ЖнецЪ. Работа в паре [Антон Федотов] (fb2) читать онлайн

- ЖнецЪ. Работа в паре (а.с. Канцелярист -4) 848 Кб, 225с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Антон Сергеевич Федотов

Настройки текста:



Федотов Антон ЖнецЪ. Работа в паре

Глава 1


* * *

— Достучаться до справедливости в ворота дворцов можно только прикладами винтовок!

— Кто сказал? — Хан обернулся к Хохлу чуть быстрее чем нужно.

Все-таки слишком нестандартна была операция, а это… Заставляло нервничать. Равно как и мысль о том, что в их жизнях наступают серьезные перемены. К худу ли, к добру — пока не ясно. Ари, конечно, пообещал, что будет интересно, но большинство здесь люди пожившие, всякого-разного повидавшие, а оттого ценящие уют и покой… Насколько эти явления вообще возможно внести в суматошный график их жизни. Разве что радовал новый уровень довольствия — втрое против прежнего! Вот теперь денег по выходу в отставку должно будет хватить и на маленький домик у берегу море, и на машинку без крыши… Вот только до сего светлого мига нужно было еще и дожить!

— Да адвокатишка тот… Который в 17-м году переворот мутить думал. Не помню как зовут[1]

— Да уж… Вот и в настоящем дворце побываем… — тоже слегка нервно отозвался Тунгус.

Кто со стороны его напряжения бы даже и не заметил, но здесь собрались люди друг друга изучившие до малейших нюансов. Так что скрыть свое состояние снайпер не смог даже от самого молодого члена команды — Ари.

— Не волнуйся, Олег! Нормально все будет. Войдем, возьмем объект и выйдем.

— О, ты про ту самую крепость, что сторожат несколько десятков Родовых Гвардейцев? — невинно поинтересовался Хохол.

«О, это ты еще не знаешь ЧЬЮ крепость мы будем штурмовать!», — слегка развеселился про себя маг. Однако вслух лишь произнес:

— Ага! Поверь мне, они нам не помеха.

А как тут не поверишь? Похоже, что всей полнотой информации обладал лишь самый младший член группы. Остальные же лишь «в части касающейся». Часть эта, надо сказать, была до обидного малой.

— Ну-ну… — только и прокомментировал Тунгус.

Матвей вздохнул. Он и сам прекрасно понимал, что выглядит ситуация крайне скверно. И будь бы захват объекта их основной задачей, он рассказал бы друзьям все. Однако сопутствующее задание предполагало такой уровень секретности, что свои желания стоило разместить в том самом укромном месте, где, по словам нетолерантного Степаныча, у негра и так темно! Да и как тут успокоишь коллег, когда они видят, что и сам парень слегка нервничает. И вообще накатил бы с удовольствием. Для храбрости. Не объяснять же, что поводы к тому у них абсолютно разные! Вот и остается только смотреть на проплывающие мимо пейзажи в окно несущегося на встречу неизвестности древнего автобуса.

— Вот, блин, у нас в империи только один запрещающий знак — бетонный блок поперек дороги! — прокомментировал Карло маневр водителя, начисто проигнорировавшего как разметку, так и «столбик с картинкой».

— А остальные какие? — лениво поинтересовался сапер.

«Хм, а казалось, что спит!», — лениво отметил Матвей.

— Остальные предупреждающие, — ответил медик. — А кто-то считает, что и просто информирующие о цене проезда. Типа как меню в ресторане.

— Ага, — согласился парень, открывая бутылку с водой. — Уголовный и гражданский кодексы — самые прикольные прайсы экстремальных развлечений!

— Да ты прямо юморист! — с сарказмом переключился на новую «цель» Тунгус.

Воронцов не спеша «добил» бутылку, после чего со вкусом потянулся до легкого хруста в позвоночнике.

— А что плохого в том, чтобы быть юмористом? Всяко лучше, чем романтиком! — наконец ответил парень, намекая на любовь снайпера к дамским романчикам.

На самом деле ничего плохого в этой, по общему мнению, «макулатуре» он не видел, но подколоть товарища… Это святое!

— Это еще почему? — с возмущенно возопил Олег, едва не облившись из бутылки, которую он так не вовремя решил ополовинить.

Матвей слегка картинно почесал подбородок, после чего, убедившись, что привлек внимание всех пассажиров автобуса, хорошо поставленным голосом начал свою речь:

— Был такой знаменитый юморист, Станислав Ежи Лец. Во время Великой войны он дважды бежал из концлагеря. Оба раза был пойман. После второго ему сунули в руку лопату и приказали копать себе могилу. По иронии судьбы, именно этим инструментом он забил насмерть охранника, снял с него мундир и совершил успешный побег.

На некоторое время салон автобуса погрузился в тишину.

— История, конечно, поучительная, — согласился через несколько секунд раздумий Олег. — Вот только причем здесь романтики и юмористы?

Матвей выдержал хорошо просчитанную паузу. Наконец он, выпрямившись, «профессорским тоном» продолжил:

— Впоследствии Станислав Ежи Лец не раз говаривал: «Романтик бы нашел декорации подходящими, и умер»…

— Иииии…

— …«Я юморист. Я убил его лопатой»!

Еще несколько секунд тишины, после чего Хан заметил со смешком:

— Действительно поучительно!..

— … И жизнеутверждающе!.. — добавил Хохол.

— … Прям за душу берет! — закончил обмен репликами Сашок.

Вот и разрядили слегка обстановку. Дальше пошли темы обыденные, да вечные: о море, солнце и, конечно, женщинах.

Так незаметно и пролетел час до аэропорта.

— Знаешь какая она была? — мечтательно протянул Сашок, и, неожиданно обнажив свое знакомство с творчеством уже упомянутого сатирика, добавил. — Когда смотришь на нее, невозможно примириться с мыслью, что у ее души нет такого же пышного бюста!

С этими словами заместитель командира первым шагнул из остановившегося напротив военно-транспортного самолета автобуса, заставив остальных миг помедлить, проникаясь величием и тонкой иронией брошенной им фразы.

— В конце концов, — «ответил» уже бодро шагающему по бетонке Сашку еще одним афоризмом классика Воронцов. — Бог сотворил нас по своему образу и подобию. Но откуда уверенность, что он работал в реалистической манере?.. Особенно в отдельных случаях!

Под негромкий смех и остальные стали покидать транспорт.

Дальше — только по воздуху!

* * *
Урал — прекрасный край! Вроде бы и едва ли не центр империи, а сколько здесь прекраснейших первозданных лесов, гор и рек… Было бы чем восхититься с высоты птичьего полета, если бы не темнота вступившей в свои права ночи.

Хотя пассажиров довольно нового Ила куда больше волновали не красоты за бортом, а новый камуфляж и предлагаемое вместо штатного оружие, которое было обвешано таким количеством приблуд, что Матвей и не сразу узнал 105-й АК, на котором штатной осталась, похоже, только ствольная коробка. Над всем остальным тщательно поработал дизайнер. Да-да, вовсе не оружейник, а специалист по визуальным образам, которому было абсолютно наплевать на такие мелочи как развесовка, баланс и вес оружия. Зато смотрелись автоматы действительно внушительно. Вот хоть сейчас на обложку какого-нибудь издания типа «Солдат удачи». А вот про функциональность, пожалуй умолчим!

— Я с этим… Не пойду! — откровенно по-детски надувшись проинформировал собравшихся Бум.

— Пойдешь! — одновременно отреагировали самый младший и самый старший (как по возрасту, так и по званию), члены группы.

И если первый сделал свое заявление мягко, с отчетливым сочувствием в голосе, то в приказе командира отчетливо звякнул металл. В таком состоянии с Ханом не спорят, а потому сапер счел за благо заткнуться и приняться за подгонку полностью нового снаряжения, буквально за несколько секунд до взлета доставленного на борт. Новый «прикид» практически полностью повторял их собственный, но ткань, подгонка, да и чего греха таить, состояние впечатляли. Вот явно не одна муха не только не сношалась рядом, но и даже мыслей похабных не допускала про выданный камуфляж!

— Долго возитесь, господа, — проинформировал Сашок, уже облачившийся в новые одежды. — А удобно, черт возьми!..

Ну так… Отличный портной поработал, черт возьми!

— …Или нет, — расстроился заместитель командира, попробовав пару раз «вложиться» в новое оружие. — Главное чтобы при прыжке нигде эта бандура не зацепилась.

Тут уж и сердечко Матвея дало легкий сбой. Стандартные десантные Д-10 позволяли «прыгать» с 200 метров. Им же предстояло одними из первых освоить безранцевую систему «Штурм», сиганув с 80. Нет, разбиться никто не должен. Соответствующие одноразовые артефакты должны были сработать в любом случае. Однако активация хотя бы одного из них будет считаться если не провалом, то очень близким к тому событием.

— Потерпишь, — вновь откликнулся командир, облокотившись на небольшую пирамиду из шести стандартных цинков, принайтованых к десантному модулю. — В конце концов, по плану тебе из него не стрелять! Наша задача доставить груз и захватить объект. Предполагается, что без единого выстрела!

— Десять минут до высадки! — объявил пилот по внутренней связи.

— Давай, Ари, ты у нас умный, — хлопнул парня по спине Хохол. — Сообрази что-нибудь воодушевляющее!

Парень на миг задумался. Прошелся вдоль ящиков и обратно… Прыжок, и вот он уже сидит на грузе, задумчиво болтая ногами.

— Был такой случай во время Великой войны, — насколько позволял гул двигателей в десантном отсеке негромко начал он. — В самом начале. Врагу почти удалось прорваться к «оголенной» столице. Было решено выбросить на пути неприятельской колонны десант. Одна беда — не имелось парашютов. Ни единого. Предполагалось, что бойцы будут выпрыгивать из идущих на бреющем полетес самолетов в снег и сходу вступать в бой. Когда командование озвучило план операции, подчеркнув, что участие в ней исключительно добровольное, отказавшихся не было. Понимали: позади столица. Даже не представляю, чего стоило бойцам выпрыгнуть из несущегося самолета… В итоге, наши десантники размолотили механизированную колонну врага. Позже было посчитано, что 12 % воинов погибли сразу. Сколько получили ранения — исчислению не поддается[2].

Умел Матвей рассказывать. Почти наяву каждый увидел клинья советских самолетов, и фигуры русских богатырей, падающих в снег и с ходу вступающих в бой. Оглушенные, с легким оружием, они вставали и заливали колонну врага волнами стали, огня и ярости…

— Так чего по сравнению с этим стоит наш прыжок? — только и спросил Матвей. — Да, система не отработана, но амулеты не дадут вам разбиться. Задание будет выполнено в любом случае, так что…

Уаааааау!!!

Завывание сирены и световой сигнал, давший отчет шестидесяти секундам до высадки, прервал слова парня. Продолжать речь он не стал. Лишь взглянул на коллег и кивком головы спросил «Ну что?!». Шесть кулаков поднялись в ответ в классическом «Но пасаран!». Воронцов лишь склонил голову в ответ.

— Построились, — скомандовал командир. — Вперед!

Семь человеческих фигурок, таких крошечных на фоне бездонного ночного неба, отправились в короткий полет к земле.

Сразу следом за ними отправился на десантной платформе тот самый груз.



Глава 2


Есть такая шутка, что десантник во время прыжка может задницей перекусить стальной лом. Единственное, почему Матвей в этот раз был не согласен с подобным утверждением, так это из-за нехватки времени. Он попросту бы не успел. Выброс с 80 метров произошел мгновенно. Парень только собрался испугаться, что зацепится за что-нибудь кучей приблуд на оружии за что-нибудь, как Земля больно ударила по ногам не слишком правильно сгруппировавшегося Воронцова.

— Все живы? — только и спросил он, едва осознал, что все еще находится на этом свете.

Тем более смысла пока соблюдать молчание в эфире и в жизни он не видел.

— Да, — раздался в гарнитуре голос кого-то из снайперов. — Теперь мы с полным правом раз в году можем выбивать условного противника из фонтанов Петергофа!

— Уверен, царская Семья будет в восторге! — проворчал Хан, который хоть и имел серьезную парашютную подготовку, но высоту и все с ней связанное не любил очень сильно.

— Ну, лучшим-то у нас точно должен быть Сашок, — подколол Вал. — Знаешь сколько ему с высоты сигать приходилось? У-у-у-у!

— А он что, прям десантник-десантник?

— Нет, он прям герой-любовник! Причем, не всегда везучий…

— Груз, — напомнил Хан, которому чтобы начать радоваться удачному приземлению вместе со всеми нужно было хотя еще минут пятнадцать почувствовать под ногами твердую землю. — Проверяем.

Однако Матвей и без напоминаний прекрасно помнил об основной задаче, а потому уже через две минуты сверял пломбы на деревянных ящиках.

— Норма, норма, норма, норма, так… Что за?… А нет, норма… И-и-и… Норма, — осмотр уложился секунд в 30. — Груз цел. Ждем.

Группа заняла круговую оборону.

— Хан… — напомнил Матвей.

— Уверен? — еще раз уточнил командир, которому не слишком нравилась ситуация, когда самым информированным членом команды во время выхода был отнюдь не он. — Оружие на предохранитель. Ждем.

— Чего? — удивился Сашок, тем не менее приказ исправно выполняя.

Рефлекс, однако.

— Гостей, — спокойно отреагировал Воронцов. — А эксцессы нам не нужны.

— Мы же не институтки сопливые, — проворчал Карло. — Чтобы пальнуть случайно…

— Ну-ну, — подал в эфир слегка насмешливый голос Хохол. — Ты «гостей» заметь сначала. Лично я не уверен, что попасть успею в кого даже если сильно захочу.

Темная, едва различимая фигура, в которой Матвей только методом исключение опознал Тунгуса, слегка шевельнулась, как если бы осуждающе покачала головой.

— Мне одному кажется, что двое наших товарищей чего-то темнят? — риторически вопросил он и, не дожидаясь ответа, выдвинул «замечательную» с точки зрения боевого мага идею. — Предлагаю им уши открутить как все закончится.

В эфире воцарилось полное, но, как показалось Матвею, вполне себе согласное молчание.

— Ну и где же твои гости? — поинтересовался через некоторое время Карло.

— Здесь мы, детишки! — заверил его насмешливый голос.

А вокруг груза УЖЕ шевелились едва различимые во тьме тени.

Дернуться никто так и не успел.

— Учиться вам и учиться еще, человеческие детеныши! — продолжал глумиться тот же голос. — Вот сын мой, дебилдер…

— …Наверняка не просмотрел бы МОНку вон в тех кустиках, — оборвал его Матвей. — И кто же у нас находится прямо в ее фокусе? Не говоря уж об остальных сюрпризах!.. А по поводу сына… Ты сначала заведи, да к спорту приучи, а то вдруг не бодибилдером будет, а торчком или балериной?!

Тени вокруг груза замерли. Все.

— Ваше Сиятельство, вы не могли бы обезвредить «закладку» в грузе? — предельно вежливо поинтересовался голос возле десантной платформы.

Игнорируя брошенную кем-то из своих в эфир еле слышную реплику, в которой безошибочно угадывалось вечное «Че, бл@?!», парень направился к грузу. Коды деактивации имелись только у него. На то, чтобы полностью обезвредить «закладки» ушло минут пять.

— Ваше…

— Матвей, будьте добры.

— Когда вы планируете приступить к финальной части операции, Матвей?

— Что по времени? — обратился парень к «грубияну».

Здоровая тень пожала плечами, но тут же посмотрела на наручные часы, чьи стрелки едва заметно подсвечивали циферблат фосфорным отсветом.

— Часа два у тебя есть, Матвейка, — задумчиво протянул тот. — Есть планы по поводу проникновения внутрь?

— Разберемся на месте, — заверил Воронцов.

— Могу подсказать пару идей.

Ответ младшего члена группы его сослуживцев просто «убил»:

— Неа, так не спортивно, — протянул маг. — Надо же и себя показать, так?

— А и то верно! — хмыкнул все тот же голос. — Дерзайте!

— Могу я надеяться, что…

— Не волнуйтесь Ваше… Матвей, — вновь ответил «вежливый». — Груз будет доставлен в нужный момент, как и уговаривались.

— Благодарю вас, уважаемый.

— Вот так вот, Кирюш, — картинно закручинился «грубиян». — Я к ним со всей душой, а они меня не за хер собачий…

Матвей не ответил, а большинство «гостей», которые гораздо больше напоминали хозяев здешних мест, уже исчезли… Вместе со всеми ящиками.

— Да как так-то… — пробормотал Олег, оглядываясь по сторонам.

Вокруг было пустынно и настолько тихо, что никто больше не рискнул сразу нарушить царившее благолепие.

— Гвардейцы, — пожал плечами Воронцов, хоть и не был уверен, что его жест будет замечен. — Родовые. А эти так вообще элита. Все ветераны. Все одаренные. Никого уровнем ниже старшего гридя нет. Костяк — воеводы, а тот грубый п******л так и вообще, мне кажется, аттестацию на абсолюта вполне может и пройти!

Эхххх, вот если бы не короткие прически большинства членов отряда, то парню отчетливо показалось, что он услышал бы шум встающих дыбом волос даже не смотря на шум ветра в листве.

— Это… Хм, — даже слегка поперхнулся командир, но тут же справился с собой. — Не наш уровень. Совершенно.

Да и не Воронцова тоже. Даже близко. Во всяком случае пока.

— А мы здесь и вовсе не для того, чтобы с ними тягаться, — только и пожал плечами маг. — Они нам не помеха. Наша задача остается той же: войти, добраться до объекта и произвести захват. Уточню: ОЧЕНЬ ВЕЖЛИВЫЙ ЗАХВАТ цели. Все как было доведено на брифе.

И вновь только тишина завладела пространством вокруг, сделав исключение лишь для ветра в листве.

Впрочем, ненадолго…

— Слушай, Ари, — подал голос Михей. — Еще с того случая хочу спросить: сколько шутки в твоем позывном? Все-таки Сиятельство?…

— Пожалуй, нисколько, — неторопливо ответил парень. — Титул барона пожалован мне по праву Дара… Так что да, Сиятельство, за ногу его ети…

Легкий шорох, с которой купюра меняет своего владельца нарушил тишину. Легкий смешок Олега подтвердил, что в этом споре выиграл он.

— И какова же фамилия у Его Сиятельства барона? — невинно поинтересовался Хохол.

Эх, если бы еще не тонна ехидства в голосе!

Резкий шорох почти совпал с резким выдохом снайпера. А ты чего думал, родной? Леща отхватить за такое — святое дело!

— Вот же сууука… — весело и зло прокомментировал «пострадавший» боец.

— Вот-так-то лучше, — не менее весело отреагировал маг. — Воронцов моя фамилия! Это что-то меняет?

— Старый Коршун? — только и присвистнул Хан.

Матвей на миг задумался, но уже через секунду резко вздохнул.

— Для меня — любимый дед, — заявил он. Строгий, но любимый… А вообще, строгий, да…

Как-то не вовремя вспыхнули в памяти воспоминания, от которых резко засаднила «пятая точка».

— Но Старый Коршун, да? — все же решил расставить точки над всеми палочками командир.

— Да! — с гордостью и даже некоторым вызовом ответил Воронцов.

И вновь повисла тишина, про которую его друзья по Классам не раз говорили «Мент родился!» Правда при чем тут сотрудники сей уважаемой им лично профессии, парень так никогда и не понимал.

— Блиииииин, — протянул Карло, как только убедился, что все желающие на данный момент высказались. — Так это что получается, мы в политику вляпались?

— Куда хуже, — искренне заявил парень. — Вы засветились. Еще до моего прихода. Работа «по профилю» — больше не для вас.

Вновь пауза. Какой-то не очень динамичный разговор получался.

— Знал? — спросил вроде бы как в воздух, но все же очень и очень адресно для людей понимающих, Сашок.

— Догадывался, — буркнул Хан. — Точных данных не было, но «звоночки»… Они были. Списание?

Матвей помотал головой, но тут же спохватился, вспомнив, что в темноте его разглядеть довольно сложно.

— Нет, — заявил он. — В скором времени каждому из вас будет сделано предложение. О сути могу только догадываться, но… Если я правильно все понимаю, в накладе не останетесь. И да… Ваш «покупатель» оценку будет выставлять по результатам работы группы там…

Парень указал пальцем в сторону, где должно было находиться огромное поместье… чтобы уже через секунду хлопнуть себя по лбу ладонью. Мысленно, конечно! Однако его все поняли.

— Так что проявить себя нужно с самой лучшей стороны!

— И это после того, как мы Родовых подорвать обещали! — к Сашку, похоже, стремительно возвращалось хорошее настроение.

— О, поверь, это тоже будет оценено как следует! — негромко усмехнулся Матвей.

— Так, — негромко, но жестко оборвал не вовремя развеселившихся подчиненный Хан. — После контакта нам должна поступить информация по дальнейшему выполнению задачи. Где?

— Открыть файл красной секции под грифом «БИ.Р-3.4». Код:************. Место безопасно. Знакомиться можете сколько хотите.

На несколько минут поляна снова «оглохла», лишь неяркий отсвет экранов наладонников придавал ей несколько сюрреалистический вид.

Первым от своего «палма» оторвался Хан.

— Так ВОТ ЭТО есть наша основная задача?

— Да, — просто отреагировал Матвей. — И оценивать ее выполнение будут очень и очень многие.

— Ари…

— Да, Сашок…

— Ты не обидишься, если я сделаю одно замечание общего характера?

— Валяй. — а что тут еще скажешь-то?

— Вот все у аристократов через задницу!

Матвей пожал плечами. В глубине души он был согласен с этим утверждением на все сто!

— При «покупателе» не ляпни! — только и хохотнул он, представив лицо человека, которому предстояло сегодня дать подразделению главную оценку.

— Да я ж не совсем без понятия… А ты — свой!

— И на том спасибо!

— Так, — вновь обратил на себя внимание Хан. — Время есть — отдыхаем. Через час выдвигаемся к объекту. И да… Аккуратнее что ли будьте! Постарайтесь не извозиться. Все ж таки сегодня будущему начальству представляться… По завершении.


Глава 3


— Мисс Демидофф, позвольте засвидетельствовать свое почтение! — чего не отнять у сына графа Карлайла, Говарда Эдварда, так это умения изящно кланяться. — Или вас уже можно назвать миссис и принести свои искренние поздравления?

Ольга молча подняла руку, демонстрируя, что ни одно брачное кольцо еще не украсило ее пальчики.

— Однако ведь это просто формальность, верно? — елейным голоском произнес он. — Насколько мне известно от отца моего Говарда, Джорджа Уильяма, 17-го графа Карлайла, вопрос уже решен и Ипатьевы подтвердили свое согласие на брак!

О, с каким пафосом первый наследник упоминал имя своего отца к месту и не к месту. Чаще все же «не». И унаследовать бы ему от предка хоть капельку таланта, так нет же, Эдди решил вспомнить старые обиды и заранее слегка подколоть и без того раздраженную девушку, которой приходилось тратить свое бесценное время на участие в этом фарсе. И, конечно, он не мог пропустить такой случай… Британская Корона, равно как и батюшка нынешнего собеседника, приложили немало сил, чтобы брак состоялся именно в таком виде. Очень уж «англичанке» было невыгодно объединение сильных партий Войны и Мастеров. Настолько, что не постеснялись их мореманы нарушить морскую границу Руси. Крейсер в сопровождении эсминца, конечно, из территориальных вод выперли почти мгновенно, подняв на перехват истребители, что довольно качественно помогли в принятии решения капитанам судов-нарушителей бомбежкой по курсу. Сейчас они «бултыхались» неподалеку от территориальных вод, демонстрируя присутствие флага и духа. А так же три столпа английской мощи: ром, плеть и содомию. Однако намек был весьма понятен. Не в первый раз внешние силы вмешивались в свадебные планы Родов империи… Транснациональному капиталу «и примкнувшим», для которых слова честь, порядочность и совесть вполне себе заменяло слово «целесообразность», такой союз не нравился от слова совсем. Да и Ипатьевы уже изучают проект договора на уступку ряда концессий нужным компаниям, а так же список преференций при выборе поставщиков целого ряда материалов и станков для производств Демидовых, которые НУЖНО предоставить НУЖНЫМ людям. И это не говоря уже о планах вывода промышленной империи на международные рынки. А там, глядишь, и «чисто рыночными» инструментами в совет директоров попадут нужные люди… Да, не сразу, не сейчас, но как план на пару-тройку ближайших десятилетий — идея вполне вменяема.

Политика, чо.

Естественно, ни о чем таком девушка даже «не догадывалась», вся в счастье и розовых мечтах ожидая брака с Ипатьевым.

Самое интересное, что Ольга даже не чувствовала злости. Нормальная такая спецоперация для дипломата государства, что не имеет постоянных друзей и врагов, а лишь постоянные интересы! Она даже готова была восхищаться британским «шахматистом» и… Учиться, учиться, учиться. А вот «сынок» — раздражал. Никаких способностей, кроме таланта разбивать папкины «роллсы» на улицах мировых столиц (только в Петербурге на столбы аж две штуки «намотал»), а уж гонору…

Нет, со стороны первый наследник Карлайлов смотрелся великолепно: безукоризненный костюм, слегка нарочито «подрепанная» прическа и надменный взгляд потомственного аристократа, пятой своей богоподобной подпирающего землю очередной колонии! Он идеально вписывался в общество, что сегодня «кружило» на приеме в честь ее помолвки по главному залу Берлоги Демидовых.

Почти полторы сотни представителей Родов и политического истеблишмента разместились сегодня внутри и вокруг дома. А так же те, кто сегодня с полным правом поднимал бокал великолепного игристого, празднуя победу.

— Знаешь, мой предок в Московии побывал еще в 1664 году. Ка мы вас тогда…

— Эх, Эдди, историю нужно учить не только по семейным хроникам, но еще и по… Иным источникам, — вздохнула Ольга, не столько с пользой, сколько изящно обмахиваясь изумительной работы веером. — Глядишь и знал бы, как провалилось посольство первого графа Карлайла. Если мне не изменяет память, Чарльз Говард не только не добился успехов в Москве[3], но и провалился в Швеции сразу же после. Знаешь, я не припомню, с чем он вообще справился хорошо? Ведь даже когда его назначили губернатором Ямайки, то и тогда он не соизволил покинуть Англию, а заправлял делами от его имени пират Генри Морган… Да, к тому времени он уже получил приставку «сэр» к имени, что, на мой взгляд, вполне себе кое-что говорит о методах британской Короны.

Оно того стоило! Наблюдать как искажаются от гнева и ярости аристократические черты покрасневшего лица посольского сынка было забавно. И все-таки зря они, бритты, так мало времени уделяют истории, которая противоречит их официальной линии. Как же весело иногда стебать их (да и своих тоже, если честно!) аристо историческими примерами и параллелями. Все-таки падает качество образование нынешней элиты, ой, падает…

— Ваш царь тогда нанес оскорбление моему роду!

— Ага, ага, — согласилась девушка лениво. — «Которое заключалось в том, что привилегии не были дарованы милорду Карлайлу, ни будут дарованы и впредь…». Не ваш всемогущий канцлер лорд Кларендон таковое заявил в письменной форме? Ну простите, если уж пришли побираться, то хотя бы уж делали бы это прилично! А то хвосты распушили и…

— Врешь! — Эдди окончательно вышел из себя… Сын дипломата, б@я. — Мой предок был достойным…

— Точно, — перебила его девушка, защелкнув веер прямо перед носом графского сынка. — Настолько достойно вел себя твой предок, что Алексею Михайловичу пришлось вашему Карлу письмо написать «с жалобою на бывшего в Москве английского посла, графа Карлиля, чинившего вместо дел пустые споры и многие на письме боярам досадительства, а потому не верил бы ему король, если он о чем клеветать будет». Забавно, правда? «Пустые споры и многие досадительства»…

Девушка словно покатала на языке эти слова, стараясь распробовать их на вкус.

— … Мда, века идут, а ничего не меняется в этом лучшем из миров. Верно, Эдди?

Ответить тому было нечего. А Ольге только и оставалось сочувственно покачать головой. То ли действительно английская система образования начинает давать сбои, то ли этот конкретный отпрыск благородного семейства Карлайлов оказался ну совершенно к усвоению новых знаний не приспособлен, но…

— Я… Я обязательно поделюсь вашими мыслями с отцом, МИССИС Демидофф…

— О, дааа…, — протянула с удовольствием девушка, предвкушая новый укол, что собиралась нанести неудачливому оппоненту. — Еще цитата современника и по тому же поводу: «Англичане, ожидая своих льгот, довольствуются словами иудеев: „Наш отец Авраам; мы — англичане; требуем удовлетворения или будем жаловаться!“». Обязательно расскажи все папочке!

— Какое кому дело, что понаписали ваши придворные лизоблюды…

— Не наши, а ваши! — довольно жестко перебила Демидова посольского сынка. — Это строки из книги англичанина Самюэлла Коллинса[4]. Вот так-то…

— Все в порядке дорогая? — здоровенный Ипатьев, которого Ольга «определяла» обычно шагов за десять, сейчас смог подобраться в ней со спины практически бесшумно.

Да что там говорить, она даже вздрогнула, когда ее аккуратно приобняла сзади сильная мужская рука. Виной ли тут были аккорды оркестра, что сейчас готовился играть мазурку, либо девушка слишком увлеклась спором…

— Добрый вечер, Эдвард, — кивнул он еще раз. — Рад вас видеть на нашем празднике. Как вам оркестр?

— Просто великолепно, — взял себя в руки сын дипломата. — Мое искреннее восхищение хозяевам вечера. Все организованно на высшем уровне! С удовольствием отведаю шампанского. Оно должно быть под стать. Не стоит!..

Остановил руку Романа Ипатьева, уже готовящегося позвать официанта, он.

— … Я с удовольствием прогуляюсь до столика, — слегка сдавленным голосом произнес он. — Я как раз вижу своего отца…

— Прошу вас! — только и повел рукой Роман, чем Эдвард и воспользовался, чтобы не медля ни секунды, вежливо кивнув, отвалить.

— Ты действительно помнишь всю эту белиберду наизусть? — с неподдельным интересом уточнил Ипатьев.

Девушка удивленно глянула в ответ:

— Я еще из ума не выжила! Перед баллом освежила чуток память, когда увидела имя Эдди в списках приглашенных. Лучшая импровизация — домашняя заготовка!

Парень в ответ только неопределенно хмыкнул.

— Воооот… — протянула девушка. — Недооценивает нынешнее поколение роли истории в подготовке грамотного посыла всяких там… Личностей неприятных.

Все так же обнимая Ольгу за талию, молодой мужчина задумчиво смотрел посольскому сынку в след.

— Не перебирай! — Роман сопроводил свою пользу легким шлепком по девичьей попке.

— Еще раз так сделаешь… До свадьбы, дорогой… Я тебе переломаю руки! — лаковым голосом пообещала Ольга, не забывая демонстрировать окружающим полный набор своих зубок в ослепительной улыбке.

Парень обещания не испугался, лишь шепнув Демидовой на ушко:

— После свадьбы последствия могут быть гораздо серьезнее, верно? — и, ухмыльнувшись, добавил. — Потанцуем?

«Хорош, стервец. Жаль, если придется грохнуть!», — только и подумала Ольга, позволяя сопроводить себя в центр танцевального зала.

* * *
Приглашение выйти в сад от самого Главы Рода Демидовых поступило ровно в полночь.

На улице же уже были накрыты столы и подготовлен фуршет, чему многие гости, во время танцев традиционно вынужденные довольствоваться лишь легкими закусками и шампанским немало обрадовались.

— Сегодня в этом дворе собрался весь цвет империи, — негромко начал Константин Ефимович, благо техника позволяла услышать его глубокий и сильный голос даже в самом дальнем уголке огромного сада. — Приветствую вас. Здесь же присутствуют и гости из других Великих Держав. Надеюсь, что подобного рода мероприятия помогут нам стать ближе и лучше понять друг друга. Предлагаю всем чувствовать себя как дома! Для меня этот день особенный: помолвка моей дочки — Ольги Григорьевны Демидовой…

Гости зашумели. Кто-то, достаточно далекий от политики, радостно, а кто-то и со тщательно скрытым недовольством. Немногим приятно, что один из «стержней» империи «прогнулся», пусть и под давлением внешних сил, которые мало бы кто смог игнорировать.

И лишь самые внимательные отметили искорки сдержанного интереса в глазах стоящего в компании пары своих сослуживцев Главноуправляющего Великой и Ужасной «Тройкой», а потому с выводами предпочли не торопиться.

— Теперь наш Род силен как никогда. Именно мануфактуры Демидовых снабжают Русь новейшим вооружением. Таким как ракета для поражения морских целей Х-201.

Освещение сада в тот же миг было приглушено, а за монументальной фигурой вспыхнул наведенный иллюзионистом огромный «экран».

— На сегодняшний день систем защиты, способной противостоять убойной мощи наших оружейников, попросту не существует.

На «экране» стартовал показ схематичного ролика, демонстрирующего принцип работы гиперзвуковых ракет на примере атаки пары судов. Графика была так себе. Однако предельно серьезные лица послов сразу нескольких государств заставляли отнестись к «мультику» со всей серьезностью людей кое-чего в жизни понимающих. И кое-кто для себя отметил, что в этот раз команды «Попадание исключить!» в случае очередных приграничных эксцессов может и не поступить.

— И это не проект. Уже сегодня изделия Х-201 находятся на страже наших границ. В частности, ими вооружены истребительные полки наших доблестных ВКС, что стерегут Черноморское побережье. Теперь они могут противостоять любой угрозе с моря…

Английский посол лицо держать умел. Однако и среди гостей собрались немало тех, кто заметил плотно сжатые губы и слегка прищуренный взгляд. А вот сынок его озабоченности папаши не разделял, что-то весело нашептывая одному из своих сопровождающих.

— Отдельно хочу отметить и заслуги нашего Инженерного Корпуса. Одной из их разработок стала безранцевая система десантирования для сверхмалых высот.

«Мультик» сменился съемками высадки небольшой диверсионной группы над лесным массивом. небольшой транспортный самолет исторг из своего нутра небольшую группу спецов и условный груз. А высота-то! Всего лишь метров 50! Земли бойцы достигли по меркам десантных операций, почти мгновенно, и, ощетинившись во все стороны стволами, обеспечили встречу груза. Великолепная работа!

— … И, конечно, отдать должное, профессионализму нашего спецназа, способного мгновенно освоить даже самую передовую технику!..

— Ты серьезно? — прибывший позже остальных, а потому еще не замеченный остальными гость слегка наклонился к довольному князю Михалкову.

— Хочешь спрятать дерево, так спрячь его в лесу, — негромко ответил тот. — Дай досмотреть.

Гость лишь поднял руки в защитном жесте. Мол, доверяю тебе полностью и не мешаю работать.

А Демидов-старший тем временем продолжал рассказывать о новинках своих мануфактур, коим не могли нарадоваться в Оборонном приказе.

— Однако не только силой оружий славится земля русская, сколько силой духа, — неожиданно сбился на высокие материи Константин Ефимович, припозднившегося гостя, к слову, заметивший. — А дух извечно опирается на традиции. И, кажется, пришла пора одной из них…

Яркий свет вновь залил сад, ударив по глазам собравшихся. Однако не успели гости проморгаться, как раздались испуганные крики, а кое-кто из экзальтированных дамочек даже попытался упасть в обморок. Еще бы! Среди разряженных по последней моде ПарижУ и ЛондонУ гостей буквально из ниоткуда соткались фигуры в темном камуфляже, что мгновенно окружили стоявших слегка в отдалении Ольгу и Романа.

— Издревле считалось, что претендент на руку и сердце девицы должен доказать свою удаль и способность защитить ее и будущую семью от любых напастей, — продолжил как ни в чем не бывало Демидов. — ТЫ мне это доказал.

Одна из вооруженных фигур вежливо, но с достоинством (а попробуй тут «без достоинства», когда бронежилет и обвес согнуться не дает!) поклонилась Главе Рода и буквально сорвала обвешанный всяческими премудростями шлем с головы.

— Константин Ефимович! Я, Матвей из Рода Воронцовых перед людьми и Богом прошу руки вашей дочери! — произнес древние слова парень.

— Благословляю. — негромко заключил Демидов-старший.

— Шшшайзе, — почему-то по-немецки выругался подданный английской короны. — Надеюсь, вы осознаете все возможные последствия, молодой человек. В том числе и для вашего Рода…

— Благословляю. — раздался громкий голос из-за спины Говарда, Джорджа Уильяма, 17-го графа Карлайла сильный голос.

Старый Коршун сказал свое слово.

— Но наши договоренности подтверждены…

— Благословляю. — раздался негромкий но властный тенор.

«Припозднившийся гость», он же император Александр V, лично засвидетельствовал союз двух Родов.

«Вот теперь ДЕЙЧТВИТЕЛЬНО хрен сбежишь!», — только и успел подумать парень, слегка шокированный уровнем «заступника».

Тишина после слов самодержца стала почти абсолютной, чем и воспользовался молодой маг.

— Ольга, ты выйдешь за меня замуж?

Слова его расслышали даже в самом дальнем уголке сада. Равно как и тихий, но твердый ответ:

— Да!

* * *
— Все-таки эти аристо поголовно психи! — заявил Хохол, едва только в их «услугах» отпала надобность, и их сопроводили в выделенные покои.

— Ты поаккуратнее тут, — проворчал Хан. — Все-таки и у стен есть уши… Тем более у таких древних.

Снайпер лишь покачал головой, прикрыв уставшие глаза и негромко, едва ли не себе под нос буркнул:

— Да кто здесь, блин, услышит-то?

— Ну, я например! — воскликнул знакомый голос, в котором сейчас плескалось просто море эмоций.

Михей буквально подпрыгнул, тут же наткнувшись на довольно лыбящегося Матвея.

— Или я! — поддержал будущего мужа звонкий уже девичий голосок, заставивший все того же бойца совершить еще один «кульбит» с разворотом.

— Ольга Григорьевна…

— Да забей! — отмахнулась несносная, с точки зрения Воронцова девчонка. — Просто Ольга! Нам еще вместе работать. Так что нечего тут… А ты, Михей, и вообще после всего что между нами было!.. О, эти прогулки под руку под полной луной…

Теперь уже снайпер, оказавшись в центре всеобщего недоуменного внимания, был вынужден пробормотать что-то вроде:

— Вообще-то был день…

Матвей негромко рассмеялся.

— Ну, может, я чего и напутала… — созналась девушка. _ Память-то девичья! Плохо старается ваш коллега…

Секунда понадобилась слегка сбитым с толку бойцам, чтобы осознать, что именно они сейчас услышали. Громче всех над «выпадом» в свой адрес смеялся Матвей.

— Так, парни, — проинструктировал Воронцов. — Сейчас государева охрана разгонит большинство гостей подальше. Сами понимаете, первое лицо на объекте. Через час начнутся всякие поздравления — чествования. Короче, жуткая тягомотина и официоз. Если интересно, то по внутренней сети поместья пойдет прямая трансляция. Первый канал. Ну а завтра у нас шашлыки, знакомство с моей невестой…

На этих словах Ольга хитро подмигнула Хохлу, не поскупившись на воздушный поцелуй.

— … Ну и вообще разговор о том, как все мы дальше жить будем!

Бойцы молча кивнули и уже побрели прочь, как очнулся Михей:

— Слушай, Ольга!

Уже удаляющая парочка остановилась.

— Да?

— Та рыжая-то не здесь где-то обитает?!

Девушка лишь усмехнулась:

— Может быть!

— Так, значит, не познакомишь? В память о нашей прогулке… Под луной?

— Мои слова значат, что познакомлю. Только потом не хнычь!

Снайпер в ответ лишь вскинул кулак в жесте «но пасаран» и, получив такой же ответ, первым двинулся по коридору в направлении выделенных им комнат.

У них было время даже вздремнуть. До церемонии-то.

— О, уже обрили! — глубокомысленно заявил Карло, как и все остальные решивший-таки трансляцию посмотреть.

Действительно. За неполный час уже начавший слегка обрастать Матвей был пострижен и вообще, по заверением парочки стилистов, «приведен в человеческий вид». Да и камуфляжу молодой маг предпочел костюм-тройку простого кроя. Однако даже не смотря на отсутствие излишеств, его «лук», как принято говорить у молодежи, выглядел не просто дорогим, но дорогим баснословно. С другой стороны, не каждый день принимаешь поздравления от первых лиц империи с предстоящей свадьбой. Разок можно и потерпеть.

Впрочем, Воронцов был прав. Официальная часть была довольно скучной. Разве что немного оживились бойцы, внимательность которых тренировалась отнюдь не в тепличных условиях, когда внесли оружейные ящики, в которых, как оказалось, были дары для Демидова-старшего, императора, деда… И вообще кого-попало! Вот только это были вовсе НЕ ТЕ ящики, что летели вместе с ними в самолете.

Совершенно точно.

— Впрочем, этого следовало ожидать. — негромко выразил общую мысль Бум, который очень сильно сомневался, что шоу с предложением руки и сердца — их ОСНОВНАЯ задача на этот вечер.

— Слушай, а аристократам же до свадьбы друг с другом ни-ни, — неожиданно спросил Тунгус. — Или вот сейчас уже можно?

Подзатыльник ему попытались отвесить одновременно Вал, Хан и удивительно молчаливый сегодня Сашок. Командир просто благодаря опыту успел первый.

Лишь напарник кивнул Олегу едва заметно… И уже на утро стал обладателем очередной купюры.

Судя по довольному до ужаса лицу Ари все им теперь было можно.



Глава 4


— Не-не-не!

Сашок поднял вверх руки, словно защищаясь от молодого мага. С учетом в шести шампуров в руках, на которые только что были нанизаны куски мяса вперемешку с кольцами лука, смотрелась композиция монументально. Прям американский «хирой-хирой» Росомаха на отдыхе!

— Драку заказывали? — только и усмехнулся в ответ Матвей. — Нет? Да по боку, оплачено!..

— Вот черт!

А вот нефиг вопросы задавать, ответы на которые ты потом слышать не изволишь! И пусть заместитель командира группы только и спросил «А что это вообще такое было?». Ответ Воронцова «Политика!» его не образовал ни разу. Даже слушать, вот ведь человек невежливый, дальше не захотел! Вот только проблема была в том, что в жизни бойцов наступал тот момент, когда даже если они не будут интересоваться сим мерзопакостным явлением, то оно само заинтересуется ими. Увы, пора было начинать вживаться в новые условия.

— Был у нас такой замечательный мужик — Антон Павлович Чехов. Так вот он говорил, что никогда бы не решился позорить настоящее ради будущего, хотя бы ему за золотник подлой лжи предложили сто пудов блаженство. Позиция честная, замечательная и… Я очень рад, что он выбрал профессию литератора. Ежели чего, второй том всегда можно сжечь, как Гоголь, да и первый тоже. А вот ежели на твои плечи упала бы ответственность за судьбы людей…

Щелк!

Едва заметное движение помноженное на потрясающую скорость и четкость исполнения, позволили пока еще Демидовой нанести успешный, но подлый… Щелчок по носу!

— Хороший ты парень, — объяснила она свои действия удивленно потирающему кончик носа Матвею. — Вот только несет тебя иногда в такие дебри! Ты давай попроще как-то, да ближе к теме!

Прежде чем продолжить, Воронцов примерно прикинул среднюю продолжительность жизни одаренного его уровня и человека, который может позволить себе оплатить любые услуги целителя. По всему выходило, что его образ жизни изменился очень надолго!

Пока с этим вполне примиряли взаимный интерес и, как оказалось, отличный секс… И молодой маг искренне надеялся, что это скомпенсирует все те жизненные сложности, что теперь стали частью его жизни!

Щелк!

— … А еще я неплохо тебя изучила, Матвей Александрович, — прокомментировала второй щелчок по носу (в буквальном и переносном смыслах!) Ольга. — Нечего про меня всякое нехорошее думать!

— Но…

— К теме, дорогой, к теме!

— Хорошо!..

Парень обвел взглядом сидящих с сочувствующими лицами, но все же, наверняка, посмеивающимися внутри, коллег и приглашенных на сегодняшний шашлык.

— Все дело в цене решения. Каждое действие всегда имеет последствие. И любой брак представителей аристократии, либо человека, занимающего серьезное положение в иерархии империи — вопрос всегда больше политический, чем… — Матвей пощелкал пальцами. — Короче, как в том анекдоте: «Я выхожу замуж! По любви? Глава Рода сказал, что по любому!»…

— Ну, спасибо, женишок! — делано нахмурилась Ольга, демонстративно скрестив руки на груди. — Припомню я тебе это!

Парень сделал два быстрых шага вперед, готовый в любой момент отступить, либо уклониться… Однако не потребовалось. Он без сопротивления достиг цели и приобнял девушку за талию.

— Ну, не всем же повезло как мне, Оль! — прошептал он «обидевшейся» невесте на ушко, после чего уже громче продолжил. — Брак же представителей Великих Родов — событие, которое влияет на расклад сил не только внутри страны, но и задевает интересы других игроков. Так что каждое такое событие — результат тщательно спланированной операции. Вчера во время признания неподалеку от английских кораблей целых три звена барражировали с теми сами Х-201. Подготовка же началась минимум за пару-тройку месяцев: информационное прикрытие, логистика, концентрация сил и средств, политические баталии и, конечно, обманные финты…

На последних словах Воронцов слегка склонил голову в сторону Романа Ипатьева. Тот не отрываясь от «могучего колдунства» над маринадом просто махнул рукой в ответ. Его Дом пошел на большой риск, чтобы по итогам авантюры прыгнуть сразу в следующую Лигу. Если Демидовы и Воронцовы сдержат свои обещания, то даже несмотря на репутационное пятно столетней давности, когда его Семья ввязалась в авантюру против царя, заигравшись со все той же английской разведкой, им удастся «отыграть» очень многое из утраченного. А там, глядишь, и… Впрочем, об этом пока рано! Гораздо важнее, что последние лет пятьдесят его Семья у представителей Туманного Альбиона четко ассоциировалась с предателями, а Ипатьевы и не думали их разубеждать. Чего ради?! Вот и настало время разыграть мнимую вековую «нелояльность» Российской Империи, обменяв ее на вполне ощутимый гешефт.

— Интересно было бы почитать отчет по операции, — искренне признался Матвей. — Презанятное должно быть чтиво!

— Отчет уже у меня в спальне, — заявила невеста. — По крайней мере, все что есть на данный момент. Если очень хорошо попросишь, я тебе, так и быть, дам!

И уже совсем тихо, исключительно для Воронцова добавила:

— А потом и отчет почитаешь!

Вибрация телефона в кармане заставила парня слегка поморщиться. В такой момент… Эх! А номер-то один из тех что к ответу обязательны.

— Привет, Воронцов! — прогремел в трубке голос вахмистра Калашникова.

— Привет-привет, — только и ответил парень, извинившись кивком перед собравшимися. — Ты чего орешь-то?

— Говори громче! — попросил собеседник. — Не слышу ни черта! У меня тут вертушка «кочегарится»…

— К делу! — попросил парень, слегка отходя от компании.

— Считай этот звонок предписанием явиться завтра в 19.00 под светлы очи князя нашего!

— Так он же… — Парень покосился на Берлогу Демидовых.

— Вылетает в Петербург немедленно, — правильно понял заминку Егор. — Сейчас о другой линии разговаривает. Билеты на твое имя уже забронированы. Рейс в 13.00. До Кольцово[5] тебя подбросят ребята из авиакрыла Демидовых. Николай Степанович подскажет к кому обратиться.

— Эх… — только и вздохнул Матвей, покосившись в сторону невесты.

— И не вздыхай! — услышал таки Калашников «стенания» подопечного даже несмотря на гул рассекающих воздух винтов. — Все твои прибудут в течение недели.

— Дополнительная информация? — поинтересовался настроившийся на деловой лад парень.

— Все на месте, — обломал Вахмистр. — Скажу только одно — охренеешь!

— Это не я, а ты охренел! — честно поделился своими чувствами с собеседником Воронцов, бросив еще один взгляд на Ольгу, чьи брови уже хмуро сошлись на переносице.

Отсутствием внимательности девушка не страдала.

Вахмистр лишь рассмеялся:

— До встречи!

— И тебе не кашлять! — А что тут еще скажешь?

Нажав отбой, парень вернулся к готовящемуся пиршеству, на ходу едва заметно покачав головой — «не сейчас!».

Девушка еле заметно кивнула.

— Ольга, — неожиданно поинтересовался на правах «старого друга» Михей. — А ты, прости, кто по профилю подготовки будешь? Раз уж нам вместе работать.

— Безопасность, контрразведка, — без запинки ответила девушка. — Дополнительная специализация — противодействие диверсионным силам и средствам.

— Ольга Григорьевна, — начал Сашок, но тут же поправился, наткнувшись на взгляд из серии «Я же просила!». — Ольга, я очень перед вами извиняюсь за то, что я сейчас сделаю, но…

Заместитель Хана вздохнул и громко и четко констатировал, выделяя даже не каждое слово, а каждый слог:

— Ари, ты женишься на «безе», — едва сдерживая хохот, заявил он. — Бе-зо-пас-ни-ке! Или «це»?!

— Обойдемся без феминитивов! Терпеть не могу всех этих «докторок», «блогерок» и прочих…

— …В общем, как тебе сказать?!.. Извини, но ты…

Сашок замолчал на секунду, но тут же вмешался и сам обсуждаемый «без»:

— Ло-ша-ра! — буквально пропела девушка насмешливо, но как-то совершенно не обидно, отвлекшись от вытаскивания долек томата из салата. — Ой!!!

А что тут скажешь, Воронцов щелбаны и сам неплохо отвешивать умел. Теперь пришла очередь невестушки потирать пострадавший кончик носа, укоризненно поглядывая то на жениха, то на выпавшую из рук «помидорину». Сашку же досталось чуть более серьезно — щелчок по уху вышел на загляденье, а потому он отчаянно тер пострадавший орган!

Удивительно, но никто даже не смог только разглядеть ни сам рывок практика внутренней работы, ни молниеносных «ударов».

— Короче, мне очень интересно… — протянул Сашок, уже не в первый раз наблюдающий, как Ари буквально размазывается в пространстве, ни к кому особенно не обращаясь. — Очень мне интересно, кто из них кого перевоспитает!

Будущие «молодые» лишь озадаченно переглянулись. Никто из них заниматься подобной фигней не собирался в принципе! А затем Сашку стало крайне неуютно, когда два очень заинтересованных взгляда скрестились на нем самом…

— Женить!

— Остепенить?

— Чегоооо?!!!

А по поводу специализации девушки парень особо и не напрягался. В конце концов, он ожидал серьезного семейного разговора, как только девушка узнает, что он уже сейчас довольно серьезный одаренный… А так же нехилого такого скандала, когда выяснится, что он потенциально может достичь уровня Абсолюта. А в ближайшей перспективе ей предстоит узнать, что некую, и, возможно, весьма продолжительную практику ей придется получить в «Тройке»

Так что у каждого свои секреты. И еще неизвестно, у кого их больше!

«Ничего, лет через сто и посчитаем общий счет! Если, конечно, при памяти будем…», — мысленно усмехнулся Матвей, приступив к наглому разграблению и так уже ополовиненного невестой блюда с салатом.

Только он «выуживал» куски огурца.

И как хорошо, что это блюдо на столе не единственное, иначе к моменту готовности мяса, овощей не осталось бы совершенно точно!



Глава 5


Перелет прошел… Нервно. Все ж таки ему выделили место в бизнес-классе обычного гражданского рейса. Могло это значить многое… А могло и ничего. Ну, например, заняты все самолеты Родов Демидовыйх и Воронцовых. Бывает такое? Да вполне! И вовсе не обязательно сразу предполагать вариант с «живым щитом», когда несколько сотен жизней подданных империи используются как гарантия того, что самолет до столицы долетит. Так ведь, Олечка? Одно дело сбить «летучку» аристократа, что вполне может уложиться в рамки войны Семей, и совершенно другое — погубить подданных империи. Тут уж сам самодержец будет обязан вмешаться в разборки родовитых… С фатальным исходом для виновника.

— Мне тоже страшно!

Матвей с удивлением обернулся к соседке.

— Я очень не люблю летать, — призналась симпатичная темноволосая девушка. — Понимаете?

— Вполне, — признался парень, не став распространяться о причинах. — Я тоже себя чувствую… неуютно.

Только очень внимательно приглядевшись, молодой маг понял, что собеседница старше его лет на пятнадцать минимум. Он даже восхитился на секунду — никаких следов ножа хирурга, а так же косметической магии он обнаружить так и не смог. Да и никаких современных «украшательств» в виде накачанных губ, перманентного макияжа и прочих ухищрений… Просто красивая девушка со спортивной фигурой, которая на время перелета даже пренебрегла косметикой, что ее совершенно не портило! Да и фигура говорила о серьезной любви собеседницы к спорту…

Матвей отметил все это в один миг, без всяких задних мыслей восхитившись попутчицей. Так «держать» себя — нужно уметь!

— Юля, — представилась соседка. — Приятно познакомиться.

— Матвей, — проявил вежливость и парень. — Взаимно рад. Отдыхать летали?

— Почему вы так решили?

— Вас выдает акцент и скорость речи. Все-таки на Урале говорят чуть по-иному. Рискну предположить, что вы уроженка, либо долгое время живете в Москве. Угадал?

— Хорошо-хорошо, господин Холмс, вы угадали! Коренная москвичка я. Выбралась прогуляться по Екатеринбургу. Без цели. Немножко отдохнуть от быта и детей… Нет, вы не подумайте…

— Да я и не думаю, — заверил парень абсолютно искренне. — Дети — цветы жизни. Правда, иногда они становятся кактусами! А отдыхать иногда просто необходимо!

— Спасибо за понимание, а то вот я впервые за три года куда-то вырвалась из быта…

«Кроме тренажерного зала», — усмехнулся про себя парень.

— И уже кукушкой себя чувствую…

Эх, будь бы иной момент, Матвей с удовольствием поболтал со случайной попутчицей. А если бы не недавнее событие, то и продолжил бы знакомство. А что? Юля о муже не упоминала ни разу! Однако сейчас мозг попросту отключил ее «щебетание», выделив ресурсы лишь на то, чтобы поддакивать в нужных местах. Девушке нужно было выговориться. Похоже, она действительно побаивалась «железных птиц». Воронцову это не мешало ничуть, но сам он раз за разом прогонял в памяти последние дни и недели. Не мог ли он где допустить ошибку? Что могло послужить причиной столь резкого вызова в Петербург. И лишь через час, когда собеседница, перенервничавшая во время взлета настолько, что даже вцепилась в руку парня, забылась беспокойным сном, он расслабленно выдохнул. Явных «косяков» за собой он не вспомнить так и не смог, а, значит, оставался лишь вариант «черный лебедь» — непредсказуемой событие, здорово влияющее на весь расклад.

Вот уж где он совершенно точно не мог ничего поделать! А потому он откинулся на спинку достаточно удобного кресла (не дедов джет, конечно, но тоже ничего!), решив последовать примеру своей собеседницы.

Вырубиться удалось почти мгновенно.

Этой ночью он спал очень немного.

* * *
До набережной Мойки, 16 парень так и не доехал.

Звонок Калашникова заставил его поменять планы на пути из Пулково.

— Прошу прощения, — обратился он к довольно молодому кавказцу. — Мы могли бы изменить конечную точку? Разницу в цене, если таковая будет — компенсирую!

— Да, конечно, брат, — беззаботно махнул рукой водитель видавшей виды, но все еще ходкой «Джетты», которого то ли успокоило слово «компенсирую», то ли природный фатализм. — Куда едем?!

Матвей только усмехнулся, вспоминая адрес второй резервной точки.

— А дорогу покажешь?! — сразу же уточнил водила с непередаваемым акцентом, заставив Матвея удивленно приподнять брови.

Однако приглядевшись, парень усмехнулся:

— Шеф, давай сначала на базар, а затем к девкам!

— Базара нет, братан!

— Тогда сразу к девкам!

Посмеялись. Анекдот старый, шутка «бородатая». 1:1, короче. А чего бы и нервы в поездке не успокоить.

— Ээээ, да это что! Вот недавно деваха ко мне подсела в машину. «В роддом», — говорит. А я вижу по животу, что действительно надо, да как с места по газам даю. Ну и успокоить думаю, говорю: «Не волнуйтесь, вы за сегодня уже третья беременная, которую довожу!». А та как заорет: «Да не гони, работаю я там»! После еще секунду думает, и того громче как закричит: «Не беременная я!»…

— А ты чего же? — спросил отсмеявшись Воронцов.

— А что тут сделаешь? — усмехнулся таксист. — Попытался успокоить: «Так ведь и мы еще не доехали»!

До точки доехали быстро и под ни к чему не обзывающий треп о политике. Матвей только в очередной раз пожалел, что все те, кто действительно знает, как нужно управлять государством Российским, уже работают таксистами и парикмахерами. Эх, а как могла бы расцвести империя…

* * *
Машину Калашникова парень увидел метров за сто до точки рандеву. Там же он и покинул такси, чуть накинув словоохотливому водителю «сверху». Все-таки везет ему сегодня с «попутчиками». Дождавшись, пока «Джетта» скроется из виду, он неторопливым шагом направился к коллеге, не забывая поглядывать по сторонам.

— Поздравляю! — первым делом протянул руку вахмистр. — Позавчера не пробиться к тебе было, а вчера таки не успел. Держи вот!

Вторая рука уже протягивала парню «Глок» в пластиковой кобуре. Матвей привычно прицепил к ремню табельное, тут же приняв подсумки с запасными магазинами.

— С места в карьер, а, Егор? — ухмыльнулся парень, проверяя, удобство выхвата оружия.

— Так гости уж больно интересные сейчас прибудут.

— Вот как? — уточнил, Воронцов, загоняя патрон в ствол.

— Разряди, — тут же откликнулся Калашников. — Пока необходимости нет.

— Хм, — задумался парень, но уже через секунду выкинул все мысли из головы. — Манера поведения?

— До жути независимая, но не переходя границ!

— Понял! — кивнул молодой маг, разворачиваясь на месте и направляя стопы свои в сторону от места встречию.

— И куда это ты? — поинтересовался не сдвинувшийся с места вахмистр.

— За кофе! Я тут знаю замечательную кофейню…

Егор только усмехнулся, он не мог на вскидку предположить ни одного места в Питере, где его подопечный НЕ знал бы ни одного места, где можно полакомиться горячо ими обоими любимым напитком.

— Мне флэт! — только и крикнул он в спину парню.

Ответный взмах руки мог означать лишь что-то вроде «Да помню я!».

— А по-хорошему то попросить не можешь?

— Принеси мне флэт по-хорошему!

«Вот ведь гад», — не без некоторого внутреннего восхищения подумал маг.

— Зевок- беззвучный крик о кофе! — Матвей вернулся буквально минут через 10.

— Да уж, — согласился Калашников, отнимая ото рта руку. — Кофе с утра явно не роскошь, а средство передвижения…

Парень демонстративно поглядел на часы, короткая стрелка на которых приближалась к цифре «7». В электронном варианте это число превратилось бы в «19».

— А ты знаешь во сколько я лег? — поинтересовался коллега, богатырским усилием сдерживая очередной зевок признался коллега. — В пять утра! И было это не сегодня.

— Давай, приходи в себя, — посоветовал парень, протягивая страдальцу картонный стаканчик в надежде, что четыре порции эспрессо его все-таки взбодрят.

Или угробят… В перспективе пары десятков лет. Интересно, какая это уже чашка за сегодня?

— Едут. — констатировал тем временем вахмистр.

Мог бы и не говорить… А то Матвей не заметил бы черную тушу штатовского «Тахо», что урчанием дизеля способен был поднять и мертвого.

Тяжелый внедорожник двигался как и полагается «бегемоту», вполне осознающему, что при таком весе, даже плохое зрение — отнюдь не его проблемы. Степенно и неотвратимо. Однако стоило только автомобилю поравняться с бойцами «Тройки», как передняя пассажирская дверь резко распахнулась.

Вот оно как…

Сбылась мечта идиота! Ну, не совсем мечта, конечно, но ответ на вопрос «А какова же его соседка по бизнес-классу сзади при такой любви к спорту?» он получил! А то в самолете как-то не до того было. И да, специально для моралистов: чисто эстетический интерес, не более!

Впрочем, мысли о девушке тут же покинули его голову (кроме обозначения «цель одиночная, вооруженная короткостволом»), когда он рассмотрел ее спутника, для которого она открыла заднюю пассажирскую дверь.

Смуглое лицо, явно южно-европейских кровей, темный ежик на голове, да щегольские тоненькие усики. Девки должны штабелями падать. Вот только напряг юного мага вовсе не внешний вид потенциального конкурента в охоте за женскими сердцами (тем более, теперь практический интерес Матвея был направлен в сторону лишь одного девичьего сердечка), а лацкан его добротного темного костюма, где сиял значок с тремя прекрасно знакомыми ему буквами: «I.H.S.».

— И какого хрена здесь происходит? — негромко поинтересовался он у вахмистра.

— Говорю ж, охренеешь, — негромко усмехнулся тот, но тут же добавил «в голос». — Марко, Джулия, как добрались?

— Прекрасно, Егор, прекрасно, — заверил иезуит, протягивая руку для приветствия. — Правда, с компанией в самолете повезло чуть меньше, чем моей спутнице, так что пришлось всю дорогу просто проспать.

— Матвей, знакомься, Марко, личный представитель Генерала Ордена, — рукопожатие скрепило знакомство. — А это Джулия — спец по силовому захвату.

Воронцову только и оставалось, что вежливо кивнуть на улыбку попутчицы.

— Итак, мы собрались здесь затем, — голос Егора неожиданно стал жестким. — Чтобы решить как вы сдадите нам вашего Магистра. Начнем?


Глава 6


— Да ладно, Егор, не расстраивайся! — «успокоил» напарника Матвей.

— Я и не расстраиваюсь, с чего бы вдруг? — удивленно переспросил вахмистр, выруливая с места рандеву вслед за «Тахо».

— Как это с чего?! — возмущенно рявкнул парень. — Да, этот чувак ездит на охрененной тачке, а не на семейной «Тойоте», — как ты вообще мог выбрать «Приус»?! — выглядит круче Ривза в «Матрице», да еще и катается с крутейшей девчонкой, которая и мертвому способна излечить импотенцию… Действительно, это не повод чувствовать свою неполноценность…

С секунду Егор внимательно изучал молодого мага, словно примеривая его слова на себя, после чего лишь сквозь зубы прошил что-то похожее на «С-с-с-ука!», тут же сменившееся громким «ЕБ..!».

— Ну хорошо хоть в зад ему не въехал, — флегматично прокомментировал едва не случившееся ДТП Воронцов. — Вот прикольно было бы почувствовать себя электронным брелоком настоящей крутой тачки!

— Гибридным!

— Ок, гибридным брелоком, — согласился он. — Если по мне, то так звучит еще хуже!

— Был пацан — и нет пацана! А ведь ты еще даже официально не женат, а уже вона как… Испортился!

— Ну так, хорошее дело браком не назовут!

— Ладно, — поднял руки в «извиняющемся» жесте над рулем вахмистр. — Больше таких сюрпризов не будет! Доволен?

— Вполне!

Егор лишь молча кивнул, трогаясь вслед за джипом их контрагентов. Хорошо, что так и не покинувший авто водитель Марко и Джулии предпочитал плавный стиль езды, а то и правда бы получилось не слишком приятно. Попробуй угонись на гибриде за этим монстром, который в лучших традициях американской инженерной школы «лошадками» зарядили до какой-то там фени!

Матвей же, перестав изводить напарника, взялся за свой пистолет, проверив работу основных частей и убедившись, что он как всегда легко покидает кобуру, а после и вовсе загнал патрон в ствол… Чем заставил водителя с большим подозрением покоситься на нарушающего всяческие инструкции по обращению с оружием пассажира.

— Предчувствие какое-то нехорошее, — признался Матвей, сжимая свою футболку где-то в районе груди. — Вот жмет как-то неприятно.

— Вот как? — только и прокомментировал Егор.

Однако уже через несколько секунд, едва остановившись на очередном светофоре, споро проделал те же манипуляции уже со своим табельным.

— А мало ли?

— Согласен. — вздохнул парень, с сожалением вспоминая, что последний раз ел в самолете, а кофе, хоть и достойный Олимпа напиток, но все же довольно сомнительная замена полноценному обеду.

— Эй, — «возмутился» Егор, в ответ на урчание живота Матвея. — Ты давай не позорь нас перед коллегами заморскими, а то решат еще, что бедствуем! Сотрудников вот не кормим…

— На «Приусах» катаемся…

— Эй! — теперь уж по-настоящему возмутился Егор.

— Ладно-ладно, извини, — пришла теперь очередь молодого парня поднять руки по команде «Хэндехох!». — Обещал больше не прикалываться над тачкой, значит не буду. — Кстати, а на хера ты вообще поперся на личной тачке на «точку»?

Вахмистр слегка замялся.

— Блин, вот придурок! — прокомментировал он действия соседа по ряду. — Да не успел я просто ни на одну стоянку, а вариант с вызовом такси смотрелся совсем уж… Ну ты понял.

Воронцов пожал плечами, задумчиво уставившись в «свое» окно. Действительно, выглядело это бы, как, минимум, странно. А в чужую тачку людям их профессии садиться следует с большой осторожностью. И уж точно не в бричку «потенциальных соперников». Мало ли какой хитрой электроникой может быть нашпигован салон. А ведь существует еще и куча составов с разными свойствами, которыми без проблем можно напитать задний пассажирский диван. Нужен им сейчас, скажем, магический маячок или чисто технический скан мобильных телефонов с копированием всех данных просто «на всякий случай», а, может, и еще какая хитровымудренная хрень? Вот и напарники полагали, что вовсе им такого счастья не надо.

— Кстати, раз уж так давит, то угощайся, — предложил Егор, не отрывая взгляда от дороги раскрывший бардачок. — Половина из них твоя!

Парень молча, но с благодарностью во взоре, вытащил еще пару снаряженных магазинов к «Глоку» и не мудрствуя лукаво просто аккуратно расположил их в левом кармане легкой джинсовой куртки. Какой-то особо модной, по уверению пока еще Демидовой. Как маг подозревал, сам бы он смог за те же деньги купить десяток хороших и качественных аналогов, а, возможно, даже и не один.

Однако, подарок…

— И да, Матвей, по возможности «засвети» одаренность перед нашими гостями, — попросил вахмистр. — Уровень — не выше уверенного воя! Понял?

— Опять политика? — вздохнул маг, принимая задачу к исполнению.

— Да не, — отмахнулся Егор. — Просто з****ли смотреть на нас как на папуасов, а так хоть чуток спесь собьем!

Парень с осуждением посмотрел на напарника. Типа, вид-то, что я тебе верю, конечно сделаю. Да и «пожелание» исполню от сих и до сих, но совсем уж за идиота не держи!

«Приказ, блин!» прочитал он в ответном взгляде вахмистра.

— Мы друг друга поняли! — ответил маг вслух.

А обсуждать приказы начальства вслух во время боевой операции в непосредственном радиусе действия мобильных телефонов, да еще и в машине сотрудника… Дурных нема!

— Отлично, — кивнул вахмистр, направляя «Приус» к мигнувшему «стопами» джипу. — Похоже, приехали.

* * *
Есть Питер туристический: красивая архитектура, каждый дом — своя история, а случайный поворот во дворик-колодец может стать началом нового приключения. Именно в него влюбляются туристы, и ради него же ежедневно сюда приезжают тысячи желающих «укорениться» в северной Пальмире, презрев не самый приятный климат. Удобен и безлик Питер современной застройки. Огромные кварталы человейников раскинулись на многие тысячи километров, заставляя многие же тысячи жителей столицы бороться с клаустрофобией и страхом не найти парковочное место. Однако есть Питер и индустриальный, когда целые кварталы строились по типовым проектам вокруг заводов и производств. Такие районы можно встретить в любом городе: блочные пяти- и девятиэтажки, между которыми уже успели «навтыкать» современные «свечки», да навевающие тоску неухоженные детскими площадками одинаковы что в Рязани, что в Перми, что здесь…

— Мда, пейзаж вдохновляет! — только и пробормотал Матвей, «зацепившись» взглядом за детскую горку, возведенную еще при царе Горохе.

Мало того, что конструкция проржавела едва ли не насквозь в несущих элементах, на удивление чистая плоскость самого «ската» была изогнута столь причудливо, что Матвей с трудом представлял себе того малолетнего терминатора, что рискнет пожертвовать своей «пятой точкой» во имя сомнительного удовольствия скатиться вниз. Однако же судя по состоянию в той части, что должна соприкасаться с детскими филеями, таковые смельчаки находились достаточно регулярно!

— Это было наше суровое детство, — себе под нос прокомментировал парень. — прокомментировал. — Мы выживали как могли!

Немудреная шутка позволила чуть расслабить скрученное в тугую пружину нутро. Магу здесь не нравилось. Вся его чуйка просто кричала о том, что нужно покинуть это место как можно скорее. Однако аргументировано обосновать он свое желание не мог, а служба в «Тройке» совершенно не предполагает отмену операции по причине «Жопой чую!».

Примостившийся между похожими словно близнецы братья девятиэтажками здание напоминало детский кубик кирпичного цвета, по чистой случайности забытый на поеденном молью сером и унылом ковре. Зато подъезд оказался кладезем наскальной живописи и музеем слов из трех букв. Матвей сбился после двенадцатого варианта. От «Цой» (который жив), до «х@й» (который и некий Серега и «… вам!») — выбирай любой! Ладно хоть квартира не походила на то, как изображают типичное жилью жителя империи корреспонденты западных ВВС. Без изысков, но вполне функционально и даже с некоторой претензией на уют. За «явкой» явно следят, хотя и сразу видно, что здесь никто не живет. Удобная явочная квартира — и этим все сказано!

А вот система безопасности здесь явно на уровне. Если парень заметил только три уровня контроля доступа, то сколько их всего и каковы «ключи»?

— Матвей, отойди, пожалуйста, — попросила Джулия, и увидев вопросительно вскинутые брови, добавила. — Пара шагов влево.

Воронцов без споров подчинился, выйдя в коридор, плавно перетекающий в прихожую, откуда можно было попасть в две спальни и кухню. Именно из царства ложек и кастрюль был «изгнан» парень, но зато получил возможность наблюдать за окнами комнат, смотрящими в разные стороны света.

Марко тем временем извлек из внутреннего кармана пиджака нечто напоминающее автомобильный брелок. Беззвучный щелчок которого заставил двинуться часть пола на кухне. Пара секунд манипуляций, и вот уже несколько предметов разместились там, где до того «гостил» электронный ключ, а пара флэшек оказалась в руках вахмистра.

— Наш договор выпол…

— НА ПОЛ! — взревел Матвей, чья чуйка просто взвизгнула «за секунду до», а еще через миг выпущенный им огневик откинул к стенам три так и не успевшие подчиниться фигурки.

Вовремя!

Успей объемно-детонирующий боеприпас влететь в окно, и у них не осталось бы и малейшего шанса. Взрыв же матвеевского огневика сыграл роль динамичекой защиты, уничтожив снаряд «шайтан-трубы» на подлете, так что гостей уже явно засвеченной хаты «всего лишь» накрыло ударной волной, оставившей на память звон в ушах и кучу порезов от разогнанного буквально «прыснувшего» в сторону «гостей» стекла!

— К БОЮ! — Взревел Егор.

Хотя Воронцов и сам уже разглядел тросы штурмующей команды…


Глава 7


«Глок» оказался в руках гораздо раньше, чем мозг сообразил куда направить ствол. Однако в тот миг, когда первая цель появилась на линии огня, Матвей чисто на автомате подушечкой пальца нажал на спусковой крючок, «продавливая» автоматический предохранитель. «Двойка» в центр массы и «одиночка» в голову не смогли остановить разогнанное инерцией тело, но в комнату уже влетел не способный к сопротивлению боец… Тут же получивший еще один «вот это уже точно контрольный, а то вдруг шлем и броник» в лицо. Не до марципанов.

Удивила Джулия-Юля, двигавшаяся с Матвеем в ритме сальсы или бачаты, когда партнер едва заметным движением сообщает напарнику дальнейший рисунок «танца». Потрясающее единодушнее!

Вполне интернациональным жестом Джулия выдала «Назад!» и… Матвей подчинился. Словно рыбак рыбака, парень был вынужден признать, что уровень подготовки орденского «специалиста по силовому захвату» гораздо выше его собственного. Не говоря уж о такой молочи, что это ИХ территория. Так чего ж вытрепываться, когда выжить надо?

Едва они оказались в коридоре, как хлипкие на вид двери комнат захлопнулись. Щелкнули замки.

— Теперь не сразу прорвутся, — прокомментировал Марко, сжимая в руках нечто похожее на брелок автомобильной сигнализации. — У нас есть минут пять с этой стороны. Что снаружи?

«Связь?» одним взглядом спросил Матвей у своего куратора. Егор только помотал головой.

— Внешние стены чисто! В коридоре группа захвата, выстраивается у двери. Щитового еще нет, — спокойно и деловито перечислила Джулия, работая со взятым с тумбочки планшетом. — Будут вскрывать. Минут 10 провозятся. Внизу вижу пару наблюдателей. Дальше неизвестно.

— А будет щитовой-то? — с интересом уточнил Егор.

— Это… Наши схемы, — ответила девушка, дождавшись едва заметного кивка Марко. — Щитовой — будет!

Ох, как интересно!

Тем временем Матвей с сомнением мысленно пересчитал, сколько у него осталась патронов, и, поморщившись, спросил:

— Люди добрые, нет ли у вас «девяточки», воину славному на боеспособность поддержание?

Марко удивленно вскинул бровь. Все-таки его русский хоть и позволял сносно общаться, но как только речь выходила за рамки стандартных конструкций, он немного терялся.

— Не волнуйся, Матвей, запасной «гардероб» у нас есть, — а вот Юлечка язык березок и осин знала куда лучше. — Знаменитой итальянское гостеприимство, парень! «Голодным» от нас еще никто не уходил.

— О, — слегка воспрял духом Матвей. — Широта русской души и НАШИ традиции гостеприимства известны далеко за пределами империи. Очень надеюсь тебе когда-нибудь продемонстрировать. Марко, вы взяли все, что хотели?

Эмиссар орденского Генерала слегка смутился.

— Выронил, на полу… Однако если открыть дверь и…

— Что именно и как ты двигался? — спросил Воронцов, встряхиваясь.

— Я бы…

— Б***дь! Ты серьезно?… — все-таки адреналин штука такая, а Матвей вовсе не бездушная боевая машина.

— Что именно и как ты двигался? — продублировала вопрос Джулия.

— Я мог бы…

Парень и девушка лишь удрученно посмотрели друг на друга. То, что на внешней стене никого не осталось, еще не значит, что помещение безопасно. И как объяснить далекому от войны посланцу, что существуют еще снайпера и прочие малоприятные в подобной ситуации спецы. Да и кто-то же запустил гранатометом в окно… А если у них «тандем»?

— Б**дь! — совершенно по-русски выругалась невольная напарница, но тут же перешла на наречие уроженки Апеннин.

В длинной и эмоциональной тираде, что сопровождалась пантомимой не хуже чем у Орнелы Мутти, парень разобрал лишь слова «Marco», «cazzo di caccare» (сопровождалось красноречивым жестом, словно речь шла о чем-то совершенно незначительном), «mille cazzi net tuo culo», «frocio» и «va fa'n'culo!».

Общий смысл плохое знание языка уловить не помешало. Первое слово Воронцов определил как обращение. А вот дальше девушка в порядке очереди начала сомневаться в размере мужского достоинства эмиссара (видимо, за отказ подчиниться), предположила (или пожелала?) тысячу тех самых органов в командирскую задницу Марко, до кучи усомнившись в его ориентации и предложила отправиться туда, где у негра и так темно. Нормальный такой командный язык, чо! Вздумай тот же Калашников оспаривать его решения в бою с одаренными, так еще и не такое бы услышал. А то и вовсе по печени бы отхватил для скорейшего возвращения в реальность!

Господин Посланник воспринял сей образец ораторского искусства со стойкостью бывалого дипломата. Вот только скулы слегка побелели, а, в общем, ничего так держался.

— Обычная флешка. Цвет — серебристый. Момент потери обозначить не могу. Двигался от стола к холодильнику, после чего по прямой к двери.

— Благодарю! — медовым голоском, приправленной тонной сарказма, поблагодарила девушка. — Матвей, не желаешь осмотреть гардероб?!

Время терпит, можно и потрепаться…

— Предпочел бы экскурсию в ванную комнату в твоем исполнении!.. — адреналин, это все адреналин.

В ответ же парень «поймал» вполне оценивающий взгляд:

— Возможно, — протянула девушка. — Но ты, как я слышала, женишься в скором времени… Или до свадьбы ни-ни, но нагуляться надо? И, кстати, почему ты начал не со спальни?

— О, прекрасная госпожа, — отвечаю по порядку. — Да, сердце мое занято целиком и полностью иначе бы я, несомненно, проявил бы наглость настоять на проведении всех экскурсий, что придут в мою буйную головушку!.. А спальню моим огневиком и ударной волной неплохо так раскурочило!

Легкий треп не мешал ловким женским пальчикам быстро «скакать» по изображениям с камер, а парню запоминать все особенности поля предстоящего боя.

— Что ж… Зато честно! — заявила Джулия, автоматически «перевязывая» хвост на голове, который она тут же и заправила в ворот достаточно облегающей кофточки. — Тогда могу предложить прогулку до гардероба, раз уж ты отказался от оперативного минета…

Воронцов в деланом отчаянии хлопнул себя по лбу, всем своим видом демонстрируя горе и печаль.

Негромкий хмык подтвердил, что нынешняя напарница пантомиму оценила. Хотя, если рассуждать строго, то Матвей от данной «процедуры» здесь и сейчас отказался бы в любом случае, даже если бы не взятые перед Демидовой обязательства. Физиология, чтоб ее. Оргазм отнимает у мужчины достаточно много сил, а в момент когда надо действовать максимально эффективно, это может стать фатальным. С женщинами в этом плане природа обошлась куда милосерднее!

— Марко?

Легкое движение пальца эмиссара, и коридорный шкаф, где обычные люди хранят верхнюю одежду распахнул объятия пещерой Алладина!

— Оооооох, — только и оценил Матвей. — Достойная замена минету…

И гораздо более своевременная! Отдельное спасибо местным спецам по снабжению, что не только «захомячили» в оружейную достаточное для средних масштабов войнушки боезапаса, но и приберегли немало образцов стрелкового оружия страны пребывания.

Егор только хмыкнул, разглядев в руках Воронцова пистолетный комплекс «Гюрза», выпускавшийся и поставлявшийся исключительно для нужд имперских спецслужб и… Взял с полки такой же. Про амуницию «хозяева» тоже не забыли. Конечно, парень предпочел более тяжелые отечественные бронежилеты с классом защиты повыше, но лучше уж «плит кариер»[6], чем вообще ничего. Да и магазины к «основному» стволу можно будет на груди разместить. Какая-никакая, а все ж таки дополнительная защита. «А вот и „длинные“!», — обрадованно оценил боевой маг, доставая из пирамиды привычную «семисятчетверку». Хорошая штука, коль до улицы все-таки доберемся. В узком пространстве подъезда «Гюрза» ему казалась привычнее. Ну, тут на любителя, конечно. Та же Джулия «калаш» явно собиралась использовать еще до выхода.

А вот шлемов, увы, нет…

— Зато есть вот такая штучка, — словно бы прочла его мысли итальянка, кивая на ящик с М-84[7]. — Да стой же ты спокойно!

Вот так вот! Накаченная фигура, далеко не всегда признак специальной подготовки. «Пампированное»[8] в тренажерном зале тело было абсолютно непривычно к банальному бронежилету… На что еще и имело глупость пожаловаться. Нервы, конечно, разговор любят, но всему же время и место!

Матвей подкинул гранату на руке… И, вздохнув, положил на место. В подъезде и самых приглушит нехило. Однако Джулия добру пропасть не дала, указав на стену, где висели три пары активных наушников.

«Сочувствую, Марко! Тебя ждет самая офигенная прогулка, о которой ты только слышал… Слышишь… Еще, быть может, даже будешь слышать!», — не без злорадства подумал Матвей, вкручивая запал. Смысла брать больше одной штуки на каждого комбатанта он не видел. Остальные тоже. Эмиссар не настаивал. А коль бы даже и потребовал, то кто ж ему бы дал?

На то, чтобы разместить все богатство на «плитнике» ушло минуты три. Остальные справились примерно так же.

Одна претензия к «хозяевам»: ну кто ж хранит плиты отдельно от бронежилета? Их что, предполагалось использовать просто в качестве легкой разгрузки? На приведение жилетов «к бою» никто не затратил больше сорока секунд, но… Как не мог понять герой анекдота «меня выгнали — сами остались», а логика-то где?

— Ну что, за флешкой? — спросил Матвей, едва они вновь собрались в коридоре.

Роли были распределены в секунду двумя всего тремя жестами, и вот Егор уже открывает дверь в разгромленную кухню, куда первой просачивается Джулия, внимательно осматривающая пол. Попробуй тут найти флешку среди осколков, да обломков всяческих. Но это не проблемы Воронцова. Тот вообще не отводил взгляда от окон в надежде повторить трюк с «динамической защитой», буде противник решит еще раз пальнуть из «Шмеля». Так, на всякий случай.

Снайпера же их сейчас не очень волновали. Все-таки не совсем новички безусые, да простит напарница, так что подставиться с дуру были не должны. А в случае если у противника есть реально крупный калибр со спецприцелом, что «видит» стены насквозь, то никто из них ничего и предпринять-то не успеет, так чего заморачиваться? А иначе и танк во дворе предполагать можно!

«А как все просто — „перекрой“ связь и в небольшом заводском квартале столицы можно спокойно устроить армагеддон в миниатюре. Черте что!», — мелькнула молниеносная мысль, тут же с позором изгнанная. Парень вновь сосредоточился на окнах.

— Есть! — сообщила девушка негромко.

Тем же порядком отступили обратно, и лишь когда Егор аккуратно прикрыл за Джулией дверь, боевой маг позволил себе полноценно выдохнуть.

Теперь оставалось лишь выбраться на улицу, найти транспорт и свалить на все четыре стороны света. Хороший и четкий план, кстати! Даже в полном соответствии с нынешними правилами «достигаторства». поделенный на короткие и измеримые цели… Со вполне ясным результатом в случае провала.

Порядок выхода сложился сам собой. Первыми штурмовой парой выходят Матвей и Джулия, причем девушку, исключительно в силу ее более богатого опыта, парень вынужденно пропустил вперед. Марко с Егором двигаются следом. При этом итальянка в простых и понятных выражениях донесла до обоих простую мысль: в случае если кое-кто гражданский вздумает тормозить, то кое-кому военному разрешается «угостить» его по почкам. Без ущерба для скорости движения, естественно! Зря время потратила, на взгляд Воронцова, Калашников и так прекрасно чувствовал момент, когда стоит прописать живительных звездюлей.

«Готов?», — одним взглядом спросила напарница.

«Готов!», — подтвердил кивок боевого мага.

Короткое движение пальцем, и в коридоре рванула цепь боеприпасов, что внутри квартиры, благодаря отличной «шумке», ощущалось несколькими гулкими хлопками.

Еще одно движение заставило рвануть пиропатроны в косяке входной двери, отправляя сложную бронированную конструкцию в короткий полет.

Первой прыгнула вперед Джулия, сходу расстреливая короткими очередями магазин прямо в красный круг[9] на щите устоявшего на ногах в отличие от большинства товарищей, бойца первой линии. Следом Матвей в футбольном подкате проскользил чуть вперед, умудрившись таки всадить пулю в незащищенную ногу. Щит «дрогнул» лишь на миг, но и его хватило, чтобы Юлька всадила очередь в голову противника, тут же приступив к добиванию корчащихся на полу людей, собравших большую часть поражающих элементов припрятанных в стенах зарядов.

К тому моменту как парень вскочил на ноги, все было уже кончено.

Активные же наушники в этот миг донесли топот ног снизу. Разумно рассудив, что все непричастные старались бы убраться ОТ центра событий, Матвей выдернул чеку из запала свето-шумовой гранаты, катнув ее в сторону лестничного пролета со словами:

— И как сказал Омар Хайям, катись оно к х**м![10]



Глава 8


Двое! Всего двое «поджидали» беглецов на первом пролете. Уже оглушенные и мало чего соображающие. А досообразить им шанса не дала уже Джулия, наградившая каждого точным и быстрым «огненным поцелуем» в лоб. Вообще никаких эмоций у дамочки. Будь бы здесь Степаныч или «дядьки», что натаскивали Матвея в Гнезде Воронцовых, наверняка бы одобрительно покивали, да дали строгий наказ парню учиться так же.

— Там, — первым заметил Егор приоткрытую дверь одной из квартир.

Штурмовая пара среагировала мгновенно, ворвавшись в помещение и быстренько спеленав единственного субтильного субчика, что обнаружился внутри в окружении нескольких мониторов и серверов.

— Тааааааак, а тут кого-то, похоже, давно ждали. — только и прокомментировал боевой маг осматриваясь.

Впрочем, вполне можно было предположить, что на окраине Питера в каждом доме не по одной квартире, где коротает часы досуга штурмовая команда в компании скучающего оператора мощного вычислительного комплекса. А за окрестностями этот самый «технарь» наблюдает просто так. Чтоб с бабушками у подъезда было чем поделиться вечерком, как смена кончится! Типа Матвейка — наркоман, а Джулька — шлюха, да еще и итальянка в придачу!

Однако первый вариант парню казался отчего-то куда более вероятным. Ждали. Конкретно их.

— Так, ты, гений клавы и мышА, что такое полевой допрос знаешь? — более практично подошла к вопросу Джулия.

Тот лишь помотал головой. То ли вопроса не понял со страху, то ли и правда не знал. В конце концов, большинству обитателей этого мира за всю их долгую и счастливую жизнь так и не придется столкнуться ни с чем подобным. К несчастью же для этого конкретного оператора, такого шанса он лишился.

Всего несколько наработанных движений позволили пленнику прочувствовать на себе демоверсию развлекательной программы, что ожидала его совсем скоро.

— Так понятнее? — темноволосая красотка продемонстрировала столь очаровательную улыбку, что по спине технаря побежал холодный пот.

Он очень ярко представил свое ближайшее будущее. Остальные же лишь восхитились опытом случайной напарницы, тоже представив… Разного. Каждый в меру своей испорченности. И если кто скажет, что здесь и сейчас для таких мыслей не время и не место, то Матвей напомнил бы умнику, что опасность нередко становится совершенно сногсшибательным афродизиаком. Егор бы просто послал того же умника на хер. А Марко… Да и хрен бы с ним, с Марко. Пользы от него сейчас немного, а флешку… Они уже получили, по большому счету.

Джулия сделала небольшой шаг вперед…

— Все скажу!!! — взвизгнул пленник, представленного будущего вовсе не желавший.

— Что все? — мурлыкнула напарница, нежно беря «хакера» за подбородок. — Мне понравится?!

— У Скорцени нет людей! Все там! Мертвы! — слова буквально водопадом полились из его рта. — Тот… С гранатой! Он ушел!

— Мрррр? — еще раз мурлыкнула итальянка.

— Вторая камера! Вторая камера! Камера двааааААААА!!!

И чего так орать? Ничего ему еще пока Джулия не сделала. Видимо, фантазия у паренька хорошая.

— Наблюдаю оборудованную позицию, — тут же прокомментировал вахмистр. — Пусто!

— Мррр!

— С шестой по семнадцатую — двор! Первая-пятая — подъезд! Остальные — квартира!

— Какая квартира, милый?

— Та — на третьем этаже! — вот это заставило Егора с Матвеем переглянуться, а вот итальянские «гости» удивленными не выглядели ни разу.

Ох, забааааавно.

Калашников вновь склонился над вычислительным комплексом, а Воронцов занялся поиском других путей отхода. К сожалению, квартира в полном соответствии со старинным русским обычаем, была оборудована решетками. Первый этаж, мда… Парень обернулся к пленнику.

— Мрр?!

Стоило лишь Джулии мурлыкнуть на ушко пленнику, как он заорал еще пуще прежнего:

— Там путь! Решетки отстреливаются! Я покажу! Я выведу!

Очередной беззвучный обмен взглядами. Присмотревшись, Матвей кивнул напарнице — действительно, к окнам вели едва заметные пиропатроны. Путь выводил на стоянку за домом. Удачно.

— Жить хочешь, — удовлетворенно кивнула единственная среди них дама. — Как зовут-то тебя, страдалец?

— Котяяя…., - невнятно проблеял совсем еще молодой парнишка. — Костя.

— Костя? — с сомнением переспросила девушка — уж больно едва слышный акцент говорил о его немецком происхождении.

— Константин!!! — буквально выкрикнул он, видя, что ему доверяют не вполне.

— Отлично, — резюмировала та, прерывая все возможные объяснения. — Поможешь выбраться — будешь жить!

Оператор закивал так, что Матвей крепко заподозрил две вещи:

1) Жить он действительно хочет.

2) Костик крепче чем кажется — при такой тряске голова с субтильных плеч не слетела оторвавшись! А от чего было, мда…

— Что там? — подключился Егор.

— Высота — метра два от подоконника. Внизу газон. Чистый. Окна прикрывают довольно густые деревья. В пятнадцати метрах стоянка. Наблюдаю одного человека в дальнем конце.

— Наблюдаю троих, — вставил свои пять копеек Калашников, так и не оторвавший взгляда от камер. — У машин. Расслаблены. Оружия и признаков агрессии-тревоги не наблюдаю. Одна машина заведена.

— Зачем? — не вовремя решил влезть в разговор Марко. — У нас и свои есть!..

Однако тут же «сдулся» под взглядом красотки.

И это верно. Не объяснять же, что даже если им бы разрешили спокойно прогуляться до машин и уехать, то столь любезным предложением не воспользовался бы никто! Егору так и вообще не повезло: свою личную машину вахмистр получит обратно только после проверки всеми инженерными службами «Тройки» и саперами. А это минимум декада.

И это правильно! Воронцов, например, «чужие» машины, на которых приехали «объекты», заминировал бы обязательно при малейшей к тому возможности!

А считать противников глупцами — путь, конечно, интересный, да уж больно короткий у представителей иных профессий.

— Решили?

Два кивка одобрили маршрут. Неохотный жест Марко парень попросту проигнорировал. Его ценное мнение вновь будет интересно только после того как ситуация с состояния «война» вновь вернется в положение «мир».

— Да-да! Хороший путь! — болванчиком зашелся пленник, всеми силами стараясь показать, что он свое слово держит.

Воронцов кивнул.

— Еще вопрос: кто такой Скорцени?..

БАХ!

Хорошо, что не снял наушники, а то пистолетный выстрел мог бы и приглушить слегка!

— Наверняка соврал, гад! — только и прокомментировала горячая итальянка, убирая пистолет.

Матвей не стал спорить с вооруженной дамой, но к окну повернулся с твердой уверенностью, что погиб пленник вовсе не потому, что сказал неправду, а чтобы правду не сказал.

Секреты, блин, римского двора!

* * *
Выход из здания был фееричен! Спустя миг после срабатывания зарядов, откинувших довольно тяжелую решетку метров на пять, в облаке обломков и рамы из квартиры вылетел Матвей. Джулия отстала от него всего ничего, да и то только потому, что не было у нее возможности навесить на себя кинетический щит, вроде того, что пылал сейчас неярким пламенем вокруг фигуры парня. Танкуем, господа, как сказали любители компьютерных игр!

Однако никто по ним палить не собирался. Тишина и спокойствие вокруг. Лишь негромкие крики со стороны стоянки, придавали легкой «перчинки» едва в окружающее благолепие. В соответствии с древней программой «бей-беги-замри» двое «автомобилистов» моментально исчезли со стоянки так споро, что даже «разогнанный» одаренный не успел заметить куда именно! А вот последнему, что ожидающим встречи с бампером сусликом замер рядом со старой «Волгой», не повезло больше всех.

Что такое пятнадцать-двадцать метров для практика внутренней работы? Миг да и только! А потому Матвей «вспыхнул» перед лицом работяги почти мгновенно, скороговоркой выдав страшные слова:

— «Тройка». Машина конфискована!

Владелец «Волжанки» возражать и не подумал. Он даже и про документы забыл уточнить! Возможно, причиной тому стал пылающий доспех, а, может быть, вполне различимый под ним автомат. Не говоря же о нечеловеческой скорости практика внутренней работы. А уж про магическое воздействие самого упоминания всуе великой и ужасной «Тройки» и упоминать не стоит! Короче, возможных причин для резкого ступора у мужичка, обычного работяги с виду, было предостаточно!

Ничего, порадуется компенсации от Канцелярии. На пару тройку таких же «ведер», либо на одну относительно «свежую» машину хватить должно с лихвой! Но это будет потом. Как только штаны просушит. По счастью в смысле переносном.

Впрочем, ведро ведром, а завелась старая «баржа» с пол-оборота, чтобы уже через тридцать секунд в визге покрышек и скрипе узлов покинуть ставший местом столь горячего гостеприимства дворик.

— Что это за машина? Почему мы не использовать…. Взять?.. Наши?

Егор горестно вздохнул. Матвей лишь ухмыльнулся в смысле «А нехер на работе использовать личное авто!», Джулия, же переведя дух, с видом лихим и придурковатым начала что-то лопотать на стремительном итальянском.

Тут уж Воронцову переводчик был не нужен! Наверняка она объясняла своему далекому от «активной» работы шефу, пред которым вновь примеряла роль примерной помощницы, насколько коварны могут сюрпризы от специалистов в минно-взрывном деле.

Вахмистр, пригорюнившись, думал о том же самом. Тем хуже становилось его настроением, чем больше он размышлял о том времени, что понадобится инженерной бригаде для ПОЛНОГО обследования автомобиля. По всему выходило, что пользоваться ему конторской такой никак не меньше пары недель. Жена будет в восторге, мда… Опять!

Боевой маг же просто размышлял, откуда владелец старого корыта достал оригинальный руль «Лоринзер» [11] и, главное, нафига?!



Глава 9


Ольга удивленно моргнула.

Ей было прекрасно знакомо это ощущение. Оно отдавало чем-то далеким и детским. А еще болью в отбитом до огромного синяка в плече. Непросто двенадцатилетней девчонке было сдержать калибр 7,62. Особенно после первой сотни отстрелянных патронов!

— Ничего, ничего, дочка! — широко растягивал тогда в щербатой улыбке губы дядя Коля, доставая из сумки все новые пачки патронов. — Все получится… А мозги знаешь как прочищает?! И будешь ты у нас вся такая боевая! А то нынешние-то парни пошли каковы, а? И не держали ничего поди в руках ничего тяжелее хр… Хлеба куска!

Демидова тогда только улыбалась, про себя потешаясь над «стеснительностью» дядьки. А то она ни разу не слышала, какими загибами он обкладывает своих подчиненных во время муштры. И там этот «хр…хлеба кусок» за ласковое слово шел! Да и вообще в свои уже двенадцать девочка, по ее собственному мнению, в жизни повидала не мало. А «ту самую» видеокассету из дедовского стола, стащив небольшой серебряный ключик из кармана его же домашнего халата, впервые стащила полгода как. А потому даже кое-что в отношениях мужчины и женщины понимала, и, как ей казалось, имела «законный» повод поглядывать на своих сверстников сверху вниз. Лишь через пару лет она стала догадываться, что просто так открыть «ящичек» у нее бы не получилось никогда. И уж совершенно точно Глава Рода не стал бы держать поблизости фильм хоть и содержащий легкую эротику, но имевший в основе больше учебный, нежели порнографический сюжет. Не настолько уж Константин Ефимович был стар, чтобы все к тому моменту позабыть. Об этом железно свидетельствовало рождение Кристины и Романа Демидовых. Вот такой вот казус: Ольга была старше своих дядьки и тетьки на 2 и 4 года соответственно.

Девочка уже достаточно сноровисто набила очередную тройку магазинов патронами, тут же разместив их в специально подогнанную под стройную девичью фигуру разгрузку. И вновь над рубежом раздавался звонкий голосок:

— Под огнем!

А следом за ними шли уже вполне сноровистые «тройки». Отстреляв положенные девяносто, она снова возвращалась к грубо сколоченному столику, чтобы чуть передохнуть, набивая следующую партию… Однако в этот раз все пошло слегка не по плану.

Не успела она схватить первую пачку, как была развернута спиной к мишеням.

— Отвернись! — только и сказал дядька, судя по звуку в этот раз магазины решивший набить самостоятельно.

Долго наблюдать за птичками в небе непоседливому ребенку не пришлось. Не успела Ольга толком прикинуть расстояние до новой подвижной цели и рассчитать упреждение, как солнце загородила здоровенная фигура наставника.

— Взгляд на меня. — только и сказал он, размещая только что набитые магазины в штатных кармашках.

Однако не успела девчушка налюбоваться прокуренными усами девчушка («У моего мужа обязательно будут такие же!», — тогда совершенно «однозначно» решила она), как инструктор заговорил снова:

— Работа на скорость и точность, — выдал очередную вводную он. — Как только магазин заканчивается, тут же смена и продолжаешь вести огонь! Давай, дочка, не подведи старика, а я тебе…

— Подаришь что-то дядька?! — вскинулась девочка.

— Сына… того, настругаю! — только усмехнулся тот. — Будет этот… Дебилдер! Ну как вы с батькой на «Вселенной» пялились! Здоровенный и накачанный.

Демидова не была уверена, что это столь ценная награда. Лично она относилась к шоу примерно как к посещению кунсткамеры и учебнику анатомию в равной степени. Да и отец, судя по насмешливым комментариям, просто «разглаживал извилины», по его собственному определению. Однако и ослушаться не смела. Приз, конечно, тот еще, а вот что случается в случае если она не выполняет упражнение было усвоено раз и на всегда. Нет, естественно, дядя Коля на нее не кричал, и уж тем более и речи не шло о том, чтобы поднять руку на шебутного ребенка. Однако стоило ему заметить хотя бы малейшие признаки халатности, как за этим следовало много повторений последнего действия. Очень МНОГО. А синяк на плече едва ли не в половину тела пределом мечтаний юной леди не был никогда.

— А это дай-ка сюда. — стянул с детской головки выполненные на заказ активные наушники инструктор.

Ольга поморщилась слегка, но лишь в тот миг когда инструктор отошел к столу, чтобы положить предмет на потемневшую от времени деревянную столешницу.

— Я все виииижу, дочка! — тут же раздался насмешливый голос из-за спины.

— Но как, дядь Коля?!! — возопил пораженный ребенок, который даже несмотря на знакомство с «той самой» кассетой все еще радовал мир брызгами своих ярких и чистых эмоций.

— Агааааа, — не менее довольно усмехнулся в усы инструктор. — Рожи корчим за спиной дядьки? Вот точно дебилдера тебе настругаю, будешь знать!

— Все ты врешь! — не выдержал возмущенный ребенок. — Детей не стругают, а делают. Фрикциями, вот!..

— Эк, еп… — только и выдал от неожиданности короткую, но емкую руладу инструктор.

Вот это уже было куда ближе к неоднократно слышанному на полигоне! Дядька к тому моменту еще не был в курсе, что родители девушки приняли решение включить в учебную программу ребенка общее представление о «взрослой жизни».

— Ты так меня не пугай, дочка, а то как… Отсюда и до обеда!

Ольга только и могла, что энергично замотать головой, заставив две тоненькие косички «хлестнуть» по собственному лицу, что, с учетом автомата в руках и транспортной системы на плечах, смотрелось довольно комично. Если бы инструктор не снял бы ранее наушники, то ярко-розовый аксессуар замечательно дополнил бы картину! С предложенной же дядькой методикой она была знакома очень хорошо. Однако совершенствовать именно подобные навыки сейчас желанием не горела абсолютно. По правде говоря, тяга именно к этому аспекту прикладной философии дяди Коли, энтузиазма у нее не вызывала совсем. С того первого мига, как она прочувствовала ее в полной мере на своей небольшой, но очень впечатлительной шкурке.

— Тогда… — только и протянул наставник, сделав неопределенное движение.

— Под огнем! — с готовностью крикнула девочка, выхватывая первый магазин.

Первый выстрел громко хлестнул по детским ушкам, оставив после себя легкий звон. Второй, третий, четвертый… Попадание, попадание, попадание…Щелк! «Семнадцать патронов», — автоматически заметила Ольга, сбрасывая магазин на землю. Смена и… Щелк… Девочка на миг замерла. Вместо того, чтобы отщелкнуть магазин, она замешкалась в легком ступоре. Все-таки цепочка «выстрелы-смена магазина» уже довольно крепко обосновалась в ее голове, а тут она просто не сразу сообразила что делать!

— И так бывает, — философски заметил тогда дядька. — Суть урока ясна?

Ольга кивнула. Ребенком она была на редкость сообразительным.

— Тогда… — протянул мужчина. — Еще три сотни и можешь быть свободна!

— За что?!!! — взвыл до глубины души оскорбленный в лучших чувствах ребенок.

— А чтоб магазины не разбрасывала! — наставительно поднял палец Степаныч. — Не всегда есть возможность взять их достаточное количество, а потому мы всегда старались запастись «россыпью». Я вот даже из старого рукава специальный мешок себе сшил…

Глаза дядьки на миг затуманились, когда он вспомнил о тех далеких и простых временах, когда был только он, его оружие и совершенно понятный враг. С годами все стало гораздо сложнее.

— … Ты откуда вообще такое взяла?!

— На соревнованиях видела…

— Деточка, — неожиданно серьезно посмотрел на нее инструктор. — Мы тут не в спорт играем, а в жизнь. Не набирайся плохих для выживания привычек. Поняла?

— Да дядька! — Ольга с тоской посмотрела на заваленный той самой «россыпью» стол.

— Тогда четыреста и свободна. — мягко закончил очередной урок Степаныч.

Девочке вполне хватило ума, чтобы не указывать на изменившуюся цифру, а то очередная «соточка» могла прилететь очень и очень запросто!.

… Биииип! Очередной тоновый сигнал вновь вернул девушку в настоящий момент. Моргнув, она во второй раз с удивлением обнаружила на небольшом экране банковского терминала все ту же надпись «Недостаточно средств». И это на ее карточке, которая привязана к СЕМЕЙНОМУ оперативному счету, средств на котором обычно хватает не только на покупку эскимо, но и даже на средних размеров фабрику по его производству. Нет, конечно, с ней свяжется кто-то из Семейного Отдела финансов, но если ОЧЕНЬ нужно вот прямо здесь и сейчас…

— Деевушкаа, — ну как этой молоденькой продавщице удается вместить столько ехидства и хамства в одно простое обращение. — Не мучайте терминал! Нет денег, так и…

— Прошу прощения, — против обыкновения Ольга не вспыхнула сверхновой, а, действительно смущенная неудачной попыткой, попыталась «договориться». — Это какая-то ошибка. Я вижу у вас второй терминал. Не возражаете, если попробую расплатиться с его помощью?

— Мне что, делать больше нечего?! — а вот продавщица завелась с по непонятной причине с легкостью демидовской «Митсуоки». — Следите внимательно за счетом, женщина! Есть наличные?! Если нет, то и не отвлекайте меня от работы!

Молодая продавщица вовсе не была завзятой склочницей. И даже вовсе наоборот. Обычно клиенты уходили от нее не только с порцией мороженного, но и с улыбкой на лице! Просто именно этот день начался для Ирины Красновой не лучшим образом. Она опоздала на работу, подвернув ногу прямо перед уходящим автобусом, а тучная контролер следующего нахамила за слишком долгий поиск транспортной карточки, которая как назло оказалась на самом дне ее сумочки. И опоздала-то она на каких-то пятнадцать минут… А десять полноценных имперских рублей из зарплаты (практически ее дневной заработок!), которые вычел ее прижимистый начальник «за косяк», это действительно много!

Оттого и сорвались с ее губ обидные слова… В тот самый миг, когда она осознала, ЧЕЙ именно герб видит перед собой на кусочке пластика с простеньким чипом. Вот тут то побледневшей девушке и вспомнилась расхожая фраза про самоубийц: «Когда летишь с моста, то понимаешь, что любые проблемы решаемы. Кроме одной: ты уже летишь с моста!». Как оказалось. случайно слетевших с языка слов это касается в полной мере!

— Так, спокойно! Встать! — резкая команда заставила Ирину машинально подпрыгнуть, вытянувшись в некое подобие стойки «Смирно!», которой ее безуспешно пытались научить на уроках военного дела. — Теперь глубокий вдох…

Продавщица послушно втянула полную грудь воздуха, после чего, повинуясь команде столь необычной покупательницы, медленно выдохнула.

— Все хорошо, — самым дружелюбным тоном, на который была способна, произнесла Ольга, которой совершенно не хотелось наблюдать чью-либо истерику, но почему-то ооооочень хотелось все же заполучить заветное лакомство на палочке. — Просто давайте попробуем еще раз, пожалуйста.

Девушке совершенно не хотелось ругаться из-за всякой ерунды. Даже не смотря на то, что она в Петербурге уже два дня, а до сих пор не увидела своего жениха, а так же ожидания «разговора», на который пригласил ее всесильный князь Михалков. Именно ради этого она и вылетела в столицу на следующий день после Матвея.

Второй терминал послушно мигнул зеленым диодом, коротким писком подтверждая транзакцию.

— Вот и прекрасно, — дружелюбно улыбнулась Ольга, наконец-то получившая в руки заветный брикет. — Спасибо вам большое… Ой, блин! Чудище!

Обхватившее ее за талию чудище же счастливо улыбнулось, продемонстрировав, что за своими зубами следит со знанием дела, и чмокнуло девушку в щеку.

— Пошли!

— Куда?!

— Оленька, при всех твоих талантах, ты наверняка выберешь к своему мороженному самый хреновый кофе, какой только можно найти, — проникновенно заявил Матвей, глядя в смеющиеся карие глаза. — И поверь, в этом районе у тебя действительно неплохой шанс попасть на нечто совершенно неудобоваримое! Я же проведу тебя тропою тайною, за зальем волшебным, за морями-окиянами взращенным!..

— Пошли уж, соблазнитель! Только времени у меня минут двадцать, а потом…

— Тебя ждут на Фонтанке, 16! — небрежно обронил парень, таки успевший поймать оброненное уже Демидовой так и не вскрытое мороженное.

— Откуда ты знаешь?!!

Ольга действительно прилетела в Питер по приглашению князя, о чьем имени страшно было думать даже ей!

— Охххх! Тебе надо быть чуточку непроницаемее… — рассмеялся парень, но тут же быстро добавил — Но не со мной!

Девушка нахмурилась.

— Знаешь, — парень заговорщицки подмигнул. — Однажды из отдела скрытого наблюдения той самой «Тройки» пинком под зад чувака вышвырнули за то, что тот спалился на супружеской измене!

— Ээээ, — чуть сбилась с мысли Ольга. — А за что? Личная жизнь сотрудников…

— За профнепригодность! — еще раз подмигнул Матвей.

Еще одна секундная пауза, после чего Ольга рассмеялась:

— Шутим, да?!

Воронцов лишь пожал плечами. Вот только сделал он это с видом столь хитрым и ехидным… Что тут же отхватил хоть и шуточный, но совершенно не слабый удар крепкой ладошкой по плечу!

— Таааааак значит!.. — демонстративно «вскипела» Демидова. — Еще замуж не вышла, а супруг будущий высокими навыками сокрытия измен хвастается, а?!!

О, калейдоскоп женских эмоций! Кто ж его разберет, кроме представительниц прекрасного пола. Вот, например, та же Ирина, со стороны поглядывающая на картинку «милые бранятся» уже «сменила» ужас и испуг на вполне отчетливую, но такую светлую зависть…

* * *
Матвей проводил Ольгу до самых дверей Отделения и, не дав ей насладиться толпами мурашек, отчего-то решивших исследовать ее позвоночник именно сейчас, легонько толкнул сначала неожиданно распахнувшуюся дверь, а потом и замершую невесту внутрь… Где Демидова уже через пару секунд с интересом наблюдала, как ее жених совершенно привычно кивает двум бойцам на посту охраны, и не глядя выкладывает оружие на специальный поднос. Так же стойко и обыденно он сносит процедуру опознания, магическое сканирование и осмотр с помощью ручного металлодетектора.

Еще один привычный кивок на дежурное «Проходите!» и вот уже настала очередь девушки «наслаждаться» теми же процедурами.

— Знаешь, дорогоооой, — произнесла Ольга через минуту тем самым тоном, от которого у женатых мужчин встают волосы дыбом и появляется непреодолимое желание «прилечь» по команде «Вспышка!». — Нам надо о мнооогом поговорить!

На свое счастье, обладателем кольца Матвей еще не был, а потому вместо попытки вырыть окоп полного профиля и сбегать за каской, спокойно ответил:

— Конечно, Оль, вот закончишь и поговорим!

— В части касающейся, а?… — ехидно уточнила девушка.

— А то! — жизнеутверждающе кивнул парень.

— Большой секрет?!

— Грандиозный!

— А один канадский философ говорил, что только мелкие секреты нужно прятать, большие хранит в тайне неверие толпы [12].

— Оляяя!..



Глава 10


— Опасненько тут у вас! — заявила Ольга, нахмурившись.

— Эк! — только и отреагировала на такое заявление женщина, почти на сто процентов соответствовавшая виду «офисус планктонус» и подвиду «эйчарус обыкновенус».

Возглас удивления вышел настолько сильным, что ей тут же пришлось спешно поправлять сползшие очки. Как будто никто и голоса не смел подать в стенах сего кабинета за исключением владельца его и тех, кому милостивое разрешение рот открыть даровано было.

Ее коллега — крупный, но совершенно невзрачный мужчина в неброском классическом костюме со словно бы выгоревшими от всего им повиданного глазами, лишь еле заметно усмехнулся. Хоть сейчас его в музей мер и весов главным экспонатом экспозиции «режим и безопасность». Легкая эмоция, кстати, никак не коснулась глаз, которые все так же по-рыбьи равнодушно взирали на мир в целом и девушку в частности. Интересен взгляд сей был тем, что постоянно скользил, мониторя обстановку, ни за что словно бы и не цепляясь. «Поймать» его было нереально. Ольга интереса ради попыталась.

Князю же Михалкову Никите Владимировичу, что с равнодушным видом восседал во главе тяжелого Т-образного стола, казалось и дела не было до «собеседования». Он не отрывался от своих повседневных дел, и даже успел минут пять из прошедших уже пятнадцати с начала интервью посвятить «Имперскому вестнику».

Ну а какой реакции «господа присяжные заседатели» планировали достичь, сообщив, что предыдущие «заниматели» сего замечательного места в штатном расписании канцелярии в порядке очереди: забеременела, убит, забеременела, пропал без вести, забеременела? Ни один из этих вариантов в ближайшие годы девушку не устраивал абсолютно!

А вообще, вот совершенно не так Ольга представляла себе прием в великой и ужасной «Тройке».

Князь Михалков лишь соизволил лениво кивнуть при виде претендентки, непременно в его структуре стажироваться собирающейся, «дабы в дальнейшем интересы Империи и Рода в своих границах лучшим образом блюсти». «Эйчары» же… Тьфу на эти англицизмы!.. Кадровики в лице парочки малахольной, вот уже четверть часа задавали тупые вопросы из самых очевидных, чем Ольгу слегка вводили в изумление. Казалось, что до зубового скрежета стандартные и скучные реплики, бросаемые «приемщиками», разжижали мозг, окутывая его дымкой непонимания и оцепенения.

— Почему вы выбрали именно нашу организацию для прохождения практики? — начала опрос кадровичка, едва Демидова разместилась на предложенном ей стуле.

«А что, вы знаете кого-то еще, кто может на протяжении вот уже трех веков так успешно кошмарить знать, попутно достигнув настоящих высот в оперативной работе и контрразведке?» — только и подумала она, а рот сам собой выдал подобающй ответ:

— Вот у же три века Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии блюдет мир и покой, обеспечивающий общественную стабильность. Став основным столпом сохранения Власти первого Рода, организация…

Дифирамбы затянуть Ольга могла смогла минут на пять, после чего ей и самой захотелось надкусить кислого лимончика, дабы «смыть» с языка ощущение сахарной сладости. Глоток воды из взятой со стола бутылочки не помог совершенно! Однако «местные» речь ее восприняли на ура. По крайней мере, именно так она оценила чуть приподнятые брови безопасника и частые кивки «поддакивающей» кадровички, которая от возможности прилюдно «подлизнуть» начальству, похоже, млела не хуже чем в руках любовника. Мдааа…

Сам же князь от беседы, как уже говорилось попросту самоустранился, а потому понять засчитан ли прогиб Демидова так и не смогла.

«Я совершенно спокойна и расслаблена!»…

— Почему вы ушли с предыдущего места работы?

«Демидовы не работают, а радеют о вящей славе и процветании Рода! А вообще, тупее вопроса не придумаешь! Во-первых, на месте иного соискателя я бы соврала! А, во-вторых, вот сказала бы, например, что секретутствовала до этого. Бесило меня, что коллеги по углам шептались, мол, с начальником я сплю. А у того мало того, что короткий, так еще и отчетов устных требует постоянно! Вот что бы это поменяло? Вы же точно не сказали бы, понравятся ли „отчеты“ моему патрону нынешнему. Может быть, он вообще от руки их набрасывать предпочитает! Да и сойдусь ли с коллегами — никто не ведает. Ровно до того момента, пока не попробуете!», — мелькнула мысль в голове девушки.

Времени на ее обдумывание вполне хватило, чтобы мысленно быстренько досчитать до пяти и ответить вполне пристойно:

— До этого момента я обучалась в Роду. Отчет о практическом применении моих знаний прилагается к резюме. Готова ответить на любые ваши вопросы по поводу нюансов… Моей работы.

«Крыска Эйчар», суетливо поправила очки, тут же зашуршав страницами машинописного текста. Похоже, прочитать заранее присланные документы она не удосужилась. Безопасник же ради таких мелочей из режима медитирующего Будды выйти не пожелал, а князь так и вовсе уткнулся в монитор с таким интересом, что Ольга крепко подозревала его в раскладывании пасьянса, или, на худой конец, рубилове в «Сапера». И, судя по временами набегавшей на чело Его Сиятельства тучке раздражения, нещадно тот проигрывал. Мда.

Ольга же под невыразительным взглядом безопасника преспокойно вытащила телефон и «залипла» в ленту «инсты». Однако раскачать хоть на какие-то эмоции возможных работодателей не получилось — ни один из мужчин даже бровью не повел. А дамочке и вовсе было не до того. Она быстро- быстро листала листы резюме Ольги, от усердия даже высунув кончик языка.

Ну прям точь-в точь зубрилка-заучка, что волей случая слепого обрела толику власти. Демидовой только и оставалось, что принять независимы вид, да выполнить легкую гимнастику волевым усилием заставляя сокращаться мышцы тела, время от времени услаждая свой организм глотком чистой и невероятно вкусной волы из бутылки («надо бы запомнить марку!»)

— Эээээ…., - протянула так и не представившаяся кадровичка, пытаюсь понять, что кроется за казенно-сухими формулировками отчетов об операции. — Мы дополнительно изучим эту… Информацию. С коллегами посоветуемся, а то сами понимаете, не можем мы сразу решение принять… Все-таки не в шарашку какую уборщицей устраиваетесь!..

Противное хихиканье стало аккомпанементом к сему странному заявлению.

Ольга удивленно подняла брови. В другом месте она бы уже пять минут как дралась, но именно здесь и сейчас она прочно засела в окопе спокойствия, окруженная валом терапевтической позиции[13]. Телефон, к ее великому сожалению, пришлось убрать.

— Итак, как вы видите себя в нашей организации через 20 лет?

«Почти сорокалетней! Да если я буду настолько бездарна, что через два десятилетия все еще буду в штате „Тройки“, а не в аппарате службы безопасности Демидовых, то грош мне цена как специалисту в принципе!».

Девушка слегка сменила положения тела, закинув ногу на ногу, очень сожалея, что тяжелый стол князя мешает повторить знаменитую сцену из фильма по убийство рок-звезды ножом для колки льда во время секса[14]. Очень уж хотелось вызвать в сидящих напротив «биороботах» хоть какие-то эмоции. А с ее растяжкой, длиной относительно легкомысленной юбочки (образ нужно держать до конца!) и артистизмом «пробрать» могло даже кадровичку. Однако чертов стол ставил крест на столь гениальном плане…

— О, я полагаю, что к тому сроку я займу высокие позиции как профильный специалист. Я заинтересована в развитии своих навыков, которые ЖИЗНЕННО необходимы профессионалу выбранного мной направления!

Вторая, чуть более искренняя, улыбка-усмешка от безопасника и одобрительный кивок от кадровички стали оценкой слов девушке. Лимончика дольку Демидовой хотелось все сильнее.

— Каким бы вы хотели видеть своего руководителя?

Девушка пробежалась взглядом по выстроившимся на подоконнике у окна рядом с монструозным рабочим столом небольшим скульптурам наиболее известных представителей рода хозяина кабинета. Мысленно помянув каждого из них за воспитание зануды, что позволила занять места главного кадровика сей странной дамочке, она крепко задумалась.

«Вообще не хотела бы его видеть! А если серьезно, то совершенно без разницы. Лишь бы соответствовал своей главной функции: внятно формулировал задачи, да способствовал моему развитию!».

— Лидер, которым бы хотелось восхищаться и подражать в нелегком ремесле защиты Родины от врагов внутренних и внешних!

Приторная сладость «смылась» с языка неприятным привкусом, который возник от ощущения, что Демидова уже не просто обливает елеем крыску-эйчарку, а уже натурально лижет задницы.

Мысль это принесла с собой злость и ярость, разогнав покрывший внутренний взор неведомо откуда взявшийся туман. Однако взросление в среде аристократов замечательно научили девушку держать лицо, а потому и тени желания сжать руки на кое-чьей шее не проступило на ее физиономии!

Вместо этого, девушка слегка развалилась на предложенном стуле с явным намерением если уж и не попасть на практику, то хотя бы повеселиться за счет принимающей стороны.

— Итак, девушка, скажите, — продолжила тем временем кадровичка. — Что бы вы ответили, если бы я сейчас предоставила вам целый список требований к кандидату на стажировку, ни один пункт из которых не совпадает с вашими убеждениями и жизненной позицией? С ответом Демидова спешить не стала, сделав еще один большой глоток из почти опустевшей бутылки. Остатки разума где-то в глубине сознания отчаянно сигнализировали о том, что ЗДЕСЬ стоит держать себя в руках, но рот уже выдал:

— Вертела я вокруг оси такую работу, за такие деньги, да еще и со столь дерьмовым коллективом!

На последних словах Ольга кинула очень выразительный взгляд на кадровичку, чтобы никто уже совершенно точно не усомнился, в чьих способностях стать Истинным Коллегой она сомневается.

Девица же напротив и бровью не повела, лишь спокойно уточнила:

— Вы же понимаете, что после этого услышите нечто вроде «Ну и валите, у нас таких д******ов за забором по ведру за пятак!». Как прокомментируете?

Девушка скрестила руки на груди, и с усмешкой, явно граничащей с откровенной наглостью, заявила:

— А в книге про Успешный Успех все было по-другому! С авторитетами спорить будем?!

Кадровичка только пожала плечами, тут же сменив вектор атаки:

— Считаете ли вы себя лидером? — спросила она своим ничего не выражающим голосом, обрамлением которому замечательно служили два застывших истуканами чурбана.

— Безусловно! — легко бросила в ответ забившая на все соискательница.

— И в чем это проявляется? — настолько бездушно прозвучал голос «эйчарки», что Ольге на миг показалось, что над ней не издеваются.

— Когда загорается зеленый сигнал светофора, то я смело и решительно давлю на газ!

— А остальные? — тут же поинтересовалась деваха.

— А остальные — за мной! — тут же выдала острая на язык девушка.

— Что ж, спасибо большое! — Мелко закивала типичная представительница мелкого чиновничества, которой наверняка в будущем предстоит развиться в супер-босса — скандальную бабку-вахтершу. — Я больше вопросов не имею.

Ольга мысленно перевела дух. Вовремя. Еще мгновение, и девушка бы наверняка скатилась в откровенное хамство.

— У меня есть еще один тест, — неожиданно оторвался от монитора Великий и Ужасный князь, осеняя взором своим, что крестом животворящим, недостойную и воздухом одним дышать с обитателем сего кабинета соискательницу. — Специалист, нашего профиля должен быть готов к любым задачам…

Девушка словно завороженная следила за порханием монументальной ручки в не по возрасту ловких пальцев.

— Возьмите! — Все в том же странном оцепенении она протянула руку за писчей принадлежностью.

— А теперь продайте ее мне! — Попросил Никита Владимирович, откидываясь на спинку своего кресла.

Ольга замерла. Она не раз слышала о подобном тесте для продажников, но она-то, казалось бы, родиной не торговать собралась, а оную защищать! «Так, стоп мысль! Куда-то не туда тебя несет. Раз задача поставлена, то надо выполнять. Не поймет иначе дед внученьку непутевую», — наконец взяла себя в руки девушка. Очень уж тому поспособствовало своевременное воспоминание о Главе Рода. В его понятийном аппарате, кстати, понятия личных желаний вообще прекрасно замещались веским и однозначным «Надо!». Однако и задачу выполнить можно по-разному! С этой мыслью девушка встала и не прощаясь вышла из кабинета, не забыв прихватить с собой «товар».

* * *
Никита Владимирович несколько секунд задумчиво смотрел на закрывшуюся за юной Демидовой дверь, после чего спокойно обратился к кадровичке:

— Ваше мнение, Анна Христафоровна?

Прежде чем ответить, женщина устало сняла очки, проведя рукой по слегка вспотевшему лбу.

Хозяин кабинета не торопил, спокойно дождавшись пока один из самых ценных сотрудников Управления переведет дух.

— Сильна, — наконец кротко сформулировала свои впечатления главменталист «Тройки». — Порода. Стойкость к воздействиям — высочайшая. Матвея своего запросто за пояс заткнет.

Князь молча кивнул собеседнице, показывая, что мнение услышал, и тут же обернулся к безопаснику. Тот лишь моча кивнул. Он вообще был немногословен, и если можно было обойтись без сотрясания воздуха, возможностью сей пользовался.

Князь кротко кивнул. Мнение Безымянного (а по всему управлению давно ходили слухи, что даже САМ не знает реального имени и звания сего господина!) он ценил не меньше.

— Что ж, — развел руками Никита Владимирович. — Так тому и быть. Оповестите Демидовых…

Безымянный кивнул.

— … И Анна Христофоровна! Идея была ваша, так что…

Князь провел по воздуху рукой, словно пытался повторить удавшиеся однажды одному историческому персонажу огненные письмена.

… - Извольте вернуть.

Менталист так же молча склонила голову в легком поклоне и тут же потянулась за телефоном.

* * *
А Ольга покинула кабинет с легким сердцем.

И куда только делись злость и раздражение? Мир снова стал прекрасен и приветлив, и даже полностью проваленное собеседование не стало поводом для беспокойства — случилось так, как случилось. Найдем другие способы повысить квалификацию! Матвей был пойман моментально. Хватило одного лишь звонка, чтобы уже через пять минут кончики ее тонких пальчиков согревал картонный стаканчик с очень неплохим флэт уайт (на половинке молока и без добавок, пожалуйста!). Еще одной наградой за сегодняшние переживания стали расширившееся в удивлении ее будущего мужа, что сейчас внимательно изучал трофей из кабинета его, как оказалось, непосредственного начальника. Самого Главного Начальника, на секундочку!

«Красота», — только и подумала Демидова, чувствуя как первая порция терпкого напитка приятной теплой волной ухнула в желудок, как от приятных мыслей ее оторвала настойчивая телефонная трель.

— Слушаю, — ответила она, и, кинув взгляд на все еще изучаемую Матвеем ручку, твердо заявила. — Двадцать рублей!

Запустив еще одну волну на встречу с радостно заурчавшим желудком, она безапелляционно припечатала:

— И ни копейкой меньше!



Глава 11


Все-таки Матвей был безнадежным дуболомом-боевиком. Он искренне считал, что раз есть нечто необходимое для выполнения задачи и сохранения жизни людей, то оно должно быть предоставлено в его распоряжение. Сейчас. Немедленно. Однако он же был не настолько наивен, чтобы считать, что мир обязан был быть устроен по желанию и слову его. Увы. Вселенная ограниченных ресурсов диктует свои правила. В свое время Христос изгнал торгующих из храма. Торгующие поумнели и одели ризы[15]… А так же костюмы политиков и даже мундиры «лазоревых». А дух и квинтэссенция торгашества, казалось, поселились в очень небольшом и одаренном соблазнительными выпуклостями, вполне успешно скрывающим наличие достаточно прокачанного интеллекта, тельце Демидовой.

И откуда только в миниатюрной красотке столько энергии и страсти, что князь, чем именем пугали отпрысков аристократических семей едва ли не с пеленок, только отдувался, да лоб взмокший платочком тончайшей работы вытирал? Пожалел уж, небось, Никита Владимирович, что пригласил Ольгу вернуться для продолжения разговора о дальнейшей практике, ибо ушлая девчонка хоть согласилась на воссоединение хозяина и его любимой ручки, но и про двадцать рублей не забыла, громко потребовав, чтобы означенная сумма была вписана в ее следующую зарплатную ведомость. Дело принципа, видите ли.

Князю ничего не оставалось кроме как согласиться, после чего начались переговоры об условиях труда.

В целом, договорились быстро. Зарплата девчушку не волновала, а интересовали лишь знания и практический опыт оперативного сопровождения боевых команд. А с этим проблем в канцелярии не было никогда. Сложности начались едва Ольга узнала ЧЬЮ команду ей придется сопровождать. Бросив на специально приглашенного будущего мужа, да куратора его, вахмистра Калашникова, по недовольному взгляду, Демидова взялась за блокнот и минут на пять выпала из реальности, строча со скоростью расхода пулеметной ленты.

— Эк, — только и поперхнулся князь, изучив результаты трудов своей будущей стажерки. — А куда столько… Всего?

— Ваше Сиятельство… — начала было Ольга, но наткнувшись на осуждающий взгляд, тут же поправилась. — Никита Владимирович, это тот минимум, который позволит эффективно использовать команду Матвея Александровича без риска…

— Переносной зенитно-ракетный комплекс, — не совсем вежливо перебил князь на правах хозяина кабинета, наугад ткнув пальцем в один из пунктов «виш-листа». — Зачем Матв… Хм.

Себя он оборвал сам, едва увидел заинтересованный взгляд парня. Этот придумает! Мысленно упомянув «одну сатану», он вновь перевел взгляд на девушку. Та безмятежно смотрела в ответ, лишь вежливо заметив, что потребное количество указано в правом столбце.

— Одиннадцать штук?! Красавица, — неожиданно тон князя стал ласковым до вкрадчивости. — Два вопроса: вы с кем воевать собрались и почему одиннадцать, а не десять или пятнадцать?

Ольга с ответом не торопилась, с задумчивым видом сделав глоток из очередной бутылочки.

— Если моя информация верна, то муж мой будущий постоянно с кем-то воюет, — лукаво улыбнулась она. — А представляя… Гм, стиль работы канцелярии, предположу, что череда «агрессивных переговоров» в его жизни, во-первых, не случайность, во-вторых, еще не завершилась. А так как вдовой ближайшие лет пятьдесят я становиться не собираюсь, то…

Однако и князя смутить — дело не самое простое. Он лишь откинулся на спинку кресла, скрестив руки, и светски поинтересовался:

— А через полвека?…

— Ну… — Протянула девушка, накручивая выбившийся локон на пальчик с видом невинной, но очень плохой девочки (отличная альтернатива мужскому образу лихому и придурковатому для дочерей Евы!). — Надо же и для себя пожить!..

— Эк… — теперь настала очередь поперхнуться и Воронцову.

Калашников ржал. Хоть и пытался это скрыть. Получалось плохо.

Михалков держался лучше, но чертики в глазах подсказывали, что и его ситуация забавляет.

Все взгляды сошлись на Воронцове.

— Что ж, — заключил Матвей философски. — По крайней мере, полтишок я еще проживу. Что по последним событиям очень даже и не мало. Зато, судя по хватке моей невесты, в тепле, комфорте и достатке! Да, Никита Владимирович?!

Хозяин невольно скосил взгляд на несколько листов перед собой. Думала Демидова быстро. Писала и того скорее…

— А «во-вторых»? — вернулся к теме ПЗРК не отрывавший от убористых строчек текст князь.

— Надо же иметь зазор для торга!

В кабинете повисла тишина. Примерно на минуту.

— Оля, фас! — Одними губами артикулировал Матвей, едва заметил, что главсатрап список уже изучил.

Та довольно прикрыла глаза, предвкушая жаркий торг. Впрочем, парень был уверен, что за такой командный тон она ему еще отомстит, потом, по девичьей (очень избирательно девичьей!) памяти своей забудет, да и отомстит еще раз! Однако прямо сейчас злее будет.

— Итак, Никита Владимирович, начнем! — Хищно улыбнулась юная красотка, поведя плечами словно тигрица перед броском.

Прошла одна минута. Вторая. Третья.

— Ольга Григорьевна, да поимейте совесть! — возмутился раскрасневшийся князь.

Пролетели 10 минут. Пятнадцать. Двадцать.

— Вы что, жизнь моего супруга цените меньше чем какой-то вертолет?!

— Это новейшая разработка!..

— Никита Владимирович!..

Еще полчаса спустя.

— Это секретная информация, вы вообще не должны знать о таком!

— Да мне всего-то пару комплектиков!

Минул час.

— Список «А» грифа «Корона»! — Натурально схватился за сердце князь. — Нельзя же, право слово!..

— Ну пожаааалуйста!..

Четко!

Практически беззвучно одна ладонь хлопнула о другую. Тяжелая столешница рабочего места князя скрыла сей маневр от посторонних взглядов. Хотя… Сейчас в этом кабинете хоть из пушки пали — спорщикам все равно!.. Чем и воспользовались ушлые вахмистр Отдельного корпуса и канцелярист, аккуратно вставшие и свинтившие из кабинета, где баталия, судя по всему, только-только набирала обороты.

— Интересная тебя ждет жизнь семейная… — Только и пробормотал Егор, едва приятели покинули приемную князя.

— Зря ты так, — ответил укоризненным взглядом Воронцов. — Ольга молодец на самом деле!

— Тем более, — ухмыльнулся во все свои тридцать два ничуть не смутившийся Калашников. — Все в дом, все в семью!

— Соображаешь! — бодро заметил парень, стопы свои направляя в сторону комнаты отдыха их экспедиции с явной целью подкрепиться.

Вахмистр лишь головой покачал, глядя вслед приятелю. В его голове пока плохо укладывалась эта картина: готовый Магистр Разрушения и Хаоса в паре с Женой Его, готовой предоставить любые игрушки для удовлетворения тяги нездоровой к деструктивной деятельности супруга своего. Будущего.

А ведь господин Калашников еще не стал членом того ОЧЕНЬ узкого круга, который «в части касающейся» был осведомлен о возможном для Воронцова уровне Абсолют.

Впрочем, тут было два положительных момента: во-первых, он спал гораздо лучше чем мог бы, а, во-вторых, его бы могло слегка утешить, что и Ольга в сей круг не входила тоже. Единственная ложка дегтя в данной ситуации была в том, что не входили они оба в этот круг лишь ПОКА!

* * *
— Опять? — Усмехнулся вахмистр. скосив глаза на «обед» Матвея.

— Опять… — Грустно подтвердил парень, даже с некоторой ненавистью глядя на пару треугольных пластиковых тар с бутербродами внутри.

Вот не везло канцеляристу на сытный обед. Ныне вот с дознавателями до утра общался по поводу приключений иных итальянцев в России, как-то не до готовки было. Да и дома у него в Петербурге пока нет. Старый-то до сих пор отстраивают. А жена Калашникова даже и предположить не могла, что «маринуют» в ночь глухую и темную ее мужа вместе с товарищем. Вернее, подумала она всякое разное. И «походы по бабам» там были не самым тяжелым обвинением. Матвей не то чтобы подслушивал, но изъяснялась благоверная товарища на повышенных тонах, а динамик у телефона Егора был хороший. Однако стоило обещавшим друг другу поддержку в горе и радости людям созвониться, как по синякам под глазами («ЧЕЕЕ?!!» — немного удивил сей факт Матвея), она мигом определила КАК Калашников провел эту ночь. «Буду через полчаса», — заверила буквально только что готовая кое-кого задушить девушка, и уже действительно через тридцать минут прибыла с парой судков, порадовав мужа домашними котлетами и кашей. Вахмистр щедро предложил поделиться, однако на святое у Воронцова рука не поднялась. Теперь же он грустно изучал свою покупку в ближайшем магазинчике.

Вот не везло ему. Никогда. Сколько раз заходил, а всю нормальную еду уже раскупали, оставляя на пустой полке только злосчастные сэндвичи, чье единственное достоинство заключалось в полном отбивании какого-либо аппетита часов на шесть уже с четырех штук (всего 180 грамм!!). К ним парень обычно брал какой-нибудь сок из экзотических с жутким содержанием сахара и этикеткой «Покупай натуральное!». Только он и мог с гарантией смыть странный привкус.

Кто-то мог бы и поинтересоваться, а зачем покупать сэндвичи с мягким до отсырелости хлебом, безвкусной курятиной, вялым огурцом и совершенно неудобоваримым соусом? Да просто потому что состав, если верить этикетке, позволял отлично восполнить калории и необходимые телу элементы… Да и не смотря на не самый приятный вкус Матвей до сих пор не только не траванулся, но и даже никакой негативной реакции желудка не отметил. Парень предложил бы представить любому интересующемуся ЧТО такое вздутие живота во время выезда по тревоге. Организм же с удивительным радушием раз за разом принимал «подачку». А раз так… В общем, Воронцов раза три в месяц сэндвичи таки приобретал.

— Что по итальянцам? — Не совсем внятно произнес он одновременно с первым укусом.

— Мрф, — покачал головой Егор — отвечать с набитым ртом было очень неудобно (по негласному соглашению на любой этикет в этих стенах налагался запрет — антистресс, однако!). — Да ничего. Крутят их. Походу, у них какие-то свои внутренние разборки. Вроде как даже свои «еретики» образовались, естественно тут же объявившие себя святее Папы римского. Вот, похоже, Папа и обиделся, повелев Генералу разобраться, кто у них там такой умный воду мутит. Эта парочка, твою находку из лесов, как увидела, так обоих аж перекосило…

— Стоп! — Матвей так энергично взмахнул рукой, что «вялый огурчик» вылетел из сэндвича, оставив соусный след на лбу Егора.

Тот молчал. Предъявить претензии можно и после, а вот если коллега собьется с мысли. Вполне возможно, что последствия будут… Будут, в общем!

— Ты при этом присутствовал?

Калашников аккуратно кивнул, даже не делая попытки стереть со лба бордовый след.

— Как это происходило? Где?

— В спецхране, — начал рассказ тот, стараясь припомнить все детали. — После всех процедур мы продемонстрировали им «Предмет № 1284333» в контейнере… Ну, ты знаешь.

— Знаю, — перебил Воронцов, еще раз энергично взмахнув рукой. — Дальше!

По счастью, в этот раз из бутерброда ничего не вылетело (не так уж много ингредиентов в нем было-то!), а потому вахмистр смог продолжить на мелочи не отвлекаясь.

— Они не делали ничего необычного, — постарался припомнить он. — Даже не касались. Просто постояли миг, а потом обоих буквально перекосило и они тут же запросили встречи с Главноуправляющим. Что именно тебя интересует? Попробую воспроизвести посекундно.

Матвей задумался, и через секунду сформулировал вопрос:

— Кто из них первый проявил реакцию на артефакт?

Егор задумался, прикрыв глаза.

Секунда… Вторая… Третья…

— Джулия. На секунду примерно. После чего она что-то негромко произнесла и проняло уже Марко.

Матвей задумался.

— Что придумал? — поинтересовался вахмистр, едва парень пожал плечами, и спокойно вернулся к недоеденным бутербродам.

— Гриф. — Только и произнес Матвей, методично перемалывая челюстями еду.

— Ок. — Только и произнес Калашников, столь же спокойно возвращаясь к своему лотку.

Вот ему больно хотелось влезать еще в одну тайну! За которой прицепом идут подписки всяческие, печати на верность… И так уже клейма негде ставить.

Вытереть соус со лба он со всеми разговорами просто забыл.

Бывает.

* * *
Все же Матвей парнем был добрым, а потому перед дверью в конференц зал, где должна была пройти «совещалка с итальяшками» все-таки сообщил вахмистру, почему именно тот словил пару смешков от коллег за недолгий путь до от столовой, до монументальных двустворчатых дверей. И даже салфетками, заранее прихваченными из столовой именно для этого случая, поделился. Ну и чего сразу угрожать карами страшными?

— Ты бы на моем месте поступил точно так же! — Только и ответил на все претензии Матвей.

— Аргумент, — посопев для порядка согласился Егор. — Все?

Воронцов лишь кивнул, толкая дверь.

«Итальяшки» были уже внутри, а вот Ефимовского с Михалковым еще не было. Впрочем, и до совещания оставалось еще минут пять, а потому заранее доставленные к месту переговоров гости позволили себе вольность немножко прогуляться по относительно небольшой, но по-своему уютной переговорной!

Марко лишь что-то буркнул явно на своем языке, а вот Джулия оказалась более радушна.

— Привет, — расцветая улыбкой махнула рукой она, направляясь к канцеляристу. — У вас тут уютно! Не то что в допросной…

— Ну извини, милая, — по-простецки развел руками Воронцов. — Коль уж твои люди бедакурят на территории чужой страны, уж будь готова, что хозяева поинтересуются, а какого хрена собственно происходит.

Девушка отзеркалила жест жнеца, мол, мы без претензией, сами с понятием!

— Отлично, коллега! — последнее слово он выделил очень явно, заставив удивленно обернуться вахмистра.

«Юлька» с шага не сбилась, но короткая, едва заметная тень промелькнула на лице временной напарницы, подтвердив подозрения парня.

— Стоп! — Матвей аккуратно положил Джулии ладонь на грудь (чуть выше молочных желез), и аккуратно, но твердо разогнул свой локоть показывая, что дистанция «на вытянутой руке» ему вполне комфортна.

— Уууу, какой ты бука стал! — ничуть не обиделась «итальяшка», но губки потешно-демонстративно надула.

Хех.

— А еще у него невеста есть! — донесся бесстрастный голос от двери.

Умеет Демидова вовремя появиться. Впрочем, чему тут удивляться? Ей сопровождать операцию. Да и имя ее в пришедшей на почту «приглашалке» парень видел.

Попытавшаяся сократить дистанцию сверх необходимого девушка лишь покивала головой: ну да, ну да, мол!

Однако новый стажер «Тройки» и ухом не повела. Просто сделала пару шагов и быстро поцеловала Воронцова в губы, после чего кинула взгляд на гостью страны. Суховато и жестковато. Демидова, парень знал, может куда лучше. Однако красноречивее жеста не придумаешь!

— О! — только и протянула Джулия, в речи которой неожиданно прорезался легкий, едва заметный акцент. — Целовать женщину в губы — древнеримский ритуал. Дело в том, что в те славные времена мужчина мог выгнать употребляющую вино… сожительницу (это слово итальянка произнесла чуть ли не по слогам, вернув Ольге взгляд, которым та наградила собеседницу всего несколько секунд назад). По вкусу на губах глава семьи мог определить, касались ли они запретного напитка. И если да, то женщина с позором изгонялась…

Несколько секунд она помолчала, после чего покивала, словно убеждая себя, что действительно вспомнила все и, усмехнувшись, закончила:

— Красивый древнеримский обычай, да!

Ольге явно хотелось в простых и понятных выражениях расписать, чего именно, по ее мнению, касались губы оппонентки, но сдержалась. Лишь слегка склонила голову признавая. что в этом раунде счет 1:1.

Ж-женщины!



Глава 12


— Сашок снова в деле! — Громогласно в тесном салоне микроавтобуса, если в него набить такое количество крупных вооруженных мужчин, прогремел голос, как ни странно, Сашка.

— Что, руки две недели цевья не лапали и уже тоска? — Усмехнулся слегка напряженно Матвей. — Командир, тут бойца на дело пускать нельзя. Он у нас того… Дерганный. Положит еще кого не того!

Хан лишь усмехнулся. Кто кому сейчас командир — вопрос большой. С одной стороны Ари, который таки аристократом оказался, стал начальником вновь созданного, как подозревал майор, специально под него отдела. А с другой бойцам теперь уже Отдельного корпуса жандармов он до сих пор за папку и за мамку. Даже для Матвея, в тот миг когда он брал в руки оружие, набрасывал на себя снарягу и превращался из аристократа обратно в привычного Ари.

Сейчас же момент был спорный. С одной стороны, два несущихся черными тенями по еще не проснувшемуся городу «Мерса» (спасибо вам, Ольга Григорьевна, за приятные мелочи жизни!), еще не доехали до точки, но вот начало боя — момент специфический. Может, и с ходу придется штурм работать, а значит… Командир уже он.

Взгляд на Матвея. Отчетный кивок.

Да, к несколько запутанной субординации после вольницы таежных лесов придется попривыкать. Особенно к обращению «Ваше Благородие» на людях к самому младшему члену их групп. Не то чтобы он особо был против — таки парень бойцом себя показал прекрасным, а дворянскую спесь, коей современная молодежная среда Петербурга была пропитана насквозь, попробуй и с микроскопом рассмотри… Но… Непривычно, да. Разрыв шаблона, называется. И это не говоря о том, как кривится лицо самого Благородия, едва начинается официальное титулование! Короче, привыкать приходится всем.

— Ну не всем же в пиджачке сидеть, да в потолок!.. Ай!

Прошелся-таки по больному. Матвей действительно единственный из присутствующих не мог похвастаться, что с легкостью выдерживают вес с десяток кило, с которым бронежилет давит на плечи… Исключительно по причине отсутствия оного. Среди друзей в комуфляже, которым первыми предстояло обезвредить объект, находиться в джинсах, пиджаке да водолазке было странно и неприятно. Да и из оружия у него был лишь любимый «Глок» и в тайне от жены будущей (наивный!) таскаемый артефакторный клинок в виде керамбита[16] (кстати, ЕЕ клинок, что регулярно становился «третьим» в их уже общей постели, парень пока не заметил — хорошо хоть она не увлекалась историческими романами, где при восхождении в постель между девой достойной и мужем правильным должно находиться острие меча или, на худой конец, ножа!). И пусть сложностей не предвидится, но все же… Все же…

— Мудак ты, Саша, — вроде как беззлобно, но веско прогудел ставший причиной «Ай!» заместителя командира Вал. Да, такой пнет по ноге — мало не покажется! — Думай, что говоришь.

Сашок задумался, после чего, едва слышно чертыхнувшись, признал:

— Не подумал, Ари. Извини. Херню споровши…

Вряд ли бы кто смог оценить в полутьме комфортного салона (еще раз спасибо, Оля, за наше счастливое детство!), но лицо парня действительно слегка расслабилось.

— Да все в порядке, — легкомысленно махнул он рукой. — Думай о работе.

Хан едва слышно хмыкнул, вполне себе представляя чего стоили парню ровный тон и легкие интонации. Хорошим бойцом стать проще. В моральном плане. Всегда знаешь, где находится враг — будь он хоть сто раз распрекрасным человеком, примерным отцом и сыном, но взяв в руки оружие становился мишенью. Уничтожаемой без особых чувств и эмоций. А вот когда по слову твоему в бой идут другие, а ты при этом остаешься ждать конца горячей фазы в бронированном микроавтобусе под защитой не только стали, но и мощнейших щитов… Не так то это легко для того, кто и сам познал жар боя и холод таежных ночей плечом к плечу именно с этими людьми.

Однако, как отметил совершенно недавно заглянувший на огонек в их «офис» САМ Никита Владимирович Михалков, пора взрослеть, парень! Да, теперь у команды было постоянное место дислокации — небольшой склад с маленькой конторкой на окраине города, внутреннего дворика которого едва хватало для размещения пары микроавтобусов. Впрочем, в тесноте, да не в обиде. Тем более, расположен «офис» был крайне удачно — на развязке транспортных артерий города, откуда можно было достаточно быстро добраться практически до любого района Петербурга. К плюсам можно было отнести и крышу самого складика, вокруг которой уже неделю кружили сначала инженеры, а затем и строители. Конечно, о посадке какой-нибудь коровы[17] речи и быть не может, но что-нибудь легкое, да многоцелевое… Хан не сомневался, что очень скоро Ольга, которая не смотря на Фамилию, в коллектив влилась просто и естественно, разбив Сашку его неуемное лицо с не всегда контролируемым языком, будет продавливать некоего князя на вертушку. Хреново майор еще знал Демидову. А тем временем в княжеских мастерских уже переоборудовался согласно техзаданию Матвея красавец «Ка-226Т». Сторговать у главы «Тройки» новейшую «Кассиопию» у девушки не вышло, но и легкий двухдвигательный вертолет, что способен нести хоть тонну груза, хоть до шести человек десанта — гораздо больше, чем ушлая парочка ожидала получить!.. А потому в полный рост вставала проблема поиска пилотов. Нет, оба представителя древних Родов смогли бы поднять вертушку в воздух, довести до места и даже соблюсти равенство количества взлетов и посадок. В чистом поле! А вот сесть на небольшой пятачок крыши склада… Нет, если ОЧЕНЬ припрет, то можно и попробовать, конечно. Но лучше не надо. Да и про боевое маневрирование, работу с десантом и ночные полеты даже и говорить не стоило!

Впрочем, время на поиск профессиональных летунов еще было. Не даром Матвей и Ольга неделю бились с инженерами обоих Родов над расчетом дополнительного оборудования. Да и ничего там особенного даже: здесь лебедку с кронштейном поставить, там аппарель доработать… Тем не менее, на воплощение их задумок «в металл» даже княжеская мастерская просила месяц… С того момента как примет работу в порядке очереди. А пункт «сделать вот сейчас же» Демидова не глядя махнула на поставку какой-то «Пелены» в службу РЭБ («Как нет такой? Непорядок! Обязательно будет!»). Воронцов не был уверен в том, что именно представляет из себя многофункциональный комплекс радиоразведки, но судя по горящим глазам невесты ради него с полгодика вертушку можно и подождать!

— Аккуратнее, — улыбнулся Хан задумчиво подбрасывающему на ладони ребристое «яйцо» гранаты парню. — Рванет же.

— Это ничего, у меня еще есть! — не сделав и попытки вынырнуть из своих мыслей парень, однако, почувствовав напряжение в салоне на ментальном уровне, поспешил пояснить. — Нет запала. Не напрягайтесь!

— Дать бы тебе по шее! — строгий тон никак не вязался с ухмылкой Хана.

Вот так и «смазывается» воспитательный эффект в вопросах безопасного обращения со всякими в прямом смысле убийственными игрушками!

Впрочем, правила грамотного обращения со всем потенциально способным сократить количество особей вида «Хомо Сапиенс» на Земле-матушке вбивались в парня с самого детства на уровень рефлексов. А уж с наступлением пубертата контроль над Матвеем стал едва ли не тотальным. Мало ли чего ребетёнок с шалящими гормонами и неплохим таким боевым даром сотворить может? Вот только с древних пор известно, что у семи нянек дитя без глаза. Не уследили-таки. Натворил-таки.

— А ты все ж таки аккуратнее будь! А то не купишь себе самолет-то!..

По салону прошелестела цепочка негромких смешков. Парень не раз в красках рассказывал, как однажды таки накопит на легкомоторник, да отправится в путешествие по российской империи сквозь облака и клины чаек. При чем тут несчастные птицы — было не совсем ясно, но образу мечты это не мешало ничуть!

— Аль соврал ты нам про мечту свою заветную?

— Почему же? — Воронцов удивленно поднял брови.

— Насколько я знаю, у Воронцовых целое авиакрыло…

— Ага-ага, — согласился парень. — Основа: «Тукано»[18] и легкие ударные вертолеты. Несколько военно-транспортных бортов, вертушка Главы, да пара-тройка бизнес-джетов. Вот и все!

Странными взглядами сопроводила команда сие заявление.

— Что? — ответил на невысказанный вопрос парень. — Открытые данные. Секретов Рода не выдаю!

Тем более, парень действительно перечислил не все!

Понимающие кивки стали ему ответом.

— Короче, — слегка скомкано закончил он. — Учился я на «Эмбраере». У кого тут фантазия богатая? Моя вот например напрочь отказывает при попытке представить «роад трип» по стране на штурмовике.

— Тогда уж «скай трип»! — влез со своими «копейками» Михей.

— Смысл ясен, — пожал плечами парень. — Нет, я могу, конечно, забронировать бизнес-джет с пилотам и стюардессами, прочим по штату положенным. Вот только весь кайф путешествия теряется! А вот небольшой легкомоторник для одиночного «трипа» — идеально!

— Это все, конечно, прекрасно, но ты все равно поаккуратней! А то на небесах ведь можно оказаться задолго до покупки самолета!

Матвей в ответ с трудом подавил зевок. Не специально. Просто… Еще час назад он мирно спал, а будильник должен был «подать голос» только через сто двадцать минут — едва цифры на табло сойдутся в ненавистные символы — «6:00». А часов до двух ночи он тоже «спал». С Демидовой, чьи волосы ныне распластались по его правому плечу, образуя причудливую паутину на белоснежной подушке. Первым зазвонил телефон Матвея.

— Наши итальяшки о чем-то договорились с Михалковым. Будь готов, — прозвучал в динамике голос Егора. — Возможен подъем по «Б-2».

Выслушав сонное сдавленное «Угу!» в обрамлении коротких, но емких пожеланий по выбору маршрута и направлению движения, Калашников отключился.

Не успела всклокоченная ночным марофоном и подушкой, в которую тот попытался зарыться при первых звуках телефонного звонка, голова парня занять штатное по данному времени суток место, как запиликал аппарат по ту сторону кровати.

— Да. — Только и произнес голос его невесты, а уже через секунду Ольга «воскреснув» с кровати сомнамбулой потопала в душ.

Воронцов же предпринял еще одну попытку закрыть глаза.

— Б**дь! — с чувством выматерился парень, хватаюсь за запястье.

Гребаный коммуникатор в корпусе обычных смарт-часов! Гребаные инженеры «Тройки», решившие, что пара разрядов гораздо лучше стандартной вибрации. Хотя не заметить такой «звонок» и вправду невозможно. Да и срабатывает он только по тревоге первого или второго уровня.

Все эти мысли не помешали одним движением вогнать в ухо наушник от комплекса связи.

— Внимание, — раздался четкий и бодрый голос Демидовой (сам бы не видел ее минуту назад — не поверил бы!). — Тревога «Б — 2». Сорок пять минут на прибытие к точкам согласно зеленого плана. Повторяю, тревога…

Нехотя, парень поднялся с удобнейшей кроватью и рванул в ванную.

— Доебутро! — ворчал он, двигаясь маршрутом невесты. — Да что… Ох!

Демидова дверь в просторную душевую кабину не закрыла, а взбивавшая на голове пенную шапку девушка зрелище представляла собой соблазнительное до крайности!

— …Группы «У» и «Р» занять позиции согласно боевого расписания…

Несся сухой и деловитый голос невесты из наушника. Нет, умом-то парень понимал, что рядом с девушкой и вертолет сейчас взлетать может, а умная электроника погасит лишние звуки. Однако контраст между покрытым капельками воды и островками пены сексуальным женским телом и сухим голосом «в ухе» был настолько силен, что парень на мгновение даже замешкался настолько, что удостоился нетерпеливого жеста рукой. Давай, мол, запрыгивай, времени в обрез. На какой-то краткий миг парню показалось, что подобное предложение — вполне достаточный повод для срыва боевой операции. Однако разум легко победил животное начало человеческой природы и кое-кому себя в руки взять себя все же удалось.

— Мда уж… — Задумчиво прокомментировала отключившаяся от общего канала Ольга, глянув вниз. — И как тебя такого из дома выпускать?

Матвей лишь пожал плечами, взбивая такую же «шапку» уже на своей голове.

— Что-нибудь успеем! — решительно заявила девушка, а ее макушка заскользила вниз. Решительно и неотвратимо.

«Что-нибудь» они успели. Так что к моменту, когда Матвей с сидения мотоцикла кивнул уже стартовавшей со стоянки Демидовой, барометр настроения парня сместился с отметки «Доебутро!» (тот самый рассвет, когда всем от тебя что-то надо) на просто «Утро!». До того, чтобы стать «добрым» ему не хватило каких-то пару-тройку часов. Сна.

А девушка собиралась быстро. Даже для человека, получившего кое-какую подготовку! Вот ее сестра, как убедился парень, вполне могла позволить себе проволынить, Демидова же быстро готовилась на выход ВСЕГДА.

— У нас с Настькой были одни родители, — только и прокомментировала она подобный казус. — Но мои строже. Гораздо!

А вообще, возможно только благодаря стараниям Ольги поучительный комментарий Хана был воспринят легким кивком, а не каким-нибудь жестким «отбоем».

— Ари, — раздался в уже Матвея голос невесты. — Данные по операции…

Ну наконец-то. А то приказ «собрались и рванули по шоссе такому-то в том-то направлении» ребят несколько нервировал. Да и сам Матвей к таким формулировкам за время службы в «Тройке» хоть и попривык, но все равно недолюбливал их от всей своей души.

Сейчас же у них была цель: домик веселого барона. В отличие от Матвея не аристократических кровей, а цыганского. Прикольно!

А итальянцы молодцы, блин! Хорошо устроились. На шее. Михалкова. Конечно, князь тоже не «сладкий» и ВСЕ его услуги, как правило, свою цену имеют. Обычно очень высокую! Но ушлая парочка в счастливом неведении толи обманувшись «мягкотелым» внешним видом главного безопасника империи, во что верилось с трудом, толи исходя из природной наглости, с какой жители Аппенин выпрашивают очередную подачку от Объединенного Королевства Европа, решила понаглеть — хотим, мол, один логистический узел проверить на предмет лояльности. Завели песню из серии «так кушать хочется, что аж переночевать негде!». Не возражаете, если с вашими бойцами съездим? Да тут и метнуться-то! Князь в общем против плана не возражал. Ему и самому было интересно. Людей вот даже выделил. А вы, гости дорогие, куда собрались? Нет-нет! Законы гостеприимства не позволяют мне… Что? О, не беспокойтесь, мы сами об этом поспрашаем! Настаиваете на личном присутствии? Нет, я не могу на это пойти. Петербург для вас, как оказалось не безопасен. Что, поговорить? Конечно! Кого-нибудь мои люди привезут и вы сможете с ними пообщаться. Естественно, после того как побеседуем с «гостем» мы. А то, говорят, что после вас можно и не успеть задать интересующие вопросы!

Итальянцам такая идея не нравилась.

Матвею тоже по причине раннего часа.

Противиться воле князя не мог ни один из них.



Глава 13


— Да у нас гости, я смотрю! — вскинул брови Сашок.

Матвей этого не видел — погашен был свет в салоне обоих микроавтобусов. Да и масочка уже натянутая на рожу наглую мимику слегка рассмотреть мешала. Вот только когда заместитель говорил таким тоном, он брови вскидывал всегда. Не видел Воронцов причин изменять ему своей привычке и сегодня.

— Ди, наблюдаю автобус с маркировкой МВД и затонированными…

— Вам на помощь направлен отряд спецназа МВД. Командир — капитан Очерков Роман Игоревич. — Тут же раздался в ухе голос благоверной.

— Прошу в следующий раз сообщать о подобных моментах заблаговременно. — Сквозь зубы попросил парень, одновременно делая знак рукой.

Коллеги слегка расслабились. То есть, оружие с положение «готово к немедленному применению» было переведено в статус «готово к применению вообще». А разговор кое-кого вечером все же ждет. Ребята ж дикие. Только-только из леса вылезшие, где любой не опознавшийся человек с оружием — враг по определению. И какая на нем форма надета — дело десятое. Люди определенных специальностей вообще не брезгуют «чужой» амуницией.

Ольга — Диана помолчала. Она и сама получила информацию об усилении группы Ари лишь за несколько секунд до. Ну не оправдываться же во время операции, отвлекая внимание Матвея. Пообещав себе, что кое-кто за подобную «неоперативность» ответит, она вновь вернулась к мониторам.

— Капитан Очерков. — Представился детина в черном камуфляже с шикарными усами, едва Матвей выпрыгнул из микроавтобуса в сопровождении Хохла и Тунгуса, в этот раз сменивших любимые винтовки даже не на «Винторезы», а на «Валы»[19]. — Спецназ МВД.

— Здравствуйте, Роман Игоревич, — ломая стандартную процедуру поприветствовал детину Воронцов. — Канцелярист.

Вот так вот. Больше он не должен сообщать ничего. Имя, Фамилия, положение во внутренней иерархии и даже позывной — все это только для внутреннего использования в пределах структуры «Тройки». Во внешний мир информация практически не просачивалась. Да что там говорить, как и большинство сотрудников спецслужб империи Матвей даже налоги платил исключительно через бухгалтерию ведомства. А зачем? А чтоб никто не догадался! О количестве сотрудников канцелярии, например. Или о внутренней структуре подразделения. Не говоря уже о таких мелочах как получении «местными» премий и прочих «боевых» — подобные события внимательному взгляду о многом скажут, а уж если «наблюдатель» еще и свяжет выплаты с иными происшествиями свяжет… Так ведь можно и с точностью до конкретных исполнителей иных акций докопаться!

— У вас есть информация по объекту?

— Да, нас ввели в курс дела!

— Замечательно, Роман Игоревич, — слегка склонил голову Воронцов. — Тогда считаю целесообразным произвести захват здания и оцепление территории силами ваших людей.

Капитан задумчиво пожевал губы и резко спросил:

— Своими рисковать не хочешь?!

Ну да, ну да! Где-то сзади едва слышно хмыкнул кто-то из снайперов. Да и не смотрелись его люди на фоне Здоровяков в черном. Песочный камуфляж, легкие бронежилеты, эластичные повязки на лицах и кепки вместо увеличивающих силуэт шлемов. Короче, не смотрелись аккуратные фигуры на фоне бугаев из МВД. Да и Сашок с Валом остались в машине. Что уж говорить о «расфуфыренном» Матвее?

— Капитан, — терпеливо, словно ребенку начал объяснять прописные истины Воронцов. — Со мной шесть человек. Для полноценного захвата, согласись, маловато. Про оцепление молчу.

— Так может составить смешанные группы?

— Вы идиот, капитан? — уже действительно удивленно поднял брови Матвей. — Отправлять смешанную группу на штурм без боевого слаживания? Прошу учесть, что мои люди заточены на несколько иной стиль работы. Ты готов хоронить своих просто из-за несогласованности тактических схем?

— А?..

Похоже долбень в погонах хотел предложить что-то еще, вот только время…

— Молчать. — Спокойно оборвал разговорчивого служаку парень. — Вы отстранены от командования. Заместителя ко мне. Живо!

— Да что ты себе?!.. — Взревел тот, делая шаг вперед.

Танцуем! В один миг Матвей перехватил тянущуюся к нему грабку под очень неудобным для борзого капитана углом, с силой впечатывая закованное в бронежилет тело в землю. Сопровождающие его и глазом моргнуть не успели, как «упали» на землю в состоянии грогги, а над ними встали бойцы с бесшумками на изготовку. Все действо не заняло и пары секунд, а Карло и Бум уже заняли позиции с гранатометами напротив автобусов. Вал же возвысился во весь свой гигантский рост над суетой земной с любимым пулеметом в руках. Да и остальные в стороне не остались. Лишь водители остались на штатных местах. Но самое страшное изменение произошло с Матвеем. Не отпуская уже явно треснувшей в иных углах руки, он создал мощный огневик, жар которого моментально оплавил волосы «зажатому» строптивцу. Ну а для полноты картины в воздухе между старым «ПАЗиком» и сверкающими отблесками пламени на руке Воронцова бортами «Мерсов» выросла полупрозрачная стена боевого щита.

— Заместитель! — взревел усиленным Даром голосом Матвей так, что в автобусе отчетливо тренькнули окна. — Ко мне живо!

Еще одна фигура в черном выросла у щита через три секунды. Шустрый, однако.

— Представься!

— Старший лейтенант Очерков! — Бодро отрапортовал тот.

— … Константин Игоревич… — Раздался в ухе голос невесты.

— Хм… Брат что ли? — Задумчиво спросил Матвей.

«Да!», — прилетел одновременно ответ в наушнике и со стороны заместителя командира.

— Невыполнение приказа канцеляриста в боевой обстановке. Провокация конфликта, — «Аааа!!!», — взревел капитан, чья рука выгнулась в совсем уж неприятную дугу. — Смекаешь?

Собеседник сделал непонятное движение головой. Скорее всего еще и скривился под тканью маски. Вот только голос ровный-ровный.

— Я предлагаю перейти к конструктиву. — Спокойно произнес он.

Ну, посмотрим, насколько ты выдержан.

— Хорошо, — ответил Воронцов, отпуская руку и гася огневик. — Подойди!

В тот же миг упал и щит.

— Убрать!

Легкий жест, и двое бойцов уносят постанывающее тело командира в автобус.

— Итак, я считаю целесообразным произвести захват здания и оцепление территории силами ваших людей. — Начал с начала Матвей.

— Разумно, канцелярист. — Согласился собеседник.

— Вот как, — даже удивился парень. — И почему же?

— Вас мало, — пожал плечами здоровяк. — Отправлять смешанные группы без предварительного слаживания — идиотизм. Да и «заточка» у твоих… Диверсионная группа, либо ликвидаторы. Короче, вы там скорее всего всех положите, да и вся недолга. Если бы нужно было снести здание — вам и карты в руки. «Чистый» захват — наша тема.

— Мда, Константин Игоревич, — протянул Матвей задумчиво глянув в сторону автобуса. — Так какого же, прости меня, хрена?..

— Такого! — резко оборвал собеседник. Похоже, уже даже не зло, а как человек, которому сия умная мысля приходит в голову далеко не первый раз. Да и не ему одному! А сделать ничего с создавшимся положением нельзя. Мда…

Бывает. Особенно в обществе, где даже не коррупция зачастую влияет на назначения, а непотизм в чистом виде.

— Понял, — согласно кивнул парень. — Ваши дела… Сколько до места?

— Километра два.

— Поторопимся. И не дай бог злодеи местное светопредставление углядели.

О том, что «яркости» сцене добавил именно он, Матвей благополучно «умолчал». Собеседнику же волне хватило ума не акцентировать на этом внимания. И так в дерьме по уши.

— Ди, свяжись со спецназом и согласуй частоты. — бросил в микрофон Воронцов, уже на пути к открытой двери «Мерса».

* * *
— Интересно, это точно спецназ? — задумчиво поинтересовался Михей, привалившись к лакированному борту микроавтобуса.

— Скорее, сводный отряд, — пожал на то в ответ плечами Воронцов. — Пришла указивка из «Тройки» собрать штурмовую команду, вот и собрали с бору по сосенке кого нашли. Работал я с мвдшными спецами — нормальные ребята. Резкие.

Его тоже поразила та неспешность, с которой «союзники» выгружались из автобуса и бегом «гуськом» бросались к «дворцу» местного барона. В полный рост! Спасибо хоть в здание заходили группой, а не толпой баранов. А с другой стороны здесь похоже и на огневой контакт никто и не рассчитывал особо.

— А если сейчас воооон из того окошка как жаааааахнут! — кивнул в сторону второго этажа задумчивый Тунгус, чуть крепче «приобняв» свой «Вал».

— Специфика, сэр! — только и пожал плечами Воронцов. — Знаешь, я тебе открою секрет, по правохранителям в Питере стреляют очень редко. Особенно, когда они штурмуют твой собственный дом. Семья, родные… Сам понимаешь… Что?

Два ироничных взгляда стали ответом парню.

— Ну да, да… Я бы, получив задачу от «Тройки» даже первоклашку брал с предосторожностью сапера. Так то ж я! Свои-то мозги местным не приделаешь!

— Ну и чего там они? — недовольно прогудел Сашок из недр автобуса.

— Отдыхай давай! — Крикнул в ответ Хохол, позовем как начнется.

— Ну, я тогда вздремну…

— Охренел! — оценил заявление кто-то из снайперов.

— Это, конечно, дело хозяйское, — пожал плечами Матвей, которого недосып держал за горло не хуже удавки. — Вот только через полчасика сюда твоя подруга рыжая подтянется! Ты же не хочешь пред ней предстать заспаным и лохматым?

Сашок явился миру моментально. Ма-те-ри-ли-зо-вал-ся просто.

— У кого-нибудь расческа есть? — обвел он слегка шалым взглядом коллег по опасному ремеслу.

— На хрена? — уточнил Олег, разглядывая коротки ежик заместителя командира.

Тот с укоризной уставился на Матвея.

Воронцов в ответ лишь пожал плечами.

В руку Тунгуса легла очередная пятерка из кармана напарника.

— Был пацан и нет пацана! — прокомментировал явление зама Хан.

— Командир!

— Чего командир-то? — усмехнулся майор. — Батя пожил, батя знает! Два раза женат был, между прочим. Оба неудачно, правда…

— Бывает. — Пожал плечами Вал. — А чего неудачно-то?

— Ну, первый брак неудачный — жена ушла.

— А второй?

Матвей чуть обалдел от откровенностей Хана, но мешать его же подчиненным устраивать допрос своему командиру не стал. Интересно же!

— А второй потому, что не ушла!

Так за разговорами парни и не заметили, что полиция свою работу закончила, выперев всех непричастных за оцепление. Зрелище было интересным. Какие-то слегка замызганные мужички в черных потертых кожанках, с видом «Ты, это, если чего свистни, подскочим!» курили между двумя хозпостройками соседей, злобно зыркая в сторону вооруженных бойцов и отпуская в сторону оных шуточки на незнакомом Воронцову языке.

— Интересно, а если подойти и попросить перевести, не обоссутся? — слегка устало поинтересовался Матвей.

— Даже думать не хочу, — махнул на них рукой Сашок, которого тоже слегка «рубило». — Посмотри-ка лучше туда!

Ну как же без этого! Отдельными группками вокруг дома расположились женщины в цветастых нарядах. Часть из них уже начала заламывать руки, часть с другой стороны голосить, а где-то слева чуткое ухо Воронцова уловила даже предложение погадать одному из бойцов оцепления. Сбой программы, не иначе!

Большинство же местных кумушек пока к активным действиям не приступили, пантомимами разной степени артистичности выражая всю боль и страдание великого цыганского народа, что веками притесняли во всех концах земли за их стремление к свободе!.. И, конечно же, вовсе не за весьма странные понятия собственности хозяев территории и полное презрение к правилам и законам для местных писанным.

Взгляд парня зацепился за колоритную парочку: старуху и молодуху в одинаково пышных цветастых нарядах, расположившихся прямо в кустах с видом медведя из известного мема, что кричит неприятное слово падшим женщинам. Первая, можно даже не слушать, проклинала бойцов и очень живописно плевалась в их сторону, а вот вторая, прикрыв лицо руками, изображала при ней плач Ярославны то воздевая руки к небу, словно спрашивая «за что?!», то размазывая по лицу слезы по не очень-то чистому лицу.

— Я б даже проникся, — усмехнулся канцелярист. — Да вот только это тогда что? Тяжело жить в деревне без нагана?

А вот вдоль стены прямо у входа стояли уже другие персонажи. Пара «потрепанных», один в один как те кадры у амбара и один отъевшийся дяденька хоть и в дешевом и не по размеру, а все ж таки цельном костюме!

— Ээээй!

Ага, получил по ногам. Чтоб пошире разошлись.

— Лбом в стену уперся, сука! — рявкнул один из «черных». — Руки! Руки на стену!

— Аааааа!!!

— Стоять!

Ну да, ну да. Притеснения притеснениями, а пистолетики-то древние производителя Матвею насквозь незнакомого, на полотенчике-то воооон лежат! И патрончиков россыпь к ним кучкой рядом свалена (второй магазин — для лохов: только карманы, только хардкор!). Пакетики там еще какие-то вон видны. И все как один без маркировочики. С содержимым насквозь подозрительным. Да и документиков на все остальное не наблюдается.

А все-таки удивительно. То, что из-за высокого забора казалось крепким и красивым домом на проверку оказалось довольно унылым зрелищем, окруженным несколькими приземистыми постройками куда большей площади, чем «дворец» барона. Хотя бы крыльцо можно было бы и сделать. Рук здесь хватает. Не очень-то и рабочих, правда. Но вот предпочли приварить какую-то старую металлическую лесенку, стыренную непонятно откуда. Как бы даже не с плавсредства какого, судя по «крутости» ступенек… Да и вид вблизи у всего, на что падал взгляд был какой-то пошарпаный, потертый. «Затрапезный!» — подсказал Матвею наиболее подходящее определение внутренний голос.

— Я осмотрюсь. — Обернулся Матвей к Хану.

Тот лишь кивнул головой, и Вал с Сашком пристроились за спиной парня.

Воронцов удивленно поднял брови.

— Для солидности, — туманно пояснил майор и, не дожидаясь ответа, отправился в сторону баронских покоев. — А то че как не этот, в самом деле!

Логично, хрен поспоришь!

Обход территории ожидаемо ничего интересного не дал. Да и не искал толком никто ничего. Не их задача. Тем более, скоро должны были прийти спецы, кому должностной инструкцией писано находить от взгляда любопытного сокрытое. Тем более, находиться во дворе было уже просто невыносимо! За каких-то пятнадцать минут толпа за оцеплением увеличилась втрое. А уж какой стоял хай! Каждая новая «юбка с глоткой» не только вносила свою лепту в общий шум, но и, казалось, придавала уверенности своим товаркам, отчего те начинали голосить еще громче.

— … Боеприпасы и эээ… Взрывчатые вещества, ядовитые вещества, наркотики — все это добровольно выдать, — первое что услышал Матвей при входе в дом. — Пока я составляю протокол…

Знакомая рыжая головка… Хм!

— Сашок! — стоило Матвею лишь кивнуть, а блондин уже занял стратегическую позицию рядом Дашей.

Этот взгляд с нее не спустит. Очень уж ему не понравилось внимание, что уже досталось статной девчушке от парней в черном. Тут порядок.

— Вы понимаете меня?

— Понимаю! — невнятно ответил рыжей сгорбившийся на стуле мужичек лет пятидесяти самой мирной наружности, что еще минут двадцать назад рассекал пространство двора нехилым таким пузом. Сейчас же он накинул на себя старую застиранную клетчатую рубашку.

Кивнув подружке Ольги, парень отправился дальше обследовать покои унылого барона. Ну что сказать? Безвкусица и цыганщина, простите за каламбур. В произвольном порядке развешанные по стенам картины соседствовали со старыми выцветшими коврами составляли дикий контраст с цветом стен в стиле «возьмем пять красок „Вырви глаз!“ и покрасим каждую в свой колер, а вот этот отвратительно-фиолетовый на потолок е***ем!». И все это великолепие густо красными и зелеными диодными лентами. В глазах зарябило минуты через две.

Нет уж, пусть обыск ведут те, кому положено.

— Осторожно, работает собака! — объявил кинолог, едва появился на пороге дома.

А вот, кстати…

Ему и карты в руки. Судя по пакетикам во дворе, улов будет богатый!

Впрочем, уже через двадцать минут Воронцов вынужден был признать, что ошибался. Видимо, местные свято придерживались принципа «все свое ношу с собой». Четвероногий лохматый детектор Альвида больше запрещенных «медикаментов», как пытались уверить оперативников их владельцы, не нашла.

— Евгения Степановна, — раздался голос одного из «черных». — Я тут это…

— Сейчас!

Матвей отвлекся от наблюдения за развалившейся под утренним солнышком овчаркой и поспешил в комнату, где эксперт уже носилась вокруг старого дивана с фотоаппаратом то так, то эдак располагая линейку вокруг еще одного пистолета и коробки с патронами без маркировки. Подушки со спального места валялись рядом. Оперативник не стал особо заморачиваться и попросту скинул их на не слишком чистый пол, чтобы не мешались.

— Жень, упакуешь? — спросила у нее подошедшая в сопровождении барона Даша.

— Да-да, щас! — пробормотала та, убирая линейку.

— Это не мое. Оно здесь не было! — тут же заявил барон. Настолько впрочем не убедительно, что и сам себе, казалось, не верил.

— Что, боевое оружие что ли? — уточнил откуда-то сбоку прокуренный голос мужичка в форме следака.

Откуда взялись-то только?

— Я не знаю, боевое оно или нет! — удивленно-раздраженно, но в целом очень даже резонно, ответила эксперт.

Даша же что-то строчила в закрепленных на планшете листах. Вопросов пока не задавала. Оформление находки не заняло и пятнадцати минут, а из другой комнаты уже неслось:

— Здесь ещё!

Воронцов заглянул из чистого любопытства. Ага, завернутый в тряпочку девятимиллиметровый румынский пистолет-пулемет. РАТМИЛ М96, если ему не изменяла память. Прикольно в руках держать не доводилось, но слышал!

— Вот это, хе-хе, я стреляю с него! — оживился барон, глядя как эксперт разворачивает еще одну тряпочку. В ней оказались патроны. Но почему-то не парабеллумовская «девятка», а «семера» да еще под натовский стандарт. Забавно.

Больше никак находку он комментировать не стал.

— Ээээ, что-то ноги не держат, — посмеиваясь заявил главцыган, подвигая одного из «черных». — Молодой человек, дай присяду.

С этими словами барон плюхнулся на диван и с видом полного довольства жизнью стал поглядывать на собравшихся.

— Как вы можете это объяснить? — спросила Даша.

— Это… Я его в первый раз вижу, я вам объясняю! — вновь включил дурку представитель кочевого народа.

— И что, предположений никаких? — без всяких эмоций спросила девушка.

— Ну, может коты принесли, — задумчиво заявил хозяин дома. — А может…

Пауза длилась секунд тридцать, пока рыжая не поторопила:

— Ну-ну, продолжайте!

— А может и мыши! — глубокомысленно заявил будущий получатель значительного срока. Если, конечно, у Никиты Владимиравича не будет на его счет особых планов. А планы те князь имел решительно на всех его окружающих! — Я никогда в руках не держал никакие ваши… Пустолеты и пылеметы! Я их видел только по телевизору!

— Приспособление для стрельбы, я бы так написала… — Подсказывала Даша эксперту, абсолютно не обращая внимания на увещевания барона. Оно и правильно, наверное!

* * *
Домой, коим стала очередная квартира от «Тройки», Матвей вернулся уже когда вечер мог смело называться ночью. Ольга, судя по всему, пришедшая не сильно раньше него, уже свернулась калачиком под одеялом, сладко посапывая.

Несколько секунд полюбовавшись на умилительное зрелище, после чего со смешком пробормотал:

— Ну и где мой ужин дорогая?

Естественно, очень и очень тихо. Чтоб не разбудить!

— Там! — послышалось прямо из центра «свертка» на кровати — не у одного него слух был неплохо тренирован.

Высунувшаяся девичья ручка вполне четко указывала направление, куда ему стоило направиться, дабы получить законный ужин. Целеуказание привело к книжному шкафу.

— Вторая полка, третья слева… Стр.69!

Рассудив что в таком состоянии Ольга вряд ли способна на какие-либо игривые намеки, парень достал указанный увесистый том. «Книга о вкусной и здоровой пище» гласила надпись на ее обложке. Указанная же страница открывала собой раздел блюд для вечерней трапезы…

Ну а почему бы и нет, в конце концов! О своей женщине можно и позаботиться. Например, приготовив ужин.

«А второй потому, что не ушла!», — некстати вспомнились утренние слова Хана.

Парень усмехнулся, отложил книгу и направился к холодильнику. Уж яйца, помидоры и сыр там найдутся наверняка. А если еще и с зеленью повезет, то и вообще лепота!



Глава 14


— Сжечь ведьму, — сквозь зубы пробормотал Калашников, но тут же, бросив быстрый взгляд на заваривающую чай Демидову, уточнил. — Рыжую!

Возможно, вахмистр добавил бы что-то вроде «Все проблемы из-за баб!». Вот только глянув в сторону невесты Воронцова, отчего-то передумал. Хотя даже Ольга именно в этот момент не стала дискутировать с этим спорным утверждением! «Брачные» танцы Сашка и хмурые взгляды Михея в доме цыганского барона не заметил разве что слепой, глухой и тупой. Ни одним из вышеперечисленных никто в этой кухне себя не считал. И если в какой другой компании такое событие могло вызвать лишь добродушное подшучивание, то в боевом подразделении высокой степени слаженности, где от каждого его элемента зависело будущее товарищей, дело обстояло несколько иначе.

— Ну, она ж красивая… — Задумчиво протянул Матвей, тут же поймав взгляд невесты, уже залившей кружку кипятком и теперь переворачивающую верх дном шкафчики казенной кухни в поисках лимончика.

Отправив ей невинную улыбку, он вновь вернулся в бутербродам. В этот раз, к счастью, вовсе не «тех самых», а приготовленных вполне умелыми в плане кулинарии ручками Демидовой. «Полезное приобретение, однако!», — мелькнула в голове ехидная мысль.

— Хорошо, — покладисто согласился, Егор, словно выдавая индульгенцию, но закончил как в пошлом анекдоте. — Но потом сжечь! Список составлять будем участников предзажигательного события, али так… В порядке алфавитной очереди?

— Мне нельзя, — понял руки Матвей. — У меня невеста есть!

— Ну и дурак! — брови парня поползли вверх от такого обвинения. — А что? Девка — огонь! Меня запиши!

— Хорошо, — все так же покладисто кивнул Калашников, и поправив воображаемые очки размашисто «внес» Демидову в не менее виртуальный список. — Итак, нас двое!

— А остальные?! — раздался возмущенный голос из угла. — Оргия так оргия! Тем более, в последний раз…Кстати, Матвей Александрович, может, передумаешь, а? Все — таки интересно, что Ольга в тебе нашла!

— Остальные обойдутся, — авторитетно заверил вахмистр, окидывая взглядом миниатюрную девушку. — Нам и самим мало!

— Егор Степаныч, — медовым голоском «пропела» Ольга. — Как думаешь, сколько времени мне понадобится, чтобы узнать номер твоей жены?

Все горе и печаль Вселенной отобразились на лице вахмистра, после чего он с мукой на челе все-таки решительно рубанул воздух, «вычеркивая» свою фамилию из списка.

Ольга удовлетворенно кивнула, бросив взгляд в угол кухни:

— Мояяяяяя прелееееесссть….

— Да я не то, чтобы против! — заверила Даша, окидывая Демидову с ног до головы многообещающим взглядом. И столько в нем было «жара», что Матвей на миг представил… Многое. С участием невесты и рыжей ведьмы. Мда… Поговорить, что ли с князем и взять пару-тройку дней отпуска. А то, как выяснилось, работа оставляет на личную жизнь гораздо меньше времени, чем ему бы хотелось!

— Но потом сжечь! — Внешне невозмутимо на секунду оторвался Воронцов от действительно вкусного бутерброда, чтобы напомнить всем чем закончится… Процедура.

— Оооо, Матвей Александрович, — томно пропела из своего угла Дарья (как у нее это получилось с набитым ртом — загадка века!). — Мужчины с чувством юмора такие… Мрррр… Опасные! Вот смеешься ты, смеешься, потому еще чуток посмеялась и… Бац!.. А ты уже голая!

Ответ, как ни странно пришел вовсе не от едва не подавившегося бутербродом Воронцова, а от его куратора.

— Женщины с чувством юмора намного опаснее! — заявил многоопытный вахмистр задумчиво. — Вот посмеялся я так, посмеялся, потом еще немного и… Бац… А уже женат, выплачиваю ипотеку, а дева моя так, со смех**чками и хаханьками прозрачно намекает, что пора бы и первенца заводить!..

Каждому здесь было о чем подумать после такого заявления.

— Ладно, Ольга Григорьевна, где и в каком формате собираетесь проводить свою зажигательную… Процедуру? — попыталась разрядить обстановку рыжая.

На несколько секунд столовая-кухня погрузилась в тишину, которая взорвалась общим возгласом:

— Стоп! — вахмистр, Ольга и Матвей одновременно вскинули друг на друга взгляды.

— А это выход… — Задумчиво констатировала девушка, делая хороший глоток из кружки, тут же поморщившись. — Горячий, блин.

Матвей только поднял руки, выражая свое согласие, а на лице вахмистра заиграла легкая улыбка. Все трое обернулись к рыжей…

— Даша? — только и уточнил Матвей.

«Огненная» девушка легко взмыла со своего места, и медленной походкой, что сделала бы честь любой манекенщице, буквально подплыла к Демидовой. Короткий взгляд, и вот уже в подбородок Ольги вцепились сильные пальчики. Даша лишь обозначили поцелуй… Остановившись от губ Ольги в каком-то «волоске».

— Пойдет? — Только и спросила она, обводя собравшихся слегка насмешливым взглядом.

Общий выдох стал ей ответом.

— Вполне! — заверила слегка порозовевшая Ольга.

Матвей с вахмистром просто подняли вверх большие пальцы.

— Тогда проблема решена! — Как ни в чем ни бывало заявила рыжая бестия и, послав застывшим парням воздушный поцелуй, отправилась на свое место, где в пластиковом контейнере уже остывал ее обед.

— Вот почему у нас всегда так, а? — картинно схватился за голову Егор. — Все, блин, здесь… Личности своеобразные. Хоть бы раз прибыло пополнение без заморочек и приколов!

— Чего встал? — легонько рявкнула Демидова (чисто в профилактических целях!) на провожающего взглядом ее помощницу Матвея. — Звони давай!

Отвечать здесь и сейчас на резкий тон парень не стал. Есть такие иррациональные моменты в поведении девушек (у парней тоже, но мужская солидарность мешала признать это открыто) когда лучше, если ты сторона незаинтересованная, свалить подальше, либо, если возможности такой нет — просто промолчать!

— Алло, Ренат, — спустя десять секунд и три звонка услышал в трубке голос Хана Воронцов. — У тебя там бойцы друг друга еще не поубивали?

— Пока нет, сидят друзья-товарищи, как в воду опущенные. — Естественно, майора не могла не беспокоить ситуация, когда двое бойцов его группы… Нет, не поссорились, но явно подрывали моральный дух подразделения. Да еще и из-за женщины.

— Успокой обоих. — Усмехнулся парень. — Это мне, похоже, волноваться надо!

— Что случилось? — с легким подозрением спросил Гатауллин.

— Она по девочкам. — ответил Матвей.

— Прекрасно! — только и услышал он в ответ перед тем, как голос Хана сменился сигналом отключения связи.

Даша же невозмутимо продолжила уничтожать свой обед.

— А потом сжечь!.. — Еще раз едва слышно пробормотал парень, задумываясь о том, как влечение к женщине может «развести» даже таких закадычных приятелей как Сашок и Михей. Нет, пока они «соперничали» вполне по-джентльменски. Но этого вполне хватило их командиру, чтобы серьезно напрячься. Бойцы бы ничего такого себе в «рабочее» время не позволили, но уровень взаимодействия в группе из-за непоняток, конкуренции и прочей фигни мог серьезно снизиться. «Все ясно ревности — а доказательств нет!», — писал как-то господин Лермонтов. Впрочем, «ревнивцы не нуждаются в поводе: они часто ревнуют не по поводу, а потому что ревнивы», — раскрыл мысль полнее Вилли Шекспир.

Хан же такими высокими материями не заморачивался. Зато опытный командир прекрасно понимал, что такие вещи в подразделении не к добру. Видал он, знаете ли, прецеденты. И больше видеть таковых не желал!

— Да уж… Из-за такого пустяка… — Удивленно пробормотала далекая от процессов боевого слаживания Даша.

Она, конечно, за любую движуху, но только сейчас поняла, что остальные в этой комнате относятся к вопросу гораздо серьезнее ее.

Матвей только и пожал плечами, но, заметив насмешливый взгляд невесты, со вздохом отложил так и недоеденный бутерброд, откашлялся, с выражением продекламировал:

Самым главным делом жизни
Может стать любой пустяк.
Нужно только четко помнить,
Что важнее дела нет.
И тогда не дождь, ни слякоть,
Вам не смогут помешать
Задыхаясь от восторга
Заниматься чепухой.[20]
— Я тебе потом все объясню, — заверила Ольга. — Ну а пока давайте все-таки поедим.

Матвей с благодарностью посмотрел на свою супругу и вцепился зубами в свой бутерброд. Пока у кого-нибудь еще не возникло срочных вопросов!



Глава 15


Вот бывают на свете несчастливые. Бутерброды. Матвей, судя по всему, со вздохом глубокого разочарования сейчас отложил один из них. Не успел съесть. Опять. Да только как Никите Владимировичу во встрече откажешь? А вызов-то вот он, на коммуникаторе ярко желтым приоритетом обозначенный «мигает». Да и не у него одного. Вон Калашников засуетился, Ольга губы салфеточкой вытирает… Лишь рыжая, стараясь не слишком явно косить на остальных насмешливым взглядом, продолжала деловито уничтожать содержимое своих контейнеров.

— Ольга, есть ощущение, что над нами нагло ржут! Не откажешь будущему мужу…

— Не откажу! — Очень многообещающе окинула та Воронцова, но голос девушки тут же посуровел. — А вот кое у кого столько дел будет в ближайшие дни, что какая там еда… Поспать бы лишнюю минутку!

Даша только взгляд успела вскинуть, в глубине которого плескался тщательно демонстрируемый «страх, ужас и вообще». Однако и Демидову надолго не хватило!

— Приятного аппетита, — фыркнула она, стирая те немногие крупицы доверия к ее угрозам, что таки поселились против воли в душе ее рыжей помощницы.

Получив не менее «лисий фырк» в ответ, девушка поспешила к конференц-залу.

А вот в переговорной дружную компанию уже дожидались. Не смотря на тщательно «натянутые» на строгие лица маски равнодушия ни у кого сомнений почему-то не осталось, что итальянские гости явно смущены и слегка подавлены, а вот Никита Владимирович с Андреем Ивановичем были чем-то явно довольны. Хотя политес вроде и соблюден, да!

Все это Матвей отметил за те несколько секунд, что понадобились его ногам чтобы дойти до удобного кожаного кресла, и устроиться в нем как можно удобнее.

— Со всем уважением, вы свободны! — закончил начатую до их появления речь князь.

— Но… — Попыталась возразить Джулия.

— Никаких «но», мисс. На этом мы закончили. Прошу не покидать территорию дома до выяснения всех обстоятельств.

«Будто бы у них получилось, коль скоро Никита Владимирович того не желает!», — только и подумал Матвей формально вежливо кивнув зарубежным гостям.

— Добрый день всем, кого сегодня еще не видел, — поприветствовал вновь прибывших князь, по жизни отличавшийся довольно демократичным стилем общения, едва за парочкой закрылась дверь. — Получены полные данные по объекту «Табор». Нашим инженерным группам удалось установить, что под наземными складами располагается комплекс помещений так же складского назначения с высоким уровнем контроля доступа. «Камни»[21] утверждают, что скрытый объем никак не меньше «задекларированного». Внутрь, естественно, никто не полез. Да и не в одном отчете эта находка не отражена. Более того, через пару дней допросов выпустим на свободу с чистой совестью этого вашего барона. На сегодня с ним работали только сотрудники групп быстрого реагирования и дознания МВД, так что клиент прибывает в уверенности, что обвиняют его в хранении наркотиков. Уже начались попытки подкупа сотрудников. Как я уже сказал, через пару дней они увенчаются «успехом».

— Хотите, чтобы он сам открыл свои закрома? — уточнил Воронцов.

Рядом едва слышно вздохнула Ольга:

— Боевик есть боевик!

— Ваш вариант, Ольга Григорьевна? — предложил поделиться своими мыслями девушку князь, плохим слухом с роду не страдавший.

— Полагаю, вам будет интересно, кто придет на склад, едва только поймет, что точка засвечена, и трафик нужно срочно переводить на запасные каналы.

— Верно, — кивнул девушке князь. — А потому у вас два дня выходных, после чего перебазируетесь на свою «базу». Положение — казарменное…

Интересная ситуация, только и отметил Матвей через пять минут, набирая номер Хана. Естественно, приказ князя касался и его бойцов.

— Воронцов, у тебя планы на вечер какие? — поинтересовалась Демидова, едва парень сбросил вызов.

— Есть предложения? — только и поинтересовался он.

— Настька приезжает. Может, прогуляемся?

Тихий и спокойный вечер в кругу будущей семьи. Этот вариант вполне устраивал Воронцова. Особенно отсутствием каких-либо неожиданностей и сюрпризов.

Бла-го-дать!

* * *
— Вилкой в глаз или в жопу раз?!! — звонко прозвучал во тьме двора девичий голосок, а его владелица с видом лихим и совершенно точно придурковатым ткнула пластиковым столовым прибором, специально для этой цели выхваченным из стаканчика с мороженным, в сторону главаря гопкомпании. Капли лакомства живописно брызнули в небритое лицо крепыша, вызвав у девушки неконтролируемый приступ смеха.

Ей было весело. Она чувствовала в себя в безопасности, не смотря на пятикратное превосходство противников. Матвей же размышлял об удивительном флере питерских дворов, где причудливым образом сочетается романтика подворотен и обитатели оных же.

Вот и срезали немножко путь! А ведь от залитого огнями и неоном Невского проспекта до этого места минуты две ходу!

Волшебный Питер…

Щелк! Звонкая пощечина отправила худенькое тельце в короткий полет на землю. Лишь в последний момент Воронцов успел сделать молниеносное движение рукой, подхватывая вылетевший из мгновенно ослабевших рук стаканчик.

«Сестренка приезжает, прогуляемся! Весело будет!..».

— Вкусно… — Констатировал он, краем глаза наблюдая за компанией.

— Ну так а я что говорила! Зря отказался. — Равнодушно пожала плечами Ольга, тут же передразнив парня. — «Не хочуууу! Не будуууу!».

Впрочем, «свой» сектор она тоже держала плотно.

— Вы че тут, о***ли в край? — взревел только что отправивший их спутницу в состояние нелегкого «удивления» здоровяк. — Так щас здесь всех и положим, я тебе отвечаю!

— А я не спрашивала! — мигом откликнулась Ольга, и тут же перевела стрелки на единственного парня их компании. — Это он тебе!

Матвей ответил не сразу, со вкусом отведав еще одну ложку мороженного.

— Почему это мне? Я что, рыжий что ли? — не торопясь ответил он, дождавшись пока холодная сладкая масса растает на языке.

Компания слегка замешкалась. Будущие «потерпевшие» в этот раз вели себя совершенно не правильно. Не смотря на выбранный промысел их предводитель Фил — Философ, успевший в свое время закончить аж два факультета по специальности «История искусств» (это Питер, детка), дураком не был. Жертвы вели себя странно. Однако положение главаря обязывало не показывать слабость, равно как и разговаривать на понятном большинству его людей языке.

Матвей еще раз окинул взглядом гоп-компанию. Человек пятнадцать собрались вокруг них, но лишь пятеро стояли на месте, готовые в любой момент задавить попавшуюся в их компанию «дичь». Остальные же, как зачастую и бывает в командах без четкой иерархии, кружили поодаль, не слишком представляя как себя применить в этой ситуации. Незнание трансформировалось в «Типа Крутые Поступки»: с десяток дубней картинно поглощали пиво прямо из горла, делали неприличные жесты в сторону «попавших», да перебрасывались грубыми шутками, от которых морщился даже поживший в казарме Матвей.

Классика. Скучно.

Тем временем на ноги поднялась их третья спутница. Стояла на ногах она нетвердо, но… Вертикальное положение, к счастью, сохраняла самостоятельно. С некоторым удивлением окинув взором окружившую их гоп-компанию.

— Мдааааа, — констатировала она, вытирая кровь из лопнувшей губы тыльной стороной ладони. — А в видосиках про первоходов все было немного не так.

Матвей с удивлением посмотрел на Ольгу.

— Займемся, — холодно пожала плечами невеста. — Кажется, настала пора пересмотреть чей-то досуг в сторону сокращения. Чтоб фигней всякой интересоваться неповадно было. Тем более, если ты ничего в этом не понимаешь! Ясно, сестренка?

Настя промолчала. Да и что тут ответишь?

— Ну, там за шуточки про вилку сразу не били… — понуро ответила она, провожая взглядом очередную порцию мороженного, беззастенчиво отправляемую парнем в собственную утробу.

— Мгжем, угм ттэ лмошка… — пробормотал Воронцов с набитым ртом, но тут же справился с очередной порцией и повторил на понятном окружающим языке. — Может потому, что это ложка?

— Об этом я как-то не подумала!

Вожак же «волчьей», как он сам полагал, стаи, от диалога на время сомоустранился. Деться этим мажорам (одни часы на правом запястье парня намекали, что месяцок сыто-пьяно компания-то поживет!) некуда. Так почему бы не развлечься?

— В следующий раз будешь думать! — Пожал плечами Воронцов.

— Эй, ты так все доешь!

— Ну так ты разберись с проблемой. Там и поговорим!

Девочка перевела взгляд на старшую сестру.

— Тебя учили не этому. — Равнодушно пожала плечами та.

В глазах Насти вспыхнула злость. Демидовская, чтоб ее порода!

— Значит так, ты!.. — начала оборачиваться она в сторону Фила, как ее речь прервала веская команда Матвея:

— Всем тихо!

Сказано было внушительно, а потому на секунду замерли все. В тишине темного двора теперь уже ясно был слышна трель телефонного звонка.

— Да, Хан, слушаю тебя внимательно!

— У нас проблемы по заполнению документов на патроны для стрельб, — сообщил командир группы. — Завтра с утра оформи их заново, а то скоро тренироваться будет нечем!

— Так, а почему я? Раньше же…

— Раньше, Благородие твое, за отряд отвечал я. А теперь формально уже ты, так что будь добр с утра документики переоформи!

— Ты хоть поможешь? — с тоской в голосе протянул парень до сего момента даже и не предполагавший, какое количество чисто бумажной работы на него свалится.

— По первости. Дальше сам! — отчеканил только что сбросивший со своих плеч эту «глыбу», и обратно ее взваливать не желавший ни разу!

— Добро, — выдохнул парень. — Как там наши отеллы?

— Водку пьянствуют. На жизнь и баб друг другу жалуются. Я пока не вмешиваюсь.

— Ну и хорошо, — выдохнул Воронцов, только сейчас понимая, что уже подустал — день был долгим. — Давай тогда завтра к семи подтягивайся и будем разбираться с бумагами!

Связь он успел отключить в аккурат на фразе «Да ты охренел, к семи-то?». С чувством удовлетворения по типу «Сделал гадость — сердцу радость!», маг вновь вернулся к их нынешней проблеме.

Свои и чужие терпеливо ждали конца разговора.

— Благодарю! — отвесил общий легкий поклон.

— Вообще, пожалуйста, конечно! Однако прошу больше такого не повторять. Все-таки мы тут беседу ведем!..

Фил неожиданно сбился на «чистую» речь, но чтобы совсем уж не травмировать психику своих «подчиненных», тут же добавил сакраментальное «…Епта!».

— Че за х**ня?! — раздалось откуда-то из нестройных рядов местной гопоты. — Мы че тут, до рассвета п****ть будем?

«Ряды» вновь посуровели и даже, как будто, сжались чуть плотней.

— Ваш ход, Анастасия, — предложила сестренке продолжить Ольга. — В конце концов, именно вам принадлежит фраза «Иди на ***!», которой вы ответить изволили на простой вопрос о времени. А потому вперед!

— Слушай ты! — ткнула она пальцем в бородача. — Ты, ***…

Щелк!

Матвей успел сделать аккуратное движение влево, пропуская мимо себя вновь падающее тело.

— Чертов пубертат! — задумчиво пробормотал он, сосредоточено соскабливая остатки мороженного со стенок стаканчика.

Ольга покивала в ответ.

Кто-то в толпе сочувственно покивал тоже.

— О, ты меня понимаешь! — Поблагодарил его за поддержку Воронцов, ткнув ложкой в сторону «болванчика».

Его за этот жест побить никто не попытался. Наверное потому, что обошелся он без дурацких загадок.

— У самого сестра подрастает…

Теперь задумчиво покивать настала очередь Матвею. Скоро и его сестренка «в возраст» войдет. Мда…

— Да вы че здесь устроили!!! — неожиданно выскочил на «сцену» до того фланировавший поодаль персонаж в спортивных штанах при трех полосках и майке алкоголичке, что тряпкой болталась на худой, но жилистой фигуре. — Валим их, б***й — мне!..

Окончание фразы Воронцов несколько даже лениво одним движением вбил «живчику» обратно в глотку. Вместе с зубами.

— Здесь дамы. — Констатировал он.

— Что ж ты только сейчас об этом вспомнил? — Прошипела Настя, второй раз поднимаясь с разогретого за день асфальта.

А «стая» тем временем начала «отходиться» от жесткой и быстрой расправы над одним из «своих».

— Сука!!!! — Взревели сразу несколько голосов.

БАМ! БАМ! БАМ! Ответили им три выстрела из «Глока». Под ноги. Все-таки сокращать количество гопоты на улицах в планы Воронцова не входило.

На миг движение замерло. Однако команда «Вон отсюда!» сработала что твой спусковой крючок. Парни отступили быстро, но и про «павшего» не забыли. Что ж, плюсик в карму, как говорится.

Едва они остались одни, Матвей перевел вопросительный взгляд на Ольгу.

— Это меня готовили как безопасника, а потому взаимодействовать учили с самыми разными слоями населения, — пожала та плечами. — Настю же… Ее натаскивали как управленца, так как надолго «прикрыть» ее я не могла, многие аспекты переносились «на потом». А потому реальная жизнь…

Демидова старшая обвела рукой опустевший двор.

— … ей знакома мало. И, к сожалению, похоже, мысль о том, что принадлежность к Роду может спасти ее в любой ситуации…, - Ольга развела руками.

— Звездная болезнь? — понимающе усмехнулся Матвей. — Так она же им о своей «принадлежности» не сообщила?

— Точно! — воздела палец к небу Настя, у которой все в картине мира вновь встало на свои места.

Парень лишь покачал головой.

Ольга тоже.

Настя же отчетливо улыбалась, не смотря на разводы крови, что украшали ее лицо. Ведь она вот-вот наберет номер родовой СБ и кое-кого рассадят по колышкам, что петушков по жёрдочкам

Воспитательный момент их «вечернего приключения» пропал втуне. Жаль.

Впрочем, судя по озадаченному лицу старшей сестры, ждало ее в скором времени такое чудное явление как корректировка программы подготовки. И если в детстве, Матвей знал это по собственному опыту, при желании подобные дурные мысли выбиваются без особых проблем, то в более позднем возрасте ошибки воспитания уже исправляют «ломкой через колено». Это больно!

* * *
— Посоветуешь чего, старый? У нас было времени не так много. Наследницу рода, пока она находилась в тени Олечки, натаскивали в первую очередь на «профильные» навыки, а вот социализацию не то чтобы совсем упустили из вида, но…

Это было Жестом. Доверия. Обычно такие вопросы решались внутри Рода. Однако в данном случае Семьи собеседников должны были объединиться… Да и присутствовали при безобразной сцене представители обоих союзных кланов.

— Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, — посетовал его собеседник, разглядывая уже «пустой» экран на котором еще несколько минут назад оба просмотрели замечательный фильм «Зарисовка из жизни Настеньки Демидовой». Причем обоими вариантами: присланными Ольгой и Матвеем с их фиксаторов. — Она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших. Дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей.

Медведеподобный хозяин кабинета лишь коротко, совершенно в манере косолапого хозяина леса вздохнул:

— Хорошо сказал.

Столкнулись над небольшим столикам два бокала с чисто символической «дозой» коллекционного коньяка.

— Не я сказал, — ответил едва смочивший губы дорогим и душистым напитком ответил гость. — Сократ сказал. В пятом веке еще. До нашей эры…

Патриархи родов помолчали с минуту. Переглянулись. Кивнули друг другу. Уже через несколько секунд в кабинете возник дежурный референт Константина Ефимовича.

— Гриценко ко мне…

Спустя пять минут.

— Неееееет!!!

— Да что ты блажишь, Степаныч?!

— Отпуууууууск!!! Сыну-дебилдеру обещал!..

— Нет у тебя сына, Толь, в вот у нас проблемы!.. Хочешь я тебе потом тур организую. Годичное путешествие. Или в ханьскую империю куда-нибудь в местные монастыри?

Взгляд «вроде как почти Абсолюта» Рода подернулся ледком, а на губах заиграла жесткая ухмылка.

— Спасибо, там я уже был, — только и усмехнулся Степаныч, в глазах которого теперь пылали отблески былых пожаров. — Сделаем!

— Справишься — проси чего хочешь! — посулил глава Рода.

— Образование хочу! Для сына! — Оживился Степаныч. — А то так дебилдером и вырастет!

— У тебя нет сына. — Напомнил ему Старый Коршун.

Сарая игра. Лет 20 уж ей как…

— Тогда… — Боец Демидовых задумался, но тут же его лицо просветлело. — Домик хочу. Хороший и тихий!

— Насколько тихий? — с подозрением поинтересовался Константин Ефимович.

— Не полностью, конечно, но чтобы хоть как-то… — Неожиданно грустно ответил тот. — А то ведь сложится так, и не будет у меня сына… Даже дебилдера!

Сидящие в креслах представители старшего поколения Воронцовых и Демидовых лишь переглянулись. Похоже, кому-то действительно требуется отдых и время на приведение дел в порядок. В том числе и семейных!

— Будь по твоему. Справишься с задачей, да СБ отладишь — год не побеспокою!

Ответом ему была вечная наглая щербатая усмешка.

Согласился, стало быть!



Глава 16


Следующее после «тихой и спокойной» прогулки утро началось с небольшого скандала. Тихого и молчаливого, но от того не менее грозного.

«Уважаемые младшие сестры планеты Земля! Держитесь за поручни и вовремя… То есть, не напрашивайтесь к сестрам старшим в гости если они недавно вышли замуж, либо только собираются это сделать!», — посмеялся мысленно Матвей.

В этот раз его внутренний голос принял «облик» классического кондуктора в общественном транспорте.

Он был просто уверен, что в свои годы Настя уже знала, что такое секс, хотя, возможно, еще и не распробовала с чем его едят. Девочка — прирожденный аналитик, способный связать между собой несколько совершенно незначительных с точки зрения стороннего наблюдателя событий, и выдать оптимальное для данных условий решение. Однако вот осознать, что наличие в квартире постороннего человека и понятие личная жизнь сочетаются плохо пока не сумела…

— Разозлилась… — Констатировала Ольга, глядя на закрывшуюся входную дверь, через которую несколько секунд назад ее сестренка покинула квартиру в сопровождении бойцов Рода.

— А женщины вообще существа недружелюбные… — Пожал плечами Воронцов.

Ольга с удивлением обернулась к жениху.

— Тааааак, — протянула она приняв позу классической жены, встречающей мужа пьяным в три часа ночи. — Не водилось в тебе склонности к шовинизму. Где нахватался?! Сейчас мигом к дерматологу отправлю!..

— Это еще зачем? — искренне поразился парень.

— А вдруг ты там вместе с «шовинизьмой» еще и ЗППП подцепил?! Так «откуда дровишки»?

— Мудрость народная…

— А если обосновать? — в глазах Ольги даже зажглись искорки интереса. А Матвею только того и надо было. Не слишком хотелось парню, чтобы невеста сейчас переживала по поводу разговора с сестрой. Нет, девчонки не поругались между собой, когда старшая из них намекнула, что послезавтра ей придется «уйти» на казарменное положение, а до того времени хотелось бы провести немного времени с женихом. Наедине. Однако Настя, съезжая в одну из резиденций Демидовых, выглядела явно обиженной.

— Да запросто! — парень пожал плечами. — Слышала, что в народе говорят, что женской дружбы не бывает?

— Ну, допустим! — девушка лишь усмехнулась с вызовом в стиле «И только попробуй не убеди!».

Матвей сделал шаг вперед. Ничего, простит! Она даже новый его статус «в активном поиске», который он поставил в «шапку» единственной социальной сети, приняла. Правда, возможно только потому, что прекрасно знала о его страсти к снайперскому оружию и «длинным» выстрелам, и относила его вовсе не к другим девушкам, а к целям для стрельбы.

— А дружба между мужчиной и женщиной — вообще секс, отложенный на потом, верно?

— А… — Девушка сделала движение рукой, явно имея ввиду вопрос «А мы с тобой?!».

— Че?! — коротко переспросил Воронцов, в той же манере призывающий хорошенько подумать, прежде чем такое… Ввиду иметь.

— А, ну да. — Ольга на секунду задумалась, что позволило Воронцову еще слегка сократить дистанцию до «цели».

— Вот и получается, что женщины — существа недружелюбные совсем…

Дистанция «в упор» заставила Ольгу вскинуть подбородок, чтобы поймать взгляд Матвея.

— Но? — спросила она с угрозой в голосе. — Твой тон «но» явно предполагает!

— Но мягкие и с сиськами!..

От шутливой пощечины парню удалось с легкостью увернуться…

— … За то и любим!

… А вот Демидовой от его поцелуя уклониться не удалось.

Впрочем, в отличие от Воронцова, здоровью которого даже легкий удар мог бы и повредить (тысячи повторений и отработок зря не проходят!), девушка уклоняться не очень-то и старалась! И, как оказалось, совершенно не зря. Примерно через час на мир она смотрела куда бодрее. Настолько, что даже письмо деду с описанием поведения любимой сестренки решила отложить до приезда на базу. И это не было «кляузой» или, как сейчас модно было говорить, «стукачеством». Если простолюдину такие вредные в социальном плане поведенческие привычки не слишком портили жизнь (ну, проживешь ты всю жизнь засранцем, так общество того и не заметить может — подумаешь, разве что, друзей поменьше будет, да семейная жизнь превратиться в ад!), то в среде аристократов, где не то что слово, а даже интонация и жест могли имели значение, подобное искоренялось на корню! А потому письмо деду о подобных выходках Настюшки писалось скорее из любви и заботы, чем из желания испортить жизнь, либо получить какие выгоды.

— Нам пора! — прервала его мысли невеста, не делая впрочем, ни малейшей попытки покинуть широкую кровать… Равно как и прикрыться одеялком, например.

— Неа, — лениво махнул рукой Воронцов. — В отличие от Настьки, Калашников понимает все гораздо лучше, а потому сегодня утром, когда я заявил ему, что хочу провести день…

— Ты — супер! — Воскликнула Демидова, мигом сев на Матвея сверху и упершись двумя руками в грудь.

— Чем займемся? — не смотря на всю внешнюю взбалмошность и раздолбайство, день Демидовой (равно как и любого другого представителя думающего о своем развитии Рода), был наполнен задачами, что ДОЛЖНЫ быть выполнены, настолько, что график становился необходимой частью жизни. Поэтому убедившись, что сегодняшний день свободен полностью, она даже несколько… Растерялась!

— Выйдем на улицу, а там посмотрим… — Заявил парень, который чувства девушки разделял вполне, но в отличие от невесты время от времени «разгрузочные дни» себе устраивавший!

— Уррра! — с криком радости (неизвестно даже насколько наигранным!) Ольга попыталась «стартануть» в новый счастливый день немедленно прямо с живота Матвея. Однако поймана была прямо во время взлета.

— Куда собралась? — с подозрением спросил парень.

Девушка же почувствовала, что если она хотела отправиться прямо сейчас, то совершила крупную ошибку, забравшись на парня голышом. Впрочем, оценив причину, Демидова решила, что «на хрен все, полчаса погоды не сделают», и взяла решение «проблемы» в свои руки…

В конце концов их впереди ждал целый долгий и свободный день!

Догадавшись, о чем думает девушка, парень прервал процесс решения проблемы, чтобы на ушко сообщить ей еще одну новость:

— У нас есть еще и завтра! — негромко прошептал он.

* * *
И выстроились воины в том же порядке, что и четырнадцать веков назад, чтобы в очередном раунде схватки умов вспыхнуло и погасло очередное сражение многовековой войны. Гордо встали друг напротив друга короли, а королевы места подле них заняли, вновь готовы «пробить диагональ» офицеры, а кавалерия броситься в атаку извечной руки.

— Так какая, красная или синяя, — спросил Хан, но тут же поправился. — Левая или правая?

Матвей ударил по одному из кулаков. Что ж, сегодня сражение начинать ему. За те четыре дня, что провели бойцы Воронцова и безопасники Демидовой на базе, эта партия была ровно десятой по счету. И лишь единожды парню удалось свести игру к пату. В остальных случаях хитрый татарин разбивал матвеевскую дружину и свергал короля с престола.

— Чайник поставьте, кто-нибудь! — Попросил он, не спеша делать первый ход.

— Щас, — донесся из «обеденного» угла голос Михея, где они с Тунгуссом уже успели зарубиться по поводу одного из пункто трактата великого Сунь-Цзы «Искусство войны». — А заварка есть?

— Глянь вон в тех пакетах! — Посоветовал Матвей, в который раз изучая поле предстоящего сражения, будто бы черные и белые клетки могли меняться местами. — Но сахара нет!

Не озаботился парень запасом. Сам-то он пил практически любой напиток неподслащенным (сгущенка в кофе не в счет — святое!). Да и дома сей субстанции у него не водилось отроду.

— Чай нашел. А вот с чем пить — непонятно!

— У меня варенье есть, — неожиданно вмешалась в разговор усевшаяся в другом уголке Даша. — Малиновое. Будешь?

— О, цэ дило! — обрадовался Хохол так, будто ему кто сала шмат предложил, да икоркой сверху намазал.

Вообще Сашок и Михей на «военную» хитрость повелись, избрав линию общения с девушкой — вежливость и дружелюбие. Ну хоть между собой конкурировать перестали, что устраивало всех в этой комнате, что стала для обитателей базы своеобразной кают-компанией.

Банка перекочевала из сумки Даши в руки Михея.

— Угощайтесь, кто хочет! — Щедро предложила девушка, и вновь уткнулась в какую-то книгу.

Матвей пригляделся. Никколо Макиавелли. «Государь». «Прикольные интересы у нашей лисички!», — прокомментировал про себя парень, вновь вернув свое внимание на шахматную доску. Первый ход он решил пока не делать. Ровно до того момента, пока не согреет руки чашкой горячего чая. С вареньем. Малиновым. Раз уж рыжая расщедрилась!

— Война — это путь обмана, — процитировал Михей строки «Искусства войны». — Поэтому, если ты способен, показывай противнику свою неспособность. Когда должен ввести в бой свои силы, притворись бездеятельным. Когда цель близко, показывай будто она далеко; когда же она действительно далеко, создавай впечатление, что она близко.

Тунгус тот час же восстал против:

— Но ведь не всего можно добиться ложью и предательством. Чаще честный меч решает спор. — Слегка высокопарно парировал он.

Воронцов не был уверен в твердости его позиции, ибо если исходить из этой логики, то и банальнейшая засада суть есть постыдный удар из-за угла, а всех вместе можно было бы клеймить лжецами и подонками. Однако суть тут была вовсе не в личных убеждениях. Каждый выбрал себе «сторону» и теперь собирался отстаивать ее до конца.

— Победа — никогда не бывает полной в такой степени, чтобы победитель мог ни с чем не считаться и в особенности — мог попрать справедливость. — Процитировала Макиавелли Даша, неожиданно встав на сторону Олега.

На некоторое время установилась тишина. Все полезли в свои телефоны, дабы призвать на помощь мудрость Древних. Посыпались цитаты и ссылки на авторитеты. Уже был распит чай, сломаны множество копий в бесполезном споре, пару раз даже с переходом на личности под общий смех (некую черту оппоненты все же не пересекали!).

Даже Хан высказался, поддержав Олега, как ему по очереди выпало, словами Михаила Задорнова: «Не рой соседу яму, а то он использует ее как окоп!».

— А ты что думаешь? — Неожиданно вспомнила о существовании жениха Ольга.

Тот продолжал задумчиво изучать уже знакомое до последней царапинки поле боя. Царапин, кстати, было много. Похоже, шахматы забыли строители (вместе с кучей мусора, между прочим!), что еще недавно делали здесь простенький, но вполне функциональный ремонт, оставили, «разбив» комплект фигур. Воронцова с Гатауллиным это не смутило, и место левого слона Ари заняла имперская копейка. Всего-то и делов.

— А я не буду принимать чью либо сторону, — пожал плечами парень. — Однако скажу, что тот, кто безоговорочно следует правилам — всегда ставит себя в уязвимое положение даже перед куда более слабым противником.

— Обоснуй! — Попросил Хан, считавший так же, но очень заинтересовавшийся аргументацией парня.

— Легче легкого! — заявил Матвей, делая шаг пешкой «от короля» на две клетки вперед (е2-е4). — Я даже смогу выиграть тебя в шахматы играя строго в рамках ФОРМАЛЬНЫХ правил. Спорим?

Со всех сторон раздались подбадривающие возгласы. Народ был в курсе текущего счета противников, а потому заявление вызвало интерес! У многих еще были свежи в памяти воспоминания о том, как кое-кто из здесь присутствующих у генерала заезжего мангал выиграл. С теми, кто не стал свидетелем демонстрации в качестве главного доказательства гранаты с выдернутой чекой, подробностями щедро поделились. Кое-где даже приукрасив!

Хотя как можно приукрасить ту… Действительно странную ситуацию парень представлял слабо! Однако в силу народной молвы верил.

— Я не азартен! — угрюмо буркнул Хан, двигая пешку на встречу (е7-е5).

Не стал говорить командир группы о том, что азарт его много раз до беды доводил. Расчётливый и хладнокровный лидер моментально терял голову, стоило только ему принять ставку на деньги в мирной обстановки. Потому-то последние лет десять он не ввязывался ни в какие авантюры, когда с укоризной, а когда и с легкой завистью, наблюдая за вечными пари снайперов.

— А на щелбан? — тоном змея-искусителя предложил Воронцов. — Или не уверен в своих способностях?

Майор задумчивым взглядам окинул парня, и чуть нахмурился в раздумьях.

— Детская разводка, — наконец решил он. — Однако я согласен. Всегда мечтал щелкнуть по носу аристократа!

— А я старшего по званию! — сразу же усмехнулся парень, вводя в активную игру ферзя (d1-h5).

Ход был нестандартным для парня, который предпочитал использовать королеву не раньше миттельшпиля[22], а потому майор задумался о том, какую пакость ему готовят жизнь и соперник на этот раз.

Матвей тем временем преспокойненько изучал собственного короля, совершенно не стесняясь снять его с доски прямо во время игры.

— Слушай, — неожиданно спросил он. — А у твоего тоже мелок выпал?

Хан автоматически взял фигуру с поля и осмотрел ее. Ткань и положенный конструкцией «утяжелитель» под ней оставались на местах.

— Нет, все в порядке! — задумчиво заявил Гатауллин.

К тому времени он просчитал ситуацию на много ходов вперед, но никакой опасности нестандартного хода не увидел. Тогда, пожав плечами, он взялся за пешку на d7, явно собираясь защитить ей выскочившую вперед «товарку».

— Не-не-не! — тут же раздался возглас со стороны довольного как слон Матвея. — Взялся за фигуру — ходи!

Взглядом парень недвусмысленно указал на короля.

— Но… Я же… — Начал было возражать Хан.

— Нет, Ренат, — спокойно возразил парень. — Ты играешь строго по правилам. Так что давай, делай свой ход!

Беззвучно чертыхнувшись, Хан сделал черным королем единственный возможный ход — шаг вперед.

— Ну вот и все! — Спокойно заявил Воронцов, снося ферзем черную пешку (h5-е5). — Шах и мат, уважаемый. И все в рамках ФОРМАЛЬНЫХ правил. Будешь спорить?

Народ придвинулся к доске. Действительно, черному королю деться было некуда — всякий его потенциальный ход был под боем. Да и защититься нечем — главная фигура перегородила узкий проход в монолитном строе пешек, сделав бесполезными ферзя и слона, что могли встать на линию атаки, собой заслонив командира.

В тишине послышался шорох купюры. Воронцов не сомневался — в нынешний раз ассигнация перешла из кармана Олега на баланс Хохла. Хах!

Матвей, откровенно оскалившись, речитативом зафиксировал свою победу словами Высоцкого:

Я его фигурку смерил оком,

Когда он объявил мне шах -

Обнажил я бицепс ненароком,

Даже снял для верности пиджак!

Интересно, что во время демонстрации бицепса на локоть согнутой руки легла вторая, образуя известный американский жест, аналог вытаращенного среднего пальца.

Хан тоже знаком был с творчеством великого исполнителя, а потому тут же с угрозой ответил:

И мгновенно в зале стало тише

Он заметил, что я привстаю

Видно ему стало не до фишек

И хваленый пресловутый Фишер… Ари в нашем случае!

Тут же…

Сообразительный парень не стал дожидаться старого приема «Ухи-ухи-ухи», а потому только рукой махнул:

— Согласен на ничью! — Хан удовлетворенно плюхнулся на стул. Рано. — Однако щелбан ты честно проиграл. Согласен?

Майор только рукой махнул — признавать поражение он умел. Однако привести приговор в исполнение парень не успел — в его запястье впился разряд зуммера тревоги комма.

— Подъем, господа! — только и сообщил он, вслушиваясь в новые вводные.



Глава 17


Комок подкатил к горлу со скоростью выпущенной пули и неотвратимостью товарняка, вплеснувшись изо рта Матвея желчью и рвотой. Прикрывавшие его Сашок и Вал среагировали мгновенно. Заместитель командира моментально вскинул автомат, пытаясь вычислить угрозу, а пулеметчик, что благодаря природной дури и «Корд» мог таскать на иные боевые выходы, по-простому подхватил все так же изливавшего душу мага за шкирку, и потащил в укрытие, не забывая при этом бдительно осматривать окрестности, сопровождая настороженный взгляд движением ствола ПКМ.

— Найду. Задушу. Руками. Своими. — Отрывисто пообещал Воронцов минут через пятнадцать, слегка отдышавшись.

Вроде отдышался немного!

— Ну ты как? — тут же прозвучал в наушнике голос невесты, до того момента прилежно сохраняющей радиомолчание.

«Да ты умница моя!», — мелькнула быстрая мысль в мозгу парня. А то большинство дщерей Евиных очень любят лезть с «умными» вопросами типа «Тебе больно?», «Что случилось?» и всякой прочей хренью. Это и при столкновении мизинца с диваном бесит сильно, ведь ты пытаешься одновременно унять боль, сообразить за что ухватиться и с ходу придумать такой ответ, чтобы еще и врагом народа не стать, ведь она ж хотела «как лучше». Олечка в этом плане вообще молодец. Дождалась окончания «острой фазы» и только тогда начала интересоваться, а что же вообще произошло?

— Норма, — Все еще тяжело дыша выдавил из себя Матвей, тщательно следя, чтобы вместе со словами изо рта не вылетело ничего лишнего. Например, остатки содержимого желудка. Если, конечно, он не оставил на живописной полянке вообще все, что съел и выпил дня за четыре до сего события. Легкое диагностическое заклятие уже начало свою работу, но, похоже, серьезного урона организму неизвестный препарат все же не нанес. И то в путь!

Еще пара минут понадобилось парню, чтобы отдышаться окончательно, после чего он попросил с такой мольбой в голосе, что еще чуть-чуть и ее можно было принять за искреннюю:

— Ди, ты там спроси у рыжей, не все варенье наши троглодиты захомячили?

А что? Вкусно до безумия: похоже, рецепт явно ен ограничивался малиной и сахаром. Воронцов был готов об заклад биться, что почуствовал пряные нотки и приятный холодящий привкус мяты. А теперь, вроде как, и не ел вовсе. Обидно, да!

Несколько секунд эфирной тишины сменились выдохом облегчения:

— Рыжая пообещала тебе банку. Трехлитровую. Она дофига наварила!

Воронцов от удивления аж забыл о том, что его вообще-то до сих пор неслабо так мутит.

— Сама, что ли? Разносторонние у тебя сотрудники, Оль!

Демидова реверанс в сторону своих хэдхантерских способностей проигнорировала.

— Ари, доложи статус. — Уже ровным тоном затребовала она, возвращая дисциплину в эфир.

Матвей еще несколько секунд помотал головой, разгоняя остатки тумана перед глазами, перед тем как еще раз взглянуть на лужу крови со следами волочения от нее. С любопытством так посмотрел. Чтоб жнеца так от кровушки поласкало? Это алхимики, в рот им ноги согласно заветам одного уличного фокусника, должны были постараться.

— Норма. Активен, — обозначил свое состояние парень. — Наблюдаю следы крови. Над ними поработали с какой-то алхимией. Взаимодействие и снятие данных при помощи Дара невозможно. Прошу направить экспертов для установления примененного вещества.

Еще несколько секунд тишины, которые Матвей потратил на любование все тем же домиком цыганского барона. Вернее, его дымящимися остатками. Ни одного целого строения на территории осевшего табора не осталось. Метров с семидесяти в оптику можно было разглядеть тела защитников логистической базы, а вот тушек нападавших что-то и не видно. Или, как вариант, они ничем не отличались от местных обитателей. Сомнительно. И да, судя по следам, они таки быть должны. Просто атакующие хорошо прибрались за собой не только избавив экспертов от необходимости исследовать тела напарников, но еще и обработав какой-то хренью следы крови. По крайней мере на базе. А вот в леске пару тушек все же обнаружили господа сыщики.

Молодцы. Однако теперь парень очень хотел пообщаться с автором сего «элексирчика». Одно радует — нападавшие вовсе не планировали отправить на тот свет тех, кто посетит эту живописную полянку после них. Алхимия просто не позволяла провести хоть какую-то осмысленную работу над останками. Парни вот вообще ничего не почувствовали. Это Мага Крови немного покорежило. Совсем чуть-чуть. Особенно по сравнению с тем, что на полях сражений сыскать можно. Да та же граната под тело могла принести куда больше вреда. Тут же штурмовая группа явно не хотела злить еще больше и без того больно ужаленного в зад Медведя. Ведь в иных случаях империя перестает считаться с потерями людскими и денежными, и тогда по высоким кабинетам начинает гулять полученная от первого лица команда «Уничтожить любой ценой!». А это сразу же делает земной шарик куда более тесным, ведь когтистая лапа правосудия может дотянуться в любой точке планеты, а местные правители вовсе не будут за пару (а пусть и пару сотен!) новых скальпов на поясе хозяина леса объявлять ему войну. Вот стребовать что-то или поканючить по поводу компенсаций — это пожалуйста! Но, как говорят представители одного древнего, мудрого и невероятно хитрого народа: «Если проблему можно решить деньгами, то это не проблема, а расходы!»

Вопросительный взгляд на Хана. Тот помотал головой. Парень был согласен, что и подтвердил кивком.

— Ди, давай саперов сюда. Мы не сунемся.

— Приняла, — заверила она. — Саперная группа будет в течение полутора часов, а экспертная команда…

— Пока откладывается, — вздохнул Матвей. — Все равно до того как саперы не дадут добро, людей на территорию не пущу. Больно уж хитрые ребята здесь побывали, и времени у них было с избытком на любые сюрпризы.

С этими словами Воронцов присел к ближайшему деревцу, оперевшись спиной на ствол молодой березки и, посмотрев на майора, пожал плечами.

— Падайте, парни! — скомандовал Хан. — Тунгус, Бум — охранение. Остальным отдыхать. Желающие могут подремать.

План князя явно провалился. Вместо того, чтобы аккуратно попытаться изъять содержимое складов, либо попытаться вступить в контакт с бароном, чье тело, парень был уверен, сегодня он еще увидит, иезуиты попросту зачистили всех свидетелей вместе с наружкой и группами прикрытия от «Тройки», уничтожив весь логистический узел.

Ладно хоть внештатные сотрудники здесь по округе «вертелись» от канцелярии… С другой стороны, возможно, знай налетчики о том, что здесь будут находиться люди от канцелярии, возможно бы и вообще атаку отменили. Очень уж крепко князь вбивал в голову всем заинтересованным лицам: «Канцеляристов убивать нельзя!». В пользу того, что иезуиты, либо их наемники, не знали о присутствии здесь спецов говорит и отсутствие «сюрпризов». Может быть, и хорошо в какой-то мере, а то продирались бы сейчас сквозь лабиринт мин и ловушек, оставленных из простой идеи — «Чего уж теперь?».

Сейчас и не поймешь, что в этом схроне вообще было, и сколько налетчики сумели забрать с собой. «Это фиаско, братан!». - сказал бы барон автору операции, если бы не сословная пропасть. что разделяла их с князем. Нет, Никита Владимирович, конечно, и в демократию играть может, однако ежели чего мигом напомнит и о субординации, и о дисциплине.

А картина в целом была невеселой. Соседи в домике, что находился всего метрах в двадцати от забора, что скрывал табор от нескромных взглядов по всему периметру, даже и не чухнули, что совсем рядом с ними разыгрывается кровавая драма, пока взрывная волна в водопаде осколков и обломках рам не ворвалась к ним в такое уютное, и как они считали, совершенно безопасное жилье!

Новость о том, что у них больше нет пса пожилой чете пока никто не сообщал. Нападавшие попросту уничтожили всех собак в радиусе двухсот метров.

* * *
Саперы возились несколько часов, буквально по сантиметру изучая двор и останки строений. Однако, похоже, все «громкие» сюрпризы нападавших уже сработали. Хотя амулеты серии «последний шанс» раздали всей группе. Мало ли. Если верить наставлениям к ним, то спасти они могут и от попадания мины из чего-то типа «Василька». Ну, а если нет — то и переживать не о чем. Да и не успеешь, скорее всего! Мигом на беседе о пользе внимательности и осторожности с апостолом Петром окажешься!

— Ну что, пошли? — Спросил Матвей Хана, едва получил от невесты подтверждение окончания работы саперов.

Вставать не хотелось. Больно уж уютно пригрелся парень на солнышке. Даже сон какой-то снился. Кажется…

Тот лишь рукой махнул. Не смотря на то, что движение это не значилось ни в одном жестовом алфавите, парни поняли все правильно, похватав оружие и в течение нескольких секунд проверив снаряжение.

— Готовы. — За всех прогудел Сашок, перед тем окинув взглядом импровизированный строй.

Хан лишь рукой махнул. Поводов для оптимизма он видел мало. Им сейчас предстояло восстановить картину происшествия. То есть, если говорить языком простым и ясным, возиться с трупами, по крупицам собирая и перепроверяя осколки информации, что через некоторое время позволят собрать нелегкий пазл и ответить на простой, в общем-то, вопрос: «А какого хрена здесь произошло вообще?». Майору же не раз приходилось участвовать в подобной «забаве». Однако не смотря на весь опыт и, чего уж греха таить, изрядную долю цинизма, что подарили крайне «активно» прожитые годы, занятие это он не любил всем сердцем. Задачу он выполнял. Всегда. И выполнял превосходно. Однако всегда казалось, что вот-вот, и его самого вывернет не хуже Ари при встрече с непонятной химией. И все это не смотря на то, что он был полностью согласен с мнением одного одноногого квартирмейстера, которого, как известно, боялся и сам капитан Флинт. «Прав тот, кто ударил первым. Мертвые не кусаются. Вот и вся моя вера. Аминь!». Как согласие со словами Джона Сильвера сочетались брезгливостью при необходимости «покопаться» в останках (и это при том, что необходимость наделать эти самые останки даже в очень плотном контакте не вызывала никаких эмоций вообще — просто тяжелая, но необходимая работа!) объяснить не мог бы и он сам. С другой стороны, он и туалеты чистить в собственной квартире любил не особо, что вовсе не мешало его «белому другу» сверкать первозданной чистотой.

Работа затянулась до поздней ночи. И даже когда солнце скрылось за горизонтом, шевеление, больше напоминающее археологические раскопки, продолжилось. Сходство добавляла подтянутая на место событий осветительная техника, а так же подтягивающаяся, но пока еще кучкующаяся в стороне, строительная техника. Похоже, командование не оставляет надежды выкопать хотя бы остатки подземных хранилищ, чтобы получить хоть какие-то крохи информации.

На безрыбье и рука — блондинка, мда…

* * *
Главноуправляющий Третьим отделением Его Императорского Величества канцелярии выглядел задумчивым, но совершенно не расстроенным. А с какой, собственно, стати? Да, операция провалена. Значит, найдем другой подход. Вот разве что людей потеряли, но так и война — контактный спорт, а спецы к его ведомству отношения не имели никакого.

Никита Владимирович вздохнул. А, может быть, он просто устал он. Очень устал. Настолько, что уже и человеческие жертвы воспринимает чисто математически. А что вы хотите? За столько-то десятилетий… Сейчас бы на рыбалку, да в тихое имение на Волге, и чтоб с вечера наливочка, а с утра огурчик солененький да хрустящий… Вот только кто после него примерить ошейник Главного Цепного Пса государства Российского? А без пригляда те же Матвейка с Олечкой полгорода снесут и скажут, что так и было. А они, кстати, далеко не единственные подопечные Никиты Владимировича, что без контроля и пригляда делов натворить могут… Таких оставь без внимания, так и никаких врагов внешних и внутренних не надо! Сами справятся!

Князь усмехнулся, вспомнив какими честными могут быть глаза обоих во время получения корректных, но от того не менее строгих выволочек. Прям как у какающих котиков. Возникшая перед глазами картинка позабавила князя настолько, что в голове чуток просветлело. А ведь он не спит уже четвертые сутки.

— Шайсе. — Почему-то на языке суровых тевтонцев прокомментировал князь такое положение вещей.

Руки сами собой потянулись к секретному ящику стола. Нет, здесь все отделения, конечно, защищены были так, что у людей к магии чувствительных, могло и зубы свести от ощущения мощи в сторожевых контурах. Однако даже на фоне всего этого великолепия верхний ящик тумбочки пылал словно ядерный грибок на фоне новогодней елки. Вот уж куда без спроса, при всей его личной силе, не сунулся бы даже император! Такое скопление… гм, вещей, как хитро поставленную мину, лучше издалека подорвать на месте, а не рисковать, соревнуясь с сапером в хитровымудренности и возможности «закладку» снять.

Привычное покалывание пальцев оповестила о том, что защита хозяина признала, дозволив доступ к «сокровищнице». «Сим-Сим» была не большой. Всего-то в ней и лежало, что пара блокнотов, которые после первой же записи становились секретными документами уровня АА-1, несколько артефактов, граната и еще несколько безделушек, среди которых сейчас и шарили пальцы князя.

— Мееерде. — добавил на французском князь, словно силился вспомнить, как звучит восклицание «Дерьмо!» на всех языках мира.

Не смотря на то, что порядка именно в этом ящике было чуть меньше, чем в почти стерильной чистоте и некой «правильности» вокруг, небольшой амулет вытянул из темноты ящика Никита Владимирович уже на воспоминании об испанском «Миерда!». Небольшой импульс активации, и усталость растворяется в летней ночи словно ее и не было, в мысли возвращается покой и порядок, а тело наполняется звенящей силой и энергией. Интересную штучку придумали древние шумеры. Да и воплотили свой замысел в жизнь великолепно! Три тысячи лет, по оценкам эксперта, безделушке, а и не скажешь!

Наслаждаться отдыхом долго не удалось. Не успел князь насладиться всеми гранями ощущений заряженного медальоном тела, как позвонил Калашников.

— Никита Владимирович, думаю, что ничего важного здесь сегодня не найдем, довольно бодро отрапортовал он. — Матвей еще возится, помогая экспертам, а Ольга загрузила своих какой-то матмоделью. Первые данные будут к утру.

Едва голос вахмистра сменился короткими гудками, как князь чихнул, возмущенно уставившись на трубку. На кого именно направленно его раздражение, он бы не смог сказать и сам. Мог бы и поспать, а то сколь ни хороши были кофе, бодрящий эликсир и древний амулет, человеческий организм требовал здорового сна и полноценного отдыха. А после применения шумерского «бодряка» часов двадцать ему сомкнуть глаз ему питающая тело энергия не даст.

«Что ж, раз все равно не спать, то можно и документами заняться», — с тоской в глазах окинул пухлую папку входящей документации князь.

* * *
Утро добрым не бывает. Особенно если глаза ты открыл вовсе не с этим рассветом, а со вчерашним. Однако явиться под светлые очи начальства было необходимо. Доклад есть доклад. Учет и контроль — святое!

— В общем, там мало чего целого осталось! — С таким возмущением начал свою речь Матвей, будто бы после них самих, если бы задача была поручена группе Хана, осталось бы больше.

— Матвей Александрович, — дождавшись, пока парень соизволит поднять покрасневшие от недосыпа глаза на неприлично бодрое в пять утра начальство, попросил князь. — Изложите все по порядку.

Некоторое время Воронцов смотрел в чашку кофе пред ним. Никита Владимирович не мешал — ну, ритуал вот такой у человека, доклад мысленно «прогоняет» еще раз.

— В сухом остатке у нас остается следующее, — неторопливо начал маг, стараясь ничего не упустить. — Накануне в промежутке от 4:05 до 4.40 небольшая группа атаковала табор с северо-восточного направления. Собаки соседей были уничтожены заранее бесшумным оружием. В двух случаях использовались ножи, что говорит о высокой выучке нападавших.

Парень на секунду умолк, заметив жест непосредственного начальства — абсолютно школьным движением поднял руку выдернутый из теплой кроватки задолго до звонка будильника полковник.

— Что именно говорит о высокой выучке группы?

Матвей оглядел присутствующих в кабинете Главноуправляющего. Ольга и Калашников выглядели так, что киношники драться должны, лишь бы заполучить их в свои картины. Если, конечно, они снимают фильмы о зомби. Ефимовкий выглядел гораздо лучше — от подъема на два часа раньше еще никто не умирал. Впрочем, настроения хорошего это не добавляло никому. Во главе же стола сиял ранним солнышком князь, чья ручка в этот раз летала между пальцами с ловкостью «пера» в руках опытного каторжанина.

— Холодным оружием были уничтожены две немецкие овчарки. Со слов хозяев, вполне обученные. Знакомы с этими зверюгами? — по-простецки развел руками он.

Князь лишь улыбнулся, давая понять, что объяснение принял. Ефимовский же подтвердил свое согласие с подобными выводами кивком головы, непроизвольно сжав правой рукой предплечье, где уже никогда не заживут следы от знакомство с боевым псом.

В мозгу Матвея же молнией промелькнул образ ванной и слово «спаааааааать!». Впрочем, бросив быстрый, едва заметный взгляд на Ольгу, Воронцов от всей души пожелал ей понимания разницы между глаголами «спать» и «переспать». Сегодня он уже был способен лишь на первое.

— Штурм занял около пяти минут, и проводился силами девяти — двенадцати человек. Судя по эффективности атаки делаю вывод, что зачистка была спланирована давно и теперь просто приведена в исполнение. Первый взрыв произошел в районе 5.45, еще шесть — в течение 3 минут. Саперы уверяют, что схема минирования копирует стиль атаки: быстро жестко, четко, по заранее разведанным целям. Относительно гражданское население попыталось покинуть табор, но напоролись на кольцо заслона. Уйти не удалось никому.

Воронцов взял еще одну паузу, после чего уточнил:

— По крайней мере, выживших или их следов мне отыскать не удалось.

Вездесущий адъютант князя Николай бесшумно возник за спиной Матвей, самолично изволив поставить перед парнем стакан воды. «Секретарша-то сейчас, наверняка, десятый сон видит», — слегка позавидовал маг, искренне надеясь, что на его лице ничего не отразилось. Сделав богатырский глоток он продолжил свою речь:

— Отмечаю насыщенность группы бесшумным оружием имперского образца. Нами обнаружены многочисленные гильзы калибра 9Х39, маркированные как «девятка», «шестерка» и «пятерка»[23]. Стрельба велась невероятно точно. Ни в одном теле нет больше трех входных отверстий. Даже среди тех, кто толпой пытался прорваться в лес. В оцеплении так же находились не менее полутора десятков человек. На трех позициях были обнаружены следы крови и волочения. Обнаружены два тела в камуфляже без опознавательных знаков. Судя по всему, добили свои же перед отходом, избавив коллег как от мучений, так и от всего «лишнего», что могло бы дать нам зацепку. Поработать с телами и обнаруженными биологическими жидкостями не представлялось возможным — был применен алхимический состав, буквально уничтоживший Память Крови. Возможно, криминалисты, патологоанатомы и судмедэксперты дадут больше информации. Отчеты по телам они обещают к вечеру. Теперь по поводу минирования объекта. Саперы отмечают исключительный расчет точек закладки. Подробные отчеты так же вечером, однако по личным впечатлением спецов, нам словно бы сказали: «Мы уничтожаем свой объект, вас не трогаем. Не бейте в ответ сильно!».

— Вот как? — Подивился князь столь художественной интерпретации. — Обоснуй.

— Ни под одним трупом мы не нашли ни одной гранатки. — Кривовато усмехнулся Воронцов.

Князь удивленно поднял брови, на что замотанный маг ответил:

— У них было время до нашего прихода. Достаточное. Однако ни одной ловушки обнаружено не было, из чего делаем вывод, что все это «салют с обнаженными клыками» и зачистка следов собственной неудачной операции.

— А зачем? — вкрадчиво поинтересовался Михалков, оставив окончание вопроса «…они это сделали?» за скобками.

Матвей лишь пожал плечами:

— Пока держатся в рамках джентльменской резни… А, может быть, просто надеются, что в случае чего мы их хотя бы живыми к месту разбора полетов доставим, а не организуем попытку к бегству. Кто их знает?.. — Парень, не выдержав, зевнул, но фразу с ярко выраженным презрением закончил четко: — … Европейцев просвещенных…



Глава 18


— Лавры великого бизнесмена покои не дают? — ехидно поинтересовалась у Михея Ольга, не отрываясь от мощного вычислительного комплекса, смонтированного в одном из приписанных к их команде микроавтобусов.

Хотя Матвей вот совершенно не удивился, если бы его невеста их попросту купила. Парень не спрашивал. Это ее зона ответственности (правда, в будущем, скорее всего вопрос еще и их совместного бюджета, но когда еще это будет!), да и в вопросах снабжения девушка разбирается куда лучше него самого. Правда, до хитровымудренности того же Хохла ей было еще очень далеко, но этот недостаток искупали два момента:

а) Гораздо большие финансовые возможности и связи.

б) Демидова училась. Быстро. У того самого Михея.

— А вот нечего пользоваться терминологией нашего вероятного противника, — с достоинством ответил на выпад тот. — Я предпочитаю определение «негоциант», либо на худой конец «делец». Не всю же жизнь мне с винтарем по лесам да чердакам ползать? А родиться с серебренной ложкой в ж…

Две пары взлетевших вверх бровей заставили его сбиться. Снайпер пожал плечами, и только рукой махнул. Нефиг связываться со мстительной парочкой. И пусть они сами называют свою «мстю» ответной шуткой, их жертве от этого легче не становилось. Вот и счел за лучшее Михей вновь уткнуться в телефон, изучая раздел продажи готового бизнеса и оборудования для оного на «листах» одной из крупнейших электронных досок объявления империи.

Кстати, на счет «не всю жизнь» Воронцов уверен не был. Канцелярия не так легко отпускала своих сотрудников на вольные хлеба. А стоит разок увидеть чего конкретного-секретного, и вот уже сама постановка вопроса об увольнении в запас переходит в разряд фантазий из разряда «Ах, если бы на Марсе были города!..». Впрочем, всегда есть вариант «вперед ногами». Вот только выбирали его отчего-то совсем не многие.

Удивительно, но способный сутки лежать в засаде без звука и движения Хохол, едва в его голове тумблер переключался с положения «Война» на положение «Мир», мог болтать без умолку. Вот и сейчас надолго его не хватило, так что уже через несколько секунд он поделился с народом своим взглядом на копирайтинг:

— Пятое! — Потряс боец телефоном над головой, словно призывая в свидетели Ольгу, Матвея и собственного напарника, которому сегодня выпала роль водителя. Все-таки народу в штате не хватало катастрофически. — Вот уже пятое однотипное объявление! Предлагают доходность от 40 до 100. Процентов полагаю. Здесь никто не удосужился поставить соответствующий значок или уточнить прямым текстом. «Зарабатывай от 1 560 рублей в месяц пассивного дохода!». А уж заголовок-то! «Инвестиции, доход от 2 тр/мес. Гарантия». Ага, по цифрам не сходится, но это ладно. О, слышь, Матвей, обещают договор со всеми ГАРАНТИЯМИ! Так и написали, заглавными.

Воронцов только плечами пожал, не отвлекаясь от кистевого эспандера, которым маг баловался вот уже час.

— Значит, будут грабить… — Буркнул он себе под нос.

— А то, — весело оскалился снайпер. — Зато красиво! Смотри какой стиль: топ бизнес, всеимперская сеть, «Все покажем и расскажем, мы полностью открыты перед инвесторами!»…

Целых два хмыка от будущей четы Воронцовых-Демидовых и один особо эмоциональный всхрап от напарника за рулем стали ему ответом.

— Что это такое вообще? — лениво поинтересовалась закончившая настраивать свою машинерию Ольга.

— Судя по всему сеть мастерских по ремонту штатовской электронщины. Той самой, которую называют универсальным платежным средством за минет…

Матвей на секунду задумался, перевел вопросительный взгляд на Ольгу.

— Не поняла… У тебя мысль закралась, что я хоть раз этим за деньги занималась?!

Парень помотал головой, признавая глупость самого предположения, после чего поспешил сознаться:

— Отстал от жизни.

— Никогда не слышал выражения «Сосет, как школьница за…»…

Звонкий подзатыльник с комментарием «Вы пошляк, поручик!» прервал вне всякого сомнения интереснейший ликбез. Воронцов лишь отметил грустную иронию собеседника: действительно, с тех пор как в школах стали учиться в иных случаях до 18–19 лет, отказ от сексуальной близости с мотивацией «Я же школьница!» давно перестал быть аргументом в древнем как мир споре между мужчиной и женщиной.

— За что?! — Тут же возмутился рассказчик.

— Ты мне мужа тут не учи плохому! — Усмехнулась Ольга, но тут же уточнила. — Будущего! А то телефонов таких он может позволить себе много, а вот теперь еще и как «потратить» их знает!

— А что, я так плох, что мне без подкупа уже и никак?! — В притворном возмущении нахмурился парень.

— Смирись, — пожала плечами Демидова, отщелкав молниеносный перестук по клавиатуре. — У меня для тебя две новости. Первая: Увы, в мире не так много девушек, что согласятся с тобой без подкупа (чистая статистика, кстати!). Вторая: они есть. Я одна из них. Отсюда вытекает новость номер три: остальные не понадобятся. Яссссно тебе, дорррогой?

Михей мстительно усмехнулся, беззвучно артикулировав губами нечто похожее на «бе-зо-пас-ник» и «ха-ха», бросив быстрый взгляд сначала на Ольгу, а затем и на Воронцова!

«Подленько, но ничего, мы тоже могем!», — оценил пантомиму парень.

— Оль, а что плохого в безопасниках? — невинно поинтересовался Воронцов, с удовольствием наблюдая как гадкая улыбка сползает с лица снайпера. — А то тут иные личности убеждены, что жить с ними кошмар, да и сами они…

Маг не стал уточнять, что именно они, лишь безнадежно махнув рукой.

— Михеееееейчик, — тут же протянула девушка, не отрываясь от мониторов. — Вернемся на базу — обсудим. Ты же не возражаешь?.. О! Есть камеры. Уличная сеть работает на нас!

— Да куда уж нам уж за муж, — грустно протянул Хохол, почти не слышно прошептав «…Приходи уж так уж дам уж!», вполне резонно предполагая, что давать будут ему… жару. — Так, мы отвлеклись от темы! В общем, эти ремонтнички утверждают, что они написали самую настоящую нейросеть, которая заменила кучу сотрудников…

Снайпер на секунду оторвался от экрана и задумчиво посмотрел на потолок.

— Интересно, как нейросеть отверточкой в телефоне ковыряется… Конец света уже близко! А… Да! Еще у них в планах написание мобильного приложения. А вот для получения финансовых отчетов и прочих «незначительных» подробностей в виде расшифровке схемы заработка предлагают «стучать в личку»! Какая прелесть… Это, да какой дебил поверит… Вот в это вот?!

Матвей задумчиво поднял взгляд. Сделав еще пару рефлекторных движений кистью, он отложил эспандер в сторону. Чуть поерзав в кресле, он устроился поудобнее, чтобы секунд через сорок выдать:

— А ведь, знаешь, все логично! Вот ищешь ты идиота… Человека без критического мышления в принципе, которому любую фигню схавать может. Ну такого из серии «На дурака не нужен нож/Ему немножко подпоешь/И делай с ним что хошь»! Нафига тебе тратить время на людей, кто этим требованиям не удовлетворяет. То есть объявление заранее отсеивает тех, у кого есть хоть капля разума, оставляя лишь конкретных «не-мамонтов». Их уже можно спокойно доить. Вполне себе рабочая, а в чем-то даже и элегантная схема. Ребята очень четко понимают свою целевую аудиторию!

— Ну, если так посмотреть…

— Только так и надо! — заверила Ольга. — Ты вообще во всем со мной соглашаться должен и мне поддакивать! Пока не простила…

Хохол пожал плечами, кивком головы возразив, что вообще-то мысль сию выразил Воронцов.

— А я с ним согласна! — Не стала претендовать на лавры первоисточника Демидова. — Так что теперь ты просто обязан со мной согласиться.

— Согласен.

— То-то же! — Победно вскинула голову Ольга.

Маг же еще раз попытался устроить поудобнее пятую точку в кресле. И пусть салон «Мерса» был из серии «Вау!», а кресло, как говорят в народе, задницу заставляло улыбаться шире рта, три часа в одном положении — не самая приятная штука. Сто восемьдесят минут ожидания непонятно кого и зачем.

«Внимание!» — выбросила жест девушка, заставив всех мгновенно проснуться. Кроме Тунгуса, но Олег умел просыпаться сразу. С места в карьер. Просто открывал глаза и все, готов к работе. Хоть в атаку, хоть в бордель.

А пока пусть поспит…

— Наша цель! — указала Ольга изящным пальчиком в сторону монитора, где сейчас высвечивалось лицо бородатого дядьки.

— Алин Бузой, — представила она изображение. — Сорок четыре года…

Хохол удивленно поднял бровь. Левую.

— А что ты хочешь, — верно поняла его Демидова. — Образ жизни, привычки нехорошие, и прочие… Невзгоды… Меньше шестидесяти не дашь, верно? Вот почему я и против, чтобы Воронцов с вами по барам да по шлюхам всяким там мотался…

Вторая бровь снайпера мгновенно сравнялась по ввысоте с первой.

— Так мы вроде и не…

— Вот и не надо начинать! — Абсолютно «логично» заключила Ольга.

Матвей негромко кашлянул. Ольга призыв к порядку поняла.

— Так, Алин Бузой. Как я уже сказала, 44 года. Румын. Бывший спец местной Секуритате[24]. Ликвидатор. Досье вывожу на печать.

С тихим шорохом четыре листа покинули принтер. Ольга тут же раздала их бодрствующим участникам и выразительно посмотрела на последний оставшийся в руке.

— Тунгус, подъем. — Негромко позвал Матвей.

Олег, как всегда, «включился» мгновенно.

— Что у нас, Ари?

Воронцов молча передал ему последний листок. Чтобы изучить и проанализировать не такой уж большой текст, никому больше минуты не понадобилось. Убедившись, что все взгляды вновь обращены на нее, Демидова продолжила:

— Этот человек — последний к кому заходил наш покойный барон. Причем рванул он сюда сразу после освобождения из застенков, петляя так, что и пьяный заяц позавидует! Наша наружка уверяет, что проверялся он не только от них, а вообще ото всех. И вполне грамотно, кстати! Если бы не избыточное для такой операции количество машин и специалистов, что удалось собрать, то и наши бы потеряли.

Ольга сделала небольшую паузу, обведя слушателей внимательным взглядом.

— Так что, «Эм энд Эмсы»…

— Кто??? — невольно переспросили два голоса.

— … Будьте внимательны! — не обратила на них никакого внимания. — Основная активность на вас. Взять живым и способным отвечать на вопросы. Иначе из нас из всех контра презерватив сделает.

— А чего ж тогда не спецы по захвату работают? — поинтересовался Олег.

Ольга не глядя потянулась за термосом с чаем. Лишь аккуратно «набулькав» себе в крышечку-стакан душистого напитка все с тем же дашиным варением, она соизволила ответить.

— А нахрена тогда мы есть? — задумчиво глядя в окно пробормотала она, но тут же, встрепенувшись, уже нормальным голосом пояснила. — По крайней мере так считает князь.

Три кивка подтвердили, что задачу поняли. Мотивацию начальства оценили и вообще рады стараться!

— Тогда переходим ко второму вопросу, — заявила девушка, получив обратную связь от своей пусть и небольшой, а все же аудитории. — Ну а чем вас не устраивает? «M and M's» спешат на помощь! Михей и Матвей — слабоумие и отвага!

— А что, мне нравится! — Согласился Олег с водительского сиденья. — Особенно распределение характеристик. Вполне совпадают с натуральными…

Хохол же, борясь со смехом, пытался сделать грозное лицо, дабы продемонстрировать Демидовой всю глубину ее неправоты. И, даже, — чем черт не шутит! — заставить ее хотя бы на миг устыдиться. Наивный! Да и силушка богатырская… То есть талант лицедейства на сегодня явно покинул снайпера, оставив его один на один с этим страшным и жестоким миром. Задуманное получалось из рук вон плохо, вызывая у бойца с позывным «Ди» лишь приступ тихого смеха, а вовсе не раскаяния. Наконец Михей оставил бесплодные попытки, буквально завопив:

— Ари, блин! — возмущенно начал он. — Это же твоя невеста. Уйми ее! Чего ты молчишь? Будь уж добр, скажи что-нибудь!

Матвей нахмурился. Хотел он сначала ответить словами персонажа, чья теща упала в соседский бассейн с крокодилами: «Не мои проблемы, братан, твои зверюги, ты и спасай!». Однако товарищ был абсолютно прав. Промолчать в подобной ситуации значило оторваться от проблем коллектива. Да что там говорить, он же мог упустить шанс занять свое место в этом мире. Этого допустить было нельзя. Воронцов выпрямился во весь рост (получилось не слишком, ибо естественным ограничением послужила крыша микроавтобуса), обвел хмурым взглядом вопившего снайпера и издевающегося над ним Ольгу, после чего веско и со значением заявил.

— Значит, слушаем меня! — Каждый слог Воронцов обозначал рубленым взмахом руки, словно вбивая гвозди мыслей в сознание собеседников. — Чур, я Красный!

А что? Не можешь предотвратить — возглавь!



Глава 19


Вопреки мнению штатовских и индийских режиссеров, настоящие специалисты тайных операций крайне редко селятся в фешенебельных отелях, лихо подкатывая к парадному входу на «Астонах» и всяких там «Феррарях». Гораздо чаще «резиденцией» им служит спальный район да здание типовой постройки, а транспортом обычный далеко не новый «Фокус». И то правда, нафига тебе трехсотсильный мотор, если ты уже попал в жернова Системы? Тут и пулеметы в фарах не помогут, ни взрывающееся сидение с парашютом за спинкой! Серость и посредственность — вот главные спутники настоящего рыцаря плаща и кинжала. Пока незаметен — жив.

Брать господина Алина решили в собственной квартире. Вернее, Матвей решил, в отсутствие Хана принявший управление усеченным составом группы. Есть тут одна тонкость. Какой бы ты ни был профессионал, а когда тебя приходят вязать в твоих же «стенах», это несколько подавляет. Так как любой специалист прекрасно осознает, что за спиной твоей Машина. Государственная. Бездушная и целеустремленная. Так что, скорее всего, и оцепление какое-никакое есть, да и на сигнал тревоги поднимут всех кого возможно. Попробуй тогда выбраться из захлопнувшейся западни. Немного иное дело — захват во дворе. Здесь и простора с путями отступления чуть больше, да и машина вон виднеется. Вольнее человек себя чувствует, не ограниченный коробкой стен. Меньше договариваться склонен. Но то еще ничего! Было бы дело в глуши, где прокурор — медведь, так там вообще неизвестно как повернется. Инородным и чужим смотрится человек в чащобе, пусть и разодетый в камуфляж. Любой боец там гость. Случалось нередко «злодеям» и уходить от куда более опытных команд загонщиков.

На пятый этаж серой и унылой панельки поднялись пешком, оставив Тунгуса наблюдать за подъездом прямо с водительского сидения «Мерседеса». Вот и вся группа захвата — три человека. Ольга в качестве подсадной. Красный и Желтый же расположились по обе стороны двери. Матвей аккуратно взялся за ручку и напитал тело энергией. Едва монументальная внутри (опытный глаз не обманешь!), но ветхая снаружи дверь откроется, втянув в себя могучие запоры, он должен будет резко дернуть ее на себя, срывая цепочку, если таковая будет, и прочие сюрпризы. Михею же выпало первым ворваться в помещение, ошеломив противника. За ним шла очередь Воронцова, а Ольга уже стояла с пластиковыми наручниками наготове. В способностях парней она не сомневалась.

Маг поднял руку. 3… 2… 1!

— А ну открывай, скотина!!! — заорала девушка, что есть дури колотя рукой слегка облезшую от времени деревянную обшивку, скрывающую под собой несколько слоев бронированной стали. — Ты что творишь, урод! Ребенку спать не даешь! Затопил меня уже всю!!! Сейчас полицию вызову! А ну открывая, су…

Закончить сравнение с самкой собаки Ольга не успела, сбитая в сторону мощным толчком Михея, чье чуткое ухо уловило звук проворачивающегося в замке ключа.

Матвей не сплоховал, моментально рванув на себя мощное сооружение, вырывая его из рук местного жильца. Снайпер тут же рванулся вперед, но моментально колом встал на месте, подав знак «Внимание!» — в коридоре никого не было! Матвей встал следом, тут же взяв под контроль свой сектор, а Ольга за его спиной хоть и не убрала наручники, но все же достала в пару к ним пистолет из оперативной кобуры.

Дальше спешить было нельзя. Воронцов выдал резкую «распальцовку», обозначая порядок проверки помещения, но первый шаг сделать не успел. Словно в ответ на его команду как в замедленной съемке под ноги парню выкатился небольшой цилиндрик с шестигранными основаниями. Мозг даже успел опознать объект как штатовскую М-84, но вот предпринять уже ничего не успел — мир вспыхнул магниевой вспышкой, а по ушам ударила звуковая волна от мощного хлопка.

С ослепляющим эффектом маг Огня справился мгновенно, а вот звон в ушах заставил скрутиться в три погибели, прижав руки к голове в надежде унять звон внутри черепной коробке. Словно через белесую пелену он видел скорчившееся от боли лицо Демидовой, и опершегося о стену снайпера. Вспышка ослепила обоих.

Естественно, с точки зрения кинематографа Воронцов просто обязан был броситься на помощь даме, и, лишь убедившись, что она жива… Приступить к оказанию первой помощи коллеге, который постарался добраться наощупь до шкафа, хоть немного скрывая свое тело от возможного огня противника. Только потом, убедившись в целостности и собственных телес тоже, отправляться в погоню за ускользнувшим злодеем, который давно уже успел добежать до Канадской границы и обратно (вдруг чего забыл!).

В жизни все происходит немного иначе. Едва мозг определил пострадавших как «не сдохнут!», он начал действовать.

Парень рванул вперед на одних рефлексах, автоматически активируя «Малое исцеление» выхваченным из внутреннего кармана куртки-бомбера служебным амулетом. На балкон он вломился в тот миг, как румын оттолкнулся с той стороны перилл и весьма ловко заскользил вниз.

Умно! Подготовленная скалолазная система на балконе, хм…

Удар наполненными Огнем пальцами моментально пережег натянутую веревку, оставив глубокие подплавленные борозды на ограде. Однако беглецу это ничуть не помешало — он уже вполне комфортно преодолел четыре этажа из пяти, а упал на мягкий газон, так что вскочил господин Бузой весьма проворно! Задерживаться чтобы посмотреть на того, кто от большой к нему любви перерезал веревки он не стал, тут же заковыляв в сторону стоянки.

«Ага, таки поломался», — бесстрастно констатировал Матвей, перемахивая через перила.

Способ десантирования Огнем он пробовал лишь в Классах. Метров с пяти… Теперь ему предстояло погасить ударом потока пламени в землю скорость падения с пятого этажа!

Теоретически — возможно. Реально — навыка нет!

Огонь ударил вниз, выжигая почву в месте приземления. Та в отместку больно ударила по стопам, заставив парня пошатнуться от резкой боли в коленях.

Однако уже через секунду он стоял на ногах. И даже, как он убедился в тот же миг, был способен на бег. Да еще и был быстрее их «клиента»!

А вот противника они явно застали врасплох! Оружия при нем не было. Да и было ли оно у конфидента барона в принципе? Да кто ж его знает! Специалист его профиля живет пока незаметен. А затем, если имя ему, конечно, не Джейсон Борн[25], от того же пистолета больше пользы в плане застрелиться, чем реально отбиться от группы захвата. Был в моменте и минус жирненький такой — пистолет Матвея тоже остался где-то в коридоре квартиры противника. Выронил канцелярист оружие во время взрыва светошумовой гранаты. Позор-то какой!

Тратить дыхание на крики типа «Остановись, не беги!» маг не стал. Берег силы. Раз уж румын сейчас выбрал вариант «беги», то о варианте «бей» он вспомнит сразу же, стоит лишь Воронцову догнать его.

И кто там кого еще заломает… Огневик, конечно, поставил бы жирную точку в вопросе. Фатальную. Вот только злодей им был нужен живым.

Захват руки с ударом под колено швырнули румына на землю, но и тот оказался не промах! Еще не коснувшись поверхности планеты он не только скользким ужом вывернулся из рук Матвея, но и умудрился схватиться бульдожьей хваткой за рукав его куртки, отправляя на землю вслед за собой. Падение вышло неудачным для обоих. Кто вообще придумал оформлять клумбы осколками кирпича?! Горящие огнем ребра требовали найти умника и устроить ему показательное приземление на его же творение. Чисто в воспитательных целях. Чтоб кирпичи на мягкой травке не разбрасывал. Тут же люди дерутся!

Вскочили на ноги оба бойца одновременно. Однако первым удар рукой в лицо успел нанести все-таки Матвей. Промах! Алин легко отклонил голову, пропуская руку кулак Воронцова мимо своей головы. Маг резко дернул руку обратно, нащупав по пути вражеское ухо. Сильные пальцы моментально ухватили «находку», и спец вновь оказался на земле… Ненадолго. Короткий перекат, и вот он уже вновь на ногах. Злой и готовый ко всему.

— Канцелярия. Сдавайся! — Негромко предложил Матвей, не сильно надеясь на успех.

Бузой явно решил побузить!

Да будет так.

Удар ногой. Мимо.

Двойка в корпус. Принята локтями.

Апперкот в челюсть. Четко!

Алин пошатнулся, но и Воронцов потряс рукой. Не слишком удачно попал в челюсть противника. Это… Больно!

Румын тем временем осел прямо в клумбу, потерянно мотая головой из стороны в сторону. Ему, похоже, пришлось немного хуже, чем молодому магу. Парень сделал шаг вперед, стремясь зафиксировать успех и противника. Шаг, второй… С-с-сука! Горсть песка ослепила Матвея куда надежнее вспышки смеси магния и нитрата аммония. Противник терять драгоценные секунды не стал, а потому миниатюрное солнышко в голове Воронцова вспыхнуло едва румын укрепился на ногах настолько, чтобы нанести прицельный удар.

Не убил. На том спасибо. Впрочем, логично. Пока его стараются взять живым, что дает какие-то шансы, но стоит румынскому ликвидатору нанести группе захвата неприемлемый урон, как все тут же может измениться. В конце концов, молодой маг еще не сжег его. Да-да, только слепой бы не увидел огненное шоу в точке его приземления. А на недостаток внимательности бывший спец Секуритате не жаловался никогда. Потому-то и дожил до своих преклонных по меркам профессии лет. Не в последнюю очередь благодаря умению очень быстро соображать.

Бузой не стал добивать «в ноль» совсем молодого парнишку, точно и аккуратно ударив в затылок. Это стало ошибкой. Матвей, чей лечебный амулет еще исправно исполнял свою функцию, встал намного быстрее, чем ожидал его противник. Не успел тот добежать до своего «Форда» и завести двигатель, как рядом с его машиной взлетела на воздух припаркованная «Волга», от удара огневика подлетевшая метров на пять вверх и с грацией бегемота рухнувшая прямо поперек единственного выезда со стоянки уже в виде пылающего остова. Предупредительный, стало быть, прозвучал.

— Да кто ж ты такой? — сквозь зубы рыкнул Алин, выкручивая руль.

«Фордик», взревев во всю свою двухлитровую мощь, рванул напрямик через клумбу, то и дело цепляясь днищем за те самые кирпичи, так же как и Воронцов минутой ранее проклиная местных садоводов и низкую посадку авто.

Магу, в очередной раз за день понадобилось несколько секунд, чтобы разогнать туман перед глазами, так что увидеть он успел лишь габариты авто уже выруливающего из двора беглеца. Быстро оглядевшись вокруг он опрометью бросился к застывшей с открытыми ртами компании на мотоциклах в углу стоянки. Не каждый день парням и девчонкам приходилось наблюдать такое зрелище!

— Канцелярия! — представился Матвей, одновременно закрывая ладонью объектив телефона, чей хозяин даже не успел включить запись… А после того как прозвучало слово заветное, стремительно растерявший к тому желание. — Нужен мот. Быстрый. Чей?

Парень с телефоном мигом слез со своего «коня», не забыв воткнуть в замок зажигания ключ.

— Возьми мой, — предложил он, протягивая шлем. — Шестьсот кубов, кросс.

Соображает быстро. Среди сомна ужастиков о «Тройке» достоверно непосвященным было известно одно: служба прекрасно оплачивает реквизированный транспорт и не скупиться на поощрения за помощь от гражданского населения. Любую помощь. Причем короткая и подробная инструкция «О материальном возмещения ущерба» висела едва ли не на главной странице сайта как «Тройки», так и Дворцовой канцелярии. Короче, юный байкер не без оснований рассчитывал на то, что через недельку сможет позволить купить себе таких два.

«Спасибо!» маг пробормотал уже взнуздав «коня» и набирая ускорение в сторону злополучного газона. Благодаря опыту ли, а то и просто счастливому случаю, клумбу он перелетел умудрившись ни за что не зацепиться и сохранить равновесие. Выезд со двора прошел без происшествий.

«Фордик» Воронцов заметил секунд через сорок, краем глаза отмечая в зеркале заднего вида знакомый микроавтобус.

«Не успеют!», — решил он, пуская мотоцикл туда, где ему самое место. В междурядье. Относительно плотный поток позволил быстро сократить расстояние настолько, что парень уже просчитывал траекторию финального рывка… Но планам не суждено было сбыться! Буквально в метре от переднего колеса мотоцикла открылась водительская дверь древней «девятки», отправив седока в полет по красивой параболе прямо на стоящий на корпус впереди «Ниссан». Мотоцикл с оторванной частью авто покатились по разогретому асфальту следом за ним.

— Эй, придурок, ты цел? — услышал Воронцов через минуту вполне себе добродушный вопрос.

Водителю японского авто явно не понравился товарищ, что прилетел прямо на его машину, покрыв заднее стекло сеточкой трещин. Тем более, что ездок вовсе не спешил вставать, лишь сбросил шлем и улегся поудобнее, продолжая бездумно пялиться в небо. Однако и возмущаться он не стал, вполне логично рассудив, что не каждый день к нему в заднее стекло залетают такие «птыцы». Да и вдруг со здоровьем у парня чего? А металл так он и есть металл. За него страховая заплатит! А в крайнем случае возмущение и через суд потребовать можно.

— Я жив, спасибо. — Повернул голову в сторону безвинно попавшего на замену стекла мужичка маг. — Сейчас встану.

— Да лежи, — только усмехнулся тот. — Только как вопрос решать будем?

Матвей вновь уставился в небо, пробормотав что-то вроде: «Решим».

— Со мной, — тут же возник подоспевший Олег, сунув под нос любителю японской техники корочки. — Со мной решим. Не возражаете?

Не смотря на то, что Тунгус был сама вежливость, водитель резко поскучнел, только и пробормотав:

— Жандармы…

Снайпер на это внимание не обратил, кивком головы поинтересовавшись у Матвея не нужна ли срочная медицинская помощь. Тот отделался интернациональным жестом: поднял вверх большой палец.

— Прошу вас обратиться по этим контактам, — вновь обратил внимание на своего собеседника Олег. — Отдельный кормпус компенсирует вам ущерб. Благодарю за сотрудничество!

Однако на этом количество желающих порешать вопросы вовсе не иссякло.

— Ээээ!!! — раздался приблатненный голос из лишившейся водительской двери «девятки», откуда начал выбираться только осознавший происшедшее рыхловатый, иного слова не подберешь, пацанчик. — Ты че наделал, пацанчик?! Ласточку мою покалечил, гад!

Вспомнилась тут Воронцову история от знакомого еще по родному Оренбургу перекупщику машин:

— Всегда офигевал от того, как люди машины покупают — признался однажды приятель, что в телефонной книге мага записан был как «Витек-автобарыга». — Иной за какой-нибудь «Руссобалт» соточки три спокойно выкладывает. Ты- ему: «Вот тут царапины.», а в ответ удивленное: «Так и тачка ж не новая — три года ей!». «Здесь немного подтек» — «До следующего ТО проходит? Ну и збс!». Через день приходит клиент другой, что решил купить нечто класса «автохлам» тысяч за пять. Вот уж от кого можно ожидать демонстрации боярской спеси, поджатой губы, да комментариев в стиле «Приборка пыльная — протри или не возьму!».

Водила «Ниссана» слегка вздрогнул, с легким беспокойством наблюдая за приближающегося «бойца». Матвей все так же продолжал рассматривать синее, без единого облачка, небо. Снайпера тоже больше интересовал мотоцикл, чем приближающийся персонаж.

— Под списание. — Прокомментировал он.

Воронцов кивнул, не прерывая своего медитативного занятия. Получит, похоже, молодой байкер на свои «пару мотоциклов». Эта мысль вызвала легкую улыбку.

— Да ты еще лыбишься, сука!

Кто-то схватил мага за руку, но тут же отпустил, раненным зверем взмыв от боли.

— Ты, сука, какого хера дверь открыл, — поинтересовался такой родной девичий голосок. — Ты, у***нь п****головый чуть человека не угробил!

— Ах ты тваАААА!!!!..

Процесс объяснения невесты с владельцем «пацанского таза» прервался по причине насквозь тривиальной. Одного из участников беседы, судя по звукам, били. Почему-то маг был абсолютно уверен, что огребает сейчас вовсе не Демидова. Однако повернуть голову и посмотреть ему было лень. Устал. Слишком много сил потратил и внутреннего резерва. И речь тут даже не о выплеснувшемся Огне, а о нереальных усилиях в его контроле. Иначе лежать бы сейчас одному магу в лучшем случае с переломанными ногами в той самой клумбе.

— Еще раз спрашиваю, — прозвучал минуты через две спокойный мелодичный голос. — Зачем?

— Плюнуть хотелАААААА!!..

Матвей от удивления оторвался от созерцания небес, обратив внимание на придурка, благодаря которому чуть туда не отправился. Тот стоял на коленях с разбитым лицом, а его невеста гордо возвышалась над водятлом всеми своими одним метром и пятидесяти девятью сантиметрами, нежно сжимая локоть под очень некомфортным углом. Хм.

— Зачем, — спокойно поинтересовался парень. — Для чего ты это сделал?

— А че ты между машин! — Взревел он. — Стой как все! АААА!!!

Ольга на секунду задумалась, а через миг ее красивые глаза с зеленоватым отливом сошлись на будущей жертве.

— П****ц тебе. — Даже с некоторой нежностью погладила она любителя плеваться в мотоциклистов.

— Да ну, Оль, оставь, — пробормотал Воронцов, вновь устремляя взгляд в небо. — Есть идея получше.

— Излагай. — Предложила девушка все тем же спокойным-спокойным тоном, от которого даже у ее привычного ко всему жениха по спине оттоптались мурашки.

Маг сделал небольшое движение пальцами, словно раскрыл нечто невидимое.

— Поняла. — так же безмятежно ответила девушка.

И вновь выбитые золотым тиснением на лазоревом фоне «Третье отдѣленіе» оказали свое волшебное воздействие. Пусть в этот раз магия и выразилась мокрым пятном на украшенных тремя лампасами штанах одного водятла.



Глава 20


— Перчатку!

Голос прозвучал настолько резко, что Ольга вздрогнула, отводя взгляд от «прошлепавшего» уже и мокрыми ботинками к своей машине крикливого крепыша. Судя по тому, сколько из него вышло после демонстрации корочек, то можно смело утверждать, что минут десять назад ему моча в голову ударила. Остается только надеяться, что теперь, когда мозг освободился от давления всяких там жидкостей, думать о последствиях своих действий он будет чуточку больше.

— Да любую, — спокойно конкретизировал свою просьбу парень. — Лучше если будет латекс или резина.

— Но… — Хм, теряется девочка в нестандартных ситуациях.

Редко, но бывает.

Надо будет поговорить со Степанычем, чтобы скорректировал программу подготовки невесты. А то место того чтобы моментально переключиться на вопрос «Как выполнить?» она тратит время на вопрос «Что?». Плохо сие. При команде прыгать у нее должен быть только один вопрос: «А достаточно ли высоко я лечу?».

— Уважаемый, а из аптечки подойдут?

— Более чем! — Заверил Матвей, поворачивая голову в сторону водителя «Ниссана», со чьего багажника он так и не слез. — Одной достаточно.

Один укоризненный взгляд, на который Демидова лишь виновато пожала плечами, Воронцов бросить все же успел, а специально ради второго парень оборачиваться не стал. Что-то отдавалось болью в шее, даже не смотря на действие медицинского амулета. Судя по тому, что неприятные ощущения не проходили, хитрый артефакт «решил», что пока в организме есть и более серьезные повреждения.

— Ушел, сволочь, — грустно констатировала невеста, задумчиво глядя куда-то в сторону.

«Да что ты говоришь!», — только и подумал Матвей, но тут же одернул себя. Это все стресс и раздражение. «Вот поймаем этого „бегунка“, так сразу на неделю и закроемся с тобой, Оленька! И телефоны отключим!», — слегка позволил себе помечтать маг, прекрасно осознавая, что, скорее всего, сим влажным мечтам сбыться не суждено.

Совесть и ответственность не позволят. Чтоб их разом и скопом.

Парень, не смотря на усиливающуюся боль, нашел в себе силы усмехнуться.

— Двенадцать километров, северо-запад, движения нет.

Олег и Ольга удивленно обернулись к развалившемуся в «гамаке» из продавленного собственной тушкой стекла магу.

— Рррррррррр! — выдал тот со шкодливой ухмылкой, делая движение, будто царапает нечто когтями.

Снайпер подобного объяснения не понял, но и удивленным не выглядел. Бывший младший член их группы, а ныне самый настоящий аристократ и руководитель управления КАНЦЕЛЯРИИ, пусть по функциям и штату больше похожего на не большой отдел, до сих пор преподносил кучу сюрпризов. Поэтому Тунгус с Хохлом, как-то обсудив все эти странности за сточкой «беленькой», решили воспринимать мир таким, каков он есть без лишних рефлексий. И Ари, как часть его, тоже. Захочет, сам расскажет. Но лучше не надо. И так подписок, обетов и печатей верности больше чем на дворняжке блох. А все тайны Матвея пока шли им исключительно на пользу.

Ольга тоже ничего не стала уточнять. Вслух. А вот кровь и небольшие куски плоти под ногтями вполне успела разглядеть. Соотнести это со способностями Жнеца особого труда не составило. Стало быть, рыбка с крючка не сорвалась, а кое-кто, не будем показывать пальцем, просто слегка ослабил леску, теперь выбирая момент, чтобы подсечь чуть успокоившуюся добычу.

— Вот. — Появился буквально через десять секунд водитель пострадавшей «японки».

— Спасибо… М?..

— Сергей.

— Спасибо, Сергей! — поблагодарил Воронцов, натягивая медицинскую перчатку на правую руку. — Вот и все. Теперь сутки как минимум никуда он от нас не денется.

Это уже напарникам. Ольга понимающе покивала. Олег просто согласился. Раз говорит, что никуда их объект не денется, значит не денется. К чему голову забивать себе и другим бесполезными мыслями типа «а как?». Мысли о том как провести вечер после хоть и недолгого, а все же «заточения» на базе, волновали его куда больше.

— Сразу за ним? — только и поинтересовался снайпер, которому очень хотелось сегодня вечером, как метко выразился Антон Павлович Чехов, «кутнуть». Боже упаси, никакого погрома, пьянок и других хулиганств. Олег сразу готовился перейти к части «а вечером дамы!».

— Нет, — без всякого сожаления уточнил Воронцов. — Сейчас на базу, душ, еда и сон. Тревога по команде. По времени выезда пока не знаю, но… Думаю, что не раньше чем через сутки.

— Почему? — удивление Олега было настолько сильно, что он не сдержался (да и разочарование в голосе надо было чем-то скрыть — похоже, все его вечерние планы накрывались по полной). — Как бы не…

— Стоп, Олеж, — оборвал снайпера маг. — Он точно «не». Часов тридцать шесть я смогу локализовать его местоположение с точностью… Высокой. Сейчас он на взводе в полной готовности. Зачем пытаться повесить разъяренному тигру колокольчик на хвост? Не лучше ли подождать, пока зверь не расслабится, а лучше и вовсе уснет, а?

Тунгус только кивнул. Его дело простое — в нужный момент рассчитать и выполнить выстрел, а о планировании операции пусть у Хана с Ари головы трещат. Им по штату положено.

— Так, а почему я Михея не вижу? — неожиданно понял, что кое-чьих ехидных комментариев ему не хватает.

— Он повредился немного. — Вздохнула Ольга. — Отстал. Ждать не стали.

Матвей чуть успокоился, будь что серьезное, так девушка бы сказала сразу.

— Отряд не заметил потери бойцаааа, — пропел негромко маг, тут же переводя взгляд на напарника пострадавшего. — М?

— Уже звоню. — Заверил тот, действительно прикладывая трубку к уху.

Воронцов вновь обратил внимание на невесту.

— Ранен, огнестрел?

Та слегка поморщилась.

— Клумба. — Наконец призналась она. — Запнулся неудачно.

Негромкий смех стал ей ответом. «Нездоровая карма у ее создателя, раз его творение так жить людям мешает!», — только и подумал он.

— Жив-здоров, — тут же подтвердил слова нареченной Тунгус. — Нога сломана, но не критично. Целитель дня за три на ноги поставит…

— Ясно, — кивнул парень соглашаясь, так как фонд на вызов колдомедика у них действительно был. — Слушай, а чего он там так орет-то?

Все-таки на слух Матвей не жаловался, а потому несущиеся из трубки возмущенные маты слышал прекрасно. Даже пожалел на миг, что Тунгус трубку положил, едва его напарник завершил содержательную часть беседы и приступил к выражению эмоций. Там было чему поучиться!

— Я не совсем понял, — пожал плечами невозмутимый боец. — Но похоже желает пообщаться с каким-то садовником. Огородником, что ли решил заделаться?

— Да нет, — с усмешкой опроверг теорию о переквалификации второго снайпера в агрария Воронцов. — Скорее по профилю выступить. Да еще и с членовредительством… Так, отдохнули и будет, — кряхтя вылез из уже ставшего почти действительно удобным «гамака» он. — Надо отчитаться.

С этими словами Матвей достал из внутреннего кармана «бомбера» уцелевший в недавних перипетиях телефон и набрал номер Калашникова.

* * *
Кабинет Ефимовского был служебным. Вот иного слова-то и не подберешь. В небольшой метраж вполне комфортно вписались шкаф, сейф, рабочий стол с современным вычислительным комплексом и даже небольшая зона «для гостей» — журнальный столик и кожаный диванчик. Однако не было в обстановке ни некой «одомашненности», что помогала привнести комфорт в рабочий процесс князя, ни вечного хаоса на столе, сопровождавшего любой процесс мыслительной деятельности Матвея. Все здесь было чинно, благородно, стерильно. Хоть бери в качестве декораций на съемки «Эквириблиума»[26].

Вахмистру Калашникову здесь отчитываться приходилось не часто. Не любил полковник гостей в своей вотчине. Для решения рабочих вопросов Андрей Иванович предпочитал бронировать конференц-зал, либо назначать совещания в кабинете уже своего руководителя. Если же вопрос не настолько серьезен, то мог и сам ножками пройтись до подчиненного, либо попросту провести разговор по телефону. Благо системы ЗАС[27] в здании выстроены были даже не на избыточном, а на запредельном уровне. Однако сегодня Егор Степанович рискнул ворваться в «норку» к своему шефу.

— Слушаю, Егор! — Тут же внимательно вскинул глаза на посетителя полковник.

Жестом руки он предложил выбрать себе стул.

— Объект ушел, — начал докладывать вахмистр прямо от двери, вполне здраво рассудив, что говорить он может и по пути до посадочного места. — Во время захвата дизориентировал группу при помощи светошумовой гранаты М-84, после чего скрылся через балкон. Веревка и альпийская обвязка была приготовлена заранее. Канцеляристом Воронцовым было организовано преследование, но Бузой смог оторваться.

Ефимовский поднял взгляд от сведенных на манер кардинала Ришелье пальцев рук.

— Но? — уточнил он, понимая, что простое сообщение о провале операции можно было «оформить» и без визита в его кабинет.

— Воронцов обещает четкую локализацию объекта в течение минимум двадцати четырех часов. Это в самом худшем случае. Реально речь идет о тридцати шести часах. Более того, объект прекратил движение. Сейчас, по словам канцеляриста, он находится на северо-западной окраине города. Подозреваю, речь идет о районе обновления жилого фонда. Там сейчас одна сплошная стройка. Есть несколько замороженных объектов. В общем, лабиринт.

— Что предлагает наш вундеркинд… Кровавый? — вздохнул хозяин кабинета.

Калашников мгновенно принял предложение «ослабить галстук», а потому закончил просто уже нормальным тоном, а не соответствующим образу «служака лихой и придурковатый»:

— Матвей скомандовал отход на базу для отдыха и перегруппировки. По его мнению, смысла бросаться за румыном сейчас нет никакого. А «сутки» на остыть ему вполне можно и дать.

— А не уйдет? — ехидно поинтересовался Ефимовский.

— Экипажи ДПС и ППС в районе уже усилены бойцами Особого корпуса жандармов. В случае если объект начнет движение, Воронцов обещал вывести на него спецов.

— Занятно…, - прокомментировал Андрей Иванович. — Этот сможет. Хорошо. В работу! И да, подкинь ему людей на оцепление к утру. Думаю, не помешает.

* * *
Кают-компания базы была наполнена весельем и хохотом.

— Вингардиум-звездану-щас! — Завопил Хохол, замахнувшись на всех присутствующих сразу своим волшебным прибором.

— Эй, «мальчик-с-палочкой»! — воскликнула Ольга, едва появившись в дверях. — Ты откуда лопату взял?

Естественно, появившись к самой развязке, взгляд девушки выхватил лишь последний кадр, что называется, в «моменте»: Вскочивший на один из двух столов Михей, завернувшись в плед, по которому давно уже плакала стирка, сидя верхом на венике, размахивал шанцевым инструментом… А все остальные покатывались с хохота. Особый антураж статуей замершему на столе «артисту» предавала толстая повязка на ноге. Предположительно, гипс. Чуть присмотревшись, Демидовой аж захотелось сказать что-нибудь. Можно словами великого классика… Однако будущий муж буквально с языка снял, с выражением продекламировав:

Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит[28].
Ну, допустим, речь шла, конечно, не о небесном светиле, а о шикарной шишке, что гордой горой расположилась прямо в центре лба снайпера… Неплохо так оттеняя свежий сочный бланш под левым глазом, что вольготно растекся уже на половину лица.

— Тааааааак, — протянула Ольга, переведя взгляд на Матвея. — Доктор-то приезжал?

Однако вместо простого и внятного ответа на вопрос, парень откинулся на спинку стула и захохотал. На восстановление членораздельной речи ему понадобилось около минуты. Все это время невеста терпеливо ждала пока приступ немотивированного веселья ее будущего супруга сойдет на нет, вполне справедливо полагая, что ее страшная месть свершиться четким и ясным «Да, беру!» перед людьми и богом, как только придет время.

— Дыыыааа, — буквально простонал парень, отсмеявшись. — Видишь же, нога почти в порядке. Вон как скачет!

— Продолжаааай… — Терпеливо протянула девушка.

— В общем, наш… Хах… Короче, Михей, так достал «пилюлькина»…

Это заявление встретило новый всплеск эмоций снайпера:

— Я всего лишь поддерживал беседу!

Воронцов вновь счастливо расхохотался:

— В общем… Хах… Он его вопросами засыпал до такой степени…

— Я общался!

— Да-да, — согласился парень слегка успокаиваясь. — Да он тебе на вопрос «Для чего таблетке полоска по середине?» заявил, что «если не заткнешься, то для того, чтобы вкручивать слишком говорливым пациентам в задницу отверткой!».

Хохол задумался. Что с учетом ранее перечисленных предметов в его руках вновь вызвало смешки в кают-компании.

— Ну, может он проктолог, — предположил наконец он. — По первому образованию… А я тут страдаю… Жертва медицины!

— Аборта ты жертва, — усмехнулся его напарник.

— Какого? — почти натурально удивился Михей.

— Вовремя не сделанного! — пояснил свою мысль Олег.

Тут ухмыльнулась даже Ольга. Бывало у ребят такое после операций. Напряжение выхода требовало. И выходило. Чаще всего достаточно жесткими и грубыми шутками. Не самый плохой вариант.

— Вот так вот тут у нас, — развел руками так и не обернувшийся Воронцов. — Ик… Ик… Оль, водички кинь со стола, пожалуйста!

— И часто у вас так? — Решил себя проявить до сих пор незамеченный остальными персонаж, до сего момента прикидывавший, чем же можно так достать добрейшего Архипа Степановича, чтобы он таблетки ректально пригрозил назначать. Да еще со способом введения в виде отвертки.

Новый голос заставил всех встать в подобие строя и принять уставную позу… По счастью, не ротного пулемета. Сегодня начальство прибыло сюда вовсе не карать.

— Проводим информационное занятие, — вытянулся в струнку Матвей. — Старший лейтенант Яковенко выступает с докладом на тему «Негативное влияние постбоевого стресса на нервную систему сотрудника». Следующая тема — «все любители-огородники — сво!».

— Сво?.. — Уточнил заглянувший на огонек Ефимовский.

— Сво! — твердо кивнул Воронцов, едва сдерживая рвущийся изнутри хохот.

— Клоуны, — добродушно махнул рукой полковник, в голове которого всего пара десятилетий не смогли вытеснить воспоминаний о его собственных приключениях в войсках. — Вам тут не хватает только…

— Попкорн! — Рыжим вихрем влетела в помещение Даша, но тут же застыла, упершись взглядом в корявенький такой строй.

— Здрааааасть!..

Секунду она похлопала своими красивыми глазками, после чего повернулась к Ефимовскому и по-уставному рявкнула:

— Будете, господин полковник?

Андрей Иванович задумчиво взял один из пакетов, также механически, под легкое хихиканье умудрившегося на этом празднике жизни остаться незамеченным вахмистра, закинуть себе в рот горсть…

— Сладкий?! — удивленно поднял он на главную на рыжую молнию.

— Так ведь вкусно же?! — удивленно вскинула она брови.

— Это да, — прислушавшись к ощущениям, согласился полковник. — Присаживайтесь, господа офицеры и прекрасные дамы. Обсудим как нам не упустить наш объект завтра!..



Глава 21


+ 14 часов с момента контакта.

Калашников был прав. Румын действительно окопался на окраине города, где словно грибы после дождя достраивались новые многоэтажки, прозванные в народе «человейниками». Бум на них стартовал еще лет десять назад, когда городскому чиновничеству показалось отличной идеей продавать за дорого «умные планировки», «смарт-среду» и прочие «плюшки», в чью задачу входило чуть приглушить расстройство нового владельца от удушающе малого метража и посредственного качества. Схема показалась рабочей, а потому немало всякого жулья от строительства поспешила присоединиться к очередному грандиозному «попилу».

Естественно, народ довольно скоро раскусил, что его пытаются в очередной раз провернуть на детородном органе ушлые застройщики. Положение не спасали даже «выгодные» кредитные программы с таким кабальным сроком, на какой лет триста назад крепостных в войска забривали. Как только кончились те, кто с яростью быка и криком «Просто возьмите мои деньги!» бросается на ЛЮБУЮ яркую брошюрку, выяснилось, что спрос явно ниже предложения. Деньги ушлых дельцов кончились довольно быстро, а потому на несколько лет стройки буквально встали… Естественно дольщикам, что внесли в общее дело свои деньги еще на этапе котлована никто ничего не вернул. Почти десять лет длились разбирательства и суды. Немало обнаглевших дельцов отправились осваивать бескрайние просторы столь смущающей умы иностранцев Сибири, а пара-тройка наиболее одиозных личностей даже были приглашены на белый танец Конопляной Тетушкой. Как остроумно именовали в свое время пираты банальную виселицу. Однако проблему людей это не решило. Тогда было принято решение достраивать объекты за государственный счет. Не все сразу, понемногу, но все же… В итоге, окраины Питера украсили очаги строек в поле так и ожидающих своей очереди долгостроев. Скелеты недостроенных зданий целых комплексов превратились в целый лабиринт, где мог спрятаться не только один беглый румын, но и половина армии его страны вместе с бронетехникой и средствами усиления.

Небольшой старый «ПАЗ» подкатил к окраине заброшенного жилищного комплекса из нескольких домов около восьми утра. А что? Машин тут побросали не меньше чем во дворах уже «освоенных» домов. Строители, подрядные организации, проектные бюро, геологи… Кого тут только не было! Так что старый автобус, какие нередко использовались для доставки рабочих из города, никакого подозрения вызвать не должен. По крайней мере со своего места Матвей разглядел еще с десяток подобных.

Хан с Воронцовым сидели друг напротив друга. Майор занял сидение перед дверью, предпочитая наблюдать за обстановкой через лобовое стекло, а Воронцов занял место спиной к водителю прямо по центру салона, имея возможность наблюдать всех бойцов сразу.

— Ари, обстановка. — Командование вновь перешло к Гатауллину.

— Сто пятьдесят метров, — прислушался ко своим ощущениям он. — Минус полтора метра от уровня земли. Устал. Не спал. Травмирован. Чувствую боль. Рана серьезная. Температура тела повышена.

Командир кивнул, тут же уточнив:

— Куда?

— Туда. — Столь же лаконично ответил маг, рукой указав направление, в котором он чувствовал цель.

— Один?

— Больше никого не чувствую.

— Это значит — один? — дотошно переспросил командир.

Матвей хотел выдать что-то вроде новомодного в молодежной среде слова «Душнила», но сдержался. Во-первых, майор абсолютно прав — он за жизни людей отвечает, а, во-вторых, нюанс действительно имелся, каковой жнец сразу и озвучил:

— Это значит, что таким, как минимум, он, — пожал плечами парень. — Информации от жандармов по поводу подкрепления нет, а они здесь с ночера кукуют. Однако я бы исходил из того, что помощь он все-таки получил. Так, на всякий случай.

— Сколько «до»?

— Четыре минуты. Провериться!

— Ари, — спросил Хохол, которому подгонка снаряжения совсем не мешала чесать языком. — А чего такое время выбрали?

Воронцов усмехнулся, оглядевшись вокруг. А посмотреть на что было. Автобус остановился чуть ли не в центре муравейника. Куда-то загонялась техника, откуда-то долетал гомон с вкраплениями веселых матерков в сопровождении боя отбойного молотка и повсюду сновали люди. Отдельной кастой подтягивались опоздавшие, которым получить звездюлей от бригадира еще только предстояло.

— Тут Особый корпус с ночи хороводы водит, да «кольцо» сжимает. Вся эта суета — неплохое прикрытие для спецов. Мы не возьмем, так эти покрошат.

— Вот так всегда, — прогудел обнимающий свою машинку пулеметчик, только что закончив проверять плотность укладки. — Вы тут шею под удар подставьте — а если вам ее свернут, то другие придут и просто грохнут супостата. Короче, не ссыте, мы за вас отомстим!

— Не ной, — улыбнулся медик Кар. — Работа такая. Тебе за нее, между прочим, деньги неплохие платят. А не хочешь, так пусть тебе Ари перевод в полицию организует. В патрульно-постовую, например. Там с твоими габаритами и навыками вообще никто не страшен будет. Если ты, конечно, ларьки крышевать не начнешь за процент. Вот там да…

— А ежели начну? — с улыбкой уточнил Вал у приятеля.

— Тогда к тебе придут Ари с Ханом и натянут глаз на задницу покруче чем сову на глобус!

— Эт за что? — аж поперхнулся здоровяк, до которого, как иногда шутливо-завистливо признавал Сашок, даже ему далеко.

— А чтоб не позорил чести фамилии аристократической и звездочек майорских, что тебе, дурочку, путевку в жизнь дали… Которую ты променял вышибание бабок!

— А что, — на миг задумавшись, согласился носитель главной огневой мощи группы. — Вполне логично!

До самого выхода в салоне автобуса воцарилась тишина, прерываемая лишь шуршанием и легким позвякиванием подгоняемой снаряги.

— Вперед. — Наконец отдал команду Хан, и двери автобуса распахнулись, выпуская несколько злых и вооруженных мужчин на волю.

Скрываться спецы не стали. Просто в какой-то момент из неприметного по местным реалиям транспорта в какой-то момент стали спокойно выходить люди в черном городском камуфляже без знаков различия. Они быстро пересекали открытое пространство, тут же скрываясь за ограждением замороженной стройки. Одной из тех, до которых руки городского начальства еще не дошли. «И закричали люди, забрехали собаки, а бабий визг заставил вздрогнуть и оглянуться уже лет пять потерявшего интерес ко всему на свете алкаша Витька», — ухмыльнулся про себя Матвей, приближаясь к ограждению стройки. На самом деле реакции на толпу вооруженных мужчин… Попросту не последовало! Всем было нап-ле-вать! И нельзя сказать, что появление боевиков прошло незамеченным. Но вот заканчивающую шпаклевку стены Любку, как прозвали задорную хохотушку из Саратова в бригаде, куда больше каких-то там левых мужиков волновало то, что ее сын опять нахватал «лебедей», а чтобы получить премию сегодня надо закончить еще три стены к сегодняшнему вечеру. А эта компашка… Ну идут какие-то серьезные мужички по своим делам, так она им судья, что ли? А то, что у одного из них в руках пулемет, да и остальные чего-то не совсем пустые идут, так то не ее проблемы. В том же ключе размышлял и сторож на соседнем объекте, ухватившийся за спасительную мысль «Не ко мне же!», что позволило ему с чистой совестью вернуться к отложенному на время кроссворду. Да и попавшийся им на пути директор проектной организации, важно шествовавший в сопровождении двух «белокасочников», в такого же цвета рубахах, лишь уступил «дорогу» — несколько досок, выполнявших функцию тротуара, и, получив благодарный кивок от шествовавшего впереди Хана, продолжил свой путь. Он и речь-то, что задвигал своим сопровождающим, прервал не более чем секунд на десять… Конечно, Ольга, уютно расположившись в салоне микроавтобуса на боевом посту оператора РЭБ, не позволила бы «пробиться» ни одному лишнему сигналу. Однако факт в том, что за все время операции она так и не перехватила ни одного телефонного звонка с сообщением в полицию «у нас здесь дядьки непонятные с автоматами шастают». Это еще раз подтвердило старое доброе правило, что если кто-то спокойно и уверенно приходит в любое общество и начинает без разговоров деловито бить морды, то у большинства сложится мнение, что он обязательно на это имеет право. А тут ни беспорядка никакого, ни убытка никаого. Ну прошли люди и прошли!

Едва группа оказалась «на объекте», как показную расслабленность словно ветром сдуло. Две тройки и одна двойка мигом «растворились» в лабиринтах строительного мусора и строительной же техники, которую попавший под каток имперской судебной системы подрядчик не успел вывезти «до того как». А теперь, вероятно, ему уже очень долго будет не до того. Хан с Тунгусом отправились выбирать снайперскую позицию, а майор должен был выступить одновременно за корректировщика и координатора действия групп, если вдруг придется вносить «правки» прямо по ходу пьесы. Бум, Михей и Вал как классическая диверсионная команда из автоматчика-гранатометчика (не зря же сапер за спиной нес пару труб «Шмелей»), снайпера и пулеметчика стали обходить объект по правому флангу, а Сашок, Карло и Воронцов отправились к грустно уставившемуся иглами арматуры в чистое голубое небо остову, что по плану должно было стать очередной шестнадцатиэтажной. Вот только построить успели лишь три уровня поверх земли.

Шли медленно, очень внимательно наблюдая за тем, куда ступает нога. Поломаться здесь можно было запросто. Не тайга, конечно, где в таком случае застрелиться легче чем дождаться помощи, но все же неприятно. Да и Матвей постоянно останавливал обе группы, чтобы «принюхаться» к чему-то слышному только ему. Каждый раз после этого он выдавал серию жестов «Внимание» и «Опасность», после чего продолжал движение. Что именно не нравилось Воронцову он не смог бы объяснить и сам. Румын точно находился на объекте. «Запах» его крови ощущался четко и ясно. И чем ближе головная тройка приближалась к остову здания, тем яснее и четче жнец «вел» объект, а за двадцать метров до исписанных молодежными лозунгами стен смог ощутить даже сердцебиение и состав крови Алина. И с каждым шагом картина нравилась ему все меньше. Слишком спокойный пульс, как у человека который даже не спит, а попросту вырубился. Низкий уровень сахара — давно не ел. Тут понятно, а вот что с гормонами? Щитовидка работает явно не в штатном режиме… Реагируя на постороннее вещество в организме. Мог ли он, уйдя от преследования, закинуться наркотой? Да вполне, особенно с учетом ранений. А ведь они еще и болят, как правило, а в аптеку их «цели» сейчас соваться абсолютно не с руки. «Дурман» же на какое-то время может облегчить состояние. Правда, и цена таких экспериментов довольна высока. Однако выживание диктует свои законы.

* * *
Брат Шмидт попал в Орден уже во вполне осознанном возрасте, имея за плечами целых девять лет службы во Французском Иностранном Легионе. Жизнь выходца с окраины Берлина не баловала никогда. С самого детства он пробивал себе путь в светлое будущее самостоятельно. Подчас хоть и со мрачноватым оттенкам цинизма и жестокости, а все же всем пылом юношеского максимализма, тогда еще совсем мелкий пацан выбирал самые прямые пути, не слишком считаясь с целями и средствами. Стоит ли удивляться, что очень скоро у него начались столь серьезные проблемы, что границы родной империи вмиг стали тесноваты. Побег во Францию был нелегок, а маршрут его отметился парой сгоревших машин… Вместе с их экипажами. Однако вырваться он таки смог, пройдя знаменитые ворота ФИЛа. А «с Дона выдачи нет», это всем известно! В Легион молодого парня приняли с радостью. Еще бы, сильный, умный, да еще и слабенький маг Воды. Просто мечта любого командира… Если, конечно, тому удастся перековать дерьмово сработанную уличную финку в нормальный боевой нож. Если бы не дар, то ФИЛ распрощался бы со своим рекрутом еще в дни первых испытаний. Однако магов мало. Одаренные нужны всегда. Даже такие слабые. С горем пополам Шмидт таки попал в учебку, где началось его становление как военного специалиста. На его счастье, одним из его инструкторов стал капрал-десантник, которого сослали возиться с салагами на время излечения ранений. Ему удалось не только довести перспективного бойца до нужных кондиций, но и вправить «упрямому бюргеру» мозги. Позже он же перетянет упрямого «сосисочника» к себе. Последующие девять лет Шмидт был в общем даже счастлив. Вот только с людьми сходился плохо. Но ведь то не преступление для бойца, если он быстро и четко выполняет приказы, а в подразделение имеет репутацию хоть и нелюдимого, но все же надежного словно скала парня.

Единственным другом к тому времени получившего капральские лычки легионера так и остался Джок Мэверик. И пусть через два года после окончания учебки их раскидало по разным частям, они постоянно держали связь и даже иногда умудрялись пересекаться на «по кружечке». Этого вполне хватало «Эх, бюргеру», по терминологии Джока, чтобы искренне считать, что у него есть друг. Впрочем, мысль сия была взаимной.

Семь лет спустя с того времени, как Шмидт впервые переступил через порог сортировочного центра Легиона, Мэверик подал рапорт на увольнение по выслуге лет и… Неожиданно пропал. Ровно через семьсот двадцать один день вышедший в отставку капрал Шмидт, уже имея в кармане совершенно легальный паспорт на совершенно другое имя (такое право имеет любой легионер получивший гражданство за выслугу лет), приступил к поискам старого друга. Это было… Сложно. Однако когда добрым словом, а когда и пистолетом, поочередно примененным ко множеству людей, удалось выяснить, что Джок покинул ФИЛ вовсе не по своей воле. Мутная история, ставшая возможной исключительно по вине и тупости их офицера, поставила крест на его карьере. Кто может обвинить коренного француза в военном преступлении[29]? А вот безродный наемник на роль козла отпущения подходил как нельзя лучше! Для Джока эта история закончилась вылетов «из рядов» без пенсии и гражданства… До заветного паспорта ему оставалось всего полгода. Жизнь на гражданке сломленного военного специалиста не сложилась. Алкоголизм, наркотики, притон и, как апофеоз, ржавое шило под ребро в одном из «черных» кварталов Парижа. Шмидту даже удалось найти фото трупа, сделанное коронером перед вскрытием. В высохшем теле, которое и без стали едва могло удержать душу, узнать серьезного бойца и опытного командира было просто невозможно.

Тогда он и сам запил. Нет, он не чурался алкоголя и раньше, но до этого момента пил аккуратно и в меру. В этот же раз он пил неделю без перерыва.

Это был настоящий удар. Мир будущего брата рухнул и, кто знает, не повторил бы он путь своего наставника, если бы не маленькая церквушка на окраине столицы, куда его случайно вынесли ноги… С тех пор новоявленный брат к людям не привязывался, а единственным словом для него стал приказ генерала и командира отряда с позывным Рико, как наместника его. Орден потратился на перспективного послушника, а потому психологическая обработка шла по полной. И весьма успешно.

Сейчас Брат Шмидт залег на втором этаже с любимой G36[30]. «ПАЗ» спецуры он заметил сразу, еще на подходе «проводив» его в оптический прицел… Естественно совместив с объектом упреждающую отметку для стрельбы по движущейся слева направо мишени. Тройка появилась в его секторе минут через двадцать. Бойцы слаженно двигались в лабиринте строительного мусора. Стрелок мог только отследить их перемещения, но вот прицелиться для точного выстрела — увы, никак!

Брат пошевелился, нащупав перед собой небольшую подушечку из мешковины, набитую песком. Уложив цевье сверху, он приготовился ждать случая. А тот представится обязательно. Он был в этом уверен. В конце концов, до бойцам придется сделать рывок до его укрытия. А метров двадцать относительно расчищенного пространства от их нынешней точки до недостроя под огнем опытного бойца. Да еще и не одного! Нереально. Лягут все. С гарантией.

А тройка противника выходить на открытое пространство не спешила. Наоборот, бойцы отчего-то резко залегли, а еще через пару минут стрелок убедился, что прибывшая группа оттягивается назад.

— Готовиться к отходу. Вариант два! — Сухие команды Рико подтвердили, что мышкам в последний миг удалось покинуть готовую уже захлопнуться мышеловку, оставив котам только облизываться им в след.

Брат Шмидт без раздумий покинул позицию. Небольшую, уже затянувшуюся ранку на ладони он заметит только к вечеру. И абсолютно не придал ей какого либо значения. Ну поцарапался и ладно! Не первый раз.

А в этот миг у него были дела поважнее. Например, успеть занять свое место в уходящем строю. Ждать его никто не будет. Мины сработают в срок. И не важно, успеет он покинуть опасную зону или нет.

Он только и успел увидеть, как Рико выпускает тройку сабсоников[31] в грудь скованному пластиковыми наручниками мужчине. Тому было все равно — явно обколот какой-то химией.

Впрочем, Шмидту до того дела не было тем более.

Его волновал лишь вечный солдатский вопрос: «А пожрать когда дадут?».

И все.

* * *
Очередная распальцовка «Внимание», «Опасность» заставила тройку укрыться а Матвея замереть. Надолго. В этот раз он анализировал впечатления секунд сорок. А задуматься было о чем: жнец почувствовал запах Крови. Еще один. Сейчас Воронцов был подобен акуле, вокруг которой плавал аквалангист. Пока человек не спровоцирует стремительного морского хищника, бояться ему нечего. Однако стоит получить небольшую ранку, как на пиршество соберутся все, кто успеет добраться, ведь некоторые виды этих смертоносных подводных убийц могут почуять и каплю крови на расстоянии в несколько десятков километров. Здесь и сейчас «аквалангист», решивший, что он построил великолепную ловушку, ошибся. Дал обнаружить себя до того единственного выстрела, которым так хотел обеспечить себе трофейный плавник над камином.

Матвей принюхался еще раз. Так, адреналин повышен, но в пределах нормы. Пульс жестко контролируется. Кровь насыщена кислородом. Засада. Стрелок. Профессионал, не испытывающий сомнений и особенного волнения перед акцией. Потрясающий контроль. Но не идеальный. Некоторое время назад он сделал что-то вроде дыхательной гимнастики, «выравнивая» пульс и подчиняя себе нервы. Так, теперь направление. Ага, позиция очень неудобна… Для одиночного стрелка, а вот для бойца, что контролирует только свой сектор — идеальна: небольшой пустырь между сваленными бетонными блоками и самим зданием (будущим, да!) простреливался просто отлично. А если стрелки делят сектора со взаимным перекрытием? Нет, без вариантов.

— Хан — Ари.

— Да?

— Засада. Серьезные ребята. Не пройдем.

Командир думал недолго. Если там засела группа. Да с учетом их любви ко всяческим взрывающимся сюрпризам…

В это время сердце боевика забилось чуть быстрее… Нетерпение. Очень легкое, на грани ощущений, но это оно.

— Нас уже обнаружили, — сообщил майору Воронцов. — Сейчас засели. Нас уже выцеливают.

— Хан — всем, — тут же среагировал командир на общей чистоте. — Отход. В здании стрелки. Профи. Внимание на возможные сюрпризы.

Долго канцелярист задерживаться не стал, тут же начав процесс обратного «просачивания». Задача — провалена. Они должны были попытаться захватить бегунка живым, но в этих обстоятельствах — нереально. Теперь будут работать штурмовые отряды жандармов. Живых вот, правда, после них не остается. Вообще.

Далеко, правда, уйти Воронцов не успел. Сердце неприятно «ударило» серией укольчиков.

Ясно, теперь их задание полностью утратило свой смысл.

— Ари-всем, — тут же сообщил новые вводные он. — Нас видят. Румын убит. Аккуратнее.

Вопреки дурным предчувствиям, до автобуса все добрались без проблем.

— Там… — Начал объяснять маг.

— Не надо, — оборвал его Хан, махнув рукой. — Верю. Детально напишешь в отчете. когда их тебя «контра» презерватив делать будет. А этими путь теперь жан…

БУБУМ!

Взрыв больно ударил по ушам, заставив всех причастных к ремеслу военному инстинктивно пригнуться.

* * *
Штаб-офицер Воронин Игорь Степанович был зол до крайности, до зубового скрежета и побелевших костяшек в бессильной ярости сжатых кулаков. Четверо жандармов погибли, восемь человек — в критическом, и еще одиннадцать сколько на излечении пробудут — одному Всевышнему известно. Злодеи ушли, так что некого предъявить генералу и кураторам в качестве виновника. А ведь, как оно всегда в аппаратных играх и бывает, виновника найдут ОБЯЗАТЕЛЬНО. Равно и того, кто за все это ответит! Людей жалко. Вот только за все это придется отвечать. Ему. От того себя жалко тоже.

— Р-р-раселись тут! — рыкнул он на расположившихся в импровизированной курилки, где местные трудяги-строители коротали редкие минуты отдыха, бойцов в черном камуфляже. Нет бы им, как полагается пред лицом начальственным взгляд опустить да позу покорности принять, так старший из них, явно татарских кровей, только лениво зыркнул на суетящегося офицера, и вернулся к прерванному разговору. Остальные внимания на Игоря Степановича вообще обратить не изволили, проявляя какое-то подобие интереса лишь к нескольким пластиковым бутылкам с водой.

Такое демонстративное «фи!» и в благодушном состоянии приводило господина Воронина в состояние «носорог бешенный подслеповатый», а уж сегодня…

— Встать!! — Грозно рявкнул он.

Ни один из «компашки» даже не вздрогнул. Лишь молодой парень, лет двадцати от роду, смерил крикуна удивленным взглядом «и вот это русский офицер?» и вновь обернулся к товарищем. Не смотря на то, что больше ни единого жеста салага не сделал, представитель командующего Особым корпусом явно ощутил, что его буквально если и не послали, то уж у виска пальцем покрутили точно. Невербально, чтоб их.

— Встать, сволочи!!! — Вновь взревел он.

— Я ж щас встану… — Лениво пообещал белобрысый здоровяк, габаритами хоть и уступавший опершемуся на пулемет гиганту, но все же… — Только вот доволен ли будешь?

— Зверье, — задумчиво прокомментировал молодой, делая очередной глоток из бутылки. — Начальничек ваш, кстати!

Сашок задумчиво окинул взглядом толстоватого лысеющего мужичка годам так пятидесяти ближе к пятидесяти на вид, чьи глаза как раз пытались вылезти из орбит от такого панибратства.

— Этот что ли? — Уточнил заместитель Хана, окидывая сомневающимся взглядом раздувающуюся от гнева фигуру. В ширь раздувающуюся.

В сочетании со стремительно краснеющим лицом эффект был убойный. Куда там воздушному шарику…

— Ну формально!..

— Сгною, скоты, — перебил офицер, на что народ лишь усмехнулся, но штабной явно решил, что небеса сегодня даровали ему бессмертие (наверняка за то, что он был умницей и скушал утреннюю кашку!), а потому он прорычал: — Да из-за вас столько парней!..

Закончить обвинительную речь Воронину не дал взмывший со своего места парнишка, железной хваткой вцепившийся в воротник форменной рубашки.

— Слушай сюда, сучонок, — голос парня был спокоен, но вот глаза пылали такой ненавистью, что офицер, за всю жизнь так и не узнавший какого это там, под огнем, испытал резкое желание помочиться. Можно прямо сейчас. — Люди погибли оттого, что какой-то у**ан дал им приказ выйти за пределы обозначенных нами безопасных зон. Не знаешь, кто бы это мог быть?

Спасение пришло неожиданно. Прямо возле них остановился черный микроавтобус, откуда неспешно вышли несколько человек. Одного из них штаб-офицер знал. Тот, не смотря на молодость, обладал такой властью, что и десяток ворониных мог стереть не напрягаясь. В порошок или с лица Земли в целом — не важно.

— Пмгиии… — Прохрипел он, протягивая руку в сторону вновь прибывших.

Однако тот спешить что-то не изволил. Вразвалочку подойдя к сцепившейся парочке, страшный человек вполне по приятельски поинтересовался:

— Здесь закапывать собираешься, аль кремируешь на месте? — спросил он у… Парня.

Насмешливый взгляд, подаренный легко удерживаемому одной рукой колобку стал достойным аккомпанементом к вопросу.

— Отпустил бы ты дерьмо, — продолжил вновь прибывший. — Ну, Ари, брось бяку!..

Ноль внимания. Пылающий взгляд все так же выжигал остатки души трусоватого офицера.

— Я сделал все что смог, — с ужасом услышал Воронин равнодушный вердикт. — Оля, попытаешься?

Проваливающимся в темноту сознанием штабной успел заметить, как к ним шагнула молодая девочка.

— Ну, отпусти засранца… — Успел услышать он, погружаясь в спасительное беспамятство.

Когда он очнулся от льющейся на голову струйки воды, никого из «черных» и пассажиров автобуса уже не было.

К счастью.



Глава 22


+ 16 часов с момента контакта

Как и многие годы до сего светлого дня, так и многие годы же после него в особняке на улице Пилес царила и будет царить деловая суета. И обитатели этого исторического здания имели все основания полагать, что нынешний порядок вещей сохранится еще долгое время. Мощный вычислительный и аналитический центр обрабатывал данные от ячеек по всей Руси и бывшим её частям, потерянным в последнем противостоянии. В пресс-центрах проводились совещания, брифинги и планерки. На закрытых для общего посещения этажах тоже суета была более упорядочена, но и в ней угадывалась деловитость муравейника. Здесь люди несли за свои решений настоящую Ответственность. В иной раз даже и головой.

Магистр находился в самом центре этого людского водоворота, что не останавливался ни на минуту. Его мощный, но абсолютно равнодушный ко всему, что отличает обычный компьютер от человека, разум управлял огромной паутиной из своеобразного «ока шторма». И ни один помощник, ни один аналитик не представлял всего величия сплетенной старым пауком сети. Одно смущало чистый и упорядоченный интеллект — в случае прекращения его функционирования (магистр уже многие годы избегал слово «смерть» применительно к себе) вся эта махина складывалась подобно карточному домику без надежды на восстановление. Именно поэтому тело, дух и разум старика, которому по всем естественным законам природы давно пора было покинуть этот мир, охраняли мощнейшие маготехнические системы защиты и отряд отборнейших бойцов, каждый из которых отбирался и готовился «штучно», чтобы занять именно ему отведенное место в системе обороны этой ветви Ордена.

Сегодня Магистр раздраженным быть изволил. Окинув взглядом отделанный под старину кабинет с настоящим камином, обставленный со вкусом и смыслом, за многие десятки лет надоевший до чертиков. И даже напоминание антуража об Ост-Индийской компании, со многими представителями которой он был знаком лично, пусть и на излете ее могущества, уже не вызывало той приятной ностальгии как раньше. Массивная мебель, огромный стол, обитый зеленым сукном и книжные шкафы вдоль каждой из стен. На каждый из этих предметов взгляд падал уже миллион раз. Скуууууучно. Два удобных кожаных кресла, между которыми расположился большой глобус-бар, позволяли Магистру и его гостю (какой случался крайне редко!) с комфортом расположиться в пол оборота к весело потрескивающему огню, но сегодня пляшущие язычки пламени не могли согреть старых костей.

Оказаться приглашенным сюда — было мечтой каждого из братьев, ибо означало, что Сам их заслуги оценил и выделил среди остальных. Верный прицел на следующую ступеньку в иерархии Товарищества Иисуса. Когда-то этой чести радовался и старый вояка Повилас, чье лицо сейчас занимало практически весь экран монитора мощного комплекса связи.

— Как это случилось? — уточнил прошелестевший сухим песком пустыни безжизненный голос Магистра.

Несмотря на привычное отсутствие явных эмоций, он явно считал, что обозначить результат операции как «они ушли!» недостаточно. Нужно обязательно объяснить почему, а так же ответить на два извечных вопроса «кто виноват?» и «что делать?».

Пока координирующий питерскую операцию из Москвы Повилас собирался с ответом, старик в кресле задумался. Парадокс двух извечных вопросов, касательно политики или аппаратных игрищ был вовсе не в том, что невозможно было найти на них ответы, а в невозможности сделать это ОДНОВРЕМЕННО. Выбор в пользу деятельности и исправления ситуации, зачастую при помощи тех же людей, которые и стали виновниками ее происхождения, как самых с проблемой знакомых, не предполагает поиска виноватых. Амнистия для всех участников процесса в этом случае предполагается по умолчанию. Если же упор делается на второй вопрос, то виноватый всегда находится, пусть и не всегда причастный к проблеме, а вот ее решение откладывалось, да еще и осложнялось выбиванием наиболее осведомленных участников процесса. Ибо нахождение виновника всегда предполагает его наказание.

Так «Кто виноват?» или «Что делать?».

— Операция шла по утвержденному плану. Однако перед самым «контактом» противник насторожился, а затем и вовсе стал оттягиваться назад. Атаковать в такой ситуации, рискуя потерять ценный ресурс для будущих акций, я счел излишним. Причины отступления противника выясняются. Однако никаких признаков обнаружения засады не было… Тут я полагаюсь как на показания бойцов группы, так и на объективный контроль.

Магистр поднял руку, заставляя замолчать даже не представляющего какая петля едва не затянулась на его шее Повиласа.

— И все же, засаду они почуяли. — Констатировал старик, едва не по кадру разобрав ролик с камер объективного контроля операции.

— Да, Магистр, — склонил голову Шрам. — Однако механизм обнаружения мне непонятен. Пока не ясен. Проводится расследование. Считаю удачей, что мои люди — профессионалы — успели среагировать до того, как…

— Это беспокоит тебя больше всего? — задумчиво поинтересовался хозяин «Ока Шторма».

Вопрос был риторическим, а потому собеседник не стал отвечать. Тем более, размышления Магистра прерывать было чревато, а тот явно задумался. Какая-то мысль не давала ему покоя, когда…

— Фотографию заложника, быстро! — Бросил он, не сомневаясь, что приказ будет выполнен молниеносно.

Повилас старался фиксировать все и всегда. Однако в этот раз именно фотофиксация не велась. Зато через пятнадцать секунд дряхлый старец без эмоций просматривал кадры оперативной съемки.

Труп как труп. «Организованный» по его приказу. Не прямому, конечно, не его уровень заниматься мелкими сошками, а в рамках выполнения общей задачи по зачистке засвеченной «ветви». Магистр таких видел тысячи. Без преувеличения. Типичная цыганская внешность. Явные следы насильственной смерти — пара входных отверстий в груди и одно в центре лба. Следов побоев нет. И правильно, люди Повиласа умеют делать достаточно больно, чтобы собеседник пламенно возжелал поведать им вообще все что угодно и без всяких пошлостей типа игры в мясника и дровосека в одном лице. В том, что и этот человек рассказал все, что от него хотели, сомнений тоже нет. Так… Стоп!

— Что это? — сухо поинтересовался хозяин кабинета.

Глоток чая с мятой и жасмином привел мысли в порядок.

— Царапины на лице. На момент захвата — свежие. Он получил их незадолго до того как попал к нам. Предположительно раны нанесены ногтями…

— Стоп, — прервал Магистр своего подчиненного. — Связь со Скорцени быстро!

Повилас хоть и на секунду замешкался (мысленно, исключительно мысленно!), но пальцы сработали быстрее мозга, добавив частоту Рико к диалогу.

— Брат Рико, приветствую тебя. — Тепло поприветствовал командира диверсионное-разведывательной группы старик, заставив Повиласа грустно усмехнуться.

Хорошо притворяется, Магистр. Очень хорошо…

Когда-то и в его адрес звучали теплые нотки. Ровно до того момента, как вдруг оказалось, что ему совершенно некуда деться!

— Приветствую вас, Старший! — почтительно склонил голову в коротком поклоне боец. — Что я могу для вас сделать?

— Мне необходимы все ваши люди, сын мой.

Короткая команда и топот ног. Судя по всему, многие были подняты на ноги с постели. Но никто не роптал — внимание Магистра в их среде стоило очень многого.

Повилас вновь горько усмехнулся. Мысленно. Исключительно мысленно.

— Личный состав построен! — Отрапортовал командир через двадцать секунд, вызвав у Повиласа восхищенную мыль «Молодцы, чертяки!».

— Всем раздеться.

На то, чтобы скинуть одежду ушло еще секунд десять, и вот перед камерой вновь замер строй нагих мужчин. Вопросов и задержек не было.

— Рико, мальчик мой, осмотри всех на предмет ран, порезов, ссадин… Любых нарушений кожного покрова.

Возня продлилась еще с минуту.

— Брат Шмитд, — шагнул вперед рослый детина с нордическим типом лица. — Отрапортовал командир. — Повреждена ладонь. Небольшое рассечение. Предположительно о камни.

— Брат Шмидт, — ласково обратился к нему Магистр. — Скажите, в какой момент вы получили эту травму?

Боец задумался, погрузившись в воспоминания.

— Задам вопрос по-другому. — Прервал его размышления старец. — Могло быть, что вы получили травму в тот миг, когда ваш противник принял решение отступить?

— Скорее всего, так оно и было, Магистр. — Согласился «викинг», как его про себя окрестил привыкши сразу выделять приметные черты человека Повилас.

— Благодарю вас, братья, — еще раз тепло улыбнулся Магистр (политика, чтоб ее!). — Одевайтесь, пожалуйста, и продолжайте отдыхать. Вы славно потрудились сегодня! Рико, прошу вас отключиться.

И вот они снова остались «в канале» вдвоем.

Хозяин кабинета молчал. Обнаружение артефакта на ханьско-российской границе группой вероятного абсолюта, быстрый поиск этого румына, неожиданное отступление — все складывалось в одну стройную картину только в одном-единственном случае, если…

— Черт! — выругался он с чувством, чего не делал уже несколько десятилетий.

Древнее тело почувствовало небольшой укол адреналина. Давно забытое ощущение оказалось неожиданно приятным.

— Напомни, наш абсолют?..

— Воронцов Матвей Александрович, урожден…

— Не важно. Отныне, брат Повилас, он — твоя цель номер один.

Магистр еще на несколько минут замолчал, а затем добавил:

— У тебя мало времени.

— Вы же не ждали скорого прогресса Дара до высшего уровня? — уточнил вояка, принимая задачу.

— А его и не случилось, — вообще-то вопросы здесь задавать не принято, но в данном случае ответ влияет на успешное выполнение задания, так что: — Он жнец, и ЭТОТ Дар раскрыл уже сейчас.

Повилас нахмурился. С магами Крови ему дело иметь приходилось. Двоих он казнил лично, когда у тех снесло башню от обилия посмертной энергии после особенно тяжелой битвы. И это стоило большой крови.

— Насколько он овладел им?

— Вряд ли он пользуется им осознанно, — пожал плечами Старший. — В империи полагается казнь за заигрывания с Кровью. А с учётом того, что он работает на госструктуры… Полагаю, умей он сознательно обращаться с даром — уже бы покинул сей бренный мир.

— Понял, Магистр. Разрешите выполнять?

— Выполняй! — лениво махнул рукой Магистр.

Ему в голову пришла неплохая идея, как именно можно реализовать атаку на жнеца, но… Если брать на себя все решения, то как будут расти его люди?

Такой подход обычно работал. Вот и сейчас в голове у Повиласа уже появились наметки, которые практически один в один совпадали с мыслями Магистра.

* * *
Едва штаб-офицер пришел в себя, как тут же решил отправиться «помянуть» павших. И пусть он ни одного из них не знал лично (хотя, казалось бы, хоть чуть-чуть знать свой личный состав — сам бог велел!), но вот накатить после таких потрясений ему было просто необходимо. Не смотря на сомнительную этическую составляющую сей затеи, именно она спасла штабного от новых увечий. «Черные» без знаков различия, а так же «молодой и страшный из автобуса», оказавшийся на проверку вахмистром Калашниковым, не разъехались, а, дождавшись отмашки саперов, отправились на объект уже во второй раз за день.

Алин Бузой даже понять не успел, как именно в его организме появились три непредусмотренные природой отверстия. Именно об этом свидетельствовало удивленное выражение лица с аккуратной дырочкой во лбу. Это выходное отверстие, судя по расплескавшимся по бетонному перекрытию ошметкам, аккуратным было назвать сложно. А спереди ну прямо как живой. Только мертвый. А перед смертью рассказавший все о чем знал и только догадывался. Следы от инъектора Матвей нашел быстро. А вот следов пыток — нет, если не считать таковыми кровоподтеки и синяки от пластиковых наручников. Ну уж тут извините. Таковы правила игры. Короче, раскололся румын по полной. И, что самое неприятное, исповедовался он вовсе не им.

Воронцов задумчиво присел на корточки и, окрасив подушечки пальцев кровью бегунка, задумчиво растер из друг о друга. Да, так и есть. Примесь некой химии чувствовалась вполне отчетливо. Рубль за сто, что это какой-то аналог скополамина.

— Все ко мне. — Негромко скомандовал в эфире Хан, и дождавшись, пока подтянутся все бойцы группы, скомандовал. — Первоначальные выводы.

— Специально нас не ждали, — заметил Сашок. — Об этом говорит некая поспешность «обживания» позиций. Предполагаю, что мы попались на глаза охранению. С профессионалами, в конце концов работаем.

Командир кивнул, показывая, что к сведению принял.

От снайперов выступил Тунгус:

— Согласен. Судя по расположению стрелков, охранение было выставлено от неопределенной угрозы. То есть, вообще, потому что положено, а не потому что ждали конкретно нас.

— Да что ты говоришь… — Буркнул под нос его напарник. — Вжарили бы нас щас со всех стволов, если бы втянулись, выпилили бы мгновенно!

— Для засады на ДРГ есть более эффективные схемы. — Пожал плечами Олег. — Особое мнение?

— Не имею. — Буркнул Михей.

— Вал?

— В местах столкновения с жандармами обнаружены гильзы калибра 5,56Х45[32]. Свидетели утверждают, что противник вооружен немецкими G36.

Матвей кивнул про себя. Силуэт этого творения сумрачного тевтонского гения сложно было спутать с чем-то еще. Уж больно характерно выглядел абрис рукояти-прицела для людей понимающих.

— Свидетели? — негромко поинтересовался майор.

— Поверхностный опрос ничего интересного не дал, — «ожил» Карло. — Посмотрим, что будет по результатам работы с отчетами по операции. От гражданских толку ноль.

Кивок командира подтвердил, что отрядный медик был услышан.

— Минировали грамотно, — без команды включился сапер Бум. — Прорыв готовили заранее. Однако соглашусь, все делалось на случай «а если вдруг», а не потому что ждали нас.

Несколько хмыков стали ему ответом. Каждый здесь не раз видел, что остается от бойца, имевшего несчастье оказаться в радиусе поражения обычной МОНки, каких отступавшие спецы рассыпали с полтора десятка, пробивая себе коридор сквозь оцепление. И уж наверняка, если бы их появление было ожидаемым, им бы пришлось проверить насколько хороши их амулеты «последнего шанса».

Гатауллин обернулся к Воронцову.

— Ну, а у тебя что?

— Фигурант убит сразу же после того, как мы отступили за территорию объекта. До этого он рассказал все…

— Точно?

— До донышка. Обнаружены следы инъекции, посторонняя химия в крови. Я не я, если это не какая-то гадость типа скополамина[33]. Да и перед смертью его не пытали. Кольнули разок, выпотрошили, а когда поняли, что уйти с ним не удастся, на тот свет наладили.

Майор пару секунд помолчал, покачиваясь с пяты на носок. Однако, убедившись, что по теме высказались все, уже хотел распустить народ и дальше заниматься полезными и нужными вещами типа опроса свидетелей и возни с телом, но тут Воронцов продолжил.

— Хан? — вопросительно посмотрел он на пока еще командира Воронцов.

Тот кивнул.

Обстановка сменила статус с «боевая задача» на «оперативная работа». А это уже вотчина Матвея.

— Ари. — Склонил голову майор, шутливо изображая ритуал передачи власти.

Как он его себе представлял.

— Всем внимание, — не принял легкого тона парень. — Осматриваем здесь все. Особое внимание на лежках и укрытиях. Ищем следы крови или ЛЮБЫХ биологических жидкостей! Особое внимание на места возможного расположения наблюдательных пунктов.

Первому повезло Сашку.

— Ари-Сашку! — Услышал парень веселый голос в наушниках уже через четверть часа с начала поисков.

— В канале.

— Есть едва заметные следы крови на втором этаже. Вокруг следы пребывания наблюдателя.

— Ты где?

— Северная сторона, за поддонами кирпича сразу налево. Видишь?..

— Вижу, — подтвердил буквально взлетевший по лестнице Воронцов уже без помощи радиосвязи. — Так, посмотрим…

Действительно слой той особой «строительной» пыли явно был нарушен. Нарушен человеком. Что можно сказать? Если их не ждали специально, что, как они выяснили, вероятность имело очень небольшую, возлежать здесь человек изволил выдержанный и спокойный. Он почти не елозил на месте, пытаясь перевернуться с боку на бок, чтобы хоть чуть-чуть облегчить боль в мышцах от неудобного положения. Это о многом говорило.

— Где? — Однако сейчас магу было вовсе не до составления психологического портрета противника.

Заместитель командира молча указал пальцем на камни.

— Ага! — констатировал жнец, казалось, мигом потерший интерес ко всему на свете, кроме небольшого «мазка» уже почти высохший на острой кромке отбитого кирпича.

Задумчиво посмотрев на стремительно «умирающую» улику, Матвей достал из разгрузки пакет влажных салфеток и аккуратно протер указательный палец правой руки, после чего приложил его к «отпечатку». Нет контакта. Тогда парень надавил чуть сильнее, позволяя острым краям разорвать кожу, выпуская на волю несколько капель его собственной крови.

В задумчивости он стал даже негромко напевать псенку из казавшегося уже таким далеким беззаботного детства:

Кровь, кровь, моя грязная кровь!
Напившись крови моей дохнет комар.
Грязная кровь… Откуда чистой ей быть?
Ведь сорок лет я каждый вечер в угар.[34]
— Знаешь, иногда он меня пугает. — Незаметно подобравшийся Михей заставил Сашка если и не подпрыгнуть от неожиданности, то во всяком случае вздрогнуть точно.

— Чем это?

— Ну, иногда Ари реально вытворяет странную фигню!

— А кто, приняв чуть-чуть, дарит презервативы всем, как ты там говоришь, «страшным бабам»? А если побольше накатит, то ищет повод совместно использовать ранее подаренное? Да еще и каждую новую подружку на наличие кадыка проверяет?

Старший лейтенант едва не подпрыгнул от возмущения:

— А вот это нечестно! Нахрен мне неожиданности?

— Говорил же тебе, езжай в Турцию, а ты все Таиланд, Таиланд! — пробурчал Сашок, которому страсть как хотелось узнать подробности появления подобного «бзика» у своего коллеги.

Снайпер молчал куда там пленным партизанам.

— Хм, — вынужден был согласиться Хохол, наблюдая за тем, как Матвей облизнул окровавленный палец и о чем-то глубоко задумался. — Ты прав, у каждого свои недостатки!

* * *
Николаич.

Это почти приговор. Определенная роль. И море ответственности. А еще возраст. Уж за 70 почти, а все на службе! И пусть «Тройка» никогда не скупилась на колдомедиков для своих людей, но усталость… Нет-нет, совсем не физическая. Просто уникальным специалистом он стал довольно рано. Да и то верно: с восьми лет за рулем карта, в пятнадцать уже на кольцевых гонялся за заводскую команду, а вот в двадцать набедокурил. Возомнил себя, чертяка, бессмертным, да неуловимым. Какое-то время ему и впрямь удавалось скрываться с места любого пре… Представления, как он сам любил это называть. Недаром уже в зрелом возрасте, когда молодые коллеги показали ему фильм «Перевозчик»[35], он украдкой смахнул слезу ностальгии. Однако что не смогли сделать полицейские перехватчики, оказалось вполне по силам спецам обыкновенной оперативно-розыскной работы. Опросы, свидетели, мельчайшие улики, подробное протоколирование каждого эпизода и слаженная работа пусть и неуклюжей, но попросту не умеющей останавливаться государственной машины… Приговор был суров, с учетом того что сам Николаич не грабил, не убивал, и даже не продавал запрещенные вещества или оружие. Он просто доставлял. Грузы. А уж что они там собой представляли, так то и не его дело вовсе. Однако государственный обвинитель сумел предъявить доказательства соучастия в таком количестве… Эпизодов, что и у казалось бы всего повидавшего судьи удивленно приподнялись брови. В сухом остатке цифра не очень впечатляющей получилась, если ее считать, например, в имперских рублях, а вот если в годах, то оставшейся жизни, пожалуй что и ровнялась. Не светило Николаичу покинуть негостеприимные стены никогда, в общем. Никогда.

Однако провел он в стенах сего, казенным языком излагая, учреждения довольно не долго. Ровно столько, чтобы познакомиться со всеми аспектами тюремной жизни и понять, насколько она ему не нравится, но еще не утратить безумную искорку иррациональной надежды, что придавала смысл его утреннему подъему.

Дальнейшее произошло довольно быстро. Однажды его с самого утра привели в кабинет начальника и оставили один на один с каким-то прилизанным типом в даже на вид безумно дорогом костюмчике. Это было понятно и уроженцу небольшой деревеньки… Уже успевшему подержать в руках очень неплохие суммы гонораров за свои труды.

— Нравится здесь? — без эмоций спросил «пиджак», едва невыспавшийся и злой парень устроился напротив.

«Даже не скажешь, что издевается, сука!», — только и подумал узник, передернув плечами.

Было действительно холодно, а времени накинуть телогрейку ему не дали, буквально выпихнув из камеры.

— А то, — злобно сплюнул он на намытый пол. — Кормят от пуза, компания охренная, только вот мыло не ронять лучше, а то еще и близкой будет! А уж обслуживающий персонал какой! Я бы даже чаевых когда оставил, так денег нет… Отобрали все, ироды сами и без всяческого спросу при заселении.

Гость на эмоции не обратил ровным счетом никакого внимания, продолжая все так же разглядывать заключенного № 31337.

— Пройдемся, — неожиданно предложил франт, словно бы придя к какому-то решению. — За мной.

Даже у обозленного на весь мир паренька, которому и терять-то уже нечего, не нашлось какой колкости в ответ. Он лишь пожал плечами, да двинулся следом.

Шли недолго. В местный гараж. Только бокс не то, в котором его определили на работы, а чуть в стороне. Да и не очередной самосвал оказался внутри с убитым бестолковыми водятлами движком и коробкой, а…

Николаич до сих пор помнил тот восторг, что он испытал впервые увидев лоснящиеся лакированные борта, во тьме которых можно было разглядеть собственное отражение. Опытному взгляду всегда ясно, когда технику просто отмыли и отполировали, а когда долго со всем тщанием п***асили, не жалея денег, времени и со всем уважением. На регулярной основе. Скрытая от нескромных взглядом здешних обитателей «Чайка»[36] была просто вылизана в идеал. Николаич ощутил просто физическое желание познакомиться с главмехом того хозяйства, что отвечал за эту крошку, и пожать ему руку. Просто так. От всей души. Забегая вперед: впоследствии ему это удалось. Николаич и Палыч стали друзьями на долгие годы, да вот лет десять уж как тридцать первого декабря водила ставил на стол стопку водки с кусочком хлеба и вспоминал своего единственного друга — Палыча.

Франт парня не торопил. А вот за реакцией наблюдал очень внимательно. Вспыхнувший почти фанатичный взгляд отчего-то очень порадовал так и не представившегося незнакомца.

— Может, и посидеть внутри хочешь?

Заключенный обернулся так быстро, что оказался с гостем нос к носу.

— Шутить, изволишь, — зло прошипел он. — Да я тебя сейчас…

Однако незнакомец и бровью не повел, не смотря на то, что конвоиры вдруг куда-то подевались. А ведь они уже даже не в строго охраняемой зоне! Это ж технические помещения. Вот как дать бы сейчас… Однако притворить свои мысли в жизнь Николаич не успел, так как ладонь его неожиданно сжалась, ощутив инородный предмет. Опустив взгляд, он с удивлением обнаружил ключи с небольшим оленем в виде брелока.

Странный визитер все так же молча повел рукой в сторону автомобиля-мечты.

Парень неуверенно, словно ожидая, что его в любой момент окликнут, направился к сверкающей в лучах холодного мартовского солнышка красавице. Ключ, ключ, ключ… Подошел. Дверь легко открылась. Заключенный с замиранием сердца потянул ее на себя… Водительской двери не удалось преодолеть и половины пути, как она была перехвачена крепкой рукой «пиджака».

— Молодой человек, только не делайте глупостей, — попросил он. — Мне бы очень не хотелось менять боковое стекло и пачкать салон содержимым вашей черепной коробки. Мы друг друга понимаем?

Николаич заворожено кивнул. Он не еще не слишком осознал слова владельца этого инженерного чуда, но согласен был целиком и полностью: такой салон пачкать — грех смертный!

Франт же просто отпустил дверь и отступил на шаг.

Николаич же еще раз осмотрел машину (она была великолепна!), и сделал шаг в салон. Испытанный в этот миг им трепет не сравнился бы даже и с первой в его жизни фрикцией. Бурный восторг охватил разум, едва руки легли на светлый руль, а большие пальцы заскользили по ободу клаксона. Ве-ли-ко-леп-но! В какой-то миг ему даже показалось, что олень в центре «баранки» довольно подмигнул ему, словно признавая за ездоком право управлять даже таким совершенным чудом!

— Нравится? — голос сзади заставил вздрогнуть — заключенный настолько был оглушен ощущениями, запахами и эмоциями, что даже не заметил, как владелец сел в салон.

— Черт возьми, ДА! — с восторгом ответил тот.

Да и чего тут еще добавить, теперь можно и помирать!

— А правда, что тут V8 под капотом?! — совершенно по-детски возопил Николаевич. — А еще говорят, что в этой малышке блок цилиндров из алюминиевого сплава как корпуса у самолета! И головки!.. И впускной коллектор!.. И поршни… Он же, наверное, поет просто!

Мужчина, вольготно развалившийся на заднем кресле, коротко усмехнулся:

— А ты заведи. Ключи-то у тебя.

Вставить ключ в замок зажигания — не самая простая задача, когда у тебя от щенячьего восторга и холода руки ходуном ходят.

Двигатель завелся мягко, но ровно, услаждая слух узника. Он счастливо закрыл глаза и откинулся в кресле, чувствуя как ровный и мощный звук ожившего бензинового зверя отдается легкой вибрацией в корпус. Однажды Николаичу, еще в казавшемся сейчас таким далеким детстве, удалось побывать на концерте. Его настолько впечатлили скрипчатые переливы под аккомпанемент оркестра, что он безумно захотел познакомиться с автором. Позже ему объяснили, что тот давно умер. Мальчишка слегка погоревал, но тогда для себя решил совершенно точно — этот Вивальди мужиком был неплохим! Однако даже те волшебные звуки не ши ни в какое сравнение с ревом стального зверя под капотом этой красавицы…

— Ты когда-нибудь в Зимнем дворце бывал? — Неожиданно вплелся в рокот двигателя голос владельца сего чуда.

— Шутить изволите? — Николаич решил, что к человеку, что смог «приручить» такую малышку, можно обратиться и на «вы».

— А где знаешь?

— Так то в Питере, километров сто отсюда будет.

Франт покачал головой.

— Успеешь за два часа — твоя будет, — пообещал майор Ефимовский, приходившийся Андрею Ивановичу батюшкой. — Когда-нибудь.

Больше заключенный не сомневался, и, переключив АКПП в нужное положение, нажал педаль газа.

Что характерно, его никто не остановил.

А слово свое Иван Сергеевич сдержал. Лет через десять с того дня «Чайка» списана и торжественно вручена Николаичу при всем честном народе. А тот и не удивился даже. К тому моменту верил он уже генерал крепко.

А лимузин с именем собственным «Надежда», до сих пор стоял в гараже его загородного дома. Давненько владелец не выводил его на свет божий, лишь изредка позволяя себе отрешиться от мира, ровно как и пятьдесят лет назад откинуться в кресле и просто слушать звук мотора.

Однако годы берут свое. Реакция не та, да и… Да и много чего!

Вот теперь он уже не водитель первых лиц канцелярии, а уткнулся головой в руль хоть и чертовски удобного, а все же обычного микроавтобуса, напичканного всем чем только можно по последнему слову маготехники. Да только машина хоть и из гаража спецов, а все ж таки вспомогательное оборудование, на операциях необходимое, в основном перевозит. А и ничего! Зато нужен, молодежь с уважением смотрит!

— Чего взгрустнул, Николаич?

— Да ничего, Сашка, — грустно улыбнулся тот: ну вот, даже и не заметил, как дверь открылась. Может и правда пора на пенсию? — Ты чего здесь?

— Итальяшек перевозим, — усмехнулся боец в черном камуфляже. — Там сейчас все как сельди в бочке. А у тебя оборудование по классу «три анечки». Все равно кто-то сопровождать должен, вот я и…

— Сбежал, хитрец! — вернул усмешку старик.

Молодой воин лишь развел руками:

— Поехали, отстанем! — подколол пассажир водителя, указывая на уже выруливающий с территории внутреннего дворика канцелярии точно такой же автобус.

— У меня не уйдет! — хитро подмигнул дед, буквально словно приклеенный повторяя маневры ведущего.

Они успели отъехать только на полтора километра.

Одна секунда решила все.

Каким чутьем почувствовали угрозу одновременно Николаич и Сашка не смог бы просчитать и самый невероятный вычислительный комплекс. Короткий взгляд на молодого, уверенный кивок в ответ. Все всё понимают. Это был идеально выверенный маневр. Точнее и лучше Николаич не смог бы даже в молодые годы. Именно он и стал последним, когда в борт их «Мерседеса» влетела реактивная граната… Предназначавшаяся головной машине, что тут же увеличила рванула торпедой в городской поток. Помочь своим коллегам они уже не могли. Старый и молодой мужчины погибли мгновенно в цветке взрыва.



Глава 23


Сегодня в коридорах бывшего особняка князя Кочубея было непривычно тихо. Причиной тому служили семь портретов, выставленных прямо перед парадной лестницей. Уголок каждого из них выделяла траурная лента. Пять Жандармов отдельного корпуса, четверо из которых погибли на месте и один в реанимационной машине, и два канцеляриста, спасшие ценой своих жизней товарищей от гранаты в борт. Такого удара служба не получала давно. «Тройка» организация, пусть и предельно эффективная, но крайне немногочисленная. Обычно как только дело доходит до прямых столкновений роль ударной силы берет на себя ОКЖ [37].

— Нам нанесен удар, — негромко проговорил князь, спустившийся на первый этаж, чтобы попрощаться с павшими бойцами. Никто в этот раз не демонстрировал дисциплину, выстраивая людей рядами и порядками, так что все просто стояли кому как удобно, слушая Никиту Владимировича, что сейчас прощался с коллегами вместе со всеми.

— Оба они пали в бою с оружием в руках выполняя свой долг. Виктора Вязова мы все знали как Николаича. Более пятидесяти лет он отдал службе в рядах канцелярии, до конца исполнив свой долг, вместе с Александром Косыгиным они ценой своих жизней…

— Нормальный пацан был. — Услышал сбоку негромкий голос Воронцов.

Парень обернулся к заместителю Хана.

— Общались мы, — вздохнул Сашок. — Не поверишь, в го[38] резались… Ну а Николаич это вообще… Легенда.

Матвей кивнул. С обоими он знаком был лично, а с водилой-профи до хрипоты спорили, восстанавливая столь полюбившийся канцеляристу «Молот Люцифера» [39] в идеальное состояние. А уж на сколько часов было выслушано его историй о любимой «Чайке», так то песня отдельная. И ведь ни разу заскучать не удалось! Хотя казалось бы, сколько можно рассказывать об одном и том же? Ан нет… Старый умел так сложить историю, что даже поиск каких-то там гаек превращался в целую эпопею. И настолько было интересно, что слушалось все это на одном дыхании.

— Значит так, — неожиданно сбился с полагающегося в таких случаях стиля речи князь, уже сказавший пару слов и о каждом из пяти погибших жандармов тоже. — Убийцы будут найдены. И казнены. Все. Это все.

Вот это правильно. В глазах подавленных гибелью товарищей людей вспыхнули угольки холодной ярости. Все знали, что месть не делает человека лучше, но помогает пережить удар, если подойти к ней с умом. А еще лучше с выдумкой. Чтобы каждый, кому в голову взбредет иная мысль нехорошая, вспомнив о том, как кончили его предшественники, точно помнил всего три слова: «Канцеляристов», «Убивать», «Нельзя». Воронцов был уверен, что и по линии жандармов будет спущена такая же команда. Отныне «злодеи» выведены из правового поля, а судьба их в случае поимки живыми будет незавидна.

Совещание началось через полчаса после прощания с павшими. Первое. Какие-то указания получили спецы по контртеррору. Следом были приглашены представители имперского спецназа и лишь после этого очередь дошла до будущей четы Воронцовых и куратора их вахмистра Калашникова. Полковник Ефимовский находился здесь же, лениво листавший какой-то журнал из тех, что секретарь князя разложил специально для гостей. Несмотря на равномерный шелест переворачиваемых страниц, взгляд Андрея Ивановича застыл в одном положении. Ох и далеко же сейчас были мысли его от этого места.

— Вас ждут. — Объявление адъютанта едва не заставило всех вздрогнуть. Оказывается, не только полковник погрузился в свои мысли слишком глубоко.

Резкий вдох до рези в легких и медленный выдох помог Матвею вновь ощутить себя «здесь и сейчас». Рядом какую-то пранаяму[40] выполнила и Ольга.

— Так, с ситуацией по жандармам вы в курсе, — констатировал хозяин кабинета. — Ввожу в курс дела по вчерашнему… Инциденту. Я решил перевести наших итальянских «друзей» на одну из конспиративных дач. Для этого была привлечена группа Первой экспедиции со средствами усиления. Порядок движения предполагал колонну из двух стандартных микроавтобусов. В одном находились итальянцы и основная часть группы, а во втором Николаич и Кронштадт. Колонна выехала в сторону объекта № 13–15 в в семнадцать сорок из прямо отсюда. Уже в семнадцать пятьдесят пять на светофоре, который, как выяснилось, включился ранее положенного, четко определив место колонны в потоке, была совершена атака при помощи ручного гранатомета штатовского производства. Неизвестные произвели два выстрела. Реактивные гранаты дополнительно были усилены рунной вязью, что позволило на порядок увеличить их пробивную способность…

Ольга удивленно приподняла бровь.

— Первый выстрел достиг цели, — ответил на ее немой вопрос князь. — Стрелявший неправильно выбрал расстояние — граната не успела встать на боевой взвод и, пробив бронестекло застряла в нем не взорвавшись. Однако, прошу заметить, она смогла преодолеть даже наши мобильные щиты. Сейчас ее изучают наши артефакторы. Обращаю внимание, что оба выстрела были произведены прямо из скопления людей, скопившихся у пешеходного перехода…

— Но… — От удивления перебил князя Матвей, но тут же захлопнул рот.

Однако тот лишь махнул рукой «спрашивай, мол».

— Так ведь выхлоп же… — Немного косноязычно констатировал Воронцов.

— Так ведь выхлоп же, — повторил князь, чьи сцепленные в замок пальцы на миг побелели, но старый «службист» быстро заставил себя успокоиться. — Мне император уже позвонил по этому поводу. Очень ему такие акции на территории Руси не нравятся. Одиннадцать человек доставлены в больницу с травмами различной степени тяжести, один — погиб, попав под прямой удар реактивной струи в зоне разлета. Вот так вот…

— Тубусы найдены? — уточнил Матвей, слегка поморщившись.

Голова болела с самого утра и даже две порции цитрамона помогли лишь частично справиться с неприятным состоянием.

— Найдены, — вместо князя ответил Ефимовский. — Стрелки сбросили их сразу после отстрела гранат. Обычные M72 LAW. Девяносто второго года выпуска.

Вот так вот. Амерский одноразовый противотанковый гранатомет. Впрочем, стране-производителю предъявить нечего. Выпускают их уже лет шестьдесят в разных модификациях, и по миру они «расползлись» не с размахом АК, конечно, чей силуэт уже красуется на государственных флагах ряда стран, а кое-где и детей в его честь называют, но тоже очень неплохо.

— Что-то многовато в последние дни всплывает западного стандарта. — Негромко буркнул Михей.

— Согласен, — ответил на это плохим слухом не отличавшийся ни разу князь. — Вот вы, — Матвей, Егор, слышите? — сейчас и займетесь тем, чтобы вот это вот на наших улицах больше не происходило. Предложения?

Секунд тридцать в кабинете стояла тишина, после чего Матвей поднял взгляд на Главноуправляющего «Тройки».

— Итальянцы. — Просто сказал он. — Они знают больше чем говорят. Про ситуацию на их конспиративной квартире, когда был уничтожен потенциальный свидетель, я вам докладывал…

Никита Владимирович вновь сложил перед собой руки домиком в любимом положении «Ришелье думать изволит».

— А если не расскажут. — Протянул он.

— Предлагаю даже не спрашивать, а работать по жесткому варианту сразу. — Пожал плечами Матвей.

Хозяин кабинета обвел медленным взглядом собравшихся. Полковник коротко кивнул. Склонил голов Калашников. Матвей все так же прямо смотрел в глаза шефу, а Ольга равнодушно пожала плечами.

— Возражений не вижу. Принимается. Можете работать до любой глубины.

Воронцов удивленно поднял вскинул бровь. Серьезное заявление, однако.

— И что ты на меня смотришь? — Почти ласково поднял глаза князь. — Есть правила, которые нарушать нельзя. В нашем доме с появлением гостей из солнечной Италии стали твориться совершенно неприемлемые вещи. Эта парочка что-то знает, но помочь нам прекратить все это безобразие не желает, а, значит, добровольно примеряет на себя статус нашего врага.

Хищная улыбка Матвея явно означало, что ему все это надоело. Да, как человек и профессионал Юлия-Джулия ему нравилась очень и очень… Но не ценой жизней коллег и граждан империи. Парочка же с Апеннин явно знала больше, чем рассказывала. А вот за такое иногда и на ленточки распускают. Впрочем, из уважения к своей временной напарнице Матвей был готов взять этот процесс в свои руки. Но не более.

— А как же Папа и Генерал? — поинтересовался вахмистр.

Он явно не был против такого варианта, просто уточнял цену решения.

— А что Папа? — с каким-то куражом спросил Ефимовский.

— Ну… Важный человек на планете…

— Да? — Прервал объяснения Калашникова Михалков. — И сколько же у него дивизий?[41]

* * *
Семь дней они пробыли в гостях у «Тройки». Пять из них «гостиницей» им послужил дом на набережной Фонтанки. Затем хозяева решили, что гостям удобнее будет в загородном имении. Охраняемом, что твой ядерный арсенал, естественно. Мнение «итальянских друзей» в этом вопросе настолько демонстративно игнорировалось, что Джулия начала не то чтобы нервничать, но уже просчитывать альтернативные варианты. Это когда хозяева вдруг перестают быть радушными и дружелюбными, являя медвежий оскал любому, кто посмел вызвать их неудовольствие. И никогда не предугадаешь, какой миг станет поворотным. Ведь в том и есть самая страшная опасность Хозяина Леса. Понять что он сделает в следующий миг невозможно никогда. Марко же оставался спокоен, свято веря в защиту Святого Престола, Генерала и самого Господа. А вот у местных варваров, что за други своя готовы растерзать вообще любого, есть прекрасная поговорка: «Не боги горшки обжигают». И допросы с пристрастием ведут тоже не они.

Матвей появился на седьмой день, который по иронии судьбы выпал на воскресенье. Девушка из окна видела, как он покидал микроавтобус в сопровождении нескольких бойцов, пластика и слаженность которых, а так же полный контроль пространства даже на сто раз охраняемой территории, людям понимающим говорило о многом. Однако в крыло, где содержались гости дорогие, Воронцов пришел один.

— И как долго нас будут здесь держать?! — презрительно бросил Марко, первым начав разговор.

Дурак.

Джулии одного взгляда хватило, чтобы по спине пробежал холодок. Глаза этого до сих пор казавшегося ей довольно симпатичным милашом мальчишки не сейчас не выражал ни-че-го. Пустота. Это плохо. Лучше помолчать и послушать, что именно скажет парень.

— Я требую!.. — Продолжал неистовствовать посланник Генерала, до глубины души пораженный безразличием к его словам.

Матвей молчал, равнодушно рассматривая уже потерявшего всякие берега собеседника. Нехорошо так рассматривал. Будто решал, а не раздавить ли крикуна, или подождать еще чуть-чуть. А, может, сделать это каким интересным способом?

Марко возмущался.

Парень молчал.

— Заткнись. — Равнодушно бросил Воронцов минуты через четыре после своего прихода.

— Да как ты смеешь, варвар? — Буквально зашипел посланец в ответ, до глубины души возмущенный пренебрежением стоявшего перед ним безбожника.

Воронцов спокойно выслушал длинную тираду, где немало говорилось о нем, империи и даже о родственниках до седьмого колена. В какой-то миг он спокойно вытер лицо — Марко настолько разгорячился, что даже не замечал как изо рта вместе с оскорблениями вылетают слюни, — и вежливо заткнул разгорячившегося итальянца… Коротким, но от того не менее сильным и четким ударом левой ладони в печень.

Все еще никаких эмоций. Парень спокойно наблюдал, как буквально рухнувший на колени посланец вытирает рот от вязкой субстанции, большую часть которой он только что выблевал прямо перед собой. Лишь когда маг убедился, что оба гостя обратили на него внимания, он мертвым голосом, где и тени эмоций обнаружить было невозможно, заговорил:

— Два канцеляриста. Пять жандармов, — Матвей сделал паузу, чтобы внимательно посмотреть на каждого из «гостей». — Все они погибли за последние несколько дней.

— Я сожалею… — начала Джулия, пробуя если и не перехватить инициативу в «беседе», то хотя бы стать ее полноправным участником.

— Пока нет, — равнодушно оборвал ее парень, обратив внимание на свою напарницу. — Будешь. Оба будете.

— Скот! — Неожиданно взревел Марко, бросаясь прямо с пола на обидчика. — Все вы тут ско… Аргх!

Парень спорить не стал, молча швырнув посланца в стену с такой силой, что на пол съехал не только он сам, но и несколько неплохих репродукций знаменитых европейских живописцев. В этот миг от стройной юношеской фигурой полыхнуло такой волной жара, что Джулии даже пришлось закрыть лицо руками. Бог с ними, с волосами, которые судя по треску и запаху слегка оплавились от такого горячего проявления эмоций, а вот глаза нужно попробовать спасти. Марко же до таких тонкостей было все равно. Он в блаженном беспамятстве валялся на полу.

— Я скоро вернусь, — мгновенно взял под контроль собственный Огонь парень, кивнув притихшей оперативнице Ордена. — Мы потеряли друзей. Я очень хочу отомстить. И очень надеюсь, что к моему возвращению вы расскажете что-нибудь, что поможет мне справиться с этим чувством, иначе буду за ваш счет его… Удовлетворять.

На этих словах у Джулии где-то в очередной раз похолодело, а кое-где и разлилось приятное тепло, заставившее вспомнить все старые обещания меньше работать и хотя бы чуть-чуть уделять внимание потребностям молодого женского тела.

* * *
— Переборщил. — Констатировала Ольга, едва Матвей вошел в тамбур комнатки с несколькими мониторами, куда выводилось изображение с камер покоев гостей.

— Да ну? — Не слишком удивленно пожал плечами Воронцов. — Да я бы этого козла…

— Козу, — слегка поправила его невеста. — Вон ту очаровательную козочку!

— Да я же ее и пальцем не тронул! — Удивился парень.

— Да-да, — согласилась Демидова. — То-то она и не знает, от чего трястись в твоем присутствии — страха или возбуждения!

Приподнятые брови мага и озадаченные выражения на части лиц их дружной компании заставили девушку усмехнуться. А вот штатный маг и медик группы был скорее согласен с Ольгой… Но по-своему:

— Оно и к лучшему, парень. Когда будешь ее на ленточки нарезать гормоны чуть снимут боль, зато подстегнут фантазию. По мне так быстрее расколется. Начни с лица и, главное, не забывай ей рассказывать, что именно ты собираешься с ней сделать в следующую секунду… Что? — Пожал плечами он в ответ на удивленные взгляды. — Это не я придумал, а природа и эндорфин!

— Хм, мне, конечно, телка эта не нравится, — заявила Демидова нарочито грубым тоном. — Особенно это ее взгляд кошки, у которой чешется, что у твоего кролика морда…

Народ от таких сравнений слегка прифигел.

— … Однако мысль пустить ее на лагман мне не нравится!

Легкие смешки вокруг подтвердили солидарность части компании с единственной здесь дамой.

— Нравится или нет, — равнодушно пожал плечами даже не улыбнувшийся Матвей. — А я их обоих на куски порежу, если они сейчас не скажут мне ничего интересного.

— Как так можно? — Возопил Михей, явно стремясь «разморозить» парня. — Она же красивая!

— Ну хорошо, — согласно наклонил голову маг. — Можно и так… Но потом, если не заговорит, на куски. И это… Исполнять сам будешь, а то меня невеста не простит.

И никто из присутствующих не смог точно сказать, насколько парень шутит.

— Слушай, забирала бы ты своего мужика, — шепнул на ухо девушке Тунгус. — Там кухня небольшая есть в комнате отдыха «бодрянки»[42]. Покорми, чтоль, а то он сейчас действительно итальяшек на фарш пустит.

Ольга задумчиво кивнула, и, подхватив будущего мужа под локоток, словно айсберг на буксире потащила его ко всеми мужчинами предмету — холодильнику. Женщинами сей предмет был любим, кстати, не меньше, вот только они зачастую лукавят (если не сказать «врут»), что это не так!

А кухня и правда была удобна. А уж после нашедшейся в холодильнике колбаски, помидорчиков и яиц, что мигом превратились спасенье каждого холостяка — гигантскую яичницу, так и вовсе… Казалось, приятное тепло в желудке даже чуть подтопило льдинки в глазах Матвея… Настолько, что Ольга искренне понадеялась отправить «на разговор» кого-то другого, но забыть о втором раунде переговоров не позволял таймер на телефоне ее жениха.

— Пора. — Констатировал парень, с сожалением окидывая здоровенную сковородку, куда уместилась целая палка колбасы, штук пятнадцать яиц и несколько здоровенных томатов.

В ней еще половина блюда осталась. Вот только он был уверен, что к его возращению это упущение будет добросовестно исправлено. Ну не нашлось здесь нужного количества тарелок, вот и «цепляли» вилками лакомые кусочки прямо со сковородки всей толпой. А семеро одного, как говорится, не ждут!

* * *
— Готовы к разговору? — спокойно спросил Воронцов, закатывая рукава темной рубашки.

У кого другого этот жест мог бы получиться наигранным, но в данном случае, похоже, был попросту функциональным.

Удобнее так работать с «материалом», да и все тут.

— Спрашивай. — Брезгливо бросил Марко, уже смирившийся с тем, что ему придется рассказать все, что хочет знать этот злой русский парень, но все еще старающийся держать марку.

Два удара. Печень-челюсть. Воронцов связку годами нарабатывал.

— Зха фто?… — только и успел прохрипеть итальянец, как его приключения в Российской империи продолжились полетом в ту же стену.

Минут пять понадобилось посланцу Генерала, чтобы вновь прийти сюда.

— Больше такого не повторится, — спокойно заявил устроившийся за это время в удобном кресле Матвей, глядя прямо перед собой. — В следующий раз будем действовать более… Профессионально. И «сыворотку правды» еще надо будет заслужить.

Джулия в этот момент почувствовала иррациональное облегчение. Парень все еще готов был добиваться ответов любыми методами (он не шутил!), но из глаз ушло это по-настоящему леденящее сердце равнодушие.

— Я же… Я… Кха-кха… Готов был… На все вопросы… Зачем? — Тяжело дыша прохрипел Марко.

— А не будет вопросов, — безмятежно объявил маг. — Сейчас ты начнешь говорить. Если того, что ты скажешь, мне покажется недостаточно, то я начну зверствовать. Больше предупреждений не будет.

Марко удивленно замолчал. И молчал гораздо дольше, чем Матвей для него посчитал возможным.

— Ну, на нет и суда нет! — даже с каким-то удовольствием протянул Воронцов, поведя плечами и готовясь покинуть насиженное место.

— Скорцени! — Буквально выкрикнула Джулия. — Фредерик Скорцени. Позывной «Рико». До недавнего времени был главой сети силовой поддержки в Санкт-Петербурге, но на несколько месяцев отзывался куда-то в Забайкалье для проведения операции под непосредственным командованием главы ренегатов. Начинал свой путь в составе отряда боевых пловцов «Тезео Тезей» прямого подчинения генштабу ВМС…

Матвей с удовольствием плюхнулся обратно в мягкое кресло, сложив пальцы в любимом жесте князя Михалкова — «Ришелье в раздумьях», и приготовился слушать.



Глава 24


Матвей соврал. Вопросы появлялись. И он их задавал. Однако Марко очень ценил свою шкуру, так что пел куда больше и лучше «задавшей тон» Джулии. А та и расстроенной сильно не выглядела. Нет, конечно, радостным ее лицо сложно было назвать, но в данном случае все шло в соответствии с древними неписанными правилами игры спецов силовых операций. Как весьма неплохо подготовленный боец, она прекрасно понимала, что «принимающая сторона» ответы на свои вопросы получит, а вот останутся ли они с представителем Генерала в тех кондициях, которые не стыдно предъявить городу и миру — большой вопрос. А скулить в виде куска мяса, моля о простой возможности быстро прервать жизненный путь, ей вовсе не хотелось. «Ну как вам не совестно, товарищ старший лейтенант?! На войне я бы нашел средства вас разговорить…», — вспомнились девушке строки из замечательного фильма про русских гвардейцев-десантников, по которому они и учили язык осинок и берез [43]. Ее личная проблема номер один была в том, что здесь и сейчас «собеседники» воспринимали происходящее вовсе не учениями, а вполне себе войной. К тому же идущей на их территории. Вторая проблема была классической: идиот-напарник. Увы. Конечно, молчать смысла не имеет. Разговорят. И время гуманных методов, а это она ощущала своим чутьем профессионала совершенно точно, уже кончилось. Но вот так вот сдавать все подряд со скоростью неожиданно прихватившего поноса, покидающего тело… А поторговаться, черт возьми?

Показалось ли, но на секунду Джулии привиделось, что во взгляде парня промелькнуло сочувствие. Нет, вовсе не тому положению, в каком она сейчас находилась. Профессиональный риск самостоятельно и добровольно выбранной профессии, так сказать. А вот идиота-напарника обычно посылают черти преисподней или, что хуже и, к сожалению, куда как ближе к земным реалиям, некомпетентное командование. И вот с этим лично ты уже ничего поделать не можешь!

А Марко изливался долго, подталкиваемый лишь наводящими вопросами, а так же точной и жесткой стимуляцией внутренних органов. В основном, чтобы заткнуть фонтан красноречия, когда он становился либо совсем уж бессмысленным, либо слишком отклонялся от основной темы — сбежавших диверсантов.

С темы итальянец сбивался часто. Перепугался бедолага. Вот она беда всех этих «высокопоставленных представителей» и всяческих «доверенных лиц» — все они неосознанно переносят свой высокий статус в определенной системе на все сферы жизни. А оттого сильно и обижаются и плачут едва их начинают тупо п***ить. «Марко, а вы боитесь боли? Банальной боли? Вы же всю жизнь ходили под „зонтиком“ своего положения. Вы должны очень бояться самой обычной боли!» — произнес Матвей, прежде чем приступить к выполнению ранее данных обещаний.

— Сашок! — разглагольствования важного представителя Ордена, вид имеющего крайне жалкий и расстроенный, Матвей прервал где-то через час, как только уяснил общую картинку. — Забирай и крути до донышка.

Здоровяк появился через пару секунд — от караульного помещения, по совместительству и центра аудио- и видеофиксации до комнат содержания гостей было совсем недалеко.

— Ну что, а меня трахать будешь?! — с презрением бросила Джулия, едва белобрысый здоровяк за ногу словно мешок с картошкой вытащил Марко куда-то внутрь дома.

Нет, она не пыталась оскорбить Матвея. Скорее отрезвить. Грубым тоном итальянка попыталась напомнить, что он все-таки офицер вооруженных сил Российской империи, а значит…

— Буду. — Твердо заявил он, подходя вплотную. — И напоминать мне о чести мундира совершенно не стоит. Мы не армия, а особые специалисты, для которых такие понятия как мораль, эмпатия и прочее сострадание вполне заменяются простым и понятным словом «необходимость». Поэтому сейчас ради достижения результата я не только забуду о родовом воспитании, но и о чести, совести и прочих вещах, на которые ты сейчас пытаешься «давить». Не надо играть со мной в эти игры. Не тот случай.

Джулия невольно сглотнула, и даже попыталась бы отвернуться, если бы сильные пальцы Воронцова не зафиксировали ее подбородок стальным хватом.

— Понадобится, и на куски нарежу, — нехорошее такое спокойствие в голосе парня заставило уроженку Апеннин зябко поежиться. — А если ты на мою невесту надеешься, то совершенно зря. Для нее слово «надо» не пустой звук. Поэтому именно сейчас она спокойно будет фиксировать твою тушку, чтобы я не собрался с ней сотворить — просношать, либо начинать шинковать неровными кусками. Знаешь, что во всем этом самое интересное? Удивительно понимающая у меня невеста. Потом она мне этот… Инцидент даже не предъявит. Необходимость, чтоб ее… Противное слово, а? Однако сейчас именно она диктует все мои действия. Будем проверять, насколько далеко я готов зайти в наших играх и где та точка, после которой я уже не смогу или не захочу остановиться?

Нестандартный случай. На курсах противодействия допросу инструктор утверждал, что тот, кто много говорит, менее опасен молчаливых мясников. Однако сейчас девушка ясно видела, что ей даже не угрожают. Так, делятся планами на будущее. Ее, черт возьми, будущее…

* * *
Тем временем затихающие крики то ли возмущенного с толь варварским с ним обращением, то ли попросту воющего от ужаса Марко смолкли окончательно.

«Антуражненько!», — решил Матвей, откровенно усмехаясь.

А вот Джулию первая с начала «разговора» живая эмоция на лице парня совершенно не успокоила. Пусть и не профессионал пока состоявшийся, но мальчишка, по ее мнению, был вполне неплох. А это значит, что ничего еще не кончилось. Сейчас ее будут бить, возможно даже ногами!

— А с тобой, красавица, мы немного прогуляемся, — заявил он тут же еще больше посторожевшей итальянке. — А чтобы потому у моей Олечки потом вопросов не было, она с нами пройдется. Ты же не против компании?

Представительница боевого крыла Ордена понятливо кивнула. Успела она с той самой Олечкой в тире побывать. Нет, именно военным специалистом ее назвать было сложно. Даже по общеармейским имперским меркам. Если брать в расчет части боевой готовности, естественно. А вот короткостволом пичужка увлекалась более чем плотно и владела профессионально. Выхват почти совпадал по таймингу с прицеливанием, а первый выстрел раздавался едва ли не в момент стабилизации ствола. Хоть в цирке с таким выступай, если найдутся зрители, что смогут по достоинству оценить способности Демидовой.

— Естественно, — согласилась Джулия, и тут же с несколько игривыми нотками в голосе продолжила. — На свежем воздухе оно как-то поприятнее будет. Вот уж не думала, что тебя удастся развести на… Ээээ… threesome sex.

— «Тройничок», — вполне светски подсказал пленнице Матвей. — У нас это называется так. И… Ты это… своих желаний бойся! Это я в нашей будущей семье мягкий и пушистый. Фантазия Ольги куда интереснее моей, а знания о человеческом теле значительно больше. Она умеет дарить тем, кому повезло оказаться с ней в близком контакте непередаваемые ощущения. Поверь мне.

Джулия едва заметно сглотнула скопившуюся во рту слюну. Матвей заметил, и даже подумал предложить бутылочку воды, но затем все же решил, что пересохшее горло вовсе не настолько большая проблема, а вот демонстрация доброй воли может привезти к совершенно неожиданным выводам «объекта». Решит еще, что можно поюлить. Ломай ее потом… Всерьез.

Впрочем, перейти к специальным средствам убеждения можно и позже, благо на этой площадке есть возможность реализовать целый арсенал для экстренного потроше… Дознания. Вот только есть маленькая тонкость. Марко абсолютно точно расскажет вообще все что знает по поводу группы Орденцев. Джулию можно было бы пустить под тот же пресс для перепроверки и уточнения информации. Но тогда можно упустить главную ценность, что сейчас содержится в ее голове. Ее мнение. Выводы. Все то, что не догадается спросить ни один дознаватель, ведь для того, чтобы задать правильный вопрос необходимо знать большую часть ответа. Да и психика человека под химией или в состоянии болевого шока — штука очень своеобразная. А вот почти добровольное сотрудничество при сохранении, опять же, почти целой шкурки, совсем другое дело!

— Красота-то какая, — набрала полную грудь воздуха, едва они вышли из дома, Джулия, заставив свои молочные железы плавно качнуться (да, именно так сейчас парень ее воспринимал — просто биологическим объектом, который сегодня, вполне возможно, придется разобрать). — Лепота!

Матвей тоже с удовольствием затянулся прохладным по вечернему времени воздухом, разгоняя остатки легкой дымки безумия в своей голове.

— Красота. — Вслух согласился он, светским жестом предлагая Джулии пройти к небольшой беседке с видом на речку.

Ольгу он краем глаза заметил еще на середине пути к ажурному строению.

Возможно, именно эта подчеркнуто мирная картина и сыграла с итальянкой злую шутку.

— А что если я откажусь общаться, а потребую вызова представителя посольства. — Поинтересовалась она. — Так же требую…

Воронцов поморщился, словно увидев перед собой нечто неприятное, после чего лишь грустно констатировал:

— Кажется, мы друг друга не поняли… Оля?

С этими словами парень отвернулся, не обращая внимания на возню за своей спиной.

— Карло, Михей — Матвею. — Бросил он в прямоугольник рации, отжав тангенту[44]. — Давайте к беседке и ремнабор с собой.

Парни появились минуты через две. Снайпер, как и было запрошено, тащил ящик с инструментами, над которым парень тут же и склонился, перебирая различные приспособления для починки машины в полевых условиях. По крайней мере так планировали его создатели. Увесистые плоскозубцы Воронцов отыскал секунд через сорок, тут же вручив из штатному медику группы. Тот удивленно поднял брови. Матвей показал свою ладонь, вполне красноречиво полоснув ногтем большого пальца по первой фаланге пальца указательного. «Дохтур» понятливо кивнул. Без эмоций, что правильно. Равнодушие в такой ситуации несет неплохой психологический и воспитательный эффект.

— Оля, — негромко позвал парень, убедившись, что всяк здесь остающийся свой маневр выучил. — Пошли, пройдемся!

Невеста даже с некоторым сожалением обернулась к Воронцову, на миг оторвавшись от дурного дела. «А неплохо! Лицо целое, следов побоев минимум, но вот гостье нашей явно некомфортно», — оценил про себя работу Демидовой парень. Однако спорить она не стала, послушно оставив объект разработки в покое. Впрочем, тут Джулия сама молчать не стала… Едва поняла, кто, с чем в руках и с какими целями собирается остаться в беседке.

— Скажу! Все! Спрашивай!!!

Жест она не видела, но что сотворить с ней собираются нечто неприятно не сомневалась.

И закричала.

Просто, ясно, лаконично… И поздно.

— Какое рвение, — равнодушно оценил парень, заставив собеседницу заткнуться, просто прижав палец к слегка опушим губам. Итальянка решила не сопротивляться подобной вольности. Слишком многое зависит сейчас от слова этого парня. — Мне надоели эти игры в «хочу-не хочу». Ты недостаточно серьезно оцениваешь свои перспективы. Поговорим после…

Отошли парень с невестой недалеко — только так, чтобы не слышать приглушенных кляпом стонов, совсем недавно cменивших приглушенный ор… По живому ребята работают, без анестезии.

Матвей с некоторым беспокойством глянул на девушку, но тут же лишь удовлетворённо кивнул. Настрой у нее был «самый тот» — да, работа наша не всегда приятна, но кто-то то же должен! И разу уж все равно нужно ее сделать, то и подходить надо к вопросу весьма основательно.

А вокруг было красиво. Как в старой студенческой песне тянулась голубою лентой небольшая речка. Достаточно быстрая, но сегодня почти безмятежная. Красиииво. Судя по всему, когда-то она была гораздо полноводнее, о чем свидетельствовал старый причал лодочной станции на том берегу, почти наполовину обрушившийся в воду. Да и сам ангар, когда-то полный ярко раскрашенными лодчонками, уже зиял сквозными дырами в потемневших и сгнивших от времени стенах. Плавсредства, те что не были растащены местными жителями по причине полной негодности, сейчас радовали своими остовами случайных фотографов, да служили приютом паре кошачьих семей. Воронцов сам видел, а кое-кто из охраны объекта даже подкармливал шерстяных наглецов… Специально для этого переправляясь на тот берег при помощи легкой штурмовой лодки. Ну как легкой, человек восемь экипажа в полной выкладке да со средствами усиления помещались в ней вполне комфортно. Нарушение, вообще-то, но начальство по этому поводу особо не лютовало, так что кошаки и кошки со своими выводками могли насчет еды пока быть спокойными — снабжались они ничуть не хуже домашних мурлык. Встали, блин, на довольствие.

Ольга молчала, так же как и Матвей, наслаждаясь возможностью отвлечься от неприятных мыслей. И действий. Зря, кстати. Сейчас парочке предстояло вернуться к работе над объектом.

— Ну что, пошли? — первой «очнулась» она. — Там уже, наверное, закончили!

«Минут десять как!», — про себя хмыкнул Воронцов, прекрасно представляя, сколько времени понадобиться бойцам на выполнение его приказа.

— Пошли-пошли! — Вздохнул он, бросая еще один взгляд в сторону ставших ныне кошкиным домом остовов.

Вернувшись, Матвей отметил сильную бледность лица Джулии, чей лоб был покрыт крупными каплями пота. Да и результат оценил — указательный палец итальянки, старательно перемотанный уже скорее красным, чем белым бинтом, стал значительно короче. Инструмент, коим и была выполнена сия хирургическая операция, был любовно протерт и занял свое место на лавочке в поле зрения итальянки… А то мало ли еще понадобится.

— Воды или мы гордые?

— Воды.

Парень аккуратно поднес пластиковую бутылку с водой к губам «распятой» двумя парами наручников девушке. Та прикончила ее в несколько жадных глотков, половину бесполезно истратив на полив собственного джемпера в районе груди.

Впрочем, присутствующих виды эти не волновали от слова совсем. Работа как никак.

— У тебя сорок секунд на то, чтобы высказаться не по делу, после чего начнется серьезный разговор. Время пошло!

— Ты за это поплатишься, — достаточно спокойно для этой ситуации заявила Джулия. Нсли не присматриваться, то и дорожки слезинок на слегка чумазом личике под каплями пота почти и незаметны. — Я лично приложу к тому все усилия. Орден силен и един тем, что не оставляет своих челнов в беде.

Закончив, девушка умолкла. Вот только не увидел Матвей в ее глазах искренней ненависти и веры в свои слова. Злость — сколько угодно, отголоски боли до сих пор можно было разглядеть в глазах итальянской красавицы, а вот ИСКРЕННЕГО желания отомстить как раз таки и не наблюдается. Все-таки «сектантка», как всех орденцев скопом окрестили про меж собой бойцы «Тройки», правила игры знала прекрасно… И в какой песочнице разложила свои игрушки — тоже. Да, попыталась «вильнуть», за что и получила, ну так то ж процесс вполне закономерный. Ее предупреждали сразу.

Для Воронцова ее мысли загадкой не были.

— Знаешь, Джулия… — Парень картинно присел на лавочке рядом с ней, и прикурил тонкую сигарету, заставив девушку злорадно ухмыльнуться, глядя как от небольшой затяжки закашлялся молодой маг. — Я вот вас понять пытаюсь. Не тебя лично, а вообще, психологию вашей группы. Вот есть некий Магистр, что возглавил ветвь ренегатов и еретиков, по вашему же определению. Вы решили, что совместно с нами от них избавиться будет проще. Тоже прекрасно! В компании же веселее. Вот чего только ж ты, б**дь этакая, не удосужилась довести да нас полный объем информации по нашим целям. Люди погибли, опять же. Не хорошо…

С этими словами парень вставил вытащенную из ее же пачки сигарету в рот «сектантке». Ты глубоко затянулась, пачкая фильтр кровью из разбитых губ.

— Это не я принимала решение, — пожала плечами пленница через несколько секунд, выплюнув в сторону еще достаточно большой, но сильно пропитавшийся кровью окурок. — Марко у нас «представитель». Великий и ужасный. Именно он и решал сколько, куда, кому и чего. Я была отправлена скорее как бодигард. Не было ни у кого и мысли, что он будет прислушиваться к моим доводам. Есть такой тип людей, которые знают все и лучше всех. Да и половой вопрос не стоит исключать.

— Не дала, что ли? — понимающе усмехнулся Воронцов.

— До недавнего времени женщинам вообще в Орден на серьезные позиции вход был заказан. Сейчас вроде как можно, но слишком для многих «братьев» «сестры» оказываются едва ли не существами второго сорта.

— Это все?

— Ну и не дала, да.

Матвей понимающе покивал, заметив:

— Вот потому-то с ним и будут работать «до донышка», а затем отправят вашему Генералу. Возможно, частями. Нам, видишь ли, показать надо, что в такие игры мы не очень-то и играем… А если играем, то очень своеобразно. Но то там решать будут!..

С этими словами маг указал пальцем потемневшее в сумерках небо.

— Итак, — хлопнул себя по бедрам ладонями Воронцов. — Еще пить хочешь?

Джулия помотала головой.

— Тогда к делу.

— И что от меня требуется?

— Отдаться словно искушенная школьница за «яблокофон» — умело, пылко и со всей своей фантазией. «Базу» нам сейчас твой «брат» поет, а от тебя мне нужна не просто информация, а информация обдуманная. Выжимка. Именно тот концентрат, что я вряд ли смогу получить пытками или химией. То, что ты можешь дать мне только если у тебя будет на то желание. Что скажешь?

— Я согласна.

Матвей секунд сорок смотрел в глаза девушке.

— Хорошо, — просто сказал он. — Сейчас мы вступаем на такую эфемерную почту как догадки, предположения и умозаключение. Проверить их здесь и сейчас я не смогу. Однако если из-за намеренного искажения или утаивания информации погибнет еще кто-то, то я таки заставлю выучить тебя любимые книги моих друзей: «Молот ведьм»[45] (кивок в сторону отошедшего метров на десять от беседки), «Го: мон дзикки» (перевод взгляд на задумавшегося рядом с заместителем командира Карло) и учебник военно-полевой хирургии под редакцией графа Шереметьева (все прекрасно расслышавшая Ольга помахала Джулии ручкой).

— Поняла, — кивнула пленница. — Не то, что такое «гномики», но смысл ясен.

— О! Ну по старой дружбе расскажу. — поучительно поднял палец вверх парень и с интонацией «просто кто-то слишком много ест» быстро объяснил. — Жил был такой потомственный ё: рики Сакума Осохиро. Это типа нашего полицейского дознавателя, в стране восходящего солнца. И вот решил он как то свой опыт запечатлеть. Для потомков, так сказать. Сказано — сделано: он и накидал книженцию с названием «Подлинное описание практики поведения пыток».

— Хм, спасибо за экскурс… К делу?



Глава 25


— Добрый день! Меня зовут Матвей. Необходим наряд полиции в вагон на ближайшей станции. Гости из горных республик буянят и угрожают безопасности пассажиров. «Товарищи» располагаются у первого входа с хвоста состава. Предположительно вооружены ножами.

Последнее утверждение было не бесспорным. Все-таки клинки никто не выхватывал, обходясь пока угрозами и матом в адрес женщины предпенсионного возраста и достаточно хабалистой наружности и поведения тоже. С точки зрения парня, конечно.

Вот не зря недолюбливал маг метро. И людей. Вернее, высокую их плотность в ограниченном объеме столичной подземки. Но пользоваться сим транспортом приходилось время от времени. Особенно когда на поверхности собралось несколько «десятибальных» пробок. Через них Матвей и на мотоцикле прорываться не рискнул, решив довериться подземному стальному змею… Да и поспать хотелось подольше после душеспасительных бесед с Джулией, за время которых она лишилась еще двух пальцев. Даже Ольга будить не стала, тихонько укатив с утра пораньше по своим делам. И вот надо же было занести любителей лезгинки и водки именно в его вагон. Вообще-то парень не имел ничего против ни по одному из пунктов, если это не сопровождается матерными выкриками, попытками «зацепить» пассажиров и размахиванием бутылками с тем самым пойлом.

— А ну прекратите, скоты черномазые! — Взвизгнула та самая тетка, когда бутылка пролетела мимо ее головы.

Имела право на возмущение, никто не спорит.

Вот только у «горячих» горцев со всклокоченными жидкими бороденками и безумными глазами требование вызвало мгновенную агрессию. Им же уже по целых восемнадцать (как минимум!). Мужчины! А тут женщина делает замечание, да еще и в присутствии других «особей» с подобными характеристиками. Людей такого типа вообще «клинит» если их «ущемили» в компании себе подобных. Недаром методички по форсированному допросу рекомендуют сразу же разводить подобных кадров для дознания в разные стороны. На виду друг у друга будут держаться намного лучше.

Гормоны и градусы, градусы и гормоны. И все это помноженное на горячую кровь и полное отсутствие воспитания.

— Да ты чиго, билять?.. — Тут же начал излагать свою позицию кадр с самой жидкой бороденкой и в самой потертой куртке.

— Ах ты, чурка, — взревела пароходной сиреной тетка, тут же перекинувшись на остальных пассажиров салона. — Тут мужики есть вообще? Успокойте эту погань!

— Чииииго, мля?!!!

«Мужики» в большинстве своем взгляды отвели. Хотя кто-то и подсматривал за сценой с явным интересом… Через камеру своего телефона.

Воронцов хмыкнул… И нажал на кнопку экстренной связи «водитель-пассажир».

— Да ты чиго, трус, э? Не мущщина, да?!! Давай раз на раз!!!

Матвей лишь мирно развел руками и почти серьезно ответил:

— Не-не-не! Ты чего, вон вас сколько… Сиииильные, а я уж как-нибудь!..

Всем своим видом парень явно выражал желание во что бы то не стало сохранить свою шкуру.

— Трус, билять!.. Ды мы тебя… Да ты!.. Раз на раз!

Интересно, что многие «мущщины», явно причисляющие себя к когорте «крутых», смотрели на парня с осуждением: «Ты че, мусааааарской, что ли?». Воронцова же эти взгляды не волновали от слова совсем.

Сорок пять секунд до станции.

А «мущщины» все так же смотрели и… Ничего не делали!

— Биля, да вы всех вас ипа… Кха-кха-кха. ли! — Совпали оценкой с Матвеем горячие южные парни.

Двадцать секунд до станции. Поезд начал торможение. Сейчас или не успеют. Вот уже и автоматика бездушным голосом на двух языках объявила станцию.

Все, не успели.

Двери отворились, и в вагон шагнули трое представителей транспортного отдела.

— Добрый день! Городовой транспортной полиции Алексеев. Что произошло?

Матвей пожал плечами:

— Молодые люди перепутали вагон с притоном. Оскорбляли пассажиров, распивали крепкие спиртные напитки. Угрожали убийством мне лично. Однако на этот счет заявление я писать не буду. Однако и остальных пунктов вполне хватает…

— Молодые люди? — не стал дослушивать городовой.

Оно и верно. Состав нужно отправлять дальше. Еще не хватало под землей устроить такой же транспортный коллапс, что сейчас творился наверху.

Орел комнатный не подвел, тут же распушив крылья:

— Да ты чо, билять, мусор! Каво ваще слушаишь? Не мущщина он!..

Сотруднику вообще-то было пофиг, кто прав, а кто виноват. Мог и всех забрать, на что у Матвея имелся неплохой аргумент в виде «корочек». Но вот обращение «мусор»… Это же почти как «нигга» у амеров. Если свой назовет — повод для шутки, а вот из уст человека не при погонах — оскорбление.

— Молодые люди, пройдемте! — Попросил он, делая жест рукой в сторону все еще открытой двери.

— Да ты чо, п***р!!! — взревел один их охамевшей парочки.

«А неплохо городовых готовят нынче!», — не без удовольствия отметил про себя парень, наблюдая как полицейский ловко отнимает нож у попытавшего размахивать им перед собой «гостя столицы». Далее последовал вполне грамотный перехват и удушающее удержание, под которое дебошир уже просто выл на одной ноте.

Судьба второго тела была менее интересной. Едва его приятель достал нож, он получил несколько «расслабляющих» ударов и теперь тихонько поскуливал про «ваааалков пааааазорных» в уголке, уже обзаведясь симпатичными такими браслетиками. Но негромко. Так, для проформы. А то ведь можно и «добавочки» отхватить за милую душу.

— Не, ну че ты так-то? — пробормотал худющий мужичок, судя по прикиду вполне претендовавший на звание выпускника городского общества призрения[46]. Именно благодаря выходцам сего славного заведения появилось в империи замечательное слово «гопник». Виновны ли в этом дети, оставшиеся без родителей во время Великой войны, или имперские чиновники, махнувшие на них рукой в стиле «краюха хлеба есть и ладно!», но факт оставался фактом.

Сам он, кстати, повлиять на ситуацию не попытался никак. А вот в интереснейшую игру «Сам себе режиссер» играл с упоением.

Воронцов промолчал, натянув кепку чуть ниже. Сей аляповатый головной убор никак не вязался с его темным пиджаком и начищенными ботинками. Он снял его с какого-то парня за десять секунд до вступления в диалог, пообещав ввернуть вместе со вложенными внутрь полноценными ассигнациями [47]. По собственному мнению держался он неплохо, так что ни одному оператору-любителю толком «ухватить» его лицо не удалось.

Вот как объяснить человеку несведущему, да еще и нахватавшемуся откуда-то псевдотюремных понятий, что и зачем он предпринял?

Степаныч бы такое решение ситуации одобрил, кстати. Вот рассмотрим варианты развития событий. Их всего-то и три, на самом деле. Итак, во-первых, можно было начать бой первым и, возможно, даже победить! Все-таки рукопашная подготовка у Матвея была очень неплохой, да и «кой-чего» под мышкой болталось, не говоря уже о постоянно находящемся при себе Даре. Итог: арест (первым нанес удар по не проявляющим агрессии «детишкам»), либо больница/морг, если бы ему не повезло. Как часто такое происходит: он заступается за пассажирку вагона, а вагон не заступается за него. Да и сама барышня, увидев бы стонущие тела на полу, вопила бы уже о том, что «как-то иначе было надо, на словах!». Не говоря уж о большом скоплении «земляков», которые мигом соберутся требовать «справедливости». Ну да, ну да. Вариант два: дать начать бой гостям столицы (сделав замечание или предъявив «корочки»). Начнут. Скорее всего исподтишка. Результат: больница/морг. С большой вероятностью нож в каком-нибудь жизненно важном органе — очень неприятная штука для мага даже его уровня. А бессмертным он стать как-то не успел. Ну и заключительный вариант: вот он, прямо перед вами! Однако вот парадокс — при быстром и эффективном решении проблемы недовольны вообще все!

Компенсирующие свои недавние страхи «мущщинки» уверены, что вот они бы… Вот единой секундочки не хватило… Еще б один выкрик и как!.. Девушки и женщины в зависимости от возраста склонялись либо к тому, что разобрался с ними Матвей не слишком «брутально», либо иррационально жалели только что скуливших на полу вагона «детишек»!

Матвей же на всеобщее мнение плевал, размышляя о том, как мало знают люди о такой штуке как городские конфликты. Вот совсем недавно в Москве случай был, когда трое пьяных «гостей города» в вагоне метро так же исполнять начали. И что же? Сделала им женщина замечание, так те на нее набросились с матами. Единственный пассажир за нее заступился! Вот только его моментально на землю сбили, и забивали ногами с явным намерением убить до следующей станции. Тогда проблема тоже решилась «выходом» на следующей же станции ворвавшегося в вагон патруля, который таки вызвал какой-то неравнодушный человек. Вот только почему «после того как», а не «до того», а еще лучше «вместо»?

Нет, Воронцов действительно считал, что парень молодец! Вот только если взглянуть на итоговый счет, то он обменял здоровье на наказание для дебоширов. А все те, что «вот-вот щас я их…» помочь защитнику так и не поспешили. И Воронцов был действительно рад, что в этот раз история наделала шуму! К пострадавшему парню мэр приезжал, глава Розыскной части поблагодарил и медаль на грудь повесил. Даже премию выписали. Все замечательно. Дебоширам обвинение с «хулиганки» на статьи уголовные по фактам применения насилия к сотруднику и покушение на убийство. А если бы видео «хайп», как модно говорить у амеров, не собрало? Отсидели бы по пятнадцать суток и на свободу… Ну и парень бы столько же в больнице провел с несколькими переломами носа и костей лица. Мда.

Хорошо то, что хорошо закончилось. И парень, без всякого преувеличения, герой! Жаль, правда, что его «героизм» действительно пригодился.

С этими мыслями Воронцов и доехал до своей станции, хладнокровно игнорируя шепотки за спиной. Благо этому процессу очень помогала одно из величайших, по мнению Воронцова, изобретений человечества — вакуумные наушники!

А кепку владельцу он вернул, лишь только убедился, что остальные пассажиры к нему интерес потеряли. Как и было обещано, с двадцатью имперскими рублями внутри.

Вот теперь можно двигаться вперед. К солнцу.

А погода «наверху» для конца лета была просто прекрасная — солнышко, легкий свежий ветерок и ни одной тучки на небе. А до их новой базы, где с понедельника вновь закипел ремонт, целых двадцать минут небыстрым шагом. Красота!.. Единственный вопрос терзал душу парня: где бы тут кофием разжиться?

Сильные женские пальчики сжались на его предплечии столь неожиданно, что Матвей едва не начал работать, в последний момент успев сдержать уже почти подчинившееся боевому импульсу тело.

— Стоп, машина! — Прокомментировала девчушка, не слишком-то и задумываясь о том, насколько близко она только что находилась к койке. В лучшем случае больничной.

— Милая, тебе не кажется, что так пугать — можно и без головы остаться? — Почти ровным тоном спросил маг, гася кое-что убойное, уже готовое сорваться с удерживающего конструкта.

Выглядело это так, будто он раздавил левой ладонью снежок из неяркого желтого пламени. Несколько быстрых взглядов по сторонам — свидетелей нет. Хорошая штука — толпа. В этом плане. Если кто чего и разглядел, то либо ничего не понял, либо решил, что дело пахнет керосином и вообще его никак не касается. Воронцов точно не запомнил, как называется тот закон, согласно которому если человеку станет плохо, то помощь в толпе он получит помощь с гораздо меньшей вероятностью, чем на пустыре, где кроме него всего один-два человека. Причина проста — каждый будет думать, что «тот поможет»!

— Так тебя ж потом Ольга бы и пришибла, — совершенно спокойно парировала рыжее д… Дитя природы! — Где бы, спросила, помощница моя? А ты бы что ответил? «Ой, прости, пожег ее средь бела дня!»?

Воронцов пожал плечами и скосил взгляд на тонкие пальчики, все еще обхватывающие его предплечье.

— Ну я всегда бы мог оправдаться тем, что до меня домогалась! — Ухмыльнулся он. — А грохнул тебя, чтобы Ольге не досталась. На страшный суд, знаешь ли, в совершенно разном виде можно отправиться. И вовсе не факт, что единым куском.

— Ага, наслышана о ваших беседах с этой итальяночкой! — Вернула ухмылку Любомирова (На что Матвей, уверенный в возможностях современной колдомедицины, только и фыркнул: «Отрастят!»). — А я тогда ей скажу, что это ты меня милой называл!

— Когда?!

— Тридцать секунд назад!

— Так Ольга тебе и поверит! — уже не совсем уверенно пробормотал парень, понимая, что идет по офигенно тонкому льду.

Девушки и их системы взаимоотношения друг с другом до сих пор оставались для него огромной загадкой.

— В этом вопросе — может и не поверит, — хитро усмехнулась наглая «рыжуха». — Вот только все будет как в том прекрасном анекдоте: «Ложечки-то потом нашлись, а вот осадочек остался»!

— Серьезно? Ну лаааадно! — Кивнул каким-то своим мыслям Матвей, аккуратно перехватывая руку огненной красотки.

Легким кистевым движением, он развернул девушку в удобную позу и тут же цинично воспользовался всеми выгодами собственного положения.

Раз есть обвинение — должен быть и состав «преступления»!

Шлеп! Даже его тренированную ладонь слегка обожгло от резкого контакта с упругими ягодицами. Судя по тому, как взвизгнула Даша, ей впечатлений тоже перепало выше крыши.

— И не благодари!

— ….!!!!..?!!!!..!?!?! За что?!

— Благодаря мне ты познала таинство великое!

— Это какое же?

— Ведаешь теперь ты секрет хлопка одной ладонью!

— …….!!!!!!!!!

— Так что за срочность? — только и спросил Воронцов, не без интереса выслушав нехилую такую тираду в свой адрес.

Совсем без тормозов девочка.

Аристократ его положения жизнь попортит может весьма и весьма, а эта… лиса Алиса, вот совершенно ничего не боится… Равно как и его парни. Но с бойцами он из одного котелка хлебал, да и характеры там… Мда. А этой вообще все по фиг. «За то и любим, наверное!», — не стал ломать голову маг.

— Жандармы по наводке итальяшек перевалочный пункт накрыли, — все еще потирая пострадавшую выпуклость, ответила рыжая. — Там что-то типа лаборатории нашлось, в которой «привязку» делали. Ольга сказала ты пой…

— Стоп, — медленно поднял руки к лицу Матвей и, сделав несколько энергичных растирающих движений уточнил. — Исходники есть?!

Даша не знала, что это за «исходники», да и не очень понимала, что такое «привязка». Бойцы, а она «легонько» поинтересовалась, тоже были не так чтобы в курсе. А вот «троечный» вахмистр и Демидова буквально повскакивали с мест, едва поняли, что попало в руки жандармов.

Кивок.

— Где?

— Их уже передали нам. Машина будет здесь через четверть часа. Твоя снаряга по штурмовому варианту уже там — невесте не забудь спасибо сказать. Люди готовы. А пока… В качестве извинения угостишь кофе?

— Вперед!

Сам маг решил от кофеина отказаться в пользу какао. Воздействие на нервную систему минимальное, но вот перед боем предпочитал не увлекаться.

А схлестнуться с убийцами сегодня придется. Обязательно.



Глава 26


Фредерик «Рико» Скорцени даже не удивился. Вполне закономерный конец. Его люди мертвы, сам он не в состоянии не то что защититься, а даже и просто пошевелиться. Позвоночник поврежден? Жаль. Хотелось бы уйти в бою, легко и быстро как и большая часть его команды. И пусть конец от когтей потусторонних тварей — не самый лучший исход, но и он был лучше иных. Однако вот не сложилось. А если ЭТИ еще и за его «починку» возьмутся, то уход может растянуться на целые дни и даже месяцы…

Не надо ему этого.

— Сделка?.. — едва разлепил высохшие губы он.

Совсем молодой парень, сейчас возвышавшийся над изломанным телом, равнодушно осмотрел одного из лучших диверсантов Ордена за последние пятьдесят лет и вздохнул:

— А не соврешь ли ты часом?

Скорцени не смог пошевелить рукой, чтобы обвести развалины вокруг них красноречивым жестом. Однако его поняли. Все во что он верил только что сгорело в демоническом и вполне реальном пламени. И предал их тот, кому они не только принесли клятву верности, но и почитали первым после Бога. Наместником Его на земле.

— Ладно. — Устало пожал плечами парень, доставая из кобуры пистолет.

Не так чтобы ловко получилось, все-таки «рабочая» рука перебита и сейчас висит непослушной плетью вдоль тела. Неудобно, да, левой-то к правому бедру тянуться. Однако справился и… Положил ствол на несколько торчащих из земли оплавленных кирпичей, что несколько минут назад были монументальной стеной ангара, в котором некогда размещался инструментальных цех.

Достать второй предмет оказалось куда проще. Удобно все же расположены у него подсумки на разгрузке.

Чуть повозившись с настройками он пристроил устройство на том же «выступе», вновь взяв в руку «Глок».

Тоновый сигнал огласил окрестности вместе с коротким словом:

— Начинай!

И Скорцени начал.

«Куп де грас»[48] нужно было еще заслужить.

* * *
За сорок минут до…

К станции метро бойцы Хана прибыли минуты через три после сеанса Познания Хлопка Одной Рукой на привычных уже черных микроавтобусах. Вновь довольная жизнью и стаканом капучино в руке Даша передала парня с рук на руки и была такова. Воронцов даже удивился, насколько обладательница ярко-рыжей копны легко и непринужденно растворилась в толпе.

— Хороша! — Одновременно прокомментировали с абсолютно одинаковыми ухмылками Сашок и Михей, чем тут же заслужили два одинаковых же взгляда от Хана и Ари.

— Да не, мы так!.. — Тут же невинно развел руками белобрысый великан.

— Чисто навыками восхитились. — Состроил невинные глазки Михей.

Получилось у него настолько естественно, что Матвей уже почти готов был поверить в искренность его слов, если бы не одна маленькая деталь. Такой взгляд он уже видел. Во время разговора Хохла с одним из прапорщиков склада, после которого незаменимый спец по обеспечению отряда всем и вся отправился домой в большой прибыли, а начальник склада рвать волосы на пятой точке и писать рапорт о том, что вот только что своими глазами видел, как немалое количество добра из его вотчины просто ИСПАРИЛОСЬ!

— Хорош. — Оборвал обоих майор, тоже не слишком поверивший в искренность своих бойцов.

На ответные реплики бойцов из серии «никто не любит, никто не приголубит», он внимания не обратил.

— Где? — коротко поинтересовался Воронцов.

— Здесь. — Лаконично ответил Тунгус, протягивая парню небольшой бронированный чемоданчик. — Пароля нет.

Матвей усмехнулся. Хорошая штука из арсенала колдомедиков. В такой кофр хоть сердце живое положи, и он сохранит его живым до того момента как не иссякнут плетения, либо, что с подобными игрушками случается куда чаще, его не уничтожат физически.

Замки щелкнули едва слышно, а крышка откинулась на удивление легко.

Да, вот они. «Исходники» к «привязке». В небольших блистерах находились по десятку небольших капсул с кровью. Вся группа Скорцени здесь.

Воронцов аккуратно вскрыл первый из них с маркировкой «Rico», выдавив себе на ладонь небольшую капсулу. Чуть помедлив, он легко раздавил пальцами магический аналог желатиновой оболочки и растер подушечками пальцев содержимое по ладони.

— Ну что? — с легким нетерпением подбодрил его командир, по застывшему оскале лицу парня уже понимая, каков будет его положительный ответ.

— Оно! — вскинул он заледеневший взгляд. — Карту!

Пересев к монитору, он несколько секунд присматривался, «привязывая» свои ощущения к городской схеме, но уже через полминуты уверенно ткнул пальцем в нужную точку:

— Здесь!

Хан сделал движение пальцами, и бойцы стали занимать свои места согласно боевого расписания.

Сидящий же за мониторами Тунгус лишь пожевал губами и вынул из кармана влажную салфетку.

— Ходють тут, ходють! — Пробурчал он, одним движением стирая кровавый отпечаток пальца Ари с монитора.

Олег во всем любил порядок.

* * *
Сегодня группа выступала за штурмовиков. Глупо диверсантам голой грудью на амбразуру переть? Так то оно так, да жизнь, как оно зачастую и бывает, богата нюансами оттенков. А «нюансы» здесь и сейчас были такие, что не враз на телеге объедешь. Воронцов их чуял. Всех. Каждого. Не мешал даже толстые стены и укрытия.

А кроме того был у них приказ работать самостоятельно. Непонятно, но Михалков общую картину видит всяко лучше. Да и слова его имеют такой вес, что их исполнять нужно, а не обсуждать почем зря.

Потому-то и шли тенями вылетевшие из взвизгнувших покрышками по бетонке заброшенного заводского цеха микроавтобусов бойцы единой группой, чутко ловя каждый жест Матвея. А то вдруг кто умный здесь аппратурку хитрую расположил, да эфирчик слушает?

Первые двое даже не успели понять, как они умерли. Сашок с Карло под прикрытием снайперов одновременно метнулись в двум Орденцам, словно вырвавшиеся из тень призраки. Очень точные удары. Не успели тела упасть на землю, как Матвей почувствовал импульс смерти, амфетаминовой дозой стегнувший по его нервам. Не звякнула железка из той кучи, что была навешана на придерживаемые заботливыми руками телах, не потревожил тишины и предсмертный хрип. Пара взмахов, и вот «останки» уже уволокли к стене, где в строительном мусоре и десяток таких тел можно было спрятать без проблем.

Двигаемся дальше!

Тревога не поднята. Их даже не ждут, скорее просто готовы к любой угрозе. Въевшаяся в кровь привычка. особенно когда находишься на территории другого государства… И уже успел поубивать немало представителей власти на его территории!

Несколько помещений остаются в памяти лишь локациями на преодолении которых проблем не случилось.

«Внимание!».

Бойцы замерли по знаку Матвея.

«Там», «Стрелок», «Два», «Снайпер», «Один».

Скорости жестов парня мог позавидовать и сурдопереводчик. Однако Михей и Олег все поняли прекрасно. Снайперская пара с ВСС в руках бесшумно выдвинулась вперед по векторам, обозначенным магом Крови как безопасные. Негромко «кашлянули» винтовки, и движение на уровень выше замерло. Судя по ощущениям Воронцова, уже навсегда.

Жнец вновь замер, «слушая» пространство, что раскрывалось перед ним не хуже букета изысканных духов в руках истинного ценителя. А вот это интересно.

«Стоп!».

Группа в очередной раз замерла, лишь Ари аккуратно приблизился к командиру.

Тот качнул головой, и наверняка вскинул брови в своей излюбленной манере… Где-то там, под маской.

— Напряжения не чувствую от разведанных постов, — доложил он. — Однако оно здесь есть! Не акцентированное, но…

— Ловушка?

— Возможно. — Пожал плечами парень, которого и самого удивил приказ князя работать своими силами. — Здесь есть люди, чьих меток я не чувствую. Они более… Собраны. Однако не встревожены. Предполагаю второй отряд.

Хан на секунд примолк. Воронцов и остальные терпеливо ждали. Единственный вопрос: «Князь знал?».

— Выполняем приказ князя. — Скомандовал командир. — Где Скорцени?

Матвей сделал несколько жестов рукой, вновь переходя в беззвучный режим. Однако Гатауллин его понял прекрасно.

Есть своя прелесть в командирском положении — команды не обсуждаются, если не дозволено иного. Есть и своя каторга — вся ответственность на нем.

«Вперед!», — так же невербально скомандовал он.

Непонимание приказа не является поводом для его отмены.

Вот и сейчас, несмотря на то, что до самого старшего и младшего члена группы уже дошло, что ситуация меняется, очень четко очерченные критерии, при которых выполнение задачи можно было прекратить, не позволяли им повернуть назад. Да и был ли в том смысл? Они уже почтив самом центре некогда могучего производства, напоминающего о былом величии лишь солидными стенами да слегка напрягающими в данной ситуации пространствами. Вполне возможно, что ловушка уже захлопнулась.

«Ну и отлично! Значит, можем наступать в любом направлении!», — приободрил себя маг.

Сам Скорцени ощущался невероятно ярко. Каких-то метров двадцать пять…

Чпок-чпок-чпок!

Бесшумка в руках Матвеея выдала короткую очередь, отправляя в края Вечной Охоты одного их «невидимок»… Гораздо быстрее, чем его мозг успел хоть что-то осознать, тело на рефлексах сместилось в сторону, выдав в цель заученную «тройку». Второго, что в этот миг что-то протягивал своему напарнику, срезал Сашок.

Сигареты! Двое покурить отошли. Не Орденцы. У тех дисциплина построже, да и к в/п, которые так не любят авторы анкет на сайтах знакомств, отношение такое себе!

Похоже наемники, а судя по уже выцветшей татухе в форме тризуба, как минимум один из них явно земляк Михея.

Все, сомнения в сторону — ждут!

Все-таки, «саундмодератор» — не панацея. Пусть даже и в комплекте с сабсониками!

По нервам ударили отголоски адреналина. Чужого!

— Нас услышали, — еле слышно пробормотал Матвей, дублируя свои слова жестами. — Вперед!

Главное, уйти с относительно открытого пространства.

Молниеносный рывок, и лабиринт помещений и переходов вновь дарит чувство хоть какой-то защищенности штурмовому отряду. Хотя если из какой щели сейчас вылетит гранатка…

Повезло. Никто под ноги что-нибудь типа «эфки»[49] не закатил. А вот на входе в зал они получили столь плотный и пламенный «привет!», что личные щиты моментально вспыхнули в местах попадания стальных ос, и приказали долго жить! Вся магическая защита рухнула в секунды, но позволила людям метнуться в укрытиям.

«Сука!» — только и прокомментировал Матвей, упав за очередную кучу строительного мусора. Рука, правая. Не вывихнул ли? «А, не, не вывихнул!», — через секунду «обрадовался» парень, заметив дорожку кровавых капель и лужицу под нив. Всего-то подстрелили!

Однако паниковать времени не было. Перебросив автомат для стрельбы с левой руки, парень приготовился поддержать своих огнем… Очень надеясь, что сознание в нужный момент не оставит его. Все-таки кровопотеря — очень опасна и для обычного человека, а для жнеца, чья жизненная сила завязана именно на этой субстанции, — смерти подобна!

На то, чтобы осмотреться-скоординироваться у бойцов хана ушло не больше нескольких секунд. Рванули вперед Сашок, Карло и Бум, отправляя ВОГи[50] в сторону противника, уже вскакивали на ноги бойцы, готовые вслед за ними рвануться к неприятелю…

Свист, знакомый.

«Сука!», — мысленно проорал Матвей ставший за сегодня «любимым» клич, падая на землю и группируясь по команде «Вспышка!».

Никому ничем он помочь уже не мог!

Но и здесь не мальчики с обеих сторон собрались, а потому все кто успел сообразить моментально бросились к укрытиям, начисто забыв о противнике. Кто-то даже успел.

С первым же взрывом мины все звуки мира потонули в противном звоне, что «поселился» в голове мага! Всего то и прилетело восемь подарков, а весь обстрел волнами «три-три-два» занял сорок секунд. Немного кажется, но только не в тот миг, когда восьмидесятимиллиметровые мины разбрасывают целые рои смертоносных осколков, ставшие еще более смертоносными за счет каменной шрапнели, способными нашпиговать хрупкое человеческое тело ничуть не хуже металла!

Посмертные откаты накатывали один за другим, и Воронцов орал о ужаса, страшась в каждом следующем узнать «своего»… Ну и заодно сберегая и так «подбитые» барабанные перепонки! С каким бы удовольствием он не поднимал головы вообще, позволив сознанию милосердно покинут измученное тело. Как бы здорово было очнуться на чистейших простынях императорского госпиталя… Однако едва он счел обстрел закончившимся, как тут же вскочил… Попытался утвердиться на ногах. Получалось не очень. Да и повисшая вдоль тела правая рука оптимизма что-то не добавляла.

Волны посмертий, чью энергию Матвей рачительно позлащал и копил, сменились волнами ужаса и паники. Он хорошо помнил эти чувства. Там в тайге они лишали разума, но сейчас он смог не только заставить себя остаться на месте, но и оглядеться. Хотя больше всего хотелось свернуться в комочек и выть от тоски и жалости к себе, ожидая пока один раз уже виденные им твари милосердно не прервут абсолютно бесполезное существование.

Главного глазами не увидишь. Так говорил один серьезный учитель. Зеленый и сморщенный, но от того не менее крутой. Матвей смог разглядеть лишь небольшие колебания воздуха. А вот в мире, что доступен лишь магом, реальность была словно изъедена дырами, которые стали проходом то ли в нечто, то ли в ничто!

«Демонологи», — зло, до хруста в зубах, стиснул челюсти парень, борясь с подкатывающей паникой. Их ненавидели и уничтожали во все времена. Куда там Гильдиям Жнецов! Однако всегда находились честолюбивые уроды, готовые компенсировать свое бессилие займом у Потустороннего Хозяина. «Суки. О, я сегодня это уже говорил?!», — отстраненно подумал парень той частью мозга, что еще не была в состоянии размышлять здраво… Ну хорошо, хоть как-нибудь!

Двухметровые антропоморфные твари рванули в мир разом, откликаясь на Призыв. Первыми под раздачу попали наемники и Орденцы, за чьими спинами рванули мины. Фон Крови моментально скакнул так, что парень едва не вспыхнул тонким проводком, через который подали двести двадцать вольт! Зрение оставило его в момент, а последнее что он успел осознать — рвущееся изнутри Пламя, что щадило людей, но тварей теснило не хуже матерой кошки, заброшенной в мышиное гнездо. А на встречу ему двигались волны Воды, Земли, Воздуха и чужого Огня. Твари же оказались между молотом и наковальней. Держать, только держать…

Все…

«Перегорел!.. Все же перегорел!», — решил парень открывая глаза.

Сколько Воронцов пролежал в темноте — не ясно. Но слишком долго, чтобы не заметить как его перетащили метров на пять и удобно устроили на чьих-то куртках, но недостаточно для того, чтобы подоспели бойцы из внешнего оцепления.

— Очнулся? — Какой знакомый голос.

— Жив он. — Коротко отчитался командир.

Ох, кого-то дома сегодня ждал нелегкий разговор.

Хан помолчал секунд тридцать, после чего коротко бросил.

— Там выживший. Пообщаться хочет. У тебя минут пять, пока не проверят местность маги. Затем здесь будет людно.

— Наши?

— Живы. Минометчики понадеялись на Тварей, так что те сначала Орденцев же и порвали почти всех…

Вставать не хотелось, но Хан был не из тех, кто будет бросаться бессмысленными фразами, так что посмотреть на выжившего стоило. Матвей не мог сказать, кому именно повезло — сенсорный шок сорвал все «привязки». Ничего он сейчас не чувствовал. Ни-че-го. Да и слышал ужасно, скорее читая по губам, чем улавливая колебания воздуха.

Скорцени было гораздо хуже, чем ему самому. Кусок перекрытия явно перебил ноги, а удар когтистой лапы твари разбросал часть внутренностей диверсанта вокруг. Тем удивительнее, что он был жив. Да еще и в сознании.

— Сделка?.. — едва разлепил высохшие губы он.

Воронцов задумчиво покачался на носках, возвышаясь над изломанным телом, равнодушно рассматривая то, что осталось от одного из лучших диверсантов Ордена за последние пятьдесят лет и вздохнул:

— А не соврешь ли ты часом?

Скорцени не смог пошевелить рукой, чтобы обвести развалины вокруг них красноречивым жестом. Однако парень понял.

— Ладно. — Только и согласился Воронов.

Если бы его так же «списали», он бы очень хотел поквитаться напоследок.

Не аргумент, конечно, но интуиция вопила, что сейчас Скорцени врать не будет.

Пистолет достать получилось не сразу, но он справился. А вот диктофон был расположен гораздо для левой руки удобнее.

Чуть повозившись с настройками маг расположил устройство на том же «выступе», вновь взяв в руку «Глок».

Тоновый сигнал огласил окрестности вместе с коротким словом:

— Начинай!

И Скорцени начал.

Исповедь длилась недолго, но через пять минут, когда «собеседник» потерял сознание, Матвей решил, что «куп де грас» он заслужил.

Мягко ухнул еле слышный выстрел «Глока».

Парень посмотрел на дело рук своих, после чего провел пальцами по уху. Окрасившимся кровью подушечкам он не удивился совсем.

Вздохнув, маг вновь подобрал оружие, чтобы через миг столкнуться с задумчивым взглядом Степаныча, ворвавшегося во главе подоспевшей «кавалерии». От него несло такой жутью, что Воронцов только вздохнул, представляя сколь длинный путь предстоит ему самому.

Он ожидал всего: выговора, требования сдать оружия, ареста за уничтожение возможного свидетеля, но инструктор Демидовых просто стоял и молча смотрел на своего ученика столь пристально, что даже настроение «хоть на дыбу, хоть на плаху», что владело парнем с той самой минуты как он решился на сделку, стало давать трещину… Куда тут же устремились ручейки страха.

Длилось молчание с минуту, после чего Степаныч произнес короткую фразу, криво усмехнулся, и был таков.

«Поздравляю тебя воеводой, шкет!», — через секунду «расшифровал» мозг артикуляцию наставника.





Конец


* * *

Примечания

1

Фраза приписывается В.И.Ленину.


(обратно)

2

Реальный случай во время ВОВ в 1941 году.


(обратно)

3

Этот интересный дядечка тогда всеми силами пытался выбить торговые преференции для англичан у царя русского Алексея Михайловича. Очень уж их голландцы теснили качеством и разнообразием своих товаров.


(обратно)

4

Личный врач царя Алексея Михайловича, ежели чего.


(обратно)

5

Аэропорт Кольцово — международный аэропорт. Находится в Екатеринбурге.


(обратно)

6

Тип бронежилета. Нечто подобное вы могли видеть в фильме «Назад в будущее — 3». Если бы Макфлай не просто прицепил печную крышку к груди, а поместил бы ее в чехол, то вот и получился бы «плитник» в простейшем варианте.


(обратно)

7

Американская светозвуковая граната нелетального действия.


(обратно)

8

Пампинг — эффект от силовых упражнений, при котором мышцы наполняются кровью и визуально увеличиваются. У человека при этом возникает приятное ощущение «наполненности» мышц.


(обратно)

9

Нередко спецы действительно рисуют красные круги на щитах а надежде, что противник начнет палить именно в яркое пятно. Однако в данном случае, Джулия лишь дала возможность Матвею подобраться ближе.


(обратно)

10

Офигенная песня группы «Хитобои». Название говорить не буду, но если ввести поиск по исполнителям в ВК, то вы сразу угадаете эту песню. Спонсор сегодняшнего отличного настроения автора!


(обратно)

11

Лоризер — немецкая компания. Ведущее тюнинг-отелье для доработки автомобилей компании «Мерседес».


(обратно)

12

Википедия «утверждает», что это сказал Маршалл Маклюэн. Канадский культуролог, философ, филолог и литературный критик. Получил широкую известность как исследователь воздействия электрических и электронных средств коммуникации на человека и общество.

Он считал, что одной из основ любого человеческого сообщества является коммуникация, которая к текущему моменту приобрела глобальный характер. Но, как это не удивительно, нынешнее состояние культуры казалось очевидным канадскому философу Маршаллу Маклюэну еще в 60-х годах, когда он говорил о «глобальной деревне» и «внешних расширениях человека».


(обратно)

13

Ольга и сама не очень понимает суть определения. В ее представление — это возможность дать собеседнику высказать невозбранно любую чушь для ее дальнейшей оценки. В понимание же автора позиция терапевтического слушанья равна отношению психолога/психотерапевта к своему клиенту с учетом влияния слушателя на последнего.

Возможно, я ошибаюсь. Буду рад, если найдется специалист, что прольет свет на тайну сию мрачную.


(обратно)

14

Фильм «Основной инстинкт». Знаменитый «кульбит ногами» Шэрон Стоун.


(обратно)

15

Хораций Сафрин. Он же Гирш Сафрин. Польский писатель и сатирик.


(обратно)

16

Керамбит — нож с небольшим (3-10 сантиметров) изогнутым клинком. Заточка, как правило, идет по внутренней стороне.


(обратно)

17

МИ-26. Тяжелый транспортный вертолет. Самый крупный серийный вертолет в мире. Известны случаи, когда на внешней подвеске «старичку» доводилось транспортировать рейсовые реактивные самолеты.


(обратно)

18

«Тукано» — легкий винтовой учебно-боевой самолет компании «Эмбраир». Штурмовик. Состоит на вооружении нескольких стран мира. Бразилии, например, если автору память не изменяет (создавались о заказу и при поддержке ВВС именно этой страны).


(обратно)

19

АС «Вал» (Автомат Специальный). Бесшумный автомат калибра 9х39 на базе снайперской винтовки «ВСС», она же знаменитый «Винторез».


(обратно)

20

Григорий Остер — русский писатель, сценарист и драматург. Создатель жанра «Вредные советы» пример которых и приведен в тексте.


(обратно)

21

Одаренные в аспекте Земли.


(обратно)

22

Миттельшпиль — следующая за дебютом стадия игры, в которой, как правило, и происходят основные событии партии.


(обратно)

23

СП-5 — снайперский патрон, СП-6 — бронебойный, ПАБ-9 для более «дешевой» стрельбы в т. ч. и с применением автоматического огня.


(обратно)

24

Румынская спецслужба и политическая полиция. Официальное название: Департамент государственной безопасности.


(обратно)

25

Джейсон Борн. Герой американского шпионского боевика с одноименным названием по романам писателя Роберта Ладлэма.


(обратно)

26

Американский фильм-антиутопия, вышедший в 2002 году. Главную роль в нем получил Кристиан Бэйл. Это история про мир, где искореняются чувства человека и любая тяга к индивидуальности. Примечательна сцена, когда клирик «Тетраграматона», совершивший «эмоциональное преступление», возвращается в свой отдел, замечая все бездушие обстановки. Отдельно режиссер делает акцент на рабочих столах клириков, где расположены в одинаковом порядке одни и те же предметы словно подчеркивая всю безликость существования без чувств.


(обратно)

27

ЗАС — засекречивающая аппаратура связи.


(обратно)

28

Пушкин А.С. «Сказка о царе Салтане».


(обратно)

29

Большинство офицеров в Легион приходят извне. То есть, это французы, закончившие офицерскую школу и выбравшие воинские части Легиона для продолжения карьеры. Легионерами они никогда не были. При этом легионер также может попасть в офицерскую школу. Единственное условие для этого — наличие французского паспорта.


(обратно)

30

Heckler Koch Gewehr 36, G36 — семейство стрелкового оружия, разработанное в начале девяностых годов немецкой компанией Heckler Koch.


(обратно)

31

Дозвуковые боеприпасы — это боеприпасы, предназначенные для работы со скоростями ниже скорости звука, которая в стандартных условиях составляет менее 273 м / с (900 футов / с) или 0,80 Маха. Это позволяет избежать сверхзвуковой ударной волны или «трещины» сверхзвуковой пули, что, в частности, для огнестрельного оружия с глушителем, влияет на громкость выстрела. Дозвуковые боеприпасы обычно используют более тяжелые пули, чтобы сохранить как можно больше энергии при более низких скоростях. Некоторые дозвуковые боеприпасы используются в огнестрельном оружии без глушителя, чтобы получить преимущества пули большей массы.


(обратно)

32

5,56×45 мм (.223 Remington) NATO — малоимпульсный промежуточный патрон с бесфланцевой гильзой бутылочной формы, принятый на вооружение странами НАТО в 1980-х годах.

Аналогами данного патрона являются:

Советский/Российский патрон 5,45×39 мм, который создавался с учётом опыта американцев создания и применения патрона 5,56.

Китайский 5,8×42 мм, который, по утверждениям разработчиков, превосходит как 5,56-мм, так и 5,45-мм патроны.

6,8 × 43 Remington SPC.


(обратно)

33

Скополамин (лат. Scopolaminum; C17H21NO4) — алкалоид, содержащийся вместе с атропином в растениях семейства паслёновых (скополии, красавке, белене, дурмане и некоторых других). В медицине применяется как антихолинергическое средство.

В начале XX века скополамин был предложен в качестве «сыворотки правды»


(обратно)

34

Песня группы «Сектор Газа» — «Грязная кровь»


(обратно)

35

«Перевозчик» (фр. Le Transporteur) — франко-американский криминальный боевик, премьера которого состоялась в США 11 октября 2002 года. Роль Фрэнка Мартина сыграл английский актёр Джейсон Стейтем, исполнивший почти все свои трюки самостоятельно. Актриса Шу Ци играет Лаи Кваи, возлюбленную Мартина.


(обратно)

36

ГАЗ-13 «Ча́йка» — советский (кто сказал, что в империи инженерная мысль не шла схоже?) представительский легковой автомобиль большого класса, выпускавшийся малой серией на Горьковском автомобильном заводе c 1959 по 1981 год.

Вопреки часто встречающимся утверждениям, он не нёс прямого сходства с конкретной иностранной моделью автомобиля (в том числе — с моделями Packard и др.), и не только за счёт совершенно иных пропорций её длиннобазного кузова с тремя рядами боковых окон, но и благодаря вполне оригинальным находкам дизайнера в пластике и оформлении.


(обратно)

37

Отде́льный ко́рпус жанда́рмов (ОКЖ) — специализированный государственный полицейский орган в 1827–1917 годах, политическая полиция Российской империи.

Обеспокоенный возможным распространением тайных обществ, подготовивших восстание на Сенатской площади, российский император Николай I 28 апреля (10 мая) 1827 утвердил Положение о Корпусе жандармов (позднее он был переименован в Отдельный корпус жандармов). Военные чины этого корпуса составляли основу штата жандармско-полицейских учреждений Российской империи.


(обратно)

38

Го (яп. 囲碁 и-го; также кит. 围棋 вэйци, кор. 바둑 падук) — логическая настольная игра с глубоким стратегическим содержанием, возникшая в Древнем Китае, по разным оценкам, от 2 до 5 тысяч лет назад. До XIX века культивировалась исключительно в Восточной Азии, в XX веке распространилась по всему миру. По общему числу игроков — одна из самых распространённых настольных игр в мире. Входит в число пяти базовых дисциплин Всемирных интеллектуальных игр.


(обратно)

39

«Молот Люцифера» — спортивная версия XR-1000, впускавшейся небольшой партией с 1983 года, на которой гонщик Джей Спрингстин выиграл гонки в Дайоте, а вообще модель готовилась для престижных гонок AMA Superbike, где, правда, себя не очень-то и проявила.


(обратно)

40

Праная́ма (санскрит प्राणायाम, IAST: Prāṇāyāma, букв.: «контроль или остановка дыхания») — управление праной (жизненной энергией) с помощью дыхательных упражнений в йоге. Упражнения пранаямы применяются для очистки так называемого «тонкого тела» и нади от загрязнений, а также для накопления и преобразования жизненной энергии.


(обратно)

41

Вот как описывает эту сцену в своих воспоминаниях переводчик Сталина Валентин Бережков:

«В 1944 году в обстановке, когда СССР нес главное бремя борьбы против гитлеровской Германии, важно было убедить Сталина в том, что его приняли в компанию западных демократий.

— В будущем мире, ради которого наши солдаты проливают кровь…///…Англичане чувствуют моральную ответственность перед польским народом, его духовными ценностями. Важно и то, что Польша — католическая страна. Нельзя допустить, чтобы внутреннее развитие там осложнило наши отношения с Ватиканом…

— А сколько дивизий у Папы Римского? — внезапно прервал Сталин рассуждения Черчилля.»


(обратно)

42

«Бодрянка» — бодрствующая смена. Караул делится на три смены: дежурную, находящуюся на постах, бодрствующую, сидящую в полной готовности в караульном помещении, и отдыхающую, которой разрешено спать. (Источник — Антрей Круз «За други своя»).


(обратно)

43

«В зоне особого внимания» — остросюжетный фильм режиссёра Андрея Малюкова 1977 года. Первая часть дилогии про учения советских десантников, продолженная фильмом «Ответный ход».

Интересный факт:

Разведчики ВДВ в действительности не носят голубые береты на задании, но, по словам режиссёра фильма А. И. Малюкова, командующий ВДВ генерал В. Ф. Маргелов лично потребовал, чтобы именно эти головные уборы присутствовали в фильме:

«…Маргелов категорически, в свойственных ему ярких и сочных выражениях, объяснил мне, что он за голубой берет готов порвать глотку каждому. И голубой берет обязательно должен быть на головах наших героев… А голубой берет, конечно, это яркое пятнышко и по законам разведки, это не должно было быть, но здесь это некий символ рода войск».


(обратно)

44

Танге́нта (от фр. tangent «касательный») — кнопка или клавиша переключения с приема на передачу на переговорном устройстве, телефонном аппарате или радиостанции. В простейшем случае тангента может просто отключать звук микрофона. Конструктивно тангента размещается на корпусе микрофона или микротелефонной трубки. В настоящее время тангентой часто (и неправильно) называют весь блок микрофона с дополнительными органами управления, который подключается к радиостанции кабелем. В технической документации к советским радиостанциям такое устройство называлось манипулятором.


(обратно)

45

«Мо́лот ведьм» (лат. Malleus Maleficārum, нем. Hexenhammer) — трактат по демонологии и о надлежащих методах преследования ведьм.

Основными задачами «Молота» было систематическое опровержение доводов об отсутствии колдовства, дискредитация тех, кто сомневался в его существовании, доказательство того, что женщины колдуют чаще мужчин, а также обучение магистратов способам обнаружения ведьм и процедурам доказательства их виновности.


(обратно)

46

Гопники (шпана́) — представители неформальной прослойки населения с низким социальным статусом, малообразованного и не имеющего моральных ценностей контингента, часто происходящего из неблагополучных семей, и объединяющегося по признакам контркультуры, ради поиска самоутверждения криминальными, деструктивными и прочими скверными путями.

Термин происходит от названия «Городское общество призора», сокращенно — ГОП. Это общество появилось в конце XIX века и располагалось в здании современной гостиницы «Октябрьская» на Лиговском проспекте в Санкт-Петербурге. В ГОП доставляли беспризорников и подростков, которые занимались грабежами и хулиганством, — на перевоспитание. В 1917 году, после Октябрьской революции, в этом же здании было организовано другое заведение — Государственное общежитие пролетариата. А в скором времени среди петербуржцев появилось слово «гопники», которым называли жителей того самого общежития на Лиговке.

В этом мире революция 1917 года провалилась, так что «гопники» были названы сразу в честь городского общества призрения.


(обратно)

47

Ассигнационный рубль — сначала расчётная, вспомогательная, а затем — основная денежная единица Российской империи, имевшая хождение наравне с серебряным рублём. На российских ассигнациях использовались надписи: «Дѣйствуетъ къ пользѣ онаго» и «Любовь къ Отечеству».


(обратно)

48

Удар милосердия (фр. coup de grâce) — разновидность смертельного удара, который наносится либо охотником тяжело раненому или находящемуся на грани смерти животному, либо же солдатом своему противнику соответственно, которому невозможно оказать медицинскую помощь.

В некоторых случаях удар милосердия осуществляют свои же солдаты по просьбе тех, кто не может добраться самостоятельно до пункта медицинской помощи и обречён на мучительную смерть и агонию, или без их согласия.


(обратно)

49

Ф-1 (Индекс ГРАУ 57-Г-721); (в просторечии — «фенюша» или «лимонка») — ручная оборонительная граната.

Граната предназначена для поражения живой силы в оборонительном бою. Из-за значительного радиуса разлёта осколков (до 150 метров) метать её можно только из укрытия, бронетранспортёра или танка.


(обратно)

50

Выстрел гранатомётный ВОГ-25 (Индекс ГРАУ — 7П17) — осколочный боеприпас для гранатомётов ГП-25 «Костёр», ГП-30 «Обувка», ГП-34, РГ-6 «Гном», РГМ-40 «Кастет» и объединяющий в себе гранату и метательный заряд в гильзе. Граната дульнозарядная, то есть подаётся в ствол через дульный срез.


(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • *** Примечания ***