солнца, тем сильнее была тревога. Казалось, я уже ощущал приступы боли. Так начинает ныть зуб перед походом к стоматологу.

— Остановимся здесь, — я кивнул на небольшой островок зелени между трёх деревьев. Скинув вещи, оставил Вивиан с Хвостиком и немного углубился в лес.

Выбрав довольно крепкую, раскидистую липу, я примерился. Сгодится, берём. Немного побродив вокруг, чтобы унять волнение, вернулся к спутнице — она уже разложила еду и маленькими кусочками поглощала лепёшку.

— В-вот… это тебе, — она кивнула на мою порцию.

Весь ужин я не сводил с неё глаз. То есть, наоборот, всеми силами пытался отвести взгляд, пялясь то на небо, то на журчавшую рядом воду, то на лисёнка. Засранец стащил кусок мяса и уплетал его, жмурясь от удовольствия. Только вот куда бы я ни смотрел, взгляд снова скользил к девушке.

Маленький аккуратный рот, прямой носик, руки, плечи, грудь… а, ну да. Два почти не выделяющихся холмика было трудно так назвать, но с одержимостью маньяка я смотрел на них и разве что не облизывался.

Лилам беспощаден. Чем больше я смотрел, тем сильнее хотелось. Ни еды, ни питья, ни сна, хоть я и вымотался до крайности.

Дикое, животное желание заставляло бурлить кровь. Руки дрожали от возбуждения, дыхание участилось. Я посмотрел на небо — жёлтое солнце уже опустилось за горизонт, его догоняло голубое.

Я отложил недоеденный ужин.

— Вивиан, пора. Тебе нужно привязать меня к дереву. Я уже выбрал.

Она уставилась на меня, бледнея на глазах.

— Х-хорошо…

Мы взяли верёвки и пошли к дереву. Сперва я показал ей, как вязать крепкие узлы. Папкин брат, дядь Женя, служил на флоте, и всё моё детство развлекался тем, что показывал нам с Алинкой виды морских узлов. У него даже ковёр был, сплошь сплетённый из таких. Так что его науку я запомнил крепко.

— Теперь этот конец сюда, продеваешь и затягиваешь… вот, — убедившись, что она научилась, я поправил один из концов и непроизвольно коснулся её руки. От ощущения мягкой, тёплой кожи всё внутри скрутило узлом не хуже морского.

— Так? — она внимательно посмотрела мне в лицо и поправила чёлку. Я сглотнул.

— Да, привязывай скорее… — с трудом сдерживая дрожь, я вскочил и прижался к дереву спиной. — Руки сзади завяжи, и ноги тоже. Вообще по максимуму.

Она послушно опутала меня верёвкой и принялась вязать узлы. Запястья стянула грубая пенька, и ещё один виток…

— Крепче! Посильнее затяни, скорей!

— Д-да!

Я уже ощущал это. Тянущее чувство перешло в жжение. Сердце начало колотиться как бешеное. То ли от страха, то ли от возбуждения.

— Ноги тоже?

— Да. Пожалуйста, быстрее!

Пыхтя от напряжения, она затянула все концы и перешла вперёд, затянуть последний узел на груди. Её сосредоточенное личико было прямо передо мной, кожа ощущала жар её дыхания, и тепло пальцев, ловко заплетающих новый узелок.

Я зажмурился и отвернулся, проскрежетав зубами. Хренов ублюдок Лилам, не получишь ты меня!

Словно услышав мои мысли, изнутри поднялась первая волна боли. Будто по позвоночнику провели громадным ржавым гвоздём, процарапывая мясо до костей. Стиснув челюсти, я едва сдержал вопль.

— Я закончила! — наконец-то выдохнула она. — Сэм… тебе больно?

— Нет! Молодец, а теперь беги скорее отсюда и спрячься!

— Ты останешься… один?

Ответить я не успел. Голубое солнце скрылось за горизонтом, погрузив лес во тьму. Луны, скрытые облаками, почти не давали света.

Началась первая ночь.

— Беги! — бросил я и выгнулся дугой от пронзающей всё тело боли. Из глаз брызнули слёзы, я хрипло зарычал.

— С-сэм…

Она стояла в трёх шагах, стиснув кулачок, и испуганно смотрела. Даже не могла шелохнуться.

— БЕГИ! — проревел я, и девушка, всхлипнув, бросилась в темноту.

Я остался один на один с болью.

Сначала я пытался терпеть. Сопротивлялся. Уговаривал себя. Но продержался лишь до того момента, как вышли луны. Минут пятнадцать, от силы. А потом просто сдался обжигающей, невообразимой боли.

Она жгла изнутри раскалённым железом. Меня будто рвали на части железными крючьями, заживо потрошили и жрали, выколупывали глаза и тянули все жилы в теле одновременно. В меня вкручивали шурупы, пихали иглы под ногти, дробили пальцы и рёбра. Казалось, все кости в теле заменили на калёное стекло, не выдержавшее первого удара.

Я рыдал и бессвязно кричал так, что с деревьев срывались разбуженные птицы. Меня бросало в жар — и тут же замораживало до полусмерти. Я молил лишь об одном — потерять сознание от болевого шока.

Но Лилам будто чуял это и держал меня на невыносимой грани, не давая отключиться, раз за разом повторяя экзекуцию…

…а потом пришёл рассвет. Внезапно всё пропало — и ощущение жжения, и боль. Невыносимые муки растворились, будто их и не было.

Но тело помнило всё.

Я бессильно повис на верёвках, глотая слёзы, и наконец-то вырубился от истощения.

Глава 13. Западня. Часть 1

Когда я проснулся, был уже полдень. Всё ещё привязанный к дереву, пошевелился — узлы ослабли. Но самому не выбраться.

— Виви… ан…

Хриплый голос был чужим и безликим. Никто не откликнулся, пришлось звать ещё и ещё, раздирая пересохшую глотку. Пить хотелось так, что если бы не контракт с Лилам, продал бы душу за стакан воды.

Когда она пришла, сонная и взъерошенная, я был уже на грани. От одного взгляда сердце наполнилось радостью, и блин… сейчас, когда она сонно зевала и протирала глаза, я невольно улыбнулся.

Миленькая. Очень.

— Прости, что так… долго, — она развязала последний узел. Потеряв связь с опорой, я плюхнулся на землю, она помогла мне освободиться и встать. Ноги дрожали.

— Ух… спасибо. Удалось поспать хоть немного?

— У-угу… — зевнув, она качнула головкой. — Сэм… тебе уже не больно? Ночью ты так сильно кричал. Это… страшно.

— Извини, здорово напугал, наверное.

Она смущённо кивнула.

Немного оклемавшись, смотал верёвки и мы вернулись к лагерю. Первым делом я прильнул к фляге с водой, а Хвостик тут же беспокойно завертелся у моих ног, подлаивая и скуля. Тоже испугался, наверное. Пока я ерошил его тёплую шёрстку, девушка разделила остатки еды поровну. Вчера мы обошлись без костра, благо ночь была тёплой, но сегодня небо хмурилось, да и еда была на исходе. Рано или поздно встанет вопрос — что есть и на чём готовить. Но пока не к спеху.

Мы скидали вещи в сумку, привели себя в порядок и пошли дальше. Вивиан сказала, до Пенты пешком идти больше недели. Увы, кроме этого эпизода больше она со мной не говорила. Да и смотрела с опаской, но — чаще, чем вчера. Приглядывалась.

На привале я отдал ей свою порцию лепёшки с мясом, а сам попробовал прессованную кашу, которую мы так и не решились выкинуть. Вкус у неё был реально странный, да и живот не сразу принял такое угощение и недовольно бурчал ещё час после этого. Но учитывая, что в этом мире меня едой вообще не баловали, я был рад и такому.

Кажется, со вчерашнего дня мои внутренние часы стали чувствительнее. Я ощущал каждую минуту, то и дело поглядывая на таймер на границе зрения.

До заката оставалось чуть больше часа, и чем ближе он был, тем сильнее была моя тревога. Мы спешили, нужно было пройти как можно больше, пока солнца не сели.

— Вивиан, давай искать место для ночёвки, — я повернулся к девушке. Она вздрогнула и отвела взгляд. Неужто смотрела на меня? Приходилось идти первым, чтобы не искушать себя разглядыванием спутницы.

— Н-но солнца же ещё… — она посмотрела на небо и осеклась. Жёлтое уже скрылось за верхушками деревьев, голубое ещё ползло к ним.

Мы быстренько обшарили берег и чуть углубились в лес. Достойного укрытия найти не удалось, потому решили, как и в прошлую ночь, устроиться под деревьями поближе к реке. Пока Вивиан готовила всё для ужина, я вооружился топориком и нарубил веток помягче для подстилки. Собрал в подобие матраса, а сверху — навес из веток покрупнее на нескольких жердях. Конечно, не бунгало с удобствами, но от дождя спасёт.

Закончив работу, я поймал на себе взгляд спутницы. Ну вот, снова отвернулась.

— Сэм, я… — она потупилась и смахнула упавшую на глаза прядку. — Всё готово. Тебе нужно поесть, пока… не началось.

На самой чистой из имеющихся тряпиц лежали остатки лепёшки, последний кусок сыра и всё та же прессованная каша. А ещё — небольшая горка фиолетово-чёрных ягод.

— Это травяника, — пояснила девушка. — Вкусная. Набрала, пока ты… работал. Бери.

Я улыбнулся и, разделив горку пополам, подвинул к ней вторую половину.

— Ну, приятного аппетита, или что вы тут говорите перед едой?

— Хорошего вкуса, — кивнула она и принялась за ужин.

Вкус у дивной ягоды был странный, что-то среднее между черникой и малиной. А ещё отдавало травой. Но лошадиная еда с ней точно была вкуснее.

С трудом запихав в себя остатки ужина, как следует напился и достал верёвки. От страха начали дрожать руки, пришлось скрестить на груди, чтобы не выдать себя. Каждая минута ожидания заставляла нервничать ещё сильнее.

Как назло, девчонка ела медленно и будто тянула время. Ох уж эти дворянские девушки с их замашками. Я невольно засмотрелся, как она пьёт из фляжки. В каждом движении — сдержанная грация и элегантность. Даже без чистой одежды, косметики и времени на уход она выглядела очаровательно.

Весь день я гнал мысли о ней, но сейчас снова засмотрелся — и то чувство нахлынуло вновь. Подступало, будто цунами. И сколько ни беги, всё равно накроет.

Капец, походу боженька окончательно спёк мне мозги.

Я вскочил и, подхватив верёвки, пошёл к самому большому дереву.

— Вивиан, сейчас начнётся… пожалуйста, привяжи меня.

И снова это странное чувство. Меня связывает девушка, к которой меня нереально тянет. И пусть это всего лишь морок Лилам, но ощущаю я это очень ярко.

Затянув все узлы, она с тревогой посмотрела на меня. Впервые. Я почти физически ощутил её переживания.

— Сэм, так нормально?..

— Да, и ещё одно, — я вымучил из себя улыбку и, едва сдерживая дрожь в голосе, добавил. — Завяжи мне рот. Если снова буду орать на весь лес, как резаный, сюда все хищники сбегутся. Да и мало ли, кто рядом проходить будет, нас же ищут вообще-то. Сможешь?

Она послушно кивнула и убежала к лагерю. Я поймал себя на мысли, что она вообще-то очень старается. И с едой помогает, и идёт, не отставая от меня, хотя очевидно, что я сильнее и выносливее её. Да и старше. Другая давно бы слиняла, в первую же ночь, от греха подальше. А Вивиан была рядом.

Эти мысли меня немного успокоили.

— Сэм, извини, чистой тряпки у нас нет, — она вернулась, теребя в руках обрывок тонкой ткани с вышитым узором. — Вот эта подойдёт?

— Угу, — кивнул я и склонил голову. — Поспеши, пожалуйста. И затяни потуже.

Она подошла вплотную и принялась за дело. Моё лицо было к ней так близко, что я ощущал её тепло и запах кожи. И эта тряпочка… она пахла ей! Голова пошла кругом, фантазия мигом нарисовала картинку, как девушка отрывает полоску ткани от платья, или ещё откуда, где я не видел. Я буквально купался в густом, пьянящем аромате её тела.

— Готово, — затянув узелок, она отступила. — Ты точно будешь в порядке?

Я согласно помычал и кивнул. В ту же секунду оно возникло снова — ощущение гвоздя, скребущего по позвонкам. Лилам будто специально привлекал моё внимание, сообщая — я здесь, смертный! Пришло твоё время.

Солнца сели. Девчонка отошла к соседнему дереву и, прижавшись спиной, смотрела. Я видел тревогу в её глазах, да и кулачки, стиснувшие края платья, говорили о многом.

Нам обоим было страшно.

Приступ. Сперва — влечение. Безудержное, животное. Я впился взглядом в её хрупкую фигурку, мысленно сдирая с неё одежду, швыряя на землю, впиваясь пальцами в горло и шаря рукой по телу.

А потом — боль.

Я снова боролся, пытался терпеть и переключаться. Но это было невозможно. Всхлипнув, девчонка убежала и спряталась под навесом. А моя бесконечно долгая ночь только начиналась.


Кошмары отступили лишь утром, под натиском света двух солнц. Я очнулся лёжа на земле. Было светло, нос щекотал запах травы, а тело ныло от неудобной позы. Медленно, со стоном перевернулся и вытащил изо рта несколько травинок.

Стоп. Кляпа нет. Я развязан. И рядом никого.

Сбросив остатки сна, поднялся и поковылял в сторону лагеря.

Сумка на месте, а импровизированная «лежанка» застелена чем-то вроде плаща. У нас что, был такой? И почему вокруг никого? Даже Хвостика нет!

Лисёнка я увидел через минуту, бегающим по берегу небольшой запруды чуть ниже по течению Чесулы. А Вивиан ходила на мелководье, вооружившись заострённой жердью, и выискивала что-то в воде. Одной рукой она придерживала полосы ткани уцелевшего платья. Замерев на пару секунд, занесла самодельную острогу — и вонзила в воду. Мимо…

— Не клюёт? — я пошёл к берегу, выискивая на дне кармана ключи.

— Н-нет… — заметив меня, она покачала головой. — Еда вся кончилась… кроме лошадиной. Но её там на одного.

— От этого дерьма даже Хвостик нос воротит, — я с улыбкой пожал плечами. — Глядя на тебя, тоже рыбки захотелось. Только давай немного по-другому сделаем… хочешь, научу ловить рыбу так, как принято в моём мире?

— У-угу, — стиснув острогу, она кивнула. Среди журчания воды было слышно, как тихо уркнул её желудок.

Я закатал штанины и, вооружившись ключами, вошёл в воду. Вивиан отстранилась, держа дистанцию, но, похоже, ей было любопытно, как я собирался ловить рыбу.

Вивиан выбрала отличное место для рыбалки. Запруда кончалась сужением, где река бежала дальше. По одну сторону, ближе к руслу — глубоко, а запруда была мелкой, и в почти прозрачной воде виднелись силуэты довольно крупных рыбин. Лениво ворочая плавниками, они паслись у дна.

— Так, если я правильно помню, тут нужно что-то вроде… такого, — я изменил ключ на большую мелкоячеистую сетку с рамкой. Кажется, дядь Женя называл это «экран», и вообще-то это была браконьерская штука. Но жрать хотелось сильнее.

— Ого… так ты и правда техномант. — задумчиво протянула спутница.

Изменив сеть ещё раз, я сделал подобие ручки, опустил экран в устье, почти перекрыв его до самого дна, и принялся ждать.

Вскоре возле сетки стала скапливаться рыба. Пока — мелкие рыбёшки, меньше ладони, но постепенно «очередь» стала расти. Подтянулись и рыбины покрупнее.

— Теперь будет проще их поймать, — держа экран одной рукой, я изменил ключ второй и протянул девушке длинную зазубренную острогу. — Только бей чуть ниже, чем силуэт рыбы. В воде она кажется выше, чем есть на самом деле.

— Откуда т-ты знаешь?

— Ну, я много чего знаю. Ты это, попробуй, в этот раз должно получиться.

— У-угу, я попробую! — Вивиан сжала острогу и подошла ближе.

Правда, все её попытки по-прежнему кончались неудачами. Вручив девушке ручку экрана, наказал держать его крепче и взялся за дело сам.

Немного попрактиковавшись, раза с пятого удалось зацепить довольно неплохую рыбину. Удар — и остриё пронзило затрепыхавшуюся жертву.


Вы победили речного карпа! Получено 5 очков опыта.


— Есть! — я поднял острогу с бьющейся рыбиной. — Одна готова.

— Н-наш завтрак, — кивнула она. Сняв рыбину, бросил её на берег — потом соберём улов и приготовим, план насчёт огня у меня уже был.

— Сэм… — Вивиан кивнула на берег. — Похоже, нам обоим нужно постараться. Наш завтрак под угрозой.

Хвостик, всё это время с весёлым повизгиванием носившийся вокруг, подобрался к рыбе и, обнюхав, вцепился в неё зубами. В считанные секунды он выгрыз целый кусок из спинки и начал с аппетитом чавкать.

— Вот же халявщик мелкий! А мы? Только о жратве и думает, эгоист! — возмутился я. — Что, в лесу бурундуки кончились?

— Может, они ему надоели, захотелось разнообразия? — пожав плечами, девушка дёрнула уголком рта.

Я уставился на неё — это что было? Серьёзно, пошутила и улыбнулась?

— Ну и ладно, щас на всех наловим, — я улыбнулся в ответ и закатал рукава. — Держи крепче, госпожа Вивиан!

— Х-хорошо!

За четверть часа удалось наловить всего четыре рыбины. Остальные быстро поняли хитрость и разбегались быстрее, чем я подбирался. Наконец, я остановился отдышаться.

— Что-то негусто.

— Н-ну… тут ещё много рыбы.

— О… смотри-ка, — я застыл на месте, сжав острогу. От зарослей камыша на дальнем берегу к нам двигался силуэт большой рыбины. Метра полтора, а то и два.

— Сэм, осторожно! — зашептала она. — Это шлипёр, хищник! Может схватить и утянуть под воду! Он вообще всё ест, даже животных!

— Хех, как сом, значит, — ухмыльнулся я, глядя на приближающуюся тень. — Его есть можно?

— У-угу, вкусное и жирное мясо, — кивнула девушка. — Но их трудно ловить, и опасно… даже у нас на столе он редко бывал. Крестьяне гибли, пока ловили, и отец запретил, потому что…

— …опасно, да понял я, не дурак.

Напуганная приходом хищника, рыба отпрянула на несколько метров назад. Шлипёр поднялся из глубины, ткнулся носом в сеть пару раз, отвернул — и попёр к стайке рыб, боязливо окруживших меня. Видимо, чьи-то ноги внушали меньше страха, чем здоровенная прожорливая тварь. Я приготовил острогу.

— Сэм… давай вернёмся на берег?

— Э не, Виви. Сегодня у нас будет королевский завтрак, — с ухмылкой я изменил острогу и, прицелившись, пронзил ещё одну рыбу.

Остальные тут же бросились врассыпную. А пробитая жертва задёргалась, вокруг разошлось маленькое облачко крови. Шлипёр точно её почуял.

— Давай, иди…

Помедлив, он подплыл — я даже заметил, как блестит на солнце его зеленоватая крупная чешуя, — и остановился.

— Сэм, он… — начала спутница, как хищник бросился на раненую рыбёшку.

— Сейчас!

Мгновенно изменив острогу на крюк-багор, я вцепился в рукоять. Рыбина, схватив жертву огромным ртом, захватила крюк — и бросилась обратно!

— Во-оу!..

— Сэм, держись!..

Меня с огромной силой рвануло под воду. Упёрся в дно — пятки увязли в иле, рыба замедлилась. Но острый крюк погрузился глубже в его тело, он снова рванулся к руслу. И я — за ним.

От боли он обезумел — начал кружить по запруде, бешено тряся башкой и всем телом. Я будто катался на водных лыжах — сильная тварь таскала меня за собой, иногда делая такие кульбиты, что дух захватывало. Я захлёбывался в воде, кашлял, но багор не выпускал.

Наша борьба длилась минут десять, я весь вымок и обессилел, но шлипёр сдался раньше. Он медленно доплыл до середины запруды и остановился.

Встав на ноги, я медленно повёл его к берегу. За пару шагов до земли он снова попытался извернуться и сбежать, но подоспевшая Вивиан помогла вытащить на берег огромную тушу, больше похожую на зеленоватое чешуйчатое бревно.


Вы победили глубинного шлипёра! Получено 250 очков опыта!


— Фух… вот ты и попался… — закатив рыбину повыше, я устало лёг на траву.

— Ты м-молодец, Сэм! — похвалила девушка и села рядом. — Ч-честно говоря… я не думала, что получится.

— Мы молодцы, — я показал ей большой палец. — Классно сработала, Виви.

— Д-да ну… — она смущённо улыбнулась и оправила насквозь вымокшее платье. Ткань облепила худенькое тело, платье в пылу борьбы сползло с плеча, обнажая бледную кожу. Заметив мой взгляд, она оправилась.

— Виви… — прошептала она с улыбкой. — З-звучит хорошо. Сэм, а я тогда… буду называть тебя «учитель». Ладно?

— Ну, я не против. А что так?

— Т-ты столько всего знаешь… — она пожала плечами. — Нельзя?

В животе снова забурчало. Мы поднялись и вдвоем оттащили наш трофей ближе к лагерю.

С огнём я рассчитывал справиться дедовским методом — высечь искры с помощью кресала, благо с моим навыком сделать его было несложно. Немного помучавшись с формой и силой удара, удалось выбивать целый сноп искр.

Мы собрали ветки посуше и сгребли в кучу. Ещё несколько минут — и сушняк задымился, а среди веток заиграли язычки пламени. На пару с Виви нанизали мелких рыбин на жерди, а царскую добычу разрезали на куски и сделали что-то вроде шашлыка.

Вскоре в воздухе аппетитно запахло рыбой. От голода мне казалось, что аромат еды разнёсся по всему лесу, и сейчас сюда точно сбегутся все звери.

— Виви, первая порция готова! — крикнул я и снял жёрдочку-шампур с аппетитными кусками рыбы.

— Иду!

Она вышла из зарослей у реки, поправляя одежду. Пока я занимался завтраком (хотя, скорее обедом — солнца стояли в зените), девушка успела умыться и привести себя в порядок. Часть платья, окончательно пришедшую в негодность, она оторвала, оставив лишь ткань до колена. Перекинув стянутые в длинный хвост волосы назад, Виви подошла к костру и принялась за еду.

Девчонка была права, круче мяса я не пробовал. Вкусное, жирное и очень сытное. Жаль нельзя взять с собой всю тушу, нам бы его до самой Пенты хватило. Хвостик был того же мнения — даже обожравшись первой рыбиной, всё равно умудрился погрызть вкусного мяса шлипёра.

Зажарив ещё несколько кусков, завернули их в листья и оставшиеся тряпки. Сумка быстро наполнилась едой, мой комбинезон у костра просох, а мы умылись и приготовились идти дальше.

— Сэм, ты говорил, у тебя есть сестра, — как бы невзначай начала Виви, держась позади. — А какая она?

— Алинка-то? Ну, да нормальная она. Мелкая ещё только, ей четырнадцать, вот через пару месяцев только пятнадцать будет.

— В-вот как… — тихо пробубнила Виви. — Четырнадцать — это мелкая…

— Ага. Ну, она весёлая вроде, общительная, всё такое. С закидонами только, ну и анимешница пробитая, вечно как что-нибудь посмотрит, все уши прожужжит.

— Ани-мешница?..

— Ай, блин, тут же нету, — спохватился я. — Это мультики такие. Как бы объяснить… представь картинки с героями, ну типа сказки, но очень интересные, и вот они как живые, двигаются сами, и ты смотришь их историю. Вот это оно.

— Живые сказки, — хмыкнула она. — Похоже, в вашем мире много разных чудес.

— И не говори, — кивнул я. — Один только интернет чего стоит. Игры, стримы, порносайты… хоть всю жизнь там просидеть можно.

— Хотела бы я тоже их увидеть, — улыбнулась она. — Все эти чудесные с-стримы и порносайты.

Мы прошли ещё один водопад и теперь шли по каменистому берегу, внизу по течению угадывался порожистый участок, а сама речка была окружена непроходимыми скалами. Чтобы двигаться дальше, придётся обойти их лесом. Поправив сумку со щитом на спине, я помог Виви спуститься с камней на траву, и мы направились глубже в лес.

— Виви, а зачем вы поехали в Пенту? — я покосился на девушку, идущую след в след за мной. Она запнулась, издав странный звук, но удержала равновесие. Однако лицо её снова побледнело. Как тогда, в экипаже, в первую встречу.

Глава 13. Западня. Часть 2

— Это… — тихо начала она. — П-помнишь, я говорила, что… у меня тоже есть сестра? Была.

Я кивнул. Похоже, зря поднял тему. Но чем больше я её узнавал, тем сильнее хотелось узнать, что ж с ней такого случилось. Я физически ощущал её напряжение, когда речь заходила о семье.

— Наш род Ксенти — одни из первых аэромантов, начавших служить Пенте. Престол даровал моим предкам земли, власть и место в совете, а взамен мы должны были служить им, з-защищать от набегов, и… и воевать с врагами.

Классическая схема сюзерен-вассалы. Ничего нового, обычное средневековье, только вот какую дичь творили в средневековье, я знал очень хорошо.

— Моя сестра, она… очень сильный аэромант, — продолжила Виви. — Когда правитель Пенты узнал о её силе, он призвал её на служение. Ей только исполнилось шестнадцать, возраст эквиниции… она стала взрослой и сразу же поехала во дворец.

Эквиниция… похоже, совершеннолетие, на местном.

— Я мало что слышала, но она участвовала в нескольких рейдах и хорошо себя показала. А ещё п-правитель, он…

Её голос задрожал. Виви осеклась. Ну, мне несложно было догадаться. Старый говнюк заметил девчонку, не только сильную, но и, наверняка, симпатичную. Если судить по Виви, старшая сестра была той ещё красоткой.

— Понятно.

— Н-нет, не понятно, — она помотала головой. — Он… завидовал. Его сын не был таким… талантливым. Он звал её к с-себе в… покои, и бил её. Он наказывал сестру за её талант…

— Откуда ты знаешь?

— Она п-приезжала к нам н-незадолго до… — Виви замолчала и остановилась. Я повернулся — девушка держалась за ствол дерева и, опустив голову, прижимала к груди кулачок. Похоже, переживала тот момент снова.

— Он бил её. Этот ублюдок, он посмел ударить мою сестру… — прошептала она, скрипнув зубами. По телу пробежался холодок — взгляд Виви, этого ангела во плоти, стал как у маньяка. Она сжала пальчиками захрустевшую кору и продолжила.

— А потом… потом она ушла на задание. Он дал ей задание. Маленьким отрядом попасть в логово врага и разгромить. Этот монстр послал её на смерть. Не прощу… пусть сдохнет, он и вся его…

— Виви, — я коснулся её плеча, приводя в чувство. — Эй, Виви. Его тут нет.

— Но он жив! — воскликнула она, и я заметил слёзы, зависшие в уголках её глаз. — Этот мерзкий ублюдок жив! И теперь ему нужна я!..

— Что?..

— Сестра, она не вернулась! — воскликнула Виви, уже не сдерживая слёз. — Погибла на задании! Он ненавидел её, этот мерзкий червь! Он весь род Ксенти ненавидит! Моя мать, он приезжал к нам и насиловал мою мать! Никто не знал, а я видела, как он затащил её в комнату обслуги и… прямо там!..

— Виви…

Она рыдала и до хруста сжимала дерево, но не могла остановить рвущихся наружу слов. То, что копилось в ней долгое время, теперь лезло наружу.

— Он погубил мою мать, мою сестру, а теперь ему нужна я!.. Но он не получил нового аэроманта, я не дала!.. Все хотели, чтобы я стала заклинательницей воздуха, такой же, как сестра, но я не дура! Я выбрала класс «Паладин»! Вопреки воле отца, матери, всей семьи и рода! Они меня не получат! Я защищу свою семью!..

Я в едином порыве обнял её и прижал к себе. Она дёрнулась, и, уткнувшись в моё плечо, зарыдала в голос.

— Виви… — стиснув зубы, я погладил её спутанные, грязные волосы. В горле стоял комок, всё внутри сжало клещами. Я не знал, даже не представлял, что всё вот так повернётся. Сколько боли скопилось внутри этой хрупкой девчонки.

Сколько всего она носила в себе.

— Сэм!.. я не дамся им живой, слышишь?!.. Я не дамся!..

— Всё… ш-ш-ш, Виви… — зажмурившись, я сглотнул ком в горле и прошептал ей в ухо. — Я не дам ему тебя погубить. Никто тебя не тронет.

Она плакала, уткнувшись в моё плечо, а я думал, туда ли я иду. Пента… в этом мире творится какое-то дерьмо. И похоже на то, что Хинорам, как и правитель долбанной Пенты, — одного поля ягоды.

Когда девчонка немного успокоилась, я вытер её слёзы. Мы пошли дальше. Она держалась позади и молчала, изредка всхлипывая, но я ощутил кое-что новое между нами.

Связь. Доверие. Она открылась мне, случайному человеку, и теперь ей было стыдно, но она не оттолкнула меня.

А в мозгу эхом отдавались слова её признания. Она видела, как насиловали её мать, и знала, что тот же человек погубил её сестру. Всё внутри меня желало защитить её, но как мне защитить её от самого себя?

Лилам. Зачем ты дал мне тот выбор?

Наконец-то непроходимая часть была пройдена, и мы вышли на вершину скалы. Слева от нас Чесула низвергалась десятком водопадов в долину, а вдали, за лесом, виднелись несколько столбов дыма.

— Эй, похоже, там селение, — я кивнул на дым.

— Д-да, там должна быть деревня Каваня, — сзади подошла Виви. — Она стоит на полпути между нашим поместьем и Пентой. Но это странно…

— Погодь, а это что? — я заметил в небе, под самой кромкой одного из облаков, несколько чёрных точек. Они стремительно приближались.

— Похоже на… — она сощурилась и, пару секунд помолчав, добавила. — На птиц Рух. Такие служат пиромантам, да.

Мы переглянулись — и тут же бросились обратно в лес, под густой навес ветвей. Укрывшись под раскидистым деревом, прижались к стволу и застыли, вслушиваясь в шум над головой.

— Ушли?..

— Ш-ш!

В тишине я слышал, как стучат наши сердца от прилива адреналина. Наверху послышался далёкий птичий крик, а за ним — хлопанье крыльев. Они прошли низко, по земле скользнули тени громадных существ.

Когда птицы улетели, мы ещё долго сидели без движения, приходя в себя. Наконец, я тихонько вылез и осмотрелся.

— Н-никого?..

— Вроде нет, — я пожал плечами. Хвостик, спрятавшийся за древом, высунул любопытный нос и протяжно тявкнул.

— Они летели со стороны деревни, как там её…

— Каваня. — подсказала Виви, поднимаясь с земли. — Думаешь, они оттуда?

— Думаю, у местных большие проблемы. Не припомню что-то, чтобы пироманты приходили с миром.

— И я.

— Дерьмовое у меня предчувствие, Виви. Походу мой знакомый Хинорам решил обложить нас по полной… пошли!

Мы покинули укрытие и спустились в долину. Дымы впереди стали гуще и чернее — похоже, пожар разгорался. Чем ближе мы были, тем сильнее в душе была тревога.

За большим засеянным полем мы пересекли небольшой лесок и вышли на окраину Кавани. Издалека ощущался запах гари, и мы уже знали, что нас ждёт, но реальность оказалась суровее.

— Г-господи, Сэм…

Перед нами лежали пылающие руины. Десятка три домов, с дворами и огородами, догорали, превращаясь в обугленные чёрные остовы. Дальняя окраина горела — туда огонь добрался позже. Людей видно не было.

— Пошли, Виви, — я нехотя потянул её за собой. Хвостик посеменил следом, боязливо озираясь и чихая.

Единственная улица была похожа на поле боя. Взрытая воронками дорога, развороченные стены домов, сметённые изгороди и заборы. В одном из дворов — обугленная туша домашней скотины, изувеченной до неузнаваемости.

Похоже, тут пироманты, не встретив сопротивления, отрывались по полной.

— Постой тут… — кое-как оторвав Виви от своей руки, я прошёл в один из дворов, пострадавший меньше всего. На заднем дворе, за обугленным домом, между сараем и хлевом на земле лежали четыре скрюченных фигуры.

От одного вида меня передёрнуло. Зажав рот чтобы не сблевануть прямо там, я бросился обратно.

Виви обеспокоенно посмотрела на меня, стиснув рукоять меча.

— Живых нет. Уходим скорее.

Искать припасы в домах было бесполезно, да и напороться на обгоревшие трупы снова мне не хотелось. Мы торопливо прошли деревню и побежали вдоль узкой дороги в лес.

— Сэм, за что их так?

— Хинорам идёт войной на Пенту, — отрывисто бросил я. — Деревня была на пути, так?

— Но она же на ничейной земле!

— Да пофиг ему, на чьей. А ещё, думаю…

Договорить я не успел. Сзади раздался жуткий, утробный вой. Знакомый до боли.

— Прибавь, Виви! Это адские гончие!

Твари, от которых мы бежали из Журжинок! Этот вой я ни с чем не спутаю!

Фелис говорила, от них не уйти. С тех пор я и сам стал сильнее, но это мало что меняло. И даже одна такая псина против нас двоих была слишком сильным противником. Нужна засада!

— Виви, будем биться!

Она посмотрела на меня и кивнула.

— Дай мой щит!

Сгрузив сумку, мы вооружились и выбрали место для засады — между двух мощных деревьев. Я решил повторить трюк с капканом — отрыв ямку у дерева, изменил один из ключей на капкан и приковал его к мощному корню. Тут же высветилась надпись «доступно улучшение капкана! Желаете улучшить?»

Охренеть как вовремя, конечно желаю!

Пыхнув искрами, капкан изменился — добавилась пружинная пластина и рёбра на дугах. Ловушка взведена! Прикопав немного, подсыпал листьев и пару веток. Готово.

Второй ключ — трофейный, из синей стали — изменил в кувалду. В прошлый раз она здорово помогла.

— Назад, ждём здесь!

Я указал Виви на место метрах в десяти за ловушкой. Обнажив меч, она подняла щит и кивнула.

Хвостик с пронзительным визгом отбежал назад и прижал уши. Помнил прошлую стычку. А вой повторился, только теперь уже совсем близко. И с двух сторон.

— Их двое! Приготовься, идут!

Твари выскочили неожиданно. Два больших чёрных силуэта мелькнули между деревьями вдали. Прыжками от дерева к дереву, они заходили с двух сторон.

— Окружают!

— Вижу, не двигайся!

Они были всё ближе. Горящие огоньки глаз, длинная чёрная шкура, массивное поджарое тело — они были даже крупнее тех, что мы победили у переправы! Я стиснул кувалду и сгруппировался.

Прыжок! Левая гончая выдохнула облачко дыма и рванулась к нам по прямой, ровно между деревьев…

И тут сработал капкан.

От воя заложило уши, громадная псина с капканом на лапе рванулась в сторону. Ударилась о дерево, прыгнула назад. Но цепь не дала уйти, тварь крепко засела в ловушке.

— Допрыгалась, твою ж основу!..

— Ой!

Вторая гончая налетела на нас как ураган. Мы отпрыгнули в стороны, уходя из-под струи пламени. Закрутилась карусель, только вот враг был куда быстрее нас.

— Виви, сзади!

— Вижу!

Девчонка укрылась щитом от пламени, её тут же отбросило ударом лапы. Щит выдержал. Я бросился наперерез, на ходу меняя молот на копьё.

— С двух сторон, Виви!

Копьё ужалило гончую под ребро, животина отпрыгнула и с разгоном бросилась к деревьям. Вторая гончая жалобно выла, пуская в нас струи пламени, и скребла по земле.

Тварь атаковала наскоками и быстро отступала в лес. Несколько таких атак мы едва не пропустили, но пока были целы. Я заметил, девушка с трудом держала тяжёлый щит. Нужно было что-то придумать!

— Дай мне щит!

— Ч-что? — с ноткой обиды ответила она. — Но я же паладин! Я справлюсь!

— Некогда объяснять, дай!

Она вручила мне щит и встала спиной к спине, сжав меч. Мы лихорадочно огляделись, ища откуда ударит гончая.

— Слева!.. — крикнул я и поднял щит. В меня уже летел сгусток пламени.

Полыхнул огонь, ноги обдало нестерпимым жаром. А следом — мощный удар!

Выстояв, я с криком толкнул вцепившуюся в щит гончую вперёд. По нему заскрежетали когти, мы сцепились в клинче.

— По ногам! — заорал я и изменил копьё в кувалду. Мелькнул меч, тварь взвизгнула — и я снова ударил щитом. Опрокинув её набок, занёс кувалду и вдарил по лапе.

С таким звуком дробятся камни. Жуткий хруст, вой, брызнувшая лава — мы едва успели отпрыгнуть. Гончая тут же вскочила, но с воем рухнула обратно. Обездвижена!

Мы действовали как одно целое. Налетели и обрушили на тварь град ударов. Молот крошил и дробил её лапы, лишая возможности двигаться, а меч Виви методично жалил толстую шкуру.

Исторгнув целый столб пламени, гончая подохла. Мы отскочили назад и бросились ко второй.


Вы победили Магматическую Гончую! Получено 1400 опыта.


— Ушла, скотина! — я со злостью ударил кувалдой по земле и плюнул вслед улепётывающей гадине. Подволакивая лапу и подвывая, она ковыляла в сторону деревни.

— Что дальше? — тяжело дыша, девушка вложила меч в ножны. Я забрал изувеченный капкан и изменил его на ключ.

— Да ничего. Сваливаем отсюда, пока другие не набежали. Скоро вечер…

Мы переглянулись. С преследователями наша и без того непростая жизнь резко усложнилась. Солнца уже спускались к горизонту.

Дальше двигались быстро и молча, лишь однажды сделав привал ради перекуса. А к вечеру мы ушли достаточно далеко, чтобы немного расслабиться и выдохнуть. Кроме того, рядом снова показалась речка Чесула.

— П-пора искать место для ночлега?

Я кивнул. Солнца уже скрывались за горизонтом, до заката оставалось немного. Руки снова предательски задрожали. По телу вовсю гулял холодок страха, ожидание боли было мучительным.

— Давай где-нибудь здесь, — я кивнул на полянку у реки.

— Х-хорошо, а вот и дерево подходящее! — девушка подошла к массивной сосне и похлопала по стволу. — Кору только почистить, даже удобно будет. Здорово, д-да?

Я с кривой улыбкой потёр синяки на запястьях. Виви была похожа на неопытную садистку, боявшуюся сделать партнёру слишком больно. При мысли о таких игрищах мне стало не по себе. Не привыкнуть бы…

— Окей, только здесь тебе спать нельзя. Давай поглубже в лесу поищем ещё место.

Сгрузив сумку и щит у дерева, мы пошли на поиски. Я вооружился топориком и попутно срубал ветки для подстилки спутнице.

Она шла впереди и глазела по сторонам. Странно, но сегодня я не ощущал бешеного прилива желания, как в прошлые дни. Лилам сменил тактику?

— Сэм, а ты… ой!

Закричав, девушка провалилась под землю. Я заметил, как мелькнула её рука — и захрустели ветви. Ловушка!

Пулей бросился к ней — прыжком подлетел к яме, распластался на краю и успел зацепить руку.

— Держись!

Ветки прогнулись и осели внутрь здоровенной волчьей ямы — на дне темнели длинные острые колья. А Виви висела точно над ними, касаясь их кончиками ботинок.

— Я выскальзываю!.. Сэм, помоги, пожалуйста!

Свободной рукой потянулся за ключом, с трудом его нащупал.

— Сейчас…

А в следующую секунду край ямы осыпался под моим весом. Мы с Виви заорали и скатились внутрь.

— К-капец… живая?

— У-угу…

Мы лежали на дне ямы, лишь чудом не насадившись на колья. По всей видимости тот, на кого ставили ловушку, был явно крупнее двух тощих подростков.

— Повезло, — я поднялся на осклизлом днище и помог девушке. — Всё целое, не поломалась?

Она похлопала себя по перемазанным в грязи конечностям и помотала головой.

— Сэм, как мы выберемся? — она посмотрела наверх — до края ямы было метра три, а то и больше. Скользкие стенки, осыпающиеся края… хрен отсюда сбежишь.

— Блин.

Я лихорадочно огляделся. Колья, полуистлевшая тушка какого-то мелкого зверька, комья земли. Долбить лопатой — долго. Поставить стремянку — некуда, мы кое-как уместились между кольев. А солнце уже почти зашло! Счёт пошёл на минуты, я ощутил знакомый прилив желания и скребущее чувство вдоль позвоночника.

— Может, ты меня подсадишь, а я допрыгну? — предположила она. — Найду верёвку и вытяну тебя.

— Тут метра три-четыре, не допрыгнешь.

При мысли о Виви, сидящей у меня на плечах, внутри будто пожар вспыхнул. Я заскрипел зубами. Думай, ну же, должно быть какое-то решение, как поднять нас наверх!

Что? Блок? Ветвей нет! Крюк? Не вариант. Стремянка, лестница, лифт?..

Озарение.

Я достал единственный ключ — второй остался наверху, — и изменил его.

На дно ямы опустился большой домкрат с широкой пластиной сверху. Аккурат под две маленькие стопы Виви.

— Так, вставай сюда, аккуратнее.

Укрепив механизм, помог девчонке подняться и начал крутить маленькую ручку. По моим расчётам, метра на два эта штука её поднимет, а дальше — сама вылезет.

Подрагивая и держась за стенку западни, она медленно поднималась на выдвижной площадке. Я с одержимостью крутил ручку и старался не смотреть перед собой. На краю зрения маячили её ножки, уходя вверх к коротким шортикам. Так и тянуло посмотреть наверх, ощупать взглядом бёдра и талию, заглянуть поглубже…

Чёртов Лилам, обломись!

— Давай крутись быстрее, скотина! — пошипел я. Влечение нарастало скачками, руки стала сводить судорога. Зажмурившись, я до крови закусил губу и закрутил ещё сильнее.

— Сэм, ещё немножко! — Виви потянулась к стенке ямы, до края оставалось сантиметров двадцать.

— Давай же, ну!..

Крутя со всех сил, я застонал. Терпение было на пределе!

— Всё!

Девушка ловко прыгнула вверх, наполовину высовываясь из ямы. Зацепилась и поползла вперед, помогая ногами. Сверху на меня посыпались земля и ветки.

— Выбралась! — крикнула она. — Я за верёвками, сейчас помогу тебе!

— Не надо, поздно!..

Меня скрутило в приступе боли, я упёрся в рейку домкрата и заскрежетал зубами.

На мгновение я оглох и ослеп. Лилам будто швырнул меня в море кипятка, заставив корчиться на земле и скрести пальцами по осклизлым стенкам.

Когда первый приступ отступил, я слепо ткнулся в домкрат. Схватил и изменил его обратно в ключ.

— Сэм, потерпи, я уже тут, сейчас… — в просвете на фоне почти чёрного неба показалась головка Виви. Девушка держала моток веревки, и готов поклясться, я видел тревогу на её лице.

— Да не поможет это, уходи!..

— А если ты так же, на этой штуке?..

Вместо ответа я вышвырнул ключ из ямы.

— Ложись спать, Виви… я справлюсь…

Над лесом прокатился хриплый вой. Даже боль отступила, я поднял голову и посмотрел на спутницу. Её глаза блеснули в ночи.

— Гончая, она… в-возвращается.

Виви отошла от ямы, я услышал шелест её меча, покинувшего ножны.

— Виви, нет! Она убьёт тебя! Беги, пожалуйста!

— Не бойся, я не маленькая! — донёсся её голосок. Упрямый, хоть и дрожал как струна. Зашуршала трава под её ногами, звуки затихли.

— Виви?.. Вивиан!

Всё внутри сжалось от тревоги. Даже боль отступила. Я вцепился в стенки ямы и вслушался в шорохи ночи.

Леденящее завывание повторилось, гончая была буквально в паре десятков метров! Вдали завизжал Хвостик, раздался звон когтей о щит, и гудение пламени.

А за ним — отчаянный девичий крик.

— ВИВИ!..

Глава 14. Седьмая ночь. часть 1

Рассвет я встретил на дне ямы, в луже вонючей жижи. Ночью прошёл дождь, все стенки западни были изъедены ручейками жидкой грязи. Часть осыпалась, открывая торчащие из земли корни.

Тело болело так, будто его рвали когтями. Я со стоном поднялся и посмотрел наверх.

Тихо. Безмятежно чирикали птички, вдалеке слышался шум воды. Ничто не говорило о том, что ночью здесь развернулась трагедия и кто-то умер.

Собравшись с силами, я полез наружу. Сперва скатывался, но раз десятый плюхнувшись в воняющую гнилью жижу, включил голову.

Вытащил из размокшей земли несколько кольев, прислонил к краю ямы наподобие спуска. Точнее, подъёма. Залез по ним выше и дотянулся до корней. Подтянулся, вцепился в другой, снова подтянулся. Ещё несколько подходов, — и пальцы заскребли по мокрой траве. Выбрался…

Потратив остатки сил, я пластом лежал на земле. В метре от головы в траве блеснул синий ключ. Потянулся, изменил его в кувалду и, опираясь на рукоять, поднялся.

— Виви…

Приготовившись к худшему, я пошёл в лагерь. Стоило обогнуть здоровенную сосну, как взгляду открылась жуткая картина.

На поляне красовалось громадное обугленное пятно. В центре — располосованная туша гончей. В боку зияла дыра размером с кулак, одна нога была отрублена, вторая — раздавлена. Та самая зверюга, что ушла из моего капкана.

На разрубленной шее застыли подтёки лавы, а из глаза торчала рукоять меча.

Значит, победила…

Я огляделся, ища взглядом девчонку. Она сидела у дальнего дерева, опершись на ствол, и не двигалась. Всё тело — в ожогах и грязи, изодранное платье едва держалось на плечах, а на поясе болтались какие-то лохмотья, прикрывавшие шорты. Сглотнув, пошёл к ней.

На бледной шее виднелась бьющаяся венка. Девушка спала, обессилев от битвы.

— Виви. Эй, девочка…

Несколько раз тряхнув за плечо, привёл её в чувство. Она открыла глаза и слепо уставилась на меня.

— Ж-живой?..

— Ты живая, дурочка! — я улыбнулся и обнял вздрогнувшую девчонку. — Не пугай меня так больше! Да я же чуть инфаркт не поймал!..

— Ловил бы… его лучше… — её губки тронула улыбка. — Я же говорила, что… не маленькая. Сильная.

— Тихо ты, не трать зря энергию. Сейчас поесть принесу, не уходи…

Не знаю, откуда у меня взялись силы, но я быстро нашёл сумку, вытащил запасы еды и вернулся к дереву.

Ели с аппетитом и быстро, хотя она то и дело морщилась от боли. Я косился на её голые ноги и тело под платьем — везде виднелись синяки и ссадины. Гончая здорово её потрепала.

Как только запахло едой, из кустов показался Хвостик. Как ни в чём ни бывало, зверёк подбежал к нам и, высунув язык, замолотил хвостом.

— О, точно к завтраку поспел, халявщик! — я пожурил лисёнка и взъерошил тёплую шёрстку. — Держи, хоть легче нести будет.

Устроившись возле коленей Виви, он захрустел увесистым куском рыбины. Утолив голод, я поднялся и покосился на реку.

— Помыться бы… я уже не слесарь, блин, а сантехник какой-то. В дерьмище по ноздри.

Виви хихикнула и кивнула.

— Ч-честно говоря… пахнет от тебя ужасно.

— Да ты тоже так-то не цветами пахнешь.

Она смутилась и понюхала своё плечо. Аккуратный носик тут же наморщился.

— Н-никому не говори, л-ладно? — прошептала она.

— Угу. Пошли уже отмываться.

Девушка с трудом поднялась, прошла пару шагов — и, задрожав, упала.

— Н-ноги не держат… — пожаловалась она. Вздохнув, я взял на руки ойкнувшую девчонку и понёс в реку.

Отмывались мы долго, с остервенением оттирая кожу и одежду от грязи. Отойдя подальше, я зашёл на глубину, стянул с себя многострадальный комбинезон и постирал. Без мыла и горячей воды, конечно, вышло не очень, но он стал чище, чем полчаса назад.

Выбравшись на берег, походил туда-сюда, просыхая на ветерке, и косился на реку. Виви стояла вдалеке по шею в речке и что-то делала под водой. Похоже, проворачивала тот же трюк.

Наконец, помывшись и просушив одежду, мы собрали вещи и пошли дальше.

— Знаешь, нам всё-таки не помешало бы нормально помыться, — я почесал голову, да и всё тело слегка зудело после купания.

— Угу, всё бы отдала за н-нашу домашнюю ванну, — Виви перекинула вперёд длинный хвост волос и стряхнула пару капелек.

— А-а, убил бы за кусок мыла!

— И н-нормальную одежду!

Мы с улыбкой переглянулись. Хвостик демонстративно сел перед нами, задрал лапу и начал чесать за ухом.

— Походу без нормальной помывки мы скоро зарастём грязью, даже мохнатый уже на изжоге, — я наклонился и начал расчёсывать лисёнка. Высунув язык, он завертел хвостом как пропеллером.

— У нас в Пенте есть особняк, с хорошей ванной, а в городе работают общественные источники, — она села рядом и присоединилась ко мне. Хвостик перевернулся на спину и, поджав лапы, разомлел окончательно.

При мысли о том, как я развалюсь в большой ванной и наконец-то нормально помоюсь, всё тело зачесалось ещё сильнее. Блин, а ведь её слова можно понять как приглашение к совместному купанию… да ну, дичь какая-то.

— Пойдём скорее, от этих разговоров только хуже стало, — я поднялся и поправил сумку. Солнца были высоко, а прошли мы немного. Кивнув, девушка пригладила остатки платья.

Несколько часов подряд мы шли вдоль Чесулы, иногда огибая небольшие скалистые участки. Пару раз попадались вышедшие на водопой олени и кабаны, один раз даже на другом берегу показался здоровенный зверь, похожий на громадного чешуйчатого медведя. Мы с Виви укрылись и дождались, пока зверь напьётся и уйдёт обратно в лес.

Спустившись по скальной гряде, вышли к живописной полянке, за которой на много километров простирался красивый лиственный лес. Девушка изредка что-то комментировала или отбегала в сторону собрать ягоды и грибы.

Что и говорить, лес был полон жизни. Под каждым деревом — грибная плантация, между зарослями папоротника сновали бурундуки, в ветвях — белки и ещё какие-то зверьки, а один раз нам навстречу вышла большая лисица. Хвостик тут же подбежал к ней, но после тщательного взаимообнюхивания лиса чихнула и скрылась в чаще.

Вскоре мы вышли на небольшую полянку, поросшую травой и низенькими кустиками, сплошь облепленными ягодами. Виви попросила небольшой перерыв и убежала за деревья, а я опустил сумку со щитом и дал покой ногам.

Делать было нечего, начал собирать ягоды. Ну, как собирать… одну собрал, одну — в рот. Чуть кисловатые, но приятные, есть можно. У меня уже набралась полная горсть, когда послышался голос спутницы.

— Учитель, я готова! Пойдём?

Согласно промычав в ответ, пошел ёй навстречу. Побалую девчонку вкусными ягодками, ещё спасибо скажет. Во рту всё наполнилось приятным послевкусием и немотой.

Подбежав ко мне, Виви посмотрела на протянутую горсть ягод, потом — на меня. И звонко рассмеялась.

— Сэм! Это точно, ты из другого мира! У нас каждый знает, что жевунику есть нельзя!

— Вфмыфве? — пробубнил я, выплёвывая остатки. Собранные ягоды полетели в траву, ими тут же поживился Хвостик.

— От неё язык немеет! — пояснила девушка, смеясь до слёз. — А если переесть, начнёт тошнить! У нас даже дети это знают, учитель!

Криво улыбаясь, я пожал плечами. Действительно, не знал. Но глядя на Виви, впервые смеющуюся при мне, на душе стало тепло. Её голос изменился, будто прорезался снова. Звонкий и чистый смех, похожий на колокольчик, радовал слух.

После жевуники нормально говорить я не мог ещё около часа. За это время мы здорово продвинулись, будто идти стало легче. По моим подсчетам, за день мы прошли не меньше сорока километров. Если от Кавани до Пенты было четверо суток ходу, мы вполне могли добраться и раньше.

Когда жёлтое солнце коснулось горизонта, мы разместились на ночлег. Разожгли костёр, и пока готовились собранные грибы, подготовили спальное место для Виви и выбрали самую мощную берёзу для меня. На этот раз я тщательно обследовал местность вокруг — ни ям, ни ловушек, ничего такого. Заранее принесли верёвки и чистую тряпицу. В общем, всё было готово.

Кроме меня.

— Садись, успеем покушать, пока не началось, — девушка протянула веточку с зажаренными грибами и кусок рыбы. Решив, что нет смысла накручивать себя ожиданием боли, последовал её совету.

— Виви, может, расскажешь мне про что-нибудь из вашего мира? — быстро закончив с ужином, спросил я. — Ну, типа той же жевуники. Когда доберёмся, не хочется выглядеть глупо. Да и понимать бы, что тут и как.

— Х-хорошо. Правда, я и сама знаю н-немного.

— Ты ведь аэромант, так? Разве паладином нельзя использовать все эти штуки?

— Н-нет, это так не работает, — она тряхнула волосами, распущенными по плечам. Я старательно отводил глаза, но Лилам уже начал крутить мне мозги.

— Когда я приняла класс паладина, то изменила потоки Силы из моей основы, — пояснила девушка. — И заклинателем, как сестра, стать уже не смогу. Честно говоря… я не хочу использовать Силу вообще. Не хочу иметь хоть какое-то отношение к Пенте, к прошлому, ко всему, что связано с этим.

— Ненавидишь свою силу?

— Н-нет! Просто… владеющие Силой нужны престолу Пенты. Если так, то она мне не нужна. Не хочу иметь с ними н-ничего общего. Я защищу свою семью по-другому.

— Но ты аэромант, — задумчиво протянул я. — Это так просто не отменишь.

— У-угу. — кивнула она. — Не отменишь.

Возникла неловкая пауза, мы сидели и слушали потрескивание дров. Похоже, не надо было лезть ей под кожу с этой темой.

— Расскажи мне про основу, — сказал я, решив как-то разрядить напряжение. — Ты сказала, что изменила её, выбрав другой класс. Что это за хрень вообще такая? А ещё, когда я только появился, один чел так ругался — твою ж основу…

Виви вздрогнула, услышав ругательство. Посмотрела на меня, обдумывая вопрос, и кивнула. Вооружившись веточкой из костра, она расчистила небольшой участок на земле и нарисовала круг.

— Основа есть внутри каждого. Человек, зверь, дерево — она всегда внутри. Это… то место, откуда идёт Сила. Средоточие твоих жизненных сил.

— Душа…

— Н-наверное, — она нарисовала вокруг кружка фигуру человека. — Основа в центре, вокруг неё, в руках, ногах и теле — узлы и меридианы. Точки Силы. Чем они мощнее, тем сильнее ты и крепче твоя Основа.

— Понял.

— Есть ш-шесть видов основ, у каждого одарённого она своя, — она расчертила кружок на шесть сегментов и нарисовала внутри каждого по символу. — Воздух, аэроманты. Земля, геоманты. Огонь у пиромантов. Основа аквамантов — вода. Жизнь — у биомантов. А у техномантов…

— …машины. Металл и энергия.

Виви кивнула и отложила палочку.

— Основа — самое главное, что у тебя есть. Развивая её, ты развиваешь свою Силу, учишься новым приёмам, становишься лучше. И ближе к богу-покровителю.

— Ты говорила, у аэромантов это Сильфид?

— Д-да… — кивнул она. — Н-не знаю, что она мне сделает за то, что я в-выбрала… другой класс. Отвернулась от её Силы. Семью Ксенти считают особо одарёнными. Говорят, будто нас благословила сама Сильфид. И когда я стала паладином, моя основа…

Она прижала ладонь к груди и опустила взгляд.

— Основа — здесь, да?

Я ткнул пальцем на нарисованную фигурку человека. Шарик был на уровне солнечного сплетения.

— У всех по-разному, но обычно да. А у тебя… можно?

Я кивнул.

Она приблизилась ко мне и прижала тёплую ладошку к груди. Меня бросило в жар. Тело не замедлило с реакцией, я едва сдержался от опасного порыва.

Лилам, бессердечный ты кусок дерьма, что ж ты творишь со мной?

— Она вот здесь, — кивнула Виви. — Я чувствую её вибрацию. Очень сильная.

Ох, го-осподи… хорошо, что ты не прижала её в другом месте! Там такие вибрации, хоть камни дроби!

Я сглотнул и отстранился.

— Понял. Это… давай уже привязывать, вот-вот начнётся.

— Х-хорошо! — спохватилась она и посмотрела на небо. Первое солнце уже скрылось, а второе погрузилось наполовину. Заболтались, блин.

Мы вернулись к дереву, и она весьма сноровисто меня примотала. Завязав рот тряпкой, девушка внимательно на меня посмотрела.

Я с трудом сдерживал дрожь. В голове адским метрономом щёлкал таймер очередной экзекуции. До начала оставалась пара минут, а я уже чувствовал фантомные боли. Даже если Лилам вдруг решит не наказывать меня этой ночью, одно только ожидание этого сведёт меня с ума.

Тяжелее самой боли было то, что я знал — она точно вернётся, до секунды знал, когда всё начнётся опять.

Лилам, грёбаное чудовище. Я найду тебя, и тогда…

— Сэм… продержись, пожалуйста. Я вернусь с первым солнцем.

Она сдержанно улыбнулась и пошла к костру. Вся в ссадинах, синяках и ожогах. Дворянка, обряженная в дырявые лохмотья и без толики своего истинного могущества.

Везёт мне на компаньонов — сестрёнка-мотокультиватор, безумная лисофилка и слабая, талантливая девчонка. Надо будет спросить, почему её так называют.

Знакомое до дрожи в коленях чувство пробежалось вдоль позвоночника. Я закусил тряпку и зажмурился, по щекам потёк холодный пот. Четвёртая ночь началась.


Мы выдвинулись в путь довольно рано по меркам прошлых дней и уже до полудня отмахали километров десять. Я поспал лишь два часа. Но между бесконечными кошмарами и сонливой реальностью решил выбрать последнее.

Чесула постепенно из мелкой лесной речушки превращалась в приличную реку, с притоками и запрудами. Такую уже вброд не перейдёшь, глубоко. Да и течение сильнее стало. Наша путеводная нить изгибалась, обходя цепь невысоких гор. По словам Виви, река за этими горами впадала в море, на одном из участков максимально приближаясь к Серому Тракту. Но идти до него было ещё долго.

Я с упорством зомби шёл вперёд, вяло отвечая на вопросы спутницы. А вот она отчего-то была весьма энергичной и разговорчивой. Всю дорогу рассказывала то о жизни в поместье, то о сестре, то о вкусных блюдах, которые первым делом попробует после возвращения домой. Я заметил, она раньше всеми силами избегала разговоров о семье и Пенте, да и вообще напрягалась, когда разговор касался цели нашего похода.

Пару раз мы замечали в небе силуэты громадных птиц Рух и тут же прятались среди деревьев. Покружив немного над горами, они улетали обратно.

А вечером нас ждал приятный сюрприз. Обойдя очередной скалистый участок, мы спускались по склону невысокой горы, когда увидели у подножья пар. Лёгкое облачко тумана стелилось над землёй и путалось между деревьев. Я потянул носом воздух — гарью не пахло. Напротив, свежестью и чем-то очень знакомым.

Мы с Виви переглянулись и, недолго думая, наперегонки побежали вниз.

Девчонка была быстрее. Добежав до объятых паром кустов, раздвинула их — и ахнула.

— Учитель, скорее!

Шумно втягивая носом запах пара, я скинул сумку и подошёл к ней.

— Офигеть просто… как по заказу.

Перед нами был настоящий горячий источник. Скалистая выемка в форме клина тянулась от самого склона и образовала подобие вытянутой чаши. По краям — поросшие мхом валуны, справа у скалы виднелось бурление подземного источника, а слева, у истока слышалось журчание воды. Наверняка ручей шёл до самой Чесулы.

Над источником стояла густая пелена тумана. Мы подошли и потрогали воду — горячая, не кипяток, а в самый раз! С другой стороны послышался шум — из воды, отряхиваясь по-собачьи, вылез здоровенный барсук и с фырчаньем исчез в кустах.

— Ты как хочешь, а я первый, — бросил я, на ходу скидывая ботинки.

В эту секунду было пофиг на всё — я наконец-то мог помыться! Господи, наконец-то удача мне улыбнулась!

— С-сэм, подожди! — Виви едва успела прикрыть лицо, когда я беззастенчиво скинул комбинезон и швырнул его на камни. Потрогав ногой воду, вдохнул — и прыгнул, обдавая всё вокруг тучей брызг.

— Аааа… кааайф…

Я проплыл до другого края, обогнул торчащий в самом центре источника валун, выпрямился и помахал рукой. Уровень воды был мне по грудь, в самый раз.

— Эй, Виви! Вода просто огонь! Ты идёшь или собираешься ждать, пока я помоюсь?

— В-вот ещё! — возмутилась она и раздвинула прижатые к лицу ладони. — Мог бы предупредить, что раздеваешься!

— Я и предупредил.

— А я не была готова! Бли-ин! — она всплеснула руками и отцепила с пояса меч. Немного помявшись на краю валуна, села и стянула ботинки.

— Водичка божественная, — комментировал я, фыркая как кит.

— С-сэм… — позвала она. — Я тоже иду. Отвернись и не смотри, ладно?

— А… да, окей.

Её слова вернули меня на землю. Пришлось отвернуться, но в сонном, затуманенном рассудке настойчиво забилось — она там, сзади, голая. Блин.

Походу Лилам сейчас ликовал на своём небесном троне, или где там он зад просиживает. Я застыл, вцепившись в валун, и весь обратился в слух.

Шорох снимаемой одежды. Тихий всплеск, болезненное шипение Виви — наверняка её раны от горячей воды заболели сильнее. Всплески приближались, она поплыла, пока не остановилась по ту сторону валуна.

— Всё… теперь м-можно, — послышался смущённый шёпот.

Я набрал полные ладони воды и плеснул в лицо.

Да чо такого-то, а? Ну голая она, ну моемся, и? Как в мультике каком, ей-богу! Не, Алинка бы сейчас скакала, как бешеная, и хлопала в ладоши, но я-то не анимешник!

Почему тогда на душе так… странно?

— А-ахх… Ты прав, тут так классно! — донеслось с той стороны.

— Ага.

— Сэм…

— М?

— То, что с тобой происходит ночью… это невыносимо, да? Почему ты терпишь? Почему бог тебя… п-проклял?

Я хмыкнул.

— Потому что не захотел выполнять его волю. Ну, знаешь… типа, взбунтовался.

— Это было что-то… неприемлемое?

— Ага. Я бы никогда такое не смог сделать. И сейчас не могу. Против моих принципов.

— Это…

— Тупо, я знаю.

— Н-нет же! Это здорово. Настолько во что-то верить, что даже п-пойти против бога… я бы не смогла.

— Уже смогла, девочка-паладин.

Виви негромко засмеялась.

— Интересно, какой тогда будет моя кара? Если как у тебя, лучше сразу умереть.

— Не говори так. Иначе нафига я тебя спасал-то?

— П-прости.

— И вообще. Если как у меня, бог даст тебе выбор. Выполнишь его волю, всё будет хорошо.

— А если ты выполнишь, оно пройдёт?

— Если я выполню…

В груди кольнуло. Рот снова наполнился немотой, я ощутил странное давление. Будто Лилам затыкал мне рот и угрожал, сдавливая горло невидимой рукой. Давал понять — не смей рассказывать ей. Ну, я и не собирался.

— …если выполню, пострадает кто-то невинный. Короче, забей. Я пошёл. Голова уже кружится.

— Угу… я ещё немножко посижу.

Вздохнув, я торопливо обтёрся и вернулся к брошенному комбезу. Вылез и ненароком посмотрел на оставленные ей вещи. Когда-то я так же пялился на трусики Неми. Полосатенькие.

А вот эти были тёмно-серые, с узорами и маленьким бантиком сверху. И ткань явно не из дешёвых.

Схватив комбинезон, я ушёл к ручью, вытекающему из источника, и взялся за стирку.

Через несколько минут сквозь туман послышался плеск воды, Виви шла к берегу. Со своего места я увидел лишь смутный силуэт — но и этого хватило. Стройная фигурка, окутанная паром, выбиралась на камни.

Она присоединилась ко мне позже, предусмотрительно спрятавшись за кустом — надевать грязную одежду на чистое тело, как и я, не решилась. Выстирав вещи, я пошёл к брошенной сумке и Хвостику — лис лёг рядом, прикинувшись сторожем.

— Виви, это… ты не спеши, я пока костёр разведу. Там и одежду посушим, и сами…

— Х-хорошо, — шёпотом ответила она.

Неловко.

Костёр уже вовсю трещал ветками и впопыхах собранным сушняком, когда позади я услышал её голос. К тому времени я соорудил сушилку — две жерди и перекладина из синей стали между ними. Комбез уже висел там и потихоньку сох. Провоняет костром, конечно.

— На сушилку вешай, просохнет быстрее. До заката ещё есть время, успеем.

Я отвернулся и сел на траву. Сзади прошуршали босые ступни, зашелестела мокрая ткань. А потом — что-то тёплое прижалось к моей спине. Я вздрогнул.

— Ты чего?

Она села сзади, спиной ко мне, и обняла колени.

— Н-ничего… так ты меня точно не увидишь.

— Сказал бы я тебе… — процедил я сквозь зубы. Сердце мгновенно ускорилось, в голову опять полезло всякое.

Мы сидели молча, не решаясь заговорить. Солнца уже коснулись верхушек деревьев, начало темнеть, да и костёр понемногу затухал. Хвостик, набегавшись по окрестностям, подошёл к нам и свернулся калачиком возле Виви. Я покосился назад — край глаза зацепил лишь её нагое плечо и руку, да часть бедра.

— Да ну нафиг… бред какой-то.

Я встал.

— Т-ты куда?

— В лес. Найду себе клёвое дерево. Как вещи просохнут, одевайся первой.

— Х-хорошо…

До заката мы успели обсохнуть, одеться и поужинать. Виви даже хотела искупать Хвостика, но зверёныш ясно дал ей понять, что в таком сервисе не нуждается. Бросив свою затею, она примотала меня к дереву и, не решаясь посмотреть в глаза, зачем-то поблагодарила.

Настала пятая ночь. Самая странная. Часа два после заката мне не было больно. Лилам сменил тактику — не осознавая себя, я пытался говорить, кричать, звать девчонку, убедить её отвязать меня, утешить и приласкать. Не получается силой — получится хитростью. Видимо, таков был его план.

Не сомневаюсь, он бы сработал, если бы Виви не завязала мне рот так туго, что кроме бессвязного мычания я ничего произвести не мог. И, чёрт возьми, за это я был ей благодарен.

Побившись пару часов, боженька вернулся к прошлому плану, и до рассвета я корчился от боли под старой обшарпанной берёзой.

Интерлюдия: Фелис

— Он ушёл?

— Погодь, не вижу… — носик с чёрным кончиком высунулся из кустов, а за ним показались зелёные глазищи Фелис. Посмотрев по сторонам, она юркнула обратно.

— Вроде нету.

— Точно?

— Пошли уже! Вечно, что ли, тут сидеть?

Зашуршав ветками, из кустов на обочину Серого Тракта выкатился культиватор, а за ним вышла и девушка.

— Блин, я думала, этот дебильный олень никогда не отстанет! Чего ему вообще надо? — возмутился культиватор высоким голоском.

— Это не олень, а кервис! — поправила Фелис.

— Да хоть как! Вот же придурок, полдня уже за нами носится. Слушай, может, ты ему что-то сделала? Или не, может, лиса утащила его оленёнка, и он теперь идёт на лисий запах и мстит?

— А может, его оленёнка убили люди и теперь он идёт на запах железа, а? — передразнила Фелис и легонько щёлкнула пальцем бензобак.

— Ай! Ну ты чего, я ж пошутила! — выдохнув облачко дыма, Лин пристроилась рядом и они зашагали вдоль обочины.

За плечами было уже несколько дней пути. Немало испытаний, и лишений. Хорошо хоть им удалось закупить припасов в Журжинках. А с пропажей Сэма еды должно был хватить до самой Пенты с запасом. В то, что парень погиб, она не верила. Слишком уже всё с ним было не так.

— Интересно, как там сейчас Сэмми, — протянула Лин. — Жив ли вообще…

— Да жив, куда он денется, — с оптимизмом в голосе ответила она.

— Ага, и наверняка уже прицепился к чьей-нибудь юбке, — буркнула Лин. — Братик кобель.

— Скучаешь по нему?

— Ну… — Лин задумчиво пыхнула паром. — Да. Волнуюсь. Он у меня хоть и клёвый, но иногда до жути тупой! Наверняка носится опять где-нибудь и девчонок спасает. А на сестру вообще забил. Эх…

— Не переживай, с ним же Хвостик, — подбодрила она. — Он не даст ему пропасть.

— Он всего лишь лисёнок.

— Не-не, он не просто лисёнок. Мы с ним с самого детства вместе.

— В смысле? — культиватор аж притормозил. — Он же мелкий ещё.

— Неа! Короче, слушай. Мы с ним встретились лет десять назад, мне тогда, наверное, лет шесть было. Я бегала по лесу за деревней, играла в великого заклинателя, и типа призвала Кумихо, нашу покровительницу рода. И тут — раз! — из кустов Хвостик выбегает. Прикинь, как я офигела?

— Да ну…

— Я сама не поверила! Мы с ним целый день играли, и на следующий день тоже, и дальше… короче, привязался он ко мне, не отодрать. Мы ведь даже спали вместе, в обнимку.

— А твои родители как отнеслись? — Лин даже замедлилась, внимательно слушая её.

— А никак, — она пожала плечами и улыбнулась. — Я сирота.

— О… оу, не знала.

— Да фигня, я не парюсь. Меня деда растил, ну в смысле наш клановый дедуля-историк. Прикольный у него говорок был!

Она рассмеялась и почесала нос. На кончике пальца остался след чёрной краски.

— Я и смотрю, ты тоже говоришь не как все эти, — Лин дёрнулась в сторону. — Ну, деревенщины там.

— О, эт деда меня научил, — Фелис пробежала вперёд, развернулась и развела руки в стороны. — У него во-от такенная куча книг дома была! Старых, раз на пятый переписанных! Ещё от Древних истории там записаны, говорил. Всё детство мне читал, а потом я и сама стала. Так вот, Древние выражались так же!

— А ваши что говорили?

— Деревенские-то вроде ничего так относились, спокойно. А глава клана такой — «что-то ты, Фелис, совсем выражаешься неподобающе! Не позорь имя клана!» — она надула губки. — Это я-то позорю, да? А вот с перепою блевать за общинным домом на Дне Кумихо, так это нормально…

— Ох. Меня тоже в школе девочки вечно достают, типа опять своих китайцев смотрит.

— Ну, мои-то нормальные были, пока деда не умер, — она пожала плечами. — А потом как-то аж охладели резко. Ну и там ещё я пару раз накосячила, то Хвостик под дверь старосте нагадит, то я сарай сожгу… случайно… в общем, он меня ну типа в Пенту послал. Насовсем. Дал денег, письмо — и давай, топай в гильдию биомантов.

— Такое чувство, что они тебя просто выперли, — вздохнула Лин. Под колесо попался мелкий камушек и со щелчком выстрелил в кусты.

— Ну, я никогда особо там своей и не была, — она пожала плечами. — Люди в нашем клане хорошие, но то ли слишком тормознутые какие-то, то ли я для них слишком, ну… другая.

— Вот да, Фелис. Мы с братиком такие же.

— Кстати Лин, — девушка смахнула пару застрявших под мотором листиков и легонько коснулась бензобака. — А почему ты Сэма братиком называешь? Ну, не брат, не братец или там братишка, а братик?

— А что не так?

— Да как-то… — она задумчиво помычала. — Не знаю даже. Будто вы ближе, чем… ну, чем брат и сестра. Понимаешь, да?

— Так мы и ближе, — согласилась она. — Просто он такой забавный, вечно влипает в истории и вечно меня спасает, если что-то случается. Совсем как персонажи из аниме и манги. А там сёстры всегда говорят не «брат», а «братик». Поняла?

— Если честно, вообще нифига не поняла, — виновато улыбнулась девушка.

— Потом расскажу. О! А хочешь кое-что про братика интересное узнать?

— Что? — загорелась Фелис, едва доставшая карандаш и зеркальце. Нос так и был наполовину стёртым.

— Каким он был раньше! — хихикнула Лин. — Мы ведь так-то не родные брат и сестра, сводные. Мамы у нас разные. Ну то есть… я свою даже не знаю. Может, меня вообще удочерили. А у братика мама при родах умерла.

— Да ну? — девушка едва карандаш не выронила. — Это ж получается, вы… ну, чужие?

— Я не знаю, один у нас папа или нет. Но может быть. А знаешь, что мне дядь Женя рассказывал? Как я появилась. Хочешь, расскажу?

— Шутишь? Конечно!

— Короче один раз, когда дядь Женя, — это папин брат, — напился, мы с Сэмми были у него в гостях как раз… в общем, он рассказал нам историю. Пятнадцать лет назад папа работал за рубежом, и пропал там. Может, в заложники взяли, а может ещё что. Его год никто найти не мог. Даже умершим объявили. Но через год он вернулся, неожиданно для всех, со мной на руках! Прямо на краю деревни, под деревом стоял. Прикинь!

Фелис смотрела на неё большими глазами и внимательно слушала.

— Братику тогда три года было. А я вообще новорождённая. В общем, как-то так. И сколько себя помню, он всегда был рядом. Мы вместе учились, дрались, он мне книжки читал. О, а ещё мы в доктора играли!

Лин захихикала, выпуская облачка и колечки белёсого дымка, а Фелис непонимающе приподняла бровь.

— В кого?

— Блин, ну врача, не знаю, знахаря там…

— А, целителя! — осенило её, девушка со знающим видом покивала. — Поняла!

— Братик всегда очень любопытный был. И за девочками бегал постоянно. И вот, значит, одел он папкин белый халат, голову полотенцем обмотал, перчатки там, маску, и говорит — ложись, Алинка, я тебя осматривать буду!

— А ты что?

— Ну, это же мой братик! — хихикнула она. — А я маленькая была, интересно было. Разделась, осмотрел, потом леденцами меня лечить начал. И щекотать, я аж описалась тогда!

— Пипец! Сэм реально так чудил?

— Ага! И часто. А потом, лет в десять, папа его начал учить всякому. Вставали в пять утра, бегали там, отжимались… я тоже хотела, но мне он вечно говорил — ты ведь девочка, тебе учиться надо… а старший брат тебя должен защищать. Да и вообще девчонок.

— Странный у тебя папка, — усмехнулась Фелис.

— Угу, дядь Женя так же сказал. Что папа после того раза сильно изменился. Будто пытался куда-то успеть, что-то ещё сделать. Сперва сам, а потом будто бы взвалил всё на Сэмми. Братик с этих его тренировок приходил весь как тряпочка выжатый. Даже смотреть жалко. А потом я учиться в Москву уехала.

— Это типа город такой, да? — уточнила девушка.

— Ага, очень большой. И вот знаешь, Фелис, братик от этих тренировок реально изменился же. Если раньше он к девчонкам постоянно приставал, то теперь стал каким-то осторожным, напряжённым. Как папа. У того тоже вечно фразочки такие проскакивали странные.

— Это какие?

— Ну, знаешь… он женщин чуть ли не боготворил. И говорил — нужно защищать их, спасать. Кто, говорит, если не ты, Самуил, их защитит от плохих людей? Поэтому, говорил, и не давай их в обиду. Будь сильным и не сдавайся никогда.

Фелис задумчиво промычала.

— Может, это из-за мамы? — предположила Лин. — Просто он будто важного человека потерял, и до сих пор простить себе этого не может.

— А Сэм-то тут причём?

— Ну… — начала она, как сзади зашуршали кусты и обламывающиеся ветви. Спутницы обернулись, и нехотя попятились.

С обочины на полотно дороги спускался здоровенный олень с раскидистыми рогами и затейливым узором полосок на бурой шкуре. Глаза его горели яростью, а из ягодицы сбоку торчал короткий обломок шипа, что обычно метала Фелис.

— Опять этот олень! — зашептала Лин. — Да он достал меня уже!

— Я же говорю, это не олень, а кервис! — торопливо ответила Фелис. — У него рога больше, и копыта… блин, он на нас смотрит! Сваливаем!

— Погоди! — пыхнув дымом, культиватор поехал вперёд. — Хватит бежать, я так-то тоже сильная, и даже без братика за себя могу постоять!

— Оу-оу, Лин! — девушка хотела её остановить, но она уже шла навстречу зверю.

— Отвали от нас, животное! — крикнула Лин и подкрепила слова рёвом мотора. — Иди обратно в лес, траву свою жуй! А то получишь от меня, понял?

То ли зверь её не понял, то ли понял и обиделся, но вместо побега он опустил голову и, чуть присев, издал явно недовольный олений звук.

— Капец, ты просто безумная! — крикнула сзади Фелис, а олень сорвался с места и помчался навстречу. Скрежеща фрезами по асфальту, культиватор рванул вперёд.

От удара с деревьев сорвались птицы, а девушка аж зажмурилась. Протаранив голову оленя, культиватор покачнулся и с лязганьем откатился назад, а зверь застыл на месте, тряся головой.

— Получил? — торжествовала Лин. — Я тебе не сахарная девочка, не связывайся со стальной сестрёнкой!

— Слышь, стальная, — сзади подошла Фелис и хлопнула её по рукоятке. — Он походу вообще в ярости теперь…

Она была права — зверь пыхтел как паровоз, налитые кровью глаза бешено вращались, а раздвоенные копыта так и рыли асфальт.

— Блин… может, что-то ещё придумаем, а?

— Я уже придумала! — Фелис потащила её назад. — Валим! Силой Кумихо, цепкие корни!

Кинув на разъяренного зверя сковывающее ноги заклятье, она круто развернула культиватор и во весь опор припустила по серому полотну дороги.

Глава 14. Седьмая ночь. часть 2

А утром я не смог встать на ноги. Всё тело колотило, слёзы сами текли из глаз. Пытки были настолько чудовищными, что я прокусил грёбаную тряпку насквозь.

— Сэм… — Виви села возле меня и осторожно, будто громадного страшного пса, погладила по голове. Наверное, выглядел я не очень.

Мне впервые было так страшно. Перед самым закатом боль стала настолько невыносимой, что я был готов на всё, лишь бы она прошла.

Я уже был готов выполнить его волю.

Всё, что угодно, только бы не чувствовать это снова.

Запасов еды хватало ещё на день-полтора, если экономить. Мы шли почти без остановок и перекуров, ели на ходу. И не сводили глаз с неба — за утро, пока я ловил обрывки сна, Виви раза четыре видела Рух. Причём не пару, как раньше, а штук пять-шесть.

Тревога и страх постепенно отступили, и к полудню я мог нормально соображать. Девушка рассказывала про Силу, аэромантов и великое прошлое предков, чаще улыбалась и даже смеялась. Может, это снова был морок Лилам, но звук её голоса меня успокаивал.

К вечеру мы вышли к большой запруде у подножья высокой скалы. Развели костёр и, пока зажаривались собранные по дороге грибы, поднялись наверх.

Перед нами раскинулась ширь леса, разрезанная извилистой голубой лентой реки. Справа — горы, слева — всё тот же лес и равнина вдали. Где-то там же шёл Серый Тракт, по которому сейчас наверняка брели Фелис и Алина. А впереди, у самой кромки сверкающего голубого моря…

— Вон она, — держась за мою руку, Виви вытянула палец вперёд. — Столица Эладины, Пента.

Вдали, у самого моря виднелась широкая желтоватая стена и пять башен по её периметру. На вершинах сверкали то ли прожекторы, то ли зеркала, а в центре высилась тонкая башня-шпиль. Город сиял огнями, видимыми даже с такого расстояния, а над ним поблёскивал купол, будто сотканный из тончайшей голубоватой паутины.

— Великий Щит, — пояснила девушка. — Символ могущества, воли богов и защита от любого врага. Мои предки помогали создать его. Многие поколения семьи Ксенти служили, защищая этот город.

Я нахмурился. Длинные шпили башен, высокая стена, видневшиеся внутри крыши длинных ангаров и труб. И кое-как угадывающаяся длинная полоса в центре города.

Если бы я разбирался в таких вещах, то сказал бы точно — это военная база. Со спутниковой связью, аэродромом и нереально крутыми системами защиты. Если правда то, что сотни лет назад планета вступила в войну с таинственным захватчиком, то такие штуки здесь должны были быть повсюду.

— Послезавтра будем там, — негромко сказала Виви. — И ты увидишь свою сестру.

Я покосился на таймер на границе зрения — он показывал чуть больше полутора суток. Один день, две ночи. Там, вдали меня ждала моя красавица Неми. И моя сестра. Мы попадём в храм этого извращенского бога и вернёмся домой.

И всё это будет в прошлом.

Даже наше с Виви путешествие.

— Пошли вниз, пока Хвостик не сожрал всю рыбу, — проворчал я и потянул её назад.

Появление Пенты на горизонте подействовало на нас как-то угнетающе. Ели молча, да и поговорить особо не получилось.

Солнца почти скрылись за горизонтом, когда она закончила привязывать меня к дереву, заменив истерзанную тряпку-кляп на такой же узорчатый обрывок. Прежде чем уйти, она села рядом со мной у дерева и тяжело вздохнула. Я чувствовал, она хочет что-то сказать, эти слова гложут её изнутри. Но девушка лишь теребила край оборванного рукава и молчала.

А потом — встала и прижала ладонь к моей груди. Туда, где была моя основа.

— Вот бы и мне… стать сильной, — прошептала она и шмыгнула носом. — Я вернусь утром. Пожалуйста, держись.

Может, её напутствие помогло, а может, проклятие пошло на спад, но шестая ночь прошла спокойнее прошлых. Мне было больно, но на этот раз — терпимо. Мне даже удалось заснуть! И пусть один сон был кошмарнее другого, но истощённый организм был рад и этому.


Мягко. Приятно чувствовать такое с утра — ещё спишь, а ощущение мягкости уже есть. Тёплое одеяло касается плеча и руки. Пропадает, и снова возникает на голове, скользя по волосам вниз…

Я открыл глаза. Передо мной — что-то белое и мягкое, вокруг яркий свет, и пахнет хорошо.

Ё-моё, я что, умер?..

Тело инстинктивно дёрнулось. Наверху кто-то ойкнул, а я повалился на вполне земную, сырую от росы траву.

— П-прости, что разбудила! — донеслось сверху. — Когда я пришла, ты так крепко спал, что я решила не будить, и отвязала так. Т-ты в порядке?..

Виви стояла надо мной, красная от смущения, и оправдывалась. Блин, а ведь так хорошо было… что она делала?

— Да забей, — махнул я и поднялся.

Новый день начался так же, как и прошлый — спешный завтрак и дорога. Рыбу мы добили утром, скормив остатки Хвостику, и решили подналечь на грибы и прочий подножный корм, в изобилии тут встречавшийся. Экспериментировать, как с жевуникой, я не стал, доверившись знаниям Виви.

А вот патрулей пиромантов стало больше. Почти каждый час в небе кружили птицы Рух, к счастью, пока державшиеся довольно далеко. Но мы стали осторожнее и шли в стороне от реки, под надёжным прикрытием леса. Попасться врагу на пороге Пенты мне не хотелось.

Мы решили идти максимальным темпом, без перерывов и привалов. Ели на ходу, останавливались лишь по нужде и чтобы укрыться от разведки Хинорама. В том, что это именно его разведка перед штурмом Пенты, у нас сомнений не было. Но по-настоящему меня заботило иное.

Сегодня — седьмая ночь. Последняя. Переживу её — и Гнев Лилам пройдёт. Вот только почему-то мне кажется, что ничего не пойдёт нормально.

На ночёвку решили расположиться пораньше — солнца ещё только спускались к горизонту, до заката было около часа. Покосившись на таймер — чуть больше девяти часов, — я скинул сумку возле большого дерева на краю полянки и вооружился топором.

— Пойду, соберу дров и веток на подстилку.

— Х-хорошо, а я ещё ягод достану, — кивнула Виви. — Только костёр пока не разводи, ладно? Дождись, когда вернусь.

— Окей. Я за это время тебе тут целую кровать с матрасом из веток сделаю, — пошутил я. Девушка хихикнула и, улыбнувшись напоследок, пошла в сторону реки. Я же приступил к работе.

Конечно, кровать я не сделал. Но подстилка из веток и мягкого мха вышла шикарной по меркам похода, плюс крепкий навес на случай дождя. Когда спутница вернулась, мы с Хвостиком заканчивали укладывать хворост для костра и готовить веточки для жарки.

Сильно огонь разводить не стали, но хватило приготовить ужин и согреться. Мы с аппетитом съели собранные ягоды и поужинали жареными грибами. Хвостик умотал гонять мышей и белок в лесу, отказавшись от угощения. Виви сидела рядом со мной, устало вытянув ноги, и смотрела на пламя.

— С-сегодня последняя ночь, да? — негромко спросила она.

— Угу.

— Это хорошо. Представляешь, уже завтра ты ляжешь спать нормально, не привязанный к дереву! Даже не верится, что эта неделя так быстро прошла.

Я усмехнулся. Да уж, быстро.

— А что будешь делать дальше? К-когда придём… в Пенту.

— Первым делом сестру найти надо. А как найду, встречусь с ещё одним человеком, и будем искать, как домой выбраться. Если к тому времени не начнётся война.

— Война, — задумчиво протянула она. — З-знаешь, вот бы было здорово, если бы мы… шли ещё на пару дней дольше. Не хочу, чтобы всё кончилось… так быстро.

Я посмотрел на неё — и поймал встречный взгляд.

Странно, но до этого я ни разу не смотрел Виви прямо в лицо, глаза в глаза. А теперь вот посмотрел. И рассмотрел во всех подробностях.

Лилам знал, кого выбирать своей целью. Девчонка была до неприличия хорошенькой. Не как Неми — моя богиня была будто окутана аурой элегантности и благородства. А вот Виви была другой. Чистой и невинной.

И голос у неё был удивительный. Певучий и высокий, приятный на слух. Ей бы песни петь, а не врагов рубить, хоть и так неумело.

— Слушай, можно тебя попросить?

Она посмотрела на меня с тенью смущения.

— Спой, пожалуйста, что-нибудь.

Слегка покраснев, девушка тряхнула хорошенькой головкой и прикрыла глаза. Минуту сосредоточенно молчала, видимо, вспоминая слова, а потом запела. На незнакомом языке, но так красиво, что в груди всё свело.

И тут я понял. Походу я влюбился. Наглухо, до безумия.

Девушка была мало того, что талантлива, но ещё и хищно красива. Той особой, страшной красотой, способной охмурять десятки парней, оставляя после себя разбитые сердца и дырявые, без гроша карманы.

Только вот она ещё не успела такой стать, ещё не остервенела. Не раскрыла весь свой грозный потенциал, а может, и пользоваться-то им пока не умела. Нераскрывшийся бутон.

— Это молитва Сильфид, — пояснила она, закончив петь. — Красивая, да?

Я сглотнул. Сердце колотилось как бешеное, аж бросило в жар. Влечение — оно вернулось, и на этот раз куда сильнее, чем в прошлые дни. Нестерпимо, до дрожи в руках.

Чёрт… Похоже, Лилам решил начать сегодня раньше, нужно срочно бежать к дереву!

— Виви, пора. Привяжи меня, оно раньше начинается.

— Н-но ведь ещё только первое солнце село… — девушка покосилась на небо и неуверенно потянулась к веревкам.

— Поверь, лучше я там подольше потусуюсь, чем… короче, погнали.

Мы подошли к заранее выбранному дереву, и Виви взялась за работу. Сперва ноги, затем — руки, заведенные назад, в обхват дерева. Умело сделав петли на запястьях, слегка их затянула — чтобы не давили, — и связала между собой. Затем тело, уже остатками верёвок. И, наконец, она достала из-за пазухи тряпицу с узорами. Я послушно опустил голову.

— Во-от так, — затянув узелок на затылке, девушка с улыбкой кивнула. — Нигде не давит, всё хорошо?

Помычав, помотал головой и кивнул в сторону костра. Мол, уходи. Внутри всё клокотало, и я уже не сомневался — боженька сегодня оттянется по полной.

— Т-тогда я пойду, — кивнула она и, задержавшись, подошла ближе. Узкая ладонь коснулась моей щеки.

— Пожалуйста, продержись ещё одну ночь. И это… с-спасибо, Сэм.

Она погладила щёку и улыбнулась.

— С нетерпением жду утра. Я вернусь с перв…

Над нами пронеслась гигантская тень. Виви вздрогнула и отдёрнула руку, со стороны лагеря послышался шум и отдалённые голоса.

Мы испуганно переглянулись.

— Нашли, значит… — прошептала она. — Не бойся, Сэм, я уведу их подальше. Пироманты или кто ещё — я не проиграю! На этот раз — нет.

Я отчаянно замычал ей в спину, но девчонка уже побежала в лагерь, на ходу доставая меч.

Твою же мать! Почему именно сейчас? Именно когда я связан и беспомощен?

Я дёрнулся раз, другой — верёвки держали надёжно. Не вырваться! Не помочь, не убежать! Сердце, подгоняемое страхом, отчаянно заколотилось, я впился взглядом в чернеющий лес.

Солнца сели, в наступившей тьме виднелись лишь силуэты деревьев на фоне слабого света костра. В небе снова послышался шелест крыльев и отдаляющиеся крики громадных птиц. Я застыл на месте и изо всех сил напряг слух.

Голоса становились ближе. Внезапно раздался звон стали, гудение пламени — яркие рыжие вспышки вырвали из тьмы силуэты людей. Вскрик, её голос!..

Я рванулся вперёд, отчаянно мыча сквозь тряпку. Тени становились ближе, шли сюда!

По земле ко мне скользнула маленькая тень, что-то мягкое и тёплое коснулось ноги. Послышалось скуление и рычание.

Хвостик, малыш! Беги, глупый! В лес, скорее!

Мои рывки и стоны были бесполезны. Вдоль позвоночника разошлась знакомая скребущая боль, а через мгновение в суставы будто ввернули по отвёртке.

Никогда мне ещё не было так больно. По щекам потекли слёзы, я закусил кляп, но не отводил взгляда — впереди показалось несколько силуэтов.

Виви бежала впереди, окруженная с трёх сторон фигурами врагов. Запыхавшаяся, с опалённым щитом. Вспышка — и шар огня полетел вслед, она кувыркнулась и подставила щит, полыхнуло пламя.

От взрыва и звона заложило уши. Удар был такой силы, что её отбросило назад, а искорёженный щит отлетел в сторону.

— Хорошая попытка, девчонка. Но я же говорил, бесполезно, — вперёд вышел высокий пиромант, — Или ты хочешь с целым отрядом сразиться? Зачем?

— Да она ж одичала! — добавил второй. — Ты глянь на неё!

Виви медленно вставала, тряся головой — от взрыва её шатало и, похоже, контузило. Один из пиромантов подошёл ближе — в его руке был небольшой посох. Без церемоний он пинком выбил меч из её руки и схватил за собранные в хвост волосы.

— Встать, рыцарша недоделанная!

Она вскрикнула от боли, хватаясь за его руку — тянул он нещадно.

Внутри что-то натянулось до предела. Я снова замычал, извиваясь от нового приступа боли.

И на этот раз они меня услышали.

— Это что за херня там?.. — первый поднял руку и осветил всю поляну шаром ярко-жёлтого пламени. Я сощурил заслезившиеся глаза… и обмер.

Их было десятка два. Ублюдки в пыльных алых мантиях со знаком Хинорама. Они подступали со всех сторон.

Ловушка? Выследили? Но как?..

Тот, что держал Виви, присвистнул.

— Во дела. Глянь, Сивери, да она уже всё за нас сделала!

Несколько человек засмеялись, а длинный пошёл вперёд.

— Н-не с-смейте! Отпустите!..

— Заткнись! — мужик ударил её посохом в живот, девушка вскрикнула и согнулась пополам. Тут же зарычал Хвостик и молнией метнулся к ногам приближавшегося пироманта.

— Пшёл вон, — он пинком отшвырнул взвигнувшего лисёнка к дереву.

Сволочь!

— П-перестаньте, умоляю!.. — закричала Виви.

— Пасть закрой, Ксентийкая сучка, — второй снова ударил её. — Или думаешь, я не знаю, кто ты? Придворная подстилка Эладины из богатенькой семейки…

— Закрой рот, — приказал первый и снова поднял руку. — Лишние свидетели нам ни к чему. Доставим её Хинораму, пусть сам решает, что с ней делать, а этого — добьём. Тем проще.

На его ладони собрался шар огня. Такой же, как тот, что контузил девчонку. Он с улыбкой занёс руку.

— Сэм!..

Пнув державшего её мужика, Виви вырвалась и бросилась к длинному. Мгновение — и она со вскриком толкнула его, за миг до выстрела. Шар улетел в небо и громыхнул вдалеке.

— Шлюха! — заорал он и, схватив её за руку, рывком поднял с земли. — Куда ты лезешь, дрянь!

Он ударил её по лицу. Внутри меня что-то оборвалось. Я стоял, беспомощный и связанный, и смотрел, как здоровенный мужик бьёт мою спутницу.

Удар, ещё один. И ещё. Её вскрики эхом отдавались в ушах. Я рыдал, кричал, рвался… и ничего не мог сделать.

Перед глазами сгустилась багровая пелена. Ярость, злость, отчаяние, боль — всё слилось воедино. Я был готов прожечь эту тварь одним взглядом, если бы это было возможно.

Не прощу. Никогда.

Убью. Любой ценой, убью!!!

Всё моё тело затрясла невероятная ярость, затмившая все остальные чувства. Чистая, неукротимая.

Божественная.

Она вливалась в меня толчками. Брала под контроль.

Бросив на траву измученную девчонку с разбитым в кровь лицом, пиромант посмотрел на меня и снова поднял ладонь.

Над ней начал сгущаться огненный шар.

Больше я не ощущал своего тела. Кто-то другой вошёл в меня, перехватывая управление. Багровая пелена расцветилась алыми всполохами.

— Без обид, — произнёс пиромант и швырнул фаербол.

Мои руки дёрнулись — и опутавшие их верёвки с треском разорвались.

Глава 15. Одержимый

Лилам.

Хренов бог, обманом заполучивший меня целиком, со всеми потрохами, и зашвырнувший в грёбаный мир средневековья. Ему мало просто издевательств надо мной, мало моего унижения и лишений. Мало видеть, как я страдаю и заставляю страдать других.

Он хочет поучаствовать.

Сделать это своими, — моими руками.

И впервые я был ему за это благодарен.

Мгновение — я пригнулся и бросился вперёд, не замечая верёвок. Над головой пронёсся шар огня, сзади полыхнуло.

Лицо пироманта приближалось. Удивление сменилось испугом. Поздно.

Мой кулак с хрустом вонзился в рёбра. Смятый, как кукла, противник отлетел назад, изо рта брызнула кровь. Взметнулись искры пламени, хлестнувшего позади, я оглядел окруженную пиромантами поляну.

Со всех сторон засветились огоньки фаерболов. Мужик с посохом подскочил к Виви, сгрёб за руку и потащил назад, закрываясь девчонкой от меня.

— Ещё двое, уходим! — крикнул он. — Прикрывайте!

— Нет! Сэм!..

Руки потянулись к ключам, на изменение даже слов не потребовалось. Через мгновение в ладони лежало длинное копьё.

Бросок — серебристая молния догнала ублюдка с посохом и отбросила к дереву. Виви упала и, дрожа всем телом, отползла в сторону.

— Силой Гекаты, призываю!..

Многоголосье команд призыва разнеслось по поляне, меня окружили полыхающие порталы и пузыри.

Одной рукой стянув со рта повязку, второй достал ключ из синей стали. Искры, яркий свет — и рука сжала длинный составной техномеч.

Я ощутил, как губы расползлись в дьявольской улыбке.

— Атакуем одновременно! — крикнул кто-то из врагов. Рядом с фигурками одна за другой из порталов выходили адские гончие, змеи и твари всех мастей.

Убьём их всех, Лилам!!!

— Шар огня!..

Всё вокруг потонуло в пламени, я прыжком перемахнул через кольцо огня и врезался в ближайшего пироманта. Меч отсёк руку и наполовину вошёл в тело. Рывок, разворот — и я скользнул к следующему.

Гудение пламени и вопли врагов смешались воедино. Я не ощущал ни верха с низом, ни боли ожогов. Лишь ускорение, рывок — и сопротивление плоти под мечом.

Прежде чем они опомнились, я срубил четырёх пиромантов. Враги бросились врассыпную, стреляя издалека, а вперёд послали призванных созданий. Меня окружила толпа огнедышащих тварей. Они бросились одновременно.

Взмах, прыжок, назад, разворот — я вертелся как волчок, порой забывая даже дышать. Метался по поляне с бешеной скоростью, разя и пронзая тела, рубя, пиная и вспарывая плоть. Багровая пелена перед глазами дрожала, выхватывая то алую пасть, то бок монстра, то когтистую лапу.

Убить. Всех. До последнего!

Краем глаза заметил, как двое волокут Виви куда-то вдаль, за спины других. Некогда! Всё равно догоню!

Срубив голову очередной твари, отскочил от брызнувшей струи лавы, увернулся от фаербола. Лилам чувствовал каждую атаку — и работал на опережение. За долю секунды до удара я уворачивался. За мгновение до попадания — прыгал. И не мешкал с расплатой.

Вскоре поляна, превратившаяся в филиал ада, была усеяна телами. Дымящиеся трупы тварей устлали землю, а ещё трое или четверо, скаля клыки, пятились к хозяевам. Пироманты пялились на меня так, будто увидели дьявола.

— Что ты вообще такое?.. — с отвращением прошептал кто-то.

— Аватар Г-гекаты! — запинаясь, проронил второй.

Я мельком увидел свою руку. Окровавленная, в жутких ожогах, зараставших на глазах. Сила Лилам… это невероятно.

— Чего стоите, нападайте!.. — крикнул кто-то из пиромантов.

В меня снова полетела вереница фаерболов. Прыжок — под ногами полыхнуло. Взлетев метров на семь, я обрушился на ближайшую гончую и вонзил клинок в основание шеи. Хлестнуло пламя, тварь с воем рванулась назад, мотаясь как бык на родео. Что-то полоснуло по бедру, я вскрикнул и обернулся — в ногу впилась вторая гончая!

Больно!..

Но Лилам будто не замечал. Распоров шею гончей до основания, он заставил моё тело извернуться и воткнуть меч второй в глаз. Хруст, лезвие вошло по рукоять в голову твари. Брызнула лава и клубы дыма, всё тело обожгло пламенем. Я отпрыгнул назад.

Господи… как больно.

Раны зарастали невероятно быстро, но адреналиновый шторм утихал — и я стал ощущать всё. Взяв контроль над телом, бог оставил мне лишь чувства. Я бросился к следующему сопернику.

Враг понял, с кем связался. И придумал свою тактику. Я подлетал к пироманту, когда впереди выросла стена огня. Со всех сторон ударили фаерболы, меня отбросило к опалённому стволу. Я вскочил и огляделся.

Всё заволокло дымом, за ним — силуэты деревьев и всполохи пламени.

На мгновение испугался — а если опять придумали ловушку? Или супер-магию, которая меня испепелит? Богу-то пофиг, а я?..

Тело бросилось в сторону, тихо укрылось за деревьями и застыло. Я ждал.

Рядом показался огонёк, а за ним — и силуэт человека. Пиромант крался, держа огненный шар наготове. Надо подпустить ближе.

Едва он приблизился, я напал. Молниеносный прыжок, замах — и обезглавленное тело рухнуло на землю.

— ОГОНЬ! — тут же крикнули рядом.

Я инстинктивно припал к земле, надо мной прошипело сразу четыре фаербола. Перекат, в землю врезалось ещё два — меня отбросило взрывом и обдало комьями земли. В ушах зазвенело, я едва не орал от боли.

Они охотились на меня! Били наугад и по звуку шагов, по теням, по чему угодно! Нельзя стоять на месте!

Я метался от дерева к дереву, методично выслеживая пиромантов, и если удавалось заметить — немедленно настигал. Охотник становился дичью. Но выследить хотя бы одного, постоянно уворачиваясь и бегая среди взрывов, дыма и пламени, было невероятно сложно.

Это продолжалось всю ночь. Я потерял счёт времени, лун не было видно от стоявшего дыма и копоти, лес горел и превращался в лунный пейзаж. Но когда звёзды начали тускнеть перед рассветом, за моей спиной осталось лежать ещё с десятка полтора пиромантов.

Оставались ещё человека два-три. Лилам частично вернул контроль над телом, хоть я и чувствовал — иду не сам. Будто на поводке, как послушный пёс.

От усталости дрожали руки. Схватка в лесу была неимоверной, нереальной. А перед глазами всё ещё стояла багровая завеса.

Вперёд.

Я побежал, ритмично дыша, и покинул опалённое поле боя. Тело будто знало, куда идти — минут тридцать-сорок я просто бежал по лесу, перепрыгивая кочки и торчащие корни. На мгновение краем глаза увидел движение, но Лилам не среагировал. Ночной зверь? Может, Хвостик выжил?..

Но скоро я забыл об этом, впереди послышались голоса. Перехватив меч, сбавил ход и тихонько подкрался ближе к разговаривавшим людям.

Три силуэта виднелись на окраине леса, переходящего в небольшое поле. За ним угадывалось полотно Серого Тракта, а над ним в небе кружила огромная тень. Рух!..

Я пригляделся. Двое стояли, третий — точнее, третья — лежала связанной на траве. Сердце радостно забилось — Виви! Жива!

Только вот на открытой местности не подойти незамеченным, а пока бегу — меня испепелят. Я и так был изранен, и даже с адской регенерацией Лилам был на пределе возможностей. Всё тело трясло от усталости. Нервы сдавали, а вытерпеть ещё хоть каплю боли — да проще сойти с ума.

Возможно, в том и был план бога. Так или иначе, мы медленно крались к кустам метрах в пятнадцати от пиромантов.

Рух медленно снизилась, подняв в воздух тучи пыли и травинок. Земля по дногами дрогнула от веса могучего чудовища, от хлопанья крыльев всё внутри затрепетало. Тварь взрыла когтями землю и сложила крылья, увенчанная мощным клювом голова повернулась к людям. Едва громадная птица приземлилась, один из пиромантов подошёл к её шее — за ней виднелось вытянутое седло.

— Давай сюда девчонку!

— Эй, а я? — возмутился второй. — Бросишь? А если оно придёт за нами?

— Вот ты ссыкло! — сплюнул первый. — Как только поднимусь, призову из лагеря вторую, она тебя заберёт! Пять минут потерпишь, только штаны не обделай!

Второй, ворча на ходу, поднял глухо пискнувшую девчонку — рот ей тоже завязали. Моя рука сжала меч, замелькали искры.

А через мгновение он изменился в длинное двузубое копьё, жуткое на вид. Взявшись обеими руками, я встал. Замахнулся и, набрав воздуха, выбежал из кустов.

— Вот он, скорее!.. — завопил первый. Я быстро разогнался и с надсадным криком метнул копьё.

По поляне прокатился душераздирающий крик. Рух с громадной занозой в шее дёрнулась, забив крыльями, и прыгнула в сторону. Поднимая тучи пыли и истошно вопя, она попыталась взлететь, но попадание было смертельным.

Пироманты заворожено смотрели, как крушащая всё вокруг тварь отползала к дороге.

Зря.

За эти секунды я рывком добежал до ближайшего и свалил его с ног. Оружия не было — вцепился в горло испуганному до чёртиков мужику и сжал пальцы. Божество выжимало из меня все соки — но пальцы давили так, что под ними захрустело. Закатив глаза, пиромант захрипел, изо рта пошла кровавая пена.

Краем глаза уловил вспышку — и отпрыгнул за миг до удара. Фаербол вонзился в землю у ноги, от взрыва на мгновение мир потух перед глазами.

Меня протащило метра три по земле. Едва придя в себя, вскочил — и увернулся от ещё одного шара, улетевшего в лес. А в следующее мгновение вокруг меня засветилась земля.

От этого удара уклониться я не успел. Взорвался сам воздух, обдав волной жара. В спину будто врезалось бревно, меня швырнуло вперёд — прямо к держащему девчонку пироманту.

В ушах звенело так, что меня скрутило в приступе рвоты. Скребя пальцами траву, я кое-как поднялся на четвереньки — и получил пинок челюсть.

— Что ж ты такое, ублюдок?.. — послышалось сквозь звон. Сглотнув кровавую слюну, я поднял голову.

Он стоял передо мной, одной рукой держа Виви, а второй — сферу огня. Пиромант поднёс её к голове девчонки, я заметил его затравленный взгляд.

— Дёрнешься, убью нахер!

Я медленно, через силу поднял руки. Странно… Лилам покинул моё тело? Оставил в критический момент, или взрыв оборвал его контроль?

— Так… — тяжело дыша, он сплюнул. — Теперь… повернись спиной.

Чего?..

В такие моменты в фильмах стреляют в затылок. Надеюсь, он про это не знал. Я повернулся и заложил руки за голову. Виви тихонько замычала, но мужик тут же её дёрнул.

— Мы уйдем. Повернёшься — взорву ей башку. Понял?

Я медленно кивнул. Спина буквально покрылась мурашками, по телу прошёлся холодок. А лес передо мной начал светлеть, солнце вот-вот взойдёт. Чёрт, ещё рано!..

Что-то твёрдое упёрлось в голову, я застыл.

Посох?..

На траве блеснули желтоватые блики — ублюдок обманул, фаербол!..

Тело неуловимым движением скользнуло вправо, руки схватили посох и потянули вперёд. Мужик со вскриком подался за ним и выпустил Виви.

Я мгновенно свалил его на землю, усевшись сверху, и вцепился в голову. Мужик заорал не своим голосом, пытаясь достать меня, но тщетно. Тело двигалось само. Я из последних сил вывернул его голову и коротким рывком сломал шею.

Теперь уж точно всё кончено.

Но тело двигалось дальше. Я поднялся, подошёл к лежащей девчонке и разорвал на ней верёвки. Рывком перевернул на спину и прижал к земле. Руки дрожали, но повиновались воле бога.

Она испуганно посмотрела на меня, мыча что-то сквозь тряпку.

Всё внутри разгорелось с новой силой, безудержная волна желания подкатила и захлестнула меня. Голос внутри буквально кричал — возьми её!

Господи… он серьёзно хочет сделать это, даже сейчас?..

Нет!

Лилам, сука! Не позволю!..

Руки потянулись к остаткам одежды, прикрывавшим её измученное тело.

Сопротивляясь изо всех сил, я замотал головой.

— Нет!..

Первые лучи солнца скользнули по траве. И в то же мгновение… Лилам отступил.

Сила и ярость, наполнявшие меня, исчезли. Осталось лишь опустошение и усталость.

Наступило утро.

Утро восьмого дня.

Я бессильно повалился на траву рядом с перепуганной спутницей и, не в силах вынести навалившуюся усталость, отключился.


Проснулся я от яркого света. Стоявшее в зените солнце било прямо в глаза. Виви сидела рядом, держа мою руку, и негромко пела. Ту самую песню, молитву Сильфид. Увидев, что я пришел в себя, она замолчала и улыбнулась.

— Э-эй… — прошептал я. — Зачем перестала? Так классно пела.

— Сэм… всё ведь кончилось, да?

Я сощурился, прикрываясь от солнца рукой, и заметил, как в уголках её глаз блеснули слёзы.

Чёрт.

Скосил глаза вправо, где раньше был таймер — пусто. Вместе с проклятьем Лилам исчез и он.

— Да. Теперь всё.

Рядом послышалось знакомое тявканье и повизгивания. Хвостик! Выжил, малыш! Но сил подняться и приласкать зверька не было. Хотелось просто лежать.

Немного придя в себя, всё же поднялся. Виви, помятая и израненная, успела немного привести себя в порядок, стереть кровь и умыться. Не знаю, откуда она берёт на всё силы. Сев возле деревца, я посмотрел на неё — и улыбнулся.

Всё-таки защитил. Уф… это было жёстко. Надеюсь, боженька больше не будет так психовать, а то следующей его истерики я точно не переживу.

Ко мне подбежал Хвостик и, по-лисьи улыбаясь во всю пасть, закрутил хвостом.

— Ну а ты-то в порядке, халявщик мохнатый?

Загадочно тявкнув, он зажмурился, когда я начал мять и почёсывать ему уши.

— Сэм! — Виви помахала рукой. — Наша сумка нашлась, они её с собой взяли! Представляешь? Всё здесь!

Я усмехнулся — не так-то и много там было. Пара тряпок, всякие железки и две фляжки, да моя батарейка-фонарик из Техниона. Хорошо, что копьё из синей стали не потерялось. Изменив его на ключ, припрятал ценность — ещё пригодится. Найти второй я уже и не надеялся.

Теперь, когда мы вышли к Серому Тракту, и до Пенты оставалось рукой подать, нужно подумать о будущем. Я поднялся и пошёл к спутнице.

За полчаса мы осмотрели тела пиромантов и вещи. Разжились ещё двумя флягами — с водой и вином, — свёртком с несколькими лепёшками, горсткой каких-то кристалликов и мешочком денег. Странные мелкие монетки из серебристого металла Виви вручила мне. А потом добавила, что у семьи Ксенти денег и так хватает.

Я хотел поспорить, что она и так потеряла всю свиту, одежду и дорогущие меч со щитом, но быстро понял, что горстка мелочи ей в этом никак не поможет.

Собрав все годные вещи и позавтракав (хотя солнца уже перевалили за полдень), мы спустились к Серому Тракту и продолжили путь. Девушка шла рядом, держась за мою руку, и улыбалась. Шла она неторопливо, но подгонять я не стал. Эти последние километры хотелось пройти спокойно.

Вскоре стали встречаться другие люди. Мимо проезжали телеги с большими тюками, повозки с людьми и животными, пару раз нас обогнали всадники в кожаных доспехах, с мечами и копьями наперевес.

Мы шли по обочине, скользя взглядами по редким попутчикам. Наконец, Виви решилась нарушить тишину.

— Сэм?

— М?

— Тот невинный, кому ты не должен был причинить боль… — она легонько сжала мою ладонь. — Это ведь я?

Вместо ответа я лишь улыбнулся. Хех, похоже, ей и так всё понятно.

— Вот ещё, это Хвостик, — пошутил я. — Его-то я никак не могу обидеть.

Лисёнок, шедший по траве рядом, звонко тявкнул. Пошевелил ушами и, шмыгнув между наших ног, умчался назад.

— Тогда спасибо тебе от нас обоих.

Я посмотрел на девушку — она смущённо опустила голову, отводя взгляд.

Странно.

Гнев Лилам прошёл, а с ним — и безумное влечение к ней. Из объекта бешеной страсти она превратилась просто в симпатичную девчонку. Но внутри всё ещё было необычное ощущение.

Между нами было что-то особенное, только для нас двоих. Ну, может быть, троих, считая лисёнка.

— Сэм, я хотела… — набрав воздуха, начала она, как сзади послышался отдалённый крик.

— Э-эй!..

Я застыл как вкопанный. Этот голос!

С неровно бьющимся сердцем обернулся.

За нами бежали двое, а перед ними во весь опор мчался Хвостик. Девушка и… культиватор!!!

— Алинка! Фелис! — не своим голосом воскликнул я. Выпустив ладошку Виви, побежал навстречу.

— Бра-а-ти-ик! — культиватор нёсся вперёд, радостно скрежеща фрезами по асфальту.

Мы обнялись как в первый раз после долгой разлуки. Я обхватил горячий двигатель задрожавшей машины и потёрся щекой о бензобак.

— Алинка… сестрёнка, живая!

— Братик! Я та-ак скучала!

Фелис стояла в стороне, с офигевающим лицом смотря на наши излияния, и ждала своей очереди. Впрочем, когда я обнял её, вместо своего привычного безумия она что-то еле слышно пролепетала и смутилась. Даже не заметила, как после обнимашек стёрся её чёрный кончик носа.

— Жесть, Сэм! — девушка оглядела меня и ахнула. — С тобой что случилось-то? С медведем сцепился? И вообще, ты как тут оказался?

— Братик, рассказывай всё как есть! — поддакнула Лин. — Тебя как в реку сбросило, я чуть с ума не сошла, вся извелась! Мы три дня твоё тело вниз по течению искали.

— Блин, в общем… — я замялся и покосился назад, на одиноко стоявшую Виви. Избитая, в синяках и лохмотьях девчонка сдержанно помахала нам рукой. В воздухе повисла неловкая пауза.

Походу тут много чего придётся объяснять.

— О-фи-геть, — выдала Фелис.

— Сэм, а она кто?

— Лин, походу у него теперь новая младшая сестрёнка, — ухмыльнулась девушка.

— Так, тихо. Пойдёмте, познакомлю. И Фелис. Давай без этих своих штук, ага? Мы так-то дофига пережили, пока вы тут с Алинкой отдыхали.

— Это мы-то отдыхали?.. — от возмущения Лин аж задохнулась и недовольно выпустила целое облако дыма.

— Ну, так что, знакомиться будем или языками трепать?

Мы подошли к Виви — на её бледном лице читалось волнение.

— Знакомьтесь, девчонки, — я подошёл к ней и положил ладонь на вздрогнувшее плечико. — Это Вивиан Ксенти, мы встретились на Сером тракте и… хм. В общем, она спасла меня, я — её. Как-то так. А это биомант Фелис и Алина, моя сестра.

Она куснула губу и, придерживая рукой пустые ножны, элегантно поклонилась.

— Д-долгих вам лет и светлых н-ночей.

— Погодь-погодь, Сэм! — жарко зашептала Фелис, уставившись на неё. — Это та самая, в смысле… настоящая Ксенти? Из рода великих аэромантов?

— Эм, ну… — Виви потупилась и кивнула. — Д-да, только н-не великих, а… просто Ксенти.

— Братик, я ничего не поняла, — пожаловалась Алинка.

Теперь уже Виви уставилась круглыми глазами на неё и побледнела.

— С-сэм, оно разговаривает!

— Сама ты «оно!» — возмутилась сестра. — Я вообще-то девочка, можно и повежливее! Сэм, следующий, кто мне такое заявит, получит колесом по башке!

Виви хихикнула и снова поклонилась.

— Прошу прощения за грубость, Алина, я не хотела тебя обидеть. Просто не ожидала, что у С-сэма такая… необычная сестра.

— То-то же, — довольно пыхнув облачком дыма, Алинка встала между нами и деловито покрутилась туда-сюда. — Сэмми, ты мне всё потом расскажешь, ладно? В подробностях! Всех!

— Обалдеть, в смысле, очень приятно! — Фелис подскочила к Виви и энергично затрясла её руку. — Я Фелис, биомант из северного клана Кумихо!

Мы ещё минут десять мы знакомились, ловили весело носившегося вокруг нас Хвостика, лечились с помощью Фелис — её «лисья сила», как она говорила, отлично заживляла лёгкие раны и ссадины. Первым делом она занялась Виви — с благоговейным трепетом девушка хлопотала вокруг неё, касаясь руками то бока, то щеки, то живота. Синяки и ссадины рассасывались на глазах.

Со мной оказалось сложнее, да и Фелис выдохлась, а потому решили вернуться к этому уже в Пенте. Немного передохнув и подкрепившись, мы все вместе пошли дальше.

Всю дорогу Фелис и Алинка наперебой рассказывали о своих приключениях с тех пор, как мы расстались на переправе. Как оказалось, Фелис специально отправила Хвостика на наши поиски, как только они вышли на Серый Тракт, а потом долго и тяжело пробирались по нему, то убегая от каких-то контрабандистов, позарившихся на сестру, то от бешеного оленя, гнавшего их почти сутки.

В общем, веселья и у них хватало. К счастью, вскоре они прибились к какому-то торговому каравану и большую часть пути следовали за ними, расставшись лишь за сутки до встречи с нами. Можно сказать, им повезло. Мы с Виви внимательно их слушали, изредка переглядываясь. И тут же отводили взгляды. С появлением моих спутниц я ощущал её неловкость. Она будто натянула маску, скрыв в себе что-то, что не стыдилась показывать, когда мы были вдвоём.

Близился вечер, когда впереди в десятке километров показались громадные ворота Пенты. Сияющая арка из серебристого металла с тонкой плёнкой энергетического щита, или чего-то вроде него. Даже с такого расстояния она просматривалась великолепно. Мы уставились на махину, завороженные её видом.

— Пента, мы идём! — Фелис подпрыгнула на месте и хлопнула в ладоши. — Скорее бы добраться! Как же не терпится снова попробовать стряпни из «Кошкиного дома»! Надеюсь, выпечка у них такая же клёвая, как пять лет назад.

— Фелис уже была тут с родителями, — пояснила Лин, пристроившись рядом. — Все уши мне прожужжала! Так что братик, ты как хочешь, но как устроимся в городе, пойдём по магазинам!

— Кстати, как доберёмся, кто куда пойдёт? — я покосился на притихшую Виви.

— Я — сразу в гильдию биомантов пойду, — Фелис сверкнула зелёными глазищами. — Мне назад всё равно дороги нет. Старейшины отправили, ничего толком не объяснив, мол там всё скажут. Вот и узнаю, зачем я им понадобилась.

— А я… с-сразу в поместье Ксенти пойду. Нужно связаться с отцом и рассказать про всё, что с-случилось.

— Тогда мы сперва тебя проводим, а потом пойдем искать орден Пенты и Немезиду.

— Братик, ну ты и кобель, — надулась Алинка.

Ворота неумолимо приближались, предвещая конец нашего путешествия. Девчонки побежали вперёд, и мы с Виви снова остались наедине. Она поравнялась со мной и негромко заговорила.

— В-вот и добрались, кажется.

— Ага.

— С-сэм, мы можем пройтись, как в прошлые дни, до самых ворот? — спросила она и шёпотом добавила. — В-вдвоём.

— Ага.

Хвостик пристроился рядом и тявкнул на нас — мол, я тоже с вами был.

— У тебя весёлая сестра, и подруга тоже интересная. Хотела бы я… ну, узнать их п-получше.

Я промолчал. Этот наш разговор как-то подозрительно был похож на прощание, и от этого было грустно.

— Что п-планируешь делать дальше? Когда найдешь Орден.

— Честно говоря, не знаю. Нам с Алиной нужно найти одно место. Высший Храм, или типа того. Я рассчитывал, что в этом Ордене мне помогут, но походу им тут всем скоро будет не до меня. Немезида обещала помочь. Надеюсь, не обманет.

— А если не получится?

Я внимательно посмотрел на неё. Девушка буравила взглядом дорогу, закусив губу.

— Тогда буду думать, искать другие варианты. Что-нибудь всё равно найдётся.

Мы снова шли молча. До ворот оставалось меньше километра, минут пятнадцать-двадцать ходу. Я хорошо видел стражников с длинными копьями у входа. Они пропустили повозку, и та прошла сквозь плёнку щита. Интересно, это ещё древняя технология, или что-то новенькое, типа барьерной магии?

— Н-наш договор… ты довёл меня. Я заплачу, как и обещала. И с-спасибо за то, что спас от бандитов, и что заботился, и рисковал…

— Виви, — мягко прервал я. — Да всё хорошо, ты чего.

— Но я…

— Мы оба живы и в порядке, лично мне этого достаточно. А про бандитов… не мог я тебя одну в беде бросить. Не ради денег или чего-то там, а потому что не мог. Вот не хочешь — не верь, но так уж воспитали.

— Я в-верю! — кивнула она. — Сэм, если вдруг тебе что-то понадобится, любая помощь…

Её руки обхватили мою ладонь и сжали, девушка посмотрела на меня полным благодарности взглядом.

— Я хочу, чтобы ты знал, вы с Лин всегда можете на меня рассчи…-

Она осеклась. Взгляд больших серых глаз замер и задрожал, глядя куда-то сквозь меня. Раскрасневшееся лицо вмиг побледнело.

— Эй, Виви, ты в порядке?

Секунды три она смотрела перед собой, а потом перевела взгляд на меня. Испуганный, растерянный.

— Д-да… — пролепетала девушка и опустила голову. — Я в… п-порядке… прости…

— Да ладно, чего ты.

Мы пошли дальше, до ворот оставались считанные метры. Фелис и Лин уже беседовали со стражниками, знатно офигевшими от вида моей сестрёнки. Я покосился на спутницу — она вцепилась в мою ладонь как в последнюю соломинку и что-то беззвучно шептала. Я прислушался.

— Н-не могу… — рости… н-нет…

— Виви, да что случилось-то?

Девушка всхлипнула и подняла голову. Её глаза наполнились слезами. Содрогнувшись всем телом, она сжала мою ладонь — и отпустила.

— Виви?

Она побежала к стражникам, роняя слёзы на пыльную дорогу. Они узнали её и удивлённо ахнули.

— Это же госпожа Ксенти! Что с вами случилось?

Она подбежала к ним и, указав на меня пальцем, воскликнула.

— Арестуйте его! Он хотел меня изнасиловать!..


Конец 2 арки.

Глава 16. Слово рыцаря

Арка 3. Город у моря.


Я смотрел на Виви и не верил своим ушам.

— Чего?.. — невольно вырвалось из груди.

— Ка-пе-ец! — Фелис выпучила глаза и прикрыла собой Алинку. — Сэм, так ты реально из этих?..

— Братик, ты в самом деле её?..

— Да нет же, блин! Я..-

Объяснить я не успел — накинулись стражники. И пока вязали, колотили и волокли к воротам, смотрел на Виви. Девчонка стояла в стороне и, не сводя с меня глаз, плакала.

Да уж… не так я хотел оказаться в Пенте. Не как подозреваемый, и тем более — почти насильник.

Как так-то? И это мне — за всё пережитое? За спасение, за заботу, вот за всё это? Или я действительно что-то такое сделал, пока не осознавал себя, и это её так задело?

Почему?..

***

Судебная система тут — полное дерьмо.

Я лежал в тёмном, пыльном подвале за зарешечённой дверью, прикованный длинной цепью за ногу к стене. Цепь ржавая, скрипучая — явно давно не пользовались. Или тупо забили.

Пошёл второй день, как меня сюда бросили, ободранного и избитого. Стражники не сказали ни слова — просто швырнули сюда и ушли. Вместо еды — мерзкая водянистая каша, вода два раза в день, утром и вечером. Удобства… какое там. Не в штаны — и ладно. В общем, конкретно попал.

Весь первый день я кричал, звал стражу, начальника, кого угодно, чтобы меня вытащили. Потом — пытался объяснить, что всё ошибка. Но слушать мои излияния было некому. Я верил, сейчас придут, откроют дверь и извинятся, мол, это и правда ошибка, выходи, мы перепутали, и так далее.

Только вот никто не шёл.

Ко второму дню сумбур в голове стал утихать, а бесконечное волнение сменилось безразличием. После закидонов Лилам чего ещё я мог ожидать-то? Что меня встретят с караваем и обласкают? Чёрт, я даже Неми не увидел… она бы наверняка помогла.

Нужно было думать, как выбраться. На моей стороне — никого. В то, что Фелис и Лин что-то придумают, я особо не верил. Немезида тоже вряд ли сможет помочь. Всё сам. Ладно, хоть руки у меня не были скованы.

А раз так…

Самое время посмотреть, что ещё подкинула мне система техномантов. Вдруг открылся какой-нибудь чудо-навык по пробиванию стен? Я коснулся груди и вызвал меню.

Первым делом выскочил длиннющий лог с информацией о побеждённых противниках. Я аж присвистнул.


Вы победили пироманта-призывателя! Получено 2250 очков опыта.

Вы победили пироманта-эксперта! Получено 3400 очков опыта.


Пролистав лог до конца, я пригляделся к последней строчке — из груди невольно вырвался возглас.


Проклятие «Гнев Лилам» снято!

Божество Лилам оценило вашу стойкость и приверженность принципам. Вы получаете возможность усилить своё ядро (1).

Вы получаете достижение «Непоколебимость»! Вы выдержали божественное проклятие, не изменив своим убеждениям!

Получено 20 очков переноса!

Получено 3 очка навыков, 3 очка переноса!


Охренеть… ну хотя бы не зря мучался! Седьмая ночь здорово добавила мне опыта, так что теперь я стал куда сильнее.


Самуил Волков.

Класс: Техномант.

Профессия: слесарь.

Уровень 18, опыт: 64715\70000.

Свободные очки навыков: 4

Очки переноса: 142

Ядро переноса:11,833 %

Доп. возможности: нет.


На схеме с изображением человека и сфер по всему телу тоже кое-что изменилось. Центральная сфера, на груди, где была моя основа, пульсировала голубоватым светом. Одного мысленного касания хватило, чтобы развернулась новая рамка.


Центральное ядро (1). Доступно улучшение до второй ступени.

Улучшение даст вам возможность изучить новые навыки и усилит имеющиеся. Для получения новой профессии необходимо улучшение центрального ядра (3), нейросвязи (2), а также 30 уровень опыта.


Новые навыки — как раз то, что надо!

Без раздумий улучшил ядро, силуэт человека расцветился вспышками и искорками, а шарик в центре засветился синим. Теперь — на вкладку навыков.

Дерево навыков тоже немного изменилось — можно было отобразить его мини-версию и увидеть те ветки, которые я еще не прокачал. И тут были сюрпризы.

Первая ветка шла от навыка «Изменение инструмента». Я уже прокачал его до максимального 5го уровня и открыл «Изменение инструмента — мастер(1\5)», закинув туда одно очко. Там же был пока неактивный навык «Создание инструмента».

Навык «создание запчастей (1\5)» вёл к пока недоступному навыку «Создание механизмов». А рядом — табличка «Доступно только после выбора второй профессии!».

«Малый ремонт механизмов (2\5)» вёл к целой россыпи навыков — «средний ремонт механизмов», «модификация механизма» и «удар ключом». И если первый я видел раньше, то остальные явно появились после улучшения ядра.

Последняя ветка навыка «Чертёж детали(1\2)» вела к такому же неактивному навыку «Проектирование узлов и агрегатов». И тоже — доступно после новой профессии. Ну, справедливо, дожить бы ещё до неё.

Осталось решить, куда вложить четыре очка навыков. Хотя по факту выбора особого не было — три очка ушли в «малый ремонт механизмов». А последнее отправил в открывшийся новый навык «Модификация механизма(1\10)».

Модификация механизма: теперь вы можете вносить изменения в конструкцию механизмов, улучшать их и менять их назначение с помощью других запчастей и узлов, в том числе, созданных вами.

Каждая новая модификация сохраняется в виде чертежа. Модификация требует готовых запчастей, узлов и деталей. Будьте осторожны! Не все модификации ведут к росту характеристик механизма. Модифицирован может быть лишь тот механизм, в конструкцию которого возможно внесение улучшений.

Уровень 1 (1\10) — доступно изменение механизма не более 10 % от общего объема деталей.

Хм… годится. Что-то подсказывало, что механизмы мне ещё встретятся не раз, да и фиаско в Технионе повториться не должно. А ещё — эта штука должна пригодиться для Алинки.

Я закрыл меню и откинулся назад, представив, что можно было бы теперь сделать с конструкцией культиватора. А в коридоре за решёткой лязгнула дверь, и послышались тихие шаги.

К двери подошёл толстый стражник в обшитой металлическими бляхами кожаной куртке. Погремев ключами, открыл дверь и отошёл в сторону.

В проходе показалась невысокая девушка с корзинкой, накрытой полотенцем. Кивнув охраннику, она вошла и прикрыла за собой дверь. Тот зашаркал обратно наверх, оставив нас вдвоем.

Я уставился на гостью, едва различимую в свете солнца из единственного окошка под потолком. Незнакомка была невысокой, с тёмными волосами чуть выше плеч, в чёрном платье до щиколоток и чистеньком белом переднике. Господи, да она же выглядит как горничная!

Беру слова про судебную систему назад. Обслуживание тут — офигенное!

Горничная, а точнее, служанка коротко поклонилась и подошла ко мне. На симпатичном веснушчатом лице играла улыбка. Пригладив платье, она села рядом, расстелила передо мной полотенце и начала выкладывать из корзинки еду.

От одного вида и запаха пищи я изошёл слюнями. Как-то сразу забылось желание спросить, кто эта девушка вообще такая, и от кого пришла, и с чего бы такой сервис — всё внимание было приковано к еде.

Лепёшки с мясом и зеленью, варёные овощи в горшочке, ещё тёплые! Пирожки, сыр, даже сладкая пироженка! И целая фляжка ягодного отвара в придачу! И кто мне такой фуршет проспонсировал?

Я покосился на довольную служанку, наливающую морсик в кружку, и с трудом проглотив кусок, спросил.

— Спасибо, конечно, но… ты кто?

Она лишь покачала головой, прижав пальчик к губам, и протянула мне кружку. Ну, окей. Пусть пока будет секретом, я не против. Кто бы ни стоял за ней, спасибо этому человеку.

Пока я расправлялся с ужином, вовсю разглядывал гостью. Чья она, просто персонал местной стражи? Или королевская горничная? А может, служит одному из кланов, или вовсе из Ордена Пенты? Последнее казалось самым вероятным.

Дождавшись, пока я закончу, девушка собрала полотенце и столовые приборы. А потом — протянула мне ещё одну фляжку и свёрнутый вчетверо платочек. Коротко поклонившись, гостья вышла из камеры и закрыла за собой дверь. Замок автоматически закрылся.

— Да-а… — прошептал я и поднёс платок поближе. Он был из тонкой ткани с искусной вышивкой, а на уголке виднелся знак — два крылышка и меч. К слову, на спине у этой горничной тоже были вышиты два маленьких крылышка. Насчет меча не уверен, темно.

Ткань пахла духами, а когда я развернул платок, нашёл внутри свёрнутую записку. Письмо?

С замирающим сердцем развернул.

Почерк мелкий, аккуратный. Я бы сказал, каллиграфический. Вот только слова и буквы… незнакомые! Совсем!

Не латиница, не кириллица, как на подземном заводе. Странная вязь символов. Что ж за язык-то такой?

Повертев немного письмо на свету, перевернул, попробовал прочитать задом наперёд, даже посмотрел на просвет — бесполезно. Нечитаемо.

Убрав письмо в уцелевший карман, развернул и осмотрел платок — чистая белая ткань, но тоже ни намёка на владельца или письмо. Что ж… будем считать, что это такой тайный привет от моей богини Неми. В конце концов, больше я тут никого не знал.

После полутора дней голодовки сытный ужин разморил меня, и я завалился спать.

***

Следующий день был полон сюрпризов. После скудного завтрака, рядом не стоявшего со вчерашним пиршеством, меня отпустили с цепи и повели наверх. Стражник, пыхтя и едва не сшибая мясистыми плечами закрытые светильники на стенах, провёл меня наверх. Пройдя несколько коридоров, мы вышли наружу, на широкий открытый двор внутри крепостной стены.

Похоже, за долгие годы упадка цивилизации в этом городе на месте старых сооружений понастроили новые, примитивные дома, крепости и укрепления. Грубая каменная кладка соседствовала с монолитными стенами из неизвестного материала. Изящные сверкающие башни и укрепления — с неказистыми, наспех возведёнными домами. Люди нового поколения давно обжили это место, но величие прошлого сквозило везде.

Мы шли сквозь двор к широкому двухэтажному зданию с башенкой. Как раз отличный пример такого новодела — кладка из неровных блоков и кирпичей, но хотя бы аккуратная. Во дворе, у самой стены тренировались несколько рыцарей в разномастных доспехах с гербом-пентаклем на спине.

Один из них выделялся особо. В сияющем доспехе, высокий и статный, с красивым мечом и в шлеме со стилизованными крылышками. Он ловко парировал удары своего партнёра и переходил в изящные контратаки. Умелый боец. Хотя шлем дурацкий.

Стражник завел меня в здание и провёл в дальнюю комнату в конце коридора. Как оказалось — кабинет капитана стражи. Сам капитан — серьёзный, угрюмый мужик в видавшей виды кожаной броне, — сидел за столом напротив входа и изучал бумаги. Едва стражник впихнул меня в комнату и захлопнул дверь, капитан отложил документы и уставился на меня.

На вид ему было лет сорок с хвостиком. Суровый взгляд голубых глаз, обветренное лицо с маленьким шрамом на скуле, аккуратная бородка и усы. Во всём угадывался бывалый воин, тёртый жизнью и закалённый. Да и следователь из него вышел бы годный. От одного взгляда всё тело будто сковало холодом.

Нахмурив брови, он кивнул на стул по ту сторону стола.

— Садись.

Я покосился на лежавший возле его руки гаечный ключ — мой, из синей стали, отнятый ещё у ворот, — и послушно сел.

— Сэм Вол-ков, простолюдин, — бросив взгляд на бумажку, произнёс он. — Техномант, как ты себя называешь. Так?

Кивнул. Походу Вивиан навела справки, про фамилию я ей не говорил.

— Я Ривиар, начальник королевской стражи и один из капитанов Рыцарей Пенты, — холодно представился он. — Думаю, ты понимаешь, почему здесь оказался.

— Ага. Из-за наглого вранья.

— Из-за обвинения госпожи Ксенти, — с нажимом поправил он. — Очень серьёзного. Такие вещи караются смертью, чтоб ты знал. У меня есть её показания. Убедительные и доходчивые, кстати.

— Чушь…

— Ну, тогда расскажи, как же, по-твоему, всё было?

— Было что? Я не домогался до неё. Ни разу. Нечего рассказывать.

— То есть и то, что вы неделю шли через лес и спали рядом — тоже ложь? Рассказывай всё с самого начала, как вы встретились?

Я вздохнул. Походу, разговор будет долгий.

Мой рассказ занял часа полтора, не меньше. От первой встречи на Сером Тракте — и до ворот Пенты, я описал каждый день. Естественно, опустив кое-какие подробности вроде проклятия Лилам и одержимости выполнить его волю, а также купания в горячем источнике.

Вышло вполне себе невинно и годно, на мой взгляд. Но если Виви рассказала ему всю правду, с подробностями про привязывание к дереву, мою одержимость и ту, последнюю сцену… ух.

— Складно говоришь, — усмехнулся Ривиар. — Так пытался или нет? Как я и говорил, обвинение серьёзное. А твоё слово против слова госпожи Ксенти ничего не стоит. Так что если было…

Он сделал паузу и пристально посмотрел на меня. Я почти физически ощутил давление в его взгляде.

— Признаешься сам — я сделаю всё возможное, чтобы облегчить твою судьбу.

Давит. Пытается выбить признание, очевидно. Я еле сдержал смешок — ещё бы в хорошего и плохого полицейского со мной сыграл… Только хрен он меня расколет.

— Не было ж ничего. Не в чем признаваться.

Ещё немного подержав свой испытующий взгляд, капитан тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула. Устало потерев веки, он постучал пальцем по лежащей перед ним бумажке.

— Госпожа Вивиан Ксенти отозвала своё обвинение. Сегодня утром. Сказала, что ошиблась, перенервничала. И просила тебя явиться в её резиденцию для личных извинений.

Я хмыкнул. Сперва предала, а теперь — на попятную? Больно уж гладенько выходит.

— Не нужны мне её извинения… просто отпустите и всё.

Вместо ответа он подвинул синий ключ к моему краю стола и махнул в сторону двери.

Сунув свой инструмент в карман, я встал и хотел уйти, как капитан меня окликнул.

— Парень, тебе повезло. Но если вдруг окажется, что ты тронул её хоть пальцем, или тронешь — уверяю, тебе конец. В Пенте многие так или иначе связаны с семьёй Ксенти. Не приведи тебя божество вляпаться так снова, найдётся достаточно желающих тебя прирезать. В том числе и рыцари.

Я посмотрел на него — Ривиар явно не шутил. Его взгляд потяжелел, и он добавил, тихо и угрюмо.

— А если я узнаю, что ты мне соврал, и госпожа Вивиан не ошиблась, я лично тебя придушу. Вот этими самыми руками. И плевать мне, техномант ты там, или ещё кто. Да хоть само божество…

По спине табуном пробежались мурашки. И чего он так взъелся-то из-за неё? Возникло стойкое ощущение — либо она ему не чужая, либо тут было что-то личное.

— Что-то мне кажется, это выходит за рамки ваших полномочий капитана. Вы так опекаете Ксенти…

— Вивиан спасла жизнь моему брату, — глухо ответил он. — Он должен был ловить рыбу для королевского стола к празднику Исхода, а она накануне на месте лова заметила гигантского шлипёра. И отговорила отца посылать рыбаков в то место. А через несколько дней этот монстр утащил медведя, пришедшего туда на водопой. Если бы не она, на его месте был бы мой брат.

— Ясно, — я вспомнил здоровенную рыбину, пойманную нами в заводи Чесулы. Это до какого же размера она должна вырасти, чтобы сожрать медведя?

— Куда пойдешь? Ты вроде не местный.

— Пойду искать техноманта Немезиду, мне нужно встретиться с ней. А потом пойду искать сестру.

— Мм, Немезида, — капитан улыбнулся в усы. — Она сама третий день тебя ищет. Я передал, что ты здесь и после допроса тебя отпустят. Наверняка уже идёт сюда.

Кивнув, я поспешил к выходу, когда он снова меня окликнул.

— Эй, Сэм… иди сперва в поместье Ксенти. Не каждый день благородная госпожа предлагает свои извинения. Не профукай шанс.

Я молча вылетел из кабинета и захлопнул за собой тяжёлую дверь. Злость распирала меня изнутри, жгла хуже дыхания адской гончей.

Извиниться она хочет? Бежать ей на поклон? Это после всего, что я вытерпел, после недели грёбаного ада, лишь бы и пальцем её не тронуть — и вот так она мне отплатила?

Неблагодарная стерва. Ноги моей в её доме не будет!

К чёрту… не верю я ни в какие раскаяния!

Злой, как демон, я выскочил во двор и потопал мимо упражнявшихся рыцарей к выходу. Их броня отливала зеленоватым и синим, и даже после тренировки выглядела аккуратной и чистой. Да уж, местные ребята хороши — и одеты классно, и с оружием умелые.

Я нехотя посмотрел на себя. Весь комбинезон в пятнах и грязи, местами прожжён до дыр. Да и сам после двух суток в застенках и эпичной битвы с пиромантами я выглядел как чудище болотное. Если Неми меня таким увидит, убежит в ужасе. Стыдища.

На полпути до выхода из крепости стояли фонтанчики с водой и сушилки с развешанными полотенцами — видимо, рыцари освежались здесь после тренировок.

Недолго думая, я подошёл к одному из фонтанчиков и начал приводить себя в порядок. Вскоре звон мечей прекратился, тренировка закончилась — и я поспешил к воротам.

Стоило мне сделать пару шагов, как кто-то небрежно оттолкнул меня в сторону.

— С дороги, чернь.

Едва не свалившись, я обернулся к обидчику и процедил сквозь зубы.

— Пошёл нахер.

Тот рыцарь, чьим умением я восхитился раньше, стоял напротив и небрежно отряхивал перчатку.

— Не понял… ты это мне?

Он смерил меня высокомерным взглядом и скривил губы. От него так и разило дворянством. Сынок богатенького лорда, не иначе.

— Ты кто такой?

— Техномант.

Ублюдок нравился мне всё меньше. Но внутри всё буквально бурлило от злости — и его выходка стала последней каплей. Я был готов взорваться в любую секунду.

— У нас в городе только два техноманта. Старик Рэйм и госпожа Немезида.

— Ну вот Неми я и жду, — с усмешкой ответил я.

Рыцарь нахмурился.

— И как смеет какой-то отброс называть без должного почтения такую одарённую красавицу, приближенную к престолу? Тем более — хамить одному из рыцарей Его Величества! Ты совсем страх потерял, или просто идиот? Такие проступки караются поединком.

— Ваша светлость, тут проблемы?

Сзади к нему подошёл ещё один рыцарь. Вернее… рыцарша?

Высокая, широкоплечая девушка с большим мечом и в мощной броне выделялась даже среди парней. И не только своей крепостью и доспехом.

— Вот это сиськи… — невольно вырвалось у меня.

К счастью, они не слышали мой шёпот — дворянин махнул ей рукой, будто отгонял назойливую мошку.

— Я сам разберусь, не беспокойся.

Коротко поклонившись, дама в доспехах отступила. Но, похоже, её присутствие смягчило нрав рыцаря.

— На этот раз я прощаю тебя, простолюдин. Беги и скажи спасибо за великодушие.

Вот же упырь…. Да и хер с тобой.

Я развернулся и пошёл к воротам, забив на всё это дерьмо, как снова услышал его голос.

— Погоди-ка… это не тебя ли дочь Ксенти в попытке изнасилования обвинила? Насколько же ты отчаялся, раз позарился на эту плоскодонку?

Я вскипел от злобы. Скрипнув зубами, резко развернулся.

— Только не смей тянуть свои грязные лапы к госпоже Немезиде, — он насмешливо погрозил пальцем. — Мы дружим с детства и между нами особые, глубокие отношения… как у будущих любовников. Так что исчезни, любитель детской плоскоты.

А вот это я простить не мог.

Тело само рвануло вперёд, я с криком замахнулся кулаком.

— Ваше!..

— Я сам, — бросил рыцарь и скользнул вперёд.

Головой я не думал. Замахнувшись, врезал по его наглой роже. И даже попал.

Но в следующую секунду весь мир кувыркнулся вверх тормашками. Меня впечатало в землю, а в бок врезался тяжёлый носок его сапога. Отлетев от удара, я закашлялся и сплюнул кровью. Утерев рот, поднялся на колено.

— Поединок.

Я сказал тихо, но мои слова слышали все. Рыцари, приостановившие тренировку, уставились на нас, грудастая воительница охнула. А взъерошенный наглец со ссадиной под глазом довольно осклабился.

— Уверен? Ты ещё можешь отказаться, червяк.

Я молча встал и сжал кулаки.

Хрен я отступлю. Не отдам последний лучик надежды, мою богиню, в лапы этого мразотного ублюдка. Гад, который с такой лёгкостью назвал Виви плоскодонкой, не заслуживает Неми.

— Отлично, — он повернулся к остальным рыцарям и повысил голос. — Послезавтра, на Королевской арене, наш с тобой поединок. И пусть все будут свидетелями!

— Свидетелями чему, господин Нареми? — донесся сзади высокий девичий голос. Я обернулся.

К нам шла Неми, раскрасневшаяся от бега и с жезлом наперевес. Сердце пропустило удар — она была так же прекрасна, как в день нашей первой встречи!

Девушка прошла мимо меня, даже не посмотрев, и встала напротив рыцаря.

— Рад вашему визиту, госпожа Немезида, — снисходительно кивнул говнюк. — Этот грязный крестьянин оскорбил меня и посмел грубо высказаться о вас. Так, будто знает вас лично. Надеюсь, поединок со мной научит его благоразумию… если он выживет, конечно.

— Сэм! — она обернулась ко мне. — Откажись немедленно, прошу тебя! Пожалуйста!

Сдержав порыв, я покачал головой. Такие вещи не прощаются.

— Ну хоть вы проявите благоразумие, ваше высочество!

Самодовольный ублюдок пожал плечами и добавил.

— Я проявил, когда сразу не убил его за дерзость. Будьте благодарны за это.

— Но он же не выдержит и минуты в бою с рыцарем! Пожалуйста! Это же несправедливо!

— Что ж, я пощажу его, если… хм, ну допустим, вы пойдете со мной на свидание.

— Обломись, козёл. Никуда ты с ней не пойдёшь, — я вышел вперёд и встал рядом с Неми. — Послезавтра я с говном тебя смешаю.

Он рассмеялся, и пожал плечами.

— Теперь видите? Безнадёжный простолюдин. Что ж, пусть тогда свидание будет наградой победителю! Достаточно справедливо?

Оба — и Неми, и рыцарь, уставились на меня.

— Идёт.

Нареми сверкнул глазами и довольно осклабился.

— Тогда пошёл вон отсюда. Готовься, послезавтра я сотру тебя в порошок на глазах у всех. Уже предвкушаю, наше свидание, Немезида!

Он вернулся к остальным, а мы спешно вышли за ворота и пошли по улице.

— Сэм, как тебя вообще угораздило? Ты сошёл с ума? — Неми обеспокоенно посмотрела на меня. — Ты неужели не понимаешь, что тебе просто не победить его в поединке? Это рыцарь, а не бандит там какой-то! К тому же из всех ты выбрал именно его! Этого!..

— Да что с ним не так-то?

— А то, что ты бросил вызов сильнейшему аэроманту и сыну короля!

Глава 17. Орден Пенты

От этой новости меня передёрнуло. Сын короля?

Помнится, Виви говорила, что у правителя Пенты есть сын-аэромант, проигрывавший в умении её сестре. От девчонки избавились, а статус сильнейшего, получается, перешёл к нему. Значит, вот он какой, этот «сильнейший».

— Ничего, как-нибудь справлюсь, — неуверенно ответил я. Терять лицо перед Неми совсем не хотелось, да и злость была сильнее страха.

Она лишь вздохнула и, взяв меня за руку, потянула за собой. Мы шли по длинным, извилистым улочкам торгового квартала — так бы я назвал это место. По обе стороны пестрели вывески, стояли прилавки, полные всякого хлама. Местами виднелись и большие магазины — оружейный, магазин тканей, булочная, магазин при кузне и много чего ещё. Вокруг толпились люди, оживленно переговаривались и глазели по сторонам.

Я заметил, как многие косятся и откровенно пялятся на мою спутницу — всё же Неми выделялась из цветастой толпы людей. Длинный жезл с шестерёнкой, красивая латная юбочка ниже колена, лёгкий доспех на теле… и аккуратное личико с застывшим выражением беспокойства.

— Куда мы идём-то? — спросил я.

— В башню Ордена, — вполголоса пояснила она. — Сэм, до нападения Хинорама считанные дни, и ты нужен этому городу. Пока ещё есть время. Сейчас дойдём, всё расскажу… улица — не место для таких разговоров.

— Неми, я сделал всё, как ты сказала. Спешил, как мог.

— Я знаю, — кивнула она, и я заметил, как её губы тронула улыбка. На душе немного потеплело.

Не рассчитывал я на такую встречу — в моем воображении всё было иначе, более душевно и трепетно, что ли. Из-за долбанного Нареми наше воссоединение было испорчено, но её улыбка дала понять — я ещё получу своё.

Наконец, мы вышли из торгового квартала на широкую асфальтовую улицу. Сразу вспомнился Серый Тракт. По обе стороны широкого проспекта стояли двух-трёхэтажные дома, явно принадлежавшие обеспеченным жителям Пенты. А вдали виднелась та самая башня-шпиль, у подножья которой виднелся обнесённый крепостной стеной дворец.

По левую сторону виднелись древние сооружения, похожие на гигантские ангары ушедшей эпохи, справа — несколько зданий, напоминавших музеи. А справа от них — типичные гаражные боксы, огромные и длинные. За ними высилась башенка метров тридцать высотой, явно пережившая и древнюю войну, и упадок цивилизации. На монолитных стенах виднелись следы новой кладки, а разбитая вдребезги верхушка была слеплена из разномастных блоков и кирпичей. Люди чинили наследие предков, как умели.

От мыслей, что же может скрываться в недрах этих ангаров и гаражей, внутри загорелось жгучее любопытство. Наверняка здесь было что-то вроде Техниона, а то и покруче — древнее оружие, транспорты, заводы!

— Нам туда, — Неми кивнула на башенку у гаражных боксов. Мы перешли на другую сторону проспекта и направились к обнесённой стеной территории.

Мимо то и дело проезжали конные патрули и экипажи, пару раз даже попадались ездовые ящерицы — громадные твари с зеленовато-чёрной чешуёй, покрытые странными доспехами. Их всадники, вооружённые исключительно копьями, смотрели на нас с подозрением.

Как я понял, проспект вёл напрямую к дворцу у подножья башни, а потому поток людей и грузов туда был весьма оживлённым.

— Это — Верхний Город, — пояснила девушка, заметив мой любопытный взгляд. — Один из лучших районов Пенты. Здесь живут семьи особо приближенных к престолу, члены кланов и высших семей.

— Ты тоже живешь здесь?

— Не совсем, — она показала на небольшую группу зданий по левую сторону проспекта. — Я не из благородной семьи, да и дома у меня тут нет. Но жалованья хватает снимать комнату в гостинице, даже немного остаётся.

— Но ты же член Ордена, тебя все знают…

— Ох, Сэм, — она снова улыбнулась, — в Ордене Пенты всего два техноманта, с твоим приходом нас станет трое. Если бы не магистр Рэйм, не было бы и этого. Все остальные члены принадлежат другим кланам, и большая часть денег идёт на них.

— Понятно.

Наконец, мы прошли в широкие ворота, охранники на входе кивнули моей спутнице. Минуя закрытые боксы, мы подошли к двери в башню. К моему удивлению, створки бесшумно разъехались в сторону. Совсем как в Технионе!

Мы прошли внутрь и оказались в просторной комнате, напомнившей приёмную. Справа — лестница наверх, в центре круглая шахта лифта с такими же створками двери, как на входе.

— Прибыли! — облегченно выдохнула девушка и повернулась ко мне. В глубине голубых глаз заиграли искорки.

— Неми… — я улыбнулся ей. — Я наконец-то дошёл до Пенты. Так быстро, как смог.

— Я ждала, каждый день молилась, чтобы беды обошли тебя стороной! — кивнула она и, смущённо покраснев, тихонько добавила. — Рада, что боги меня услышали. Мне очень хотелось… ну, увидеть тебя снова. Вот…

Как же мне захотелось её сейчас обнять! Моя богиня — она ждала меня! Душа затрепетала, я ощутил такую легкость, что казалось, могу летать без крыльев. Поединок? Да я этого царского сынка хоть сейчас порву в лоскуты!

Сверху послышался странный звук — звон электронного будильника, больше похожий на хриплую сирену. Девушка вздрогнула, отшатнулась и посмотрела наверх.

— Магистр зовёт. Сэм, я очень-очень хочу с тобой поговорить, узнать всё, что с тобой случилось, но сейчас просто нет времени, — она с сожалением куснула губку. — Пообещай, что когда всё это кончится, мы спокойно сядем и поговорим, хорошо? Вдвоём.

Неми снова смущённо улыбнулась и взяла меня за руку. Её мягкие тёплые пальчики сводили с ума.

— Обещаю, — выдохнул я. Она потянула меня к лифту и нажала кнопку.

— Магистр Рэйм — старейший техномант и личный советник короля. Он научил меня всему, что я знаю, — негромко сказала девушка. — Он хотел встретиться с тех пор, как я рассказала о тебе. Я понимаю, что это лишнее, но — постарайся произвести хорошее впечатление, ладно? От его решения зависит, возьмут ли тебя в Орден.

— Понял.

Дверь бесшумно открылась, мы вошли внутрь.

— Сэм, ты должен быть с нами, — Неми сжала мою ладонь. — Ты нужен этому городу. А ещё…

Она приблизилась к моему уху и зашептала.

— Я не хочу идти на свидание с этим зазнайкой Нареми. Только не с ним.

Меня снова бросило в жар. Намёк понят!

Лифт быстро поднялся и выпустил нас в просторный зал на вершине башни. Девушка деликатно отпустила мою руку и, оправившись, вышла вперёд.

— Мастер, мы пришли!

— О, Неми! — донеслось из-за большого стеллажа, заставленного коробками и ящиками. — Иду!

Пока хозяин башни гремел чем-то и пробирался к нам, я осмотрел зал. Он был похож на мастерскую — стеллажи и столы с инструментами, несколько причудливых полуразобранных конструкций в центре, там же — огромный стол с картой и макетом города.

— Тут классно, правда? — прошептала Неми и кивнула на макет. — Всё такое интересное! Я раньше тут часами просиживала!

— И постоянно спрашивала, что это и откуда я это достал, — из-за стеллажа показался высокий мужчина и со смешком отряхнул руки. — Неми всегда была очень любознательной девочкой.

— М-мастер! — смутилась она.

— Здравствуйте, — я коротко поклонился и рассмотрел магистра Рэйма.

Честно говоря, мне представлялось, что к нам выйдет эдакая версия Гендальфа со стимпанковскими очками и, может быть, механической рукой, и обязательно с большим шестерёнчатым посохом. Короче, старичок-маг, повёрнутый на механике. Но магистр отличался от нарисованного воображением образа.

Худой, высокий старик с короткой бородкой и живым, любознательным взглядом. Глаза, как и у Неми, светло-голубые. На изрезанном морщинами лице — лёгкая улыбка. И одет, к счастью, не в пыльную хламиду фэнтезийного мага, а в нормальную тёмно-серую куртку и штаны. На груди — рядок значков, на шее медальон со стилизованной шестерёнкой и ярко-зелёным камнем. И вместо посоха — длинный тонкий жезл с серебристой шестернёй на конце. В её центре поблескивал фиолетовый камень.

Положив жезл на стол, он подошёл ко мне и протянул руку.

— Рад знакомству, Самуил. Магистр Рэйм Валари, глава Ордена Пенты, — мы обменялись крепким рукопожатием. — Приятно наконец-то увидеть живьём, а то девчонка мне все уши про тебя прожужжала.

— Неправда, мастер! — Неми прижала ладони к вспыхнувшим щекам и отвернулась. — Всего-то пару раз сказала!

— А потом ещё пару раз, да, — посмеялся он. — Девочка моя, тебе пора на аудиенцию к королю. Вызывал, причём срочно. Беги скорее, а я пока пообщаюсь с Сэмом.

— Охх, — она тяжело вздохнула и устало потёрла лоб. — Хорошо, иду. Попробую убедить его отменить ваш с Нареми поединок, это же полная глупость! Он же нужен нам для ритуала!

Неми осеклась и побледнела. А Рэйм жестом указал ей на лифт.

— Иди-иди, я сам всё ему объясню. Храни тебя Техна.

— И вас, Мастер.

Когда девушка уехала на лифте вниз, техномант жестом указал мне на свободный стул и опёрся на край стола, сложив руки.

— Что ж, Сэм. Думаю, у тебя накопилось немало вопросов. Но прежде чем задать их, позволь кое-что спрошу.

Я кивнул и сел, пытаясь не обращать внимания на оговорку Неми. В душе что-то шевельнулось, смутное подозрение. Но Рэйм был прав, вопросов у меня была прорва.

— Неми говорила, что ты появился в сарае, рядом с культиватором, и что ты, хм… из другого мира. Верно?

— Да, — кивнул я, ощущая, как горло сдавливает чья-то воля, не давая сказать лишнего. Лилам не спит, да?

— И как же вышло, что ты стал техномантом?

Пришлось снова рассказывать всю историю моего первого дня, частично цепляя второй. Вскользь упомянул про Алинку, Фелис и наше путешествие с Виви. Рассказывать всё по второму кругу было влом, пора бы уже брошюрку написать и раздавать всем любопытным.

К счастью этим старик ограничился. Покивав, он подошёл ко мне и с интересом осмотрел с ног до головы, а потом прижал ладонь к моей груди.

— Сильная основа, очень сильная, — кивнув, он отошёл. — Я почти сорок лет как владею Силой, и повидал многих способных техномантов. Почти всех истребили в клановых войнах или настигли охотники Гекаты. Но такой сильной основы я не видел давно.

— Это ж хорошо, разве нет?

Он усмехнулся и взял в руки жезл. Камень легонько засветился.

— И да, и нет. Сэм, мы живём в трудное время. Но для техномантов — особенно трудное. На нас ведётся охота, за голову такого, как я, дадут громадное вознаграждение. Всё дело в том, что Геката, божество пиромантов, открыто объявила, что все техноманты должны быть уничтожены. Акваманты так же хотят нашей смерти. Другие кланы сами выживают, как умеют. Государства, правители… Им не до нас. У нас лишь два пути — либо найти себе сильных покровителей, либо принять смерть.

— Погодите-ка, а третий вариант? — встрепенулся я. — Ну, типа стать сильнее самим, не? Замутить свой клан, собрать сильных техномантов и отделать всех.

Рэйм пристально посмотрел на меня — и рассмеялся.

— Ты говоришь прямо как он, — кашлянув, старик покрутил в руках жезл. — Один мой друг из прошлого. Он тоже хотел объединить всех техномантов, собрать свой клан и жить независимо. Только вот он пропал много лет назад. Погиб в бою, или просто сбежал, я не знаю. Да это и не важно. Сэм, понимаешь, на любую силу найдется другая.

— Что-то слабо мне верится, что техноманты — слабаки по сравнению с остальными.

— О, нет! — он покачал головой. — Совсем не слабаки! Но даже очень сильного врага можно взять числом, или измором, да и других способов хватает. Тогда, пятнадцать лет назад, мы собрали сильное войско техномантов, человек двести. Колоссальная сила! Но против нас вышли армии сразу нескольких кланов. Была битва…

Он тяжело вздохнул.

— Впрочем, это всё печальная история. Не думаю, что ты пришёл сюда послушать старческое брюзжание о делах прошлого, так ведь?

Я кивнул.

— Так зачем ты пришёл в Пенту, Сэм? Чего ты хочешь?

В памяти снова всплыло задание — придти с заполненным ядром переноса в Верховный храм и провести ритуал Переноса.

— Я хочу вернуться домой вместе с сестрой. Вернуть ей нормальное тело и вернуться в наш мир.

— Хо-о, и как же ты планируешь это сделать?

— Приду с заполненным ядром переноса в Верховный Храм и проведу какой-то ритуал. Вы кстати знаете, где его найти, храм этот?

Старик сощурился и пристально на меня посмотрел. Его лицо посерьёзнело, сам взгляд изменился. Так смотрят на давних друзей, внезапно нагрянувших с подарками на твой день рождения. Хотя ты и не звал их вовсе. Вроде и приятно, но стрёмно как-то.

— Знаю. Я там был, однажды. Но просто придти туда — мало.

— Да, знаю, ядро переноса, что-то такое… мне его ещё заполнить надо.

Он снова уставился на меня так, что аж мурашки пробрали.

— И это всё? — осторожно спросил мастер.

— Да. Это — ваш мир, нам с Алинкой здесь делать нечего. Но я нифига не знаю, как это вообще провернуть. Вы мне поможете?

Старик негромко рассмеялся и встал.

— Ну, дружок, помочь-то я могу. Но только — за ответную услугу.

Хех, вот оно. Сраный мир взрослых, никто бесплатно помочь не хочет.

— И за какую? — осторожно поинтересовался я.

— Да всё просто. Сюда идёт целая армия пиромантов во главе с бывшим магистром Ордена Хинорамом, ты его знаешь. А за его спиной — лорд Гексис и сама Геката. Короче, я хочу, чтобы ты спас Пенту.

А теперь уже засмеялся я.

— Вы серьёзно? Это же бред. Я ж техномантом стал от силы три недели назад! Что я им сделаю-то? Героически разобьюсь лбом об их…

Я запнулся. Как-то некстати вспомнилась ночная битва с двадцатью пиромантами, и подбитая птица Рух, и много чего ещё.

— Тебе и не надо ломиться крошить их авангарды, Сэм. Пента может сама себя защитить, но одних её сил будет мало. Есть ритуал…

Он кашлянул и подозвал меня к себе, поближе к столу. Поднеся жезл к макету города, он пару раз тряхнул им — макет расцветился огоньками, засияли звёздочки на пяти башнях по периметру. Над городом в миниатюре поднялся купол щита.

— Есть ритуал призыва божественной защиты. Силы, которая способна повергнуть любую армию. Но это требует мм… специфических условий. Нужно собрать в одном месте носителей Силы, по одному с каждой стороны, и сфокусировать их мощь в одном особом кристалле. Когда мы проведём ритуал, Великое Ядро пробудится и Пента будет спасена.

— Понятно, — вздохнул я.

— Сэм, не забивай себе сейчас этим голову, — мягко произнёс Рэйм и похлопал меня по плечу. Крепкая же у него рука, не по-стариковски.

— Кстати, ты уже выбрал профессию? — он подошёл к одному из стеллажей и достал потрёпанную книжицу в толстом переплёте.

— Ну, вроде как да… слесарь, — я пожал плечами, но тут меня осенило. — Погоди-ка! Их же несколько, да? Неми — она может призывать механизмы, щиты ставить еще кучу всего! А у меня почему ничего этого нет?

— Рассказать? — старик хитро блеснул глазами и открыл книгу. — Иди сюда.

Я с замирающим сердцем подошёл к нему. Узловатый палец магистра уткнулся в схему на пожелтевшей странице, похожую на мою ветку навыков.

— Значит, ты выбрал ключ… Смотри. Техномант — это всего лишь класс, специфика твоей Силы, связанной со стихией, управляющим ядром. У пиромантов — огонь, у аэромантов — воздух…

— Да, это я знаю, а у техномантов — машины, — нетерпеливо перебил я. — Что с профами-то?

— Тексты первых техномантов говорят, что сперва было всего три профессии: слесарь, электрик и строитель. Но с ростом знаний и навыков каждая из профессий становилась сложнее. Получив вторую профессию, техномант осваивал совершенные навыки, дающие ему колоссальную мощь и возможности.

Он перевернул страницу — на ней была более подробная схема профессий одной из веток.

— Строители могли стать архитекторами или операторами машин, возводить защитные сооружения и управлять ими. Самые неприступные крепости и системы обороны созданы именно техномантами-архитекторами.

Он перевернул страницу — в уголке следующей виднелся значок молнии.

— Электрики имели самый широкий выбор профессий. Они могли стать энергетиками, призывателями и наладчиками. Их область — создание и управление энергией и машинами, её использующими. Я выбрал профессию энергетика, как и Неми, кстати. Это очень сильная специальность, но без защитника, без того, кто прикроет энергетика в бою — очень уязвимая.

— Ей нужна поддержка, — выдохнул я, потихоньку догадываясь, какой расклад получается с этими профами.

Да тут всё — как в классической РПГ! Есть жрецы, есть кузнецы, есть маги и лучники — ну, типа энергетики эти. И в этой радостной схеме не хватало ещё кое-кого.

— Механики, — старик снова перевернул страницу. — Самая, хм, сложная и невостребованная профессия. Грязь, пыль, железо и смазка. Вторая профессия у механика всего одна — инженер. Но вот возможности…

Он обвёл пальцем целую ветку, идущую от значка инженера.

— У инженера много разных навыков. Освоить все невозможно, поэтому их разделили на группы. Энергоустановки, гидроприводы, пневмоустановки, металлургия, биоматериалы. Инженеры не умеют создавать энергию, они работают только с механизмами. Но без них — всё бессмысленно. Они — мышцы нашего класса, грубая сила, без которой любая энергия уйдёт в никуда.

— Танки, — прошептал я, расплываясь в улыбке. — Рыцари и воины, да?

— Не совсем. Лучшие рыцари выходят из геомантов, лучшие воины — из аквамантов. Инженер — это сплав силы и ума. Он побеждает силой там, где слабы другие классы, и берёт умом в битве с более сильным противником.

— Чёт я нифига не понял.

— Позволишь? — Рэйм поднял жезл и поднёс руку к моей груди. — Я посмотрю твою основу. Одно из умений энергетиков — видеть суть вещей. Я посмотрю на развитие твоей Силы и твои успехи.

Пожав плечами, я кивнул. В конце концов, ну увидит он основу, что такого-то.

Старик коснулся меня, камень на его жезле вспыхнул мягким светом. Я застыл — перед глазами выскочило меню персонажа.

Мать твою, он залез в мой интерфейс!

— Хмм, — прикрыв веки, старик довольно покивал. — Хорошее развитие, правильные навыки. И ты весьма опытен для трёхнедельного техноманта. Оп, а это что…

Я невольно напрягся. Чего он там углядел?

Рэйм с ехидной улыбкой убрал руку, камень на жезле погас. Он опёрся на стол и, скрестив руки, вкрадчиво произнёс.

— «Свидетель трусиков богини», значит? Так что, Неми всё ещё носит розовые?

Пипец. Старый извращенец! У меня аж уши загорелись от возмущения. Это что ж выходит-то, она перед всеми бельём сверкает?

— О, ты не подумай, я ей под юбку не смотрю, — дед миролюбиво поднял ладони. — Неми вообще очень стеснительная в таких вещах. И навряд ли кто-то ещё кроме тебя их видел. Но скажу по секрету, есть всего три вещи, которые она обожает — поспать до обеда, фруктовые пироги и красивое бельё.

— И зачем мне это знать-то? — фыркнул я, про себя благодаря старикана за подсказку. Надо срочно найти лучшую пекарню и магазинчик с бельём!

— Услуга за услугу, Сэм! — подмигнул он. — Так что, какие? Ну скажи, жалко что ли?

— Капец, она же ваша ученица!

— Ну, знаешь, это не мешает ей быть красивой девушкой. Ты смотри, за ней тут такие табуны вьются, я бы на твоем месте не щёлкал клювом, Сэм, и пошёл навстречу старику. Может ещё чем помог бы.

— Ч-чёрт, — я хлопнул себя ладонью по лбу. — Я обещал ей не рассказывать.

— Ну, нет, так нет, — тот пожал плечами. — Жаль, конечно, но раз обещал — слово мужчины надо держать.

— По поводу системы и всего вот этого, — осторожно начал я, косясь на книжку. — Можете ещё рассказать?

— Конечно, Сэм, — он вновь листнул книгу и жестом пригласил к себе. — Так что ещё ты хочешь узнать?

Мы со стариком болтали ещё несколько часов. О классах, Пенте, божествах и истории, о таинственных ядрах и прошлой цивилизации, и ещё о куче разных вещей. Оказалось, Орден Пенты был создан не только как тусовка техномантов, здесь были носители Силы всех видов. Геоманты, акваманты и пироманты тоже. Но большего из старика мне вытянуть не удалось. Зато он задавал мне столько вопросов, что я невольно снова ощутил себя на допросе.

За окном уже начало темнеть, когда утоливший любопытство Рэйм устало захлопнул книгу и убрал её на полку.

— Что ж, был рад с тобой пообщаться, молодой человек, но тебя уже ищут. Ты в Пенте новенький, так что давай повожу тебя к своим.

— И точно же, блин! Рэйм, а куда мои друзья и сестра делись? — встрепенулся я. — Их-то хоть не надо спасать?

— Разве что от тоски, — посмеялся он. — Не волнуйся, мы с Неми их нашли в первый же день. Девчонка с лисой пошла в гильдию биомантов, а тот разговорчивый культиватор — на постоялом дворе недалеко от гостиницы Неми. Я провожу тебя. И это, не беспокойся насчёт денег за проживание, всё уже оплачено на неделю вперёд.

Мы спустились на улицу. Рэйм накинул длинный пыльный плащ и, не выпуская жезла из рук, повёл меня на другую сторону проспекта.

Тонкие столбы по обе стороны дороги медленно разгорались голубоватым светом. Местное уличное освещение, по-видимому, сохранилось ещё со времён прошлой цивилизации. Проходившие мимо люди не обращали на них внимания, и лишь я глазел на них как турист на статую голой женщины.

— Сэм, по поводу Немезиды, — негромко произнёс старик, придвинувшись ближе. — Будь с ней помягче. Девочка с детства живёт вдали от родни, совсем одна, и вынесла она немало. Поэтому порой она, хм… нуждается в чьей-то заботе.

— Эм, в каком смысле?

— Понимаешь, хоть я и учил её с самого детства, многие испытания она переносила в одиночку. Довольно, мм, тяжёлые. Её предал тот, кому она доверяла больше всех, и после этого она закрылась в себе. Решила больше не показывать своих слёз. Неми привыкла скрывать свою боль за улыбкой, но я-то вижу правду.

На секунду меня кольнула совесть. Хорош помощничек, едва заявился в город, сразу встрял в неприятности, да ещё и с поединком хлопот добавил.

— И что я могу сделать?

— Сэм, ей нужен кто-то, кому она сможет снова доверять. Кто-то близкий, кому она сама захочет открыться.

— Я всё понимаю, но ты сейчас себя описал так-то, — я покосился на старика. Тот улыбнулся в усы и покачал головой.

— Не, Сэм, не я. Ей нужен кто-то её возраста. Не учитель, а равный.

Мы подошли к длинному двухэтажному зданию с большим двором и крепким сараем. У входа стояла пара лошадей, внутри горел свет и слышались довольные голоса постояльцев. Потянуло едой и выпивкой. Живот невольно забурчал, напоминая о себе.

— Твоя сестра внутри, — Рэйм кивнул на сарай. — Я предупрежу хозяина, он мой хороший знакомый. Ничего не бойся и если что-то нужно, сразу говори ему или его жене. До скорого, Сэм, был рад познакомиться.

— Позволь ещё один вопрос? — окликнул я техноманта у двери в гостиницу. — Ты сказал, Неми предал кто-то, кому она доверяла больше всех. Кто он?

— Это неважно, его уже изгнали из Ордена Пенты, — отмахнулся он. — Иди к сестре, она ждёт тебя.

— И всё же?

Я упрямо посмотрел на него. Помедлив пару секунд, старик нахмурился и вздохнул.

— Магистр-пиромант Хинорам. Её первый друг, и её первая любовь.

Глава 18. Смертельный противник. Часть 1

Есть вещи, узнав о которых, начинаешь жалеть. И эта новость явно была из их числа.

— Спасибо за всё, — я кивнул старику и вошёл в сарай.

На душе было гадко. Не то чтобы я хотел копаться в прошлом Неми, но оно как-то само вылезло. И мой пыл в её отношении сразу поутих.

— Да плевать вообще, — прошептал я, опираясь на толстую створку ворот.

— Да уж, это точно! Тебе вообще плевать на меня!

Я чуть не подскочил на месте. Из-за тускло освещённой телеги, стоявшей посреди сарая, выехала Алинка. Её пыльный корпус подрагивал, детали скрипели и потрескивали. Культиватор остановился и выдохнул облачко дыма.

— Йоу, Алин…

— Не йоу! Ты!..

— Давай я всё объясню.

— Да уж, объясни, Сэмми! Ты обещал меня не бросать, а что в итоге? Пропадаешь на две недели, а едва мы встретились, тебя сажают в тюрьму, и почему? Потому что ты домогался до девчонки! Не можешь сдержать своего монстра в штанах? Да ты вообще в этом мире с катушек слетел нафиг!

— Прекрати! — я топнул ногой. — Давай хоть ты не будешь меня во всяком дерьме обвинять, а? Не виноват я, Виви отозвала своё дебильное обвинение! Довольна?

— Нет! Ты вечно куда-то уходишь, с кем-то веселишься, а я?.. — она всхлипнула. — Ты думаешь, мне так легко? Да я чуть не свихнулась, когда меня потащили эти стражники! Всю излапали, извертели, а потом…

— Алин, — я виновато вздохнул и подошёл. — Прости.

— Тебя всё время нет рядом, когда… — шмыгнула сестра и упёрлась в меня. — Когда мне плохо, или одиноко, или…

— Эй, ну, — я приобнял еле тёплый мотор и погладил. — Всё, теперь я с тобой. Не волнуйся, сестрёнка.

— Надолго ли? — проворчала она. — Опять найдёшь себе какую-нибудь девчонку и убежишь за ней, как обычно… или ещё во что-нибудь встрянешь, если уже не встрял. Скажи не так?

— С-слушай, давай лучше тебя в порядок приведём, а? — перевёл я тему. — Помоем, покормим… в туалет не хочешь?

— Не увиливай, а! — фыркнула она. — А всё! А раньше надо было заботливого братика косплеить! И что это вообще за обращение, как с инвалидом, а?

— Всё-всё, не буду больше. Прости.

— Н-ну… тогда хорошо, — тихонько буркнула сестра. — Хочу.

— Что?

— В туалет. И кушать тоже.

— Щас организуем!

Первым делом отвёз сестрёнку за сарай — справлять надобности внутри она отказалась наотрез, а в уборную, по понятным причинам, мы попасть не могли.

Когда мы вернулись, я разжёг еще несколько светильников — сарай сразу преобразился. Тут же обнаружилась моя сумка с вещами и батарейкой. Кристалл внутри неё всё ещё светился. Вооружившись тряпкой и ведром, засучил рукава и взялся за дело.

К тому моменту, как на улице стемнело окончательно, сестрёнка сверкала и блестела чистотой, а на столе перед нами стояли две большие тарелки с ужином — хозяин постоялого двора расщедрился на жаркое с грибами и чем-то похожим на картошку, плюс большую булку хлеба.

— Алин, нам нужно поговорить насчет дальнейших действий, — закончив с едой, я достал из кармана гаечный ключ. При каждом взгляде на культиватор то и дело всплывала надпись «Доступна модификация!», и на меня это действовало как красная тряпка на быка.

— Кстати, Сэмми! Мы ведь теперь будем жить тут, да? — встрепенулась она, тихонько бурля пищей в бензобаке. — Пошли завтра походим по городу! Хочу посмотреть вкусняшки, и одежду, и вообще местные лавочки…

— Тебе-то зачем одежда? Ты ж железная. И вообще, я хотел с тобой поговорить.

— О чём?

— Тут такое дело… — я замялся. И как вот ей сказать про то, что я реально встрял с этим поединком?

Едва я набрался смелости пред лицом культиватора-сестрёнки, как в дверь сарая постучали.

— Что за… — я вскочил с места, когда дверь открылась — и внутрь вошли двое.

Невысокие худенькие фигурки, явно девичьи. Одна — в тёмном платье и белом переднике. Та самая горничная-служанка из тюрьмы. А вот вторая, в длинном сером плаще, прятала лицо под капюшоном.

— Госпожа, он здесь. Но мы ещё можем уйти неза…

Та остановила служанку жестом и потянулась к капюшону.

— Эй, это же… — вырвалось у меня, когда гостья открыла лицо.

Бледная кожа, платиновые волосы. Серо-стальные глаза.

Я инстинктивно стиснул челюсти. Приехали, твою мать.

— А! — воскликнула Алинка. — Это та самая, обманщица!

— Я не обманщица! — воскликнула гостья и тихо добавила. — То есть… д-да, обманщица.

— Госпожа, перестаньте! — вступилась служанка.

— И что здесь забыла Ксенти? — холодно бросил я. — Ещё в чём-то меня обвинить хотите, «госпожа»?

Девушка вздрогнула и опустила голову, в уголках её глаз заблестели слёзы. А девчонка в переднике, скрипнув зубами, злобно уставилась на меня.

— Уходите, — я кивнул на дверь. — Я ещё прошлое дерьмо не разгрёб, придержите новую порцию.

Служанка тут же подлетела ко мне и отвесила звонкую пощёчину.

— Не смей так говорить с ней, идиот! — закричала она, тыча пальцем. — Ты ничего, ни-че-го не знаешь о госпоже Вивиан! Не видел её слёз все эти дни, ты…

— Перестань, Ильзи! — встрепенулась Виви.

— Не перестану, госпожа! Вы ведь даже письмо ему написали, а он!..

Я уставился на них как ошалелый. В голове медленно начал складываться паззл.

Ильзи посмотрела на меня с ещё большей яростью.

— Неужели ты такой тупой, что даже не прочитал её письмо?

— Это её письмо? — я достал смятую бумажку. — Не Неми?..

Она звонко хлопнула себя по лбу.

— Господи! Идиот, конечно её, она же так и пишет!

— Можно подумать, я ваш язык знаю.

Та издала полный ярости вопль и вырвала у меня бумажку. Расправив листочек, девушка зачитала вслух.

— «Здравствуй, Сэм! Прежде всего, извини за те слова у ворот. И за всё то, что случилось после. Я не могу сказать всё прямо, но знаю, ты поймёшь…» Да как же он поймёт, тупоголовый олух!

— Может, перестанешь гнобить братика и дочитаешь нормально? — вступилась Алина.

У девчонки аж глаз задёргался. Обалдев от вида говорящего культиватора, она кивнула и продолжила.

— «То, что я сказала — неправда. Мы оба это знаем. Но мне пришлось это сделать. Пожалуйста, пойми, у меня не было выбора. Я не могу произнести правду, Сэм, мне даже написать нельзя. Умоляю, прости мою слабость — пережить такой же кошмар, что пережил ты, я не могу. Но ты должен понять меня. В конце концов, с тобой случилось то же самое. Наверное, я трусиха и слишком слаба, но клянусь, я искуплю вину. Прости, если сможешь. Вивиан Ксенти».

Её слова прозвучали как колокол. Я посмотрел на насупившуюся служанку, а потом — на Виви. Девушка вытирала щёки расшитым платком. Вот и сложилась картинка.

Но если всё так, это ж получается…

— Погоди-погоди… — я потёр лоб. — Так выходит, это было-

Невидимая рука сдавила мне горло. Конечно же, Лилам, вертеть тебя триста раз!

Я подошёл к вздрогнувшей девчонке и заглянул ей в лицо. Опухшие, заплаканные глаза — и правда, ревела дня три, не меньше.

— Это была Сильфид?

Виви кивнула.

— Твою же мать…

Я отшатнулся и сел на край стола. Гнев божества, которого она так боялась — это оно и было?

Выходит, это я тут идиот? Столько дерьма надумал и наговорил, что хрен теперь на попятную пойдёшь!

— Надо было сделать только это, или что-то ещё?

— П-пока не знаю, — прошептала она. — Н-но ещё…

Она снова замолчала, будто поперхнулась словами, и показала ладони с шестью оттопыренными пальцами.

— Ещё шесть заданий, — кивнул я. Конкретно же божество взяло её в оборот.

— С-сэм, прости меня, — Виви склонила голову. — Из-за меня ты перенёс м-много бед и боли. Я хочу помочь тебе хоть чем-нибудь, чем смогу. П-просто знай, даже если ты меня прогонишь, семья Ксенти г-готова тебе помочь в час нужды. Я готова помочь.

— Госпожа! — Ильзи всплеснула руками. — Вы не должны помогать этому придурку! Пусть сам плюхается в своих-

— Это моё решение! — упрямо ответила она. — Н-не вмешивайся. Ты не знаешь всего…

— Да и знать не хочу! — она повернулась ко мне. — Ты, грубиян! Отговори её! Ты и так принёс роду Ксенти кучу неприятностей, заставил госпожу унижаться, когда ей и так тяжело!

— Слышишь, а мне её финты только пользу принесли, да? — огрызнулся я.

— П-прости меня, Сэм, — склонилась Виви. — Я… это моя вина. Целиком и полностью. Прошу прощения.

Служанка застонала и отошла назад.

— Эй, а передо мной никто извиниться не хочет? — влезла Алинка и сердито подкатила к нам, выпустив облачко пара. — Я так-то тоже тут пострадавшая сторона.

Виви хихикнула и села возле Алины.

— Прости, что доставила вам с братом столько неприятностей. Можно я потом сделаю тебе подарок в качестве извинения?

Алинка довольно попыхтела и качнулась вперёд.

— Хорошо, прощаю! Я добрая. А братик просто доверчивый дурак, его любая девчонка обмануть может.

— Бли-ин… — надулась Ильзи. — Госпожа, время позднее уже. Пошлите домой.

Виви поднялась и кивнула.

— В-верно. Мы пришли извиниться, и теперь уходим. Спасибо, что выслушал.

Ильзи открыла дверь и, оглядевшись, юркнула наружу.

— Никого, выходите! — донесся её шёпот.

— Доброй ночи, Алина, Сэм! — кивнула девушка и вышла.

— Пипец, — я закрыл дверь и на всякий случай задвинул засов. — Нифига себе поворот.

— Прикольная девчонка, — прокомментировала Алина. — Сэмми, ты реально к ней за неделю ни разу даже не пристал?

— Нет, — буркнул я.

— Ну и дурак. Я бы пристала.

— Слушай, ты… — начал я, но Алина издала звук, похожий на зевок сквозь трубу. Походу и она за сегодня вымоталась. А если подумать, это ведь наша первая ночь вдвоём в новом мире, когда мы можем нормально общаться, а за нами никто не гонится!

Я погладил её тёплый бензобак и улыбнулся.

— Давай уже спать. Завтра поговорим кое о чём, мне будет нужна твоя помощь. Сейчас поищу чем тебя укрыть.

Искать долго не пришлось — пара комплектов одеял нашлась на одной из полок. Я укутал Алинку, примостившуюся возле тюка с сеном, а сам погасил свет и забрался на второй ярус сарая. Лёг на доски, укрытые соломой, — после тюремного пола это казалось райской периной.

— Братик, знаешь, а я рада, что ты не трогал ту девчонку, — донесся сонный голос снизу.

— Что так вдруг?

— Значит, ты больше по мальчикам и хранишь свою задницу для большой и чистой любви, — хихикнула сестра. — Как настоящий пассив!

— Ещё раз услышу твой извращенско-анимешный бред, все гайки повыкручиваю, поняла? — пригрозил я.

— Хорошо-о! Я же шучу, а ты обиделся сразу. Доброй ночи.

— Ага, доброй.

— О-о, Канецугу-сама, твой банан упирается мне в ногу…

— Алинка, если не заткнёшься, мой ключ упрётся тебе в бензобак. Смекаешь?

— Фу, инцест! — фыркнула она. — Я папе расскажу.

— Да ради бога. Его всё равно тут нет. Никакие наши правила тут не работают. Твори что хочешь.

— Так ты серьёзно?.. — вкрадчиво прошептала она. — Ну… про ключ.

— Спи уже.

Вздохнув, сестра фыркнула мотором и притихла. А я ещё долго смотрел на свет двух лун, пробивающийся сквозь окно в крыше.

***

Всё утро мне не давали покоя мысли о предстоящем поединке. Нужно было как-то рассказать Алинке, но я оттягивал момент.

А потом всё решилось само собой. Точнее, решила Фелис, пришедшая к нам сразу после завтрака. Мы как раз занялись небольшим ремонтом и чисткой, пристроившись возле одного из столов. Все соединения культиватора адски скрипели, а половину деталей надо было менять, но без смазки и запчастей приходилось выкручиваться такими вот полумерами.

По-хозяйски распахнув дверь в сарай, девушка впустила лисёнка и зашла следом.

— Йоу, Лин! У меня офигенские новости! Прикинь, твой братишка закусился с королевским рыцарем! У них завтра поединок!

— Йоу… чего?

— Того! Нареми Эладио, сын короля, завтра бьётся с неким техномантом Сэмом!

— ЧТО-О?

Началось… Я со вздохом поднялся и вытер пот со лба.

— Здаров, Фелис.

— Э… С-сэм? — девушка изменилась в лице. Улыбка искривилась, а лицо стало слегка растерянным.

— Ага. Ты откуда это узнала-то? Про поединок.

— Э-э, да как бы весь город об этом гудит… — она побледнела и отвернулась, тут же начав поправлять чёрный кончик носа и лисьи усы карандашом.

— Погодь, Фелис! — зашумела сестра. — Что за поединок, почему я не знаю?.. Братик, когда ты опять успел встрять?

— Вчера, — буркнул я.

— И почему мне не сказал?

— Да как-то… хех.

— Короче! — закончив поправлять макияж, Фелис взяла Хвостика на руки и подошла к Лин. Я отметил, как она старалась не смотреть на меня. И щёки отчего-то порозовели.

— По городу везде развешаны объявления, — она начала рассказывать. — Этот поединок подают как супер-событие года! В каждой таверне, в каждой гильдии, даже по торговому кварталу расклеили, прикинь?

— Да я смотрю, ты уже стал знаменитостью, — надулась Алинка и наехала мне колесом на ногу. — А ему-то ты что сделал?

— Нахер послал.

— Пипе-ец, Сэм, ты просто псих! — захохотала Фелис. — Послать сына короля — ты бессмертный, что ли?

— А хрена ли он такой наглый? — вспылил я. — И что вы вообще пристали?

— Ну как бы… — она пожала плечами. — Тебе походу гроб заказывать надо. Нареми нереально крут, к тому же ещё и аэромант! Ты когда его вызывал, вообще думал, как с ним биться будешь?

— Нет.

— Оо, узнаю братика, — вздохнула Лин. — Сперва встрять, а потом думать — это прям его девиз.

— Ну, так? — девушка скользнула по мне взглядом. — Может, план какой-то придумаем? По идее ты можешь пойти к нему, встать на колени и вымолить прощение. Знаешь, это так-то лучше, чем тупо сдохнуть завтра на глазах у всех.

— Чёрта с два я перед ним унижусь, лучше уж сдохнуть, — процедил я сквозь зубы. О том, что я реально могу помереть, как-то не думал. Но вот отдавать мерзавцу свидание с Неми — ни за что.

— А вот Виви пришла и извинилась, и ничего, — хмыкнула сестра. — Не сдохла.

— Виви была здесь? — встрепенулась Фелис.

— Ага. Признала, что ошиблась и зря братика обвинила. Его и отпустили. Правда, он всё равно накосячил…

— Да нет же, Лин! — девушка отпустила Хвостика и хлопнула в ладоши. — Это же выход! Он же аэромант, так? И Виви тоже! В городе нет гильдии аэромантов, они держатся особняком, так почему бы у неё не узнать, как победить его?

— Обойдусь. Сам что-нибудь придумаю.

— Упрямый, как ослоухий заяц! — топнула ногой Фелис. — Ну и думай сам. Лин, пошли в город? Мы хотели по магазинам пройтись, я как раз нашла клёвую лавочку с украшениями. Пошли?

— Угу! Братик, мы закончили?

— Эм… да, что мог — сделал, остальное вечером. Или завтра, — я усмехнулся. Да уж, если ничего не придумаю, завтра может быть моим последним днём в жизни. Идей не было никаких, но и сидеть на месте я не мог.

— Алин, давай я с вами пойду, развеюсь немного, может, что в голову придёт?

— Давай, только тебе бы переодеться. Выглядишь так, будто тебя кошки драли.

Что ни говори, сестра была права. Пришлось наведаться к хозяевам таверны. К счастью, супруга хозяина быстро нашла мне сносные штаны и рубашку. Даже пустила помыться!

Правда, ни новая одежда, ни весёлая компания и поход по магазинам мою задачу не облегчили. Я рассчитывал найти хоть какую-то подсказку, хоть один знак, намёк на слабое место Нареми или путь к победе. Но кроме листовок с его рожей и призывом придти и поддержать завтра на арене, ничего не было.

Мы несколько часов слонялись без особого дела по магазинам и глазели на Пенту. Точнее, слонялся я — а вот Фелис с Алинкой и Хвостиком весело проводили время. Я то и дело смотрел на них и невольно радовался за сестру. Она здорово ладила с девушкой, и думаю, их можно было назвать подругами. Странно, но я всё чаще ловил себя на одной мысли.

За те три с лишним недели, что мы были в этом мире, я завел только кучу врагов и нажил кучу неприятностей. Боролся, преодолевал. Даже убивал людей. Но Алинка…

Она нашла себе друзей. Конечно, я общался с Фелис, Хвостиком или Неми вполне неплохо, но назвать их друзьями всё же не мог. Может, если бы не случился инцидент с Виви, я мог бы назвать её подругой. Но при мысли о ней на душе было тяжело, да и хватало между нами всякого дерьма. Смешанное чувство.

Удивительно, но с Неми было нечто похожее. Мы хорошо общались, но я ощущал дистанцию между нами. Те чувства, на которые я втайне надеялся, ещё не успели вырасти. А если я что-то не придумаю с этой дуэлью, похоже, и не успеют.

От тяжких мыслей отвлёк голос Алинки.

— Эй, братик, кончай киснуть, возьми вот булочку съешь!

Я осмотрелся — мы стояли возле прилавка булочной. Воздух пропитался сладковатым запахом выпечки, а Фелис уминала булку с повидлом. Вторую такую же она запихивала в бензобак Алинки свободной рукой. Я посмотрел на возмущённое лицо барышни-пекаря и пожал плечами.

— Не выйдет, мелкая, у меня денег нет.

— А вот и есть! — подмигнула Фелис и потрясла мешочком с монетками. — Угощаю!

— А! — я ткнул пальцем в мешочек. — Это же из моей сумки! Значит, пока я там мёрз в подвале, вы тут мои деньги прогуливали?

— Да ладно тебе, Сэмми, не так уж и много мы потратили, — вступилась Лин. — К тому же не твои, а наши. Или тебе жалко пару монеток любимой сестрёнке? Жадюга.

— Да не жалко мне, бери, — фыркнул я и уставился на прилавок. — Просто могли бы их на что-то нужное потратить.

— Вроде нормальной одежды для тебя, — согласилась она. — Или мозгов.

— Разберу нафиг, — пригрозил я и повернулся к пекарше. — Слушайте, а у вас фруктовые пироги бывают?

— Конечно! — кивнула она и показала на рядок аппетитных пирогов. — С чем хочешь, есть, и булки с начинкой, и без, и даже с приправой из Эйлатума, и с Фиренских островов, и вот это ещё.

Она кивнула на несколько тонких лепёшек, свернутых в трубочку.

— Не знаю, зачем отец их напёк, но почему-то загорелся он идеей их продавать. Пресные они и безвкусные, лучше не бери.

— Ларна, это ты там мою стряпню хаешь? — донёсся зычный мужской голос из двери за её спиной. — Давно скалкой по заднице не получала? Вот вредная девка!

— Короче, пироги бери, их даже королевские техноманты едят! — она сверкнула глазами и вручила мне пирог. — Всего три талара!

Опа! Значит, это и есть те самые пироги, которые Неми любит? Вот удача!

Я отсчитал три монетки и вручил женщине. Мы забрали выпечку и пошли дальше.

— Братик, это ж лаваш был, — сказала Лин. — И чего она бесится?

— Да кто ж вас, девчонок, поймёт, — ответил я и откусил пирог. Блин, реально вкусный.

После полудня мы с Алинкой и Фелис разминулись. Они пошли гулять на пристань, а я — искать подсказки для завтрашней битвы. Первым делом пошёл к гарнизону рыцарей, где меня держали два дня. Хоть я и неплохо запомнил дорогу, но с первого раза не нашёл. Поплутав пару часов, бросил затею и вернулся на центральный проспект — главный ориентир Пенты. Широкая дорога шла через весь город, разделяя его надвое.

Взгляд сам нашёл башню Ордена Пенты, точнее, башню техномантов. Может, Рэйм или Неми знают что-нибудь такое? Я с надеждой направился к ним.

Увы, на месте их не было. Постучавшись в запертые двери, я подождал минут двадцать — никто так и не появился. Да уж, хреново им тут без мобильников… походу даже почтовых голубей ещё не придумали, или там почтовых дятлов. К слову, птиц вокруг было полно.

Близился вечер. И чем ближе был закат, тем тревожнее становилось на душе. Я плёлся к знакомой таверне, окончательно угнетённый тяжёлыми мыслями. Уже войдя во двор, посмотрел на крышу сарая — на коньке сидела, чистя клювом перья, здоровенная птица. Я такие на конфетных обёртках видел, типа буревестника. Только клюв длинный, как сабля, и кривой.

Завидев меня, птица с протяжным криком взлетела, подняв с крыши кучу соломинок и пыли. Я закашлялся от посыпавшихся сверху соринок.

— Вот же тупая… — начал я, и слова застряли в горле. Перед глазами снова встали белые крылышки, вышитые на платке и спине служанки. Нареми — аэромант, и его слабости — слабости всех аэромантов. И как ни крути, чтобы их узнать, мне нужен кто-то, на деле знающий аэромантов.

Походу Фелис была права. Пора засунуть свою гордость поглубже и идти на поклон к семейке Ксенти.

Глава 18. Смертельный противник. Часть 2

Как ни странно, но поместье Виви я нашёл довольно быстро. Мало у кого в Верхнем городе были такие шикарные хоромы — за высоким кованым забором, с зелёным садом и цветными гербами. На воротах — всё те же крылышки и щит, как на её экипаже. Ворота открыты, даже охраны нет. Я прошёл по дорожке к особняку и постучал в красивую резную дверь.

— Иду-иду! — донёсся звонкий голос Ильзи, дверь скрипнула и открылась. — Здра-

Девушка в платье горничной уставилась на меня, радушное выражение тут же сменилось на гневную гримасу.

— Ты! Чего припёрся, опять решил напакостить госпоже?

— Ты чего на меня взъелась, а?

— Ильзи! — тут же донеслось сзади, в прихожую из соседней комнаты высунулась Виви. Краем глаза я заметил, на ней была лишь лёгкая полупрозрачная сорочка и плед поверх неё. Увидев нас, она ойкнула и скрылась обратно.

— Я же сказала тебе пустить его, если придёт!

— Но госпожа! — жалобно протянула она и снова уставилась на меня. Я довольно улыбнулся и вошёл внутрь. Девчонка буквально сжигала меня глазами.

— Ильзи, помоги мне переодеться, — позвала Виви. — Сэм, подожди минутку там, хорошо? Я сейчас.

— Припёрся на ночь глядя, прохвост… — пробормотала горничная и прошла в комнату, попутно отдавив мне ногу. Ну, чертовка…

Я прикрыл дверь и стал разглядывать прихожую, больше похожую на большой зал с боковыми проходами в соседние комнаты. На второй этаж вела широкая лестница, по обе стороны — маленькие статуи ангелов, такие же — над каждым проходом. Всё вокруг дышало роскошью и богатством. Лакированная древесина, ковры, цветы в вазах, искусная отделка и яркие светильники, явно от прошлой цивилизации.

А на стене над лестницей висел большой вышитый гобелен с изображением хозяев поместья. Высокий темноволосый мужчина держал за руку хрупкую женщину с платиновыми волосами. А возле них — две девочки, одна — повыше, с широкой улыбкой, а вторая, совсем маленькая, держалась за платье матери. Виви и её семья.

Семейное сходство налицо — мать с дочерьми были одинаково стройными и светловолосыми. И грудь у них, хм, не выделялась. Разве что у старшей, походу взявшей больше генов отца, были всё же не равнины, а скорее плоскогорья. Почти как у Неми.

Из соседней комнаты донеслась странная возня. Тут же выскочила Ильзи со свёртком одежды и, показав мне язык, утопала во второй проход.

— Фух, готова, — Виви вышла в прихожую и кивнула. — Спасибо, что п-пришёл.

— У-угу, привет, — кивнул я, разглядывая её. Девушка сменила сорочку на синее платье до колена. Тончайшая ткань плотно облегала фигуру, напоминая комбинезоны из Алинкиных мультиков, везде виднелась уже знакомая вышивка.

— Виви, я это… — оторвавшись от неё, вспомнил, зачем пришёл. — Ты, наверное, уже слышала про поединок.

Она кивнула, взгляд сразу стал обеспокоенным.

— Сэм, пошли за мной.

Мы поднялись наверх и прошли по длинному коридору почти до самого конца поместья. Виви достала ключ и отперла дверь в большую комнату, по всей видимости, кабинет отца. Большой стол в центре, по стенам — книжные полки, а у окна — несколько деревянных манекенов.

— Проходи. Отец тут делает н-новую одежду. Точнее, придумывает. Семья Ксенти зарабатывает на одежде, и за н-несколько поколений это дело сильно разрослось. Отец говорит, наши мастерские производят всё от белья до доспехов, и л-лучшие образцы он шьёт сам…

— Только вот дочь шить не научил, да? — я вспомнил, как зашивал её порванное бандитами платье. Виви кивнула.

— Папа сказал, что его детям не будет н-нужно касаться иглы и лекала, чтобы стать с-счастливыми.

— Ну, все ошибаются.

— Угу, — она пристально посмотрела на меня. — Ты ведь п-пришёл ко мне за советом, да? Как победить Нареми.

Я лишь кивнул. Неужели настолько очевидно? Или у меня на лице написано, в какой заднице я оказался?

— Тогда вот совет — откажись от поединка, Сэм! Ради всего с-святого, пожалуйста! Он же п-просто убьёт тебя!

По спине побежали мурашки. И эта — туда же. Убьёт, разорвет, растерзает… он что, местный терминатор, что ли? Что его все так боятся-то?

— С чего бы?

— Ты не п-понимаешь, он очень силён. Как аэромант он сильнее меня, да и вообще любого в Пенте! С н-ним могла тягаться только моя сестра. А как рыцарь…

— Я видел, что он умеет. Крутой, согласен.

— И ты всё равно хочешь с ним биться? П-почему?

— Потому что он зазнавшийся мудак, а я таких просто ненавижу.

Виви сдержала смешок и снова на меня посмотрела. Серьёзно, и со странным огоньком в глазах.

— Х-хорошо. Я расскажу всё. Мне нужно было убедиться, что ты с-серьёзен. Я пока не могу отомстить королю напрямую, но сделаю всё, чтобы ты н-наказал этих свиней за то, что они сделали с моей семьёй. Никакой пощады, Сэм.

— Виви, чего мне вообще от него ожидать? Чем он может меня атаковать? Ну и слабости, какие у аэромантов уязвимые места?

— Нареми — аэромант-заклинатель, как и моя сестра, — Виви подошла к книжной полке и, немного поискав, вытащила толстый томик. Мы сели за стол и она открыла одну из закладок. Передо мной была уже знакомая ветка навыков, но для аэромантов. На том же странном языке.

— Я не понимаю ваш язык, не забыла?

— Ничего, я прочитаю, — кивнула она. — Все заклинатели используют в бою с-свои сильнейшие навыки, их два: «щит ветра» и «вакуум». Сложность в том, что один н-навык перетекает в другой, и парировать их практически невозможно. А если ты п-подберешься слишком близко, он использует «шквал» — лезвие из воздуха, сжатого д-до предела. Оно прорезает даже сталь. Поэтому что бы ни случилось, н-не подходи слишком близко!

— Понял. А первые два?

— «Щит ветра» — воздух собирается вокруг з-заклинателя и крутится с огромной скоростью. П-пробить его практически невозможно, не используя Силу. Совершенная защита. А «Вакуум» откачивает воздух вокруг цели, тебе с-становится нечем дышать. Чаще всего воздух перетекает в «Щит ветра», заклинатель как бы з-забирает воздух у тебя и использует для защиты.

— А что со слабостями?

— Аэроманты зависят от дыхания, им н-необходимы сильные лёгкие, правильная техника дыхания, очень сложная. Или м-мощная… грудь.

Виви замялась и скосила глаза вниз.

— А ещё?

— Ещё мы не м-можем использовать больше д-двух заклинаний одновременно. Но больше двух ему и не понадобится.

— Ну, это мы ещё посмотрим. Спасибо, это было полезно, мне пора. Пойду готовиться.

Я поднялся и пошёл к выходу.

— Сэм, может, останешься на ужин?.. — встрепенулась девушка. — Ильзи хорошо готовит, да и народу сейчас в поместье мало, отец в поездке, так что…

Не-не-не, нафиг, уходить! А то не дай бог соглашусь, ещё и на ночь останусь, и мало ли что случится… знаем, плавали.

— Доброй ночи, Вивиан, — я махнул рукой и спустился в прихожую. У двери уже поджидала Ильзи — даже с услужливой мордашкой открыла дверь прямо перед моим носом.

— Скатертью дорожка, дорогой гость.

— И тебе, заноза.

Уже выйдя на улицу, я обернулся. Виви стояла у двери и махала рукой.

— Удачи завтра, Сэм! Отделай этого гада, чтобы он больше никогда не поднялся!

Я хмыкнул и пошёл к нашей таверне. Здорово же эту девчонку бесит его сраное величество. Но тут я с ней согласен.

Вернулся я до темноты, и к своему удивлению встретил Алинку во дворе.

— Братик! Сходишь со мной до той булочной, где мы были? Тётя Варна просила хлеба и муки купить, у них кончилась.

— Ага, а это кто?

— Жена хозяина трактира. Ты не боись, я дорогу помню, тут недалеко.

Мы вышли на проспект и направились к торговому кварталу. Алинка пристроилась рядом, так что я чувствовал тепло её мотора.

— Ну как, узнал что-нибудь полезное?

— Да, только не знаю, чем мне это поможет.

— Хе-хе, ты прям как дядя Женя, он тоже вечно как влипнет в неприятности, так носится потом и не знает, что делать. И всё равно что-то придумывает.

— Ага, — я улыбнулся, вспомнив папиного брата. Он действительно притягивал беды. Один раз даже тонул на флоте, а другой раз, когда в шахте работал, у них был взрыв в забое. Так он сперва растерялся, а потом нашёл выход, да ещё и пятнадцать человек за собой вывел!

И тут меня осенило.

— Погодь, Алин, а ты помнишь, где дядь Женя работал?

— Эм, он шахтёром вроде был, не?

— А взорвалось у них тогда что?

— Не знаю, может динамит какой-нибудь… а что?

— А то, что я походу придумал, как мне этого придурка отделать и не сдохнуть.

Весь путь до булочной и обратно я продумывал план. И если моё предположение было верно, завтрашний день обещал стать весёлым.

***

Утром следующего дня вся Пента гудела от предвкушения. На центральной арене, похожей на гигантский колизей, собралось столько народу, что футбольные матчи Лиги Чемпионов нервно курили в сторонке. Где-то там, на трибунах, сидели Фелис с Хвостиком, Алинка и Виви.

Моя богиня встретила меня у самого входа на арену. И, прежде чем я зашёл под трибуны, обняла и пожелала удачи. А уже в раздевалке меня ждала новая одежда — тонкий кожаный доспех с вышитыми на спине крыльями.

— Эй, парень, ты готов? — в комнату заглянул тот самый капитан стражи, что допрашивал меня в тюрьме. Цепкий взгляд будто прощупывал меня, ища слабину.

Я показал ему большой палец и поднял со скамьи свою сумку. Моё секретное оружие. В карманах на груди уже лежали гаечный ключ из синей стали и запасной, обычный.

Капитан Ривиар вызвался проводить меня на арену, и пока мы шли, то и дело косился на меня.

— Самуил, Нареми — очень серьёзный противник. Держи дистанцию, постоянно двигайся. Вблизи не стой, слишком далеко — тоже. На средней дистанции его можно достать, но не зевай. Он хорошо читает противника.

— Почему вы мне помогаете? — я посмотрел на Ривиара. Он был серьёзен, как во время допроса.

— Госпожа Ксенти что-то в тебе увидела, а я доверяю ей как самому себе.

— М-м.

— И по правде говоря, — кашлянув в кулак, он понизил голос. — Нареми давно не проигрывал и чутка зазнался. А в последнее время стал позволять себе слишком много, и в словах, и в поступках. Никто не может открыто выступить против сына короля. Если не помрёшь, то верни его на землю, пока он окончательно не испортился.

— А ещё он Виви плоскодонкой назвал, — добавил я.

— Вот же ублюдок… — прошептал он и открыл ворота.

Я вышел на арену под гудение и вопли толпы. Вручив капитану свою сумку, вытащил из неё два увесистых мешка и подвесил на пояс. А следом убрал в карман маленькое кресало. Увидев надпись на одном из мешков, мужик взметнул брови.

— Ты точно нормальный, парень?.. Это же бесполезно!

— Не боись, отец, — я улыбнулся и сжал в кулаке гаечный ключ. — На кону свидание с моей богиней, так что я его королевскую задницу голыми руками в клочья порву!

Глава 19. Поединок

Я пошёл вперёд под нестройный гул зрителей. Арена была огромна — площадка размером с два футбольных поля, вытоптанная тысячами ног и поросшая короткой жесткой травой. Местами виднелись выжженные пятна, груды камней и воронки, как от взрывов. Похоже, тут частенько выясняли отношения рыцари и воины разных кланов.

Кое-где виднелись свежие отметины и следы крови — перед нашим поединком тут прошло ещё несколько боёв, для разогрева перед главным событием. Разгорячённые люди до сих пор махали флагами и кричали чьи-то имена.

Нареми стоял на другой стороне поля, поблёскивая на солнце доспехами. На этот раз на нём была кожаная броня с металлическими вставками, металлический нагрудник и латные рукавицы, на поясе — длинный меч. И опять этот дурацкий шлем с крылышками.

Он с улыбкой махал толпе, то и дело кидавшей ему цветки и лоскутки ткани. Походу горожане его любят.

Пока я шёл к центру, со стороны трибун послышались возмущённые крики, свист и ругательства. Нареми заметил меня и пошёл навстречу. На холёном лице играла довольная улыбка.

— Жители Пенты, внимание! — раздался усиленный голос с трибун. — Впереди вас ждёт главный поединок! В бою сойдутся сильнейший воин, чемпион арены и любимец народа!..

Понятно, классические зазывалки, как перед боксом. Я достал обычный ключ и увеличил его до размеров хорошей булавы. Пока мы с Нареми сходились к центру, успел проверить содержимое карманов и мешки на поясе. И ещё раз прокрутить в голове план боя. Только бы всё пошло как надо.

Мы остановились друг напротив друга метрах в десяти и замерли в ожидании сигнала.

— …встречайте, первый участник — Нареми Эладио, трехкратный чемпион арены, сын короля и сильнейший аэромант Пенты!

Толпа взорвалась восторженным рёвом и шквалом аплодисментов, на арену снова полетели цветы. Рыцарь смерил меня взглядом и улыбнулся. Так уверенно, будто уже победил.

— Ты удивил меня, чернь. Я думал, сбежишь или приползёшь вымаливать прощения. Хвалю. Но ты ещё можешь извиниться, пока бой не начался.

— Пошёл ты.

Он усмехнулся.

— Никакого благородства. Не рассчитывай на пощаду, я буду драться всерьёз.

— …и его соперник! — снова послышался голос с трибун. — Неизвестный техномант, такой редкий гость на нашей арене! Самуил Вол-ков! Он утверждает, что пришёл к нам из иного мира! Посмотрим же, чьё мастерство выше — прославленного рыцаря престола, или же таинственного техноманта из ниоткуда? Считаем вместе! Десять! Девять!..

Толпа подхватила обратный отсчёт, а Нареми положил ладонь на рукоять меча.

— Меня называют сильнейшим, простолюдин, — он медленно вытащил меч и покрутил его в руках. — А знаешь, в чём сила? Сила — в таланте, помноженном на тысячекратные тренировки!

— Два! Один! Начали! — донеслось с трибун. Я стиснул ключ и приготовился к атаке.

Но Нареми не спешил нападать. Он расслабленно пошёл вокруг, разглядывая меня как охотник — дичь.

Он увидел мешки на моём поясе — и рассмеялся.

— Мука? Ты совсем идиот, или решил победить, закидав меня тестом?

Не догадался. Я улыбнулся в ответ. Скоро узнаешь, ублюдок.

Между нами было метров семь, когда он напал. Движение — мелькнул меч, я инстинктивно закрылся, зазвенела сталь. За долю секунды преодолев дистанцию, он ударил и отбросил меня назад.

— С-сука…

Проверяет! Потерев запястье, я поднял ключ. Надо быть начеку.

Следующий удар пришёлся сбоку — Нареми двигался как ветер, молниеносно! Удар — и отскочил обратно, оставив на ключе зарубку. И снова — атака, и ещё одна.

Я едва успевал реагировать, над ареной звенела сталь. Очередной удар отбросил меня назад, ключ с жалобным звоном разлетелся пополам. Я тут же выхватил второй и изменил его в копьё-лом.

— Хо-о, недурно, — хмыкнул Нареми. — Я думал, ты новичок. Ну, это будет интересно.

Чёрт, говнюк даже не запыхался! Я встал и перехватил оружие двумя руками.

Движение — вижу! Встречный удар, синеватое копьё столкнулось с мечом, брызнули искры. Вперёд!..

Я бросился навстречу, перехватывая меч. Удар, звон — копьё рванулось в сторону. Пнул смазанный силуэт, мимо! Ушёл в сторону. Ещё один удар, меч бил сверху, блок!

Осыпав меня искрами, лезвие скользнуло вбок, к пальцам. Назад!

Отпрыгнул и снова атаковал, копьё прочертило дугу снизу вверх, и снова — блок. Рыцарь отпрыгнул в сторону и с криком ринулся на меня.

Толпа притихла, прикованная к происходящему на арене. Звенело оружие, мы метались по арене как ошпаренные, разя и отбивая атаки. Но хоть за три недели тело уже привыкло к нагрузкам, мой опыт против опыта Нареми ничего не стоил.

Отбив, наверное, уже сотую атаку, я метнулся назад. Сердце колотилось так, что отдавалось в ушах, по щекам бежал пот. От тяжелого дыхания лёгкие горели. Я вцепился в копьё, готовясь отразить новую атаку — но рыцарь не нападал. Стоял в нескольких шагах и довольно лыбился.

— Уже устал? — покрутив меч, бросил он. — Соберись, я же только начал.

Вокруг него заструились полупрозрачные потоки. Я замер как вкопанный — заклинатель начал атаку?..

Воздух медленно крутился вокруг него, поднимая с земли песчинки и обрывки травы. Голубоватые всполохи окружили его фигуру. Нареми осклабился — и поднял меч.

Первый удар я поймал кончиком копья. Лезвие высекло сноп искр и ушло вбок. Контратака — рыцарь исчез и через мгновение возник слева! Град ударов обрушился на меня. Засвистел воздух, что-то обожгло бедро и бок. Мелькнуло лезвие — я ударил навстречу, блок. Меч со звоном отскочил, контратака! Копьё описало дугу и с хрустом врезалось в нагрудник врага, Нареми отпрыгнул.

Толпа охнула — и зааплодировала, заметив, что их любимец невредим. Я сделал пару шагов назад… и заметил алые пятна на траве.

Моя добротная кожаная броня обросла каплями крови, на боку и ноге виднелось несколько порезов. Неглубокие, но до кожи дошли. Сука, всё-таки достал! Ривиар был прав — на ближней дистанции мне конец.

Осмотрев вмятину в нагруднике, соперник скривился. Утерев пот со лба, он начал со свистом раскручивать меч и пошёл ко мне.

Воздух вокруг нас начал закручиваться, снова поднялась пыль. Атаку я даже не увидел — почувствовал. Блок — копьё зазвенело, выламывая кисть. Я бросился влево, мелькнул меч — ещё удар! Вновь закрутилась карусель, перед глазами замелькало лезвие меча, а арена наполнилась звоном стали.

Никогда раньше я так не бился. Ни дома, ни здесь. Даже битва с пиромантами была проще — там рулил Лилам, а я лишь страдал. Сейчас пришлось делать и то, и другое.

Лишь чудом я ускользал от страшных ударов мечом. То и дело он врезался в копьё, высекая искры, но чем дальше, тем больше я уставал — и вскоре начал ошибаться. Лезвие скользнуло у бока, коснулось руки, спины, бедра. Я вскрикивал и ускользал от новой атаки.

Достать его удалось ещё лишь пару раз — один удар пришёлся на открытый бок. Точно под нагрудник. А второй — по закрытому бронёй плечу. Лезвие скользнуло и царапнуло по щеке, оставив алую полоску. А через миг Нареми сверкнул глазами и обрушился на меня таким ураганом ударов, что устоять было невозможно.

Невероятным усилием я поймал его меч копьём, тут же изменил инструмент — и тяжёлый ключ-булава скользнул вниз по лезвию. Соперник отбросил мечом моё оружие — и с криком ударил меня ногой в грудь.

В лицо ударил ураганный ветер, я с криком отлетел назад и пропахал спиной газон. Копьё отлетело в сторону — тут же у самого носа просвистело лезвие. Тут же вскочил и, морщась от боли, схватил оружие.

— Ты почти хорош, — негромко сказал Нареми и пошёл ко мне. — Ладно, хватит этих игр. Меня ждёт свидание с Немезидой.

Я скрипнул зубами. Говнюк явно издевался, надеясь выбить меня из равновесия. Взбесить, чтобы я снова ошибся.

— На что ты вообще рассчитывал? Что сможешь победить королевского рыцаря? — продолжал он, обходя меня сбоку. — Или что она восхитится твоей смелостью, оценит, взглянет на тебя? Ты хоть представляешь, где ты — и где я? Твой удел — крестьянки и портовые шлюхи. Мой — лучшие красавицы Пенты. И выбираю здесь я.

Он снова атаковал. Уверенные, мощные удары — сил едва хватало, чтобы их отбить. На мгновение я даже поверил ему. Но лишь на мгновение.

Новый удар, меч прочертил сияющую дугу и вгрызся в копьё, я едва сдержал удар. А Нареми, давя на меч обеими руками, остановился. Мы стояли лицо к лицу, сдерживая друг друга.

— Тебе не победить, Сэм! — он снова натянул улыбку победителя. — Ты никогда не получишь мою Немезиду! Это я получу всё! Я сяду на трон отца, я возьму её первым, я!..

— Слышь, папенькин сынок, — осклабился я. — А ты знаешь, какого цвета трусики у Неми?

Он замер. Выражение самодовольства на его лице медленно сменилось растерянностью. Походу дошло, да? Я улыбнулся и поиграл бровями.

Нареми впился в меня полным ярости взглядом и процедил сквозь зубы.

— Ты!.. Мерзкий, грязный червяк! Если ты тронул её хоть пальцем!..

Я отпрыгнул назад — перед самым носом мелькнуло лезвие, ещё с десяток просвистело у ног, срезая травинки. Взбешённый рыцарь окутался бледным сиянием, вокруг него замелькали воздушные лезвия. Вот оно… началось.

— Я хотел тебя пощадить. Проявить великодушие. Но ты… ты!

Он метнулся со скоростью молнии. Неотразимая серия ударов едва не выбила копьё из рук, я заорал от боли. Незримые лезвия впивались в тело, рвали в клочья броню, вгрызались в бока, руки, ноги. Назад, уклониться!..

Я отпрыгнул, перекатился в сторону и вскочил — тут же сияющий клинок вонзился в копьё, осыпав снопом искр.

— Я изуродую тебя и брошу гнить в тюрьму! Выпотрошу! Ты будешь жрать свои кишки, тварь!.. — бесновался он, неистово нанося удар за ударом. — К чёрту всё! Я сын короля! Беру что хочу!

Мы снова сошлись в блоке и упёрлись лбами, я ощутил на лице его смрадное дыхание.

— Я отомщу за это!.. сделаю её своей, и буду трахать, пока не начнёт умолять о пощаде! На твоих сраных глазах, тварь!..

— Да ты больной ублюдок! — вскричал я и отбросил его ударом ноги. Он даже не коснулся земли — прыгнул навстречу и отбросил меня волной воздуха. Я прокатился по траве и, закашлявшись, поднялся.

— Драться с тобой честно?.. — голос Нареми дрожал от злобы. — Да я тебе этот меч в задницу затолкаю, скотина!..

Вокруг него сгустился воздух и со свистом закрутился в полупрозрачный шар. Трибуны дружно вскричали — похоже, узнали этот приём. Я стиснул зубы и приготовился.

— Силой праматери Сильфид! — послышался сквозь вой ветра голос рыцаря. — «Великий щит ветра»!

Я отшатнулся и едва не упал назад. Вокруг рыцаря бушевал целый ураган, мимо пролетали травинки, песок и мелкие камешки. Он поднял меч, лезвие сияло голубым светом.

— Без пощады! «Вакуум»!

Творилось невообразимое. К гигантской сфере со всех сторон сползались потоки воздуха, как к черной дыре. Я с трудом поднялся — дышать стало труднее, воздуха не хватало. Нареми откачивал кислород вокруг меня! Хватая ртом воздух, я упёр копьё в землю и вцепился в него — ветер был такой силы, что неудержимо тащил к сфере. Внутри неё дрожали голубые всполохи разрядов.

Держась одной рукой, потянулся к кресалу — на такое я даже не рассчитывал! Ветер слишком сильный! В ушах гудел воздух, лёгкие начали гореть от удушья. Пальцы непослушно вытащили кресало.

Сжав камешки на веревке меж пальцев, потянулся к завязкам на мешке. Всего-то надо — дернуть узелок и вытряхнуть содержимое! Кое-как нащупав дрожащие на ветру шнурки, дёрнул.

Белая лента муки протянулась к сфере, а вместе с ней — и кресало. Чёрт!..

Поздно идти на попятную! Второй мешок, скорее!..

Ветер уже не просто гудел — выл, сфера стала молочно-серой. Перед глазами задрожала пелена, дышать было нечем, голова закружилась. Вот-вот потеряю сознание, скорее!..

Второй мешок оторвался вместе с веревками, вперёд полетело целое облако белой взвеси. Нужно чем-то зажечь!..

Гул в ушах стал затихать, всё вокруг поплыло. Нет, стой, Сэм, держись! Ради Неми, Алинки, ради себя, давай! Придумай что-нибудь! Нужна хотя бы искра!..

Искра. Точно.

Вцепившись обеими руками в копьё из синей стали, я изменил его на громадный пропеллер. Ветер мгновенно раскрутил его и с гудением взлетающего мессершмитта пропеллер улетел к сфере. Ну, не подведи, масса на ускорение!..

Сперва ничего не произошло. Видимо, скорость ветра на краю сферы таки увлекла махину. Но через мгновение сквозь белёсую стену я увидел вспышку.

А ещё через мгновение на месте сферы вспух огненный пузырь. Грохнуло так, что на мгновение я оглох и ослеп, обжигающий поток отбросил меня назад. Кувыркаясь, как мышь в стиральной машине, я отлетел к высокой стене арены и сполз на землю.

В ушах нещадно звенело. Всё-таки сознание я не потерял, но приложило меня крепко. С трудом разобравшись, где земля, поднялся на ноги и, пошатываясь, побрёл к центру арены.

Вокруг рассеивался туман, чёрные крупинки и хлопья падали с неба. Полупрозрачный воздух дрожал, а в эпицентре поднимался пыльный столб. Мощно же тут жахнуло.

Постепенно слух стал возвращаться — я услышал гул трибун, кто-то кричал, а усиленный голос ведущего призывал всех успокоиться. Даже страшно было, а если реально я прикончил придурка?

Нареми лежал на земле, взрывом с него сорвало нагрудник и половину брони, красивую одежду посекло, местами разорвало в клочья. Он лежал на спине, судорожно ловя ртом воздух, и хлопал заплывшими кровью глазами. Контуженный, раздавленный в лепёшку, но живой.

Меч валялся рядом, погнутый невообразимой мощью взрыва. А мой пропеллер лежал в стороне с наполовину рассечённой лопастью.

— Видал, да? — заорал я, с трудом расслышав свой голос. — Знаешь, в чём сила? В физике сила. Физику учи, олень…

Он дёрнул головой, заметив меня, и беззвучно зашевелил губами. Я в ответ лишь пнул его в бок.

— С рукой своей на свидание ходить будешь.

Люди на трибунах с тревогой подались вперёд. Все разглядывали сквозь пыльную завесу, кто же победил — наверняка в мутном силуэте меня и не узнали. Я подобрал пропеллер, изменил его обратно на длинный ключ и поднял его вверх.

Не знаю, откуда это во мне взялось, но я жаждал мести. Раздолбать придурка было мало. Я подобрал пару шнурков от растерзанных мешков муки, связал рыцарю руки и ноги. А затем вновь изменил ключ в реечный домкрат — такой же, что вытащил Виви из ямы. Только с площадкой побольше. С трудом закинув королевскую тушу на неё, зацепил руки и ноги по обе стороны опорной плиты и стал крутить ручку. Площадка начала давить на спину и выгибать рыцарскую тушку как лук Робин Гуда.

Когда завеса пыли рассеялась, вся арена Пенты увидела растянутого на домкрате Нареми Эладио, беспомощного и поверженного. По трибунам прокатился взволнованный ропот, кто-то даже зарыдал в голос.

— Ты… с-свинья… — забормотал рыцарь, приходя в себя. — Нечестно…

Подобрав его меч, отряхнул его от пыли и обошёл инсталляцию с домкратом.

— Как ты там говорил, меч в жопу засунешь?

Кончик кривого меча похлопал по его разодранной штанине.

— Эй… ты не… не посмеешь…

— Извинись.

Я нажал чуть сильнее, отточенное лезвие прорезало штаны и коснулось кожи. Нареми задёргался, но дыба держала крепко.

— Я сын короля!.. — жалобно прошептал он.

— А будешь сын короля с дырявой задницей, что такого-то, — я пожал плечами. — Ты уже проиграл. Будь мужиком.

Словно в подтверждение моих слов ведущий зычно прокричал на всю арену заветные слова.

— Это невероятно! Наш чемпион, бесподобный Нареми Эладио повержен! Победитель — техномант Самуил Вол-ков! Святая основа, это невозможно было предсказать!..

Послышались неуверенные хлопки, постепенно переросшие в сдержанную овацию. Были и те, кто кричал и осуждающе свистел, но большинство всё же приняло мою победу.

— Ну? — я сильнее нажал на меч.

— Извини… — буркнул он.

— Да ты не передо мной извиняйся. Ты назвал Вивиан Ксенти плоскодонкой, и Неми тоже оскорбил.

— Но чёртова девка и, правда, плоская как доска!..

— Не, лучше я тебе бубенцы отрежу…

— Извиняюсь! — заголосил он, извиваясь всем телом. — Прости меня, Вивиан Ксенти! И вы, госпожа Немезида! Примите мои извинения!

Выдохнув, я перерезал державшие его верёвки и отбросил меч. Теперь всё.

Трибуны взвились аплодисментами. Кто-то даже скандировал моё имя. На мгновение в многоголосье почудился голосок Виви и механические крики Алинки. Я улыбнулся и помахал зрителям.

Блин, как же приятно побеждать!..


ВЫБИРАЙ!


Крикнуть: «Я пересплю с Немезидой и Вивиан Ксенти одновременно!»

Раздеться догола и пробежать круг почёта вокруг арены.

Глава 20. Рейд

Едва сдерживая слёзы, я улыбался во весь рот.

Что мне оставалось? Ещё неделю пыток? Не, мне два раза повторять не надо.

Взгляд скользнул по трибунам. Вон они, Фелис с Хвостиком на руках, рядом виднеется силуэт Алинки. А за ними — и Виви с Ильзи, машут руками и что-то кричат. Все смотрят на меня, как на героя.

Говорят, в Древней Греции участники Олимпийских игр всегда выступали голыми. Ну, типа, перед богами все равны, красота тела и так далее. Чем я хуже древних греков?

С тоской взглянув на горку изодранной в клочья одежды, сложенной на земле, я посмотрел на замершие трибуны. Люди застыли в недоумении, одна мамаша даже закрыла глаза своему ребёнку.

Спасибо, мать. Жаль, твоих рук на всех не хватит.

Штаны отправились к остальной одежде, а я — бегом, как никогда в жизни, по кругу славы и почёта, топча босыми ступнями цветы.

Это дефиле я буду помнить до конца своих дней.

Ощущение ветра, бьющего в лицо, безграничной свободы, совершенной открытости.

Лица людей и их взгляды, прикованные ко мне. Те, что постарше — бледные, смотрят в лицо и что-то кричат. Осуждают. А те, что помладше — смотрят ниже. Кто хихикает, кто просто пялится с отвисшей челюстью, а одна девчонка, красная от смущения, даже бросила мне под ноги маленький букетик.

Когда я закончил забег и вернулся к горке одежды, меня знала в лицо уже вся Пента без исключения. Да и не только в лицо.

Стража потихоньку вытесняла зрителей с арены, у выходов даже давка создалась. Кто-то остался на местах, несколько человек спрыгнули на поле и побежали выручать Нареми — сам он подняться не мог, его нещадно штормило и рвало как пьяницу. К счастью, коллеги-рыцари взяли его под руки и увели, прихватив и меч.

Одевшись, я забрал ключ и с чувством исполненного долга покинул Королевскую Арену Пенты.

Ривиар, встретивший меня в раздевалке, лишь молча покачал головой. Мы вышли на главный проспект, он протянул мне сумку и хлопнул по плечу.

— Спасибо за госпожу. Сэм, ты смелый парень, но постарайся больше так не делать.

— Капитан Ривиар, срочное донесение! — воскликнул подскочивший оруженосец. Капитан отошёл в сторону и заслушал доклад. А я, давя глупую лыбу, поплёлся навстречу своим. От покидавшей арену толпы отделилось несколько человек и отчаянно матерящийся культиватор.

— Братик, это был полный!.. — сестра выругалась и сердито затарахтела.

— Сэм, ты просто псих безбашенный! — Фелис подошла первой и захохотала. — Так и знала, что ты из этих, фетишист! Ох, клянусь Кумихо, я тебя обожаю!

— Меня может хоть кто-нибудь поздравить с победой, а? — возмутился я.

— Вон они хотят, аж рвутся тебя поздравить, — Фелис кивнула на стайку девчонок, смотревших на меня издалека, и захихикала. Походу теперь и у меня свой фан-клуб появился.

Алинка подъехала ко мне и остановилась в двух шагах, выдохнув целое облачко дыма.

— Сэмми! Ты, конечно, молодец, но что это вообще было? Тебе сложно было ему поддаться, что ли?

— Не понял, — опешил я. Фелис тут же подскочила и толкнула локтём в бок.

— Да тут такое дело, Лин все ваши деньги поставила на твой проигрыш. Ну, в общем…

— Ты проиграла все наши деньги?.. — я вцепился в бензобак и тряхнул его. — Мелкая, ты совсем долбанулась? Так вот, значит, как ты в брата веришь, да?

— Да блин, откуда я знала, что ты реально победишь его? — оправдывалась сестра. — Фелис сказала, что его не победить! И все сказали! Да на тебя вообще никто не ставил, а деньги нам позарез нужны, я себе столько всего присмотрела!

— Ну, молодец, Алинка, — я легонько шлёпнул бензобак, будто отвесил культиватору подзатыльник. — Офигенно заработала.

— А я н-на Сэма поставила, — послышался робкий голос Виви. Они со служанкой стояли в стороне. Девушка была вся пунцовая и прятала глаза, но на лице играла улыбка.

— Извращенец, — поджав губы, Ильзи ткнула в меня пальцем. — Сдохни триста раз, и не приближайся к нам больше.

— Ильзи, прекрати ты! — одёрнула её Виви. — Сэм победил самого Нареми, ты не понимаешь? На глазах всей Пенты!

— А потом вывалил свою, свой… — служанка густо покраснела и закрыла лицо руками. — А-а-а, господи, как это теперь забыть?

— Зачем ты смотрела-то, заноза? — парировал я.

— М-мне госпожа ска… — она запнулась, покраснев ещё больше. — То есть, а куда ещё было смотреть-то? И вообще, ты вёл себя хуже простолюдина! Отброс! Вот госпожа бы никогда себе не позволила голышом перед кем-то разгуливать! Правда, госпожа?

Я едва сдержал смешок и покосился на Виви. Она старательно прятала глаза, — ведь наверняка не рассказала про наше мытьё в горячем источнике.

— К-конечно! — выдохнула она. — Н-ни за что.

— Да уж, братик сегодня себя превзошёл…

— Давайте закроем тему, а? — я посмотрел на девчонок и вздохнул. — Дальше что делать будем без денег, Лин?

— Если н-нужно, я могу отдать выигрыш… — начала Виви, но Алинка и Ильзи хором остановили её. — Нет!

— Я придумаю что-нибудь, — добавила сестра.

— Придумает она, — вздохнул я и поискал в толпе ещё одного человека. Ту, чьего внимания я сейчас жаждал больше всего. Правда, как ей смотреть в лицо после этого… Что-нибудь придумаю.

Самуил, — окликнул меня Ривиар и хлопнул по спине. — Обстоятельства изменились. Вы все идёте за мной. Госпожа Ксенти, госпожа биомант, вы тоже. Дело срочное и очень важное.

— В чём дело?

— Придём во дворец, и там вам всё расскажут. — уклончиво ответил он.

Особого выбора не было. Алинка тоже пошла с нами, хоть и была против. Мы направились вверх по центральному проспекту, к длинной башне-шпилю. Ривиар шёл в сопровождении оруженосца и хмурил брови.

Я шёл позади него и прислушивался к разговорам девчонок. Слова капитана заставили напрячься — чего вдруг так резко во дворец вызывают? Из-за Нареми?

Мимо нас проехало десятка два конных рыцарей. За ними — ещё небольшой отряд, пешком и в полной выкладке. А сзади тянулись еще несколько отрядов. Странно.

Вскоре мы подошли к самому основанию башни, которую я окрестил центральной. Она стояла на территории, обнесенной высокими стенами, за которыми виднелся королевский дворец Пенты.

На просторном дворе собрались уже человек четыреста, все — рыцари или воины, было и несколько человек с посохами, жезлами и разнообразным оружием. На их спинах, щитах и элементах экипировки виднелись разные гербы. Такие же, как на одежде Виви и Ильзи.

Кланы.

Ривиар подвел нас почти к самым воротам во дворец и наказал ждать его, а сам поднялся по ступеням к двери и скрылся внутри. Наша пёстрая группа сбилась плотнее, смотрясь довольно нелепо среди многочисленных мужиков в броне и с оружием. На всякий случай я изменил ключ на копьё и встал между девчонками и остальными.

Ждать пришлось довольно долго, почти час. И всё это время народ всё прибывал и прибывал. Я отметил, что появились и рыцари, уводившие с арены Нареми, среди них выделялась та самая дама-рыцарь. Над её правым плечом виднелся эфес большого меча-клеймора.

Солнца уже стояли в зените, когда ворота со скрежетом распахнулись. По площади прокатилась волна перешёптываний, все повернулись к входу.

Первыми вышли стражники и оттеснили воинов назад, очищая пространство. Следом показались Ривиар, ещё несколько мужчин в доспехах, — и, к моему удивлению, Рэйм и Немезида.

А за их спинами возникла высокая фигура в плаще и с длинным посохом. Мужчина, одетый в красно-золотистые одежды, был немолод — явно старше капитана, и старше бати. Лет пятьдесят, навскидку. Седые виски, острый взгляд, идеально подстриженная бородка и волевое лицо.

— Это он!.. — прошептала сквозь зубы Виви, стоявшая за мной. — Этот бесчестный подонок!..

— Госпожа! — шикнула Ильзи, прикрывая ей рот. — Умоляю, тише!

— Зацени, Сэм, — шепнула Фелис и ткнула меня в бок. — Это типа король Пенты, Нарион Эладио.

Я не слушал. Всё внимание было приковано к Немезиде. Моя богиня стояла с краю, рядом с Рэймом, и тискала жезл. На бледных скулах играли желваки, волнуется.

Наши взгляды встретились — девушка тут же отвела его, порозовев, и посмотрела по сторонам. Убедившись, что никто не смотрит, она незаметно помахала мне рукой и улыбнулась.

— Воины Пенты, — раздался глубокий баритон, заставивший всех разом смолкнуть. Сотни глаз уставились на короля. Все внимали его словам.

— Воины, рыцари и благородные обладатели Силы, — начал он. — Над нашей благословенной землёй нависла угроза. Вы знаете, что на Пенту движется армия врага. Войска лорда Гексиса долго собрались в Северном Пределе, его отдельные шайки давно совершали набеги на наши земли. Грабили и жгли деревни, похищали и убивали людей. Храбрые хранители держали оборону и отбивали атаки, но одних лишь этих сил уже недостаточно.

Он оглядел воинов, на мгновение задержал взгляд на мне. По спине аж прошёлся холодок. Таинственный техномант, победивший его сына и наведший шороху в городе. Наверняка про меня слышал. А если и нет, то все равно посмотрел он холодно, неприязненно. Мерзкий чувак.

Слово взял Ривиар.

— Грядёт война. Северные деревни одна за другой сдаются врагу, Серый Тракт наполнен беженцами. Сегодня прибыла очередная группа, из селения Веретянки, оно всего в неделе хода от Пенты. Всё чаще мы замечаем в небе патрули врага, а в окрестных деревнях появились одиночные лазутчики и группы пиромантов. Нет сомнения, скоро Пента будет переполнена беженцами и неминуемо взята в осаду.

— Этот город никогда не сдавался врагу, — продолжил Нарион. — Сотни лет мои предки отбивали нападения кочевых кланов, орды Диких, мы пережили три войны, в том числе Войну Техномантов. Никогда враг не поднимался по ступеням этого дворца и не ставил свой стяг на башне Основы.

Он посмотрел наверх, в сторону шпиля, возвышавшегося над дворцом.

— Не поднимется и сейчас. Вот мой приказ. Все войска Пенты, корпус Рыцарей, силы воинства и кланов должны разделить между собой участки, которые вы будете оборонять. Ваши капитаны и легаты получат все инструкции сразу после сбора. Но не это главное. Магистр Рэйм, ты можешь рассказать им всё то же, что и мне.

Старик кашлянул в кулак и вышел вперёд.

— Его Величество прав, защита Пенты, безусловно, важна, но город может выдержать первый удар силами защитных сооружений и воинов. Но чтобы отбросить врага и победить, этого мало. Гексис собрал огромную армию, больше десяти тысяч солдат — не просто солдат, пиромантов! Умелых и сильных, беспощадных к противнику. А за их спинами стоит Геката. Против мощи божества мы можем противопоставить только аналогичную мощь.

Старик вздохнул, а я заметил, как побледнела Неми. Стиснув жезл, она опустила глаза в пол и закусила губу.

— Есть ритуал, старый, почти забытый. Ритуал призыва величайшей мощи, способной как смести армию врага, так и защитить целый город. Ритуал «Великий Гекс», объединённая сила шести стихий, шести основ разной полярности. Шестеро обладателей Силы должны провести его в сердце Пенты, передав мощь своей основы особому камню. Он называется Гисэй, «самоцвет шести основ». Четверо из шести обладателей Силы, подходящих для ритуала, уже в Пенте, двое со дня на день придут в город. Но вот самоцвет…

— Он находится где-то среди Руин Древних, за восточным травяным морем, — закончил Ривиар.

— Это в пустошах Техны, — послышалось сзади. — Там только смерть!

Среди воинов прокатилась волна перешептываний. Похоже, тут все, так или иначе, слышали об этом месте. Король поднял руку — люди тут же притихли.

— Да, это правда, камень находится где-то в руинах посреди пустошей Техны, — произнёс он. — И да, нам нужно попасть туда, добыть его и принести обратно в Пенту. Это трудная и смертельно опасная задача. Но не невозможная. Без камня нашему городу рано или поздно придёт конец, сколь бы силён ни был наш дух. А потому я приказываю собрать рейд, отряд из лучших воинов. Рыцари Пенты, воины кланов и добровольцы — вот три силы, на которые могут рассчитывать люди Эладины.

Ривиар вышел вперёд и демонстративно снял с пояса ножны с мечом.

— Мой верный капитан вызвался вести отряд добровольцев. Мой сын, Нареми Эладио, лучший из рыцарей Ордена, поведёт отряд воинов и рыцарей. И третий отряд, набранный из добровольцев Кланов, поведёт техномант Ордена Пенты…

Я взмок и уставился на задрожавшую Неми. Не может быть!..

— …Магистр Рэйм Валари, старейший техномант и единственный, кто сможет переместить такой большой отряд и найти камень шести основ.

Я судорожно выдохнул — моя богиня остаётся тут, в безопасности! Старик с улыбкой вышел вперёд и оглядел воинство.

— Ваше Величество, вы, конечно же, правы. Задача опасная. Но скажу вам так. Я был на тех руинах, ещё пятнадцать лет назад, и там нет ничего, что не смог бы одолеть хороший отряд воинов. Тем более — владеющих Силой. Я уверен, мы справимся с этим и вернёмся с кристаллом до начала осады.

— Воины Пенты! Вы сильны, хорошо обучены и за вашей спиной — дома ваших отцов, ваши жёны, дети, девушки и ваша земля. И, кроме того, каждому, кто решится рискнуть жизнью и пойти в рейд, я плачу пятьдесят тысяч таларов по возвращении, добровольцам — по сто тысяч. И любая броня из королевских арсеналов на ваш выбор.

— Офигеть, вот это деньжищи! — шепнула Фелис. — Пошли, Сэм! Ты прикинь, можно же целый дом купить!

Цен на дома, конечно, я не знал, но это звучало очень привлекательно.

— Те, кто решит присоединиться к походу, подойдите к одному из лидеров, они внесут вас в списки. А после — выберите экипировку в арсенале. Остальные же направятся на оборону города и помощь жителям окрестных деревень. На этом всё. Сбор — завтра на рассвете, у башни Основы.

Король развернулся и в сопровождении нескольких рыцарей скрылся во дворце, оставив оживившуюся толпу переговариваться.

— Ну, так что думаете? — я повернулся к девчонкам.

— Я иду, точно иду! — Фелис прижала к груди Хвостика и засияла своей безумной улыбкой. — Будет весело, да и деньги нужны позарез!

— Род Ксенти тоже идёт?

— К-кон… — Виви едва склонила голову, как застыла и посмотрела на меня. Сглотнув, девушка попыталась что-то сказать, но кроме странного хрипения ничего не выходило.

— Госпожа, вам плохо? — служанка подскочила к ней, но та жестом остановила её. Отдышавшись, Виви прижала ладонь к груди и показала мне два оттопыренных пальца. Одного её взгляда хватило, чтобы всё понять.

— Второе задание Сильфид, да?

Она коротко кивнула головой и вздохнула.

— Простите… я не могу пойти.

— И слава богине, госпожа! — обрадовалась Ильзи.

— Ничего. Я тоже иду, Фелис права — деньги нам пригодятся, да и без помощи техномантов Ордена домой нам не вернуться. Прослежу, чтобы старика не угробили в этих руинах.

Тут же перед глазами выскочила уже знакомая табличка.

Получено задание!

«Смертельный поход».

Задание: найти в Руинах Древних камень Гисэй и принести его в Пенту.

Награда: 50 000 опыта, 2 очка навыков, 400 оков переноса.

Штраф: смерть.

Время на выполнение: восемь дней.


— Давай-давай, фетишист! — Ильзи показала мне язык. — Может хоть рыцари тебя чему научат. Как хорошо, что госпожа Вивиан остаётся дома с нами!

— Ильзи, ты тоже идёшь, — Виви улыбнулась. — Кто-то должен присмотреть за Сэмом и Фелис вместо меня.

— Я… что? — она побледнела. — Госпожа, пожалуйста, не надо! За что?..

— Ильзи, ты самая верная моя подруга, — девушка взяла её ладони и сжала. — Пожалуйста, очень тебя прошу, помоги им в дороге. Тебе не нужно сражаться, лишь помогать им с бытом и едой. Хорошо?

— Но идти вместе с этим извращенцем и варваром…

— Перестань, Сэм мне жизнь спас, причём не один раз, — ответила Виви с лёгким укором. — Если бы ты знала его лучше…

Я оставил их договариваться и пошёл с Фелис к капитану, когда мне в бок ткнулась сестра.

— Братик, ты как хочешь, но я с тобой.

— Даже думать не смей, — отрезал я. — Старик же сказал, смертельно опасно. Да и что делать такому молодому и неопытному культиватору вро-

— Ну ты! — Лин наехала колесом мне на ступню. — Давай без оскорблений тут! И вообще, ты обещал, что будешь рядом!

— Алин, — я сел перед ней и положил руки на мотор. — Послушай меня. Я хочу, чтобы ты осталась тут, под защитой стражи и Неми. Мне так будет спокойнее. Я знаю, ты у меня умница. Обещаю, как вернёмся, свожу тебя в лучшие магазины и кафешки Пенты. Но пожалуйста, ради меня, останься здесь.

Похоже, она сомневалась, не решаясь ответить, и я использовал последний козырь.

— Я не выдержу, если с моей любимой младшей сестрёнкой что-то случится… только не с тобой. Не хочу, как папа, потерять кого-то настолько важного…

Блин, хреновый я актёр, даже слёзку не выдавил. Но, кажется, это сработало. Сестра подалась вперёд и ласково потёрлась о меня бензобаком.

— Х-хорошо, — буркнула она. — Но как я тут одна буду?

— Я присмотрю за ней, — к нам подошла Виви. Служанка за её спиной выглядела поникшей — похоже, девушка смогла убедить её идти с нами.

— Ты не против?

— Н-ну-у, — протянула сестра. — Нет. О, ты же обещала подарок, да? А можно с вами будет пожить? А то в сарае надоело уже, как корова в хлеву блин! И нормально поесть хочу!

— Хорошо! Ты ведь ешь человеческую еду, да? У нас сегодня открывается ресторанчик, приглашаю!

— Сэм, ты идёшь? — окликнула меня Фелис. Я поспешил за ней, а сзади вздохнула Ильзи.

Мы вошли во дворец и сразу направились к капитану Ривиару. Вокруг него уже собралась небольшая толпа желающих.

— Фелис, а тебе разе не к старику? — я кивнул на Рэйма, окружённого представителями кланов. — Ты же вроде клановая.

— Такое дело, Сэм, — она виновато пожала плечами. — Меня из клана… выгнали.

— Не выгнали, а изгнали, — вклинилась служанка. — В кланах нет бывших, и обратно они не берут. Если изгнали, то это насовсем.

— Твою ж мать.

— Ну, я в гильдию вступила, — шепнула она. — Там всегда нужны вольные. Не пропаду.

Наконец, дошла наша очередь. Мы с Фелис записались как полноценные бойцы, а Ильзи — поддержкой. Капитан предупредил, что за это не заплатят, но при словах о приказе госпожи кивнул и спокойно зачислил её в отряд.

После этого мы взяли в арсенале новую броню — чуть похуже той, что на арене, и какую-то задубевшую. Девушки ушли вперёд, прихватив и мой доспех, а я остался разглядывать коридоры дворца. Цветные витражи, фрески на полу и стенах, всё вокруг напоминало фантастический фильм.

Зазевавшись, я и не заметил, как зашёл в пустынную часть дворца — длинный коридор вдоль стены с громадными витражными окнами до потолка. Цветные лучи скользили по стенам, рисуя дивную картину.

— Сэм!

Я обернулся. Этот голос — моя богиня!

Неми с опаской огляделась — и, торопливо простучав ботиночками, подбежала ко мне.

Глава 21. Тайна Пенты

— Поздравляю с победой! Ты молодец, я и секунды не сомневалась!

Её глаза сияли, а на нежных щеках играл румянец. Господи, точно! Я же победил! А приз…

— Спасибо, Неми. Честно говоря, если бы не ты, то и не знаю, как бы всё вышло.

— Но я же ничего не сделала, — она похлопала ресницами.

— Ещё как сделала.

— А за что он просил прощения?

— Поверь, тебе лучше не знать, — я улыбнулся. — Но больше он тебе ничего плохого не сделает. Насчёт остального, эм…

Я почувствовал, как горят щёки. Нужно как-то объясниться за голое дефиле. Она тоже это поняла, сделавшись почти пунцовой.

— П-полагаю, у тебя были особые причины… да?

— Типа того. Прости.

— Сэм, — она приблизилась почти вплотную и понизила голос. — Спасибо, что мне не пришлось идти с ним на свидание. Ненавижу, когда мне не оставляют выбора и принуждают делать неприятное.

— Ты не вещь, чтобы тобой так распоряжались.

— Ты прав, но я всё-таки должна вручить приз. Вернее, хочу, — смущённо прошептала она. — Т-только не сейчас, хорошо?

Я коротко кивнул. Всё тело будто окатило огнём, внутри бушевало пламя и сердце грозило выпрыгнуть из груди. Свидание с моей богинечкой, мечта сбылась! Оно того стоило! Каждый удар Нареми, каждый шаг по кругу позора — всё того стоило!

— Сэм, зайди к нам в башню сегодня после обеда, хорошо? Мастер хочет что-то тебе сказать перед походом. И ещё кое-что….

Она встала на цыпочки и обняла меня.

Сердце чуть не выпрыгнуло от счастья. Её руки касались моей спины, а сквозь броню я ощущал, как отчаянной птичкой бьётся её сердечко. Мягкость небольшой груди, тепло тела, её дыхание.

Я машинально обнял её и привлёк к себе.

— Аванс перед свиданием, — она еле слышно выдохнула в ухо. — И моя благодарность.

Щеки коснулось что-то чарующе мягкое и тёплое. Девушка подалась назад, выскользнув из объятий, и красная, как рак, повернулась к выходу.

— Нам пора, пока никто не увидел.

— А-ага.

Я пошёл за ней как пьяный, голова приятно кружилась. Уже у выхода из коридора я увидел капитана Ривиара. Он проводил девушку взглядом и повернулся ко мне.

— Самуил, подготовься к завтрашнему дню. Это не шутки, поход будет серьёзный. А с девками ещё успеешь поразвлекаться, нам город спасать надо.

Я лишь кивнул в ответ и полетел к выходу как на крыльях.

Народу стало заметно меньше, воины расходились с площади. Неми тоже куда-то пропала. Зато девчонки, стоявшие у ворот, сразу заметили меня.

Мы покинули площадь и пошли вниз по проспекту.

— Ну что, готов идти навстречу деньгам? — Фелис сверкнула глазами.

— Знаешь, я так-то не ради них иду. Но бонус приятный.

Ильзи, надувшись, что-то недовольно пробурчала. Я с интересом отметил, что Алинка, довольно что-то напевая, держалась рядом с Вивиан.

— Сэм, насчет твоей одежды, — Виви кивнула на свёрток в руках служанки. — Я отдам её нашим мастерам, они улучшат её, насколько смогут. Плюс сделают дополнительные карманы для ключей на груди, как у твоего комбинезона.

— И сколько я за это буду должен? — я покосился на девушку. Броня, выданная для поединка с Нареми, была явно из тех же мастерских, и стоила, наверняка, немало. И если её я мог объяснить желанием Виви отомстить уроду, то вот новый акт щедрости не понял.

— Бесплатно, — улыбулась она.

— О, а можно и мою тоже? — подключилась Фелис. — Она какая-то жёсткая и воняет, а моя одежда слегка, ээ… износилась.

Она была права. Её курточка была вся в дырках и местами прожжена, а остальное выглядело и того хуже.

— Угу! — снова кивнула девушка.

— Госпожа, вы слишком добры к ним! — возмутилась служанка.

— Они идут в поход ради спасения Пенты, Ильзи. И раз уж я не могу пойти с ними, то помогу хотя бы так. К тому же у семьи Ксенти здесь почти всё — мастерские и магазины, рестораны, бакалея…

— И всё же!..

Я аж присвистнул. Похоже Виви была не просто из богатой семьи. Да у них тут целая империя! Как и говорил Ривиар, многие жители обязаны их роду — и вот почему.

— Пс-с, братик! — Алинка коснулась моей ноги и чуть притормозила.

— Ну?

— Отойдем?

Мы пропустили начавших спорить девушек вперёд и потихоньку пошли следом.

— Сэмми, по поводу ремонта и улучшения, про которое ты говорил…

— Что, теперь согласна? — усмехнулся я, вспомнив ее сопротивление. Когда я сказал, что хочу кое-что улучшить в её конструкции, сестра упёрлась всеми колёсами — нет, только так, как было!

— Слушай, а если ты сделаешь кое-какие дополнения, их ведь можно потом будет убрать?

— Конечно.

— Тогда-а… — тихо протянула она и хихикнула. — Мне нужно, чтобы ты мне кое-что добавил!

— Ну, ты сильно-то губу не раскатывай, я пока не супер-мастер.

— Да ладно! С этим даже ты справишься. Короче, мне нужен поворотный нагреватель и гриль!

Я уставился на воодушевлённо пыхтящий культиватор.

— Гриль? Ты чего с ним собралась делать-то?

— Хи-хи! Мы с Виви будем делать шаурму!

Я аж поперхнулся.

— Пипец… и это я ещё головой не соображаю, да?

— Да ладно тебе, мы всё продумали! — возмутилась она. — Виви сказала, что продукты достанет в ресторане, стол можно приделать на меня сверху, а лаваш… помнишь, мы вчера ходили в пекарню? Вот!

— Ну а делать кто будет?

— Виви сказала, она сама хочет попробовать! — Алинка буквально источала оптимизм. — Круто же, да? Мы кучу денег заработаем!

— Кучу денег, да…

Я вздохнул. Идея, конечно, абсурдная, но с другой стороны — сестра будет занята и постоянно под присмотром. Всё лучше, чем там, куда мы идём.

Решив, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не руками, я согласился.

Мы проводили Вивиан до мастерской сразу за торговым кварталом, сдали броню и всей компанией отправились в небольшой ресторанчик на центральном проспекте, принадлежавший их семье. Говорящее название «Гнездо чайки» и два крыла над входом намекали, чьему дому принадлежит заведение.

Обед был прекрасен. На моей памяти впервые мы сидели за столом все вместе — даже Хвостику место нашлось, хоть и на полу, но всё равно рядом.

Уже там выяснилось, что Ксенти — не просто богатый род, а что-то вроде клана. Правящая семья управляла бизнесом и покровительствовала множеству мелких семей аэромантов, которым не так повезло с Силой. Да и не всякий захочет идти в воины или там заклинатели — были и те, кто мастерски умел шить и обрабатывать ткани, готовить, или помогать в кузнице. А глава рода лишь умело собирал их под своё крыло и распределял по мануфактурам.

Девчонки на удивление быстро сдружились — я бы сказал, сплотились вокруг Алинки. Я молча доедал обед и смотрел, как сестра энергично и жизнерадостно общается с ними. И для каждой находились верные слова и свой интерес.

Странно… она бы точно прижилась в этом мире. Даже если она стала машиной, ей здесь были рады.

Батя однажды сказал, что мой святой долг как мужика — защищать девчонок. Нет какой-то особой причины, просто так надо. Единственно правильно. Я ему верил, безоговорочно и свято. И больше мне ничего не нужно было. Но глядя на неё сейчас, я поймал себя на мысли, что тоже так хочу. Быть в центре внимания. Быть значимым, важным.

После обеда мы разошлись по делам. Алинка с остальными пошла улаживать дела с продуктами и смотреть особняк Виви, где ей предстояло жить, а я поспешил в башню техномантов. Бог с ним, с центром внимания, у меня есть Неми!

Уже на подходе к башне мне пришла гениальная идея подарить ей букет цветов. Пройдясь по ближайшим клумбам я набрал немного и в приподнятом настроении вошёл на обнесённую стеной территорию. Странно, сегодня она не охранялась — ни стражи на входе, ни ворот. Правда, на двери меня встретил знакомый по Техниону датчик. Я приложил ладонь — и дверь почти беззвучно открылась. Отлично, сделаю ей сюрприз! Я вошёл внутрь.

На первом этаже никого не было. Я прошёл к лифту и так же беззвучно поднялся наверх, в комнату Рэйма. Створки тихо разъехались, а я услышал приглушённый разговор.

— …до семидесяти процентов, не больше. Иначе ты совсем обессилишь.

— Хорошо, Мастер, — послышался голос Неми. В нём ощущалась тревога. Я затаился и прислушался.

— Не переживай ты так, это всего на неделю, даже меньше. Просто сделай всё, как я учил, и чаще отдыхай. Старый Здоровяк больше, чем нужно для щита, не возьмёт. Я знаю, ты справишься, девочка.

— А городские механизмы, освещение, всё остальное?..

— Неми, — голос Рэйма прозвучал по-отечески тепло. — Не беспокойся. Твоей энергии хватит на щит, остальное продержится само до моего прихода. Главное — не перегибай с тратами Силы на остальные дела. Разве тебе больше не о чем поволноваться? О том парне, например.

Я мигом облился потом. Они же обо мне, да?

— М-мастер! — смутилась она.

— А что такого?

— Н-ничего, просто… — растерянный голос Неми дрогнул.

— Всё ещё больно, да? Девочка, ты пойми, всё это уже позади. Самуил — не он. Этот парень другой, совершенно. И в нём бьётся основа такой же мощи, как у моего друга, ушедшего навсегда. Они даже похожи.

— И всё же…

— Рано или поздно тебе придётся кому-то довериться. Нельзя всегда закрывать сердце на замок.

— У меня есть вы, Мастер. Вам я могу довериться.

— Глупая, я ведь не про это. Так что, вы уже целовались?

— С-святая Техна, конечно нет!

— Да ладно тебе смущаться! — он засмеялся. — Парень ради свидания с тобой сына короля победил.

— И вовсе не ради свидания! Там всё сложнее!

— Да, как же, знаю я, — кашлянул он. — И всё же сходи с ним, пока есть время. Ты ведь знаешь, что будет дальше, когда мы вернёмся. После ритуала…

В эту секунду двери лифта с шипением сошлись. Мне пришлось снова нажимать на кнопку, но когда они открылись, техноманты уже выходили на шум.

— О, Сэм! — Рэйм махнул мне. — Прибыл! Немезида как раз о тебе рассказывала. Поздравляю с победой, здорово ты отделал этого зазнайку!

— Привет, — кивнула Неми, красная, как помидор.

Кивнув Рэйму, я вручил девушке букет. — Это тебе. Спасибо ещё раз.

— Какие красивые… — прошептала она, тут же одернувшись. — Но Сэм, живые цветы лучше смотрятся на клумбе, не надо их срывать просто чтобы сделать кому-то приятно, хорошо?

— Она у нас заступница всех живых тварей, — старик хитро сощурился. — Даже мясо с рыбой не ест. Только пироги.

— Мастер Рэйм, перестаньте, — она забавно надула щёки и унесла цветы в вазу.

— Ты вовремя, Самуил, я хотел с тобой поговорить о завтрашнем походе, — старик посерьёзнел. — И кое-что показать.

Он жестом указал на лифт, мы вошли.

— Неми, тебя долго ещё ждать? — позвал он. — Потом цветами полюбуешься. Ох уж эти девчонки…

Она схватила со стола жезл и присоединилась к нам — встала рядом с мастером, по другую руку от меня. Рэйм нажал на панель и мы поехали вниз.

— Насчёт рейда, Сэм. Руины находятся на другом конце континента, я перемещу весь отряд поближе. Но идти придется ещё трое суток. Предупреди сестру.

Я кивнул. Мы ехали как-то подозрительно долго, пусть движения лифта я и не ощущал.

— Что касается защиты Пенты, — начал он, но я вклинился. — Она защитит себя сама, да?

— Не совсем, — улыбнулся он. — Защитит лишь с нашей помощью. Раскрою тебе один секрет. В конце концов, ты заслуживаешь его знать.

Двери лифта разошлись. Это был явно не первый этаж.

Рэйм и Неми вышли, оставив меня недоумевать от увиденного.

— Добро пожаловать в сердце обороны Пенты, Самуил.

Я вышел в громадный подземный зал, посреди которого среди груды обломков и оборудования стоял громадный, метров семьдесят высотой, силуэт.

Я такой уже видел. Робот «Молох» из Техниона, только раза в три больше. От вида механизма челюсть отвисла.

Немного придя в себя, я обошёл циклопическую машину. Она лежала тут давно, обрастая грязью, но еще работала. Светились огоньки на конечностях, а на груди был открытый люк, откуда шел свет.

— Знакомься, это Старый Здоровяк. Именно он создает щит вокруг всей Пенты. Осколок высшей технологии Древних.

Мы поднялись по лестнице к люку и вошли в узкий коридор, в конце которого была круглая комната, усеянная стержнями. Один из них Рэйм повернул в гнезде и вытащил.

Я чуть не ахнул — да это же батарейка! Тот же прозрачный корпус и контакты, только кристалл внутри потух.

— Это суперконденсатор, — пояснил он. — Сила техномантов-энергетиков в том, что мы можем оживлять механизмы, давая им энергию. Я заряжаю их, чтобы щит держался.

— Но завтра мы уйдем, — начал я, и он кивнул. — Да, а вместо меня останется Неми.

Он протянул ей батарейку. Девушка прижала ладони к контактам и закрыла глаза. Помещение наполнилось мягким золотистым светом, а когда он погас, кристаллик едва заметно засветился.

Тяжело выдохнув, она убрала дрожащие руки. Уже устала?

— Это — наш долг как техномантов. Защищать Пенту, подпитывая её щит. Но ты уже видел нечто подобное, да? Узнаю этот взгляд.

Я кивнул и снял с плеча сумку — батарейку я так и таскал с собой, не доверяя вещи хозяевам таверны.

При виде устройства у Рэйма сверкнули глаза, Неми ахнула.

— Ещё один, совсем новый! — он осмотрел колбу и провёл пальцем по трещинке. — Сэм, где ты его достал?

— В какой-то пещере. Там типа завода, или склада, таких штук много.

— Ты можешь показать на карте? Или отвести? — с азартом подключилась девушка.

— Ну, карты я не знаю, но если попадём туда, то, наверное, найду.

— Сэм, просто потрясно, — выдохнула Неми. — Он один может работать месяц! Наши уже выработали ресурс, мы можем их только заряжать, но не чинить.

— Дай-ка, я попробую.

Я взял её батарейку и присмотрелся — изъеденный трещинками кристалл едва держался. Да и светился тусклее моего. Всплывшая рамка сообщила, что на текущем уровне починить невозможно.

— Бесполезно. Требует навыка второй профессии, — вздохнул я. — Возьмите мою.

— Нет, сбереги пока, она нам пригодится, — посерьёзнел Рэйм. — Вторая профессия, говоришь? Для неё нужно много опыта, развитая основа и учитель. Ещё один техномант.

— А я уже получила! — улыбнулась Неми. — Совсем недавно.

— Сэм, я могу помочь тебе и с этим. Если ты поможешь мне с руинами и камнем Гисэй. Что скажешь?

Я заметил, как побледневшая Неми посмотрела на него. Странный взгляд. Но им я доверял как никому. Может, из-за того, что мы все — техноманты, а может, из-за девушки и её секретов, приоткрытых мне стариком.

Вздохнув, я кивнул.

— Услуга за услугу.

Мы спустились по лестнице в зал, служивший ангаром гигантскому роботу, и собрались у одного из верстаков.

— Итак, Самуил, — Рэйм пожил на стол свой жезл и занес руку над кристаллом в его вершине. — По поводу руин и камня. Всё это — наследие Древних. И кристаллы, дающие силу нашим жезлам, и машины, и сама Пента. Древние обладали колоссальной силой и могуществом, но в один момент вся их цивилизация исчезла. Мы не знаем, что случилось, может катастрофа, а может, война. Но то место, куда мы идём — их поле боя.

— Ясно, — я кивнул.

— Мы не знаем, что там случилось, но то место похоже на Пенту. Только в разы больше. Боевые машины, глубокие пещеры, множество ловушек и старых механизмов. Даже опытному техноманту там будет непросто, мне нужна будет твоя помощь. Без нас в таком месте рейду долго не протянуть.

Ловушки, механизмы… я вспомнил Технион. Системы защиты и замки, да и бог знает, что ещё может быть на военном объекте. А то, что это был именно он, сомнений не было.

— И чем я могу помочь?

— Я энергетик, и мне не сравниться с тобой в понимании сути механизмов и навыке ремонта. Но и тебе там в одиночку не справиться. Мы должны работать сообща. Только так мы сможем достать кристалл и не дать рейду погибнуть. Сэм, да и ты, девочка моя, запомните одно. Один на один против других классов техноманты не так сильны, но наша настоящая сила открывается, когда мы работаем сообща.

Мы с Неми переглянулись.

— Теперь что касается ловушек, — старик достал с полки толстенный фолиант и открыл. — Сейчас расскажу подробнее.

Глава 22. Смазка сестрёнки. Часть 1

Следующие часа три мы подробно изучали схемы, механизмы и разные приёмы борьбы с ними. Старый техномант рассказал и про кристаллы, и тварей пустоши, изменённых чем-то вроде радиации, фонящей из руин. Такой дичи я ещё не встречал, ни когда боролся с пиромантами, ни когда ходил по залам Техниона.

Передохнув, он дал мне осмотреть робота и оснащение ангара ещё раз. Стоило ли говорить, я копировал все схемы и узлы как заведённый! Неми ходила за мной по пятам и подсказывала, а иногда и помогала достать ту или иную деталь.

Ближе к вечеру мы поднялись обратно в башню. Там, за чаем с тем самым фруктовым пирогом, мы обсудили ещё один назревший вопрос — модификацию Алинки. Оказалось, чтобы создать запчасти, нужны образцы металлов, а смазку и вовсе нужно брать извне. К счастью, он вручил мне комплект образцов — тонкие полоски, собранные на кольце. А Неми принесла несколько банок смазки из запасов Ордена. Даже больше, чем я рассчитывал!

За окном уже темнело, но уходить совершенно не хотелось. Заметив это, Рэйм взял всё в свои руки.

— Так, дети. У вас обоих завтра много работы, давайте расходиться. Сэм, проводишь девочку до дома?

— Конечно, — кивнул я.

— Но потом — сразу домой. Чини сестру, и сразу спать! — он погрозил пальцем. — Поход будет тяжелым, отдохни как следует. И ещё, Сэм.

Он строго посмотрел на меня. Знакомым мне взглядом учителя, не дающего спуска троечникам.

— Ты молодец, что проучил Нареми, но не думай, что на этом всё закончилось. Ты унизил сына короля на глазах всего города. Он не простит тебе этого. Будь готов к любой подлости, и не ведись на провокации. А ты, Неми, приглядывай вполглаза за его сестрой.

Мы синхронно кивнули и переглянулись.

— Всё, идите, хватит тратить время на старика, — он махнул рукой к лифту. — Доброй ночи.

Я сложил все вещи в сумку и мы с Неми спустились вниз.

На центральном проспекте уже горели огни, и было непривычно людно.

— Это всё беженцы из ближайших деревень, — пояснила Неми. — Бегут от надвигающейся армии Гексиса. Хорошо бы вы успели до нападения.

— Успеем, — кивнул я и покосился на её руку. Тёплая ладошка так и манила взять её.

— Сэм, расскажешь немного о своём мире? — девушка сверкнула глазами. — Ты обещал, помнишь? Как у вас живут люди? Лучше, чем у нас да?

— Ну, я бы не сказал. В нашем мире полно войн и всяких бед, эпидемии там, вулканы. Но знаешь, много и всяких клёвых штук. Тебе бы у нас понравилось. Вот представь, у нас есть механизмы, на которых можно сделать практически любую деталь — вводишь её образ в программу, и принтер печатает хоть сто таких же!

Она аж ахнула.

— Серьёзно? Но как?

— Там довольно сложная штука, потом расскажу. А ещё, представь, подводная лодка — громадный железный механизм, может погружаться хоть на пятьсот метров и плыть куда угодно! Люди много всего наделали: самолёты и ракеты, компьютеры, интернет, игры всякие. В космос вот ещё летаем.

Я показал ей на огрызок луны в небе, только-только проступивший сквозь облака.

— В нашем мире луна всего одна. Но на неё уже высаживались люди. И даже готовились создать там базы, чтобы каждый мог жить на ней. И дальше — другие планеты. А уж сколько про это сняли фильмов и игр наделали…

— Разве это вообще возможно? — она посмотрела в небо и улыбнулась. — Ты точно не врёшь? Это луна! Она же так далеко.

— Да вот ещё, стану я тебе врать. И вообще, у нас нет ни техномантов, ни всех этих штук. Всё сами, своим руками и головой.

— Какая-то фантастика… — прошептала она. — Я раньше даже представить не могла, что когда-нибудь встречу человека из другого мира. И вот — ты здесь, и говоришь такие вещи, что и поверить-то страшно. Не верится, будто какая-то сказка…

— Но я и правда здесь, — я коснулся кончиками пальцев её ладони. Помедлив, она вложила её в мою руку.

— Угу… — кивнула она и её щёки порозовели.

Мы шли по проспекту, держась за руки, и молчали. А через пару минут Неми остановилась возле большого здания с вывеской «Эладиам».

— Мы пришли, — с грустью в голосе сказала она и отпустила руку. — Я живу здесь. Спасибо, что проводил.

— Ну, доброй ночи?

Она кивнула и подошла к двери. Блеснув латными полосками на юбке, девушка повернулась.

— Сэм!

Я стоял у входа.

— Когда ты вернёшься, ну… — она замялась. — Д-давай посвятим тебя в техноманты? В Ордене так принято. Пусть тебя пока и не приняли, но это ведь только формальность, да?

— Ага, — я улыбнулся.

— И сделаем тебе собственный жезл! А ещё твой п-приз.

Она посмотрела мне в глаза.

— Обещаю, как только вернёшься…

— Мы сходим на свидание, — кивнул я. — Жду с нетерпением.

— Тогда пока?

— Сладких снов, — я улыбнулся, глядя на замешкавшуюся девушку, и первым пошёл назад.

— Возвращайся скорее! — она помахала рукой и, скрипнув дверью, добавила. — Доброй ночи, Сэм!

За спиной скрипнула дверь, я обернулся — ушла.

ФУУУХ…

Как же тяжело было сдерживаться! Но зато теперь я вприпрыжку летел домой, счастливый, как ребёнок с конфеткой, и лыбился во весь рот. Хотелось орать на всю Пенту от радости.

Моя богиня! Всё внутри до сих пор полыхало от тепла маленькой ладони и вида её смущённого личика. Степень милоты просто запредельная!

Я домчался до знакомого сарая за считанные минуты. Распахнул скрипнувшую дверь и, влетев внутрь, воскликнул.

— Ну что, сестрёнка, раздевайся! Я сделаю из тебя охренительную шаурмятницу!

— Б-братик! — звонко возмутилась Алина и выехала из-за снопа сена. — Ты чего разорался? И что за «раздевайся», извращенец?

— Щас я тебе такую модификацию зафигачу, обалдеешь просто!

Я скинул сумку на стол и выгреб из неё всё содержимое. Тут же обнаружился ещё один подарок — небольшой гаечный ключ и лоскуток бумаги с аккуратно выведенной шестерёнкой.

Так, сперва подготовим запчасти!

— Алин, я щас всё подготовлю, и начнём, оке? Ты хорошо себя чувствуешь, никуда не надо выйти? Всё займёт часа два-три.

— Х-хорошо, — дрогнув, культиватор поёрзал на месте. — Я готова, да.

Для начала стоило создать новые детали, но перед этим — проверить навыки! Я отвернулся и незаметно вызвал меню.

Тут же всплыла рамка о выполненном задании.


Выполнено задание «город у моря»!

Получено 10000 опыта, 5 очков навыка, 200 очков переноса.

Получен новый уровень!

Получено 1 очко навыка, 1 очко переноса.


От инфы глаза полезли на лоб. Я же совсем забыл про это задание! Вот это сюрприз. Тут же листнул на вкладку навыков и раскидал очки.

Два очка пошли в «средний ремонт механизмов», ещё два — в «модификацию механизмов», по одному отправил в «создание запчастей» и «создание инструмента». Наконец-то последний навык стал активен!

Создание инструмента. Теперь вы можете создавать инструмент нужной вам конфигурации и свойств из имеющихся исходных материалов. Основа — чертёж, схема или образ. Внимание: изготовить инструмент можно только из имеющихся в наличии материалов.

Вдохновившись новыми возможностями, я листнул на вкладку чертежей и нашел нужные. Ещё в башне техномантов мы с Рэймом набросали на бумаге несколько эскизов деталей для модификации. Я достал образцы металлов и повернулся к сестре.

— А теперь смотри: магия старшего брата.

Я сел напротив завороженной сестрёнки и, держа в одной руке образцы, мысленно выбрал нужный чертёж.

Ладони наполнились сиянием, воздух заискрил и наполнился потрескиванием. Через мгновение в руках лежала нижняя часть рифлёного гриля с разъемами для проводов.

— Офигеть! — Алинка подъехала поближе. — Реально магия!

— Хе-хе, а то, — я отложил деталь в сторону и принялся за следующую. Одна за другой на столе стали появляться отражающий щиток, вертел с приводом и динамо-машина для выработки энергии.

Когда все детали были готовы, я расстелил на земле большое покрывало и аккуратно завёл на него Алину. Вокруг нас горело сразу несколько ламп, тут же приютилась и батарейка, дававшая достаточно света.

Блин, со стороны это смотрелось даже немного… романтично, что ли. Почти как ужин при свечах.

— Братик, я что-то немного стесняюсь, — пролепетала она.

— Чего? — я разложил на краю пару ключей, банки с маслом и тряпки. — Это же просто ремонт. Часть деталей сниму, часть поставлю. Даже не больно, наверное.

— П-просто… — она еле слышно забормотала. — Т-ты полезешь внутрь меня, и вообще… у-у… у меня ещё н-ни разу такого не было…

— Так, хватит ныть, — я скинул изрезанную куртку и закатал рукава рубахи. — Если не отвлекаться, кончим в два счёта. Поехали.

Глава 22. Смазка сестрёнки. Часть 2

— У-угу. Только будь со мной понежнее, Сэмми… хорошо?

Согласно хмыкнув, я взялся за ключ.

Вся суть модификации заключалась в том, чтобы поставить на несущую раму крутящийся аналог электрошашлычницы, гриль и изменить ручки для удобной перевозки. А ещё убрать бесполезные сейчас фрезы и заменить их на ещё пару колёс. Алинка станет полноприводной шашлычницей на колёсах!

Безумный план требовал нехилой модификации и замены кучи компонентов, поэтому для начала я решил по максимуму разобрать культиватор, смазать и почистить все детали. Работка грязная и хлопотная, но Алинка давно требовала хорошего ухода. Ну-с, пришло её время.

— Так, снимаем фрезы… — я аккуратно отвинтил гайки и, помогая вторым ключом, снял с оси детали.

— Блин, т-такое странное чувство, — голос сестры стал низким, приглушённым. — Будто меня реально раздевают.

— Ну, это же типа часть твоего тела, не?

— Н-ну да…

Ось была грязной и ржавой, я осторожно почистил её и обтёр маслом.

— Щекотно! — негромко засмеялась Алина. — Ой… к-куда ты… ах!..

— Тише, я снимаю пробку сливного канала, промоем систему охлаждения.

— Б-братик, н-нежнее, там… ой!

Отвинтив гайку, я осторожно протёр трубки и коллектор. Изменив ключ на отвёртку, намотал на кончик ветошь и прочистил канал.

— Н-не туда!.. — пискнула сестра.

— Тут засорилось, сейчас уберу, — я поднёс батарейку-фонарик ближе и повторил. — Походу вы с Фелис по болотам катались что ли?

— Т-ты грубиян! И не смотри туда! — возмутилась она. — Г-господи, как стыдно…

Вопреки вялым протестам сестры, я прочистил канал и, смазав гайку, оставил сушиться. Следом обтёр редуктор — и тут всплыл неприятный момент.

— Пипец… уже масло подтекает, — вздохнул я.

— Это п-плохо?.. — выдохнула Алина.

— Ну… пересохнет — будет стучать и сломается. Или заклинит, или мотор накроется. Тогда вообще пипец. Придётся разбирать всё полностью.

— Не хочу сломаться! — заныла сестра. — Сэмми, почини меня, пожалуйста!

— Хе-хе, ну тогда потерпи ещё немного, — я вытер нос, уже успевший замараться в масле. — Походу ночка у нас будет жаркой.

— П-постарайся, братик!

Сказать было проще, чем сделать. Чтобы разобрать редуктор, пришлось снять половину деталей. А так как он сопрягался с мотором через коробку передач, пришлось снимать ещё и верх. Щитки, бензобак, карбюратор, чистить который я вообще не собирался, половину масло- и бензосистемы. Даже маленький резонатор и выхлопной патрубок не обошлись без моего вторжения.

Разобрав большую часть деталей, я добрался до редуктора. Алинка, всё это время издававшая до неприличия странные звуки, начала жарко и тяжело дышать.

— Братик… заканчивай скорее, мне не по себе… так странно, внутри всё горит…

— Уже скоро, Алин. Сейчас посмотрим, что там.

Как я и думал, гайки ослабли и выдавило прокладку между половинками корпуса редуктора. Внутри всё было хорошо, но раз уж добрался, нужно смазать и здесь!

— Ва-а, видишь? — я снял ведомую шестерню и ласково обтёр её тряпкой. — Смотри, у тебя какая красивая шестерёночка. Аж блестит!

— П-перестань… так говорить… — смущённо протянула она. — Мне и так стыдно!

— Сейчас смажу и соберу обратно.

Видимо, мои навыки работали автоматически — я точно знал, какая деталь и куда должна вставать. Даже тип смазки подбирал машинально. Смазав шестерни, я использовал «малый ремонт» для починки прокладки и собрал всё обратно. Покрутил ось — все детали шелестели идеально!

— Ну как? — улыбнулся я. — Мягонько?

— Д-да! — выдохнула она. — Так приятно!

Следом я обслужил ведущие колёса, коробку и воздушную систему. Карбюратор тоже почистил — и даже модифицировал! При ремонте всплыла надпись «доступно улучшение!», чем я и воспользовался. Алинка засмеялась так, будто я щекотал ей пятки, когда деталь заискрилась в моих руках.

Наконец, все системы были прочищены, смазаны и настроены. Я здорово выдохся, да и сестра дышала так, будто пробежала марафон.

— Сейчас соберу всё назад и поставлю новинки.

Первым делом я улучшил раму под крепления гриля и «крутилки». Затем — поставил щиток между баком и грилем, добавив полозья, чтобы можно было беспрепятственно кормить Алинку, не разбирая половину верха. Смонтировав детали, изменил ручки и добавил крепления стола. Оставалось только закончить с колёсами.

— Так, Алин, тут придётся поработать пальцами, — я подвинул ближе новые колёса и детали для крепления. — Полезу вниз.

— Т-только не слишком сильно… ах!

Новые колёса тяжеловато вставали на ось. Пришлось хорошенько смазать её и осторожно, покручивая влево-вправо, наживить детали. Издав чавкающий звук, они встали на место. Пока я затягивал детали, сестра начала нетерпеливо ёрзать, из системы охлаждения потекли остатки воды после промывки.

Наконец, последняя гайка была затянута, шплинты разогнуты. Я накрутил защитные колпачки и устало выдохнул.

— Готово! Теперь я почищу везде и смажу остальное. Ты как?

— Устала, но… могу потерпеть ещё немножко… — часто дыша, жарко прошептала она.

Вооружившись чистой тряпкой, я стал стирать следы масла и остатки грязи. Все швы, соединения и стыки нуждались в уходе. А ещё те части, где был голый металл, требовали антикоррозионной смазки — баночка с ней стояла нетронутой. Её я оставил напоследок.

— Всё, осталось только смазать поверхности, — устало улыбнувшись, я набрал немного на чистую мягкую тряпочку и снова полез под культиватор. — Интересно, это похоже на массаж?

Я провёл тряпкой по корпусу мотора, прошёлся по редуктору и коробке, обтёр трубки и маленькие рёбрышки охлаждения.

— Г-господи… как же… Аахх! — пискнула сестра, задрожав всем корпусом. — Н-немного глубже!..

— Так? — я добрался пальцами до самых узких щелей между мотором и редуктором.

— Да, так х-хорошо!..

Го-осподи. Я заглянул вниз — походу со смазкой таки переборщил, все поверхности влажно блестели от неё. Продолжая обтирать детали, я погладил дрожащий бензобак — наверняка ей не просто давалось вытерпеть всё это.

— Слушай, Алин, это было больно?

— Т-только поначалу, — выдохнула она, обдав меня волной жара из выхлопной трубы. — Но сейчас так хорошо и приятно… не останавливайся, Сэмми.

Оставались только те самые трубки охлаждения и конденсационная камера. Металл тут был довольно нежным. Я набрал новую порцию и взялся за работу.

— А-ахх! Больше не могу!.. — пропищала она, — Х-хватит!.. ещё чуть-чуть, и!..

— Всё уже, заканчиваю, — я обтёр последнюю трубку и отложил тряпицу. Блин, ещё же гайка, чуть не забыл! Хорошо хоть без ключа заворачивается!

— Всё, последняя, — прошептал я, медленно вставил деталь на место и завернул.

— Н-нет, господи!.. Я всё! Ааа!

Они её тоненького крика испугался даже я, весь культиватор затрясло в судорогах.

— Я всё! Всё, братик!..

— Я тоже закончил, — выдохнув, я улыбнулся и вылез из-под дрожащего культиватора. — Ты молодчина, Алинка.

— Ухх… о-о-о… — простонала она, прошелестев деталями. — Пить… пожалуйста, дай… попить…

— Сейчас, — я встал, расправляя плечи, и… остолбенел.

В дверях стояла Фелис, прижимая к груди мой комплект брони, и с отвисшей челюстью смотрела на нас. Рядом стоял Хвостик примерно в таком же виде.

— Капец! Ты точно из этих!

— Блин, Фелис… я аж испугался. Привет. Ты тут давно? — я вытер лицо тряпкой с запахом антикоррозионной смазки и закашлялся.

— Я услышала с улицы стоны, зашла сюда, а тут такое! — она ошалелым взглядом оглядела нас с Алинкой и хлопнула ладонью по лбу. — Просто охренеть, Сэм, Лин! Вы!..

— Успокойся, а, — я погладил новые ручки культиватора. — Лучше смотри, как я её доработал. Клёво, да?

<