Безымянный. Книга 1-2 [Александр Анин] (fb2) читать онлайн

- Безымянный. Книга 1-2 [СИ] (а.с. Безымянный -1) 962 Кб, 281с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Олегович Анин

Настройки текста:



Книга первая Безымянный артефактор

Глава 1

Вас когда-нибудь водило в лесу кругами? Это когда ты идёшь, идёшь и всё время возвращаешься в одну точку. Как говорят — леший кругами водит. Вот так и Лёху, а точнее Алексея Николаевича Новикова, уже в течении нескольких часов выводит к кедру с тремя стволами. Первые два раза у него это вызвало недоумение. Следующие три Алексей уже волновался не на шутку, а когда на тайгу стали опускаться вечерние сумерки и в место лесовозной дороги он снова встретил тот самый ствол кедра, то уже начал орать в голос, обещая вывернуть местного лешего на изнанку и натянуть на ближайший пень, как и положено во всех современных русских — народных преданиях. Пусть только эта скотина на глаза попадётся

Чтоб в темноте гулять по тайге — это надо очень основательно поехать кукушкой. Алексею же до этого было весьма далеко, поскольку он не депутат и не сотрудник Роспотребнадзора. Выбор, в общем — то, был не велик. Пришлось Лёхе ночевать у кедра и ужинать теми лисичками, что до этого удалось собрать. В начале августа в Сибири ночи не очень холодные, поэтому ночёвка в лесу особого страха не вызывала. Нарезав лапника на подстилку под ближайшую ель Алексей поплотнее застегнул замок куртки туристической «Горки» и завалился отдыхать.

Уснуть долго не получалось. Перевозбуждённая психика, звон комаров и другие звуки леса усиленно боролись со сном, но сон всё равно победил.

******
Проснулся Алексей прилично замёрзнув. Густой плотный туман, предвестник жаркого, солнечного дня, укутал деревья в утренних сумерках. Гидро будильник заставил вылезти из под ели и отойти на несколько метров от места ночёвки. Справив «малую нужду» Алексей был обрадован тем, что не может найти ели, под которой он провёл ночь и у корней которой воткнул перед сном нож.

— Вообще замечательно — подумал Лёха. И лишь спустя пару минут до его сонного сознания дошло, что хвойных деревьев в ближайшем окружении вообще нет, а плотный туман по прежнему не даёт рассмотреть окружающее пространство.

— Мистика какая-то-пробубнил себе под нос Алексей, печально вздохнув он уселся спиной к ближайшему дереву и постарался ни о чём не думать, хотя интуитивно понял, что того леса, в котором он вчера нарезал круги много часов подряд, он уже не увидит.

Ждать пока развеется туман пришлось около четырёх часов. За это время Алексей успел ещё поспать и сильно проголодаться, но еды и воды не было. В принципе у Алексея остались только пустые ножны от ножа и зажигалка. Всё остальное осталось у места ночёвки.

В надежде на чудо Алексей минут пять покружил в радиусе ста метров, но лишь сумел подтвердить свои ощущения о переносе куда то и скорее всего на другую планету, поскольку его окружали очень высокие деревья с сиреневой корой и зелёными листьями, имеющими форму близкую к листьям винограда.

— Что то я сильно тупить стал- подумал Алексей. Несколько часов тут загораю, а про отличие деревьев только сейчас начал думать. Может психика перестраивается или ещё какие то защитные функции включились. Хотя, можно на эту тему даже не думать. Как влияет на мозг и психику человека переход в другой мир я всё равно не знаю, а значит нечего и голову забивать. Сейчас важно найти воду, пищу и аборигенов, а ответы на «глобальные» вопросы могут и подождать.

******
Через пару часов движения по лесу Алексею удалось выйти к лесному ручью и вдоволь напиться. С добычей пропитания дела обстояли хуже. Грибов не было, зайцев и странного вида косуль(Косули на голове имели три рога. Два на макушке и один, сантиметров четырнадцать, чуть ниже глаз.) голыми руками не добыть, а ягоды могли быть и ядовиты. Алексей принял вполне логичное решение и продолжил движение вдоль течения ручья, периодически заглядывая в прозрачную воду в надежде на появление рыбы. Чтоб отвлечь сознание от чувства голода Алексей начал вспоминать курсы выживания, которые теоретически им давали в армии. Не все крепкие парни попадают служить в спецназ, морскую пехоту или десант. Алексею выпало служить в мотострелках, но большим плюсом службы было то, что ротный, старший лейтенант Игнатов, очень увлекался армейским рукопашным боем по системе Кадочникова, приёмами боевого самбо и прочего безоружного боя. Вот и своих бойцов он старался почаще гонять в освоении этой науки. Да, в прочем, Алексея и всех остальных бойцов заставлять постигать эту науку не приходилось. Все занимались с желанием и усердием. Ведь ощущение спокойствия и уверенности в своих силах данный вид единоборств развивает замечательно. Правда за те шесть лет, что прошли с дембеля всерьёз заниматься не получалось, но восстановление навыков всегда проще, чем освоение с нуля. Вот и сейчас Алексей поймал себя на том, что пока он погрузился в воспоминания, руки и ноги начали жить своей самостоятельной жизнью и, не произвольно делают разминочные движения.

— Да. Что-то я совсем замечтался — пробубнил себе под нос Алексей. То, что рядом нет опасности ещё не означает, что нет возможности на неё нарваться на ровном месте и в любой момент времени. Нужно заканчивать с ностальгией и воспоминаниями и не щёлкать клювом, как желторотый новобранец. Через некоторое время пути ручей увеличился до полуметра, видимо количество водяных ключей постепенно увеличивается. Ручей начал делать резкий поворот и Алексей заметил в размытом береге что-то, что блеснуло в лучах полуденного солнца. Естественно, что Алексей решил проверить свои внутренние подозрения, а за одно и перевести дух.

Новиков с удовольствием снял берцы и носки и, босиком зашёл по песку в воду. Его подозрения приятно подтвердились. Небольшими самородками золота было усеяно практически всё дно ручья. Алексей набрал полную кепку и начал ржать над своим положением.

— Золота полные карманы, а жрать нечего. Зато если встречу местных, то будет на что купить еду и вещи. Это если местные здесь не папуасы — каннибалы. А вообще, по логике вещей, если тут так золото валяется, то либо по близости никого из людей нет, либо оно тут как средство платежа не используется. По этому много набирать его не стоит. Просто место нужно запомнить и, при необходимости, наведаться. https://m.youtube.com/watch?v=3Avd30Q9FvM,https://m.youtube.com/watch?v=0U0dn2rqn7I

Кепка самородков весила на первый прикид около двух килограммов. Алексей решил рассортировать его по крупности в разные карманы, а так же обмыться в ручье и простирнуть носки. Воды в ручье было почти по колено и, пока Алексей обмывался, он поднял со дна муть, повылавливать из которой вкусненькое приплыли несколько непуганых рыбин, часть из которых Алексей сумел выловить голыми руками. Это был успех! Развесив на ближайших кустах носки на просушку и, выбрав из самородков более — менее острый, Алексей выпотрошил рыбу. Далее он подготовил место для костра и на примитивных шампурах из веток начал запекать рыбу над огнём. Жалко, что глины в шаговой доступности не было. Можно было бы запечь рыбу в углях обмазав её глиной, но что есть, тем и пришлось воспользоваться. Благо, что зажигалка есть. Хоть огонь трением добывать не пришлось. Перекусив как вышло, он решил ещё попытать удачу и наловить рыбы. Наловить получилось не только рыбу но и ещё самородного золота, которым была богата песчаная отмель на повороте ручья. Это золото, а его набралось ещё с половину кепки, Алексей решил прикопать в недалеко от поворота ручья, выбрав для схрона куст какой то ягоды зелёного цвета и пометив куст специально найденным булыжником. Наведя маскировку Алексей продолжил заниматься готовкой рыбы и приготовил место для ночлега, загнув аркой ветви очередного куста и нарвав травы на подстилку. Рыбу на завтрак Алексей решил в сыром виде прикопать в ручье. Поскольку не хотел привлекать аппетитным запахом ночных хищников. Так прошёл первый день в новом мире. Что принесёт следующий? Алексей гадать не стал постепенно провалившись в сон.

Глава 2

Проснулся Алексей снова в утренних сумерках. В эту ночь удалось выспаться и отдохнуть просто замечательно. Разведя костёр, Алексей вытащил из ручья остатки вчерашнего улова и в течении часа перепёк всех рыбёшек. На завтрак и обед этого должно было хватить. Засиживаться на золотой отмели смысла не было и, он решил идти дальше вдоль ручья исходя из правила — где вода там и жизнь.

В пути Алексей провёл почти целый день и когда уже начал подумывать о рыбалке и ночлеге, его взгляд зацепился за маленький мостик весь покрытый толстым слоем старой листвы. Подойдя ближе Алексей был весьма удивлён, ведь стоило смахнуть с перил листву и взору открывалась удивительная картина. Весь мост был изготовлен из цельного, чёрного с серыми прожилками, камня. При том что мостик был метра четыре длиной и около трёх шириной. Рядом был проложен ступенями спуск к ручью, которым явно давно никто не пользовался. Алексей начал приглядываться в поисках дороги, но дорога едва угадывалась только по более тонким, сантиметров около двадцати, деревьям. Метрах в ста от моста удалось заметить обильно покрытый мхом и вьюнами забор. Причудливого вида металлические, кованые ворота скрывали за собой обширный участок, также обильно покрытый молодым лесом. Метрах в шестидесяти от ворот стоял большой дом. Стены дома так же были покрыты разными вьющимися растениями.

— Маскировка мировая. Вечером рядом пройдёшь и не заметишь — выдал своё экспертное мнение Алексей.

Подойдя по засыпанной старой листвой веранде к дверям дома он аккуратно постучал в дверь. Дверь дома оставалась закрытой и, судя по тишине, дом был пуст. Алексей оглянулся на заросший участок и толкнул ладонью створку двери. Створка не поддалась. Потянул за литую бронзовую ручку — дверь со скрипом начала открываться.

— Есть кто живой? — крикнул в пустоту коридора Алексей. Дом откликнулся тишиной.

Зайдя в коридор он начал заглядывать в двери, которые располагались по обе стороны коридора. Кухня, спальня, спальня, библиотека, затем коридор переходил в большой зал в котором также находилось три двери. Везде плотный слой пыли. Новиков прошёл через зал. Первая дверь вела в большую спальню. Вторая в какую то лабораторию — мастерскую. Последняя дверь открылась с трудом, так как изнутри ей что-то мешало. Приложив усилие, он протиснулся в щель и замер разглядывая лежащие на полу мумифицированные останки. Судя по одежде останки принадлежали двум мужчинам. Рядом с каждым из них лежали очень красивые кинжалы. Кто кого и в какой последовательности завалил, Алексею было всё равно, поэтому он просто собрал кинжалы и, срезав с поясов ножны, пока решил оставить всё как есть. Закрыв дверь в последнюю комнату, он прошёл на кухню. В кухне была ещё одна дверь, которая вела в кладовую. На балках в кладовой были подвешены несколько мешков и на полках стояли керамические кувшины. Некоторое время Алексей бегал с кувшинами и мешками к кухонному окну и рассматривал содержимое кладовой. Большинство продуктов были давно испорчены, но в мешках нашлось что-то сильно напоминающее наши бобы, фасоль и горох. Долго не думая, Новиков выбрал большой медный котёл, объёмом на пару вёдер воды и малый, литра на четыре, зачерпнул из зольника печи золу и пошёл на ручей за водой. Место забора воды было обустроено весьма удобно. Шершавый каменный блок возвышался над водой сантиметров на двадцать пять и доходил почти до середины ручья. С помощью золы из кухонной печи Лёха оттёр оба кинжала и котлы и, набрав воды, вернулся в дом. Растопив варочную печь, благо, что дрова лежали рядом с топкой, поставил малый котелок на плиту и, закинув в него пару кружек гороха и кусок соли, и отправился готовить одну из спален к ночлегу. Сдернув обильно пропитанное пылью покрывало, Лёха оценил пропылённость постельного белья в категорию «на замену». Резной платяной шкаф порадовал чистыми комплектами белья, а старое бельё он просто решил пустить на тряпки. Зелёное от старости медное ведро из кладовой получило статус «полового» и началась беготня с уборкой пыли, мытьём окна и пола, топкой печи и отслеживанием готовки гороха. Горох сварился уже когда практически стало темно и ему пришлось ужинать в полной темноте. Новиков не знал сколько лет бобовые пролежали в кладовой, но на вкус гороховая каша была нормальной, а это значит, что нет нужды сломя голову бежать в поисках пропитания, а можно просто спокойно осмотреться и обжиться. Тем более, что крыша над головой теперь есть.

******
Ночью он проснулся от ощущения чужого взгляда. Схватив положенный рядом с собой кинжал и скатившись с кровати в дальний угол он приготовился к бою. В комнате была кромешная тьма, но глаз Алексея сумел уловить бледное свечение, напоминающее человеческое тело.

— Кто ты? — прозвучал в голове голос.

— Я Новиков Алексей.

— У нас нет таких имён. Откуда ты Новиков Алексей?

— Я из другого мира. Каким то образом сутки назад меня перенесло в этот мир и теперь я пытаюсь здесь выжить. А вы хозяин этого дома? — обратился Алексей к призраку.

— Да. Когда-то меня звали Йан. Тридцать лет назад я жил в этом уединённом доме.

— Вы не против если я поживу в вашем доме какое-то время? — Алексей решил проявить уважение к бывшему хозяину. Он первый раз общался с призраком и не знал рамки дозволенного.

— У этого дома теперь нет хозяина. Можешь считать его своим, но у меня будет к тебе просьба.

— Всё, что в моих силах я готов сделать.

— Это хорошо. Но мне нужно всего лишь, чтоб ты кремировал мои останки. А останки второго йольда вынес подальше в лес и выбросил.

— Даже так?!

— Этот йольд притворялся моим другом, а сам хотел выкрасть мои разработки. Когда я поймал его у себя в рабочем кабинете он тяжело ранил меня и тогда мне чудом удалось нанести ответный удар.

— Подло.

— Да. Он поступил подло.

— Хорошо. Завтра я займусь исполнением вашей просьбы.

— Благодарю тебя, Новиков Алексей. Со своей стороны я сделаю тебе подарок, который облегчит тебе жизнь в этом Мире. Мы называем его Мир Йольда.

— Я немного запутался. Вы говорили что вас убил йольд. Это его Мир или я что-то не правильно понял?

— В Мире Йольда всех мужчин называют йольд, а женщин и девушек — йольда. Разница присутствует только при написании. Когда речь идет о Мире, то Йольд пишут с большой буквы. Название жителей всегда пишется с маленькой.

— Необычно, но мне понятно.

— А теперь ложись спать и ничего не бойся. У меня очень мало сил, чтоб тратить их в никуда. Я лучше их потрачу на твоё обучение. В этом и будет моя благодарность за помощь в перерождении.

Алексей молча кивнул и улёгся спать дальше. Последнее, о чём он успел подумать, прежде чем провалиться в сон, была мысль о том, что видимо пока целы кости — перерождение невозможно.

******
Утро он встретил, как обычно, с наступлением утренних сумерек. Видимо продолжительность суток в Мире Йольда несколько длиннее, поскольку выспаться и отдохнуть получается постоянно. Хотя это только вторая ночь с момента переноса. Приятным моментом было то, что Алексей прекрасно стал понимать географию этого Мира, язык и письменность, а также основы местной магии. Местная магия сильно отличалась от магии из фильма о Гарри Поттере. В общем, не так много тут было одарённых с более чем бытовым уровнем магии. Были маги менталисты, маги целители и маги артефакторы. Все специализации зависели от личных качеств мозга йольда. Вот Йан был магом артефактором и от щедрот своих и поделился с Алексеем основами своего ремесла и расположением тайников с наработками и ценными материалами по артефакторике. Жаль только, сил у призрака было мало, но Алексей считал, что и самостоятельно сможет разобраться. Главное есть книги и, сразу бонусом знание местного языка и письменности. А это уже много!

На скорую руку Алексей поел вчерашней гороховой каши, нашёл в кладовой мешки, в сарае за домом был найден топор, серебряная фляга и вещевой мешок, очень похожий на армейский сидор времён ВОВ. Алексей попробовал его порвать, но, несмотря на три десятка местных лет, провисевший в сарае сидор с честью выдержал все тесты. Покинув сарай, Алексей решил подготовить место кремирования непосредственно в усадьбе. По приблизительным подсчётам огороженный участок был размером двести на двести пятьдесят метров, то есть одну сотку для погребального костра выбрать вообще не вопрос. Отойдя в угол на стороне ворот он начал топором валить молодые деревья. Древесина была весьма твёрдой и весь намеченный участок он сумел расчистить только к вечеру. Свежие стволы Алексей рубил и складывал около забора на прокладки из толстых веток. Как житель таёжной деревни он прекрасно знал цену древесины и старался её использовать всю в дело. Сучки на дрова, брёвна пойдут на строительные нужды. По дороге к ручью были замечены несколько сухих деревьев, которые можно было срубить на погребальный костёр. В этот раз на ужин Алексей сварил бобы. Ел опять в глубоких сумерках и уснул сразу. Ночь прошла спокойно, а ещё через день он проводил в последний путь останки мастера Йана.

******
Для выполнения второй части просьбы мастера Йана Алексею пришлось сделать ещё один сидор из мешка и верёвки. Поскольку представление о местной географии у Алексея уже было, то он решил вынести останки недруга мастера Йана в горы. Ближайшие были как раз там, откуда тёк ручей, по которому он и пришёл. За- одно, на обратном пути можно было набрать ещё самородного золота. Деревенская практичность и тут дала о себе знать. Целых две недели Алексей посвятил этому походу, четыре дня из которых были потрачены на добычу самородного золота. Как оказалось, золото прекрасно подходит для изготовления артефактов, вот он и решил обеспечить себя материалом. Влекла и манила артефакторика своими тайнами бывшего землянина. В «прошлой жизни» Алексей любил читать про артефакторов, а сейчас у него появилась возможность начать изучать данное направление. Видимо ожидание чуда в смеси с желанием расширить собственные возможности и подталкивали его погрузится с головой в обучение и эксперименты. Единственное, что ещё мешало, кроме домашнего хозяйства, это понимание, что он живёт один в диких местах и нужно обязательно поддерживать физическую форму. В ближайшие деревни всё равно нужно будет выходить и покупать продукты, муку, крупы и возможно одежду. Он решил первую половину дня посвящать хозяйству и физо, метанию кинжалов, а оставшееся время учёбе. В библиотеке им была найдена целая дюжина книг, которые нужно было освоить прежде чем залазить в тайники мастера Йана. День за днём Алексей приводил в порядок дом, осваивал охоту с помощью пращи и кинжала. Ловил, солил и вялил рыбу, делал спортивную площадку и деревянные тренажёры. От Мастера Йана остались ещё несколько кошелей с местными деньгами, и к середине второго месяца пребывания остро встал вопрос с закупкой продуктов питания. Пришлось ему собираться на выход в ближайшую деревню.

******
Целый день в пути по заросшей дороге и к вечеру Алексей добрался до ближайшей деревни. Деревня стояла на столичном тракте и имела около двух сотен дворов, свой рынок на площади и постоялый двор. Снять комнату на сутки с двух разовым питанием стоило один средний медный пулл. Денежная система княжеств была своеобразной. В ходу были медные и серебряные монеты, которые имели три размера. Большой, средний и малый пулл с добавлением названия металла. Пятьдесят малых пуллов равны одному среднему. Соответственно пятьдесят средних — один большой, соответственно пятьдесят больших медных пуллов — это один серебряный малый. И так далее по аналогии. Только тут, в деревне, увидев вживую йольдов, Алексей обратил внимание на то, что йольды отличаются от человека Земли и цветом глаз. В основном радужные оболочки глаз были сиреневого и фиолетового цветов, а по цвету волос йольды были русыми и блондинами. За почти два месяца жизни тут Алексей ни разу не стригся и отпустил небольшую бороду и усы. Но, не смотря на русые волосы, местные жители встретили его весьма настороженно. Стальные радужки глаз и земная одежда их сильно насторожили. Страна трижды воевала за последние полвека и понесла очень большие потери в войне с орками, завершившейся пару лет назад. Это было причиной очень настороженного отношения местных жителей к чужакам, какие бы они не были. Тем не менее Алексею удалось взять в аренду четверых вьючных лошадей и, сделав четыре ходки, закупить приличный запас продовольствия и необходимых вещей. Несколько раз его вызывали на разговор местные мужики, но поскольку Алексей не хотел светить своё место обитания, то удавалось отделаться общими фразами, что живёт далеко в лесу и местным от него вреда не будет. Если их не устраивает его серебро и медь, то в следующий раз он без проблем может закупиться и в другой деревне. Мужики крякали от подобных речей, но деревенская практичность брала своё. Тем более, что Алексей их не обманывал. Он конечно понимал, что его место обитания скоро секретом не будет и лишь очень малое количество мужского населения мешает местным мужикам пройти эти сорок — пятьдесят километров до его усадьбы. Алексею нужно было время. Время, которое позволит ему изучить литературу и, проведя эксперименты и добившись результата, обезопасить свою жизнь и своё будущее. На сегодняшний день он успел изучить около шестидесяти рун. Его очень выводило из себя то, что руны не были собраны в одной книге и их нужно было выискивать в больших объёмах текстов с философскими рассуждениями. Авторы книг охотно делились только бытовыми наработками. Мало где описывали всех свойства той или иной руны и момент прожига рун, который осуществляется усилиями психики самого артефактора. Если бы мастер Йан не поделился с ним базовыми знаниями, то разобраться и получить результат Алексею было бы гораздо сложней, поскольку те же руны на клинках кинжалов в книгах ему ещё не встречались. Пока ему удалось только научится прожигать руны и разобраться с некоторыми бытовыми магическими конструктами позволяющими убирать пыль и мыть посуду, а также запитывать накопители на амулетах на освещение, подогрев воды и охлаждение продуктов. Была бы в ближайшем селении артефакторная лавка, то может бы и удалось приобрести ещё какие то нужные артефакты, но знаниями там не поделятся, а если узнают, что у него есть доступ к архивам мастера Йана, то высока вероятность, что этим радикально захотят завладеть заинтересованные лица. И ещё одна проблема начинала маячить на горизонте. Камней накопителей для запитывания артефактов, оставшихся по наследству от мастера Йана, было весьма мало. В одном тряпочном мешочке лежало около трёх десятков камней, а приобрести их можно было только в столице. Вот и получалось, что перед Алексеем стоял целый ряд задач, которые нужно решать. Просто использовать накопители на дешёвые бытовые артефакты — это не вариант. Нужно создать то, что будет очень нужно и за что захотят хорошо заплатить. Придётся больше времени уделять учёбе. Знания всегда являлись ключом к успеху и именно их ему не хватает.

Глава 3

Из-за ограниченных возможностей в инструментах, станках и материалах Алексей постоянно был вынужден отбрасывать возникающие идеи, как невозможные в реализации. Дело сдвинулось с мёртвой точки, когда на охоте он наткнулся на глинистый берег на одном из ручьёв. В голове сразу сложился вариант, как можно расширить свои возможности. За пару дней он сделал себе деревянный гончарный круг и формы для изготовления кирпича. По задумке, на кирпич можно был о нанести руны, дающие высокие температуры, и создать печь для обжига. Опытным путём удалось подобрать нужное количество рун и сложил примитивную печь для обжига керамики. Первая задумка, которую Алексей решил опробовать — это сделать керамический фонарик. Артефакты освещения в доме были, и скопировать рунную цепочку сложности не представляло. Пробные варианты он решил делать без обжига. Важно было опробовать принцип. Естественно фонарик работал, но в доме свет нужен не сильно яркий и мягкий, а на улице его явно не хватало. Конечно, если нужно осветить ближайшие три — четыре метра, то он успешно справлялся, но в качестве фонаря для охраны торговых караванов или городской стражи этого явно не достаточно. Пришлось бегло просматривать все книги в поисках значений рун в рунной цепочке взятого образца. Очень сильно привлекла внимание одна руна, которая в цепочке повторялась восемь раз подряд. День поисков информации показал, что это руна ограничения. Каждая руна ограничения ослабляла действие предшествующей руны на десять — двенадцать процентов. Алексей всё взвесил и сделал ещё один пробник, в котором убрал две руны ограничения. Результат показал стабильный луч мягкого света на дистанцию с полсотни метров. Тогда Алексей решил убрать ещё пару рун ограничения на той же руне и одну на другой. Луч фонаря стал менее мягким и уверенно освещал ближайшую сотню метров. Тогда была убрана ещё одна руна ограничения и руна, которая, вроде как, отвечала за жёсткость освещения. В понимании Алексея фонарь в темноте должен ослеплять лучников противника, что мягким светом было не достичь. Последний вариант показал полное соответствие с ожиданиями. Алексей впервые испытал буквально счастье. За следующую неделю он изготовил два десятка фонарей и начинал вынашивать планы поездки в столицу — славный город Йольн одноимённого княжества. Через пару дней подготовки он снова отправился в ближайшую деревню с загадочным названием Йасна с намерением присоединиться к ближайшему торговому каравану до столицы. К великой радости Алексея караван из Йасной отправлялся следующим утром, и ему пришлось буквально бегом отправился на рынок, чтоб купить припасов в дорогу и ещё один сидор. Старшина охраны каравана придирчивым взглядом осмотрел его и выказал своё неудовольствие по поводу отсутствия у Алексея меча или лука. Меч Алексей пока не купил, а из лука стрелял не очень. Лишний раз позориться не хотелось, поэтому он пробурчал, что больше привык к безоружному бою. Старшина пообещал на обеденном привале проверить и, содрав с «балласта» малый серебренный пулл за охрану удалился. Через минут сорок караван начал движение. Три десятка наёмников, среди которых был пяток девушек с луками и порядка двух десятков возов тронулся в путь.

******
До обеденного привала пришлось идти исключительно ногами. Места на повозках ему никто предлагать не собирался. Видимо, отсутствие у Лёхи меча сразу напрягало всех. Ведь в случае нападения татей каждый боец на счету. Алексей же был спокоен и уверен в своих силах. Кинжалы он метал уверенно, технику рукопашного боя повторял регулярно. Конечно без спарринг-партнёра это не то, но главное, что тело помнило. На обеденном перерыве он едва успел набрать в флягу свежую воду, как тут же к нему подошёл старшина.

— Пойдём. Спытаю умения твои.

— Ну, пойдем. Только мой тебе совет, поручить это своим людям.

— Что, думаешь, что опозорюсь и не совладаю с тобой?

— Ну, всяко в жизни бывает. — улыбнулся Алексей.

Старшина молча кивнул и направился на край поляны, подав знак рукой двум своим парням.

— Спытайте-ка хлопца в безоружном бою. Да только не переусердствуйте, а то он пешим идёт.

— Это мы быстро! Это мы с удовольствием! — растянув рты в улыбках и на ходу отстёгивая пояса с мечами, отозвались крепкие парни. Естественно, посмотреть на избиение непонятного парня с серыми глазами желающих было много. В том числе и лучницы.

Бойцы старшины решили покрасоваться перед девочками, и первый, растерев кулак, двинулся на Алексея. Широкий замах, удар в голову. Алексей поймал руку за запястье и, приседая с разворотом на опорной ноге, добавил парню ускорения, отправив в полёт. От неожиданности воин не кувыркнулся, а просто воткнулся носом в траву. Гогот дюжины глоток подействовал на упавшего как красная тряпка. Он вскочил и с разбегу решил подмять под себя «обидчика». Алексей провёл приём «самолётик», и ласковая трава вновь приняла в свои объятья воина охраны. В этот раз никто уже не смеялся. Воин стиснув зубы поднялся, и, вытащив засопожный нож, медленно двинулся на Алексея. Не обращая внимания на финты — обманки, Алексей поймал руку с ножом и, взяв суставы кисти и локтя на излом, заставил воина бегать кругами вокруг себя. Старшина прекратил избиение своего подчинённого.

— Довольно. Я надеюсь, что мы сможем договорится с вами на пару тройку уроков, так сказать, для улучшения обороноспособности.

— Легко. И даже безоплатно. — изобразив улыбку сказал Алексей.

— Тогда сегодня после ужина я отправлю к вам свободную смену.

— Договорились.

Пообедать удалось чисто символически. То есть съесть пару пирогов с мясом прежде чем прозвучала команда на выдвижение. В этот раз ему тащить на себе свои вещевые мешки не пришлось. Охране каравана принадлежало три повозки, в голове, посреди и замыкающая. На возах охрана перевозила щиты, припасы и ехала отдыхающая часть охраны. Старшина разрешил сложить пожитки на средний воз, и Алексей продолжил путь налегке. До столицы было шесть дневных переходов и три крупных населённых пункта, в которых можно было прикупить выпечку и другие съестные припасы. С разговорами к нему никто не лез, поскольку в возах спали воины охраны, которым в ночь нести стражу, по этому он просто шёл и любовался красотами. Ему было непривычно видеть расцветки здешних растений. На земле фиолетовые и сиреневые листья Алексею не встречались. Версты сменяли одна другую и вдалеке показался большой величественный лес. И, судя по времени, сегодня остановка на ночь будет возле него.

Так оно и оказалось. Из леса вытекал маленький ручеёк, который убегал куда- то дальше в поля. В общем место удобное. Старшина подал команду, и возы стали съезжать с тракта и выстраиваться в круг в двух сотнях шагов от леса. Часть мужиков с охраной ушли в лес за сухостоем и хворостом, часть начала готовить котлы и продукты, Алексей же просто сходил к ручью за водою и перекусил оставшимися пирогами с начинкой. У него были ещё просто булки, но начинка могла испортится, что и определяло очерёдность в поедании припасов. Сняв ботинки он прополоскал в ручье носки и лёг на траву. Ноги прилично гудели и Алексей не заметил, как провалился в сон. Проснулся он от тактичного покашливания.

— Старшина на тренировку приглашает — отрапортовал посыльный.

— Добро. Веди. — сказал Алексей, вставая и заталкивая свои пожитки под телегу охраны.

В прочем далеко идти не пришлось, так как нужно было отойти от круга телег метров на двадцать. Охрана сейчас отрабатывала бой на мечах, один против двух и Алексею пришлось немного обождать. Далее старшина выделил ему восемь человек, а точнее йольдов, из которых были две девушки и, показав куда отойти, продолжил с остальными «греметь железом». Алексей показал краткий разминочный комплекс, заставил освоить кувырки и падения. После детально разъяснил один из приёмов против ножа из боевого самбо. Разбив «учеников» на пары он стал по необходимости подходить и индивидуально поправлять ошибки. Минут через двадцать у всех стало хорошо получаться и Алексей отпустил всех отдыхать с обещанием, что утром повторим. Девушкам же дополнительно показал пару «подлых» приёмов против мужчин.

Завтра снова день пути и ногам нужно хорошо отдохнуть.

******
Ночью Алексей проснулся от тихого команды приготовится к бою. Дружинники охраны срочно одевали кольчуги, а лучницы натягивали тетиву на луки. Алексей достал из мешка фонарик и подошёл к напряжённо вглядывающейся в ночь лучнице.

— Что там? — шёпотом спросил Алексей.

— Металлические звуки. — немногословно сказала девушка.

— Приготовься стрелять. Сейчас я их подсвечу.

Алексей поднял высоко над головой и в сторону фонарик и активировал работу накопителя. Метрах в шестидесяти, в согнутых позах, в их сторону шли десятка два вооружённых татей. Резко вспыхнувший свет ослепил нападающих, и они не сразу сообразили, что произошло. Девочки, лучницы, успели выпустить по две стрелы, практически мгновенно выкосив треть нападающих. Дальше тати, спрятав лица за щиты, приняли единственно верное решение. Они просто развернулись и бегом побежали в сторону леса, а наши охранники побежали за ними следом. Алексей тоже побежал, и лучницы сумели на бегу стрелять, а убегающие тати падали с ранениями и были добиты мечниками. До леса не добежал никто. А ещё через пять минут все тела нападавших были уложены в ряд и двадцать три тела бывших татей были оставлены до утра.

Утром старшина составил бумагу, в которой было указано, что охраной каравана на ночной стоянке в таком-то месте была перебита банда татей из двадцати трёх бандитов. Затем все, кроме охраны, поставили свои подписи как свидетели. Охрана уже упаковала трофеи и больше не теряя времени, на завтрак и тренировку охраны, караван тронулся в путь. Старшина подошёл к Алексею и поблагодарил за помощь в отражении нападения. В следующем селении староста выдаст награду за ликвидацию банды и охрана выделит её часть за помощь. Новиков поблагодарил старшину, и на этом всё общение до обеда завершилось. В обед группа «самбистов» попросила провести тренировку и показать новый приём. Алексею было не в тягость, и он согласился. В этот раз в группе было уже дюжина человек. Повторили кувырки, вчерашний приём и минут двадцать уделили новому приёму. Через три часа после обеда караван остановился на стоянке около большого села с звучным названием Йот.

— Йот твою мать — попробовал на слух звучное название села Алексей. Непривычный слуху Землянина названия вызывали у него не только улыбку, но и желание просклонять в русских традициях эти названия. Да и скучновато ему в дороге. Сейчас же он сожалел, что не взял с собой книги. Хотя… вспомнив, как пришлось первые пол дня на себе нести два сидора и длинный путь до деревни Йасна, Алексей сделал вывод, что книга по весу явно лишняя. Рядом с местом стоянки каравана он разглядел вывеску трактира. Долго не думая, он взял один вещь мешок и пошёл покушать горяченького. К его радости, в полумраке трактира ему посчастливилось спокойно поесть, не привлекая внимания окружающих и купить в дорогу выпечку, а за одно и литровый горшок сметаны. Новиков нанёс на горшок рунную цепочку на охлаждение и запитал её собственной силой. Лишнего накопителя с собой не было, по этому раз в три — четыре часа он решил запитывать руны. Так сметаны хватит на сутки — двое.

Глава 4

Вечером, группа самбистов, как в шутку, про себя, начал называть Алексей группу охранников, плотно насела на Алексея. Они поняли, что за оставшиеся четыре дня много приёмов разучить у них не получится, по этому они предложили разбиться на пары и, чтоб каждая пара отрабатывала свой приём, а потом они научат друг друга. Алексею стало понятно, что его решили выдоить на халяву. При том, что никто из дружины не подошёл к нему и даже просто не узнал имени. Его по прежнему воспринимали чужаком и этот сильно давило на него.

— Вы меня конечно извините, но я вижу, что даже если я выдам вам безвозмездно всё, что знаю, то вы всё равно будите смотреть на меня как на чужого. Вам, почему то не важно, что несёт вам разумный добро или зло. Для вас, почему то цвет глаз важнее того, что движет другим разумным. А я вот такой родился. Возможно, единственный такой во всём мире. Я не отказываюсь делится с вами знаниями, тем более, я обещал сделать это вашему старшине, но ВСЁ я буду передавать только друзьям. Поэтому для вас по прежнему буду давать только один новый приём за тренировку.

Было видно, что вся группа очень неловко себя ощущает. Возможно ему удалось затронуть что-то их в душах, но акцентировать дальше и, тем более набиваться в друзья Алексей не собирался. Поэтому он просто построил группу и начал объяснять приёмы, по освобождению от захвата за шею сзади. Уже перед сном к нему подошёл старшина и вручил шесть средних серебряных пулов.

— Это награда за ликвидацию банды.

— Благодарю. Денег лишних не бывает. Приятно, что местная власть так щедро оплачивает моё скромное участие.

— Местная власть платит по среднему пуллу серебром за голову. А я понимаю, что только благодаря твоему осветителю мы без потерь и ранений одолели такой большой отряд. Так что это тебе от всего отряда благодарность. Кстати, я бы такой осветитель купил для отряда. А лучше парочку. Где ты его купил, может расскажешь?

— Ты знаешь, старшина. Где я их взял я тебе не скажу, но… — Леха сделал долгую театральную паузу. — Я везу в столицу два десятка таких фонарей на продажу. Парочку могу, так сказать, по знакомству уступить. — Алексей с хитринкой в глазах смотрел на то, как по мере его фразы менялось лицо старшины.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Ну ты меня и разыграл. — заржал старшина, и, протянув руку для рукопожатия, представился, — Йован.

— Алексей. — Ответил Лёха и опять хитро посмотрел в глаза старшине. — Так папа с мамой назвали.

— Ха. А я думал опять шутишь. Ладно. Почем отдашь эти, как их…

— Фонари.

— Ага. Точно, их. Фонари.

— А почём ты готов прикупить такой редкий артефакт.

— Средний пулл серебром.

— Добро. Пойдём выберешь.

— Это… Четыре давай. Я знакомому старшине тоже возьму пару. И это. Как в столицу придём давай зайдём в гильдию наёмников. Думаю, что там все фонари и заберут

— Договорились. Но один я всё же себе оставлю.

Через четыре дня караван вошёл в столицу. По пути охрана отбила ещё одно нападение крупной шайки и тоже обошлось без потерь. Старшина светился от счастья как новогодняя ёлка. Суммарно за этот рейс он отбил стоимость фонарей только одними премиями от властей, а еще и куча трофеев денег принесёт.

Как и говорил Йован, гильдия скупила все фонари, и довольный Лёха пошагал на постоялый двор устраиваться на проживание.

На следующий день он зашёл в ювелирный квартал и приобрёл там сотню накопителей, обменяв их на самородное золото. Потом сходил в оружейный квартал, где приобрёл неплохой лёгкий меч и метательные ножи и, надолго застрял в книжной лавке. Длительный просмотр книг нужных результатов в артефакторике не дал, и Алексей прибрёл небольшую брошюру по бытовым конструктам для домохозяек. На следующий день он походил по лавкам артефакторов, изучал предложения и цены, наткнулся на бюро патентов и оформил патент на фонарь. Побродив по торговым рядам и оценив скудость предложений по инструменту он решил просто купить коня с седлом и вьючными сумками и прикупить железа для домашней кузни. Небольшую квадратную наковальню, около пуда весом сторговал так же за самородное золото. Но больше всего Алексея удивило наличие в продаже алмазной крошки. Литровый горшок алмазного боя обошёлся ему в один средний пулл серебром. Так сказать отходы ювелирного производства.

******
Следующим утром та же группа наёмников вела караван в обратную сторону. В этот раз с Алексея вместе с конём взяли тот же самый малый серебренный пулл. Нападений охрана не ждала, поскольку старые ватаги татей только вырезали, а новые за это время собраться по любому не успеют. Старшина обхлопал Алексея как родного и спросил, согласится ли он продолжить с его бойцами обучение. Алексей хитро улыбнулся, но не успел открыть рот, как старшина сказал:

— Мы готовы оплатить по малому пуллу серебром за две тренировки в день.

— Хех. Хорошо. Будем значит и дальше заниматься — согласился с предложением Новиков.

В этот раз действительно нападений не было. Караван благополучно дошёл до последнего привала перед Йасной и к Алексею подошли две девушки лучницы.

— Скажи, Алексей, можно ли у тебя ещё поучится более основательно бою без оружия?

— В принципе да. Но есть условия.

— Какие?

— Вы не распространяетесь о месте моего жительства, моих секретах и возьмёте на себя готовку пищи. Устроит?

— И ты не возьмёшь с нас денег за обучение?

— Я не думаю, что у вас их хватит. То, что я могу вам дать навряд ли кто ещё знает. Да и думаю, что не от красивой жизни вам эти знания нужны, а наживаться на девушках мужчине не к лицу.

— Мы благодарим тебя и тогда сейчас договоримся с старшиной на расчёт. Без нас караван доведут. Тут полтора дня пути осталось. И ещё, если не секрет. У тебя очень необычное имя. Что оно значит?

— На очень древнем языке оно означает — защитник йольдов(Алексей подумал, что самоназвания, как люди и человеки они не слышали, и переиначил значение имени к местному восприятию).

Девушки с ошарашенным видом молча поклонились и побежали к старшине улаживать завершение контракта.

******
По приходу каравана в деревню Йасна, Алексей в сопровождении двух лучниц арендовал ещё одного коня, прикупил овса, кожи, кузнечные клещи и пару молотков, и что-то ещё взяли девушки. На ночлег остановились в таверне. Плотно поужинали, и, заказав на утро сытный завтрак, разошлись отдыхать по своим комнатам. Следующий день весь ушёл на дорогу. Девчата оказались сёстрами погодками с забавными именами Йала и Йота семнадцати с половиной и восемнадцати с половиной лет от роду. Естественно если перевести на исчисление Земли то, лет около двадцати будет каждой. Девчата на последней войне потеряли отца и двух братьев, а мать умерла от горя. Девчонки остались одни и, чтоб прокормится, пошли в наёмники. Охотой они занимались уже давно и с луком и стрелами дружили лет с девяти. Старшина Йован пожалел девчонок и взял в дружину, но в среде наёмников парни очень сильно распускают руки и сохранить себя для мужа девушкам весьма не просто. Да ещё мужчин после войны осталось мало и парни стали этим пользоваться Раньше взрослые мужчины им бы уши по оборвали, но с войны их вернулось не много, да и то многие увечны. Вот и стала задача у девчонок научится себя защищать.

Девчатам Алексей выделил по спальне и, пока они стряпали на кухне, натаскал полную ванну воды. Завтра ему отводить арендованного коня в деревню, а девчат попросит поохотиться. На коне Лёха ездил давно, но поскольку без дороги в галоп коня не пустишь, то за завтрашнюю поездку он был спокоен.

На рысях проскакав целый день, Алексей успел вернуться к ужину домой. Мышцы ног до жути болели, а его походка вызвала улыбку у обоих девушек.

— А что вы хотели! Я пятнадцать лет назад последний раз в седло забирался. Естественно, что я в нём как собака на заборе…

— Ха-ха-ха-ха!!! Как собака на заборе…

Давнее изречение Петра I заставило согнуться от смеха обоих сестёр.

Алексей, попросил их позаботится о коне и поковылял в баню обмыться. Девчата предполагали, что его посетит это желание, по этому сумели натаскать вполовину ванны воды и активировали артефакт её подогрева. За что получили отдельную благодарность. Жареное мясо с кашей было выше всех похвал. Местные косули по вкусу мяса были на порядок вкуснее земных. Особенно порадовало отсутствие огромного количества прожилок, которые в земных косулях больше всего бесят при готовке.

Утром, позавтракав остатками вчерашнего мяса, он начал прикидывать варианты строительства кузницы. Показав сёстрам комплекс упражнений на растяжку ног, Алексей начал более тщательно изучать содержимое сараев. В результате поисков удалось найти небольшую кирку, деревянную лопату, несколько прутов кованного в квадрат железа и бочку какой-то смолы, похожей на смесь битума и гудрона. Прикинув максимальную массу бревна, которую он в состоянии поднять, Алексей принялся за разметку. Пять на четыре метра, катушка суровой нитки и помощь сестёр в промерах, и через час разметка с выносом была готова. Нужно будет вкопать четыре столба по углам и два под дверь. Но нужна пила, а пил тут Алексей не встречал. Придётся отложить строительство и заняться изготовлением пилы. зайдя в сарай, где он работал с глиной, Лёха изготовил кирпич с добавлением алмазной пыли. По его задумке, после обжига этот кирпич можно будет использовать как плоский точильный камень. В том числе для выравнивания неровностей кованной поверхности на будущей пиле. Так же Алексей замочил глину на изготовление фонариков, поскольку пока это был единственный источник дохода. Нужно было сделать ещё кузнечные меха и для них керамическое сопло. Хотя, хорошенько подумав, он решил наделать ещё кирпичей и нанести на них нужные рунные цепочки. Ведь глину он обжигает, вот и металл сможет нагревать таким же способом. Не будет нужды в угле и кладке горна. Достаточно просто сделать пару окон с форточками для охлаждения помещения или активировать амулет на охлаждение. Но этот вопрос он будет решать позже. Сейчас нужен будет ещё инструмент для заточки пилы.

Напильник из стали делать очень хлопотно, поэтому Алексей решил ещё раз воспользоваться глиной и алмазным боем. В сарае была найдена небольшая дощечка, которую он слегка подравнял кинжалом, им же он сделал несколько V образных надрезов разных размеров и углов в которые и втрамбовал глиняно-алмазную смесь, заодно и плоский напильник слепил. В хозяйстве сгодится. По-хорошему нужно сделать токарный станок по дереву и наждак на ножном приводе, но это позже. Тем более, что для хорошего токарного станка нужны литые детали. И, если о кузнечном деле, благодаря отцу Алексей представления имел обширные, то с литьём не сталкивался вообще. А это придётся делать. Те же резьбовые соединения… Если сделать восковую модель метчика и отлить его из бронзы, то им можно нарезать уже и резьбу в восковой модели плашки. Бронзовой плашкой и метчиком можно делать деревянные резьбы… В общем как-нибудь надо это нарисовать и запатентовать. У самого на всё сил и времени не хватит, а если найти компаньонов, то вполне можно не только двинуть прогресс, но и самому воспользоваться плодами совместного предприятия. Вон, к тому же кузнецу из Йасной предложить. Я думаю, что он поймет выгоду и возьмётся за изготовление.

Во время обеда Алексей спросил у девчат, что они думают, если будет необходимость на конях съездить втроём в столицу. Девчата сказали, что вообще не вопрос. Если ехать на рысях, то как раз все ночёвки будут в сёлах. За четыре дня свободно можно доехать, а дорога в ближайший месяц будет безопасной. Так что они согласны. После обеда Алексей засел в кабинете и пару часов занимался черчением и описанием того, что наметил запатентовать в ближайший выезд в столицу. Затем часа три тренировался с девчатами. Учил их бить ногами. Растяжки девушкам явно не хватало, но постепенно растянутся. После тренировки он засел за гончарный круг и начал крутить заготовку на фонарики. В процессе работы ему захотелось провести эксперимент. Он решил убрать все руны на ограничение мощности света, оставив их только на дальность, причем на дальность поставить десять рун ограничения. Чтоб сильно не рисковать, Лёха решил изготовить пока что-то, напоминающее лазерную указку. Цилиндр рукояти миллиметров двадцать диаметром и тонкое отверстие, сделанное ивовым прутом. Накопитель ставить не стал, решил сделать разрыв в цепочке рун, который можно замыкать пальцем и энергию подавать самому. Алексей нанёс нужные руны и поставил заготовки сушиться. Завтра можно будет всё испытать. А пока носить глину и воду в баню. Чем он и прозанимался до окончания дня.

Утром, ещё в сумерках, Алексей побежал испытывать лазерную указку. Когда он активировал её, то первый раз просто уронил и выматерился. Тонкий луч, чуть короче метра длиной, с мощным рёвом вырвался из указки. Алексей подошёл к стволу ранее срубленного дерева, активировав указку и резким ударом подравнял неровный конец двадцатисантиметрового бревна.

— Бляха муха… Меч джедая.

Алексей побежал в сарай и взял пучок железных прутьев. Срезать их под углом тоже труда не составило, впрочем как и прожечь тонкую дырку включив указку на мгновение. Осталось узнать время непрерывной работы. Тут оказалось оказалось гораздо печальнее. Через пять минут керамика потекла. Теперь он знал, чем сегодня заняться. Но открыто использовать это можно будет только в случае войны или не оставляя свидетелей.

В этот день он загрузил девчат, чтоб не мешались, тысячей ударов на каждую ногу, на технику, а сам слепил себе пару пистолетов и удобную рукоятку на световой меч, а потом сделал новую указку. На стройке указка часто может пилу заменить. Обжиг в печи был запланирован на завтра и тогда он сделает кобуры на скрытое ношение, а так же чехол на ремень для фонарика и меча.

Девчонки добросовестно отрабатывали удары ногами. Посмотрев на их уставшие лица, Лёха решил сменить им задание и начал показывать блоки. Полчаса наработок блоков, и он решил закончить тренировку. Девчата побежали на ручей споласкиваться, а Алексею нужно было срочно себя занять, так как молодые женские тела на него действовали в соответствии с заложенными природой инстинктами. Девочки были симпатичные, но никаких нежных чувств к ним в душе не рождалось и к тому же Алексей помнил, что девчата берегут себя для своих мужей, а таких девчат он уважал. Поэтому взяв ветку, которую подработал под форму коромысла, и пару мешков, он пошёл за глиной. Две ходки с глиной, сорок ведер воды в баню и в дом и, «дурные» мысли быстро на ком-нибудь поджениться, ушли как и не было.

После ужина Алексей завалился в кресло в кабинете и, посидев и подумав, принял решение строить кузницу по технологии глиночурки. Утром можно уложить часть стволов рядами по три ствола и, разметив их сантиметров по двадцать пять, нарезать на чурки указкой. Ещё б девчат на охоту вдохновить, чтоб лишнего не увидели. Хотя мясо и так ещё в леднике есть, так что завтра просто выкопаю ямы под столбы.

Так и получилось. С утра он заложил на обжиг свой арсенал и фонари и пошёл копать ямы с помощью кирки, лопаты и той самой матери. С обеда в гончарку, потом тренировка и только после ужина он сумел опробовать новые игрушки. Пистолеты уверено простреливали весь участок, оставляя оплавленные дырки в палец глубиной в камне забора. И самое, что радовало Алексея, руны внутри пистолетов без разрушения самого пистолета увидеть нельзя. А это значит, что можно не боятся, что кто-то скопирует себе это изделие. В принципе, можно и средь бела дня перестрелять издалека несколько врагов и быстро спрятать ствол и никто ничего не поймёт.

******
Приблизительно через неделю назрела необходимость ехать в столицу. В Йасной купили пару лошадей, сёдла и сумки, подкупили в дорогу еды и поскакали на рысях. Девчата давали Алексею дельные советы по верховой езде, а на привалах он продолжал обучать девчат рукопашному бою. На шпагат девчата ещё не садились, но ногой в голову уже ударить могли. Пришло время обучения в спарринге. Пока простые связки, потом придёт время сочетания ударной техники, бросков, болевых и жёсткого добивания.

— Смотрю я на вас, девоньки, и думаю, что пройдёт каких то шесть декад и упорхнете вы от меня в ту же столицу, снимете большой дом и наберёте свою группу на обучение безоружному бою.

— Алексей, ты же говорил, что о твоих секретах нельзя никому рассказывать.

— Рукопашный бой не относится к моим секретам. Вдруг лет через пять орки опять на княжество нападут. Нужно же укреплять обороноспособность населения, да и от татей отбиться легче обученному йольду. Да и сколько таких же как и вы, дев — валькирий, которые нуждаются в расширении своих возможностей.

— А валькирии это кто?

— Валькирии и амазонки — это девы воительницы, которые жили несколько тысяч лет назад и в воинском умении не уступали мужчинам.

— А откуда тебе это известно? Ну, что было тогда, несколько тысяч лет назад.

Алексей в очередной раз не уследил за своим своим языком, а поскольку враньё на дух не переносил, то задумался, как выкрутится.

— Считайте, это знания моего Рода. Думаю, это максимально способно все объяснить. Ладно, пора по сёдлам.

До столицы добрались на четвёртый день. Алексей сразу заехал в гильдию наёмников, но всё фонари ему сразу продать не получилось, и на руках у него осталось шесть фонарей. После снятия комнат на постоялом дворе Алексей отправился в лавку патентных услуг, где запатентовал: пилы, токарный станок, точильный станок, лерки и метчики для соединений на резьбе, железные лопаты и карданный вал. Больше в этот день он ничего не успел.

Следующим утром на завтраке девчата поведали ему, что поспрашивали на счёт аренды дома под школу рукопашного боя. Видимо такая идея девчатам понравилась. Один малый пулл серебром в день деньги конечно большие, но на пол года аренды у девчат деньги есть, и это их вдохновляло. Всё-таки это не в охране караванов рисковать. Дальше все разошлись по своим делам. Алексею нужно было прикупить бумаги, алмазного боя, продать фонари и посмотреть на рынке полезных вещей. Он дошёл до квартала ювелиров и напрямую купил алмазного боя за самородное золото. Дальше он зашёл в лавку артефактора и предложил фонари. Продавец сразу попросил продемонстрировать данный артефакт, а когда узнал, что изделие запатентовано и к тому же сделано мастером не из столичной гильдии, то отказал в категоричной форме.

— Ну и хрен на вас. Пойду на прямую к тем, кому может понадобится.

Выспросив у прохожих расположение казарм городской стражи, Алексей пошёл к ним. Дойдя до казарм и узнав где найти капитана столичной стражи, он двадцать минут просидел ожидая приёма. Капитаном оказался высокий и крепкий мужчина с шрамом на лице. Выслушав предложение капитан сказал, что не имеет права приобретать артефакты не у членов столичной гильдии артефакторов. Тогда Алексей рассказал ему, как были перебиты без потерь и ранений более пяти десятков татей и спросил:

— Вам что дороже: бумажка о моём членстве в гильдии или жизни и здоровье боевых товарищей?

Постояв и подумав капитан сказал:

— Пойдём в подвал проверим, а там я приму решение. Спустившись в подвал Алексей активировал один фонарь. Весь коридор, на длину в шесть десятков шагов был залит ярким светом. Капитан кивнул и спросил на сколько этот фонарь светит в даль. Услышав, что на две сотни шагов он сказал, что ему нужна сотня таких фонарей.

А подумав ещё спросил, есть ли возможность увеличить дальность светового луча до пяти- шести сотен шагов. Алексей кивнул и получил заказ ещё на сотню фонарей повышенной мощности.

— Если я правильно понял, то фонари повышенной мощности нужны для защиты городских стен. Правильно?

— Совершенно верно. Орки плохо переносят солнечный свет и в основном любят устраивать нападения в сумерках и в темноте и если, в случае войны, они дойдут до столицы, то при таком освещении им легче будет штурмовать днём.

— Хорошо. Декады через три я привезу вам первую партию. Сейчас же у меня с собой шесть фонарей. И ещё у меня вопрос. У вас с гильдией артефакторов проблемы будут?

— Если они попробуют вякнуть о незаконности, то мои парни могут и не патрулировать их квартал и князь меня поддержит. Безопасность не должна зависеть от торгашей.

— Согласен. — поддержал капитана Алексей.

Рассчитавшись с капитаном, Алексей снова отправился в квартал ювелиров и закупил два вида накопителей. Далее пошёл на рынок и, побродив среди торговых рядов, так ничего и не выбрал. Перегружать коня он не хотел, а всякую мелочь можно купить и поближе. Больше задерживаться в столице смысла не было, и на следующее утро Алексей с ученицами выехали домой.

Добравшись до Йасной, он решил зайти к кузнецу и обсудить заказ на токарный и заточной станки, а так же железные лопаты. Обсудили и возможность создать совместное предприятие. Идеи и изобретения Алексея, работа и материалы кузнеца и десять процентов от чистой прибыли кузнец передаёт Алексею.

Глава 5

Прошло шесть декад и Алексей с девчатами приехали в столицу с последней партией фонарей. Девушки с оптимизмом восприняли выпуск и тут же убежали договариваться с арендой дома. Деньгами Алексей решил им помочь, разбогатеют — отдадут, а ещё он решил переговорить с капитаном. Может кто из городской стражи решит пойти к сёстрам обучение. Капитан воспринял предложение с улыбкой. Где это видано, чтоб девушки парней обучали, но изъявил желание повеселиться. Смотрины назначали на полдень завтрашнего дня. Девчата как узнали, сразу весь энтузиазм растеряли. Засмущались и полезла неуверенность в собственных силах. Пришлось сделать им внушение, что они не за себя будут биться, а отстаивать право на жизнь новой школы рукопашного боя. С такой мотивацией девчата согласились и за честь школы обещали всех порвать. Последние две декады мы усиленно придумывали варианты обезоруживания вооружённого мечом воина, поэтому девчата должны были справится с любым соперником. А сейчас они побежали готовится в какой — то парк. Хотят повторить бросковые техники, посидеть на шпагатах. Алексей же поехал узнать о ближайшем караване в сторону дома. В гильдии наёмников ему встретился старшина Йована. Естественно, поговорили на счёт обратного пути, который старшина запланировал через два дня. Старшина попенял Лёхе за сестёр, дескать забрал от него перспективных бойцов и не отдаёт. Может женился там на них, так почто на свадьбу не пригласил? Пришлось Лёшке вводить в курс дела старшину. Теперь придут всем отрядом смотреть на выпускные экзамены. Дескать, поддержат своих соколиц. И не важно, что они теперь вольные птицы. Всё равно ведь пестовали девчонок.

******
В полдень Алексей с решительно настроенными сёстрами стояли около казарм с городской стражей. Их проводили в парк, где была большая ухоженная поляна. По краю поляны стояло йольдов двести. Некоторые даже сидели в специально принесённых креслах. Группа наёмников стояла немного в стороне и встретила его с ученицами радостными криками, свистом и подбадриванием. Старшина кричал, что б девчата не стеснялись и порвали эти городских задавак. Дескать, павлины соколицам не соперники. На что городская стража просто гоготала. Было слышно, что кто-то собирает ставки. Подсуетился со ставками и Алексей, поставив на девчат десяток средних пулов серебром. Сёстры, не теряя времени и не обращая внимания на оценивающие взгляды, начали разминаться. Капитан сделал знак рукой, и на центр поляны вышел высокий и худой парень одетый в простые шаровары и рубаху. Из девчат первой на центр вышла младшая Йала. Парень ей слегка поклонился и что-то сказал, Йала ответила и начался поединок. Парень не решался ударить девушку первым и Йала перешла в наступление. Отвлекающая подсечка, удар в бедро(лоу кик), троечка руками в голову и удар ногой в развороте в живот. Улетевшего парня оттащили приходить в себя. Йольды в креслах стали переговариваться между собой.

В центр поляны вышла Йота. Она чуть ниже сестры и более крепкая. Противником ей выпустили парня среднего роста и весьма широкого в плечах. Тот уже видел как получил его сослуживец и решил быстро сократить дистанцию и за счет физической силы задавить соперницу, но был пойман на приём «самолётик» и, промедлив с вставанием, получил удар рукой в затылок, после чего Йота вывернула ему руку на болевой. После минутного удержания Йота отошла к краю поляны.

Опять в центре Йала. Противник серьёзный мужчина с усами с кинжалом в руке. Кинжал естественно притуплен, но и на него если насадиться, то мало не покажется

Усатый выбрал тактику обманок и полудвижений. Вроде бы бьёт, но тут же резко дёргает кинжал назад. Йала выждала около минуты, пока усатый увлечётся своими финтами и резко выстрелила ему рукой в лоб, тут же ногой в бедро и, захватив руку с кинжалом, произвела бросок по системе Кадочникова и завершила атаку выворачиванием руки на болевой с показательным отъёмом ножа.

Пятым вышел воин с мечом в шлеме и кольчуге. Воин начал крутить восьмёрку, а затем резко атаковал. Йота чудом поднырнула под рукой с мечом и моментально с разворота ударила воина под колено опорной ноги. Тут же, ухватилась руками за кольчужную бармицу и резко дёрнула на себя и, как только воин упал на спину, за ремешок сдёрнула с него шлем и нанесла чувствительный удар в горло ребром ладони. Пока противник соображал, что к чему, Йота вырвала у него меч и с замахом опустившись на колено остановила удар меча в сантиметре от шеи. Пять ноль в нашу пользу. Аплодировали все. Наёмники набежали обнимать девчат и, перекрикивая друг друга, выражали восторги. Когда восторженные крики спали, Алексей позвал Йалу и спросил, что сказал ей первый противник.

— Он извинился если ненароком причинит мне боль.

— А ты что?

— А я сказала ему, что не нужно унижать меня жалостью и поддаваться.

— Умница. Я горжусь вами. — ответил Алексей.

******
Ставки на спорт один икс бет — крутилось в голове Алексея, когда местный «букмекер» отсчитывал ему положенный выигрыш. А неплохо удалось заработать, один к семи на полную победу — это очень приятно. Да и учениц премиальными можно порадовать. Отсчитав три десятка средних серебряных монет он и пошел вырывать девчат из лап друзей, поклонников и желающих приобщиться.

— Йала, Йота, уделите минуточку бывшему учителю, — с грустной улыбкой проговорил Алексей.

Девчата, извинившись перед окружающими их мужчинами, подошли к нему. Алексей протянул им тридцать монет.

— Это вам маленькая премия за победу. Где меня найти — вы знаете. Где найти вас — я тоже знаю. Возможно однажды появлюсь и проведу один, два семинара. Надеюсь, что не откажете бывшему учителю в возможности подзаработать. — Алексей опять улыбнулся. — Всё. Долгие проводы — лишние слёзы. Желаю вам успеха.

Он сгрёб обоих сестёр в объятья и чуточку постояв, развернулся и пошёл в сторону рыночной площади. Йала с Йотой хотели высказать ему слова благодарности, но поняли, что Алексей и так знает, что они ему очень благодарны.

Пришла пора готовится в обратную дорогу. Прикупить овса лошадям и накопителей, которых тоже много не бывает, Лёшка начал выстраивать планы на будущее. Столицу он уже обеспечил фонарями, но есть ещё другие города.

******
На следующий день он с тремя конями вышел в обратный путь. Когда пешком, когда в седле, он двигался в составе каравана, периодически болтая с старшиной. Его уболтали на показать пару новых приёмов, и, в общем, было не скучно. На последнем переходе до Йасной Алексей решил оставить караван, и на рысях скоротать время. Были дела у кузнеца и не хотелось решать их на ночь глядя. Попрощавшись с старшиной он на рысях поскакал по дороге. Уже на подходе к Йасной из небольшого леса через дорогу перебегал выводок поросят. Их папа, здоровенный секач охранял дорогу. Алексей остановил лошадей метрах в ста от этого хряка, но видимо кабан посчитал это большой наглостью с его стороны и с грозными звуками решил атаковать наглеца. Лёха успел выстрелить из своего пистолета-бластера когда кабану оставалось до него каких то метров пятнадцать. От волнения ему пришлось несколько минут приходить в себя. Спрыгнув с коня Лёшка на трясущихся ногах подошёл к мёртвому кабану. Не смотря на то, что продолжительность выстрела была не больше секунды кабан был разрезан вдоль практически по середине. Кабан, водимо, удачно напоролся на луч выстрела, да так, что даже хрюкнуть не успел как помер.

— Ладно, надо ехать дальше. — внутренне решил Лёха. — Старшина с караваном когда сюда дойдут будут весьма удивлены. Скорее всего всё княжество будет обсуждать эту новость — кто и главное чем разрезал такую тушу. Жаль, что нет верёвки, чтоб оттащить этого хрюнделя подальше от дороги. — с сожалением подумал он.

— Свинью вы подложили мне, Ваше свинство — сказал Алексей остывающему кабану и поскакал дальше в Йасну.

******
Кузнец, наконец, порадовал Алексея первым станком. Для его изготовления ему пришлось привлечь ещё несколько мастеровых и деревянный ножной токарный станок уже второй день его дожидался. Новиков узнал, проверяли ли станок в деле. Оказалось, что да. Выточили прямую ровную палку с пол метра длиной. На большее фантазии не хватило. Попросив сковать ему ещё несколько резцов он пошёл устраиваться на постоялый двор. Завтра ему предстоял долгий путь пешком, так как станок нужно будет перевозить в разобранном виде на спинах коней.

На утро кузнец предоставил ему набор резцов и помог разобрать и навесить на коней элементы станка. По ходу дела кузнец уточнил, что Алексей будет на станке делать. Вычерчивая в воздухе изогнутые линии форм балясин, шкатулок, рукоятей он на ходу объяснил кузнецу возможности станка. По огоньку в глазах было понятно, что кузнец уловил суть и уже испытывает творческий зуд. Станок обошёлся в двенадцать средних пулов серебром. После расчёта он уточнил у кузнеца знакомо ли тому соединение разных металлов пайкой. Получив утвердительный ответ Алексей пошёл на рынок, чтоб купить клея и оттуда прямым ходом отправился домой, на ходу продумывая устройство паровой машины. Была идея сделать на основе парового двигателя, для начала, пилораму и кузнечный молот. В котёл можно было положить рунный кирпич — артефакт нагрева, дальше пар приводил бы через карданный вал, вал понижающего редуктора, а далее большое колесо с двумя, тремя наростами, которые будут подкидывать длинную ручку здоровенного молота. В общем ничего нового для землянина, но в этом Мире это будет серьёзный толчок. Опять нужны большие деньги, поскольку нужно будет делать большой цех. Посередине паровая машина и от вала в обе стороны два производства — пилорама и кузница. Можно ещё вальцы изготовить и запатентовать. Где только столько мастеровых брать. Придётся обучать подростков и построить дом в Йасной. Иначе не набегаешься.

Вернувшись домой, Алексей собрал и установил токарный станок и слегка опробовал в работе. Долго точить на станке возможностей не было. Нужно было приниматься за строительство кузницы. Для начала Алексей сделал то, что не хотел делать при девчатах. Он разметил и нарубил на чурки большое количество стволов, которые раньше росли на территории его усадьбы. Так же просчитал и сделал маломощные лазеры, которые позволяли заменить собой ножовку. Один из них он закрепил на подвижной раме и это позволило ему нарезать доски из брёвен до сорока сантиметров диаметром. Естественно, такие брёвна Алексею поднять было не посильно и он решил собрать что-то, напоминающее мостовой кран. Вкопав четыре ряда по четыре столба и, натянув нитку для ориентира, Лёха установил по ней небольшой брусок. Брусок был установлен так, чтоб положенный на бок пистолет за одно движение срезал все шестнадцать столбов в одну плоскость. На все ряды были уложены брусья, которые он подравнял так же как и столбы. На наружных полозьях собрал подвижный мостовой кран с системой блоков, а на внутренней паре подвижную каретку, как на ленточной пилораме. Теперь, орудуя двумя верёвками через систему блоков он мог поочерёдно укладывать и более толстые брёвна, которые подтаскивал двумя конями. После недельной работы и выявления и устранения просчётов в конструкции, он тщательно зарисовал все узлы и детали и приготовил бумаги на очередной патент. Конечно, доски от такой пилорамы имели горелый вид, но скорость их изготовления была запредельной. Десять секунд на доску- это на взгляд Алексея было круто. За три дня все брёвна на участке были порезаны и сложены. По предварительному подсчёту доски на потолок и крышу кузницы теперь хватало. Бумаги на лазерную пилораму были готовы и нужно теперь изготовить фонарей обоих типов и проехаться в ещё один город, находящийся в трёх днях пути от столицы с финдебоберным названием Йална.

Через две декады с тремя конями и партией новых фонарей Алексей вышел в Йасную. По пути он задумался, что световой меч это конечно здорово, вот только как бы увеличить время его работы. Пять минут всё же очень мало. Алексей решил рискнуть и нанести на поверхность светового меча рунную цепочку, которую используют в артефактах ледников. Для начала он решил добавить пару рун ограничения холода к стандартному набору. Остановив коней на несколько минут, он сосредоточился и сделал нужную ему цепочку. Испытание он решил не откладывать и, взяв коня за уздечку, пошёл пешком с включённым мечом. Минут двадцать испытания не выявили нарушений целостности и качества работы меча. Повезло, что сразу угадал с рунным набором. Дальше он опять поскакал на рысях и добрался до Йасной практически в середине дня.

Зайдя к старосте Алексей сказал, что ему нужен большой участок земли под дом и производство. Староста обрадовал, что свободной земли нет. Можно взять кусок леса, площадью — сколько осилишь.

— Корчуй да используй. Леса много, а чистой земли мало. — Вот и весь ответ.

Лес начинался где то в километре от деревни и это порадовало Алексея. Можно будет свободно строить дома для рабочих и приглашать их с разных мест. С халявным лесом и своей пилорамой можно много чего быстро построить. Он зашёл к кузнецу и разузнал у него о возможности нанять строителей. Кузнец развёл руками и сказал, что мужчин в селе мало. Бригаду нужно искать в более крупном селе. Оставив кузнецу заказ на дюжину универсальных лопат Алексей решил проехать на место будущего производства. Между полями и своими новыми владениями он решил оставить метров в десять лесополосу. Сейчас у него много времени не было, поэтому он пробежался с указкой и подрезал корни деревьев с подветренной стороны на площади в соток в тридцать. Вернувшись в деревню он снова забежал к старосте и попросил не утаскивать упавшие деревья в том месте и по получении согласия ушёл на постоялый двор. К ужину нагрянул торговый караван и Лёха был обхлопан и затискан старшиной. После ужина старшина хитро глядя в глаза спросил:

— Здоровенный кабан на дороге — это ж ты его положил.

— Я знал, что ты догадаешься

— А чем не скажешь?

— Тебе скажу. Но только при гарантии молчания с твоей стороны.

— Даже так?!

— Ага. Я ж, можно сказать учёный, и это новая разработка на случай войны с орками.

Старшина выгнул бровь.

— Я её ещё даже князю не показывал. Оружие очень мощное и нельзя, чтоб оно попало в плохие руки. Поэтому такая секретность. Если есть время, можем до леса дойти. Там и покажу.

— Пойдём.

Староста, как и всякий вояка, приходил в благоговейный трепет при виде оружия. Особенным образом на него действовала фраза — новое оружие. Через пятнадцать минут они были уже в густом лесу. Алексей вытащил из ножен световой меч и сказал:

— Вот.

Старшина с непониманием уставился на керамическую рукоять. У фонаря она была почти такой же.

Алексей, хихикнув, активировал лезвие меча и с разворота перерубил поваленное ветром дерево, шинкуя его как повар колечки лука.

Ошарашенное лицо старшины вызвало приступ гогота.

Стирая слёзы с глаз он сказал:

— Видал бы ты своё лицо, Йован.

— Своё лицо я каждый день вижу, а вот такой меч… Дай попробовать.

— Держи. — Алексей протянул рукоять.

Старшина минут десять игрался мечом и с горьким сожалением вернул хозяину.

— Про продажу я могу не заикаться? — с надеждой на чудо спросил старшина.

— Я же сказал, что это только на случай войны.

— Все правильно. И я это понимаю, но теперь ведь такая тоска в душе будет. Это же совершенное оружие.

— Да. Почти.

— В смысле?

— Можно ещё много видов разного оружия придумать. Всё зависит от глубины задницы, в которой мы можем оказаться. И чем глубже задница, тем активнее работает мозг в попытке выжить.

— Про задницу это ты верно сказал. Йоу! Тебя ж теперь охранять нужно. Ты ж теперь наш шанс на победу малой кровью.

Блин. А ведь точно. Попади я с этим мечом к князю и меня закроют и посадят клепать свето-шашки. Хотя не. Закрыть не смогут. Против бластера не сдюжат, но просто в таверне в спину убить смогут.

— Вот, поэтому я и прошу тебя молчать. Я и к князю не иду в боязни волю потерять. Давай договоримся. Ты набираешь в свой отряд только надёжнейших йольдов. Вернее так. В случае войны ты приходишь ко мне с отрядом надёжнейших йольдов. Я вас вооружу новым оружием и после победы вы его возвращаете. Все в этом отряде должны быть, скажем так, для всего остального мира — безымянными. Вам запрещено будет говорить кто вы и откуда, и контактировать с кем-либо. Отряд появился, покрошил всех в капусту и исчез. Понимаешь почему? Согласен?

— Понимаю. Согласен.

— Вот и договорились.

******
Данный разговор сильно заставил задуматься Алексея. Он просто физически ощущал, что война будет, и будет в ближайшие год, два. Орки не будут ждать, пока йольды оправятся после прошлой войны. Алексей не знал, как орки рождаются. По его ощущениям подобных оркам существ просто клонируют. Это вполне могло объяснить целых три войны за последние полсотни лет. Поэтому Алексей изменил своё решение. У него с собой было два десятка фонарей повышенной мощности и их он решил даже не продавая развести в пять пограничных крепостей. Так же он заказал в одном селе у гончара пять копий своих фонариков с небольшим отличием. Рассеиватель был смят и образовывал тонкую щель. Отдавая по одному такому артефакту, Алексей говорил командирам:

— Если перед крепостью выстроится рать орков и их будет очень много, то это артефакт последнего шанса. Артефакт нужно навести на войско врага и, активировав, водить лучом по рядам. Это даст вам шанс выжить.

Артефакт должен был самоуничтожиться через пять минут от перегрева.

Командиры благодарили и спрашивали, как Алексея имя.

— Для всех я безымянный.

Возможно, что попав под пожирающий луч орки вообще откажутся от войны. А если нет, то несколько тысяч из них луч смерти всё равно испепелит

Два десятка обычных фонарей Алексей продал городской страже в Йалне. Восемь декад он провёл в поездке и вернулся в Йасную уже в разгар осени. Если бы не патенты, то денег бы он практически не привёз. Пока был куплен патент на производство фонарей и металлических лопат.

Алексею удалось найти бригаду из шести йольдов, которая согласилась поработать в Йасной до холодов. Хотя холода в княжестве условные. Зимой минус пятнадцать считалось лютой стужей. Бригада должна будет появится с ближайшим караваном. Это приблизительно через четыре дня. Алексей остановился на постоялом дворе. Оседлав одного коня, он с утра зашёл к кузнецу, заказал скоб и гвоздей, забрал лопаты и, уложив их в седельные сумки, отправился в лес. Обследовав поваленные с корнем деревья он улыбнулся. Подсечение корней дало положительный результат. Значит будем использовать. Алексей взял лазерную указку и отчистил от мешающих ветвей будущую дорогу к цеху с пилорамой. Перевязав коня поглубже в лес и насыпав ему в торбу овса, он начал готовить площадку для будущей пилорамы. Брёвна резались на коротыши и оттаскивались в сторону. Ветки просто сбрасывались в одну кучу. К обеду удалось расчистить не так много, но достаточно, чтоб выкопать ямы под шестнадцать столбов. На обед он вернулся в трактир и поймав одного из подростков, договорился на изготовление черенков для лопат. Нужно одну лопату насадить до конца обеда. Плачу средний пулл медью за черенок. Парнишка просиял и бегом принялся за работу, а Алексей съездил на рынок за смолой и топором и засел за обед. Только он успел откинутся спиной на стену после еды, в таверну заглянул хлопец и позвал принимать работу. Работа нареканий не вызвала и оплата перекочевала в ладошку трудяги. К вечеру он обещал ещё штуки три лопаты сделать, а Алексей поехал копать ямы. До ужина он успел вкопать только половину ям, что в прочем не мало. Ему нужно было до приезда рабочих сделать пилораму.

Утром, забрав скобы и гвозди, Алексей продолжил земляные работы. К обеду все столбы были вкопаны, а к ужину удалось уложить все направляющие брусья и выровнены в плоскость. Весь следующий день он нарезал необходимый материал, валил деревья и убирал ветки, но ещё нужно было попасть домой, чтоб изготовить лазерный блок для пилорамы и ролики для кареток и блоков. Завтра должны приехать строители и тогда он выдаст задание и сможет уехать домой хотя бы на несколько дней. А ещё нужно переговорить с кузнецом по поводу молота. На паровой двигатель сейчас ресурсов не хватит, но может удастся на водяном колесе это сделать. Кузнец всё же тут местность лучше знает. Вот, после ужина, Новиков и решил зайти к нему. Сперва попросил его рассказать, как и где в княжестве железо плавят. Оказалось, что есть в горах крупный посёлок, вот там его из руды и плавят. Спросил Алексей, можно ли там отлить из железа нужную форму. Кузнец говорит, что справятся. Плавки большие делают. По несколько пудов за раз. Ну и ехать туда через столицу и на северо-запад около декады. Далеко конечно. Это только на дорогу туда, сюда почти двадцать дней. Отпадает этот вариант. А сам кузнец большой объём выплавить не сможет. Значит как-нибудь потом. Зимой надо засесть за записи, а там будем смотреть, как и что сложится. Алексей потёр виски и понял, что пора отдыхать. Зимой дома артефакторика ждёт. Мечей для безымянных нужно наделать. Припрятать их тоже важно. А пока буду налаживать производство доски. На следующий день наконец прибыли строители. Алексей буквально бегом показал и рассказа бригадиру ближайшие задачи, оставил денег и, захватив несколько лопат, ускакал домой. Дома было пусто, и теперь ещё самому готовить и мыть посуду… Эх. На утро на скорую руку сготовив еду, он решил съездить на золотой поворот. Самородное золото решало часть финансовых задач, а потратил Алексей его уже с полкило. Теперь у него была лопата и конь, а это позволяло свободно увести хоть два пуда самородков. Вода в ручье была весьма холодной, и Лёшка срубил несколько молодых деревьев и перебросив стволы с берега на берег, работал лопатой в положении лёжа. Он не разбирался в залежах золота, но с самой первой лопаты только крякал от неожиданности. У него складывалось впечатление, что в этом месте столетиями только и делали, что складывали самородки. За два часа Алексей набрал столько, сколько может увести его конь, чтоб только не надорваться. Естественно пешком Алексей идти был не намерен и припрятав лопату в кустах, рядом с ранее спрятанной золотой заначкой, порысил в сторону дома. Дома ждала стройка и нужно было натаскать много глины. На своём горбу носить было не вариант и Алексей взял лопату, чтоб периодически копать ямы проверяя грунт на глину. Назревала необходимость в телеге и в расчистке дороги до глиняного карьера. Он шёл возле ручья и периодически обрушивал в него лопату- другую грунта с берега. Алексей решил пройти дальше уже разведанного им глиняного карьера надеясь, что вдруг ему попадётся пласт серой глины, но потратив с полчаса, так ничего и не нашёл. Вернувшись к старому месту разработки глины он начал подрезать корни деревьев на будущей площадке для разворота телеги и далее по дороге к дому. В ближайшие ветра эти деревья упадут и он их конями перетащит домой к пилораме.

******
Рабочие будни шли своим чередом. Алексей снова приехал в Йасную и доделал пилораму, чем вверг в замешательство весь коллектив строителей. Строители делали ему наборный дом. В хорошо просмоленный окладной венец ставились вертикальные стойки с вертикальными пазами и сверху в эти пазы опускались тёсаные брусья с шипами под паз. При отсутствии пил этот способ позволял допускать погрешность в пару сантиметров. Все бревна ставились на мох и через пару лет обивались плетёными щитами из лозы и штукатурились. У Алексея сейчас этих двух лет на усушку не было и он решил пока просто промазать глиной швы и стыки. А для прочности смешать глину с конским навозом. Всё бы ничего, да вот только до ближайшего ручья нужно было идти почти десять минут. А без воды в шаговой доступности большая сложность. На счастье нашёлся однорукий дед, который был лозоходцем и передавал внуку свои премудрости. С водоносным слоем проблем не было и дед уверено натыкал палок на местах будущих колодцев. Алексей договорился с парнями лет шестнадцати, что те возьмутся за копку колодца. Для этого святого дела он даже снял блок с пилорамы. И вот тут то с глубины метра в полтора парни начали вытаскивать серую глину. Алексей как увидел тут же начал из досок колотить здоровенный короб и поручил глину такого цвета складывать в него. Ту, которую уже вывалили на землю, он пустит на обмазку, а чистую можно на тигли пускать и огнеупорный кирпич. Пока парни копали, Алексей напилил брус на сруб колодца. Молодые парни посмотрели, что в распиловке брёвен нет ничего запредельного и попросились в работники на пилораму после того как докопают колодец. Он противиться не стал. Хотят работать- пусть работают. Для этого и строит производства, чтоб у народа доход был. Через три дня строители закончили дом, даже стекла для окна нашли, и взялись за сруб колодца. Алексей налепил небольшой объём кирпича и выложил небольшой рунный обогреватель. А потом принялся промазывать стыки и пазы. Глина с навозом у строителей по началу вызвала недоверие, но поколупав ногтями уже в засохшем виде данную смесь — мнение изменили.

Через день молодёжь начала осваивать пилораму. Платил им пока по среднему медному пуллу в день каждому. Строители получали по малому серебряному пуллу.

Алексею нужен был купец. Для этого он на стоянке каравана он выложил образцы пило материалов и посадил мальца на зарплату медью, чтоб тот рассказывал желающим, где его найти. И действительно, пару купцов заинтересовались и Алексей, договорившись о цене, принялся расширять участок вырубки, а местные мужики получили заказ на телеги с увеличенной базой под два коня в упряжку. Наладив процесс, он опять отправился домой на декаду. С собой вез немного серой глины. Дома ждала стройка и оружие для безымянных. Найти бы мастера, что линзы делает, тогда можно было бы с оптическим прицелом повозиться и лазерную винтовку сделать.

Вернувшись в усадьбу, Алексей пару дней таскал конями упавшие деревья, расчищая дорогу, до глиняного карьера и успел сколотить из досок короб для замеса глины. Глину он мешал с навозом и, уложив на землю между вкопанными для кузницы столбами просмоленные плахи, начал укладку ранее нарезанных чурок. К сожалению, Алексею на целый день пришлось прерваться поскольку начался сильный дождь. На целый день зарядивший ливень позволил продвинуть оружейную тему. За день он сделал полтора десятка заготовок на мечи безымянным и несколько круглых напильников разного диаметра. Пока лил дождь, Новиков решил изменить очерёдность работ по стройке и, как позволила погода, занялся крышей. Наличие большого количества досок позволило за два дня решить этот вопрос, и в вечерних сумерках закончить обмазку крыши горячей живицей. Теперь работу можно было продолжать и в дождь. За эту декаду ему удалось набрать стены, оставалось сделать дверь, окно и набрать и утеплить потолок. Утеплять потолок в одно лицо тяжело, но помощников Алексей приглашать к себе не хотел.

По прибытии в Йасную он был обрадован готовностью трёх телег с удлинённой базой. Зайдя к старосте, Леха согласовал желательные для расширения пахотных земель места и попросил найти желающих на постоянной основе валить лес для пилорамы и пару коневодов. Достойную оплату гарантировал. Коневодам поставил средний пулл меди в день, рабочим на валку и погрузку по три средних пулла меди в день, пилорамщикам тоже увеличил оплату до трёх средних пуллов медью. Стоимость в средний пулл серебром за куб пиломатериала покрывала все расходы в лёгкую. А ещё Алексей отдавал весь горбыль на нужды деревни, чему староста был очень рад. Ремонт заборов вопрос вечно актуальный.

Кузнец порадовал тем, что наконец нанятые им столяра доделали заточной станок. В этот раз Алексей нарисовал кузнецу механический молот и увидев, что кузнец перестал реагировать на окружающий мир, уехал на пилораму. За время его отсутствия строители закончили ещё один домик и попросили туда сделать обогреватель. Тогда они смогут не ночевать на постоялом дворе и времени на беготню у них уменьшится. Алексей выдал им денег и поставил задачу построить помещение столовой. После обрадовал пилорамщиков повышением оклада и выдал задание на размер пиломатериалов для столовой и попросил подыскать четырёх девушек для посменной работы на кухне. Сам же проехал на коне в деревню и купил еще четырех коней, телегу и две бронзовых кухонных плиты. После обеда, на месте будущей столовой, он занялся будущей печью. Сделал фундаментный щит из просмоленного бруса и, уточнив у бригадира высоту будущего пола, выложил из тонкого бруса три стены и крышку будущей печи. Сверху к крышке прибил обрамление из досок, которое выставил по уровню, взятому у строителей. Уровень представлял из себя деревянный равнобедренный треугольник с отвесом в вершине и разметкой снизу. Алексей хлопнул себя по лбу и чуть не обругал себя-любимого, что сам не догадался изготовить такой инструмент. Выровняв по доски глину с добавлением небольшой части навоза, он нанёс рунную цепочку для кухонных плит и оставил глину подсыхать. Как подсохнет можно будет уложить бронзовые плиты и пользоваться. Отдельно Алексей сделал большую духовку для выпечки хлеба. На этом день закончился и он поехал ужинать в трактир, где его нашли две девушки из будущих поварих. Оклад поварам Алексей поставил тоже в средний пулл медью в день. Выдал денег на покупку продуктов и посуды из расчёта кормления пока двух десятков йольдов. Завтра с утра он пообещал прислать на закупки к рынку телегу и им помогут всё привести. А что не поместится — в следующий раз довезём. Денег с рабочих за трёхразовое питание Алексей брать не планировал. Ночевал сегодня в своём новом доме. Завтра нужно было сделать большой холодильник, также снять одного рабочего с пилорамы и отправить к поварихам на рынок. Заодно и петли на двери пусть купят. А ещё нужно в новый дом плотникам обогреватель сделать и себе кровать, а на неё соломенный матрас, бельё и… Алексей улыбнулся. С девушками тут у него было никак. Сторонились они его.

Утром следующего дня пришли четверо мужчин с сыновьями на заготовку леса, бригада- старшие, и ходить с конём- мальчонка лет тринадцати. Обрадовал их, что если не будет дождей, то скоро наладим безоплатную кормёжку. К обеду приехали купцы с тремя подводами. Купцы уговорили продать одну из телег с удлинённой базой и, загрузив четыре подводы пиломатериалами, уехали. Вот первые деньги потекли в казну. После обеда приехали поварихи и оценили рабочее место. Продукты пока сгрузили у него в доме и оторвали двух строителей чтоб сделать столы для работы поваров, мытья посуды и непосредственно приёма пищи. Молодые парни из строителей тут же начали заигрывать с поварихами. Алексей их отозвал и сказал, что девчат в обиду не даст, но если серьёзно захотят жениться и осесть тут у него, то материалы на дом он им подарит.

*****
После постройки столовой нужно будет в очень сжатые сроки делать большой цех над пилорамой и тоже по принципу — вначале каркас и крыша, заполнение стен и потолок уже после. С осенью шутить нельзя, да и самому Алексею нужно ехать доделывать кузню. Как ни крути, а нужно искать управляющего. С этим вопросом он поехал к старосте, где ему посоветовали достойного йольда. Бывший сержант, потерявший левую руку на последней войне, честный, смелый и обученный грамоте. То, что и нужно было Алексею. Имя бывший сержант носил грозное, по крайней мере на слух. Йорун — вцепился в предложенную работу и готов был служить верой и правдой. Жалование в пару средних пулла медью в день его очень устроило. У Йоруна было четверо детей и отцу — инвалиду очень тяжко было на душе от того, что не мог достойно содержать семью. Обязанности управляющего были простые. Вести отчётность продажи пиломатериалов, держать кассу, выплачивать в отсутствии Алексея денежное довольствие и вести полностью все доходы и расходы на больничные и закупку продуктов. Так же в случае, если строители решат уехать в отсутствии Алексея, то рассчитаться с ними. Пока это были все обязанности, которые он переложил на сержанта и, доделав холодильник и обогреватель, уехал домой.

Глава 6

Алексей всё же успел до морозов доделать кузницу и решил на несколько дней заняться выискиванием крупиц точных знаний по артефакторике в ворохе предположений и рассуждений, которые были в книгах. Он хотел самостоятельно оперировать и составлять рунные цепочки. Простое заучивание бытовых конструктов, которые просто давались без объяснений его не устраивало. Дочитав очередную книгу, из которой он извлёк всего две руны на три сотни страниц он не вытерпел и полез в тайники мастера Йана. В одном были записи и чертежи, во втором черновике его книги, а в третьем лежала очень старая и затёртая книга. Книга оказалась по ментальной магии, но в предисловии, где автор описывал свою жизнь, был один абзац обведённый карандашом и помеченный от руки восклицательным знаком. Автор описывает, что в детстве его дед провёл над ним обряд, позволяющий открыть истинное видение вещей и кратко упоминалось, что бедному мальчику в сильный мороз пришлось два десятка раз погружаться с головою то в ледяную воду реки, то в очень горячую ванну. После этого он сильно болел, но потом мог самостоятельно разрабатывать различные магические практики, в том числе и в целительстве. Алексей задумался основательно. Он раньше читал, что некоторые, кто занимался обливанием по системе Иванова Порфирия Корнеевича обретали необычные, назовём их условно, парапсихологические возможности. Оставалось принять решение — рисковать или нет. Местная аптечка у него уже была, даже кувшин с вином он купил. Травница говорила, что это вино пьют при высокой температуре в горячем виде. И Алексей решил рискнуть. Ванну можно выкопать в глине на ручье и опустить туда артефакт для нагрева воды. Единственное, что на самом ручье нужно углубить дно, иначе с головой окунуться будет проблема. Алексей оделся и, взяв лопату пошёл по первому снегу к глиняному карьеру. Так же как и на месте добычи золота, он свалил несколько деревьев и сделал лежанку над ручьём в выбранном месте. Русло ручья Алексей углублял часа три. Провозился бы и дольше, но пришла в голову умная мысль сменить черенок на значительно более длинный. Вот тогда и начался успех, а то много ли накопаешь когда руки в холодной воде. Мостик через ручей Лёха решил доделать. Если сделать настил из доски и опустить лестницу в ручей и в горячую ванну, то с мостика можно будет прыгать и вылазить по лестнице. Это поможет преодолеть психологические блоки и страх. Так он и сделал. И подготовив к ритуалу ручей, ванну и мостик, поехал в Йасную. Там он нашёл мастера, который взялся сшить меховые штаны и куртку по эскизам Алексея. Вся одежда должна была быть мехом внутрь. По задумке Алексея, он наденет этот костюм на голое тело после купания. Так как до дома весьма не близко.

На пилораме жизнь шла своим чередом. Строители уехали до тепла и по весне обещали вернуться. Условия жизни и работы их устраивали, а постоянный доход и возможность быстро строить из удобного материала, приносило творческое удовлетворение. В домике строителей на время зимы по очереди ночевали сержант и ребята с пилорамы. Раз в неделю приходил большой караван за пиломатериалами. Больше всего брали доску, но это и понятно. Купцы наладили сбыт и назревала необходимость строить ещё одну пилораму. Сложность была с рабочими. Все, кто были свободны уже приставлены к делу. Поэтому расширяться будем весной. Строители приедут и как построят первый домик, то можно будет давать объявление через купцов или старшину. Мне же до снегопадов нужно вернутся домой и там уже до весны сидеть буду. Йорун с работой справляется и кассу в лесу не держит. Серебро уже начинает скапливаться и это значит, что весною можно будет думать съездить в посёлок металлургов и навестить девчат учениц в столице. Нужно будет за зиму наточить на станке нунчак и провести семинар с продажей этого оружия. За одно и свои навыки подтянуть. Перед отъездом он решил зайти к кузнецу. Кузнец заканчивал делать для себя токарный станок. Посетовав Алексею, что речка у Йасной слишком мелкая и не глубокая, чтоб воплотить прекрасную идею большого молота на водяном колесе он всё же обрадовал, что в недалеко от следующей деревни, в результате сильных осенних дождей с одного из холмов сползла почва и обнажила хорошую железную жилу. Теперь руду можно будет покупать у соседей. Алексей попросил его дать карандаш и бумагу и нарисовал схему создания на реке плотины. Если он решится на это и найдёт людей, то деньгами Алексей ему поможет. Естественно, при этом его доля от чистой прибыли увеличится ещё на пять процентов. Кузнец согласился и сказал, что сейчас зима и у соседей он людей найдёт. Камень и глину тоже работы конечно очень много, но…

— Глаза боятся, а руки из задницы.

— Чего? — спросил кузнец.

— Пословица такая есть. Глаза боятся, а руки делают. Вот её по смешному переиначили.

— А. Хм… А и правда. Если руки из задницы, то и глаза боятся. Так, что мы справимся. Да и место я знаю хорошее в верстах двух. Там между холмами речка идёт. Железных лопат сделаю, стены холмов срежем, траншею выкопаем, на крепкий раствор камни уложим с уклоном в сторону холмов. Затем колесо закажу с осью, плотники с твоего бруса сделают быстро и тоже на крепком растворе тумбы под него сделаем. Всё получится. — подвёл итог кузнец.

— А что за крепкий раствор?

— Да известковое тесто с песком мешают и ещё одну перетёртую в пыль минералу в неё добавляют. Как называется эта минерала не помню. Её все просто так и называют пыль для крепкого раствора.

— И, что? На морозе это всё нормально застывает и по теплу не разваливается?

— А то! На такие дела только зимой время и бывает. Нужно будет за ней ехать. Ты обещал в деньгами помочь. Сейчас сможешь? К Йовану подойдёшь, скажешь, что половину с каждой продажи пиломатериала чтоб тебе отдавал и учёт вёл. А я сейчас до весны уеду. Хотя нет. Появлюсь ещё. Там и увидимся. Только ты смотри с зарплатой для работяг аккуратно. Сильно не задирай, но сильно и не опускай, чтоб всё по справедливости было. Работа тяжёлая. Думаю, что по четыре средних пула медью будет достойная оплата. Если не согласятся, то до пяти поднять можно.

— Согласен. Четыре — пять самое то.

На этом и попрощались.

Через декаду Алексей приехал за костюмом. Кузнеца в деревне не было. Уехал договариваться с работниками. Йорун отчитался, что выдал кузнецу сорок пять средних пулла серебром на закупку пыли и зарплату работягам. Алексей подтвердил, что финансы можно выделять, только чтоб не в ущерб работе пилорамы. А также чтоб начали на весеннее строительство материал готовить. Пожелал успеха и уехал гружёный овсом к себе домой до весны.

******
Наступили долгожданные крепкие морозы. Ледяная корка на ручье достигла десяти сантиметров и Алексей решил — пора. Заранее подготовленные обогреватели для ванны и для кувшина с вином, сам кувшин с вином, полотенце, топор и медное ведро. Коня Алексей решил не брать. Лучше пробежаться бегом и согреться, чем мёрзнуть на коне. И вот снег убран, лёд расколот, ванная с водой парит и температуру еле рука терпит. Алексей убрал артефакт обогрева в карман, разделся и, стараясь не думать, прыгнул в ледяную воду с головой. С криком «бл@дь» бегом вылетел по лестнице и нырнул в горячую воду. С тем же криком обратно и так до тех пор, пока не понял, что сейчас всё. Он вылез из ванной, глотнул тёплого вина, обтёрся и залез в меховой костюм. Схватив все вещи Лёха трусцой побежал домой, где упав на кровать, потерял сознание. Горело всё тело, всё энергетические каналы, всё тонкие тела. Алексей видел всё, хотя не приходил в сознание. Он видел, как лежит в меховом костюме его тело, он видел, какие энергетические структуры нужно подправить и знал как это сделать и он видел руны. Они наполняли всё: воздух, твердь, вещи. Он видел всё. Даже то, что лошади уже два дня не кормлены и часто ржут зовя его. И он поднялся и пошёл кормить лошадей. Спустился к ручью и набрал воды. Вспомнив, что в кармане артефакт подогрева хотел положить его в воду, но понял, что теперь может просто поместить руны в воду и вода станет тёплой. Он подошёл к коням и увидел как их подлечить восстановив порушенные рунные цепочки и он это сделал, и кони подошли к нему и прижались мордами. Алексей гладил их и пообещал принести хлеба с солью. Посмотрев на себя он и себе поправил порушенные рунные цепочки. Теперь он мог изменить свой рост, цвет глаз и волос, но предпочёл остаться собою. Началась новая жизнь.

******
включил обогрев бани он пошёл на кухню. Достав из холодильника кусок мяса, Лёша попробовал внедрить в него нужные руны и оно стало жареным. Несколько дней он изучал свои новые возможности и ощутил, что осенью будет война и он знал, как к ней подготовится. Алексей изготовил два десятка больших ящиков. Далее он пошёл в гончарку и начал делать тонкие шары из глины и затем сушил и обжигал их, внедрял заполненный накопитель и внедрял в него рунные цепочки. Керамическая оболочка была вся заполнена руной сдерживания. Стоило ей разбиться и восьми метровый шар плазмы спалит всё, что попадёт в него. Он успел сделать одну тысячу гранат. Больше накопителей у него не было. Теперь нужно было доставить их в пограничные крепости. Сидя верхом на коне Алексей прокладывал дорогу до Йасной. Он менял рунные цепочки мешавших деревьев и они осыпались похожим на землю составом и отвердевали. На этой дороге никогда не увидят его следы, на ней никогда не будет грязи и никто не поймёт, что это дорога.

Приехав в Йасную, он наведался на пилораму. Работа кипела и за зиму от леса очистили несколько гектаров. По договорённости со старостой тут будут сельхоз угодья. Йорун радостно встретил Алексея и отчитался по доходам и расходам. Строители ещё не приехали, и Алексей вместе с управляющим прошли и наметили места будущих домов, улиц и колодцев. Оставив распоряжения, Алексей поехал к кузнецу. Кузнец был на новой плотине, и его жена показала, куда нужно ехать. Найдя кузнеца, он выслушал рассказ о трудностях и успехах и, взглянув на проделанную работу понял, что плотина не устоит. Пока он слушал кузнеца, он изменял рунные цепочки камней и они спекались в монолит. Затем пришлось поработать с колесом, и оно теперь ближайшую сотню лет не сгниёт и не развалится. А далее он на втором уровне сознания шёл и лечил работников. Вдохновив кузнеца на успехи, Алексей вернулся в Йасную. Решив перекусить, он зашёл на постоялый двор. Приятным сюрпризом были наёмники старшины с ним во главе. Они давно не виделись и крепко обнялись, и пока вокруг стоял радостный шум, Алексей шепнул старшине на ухо:

— Безымянные нужны будут осенью.

Старшина не меняя выражения лица кивнул и сказал:

— Пять десятков.

Они поняли друг друга.

Все дела были сделаны, и, купив новую телегу и упряжь он выехал домой успев добраться к вечеру. Алексей, критически посмотрев на объём ящиков и на телегу, укрепил её и, уложив ящики, тщательно обмотал верёвками. Завтра он возьмёт всех лошадей и тронется в путь. Дома он поел и начал укладывать дорожные вещи. Внимательно посмотрев на свой рюкзак и вспомнив земную фантастику с пространственными карманами он понял как сделать внутренний объём рюкзака в один кубометр и лишить содержимое веса. Наложив нужные руны, Алексей собрал всё самородное золото, сменную одежду и еду в дорогу и ушёл спать.

А на утро был путь. Установив на усадьбу руны отвода глаз, Алексей поехал на рысях в Йасную. Постоянно отслеживая на уровне рун состояние груза.

По дороге заехав на пилораму он оставил одного коня. Двух коней ему будет достаточно. Обратно он эту телегу не повезёт. Йорун узнав, что Алексей приехал, вышел к нему узнать, будут ли новые распоряжения.

— Нужно глубоко в лесу сделать несколько очень больших погребов

— Для чего?

— Нужно будет создать стратегический запас продуктов на случай войны. Могут быть беженцы: женщины, дети, старики.

— Понял. Сделаю.

— Вот и замечательно.

Алексей зашёл на кухню и девчата повара его с удовольствием накормили и приготовили завёрнутую в полотенце выпечку в дорогу. Осмотрев девчат и увидев, что одной под сердцем зарождается жизнь. Он отозвал её и шёпотом сказал:

— Ты знаешь, что ждёшь дитя?

Девушка посмотрела на него ошарашенным взглядом и опустила глаза.

— Передай своему кавалеру, что я вернусь декады через четыре и к этому моменту он должен быть твоим мужем. Иначе лучше ему было на свет не рождаться! Так и передай. Не готов женится — не смей ломать жизнь другим. Поняла, что сказать?

Девушка залившись краской просто кивнула.

Глава 7

Алексей не стал ждать утра и подгонял бодрого коня. Он немножко укрепил силы животным и поправил зрение. Теперь кони прекрасно видели во тьме. Своё зрение он изменил также. После обретения новых возможностей у него было очень много сил. Часто он переходил на рунное зрение и изучал значение неизвестных ему рун. Он ехал целую ночь и утром остановился только на час. Накормив коней, он сводил их к ручью и когда вернулся и стал впрягать свежего коня был окружён десятком татей.

— Вы посмотрите уважаемые, какие смелые стали йольды. — Начал говорить видимо главарь. — Один, без охраны и с ценным грузом!

Алексей быстро внедрил в ауры его сообщников руну паралича.

— Ты, говори, говори, я слушаю — подначил Алексей татя.

— Куда едем. Что везём? — продолжил ничего не подозревающий грабитель.

— Не твоё собачье дело.

— Вы посмотрите, уважаемые, как нам нагло грубят. Такое прощать никак нельзя.

— А ты кто такой, чтоб прощать или не прощать? Алексей продолжил подтрунивать татя.

— Не я, а мы!

— Я спросил именно тебя. Твоих корешей уже нет.

— Да ты что! — Улыбнулся тать и развернув руки показывая на сотоварищей развернулся к ним лицом. В этот момент Алексей разложил остальных татей до чистой энергии, и они пеплом осыпались на глазах вожака.

— Я, м… — это было последнее, что сказал тать перед тем как пылью разлететься под порывом ветра, а Алексей спокойно поправил гужи и завязал подпруги, осмотрел опавшие вещи и собрав кошели и ценное оружие тронулся дальше в путь. Сегодня мир стал на чуть-чуть чище.

******
Подъезжая к столице, он нагнал караван старшины. Теперь на путь до столицы ему и коням нужна была одна ночь отдыха.

— Ух ты. — Сказал ему Йован. — Ты откуда тут взялся? Ты ж домой поехал.

— Ну, съездил, взял груз и вернулся.

— Это я вижу… — потирая затылок сказал старшина. — Что везёшь? Если не секрет.

— Да какие от тебя секреты? Подарки пограничникам.

— Такие же, как и нам?

— Нет. Новые.

— И? — спросил Йован ожидая подробностей.

— Плазменные гранаты.

— ???????????????????????????? — _-???????????????????????

— В общем, это бросается в скопление врага и образуется шар огня в десять шагов, который способен расплавить даже камень.

— На отряд безымянных такие будут?

— Они очень хрупкие. Это шары из тонкой керамики. Их только с крепостных стен кидать.

— К Йоте с сестрой заезжать будешь?

— Если только на обратном пути. Времени на дорогу уходит много. — сказал Алексей и развел руки.

На этом и расстались. Алексей повернул на объездную дорогу и припустил коня.

******
Через четыре дня Алексей подъезжал к воротам первой крепости.

— Стой! Кто такой? — сказал страж на воротах. Капитана гарнизона зови, скажи Безымянный приехал, подарки привёз!

— Подожди.

Страж заглянул в калитку и кому то передал сказанное Алексеем. Через минут десять калитка распахнулась и из неё выглянул капитан гарнизона.

— Открыть ворота! — прозвучала команда, а капитан подошёл к Алексею и протянул руку для пожатия.

— Здравствуй Безымянный.

— Здравствуй капитан. Я тут для орков гостинчик привёз. К осени подойдут нужно будет передать. Ваши четыре ящика.

— Что в них?

— Керамические шары. Называются гранаты. Если разбить, то будет огненный шар в десять шагов диаметром. Огонь такой силы, что способен плавить камни. Если бросить между двумя лестницами, то их не станет. В ящике пять десятков. По ящику на стену.

— Спасибо, Безымянный. На счёт осени точно?

— Мой вам совет, до конца лета жён и детей отправьте как можно дальше.

В этот момент створки раскрылись, и Алексей повёл коня за уздечку.

— Пятьдесят на четыре — двести гранат на крепость. Жаль, что так мало.

— Извини, капитан. Я всю зиму работал. Сколько успел. — Алексей развёл руки. — Могу ещё ворота вам укрепить. Тогда через них точно не пройдут.

— Сделай, дорогой. Любая помощь — сам понимаешь.

— Понимаю. Вот и делаю, что могу.

— Сержант, позаботьтесь о конях. Пойдём, к основным воротам.

Алексей подошёл с капитанам к основным воротам. Перейдя на рунное зрение, он стал изменять структуру и прочность запорных брусьев, креплений, петель и древесины. Проработав пять минут Алексей повернулся к капитану.

— Возьми топор и проверь.

Капитан отдал команду воинам и один из них взяв топор, на сколько хватило силы, замахнулся и ударил. Рукоять топора не выдержала силы удара и поломалась, лезвие просто всмятку, а в месте попадания нет и следа.

Капитан и солдаты недоумённо моргали глазами. Ещё один солдат не выдержал и, взяв новый топор, повторил испытание. Результат тот же.

— Всё, капитан, пойдём, вторые ворота поправим да поеду я. Спешу.

Повторив работу и с вторыми воротами, Алексей для личного успокоения провёл испытания. Результат был такой же — два топора всмятку.

Провожать Алексея вышла вся дежурная смена.

— Спасибо тебе, Безымянный. Если выстоим, всё, что в моих силах для тебя сделаю.

Алексей отвёл его в сторону и попросил достать меч, а сам перейдя на рунное зрение укрепил тело капитана и изменил структуру кожи. Теперь в ближайшие пару лет её нельзя будет разрубить. Капитан вынул клинок и Алексей поработал с клинком, от чего его цвет стал голубовато синим.

— Остальное всё зависит от вас. Прощай.

Капитан молча поклонился.

Когда Алексей отъехал уже на пол версты, к провожающему его взглядом капитану подошёл сержант дежурной смены.

— Капитан, кто это был?

— Безымянный артефактор.

— Его послал князь?

— Думаю, что князь о нём даже и не знает.

— У него стальные глаза. Он йольд?

— А есть разница?

******
Через неделю все подарки были развезены, и Алексей отсыпался на постоялом дворе одной из приграничных деревень. Хорошо отдохнув, Алексей спустился в обеденный зал и перекусил. Теперь ему нужно было продать телегу, чтоб налегке вернуться в столицу. Долго не думая, Алексей подошёл к трактирщику и сказал:

— Хозяин, я телегу продаю, купи. Слово даю не пожалеешь

Хозяин посмотрел в необычного цвета глаза и сказал:

— Что-то не верю я в твоё слово…Да и телега мне не нужна…

— Как знаешь. Сейчас не нужна, а осенью пригодится.

— И осенью не пригодится.

— Ну, что ж. Пойду на рынок. Там точно купят. Алексей собрал свои пожитки, запряг коня и поехал на рынок. На рынке подошёл к первому попавшему купцу и предложил телегу.

— Уважаемый, я телегу продаю артефактно — усиленную. Тебе случаем не надо?

— Как это артефактно — усиленная.

— А ты возьми топор и попробуй её повредить.

Купец долго не думая взял топор и… остался без топора. Сторговались с купцом за четыре средних пулла серебром.

******
Отдохнувшие кони скакали мощно, всем своим видом показывая другим собратьям своё превосходство. Один раз к Алексею подходили с предложением продать коней. Алексей подумал и отказал. Серебро — это просто серебро, а хороший конь — это экономия времени в пути, а своё время Алексей ценил.

Добравшись до столицы, Алексей зашёл в лавку патентных услуг и оформил патент на прокатные вальцы и вальцы для загиба листового металла в цилиндры. Дальше шёл специальный стержень — артефакторная сварка, позволяющая сваривать элементы стальных конструкций и листовой металл. Третья позиция- это очки с тёмными стёклами для этой самой сварки. Четвёртый патент был на кузнечный молот от водяного колеса. Пятый патент- создание плотин для обеспечения нормальной работы водяного колеса и шестой — пилорама. Алексей поинтересовался у патентоведа, посылают ли они письма с предложениями на покупку патентов. Оказалось, что нет. Алексей объяснил, что лавка теряет большие деньги. Ведь стоит отправить письмо в тот же металлургический посёлок и возможно оттуда приедут представители и после покупки патента определённый процент достанется им. Сотрудник патентной лавки согласился и, проверив продажу патентов, зарегистрированных на имя Алексея, выписал чек в банк.

Алексей был рад. Наконец его патенты стали приносить значимый доход. Теперь ему можно более спокойно заняться подготовкой к войне с орками. По всем ощущениям, бойня будет практически на полное истребление. Алексей начал заходить во все ювелирные лавки и скупать камни — накопители. Предпочтение в расчётах он отдавал обмену на самородное золото. Пять часов ушло у Алексея на обход всех ювелирных лавок. Дальше он зашёл к гончару и заказал четыре керамических шара и максимально быстро. Обещали к завтрашнему вечеру быстрее никак. Решив этот вопрос он отправился к сёстрам — ученицам.

Зайдя в большие парадные двери особняка сестёр он был остановлен вышибалой.

— Набор в группу закончен и в ближайшие десять декад никого не принимают.

— Я, в общем-то, просто поговорить с хозяйками школы хотел.

— Хозяйки заняты и принимают два раза в декаду. Приходите через три дня после обеда.

— А может есть вариант всё же доложить обо мне?

— Хозяйки просили не беспокоить — равнодушно сказал вышибала.

— Что ж, тогда пойду. Передай, пожалуйста им, что приходил Алексей. Пооббивал пороги и ушёл ни с чем.

— Передам. Не беспокойтесь — сказал вышибала и демонстративно зевнул.

Вот так и приезжай в гости, будем рады, в любое время и всё такое. Ему снова пришлось идти на постоялый двор и устраиваться на ночлег. Завтра он планировал зайти к капитану городской стражи и договорится на после завтра на демонстрацию нового оружия. Алексей всё равно будет его делать, но почему бы казне не поучаствовать в этом благородном деле.

Утром, позавтракав, Алексей вышел с постоялого двора и был атакован двумя ураганами по имени Йота и Йала.

— Учитель, как мы рады, что вы о нас вспомнили и приехали. Вы нас извините за нашего охранника…

— Вам нужен охранник? Я что, так плохо вас выучил, что целой школе рукопашного боя нужен охранник.

— Да, тут у нас с Ночной гильдией проблемы. В общем, у него задача просто не пускать всяких подозрительных… — Йота осеклась.

Алексей улыбнулся. Он уже привык, что везде к нему относятся настороженно.

— Так, что там с ночной гильдией?

— Мы отказались принимать на обучение их людей. Тем более со стопроцентной скидкой. Тогда они начали нам угрожать и говорить, что только они могут обеспечить настоящую безопасность в таком неспокойном месте…

В это время Алексей с ученицами как раз стали подходить к парадному крыльцу особняка, в котором сёстры и устроили школу безоружного боя. Хриплый, пропитый голос:

— Уважаемые дамы, присутствие Алексея было полностью проигнорировано. Я дико извиняюсь, но вы почему-то неприлично игнорируете предложения нашей страховой фирмы.

Алексей повернулся в сторону говорившего и увидел, как за его спиной с разных улиц появляются лица, скажем так, не обременённые интеллектом. Причём «братков» набирается уже около полусотни и все с короткими мечами. Алексей сделал шаг вперёд и оставил девчат за спиной.

— И, что вы предлагаете? — сказал он переговорщику от бандитов.

— Наша страховая фирма предлагает, за умеренную плату, так сказать, защиту и покровительство от любых неприятностей, кроме нашествия орков.

Алексей ждал пока у здания соберутся все «представители страховой фирмы», чтоб потом не бегать по всей столице.

— И сколько же в вашем понимании составляет умеренная плата?

— О, сущая мелочь. Всего два больших пулла серебром в год.

— В прошлый раз вы говорили один большой пулл! — с возмущением выкрикнула Йота.

— Если бы вы сразу согласились, то эта цена так и осталась бы, а так… Теперь для вас стоимость выросла вдвое.

Переговорщик нагло давил на девчат спиной, ощущая поддержку соратников, которые уже откровенно ржали и начали обсуждать природные достоинства цыпочек.

Алексей стоял на ступеньках и видел, что новых действующих лиц больше не будет и можно начинать.

— Видите ли, не уважаемый… Ваше предложение «крыши» совершенно не актуально. — Алексей внедрил руну паралича в собравшихся за спиной переговорщика татей.

— Дело в том, что у этих милых дам эта крыша уже есть. И это я.

Братки и переговорщик громко заржали. Алексей дождался когда гогот стихнет и продолжил.

— Так я завершу, с вашего позволения — обратился Алексей к переговорщику. — Так вот. С этого дня вся ночная гильдия будет охранять особняк моих учениц и смотреть, чтоб с ними ничего не случилось совершенно безвозмездно!

Гогот на столько был громким, что казалось стёкла полопаются в окнах. Держась за животы ночники утирали слёзы, а Алексей снова дождался пока гогот стихнет и активировал руну паралича.

— Так я все-таки договорю. Если с моими ученицами и их имуществом приключится хоть малейшая неприятность — ночная гильдия просто исчезнет вот так. — Алексей быстро активировал разложение парализованных татей до первоосновы и на брусчатку мостовой упали только оружие и кошельки. На этот звон переговорщик повернул голову и остолбенел от увиденного.

— Да, кстати. Завтра ты, — Алексей ткнул пальцем в грудь переговорщика снова привлекая его внимание, — принесёшь от ночной гильдии два больших пулла серебром за право охраны, как вы и хотели. И каждый год будите делать эти выплаты. Ты меня понял?

— Д-да. Господин.

— Безымянный.

— Что?

— Для всех я Безымянный. Можешь идти.

Переговорщик на подгибающихся ногах поковылял в ближайший проулок, а Алексей повернулся к девчатам и увидев выглядывавшего из двери и застывшего в шоке вышибалу, с эффектным фонарём под глазом, крикнул ему.

— Мои трофеи собери.

— Да, господин, — пролепетал вышибала и бегом побежал собирать кошели и оружие.

Йота и Йала стояли и хлопали глазами. Они знали, что их учитель не прост, но увиденное сейчас… А Алексей распахнул свой рюкзак, в который охранник ссыпал оружие и кошели. Первой пришла в себя Йала.

— Учитель, а как столько всего поместилось в ваш рюкзак?

— Да разве это много? Он даже не наполнился и наполовину — сказал Алексей и протянул невесомый рюкзак Йале. Она рефлекторна взяла его в руки и…

— Вот видишь, он совсем пустой. Придётся домой налегке ехать.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха — со смехом вышла из ступора Йота. Ну, учитель… Просто нет слов.

— Вот и молчите. Я иду к капитану городской стражи, вы со мной или у вас дела?

— У нас через пол часа занятия с группой — извиняясь сказала Йота.

— Ну и ладно. Буду нужен — вы знаете, где меня искать. В столице я до завтрашнего вечера. Всё. Удачи.

******
В этот раз капитан принял Алексея сразу.

— Здравствуйте, капитан. У меня к вам один вопрос и одно предложение. С чего начнём?

— Для разнообразия давайте с вопроса. Кстати, я до сих пор не знаю вашего имени.

— А. Все называют меня Безымянным.

— О как. Ну хорошо. Безымянный так Безымянный. Так в чём вопрос?

— Мне удалось урегулировать вопрос с ночной гильдией по поводу охраны арендованного моими ученицами особняка, которые не так давно открыли в столице школу рукопашного боя. В результате переговоров город стал чище на пять с небольшим десятков татей. За это положены какие-нибудь выплаты?

— Ну, если вас есть доказательства, то- да.

— Из доказательств только показания учениц и их сотрудника. Так же могу предоставить их оружие.

— Я бы взглянул на оружие! — сказал капитан.

Алексей открыл рюкзак и начал выкладывать на пол весь захваченный арсенал. По мере увеличения дорожки из мечей, кинжалов и ножей глаза капитана расширялись. Он с недоумением встал из-за стола и начал рассматривать стройные ряды коротких мечей. Капитан уже не удивлялся, очередному мечу, вытащенному из пустого рюкзака. Его взгляд был прикован к мечу с характерно украшенными ножнами.

— Этот меч принадлежал правой руке главы ночной гильдии — Неуязвимому Йонгу. Этот меч оставил шрам на моём лице и тяжёлое ранение, которое так до конца и не смогли вылечить лучшие целители. Только за его голову награда назначена награда в два десятка больших пуллов серебром. А за такое число татей я готов выписать вам чек на награду в пятьдесят больших пуллов серебром.

— Это меня вполне устроит-ответил Алексей.

— Все это оружие — ваш трофей и вы можете его сдать в оружейные лавки. Я же хотел бы выкупить у вас вот этот меч.

— Знаете, капитан… Я, пожалуй, этот меч вам просто подарю.

— Буду признателен.

Капитан сел и начал заполнять бумаги на награду, а Алексей возвращал весь арсенал обратно в рюкзак.

— Какой у вас интересный рюкзак — невольно продолжил разговор капитан.

— Рюкзак самый обычный. Просто его хозяин неплохой артефактор — улыбнулся Алексей забирая протянутую бумагу.

— Я так понимаю, что мы можем перейти к предложению.

— Да. Мною было разработано новое оружие, демонстрацию его возможностей я бы хотел провести завтра. От вас мне нужно, чтоб ваши подчинённые изготовили несколько штурмовых лестниц и вкопали несколько десятков кольев, как имитацию штурмующих стены.

— Весьма любопытно. Тогда завтра в полдень подходите сюда и мы проедем к подготовленному месту.

— И последнее, так сказать, предложение. Из личной симпатии я могу вам поправить ваши проблемы со здоровьем.

— Эм…

В этот момент без стука в открытую дверь быстрым шагом зашла милая девушка. Увидав, что у капитана посетитель она смутилась.

— Приношу свои извинения, но меня послали тебя поторопить братец. Не хотелось бы опаздывать.

— Мастер Безымянный, разрешите представить вам мою младшую сестру — графиня Йелена. Йелена, познакомься — это мастер артефактор Безымянный. И дорогая, у меня очень важная служебная встреча, но я постараюсь скоро освободится.

Йелена молча сделала книксен и мило улыбнувшись Алексею вышла из кабинета.

— Матушка хочет от меня внуков и регулярно устраивает мне смотрины. А кому нужен инвалид да ещё с изуродованным лицом…

— Меня девушки тоже избегают.

— Из-за цвета глаз?

— Возможно и так.

— Почему они такие?

— С такими родился. Но сейчас разговор о другом. Я готов вам помочь и от вас потребуется только несколько минут вашего времени. Готовы капитан?

— Буду безмерно обязан…

Алексей перешёл на рунное зрение и начал править порушенные рунные цепочки. У капитана было ранение в печень и грудь, и восстановление заняло около пятнадцати минут. Так же Алексей убрал шрам с лица, увеличил силу, быстроту и выносливость, и поработал с глазами. Видеть в темноте — это серьёзный бонус, который нравился самому Алексею.

— Вот и всё. Теперь вы в полном порядке. И… — дверь опять распахнулась и в кабинет вошла сердитая Йелена — надеюсь ваша очаровательная сестра меня не прибьёт. До свидания, капитан. Завтра в полдень я у вас. Графиня. Честь имею. — Алексей сделал гвардейский поклон и щёлкнув каблуками направился на выход.

******
В полдень следующего дня Алексей подъехал верхом к казармам городской стражи. Его уже встречали капитан и сестрой и десяток охраны.

— Безмерно рад вас видеть Мастер — поприветствовал Алексея капитан.

— Капитан — Алексей сделал поклон головой, — миледи — Алексей сделал поклон Йелене, — йольды — короткий поклон десятку охраны.

— Какое необычное у вас обращение к дамам, мастер Безымянный. Но могу заметить, что оно неплохо звучит — сказала графиня. — Поведайте мне, мастер, что оно означает.

— Миледи-это сокращение от моя леди. Таким обращением можно выразить глубокую личную симпатию даме, оставаясь в рамках приличий.

Йелена мило улыбнулась. Было заметно, что объяснение ей очень приятно.

— Что ж, — капитан взял инициативу в свои руки. — Нам не следует терять времени — и капитан отдал приказ своим подчинённым, пятёрка которых устремилась рысью вперёд, а пятерка пристроилась в арьергарде. Через пятнадцать минут вся процессия подъехала к городской стене. Монументальное сооружение, метров двенадцати — четырнадцати в высоту и шириной в верхней части метра три, окружало город со всех сторон. Широкие каменные лестницы обеспечивали удобный подъём на высоту стены. На стене уже было много народу.

— Нас уже ждут. Поспешим — сказал капитан и предложил руку сестре.

ОН передал вожжи одному из солдат и тот повёл коня к коновязи. Пропустив капитана с сестрой вперёд, Алексей поймал себя на том, что ему приято смотреть на Йелену и даже дыхание как то сбивается в её присутствии. — Не хватало ещё сердечных мук на мою голову-подумал Алексей. Он уже привык, к настороженному отношению к нему йольдов, которые очень не спешили принимать Алексея, как такого же, как они. Печально вздохнув, Алексей отсчитал ногами последние ступени и с восхищением оглядел прекрасный вид, открывающейся на окружающее пространство. Капитан с сестрой уже любезничали с представительными мужчинами в дорогих доспехах. На Алексея же бросались редкие равнодушные взгляды. Явно высшая аристократия. Алексей выглянул за зубцы стены и увидел несколько установленных длинных штурмовых лестниц и несколько рядов вкопанных деревянных столбов, имитирующих солдат противника. Замечательно. Только из-за зубьев не очень удобно наблюдать. Но это не его проблема. Капитан подошёл к Алексею и сказал, что можно уже начинать демонстрацию.

— Капитан, у меня с собою четыре гранаты. Мне нужно, четыре добровольца, которые будут играть роль гренадёров.

— Простые солдаты устроят?

— Конечно, ведь именно им и предстоит использовать гранаты в бою.

Капитан отдал распоряжение, и четыре крепких парня вытянулись в ряд для инструктажа. Алексей кратко и доступно обрисовал задачу и технику безопасности будущим гренадёрам. Затем вытащил из рюкзака каждому по гранате и предоставил дальнейшее проведение мероприятия капитану. Зрители заняли свои места, а Алексей отошёл в сторону и начал просто любоваться красотой. Все, кто в данный момент были на стене заняли наблюдательные позиции. По команде гренадёры бросили шары гранат в основания лестниц и от туда полыхнуло сильнейшим жаром. Верхние части лестниц пылали на земле, а столбики — солдаты просто исчезли. Ошарашенные лица йольдов уже смотрели на Алексея менее надменно. Через минуту к Алексею подошёл капитан.

— Сколько будут стоить такие артефакты?

— Если оболочки из керамики и накопители будут предоставлены городом, то работу с рунами я расцениваю в десяток малых пуллов серебром за штуку, но прежде всего их нужно отправить в пограничные крепости.

— Почему? Власти столицы могут не согласиться.

— Во-первых, все эти артефакты — подарок оркам. Во-вторых, чем больше орков сгорит в огне плазмы там, на границе, тем меньше их придёт сюда.

— Верно и вполне логично.

— А теперь представьте, что на пути движения колонны врага в землю местами слегка прикопаны данные славные игрушки. Что будет, если такой шарик лопнет под ногой в середине строя? И так много раз подряд.

— Это нанесение потерь противнику без потерь с нашей стороны.

— Верно. Когда противник несёт потери ещё до соприкосновения с нашими войсками — это не только подорвет их веру в победу, поскольку сама земля горит под ногами, но и здорово поднимет веру в победу в наших рядах.

— Хорошо сказано, Мастер. Особенно про горящую под ногами землю.

Алексей оставил право решать организационные вопросы капитану, а сам удалился на полсотни метров, отсюда быль видны ворота. Алексей переключился на рунное видение и начал изменять структуру ворот. Через несколько минут, когда он завершил работу с рунными цепочками, от мыслей его отвлекло тактичное покашливание. Алексей обернулся и увидел подошедшую к нему Йелену.

— Мастер Безымянный, вы не составите мне компанию в прогулке по стене?

— Почту за честь, уважаемая графиня.

Алексей развернулся и пошёл рядом с девушкой.

Шагов через двадцать графиня с укором посмотрела на Алексея и сказала:

— Мастер, вы так и будите молчать? Развлеките даму.

— Но, позвольте, миледи. Я совершенно не знаю, чем могу развлечь даму из высшей аристократии княжества.

— Ах, мастер, не напоминайте мне о высшей аристократии. Мужчины это самой аристократии скучные, самовлюблённые козлы. Их интересует только власть и карьера, и женщин они рассматривают только как ступени к власти или как породистых лошадей. Хотя лошадей они любят больше. Вы же, мастер, таите в себе тайну. У вас даже имени нет. Супруга вас тоже безымянным называет?

— Нет. В смысле нет супруги. Девушки меня как-то стороной обходят.

— А где вы живёте, мастер?

— Мне по наследству достался хороший дом на берегу золотого ручья в дневном переходе от деревни Йасна.

— Как бы я хотела жить в лесу, подальше от столицы и всех этих аристократических змеюшников.

— Так а что ж вам мешает, кроме устоев общества?

— Ну, я же девушка.

— У меня недавно обучались две девушки, сейчас они живут в столице и открыли школу безоружного боя. Обе прекрасные охотницы и часто баловали меня дичью. Уверяю вас, миледи, что если у вас действительно появится цель, то вы сумеете найти в себе силы её достигнуть. Вы молоды, прекрасно физически сложены, умны. У вас всё получится. Только нужно разбить путь к цели на составляющие и преодолевать их как ступени. Вот загляните в себя и ответьте себе, что именно вы хотите?

— А вы, мастер?

— Я… Для начала суметь победить в войне.

— Какой войне, мастер?

— Этой осенью орки предпримут усилия окончательно ликвидировать йольдов с лица планеты. И, к сожалению, я не вижу понимания всей глубины данного вопроса.

— И поэтому вы придумали эти гранаты?

— А вы бы предпочли, чтоб эти гранаты придумали орки? — Алексей улыбнулся. — Вообще у меня много новшеств и изобретений. В патентной лавке зарегистрировано пока больше десятка патентов на моё имя, и, после победы в войне я продолжу привносить разные новшества в жизнь. Идей, как изменить мир и создать в нём много интересного в моей голове предостаточно.

— Давайте развернёмся и пойдём в обратную сторону. Вы интересный собеседник, но эти приличия, которым должна следовать приличная девушка…

— С другой стороны, миледи, если б не нормы приличий, то общество быстро скатится до уровня гулянки в борделе. Хотя между благородством в сути и благородством в поведении часто лежит пропасть.

— Как хорошо сказано. Я, пожалуй, это запомню. А вы, мастер, точно не дворянин?

— А мне это не надо. У меня есть прекрасный дом. Однажды в нём появится любящая женщина и любимые дети. У меня много интересных занятий. Я даже в гильдии вступать не планирую.

До группы аристократов оставалось шагов сорок и Йелена заговорила о конях.

— Мастер, я обратила внимание, что у вас замечательные кони. Где вы таких купили, если не секрет?

— Ну, что вы, миледи. Какие от вас могут быть секреты. В Йасной и купил. Просто потом подлечил и улучшил некоторые параметры.

— Вы и это можете?

— У меня очень широкие возможности.

— Благодарю вас мастер за интересую беседу. Буду рада, по возможности, продолжить с вами общение.

— Миледи- Алексей сделал учтивый поклон и отошёл в сторону.

Снизу по лестнице поднялся капитан. Видимо пока Алексей гулял с его сестрой он спускался провожать значимых персон.

— Ваши условия одобрены, меня назначили курировать данное направление.

— Я думаю, что это очень хорошо, поскольку с вами, капитан, мы уже в какой-то мере сработались.

Алексей достал из рюкзака кожаную папку и извлек оттуда заранее подготовленные чертежи и показал капитану.

— Вот керамическая оболочка самой гранаты с обозначениями и размерами под стандартный накопитель. Вот ящик для переноски гранат из расчета на пять десятков оных. Гранаты нужно перекладывать толстым слоем соломы. Готовые доски регулярно привозят из Йасной. Покупка готовых досок сильно ускорит изготовление и доставку гранат в части. Вот вам чертежи с папкой и нужно подобрать место для снаряжения гранат и отдельно для хранения гранат. Естественно, рядом не должны находится жилые дома и всё должно тщательно охраняться. А то залезет один воришка и уронит одну гранату и мы потеряем весь склад вместе со зданием. Я появлюсь декады через четыре. Раньше не успею.

На этом и порешили.

Спустившись по лестнице он подошел к своему коню. Сейчас нужно было поехать на постоялый двор, покушать и отправляться обратно в Йасную. Как же не хватает какого-нибудь вертолёта! Расширенное сознание тут же подсказало вариант артефактов, которые позволят сделать что то, похожее на летающую платформу. Эта идея настолько захватила Алексея, что он всецело погрузившись в её осмысление не сразу расслышал.

— Мастер, вы меня слышите? Это о чём нужно суметь так задуматься, чтоб заставлять даму вам столько времени кричать.

— Миледи- Алексей снова учтиво поклонился.

— Брат сказал, что вы собрались уехать аж на четыре декады и даже не попрощались со мною!

— Извините, миледи, но иногда дел больше, чем времени. И пожалуйста, говорите прямо, что вы хотели. Я не поверю, что вы долго кричали мне, чтоб только устыдить меня в том, что я не попрощался.

— Вы очень проницательны. Я очень хочу съездить с вами и пожить хоть четыре декады вдали от этих хлыщей и лживой вежливости. Мне интересно с вами общаться и хотелось бы познакомится с тем, чем вы живёте.

Алексей немного опешил и подумав сказал. У меня два стандартных условия для всех, кто из девушек живет в моём доме. Первое — это хранить мои секреты и второе на плечи девушки ложатся обязанности по кухне. Слуг у меня в доме нет. Выбор за вами.

— Я согласна. Только хочу вас предупредить, что возможно по возвращении в столицу найдутся желающие вызвать вас на дуэль.

— Миледи, существует масса более простых способов покончить с жизнью.

— В таком случае, что мне можно взять с собой. Мне нужно собраться в дорогу.

Алексею очень не хотелось терять время.

— Сейчас всё купим. Ваша семья сердится на ваш поступок не будет?

— Мой брат в вас души не чает. Он обещал всё уладить.

На рынке были куплены ещё две лошади для Йелены, кожаный рюкзак, который вдруг вместил в себя очень много одежды, обувь, продукты питания и абсолютно ничего не весил. Заехав на постоялый двор Алексей пошёл заказывать ранний ужин, а графиня оккупировала его комнату и меняла наряд на более простой и комфортный при поездке верхом. Пока ужин готовился, Алексей вышел подготовить коней. Кобылы графини были также подвергнуты модернизации. Ужин был не слишком плотный, и, заполнив пару серебряных фляг горячим травяным чаем, Алексей с графиней тронулись в путь. Дорогу до Йасной осилили в три дня. К приезду Алексея управляющий успел подготовить пару хранилищ. Алексей съездил и установил артефакты для хранения продуктов, проверил отчётность и узнал о семейном состоянии девушки- поварихи. Распорядился выдать молодым пиломатериал на дом, большой пулл серебром в подарок и велел нанять охотников на заполнение хранилищ мясом. Как идут дела у кузнеца он знал со слов управляющего, поэтому сразу проехал на рынок и закупив немного стекла, медной посуды, постельного белья, верёвок, воловьих кож, гвоздей и скоб, плюс новую телегу, овса, сена и продуктов, после чего отправились домой. Графиня сбросила с себя маску надменной аристократки и умело задавала вопросы и поддерживала беседу и даже шутила. В общем превратилась в хорошую милую девушку.

Алексей всё больше понимал, что начал влюбляться в эту аристократку, и Йелена ловила себя на том же. С мастером ей было легко, интересно, он знал ответы на всё и был заботлив, и не только с ней. Он усилил её тело, с удовольствием обучал приёмам и быстро исцелял. От него исходила энергия спокойствия и уверенности, но не было заносчивости и амбициозности. А какие планы и фантазийные проекты он вынашивал. Вот и сейчас Йелена поняла, что от мыслей о мастере у неё закружилась голова. А ведь она знает его от силы семь дней. Добравшись до дома Алексей накормил коней и натаскал воды в баню и дом. Йелена начала осваивать кухню и выбрав себе спальню, начала развешивать вещи.

******
С утра пораньше Алексей выбрал нужное количество ранее напиленного тонкого бруса и, подготовив площадку, начал строить свой первый флаер. Его основу составлял набранный, как банная дверь на клиньях, массивный щит, а верхняя часть собиралась из брусков и усиливалось всё рунами. В кабину планировалось вставить стёкла и снаружи каркас обшить воловьими кожами. В кабине два пилота и управление ручкой, как в вертолёте. Рунные цепочки вертикальной тяги выведены в кабину и в зависимости от нужной высоты, будут запитываться дополнительные накопители. Горизонтальную тягу после долгих размышлений тоже планировалось сделать по принципу вертикальной. В полу кабины сделать маленькое окошко для удобства посадки и в грузо — пассажирском отделении откидной люк, чтоб и по нужде сходить без посадки и бомбардировку устроить. Колоны на марше без подарков оставлять запрещено всеми правилами приличий. Алексей на столько увлёкся этим флаером, что сумел его изготовить всего за декаду. Небольшие тесты показали, что зависнув над землёй, аппарат мог держать на одном накопителе вертикальной тяги сорок мешков по два ведра сырой глины. Если исходить из веса приблизительно в пятнадцать килограмм в ведре, то выходило, что можно поднять груз в тонну плюс два пилота. Вполне достаточно для первого изделия.

В первый экспериментальный полет Йелена Алексея одного не пустила, ошарашив тем, что теперь она его одного никуда не пустит и плевать, что опасно. Она готова с ним даже на тот свет. И вообще мастеру пора ей сделать предложение.

— Алексей.

— Что Алексей?

— Для тебя я теперь просто Алексей. Имя такое.

— Это значит, что ты согласен взять меня в жёны?

— Да. Я буду рад видеть тебя своей женой.

Йелена прижалась к плечу Алексея и заплакала. Она боялась, что он её отвергнет и сейчас сбрасывала нервное напряжение. А потом был полёт. На одном накопителе высота с полной нагрузкой метр. На двух-пять, на трёх более двадцати, На четырех около сотни, а на пяти, теоретически около пятисот, но линейкой до земли не достать. Опустившись до условных двадцати метров Алексей запитал первый накопитель горизонтальной тяги. По его оценке это была скорость быстро бегущего человека — километров двадцать в час. Прибавка второго накопителя дала субъективно восемьдесят километров в час. Третий накопитель дал скорость хорошей иномарки. Четвёртый накопитель Алексей просто убрал, а то никакие руны не спасут. И тут Алексея словно озарило. Он наложил на грузовой отсек те же руны, что и на рюкзаки с расширением Теперь он был спокоен, что не перегрузит свой флаер. Отметив первый полёт праздничным столом, было принято решение, что можно сделать пробный вылет в столицу и, так сказать, оповестить родственников жены с новым статусом дочери и сестры. Алексей изготовил артефактные подарки, поскольку необходимость в конях резко уменьшилась их решили перевести в Йасную на производство. Там есть кому за ними приглядеть. Кони благополучно были загнаны в грузовой отсек и усыплены, и через пятнадцать минут полёта флаер спустился рядом с пилорамой. Коней выгрузили и пообещав всех покатать, как-нибудь потом, Алексей умчался в сторону столицы. Йелена смотрела на жениха влюблёнными глазами и наслаждалась красотой полёта. С таким транспортом можно по делам летать в столицу, а жить в лесу. Всё как она мечтала. Да и жених ей достался всем на зависть.

******
Спуск флаера у казарм городской стражи вызвал не шуточный переполох.

Йелена удержала Алексея за руку.

— Давай выйдем когда брат появится. Хочу на его лицо поглядеть.

А вокруг царил переполох! Солдаты, дежурный резерв, с щитами и копьями несколькими кольцами окружили Флаер и с суровыми лицами взирали на непонятный… В общем на штуковину, спустившуюся с неба. Через пару минут из здания выбежал капитан и начал отдавать громкие приказы.

Йелена с хохотом открыла заднюю дверь из грузо-пассажирского отсека и, продолжая смеяться на недоумёнными лицами брата и солдат, сказала:

— Видал бы ты своё лицо, братец… Это стоило того, чтоб не пускать мастера вылезти наружу раньше твоего появления.

Алексей всем видом показал, что он тут точно не причём.

— Твоя шуточка, сестрица, мне, и не только мне, чуть сердечный удар не устроила.

— А, муж подлечит…

— Муж? — глаза капитана начали вылазить из орбит.

— Ну, пока жених. Разреши представить — мой жених мастер Безымянный, маг, артефактор, целитель, изобретатель и единственный йольд со стальными глазами.

И Йелена указала на Алексея, который просто пожал плечами. Из рядов солдат стали доносится переговоры шёпотом.

— А вы… — графиня пальчиком указала на солдат, — завидуйте молча.

Немая сцена опять вызвала хохот из уст графини. Давно она так не веселилась.

Капитан сбросил с себя оцепенение.

— Я так понимаю, что это новое ваше изобретение.

— Совершенно верно. Летающая платформа- артефакт позволяет доставлять грузы, быстро эвакуировать раненных, производить разведку и сбрасывать гранатные гостинцы с неба на головы колонн орков. Кабина рассчитана на двух пилотов. Грузовой отсек преобразован так же как и мой рюкзак. Для интереса давайте попробуем заполнить солдатами грузовой отсек и взлететь на высоту по пояс. Так сказать проверить в деле.

— Ну, давайте попробуем.

Капитан построил в две шеренги сотню солдат.

— Так, сейчас заходите в грузовой отсек и кладёте копья на пол посередине. Щиты нужно уложить двумя стопками с разных сторон от копий и весь личный состав должен равномерно распределиться по всей внутренней части грузового отсека. — отдал распоряжение Алексей и прошёл в кабину флаера. Солдаты умудрились поместится все. Хорошо, что высота в пассажирском отсеке позволяла стоять в полный рост.

— Мастер, — обратился к Алексею старшина сотни, — вся сотня влезла.

— Ну, тогда держитесь. Сейчас слегка взлетим.

— За что держатся то, мастер?

И правда, этот момент пока был не продуман.

— Видимо, зубами за воздух — пошутил Алексей.

Грузовой отсек заполнился хохотками солдат, а Алексей плавно подал силу на взлёт.

Флаер оторвался от земли и завис на высоте метра и также плавно приземлился назад.

— Всё. Можно выходить.

Солдаты о чём то бурча вышли из отсека и последний десяток начал подавать щиты и копья. Молодцы, сообразили, чтоб не толкаться- подумал Алексей.

Алексей вышел к капитану и своей невесте.

— Если за каркас крыши закрепить кожаные петли то, можно подвозить пополнение и забирать раненых из осаждённых крепостей. Также можно подвозить продовольствие и даже воду. Ну и высаживать десант.

— Что вы подразумеваете под словом — десант?

— Вот стоит войско врага лагерем. В утренних сумерках у них в тылу приземляются пара десятков таких платформ и уже две тысячи пехоты в тылу врага могут перехватывать обозы и подкрепление или полностью окружить лагерь и чтоб никто не ушёл. Лошадей мы уже перевозили в спящем виде, но усыпить лошадь может только сильный маг. При очень большом количестве платформ можно быстро захватить столицу врага. К примеру, в утренних сумерках десяток платформ сбрасывает гранаты на крепостные ворота и казармы, да хоть на дворец главного орка. В это время сотня других платформ высаживает по сотне солдат и они врываются в город и, после зачистки, грузятся на платформы и улетают в другой город. Можно конечно всё это сделать одними гранатами, но их нужно будет сотни тысяч. А я всю зиму тысячу штук изготавливал. Так что, для меня…

— Для нас, дорогой — внесла поправку Йелена.

— Да. Для нас этот вариант не подходит. Тем более, что Йелена отзывалась о нравах в аристократии нелестно и нужно подумать, чтоб такое оружие не попало в руки каких-нибудь желающих захватить власть у нас. Я думаю, что обязательно найдутся йольды, которые считают, что княжеский трон под их попками смотрелся бы гораздо лучше.

— Не скрою. Такие найдутся. — сказал капитан. — И как же нам решить эту проблему?

— Честно? Не знаю. Я помогаю народу в скорой войне с орками. Интриги аристократов мне не интересны. Главное, чтоб йольды хорошо жили. Мне интересна наука, а не внутренний мир кого-то там. Если на меня или моих близких нападут, то все нападающие исчезнут, как те из ночной гильдии.

— То есть вы лично князю помочь не можете.

— Есть возможность преобразовать кожный покров йольда, что б его не мог пробить клинок или стрела. Но это будет действовать около двух лет. Темой защиты жизни я ещё не занимался. Поэтому у меня наработок в этой области практически нет. Тут на носу война с орками, а их будет больше чем до хрена.

— Скоро это когда?

— По моим ощущениям этой осенью.

— Да… Жаль, что для доказательства серьёзности опасности ваших ощущений крайне мало.

— Вернёмся к вашей новой разработке. Во сколько встанет казне приобретение такой платформы — задал интересовавший его вопрос капитан.

— Пять больших пулов серебром только за артефакты управления. Во первых они из чистого золота, а во вторых вы можете организовать производство корпусов самостоятельно, а я буду приезжать, работать по укреплению конструкции корпуса и устанавливать артефакты управления. Если вы, капитан ещё помните, то мне с гранатами ещё возиться. Как, кстати с производством керамических основ дела обстоят?

— Начали, но медленно. На сегодня изготовлено около полутора сотен всего, а ящиков — десяток.

— Не ценят обыватели свою жизнь.

— Ещё один вопрос к вам мастер. Насколько быстро летают эти платформы?

— Расстояние от деревни Йасна до столицы можно преодолеть раза четыре от восхода солнца до полудня.

— Это немыслимо!

— Теперь это реальность, брат. Ты хоть рад, что твоей сестре так повезло?

— Да, дорогая. Осталось только родителей уговорить.

— Пусть только попробуют отказать! Откажусь от титула и всё равно буду жить с мужем. Ты знаешь как у него хорошо в доме? Кругом лес, тишина и теперь на флаере можно за день всё княжество облететь. Ты, кстати в имение не хочешь слетать? А утром назад. Родителей когда последний раз видел? Мама то недавно приезжала, а вот отец уже может тебя и не дождаться. Тем более если осенью опять орки нападут.

— Хорошо. Давай я предупрежу заместителя и слетаем на этом чуде.

— Если есть маленький мягкий стул, то нужно взять. В кабине место есть, а сидений только пара. Только мы ещё в ювелирный квартал залетим. Нужно вашей маме подарок купить.

Глава 8

Графство Йотинское находилось на севере княжества. Город Йотин располагался у подножия графского замка. Вначале Алексей с невестой и капитаном облетели кругом город и замок, а потом плавно опустились во внутренний двор. Капитан, помня реакцию своих подчинённых, поспешил выйти из флаера и успокоить стражников. Старший граф- отец уже с трудом стоял, опираясь на трость. Мама, довольно бодрая женщина, «накручивала хвоста» слугам.

— Отец, мама! Капитан подбежал к своим родителям и обнял их.

Граф — отец обнял сына и в уголках его глаз выступила скупая слеза.

— Мать говорила, что тебе повезло хорошо подлатать твою тушку. Смотрю, даже от шрама на лице следа не осталось! Так, глядишь и женит тебя матушка! Жаль только, что я внуков видимо уже не дождусь. Дочка, и ты иди сюда! Смотри, как расцвела. Прям налюбоваться на тебя не могу!

— Папа, мама! — начала щебетать Йелена. — Я так рада вас видеть! Познакомьтесь, Вот этот замечательный йольд мастер Безымянный. Он замечательный артефактор, целитель, изобретатель и мой избранник. Это он исцелил Йорга и придумал эту замечательную летающую платформу. Он очень много изобретает сейчас для нашей армии.

— Э, как она вас нахваливает. И правда видать, что любит.

— Здравствуйте, граф. Миледи. — Алексей сделал учтивые поклоны. Разрешите преподнести вам дары в знак уважения. Алексей достал однажды приобретённый лёгкий меч, структуру которого он изменил, и клинок стал отливать прекрасным синим отливом, и вручил его графу. — А это вам, миледи. — Алексей достал прекрасное колье, с которым успел поработать во время полёта. Колье обладало омолаживающей и оздоравливающей рунной структурой. Графиня аккуратно приняла красивую шкатулку.

— Благодарим вас, мастер, — сказала графиня. — Будьте сегодня нашим гостем.

Граф — отец не удержался и с трудом смог извлечь клинок. Сине — голубые переливы украшали обильную рунную вязь.

— Дорогой подарок. Мне б такой в предпоследнюю войну…

Я приехал просить руки вашей дочери, а для неё и её родных мне ничего не жалко.

— Смотри, мать, хоть не дворянин, а смел и благороден.

— Папа, какой толк от дворянства, если обладание им не даёт права составить семью с любимым йольдом. Как сказал один мудрый йольд, благородным прежде всего нужно быть внутри, а внешнее поведение можно привить и дрессированному медведю!

Алексей с недоумением посмотрел на Йелену, которая крепко вцепилась ему в руку, и непроизвольно хмыкнул от вольного трактования своих слов.

— Прошу всех проходить к столу. Слуги уже должны были его накрыть. — сказала графиня.

— Если вы не против, то давайте уделим несколько минут здоровью графа. — Взял слово Алексей. — Он мужественно держится, но поверьте, что ему это даётся с большим усилием воли. Капитан, будьте добры, принесите отцу из флаера стул.

Капитан в несколько прыжков успел достать стул и усадить отца.

— Потерпи отец, сейчас мастер подарит тебе вторую молодость.

Алексей перешёл на рунное видение и начал работать. Граф прошёл две войны и был серьёзно изранен. Первым делом он снял боль и лишь затем начал работу.

Печень, лёгкое, множественные повреждения мышц на руках и ногах, повреждённые мышцы спины. Да, досталось старому солдату. Подлатать ещё надорванное сердце, усилить кости и мышечную ткань и стандартно ночное зрение. Устало стерев платком выступивший пот, Алексей улыбнулся во все глаза наблюдающим за изменениях в графе родственниках.

— Я преклоняюсь перед вашим мужеством граф и не только в бою. С такими повреждениями жить и вырастить достойных детей… Я восхищён.

— Спасибо мастер. Говорят, что мужчины к пятидесяти годам становятся очень сентиментальными. Вот и я, видимо, не исключение. Ваши слова аж на слезу пробили. Граф поднялся со стула и пожал Алексею руку.

— Я благословляю ваш семейный союз с моей дочерью. Вы очень достойный йольд и я рад за свою дочь.

— Папка! — Йелена от счастья прыгнула отцу на шею и поцеловала. — Спасибо папка!

Графиня стояла и плакала. Её муж снова излучал мощь и уверенность. Она сожалела, что избранник дочери не дворянин, но этот молодой мужчина тоже был ей симпатичен. Что-то в нём располагало её к нему, и графиня приняла волю мужа и тоже благословила дочь. Слуги дважды разогревали ужин, пока лечили графа-отца, а сейчас с улыбками наблюдали как граф, вытащив из ножен новый клинок, отливающий таким красивым синим, отточенными годами движениями повторял воинский комплекс, а по завершению присоединились к аплодисментам. Граф просто сиял от счастья. Сегодня в графстве праздник. Граф обрёл здоровье и благословил дочь на семейный союз.

Пока длился ужин, Алексей тихонечко занялся здоровьем графини. А когда закончил, увидел благодарно прикрытые глаза графа. Он заметил преображение жены и снова сидел и любовался ею.

Поздно вечером Йелена взяла под руку Алексея и повела на крепостную стену.

В наступающей ночи горели огни города Йотин, а Алексей и Йелена стояли обнявшись и смотрели на засыпающий город.

— Лен, а Лен. Можно я буду тебя так называть?

— Можно Алексей.

— Просто Лёша или Лёш. Алексей это официально, а в кругу семьи просто Лёш.

— Хорошо Лёш. Когда я была маленькой, я мечтала, что выйду замуж и приду на эту самую стену и буду любоваться на засыпающий город, а рядом будет стоять мой муж. Поцелуй меня, Лёш. Теперь можно. Теперь я твоя жена.

******
Утром, простившись с родителями, вылетели обратно в столицу. Алексей подготовил первые гранаты, а жена бегала по лавкам и покупала ткани, салфетки и прочие мелочи для домашнего уюта. Так же решили загрузится крупами и мукой, о покупке которых Лена договорилась с купцами. Пока грузчики загружали бездонный с их слов отсек, Алексею пришлось отбиваться от назойливых купцов. Они быстро поняли выгоду такого вида транспорта и упрашивали изготовить для них. Давали даже пятьдесят больших пуллов серебром.

— Извините уважаемые, но сейчас работаем только на нужды армии — пытался отделаться от купцов Алексей. После войны можно будет транспортную фирму открыть и монополизировать перевозки. Обучение пилотов много времени не занимает. Вон, капитан, так весь обратный путь, взлёт и посадку без нареканий отлетал. Очередь на покупку от купцов Алексей формировать отказался. Сейчас наобещаешь, а потом не слезут пока весь мозг не выпьют. В деревню такой надо сделать. Там кузнецу руду привести. Только скорость ограничить. Кстати, надо к нему заехать. Компаньон ведь.

С трудом дождавшись, пока загрузят флаер, и еле сдержав себя, чтоб не поубивать никого из купцов, Алексей с женой подлетели к зданию школы безоружного боя.

Вышибала в этот раз был почтителен и быстро позвал хозяек. Девчата даже тренировку бросили, чтоб увидеться с учителем. Девчата красовались в новом кимоно, которые пошили по рассказам Алексея. Он познакомил сестёр со своей супругой и несколько минут выслушивал какие они дуры и как теперь завидуют Йелене. Лёша договорился с сёстрами, чтоб они начали для него закупать продовольствие, нашли помещение и постоянных грузчиков. Оставил на эту задачу денег и на прощание обнявшись, исчез в небе. Два часа полёта, и все рабочие силы привлечены к разгрузке продовольствия. Пилорамщики получили задание подготовить материал на новые платформы, а строители запоминали устройство каркаса. Так что, в деревне флаеру- быть! Йовану задача найти серьёзного мужчину, можно тоже с одной рукой на службу пилотом. Пока Алексей ездил туда- сюда, появилась просека на будущей улице и пара новых домов. Денег с продажи доски хватало и на развитие посёлка и на нужды кузнеца. К которому залетели на строительство нового цеха. Работа и тут кипела. Алексей сумел вдохновить кузнеца на строительство плавильной печи, заверив что с артефактами поможет, и огнеупорной глины в посёлки в достатке. Копай хоть до воды. Скоро грузовой флаер сделает, так и с доставкой проблем не будет. Своя сталь нужна уже вчера и нужно обучать людей на доспех и оружие. Денег сейчас в достатке и можно нанимать рабочих.

Прилетев с женой домой, и пока она готовила обед, Новиков сходил и подрубил корни деревьев на очередном пятаке леса. Если брать лес небольшими пятаками, то он быстрей их будет восстанавливать. А лес нужен был на строительство дополнительного хранилища продовольствия. Огорода своего нет, да и на графиню в огороде надежды не было, а самому не разорваться. А ещё он хотел иметь бассейн или пруд. Его можно сделать на ручье в месте залегания глиняного грунта. Только, чтоб обмен водой был не сильным, а то солнце его не прогреет. Он помнил как шёл изгиб ручья, значит можно в этом месте спрямить угол и сделать нужный водообмен.

Вначале он расщепил в пыль деревья, а затем и грунт на месте будущего пруда. Потратил на это дело он полчаса и сейчас, пробив сток и приток, смотрел, как вода начинает постепенно вымывать пыль из котлована. Ну вот, сюда лавочку и можно будет рыбу удить и купаться.

Лена подошла с мечтательно хитрым видом. Она знала, куда пошёл муж и сильно удивилась, что пруд уже готов и вода скоро вымоет весь мусор и можно будет купаться.

Дома ждал шикарный ужин, мясо, овощи, какое-то вино. А потом была первая ночь, где они дарили друг другу нежность и любовь.

******
Утром Алексей пошёл в гончарку и начал пробовать делать большую оболочку под два накопителя. Ему хотелось получить заряд, который бы не расходился бы шаром, а двигался исключительно в стороны. По его пониманию, впустую тратилось около шестидесяти процентов заряда. Совсем нет необходимости пропекать землю плазмой. Расчёты показали, что нужно делать одну часть сферы полностью заполненной и тяжёлой, чтоб граната ударялась именно этим местом и закладывать на нём надрезы для хрупкости. Это упростило работу с рунными векторами. Алексею удалась сжать энергию взрыва до полутора метров в высоту, остальная энергия шла в стороны. Расчёт показал диаметр поражения в двадцать метров при одном накопителе. Он посчитал, что этот результат достаточен, и четыре часа посвятил работе с глиной, что позволяло ему сделать два десятка гранат нового типа. А потом он решил сменить деятельность и сделать для пограничников малый флаер-разведчик, Который бы поместился в грузовой отсек его флаера. Поскольку технология была уже отработана, то на малыша ушло всего три дня. Ещё день ушёл на разработку артефакторного аналога рации, который Алексей сделал просто из дерева для быстроты. Две декады он не вылезал из дома. За это время он успел сделать пару сотен гранат, и пол сотни раций. Для укрепления семейных связей, пять радиостанций были сделаны на отдельный канал для тещи, тестя, капитана, Лены и для себя. Пришло время лететь я Йасну, а затем в столицу. С собой в флаер-разведчик с рунным расширением внутреннего объёма Алексей загрузил два ящика по пять десятков гранат.

******
В Йасной пришлось задержатся на день для доводки грузового флаера и обучения пилота. В пилоты Йорун привёл бывшего сослуживца потерявшего также руку. Пилот был проинструктирован о запрете коммерческих поездок. Только возить руду, глину и по необходимости другие материалы необходимые для производства. Оклад — три средних пулла медью в день.

С утра Алексей решил изменить планы и сначала лететь к пограничникам, а Лена, зацелованная за ночь, пребывала где-то в своих грёзах и была на всё согласна. Три с половиной часа, для привыкшего тратить на дорогу недели Алексея, пролетели незаметно. И вот он плавно опускается во двор крепости и через стекло машет капитану.

— Здравствуйте, мастер! — капитан протянул руку для рукопожатия.

— Здравствуйте, капитан. Я к вам опять с подарками.

— Уж не это ли летающее чудо вы нам решили подарить.

— Почти угадали. Соберите десяток солдат и пусть помогут вытащить из грузового отсека. Солдаты на руках аккуратно вытащили малый флаер.

— Это как же он туда поместился!?

— На то я и артефактор, чтоб впихнуть невпихуемое! Он внутри несколько больше чем снаружи. Этот малый флаер-разведчик, кстати, тоже. Этот малыш можно использовать для разведки, сбрасывания гранат на колонны противника, эвакуации раненых. Два ящика гранат новой системы также загружены в него. Пойдёмте, полетаем!

— Дорогая, я с капитаном полетаю на разведчике. Не скучай, я недолго!

— Хорошо, любимый, жду.

Алексей с капитаном зашли в малый флаер, и он подробно рассказал, как управляется этот малыш. Потом взлёт, и, на высоте три сотни метров, быстрый полет. Капитан просто был в восторге. Теперь можно было производить глубинную разведку сопредельных территорий. Пока флаер завис в небе, Алексей достал радиостанцию и вызвал жену, чтоб наглядно показать как работать с этой деревяшкой.

— Дорогая, ответь мужу. Приём.

— На связи. Приём.

— Как у тебя настроение? Приём.

— Жду и скучаю. Приём.

— Скоро буду. Конец связи.

— Вот по такому принципу и будете общаться. На рациях написаны цифры, вот примерно так и будите говорить:

— Восьмой вызывает десятого.

— Десятый на связи. И так далее.

— Давайте капитан возвращаться. Рации в другие крепости сами развезёте. По четыре номера на крепость остальные в столице распределят. Остальных пилотов сами подготовите.

— Спасибо, Безымянный. Ты прям радость в жизнь вносишь.

— Да, ещё. Вот такой флаер как у меня может за раз перебросить сотню бойцов. По этому если будет тяжко запрашивайте помощь. Сейчас в столице обсуждается вопрос по их производству. И на крайний случай кричите меня. Если успею — помогу, чем смогу.

— А какой номер кричать?

— Позывной Безымянный.

******ы

Через сорок минут полёта спустились у казарм в Йалне. Капитану городского гарнизона оставили четыре рации и объяснили, как пользоваться, и улетели в столицу. В столице застряли на три часа с зарядкой гранат и консультацией мастеров, которые будут делать основу флаеров. Пока мастера снимали размеры и устройство флаера, Алексей укрепил на непробиваемость стёкла и кожу обшивки. Оставив капитану рации и одну из семейного комплекта, полетели ночевать к родителям.

Родители встретили очень тепло и обрадовались возможности общения через радиостанцию. Граф похвалился новым комплектом брони, который тут же был подвергнут рунному укреплению и облегчению. Алексей сказал графу, что осенью орки опять попрут. Граф воспринял информацию серьёзно, а Алексей, поработав с воротами замка, снова веселил стражников, которые уже на спор плющили об ворота топоры. Граф попросил заезжать и укрепить доспех и оружие его людей. Алексей обещал выбрать на это два- три дня и нарисовал эскиз гранаты попросил, чтоб дали гончарам заявку наделать максимально много.

Утром перелёт в столицу за продуктами и оттуда в Йасную. Кузнец начал заниматься литейной печью и это хорошо. Дома строятся, охотники мясо заготавливают. Сделал рацию для Старшины и подключил к общему каналу. Пусть слушает, чтоб время не терять. Передать рацию Леша договорился на постоялом дворе и оставил письмо-инструкцию Пятнадцать минут, и они с Леной дома. Покушали и пошли на пруд купаться. Немного увлеклись друг другом и вернулись домой только к ужину. Лена немного поговорила с мамой и они легли спать.

Проснулся утром и понял, что для отряда безымянных нужно свой флаер делать.

Пока Лена спит, написал записку и полетел в Йасную. Пусть делают ещё большие флаеры. Алексей только представил, как беженцам идти по дорогам, а там женщины и дети. Нет. Нужно будет собирать по дорогам и вывозить. Не сможет он мило пролетать и не спасти. Нужно обучать всех, кого можно и в случае чего, высылать- собирать всех, кого можно. Взяв рацию он вызвал графа.

— А, зятёк, слушаю тебя.

— Мне строители нужны. Много и на любое время. Естественно, плачу хорошо. Возможно на выходные буду отвозить домой и вам в оружейке за одно подсоблю.

— Что строишь?

— Дома для беженцев, колодцы, хранилища для продуктов. Возможно оборонительные укрепления.

— Ты точно из простых? Что-то у тебя слишком государственный подход…

— Просчёты одних исправляют героическими смертями другие. Предпочитаю подготовится.

— Эх! Хорошо сказал! Будут тебе строители. Хотя бы бригаду, но выделю!

— Конец связи.

— Конец связи.

— Безымянного вызывает Красотуля.

— На связи.

— Любимый, ты когда домой? Завтрак на столе.

— Я в Йасной. Сейчас лечу домой. Конец связи.

— Конец связи.

— Капитан, Красотуле.

— Привет братик.

— Слушаю тебя и завидую.

— Мой муж уже занят. На него губу можешь не раскатывать.

— Ха-ха-ха-ха-ха. Повеселила. Я может тоже простую девушку в жёны хочу. Что-то с аристократками прямо беда.

— У моего мужа две ученицы киснут. Присмотрись к ним. Не девушки — огонь!

— Это мысль. Конец связи.

— Конец связи.

— Мама Капитану.

— Доброе утро, Мам.

— Что там за ученицы?

— Мастер учил их безоружному бою. Сейчас они в столице открыли школу. Мастер выводил их против моих парней. Пять-ноль в пользу девчат. Причём, четверо моих были вооружены.

— Ярая кровь! Хорошие дети будут от них. Присмотрись. Конец связи.

— Конец связи.

На завтрак был ягодный пирог. Лена на удивление быстро научилась готовить. После чай пришло время идти в гончарку.

— Безымянный, ответь графу.

— В канале.

— В полдень у меня будет для тебя бригада, десять йольдов.

— Благодарю граф. Вылетаю.

— Дорогая, я к родителям, ты со мной?

— Ну конечно, любимый. Сейчас переоденусь.

Алексей загрузил два бруса в грузовой отсек, чтоб рабочим не на ногах стоять и загрузил оставшуюся сотню гранат, всё ж тестю проще будет, и, дождавшись жену, поднял платформу в небо.

Флаер уверено рассекал воздушное пространство. Алексей периодически доверял управление Лене. Он любил наблюдать за преображением жены севшей за штурвал. Вот, только что, она лежала в кресле второго пилота сонной кошечкой и тут же преобразилась в собранную и готовую к прыжку пантеру. Глазки горят…Ах какие у неё глазки. Алексей в них просто тонул.

— Над столицей дождь.

— Давай справа облетим, там вроде нормально можно успеть проскочить.

Лена взяла вправо, и флаер по плавной дуге ушёл от дождя. Алексею не хотелось сейчас проводить такие испытания. Лететь вслепую даже без компаса. Интересно, а магические маяки есть вариант установить, на случай ночных полётов? Погрузившись в мир рун, он пришёл к выводу, что да. Маяки можно создать. В принципе, та же рация выполняла функцию маяка и на неё можно было настроиться. Вот только сделать это мог только он. А остальные могут летать только по ориентирам. Вот Лена с ночным зрением вполне справится. Надо будет пограничникам пилотам тоже сделать ночное зрение. Вот даже просто на стекло кабины преобразовать.

— Старшина Безымянному.

О как! — Улыбнулся Алексей. Быстро старшине рацию передали.

— Слушаю тебя старшина.

— Хех. Работает деревяшка.

— Вот теперь эфир слушай, чтоб быть в курсе и вовремя реагировать.

— Понял.

— Всё. Конец связи.

— Конец связи.

Оторвавшись от связи, Алексей перешёл на рунное видение и начал работать со стеклом кабины. Как он раньше не догадался до стёкол-хамелеонов!? Теперь глаза меньше уставать будут, да и солнце слепить перестанет.

— Ух ты! Это что это со стеклом? — воскликнула Лена. — Это ты сделал?

— Леночка, ты такие интересные вопросы задаёшь, что я даже начинаю теряться в догадках, что ж тебе ответить.

— Это так красиво и так необычно…

— Я тоже тебя люблю, дорогая и готов восхвалять тебя и твои качества очень долго и очень много.

— Начинай.

— Что начинать?

— Хвалить и воспевать меня такую, всю тобой любимую.

— Я тебя сейчас прям тут зацелую и мы не успеем к твоим родителям вовремя. Давай, перенесём эту страстную беседу до момента приземления дома.

— Хорошо, но только дома ты всё обещанное умножишь в двое. Тогда я согласна!

— Точно зацелую сейчас и ещё дома добавлю!

Лена просто озорно улыбнулась, поскольку родовой замок уже показался на горизонте.

******
Флаер плавно опускался во внутренний двор графского замка и на время его приземления вся суета во дворе замерла. Йольды с открытыми ртами наблюдали за появлением чудо-летательного аппарата. Графский замок начал готовится к осаде.

Нужно будет тестю флаер подарить. Пусть его на крышу донжона поставит, чтоб раненых вывозить или женщин с детьми. А у нас в лесу и горах сделать госпиталя и схроны. Нужно будет в горы слетать. Родители снова стояли вместе в обнимку. И улыбками встречали Лену и Алексея.

— Здравствуйте, Граф. Здравствуйте, миледи. Графиня, вы радуете мужской глаз! — обратился Алексей к новой родне.

— Вы слышите, дорогая, какие комплименты отпускает этот «простолюдин». Ох не прост у нас зятёк, ох не прост!

Алексей пожал плечами.

— Итак, Безымянный зятёк…

— В кругу семьи Алексей или Лёша.

— Я же говорю, что ох как непрост наш зятёк. Так о чём я. А! Строители ещё не подошли. Можешь пока уделить время моему арсеналу.

Алексей кивнул и они, оставив графиню с дочерью ворковать, отправились в святая святых замка.

Два стража ударами копий о пол встретили графа и его зятя. Длинное, метров восемьдесят в длину, помещение было плотно заставлено стойками и стеллажами с оружием и амуницией. Алексей внутренне даже присвистнул.

— Сюда нужно пару столов принести и чтоб разложили клинки без ножен и их меняли по мере готовности.

Граф распорядился, и уже через пять минут десяток охраны вносил два стола и начал раскладывать клинки. Алексей перешёл на рунное зрение и начал преобразование. С два десятка раз он перешёл от одного стола к другому пока не почувствовал, что устал.

— Всё граф. На сегодня всё.

— Четыре сотни клинков за раз… Честно скажу не ожидал.

— А сколько всего?

— Тут около восьми тысяч.

Алексей присвистнул. Это двадцать раз нужно так выложиться! Он конечно быстро восстановится, но неожиданно свалившаяся дополнительная очень большая работа сильного энтузиазма не вызывала. С другой стороны, сколько успеет — столько и сделает и никто его не упрекнёт ведь он один, а княжество большое.

Выгрузив ящики с гранатами, Алексей пригласил мастеров заносить инструмент и рассаживаться на брусьях. Дождавшись окончания погрузки, Лена с Лёшей попрощались с родителями и флаер поднялся в небо. Через два с половиной часа Алексей выгружал засидевшихся на месте рабочих.

— Где мы, мастер? — задал вопрос бригадир.

— Это лес рядом с деревней Йасна.

— От нас же это декада пути, не меньше!

— Ну, мы же по прямой и без остановок, — пошутил Алексей, а ошарашенные новостью рабочие озирались по сторонам.

Йорун выделил строителям дом и пиломатериал на кровати и вернулся к Алексею.

— Йорун, нужно ещё одну пилораму ставить. Найди место и вкопайте столбы и вот тебе переговорное устройство, а то дел много и всё упомнить сразу у меня не выходит. Пальцем нажимаешь на рунную цепочку и говоришь. Мой позывной Безымянный, себе сам придумаешь. В это время в кармане заговорила армейская рация.

— Сокол один вызывает Бастионы.

— Бастион четыре в канале.

— Бастион пять в канале.

— Бастион один в канале.

— Бастион два в канале.

— Бастион три в канале.

— В двух верстах пути от границы, на территории соседей, начали валить лес. Видимо, начинают строить военный лагерь.

— В каком районе, Сокол один?

— В районе ответственности бастиона три. Приём.

— Продолжай патрулирование, Сокол один. Конец связи.

— Это что? — задал вопрос Йорун.

— Переговоры пограничников.

— А вы тут причём?

— Сокол один- это вот такой уменьшенный флаер, как у меня. И с оружием я им помогаю.

— Это поэтому вы так редко появляетесь?

— Угадал. То в столицу, то в графство Йотин, то на границу, то тут. Вот сейчас из графства Йотин бригаду привез.

— Хех. — Крякнул Йорун

— Ага. Сам в мыле- улыбнулся Алексей. — Как столбы под пилораму подготовите — крикнешь меня. Выберу время- подлечу, — сказал Алексей и, пожав руку сержанту, поднял в небо флаер.

— Столица три- бастионам.

— Бастион один в канале.

— Бастион два в канале

— Бастион пять в канале.

— Бастион три в канале.

— Бастион четыре в канале.

— Бастионы, Столица три- позывной капитана столичного гарнизона, капитана Йорга, графа Йотин. Мне приказано поддерживать с вами связь и налаживать взаимодействие.

— Очень приятно, Столица три.

— Бастионы, Сокол один- это кто?

— Сокол один — это флаер разведчик. Подарок Безымянного артефактора.

— Не знал, что у вас появился флаер. Мы только начали строить каркасы. Надеемся скоро ввести в строй и начать обучать пилотов.

— Радостные новости, Столица три. Нам бы каждому Бастиону по Соколу и от других разработок Безымянного отказываться не будем.

— Понял вас, Бастионы. Конец связи.

— Конец связи.

— Столица три- Йалне два.

— На связи.

— О каких разработках речь?

— Новые военные разработки. Весьма эффективные.

— Нам перепадёт?

— Пришлите представителя для налаживания производства.

— Вас поняли, капитан.

— Йална два, представьтесь.

— Капитан гарнизона города Йална, капитан Йорн барон Йорн.

— Рад заочному знакомству, барон.

— Взаимно граф.

— Конец связи.

— Конец связи.

Алексей заложил вираж в обратную сторону к Йасной.

— Что то забыл, дорогой?

— Да, солнце моё. Надо местных гончаров к делу защиты отечества припахать.

Алексей посадил флаер около дома старосты и через несколько минут вернулся. Флаер снова поднялся в небо и направился к усадьбе.

— Представляешь, дорогая, как твой муж опростоволосился. В Йасной четыре гончара, а я керамику для гранат сам делаю. Да за это время, что я их придумал эта четвёрка бы столько их накрутила, что тысяч сто орков в пекло бы отправить можно было.

— Ты слишком много на себя взвалил. Об этом у князя голова болеть должна, а не у простого артефактора. Но то, что ты такой, мне в тебе очень нравится.

— Что именно?

— Масштабность твоя. Ты мыслишь масштабами государства, а не своей усадьбы.

— Кстати, любовь моя. Раз уж у меня с изготовлением гранат немного руки развязались, то не слетать ли нам в горы? Мы когда в вашем родовом замке были мне в голову пришла идея, что нужно в горах сделать схроны и госпиталя.

— Любимый, я готова летать с тобой везде и всегда, и в горах я никогда не бывала. Говорят там необыкновенно красиво!

— Ну раз ты согласна, то и не будем откладывать.

Полчаса полёта и флаер опускается на небольшую поляну в основании высокой горы.

— Пока более подходящей площадки нет. Придётся нам пешком походить.

Алексей взял жену за руку, и они медленно пошли вверх по склону. Минут через двадцать подъёма появился довольно подходящий уступ, заваленный валунами. Перейдя на рунное зрение, он преобразовал камни- валуны в песок, который разровнял воздушными потоками.

— Так, начало положено. Теперь попробуем работать с самой скалой.

Алексей подошёл к скале и выбрав место, с которого вход в рукотворную пещеру не будет просматриваться, начал пробивать проход, удобный для передвижения двух человек.

— Дорогой, давай я пока перегоню флаер на эту площадку. Я думаю, что работа с камнем у тебя отнимет много сил, а тащить тебя на себе такое расстояние мне будет непосильно.

— Подожди, Лен. Иди тогда сюда, сейчас я научу пользоваться бластером и тогда ты сможешь идти.

Алексей научил Лену стрелять из бластера, и повесил на неё кобуру скрытого ношения. Теперь за жену он был спокоен. Ему одного бластера достаточно. Давно было пора поделиться.

******
У скалы они застряли на четыре дня, но оно того стоило. Алексею удалось создать два больших зала и несколько комнат для кухни, склада продовольствия, холодильника и санитарных нужд. Даже удалось решить вопрос с водой в санитарных помещениях. Своды Алексей укрепил от всяких случайностей и встроил в них артефакты обогрева и освещения. На входной проём были наложены руны, отпугивающие живность: змей, пауков и более крупных животных, обитающих в горах.

— Нужно будет найти сюда целителя.

— И где ты его найдёшь? Они все наперечёт.

Алексей задумался. Может есть возможность активировать в йольдах способности к целительству искусственно? Он перешёл на рунное видение и рассмотрел свои каналы и каналы супруги. Вычленив у себя каналы, характерные для целителей, Алексей сравнил их с каналами жены.

— Дорогой, ты на меня так хитро смотришь. Ты что-то задумал?

— Сейчас узнаешь.

Он привёл в порядок каналы целительства жены и дал им энергетический толчок.

— Ой, это что? Это что с моими глазами?

— Дорогая, не волнуйся. Я попробовал активировать твои каналы, отвечающие за способности к целительству и сейчас ты должна видеть потоки энергий.

— То есть я теперь всегда буду видеть вот эти потоки энергий?

— Расскажи, как ты всё видишь?

— Я вижу у тебя очень мощные каналы и завихрения каких-то энергий.

— Ты можешь понять, где, что не в порядке?

— Я понимаю, что у тебя всё в порядке!

Ладно. Найдём больного, там сможем скорректировать твоё видение. И если будет успех, то мы сможем делать целителей, при необходимости. Ладно, дорогая полетели. У нас много дел.

Глава 9

Следующие декады были очень насыщенными. Алексей запустил ещё одну пилораму, помог кузнецу с плавильной печью, помогал жене осваивать искусство целителя, регулярно летал в столицу на зарядку гранат и запуск флаеров. Летал в графство и там занимался оружием, закупал продовольствие. Еще сделали ходку с двумя флаерами и завезли пиломатериал в будущий госпиталь и затарили комнату хранения продуктов. Дальше мясо, посуду и прочее туда будет возить отдельный флаер. В общем замотался сам и замотал жену.

— Всё, дорогой. Нам нужно хотя бы дня три отдыха.

— Ты знаешь, я согласен.

Два дня Алексей с Леной отдыхали, отсыпались, ходили купаться на пруд и просто уделяли внимание друг другу. На третий день по рации начались доклады, что Соколы наблюдают начало стягивания крупных армейских колон в лагеря у границы, и Алексей засел в гончарку и начал лепить гранаты. По его подсчётам в столице было на хранении около восьми тысяч гранат. В Бастионах ещё пять. В Йалне две тысячи. У тестя полторы тысячи. Только у него четыре сотни. Накопители в столице купить было уже не возможно. Продукты тоже купить можно было с большим трудом. Йота говорит, что скорее всего больше и не получится продукты покупать. Всё идет на армейские склады. Девчата договорились на возможность улететь из столицы в случае, если её будет не удержать. В общем, теперь расчёт только на свои силы. У Алексея оставалось ещё около тысячи четырёхсот накопителей и пара сотен из них- неприкосновенный запас. В случае беды, на десяти флаерах можно будет эвакуировать несколько деревень в горы. Но это крайний случай. Алексей связался со старшиной и велел начать собирать отряд и подтягиваться в Йасную. Им ещё доспехи в порядок приводить, да и самих подлечить и усилить нужно. Лене же он поручил найти хотя бы пять девушек, которые захотят стать целителями. Но это завтра. А сегодня он засел в гончарку. Он решил сделать ещё несколько бластеров. Как говорится стволов много не бывает. Радовало то, что армия приобрела три десятка больших флаеров и десяток флаеров разведчиков В случае необходимости бомбардировку можно устроить знатную. Главное, чтоб сброс начали одновременно. Так эффект лучше.

Утром Алексей с Леной полетели в Йасную. У Лены своя задача, у него своя.

Лена довольно быстро набрала четырнадцать девушек, и поработав с ними он всем активизировал нужные способности и выдал по два накопителя на случай большого наплыва раненых. Теперь девчат нужно было натаскивать, а для этого нужна практика. Лена заставила бегать старосту и собрать с деревни всех больных и увечных для обучения новых целителей. Видя, что Лена увлеклась процессом обучения Лёша решил не ждать супругу.

— Дорогая, ты не против, если я вернусь домой, а ты как закончишь на сегодня, меня вызовешь?

— Да, конечно.

Забрав у гончаров очередную партию в две сотни заготовок гранат он вылетел долой.

Гончары порадовали его тем, что узнав, для чего они делают эти странные шары, они отказались от оплаты. Если орки дойдут до Йасной, то деньги нам не понадобятся. Останемся живы — ещё заработаем. После снаряжения этих заготовок у Алексея будет уже шесть сотен гранат. Если одна граната спалит хотя бы десяток орков, то это уже шесть тысяч. По нынешним временам это серьёзное войско. Капитан говорил, что во всём княжестве двести тысяч солдат. Только если их кидать в бой по тысяче, то урона они не нанесут. Некая цепочка ассоциаций и Лешка мвдруг вспомнил, как во вторую мировую штурмовики расстреливали из пушек воинские колонны.

— Да что ж я так туплю! Ведь в крепости я сделал артефакт последнего шанса, нужно и на свой флаер поставить нормальный излучатель. Пролетел над дорогой- и она чистая, сколько бы там войск не было.

Он прилетел домой и начал продумывать, куда вставить и как использовать авиационный излучатель. Чтоб было удобно его использовать, он должен быть как массивный пулемёт. Из глины такой делать проблемно, поэтому из глины будет только ствол. Он изменил нижнее окно в ногах второго пилота. Лежать в кабине было не удобно и он активировал один накопитель вертикальной тяги и, когда платформа зависла на высоте пояса, спрыгнул на землю и работал с окном снаружи. Пришлось снимать кожу обшивки, врезать новые бруски с пазами под стекло и продумывать крепление излучателя, основа которого была сделана из бруса десять на двадцать сантиметров и имела для направления на цель ручки, как у пулемёта Максима. По принципу пулемёта Максима он планировал сделать и активацию рунной цепочки — нажатием большим пальцем. Алексей едва успел собрать назад обшивку флаера, как пришёл по переговорнику вызов от жены. Пришлось лететь и забирать её домой, и пока Лена готовила ужин, он сделал ствол для излучателя. Завтра его нужно будет обжечь и можно будет смонтировать с направляющей основой и нанести руны. Испытания Алексей планировал провести в горах.

На следующий день Лену с компанией начинающих целителей Алексей отвёз в деревню, в которой кузнец закупал руду. Название Алексей запоминать не хотел. Не привык он ещё к названиям на Й. Договорившись о связи через переговорник, он полетел загружать на обжиг ствол будущего излучателя. Пока ствол обжигался была скована планка открытого прицела. Пристрелка и калибровка будут завтра. Для этого из сарая было извлечено ведро извести. Сложностей с пристрелкой быть не должно, поскольку луч не пуля, но на пять — шесть сотен метров попасть навскидку не выйдет. Очень настораживали переговоры Бастионов и Соколов. По предварительным данным, силы орков в лагерях суммарно насчитывают шестьсот — шестьсот пятьдесят тысяч воинов, А раз они ещё не напали — значит ещё на все подошли. Гарнизоны крепостей увеличили до пяти тысяч солдат, но информация о количестве противников действует подавляюще. Вот-вот начнётся бойня.

******
Алексей долго думал, как поднять дух пограничников и вспомнил примеры из своего мира взял в руки переговорник.

— Бастионы Безымянному.

— Бастион один в канале.

— Бастион два на связи.

— Бастион три на связи.

— Бастион пять в канале.

— Бастион четыре слушает.

— Я бы хотел спросить, как настроение, но я слушаю переговоры и слышу, что оно не на подъёме. Поэтому я вызвал вас и хочу рассказать вам пару историй. Раньше я жил очень далеко. В тех местах часто воевали. И вот, однажды, один царь собрал миллионную армию и бросил их на покорение одного народа. Этой армии нужно было преодолеть проход в горах, который в пешем строю им перегородило всего три сотни воинов. Эти воины бились день и ночь сменяя друг друга и они все пали, но нанесли врагу такие потери, что когда этот народ сумел собрать армию и дать сражение, то они победили. Их вдохновлял подвиг тех трёх сотен, дух которых не смог сломить враг. В другое время в другом месте гарнизон крепости в полторы тысячи воинов принял на себя удар армии. У них был приказ продержаться четыре дня. Они продержались семь месяцев. Их не смогли сломить даже тогда, когда против них пустили отравляющий газ. Они пошли в атаку выплёвывая на ходу лёгкие и харкая кровью и обратили врага в бегство. Вы воины, и за вашими спинами женщины и дети, и у вас нет права распускать сопли. Когда враг нападёт вы устоите и не дрогнете. У вас есть только одно право — Победить!

С минуту в эфире стояла тишина.

— Спасибо Безымянный. Бастион один выстоит.

— Бастион два выстоит.

— Бастион три выстоит.

— Бастион четыре выстоит.

— Бастион пять выстоит.

— Конец связи- сказал Алексей.

Даже если он где то напутал с цифрами и фактами, то это роли не играет. Важно, что ему поверили и в нужный момент не дрогнут.

******
Старшина собрал полсотни своих воинов в Йасной и вышел на связь. Алексей выделил им флаер и перевез в горы в госпиталь. Пока там пусто и можно спокойно тренироваться. В отряд безымянных затесались и две девушки, и Алексей решил их сделать медиками и пилотами. Дальше он хотел поговорить с каждым, но старшина сказал, что нечего хернёй страдать. Они все слышали рассказ для Бастионов и готовы выстоять и победить. Алексей выдал им оружие и укрепил тела на силу и скорость, а кожу преобразовал в броню. Доспехи тоже были усилены и теперь отливали синевой. Алексей рассказал своё видение действий в бою и отметил особую важность, чтоб новое оружие не попало в руки врага. Вы видите его мощь и сколько оно сможет убить йольдов в руках орков. И ещё момент. Каждый из вас сделает себе маску из кожи. Это нужно для того, чтоб после победы вас не смогли найти, а через вас не могли выйти на это оружие. После разгрома орков все эти мечи вы вернёте мне и оно будет спрятано в этих горах так, чтоб только я один знал где оно хранится. Вы же принесёте мне обычные клинки и они станут лучшими во всём княжестве.

Вместе с безымянными Алексей привез двух плотников, которые начали приводить пещеры в жилой вид. Делать двух ярусные кровати, столы, стеллажи, кабинки в туалетах. В общем занимались тем, что нельзя было просто привезти. Так же привезли несколько девушек целительниц. Пусть пока обживают это место.

Алексей всё же добрался до возможности испытать новый излучатель в деле.

Они с Леной полетели в необжитую часть гор. Там, разрисовав добрую кучу булыжников, начали стрельбы. Мощность луча Алексей сделал лишь такую, чтоб разбить камень, но не срезать всю гору. Излишняя мощность тут нужна не была. Максимум- это разобрать крепостную стену. Длину луча оставил на полтора километра. Чтоб там всякие длины гипотенуз не высчитывать Стрелять получалось точно даже на двух активных накопителях горизонтальной тяги. Групповые цели в расчет можно не брать.

Вернувшись к госпиталю, он решил проверить одну свою догадку. Когда он в рунном зрении рассматривал соседнюю гору, то заметил характерные рунные цепочки для серебра. Пригласив с собой Лену он предложил ей слетать с ним и кое-что проверить. Дело в том, что монету в княжестве мог чеканить кто угодно. Лишь бы вес серебра соблюдался и Алексей мог воспользоваться этим. Ему было нужно очень много мелких монет и он хотел запустить в оборот полушку. То есть половину малого пулла серебром. Это облегчит расчёты с рабочими, а то постоянная нехватка меди уже напрягает. Приземлив флаер, Алексей с Леной подошли к замеченному Алексеем излучению. Большой объём осадочной породы не сдерживал характерной серебряной засветки.

— Что-нибудь видишь, Лен?

Лена перешла на свой целительский диапазон зрения и показала пальчиком.

— Вот тут энергия более живая и отличается по цвету.

— А теперь смотри.

Алексей пустил преобразование горной породы в пыль оставив нетронутой только серебряную жилу. А когда сформированные Алексеем потоки воздуха утащили эту пыль, Лена ахнула от неожиданности. Жила была мощной и из двух метров глубины, что Алексей превратил в пыль выпало серебра столько, что можно было целый памятник отлить. Алексей аж крякнул от удовольствия. Он подогнал флаер, зависший в метре от земли, и перекидал здоровенные куски серебра в грузовой отсек.

— Вот и материальная компенсация от реальности. Теперь можно мелкую монету начеканить в половину и четверть малого пулла.

— Слушай, а ведь это будет очень удобно.

— А ещё более удобно бумажные деньги.

Лена смерила мужа взглядом явно в целительском диапазоне. Не повредилось ли у мужа сознание!? Диагностика показала-здоров. Алексей улыбнулся жене, но тему развивать не стал.

— Вот теперь в любое время можно будет поправить наш скромный семейный бюджет.

Лена улыбнулась.

******
С новым излучателем Алексей был уверен в победе, поэтому, по прилёту домой он его аккуратно снял и отнёс в кузницу. Как говорят, чтоб меньше народу видело. Затем достал малый пулл серебра и разметив на четыре части разрубил на половинку и две четвертушки. Срезав два разных прута ивы сделал ими оттиски в двух брусках глины и положил сушится в печь на слабый нагрев. Когда форма высохла, Алексей расплавил в них половинку и четвертушку и получил точные параметры монет. Теперь также прошлось расплавить кусочки стали. С этим пришлось повозится, так как сталь без флюса плавиться не хотела. Несколько часов экспериментов и флюс из обрезков стекла позволил добиться нужного результата. Правда, подгонка напильником заготовок по толщине дело муторное, но когда такая мелочь встаёт преградой на пути к личному печатному станку, то её ни один мужик не заметит! К вечеру стальные заготовки были готовы. На утро Алексей выточил на токарном станке две длинные палки по диаметру монет и слепил несколько тиглей из серой глины. Облепив выточенные палки глиной, он поставил их сушится и занялся доводкой стальных образцов. Поскольку он владел прожигом рун на любой поверхности, то нанести надписи на монету труда не составило. На одной монете прожжено цифрами 1/2 на другой 1/4 пулла, а на обратной стороне щит и меч и по кругу княжество Йольн. Лена же, сготовив обед мужу, не стала сидеть и, взяв флаер, улетела к своим целительницам. Дождавшись высыхания всего того, что он налепил с глины, Лёха отправил всё на обжиг. Пока длился обжиг, он ушёл в кузницу и сковал длинный, тонкий, но простой нож и рунами придал ему супер-свойства. Им он собирался нарезать серебряный прут на приблизительный размер. Дальше были скованны основы для двухстороннего штампа и вложив в разогретый штамп стальной образец монеты, которой он тоже изменил структуру, сильно сжал пружину и мощно ударил кувалдой. Вытряхнув стальной прототип Алексей посмотрел на оттиск и остался доволен. После обеда был изготовлен штамп для монеты второго номинала и Новиков занялся плавкой серебра. Серебро Алексей плавил в той же печи, что и обжигал керамику. По этому с расплавом справился быстро. Вечером у него в руках было два прута серебра разного диаметра. А когда прилетела Лена, то радости прибавилось на порядок. Одна из девушек целительниц начала у неё узнавать насколько легко протекает беременность, а поскольку Лена целительским оком на себя не смотрела, то вначале не поняла о какой беременности идёт речь. Сейчас же радости обоих не было конца и края и семейные переговорники смолкли лишь к полуночи. Утром, пока Лена ещё досыпала свою норму, Алексей изготовил приспособление для нарезания с серебренного прута одинаковых пятаков. Отрезанные пятаки серебра были поочерёдно отчеканены и на завтрак образцы монет были предоставлены на суд любимой жены. Вердикт:- «Замечательно сойдёт», отсёк все сомнения. На столе красовалось по сорок новеньких монет, пятую часть которых требовалось передать в казну княжества. После завтрака Алексей встал за токарный станок наточил несколько палок на новые формы. Теперь процесс был отработан и он его лишь повторял. Единственное, что пришлось заводить тетрадь и учитывать сколько монет пускаются в оборот и сколько пойдут в казну. Скоро из за войны продажи поломатериалов могут остановится, вот тут своя монета и пригодится. Процесс заготовки пиломатериалов прекращать нельзя. Нужно строить дома и разными способами привлекать сюда к нам взрослых людей. Рабочих рук крайне не хватает, а ждать пока вырастут дети — очень долго. Вот кстати идея! Алексей достал рабочий переговорник и вызвал управляющего.

— Слушаю тебя Безымянный.

— Йорун, тут идея родилась. У нас сейчас летающих платформ в достатке, можно слетать по соседнем деревням и проверить товары на их рынках. Те же гвозди, скобы — в общим список ты знаешь и деньги в кассе есть.

— Да. Денег хватает.

— Вот и съезди на закупки и покличь желающих к нам на работу. Утром можем привозить, а вечером назад возвращать. Работы у нас валом. Цеха новые ставить нужно? Нужно! И не один. Бронный, оружейный, литейный достроить. Дома нужны, целительский центр. И это только ближайшая перспектива. Возможно обучение по специальностям связанным с металлом. Я думаю ты суть уловил.

— Да. Хорошая задумка. Так глядишь кто и к нам жить переедет.

— Верно. Всё конец связи.

— Угу.

******
Лето неумолимо подходило к концу. Литейный цех начал давать первую сталь. Пришлось изрядно повозится с артефактами отчистки стали от вредных примесей и излишнего углерода. Теперь у нас на выходе гарантированная марка стали. Это сильно упрощает режим термообработки. Новый кузнечный цех начинает ковать оружие. Самые удачные экземпляры Алексей решил преобразовывать в синие рунные клинки. Начали изготавливать комбинированную броню — кожа со стальными пластинами.

Сейчас же молодожёны полетели в графство к родителям Лены с заходом столицу для зарядки очередной партии гранат и слушая переговоры пограничников. Орки стянули к границе уже около семи сот тысяч солдат. Наши стали точечно минировать вероятные места движения войск и подтянули ближе к Бастионам восьмидесяти тысячную армию и всю авиацию. А так же десять тысяч гранат. Жалко нет напалма. Можно было бы все лесные лагеря орков обработать. Но чего нет — того нет.

— Бастионы Соколу пять

— На связи.

— Соседи начали выдвижение к границе на участке Бастиона пять. По предварительным данным около ста двадцати тысяч. Начинаю мероприятия по встречи.

— Бастион три Соколу три.

— В канале Бастион три.

— Также наблюдаю выход соседей к границе. Численность Сто двадцать- сто пятьдесят тысяч

— Бастион один Соколу первому.

— На связи.

— Гости выдвинулись. Много. Сбрасываю подарки, но на всех не хватит.

— Бастион два Соколу два.

— Слушаем.

— Наши гости тоже решили не оставаться без подарков. Встречаю. Больше ста тысяч это точно.

— Бастион четыре Соколу четыре.

— Чем порадуешь Сокол четыре.

— Тысяч стосорок @#&%#&зьян. Сейчас отбомблюсь и на пополнение боекомплекта.

— Журавли Бастиону один.

— На связи Журавли

— Поддержите Соколов.

— Загружаемся. По две платформы на Бастион.

— Спасибо Журавли.

— Лен, меняем план.

Алексей начал разворот и флаер лёг на курс к дому.

— Ты решил излучатель сразу поставить.

— Да. Нам нужно, максимально этих обезьян в пограничном сражении ослабить.

Полёт до дома отнял час времени. Ещё пол часа Загрузка двадцати ящиков гранат и установка излучателя. Лена быстро натаскала что то из продуктов и Алексей направил флаер к границе.

— Снежные барсы вызывают Безымянного.

— На связи

— Отряд вылетел к границе.

— Лечу туда же. Если что вызывайте. Есть чем поддержать.

— Безымянный Бастиону один.

— В канале Безымянный.

— Рады будем тебя видеть. У нас жарко.

— Часа через три только поспею.

— А Снежные барсы это кто?

— Спец отряд для торжественных мероприятий.

— Снежные барсы Бастиону один.

— Барсы на связи.

— Буду рад знакомству если загляните.

— Мы будем там, где без нас не справятся.

— Какую программу гулять будите?

— Сольный выход в район заднего прохода обезьянообразным.

— Аккуратно там.

— Не волнуйтесь за нас. У нас спец разработки на вооружении.

— От Безымянного?

— Он нас и создал.

— Тогда я оркам не завидую.

— Конец связи.

Через три часа Алексей с Леной начали подлетать к полю боя. Алексей попросил Лену пересесть за штурвал, а сам засел за излучатель.

— Сколько же их тут? — ахнула Лена.

Журавли давно отбомбились и хорошо если тысяч тридцать забрал огонь плазмы. У орков была заминка с лестницами. Старые спалили, новые ещё делали. Алексей на малом ходу с высоты двух сотен метров начал выписывать зигзаг излучателем с максимальной частотой. У первого бастиона отбили с десяток атак когда увидели выгрузку отряда «Барсов». «Барсы» выгрузились тихо с тыла и плотным кольцом начали врубаться в строй орков как нож в масло. Зрелище было потрясающее.

— Безымянный ответь Бастиону один.

— В канале.

— Это Барсы там огненными мечами работают?

— Да они.

— Хорошо идут. Боюсь только нам не оставят.

— Не волнуйтесь. Скоро они устанут и будут отходить на отдых.

Скоро наступило только часа через полтора-два. За это время Барсы умудрились вырезать тысяч пять- шесть оков. Чтобы дать им возможность возможность нормально погрузится Алексей начал летать по кругу, а Лена обильно прореживала из излучателя порядки противника. Орки уже начали метаться от тонкого луча смерти, но свою жатву он всё равно собирал. Барсы погрузились и полетели в первый бастион на отдых.

— Бастион один Снежным барсам.

— На связи. Летим в гости на отдых.

— Будем рады.

— Бастион один Безымянному.

— Слушаю.

— Мы тоже к вам с гостинцами

— Всегда рады.

— Конец связи.

— Безымянный бастиону три нужна срочная поддержка.

— Понял тебя Бастион три. Вылетаю. Бастион один планы меняются.

— Бастион один понял.

— Конец связи.

Алексей устремился к третьему бастиону и маленько прошёл излучателями в районе второго бастиона. В третьем бастионе уже во всю штурмовали стены и видимо кончались гранаты. Пришлось облететь весь периметр и срезать излучателем лестницы, а потом ещё с час летали увеличивая круги пока орки не приняли решение отойти.

— Бастион три Безымянному.

— В канале. Захожу к вам на посадку. Нам бы перекусить по быстрому.

— Сейчас всё сделаем. И спасибо. Вы вовремя.

Алексей посадил флаер и отдал распоряжение солдатам забрать четыре ящика гранат. Только успели съесть по паре бутербродов заговорила рация.

— Безымянного вызывает Бастион четыре.

— Слушаю тебя четвёртый.

— Срочно нужна помощь.

— Вылетаем.

— Безымянный на пятом тоже ждём поддержку.

— Понял тебя пятый. Сейчас на четвёртом лестницы срежем и сразу к вам.

— Очень ждём. Большие потери.

— Запроси подкрепление. Пусть журавли подвезут.

— Журавли услышали. Сейчас организуем пару сотен.

— Журавли четвёртому тоже нужны резервы

— Принято.

И снова флаер прыгнул в небо и набрав высоту устремился причитять добро. Ведь спасать своих и защищать свою землю — это и есть добро. Небо начало полыхать отблесками заката и скоро стемнеет. Нужно успеть до темноты сорвать штурм.

Семь минут полёта и карусель вокруг четвёртого бастиона и перелёт к пятому. Там покружились по основательнее и уже в темноте сели во внутренний двор крепости. Из флаера выходили уже шатаясь. Тут же их проводили поужинать и без лишних разговоров Алексей с Леной завалились спать на принесённых матрасах с одеялами в грузовом отсеке флаера.

******
Поспать удалось часа четыре. В четвертом бастионе орки начали ночной штурм.

Пришлось поднимать платформу и устраивать ночные стрельбы. Благо, что и у Алексея и у Лены зрение позволяло видеть в темноте. С час поджаривали орков у третьего, вызвали во второй. У второго бастиона пришлось поработать основательно так как лестниц орки сделали с запасом и чуть не подловили защитников, которые обрадовались, что лестницы облучателем срезали и можно расслабиться. Ещё дважды, крик в эфир:- «Они ставят лестницы!» Возвращал Алексея с свободной охоты.

Ещё один раз пришлось вернутся к четвёртому. Там тоже орки в ночи штурм устроили. Только начало рассветать забурлил эфир.

— Безымянный ответь первой армии.

— На связи.

— В тридцати верстах между бастионами три и четыре в течении часа начнётся сражение. Ночью орки обошли бастионы и углубились вглубь территории. Журавли докладывают, что тысяч четыреста орков прошло. Гранаты вчера все сожгли на границе. Нужна любая помощь.

— Сколько у вас сейчас личного состава?

— Семьдесят шесть тысяч.

— Сейчас распределю остатки гранат по крепостям и подлёчу к вам.

— Снежные Барсы в канале. Сейчас тоже к вам подлетим.

— Добро. Ждём.

Видимо дорогая сегодня у нас снова непростой день.

— Бастион один Безымянному.

— Слушает Первый.

— Вы нам завтрак приготовит сможете? Мы сейчас гранаты развезём кому ещё не сгрузили и к вам заскочим.

— Да. Всё подготовим.

— Конец связи.

Через сорок минут все гранаты были развезены и Алексей опустил флаер во двор первого бастиона.

— Приветствую тебя и твою супругу друг мой — капитан крепости распахнул свои объятия

— Здравствуй капитан. Как у вас. Видимо спокойнее чем у всех. Орки видели, что отряд с плазменными мечами сюда спустился и видимо поняли, что тут штурмовать бесполезно. Сейчас видимо только наблюдателей оставили.

— Большие потери?

— Чуть больше двух сотен с ранеными.

— Я тут вам ещё четыре ящика гранат оставлю и сейчас летим. Если те четыре сотни тысяч сегодня там похороним, то на вторжении можно ставить жирный крест. Я думаю, что тысяч сто пятьдесят ни вчера потеряли, а оставшиеся силы отведут и встанут в глухую оборону.

— Хотелось бы так. Тогда это будет самая короткая война за последние пятьдесят лет.

А ведь когда «Соколы» доложили сколько их сюда идёт, то мы уже с жизнью прощались. А глядишь и победу отпразднуем. Ладно садитесь покушайте, а то вам же целый день сегодня летать. Отдыхать к нам прилетайте. Ждать будем.

Опять наскоро покушав и посетив туалет Алексей с Леной вылетели к месту новой битвы.

— Лёш, а Лёш, а ты можешь орков так же в пыль как там камень в горах.

Почему то этот вопрос не приходил Алексею в голову.

— Лен, пересядь за штурвал я пока подумаю.

Алексей начал расчёт. Он пересчитал конечный результат несколько раз, настолько невероятны были его расчёты. Его сил единовременно могло хватить на тридцать тысяч орков. Потом его вырубит часов на шесть. Если количество распыляемых уменьшить до двадцати тысяч, то это он может делать раз в два часа и оставаться кое как в сознании. Если по десять тысяч, то каждые пол часа и оставаться в нормальном состоянии. Алексей озвучил Лене все варианты. В идеале не один не подходит. Поскольку первую армию просто перебьют за это время.

— Знаешь, Лен, что мы с тобою сделаем. Зависай над нашими и мы возьмём на себя один фланг. Это позволит нашим сконцентрировать силы. Мы зависнем на средней высоте и из излучателя будем его защищать, при необходимости просто разворачивая в воздухе и давать нашим возможность перегруппироваться. А распылять я буду орков тысяч под двадцать

Пока Алексей делал расчёты на предстоящий бой сам бой уже начался и первая армия стояла окруженная двумя плотными кольцами вражеской армии.

— Вот видишь тут как всё просто. Летаем по кругу и не даём наших смять окончательно.

И они начали кружить. Те просеки, что излучатель оставлял в рядах орков по началу не воспринимались орками как фатальные потери. Но это было только первые кругов пять — шесть. Потом что-то изленилось и орки как взбесились. Видимо поняли, что отступить им не дадут и они поперли в атаку с максимальной скоростью. Тогда Алексей уменьшил скорость флаера и стал более плотным огнём сокращать ряды врагов и одновременно нанес удар распыления на двадцать тысяч орков. Видимо в эти двадцать тысяч попало и руководство армии орков и оказавшиеся рядом с зоной поражения орки побежали хаотичное частичное отступление в основной массе поддержки не вызвало и Алексей продолжал налёт по кугу, а Лена монотонные движения излучателя.

— Лёш, а если я волью в тебя через целительские каналы часть своих сил, ты сможешь нанести ещё один распыляющий удар сейчас?

— Если ты перельёшь мне сейчас треть своего резерва, то тысяч на десять смогу.

— Давай. Вдруг если сделать сплошную просеку в их рядах это даст нужный психологический эффект. Ведь часть их воинов побежали. А они не знают как часто мы можем наносить такие удары. Мне кажется, что орки на грани слома. Не ожидали они такого хода войны. За последние сутки они потеряли уже больше половины армии.

— Хорошо, дорогая сливай, но не больше трети. Я не хочу, чтоб это как то повлияло на тебя и наше дитя.

Лена на минуту оставила излучатель в покое. И передала Алексею треть своей силы. Алексей рассчитал сектор нанесения удара и взял переговорник.

— Безымянный вызывает первую армию.

— На связи командир первой.

— Сейчас под моим флаером исчезнут порядка десяти тысяч орков. Если вы подготовите контр наступление, то минимум рассечёте орков на две части и выпустите Снежных барсов. Пусть порезвятся. По нашим ощущениям орки сей час дрогнут и побегут.

— Хорошо, сейчас подготовимся и я выйду на связь как будем готовы.

— Подготовка заняла около десяти минут.

— Первая армия вызывает Безымянного.

— На связи.

— Мы готовы.

— Начинаю. Конец связи.

Алексей прикрыл глаза и сектор армии орков превратился в пыль. Звон падающих доспехов был прерван рёвом атакующих тысяч. «Барсы» разделили отряд пополам и тоже перешли в наступление и орки дрогнули. Началась паника и давка, а когда это начинается в двух стотысячных армиях, то это выглядит страшно. Орки бежали подстёгиваемые огнём излучателя. Собраться в единое целое и добить оставшиеся сорок тысяч армии Йольдов они видимо уже были не в состоянии.

— Журавли Первой армии.

— На связи Журавли.

— Срочно обеспечьте подвоз максимального количества подкрепления. Орки бегут, а у меня половина армии только на ногах и уже сильно устали.

— Принято.

— Конец связи.

Через час первые полторы тысячи влились в преследование. Орки бегали быстро, особенно бросив оружие. Так что преследование вёл только флаер Алексея. Остальная армия просто прочёсывала местность и добивала раненых врагов.

— Безымянный вызывает командира первой Армии.

— Слушаю тебя Безымянный.

— У вас много раненых?

— Пара тысяч тех, кого можно ещё откачать есть.

— У нас госпиталь в горах на шесть сотен мест есть и полтора десятка целителей при нём.

— Отлично.

— Журавли на связь.

— В канале.

— Журавли обеспечьте вывоз раненых в госпиталь к Безымянному.

— Есть. Через пятнадцать минут подвезём вам ещё полторы тысячи свежих сил и займёмся ранеными.

— Конец связи.

Алексей проводил гостей до бастионов, которые вывели по четыре тысячи личного состава на преследование. Не все орки выдержали тридцати километровый забег но и пограничникам тоже удалось напоследок одарить гостей мечом и копьём.

— Снежные барсы ответьте Безымянному.

— Барсы на связи.

— Сопроводите Журавлей с ранеными до госпиталя. У меня дела обнаружились.

— Добро.

— Конец связи.

— Какие дела дорогой?

— Ленусь, трупы сейчас начнут разлагаться…

— И возникнет угроза эпидемии.

— Именно.

— Дорогой. Мы так домой не попадём.

— Я просто сделаю котлованы. Остальным пусть занимаются другие.

Лена устало улыбнулась. «Рытьё» шести котлованов заняло время до вечера. Пока Алексей решал этот вопрос, она успела поспать и раздобыть на ужин армейской каши и колбасы. Журавли подвезли не заряженные гранаты и Алексей заряди по пол сотни на каждый котлован, для сжигания трупов, поднял флаер в небо и взял курс домой. Весь следующий день они с Леной собирались отдыхали. Единственное, что Алексей сделал — это напряг Йоруна, чтоб он собрал максимальное количество девушек и вдов и отправил их на помощь в госпиталь.

— Я вас понял. Гы-гы — ответил Йорун. — Нахваливание жизни в нашей деревне и премия в новый дом и большой пулл серебра на свадьбу думаю хорошо поможет увеличить количество взрослого мужского населения.

— Барсы Безымянному.

— Барсы в канале.

— Отдыхаете?

— Раненым помогаем.

— Сколько их? Полный госпиталь.

— Да. Битком.

— Тяжёлых много?

— Грузили средних и лёгких. Тяжёлые бы просто не долетели.

— Это да. Скоро женщины и девушки из Йясной прилетят и заботу о раненых на себя возьмут.

— Хорошо. А сами то когда здесь появитесь?.

— Завтра.

— Добро. Конец связи?

— Конец связи.

— Дорогая как ты себя чувствуешь?

— Уже хорошо. Выспалась, отдохнула В общем полна сил и готова к свершениям.

— То есть можем планы на отдых отменить и лететь в госпиталь?

— Я бы сказала, что нужно лететь в госпиталь. Мой девчонки там наверное на износ работают.

— Тогда полетели.

Через пять минут флаер вылетел в сторону госпиталя.

******
Раненых было очень много. Два зала двух ярусных кроватей. Барсы ходили и помогали легко раненым забираться и спускаться на вторые ярусы кроватей. Алексей с Леной влились в процесс лечения больных. Пока Алексей с Леной ходили и разбирались, что к чему в госпиталь начали прибывать первые помощницы. Йорун направил Флаеры во все деревни по соседству и там бросили клич на помощь раненым. Многие девушки откликнулись сразу. И флаеры стали летать каждые три часа, чтоб давать нормальный отдых помощницам, так как кухня госпиталя не смогла бы обеспечить и раненых и добровольных помощниц обедом или ужином. Сарафанное радио быстро разнесло весть, что в Йасной дают материалы на дом и большой пулл серебра если девушки найдут среди солдат себе супруга, и к Алексею несколько раз подходили девушки из других деревень и уточняли, распространяется ли на них эти подарки.

— Если вы решите переехать жить в Йасную то да. Если поедите к мужу или к себе в деревню, то извините, но я не князь и не распоряжаюсь деньгами всего княжества, а наших с женою накоплений просто не хватит.

— Так вы из своих средств это делать будите?

— Да, девочка. Беги уже, тут помогать надо, а мы пока с тобою только языками работаем.

Алексей погрузился в рунное видение и начал лечить исцелять и восстанавливать. Он не заметил, как в результате большого количества раненых перешёл в некое трансовое состояние и лишь возглас восхищения нескольких голосов вернул его в реальность.

— Что то не так? — спросил Алексей у ближайших девушек.

— Что вы, Мастер. Просто мы впервые видим как выращивают руку у безнадёжно её потерявшего.

На кровати лежал бледный парень, который рассматривал пальцы новой руки и шевелил ими. — А я и не знал, что так можно. — подумал Алексей. И продолжил работу.

Целую неделю они с Леной спали в флаере и кушали в столовой госпиталя. За эту неделю Алексей восстановил всем утраченные конечности и похожие серьёзные травмы, а остальную работу делали другие целители. Раненые в основном уже восстанавливали силы от большой кровопотери. Кое кто уже начал выходить на площадку и дышать свежим воздухом. Барсы привезли несколько брёвен и уложили их по периметру площадки. на этих лавочках местами ворковали парочки.

— Капитан вызывает Красотулю.

— Привет братик. Сестрёнка, вас с мужем желает видеть князь после завтра в полдень.

— И куда нам подъехать?

— К казармам подлетайте. Там на конях доедем.

— Хорошо братик, будем вовремя.

— Конец связи.

— Ты слышал дорогой?

— Да. Как ты смотришь на то, чтоб немного полетать по округе?

— У тебя какая то идея?

— Ну, хочется ещё серебра набрать и медь поискать.

— Ради такой благородной цели я готова.

Флаер кружил вокруг близ лежащих гор, но характерной засветки для меди пока не было. Нашли выход ещё одной мощной жилы серебра и золото. Задержались на час и там и там и пополнили запас драгоценных металлов. Медь нашлась в двадцати минутах полёта от госпиталя. Вот тут задержались уже на пару часов. Мелкой разменной монеты всегда не хватает Вот и пришлось набрать самородков. Прилетев домой Алексей занялся новым штампом под золотую монету. Алексей хотел предложить князю ввести в оборот с целью облегчения массы переносимых кошельков. За оставшийся день он успел отчеканить первые сорок золотых, использовав для отливки готовый тигель под полушки серебра. Если приравнять один малый золотой пулл к одному серебряному большому, то выигрыш в массе составит в шесть раз. Чтоб эту монету приняли в оборот Алексею пришлось сделать надписи на щите. Победа и Доблесть и год. Своего рода юбилейная монета. Свой интерес у Алексея в этом вопросе был. Гораздо проще чеканить мелкую монету чем большую, а обещанный свадебный подарок всем молодожёнам выложить он будет обязан. Чеканить более крупные монеты физически не просто. Средний пулл серебром, так в большом пулле их пятьдесят, а это для него слишком большие усилия.

******
Флаер аккуратно опускался на брусчатку столицы. Капитан выбежал здания казарм и не теряя скорости устремился к флаеру. Следом за ним бежал солдат.

Алексей и Лена вышли из флаера и пошли на встречу капитану.

— Ну наконец. Я уже вас заждался — крикнул на бегу капитан.

— Братик, мы вообще то прилетели значительно раньше — с непониманием в голосе сказала Йелена.

— Это не значит, что я вас не ждал. Вы должны были появиться декаду назад.

— Аха-ха-ха-ха-ха-ха. Дорогой ты слышишь? Это ерунда, что мы участвовали в пограничном сражении, а потом семь дней лечили раненых.

— Любимая, он ведь твой брат и всё это время ждал нас. Так, что тут всё честно.

Алексей поздоровался за руку с капитаном, а Лена крепко обняла брата. Солдат же просто поздоровался и встал на охрану флаера.

— Да, сестрёнка. Я действительно сильно скучал.

— Какая у нас сегодня программа? — спросил Алексей.

— Сейчас подведут коней и едем в резиденцию князя, а там как получится.

— Очень в общих чертах. — пошутил Алексей.

Капитан лишь пожал плечами. Тут и так было всё понятно.

Резиденция князя по меркам Земли не сильно впечатляла. Территория метров пятьсот на пятьсот, в конце трех этажный особняк буквой П и вдоль одной стороны длинное в два этажа здание. Видимо казарма гвардии и напротив парк, стриженые газончики, деревца, лужайки. На вид усадьба чиновника средней руки в американской колонии под названием РФ с поправкой на местные условия. В общем Алексея не впечатлило, что не скрылось от Лены и капитана. Гвардия в блестящих кирасах и шлемах при мечах и алебардах. Спросил на входе назначено им или нет, на этом всё. У Лены в сумочке бластер, но никто не удосужился даже попросить её открыть. Охрана декоративная, но все дворяне. Высокомерное выражение лиц, напомаженные усики… Бл@я им бы ещё чулки на подвесе в крупную сеточку. Всё эти мысли видимо отчётливо отразились на лице Алексея.

— Дорогой, с тобой всё в порядке?

— Со мною — да. Но мне не нравятся мужчины, которые только по внешним половым признакам мужчины. Особенно те, кто из них воображает себя воином.

Капитан улыбнулся и показал большой палец. Один из гвардейцев, видимо каким то шестым чувством почувствовал, что обсуждают представителей местной гвардии покинул свой одиночный пост и подойдя впялил свой высокомерно заносчивый взгляд в Алексея.

— Сударь, я услышал, что вы очень нелестно отзываетесь о гвардии и её традициях. Я вызываю вас на дуэль. Здесь и сейчас и…

Звон упавшего шлема и кирасы дополнил пение птиц. Алексей закинул весь этот мусор в кусты и оглянулся на наличие свидетелей.

— Здесь и сейчас, так здесь и сейчас. — сказал Алексей вызвав улыбку жены.

Капитан с недоумением смотрел, на то, что раньше было гвардейцем и то, что сейчас летало позёмкой по дорожке парка.

— Я читал в отчётах, что с поля боя было собрано тридцать тысяч полных комплектов доспеха без содержимого. Эффектное зрелище и всё по дуэльному кодексу. Дуэль в здесь и сейчас и выбор оружия был за вами, уважаемый зять.

— Ну а, что? Гвардеец решил дезертировать и устроится в публичный дом, так как внутренне считал себя женщиной. Бросил оружие и исчез. И заметьте нас в этот момент и рядом не стояло.

— Почему не стояло? — не понял капитан.

— Так мы шли.

— Аха-ха-ха-ха-ха-ха. — разразилась смехом Лена. — Дорогой, я тебя обожаю.

— Взаимно, любовь моя.

******
Аудиенция у князя началась сразу, как о их приходе было доложено. Князь сидел за большим рабочим столом с огромным объёмом разных бумаг. Князь- мужчина лет сорока пяти с седыми висками и усталыми фиолетовыми глазами. При входе капитана с Леной и Алексеем он поднялся и вышел из за стола и подал руку капитану для рукопожатия.

— Рад видеть вас граф. Йелена — вы очаровательны.

— Благодарю вас князь. — Лена изобразила книксен.

— А это видимо у нас мастер Безымянный. Благодаря которому Йольды ещё живут на этом свете.

— Здравствуйте князь. — не отреагировал на лесть Алексей, что было замечено и одобрено князем.

— И так присаживайтесь в гостевые кресла и приступим. — князь вернулся за рабочий стол и дождавшись, когда пришедшие присядут, продолжил.

— И так, мной были наведены справки — князь указал рукой на кипы бумаг- и ознакомившись с ними мы приняли решение, по совокупности заслуг перед княжеством даровать графское достоинство вашему мужу Йелена. К сожалению мы не знаем какое имя вписать в бумаги и вы догадываетесь по чему.

Все улыбнулись.

— Так какое имя вписать? — князь взял перо и обмакнул в чернила

— Алексей Николаевич Новиков.

Князь не дрогнув вписал имя в грамоту и протянул её Алексею.

— Поздравляю граф.

Алексей поднялся и подойдя к княжескому столу взял дворянскую грамоту и спокойно сказал:

— Благодарю. Не за награды воевали, а жизни ради.

— Весьма неожиданная реакция-сказал князь. — Обычно радость в глазах, много лести и заверений в преданности и любви. Вы не любите дворян, Алексей Николаевич Новиков?

— За всё время, что я живу в княжестве я встретил много разных йольдов, но достойных и внутренне благородных с дворянскими грамотами были единицы. Моя любимая супруга немного рассказала мне о здешних дворянах и мало лестного было в её речах. Так за что мне их любить? За заслуги их предков? Так те воины в которых они добыли себе дворянство они не одни выиграли. В них участвовало огромное количество простых солдат, которые силой своего духа достигали победы, часто своей жизнью исправляя чужие просчёты. А теперь потомки тех, кого тогда выделили и наградили стоят тут с напомаженными усиками… Я не видел в бастионах таких — Алексей замялся подбирая слово — в общем таких.

— Аха — ха- ха-ха-ха. — не удержался князь- Не ожидал. Слышали бы вас гвардейцы- вызов на дуэль вам был бы гарантирован- все переглянулись. — Что уже вызвали?

— Ага.

— И когда?

— Да уже всё в прошлом.

— Эх. Жаль я не видел.

— Да там и смотреть не на что было. Сожгите бумагу, разотрите и пустите по ветру. Будет тоже самое только без звука падения металлических предметов на брусчатку.

— А я всё не мог понять. В отчётах фигурировало тридцать тысяч комплектов брони без наличия в них останков в какой либо форме — продолжил князь.

Алексей пожал плечами.

— Кто вы, мастер и откуда?

— Вам честно?

— Если можно.

— Я из другого мира.

Ошарашенные взгляды разрывали тишину немыми вопросами.

— Это как? — не выдержала Лена.

— А вот так. Пошёл за грибами и вот вышел в лесу в предгорьях в конце прошлого лета. Кругом всё другое и всё незнакомое, а у меня в карманах только зажигалка. — Алексей достал пластиковую газовую зажигалку и зажёг маленький огонёчек пламени.

— Так вы не йольд?

— Раньше, когда планета на которой я жил только осваивалась, на ней жило четыре народа: да-Арийцы, х-Арийцы, Расены и Свято-Русы. Единственное отличие между этими народами был цвет глаз. Голубой, светло карий, зелёный и стальной. Йольды бы были пятыми — улыбнулся Алексей. Так что самоназваний может быть много, но самоназвание — это просто набор букв.

— И как там у вас? — задал вопрос князь.

— Более технически развитый мир. Летаем в космос, ездим на быстрых и очень красивых механических повозках, читаем много книг, развиваем науку. В общем такие же как и йольды, только в некоторых моментах более образованные.

— Оружие, что вы тут создали, у вас такое?

— Я создал магические аналоги. В том мире нет такой магии и всё оружие — смесь механики, химии и других наук. А тут ремесло и артефакторика.

— Так, а где вы артефакторику выучили?

— Я её только начал учить. Просто нужно было готовится к войне и было не до учёбы.

— Что ж нам от вас ждать когда вы выучитесь. Даже боюсь подумать — задумался князь.

— Ждать от меня можно будет много изобретений, которые упростят и облегчат жизнь простого народа. Я буду всячески стимулировать создание семей и рождение детей, открывать новые предприятия, где йольды смогут научится зарабатывать себе на достойную жизнь. А новое оружие — только в случае войны. Когда народу будет грозить истребление и ни один напыщенный павлин его не получит.

— Я очень рад, что вы именно такой. Такой настоящий что ли. У вас есть идеи, вопросы, предложения, которые бы требовали моего решения? — задал вопрос князь.

— Есть. Вот взгляните- Алексей подошёл и высыпал на стол несколько золотых монет, одну из которых протянул капитану. — Вот юбилейная монета в честь победы в войне из золота. Если её приравнять по номиналу к одному большому серебряному пуллу, то жители получат более лёгкие деньги. Монета в шесть раз легче, соответственно при перевозке большого количества монет данного номинала количество сундуков и транспортных средств уменьшается в шесть раз.

— Очень хорошо. Если честно, то большая масса монет — это целая проблема.

А какие монеты у вас там..?

— Номинал мелких монет разный. Один, два, три, пять, десять, пятнадцать, двадцать, пятьдесят копеек и более крупные уже рубли: один, три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят и сто рублей. — Алексей взял для образца деньги СССР, как более дорогие и более соответствовавшие реальности в княжестве. — В одном рубле — сто копеек. Одна копейка с ноготь мизинца, пятьдесят копеек размером с средний пулл.

— Такие маленькие?

— А зачем большие? Это ведь условный эквивалент товаров и услуг. Рубли у нас вообще из бумаги, но в любой момент на них можно купить серебро и золото. У нас основным металлом в межгосударственной торговле является золото. Опять же. Чем мельче монета- тем дешевле она в производстве. Во многих странах монеты из металла, который получают из глины. То есть чем дешевле тем лучше.

— Хорошо. Монеты можно пускать в оборот, пятая часть от объёма производства сдаётся в казну княжества. Бумаги я подготовлю.

Алексей высыпал все сорок монет на стол и по одной дал князю, графу, Лене и одну взял себе.

— А эти раздайте как памятные награды командирам бастионов и всем, кого посчитаете достойным. У нас, там, у воинов принято вручать ордена и медали всем участникам боевых действий. На сколько я знаю, тут такого нет и это печально. Ведь участник боевых действий с наградой на груди смотрится гораздо эффектней напомаженных усов. Я бы вообще разогнал их на х… — Эм… В общем разогнал и создал бы национальную гвардию, в которую бы вошли лучшее из тех парней, что стояли насмерть на стенах бастионов и бились в первой ударной армии.

— Она не ударная — заметил князь.

— Так наградите их званием первой гвардейской ударной армии. Вам это не сложно, а солдатам будет повод гордится, что они гвардия и гвардия боевая, а не декоративная.

— Хорошо. Убедили. Пограничников мы тоже так наградим.

— Если это все вопросы и пожелания, то давайте тогда на сегодня заканчивать граф. Если вы не против, то время от времени я бы с вами беседовал в качестве советника. У вас несколько отличный, но очень логичный взгляд на некоторые стороны нашей жизни.

— До свидания, князь.

Конец первой книги.


Книга вторая Безымянный Граф.

Глава 10

Алексей с супругой и капитаном шли по дорожкам парка. Алексей с капитаном думали каждый о своём, а Лена читала дворянскую грамоту.

— "Мы, Великий князь княжества Йольн и прочая, прочая, прочая, даруем графское достоинство Алексею Николаевичу Новикову за великие заслуги перед княжеством, а так же нашей волею вверяем земли, граничащие с" — ну, это понятно, так — "управлять, развивать и укреплять" — это опять стандартно- " и заложить столицею город Йорк".

Ну дальше стандартно. — закончила беглое чтение в слух Лена.

— Дорогой, мы теперь графы Йорк.

— А, что дорогая? Я тут задумался, повтори, пожалуйста.

— Я говорю, что мы теперь графы Йорк.

— А. На Земле есть такие города- Йорк и Нью-Йорк.

— Хм. Действительно, получается, что наши народы ветви одного дерева. Раз и названия городов одинаковые встречаются. — Лена аккуратно убрала дворянскую грамоту в свою безразмерную дамскую сумочку.

Впереди на дорожке стояло несколько гвардейцев, изучавших металлический шлем, кирасу и прочие элементы доспеха неудачливого дуэлянта. И, судя по тому, что они усиленно обсуждали застёгнутые ремешки всей амуниции, версию о побеге в бордель они не примут. Алексей разглядел на всех лицах гвардейцев одинаково загнутые кверху и напомаженные усики и невольно стал улыбаться.

— Они тут как инкубаторские. Клонируют что ли их. А этот с золотом на кирасе видимо их "мамочка". Местный Джанго Фет — думал Алексей, глядя на воинов гвардии.

— Дозвольте узнать, милостивый сударь, что вызвало такую ухмылку на вашем лице при виде гвардии князя?

— Дозволяю. Можете узнать — сказал Алексей и молча стал ожидать продолжения.

Дуэль взглядов затянулась на минуту, а потом капитан гвардии сквозь зубы процедил:

— Так чем вызвана ваша улыбка сударь.

— Модой гвардейцев на напомаженные усы. На моей родине подобной моды придерживаются те, кто искренне считает, что они должны были родится женщинами, а теперь, по какому-то недоразумению, должны томиться в теле мужчины. Я недавно был на передовой и могу вам ответственно заявить, что если бы такие красавчики попали в первую линию соприкосновения с орками, то ни один бы не погиб. Их бы просто вырывали из строя и передавали из рук в руки одновременно избавляя от доспеха и в последних рядах использовали по предначертанию — и Алексей наглядно продемонстрировал жест двумя руками на себя.

Лена от смеха повисла на руке брата и не стеснялась смеяться в голос.

— Дорогой граф, я так рада, что стала вашей супругой, что вы даже представить себе не можете. У вас настолько образная речь…

— Сожалею сударыня, что прерву ваше веселье, но женой графа, если это граф, вам осталось быть недолго по причине, что он просто не переживёт сегодняшний день. Я вызываю вас на дуэль в здесь и сейчас граф… как вас там?

— Мастер Безымянный, граф Йорк, — спокойным голосом проговорил Алексей, наблюдая как на брусчатку осыпаются доспехи гвардейской "мамочки".

Бледные лица оставшихся гвардейцев в недоумении смотрели на катившийся по брусчатке шлем капитана.

— Итак, девочки, — обратился Алексей к гвардейцам. — У вас есть возможность вспомнить, что вы мужчины и вернуться к суровой мужской красоте или покинуть ряды гвардии, тем более, что законодательница мод, — Алексей пнул ногой кирасу капитана, больше вами не командует. Сейчас я говорю как советник князя — Алексей сделал длительную паузу, чтоб понять услышали его или нет. — Я доступно объясняю?

Гвардейцы молча быстро закивали головами в знак, что они всё поняли.

— Пойдёмте, дорогая. — Алексей протянул жене изгиб руки, и Лена, взявшись за него, последовала рядом с мужем.

— Мой вам совет, господа, — проговорил задержавшийся капитан Йорг гвардейцам князя. — Прежде всего, никогда не вызывайте на дуэль незнакомых вам йольдов. В войне на границе граф Йорк уничтожил, на пару с супругой, более ста пятидесяти тысяч орков и тридцать тысяч из них исчезли вот так же, — капитан кивнул на кирасу на брусчатке. Это позволило нашим сорока тысячам обернуть в бегство двести тысяч орков. За такими йольдами, как граф, будущее и мой вам совет прислушиваться к всему, что говорит граф Йорк, а лучше бегом исполнять. Удачной вам службы, господа!

******
Указ Великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, дабы запечатлеть в памяти потомков героические подвиги наших воинов, повелеваем — наградить гарнизоны пограничной стражи всех пяти бастионов званиями Гвардейские гарнизоны пограничной стражи. Воины первой армии, героически прикрывшие своей жизнью мир и спокойствие народа йольдов, отныне получают звание гвардейцев, а армия переименовывается в Первую Гвардейскую Ударную Армию. Командование ПГУА повелеваем возложить на мастера Безымянного, графа Йорк.

Дата.

Подпись. Печать.

******
Указ великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, дабы запечатлеть в памяти потомков героические подвиги наших воинов, повелеваем — ввести в обращение юбилейные монеты из чистого золота с изображением щита с мечом и надписью:-«Победа и Доблесть» и приравнять их достоинство к большому серебряному пуллу.

Дата.

Подпись. Печать.

******
Указ великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, повелеваем — из гвардейских гарнизонов пограничной стражи выделить две сотни солдат, сержантов и офицеров, наиболее отличившихся в боях и явится им в столицу княжества Йольн — славный город Йольн для прохождения службы в частях национальной гвардии.

Дата.

Подпись. Печать.

******
Указ великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, повелеваем — из гвардейского гарнизона Первой Гвардейской Ударной Армии выделить три сотни солдат, сержантов и офицеров, наиболее отличившихся в боях и явится им в столицу княжества Йольн — славный город Йольн для прохождения службы в частях национальной гвардии.

Дата.

Подпись. Печать.

Указ великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, повелеваем — создать части национальной гвардии из наиболее отличившихся в войне с орками воинов. В обязанности национальной гвардии вменить охрану резиденции и семьи Великого князя, а также монетного двора Великого княжества Йольн.

Дата.

Подпись. Печать.

******
Указ великого князя княжества Йольн Йорда II.

Мы, великий князь земель и Народа йольдов, повелеваем — распустить гвардейские части охраны князя, как не оправдавшие доверия и заменить их частями национальной гвардии.

Дата.

Подпись. Печать.

******
Алексей с Леной вернулись домой. Весь полёт до дома Алексей обдумывал наградной знак для барсов. После разговора с князем необходимость в секретности отпала. Князь оказался мужиком умным и с ним можно нормально решать вопросы и выстраивать взаимоотношения

Алексей уединился в кузнице и создал пресс-форму для чеканки памятных нагрудных знаков. За образец была взята медаль «За отвагу», и уже к вечеру были собраны пять десятков медалей с изображением снежного барса и надписью по кругу: — «Где мы — там победа. "Снежные Барсы"» и под изображением горизонтально:-" Отряд специального назначения". Обратную сторону медали украшал щит и меч и надпись по кругу: — «Честь. Преданность. Победа.»

Рассматривая эту медаль, Лена не уставала удивляться как её муж умеет находить слова, чтоб вдохновить йольдов на подвиг. Ведь получив эту медаль, Барсы теперь будут самыми преданными соратниками её мужа.

— Снежные Барсы ответьте Безымянному.

— В канале Барсы.

— После завтра с утра общий сбор. Форма одежды парадная

— Понял тебя, Безымянный.

— Конец связи

******
Утром Алексей загрузил в флаер добротный стол, скатерть, пару бочонков вина и награды для "барсов". Лена одела нарядное платье, а Алексей лёгкий доспех, приобретённый как-то на всякий случай. Ситуации нужно было соответствовать.

Флаер опустился на краю площадки у госпиталя по которой взад-вперёд ходил старшина. Алексей взмахом руки подозвал его, и они вместе вынесли и установили стол, а Лена накрыла его скатертью.

— Старшина, постройте личный состав вверенного вам отряда.

Через две минуты отряд был собран и выстроен по росту. Из госпиталя высыпали выздоравливающие и ухаживающие за ними девушки.

Сорок восемь крепких мужчин и две девушки в красивых синих доспехах и при оружии выстроились в две шеренги

— Поскольку вы считаетесь моим отрядом, то я посчитал правильным наградить вас за проявленную отвагу, мужество и героизм в войне с захватчиками памятными боевыми наградами. Старшина Йован, выйти из строя!

Старшина подошёл и, получив награду, начал её рассматривать.

— Потом налюбуешься — шёпотом сказал ему Алексей. — Имена мне называй.

Старшина называл имена, а Алексей пожимал руку и вручал переданную Леной награду. Со стороны всё было чётко и красиво. "Барсы" сияли от счастья.

— А теперь, когда было воздано за прошлые заслуги перед отечеством я, граф Йорк, хочу спросить вас, отряд специального назначения «Снежные Барсы». Вы пойдёте служить в мою гвардию? Гвардию нового графства Йорк?

— Так точно! — Гаркнули "Барсы".

— Я горжусь тем, что вы доверились мне. А теперь торжественная часть окончилась и "Барсы" могут праздновать. — Алексей ногой выкатил два бочонка вина из-под стола и улыбнулся.

Алексей отошёл к Лене и спросил:

— Ну как на твой взгляд прошло?

— Очень красиво. Сейчас, погоди, ещё желающие из выздоравливающих толпой попрут на службу наниматься.

— Извините, пожалуйста, граф Йорк, ваше сиятельство, мастер. Есть ли возможность поступить к вам на службу? Многие, обязанные вам своим здоровьем, жизнью, руками и ногами, выдвинули меня задать эти вопросы.

— После выздоровления вас вернут обратно в первую армию и после того вы сами сможете решать данный вопрос со своим непосредственным начальством. Я же буду рад желающим служить под моим началом, но кадровые решения по личному составу решать будет капитан "Барсов" Йован.

— Йован.

— Да.

— Поздравляю тебя капитаном гвардии и отряда специального назначения.

— Для меня это честь. Благодарю.

— Вот так — обратился Алексей к представителю выздоравливающих. — В любом случае любому, кто захочет обосноваться в графстве будет предоставлен материал на строительство дома и хорошо оплачиваемая работа. Так же любой молодой семье будет выплачен один большой пулл серебром в подарок на свадьбу и с сегодняшнего дня один большой пулл будут получать родители на подъём и содержание каждого рождённого малыша. Это можете передать сослуживцам.

— Красотуля, ответь капитану.

— Слушаю тебя, братик. — ответила Лена на пару шагов отходя от беседующего мужа.

— Ты уже в курсе последних указов по княжеству?

— Ещё нет.

— Первая армия переименована в Первую Гвардейскую Ударную Армию и командующим этой армией назначен граф Йорк. Радуйтесь. Конец связи.

Солдат из выздоравливающих стоял рядом и «грел уши». Узнав эту новость, он расплылся в улыбке и побежал докладывать сослуживцам.

— Дорогая, я говорил, что наш князь умён?

— Да, дорогой.

— Я ошибся. Он очень умён. Я ж не смогу не вооружить лучшим оружием ударную армию и он это просчитал.

— А ты как хотел? Ты теперь граф, советник и командарм на службе у князя и Народа.

Новость о том, что он командарм Первой Гвардейской Ударной Армии заставила его задуматься. Теперь ему нужно было строить не только столицу, но и заниматься обучением, вооружением и перевооружением армии. Часть из этих задач можно будет объединить. Алексей загрузил домашний стол в флаер и, попрощавшись с Барсами, поднял платформу в небо. Ему нужно было найти идеальное место для столицы графства и через четыре часа полётов он его нашёл. Огромная горная долина, которая с трёх сторон защищена горами, а с восточной, юго-восточной и южной стороны хорошо прогревается солнцем. И внизу этой долины течёт широкая река, защищая её с обратной стороны. Идеальное для обороны место. По реке поставить стену, перекинуть один мост и поставить в скалах огневые точки.

— Дорогая, как тебе место для нашей новой столицы — славного города Йорк?

— Мне тут нравится!

— Вот и отлично! — Алексей посадил флаер и они слегка перекусили копченой колбасой с хлебом из сумочки жены, а поев взялись за дело. Выбрав удобную для размещения казарм скалу, Алексей начал выравнивать её в вертикальную стену, а потом превращать скальную породу в коридоры, залы, комнаты, кухни, санузлы. Укреплял потолки, встраивал освещение, обогрев и вентиляцию. В перерывах связывался с управляющим и заказывал доставку пиломатериалов, продуктов и плотников. Лена моталась на флаере и привозила заказанные Алексеем материалы и готовила еду. Через декаду казармы на первую тысячу были готовы. Осталось ещё сорок одна.

— Безымянный вызывает Первую Армию.

— Первая армия приветствует своего командира!

— Сделайте журавлям заявку на перевоз первой тысячи личного состава на новое место дислокации.

— Приказ понятен. Куда лететь Журавлям?

— Пока к госпиталю в горах. Там «Барсы» их проводят. Конец связи.

— Конец связи.

Новиков понимал, что разместить в скалах все сорок две тысячи, которые остались от первой ударной, было ему явно непосильной задачей. Ещё сорок одну декаду посвятить только казармам — это выше его моральных сил. Он посмотрел на Лену и решил попробовать преобразовать её каналы до своего уровня.

— Ой. Это что, руны? Это опять твои преобразования? Да, Лёш?

— Да, дорогая. Это рунное зрение и я так вижу мир. Теперь и ты сможешь всё, что могу я, и я очень рассчитываю, что ты мне поможешь.

— Дорогой и любимый муж, я конечно помогу тебе но, естественно, мне теперь нужно знать, что с этим всем делать.

— Вот и начнём с строительства казарм. Я делаю, а ты смотришь и потом повторяешь.

Следующую казарму на тысячу солдат они вместе сделали всего за три дня. Журавли привезли первую тысячу личного и начали перевоз продовольствия из складов. Староста Йорун нанял на работу женщин-поваров и обеспечил их доставкой домой и на работу. Так же нужно было тут строить новую пилораму. За рекою лес стоял стеной и нужно было прокладывать дороги, делать раскорчёвку под поля и много всего сопутствующего. Но в первую очередь Алексей прервался и на Йоруне показал Лене, как выращивают руки. Сам Йорун был просто пойман в момент прилёта, усажен и парализован до окончания процесса обучения. После окончания Алексей привёл Йоруна в нормальное состояние и извинился.

— Йорун, ты меня извини, что использовал тебя в качестве учебного пособия. Если тебе с новой рукой хуже чем без неё, то ты только скажи. Я топор найду за пару минут.

— Ну и шуточки у вас граф. Можно я пойду. Дел много, а рука пока со мной побудет. Ей так лучше уж поверьте.

— Как скажешь. Можешь наших рабочих инвалидов по одному присылать. Её светлость будут мастерство целителя шлифовать.

— Хорошо, ваша светлость. Обрадую товарищей.

******
Три месяца монотонной работы всей армии и тридцать тысяч обустроились в скалах и оставшимся двенадцати построили деревянные казармы. Алексей вызвал из столицы своих учениц на должности инструкторов и разместил объявления на наём рабочих на строительство нового города. Со строителями очень помог тесть. Ему не пришлось принимать участие в этой войне и не понеся потерь и разрушений он отправил всех строителей помогать зятю, взяв на себя все расходы по оплате работ строительных бригад. А их было шесть десятков человек. Для города мало, но начало было положено. Солдаты посменно занимались физической подготовкой, строительством и возведением деревянного моста. По теплу этот мост, без перил, будет использован как нижняя опалубка для строительства каменного моста. Также началось возведение крепостной стены по берегу реки от скалы до скалы. В минуты отдыха Алексей продумал устройство механического помощника для штамповки монет и заказал его изготовления в столичных мастерских. Так же Алексей по всему княжеству размещал объявления на вахтовую работу мужчин, молодых женщин и девушек. Девушек Алексей также набирал в снайперские роты и в пилоты. Проблема малого количества населения после трёх войн очень сильно сдерживала развитие всего княжества. Доходов от продажи пиломатериалов уже не хватало. Нужно было запускать чеканку монеты, и на это дело Алексей решил привлечь "Барсов". Он сделал комнату в скале и оборудовал её как монетный двор с плавильной печью. Рабочие с Йасной навозили глины на тигли и заказали ещё один токарный станок по дереву и гончарный круг. Когда всё необходимое было подготовлено, Алексей собрал «Барсов» и попросил у них помощи.

— Вы первые, кто пошёл за мной и на кого я рассчитываю. И вот сейчас мне нужна помощь. В графстве катастрофически не хватает населения и рабочих рук. Для увеличения рождаемости в нашем графстве мною была озвучена программа материальной поддержки населения. Вы её знаете. Это выдача строительных материалов на дома для переезжающих в графство, выдача пиломатериалов на дома для молодожёнов, выдача молодожёнам денежного подарка в размере одного большого пулла серебром и столько же получают сейчас родители рождающие малышей. Это со временем даст плоды и уже сейчас в княжество переехали три десятка семей, которые раньше жили близко к границам, Семь десятков военнослужащих составили семьи с девушками из графства и родилось пятьдесят четыре ребенка. Результаты не велики, но процесс начался. Так вот, я хотел бы попросить «Барсов» наладить работу нашего монетного двора. Четыре человека в день мне нужно, чтоб вы выделяли для этой благородной цели. Нужно много монет мелкого номинала. Если крупный номинал из золота я могу начеканить в одного, то мелкий номинал из меди и серебра- в общем я только этим буду заниматься. Но это не уровень графа и ученого. Если вы поможете мне, то я смогу сделать ещё много полезного для нашего княжества.

— Мы видим, что вы с супругой заняты взваленными на вас князем задачами и даже выходных не можете себе позволить. И если для мужчины это нормально, то женщине, вынашивающей дитя, нужно поберечься. «Барсы» помогут и возьмут на себя чеканку монеты — за всех ответил Йован.

— Спасибо, друзья.

Пару дней Алексей обучал и контролировал чеканку монеты. Каждое утро он ездил на жилы и привозил золото, серебро и медь. Был заведён журнал учета, и раз в декаду "Журавли" отвозили в казначейство положенную пятую часть отчеканенной монеты. Алексей занялся Армией. Каждая рота сколачивала для себе основу флаера и делала всю подготовку кроме артефакторной доводки. Потом Алексей изготовлял комплект артефактов и, укрепив каркас, доводил флаеры до ума. К началу лета вся армия могла одним броском оказаться в любом месте княжества. Лена до окончания беременности своими силами сделала прекрасный госпиталь и подбросила Алексею идею звать на жительство инвалидов. При переезде те же плюшки, что и всем плюс исцеление. И тут процесс пошёл. С прошлой войны осталось десятки тысяч инвалидов и часть из них, оставив дома детям, снимались с мест обитания приезжая в Йасную, а оттуда их уже перевозили флаером на исцеление и пристраивали к делу. Два десятка пилорам с трудом справлялись с объёмами распиловки. Количество бригад строителей, вальщиков леса, гончаров, кузнецов и других ремесленников резко выросло. Раскорчёвывались под пашни бывшие лесосеки и поднимались огороды. Строились дома и возводилась кладка защитной стены. А когда у Алексея родился сын, то радовалось всё графство. Прилетели родители и брат, привезли много подарков и вина. Капитана наконец удалось познакомить с сёстрами-рукопашницами, и к вечеру он попросил Алексея сделать ему маленький флаер. Возможно, у него что то и сладится. В любом случае, он единственный член семьи без личной летающей тачки, а это непорядок. К концу лета столица приобрела окончательную разбивку по улицам и переулкам. Графский дворец был сделан в скале, поверх него сделаны бойницы для мощных излучателей, которые контролировали пять прямых улиц. Поперечные улицы контролировались бойницами в боковых скалах. Какая бы армия не вошла в город — спрятаться ей будет негде. Перекрёстный огонь страшная сила, особенно если этот огонь с господствующей высоты. Город был разбит на две тысячи участков, и на многих пока были маленькие времянки, а некоторые участки и вовсе были пусты, но это уже был город. Солдаты мостили улицы, по которым уже бегали дети и разгуливали молодые мамочки. Солдаты часто ездили в отпуска, так как отправить флаер и отвести солдат с одного посёлка раз в месяц на три дня было не проблема. Единственная проблема была в свободном времени. Его просто не было.

Алексей разработал артефактный восьмикратный прицел для снайперских винтовок. И теперь девушки-снайпера поочерёдно приходили к нему в гончарку и принимали участие в процессе изготовления своего штатного оружия, а их ухажёры помогали выстругать удобные приклады. Девушки потом выйдут замуж, а винтовки останутся.

Штурмовую роту Алексей решил сделать в каждой тысяче. Ребята вооружались щитом с бойницей и вдобавок к мечу получали маломощный бластер. Ну маломощный он только потому, что не может прострелить каменную стену, а так воина в доспехе с щитом пристрелить не проблема. Бластеры солдаты тоже лепили каждый сам себе. Штурмовые роты были рассчитаны на бой в городе при зачистке зданий. Если город берётся в осаду, то снайпера отстреливают защитников стены, медленно и ненавязчиво, чтоб у защитников желание на неё вылазить не пропало. Потом флаеры вскрывают ворота и первыми на стены и в ворота идут штурмовые сотни, а за ними уже общая масса. Это должно уменьшить потери и обеспечить выполнение задачи. Специально создали десятку штурмовых флаеров и десяток флаеров — разведчиков. Все пилоты-девушки. Переговорники у всех лётчиков и командиров вплоть до батальона. На большее пока сил не хватало. Только «Барсов» до сотни увеличили. Также пока создал проект боевых наград. «За отвагу на поле боя», «За доблесть в бою» и звезда героя. За доблесть награда коллективная, а отважная и героическая уже личные. Вот Алексей и подумал, что пора бы князю показаться. Вроде как и повод есть. За одно и переключу своё внимание и капитану малый флаер отвезу.

Лена осталась дома с малышом. Мальчика назвали Йан. Таким образом Алексей отдал дань памяти йольду, благодаря которому ему удалось много достичь. Мастер Йан подарил ему дом, первые знания и уникальную подсказку в книге.

У казарм Алексей дождался шурина. Капитан захватил с собою десяток солдат и на руках вытащили маленький флаер. Тут же взлетел и сделав круг опустился на брусчатку. Алексей выслушал море благодарности и, напоследок обнявшись, полетел к резиденции князя. Во дворец прошёл без осложнений. Бывшие пограничники знали его в лицо. Во дворце пришлось долго ждать. Группа посетителей решала какие-то вопросы. Алексей же попросил секретаря позвать когда его сиятельство смогут принять и зашёл в библиотеку. В библиотеке его встретил пожилой Йольд.

— Кто вы? Я вижу вас впервые.

— Я командующий Первой Гвардейской Ударной Армии граф Йорк.

— Здравствуйте ваша светлостью. Меня зовут Йарик. Вот уже тридцать пять лет я служу библиотекарем. Вам, что-то конкретно нужно или просто коротаете время в ожидании приёма.

— Вы проницательны, уважаемый Йарик. Ожидаю приёма. Можно я просто похожу. Может, что-то и найду интересное для себя.

— Да. Конечно ваша светлость. Можете и сами походить посмотреть. Раньше я знал практически каждую книгу. А вот теперь глазами слаб стал. Эх… А книги моя страсть. И библиотекарь грустно опустился на своё место и замкнулся в своей печали. Алексей перешёл на рунное зрение и замер, недалеко от библиотекаря на стеллаже стояла книга, энерго- информационный поток которой очень привлёк внимание Алексея. Он подошёл к стеллажу и вытащил книгу за корешок. Книга была написана рунами и была очень старая, с жёлтыми страницами и написана от руки. «Магия пространства и телепортация» — прочитал Алексей и внутренне ахнул.

— Есть ли возможность вот эту книгу взять на изучение?

Йарик вынырнул из своей печали и взглянул на Алексей печальными глазами.

— Да. Эту книгу я купил тридцать лет назад за десять средних пулов серебром. Меня манила тайна сокрытая в ней, но я так и не смог её прочитать. И никто не смог. Я знаю не больше десятка рун из всей этой книги.

— Может тогда я могу у вас выкупить её? Меня тоже манит её тайна.

— Да, берите даром. Когда у меня хорошо видели глаза я мог потратить деньги на новые книги, а сейчас… Эх, — и Йарик тяжело вздохнул.

— Хорошо. В таком случае я тоже сделаю вам подарок.

Алексей перешёл на рунное видение и внедрил руну паралича, чтоб старик не дёргался и не мешал. Рунные цепочки показали несколько проблем от которых старик потерял зрение. Это ушиб затылочной части головы, проблемы кровоснабжения и начальная стадия катаракты. Десять минут Алексей посвятил восстановлению зрения старику — библиотекарю. Затем вытащил Золотой юбилейный пулл и отменив паралич сказал:

— Вот это мой вам подарок, а это — Алексей показал золотой, — за книгу.

А теперь извините, но мне пора.

Запоздалый крик:-«Спасибо»- догонял его уже в коридоре.

Алексей поднимался по лестнице и на встречу ему выскочил секретарь.

— Пойдёмте быстрее, вас готовы принять.

Алексей молча ускорил шаг.

******
— Я приветствую вас, граф Йорк.

— Здравствуйте, князь.

— Поздравляю вас с рождением наследника.

— Благодарю.

— Итак, я понимаю вы по делу.

— В общем-то дело чисто символическое, а в основном я подумал, что несмотря на ту информацию, что вы получаете по своим каналам, вы, возможно, и сами захотите услышать ответы на какие-нибудь свои вопросы или слетать в гости, так сказать увидеть в живую.

— Так… А какие пустяковые дела?

— Я привёз на утверждение несколько воинских наград. Мои «Барсы» уже получили себе память о той битве, но есть ещё девяносто пять тысяч живых и павших, которые грудью встали на защиту отечества.

— Ну, если вас граф послушать, то это совсем не пустяки!

— Пустяки- это эскизы.

— Хорошо. Покажите.

Алексей вытащил три образца и показал.

— Вот это индивидуальные, а эти групповая.

— Принцип вручения?

— К примеру сотне поручили взять штурмом дом с орками. Сотня выполнила приказ без потерь или только ранения — это доблесть. Сотня понесла потери и в результате удачных действий одного или нескольких сумела переломить ход боя и победить. Эти отличившиеся могут получить "За отвагу". А если погибли все, но один последний свершил нечто, при это была достигнута победа или проявлена такая сила духа, с которой не стыдно взять пример, то это звезда героя. Обычно это высшая награда.

— Хорошо, граф. Но вы понимаете, что исполнять эту задумку вам?

— Старый армейский принцип гласит:- «Всякая инициатива наказуема исполнением».

— Очень верно сформулировано. Чувствуется, что выстрадано потом и кровью.

— Опыт поколений.

— Делайте. А насчет слетать в гости я согласен. Сейчас предупрежу секретаря о переносе дел и слетаем.

******
Флаер застыл в максимальной точке удобного обзора долины города Йорк.

— И вправду, идеальное место для обороны.

— Я думаю, что и для жизни.

— Да. Верно. Место специально искали?

— Да. Пришлось поискать, но оно того стоило.

— Давайте тогда садиться и посмотрим всё в живую.

Флаер плавно опустился на брусчатку на своё место около скалы графского замка. Князь и Алексей покинули кабину флаера и вышли на брусчатку площади. За спиной была скала, по правую сторону — скала, влево — скала, а впереди плавно спускалась вниз долина будущего города.

— Очень красивый вид.

— У меня тоже всё внутри замирает.

— Ну, что ж, показывайте, граф, свои владения.

— Ну, они больше ваши. Я все-таки на службе.

— И, что если отберу не расстроитесь?

— Обидно конечно будет. Много сил и времени вложено. Одних казарм на тридцать тысяч сколько времени заняли. А в них же и освещение, и тепло, и туалет, и помыться в душе тёплой водою, и прачечная с кухней, только, что кровати двух ярусные и девушек на всех не хватает. Я их сюда зазываю и зазываю. Какие только пряники не предлагаю, только лишь бы семьи составляли и детей рожали, а то мало нас. Спасает только то, что инвалиды к нам переселяться стали. Вот их много и после исцеления они с благодарностью делают то, что в данный момент нужнее. Надо пни корчевать — корчуют, землю пахать — пашут, дома строят, стену у реки уже доделывают. А там и деревни рядом ставить начнём, а пока город поставим и дети подрастут. Строить тут много, но лес и камень рядом. Пока люди во времянках из дерева живут, но скоро камень начнём и на дома нарезать. А если вернуться к началу вопроса, то опять с нуля всё начинать не охота. Хочется плоды усилий увидеть и дальше двигаться. Это если тут уже всё наладится и скучно станет, но это лет через сорок не раньше.

— Давайте граф вернёмся к экскурсии.

— Хорошо. Вот это у нас графский замок, но его предлагаю посетить позже. Следующее, если можно так сказать строение, госпиталь на тысячу койко-мест. Сейчас в ней принимают два десятка целительниц, в том числе и графиня Йоркская. Проходите вовнутрь, всё и посмотрите.

— Такие ровные стены и своды потолков- восхитился князь.

— Да. Эта работа требует колоссальных затрат энергии. Я не говорю уже о знаниях. Отопление и освещение встроено при самом строительстве. Тут вдоль по коридору идут кабинеты для приёма, с этой стороны палаты на два десятка койко-мест, а вот тут уже идут залы на две сотни койко-мест. Прежний госпиталь вмещал шесть сотен выздоравливающих, но в нём кровати в два уровня были. Очень неудобно даже с легкими ранениями забираться на второй ярус. Тут сделали кровати все обычные. В конце каждого зала туалеты и кабинки для душа. Таких залов тут пять. В конце коридора кухня, столовая и кладовые с продуктами питания. Повара приезжают с деревень работают вахтовым методом.

— Это как?

— Сутки работает — трое дома. Это позволяет вливать деньги в деревни графства, что позволяет, опять же, развивать хозяйство и в остальных населённых пунктах. Женщины и девушки летают на работу и с работы. Сорок минут и дома. А если ещё и мужа себе тут подыщет, то вообще замечательно. Скоро скалу начнём на камень нарезать и можем его по всему княжеству развозить. Так же и с досками. В Йясной у нас молот кузнечный на водяном колесе. Сталь плавят, оружие и броню делают. Четыре пилорамы работает. По согласованию со старостами деревень пахотные угодья расширяем. Пойдём далее. Следующий вход с улицы — монетный двор. Работают на нём мои гвардейцы с отряда спец назначения «Снежные Барсы». Работают посменно по четыре человека. И им разнообразие, и княжеству польза. Они награды и будут ковать.

— Серебро с медью здесь нашли?

— Нет. Приходится завозить, но на флаере всё не так далеко.

— А жила мощная? У нас просто жила серебра иссякла. Вот-вот поступления закончатся.

— Ну так монеты тяжеленные. Из одного большого пулла можно шесть монет сделать только номинал оставить.

— Йольды пока к такой реформе не готовы.

— Есть у старого госпиталя недалеко мощная серебряная жила. Могу показать.

— Вот обратно меня повезёшь и покажешь. И если возможно серебра сразу прихватить, то будет вообще замечательно.

— Можно и серебра прихватить. А вот и наш монетный двор.

«Барсы» повскакивали с рабочих мест и вытянулись по стойке смирно.

— Вольно, — сказал князь.

— Не знаю, как чеканят монету в столице, а мы вот так делаем. Изготовляем тигли под плавку определённого диаметра прута, потом прут нарезается на заранее выверенные отрезки и вставляем в кузнечным образом сделанные штампы. Ударом кувалды отчеканиваем оттиск. Ребята покажите процесс от нарезки.

Солдаты сноровисто нарезали готовый прут в течении пары минут и вставляя готовые таблетки в смазанный штамп. Штамп быстро укладывался на наковальню, и могучий удар кувалдой завершал цикл операций. Готовая монета со звоном падала в ящик.

— И сколько монет в смену успеваете сделать? — спросил князь.

— В среднем около двухсот пятидесяти — трёх сот — ответил старший смены.

— Да… — почесал затылок князь. Наш монетный двор по пять — шесть монет в день выдаёт. Вручную режут — с печалью в голосе сказал князь. Получается от вас только пятьдесят монет в смену выходит в казну.

— Только когда медные пуллы чеканим всё равно общая сумма в эквиваленте маленькая выходит, — высказался солдат.

— Только у меня вручную режут мелкую монету десяток резчиков, а зарплаты в день получают больше чем по номиналу наработали

— Уж не хочет ли наш князь на наши хрупкие плечи свалить и чеканку всей мелкой монеты? — спросил Алексей.

— Ну уж нет. Просто попрошу им штампы сделать, и пусть по новому чеканят.

— Ладно. Сделаем штампы и серебра наберём.

— У вас всё так просто или серебро там так валяется?

— Всё увидите, князь. Казармы смотреть будете?

— Давайте проведаем графиню с молодым наследником, и за серебром.

— Хорошо.

******
Подлетая к бывшему госпиталю, Алексей пальцем указал князю на выход.

— Вот наш первый госпиталь. Помещение сейчас пустует и можно разместить рабочих.

— Смотреть будете.

— Нет. Когда пришлём рабочих, с вами свяжемся. Всё равно я с рабочими сюда не полечу. Давайте к жиле. — Алексей подлетел к выходу жилы.

— Один раз тут брали. Сейчас будет очень пыльно, по этому постойте князь там в сторонке.

Князь кивнул и отошёл в сторону. Алексей перешёл на рунное зрение и выделив только потоки серебра остальные перевел в состояние пыли. Сильные удары падения больших самородков заставили князя вздрогнуть от неожиданности.

Алексей сформировал воздушные потоки и выдул из выработки пыль от породы. Коридор выработки увеличился на три метра. Алексей прожег на потолке руны подсветки и начал собирать и переносить самородки серебра. Князь не остался в стороне и тоже присоединился. По оценке Алексея серебра добыли килограммов наверное шестьдесят.

— Хватит вам на первое время?

— Смотрю вот я на вас граф и думаю. Для чего мне сюда рабочих тащить если за пол часа вы мне недельную норму добычи серебра перекрыли. Если я вас периодически буду просить помочь в этом вопросе не откажете?

— Не откажу. По крайней мере, пока не нужно углубляться в глубь горы на версту — улыбнулся Алексей. — Хотя у меня есть возможность и этот вопрос решить.

— Это как?

— Я успел научится делать сумки, в которых внутренний объём в сто раз превышает наружный и временно убирается масса любого груза. Можно просто прогуляться с рюкзаком, заполнить его серебром и вернуться к флаеру. А выработку потом придумаем под что использовать. Можно склады стратегического резерва сделать или ещё что-то похожее. А то может на ту сторону гор выйдем. А, кстати, на той стороне гор что есть?

Князь пожал плечами.

— Я думаю, что нам пора лететь. Уже темнеет. Вам темнота помешает довести меня до столицы? — поинтересовался князь.

— Нет, но времени всё равно лучше не терять. У нас с вами дел хватает.

— Очень точно подмечено.

******
Флаер опустился на брусчатку рядом с княжеской резиденцией. Алексей сложил в рюкзак серебро и в сопровождении парней из охраны сгрузил его в казарме национальной гвардии. Ему выделили комнату в гостевом крыле и принесли лёгкий перекус. Алексей впервые ночевал в резиденции князя, но особого трепета не испытывал. Он привык ночевать с женой рядом и тут её отсутствие немного тяготило его. Тем не менее усталость быстро взяла своё и он провалился в сон. Утром он поднялся рано и собирался уже уходить, как в комнату постучали.

— Да. Войдите.

В дверь вошёл слуга.

— Здравствуйте ваша светлость граф Йорк. Моё имя Йорий и на сегодняшний день я ваш слуга.

— Да я уже уходить собирался, так, что ваша помощь мне не понадобится.

Слуга улыбнулся.

— Дело в том, что вы приглашены Светлейшим князем на завтрак. В ближайшее время я зайду за вами. — Слуга поклонился и вышел.

— Не успел, — с сожалением подумал Алексей. Хотя и так только светать начало. Возможно князь ещё вчера распорядился его пригласить и что-то обсудить. Алексей решил не гадать и дождаться завтрака, а поскольку у него выдалось свободное время, то он открыл недавнее своё приобретение. Книгу написанную рунами. Книга страниц на сотню рукописного текста. Не много, но, что есть- то и читаем.

Автором книги числился магистр факультета рунной магии Йозеф. "Пространственная магия и телепортация". Далее начиналась вводная часть, в которой повествовалось, что в стародавние времена среди звездных просторов ближайшего космоса потерпело крушение некое судно, которое перевозило отдыхающих между этими самыми звёздами. Каким то образом это судно с пассажирами на борту умудрилось приземлится в океан в нескольких километрах от берега. В результате падения капитан и первый помощник погибли, а также погибло какое — то число пассажиров. Дальше снова раздался стук в двери, и Алексея проводили в малый столовый зал.

— Утро доброе, граф.

— И вам здравствовать, Светлейший князь.

— Удалось отдохнуть?

— Да, благодарю.

— Давайте отдадим должное стараниям поваров и перейдём к делам.

Минут около десяти Алексей отдавал должное старанию поваров. Омлет с жареной колбасой и пара бутербродов с маслом и сыром под чашечку какого-то местного напитка, и князь предложил пересесть к маленькому столику на красивый резной диванчик.

— Итак, граф у меня к вам вопросов в общем-то нет. Вижу, что усердно трудитесь на благо новой родины и очень быстро достигаете результатов, которые другими достигались бы годами. От вас мне нужно первое — это штампы для чеканки монет, на все виды монет по две штуки, второе — раз в декаду — полторы декады поставка серебра и меди для монетного двора. Третье — необходимо наладить производство и поставки нарезанного природного камня. Складирование его будем производить в ближайших населённых пунктах к бастионам. Через пару лет, как армия окрепнет, планируется возврат ранее захваченных у нас территорий. По данным старинных архивов, где то там был проход в горах и там живут дружественные нам разумные. Но орки захватили этот проход уже лет шестьсот назад и видимо умудряются воевать сразу с обоими народами. Поэтому я пришёл к выводу, что в ближайшее время вам нужно будет постараться в своём районе полететь на разведку вглубь гор. Возможно, они не особо далеко пролегают и удастся найти потомков этого дружественного народа и совместными усилиями покончить с общим врагом. Если вы не в курсе, граф, то военные конфликты с орками длятся уже на протяжении чуть более чем восьми столетий, и если бы не вмешательство в вашем лице, то возможно этот конфликт и был бы закончен полным истреблением йольдов. Если удастся найти выход на соседей, то даю вам полную свободу действий в рамках собственных ресурсов.

Пару минут Алексей обдумывал поручения и, осмыслив их, сказал:

— В таком случае я, чтобы высвободить побольше времени, сделаю казначейству запас драгоценных металлов и закажу основы для штампов у столичных кузнецов. А через декаду займусь модернизацией флаеров. Неизвестно насколько высоки горы, а сейчас у нас потолок высоты не позволит их преодолеть.

— Я доверяю вам граф. Лучше чем вы всё равно никто не справится. Разрешаю армию подключать к выполнению всех возложенных на вас задач.

— Благодарю. Если это всё, то не буду тратить время.

— Ступайте, граф, и держите меня в курсе вашей разведки.

Алексей кивнул и удалился.

******
Разместив заказы в городских кузнях, Алексей вылетел в Йорк. За время пути он продумал примитивные камнерезные станки из деревянных брусьев, как направляющих, которые будут выставляться по примитивному строительному уровню в виде отвеса в вершине треугольника и мощного лазерного резака на подвижной базе. Останется только точная разметка в трёх плоскостях и главное вертикальные прорези делать неглубокими, чтоб камнепад не вызвать. Грузить можно сразу в флаер. Десятка платформ на постоянную работу можно смело выделить и менять их раз в декаду, для разнообразия.

Вернувшись в Йорк, Алексей собрал офицерское собрание, на котором огласил поставленные задачи. К экспедиции он решил подготовить сотню флаеров. Естественно, что он полетит на одном — двух, но если в любой момент, по его вызову, прилетят десять тысяч солдат, из которых четыре тысячи — это стрелки и снайпера, плюс десятка штурмовых флаеров с излучателями, то двести — триста тысяч солдат противника стрелки перебьют в поле в считанные минуты.

Совещание было коротким. Быстро потянули жребий, с какой тысячи начнётся решение хозяйственных задач, нарезанных князем, и какая сотня завтра с Алексеем поедет добывать драгметаллы для казначейства. Остальные повышают боевую готовность в прежнем графике.

Лена встретила Алексея объятиями. Любимая женщина Алексея сильно соскучилась за время его отсутствия. По этому муж был немедленно накормлен и облюблен, и лишь после этого Алексей смог заняться камнерезными приспособлениями. На утро Алексей объяснил принципы работы камнерезных устройств командиру первой заступающей на данную задачу сотни и с второй сотней вылетели к серебряной жиле. Задача солдат была простая. После того как воздухом будет удалена пыль, собрать и перенести самородки и загрузить в флаер Алексея. До обеда Алексей прошёл сто пятьдесят метров вглубь скалы и солдаты полностью загрузили флаер серебром. Алексею пришлось ползти в кабину по мешкам, но за один рейс он привезёт серебра на несколько месяцев переработки.

— Благодарю личный состав за помощь. Можете проследовать в расположение и тысячник выдаст вам новые задачи в соответствии с планом. Завтра летим за медью. С утра будьте готовы!

Солдаты отработанным манёвром загрузились в ротную платформу и улетели в расположение. Алексей же полетел сдавать металл в казначейство

Во время полёта Алексей выудил в рюкзаке и вывел на панель управления четвёртый кристалл накопитель, но подключил его как через реостат, чтоб скорость можно было увеличивать плавно. Очень много времени терялось в дороге и Алексей хотел уменьшить эти потери.

Подобрав удобный скоростной режим, Алексей опустил флаер во дворе казначейства уже через полтора часа. Пусть разгружают, а он пройдет по кузницам, где размещал заказ и доделает штампы. Вот и получилось, что за то время, что он с экономил в полёте, удалось и штампы доделать и накопители у ювелиров купить. Алексей вернулся в казначейство, вот только грузчики за это время успели от силы четверть мешков вытащить. Ну правильно, их всего четверо. Пришлось срочно искать выход.

— Капитан, Безымянному.

— А! Здравствуй, дорогой.

— Йорг, нужна помощь.

— Внимательно.

— Я привёз в казначейство серебро. Грузчики уже на ногах не стоят от усталости, а его почти не уменьшилось. Мне б сотню добровольцев выделил, а то я тут на несколько дней застряну. Мне ещё завтра медь привезти надо и лишнего времени на простой просто нет.

— Хорошо. Сейчас вышлю к тебе «добровольцев».

— Спасибо, дорогой.

— Я и сам подойду. Давно ж не виделись.

— Подходи. Я только рад буду.

Через двадцать минут сотня «добровольцев» строевым шагом вошла во двор казначейства, и, получив задачу, начали переносить мешки с серебром. Грузчики увидав такую помощь, сразу сделали вид, что уже силы их оставили и на трясущихся ногах двинули в сторону трактира. Явно обедать.

— Ну здравствуй, Лёш.

— Здравствуй, Йорг.

— Слышал тебе князь новых поручений выдал кучу.

— Ты уже в курсе?

— Так, поверхностно.

— Лена рассказала?

— А кто ж ещё. Князь же не станет докладывать капитану, — мужчины оба улыбнулись.

— Это верно. Кстати у князя переговорник есть? Он сказал в курсе его держать с разведкой в горах.

— У секретаря его." Столица один" позывной. Не будет же он лично эфир слушать, что солдаты в нём обсуждают.

— Вполне логично. Нужно будет завтра ему индивидуальный переговорник для личной связи сделать. Я, кстати, завтра ещё у тебя людей попрошу. Только завтра медь грузить, но думаю разница по весу не особо и отличается.

— Ничего. Солдатам полезно. Видишь, какая физкультура? Двое подают остальные на плечи принимают.

— Ага. Ты им скажи, чтоб плечи меняли, а то на один бок перекособочит.

Капитан выкрикнул команду и солдаты послушно стали менять плечи с каждой новой ходкой. В общем-то им и сходить-то пришлось меньше десяти раз каждому. Так, размялись.

Попрощавшись с капитаном, Алексей вылетел домой. На экспедицию нужно было делать новую группу переговорников, чтоб все войска уши не грели, и модернизация флаеров на очереди. Воспользовавшись связью он обрисовал дежурному офицеру задачу, чтоб взялись заготовки на переговорники срочно делать. А сам полетел на медную жилу и произвёл извлечение меди из горной породы. Меди было больше, чем серебра, и Алексей ограничился сотней метров проходки вглубь скалы.

— Ну вот. На завтра объём добычи уже выполнен, — вслух подумал Алексей, — завтра это всё отвезём и плотно займёмся разведкой.

Вернувшись домой и уделив время жене и сыну, Алексей выложил часть купленных накопителей в большой красивый сундук и отправился к флаеру. Усевшись в кабину, он начал заниматься рунами на приборной панели. Каждый накопитель давал прирост высоты приблизительно в пять раз. По этому Алексей смело добавил на цепочку вертикальной тяги ещё пару кристаллов накопителей с плавной регулировкой тяги. После этого, вспомнив, что в горах холодно, добавил руны обогрева в кабину и в грузо-пассажирский отсек и попросил по переговорнику дежурного офицера, чтоб он прислал солдат, которые оборудовали бы полсотни кожаных петель для удобства перевоза пассажиров. Теперь на очереди был флаер «Барсов».

Подойдя к казарме «Барсов», Алексей поздоровался с парнями и девушками и позвал Капитана.

— Привет, капитан.

— Здравствуйте, граф.

— Йован, ты же в курсе задачи на разведку гор и того, что за горами?

— Хотите взять с собою «Барсов»?

— Хочу. Или ты против?

— Да что вы, граф, — улыбнулся бывший старшина, — я только за. Скучновато становится.

— Вот только десяток нужно будет оставить. Монетный двор и охрана семьи графа. Сам понимаешь.

— Понимаю. Меры сейчас хоть и чисто символические, но ими пренебрегать нельзя.

— Именно. Так вот. Я сейчас вам флаер подшаманю, и завтра отправь в столицу кого-нибудь. Нужно купить всем по хорошему кожаному рюкзаку. Я наложу на них руны на вместимость и уменьшение массы.

— Это чтоб нам харчей побольше с собой взять на всякий случай?

— В корень зришь, капитан. Что нас ждёт в горах не известно, а за горами вообще сложно представить.

— Хорошо. Всё сделаем. Когда вылет? Дня через три? Извини не спросил. Деньги-то на рюкзаки найдёте?

Йован аж хрюкнул от смеха. — Да нам жалование тратить некуда, да и на монетном дворе работаем. Уж найдём если очень нужно для дела — продолжая улыбаться местами выбитыми зубами сказал Йован.

— Извини, но я поинтересоваться должен был. И организуй ребятам возможность слетать в столицу развеяться.

— А вот за это отдельное спасибо.

Завершив модернизацию флаера «Барсов», Алексей занялся переговорниками.

— На сегодня это последнее дело и можно отдаться семье, — подумал Алексей.

Лена, как счастливая мать с грудничком, периодически лезла на стену от скуки. Передавать дитя няням ей не хотелось и она, не спуская малыша с рук, придумывала разные бытовые артефакты. Первым артефактом стала модернизация разделочной доски на кухне. Нанесённые ровными рядами цепочки рун были выведены на край доски и активировались пальцем. Разложила хозяйка овощи или мясо на доску и, пальчиком нажав, получала ровные полоски и столбики. Воздушные лезвия тонко и аккуратно справлялись с поставленной задачей. Вторым новаторством была изобретена стиральная машина. Алексей рассказал Лене о бытовых приборах его мира и Лена заказала большие медные баки и используя нагревательные, ультразвуковые и активирующие потоки воды цепочки рун, Лена получила стиральную машину. По такому же принципу был сделан бассейн — джакузи и фонтан на центральной площади. Когда жена командарма скучает — солдаты усиленно работают. Вот так и в этот раз им пришлось выкладывать круглую чашу фонтана диаметром пятнадцать шагов и основания для лавочек по периметру. Потом Лена спекала камень в монолит и пока солдаты, на подготовленные каменные основания укладывали доски лавочек, Лена нанесла руны на конденсацию, подогрев, самоочистку и движение воды. Новый фонтан тут же стал любимым местом отдыха и прогулок детворы, которая начала купаться в фонтане, что не устроило графиню и солдаты принялись строить большой бассейн. На это грандиозное сооружение Леной была конфискована часть другого парка. В этот раз бассейн сто двадцать на сорок шагов и глубиною в два человеческих роста готовили четыре сотни «добровольцев». Солдаты две декады купались в поту, но по окончании строительства получили шикарный плавательный круглогодичный бассейн, в котором планировалось не только укрепляющее плавание, но и соревнования между личным составом на выбывание. Опираясь на подсказки мужа, длинные верёвки с деревянными поплавками разбили бассейн на дорожки и три из них закреплены за городом. Пришлось женской части города организовывать закупки дорогой ткани на купальные костюмы и в городе начало организовываться первая лавка пошива одежды и купальных костюмов. Как только Лена видела возможным, она просила Алексея делать наброски платьев его мира и дорабатывая их на свой вкус становилась законодателем мод. Ему пришлось даже подарить графине флаер разведчик, на котором дамы могли теперь слетать в столицу за тканями и фурнитурой. Глядя на это Алексей выбрал время и создал регулярное воздушное сообщение Йорк — Йольн. Десять флаеров обслуживали эту линию и в городе начали появляться гости. Видя это, Лена создала в одной из скал гостиничный комплекс и экзотическим названием «Скала Йорка». Новость о возможности посетить строящийся город и получить новые впечатления облетела столицу. Экзотическое плавание в бассейне и купальные костюмы не обсуждали теперь только маленькие дети. Что бы не ударять в грязь лицом, столичные градоначальники прислали графине письмо с просьбой помочь в создании плавательного комплекса и серии фонтанов в парках столицы. Естественно, предлагая вознаграждение за оказанную услугу. Естественно, Лена согласилась и в качестве награды выбрала неприлично много тканей. Ведь как известно тканей много не бывает. Теперь, по мере готовности объектов, Лена выезжала в столицу и навещала родителей, которые не могли нарадоваться на внука. Так же Лена предложила одному талантливому молодому ювелиру перебраться в Йорк, ведь места в городе не так много и стать первым ювелиром Йорка это хорошие перспективы в жизни, тем более, что золота в Йорке ему дадут на первые пару лет работы совершенно бесплатно и графиня лично сделает в скале для него временное жильё и мастерскую. Так же графиня обратилась к хозяевам понравившихся ей лавок о создании в Йорке своих представительств.

Алексей был рад, что у жены нашлось достойное занятие и от скуки выть она не станет и, проведя все подготовительные мероприятия, он отправился на разведку.

Два флаера, в которые был равномерно распределён личный состав «Барсов», десяток девушек-снайперов и девяносто мечников с бластерами, также основательно загруженные гранатами, поднялись в небо. Поднявшись на высоту около пяти километров платформы рванули в неизвестность.

Глава 11

Два с половиной часа полёта не дали никаких результатов. Потом, преодолев очередной перевал, открылась прекрасная горная долина с большим озером, лесом и большими лугами и всё это в кольце гор. Алексей полетал по кругу и не нашёл признаков жизни разумных. Флаеры опустились в долину и личный состав вышел размять ноги. Алексей вытащил один из резервных переговорников и спрятал его в камнях. Своеобразный радио-маяк, по которому он свободно сможет отыскать эту долину. Через полчаса отдыха флаеры снова поднялись в небо. Ещё двадцать минут полёта, и горы закончились и на полоске суши, зажатой с одной стороны горами с другой морем, стояла небольшая крепость, которую явно штурмовали. Алексей снизился на высоту восьмидесяти метров и разглядел морды орков. Часть морд выражала ужас узнавания, а часть ненависть. Всё становилось понятно. Флаер прыгнул в небо на высоту двести и открыл огонь из излучателя, пережигая лестницы. Алексей крикнул снайперам команду на открытие огня с заднего борта, и часть «Барсов», открыв бомболюк, начали сброс гранат. Второй флаер высадил на стены личный состав, который тут же врубился в сечу на стенах, а сам флаер начал самостоятельную охоту, стреляя из излучателя и затрудняя покидание поля боя противником, явно имея намерения не выпустить никого. Алексей подлетел к крепостной башне, и девушки снайпера высадились на неё и включились в «охоту на орка». Потом подлетел ко второй стене, и «Барсы», спрыгнув на стену, стали активно помогать хозяевам освобождать стену от гостей. Впрочем, этот процесс был практически моментальный, поскольку световой меч легко преодолевал любую защиту. Последние орки предпочли спрыгнуть со стены. Ужас был выше понимания, что двадцать метров высоты стены жизни не прибавят. В это время Алексей с девушкой-стрелком присоединились к охоте второго флаера и стали на корню пресекать попытки орков убраться с поля боя. Орки быстро поняли, что их зажали между стеною и огнём с летающих платформ и всей своей массой рванули через лучи смерти, в надежде, что выбраться всё же удастся. Тогда флаеры зависли над морем и в два луча стали простреливать эту километровую полоску суши. Конечно, были счастливчики, которые умудрились подлезть под луч или перепрыгнуть его, но им нужно было бежать ещё много километров. Вообще, смотреть как три сотни тысяч с отчаянием обреченных идут на прорыв зрелище ещё то, но отпускать извечного врага было нельзя. Его нужно было добить, чтоб больше не было войны. Восемь сотен лет отступления и потерь мужчин, женщин и детей обязывали забыть слово пощада.

— Безымянный вызывает базу.

— База слушает своего командира.

— Стрелковые отряды направляйте по направлению нашего отлёта. На повышенной скорости им лететь полтора часа. Мы зажали тысяч триста орков и самим будет слишком долго перемалывать такой объём мяса.

— Вас понял. Отряды немедленно вылетают.

Они долетели за час. Все сто флаеров, как кильки в бочке, быль забиты добровольцами. По команде они пролетели дальше по берегу, пока не увидели первых из вырвавшихся из западни и, высадив весь личный состав, штурмовые флаеры начали охоту. Пленных не брали, охотились и на тех кто лез в горы и плыл в воде. Через два часа армии орков не стало. Усталый и довольный, личный состав Первой Гвардейской Ударной Армии грузился в свои платформы и убывал в место постоянной дислокации. Один флаер «Барсов» отправился в разведку вдоль побережья.

Алексей устало посадил платформу на брусчатку внутреннего двора крепости и вместе с стрелком вышел из флаера.

— Заместитель командира крепости «Перешеек» Эльляреэль барон Эльтона. Кому наш гарнизон, да и весь народ обязан жизнью? — На Алексея смотрел натуральный эльф с бледным лицом и отсечённой кистью правой руки.

— Командующий Первой Гвардейской Ударной Армии княжества Йольн Граф Йорк или мастер Безымянный. Как вам будет удобно так и называйте. Князь выслал нас на разведку с целью найти бывших много веков назад союзников и наладить с ними взаимодействие и сотрудничество. А где ваш командир?

— Командир, к сожалению серьёзно ранен. Это уже третьи сутки штурма и за оружие взялись даже повара. Опоздай вы на пол часа и, возможно, никого в живых уже не осталось.

— Давайте поговорим потом, барон. Проводите меня к вашему командиру, пока он ещё при жизни.

Эльф молча кивнул и, насколько мог быстро, отправился в одну из комнат донжона.

Командир лежал на полу среди таких же раненых воинов. Он был ещё жив, но это ненадолго. Алексей быстро перешёл на рунное зрение и начал быстро править всех раненых по степени тяжести.

— Барон, вы сможете обеспечить вином всех раненых? Им нужно срочно восполнять потерю крови. Вы сами ещё потерпите я вами займусь чуть позже.

— Сейчас постараюсь найти живых и всё принесут. — Сказал барон Эльтона и, стиснув зубы, глянул на отсутствующую кисть. Тут уже вряд ли кто поможет… — подумал Эльляреэль. Если только боль снимет.

А дальше начался конвейер и продолжался он до глубокого вечера, но все раненые и увечные были исцелены. «Барсы» готовили ужин и кормили выздоравливающих, а Алексей просто завалился спать.

Ранним утром Алексея разбудил дикий голод. Он вышел из флаера и увидел своего борт-стрелка. Она сидела, завернувшись в одеяло у костра, и варила мясную похлёбку сразу в двух здоровенных котлах. Услышав шаги девушка вскочила, а увидев Алексея громко спросила:

— Командир, вы кушать будете?

— Красавица, ты сама хоть поспала? — задал вопрос Алексей. — А кушать, да, буду.

Девушка молча наложила миску мясной похлёбки и только вручив командиру миску, ложку и ломоть хлеба, ответила.

— Я вчера сразу после боя уснула и проснулась после первой стражи. Спать больше не хотелось и я, вот, завтрак сготовила.

Девушку звали Йана, и она действительно была очень хорошенькая.

Со стороны донжона чуть скрипнула дверь, и Алексей увидел сияющего от счастья Эльляриэля.

— Доброе утро, барон.

— Вы даже не представляете насколько доброе! — И показал свою новую кисть. — Спасибо Мастер, — сказал эльф и, прижав ладонь к груди, поклонился.

— Барон, вы с нами покушаете? — Спросила Йана.

— Да. С превеликим удовольствием, — эльф подошёл и сел на бревно напротив Алексея и Йана вручила ему миску, ложку и ломоть хлеба.

От задних ворот подбежал эльф-страж.

— Командир, там наши — подкрепление. Отряд небольшой. Видимо, передовая часть.

— Хорошо. Открывайте ворота.

Через минут пять в ворота стали заходить девушки-всадницы держа в поводу взмыленных коней. Одна из девушек спросила что-то у часового и отдала коня подруге устремилась к барону.

Барон передал пустую миску Йане и, поблагодарив, поднялся.

— Барон Эльтона?

— Да. С кем имею честь?

— Командир женского эскадрона, Эльлеанора, баронесса Эльзана.

— Эльляриэль. Заместитель командира гарнизона.

— Нас направили вам в помощь к вечеру ещё подойдут тысяч двадцать…

Эльляриэль улыбнулся.

— Вас что-то так рассмешило, барон?

— Извините баронесса. Вчера под этими стенами стояло три сотни тысяч орков. И…

Баронесса слегка побледнела.

— И где они? — Спросила она с волнением. — Ушли? Вы отбились?

— Да тут они… — баронесса поджала губы, а Эльляриэль выдержав паузу продолжил. — Лежат. Весь берег на несколько миль усеян, — ответил заместитель командира гарнизона и баронесса с явным облегчением выдохнула.

— Как вам удалось справится, ведь в гарнизоне всего четыре тысячи воинов?

— А мы и не справились… — опять сделал театральную паузу Эльляриэль. — Разрешите представить Командующего Первой Гвардейской Ударной Армии наших союзников княжества йольдов Мастера Безымянного, графа Йорк.

Алексей поднялся с бревна и поклонился баронессе.

— Очень приятно, баронесса.

— Эльлеанора, — баронесса изобразила книксен.

— Безымянный или Мастер, как вам будет удобно.

— И сколько осталось из гарнизона? — снова переключила своё внимание на Эльляриэля баронесса.

— Нас осталось сорок два.

— А раненые?

— А нет раненых. На время подхода наших союзников все кроме одного повара были ранены. Мне вот эту кисть отсекли. Хорошо, что Мастер вовремя прилетел и всех исцелил, а то бы вас встречал один повар и «Снежные барсы» графа.

— Чудеса какие-то. Вы, барон, как-то интересно шутите.

— Да какие тут шутки. Вон одна из летающих платформ стоит. Попросите графа — вас покатают. А кстати, граф, — покатаете?

— Покатаю. Только сегодня нам нужно всё поле очистить и сжечь, а то зараза пойдёт он гниющих трупов.

— Предлагаю дождаться подкрепления. Не девушкам же этим заниматься, — предложил барон.

— Безымянный- Барсам.

— На связи.

— Мы миль на триста всё проверили — ни души.

— Когда вернётесь?

— Да уже на подлёте. Первые жмурики показались.

— Добро. Конец Связи.

— Это у вас что? Переговорные артефакты? — спросил Эльляриэль.

— Ну а как же мне так быстро было подкрепление вызвать?

— А сколько было подкрепления? — спросила Эльлеанора.

— Чуть больше десяти тысяч. Мы бы и сами справились, но возиться пришлось бы и в темноте.

В донжоне снова скрипнула дверь. Алексей обернулся и увидел своих девушек-снайперов.

— Девчата, кушать будете? — крикнула Йана.

— Сытый снайпер — добрый снайпер — донеслось в ответ.

— Значит будут. Баронесса, составите нашим девушкам компанию?

— Благодарю, но я составлю компанию своим подчинённым. У нас традиция.

— Правильная традиция, — сказала Йана накладывая по мискам горячую похлёбку.

Выдав завтрак соратницам, Йана набралась смелости и спросила:

— Командир, а можно вопрос?

— Конечно.

— А вы можете изменить цвет глаз.

— Если себе, то не хочу.

— Да нет. Не себе.

— Могу и легко.

— А можно мне поменять?

— И мне. И мне. И нам! — Начали просить снайпера.

— Да зачем вам? У вас и так красивые глаза.

— А мы хотим как у вас. Мы ваша гвардия-гвардия стального графа и мы хотим стальные глаза… Ну и, чтоб на общем фоне выделятся. А ещё говорят, что вы в темноте видите — это правда?

Алексей улыбнулся.

— Хорошо, девочки. Будут вам глаза — заслужили.

Громкое "ура" огласило стены крепости.

— Вы кушайте, кушайте — сказал граф и перешёл на рунное видение. Несколько минут и девушки обрели серые глаза и даже не заметили.

Флаер «Барсов» спустился во двор крепости.

— О. Наши мужчины уже вернулись.

— Командир, а глаза нам когда можно будет поменять?

Алексей засмеялся.

— А два раза на дню не жирно?

— ?

— Я уже всё сделал.

Громовое — Ура- снова разлетелось по крепости.

Баронесса не верила своим глазам. За несколько минут на её глазах изменился цвет глаз у одиннадцати девушек. Как такое могло произойти? Удивление застыло в глазах Эльлеаноры.

— У меня вчера глаза были гораздо шире ваших, уважаемая баронесса. Я вчера увидел, как у чуть живого трупа затянулись все раны и отросла нога. И этот чуть живой труп начал от счастья ругаться похлеще портового грузчика, пока мастер не погрузил его в сон — тихо говорил на ухо баронессе Эльляриэль.

— Это вы о ком, барон?

— А это был командир гарнизона, граф Эльзор.

— «Барсы»! На завтрак подходим! — Раздался звонкий голос Йаны.

— Ладно, вы кушайте, а я полечу ямы готовить. Барон, вы со мною или баронессе уступите?

— Баронессе, я думаю, отдохнуть нужно и покушать с дороги. Вы же всю ночь в седле провели, баронесса?

— Совершенно верно, барон. Граф, вы же окажете мне честь полетать на этом артефакте?

— Хорошо, баронесса. Во второй половине дня я или кто из «барсов» вас покатают. Капитан, вы слышали? Союзников катать можно.

— Вас понял, граф. Сделаем в лучшем виде.

Алексей с эльфийским бароном сели в флаер и только собрались взлетать, как услышали топот ног в грузовом отсеке. Алексей выглянул в салон и увидел четвёрку снайперов.

— Не хотят меня без пригляда отпускать — тихим голосом сказал Алексей Эльляриэлю.

Флаер взмыл в небо и направился в сторону наиболее большого скопления орков и опустился на песок. Здесь орки шли на прорыв и большой вал тел резко обрывался

— Скажите барон, вам доспехи и оружие орков нужны?

— Даже не знаю. Железо у них крепкое конечно, пока разрубишь взмокнешь, но это ваш трофей.

— Покажите, пожалуйста, ваш клинок?

— Эльляриэль вытащил клинок из ножен и продемонстрировал графу.

— Вы мне на доспехе орков покажите, я хочу качество стали увидеть.

— Хорошо.

Эльляриэль подошёл к ближайшему трупу с срезанной лучом излучателя частью головы и нанёс рубящий удар. На доспехе осталась ощутимая зарубка.

— Можно? — Алексей протянул руку к клинку. Барон протянул свой изящный меч графу и в ожидании замер. Через минуту клинок обрёл синий отлив и вернулся в руки хозяина.

— А теперь попробуйте ещё раз с такой же силой.

На этот раз клинок разрубил туловище почти до земли.

— Это чудо какое то… — Эльляриэль нанёс колющий удал и без труда пробил доспех на сквозь. — Нам бы такое оружие перед битвой…Нас бы осталось больше — печаль по потерянным боевым товарищам просто рекой полилась от Эльляриэля.

— Что поделать, друг мой, но если бы мы знали заранее, что так будет, то успели бы на помощь раньше. Мне было известно о нападении орков на наше княжество с середины зимы. До осени мы успели подготовится и встретили их. Мы потеряли половину первой армии.

— Сколько было орков? — Сохраняя горечь в голосе, спросил Эльляриэль

— В районе семи сотен тысяч. Может чуть больше.

— А у вас?

— Пять бастионов по пять тысяч в гарнизоне и восемьдесят тысяч в армии.

— И вы выстояли? И потеряли всего половину…

— Мы успели немного подготовиться. Ладно. Сейчас надо накопать ям, а завтра подойдут ваши сородичи и заполнять их телами.

Алексей начал перерабатывать землю в чистую энергию.

На обеде к Алексею подошла баронесса.

— Граф, вы не уделите мне немного вашего внимания?

— С удовольствием, баронесса.

— Мне необыкновенно понравилось, то во что вы превратили клинок барона Эльтона. Если я попрошу вас о одолжении произвести такие превращения с моим клинком и хотя бы клинками близких подруг, их всего десяток, вы окажете мне данную услугу?

Алексей подумал и задал вопрос:

— Баронесса сколько вас, я имею всего в народе осталось?

— Около трёхсот тысяч с детьми. А это имеет значение?

— Постройте весь свой эскадрон.

Стройный квадрат по периметру внутреннего пространства крепости вместил в себя всех эльфов. Даже те, кто ещё был очень слаб встали встрой.

— Сегодня я хочу отдать дань вашему мужеству и не только тем, кто остался от гарнизона крепости и дождался прихода союзников, но и тем, кто спешил вместе с ними принять, возможно последний в своей жизни, бой. Это вы, девушки эскадрона, которые неслись сюда на помощь мужчинам. Я восхищён вами и хочу всем сделать небольшой подарок. Я прошу вас обнажить клинки и я постараюсь сделать их лучшими клинками вашего княжества.

— Клинки наго-о-ло! — Выкрикнул командир гарнизона.

Алексей пошёл по кругу, на минуту застывая у каждого клинка. Четыре часа длилось это действие, и, собрав всю волю в кулак, вчерашние раненые не издав и звука простояли по стойке смирно пока круг не закончился. Завершив, Алексей поклонился на четыре стороны.

— Клинки в ножны вло-о- жить! — Отдал новый приказ командир гарнизона и поклонился Алексею. Поклон повторил весь строй.

«Барсы» стояли по периметру на стенах и краем глаза наблюдали за происходящим.

— Умеет же командир найти слова. Эх. Аж за душу взяло, — прошептала одна из снайперов подруге.

— Ну, а что, девчонки ведь реально на смерть неслись. Их усталых бы смяли и не заметили.

******
Вечером подошло подкрепление из двадцати пяти тысяч эльфов, и, познакомившись с командиром и его замом, Алексей дал команду «Барсам» отдыхать. Разместиться удалось в флаерах, предварительно выставив на улицу ящики с гранатами.

Весь следующий день обирали трупы. Гору трофейного железа отдали эльфам и на следующий день полетели в нынешнюю столицу. В дорогу с нами отрядили Эльляриэля барона Эльтона. Он сидел на месте стрелка и наслаждался Красотой полёта на высоте двух с половиной тысяч метров. Флаер летел со скоростью километров двести пятьдесят в час. Внизу мелькали деревушки и отдельные замки.

Эльляриэль называл их названия, но Алексей бросил взгляд только на имение знакомой баронессы, замок Эльзан. Алексея больше интересовала общая география. Княжество народа Эльтер с одноимённым названием было вытянуто вдоль береговой линии. Замки в основном были прижаты к горам и не перекрывали стратегические пути. На вопрос:- "Почему так?" Эльляриэль ответил, что замки строили очень давно и в спешке и поэтому место диктовалось близостью строительных материалов. А вот крепость «Перешеек» строили именно как запорную. Только в те времена орки больше пятидесяти тысяч войск не приводили и гарнизон в десять тысяч справлялся до подхода подкреплений. А поскольку прошлый раз на прочность их пробовали три года назад, то Эльтеры не ожидали, что орки так быстро наберут такую большую армию, вот и оставили половинный гарнизон.

— А в ту войну потери какие были?

— Очень большие. Эльтеры потеряли приблизительно сто пятьдесят тысяч только воинами. Перешеек три раза переходил из рук в руки.

— Получается, что у вас очень маленькое население.

— У нас очень низкая рождаемость, и мы не можем понять, с чем это связано. В древности с рождением детей такой проблемы не было. Наши целители разводят руками, но не могут найти причину.

Глава 12

Столица славного княжества Эльтеров, не менее славный город Эльгард встретила флаеры полусотней лучников и дежурной сотней княжеской дружины.

Алексей, от греха подальше, внедрил руну паралича всей этой гвардии, кроме командира. Который, не глядя за спину, продолжал отдавать приказы. Эльляриэль вначале даже немного завис, глядя как распыляется капитан охраны, а подчиненные не реагируют вообще.

— Я их парализовал. А то пальнут, с дура ума, в посла и получите войну с нами вместо дружбы народов против единого врага.

Эльляриэль кивнул и пошёл вести переговоры с капитаном. Но тот чем то был недоволен и Эльляриэль пошёл во дворец, а капитан составил компанию своим подчинённым, то есть превратился во временную статую. «Барсы» вышли и стали демонстративно разминать конечности за одно обсуждая красоту композиции «Родина в опасности».

Минут через десять Эльляриэль вышел с каким то мужчиной, который также посмотрел с интересом на скульптурную композицию и подойдя ближе поздоровался.

— Здравствуйте, Мастер Безымянный, граф Йорк, я рад приветствовать вас в княжестве Эльтеров и благодарю за оказанную помощь в разгроме армии орков. Разрешите представиться, князь Эльтар и, пожалуйста, приведите в естественное состояние моих подчинённых.

Алексей исполнил просьбу князя и не успел и глазом моргнуть, как охрана князя выстроилась в две шеренги и вытянулась по стойке смирно.

— Молодцы. Красиво сработали, — невольно восхитился Алексей. — Я тоже рад приветствовать вас, князь. Князь Великого княжества йольдов, Йорн II отправил меня для поиска и установления добрососедских отношений и взаимодействий с древними союзниками йольдов. В какой то мере я посол, но могу просто наладить связь и будете общаться с князем на прямую через переговорник — и Алексей продемонстрировал деревянный брусок с рунами.

— Это средство позволяет разговаривать на большие расстояния?

— Совершенно верно.

— Хорошо. Вернемся к этому позже, а сейчас приглашаю вас посетить мой дворец и пообедать. А «Снежных Барсов» покормят в столовой для княжеской гвардии и предоставят комнаты для отдыха.

— Йован, оставляю вас на капитана местной охраны. Наших птичек без присмотра не оставляйте, а то заглянет кто в ящик и взорвёт тут всё. Ну, ты понял.

Йован кивнул и отошёл к бойцам.

Резиденция князя Эльтеров была величественна и по-эльфийски прекрасна. Князь не лез с расспросами и дал Алексею возможность получить эстетическое удовольствие от архитектуры, скульптур и картин. Путешествие до малой трапезной отняло чуть больше пяти минут. Подойдя к дверям столовой, князь лично открыл двери перед Алексеем и, указав на открытую дверь согнутой в локте рукой, сказал:

— Прошу.

— Только после вас, — улыбнулся Алексей.

Князь не стал тратить время на излишние расшаркивания перед гостем и просто прошёл к своему месту за столом. За столом присутствовали несколько разумных. Пара женщин, две девушки, мужчина средних лет и пожилой эльф.

— Разрешите представить вам нашего гостя, — обратился князь к присутствующим за столом. — Командующий Первой Гвардейской Ударной Армии и посол князя народа йольдов Йорна второго — Мастер Безымянный Граф Йорк.

Алексей сделал гвардейский поклон и щёлкнул каблуками. Немножко выпендриться посчитал уместным, поскольку обстановка располагала.

— Разрешите представить вам, граф, членов моей семьи и друзей семьи. Моя дорогая супруга Эльтараэль — эльфийка не поднимаясь из-за стола прикрыла глаза и сделала лёгкий поклон головы.

— Княгиня, — Алексей сделал персональный поклон, — очень приятно.

— Моя дочь — княжна Эльзалаэль, — девушка повторила действия матери.

— Очень приятно, княжна. — Алексей повторил поклон.

— Эльтариэль — граф Эльрон, — граф поднялся и поклонился — Мой дядя.

— Очень приятно, граф.

— Взаимно, граф.

— Эльлозаэль — графиня Эльрон. Графиня привстала из-за стола и сделала книксен и с помощью мужа опять присела за стол.

— Очень приятно, графиня, — Алексей снова сделал поклон головой.

— Моя племянница Эльризаэль — графиня Эльрон, — девушка поднялась из-за стола и, сделав книксен, с помощью отца села за стол.

Усадив своих женщин, граф Эльрон тоже вернулся на своё место, а князь продолжил:

— Наш гость и друг семьи, ректор столичной академии и личный учитель моей дочери Эльдариэль. — Пожилой эльф пытался подняться и соблюсти этикет, но был остановлен князем. — Уважаемый ректор, вы можете не вставать. На сколько я успел понять графа Йорка, то он будет не против опустить некоторые формальности из уважения к вашему возрасту.

— Совершенно верно, князь. Уважаемый ректор — Алексей сделал учтивый кивок — рад нашему знакомству.

— Благодарю вас, граф, и извините старика.

— Присаживайтесь сюда, граф, и попробуйте блюда нашей кухни.

— Премного благодарен, князь. Алексей отодвинул массивный стул и, сев к столу, сосредоточился на знакомстве с блюдами, для начала перейдя на рунное зрение. Все блюда источали энергоинформационный поток, не несущий вреда человеку, но один экзотический фрукт его насторожил. Чтоб не привлекать излишнего внимания, он просто наложил себе немного всего и отовсюду и начал дегустировать.

— Извините, граф Йорк. Вы не могли бы удовлетворить женское любопытство и ответить на один вопрос, — взяла слово княгиня.

— Охотно, и не на один.

— Почему Мастер и почему Безымянный? У вас же есть имя?

— Некоторое время назад я занялся изучением артефакторики и некоторые мои разработки получили признание — по этому мастер. А Безымянный — Алексей улыбнулся. У меня очень не обычное для этого Мира имя и, чтоб не привлекать к себе излишнее внимание и избежать лишних вопросов пришлось взять вот такой псевдоним.

— А нам можно будет узнать ваше имя? — продолжила княгиня.

— Можно, почему нет. Меня зовут Алексей, а полностью меня зовут Алексей Николаевич Новиков.

— Действительно не обычно. Сразу и не запомнишь.

— У меня такая же сложность, что в княжестве Йольн, что в княжестве Эльтер.

— Позвольте мне тоже задать свой вопрос, уж уважьте старика — взял слово ректор.

— Да, конечно, Эльдариэль, — медленно проговорил имя ректора Алексей. — Я правильно запомнил ваше имя?

— Да, совершенно верно, граф. Так, вот. По вашим упоминаниям, связанным с трудностью запоминания имён в обоих княжествах и упоминанием таких категорий как Мир, то возникает естественный вопрос — откуда вы граф?

— Сразу виден пытливый ум учёного, — подметил Алексей. — Вы верно заметили, что такими критериями, как Мир, скорее всего должен оперировать выходец из другого мира, как впрочем и предки Эльтер, да и, собственно, йольды.

— Откуда вы это узнали?

— Попалась очень старая рукописная книга, но успел прочитать первые несколько страниц.

— Любопытно.

— А расскажите о вашем мире, если можно, — подала голос юная княжна.

— Мир, как мир. Немного отличается растительность. Более развит технически и практически отсутствует магия. Населен несколькими видами внешне очень похожих на йольдов живых существ внешне отличающихся в основном цветом кожи и разрезом и цветом глаз. У нас хорошо развита техника, позволяющая быстро плавать по воде, летать в небе, передвигаться по суше и воевать друг с другом. Очень отличаются одежды и ткани. Такие фасоны, как в княжествах у нас носили Столетий пять назад. В остальном, как и тут. Работают, любят, растят детей, воюют. Ещё в космос летают.

— К звёздам? — вставил слово ректор.

— Нет. Ближний к планете космос. Изучают погоду, следят друг за другом и удобно для разговоров на дальние расстояния через технические средства. На словах очень не просто рассказать о мире, в котором проживают больше семи миллиардов разумных. Слишком разная среда обитания, устои племён и народов.

— А как вы оказались в этом мире? Прилетели на летательном аппарате или построили Магический портал — продолжил задавать вопросы Эльдариэль.

— Не поверите, — Алексей выдержал театральную паузу. В лесу заблудился, а когда утренний туман развеялся, то был уже тут.

— Честно, ожидал более красочного и волшебного описания перехода между мирами, — удручённым тоном сказал ректор.

— Я мог бы придумать, но зачем? — Алексей пожал плечами. — Вот, — и он достал из кармана зажигалку, — единственное, что осталось из вещей. — Алексей щёлкнул кнопкой и пьезо — элемент, дав искру, поджог тонкую струю газа. Маленький огонёк приковал к себе взгляды всех за столом. — Это не магия. Чисто техническое устройство. В зажигалке сжиженный природный газ, который зажигает электрическая искра при нажатии кнопки. — Алексей протянул зажигалку ректору.

Эльдариэль напряг подслеповатые глаза и рассмотрел со всех сторон ярко синий корпус зажигалки. Пару раз нажав, старый эльф добыл огонь и, сунув в него палец и получив закономерный результат эксперимента, передал зажигалку графу. Эльтеры минут десять изучали иномировой предмет и каждый думал о своём.

— И как давно это было? Я имею в виду ваш переход из мира в мир? — задал вопрос граф.

— В конце прошлого лета.

— И за такой короткий период вы смогли стать графом и командующим армией? — Удивлённо сказал граф. — Не обыкновенный карьерный рост.

— Да. Согласен, — грустно улыбнулся Алексей. — Только карьера сама меня взяла в оборот. Я хотел заниматься артефакторикой и внедрять изобретения в жизнь, а приходится заниматься армией, строительством нового графства и увеличением рождаемости в назначенном в управление регионе. С другой стороны, если б не такое стечение обстоятельств, то вы бы сейчас отбивались от трёх сот тысяч орков. Так что, наука пока подождет.

В столовой застыла тишина, которую снова нарушил ректор.

— Скажите, граф, а каким образом вы занимаетесь увеличением рождаемости?

Алексей хотел пошутить, но сдержался.

— Я создаю условия для создания семей. Меня поставили во главе армии, а это сорок две тысячи здоровых мужчин репродуктивного возраста. Я нанимаю желающих девушек на работу, поварами, целителями, пилотами летающих платформ и снайперами — это стрелки, которые стреляют на расстояние в версту. Всё девушки и мужчины при составлении семьи получают материалы на строительство дома и хороший денежный подарок. Так же хороший денежный подарок получают родители при рождении каждого малыша. Йольдов тоже осталось очень мало. Когда в начале осени орки напали у нас всей армии было двухсот тысяч. Около ста тысяч приняли бой, а остальные были в резерве.

— И сколько было орков?

— По данным воздушной разведки не меньше семи сотен тысяч. И порядка ста двадцати — ста пятидесяти тысяч бежали. Остальных мы перебили.

— И сколько вы потеряли в боях?

— Много. Сорок с лишним тысяч. Сорок с лишним тысяч не смогут составить семьи и родить детей. Восемьсот с лишним лет этой не нужной нам войны почти лишили наши народы дальнейшего будущего, но сейчас у нас получится нанести серьёзные поражения. Думаю, следующим летом князь примет решение начать наступательную компанию. За год мы перевооружим армию и сможем нанести серьёзное поражение оркам. Сейчас моя армия постоянно выделяет солдат на нарезку и перевоз камня для будущих оборонительных сооружений и постоянно готовят новые образцы вооружения.

— Перед княжеством Эльтер стоят точно такие же проблемы и задачи, — сказал князь. — Только нового оружия у нас нет и денежными выплатами рождаемость увеличить не выйдет.

— Кстати о рождаемости. — Алексей взял в руки фрукт, который при осмотре в рунном видении вызвал у него много вопросов.

Перейдя снова на рунное видение Алексей внимательно рассмотрел данный плод.

— Вот эти плоды, они тут произрастают?

— В двух днях плавания есть не очень большой остров на котором, собственно и произрастают эти замечательные плоды.

— А поставки постоянны или бывают перерывы в снабжении? — задал новый вопрос Алексей.

— Поставки прерываются на девять- десять декад за цикл.

— И если прибавить к времени перебоев в поставках срок вынашивания плода вашими милыми женщинами, то мы получим…

— Не может быть- всплеснула руками княгиня. А мы всё думали, почему все дети рождаются у нас в конце осени. Как вы догадались граф?

— Особенность моего зрения. Я вижу токи энергии и информации исходящие от всего, что я вижу.

Шлепок по лбу со стороны старого эльфа нарушил тишину столовой.

— Совсем старый становлюсь. Мог бы и сразу догадаться, что у графа рунное видение. Очень редкий и уникальный дар. Этим и объясняется его уникальные успехи в целительстве, о которых взахлёб говорил молодой барон Эльтона.

Пока все переключили внимание на ректора Эльдариэля, Алексей перевел рунный взгляд на старого эльфа и принялся восстанавливать рунные цепочки. Сердце, суставы, сосуды мозга, глаза. На несколько минут Алексей выпал из реальности и вернувшись в неё увидел, что все присутствующие упорно смотрят на него.

— Извините, задумался, — слукавил Алексей.

— Эльдариэль нам подробно уже поведал ход ваших мыслей, — улыбнулся князь.

— Мне импонирует острый ум Эльдариэля. Вот я и решил, что хуже не будет.

— Эх. Кто бы почаще так задумывался, — мечтательно задумался Эльдариэль. — Глядишь я бы снова начал увиваться за красавицами…

Дружный смех наполнил малую столовую княжеской резиденции.

— Могу и почаще, — подмигнул Алексей Эльдариэлю и, смутив этим уже не выглядевшего стариком эльтара.

— Значит этот фрукт так влияет на репродуктивные способности — констатировал уже очевидный всем факт князь. — Нужно оповестить всех и как можно скорее. Я полагаю, что нам, граф Йорк, можно переместится в рабочий кабинет.

— Простите граф, а как долго вы пробудете у нас в гостях? — спросила молодая княжна.

— Это зависит от решения князей. Я думаю, что сейчас мы с вашим отцом из кабинета попробуем связаться с князем Йордом вторым и, если получится, то князья договорятся о встрече или ещё о чём-то важном. От этого зависит и время моего пребывания у вас в гостях.

— Папа, я очень хочу съездить и посмотреть, как живут у соседей.

— Я тебя услышал дочка.

******
Йорд II князь Йольна с утра работал с бумагами.

— Как опостылела эта рутина, — между делом думал князь, — и не бросишь ведь. Эх…

Взволнованный секретарь вошёл в кабинет.

— Княже, граф Йорк вызывает. Он сейчас у князя Эльтер Эльтара.

Давай сюда переговорник живо! Нехорошо заставлять союзников ждать.

Выхватив у секретаря переговорник, князь выдохнул и активировал рунную цепочку.

— Столица один вызывает Безымянного.

— Я приветствую вас, князь. Ваше поручение о встречи с союзниками выполнено и даже вместе бока оркам намяли.

— Рад слышать вас, граф Йорк. Об успехах первой ударной мне уже доложили. Я бы хотел переговорить с князем Эльтер.

— Передаю переговорник.

— Я приветствую нашего древнего союзника и весь народ йольдов в вашем лице, Великий князь, и от лица всего народа Эльтер благодарю за своевременную военную помощь.

— Тут моей заслуги нет. Это счастливая звезда графа Йорка подмигнула народу Эльтер. Его и благодарите!

— Вы не будете против, если граф Йорк некоторое время погостит у нас в Эльгарде?

— Пожалуй на декаду, для первого визита в ваше княжество он может задержаться.

— Мы будем безмерно признательны и надеемся посетить вашу столицу с официальным визитом. Чтоб договориться о торговых делах, военной взаимопомощи и постоянном сообщении между нашими державами.

— Хорошо, мы будем ждать вас. Как соберётесь, свяжитесь со мною и договоримся о дне визита.

— Хорошо, договорились. Даю Безымянного, — князь с улыбкой подмигнул Алексею и протянул переговорник.

— Безымянный в канале.

— Граф, окажите максимальное содействие соседям по всем вопросам.

— Будет исполнено, князь.

— Конец связи.

— Конец связи.

Йорд Второй выдохнул с облегчением. Вдвоём с соседями будет легче справится с ненавистными орками. Восемь столетий, тридцать семь войн и сотни тысяч погибших: женщин, детей, стариков и солдат. И вот теперь на горизонте замаячило долгожданное избавление.

******
Князь Эльтар был очень доволен сегодняшним днём. Счастливая звезда Графа Йорк действительно подмигнула его народу.

— Итак, Мастер, вы немного у нас освоились, и я готов выслушать ваши предложения, чем вы сможете нам помочь. Я пока с трудом представляю ваши возможности, поэтому хочу выслушать вас.

— Для начала, я хотел бы спросить, есть ли возможность принять у вас в гостях и мою супругу с сыном. И ей и мне будет спокойнее, а ей ещё и интересно. У нас недавно родился сын, и женщине с грудничком бывает весьма скучно, а у вас тут красота.

— Вообще не вопрос! Гостевые апартаменты в вашем распоряжении.

— Второй вопрос по обмену деньгами. Золото, серебро, медь.

— Предлагаю по весу.

— Нормально. Самородками или готовой монетой?

— Конечно готовой монетой.

— Отлично. У меня супруга любительница тканей, вот и пусть закупается.

— Я думаю, ткани для вашей жены мы выделим в дар.

— О. Вы не знаете мою жену и вместительность её флаера.

— Так серьёзно?

— Угу. Тогда горячиться с подарком я, пожалуй, не буду и его подготовят отдельно. Итак, я слушаю ваши предложения.

— Первое, нужно чтоб ваши мастера посмотрели устройство наших летающих платформ — флаеров, чтоб подготовили основы и вам было на чём посетить наше княжество и хотя бы пару платформ для армии, и нужны ваши гончары. Эти все мастера нужны сегодня. Завтра я планирую лететь к крепости «Перешеек» и подготовить её на случай нового нападения. Ну и могу немного улучшить клинки в мечах на переднем крае и взяться за лечение нужных для княжества Эльтер, с которыми ваши целители не могут справиться.

Князь начал раздавать распоряжения, а Алексей взял переговорник и договорился с женой на поехать в гости к соседям. Лена была двумя руками за и денег на покупки найдет. А пока она собирается, за ней прилетят «Барсы» и покажут дорогу.

Йован также был оповещён, и флаер «Барсов» стартовал в направлении Йорка.

Алексей шёл в направлении гостевого крыла в сопровождении доверенного лица князя. Ему с супругой выделили большую комнату с шикарной резной кроватью и окнами в сад, в которую уже принесли детскую кроватку и кучу пелёнок. Алексей сел в удобное кресло и неожиданно для себя уснул. Психологическое напряжение сказалось, ведь его рунами не снимешь, а весь год Алексей пахал очень самоотверженно.

Алексея разбудил стук в дверь. На пороге стоял тот же эльф, что проводил его в эти апартаменты.

— Граф, вас приглашают на обед. Пойдёмте я вас провожу. — Алексей, попросив обождать, и в течении минуты умылся и, по пути достав переговорник, попросил жену привести ему сменную одежду.

Алексей зашёл в столовую, в которой явно было много народа. Девушки с разносами шустро расставляли блюда и краснели от шуточек и подмигиваний повеселевшего Эльдариэля. Увидав Алексея, тот подскочил и довольно громким шёпотом сказал:

— Граф, что вы наделали! Тут такие красавицы ходят, а вы меня только изнутри починили, а с наружи я им не интересен. А у меня может ранимая душа!

— Ваше горе поправимо. Присаживайтесь и пока девушки ещё суетятся, я исцелю ваши душевные раны.

Алексей перешёл на рунное видение и в течении пяти минут доделал всю начатую ранее работу по восстановлению организма и омоложению. Внешний вид Эльдариэля удалось подтянуть до тридцати пяти лет по земному летоисчислению. Закончил работу Алексей в полной тишине. За его спиною полукольцом стояли все присутствующие. Даже девушки с разносами не спешили уходить.

— Граф, к вам в очередь встанут все знатные дамы. Вы понимаете чем вам это грозит… — сказала княгиня.

— Я перенаправлю эту угрозу жене. С дамскими вопросами она справится, а у нас с князем своих задач хватает.

— Совершенно верно, — принял игру князь. — Прошу всех за стол, и, Эльдариэль, подойди, пожалуйста, к зеркалу, только убедительная просьба — показывать словарный запас вдалеке от дворца!

Эльдариэль отправился в угол столовой к ростовому зеркалу.

— Твою ж Ё….

— Эльдариэль, я просил, — заливаясь улыбкой сказал князь.

— Вам бы так, уважаемый князь. Я бы вот с удовольствием посмотрел, как бы вы сдерживались!

Все весело засмеялись.

Обед прошёл весело и непринуждённо. Дамы допытывались, когда прилетит графиня с юным графом Йорк, а Эльдариэль был потерян для общества. Он явно приобрёл осоловелый вид, и, видимо, уже мечтал о чём-то возвышенном. Впрочем, все вошли в его положение и с улыбками наблюдали со стороны.

Алексей не выдержал и тихо спросил у князя:

— Князь, а Эльдариэль женат? А то ведь неловко… Ой, как неловко….

— К его счастью уже года три, как овдовел.

Алексей громко выдохнул.

— Мне бы так уметь лечить — с нескрываемой завистью проговорила Эльзалаэль. — Это же вершина целительского искусства!

— Йелена прилетит- договоритесь. У неё богатая практика обучения целителей.

— Спасибо вам, граф.

— За что?

— За то, что так вовремя появились в нашей жизни.

— Так получилось, — пожав плечами ответил Алексей.

После обеда прибыли вызванные мастера, и Алексей засел за чертежи и разъяснения. Разок слетали с князем и взорвали пару гранат. Наглядная демонстрация убедила князя в высокой эффективности данного артефакта. Плотники пообещали делать по три основы за день. Только платформа для поездки князя будет делаться пять дней, поскольку должна соответствовать статусу и меблирована и окошек по бортам надо, чтоб пассажиры могли на горы полюбоваться. Ну пять дней, так пять дней. Как раз с крепостью закончить успеет. А через два часа прилетел флаер Лены и «Барсы».

******
Видимо, завидев вернувшиеся флаеры придворные быстро доложили князю, так как Алексей только успел обнять жену и взять на руки сына, так князь с семьёй и ближайшими друзьями — соратниками и роднёй стройной вереницей в окружении почётного караула двинулись встречать почётную гостью. Чёткость и красота действий почётного караула поражала. Они свысока поглядывали на «Барсов» не понимая одного, что «Барсы» ведут себя не как декоративная охрана, а как телохранители, быстро просчитав и взяв на контроль все места возможных угроз с учетом подавления их бластерным огнём.

— Разрешите представить вам, князь и вам, близкие родственники и соратники князя, мою супругу Йелену, графиню Йорк.

Слова приветствия князя были прерваны далёким криком " орки в гавани". Надо отдать должное и гвардейцам караула и «Барсам», что как только крик был услышан, оставив минимум охраны, они рванули перекрывать улицы ведущие в порт.

Облако чёрного дыма, поднимающееся в небо, показало точное расстояние до порта. Оставив десяток йольдов для прикрытия, «Барсы» прыгнули в флаер и унеслись в направлении порта. Сотня гвардейцы размеренным бегом устремилась туда же.

— Князь, оставляю на вас мою супругу, — на ходу крикнул Алексей и сел в флаер следом за Йаной. Девушка-стрелок уже поглаживала рукоятки излучателя в готовности в любой момент наделать дырок в доспехах орков. Флаер поднялся в небо, стараясь визуально контролировать все улицы уходящие в сторону порта. Меньше пяти минут полёта понадобилось флаеру, чтоб увидеть как стройные ряды оркского десанта перемалывают световые мечи «Барсов», начиная прижимать высадившийся десант к кораблям. Бухта порта была битком набита драккарами орков. Алексей кинул парализующие орков руны вниз и, сконцентрировавшись, развеял в пыль ближайшие двадцать тысяч орков. Остались только орки на кораблях, которые плохо видели, что творится в порту из-за дыма пожара на складах. Зависнув в небе, Алексей крикнул Йане:

— Стреляй по кораблям, чтоб они начали тонуть.

Сам же Алексей перешёл на рунное зрение и создал в районе складов нечто, напоминающее вакуумную сферу. Живых там уже не было, а разрастание пожара нужно было предотвратить. Минут пять продержав вакуум, Алексей стронул с места флаер, позволяя стеку удобно делать надрезы в бортах драккаров. Второй флаер увидев, что Командир просто топит корабли не отстреливая людей на палубах вылетел в море и начал топить корабли не давая им приблизится к берегу или сбежать. Добежавшим до порта гвардейцам досталась возможность понаблюдать за очищением бухты с воздуха и послушать комментарии «Барсов», которые в шутку делали ставки на плывущих в доспехах орков. До берега никто не доплывал и разочарованные возгласы «Барсов» начали вызывать улыбки гвардейцев князя.

Минут через сорок порт и ближайшая акватория были очищены от кораблей противника. Остались только те, что уже пришвартовались к причалам и высадили экипажи. И таких кораблей было очень много — сотни три, если не больше. Увязанные борт к борту многие так и не успели избавится от десанта. Слишком много рядов нужно было перебираться. Теперь горки доспехов наполняли пустые суда.

Алексей вернулся к ужину и застал полную идиллию. Его жена с сыном были окружены всеми женщинами княжеской семьи.

— О, я же говорила, что к ужину его светлость граф Йорк вернётся в лоно семьи.

— Вы так уверены в своём муже! — С ноткой восхищения и зависти проговорила княжна.

— Ваш отец тоже в нём уверен. Вы обратили внимание, что представив нас друг другу он ушёл работать с бумагами, при том, что в городе сейчас всего сотня гвардии и мой муж с «Барсами».

— Безымянный вызывает графа Эльзора.

— Слушаю вас, граф Йорк.

— Скажите, граф, орки сегодня в вашей зоне ответственности не появлялись?

— У нас всё спокойно. А что случилось?

— Да вот, сегодня они морем пришли и начали высадку в порту столицы. Мы их, конечно, дальше порта не пустили и быстро отправили на корм рыбам, но вдруг они высадились где ещё и смогут ударить вам в спину.

— Я немедленно вышлю конные дозоры. Благодарю вас, граф.

— Конец связи.

— Конец связи.

— Барсы- Безымянному

— Барсы слушают.

— Пообедаете- нужно пролететь вдоль побережья до крепости Перешеек. Вдруг гости были не только в столице.

— Барсы поняли вас, командир.

— Конец связи.

******
— Дорогой, ты уже закончил на сейчас вершить судьбы мира?

Алексей улыбнулся и взял сына на руки.

— Судьбы не судьбы, а я вот думаю, что это было? Возможно орки рассчитывали нанести удар по крепости «Перешеек» и пока в спешке эльтеры соберут и бросят на них войска, морской десант овладеет пустой столицею и далее они ударят навстречу друг другу. Или, обломав зубы на крепости, орки решили высадиться на всём побережье. Сейчас «Барсы» покушают и слетают вдоль всего побережья. А вы чем тут занимаетесь?

— Мы, с княгиней и княжной обсуждали как протекает жизнь в Йорке, и о том как вы, дорогой граф, тут развлекаетесь в отсутствии любимой супруги.

— И как вы, графиня оцениваете шалости мужа? — спросил Алексей.

— Я вот думаю теперь наказать вас, граф, или наградить. Хотя без разницы, ведь вечером вам придётся делать в обоих случаях одно и то же.

— Я так полагаю, что речь идёт о показе того, как я соскучился по вам, графиня.

— Вы весьма проницательны, граф. И ещё, вот эта девушка, её сиятельство княжна Эльзалаэль, всерьёз желает освоить тайны процессов исцеления и очень просит посодействовать в её устремлении. Мы считаем, дорогой, что просто обязаны поддержать насколько прекрасные устремления настолько же прекрасной девушки.

— Раз вы так считаете, то обязательно поддержим. Как я понял вас, графиня, то вы рассчитываете на моё непосредственное участие в начале этого процесса.

— Вы совершенно правы, граф. Тем более, что до ужина у нас ещё достаточно времени и девушка сможет немного привыкнуть с изменениям в себе.

— Тогда и не будем откладывать. Княжна, вы готовы?

— Да, Мастер.

— Давайте тогда присядем на лавочку. Княгиня, вы присоединитесь к нам?

— Да, граф. Охотно.

Расположив дам на лавочке парка, Алексей передал сынишку Лене и занялся каналами Эльзалаэли. Рунное зрение показало средний уровень развитости каналов, и Алексей начал их потихонечку расширять и укреплять. Минут через пятнадцать субъективного времени он активировал полностью подготовленные каналы отвечающие за область целительства.

— Ой… — возглас и расплывающаяся улыбка Эльзалеэли вызвали улыбки и у её мамы и у Алексея с Леной.

— А теперь, княжна, посмотрите на матушку тем зрением, которое вы сейчас обрели.

Эльзалеэль перевела свой взгляд на княгиню.

— Вы видите, что в некоторых местах рунные цепочки порушены, в некоторых истончились и частично прерываются.

— Да. Вот в области головы, суставы таза и немного клапана сердца.

— Попробуйте восстановить эти руны, начиная с суставов таза, вот так, — и Алексей для наглядности восстановил пару рун.

— Да. Я поняла, сейчас попробую.

Эльзалеэль, в начале медленно и аккуратно, а затем более уверенно, восстановила маме тазовые суставы, клапаны сердца и фрагмент мозга. Видимо, в юности княгиня сильно ударилась, и это имело небольшие последствия.

— Ну вот, княжна. Основы вы уже усвоили, а остальное понаблюдаете при нашей работе с пациентами. На днях их должны пригласить.

Глава 13

«Барсы» облетели побережье, но нигде не было следов противника. Видимо, первый предположенный вариант по захвату пустой от войск столицы оказался верным.

На утро Алексей отбыл в крепость «Перешеек» взяв с собою всего десяток «Барсов».

Закончив ритуал приветствий с уже знакомыми и незнакомыми офицерами крепости, Алексей принялся думать над устройством защиты крепости. Первым делом он укрепил все ворота. Потом направился к месту, где крепостная стена соприкасалась с монолитом скалы, подравняв всё наружные выступы в скале до практически зеркального состояния, Алексей перешёл к изготовлению двух глубоких бойниц на разной высоте. Затем перейдя на внутреннюю сторону крепости сделал в скале узкий проход и лестницу на разные уровни помещений, с которыми по высоте совпадали бойницы. По расчётам Алексея пара излучателей будут в состоянии срезать все лестницы вдоль стены и уже только это позволит сорвать штурм. Далее Алексей сделал внутреннюю казарму на тысячу воинов и всю инфраструктуру как у себя в Йорке и, на всякий случай, вывел ещё пару бойниц на разных уровнях скалы, которые смогут дополнительно уменьшить количество атакующих. Алексей несколько выбился из плана по времени, но было очень важно всё доделать до логического конца. Тем более, что «Барсы» привезли заготовки на излучатели и он их довёл до ума и провёл испытания. Гарнизон крепости был безмерно благодарен Безымянному Графу. Теперь осада была не страшна. Если, конечно, не миллион лестниц в раз поставят.

Вернувшись в Эльгард, Алексей сразу включился в работу целителя. Эльзалаэль уже уверенно управлялась со всеми поставленными задачами. Единственно, что пропускной способности её канала хватало только на три часа интенсивной работы. Лена же участвовала вообще урывками. Когда малыш на руках очень непросто выстроить день, да и лавки с тканями ещё не скуплены.

На утро одиннадцатого дня Алексей с "барсами" улетали в Йорк. Последнюю ночь Алексей вообще не спал. Нужно было ввести в строй все флаеры, что успели подготовить Эльтеры и подготовить хотя бы одного пилота. Правда подготовку пилота взяли на себя «Барсы». Перед самым отлётом князь всё же сделал свой подарок. По нынешним временам это был вообще царский дар. Два десятка примитивных по конструкции, но изящных по исполнению механических швейных машинок переместились в бездонные закрома Лениного флаера. На радостях Лена даже расцеловала князя. Теперь её ателье мод сделает рывок в своём развитии.

Тепло попрощавшись до новой встречи флаеры исчезли в синеве неба, а князь Эльтеров пошёл осваивать управление летающей платформой.

******
Йорк встретил своего графа торжественным построением большей части армии.

Солдаты были рады видеть своего командира и, не сдерживаясь, кричали" Ура!". Граф Йорк принёс им победу и надежду на скорый разгром ненавистного врага. Изобретения графа позволяли одерживать победу над многократно превосходящими силами орков без потерь, а если солдат всё же будет ранен, то граф вернёт ему утраченное здоровье. Как не любить такого командира? Вот и солдаты, любили и надрывали свои глотки богатырским криком.

Алексей поприветствовал встречающих его воинов простой фразой:

— Спасибо, друзья. До глубины души тронули.

Лена помахала всем рукой, и граф и графиня удалились в свои апартаменты.

Алексею нужно было поспать, а Лене срочно сделать новый склад для тканюшечек, новую комнату для шитья с каменным закроечным столом и местом для швейной машинки. В общем женщину лучше сейчас было не отвлекать, поскольку она ещё не выбрала себе швейную машинку.

Алексей поспал около трёх часов и по переговорнику доложил князю о прибытии. Князь попросил кратко пересказать чем был занят граф у соседей и велел начать предпринимать разведывательные действия с воздуха, чтоб заранее знать, где у орков что. Какие укрепления, какие города и т д. и т п. Алексей предложил совместить полезное с приятным. Гранат уже предостаточно и можно устроить бомбардировку столицы орков. А то они старались армию готовили, вот надо б и отблагодарить.

Князь одобрил, и десяток штурмовиков стал на загрузку. По десять ящиков гранат и четыре гренадёра загрузились на платформы и улетели в приграничные крепости, чтоб завтра с утра порадовать соседей праздничными огнями. Алексей наложил руны отвода глаз на платформы, чтоб орки не могли понять откуда прилетает им такое счастье. После задания пилоты должны будут долететь в столицу и на старой карте показать где и что видели.

Алексей связался с дежурным и запросил количество нового оружия, которое нужно доводить до ума. Дежурный доложил, о значительных поступлениях на склад заготовок для гранат и бластеров, и Алексей пошёл превращать эти куски керамики в грозное оружие. Такое положение дел уже начало доставать, и он задумался как бы ему скинуть с себя это монотонное дело, но понимание того, что последствия могут быть самыми печальными, если технологии уйдут на сторону пока останавливали от такого шага. Если только какого-нибудь старика посадить за это дело и пообещать сделать для него что-то важное или придумать артефакт, который будет наносить рунные цепочки самостоятельно. Для бластеров такой выход нашёлся. После сложных расчётов выходило, что любой йольд мог вставить ствол бластера в заранее сделанный артефакт и активировать пальцем рунную цепочку. Досчитав до десяти палец можно отнять и извлечь готовый бластер из артефакта. Своеобразный полуавтоматический процесс. Пришлось оставить дела и заняться не только изготовлением полуавтомата, но и форм для поточного производства бластеров. Теперь бластеры можно будет не вручную изготовлять, а лепить как кирпичи. Через пять дней усилий при первой армии появился свой оружейный цех с усреднённым выпуском в триста бластеров в сутки. С такой производительностью к следующей весне половина первой армии будет перевооружена. А запас гранат большой делать не обязательно. Для пограничников десять тысяч и тысяч двадцать на склад. И можно уменьшать количество мастеров участвующих в поставках заготовок.

К моменту запуска оружейного цеха прилетели с задания штурмовики. Четыре крупных населённых пункта и одна крепость были практически стёрты с лица земли, за что князь объявил пилотам благодарность и выдал денежную премию.

Лена, казалось потеряла покой. Она всё же выбрала себе швейную машинку и любую свободную минутку что-то строчила, а у Алексея наконец-таки пропал режим аврала. Через декаду на связь вышел князь и попросил сопроводить посольство эльфов в столицу. Алексей оставил все дела, переоделся в простую одежду, сшитую женой по образцу "горки" из местных аналогов лёгкого льняного брезента и обув почти новые кожаные сапоги пошёл выполнять задание князя.

— Дорогой, ты куда?

— Князь просил, посольство Эльтер проводить до столицы надо.

— А, всё таки они собрались к нам, а сами дороги пока не знают.

— В точку.

— Ты бы может оделся по нормальному? Граф все-таки, и посольство встречать будешь.

— В прошлый раз их моя одежда не коробила и в этот раз нормально будет. Ты же знаешь как меня эти рюши и фестоны напрягают.

— Ну, как знаешь, дорогой. Ты же туда и обратно?

— Да. Если конечно князь ничего не придумает, то вернусь сегодня к вечеру.

Лена поцеловала мужа и отправилась дальше шить наряды, пока малыш спит.

Через два часа Алексей приземлился у княжеского дворца Эльтер и договорившись о последовательности движения посольского эскорта поднял флаер в небо. До столицы по прямой нужно было лететь около четырёх часов и Алексей выстроив прямую линию, используя как маяк переговорник князя, задал точный курс на столицу.

Через час полёта флаер Алексея влетел в очередное облако, резко стало темно и сильный удар сотряс флаер. Алексей вылетел головой через стекло и приземлившись в какую то грязь потерял сознание.

Он начал приходить в себя от холода в утренних сумерках. Алексей лежал в какой-то яме с небольшой лужей на дне. С трудом перевернувшись на спину и перейдя на рунное зрение он сделал себе диагностику, восстановление растяжений и срастил треснутое ребро. После этого пришло время оглядеться. На краю ямы лежал разбитый и разломанный флаер. Днище платформы было разбито вдоль надвое, а брусковый каркас с кожами непонятной кучей хлама валялся далеко впереди остатков основания.

— Да как так вышло? — набатом звучала в голове мысль

Алексей никак не мог понять, что на этот раз произошло и во что он умудрился врезаться на высоте в пять тысяч метров. Ответ на вопрос Алексей обнаружил на другой стороне воронки. Немецкий танк Pz.III с разорванной гусеницей стоял в десяти метрах на краю большой воронки и вся эта композиция находилась на вершине большого кургана. Алексей снова перешёл на рунное зрение и огляделся. Сигнатур живых людей в радиусе трех сотен метров не было. Вдалеке, на востоке слышны были звуки артиллерийской канонады.

— Пи@дец. Война и немцы.

То, что почувствовал Алексей в этот момент сложно было выразить литературным языком. Он ощущал себя некой бабочкой, которую ловят сачком и отпускают в разные реальности. Но в наличие таких «вышних» сил Алексей не верил, поэтому сошёлся на версии того, что каким-то образом получил некоторые способности по перемещению между мирами и реальностями. Собрав волю в кулак, Алексей шагнул к танку.

Танк был полностью пуст. Останков экипажа, снарядов и пулемётов в танке не было. Взобравшись на башню Алексей оглядел окрестности. Метрах в двухстах на склоне виднелось немецкое солдатское кладбище. Решив, что-либо тут искать смысла нет, он пошёл к кладбищу. Таблички на могилах соответствовали своими надписями земному немецкому языку с последней датировкой июль 1942 года. Вероятность, что он попал в сорок второй год была 99,9 %. Алексей произвёл вычисления, которые выдали, что с его возрастом он должен соответствовать 1913 году рождения, ну а остальное придётся изобретать каким-то образом, поскольку никакой проверки НКВД пройти не выйдет. В этом Алексей даже не сомневался. Был вариант в виде перехода линии фронта, что можно попытаться выдать себя в роли народного целителя из далёкой Сибири, и таким образом влиться в коллектив какого-нибудь госпиталя, а там местные врачи помогут. В этом Алексей не сомневался. Подставлять голову под пули Алексей пока не видел необходимости. Не ясно, что это за мир, параллельный или родной и прошлое. Хотя оба варианта его не устраивали. Жена с сыном остались в мире Йольда и Алексей всё же надеялся вернуться к ним.

Путь на восток Алексей начал с осмотра ближайших кустов. Была надежда найти хоть какое-то оружие. Большую необходимость Алексей пока испытывал в простом ноже, вещевом мешке и продуктах. Найти в степи пищу во время войны не так и просто. Это касалось и воды, а свой рюкзак Алексей с собой сдуралма не взял. Кто же мог подумать, что так всё обернётся. А пока нужно идти вперёд, и Алексей шёл. Периодически до него доносился противный запах разложения, и кое-где встречались линии окопов и блиндажи, но ничего из годного оружия и целых вещей пока не попалось. Через пол дня пути удача всё же улыбнулась и он наткнулся на небольшую рощу с родником воды. Солнце уже грело нещадно и Алексей решил, что можно не только отмыться и попить, но и устроить стирку. Прополоскав одежду от грязи он развесил её на кустах и, одев сапоги, решил обойти рощу в поисках полезного. На краю рощи у кустов он обнаружил останки двоих красноармейцев. Оба умерли от ранений и при них находился один вещь мешок и трофейный немецкий карабин Маузера. Алексей не стал устраивать похороны, а просто превратил в прах органические останки бойцов. После этого через руны обеззаразил одежду и произвёл ревизию. Патронов к карабину было двенадцать штук. Штык нож, самодельный нож, две консервы с немецкими надписями, две фляги, документы, нитки, иголки, ложка, портянки и всё для ухода за обувью. Документы Алексею явно не подходили. Солдатикам было по девятнадцать. Алексей осмотрел карабин и извлёк из него два патрона. Привести в порядок и смазать оружие было нечем, но что есть то есть и на том спасибо. Алексей вытащил шнурки из ботинок одного из бойцов и вернулся к роднику. Портянки и вещмешок были покрыты плесенью и Алексей снова принялся за стирку. Пока сохла одежда Новиков вымыл и обеззаразил рунами ложку с ножами и вскрыв банку консервов насладился едой. Каша с мясом благодатно легла в желудок, и Алексей прилёг на траву и уснул. Через пару часов он проснулся. Вдалеке слышался рокот множества моторов. Быстро одевшись и наложив на себя руны отвода глаз он зарядил карабин. Воевать Алексей не собирался, но раз есть оружие, то оно должно быть заряжено. Перебравшись на край рощи, Лёха стал наблюдать, как в километре от него по дороге движутся германские войска. Танки, автомашины, бронетранспортёры.

— Пока не появилась пехота нужно отсюда уходить, — озвучил вслух свои мысли Алексей.

На рожон лезть у него желания не было, а ближе к вечеру он найдёт возможность поживится в любом месте расположения солдат противника. Он продолжил путь на восток ещё более отклоняясь к северу от дороги. А пока Алексей шёл по степи и думал как усовершенствовать своё оружие и боеприпасы, в приделах видимости пролетел германский транспортный самолёт. Видимо, недалеко находился аэродром. Алексей мог устроить диверсию с поджогом топлива, выстрелив из карабина по бочкам с бензином созданной с помощью рун зажигательной пулей, но отвод глаз на собак не действует и если собаку пустят по следу, то ему придётся светить свои способности отбиваясь от преследователей. Страха он не испытывал и опыт войны с орками показывал, что при необходимости от небольшой армии только пыль останется, но кто его знает, может в этом мире есть такие же парни, как и он, в том же Аненербе. Одно дело, когда красная армия идёт в атаку и с переднего края исчезает пара полков, и другое, когда ловят диверсанта и исчезает та же пара полков. В общем время обдумать всё пока ещё есть. Алексей обдумал возможность и подобрал рунную цепочку, очищающую ствол карабина от нагара, укрепил его, нанёс на срез ствола руны увеличивающие скорость вылета пули. Пули получили бронебойно зажигательные свойства. Если боеприпасов будет больше, то можно ещё сделать так, чтоб пуля взрывалась метровым шаром плазмы. В общем, будет весело поэкспериментировать. Из потока мыслей Алексея выдернул приближающийся овраг. Осмотрев его издалека рунным зрением, Алексей заметил в кустах на поверхности склона излучение живых. То, что это красноармейцы он не сомневался, по этому проверив отвод глаз Алексей отправился в сторону дозора.

Тихо подойдя в десяти метрах от часовых, Алексей окинул рунным взглядом склоны оврага. На пределе видимости были замечены несколько живых и потоки явно сильно раненых людей. Алексей отошёл на полторы сотни шагов от часовых и аккуратно сполз по песчаному склону оврага. Дальше он старался идти не шумя, а то мало ли стрельнёт кто на звук. Через сотню шагов взору Алексея предстала картина: молоденькая медсестра слёзно рыдала над умирающим командиром с двумя ромбами в петлицах. Рядом на склоне сидели ещё несколько человек с разной степенью ранений. Всё бойцы были худы и вымотаны. В информационных потоках было видно, что лейтенант получил ранение в грудь и потерял много крови. Начавшаяся гангрена здоровья командиру явно не прибавила. Алексей подошёл к раненому лейтенанту и снял отвод глаз.

— Подержи немного, я помогу, — сказал Алексей протягивая карабин девушке санитарке.

От неожиданности девушка вздрогнула, но молча взяла карабин и отошла в сторону. Алексей мог работать и дистанционно, но решил, что в роли народного целителя наложение рук будет создавать нужный ему образ в глазах окружающих. Алексей полил из фляги бинты и ножом срезал их, передав санитарке. Далее, наложив руки на рану, он создал эффект свечения и начал превращать осколок в чистую энергию. Через несколько минут очистив рану от гноя, грязи и убрав воспаление, Алексей принялся заживлять её. Ещё через двадцать минут только свежий шрам напоминал о ранении лейтенанта. Алексей протянул вторую флягу девушке и сказал:

— Напои, а я займусь следующим.

Следующим оказался боец с пулевым ранением в предплечье руки. Пуля переломала кость и вылетела насквозь. Алексей парализовал раненого и, обезболив, начал снимать бинты и шину. Потом собрал и срастил кость и, вычистив рану, зарастил её до шрама.

Следующий пациент — отсечены четыре пальца кисти. Пожилой солдат, четыре треугольника на петлицах- старшина, сам снял тряпку смоченную мочой и показал Алексею со словами, что тут без вариантов.

Алексей просто усыпил его, для вида надавив пальцем на лоб и обмыв из фляги водою культю, начал выращивать новые пальцы. Полтора часа усилий и четыре новых пальца с более светлой кожей и огромные от удивления глаза окружающих. Красноармейцы молча, не задавая вопросов, смотрели на происходящее и боялись спугнуть чудо. Последние два бойца — контузия и срезанный осколком клок скальпа. Через час работы Алексей устало откинулся на стену оврага и попив воды спросил:

— Я так понимаю, что с едой у вас совсем туго?

Ответа не последовало, но по глазам было видно, что это так. Алексей достал последнюю консерву и немецкий штык и протянул санитарке.

— К сожалению банка только одна, но ближе к вечеру можно выйти на дорогу и потрясти германскую армию на еду, оружие и боеприпасы.

— Это как? — Спросил лейтенант.

— Остановим пару мотоциклов, грузовик или бронетранспортёр и возьмём всё, что нам необходимо из того, что в наличии.

— Так просто? Вот пойдём, остановим и возьмём?

— Да. Так же просто, как вырастить пальцы и откачать еле живого — ответил лейтенанту Алексей и по глазам понял, что у всех больше сомнений в его словах не было.

— Кто вы? — не выдержала девушка санитарка.

— Извините, не представился. Народный целитель Алексей Николаевич Новиков. Случайно проходил мимо. Документов, что не германский шпион — нет. Впрочем никаких нет.

— Лейтенант Ефимов, Фёдор Александрович.

— Старшина Завьялов, Георгий Георгиевич, — представился старшина с новыми пальцами.

— Сержант медицинской службы Иващенко, Екатерина

— Красноармеец Селёдкин, Александр

— Красноармеец Петренко, Павел

— Очень приятно. В дозоре у вас два бойца, а что с оружием и патронами?

— Две винтовки с двумя патронами, ТТ у товарища лейтенанта с одним патроном и револьвер с тремя патронами у санинструктора.

— Тогда Екатерина, будьте любезны германский карабин передайте старшине. К нему у меня двенадцать патронов. Есть предложение через пару часов со мной сходить к дороге, исключительно добровольцы, и желательно из тех, кто будет в состоянии переносить тяжести.

— Красноармеец Селёдкин, сходите позовите дозорных, — отдал приказание лейтенант.

— Есть! — ответил Селёдкин и быстрым шагом исчез в направлении поста дозора. Через три минуты Селёдкин и бойцы дозора прибыли. Старшина вскрыл банку консервов, и всё бойцы и командиры РККА пустили по кругу банку разогретой Алексеем тушенки. Каждому досталось по две ложки, но пока больше не было. Алексей от еды отказался мотивировав тем, что до вечера легко дотерпит.

Дозорные бойцы вернулись на пост, а остальным нужно было восстанавливать силы и они последовали примеру Алексея — расположились на отдых. Только сержант медицинской службы пошла стирать бинты в ручей, который тёк по дну оврага.

Через полтора часа Алексей поднялся, и поскольку лейтенант крепко спал, обратился к старшине.

— Я так понимаю, что вы второй из командиров здесь по старшинству?

— Точно так, Алексей Николаевич.

— Лейтенант пусть спит, а бывший контуженый боец и два часовых вполне могут пойти со мной за добычей. Вы же можете сменить их на дозоре. Оружие теперь у вас есть, да и тем кто пойдёт со мною оно, в общем-то, не понадобится.

— Без оружия им никак…

— Хорошо, пусть идут с оружием — не стал спорить Алексей.

— Давайте тогда так и сделаем. Я бы, правда, и сам с вами пошёл.

— Ну пойдёмте, а то нам ещё удачную машину выбирать или ещё что повкуснее.

Алексей со старшиной и красноармейцем Петренко пошли в сторону дозорного поста и вместе с часовыми выбрались из оврага. Алексей вёл группу к дороге и рунным зрением осматривал путь. Не хватало ещё на какую-нибудь мину наступить, а потом вспомнил, что лучше наложить на бойцов отвод глаз и занялся этим.

К дороге вышли через полчаса и, облюбовав небольшую возвышенность, начали наблюдать. За день дорога просохла и пыльные столбы сопровождали движение войск. Алексей в рунном зрении осматривал колонны и, выбрав небольшую колонну в три опеля, едущих в тыл, пережег электрические провода в первом грузовике. Вся колонна остановилась, и водители подбежали к первой машине, у которой и начали обсуждать варианты ремонта. Видимо, вариантов не было и второй грузовик по обочине объехал первый. Солдат из сопровождения начал разматывать трос.

— Нет, такой вариант нас явно не устраивает, — пробубнил себе под нос Алексей. Он попробовал изменить руны бензина добавив в них руну, которая даёт противопожарную защиту. Опель чихнул и заглох. Водитель, поминая всё дерьмо мира, свалившееся на его голову, начал разбираться с поломкой, косо поглядывая на заходящее солнце, но верный автомобиль напрочь отказывался заводиться.

— Алексей Николаевич, а что происходит? — шёпотом спросил старшина.

— Вот в этих машинах, немцы что-то везут в тыл и в них всего по два солдата охраны в кузовах.

— А как вы это определили?

— Это некоторые особенности моего зрения.

— А как машины остановили?

— А у меня много особенностей, — улыбнулся Алексей.

— Хорошие у вас особенности, — вздохнул старшина.

— Не жалуюсь, — улыбнулся Алексей.

Тем временем солнце начало скрываться за горизонтом и солдаты из сопровождения отправились в ближайшие заросли тальника за дровами, а дорога опустела. Дождавшись, когда все немцы собрались вместе и начали получать инструкции от старшего колонны, Алексей парализовал и усыпил немцев.

— Итак, товарищи красноармейцы. Сейчас быстро осматриваем грузовики, и, пока немцы спят, берём всё необходимое. А это оружие, патроны, еда и медикаменты. И очень вас прошу — никого не убивайте. Так, они возможно ничего и не заметят, а если кого убить, то нам с вами придётся очень много бегать и не факт, что все смогут дойти до финиша.

— Да, понимаем мы всё, — буркнул старшина. — Вы лучше, Алексей Николаевич, скажите, сколько они спать будут?

— Сколько нам надо, но лучше закончить сбор добычи до того момента, как окончательно стемнеет.

Как и предполагал Алексей, это была колонна трофейщиков. Быстро перенеся в кусты несколько ящиков с патронами, гранатами, оружие и консервы, солдаты затаились в кустах дожидаясь Алексея, который пошукал для немецкого карабина патроны у спящих комрадов.

Вернувшись к бойцам старшины, Алексей наложил руны на вещмешки и стал ссыпать в них патроны и консервы. Внутреннее расширение вещмешков позволило вместить всю добычу в четыре сидора. Бойцам оставалось лишь взять карабины и один ДП и раствориться в вечерних сумерках, а Алексей отменил все свои рунные фокусы и забрал у старшины свой немецкий Маузер.

Фельдфебель Хорст оглядел строй своих подчинённых и, потерев рукой висок, продолжил:

— Так, на чём я остановился. Вы, двое, — он указал рукою на крайних солдат, — в дозор, Шульц — продолжайте чинить свой грузовик, Айсман помогите Шульцу. Вольно. Разойдись.

Водитель Гельмут Шульц устало пнул колесо своего Опеля и, забравшись в кабину, крутанул мотор электрическим стартером. Опель завёлся с половины оборота и радостные возгласы, не желающих ночевать в степи солдат послужили командой к продолжению движения. Через две минуты колонна продолжила движение, волоча Опель со сгоревшей проводкой на тросе.

Группа старшины с Алексеем вернулись в овраг и устроили праздничный ужин. Вопросы Алексею задавать все стеснялись, но все были очень рады, что человек с такими фантастическими способностями не прошёл мимо них, а оказал помощь и спас жизнь. Бойцы снова обрели оружие и уверенность в своих силах, а это уже немало. Ещё два дня личный состав лейтенанта Ефимова оправлялся от ранений, а Алексей с группой бойцов пополняли запасы продуктов на дороге.

Глава 14

Перед выходом лейтенант Ефимов всё же решил поговорить с Алексеем.

— Алексей Николаевич, я бы хотел переговорить с вами.

— Всегда пожалуйста, товарищ лейтенант.

— Я бы хотел узнать в каких случаях мы можем рассчитывать на вас?

— Федор Александрович, разум человека обладаем огромным диапазоном возможностей. Мне частично удалось разгадать его тайны и мои возможности я и сам не всегда представляю. Единственное, что могу сказать, что не в состоянии остановить пулю, снаряд или падающую на голову мину и воскресить уже умершего. С остальными задачами я думаю, что справится могу.

— То есть, к примеру, мы можем захватить в плен какого-нибудь генерала или полковника и с ним выйти к своим?

— Да, можем. Единственная просьба, чтоб о моих способностях бойцы не болтали. Рано или поздно эта информация попадёт германской разведке, а как я уже сказал, пулю пущенную из-за угла в голову я остановить не смогу, а у меня тоже есть большое желание вернуться к жене и сыну.

— Я поговорю с личным составом, и, надеюсь, что они отнесутся с пониманием к вашей просьбе.

— Вот и хорошо.

Только отошёл лейтенант, и к Алексею подошла Екатерина.

— Алексей Николаевич, можно мне с вами поговорить по поводу ваших врачебных талантов.

— Слушаю вас, товарищ санинструктор.

— А вот лечить так, как это делаете вы, без лекарств и перевязок, этому сложно научится?

— Смотря чему конкретно. Если выращивать утерянные конечности, то пожалуй это очень индивидуальные возможности, а останавливать кровь, чистить раны, убрать боль и частично залечить — это смогут многие.

— А можно мне каким-нибудь образом попасть в эти многие?

— Не вижу преград. Единственное, что нужны раненые для, так сказать, наглядности и если до перехода линии фронта у нас выпадет такая возможность, то я думаю, что я помогу вам в расширении ваших возможностей в целительстве.

— Спасибо вам, Алексей Николаевич.

— Да пока, в общем-то, не за что.

— А за линией фронта?

— А там, Катенька, НКВД, а насколько я в курсе, это весьма серьёзные и строгие товарищи, а у меня документов нет.

— Так мы с товарищами можем за вас поручится.

— Можете, верно. Только вам самим ещё нужно доказать, что вы те, за кого себя выдаёте, а не немецкие агенты с чужими документами или не предатели родины.

— Извините, я это как-то забыла. Всё время мечтаю, как к своим выйдем…

— Не волнуйтесь, товарищ санинструктор… Как-нибудь это разрешится. А сейчас присядьте на что-нибудь, я вам открою часть возможностей вашего мозга, чтоб вы могли начать привыкать к новым ощущениям.

Катя оглянулась и, не найдя ничего подходящего, просто села на песок склона. Алексей проделал уже ставшие привычными манипуляции с целительскими каналами.

— Ой, а что это с моим зрением? Так и должно быть?

— Да. Это зрение целителя. Теперь вы пройдете и посмотрите на всех бойцов, где у кого и что на ваш взгляд не так, а потом поделитесь своими наблюдениями со мною.

— Хорошо, Алексей Николаевич. Я мигом!

Алексей улыбнулся, — шебутная девчушка, — и переключился на дальнейшую работу с патронами карабина.

Как и хотел Алексей, он создал патрон, дающий плазменный шар в метр диаметром, способный выводить из строя танки. Обработав таким образом сотню патронов, Алексей поднял глаза и увидел стоящих рядом бойцов. — М-да. Увлёкся… — подумал Алексей.

— А, что это вы сейчас делали, товарищ народный целитель?

— А что вы видели?

— У вас по головке патрона огоньки бегали.

— А-а. Это я, товарищи красноармейцы, заговариваю пулю на танк. Чтоб в танк стрельнул и нет его. А то шибко много у германца этих танков.

— Это верно, что много. А нам таких пуль заговоренных сделаете?

— Конечно сделаю. Несите.

— Так у нас всё с собою. Красноармейцы скинули вещевые мешки и достали россыпью патроны. Покрутили головами и достали запасные портянки и на них уже и высыпали горку патронов.

— Только вы, товарищи их отдельно держите, чтоб просто так не пожечь.

— А что, и правда такая пуля танк сожжёт.

— А вот мы как-нибудь это и испытаем.

— Товарищ Новиков, — раздался звонкий голосок Кати. — Товарищ Новиков, я осмотрела часть бойцов. У старшины почки простужены.

— А вот у товарищей красноармейцев?

— Вот у товарища Филина с коленом проблемы видно.

— Верно. Продолжайте.

— А у товарища Серебрякова пульсация не здоровая в ухе.

— Ух ты. А у меня и правда ухо стреляет, — отозвался Серебряков.

— Тогда, товарищи красноармейцы, мы вас просим немного побыть учебным пособием для начинающего целителя Иващенко Екатерины. Вы согласны?

— Если подлечится, то согласны, — красноармейцы переглянулись.

— Хорошо. А теперь, Катенька, смотрите в целительском диапазоне и запоминайте внимательно, что я делаю.

Алексей начал восстанавливать ухо Серебрякова.

— Видите?

— Да, вот этот зелёный поток стал более светлым и начал светится изнутри.

— Теперь попробуйте тоже самое вы, — Алексей вернул в изначальное состояние рунные цепочки.

— А как?

— Вы же видели, что должно получится? Вот и представьте, что подхватываете эти энергетические потоки и усилием сознания превращайте в то, что должно быть у здорового человека.

Катя шумно выдохнула и начала работать с потоками энергий, а через пять минут снова выдохнула и, посмотрев на Алексея, спросила:

— Вроде всё?

— Да. Поздравляю с первым исцелением.

— А вот, вы, Алексей Николаевич, когда лечили Лейтенанта Ефимова держали руки на ране.

— А это был спектакль для вас. Вот появляется из ниоткуда, заросший щетиной мужик с немецким карабином- и в какой ситуации вы будете чувствовать себя спокойнее? Когда он отдал вам карабин и держит руки на виду? — И Алексей снова сотворил светляка, приковав внимание к своей руке, — или когда он просто стоит и больные, вроде как без чужого вмешательства выздоравливают.

— То есть можно руки не задействовать?

— Да как вам удобно, но всю работу делает мозг, — и Алексей постучал себя пальцем по лбу.

— Мы отвлеклись, а у нас ещё красноармеец Филин с коленом и старшина с почками. Приступайте Катенька, а я понаблюдаю.

Катя прикрыла глаза и замерла на несколько минут.

— Фух, — снова выдохнула девушка. — Получилось?

— Верно. Поздравляю! А теперь смотрите внимательно на красноармейца Филина.

Алексей внедрил связку рун на импотенцию в ауру бойца.

— Что видите?

— Вижу петлю черной энергии на половых органах товарища Филина.

— Верно. Вот так выглядит искусственная импотенция. Вам, как девушке и целителю надо уметь себя защищать, в том числе от насилия. А теперь попробуйте повторить тоже самое на Серебрякове…

— Не надо на Серебрякове, — побледнел Серебряков. — Вон, на Филине тренируйтесь. У него и хрен толще.

Алексей и Катя засмеялись, а Филин сидел бледный с круглыми глазами, полностью оправдывая свою фамилию.

— Не волнуйтесь, товарищи красноармейцы. Мы всё вернём в здоровое состояние- поспешил успокоить бойцов Алексей.

Екатерина несколько раз накинула и сбросила петлю импотенции на Серебрякова и, поблагодарив бойцов от лица медицинской службы, присела рядом с ними на песок и тоже стала смотреть, как бегают огоньки по головкам патрон.

— А вообще, товарищ санинструктор, таким образом можно остановить и сердце. Имейте в это ввиду. Всё-таки война. Екатерина молча кивнула и погрузилась в свои мысли. Шли последние часы, когда можно было свободно посидеть, а дальше дорога в ночной степи.

******
Через пару часов лейтенант построил бойцов, и маленькая армия решительно двинулась в степь. Долго пройти отряду было не суждено. Красноармеец Селёдкин провалился в сусликовую нору и сильно растянул связки ноги. Пока Екатерина приводила в порядок ногу красноармейца, Алексей попросил лейтенанта подозвать всех бойцов и внедрил ночное зрение всему личному составу отряда.

— Слышь, Филин? Ты теперь не один. Нас теперь вон сколько — шутили бойцы.

— У-ху, — отвечал Филин. — Даже одна сова есть, — Филин косо посмотрел на Катерину.

— Сейчас я за сову одному Филину тёмную петельку накину…

— Приношу свои извинения, товарищ сержант медицинской службы — прошептал Филин.

— А, что за петелька? — спросил Петренко.

— А это наш санинструктор у народного целителя научилась на мужчин импотенцию наводить.

— А это что за зверь такой? — не унимался Петренко.

— А это, красноармеец Петренко, такой зверь, который не позволяет мужчине реагировать на женщин так, как заложено в него природой, — внёс свои пять копеек в обсуждение Алексей.

— Вы мне, товарищи, на ночь глядя такие вещи лучше не рассказывайте. Я ж теперь всю ночь спать не буду, — прошептал Петренко.

— Верно, Петренко, — вмешался лейтенант. — Вы в головной дозор, Филин — левый боковой, Серебряков — правый боковой, старшина замыкающим.

— Есть! — Вразнобой ответили бойцы и разошлись по степи.

Ночное зрение позволяло двигаться максимально быстро, и света молодого месяца хватало с избытком. Алексей периодически оглядывал окрестности рунным взглядом и в один из моментов обратился к Екатерине.

— Катенька, посмотрите в целительском диапазоне налево.

— Ах, — зажала рукой рот Екатерина. — Товарищ лейтенант, там живые. Пять человек. Двое из них раненые. Метров триста.

— Всё верно. Должно быть наши бойцы. Немцы с ранеными в степи среди ночи навряд ли будут бродить. Товарищ лейтенант, давайте к ним подойдём! — предложил Алексей

— А если сослепу пальнут? — спросил Ефимов.

— Не пальнут. Они сейчас парализованы, — улыбнулся Алексей.

— Хм, — хмыкнул лейтенант. Бойцы, все налево триста метров — чуть громче, чем шёпотом отдал приказ лейтенант.

Красноармейцы с оружием наготове прошли триста метров и, разоружив неподвижных бойцов и командиров РККА, помахали руками, что можно подходить.

Приблизившись к бойцам, Алексей снял паралич, и они с санинструктором занялись лечением раненых, а лейтенант опросил ходячих кто, что и откуда. Оказались соседи бывшего полка лейтенанта, только с 62 армии. Раненый майор лежал на животе на самодельных носилках из плащ-палатки. Спина майора, распаханная здоровенным осколком, была перевязана рваным нательным бельём. Майор горел от высокой температуры и бредил. Осколок повредил нервы спины, и майор не чувствовал ног. Хотя, в таком состоянии он мало что чувствовал вообще. Алексей подозвал Катерину и начал объяснять, что он делает и как. Сделав основную работу, он передал бразды исцеления своей ученице, и уже она с подсказки Алексея училась снимать нагноения и заживлять большие резаные раны. Через два часа спину майора украшал большой розовый шрам. Со вторым бойцом было легче. Два осколочных ранения в плечо руки. Мочевые повязки позволяли избежать сильного воспаления и с ним Алексей справился за полчаса. Без извлечения осколков Катины усилия были неэффективны. Поэтому Катерине можно смело поручать раны на вылет, поверхностные рассечения и послеоперационное лечение. Это из военно-полевой хирургии и остальные болячки мирной жизни. Катя немного расстраивалась, что ранения с проникновением инородных тел ей недоступны, но они и раньше без хирурга не были ей посильны. А теперь, она могла освоить хирургию и ей будет доступен весь спектр медицины, тем более, что обезболить и обеззараживать она уже научилась.

Этой ночи оставалось от силы пара часов, и увеличившийся отряд начал искать подходящее место для укрытия. Укрытием послужили заросли ивы на берегу маленькой речки. В утренних сумерках бойцы сделали несколько шалашей и успели их замаскировать. Лейтенант распорядился выдать всем по банки консервов и… В небе появились бомбардировщики.

Алексей подозвал Катерину.

— Катенька, вы видите энергетические структуры пилотов?

— Слабо, но вижу.

— Попробуйте отключить сердце хотя бы одному пилоту.

Катя сосредоточилась, и через минуту один бомбардировщик клюнул вниз и вскоре бойцы услышали взрыв упавшего самолёта. Бойцы и радовались, и шутили, что с русскими ведьмами они теперь фрицев будут через колено ломать.

Лейтенант только поздравил с первым сбитым и выразил сожаление, что им просто не поверят и заслуженная награда скорее всего пройдёт мимо.

— Для меня важно, что эти бомбы уже не упадут на наших ребят и девчат, — сказала Екатерина.

Как сбивать самолёты по методике Новикова, она разобралась и теперь при любой возможности будет увеличивать свой личный счёт. В обед пришёл в себя майор Васнецов Олег Петрович. Угрюмо выслушав подчинённых о событиях, которые пропустил, молча пожал руку Алексею и Кате, попросил Ефимова поделится патронами и приняв командование на себя приказал готовится к ночному пути на восток. Звуки канонады говорили о постепенном приближении линии фронта.

Следующую ночь шли максимально быстро. Майору было очень тяжело, но он мужественно держался, а Алексей периодически снимал нагрузки на сердце этому волевому человеку. Майор быстро понял, что ему помогает народный целитель и молча кивал в знак признательности. Ещё через сутки день пережидали в четырёх километрах от полевого аэродрома. Несколько десятков истребителей целый день вылетали на задания. Некоторые возвращались с дымным следом. Такие Алексей просто ронял на землю внедряя авиационному топливу свойства воды.

Майор с лейтенантом стали думать, где бы им раздобыть немецкую карту. Алексей предложил проведать аэродром и там разжиться всем, чем можно.

Майор посмотрел на Алексея, как на умалишенного. Новикову пришлось просто сказать, что б ему доверились и к следующему утру карта будет.

******
Заместитель командира аэродрома оберст-лейтенант Пауль Миллер был разбужен в утренних сумерках настойчивым стуком в дверь. Выругавшись, подполковник быстро встал, оделся и пригласил зайти утреннего визитёра. На пороге его комнаты стоял повар Розмаер и докладывал, что со склада кухни пропало по десять ящиков трёх наименований консервов. Миллер хотел высказать недоверие повару, поскольку такого в принципе быть не может, как тишину утренних сумерек нарушил взрыв бочек с авиационным бензином и следом взорвалось хранилище бомб. Аэродром пылал. Казарма лётного состава тоже. Выбитыми взрывом стёклами Паулю посекло лицо, а Розмаер лишился глаза. В это время, усилив до предела собственные силы, Алексей нёсся молодым влюблённым лосем на точку встречи с группой майора Васнецова. Два немецких ранца с харчами и карта от начальника аэродрома приятно грели душу. Вообще, от аэродрома там уже ничего не осталось. Все пилоты умерли ещё во сне и теперь майору придётся уносить ноги, поскольку немцы такое прощать просто не намерены. Но это теперь проблемы немцев. Судя по карте, до линии фронта осталось пятнадцать — двадцать километров и выходить к нашим нужно с максимальным эффектом. Через полтора часа бега Алексей достиг точки встречи.

— Это что там так рвануло? Не подскажете, товарищ народный целитель?

— А то вы, товарищ майор, не догадываетесь, что нет больше аэродрома.

— А без такого шума карту добыть было никак?

— Немцы ни за что бы не простили пропажу тридцати ящиков консервов. А раз они всё равно будут злыми меня искать, то почему бы им не насолить покрепче.

Майор стоял ошарашенный таким докладом. В пяти метрах, на земле, гогоча, валялся старшина и повторял фразу о пропаже тридцати ящиков консервов, а лейтенант давил лыбу и шептал майору. Не умеем мы воевать, товарищ майор. Вот доктор наш — могёт. Он в прежнем лагере каждый день с дороги добычу приносил…

Майор недоумённо посмотрел на лейтенанта.

— А как он упёр тридцать ящиков консервов?

— Видимо, втиснул в эту пару немецких ранцев.

Майор посмотрел на лейтенанта, как на больного.

— Могу поспорить, товарищ майор, но не сейчас. Сейчас нам уходить надо.

— Хорошо. Лично пересчитаю, — сказал майор и одел один из ранцев себе на плечи.

— Пересчитайте, Олег Петрович. Нас пятнадцать. По два ящика на нос трёх видов консервов как раз хорошо покушать перед фильтром.

Майор построил людей, и они побежали. Бежали час, потом десять минут отдых и ещё час. А потом Филин углядел неприметный вход в землянку, которую закрывал куст с вялой листвой. На пятнадцать человек землянка была тесновата, но если оставить внешние посты, то вполне можно спокойно провести день. Судя по близости канонады, до линии фронта осталось километров пять, дальше идти днём командиры не рискнули, и, выставив посты, бойцы отряда набились в землянку.

Майор поставил ранец и с улыбкой подмигнул лейтенанту. Триумф победы в споре просто читался на лице майора. Майор начал вытаскивать банки и раздавать бойцам. Когда количество вытащенных банок перевалило за двести, майор оставил это занятие.

— У меня высшее военное образование. Я окончил училище с отличием, и у меня один вопрос — как? Как вы, товарищ народный целитель, умудрились впихнуть столько в этот ранец. По внешнему виду в него двадцать банок и то не впихнёшь.

— Просто я знаю, как сделать так, чтоб впихнуть. Вы видите вещмешок у младшего сержанта медицинской службы, — майор кивнул, — а у неё там ящик патронов для винтовки Мосина.

— Волшебство какое то… — проговорил майор.

— Простая артефакторика, — пожал плечами Алексей.

— Это, товарищ майор, не чудо, — взял слово старшина и показал руку с пальцами имеющими отличный от остальной кисти цвет кожи. Вот, видите, какая кожа на пальцах?

— Вижу.

— Так вот это потому, что эти пальцы мне Алексей Николаевич вырастил за полтора часа и у меня трое очевидцев, не считая лейтенанта. Вот это чудо. А уложить банки…Алексей Николаевич при необходимости и тонну солярки в ведре унесёт. Я вот в этом не сомневаюсь.

Алексей кивнул в подтверждение.

— Хорошо. Давайте, тогда, поедим, — и майор быстро раздал по банке консервов всем присутствующим. Крепко покушав, Алексей пошёл сменить кого-нибудь из ребят часовых. Через полчаса службы на посту Алексей заметил в рунном зрении семь отметок живых людей в двух сотнях метрах. Алексей внедрил руны парализации в тонкие тела гостей и тихо дойдя до землянки и крикнул в люк:

— У нас гости. Семь человек в двухстах метрах.

Бойцы горохом высыпали из землянки и ощетинились стволами. Майор подошёл к Алексею и спросил:

— Где?

— Пойдёмте, товарищ майор.

Распределив бойцов, майор с Алексеем прошли до места, где застыла наша разведгруппа. Шесть бойцов и радист были перенесены к землянке в неподвижном состоянии. После обыска и обезоруживания Алексей снял действие руны паралича и выслушал такой матерный загиб, что аж крякнул.

— Э… разведка, я понимаю, что вы перенервничали, но я ж могу и поносом наградить в благодарность за услышанное и на мгновение активировал рунную цепочку, которая как раз была разработана для лечения запоров.

— Оп… Не надо понос. Погорячились признаю, но уж так вышло.

— Ладно, я не в обиде.

Далее командир группы и майор с лейтенантом ушли в землянку, а весь личный состав молча отдыхал.

Алексей вернулся на пост, и продолжил осматривать вверенный ему сектор. Вспомнив, что до фляжек у него руки так и не дошли, он ненадолго отвлёкся и нанёс на стекло руны. Теперь фляги всегда будут полны свежей водой.

О чём говорили командиры Алексей не знал, но через пару часов, когда он сдал пост, его позвали к майору.

— Алексей Николаевич, тут товарищ лейтенант говорит, что обсуждал с вами возможность взятия языка с максимально большими погонами.

— Было дело.

— Вот, товарищу из разведки помочь сможете?

— Конечно. Особенно, если товарищ знает рыбное место на старший командный состав, чтоб по времени сильно не растягивать это занятие.

— Приблизительное место мы знаем, — ответил товарищ из разведки.

— Если маршрут отхода продуман, то вообще не вижу преград.

— Тогда этой ночью уходим.

— Значит пойду посплю, пока время позволяет.

Молчаливая улыбка командиров была знаком одобрения.

Найдя Екатерину, Алексей передал ей одну из рунных фляг и, выбрав место поудобнее, устроился на земле и уснул.

Разбудили Алексея уже на закате солнца. По идее отцов-командиров, Алексей должен был идти вместе с разведчиками, а сводная группа майора пойдёт отдельным маршрутом. Алексею не очень понравился этот вариант, но он прекрасно понимал логику разведчиков. Поэтому перед выходом он подозвал к себе Катю и показал ей как накладывать паралич и сон, а так же наложил на кожу ученицы защиту от колюще-режущих проникновений. С наступлением сумерек группы бойцов растворились в лесу.

Как и предполагал Алексей, через пару километров от обилия немецких солдат начало рябить в глазах. Алексей наложил на разведчиков отвод глаз, и группа потихонечку стала пробираться к одной из станиц в бескрайней степи Придонья. Алексей двигался практически в головном дозоре и показывал расположение дозорных постов, часто применяя метод, опробованный им на команде трофейщиков. Когда часовой на несколько минут засыпал в парализованном виде, а проснувшись просто тряс головой и продолжал нести службу.

Группа разведки подкралась к окраине станицы и по количеству постов вычислила хату с штабом. Поскольку хата располагалась практически в центре станицы, то крепкий сон мощной волною накрывал все дома по мере продвижения группы, а часовые спали стоя и не реагировали на дерзкий рейд советской разведки.

Полковник(оберст) Фридрих Беккер засиделся с бумагами, которые только сегодня доставили из Берлина, и был неожиданно сморен сном. Проснулся он в странной ситуации. Его окружала группа русской разведки, которая спокойно складывала все бумаги в его портфель. Беккера охватил ужас. Он хотел закричать, но не мог издать и звука. Алексей временно отключил ему голосовые связки и с молчаливого согласия оберста прибрал себе кобуру с Вальтером. Но на этом ужас для Фридриха Беккера не закончился. Пара крепких парней подхватили его под руки и вывели из дома мимо застывших часовых. А потом был забег на почти шесть километров с преодолением переднего края. Алексей просто усыпил всех на линии фронта шириною в километр и снял действие сна, когда группа углубилась на полтора километра на территорию занятую советскими войсками. Когда немецкого полковника заводили в блиндаж армейского начальства, Алексей спохватился и вернул ему голос. Оставшиеся ожидать распоряжений начальства бойцы пожали Алексею руку, но приглашений служить с ними в разведке не предлагали, поскольку понимали, что такого специалиста им не оставят.

Глава 15

С рассветом началась артподготовка. Немцы долбили передний край не менее получаса. Алексей не стал дожидаться, пока с ним что-то решат, спросил у бойцов, где санбат, бегом отправился туда. Раненые шли рекой, и Алексей, пристроив вещи в углу одной из палаток с ранеными, принялся делать привычную ему работу. Выращивать оторванные руки и ноги Алексей пока не стал, поэтому просто заживлял раны, чтоб неувечные бойцы могли вернутся в строй. Персонал медсанбата с интересом наблюдал за работой добровольного помощника, который прекратил работать только в вечерних сумерках. Алексей вышел из палатки с тяжелоранеными и уселся на бревно перевести дух. Прохладный воздух приятно охлаждал взмокший лоб. Алексей достал флягу и, напившись воды, посмотрел в глаза звёздному небу. Приятный женский голос вывел его из состояния созерцания.

— Вы кушать будете? Вас приглашает военврач третьего ранга.

Алексей опустил глаза на уставшее лицо девушки в белом халате.

— Да. Одну минуточку.

Алексей сходил за ранцем и карабином в палатку и прошёл, вместе с девушкой, под большой навес. За большими столами, при тусклом свете зажженных светильников светильников сидели военные медики. Немного обособленно сидела женщина в военной форме и рядом с ней стояло две тарелки с кашей, пара стаканов с чаем и несколько кусочков хлеба.

— Зоя Фёдоровна, вот, привела…

— Спасибо, Оксана. Можешь отдыхать.

Женщина устало поднялась и глядя на Алексея сказала:

— Давайте знакомится. Меня зовут Зоя Фёдоровна Уварова, военврач третьего ранга и начальник данного медсанбата.

— Алексей Николаевич Новиков. Народный целитель.

— Присаживайтесь, Алексей Николаевич, покушайте с нами, так сказать, чем богаты.

Алексей оценил скудость военного «чем богаты» и, поставив ранец, начал извлекать из него консервы.

— Я, Зоя Фёдоровна, тоже не с пустыми руками. Вот немецкие лётчики поделились.

По мере того, как стол покрывался количеством банок, глаза Зои Фёдоровны начинали расширятся всё больше и больше.

— Вот это сокровище, Алексей Николаевич! Просто царский дар по нынешним временам! Откуда это?

— Я же говорю, немецкие лётчики поделились.

— Прям вот так взяли и поделились?

— Да я как-то не посчитал нужным спрашивать. Мёртвым оно не надо, а вот нам в самый раз.

— Вы полны чудес, Алексей Николаевич! Прям как дед мороз! Смирнова, возьми по одной банке на два человека, а остальное будем в готовку добавлять.

Алексей взял одну банку и, быстро подогрев, вскрыл и поделил пополам с начальником мед санбата. Когда тарелки показали дно и стаканы чая перекочевали в руки, Зоя Петровна решила начать разговор.

— У вас очень необычная методика работы. Я сегодня пару раз приходила смотреть, как вы работаете, и не могу не выразить восхищения вашими результатами! — Зоя Фёдоровна отвела от Алексея взгляд, кого-то выискивая в темноте. — Никитина, сколько сегодня вернулись в строй благодаря участию Алексея Николаевича?

— Сто пятнадцать бойцов и командиров, Зоя Фёдоровна! — Крикнули из-за соседнего стола.

Персонал медсанбата не спешил расходится и откровенно «грел уши».

— Сто пятнадцать бойцов и командиров — это целая рота! Потрясающе! Вы где-то учились?

— Самоучка. Завтра с утра я хотел бы заняться увечными, если товарищи из НКВД меня куда-нибудь не утащат.

— А есть повод? — Зоя Фёдоровна насторожилась.

— Видите ли, у меня совершенно нет документов, и сутки назад я находился ещё за линией фронта. Да и сам момент моего появления здесь весьма фантастичен.

— Если у меня получится, то я постараюсь с ними договорится, что б они не наседали на вас и дали возможность работать там, где у вас это лучше всего получается.

— О… Видите ли, уважаемая Зоя Фёдоровна, целительство не единственное направление моей деятельности и в остальных, уж поверьте, мои успехи не хуже.

— Даже так? Заинтриговали. Расскажете?

— У вас есть поблизости несколько пустых вёдер?

— Девочки, принесите пожалуйста несколько пустых вёдер! — Распорядилась военврач.

Через минуту шесть пустых ведер стояли в ряд. Алексей отстегнул флягу и протянул её военврачу.

— Зоя Фёдоровна, вот обычная армейская фляга. А теперь вылейте в ведро воду из фляги.

Военврач спокойно открыла флягу и перевернула её над ведром. Когда шестое ведро наполнилось до краёв, и тишину нарушило очередное " Невероятно!", Зоя Фёдоровна вернула Алексею флягу.

— Я так понимаю, что это не единственная ваша разработка?

— Всё так, — устало ответил Алексей.

Заметив усталость в голосе, военврач поняла, что со знакомством пора закруглятся и распорядилась, чтоб Алексея проводили отдыхать.

******
Утро Алексей встретил как обычно. Наскоро съев банку германской каши с мясом, Алексей слегка размялся и отправился в палатку с увечными. Тяжёлые больные имели весьма печальный вид. Тут, в медсанбате, их надолго не оставляли, стараясь максимально быстро отправить в тыл.

Алексей прошёлся по всей палате и наложил обезболивание и сон. Раненым нужно отдохнуть, а ужасные боли многих практически лишали сна. А потом начался конвейер, на который пришли понаблюдать и врачи, и санитарки, и выздоравливающие.

В районе обеда появился представитель особого отдела, который попал в цепкие руки Зои Фёдоровны. Она привела особиста, который своими глазами увидел, как в сиянии между рук Алексея вырастает оторванная ранее нога, и в шокированном состоянии Зоя Фёдоровна умудрилась заставить товарища выписать временный документ на Алексея и приписать его к медсанбату.

— Вы видите, насколько это уникальный специалист. Он вчера за день вернул на передовую сто пятнадцать красноармейцев и командиров. Я считаю, что отвлекать товарища Новикова от работы сейчас, когда у нас тяжелейшая ситуация с личным составом на передовой, просто не время. Я прошу вас, товарищ лейтенант государственной безопасности, сейчас выписать на Алексея Николаевича временные документы и отложить вопросы до поступления в дивизию пополнения.

Потрясённый увиденным, лейтенант особого отдела счёл возможным пойти навстречу просьбе Зои Фёдоровны и, быстро заполнив нужный бланк, отбыл из расположения.

По мере того, как Алексей занимался восстановлением утраченных бойцами конечностей, он обратил внимание на серьёзное увеличение пропускных способностей каналов, что соответственно уменьшило время на восстановление больных. Фантастичность и скорость выращивания рук и ног поражала даже самого Алексея. За этот день двенадцать человек снова обрели конечности, и ещё человек тридцать легко раненых вернулись в строй. Вечером, при подходе к кухонному навесу, Алексей был встречен дружными аплодисментами вставших со своих мест медицинских работников. Алексей в начале растерялся, а потом просто поклонился в пояс коллегам и присел на вчерашнее место рядом с Зоей Фёдоровной.

— Присаживайтесь, Алексей Николаевич. Сказать, что мы потрясены результатами ваших усилий — это практически ничего не сказать. Это просто за гранью понимания.

— Зоя Фёдоровна, вы меня извините, — решил переключить её внимание Алексей, но у меня совершенно вылетело из головы. Когда я выбирался с оккупированной территории, то я по пути встречал наших бойцов и командиров. Мне удалось подготовить из девушки-санинструктора вполне приличного специалиста. В течении вчерашнего — сегодняшнего дня она в составе сводного отряда бойцов могла перейти линию фронта. Если у вас есть такая возможность, то прошу вас узнать о моей ученице хоть что-нибудь.

Зоя Фёдоровна вытащила из нагрудного кармана гимнастёрки сложенный лист бумаги и крохотный карандаш и приготовилась писать.

— Диктуйте имя, фамилия, отчество…

— Екатерина Иващенко, сержант медицинской службы.

— Хорошо. Как многому она успела у вас научится?

— Если извлекать из раненых пули и осколки, то всё остальное она сможет сделать. Естественно, кроме восстановления утраченных рук и ног.

— Это уже немало! И за сколько, если не секрет, вам удалось подготовить такого специалиста?

— Если брать чистое время, то я думаю где-то около суток, а так ушло около недели.

Зоя Фёдоровна откинулась спиною на столб и, с шумом выпустив из себя воздух, сказала:

— То есть, если вас попросить подготовить специалистов такого уровня, то это можно сделать довольно-таки быстро?

— Совершенно верно.

— И что вам для этого нужно?

— Мне — ничего, а вот желающим освоить методику просто находится рядом, смотреть, запоминать и пробовать работать самостоятельно.

— Невероятно! Надеюсь, что мне и некоторым специалистам из моего подразделения вы не откажете?

— Хорошо. Тогда два человека в день должны выбирать время и приходить ко мне на учёбу.

— Договорились. С завтрашнего дня, два раза по полтора — два часа мы обучаемся у вас и в остальное время учимся применять на практике полученные знания.

******
Опыт медиков моментально дал свои плоды, и на обучение Алексею достаточно было потратить два часа на двух учеников, а дальше, быстро поняв принцип, начиналась практика.

На второй день, после разговора о розыске Кати, её привёз представитель особого отдела армии в чине капитана. Капитан внимательно посмотрел на Алексея, но вопросов не задал, а просто крепко пожал руку и уехал.

— Здравствуйте, Алексей Николаевич! — Кинулась обниматься Екатерина.

— Здравствуйте, Катюша! Благополучно ли у вас получилось выйти к своим?

— Без потерь не обошлось… Когда уже переползали линию фронта, Селёдкин локтем на мину наступил, и сразу на взрыв немецкие миномётчики стрелять начали. Убило ещё двух бойцов, и все остальные, кроме меня и Филина, ранены были. Но я их быстро поставила на ноги, и сейчас они в особом отделе рассказывают о всех наших приключениях. А как у вас?

— А у нас пока спокойно. Сейчас особый отдел всех опросит, и тогда и за меня возьмутся..

Алексей представил Екатерину Зое Федоровне и снова погрузился в поток раненых. Давление немецких войск начало увеличиваться, и поток раненых сильно возрос. Алексей поставил Катю делится опытом с новыми учениками, и ему оставалось только активировать целительские каналы и давать краткий инструктаж.

На следующий день немцам удалось прорвать фронт и Алексей, услыхав "Танки прорвали оборону!", схватил карабин и ранец, и побежал к передовой.

Зоя Фёдоровна начала срочно эвакуировать раненых, но увидев спокойное выражение лица Екатерины спросила:

— Иващенко, я что-то делаю не так?

— Не волнуйтесь, Зоя Фёдоровна, Алексей Николаевич побежал на передовую, и сейчас немецкое наступление закончится.

— Мне бы твою уверенность, — сказала военврач и, сняв с пояса флягу со спиртом, сделала небольшой глоток.

******
Блиндаж командира полка и блиндаж особого отдела полка находились в километре от переднего края. Небольшая линия окопов и пара взводов охраны — вот и всё, что осталось от полка. За спиной в километре медсанбат, а танки уже в трёхстах метрах от последнего рубежа обороны. Подполковник Силаев Виктор Анатольевич последний раз взглянул на небо и, приготовив бутылки с зажигательной смесью, занял место в траншеи. ППШ не винтовка, стрелять дальше ста пятидесяти метров — только зря жечь патроны. А ведь сегодня к ночи должно было подойти подкрепление. Чуть-чуть не дотянули. Обидно. Впереди короткими перебежками приближается пехота противника, и, жутко громыхая траками, надвигаются восемь Pz III. Бойцы, стиснув зубы, выжидают, пока пехота приблизится на дистанцию эффективного огня. Только где — то за спиною стреляет снайперская свт сержанта Калининой. Когда танкам до окопов осталось около ста метров, автоматчики дружно дали залп, и пехота противника залегла. Танки тоже встали и начали стрелять фугасами по окопам взводов охраны. Силаев выглянул, чтоб короткой очередью срезать кого-нибудь из немецких солдат, но никого не заметил. Залегли, суки. В тылу одиноко грохнул выстрел немецкого маузера, и один из танков вспыхнул огненным разрывом. Селаев не поверил своим глазам и вытаращился на пылающий танк. Второй выстрел, и очередная стальная машина исчезает в огненной вспышке. Высунутся посмотреть, кто стреляет сзади возможности нет, но третий танк взрывается, и оставшаяся пятёрка панзеров начинает пятиться назад. Пулемёты всех пяти танков щедро поливают лес за спиной взвода охраны, и танки пятятся. Неужели подкрепление подошло? Очередной выстрел, и танков осталось четыре, ещё пять секунд — и уже три. Бойцы начали выглядывать из окопов и, не видя пехоты противника, с недоумением стали вертеть головами. Ещё выстрел, и снова взрыв. Остался один танк. Силаев отсчитал пять секунд, и снова огненная вспышка и всё. Никто больше не стреляет, ни с нашей стороны, ни в нас. Весёлый мужской голос разрывает тишину:

— Хорошо сидим, товарищи! Трофеи помогите собрать, а то я до вечера тут один не управлюсь.

— О, это ж наш доктор! Здравствуйте, Алексей Николаевич, — выкрикнул один из бойцов.

— Здравствуйте- здравствуйте, товарищи красноармейцы и командиры!

Лейтенант из особого отдела первым вылез из окопа.

— Товарищ Новиков, это же вы немецкие танки расстреляли?

— Да вроде больше нет никого, товарищ лейтенант государственной безопасности.

— А чем это вы их так красиво?

— Да вот, пока с по немецким тылам к нашим выходил, нашёл немецкий карабин. Так с него и стреляю. Вроде удачно.

— Вы не против, если я на него посмотрю? — не унимался лейтенант.

— Да, пожалуйста, — протянул свой трофейный карабин Алексей.

Лейтенант взял Маузер в руки и начал вслух комментировать свои действия.

— Стандартный немецкий карабин, — и лейтенант открыл затвор и выщелкнул два последних патрона из обоймы. — Патроны на вид тоже обычные. Странно… — Лейтенант вставил обратно патроны в карабин и, передёрнув затвор, прицелился и выстрелил в подбитый немецкий танк. Снова мощная вспышка озарила бронированную машину.

— Ага. Вот как значит, — лейтенант дослал последний патрон в патронник и снова выстрелил. Огненный шар окончательно поглотил башню танка.

— Наигрались, товарищ лейтенант? — шутя спросил Алексей.

— Алексей Николаевич, а не откроете ли вы нам секрет, что вы сделали с этим карабином и патронами к нему? Я на днях посмотрел, как вы наших бойцов чините, так вот думается мне, что и тут вы свою руку приложили!

— Приложил, как же без этого!? — Алексей обернулся на подходящую сзади девушку-снайпера и продолжил.

— Во-первых, у данного карабина преобразована сталь ствола. То есть расстрелять его не получится. Во-вторых, внедрена система самоочистки нагара ствола. В-третьих, скорость вылета пули у него выше в пять раз. Ну и последнее- это изменённый патрон.

— Это как?

— Ну, считайте, что я их просто заговорил.

Лейтенант усиленно чесал затылок.

— Я вот слушаю всю эту фантастику и думаю, что мне в рапорте писать. Танки — вот они, пылают, и всё лично сам проверил. Но не верю я что-то своим глазам.

— Товарищ лейтенант государственной безопасности, разрешите обратится! — по уставу отчеканила снайпер, сержант Калинина.

— Обращайтесь, товарищ сержант.

— Можно ещё провести эксперимент. Я предоставлю стандартный снайперский патрон товарищу…Эм, извините, не знаю вашего имени.

— Алексей Николаевич Новиков, народный целитель и изобретатель.

— Вот. Товарищу Новикову. Пусть он его заговорит, а мы испытаем! И если я правильно поняла, то модификация винтовки с увеличением скорости пули в пять раз позволит стрелять на дистанции до шестисот метров не меняя прицела.

— До тысячи, — поправил Алексей.

— Тем более до тысячи. Я готова рискнуть и предоставить свою винтовку на такую модернизацию. Если, конечно для этого Алексею Николаевичу не придётся уезжать с ней куда-то далеко на несколько дней.

— Да нет, не придётся. Я всё могу сделать в течении десяти минут прямо тут.

— Ну, раз товарищ Новиков согласен, то для полноты отчёта я бы попросил этот эксперимент произвести.

Алексей протянул руку к винтовке и, получив её, уселся на задний обрез стенки окопа и, перейдя на рунное зрение, на всякий случай осмотрел поле боя. Живых сигнатур на поле боя не было, и Алексей сосредоточился на модификации винтовки.

Погрузившись в работу, Алексей решил немного шагнуть дальше в модификации. В дополнение к улучшению качества стали ствола и увеличению скорости полёта пули в пять раз, СВТ сержанта Калининой обрело бесшумность выстрела и улучшенную оптику. Алексей отсоединил магазин винтовки, а девушка успела поставить полный, и выщелкнув на руку все десять патронов преобразовал их в бронебойно-зажигательные.

— Могу я узнать ваше имя? — спросил Алексей у девушки-снайпера.

— Калинина я. Светлана.

— А по батюшке?

— Анатольевна.

Алексей сделал гравировку на ствольной коробке «Калинина С. А.»

— Вот, Светлана Анатольевна, ваша «Светка». Пробуйте!

На этот раз все бойцы и подполковник Силаев вылезли из окопов. Сержант Калинина приготовилась к стрельбе и потянула спуск. Тихий лязг затвора заставил девушку круглыми глазами посмотреть на улыбающегося Алексея, а лейтенант НКВД зафиксировал новый огненный шар.

— Все всё видели, товарищи бойцы, и вы, Виктор Анатольевич?

— Да, видели видели и все бумаги подпишем, — подтвердил Силаев.

— А так тихо она теперь всё время будет стрелять? — спросила Света.

— Да. Ещё один маленький подарочек, от которого зависит жизнь снайпера.

Светлана поменяла обойму и сделала ещё один выстрел в только ей видимую цель.

— Ты смотри! — Воскликнула девушка. — Куда прицелилась — туда и попала!

Светлана разрядила оружие и молча подошла и поцеловала Алексея в щёку.

— Спасибо вам, Алексей Николаевич!

— Эх!.. Нам бы таких патронов в сорок первом, — печально проговорил Силаев. — Сколько бы в живых людей осталось…

— Сожалею, но это новая разработка. Вот это, в принципе, и были испытания, — понимая всю печаль подполковника, проговорил Алексей.

Из медсанбата стали подходить исцелённые бойцы. Некоторые были без оружия, поскольку не всегда эвакуация с поля боя позволяла вынести бойца с оружием.

Пользуясь возникшей сменой обстановки, Алексей извинился, что должен покинуть общество бойцов и командиров, поскольку лишнего времени не имеет, и отправился за трофеями. Дойдя до того, что осталось от атакующего батальона германских солдат, Алексей выбрал пару германских походных ранцев и, наложив на них руны максимального расширения, начал складывать патроны, гранаты, консервы, золото, пистолеты и несколько автоматов. Без магазина и с сложенным прикладом мп 38–40 помещался в ранец идеально. Мимо Алексея красноармейцы возвращались в окопы переднего края.

— Молодцы, ученицы, быстро начали бойцов в строй ставить, — подумал Алексей.

Тактичное покашливание отвлекло Алексея от мыслей. Он обернулся и увидел стоящую в трёх шагах сержанта Калинину.

— Светлана Анатольевна, чем обязан?

— Вы меня извините, Алексей Николаевич, но я тут за вами через прицел подглядывала, и меня очень заинтересовал вопрос, каким образом вы умудряетесь столько всего уложить в ранцы?

— А это, Светлана Анатольевна, одна из моих разработок по увеличению внутреннего объёма и снижению массы.

— Эх. Жаль нам не положено такие ранцы иметь. Я бы тогда вас попросила мне тоже один подарить.

— Так давайте, я вам на вещмешок расширение наложу. Могу даже на карманы гимнастёрки, — и Алексей опустил взгляд на эти карманы, отчего и сам смутился, и девушку ввёл в смущение.

— Давайте, Алексей Николаевич, ограничимся вещмешком.

— Да, давайте ограничимся вещмешком.

— Личные вещи вытряхнуть? — спросила девушка, снимая вещь мешок с плеч.

— Они не помешают.

— Тогда вот, пожалуйста, — протянула вещмешок Света.

Забрав вещмешок, Алексей оценил его потёртость и к стандартному набору рун на расширение и уменьшение веса добавил преобразование ткани на максимальную прочность и стойкость к износу. Спасибо тебе, брошюра по бытовым конструктам из мира Йольда. Вспомнив о мире Йольда и жене с сыном, Алексей даже расстроился, но тут Светлана увидела, что в траве на земле лежит только форма, сапоги и оружие, а трупов солдат нет.

— Это как? — Светлана начала бегать между кучками амуниции.

— А вы хотели целый день носить и закапывать трупы?

— Так. Стоп. Алексей Николаевич, это же вы их так ещё во время боя. А я то думала, что как-то странно немцы залегли.

— Светлана Анатольевна, вас же товарищ лейтенант государственной безопасности попросил более тесно пообщаться со мною?

Светлана закусила нижнюю губу и покраснела.

— Не стыдитесь. Я верю, что вы замечательная девушка и ничего похабного в голове не держали. Просто скажите мне, что конкретно интересует товарища из особого отдела.

— Меня попросили постараться подружится с вами и подробно описывать ваше поведение, действия и ещё всё, что может быть полезного для нашей советской Родины.

— Хорошо. Тогда я надеюсь вы поможете мне со сбором трофеев, раз у вас уже санкционировано пребывание рядом со мною.

— Что нужно делать?

— Просто собирайте консервы вот в этот ранец и еще, смотрите, — Алексей достал из кармана мешочек с золотыми украшениями. — В ранцах солдат и рядом с вещами могут быть золотые украшения, собранные фашистами с наших советских людей. Это золото вы передадите под опись товарищу из НКВД. На золото наше советское правительство закупает танки, самолёты и продукты питания в Американских Соединённых штатах. Это будет относится к разряду — полезное для Родины. Остальное будете описывать как есть.

— Это очень напоминает мародёрство, товарищ Новиков, — перешла она на более официальный тон.

— Вот смотрите, Светлана. Во-первых, вещи и украшения сейчас просто лежат на земле и трупов тут нет. Во-вторых, если наши войска не удержат данный рубеж, то всё это золото снова попадёт руки фашистов и на него, возможно, будут построены танки и самолёты, которые будут бомбить наши города и убивать наших людей. Светлана, это просто жёлтый металл, который почему-то люди наделили высокой стоимостью, и я не вижу ничего зазорного в том, чтобы использовать его как оружие и направить против врага.

— Убедили, Алексей Николаевич.

Вдвоём дело пошло веселей. Алексей выбрал ещё один ранец и наложил на него расширение. На немой вопрос Светы ответил:

— Бойцам на передовую отдадим. Там все только из медсанбата, а потерю крови нужно восполнять хорошим питанием.

Света молча кивнула. Практичная логика товарища Новикова находила отклик в душе девушки, успевшей хлебнуть лишений фронтовой жизни. Алексею же золото было нужно на артефакты. Он рассчитывал сделать флаер. Уж очень он привык к этому средству передвижения, и к тому же знал, что армия оценит такой удобный вид транспорта. Единственное, что нужны накопители, но их можно наковырять с трофейных украшений. И ещё вопрос подзарядки этих накопителей. Пилотам придётся активировать некоторые возможности, иначе не выйдет.

Высыпая на траву очередной ранец, Алексей увидел скрутку с несколькими стамесками. Топор, он надеялся, раздобыть не проблема, а брезент вместо кожи он выпросит в санбате. Остальное потихонечку соберёт. За два часа Алексей со Светой перетрусили все ныне бесхозные ранцы и Алексей попрощался со Светланой и направился в медсанбат.

******
В течении недели через активацию целительских каналов прошли медики всего медсанбата Зои Фёдоровны, и теперь её отчёт за последние десять дней рассматривали в Особом отделе фронта, вместе с остальными материалами собранными сотрудниками в толстую папку с грифом "Секретно" и надписью "объект Н1Н". Так, оригинальным способом были зашифрованы инициалы Алексея. Алексей же, пользуясь затишьем на передовой, начал делать флаер.

Большого количества деревьев в степной зоне не было, но нужное количество Алексей набрал. И вот теперь, вместе с плотником Митричем, мужчиной лет пятидесяти, Алексей налаживал каркас будущей летающей платформы.

В медсанбате заменили около половины всех обученных специалистов, и Зое Федоровне пришлось договариваться с Алексеем на постоянную переподготовку медицинских кадров. Вот тут вскрылась ещё одна интересная деталь. Стать целителем по методике Новикова могли только девушки славянских народов. Остальные не несли в себе нужного энергетического канала и использовали для лечения не энергию космоса, а энергию больного или окружающих, стягивая её через конфликты и привлечение внимания. Таким студентам он просто заглушил активированный канал. Катя спросила, почему так, а Алексей сказал, что на данный момент времени пока не может ответить на этот вопрос. Иначе у девушки просто рухнет её модель мира.

Чтоб доделать флаер, ему пришлось сходить за линию фронта и по проверенной уже схеме остановить несколько грузовиков и надергать с них лобовых стёкол. Исчезновение Новикова на сутки заставило забегать часть новых людей из медсанбата, что вызвало весёлый смех у Кати, которая и без того отслеживала энергетические потоки внимания к Алексею Николаевичу. Когда Алексей вернулся с охапкой стёкол, и начал встраивать их в каркас, сзади нарисовался особист и начал спрашивать, куда это Алексей Николаевич изволили исчезнуть на целые сутки.

— За стеклом ходил, товарищ лейтенант государственной безопасности.

— Стёкла-то немецкие, — заметил чекист, рассматривая клейма в углах стёкол.

— Хотите их допросить? — Пошутил Алексей.

— Шутите, Алексей Николаевич. Просто если вы вдруг исчезнете, то знаете сколько голов полетит…

— Я вам могу сказать по секрету, товарищ лейтенант государственной безопасности, что немцы захватить меня в плен не смогут. Да и если мне вдруг станет не уютно находится в Советском Союзе, то удержать меня не получится, даже если на меня бросят всю советскую Армию. Поэтому очень глупо кого-то лишать головы. Если мне нужно будет отлучится — я отлучусь. Сейчас мне нужно доделать вот этот-чудо аппарат, который будет летать бесшумно, в любую погоду и не требовать топлива. Вы знаете какие перспективы откроет наличие такого аппарата? Это и заброс, и эвакуация разведгрупп, и быстрая эвакуация раненых, и подвоз боеприпасов, топлива, и переброска войск, и это всё при очень небольших затратах.

— Впечатляет, Алексей Николаевич. Вы точно уверены, что это полетит?

— Я уже использовал длительное время такую платформу.

— И где сейчас она?

— Налетел в темноте на стоящий на высоком кургане подбитый танк и, как вы понимаете, платформа разлетелась и восстановлению не подлежала.

— Когда доделаете — прокатнёте?

— Легко.

— А если я найду людей и материалы, ещё один сделаете?

— Могу и не один, но тут нужно делать определённые накопители и артефакты управления, а для этого нужны огранённые драгоценные камни и небольшие пластины металла типа золото, серебро, алюминий.

— С подбитых самолётов алюминий подойдёт?

— О! Как я сразу не догадался! Нужно будет пару самолётов уронить ради этой идеи. Спасибо, товарищ лейтенант, за идею.

— А самолёты чем ронять будете? Можно будет посмотреть?

— Силой мозга! — Алексей постучал себя пальцем по голове. А посмотреть можно запросто. Давайте с утра на окраине одной из рощ разведём дымный костёр, и кто-то из птенцов Геринга обязательно решит узнать, что там горит.

Лейтенант почесал затылок. По его лицу было видно, что просто наживкой ему быть неохота.

— Вы, товарищ лейтенант зря опасения испытываете. Я вам скажу, что мало того, что мы самолёты уроним, мы ещё и летчиков в плен возьмём!

— Ну, тогда я сомнений не испытываю. Отделение бойцов мне на полдня выделят легко, так что давайте завтра в семь утра я к вам зайду.

— Вот и договорились.

******
К восьми утра Алексей с лейтенантом и отделением солдат начали жечь дымный костёр в малюсенькой берёзовой роще. Через двадцать минут к ним на огонёк пожаловала четвёрка сто девятых мессершмиттов. Пара самолётов снизилась на высоту около ста метров, а вторая находилась немного выше. Алексей проделал свой трюк с изменением свойств авиационного топлива, и вся четвёрка рухнула на землю. Выпрыгнуть с парашютом получилось только у двух пилотов, которые в парализованном виде были приняты бойцами лейтенанта. Один самолёт при падении упал на крайние деревья и, естественно, не загорелся. Алексей направился к нему. Вытряхнув из кабины труп пилота, Алексей разжился шикарными часами и пистолетом Вальтер ППК в подарочном исполнении. Золотое покрытие и многочисленные орнаменты. Само то на подарок. Вырезав улучшенным штык-ножом куски алюминия, Алексей выдрал приборную доску, тросики, ролики и ещё всего по мелочам и, загрузив четверых бойцов вьючными животными, вернулся в медсанбат. По крайней мере, компас с панели мессершмитта он теперь установит на свой флаер.

Митрич уже приладил стёкла в деревянный каркас и начал раскатывать старый брезент. В четыре руки Алексей с Митричем начали обтягивать каркас брезентом. Катя вызвалась помочь, нашла себе свободную подругу, и вдвоём они начали сшивать стыки брезента толстыми суровыми нитками. Поскольку сшивать пришлось по месту, то получилось, что одна девушка снаружи втыкает иголку, а вторая принимает её изнутри. Потом девушек сменили другие охотницы за вниманием Алексея. К вечеру каркас был обшит и Алексей занялся элементами управления. Из ранца были извлечены собранные у немцев драгоценности, и Алексей наковырял всяких камней из серёжек и брошек. На вертикальную тягу в этот раз были установлены семь накопителей с плавной регулировкой и пять накопителей на горизонтальную тягу. Алексею уже было невтерпёж поднять новый флаер в воздух и он, не взирая на темноту, решил всё доделать. К утру флаер был готов и усилен. Двойной контур отвода глаз гарантировал незаметность. Не хватало только мягких сидений в кабину и грузовой отсек. Но для этого нужно было лететь к немцам. Алексей перенёс свои вещи в грузовой отсек и постелив одеяло уснул.

Глава 16

Проспав три часа, Алексей дошёл до особиста, которого вызвал часовой из взвода охраны.

— Товарищ лейтенант государственной безопасности, здравствуйте.

— А, товарищ Новиков. Здравствуйте, Алексей Николаевич, здравствуйте! С чем пожаловали?

— Летающую платформу я доделал, кроме сидений. И сегодня часов в семь вечера собираюсь к соседям. Планирую разжиться сидениями от легкового автомобиля. Если вы со мною отправите разведгруппу, то можем по-товарищески поделиться. Мне сиденья — вам тех, кто на них сидит.

— Нравитесь вы мне, Алексей Николаевич. Очень правильное у вас чувство товарищества. Если вы не против, то я сам с вами слетаю и бойцов с собою возьму.

— Договорились.

К вечеру, закончив работу с ранеными, Алексей перекусил немецкой консервой и полетел к особисту. Особист уже его ожидал, ходя взад- вперёд, а отделение бойцов сидели у деревьев в ожидании команды. Алексей мягко опустил платформу на землю и вышел к лейтенанту.

— У меня всё готово. Прошу садится. Карета подана.

Вскочившие бойцы с круглыми глазами с боязнью стали садится в грузовой отсек. Лейтенант прошёл на место второго пилота. Алексей закрыл задний борт, а в этот раз он сделал именно такой вариант, да и на запорные шпингалеты для грузовиков немцы были нежадные и отдали их в нагрузку к стёклам, и пройдя на своё место, поднял флаер в небо.

— Ух ты! Аж дух захватывает! — начал делится впечатлениями лейтенант.

— А нас немцы не расстреляют с самолётов?

— Исключено. Вы что-нибудь слышали про отвод глаз?

— Вроде как некоторые казаки пластуны этим владели.

— Так вот, тут двойной контур такой же приблизительно маскировки. То есть мы видим, а нас — нет.

— Здорово. А я вот волнуюсь и поэтому на разговоры тянет.

— Вы, кстати, машину водить умеете? — Решил поддержать беседу Алексей.

— Да как-то не было возможности научиться.

— Жаль конечно, но ничего.

— А что, у вас есть план с ездой на машине?

— Да я вот подумал, что быстрее будет остановить колонну, погрузить людей в сон и затолкать легковую машину в грузовой отсек. Тогда мы быстро взлетаем, бойцы обезоруживают и связывают спящих пассажиров, и мы благополучно добираемся до своего полка. Там вы забираете пассажиров, а я всё остальное.

— Звучит как-то нереально. Что, действительно всё так просто?

— Да. Вы же помните, как мы авиационный алюминий добывали?

— Ну да. Больше всего досталось бойцам, что помогали вам переносить фрагменты самолёта. И то, они только вспотели. Я вот даже часы красивые у пилота в подарок попросил, — и лейтенант показал очень приличный хронометр.

— Я тоже. — Алексей показал свои и они дружно засмеялись. — Только мои достались по завещанию прежнего хозяина, а вам подарили, — досмеявшись ответил Алексей. Они летели уже минут двадцать со скоростью около четырёх сот километров и вылетели на широкую дорогу, по которой плотной колонной двигались войска.

— Скоро закат, и движение прекратится. По моим расчётам, в последней колонне может кто-то из офицеров не ниже майора ехать.

— Это чтоб в основном потоке пыль не глотать?

— Верно.

Алексей поднял флаер на высоту около километра и начал высматривать добычу. Через некоторое время Алексей увидел то, что хотел. Последняя колонна из двух грузовиков, двух легковых автомобилей и бронетранспортёра во главе колонны.

— Это мы очень удачно с вами, товарищ лейтенант, зашли.

Последняя колонна ехала не спеша, отставая от впереди идущих войск на пару километров. Песчаная степная дорога давала очень много пыли, поэтому бронетранспортёр ехал по обочине, а остальная колонна подстраивалась под его скорость. Волна крепкого сна накрыла колонну и через несколько секунд разом заглохли все двигатели. Флаер тихо опустился перед легковыми автомобилями. Открыв задний борт на дорогу высыпали бойцы. Алексей с лейтенантом подошли к легковым автомобилям. После того, как были открыты двери, лейтенант присвистнул.

— Генерал, два полковника и два майора!

Пока лейтенант летал в облаках, Алексей обезоружил людей в первом автомобиле и приказал бойцам перенести водителя в багажник. Бойцы энергично начали вязать пленных, а Алексей взбодрил к действию лейтенанта.

— Товарищ лейтенант, не спите.

Замечтавшийся лейтенант начал извлекать оружие у пленных, и вдвоём с Алексеем перенесли водителя в багажник. Алексей сел за руль, и Хорьх медленно вырулил на погрузку. Подождав, когда бойцы закончат с связыванием, Алексей загнал первую машину в грузовой отсек и активировал внутреннее расширение. Второй автомобиль впритирку зашёл в грузовой отсек, а бойцы равномерно распределились по бокам, и флаер сорвался в небо. Перенервничавшие бойцы закурили.

— Куда сейчас? Может сразу в штаб армии?

— Да. Лучше туда. Ну и дел мы наворотили…

— Дорогу-то знаете? Товарищ лейтенант.

— До штаба армии? Да, покажу.

— Вот и отлично.

******
В штаб армии прилетели минут через сорок. Алексей привёл в чувства лейтенанта, и бойцы начали выносить спящих комрадов на свежий воздух. Через пять минут вместе с лейтенантом прибежал взвод солдат, два генерала и с десяток офицеров с крупными звёздами на погонах. Алексей за это время успел снять кресло пассажира с опеля и поставить его на место пилота. Затем выгнал машину задним ходом и принялся снимать кресло водителя. За этой процедурой он и был застигнут многозвёздной делегацией.

— Здравствуйте, товарищ Новиков.

— Здравствуйте, товарищ генерал армии. К сожалению, я плохо разбираюсь в воинских званиях и не знаю вас по имени отчеству.

— Шумилов Михаил Степанович.

— Доброго здоровья, Михаил Степанович, и вам, товарищи.

— Товарищ Новиков, вы не могли бы задержатся до завтрашнего дня? Мне бы очень хотелось с вами переговорить, а сейчас, увы, не получится.

— Михаил Степанович, — Алексей достал из нагрудного кармана два переговорника, сделанных как раз на такой случай. — Сейчас вам явно будет не до меня. Вот это одна из моих разработок. Если приложить палец к вот этому месту, то можно говорить, как по радиостанции. Мой позывной — Безымянный. Если я вам понадоблюсь, вы можете меня вызвать и через минут пятнадцать — двадцать я подлечу. Передача по этому разговорнику не отслеживается, поэтому можете говорить не шифруясь.

— Ну, что ж. Давайте так и договоримся. Тогда я откланиваюсь и всего вам доброго.

Шумилов ушёл вслед за уведёнными пленными, а Алексей завершив установку второго кресла, перенёс задний диван и всё содержимое багажника опеля в грузовой отсек.

— Бойцы, вы голодные?

— Странные вопросы вы задаёте, товарищ Новиков. Ужин мы благополучно пропустили, а сухарями сыт не будешь.

Алексей выдал бойцам по банке немецких консервов и занялся переливом бензина из запасных канистр в Хорьх, а из опеля в опустевшие канистры.

Через несколько минут появился лейтенант, собрал у всех документы и ушёл обратно в штаб и через минут пятнадцать вернулся в сопровождении ещё одного генерала, как позже оказалось заместителем Шумилова, генерал лейтенантом Чуйковым.

Чуйков от лица командования поблагодарил бойцов за службу и вручил медали «За отвагу». Алексею перепала «красная звезда», а лейтенанту пожали руку. На немой вопрос Алексея Чуйков ответил, что лейтенант проходит по ведомству НКВД и завтра штаб армии с утра отправит соответствующие документы в ведомство лейтенанта. Соответственно и награда будет вручена чуть позже.

В часть вернулись уже в полной темноте.

— Алексей Николаевич, как вы умудряетесь так точно в темноте приземлиться?

— А мне без разницы день или ночь. Я и в темноте вижу.

— Вы полны сюрпризов, товарищ Новиков, — сказал лейтенант и подавил зевок.

— И вам спокойной ночи, товарищ лейтенант государственной безопасности.

Лейтенант тоже попрощался, и Алексей улетел в медсанбат.

******
Утром Алексей встал чуть позже семи утра. Приведя себя в порядок и позавтракав, он занялся новыми ученицами и был торжественно поздравлен Светой, которая принесла противогазную сумку патронов на противотанковую модификацию. Силаев командир не глупый и решил доверить выбивание вражеских танков снайперу Калининой. Что ж, весьма грамотный ход. Пока Алексей закончил с ученицами и занялся снайперскими патронами, слух о награждении его орденом «красной звезды» облетел весь санбат. Зоя Фёдоровна пришла и поставила перед фактом, что такой повод, как награждение, нужно обязательно отпраздновать, что, в общем-то и произойдёт за ужином, и виновник торжества обязан явиться в девять вечера. Закончив с патронами, Алексей пригласил Свету присоединиться к вечерним посиделкам и отправился посмотреть на свой трофейный Хорьх. Вскрыв багажное отделение, Алексей обнаружил: несколько красных кирпичей, инструмент, домкрат, ящик французского вина и ящик коньяка. Большая корзина продуктов хранила в себе: виноград, большой шмат сала, кофе в металлической банке, сыр, коробка конфет, чай, сахар, хлеб, отдельно стояло два ящика консервов, саквояж с нижним бельём и чемодан с вещами и подарочным пистолетом Вальтер ППК с хромированным покрытием, костяными накладками и весь украшен виньетками.

— Спасибо, господин генерал, за щедрые дары. Не за что, товарищ Новиков. Вы это заслужили, товарищ Новиков. Пользуйтесь на здоровье, товарищ Новиков, — Алексей начинал нервничать от нехорошего предчувствия. Закончив ревизию, Алексей подхватил свой карабин, набил в карманы патронов и отправился на передовую. Он всеми своими органами чувств ощущал надвигающуюся беду. Видимо немцы в ближайшее время будут мстить за кражу генерала и полковников. Алексей спустился в траншею и, здороваясь с бойцами, прошёл все шесть километров траншей, укрепляя рунами блиндажи и модернизируя в противотанковый вариант по сотне патрон в каждой роте. И только после этого у Алексея начал успокаиваться внутренний мандраж. Нужно срочно делать излучатель на флаер. Алексей возвращался с санбат, когда в кармане заговорил переговорник.

— Чуйков вызывает Безымянного.

— Слушаю вас, товарищ генерал-лейтенант.

— Алексей Николаевич, вы не могли бы обеспечить срочно связью с подполковником Силаевым.

— Через пять минут я с вами свяжусь. Я как раз скоро подойду к его землянке.

— Хорошо. Жду.

Силаев быстро освоился с переговорником, и Алексей вышел из землянки командира. Через пять минут Силаев показался из землянки и спросил:

Алексей Николаевич, вы можете сделать таких переговорников хотя бы два десятка, чтоб с штабом армии связь была?

— За пару часов успею, устроит?

— Их в штаб армии нужно будет отвести. Генерал говорил, что вы быстро можете до них добраться.

— Хорошо. Тогда не буду терять время. Нужно спешить. По моим ощущениям, что-то надвигается.

— Хорошая у вас чуйка, товарищ Новиков. Калинина к вам подходила на модернизацию патронов?

— Ей сделал три сотни и сейчас в каждой роте по сотне патронов «зарядил».

— Вот спасибо, Алексей Николаевич. Век помнить буду.

— Одному Отечеству служим, Виктор Анатольевич.

— Верно сказали, Алексей Николаевич. Я тогда этот переговорник оставлю?

— Оставьте. И ещё один момент. Если фашист в наступление пойдёт, я могу с Калининой летать на платформе вдоль линии фронта и жечь танки.

— Принимается. Я доложу о вашей инициативе.

Судя по тому, что Силаев прислал Свету сразу в медсанбат, то наступление ожидается прямо в ближайшее время. В течении часа они с Митричем изготовили сорок штук переговорников. Повезло, что у Митрича уже были остроганные рейки, поэтому Алексей вылетел в штаб армии буквально через час. Зою Фёдоровну пришлось немного расстроить, что банкет сегодня вряд ли будет, поскольку в любой момент немцы могут перейти в наступление.

Свету пришлось немного подлечить, поскольку у неё было застужена мочеполовая система от длительного лежания на позициях в мороз. После этого Алексей сразу активировал ей ночное зрение, а так же каналы целителя, и по дороге объяснял, как лечить себя, и в случае опасности остановить сердце врагу, и устроить временную импотенцию. Уже в полёте договорились, что в случае боя с танками Алексей будет зависать приблизительно над танком противника, а Света будет стрелять в моторный отсек.

Подлетев к штабу армии, Алексей переговорил с часовым, и через пару минут вышел Чуйков с молодым чернявеньким капитаном.

— Алексей Николаевич, вот убедительная просьба, вместе с капитаном Сахаровым развести переговорники. Он покажет дорогу.

— Мы успели изготовить четыре десятка переговорников.

— Очень хорошо. Тогда полтора десятка мы передадим в Москву, а остальные сейчас вы развезёте.

— Товарищ генерал-лейтенант, нам бы ещё патронов для винтовки свт на случай немецкого наступления.

— Я в курсе.

Чуйков принял полтора десятка переговорников и, погрузившись на платформу, дождались ящик патронов и ушли в небо.

Светлану попросили уступить место капитану и она пошла отдыхать, расположившись на заднем сиденье Хорьха. Сахаров, увидев красивую девушку и шикарную машину, включил режим комиссара и начал перемешивать мозг чайной ложечкой. Два с небольшим часа Алексей молча выслушивал о социалистической сознательности и правильном поступке в виде сдачи трофейного автомобиля в штаб армии. Все аргументы, что у него был договор с особым отделом, Сахаров выслушал и снова начал капать на мозг, что коммунисты должны показывать пример населению и всё такое. Алексей был доведен практически до белого каления, что не выдержал и высказал капитану:

— Вчера два генерала видели эту машину и не один не заикнулся о нужности её штабу фронта, а вы, товарищ капитан, видимо, решили сами сесть за её руль, раз не понимаете элементарных вещей.

— Это каких же вещей я не понимаю и почему это вы подразумеваете у меня корыстные мотивы?

— Элементарные вещи заключаются в том, что если армия заключает договор о сотрудничестве, то она держит своё слово. А у меня с армией именно договор о сотрудничестве.

— Ну вы же, как гражданин обязаны отдавать все силы на благо защиты Родины.

— А причем тут моя машина? Как она может участвовать в защите Родины и с чего вы вообще взяли, что я гражданин СССР? Я в любой момент могу улететь в любую страну мира и весьма хорошо в ней устроится.

— Вы эгоист и буржуазный элемент! Я обязательно свяжусь с особым отделом армии, чтоб они пересмотрели свои с вами договорённости, поскольку когда весь Советский народ напрягает все свои сил, вы, как вас там, Новиков, заняты личным обогащением.

Алексей еле дождался, когда в последнем полку Сахаров выйдет отдавать переговорник. Алексей на стал ждать его возвращения и заложил в тонкие тела капитана руны на ликвидацию через инфаркт и инсульт одновременно с задержкой по времени в пять минут.

Света вышла из машины и села в кресло второго пилота.

— Удалось поспать?

— Нет.

— Все слышала? — Света кивнула.

— Весь мозг вынес, паразит…

— Что ж вы его так называете, товарищ Новиков, он ведь во многом прав.

— Светлана Анатольевна, — Алексей тоже перешёл на официальный язык. — Капитан не прав нигде и ни в чём. Если вы обратите внимание, то такие люди, как капитан к чему призывают? К тому, что тот, кто может и умеет жить хорошо лишился результатов своих усилий и передал их кому то, кто сам ничего этого не может. Ведь, если б все могли жить хорошо, то ни у кого не пришлось бы отнимать и отдавать другому. Я готов биться об заклад, что сам капитан может только речи толкать и вдохновлять других на жертвы, причем сам отсиживается в штабе, а не на передовой. И скорее всего, он чей-то родственник из тех, кто занял тёплое место в партийных кабинетах. Но это я отвлёкся. Так вот логика паразита такова, что он под красивыми лозунгами будет делать только одно- присваивать себе плоды чужого труда и усилий. В результате все будут жить плохо, а они будут возглавлять, направлять и пользоваться тем, что произвели другие. А если вы посмотрите через целительские энергии на людей такого типа, то увидите, что они питаются энергией от других людей через притягивание внимания, через внедрение чувства неполноценности и ущербности. Советский Союз сейчас держится только за счет того, что товарищ Сталин умудряется находить лучший выход во всех вызовах, которые бросает ему текущий момент времени. Если не станет Сталина, то такие как капитан быстро распродадут и развалят всё, за что сейчас умирают сейчас миллионы Советских людей. Вот товарищ Сталин стремится к тому, что б все жили хорошо. Улавливаете разницу. Два разных мира, в одном всем хорошо, в другом всем плохо.

— А вы правда не гражданин СССР?

— Правда.

— А откуда вы?

— А это относится к разряду тайны. И не потому, что я боюсь что вы кому-то расскажете, а потому, что просто не поверите в возможность такого.

— А у вас там есть семья?

— Да, есть. Жена и сын, весной родился.

— А почему вы не вернётесь к ним, если это не ваша страна и не ваша война?

— Пока это от меня не зависит. Не могу я пока делится такими откровениями, так что, прошу вас меня извинить.

Алексей замолчал и замкнулся до прилёта в полк.

В полку всё «стояли на ушах». Санбат готовился принимать раненых, и Алексей, сидя на земле и модифицируя патроны, казался самым настоящим бездельником.

— Если бы не знала, чем вы занимаетесь, то заподозрила бы вас в саботаже, — улыбнулась Светлана.

— А этот вопрос уже относится к индивидуальной эффективности каждого. Можно целый день стрелять и не убить ни одного врага, при этом громко крича и вдохновляя других личным примером, а можно тихо сделать один выстрел и взорвать склад с топливом или боеприпасами… — Алексей замер от столь простой идеи, только что озвученной им. Видя, как изменилось лицо Алексея, Светлана решила спросить:

— Как я поняла, вы сейчас решили заняться именно этим?

— Верно. Полетели.

Алексей активировал отвод глаз, и флаер улетел за линию фронта. В первую очередь нужно лишить врага господства в воздухе, и Алексей направил флаер в то место, где раньше разрушил аэродром, но немцы не стали его восстанавливать. Нужно было искать. Алексей поднял флаер на высоту около десяти тысяч метров и, перейдя на рунное зрение, внимательно осмотрел доступную местность. На пределе видимости в небе били замечены сигнатуры самолётов. Алексей направился и их сторону, снизившись тысяч до семи. Он как-то упустил оснащение флаера обогревом и сейчас было весьма холодно.

— Светлана Анатольевна, вы не принесёте из багажника несколько красных кирпичей, — не отрываясь от управления сказал Алексей.

Светлана направилась к Хорьху.

— Там в багажнике фрукты есть. Их можно принести сюда и кушать.

— Да как-то неудобно не делясь с товарищами кушать такие продукты.

— Верно, не удобно, но летать мы с вами будем очень долго, а фрукты очень быстро портятся и будет очень обидно их выкидывать.

Светлана принесла кирпичи, и Алексей быстро отвлёкся и на один из них наложил руны на обогрев. Положив этот кирпич на два других, Алексей активировал рунную цепочку, и камень начал отдавать тепло.

Света из фляги помыла над люком руки и фрукты и принесла их в кабину.

— О. А у нас тут потеплело. Это что кирпич так греет? Ух ты! И правда. И сколько он так может греть?

— Сколько будет нам необходимо. Сейчас я подаю на него энергию, которая преобразуется в тепловую. Попробуйте, Светлана Анатольевна, посмотреть через целительское зрение.

— Я как-то забываю о такой возможности.

— А зря. Потоки энергии помогают определять истину. Любая ложь искажает потоки энергии и приводит к смерти в конечном итоге.

— Это вы всё беседу с Сахаровым забыть не можете?

— Видимо, да. Хотелось бы, чтоб вы не только писали отчёты, но ещё и лучше понимали меня.

— Для чего вам это? Ну, чтоб я вас понимала?

— Для упрощения общения, а вы о чём подумали? Посягать на вас, как на женщину я не собираюсь.

— А жаль. Может быть я этого хотела.

— Увы. Поскольку я женат — это просто не возможно.

— Вы так сильно её любите?

— И это тоже, но если смотреть на это дело, то любое предательство, а измена это предательство, оставляет вкрапления, искажающие ток энергии, и эти вкрапления, требуя подпитки, будут подталкивать на повторение любого предательства. Последствия вы понимаете?

— Понимаю. Алексей Николаевич, а расскажите о своей жене. Какая она?

— Высокая, волосы светло русые, красивые сиреневые глаза с прожилками фиолетового, очень добрая и в тоже время может быть властной…

— Сиреневые глаза с фиолетовыми прожилками? Вы шутите? Таких глаз не бывает.

— Почему? — Алексей преобразовал свою радужку и посмотрел на Светлану.

— Ой. Это у неё такие глаза? Это так красиво… А как вы это делаете?

— Просто я это умею.

— А мне можете такие глаза сделать?

Алексей засмеялся.

— Чего смешного? — Для вида надулась Света.

— Просто там, где я живу такие глаза у всех. Только у меня одного стальные. Так вот десяток знакомых девушек узнав, что я могу поменять цвет сетчатки глаз тут же обратились ко мне с такой же просьбою. Вот поэтому я и смеюсь. Девушки мечтают быть неповторимыми.

— Разве это плохо?

— Нет. И я с удовольствием исполню ваше желание — Алексей тут же внес коррекцию в радужную оболочку. — Можете полюбоваться на свой новый вид.

— Как? Уже? — Светлана вскочила и начала копаться в вещь мешке.

— В машине зеркало есть?

— Точно! — Света вскочила и унеслась в автомобиль.

Алексей снова активировал рунное зрение и вынужден был прибавить скорость, поскольку догнать самолёты пока не получалось. Через несколько минут полёта Алексей заметил, что сигнатуры самолётов стали снижаться.

— Светлана Анатольевна, вы конечно красавица, но мы подлетаем к месту нашей диверсии.

— Уже иду. — Алексей завис над аэродромом по прежнему на семи тысячах и по сигнатурам определил расположение складов с бомбами и ГСМ. — Вон в той точке склад горючего, а вон там видимо бомбы.

— Где? Я только взлётную полосу вижу.

— Светлана, вы воспользуйтесь энергетическим зрением.

— А, да извините. Хм. Это так выглядит топливо в энергиях, — задумчиво проговорила Светлана.

Сейчас я спущусь на сотен пять метров и расположу платформу ближе к складу ГСМ. Первый выстрел сделайте по ящикам с бомбами, а второй в бочки с топливом. Если будет неудобно стрелять, скажете, как изменить расположение.

Светлана кивнула и пошла прикидывать удобство поражения цели.

В тишине раздался лязг затвора, и мощная волна взрыва подкинула флаер. Взлетающие самолёты кеглями посыпались на землю, а через несколько секунд взорвалось и топливо.

Счастливая Светлана плюхнулась в кресло и, достав из корзины кисточку винограда, отправила ягоду в рот и зажмурилась от удовольствия.

— Ух. Вкуснятина. Я думаю, что веточку винограда я заслужила.

Алексей кивнул, и набрав высоту направился в сторону дороги. По дороге непрерывным потоком шли колоны войск.

— Светлана Анатольевна, сейчас мы зависнем над танковой колонной и вы сделаете несколько выстрелов в моторные отсеки. Объясню почему всего несколько. При попадании в моторный отсек сверху не будет понятно от чего взорвался танк, и немцы ещё долго не поймут, что у Советского Союза появилось новое смертельное оружие с сиреневыми глазами.

Светлана никак не отреагировала на комплимент и, кивнув Алексею, пошла к люку. Алексей спустился до пяти сотен метров, и снова двойной лязг затвора, и снова сильный взрыв на дороге.

Алексей набрал высоту и отлетел в сторону.

— Там в грузовике боеприпасы к гаубицам везли, вот я и подумала…

— Очень верное решение. Алексей снова поднял флаер на большую высоту и начал всматриваться в сигнатуры.

— Алексей Николаевич, а мы можем приземлится где-нибудь. Мне очень надо.

— Светлана Анатольевна. Возьмите в корзине с фруктами салфетки и закройте дверь в кабину. Я остановлю платформу и вы спокойно всё сможете сделать в люк.

— А если кому на голову упадёт?

Алексей улыбнулся.

******
— Безымянный- Силаеву.

— В канале Безымянный.

— Вы куда пропали?

— Летаем по немецким тылам. Уничтожили один аэродром бомбардировочной авиации.

— Это вы молодцы. Хорошо придумали. Держите меня в курсе.

— Хорошо, товарищ подполковник, Сержант Калинина ещё спалила один танк и взорвала грузовик с гаубицей и снарядами. Мы пока работаем понемногу, чтоб немцы не поняли, что и откуда прилетело. Хуже будет если сообразят, что у Советского Союза появились новые возможности. Тогда начнут напрягать разведку…

— Кстати о разведке. Вам это как сложно делать?

— Считать сложно. Колонны войск идут постоянно и пыль над дорогой не успевает оседать. Тем более, что сейчас мы хотим более плотно очистить небо.

— Хорошо, пока действуйте по своему усмотрению.

— Конец связи?

— Да. Конец связи.

Немного смущённая Света вернулась из грузового отсека.

— Новости есть?

— Силаев выходил на связь. Я сообщил о проделанной работе. Продолжаем свободную охоту.

— Скоро солнце сядет.

— Поэтому нужно дотемна найти достойную цель.

Над дорогой показалась звено Мессершмиттов и Алексей начал отслеживать их передвижения. Мессеры покружили по окрестностям минут десять и легли на обратный курс. Аккуратно проводив мессеры до аэродрома, где Алексей обнаружил склад с бомбами. Он почесал лоб и начал смутно припоминать, что вроде некоторые модели Мессершмиттов могли брать по одной бомбе. Тем хуже для них.

— Светлана Анатольевна, как вы смотрите, чтоб в начале стрельнуть по бомбам, а минут через пятнадцать в топливо?

— Меня такой вариант более чем устраивает.

Алексей в этот раз спустился метров до шестисот и только успел зависнуть на месте, как лязгнул затвор Светиной винтовки, и снова мощный взрыв огласил окрестности. Движения на аэродроме видно не было, и Алексей не стал долго ждать и, сказав Свете, что им пора, услышал:

— Сейчас я обычными дырок наделаю, а через минутку стрельну заговоренными

Светлана расстреляла обойму обычных и зарядив один патрон ПН(патрон Новикова) сделала выстрел. Растёкшаяся лужа топлива жарким костром пожирала всё вокруг.

— Немцы, видимо, перед наступлением очень основательно завезли бомб… — начала говорить Света.

— Но нарушение техники безопасности при хранении боеприпасов привело к печальным последствиям, — договорил Алексей.

— Безымянный вызывает Силаева.

— Слушаю вас, товарищ Безымянный.

— Немцы совершено не умеют хранить бомбы и авиационное топливо. Аэродром истребительной авиации горит большим пионерским костром. Идём домой.

— Благодарю за службу. Ждём дома.

— Конец связи.

— Безымянный- Чуйкову.

— В канале Безымянный.

— Ждём вас в штабе армии.

— В течении получаса будем.

— Конец связи.

— Ну что, товарищ сержант Калинина. У вас есть минут пятнадцать, чтоб почистить пёрышки и приготовить свои ушки к выслушиванию комплиментов по поводу красоты ваших глаз.

— Ах! Если бы вы знали, Алексей Николаевич, как не просто быть красавицей, — и Света часто-часто заморгала глазами и пошла к автомобильному зеркалу. Алексей взял за маяк переговорник командарма и испытал флаер на прочность скоростью. Через двадцать минут платформа мягко опустилась около штаба армии. К флаеру тут же подбежал позвякивая медалями старшина и, доложив, что ему приказано по прибытии проводить товарища Новикова и сержанта Калинину. Алексей кивнул и, пропустив вперёд Светлану, пристроился в фарватер её движения.

Несколько минут комплиментов в адрес сержанта Калининой, и Алексею было предложено указать на карте места расположения уничтоженных аэродромов. Завтра самолёты авиаразведки должны сделать снимки проделанной диверсии. Алексей также указал место ранее уничтоженного им аэродрома. От интервью газете «Красная звезда» Алексей отказался в категоричной форме, мотивируя секретностью высшего уровня, и пожелал чернявому корреспонденту забыть от слова совсем о их существовании, если не хочет, чтоб его жизнь была короткой и невыразительной.

Корреспондент сделал правильные выводы и очень быстро ушёл искать материалы в действующие части.

После была отдельная встреча с Шумиловым и Чуйковым. Их интересовало всё: открытие курсов по переподготовке врачей по методике Николаева, производство ЛПН1(Летающая платформа Новикова), обучение на неё пилотов, амулеты отвода глаз, модификация танковой брони, ППН(противотанковая пуля Новикова), ПН(переговорники Новикова) и возможность подготовки своих артефакторов и возможность устроить бомбёжку рейхстага. В общем, генералам поставили задачу прозондировать почву. Алексей два часа очень обстоятельно под запись стенографистки отвечал на вопросы и особенно акцентировал внимание на американских банкирах, которые и финансируют эту бойню. Обсуждалось всё, кроме вопроса откуда взялся Алексей. Чувствовалось негласное табу. Оставив озадаченных генералов осмысливать услышанное, Алексей отправился назад в расположение госпиталя. Света напросилась ночевать на заднем диване Хорьха и поскольку Алексею вполне хватало заднего дивана опеля, то возражать он не стал.

Глава 17

Артиллерийскую подготовку немцы начали в утренних сумерках. Алексей тут же вскочил и поднял платформу в небо. Пока Светлана приводила себя в порядок, Алексей разогрел консервы и, слушая доклады по переговорнику, занимался модернизацией патронов.

— Я смотрю, наши вчерашние диверсии на сроки начала немецкого наступления никак не сказались.

— Зато скажутся на наших потерях.

— С этим согласна. Какие у нас планы?

— Сейчас, пока нашу пехоту с землёй сравнивают, мы быстренько перекусим и начнём охоту.

— О, да. Я готова!

Перекус занял не больше пяти минут, и Алексей предложил:

— Артиллеристов пощипаем?

— Я только за.

Новиков начал методично подлетать к артиллерийским и миномётным батареям, и до танковой атаки Света успела расстрелять восемнадцать тяжёлых батарей вместе с орудиями. Патронов в ящике было два цинка по 440 штук, и до этого Алексей зарядил для Светы около трёх сотен. Если и этого не хватит, то был ещё Маузер Алексея и к нему патронов просто целая уйма и немецких колотушек тоже в ранце полно. Скорострельная винтовка Светы очень быстро расстреливала обойму за обоймой. Алексей только и успевал, что модифицировать пачки патронов и перелетать по команде «Дальше» на сотню, полторы сотни метров.

Так замечательно начавшееся наступление захлёбывалось с каждой минутой. Жаркими кострами горели танки и бронемашины. Пехотные части, видя расправу над техникой, шли вперёд с огромной осторожностью. Непонятно откуда, сверху периодически падали гранаты, которые взрывались в воздухе и укрыться от них возможности не было. Алексей не хотел сильно демонстрировать возможность превращать в пепел людей и использовал этот приём только когда явно была опасность прорыва обороны. Всего за полтора часа Света расстреляла оба цинка, и Алексей направил флаер в штаб армии. Не успели Алексей с Светой выйти из флаера, как к ним подбежали оба генерала и крепко обняли Алексея и зацеловали Светлану.

— Мы за патронами. Тот ящик того — кончился.

Тут же без команды старшина организовал ещё три ящика, а генералы предлагали попить чаю, но какой чай, когда ещё не вся техника врага горит огнём. Договорились, что ближе к вечеру Алексей прилетит, и с представителем штаба слетают в танковый корпус, который будет участвовать в контрнаступлении. Есть желание сдвинуть линию фронта хотя бы на пятьдесят километров.

Алексей снова поднял платформу в небо, а Светлана с энтузиазмом взялась вскрывать цинки с снайперскими патронами, подсовывая Алексею в руку поштучно.

Подлетев на передовую — включили отработанную схему ликвидации германской техники, а потом танки резко закончились.

— Всё. Давай отдыхать. Устала так, что даже есть не хочу.

— Есть французское вино. Предлагаю по стакану для очищения крови от пороховых газов.

— Давай, Алексей Николаевич. Заслужили.

Алексей достал бутылку вина и разлил по кружкам. Пили молча и неспеша. Алексей снял с вина рунную матрицу и доработал её на сильное оздоровление. По возможности попробует превратить воду в вино. Осушив кружки, Алексей поднял флаер на восемь километров и завалился спать. Света уже видела сны в облюбованном ею Хорьхе.

Проснувшись в три часа, Алексей нарезал трофейного сала, хлеба, сыра, вскипятил в кружках чая и разбудил Светлану.

— Давай покушаем, и в штаб лететь надо.

Светлана потянулась и села на противоположный край дивана от опеля. В этот раз ели неспеша. Алексей вспомнил, что не показал Светлане, как приводить зубы в порядок после еды. Краткий курс и снова в путь.

В этот раз штаб армии, усиленно занятый подготовкой контрудара, направил в сопровождающие майора Головко.

— Григорий Тимофеевич, — пожимая руку Алексею представился майор.

Светлана в этот раз сама сразу уступила место майору и по ходу движения продолжала подавать поштучно патроны, скрадывая готовые в противогазную сумку.

Через пятнадцать минут платформа опустилась в расположении танковой бригады прорыва. Бронированные машины стояли под деревьями, и приземление необычной летающей платформы собрало всё внимание танкистов, а когда с платформы сошла Света со словами:

— Здравствуйте, товарищи танкисты!

Молодецкий свист восхищения прокатился по задним рядам, и всё внимание теперь досталось Свете. Присутствие майора из штаба армии не позволило бравым танкистам штурмовать сердце Светланы, и Алексей в сопровождении майора и командира бригады начал обход и модернизацию брони и орудий танков. В этот раз Алексей решил увеличить скорость полёта снарядов. По предложению Алексея, укрепление брони начали с самых лёгких танков, и поскольку бригаде нужно было выдвигаться в четыре утра, Алексей предложил командирам его не сопровождать. Работать предстояло всю ночь. И Алексей успел. Всё легкие и средние танки бригады получили рунную модернизацию. На КВ Новиков просто наложил руны на облегчение, помня, что из-за высокой массы у танков часто ломалась ходовая, а огонь противника доставлял меньше хлопот.

******
Выгрузив в штабе майора, Алексей вернулся в медсанбат и, отправив Свету к Силаеву, завалился спать. Проснувшись около одиннадцати, Новиков занялся увечными, которые дожидались его погруженные ученицами в сон.

Зоя Фёдоровна обрадовалась возвращению Алексея и, оставив дела, навестила палатку с тяжело ранеными.

— Здравствуйте, Алексей Николаевич.

— Здравствуйте, Зоя Фёдоровна.

— Алексей Николаевич, мы так и не отпраздновали ваше награждение.

— Да. Обстоятельства как-то не позволили. Я надеюсь сегодня нам ничего не помешает.

— Раз вы не против, то давайте обсудим возможность сделать такую же платформу для подвоза к нам тяжело раненых из других медсанбатов. Так уж получается, что вы единственный специалист, который в состоянии вернуть ранбольным руки и ноги.

— Тут, Зоя Фёдоровна, есть один вопрос, который придётся решать, через командование армии или же мне лично придётся отвлекаться на длительное время. Дело в том, что для работы летающей платформы нужны накопители, роль которых выполняют огранённые драгоценные камни. Их нужно хотя бы семь штук на одну платформу, а у меня осталось только три.

На самом деле у Алексея было ещё несколько уникальных по красоте брошек и дамских колец, но разобрать их на золото и камни он решится не мог.

— Из серёжек камушки подойдут?

— Да. Только чем больше камень, тем реже он требует подзарядки. Поэтому из кулонов и брошей предпочтительнее. Так же Новиков предпочёл, чтоб в роли пилота такой скорой помощи выступали бы обученные по новой методике девушки. Это позволит часть помощи оказать ещё при погрузке и транспортировке.

— Уж для такого святого дела пару медиков мы всегда сумеем выделить. Кстати, Митрич с двумя помощниками, уже тешут брусья.

— Знали, что не откажу? — улыбнулся Алексей.

— Знала, — в ответ улыбнулась Зоя Фёдоровна.

******
В обед Алексей выбрал время и сходил на кухню. Вытряхнув там почти все банки консерв, что остались у него в ранце, Новиков и отправился к раненым. До вечера Алексей был весьма плотно занят. Несмотря на то, что немецкое наступление захлебнулось из-за выбитой техники, раненых было очень много. Поздно вечером он устало пришёл на ужин, где за отдельным столом его дожидались Зоя Фёдоровна и ученицы. Всех двести пятьдесят человек личного состава Зоя Фёдоровна посчитала излишним приглашать на данное мероприятие. Алексей попросил принести пару чистых вёдер и стал наливать в них воду из своей фляги.

— Этот фокус с вашей чудо-флягой мы уже видели, — сказала Зоя Фёдоровна.

— Это другой фокус, — улыбнулся Алексей. Недавно ко мне в руки попала бутылка прекрасного французского вина, и она натолкнула меня на очень интересную мысль. Алексей громко щёлкнул пальцами, для предания фокусу театральности, и вода превратилась в модифицированное лечебное вино.

— О! — громко воскликнула Зоя Фёдоровна. — Я так понимаю, что это копия того французского вина? — и начальник медсанбата выгнула домиком бровь.

— Улучшенная копия, — внес поправку Алексей.

— И, что мы, Алексей Николаевич, будем делать, когда вас от нас заберут, — печально проговорила Начсанбат.

— Я не вещь, Зоя Фёдоровна, и мне могут только предложить покинуть ваш — наш замечательный коллектив. Рычагов давления на меня нет даже у товарища Сталина, поэтому пока я с вами, а не где-то в Москве в закрытом институте. Правда, в ближайшие несколько дней, мне нужно будет отлучится, но это ненадолго.

У Алексея остро встал вопрос с одеждой и ему нужно было слетать в город, сдать золото, трофейные часы и бритвы, которых было неприлично много и купить сменную одежду и обувь.

— И куда, если не секрет?

— Мне нужно в Москву слетать на день. Совершенно нет сменной одежды.

— Я, тогда, напишу вам командировочное предписание.

— Совсем не обязательно. Я совершенно не собираюсь попадаться на глаза военным патрулям и сотрудникам НКВД.

— И всё же, хоть какая-то, но бумага.

— Хорошо.

Дальше Алексей неплохо посидел в женском обществе, так сказать, обмыли красную звезду, а на утро Алексей отправился в Москву. Дорога заняла почти три часа. Выбрав место на окраине Москвы, сильно пострадавшее при бомбёжках, Алексей опустил флаер в разрушенный дом. Собрав в вещмешок генеральские консервы, часы, вино, коньяк и прочую ценную трофейную мелочёвку, он наложил на дом отвод глаз и отпугивание, и направился искать ломбард. Рынок Алексею попался раньше и он свободно выменивал необходимое на трофеи. Первым делом сбагрил вино, опасные бритвы и часы. Потом старому цыгану продал золото и, уже заимев приличную пачку денег, отправился искать ломбард. По дороге встретил молодую женщину с двумя плачущими от голода детьми и, посадив на лавочку, накормил их германскими консервами. Несколько банок которых дал с собою и поделился деньгами. Желание съездить в гости на германские военные склады выросло многократно. По дороге попался букинист, и Новиков купил, на всякий случай, старенький русско-немецкий словарь.

Здание с гордой надписью Мосгорломбард попалось только через час и было закрыто на обед. Пришлось Алексею прождать оставшиеся полчаса, пока табличка обед не была убрана. Алексея интересовали камни, а небольшое количество изумрудов и гранатов было в наличии. Денег на всё не хватало, и Алексей начал предлагать бартер. Ящик французского коньяка, два десятка часов и десяток опасных бритв служащий ломбарда просто купил, и Алексей наконец сумел расплатится за десяток камушков. Теперь можно было возвращаться к летающей платформе. Новиков уже давно так много не ходил, и Москва лета 1942 года на него производила удручающее впечатление. Молодых мужчин на улицах практически нет, военные патрули, длинные кучи сваленных на дрова и привезённых из окрестных лесов берёзовых стволов и голодные глаза подростков и детей. Пока Алексей дошёл до своего флаера он раздал всё консервы, что у него остались. Алексей мог частично решить эту проблему. Слетать на Урал и, найдя золотую жилу, забить флаер золотом, а дальше товарищ Сталин сумеет закупить продовольствие. Нужно бы подкинуть идею в Аргентине закупать продовольствие. С доставкой на флаерах будет дешевле, чем в штатах, да и очень хочется хоть какую-то свинью подложить банкирам.

Вернулся Алексей в медсанбат ближе к шести вечера, чем весьма удивил Зою Фёдоровну.

— Алексей Николаевич, вы уже вернулись или в Москву решили ехать не сегодня?

— Уже вернулся.

— Невероятно!

— Обыденно, — улыбнулся Алексей.

— Всё необходимое купил?

— В общем, да. На осень, на зиму, плюс обувь.

— И как вам Москва?

— Дети голодают, продукты по карточкам. В общем, нужно решать ещё массу задач.

— Вы имеете в виду, что можете решить проблему голода целой страны?

— При определённой поддержке людьми — да.

— Какой вы необычный человек, Алексей Николаевич.

— Человек-то я обычный, только с необычными возможностями.

— Нам бы хотя бы десяток таких обычных человек. Совсем бы другая жизнь в стране наступила.

Алексей крепко задумался. Действительно ли у него всё получится? Если ему предоставят взвод солдат, которых он сможет использовать как грузчиков, и переводчика с испанского, то да.

Зоя Фёдоровна, глядя на то, как Новиков резко ушёл в раздумья, не стала ему мешать и ушла по своим служебным обязанностям.

Выйдя из своих мыслей, Новиков вернулся в флаер и полетел в штаб армии.

Переговорить с Шумиловым получилось сразу. Михаил Степанович прервал свои дела и вкратце выслушал схему, благодаря которой Новиков сможет наладить дополнительный канал закупки продовольствия, что поможет улучшить продовольственную ситуацию в стране.

— Я всецело за, но мне нужно связаться с Москвой…

— С Ивановым?

— Да. С товарищем Ивановым.

— Я тогда на улице обожду.

Через несколько минут Шумилов с Чуйковым вышли на улицу.

— Что ответил Иосиф Виссарионович?

— Вы даже это знаете? — Алексей кивнул.

— Сказал, что правильные инициативы всегда нужно поддерживать. Вы получите переводчика, и из резерва будет выделена сапёрная рота, взвод НКВД и две пары пилотов.

Чуйков протянул напечатанную на машинке бумагу, подтверждающую полномочия.

— Когда мне будут выделены люди?

— Сапёры — в любой момент, взвод НКВД тоже, вот, старшина проводит. Переводчик будет через два дня.

— Хорошо. Тогда я начну претворять план в действия.

******
Старшина проводил Алексея в расположение НКВД. Взвод бойцов уже был готов. Командир- лейтенант государственной безопасности, Спицын Иван Иванович.

Лейтенант не знал как вести себя с Новиковым, поскольку Алексей не военный, но есть приказ сверху.

— Пойдёмте, товарищ лейтенант государственной безопасности. У нас с вашими бойцами сейчас вылет.

Лейтенант построил бойцов, и, загрузившись в флаер, Алексей вылетел в район Киева.

— Товарищ Новиков, поведайте, пожалуйста, куда мы сейчас летим?

— Меня зовут Алексей Николаевич. Позывной Безымянный, — Алексей протянул переговорник лейтенанту. — Сейчас мы летим в район Киева, и у меня в планах затариться на немецких складах продовольствием. Этим мы сразу выполним несколько задач. Первое — это доставим приятное себе, второе — сделаем неприятное врагу, третье — обеспечим питание вам и роте саперов. Продовольствия много не бывает, а поскольку потом мы будем базироваться на Урале, то сразу наладить обеспечение будет непросто.

— У меня два вопроса, — сказал Иван. — Первый — у нас сил хватит взводом против охраны складов? И второй. Что мы будем делать на Урале?

— Итак, Иван Иванович, на ваши вопросы я отвечу в обратном порядке. На Урале я найду золотую жилу и начну её разработку. Вы, Иван Иванович, возглавите охрану золотой жилы. Комфортные условия жизни я гарантирую. По мере выработки жилы, впоследствии, там можно будет разместить военный завод. Если у вас есть жена, то отдельное жильё для семей тоже возможно. Правда не сразу, а по мере налаживания процесса. Золото пойдёт на закупку продовольствия в Аргентине. Поэтому, иногда, можно будет слетать туда и посмотреть мир. Несколько сотрудников посменно там будут на охране складов. Желательно, чтоб хоть один из них освоил испанский. По немецким складам. Всё, что необходимо, сделаю я, вы организуете бойцов на погрузку. Безопасность вам и вашим подчинённым я гарантирую.

— У вас там свои люди?

— Нет. У меня просто имеются возможности усыпить всю охрану. Пропажу они обнаружат только утром.

— Как-то это необычно звучит…

— Вы сейчас летите на деревянном щите со скоростью самолёта. Вас это не удивляет?

— Это правда просто деревянный щит?

— Да. Щит собран из бруса по принципу двери для бань.

— И что же заставляет его лететь?

— Мозг человека, — и Алексей постучал пальцем себя по голове.

— А гиперболоид сделать можете?

— Могу.

— Удивительно.

— Привыкайте, Иван Иванович.

******
Утро начальник охраны общевойсковых армейских продуктовых складов майор Клаус Вебер встретил в приподнятом настроении. Он прекрасно выспался и вчера получил письмо от своей супруги Греты, полное любви и обожания. Клаус рассчитывал получить большой земельный надел и построить отличную усадьбу тут, на благодатной земле бывшей Украины. Приняв отчёт дежурной смены, Клаус собирался уединится в кабинете и написать ответ супруге, но громогласный вопль- «Nein!!!» — вывел его из благостного состояния.

— Лейтенант, узнайте, что там случилось.

— Так точно, герр майор.

Через десять минут бледный лейтенант постучал в дверь кабинета.

— Войдите.

— Господин майор, разрешите доложить.

— Слушаю вас, лейтенант.

— Кричал лейтенант интендантской службы Вульф. Выйдя с утра на работу, он открыл двери склада и обнаружил, что треть склада пуста. Пропало около пяти тон муки и приблизительно восемь сотен ящиков с разными консервами. Часовой у дверей склада разводит руками, так как понятия не имеет, куда и как могло деться продовольствие. В его смену к складу никто не приближался. Я, как велит инструкция, вызвал следователей.

А в это время, сгрузив пол тонны муки и шесть десятка ящиков консервов в госпитале, Алексей взял курс на Уральский хребет. Бойцы взвода НКВД, отдыхая, делились впечатлениями от посещения складов, а Иван находился в ступоре.

— А как вот так получилось, что часовой спит и при этом стоит, как памятник самому себе?

— Вначале я его парализовал и тут же усыпил.

— И он ничего не будет помнить?

— А давайте проверим. Позовите любого своего бойца, и мы его потом поспрашиваем.

— Свиридов! — Гаркнул лейтенант.

— Вызывали, товарищ… — Свиридов заснул, недоговорив.

— Вот, мы его минутой позже разбудим и спросим.

— Эм… Вызывали, товарищ лейтенант?

— Свиридов, что вы помните из того, что сейчас произошло?

— Вы вызвали меня. Я зашёл и начал доклад и почему-то сбился. Доложил по новой и вот сейчас рассказываю, что помню. Всё правильно?

— Мы с товарищем Новиковым при вас что-то обсуждали?

— Никак нет!

— Спасибо, Свиридов. Можете быть свободны.

Свиридов вышел.

— Получается его сознание даже не заметило выпавшей минуты. Вы очень опасный, человек Алексей Николаевич.

— Исключительно для врагов, Иван Иванович.

И вот показался Уральский хребет. Алексей поднял флаер на высоту семи тысяч и включил обогрев. Он планировал пролететь над всем Уральским хребтом, пока не найдёт хорошую мощную жилу. Около двух часов полёта в совершенно безлюдном месте- и вот он — нужный засвет. Жила выходила на середине крутого склона. Ему пришлось зависнуть и прямо из кабины начать делать большую посадочную площадку. Когда он создал воздушные потоки, сдувшие пыль, и посадил флаер на площадку, то увидел полные восторга глаза Ивана.

— Как в сказку попал! — С восхищением проговорил Иван.

Откинув задний борт, бойцы дружно вышли на посадочную площадку.

— Иван Иванович, вон в том углу выход золотой жилы. Сейчас большое количество самородного золота лежит там на площадке. Распорядитесь собрать, и нужно разведать безопасный спуск к лесу, а я пока займусь жильём для вас.

Иван кивнул и вступил в должность начальника охраны объекта «Высота».

До вечера Алексей успел сделать казарму для взвода охраны, склад, провёл воду и туалет, устроил обогрев помещения. В вечерних сумерках он по переговорнику связался с Шумиловым:

— Слушаю вас, Алексей Николаевич.

— Михал Степаныч, сообщите Иванову, что объект «Высота» начал работу. Металл найден, и его много. Завтра обустрою жильё для саперов и начну второй этап.

— Очень рад слышать. Всё передам. Что-нибудь нужно?

— Нужны будут длинные верёвки, блоки, гвозди, столярный инструмент, матрасы, постельные принадлежности и посуда для приготовления пищи на весь личный состав. Первое время посидим на консервах.

— А консервы у вас откуда?

— Да вчера в ночь немецкий продовольственный склад у Киева немного опустошили.

— И насколько вам продуктов хватит?

— Если весь приданный состав кормить только этим, то дней на двадцать.

— Это вы называете немного…

— Так германскую армию вся Европа кормит. Что им стоит одну роту ещё прокормить?

— Ладно, шутник. Всё обеспечим. Послезавтра с утра прилетает переводчик.

— Я постараюсь к обеду быть. Конец связи.

— Конец связи.

Бойцы начали обживать будущую казарму. Очень были довольны тёплыми ваннами и туалетом. Алексей преобразовал внутреннее пространства генеральского саквояжа и начал набивать его золотом. Килограммов пятьдесят на первое время будет достаточно. Весь следующий день ушёл на создание условий для проживания роты сапёров. После обустройства они будут нужны только как грузчики. Вечером Алексей сделал ровный жёлоб вниз к лесу, чтоб по нему поднимать брёвна. Можно ещё лазерную пилораму сделать, но сейчас не до неё. Проще готовую доску привести.

Перед сном Алексей примерил гражданское из вещей, которые были в опеле и был весьма обрадован тем, что костюм был в пору, и тем, что он был совершенно новым. Будет в чём на визит к президенту Аргентины идти. Приняв тёплую ванну, Алексей поужинал и лёг спать.

В семь утра Алексей переговорил с Иваном и отправился в штаб 64-й армии. Пока летел, модернизировал патроны, которые так и остались стоять в грузовом отсеке. На других фронтах ППН патроны тоже будут нужны, и в любой момент могут попросить заняться их изготовлением. Так почему не рационально потратить время полёта?

В десять утра Алексей прилетел в штаб армии. Уже знакомый старшина, поздоровавшись, доложил, что переводчик прибыл десять минут назад и сейчас у командарма. Алексей попросил доложить о своем прибытии, а сам предпочёл походить по улице — размять ноги. Предстоял перелёт в Аргентину, и всё это время нужно будет сидеть.

— Алексей Николаевич, — услышал Алексей окрик Чуйкова.

— Здравствуйте, товарищ генерал лейтенант.

— Вот, знакомьтесь, это ваш переводчик, — и из-за спины генерала выходит…

— Лена!.. — Невольно вскрикнул Алексей и сделал пару шагов вперёд.

— Эм. Нет, не Лена. Наталия Владимировна Горелова. Ваш переводчик. Наталья Владимировна в совершенстве владеет четырьмя основными европейскими языками.

— Очень приятно, Наталья Владимировна. Разрешите представится — Новиков Алексей Николаевич.

— Рада знакомству, Алексей Николаевич, — голосом Лены проговорила Наталья.

— Алексей внутренне закричал и чуть было не схватил голову руками.

— Что с вами, Алексей Николаевич? — спросил Чуйков.

— Извините, уже всё в порядке. Наталия Владимировна, прошу пройти к нашему дому на ближайшие несколько дней, а для вас, товарищ генерал-лейтенант, есть один цинк ППН. Как использовать — решите сами. После Аргентины принесу ещё. У меня на платформе ещё три цинка осталось.

— Добро, — немногословно ответил Чуйков.

Алексей забрал у сопровождавшего Наталью солдата чемодан девушки, и они пошли к флаеру.

******
Алексей показал и рассказал, где что находится во флаере, и, дождавшись обещанную роту сапёров и материалы, они вылетели на объект «Высота», а дальше в сторону Европы.

— Алексей, можно я так буду называть вас наедине.

— Как вам удобно, Наталья Владимировна.

— Тогда я для вас просто Наталья.

Алексей кивнул в знак согласия.

— Алексей, вы знаете как лететь в Аргентину?

— Пока нет. Я думаю, что мы залетим во Францию и там купим карту. Компас у нас есть, так что, мимо не пролетим.

— Звучит очень обнадёживающее. А вы уверены в этой конструкции? А то нам через океан лететь, и я немного волнуюсь.

— Уверен. Мой прошлый флаер рассыпался только тогда, когда я на скорости около четырёх сотен километров в час врезался в башню танка, стоящего на высоком кургане.

— Флаер, — Наталья улыбнулась. Вы говорите на английском?

— Знаю несколько слов, — вернул улыбку Алексей.

— Алексей, у вас есть франки или рейхсмарки?

— У меня есть несколько хороших украшений, которые мы продадим в ломбарде или ювелирном магазине и выручим наличные.

— У-м. Посмотреть на украшения можно?

— Да, но чуть позже, когда сделаем перерыв на чай или перекус.

— Так давайте сейчас сделаем этот перерыв. Я невероятно сильно хочу чаю.

Алексей очень грустно улыбнулся. Наталья и по характеру была полная копия графини Йорк. Он поднял флаер на семь тысяч и остановил горизонтальную тягу, сходил, принёс отопительные кирпичи и, вскипятив две кружки воды, заварил чай. Поискав в багажнике, нашёл коробку шоколадных конфет и, открыв, протянул коробку Наталье.

— Угощайтесь.

— Оу. Мерси, месье.

Алексей погрузился в поток воспоминаний, и грусть отразилась на его лице.

— Я очень сильно напоминаю вам кого-то очень дорогого?

— Да. Мою жену, — грустно ответил Алексей, продолжая смотреть в облака. — Только она бы сейчас сказала: — «Не заставляйте ждать даму. Немедленно покажите украшения».

Глаза Натальи расширились от удивления. Она хотела проговорить именно эту фразу, но пересилила себя.

— И сильно похожа?

— У Лены сиреневые глаза с фиолетовыми прожилками, а у вас насыщенно голубые.

— Неужели бывают такого цвета глаза?

— У вас есть в сумочке зеркальце.

— Конечно.

Наталья открыл сумочку и достала пудреницу с зеркальцем.

— Посмотритесь в зеркало.

Пока она открывала пудреницу, Алексей изменил ей цвет глаз.

— Ой…

Вот из зеркала на вас смотрит моя жена, Йелена Новикова, графиня Йорк.

— Она британка?

— Нет, что вы.

— Но Йорк- английский город!

— Она йольда из мира Йольда. У них все города и имена на Й.

— И где это?

— Это в другом мире, из которого я, через облако влетел на флаере и воткнулся в долбанный немецкий танк. И вот теперь я тут, а жена с грудным сыном где-то там. Найду ли я ещё такое облако, в котором окажутся врата назад, в мир Йольда?

В кабине воцарилась тишина на долгие пять минут. Наталья вполне понимала, какая буря бушует в чувственном мире Алексея и задавила своё любопытство, но Алексей поднялся, принёс ранец германского пехотинца и достал несколько украшений.

Наталья принимала из рук Алексея украшения по одному и внимательно рассматривала. Замечательный мужской перстень с красным рубином, серебряный браслет с мелкими рубинами, золотая брошь с изумрудами. В руках Алексея осталась одна брошь и серьги, украшенные бриллиантами. Алексей изменил цвет бриллиантов на синий и протянул комплект Наталье.

— А это вам. Эти брильянты прекрасно дополнят вашу красоту.

— Откуда у вас такая красота?

— Собирал трофеи на поле боя, а в ранцах солдат рейха можно найти много интересного.

— Удивительно. Это очень редкие брильянты и они безумно дорогие.

— Синий цвет они приобрели только сейчас.

— Вы можете изменять цвет бриллиантов? — Ахнула Наталья.

— Когда я изменил вам цвет глаз вы так не реагировали.

— Тогда я понимала, какая буря творится у вас в душе и не знала, что мне делать.

— У вас есть что одеть к этим украшениям?

— У меня есть приличный наряд, но только не к этому комплекту.

— Тогда мы летим в Париж и продадим там остальные безделушки и приобретём вам то, что вы пожелаете в свой гардероб.

— Тогда вам нужно хоть немого научится говорить по-французски.

— Давайте попробуем.

Алексей снова активировал горизонтальную тягу, и они начали изучать самые востребованные фразы. Проще всего было играть роль семейной пары и первую фразу, которую учил Алексей была:- «Да, дорогая».

— Я так понимаю, что фразу — "нет, дорогая" — мы учить не будем.

— Вы настолько хорошо меня понимаете или я так сильно похожу на вашу супругу своим характером?

— Моя супруга так ведёт себя на людях. Она потомственная графиня, в отличие от меня. В семейном кругу вся напыщенность с неё слетает, и она становится очень милой девушкой.

С каждым словом Наталью словно током пробивало. Она часто использовала именно эту маску, но Алексей говорил с ней — с ней настоящей, а не с её маской.

— Вначале я так и хотела…

— Давайте перейдём к следующей фразе.

******
По мере изучения фраз Алексей обратил внимание на рунные колебания звуковых волн языка. Алексей попросил Наталью, что-нибудь проговорить на разных языках. Наталья удивилась и составила небольшой рассказ чередуя предложения. К её удивлению, Алексей выдал ей дословный перевод.

— Как это у вас получилось?

— Я просто сумел подобрать ключ, но мне нужна практика в произношении.

Потом Алексей сумел совместить матрицу русского языка с четырьмя языками, которые знала Наталья и в течении часа они беседовали на разных языках задавая вопрос на одном и отвечая на другом. Наталия была поражена интеллектуальными возможностями Алексея. Она не могла воспринимать мужчин менее образованных чем она всерьёз, а тут такое…

К Парижу они подлетели ближе к полуночи. В восточном пригороде находился небольшой лес, и Алексей опустил флаер в густой кустарник и лёг спать. Утром, приведя себя в порядок и надев новый костюм и туфли, Алексей выгнал из грузового отсека Хорьх и, пока Наталия приводила себя в порядок, сделал лёгкую тонировку стёкол и наложил лёгкий отвод глаз на машину. Они выпили по чашке чая с конфетами, и Новиков вырулив на дорогу дал волю застоявшемуся автомобилю, а потом резко остановил машину.

— Что-то случилось?

— Часы надо перевести на час назад. У вас есть часы?

— Есть. Советские, — и Наталья с Алексеем засмеялись.

— Негоже такой представительной даме без часов.

— Очень верно подмечено.

Поскольку саквояж с золотом находился в багажнике, Алексей решил, что на представительские расходы нужно потратиться. В Аргентине он хотел представиться частным лицом и прикупить склад и небольшой участок земли, а что б меньше вопросов ему задавали, то нужно выглядеть на все сто.

Посетив ломбард и продав выбранные украшения, Алексей отвёз Наталью в модный бутик и через два часа ожиданий получил на руки даму из высшего общества и несколько больших, завёрнутых в упаковочную бумагу с лентами, свертков.

Поход к ювелиру вылился в целое испытание, поскольку украшения с синими бриллиантами просто повергли его в трепет. Люсьен Гаян был очарован и когда узнал, что у графини есть возможности доставать цветные бриллианты и просто взмолился о возможности получать такие камни, естественно в рассрочку.

— Пока, уважаемый Люсьен, мы можем предложить вам только самородное золото высшей пробы. У нас с мужем собственные прииски и, если вам интересно, то вполне можем предложить вам любое количество. И я буду иметь ввиду, что пару-тройку цветных бриллиантов нужно будет выбрать и для вас.

Люсьен наскрёб денег на восемьсот грамм золота, и Алексею с Натальей пришлось съездить с месье Гаяном в банк.

После опустошения счетов месье Гаяна графская чета посетила другой магазин и приобрела для графини золотое кольцо с крупным бриллиантом и несколько колец с брильянтами более мелкого размера. Проезжая по улицам Парижа, Алексей увидел вывеску магазинчика по продаже швейных машин. Алексей купил четыре машинки и большую коробку иголок. Дальше зашли в магазин тканей и приобрели пару рулонов тканей и несколько коробок ниток. Посетив кондитерскую с булочной, Новиков вспомнил о карте, и они отправились книжный. Подробный географический атлас и пара дамских романов были красиво упакованы и уложены на заднее сидение. На этом посещение Парижа подошло к концу, и уже через пол часа Алексей взял курс на столицу Аргентины.

******
Впереди было около двух суток полёта, и Алексей коротал время за изготовлением противотанкового патрона Новикова.

— Алексей, зачем вам столько швейных машинок и ткани?

— Пару машинок отдам в медсанбат и пару буду держать про запас для жены. Ткани тоже в санбат отдам. Девчата хоть белья себе нашьют и выходных платьев.

— У вас жена тоже любит шить?

— Она сейчас законодательница мод, и у неё своё ателье.

— А можно я тоже возьму одну машинку?

— Хорошо. Одна машинка ваша, одну супруге, и две в санбат.

— Ура! Я часто мечтала о хорошей швейной машине.

— А часы мы вам так и не купили.

— Зато у меня теперь полный комплект украшений. И кстати, Алексей, превратите этот бриллиант тоже в синий — Наталья протянула руку Алексею и он, прикоснувшись к её пальцам, изменил цвет бриллианта.

— Эх! Красота! Никогда не думала, что ради того, чтоб обеспечить страну продовольствием, мне придётся купаться в роскоши и носить редчайшие бриллианты!

Глава 18

За время перелёта Алексей сильно устал и немного сбился с курса, попав в Анды. Отдых был необходим и хорошенько выспавшись, Новиков решил полетать над окрестными горами, чтоб найти в безлюдных местах собственную жилу. Горы южной Америки очень богаты на жёлтый металл и долго возиться в поисках «семейных приисков» ему не пришлось.

Запасной аэродром с золотой шахтой в резерве — это весьма неплохо, как бы не повернулась жизнь. Посвятив день обустройству «тайной базы» и пополнив запасы жёлтого металла, ближе к вечеру они вылетел в сторону столицы Аргентины. Упрощало поиски наличие характерного залива на побережье Атлантического океана. Найдя укромное место в окрестностях Буенос-Айроса, «графская чета» устроилась на ночлег.

Утро началось с посещения парикмахерской, потом поход по ювелирным магазинам и продажа колец с цветными, но очень мелкими брильянтами и реализация самородного золота. Пообедав в ресторане, граф с графиней отправились в президентский дворец. Хорьх остановился около розового здания президентского дворца.

Выйдя из автомобиля, Алексей открыл дверцу «супруге» и, подав ей руку, помог выйти из машины. Пока графиня поправляла причёску, граф открыл багажник и, взяв саквояж, подошёл к супруге и протянул локоть, за который Наталья тут же ухватилась. Гвардейцы пожирали глазами столь прекрасную синьору и наперегонки кинулись открывать входные двери в президентский дворец.

— Благодарю вас, синьоры, — перейдя на испанский, проворковала девушка.

Зайдя в холл, Наталья с Алексеем были встречены то ли дежурным офицером, то ли секретарём, который не сводил восхищенного взгляда с Натальи.

— Синьор Кастильо нас ожидает, — не то спросила, не то провозгласила она.

Замешкавшийся офицер немного растерялся и, взяв себя в руки, проговорил:

— Синьора, синьор, я провожу вас в кабинет президента.

Дойдя до дверей президентского кабинета офицер дважды стукнул в дверь и распахнув её перед прекрасной сеньорой, отошёл в сторону.

Президент Аргентины Рамон Кастильо только оторвался от бумаг и, решив сделать перерыв, распахнул окно. Взяв из шикарной коробки не менее шикарную сигару, Рамон изящной гильотинкой обрезал ей кончик и закурил. Только он успел подойти к окну и затянутся ароматным дымом, как раздался двойной стук в дверь, и она распахнулась. Рамон набрал в грудь воздуха, что бы крикнуть:- "Какого хрена, я просил меня не беспокоить!", как в кабинет вплыло само воплощение земной красоты, затмевающее собою красоту редчайших синих бриллиантов.

От неожиданности Рамон закашлялся и выкинул в окно только что прикуренную сигару.

— Синьора, синьор, чем обязан визиту таких гостей.

В этот раз первую ведущую роль взял на себя Новиков.

— Синьор Кастильо, мы с супругой путешествуем по странам латинской Америки с целью выгодно вложить своё золото в товары. У нас с графиней собственные золотые прииски и золота на них добывается очень много. Если у вас будут предложения, которые нас смогут заинтересовать, то мы бы заключили соглашение на первые, — Алексей прикинул в голове сроки, — пока лет десять и, с удовольствием купили бы имение в вашей замечательной стране.

— Вам нужно золото? — очаровательным голосом произнесла новоиспеченная графиня.

— О да, графиня, граф, Аргентине нужно золото, и прошу вас присаживайтесь, а я пока приведу мысли в порядок.

— Так, по вашему предложению, Аргентина в моём лице готова предложить вам, по самым выгодным ценам, поставки мяса, мяса птицы, свежую и консервированную рыбу, мясо при желании можно приобретать тоже в консервированном виде, злаковые культуры-зерном и мукою. Также текстиль, обувь, кожу крупного рогатого скота и… Да, всё что вам будет душе угодно вплоть до оружия.

— И насколько нам это будет выгодно?

— Мы готовы предложить вам скидку в десять процентов от уровня мировых цен.

— Двадцать процентов, синьор Рамон. Мы платим золотом, а не нарезанной цветной бумагой — проговорила Наталья.

— Верно. За чистое золото мы готовы предоставить двадцатипроцентную скидку.

— Мы принимаем ваше щедрое предложение. Распорядитесь подыскать нам поместье, желательно со складами и мы будем готовы сразу же начать закупки. Небольшой объём самородков у нас с собою, поэтому мы можем не откладывая приступить к нашему сотрудничеству.

— Одну минуту, синьора, синьор, я сделаю нужные звонки.

Рамон быстро сорвал трубку телефона, и через пятнадцать минут вся президентская резиденция стала похожа на большой муравейник, а через двадцать минут они выехали смотреть поместье в сто пятьдесят гектар земли. Дом и в целом усадьба очень понравились графине, и вскоре прибыл чиновник с бумагами и служащий банка, который обсчитал стоимость и принял золото в оплату. Тут же Алексей нашёл временного управляющего, который взялся нанять плотников для строительства складов. Заодно Алексей решил сделать максимально большой грузовой флаер. Для этого управляющему была обрисована задача на поиск материалов, которые обещали подготовить в течении недели. На следующий день в имении графов Новиковых закипела работа, а графская чета посетила небольшую выставку продукции, производимой в Аргентине.

Все закупаемые продукты решили брать фасованными. Мороженое мясо и живой скот пока было неудобно закупать Поэтому консервы, мука и зерно в мешках, ткани, обувь, товары народного потребления. Алексей выбрал время и перегнал флаер в имение, и пока весь процесс организовывался и строились склады, завершил модернизацию всех патронов. Через три дня начали завозить пиломатериал по спецзаказу. Двенадцать метров в длину и пять с половиной в ширину и три метра в высоту. Такие габариты Алексей выбрал для нового флаера. И таких летающих платформ пока планировалось сделать четыре штуки. За десять дней плотники сколотили два первых каркаса на флаеры, и Алексей начал устанавливать стёкла и обшивать каркас толстой кожей.

В этот раз летающие платформы имели раздельные входы в кабину и грузовой отсек. Для пилотов было предусмотрено место для приёма пищи и сна. Отопление, освещение, туалет с расщеплением отходов в чистую энергию, которая шла на подзарядку накопителей. Грузовой отсек после расширения был готов принять шестьсот кубов груза. Вполне приличный объём.

Через неделю первый флаер был готов принять на борт первую партию продуктов питания. Алексей связался со штабом армии и сказал, что будет в Москве через три дня. Ждёт инструкций по месту выгрузки и людей на разгрузку. Оставив управляющего принимать товары, Алексей сказал ему, что уезжает на дней десять. На это время нужно будет нанять временную охрану. На что и была выделена энная сумма в местной валюте.

Новый флаер Наталье понравился больше. Удобства практически все. Хочешь- читай, хочешь спи, и покушать можно не на газете. Даже холодильник с мороженым, и тот есть. Алексей краем глаза наблюдал, как девушка мается прогуливаясь с книгой взад-вперёд по узкой полоске пола в кабине.

— Что читаете, графиня? — пошутил Алексей.

— Ах, граф. Скучно мне, что даже романы о любви не греют душу.

— Какой высокий слог! Такого я не слышал даже при дворе эльфийского князя. Быть может война была тому причиною, но проще изъяснялись они.

— Расскажите мне про ваш мир! — Наталья умилительно состроила просительное личико, что глядя на него отказать было верхом жестокости.

— Какой из двух миров вам интересен?

— А вы жили в двух мирах?

— В одном родился и вырос, потом с голыми руками попал в другой.

— Начните с мира в котором родились.

— Это будет грустная история.

— И всё же.

— Родился я в 1991 году, в год великой трагедии развала Советского Союза.

— Как? — с недоумением спросила Наталья.

— А вот так. Тот мир копия этого, только покинул его я в 2020 году. Может это конечно мой родной мир и просто произошло смещение во времени — не знаю. Но раз мне уже удалось изменить ход исторических событий, то с момента моего попадания сюда история изменится.

— И Советский Союз сохранится?

— Возможно.

— У вас была эта война?

— Да. Началась она 22.06.1941 года и закончилась победой Советского Союза 9.05.1945 года. Эта война унесла жизни более 20 миллионов советских граждан, и ещё не меньше умерло после войны от голода и ран.

— Поэтому вы прилагаете усилия для победы Советского Союза в этой войне?

— Да. У меня дед воевал на этой войне, и как я мог пройти мимо?

— Что было потом?

— В 53 году предатели — перерожденцы отравили товарища Сталина и в течении сорока лет искусственно создавали ситуацию, когда народ захотел вырваться из гнёта коммунистической партии и зажить в свободном демократическом обществе. Но легче народу жить не стало, поскольку под видом демократии страну сделали колонией Британии и США и всё, за что умерло огромное количество людей, в том числе в этой войне верхушка компартии просто продала. Они поменяли вывеску на демократов и стали просто грабить население. Разрушили всю промышленность и сделали страну сырьевым придатком запада. Всё то, о чём предостерегал товарищ Сталин они воплотили в жизнь.

— Ужас. И вы сможете что-то сделать?

— Один — нет. Я простой сельский парень с довольно скромным образованием, а тут нужен опыт и знания. Я могу только помочь. Чем мне нравится в мире Йольда, что там есть йольды — человеки, есть эльфы, союзные существа гуманоидного происхождения. Есть орки, которые стараются истребить йольдов и эльфов. А тут многонациональная страна, в которой русским все улыбаются, а придёт время — ударят ножом в спину. Чтоб что-то изменить, нужно полностью ликвидировать тех, кому это нужно. Именно эти люди финансируют эту войну через банковские кланы США. Но это разговор не для ваших ушей, потому что вы не знаете, кому можно пересказать эту информацию, а кому нет. Просто за знание этого вас могут убить. Единственное, с кем можно говорить об этом- это с Сталиным и Берией, потому, что Лаврентия Павловича тоже расстреляют практически сразу после смерти Сталина.

Алексей перевёл дыхание.

— Извините меня, Наташа, но мне не хочется говорить на эту тему.

— Я понимаю вас, Алексей, и надеюсь на вас. И даже готова встать рядом с вами, чтоб помогать вам.

— Это в каком это качестве вы имеете ввиду?

— В любом. Могу быть другом, соратником, женою если это будет необходимо.

— Весьма неожиданное предложение, но жертвовать собою ради страны таким образом нет необходимости.

— А может для меня это не жертва, а наоборот награда.

— Я не готов морально сейчас ни принять ни отвергнуть ваше предложение. Я боюсь оказаться нечестным с вами и нечестным с Леной. Вы обе, как будто одно существо, просто живущее в разных мирах, и я пока просто не знаю.

— Быть может тот, кто ведёт вас из мира в мир посылает вам того, кто должен быть рядом с вами в каждом мире? Там Лена, тут я. И я не удивлюсь, если вы попадете ещё в один мир, то там вас будет ждать такая же ваша половина, которая как я и Лена, но с другими глазами.

— Возможно, это и так. Давайте пока не будем спешить. Вы дадите возможность это осмыслить.

— А что мне ещё остаётся, — с ноткой надежды и обречённости проговорила Наталья так, что у Алексея защемило в груди.

— Не расстраивайтесь, Наташа. Я ощущаю вас как родного человека, как Лену…

— Я понимаю ваше смятение, вашу внутреннюю борьбу, но я ощущаю, что вы мой мужчина, и я создана лишь для вас.

— Точно как Лена.

— Она была инициатором вашего союза?

— Да. Так же приперла меня к стенке и сказала: «Позовите меня замуж». Хотя она тогда была дочерью графа, а я простой мастер-артефактор.

— И после всего этого вы ещё сомневаетесь?

— Я просто боюсь, что Лена воспримет это как предательство.

— Если случится так, что мы окажемся в вашем мире и увидимся с Леной, то я с ней договорюсь. Её дети будут моими детьми и мои дети будут её также почитать как мать. А если рассмотреть ситуацию, что вы тут навсегда, то что? До старости будете жить один?

— И всё же я предпочёл делать шаг вам на встречу только с её доброй воли. Давайте договоримся, что если до нового года ничего не изменится, то я сделаю вам предложение руки и сердца, а если изменится, то там и будем решать.

— Хорошо. Но вы можете хотя бы подарить мне поцелуй?

Алексей остановил полёт флаера встал с места пилота и погладив щёку девушки нежно поцеловал в губы. У Натальи от поцелуя закружилась голова и слегка подогнулись ноги. Единственное, что смогла она сказать, когда поцелуй завершился — «Ещё».

******
— Вот и сентябрь пришёл, — думал Алексей, заходя на посадку на склады западнее Москвы. Их встречали привлечённые к разгрузке мужчины в военной форме.

— Алексей Николаевич, Наталья Владимировна, здравствуйте.

Молодой капитан в форме НКВД протянул руку Алексею. Алексей ответил на пожатие.

— Меня уполномочили пригласить вас в Кремль для встречи с руководством нашей страны.

— Одну минуточку, товарищ капитан государственной безопасности. Я сейчас оставлю инструкции ответственному за разгрузку, и мы проедем с вами. Вы же на машине?

— Да. Я обожду.

Алексей быстро нашёл старшего и распорядился вторую загруженную в грузовой отсек малую платформу не вскрывать и груз в ней не трогать. Получив заверения, что всё понятно и будет исполнено как надо, Алексей вернулся к Наташе, которая мягко отклоняла приглашения провести вместе вечер со стороны капитана и тут же вцепилась в локоть Новикова.

— Мы готовы, товарищ капитан государственной безопасности.

Отвергнутый капитан поиграл желваками, усмиряя норов.

— Прошу в машину.

******
Товарищ Сталин стоял и задумчиво смотрел в окно. Встреча с товарищем Новиковым заставила его глубоко погрузиться в размышления. Новиков отказался от паспорта гражданина Союза ССР и попросил выдать ему просто удостоверение личности, мотивировав тем, что если он где-то в мире начнёт ликвидацию масонов и тех, кто ими дирижирует, то Советское правительство честно ответит на вопрос причастности, что граждане Союза ССР не участвуют в противоправных действиях.

Что делать с теми, фамилии которых были названы как предателей, и где взять им замену при катастрофическом дефиците кадров? Нужно воспитывать и скорее всего нужно будет брать молодых, честных и с боевым опытом сотрудников государственной безопасности. Самому составлять списки литературы и кое-что придётся написать лично, и устраивать личные встречи, и передавать опыт. Алексей Николаевич, конечно, молодец, что вылечил, вина вот целебного в графине из воды сделал, но нужны исполнители и руководители на местах, иначе будет горько и обидно за смерть тех, кто выстраивал страну трудового народа. Нужно поручить Лаврентию начать собирать информацию о банкирах с Уоллстрит и прочих папах Римских.

Забив в трубку табак из папиросы «Герцеговина флор», вождь закурил. Вот и трубку он мне переделал в артефакт. Говорит, что если трубку теперь подержать над вином или пищей с ядом, то яд будет закипать в течении трёх секунд. Хороший парень этот Новиков и очень хорошо, что от звезды героя не отказался. Было бы сложно объяснить трудящимся, что человек, создавший уникальное и дешёвое оружие для борьбы с танками и принявший личное участие ликвидации двухсот пятидесяти танков и четырёх сот бронетранстортёров, не говоря уже об орудиях и миномётах, остался бы не отмеченным высокой наградой. А чего стоило его предложение о реализации за границей цветных алмазов и золота и обеспечение быстрой доставки продовольствий с Аргентины, а это на другом конце мира. Всё придумал и организовал. Эх, побольше бы нам таких людей.

Алексея отвели к летающей платформе ближе к вечеру. Капитан, который до этого очень подозрительно смотрел на «этого гражданского» увидав коробочки с наградами немного стушевался и стал вести себя более дружелюбно. Даже поинтересовался, чем наградили. После этого вспотел и всё остальное время молчал.

Наталья была вообще на седьмом небе от счастья. Её роль в скидке на приобретение товаров и продуктов в Аргентине товарищ Сталин оценил орденом «Знак почёта», и это в её двадцать два года. А её мужчина оказывается вообще герой. Сколько бойцов и командиров вылечил. Обеспечил армию новыми переговорными устройствами, создал новый патрон, которым любой солдат может взорвать танк, обеспечил поступления золота в казну государства, наладил поставки продовольствия и товаров для населения. Перечислив сама себе всё это Наталья шепнула на ухо Алексею:

— Новиков, я тебя люблю.

Алексей слегка пожал ей пальцы руки и продолжил смотреть в лобовое стекло.

Ждать окончания разгрузки пришлось до двух ночи. К этому времени сотрудники НКВД привезли двух пилотов, которые будут осваивать управление ЛПН (Летающей платформой Новикова). Вторую пару пилотов нужно будет забрать в штабе шестьдесят четвертой армии, который предстояло искать ближе к Ростову — на- Дону, так как после контрудара фронт переместился туда. А сейчас предстоял путь на объект «Высота».

Четыре часа на сон, и вылет в семь утра. За время полёта пилоты легко освоили управление и расставили себе отметки на картах.

Появление Алексея вызвало радостные улыбки у бойцов НКВД и сапёров. Сапёры уже успели обустроить обе казармы кроватями и склад стеллажами, поэтому с энтузиазмом взялись за выгрузку части продовольствия. Пока шла разгрузка, Алексей углубился в гору и пополнил запасы золота. Иван переодел половину своих бойцов в привезённую с Аргентины гражданскую одежду и с нетерпением ожидал отлёта, оставляя объект «Высота» на заместителя. Теперь нужно было наладить службу в новом поместье «Графское гнездо». Сапёры порадовали тем, что в свободное время наделали целый мешок основ на переговорники, а то Новиков малость за них забыл. Сейчас в рейс предстояло забирать и сапёров, так как на объекте " Высота" им делать было уже нечего. Гражданской одежды на всех не хватало, но имея целые склады в усадьбе, решить этот вопрос было просто.

До штаба 64 армии платформу вели уже пилоты. Выгрузив часть продовольствия, Алексей узнал место расположения своего санбата. Вылетел туда на своём флаере, оставив большой в штабе армии. За время его отсутствия пилоты длинной платформы, получившие позывной «Аист 1», должны были обучить экипаж своих коллег.

Настроившись на переговорник Силаева, Алексей практически без труда нашёл свой медсанбат. Появление Алексея в расположении вызвало просто неописуемый восторг у медицинского персонала. Пока была организована разгрузка продовольствия, Новиков выдал Зое Федоровне заготовленные подарки: ткани, нитки, швейные машины, запас иголок. Пока Зоя Фёдоровна отвлеклась на ткани, Алексея утащил Митрич, который умудрился самостоятельно собрать летающую платформу и Алексей посвятил два часа времени её доработке и обучению Екатерины основам пилотирования.

— Так вот куда вы пропали, Алексей Николаевич, — начальник санбата хищно улыбнулась.

— Зоя Фёдоровна, это всё Митрич. Это он подгадал, когда вы на ткани засмотритесь.

— Митрич, хитрый змей. Опять на женских слабостях свои корыстные задумки претворяешь в жизнь.

— Зоя Фёдоровна, — покаянно склонил голову Митрич, — я неисправим. Но полетела же платформа!

— Полетела. И за это объявляю тебе благодарность. Пока устно. Но…

Но подразумевала, что начальство всё помнит и найдёт возможность отблагодарить подчинённого при первой же возможности.

— Служу трудовому народу! — Митрич вытянулся по стойке смирно, немного театрально обыгрывая данное событие.

— Алексей Николаевич, у меня там на кухне полтора десятка новеньких ждут активации каналов. — Зоя Фёдоровна перешла к сути вопроса.

— Митрич, ты подготовил основы для переговорников? — Спросил Новиков, зная, что старый солдат держит этот пункт всегда в своей памяти.

— А как же.

— К моей платформе принеси пожалуйста, а я побежал с Зоей Фёдоровной. Времени немного, сам понимаешь.

Митрич кивнул, а Алексей развернулся в направлении кухни.

— Пойдёмте, Зоя Фёдоровна. Я в полном вашем распоряжении до глубокого вечера.

— Полностью вами распоряжаться мне не позволит одна молодая голубоглазая особа, заявившая на вас права.

— Да, девушка весьма решительная, и с ней придётся считаться.

Подойдя к столовой, Алексей удивлённо увидел выстроившихся в ряд пятнадцать девушек.

— Это что-то новое, — сказала Зоя Фёдоровна

Между тем от строя отделилась одна из барышень и, подойдя строевым шагом, громко и чётко доложила:

— Товарищ герой Советского Союза, — глаза Зои Фёдоровны начали расширятся, — сводная группа военных медиков к активации каналов готова. Доложила военврач третьего ранга Евдокимова.

— Вольно, товарищи военные медики, — мягким голосом проговорил Алексей. — Сейчас вы рассаживаетесь на лавочки и по одной будете подходить ко мне. Будем делать операцию «Ой!». Девушки недоумённо переглянулись, но когда после активации каналов каждая из них сказала:- «Ой!», при появлении энергетического зрения, и смысл шутки Алексея стал понятен всем.

Поздно вечером, когда Алексей уже собирался ложится спать, заговорил переговорник.

— Аист один вызывает Безымянного

— Слушаю тебя, Аист.

— Товарищ Новиков, это командир экипажа капитан Игнатенко.

— Слушаю вас, капитан.

— Я тут встретил сослуживца, воевали вместе, парень погорел и остался без ноги. Есть ли возможность взять его в эскадрилью Аистов. Управление тут простое и не требуется переносить перегрузки, а парень без неба…

— Понял вас, капитан, берите. Завтра в восемь утра вылет. В половину седьмого он должен быть на борту, и найдите ему новую пару сапог.

— Зачем?

— Увидите. Конец связи.

В половине седьмого утра Алексей подлетел к штабу армии. Его встретили три экипажа Аистов и молодой парень на костылях с сильными ожогами на лице, в форме старшего лейтенанта, с двумя орденами на груди. На его плече висела пара новых сапог.

— Здравствуйте, товарищи, — поздоровался с пилотами Новиков.

— Здравствуйте, товарищ Новиков, — в разнобой ответили краслёты.

— Старший лейтенант, заходите на платформу и присаживайтесь на диван.

Угрюмый старлей на костылях молча проскакал в грузовой отсек и сел на диван. Единственное, что он успел сделать-это пристроить костыли. Когда он поднял голову и посмотрел на каким-то образом успевших собраться за спиной Новикова пилотов, услышал только:

— Обувайтесь, и можете выкинуть костыли, — и человек, проговоривший это, как-то обыденно развернулся и продолжил.

— Игнатенко, у вас к вылету всё готово?

— Твою ж мать! Это как!? — Старлей рассматривал свою новую ногу и не мог поверить глазам.

— Вы чудес не видали, товарищ старший лейтенант? — спросил Алексей.

— Таких- нет. Извините не сдержался.

— Добро пожаловать в команду Аистов! Вашу радость мы разделим чуть позже, а сейчас у нас вылет. Все экипажи летят на борту первого Аиста. Все возникшие вопросы обсудим по переговорнику. Игнатенко!

— Да. К вылету готовы, продуктов хватит.

— Тогда в путь!

Глава 19

Почти трое суток длился перелёт. За накопители на первом аисте Алексей был спокоен. Больше сотни человек способны зарядить накопители за три дня больше, чем на месяц полётов. Приземлившись в усадьбе, он выгнал из флаера Хорьх и подъехал к дому уже на машине. Выйдя из машины с Натальей под ручку и саквояжем, Алексей поднялся по лестнице и был встречен управляющим, который был отправлен рассчитаться с временной охраной. Через час после приёмам отчёта по делам, управляющий был щедро вознаграждён наличностью и переведён на работу консультантом с сохранением 75 % оклада, но проживанием вне усадьбы. Только после этого сапёры смогли выйти из платформы и приступить к срочной загрузке первого Аиста.

Алексей оставил Наталью в усадьбе и отправился в Президентский дворец. После расшаркиваний и взаимных приветствий произошла сверка документов по цифрам поставок, и Новиков поехал в банк производить расчёт и договорится на обмен золота на наличные, которые тоже требовались в огромном количестве.

У Алексея была необходимость задержаться в Аргентине. Нужно было наладить производство летающих платформ. И сапёрам разнообразие, и стране помощь. А перевозить платформу в платформе очень выгодно. Одно помещение с расширением в другом в полтора раза увеличивало объём перевозок. Позвонив бывшему управляющему, Алексей попросил его наладить поставки пиломатериалов и кожи. Также нужно было приобрести пару-тройку грузовых автомобилей.

Наталья Владимировна взяла в свои руки обучение личного состава испанскому. Ловить на себе постоянно голодные мужские взгляды было ей не очень приятно, и выгул личного состава на пляж и просто в город Алексей предусматривал. Вербовки солдат иностранной разведкой Алексей не боялся. Особых секретов никто из них не знал, а загреметь в штрафбат — дураков не было. Об этом было объявлено специально. Родине нужно, что вы тут находились и она готова предоставить вам не просто сытное питание вдали от передовой, но и отдых и денежное довольствие, но и очень строго спросит в случае измены, но лучше, пока не освоите испанский язык о отдыхе не помышлять, поскольку в Аргентине очень сильная германская община, и страна в целом сочувствует нацистам. Страна официально поддерживает нейтралитет, но лучше не нарываться. Товарищ Новиков сейчас постарается эту ситуацию мягко изменить. Сейчас он с Натальей Владимировной действуют тут как частные лица, этакая графская чета, поставки товаров и продуктов питания уже начаты, и от действия каждого из нас зависит, как долго они продлятся.

******
В первый же вечер Новиков ощутил потоки внимания со стороны. Вся усадьба была накрыта отводом глаз, но внимание усилено пыталось найти брешь. Новиков проследил источник и, по уже сложившейся методике, включил излюбленную смесь, сон и паралич. Взойдя на холм, где находился источник внимания, Алексей внимательно рассмотрел двух молодых людей арийской внешности. Заглянув в карманы, Новиков извлёк два паспорта граждан Аргентины, немного наличности и два пистолета парабеллум. Хороший морской бинокль был направлен в сторону усадьбы. Алексей хорошенько продумал канву разговора, затем открыл документы и прочитал имена. Одного парня звали Карл Миллер, второго — Отто Шнайдер.

Снятие состояния сна с параличом было воспринято так же как и во всех экспериментах Новикова до этого.

— Карл, ну неужели ничего не видно?!

— Отто, я сам ничего не понимаю, но разглядеть ничего не получается.

— Может бинокль дяди Густава испортился?

— Нет, Отто. Когда я смотрю в другие стороны, то всё отлично видно.

Алексей под отводом глаз стоял за парнями и слушал их разговор. Минут через десять Карл не выдержал:

— Нет, не могу. Уже глаза устали от напряжения!

— Что же мы будем докладывать герр Шульцу?

— Так и доложим. Были, наблюдали, но все попытки не удались.

Алексей перешел на немецкий.

— А кто такой герр Шульц и почему вы пытаетесь рассмотреть территорию моей усадьбы?

От раздавшегося за спиною голоса взрослого мужчины парни вздрогнули и медленно развернулись к говорившему.

— Итак, Карл Миллер и Отто Шнайдер, я жду от вас быстрого и честного ответа.

— Откуда вам известны наши имена?

— Из ваших документов. — Алексей протянул книжечки паспортов их владельцам.

— Но как? — удивленно воскликнул Отто.

— Я задал вам вопрос. Вы вторглись своим вниманием в сферу моих интересов и ответите мне на всё мои вопросы.

— А если мы ничего не скажем? — парировал Карл.

Алексей распылил ногу Карлу ниже колена и включил обезболивание.

— Откажетесь говорить и всю оставшуюся жизнь будете жить без рук и ног. Как нога, Карл? Могу снять обезболивание… Хочешь?

Карл вначале не понял, что произошло, так как стоял всем весом на одной ноге. При вопросе про ногу он начал проносить вес тела и резко стал падать, уронив на землю Отто. Карл побледнел от испуга.

— Где моя нога?! Я не хочу быть без ноги!! — Кричал Карл, и слёзы катились по его щекам.

— А ты, Отто, хочешь остаться без ног и рук?

Лежащий на земле паренёк был бледен и не мог сказать не слова. Подождав минуту Алексей усыпил его.

— Итак Карл, я жду ответы на вопросы. Ответишь честно, а ложь я почувствую, получишь ногу назад. Будешь молчать — лишишься вначале одной ноги полностью, и я дам тебе возможность почувствовать боль…

— Я отвечу, раз вы обещаете вернуть мне ногу.

— Я внимательно слушаю.

— Нас послал герр Шульц. Господин Шульц отвечает за сбор интересующей немецкую общину информации. Нам нужно узнать, кто за золото покупает большие объёмы продовольствия, товары первой необходимости и прочее. Куда оно всё потом отправляется. Это всё. Что вы сделали с Отто?

— Отто спит. Я сейчас его разбужу.

Алексей снял сонное воздействие и, нагнувшись, потряс парня за плечо.

— Итак, Карл, я обещал тебе вернуть ногу — и я верну её тебе. В дополнение к этому я отвечу тебе на интересующие господина Шульца вопросы. Но есть одно но. Если герр Шульц ещё раз пошлёт кого-нибудь следить за мною, моей женою, моими наёмниками, то первый шпион лишится одной ноги. Второй- уже двух. Третий — ног и одной руки, и за компанию герр Шульц лишится головы. Вы запомнили?

— Да, — ответили парни.

— Тогда Карл, сядь поудобнее и закатай штанину.

Казалось, что Карл забыл, как дышать. Из рук незнакомца полились потки света и через пятнадцать минут у Карла была новая нога с немного отличным цветом кожи ниже колена.

— Всё. Можешь обувать ботинок.

Тот быстро исполнил то, что ему было сказано и встал на ноги.

— А теперь я кратко отвечу на ваши вопросы. Первое — кто я? Я действительно граф, граф Йорк. Только моё графство не на Земле. — Алексей поменял себе цвет глаз на фиолетовый. — Просто в моём мире традиция такая — все города и имена начинаются на «Й». Княжество Йотон и так далее. У нас там очень похоже на ваше средневековье. Мечи, доспехи, крепости, войны с орками и союз с эльфами. Ну и вишенкой на торте — магия. Её пример вы сейчас видели. Итак, на первый вопрос я ответил. Второй вопрос был, куда уходит то, что я покупаю? Оно идёт моему народу. Ваши местные дела мне не интересы, и помогать вам я не собираюсь. Так же я уже озвучил то, что не потерплю вмешательство в свои дела. Товары по прежнему будут закупаться в больших количествах и исчезать на территории моего поместья. И ещё. Оружие я вам не верну.

Парни сунули руки к местам, где ещё недавно за ремнями были засунуты пистолеты, но ни их, ни запасных магазинов в кармане не было.

— Это послужит вам дополнительным уроком. Бинокль дяди Густава я, пожалуй, вам оставлю. Это всё же не оружие. Можете идти.

******
Фридрих Шульц, неофициальный начальник разведки германской общины в Аргентине выслушивал бред и оправдания двух молодых парней, которые ранее подавали большие надежды. Он мог ещё поверить в существование других миров, хотя вся это мистика интересна только парням из Аненербе, но то, что Карл лишился ноги по колено, которая отросла благодаря свечению, исходящему от рук инопланетянина, меняющего цвет глаз за каких-то минут пятнадцать — двадцать. Более фантастического оправдания утери вверенного боевого оружия он ещё не слышал.

— Вы меня разочаровали.

— Но, герр Шульц, мы говорим правду. Хотите я покажу вам отращённую заново часть ноги?

Шульц поморщился.

— И как я пойму, что нога отросла заново, а не та которая была с рождения?

— Цвет кожи, герр Шульц. Он отличается.

Шульц выдохнул.

— Показывай.

Карл задрал штанину брюк. Гипсового цвета кожа явно отличалась от кожи выше колена с чёткой разделительной линией.

— Видите, герр Шульц. Ещё раз такое пережить я не готов, герр Шульц.

— Я тоже, герр Шульц, не готов, — сказал Отто. — И я думаю, что никто не будет готов, зная, что он лишится ноги или двух ног, идти на задание. Этот инопланетянин он не шутил, герр Шульц.

— Хорошо. Я вижу, что вы честны со мною. Можете быть свободны, а мне нужно подумать.

Ну что ж, раз этот безымянный граф Йорк дал мне ещё две попытки, то нужно нанять кого-нибудь из местных и проследить со стороны уже за ним. Шульц снял трубку телефона.

******
Герр Шульц работал в своём кабинете и просматривал отчёты агентов своей службы. В коридоре раздались громкие голоса, и буквально сразу постучали в двери кабинета.

— Войдите! — Громко выкрикнул Фридрих.

В кабинет вошел Ганс Грубер, который буквально на себе втащил Питера Брауна. Браун был без ноги.

— Вот дерьмо! — Выругался Шульц. — Как это произошло?

— Я не знаю, герр Шульц. Я наблюдал в бинокль за латиносом. Потом увидел, что наблюдатель упал и громко закричал. Одновременно я услышал крик Питера. Я обернулся и увидел, что Питер лежит на спине, кричит и смотрит на совершенно пустую штанину. Герр Шульц, я не знаю, что произошло и кто это сделал! — В отчаянии прокричал Ганс. — Что теперь будет с Питером?! Он так и останется калекой? У него через месяц свадьба с Мартой Фишер! — Продолжал кричать Грубер. — Скажите хоть что- нибудь, герр Шульц.

Шульц побледнел. Предупреждение Безымянного графа оказалось весьма серьёзным, и граф не собирался играться в песочнице. Он в точности исполнил обещанное.

— Это безымянный граф, который недавно стал новым владельцем того поместья, — с трудом выдавил из себя Шульц. — Прошлый раз за ним наблюдали Отто с Карлом. Тогда Карл лишился ноги по колено, но граф вырастил ему новую ногу, — Шульц сглотнул. — Я не до конца поверил в ту мистику, что они мне поведали, и нанял местного парня. Вами рисковать я не хотел, поэтому у вас был приказ наблюдать за местным наблюдателем, а не за поместьем.

Шульц устало плюхнулся в кресло и схватился за голову руками.

— Оружие… Что с вашим оружием? — Задал вопрос Шульц.

— Оно исчезло! — Ганс откинул полу пиджака и показал пустую кобуру. — Как это произошло я не знаю, но я знаю, что надо делать!

— Что?

— Я поеду к безымянному графу и попрошу вернуть Питеру ногу.

— И ты готов так рискнуть?

— Питер мой друг, и я обязан сделать для него всё, что могу!

— Ты отличный парень Ганс. Ступай.

Ганс взвалил на себя бледного друга и потащил его к машине. Через час он подъехал к воротам поместья и, просигналив клаксоном форда, подошёл вплотную к ограде. Из домика для охраны вышел крепкий парень в гражданской одежде с пистолетом парабеллум за ремнём брюк. Плавной походкой хищника он подошёл на расстояние трёх метров от Ганса и остановился.

— Могу я видеть господина графа? — Спросил на немецком Ганс.

Охранник сверкнул глазами и, открыв калитку, подошёл к машине. Заглянув внутрь салона, охранник также молча отошёл, не поворачиваясь спиною к Гансу, метров на десять и, достав нечто из кармана, очень тихо что-то сказал. Получив ответ, охранник приблизился и начал распахивать ворота для проезда автомобиля.

Ганс вернулся за руль и, заведя автомобиль, поехал к дому графа. На высоких ступенях, ведущих к дверям дома, его уже встречал мужчина в дорогом костюме и необыкновенно красивая молодая женщина с глазами цвета неба и украшениями, подчёркивающими эту красоту. Ганс заглушил двигатель и, поднявшись по ступеням, поздоровался с хозяевами.

— Здравствуйте граф, здравствуйте графиня, — а то, что перед ним стоят граф и графиня он не на секунду не сомневался.

— Здравствуйте, молодой человек. Что привело вас?

— Я пришёл просить за друга.

— Почему вы решили, что я ему помогу?

— У него через месяц свадьба, и я должен попытаться сделать всё, что в моих силах.

— Почему?

— Я обещал его невесте присмотреть за Питером.

— Кто она вам?

Ганс покраснел и смутился.

— Понятно. Можете не отвечать. И так видно, что вы в неё влюблены и тем не менее, вместо того, чтобы воспользоваться случаем и занять его место, вы решили прийти и просить за него.

— Как ваше имя, молодой человек? — Спросила графиня.

— Моё имя Ганс. Ганс Грубер.

— Дорогой, по-моему нужно помочь такому прекрасному молодому человеку.

— Почему? Я предупреждал герр Шульца о последствиях его любопытства.

— Но ведь ты прекрасно знаешь, что молодые люди наблюдали за тем несчастным аргентинцем, а не за нашей жизнью и нашем поместьем.

— Солдаты всегда расплачиваются своим здоровьем за дурость своих вождей и командиров.

— И всё же такая преданность дружбе и бескорыстная любовь обязаны быть вознаграждены! Я просто настаиваю, дорогой.

— Вам повезло Ганс. Ваша внутренняя чистота и преданность произвели впечатление на графиню. Ведите вашего друга в дом. Я помогу вам.

— Благодарю вас, граф. Благодарю вас, графиня, — проговорил Ганс.

— Только передай герр Шульцу, что игры кончились. И следующий раз, когда я столкнусь с его любопытством, будет последним.

— Я дословно передам ваши слова, граф.

Ганс спустился к автомобилю и помог Питеру выбраться с заднего сидения, а потом, забросив себе на шею его руку, помог доскакать до дивана в холле.

— Присаживайся в кресло, Ганс, — Наталья сделала взмах рукой в направлении отведённого гостю кресла. — Мой муж сейчас окажет помощь твоему другу. Граф уникальный целитель, но не каждому выпадает честь получить его помощь. Вашему другу повезло, и в этом только ваша заслуга.

— Я думаю, что если бы не ваше доброе сердце, графиня, то я просто не смог бы найти нужных слов.

— Ваша скромность делает вам честь.

Новиков вернулся в холл в более простой одежде и пододвинул стул к дивану с Питером. Взмах руки, спящая голова Питера заваливается на плечо, и Алексей, вызвав театральное свечение, погрузился в процесс исцеления.

Чуть больше часа Новиков занимался исцелением Питера. К моменту завершения в холл вернулась Наталья со стеклянной бутылкой вина без этикетки.

— Возьмите, Ганс. Вашему другу нужно восстановить приличный объём крови. Это целебное вино, которое делает мой муж. Оно позволит вашему другу в ближайшие несколько дней привести свой организм в порядок.

— Я не нахожу слов, чтоб выразить всей полноты своей благодарности вам, графиня, и графу. Вы не сочтёте за дерзость, если я спрошу вас?

— Спрашивайте.

— Вы не планируете открывать свою клинику?

— Почему вас интересует этот вопрос?

— В мире столько людей, которые нуждаются в помощи, а умения вашего мужа настолько уникальны, — Ганс начал выписывать руками небольшие круги в воздухе, чтоб выразить то, что не мог выразить словами.

— Так странно слышать такие речи от немецкого юноши.

— Почему?

— Вы знаете сколько сейчас немецкие парни несут горя в мир и в свои семьи?

— Вы имеете в виду войну с Советской Россией?

— Да. Сотни тысяч каждый день платят своей жизнью и здоровьем за воплощение чужих планов и замыслов. И самое печальное, что как таковые в этой войне, независимо от её исхода, побеждает третья сторона.

— Как так? Ведь воюют две державы.

— А побеждает та, которая стоит в стороне и заставляет истекать кровью эти две.

— Если это так, то это ужасно.

— Поверьте, Ганс, это действительно так. Мой муж, — Наталье все больше нравилось называть Алексея так, — не случайно проговорил вам там, на ступенях, что за глупость руководителей своим здоровьем и жизнью платят исполнители. Я думаю, что вы ещё не раз обдумаете всё, что сегодня произошло.

Завершив сеанс, Алексей промокнул лёгкую испарину и вывел Питера из сна.

— Всё, молодой человек. Ваш друг в полном порядке. Дорогая, проводи, пожалуйста наших гостей, а мне нужно идти.

Ганс вскочил с кресла.

— Я даже не знаю как благодарить вас, граф, — с благодарностью проговорил Ганс.

— Оставайтесь всегда самим собой и не становитесь марионеткой в чужих руках. Это и будет вашей благодарностью.

— Ваш муж, графиня, очень благородный человек.

— Другой и не смог бы быть моим мужем, — улыбнулась Наталья.

Глава 20

Спустя неделю были доделаны ещё три большегрузные платформы. Можно было начинать делать маленькие? для разведки и диверсий, но Наталью Владимировну посетила очередная идея. Наладить производство лечебного вина. Бывший управляющий был озадачен приобретением разливочной и упаковочной линии и поиском поставщиков стеклянной тары. Новиков был озадачен автоматизацией процесса производства. Сложностей автоматизация процесса не вызывала, но на закупки линий нужны были средства, и Алексей со спутницей полетели в Анды, на место личной золотой шахты. Заодно он доделал «тайное убежище» и завёз в него мебель, кровать, бельё, запасную одежду, оружие и консервы. Наталья разложила вещи, обустроила кухню и начала генеральный штурм крепости под названием Новиков Алексей. Естественно, крепость была взята, и Наталья Владимировна Новикова провозгласила, что ближайшие три для её драгоценный муж никуда отсюда не улетит и будет исцелять жене нервы, которые она потратила добиваясь взаимности. За эти три дня, проведённых в горах, Алексей пополнил саквояж золотом и научился делать аккуратные грани на драгоценных камнях. Графиня захотела новый флаер с туалетом, душевой и… В общем, летающий дом с нормальными удобствами, и Алексей уселся делать кристаллы накопители.

Вернувшись в поместье, Алексей выбрал себе одну из готовых основ под новый флаер и довёл его до ума с учётом пожеланий супруги. Прежний же отдал на смену обшивки, и потом он улетит в войска. Всю основную работу сделали солдаты. Парням приходилось очень много работать. Рейсы в Союз были регулярными, и погрузка — разгрузка занимала практически всё время.

Под линию розлива вина пришлось строить новое помещение. Были приглашены строители, и в течении месяца они обязались построить новый цех. Теперь на две-три недели можно лететь в Союз. Алексей договорился с президентом, что в банке ему откроют металлический счёт. Он будет вносить на него золото, и после поступления товаров на склады и заверения бумаг, средства будут списываться. Это было удобно. Привез килограммов триста и не дёргаешься с каждой партией. Как на счету становится золота около килограмма, то с банка звонят и предупреждают.

Вернувшись в Союз, Новиков передал сделанные переговорники и получил на модернизацию десяток ящиков патронов для винтовки Мосина. Ситуация на фронте выровнялась, и линия фронта стала проходить по-практически прямой линии: Ростов-на-Дону, Курск, Ленинград. Обе стороны понесли за время войны серьёзные потери и нуждались в передышке и накоплении сил.

Ещё важной новостью стало то, что по указу товарища Сталина в Куйбышеве был открыт реабилитационный центр для инвалидов войны, в котором уже работало несколько врачей из учениц Алексея. Спросив у Натальи о желании помогать ему в лечении инвалидов, Алексей услышал, что жена ему уже говорила, что готова быть помощницей и соратницей, и он начал обучать её как рунного мага. Обучение при таком количестве нуждающихся происходит довольно быстро. Уже на третий день Наташа смогла вырастить первую стопу, а дальше всё больше и больше. Отработав в реабилитационном центре три недели, молодожёны вернулись в Аргентину. Необходимость постоянно привозить золото и решать текущие вопросы на месте несколько напрягала, но Алексей знал, что придётся мотаться туда-сюда и морально был к этому готов. Наталье же нельзя было надолго прерывать обучение языку охрану и сапёров.

На второй день по прибытии в Аргентину к графу с графиней в гости напросились Ганс и Питер. Приняв молодых людей, Новиковы были весьма удивлены, что Питер приглашает их на свою свадьбу, которая состоится буквально на третий день, а Ганс, переосмыслив свою жизнь, желает стать целителем и будет весьма рад, если сможет научится хоть чему-то у графа. Недолго посовещавшись, на оба предложения Новиковы ответили положительно, но с условием сохранения некоего инкогнито. Обрадованный Питер вручил конверт с официальным приглашением, а обучением Ганса решили заняться после свадьбы Питера и Марты. Наталья уточнила, какой цвет глаз у невесты и какие цвета она предпочитает в одежде и, получив ответ, начала думать о подарке молодым. Алексей тоже вспомнил, что супруге не подарил памятного подарка в связи с заключением семейного союза и, выбрав время, посетил ювелирный магазин и купил там два колье, серьги и кольцо с бриллиантом, оставив в магазине все наличные деньги. В одном колье Алексей поменял цвет камней на голубой, а остальные украшения предназначались для Лены. Брильянты для Лены обрели розовый цвет. Алексей был уверен, что с Леной обязательно встретится ещё. Он ощущал с ней связь и иногда внутренне общался.

Опустошение всех наличных счетов вынудило Алексея снова наведаться в логово в Андах хотя бы на пару часов, но пришлось задержаться немного дольше. Почему-то логово в Андах воспринималось Натальей именно как их гнездо и именно в нём супруга прилагала особенно интенсивные усилия, чтобы зачать дитя, поэтому вернутся из логова получилось только с утра. Завтра свадьба Питера и Марты, и сегодняшний день обещал быть весьма суетным.

С подарком мудрить сильно не стали. Серьги с небольшими бриллиантами под цвет глаз невесты и набор столового серебра. Всё это было упаковано в красивую картонную коробку и перетянуто лентами.

******
Хорьх подъехал к дому семейства Браун и припарковался рядом с несколькими автомобилями. Открыв автомобильную дверь граф вышел на брусчатку аккуратной дорожки. Потоки внимания ощущались только со стороны дома. Одновременно с тем как Новиков перевёл взгляд на дом, его дверь отворилась и из неё вышел высокий представительный мужчина.

Алексей отворил заднюю дверь и подал руку супруге, которая величественно выплыла из автомобиля. Подхватив свадебный подарок, Алексей с взявшей его под руку графиней прошли к дому.

— Герр граф, фрау графиня, я рад приветствовать вас в своём доме. Моё имя Гельмут. Гельмут Браун. Я отец Питера.

— Здравствуйте, герр Браун. Мы с супругой предпочитаем быть, так сказать, инкогнито, по этой причине нам хотелось бы избежать огласки имен и оставаться для окружающих просто как граф и графиня.

— Не смею возражать, герр граф. Графиня, вы необыкновенно красивая женщина, — сделал комплимент Наталье Гельмут. Прошу вас, проходите в дом. Питер с невестой уделяют внимание гостям, поэтому вас я решил встретить лично.

Небольшой холл дома переходил в длинный, идущий поперёк дома, коридор, в котором на одной из сторон была открыта дверь в огромный, во всю длину дома зал. Большой стол, за которым уместилось бы около полусотни человек был накрыт торжественными блюдами. Немного в стороне стояли гости. Несколько взрослых пар, молодых парней и девушек. Алексей уже знал четверых из присутствующих: Ганса, Отто, Карла и Питера.

— Дамы и господа, разрешите представить вам наших гостей, которые в Аргентине находятся инкогнито, и по этой причине просили называть их исключительно по титулу: граф и графиня. — Гельмут представил присутствующим Алексея с Натальей.

— В связи с этим мы приносим свои извинения за свою бестактность, но иначе просто вынуждены бы были отклонить приглашение Питера, а он очень славный молодой человек, и обижать его отказом было бы грубо, — проговорил Алексей.

Не всем пришлось по душе такое положение дел, но все из уважения к жениху, пригласившему на свадьбу графа с супругой, были вынуждены принять эти условия.

— Разрешите представить вам, граф и графиня, виновников это торжества. Моего сына Питера, с которым вы уже знакомы и его невесту Марту.

Питер с Мартой вышли к графу с графиней и поздоровались.

— Примите наш дар в память об этом замечательном событии в вашей жизни. — Наталья взяла инициативу на себя и Питеру пришлось принять довольно увесистую коробку.

— Благодарю вас граф, графиня, что согласились посетить наш семейный праздник. Я извиняюсь, но подарок очень тяжёлый, разрешите я его поставлю, а то беспокоюсь, что ленты не выдержат. — Переходя на неформальное общение сказал Петер.

Алексей с Натальей молча кивнули, и обратили свой взор на Марту.

— Рада с вами познакомится, хоть и в таком необычном, так сказать, представлении. Знакомство с вами, очень сильно повлияло на моего жениха и его друзей, и я вам даже очень благодарна за то воспитательное мероприятие, что вы устроили для этих молодых людей.

— Я рада, что Питер берёт в жёны не просто красивую, но и не по годам мудрую девушку.

— Благодарю вас, ваша светлость, за тёплые слова, — ответила смутившаяся Марта. — Разрешите, я представлю вам хозяйку этого дома, маму Питера, — Марта развернулась к высокой статной женщине с красивыми темно-серыми глазами и сделала небольшой шаг в сторону. — Рози Браун.

— Здравствуйте, фрау Браун…

Взаимные приветствия и знакомства продлились около получаса. Среди присутствующих на торжестве были: Эльза и Дитрих Фишер — родители Марты, семья друзей Гельмута Брауна — Вильгельм и Ирма Кляйн с дочерью Сашей. Вильгельм был промышленником. Доктор Альфред Кох, Карл Миллер и Отто Шнайдер, братья Вебер, Адольф с Рудольфом, а также Шрёдер Грета и Рихтер Аделина — подруги Марты.

Так получилось, что последние несколько недель находящиеся здесь люди практически постоянно обсуждали известные им новости, которые относятся к семейству Новиковых. Особенно жаждал встречи доктор Кох. Он был лечащим врачом семьи Браун, а от родителей утаить случившееся Питеру не получилось, и в волнении о сыне они и вызвали доктора Коха. Доктор тщательно обследовал Питера и обнаружил, что исчезли все шрамы и последствия заболеваний, которые были у Питера с детства. Доктор подверг Питера допросу, в результате которого и был посвящён в секрет семьи и удостоен возможности продегустировать вино, изготовленное графом.

По мере празднования свадьбы постепенно всё внимание переключилось на новых в этом кругу людей. Не удержался первым доктор Кох.

— Скажите, герр граф, как вам удалось за такое короткое время исцелить застарелые последствия болезней и убрать шрамы с тела Питера! Я знаю Питера с младенчества и всё его тело как свои пять пальцев, а тут полтора часа — и нет шрамов после оспы и ещё несколько от порезов.

— Если вы в курсе того воспитательного процесса, который был призван в основном охладить любопытство к моим делам некоего Шульца и заодно показать последствия слепого подчинения кому-либо молодому поколению, то я не мог оставить без некой компенсации то, чему подверглись Питер и Карл. Пережить такое стоило ребятам огромных переживаний, а убрать такие мелочи, как шрамы от оспы по сравнению с выращиванием ноги вообще мелочь, на которую обычно целители внимания не обращают.

— Скажите, герр граф, а где вы обучались искусству целительства?

— Для многих из здесь присутствующих не должно быть секретом, что я пришёл из другого мира. Точнее сказать, это третий мир, который я посещаю, — Алексей посмотрел на Карла.

— Я молчал, герр граф. Мной было передано только ваше послание герр Шульцу.

— Что ж, Карл, это весьма похвально. Буду знать, что вы надёжный человек, способный хранить секреты.

— То есть вы обучались целительству не на Земле? — Уточнил герр Кох.

— Да, не на Земле, а если быть полностью откровенным, то это побочный эффект моего самообразования.

— Я даже побаиваюсь представить ваши достижения в основном направлении ваших изысканий, если вырастить целиком утерянную ногу за полтора часа для вас всего лишь побочный эффект! Вы планируете открыть свою клинику?

— Думаю, что сейчас на две клиники моего времени просто не хватит. Возможно, лет через пять-шесть в Берлине и появится ещё одна клиника.

— А где находится первая?

— В Куйбышеве. Это в Советском Союзе. Я возвращаю руки и ноги инвалидам войны.

Все в зале изменились в своих лицах.

— А почему в Советской России, а не в Берлине была открыта первая клиника?

— Причина простая. В этой войне правда на их стороне. Они защищают свою землю от внешней агрессии.

— Но ведь русские — дикари! — Вставил своё слово один из молодых людей.

— Я сейчас вам расскажу, как выглядит эта война с точки зрения энергий, которые я вижу. Мне так проще. Вот смотрите. В этом мире существует множество глобальных паразитов, назовём их так, чтоб не сразу разрушать ваше представление о мире. Глобальным паразитам, чтоб сохранить своё бессмертие нужно питаться энергией и потенциалом человека. Самый простой способ — это убить человека и забрать неиспользованную энергию и потенциал себе, и чем моложе будет человек — тем больше этой энергии. Где больше всего гибнет молодых людей? Правильно, на войне. Как устроить войну? Для начала к власти приводится тоже паразит, но только в человеческом теле. Их отчётливо видно в энергетическом зрении, в котором между немцем и русским нет никакой разницы. Приведя к власти в одной стране паразита, через ложь и обман можно накачать народ на ненависть к другим. В случае с Германией — это теория расового превосходства Ариев над другими. Я ещё раз повторюсь, что в мире энергий арии и славяне вообще братья. Дальше объявляется, что в Германии плохо родящие земли и мало полезных ископаемых, в которых так нуждается нация, и вместо того, чтоб увеличивать урожаи, удобряя почву, и развивать науку, которая позволит за счет продажи товаров на основе её достижений приобрести всё необходимые ресурсы, я умышленно умалчиваю просто расселение ариев по примеру общины в Аргентине. Так вот, вместо перечисленных мною путей развития, этот паразит озвучивает путь в виде отъёма и присвоения. Миллионные армии молодых людей идут завоёвывать жизненное пространство, и десятки и сотни тысяч с обоих сторон гибнут, взаимно истребляя друг друга. С обоих сторон горе и рыдают матери, жёны и невесты. Кому хорошо? Только этим энергетическим тварям. Вот по этой причине я сейчас в первую очередь оказываю помощь тем, кто защищает свой дом. Как только эта братоубийственная война завершится, я открою клинику для инвалидов в Берлине. Здесь же, возможно, подготовлю несколько целителей, правда без возможности восстанавливать конечности, но с остальными всеми задачами медицины они будут справляться играючи. Ганс Грубер уже напросился в ученики.

— Извините, герр граф, — произнесла Аделина Рихтер, — а как долго длится у вас обучение?

— Вы Аделина? — Алексей уточнил имя девушки и, дождавшись кивка головы, продолжил. — При наличии пациентов и достаточно расторопном сознании обучаемого я могу в течении дня дать основу, а остальное будет зависеть от самого ученика. Хотите присоединится к Гансу?

— Если есть перспектива за короткое время научится играючи лечить абсолютно все болезни, то мне неважно к кому присоединятся.

— Я тут внесу уточнение. К примеру, осколочное или пулевое ранение вы сможете исцелить только после удаления пули или осколка. А так — да, любое.

— Я согласна.

— Я бы тогда тоже напросился, если вы не будете против, — сказал доктор Кох.

— Хорошо. Какие будут предложения по пациентам?

— Если вы, герр граф, не против, то осмелюсь предложить вариант — начать с присутствующих здесь. — Внес предложение Питер. — Я уверен, что всем присутствующим будет интересно на это посмотреть. У нас здесь, я думаю, будет достаточно разнообразный набор недугов. По крайней мере, я точно знаю, что у моей мамы частые головные боли, и у отца были ранения.

— Вы воевали, герр Браун?

— Да. С преступным миром в Мюнхене. Я служил в криминальной полиции и перешёл дорогу очень много кому. Вот теперь уже лет семь, как живём тут.

— Что ж. Я думаю, что действительно можно начать и сейчас, если никто не против.

До глубокого вечера шла индивидуальная работа со всеми присутствующими. Ученики получили первый опыт и немного освоились. Теперь им нужна только практика. В завершение Алексей сделал из воды в графине лечебного вина, которое все с удовольствием попробовали.

— По воде ходить не просите… Я то пройду, но люди не поймут, — завершил вечер шуткой Алексей.

Первый шаг к сближению народов сегодня был сделан. Постепенно информация разойдётся и сделает своё дело.

******
Отгуляв свадьбу, Новиковы пару раз слетали в Анды и хорошо пополнили золотой счёт в банке. Теперь можно было возвращаться в Куйбышев и продолжать работу с инвалидами войны. Возможно, что и разведка уже что-то нашла по банкиру Моргану и владельцам ФРС. Тогда можно будет ими заняться и заодно Ватикан и Британскую корону накрыть медным тазом. Потом заняться банкирами Швейцарии. Но лучше всё разом, с учётом часовых поясов. Но навряд ли так быстро удастся собрать столько информации. Придётся ждать.

Глава 21

Возвращение в Союз особых новостей не принесло. Разведка установила только точный адрес трёх американских банкиров. Слетав на объект «Высота», Новиковы вернулись в клинику в Куйбышеве и занялись, ставшим для них обычным, делом. Размер очереди в клинику пугал, так как вдвоём в неделю получалось помочь не больше сотне пациентов, а ожидало помощи несколько десятков тысяч, и каждый надеется, и даже не хочется представлять, что будет творится в душе человека, если эти надежды не оправдаются.

В поместье запустили линию по производству ЛВН. Лечебное вино Новикова начало поступать в госпиталя Советского Союза, и постепенно налаживался оборот стеклянной тары. Пару раз в клинику привозили огранённые алмазы, и Алексею удалось достаточно долго поработать с ними. Поэкспериментировав с мутными камнями, Новикову удалось исправлять дефекты, а серо-стальные бриллианты произвели фурор. Алексей ещё попросил привести ему алмазную крошку. Хотелось попробовать сплавить её и большой алмаз, ведь на той же дамбе в Йасной у него получилось сплавить камни на растворе в монолит. Может и этот эксперимент удастся.

С появлением продовольствия из Аргентины, продовольственная ситуация в стране стала постепенно улучшатся. Консервированные продукты начали выдавать рабочим на местах и поступать на армейские склады. В розничную торговлю они пока не поступали. На фронтах с появлением ППН патрона по-прежнему было своеобразное затишье. Германское командование поняв, что танковые соединения стали не эффективны, а чисто мясом давить не целесообразно, озадачилось возможностью удержать захваченные территории. По данным разведки, германская армия озадачилась созданием множества укрепрайонов. Бетонные укрепления делались днём и ночью, и Алексея попросили поэкспериментировать с артиллерийскими бетонобойными снарядами. Пришлось ему ехать на полигон главного артиллерийского управления. Поразмышляв по дороге на эту тему, Новиков решил попробовать: 1). Укрепить пробивную часть снаряда, 2). увеличить мощность взрыва, используя энергию заложенного взрывчатого вещества, как питание цепочки рун, которая и будет превращать в плазму энный объём. Какова будет энергия взрыва Алексей представить не мог, так как в джоулях все эти расчёты никогда не производил. Всё на практике. Новиков ещё думал увеличить скорость полёта снаряда, но заниматься ещё с каждым орудием — нет уж. Пусть так попробуют. Вариант второй — это использование того же метода, что он использует в горах при превращении массива камня в пыль. Запитка энергией рунной цепочки также от энергии взрывчатого вещества. Специально для испытаний на полигоне были выстроены бетонные доты с толщиной стены и перекрытия в один метр. Оба снаряда справились с поставленной задачей, но второй вариант делал это, скажем так, тихо. Снаряд попадал в бетон, и дот осыпался пылью. Внешний эффект был не такой страшный, но иногда нужно действительно сделать всё по-тихому.

Артиллеристы, проводившие испытания собирались стрелять долго. Метр бетона — это не шутка, и снарядов привезли с запасом, трёх тонный грузовик. На чудика из учёных, который обнимался со снарядами, смотрели, еле сдерживая улыбку, но только до первого попадания. Истратив всего два снаряда и уничтожив оба дота, улыбки с лиц артиллеристов пропали. Теперь на лицах хорошо читалось: «Дорогой товарищ, ты обнимай эти снаряды почаще и побольше. Мы даже готовы тебя из ложечки кормить.»

Посмотрев на то, сколько энергии выделяется при взрыве 122 миллиметрового снаряда, Новиков попросил выделить ему одну стокилограммовую бомбу для эксперимента. Естественно, отказывать ему никто не стал, и Алексей, уменьшив её вес, загрузил вместе с ящиком в платформу. Пока супруги не было рядом, Алексей решил слетать в Волчье логово, и, если повезёт, то уронив на голову Гитлера вот этот стокилограммовый подарок, можно серьёзно повлиять на ход войны. Когда-то Алексей рассматривал в интернете записи о ставке Гитлера под Винницей. Тогда Новиков поражался толщине бетонного потолка бункера в четыре с половиной метра, а вот сейчас ему нужно было превратить его в пыль. Долетев по атласу до Винницы и поплутав над лесами в поисках большого скопления бетона, а точнее его излучения, Алексей взялся за снаряжение бомбы. Энергии взрывчатого вещества должно было хватить на превращение в плазму всего, что попадёт в сферу диаметром около шести сотен метров. Осталось только попасть в дом Гитлера и надеяться, что он будет именно дома.

******
Зависнув на высоте в пятьсот метров и четыре раза наложив на свой летающий дом отвод глаз, Алексей с купленным в Аргентине американским морским биноклем с самого утра караулил бесноватого ефрейтора. Лишь в одиннадцатом часу дня он увидел, как бесноватый ефрейтор вышел из крайнего бункера погулять с собакой. Тут же к нему устремилось несколько человек в форме, но Новиков уже подлетал к точке сброса. Зависнув над точкой сброса на сотне метров, Алексей тщательно проверил место, над которым висит, и, подняв вверх летающую платформу до четырёх километров, откинул задний борт, отключил действие рун облегчения веса на бомбе, катнул её ногой с края платформы. Наблюдая за падающей в низ бомбой, Алексей не удержался и крикнул: «Ефрейтор, сука, лови!». Эти слова запомнил выживший солдат, получивший серьёзные ожоги и повторяющий их, как в бреду, лёжа на больничной койке. Военные следователи спрашивали его, что он запомнил необычного перед взрывом. Солдат ответил, что с чистого неба раздался глас:

— «Ефрейтор, сука, лови!» И через несколько секунд всё просто погрузилось в огонь. Не было звука взрыва, был просто огонь. Я не знаю, герр следователь, что значат эти слова, но они звучали именно так.

После гибели фюрера и высших офицеров Рейха, Адмирал Канарис быстро и решительно консолидировал власть в своих руках. В отличии от Гитлера, Канарис был умным и незаносчивым человеком. Он видел, к чему приведёт эта бойня под названием «Поход на восток» и, остановив военные действия, начал переговоры с Москвой.

Во время переговоров Сталин спросил Канариса, как погиб Адольф Гитлер. Канарис сильно удивился и передал ставшую в узких кругах весьма популярной фразу «Ефрейтор, сука, лови!». Более явного следа, указывающего на свершивших, назовём это актом возмездия, сложно найти. Сталин улыбнулся в усы и попросил Поскрёбышева принести ему переговорник для связи с Безымянным.

Через пару минут, когда принесли переговорник Сталин, улыбнувшись, сказал:

— По-моему я знаю, кому наши страны обязаны избавлением от бывшего фюрера германской нации.

— Я бы с удовольствием пожал ему руку, — проговорил Канарис.

— Вот сейчас я предлагаю это узнать.

Сталин взял в руки переговорник и приложил палец к рунной цепочке.

— Иванов вызывает Безымянного.

Секунд через двадцать переговорник ответил.

— Безымянный в канале.

— Алексей Николаевич, здравствуйте.

— Здравствуйте, Иосиф Виссарионович. Чем обязан?

— Алексей Николаевич, у нас сейчас начались переговоры с представителем германского командования, адмиралом Канарисом.

— Знаю такого.

От переведённой последней фразы у адмирала расширились глаза.

— Нас с адмиралом очень интересует, знакома ли товарищу Новикову фраза: «Ефрейтор, сука, лови»?

— Неужели кто-то услышал? — Удивился Алексей.

— Это, товарищ Новиков, теперь в некотором роде крылатая фраза. — Сталин улыбнулся.

— Вы, товарищ Новиков, сейчас где находитесь?

— В клинике, в Куйбышеве.

— Как вы посмотрите на то, что мы с адмиралом предложим вам посетить нашу скромную компанию.

— Если только с женою. Одного она меня больше не отпустит.

— Тогда, конечно, с женою, — Сталин снова улыбнулся.

— Если вас устроит, то сможем быть в Кремле только через два с половиной — три часа.

— У нас с адмиралом найдётся, что обсудить на это время.

Канарис кивнул головой после услышанного перевода в знак согласия.

******
В Кремле Новиковым пришлось ещё полчаса обождать, пока главы двух государств выторговывали для себя лучшие условия будущего мира. В конечном итоге стороны решили взять перерыв на осмысление до завтра и перешли в зал, к накрытым к ужину столам.

Новиковых пригласили к ужину и представили Германской делегации. Из тех, о ком Алексей хоть что-то знал, по истории своего первого мира, был адмирал Канарис. Кратко познакомившись с присутствующими, Алексей выслушал благодарность за избавление Германии от спятившего фюрера, Наталья получила дежурную порцию комплиментов и… Никто не начал спрашивать компетентного мнения попаданца о глобальном мироустройстве и как он видит правильным разделение территорий между Советским Союзом и Третьим Рейхом.

— Иногда шаблоны рушатся… — Подумал Алексей. — Будем довольствоваться прекрасным ужином и любоваться супругой. В конце концов, взваливать на свою шею судьбу мира — а на хера? Пусть политики занимаются политикой, и по заключении окончательного мира он и ярмо заготовки и переправки золота скинет со своей шеи.

Вернувшись поздним вечером в свой летающий дом и собираясь отойти ко сну, Алексей предался размышлениям о своей жизни, которые беспардонным образом прервал голос из переговорника.

— Красотка вызывает Безымянного!


Конец второй книги. Продолжение следует.


Оглавление

  • Книга первая Безымянный артефактор
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • Книга вторая Безымянный Граф.
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21