Стикс. Том 3 [Алексей Губарев] (fb2) читать онлайн

- Стикс. Том 3 (а.с. Аскет -3) 862 Кб, 237с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Губарев

Настройки текста:



Алексей Губарев Стикс. Том 3

Глава 1 МИР МЁРТВЫХ ОСТРОВОВ


* * *

Вам когда-нибудь приходилось ехать в поезде дольше двадцати четырёх часов? Как-то в детстве мне пришлось ехать почти двое суток. Для меня эти часы показались целой вечностью. Если бы не постоянно меняющийся пейзаж за окном, это время для меня растянулось бы ещё больше. Так вот, нечто подобное я испытал в первое утро на черной реке, серое и невзрачное. Берега исчезли, и это меня откровенно напугало. Лодка скользила по безбрежной глади чёрной воды, нарушаемой редкими всплесками рыбы. Благо, ворон мне объяснил, что плыть без ориентиров в пространстве мы будем недолго, трое суток максимум.

Мне удалось найти занятие — всё это время я рыбачил. Увы, заняться чем-то иным просто не было возможности. Доступ в информаторий, как и в личное место отдыха был закрыт, для профессии оружейник не было нужных ингредиентов. Зато имелись рыболовные снасти, хоть и простенькие, без удилища. Правда, будь у меня хороший спиннинг, местные хищники давно бы стянули меня с лодки в воду. По той же причине я использовал мелкую наживку — не крупнее фаланги мизинца. Имел глупость насадить на крючок первую пойманную рыбёшку, лишился нескольких метров лески, да и сам за борт не улетел лишь чудом.

Рыбу ловил не просто так, от безделья. За первую же пойманую тварь, а иначе этих склизких, вонючих уродцев не назовешь, я получал один-два осколка души. Осознав это, обрадовался, потому как подобные твари ни на что ге годились. Поэтому стал собирать эти, практически халявные крохи, ведь курочка, как известно, по зернышку клюёт.

Первой наживкой сделал клочок ткани, вымоченный в собственной крови — почему-то решил, что сработает, и не прогадал. На десятом броске случилась поклевка, затем рывок, и вот она — чёрная тварь, чем-то похожая на угря и мурену в одном флаконе, только мелкая, с ладонь. Умертвил пойманую рыбу и закинул обратно, как наживку. Хорошо, что леска оказалась слабая, порвалась от мощного рывка кого-то очень крупного. Пришлось привязывать новый крючок, вновь пропитывать лоскуток кровью — благо, порез на пальце еще не зажил. Со второй рыбы отрезал небольшой кусочек и сменил им лоскут — дело пошло гораздо лучше, два броска, и новый улов.

Так и рыбачил. Закидывал наживку на пару метров от лодки, иногда несколько раз подряд, пока не чувствовал рывок. Подсекал и выуживал сопротивляющуюся добычу, порой прилагая приличное усилие. Что удивило — стоило пойманную тварь извлечь из воды, как она из сильного противника превращалась в безвольную тушку. И всё же я осторожничал — над водой отсекал «Коварным клинком тьмы» пойманой рыбе большую часть склизкого туловища, из остатков вырезал кусок для наживки, а остатки отправлял в воду.

Азарт рыболова закончился через несколько часов подобной рыбалки, дальше пошла тяжелая, нудная работа. Медленно, но осколки душ начали прирастать, поэтому я с головой погрузился в работу, прерываясь лишь на сон и прием пищи — благо скатерть-самобранка исправно снабжала меня едой.

Не обошлось и без происшествий. Несколько раз в дно лодки ударялось что-то крупное, от чего моё судёнышко раскачивалось, словно от сильного ветра. А однажды удар был такой силы, что лодку развернуло на сто восемьдесят градусов, благо я в это время сидел и потому не вылетел за борт. Зато помощник, сидевший в этот момент на одной из лавок и чистящий перья, грохнулся на спину и разразился отборной бранью.

К концу третьего дня я заметил первые изменения — вода поменяла цвет, и из угольно-чёрной превратилась в грязно-бурую, словно в весеннее половодье. Рыба перестала клевать, хотя я по прежнему видел, как она изредка плещется.

— Наживку смени, убогий! — проворчал ворон, глядя за моими потугами. За три дня бездействия пернатый только и делал, что ворчал, словно старый хрыч. Встреться он мне впервые вчера или сегодня, точно бы придушил скотину. Но, за долгое время общения я привык к его придиркам и научился не обращать внимания, вычленяя лишь важное из потока ругани.

Увы, первая же рыба, пойманая на хлебный мякиш, меня разочаровала. Она по прежнему выглядела уродливой, но вне воды продолжала биться на крючке, а после смерти не дала осколка души. То же случилось и со второй, и с третьей. С рыбалкой пришлось завязывать.

— Думаю, сегодня доберёмся до берега, — прокаркал ворон, — так что займись оружием и снаряжением.

Оружие у меня было в идеальном состоянии, вычищенное и смазанное. Из «Довода» я регулярно извлекал сформировавшиеся патроны, заполнив ими пустые гнезда на патронташе. Боеприпас имелся, но его, как сказал ворон, нужно беречь.

— Здесь, в мире мёртвых, нет оазисов, руин и безопасных зон. — рассказывал птиц. — Конечно, если ты готов рискнуть, можно ограбить чью-нибудь усыпальницу, но риск и затраты вряд ли окупятся трофеями. Вот станешь сильнее, можем попробовать, а пока…

Что пока — пернатый не договорил. Да и я его уже не слушал, ведь впереди по курсу горизонт застилал туман. Грязно-серый, словно дождевая туча, в глубине он озарялся рыжими всполохами. Выглядело это, словно мы приближались к грозовому фронту, который зачем-то опустился на землю.

— Добро пожаловать в мир, где царствует Смерть, боец. — пробурчал помощник. — Скоро мы доберемся до первого клочка суши, там ты сможешь размять мышцы. Настоятельно рекомендую беречь патроны, и вообще за огнестрел хвататься лишь в крайнем случае. Понял?

— Слушай сюда, курица. Пока не обьяснишь все подробно, я ружьё из рук не выпущу. Понял?

— Как же тяжело, когда тебя окружают тупые подростки. — ворон задрал клюв кверху. — Я тебе слово даю, что на окраине нам не встретятся опасные противники. Ты вообще понимаешь, куда попал?

— Остынь, пернатый. Лучше расскажи, что да как. И главное, почему молчал раньше? — меня сильно напрягало то, к чему мы приближались.

— Потому что не знал, куда нас вынесет течение. Теперь знаю.

За оставшиеся несколько минут, пока лодка стремительно приближалась к серой стене тумана, ворон успел объяснить немногое. Острова, населённые полуразумной нежитью, ненавидящей все живое. Мир ходячих мертвецов, призраков и костяных химер.

— Здесь, на границе, обычно обитают самые слабые немёртвые — рассказывал помощник. — У них просто нет сил преодолеть водную преграду — мертвая вода забирает их нежизнь. Дно каналов покрыто толстым слоем костей тех, кто рискнул и не справился. Слабых умертвий удерживает что-то иное, они так же не могут перемещаться по островам, пока не наберут сил. Высадимся, зачистим один участок суши, после я расскажу об остальном.

Вблизи стало ясно, что рыжие всполохи внутри марева, это не разряды молний, а зарево от огня. Складывалось впечатление, что впереди вовсе не туман, а тяжелый, низко стелящийся дым. Словно в подтверждение воздух наполнился приторно сладковатым запахом тлена, смешаным с прогорклой вонью горелой плоти.

— Приготовься, как только пройдём завесу, лодка замедлится. — прокаркал ворон. — как увидишь берег, мысленно пожелай, чтобы лодка к нему причалила.

Ответить я не успел, так как вчитывался в появившиеся передо мной ядовито-зелёные строки:

«Seraphim, ты пересёк безопасную границу, отныне Творец не несёт ответственность за твою жизнь.»

Лица коснулся влажный, ледяной воздух, и текст перед глазами исчез. Получается, здесь тоже имеется некто, дающий подсказки? Смерть не несёт ответственности за жизнь? Очень смешно.

— Боец, отставить мечтать о четвертом размере, почему не выполняешь приказ? — каркнул ворон, впервые за все время нашего плавания севший на моё плечо. — Впереди суша!

— Угомонись, птица-говорун, вижу. — я мысленно пожелал причалить к проступающему сквозь туман по левую руку берегу. Расплывчатые очертания суши стали приближаться — лодка сама изменила направление. Я не успел про себя досчитать до десяти, как борт суденышка мягко ткнулся о камни.

— Сиди в лодке, боец, а я слетаю на разведку. — сообщил птиц. — Здесь безопасно. Местные жители не ходят на берег без большой нужды, а уж лезть в мёртвую воду — так вообще боятся.

Пока пернатый облетал окрестности, у меня появилась возможность осмотреться. В первую очередь привлекла внимание вода — неожиданно прозрачная. Склонившись за борт лодки, я увидел то, о чем говорил птиц. В полуметре от поверхности воды виднелась костлявая рука, которую раскачивало течением. Никогда не боялся мертвецов, но в этот момент понял — ни за что не полезу в эту воду. Жуть!

Берег оказался не краше. Десятки человеческих черепов, валяющихся тут и там, поломанные костяки, поросшие темно-зелёным мхом. И вонь. Представив, что в этой вони мне придется быть не один день, еле сдержал мат, рвущийся наружу. Еще раз бросил взгляд в воду и похолодел — рука отсутствовала. Да твою же бабушку!

— Боец, живо на берег, готовь меч! — раздался крик ворона, отвлекая от нехороших мыслей. — Шевелись, лупень пучеглазый, иначе оба сдохнем!

— Да пошёл ты нахрен! — огрызнулся я, тем не менее выбираясь из лодки. — Что случилось?

— Умертвия! — продолжал орать птиц, укрывшись за моей спиной. — Три штуки, летающие. Твоя «Аура тёмного пламени» должна справится с ними, другое оружие не поможет.

Я увидел их. Серые, с голубоватым отливом, три полупрозрачные фигуры, стремительно двигались ко мне навстречу. Словно привидения, они были безликими, паря над землёй в полуметре. Внезапно голову сдавило тисками чужой воли, в ушах раздался бессвязный шёпот. Твари замедлились, охватывая меня полукольцом. При этом двигались так, словно не замечали в моих руках оружия. На меня накатила холодная ярость. Ну уж нет, хрен вам, а не комиссарское тело!

— Пернатый, они разумны? — спросил я, наблюдая за действиями человекоподобных привидений. И тут же, не дожидаясь ответа, двинулся вправо, навстречу одной из тварей, самой крупной из трёх. Та, словно не ожидала от меня подобного поведения, остановилась, раскачиваясь из стороны в сторону. Мне хватило пары секунд, чтобы приблизиться и размашистым ударом меча, усиленного «Тёмным воспламенением», располовинить нежить. Полупрозрачное тело твари подернулось белой дымкой и начало истаивать, а в мою грудь ударился серый сгусток. Шопот тут же стих, как и давление на виски. Два оставшихся умертвия тут же перестали двигаться, словно их выключили. Рывок, взмах клинка, и еще одна тварь развеялась в воздухе, оставив после себя лишь зловонное белёсое облако.

Я поморщился от ударившей в нос вони, попытался обогнуть нехорошее место, и потому прозевал стремительную атаку третьей твари. Позже ворон объяснил, чтобы случилось, прикоснись умертвие к моему телу. Сейчас же меня спас «Удар Воли», буквально разорвавший последнее умертвие на мелкие части.

— Так что ты говоришь, пернатый, разумны эти привидения? — на кураже спросил я, а затем тяжело опустился на колени. Тело затрясло, словно только что вылез из под ледяного душа. Я же мог прямо сейчас сдохнуть! Навсегда! И ведь сам полез на рожон, зачем? Мог же просто использовать «Ауру тёмного пламени», риска ноль, а результат тот же.

— Боец, это что сейчас было? — ворон опустился на моё правое плечо. — Почему не слушал меня? Что за безумная атака? Ты хоть знаешь, на что способны умертвия?

— Я не слышал тебя. Атаковал, потому что… — не найдя для себя объяснения столь глупому поступку, сказал как есть: — Слушая, я не знаю, зачем пошёл в атаку. Почему-то был уверен — справлюсь.

— Ладно, обсудим это позже, сейчас нужно остров зачистить. Здесь пара мертвецов бродит, и скелетов с десяток, совсем слабых. Ещё химеру видел, но ту опасаться нечего, она сейчас в стадии изменения. Лёгкая добыча. А умертвий нужно бояться, эти твари легко проникают сквозь плоть и любят обитать внутри тела, беря его под контроль.

Со скелетами расправился быстро. Уж больно слабыми оказались костяки, к тому же слепыми. Разваливались от хорошего пинка, снабжая меня тускло-серым сгустком. Затем уничтожил химеру — безжалостно зарубил уродливое создание, больше всего похожее на вывернутого наизнанку крокодила.

С зомби, как я назвал мертвяков, пришлось повозиться. Глухо ворча, ходячие трупы тянули ко мне свои распухшие, почерневшие конечности. При всей своей неуклюжести, они перемещались довольно резво и обладали зачатком разума. Атаковали мертвяки одновременно, с двух сторон, и я пару раз был вынужден отступить.

— Не лезь напрямую! Зайди с краю, подруби ногу. — пернатый кружил над полем боя и выкрикивал дельные советы, которые было очень сложно выполнить. Зомби следовали за мной, как привязанные, норовя ухватить распухшими, как сардельки, пальцами, или впиться зубами.

Наконец удалось подрубить ногу одной твари и я уже мысленно праздновал победу, когда второй резко бросился вперёд, сбивая меня с ног. Тяжёлый удар отбросил меня в сторону, и если бы не кираса, вряд ли смог бы подняться в ближайшие минут двадцать. Продолжая сжимать рукоять «Коварного клинка тьмы», я активировал ауру. Оба зомби вспыхнули чёрными факелами, но продолжали двигаться в моем направлении. Проклятье, да они не чувствуют боли!

Кое-как поднявшись на ноги, я сместился в сторону, пропуская мимо себя два пылающих тела. Тут же подступил к отстающему подранку со спины и одним ударом снёс голову — «Тёмное воспламенение» легко перерубило шею. За вторым пришлось почти бежать, даже в огне тот двигался слишком резво. Еще один удар и я, тяжело дыша и держась за ушибленный бок, отошел подальше от догорающих трупов.

— Ворона тряпошная, ты же сказал, на окраине слабые твари! — говорить громко не получалось, но птиц меня услышал. — Это что за шустрики были?

— Такие же, как ты — пришлые. Бывшие реус, угодившие сюда на лодке и ставшие носителями умертвий.

— То-есть ты знал, на что они способны?

— Предполагал. Обычно мертвяки гораздо медлительней.

Я хотел было высказать всё, что думаю о таком помощнике, но в этот момент весь обзор перекрыл кислотно-зеленый текст:

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения не доступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом)

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» может работать со сбоями»

Целостность Искры Творца (данный ресурс не возможно восполнить) — 99.2 единиц.»

Seraphim, ты развоплотил: 787 низших тварей, в первой стадии роста. 344 низших твари, во второй стадии роста. 3 умертвия, в стадии формирования разума. 10 низших немертвых, в стадии формирования единения со Смертью. 1 химеру, в стадии формирования разума. 2 одержимых умертвием, в стадии формирования зерна смерти.

«Получено осколков души: 1475 (конфигурация «Низший»). 30 (конфигурация «Ментальный контроль»). 20 (конфигурация «Нежить»). 10 (конфигурация «Жало») 80 (конфигурация «Скорость»)

Seraphim, имеются заблокированные осколки душ: 1615 (недоступны за пределами миров проекта «Renascentia litterarum»).

Seraphim, Творец не видит тебя.

Прогресс сферы****«Экзекутор»: 24869/62500

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 9215/125000.

Прогресс формирования 4 сферы души (конфигурация «Конструктор реальности»): 5801/75000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 5801/100000

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Неофит.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 2532

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 9

Неизвестный ресурс:.4**.10***

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

«Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****": 13340+140(заблокировано)/50000

Прогресс первой сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 60+10(заблокировано)/100

Прогресс первой сферы огнестрела**«Эхо»: 100/200

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 2+2(заблокировано)/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 380 %+35 %(заблокировано)

Seraphim, у тебя открыт доступ в Proficiebat lnformatory на 10 минут. В настоящее время Proficiebat lnformatory недоступен»

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 3+2(заблокировано)/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 890+300(заблокировано)/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

«Текущие задания:

1. Найти адепта Воли, ранг Учитель.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Награда: Возвышение.

Seraphim, настоятельно рекомендуется вернуться в миры «Renascentia litterarum», чтобы избежать окончательной гибели.»

— Эй, рождённый из яйца, ты во что меня втравил, падла?


Отступление первое.
— Нюша, ты уверена, что он был здесь? — Эрае очень сильно не нравилось то, куда привела её чернобурка. Речной причал, почерневший от времени, своим видом вызывал неприязнь, отторжение.

— Тяф! — подтвердила лисица и смело направилась по деревянному настилу к концу причала.

— Она точно сумасшдшая. — произнесла эльфийка, задумчиво глядя на чёрные воды мёртвой реки. Сморщив носик, как она всегда делала в момент принятия важного решения, девушка последовала за питомцем. — Эй, хвостатая, лодку я сама выберу, понятно?


Отступление второе.
— Брат, я потерял пешку!

— Знаю, Брат! А я, благодаря твоей пешке, лишился ценной фигуры. Неизвестная забрала бойца, отклонив все мои предложения обмена.

— Цели Неизвестного такие же тёмные, как и его сила. Но это не главное. Мы по прежнему не нашли того, кто возглавит Нейтралов. У меня есть на примете пара бойцов, но нет того, кому можно доверять.

— Ты же знаешь, Брат, мои фигуры тем более не подходят, слишком непостоянная стихия.

— Хорошо, я возьму подбор кандидата на себя. Ты выделяешь время на поиски осколков ключей? Очень давно не делился своими успехами.

— Пока пусто. Нет даже зацепки, как снять ограничения с закрытых миров. Ещё эти жёсткие рамки отбора. Я так и не разобрался, для чего это всё. Мне бы хввтило одной минуты общения с Изобретателем, но мы даже не знаем, что он из себя представляет. И вообще, есть ли Он?

— Мы постоянно натыкаемся на признаки Его присутствия. Да и не верится мне, что здесь всё работает автономно. Странно, что нам вообще позволили вмешаться…


Глава 2 НЕ ЖАЛЕЯ ПАТРОНЫ


— Пернатый, почему ты уверен, что здесь будет безопасно? — поинтересовался я, выковыривая из черепа химеры небольшой, с ноготь мизинца, бледно-сиреневый кристалл. Ну-ка, что мне попало в руки?

«Активатор низшего ранга (10 % дыхания смерти)

Если верить ворону, очень слабый кристал. Из черепов мертвяков мне удалось добыть более мощные — два голубых камушка с синими прожилками, активаторы улучшеного ранга, содержащие двадцать пять процентов дыхания смерти.

— Безопасно в мире мёртвых не бывает. Я сказал, что в ближайшие десять часов здесь вряд-ли появится нежить. Хозяйка немёртвых никогда не спешит. — ворон уселся на моё плечо, разглядывая кристаллики активаторов на моей ладони. — Маловато, нужно ещё пару десятков не ниже улучшенного ранга.

— Да я понял уже. Слушай, у меня глаза слипаются, покараулишь? Если не посплю сейчас, в следующем бою буду рассеяным и уставшим.

— Ружьё разряди, отдохнуть он собрался — проворчал птиц. — Здесь патроны негде добыть. Завтра нас ждет много работы — чтобы вернуть полный функционал способностей, нужно быстрее собрать активаторы.

Привычно расположившись в лодке, я провалился в тяжелый, тревожный сон. То меня преследовал неизвестный, и от него можно было спрятаться лишь на кладбище. То приходилось отбиваться от страшных тварей, похожих на костяных пауков, с собаку размером. А последний сон, самый короткий, вообще заставил вскочить на ноги.

— Что боец, со смертью познакомился? — Ворон, сидевший на носу лодки, едва удержался от падения. — Ну и как она тебе?

— Да пошёл ты нахрен! — переводя дыхание, хрипло ответил я. Злиться было от чего — во сне ко мне приходила сама смерть. И это было… Жутко. Я и представить не мог, что впаду в такую бездну отчаяния от одного взгляда бледной, высокой девушки, навестившей меня во сне. Не помню, как и когда Она появилась в моем сне, но, встретившись с незнакомкой глазами, я провалился в омут печали, скорби и тоски. Тоски, от которой хочется выть и рвать волосы.

— Она что-то сказала, боец? — пернатому было плевать на мои чувства. — Вспоминай, это важно.

— Ничего не сказала, но зыркнула так, что мне до сих пор страшно. — я непроизвольно поежился. — Кто это был?

— Одни называют Хозяйкой жизни, другие — Смертью. Правы и те и эти. Говоришь, не слышал Её голос? Это хорошо, значит не сердится. И то, что ты не воешь дурниной, а всего лишь ругаешься матом, говорит о многом. Ладно, доставай скатерть-самобранку, я проголодался.

От захваченного острова отчалили через пару часов после моего пробуждения. Вернуться на него, как пояснил пернатый, больше не получится. Имей я при себе вёсла, или даже моторную лодку, против течения мне не подняться. Смерть таким образом сравняла шансы своих миньонов на выживание. Сильный мертвяк никогда не сможет напасть на остров с более слабой нежитью, только на равного или превосходящего по силе противника.

Лодка, вопреки всем законам физики, согласно моему желанию двинулась поперёк течения и через десять минут причалила к соседнему острову. Ворон вновь отправился на разведку, а я, не дожидаясь результатов, выбрался на берег и приготовился к бою. Увы, этот остров порадовал нас всего лишь одним активатором низшего ранга — я добыл его из черепа скелета, обладающего ржавым обломком меча. Жаль, что нематериальные твари не приносили кристаллы. Остальное население острова — десяток скелетов, оказались пустышками.

— Пернатый, может расскажешь, как эти активаторы можно использовать, помимо того способа, на который мы копим. — обратился я к ворону, с тоской глядя на фляжку, наполненную слабым вином. Хотелось простой воды, хотя бы пару глотков, но увы, скатерть поставляла любые напитки, только не чистую воду.

— Многое, боец. Например активаторами простого ранга можно усилить себя, правда на короткое время. Улучшенными — на более долгий срок, от часа до двух. Редкими можно усилить не только себя, но и личные вещи. Правда, для этого нужно обладать соответствующей профессией. Ты, как оружейник, сможешь улучшить оружие. Да, улучшения невозможно контролировать, всё на волю случая.

— Я бы воздержался от подобных улучшений, мало ли, что там улучшится.

— Слушай и не перебивай старших, боец! — потребовал птиц. — Далее идут эпические активаторы. Такие выпадают из высшей нежити, нам с подобными тварями лучше не связываться, а при встрече обходить стороной. Но, если попадется зеленый кристалл, смело используй его на усиление себя любимого. На сутки получишь ощутимый прирост возможностей какой-нибудь сферы. Следующий, желтый активатор, является легендарным, такие выпадают лишь из разумной нежити, с которой мы вряд ли встретимся. Но, если повезёт, и мы чудом останемся живы, да ещё и победим, тогда нас можно считать самыми удачливыми охотниками на нежить. Жёлтый кристалл дает возможность усилить одну из способностей сферы навсегда.

— А более сильные активаторы существуют? — я уже забирался в лодку и, если честно, ждал вместо ответа поток ругани, но ошибся.

— Есть. Мифические, принадлижащие архи-личам. Нам не то, что приблизиться, думать о подобной встрече опасно. Архи-лич по силе равен серафиму, или владыке Хаоса. Я не знаю, что дает оранжевый кристалл, никому еще не удавалось его добыть. Да никто и не пытался, архи-личи не покидают мертвые миры.

— А красный кристалл? Такой существует?

— Не слышал о таком. Всё, хватит болтать, отчаливай!

Приближаясь к третьему острову, я стал свидетелем трагедии. У меня на глазах мертвяк шагнул с берега прямо в воду и двинулся по течению, постепенно погружаясь всё глубже. За ним, словно привязанные, в воду вошли два скелета. Им удалось сделать лишь пару шагов, прежде чем течение сбило тварей с ног и утянуло на дно. Лишь два всплеска, и мертвяк остался в одиночестве.

— Почему он не тонет, там же глубина метра три, не меньше? — удивился я.

— Мертвая вода. Она чувствует, что у мертвяка достаточно сил и поддерживает его. Когда тот выйдет на берег следующего острова, станет чуточку сильнее. А вот скелеты всё, потеряли свою нежизнь.

Третий остров оказался пуст. Похоже мертвяк устранил всех конкурентов, кроме своей свиты и, набрав сил, отправился покорять новые земли. Не судьба, через несколько минут я нагнал его на лодке и аккуратным ударом клинка снёс голову. С убитого удалось разжиться синим кристаллом, дающим пятнадцать процентов дыхания смерти.

Возле четвертого острова мы задержались Пернатый, вернувшись с разведки, внес предложение:

— Очень много тварей, пол сотни точно. Есть сильные, если зачистим остров, кристаллов должно хватить. Но, тебе придется потратить большое колличество патронов. В рукопашке с химерами не справиться, очень резвые твари. Что скажешь, зачищаем, или отыщем более спокойное место?

— Есть гарантии, что дальше встретится остров попроще? — спросил я и, получив отрицательный ответ, переломил ружьё, проверяя, сформировались ли патроны. — Тогда нужно зачищать. Что меня ожидает на суше?

— Сначала я приманю сюда самых сильных тварей. — ворон уже приготовил план, по которому мы подвергнемся наименьшему риску. Что ж, я был не против такого подхода.

Первую паукообразную химеру, с огромным черепом вместо туловища и многосуставчатыми костяными лапами, я пристрелил, не вылезая из лодки. И это спасло мне жизнь — твари ломонулись на звук выстрела, словно стая беспризорных собак на кошачье мяуканье.

Толпу скелетов, сопровождаемых несколькими костяными тварями и одним здоровенным мертвяком, заметил издали. Костяки большей частью были вооружены, а значит тоже непростые соперники. Что ж, придётся пострелять, и у меня есть одна идея, как частично исправить мои проблемы с боезапасом.

Положив ствол «Довода» на борт лодки, принялся выжидать, когда твари подойдут на дистанцию уверенного выстрела. Лодку практически не раскачивало, а значит имелся хороший шанс вести точный огонь.

— Бах! — и скелет, вооружённый кривым ржавым тесаком, опрокидывается на спину. Странно, лодку после выстрела не раскачивает. Потом разберусь, а сейчас следующая цель — еще одна паукообразная химера. — Бах!

Быстрая перезарядка, во время которой наблюдаю, как подраненая тварь закружилась на одном месте. Отлично, план начинает воплощаться в жизнь. Кто там следующий? Эх, жаль, что патронов с картечью маловато, стрелял бы по скелетам, чтобы выбивать одним выстрелом нескольких. Ну ничего, справимся!

Выстрел, и еще один костяк, потеряв череп, осыпается на землю. Второй выстрел, и мертвяк, потеряв опору, падает синюшным лицом вперёд, сбивая с лап подвернувшуюся химеру. Краем глаза вижу, как между тварями начинается бой. Вновь перезаряжаю ружье, пустые гильзы со стуком падают на дно лодки, ружье с щелчком встает на взвод.

— Бах! — как в тире, только мишени двигаются. Чёрт, промазал! Стреляю второй раз в шуструю, похожую на водомерку химеру, которая словно на стену налетела от попадания тяжелой пули. Убил, отсюда видно, как в пустых глазницах твари исчезло зеленоватое свечение. Извлекаю из патронташа еще два патрона, отмечая про себя, что слева осталось еще три.

Перезарядка, выстрел, выстрел! Еще один скелет, держащий в руках погнутый меч, осыпается грудой костей. Наконец-то добрался до патронов с картечью — они крайние, слева. Стреляю практически дуплетом, и еще два скелета, вооруженных ржавыми железками, осыпаются на землю.

— Пригнись! — орёт ворон, и я, не раздумывая, ныряю за борт лодки. Над головой раздается характерный свист стрелы, одна вонзается в борт с внутренней стороны. Перед глазами колышится серое оперение. Чёрт, кто стрелял?

— Пернатый, это что сейчас было? — спрашиваю, вжимаясь в дно лодки и перезаряжая оружие.

— Два скелета-лучника, — отзывается ворон из под лавки. — стреляй быстрее, пока у них новые стрелы не сформировались, или отходим от берега.

— Отходим? Хрена с два! Быстрее, пока не перезарядились, говоришь? — я высунулся из-за борта, быстро окинув взглядом берег. Глаза сами зацепились за пару скелетов, держащих в костлявых руках длинные луки. Метров пятьдесят до них, не больше. В настоящий момент лучники стояли неподвижно, и я не упустил такой шанс.

— Бах! — выстрел, и одного лучника развернуло вокруг своей оси. Всё, этот выбыл из боя, без руки не постреляешь. Во второго целился дольше, поэтому увидел, как в правой руке скелета начинает появляться стрела. Пора! — Бах!

Тварь успела натянуть тетиву, и даже выстрелить, только стрела ушла в сторону. Я успел на долю секунды раньше, разнеся череп лучника на осколки. Дальше я стрелял, целясь в тазобедренную кость. Попадание гарантировано лишало костяки мобильности.

После очередного выстрела рука скользнула по патронташу, не найдя ни одного патрона. Вот чёрт, все расстрелял. Осмотрев поле боя, понял — можно сходить на берег, чтобы добить подранков. Специально ради этого не пожалел боеприпасов.

Меч в правую руку, пистолет в левую. Лодка сильно качнулась, когда я спрыгнул на берег. И тут же выстрелил в глазницу химеры, наловчившейся перемещаться боком, лишь на правых лапах. Тварь затихла.

Рубанул клинком по шее пытающийся отползти скелет. С силой пробил ногой по черепу второго. Еще выстрел — уж больно опасно размахивает ржавой железкой скелет-воин. Затем двинулся в обход шевелящейся костяной массы, направляясь к здоровяку зомби. Тот уже добил паукообразную химеру, и теперь спешно пытался удрать вглубь острова. Врёшь, не уйдёшь! У меня на мертвяка были большие планы, вернее на его кристал и число осколков, так необходимых для формирования первой способности «Эха».

Горячка боя спала, стоило мне пустить пулю в затылок зомби. Словно выключатель щелкнул — руки буд-то налились свинцом, ноги потяжелели. Через силу заставил добить еще одну химеру. Два выстрела, и патроны кончились. Проклятье, придётся по старинке, применять ударную технику. Перехватил пистолет за ствол и направился к очередному скелету, потерявшему обе ноги. Подошва сапога с хрустом прижала правую руку твари, меч скользнул между ребрами, фиксируя костяк, и я нанёс несколько размашистых ударов рукоятью пистолета по черепу немертвого. Кость треснула, скелет еще пару раз дернулся и затих.

Спустя час я сидел на берегу и читал кислотно-зеленый текст, висевший перед взором.

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения не доступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом)

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» может работать со сбоями»

Целостность Искры Творца (данный ресурс не возможно восполнить) — 99.2 единиц.»

Seraphim, ты развоплотил: 24 низших немертвых, в стадии формирования единения со Смертью. 2 скелета-лучника, в стадии формирования разума. 5 химер, в стадии формирования разума. 1 одержимого умертвием, в стадии формирования зерна смерти. 1 одержимого умертвием, в стадии формирования разума. 16 скелетов-мечников, в стадии формирования разума.

«Получено осколков души: 20 (конфигурация «Чувство растояния»). 48 (конфигурация «Нежить»). 50 (конфигурация «Трансформа») 40 (конфигурация «Скорость») 160 (конфигурация «Воин») 10 (конфигурация «Твердая плоть»)

Seraphim, имеются заблокированные осколки душ: 1923 (недоступны за пределами миров проекта «Renascentia litterarum»).

Seraphim, Творец не видит тебя.

Прогресс сферы****«Экзекутор»: 24869/62500

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 9215/125000.

Прогресс формирования 4 сферы души (конфигурация «Конструктор реальности»): 5801/75000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 5801/100000

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Неофит.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 2532

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 9

Неизвестный ресурс:.4**.10***

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

«Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****": 13340+180(заблокировано)/50000

Прогресс первой сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 60+20(заблокировано)/100

Прогресс первой сферы огнестрела**«Эхо»: 100+180(заблокировано)/200

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 2+3(заблокировано)/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 380 %+85 %(заблокировано)

Seraphim, у тебя открыт доступ в Proficiebat lnformatory на 10 минут. В настоящее время Proficiebat lnformatory недоступен»

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 3+2(заблокировано)/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 890+400(заблокировано)/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

«Текущие задания:

1. Найти адепта Воли, ранг Учитель.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Награда: Возвышение.

Seraphim, настоятельно рекомендуется вернуться в миры «Renascentia litterarum», чтобы избежать окончательной гибели.»

— Боец, может пояснишь мне, зачем столько патронов израсходовал? — спросил меня ворон, переминаясь на моем плече. Голос его был наполнен ехидством.

— Давай посчитаем активаторы, мне думается, на нашу задумку набралось с лихвой. — кристаллы лежали на расстеленной передо мной скатертьюи-самобранке. Сосредоточил взгляд горке цветных камушков, и тут же перед взором проявился текст:

«Активатор низшего ранга (10 % дыхания смерти) — 6 кристаллов.

Активатор простого ранга (15 % дыхания смерти) — 19 кристаллов.

Активатор улучшенного ранга (25 % дыхания смерти) — 2 кристалла.

Активатор улучшенного ранга (30 % дыхания смерти) — 1 кристалл»

Да, с зомби-великана выпал голубой камушек, без вкраплений синего. Хорошо, что я не столкнулся с мертвяком в рукопашке, у таких прокачанных тварей имелись серьёзные боевые умения.

— Слушай, пернатый, здесь общий процент за четыре сотни перевалил. — обратился я к ворону. — можно проводить ритуал.

— Ты действительно готов пожертвовать десятью единицами Искры Творца? — вкрадчиво спросил пернатый. — Предупреждаю, будет больно!


Отступление третье.
Противоположный берег выглядел… Как самый обычный берег обычной реки. Здесь даже вода сменила свой маслянисто-чёрный цвет на обычный. Эрая даже видела тени рыб, мелькающих тут и там.

А еще они подплыли к лодочной пристани, такой же, что и на противоположном берегу. Лодка мягко ткнулась в деревянный настил, едва возвышающийся над водой, и замерла.

— Ну что, хвостатая, вот мы и на другом берегу. — обратилась Эрая к лисице. — Пойдем искать твоего хозяина?

Зверь ощерился, но эльфийка уже знала — таким образом её спутница улыбается.

— И кто это у нас тут приплыл? — раздалось со стороны берега. — Какая сладкая няша, и без охраны!

— Ну что, подруга, готова повеселиться? — лицо девушки растянулось в хищной улыбке.

— Тяф! — лиса, словно в подтверждение, первой выскочила из лодки на доски причала.


Глава 3 АЛТАРЬ


Приготовления были недолгими. Ворон указал на один из камней, чуть крупнее моего кулака:

— Положи его на кристаллы, затем сделай надрез на руке, чтобы основу смочило твоей кровью. И приготовься, будет очень больно. Считай десятую часть своего духа вкладываешь.

— Скатерть не испорчу? — уточнил я на всякий случай. Получив отрицательный ответ, начал действовать. Привычно резанул ребро ладони и, сжав кисть в кулак, принялся наблюдать, как капли моей крови падают на камень и активаторы.

— Достаточно. Теперь можешь создавать. — произнес птиц и, взмахнув крыльями, взлетел с моего плеча. Я тут же, без промедления, пожелал создать его — свой первый алтарь. В руку словно молния ударила, таким сильным был первый укол боли. Меня тряхнуло от разряда, пробежавшего по всему телу. На миг боль затихла, и я уже решил, что это всё, когда молния, вошедшая в руку, двинулась в обратном направлении, прихватив с собой все нервные окончания.

Я закричал. Кричал до тех пор, пока у меня не опустели лёгкие. Затем судорожно, содрагаясь всем телом, с хрипом втянул в себя порцию воздуха. Кричать в голос уже не мог, поэтому на выдохе просто беззвучно сипел. К счастью, на втором вдохе на меня навалилось спасительное забытьё.

Когда тьма беспамятства рассеялась, я обнаружил себя не на острове, распластанного на земле, или наоборот, скрючившегося в позе эмбриона. Я находился в большой, абсолютно белой комнате. Здесь не было окон или дверей, лишь стены, пол, потолок, и двое разумных. Помимо меня, разумеется. Рослый седой мужчина, одетый в тунику и подпоясаный широким поясом, на котором висели короткие ножны с мечом. Широкий, тяжелый подбородок с ямочкой, резко очерченные скулы, нос с горбинкой. И серые, почти бесцветные глаза.

Вторым разумным оказалась та самая девушка, приснившаяся мне в кошмаре. Едва я встретился с глазами самой Смерти, она заговорила.

— Когда вы ворвались в мой мир, я решила — очередная парочка тупых юнитов, потерявшая вёсла. Когда вы зачистили нубскую локацию и не сдохли при этом, я заинтересовалась вами. Каково же было моё удивление, когда я узнала тебя, центурион. Ты неплохо замаскировался, но меня не обманешь. Последней каплей было создание алтаря. Ответь мне, центурион, зачем ты вновь пришёл в мой мир?

— Морса, твой мир — единственное место, где мы можем чувствовать себя в безопасности. — произнёс седой, и я уловил в его манере речи что-то знакомое. — Алтарь мобильный, мы не собираемся оставлять его в мире мёртвых.

— Центурион, ты сошёл с ума. Для вас, выходцев из искуственных миров, здесь наиболее опасное место. Зачем алтарь, вы решили повысить свои шансы за счёт моих юнитов? Что ж, я позволю вам создать его, но с условием — вы выполните мою просьбу.

— Не нам, ему, — произнёс седой, кивком указывая на меня. — Я всего лишь сопровождающий, изредка дающий советы.

— Мальчик? Интересно. Думала, это твой слуга, а оказалось — хозяин. — до меня начало доходить, кого я перед собой вижу. Вашу ж мать, куда я опять вляпался?

— Что за задание, Морса? — беседа, касающаяся меня напрямую, проходила без моего участия. Я, словно сторонний статист, наблюдал, как двое разумных решают какие-то свои проблемы. Я же, словно во сне, наблюдаю со стороны.

— Центурион, помнишь своего дружка? Того самого, рыжего?

— Может я пойду? — пришлось вклиниться в разговор. — Вы и без моего присутствия неплохо справитесь. К тому же, у вас есть, что вспомнить.

— Умолкни. — коротко бросила хозяйка мёртвых миров, и я внезапно осознал, что совсем не могу шевелиться. Оставалось лишь смотреть и слушать.

— Моего десятника? Я помню, Морса. Дня не прошло, чтобы я не вспомнил о нём, это моё наказание, за предательство и трусость. — помощник, а это был именно он, говорил севшим, охрипшим голосом. — Но зачем ты вспомнила о нём? Он давно погиб, я лично видел, как Аугуст утонул в мёртвых водах Стикса.

— Я тоже так думала. Пока твой друг не стал резать моих миньонов. Мёртвая вода что-то сделала с его телом. Он не жив, не мёртв, и потому скрыт от моего взора. Лишь когда с очередной локации приходит сигнал о смерти десятка-другого немёртвых, я знаю — это порезвился твой дружок.

— Разве хозяйка смерти не может решить вопрос с одним смертным? — удивился помощник. — С твоими возможностями?

— Он адепт Воли! — зло бросила Морса. — когда я спохватилась, твой дружок уже сформировал второе крыло. И теперь любой немёртвый, даже мои вассалы, приближаясь к этому чудовищу, выходят из под контроля. Они просто развоплощаются, навсегда. К твоему дружку, Центурион, могут приблизиться лишь живые. Вы должны его убить!

А вот и предложение, от которого, чует моё сердце, я не смогу отказаться. Вновь кому-то сильному понадобилась моя слабая тушка.

— Морса, не я решаю, принять твоё предложение, или нет. Но, ты же понимаешь, что мой подопечный слишком слаб для такого задания.

— Вы или попытаетесь устранить рыжего, или останетесь в мире мёртвых. — хищно улыбнулась хозяйка мертвых миров. — И ещё, если посвятите алтарь Творцу или Тьме — умрёте!

Белые стены помещения подернулись дымкой, фигуры хозяйки и помощника начали истаивать. Пара секунд, и я вновь почувствовал боль. Ту самую, вытягивающую из меня все нервные окончания.

— А-а-хр! — тело выгнуло дугой. Тысячи раскаленных игл прошлись по нему от головы до пят. Казалось, кровь вскипела в венах, а сердце превратилось в термоядерный реактор. Так длилось какое-то время, пока жарине начал спадать. С ним уходила и боль, оставляя после себя пустоту.

Спустя вечность я смог наконец-то пошевелиться. Тело слушалось плохо, словно неродное. Попытался сжать кисть в кулак, но смог лишь слегка пошевелить пальцами. Говорить тоже не мог, только бессвязно мычать. Да твою же бабушку, что вообще происходит?

— Не дергайся, боец, контроль над телом скоро вернётся. — словно сквозь вату донесся грубый голос пернатого. — Можешь пока привязать алтарь к одной из стихий. Только не вздумай выбрать волю, тьму, или порядок. Надписи уже видишь?

— Э-эх! — попытался ответить я. Зеленые строки текста уже пару секунд висели перед глазами, но взгляд не мог на них сосредоточиться. Проморгавшись, всё же смог прочесть:

«Seraphim, ты создал малый походный алтарь, потратив 10 единиц Искры Творца. Доступны следующие модификации:

1. Тьма.

2. Свет.

3. Хаос.

4. Порядок.

5. Нейтрал.

6. Воля.

7. Смерть.

8. Первостихия.

Стоимость активации:

1 единица Искры Творца»

Мысленно выбираю волю, и плевать на запреты пернатого! Остальные модификации не внушают доверия, даже наоборот, неприятны мне.

«Seraphim, ты активировал алтарь Воли.

Получен дар — 1000 сил Воли.

Повышен ранг: Ученик.

Верхняя граница талантов Воли увеличена до 7

Seraphim, ты — третий разумный, создавший алтарь Воли. Воля приняла твою жертву.

Получен дар — на интегрированной карте отмечен маршрут до ближайшего адепта Воли, не ниже ранга Учитель.

Seraphim, текущий статус «Статист» в проекте «Mens ludum» повышен до статуса «Младший игрок»

Все ограничения на «Proficiebat lnformatory» сняты.

Seraphim, ты заключил сделку с Dea Mortis:

Условия сделки: Убить адепта Воли, Аугуста, в стадии формирования венца, статус — «Игрок»

Время выполнения: 1000 стандартных часов.

Вознаграждение: Жизнь. Право перемещения в мирах Смерти без ограничений»

Твою дивизию! Куда я влез? Какие, нахрен, игроки? Ну сука, ну ворон! Сейчас я тебе покажу! Только верну контроль над телом, а уж дальше ты, скотина пернатая, всё мне расскажешь!

— Что, боец, очухался? — птиц сидел в нескольких метрах от меня, и подходить не собирался.

— Как думаешь, пернатый, сколько ты продержишься без пищи? — язык по прежнему плохо слушался, но птиц, а вернее скрытый в его теле человек понял, на что я намекнул.

— Что ты хочешь узнать, боец? Сейчас у нас много свободного времени, можно и поговорить по душам. — ворон по прежнему не торопился приближаться ко мне. Хитрая скотина, знает, что я сейчас могу свернуть ему шею.

— Кто ты, Центурион?

— Надо было раньше рассказать тебе. — птиц склонил голову, словно задумался на пару мгновений, затем продолжил: — Ты уже знаешь, что заключённые попадают в Чистилище из разных миров. Так вот, мой родной мир был первым, из которого стали пропадать люди. Меня забрали, когда я вместе со своей сотней зачищал от мирных жителей небольшой городок. Таков был приказ командования — убить всех. Из моего отряда тогда перенесло многих, раскидав по оазисам, словно семена полевых цветов осенним ветром. Я потом встречал некоторых, никто из них не добился каких-либо высот. Никто, кроме нас с Августом — мы очутились с ним в одном оазисе.

— Если ты попал сюда одним из первых, почему сейчас находишься в теле ворона?

— Поставил не на ту карту, и проиграл. Один из Создателей повесил на меня долг жизни, практически лишив возможности рассчитаться. Я несколько долгих лет искал способ освободиться, пока не попал в услужение к невинному под номером тринадцать. Увы, сейчас, рассказывая тебе правду, я лишаю себя последнего шанса вернуть себя прежнего. Это судьба.

— Поэтому ты не хотел помогать мне, из-за ограничений?

— И да и нет, там всё сложно.

— Что говорила Морса про твое здесь пребывание? — я словно вёл допрос, на который пернатый явно не желал отвечать.

— Нам с Августом пришлось однажды отправится сюда, по заданию Создателя, а точнее — Серафима. — от слов пернатого я вздрогнул. — Цель — жёлтый кристалл. Мы смогли добыть его, ценой жизни напарника. То, что он выжил, чудо! Я несколько лет жил с мыслью, что виноват в его гибели, и сейчас нахожусь в недоумении. Он не мог выжить!

— Раскажи мне про осколки душ, но не как в прошлый раз, а более развернуто! — сменил я тему, вряд ли ворон сможет толково рассказать о произошедшей несколько лет назад трагедии.

— С осколками всё просто. При убийстве самых простых тварей можно получить простейшие, конфигурация которых завязана на основные инстинкты убитого. Если тварь или реус уже хорошо развиты, осколки несут конфигурацию самых прокачанных сфер. Например, убил ты жруна-гипнота, имеющего развитую способность сферы — гипноз. Значит и осколки души будут с конфигурацией гипноз. Как всё это влияет лично на тебя? Очень просто. Сфера, ядро, любые возвышения формируются на основе этих осколков. Если одной конфигурации подавляющее количество, то формирование примет соответствующую способность. Именно это и случилось с тобой, причем несколько раз. Ты даже не представляешь, насколько тебе повезло с этим. Бывали случаи, когда две конфигурации имели равный шанс в формировании сферы, и вместо чего-то полезного получался гибрид, совершенно не пригодный к применению.

— Чёрт! — выругался я. — а качество возвышения, что влияет на редкость, скажем, сферы?

— Сила убитых тварей или реус. И в этом тебе тоже повезло. У подавляющего большинства заключённых, как и зверья, первые две сферы не привышают двух звёзд. Ты даже не представляешь, насколько сможешь усилиться в будущем.

— Возвышение оружия и предметов работает таким же образом?

— Нет, там всё иначе. Улучшение идет непосредственно на основные функции неодушевлённого предмета. Но и здесь может не повезти. Например на лук встанет сфера «Утяжеление», и будет владелец таскать неподъемное оружие, ведь избавится от привязанной кровью вещи уже нельзя.

— Ещё мне непонятно, откуда берётся сила, поддерживающая способности оружия и моих сфер. Мы же находимся за пределами мира, подчиняющегося Творцу, или первостихии.

— Я не знаю ответ на этот вопрос. — тише, чем следовало, произнёс ворон. Ага, приуныл, пернатый! Ничего, сейчас я его окончательно добью.

— Что ты знаешь о проекте «Mens ludum»?

— Проклятье! Откуда ты узнал о проекте? — ворон перестал держаться поодаль, двумя прыжками оказавшись совсем рядом. Я по прежнему лежал на боку, шевелиться не было никакого желания. — из-за проекта я потерял свободу!

— Оттуда! Я создал алтарь Воли.

— Ты безмозглый кусок дерьма! Я же тебе сказал, нельзя создавать три алтаря! Три! Воля, Порядок, Тьма.

— Да мне плевать, что ты сказал! Из-за тебя я очутился здесь, и у меня складывается впечатление, что ты играешь свою игру, и тебе плевать на меня. Ты знаешь, что я адепт Воли? — я прикусил язык, поняв, что сболтнул лишнего.

— Так. — ворон пару раз взмахнул крыльями, словно разминаясь перед полётом, затем сдожил крылья и произнес: — Сейчас мы успокоимся, ты ознакомишься со своим обновленным оружием, и на спокойную голову вновь обсудим наши общие дела.

— У меня еще много вопросов! — предупредил я помощника, после чег мысленно пожелал увидеть информацию по своему возвышению.

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения не доступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом)

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» полностью восстановлен. Связь осуществляется через малый походный алтарь Воли.

Целостность Искры Творца (данный ресурс не возможно восполнить) — 88.2 единиц.»

Seraphim, Творец получил оповещение о твоем месте нахождения, но по прежнему не видит тебя.

Прогресс сферы****«Экзекутор»: 26792/62500

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 11138/125000.

Прогресс формирования 4 сферы души (конфигурация «Конструктор реальности»): 7724/75000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 7724/100000

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Ученик.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 3532

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 9

Неизвестный ресурс:.4**.10***

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

«Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****": 13520/50000

Прогресс первой сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 80/100

Прогресс второй сферы огнестрела**«Эхо»: 80/1000

«Открыты способности огнестрела «Эхо**":

1. «Формирование заряда» (пассивное).

Каждые 4 часа оружие формирует один патрон повышенной мощности (для формирования магазин оружия должен быть разряжен хотя бы на 1/8).

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 5/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 465 %

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 3+2(заблокировано)/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 1290/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

Текущие задания:

1. Найти адепта Воли, ранг Учитель.

Время выполнения задания: 96 стандартных часов.

Награда: Возвышение.

Штраф за провал: Отсрочка Возвышения на 1 стандартный год.

Дальше не стал читать, смахнув текст, в этот раз насыщенно фиолетовый. Чёрт возьми, четверо суток! Так, где моя, мать её, виртуальная карта?

Перед глазами появился прямоугольный экран, в углу которого отображалась короткая ломаная линия — маршрут, который мы прошли на лодке. По сторонам от линии были прорисованы очертания островов, остальная площадь карты представляла собой серое марево. Лишь в центре ярко светилась фиолетовая точка. Прикинув расстояние, я загрустил, — раз в тридцать дальше, чем мы уже прошли от границы мира.

— Ну что, пернатый, встряли мы! — с наигранной радостью обратился я к ворону. — у нас четверо суток, чтобы добраться до моего учителя. Но это мелочи, главное другое. Похоже этот самый учитель и есть твой друг Аугуст.

— Это исключено, он был адептом Света, как и я. — проворчал птиц. — Кстати, прибери алтарь, лучше всего ближе к телу, не дай Создатель, потеряешь. Морса такое точно не простит. Крайне мстительная особа.

— Я тут подумал и пришел к выводу, что миры Смерти, Чистилище и Лимб связаны между собой. — я повёл плечами, сжал и разжал кулаки. Вроде восстановился, боль отступила. Потянулся к небольшой цветной пирамидке, в которую превратилась горсть кристаллов. И тут же отдернул руку. — Пернатый, какого хрена он такой горячий?

— Кто? — не понял птиц, собравшийся взлететь.

— Алтарь, кто же ещё! — разозлился я, размахивая покрасневшей от ожога кистью.

— Твою центурию! Обманула, сука! — взбеленился ворон. — Боец, валим отсюда! Сейчас на этот остров соберутся все твари с округи.

— Э, ты опять мне зубы заговариваешь? — усмехнулся я, поднимаясь на ноги. Вроде ничего, твердо стою. — Лучше скажи, что с алтарём делать, когда он остынет?

— Идиот, он горячий, потому что сюда приближаются немёртвые! — похоже пернатый не шутил. — Заворачивай его в скатерть и бегом к лодке! Я на разведку.

Мы не успели. Твари уже лезли на сушу, по одиночке, парами. Возле самой лодки из воды вышли два мертвяка, оба вооруженные здоровенными дубинами. А у меня в наличии всего дюжина патронов!

Решение пришло, когда я бросил взгляд в сторону. Нежить была везде — у берега, на воде, под водой. Единственное место, где её не было — в глубине острова. Мысленно активировав карту, я поставил на ней маркер, прямо в центр острова. Определив направление, смахнул полупрозрачный экран и, зажав подмышкой алтарь, завернутый в скатерть, захромал в нужную сторону. Только бы успеть, только бы не догнали со спины. Вдох-выдох, вдох-выдох. Мышцы начинают слушаться, скорость бега медленно, но возрастает. Еще сто, нет, сто пятьдесят метров, и можно остановиться. Давай, Максимка, поднажми!

— Боец, сзади! — раздался над головой крик ворона, когда мне оставалось пробежать пару десятков метров. И тут же, не успел я дернуться в сторону, как сильнейший удар сбил меня с ног. Мне с трудом удалось не выронить алтарь. В следующий миг правое бедро обожгло болью, на спину навалилось нечто тяжелое и попыталось сорвать вещмешок. Почему не сработал «Удар Воли»? Напрягшись изо всех сил, я перекатился на бок, сбрасывая со спины паукообразную химеру, терзающую вещмешок огромными костяными жвалами. В правую ногу вцепилась ещё одна тварь, кромсающая бедро передними лапами, словно ножами. Ну суки, держитесь!

Левая рука наконец дотянулась до рукояти меча. Я помнил, что главная способность клинка ещё не стала активной. Но ещё я знал, что у меня получится. Мысленным приказом, не скупясь, влил тысячу сил веры в «Ауру тёмного пламени», и тут же активировал способность. Голову в тот же миг словно раскаленным свинцом наполнили. Сознание, второй раз за этот длинный день, скользнуло в спасительное небытиё, но прежде мой разум успел прочесть ярко-красную надпись на черном фоне:

«ЗАФИКСИРОВАН КРИТИЧЕСКИЙ ВСПЛЕСК ЭНЕРГИИ КЛАССА «ABSOLUTA», ЗАПУЩЕНА АКТИВАЦИЯ ПРОТОКОЛА «ВМЕШАТЕЛЬСТВО LOGOS»


Отступление четвёртое.
Центурион, поймав восходящий поток, парил в десятке метрах от поверхности. То, что происходило внизу несколько секунд назад, иначе, как локальным армагедоном, назвать было нельзя. На острове и вокруг него выгорело всё, включая воду. Не осталось даже пара. Сейчас мёртвая вода стремительно восполняла образовавшуюся пустоту.

— Что ты натворил, парень. — проворчал пернатый, начав стремительно снижаться. Несколько секунд, и птица тяжело приземлилась возле неподвижно лежащего человеческого тела. Ворон прикоснулся головой к шее своего подопечного и замер, словно прислушивался к чему-то. — Живой, чертяка! Жаль, ненадолго. Проклятье, говорил же себе, не зарекайся! Ох, где же этот чертов остров. Так, та-ак. Надеюсь успею!

Птиц, коротко разбежавшись, взмыл в серое, пасмурное небо. На острове, превратившемся в монолитный кусок сплавившейся породы, в одиночестве осталось лежать тело молодого мужчины…


Глава 4 НЕМЁРТВЫЙ УЧИТЕЛЬ


Сознание возвращалось медленно. Сначала появились монотонные звуки на грани слышимости. Затем пришло понимание этих звуков — два совершенно разных голоса, что-то обсуждающих между собой. Один смутно знакомый, грубый, как у заядлого курильщика. Второй — мягкий и какой-то добрый.

Черт, я что, не умер? Ведь мёртвые не могут чувствовать боль, а у меня болит всё. Спина, которую свело от неудобной позы. Нога, которая ноет не хуже больного зуба. Правый бок и предплечье саднит так, словно ошпареные кипятком.

— Смотри, новобранец очнулся. — раздалось совсем близко, словно говоривший стоял у меня в изголовьи. — Не шевелись, боец. В твоем состоянии это чревато, знаешь ли. Это ж надо было удумать — ударить по площади способностью, усиленной до уровня серафима. Если бы не твой класс, сгорел бы вместе с заклинанием.

— Аугуст, у него выбора не было. Ну, перегнул парень по молодости, с кем не бывает.

— А ты нахрена тогда, командир? Почему не объяснил мальчишке базовые понятия?

— Он считает, что настоящий боец до всего сам должен доходить. — чуть слышно прохрипел я.

— Да? — удивился незнакомец. — Центурион, у тебя поменялись методы подготовки рядовых бойцов?

— Да пошли вы! — раздраженно проворчал ворон. — Я уже искупил свою вину перед этим оболтусом.

— Да? Тогда расскажи, как ты надоумил некоего Чёрного заманить парня в ловушку! — от услышанного я непроизвольно сжал челюсти с такой силой, что зубы заскрежетали. Вот сука!

— Если бы я этого не сделал, чистый до сих пор был бы в лабиринте!

— Курица облезлая, как только очнусь, сделаю из тебя суп и мертвякам скормлю! — прошипел я сквозь зубы.

— Парень, ты так не нервничай, тебе сейчас нельзя напрягаться. Центурион, конечно, сука, но сука полезная. Если бы не он, ты бы уже давно умер. Представь — каково это, слетать за пару километров на один остров, набрать там из источника живой воды, и в клюве принести обратно. И всё это ради того, чтобы ты продолжал жить.

— Если бы не эта ворона тряпошная, меня бы здесь не было. — я наконец-то смог сфокусировть взгляд на незнакомце. И тут же передо мной высветился текст:

«Задание «Найти адепта Воли, ранг Учитель» выполнено.

Награда: Seraphim, твой ранг «Ученик» повышен до «Старший ученик»

Верхняя граница талантов Воли увеличена до 8»

— Если бы ты послушал меня, когла создавал алтарь, ты бы не лежал сейчас, еле живой.

— Ты смотри, какой шустрый! С чего решил, что я возьму тебя в ученики? — бесцеремонно перебив ворона, мужик обратился ко мне. — Выбрал путь Воли, так иди по нему самостоятельно, без костылей.

— Я не просил… Учителя. — говорить было тяжело. — Ты же Аугуст? У меня задание на твоё убийство, от Морсы.

— Вот спасибо, что предупредил, парень. Сам то я никогда бы не догадался. Ты отдыхай, сил набирайся, сейчас только подлечу тебя и перетащу на более ровное место. — мне поднесли к губам горлышко фляжки, из которой я с удовольствием сделал несколько глотков, затем подхватили за плечи и волоком переместили на пару метров. Подложив под голову что-то мягкое, Аугуст посоветовал не ворочаться и отошёл — меня оставили в покое.

Боль, терзавшая меня с момента пробуждения, довольно быстро стала отступать, дав возможность спокойно подумать. Первая мысль — допросить ворона с помощью способности «Экзекутора». То, что я нужен ему живым — без сомнений. Надолго ли? Когда он меня предаст в очередной раз? Как только выберемся из мертвого мира? Теперь я точно знаю — здесь никому нельзя верить, ни Создателям, ни Творцу, ни тем более слугам Хаоса и Тьме. Здесь каждый сам за себя.

Второе- мне надоело убегать и прятаться от хозяев этих сумасшедших миров. Что не так с этой Волей, что её так бояться? Именно бояться, я хорошо запомнил голос того владыки, которого поглотила Тьма. В его словах, помимо злобы, звучал страх.

И третье. Куда я вообще иду? Последние несколько недель я только и делаю, что убегаю, скрываюсь, пробиваюсь с боем. Вот только куда? Допустим мне удалось выжить, отбиться отвсех врагов, стать, в конце концов, столь сильным, что со мной будут все считаться. Что дальше?

Искать дорогу домой? Сколько времени пройдёт, пока я найду её, год, два, десять? К окончанию поисков я так изменюсь, что мой мир не примет такого монстра. Родные, уже смирившиеся с моим отсутствием, увидят не того меня, которого запомнили, а хладнокровного убийцу.

От представленной в голове картины меня всего передернуло. Нет, это не цель, всего лишь желание, навеяное слабостью. Стать сильнее — так это и без моего желания происходит. Достаточно убивать тех, кто жаждет получить с меня осколки души, и я стану сильным.

Что ж, если все так бояться адептов Воли, если считают нас угрозой своему благополучию, значит в силах адепта изменить царящий в этих искуственных мирах расклад сил. Я, простой парень из рабочей семьи, и то понимаю, что искуственные миры движутся к разрушению. Реус не становятся лучше, наоборот, в большинстве превращаются в тварей. Не потому ли, что нет равновесия? А может текущий расклад кому-то выгоден?

Раз уж меня втянули в эту «Игру», не оставив права выбора…

— Боец, дам тебе совет. — раздался голос Аугуста, отвлекая от размышлений. — отдыхать лучше в личной зоне безопасности. И настоятельно рекомендую не напрягать мозги. Постарайся уснуть, тогда лекарство подействует быстрее.

Проснулся я уже с ясной головой. Зрение полностью восстановилось, большинство ран затянулось, а желудок громко урчал, требуя пищи. Есть в одиночку не хотелось, поэтому я, убедившись, что оружие заряжено, мысленно пожелал покинуть зону безопасности.

— Вот, я ж говорил, что поправишься! — Аугуст сидел в метре от меня и сосредоточенно вырезал из кости какую-то фигурку. — Центурион говорил, что у тебя есть скатерть-самобранка, это правда? Давно нормальной еды не кушал, соскучился безумно.

— А где пернатый? — поинтересовался я, усаживаясь.

— Прокачивает свои способности, — ответил адепт Воли, — Так мы есть будем?

— Скажи, а здесь ночь бывает? — поинтересовался я, освобождая скатерть выживальщика от алтаря.

— Рекомендую в будущем сделать вот такой камень силы, — Аугуст извлек из-за пазухи жёлтый полупрозрачный камень, размером с голубиное яйцо. — Гораздо удобнее, чем алтарь, к тому же в пару раз сильнее. Правда, нужно владеть профессией артефактор, но это не проблема, если ты находишься в мирах Творца.

— Камерад, он знает гораздо больше, чем ты думаешь. — раздался голос ворона. Пернатый тяжело опустился на спекшуюся до блеска землю. — Боец, как и мы — младший игрок.

— Хм, неожиданно, — задумчиво произнес адепт воли. — Тогда можно и помочь. Жёлтые кристаллы парню не добыть, а вот зеленые — вполне.

— Попался! — мои пальцы сомкнулись на шее пернатого. Тот попытался вырваться, но я держал крепко. Сейчас проверим, кто ты для меня, тварь в перьях. Мысленно активирую способность экзекутора и задаю вопрос: — Помощник, ты предашь меня, если это будет тебе выгодно?

— Пару дней назад с легкостью предал бы. — полупридушенным голосом произнес птиц. — Теперь ты — мой единственный шанс вернуть свободу. Нет, я не предам тебя.

— Способность? — проявил любопытство Аугуст. — Удобный способ узнать правду. На всех действует?

— Почти. — ответил я, отпуская пернатого. — Ворон, одна ошибка, и я откажусь от помощника.

— Я услышал тебя, боец! — ответил птиц. Мне хотелось ему поверить, но! Я больше никому не верил.

— Так мы будем есть, или продолжим болтовню? — поинтересовался адепт Воли. Чёрт, я и забыл, что голоден.

Мы уже заканчивали трапезу, когда на остров пожаловали гости. Пара зомби, подскальзываясь и падая через шаг, двигались к нам от берега.

— Не беспокойтесь, сейчас я их попрошу удалиться — спокойно произнёс Аугуст. — Слабенькие, не выше синего кристалла, мне такие не нужны. Да и вам тоже. Предлагаю задержаться на этом острове, пока у парня не заживет нога. Да и Морса сюда вряд ли сможет пригнать много миньонов, кое-кто изрядно подчистил их ряды.

Мертвякам оставалось до нас метров десять, когда они замерли. Постояли пару долгих секунд, раскачиваясь, а затем рухнули замертво, словно их выключили. Я на всякий случай отметил расстояние, на котором адепт лишил зомби подобия жизни. Интересно, как сильно он может влиять на окружающий мир своей волей? Способен отклонить летящую в него пулю? Может он продемонстрировал способность одной из сфер, и к воле это не имеет отношения.

— Аугуст, а как ты выжил? Ворон говорил, что ты погиб у него на глазах. — спросил я, чтобы отвлечься от мыслей, которые могут завести не туда.

— Живая вода. — усмехнулся собеседник. — Мы с центурионом в тот день еле отбились от пары десятков мертвяков. Командир бил тварей копьём издали, а я сдерживал немёртвых щитом, в итоге уделался весь по уши в крови и внутренностях. Когда увидел посередине острова водоём, решил отмыться как следует. В общем искупался я. Кто же знал, что омовение в живой воде дает суточную способность запредельной регенерации. Я тогда рассказал об эффекте центуриону, но он не стал рисковать, мол — спешить надо, быстрее выносить жёлтый кристалл из этой дыры.

Слушая рассказ адепта, я неким шестым чувством ощущал — врёт. Проклятье, да что ж всё так сложно, а? Не хочешь говорить, так не говори.

— Почему ты до сих пор не покинул мир мёртвых? — пока я размышлял, в разговор вмешался пернатый. — С твоей силой можно спокойно жить в нейтральных мирах.

— По тебе видно, как там живётся! — зло рассмеялся адепт. — Нет, я хочу остаться собой, а не зверюшкой на побегушках.

— Значит не можешь покинуть это место. — спокойно произнёс птиц, подтверждая мои мысли. — Аугуст, Морса рассказала нам, что ты застрял между жизнью и смертью. Скажи, причина твоего затворничества — живая вода?

— Есть вещи, о которых лучше не знать. — голос адепта стал ледяным, а глаза, до этого вполне человеческие, внезапно затянуло серебристой плёнкой. Он поднялся на ноги и за его плечами развернулись два крыла стального цвета. — Я сделал свой выбор осознанно, и еще ни разу не пожалел об этом. Да, мне не покинуть царство Морсы, но в его пределах я практически бессмертен, и главное — свободен в своих решениях.

— Она или окончательно убьёт тебя, или сделает своим слугой. — ничуть не испугался ворон.

— Если это и произойдёт, то очень не скоро. Кстати, ты можешь пойти моей дорогой — шанс освободиться от серафима почти стопроцентный.

— Пожалуй, я останусь верен своему решению. — ответил птиц и двумя прыжками очутился возле меня. — Надеюсь, ты не устранишь старого друга и его подопечного?

— Я вынужден оставить вас в одиночестве. — крылья одним могучим рывком подняли тело Аугуста в небо. Сверху раздался огрубевший голос: — Рекомендую не покидать остров без меня.

— Ну, что скажешь, пернатый? — спросил я, когда мы остались наедине. Не дожидаясь ответа, начал сворачивать скатерть-самобранку.

— Тебе нужно становиться сильнее, боец. В идеале сформировать крыло эпического уровня, а лучше два. Как только Аугуст вернётся, я поговорю с ним на эту тему.

В ожидании адепта я провел ревизию личных вещей и арсенала. Почти заполненный магазин пистолета, пять патронов к ружью — хватит на один скоротечный бой. Уцелевший набор оружейника, кое-что по мелочи из старых запасов. Не будь у меня скатерти-самобранки, можно было готовиться к гибели, если не от голодной смерти, то от потери сил. Интересно, чем питается Аугуст?

— Летит. — коротко сообщил ворон, сидевший в паре метров от меня. — Несёт что-то.

Крылья адепта полностью сливались с серым небом. Казалось, что воздух стал слишком плотный и замедлил падение Аугуста. Но, едва тот снизился до полутора метров от поверхности и выпустил из рук свою ношу, иллюзия развеялась. Черт, да он притащил на остров костяного мечника!

— Боец, убери огнестрел, скелет под моим контролем. — адепт Воли мягко приземлился рядом с нами. Миг, и его крылья истаяли в воздухе. — А вот меч наоборот достань. Хочу посмотреть, как ты им владеешь.

— Я тебе и так скажу, нихрена я клинком не владею. — всё же закинул ружье за спину и извлёк свой клинок из ножен.

— Сейчас я сниму с костяка ментальную удавку и ты попробуешь убить тварь. Учти, второй раз под контроль я не смогу его взять.

— Ну давай, попробуем. — я двинулся навстречу скелету, поудобнее перехватывая рукоять меча. Ничего, в крайнем случае «Удар Воли» активирую. Внезапно для себя осознал, мне совершенно не страшно. Более того, я спокоен, как удав. Не знаю, плохо это или хорошо, сейчас посмотрим.

Противник оказался очень резвым. Вот он только что стоял неподвижно, а в следующую секунду бежит на меня, мотаясь из стороны в сторону. И меч у него раза в полтора больше, ударит — мало не покажется. Чёрт, еще эти глазницы, в глубине которых зелёное свечение…

Резко сместившись влево, я уклонился от размашистого удара и тут же сам рубанул тварь чуть ниже рёбер, активировав Воспламенение в момент соприкосновения с позвоночным столбом. Сделав еще пару шагов по инерции, развернулся назад и тут же рванул к подранку. Верхняя половина скелета, бросив меч, пыталась преследовать меня на руках. Подскочил к твари и точным ударом отсёк голову. Череп покатился по гладкой поверхности земли, свет в его в глазницах потух.

— Парень, мертвяк, в стадии формирования души, убьёт тебя первым же ударом. Центурион, как он стреляет?

— Из имеющегося оружия лучше нас с тобой, а вот на дальние дистанции при мне не стрелял.

— Проверим. — Аугуст подошёл и с силой пнул череп ногой. Тот, подскакивая словно футбольный мяч, заскользил по гладкой поверхности. Адепт вновь обратился ко мне: — Попадешь, не сходя с места?

— Попробую, — ответил я, возвращая меч в ножны и вновь снимая с плеча «Довод». Метров на шестьдесят улетела черепушка, ну и горазд он пинать. Не будь у меня прокачано «Укрепление тела», я бы засомневался в себе. А тут — подвёл мушку прицела под мишень и плавно выбрал спусковой крючок.

— Бах! — череп разлетелся на осколки. Эх, мне нужно довернуть ствол всего лишь на десяток градусов, активировать на всякий случай пробитие брони, и я выполню задание Морсы. Чёрт, откуда подобные мысли?

— Неплохо. — подвёл итог Аугуст. — Прицелился быстро, уверенно обращаешься с огнестрелом. Охотник?

— С отцом ходил в тайгу. — уклончиво ответил я.

— Теперь покажи, как из пистолета стреляешь. Попадешь в воздухе? — адепт извлек из кармана настоящее, мать его, красное яблоко и подбросил его на ладони. — Или слабо?

— Давай попробуем, — мне самому стало интересно. Извлек из кобуры «Эхо», снял с предохранителя и передернул затвор. Затем упёр рукоять пистолета в ладонь левой руки и произнёс: — Кидай!

Яблоко взвилось в воздух, руки сами вскинули пистолет вслед за фруктом, а указательный палец сам нажал на спусковой крючок. Дважды. На спёкшуюся землю упали одни ошмётки. Вот чёрт, я и так умею? Очуметь просто!

— Что ж, стреляешь ты действительно неплохо. А вот с мечом обращаешься, словно с дубинкой. Придется тебя брать в ученики. И первый урок — меч должен висеть на поясе. Завтра подберём тебе подходящую сбрую. А сейчас отправимся на другой остров, здесь слишком неуютно…


Отступление пятое.
— Брат, я нашёл пешку! Он активировал алтарь Воли. А еще я нашёл кандидата.

— Хорошие новости, Брат! И кто же этот счастливчик?

— Человек, совсем свежий миньон, только вчера появился в нейтральных землях. В стадии формирования первого крыла, но ядро и душа эпического класса, как и все сферы. Крепкий середнячок, таким будет не сложно управлять.

— Соглашусь с тобой, Брат. Отдаю свой голос за проведение инициации.


Отступление шестое.
Одинокая фигура шагала по тропе, на которую редко ступала нога человека. Чёрный плащ путника сливался с ночным лесом, лишь коварная луна выдавала присутствие идущего. Её тусклый свет изредка отражался от крупных самоцветов, установленных в рукоятях двух мечей, расположенных за спиной идущего.

Внезапно путник замер неподвижно, словно услышал чей-то шорох и теперь выжидает его повторения. Несколько секунд тишины, а затем человек глухо выругался. Повернувшись влево, он шагнул с тропы, укрывшись под густой кроной высокого дерева. Бесшумно извлек меч, торчащий из-за левого плеча, правой рукой накрыл оголовье рукояти и одним движением отделил крупный самоцвет. Поднес крупный драгоценный камень ко рту и произнёс:

— Центр, докладывает Блэк. Мною получено разрешение на вход в игру. Дальше действую по протоколу зэт, прошу предоставить связного. Вынужден уничтожить часть оборудования, на связь буду выходить в ключевых точках.

Завершив свой монолог, человек положил крупый самоцвет у подножия дерева. Затем снял камень со второго меча и бросил возле первого. Туда же отправились наручные часы и небольшая коробочка. Вернув клинки в ножны, путник вновь зашагал по тропе, не оглядываясь назад.

Через час неспешного пути далеко за спиной человека раздался грохот, отдаленно похожий на раскаты грома.

— Осторожность никогда не бывает лишней. — прошептал путник, и его лицо растянулось в улыбке.


Глава 5 ПРАКТИКА


— Да вы охренели! — я смотрел на приближающуюся ко мне тварь. Метра по два ростом, в ржавой броне, рогатом шлеме и с огромным двуручником. И с этим я должен справиться, не используя боевых способностей? Они точно охренели!

Ворон и Аугуст за последние пару недель спелись, и теперь меня гонял не один чокнутый вояка, а целых два. Эти ироды требовали десятки убитых низших ежедневно! Как сказал адепт:

— Набивай руку, раз есть такая возможность. Пока не поставим тебе технику, к серьёзным противникам не допущу.

И вот, спустя четыре недели, наполненных хрустом костей, чавканьем рассеченой плоти и вонью гниющих мертвяков, меня поставили в пару с немёртвым латником. Противник впечатлял. Движения резкие, стремительные, и весит за сотню килограмм — вон какие глубокие следы оставляют железные подошвы его сапог.

Пять десятков метров между нами полуразумная нежить преодолела за пару секунд. Гул рассекаемого воздуха — еле успел уклониться от ржавого клинка. Латника повело вслед за оружием, и я тут же воспользовался секундной заминкой — переместился за спину и рубанул противника под правое колено. Клинок чиркнул по краю окованного ржавыми пластинами голенища, не причинив твари никакого урона, а я уже перекатом уходил в сторону, избегая второго удара.

— Вжих-х! — меч немертвого врезался в землю, выворачивая комья земли. Мой шанс! Рывком поднявшись и сделав два быстрых шага к противнику, сверху вниз нанес сильнейший удар в локтевой сгиб. Эффект оказался не такой, как я ожидал. Левую руку латника вырвало из плечевого чустава, а одна рука оказалась не в состоянии орудовать мечом. Следующий мой удар пришелся в смотровую щель шлема, прямо в зелёное свечение. Миг, и противник сложился в аккуратную кучу железа.

— Я же говорю, не нужен ему щит! — раздался позади голос учителя. — С таким ростом лучше второй меч, или кинжал. Парень довольно ловок, обладает хорошей реакцией, ему проще уклониться от удара, нежели скрещивать клинки с заведомо сильнейшим противником. Да этот латник одним попаданием ученика по уши мог в землю вогнать. Боец, можешь извлечь кристалл, он твой.

Пока два старых товарища переругивались, я привычно расколол черепушку немертвого и извлёк оттуда свой первый зеленый кристалл. Крупный, сантиметра четыре в длину и полтора в диаметре, очень похожий на необработаный изумруд, покрытый голубыми прожилками. Развязал тесёмки небольшого мешочка на поясе и бросил в него сокровище. Внутри уже лежало два десятка кристаллов небесного цвета, и под сотню синих с голубыми прожилками. Как заверил меня ворон, их можно обменять на всё, что продается в нейтральных мирах.

Да, в нейтральных мирах возможна торговля, и там из тварей так же выпадают камни, обладающие эффектом усиливать способности. Есть одно но — эти камни, похожие на речную гальку, усиливают на порядок слабее, чем кристаллы, а добыть их так же сложно. Так сказать, твёрдая валюта этих безумных миров. Зато подделать невозможно и несут реальную пользу — в любой момент могут усилить.

— Ученик, готовь лодку! Пора перебираться на следующий остров. — отвлёк меня от размышлений Аугуст. — Я чувствую, Морса вновь готовит очередную атаку.

Так мы тренировались все эти недели. Продвигаясь максимально медленно в глубь мертвого мира, старались перемещаться по окраине. Действовали по отработанной схеме — высадка, подчинение тварей адептом, затем в дело вступаю я. Самых низших отстреливаю из «Эха», затем берусь за меч. Разумеется, учитель держит немёртвых на поводке, отпуская по одной-две твари, иначе меня давно бы прикончили.

У жителей Мёртвого мира имелась врожденная паталогическая ненависть к живым. Ещё ни один мертвяк не проигнорировал меня, ни одно умертвие не пролетело мимо.

От острова, на котором я упокоил латника, отчалили вовремя — с задней его части на сушу уже лезли десятки химер. В другое время мы бы задержались, но сейчас, когда мое испытание было пройдено, Аугуст сообщил:

— Теперь будем избегать слабых немёртвых, хватит с тебя осколков низкого уровня. Такими темпами ты получишь простое двухзвездное крыло и все старания окажутся бесполезны. Кстати, теперь можешь посмотреть свои успехи.

Прирост осколков души я не смотрел с момента моего вступления в ученичество, адепт посоветовал этого не делать. А там набежало прилично.

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения не доступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом)

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» полностью восстановлен. Связь осуществляется через малый походный алтарь Воли.

Целостность Искры Творца (данный ресурс не возможно восполнить) — 88.2 единиц.»

Seraphim, Творец получил оповещение о твоем месте нахождения, но по прежнему не видит тебя.

Seraphim, ты развоплотил: 379 низших немертвых, в стадии формирования единения со Смертью. 18 скелетов-лучников, в стадии формирования разума. 49 скелетов-мечников, в стадии формирования разума. 40 химер, в стадии формирования разума. 15 одержимых умертвием, в стадии формирования разума. 8 умертвий, в стадии формирования разума. 31 одержимого умертвием, в стадии формирования зерна смерти. 16 скелетов-мечников, в стадии формирования зерна смерти. 17 химер, в стадии формирования зерна смерти. 28 умертвий, в стадии формирования зерна смерти. 20 одержимых умертвием, в стадии формирования второго зерна смерти. 1 скелет-латник, в стадии формирования ядра смерти.

«Получено осколков души: 758 (конфигурация «Чувство Жизни»). 90 (конфигурация «Точность»). 245 (конфигурация «Нежить»). 200 (Конфигурация «Костяной панцирь»). 75 (конфигурация «Немертвый»). 40 (конфигурация «Астральный взор»). 310 (конфигурация «Скорость»). 160 (конфигурация «Рывок»). 170 (конфигурация «Трансформа»). 280 (конфигурация «Ментал») 400 (конфигурация «Твердая плоть») 30 (конфигурация «Прочные кости»)

Прогресс сферы****«Экзекутор»: 29550/62500

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 13896/125000.

Прогресс формирования 4 сферы души (предположительная конфигурация «Конструктор артефактов»): 10482/75000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 10482/100000

Seraphim, ты проявил силу воли в стремлении повысить свой ранг адепта Воли. Награда: 6 очков таланта. 1650 сил Воли.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Старший Ученик.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 4020

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 15

Неизвестный ресурс:.10***

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 4** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного класса)

«Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****": 15020/50000

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 150/1000

Открыта способность кирасы***«Кора перворожденного дуба»:

1. «Отражение» (пассивное)

Описание: 1 раз в сутки кираса блокирует один удар, нанесенный холодным оружием не выше редкого*** класса.

Прогресс второй сферы огнестрела**«Эхо»: 400/1000

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 7/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 507 %

Seraphim, ты достиг 500 % «Чистоты души», награда (изменено на дар): Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь ответ. (Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum», призыв Творца временно недоступен)

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 6/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 3750/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

Текущие задания:

1. Пройти обучение у адепта Воли, ранг Учитель.

2. Поднять ранг до: Подмастерье.

Время выполнения задания: 60 стандартных суток.

Награда: Возвышение.

Штраф за провал: Отсрочка Возвышения на 1 стандартный год.

Что? Какого лешего на поднятие ранга стоит ограничение по времени? Причём второй раз, и это напрягает. Нет никаких инструкций, как поднимать ранг, а учитель мне прямым текстом сказал — учись сам. Может он имел ввиду, чтобы я следил за его действиями и так постигал науку адепта? Так он ничего не делает, только немёртвых подчиняет, ставит мне задачи, да ругается с вороном. Подчиняет немёртвых… Ну точно! Воля, если она сильна, заставляет подчиняться.

— Аугуст, ты подчиняешь немёртвых силой воли? — обратился я к адепту, сидящему ближе к корме.

— Наконец-то догадался, — произнёс учитель, — не прошло и месяца. Увы, слабых противников мы оставили позади, так что будешь тренироваться на сильных. Рекомендую на умертвиях, проклятиях и прочей бестелесной нежити, они легче поддаются воздействию. Так, этот остров обходим, на следующем высадимся.

Лодка прошла мимо участка суши, на котором виднелось дерево. Настоящее, живое, с зелеными листьями. Я, когда первый раз увидел на одном из островов растительность, удивился запрету наставника причалить к нему.

— Нечего тебе делать возле источника живой воды, и так много выпил. — пояснил адепт. Видя непонимание в моих глазах, пояснил: — Живая вода, это не только жидкость, но и пары, которые можно вдохнуть вместе с воздухом. Раз высадишься на берег с зеленью, два, а потом окажется, что в твоем теле набралась критическая масса этой гадости, и ты превращаешься в пленника Мёртвого мира. Живая вода просто не выпустит тебя.

В общем, теперь мы старались избегать подобные острова, к тому же на них почти никогда не обитала нежить. Избегают немёртвые Живую воду, меняет она их. Аугуст обещал показать, во что превращается обычный мертвяк, измененный коварной жидкостью.

— Правь к тому берегу! — приказал учитель, указывая рукой по левому борту. — Эх, а ведь я давно не заходил так далеко по течению. Ещё дюжина островов, и мы приблизимся к одному из местных материков. Даже я к ним не приближаюсь, слишком опасно. Ещё и лодочник этот, сумасшедший служитель мёртвого культа. Надеюсь, мы не встретимся с ним.

Уточнять, что за сумасшедший служитель, я не стал, лодка уже причаливала к очередному острову, а значит скоро мне придется вновь отбирать нежизни.

— Центурион, в этот раз ты не летишь на разведку. — сообщил Аугуст, расправляя свои крылья, — здесь уже попадаются личи, которые запросто могут приложить тебя магией мёртвых, или заблудившаяся костяная ящерица поймает.

Взмах, от которого лодка покачнулась, и учитель взмыл в хмурое небо. Проклятье, как он вообще научился летать? Скорее всего так работает способность, получаемая от крыла. Ничего, скоро и я узнаю, каково это — подняться в небо.

— Боец, посмотри, что в реке происходит. — отвлек меня от мыслей пернатый. — За кормой, метрах в двадцати.

В том месте, на которое указал ворон, плыл скелет-мечник. Вернее, собирался выбраться на берег, но что-то его не пускало. Вода вокруг нежити бурлила, затягивая костяк всё глубже, а костяк, что странно, совершенно не сопротивлялся. Он словно смирился с происходящим, лишь поднял вверх костлявую руку с мечом, салютуя серому небу. Когда над поверхностью остался лишь меч, погружение прекратилось. Я уже решил, что скелет превратился в ещё одну костяную статую на дне реки мёртвых, когда бурление начало утихать. Под поверхностью воды стали видны изменившиеся очертания костяка.

— Твою бабушку, — прошептал я, глядя на поднимающуюся из реки фигуру, закованную в изрядно помятый, ржавый доспех. — Это что, мы видели момент эволюции? Вот так вот вошёл в реку доходягой, искупался, а вышел уже здоровяком, поперёк себя шире. Жаль, с живыми так не получится.

Костяной латник выбрался на берег, осмотрелся, и, заметив нас, двинулся навстречу. Ты смотри, какой смышленный, сразу определил, с кем воевать. Я было потянулся к ружью, но в последний момент остановился. Что там говорил учитель, воля подчиняет? Попробуем хотя бы, может что-то и выйдет из этого. Увы, но способности сферы «Убивающий взгляд» на нежить не действовали, как и убийство прикосновением «Экзекутора».

Так, что там нужно делать? Смотреть пристально — вряд ли, Аугуст вообще не смотрит на нежить, когда подчиняет. Желать? Что ж, попробуем.

И я пожелал. Пожелал, чтобы латник превратился в послушного пса, ввполняющего любые команды хозяина. Пожелал так сильно, как желаешь холодной минералки в полуденный зной. Как доброго, хвалебного слова от родителей, когда сделал что-то полезное своими руками. Я мысленно представлял самые желанные в своей жизни вещи, старался запечатлеть испытанные чувства, а затем перенести, наложить их на одно, даже не желание — цель!

Ощущение тонкой нити, протянувшейся от моего солнечного сплетения в направлении латника было настолько реальным, что я захотел потянуть его на себя. Подняв глаза на немертвого, я увидел, что скелет замер неподвижно, уставившись на меня зелеными светляками, находящимися в глубине черепа. Сосредоточившись на латнике я прошептал:

— Иди к лодке.

Нежить дёрнулась, покачнувшись вперёд, затем медленно, словно сомневаясь в своем поступке, сделала первый шаг. Следом второй, с шумом опустив ногу в воду. А потом струна, соединяющая нас, лопнула. Меня словно молотом ударили в грудь, чуть не улетел за борт лодки. Дыхание перехватило, тело словно прожевали и выплюнули, в глазах начало темнеть. Навалилась паника, что я не смогу вдохнуть. А следом пришла злость.

Ну уж нет! Рановато мне умирать. Раз уж справился с нежитью, то себя точно вытяну. Я. Хочу. Жить! Боль стремительно стала отпускать. В лёгкие с хрипом ворвался воздух, я судорожно задышал. Ух, вот это называется прошёл по краю.

— Боец, это что сейчас было? Каким образом ты прикончил латника? — справа, с носа лодки раздался голос ворона. — И почему такой бледный?

— Дурак потому что. — ответил я, а у самого улыбка во все тридцать два зуба. Получилось! Не совсем удачно, но получилось, и это радует. Поднялся, ощупал грудь. Вроде целый, лишь внутри побаливает, но терпимо. Бросил взгляд на берег и дурная улыбка тут же сползла с лица. — Пернатый, похоже сейчас будет жарко. Не тот, ох не тот остров мы выбрали. Опять весь уделаюсь в мертвячине.

Аугуст пригнал к берегу пол сотни нежити. Все, как на подбор, в стадии формирования первого зерна смерти, несколько тварей покрупнее, явно выросли до второго.

— Ученик, дави их живее, иначе я сам развоплощу гадов! — крикнул наставник. — Их слишком много, тяжело сдерживать!

Перепрыгнув через борт лодки, я устремился к тварям, находу извлекая «Коварный клинок тьмы». Сейчас я буду жечь. И плевать, что скажет адепт после. Главный урок на сегодня я усвоил, хоть и таким опасным способом.

— Аугуст, он сейчас по площади ударит! — прокаркал за моей спиной ворон, предупреждая учителя.

— Боец, какого демона? — возмутился адепт, на всякий случай пару раз взмахнув крыльями. Правильно делает.

«Аура тёмного пламени», подкрепленная сотней сил Воли, понеслась на толпу нежити. А ещё я попытался добавить в ауру своего желания, и тут же сбился с шага — грудную клетку пронзила острая боль. Вот чёрт, не нравится мне это, ох не нравится!

Чёрное пламя уже опало, оставив на выжженой земле обугленные костяки, а я по прежнему стоял на месте, держась за грудь. Боль отступала, но крайне медленно. Словно моё сердце пронзили длинной спицей, а затем стали ме-едленно извлекать её, при этом неспешно вращая.

— Боец, что происходит? — учитель приземлился в паре шагов от меня. — На тебе лица нет!

— Воля. — одними губами прошептал я. — я подчинил одну из тварей.


Отступление седьмое.
— Сестра, открой секрет, как ты получила такого питомца? — высокий беловолосый эльф, стоящий за прилавком, проявил не свойственное перворожденным любопытство. Эрая, только что аккуратно укладывавшая в колчан купленные стрелы, внимательно посмотрела в глаза торговцу.

— Такую. Это питомица. Как получила, братец? Убила одного чересчур любопытного перворожденного, а лису забрала в качестве трофея. — от слов девушки торговец побледнел. Ещё бы, пока он дотянется до своего кинжала, спрятанного под прилавком, девушка успеет опустошить колчан. — Братец, лучше тебе научится сдерживать своё любопытство. Пошли, хвостатая!

Нюша, которой предназначалась последняя фраза, фыркнула, показывая своё недовольство, но всё же двинулась к выходу. Эрая, держа торговца в поле зрения, вышла из торговой лавки, цикнула черно-бурой хищнице и двинулась вверх по улице.

Сегодня шёл двадцать первый день, как она пересекла мертвую реку. Три недели поисков Максима, три недели выживания в мире, где каждый, улыбаясь в глаза, обдумывает, как половчее воткнуть нож в твою спину. Если бы не питомица, Эрая не вылезала бы с зоны воскрешения.

— Пошли в храм Творца, может успеем взять хорошее задание. — произнесла девушка, обращаясь скорее к себе, чем к лисице, всё еще обиженной на перворожденную. — Где же бродит твой хозяин, хвостатая?..


Глава 6 ЖИЗНЬ


— Парень, молись всем богам, больше тебе никто не поможет. — сообщил Аугуст, прекратив буравить тяжелым взглядом мою грудную клетку. Он явно смотрел на то, что не увидишь простым зрением, на то, что причиняло мне боль, стоило лишь пожелать прикоснуться к Воле. — У тебя вместо ядра души сплошное месиво. Я, правда, не большой специалист, но, даже у мертвяков ядро выглядит гораздо лучше. В общем так, ближайшие три дня даже не думай использовать Волю, иначе придется отпаивать тебя живой водой.

— Хорошо, договорились. — ответил я и, словно собираясь похлопать адепта по плечу, коснулся учителя. Есть контакт! Мысленно активировал способность «Экзекутора» и задал вопрос: — Аугуст, то, что произошло со мной, это нормально?

— Обычное явление, у меня почти так же было. — ответил адепт, а в следующую секунду дернулся, сбрасывая мою руку с плеча. — Проклятье, постоянно забываю о твоей способности! Тебе действительно нельзя сейчас использовать Волю. Ты только что окончательно разорвал связь с порядком, дай своему — не знаю как это называется, наверное духу — перестроиться под новый вид силы. Ты вообще понимаешь, что больше не человек? Воля изменит тебя, изменит настолько, что плохое станет казаться хорошим, и наоборот. Если хочешь остаться прежним, не касайся источника — сейчас он силён, как никогда. Я не хочу, чтобы здесь появился второй лодочник.

— Хорошо. — ответил я, про себя думая об обратном. Ну уж нет, верить тебе, хитрая морда — себя не уважать. Всем нутром чувствовал — Аугуст что-то недоговаривает. Зачем, не знаю, но, есть для него какая-то выгода в том, чтобы я не развивал свою Волю. Ещё этот лодочник…

Проклятье, нужно заглянуть в информаторий, может там получу ответы. Алтарь должен помочь с переносом, к тому есть неограниченный доступ к продвинутой версии. Осталось выбрать время, когда никто не нападает.

— Боец, что-то ты бледный, — словно прочитав мои мысли, ворон отправил меня отдыхать: — Иди в лодку, поспишь пару часов, я покараулю. Никуда кристаллы не денутся.

Поблагодарив пернатого, я пошел претворять свои планы в жизнь.

Информаторий принял меня, как родного. Более того, вместо привычной комнаты с светящимся шаром на столе и табуретом, я очутился в просторной зале, буквально утопающей в солнечном свете.

«Seraphim, ты пожелал воспользоваться доступом в Proficiebat lnformatory. На время пребывания в Proficiebat lnformatory. ты находишься под защитой Его.»

— Мне нужна вся информация о стихии Воля! — потребовал я, усаживаясь за читальный стол. Ответ мне не понравился. Короткий текст перед глазами — тот самый, что я видел в часовне, в момент выбора стихии. Чёрт, может я некорректно спрашиваю? — Как покорить Волю?

«У адептов Воли возвышение происходит через боль, преодоление трудностей. Только шагая за пределы своих текущих возможностей, можно покорить следующую ступень возвышения.»

Вот сука! Зачем Аугуст хочет задержать моё развитие? Какова его мотивация? Обычная конкуренция здесь неуместна — адепт лишён возможности покинуть мёртвые миры. Зависть — слишком мелко для наставника. Чего-то я не знаю.

— Мальчик, я присяду? — приятный женский голос заставил дернуться. Чёрт, что за проходной двор?

Я поднял глаза на стоящую передо мной незнакомку, ожидая увидеть Морсу, и обомлел. Столь красивых женщин мне еще не приходилось видеть. Мягкие черты лица, тонкий прямой нос, чуть припухшие губы, ямочки на щеках, золотистая коса, прикрываюшая высокую грудь. И глаза. Небесно-голубые, притягивающие своей чистотой. Стоило раз посмотреть в них, и я уже немог отвести взор. Это было какое-то волшебство — чем дольше я тонул в этих голубых озерах, тем счастливее себя чувствовал.

— Мальчик, да ты совсем еще молод. — незнакомка моргнула, и меня словно током ударило. Чёрт, что это было? У меня же стоит ментальная защита от любого воздействия.

— Кто ты? — охрипшим голосом произнес я. Попытался отвести взгляд, скользнул глазами по высокой, тонкой шее, опустил взор на обнаженные плечи и понял — на женщине нет одежды, совсем.

— Как мило, — улыбнулась незнакомка. — Невинная душа в этом проклятом месте. Еще и игрок, хоть и на стадии становления. Тебе удалось заинтриговать меня.

— Кто ты? — повторил я свой вопрос, на этот раз твердым голосом. Наваждение спало, передо мной стояла стройная молодая девушка, одетая в лёгкое летнее платье.

— Я играю роль Жизни в этих мирах. — сообщила незнакомка, усаживаясь с противоположной стороны стола. — Можешь называть меня Вия, мне привычно это имя.

— Жизнь и Смерть? — усмехнулся я.

— Да. — мило улыбнулась в ответ Вия. — Так же, как Порядок и Хаос, Свет и Тьма.

— Я так понимаю, Жизни понадобилась моя скромная персона?

— Мне интересно то, что ты можешь сделать для меня, мальчик. Услуга.

— Услуга какого рода? — уточнил я. — Если нужно кого-то убить, я пас.

— Чистая душа, — библиотеку наполнил смех. — Любой из миров Отбора на твоем месте поинтересовался бы, какова плата. Тебя же заинтересовало, соответствует ли моя маленькая просьба твоим моральным принципам.

— Что за Отбор? — переспросил я, зацепившись за непонятное.

— Хм, какой шустрый. Хорошо, я расскажу тебе, это и станет платой за услугу.

— Ты так и не сказала, что за просьба?

— Отруби своему наставнику голову. — Вия произнесла это таким тоном, словно речь шла о рядовом мертвяке.

— Я же говорил, убивать никого не буду. — Чёрт, это же хозяйка одной из стихий. Таким вроде не принято отказывать.

— Убивать не надо, только отрубить голову, которую потом нужно будет бросить в реку мёртвых. Поверь, он не умрёт, просто станет более полезным для меня.

— Живую воду ты создала? — спросил я, начиная догадываться, чего хочет Вия.

— Мальчик не глуп, — в который раз улыбнулась красавица. — Не создала, всего лишь управляю. Да, ты прав, лишив своего учителя головы, ты не убьёшь его. У Аугуста тело состоит на две трети из Живой воды. Он почти подчинился мне, но остатки Воли мешают ему стать адептом Жизни.

— Я сделаю это лишь в одном случае — во время самообороны, если наставник нападёт на меня.

— Поверь, он сделает это! — мои глаза вновь встретились с глазами Вии. — Как только ты сформируешь крыло, он постарается прикончить тебя.

— Зачем? — с трудом заставил себя не вскочить с места. — Что ему даст моя смерть?

— Алтарь. Тот, что Аугуст носит на шее. С помощью него он хочет избавится от Живой воды. Глупец, это невозможно.

— Причём здесь я?

— Ты находишься в Мёртвых мирах. В твоей голове, — Вия, грациозным движением поднялась со стула и, протянув руку, коснулась кончиками пальцев моего лба, — уже сформирован кристалл. Сейчас он жёлтого цвета, но, стоит тебе сформировать первое крыло, и он станет оранжевым. Аугуст не сможет победить одного из приближенных Морсы, как и моих слуг, так что ты — единственный источник оранжевого камня. Есть ещё безумный лодочник, но тот непредсказуем, даже я не знаю уровень его развития, как и стихию. Так что, принимаешь мое предложение?

— Почему предлагаешь сделку? Если верить твоим словам, прикончить Аугуста в моих интересах. — вот чёрт. В информатории настоящий проходной двор. Демоны и боги приходят, стоит мне появиться в этой библиотеке.

— А ты мне поверил бы? Приди я с предупреждением, вряд ли вообще стал слушать. И повторяю — его очень трудно убить. Отруби своему учителю голову, закинь её в мёртвые воды и я расскажу об Отборе. — в следующий миг Вия исчезла, оставив меня наедине с тяжелыми мыслями.

— Проклятье. — глухо проворчал я. Почему все так бояться адептов Воли? Бояться настолько, что готовы заключать сделки с пешками. Кто я для этого существа? Букашка, как и учитель. И всё же они готовы любыми способами уничтожать нас.

Внезапно накатило чувство опасности. Ещё не понимая, откуда оно исходит, пожелал покинуть информаторий. И так задержался в этом месте.

— Боец, да что с тобой?! — орал ворон, нависая над моим лицом. — Очнись, на нас напали!

— Не ори! — подорвавшись, чуть не вылетел из сильно раскачивающейся лодки. Ухватившись за борт, осмотрелся. Твою бабушку! На остров совершенно бесшумно лезла нежить. Более того, один из мертвяков, ухватившись за корму, пытался забраться в плавсредство. Да он сейчас опрокинет лодку!

Сам не заметил, как пистолет оказался в руке. Щёлкнув предохранителем, упёр ствол в лоб немёртвому и нажал на спусковой крючок. Сухой пистолетный выстрел окончательно привёл меня в чувство. Валить надо с острова, слишком много тварей.

— Боец, с Аугустом что-то случилось. — гаркнул ворон, перебравшийся на нос лодки. И точно, наставник, вместо того чтобы подчинить тварей или покинуть остров, вступил с ними в ближний бой. Да что там вообще происходит?

— Пернатый, держись подальше от нежити, а лучше вообще не покидай лодку. Не знаю почему, но мы, похоже, задержимся.

Патронташ всегда снаряжен усиленными пулевыми патронами. Слева «Коварный клинок тьмы», справа «Эхо» и короткий кинжал, «Довод» уже в руках. Шаг через борт лодки, стоящей вплотную к берегу, и я уже на суше. Чёрт, а твари то не слабые собрались, в основном латники и старые зомби — продвинутые мертвяки, способные плеваться ядом. А вон и скелеты-арбалетчики, этих нужно валить в первую очередь, пока не зарядили свое оружие.

— Бах! — арбалет первого стрелка разносит в щепки, а вместе с ними одна из рук противника. Навожу ствол на второго, уже зарядившего свое оружие и выбравшего первой целью Аугуста. Не успеет прицелиться, я быстрее: — Бах!

Быстрая перезарядка, цель — позеленевший от времени зомби, раздувшийся до невероятных размеров. Выстрел, и голова мертвяка разлетается, словно переспелый арбуз, орошая округу черной жижей. Следующий противник, скелет-латник, после выстрела на миг покрылся маревом, а затем продолжил двигаться в направлении учителя. Чёрт, проклятые сферы — у этих консервных банок защитная способность.

Успел перезарядить ружьё еще раз, почти в упор расстреляв шуструю костяную гончую. Привычным движением закинул вертикалку за спину и взялся за рукояти холодного оружия. Твою дивизию, ну почему, кроме ауры и удар Воли, другие способности сфер на тварей не действуют?

— Ученик, он мой! — крикнул Аугуст, наконец заметив мое присутствие. — Не вздумай сунуться к рыцарю Смерти, не твоего уровня противник!

— Какого нахрен рыцаря? — заорал я в ответ, — отступай к лодке, пока нас не окружили!

— Не могу, он сковал мои способности! Если уйдешь сейчас, я пойму. Только решай быстрее, пока мне удается его сдерживать. — из сказаного я ничерта не понял. Что за чушь он несёт? Кого сдерживать, кто сковал?

Уклоняюсь от прямого рубящего удара и, продолжая движение, вбиваю кинжал снизу вверх в распахнутую пасть. Нечто важное присутствует в голове каждого немёртвого, некое подобие души. И, стоит повредить это нечто, нежить умирает мгновенно.

— Боец, пригнись! — короткий клинок крепко засел в черепе латника, и я задерживаюсь, чтобы освободить оружие. Если бы не крик ворона, арбалетный болт, выпущенный одим из скелетов, пробил бы мне голову. Да твою же налево, отсюда нужно валить, и валить быстро, пока не отрезали путь к лодке.

— Аугуст, бросай свою добычу, их слишком много! — хрипоый голос пернатого перекрывает шум боя. — Сотни тварей подплывают к берегу!

— Я не могу уйти, — кричит в ответ наставник, — это ловушка! Ученик, уходите, иначе все здесь поляжем!

Поздно. Мне достаточно одного взгляда за спину, чтобы увидеть, как несколько химер перекрывают подходы к лодке. Огромные, с годовалого телёнка, через таких не прорваться быстро, даже с огнестрелом. Нужно прорываться к наставнику, вместе у нас есть шанс. Если Аугуст не затеял свою игру, тогда в мире мёртвых станет меньше на одного доверчивого идиота.

Рубанув по хребту костяную многоножку, что подбиралась к учителю с фланга, я очутился на свободном пространстве. Развернувшись, оказался плечом к плечу с адептом, на которого наседало сразу три латника. Вот чёрт, да они действуют, как одно целое. Ими явно кто-то управляет, не иначе.

— Боец, перезарядка! — раздался над головами крик ворона, — успеешь помахать мечом, отстреливай зомби!

— Да пошёл ты! — ответил я, понимая — если выпущу клинки из рук, вряд ли успею их подхватить обратно. Хотя…

Призыв двойника прошел без накладок. Точная копия меня, очутившись в двух шагах слева, тут же присоединилась к битве. Сбросил с плеча ружьё, отстегнул патронташ, при этом стараясь держаться за плечом Аугуста. Наставник орудовал двумя мечами, своим и трофейным, с трудом сдерживая натиск нежити, но сдерживал.

— Стреляй в первую очередь по толстым мертвякам и летающим! — отдал команду двойнику, а сам вновь встал с боку от учителя. Адепт хорошо владеет мечом, но, сдерживать трёх латников, нанося при этом критические повреждения немёртвым, тут кто угодно быстро выдохнется.

Первая пуля разнесла череп зомби, которому оставалось доковылять до нас пару метров. Вторая угодила в химеру, выбравшую меня своей добычей. Эх, сейчас бы ударить «Аурой тёмного пламени», но Аугуст не состоит со мною в группе, и в текущем состоянии вряд ли сможет защититься от способности.

— Отступаем в глубь острова! — скомандовал учитель, когда мы наконец прикончили трёх латников, а двойник, потратив шесть патронов, положил ещё одного зомби и скелета-арбалетчика. Сейчас моя копия, забросив ставшее бесполезным ружье за спину, вооружилась пистолетом и пыталась пристрелить двух пернатых тварей, круживших над нами.

Отойти от берега удалось метров на тридцать, когда стало ясно — мы окружены. Двойнику удалось пристрелить летающую нежить, но ворон сообщил, что со стороны реки приближаются несколько призрачных тварей.

— Встаём насмерть, отступать нельзя! — вновь скомандовал учитель. — Еще три метра, и я потеряю контроль над рыцарем. Тогда мы точно умрём.

— Дружище, — обратился я к своей копии и сбросил вещмешок со спины, — в боковом правом кармане патроны для ружья. Экономь, стреляй только в крайнем случае, если кому-то из нас грозит гибель. Зомби не подпускай близко, они ядовиты.

Первыми до нас добрались химеры. Обычно эти твари тупые, но сейчас ими явно управляли. Четыре костяных гончих, выстроившись полукругом, одновременно кинулись с трёх сторон. На голову одной из них тут же обрушился черный ком перьев, буквально закрывая зеленые искры в глазницах массивного черепа. Ворон всё же вступил в бой.

Два шага вперёд, «Тёмное воспламенение» на клинок, шаг в сторону и рубящий удар, чуть ниже костяного туловища. Вовремя, нежить как раз активировала свою способность — рывок. Меч чуть из рук не вырвало, меня развернуло на месте, но я устоял всё же на ногах. А вот химера покатилась кубарем, с полностью отсеченными передними конечностями не побегаешь.

— Ворон, прочь от твари! — три коротких шага, и пылающее чёрным лезвие моего меча с силой опускается на хребет второй костяной гончей, отрубая голову начисто. По земле кувыркается еще один костяк, потерявший искру разума.

— А-а-хр! — раздается крик со стороны наставника. Быстрый взгляд в его сторону — твою мать! На учителя твари бросились одновременно. Он успел пронзить головы обеих, но нежить влетела в адепта всей массой, сбив его с ног. Да что с ним не так? Аугуст реально крутой боец, на несколько порядков выше меня, почему же так легко попался?

— Дружище, держи оборону! — крикнул двойнику, а сам метнулся к адепту. — Учитель, что с тобой?

— Это ловушка, парень! — из уголка рта наставника вытекала струйка крови. Сам он медленно, пошатываясь, поднимался на ноги. — Забудь, что я тебе говорил про использование Воли. Мне полюбому конец, Морса не отпустит такую добычу. Придется тебе вновь выжечь этот остров, а затем сваливать с него, пока рыцарь смерти будет отходить от моего воздействия. Ученик, если сможешь, продержись пару минут, а щатем сожги к чертям этих тварей. Я попробую добраться до эмиссара и прикончить его, уыеличу твои шансы, так сказать.

— Я недавно встречался с Вией, в информатории. — не знаю, почему, но мне захотелось рассказать об этом Аугусту.

— Не верь этой лживой стерве, — учитель поморщился от боли, — иначе попадешься, как я и останешься здесь навечно.

Аугуст переиграл. В его последних словах было столько фальши, что я почувствовал — лжёт. Адепт тоже понял, что совершил ошибку, поэтому шагнул на встречу и приказал, воспользовавшись силой нашей общей стихии:

— Используй ауру клинка, усилив её тысячей сил Воли! Немедленно!

И я использовал. Положил руку на плечо теперь бывшего наставника и активировал смертельное прикосновение, правда усилил его не тысячей, а двумя сотнями сил Воли. Должно хватить.

— Ты что творишь? — голос Аугуста сменился на растерянный, а затем глаза адепта наполнились ужасом. — Прекрати, немедленно!

Поздно. Обмякшее тело бывшего учителя рухнуло к моим ногам, замерев неподвижно. Раскатистый выстрел ружья заставил меня отогнать навалившуюся слабость. Осмотрелся — времени от силы секунд пятнадцать, а затем до нас доберуться грузные зомби и тогда станет совсем плохо.

— Дружище, если я сейчас свалюсь, ты должен будешь дотащить до лодки меня и его голову, — я указал на распростертое тело Аугуста. — Голову выкинешь в воду, это нужно сделать обязательно.

Толкнул тело адепта ногой — совсем превращаюсь в бесчувственного монстра, стянул капюшон и одним мощным ударом отсёк голову тому, кто целый месяц обучал меня владению холодным оружием. Затем, сделав пару шагов в сторону, опустился на колени и, опершись на меч, активировал «Ауру тёмного пламени», влив в способность тысячу сил Воли. Чёрное пламя, рванув от клинка в разные стороны, скрыло окружающий серый мир. В груди начала стремительно разрастаться боль, постепенно заполняя всё тело. Мысленно пожелав себе удачи, я потянулся к Воле, приказывая своей стихии удержать меня в сознании. Увы, боль резко возросла, погружая разум в небытиё…


Глава 7 СТИКС


— Очнись, боец! Очнись, кому говорю, — голос раздражал. Грубый, каркающий, он непрерывно что-то требовал.

— Пошёл к чёрту, дай поспать, — вырвалось у меня, а в следующую секунду я понял, с кем разговариваю. Попытка резко подняться привела к неприятностям — грудную клетку словно сжало тисками. Твою мать, я же убил…

— Ага, очнулся, идиота кусок! Ты зачем на остров полез, полудурок? — пернатый не стеснялся в выражениях. Знал, тварь, что я сейчас ничего ему не сделаю. Ничего, я запомню.

— Что с островом? — спросил я, поднимая тяжёлые веки и осматриваясь. Взгляд наткнулся на склонившегося надо мной двойника.

— Пару выживших немёртвых я добил, они после чёрного пламени на сушу вылезли. А остров — он превратился в сплошной камень. Можешь сам посмотреть, лодка по прежнему у берега. Ни я, ни ворон управлять ей не можем.

Двойник помог мне подняться на ноги. Окинув взглядом сушу и прилегающие к ней воды, я не обнаружил ничего, кроме спёкшегося камня. Хотел спросить, выполнила ли мой приказ копия, но ворон опередил.

— Боец, ты зачем приказал своему дублю выкинуть голову Аугуста в воду, предварительно не вскрыв черепушку? Вдруг бы там нашелся кристал?

— Так нужно было. — не стал я вдаваться в объяснения. — Гнидой оказался твой старый знакомый. Шакалу шакалья смерть.

— Ты что-то мне не договариваешь, — произнес ворон. — И я с интересрм выслушаю, что именно. Да, не мешало бы отсюда свалить, пока новые твари не полезли.

— Ты предлагаешь бросить здесь всю добычу? — возмутился я. — Ты что, забыл, что кристаллы нельзя уничтожить. Это же грёбаная валюта.

Сбор трофеев затянулся. Нет, искать кристаллы было не сложно, они просто лежали поверх почвы, лишь изредка покрытые пеплом от сгоревших костей. А вот тела адепта я не обнаружил, хотя ожидал найти на его месте алтарь в виде крупного желтого камня.

Какое-то время ушло на поиски места, в котором Аугуст устроил узилище для пленных. Да, именно узилище. Не знаю, как он смог выкопать такую яму, и где раздобыл столь мощную решетку, прутья которой, раскалившись, провисли вниз и буквально сожгли находившихся в низу пленных. Дно ямы было усеяно обгорелыми останками, оплавленными элементами брони и фрагментами самой решётки.

Я нашел в себе силы спуститься в эту яму, предварительно прикрыв органы дыхания тканью. И не пожалел. Три дюжины жёлтых кристаллов, из которых лишь десяток имел зелёные прожилки. Но главное, это алтарь воли, созданный из жёлтых и зелёных кристаллов. Крупный, он не помещался в ладони. Это было не просто богатство, а настоящая золотая жила, клад. Похоже, бывший наставник годами собирал этих тварей в одно место, готовя какую-то пакость богине смерти. Не удивительно, что Морса обиделась на адепта.

— Всё, можно уходить с этого острова, — произнёс я, выбираясь из зловонной ямы. Сорвал с лица ткань, что бы вдохнуть свежего воздуха, и в этот момент произошло что-то непонятное. Пространство в один миг затянуло серым маревом, а в следующую секунду я очутился в уже знакомой белой комнате. В этот раз без помощника.

— У тебя хватило сил справиться с рыжим. — голос Морсы был холоден, как лёд, — но ты сделал всё, что бы этот выродок не достался мне. Адепт, кто тебя надоумил?

— Ты нарушила договор, почему? — задал я встречный вопрос.

— Не зли меня, червь! — глаза богини смерти заполнились серым туманом. — Отвечай, кто?!

— Ты и сама знаешь.

— Вия! Как она вышла на тебя, вы же не причаливали к островам с источниками живой воды? Впрочем, так даже лучше. Что ж, главное условие нашего договора выполнено, поэтому я открою завесу, как только ты приблизишься к ней. — богиня шагнула ко мне, оказавшись очень близко, я даже почувствовал её дыхание. — Адепт, моё терпение имеет пределы, так что не задерживайся в мире Смерти.

Мягкий толчок в грудь, и в следующий миг я очутился на острове, возле ямы-ловушки. В нос ударило зловоние и я отшатнулся, прикрывая лицо левой рукой. Правой машинально ощупал карманы плаща и облегчённо выдохнул — кристаллы оказались на месте. Только собрался отдать двойнику приказ двигаться к берегу, как меня вновь выдернуло из реальности.

— Малыш, ты заставил меня волноваться, хоть и выполнил моё задание. — Вия, в своем светло-зеленом платье не выглядела серьёзно, но я знал, с кем разговариваю. — Раз, и пропал. Неужели тебя похитила сама Смерть?

Богиня жизни рассмеялась. Я бы тоже посмеялся, если бы не видел глаза Морсы так близко от своих глаз. Она мне словно в душу проникла. Черт, да меня до сих пор потряхивает.

— Отбор! — произнес я хриплым голосом. — Я выполнил все условия договора.

— Мальчишка. — Вия оборвала смех, став серьёзной. — Миры смерти, Лимба, нейтральные земли, рай, ад, — всё это песочница. Я, Морса, Творец, Неизвестная, Хаос, прочие хозяева стихий — мы всего лишь аватары. Да, это игра, правила которой известны лишь частично. Но, нам известно главное! Как только все стихии обретут своего аватара, начнётся Отбор. Каждая из стихий получит возможность выбрать какое-то количество бойцов, остальные будут стерилизованы.

— Стерилизованы? Что это значит? И ещё, почему вы все так боитесь Волю? — с трудом заставил себя задать этот вопрос. На самом деле мне хотелось наорать на эту бездушную тварь.

— Потому что Воля единственная, кто может обуздать Первостихию. И это даст одному из игроков силу, которой не смогут противостоять остальные. Что же касается стерилизации — у меня нет допуска ко всей информации. Возможно их оставят в сети искуственных миров, или уничтожат, мне не интересно.

— Кто ты? — у меня волосы на затылке зашевелились. Это существо спокойно рассуждает о гибели десятков миллионов разумных. — Кто вы вообще такие?

— Хочешь получить ответ на этот вопрос? — усмехнулась Вия. — Убей окончательной смертью Неизвестную, или Творца, и я скажу тебе, кто мы. Это не задание, малыш, но! Если ты устранишь хотя бы одну фигуру с доски, я расскажу тебе все, что знаю.

А потом убьёшь меня — подумал я. Чёрт, так это действительно игра? Масштабная, созданная неизвестно кем, с совершенно непонятной целью. Причём для большинства очутившихся в этой игре итог один — смерть.

— Возьми это кольцо, оно поможет тебе с уничтожением моих конкурентов. До встречи, малыш. — слова Вии ещё звучали в ушах, когда меня выбросило на треклятый остров. Благо, успел немного отойти от ямы и мне не пришлось дышать вонью.

— Боец, что происходит? — в голосе ворона, тут же приземлившегося на правое плечо, слышалась тревога. — Вы дважды исчезали, а затем появлялись вновь.

— Пернатый, ты знаешь, что такое Отбор? — не знаю, какая сила подтолкнула меня, чтобы я задал своему помощнику этот вопрос. И уж тем более я не ожидал услышать такой ответ:

— Ты действительно хочешь вступить в эту игру? Если встанешь на этот путь, на тебя откроют охоту все.

— Птиц, на меня и так охотятся все, кому не лень. Даже здесь, в мире мёртвых. В общем, пришла пора выбираться отсюда, пока меня не прикончили окончательной смертью.

Без задержек добравшись до лодки, мы покинули негостеприимный остров. Очутившись в относительной безопасности, сразу решил кое-что проверить. Меня не отпускало ощущение чего-то важного, приобретенного на острове. Мысленно потребовав информацию о своих достижениях в этой проклятой игре, погрузился в чтение:

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения не доступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом)

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» полностью восстановлен. Связь осуществляется через малый походный алтарь Воли.

Seraphim, ты обнаружил большой алтарь Воли. Открыты расширенные возможности: множитель осколков душ, полученных из нежити — ×2

Целостность Искры Творца (данный ресурс не возможно восполнить) — 88.2 единиц.»

Seraphim, Творец получил оповещение о твоем месте нахождения, но по прежнему не видит тебя.

Seraphim, ты развоплотил: 6 скелетов-арбалетчиков, в стадии формирования ядра смерти. 11 скелетов-латников, в стадии формирования ядра смерти. 12 костяных гончих, в стадии формирования ядра смерти. 18 ядовитых зомби, в стадии формирования ядра смерти. 3 умертвия, в стадии формирования ядра смерти. 5 костяных ящеров, в стадии формирования ядра смерти. 6 личей, в стадии формирования ядра смерти. 3 костяных драконида, в стадии формирования второго крыла. 12 архи-личей, в стадии формирования первого крыла. 20 рыцарей смерти, в стадии формирования первого крыла. 1 драугра, в стадии формирования короны смерти. 1 адепта Воли, имя «Аугуст», в стадии формирования обруча воли.

«Получено 26940×2 осколков души: 360 (конфигурация «Стрелы праха»). 660 (конфигурация «Прочные кости»). 720 (конфигурация «Мягкая кость»). 1080 (Конфигурация «Яд»). 180 (конфигурация «Ментальный паралич»). 300 (конфигурация «Ядовитые шипы»). 360 (конфигурация «Магия смерти»). 3000 (конфигурация «Пламя смерти»). 6000 (конфигурация «Магия праха»). 10000 (конфигурация «Негатор магии»). 2500 (конфигурация «Власть»). 2500 (конфигурация «Воля»)

Прогресс сферы****«Экзекутор»: 65000/65000

Seraphim, ты разблокировал четвертую, последнюю звезду сферы****«Экзекутор», доступны следующие изменения:

1. Ты можешь прикосновением лишить жизни любого разумного на одну ступень выше тебя по силе.

Активация: достаточно прикоснуться и мысленно пожелать.

Ограничения: активация не чаще одного раза в 12 часов.

2. Ты можешь без последствий убить обычного или изменённого Reus, daemons, если их «Чистота души» ниже 250 %, angelus, если его «Чистота души» ниже 450 %. При убийстве твоя «Чистота души» не изменится.»

3. Ты можешь получить два правдивых ответа от обычного или изменённого Reus, daemons, angelus.

Активация: достаточно прикоснуться и мысленно пожелать.

Ограничения: активация не чаще одного раза в 36 часов.

4. Аура «Экзекутора» — активная способнось.

Seraphim, при активации ауры «Экзекутора», в радиусе 3 метров вокруг никто не сможет тебе лгать.

Активация: 1500 сил Воли.

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 67776/125000.

Прогресс формирования 4 сферы души (предположительная конфигурация «Негатор магии»): 64662/75000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Подавитель способностей»): 64662/100000

Seraphim, ты проявил силу воли, не отступив перед превосходящими силами противника, и победил. Награда: 10 очков таланта. 2000 сил Воли.

Seraphim, ты возвысил свой ранг до: Подмастерье.

Награда:

Стоимость классовых навыков снижена на 10–15 %

1000 сил Воли.

8 очков таланта.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Подмастерье.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 5320

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 33

Неизвестный ресурс:.10***

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 4** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного класса)

«Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****": 50000/50000

Пятая сфера сформирована.

Открыта новая способность «Коварного клинка тьмы»*****: «Вихрь Тьмы». Улучшены открытые способности.

1. «Вспышка тьмы». Клинок в момент соприкосновения с противником мгновенно накаляется до +1500° градусов. Лезвие игнорирует броню до эпического**** класса включительно. Активация: мысленным приказом.

2. «Воспламенение тьмы». Клинок мгновенно накаляется до +1500° градусов и держит температуру в течении 10 секунд. Лезвие игнорирует броню до эпического**** класса включительно. Активация: мысленным приказом.

3. «Аура тёмного пламени»: клинок распространяет ауру, накаляя пространство радиусом в четыре метра до температуры +1500° градусов, которое не остывает последующие 10–20 секунд, не причиняя при этом вреда владельцу оружия и дружественным целям. Полностью игнорирует иммунитет к огню.

Ограничения:

Активация не чаще одного раза в 2 часа.»

4. «Распад тьмы». Лезвие клинка, коснувшись противника, или другого предмета, до эпического**** класса включительно, запускает процесс распада. Полностью игнорирует любые стихийные иммунитеты, до эпического**** класса включительно.

5. «Вихрь тьмы». От острия меча в указанную владельцем сторону, на расстояние в 10 метров устремляется вихрь тёмного пламени, выжигающий на своем пути любые препятствия, вплоть до эпических****: брони, защитных способностей, защитных сооружений.

Ограничения: активация не чаще одного раза в 8 часов

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 400/1000

Прогресс второй сферы огнестрела**«Эхо»: 680/1000

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 9/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 600 %

Seraphim, ты достиг 600 % «Чистоты души», награда (изменено на дар): Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь ответ. (Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum», призыв Неизвестной временно недоступен)

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 6/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 3850/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

Текущие задания:

1. Пройти обучение у адепта Воли, ранга старший мастер.

Внимание! Адепта Воли такого ранга не существует.

Задание изменено на: Достичь ранга мастер самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует»

— Боец, если ты продолжишь сидет с закрытыми глазами, нас сожрет эта летучая тварь. — я уже дочитал полученную информацию и пытался осознать, что вообще произошло на острове, когда услышал ругань ворона. Открыв глаза, уставился в небо и, ничего не обнаружив, выругался:

— Пернатый, что за идиотские шутки?

— Вперёд посмотри, по курсу. — проворчал птиц. — Тоже мне, нашёл шутника.

— Ох ты ж, в рот компот! — двойник указал рукой в нужном направлении, и я наконец увидел тварь. Твою дивизию, да это же настоящий дракон! Размах крыльев метров восемь, не меньше. — Давно этот птеродактиль здесь?

— Только появился. Атаковать не собирается вроде, только кругами летает, прямо по курсу. — сообщил ворон, вцепившись когтями в моё плечо. — разок огнём даже пыхнул. Если повторит такой трюк в нашем направлении, мы сгорим за пару секунд.

— Не нападёт он. — произнёс я задумчиво. — Это провожатый. Морса намекает, что нам пора сваливать отсюда.

— Ты заключил с ней какой-то договор? — птиц забеспокоился, переминаясь на моём плече.

— Нет, это было всего лишь пожелание хозяйки смерти, — усмехнулся я. В душе поднималось глухое раздражение, а вместе с ним в мозгу формировался план дальнейших действий. Приняв решение, ухватил вещмешок, лежащий на дне лодки и, пошарив внутри, нащупал коробку с патронами. Стать силнее, говоришь? Заставить сильных считаться с собой? Благодарю тебя, Вия, так я и сделаю.

— Э,ты чего задумал? — возмутился пернатый, увидев, как я перезаряжаю «Довод». — Боец, это дурная затея!

— Сейчас повеселимся, — я, продолжая улыбаться, вжал приклад в плечо, — птиц, лучше сядь на дно лодки. Дружище, тебе тоже не мешало бы залечь.

Двойник молча выполнил мою просьбу, пернатый же, хоть и освободил моё плечо, продолжал браниться. Не обращая внимание на возмущение членов группы, я взял упреждение и выстрелил, сразу с двух стволов. Повезло, попал. Дракон, протяжно застонав, тут же сменил тактику. Перестав нарезать круги, огромная зверюга двинулась прямо к нашей лодке. Отлично.

Быстрая перезарядка, и стволы вертикалки вновь направлены на приближающуюся тушу. Плевать, что патроны последние, я должен убить эту тварь. Ближе, ещё ближе, ещё…

— Бах-бах! — первый выстрел простой, второй — со способностью «Пробитие брони». Тварь проняло, протяжный стон сменился на вой, а в следующую секунду я мысленным приказом изменил курс лодки. Столб огня прошёл в паре метров от левого борта, мгновенно вскипятив воду. На несколько секунд нас прикрыло от крылатого монстра облаком пара. Мне хватило этого времени, чтобы вернуть ружьё за спину и вооружиться мечом. Посмотрим, насколько крепка костяная туша дракона.

— Боец, или я чего-то не знаю, или нас сейчас поджарят…


Отступление восьмое.
— Десятник, может ты скажешь, куда пропал Чистый? — высокий демон, одного с ним роста, уставился в саму душу Босса.

— Мимо нас проходил ушастый, я встречал его раньше, в красной зоне. И ещё один человек по имени Чёрный, наш общий с Чистым знакомый. Сотник не дал мне допросить их.

— Как давно это было? — крылатый демон стремительно приблизился к человеку, его полыхающие багровым глаза приблизились к лицу Босса.

— Четыре недели назад. — здоровяку нестерпимо захотелось схватить этого урода за горло и давить, давить, пока гортань твари не сомнется под его пальцами. Неимоверным усилием воли он сдержался, чтобы в следующую секунду услышать:

— Повышаю твоё звание до сотника, Босс. Со всеми вытекающими последствиями. Это недоразумение, — демон с силой пнул лежащего на земле уже бывшего командира, тоже демона, — переходит в твоё подчинение. Даю тебе одну неделю, чтобы ты отыскал эльфа и Чёрного. Не справишься, пеняй на себя! Приказ понятен?

— Так точно! — ответил Босс, с трудом сдерживая улыбку. Чего ж непонятного? Ну, суки, держитесь! Ох и побегаете вы у меня, особенно это рогатое недоразумение, по недосмотру комановавшее сотней бойцов.


Отступление девятое.
Эрая стояла на окраине лесной поляны и с недоумением смотрела на то, что раньше было чернобурой лисицей.

Пару минут назад они убили крупную тварь, которую выслеживали более суток. Перворожденная не поскупилась на особые артефактные стрелы, так что охота оказалась почти равной. И всё же контрольный удар нанесла питомица. Когда огромная, более двух метров в холке, тварь, вся утыканая стрелами, продолжала надвигаться на девушку, Эрая уже приготовилась к перерождению. У Нюши было другое видение ситуации — выскочив навстречу монстру, лиса активировала свою главную боевую способность, удар молнией. Демонический зверь не выдержал такого коварства и, пару раз рыкнув, завалился на бок.

А в следующую секунду питомица Максима, страшно завизжав, рухнула в невысокую траву и забилась, словно в припадке. Девушка сначала решила, что чернобурка попала под действие боевой способности твари. Бросилась к лисице, доставая из кармашка на поясе фиал с лечебным зельем, но замерла, не добежав пары метров.

Нюшу окутал фиолетовый туман, из которого доносился хруст ломаемых костей и визг зверя. Визг, от которого у перворожденной по спине поползли мурашки. Так продолжалось с минуту и девушка уже собиралась отойти подальше от странного и явно опасного места, когда всё стихло. Туман начал медленно рассеиваться, и Эрая увидела человеческую фигуру, держащую в руках древко копья. Почти человеческую.

— Чего замерла, ушастая, — раздался от фигуры хриплый, порыкивающий голос, — кто будет тушу свежевать? У меня из профессий только искуство целителя имеется.

— Измененная… — прошептала девушка, разглядывая бывшую лисицу. — Первый раз такое вижу!


Глава 8 РИТУАЛ


Костяной дракон никак не мог нагнать лодку. Огромную тушу заносило, когда он пытался повторять маневры, выписываемые судёнышком. Пару раз лодку накрывало паром, крылатая тварь не скупилась, периодически изрвергая на нас, посмевших разозлить хозяина местного неба, огненный поток.

Наконец запасы напалма у дракона закончились и крылатый монстр решил сменить тактику. Ничего лучше, чем пойти на сближение, зверюга не придумала, от чего и пострадала. Я не зря достал клинок из ножен и всё это время удерживал его лезвие на предплечье. Стоило твари перестать плеваться огнём и приблизиться на нужную мне дистанцию, с острия клинка сорвался узкий черный луч, ударивший костяного дракона в грудную пластину. И пробивший её.

— Держись! — крикнул я двойнику и сам, уронив меч на леревянное дно и прижав гарду ногой, вцепился в борта лодки. Огромная туша крылатого монстра, хаотично кувыркаясь, начала стремительно падать. Удар об воду огромной костяной твари чуть не опрокинул наше плавсредство. Повезло, что зверюга приземлилась дальше по течению, и волна пришлась на нос лодки. Судёнышко подбросило, словно щепку.

— Бум! — удар об воду заставил меня рухнуть на дно лодки, больно ударившись коленями. Скрипя зубами, подхватил оружие и выпрямился. Нужно было убедиться, что крылатый монстр сдох окончательно. Ага, вот он!

В этот момент судно резко замедлилось. Да твою же печень! Нос лодки упёрся в брюхо костяной твари, хвост которой оказался по правому борту, а крупная рогатая голова по левому. Переступив скамейку, я сделал два шага вперёд и, активировав «Воспламенение», со всей силы рубанул по шее дракона. Хруст костей заглушил свистящий вой смертельно раненой нежити. Я даже присел от этого звука, настолько он оказался громким.

— Тащи голову за борт, идиот! — словно сквозь вату, до меня донесся крик ворона. Ага, сейчас, четыре раза! У меня клинок завяз в хребте у твари, с двух сторон костьми зажало. К счастью, приказ пернатого выполнил двойник. Склонившись за борт, он ухватился за один из рогов и, поднатужившись, потянул голову монстра на себя. Меч внезапно освободился от захвата и я, чертыхнувшись, упал на пятую точку, тут же вымокнув почти по пояс.

— Растяпа, отрубай башку, он же не удержит её долго! — заорал птиц, подгоняя меня. Поднявшись, ухватился левой рукой за костяной нарост на башке твари и удар за ударом начал рубить шею. Дракон медленно уходил под воду, утягивая за собой левый борт, еще несколько секунд и мы зачерпнем добрую порцию воды.

Седьмым или восьмым ударом мне удалось перерубить шею костяному чудовищу. Двойник, перехватившись, перекинул через борт здоровенный череп твари и тяжело опустился на лавку. Его сильно трясло. Черт, да у меня у самого руки дрожат.

— Пернатый, сука ты тупая! Из-за тебя мы сейчас чуть лодки не лишились! — мне с трудом удалось вернуть клинок в ножны. — Ты какого хрена раскомандовался?

— Лодку в этих местах найти не сложно, — проворчал птиц, — по паре у каждого острова стоит. А вот упускать содержимое этой башки действительно глупо.

— Я смотрю, ты совсем не боишься в этой реке искупаться? — я потянулся рукой в направлении ворона. Пернатый тут же взлетел, перебравшись на нос лодки. — То-то же!

Трофей, обнаруженный в черепе дракона, действительно оказался шикарным. Ораньжевый кристалл! То, что он был перевит частой сетью жёлтых нитей, не умаляло достоинства этого самоцвета. Да он едва в моей руке умещался, настолько был крупным.

«Активатор высшего ранга (85 % дыхания смерти)

— Знаешь, что ты сейчас держишь в руках? — поинтересовался осмелевший ворон. — Эта штука способна вернуть мне человеческий облик.

— Я тебя в виде птицы еле выношу, а человеком, — я многозначительно закатил глаза. Птиц не воспринял шутку, продолжая пристально смотреть своим колючим глазом. Вот же скотина хитроумная. — Рассказывай.

— Нам нужно причалить к острову, на котором хозяйничает Жизнь. Думаю, Морса вновь вмешается в ритуал, если мы проведём его на мертвом острове. Она сейчас в ярости, ведь мы убили одного из любимцев хозяйки смерти. Костяной дракон будет неделю восстанавливаться. Боец, как ты вообще додумался до такого? Атаковать тварь на пике формирования короны смерти, вооружившись лишь эпическим оружием ближнего боя. Ты точно безумец.

— Ты мне не зубы заговаривай, пернатый, а рассказывай! — перебил я словесный поток помощника.

— У тебя достаточно жёлтых кристаллов, чтобы создать большой алтарь воли. На нём ты принесёшь добровольную жертву Воле. Ты получишь слугу, который никогда не сможет предать тебя, я же сменю свою стихию, освобожусь от Создателя и верну свою душу.

— Ты охренел, пернатый? — в который раз за сегодня вызверился я на ворона. — Откуда у тебя такие познания? Кто ты вообще такой?

— Я имел свободный доступ в Superior Library, высшую библиотеку. Более того, Создатель меня не контролировал, и я мог свободно изучать запретные знания. Кто я такой? Бывший реус, затем слуга света, в стадии развития нимба.

— Слушай, ты всегда знаешь гораздо больше, чем говоришь. Я уверен, ты и сейчас сказал лишь часть правды. Ты знаешь, что после Отбора всех заключённых — ангелов, демонов, тварей, их всех уничтожат?

— Это тебе Морса сказала? — прокаркал ворон, и я почувствовал усталость в его словах.

— Нет, Вия.

— Им всем плевать на нас. Для игроков мы, словно муравьи, которые копашаться в своих муравейниках. Они наблюдают за нами, иногда отбирая самых лучших. Отобранных сталкивают с равными противниками, и вновь отбирают. Мой Создатель — один из тех, кто прошёл путь от простого муравья до преданного бойцового пса. И теперь этот пёс ждёт, когда его пошлют в бой. Ждёт и надеется, что он окажется в числе победителей.

— Допустим он победит. — мне было сложно представить, что за битва будет происходить там, в этом Отборе. — Что будет дальше, после победы?

— Никто не знает истинного замысла Конструктора. — тихо произнес ворон, и добавил: — Не стоит говорить о таких вещах.

— Ты серьёзно? Нас что, накажут? И что это за конструктор?

— Тот, кто создал Test Mundos, миры испытания. Повторяю, не стоит говорить о Нём.

Внезапно, словно в подтверждение словам помощника, навалился иррациональный, безотчетный страх. Я почувствовал, как на голове зашевелились волосы. Чёрт, куда я лезу? Мне бы отсидеться в тихом месте, где никто не будет искать одного тупого адепта Воли. Твою то бабушку…

Остров, не подконтрольный нежити, мы встретили через пол часа. Вообще, чем дальше наша лодка спускалась по реке, тем медленнее становилось течение. Острова отдалились друг от друга, но я по прежнему хорошо их видел, повсеместный серый туман почти исчез, а вечно хмурое небо стало чуть светлее.

— К острову справа правь, боец, — вновь раскомандовался ворон. Я тут же пожелал, чтобы лодка начала причаливать к берегу, на котором виднелись кустарники. Судно изменило направление движения, а спустя пару минут мы выбирались на берег.

— Так, повторите, что я вам говорил! — потребовал пернатый, первым высадившийся на берег.

— Кустарник и ветви деревьев не ломать, растения не срывать, — начал я перечислять, — зверюшек не обижать, если первые не нападают, воду не пить. Да, ещё за оружие не хвататься.

— Всё верно. — подтвердил пернатый, взлетая. — Раз уяснили, идем след в след, не отстаём.

Остановились у первого попавшегося водоёма. Обычная яма, заполненная водой, по внешнему виду ничем не отличающаяся от речной. Растительность? Обычная, разве что слишком яркая для местности, где никогда не бывает солнца. По пути нам на встречу пару раз выскакивали небольшие зверьки, похожие на бурундучков. Животные совершенно не боялись меня с двойником, а вот при виде ворона с писком удирали. Видимо здесь имелись свои хищники.

— Боец, доставай оба алтаря и все кристаллы, что у тебя имеются, будем высчитывать. — вновь распорядился помощник, приземлившись на ровную площадку, почти не имеющую растительности. — И не забудь сбросить с себя все вещи.

А дальше произошло то, чего не мог предвидеть никто из обитателей этих проклятых миров. Пернатый сразу предупредил, что будет непросто, но чтобы настолько… Сначала мы положили рядом два алтаря и я, обнаженный по пояс, уже привычно надрезал ребро ладони и окропил оба артефакта своей кровью. К ним добавил все зелёные и жёлтые кристаллы, так же обильно смоченные алым. Затем я пожелал объединить оба алтарных камня и все самоцветы. По наитию влил в действие тысячу сил Воли, и всё это сдобрил своим желанием, многократно помноженным мощью родной стихии.

Меня выбило из тела, словно пробку из бутылки игристого. Раз, и вот я уже нахожусь в нескольких метрах над землёй, наблюдая за тем, как внизу корчится в конвульсиях моё тело. Руки, ноги, одежда, всё это буквально растворяется, распадаясь на атомы и бесследно исчезая в пространстве. Что-то кричит ворон, и помощник тут же, зачерпывая одну пригорошню воды за другой, плещет её на медленно исчезаюшее тело. Чёрт, да я же сейчас сдохну! Совсем сдохну, мать его!

Не просто страх, а какой-то иррациональный ужас навалился на моё сознание, сковывая его, лишая возможности действовать.

— Бум. Бум. Бум. — незримый метроном начал отсчёт моих последних секунд существования. Я мысленно взревел, рванулся из тисков ужаса, разрывая незримые оковы. Одним желанием ринулся назад, в своё тело. И словно налетел на стену. Перед глазами вспыхнула кровавая надпись:

АВАТАРА ПОЛУЧИЛА КРИТИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ И НЕПРИГОДНА К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ. ЗАЙМИТЕ РЕЗЕРВНУЮ КОПИЮ ИЛИ ОЖИДАЙТЕ ОКОНЧАНИЯ ОТБОРА.

Что за чушь? Какая, нахрен, резервная копия? Пустите меня в обратно, я не хочу ожидать окончания! Удар, еще удар, всё бесполезно. Тело почти лишилось конечностей и одежды, распад перекинулся на грудь, кожа истаивала, обнажая жилы и мышечную ткань. В местах, куда попадала живая вода, пузырилась кровавая пена, но плоть продолжала испаряться. Ворон что-то кричал и метался, двойник наоборот, замер на месте и неотрывно наблюдал за страшным зрелищем.

Двойник! Меня словно осенило. Это же моя точная копия, по образу и подобию. Резервная, говорите? Посмотрим. Рывок, и моё сознание, не встречая никакого сопротивления, входит в тело замершего двойника. Вспышка, и вот я уже стою неподвижно, наблюдая, как у ног развеиваются останки скелета, где-то потерявшего кости рук и ног. Глубокий вдох, и из легких вырывается крик:

— Су-у-ука-а!

— Всё пропало! Чёрт возьми, всё пропало! — в паре метрах от того места, где развеялось моё тело, причитал ворон. — Единственный шанс из тысячи, и я его упустил.

— Эй, ворона тряпошная, хорош выть, словно девка. Что случилось? — обратился я к пернатому. Птиц, погруженный в свои тяжелые мысли, все же ответил:

— Что случилось? Хана мне, единственная надежда на освобождение. И парню хана, сгорел. Или я что-то напутал, или он проявил неуместную инициативу. Теперь один выход, отдать себя стихии Жизни. Смерть не выпустит меня во второй раз, нечем мне с ней расчитываться.

— Пернатый, я смотрю, ты совсем от горя нюх потерял, — произнес я, поднимая с земли крупную полусферу. — Проклятье, и как таскать эту хреновину, она же килограмма два весит?

— Боец? — с недоумением в голосе спросил птиц.

— Ну я. Ты мне вот что скажи, что дальше делать будем? Стоит ли продолжать наши эксперименты, учитывая открывшиеся обстоятельства?

Мне до этого дня не приходилось делать жертвоприношения. Чревоугодие не в счёт, там всё происходит бессознательно, на одних чувствах и инстинктах. Держа покорного ворона над алтарём, увенчанным ораньжевым кристаллом, я никак не мог заставить себя отрезать пернатому его дурную голову. А ведь было время, когда я мечтал прибить эту наглую птицу. Эх, была не была!

— Добровольную жертву приношу на алтаре Воли! — ритуальная фраза срывается с уст, каждое слово падает тяжелым камнем.

— Добровольно отдаю свою жизнь стихии Воли! — вторит мне помощник осипшим голосом. Пора.

Коротким ударом клинка отделяю голову пернатого. Алтарь орошаяется алыми каплями. Осколок души ворона, вместо того, чтобы влиться в мою грудь, полностью впитывается в алтарь, вместе с кровью. Яркая сиреневая вспышка на миг ослепляет меня, а когда зрение возвращается назад, перед глазами проступает текст:

«Seraphim, ты создал большой отрядный алтарь Воли, потратив 1000 сил Воли.

Получен дар — 5000 сил Воли.

Текущий ранг: Старший подмастерье.

Верхняя граница талантов Воли увеличена до 9

Seraphim, ты — первый разумный, создавший алтарь Воли. Воля приняла твою жертву.

Получен дар — 20 очков таланта.

Seraphim, текущий статус «Младший игрок» в проекте «Mens ludum» повышен до статуса «Игрок».

Seraphim, твои обязательства перед Dea Mortis выполнены.

Dea Mortis нарушила условия сделки и потеряла право на твою жизнь. Ты получил: иммунитет к магии Смерти, право покинуть мир Смерти в любое время.

Seraphim, ты выполнил задание Dea Vitae. Награда в полном объёме не получена. Dea Vitae нарушила условия задания и потеряла право на твою жизнь. Ты получил: иммунитет к магии Жизни, способность передавать иммунитет своим рекрутам.

Seraphim, ты нашёл системную ошибку в проекте «Mens ludum».

Получен уникальный дар: Активная фукция воскрешения во всех мирах «Mens ludum».

Seraphim, ты провёл ритуал, запрещенный в «Renascentia litterarum», освободив из рабства дух разумного.

Помощник «Rebelles Centurio» заменен на адепта Воли, безымянного, в стадии формирования второго крыла, текущий ранг: Ученик.

Творец не видит тебя, но он раздражён. Неизвестная не видит тебя, но она довольна. Антагонист не видит тебя, но он в смятении. Смерть смотрит на тебя с ненавистью. Жизнь смотрит на тебя с ожиданием. Первостихия смотрит на тебя с безразличием.

Надписи истаили в воздухе, оставив меня одного. Склонившись над новым, преобразившимся алтарём, я внезапно, всей душой почувствовал своё одиночество. Дух пернатого в настоящий момент обретался внутри артефакта, и если оставить его здесь, вряд ли помощник выберется. Сознание двойника мне пришлось буквально выдавить из тела, заняв его место. Навалилась лютая, безысходная тоска, бороться с которой не было ни сил, ни желания. Даже не сила воли, нечто иное заставило меня действовать. Убрал изрядно потежелевший алтарь на дно вещмешка, облачился в доспех. Нацепил пояс с оружием, осмотрелся. На земле осталась лежать обезглавленная тушка ворона, которую я решил подобрать. Брошу в воды Стикса, так будет правильно.

У лодки обнаружил трёх гостей — одного рыцаря, полностью закованного в черный доспех, и двух арбалетчиков за спиной. Погасив поднимающуюся в груди ярость, активировал «Ауру тёмного пламени», не оставив противнику ни единого шанса. Четыре сотни сил Воли сожгли противников до тла, не позволив нанести ответный удар.

Подобрав один жёлтый и два зеленых кристалла, я сел в лодку и мысленно пожелал покинуть этот мёртвый, несмотря на присутствие Жизни, мир. Суденышко плавно отошло от берега, вышло на середину реки и устремилось вперёд, с каждой секундой набирая скорость. Чёрт возьми, почему раньше это корыто двигалось так медленно?

Моё желание — без приключений выбраться из этого серого, мёртвого мира, оказалось невыполнимым. Нет, я не встретил по пути костяного дракона, нежит не побеспокоила меня. Сама Морса так же не почтила меня своим присутствием, как и Вия. Мне повезло повстречать того, о ком слышал и от наставника, и от обеих богинь, но не придал значения.

Всматриваясь уставшими глазами вперёд, в надежде увидеть серое марево, затянувшее горизонт, я слишком поздно увидел лодку, идущую параллельным курсом. Темная фигура, облаченная в угольно-черный балахон, возвышалась посередине судна, словно мачта с поникшими парусами. Казалось, неизвестному нет до меня никакого дела, но я уже понял, что это не так. Наши лодки медленно шли на сближение.


Отступление десятое.
Этот месяц выдался трудным. Первую неделю Чёрный планомерно запутывал следы, сбивая возможных преследователей со следа. Затем была охота и развитие артефакторики. Мечник поднял профессию до четвертого уровня, достигнув предела развития при текущем прогрессе своего класса.

В поселения Чёрный попадал лишь после воскрешения. Если везло, сдавал артефакты торговцам и снова возвращался в лес. Ставил ловушки, ночами выслеживал необходимых для формирования тварей, и в конце концов дождался заветного текста:

«Alexius, ты сформировал первое крыло**** эпического класса «Ночная тень».

Открыта первая способность первого крыла**** «Ночная тень»: Полёт. Alexius, отныне ты можешь летать. Дальность полёта напрямую зависит от потраченных сил Разума.

Затраты: 1000 сил Разума на 50 метров полёта.

Прогресс второй способности первого крыла**** «Ночная тень»: 540/150000

Формирование второго крыла (конфигурация неизвестна): 540/200000


Глава 9 ТЁМНЫЕ ТРОПЫ

Переломил ружьё и, увидев латунные донца гильз, облегченно выдохнул. Если что, мне есть, чем удивить незнакомца. Поначалу хотел избежать столкновения, но лодка неизвестного двигалась быстрее, поэтому я прекратил попытки разорвать дистанцию. К тому же неизвестный пока не проявлял никаких враждебных действий. Лодки соприкоснулись бортами минут через пять.

— Нам нужно поговорить, адепт Воли. Не отказывайся, эта беседа нужна тебе. — голос лодочника, прозвучавший из под капюшона, был спокойным и уверенным. А еще он был женским. — Держись за моей лодкой, не отставай.

Я и рта не успел открыть, а судно неизвестной уже начало удаляться. Чёрт, а оно мне надо? Может забить на предложение и продолжить плыть по течению? Нет, стоит хотя бы выслушать, а свалить я всегда успею. К тому же, как я понял, отныне мне не угрожает окончательная смерть в мёртвом мире.

Остров, к которому мы причалили, разительно отличался от остальных. Все, мимо которых я проплыл, были почти плоскими, с редкими небольшими возвышениями и ямами. Здесь же имелась настоящая гора, возвышающаяся метров на пятьдесят, не меньше.

— Будь, как дома! — крикнула незнакомка, уже высадившаяся на берег. Лицо её по прежнему скрывал капюшон, но по голосу и движениям я решил, что она молода. Накинув лямки вещмешка на плечи, я выбрался на сушу и последовал за хозяйкой этого острова. Та, убедившись, что гость идёт следом, ускорилась. Пару десятков шагов, и мы вошли в пещеру.

— Здесь нас не смогут подслушать чужие уши. — произнесла незнакомка, сбрасывая с головы капюшон. Моя правая рука непроизвольно потянулась к рукояти меча, а сам я шагнул назад, к выходу. То, что скрывалось под капюшоном, нельзя было назвать человеческим лицом. Лишь подбородок, рот и нос сохранили привычные очертания. Всё, что выше, превратилось во нечто необьяснимое. Словно на лоб поставили огромную кляксу черными чернилами, а она застыла. Глаза полностью отсутствовали.

— Кто ты? — я успел насмотреться на разные ужасы, это, у меня не было слов, чтобы внятно объяснить увиденное.

— Моё имя — Сорок девятая. Я говорю от имени Хозяйки. Она приказала организовать с тобой встречу. — твою ж через колено! Это же эмиссар Тьмы!

— Что хочет придложить мне Неизвестная? — в голове билась лишь одна мысль — беги, Максимка, беги! С трудом удалось удержать себя в руках.

— Чтобы узнать это, нужно пройти туда. — существо, когда-то бывшее человеком, указало рукой в глубь пещеры. — Хозяйка ждёт. Ты можешь уйти, никто не станет препятствовать, но поверь, эта встреча нужна тебе.

Я задумался. Тьма — единственная, кто не гоняется за мной, и, судя по текстовым сообщениям, относится равнодушно. Что Она может сообщить такого, что мне нужно знать? Оценив расстояние, разделявшее нас с эмиссаром, я активировал ауру «Экзекутора», и спросил:

— Мне действительно ничего не угрожает?

— Нет. — коротко ответила измененная тьмой. Что ж, окончательная смерть мне уже не страшна, поэтому можно и рискнуть. Убрав ладонь с рукояти меча, я решительно двинулся вперёд, вглубь тёмноты. Успел сделать три шага, и меня в тот же миг переместило в другое место. Вот чёрт!

Я очутился на залитом солнцем побережье. Белоснежный пляжный песок, бирюзовая рябь волн. Легкий, пряный бриз, крики чаек. И покой…

— Адепт Воли, ты знаешь, что на тебя открыта охота в четырех мирах Песочницы? — раздался за спиной грудной женский голос. Обернувшись, я встретился взглядом с… Передо мной клубилась тьма, которая приобрела очертания человеческой фигуры. — По глазам вижу, что знаешь. А знаешь ли ты, что, покинув Стикс, тут же попадешь в лапы слуг Хаоса?

— Зачем ты это расказываешь мне? — твою налево! До Хозяйки Тьмы, а это точно она, больше пяти метров, аурой не дотянусь. К тому же это высшее существо, вряд-ли на неё подействует.

— Не нервничай, адепт Воли, я не враг. Скорее союзник. В моих интересах появление Повелителя и вступления в Игру Логоса. — твою бабушку, что она несёт? Какие, нахрен логосы?

— О чём ты говоришь?

— Тот, кто называет себя Творцом, и его братец — они нарушили правило, и этим развязали всем руки. К тому же Творец нарушил правило дважды, когда взял под контроль две стихии. Мне не удалось найти общий язык с Морсой и Вией, у них уже заключён между собой договор, а представитель нейтралов еще не объявился. Первостихия избегает вмешательства, остаётся одна Воля, а ты её единственный свободный адепт. Остальные под контролем братьев, поэтому никогда не станут Повелителями Воли.

— И ты хочешь заключить со мной союз? — уточнил я. Неизвестная рассмеялась. Искренне, по доброму, чем сильно смутила меня.

— Мальчик, ты не представляешь, куда вляпался. Я не заключаю союзов ни с кем. Но, я помогу тебе, это в моих интересах. Ты можешь принять эту помощь, или отказаться — решать тебе.

— Что ты хочешь в замен за свою услугу? — я кажется начал вникать в происходящее.

— Когда у тебя появится такая возможность, устрани Творца первым. Поверь, у тебя для этого будут и силы, и возможности. — ты смотри, и этой даме Творец дорогу перешёл. Все хотят его убрать, прямо как меня.

— Как ты собираешься мне помочь?

— Мой эмиссар проведёт тебя через мир Тьмы. Тропа опасная, зато выйдешь далеко от берега. Это даст возможность скрыться от шестёрок и выиграть время. Заодно обзаведёшься способностью, которой нет ни у кого из живущих под солнцем. Поверь, обладание тёмной сферой, даже редкого уровня, может неприятно удивить любого противника. Принимаешь моё предложение?

— Я смогу возродиться в мире Тьмы без потери Искры Творца, если умру в нём? — вопрос не праздный, вот только будет ли на него правдивый ответ, неизвестно.

— Искры Творца? — Неизвестная вновь рассмеялась. — Хорошо, я предоставлю тебе доступ к реинкарнации. Но, в таком случае пойдёшь один, по сложной тропе, с ограниченным числом бесплатных возрождений. Не уложишься в лимит — последующие смерти обойдутся вдвое дороже, и сумеречное зрение исчезнет. Договор?

— Договор. — подтвердил я, и в тот же миг предплечье обожгла острая боль. — Чёрт!

Засучил рукав плаща и осмотрел руку, вновь выругался — от локтя до кисти красовалась угольно-чёрная татуировка, изображавшая женскую фигуру. Не успел я рассмотреть тату, как меня выбросило обратно в пещеру. Те же сумрак за спиной и кромешная тьма впереди. И предплечье — оно перестало болеть, остался лишь лёгкий зуд. Обернулся.

— Тебе в ту сторону, адепт, — в шаге от меня стояла эмиссар и указывала рукой в глубь пешеры, — этот туннель выведет в мир Тьмы, сразу на нужную тропу. Возьми, это может пригодиться.

Лодочница протягивала мне большую, литра на два, медную флягу, всю покрытую какими-то рунами. Я принял ёмкость, отвинтил крышку, понюхал. Вода?

— Живая, — произнесла эмиссар, словно прочитав мои мысли, — не стоит злоупотреблять, и лучше вообще не пить её. Используй в виде компрессов для небольших ран. Серьёзные повреждения можно полить из фляги, быстрее подействует. Теперь иди, я больше не могу держать защитный купол.

Происходящее мне не нравилось. Выглядело это, словно поймали дурачка, настращали, наобещали ему пряников, а затем, пока тот не очухался, спешно толкают его в логово. Не поленившись, ещё раз активировал ауру «Экзекутора» и спросил, не ждет ли меня впереди ловушка. Эмиссар подтвердила, что нет, на тропе не опасней, чем в любом из посещённых мною миров. Мысленно махнув рукой, я обнажил клинок и двинулся вперёд, во тьму. Шаг, другой, третий, тьма вокруг сгущается. Видимость с каждой секундой все ниже, звуки моих шагов становятся вязкими, воздух обретает внс, давит на грудь плечи, голову.

«Seraphim, ты покинул мир Смерти. Добро пожаловать в мир «Mundi Tenebrarum».

Seraphim, получен дар от Неизвестной:

1. 10 Воскрешений без потери Искры Воли. Сумеречное зрение (позволяет видеть в абсолютной темноте). Отметка на карте, показывающая точку назначения, выход в «Neutra mundi».

«Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Seraphim, ты создал большой отрядный алтарь Воли. Открыты расширенные возможности: множитель полученных осколков душ — в 2,5 раза.

Искра Творца заменена на Искру Повелителя

Целостность Искры Повелителя (данный ресурс восполняется жертвоприношением, или проявлением великой воли) — 98.2 единиц.»

Seraphim, ты освободился от влияния чужих стихий, отныне твоя Искра закрыта от Игроков.

Seraphim, ты убил: Rebelles Centurio, в стадии формирования второго крыла.

Seraphim, ты развоплотил: Костяного дракона, в стадии формирования бога. 2 скелетов-арбалетчиков, в стадии формирования ядра смерти. 1 рыцаря смерти, в стадии формирования первого крыла.

«Получено: 10**** неизвестный ресурс. 10000×2, 1620×2,5 осколков души: 10000 (конфигурация «Мертвый огонь») 1000 (конфигурация «Зоркий глаз»). 120 (конфигурация «Стрелы праха»). 500 (конфигурация «Негатор магии»).

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 91826/125000.

Сформирована 4 сфера, эпическая****, конфигурация «Мёртвое пламя».

Открыта первая способность сферы****«Мёртвое пламя»:

1. Стена пламени.

Описание: Мысленным приказом создается стена мертвого пламени, площадью 2 м². Мертвое пламя игнорирует имунитет к огню, броню и защитные способности, до редкого класса включительно.

Прогресс сферы****«Мёртвое пламя»: 13712/150000

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Тень костяного дракона»): 88712/100000

Seraphim, ты проявил силу воли, не отступив перед заведомо сильным противником, сильно превосходящим тебя в развитии и победил. Награда: 15 очков таланта. 3000 сил Воли.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Ранг: Подмастерье.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Игрок.

Текущее значение сил Воли: 9050

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 68

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 4** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного класса)

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 600/1000

Прогресс второй сферы огнестрела**«Эхо»: 680/1000

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 9/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 640 %

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 8/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 4150/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует»

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Выплата долга.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Первое, что меня заинтересовало — Искра Воли. Выходит, теперь я практически бессмертен и моя просьба дать некое колличество смертей без оплаты оказалась попросту глупой? Твою же бабушку!

Второе — знание, что кто-то из сильных этого безумного мира больше не сможет получать информацию о моих поступках, порадовало. С другой стороны, они теперь точно знают, что я встал на путь адепта Воли, и станут искать вдвое усердней. Что ж, пока я нахожусь вне их досягаемости, и это время нужно провести с пользой. С максимальной пользой.

И третье — возвышение. У меня в наличии неполные семь десятков очков таланта, и их нужно распеределить как можно скорее. Сейчас, пока я нахожусь в этом непонятном месте, в котором не видно ничего, кроме текста перед глазами, наилучший вариант для поднятия талантов. И так, что у нас имеется в наличии?

«1. Укрепление тела 5 (жертва — 16 единиц таланта, или 3200 сил Воли).

2. Сияние разума 4 (жертва — 15 единиц таланта, или 3000 сил Воли).

3. Величие духа 3 (жертва — 24 единицы таланта, или 4800 сил Воли). Требования: Укрепление тела 5. Сияние разума 4»

Запаса хватит, чтобы поднять по одному пункту в каждой позиции. Больше не раздумывая, использую пятьдесят пять очков таланта.

«Seraphim, усвоен талант «Укрепление тела 5» (модификация «Естественная броня 2»). Время адаптации таланта — 5 часов.

Seraphim, усвоен талант «Сияние разума 4» (модификация «Сосредоточие»). Время адаптации таланта — 5 часов.

Seraphim, усвоен талант «Величие духа 3» (модификация «Влияние на силу»). Время адаптации таланта — 6 часов.

Непроглядный мрак, окружавший последние пару минут, начал рассеиваться. Тот мир, что предстал перед моими глазами, был настоящей обителью Тьмы. Только чёрный и серый цвета. Второй был представлен во всех оттенках, от почти черного, до грязно-белого.

Я находился у начала изломаной тропы. Позади и сторонам — темные, почти чёрные скалы, возвышающиеся на десятки метров. Чёрт, всё это напомнило мне лабиринт, словно по одному проекту делали. Только в лабиринте была жизнь — трава, деревья, а тут был только голый камень. А, нет. Вон там, справа, растёт серый мох, покрывая изрядный кусок тропы. И, если честно, наступать на него нет ни какого желания. Что ж, место неприятное, но, раз не напали сразу, уже хорошо. Только вот эта игра теней и чувства абсолютной искуственности вокруг — морально давит так, что в пору сесть и… Не двигаться.

Сбросив вещмешок со спины, я извлёк скатерть-самобранку и, расстелив артефакт, активировал его. Война войной, а обед должен быть по расписанию. Пока насыщался, провёл ревизию оружия. Извлёк один патрон из «Довода», пусть формирует новый, паралельно задумался о том, откуда берутся заряды. Ясно, что не из воздуха, как говорил отец — если где-то убыло, значит где-то прибыло. Кто же тратит гигаватты энергии, чтобы свершались все эти чудеса? Способности сфер, оружия, артефактов. Стихий много, но мне думается, энергия сама по себе и не подчиняется кому-то вроде Творца. Кто-то создал эти миры, установил в них какие-то правила, законы и ограничения. И теперь наблюдает, а может и вовсе устранился, пустив всё на самотёк. К чёрту эти размышления, со своими проблемами бы разобраться. И патронов побольше достать бы, вот только где?

Окончив ревизию, быстро собрал все свои пожитки, а остатки пищи бросил возле мха. Мои опасения подтвердились — хищное растение в считанные секунды переместилось, охватив объедки, а затем и полностью накрыв их. Продолжая эксперимент, рубанул хищный мох мечом, активировав «Воспламенение тьмы». И понял, что мне придется попотеть, чтобы добраться до точки выхода. Пришлось нанести еще три рубящих удара, практически разделав живой ковёр на лоскуты, чтобы убить монстра. И тут же узнал об одном из главных отличий этого мира. Перед взором вспыхнула белая надпись:

Seraphim, ты убил Мимикрию, в стадии формирования души.

Получено осколков души: 60 ×2,5 (конфигурация «Тёмная вуаль»)

Твою ж налево! И что, теперь постоянно так будет? Если случится во время боя, не хорошо получится.

Поддев остриём меча один из кусков порубленного монстра, перевернул его. Склонился, осмотрел внимательней, и еще раз выругался. Это оказался не мох, а жесткое полотно, состоящее из тысячи маленьких острых крючков. Такими любую плоть можно растерзать на волокна. Бр-р.

Собрался, подтянул ремни на кожаной кирасе, поправил лямки вещмешка. Присел, проверяя, удобно ли расположен меч на поясе. Перехватил поудобнее «Довод» и зашагал вперёд, осматривая склоны почти отвесных скал и пространство впереди.

Успел пройти метров сто, когда впереди раздался истошный крик. Кого-то явно убивали, причем далеко не гуманным способом. И убивали совсем близко. Остановился, прислушиваясь. Кричал человек, или кто-то из разумных, вроде эльфа. Черт, да его не убивают, а скорее мучают. Я, конечно, не рыцарь, без страха и упрёка, да и реалии этого мира постепенно отбили желание помогать попавшим в беду. Вот только я по прежнему человек, и не смогу пройти мимо. К тому же, мне по прежнему нужны осколки душ, много осколков.

Вставив обратно второй патрон, я немного ускорился, потому как истошные крики раздавались всё реже. Продвинувшись вперёд ещё метров пятьдесят, чуть сбавил темп, потому как к крикам добавилось порыкивание и хлесткие щелчки, словно кто-то кнутом стегает по камню. Скалы постепенно начали расступаться, и пришло понимание — это не лабиринт. Просто мне повезло очутиться в спокойном отнорке, а сейчас я почти выбрался из него на простор. Жаль, видимость была низкой, метров шестьдесят, а дальше всё терялось среди черно-серых теней.

Кричавшую жертву я увидел издали. Ещё бы, почти белое пятно на фоне тёмной скалы. Хищника, терзавшего добычу, тоже увидел. Массивная туша то и дело перекрывала собой крикуна. Присмотревшись, я узнал тварь, хлещущую своими щупальцами по телу крылатого человека. Да, именно крылатого, мне хорошо были видны распростёртые в стороны крылья. Их прижимали к каменистой поверхности пара ящероподобных тварей, которых я разглядел не сразу. Что ж, вот и посмотрим, насколько опасны порождения Тьмы в родной среде обитания. Осталось лишь сократить дистанцию.

Крики несчастного помогли подобраться незамеченным. К тому же твари, похоже, были слепы. Я спокойно вышел на уверенную дистанцию и вжал приклад в плечо.


Глава 10 ПЕРВОЕ КРЫЛО


— Бах! — звук выстрела прозвучал непривычно глухо. Тварь, размахивающую шипастыми щупальцами, швырнуло прямо на распростертое тело пленника. Из-за многочисленных теней я не рассмотрел, куда попала пуля, но знал, что порождение тьмы убито. Два ящера, державшие несчастного за крылья, завертели своими уродливыми головами, подтверждая мою догадку о их слепоте. И вот тут ко мне пришло понимание. Если я сейчас пристрелю одну тварь, вторая кинется на меня. Как в этом случае поступит крылатый? Останется лежать, сбежит, поможет расправиться с последней тварью, или же нападёт на меня? Почему-то я склонялся к последнему варианту, поэтому, переступив через свои принципы, выжал спусковой крючок. — Бах!

Ящер, находящийся слева от меня, выпустил крыло и неуклюже завертелся на месте. Еще бы, лишившись правой передней лапы, шибко не побегаешь. Вторая тварь поступила совершенно не так, как я рассчитывал. Отпустив крыло, рывком приблизилась к пленнику и одним движением челюстей откусила тому голову. Затем повернула свою страшную морду в мою сторону и…

Выстрел. Еще выстрел. Я шагал прямо к ящеру и раз за разом стрелял из пистолета, не экономя патроны. На третьем выстреле понял — что-то идет не так. Пули, попадая в голову твари, с визгом уходили в рикошет. Твою же в печень, тут расстояние в пять метров, у неё что, голова бронированная? Эх, придется в рукопашную.

Пробить шкуру не смог, но попадания сделали свое дело — зверюга явно получила оглушение, потому что не бросилась в атаку, а осталась на месте, мотая головой в разные стороны. У меня в запасе оказалась пара секунд, и я потратил их с пользой. Бросив опустошенный пистолет, никуда он не денется, на ходу извлёк меч из ножен и, слегка сместившись вправо, рубанул тварь по передней левой лапе. В этот раз «Воспламенение тьмы» сработало как надо, лезвие словно сквозь масло прошло, не встретив сопротивления. Продолжая движение, повторил удар, полоснув противника по хребту. В этот раз клинок встретил лёгкое сопротивление, но всё же справился. Отбежав на несколько шагов, я повернулся лицом к ящеру, готовясь уклоняться от атак зверя. И остановился, опустив оружие. Зверь распластался по поверхности, конвульсивно дергая хвостом. Вторая тварь, не обращая внимание на происходящее, самозабвенно жрала бывшего пленника. Я даже на секунду растерялся от подобного. Настолько голодна, что нет сил терпеть? И ведь чует меня, гадина, специально повернулась мордой, но при этом продолжает рвать мясо своими зубищами.

Подходить к подранку расхотелось, использовать одну из атакующих аур тоже, поэтому я применил способность, про которую уже начал забывать. Так вышло, что моя первая сфера не срабатывала в мире смерти. Зато на слепого ящера «Убивающий взгляд» подействовал, как надо — зверюга упала замертво. На всякий случай, вдруг тварь притворилась мёртвой, зашел монстру со спины и одним ударом меча перерубил хребет. Отступил на пару шагов и лишь после осмотрелся. Чёртовы тени, как вообще можно привыкнуть к этому уродливому миру?

На плечи внезапно легла непривычная тяжесть. Я попытался отскочить, даже взмахнул за спиной клинком, но никого не зацепил.

Seraphim, ты стал причиной смерти Макаэля, в стадии формирования нимба.

Seraphim, ты убил: Тёмного погонщика, в стадии формирования крыла. 2 прислужников, в стадии формирования души.

Получено осколков души — 6120 ×2,5, из них: 10000 (конфигурация «Вспышка света»). 2000 (конфигурация «Бич тьмы»). 300 (конфигурация «Лобовая броня»).

Получено единиц Тьмы: 10**

Целостность Искры Повелителя — 98.2 единиц.»

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 104776/125000.

Прогресс сферы****«Мёртвое пламя»: 26662/150000

Seraphim, ты сформировал первое крыло***** легендарного класса «Тень костяного дракона».

Открыта первая способность первого крыла***** «Тень костяного дракона»: Полёт. Seraphim, отныне ты можешь летать. Дальность полёта напрямую зависит от потраченных сил Воли.

Затраты: 500 сил Воли на 100 метров полёта.

Способ активации крыльев: мысленным приказом.

Прогресс второй способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 1662/200000

Формирование второго крыла (конфигурация неизвестна): 1662/200000

Текущее возвышение: Формирование второго Крыла.

Seraphim, ты сформировал первое крыло без помощи Творца, или иного покровителя. Отныне при использовании любой из классовых способностей, аур, сфер, крыльев, тернового венка, привязанного кровью оружия, артефактов, будут дополнительно тратиться очки силы Воли, или равное им колличество активаторов. Цена: от 10 до 100 сил Воли (10-100 активаторов низшего 5 % ранга) на любое полное использование способности, умения, дара.

Seraphim, ты проявил волю к победе, не отступив перед опасным противником, и победил. Награда: 400 сил Воли.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Ранг: Подмастерье.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Свободный игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг первый): 150

Текущее значение сил Воли: 9330

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Количество доступных талантов: 13

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 14** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса)

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 670/1000

Прогресс второй сферы огнестрела «Эхо**": 1000/1000 (Максимальное усиление)»

«Открыты новые и улучшены старые способности оружия «Эхо**":

1. «Формирование заряда» (пассивное).

Каждые 2 часа оружие формирует один патрон повышенной мощности (для формирования магазин оружия должен быть разряжен хотя бы на 1/8).

2. «Игнорирование ауры».

Пробитие защитных аур, до редкого*** класса включительно.

Активация способности «Игнорирование ауры»: мысленной командой.

Перезарядка способности:

24 часа.

Прогресс первой сферы браслета**«Хронос»: 9/10

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 660 %

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 8/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 4350/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 400/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует»

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Выплата долга.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

— Интересно девки пляшут, — произнёс я, чувствуя, как за плечами, в районе лопаток, появилось нечто инородное, но в то же время не мешающее двигаться. Так, испытывать новые способности и обдумывать полученную информацию будем позже, сейчас нужно собрать активаторы и валить отсюда как можно быстрее. Нашумел я изрядно, скоро здесь соберутся твари со всей округи.

Размашистым ударом отсёк голову погонщика. Собрался было уже раскраивать череп, когда рядом со срезом появился идеально круглый стеклянный шарик, размером с очень крупную бусину. Темно-серый, с искрой белого цвета в центре. Сосредоточил на нем взгляд, и тут же получил информацию:

«Активатор эпического ранга (50 % дыхания тьмы)»

Неплохо. Переместился к следующей твари, с которой получил активатор редкого ранга. Более светлый, такой же обнаружился и у второго ящера. А вот крикун ничем не порадовал. Едва умер, как крылья исчезли, вместе с одеждой. Интересно, он по своей воле попал в мир Тьмы, или в качестве пленника? Уж больно странно себя вёл, учитывая его уровень развития.

Положил активаторы на дно вещмешка, подобрал брошенный во время боя пистолет и двинулся дальше, стараясь придерживаться скал. Выходить на простор совершенно не хотелось, и так без патронов чувствую себя неуютно. Пожелал проверить, правильно ли я иду, и тут же перед взором проявилась карта. За спиной небольшой кружок серой зоны, впереди сплошная темнота, лишь малая красная точка на самом краю карты.

Двигался быстро, как мог, почти бежал. И все равно смог услышать, как позади какие-то твари устроили драку. Слышались визг, рёв и подвывание, задержись я на пару минут и точно попал бы под раздачу. Хотя, кто сказал, что за мной не увяжется какая-нибудь тварь?

Негромко шуршали под подошвами сапог мелкие камушки. Здесь вообще звуки разносились иначе, словно воздух был более плотным. Вкупе с чёрно-серым пейзажем и необходимостью контролировать окружающее пространство, мир Тьмы начинал давить на психику. Лишь через час быстрой ходьбы я позволил себе отвлечься. Нужно было разобраться с полученой в последнем сообщении информацией.

Первое — я сформировал крыло и получил способность летать. Вот только как это делать, я даже близко не мог представить, слишком уж много вопросов появилось по этой теме, а ответов нет. Подобные опыты нужно проводить в спокойной обстановке, а не в мире Тьмы, полностью для меня враждебном.

Второе — любое использование способностей отныне стоит сил Воли. Даже сейчас, когда я спокойно иду, на мне висит две ауры, а в огнестреле формируются патроны. Да, появилась суточная прибавка сил, но слишком маленькая. Благо, её можно увеличить, только не знаю, каким способом. Эх, нужно наведаться в информаторий, только там возможно получить ответы бесплатно.

Третье — я тупой. Разрядить целую обойму в ящера, ничего не зная о его способностях, может только недалёкий человек. И это далеко не первый случай, когда я ввязываюсь в бой, не зная о противнике ничего. А ведь у меня есть возможность считать хотя бы поверхностную информацию почти с любой твари, а если потратить пару десятков сил Воли, то с любой.

Тварь появилась внезапно. Я бы не заметил её, вплоть до своей смерти, если бы не камешек, сорвавшийся со скалы и ударивший по плечу. Хлопок по ткани плаща заставил меня задрать голову вверх, а в следующую секунду я перекатом ушёл в сторону, чтобы подняться на ноги с уже обнаженным мечом. Каким бы гадом не был Аугуст, натаскал он меня знатно.

Противник — гигантский чёрный скорпион, угрожающе застрекотал, поднимаясь в полный рост. Твою бабушку, да он в холке с меня ростом будет. Чёрное жало с устрашающей скоростью ринулось в мою сторону, желая пробить жалкого человечишку. Если бы на моём месте стоял обычный человек, бой уже закончился. Но скорпиону не повезло, в этот раз добыча оказалась не только шустрая, но и зубастая.

Мощное жало с гулом рассекаемого воздуха шарахнуло в землю с такой силой, что в стороны полетели каменные осколки. Меч, под «Воспламенением тьмы», вошел точно в сочленение броневых пластин, покрывающих толстый хвост монстра. Тварь застрекотала, дернулась, сбивая меня с ног обрубком хвоста, а затем двинулась вперёд, щелкая огромными жвалами. «Аура тёмного пламени» не причинила скорпиону вреда, наоборот, ввела в ещё большую ярость. «Убивающий взгляд», как и подчинение, не сработали, противник продолжал двигаться вперёд и уже занес надо мной одну из передних лап, оканчивающуюся острым костяным клинком. Отбив первый удар, я перекатился в сторону и вновь воспользовался способностью первой сферы — «Отводом глаз». Не сработало, тварь, продолжавшая стрекотать, прекрасно видела меня и вновь пошла в атаку. Чёрт, да она валяет меня по земле, как какого-то жука!

Извернувшись, я уклонился от очередного удара, отмахнулся клинком от щелкающих надо мною жвал, а затем ухватился за одну из лап и активировал способность второй сферы — убивающее прикосновение. В этот раз сработало, тварь рухнула на землю всей своей тушей и замерла без движений. Навалилась тишина, нарушаемая лишь бешенным стуком моего сердца.

Тяжело дыша, я поднялся на ноги, осмотрелся. Твою дивизию, если бы скорпионов было двое, меня бы точно сожрали, без вариантов. Четыре способности, и все не подействовали на противника. Как говориться — на сферы души надейся, но сам не плошай.

Seraphim, ты убил: Тёмного скорпа, в стадии формирования крыла.

Получено осколков души — 1000 ×2,5, (конфигурация «Духовная броня»).

Вспыхнувший перед глазами текст всё расставил на свои места. У твари был имунитет, скорее всего к дистанционным воздействиям. Чёрт, да этот скорп почти уделал меня, всю схватку по земле валял, как щенка. Уцелел только благодаря повышенной реакции. Ещё один минус — слил за бой уйму сил Воли. Три сотни, если быть точным. А если на меня нападет десяток тварей? Не все сразу, а по одной, на протяжении суток? Да я вообще без сил Воли останусь.

Забрав с противника активатор эпического ранга, я поспешил покинуть место сражения. От каменной, почти отвесной стены, образованной скальным хребтом, удалился метров на пятьдесят. Да, буду как на ладони, но и враг не подберется незамеченным.

В отличии от обитателей мёртвого мира, твари тьмы не были тупой нежитью. За последующие пару часов с моего пути несколько раз убегали местные звери, с уровнем развития не выше формирования второй сферы. Уродливые, ассиметричные, они вызывали лишь чувство отвращения.

Чувство голода заставило сделать остановку. Ел в спешке, постоянно осматриваясь по сторонам. Затем наполнил опустевшую фляну ягодным морсом, щедро предоставленным скатертью-самобранкой, и уже собрался продолжить путь, когда перед взором вспыхнули строки текста:

Seraphim, талант «Естественная броня 2» полностью усвоен.

Теперь, используя силу Воли, ты можешь создавать вокруг тела «улучшенную** ауру Воли», ослабляющую любое постороннее воздействие, не выше редкого*** уровня, на 25 %

Затраты на активацию: 70 сил Воли на ослабление одного воздействия.»

Seraphim, талант «Сосредоточие» полностью усвоен.

Теперь ты можешь комбинировать способности разных сфер. Результат будет непредсказуем, с потерей 50 % от исходной силы.

Что ж, аура Воли меня откровенно порадовала. Думаю если прокачать естественную броню до четвёрки, стану почти неуязвимым. Сосредоточие наоборот, не впечатлило. Непредсказуемый результат — это ж можно и самому пострадать во время экспериментов. И пострадать смертельно.

Оставалось дождаться полного усвоения величия духа. Вот уж где действительно мощные усиления. Я уже неоднократно замечал, как стрелы, летящие в меня, меняют траекторию, атакующие противники спотыкаются. Даже тот упавший камешек, что помог среагировать на бросок скорпа — всё это «Усиленное воздействие на реальность».

Решил не торопиться и подождать один час на месте, благо вокруг было тихо и спокойно. К тому же скоро первый патрон в ружье сформируется. Да и устал я, чего уж там. Пробовал переместиться в личную зону безопасности, но увы, для этого нужно было попасть в один из миров, подконтрольных Творцу. В информаторий пока не торопился, хоть у меня и имелась куча вопросов. Не было желания встречаться с кем-то из повелителей стихий. Слаб я еще.

Так, размышляя о своем будущем, я дождался нового сообщения:

«Seraphim, талант «Влияние на силу» полностью усвоен.

Силой одного желания ты можешь понизить вражескую способность на один класс, ранг, умение. Стоимость активации таланта: 10000 сил Воли.»

— Да твою же бабушку! Вы там совсем двинулись, выставлять такие требования? — моему возмущению не было предела. Так я думал, когда перед глазами появился новый текст, заставивший грязно выругаться.

«1. Укрепление тела 6 (жертва — 32 единиц таланта, или 6400 сил Воли).

2. Сияние разума 5 (жертва — 30 единиц таланта, или 6000 сил Воли).

3. Величие духа 3 (жертва — 48 единицы таланта, или 9600 сил Воли). Требования: Укрепление тела 8. Сияние разума 6

Seraphim, ты достиг минимальных требований для полного слияния Класса «Аскет» с выбранной стихией. Слияние начнется через:

3.

2.

1.»

А затем пришла боль…


Отступление одинадцатое.
— Давай начнем с самого начала. — здоровяк прислонил к стене прут, низ которого еще оставался багровым. Затем взял большой железный ковш, зачерпнул им из стоящей у пыточного стола бочки и поднес к губам Абиеля. Разбитые, изорванные в мясо губы обожгло холодом, когда металл коснулся их. И всё же перворожденный нашёл в себе силы сделать несколько глотков. Напиться вволю ему не позволили, великан плеснул остатки воды на грудь эльфа, заставив того застонать от боли. — Рассказывай, когда ты впервые встретил Чистого?

— Да фошол ты! — прошепелявил Абиель. Если бы он мог, то плюнул в лицо этому хуману.

— Я то пойду, не сомневайся. Скоро, через пол часа примерно, устал уже тебя расспрашивать. Но, на моё место придёт Хамис, и он не будет таким добрым. Думаю, начнет с левой ноги, я видел сегодня, как он точил старую ножовку. Видишь, даже изменённый старается для тебя, а ты всё продолжаешь ломаться. Всего-то и нужно — рассказать, где может скрываться подружка Чистого. Ты только шепни, и твои мучения закончаться. Отправим тебя на перерождение, станешь как новенький.

— Чтоу ты сдох, рау! — Абиель уже давно не мог говорить внятно, но по глазам великана увидел — тот понял его слова правильно. А ещё перворожденный понял, что скоро сломается. «Эх, младшая сестра. Я обещал тебе, что стану защищать. Но скоро вынужден буду предать, потому что слаб духом…»


Глава 11 Дары Первостихии


Seraphim, слияние завершено.

Повышен ранг: Учитель Воли.

Повышено звание: Старший игрок.

Повышен естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Принята основа: Сила Воли. Отныне развитие класса возможно только с помощью родной стихии.

Свободные очки таланта заменены на силу Воли.

Открыта стихийная способность «Душа предмета».

Описание способности: Seraphim, теперь ты можешь один раз в месяц наделять предмет душой (аналог — привязка кровью).

Доступно: 1 одушевление предмета.

Текущее значение сил Воли: 11500

Seraphim, Воля признала тебя. Получено задание:

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Справка: Первый, открывший «Mundi ex Voluntate», станет «Dominus Erit» (Повелителем Воли).

Seraphim, твой текущий ранг допускает набор слуг: 10 разумных.

Колличество действующих слуг: 2/10

Сознание возвращалось медленно и крайне болезненно. Голова раскалывалась от боли, а тело словно пытались раскатать в блин. Руки и ноги совершенно не желали слушаться, даже веки не подчинялись моим приказам. И всё же я смог взять тело под контроль. Нет, не стал пытаться пошевелить пальцами, мышцами лица и прочее. Я просто осознал, что дышу, и наваждение тут же спало. Вместе с ним ушла и боль, после чего я открыл глаза и попытался осмотреться.

— Здравстуй, боец. — стоило повернуть голову вправо, как я встретился взглядом с моим старым знакомым, сменившим облик, голос, но не интонации. Он стоял в двух шагах от меня, опираясь на двухметроаое копье, обладающее длинным широким лезвием. Вроде такое оружие называется глефой, но не уверен. Одет он был в стартовый комплект одежды. Неужели

— Здравствуй, пернатый. — я поднялся с деревянной лавки и осмотрелся. Знакомое место, неужели умер? Но ведь никаких текстовых сообщений о смерти не было.

— Теперь меня зовут Цандр. Благодаря тебе я смог сменить не только стихию, но и имя. Скажу честно, ждал тебя гораздо раньше, после такого ритуала Морса должна была сильно разозлиться. Представь, когда твоё сотрясающееся в конвульсиях тело появилось здесь, как я занервничал. Думал всё, спёкся парень, но ты молодец, пришёл в себя, даже Живой водой не пришлось отпаивать. Расскажешь, что случилось?

— Дай в себя прийти, — ответил я и направился к источнику. Заметил лежащие на краю лавки вещмешок, «Довод» и пояс с остальным оружием. Вернулся назад, вооружился, и лишь после утолил жажду. Вернулся к лавке забросил вещмешок за спину, и только тогда рассказал бывшему помощнику, а ныне слуге, что со мной произошло. Разумеется, утаил некоторые детали, доверия к Цандру у меня не было.

— Выходит, я ошибся, — задумчиво произнес собеседник, — всё намного серьёзнее. Похоже то, что происходит в Чистилище, Лабиринте, Лимбе и прочих мирах — дело рук Творца и Антагониста. Эмиссары Тьмы оперативно устраняются, стоит им пробиться в общедоступные миры. Жизнь и Смерть вообще блокированы, и это тоже странно. Свободный доступ к рекрутам имеется только у четырёх стихий — Свет, Порядок, Хаос, Нейтрал. Причем Нейтралу достаются самые слабые бойцы, не имеющие серьезных способностей. Одним словом — мясо.

— Я так понимаю, в мир Тьмы мы вернёмся вместе? — пришлось прервать рассуждения Цандра. — У тебя есть способности или умения видеть в темноте?

— Не переживай, слепым точно не буду. — отмахнулся слуга. — сколько у нас времени в запасе?

Я мысленно пожелал узнать, когда нас выбросит из зоны воскрешения.

«Seraphim, удаление из зоны воскрешения произойдет через 10 часов.»

— Времени достаточно, чтобы я смог выспаться. — ответив на вопрос Цандра, я вновь снял вещмешок и улёгся на лавку. До меня только сейчас дошло, что я держусь на одной силе воли. Все, спать, и еще раз спать. Уже засыпая, услышал бурчание слуги, что нужно почистить оружие, и лишь потом предаваться преступному ничегонеделанью. Плевать.

Удивительно, но проснулся сам, без посторонней помощи. Поднялся, и сразу встретился взглядом с помощником. Цандр сидел за столом и полировал тканью лезвие своей глефы. На столешнице лежали «Эхо» с «Доводом», рядом с оружием двумя короткими рядочками стояли патроны.

— Я же сказал тебе, займись оружием. — проворчал помощник, назвать которого слугой у меня язык не поворачивался. Похоже он и в человеческом облике был ворчуном.

— До принудительного переноса осталось десять минут. — сообщил я, размещая ружейные патроны в патронташ, а пистолетные ссыпая в карман плаща. Эх, мне бы как в фильмах, разгрузку, чтобы всё самое важное было под рукой. Запасные магазины к пистолету, да много чего. Мечты…

На момент переноса в мир Тьмы мы были уже готовы. Помощнику и собирать-то нечего было, кроме глефы. А потому, когда очутились в темноте, в руках имелось оружие, а сами мы были готовы к бою. Это нас и спасло. Уж не знаю, кто, или что привлекло два десятка сумеречных пауков, которые набросились, стоило нам появиться.

— Спина к спине! Держать оборону! — рявкнул бывший центурион, мощным ударом глефы развалив самую шуструю тварь. Я успел заметить, как лезвие его оружия полыхнуло сиреневым. Надо же, впервые увидел цвет в этом тёмном мире. В следующую секунду стало не до размышлений, на меня набежали сразу две паука-переростка.

Выстрел, выстрел. В магазине «Эха» всего три патрона, дозарядить точно не успеваю, как и взяться за ружьё. Использовать «Ауру тёмного пламени»? Можно, но только в самом крайнем случае и нет гарантии, что сработает. Зато появилась возможность опробовать способность четвертой сферы.

Стоило активировать «Стену пламени», как прямо передо мной возник барьер из серого огня, высотой в один и шириной в два метра. Два паука, с ходу влетевших в пламя, тут же занялись огнём и заметались, полностью потеряв ко мне интерес. Я бросил взгляд за спину и, наведя пистолет на подкрадывающуюся слева тварь, выстрелил. Всё, из оружия остались только меч и способности сфер.

Шестого паука прикончил «Убивающим взглядом». Следующий противник проигнорировал «Подчиняющий взгляд», но мне удалось подловить тварь, практически перерубив надвое. С моей стороны нападаюшие закончились, а вот Цандр еле успевал отмахиваться от дюжины пауков. Те вели себя гораздо организованней, чем атакующие с моей стороны и явно готовились наброситься одновременно.

— Н-на! — выкрикнул напарник, широко махнув глефой, и в следующую секунду по тварям хлестанул сиреневый бич, разом поваливший десяток противников. Оставшаяся пара враз потеряла всю воинственность и собралась было свалить. В этот раз уже мы проявили агрессию, в несколько шагов настигнув пауков и зарубив обоих. Перед глазами тут же появились строчки текста, которые я смахнул, не глядя.

— Какого уровня твое оружие? — поинтересовался я, подбирая круглый шарик серого цвета. Всего лишь активатор редкого ранга, с 25 % дыхания тьмы.

— Эпического, как и твоё. Не поверишь, я в самом начале подобрал ржавый серп, без рукоятки. Насадил его на ножку стола, так и бегал пару дней. Чем хуже и проще оружие изначально, тем больше его потенциал после привязки кровью.

— Эта глефа единственное твоё оружие? — спросил так, не надеясь на ответ.

— Есть ещё это. — вновь ответил Цандр, доставая из кармана странного вида тонкий браслет. Присмотревшись, понял, что это свернутая в кольцо струна, на концах которой деревянные ручки. — Удобно часовых снимать, чтоб без шума. Тоже эпического класса, но совершенно не прокачана, открыта только первая способность. Как видишь, твари не особо любят тех, кто к ним со спины подкрадываются.

— Ты что, совсем не испытываешь проблем со зрением? — поинтересовался я, когда мы собрали активаторы и, сверившись с маркером на карте, двинулись в путь.

— У меня много скрытых талантов, боец. — усмехнулся напарник. — С моим богатым опытом не сложно было обзавестись полезными способностями. Первую сферу я набил на старших демонояшерах, а дальше уже выбирал, на кого охотится. Не помню, говорил ли, но раньше тварей было на порядок меньше. Бывало пройдёшь от одного оазиса к другому и никого не встретишь. Правда и людишки попадали в Чистилище не те, что сейчас. Все с боевым опытом, настоящие душегубы.

Так, за тихой беседой мы и приблизились к ущелью. Тёмные, почти чёрные скальные хребты в этом месте сужались, оставляя узкий проход, метра четыре, небольше. Но самое неприятное, он был перекрыт жуткого вида оградой. Словно кто-то взял серых, дымчатых змей, и сплёл из них некое подобие врат. Гады при виде нас зашипели, потянулись навстречу.

— Что делать будем? — спросил напарник, жестом останавливая меня. — Мне в мире Тьмы бывать не приходилось ещё, подобное впервые вижу.

— Попробуем сжечь, но сначала узнаем, что это — предложил я и шагнул вперёд. Сосредоточил свой взгляд на живой, шевелящейся и шипящей изгороди, пожелал получить информацию. Ничего. Влил в своё желание пол сотни сил Воли, и вновь никакого результата. Активировал «Воспламенение тьмы» и полоснул преграду остриём клинка. Полуметровый порез тут же затянулся, словно и небыло ничего.

— Это не существо, а какая-то способность. — предположил напарник. — Вроде наваждения. Нужно бить того, кто эту преграду создал, а он с той стороны. Рискнём?

Я не успел ничего ответить, а Цандр уже шагнул навстречу преграде, а затем и проник сквозь неё. Серые змеи тут же рассеились, открывая вход в ущелье. Держа меч перед собой, шагнул вперёд, следом за целым и невредимым помощником. Тот, осмотревшись по сторонам, задумчиво произнес:

— Похоже это не способность, а прикрывающее заклятье, я слышал о таком. Видишь сундук? Такие раскиданы по всем мирам, внутри всегда что-нибудь ценное. Вот только я не слышал, чтобы такие закладки были прикрыты иллюзией. Посмотрим, что внутри? — напарник направился к здоровенному, метра два шириной и с метр в высоту, окованному медными полосами сундуку. Тот расположился прямо у скалы, прислонившись задней стенкой к каменной поверхности. Внутри меня взвыла сирена, предупреждая об опасности.

— Стой! — выкрикнул я, но Цандр и сам уже пятился назад, выставив перед собой глефу.

— Что, тоже почувствовал? — негромко спросил он, отступив на несколько шагов. — Странно, я ощущаю опасность от самого сундука. А ведь он закрыт на пару замков, значит внутри никто не может спрятаться.

— Сам сундук и несёт угрозу, — я по прежнему пытался поймать ускользающую мысль. Черт, да что же это такое!

— Хочешь сказать, там механизм? — помощник двинулся по кругу, подбираясь к сундуку сбоку.

— Думаю, сундук живой. — я наконец-то поймал ускользающую мысль. — Приготовься рубить, если тварь выдержит мой удар.

Направив острие клинка на сундук, я активировал «Вихрь Тьмы». Загрохотало так, словно кувалдой ударили по пустой металической цистерне. Следом раздался рёв раненого монстра. Когда развеялись последствия заклинания, мне захотелось отойти подальше от существа, маскировавшегося под сундук.

— Нихрена себе, вот это будка! — воскликнул Цандр, стоявший сбоку от здоровенной пасти, хлопающей огромными челюстями. — И как его убивать будем?

— Попробую ударить аурой. — ответил я и заставил себя приблизиться к громко клацающему существу. Усилив «Ауру тёмного пламени» сотней сил Воли, активировал самое мощное умение меча. В разные стороны от меня разошлось тёмное марево. Секунда, вторая, и по ушам ударил рёв монстра. Вот только он не сдох и после тёмного пламени, хоть и стал выглядеть, словно его долго и упорно терзали.

— Теперь моя очередь. — произнес помощник, затем взмахнул ооужием и рубанул по воздуху. С лезвия сорвалась сиреневая молния и влетела в бок твари. Шарахнуло так, у меня уши словно ватой заложило. Твою же в душу мать, да когда ты сдохнешь?

— Цандр, подожди! — остановил я напарника, собравшегося уже идти в рукопашную. Вернув меч в ножны, скинул с плеча «Довод» и прицелился в монстра. Где же у тебя уязвимое место, зверюга? Может язык?

— Бах! — тяжелая пуля, усиленная способностью «Бронебойный» сделала то, чего не смогли все наши лучшие способности. Здоровенная зубастая морда внезапно заткнулась. Монстр подернулся рябью, расплылся, сливаясь с цветом скалы, но в следующий момент по нему ударил глефой помощник. Попытавшийся исчезнуть монстр вновь обрёл чёткость и я всадил в него вторую пулю. Готов.

«Seraphim, ты убил перводемона Трансформа, в стадии формирования второй трансформации. Seraphim, перводемон Трансформ является порождением Первостихии. Ты — третий игрок, который обнаружил порождение Первостихии и второй, кто смог изгнать его из игрового мира. Получен простой дар от Effector: Множитель осколков душ ×10. Время действия множителя — 24 часа.

Получено осколков души: 1000 ×2,5×10 (конфигурация «Стойкость»)

— Цандр, ты тоже получил дар? Кто такой, этот Эффектор?

— Ага, получил. Десятикратный множитель, чтоб мне провалиться. Кто такой Эффектор? Это не ко мне вопросы, впервые слышу, хотя есть у меня предположение. Лучше пошли, посмотрим, что выпало из этого сундука.

Я сразу понял, что лежит на месте, где раньше стоял сундук. Сосредоточился на предметах и над каждым из них вспыхнули надписи:

Стрелковый модуль ZR-300.

Слезы Адской саламандры, в стадии формирования разума (ингредиент эпического класса) — 3 флакона.

Живая вода — 4 флакона.

В полуметре от моего дара лежал небольшой нож с легка на конце лезвием. По нему не удалось прочесть никакой информации, да и клинок был укрыт в ножнах. Черт, теперь придется остановиться и использовать дары по прямому назначению. Не хотелось бы потерять столь ценные вещи во время боя.

— Цандр, покараулишь, пока я займусь установкой даров на оружие?

— На огнестрел? — спросил напарник, подбирая нож с земли и тут же навесив его на свой пояс. — Дело нужное, так что действуй.

Первым делом взялся за слёзы Саламандры. Смочил ими тряпицу и тщательно протер все части «Довода». Странное дело, но поверхность вертикалки буквально впитывала алхимический ингредиент, оставаясь всё время сухой. Проделывал это до тех пор, пока слёзы не кончились.

Следующим действием было наполнение стволов «Живой водой», по два флакона в каждый. Залив жидкость, подождал пару минут, затем перевернул ружьё. На землю не упало ни капли, зато сам «Довод» стал накаляться. Да так быстро, что я в спешке положил его на землю и затряс обожженными руками. Чёрт, что вообще происходит? Может я что-то напутал и не верно провёл улучшение? Вроде все проделал точь в точь, как было описано в книге, я специально наизусть запоминал последовательность.

Наблюдать в мире Тьмы за предметом, накалившимся до красна, было непривычно, да и глазам больно. Поэтому я прикрыл их рукой. А когда вновь посмотрел на оружие, оно уже начало терять багровый цвет. Дождавшись, когда полностью остынет, я наконец-то поднял довод с земли и, взяв стрелковый модуль ZR-300, установил его на появившуюся направляющую планку, расположенную на месте прицела. Модуль, заняв свое место, тут же преобразился, как и само ружье. Перед глазами вспыхнул новый текст:

«Seraphim, ты провел вторую модификацию личного оружия улучшенного класса, «Весомый Довод», увеличив прицельную дальность стрельбы вдвое.

Seraphim, ты провел вторую модификацию личного оружия улучшенного класса, «Весомый Довод», подняв его до редкого***. Название оружия изменено на «Ультиматум». Открыты новые возможности:

1. «Формирование заряда 3» (пассивное).

Каждые 4 часа оружие формирует два патрона сверхвысокой мощности (для формирования оружие должно быть разряжено хотя бы на 50 %). Доступен выбор формируемого заряда: Пуля. Картечь N 7. Выбирается мысленным приказом.

2. «Бронебой 2».

Пробитие брони, до эпического**** класса включительно.

Активация способности «Бронебой»: мысленной командой.

Перезарядка способности:

10 часов.

Открыт доступ к третьей сфере оружия «Ультиматум».

Прогресс формирования: 0/50000»

— Твою дивизию! — произнес я, вглядываясь в характеристики обновленной вертикалки. Моя прелесть! Никому не отдам!

— Какого уровня? — поинтересовался подошедший напарник.

— Редкого. — я переломил ружье и зарядил его последним патроном, мысленно пожелав, чтобы второй сформировался с картечью. — Цандр, ты не против, чтобы поохотиться? Десятикратный множитель — это наш шанс значительно усилиться в кратчайший срок. У тебя боевые способности еще не откатились?


Глава 12 ПОЛЁТ


— Эгеге-ей! — орал я, как умалишённый. Цандр вторил мне оглушительным свистом. Прошло уже два часа, как мы начали претворять свой простой план в действие. Крики и свист были единственными способами, благодаря которым можно привлечь к себе внимание. И нам таки удалось это сделать. К ущелью, у входа в которое мы решили устроить бойню, потянулись местные хищники. Первыми пожаловали чёрные твари, силуэты которых стремительно приближались с плато, по которому мы прошли совсем недавно. Чёрт, да это же гончие, только адаптированные под Тьму.

— Боец, сколько у тебя всего пуль на оба огнестрела?

— Один для ружья и шесть в магазине пистолета. — ответил я.

— Чую, это сильные твари, так что не экономь боеприпас. — высказал своё мнение помощник. — Когда набегут, встаём плечом к плечу, у скалы, и не экономим на способностях.

Я впервые в жизни стрелял из оружия, используя коллиматор. К счастью, ничего не пришлось настраивать, привязанные кровью и улучшенные предметы не требовали дополнительной подготовки. Оружие после повышения уровня и улучшения уже было готово к максимально точной и эффективной стрельбе. Эх, мне бы сейчас Сайгу, с магазином барабанного типа, да сотню патронов. Мечты…

После улучшения ружьё довольно сильно изменилось. Стало эргономичнее, да и легче, чего уж. Колличество серебристых узоров увеличилось, но преобладал по прежнему чёрный цвет. А еще я понял, что стал лучше чувствовать оружие. Словно породнился с ним.

До вырвавшейся вперёд твари было чуть больше пятидесяти метров, когда я навёл красную точку прицела на черный силуэт. Да, именно красную, что значительно упрощало прицеливание. Выстрел, и стремительно приближающийся хищник закувыркался по серой поверхности. Я тут же закинул ружье за спину, про себя отмечая, что скоро должен сформироваться новый патрон. Извлёк из поясной кобуры «Эхо» и присел на колено.

Три выстрела, и вторая тварь, словно споткнувшись, закружила на месте. Направил ствол на следующего противника. Еще три выстрела, в этот раз более удачные. Пистолет назад в кобуру, пришла очередь прямого столкновения. Клинок с шелестом покинул ножны и я начинаю про себя считать. Три. Два. Активация «Ауры тёмного пламени», усиленная двумя сотнями сил Воли.

Этот бой я вчистую записал на себя. Восемнадцать гончих Тьмы, принесших в общем чуть больше тридцати тысяч осколков души. Вторая группа тварей пришла со спины, из глубины ущелья. Я собирал последние активаторы, когда Цандр крикнул:

— К стене, живо!

Монстры неслись обезумевшей толпой, каждый не уступал размерами земному носорогу. А еще они были слепы, как и большинство тварей Тьмы. Помощник приготовился было ударить по крайнему здоровяку, но я успел остановить его. В этот раз мне удалось прочесть краткую информацию о тварях, полученную благодаря способности «Инквизитора».

«Тёмный бронезавр, в стадии формирования крыла.»

Прижав палец к губам, я сделал страшные глаза, и напарник понял меня правильно. Вжавшись спинами в скалу, мы дождались, когда стадо пронесётся мимо, и лишь после отлипли от стены. В этом мрачном мире не было такого понятия, как пыль, но после стада появилась серая взвесь, полностью скрывшая землю.

— Ждём. — произнес Цандр. — Не мы этих здоровяков сюда привлекли, их явно согнали с места хищники. И сейчас должны появиться загонщики.

Вскоре пожаловали и преследователи — два огромных скорпиона, каждый раза в полтора крупнее убитого мной. От этих монстров укрыться у скалы не было никакой возможности.

— Справишься со своим? — поинтересовался помощник.

— Они бьют хвостом при первой атаке, — предупредил я, — и скорее всего находятся в стадии формирования второго крыла.

— Летать умеешь? — задал Цандр совершенно неожиданный вопрос.

— Не пробовал. — ответил я. — Ты это к чему?

— Продержись хотя бы пару минут. — внезапно за плечами помощника образовалась пара крыльев, а в следующую секунду он, перехватив поудобнее свою глефу, взмыл в небо. Словно дожидаясь подобного действия, один из скорпионов так же поднялся в воздух. Второму до меня оставались считанные метры.

— Стоять! — рявкнул я, словно моя команда могла как-то повлиять на гигантского скорпиона. И тут же рванул на встречу гигантскому монстру. Шаг, второй, рывок в сторону, повторить трюк с ударом по хвосту. Уйти перекатом в сторону, пропуская над собой толстенный, сантиметров двадцать в диаметре, обрубок, уже без жала. Тут же, не вставая, рубануть по одной из лап и вновь уйти в перекат, на этот раз прямо под брюхо твари.

Едва клинок вошёл в незащищенное подбрюшье, я тут же активировал «Распад тьмы», выжигая внутренности монстра. Скорпион попытался прыгнуть в сторону, но у него ничего не получилось, тварь лишь завалилась на бок, задергавшись в агонии. Выбрав момент, я рванул в сторону, подальше от умирающего противника.

Осмотревшись по сторонам, больше никого не увидел, и лишь тогда задрал голову вверх. А там было на что посмотреть. Цандр, ловко орудуя своей глефой, наносил один удар за другим. Скорпион, пытающийся пойти на сближение с напарником, явно уступал моему товарищу по многим показателям.

Дело, казалось, шло к победе, когда тварь умудрилась вцепиться в оружие напарника жвалами и тут же стала стремительно снижаться, утягивая за собой Цандра. Прикинув расстояние до места будущего приземления скорпиона, я поспешил вперёд. Уже зная самое уязвимое место монстра, заранее направил ему в брюхо острие меча и, когда до монстра оставалось меньше десяти шагов, активировал «Вихрь тьмы». Черный смерч ударил тварь в подбрюшье, смешивая внутренности в фарш. Здоровенная туша грохнулась на землю уже будучи мертвой. Помощник опустился рядом, рывком высвободил свое оружие из лап скорпиона и, осмотрев оружие, произнес:

— Похоже я второе крыло сформировал. Нужно пройти вперёд по ущелью, может найдем безопасное место.

— Безопасное, здесь? — я хмыкнул. — смотри сейчас, что там у тебя получилось, я покараулю.

Посмотреть у Цандра не вышло. Уж не знаю, как, и главное, зачем, но в ущелье вернулись бронезавры. Их было втрое меньше, но в этот раз они действовали гораздо тише. Никакого топота, сотрясающего землю, звери явно справились с испугом и пожелали отомстить обидчикам. Таковыми, за неимением других кандидатур, оказались мы.

Бежать было бесполезно. Согласовать наши действия мы не успевали, оставалось лишь принять бой. Мой мозг лихорадочно выискивал способы, как повлиять на этих гигантских бронерованных монстров. Твари в прямой видимости, и нужно их как-то остановить.

«Подчинение» и «Убивающий взгляд» не сработали, а отвод глаз я даже пробовать не стал, у этих зверюг их просто нет. Зато сработал «Удар Воли» третьей сферы, усиленный сотней сил Воли. Первого же бронезавра, налетевшего на меня, смяло и отшвырнуло назад так, будто ему навстречу несся тепловоз. Таранный удар следующего монстра тоже не увенчался успехом, сработало классовое умение «Броня 2». Зверь словно споткнулся в паре метров от меня, из-за чего ему пришлось чуть изменить направление движения. Я решил не терять такой шанс и от души рубанул клинком по бронированному боку. Увы, безрезультатно, даже «Воспламенение» не помогло пробить такую толстую шкуру.

Третий бронезавр мощным ударом отшвырнул меня на стену, соприкосновения с которой я уже не перенёс.

Привычная искуственность зоны воскрешения. Тихое журчание ручья, и тишина. Перед глазами тут же появился алый текст.

Seraphim, ты был убит бронезавром, в стадии формирования первого крыла

Seraphim, ты убил: Тёмного скорпа, в стадии формирования первого крыла. 7 сумрачных гиен, в стадии формирования второго зерна Тьмы. Перводемона Трансформа, в стадии формирования второй трансформации. 18 гончих Тьмы, в стадии формирования второго зерна Тьмы. 2 Мрачных скорпа, в стадии формирования второго крыла. Тёмный бронезавр, в стадии формирования первого крыла.

Получено осколков души: 2500 (конфигурация «Черный яд»). 25000 (конфигурация «Стойкость»). 10500 (конфигурация «Тёмный падальщик»). 27000 (конфигурация «Стая»). 125000 (конфигурация «Сумрачный яд») 25000 (конфигурация «Легендарная кожа»).

Получено единиц Тьмы: 40**.

Целостность Искры Повелителя — 98.2 единиц.»

Разблокирована четвертая способность сферы*****«Воля одиночки». Улучшены уже имеющиеся способности:

1. Усиление всех способностей на 175 %.

Время действия: 2 последующих активации способностей других сфер, артефактов или оружия.

Ограничения: Не чаще одного раза в 4 дня.

2. Призыв своего двойника (обладает 75 % возможностей призывателя).

Ограничения: призыв один раз в 20 дней.

Время действия: до смерти двойника.

Стоимость: 1000 сил Воли.»

3. Удар воли.

Силой воли создается воздушная волна, отбрасывающая врагов на 4–5 метров от использовавшего способность. Волна наносит множественные внутренние повреждения (полное игнорирование брони, защитных способностей, до эпического**** класса включительно).

Ограничения: использование не чаще одного раза в сутки.

Затраты на активацию: 200 сил Воли.

4. Взгляд Воли. Парализует цель, не привышающую уровень развития использовавшего способность, на 5 секунд, лишая всех защитных способностей.

Ограничения: использование не чаще одного раза в сутки.

Затраты на активацию: 100 сил Воли

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 194776/625000.

Разблокирована вторая способность сферы****«Мёртвое пламя». Улучшены уже имеющиеся способности:

1. Стена пламени.

Описание: Мысленным приказом создается стена мертвого пламени, площадью 3 м². Мертвое пламя игнорирует имунитет к огню, броню и защитные способности, до редкого класса включительно.

Время действия: 4 минуты.

Затраты на активацию: 100 сил Воли.

Ограничения: не чаще одного раща в 6 часов.

2. Полусфера мертвого пламени.

Описание: Мысленным приказом вокруг использовавшего способность формируется полупрозрачная сфера Мёртвого пламени, обжигающего всё, что попытается проникнуть сквозь полусферу. Мертвое пламя игнорирует имунитет к огню, броню и защитные способности, до редкого класса включительно.

Время действия: 10 секунд.

Затраты на активацию: 100 сил Воли.

Ограничения: не чаще одного раза в 6 часов.

Прогресс сферы****«Мёртвое пламя»: 91662/600000

Разблокирована вторая способность первого крыла*****«Тень костяного дракона», улучшена уже имеющаяся.

1. Полёт. Дальность полёта напрямую зависит от потраченных сил Воли.

Затраты: 490 сил Воли на 100 метров полёта.

2. Костяное крыло. Seraphim, отныне твои крылья защищены от вражеских способностей, до улучшенного уровня включительно.

Способ активации крыльев: мысленным приказом.

Прогресс третьей способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 16662/1000000

Seraphim, ты сформировал второе крыло эпического**** уровня «Сумрачный удар».

Открыта способность второго крыла**** «Сумрачный удар»:

Тень. В момент атаки с воздуха использующий способность становится невидимым на 2 секунды.

Прогресс второй способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 16662/8000000

Текущее возвышение: формирование Венца.

Прогресс формирования Венца: 16662/1000000 (конфигурация неизвестна).

Seraphim, ты сформировал второе крыло. Разблокировано формирование пятой сферы.

Прогресс формирования пятой сферы: 16662/100000 (конфигурация неизвестна)

Seraphim, ты проявил волю к победе, несколько раз не отступив перед опасным противником, и победил. Награда: 3000 сил Воли.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Ранг: Учитель Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Текущее значение сил Воли: 11100

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 2/10

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 54** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса)

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 890/1000

Сформирована первая сфера браслета**«Хронос».

Способность: локальная остановка времени мысленным приказом. Распространяется на всё в радиусе действия, включая дружественные цели.

Радиус действия: 5 метров


Время действия: 2 секунды.

Затраты: 200 сил Воли.

Ограничения: не чаще одного раза в сутки.

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 0/50

Прогресс третьей сферы огнестрела «Ультиматум»: 1250/50000»

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 822 %

Seraphim, твоя чистота души пртвысила 800 %, получен дар:

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

«Профессии:

Картограф 1 ранга. Прогресс профессии: 9/10

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 6850/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Выплата долга.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.»

Закончив чтение, я сморгнул текст, и тут же встретился с отсутствующим взглядом напарника. Тот появился в зоне воскрешения чуть позже меня, и сейчас вчитывался в алые строки. В ожидании, пока Цандр знакомится с новой информацией, занялся снаряжением. Осмотрел «Коварный клинок тьмы», в который раз убедившись что на нём нет ни единой царапины. Исследовал «Хронос», из хронометра превратившийся нечто навороченное — подобные наручные девайсы я видел в каком-то фантастическом фильме. Переломил ружьё, и с удовлетворением увидел два донца гильз. Вытащил стреляную и положил вместе с «Ультиматумом» на стол. «Эхо» так же порадовал меня одним патроном. Что ж, живём.

— Боец, лихо ты справился с бронезавром. — пока осматривал оружие, помощник закончил читать. — Я не смог пробить шкуру этих здоровяков, как не старался.

— Повезло, защитная способность сработала. Как думаешь, активаторы не сопрут до нашего возвращения?

— Пока эти непрошибаемые монстры не уберутся из ущелья, там ловить нечего. Сколько до переноса осталось?

— Десять часов. — ответил я, мысленно запросив нужную информацию.

— Попробуй перенестись в личную зону отдыха. — предложил Цандр. — Там достаточно места, чтобы научиться использовать крылья.

— Отсюда не получяется, — ответил я, но тут же одёрнул себя, — хотя, кое-что изменилось в последнее время, так что может и получится.

И получилось. Стоило лишь пожелать, как меня перенесло на крыльцо знакомого дома, расположенного на берегу озера. Солнечный свет, щебет птиц, лесные запахи — всё это навалилось разом, у меня даже голова закружилась.

— Боец, не спи, время дорого, — голос напарника раздался справа. Оглянувшись, увидел Цандра, стоящего у перил веранды. — Хорошо у тебя, свежо. Видимо вы не успели угробить свою планету.

— А у тебя разве иначе личная зона выглядить? — удивился я.

— Бетонный бункер, оснащенный скважиной и ветрогенератором и располагающийся посреди пустыни, — ответил помощник. — Норма для моей планеты. А ведь когда-то мой мир был на треть покрыт лесами. Ладно, не будем о грустном, нужно выйти на открытое место, и озеро здесь весьма кстати.

И началось моё обучение. Учил Цандр, привычными ему методами — через пот и боль. Любое падение приходилось в холодную воду озера. Поначалу не обращал на это внимания, но после десятого погружения меня начало потряхивать от холода.

Учился я просто. Представлял, как за моей спиной расправляются крылья, одно дымчато-серое, второе — словно сотканное из мрака. Надо заметить, что у помощника они тоже стали разными. Одно белоснежное, второе чернее чёрного. Со слов Цандра разные крылья не такая уж и редкость. Цвет во многом зависит от родной стихии монстров или заключённых, осколки душ которых определили конфигурацию.

Двенадцать падений, четыре часа времени и пять тысяч девятьсот сил Воли стоило мне, чтобы научиться летать. Да, каждая попытка подняться в воздух обходилась мне в пять неполных сотен ставшего основным ресурса, но оно того стоило. Теперь я мог подниматься над землей на высоту до десяти метров, двигаться в разные стороны и свободно приземляться на ноги, не боясь переломать их. Единственное, чему не научился, это вести бой в воздухе. Для этого требовалось много практиковаться. Позже, сейчас передо мной стояли совершенно другие задачи.

— Цандр, прошло достаточно времени, чтобы бронезавры успели покинуть ущелье, так что готовимся, — произнес я, наматывая на ноги подсохшие портянки. — Может нам повезёт и мы успеем уничтожить еще с десяток тварей. Время до окончания действия множителя осталось совсем немного.


Отступление двенадцатое.
Алексис узнал о преследователях, когда те только вступили под кроны деревьев. Крик птера, специально пойманного и посаженого в яму, сработал, как хорошая сигнализация. На сборы и заметание следа оставалось около десяти минут, но Чёрный почему-то решил не спешить. Не могли его выследить в этом месте, никто из охотников не забирался так далеко. Но, случайно сюда тоже не могли попасть, с встроенной картой заблудиться просто невозможно.

Покинув настил, расположенный в кроне густого дерева, мечник размытой тенью двинулся навстречу незванным гостям. Успел преодолеть пару сотен метров, когда услышал звуки, которые не мог спутать ни с чем иным. Хлопок тетивы и свист удаляющейся стрелы. Кто-то, находившийся совсем близко от Алексиса, стрелял из лука по преследователям. Раздался крик боли, затем последовала отборная брань. Неужели лучник попал? Черный знал только одну расу, которая столь виртуозно стреляла из луков, и тут же принял решение.

Сориентировавшись на звук повторно хлопнувшей тетивы, мечник бесшумно двинулся вперед, на ходу извлекая короткие мечи. Через десяток шагов он наконец-то увидел стрелка. Им оказалась эльфийка, замершая неподвижно и вслушивающаяся в крики преследователей. В руках она держала лук с наложенной стрелой, готовая в любой момент выстрелить.

Черный ненавидел ушастых, ненавидел давно и у него были на то причины. Поэтому без колебаний двинулся на девушку, чтобы убить отродье Перворожденных. До лучницы оставалось всего пара шагов, Алексис уже наносил удар, когда прямо перед ним возникла измененная. Сталь клинка столкнулась с сталью длинного листовидного наконечника копья, и мечник был вынужден отступить.

— Чёрный? — произнесла измененная, так же отступая на шаг. Алексис мог поклясться, что не встречал раньше таких зверолюдей. А еще эта измененная чем-то неуловимым напоминала ему одну хитрую питомицу, чернобурую лису. Алексису понадобилась пара секунд, чтобы понять, кто перед ним.

— Нюша?

— Чёрный, помоги нам!


Глава 13 ПРОБОЙ


Ущелье встретило нас визгом мелких тварей, окруживших тушу бронезавра и безуспешно пытающихся добраться до мяса.

— Тс-с. — прижал палец к губам напарник. Пять десятков чёрных крыс-переростков, вертевшихся вокруг, не замечали нашего появления. Ну уж нет, эти твари явно слабее, чем те же гончие, но они явно живучие, как тараканы. Мне как раз не хватает способностей, повышающих мою регенерацию, так что посмотрим, насколько хорошо горят эти грызуны.

Я сделал несколько шагов вперёд, сближаясь с тушей убитого мной бронезавра. Крысы разом притихли, навострив свои уши, затем, словно по команде развернулись в полукольцо, безошибочно определив мое местоположение. Так даже легче — подумал я, активируя «Ауру темного пламени. Попискивание в один миг сменилось на истошный визг, почти сразу же оборвавшийся. Когда черный огонь рассеялся, на земле остались лежать лишь четыре дюжины редких активаторов тьмы, от «Чёрных крыс» даже пепла не осталось.

— Надеюсь, ты уже сформировал второе крыло, потому как собранные только что осколки вряд ли высокого уровня. — произнёс напарник. — Зачем массовую способность израсходовал?

— Поверь, оно того стоило. — ответил несколько резко, на что были причины. Поучать меня нужно было, когда я бродил в Чистилище, а сейчас сам могу кого угодно научить. — Можем выдвигаться.

И мы пошли. Не торопясь, держа между друг другом дистанцию в пару метров, и постоянно ожидая нападения. Стены ущелья постепенно сужались, из-за чего складывалось впечатление, что мы продвигаемся по узкому тоннелю. Черные стены по бокам, узкая полоска тёмно-серого неба над головой, и такая же серая почва под ногами. У простого человека от такого пейзажа крышу бы сорвало, а мы ничего, идём себе спокойно, иногда поглядывая за спину и вверх.

— Знаешь, я ведь теперь твой раб. — внезапно произнёс помощник, обернувшись в мою сторону. — И самое странное, меня это совершенно не тяготит. Ты не такой, как абсолютное большинство попавших сюда. Тебе не нужно что-то кому-то доказывать, ты не стремишься командовать. За время, пока я был твоим помощником, ты ни разу не заставлял меня выполнить какой-нибудь идиотский приказ. Всегда следил, чтобы я был накормлен. Знаешь, это очень дорогого стоит. А та девушка, про которую ты рассказывал. Ведь ты дал ей шанс вновь стать человеком. Не искал выгоду, просто помог, причем серьёзно рискуя воскрешением.

— Знаешь, отец как-то сказал мне: сын, если хочешь сделать доброе дело, не жди благодарности и не ищи выгоды. Стоит пожелать того или другого, как добро обернётся против тебя.

— Глупости, конечно, — хмыкнул Цандр, — но я смотрю на тебя и понимаю, это как-то работает. Сколько ты находишься в мирах Игры, пару месяцев? И уже догнал меня по развитию. А ведь в Чистилище ты представлял из себя слепого щенка, которого бросили в воду.

— Тихо! — перебил я напарника, полняв левую руку. В наступившей тишине откуда-то спереди послышались глухие стенания. Как буд-то мучимый сильными болями человек охает.

— Чёртов мир Тьмы, не могу определить расстояние, — проворчал помощник.

— Не нравится мне это. — произнёс я. Перехватывая поудобнее «Ультиматум». — Я подобные звуки слышал, когда по мосту, над пропастью пробегал. Перед самым выходом из лабиринта.

— Этого монстра называют Чёрная Тоска, он единственный, кто спокойно выдерживает солнечный свет. Уровень развития равен серафиму, или владыке хаоса, нам с таким не справиться.

— Назад не пойдём. — отрезал я. — Нужно хотя-бы попробовать, а если отправимся на воскрешение, значит так надо. Да и хозяйка Тьмы не станет направлять меня по непроходимому пути.

Я оказался прав. Мы прошли по ущелью ещё с километр, когда почувствовали Её. И если на меня, с моей ментальной защитой, навалился сильный страх, то на Цандра обрушился настоящий ужас. Сурового, всякое повидавшего воина трясло, как дворового щенка при виде медведя. Мне даже пришлось ухватить напарника под руку и почти насильно тащить за собой. Помощник лепетал что-то бессвязное, порывался рухнуть на колени, иногда срывался на жалобное поскуливание. Меня постепенно тоже накрывало, да так, что ноги стали подкашиваться. Понимая, что если ничего не предприму, всё может закончиться плачевно, я остановился и заставил мозг заработать в нужном направлении.

Перебрал в голове все свои способности, пока не вспомнил про «Ментальное очищение». Стоило использовать классовое умение, как тут же стало легче. Твою бабушку, страх, давивший последние минут десять, начал растворяться, словно я сплю. Почувствовав облегчение, буквально взвалил на плечи Цандра, вцепившегося в меня, как утопающий, и быстро, как только мог, двинулся вперёд. С каждым шагом чувствуя, как давление непреодолимой силы начинает вновь наваливаться на моё сознание, ускорился еще больше. Через сотню метров пришлось использовать «Усиление», потому как своих сил не хватало, чтобы тащить на спине здоровенного напарника.

Очнулся от того, что упал лицом вперёд, прямо в тёмно-серый песок. Боль привела в чувство, но первые несколько секунд я просто не понимал, где я и что вообще происходит. Так бывает, если внезапно теряешь сознание, вроде и был в отключке одно мгновение, а ощущение, словно непонятным образом перенесся в незнакомое место.

Напарник обнаружился позади, в полутора метрах. Видимо соскользнул со спины, из-за чего я и потерял равновесие. Мой взгляд не задержался на Цандре, скользнул по проделанному мною пути, увидел валяющуюся метрах в тридцати глефу помощника, сместился влево и замер.

— Твою дивизию, а это что за хреновина? — произнес я, глядя на открывшийся из-за скальной гряды вид. А посмотреть было на что. Большое, километра два в диаметре, плато, почти полностью окруженное цепью гор. Над этим котлом располагалось огромное светлое пятно. Нет, не серое марево, по настоящему светлое, словно луч солнца пробивается сквозь прохудившуюся крышу. С моей позиции оно едва проглядывалось, так как свет блокировался огромным угольно-черным смерчем, издаюшим монотонное подвывание. Тонкий, меньше десятка метров у основания, к верху этот монстр расширялся до полутора километров, словно старался перекрыть доступ света в мир Тьмы. От этого смерча в разные стороны иногда выскакивали протуберанцы, которые хлестали по скалам, выбивая при этом тонны породы. Такие же щупальца вырывались и вверх, к свету.

— Это пробой Тьмы. — раздался за спиной хриплый, дрожащий голос помощника. — Чтоб мне век не пить, эта тварь полностью подчинила мой разум. Теперь ясно, почему серафимы обходят стороной такие места. Не представляю, как с этим монстром бороться.

— И много их, таких мест? — поинтересовался я, продолжая рассматривать гигантский смерч. Твою бабушку, как вообще можно справиться с такой тварью?

— По одному есть в каждом из миров Игры. Даже в Чистилище имеется. Ты мне скажи, как умудрился выдержать давление? Меня шагу на десятом срубило.

— Не знаю, — отмахнулся я, направляясь за оружием напарника. Стоило сделать пару шагов, как голову сжало тисками. Скрипнув зубами, преодолевая метр за метром, все же добрался до глефы и, дыша как загнанная лошадь, вернулся назад. Цандр попытался было помочь мне, но смог сделать лишь три шага, а затем осел на землю. Пришлось и его вытаскивать за пределы ауры ужаса, излучаемой гигантской тварью.

— Уходить отсюда нужно. — произнес я, делая большой глоток ягодного вина из фляжки. — Жаль, десятикратное увеличение закончилось.

Уйти мы не успели. Внезапно раздался грохот, похожий на громовые раскаты, а затем сверху, затмив тусклый свет солнца, полилось жидкое пламя. Целая река пламени. Едва этот поток достиг вершины смерча, Чёрная Тоска на пару секунд оборвала свое подвывание, а затем загудела, как десяток сверхзвуковых самолётов. Гигантскую чёрную воронку стремительно повело в сторону от огненной реки, край смерча врезался в скальный массив, из-за чего в стороны полетели огромные каменные глыбы, а почва под нашими ногами задролжала.

— Что вообще происходит? — прокричал я, пытаясь перекрыть поднявшийся шум.

— Кто-то направил адскую реку в пробой Тьмы, похоже здесь выход в мир Хаоса! — проорал в ответ Цандр. — проклятье, надо валить, здесь что-то нехорошее намечается.

Тем временем чёрному смерчу удалось полностью уклониться от огненного потока, и мы стали свидетелями гигантского водопада, состоящего из пламени. В момент, когда поток лавы обрушился на землю, раздался чудовищный рёв, а земля так вздрогнула, что мы еле удержались на ногах. Чёрная Тоска перестала отклоняться от пламени и, казалось, замерла.

— Эх, не успели укрыться — прокричал помощник, когда сверху, чуть в стороне от огня, появились темные точки, стремительно опускающиеся вниз. — Вот и незванные гости пожаловали.

— Демоны? — догадался я. — Могут не заметить, если вступят в бой с этим чудищем.

— Да они этому исполину на один зуб. Нет, хаоситы пришли сюда за трофеями, а из этой долины выход только один, аккурат на нас.

Ответить я ничего не успел, так как окружающий мрачный мир вдруг исчез, а я очутился на берегу лазурного моря. Белый песок, яркое солнце, морской ветер… И Неизвестная. Хозяйка мира Тьмы по прежнему оставалась безликой.

— Адепт Воли, у меня к тебе просьба. — чёрт, она специально таким голосом говорит? Словно обволакиваюшим, внушающим безоговорочное доверие.

— Это как-то связано с прорывом? — поинтересовался я.

— Задержи слуг Антагониста, хотя бы на десять минут, и я буду должна тебе.

— Задержу, и ты простишь мне долг. — тут же сориентировался я.

— Хорошо. — по тому, как быстро она согласилась, я понял, что сильно продешевил. Да и плевать, зато снял с себя все обязательства.

— Запомни, адепт, десять минут. — произнесла Неизвестная, и в следующий миг я осознал себя уже в мире Тьмы. Над ухом тут же раздался крик помощника:

— Боец, ты чего замер, словно блаженный? Говорю, отходим к скале, может не заметят нас!

— У нас задание, задержать демонов на десять минут. — крикнул я в ответ, одновременно снимая с плеча ружье и переламывая его. Что тут у нас? Ага, оба патрона на месте. Одного из хаоситов не просто смогу задержать, а скорее всего отправлю на перерождение.

— Что ж, тогда придется полетать. — ответил Цандр, поудобнее перехватывая свою глефу. — Да, я бы не советовал тебе использовать огнестрел в воздухе. И лицо, постарайся не показывать его в первые секунды боя. Пусть принимают нас за эмиссаров Тьмы.

Их было шесть. Закованные в красную броню, вооруженные копьями, они летели в нашу сторону, выстроившись идеальным треугольником. Мы не скрывались, просто ждали на одном месте, надеясь, что нас не попытаются обойти стороной. И наши надежды оправдались. Все шестеро, едва покинули зону ментального воздействия чёрного смерча, тут же приземлились на землю и направились к нам, разойдясь широким полукольцом.

— Ничему не учатся, идиоты, — негромко произнёс Цандр, но я расслышал его. Да уж, самоуверенности этим демонам не занимать, кого хочешь переплюнут.

— Я смотрю, Неизвестная успела организовать для нас встречу, вот только делегация жидковата. — произнес один из демонов. Голос его из под шлема звучал глухо, как и смех его товарищей. Отсмеявшись, предводитель обратился к одному из демонов: — Борк, какой у них уровень развития?

— В стадии формирования венца. — произнес подчиненный. — Странно, разве у Тьмы есть такой уровень?

— Всем стоять! — взревел старший демон, находившийся в стадии формирования короны, как и остальные. Поздно, мы уже находились достаточно близко, чтобы вступить в бой.

Интуитивно выбрав первую цель, я разрядил оба ствола «Ультиматума» в грудь того, кто определял уровень развития. «Пробитие брони» сработало как надо, первым же выстрелом смертельно ранив, а вторым отбросив назад уже обнаженное тело. Выпустив повисшее на ремне ружьё из рук, я одним движением извлёк из кобуры «Эхо» и передернул затвор. Четыре выстрела, и вновь я проигнорировал вожака демонов. Стрелял в самого шустрого из противников, целясь по коленям. Вторая пуля была усилена способностью, только она и смогла причинить вред противнику. Уже отступающий хаосит коротко вскрикнул, оступившись, и в этот момент острие глефы, оставляя за собой фиолетовый шлейф, снесло ему голову.

— Встать в строй! — орал предводитель демонов, — да живее вы!

— Боец, берём их в клещи! — скомандовал Цандр и стал смещаться вправо, — на меч не надейся, у них имунитет к силам Тьмы.

Чёрт, что значит «не надейся»? У меня больше нет никакого оружия. Хотя…

Перекатом ушел в сторону, еле успев уклониться от багрового шара огня, размером с баскетбольный мяч. И тут же еще раз перекатился, в этот раз не совсем удачно. Второй фаербол задел правое бедро, заставив меня заорать от боли. Ну уж нет, хрен вам, а не комиссарское тело!

Мельком отметив, как напарник налетел на демонов, плотно заняв делом сразу трёх противников, я сосредоточился на предводителе. Тот почему-то решил, что я наиболее опасный и теперь раз за разом формировал огненные мячи, швыряя их в мою сторону.

«Подчинение», «Убивающий взгляд», способности первой сферы не подействовали на противника, а вот новая способность третьей сферы, «Взгляд Воли», сработал, как надо. Только что сформированный фаербол выпал из рук внезапно парализованного предводителя, а я уже мчался со всех ног к демону. Пять секунд — это одновременно много и очень мало, но мне хватило. Подбежав к демону, я с силой вонзил остриё клинка в смотровую щель шлема, активировав «Распад тьмы». У старшего хаосита не было никаких шансов, через мгновение после удара к моим ногам осыпался лишь черный пепел. А в следующую секунду я чуть не поплатился за беспечность.

Как выяснилось, Цандр мог удерживать сразу лишь двух противников, и при этом был не в состоянии контратаковать. Вот третий и решил, что нужно помочь командиру. Если бы не аура воли и воздействие на реальность, да способность кирасы, меня бы насадили на копьё, как бабочку на булавку. Случилось же следующее — когда предводитель исчез, осыпавшись пеплом, я невольно сделал шаг вперёд, из-за чего разминулся с воздушным тараном, лишь почувствовав движение воздуха за спиной. Развернулся к месту сражения Цандра с оставшимися демонами, и наконечник копья, брошенного в меня противником, пробив полу плаща, улетел дальше, так и не навредив никому. Хаосит, выхватив из поясной петли боевой топор, попытался рубануть столь удачливого меня, и тут же поплатился, налетев на «Удар Воли». Изломанное тело врага отшвырнуло под ноги своим же товарищам, продолжавшим сражение с моим наставником. Цандр не упустил такой шанс, и вскоре один из демонов стал припадать на раненую ногу. Увы, я тоже подрастерял свою прыть, правое бедро оказалось серьезно обожжено фаерболом и при ходьбе нога плохо слушалась.

Поэтому не полез в ближний бой, вместо этого ударив подранка «Вихрем Тьмы». Тот пошатнулся, но выдержал коварную атаку и вновь сосредоточился на схватке с моим помощником. В следующую секунду напарник, крутанув глефу, нанес свой коронный удар. Огромный фиолетовый бумеранг, сформировавшийся прямо в воздухе, устремился к противникам. Те даже дёрнуться не успели, как их разрубило надвое.

— Экипированы были, как элитные бойцы, а сражались, как последние трофейщики. — Цандр презрительно сплюнул на землю. Повернулся ко мне и пояснил: — Охотятся на слабых тварей Тьмы, вернее на их активаторы. Как бойцы ничего из себя не представляют. Нарвись мы на настоящую боевую группу, даже пикнуть бы не успели. Эти же оказались какими-то ряжеными. Да, пора бы нам начать отработку боевого слаживания, а то каждый сам за себя. Чёрт, все боевые способности потратили, не хорошо это.

— Хуже другое. — раздался за спиной тихий, шипящий голос, от которого по моей спине пробежали мурашки. — Теперь о вас станет известно одному из Владык Хаоса.


Глава 14 ЖЕРТВА ВОЛЕ


— А ты ещё кто такой? — мы с напарником одновременно повернулись на голос, готовясь к новой схватке. Я тут же опустил оружие, распознав в незнакомце эмиссара Тьмы. Только приближенные Неизвестной скрывают лица за черной, клубящейся словно дым, маской. Раз заговорил с нами, значит не станет нападать.

— Госпожа довольна столь отчаянным поступком. — шипящим голосом произнес эмиссар, лицо которого скрывало чёрное марево. — И передает тебе, адепт Воли, свою благодарность. Ты заплатил за проход сквозь Её земли и погасил свой долг перед Тьмой. К сожалению, Госпожа больше не может расчищать перед вами тропу, поэтому я назначен в проводники.

— То-то я смотрю, мы словно на прогулке, ага! — хохотнул Цандр. — особенно в ущелье заметно было.

— Все обитатели мира Тьмы чувствуют чужаков за несколько сотен метров. Сильные особи способны учуять гораздо дальше. Сейчас мы находимся в зоне действия ауры Стража Тьмы, стоит её покинуть и все твари в округе набросятся на чужаков. У меня есть способность, которая укроет вас на некоторое время. Это позволит пройти часть пути, дальше будет короткий бой и ваша смерть. По моим расчётам вам придется погибнуть от четырёх до семи раз, пока мы будем добираться до выхода в нейтральный мир.

— Веди нас, Сусанин. — хмыкнул я и мысленно пожелал уточнить информацию по проводнику. Имя Рахт, в стадии формирования второго крыла, ничего особенного. Сверился с картой, до точки выхода оставалось еще две трети пути.

— Таймер множителя обнулился. — произнёс напарник, отвлекая меня от размышлений. — Думаю, нам стоит поторопиться. Тёмный, сколько по времени действует твоё умение?

— Способность. — поправил Цандра посланник Тьмы. — Шесть часов, затем суточный откат.

— В таком случае выдвигаемся. — я окинул взглядом тела хаоситов на предмет трофеев — ничего.

Из ущелья выбирались около часа. Моя рана на ноге хоть и зажила, стоило её смочить живой водой, сильно саднила, мешая передвигаться обычным шагом. Зато порадовало другое — с каждым шагом, удаляясь прочь от чёрного смерча, я чувствовал, как отступает головная боль.

А спустя ещё час, впервые с момента моего появления в мире Тьмы, наша маленькая группа вышла на настоящую дорогу. Вымощенную тёмно-серыми плитами и ведущую куда-то во тьму этого мрачного мира. Я стал просто физически чувствовать, как давит на меня полное отсутствие разных цветов. Только множество оттенков серого и чёрный. Проживи здесь с недельку, и сам отдашь душу госпоже, или же сойдешь с ума и постепенно превратишься в тварь.

На втором часу путешествия по тракту мы выяснили, что способность проводника не является панацеей. Свора псов Тьмы, двигавшаяся нам навстречу, тут же пожелала закусить человечинкой. Провожатый, к моему удивлению, быстро отбежал в сторону, едва мы завидели тварей, и явно не собирался учавствовать в сражении.

— Спина к спине! — произнёс напарник, и в этот раз я был полностью с ним согласен. Псы хоть и не находились на высокой стадии развития, не кинулись в атаку, едва заметили нас, а начали окружать, при этом порыкивая и изредка имитируя попытки наброситься. Что ж, будет вам сюрприз, твари, только подойдите поближе. В левой руке «Эхо», в магазине которого точно есть пара патронов, в правой «Коварный клинок тьмы». Ближе, бандерлоги, подойдите ближе.

«Аура тёмного пламени», усиленная сотней сил Воли, рванула в разные стороны в тот момент, когда псы ринулись на нас со всех сторон. Глухой рык в мгновение сменился на предсмертный визг, а через десять секунд я наблюдал, как пара тварей пытается отползти к обочине, оставляя за собой темный след. Кровь тварей в мире Тьмы была абсолютно чёрной. Цандр, сделав несколько широких шагов, двумя ударами добил подранков.

— Идём дальше. — коротко бросил я, собрав десяток улучшенных активаторов тьмы и первым двинулся вперёд. Спутники молча последовали за мной, лишь напарник проворчал что-то еле слышное себе под нос. Никто из нас не стал высказывать эмиссару за его трусливое поведение, да и он не собирался оправдываться.

— Действие способности заканчивается, — сообщил Ратх, когда мы решили сделать привал. Ещё бы, идти шесть часов без отдыха, даже мне, с классовым усилением, оказалось трудно. — Следующие двенадцать часов вы будете предоставлены сами себе. Я же последую за вами на дистанции пятисот метров. Рекомендую идти строго на маяк, иначе мне будет сложно отыскать вас.

Вдалеке раздался чей-то рёв, заставивший всех нас подобраться. Эмиссар быстро собрал свои пожитки и вновь уселся на землю, ожидая, когда мы уйдём. Мы тоже не стали затягивать, чем больше пройдем сейчас, тем меньше нужно будет идти потом.

— Использовать крылья будем, когда приблизимся к выходу, — напомнил напарник, — у меня слишком мало сил Воли, чтобы совершать дальние перелёты.

Сами не заметили, как перешли на лёгкий бег, торопясь к нашей цели. Так, на ходу, мы и налетели на здоровенную тварь, занявшую половину тракта.

— Боец, уходи в правую сторону, я отвлеку его на себя! — выкрикнул Цандр и, ускорившись, рванул прямо навстречу бронезавру, находящемуся в стадии формирования короны. Уже вырвавшись на пару метров вперёд, он добавил: — Экономь силу Воли, и не слушай эмиссара! Здесь все лгут, даже я!

Быстро оценив положение, я рванул вправо, огибая тушу огромного монстра по широкой дуге. Краем глаза отметил, как напарник, остановившись в десятке метров от твари, кричит что-то, явно оскорбительное. Чёрт, да не могу я так — бросать своих, словно крыса. Меня иначе воспитали. И плевать, что уйду на возрождение, зато совесть не будет мучать. К тому же я хорошо помнил слова, когда активировал большой отрядный алтарь и чуть не умер. Только шагая за границу своих возможностей адепт Воли способен возвыситься.

— Цандр, назад! — заорал я, привлекая внимание. — Атакуй слева!

— Идиот! — одобрительно прозвучало в ответ. — Отвлеки его!

— Бах! — заряд картечи хлестанул по передней левой лапе бронезавра, заставив огромного зверя взреветь раненым носорогом. Туша монстра начала поворачиваться в мою сторону, совершенно забыв про только что прыгавшую перед мордой букашку. Я остановился и припал на колено. Тварь, словно подыгрывая мне, опустила морду, уставившись на меня своими угольно-черными глазками. В один из них я и разрядил второй ствол ружья. Поднялся на ноги и, закидывая оружие за спину, потянулся за мечом, когда монстр, пошатнувшийся от попадания, взревел. Рёв отшвырнул меня на несколько метров назад, протащив спиной по каменистой поверхности. Не будь на мне кирасы и вещмешка, ободрал бы до костей, а так отделался сильным ушибом. Попытался подняться и понял — не успеваю. Бронезавр, которого мотало в разные стороны, словно КамАз с пробитыми передними шинами, неумолимо приближался ко мне.

— Ах-хр. — хрипя, я повернулся на левый бок. Успел подтянуть под себя ноги и схватиться за рукоять меча, когда тварь распахнула надо мной свою огромную пасть. Черт, да замри ты уже, уродина зубастая!

И тварь замерла. Ненадолго, но мне хватило, чтобы подняться и извлечь из ножен клинок. Глаз зверюги — вот он, в полуметре от меня. В него я и направил остриё меча. Острое лезвие наполовину ушло в глазницу, а я в это время сделал шаг в сторону. В следующую секунду бронезавр продолжил движение, вырвав рукоять «Коварного клинка тьмы» из моей ладони, а следом врезавшись в меня плечом с такой силой, что меня закрутило в воздухе, словно тряпичную куклу.

В этот раз я смог приподняться далеко не сразу. Жутко болела правая рука, голова гудела, навалилась сильнейшая тошнота. Все вокруг медленно вращалось, заставляя щуриться. Мимо, по ощущениям, проковыляло нечто огромное, издающее жалобный то ли вой, то ли стон. Затем меня подхватили за плечи и помогли подняться на ноги.

— Почему ты вернулся, боец? — раздалось возле левого уха. — Разве трофеи с этой туши стоят таких усилий?

— Путь… — слова давались с трудом. — Воли. Адепт Воли развивается, когда преодолевает трудности. Когда по краю, на грани возможностей.

— Ну, тогда полюбуйся, до чего животину довёл. — напарник повернул меня лицом в нужную сторону. — Гляди, как мечется, словно слепой щенок. А воет как жалобно, того и гляди, сейчас прибежит разьяренная мамаша.

И правда, бронезавр, еще недавно столь грозный, сейчас метался по кругу, периодически спотыкаясь, падая и подвывая. Глядя на ослепшего монстра, с каждой секундой двигавшегося все медленней, в моей голове начал зараждаться план, который я тут же решил воплотить в жизнь.

— Цандр, достань из вещмешка алтарь. — встретившись с узившимися глазами помощника, я расплылся в улыбке. — Да, ты прав, мы принесем этого здоровяка в жертву.

Дурное дело нехитрое, думал я парой минут позже, наблюдая, как напарник отскакивает в сторону от крутанувшегося на месте гиганта. Тот запутался в своих лапах и наконец-то, пошатнувшись, рухнул на бок. Почва под ногами вздрогнула от падения, бронезавр протяжно застонал и попытался подняться, но не смог. Видя, что тварь вот вот умрёт, я заковылял навстречу, держа в руках алтарь.

— Боец, живее, сейчас сюда набегут другие твари. — поторапливал меня помощник. Пришлось, скрипя зубами, ускориться. Когда до головы бронезавра оставалось сделать один шаг, я опустился на колено и аккуратно пододвинул алтарь Воли под тушу монстра. Затем положил руку на голову тяжело, с хрипами дышащей твари и активировал способность второй сферы, «Смертельное прикосновение». Одновременно с умерщвлением я произнёс ритуальную фразу, интуитивно подобрав слова::

— Безмолвную жертву приношу на алтаре Воли!

На несколько мгновений воцарилась тишина. Такая, что я даже биение своего сердца услышал. А затем откуда-то с неба, расколов небосвод, в тушу убитого монстра ударила фиолетовая молния. Сверкнуло так, что на миг окружающий мир окрасился красками, а затем прозвучали раскаты грома, от которых содрогнулось само пространство. Я с недоумением уставился на останки некогда сильного зверя, перевел взгляд на ошалевшего Цандра. Напарник раскрыл было рот, чтобы спросить у меня что-то, но меня бесцеремонно выдернули на очередной разговор.

— Ты что творишь, Адепт? — голос Неизвестной звучал как-то отстраненно. В нем не было раздражения или злости, только усталость. — Вместо того, чтобы спокойно добраться из точки А в точку Б, ты постоянно ищешь трудности. Вернее они находят тебя сами, а ты, в силу неясных мне причин, радостно бросаешься на них, превозмогая и преодолевая. Скажи, адепт, разве необходимо так поступать?

— Да. — не задумываясь, ответил я.

— Что ж, ты уверен в своём выборе. — лица Неизвестной по прежнему не было видно. — Рекомендую создать алтарь из активаторов тьмы и оставить его в моём мире. Так у тебя появится шанс сбежать от псов Антагониста и Творца. Да, своего слугу я забираю, вы и так неплохо справляетесь. А это мой подарок тебе, игрок!

В мою сторону полетел холщовый мешок, который я едва успел поймать. Только открыл было рот, чтобы уточнить, с чего бы такая щедрость, как меня вернуло обратно, к останкам бронезавра. Тут же вернулась боль в спине, рёбрах, во всем теле. Не к месту вспомнился анекдот, оканчивающийся фразой: ушиб всей бабки. На лицо сама собой наползла улыбка.

— Боец, я подобрал активатор, уходим! Давай помогу, а то тебя шатает, словно пьяного. И откуда этот странный мешок?

— Поздно идти. — ответил я, указывая вперёд по тракту. На нас надвигалась волна тварей. Крупные, с дворнягу, их было несчётное количество. — С этими мы точно не справимся, затопчут. Нужно взлетать.

— Не поможет, вон и птички пожаловали. — ответил Цандр. И действительно, на фоне тёмно-серого неба появились черные точки, быстро приближающиеся к нам. — Дадим бой.

Я, ухватив напарника за предплечье, попытался перенестись в личную зону отдыха, не сработало. Открыл было рот, но в следующий миг перед глазами вспыхнул текст:

«Seraphim, ты принес в жертву Тёмного бронезавра, в стадии формирования короны. Получено Искры Повелителя — 0 единиц (жертва не является изначально разумной). Тёмный бронезавр, в стадии формирования короны, сменил родную стихию.

Seraphim, ты совершил деяние, направленное на возвеличивание Воли, принеся в жертву существо «Mundi Tenebrarum». Получен осколок ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»

Творец не видит тебя, но он в ярости. Неизвестная смотрит на тебя с удовлетворением. Антагонист не видит тебя, но он в ярости. Смерть не видит тебя, но она в ярости. Жизнь не видит тебя, но она довольна. Первостихия смотрит на тебя с безразличием.»

— Да очнись же ты! Нас сейчас живьём жрать будут! — Цандр с силой встряхнул меня за плечо. — Помоги убрать алтарь. Что это у тебя в руках?

Десять секунд, чтобы забросить большой отрядный алтарь и подарок Неизвестной в вещмешок. Закинуть на спину, туда же «Ультиматум». В одну руку «Эхо», в другую меч, и замереть в ожидании порождений Тьмы.

Выстрел, выстрел, выстрел. Две крысоподобные твари из переднего ряда атакующих закувыркались, тут же потонув под телами собратьев. Сухой щелчок бойка — чёрт, патроны закончились. Ударить «Убивающим взглядом? Так глаз у атакующих крысособак нет. «Вихрь тьмы», усиленный сотней сил Воли, скользнул по рядам атакующих, не причинив им вреда. А затем первые твари приблизились достаточно, чтобы начать рубить их клинком.

Один взмах, и клинок, раскаленный «Воспламенением», разваливает надвое первую крысу. Обратное движение, и бросившаяся на меня тварь насаживается на острие. Пытаюсь сбросить застрявшую на клинке тушу, но куда там, сидит, словно приклееная, и раскаленная сталь не помогает.

Больше я ничего не успел сделать. Едва почувствовал, как в мою ногу впились острые зубы, как тут же закружилась голова, сознание затуманилось, а через миг я почувствовал, как заваливаюсь на спину.

Очнулся уже в зоне воскрешения. В рот мне ноги, как же приятно вновь оказаться в месте, где кроме тысячи оттенков серого присутствуют и другие цвета. И воздух, и еле слышимое журчание родника…

Сбросил со спины вещмешок и улегся на него головой. Еле успел расположиться поудобнее, перед чтением текста, появляющегося регулярно после каждого возрождения.


«Seraphim, ты был убит тёмным крысоволком, в стадии формирования души.

Seraphim, ты стал причиной смерти одного daemons, в стадии формирования короны.

Seraphim, ты убил: 3 daemons, в стадии формирования короны. 47 Чёрных крыс, в стадии формирования души. 10 чёрных псов, в стадии формирования души. 1 тёмный бронезавр, в стадии формирования короны. 4 тёмных крысоволка, в стадии формирования души.

Получено осколков души: 250000 (конфигурация «Мародер»). 125000 (конфигурация «Загонщик»). 125000 (конфигурация «Жнец душ»). 70500 (конфигурация «Живучесть»). 1500 (конфигурация «Стайный инстинкт»). 12500 (конфигурация «Эпическая броня»). 600 (конфигурация «Парализующий укус»).

Получено единиц Тьмы: 61**.10***

Целостность Искры Повелителя — 98 единиц.»

Прогресс сферы*****«Воля одиночки»: 625000/625000.

Разблокирована пятая способность сферы*****«Воля одиночки». Улучшены уже имеющиеся способности:

1. Усиление всех способностей на 200 %.

Время действия: 2 последующих активации способностей других сфер, артефактов или оружия.

Ограничения: Не чаще одного раза в 3 дня.

Стоимость: 200 сил Воли.

2. Призыв своего двойника (обладает 90 % возможностей призывателя).

Ограничения: призыв один раз в 15 дней.

Время действия: до смерти двойника.

Стоимость: 2000 сил Воли.»

3. Удар воли.

Силой воли создается воздушная волна, отбрасывающая врагов на 5–7 метров от использовавшего способность. Волна наносит множественные внутренние повреждения (полное игнорирование брони, защитных способностей, до легендарного***** класса включительно).

Ограничения: использование не чаще одного раза в сутки.

Затраты на активацию: 400 сил Воли.

4. Взгляд Воли. Парализует цель, не привышающую уровень развития использовавшего способность, на 7 секунд, лишая всех защитных способностей, вплоть до легендарных*****.

Ограничения: использование не чаще одного раза в сутки.

Затраты на активацию: 400 сил Воли.

5. Воздействие Воли. Искажает само пространство в радиусе 100 метров от адепта, использовавшего способность. Все, кто находится в зоне воздействия, подчиняются воле адепта и на протяжении 7 секунд беспрекословно выполняют его приказы.

Разблокирована третья звезда сферы****«Мёртвое пламя». Улучшены имеющиеся способности:

1. Стена пламени.

Описание: Мысленным приказом создается стена мертвого пламени, площадью 5 м². Мертвое пламя игнорирует имунитет к огню, броню и защитные способности, до редкого класса включительно.

Время действия: 6 минут.

Затраты на активацию: 200 сил Воли.

Ограничения: не чаще одного раза в 4 часа.

2. Полусфера мертвого пламени.

Описание: Мысленным приказом вокруг использовавшего способность формируется полупрозрачная сфера Мёртвого пламени, сжигающего всё, что попытается проникнуть сквозь полусферу. Мертвое пламя игнорирует имунитет к огню, броню и защитные способности, до редкого класса включительно.

Время действия: 15 секунд.

Затраты на активацию: 200 сил Воли.

Ограничения: не чаще одного раза в 4 часа.

Прогресс сферы****«Мёртвое пламя»: 76762/1500000

Прогресс третьей способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 601762/1000000

Прогресс второй способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 601762/800000

Текущее возвышение: формирование Венца.

Прогресс формирования Венца: 601762/1000000 (предположительная конфигурация «Мародёр»).

Seraphim, ты сформировал пятую сферу редкого*** уровня «Мародёр».

Разблокирована первая способность ***сферы «Мародёр»

1. Трофей (пассивная способность)

С вероятностью в 25 % из убитой твари выпадет 2 активатора.

Прогресс второй способности*** сферы «Мародёр»: 501762/1000000


Seraphim, ты проявил волю к победе, несколько раз не отступив перед опасным противником, и победил. Преодолел воздействие легендарного уровня. Поступил вопреки здравого смысла и уничтожил сильную тварь. Награда: 12000 сил Воли.

Карма: Цезарь.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Ранг: Учитель Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Текущее значение сил Воли: 19150

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 2/10

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 115** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса). 10***

Получено осколков ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»(интегрированы в дух Старшего игрока Seraphim): 1/10

Прогресс второй сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 970/1000

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 1/50

Прогресс третьей сферы огнестрела «Ультиматум»: 50000/50000»

Открыта новая способность огнестрела «Ультиматум», улучшены имеющиеся способности.

1. «Формирование заряда 4» (пассивное).

Каждые 3 часа оружие формирует два патрона сверхвысокой мощности (для формирования оружие должно быть разряжено хотя бы на 50 %). Доступен выбор формируемого заряда: Пуля. Картечь N 7. Картечь N 5. Выбирается мысленным приказом.

2. «Бронебой 3».

Пробитие брони, до эпического**** класса включительно.

Активация способности «Бронебой»: мысленной командой.

Перезарядка способности:

6 часов.

3. «Ужас».

Звук выстрела из «Ультиматума» вселяет неуверенность во всех тварей, уступающих в развитии владельцу оружия на одну ступень. Более слабые твари, при звуке выстрела разбегаются в ужасе.

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 889 %

«Профессии:

Картограф 2 ранга. Прогресс профессии: 0/20

Открыто умение «Видение пути»

Особенности умения: Обнаружение жизни в радиусе 100 метров, независимо от преград.

Время действия: 2 часа.

Ограничения: использование не чаще одного раза в сутки.

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 6980/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Вариативно.

Дар….


Дальше читать не стал, смахнул мысленным приказом. Осмотрел себя, оружие, вскрыл вещмешок и достал из него подарок Неизвестной. Развернул округлый предмет и, осмотрев его, глухо выругался.

— Твою ж когорту! — поддержал меня Цандр, появившийся в зоне воскрешения минутой ранее.


Глава 15 ВСТРЕЧА


— И как это носить? А главное — зачем? — спросил я у напарника, вертя в руках маску, достоверно копируюшую человеческое лицо. — А, понятно!

Стоило мне сосредоточить взгляд на подарке Неизвестной, как перед глазами появился текст:

«Личина человека «Сержио»****, артефакт эпического класса. Привязан к духу Seraphim. При использовании артефакта носитель будет определяться как angelus, в стадии формирования второго крыла, личное имя: Сержио. Личина выдерживает проверку поисковыми артефактами, способностями, до эпического ранга включительно.

Затраты на активацию: 2000 сил Воли.

Ограничения: время действия — 12 часов с момента активации. Повторная активация возможна через 48 часов.»

— Это нужно одеть на голову. — сообщил я напарнику. — изменится внешность и информация о носителе.

— Так вот как эмиссары проникают в миры Света, Порядка и Хаоса, не говоря уже о Нейтральном. — Цандр криво улыбнулся, а затем резко сменил тему: — Думаю, крысоволки уже сожрали наши тушки и можно продолжить путь.

— У тебя сколько сил Воли? — поинтересовался я. — Предлагаю дальше путешествовать по воздуху.

— Три тысячи. Нет, лететь — глупая, и невероятно затратная затея. Ты же видел крылатых тварей, к тому же на земле у нас хотя бы есть шанс уничтожить противников, в воздухе — очень сомнительно.

— В таком случае придется бежать. Ты готов? — вместо ответа помощник покачал из стороны в сторону глефой. Забросив за спину ружьё, я извлек из ножен клинок и мысленно пожелал покинуть зону воскрешения.

— Бежим! — коротко бросил Цандр, едва мы прявились в мире Тьмы. И я не стал с ним спорить, лишь убрал клинок в ножны. Надо же, прошло каких-то пятнадцать минут, а крысоволки успели все обглодать до косточек и свалить в поисках новой пищи.

Бежать, обвешаным оружием, так себе затея. Если ружьё и пистолет не сильно меня беспокоили, то меч, постоянно норовивший запутаться в полах плаща, изрядно напрягал. Нет, похоже придется заиметь вторые ножны, на спине, как раз для таких случаев.

Мы успели пробежать метров триста, когда на нас бросилась тварь, похожая на огромную обезьяну. Пара ударов здоровенной лапы, и вновь зона воскрешения, с её тишиной. Я молча достал скатерть-самобранку, расстелил её на деревянном, грубо вытесанном столе, влил необходимое колличество сил Воли. Так же молча уселся на лавку и ухватил ломоть копчёного мяса. Только сейчас понял, как я проголодался. Напарник, не говоря ни слова, сел напротив, присоединившись к трапезе.

— На земле так же опасно, как и в небе. — наконец заговорил Цандр. — Нужно делать перерывы в пол часа, не меньше, чтобы твари успели разбрестись подальше. И путь выбирать через ущелья, тогда порождениям тьмы будет сложнее выйти на нас.

— В этот раз попробуем по воздуху. — решительно заявил я. Если честно, мне не терпелось опробовать крылья на просторе, хоть и понимал, что летун из меня так себе. Опыта ноль целых, хрен десятых, а всё туда же, летать хочу, как ястреб.

Подниматься в воздух на полный желудок — жесть. А если тебя еще и раскачивает, вдвойне тяжело. Благо, стоило нам в очередной раз очутиться в мире Тьмы, напарник ухватил меня за предплечье и потянул за собой, словно багаж. За пару секунд набрав высоту, от чего у меня желудок чуть не выпрыгнул наружу, мы пошли на бреющем, метрах в семи от поверхности.

В этот раз к заветной точке на карте удалось продвинуться чуть ближе, нам пять раз пришлось обновлять дальность, потратив изрядное количество сил Воли. Один раз даже с местными пернатыми удалось разминутся, тяжёлые уродливые птеры хотели перехватить чужаков, но нас спасла неповоротливость чёрных пернатых. Увы, мы успели преодолеть с пол километра, не больше, когда нас атаковали с земли. Мелкие, юркие печуги налетели столь же внезапно, как и та оргомная обезьяна. Огромная скорость, стальные клювы и многочисленность — их были сотни!

Не знаю, как напарник, а я, получив сразу несколько ранений, камнем полетел вниз. Перед соприкосновением успел подумать, что от падения с высоты вроде не умирал ещё. Смерть получилась ужасно болезненной, потому как я выжил. Лежал, чувствуя каждую сломанную кость, каждый поврежденный орган, и потихоньку зверел от беспомощности. Странно, но бешенные птицы так и не вернулись к моему, распростертому на земле, телу. Умер скорее всего от потери крови, перед этим испытав всю полноту ощущений, от полной беспомощности, до холода, медленно поднимающегося по от конечностей к сердцу.

— Больше никаких полётов, слишком дорого такой способ обходится нам. — заявил помощник, едва я появился в зоне воскрешения. — Две с половиной тысячи сил Воли на неполные пять сотен метров и потеря искры в две десятых процента. Так мы доберемся до нужного нам места очень не скоро и вряд ли в человеческом облике.

— Мне кажется, что Неизвестная хочет показать нам, насколько мы ничтожны. — ответил я, осматривая содержимое вещмешка. Вроде ничего не испортил, разве что пищу придется выкинуть. — Единственный способ, это прорываться с боем.

— Твою когорту! — внезапно воскликнул Цандр, хватаясь за оружие. — Ты кто такая?!

Я тоже почувствовал, что за спиной кто-то появился, поэтому без раздумий выхватил из ножен меч, одновременно разворачиваясь и отступая на шаг назад. С губ непроизвольно сорвалось ругательство. Твою бабушку, откуда здесь это, эта…

— Ты как здесь очутилась, хвостатая?

— Хозяин? — голос существа, стоявшего передо мной, мало походил на человеческий. Рыкающий, грубый, идущий в разрез с внешностью этой, этого антропоморфа.

Высокая, выше меня на пол головы. Тело человеческое, во всяком случае формы, под комплектом стартовой одежды особо не разглядеть. Открытые участки покрыты короткой черной шерстью, а из-за спины, прильнув к правому бедру, торчал пушистый хвост. В руках существо держало двухметровое копье, и мне сразу стало ясно — пользоваться им умеет. И голова — я даже слова не смог подобрать подходящего. Похожа на собачью, но лишь частично. Больше Похожа на лисью, такой же небольшой нос… Твою мать!

— Нюша?!

— Да, хозяин. — морда моей питомицы оскалилась. Черт, да она же улыбается.

— Ты как сюда попала? — задал я глупый вопрос, и тут же исправился. — Погибла?

— Да. Первый раз, после того, как ты исчез, хозяин.

— Зови меня Максим. А его, — я указал на помощника, — Цандр. Постой, как ты смогла измениться?

— Когда ты ушёл, я плохо осознавала себя, но чувствовала твой след. Одной было страшно идти по нему, но со мной была Эрая.

— Та ушастая, которую я спас в кузнице? — уточнил я. Зверолюд кивнула. История Нюши оказалась длинной, но я попросил рассказать всё.

— Мы дошли до причала, а дальше я потеряла след. Перебравшись на другой берег, стали искать, но тщетно. Поиски длились несколько дней, а затем Эрая повела меня прочь от реки мёртвых. К тому времени она уже знала, что тебя ищут слуги Света, Порядка и Хаоса, я же просто следовала за единственным разумным, который защищал меня. А потом мы стали охотиться.

— Охотились на тварей? — спросил напарник, когда Нюша прервала свой рассказ, закашлявшись. Я тут же протянул ей фляжку с морсом.

Да, они охотились на тварей, избегая конфликтов с разумными. Вдвоём это было не сложно, и даже весело. А ещё они не прекращали поиски, перемещаясь вдоль берега от одного селения к другому. Спрашивать у других было опасно, поэтому довольствовались лишь тем, что могли услышать в тавернах и на рынках.

— Постепенно я стала понимать человеческую речь, а несколько дней назад изменилась. Мы победили особо крупную тварь, и перед моими глазами появилась надпись, которую я смогла прочесть. Затем, в течении пары дней, вернулось копьё, вещи, и главное — контроль над способностями сфер и классовыми умениями. — Нюша вновь сделала пару глотков из вляжки. — А затем на нас открыли охоту слуги Хаоса. Один из соплеменников Эраи успел предупредить напарницу и мы подались в бега. И, если бы не Чёрный, далеко бы не убежали.

— Чёрный? Как вы на него вышли?

— Случайно. Нас к тому моменту загнали в предгорье, зажав с двух сторон. Мы вступили в бой, Эрая даже ранила нескольких, когда Чёрный сам вышел на нас. Мечник помог нам оторваться от преследователей, увёл в дикие земли, где мы и находились до сегодняшнего дня.

— Что произошло сегодня? — спросил Цандр, пристально глядя на измененную.

— Сегодня на нас напали воины Творца, крылатые ублюдки! — зло ответила Нюша. — Меня убили первой, что случилось с напарницей и Чёрным, не знаю.

— Неужели сам Творец боится, что ты спутаешь его планы? — в голосе напарника слышалась насмешка. — Сдаётся мне, их ждёт большой сюрприз, когда ты покинешь мир Тьмы. Эх, ещё бы сформировать венец до того, как выйдем в нейтральные земли.

— Меня волнует другое, — отмахнулся я. — Нюша, хм, вернее Аня, у тебя есть умение или способность видеть в темноте?

— Та Аня умерла, осталась лишь память о двух последних днях её жизни. — ответила измененная, — Нет, я не вижу в темноте, но могу зажечь светляк, он хорошо рассеивает тьму, ночью метров на двадцать повышает видимость.

— Не думаю, что он рассеит такую тьму. — усмехнулся я, но встретил взгляд Цандра и умолк. В голове в мгновение ока сложилась цепочка из воспоминаеий. Черт возьми, это же… — Напарник, ты думаешь о том же, о чем и я?

— Тьма не любит свет. — ухмылка помощника сменилась оскалом хищника, предвкушающего славную охоту. — Изменённая, можешь рассказать, как работает твой светляк?

— Как шар света, размером, — девушка развела свои руки-лапы, показывая сверу, сантиметров сорок в диаметре, — вот такой. Он зависает метре над головой и двигается следом за мной. Минуту светит, потом десять минут откат.

— Отлично! — обрадовался напарник. — Предлагаю вернуться прямо сейчас.

— Подожди, нужно объяснить Хищнице, что ждёт её с той стороны. И ещё, — я перевел взгляд на измененную. — Нюша, у тебя сейчас какая стихия выбрана?

— Я не выбирала. — ответила зверолюдка, не понимая, к чему я. — Когда смогла вновь читать светящиеся буквы, узнала, что стихия выбрана хозяином, То-есть тобой.

— Воля? — девушка молча кивнула, а я с облегчением выдохнул. Значит мне не придется повторять жертвоприношение, во всяком случае в ближайшее время.

— В таком случае слушай внимательно. — произнес я.

Минут десять мы с напарником старались объяснить, куда хищница скоро попадёт, в итоге решили — лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И перенеслись в мир Тьмы. Быстро осмотревшись и не заметив поблизости тварей, я сосредоточил свой взгляд на Ане. Та вертела своей звериной головой, принюхивалась, и явно не видела вообще ничего.

— Вытяни вперед правую руку, — попросил я и, когда хищница выполнила мою просьбу, взял её ладонь в свою. Девушка тут же крепко сжала мою кисть, словно боялась, что мы её бросим. Хотя, я бы тоже сдрейфил, окажись внезапно в абсолютной темноте.

— Веди, я готова. — хриплым голосом сообщила хищница, чуть ослабив хватку. — Скажешь, когда задействовать светляк. И не смотрите на него, можете ослепнуть на некоторое время.

Так и пошли — Цандр чуть впереди, мы следом. Вдвое медленнее обычного, но мне показалось, что и такая скорость приемлема. Главное, не прозевать атаку какой-нибудь хитрой твари.

— Слышу топот, сзади, — произнес я негромко, когда мы миновали пару сотен метров. — Похоже, это бронезавры.

— Бежим? — поинтересовался Цандр, остановившись в маре метров от нас. — Или опробуем светляк?

— Опробовать всегда успеем. — резонно заметил я. — Бежим. Возьми копьё Нюши, чтобы оно не мешало.

Едва Аня отдала оружие помощнику, я, сместив приклад ружья, чуть присел и, подхватив девушку, перекинул её через плечо. Та рыкнула от неожиданности, словно зверь, но тут же умолкла, мертвой хваткой вцепившись в меня обеими руками. Я даже вздрогнул от неожиданности, когда в меня впились острые коготки.

И мы побежали. Стараясь оторваться от тварей, преследующих нас, выложились на полную, но куда там. Метров через сто такой удобный и ровный тракт окончился, и нам пришлось замедлиться. Бронезавры же не знали усталости и пёрли по каменистой местности, как по шоссе, в то время как нам приходилось лавировать между камней, а иногда и обходить особо крупные скопления валунов.

— Впереди твари! — крикнул Цандр, остановившись с поднятой рукой. — Похоже нас зажали.

— Отходим к этой насыпи, она тыл прикроет, — указал я на гору камней, словно специально дожидающуюся нас.

— Мне зажигать уже? — раздалось из-за спины. Чёрт, вот увлёкся, совсем забыл, кого несу.

— Погоди, я скажу, когда. — поставив девушку на ноги, убедился, что она впорядке. Цандр тут же передал хищнице копье, а сам приготовился встречать бронерованных монстров, от топота которых уже подрагивала земля. Прикинув, когда лучше всего использовать светляка, вновь обратится к девушке, смешно наклонившей голову и задравшей свои ушки: — Как только крикну, све-ет, сразу активируй. Промедлишь секунду, и мы погибнем. Поняла?

— Да.

Бронезавры двигались клином. Впереди вожак, сносящий всё на своем пути, а за ним четыре туши поменьше. Пёрли они прямо на нас, словно на радиомаяк. Появилось большое желание подняться в воздух, чтобы не быть растоптаным. Пересилив страх, я произнёс:

— Даю отсчёт. Три. Два. Свет!

На счёте два закрыл глаза, чтобы не ослепило. Наивный, если бы я знал, какой эффект произведёт свет в мире Тьмы. Землю под ногами внезапно тряхнуло с такой силой, что я еле удержался на ногах. По ушам ударил грохот, многократно перекрывший рёв бронезавров.

Когда я вновь открыл глаза, мир вокруг стремительно преображался. Наша троица расположилась в небольшом, медленно расширяющемся круге света. Вернувшееся обычное зрение не позволяло увидеть, что происходит за пределами освещенного пространства. Там была только тьма. Чёрная и густая, словно нефть, она медленно отступала от источника света, и при этом дрожала от напряжения. Мне показалось, что пространство сейчас не выдержит и произойдёт нечто ужасное, что нельзя будет уже исправить никогда.

— Бум-м! — по ушам ударил тягучий звук взрыва. В следующую секунду свет исчез, а меня сбило с ног взрывной волной, швырнув на землю. Сильнейший удар в голову, и я потерял сознание.

— Вставай, адепт, нечего на камнях разлёживаться. — прозвучало в голове. Проморгавшись, я ощупал нещадно болевшую голову, одновременно осмотревшись. Находились мы в месте, очень похожем на мою первую зону воскрешения, но с серьёзными изменениями. Не было источника, и пространство ограничивало черное марево. На каменистом полу лежали Нюша и Цандр, оба без сознания. А в нескольких шагах от меня стояла Неизвестная. Едва я посмотрел на чёрный провал её лица, богиня Тьмы вновь заговорила: — Знаешь, адепт, ты меня начал раздражать. Находишься в моем мире всего третьи сутки, а проблем после себя оставил, что за месяц не исправить. Откуда ты взял эту девчёнку? Зачем зажёг свет? Я начинаю думать, что Творец с Антагонистом имеют серьёзные причины, чтобы бояться Повелителя Воли.

— Ты сама усложнила мой путь, я всего лишь искал возможности пройти его. — ответил я, проигнорировав вопрос о хищнице.

— Пожалуй я нарушу правило. — задумчиво произнесла Неизвестная. — Мне оно всяко дешевле выйдет, нежели твоё путешествие до лестницы. Прости, но твоих спутников придется отправить на перерождение, хватит мне и одного перемещения.

Пространство вокруг внезапно завертелось с невероятной скоростью, да и самого меня подхватило и закрутило вместе с ним. Пару секунд я еще пытался удержаться в сознании, но куда там. В какой-то момент тело крутануло с такой силой, что разум стремительно отправился в небытие…


Отступление тринадцатое.
ТЫ ПОЧУВСТВОВАЛ ЭТО, БРАТ?

КТО-ТО ЗАЖЁГ ИСТИННЫЙ СВЕТ В MUNDI TENEBRARUM, БРАТ. Я ПОЧТИ УСПЕЛ ПРОБИТЬСЯ ТУДА, НО НЕИЗВЕСТНАЯ ВОВРЕМЯ УСТРАНИЛА ИСТОЧНИК.

КАК ДУМАЕШЬ, КТО ЭТО? НЕ НАШ ЛИ ПОТЕРЯШКА?

ЭТО НЕВОЗМОЖНО. У НЕГО НЕ БЫЛО ТАКОЙ СПОСОБНОСТИ, И НЕ МОГЛО БЫТЬ.Я СКЛОНЯЮСЬ К МЫСЛИ, ЧТО СМЕРТЬ ПОГЛОТИЛА ЕГО.

ТОГДА КТО ПРИНЁС ЖЕРТВУ? ДУМАЕШЬ, ТВОЙ БЫВШИЙ СЛУГА?

ПРОШЛО ДВА ГОДА, БРАТ. ЕСЛИ ОН СМОГ ВЫЖИТЬ В MUNDI MORTIS, ЧТО ЕМУ МЕШАЕТ СОВЕРШИТЬ РИТУАЛ, А ПОСЛЕ ПОПАСТЬ В МИР НЕИЗВЕСТНОЙ? КСТАТИ, ЧТО ГОВОРЯТ ТВОИ СЛУГИ?

ОНИ НАПАЛИ НА СЛЕД ДЕВЧОНКИ, БРАТ, НО ТУДА ВМЕШАЛСЯ АДЕПТ НЕЙТРАЛЬНОЙ СИЛЫ, ТВОЙ СТАВЛЕНИК.

ОТЗОВИ СВОИХ ПСОВ, БРАТ, МОИ СЕРАФИМЫ ПОЙМАЛИ ЕЁ. СЕЙЧАС ИДЕТ ПОЛНОЕ СКАНИРОВАНИЕ ПАМЯТИ ПЛЕННИЦЫ. Я ПОДЕЛЮСЬ, КОГДА ПОЯВИТСЯ НОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ.

ОНА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВАЖНА ДЛЯ АДЕПТА? МОЖЕТ НЕ СТОИТ ЛОМАТЬ ДЕВЧЁНКУ?


Глава 16


— И долго ты собираешься лежать? — сквозь бешенный стук сердца, отдающий пульсом в ушные раковины, пробился чей-то грубый голос. — Человек, вставай!

Открыв глаза, я осмотрелся. Все те же серые и чёрные тона вокруг, все то же тяжелое мрачное небо. Запрокинув голову, увидел невысокого коренастого бородача. Лицо, как и у всех слуг Тьмы, скрыто за черным маревом. Попытался подняться, ожидая боли в каждой клеточке тела, и облегченно выдохнул, не почувствовав таковой.

— Где маска, человек? Хозяйка сказала напомнить, чтобы ты надел её — вновь произнёс крепыш. — И еще, Она просила напомнить, что разрешила тебе создать алтарь Воли.

Поднявшись на ноги, я принял свой меч, каким-то образом очутившийся в руках коротышки. Странный он, уж больно широкие для такого роста плечи, да и железа на эмиссаре чересчур много. Мать моя, да это же самый настоящий гном! Вон какие лапищи, раза в два крупнее моих.

— Придется тебе подождать, изготовление алтаря займёт некоторое время. — сбросив со спины вещмешок, я извлёк из него все активаторы тьмы. Сложил их в одно место, надрезал ребро ладони и окропил основу будущего алтаря. Завершив уже привычный ритуал, прочёл возникшую перед глазами надпись:

«Seraphim, ты создал малый стационарный алтарь Воли, потратив 10 единиц Искры Повелителя.

Получен дар — 1000 сил Воли.

Получено скрытое задание от $*/@#$: Установи алтари Воли в каждом из миров проекта «Mens ludum».

Награда: Скрыто.

Штраф за невыполнение: отсутствует

маску, повертел её в руках. Скинул с головы капюшон и поднёс подарок Тьмы к лицу. Как её вообще натягивать на голову? Как противогаз?

Артефакт внезапно потёк, словно воск под воздействием высокой температуры. Миг, и вот уже моя голова покрыта тонкими слоем чего-то теплого и липкого. Появилось сильное желание содрать, смыть эту гадость, настолько неприятным было ощущение. К счастью, маска вскоре впиталась в мою кожу, не оставив следа, лишь утихающий зуд. Перед взором появилась светящаяся надпись:

«Seraphim, ты активировал Личину человека «Сержио»****, артефакт эпического класса. Время действия личины: 11 часов, 59 минут.»

— Поторопись, человек, — произнёс гном, вновь привлекая к себе внимание, — я не буду держать для тебя лестницу слишком долго.

Забросил вещмешок и «Ультиматум» за спину, огляделся последний раз, стараясь запомнить этот мрачный мир. С трех сторон окружает высоченный скальный хребет с единственным ущельем, вертикальной трещиной рассекающим каменный массив надвое. С четвертой стороны теряющаяся во мраке долина. Говорят, зарекаться — плохая идея, но, добровольно сюда я вряд ли вернусь.

— Сюда, человек. — гном направился к той самой расщелине. Не было никакого сомнения, едва я покину это место, как трещина исчезнет, и скальный хребет вновь станет монолитным.

Стоило войти в искуственный коридор, как я увидел свет. Он исходил с идеально круглого пятна, расположившегося высоко над головой. Проводник глухо выругался и ускорил шаг. Пройдя метров сто, мы упёрлись стену. Я уже открыл рот, чтобы поинтересоваться, что дальше, но гном сделал несколько пассов руками, и вверх, прямо из земли начала вырастать винтовая лестница.

— Прыгай на ступень, если не хочешь подниматься сам! — крикнул проводник, перекрывая грохот. Вот чёрт!

— Благодарю за помощь! — крикнул я эмиссару и, коротко разбежавшись, запрыгнул на одну из ступеней. Едва очутился на лестнице, как меня с ускорением стало поднимать вверх.

Подъем занял меньше минуты. У самого верха лестница резко замедлилась, от чего сердце ухнуло куда-то в район пяток. Не успел прийти в себя, как перед взором вспыхнула новая надпись:

«Seraphim, у тебя есть 10 секунд, чтобы покинуть лестницу. 9. 8. 7.»

Сука! Проклятый гном, он ведь знал о подобном и не предупредил! Замешкайся я на минуту, и не успел бы выбраться. Пока в голове приносились мысли, я изо всех сил рвался вверх. Скажу честно, давно так не бегал. Разом перескакивая через две ступени и едва успевая доворачивать вокруг осевого столба, всё же успел выскочить на поверхность, в последний момент прыжком покинув начавшую опускаться лестницу.

По глазам ударило ярким светом, заставившим зажмуриться и прикрыть лицо рукой. Чёрт, так и ослепнуть можно! Дождавшись, когда перед взором перестанут плясать разноцветные зайчики, я осторожно убрал от глаз руку и попробовал осмотреться. Перед глазами тут же появилась алая простыня текста:

«Seraphim, ты покинул мир Тьмы. Добро пожаловать в мир «Mundus est Neutra», нейтральный мир.

Seraphim, ты первый, кто вернулся из мира Тьмы живым, не покорившись стихии Тьмы. Получено деяние: «Superator».

Награда: доступ в «Divina Notitia Centrum» — библиотеку божественного уровня.

Посещение: 1 раз в неделю.

Время посещения: 1 час.

Seraphim, ты стал причиной смерти 3 тёмных бронезавров, в стадии формирования второго крыла. 7 тёмных псов, в стадии формирования первого крыла. 17 тёмных мимикров, в стадии формирования души.

Получено осколков души: 18750 (конфигурация «Редкая броня»). 17500 (конфигурация «Наскок»). 2550 (конфигурация «Мимикрия»).

Получено единиц Тьмы: 30**.

Целостность Искры Повелителя — 88 единиц.»

Прогресс третьей способности сферы****«Мёртвое пламя»: 115562/1500000

Прогресс третьей способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 640562/1000000

Прогресс второй способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 640562/800000

Текущее возвышение: формирование Венца.

Прогресс формирования Венца: 640562/1000000 (предположительная конфигурация «Мародёр»).

Прогресс второй способности*** сферы «Мародёр»: 540562/1000000

Seraphim, ты проявил волю к победе, дважды не отступив перед опасным противником. Благодаря тебе в мире Тьмы впервые был зажжен истинный свет. Награда: 8000 сил Воли.

Карма: Цезарь.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Ранг: Учитель Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Текущее значение сил Воли: 23000

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 2/10

Колличество установленных алтарей: 1/6

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 145** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса). 10***

Получено осколков ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»(интегрированы в дух Старшего игрока Seraphim): 1/10

Вторая сфера кирасы***«Кора перворожденного дуба» сформирована. Улучшена уже имеющаяся способность.

1. «Отражение» (пассивное)

Описание: 1 раз в 12 часов кираса блокирует один удар, нанесенный холодным оружием не выше редкого*** класса.

2. «Стойкость» (пассивное)

Описание: 1 раз в 12 часов кираса отразит заряд огнестрельного оружия, не выше редкого*** класса.

Прогресс третьей сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 60/10000

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 1/50

Прогресс третьей сферы личины человека «Сержио»****: 1/50

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 950 %

«Профессии:

Картограф 2 ранга. Прогресс профессии: 1/20

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 7080/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Вариативно.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.»

— Да будет свет! — произнес я, силой мысли развеяв текст. Активировал умение «Картографа», обновил на себе все ауры. Одновременно с этим внимательно осматривал окружающее пространство. Как же непривычно видеть солнечный свет!

Очутился я в довольно широкой расщелине, стены которой были покрыты травой и цветущими кустарниками. Сверху пробивались солнечные лучи, освещавшие правую стену. А ещё я слышал щебет птиц, и этот звук окончательно привел меня в чувство. Весь мой опыт нахождения в мирах игры говорил — здесь нет безобидного зверья. И птицы, столь заливисто щебечущие, скорее всего таким способом заманивают в ловушку.

Сняв с плеча «Ультиматум», переломил и улыбнулся. Два латунных донца тускло блеснули на свету, и это радовало. Магазин «Эха» так же пополнился парой патронов. Вернув ружьё за спину, оставил в левой руке пистолет, правой извлёк меч. Что ж, у меня в запасе неполные одинадцать часов. За это время нужно отыскать хорошее убежище и в идеале не сдохнуть. Чёрт, неужели я снова могу видеть цвета, отличные от черного и серого? Яркие, насыщенные солнцем и ветром. И ароматы. Не сладкая вонь тлена в мире Морсы и Вии, не тяжёлый запах серой пыли в мире Тьмы, а настоящий запах трав и цветов.

Сканирующее умение картографа заставило отвлечься от созерцания живого мира. Внезапно перед взором развернулась круглая карта, с зеленым маркером по центру, и двумя красными точками на периферии. И эти самые точки стремительно приближались.

Смахнув карту силой мысли, я вернул «Эхо» и «Коварный клинок тьмы» в кобуру и ножны, а сам вновь вооружился «Ультиматумом». Вовремя, стоило мне сменить оружие, как в ущелье забежали они — крупный серый пёс, и преследовавший его огромный неандерт. Пёс был сильно изранен — левая передняя лапа волочилась по земле, едва держась на остатках шкуры, на левом же плече страшная рана, из которой клестала кровь. Преследующая раненого зверя огромная обезьяна понимала, что пёс не уйдёт далеко, и потому не спешила, играясь с добычей.

— На ловца и зверь бежит. — произнес я, присаживаясь на колено и вскидывая ружьё к плечу. Навёл прицел на Неандерта и плавно выжал спусковой крючок. Громко хлопнул выстрел, по ущелью загуляло эхо. Обезьяну словно молотом в грудь ударили. Взмахнув руками, тварь грохнулась на спину, так и оставшись лежать неподвижно, притворившись мёртвой. Вот хитрая морда, я же не видел сгустка света, обычно прилетающего в область груди после убийства демонических порождений. Так что жди, вторая пуля так же, для тебя предназначена.

Пёс, услышав звук выстрела, а затем увидев меня, заметался из стороны в сторону, затем вовсе остановился. Посмотрел назад, тяжело покачнувшись, затем на меня, и неуклюже рухнул на бок. Я двинулся вперёд, обогнул тяжело дышащего и скалящего клыки зверя, приблизившись на десять метров к неандерту. Тот, видимо, понял, что его хитрость не удалась, попытался рывком подняться на все четыре конечности, но вторая пуля, выпущеная в голову, расплескала мозг обезьяны по земле. Первая убитая мною тварь в нейтральном мире.

Подобрал выпавший из примата синий камешек в форме пятиконечной звезды, активатор редкого класса, и вернулся к псу. Остановившись в паре шагов, склонился над раненым, считал информацию.

«Серый пёс, в стадии формирования первого крыла»

— И что мне с тобой делать, жертва прямоходящих?

— Хр-р. — ответил зверь, не отрывая головы от земли. Из его рта тонкой струйкой бежала кровь — похоже внутренние органы повреждены. В голове тут же сформировался план дальнейших действий.

— Извини, хвостатый, но я должен это сделать. — произнес я, снимая со спины вещмешок. — Надеюсь, тебе понравится в новом мире.

Проведя ритуал жертвоприношения, я дождался удара фиолетовой молнии, затем подобрал голубой, с синими прожилками, активатор и отошёл от развеявшегося туманом тела, вчитываясь в строки появившегося перед глазами сообщения:

«Seraphim, ты принес в жертву Серого пса, в стадии формирования первого крыла. Получено Искры Повелителя — 0 единиц (жертва не является изначально разумной). Серый пёс, в стадии формирования первого крыла, сменил родную стихию.

Seraphim, ты совершил деяние, направленное на возвеличивание Воли, принеся в жертву существо «Mundus est Neutra». Получен осколок ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»

Творец не видит тебя, но он в ярости. Неизвестная смотрит на тебя с удовлетворением. Антагонист не видит тебя, но он в ярости. Смерть не видит тебя, но она в ярости. Жизнь не видит тебя, но она довольна. Первостихия смотрит на тебя с заинтересованностью.»

Ну вот и всё. Второй осколок получен, хоть я и опасался, что нужна жертва, не уступающая мне в развитии. И главное — Творец не увидел меня, как и другие вершители судеб. Единственное, что беспокоит, это Неизвестная, которая по прежнему видит меня, хоть я и покинул мир Тьмы.

Покинув ущелье, я очутился на просторе. Пологий склон горного массива, из которого вышел, плавно переходил в поросшую смешаным лесом долину. Вдали виднелась сверкающая на солнце извилистая лента реки. И свет, много света! Всё залито ярким летним солнцем.

Не долго думая, сбросил вещмешок с ружьём, снял свой серый плащ и, скатав его, убрал. Щурясь, посмотрел на солнце. Эх, хорошо то как!

Далёкий рёв в одно мгновение развеял иллюзорную благодать, вернув меня в реальность. Твою же бабушку, совсем расслабился. Максим, ты не на прогулку вышел, соберись! Клинок из ножен, «Эхо» в левую руку, и вперёд, за осколками душ и, мать их, приключениями.

Успел спуститься, почти достиг низкорослого кустарника, когда меня атаковали. Коварно, сверху, надеясь застать в расплох. Способность третьей сферы достойно отразило атаку. Глухой удар, треск ломаемых костей, и мне под ноги упала здоровенная туша. Тварь настолько сплющило, что было невозможно угадать, кто напал на меня. Обновив способность, я подобрал синюю звезду активатора и, побрезговав брать мясо с летуна, двинулся дальше, не забывая поглядывать на небо.

Лес оказался мёртвым. Нет, деревья, кустарники, трава под ногами, шелест ветра в кронах — все это было настоящим. Не было обычных звуков, сопутствуюших самой маленькой роще. Щебет птиц, треск сверчков, шуршание опавших листьев под ногами, ничего этого не было. И всё же я был рад.

На тропу вышел часа через два блужданий по окраине лесного массива. Широкую, метра в полтора, и сразу видно, часто используемую. Пришлось убирать пистолет в кобуру и перехватить меч поудобнее. Двигался настороженно, стараясь издавать как можно меньше шума, и все же мне казалось, что я ломлюсь, кск лось по кукурузе.

Не знаю, что сработало, просто удача, или моя классовая способность, но стрела, пущенная из леса, разминулась с моей головой на папу ладоней. Едва услышав характерный хлопок тетивы, я тут же бросился в сторону стрелявшего, одним движением извлекая «Эхо». Вот же сука, откуда здесь лучник? И с какого перепугу он такой смелый, что стреляет в слугу Света? Или совсем дикий, и ему плевать, кого прикончить?

Нырнув между деревьев, я сразу ушёл в право. Наугад сделал один выстрел, продвинулся на несколько шагов вперёд, снова сместился в право. Слева просвистела стрела, и тут же раздалось приглушенное ругательство. Я уже видел противника, опустившего лук и тянувшего из-за спины клинок. Вот оно, наглядное доказательство глупости, от которой мне помог избавиться наставник. Поставив на предохранитель и выпустив пистолет из ладони, я перехватил рукоять меча обеими руками и коротким рубящим ударом, усиленным «Воспламенением тьмы», отсек так ужобно подставленную руку чуть выше локтя. Чудом сдержавшись, чтобы не продолжить связку, от души ударил зажатой рукоятью прямо в нос неизвестного, отправляя того на землю. Удар получился хорошим, противник, раскинув руки встороны, лежал неподвижно, закатив глаза, а я думал, что мне делать с демоном Джарахом, в стадии формирования второго крыла? Убить нельзя, не уверен, что после воскрешения тот не узнает, кто на самом деле убил его. Развоплотить, принеся в жертву Воли? Нет, не готов ещё. Убивать, зная что противник воскреснет, и убивать последней, окончательной смертью — очень разные вещи.

— Джара-ах! Э-ге-ге-ей! Что за выстрел? — раздалось откуда-то из леса. — Ты поймал белокрылую сучку? Или она тебя привалила?

Вот попадалово! Похоже я нарвался на группу охотников хаоса. Вот только кого они ловят? Я здесь всего лишь несколько минут, значит их добыча кто-то другой! Валить, нужно быстро валить отсюда, пока меня не окружили.

Я быстро вытер лезвие меча об одежду лежащего без сознания противника и собрался уже уходить, как за спиной раздалось:

— Брат, ты не убьёшь его? И что ты здесь делаешь?

Резко обернувшись, я уткнулся взглядом в ствол винтовки, направленной мне в грудь. Оружие держала в руках высокая женщина, тень от деревьев скрывала её лицо, но глаза, светящиеся голубым, пристально смотрели на меня.

— Еще раз спрашиваю, почему ты не убил хаосита?

— У меня слишком низкая чистоты души, сестра — ляпнул я первое, что пришло мне на ум.

— А, так вот как ты оказался в этой дыре. Набираешь проценты? — женщина опустила оружие и сместилась в сторону, глаза её потеряли неестественное свечение. — Что ж, у меня нет таких проблем.

И, передёрнув затвор, она навела ствол оружия на демона. Этим поступком она лишила меня возможности выбора.

— Подожди, сестра, — произнес я, и, еще не окончив предложение, со всей силы пробил незнакомке кулаком в ухо. Прости меня, господи, или кто здесь за главного, но я теперь отвечаю не только за свою жизнь!


Отступление четырнадцатое.
— Пустышка. — произнес один из серафимов, присутствующих при допросе. — Она ничего не знает, ни о привычках адепта Воли, ни о его целях. Единственное, что мы узнали — этот мальчишка любит помогать слабым. И есть небольшой шанс, что он пожелает освободить эту низшую. Иехоэль, это твоя вотчина, разошли агентов с указаниями.

Второй серафим открыл было рот, чтобы ответить, но в этот момент чертоги, в которых находились шестикрылые существа, достигшие развития становления бога, изрядно тряхнуло.

— Кто-то принёс в жертву ангела. — произнес синекрылый серафим. — И это не слуги Хаоса. Это он, больше некому!


Глава 17 КТО ЗДЕСЬ ДОБЫЧА?


Зачем? — в который уже раз за последние десять минут спрашивал я у себя. Кто мне скажет, зачем так много жрать? Лишний вес, это всегда неудобство. А здесь, так вообще — смерти подобно. Я, похоже, чего-то не понимаю.

Безвольное тело девы-ангела, которую я тащил на плечах, действительно было чересчур тяжёлым. И ведь худая, вернее жилистая, откуда в ней столько веса? Будь я обычным человеком, через пару минут бросил бы это дурацкое занятие — переноску пленной в безопасное место. Вернее не пленной, а находящейся в бессознательном состоянии. Вообще-то странно, что дева так долго не приходит в себя. Ведь живая, я точно знаю.

Адепт Света очнулась через сорок минут. Вздрогнула всем телом, и тут же замерла, словно по прежнему в отключке. Я, облегченно выдохнув, остановился. Осмотревшись, выбрал раскидистое дерево, под крону которого и опустил ношу, постаравшись, чтоб дева не ударилась. Склонился над её ухом и тихо произнес:

— Как освободишься от верёвок, иди в том направлении, куда сейчас смотрят твои глаза.

— Это тебя второй месяц ищут все, кому не лень? Ты адепт Воли? — дама попыталась высвободиться из пут, но я связал на совесть. — Но почему тогда я считала с тебя информацию, как с Сержио, ангелус, в стадии формирования первого крыла?

— Твой кинжал воткнут в землю, справа у бедра, ты легко дотянешься, — произнес я, полностью проигнорировав вопросы. — твоя винтовка досталась хаоситам, надеюсь ты привязала её кровью. Да, в твоих интересах, чтобы мы больше не встретились. И еще раз повторяю — иди в ту сторону, куда я сказал, иначе вновь попадешь в лапы хаоситов.

Поднялся на ноги и быстрой походкой, переходящей в бег, двинулся в глубь лесного массива, выбирая самые неприметные тропки. Поступая так, я рисковал. Я практически давал весточку тем, кто меня ищет, но при этом не мог переступить через себя. Нужно было всего лишь принести разумного в жертву Воле, и все проблемы обошли бы меня стороной. Даже двух разумных — того хаосита с луком нужно было так же пустить под нож. Вот только вся моя суть была против подобных действий.

В надежде, что прислужница света не глупа и быстро освободится, я двинулся по намеченому заранее маршруту. Два шага — вдох, три — выдох. Без груза на плечах бежать было легко, организм, почувствовав облегчение, забыл об усталости. Если бы не ветви деревьев и извилистые тропы, до реки добрался бы за пару часов, не запыхавшись. А так, пробежав часа три, остановился лишь тогда, когда до моих ушей долетел сухой звук винтовочного выстрела. Похоже дева-ангел не прислушалась к совету и решила подкараулить хаоситов. Что ж, значит у меня появилось чуть больше времени, чтобы оторваться от преследователей, но меньше, чтобы покинуть данную местность. Стоит светлой уйти на перерождение, и в скором времени Творец узнает, что я нахожусь в нейтральном мире, причём ему станет известна конкретная локация. Начнётся охота, поэтому мне нужно валить. Валить как можно быстрее, пока еще есть шанс затеряться.

Двух неандертов я заметил раньше, чем они меня. Видимо обезьяноподобные твари ходили к реке, на водопой, и сейчас отдыхали в тени деревьев. Странно, что не услышали мой топот, ведь я ломился, как лось по кукурузе.

Оба в стадии формирования первого крыла, они подорвались одновременно, попытавшись разойтись в стороны. Не успели, «Аура тёмного пламени» набросилась на них черным пламенем, выжигая легкие, глаза, испепеляя шкуру. Я пронесся мимо, не остановившись даже на секунду. К чёрту активаторы, каждая секунда на счету. Вновь раздавшийся за спиной выстрел подтвердил, что спешу не зря.

Берег появился неожиданно, не будь я готов, влетел на полном ходу в воду. К счастью, я не рассчитывал здесь задерживаться, поэтому успел активировать крылья, и теперь парил в нескольких метрах над водной гладью. Глаза слезились от бьющего навстречу потока воздуха, в ушах шумело, стремительно приближался противоположный берег. Десять секунд полета, и я спланировал на сушу, пробежав пару метров по поросшей травой земле. С этой стороны не было обрыва, лишь пологий подъем с редкими, но мощными деревьями, ветви которых нависали над водой. Раскидистые кроны укрыли меня от посторонних глаз, но я всё равно поспешил углубиться в лес.

Стоило пройти с десяток шагов, как на меня навалилась тревога. Такое же чувство, которое я испытывал от чёрного смерча, охраняющего проход в мир Тьмы. Замер, прислушался к себе. Чёрт, ощущения на только схожи, что меня аж передернуло от отвращения. Сделал несколько шагов назад, и давление тут же спало. Прошел вдоль берега пару сотен метров, вновь попытался углубиться, и вновь нарвался на давящую ауру. Что ж, посмотрим, кто это такой грозный, и что он сможет противопоставить способностям «Коварного клинка тьмы».

Огнестрел не стал трогать, памятуя, что все твари стараются избегать воздействие подобных аур. Сжав рукоять меча, неспешно двинулся вперёд, навстречу существу, которого в играх назвали бы местбоссом. Не правильный он, этот босс. Вместо того, чтобы заманивать, наоборот, распугивает всех. Хотя, с другой стороны, с таким естественным ограничителем он не разовьётся в тварь, равную Творцу, или подобные ему. Разумеется, если к нему не зачастят глупцы вроде меня.

Давление на разум нарастало с каждым шагом. Да и тело начало наливаться усталостью. Но, вместе с усталостью росла решимость, желание преодолеть невидимое препятствие. Спустя ещё десяток шагов к решимости прибавилась злость. Каджый шаг, словно сквозь толщу воды, как будто против течения. Я стал физически ощущать, как незримая сила пытается меня свалить с ног, отшвырнуть назад. Разум захлестнула волна холодной ярости, смывающей посторонний шум в голове. Из горла, помимо моей воли вырвался полукрик-полурык, совершенно не похожий на человеческий. Свинцовые оковы спали с ног, силы не просто вернулись, они возросли многократно. Шаг, другой, третий. В гневе на неизвестную тварь, посмевшую противостоять мне, я рванул вперёд, готовясь рубить, ломать и крушить всё, что помешает мне двигаться к цели. Искра разума, кричавшая — остановись, ты что творишь? — была наглухо заблокирована в огненную клеть.

Рёв, раздавшийся где-то впереди, казалось, пошатнул основы этого мира. Задрожала земля, раскачивая деревья, завибрировал сам воздух. Я расхохотался, сбавляя шаг. Хозяин этих земель почувствовал меня. Почувствовал, и испугался. Его рёв был переполнен недоумением, он не привык получать отпор.

Деревья расступились внезапно, открывая вид на мерзкое зрелище. Большая, метров пятьдесят в диаметре, поляна, полностью занятая буро-коричневой кляксой. Из этой кляксы в разные стороны тянулись десятки ложноножек, где-то цепляясь за чахлые деревья, а где-то и погружаясь в небольшой ручей, протекавший по краю поляны. Масса дрожала, словно потревоженный студень, а по её поверхности, хаотично перемещаясь, гуляла здоровенная пасть, в данный момент протяжно подвывающая и утробно порыкивающая.

Не останавливаясь, я с ходу рубанул по одной из ложноножек, отсекая её полностью. По ушам ударил пронзительный визг, остальные щупальца взметнулись вверх, стремительно перемещаясь по телу в мою сторону. Да, атакуй!

Использовав способность сферы «Воля одиночки» — «Взгляд Воли», усилил его тысячей сил Воли, и двинулся вперед, мысленно приказывая замереть в неподвижности. Приблизившись, уставился на бурую, колышащуюся массу, и, потратив ещё тысячу сил Воли, активировал «Убивающий взгляд». Тварь не сдохла. Нет, способность подействовала, эффект я заметил сразу. Больше трети щупалец осыпались дождём грязной жидкости, да и сама туша монстра сморщилась, часично усохнув. И всё же монстр был жив. Шагнув вперёд, я потратил сразу две тысячи сил Воли, прикоснувшись к бурой, сморщившейся поверхности рукой, и активировал способность «Экзекутора», «Смертельное прикосновение».

Огромная туша издала полувсхлип-полустон, а затем начала стремительно усыхать, откатываясь метр за метром в центр поляны. Сиреной взвыло предчувствие опасности, и я рванул следом за скукоживающейся тварью. На бегу направил остриё клинка на босса, и активировал «Вихрь тёмного пламени», влив в него пять сотен сил Воли. Сорвавшийся с лезвия черный смерч с треском вспорол шкуру монстра, ввинчиваясь в плоть, словно сверло. Я продолжил двигаться вперёд, и, едва действие вихря иссякло, приготовился использовать еще одну способность коварного клинка.

До местбосса оставалось меньше метра, когда из под сморщеной шкуры, ставшей грязного, темно-коричневого цвета, вырвалось щупальце. Следом ещё одно, и ещё. Два первых отразила «Аура воли», от третьего я уклонился, распластавшись в низком прыжке. Тварь продолжала стремительно усыхать, но я всё де смог дотянуться. Острое лезвие на ладонь погрузилось в отвердевшую шкуру и упёрлось во что-то твёрдое. «Распад тьмы» активировал, уже грохнувшись на влажную, покрытую чем-то склизким почву. Меч высвободился из начавшей распадаться плоти, а в следующий миг по ушам ударил мощный рёв, напрочь лишая меня слуха.

Словно в пьяном угаре, я с трудом поднялся, сначала на четвереньки, затем встал на колени. В голове стоял гул от непрекращающегося рёва, глазах всё плыло. К горлу подкатила тошнота, а руки дрожали, как у алкоголика со стажем. С трудом вытянув из кобуры «Эхо», я навёл ствол на беснующуюся в центре поляны тварь и нажал на курок. Чёрт, не снял с предохранителя!

Выронив меч, уже двумя руками справился с оружием. Выстрел. Еще выстрел. Рёв оборвался, но на грани слуха, словно сквозь вату пробивался звук, похожий на комариный писк. Рывком поднялся на ноги, шагнул вперёд, продолжая целиться в стоящее передо мной существо. Ещё один выстрел, и ещё. Сухой щелчок — кончились патроны. Выронив пистолет, который ударился о голень, я левой рукой скинул ремень ружья и в пару движений привел «Ультиматум» в боевое положение, уперев приклад в плечо.

Местбосс принял свой истинный облик, теперь я мог как следует его рассмотреть. Толстый, более метра в диаметре, и около пяти метров в длинну червь, ярко-зелёного цвета. В настоящий момент он задрал свою морду в небо и беззвучно разевал зубастую пасть. В трех местах на его теле виднелись пулевые ранения, из которых обильно сочилась жёлтая жидкость. Основная рана располагалась ближе к хвосту. Выглядела она, словно червь самому себе вырвал огромный кусок плоти. Возле раны растекалась лужа желтой крови.

Прицелившись в голову твари, я выжал спусковой крючок. Два выстрела прозвучали практически одновременно. Раны от попадания тяжёлой ружейной пули выглядели внушительно — сквозные отверстия, с кулак, не меньше. Червь тяжело завалился на бок и задёргался в конвульсиях. Сука, да когда же ты сдохнешь!

Закинув ружье назад, я осмотрелся в поисках меча. Тот обнаружился в паре метров за спиной, лежал на пятаке, очищенном от слизи. Неужели сам выжег мерзкую субстанцию? К чёрту раздумья, местбосс еще не сдох окончательно. Рукоять легла в ладонь, как влитая, и я устремился к мерзкому созданию. До червя оставалось сделать пару шагов, когда в голове появилась мысль — принести тварь в жертву. С отвращением отверг подобную идею, активировал «Воспламенение тьмы», и с силой рубанул монстра чуть ниже головы. Меч легко рассёк плоть, почти достигнув земли. Местбосс дёрнулся, чуть не вырвав оружие из рук, но тем самым помог лезвию войти ещё глубже. На кисти рук плеснула жёлтая кровь, кожу словно огнем опалило. Пересилив боль, выдернул клинок из раны и нанёс еще один удар, последний. По телу поверженого противника прошла судорога, а затем оно потеряло форму, расплывшись по земле зелёно-желтой желеобразной массой. В грудь ударил сгусток света, а рядом с поверженым противником проявился шестиконечный камень ярко ораньжевого цвета. Легендарный активатор, это кого же я только что убил?


«Reus, измененный, в стадии формирования бога.»


— Ты связался не с тем парнем реус! — произнес я и, расхохотавшись, опустился на землю. — Твою то бабушку, это что ж надо было сожрать, чтобы превратиться в такую мразь?

Боевой азарт прошёл и на меня навалилась смертельная усталость, противостоять которой совершенно не было сил. Лишь через вечность я заставил себя подняться на ноги. Подобрал активатор, следом собрал оружие. Внимательно осмотрел поляну, и тяжёлой походкой смертельно уставшего человека потопал обратно, к реке. Кисть, на которую попала кровь червя, покрылась волдырями и сильно зудела. На лицо так же прилетело несколько капель, и теперь левую щеку саднило. Благо, усталость позволяла игнорировать боль.

Добравшись до воды, я зашел в неё прям так, как был, в одежде. Лишь вещмешок с огнестрелом оставил на берегу. Проточная, холодная вода подействовала благотворно, смывая не только свинцовую тяжесть, посилившуюся в теле, но и неприятные ощущения в обожженой руке. Выбравшись на берег, оставляя за собой мокрые следы, я сразу полез в вещмешок. Извлёк флягу с остатками живой воды и обработал раны целебной жидкостью. Здесь, в нейтральном мире, её свойства оказались гораздо сильнее — рука на глазах избавлялась от пунцовых вздутий, волдырей, которые чёрными струпьями упали на землю. На их месте появилась молодая, еще розовая кожа.

— И что на тебя нашло, Макс? — спросил я самого себя, выжимая одежду. — Обошёл бы стороной этого уродца, сейчас бы спокойно удалялся от возможной зоны поиска. Нет, я словно сказочный герой, оставляю за собой дорожку из следов, чтобы меня наверняка нашли. Сказочный идиот!

Где-то позади раздалась короткая автоматная очередь, затем одиночный винтовочный выстрел, и тут же кто-то заорал. Похоже, игра в кошки мышки на противоположном берегу продолжается, и у меня еще есть время. Нужно поднажать, чтобы не упустить шанс вырваться из окружения. В любом случае, чем дальше уйду, тем сложнее меня будет помать. Главное, не оставлять за собой следов.

Идти решил вдоль русла реки, в низ по течению. Здесь деревья росли не столь густо, как в глубине леса, зато вероятность встречи с тварями была выше. Я выбрал более свободный путь, несколько перерождений в сравнении с пленом и полным развоплощением — выбор был очевиден. На удивление, местная фауна не попадалась долгое время. Причина стала понятна, когда я прошагал с час, не меньше. Откровенно говоря, мне повезло, благодаря сканеру картографа я первым заметил гигантского богомола, раза в три больше обычного человека. Успел притаиться на небольшом взгорке, укрывшись в густо растущем кустарнике.

Гигантская хищная тварь стремительно прошла мимо, совершенно не почувствов моего присутствия. Я же только и успел, что считать информацию с монстра:

«Reus, измененный, в стадии формирования бога»

Чёрт! Куда я вообще попал? Это что за долина, если здесь разгуливают такие монстры? Чтобы справиться с одним противником, понадобились все мои боевые способности, и то, мне повезло. Просто тварь посчитала, что я нахожусь под воздействием подчинения, из-за чего и поплатилась. Валить надо отсюда, чем быстрее, тем лучше. Вот только куда?

Продвижение замедлилось. Если раньше я проходил за час от двух до четырех километров, то теперь за это время проходил едва ли полтора. Зато появилась уверенность — здесь меня искать точно не будут. Просто не найдётся таких бойцов, которые смогут здесь долго продержаться. Не важно, по одиночке, или группами.

С третьей тварью я столкнулся буквально нос к носу. Сканер картографа десять минут назад ушёл в откат, и последние сто метров я двигался крайне осторожно. То же самое проделывал и реус, вышедший мне навстречу из-за деревьев. Высокий, под два с половиной метра, чернокожий великан, у которого вместо человеческой была голова пса. В правой руке изменённый, в стадии формирования короны, держал здоровенный палаш, а левой волочил за собой тело человека. Встретившись взглядами, мы на пару секунд замерли, внимательно рассматривая друг друга.

— Чистюля! — первым прорычал реус, выпуская из руки добычу и перехватывая оружие обеими руками. — Охотник отбился от группы и заблудился? Два глупых светлых за один день, мне сегодня несказанно везёт! Иди сюда, сладкий, я тебя совсем небольно зарежу.


Отступление пятнадцатое.
БРАТ, ТЫ УЗНАЛ, КТО УБИЛ ТВОЕГО БОЙЦА ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ СМЕРТЬЮ?

ЭТО БЫЛ ОН, ПРОКЛЯТЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ. ПРИТВОРИЛСЯ НЕЙТРАЛОМ, СООБЩИЛ О ПОДОЗРИТЕЛЬНОМ ЧЕЛОВЕКЕ. ЗАВЁЛ ГРУППУ АНГЕЛОВ В ЛОВУШКУ, ДВОИХ ПРОСТО УБИЛ, А ТРЕТЬЕГО, В СТАДИИ ФОРМИРОВАНИЯ НИМБА, ПРИНЁС В ЖЕРТВУ.

УДАЛОСЬ УЗНАТЬ, КОМУ ПРЕДНАЗНАЧАЛАСЬ ЖЕРТВА?

ЖИЗНИ, БРАТ. ОН ПРИНЁС ЖЕРТВУ ЖИЗНИ. ПОХОЖЕ, МАЛЬЧИШКА РАСШЕВЕЛИЛ ОБЕИХ ЗАТВОРНИЦ, И СКОРО НА БЕРЕГ ПОЛЕЗУТ НЕМЁРТВЫЕ, А БОЛЬШИНСТВО ВОДОЁМОВ СТАНУТ ОТРАВЛЕНЫ.

БРАТ, НАМ СТОИТ ВНОВЬ ОБЪЯВИТЬ ПЕРЕМИРИЕ. МЫ НЕ ЗНАЕМ, КАКИЕ СИЛЫ НАКОПИЛИ ВИЯ И МОРСА ЗА СТОЛЬ ДОЛГОЕ ВРЕМЯ.

Я ПРЕДУПРЕДИЛ СВОИХ ОБ УГРОЗЕ. ШЕСТИКРЫЛЫЕ УЖЕ ПОКИНУЛИ MUNDO LUX.

ДА БУДЕТ ТАК, БРАТ.



Глава 18 «ИНКВИЗИТОР»


Лязг столкнувшейся стали разнёсся по всей округе. Псоглавец, видимо, не ожидал, что я встречу его удар хододным оружием, и потому слегка растерялся. Я же воспользовался его замещательством и от души пнул изменённого в область коленного сустава. Классовое усиление полностью компенсировало мой малый, по отношению к противнику, рост. Реус начал заваливаться на спину и лишь чудом успел отразить колющий удар моего клинка. Перекатившись через плечо, псоглавец разорвал дистанцию и, потирая ушибленную ногу, оскалился.

— Ахр-р, какой-то неправильный ангел. Ходишь в начальном комплекте одежды, не хватаешься за огнестрел, владеешь мечом. Ты кто такой?

Отвечать я не стал. Сделал два быстрых шага навстречу к измененному, провёл ложный выпад, отразил удар палаша, и на противоходе полоснул противника по груди. Кожаный жилет, в который был одет псоглавец, полыхнул голубым свечением, но не смог отразить «Воспламенение тьмы». Реус взвизгнул, отскочил назад и, держа правой рукой выставленное перед собой оружие, левой попытался зажать рану. Какой-то он хилый — пронеслось у меня в голове, а тело уже продолжало атаку. Стремительно сократив дистанцию, подбил клинок палаша вверх и рубанул по шее. Скулёж раненого тут же сменился на хрипы с бульканьем из рассеченого горла.

Я сместился в сторону, чтобы не испачкаться в крови противника. Тот, выронив оружие и схватившись за горло, упал на колени, затем протяжный клокочущий вдох, и окончательно сложился, замерев неподвижно. Выждав несколько секунд, толкнул измененного ногой, от чего тело завалилось на бок. Мёртв, одежда с оружием пропала.

— Кто бы ты ни был, помоги. — от хриплого шёпота, раздавшегося слева, я вздрогнул. Чёртов светлый, которого волочил за собой псоглавец, оказался жив. Приблизившись к пленному, я увидел, что незнакомец крепко связан по рукам и ногам. Осторожно срезал верёвки — оставить в таком положении человека не позволяло воспитание. А вот помогать дальше не собирался. Действие маски подходило к концу, и попутчики мне были не нужны. Если незнакомец оказался на этом берегу реки, значит может за себя постоять. Даже если у него нет оружия.

Я успел сделать с десяток шагов, когда за спиной раздался шум. Кто-то крупный ломился сквозь лес, не разбирая дороги. Сразу вспомнил про ту тварь, похожую на богомола. Нет уж, с ним я не справлюсь, нужно ускориться. С осторожного шага перешёл на бег, сделал еще шагов двадцать, когда за спиной раздался крик боли и ужаса, резко оборвавшийся.

Надежда, что неизвестный задержится, расправляясь с добычей, не оправдалась. Тварь продолжила ломиться следом, словно знала обо мне. Эх, продолжу убегать, умру уставшим. Остановился у толстого, в полтора обхвата, дерева и приготовился к бою. Треск ломаемых ветвей, отчётливо слышимый топот кого-то тяжелого — аж почва под ногами вздрагивает, и стрекот.

Богомол, а это был он, выскочил на открытое пространство и, мгновенно сориентировавшись, ринулся в мою сторону, поднимая огромные лапы-мечи для атаки. Оттолкнувшись отствола дерева, я метнулся под ноги твари, активируя «Ауру тёмного пламени». И тут же получил удар по спине, буквально впечатавший меня в землю. Дыхание выбило напрочь, в глазах потемнело, всё тело пронзила ноющая, тупая боль. Мелькнула мысль — довыпендривался, нарвался на реально сильную тварь, которая походя прихлопнула меня, словно муху. Но, шли секунды, боль постепенно отпускала, а я по-прежнему был жив. Неужели убил насекомое-переростка?

Попытался пошевелить руками, и тут же ощутил под правой кистью меч. Рука сомкнулась на рукояти, это добавило сил и я приподнялся на локтях. Кровавая пелена медленно отступала с глаз, возвращая зрение. Попытался привстать, но острая боль в пояснице вновь прижала к земле. Твою же бабушку, мне что, так и валяться, пока кто-нибудь не наткнётся? Бери тёпленьким, твою-то в душу!

Вновь приподнялся и уронил себя на бок. В глазах вновь потемнело, а поясницу словно шилом пронзили. Дождался, когда боль отступит, еще раз осмотрелся. Твою дивизию! В метре от меня лежало бесформенное нагромождение, когда-то бывшее богомолом. Ранее зелёно-серый хитин покрыт слоем копоти, из трещин и сочленений виднеется горелая плоть. Спёкся насекомыш.

Ораньжевая звездочка активатора лежала чуть в стороне, до неё я добирался около десяти минут, передвигаясь, словно черепаха. Пока полз, скрипя от боли зубами, взгляд упал на мой хронометр. Да что ж я за адепт Воли? Не адепт, а тупой телёнок! Надо было активировать остановку времени, возможно сработало бы. Наконец рука сжалась на трофее, и я сделал то, что давало мне хоть какой-то шанс выжить. Я мысленным приказом перенёс себя в личную зону.

— Мля! — прохрипел я сдавленно. По неизвестной причине меня перебросило не на землю, а в подвешенном состоянии, из-за чего я грохнулся с неопределенной высоты. Даже в спине хрустнуло. Нет уж, нужно укрепить свое тело, прямо сейчас. Вложить силу Воли, не жалея. Что-то в нейтральном мире противники куда как серьёзнее, чем я встречал раньше. Повезло, что на стаю не нарвался.

На то, чтобы снять со спины смятый вещмешок и достать фляжку с живой водой, ушло часа два, не меньше. Сделав пару мелких глотков, через минуту я уже смог дотянуться рукой до поясницы и втереть смоченным из фляжки куском ткани целебную жидкость. Ещё через несколтко минут смог подняться на ноги, подобрать свои вещи и направиться в сторону дома. Добравшись до веранды, завалился на стоящий там шезлонг, из последних сил смог выставить на хронометре будильник и тут же вырубился. Последней мыслью угосающего сознания было — Только бы не сдохнуть, иначе придется бродить по негостеприимному лесу с Напарником и Нюшей. И если помощник выживет в этом аду, то измененная вряд-ли.

Проснулся чуть раньше будильника. Осторожно поднялся, разрядил «Ультиматум», затем выполнил пару простейших гимнастических упражнений. Да, боль чувствуется, но терпимо, бывало и хуже. Напился воды прямо из озера, после сбросил с себя всю одежду и полез в воду. Холодная, но всё же лучше, чем ходить с грязевой коркой. Выполоскал всю одежду и, развесив на просушку, прямо в неглиже уселся за стол. К счастью, скатерть-самобранка не пострадала от удара богомола, и я с удовольствием насытился. Уже сидя в кресле, на веранде, и размышляя над своими дальнейшими действиями, пожелал увидеть возможные варианты развития класса. Сосредоточился на высветившихся перед глазами строках:

«1. Укрепление тела 6 (жертва — 6400 сил Воли).

2. Сияние разума 5 (жертва — 6000 сил Воли).

3. Величие духа 3 (жертва — 9600 сил Воли). Требования: Укрепление тела 8. Сияние разума 6

Без раздумий влил требуемое колличестово сил Воли в укрепление тела и сияние разума. Нужно становиться сильнее, иначе не выживу.

Seraphim, усвоен талант «Укрепление тела 6» (модификация «Физическая мощь 2»). Время адаптации таланта — 20 часов.

Seraphim, усвоен талант «Сияние разума 5» (модификация «Давление воли»). Время адаптации таланта — 20 часов.

— Знать бы ещё, что это за давление. — произнёс я. Голос прозвучал хрипло, чересчур грубо, и отрезвляюще. Пока я сижу тут, сытый и довольный, мои подчинённые пухнут с голоду. Нет, надо быстрее выбираться из опасной местности, или найти укромное место, где можно укрыться на пару дней.

«Seraphim, время нахождения в Личной зоне подходит к концу. Через 10 минут произойдёт принудительное…»

Дослушивать не стал. Быстро оделся, морщась от ноющей, но вполне терпимой боли, собрал свои вещи, взял в руки чудом избежавший удара «Ультиматум», убедился, что оружие вновь пополнилось патронами, и мысленно пожелал вернуться в нейтральный мир.

Стрелять пришлось сразу же, без промедления. Стая из нескольких огненно-рыжих псов, каждый в холке мне по плечо, доедала останки богомола. Труп огромного насекомого давно уже растащили на части, так что я успел сделать пару выстрелов, прежде чем хвататься за рукоять меча. «Аура тёмного пламени», вечно выручающая меня способность, в этот раз дала сбой. Похоже, у псов имелся врождённый имунитет к любым видам огня, потому что чёрное пламя прошло мимо зверей, не причинив им вреда. К тому времени я уже успел правой рукой высвободить из ножен клинок, а левая сжимала рукоять пистолета. Четыре выстрела подряд и сухой щелчок, минус ещё две твари.

А затем меня сбили с ног. Одна из тварей использовала какую-то способность, на которую мои ауры просто не сработали. Удар пришелся в грудь, и кираса защитила от острых клыков пса, но на меня тут же набросились остальные члены стаи, не оставив шанса. Звери вцепились в руки, а третья, встав на мне на грудь, уставилась своими кровавыми глазами и зарычала торжествующе. Боль в прикушеных предплечьях была адская, но я всё же нашёл в себе силы использовать на твари «Подчиняющий взгляд».

— Убей! — я скосил глаза вправо, и подвластный моей воле зверь, глухо рыкнув, тут же вцепился зубами в шею собрата. Я же, преодолевая боль, поднял руку с коварным клинком и вогнал лезвие под левую лопатку третьей твари, продолжавшей удерживать мою руку. «Воспламенение», в отличии от ауры, сработало. Пёс взвизгнул, отпуская моё предплечье, дёрнулся, вырывая из руки меч, и тут же завалился, содрагаясь в конвульсиях. Я попытался нащупать пистолет, но левая кисть не слушалась. Повернул голову вправо и встретился взглядом с псом, уже прикончившим своего собрата и ожидавшим дальнейших приказаний.

— Умри! — «Убивающий взгляд» сработал, как должно, последняя псина рухнула, как подкошенная. — Суки, вот чего вы так долго возились с насекомым?

Я начал подниматься, успел даже нащупать пистолет, когда шею пронзила острая боль, а мир заволокла тьма.

— Наконец-то явился, вояка! — раздалось за моей спиной, едва я себя осознал сидящим на земле. — Рассказывай, как смог столь долго продержаться в дыре, под названием мир Тьмы.

— Подожди. — я поднялся на ноги, снял со спины вещмешок и, развязав горловину, принялся выкладывать на стол пищу, специально приготовленную на такой случай. — Ешьте, а я пока ознакомлюсь.

Перед глазами уже висели

«Seraphim, ты был убит Огненным псом, в стадии формирования второго крыла.

Seraphim, ты убил: 1 Бурый неандерт, в стадии формирования второго крыла. 1 Серый пёс, в стадии формирования первого крыла. 1 Серый крылан, в стадии формирования второго крыла. 2 Бурых неандерта, в стадии формирования первого крыла. 2 Reus, измененных, в стадии формирования бога. 1 Reus, измененный, в стадии формирования короны. 7 Огненных псов, в стадии формирования второго крыла.

Получено осколков души: 6250 (конфигурация «Выносливость вожака»). 2500 (конфигурация «Одинокий хищник»). 6250 (конфигурация «Пике»). 5000 (конфигурация «Выносливость»). 50000 (конфигурация «Глубокая мутация»). 12500 (конфигурация «Паралич»). 43750 (конфигурация «Иммунитет к температурам»)

Получено Нейтральных единиц: 18**, 5***.

Целостность Искры Повелителя — 87.9 единиц.»

Прогресс третьей способности сферы****«Мёртвое пламя»: 191812/1500000

Прогресс третьей способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 716812/1000000

Прогресс второй способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 716812/800000

Текущее возвышение: формирование Венца.

Прогресс формирования Венца: 716812/1000000 (предположительная конфигурация «Мародёр»).

Прогресс второй способности*** сферы «Мародёр»: 616812/1000000

Seraphim, ты проявил волю к победе, трижды не отступив перед опасным противником. Благодаря тебе в мире ликвидированы две затянувшиеся мутации. Награда: 19000 сил Воли.

Карма: Цезарь.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Ранг: Учитель Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Текущее значение сил Воли: 25100

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 2/10

Колличество установленных алтарей: 1/6

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 145** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса). 10***редкие

Нейтральные единицы: 18** улучшенные. 5***редкие.

Получено осколков ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»(интегрированы в дух Старшего игрока Seraphim): 1/10

Прогресс третьей сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 110/10000

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 1/50

Прогресс третьей сферы личины человека «Сержио»****: 1/50

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 1000 %

Seraphim, ты достиг первого предела «Чистоты души».

Открыт доступ к Певому слиянию сфер.

Предел «Чистоты души» зафиксирован. Для дальнейшего повышения необходим прогресс развития не ниже стадии формирования бога.

«Профессии:

Картограф 2 ранга. Прогресс профессии: 2/20

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 7120/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Вариативно.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Запущено принудительное слияние сферы «Убивающий взгляд», и сферы «Экзекутор». Время слияния — 10 минут.»

В области солнечного сплетения начало разгораться пламя. Медленно заполняя всю грудную клетку, жар двинулся в голову, руки, а затем и в ноги. Сначала вполне терпимый, он с каждой секундой становился всё сильнее. В какой-то момент, не выдержав, я закричал. Глаза затянуло огненными всполохами, а изо рта, как показалось моему пылающему сознанию, вырывались языки пламени. Вскоре огонь полностью поглотил меня, растворив в себе, не оставив и следа.

Вновь осознал себя уже лежащим на земле. Голова покоилась на чём-то мягком, на лбу находилось что-то прохладное. Попытался дотянуться, но не смог, тело не слушалось. Перед закрытыми глазами появилась надпись:

«До завершения слияния осталось 9 секунд. 8. 7.»

Едва отсчёт закончился, как появилась очередная простыня текста:

«Seraphim, сферы «Убивающий взгляд» и «Экзекутор» преобразованы в Божественную, внекатегорийную сферу: «Инквизитор».

Способности, текущий прогресс сферы «Инквизитор» не доступны. Требуется уровень развития не ниже стадии формирования бога.»

— Ты смотри, очухался. — глаза словно песком замыпало, увидел лишь силуэт, склонившийся надо мной. Хорошо, что слух работал как надо и я узнал голос центуриона. — Боец, чего это тебя так скрючило, словно от огненной лихорадки?

— Ах-хр. — вместо слов изо рта вырвался хрип. Мою голову тут же приподняли, а губ коснулось горлышко вляжки. В горло тонкой струйкой побежала живительная влага, которую я стал жадно глотать. Лишь спустя целую вечность смог оторваться от воды. Вновь попытался заговорить, получалось произносить лишь отдельные слова: — Слияние. Сфер. Жар.

— Подожди. О каком слиянии может идти речь, если ты находишься в стадии формирования венца? Твою центурию! Я слышал о божественных сферах, они доступны лишь серафимам и владыкам ада, но чтобы слияние произошло у такого, как ты? Какие сферы у тебя исчезли?

— Первые две.

— Твою когорту!


Глава 19 ЗАДАНИЕ


Из зоны воскрешения нас перенесло в ночной лес, освещаемый лунным светом. Кругом стояла тишина, нарушаемая лишь нашим дыханием. Бывший центурион поднял вверх руку, привлекая внимание, затем поднёс палец к губам. Мы простояли так пару минут, прежде чем Нюша, с её обострённым слухом подала знак, что можно двигаться.

— Тихо, далеко слышу. — рыкающий голос измененной прозвучал оглушающе громко. Она указала рукой: — Реку слышу, там.

— Нам в ту сторону. — закинув «Ультиматум» за спину, я извлёк меч и первым двинулся в нужном направлении. Нюша, согласно нашему договору, тут же укрылась за моей спиной, напарник встал замыкающим. В голове мелькнула мысль: ночные охотники вышли на охоту. С трудом сдержал смех.

Удивительно, но в тёмное время суток нам никто не попался. Даже сканирующее умение картографа не выявило ни одной твари на нашем пути. Причина стала ясна где-то через час, когда лес перед нами расступился, и под мягким светом сразу двух лун предстал сказочно красивый город. Он располагался на пологом холме, открываясь нам в своей полной красе, и даже разрушенные местами строения не портили общий вид. Легкие редкие облака, ползущие по ночному небу, порой закрывали одну из лун, и тогда на улицах оживали многочисленные тени, создавая иллюзорную видимость жизни.

— Я знаю это место. — тихо произнёс центурион. — Долина отверженных. Сюда уходят те, кто не пожелал возвращать человеческий облик, и выбрал стихию Нейтрал. Ещё это место называют долиной охоты. Сюда часто наведываются боевые группы Света, Порядка и Хаоса, чтобы быстро набрать осколки душ. А заодно попортить друг другу шкуру.

— И как часто сюда наведываются эти группы? — поинтересовался я, пристально вглядываясь в город. Моё улучшенное зрение засекло движение на одной из улиц, и теперь я хотел разглядеть, кто это там шевелится.

— Редко. И ещё реже покидают долину на своих двоих. Местным жителям неизвестны правила гостеприимства, сразу норовят убить, да ещё и самым болезненным способом. Сюда, — напарник указал рукой в сторону города, — вообще никто не наведывается. Ходят слухи, что здесь живёт сам Владыка Нейтрала, и он развоплощает любого, кто осмелится проникнуть за стены.

— Владыку, разумеется, никто не видел. — улыбнулся я, продолжая вглядываться в заинтересовавшее меня место. Оттуда ощутимо чувствовалось направленное внимание, за нами кто-то следил. Эх, имелась бы способность, позволяющая стать невидимым, тогда…

Где-то на противоположном берегу реки полыхнуло зарево, в один миг осветившее брошенный город. Мгновенно исчезла вся красота, представив нашим взорам пошарпаные, облупившиеся здания, рухнувшие внутрь стен крыши, взбугрившиеся камнем мостовые. А ещё я успел увидеть тварь, скрывающуюся в тени. Чёрт, да это же человек!

Следом за вспышкой, секунд через десять, пришла звуковая волна. Грохот был такой, даже зубы заныли.

— Центурион, это что было?

— Это кто-то ударил способностью божественной сферы. — отозвался напарник. — Мерзкая штука, разом может снять до сорока единиц Искры Творца. На счёт Искры Повелителя не скажу, но думаю, эффект будет тот же. Боец, что дальше планируешь делать?

— Наблюдаем. — коротко ответил я, продолжая вглядываться в улицы города. И был вознаграждён за упорство. Человек, которого я заметил во время вспышки, вышел из укрытия и уже в открытую двинулся к выходу. Раньше город опоясывала неприступная стена, и проникнуть можно было лишь через ворота, теперь от стены остался лишь фундамент, да небольшие, по несколько метров, фрагменты, высотой до десяти метров. От врат остались лишь арочные проёмы, к одному из них и двинулся незнакомец.

— Кто-то приближается к городу, — тихо произнесла Нюша, навострив свои мохнатые ушки. — Их несколько, и это не люди.

— Изменённые. — подтвердил мои мысли напарник, — наверно с охоты возвращаются. Любят они брать пленных.

— Отойдём подальше в лес. — приказал я. Эх, мне бы сейчас тепловизор, да прибор ночного видения. Мечты…

Сначала мы услышали богомола. Видимо он неудачно врезался в одно из деревьей, так как раздался треск древесины, сопровождаемый злобным стрекотанием. Мы успели углубиться на десяток метров, когда из леса вылетел обломок древесного ствола, метра четыре в длинну. Гигантское копьё с треском врезалось в землю, вспахав глубокую борозду, перевернулось пару раз и, гулко ударившись о стену, остановилось. Твою дивизию, бревно килограмм двести весило, не меньше!

Из леса высыпала целая стая разнообразных существ, даже близко не похожих на людей. Насекомыш, уже знакомый псоглавец, трое прямоходящих кабанов, метра по два ростом. У двоих на плече лежали тела пленников. По внешнему виду не определить, кто это, но явно из людского племени.

— Хозяин заждался вас, почему так долго? — голос человека, ожидавшего гопкомпанию в тени арки, был противным. Бывает такое — услышишь человека, и тут же появляется желание заткнуть или его рот, или свои уши. Словно крыса пищит.

— На нас напали. — прорычал псоглавец. — Меня с Молом отправили на перерождение. Пока вновь собрались, пока выловили светлых, много времени потеряли. Да, Кляксу тоже грохнули, встретили его перед тем, как стемнело.

— Мола и Кляксу убили? — удивился человек, которого я решил называть крысом. — Серафим, или Владыка?

— Нет, какой-то Максим, адепт Воли, в стадии формирования венца. Матёрый, сука, меня просто зарубил, как щенка. — беседующие ничуть не скрывались, разговаривая в голос. То ли идиоты, то ли им действительно здесь ничто не угрожает.

— Воли, говоришь. — я даже зубами скрипнул от отвращения, столь противным голосом заговорил крыс. — Это же тот самый мальчишка, которого целый месяц искали и светлые, и слуги порядка, и хаоситы. Это очень хорошая новость, возможно вас не накажут за задержку. Свиньи, несите мясо к жертвеннику, Молу нужно восполнить часть потеряной искры, иначе совсем одичает.

Вся компания миновала арку, за которой разделилась. Крыс с псоглавцем направились вправо, остальные двинулись в центр. Нюша было собралась что-то сказать, но я знаком остановил её. Мы продолжили наблюдать за городом, скрываясь за деревьями. Выждали ещё десять минут, во время которых человек с измененным скрылись в самом большом здании города, а свинорылы с богомолом добрались до центральной площади, где так же пропали из виду.

— Уходим? — первым нарушил тишину центурион.

— Нет. — я и сам не знал, что толкало меня вперёд, за стены этого города, неизвестно по каким причинам брошеного разумными. Те твари, что обосновались в нём, под данное понятие не подпадали. Это не люди, и не звери.

В подтверждение моему невнятному, словно наведённому желанию, перед глазами появился текст:

«Получено скрытое задание от $*/@#$: убить окончательной смертью (принести в жертву на алтаре) нарушителей основ. 2 Reus, измененных, в стадии формирования бога. 3 Reus, измененных, в стадии формирования короны. Крыса, в стадии формирования второго крыла. Урода, в стадии формирования бога.

Награда: скрыто.

Штраф за невыполнение: отсутствует.»

— Нам нужно их всех убить. — я принял решение.

— Может найдём другой, более реальный способ собрать осколки душ? — в голосе напарника слышалось недоумение.

— Ты не понял. Я только что получил задание, убить изменённых окончательной смертью. — пересказал содержание текста.

— Ты получил задание от Него? — помощник развёл руки в стороны. — Я слышал однажды, как слуга света выполнил подобное задание, и получил уникальную профессию.

— Они зло. — высказала своё мнение Нюша. — Я помогу.

— Ждём, когда выйдут за стены, или нападём сейчас, пока они разделились? — похоже центурион согласился с моим решением.

— Сейчас, пока они не привели… — мои слова оборвала очередная вспышка, на этот раз гораздо дальше. Я в этот момент смотрел на город, и потому увидел чёрную тень, скользнувшую в один из стенных проломов. Понимая, что измененные сейчас смотрят на зарево, скомандовал: — За мной, живо!

Грохот взрыва совпал с моментом, когда мы пересекали открытое пространство. Радуясь такому везению, я ломился вперёд, словно бежал стометровку на соревнованиях. Более грузный центурион лишь под конец начал отставать, а вот хищница вырвалась вперёд, и это стоило ей жизни.

На моих глазах Нюша, пересекая узкий, в метр, пролом, внезапно лишилась головы. Тело девушки пробежало ещё пару метров и опрокинулось на спину. Я тут же сбавил скорость, практически остановившись, но напарник, догнав меня, практически затащил внутрь, ухватив за предплечье.

— Это артефакт, нить хаоса, — пытаясь говорить шёпотом, произнес он прямо мне в ухо. — Видел, как сверкнула алая струна? Редкий артефакт эпического класса, нужно забрать его.

— Позже! Нужно поторопиться в центр! — в этот раз уже я подтолкнул помощника. — По главной улице, некогда искать обходной путь!

На широкую, почти не поврежденную дорогу мы выскочили одновременно с человеком в чёрном. Центурион, мгновенно среагировавший на опасность, стремительно нанёс удар своей глефой, мне стоило невероятных усилий перехватить оружие. Противник был вооружён двумя клинками, которые сейчас держал в руках, и он был одет в чёрное.

— Чёрный, надеюсь, ты здесь по тому же поводу, что и мы! — произнёс я, при этом удерживая грудь старого знакомого на прицеле «Эха».

— Убить изменённых? — я нисколько не удивился, когда обоерукий мечник сходу вник в происходящее.

— Убить окончательно! — я не видел лица Чёрного, но голос выдал его:

— Ты можешь это сделать? — глаза мечника сверкнули из под капюшона.

— Да.

— В таком случае лови приглашение, чтобы наши способности нам же не навредили.

«Alexius, в стадии формирования второго крыла, предлагает заключить союз, на вр4мя выполнения задания $*/@#

Условия: активаторы делятся в равных долях на всех членов группы.

Принять предложение:

Да.

Нет.»

— Ты желаешь причинить мне, или моему помощнику вред? — задал я вопрос Чёрному, положив тому руку на плечо. Уже совершив действие, понял, что сфера «Экзекутор» не работает. Чёрт, это надо же было так опростоволоситься.

— Мы скорее союзники, чем враги, чистый. — ответил мечник. — После выполнения задания нам следует поговорить о важных вещах. Нет, я не желаю причинить вред тебе и твоему помощнику.

Что-то такое прозвучало в ответе, что я поверил каждому произнесённому слову и мысленно нажал «Да».

— Отлично! Теперь держитесь за мной, чтобы не попасть в ловушки. — неожиданный союзник устремился вверх по улице, укрываясь в тени зданий. Мы с центурием рванули следом.

К центральной площади мы подоспели к началу жертвоприношения. На массивном алтаре, сделанном из светло-серого камня, лежал один из пленных. Второй, пришедший в себя, так забористо крыл матом пленивших его изменённых, что даже центурион прислушался, прошептав одними губами:

— Моя школа!

— У меня есть несколько артефактов, один из которых отключит подавляющую чужие способности ауру алтаря, второй поставит над площадью полог тишины, и еще один нейтрализует насекомое на пару секунд, — сообщил мечник шёпотом. — Нужно успеть обезвредить его раньше, чем сюда со всего города не сбегутся уроды.

— Трое на трое. — я мысленно пробежался по имеющимся у меня способностям и умениям, и выругался про себя. Из активных боевых имелись лишь стена и полусфера мертвого пламени, да возможности клинка. И «Хронос», с помощью которого думал прикончить богомола. Ещё имелись защитные ауры, благодаря которым я мог избежать первой вражеской атаки. Представив, как буду действовать, ответил: — Прибереги артефакт, предназначенный насекомому, постараемся без него справиться. Главное, не убивайте изменённых, иначе будем их искать по всей долине. Центурион, ты самый опытный среди нас, командуй.

— Сначала валим на мостовую свинорылов, пока насекомыш занят жертвой, — тут же среагировал помощник, — затем окружаем урода и атакуем одновременно. Все согласны?

— Действуем. — согласился Чёрный, и мы, чуть разойдясь в стороны, рванули к изменённым.

Изменённые не ожидали нападения. Не ожидали настолько, что позволили подобраться к ним на расстояние удара, за что и поплатились. Мы с напарником атаковали одного свинорыла, нанеся удары практически одновременно. Я рубанул по толстенной левой руке, лежавшей на топорище, а центурион нанес колющий под правое колено. Урод громко хрюкнул и начал заваливаться на бок. Я тут же нанёс ещё один рубящий удар по так удачно поставленной левой ноге. Всё, этот даже ползком не сможет передвигаться.

Чёрный со своим противником справился секундой позже, вспоров тому брюхо. Я сначала подумал, что всё, свинорыл уйдёт на перерождение, но тот пока не собирался умирать. Грохнувшись на пятую точку, урод заскулил, словно собака, и принялся собирать руками вывалившиеся наружу кишки.

— Берём в кольцо насекомыша! — уже не таясь, скомандовал центурион. — Держим дистанцию в десять метров!

— Э, придурки, меня развяжите! — пленник, которого караулили свинорылы, грохнулся на мостовую и теперь пытался подняться, ругаясь, на чём свет стоит. Никто, кроме богомола, не обратил на него внимание.

Измененный, увлеченно полосующий своими острыми конечностями истошно визжащую жертву, наконец-то отвлекся от своего занятия. Сорвав тело с алтаря, а вернее жертвенника, он с силой швырнул несчастного прочь. Тот, пролетев с десяток метров, рухнул точно на орущего пленного, мгновенно оборвав ругань.

Наступила относительная тишина, нарушаемая лишь топотом наших ног. Богомол крутанулся на месте и застрекотал, словно стартёр на старых жигулях. Выбрав меня первой целью, взмахнул конечностью. В мою сторону стремительно понёсся сгусток огня, размером с баскетбольный мяч. Я не успевал уклониться, лишь выставил перед собой меч, но огненный шар в последний миг отклонился в сторону, словно испугался острого клинка. В следующий миг по ушам ударил громкий стрёкот — изменённый явно разозлился.

В одну из лап Мола ударил луч фиолетового цвета, но не причинил твари никакого вреда, лишь привлёк внимание к напарнику. В следующую секунду ударил Чёрный, и его способность принесла результат. Две молнии, зелёная и алая, попав в суставы двух соседних ног, буквально прожгли их насквозь. Богомол, в этот момент поднявший переднюю пару конечностей для атаки, резко завалился на бок. Раздался хруст ломаемого хитина, а я вдруг понял — нужно действовать.

В десяток шагов преодолев расстояние до пытающейся подняться твари, я с ходу рубанул насекомыша по одной конечности, испольщовав «Воспламенение тьмы». Отскочил в сторону, крутанулся на месте и вторым ударом отсёк переднюю лапу, используемую богомолом в качестве оружия. В этот же момент Чёрный, подскочив с другой стороны от туши противника, сдвоенным ударом срубил еще одну лапу, а помощник полоснул лезвием глефы по олной из задних конечностей.

— В стороны! — крикнул я, заметив, как обрубок передней конечности начинает наливаться свечением. Вовремя, стоило нам отбежать на несколько шагов, как с обрубка сорвался очередной фаербол. Никого не зацепив, огненный шар пронесся метррв двадцать и запрыгал по земле, словно мячик.

— Контролируйте его! — отдал я новое распоряжение, а сам устремился к ближайшему свинорылу, одновременно сбрасывая с плеча ружьё и пытаясь снять вещмешок. Едва это удалось проделать, тут же опустился на колено. Рывком развязал горловину и быстро извлёк отрядный алтарь. Сунул его в ноги измененному и, мысленно пожелав принести жертву, одним ударом меча перерубил уроду толстую шею.

Смахнув всплывшее перед глазами сообщение, подхватил алтарь и метнулся ко второму свинорылу, который продолжал собирать с земли свои кишки. Урод так был увлечён процессом, что даже не понял, отчего умер. Так, теперь самое сложное, прикончить насекомыша. Интуиция просто вопила — живее, Максим, время на исходе!

— А, чёрт! — ставший скользким от крови алтарь выскользнул из моих рук, но его у пел подхватить подбежавший ко мне мечник.

— Что нужно делать? — Вот же Чёрный, совершенно невозмутимый.

— Кинь его под урода! — скомандовал я и, едва союзник проделал это, активировал «Ауру тёмного пламени», в третий раз за этот бой пожелав принести жертву. На несколько секунд вокруг появилась непроглядная темень, а когда чёрное пламя исчезло, на земле остался лежать лишь обгорелый панцирь Мола. Перед глазами появился очередной текст, но я вновь смахнул его и повернулся в сторону улицы, по которой мы пришли. Оттуда к нам приближалась опасность…


Глава 20 УБИЙЦА


— Отходим назад! — центурион первым среагировал на неведомую опасность. Снизу, заполнив улицу, накатывался серый вал тумана, в глубине которого периодически вспыхивали жёлтые росчерки. Словно на нас надвигался грозовой фронт.

— Кто знает, что это? — спросил я, подбирая обронённое оружие и отступая вслед за напарником.

— Действие божественной сферы, — опять отозвался напарник. — Я слышал о подобном. У нас против неё нет защиты. Чёрт, эта пакость со всех сторон движется!

И действительно, туман уже заполнил все улицы, прилегающие к центральной площади и через пару минут должен был сомкнуться. В голове роилась сотня мыслей одновременно, взгляд скользил по окружающему пространству, пытаясь найти выход. Уставившись на алтарь, я понял, что это может решить дело.

— Все в центр, к алтарю! — товарищи, еще не понимая, что я задумал, присоединились ко мне. Подбежав к жертвенному кубу, я с разбегу вскочил на него. Чёрный повторил мои действия, затем мы втянули наверх центуриона. — Встаём спина к спине! Как только туман приблизится на вытянутую руку, я накрою нас куполом, который должен защитить. Не думаю, что вражеская способность продержится активной слишком долго.

Непонятному туману оставалось до алтаря метров шесть, когда напарник произнёс:

— Бойцы, с моей стороны туман какой-то другой. Без вспышек, и темнее. — Произнёс напарник, и тут же крикнул: — Э, ты куда?

Я бросил взгляд за спину, чтобы увидеть, что там происходит и выругался. Чёрный, спрыгнув с алтаря, уже проник сквозь серую клубящуюся стену и пропал в ней, словно растворился.

— Хозяин, они ухо… — крик, раздавшийся за стеной тумана, резко оборвался. Со стороны, куда убежал Чёрный, послышалось:

— Чистый, живее сюда, это иллюзия! Я поймал крысюка!

Мы с помощником не успели. Подсвеченный всполохами туман внезапно прыгнул на несколько метров вперёд, накрыв нас вместе с алтарём. «Сфера мёртвого пламени», которую я успел активировать, не стала препятствием для божественной способности. Липкая серая мгла окутала меня, лишая возможности вдохнуть. Понимая, что мы попались, как щенки, я по очереди попытался активировать все свои способности и умения, уже угасающим сознанием понимая — бесполезно. Последнее, что почувствовал, это сильный удар по ногам, от которого я рухнул с алтаря. В момент падения сознание покинуло моё тело.

Очнулся резко, словно из воды вынырнул. Сделал глубокий вдох и открыл глаза. Перед взором появился привычный уже текст, только я не успел его прочесть. Острая боль пронзила мою левую ногу, заставив рвануться всем телом и заорать в голос.

— Ты что творишь, идиот? — боль медленно отступала, и я смог расслышать чьи-то слова. — Тупое животное, он нам нужен живым!

— Хозяин, это всего лишь нога! — а вот голос отвечающего был мне знаком. Проклятый псоглавец.

— Исчезни с моих глаз, пока я не отправил тебя на алтарь, тупая животина. — брезгливо произнёс неизвестный, и надо мной склонилась уродливая харя, заставившая дернуться. Твою ж мать, нужно предупреждать о таком! Из пасти этой самой хари раздалось:

— Что мальчук, страшно? Расслабься. Бояться нужно не меня, а тех, кому я тебя продам. Вот они точно не пожалеют такого славного мальчука. Вытрясут всё, что знаешь, и прихлопнут окончательной смертью. Ладно, отдыхай, наслаждайся покоем. Часов шесть у тебя есть, может чуть больше. Видишь ли, я слил информацию о Чистом только хаоситам. Не люблю Свет и Порядок, этих мерзких тварей. Хотя, к чему тебе это?

Уродливая тварь, информацию о которой я так и не смог увидеть, исчезла из поля зрения, открывая вид на люстру с зажжёными в ней свечами. Послышались тяжелые удаляющиеся шаги, затем скрип дверных петель, лязг, и тишина.

Попытался пошевелить конечностями, но они оказались жёстко зафиксированы, как и голова. Единственное, что я мог, это слушать, шевелить глазами, и еще высказывать всё, что думаю о пленивших меня. Желать этого я, конечно же, не стал. Попробовал воспользоваться способностью сфер, но те оказались недоступны, что-то блокировало их. Попытка перенестись в личную зону так же не удалась, как и желание оказаться в информатории. Хотел было использовать информаторий божественного порядка, но передумал — слишком малый отрезок времени. Попробую, если будет совсем невмоготу.

Скосив глаза вправо, смог разглядеть верх двери, в которую вышел хозяин этого мёртвого города. С левой стороны удалось увидеть чуть больше. Высокий деревянный стол, на котором были разложены мои вещи и оружие. И главное — мой отрядный алтарь.

Мысленно пожелал узнать, сколько еще осталось до завершения слияния новых классовых способностей. Что-то мне подсказывало, что благодаря им мне удасться если не завершить неизвестно от кого полученное задание, то сбежать из ловушки. Ждать оставалось четыре часа. Целая куча времени, чтобы подумать, как я докатился до такой жизни. Как там говорилось? Только преодолевая трудности на грани своих возможностей, адепт Воли способен возвыситься. Вот я и иду по этой грани, наживая себе с каждым разом всё больше врагов.

Моё одиночество было прервано через пару часов. Хозяин влетел в помещения, ревя от бешенства:

— Ты что сделал с моими слугами, мальчук?! Я из тебя все жилы вытяну, на клубок мотать буду! Почему они не возродились до сих пор? Почему их нет в списке слуг? Третий из вас, что смог убежать, кто такой этот хитрован? Зачем он забрал Крысюка?

Я расхохотался. Ещё совсем недавно полный уверенности в своих силах, хозяин брошенного города превратился в того, кем он являлся — в бешенную тварь.

— Смеёшься? Тебе весело? А сейчас, мальчук? — резкая боль пронзила мою левую ногу, отчего смех сменился на крик. — Ну что, нравится тебе? Отвечай, куда делись мои слуги?

— Они сдохли окончательной смертью, идиот! — выкрикнул я, перебарывая боль. Чёрт, он там что, пилит мне ногу?

— Так вот почему тебя так усиленно ищут! — хозяин отступил от меня на папу шагов, отчего боль стала постепенно отпускать. — Сейчас ты мне всё расскажешь. Обстоятельно, с подробностями. Поверь, если мне понравится то, что я услышу, тебе удасться прожить гораздо дольше.

— Боишься? — спросил я. — И правильно делаешь. В моём списке смертников ты следующий на очереди.

— Аа-хр! — хозяин шарахнул чем-то тяжелым об пол. Я уж было решил, что меня сейчас будут убивать, но изменённый, каким-то чудом достигший стадии формирования бога, внезапно успокоился. — Мальчук, а ты хорош! Давненько меня не доводили до бешенства, у тебя почти получилось. Что ж, раз не хочешь рассказывать добровольно, придется вытягивать из тебя клещами. Времени у нас много, спешить некуда. Эй, пёс!

— Да, хозяин! — раздался рыкающий голос псоглавца, тут же вошедшего в помещение.

— Неси полный набор инструментов, я желаю развлечься. Сейчас, мальчук, ты познаешь истинную боль.

Идиот! Вот зачем я разозлил эту сволочь? Не мог просто зубы заговорить? Надо было начать торговаться, протянул бы до слияния. А теперь из меня сделают кусок кровоточащего мяса, и не известно, смогу ли я вообще причинить вред этой сволочи.

— Чего притих, мальчук? Думаешь, как свалить отсюда? Не надейся, отсюда еще никто не уходил своими ногами. — измененный рассмеялся. — Но, если ты меня как следует попросишь, может быть я проявлю великодушие.

— То-есть ты передумал отдавать меня хаоситам? — поинтересовался я как можно спокойней.

— Если ты расскажешь мне, зачем они за тобой охотятся, и это покажется мне интересным, я разорву наше соглашение. Не в моих интересах делать противника сильнее.

— Ты же понимаешь, что тобой займутся всерьёз, если не отдашь меня. — скрип дверных петель прервал мои слова. Чёрт, похоже сейчас начнётся.

— Хозяин, всё привёз, как ты и просил. — по каменному полу заскрежетал металл.

— Ставь сюда, — ответил урод, — и проваливай. Сегодня мне ассистент не понадобится.

Скрежет приблизился, и вскоре справа от меня появился металлический стол, накрытый куском чёрной ткани. Под тканью угадывались очертания предметов, явно не мирного характера. Вот чёрт!

— Что задёргался, мальчук? Страшно? Не бойся, я не стану колечить тебя сразу. Видишь, даже жаровню не приготовил, на холодную работать буду. И начну я, пожалуй, вот с этих замечательных игл. Ну-ка, где наши пальчики? Эй, ты чего кулаки сжал, мы так не договаривались!

Боль. Я никогла бы не подумал, насколько она может быть разной. Режущей, колющей, ноющей, тянущей. Поверхностной, глубокой, точечной и прокатывающейся по всему телу. Но главное, она была невыносимой! Оставшийся до завершения адаптации час превратился в вечность. Вечность, наполненную болью.

Голос я сорвал на десятой минуте, и после лишь хрипел. На вопросы урода отвечал хриплым, невнятным шёпотом, из-за чего приходилось по несколько раз повторять одно и тоже. А ещё я врал. Врал так, как никогда в жизни. Откуда у меня были силы на ложь? Потому что я был уверен, что мучения закончаться. И тогда я начну мстить. Впервые в жизни мне хотелось отомстить так сильно.

— Я смотрю, ты меня считаешь за идиота. — устало произнёс хозяин, тяжело облокотившись о стол с пыточным инструментом. — Ты или ожидаешь, что тебя спасут, или я чего-то не знаю о твоих классовых умениях. Открой мне свой разум, мальчук! Открой, я сказал!

Измененный подскочил к моим ногам, здоровенный тесак взмыл в верх, а затем опустился на мою правую ногу. Я захрипел, забился в конвульсиях. Сука, он мне отрубил стопу!

Видимо, я потерял сознание. Потому что в чувство меня привёл резкий запах, заставивший закашляться. Стоило прийти в себя, как навалилась боль. Ноющая, зудящая, но терпимая. Не открывая глаз, мысленно пожелал увидеть таймер адаптации талантов. До завершения осталось всего четыре минуты. Вот чёрт, чуть не прозевал момент.

— Очухался, мальчук? — по доброму произнес изменённый. — Я уж думал, ты на перерождение отправишься, пришлось из своих запасов ценные зелья тратить. Да, напомни, на чём мы остановили нашу беседу.

— Там, в моём вещмешке, — взглядом указал я на стол слева. — Достань, я покажу, как пользоваться.

— Ты опять мне зубы… — здание тряхнуло с такой силой, что меня, вместе с моим ложем подкинуло в воздух. Какого чёрта?

— Су-ука-а! — заорал хозяин. — Что за тварь это сделала?! Убью!

— Хозяин, алтарь уничтожен! — в пыточную влетел псоглавец. — Защита пропала, полностью!

— Найдите мне того, кто это сделал! — голос изменённого сорвался на яростное шипение. — принесите живым! Живым, слышишь, пёс?!

Ответа псоглавца я не услышал, лишь удаляющийся топот. Времени оставалось меньше минуты, пришла пора действовать. Господи, если ты слышишь, сделай так, чтобы у меня всё получилось!

— Я всё расскажу. Только дай попить. — мой шёпот было сложно разобрать, но изменённый услышал.

— Что ты там говоришь, мальчук? Всё расскажешь? Водички захотел? — уродливая морда хозяина склонилась над моим лицом. — Начинай рассказывать, я внимательно слушаю. Если сочту информацию…

Он ещё что-то говорил, но я уже не слушал, вчитываясь в проступившие передо мной строки текста:

«Seraphim, талант «Физическая мощь» полностью усвоен.

Все физические параметры тела навсегда увеличены на 20 %

Seraphim, талант «Давление воли» полностью усвоен.

Классовое умение «Давление воли» позволяет один раз в месяц подчинить своей воле разумное существо, превышающее в развитии на одну ступень, и имеющее уровень ментальной защиты не выше легендарного.

Время действия «Давления воли»: 1 минута.

Затраты на активацию: 8000 сил Воли.


Эй, ты чего притих, мальчук? — раздался надо мной обеспокоенный голос изменёной твари. Открыв глаза, я уставился в желтые, вертикальные зоачки и, активировав умение, произнёс:

— Сними с меня все ограничения на использование способностей, а с себя все защитные способности и умения, затем освободи меня! Быстро, но без вреда моему телу!

У твари, пытавшей меня целую вечность, появился в руке небольшой нож, лезвие которого хищно блеснуло в отсветах огня. Ловкими, скупыми движениями хозяин разрезал сначала ремень, удерживающий голову, затем руки и ноги.

— Возьми этот алтарь и прижми к своей груди. — вновь приказываю я, мысленно отсчитывая последние секунды. Успею, должен успеть! Да шевелись ты, урод, осталось всего восемь секунд. Протягиваю руку к так удобно расположенному «Коварному клинку тьмы» Семь, шесть. Сжимаю распухшими, ноющими болью пальцами рукоять меча. Пять. Фух, успел! Активирую «Ауру тёмного пламени», усиливаю его двумя сотнями сил Воли, и произношу хриплым шёпотом: — Я приношу тебя в жертву Воле, изменённый!

Успел. Вал чёрного пламени стремительно заполняет помещение, а затем вырывается в соседние комнаты, заполняя собой всё здание. Вновь про себя отсчитываю секунды, на этот раз с лёгким нетерпением и в другую сторону. Семь. Восемь. На счёте двадцать я чувствую, как пламя начинает опадать, оставляя меня в одиночестве, и самое неприятное — в кромешной тьме. Перед взором вспыхивает текст, который я мысленно смахиваю прочь. Левая рука, выпустив рукоять меча, на ощупь пытается найти ручной фонарик, но первым делом натыкается на фляжку. Не мою фляжку, слишком массивная и тяжелая. Пить, умираю от жажды!

С трудом поднимаю сосуд, второй рукой нащупываю пробку и отвинчиваю. Принюхиваюсь к содержимому, но и так уже знаю, что внутри. Из фляжки исходит мягкий, переливающийся свет живой воды. То, что нужно! Делаю несколько жадных глотков, ощущая, как по телу начинает распространяться тепло по-настоящему живительной влаги.

— Сука! — вырывается изо рта, когда я вспоминаю о ноге, которую отрубил этот чёртов ублюдок. Склоняюсь вперёд и, с усилием переборов иррациональный страх, начинаю ощупывать свои пострадавшие конечности. Правая нога цела, я чувствую, когда шевелю пальцами стопы, а вот левая… — Сука!

Голень на середине обрываеться ровным срезом, и лишь благодаря живой воде я не теряю от боли сознание. Задержав дыхание, протягиваю руку дальше, ещё дальше. И, наткнувшись на отрубленную часть, выдыхаю. Что там говорил Аугуст: «живая вода заживляет всё живое». Чёрт, надеюсь ткани на срезе еще не отмерли. Стиснув зубы, рывком подтягиваю отрубленную часть, стараясь максимально плотно и точно соединить оба среза. Накатывает боль, от которой кружится голова и сознание начинает уплывать в небытиё. Держись, Максим!

— Хр-р! — из горла вырывается хрип, когда я начинаю заливать рану живой водой. Ногу словно в расплавленный металл опустили. Руки с такой силой сжали вляжку, что она стала сминаться под пальцами. Тело забилось в судорогах.

Спустя целую вечность боль начала отступать. Дрожащими руками поднёс флягу к губам и сделал несколько больших глотков. Медленно откинулся на спину и замер, пытаясь прочувствовать своё тело. Медленно, словно после сильного онемения, левая стопа начала слушаться. Твою бабушку, я ощущаю её! Ощущаю ногу!

Где-то в глубине здания раздался шум. Словно кто-то зацепился ногой за металлический стул, и тот заскрежетал по каменному полу. Звук разом прогнал всю усталость и желание отдохнуть. Проклятый измененный говорил, что ждёт в гости хаоситов. Не хотелось бы попасться этим уродам после того, как почти удалось освободиться.

В этот раз фонарик удалось нащупать с первого раза. Узкий луч света позволил осмотреть тонкий рубец, опоясовавший мою левую голень. Посветил вниз, на пол, обнаружил обгорелые кости, свои абсолютно целые сапоги и алтарь. Как же хорошо, что действие способностей не влияет на мои вещи.

Через несколько минут я, полностью экипированный и вооруженный, держа в одной руке меч, а в другой фонарик, медленно потянул за ручку тяжелой железной двери. И сразу же услышал знакомый голос:

— Слушай сюда, червяк. Ещё раз дёрнешься, и я тебе второе ухо отрежу, понял? Веди меня быстрее, падаль!

— Чёрный, ты с кем там беседуешь? — крикнул я в темноту, направляя луч фонаря в коридор, оканчивающийся пыточной комнатой.

— Чистый? Ты в порядке? — мне в лицо ударил луч более мощного фонаря, заставив прикрыть глаза рукой. — Ох ты ж, ну у тебя и видок! Идти можешь?

— Могу. — я дождался, когда мечник перестанет меня слепить и, ковыляя, словно старый дед, двинулся навстречу. — Ты не встречал псоголового?

— Да, в холле этого милого здания. Он и ещё парочка изменённых почти успели уйти из под твоей способности, их краем зацепило. Обгорели немного, но не сильно, даже сопротивляться пытались. Я их оглушил и связал, очнуться не скоро, гарантирую. — приблизившись к союзнику, я увидел у его ног сжавшегося калачиком крысюка. Перехватив мой взгляд, Чёрный спросил: — Сможешь убить его?

— Алтарь из вещмешка достань, он сверху лежит.

— Какой алтарь? Вы что задумали, суки? — крысюк, услышав мои слова, попытался вскочить, но тут же завалился на пол, пытаясь выпутаться из верёвок.

— Доставай быстрее, у нас мало времени. — поторопил я Чёрного. — Скоро здесь появятся гости, с которыми мне лучше не встречаться. Кстати, ты не видел моего напарника?

— Труп видел, недалеко от алтаря. — ответил мечник, ударом ноги заставляя крысюка перестать извиваться. Положив алтарь возле пленного, он шагнул в сторону. — Его сразу прикончили.

— Тех, наверху, нужно тоже убить окончательной смертью, — произнес я, опуская лезвие клинка на шею крысюку. — Я приношу тебя в жертву Воле!

Мысленно смахнув очередное текстовое сообщение, подобрал алтарь, который, несмотря на то, что его регулярно бросали то на мостовую, то на грязный пол, оставался чистым. Даже капли крови исчезли с его поверхности.

— Идём к выходу, нужно завершить задание.

Псоглавец, а с ним ещё парочка измененных, практически превратившихся в животных, лежали рядком у выхода. Сквозь закопчёные окна в фойе пробивались лучи утреннего солнца, освещая почерневшие стены. Удивительно, что отсутствовал запах гари, ведь здание практически выгорело изнутри.

Три быстрых удара мечом, три жертвы. Чёрный, не выражая никаких эмоций, со стороны наблюдал за моими действиями, и лишь когда я закончил, произнёс:

— Чистый, а ты изменился. Сильно изменился.

— В хорошую, или плохую сторону? — после вспышки на лезвии не оставалось и капли крови, поэтому я спокойно убрал меч в ножны, чтобы тут же вооружиться «Ультиматумом».

— В правильную сторону. Ты сказал, нам нужно покинуть город? У тебя есть на примете место, где можно укрыться на пару дней?


Глава 21 ЗА ГРАНЬ ДОБРА


Стоило нам с Чёрным покинуть здание, как стало ясно — в этом месте мы не одни. Об этом нам сообщили звуки заполошной стрельбы, раздавшиеся с противоположной стороны города.

— Должны успеть, — коротко бросил союзник, быстрым шагом направившись через улицу. Увы, живая вода хоть и творит чудеса, но моя недавно отрубленная нога не желала изображать здоровую. Поэтому я двинулся вприпрыжку, мысленно проклиная всех изменённых на свете.

Не успели. Чёрный, собираясь сделать рывок от стен города до леса, выглянул из-за угла здания, за которым мы укрылись, и глухо выругался.

— Демоны, трое. Похоже, засекли меня. Тебе лучше спрятаться где-нибудь, а я постараюсь увести преследователей в лес. Там хаоситам со мной не справиться.

— Кто ты, Чёрный? — задал я вопрос, терзавший меня с нашей первой встречи.

— Чистый, оно тебе надо? — союзник, сощурившись, пристально уставился мне прямо в глаза. Пару секунд мы играли в гляделки, затем мечник отвёл взгляд. — Когда-нибудь поговорим. Мне тоже интересно, кто ты такой. Прячься!

И Чёрный рванул со всех ног вперёд, в один из проломов в стене. Я, не долго думая, взобрался по ступеням, ведущим к входу в двухэтажное строение, и нырнул внутрь дверного проёма, тут же укрывшись за стеной. От повышенной нагрузки сильно разболелась нога. Стиснув зубы, проковылял через фойе, миновал еще одни двери, свернул влево и через несколько шагов упёрся в узкую лестницу, ведущую наверх. Опустился пятой точкой на вторую ступень и, наведя на вход ствол ружья, позволил себе расслабиться.

Снаружи зазвучали выстрелы. Хлёсткий, явно из чего-то дальнобойного и мощного, затем пара раскатистых ружейных. Короткая, в пару секунд, пауза, и вновь одиночный винтовочный. Снова пауза, и снова выстрел. После пятого я понял, что Чёрному удалось добраться до леса. Интересно, станут его преследовать?

Ответ на свой вопрос я получил, когда сверху долетел звонкий женский голос:

— Ушёл, сука! Как заяц скакал, я весь магазин истратила впустую.

— Я чувствую второй след, — раздался второй голос. Тоже женский, но грудной, с лёгкой хрипотцой. Словно говорила курильщица. — И скажу сразу, от обоих несёт опасностью. Может ну их, я только вчера вернулась из зоны воскрешения.

— Скажи это владыке Баалу. — вновь раздался звонкий голос. — Нам ещё местный зверинец надо отыскать. У кащея где-то здесь привязка, даже если его убили, скоро должен возродиться.

Голоса стали удаляться. Вот чёрт, похоже мне придется сражаться с демонессами. И не мешало бы подготовиться к встрече, а то забился в угол, словно крыса. Так можно и в ловушку угодить, и тогда…

Меня спасло то, что я начал подниматься, из-за чего наклонился влево. Стрела, вместо того, чтобы вонзиться в руку, лишь дёрнула рукав плаща. Мысленно удивившись, что не сработала аура Воли, я рывком ушёл в сторону, и вторая стрела со стуком ударилась в каменный пол. Даже не пытаясь стрелять в ответ, всё равно лучник уже скрылся на втором этаже, двинулся к выходу.

Подхватил свободной рукой с пола осколок стекла и швырнул его в дверной проём. В момент, когда мой бросок поднял в фойе шум, я уже приблизился к выходу. Сместился в сторону и, наведя ствол «Ультиматума» на тёмную фигуру, разрядил оба ствола, параллельно задействовав способность «Бронебой». Демоницу, а это была она, отшвырнуло на несколько метров назад. Грохнувшись на пол, та замерла неподвижно, с моей позиции была хорошо видна её развороченная картечью грудь. К чёрту скрытность, я устал скрываться и бежать.

Выпустив из рук ружьё, повисшее на ремне, я откинул полу плаща и достал из кобуры «Эхо». На ходу передёрнул затвор и тут же открыл стрельбу по второй демонице, только сунувшейся в фойе. Та успела вскрикнуть, а её тело укрыл багровый кокон. Я, не останавливаясь, продолжил нажимать на спусковой крючок, пока вместо выстрелов не стали раздаваться сухие щелчки. Убить противника я не смог, но защитный кокон снять удалось. Пистолет полетел на пол, а я, ухватив рукоять меча, на полном ходу влетел плечом в противника.

Удар вышел сильный, демоницу швырнуло в дверной проход, и она, вскрикнув при падении, закувыркалась по ступеням. Я же, на секунду повернувшись назад, запечатал дверной проём, ведущий в комнату с лестницей, стеной мёртвого пламени. Затем вернулся за своим пистолетом, и лишь после двинулся на выход. Слуга Баала, несмотря на то, что пересчитала собой все ступени, уже поднималась на ноги, опираясь на винтовку, как на костыль.

— Я буду резать твою кожу на ремни, сучёныш! — произнесла демоница сдавленным голосом. — Медленно! Ты будешь…

Что я буду, я так и не узнал. Сорвавшийся с клинка «Вихрь тёмного пламени» ударил прямо в грудь отродью Хаоса, прожигая её насквозь. Слабые бойцы у владыки Баала, совсем слабые.

— Чистый, ложись! — раздался голос Чёрного, когда я уже начал спускаться по ступеням. Лечь я, конечно, не смог, не хотелось свернуть шею, но вот присесть — вполне. В этот раз стрела чиркнула по капюшону, разорвав его широким лезвием. Тут же прозвучало два пистолетных выстрела, а затем из окна второго этажа выпала человеческая фигура. Миг падения, удар, сопровождаемый хрустом костей, и тишина.

— Максим моё имя. — сообщил я мечнику, убирая пистолет в кобуру, а меч в ножны.

— Зови меня Андрэ, это моё реальное имя. — отозвался Чёрный, осторожно приближаясь к демонице. С её тела уже исчезла одежда, но союзник продолжал быть настороже.

— Третья внутри здания, — сообщил я, поняв причину его осторожности. — Мертва.

— Трофеи? — спросил мечник, убирая пистолет запазуху, скорее всего в наплечную кобуру. Эх, с моим пистолетом такое не выйдет, после привязки кровью и формирования сфер бывший ТТ стал ещё более массивным.

— Нет трофеев, группа явно шла налегке.

— Тогда уходим. Сдается мне, сюда скоро владыки с серафимами подтянутся, не хотелось бы оказаться в их лапах.

Больше преследователей не было. Похоже, Баал не поверил изменённому, и послал за мной слабую группу, чисто для успокоения. Увы, теперь моё инкогнито нарушено, демонессы знают, кто их отправил на перерождение. А значит скоро узнают и Антагонист, и Творец.

— Андрэ, ты знаешь такое место, где крайне опасно, и куда лишний раз стараются не лезть даже владыки?

— Мы находимся в таком месте. — отозвался мечник, останавливаясь. — Ещё можно добраться до Стикса и укрыться в мире Мёртвых. Судя по тебе, там можно выжить.

— Откуда тебе известно о моих похождениях? — правая рука непроизвольно потянулась за оружием.

— Лично наблюдал, как твоя лодка исчезла прямо посреди мёртвой реки. — усмехнулся Чёрный. — Предлагаю уйти подальше от города, хотя-бы на расстояние дневного перехода, тогда можно и поговорить.

Увы, но долго идти без приключений нам не позволили. Не даром сюда ходили лишь группами. Совершенно бесшумно нас атаковали сразу несколько тварей, похожих на крупных горилл. Андре успел среагировать на опасность, перекатом уйдя от могучих обьятий одной из обезьяноподобных тварей. Я же, со своей до конца не восстановившейся ногой, успел лишь инстинктивно подставить левое плечо и начал и ухватился за рукоять меча.

Противник был одного со мной роста, но гораздо массивнее, поэтому я уже приготовился к удару, который отправит меня в полёт, и скорее всего переломает мне все кости. Каково же было моё удивление, когда обезьяна, врезавшись в моё плечо грудью, громко хекнула, словно налетела на стену, а меня всего лишь оттолкнуло на несколько шагов назад. Да, плечо отсушило напрочь, но не было хруста ломаемых костей, и дыхание осталось в норме.

А вот горилла приуныла. Ухватившись за грудь, тварь жалобно заухала и напрочь потеряла ко мне интерес. Зато две других, решивших первым прикончить Андрэ и уже получивших по паре резаных ран от его клинков, быстро переключились на меня.

Обезьяны, начале показавшиеся невероятно стремительными, на деле оказались довольно неповоротливыми. С тактикой у них было ещё хуже, просто бросались в добовую и, получив укол мечом, тут же отскакивали назад, возмущённо порыкивая.

Вся эта возня на лесной тропе начала затягиваться, и я уже подумывал использовать одну из способностей третьей сферы, когда обстановка изменилась. Сначала под ногами задрожала земля, а гориллы прекратили нападать и начали орать, словно пытались напугать нас криком.

— Что-то крупное приближается сюда! — постарался я перекричать обезьян. Ответить мне Чёрный не успел. Огромный, метра три в диаметре, шипастый шар с треском и грохотом вырвался из подлеска и стремительно покатился на нас. Андрэ и пару горилл смяло через секунду после появления монстра, никто даже пошевелиться не успел. Пара секунд, и жертвой Броненосца, в стадии формирования короны, стала ещё одна обезьяна. Две других успели среагировать и бросились в разные стороны. Шипастый шар, резко сменив направление, двинулся за одним из убегающих, на ходу ломая небольшие деревья и ловко огибая толстые стволы.

В голове за секунду пронеслась сотня различных мыслей, и я уцепился за одну, тут же воспользовавшись ею. Развернувшиеся за спиной призрачные крылья одним взмахом подняли меня на пару метров. Ещё один взмах, и я, ухватившись за ствол дерева, плавно опустился на толстую ветвь, очутившись на приличной высоте. Увы, смыкающиеся над головой кроны не позволяли подняться выше.

Броненосцу понадобилось не больше минуты, чтобы прикончить последних горилл. А затем огромная тварь устроила себе пиршественный стол. И я, памятуя о трудном пути адепта Воли, не упустил свой шанс. Сменив боевую форму на обычную, семиметровый шестилап разрывал раздавленных обезьян и, задирая зубастую пасть, жадно заглатывал куски тел. Чёрт, как же это мерзко выглядело.

Дождавшись, когда голова монстра окажется аккурат подо мной, спрыгнул вниз, для верности вновь активировав крылья. Тварь не успела среагировать на моё появление, и лезвие «Коварного клинка тьмы» вошло аккурат в нижнюю челюсть броненосца, пробив при этом раздвоенный язык. «Распад тьмы» — способность почти мгновенного действия, но тварь всё же успела дёрнуться, сбив меня с ног и отправив в короткий полёт. Монстр даже начал сворачиваться в бронерованный шар, когда его тело начало распадаться серыми хлопьями.

Лёжа на земле и пытаясь восстановить дыхание, я смотрел, как легкий порыв ветра уносит последние остатки чёрной пыли. На земле остался лежать активатор оранжевого цвета. С огромным трудом поднявшись в полный рост, я на подгибающихся ногах направился к добыче. Левую стопу при каждом шаге словно простреливало резкой болью, пришлось стиснуть зубы до скрежета. По пути поднял свой меч и только собрался вернуть его в ножны, как мимо просвистела стрела.

— Сука, увернулся! — раздался уже знакомый звонкий голос. Чёрт, как они так быстро нашли нас? — Эй, урод, не шевелись пару секунд!

Не обращая внимание, двинулся дальше. Шаг, ещё один. Хлёсткий винтовочный выстрел разорвал лесную тишину. И снова я не упал замертво, а продолжил двигаться к своей цели. Благодаря кирасе, а может и одному из классовых умений, пулю отклонило в сторону. Тяжело опустившись на колено, я поднял активатор броненосца и забросил его в карман плаща. Сил подняться уже не было, видимо предсмертный удар монстра оказался слишком сильным.

— Эй, вставай, урод! — раздалось совсем близко. — Или тебя взбодрить?

— Подруги, а давайте я ему на спор голову отстрелю? — раздался ещё один знакомый голос.

— Нам приказано его живым доставить! — вновь произнесла та, что с винтовкой. Я наконец смог их увидеть. — Владыка Баал…

Я не стал дослушивать, чего там приказал этот самый владыка. Заведя левую руку за спину и прикоснувшись ладонью к дну вещмешка, нащупал отрядный алтарь. Урод, говорите? Пока я не покажу зубы, ко мне так и будут относиться, как к глупому, но удачливому мальчишке. Сейчас посмотрим, кто урод, ведь уже прошло два часа с момента активации «Ауры тёмного пламени» Поэтому простите меня те, кто попадёт под раздачу.

— Воля, я приношу эту жертву тебе! — произнёс я, поворачиваясь лицом к трём демоницам и активируя ауру, усиленную тысячей сил Воли. Последнее ритуальное слово слетало с моих губ, когда лучница выпустила очередную стрелу. Обжигающе острый наконечник впился мне в шею. Последней мыслью было — чёрт, почему я не использовал «сферу пламени смерти»?

— Долго тебя не было. — произнёс центурион, стоило мне появиться в зоне воскрешения. — Мы уж подумали — всё, попался боец. А когда наш запас Искры Повелителя поюрактически полностью восстановился, поняли — нет, жив хозяин. Максим, ты хоть понимаешь, что ты сделал?

Я понимал. Потому что прямо передо мной сидела Аня. Та самая, которую я встретил в красной зоне чистилища. Только цвет глаз у неё другой был. Девушка, встретившись со мной взглядом, улыбнулась:

— Спасибо тебе, Максим.

Я открыл было рот, чтобы ответить что-то, в стиле — да не за что, ты это заслужила, но вместо слов просто подошёл и крепко обнял девушку. Я и близко не мог прочувствовать, что это — вернуть себе человеческий облик, но искренне был рад за Аню.

— Может мне удалиться? — проворчал центурион, на что я, заведя правую руку за спину, показал напарнику кулак. Это его нисколько не впечатлило. — Боец, мы уже несколько часов сидим голодными, так что завязывай со своими телячьими нежностями и накрывай стол. И, если на нём не появится кувшин вина, я сильно расстроюсь!

Только я успел снять многострадальный вещмешок со спины, как перед глазами высветилось:


«Seraphim, ты выполнил скрытое задание $*/@#$.

Получена награда: посещение Divina Notitia Centrum, божественного информатория, сроком на 10 минут.

Seraphim, ты был убит daemons, в стадии формирования короны.

Seraphim, ты убил окончательной смертью (принес в жертву на алтаре) нарушителей основ. 2 Reus, измененных, в стадии формирования бога. 3 Reus, измененных, в стадии формирования короны. Крыса, в стадии формирования второго крыла. Урода, в стадии формирования бога. 3 daemons, в стадии формирования короны.

Seraphim, ты убил 2 daemons, в стадии формирования короны. Броненосец, в стадии формирования бога.

Seraphim, ты стал причиной смерти одного гориллоида, в стадии формирования второго крыла.

Получено осколков души: 25000 (конфигурация «Глубокая мутация»). 25000 (конфигурация «Полоз»). 25000 (конфигурация «Метаболизм»). 12500 (конфигурация «Паралич»). 6250 (конфигурация «Морок») 25000 (конфигурация «Божественный паралич»). 37500 (конфигурация «Охотник за душами»). 25000 (конфигурация «Озотник ща душами») 25000 (конфигурация «Несокрушимый»). 6250 (конфигурация «Рывок»).

Получено Нейтральных единиц: 2**,30***

Целостность Искры Повелителя — 99₽.9 единиц.»

Прогресс третьей способности сферы****«Мёртвое пламя»: 404312/1500000

Прогресс третьей способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 929312/1000000

Сформирована вторая способность второго крыла**** «Сумрачный удар». Улучшены уже имеющиеся способности.

1. Тень.

В момент атаки с воздуха использующий способность становится невидимым на 4 секунды.

2. Аура сумрака.

В выбранной области образуется зона сильного восходящего потока воздуха, действующая только на использовавшего способность.

Время действия — 4 секунды.

Прогресс третьей способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 129312/1600000

Текущее возвышение: формирование Венца.

Прогресс формирования Венца: 929312/1000000 (предположительная конфигурация «Мародёр»).

Прогресс второй способности*** сферы «Мародёр»: 829312/1000000


Seraphim, ты проявил волю, пять раз не отступив перед опасным противником. Благодаря тебе устранена гнилая душа, претендующая на звание «Хозяин Нейтральных миров». Награда: 24000 сил Воли.

Карма: Инквизитор.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Ранг: Учитель Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг третий): 1350

Текущее значение сил Воли: 36000

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 2/10

Колличество установленных алтарей: 1/6

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 145** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса). 10***редкие

Нейтральные единицы: 18** улучшенные. 35***редкие.

Получено осколков ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»(интегрированы в дух Старшего игрока Seraphim): 1/10

Прогресс третьей сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 810/10000

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 2/50

Прогресс третьей сферы личины человека «Сержио»****: 1/50

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 1150 %

Seraphim, ты достиг первого предела «Чистоты души».

«Профессии:

Картограф 2 ранга. Прогресс профессии: 2/20

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 7420/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга мастер Воли самостоятельно.

Награда: Возвышение.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Вии).

Награда: неизвестно.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Вариативно.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.»


Отступление шестнадцатое.
БРАТ, МЫ ОБНАРУЖИЛИ ЕГО. МАЛЬЧИШКА ОБЪЯВИЛСЯ НА ПОЛИГОНЕ, ГДЕ СОВЕРШИЛ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ. МОЙ СЛУГА УЖЕ НАХОДИТСЯ ТАМ И ПЕРЕДАЁТ СТРАШНЫЕ ВЕЩИ. УРОД И ЕГО МИНЬОНЫ УБИТЫ КОНЕЧНОЙ СМЕРТЬЮ, ТРИ СУКИ МОЕГО СЛУГИ ТАК ЖЕ ПОДВЕРГЛИСЬ РАЗВОПЛОЩЕНИЮ.

БРАТ, ТЫ ЖЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО У НАС ПОЯВИЛИСЬ КУДА БОЛЕЕ ВАЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. МОИМ СЕРАФИМАМ ЕЛЕ УДАЛОСЬ ВЫБИТЬ ИЗ НАШЕГО МИРА ДВУХ КОСТЯНЫХ ДРАКОНОВ, А СЛУГА ЖИЗНИ ДО СИХ ПОР НЕ НАЙДЕН.

НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ УШАСТУЮ ДЕВЧЁНКУ, БРАТ. НАПРАВИТЬ СОТНЮ КРЫЛАТЫХ НА ПОИСКИ АДЕПТА, С ПРИКАЗОМ НЕ НАПАДАТЬ, А СООБЩИТЬ О ПЛЕННИЦЕ. СУДЯ ПО ЕГО ПОСТУПКАМ, МАЛЧИШКА ИДЕАЛИСТ.

ПРЕДЛАГАЕШЬ ШАНТАЖИРОВАТЬ АДЕПТА, БРАТ?

НЕ ПРОСТО ШАНТАЖИРОВАТЬ. НУЖНО ПРЕДЪЯВИТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА О СЕРЬЁЗНОСТИ НАШИХ НАМЕРЕНИЙ.

Я ПРИКАЖУ ОДНОМУ ИЗ ПАЛЛАДИНОВ ПОРЯДКА ЗАНЯТЬСЯ ЭТИМ.


Глава 22 И СНОВА СТИКС


— То-есть ты убил трёх демониц окончательной смертью? — во второй раз уточнил центурион. — Это сильный удар по репутации Антагониста. Как я уже рассказывал, при уничтожении одного из ангелов на протяжении долгого времени служители Света и Порядка навели такой шорох, что в нейтральном мире никто не покидал селений больше месяца.

— Сегодня отсыпаемся, — произнёс я, не обращая внимание на бубнёж помощника, — а завтра отправляемся в путь. Движемся вдоль берега, пока не доберёмся до мёртвой реки. Дальше по обстоятельствам.

Как есть, в плаще, завалился на лавку и попытался заснуть. Медленно, словно обволакивая туманом, меня утянуло в тяжёлый, тревожный сон. Сначала всё было серым и мрачным, непроглядным. А затем из мрака стали появляться лица. Вот демоница, лицо которой я успел хорошо рассмотреть, когда она лежала с развороченной грудью. А вот невзрачное лицо Крыса. Совсем неразборчивые лица других убитых мной демониц. Единственное, что я видел чётко, это глаза.

Нет, я не чувствовал злобы или осуждения от этих людей и нелюдей. Наоборот, они словно благодарили меня, как буд-то я освободил их от чего-то страшного. Едва я осознал это, туман рассеялся и сон, из хмурого, похожего на тяжёлый, затяжной кошмар, сменился на обычный.

— Вставай, боец. — хлопок по плечу мгновенно вывел меня из сна. Рядом стоял центурион, уже готовый отправиться куда угодно. — Через час нас выкинет из зоны.

Умывшись в ледяном источнике, я напился холодной и вкусной воды. Проверил оружие, выщелкнул пару патронов из магазина «Эха». Напарник протянул мне два патрона от «Ультиматума».

— Я разрядил огнестрел, пока ты спал. Пригодятся.

Позавтракав остатками от ужина, я осмотрел своих подчинённых и приказал собираться. Поднявшись, подтянул ремни на кирасе, чуть укоротил лямки вещмешка. Поправил ножны на поясе, повёл плечами. Подмигнул Нюше, хмуро наблюдавшей за моими действиями, и, убедившись в готовности своих помощников, мысленно пожелал перенестись в нейтральный мир.

На лесной тропе не осталось ничего, даже обгорелых костей, не говоря об активаторах, которые должны были выпасть с горилл. Видимо кто-то из местных зверей успел побывать здесь. Лишь почерневшие, обугленные стволы и увядшая листва на кронах деревьев. И всё же…

Сориентировавшись, в какой стороне должны находиться тела дьяволиц, я прошёл пару десятков метров, и склонился над первым трофеем. Однозвёздная винтовка, неизвестная мне модель. Надо же, сохранилась. Дальше обнаружился редкий лук с колчаном, заполненным стрелами, и улучшенное, одноствольное ружьё двенадцатого калибра.

— Нюша, с огнестрелом обращаться умеешь? — спросил я девушку, возвращаясь с трофеями к помощникам.

— Не знаю, я ничего не помню о себе, — смутилась девушка, но тут же добавила: — А можно мне попробовать выстрелить из лука?

— Ну попробуй, — я протянул девушке лук с двумя стрелами. Та, передав копьё центуриону, бережно приняла оружие и собралась было уже 6аложить стрелу на тетиву, когда напарник одёрнул её:

— Подожди. Возьми мою перчатку, иначе хлестанёшь себе по пальцу, может до кости порезать.

Нюша сноровисто одела большую перчатку, набросила стрелу и, рывком натянув тетиву, выстрелила, тут же повторив свои действия.

— Донг! Донг! — обе стрелы вонзились в дерево, расположенное от нас метрах в пятидесяти. Мы переглянулись с центурионом ошарашенными взглядами. Девушка, обернувшись ко мне, протянула руку, мол — дай ещё стрелу. Протянул ей весь тул, про себя подумав, что оружие нашло своего нового хозяина.

— Цандр, ты как относишься к огнестрелу? — повторил я вопрос, обращаясь к помощнику.

— Ружьё возьму, пригодится. А вот эту дуру, — центурион указал на винтовку, — лучше сразу выбросить. Хлам, зачем кто-то вообще такое кровью привязывает. Любая защитная способность или хорошая броня легко выдержат выстрел из такого оружия.

Через пару минут мы продолжили путь, оставив позади разряженную винтовку и обломок стрелы, торчащий из ствола дерева. Я, вновь активировав умение картографа, постоянно сканировал окружающее пространство. Как только временной лимит умения закончится, эстафету должен будет подхватить Цандр. Нюша, так и не пожелавшая вернуть себе прежнее имя, периодически сходила с тропы, чтобы сорвать ту или иную травку. Вместе с обликом к девушке вернулась и профессия лекаря, и теперь хищница рыскала по кустам, словно по прежнему осталась лисицей.

К водной артерии вышли через пол часа. Дальше двигались, держа берег в зоне видимости, но так, чтобы нас не засекли с противоположной стороны реки. Солнце уже склонилось над горизонтом, и через пару часов должно было окончательно стемнеть. Благо, в нейтральном мире твари ночью не становились сильнее, а даже наоборот, старались отсиживаться в своих норах.

Лишь дважды мы нарывались на местную фауну, с которой быстро расправлялась Нюша, так и не вернувшая перчатку своему хозяину. Бывшая питомица буквально наслаждалась стрельбой из лука. Так что ни парочка рыжих псов, ни одинокий кабан не смогли избежать гибели.

Когла окончательно стемнело, мы наткнулись на лодку. Кто-то давно вытащил её на берег, и посудина, по идее, должна была рассохнуться. Но, эта лодка была создана вместе с этим сумасшедшим миром, и потому выглядела, как старое, но ещё плавучее судёнышко. Внутри обнаружилась пара вёсел и я решил — от таких подарков не стоит отказываться.

— Вытаскиваем посудину наводу. Если меня ищут, вряд ли будут ожидать подобной наглости.

— Рисковая затея, накроют с воздуха каким-нибудь умением или способностью, и возьмут тёпленькими. — высказал свое мнение центурий.

— Так огнестрел нам на что? — удивился я. — Мы же не подпустим вражину, а если другие лодки подтянуться, вновь на берег уйдём.

Это была самая спокойная ночь за последние месяцы. Наше судёнышко мягко и бесшумно скользило по водной глади. Лишь изредка Цандр, без всплеска опуская весло в воду, слегка подправлял курс, чтобы лодку не уводило на середину берега. Центурион один возвышался над кормой, а мы с Нюшей расположились на дне. Если кто-то пожелает напасть на одинокого лодочника, его будет ожидать смертельный сюрприз.

От вынужденного бездействия и лёгкого покачивания неумолимо тянуло в сон, и напарнику периодически приходилось пихать нас ногой, чтобы не дремали. В итоге через пару часов Нюшу всё же укачало и она уснула, поджав под себя ноги. Я же, всматриваясь в ночное, беззвёздное небо, освещенное двумя лунами, размышлял.

Куда я иду? Куда ведёт меня этот путь, на котором приходится постоянно драться и убивать, и убивать порой окончательной смертью. Изменённые, Крыс, демоницы — по большому счёту они зло. Их путь вёл к разрушениям, издевательствам над слабыми, они ломали волю других разумных. А вдруг адепт Воли в конце своего пути тоже должен стать таким? Беспринципным убийцей, идущим не к самосовершенствованию, а к саморазрушению и тянущим за собой сотни, тысячи душ.

И не у кого спросить. То, что я прочёл в часовне, во время принятия стихии, это всего лишь написанные кем-то слова. Может всё это, все миры — грандиозный, не имеющий смысла обман. Просто некто могущественный собрал в одном месте сотни тысяч разумных, не имеющих моральных ограничений, словно пауков в банке, и теперь наблюдает за происходящим, радуя своё извращённое сознание творящимся в мирах Игры адом. В чём смысл этого безумия, я не нахожу его…

— Боец, кажется, мы добрались до Чёрной реки. — голос центуриона вывел меня из задумчивости. Медленно приподнявшись, я выругался про себя, костеря затёкшую спину и онемевшие конечности. Наконец, справившись с телом, посмотрел, куда мы движемся.

— Чёрт возьми, Цандр, правь к берегу. Да не к этому, к противоположному.

— Ты хочешь высадить девчёнку? — спросил центурион, берясь за второе весло и умело поворачивая лодку под углом к течению. — Снова в мир Мёртвых?

— Я высажу вас обоих. Потому что не уверен, что на вас распространится мой имунитет. Ты знаешь, при смерти в мирах Морсы вы можете превратиться в зомби, и вряд ли вам когда-нибудь вернут разум.

— Тогда мы не будем высаживаться здесь. — по голосу Цандра было понятно, он что-то задумал. — Нужно найти ещё одну лодку. Пока ты будешь навещать Морсу и Вию, мы спокойно переплывём чёрную реку и переждём на той стороне, уж там нас точно никто не найдёт.

— Но как, ты же сам говорил, с этого берега в Лимб попасть невозможно.

— Для бывших и действующих реус, — негромко усмехнулся центурион. — Мы с Нюшей не подпадаем ни под одно из определений. Мы, скажем так, вне системы. Да, сто процентной уверенности нет, но шанс, что задумка сработает, очень велик.

— Осталось найти вторую лодку. — подвёл я итог.

— Вот уж точно не проблема. — усмехнулся Цандр. — Видишь вон ту пристань, там явно имеется не один десяток судёнышек.

Лодки имелись, во множестве. А так же имелась одна проблема, в лице одиноко сидящего на причале существа. Когда-то, очень давно, оно было человеком. Теперь же, из под длинных грязных волос, принятых мною за рваную одежду, в лунном свете сверкали белки глаз, и раздавалось невнятное бурчание. Мы приблизились к причалу вплотную и я уж собрался было отдать Нюше приказ, чтобы она сняла тварь из лука, но тут центурион произнёс:

— Назар? Назар, это ты?

— Кто назвал моё имя? — бессвязно бормочущее существо внезапно заговорило чётко и ясно.

— Назар, это я, Цандр.

— Цандр? — в голосе лохматого послышалось удивление. Он вскочил на ноги и сделал пару шагов назад. — Цандр больше не может говорить, ты лжёшь!

— Но ты же видишь меня!

— Ка-ак? Как ты смог обмануть? Это невозможно! От этого нельзя избавиться, проклятье вечно!

— Я теперь адепт Воли, Назар. Пусть не полноценный игрок, всего лишь слуга, но я вернул себе право развиваться.

— Расскажи! — лохматое существо, когда-то бывшее человеком, метнулось к самому краю причала, почти прыгнув в нашу лодку. — Я хочу знать! Всё отдам, чтобы вернуть себя!

Центурион, спросив моего дозволения, долго разговаривал со своим знакомым, удалившись на берег. Мы с Нюшей терпеливо ждали в лодке. Я было подумал, что Цандр уговаривает существо не раскрывать никому о том, что оно нас видело. Но всё оказалось иначе. Через пятнадцать минут беседы, если судить по хронометру, напарник вместе с Назаром двинулся к нашей лодке.

— Ты! — произнёс лохматый, протянув в мою сторону тонкую, скрюченную руку. — Прими меня в услужение! Я приношу себя в добровольную жертву!

— Боец, прими его. — в голосе центуриона звучали просительные нотки. — Поверь, трудно найти более достойного человека в этом проклятом месте. Он был наказан, как и я, только гораздо суровее. Творец закрыл Назару доступ к сферам и классовым умениям. Чудо, что он ещё не превратился в тварь.

— Искры мало. — произнёс лохматый. — каждая смерть может изменить меня.

— Ты действительно хочешь этого? Назад пути не будет, ты навсегла останешься моим слугой. — не знаю, почему, но я поверил. И решил помочь. — Готов пойти на такую жертву?

— Это не жертва! — существо рассмеялось, сухо, каркающе. — Это мой шанс остаться в живых, сохранить себя. А ещё это шанс отомстить. Пусть призрачный, но он есть!

В этот момент я понял, что приму этого несчастного. Вспомнился тот сумасшедший, встреченый мною в красной зоне Чистилища. Он тоже был в ужасном состоянии, будучи марионеткой обычного заключённого. Здесь та же ситуация, только требования для освобождения иные.

Подготовка не заняла много времени. Подняться на причал, достать из вещмешка алтарь, и извлечь из ножен «Коварный клинок тьмы». Назар, выслушав наставления Цандра, встал на колени, склонившись над алтарём. Чёрт, зарубить птицу, это одно, но вот так, человека? Я еще раз посмотрел на распростертое у ног тело. Оно вызывало лишь жалость, и ярость на того, кто смог довести человека до подобного состояния. Творец бросил своего подчинённого в загон с волками, лишив его возможности защищаться. Обрёк на верную гибель, не оставив и шанса.

— Добровольную жертву приношу на алтаре Воли! — скрипя зубами от злости, произношу ритуальную фразу.

— Добровольно отдаю свою жизнь стихии Воли! — отвечает Назар.

Мощным ударом клинка, с активированным «Воспламенением тьмы» отделяю голову существа, почти потерявшего человеческий облик. В свете лун видно, как алтарь впитывает в себя кровь жертвы. Прикрываю рукой глаза, чуть отворачиваясь в сторону, и в этот раз сиреневая вспышка не ослепляет меня. Зато перед глазами тут же появляется надпись:

«Seraphim, ты провёл ритуал, запрещенный в «Renascentia litterarum», освободив из рабства дух заключённого.

Слуга Творца освобождён от проклятья, его стихия изменена на Волю. Отныне Назар является безымянным слугой Воли, в стадии формирования венца, текущий ранг: Ученик.

Seraphim, Творец не видит тебя, но он в бешенстве. Неизвестная не видит тебя, но она довольна. Антагонист не видит тебя, но он в бешенстве. Смерть не видит тебя, но она изменила своё отношение. Жизнь не видит тебя, но она довольна. Первостихия смотрит на тебя с безразличием.»

— Надо уходить. — голос напарника отвлёк меня от чтения. — Всплеск силы могли увидеть многие, через час здесь будет не протолкнуться от демонов, ангелов и паладинов.

Прощание было коротким. Только Нюша, неожиданно для всех, вдруг прильнула ко мне, обняв так крепко, словно хотела задушить. И не было в этом поступке чего-то предосудительного, как и в словах девушки:

— Надеюсь, в следующую нашу встречу ты станешь ещё сильнее!

С центурионом обошлись простым рукопожатием, а затем я, спрыгнув в лодку, отвязал верёвку, удерживающую её, и течение тут же подхватило судёнышко. Цандр с моей бывшей питомицей уже вовсю гребли, стремительно удаляясь от берега. Я, вставив вёсла в уключины, последовал их примеру.

Когда добрался до середины чёрной реки, мои подопечные уже удалились настолько, что я едва различал их силуэты над кормой. Надеюсь, у них всё получится, иначе всё может кончится очень плохо…

Отогнав дурные мысли, я высвободил вёсла и отправил их за борт, приготовившись к долгому, изнурительному путешествию по реке. Прошлый раз это заняло несколько суток. Каково же было моё удивление, когла лодка, словно дожидавшаяся некой команды, внезапно ускорилась, а впереди, по курсу, в свете двух лун заклубился туман, сплошной стеной перекрывший водную гладь. В этот раз переход в другой мир произошел в течении нескольких минут. Лодка вошла в туман, и перед глазами тут же высветилась надпись

«Seraphim, ты пересёк границу миров, Добро пожаловать в «mundi Mortis et mundi Vita», миры Смерти и мир Жизни.»

Ну что ж, Морса, тебе очень сильно не понравится то, что я собираюсь совершить в этом мрачном мире…


Отступление семнадцатое.
БРАТ, ЭТОТ МАЛЬЧИШКА ПЕРЕШЁЛ ГРАНИЦЫ ДОЗВОЛЕННОГО! ОН УЖЕ ДВАЖДЫ НАНЁС УДАР ПО МОЕЙ РЕПУТАЦИИ! ДВЕ ДУШИ, АДЕПТ ОСВОБОДИЛ ОТ МОЕГО НАКАЗАНИЯ ДВЕ ДУШИ!

БРАТ, ЧТО МЫ МОЖЕМ СДЕЛАТЬ, КАК ОСТАНОВИТЬ ЕГО? ОН КАЖДЫЙ РАЗ УСКОЛЬЗАЕТ ОТ НАС В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ. Я НАЧИНАЮ ПОДОЗРЕВАТЬ, ЧТО ЕМУ ПОМОГАЕТ САМ КОНСТРУКТОР ИГРЫ.

ЕГО РОДНОЙ МИР, БРАТ. ЕСЛИ АДЕПТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТАКОЙ, КАКИМ ПОКАЗАЛ СЕБЯ, ОН ПОДЧИНИТСЯ.

ТЫ ХОЧЕШЬ ИЗМЕНИТЬ НАСТРОЙКИ ИЗЬЯТИЯ? БРАТ, КОНСТРУКТОР НАКАЖЕТ ТЕБЯ, КАК НАКАЗАЛ СОЗДАТЕЛЯ, ЧЬЁ МЕСТО СЕЙЧАС ЗАНИМАЕШЬ ТЫ.

ОТКУДА МАЛЬЧИШКЕ ЗНАТЬ, ЧТО Я НЕ МОГУ ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА МИРЫ, НЕ ВХОДЯЩИЕ В RENASCENTIA LITTERARUM, ТАК, КАК ВЛИЯЮ НА МИРЫ ИГРЫ. БРАТ, МЫ ОБА ЗНАЕМ, КАК ПРИВЕСТИ АДЕПТА К ПОСЛУШАНИЮ.

ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ОН НЕ ПОСЕТИТ БОЖЕСТВЕННЫЙ ИНФОРМАТОРИЙ. СТОИТ ЕМУ ПОБЫВАТЬ ТАМ, И МЫ ПОТЕРЯЕМ ВСЕ РЫЧАГИ ДАВЛЕНИЯ НА МАЛЬЧИШКУ.

БРАТ, ИНОГДА МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО МЫ ВЫБРАЛИ НЕПРАВИЛЬНЫЙ ПУТЬ. ЕСЛИ БЫ МЫ ПОДЧИНИЛИСЬ ЗАМЫСЛУ КОНСТРУКТОРА, ИГРА УЖЕ ДАВНО БЫ ЗАКОНЧИЛАСЬ.

МЫ НЕ ИМЕЕМ ПРАВА ТАК РИСКОВАТЬ, БРАТ. ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО БУДЕТ С РОДНЫМ МИРОМ ПРОИГРАВШЕГО. Я НЕ ГОТОВ ПОЙТИ НА ТАКОЙ РИСК.

Я ТОЖЕ, БРАТ, Я ТОЖЕ…


Глава 23 ФОРМИРОВАНИЕ БОГА


Острова. Проклятое небо, затянутое серо-свинцовыми тучами, медленно текущая вода, и множество островов. На одних буйным цветом, словно в насмешку над хмурым небом, растут деревья, усыпанные огромными благоухающими цветами. Другие участки суши совершенно безжизненны, лишь изредка на берегу покажется какая-нибудь нежить. В таких случаях я причаливал к острову, и убивал.

Нет, я не торопился принести слуг Морсы в жертву, это действие хотелось оставить напоследок. А ещё я присматривался к островам Жизни. Они стали попадаться гораздо чаще, и порой, среди густой зелени я видел крупных животных, а однажды наблюдал, как белоснежный единорог втрамбовывал в землю рыцаря смерти, неизвестно зачем выбравшегося на остров Жизни. Что ж, если удасться, я сделаю сразу четыре дела, а не одно, как планировал.

Причалив в очередной раз к безжизненному куску суши, я извлёк из ножен клинок и неспешно зашагал навстречу матёрому зомби. В голове мелькнула мысль — надо остановиться здесь, на острове. Отдохнуть пару часиков, перекусить.

— Ы-ы-рх! — сообщил мне зомби, обрадовавшись, что за добычей не нужно бегать по всему острову.

— Да, ты прав, пора тебе уйти на покой. — два быстрых шага с уклоном влево, взмах клинка, и толстая, распухшая нога нежити отделяется от тела. Подшаг вправо, разворот, и мощный удар сносит голову заваливающегося набок зомби с плеч. Та со стуком падает на землю. Я же в несколько шагов разрываю дистанцию, чтобы меня не зацепило ядовитой кислотой, когда туша мертвяка взорвётся.

— Хлоп! — мне повезло, зомби сначала рухнул, а уж после его разорвало на части. Осторожно ступая между ядовитых ошмётков плоти, я отыскал активатор жёлтого цвета. Отлично, ещё пара таких, и можно создать малый походный алтарь Воли.

Меня спасла «Кора перворожденного дуба». Удар клинка, обрушившийся на спину, увела в сторону защитная способность кирасы. А дальше я уже действовал на одних рефлексах. Отмахнулся коварным клинком, и тут же разорвал дистанцию с необычным противником, активировав «Ауру тёмного пламени». Увы, но волна тьмы еще не осела, а противник — рослый рыцарь, закованный в пепельного цвета доспехи, спокойно прошёл сквозь чёрное пламя, готовясь нанести очередной удар.

— Я пришёл за твоей душой, адепт Воли. — раздался из под глухого шлема скрежещущий голос. Отвечать не стал, вместо этого активировал «Стену мертвого пламени», и потянул из кобуры «Эхо».

Четыре выстрела неизвестный принял в грудь, ещё два — в голову, но это лишь рассмешило его. Пули плющились о доспех, противник при каждом выстреле пошатывался, но нежити на это было плевать. Из под шлема раздался скрежещущий смех, и немёртвый шагнул сквозь стену серого пламени, словно её и не было. Чёрт, да у него имунитет к тьме и смерти!

— Беги, адепт, беги!

«Вихрь тёмного пламени» не оставил и следа на доспехах. Рыцарь взмахнул мечом, рассчитывая располовинить моё тело, из-за чего мне пришлось уклониться от удара, вновь уйдя перекатом назад и вправо. Затем я из низкой стойки нанес колющий выпад в ногу нежити, активировав «Распад тьмы». Бесполезно, остриё клинка со звоном отскочило от серой пластины. Твою дивизию, у этой твари легендарный доспех! Единственный способ с ним справиться, это сорвать с немёртвого шлем, и открутить его череп!

— Что ж, не хочешь бежать, это твой выбор. А я так хотел развлечься. — внезапно рыцарь стремительно рванул в мою сторону, а его клинок размылся в широкий серый полукруг.

— Бам! — нежить отшвырнуло на несколько метров назад, протащив ещё столько же земле. «Удар воли» отбил боевую способность немёртвого вместе с тварью. Обычно после такого уже не поднимаются, но чёртов рыцарь смог. В этот момент я понял, что внутри доспеха скорее всего умертвие. Проклятая Морса, натравила на меня своего слугу! Ну что ж, посмотрим, что эта тварь сможет, если лишиться защиты легендарной брони. Раз не помогли способности сфер, значит будем использовать силу Воли.

Снимаю с плеча «Ультиматум», одновременно накладывая на него первую способность третьей сферы, «Усиление на 200 %». Вливаю сверху ещё тысячу сил Воли, и навожу ствол оружия на уже поднимающегося противника. Мысленно активирую «Бронебойность 3» и выжимаю спусковой крючок.

— Бах! — картечью начисто сносит шлем и разрывает грудную пластину доспеха. Сила выстрела такова, что рыцаря вновь отбрасывает назад. Из груды покорёженного железа пытается выбраться серая сущность, совершенно не похожая на умертвие. Врёшь, не уйдёшь! Активирую «Взгляд Воли», и плевать, что у противника нет глаз, я чувствую его жалкую сущность, скрывающуюся за серым маревом.

— Ко мне! — жестом дополняю свой приказ, и существо беспрекословно подчиняется моей воле. Теперь я хорошо могу рассмотреть тварь, способную вызвать омерзение у кого угодно. Мысленно тянусь к алтарю, лежащему в вещмешке, одновременно поднимаю брошенный «Коварный клинок тьмы». «Воспламенение» на клинок, удар. — Приношу жертву Воле!

Серая, бесформенная тварь на моих глазах усыхает, оставляя на земле лишь грязное пятно, покрытое вонючей слизью. В который раз благодарю меч, что его лезвие не нужно очищать от останков и крови врагов.

— Морса! Я запомню этот поступок! — хозяйка смерти хотела убить меня окончательно, навсегда. Что ж, одним могущественным врагом больше, плевать. Богоподобные, они играют в свои игры, распоряжаясь десятками тысяч жизней. Сами же давно потеряли последние крохи человечности, превратившись в монстров. А может они были таковыми изначально? К чёрту! Надо будет во всём разобраться, но сначала текущие дела.

Я подобрал выпавший из слуги смерти оранжевый активатор, затем снял со спины вещмешок, и извлек из него ещё пару десятков попроще. Не поленился, сходил к убитому ранее зомби и подобрал ещё один. Всё, теперь точно хватит.

Привычно надрезал ладонь и окропил кровью груду цветных кристаллов.

«Seraphim, ты создал малый стационарный алтарь Воли, потратив 10 единиц Искры Повелителя.

Получен дар — 2000 сил Воли.»

Земля под ногами задрожала, словно началось землетрясение. Хозяйка смерти изволит гневаться? Что ж, посмотрим, сможет ли она уничтожить, или осквернить алтарь. Главное, я своё дело сделал, теперь ни шагу не ступлю на острова смерти, только цветущие участки суши, только Жизнь.

Подходящий под мои требования остров жизни попался через час свободного плавания. Причалив к зелёному, словно освещенному солнцем острову, я неспешно сошёл на берег. Нет, я не стал доставать оружие, более того, я деактивировал все ауры, которые были наброшены на меня. На этот остров я пришёл не убивать, я пришёл разговаривать. Пройдя вглубь острова шагов двадцать, чтобы меня полностью укрыла зелень, я остановился на небольшой полянке, снял с плеча ружьё, со спины вещмешок, и улёгся на мягкую, сочную зелень травы. Закрыл глаза, и мысленно потянулся к хозяйке жизни. Я знал — она откликнется на мой зов.

— Я смотрю, малыш подрос. — услышав приятный голос, я открыл глаза. Окружающее пространство изменилось. Вместо небольшой полянки, укрытой кронами деревьев, я очутился на огромном цветочном лугу, залитом полуденным светилом. Лучи солнца не жгли, они словно обволакивали теплом. — Зачем пришёл ко мне, будущий Повелитель?

— Ты солгала мне, Вия, и теперь за тобой должок.

— Чем мальчик хочет получить оплату? Правдивой информацией?

— Жизнью трёх десятков твоих подчинённых. Ты позволишь мне убить двадцать девять созданий Жизни, и одну принести в жертву Воле. И алтарь, который я создам на твоём острове.

— Помнишь моё задание? Я дам тебе всё, что ты просишь, я даже не прикоснусь к твоему алтарю, это будет моя плата. Плата за окончательную смерть Творца.

— Я согласен.

«Задание Вии изменено.

Требования: Убить Творца.

Ограничения: Время на выполнение задания — 180 дней.

Награда: 29 смертей слуг Жизни. 1 окончательная смерть слуги Жизни. Создание алтаря Воли на территории стихии Жизнь.»

— Малыш, помни — шесть месяцев. — слова богини Жизни прозвучали, словно сквозь вату. Усилием воли заставил себя вынырнуть из дремотного состояния. Всё таже маленькая полянка, скрытая под густой листвой деревьев. Эх, печально, что вся эта красота скоро погибнет.

Поднявшись на ноги, я собрал свои вещи, вооружение, и двинулся дальше, вглубь острова. Мне необходимо было найти первую жертву. Пройдя ещё шагов сорок по узкой лесной тропинке, вышел к небольшому водоёму. Поднял глаза, и глухо выругался. На противоположном берегу стояла обнажённая девушка. Идеальная фигура, нежные черты лица, черные густые волосы, ниспадающие на грудь. Изумрудного цвета кожа словнотпереливалась в лучах солнца. И это я должен убить? Это невинное дитя леса? Или вообще принести в жертву? Конструктор, кто бы ты ни был, я отказываюсь от подобного задания! Хочешь сделать из меня безжалостного убийцу?

Я отпустил рукоять меча, развернулся, и молча двинулся прочь, к берегу. Успел сделать лишь пару шагов, когда в спину донеслось:

— Ты хороший человек, адепт. И я всё же позволю тебе обрести ключ.

Я не стал оборачиваться, лишь ускорил шаг. Вия устроила мне проверку. Жёсткую, но справедливую. Вот только она, сама того не ведая, помогла мне принять решение. Я не буду убивать окончательной смертью того, на кого укажет конструктор, или ещё кто-то. Только мой, осознанный выбор, только личное решение.

На берегу меня ждал выводок здоровенных насекомых, каждый размером с крупную собаку. За их спинами, практически у самой кромки воды, возвышалась их матка. Эта не уступала размерами годовалому бычку. Завидев меня, вся компания устремилась в атаку, громко щёлкая жвалами и издавая стрекочущие звуки. Понятно, Вия решила избавиться от страшных миньонов. Что ж, не в этот раз, голубоглазая, не в этот раз.

Активировав пятую способность третьей сферы, я мысленным приказом велел насекомым свалить с моего пути. Хитиновая братия тут же перестала щёлкать челюстями и, дружно повернувшись налево, рванула вдоль берега к им одним известной цели. Я же, спокойно забравшись в лодку, принялся ждать.

— Адепт, ты странный. — дриада вышла на берег через пару минут. В этот раз на ней было янтарное платье, созданное из осенних листьев. Одежда плотно облегала соблазнительную фигуру зеленокожей красавицы, а её глаза, светящиеся золотом, пристально смотрели на меня. — Ты отказываешься от задания?

— До встречи, богиня Жизни! — я помахал рукой, одновременно давая мысленную команду своему судёнышку отчаливать. — И спасибо за урок!

Возвращение в нейтральный мир прошло без приключений. Лишь пара крылатых тварей парили далеко позади, не желая приближаться на расстояние выстрела.

Лодка, набрав приличную скорость, вошла в стену тумана, чтобы через пару минут вынырнуть в водах чёрной реки. Здесь царила ночь, настолько тёмная, что я не видел дальше своего носа. Я уже было собрался достать из вещмешка фонарь, но тьма медленно стала рассеиваться. Вскоре я увидел редкие звёзды в ночном небе, а затем и очертания берега.

«Seraphim, ты выполнил скрытое задание $*/@#$: Милосердие.

Получена награда: посещение Divina Notitia Centrum, божественного информатория, сроком на 1 минуту.

«Seraphim, ты покинул мир «mundi Mortis et mundi Vita», Добро пожаловать в мир «mundus est Neutra», нейтральный мир.

Seraphim, ты убил окончательной смертью (принес в жертву на алтаре) Астрального убийцу, в стадии формирования бога.

Seraphim, ты убил 7 рыцарей смерти, в стадии формирования первого крыла. 4 высших зомби, в стадии формирования второго крыла. 5 костяных арбалетчиков, в стадии формирования второго крыла. 4 высших вампира, в стадии формирования первого крыла.

Получено осколков души: 25000 (конфигурация «Бестелесность»). 25000 (конфигурация «Стальная плоть»). 31250 (конфигурация «Точность»). 17500 (конфигурация «Защитник»). 10000 (конфигурация «Чувство крови»).

Целостность Искры Повелителя — 90 единиц.»

Прогресс третьей способности сферы****«Мёртвое пламя»: 513062/1500000

Разблокирована третья звезда первого крыла «Тень костяного дракона», улучшены текущие способности:

1. Полёт. Дальность полёта напрямую зависит от потраченных сил Воли.

Затраты: 450 сил Воли на 100 метров полёта.

2. Костяное крыло. Seraphim, отныне твои крылья защищены от вражеских способностей, до редкого уровня включительно.

Активация способности: мысленным приказом.

Стоимость активации: 550 сил Воли на 100 метров полёта.

Прогресс четвертой способности первого крыла***** «Тень костяного дракона»: 38062/5000000

Прогресс третьей способности второго крыла**** «Сумрачный удар»: 238062/1600000

Прогресс формирования Венца: 1000000/1000000

Seraphim, ты сформировал Венец редкого*** класса «Мародёр».

Открыт доступ к внекотегорийным божественным сферам.

Доступны следующие конфигурации слияний:

«Воля одиночки» + «Мёртвое пламя».

Ожидаемый результат: Внекатегорийная божественная сфера «Воля бессмертного».

«Воля одиночки» + «Мародёр».

Ожидаемый результат: Внекатегорийная божественная сфера «Пожиратель Искры».

Открыт расширенный доступ к управлению слугами.

1. Слуги получают право возродиться в указанных зонах воскрешения

2. Возможность видеть местонахождение слуг, независимо от расстояния.

3. Право давать слугам Истинное имя.

Открыт доступ к божественному конструктору. Текущий ранг: Редкий***

Текущее возвышение: формирование Бога.

Прогресс формирования Бога (будущая конфигурация неизвестна): 38062/10000000

Прогресс второй способности*** сферы «Мародёр»: 938062/1000000

Внекатегорийная божественная сфера «Инквизитор».

Способности:

1. Взгляд инквизитора.

Любое существо, до стадии формирования бога включительно, попадая под влияние «Взгляда инквизитора», подчиняется воле использовавшего способность, в течении 1 часа.

Затраты на активацию: 10000 сил Воли.

2. «Приговор инквизитора».

Любое существо, до стадии формирования бога включительно, попадая под «Приговор инквизитора», независимо от имеющихся способностей, умений, артефактов, умирает, с последующей потерей 25 единиц Искры.

Затраты на активацию: 10000 сил Воли.

3. «Плащ инквизитора».

Позволяет на протяжении одного часа становиться невидимым для любых существ, до стадии формирования бога включительно, независимо от имеющихся способностей, умений, артефактов.

Затраты на активацию: 20000 сил Воли.

4. Аура инквизитора (Пасивная способность).

Любое существо, находящееся на одну ступень ниже уровня развития носителя «Ауры инквизитора», попадая под её воздействие, сможет говорить только правду.

Seraphim, ты проявил волю, отринув навязанные $*/@#$ требования. Награда родной стихии: 17000 сил Воли.

Выполнено задание: Стать мастером Воли.

Награда: доступ к классовым возвышениям вплоть до 20 уровня включительно.

Карма: Инквизитор.

Стихия: Воля.

Ядро души: ******«Владыка»

Душа: *****«Адепт Воли»

Первое крыло: *****«Тень костяного дракона»

Второе крыло: ****«Сумрачный удар»

Венец: ***«Мародёр».

Ранг: Мастер Воли.

Путь развития: Владыка Воли.

Звание: Старший игрок.

Естественный суточный прирост сил Воли (ранг четвёртый): 4500

Текущее значение сил Воли: 33600

Истинное имя: Seraphim (Скрыто)

Личное имя: Максим

Колличество действующих слуг: 3/10

Колличество установленных алтарей: 2/6

Множитель получаемых осколков душ увеличен до: ×3

Открыта возможность преобразования единиц стихий в силу родной стихии.

Простые* — кратны 1

Улучшенные** — кратны 10

Редкие*** — кратны 100

Эпические**** — кратны 1000

Неизвестный ресурс:.10***; 10****

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения)

Единицы Тьмы: 145** улучшеные (можно использовать в создании, улучшении вооружения, не выше улучшенного** класса). 10***редкие

Нейтральные единицы: 18** улучшенные. 35***редкие.

Получено осколков ключа, открывающего сердце «Mundi ex Voluntate»(интегрированы в дух Старшего игрока Seraphim): 3/10

Прогресс третьей сферы кирасы***«Кора перворожденного дуба»: 1200/10000

Прогресс второй сферы браслета**«Хронос»: 2/50

Прогресс третьей сферы личины человека «Сержио»****: 1/50

Seraphim, твоя «Чистота души» составляет 1280 %

Seraphim, ты достиг первого предела «Чистоты души».

«Профессии:

Картограф 2 ранга. Прогресс профессии: 3/20

Выживальщик 2 ранга. Прогресс профессии: 7920/10000

Оружейник 3 ранга. Прогресс профессии: 12580/25000

Текущие задания:

Достичь ранга магистр Воли самостоятельно.

Награда: Становление Повелителя.

Ограничения: Отсутствуют.

Штраф за провал: Отсутствует

Повысить свой ранг до Магистра.

Награда: ключ, открывающий «Mundi ex Voluntate» (Миры Воли)

Сроки выполнения задания: отсутствуют.

Штраф: Полное развоплощение.

Убить Творца (задание Морсы).

Награда: вариативно.

Убить Творца (задание Неизвестной)

Награда: Вариативно.

Дар:

Право призвать Неизвестную и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Творца и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.

Право призвать Антагониста и задать 1 вопрос, на который получишь правдивый ответ.»

Доступно посещение Divina Notitia Centrum, божественного информатория, сроком на 12 минут.

Seraphim, Творец не видит тебя, но он в ярости. Неизвестная не видит тебя, но она довольна. Антагонист не видит тебя, но он в ярости. Смерть не видит тебя, но она в ярости. Жизнь не видит тебя, но она удивлена. Первостихия смотрит на тебя с безразличием.

— Твою бабушку! — выругался я, завершив чтение. Посидел несколько минут, наблюдая за чёрной водой за бортом. Затем внимательно, не упуская самого важного, пробежался по тексту снова. И опять выругался. Пробежался по заданиям, и мысленно повычеркивал те, в которых нужно убить Творца. Еще раз посмотрел на отношение хозяев разных миров — ничего не изменилось. Ну конечно, им было ясно с самого начала, что мне такое задание не по силам.

Следующим этапом я преобразовал все единицы стихий в силу Воли. Получилось прилично, чуть больше пятидесяти тысяч. Тут же мысленно затребовал информацию по классовым усилениям.

«1. Укрепление тела 7 (жертва — 12800 сил Воли).

2. Сияние разума 6 (жертва — 12000 сил Воли).

3. Величие духа 3 (жертва — 9600 сил Воли). Требования: Укрепление тела 8. Сияние разума 6

Без раздумий вливаю в «Укрепление тела 7», и «Сияние разума 6», мне жизненно важно поднимать эти параметры. Не владей я «Физической мощью 2», и слуга смерти скорее всего прикончил бы меня, превратив в бессознательную нежить высокого уровня.

Seraphim, усвоен талант «Укрепление тела 7» (модификация «Естественная броня 3»). Время адаптации таланта — 16 часов.

Seraphim, усвоен талант «Сияние разума 6» (модификация «Защита от божественного вмешательства»). Время адаптации таланта — 10 часов.

Естественная броня — уже знакомое усиление, создающее защитную ауру. По идее, после адаптации каждый третий удар, нацеленный в мою тушку, будет отклонён.

А вот защита от божественного вмешательства — это что-то многообещающее. Возможно меня больше не будут посещать разные мутные личности, когда я пожелаю навестить библиотеку. Что ж, всё потом, а сейчас в любом случае мне нужно достичь берега. Посмотрим, насколько бдительны слуги Творца и Антагониста.

Без вёсел, управляемая лишь одним желанием, лодка слушалась отвратительно. На то, чтобы добраться до побережья нейтрального мира, мне понадобилось несколько часов. То, что предстало моим глазам выглядело ужасно. Целые, невридимые причалы, десятки старых лодок, покачивающихся на волнах. А дальше только дым, пепел, грязь и удушливая вонь. Дополняли мрачную картину обуглившиеся пни, возвышающиеся над выгоревшим лесом, и серые, тяжелые тучи, в которых иногда мелькали то-ли всполохи молний, то-ли отсветы пожаров. В нейтральный мир пришла война.


Глава 24 ПРОТИВОСТОЯНИЕ


Сидя на причале, свесив с него ноги, я завтракал. Скатерть-самобранка отлично расстелилась на отшлифованных тысячью ног досках. Большой кувшин ягодного вина и различная снедь радовали желудок, а лёгкий ветерок, идущий от чёрной реки, сносил вонь от сгоревшего побережья вглубь нейтрального мира.

А ещё я ждал своих подопечных. Вся троица в настоящий момент находилась в зоне воскрешения, и пару минут назад должна была получить оповещение, что я жду их возрождения.

— Чтоб меня приподняло, да отпустило! Ты поднял свой ранг до божественного! — Первым возле меня возник Цандр. Он хотел сказать ещё что-то, но умолк, увидев, что случилось с побережьем. — Это что, война стихий началась?

Следующей появилась Нюша. Она молча уселась рядом со мной, тут же потянувшись к скатерти. Через миг девушка уже что-то жевала.

— Х…Хозяин. — Назар был последним.

— Максим. Обращайся ко мне Максим, — я поднялся на ноги и окинул изучающим взглядом нового бойца. Не высок, примерно моего роста. Брюнет, с длинной шевелюрой, но, волосы аккуратно собраны в толстый хвост. Светло-серые, словно выцветшие глаза человека, повидавшего в своей жизни всякое. Скуластое, морщинистое лицо. Назару можно было дать лет шестьдесят, не меньше — здесь, в мирах Игры, возраст не играл никакой роли. Только путь развития, только сила и редкость сфер.

— Боец, ты знаешь, что здесь произошло за те несколько дней, пока нас не было? — спросил Цандр, успевший окинуть взглядом береговую линию.

— Похоже Морса натравила своих миньонов на нейтральный мир. Решила захватить его. Вы присоединяйтесь к столу, знаю же, что голодные. — я указал рукой на Нюшу, с удовольствием уплетающую зажаренное до золотистой корочки куриное крылышко. — Правда, вина осталось на пару глотков, но это не моя вина, это вы долго возрождались.

Я отошёл в сторону, позволив своим воинам утолить голод. Сам же всё это время размышлял над тем, куда нам податься. Ясно, что здесь, в нейтральном мире, сейчас сложно будет найти место для охоты, разве что встать на одну из сражающихся сторон. Вот только у меня не лежала душа помогать одному из сошедшихся в схватке оппонентов. Смерть, Свет, Порядок, Хаос — все четыре стихии вызывали лишь отторжение, учитывая их отношение к Воле. То, что в этой схватке не учавствует Жизнь, я не сомневался. Да и Смерть не стала бы выжигать всё побережье, скорее уж так действовали демоны. Вот только зачем?

— Знатно хаоситы побаловались огнём. — словно в подтверждение моих мыслей, заговорил бывший центурион. — Километров на пять побережье выжгли.

— Зато нежить хорошо видима и распознаваема на открытом пространстве. Считай подарили шанс всем, кто проживал на берегу. Ты же знаешь, что немёртвые никогда не уходят без добычи. Если слуг Морсы в этот раз было много, они могли собрать хороший урожай душ.

— Интересно, нас по прежнему ищут, или сейчас у Творца с Антагонистом совсем другие приоритеты? — пришлось перевести разговор в нужное мне русло.

— Думаю, нас ищут совершенно в другом месте. — ответил Цандр. — И сейчас у нас имеется реальный шанс убить двух сусликов одним ударом.

— Ты предлагаешь пересечь огненную реку? — заинтересовался Назар. Я, услышав незнакомое название, вопросительно посмотрел на центуриона. Тот, видя мой интерес, постарался ответить:

— Не секрет, что в нейтральном мире сложно возвыситься до вормирования второго крыла. Твари здесь имеют привычку обьединяться в большие группы. Поэтому у нейтралов до сих пор нет своего покровителя, как у других стихий. Одиночке сложно достичь высот, а большой отряд быстро обнаруживают слуги Творца, или Антагониста, и превентивно разбивают группу. Мало кто захочет продолжать рискованное развитие, когда после пары перерождений потеряет два десятка единиц Искры Творца.

— И вы… — я замолчал, жестом предлагая Цандру продолжить вместо меня.

— И мы предлагаем перебраться через Ахерон, огненную реку, отделяющую нейтральный мир от мира хаоса. Скорее всего во время и после нападения нежити часть демонов будут вынуждены находиться здесь, на нейтральных землях. И это даёт нам шанс попасть в Ад незамеченными.

— Ты сказал в Ад?

— Да, так принято называть мир Хаоса. Мир светлых называют Рай, а мир порядка — Тетраграмматон, или обитель бога.

Выслушав центуриона, я понял, что по прежнему ничерта не знаю об игре. Походу мне всё же придется посетить библиотеку, чтобы восполнить знания о том, во что я влез.

— Зачем демоны охраняют границу своего мира? — спросила Нюша, отвлекая меня от тяжёлых размышлений.

— Потому что представители других стихий, когда убивают тварей хаоса в родном мире, получают вдвое больше осколков души, чем сами демоны.

— Так только с миром Хаоса? — уточнил я.

— Нет, в светлых мирах тройной множитель, в мире порядка пятикратный. Но, если в Аду тварей несметное число, то в мирах, подвластных Творцу, их на порядок меньше. Поэтому владыки Хаоса и поставили охрану, чтобы не давать другим стихиям развиваться за их счёт. Впрочем, в Раю и Тетраграмматоне границы тоже под охраной.

— Как долго добираться до огненной реки? — поинтересовалась Нюша. — Я два месяца слонялась с женой повелителя по нейтральному миру, но ниразу не слышала о мире демонов.

— Повелитель, ты попал сюда с женой? — Назар с интересом уставился на меня. Твою ж мать, нет никакого желания объяснять, что за жена и накой она мне сдалась.

— Наш хозяин оказался здесь случайно, чистая душа, — я облегченно выдохнул, когда центурион взялся разъяснить старому воину, о чём вообще идёт речь. — А жена — это недоразумение, можно сказать нелепая случайность.

Услышав историю моей женитьбы, Назар лишь хмыкнул:

— Цандр, я в этой дыре немногим дольше тебя, и знаешь что мне удалось понять? Ничто. Слышишь, ничто в этом мире не происходит случайно. И Повелитель попал сюда не случайно. Всё это, — старый воин обвёл рукой окружающий мир, — всё имеет свою закономерность. И если ситуация сложилась так, как вы рассказываете, значит нужно найти эту ушастую. Где её последний раз видели?

— В лапах у белокрылого. — ответила Нюша со злобой в голосе.

— Значит пленница. Что ж, не удивлюсь, если Творец попытается повлиять на нашего хозяина, использовав девчёнку. Неприятная ситуация, и я не знаю, как можно быстро решить её.

— Повлиять на меня, используя Эраю? — некто может находиться в плену лишь из-за того, что знаком со мной? Что за бред?

— На войне все средства хороши. — подтвердил Назар мои мысли. — А уж Творец готов зайти так далеко, как только позволяют законы этого мира, и даже дальше.

— Я помог ушастой однажды, не дал отправиться на перерождение. Мы знакомы то были не больше суток, и теперь она из-за этого в плену? — я прямо физически почувствовал, как меня взбесила данная информация. Опять мое обострённое чувство справедливости? Или это звоночек от моей стихии, которая, со слов Аугуста, воздействует на моё сознание, изменяя его. Хотелось бы верить в первое, но что-то подсказывает мне, что бывший наставник был в чём-то прав. Меня взбесило не то, что ушастая пострадала из-за знакомства со мной. Взбесила сама мысль, что некто покусился на моё!

От осознания только что случившегося я словно прозрел. Твою налево, да меня же реально несёт! Я ж себя реально уже возомнил тем самым Повелителем Воли, приняв эту навязанную игру. Я убиваю тварей и разумных с одной мыслью — скорее бы достичь нового возвышения, словно заядлый геймер в ожидании нового уровня. А ведь игра идёт реальными жизнями!

— Боец! Ты меня слышишь? — словно сквозь вату, я услышал тревожный голос центуриона. — Ну наконец-то. А то сидишь уже пять минут, уставившись в одну точку.

— Как далеко до огненной реки? — спросил я, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей. — И каким способом мы будем перебираться на другой берег?

— Чтобы добраться до Ахерона, нужно в первую очередь желать этого. — ответил Назар. — Проклятая магия пространства. Чем больше мы возжелаем достичь реки, тем быстрее окажемся на её берегу. Поэтому многие даже не слышали о ней.

— Значит выходим прямо сейчас. — принял я решение. — Назар, я не вижу у тебя холодного оружия.

— Его и нет. — старый воин опустил ладони на рукояти двух револьверов, торчащих из кобур на бёдрах. — Так вышло, что у меня все способности рассчитаны на дистанционный бой. Да и класс у меня — стрелок. Повелитель, рекомендую тебе сменить кобуру на плечевую, будет гораздо удобней.

— Я попробую, при случае. — ответил я и, забросив собранный вещмешок на плечи, а следом и «Ультиматум», первым зашагал с причала. Походя отметил, как Нюша с центурионом тут же встали за моей спиной, а Назар, даром что самый старый, бодро обогнал по краю древесного настила и первым сошёл на берег. Чёрт, похоже мне придется привыкать к своему положению, или же идти одному. Только я уже набродился в одиночку, и повторять такое мне больше не хочется. Так совсем не замечу, как поддамся влиянию Воли.

Первые пол часа пути по выгоревшей равнине прошли без происшествий. Я пару раз оглядывался назад, чтобы убедиться, что мы действительно удаляемся от чёрной реки. Уж больно пейзаж был однообразным — редкие обгорелые пни и земля, покрытая слоем пепла.

— Впереди опасность. — спокойно произнёс Цандр, вырываясь чуть вперёд и прикрывая меня собой. То же самое проделала и Нюша. Далеко ушедший вперёд Назар делал какие-то знаки руками, и центурион их, похоже, понимал, так как выругался: — Проклятая нежить, возвращается с добычей. Четыре рыцаря смерти и кислотный зомби.

— Мы их убьём? — с предвкушением спросила хищница.

— Подзови Назара сюда. — распорядился я. Цандр тут же коротко махнул рукой, и стрелок двинулся в нашу сторону. Чёрт, а ведь это удобно, особенно на расстоянии. Не надо кричать, махнул рукой определённым образом, и все тебя поняли. Другое дело, что этой системой пользуются ангелы и палладины, а разрабатывать новую — это займёт массу времени.

— Повелитель, — произнёс Назар, как только приблизился. Я хотел было прервать доклад, чтобы затронуть столь важную тему — как ко мне обращаться, но решил обсудить это позже, на привале. Поэтому продолжил слушать разведчика: — Там, впереди, в паре километрах, четверо рыцарей смерти сопровождают здоровенного зомби, который тащит за собой семерых пленных. Нежить вся в стадии формирования второго крыла, пленные — в стадии первого. И это лишь передовой отряд. За ними движется еще один, в несколько раз крупнее.

— Нельзя допустить, чтобы немёртвые забрали с собой живых. — принял я решение. — Назар, ты раньше сталкивался с нежитью?

— Нет, сегодня впервые увидел.

— Тогда держись за нашими спинами, болшинство нежити не убить огнестрельным оружием. В крайнем случае стреляй в череп, это их если и не убьёт, то задержит.

— Мы их убьём! — обрадованно произнесла Нюша. — Всех!

Если бы мы знали, насколько она права. Стоило рыцарям смерти заметить нас, как они, развернувшись цепью, резко ускорились. Зомби продолжал тащить за собой пленников, полностью погруженный в своё занятие.

— Повелитель, помнишь, какими способностями владеют эти консервные банки? — с лёгкой подачи Назара все в группе стали обращаться ко мне, как к хозяину.

— Рывок, аура ужаса, дыхание смерти. — перечислил я и, поняв, к чему центурион задал такой вопрос, пояснил для Нюши и стрелка: — Рывок, это способность мгновенно перемещаться на метр вперёд, перед активацией рыцарь поднимает меч над головой или плечом. Аура ужаса заставляет слабого противника бежать, дыхание отравляет ядовитым газом, поэтому нельзя подпускать их к себе слишком близко. Назар, пока не стреляй, побереги патроны.

Когда между нами оставалось с десяток метров, мы с Цандром рванули вперёд, навстречу противнику. Я взял ту пару немёртвых, что справа. Шаг, другой, третий, затем припал на колено, пропуская над собой тяжёлый двуручный меч, и тут же с оттягом рубанул рыцаря своим клинком чуть ниже колен. «Воспламенение тьмы» с легкостью перерубило стальные поножи вместе с ногами немёртвого.

— Добей! — коротко бросил Нюше, а сам уже принимал на меч рубящий удар второго противника. Удар стали о сталь, и в следующую секунду мне пришлось уворачиваться от удара тяжелого железного сапога. Рыцарь, промахнувшись, неловко шагнул вперед и начал заваливаться на бок. Он попытался опереться на меч, чтобы удержать равновесие, но я не позволил ему подняться, мощным ударом отрубив ему голову.

Осмотрелся. Нюша уже добила подранка и сейчас заходила за спину последнему рыцарю. Тот пытался добраться до умело обороняющегося центуриона, уже сразившего одного противника. Что ж, значит можно переключиться на распухшего мертвяка.

Рубить огромную тушу зомби — быстрее устанешь, чем прикончишь тварь. Поэтому я вернул меч в ножны и взялся за «Ультиматум». Сократил расстояние до немёртвого и зарядом картечи разнёс тому голову. Огромная туша, постояв пару секунд, взорвалась, разбрасывая в разные стороны ошмётки гнилой плоти. Пленные, до этого покорно идущие следом за немёртвым, вдруг засуетились. Те, на кого попало часть зловонных брызг, заорали, начали срывать с себя одежду, остальные рванули кто куда, словно полоумные.

— Какого демона они ведут себя, как идиоты? — спросил я подошедшего центуриона.

— Скорее всего последствия гипноза. — пожал тот плечами. — Повелитель, со второй волной будет сложно справиться. И еще, советую надеть маску, чтобы у спасённых не появилось желание ударить нам в спину.

— Согласен. — я сбросил вещмешок на землю и принялся шарить в нём, отыскивая артефакт. — Цандр, собери активаторы.

Из освобождённых ни один не пожелал к нам присоединиться. Буквально через папу минут разумные пришли в себя, но, увидев мой отряд, почему-то решили не подходить к нам. Все десять бывших пленников, часть из которых продолжала подвывать от ожогов, что-то обсудила между собой, а затем двинулась прочь. Лишь один из спасённых крикнул нам:

— Эй, светлые, даю бесплатный совет — бегите, пока не пришла основная волна нежити.

— Вот поэтому у нейтралов и нет своего Повелителя или хозяина. — произнёс Назар, глядя на удаляющуюся группу. — Слишком трусливы.

— Или расчетливы. — поддержал разговор Цандр. — Поняли, что риски превышают возможную прибыль, и свалили.

А потом нам стало не до разговоров. К нам приближался отряд немёртвых, состоящий из арбалетчиков, мечников и умертвий, общей численностью десятка полтора.

— Все ко мне. — скомандовал я. — Постараюсь накрыть всех защитным куполом.

«Сфера мёртвого пламени», усиленная пятьюстами сил Воли, достойно выдержала залп арбалетчиков, но не атаку трёх умертвий, в стадии формирования крыла. Бестелесные твари легко проникли сквозь серое марево купола, но дальше их встретил разряд сиреневых молний — хищница активировала одну из сфер оружия. Захлопали выстрелы, и арбалетчики, до которых оставалось метров сорок, один за другим начали в буквальном смысле терять головы. Я и представить не мог, что можно так быстро, и при этом столь метко стрелять из револьверов.

Дальше следить за действиями помощников я не смог, до защитного купола добрались скелеты-мечники. Несколько взмахов ржавыми мечами, и сфера стала почти прозрачной. Один из немертвых ринулся было вперёд, но тут же осыпался грудой костей, вспыхнувших серым пламенем. Увы, но его рывок окончательно разрядил способность.

— Назар, экономь патроны! — на всякий случай приказал я стрелку, а сам двинулся навстречу нежити.

Едва мы справились со второй волной, с правого фланга на нас вышла ещё одна группа нежити. Этим пришлось разделиться, чтобы держать под контролем пленных. Немёртвые, в массе своей не превышающие стадию формирования первого крыла, практически не использовали боевых способностей. Лишь естественные, такие как невероятная скорость, леденящий кровь визг, и различные ауры, с которыми моя ментальная защита справлялась на раз. Мы тоже старались не использовать способности, бились одним умением и холодным оружием, да иногда Назар стрелял из-за наших спин, выбивая немёртвых лучников.

С третьей группой провозились долго, но оно того стоило. Оттянув на себя четверых кислотных зомби, я сжёг нежить «Аурой тёмного пламени», позволив помощникам освободить пленных. Как и ожидалось, спасенные, не поблагодарив, быстро удалились в сторону чёрной реки, за исключением двух воинов.

— Брат, ты из чьего легиона? — обратился ко мне один из них и, видя моё непонимание, расправил за спиной пару белоснежных крыльев. Чёрт, ангелов мне ещё не хватало.

— Из шестого, — ответил за меня Цандр, — У нас было групповое задание от Создателя. Недавно выполнили, сейчас набиваем осколки, да и активаторы смерти лишними не будут.

— Мы, к сожалению, пустые, всю силу в бою потратили, — виновато произнёс ангел, которого удовлетворил ответ центуриона. — Оружие осталось там, на передовой. Так что помощники из нас так себе.

— Берите мечи нежити, хоть какую-то пользу принесёте. — Цандр быстро взял шевство над ангелами. — Что там, на передовой?

— Отбились, — тяжело произнёс светлый. — Но, пришлось с демонами обьединяться.

— Четвертая группа немёртвых! — прервал я разговоры, увидев отряд нежити, выбравшийся словно из под земли. Видимо они передвигались по оврагу, который отсюда было не разглядеть — десятка три.

Нам удалось уничтожить еще пять групп агрессоров, и освободить при этом около сотни пленных. Последний отряд нежити встречали уже в сумерках, причём изрядно помятые. Все способности были уже использованы, руки налились свинцовой усталостью, поэтому я пустил в ход огнестрел. Весь запас картечи, так скрупулёзно собираемый мною в течении нескольких суток, ушёл за несколько минут боя. Назар отстрелял свой боезапас ещё раньше, и в итоге нам пришлось какое-то время отступать, пока у меня не откатилась «Аура тёмного пламени». Вал чёрного огня поставил точку в этом затянувшемся сражении.

Оба ангела к этому времени отправились на перерождение, как и парочка нейтралов, в стадии формирования второго крыла, присоединившаяся к нам с прошлого боя.

— Еще одну стычку мы не вытянем. — произнёс Цандр, тяжело опираясь на свою глефу. — надо или избегать нежить, или возвращаться к чёрной реке и отплывать от берега на лодках. На воде нежить не достанет.

— Или всем перенестись в личную зону отдыха. — предложил Назар. — Если нашествие действительно отбили, то к утру нежить уже покинет нейтральный мир.

— Нет, варианты назад и в личную зону нам не подходят. — принял я решение. — идём туда, куда шли, стараемся избегать отряды немёртвых. Ангелы уже сообщили о нашем отряде своим командирам, и к утру нас начнут искать. Да и демоны успеют вернуться в свой мир, так что собираем активаторы и выдвигаемся. Надеюсь, до рассвета мы пересечём огненную реку.


Отступление восемнадцатое.
БРАТ, Я ОБНАРУЖИЛ МАЛЬЧИШКУ.

ТЫ ПРИНЯЛ МЕРЫ, БРАТ? ОН ЗНАЕТ, ЧТО ЕГО ВЫЧИСЛИЛИ?

ОН ИДЁТ В РАССТАВЛЕННУЮ МНОЮ ЛОВУШКУ, НИ О ЧЁМ НЕ ДОГАДЫВАЯСЬ. АТАКА МОРСЫ ОКАЗАЛАСЬ ВЕСЬМА КСТАТИ, ИНАЧЕ МЫ БЫ НЕ ОБНАРУЖИЛИ АДЕПТА.

МАЛЬЧИШКУ НУЖНО СТЕРЕТЬ, БРАТ. У МЕНЯ ЕСТЬ ПОДОЗРЕНИЕ, ЧТО ЭТОТ ОН ПОДТОЛКНУЛ МОРСУ К ДЕЙСТВИЮ. ЭТОТ АДЕПТ СЛИШКОМ ОПАСЕН.


Глава 25 ЛОВУШКА


К огненной реке мы вышли к рассвету. Позади остались выжженые земли, несколько километров редколесья и небольшая горная цепь, которую мы зацепили лишь с краю. Ещё нам пришлось задержаться, чтобы обучить хищницу пользоваться крыльями, до этого момента девушке не приходилось летать.

— Почти пришли. — первым подал голос Назар, выполнявший роль разведчика в нашем отряде.

— С чего ты решил? — устало спросила Нюша, которая во время тренировки полётов неудачно приземлилась и теперь прихрамывала на левую ногу.

— А ты принюхайся.

Мы с хищницей дружно потянули носами воздух, и я тут же уловил неприятный, кислый запах. Что-то он напоминал мне, что-то из недавнего прошлого.

— Это запах серы, Повелитель. — пояснил стрелок. — огненная река поблизости, минут через двадцать выйдем к берегу.

Вторым признаком, после запаха, была температура. Стало ощутимо жарче, настолько, что мне пришлось скинуть с головы капюшон, и периодически утирать выступивший пот. А затем мы увидели её.

Багровая, огненная река. Медленный поток лавы, шириною в несколько сотен метров, и марево испарений, клубящихся над потоком огня. Картину дополняли высокие, обрывистые берега, к которым ну совсем не хотелось приближаться.

— Цандр, ты уверен, что мы не отравимся ядовитыми испарениями? — спросил я у помощника. С его слов перебраться на другую сторону можно было лишь двумя способами, и оба предполагали полёт. Или используя свои крылья, или с помощью дирижаблей, которые имелись на вооружении владык Хаоса.

— Давно это было. Нужно прикрыть дыхательные пути сложенной в несколько слоёв и смоченной тканью, или задержать дыхание. Обычно перелёт занимает чуть меньше минуты.

— Предлагаю не медлить. — произнёс Назар, который только что прошёлся по самому краю обрыва, рассматривая противоположный берег. — Мы изрядно задержались, и то, что хаоситы не успели восстановить патрулирование, большая удача.

— Переправляемся. — принял я решение, и, достав из ножен меч, первый активировал крылья. Тело плавно поднялось на несколько метров над каменистой почвой. Цандр с Назаром тут же присоединились ко мне, а чуть позже взлетела и Нюша. Стрелок первым, на глазах набрав приличную скорость, ворвался в серые клубы испарений. Хищница, перехватив поудобней копьё, последовала за ним, мы с центурионом тоже не заставили себя ждать. Стоило мне пересечь береговую линию, как снизу ударила волна жара, заставившая меня потратить лишние пять сотен сил Воли, чтобы ускориться. Сам не заметил, как вырвался далеко вперёд, обогнав даже Назара. Какие-то пару десятков секунд, и я обнаружил под собой каменистый берег. Медленно опустившись на один из особо крупных валунов, я вчитался в алые строки, вспыхнувшие перед глазами:

«Seraphim, ты пересёк границу миров. Добро пожаловать в «Mundo Chaos», мир Хаоса.

Seraphim, ты и твои слуги получают дополнительный множитель к получению осколков души с убитых противников: ×2»

— Повелитель, засада! — звонкий голос Нюши вернул меня в реальность. Следом раздался сдвоенный выстрел, а за ним крик Назара:

— Повелитель, я не могу тебя убить, прыгай в реку!

Повернувшись на голос, я увидел, как падают тела хищницы и Цандра, а стрелок, словно камикадзе, развеял свои крылья и камнем падает в кипящую лаву огненной реки. Да какого хрена они вообще решили, что это ловушка, на нас ведь никто не нападает!

Я внимательно осмотрелся — ни кого. Чёрт, что за бред? Вновь активировал крылья и попытался взлететь. Стоило мне подняться на высоту трёх метров, в воздухе полыхнула золотистая сеть. В тот же миг мои крылья исчезли, и я рухнул вниз, только чудом не повредив себе ноги.

— Ты слышал, Небирос, они называли этого мальчишку Повелителем! — откуда-то справа раздался смутно знакомый голос. Где-то я уже слышал его.

— Баал, я не вижу уровень его развития, а значит он достиг стадии формирования бога. Не стоит недооценивать этого парня. Асмодеус уже поплатился за беспечность, и теперь служит Тьме. — Я вертел головой в разные строны, слышал голоса, но ничерта не видел. И что мне делать? Последовать совету Назара?

Попытка приблизиться к обрыву не увенчалась успехом, четыре шага, и передо мной вспыхнула золотистая сеть, которую я не смог ни продавить голой силой, ни прорубить «Коварным клинком тьмы». «Распад тьмы» тоже не подействовал на преграду, а это значило…

— Эй, парень, сложи ка свои шмотки на вон том камушке, и тогда я не буду тебя долго мучить. — вновь раздался знакомый голос. Я, сориентировавшись на звук голоса, запустил в сторону Баала «Вихрь тёмного пламени». Увы, но похоже моё оружие не действовало на золотую сеть. Зато мои действия оказали влияние на настроение невидимых собеседников.

— Баал, сжимай сеть. — Миг, и я наконец смог увидеть, в какой ловушке оказался. Вокруг меня сформировался золотистый купол, метров десять в диаметре. И эта ловушка, окружающая меня со всех сторон, медленно стала уменьшаться. Вдруг пришло осознание, что скоро эта сеть спеленает меня, и я превращусь в беспомощную личинку, с которой можно будет делать всё, что угодно. Чёрт!

Я сорвал с плеча «Ультиматум», направил стволы ружья себе в грудь, и собрался было уже выжать спусковой крючок, когда невидимая сила буквально вырвала из моих рук огнестрел, сминая оружие, будто то состояло из олова. Чёрт, да я даже не вижу тех, кто меня хочет взять в плен. И в плен ли?

— Веселитесь, господа? — за моей спиной раздался еще один знакомый голос. Обернувшись, я увидел высокую фигуру, облачённую в… Не может быть, я лично, своими глазами видел, как его утащило в тёмную бездну!

— Ты смотри, Баал, одним ударом пришибём двух мокриц. — вновь заговорил Небирос. — вот Хозяин об…

Что там сделает хозяин, Владыка Хаоса договорить не успел. В один миг окружающий мир накрыла непроглядная тьма. Мои глаза тут же подстроились под новое восприятие, и глухая чернота расцвела чёрно-серыми оттенками. Лишь клетка, окружавшая меня, по прежнему осталась золотого цвета.

Увидел я и парочку, пленившую меня, и, не раздумывая, активировал «Взгляд инквизитора» на Баала, и «Приговор инквизитора» на второго владыку Хаоса.

— Одобряю. — произнёс за моей спиной Асмодеус, ныне полноправный эмиссар Тьмы, наблюдая за моими действиями. — Что ты сделал с Баалом, что он замер? Паралич, подавление воли?

— Подавление. — золотая сеть, окружавшая меня, исчезла вместе с смертью Небироса. Осознав, что я свободен, подобрал свой меч и двинулся к стоявшему столбом владыке. — Кто вас послал?

— Хаос! — произнёс Баал, голос его прозвучал, словно я говорю с аутистом.

— Какой был приказ?

— Убить окончательной смертью будущего Повелителя Воли.

— Адепт, заканчивай с ним. — за спиной раздался голос эмиссара. — Похоже на нас обратил внимание большой…

Земля ударила по ногам с такой силой, что я упал на колени. Баал, до этого замерший соляным столбом, кулём свалился мне прямо под ноги. Сзади громко выругался слуга Неизвестной, и было от чего. Тьма, окружавшая нас, стала распадаться, словно лоскутное одеяло, потерявшее связующие нити. Цвета с чёрно-серого сменились на багровый и алый. С пылающих огнём небес раздался грохот, а в мозгу, минуя ушные раковины, прозвучало:

«НЕИЗВЕСТНАЯ, ТЫ НАРУШИЛА ПРАВИЛО!!! Я ЗАБИРАЮ ТВОЕГО СЛУГУ!»

— Руки коротки! — крикнул в ответ эмиссар, с трудом перекрывая раскаты грома. — Адепт, ты со мной? Надо сваливать отсюда, пока нас не законтролили.

— Сейчас, только ответочку оформлю! — крикнул я в ответ, и вонзил клинок в грудь лежащего у моих ног Баала. — Эту жертву я приношу тебе, Воля!

«НЕ-Е-ЕТ!!!»

Земля содрогнулась раз, другой. Что-то огромное затмило алый небосвод, мои барабанные перепонки беззвучно лопнули из-за оглушительного рёва. Острая, режущая боль ударила по ушам, глазам, а в следующий миг навалилась тьма…


Отступление 19.
Босс впервые очутился в мире Хаоса, и ему совсем не понравилось. Здесь всё напоминало красную зону Чистилища. Никакой растительности, лишь голые скалы, песчанные равнины и зловонные водоёмы, от которых за версту несло тухлым. В крепости, к которой приписали великана, имелся источник чистой воды, но живительную влагу давали порционно.

Хаос? Наглая ложь! Здесь всё подчинялось жестким, порой жестоким законам. И над всем стоит Владыка Баал.

Боссу доводилось слышать, что у других владык всё совершенно иначе, а в некоторых частях мира Хаоса имеются настоящие реки и даже леса, но верилось в это с трудом. Вот и сейчас, коротая душный вечер в дозорной башне, великан слушал рассказы напарника, веры которым было на грош.

Внезапно с крыши донжона раздался заунывный вой, оборвавшийся так же резко, как и начался. Насколько знал Босс, там обретался личный питомец Баала, здоровенный пятиметровый дракон, чешуя которого отливала кровью, а глаза полыхали янтарной злобой на весь мир. То, как взвыла эта зверюга, очень не понравилось великану. Так воют преданные собаки, когла теряют любимого хозяина.

— Владыку убили! — заорал кто-то во внутреннем дворе крепости. — Дракон исчез.

В поднявшемся хаосе, когда все ругались, орали, а порой и вцеплялись друг другу в глотки, пожалуй Босс был одним из немногих, кто сохранил спокойствие. Владыка умер, и великан решил, что его больше ничто не держит в этом проклятом мире Хаоса. К тому же он догадывался, кто убил Баала окончательной смертью, и понимал, что сидя в крепости вряд ли скоро встретит своего врага. А значит пора выходить на одиночную охоту. И плевать, что проклятый чистый сейчас в разы сильнее. Он, Босс, не зря заслужил такое имя.


Отступление 20
ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ, БРАТ? ТЫ ИЗРАСХОДОВАЛ ПРАВО НА ОДНО ВМЕШАТЕЛЬСТВО! ГОД ТРУДА! ТЫ, ИЗ-ЗА МИНУТНОЙ СЛАБОСТИ, УНИЧТОЖИЛ ОДИН ГОД ТРУДА! ЧТО МЕШАЛО ТЕБЕ ПРИКОНЧИТЬ МАШЬЧИШКУ В ЧЕСТНОМ ПОЕДИНКЕ? БЕЗ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ «АРМАГЕДОНА»?

БРАТ, ТАМ БЫЛ ЭМИССАР НЕИЗВЕСТНОЙ! ТЫ ПОНИМАЕШЬ, КОГО ЭТА ТВАРЬ ПРИСЛАЛА НА ПОМОЩЬ АДЕПТУ ВОЛИ? МОЕГО БЫВШЕГО СЛУГУ! ОНА ИЗДЕВАЕТСЯ НАД НАМИ, БРАТ! ПРОШУ, ОТДАЙ МНЕ ДЕВЧОНКУ! Я СЛОМАЮ ЕЁ! Я ПОКАЖУ ЭТОМУ ЩЕНКУ, ЧТО ЗНАЧИТ — МЕСТЬ АНТАГОНИСТА!

ТАК ТЫ НЕ УНИЧТОЖИЛ АДЕПТА?!

НЕТ, БРАТ! ОН КАКИМ-ТО ОБРАЗОМ СМОГ ОБЗАВЕСТИСЬ ЗАЁМНЫМИ ИСКРАМИ.

ТЫ МЕНЯ ОГОРЧИЛ, БРАТ. ЧТО С ЭМИССАРОМ?

УШЁЛ. ПОХОЖЕ, НЕИЗВЕСТНАЯ ЗНАЕТ О НАС ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ МЫ О НЕЙ.





Конец книги.

25.08.2021


Оглавление

  • Глава 1 МИР МЁРТВЫХ ОСТРОВОВ
  • Глава 2 НЕ ЖАЛЕЯ ПАТРОНЫ
  • Глава 3 АЛТАРЬ
  • Глава 4 НЕМЁРТВЫЙ УЧИТЕЛЬ
  • Глава 5 ПРАКТИКА
  • Глава 6 ЖИЗНЬ
  • Глава 7 СТИКС
  • Глава 8 РИТУАЛ
  • Глава 9 ТЁМНЫЕ ТРОПЫ
  • Глава 10 ПЕРВОЕ КРЫЛО
  • Глава 11 Дары Первостихии
  • Глава 12 ПОЛЁТ
  • Глава 13 ПРОБОЙ
  • Глава 14 ЖЕРТВА ВОЛЕ
  • Глава 15 ВСТРЕЧА
  • Глава 16
  • Глава 17 КТО ЗДЕСЬ ДОБЫЧА?
  • Глава 18 «ИНКВИЗИТОР»
  • Глава 19 ЗАДАНИЕ
  • Глава 20 УБИЙЦА
  • Глава 21 ЗА ГРАНЬ ДОБРА
  • Глава 22 И СНОВА СТИКС
  • Глава 23 ФОРМИРОВАНИЕ БОГА
  • Глава 24 ПРОТИВОСТОЯНИЕ
  • Глава 25 ЛОВУШКА