Гранд-адмирал. Том первый [Илья Модус] (fb2) читать онлайн

- Гранд-адмирал. Том первый [СИ] (а.с. Тринадцатый -1) 6.07 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Илья Сергеевич Модус

Настройки текста:



Илья Сергеевич Модус Гранд-адмирал. Том первый

Пролог

Командующий эскадрильей разведчиков только что покинул отсек.

Капитан Пеллеон, проводив пилота взглядом, покачал головой в такт своим мыслям. Заметив, что сидящий с ним рядом разумный даже не пошевелился, командир «Химеры» поднял взгляд на чисса.


Облаченный в безукоризненно сидящий на нем мундир, гранд-адмирал Траун, как могло показаться, сверлил взором своих алых глаз все еще отображающуюся на мониторе компьютера схему. Карта сектора Оджостер, что во Внешнем Кольце.

Место, откуда они не так давно бежали, получив информацию с планеты Оброа-скай. И едва спаслись, стремглав уйдя в гиперпространство от четырех боевых фрегатов Новой Республики и эскадрильи «крестокрылов» сопровождения.

Не то, чтобы он не понимал — одиночный звездный разрушитель, да еще с кое-как обученной командой на борту… Нет, Траун сделал все верно — приказал уйти в гиперпространство, чтобы не допустить повреждения «Химеры». Но… как же хотелось немного чуда! Ведь гранд-адмиралы Галактической Империи — тактические и стратегические гении, они должны находить решения в любых ситуациях…

«А он и нашел», — пришла в голову отрезвляющая мысль. — «Спас твой корабль и экипаж. Так что прекрати скулить, как юнга и начни жить реальностью!»

— Вероятно, система Оброа-скай стала тупиком, — произнес он, чтобы хоть немного разрядить напряженное молчание. — Ясно как день, что аборигены приняли предложение Новой Республики.

— Очевидно это так, — произнес Траун, бросив взгляд на командира своего флагмана. И, прежде чем Гилад успел удивиться, отвел глаза, вновь начав рассматривать диаграмму. Снова накатило уныние. — Согласитесь… капитан, если б было иначе, крайне маловероятно, что за нашими разведчиками оправили подобные силы. Четыре корвета…

— Фрегата, — машинально произнес Пеллеон.

— А я думал не заметите оговорку, — Гилад едва со стула не упал. Это что? Улыбка?! На губах Трауна?! Да как…?!

Командир «Химеры» почувствовал, что у него на лбу выступает пот. Так… успокойся… Ну, улыбнулся Траун… Ну… Не бывает же ничего критичного от одной улыбки? Или бывает?!

— Хорошо, что вы целиком не ушли в свои мысли, капитан, — произнес Траун, завершая свою мысль. — Обратите внимание на диаграмму. Ничего не напоминает?

— Карта сектора, — пожал плечами Пеллеон. — Маршруты, планеты, астероиды, звезды…

— Именно, что звезды, капитан, — повторил Траун, указав на прозрачную флеш-карту, вставленную в компьютер. — Они нас и спасут.

«Да ладно? Издевается он, что ли?» — подумал Пеллеон со странным раздражением. Что происходит с Трауном? Обычно молчаливым, неулыбчивым, сосредоточенным…

— Как скажете, адмирал, — вздохнул Пеллеон.

— Позвольте, я вам проясню, — сказал синекожий офицер, завладев клавиатурой. — На Оброа-скай одна из крупнейших библиотек в галактике. И нам очень повезло, что аборигены позволили нашим разведчикам скопировать свою базу данных звездных систем до того, как решили переметнуться на сторону мятежников. И именно поэтому мы можем… — пальцы чисса ввели команду фильтрации данных относительно гравитационных показателей от ближайших планет, звезд…

На голограмме появилась пустующая зона… Которой там быть не должно. По крайней мере в секторе, что известен галактике тысячи лет…

— Поврежденные данные? — уточнил он.

— Думаете? — на губах Трауна заиграла очередная улыбка. — Как мне кажется, больше похоже на целенаправленное удаление информации.

— И зачем библиотекарям это делать? — опешил Пеллеон. — У них же задача совершенно противоположная.

— А это не данные с флеш-карты, — заявил Траун. — Из нашей навигационной базы. Я запросил ее до того, как вы и наш отважный командир разведчиков пришли сюда. А вот это, — теперь Траун запустил файл с данными, полученными в библиотеке Оброа-скай, — сравните.

Пеллеон моргнул. Раз, другой, третий…

— У аборигенов с Оброа-скай — полная карта сектора? — удивился он.

— Как видите, — подтвердил Траун, откидываясь в кресле и сложив руки на груди. — Иногда как следует подумать — гораздо полезнее, чем двигаться вслепую. Можете радоваться, капитан. Сегодня мы прозрели.

— Адмирал? — осторожно спросил Пеллаэон, намекая на то, что было бы неплохо поделиться радостной информацией прямо, а не загадками.

— Это, — Траун вынул флеш-карту из накопителя и посмотрел на нее, словно видел в первый раз. — Завершение годичных поисков, капитан. Вторая часть головоломки, которая принесет нам победу над мятежниками.

«Да, хотелось бы знать, какая же первая», — проворчал у себя в голове Гилад. В вслух привычно промолчал.

Воцарилось молчание, нарушаемое лишь едва различимым шорохом работы аппаратуры.

— Мы прождали достаточно, капитан, — произнес гранд-адмирал Траун. — Сообщите флоту, что мы на некоторое время отделимся от них. И прикажите мостику взять курс на планету Миркр.

— Миркр? — в голосе Пеллеона сквозило удивление.

— Никогда не слышали об этой прекрасной планете, капитан? — чисс ожег его своим внимательным взглядом.

— Боюсь, что нет, адмирал, — несмотря на то, что ему уже исполнилось шестьдесят стандартных лет, Пеллеон не жаловался на свою память. Если он чего-то не знал, то так прямо об этом и говорил. — На этой планете есть что-то интересующее нас?

— Вне всякого сомнения, — казалось красные глаза Трауна вспыхнули подобно сверхновым звездам. — Там — один из секретов нашей победы над Новой Республикой, капитан. И мы отправляемся туда немедленно.

Пеллеон почувствовал, что ему стало жарко. Словно огонь алых глаз последнего гранд-адмирала Галактической Империи кипятил его кровь.

Но больше всего его пугала та незамысловатая улыбка, что стала проскальзывать в мимике чисса после позорного бегства из системы Оброа-скай. Словно отступление надломило Трауна, но сейчас, он снова взял себя в руки и преисполнился желанием выполнить свой долг и сломать шею мятежникам, что стали причиной гибели Галактической Империи.

В тот день, спустя почти пять с половиной лет после битвы при Эндоре, ставшей началом развала государства, которому Гилад Пеллеон служил значительную часть своей сознательной жизни.

Однако его все еще терзали сомнения по поводу внезапного изменения в поведении Верховного Главнокомандующего, сидящего сейчас перед ним.

«Да кто же вы такой на самом деле, гранд-адмирал Траун?», — подумал он. И понял, что не хочет знать ответа.

Глава 1. Самозванный преемник

Девять лет, четыре месяца и пятнадцать суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и пятнадцать суток после Великой Ресинхронизации.


Когда гранд-адмирал Траун, менее известный по своему полному чисскому имени Митт’рау’нуруодо, вернулся из Неизведанных Регионов галактики год назад, он выбрал именно капитанскую каюту в качестве своей резиденции.


Сложно назвать это местом уединения, ибо оно более походило на миниатюрный штаб. Располагаясь двумя уровнями ниже боевой рубки имперского звездного разрушителя типа «Имперский II», апартаменты Трауна находились в той же части отсеков, что были отведены для проживания старших офицеров. За тем исключением, что бывшая капитанская каюта располагалась отдельно от остальных, в противоположной стороне, исключая пересечение офицеров и командира корабля.

Сейчас же подобное расположение жилых отсеков позволило мне вернуться в свою обитель в полном одиночестве.

Если не считать вездесущего Рукха — телохранителя из расы ногри. Страшного на вид безжалостного убийцы, чей народ Галактическая Империя держала при себе в качестве элитных диверсантов. И делала это с помощью самого простого обмана. Развенчание сказки о заботливой Империи, что спасает родной мир ногри от последствий большой войны — вот причина скоропостижной кончины гранд-адмирала Трауна.

И так уж вышло, что теперь за эту синюю шкуру с иссиня-черными волосами, гордой осанкой и пылающим взглядом, приходится носить мне.

Я прожил немало там, на Земле. Жена, дети, даже внуки уже стали появляться. По молодости был ярым фанатом вселенной Звездных Войн — в основе своей Расширенной Вселенной, конечно, что именовалась «Легендами» в мои последние годы. Сколько денег и времени ушло на покупки книг, игр и сопутствующего материала в разгульную юность и молодость, прежде чем остепенился…

Не знаю, ирония судьбы это или просто так сложилось, но там, на Земле, я руководил небольшой компанией, предоставляющей услуги кризис-менеджмента клиентам. И почему-то именно мне довелось стать кризис-менеджером Осколка Галактической Империи.

— Ты свободен, Рукх, — произнес я, подходя к дверям, ведущим в свою каюту.

Ногри, на которого без внутренней паники не взглянешь, молча растворился в полумраке тамбура, разделяющего жилую часть каюты и коридор.


Оставшись один, я наконец позволил себе расслабиться. Головная боль, преследовавшая меня с тех самых пор, как я осознал себя в теле Трауна — именно в момент появления капитана Пеллеона с докладом о завершении информационного рейда на Оброа-скай, даже не думала отпускать меня. Вероятно есть какая-то причина этому, но на данный момент я вижу только одну — появление моего сознания в разуме чисса. Но сейчас это все похоже на какую-то мясорубку, когда сложно, порой до боли в затылке, вычленить свои собственные мысли и воспоминания, отделив их от памяти чисса.

Однако, один вопрос меня в настоящий момент интересовал меньше всего.

Есть смысл терзать себя поисками причины, по которой я оказался именно здесь, именно сейчас, именно в теле гранд-адмирала Трауна? Думаю нет — по крайней мере в данный момент это не первостепенная задача.

Капитан Гилад Пеллеон явно что-то заподозрил в моем поведении — неспроста он то и дело поглядывал на меня. А довольно сложно копировать повадки Трауна, фактически их не зная. Мимика, поведение, жесты — все это вырабатывается с годами и закрепляется до автоматизма на уровне бессознательного. Поэтому, то и дело ореол холодного спокойствия гранд-адмирала нарушали привычные мне мрачные насмешки, ухмылки…

Я очень хочу жить, если судьба подарила второй шанс. Пусть и в теле синекожего красноглазого инопланетянина.

А если я хочу жить долго, заняв место тактического гения Осколка Империи, стиль мышления и острота ума которого мне не достались, а то, что осталось от его памяти — мало похоже на цельную картину, значит… Придется побеждать. Превозмогая.

Замечательно, что тут скажешь.

Залог успеха — в правильном планировании. Это понимал сам Траун, это понимаю и применяю в жизни я. Точнее сказать — применял. В этом мы похожи.

В остальном же… мозг этого существа — настоящий живой компьютер. Он постоянно что-то анализирует, разбирает общее на части, каждую из которых всесторонне изучает… Стоит лишь подумать о чем-то и мысль непременно начинает растекаться на части, ситуация — на фрагменты произошедшего… И это больно.

Я не знаю, что произошло с сознанием чисса, но благодарен ему за то, что его тело такое, какое оно есть. Ибо я точно знаю, что стремление все разложить до элементарных вещей — мне не присуще. Я там, на Земле, аналитикой занимался исключительно в рабочих вопросах. А, попав в Трауна… Словно в матрицу.

Читай кто-нибудь эти строки, он, верно, сморщил бы нос и начал кричать: «Рояль! Рояль!». Да, мать вашу за ногу! Рояль!

Сам факт того, что я — человек с Земли, для которого вселенная Звездных Войны всего лишь является набором книг, игр, комиксов и прочего фансервиса, да еще и оказался там, где хотел побывать еще мальчишкой, отождествляя себя с теми или иными героями и злодеями Далекой-далекой галактики — уже «рояль в кустах», как любят выражаться те, кто наслаждаются путем превозмогания персонажей. Мне, разумеется, придется вывернуться ужом из хватки причинно-следственной связи событий с этого момента и до ситуации с ногри, от рук которых пал Траун на мостике «Химеры». А без его стиля мышления, ох как непросто будет…

Впрочем, этих размышлений никто не прочтет. Для имперцев — я все тот же гранд-адмирал Траун. Для Новой Республики, что пять с половиной лет назад в системе Эндор взорвала боевую станцию «Звезда Смерти II» с Императором Палпатином на борту я… никто.

Опустившись в массивное кресло за рабочим столом, я, преодолевая боль в голове, принялся анализировать. Нужно делать это сразу, иначе в будущем может и не появиться такой возможности — ведь обстоятельства уже указывают на то, что маховик компании Трауна запущен. И, волей-неволей, я, стремясь как помнил прочитанное на Земле, подтолкнул капитана Пеллеона в направлении развития известных событий, которые закончатся шоковой терапией для Новой Республики и гибелью самого Трауна от рук все того же Рукха, что дежурит за дверью. И пока я не придумаю план как избежать уготованной мне судьбы, придется максимально точно соответствовать тому, что запланировал мой предшественник. Благо, что-то я помню, что-то можно почерпнуть из его мыслей…

Но, как же больно…

Сцепив зубы, заткнул рот ладонью, затянутой в элегантную перчатку, чтобы звук стона оказался приглушенным. Нельзя сейчас раскрываться — а возможно, и никогда не будет такой возможности.

Нужно думать.

Проблему не решить, если не разобрать ее на куски.

Итак, в отличие от Осколка Империи, Новая Республика еще не подозревает, что разделалась не со всеми гранд-адмиралами Императора Палпатина. Это хорошо. Есть некоторая фора времени. Чем дольше будет оставаться в тайне эта информация, тем лучше.

Несмотря на то, что оригинальный Траун вернулся из Неизведанных Регионов в известную часть галактики с год назад, имперцам до сих пор удается сохранять сам факт его существования в тайне. И этому есть ряд причин.

Первая — Траун знал ценность информации. Это я хорошо помню, исходя из воспоминаний о персонаже. Чисс понимал, что чем дольше он остается для своего противника загадочным, тем больше у него шансов использовать принцип неожиданности. Когда Новая Республика узнает кто он такой, то непременно горы свернет, чтобы раздобыть хоть крупицу данных. И найдёт. Всех архивов галактики не вычистить. Где-нибудь обязательно найдутся данные на гранд-адмирала Трауна. Если мне не изменяет память — то человек, владеющий Миркром, планетой, куда мы сейчас направляемся, знает о возвращении Трауна. Но держит подобную сенсацию при себе. Это хорошо. Пока что тайна остается таковой.

Вторая — и главная — причина, по которой Траун в Расширенной Вселенной Звездных Войн не смог победить, заключается, конечно, в авторском произволе. Но и немалая вина в поражении гранд-адмирала возложена на то, что та часть галактики, которая находится под контролем имперцев и называется «Осколок Империи» — это не единое государство. После смерти Палпатина, галактика разделилась. Генералы, адмиралы, моффы, гранд-моффы, гранд-адмиралы — каждый отщипнул себе кусочек от жирного пирога и объявил себя правителем собственной территории. Больше пяти лет некогда самая грозная военная машина в галактике пережевывала сама себя, пока бывшие повстанцы во главе с рядом известных личностей, не отбирали у них галактику по кускам.

И теперь, Новой Республике, контролирующей столичный мир галактики — Корусант — подчиняется едва ли не половина (а может и больше) звездных систем и секторов. Имперцы же вынуждены довольствоваться огрызками с общего стола. Конфедерация, состоящая из нескольких крупных и мелких образований. В каждом из них — собственный правитель, своя армия, свой флот. И Траун для всех них — лишь стойкий оловянный солдатик, что услышал звук горна и пришел на службу.

Имперцы, которые за пять с половиной лет потеряли огромное количество ресурсов и территорий, обломавшие зубы в междоусобной борьбе и войне с Новой Республикой, все еще придерживались понятий о дисциплине. И появление гранд-адмирала — одного из тринадцати высших военных чинов в Галактической Империи — заставило их, хапнувших и горе, и сладость собственного величия и правления над своими территориями с большой неохотой подчиниться Трауну. Это я тоже помню — но крайне общими мазками.

Да и то, лишь на определенных условиях имперцы пошли на такой сговор: чисс не стремится захватить контроль над Осколком Империи, как это делали многие другие обладатели белоснежных мундиров, не предпринимает действий к устранению остальных имперских военачальников, и тогда получает под свое начало необходимые ему ресурсы — деньги, корабли, экипажи, возможность ремонтироваться на верфях Осколка. Зарвавшиеся правители четко указали гранд-адмиралу на его место — ведение войны. В остальные дела ему, мягко говоря, дорога заказана.

В отличие от остальных своих коллег, имеющих аналогичное звание, Траун не стремился в первую очередь к политической власти. Вся эта грызня вокруг титулов ему чужда. Он военный до мозга костей, а потому, его удел — ведение войны, уничтожение врага. Все остальное для него — вторично. Поэтому он не воевал ни с кем из имперцев ни за какие территории — он просто делал то, что лучше всего умел. Воевал.

Насколько я помню, получалось у него это довольно умело, нанесено немало поражений Новой Республике. И при этом, органично использовал скудные ресурсы, выделенные ему правителями Осколков Империи.

По сравнению с тем, что имелось против Трауна у Новой Республики и тем, что оставили при себе правители Осколков Империи — капля в море.

Ядро его флота — девять звездных разрушителей типа «Имперский». Шесть из них — личная армада, три — в резерве. Два звездных разрушителя типа «Победа». Три разрушителя типа «Интердиктор». Вот и все линейные силы. Мелочь вроде звездных галеонов, вооруженных транспортов, крейсеров и прочего — это корабли третьего плана.

И с этим воинством Траун умудрялся громить противника. Того самого, у которого минимум четыре флота, в каждом из которых минимум по сотне звездных крейсеров мон-каламари, ни в чем не уступающих имперским звездным разрушителям.

А ведь все могло быть куда как проще…

Могло быть.

Можно было просто сдаться Новой Республике, как это сделал один из гранд-адмиралов. Можно было собрать все имеющиеся у него силы и уйти в Неизведанные Регионы, где у Трауна зреет собственная Империя Руки. Но он остался, чтобы продолжать сражаться.

Но я — не он. Пусть у меня его хрестоматийные знания, внешность, заработанный им авторитет — я не ровня чиссу. Это нужно отчетливо понимать. Мои действия, даже если я все вспомню досконально из прочитанного, могут не привести к тем же причинно-следственным связям. А следовательно — будущее изменится. В худшую или лучшую — сложно сказать.

Но все равно, придется делать выбор. Куда идти, куда податься. Кого любить, кому отдаться…

Так, успокойся. Ситуация в целом не так плоха, как кажется. Ее просто необходимо разобрать по кускам. Выделить плюсы и минусы каждого решения, оценить их здраво и принять решение. Виктор, ты уже совершил несколько опрометчивых поступков, которые в перспективе могут обернуться твоим рассекречиванием и потенциальным летальным исходом.

Терпение и анализ текущей ситуации — вот что отрезвит и даст ключ к пониманию дальнейших действий.

Но для начала следует отдохнуть. Поспать. Перезагрузить мозг и взглянуть на ситуацию со стороны трезвым взглядом.

* * *
— Капитан Пеллеон! — командир «Химеры» глубоко вдохнул, закрыв глаза и игнорируя крик лейтенант Тшеля, разносящийся по мостику имперского звездного разрушителя. — Капитан Пеллеон!

Вот она беда нынешнего поколения имперских военнослужащих — на мостике одни сопляки, что еще недавно корпели за учебниками в академиях и учебных центрах, а ныне уже отвечают за системы управления боевым линейным кораблем.

Гилад мысленно досчитал до десяти — ровно столько времени заняло у молодого лейтенанта перемещение до центральной платформы мостика от пульта связи. И, когда Тшель оказался рядом, капитан, на висках которого уже вовсю главенствовала седина, одарил его тяжелым взглядом. Не помогло — Тшель как выглядел молодцеватым придурком, так таким и остался. Эх, а ведь Траун мог одним своим появлением на мостике вселить в экипаж веру в соблюдение субординации и заставить покопаться в своих мозгах в поисках нужных статей Устава.

— Что я вам говорил относительно криков на мостике? — добавив голосу дюрасталь, поинтересовался капитан.

— Это не рынок скота, это отсек звездного разрушителя, где не принято орать, — безошибочно донес суть их разговора, предшествующего бегству из системы Оброа-скай, лейтенант. — Простите, сэр…

— Два наряда в офицерский гальюн вас простят, — пообещал Пеллеон, внутренне торжествуя от того, как мальчишка закусил губы. Гордый, значит? Ну-ну, и не таких в колею возвращали. — Что у вас, лейтенант?

— Курс до Миркра проложен, все системы функционируют в штатном режиме, — без запинки доложил тот. — Прибудем туда быстрее, чем джедай на горе свиснет…

— Три наряда, — поправил себя Пеллеон. — Лейтенант. Вы в армии. Шутки оставьте на гражданке.

— Есть, сэр, — с готовность произнес офицер. — Доложить о времени прибытия к Миркру гранд-адмиралу?

— Для чего вы обсуждаете распоряжения старшего офицера флота со мной? — поморщился Пеллеон.

— Просто… — замялся лейтенант Тщель.

— Просто даже гунганы не дерутся, — блеснул афоризмом времен Войн Клонов Пеллеон. — По существу.

— Гранд-адмирал не оставил никаких указаний, — признался лейтенант. — Это странно, так как…

— Обычно он требует держать его в курсе всего происходящего, — закончил Пеллеон. — Свободны, лейтенант. Я доложу самостоятельно.

С самого первого дня своего появления на борту «Химеры» Траун ввел ряд незыблемых правил — в том числе и то, что его следует информировать о выполнении отданных ему приказов. Незамедлительно.

На протяжении всего года он с терпением педагога внедрял это в головы экипажей звездных разрушителей, и вот… забыл напомнить о том, что считал одним из столпов дисциплины не корабле — информированность старшего офицера?

Или это была проверка?

Или все же что-то произошло с гранд-адмиралом?

Пеллеон постарался припомнить, когда Траун стал вести себя иначе…

Сегодня. Да, именно сегодня. Когда он вошел в его каюту, чтобы сообщить, что разведывательная миссия на Оброа-скай увенчалась успехом, то Траун слишком долго молчал, сидя с закрытыми глазами. И когда он их открыл — реакция была совершенно нетипична.

Траун не бежал от сражений — он с легкостью ввязывался в них и выходил победителем. Но по какой-то причине приказал «Химере» отступить, не сделав ни единого выстрела. Да, молодой и неопытный экипаж. Да против них аж четверо новореспубликанских «Небьюлонов-В», да еще эскадрилья «крестокрылов»… Но ведь у противни не было ни единого крейсера-заградителя! Можно было принять бой и как следует накостылять им… Но, Траун предпочел отступить.

Сейчас он забыл о своем же приказе — раз корабль перешел на сверхсветовую, то следовало получить рапорт от вахтенного начальниа…

И еще они летят на какую-то малоизвестную планету, о которой в корабельной базе данных информации настолько мало, что кроме галактических координат и скудных сведений о пригодности местной атмосферы для дыхания…

Что происходит?!

Гилад нетерпеливо погладил усы.

Совершенно не похоже на Трауна — давать указания, требовать их незамедлительного исполнения, а затем — начать первому же их игнорировать. Нет, конечно, он здесь командующий, но…

Немолодой капитан снял форменную кепи, пригладив волосы.

Надо прекращать ломать голову в попытках найти ответы на происходящее.

Трауна невозможно понять — только кажется, что научился, он мгновенно перестроится. И ты снова в дураках.

Оставалось надеяться, что в разворачивающейся кампании гранд-адмирала Трауна в дураках останутся повстанцы, а не как обычно.

* * *
Разбудил меня вызов по комлинку — капитан Пеллон докладывал о получасовой готовности «Химеры» прибыть к планете Миркр в секторе Оброа, что, согласно тактической карте галактики, находится в квадранте N-7.

— Хорошо, капитан, — спокойным тоном произнес я, разглядывая теперь уже свое лицо в зеркало. — Вскоре буду на мостике. Конец связи.

Удалось поспать некоторое время, отчего головная боль лишь уменьшились. И это хорошо.

Значит можно подумать.

А вот тот факт, что, проснувшись, я, несмотря на затаенную надежду, так и не смог припомнить ничего из трауновской тактики, стратегии или даже хотя бы критерием оценки произведений искусства, удручало.

Если напрячься, то можно вспомнить немало — лица, имена, места… но все это обрывочно, не систематизировано. Не полноценная память, а всего лишь ее фрагменты. И возможно — не самые важные. Значит, в минусе даже владение Трауном каких-либо секретов.

Сомневаюсь, что у него где-то на «Химере» есть тайник с личными записями, вроде дневника. Не вяжется у меня как-то в голове образ Трауна и разумного, который бы фиксировал свои умозаключения на флимси…

Флимси…

Флимсипласт. Один из самых распространенных в этой галактике материалов для письма. Создан на акриловой основе, используется для рукописного написания текстов и распечатывания данных. Может быть использован повторно, так как надписи и печатный тест с него могут быть удалены без потери функций листа флимси. Может быть растворен в жидкости.

Та-а-а-к. Я знаю, как называется бумага во вселенной «Звездных Войн». Замечательно. Не потому что теперь понятно что можно вести рукописные записи. А потому что в бытность свою земной жизни, подобных тонкостей я не знал. Мне больше как-то антураж, события вселенной интересовали, а не как называются здесь канцелярские принадлежности.

Значит это часть воспоминаний Трауна. Не то, чтобы прям полезно, но…

Стоп. А что я вообще знаю о галактике, в которую я попал? А то уже раздухарился, дескать, пойду решать, какую сторону выбрать. Позор!

Радоваться надо что, по крайней мере я могу разговаривать на официальном языке галактики — то есть, этот язык мне знаком. Значит, быть может, я еще не только разговаривать на нем умею, но и читать? А то после этого сна уже ничего не кажется достоверным.

Подойдя к рабочему столу, довольно быстро нашел встроенный в него компьютер с прозрачным выгнутым монитором, что до поры до времени скрывался в корпусе предмета мебели. Стоило только сесть в кресло и положить руки на столешницу — компьютер ожил.

Хм… уже становится интересно.

Итак, я понимаю все эти буковки. И не просто разбираю — свободно читаю. А судя по порханию пальцев на клавиатуре — еще и печатаю. Причем в довольно неплохом темпе.

Хорошо. Говорить, читать и писать умею. Можно податься на Корусант в качестве сенатора от любого из секторов — за своего сойду.

Но, шутки-шутками, а дело делом.

До прибытия на Миркр осталось всего двадцать пять минут. Значит, ровно столько у меня есть для того, чтобы восполнить свои пробелы. Хотя бы в общих чертах.

А что, идея! Ведь Траун же большую часть времени проводил именно здесь, в своей каюте. Значит я могу ни от кого ни скрываясь сидеть у себя, вникать в справочную информацию по галактике, историческим событиям, личностям — с «Химеры», как и с любого другого имперского корабля, есть доступ к архивам на Бастионе — столице Осколка Империи. Правда получить оттуда информацию — не просто. Не хватит даже и уровня допуска самого Трауна, чтобы провернуть подобного — необходимо лично лететь туда и получить массив с данными. Изучать его так же только на Бастионе: война войной, а режим секретности никто не отменял.

Однако, в центральном компьютере «Химеры» имелся и свой собственный архив данных — но уже служебного толка. Доступ к нему получить достаточно просто — нужно лишь вставить в специальное гнездо на компьютере свой кодовый цилиндр — приспособление, внешне похожее на металлическую ручку, но содержащее внутри электронику с записанными на нее данными. Проще говоря «флешка», электронный ключ и электронная подпись в одном флаконе.

И, если напрячь память, то можно вспомнить, что в фильмах имперские офицеры всегда таскали в нагрудных карманах своих кителей подобные кодовые цилиндры. Правда, до сих пор я считал, что это всего лишь приборы для письма…

Да уж, фанат, называется… Ладно, с этим разберемся позднее. У Трауна таких «флешек» несколько штук — уверен там есть немало интересного. Или нет — и чисс хранил все в своем необъятном мозгу.

По шифрованной и защищенной линии связи с борта звездного разрушителя возможно так же получить и доступ к галактической информационно-развлекательной сети, наподобие земного «Интернета». Только называется он «ГолоНет». Штука донельзя простая — есть поисковик, есть сайты, есть чаты, есть видеохостинги… В общем и целом, в плане медийного пространства ничего кардинально отличающегося от привычной мне «всемирной паутины».

Но соваться туда пока не буду — нужно узнать обо все получше. Возможно, как и в моем мире, активность в «ГолоНете» можно отследить. И мне не очень хочется, чтобы нагрянула эскадра звездолетов Новой Республики, «мятежников», как их называли имперцы, и настучала мне и всему флоту под моим руководством по голове за то, что я решил почитать какие-нибудь исторические хроники.

«Мятежники»… Хороши мятежники, которые контролируют большую часть галактики, в то время как Осколок Империи не занимает и трети. Тут уже вопрос, кто законная власть, а кто вооруженная оппозиция.

Так, галактика. А что, собственно, известно о ней?

Из своих воспоминаний могу лишь вспомнить, что в этой галактике есть немалое количество планет, и сотни, возможно тысячи различных рас, известных людям… Так. Не «людям». Здесь, для обозначения разумной формы жизни — как людей, так и инопланетян, принято обращение «разумный». Толерантненько…

Имперцы наотрез отказываются считать не людские расы «разумными», а потому придумали несколько эпитетов для замены понятия. «Нечеловек», «экзот»… Военнослужащие и гражданские Осколка Империи нелюдей не жалуют и рассматривают их едва ли не в качестве рабов. Им закрыты дороги на властные должности, их, собственно, угнетают и нещадно эксплуатируют. Трауну откровенно повезло, так как благодаря его тактическим навыкам, сам Император Палпатин возвысил его, собственноручно сделав своим тринадцатым, и последним гранд-адмиралом.

Но, вернемся к галактике.

Что мы имеем?

Открыв карту галактики (понимание общегалактического языка, известного как бейсик, позволяет не только писать, но и читать, а поэтому — проблем с управлением как минимум простыми техническими достижениями не возникает), вспыхнувшую под потолком, слегка откинулся в кресле, сложив ладони на груди «домиком» и устремив свой взгляд в потолок.

Далекая-далекая галактика Звездных Войн не имеет у местных названия. Просто Галактика. И все. Хотя у некоторых рас все же есть собственная терминология, официально принятой в имперском обществе таковой нет.

Согласно общедоступной справочной информации из навигационного компьютера «Химеры» «фронт работ» предстоит просто огромным. Одного взгляда на голограмму и пояснения к ней достаточно, что стаор понятно насколько тяжело не только создать, сколько удержать власть над такой огромной территории. В этом моменте стоит, наверное, снять шляпу перед Императором Палпатином, который сумел за двадцать с небольшим лет подчинить себе большую часть далекой-далекой галактики, где-то насадив собственную власть, а где-то ограничившись лояльностью к правящему режиму со стороны планетарных правительств, предоставив последним некоторые права автономии.

Галактика имеет диаметр от ста до ста двадцати тысяч световых лет. Диск галактики содержит около четырехсот миллиардов звезд, из которых не более четверти были к настоящему времени должным образом исследованы галактическим сообществом, описаны, каталогизированы и внесены в базу данных. Немалое количество звезд до сих пор не обнаружены и не исследованы, а расы их населяющие — не известны народам, населяющим галактику.

Итак, галактика для удобства делится на восемь регионов, радиально расходящихся от галактического центра: Глубокое Ядро, Центральные Миры, Колонии, Внутреннее Кольцо, Регион Экспансии, Среднее Кольцо, Внешнее кольцо и Неизведанные Регионы. Регионы, словно круги на воде расходятся от центра к периферии — потому как освоение и заселение галактики происходило именно в таком порядке, начавшись с Центральных Миров и Ядра. А именно, людская экспансия началась с планеты Корусант, которая уже не одну тысячу лет является столицей самых крупнейших галактических государств. Предыдущие два десятилетия Корусант, как и вся галактика, находился под контролем Галактической Империи и носил название — Центр Империи. Сейчас планетой, как и большей частью галактики, управляет Новая Республика, что вернула планете ее старое название.

Имперское военное командование для точности определения курса так же использует прием, называемый «сеткой координат». Нечто, похожее на известную и привычную игру «Морской бой», когда по одной грани правильного квадрата расставлялись буквы, по соседней — цифры. Место визуального пересечения воображаемых линий конкретной буквы и цифры называлось «квадратом». Хотя подразумевается не геометрическая плоская фигура, а скорее куб, который охватывает все планеты, системы и прочие астрографические объекты в границах обозначенного «квадрата».

От Галактического ядра, называемого так же Глубоким Ядром, спирально отходили четыре рукава — Рукав Бакчу, Рукав Эттари, Южный Рукав и Рукав Тингел. Именно в них и сосредоточена большая часть всех звезд и систем за пределами Глубокого Ядра. Ближе к центру галактики эти рукава практически сплетаются воедино, а к периферии — расходятся, словно пропеллеры в вентиляторе.

Существует пять известных карликовых галактик-спутников, имеющих обозначение по первым пяти буквам общего галактического языка: Аурек, Беш, Креш, Дорн, Эск. Предполагалось еще наличие двух аналогичных карликовых галактик, которым присвоены обозначения Форн и Грек, но достоверно не понятно, насколько они большие. Наиболее известны и хоть как-то изучены первые две, но опять же, экспедиции туда не отправлялись, а если и да, то подробностей в базах данных «Хиперы» я не обнаружил.

Галактику, согласно данным многих исследований, окружает некая аномалия, препятствующая стабильной работе гипердвигателей, из-за чего экспансии за пределы обжитого пространства практически не осуществляются. На моей памяти была всего одна такая, но Траун уничтожил ее, дабы та не попала в руки наиболее опасного противника для всех живущих в пределах галактики. Но, до их появления еще немало времени, а потому их можно пока что сбросить со счетов. Самоназвание этих противников юужань-вонги, и летят они сюда с отнюдь не дружелюбной гуманитарной миссией.

Так… А сколько времени осталось до их прибытия?

Опять же… Время.

Сделав иной запрос в бортовой компьютер (очень надеюсь, что на борту нет какого-нибудь системного администратора, что потом будет тихонько обтекать, читая историю запросов с моего терминала), покачал головой.

Итак, как и положено в столь объемном государстве, существуют различные системы летоисчисления. И… они различаются между собой, порой — кардинально. Но изучать их все — бессмысленно. Имперцы пользуются календарем, официально именующимся «стандартный галактический календарь», а также называемый «в народе» «корусантский стандартный календарь». Этот способ летоисчисления являлся основным со времени основания Галактической Республики за двадцать пять тысяч лет назад.

С тех пор несколько раз способ летоисчисления изменялся, но способ исчисления времени и стандарт обозначения дат остался неизменным. Год, месяц, дата. И только так.

Галактическая Империя, а также и Имперский Осколок использовали тот же календарь и тот же принцип отсчета даты — или от Великой Ресинхронизации, произошедшей сорок четыре года назад, или же от даты провозглашения нового Порядка двадцать восемь лет назад.

Альянс Повстанцев и нова Республика вели отсчет дат от Битвы при Явине, произошедшей девять лет назад, но имперцы подобное летоисчисление игнорировали — ведь для них Битва при Явине не являлась днем триумфа.

Однако, любой из календарей галактики основывался на размере и скорости вращения планеты Корусант. Это «солнечно-лунный» календарь, связанный как с движением Корусанта по орбите вокруг звезды, так и с движением главного спутника планеты, Центракса I, по орбите вокруг Корусанта. Стандартная единица времени — стандартная секунда. И похоже, что она аналогична земной — по крайней мере мои попытки посчитать длину секунды с помощью известного способа «Раз Миссисипи» привел именно к этому результату. Минута, час, сутки — эти величины времени соответствовали земным. Различия начинались на уровне «месяц». В галактике есть два варианта подсчета количества дней в неделе: аналогичный земному, то есть семь дней в неделе, или же «стандартный», когда дней в неделе всего пять. И в таком случае в «стандартном месяце» — семь недель, так как стандартный месяц равен семи стандартным неделям, или пяти — но по семь дней. Но в обоих случаях стандартный месяц равен тридцати пяти стандартным дням. В стандартном году 368 стандартных дней, собранных в 10 месяцев, три праздничных недели и три праздничных дня. Поскольку теория гиперпривода позволила космическим путешественникам преодолеть относительность, единая длительность времени была установлена для всех областей Галактики. Удобно, надо сказать.

Но надо понимать, что на различных планетах и в разных уголках галактики различное местное время.

Итак, возвращаясь к юужань-вонгам… Они прибудут, опять же, если мне не изменяет память, через двадцать пять лет после битвы при Явине. Соответственно — через шестнадцать лет. И все это время в галактике будут царить лишь междоусобица — имперцы против повстанцев, повстанцы против еще кого-нибудь, и так далее…

Настоящий Траун знал об угрозе, исходящей от юужань-вонгов, и был готов с ними сражаться, используя их слабости, которые он мог определить. А я же…

Какие у меня шансы действовать хоть так же слаженно, как и Траун? У меня нет его знаний, нет его таланта. В моем активе лишь знания Расширенной Вселенной далекой-далекой галактики. Не то, чтобы все, но если покопаться в памяти, можно припомнить что-то…

Что я могу противопоставить гению стратегии и тактики? Какими данными обладаю, чтобы выбить свое место под солнцем в этом дивном новом мире?

Служба в аналитическом отделе Военно-Морском Флоте родной страны? Во вселенной, где летают многокилометровые корабли, переходящие на скорость света? Это даже не серьезно…

Или нет?

Жить я тоже хочу, раз выпал второй шанс. Желательно — подальше от войн и вероятных геноцидов. Но, если я правильно помню все, что произойдет в галактике, отсидеться не получится.

Так что же делать?

Юужань-вонгов победят республиканцы. Ценой больших потерь, краха своего государства, но победят. Осколок Империи, ослабленный годами гражданской войны и противостояния мятежникам, так же окажется на вторых ролях. И, если правильно помню, даже морально устаревшие к тому моменту звездные разрушители Осколка смогут бороться с юужань-вонгами намного лучше, чем республиканские звездолеты.

И остро встает вопрос — к кому примкнуть?

Здесь ведь чистая математика.

В Осколке Империи я — гранд-адмирал. Видный военный деятель, пользующийся определенным, но авторитетом. У Трауна много идейных сторонников. Не говоря уже о том, что за его плечами в Неизведанных Регионах, где прошла значительная часть его службы Галактической Империи, целая держава, называемая Империя Руки. Но по каким-то причинам Траун не заявлял о ней имперцам в Осколке. Почему?

Надо думать, потому что представлял какими будут их дальнейшие действия — грызня за новые источники ресурсов, возможно, что даже интервенция. Кораблей в Империи Руки не так уж и много — чуть больше, чем у Трауна под командованием сейчас. И лучший из шансов сохранить все, что он создал — продолжать держать в тайне существование этих территорий.

Отсутствие единоначалия среди территорий Осколка — вот причина, по которой Осколок проигрывает войну с мятежниками. На самом деле, после крушения Империи осталось немало такого, что можно использовать ради победы над мятежниками. Но все это находится в руках амбициозных и эгоистичных лидеров, которые лишь мнят о себе как о гениальных и великих правителях. Их соседи радуются тому, что повстанцы устраняют их конкурентов. А потому Осколку суждено утратить огромные территории — Новая Республика будет откусывать их понемногу. Процесс начался еще пять лет назад, когда мятежники захватили Корусант — с тех пор их машина по восстановлению демократической власти в галактике не сбавляла обороты. Из любого кризиса они выходят с приобретениями для себя.

Траун — последний из имперских военачальников, который заставил в Новой Республике вспотеть ни сектор, ни два, а всех — от рядового до правительства.

Или все же будет целесообразным перейти на сторону Новой Республики?

Ведь даже сейчас Траун в моем лице многое может им предложить.

Например — заманить свой флот в ловушку и помочь мятежникам избавиться от значительных сил Осколка. Раскрыть местонахождение Хоногра — а ногри превосходные диверсанты и убийцы. Любой, на чьей они стороне, лишь выиграет.

Можно предложить ту же Империю Руки и имеющиеся в ней знания о Неизведанных Регионах — уверен, что у Новой Республики нет ничего подобного. Они даже не знаю о том, что находится в северной части галактики — даже на имперской карте это всего лишь чернота, лишенная пометок звезд и гиперпространственных маршрутов.

Будь в моей голове данные о самом Трауне, имперские секреты — можно было бы предложить и их…

А с другой стороны, что мне может дать Новая Республика? Продержит в казематах, посчитав, что я играю с ними в какую-то изощренную игру, говоря, что ровным счетом ничего не знаю о тех вещах, какие они у меня попытаются узнать? А ведь они однозначно попытаются — наивно рассчитывать, что они примут меня под белы рученьки, выделят домик с белым заборчиком где-нибудь в райском местечке и будут преспокойненько улыбаться мне при встрече. Скорее всего меня осудят «самым честным из судов», а потом запрут где-нибудь. Высокопоставленный имперский офицер уровня Трауна не может просто так примкнуть к повстанцам и остаться вне подозрений до конца жизни.

Нет. Для них я всего лишь носитель имперских секретов. Конечно, пытать меня вряд ли будут, но учитывая, что мое незнание будет скорее всего интерпретировано, как нежелание делиться тем, что они не знают сами, но очень хотят узнать, как, например, секрет ящериц с планеты Миркр, или тайная сокровищница Императора Палпатина на планете Вейланд…

Мысль, словно молния, поразила меня.

Стоп. Имперские секреты. То, что никто не знает, но хочет узнать.

То, о чем не знает галактика. То, что проявит себя позднее, при тех или иных событиях.

Крошки, оставшиеся после того, как свиньи сожрали все деликатесы со стола.

Я же помню! Пусть не в подробностях, но помню какие-то имена, значительные события, примерные даты! Я читал обо всем этом! Или слышал о том, что не читал лично.

Ладно, не обо всем, но о том, что являлось знаковым для этой галактики. Значит не мог забыть. Ну уж точно не с разумом Трауна, который словно ЭВМ, считает, анализирует, обрабатывает…

Нужно лишь напрячь память…

Жаль, что все даты и события даны были в книгах с точи зрения повстанцев и Новой Республики, то есть отсчет велся с года Битвы при Явине. Нужно будет пересчитывать, но это лишь малая часть проблем.

Гораздо хуже дела обстоят с тем, что очень скоро — через год, а то может и меньше, о себе заявит… Император Палпатин.

Да, он умер в Битве при Эндоре пять лет назад. Но мало кто знает, что Император — это Владыка сит, разумный, способный управлять метафизической материей — Силой. Как и джедаи, которые по умолчанию за все хорошее, против всего плохого, но ситы — амбициозные разумные, в большинстве своем желающие всего двух вещей — власти над всем и вся, а так же — смерти всем джедаям.

У Императора Палпатина почти получилось достичь обеих этих целей. Его смерть в Битве при Эндоре послужила причиной развала Империи на куски и затяжного периода, известного как Имперская Гражданская Война, когда территория Империи оказалась разделена на территории, находящиеся под властью того или иного моффа, губернатора, генерала, адмирала, гранд-адмирала или еще бог весть кого.

К настоящему моменту большая их часть уже мертва — погибли или от рук повстанцев, или друг друга. А повстанцы подчинили себе их территории, понимая, что рано или поздно песенка имперцев будет спета…

Но они не знают, что на планете Бисс, которой нет ни на одной карте, расположенной в Глубоком Ядре, Император Палпатин возродится, или уже возродился. И собирает своих сторонников.

Точно, когда все это завертится я не помню, так как кампания возрожденного Императора описывалась в серии комиксов, которые я не прочитал. Но я знаю, что именно произойдет — в общих чертах.

Палпатин соберет под своим началом всех лояльных имперских командующих и подчиненные им силы. Он огнем и мечом пройдется по республиканским, да и не только их, мирам, сокрушая своих врагов при помощи громадного флота. Среди кораблей которого будут звездные суперразрушители — многокилометровые военные корабли, способные выжигать целые планеты. Одни — силой своей артиллерии. Другие — при помощи суперлазеров, аналогичных тем, что были установлены на «Звездах Смерти». Но в итоге, жажда Палпатина получить детей Леи Органы-Соло, сыграет с ним роковую шутку.

Эх, если бы точно знать, когда начнется вся эта катавасия…

Для чего? Да потому что от такого эпичного замеса следует однозначно держаться в стороне. Возрожденный Император — безумен. Он не стремится в первую очередь возродить Империю и противостоять врагам из-за границ галактики. Он хочет свести счеты с четой Скайуокеров, детьми своего подручного — Дарта Вейдера, который стал причиной смерти Палпатина на борту «Звезды Смерти». А таких всего двое — Люк Скайуокер и Лея Органа, вышедшая замуж за контрабандиста и генерала мятежников, Хана Соло. Последний, собственно, в отставке сейчас, но…

Так, еще раз — стоп. Палпатин погибнет при попытке захватить тело самого младшего из детей четы Соло — Энакина Соло, который к моменту кампании Возрожденного Императора едва родился. Да, это будет его не окончательная смерть, однако, это событие, которое я помню. Палпатин безвозвратно умрет лишь на следующий год после того, как его убьют при попытке захватить тело Энакина Соло. А вместе с Возрожденным Императором погибнут и цвет Имперского Флота, лучшие корабли и офицеры.

Но, если я правильно помню, то в настоящий момент Лея Органа-Соло беременна не им, а своими старшими близнецами. Точно! Оба ребенка родятся в аккурат перед поражением Трауна в этом же году в известных мне событиях. Значит, Энакин Соло родится минимум в следующем году.

Значит, учитывая, что в известных мне событиях Траун скончался в тот же год, как и начал свой поход против Новой Республики, кампания Возрожденного Императора начнется в следующем году.

А значит, у меня есть лишь пять месяцев этого года, чтобы реализовать свой план относительно своего будущего.

Какой план?

Ну уж точно не переходить на сторону Новой Республики.

Нахрен их. Не имею ничего против демократии и Новой Республики, но, согласно книгам, там будет бесконечный бардак и кризис за кризисом. Помочь им, присоединившись? Ведь многие из новореспубликанских военных — бывшие имперцы. Но, этот фокус уже не удастся — в цене и пользуются уважением те, кто поддержал Альянс. Присоединившиеся позже — лишь статисты. А статистом я быть не хочу.

Как и не хочу быть мишенью для Палпатина, а я ей стану, если перейду на сторону Новой Республики до его смерти. Траун у Палпатина был на особом счету. И такого предательства он не простит.

Присоединиться к Палпатину? Нет уж, спасибо. Опуская тот момент, что он безумен, надо помнить, что он еще и сит. А кто знает, вдруг сит сможет прочитать в моих мозгах то, что я не тот, за кого себя выдаю? Как там было? «Твои эмоции выдают тебя, Люк». И если в республиканцах я относительно уверен — эти ребята не опустятся до пыток, то Возрожденный Император меня наизнанку вывернет, чтобы выведать то, что я знаю. И что-то мне подсказывает, что с этим парнем не договориться мирно.

Оставить все как есть? Так ведь помру. Если не вмешаться в ряд событий — смерть Трауна гарантирована. А за ней и утрата позиций Осколком Империи.

Подчинить себе Осколок? Да, многовато захотел в первую же неделю своего нахождения. Первый же бой — в системе Оброа-скай — «слил». Позорно сбежав, теперь думаю о том, как захватить огромные территории, десятки, если не сотни секторов… С каких пор у меня мания величия-то? Ведь против меня будут кадровые военные, которые годами, если не десятилетиями воевали — сперва против сепаратистов лет тридцать назад, потом против различного рода местечковых бунтарей, а последние лет десять-пятнадцать — против Альянса повстанцев, которые теперь — Новая Республика. Шансы — минимальные, если они есть.

А с другой стороны…

Среди тех же повстанцев кадровых военных было не так уж много, но по соплям Империи они дали. И ведь тоже начинали с малого. Чего это я тут рефлексировать начал? У повстанцев с самого начала стартовые условия были намного жиже, чем у меня! Воевали на различном старье, торговых звездолетах и переоборудованных звездных лайнерах. И победили.

То ли в этой галактике пресловутая Сила помогает тем, у кого девиз по жизни «слабоумие и отвага», то ли есть какой-то секрет. Например, в том, что зачастую в центре всего кризиса — представители семьи Скайуокеров. У меня под рукой нет ни одного, однако…

У меня есть послезнание! И желание выжить. Не захватывать территории в угоду своему болезненному эго, а ради того, чтобы в будущем не наступило «бо-бо». Нет, оно в любом случае будет, но есть возможность уменьшить его масштабы. И найти свое место в мире.

Нет, ну, а что? Попаданец я, или погулять вышел? Шансов нет у того, кто ничего не делает.

За мной сила — хороших размеров флот. При удачном стечении обстоятельств, можно и попытаться. Но опять же — военный конфликт внутри Осколка ослабит его перед Новой Республикой. А следовательно — пока я буду бороться за крохи в одной стороне, республиканцы, обладающие куда как большими силами, чем я, откусят кусок побольше с другой стороны.

Да и скажем честно, мне не принесет популярности среди населения Осколка и военных с территорий, что входят в состав Осколка, развязывание новой бойни между имперцами. И когда потребуются все силы, чтобы подчинить себе Осколок, меня могут и не поддержать…

Так, стоп. Поддержка обеспечивается лояльностью. Солдаты и матросы территорий, входящих в Осколок Империи, лояльны тем, у кого сейчас власть. Потому что у этих людей в руках больше оружия, есть деньги, да и как-никак, в отличии от того же Трауна, эти военачальники отметились в войне против Новой Республики.

Весь авторитет Трауна сейчас держится во многом на том, что он — последний гранд-адмирал Империи. Единственный инородец, получивший такое звание. Значит, не за красивые глаза он получил белый мундир из рук самого Палпатина, известного своей ксенофобией.

Если начать козырять словами: «Да я там в Неизведанных Регионах построил себе государство!», это слишком большой пользы не принесет. Ценность разумного в Империи зависит от его эффективности. Траун был эффективен — и очень.

Следовательно…

Раз я не хочу стать птичкой в золотой клетке Новой Республики, не хочу стать мишенью или прислужником сумасшедшего Возрожденного Императора, не хочу быть марионеткой в руках военачальников Осколка Империи, мне нужно занимать свою собственную нишу в этой галактике. И чтобы эта ниша не была размером с гроб или тюремную камеру — мне необходимо побеждать ради завоевания популярности в рядах имперцев.

Для этого мне потребуется воспользоваться тем, что делал Траун в своих книгах. За тем исключением, что поражения недопустимы. А предательство ногри — так и вовсе опасно для жизни.

Отставим в сторону Империю Руки — она сейчас не поможет. Все, что там производится незамедлительно идет на оборону рубежей самой Империи Руки. Значит, ни кораблей, ни солдат я оттуда не получу.

А корабли и солдаты мне нужны, если я намерен выгрызть свое место под солнцем. А я очень этого хочу.

Самый простой способ — действовать так, как действовал Траун. Но, не допускать промахов, которые превращались в катастрофические ошибки. И опять же — это кратковременная стратегия. Впрочем, долговременная мне пока и не светит — близится появление Возрожденного Императора.

Итак, цель сформирована — свое государство. Говорить об этом кому-либо, пока не стоит — не безопасно для здоровья. Осколок Империи может обидеться и назад потребовать все, что дал. А больше у них и не попросишь — самим бы кто дал.

Значит, опять же, возвращаемся к способам достижения поставленной цели. Галактика давно уже поделена меж сферами влияния. Значит, придется отвоевывать территорию для себя. Для этого нужны корабли и люди на моей службе.

Траун уже предпринял шаги в этом направлении — Миркр и Вейланд обеспечат его пополнением людского ресурса. Насчет кораблей… Так… Он атаковал верфь, чтобы захватить разоруженные корабли Новой Республики. А почему разоружены боевые звездолеты в такое непростое время?

Думай, Виктор, думай…

Впрочем, зачем думать, если можно обратиться к отчетам разведки?

Так-с, посмотрим… Флот мятежников…

Нашел! У Новой Республики дырявый карман. В смысле, их бюджет настолько же дефицитен, насколько у меня плохо по всем фронтам. И им жизненно необходимо наладить грузоперевозки. Торгового флота не хватает. И кто-то очень умный по фамилии Акбар, распорядился разоружить часть боевых кораблей и использовать их вместо транспортов.

План надежный, как швейцарские часы, надо признать.

Снятие вооружения, снижение членов экипажа на борту — и все свободное пространство заполнено грузами. Очень полезными для любой из сторон.

Очень лакомый кусок — напасть на верфь, где корабли будут стоять под разгрузкой, высадить десант и угнать какие-нибудь боевые звездолеты прямиком из-под носа республиканцев. Дерзко, отважно, но… у Трауна не получилось.

Хорошо, я помню почему именно, а следовательно, можно попробовать переиграть исход. Но для начала весь план следует разложить на части. И каждую из этих частей всесторонне изучить, оценить и понять, что и где именно пошло не так.

Это первый вариант развития событий в вопросе увеличения численности флота.

Второй — как и Траун в известных мне событиях, объявить среди угонщиков звездолетов, контрабандистов и прочей нелегальной публики «конкурс» на покупку угнанных боевых кораблей. Понятное дело, что в такой ситуации, когда деньги вроде бы и есть, но не слишком густо, полную цену не заплатишь. А за меньшее мало кто захочет работать. Но желающие однозначно найдутся.

Другой вопрос, что корабли, которые будет получены подобным образом, в лучшем случае — не самые хорошие. А возможно и просто откровенное барахло. Те же звездные крейсера Мон-Каламари, составляющие основу флота Новой Республики, значительно отличаются по характеристикам и технической части от звездолетов имперской постройки. И кошмар для логистики и ремонтных бригад — разнотипные звездолеты. Понятно, что оригинальный Траун не гнушался и подобным — что не пригодится самому, можно использовать и в других целях, но лишь бы ослабить противника. Но у меня-то тоже есть голова на плечах. Осколок Империи и без того страдает от не самой хорошей организации, а тут, если я еще начну пригонять на верфи для довооружения и ремонта крейсера мон-каламари, например, как быстро они войдут в строй? Ведь эта техника не очень-то и знакома имперским экипажам. Следовательно, эффективность применения подобного типа звездолетов — сомнительна.

Но ведь есть еще и третий вариант — наложить загребущую руку на то, что плохо лежит. Те самые крошки и имперские секреты, которые в известных мне событиях будут всплывать через год, два, пять и так далее… Конечно, нечего и думать о том, чтобы угонять корабли из Осколка Империи, хотя, я бы не отказался от звездного суперразрушителя типа «Палач» под название «Жнец», который принадлежит гранд-моффу Ардусу Кейну, возглавляющему самое крупное территориальное образование в Осколке Империи. Но он его ни за что не отдаст. Мало того, что подобный девятнадцатикилометровый гигант сам по себе в состоянии порвать целый флот, так еще и для имперцев он является чем-то вроде символа власти. А символами не разбрасываются.

Значит, надо брать корабли и технику там, где лежит и никому не нужно. Или там, где никто не знает, где лежит.

А на данный момент таких мест в галактике… очень много.

Ощущение, словно голова превратилась в какой-то вычислительный центр. В памяти всплывали разрозненные факты, события, которые между собой связывались, логически или диалектически обосновывались, выстраиваясь в общую картинку, но… Паззл пока что не очень хорошо складывался. Но, думаю, это вопрос времени.

А время у меня есть. Судя по всему, разум Трауна, пусть и носит остаточную информацию, вроде простейших, незамысловатых данных, вроде навыков чтения, письма, сам по себе оружие. Которое роется в моей памяти, выуживая оттуда все новые и новые подробности… Правда, полезных из них для дела сейчас — маловато.

Но есть.

Я по памяти могу вспомнить с добрый десяток мест, где можно найти то или иное «бесхозное добро», брошенное на произвол судьбы. Собственно говоря, первая такая «пасхалка» уже находится практически в моих руках. И я говорю о сокровищнице Императора Палпатина на планете Вейланд — затерянном мире, где хранятся многие из секретов правителя Галактической Империи.

Траун владеет информацией о месте расположения этого мира. И… хоть бы эти данные были им внесены…

Нет, в навигационном компьютере «Химеры» их нет.

Плохо. Неужели неудача?

Хотя стоп. Стал бы гранд-адмирал так просто хранить столь важный секрет до того, как сам наложил на него руку, в общей доступности членов экипажа?

Нет, Траун точно бы не стал.

Значит, надо искать в другом месте. Но, где?

Тем более, что мы вот-вот уже прибудем на Миркр и следует вернуться на мостик.

Думай, думай, думай! Такие секреты не хранят в общем доступе. Их держат при себе.

Точно! При себе!

Файл с набором координат, не совпадающих с положением ни одной планеты в галактике, нашелся на втором кодовом цилиндре. Первый содержал коды допуска Трауна и его послужной список. Личное дело, в общем. Интересно. Надо будет изучить позднее.

Удивительно, но планета Вейланд, если эти координаты в самом деле принадлежат ей, находится сравнительно близко от Миркра. Значит, лететь не долго.

Это уже хорошие вести.

Я почувствовал, как тело слегка потянуло, когда оно испытало слабые, едва заметные, но все же — нагрузки. Их сложно как-то описать, но создалось впечатление, как если бы я спускался или подымался на лифте.

Судя по всему, мы вышли из гиперпространства.

Вздохнув, выключил компьютер. Набросил на тело китель, застегнулся. Всунул в кармашки кодовые цилиндры — как-никак, а это требование уставов — и направился к выходу из каюты.

Остановился перед отражающей поверхностью рядом с дверью, посмотрел в сове отражение.

Усилием воли согнали с лица ухмылку. Траун так не делает. Траун серьезен и расчетлив. Нужно не ошибаться.

Одна промашка, две — это спишут на личность гранд-адмирала. Но чем больше их будет… Как в старой доброй пословице: «Один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность». Не хватало еще того, чтобы меня раскрыли «свои же». Уж имперцы точно не станут церемониться с методами допросов.

Решение принято. Я на стороне Империи. Не потому, что я тиран и деспот. Потому что Империя эффективна в борьбе с врагами. Но не та Империя, которая осталась сейчас. А та, которая была.

И то государство, которую я буду создавать.

Это не быстрый процесс, поэтому на первых порах воспользуемся тем, что я могу выудить из своей памяти. Межзвездные перелеты здесь дело не быстрое, а банки памяти «Химеры» полны служебной информации, в том числе и хрестоматийных тактик и стратегий. Все это нужно изучить. Обработать, разложить по полочкам с помощью гениального разума, теперь уже — моего разума. И сделать так, чтобы все это стало оружием для создания нового государства. Не думаю, будто назвать то, что я хочу «Империей Трауна» будет правильным — это мгновенным триггером послужит для повстанцев. Да и нахлебалась галактика в последнее время от различных «Империй». Нет, нужно что-то другое. Что-то более жизнеспособное и не отдающее маразматической старостью Палпатина.

Впрочем, у меня будет время для того, чтобы поразмыслить над подобным. И набраться новых знаний об этой галактике. Пока же, события не зашли слишком далеко и можно будет воспользоваться заделом настоящего Трауна. Но изменить все в лучшую сторону. В ту, которая удобна мне.

Один маленький шаг для чисса, в теле которого я оказался, и огромный скачок для разумных в этой галактике. И произойдет это уже сегодня, сейчас.

Мой разум уже анализирует и выстраивает стратегию. События сегодняшнего дня уже изменят будущее. Так, как того хочу я.

Пора поздороваться с хозяином этого мира. И, сделать ему осторожное предложение подзаработать. Предложение, от которого он откажется.

Впрочем, если правильно помню все происходящее, то свидеться будет возможность не только с Тэлоном «Когтем» Каррде, лидером контрабандистов.

Ему служит та, кого Император Палпатин некогда называл своей Рукой.

Очень ценный актив на руинах погибшей Галактической Империи. И он будет моим. Или ничьим.

Пора напомнить Маре Джейд о ее клятве верности.

* * *
«Я сплю», — напомнил себе Люк, вглядываясь в бескрайние просторы Татуина. Такие же желтые, такие же безжалостные, такие же…


— Люк, — раздался голос позади него, и молодой джедай обернулся.

— Бен! — радостно выдохнул он. — Бен! Тебя так долго не было, что подумалось, будто ты уже никогда не появишься. Как же я рад…

— И я, Люк, — улыбнулся голубовато-синий призрак. — Отрадно видеть, каким могучим джедаем ты стал.

— Стараюсь, — замялся молодой человек. — Последний из джедаев, как-никак…

— Будь осторожен, — строго, но добродушно, произнес Оби-Ван Кеноби. — Император и Вейдер мертвы…

«Император и мой отец», — мысленно поправил слова старого друга юный джедай.

— … но Темная Сторона Силы еще сильна в галактике, — ошарашил его неожиданным признанием призрак Силы. — Ты ведь почувствовал искажение в Силе, произошедшее не так давно?

— Да, — только и смог вымолвить Люк. — Что-то странное, словно чужеродное… Но я никак не смог понять, что это такое. Лишь легкая рябь в Силе, которая стала практически незаметной. Прости, Бен, я не смог понять в чем дело.

— Не вини себя, — твердо сказал Оби-Ван. — Твой путь только начинается, Люк. Будь терпелив и дисциплинирован. Великая Сила с тобой, не забывай этого. Ошибки были и будут — от этого никуда не деться. Но ты сможешь вынести из них жизненный урок. Не ищи легких путей — используй верную дорогу.

— Говоришь так, будто пришел проститься и даешь последние наставления, — с грустью произнес Скайуокер.

— Преодолевать завесу между миром живых и мертвых все сложнее, Люк, — молодой джедай подумал, что на лице Кеноби должна была появиться горькая улыбка, но нет. Оби-Ван не жалел ни о чем. Он просто констатировал происходящее. — Думаю, это последний раз, когда мы с тобой видимся. Слушай Силу, Люк. Она поможет тебе найти союзников там, где ты этого не ожидаешь. И замыслы врагов раскроет…

— Очень на это надеюсь, — произнес Люк, наблюдая за тем, как тает изображение Бена Кеноби. И даже пески Татуина начало подергивать рябью. — Прощай, старый друг.

Но Оби-Ван Кеноби не ответил ему.

Старый джедай исчез. Люк Скайуокер открыл глаза, утерев с них влагу. Он по-прежнему в своей комнате. Пялится в потолок спальни…

И несмотря на то, что где-то в Императорском Дворце находится его сестра-близнец, Лея, молодой джедай почувствовал себя невероятно одиноким.

Глава 2. Незваный гость

Девять лет, четыре месяца и семнадцать суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и семнадцать суток после Великой Ресинхронизации.


«Осталось только сервировать», — подумал Тэлон Каррде, глядя на то, как плещется вино в бокалах.


Не самые изысканные условия, чтобы в них состоялась встреча с молодой и по-своему прекрасной девушкой, однако, условия труда и жизни не позволяли организовать все на должном уровне.

Впрочем, Тэлон считал, что приглашенная дама не будет воротить нос от обстановки. Он довольно долго за ней наблюдал, делая выводы, чтобы лучше понять ее. Не то, чтобы ради Мары он как-то особо старался — он и без того уже понял, что девушка не по годам умна, сообразительна, находчива и на примитивные заигрывания не реагирует.

А потому, получал удовольствие от того, что просто наблюдал за ней. Практически спорт.

Раздался негромкий, но волевой стук в дверь. Взглянув на хронометр, Тэлон усмехнулся. Девушка пунктуальна, как и всегда.

— Заходи, — произнес он.

— Вот так сразу? — поинтересовалась Джейд, отворив дверь. Каррде против воли залюбовался этой статной, полной женской красоты и грации женщиной, одетой в простой, но подогнанный по фигуре, комбинезон. — Даже не поинтересуешься кто к тебе пожаловал?


— В это время только ты можешь нарушить мое уединение, — улыбнулся мужчина, поднимаясь ей на встречу.

Мара недобро посмотрела на него, предварительно оценив сервировку стола отнюдь не рядовыми деликатесами.

— Не думала, что все уже готово, — ее взглядом можно было заморозить Татуин, и Тэлон против воли почувствовал, что ему становится холодно.

— Всего лишь деловой обед, — произнес он, обезоруживающе улыбаясь. — И только.

Мара собиралась что-то ответить, но ее прервали самым бесцеремонным образом: под столом заворчал один из двух ручных ворнскров Тэлона.

— А ну, вылазь оттуда, Натиск! — приказал Каррде. — Твой обед на кухне. И если не поторопишься, то Штурм все сожрет сам.

Четырехлапый хищник, повиливая купированным хвостом, выбрался из-под стола, потянулся, медленно, нагнув голову и что-то порыкивая себе под нос, поплелся в сторону выхода.

— Прошу прощения за прерванную беседу, — он посмотрел на Мару, усевшуюся в кресле напротив. — Кажется, я хотел сказать…

Он не договорил, бесцеремонно оказавшись прерванным звуковым сигналом своего комлинка. Мужчина посмотрел на устройство с нотками подозрения.

— Походит на то, что даже вселенная против того, чтобы ты продолжал свою мысль, — улыбнулась Мара, накладывая себе в тарелку тушеного мяса.

— Слушаю, — ответил Тэлон на вызов.

— Босс, — послышался знакомый голос. — Это Авес, — голос одного из помощников звучал напряженно. — Надеюсь, ты не начал обедать.

— Твои надежды не оправдались, — спокойно произнес Каррде. — Уверен, что ты беспокоишь меня не по пустякам.

— Конечно, — заверил его один из ближайших помощников. — Ты должен знать — мы не одни. На орбите имперский звездный разрушитель.

От взора Каррде не укрылось, что Мара принялась жевать чуть медленнее, обратившись в слух.

— Чей он? — уточнил он, с сожалением посмотрев на остывающее мясо, но пересилил искушение и направился к рабочему столу, где отыскал одну из дек.

— Думаешь его командир настолько погряз в старых добрых временах, что любезно держит свой транспондер включенным? — в голосе Авеса слышалось веселье. — Он на высокой орбите. Прочитать название на корпусе сложно, но есть предположение, что называется эта посудина «Химерой».

Каррде стоял, облокотившись задом к краю рабочего стола, продолжая наблюдать за Джейд. Та стала демонстративно набирать в тарелку закусок.

У этой женщины немало тайн. Но среди них выделялись особо неконтролируемые реакции на все, что касалось Галактической Империи и единственного джедая в галактике. Такие, как сейчас.

Хотя нет. Никогда прежде он не видел того, чтобы девушка находилась в таком взволнованном состоянии, что начинала путать очередь блюд. Совсем не в ее стиле.

— Интересная компания, — Каррде ввел название корабля в деку, дабы найти информацию о нужном корабле. — Чем они заняты? Есть передачи?

— Если они и связались с кем-нибудь на поверхности, то уж точно не с нами… Погоди-ка… — в голосе Авеса появилась тревога. — Босс, они выпускают «Лямбды».

— Сколько? — напрягся Каррде. Шаттл Т-4а типа «Лямбда» — основное малое транспортное средство Империи. Пять человек экипажа, двадцать пассажиров, порядочная защита и вооружение, один из лучших гипердвигателей в галактике. Такой корабль может как нанести штурмовой удар, так и высадить пару отделений штурмовиков, которые доставят неприятности на поверхности.


— Двое, — в голосе Авеса не было уверенности. — Коготь… Ситуация становится еще хуже. Корабли летят к нам.

— Ты хотел сказать — сядут поблизости от нашей базы? — с нажимом поинтересовался Каррде.

— Нет, босс, эти корабли летят четко к нам, — на этот раз уверенно сказал Авес. — А вот два «Часовых» — те да, летят к лесу.


— В одном месте? — уточнила Джейд.

— С двух сторон от базы, — произнес Авес. — А «лямбды» — с двух других сторон.

— Это не хорошо, Коготь, — подала голос Мара, лицо которой носило едва заметные следы напряжения. — Один «Часовой» в состоянии перевезти пятьдесят четыре штурмовика…

— Да, Мара, я знаю, — улыбнулся Каррде. — К нам в гости летит полурота штурмовиков на «Лямбдах». А еще одна рота на «Часовых» нас отрезает от леса. Любопытно…

— Но откуда они знают, что наша база именно здесь?

— Вероятно, у них есть глаза, — медленно произнес Тэлон. — С орбиты сложно не заметить модульную базу, которую не успели замаскировать. Нужно связаться с ними.

— Зачем? — Мара, казалось, окаменела. Каждый разумный в организации Каррде недолюбливал имперцев, но Джейд… С ней творилось нечто совсем странное. Стоит ей услышать что-то об Осколке Империи, о их действиях, намерениях — она выражала настороженность и неприкрытую неприязнь. В то время как о периоде Империи до Битвы при Эндоре высказывалась с отличительной теплотой.

— Покажем наше радушие, — пробормотал Каррде. — Я знаю лишь несколько причин, по которой Империя может заявиться на Миркр.

— Ворнскры и йсаламири, — прищурила свои изумрудные глаза Джейд. — Не многовато-ли чести для одного-единственного джедая на всю галактику?

— Быть может Люк Скайуокер не единственный? — с любопытством посмотрел на девушку Каррде.

Реакция стоило того.

Люк Скайуокер — еще один триггер ее негативных эмоций. Зрачки расширяются, дыхание становится более энергичным… В такие минуты она сама похожа на ворнскра.

Но она ничего не сказала.

— Авес, мне нужна их частота, — произнес Каррде. — И пораньше, чем сядут корабли…

— Нет нужды, босс, — в голосе помощника появилось удивление. — Нас вызывают.

Тэлон посмотрел на Мару. Девушка выглядела еще более напряженная, чем раньше.

— Имперский разрушитель «Химера», говорит Тэлон Каррде, — заговорил Коготь. — Рад приветствовать вас на планете. Могу ли быть чем-нибудь полезен?

Из комлинка послышалось неопределенный треск помех, после чего сработал встроенный в устройство голопроектор. На Тэлона смотрел мужчина средних лет с коротко стриженной уставной прической. Капитанские знаки различия указывали на то, что с контрабандистом соизволил переговорить сам командир имперского звездного разрушителя.

— Капитан Пеллеон с борта «Химеры», — четко поставленный официальный тон, не располагающий к приятельским беседам. — Тэлон Каррде, так понимаю?

— Все верно, — Коготь продолжал излучать дружелюбие. — Ваши корабли летят к нашему временному лагерю, поэтому хотелось бы знать, чем я могу помочь славным воинам гранд-адмирала Трауна.

Краем глаза он заметил, что Мара буквально побелела, вжавшись в кресло и крепко обхватив подлокотники. Интересная реакция…

— А вы неплохо осведомлены, — подметил командир разрушителя тоном, от которого повеяло холодом. Забавно, но порой такие интонации проскальзывали в голосе Джейд. Особенно тогда, когда она требовала повиновения, находясь в заведомо властной позиции по отношению к рядовым членам организации Каррде.

Именно ее способность управлять людьми организации, а так же эффективность при выполнении приказов стали причиной, по которой, несмотря на короткий срок работы на «Когтя», последний собирался сделать ее своим первым помощником. Собственно, по этой причине и был организована эта деловая встреча: разговор о повышении Джейд. Впрочем, есть подозрения, что повестку дня придется перенести до более благоприятных условий.

— Галактика большая, — Каррде сдержанно улыбнулся. Не стоит паясничать с тем, кто может обрушить на твою базу огонь сотни турболазеров, не говоря уже о действиях МЛА. — Слухи о возвращении гранд-адмирала Трауна ходят то там, то тут…

— А у вас просто широко раскрыты уши? — хмыкнул Пеллеон.

— Именно так, — не стал реагировать на дерзость «Коготь». — Но, я человек гостеприимный и всегда рад помочь соседям. Достаточно лишь сказать чем я и мои люди можем быть полезны…

— Не волнуйтесь, Каррде, — посоветовал ему командир имперского звездного разрушителя. — Скоро вы все узнаете из первых уст.

Тэлон почувствовал, что ему стало жарковато.

— Ваши слова значат, что…

— Гранд-адмирал высаживается на поверхность, — улыбка имперского офицера напоминала оскал. — Советую и для него подготовить приборы к обеду.

«Хотелось бы еще знать откуда ты конкретно об этом знаешь», — подумал Каррде.

— Да, и еще кое-что, — заявил Пеллеон. — Гранд-адмирал просил, чтобы при вашей с ним встрече присутствовал ваш первый помощник.

— К сожалению, эта должность вакантна, — ровным тоном произнес Тэлон, осознавая, что имперцы откуда-то знают то, что им знать не положено.

— В самом деле? Странно, — приподнял бровь Пеллеон. — Ведь, по нашим сведениям, у вас для этой работы должна быть прелестная молодая особа с рыжими волосами и поразительной красоты зелеными глазами…

Последние слова имперского капитана совпали со звуком выламываемых Марой подлокотников старинного кресла.

Каррде, натянуто улыбнувшись, кивнул имперцу, после чего изображение того пропало.

Похоже, у рыжеволосой красотки появился фанат, которого она опасается. До сих пор Каррде считал, что его организация мало интересует Империю или Новую Республику. Но, раз они выяснили наличие в его организации хотя бы одного конкретного человека, да еще такого незаурядного как Мара Джейд… Значит, дело совсем дрянь.

Он где-то просчитался.

— Авес, — связался он со своим проверенным помощником. — Спрячьте все, что имперцы не должны видеть. Сразу после того как они нас покинут — пакуйте базу. Пора отсюда убираться.

* * *
Миркр, на самом деле, уникальная планета.

И дело не сколько в том, что местная флора отличается способностью глушить любую связь из-за особенностей микроэлементов, циркулирующих по стволам деревьев. Любой, кто находился достаточно близко к кромке леса оставался без возможности связаться с товарищами на больших расстояниях. Например, находясь на поверхности, нечего и мечтать о том, чтобы установить связь с кораблем на орбите. Даже таким совершенным, как имперский звездный разрушитель. Собственно, по этой причине Каррде и вырубил значительную часть леса, разместив там свою базу — чтобы иметь возможность использовать средства связи. В его деле без подобного просто не справиться.

Однако, эта планета интересует меня совершенно по иным причинам.

Здесь проживают йсаламири — существа, похожие на ящериц, которые умеют буквально врастать когтями в деревья и вообще крайне ленивые твари. Однако у них есть превосходная особенность, помогающая выживать в мире, где свирепые охотники — ворнкстры — используют Силу для выслеживания дичи.

Йсаламири образуют вокруг себя пузырь пространства, в котором Сила «не работает». Для обычных разумных подобный эффект не представляет опасности, а для джедаев, или ситов — не позволяет им напрямую воздействовать на объект, рядом с которым находится йсаламири.

И чем больше этих ящерок — тем больше «пузырь» свободного от Силы пространства.

Зачем гранд-адмиралу, не чувствительному к Силе, подобный зоопарк, раз для поимки этих зверушек необходимо аж несколько вместительных кораблей? Ответ кроется на планете Вейланд.

Но об этом позже. Сейчас первостепенная задача — разговор с Тэлоном Каррде.

Известно о нем имперской разведке до обидного мало.

Человек, мужчина, контрабандист, торговец информацией. Где и как он проворачивает свои дела — не ясно. Сколько разумных в его организации — тоже неизвестно.

Имперцы пребывают в уверенности, что «Коготь» в конфликте между Империей и Новой Республикой занимает нейтральное положение, предпочитая не вмешиваться в происходящее и не выбирать сторон.

И вместе с тем, это не совсем так.

Около полутора-двух лет назад, когда Разбойный Эскадрон нанес директору Имперской разведки Исанне Айсард поражение в Войне за бакту, а Новая Республика получила контроль над планетой Тайферра, захватив при этом несколько имперских звездолетов, в том числе и звездный суперразрушитель типа «Палач» под названием «Лусанкия», Каррде, пусть и не без своей выгоды, поспособствовал разрешению небольшого кризиса между Новой Республикой и контрабандистами, захватившими полностью исправный звездный разрушитель.

Вот только знают об этом лишь те, кто присутствовал при сделке — республиканские офицеры и сами контрабандисты.

Немного истории.

Исанне Айсард — расчетливая, хитрая, жестокая и верная идеалам Империи женщина. После смерти Палпатина пять с половиной лет назад, она с небольшим флотом удерживала Корусант под своей властью. После того как мятежники захватили планету, она бежала на Тайферру на «Лусанкии» и прихватила с собой несколько звездных разрушителей.

Почему Тайферру? Чем ей приглянулась эта планета?

Все просто. В этом мире производят бакту — вещество, которое способно исцелить любые физические раны. Тот, кто контролирует производство бакты — фактически управляет рынком медикаментов. У Исанне могло бы и получиться, но история распорядилась иначе.

Она потеряла все — и планету, и корабли, и даже свою жизнь. Республиканцы уверены в ее смерти. На их беду, это не так.

После гибели Трауна в известных мне событиях Исанне попытается провернуть очередную многоходовочку, чтобы захватить «Лусанкию» и презентовать корабль Возрожденному Императору Палпатину, но провалится. Корабль останется в распоряжении Новой Республики до войны с юужань-вонгами, где и погибнет.

Однако сейчас эта справочная информация не очень-то и полезна. Новая Республика крайне сильно постаралась скрыть местонахождение «Лусанкии», ремонтируя корабль. И есть лишь одно место и время, когда звездный суперразрушитель будет уязвим. Но для этого необходимо, что кампания Трауна не удалась, а сам гранд-адмирал умер.

Смерть Трауна позволит выйти из тени и Бустеру Терику — контрабандисту, который в настоящий момент с разрешения Новой Республики владеет целым звездным разрушителем. И этот парень засел настолько глубоко, опасаясь, что за его кораблем охотится Траун, что до смерти чисса даже в обитаемых системах появляться не будет.

И опять же — на данный момент это всего лишь справочная информация.

Тэлон Каррде как человек и лидер шайки контрабандистов интересен мне в совершенно ином роде.

Этот человек владеет многими секретами, но не все из них он готов продать.

И самый нужный мне секрет — уж точно.

«Коготь» опасен еще и тем, что владеет значительным влиянием в среде контрабандистов. А потому, если его как следует прижать, он может создать из традиционно независимых отбросов общества, весьма серьезную организацию. Пусть и обладающую всего лишь вооруженными фрахтовиками, но в любом случае — это флот. Вооруженные фрахтовики помогли республиканцам захватить «Лусанкию» в относительно боеспособном состоянии.

Преступный мир нельзя сбрасывать со счетов — они обладают значительными ресурсами и могут склонить чашу весов в ту или иную сторону. И если я не хочу союза контрабандистов и Новой Республики, нужно направить события по другому пути.

Например — породить сомнения и недоверия в организации Каррде. Желательно — развалив ее вовсе.

Убийство или захват Каррде не принесет пользы — как только это случится, контрабандисты всей галактики захотят как следует попить имперской крови. И вполне возможно, что это приведет, как и в известных мне событиях, к уничтожению достраивающегося на верфях планеты Билбринджи имперского звездного разрушителя. Который я могу получить у свое распоряжение. А в современных реалиях, когда идет война всех против всех, лишний корабль никогда не помешает.

С этими мыслями я направлялся на поверхность Миркра. Если все прошло так, как я задумал, то Пеллеон уже сделал Каррде намек на Мару Джейд. И это заставит «Когтя» напрячься. Информация, которой он не владеет — его интересует. До тех пор, пока она не вредит организации.

И лучший способ разделаться с Каррде — заставить его перестать верить Маре Джейд.

Рука Императора, оставшаяся без средств к существованию после гибели своего хозяина, пять лет моталась по галактике. Она пересекалась и с Айсард, и с многими другими имперскими деятелями, и разочаровалась в Империи без Палпатина. А потому, она сейчас в организации Каррде. Ей нужны деньги, нужно место, где можно отсидеться. Такова ее природа. Природа личного агента некогда самого влиятельного человека в галактике.

Смысла вербовать Мару Джейд сейчас, сегодня — нет никакого.

Достаточно породить в ее голове сомнения, заставить поверить, что Империя, как единое государство, справедливое на деле, а не показательно, может существовать. Джейд прекрасно знает Трауна и его возможности. Она боится того, что его действия разрушат ее маленький уютный мирок. Правильно боится.

Империя не разбрасывается своими кадрами. По крайней мере та ее часть, которую возглавляю я.

Потому, следует как минимум попытаться завербовать Мару Джейд. Получится — отлично. Она станет ценным приобретением. Не получится — не страшно.

В этой галактике еще немало неоткрытых звезд будущего Нового Ордена джедаев. Просто с ними придется как следует поработать в идеологическом плане.

* * *
Челнок приземлился на краю расчищенного от деревьев пространства. Словно гость, что вежливо постучался в двери.

Едва откинулась аппарель, по ней сбежали закованные в белоснежную броню имперские штурмовики, образовав защитный периметр вокруг корабля. Солдатам было абсолютно плевать на то, что на них недружелюбно поглядывают бойцы Каррде, тщательно скрывающие под одеждой свое оружие.

Второе отделение — все девять элитных солдат Империи — организовали небольшое построение, так, чтобы тот, кто сойдет на землю после них прошел сквозь две аккуратные шеренги солдат.

— Показуха, — негромко фыркнула Мара, стоящая справа от Каррде.

— Да, — согласился тот. — Нам недвусмысленно дают понять, что Империя все еще сильна и могуча, раз может использовать штурмовиков для столь дешевых фокусов.

— Сомневаюсь, что все задумано лишь для того, чтобы пустить нам пыль в глаза, — произнесла Мара. — Траун не из тех, кто действует эффектно в ущерб эффективности.

— Говоришь так, будто хорошо его знаешь, — невинно заявил Каррде. Мара не удостоила его ответом. Но участившееся дыхание, когда на аппарели появился разумный, говорило само за себя.

Однако, довольно быстро ситуация прояснилась.

— Вы — не гранд-адмирал Траун, — заявил Тэлон, обращаясь к молодому флотскому лейтенанту. Настолько молодому, что на его лице еще сохранились следы, напоминающие о бурном гормональном взрыве переходного периода.

— Все верно, — «офицерик» заулыбался, демонстрируя полное отсутствие хваленой имперской выдержки. — Лейтенант Тшель. Мне поручено произвести сбор в местных лесах ящериц йсаламири. Гранд-адмирал сказал, что вы можете выделить людей, которые покажут нам как это сделать так, чтобы ящерицы не пострадали.

— Хотел бы я знать, откуда гранд-адмирал владеет подобной информацией, — пробормотал Каррде, кивнув паре своих подручных. Они достаточно осведомлены в этом вопросе, а уж разговорить молодого офицера смогут так же легко, как и отобрать конфетку у ребенка.

— Спросите его сами, — предложил лейтенант Тшель, посмотрев на хронометр. — Вероятно, он сейчас… Ба! Да вот же он!

Имперец ткнул пальцем за спину контрабандиста. Каррде повернул голову в указанном направлении и мысленно выругался.

Рядом с центральным строением, расположенном в паре десятков метров за их спинами уже расположились «куколки» — имперские штурмовики. И на их фоне выделялся разумный, одетый в белоснежный китель. Его синяя кожа и черные волосы выдавали в нем представителя не человеческой расы.

И он с любопытством разглядывал корабли организации Каррде, стоящие рядом. А рядом с ним находился коренастый серокожий представитель неизвестной расы с выпученными глазами и выступающей вперед челюстью. Мускулистый, двигающийся, словно опытный танцор. На поясном ремне у него висел бластер и несколько ножей. Этот вид разумных Тэлону был незнаком.

— Траун, — сквозь зубы процедила Мара, наблюдая за тем, как прибывшие на первой «Лямбде» имперцы удаляются в лес в сопровождении людей Каррде.

— Похож на него, — туманно произнес «Коготь». До него доходили слухи, что последний гранд-адмирал Империи не похож на остальных своих коллег. Но сейчас его гораздо больше волновал вопрос о том, что за существо находится рядом с имперцем. Потому как действовало оно так, как это должен делать телохранитель. Или опытный убийца, погубивший не один десяток жизней. — Выходит, что нас ждут возле нашего же дома.

— Удивлена, что не внутри, положив начищенные сапоги на твой рабочий стол, — с неприязнью произнесла Джейд.

— Не волнуйся, я переживу и подобный исход событий, — улыбнулся Каррде. Красавица не ответила, вглядываясь в имперского офицера с такой внимательностью, будто пыталась запомнить каждую морщинку на его лице.

Когда они сблизились, «Коготь» первым поприветствовал высокопоставленного офицера Имперского Осколка.

— Рад приветствовать вас в нашем захолустье, гранд-адмирал Траун, — он едва заметно кивнул, чтобы его действия не сочли ни попыткой лебезить, но и не подумали, будто он выказывает неуважение к гостю. — Я — Тэлон Каррде.

— В свою очередь рад встречи со столь легендарным разумным, — спокойным тоном ответил ему синекожий гуманоид. Его пылающие алым цветом глаза словно обжигающая магма. И когда они смотрят на тебя, словно ты ничтожный, но временно полезный микроб, даже «Когтю» становится не по себе.

— Приношу извинения за задержку с приветствием, — продолжал налаживать контакты Каррде. — Путаница с шаттлами произошла по причине того, что нас не так часто посещают столь высокие гости.

— Да еще в таком количестве, — неожиданно произнесла Мара, пристально смотря на Трауна. Тот повернул в ее сторону голову, словно только сейчас заметил, что эффектная девушка стоит рядом с контрабандистом.

— Так понимаю, мистер Каррде, — медленно произнес Траун, вернув взгляд на лидера организации, — это и есть Мара Джейд, ваша правая рука?

— Да, — коротко ответил «Коготь». — Стала ей минут десять назад. Когда ваши корабли снижались.

— Насколько кардинально меняется ваша судьба, Мара Джейд, когда в нее вмешивается Империя, — многозначительно высказался Траун, посмотрев на девушку. Та ответила ему таким же внимательным и бесстрашным взглядом. Несколько секунд они сражались взглядами, после чего Джейд отвела глаза в сторону. На губах Трауна появилась лукавая улыбка. Совсем ненадолго.

— Так понимаю, ваши люди уже инструктируют моих подчиненных на предмет безопасного извлечения йсаламири? — уточнил он.

— Все верно, — согласился Каррде.

— В таком случае, нам следует пройти внутрь, — гранд-адмирал кивнул в сторону главного здания. — И поговорить о делах.

«Такое ощущение, будто это он здесь хозяин», — подумал Каррде.

— Конечно, — с улыбкой произнес контрабандист, бросив взгляд на Мару Джейд.

Рыжеволосая красавица, смотрящая в спину имперского офицера, была похожа на загнанного в угол зверя. Одно неосторожное движение — и бросится в атаку.

— Держи себя в руках, — шепотом посоветовал он. — Не знаю, чем он тебе насолил, но…

— Все в порядке, — сквозь зубы произнесла Джейд, недвусмысленно подтверждая обратное.

* * *
Главный зал этого куполообразного строения носил явные признаки того, что эта база — место постоянного базирования. Да, сюда можно привезти и увезти какой-либо груз, но такое строение — с огромным деревом внутри постройки — не собрать и не перевезти на новое место.

Следовательно, на эвакуацию этой базы Каррде потребуется значительное время. А в том, что он непременно свернет свою деятельность на Миркре я почти уверен.

Здесь, в своем логове, он считал себя в безопасности. Малоизвестная планета, флора, мешающая системам связи… Идеальное место, чтобы отсидеться, в случае каких-либо проблем. «Мой дом — моя крепость».

Но сегодня, не самым хитроумным трюком, я доказал ему, что даже здесь он не может чувствовать себя в безопасности. А значит — переберется куда-то на запасную базу.

И это хорошо. Посмотрим, насколько хорошо этот парень умеет прятаться.

Небольшой походный столик стоял едва ли не в центре комнаты, маня запахом изысканных блюд. Но сюда я прилетел не ради набивания желудка.

— Прошу, гранд-адмирал, — Каррде указал мне на один из трех изысканных стульев с высокими спинками, расставленных вокруг столика. — Позвольте мне продемонстрировать все радушие гостеприимного хозяина.

— Не вижу проблем к этому, — не воспользовавшись приглашением присесть за стол, я встал позади стула, на который вознамерилась усесться Мара Джейн. — Однако, даже радушный хозяин и работодатель должен помнить о правилах этикета по отношению к даме.

Рыжеволосая женщина вновь попыталась ожечь меня взглядом своих изумрудных глаз, однако натолкнулась на полное равнодушие, демонстрируемое мной. Девушка отвела взгляд в сторону, усевшись на стул. Пододвинув его к столу, краем глаза заметил, что Каррде с большим интересом наблюдает за всем происходящим. Что ж, пусть так. Чем больше сомнений в его голове, тем лучше.

Расположившись за столом, даже не подумал к нему придвигаться. Каррде, поняв намек, что прием пищи не предвидится, с любопытством посмотрел на меня. Мара же, напротив, решила успокоить свои нервы за бокалом красного вина.

— Разве ваш слуга не присоединится к нам? — полюбопытствовал «Коготь».

— Нет, — сообщил я, не вдаваясь в подробностях о статусе, личности и поставленных перед Рукхом в этом путешествии задачах. Каррде не спасет даже то, что ногри единственный на их базе. Поставленная перед телохранителем задача будет выполнена. Пока я тяну для него время, одновременно подрывая в глазах Мары Джейд авторитет самого контрабандиста.

Только лишь ради нее я решился прибыть на Миркр в соответствии с графиком, зная, что на планете находятся бойцы Каррде. Жаль будет, конечно, если ставка не сыграет, но война такое дело — где-то выигрываешь, где-то проигрываешь.

— Неплохое место, — произнес я, оценивающе оглядев интерьер помещения. Рабочая зона, небольшой арсенал и контейнеры. Из лишних предметов интерьера — повернутый спинкой стул… на сидении которого сложены обломки подлокотников. Интересно, кто же так постарался. — И все же, мне кажется, что разумный вашего уровня мог бы найти более пристойное место для общения с клиентами.

— Здесь вы правы, — улыбнулся Каррде. — Для встреч с клиентами моя организация использует более благопристойные миры. Эта база… нечто вроде личного убежища.

— Что ж, — я откинулся в кресле, сложив руки на груди. — Знай я местонахождение этой базы, прилетел бы туда.

— Его довольно сложно отыскать, — улыбнулся Каррде.

— Зато просто найти ваших людей, — заметил я. — Слухи утверждают, будто бы вы человек, который никогда ничего не утаивает от своих людей…

Утверждение, словно обвинение, брошенное в лицо «Когтю». В присутствии Мары он не может сказать обратного — это породит недоверие к нему. Но и подтверждать мои слова не спешит, понимая, что сказано это неспроста.

Впрочем, меня устроит и его молчание.

— Уверен, что это так, — продолжаю, посмотрев на потолок помещения. — Так что, отыскать вашу главную базу мне бы не составило труда.

— И для его вам это? — поинтересовался Каррде.

— Разумеется ради взаимовыгодного сотрудничества, — заверил его я. — В качестве особо ценного и щедрого клиента, разумеется.

— Не припомню ваше имя в списке клиентов нашей организации, — произнесла Мара, уставившись в стол. Вроде бы и тон спокойный, но легкое дрожание вина в бокале указывает на ее нетерпение.

— Что ж, — произнес я, проигнорировав попытку Каррде что-то сказать. — Следует обновить этот список, дополнив моим именем. «Траун». Просто в написании, легко запоминается.

— Боюсь, моя организация не в состоянии удовлетворить ваши запросы, — быстро произнес Каррде.

— Уверены в этом? — посмотрел я на него. — Ведь вы их даже не знаете.

— Вся галактика их знает, — бросила Джейд. — Вам нужны корабли. Чем больше — тем лучше…

— И здесь возникает казус ситуации, — подхватил Каррде. — Мои люди — контрабандисты. Мы не угоняем звездолеты — тем более боевые.

— Порой их даже не обязательно угонять, — философски заметил я. — Иногда они сами плывут в руки, — зрачки Каррде расширились, руки напряглись. Но он тут же взял себя в руки, наверняка убеждаясь мыслью, что я не могу знать то, что известно только ему. — Нужно лишь сделать выбор — на чьей вы стороне, «Коготь». На моей или чьей-то другой.

— Ни я, ни моя организация не выбираем сторон, — произнес он. — Это неписанное правило.

— Конечно, — заявил я, отметив, что на губах Джейд появилась едва заметная улыбка. Безусловно, она верит словам своего босса. Что ж, посмотрим, насколько сильно будет ее потрясение. — Я слышал о ваших принципах невмешательства. В наших непростых обстоятельствах, когда который год уже идет война между Империей и Новой Республикой, — рыжеволосая женщина бросила в мою сторону, — не выбирать стороны — самое простое и доходное дело. Уверен, что ваш бизнес процветает от работы на обеих сторонах.

— Какие-то кредитки мы имеем, — обтекаемо выразился контрабандист. — Торгуем редкими товарами то с одной стороной, то с другой…

— Выгодно, строить такой бизнес, — подтвердил я. — Случаем, у вас не завалялись нигде установки захвата, ионные пушки, турболазеры и TIE-истребители?

Мара бросила быстрый взгляд на подозрительно притихшего Каррде. А сам контрабандист старательно делал вид, что не понимает, о чем ему говорят.

— Вижу, что вы в растерянности, — покачав головой, смотрю на Джейд. Этот спектакль — работа по всем возможным фронтам. Для Карде — ощутить свою уязвимость и повнимательнее приглядеться к Джейд, начав интересоваться ее прошлым. Для Мары — повод усомниться в благородной откровенности «Когтя» со своими людьми.

Девушка прикипела к этому коллективу, который подобрал ее на обочине жизни в самый печальный период ее жизни. Но старые повадки она не забыла. Она до одури верна тому, кто с ней откровенен. В противном случае у нее рушатся стереотипы в голове. И тогда она уязвима для сторонних предложений.

Рыжеволосая промолчала, предпочитая сделать глоток.

— Что ж, я немного разочарован, — снова смотрю на Каррде. — До сих пор был уверен, будто Новая Республика так и не смогла выкупить у вас все то военное имущество, которое вы получили от Бустера Террика, как только он завладел звездным разрушителем типа «Имперский» второй модели. Как же он назывался, Каррде, не припомните?

— Нет, — чуть быстрее, чем следовало, произнес тот. В изумрудных глазах блеснул опасный огонек.

— «Злоба», — произнес я. — Звездный разрушитель, который Бустер Террик захватил в системе Яг’Дул пару лет назад. Совершенно новый, даже не пострадавший в бою. В отличие от аналогичного ему звездного разрушителя «Свобода» капитана Йонки. Последнему крайне сильно досталось в битве за Тайферру. Настолько, что даже поступало предложение, чтобы Террик, не желающий отдавать захваченный им лично звездный разрушитель, забирал побитую «Злобу». Странно, что вы этого не помните, Каррде, ведь именно вы придумали схему, по которой у Террика остался пусть и частично разоруженный, но полностью боеспособный звездный разрушитель. Память меня редко подводит, но вроде бы вы заполучили с разоруженной «Злобы» огромное количество военных товаров. И намеревались продать их Новой Республике… миллионов за тридцать пять. В кредит, учитывая печальное экономическое положение новых хозяев Корусанта. Поправьте меня, если где-то не прав.

— Вы удивительно точны в своих словах, гранд-адмирал, — вместо лица у Каррде была лишь маска полной эмоциональной отреченности. Еще бы мне не быть точным — я несколько часов ломал голову над тем, в каких же ты событиях «засветился» прежде. На твою беду, серия книг «Крестокрыл» была одной из моих самых любимых. Как и творчество писателя Тимоти Зана, подарившего читателям такого гения, как Траун. — Что странно, учитывая, что вы вернулись в исследованную часть галактики немногим менее года назад.

— Вы тоже неплохо осведомлены, «Коготь», — кивнул я, наблюдая за тем, как Джейд наполняет свой бокал вновь. — Не удивлюсь, если вам достоверно известно где я был и чем занимался.

— Любая информация стоит денег, гранд-адмирал, — чуть расслабился Каррде.

— Именно поэтому я готов заплатить вам за остатки того имущества, что осталось после разоружения «Злобы», — контрабандист быстро переглянулся со своей первой помощницей. — Уверен, что Новая Республика не купила у вас все. А мне бы такие товары очень пригодились.

— Сожалею, но вынужден вас разочаровать, — произнес Каррде. — За прошедшие годы Новая Республика сумела изыскать необходимые средства. Все продано им.

— Жаль это слышать, — вздохнул я. — Была надежда на то, что где-то что-то завалялось на ваших, вне всякого сомнения, бескрайних складах.

— Знал бы заранее, что вы заинтересуетесь подобным товаром, придержал, — солгал Каррде.

— Да, очень жаль, — подтвердил я. — Ведь эта сделка могла бы подтвердить ваши слова о нейтралитете. Приобрели оружие у третьей стороны, часть продали Империи, часть — Новой Республике. А то как-то однобоко выходит…

— Такой товар в последнее время не задерживается, — продолжал гнуть свою линию Каррде.

— Быть может у вас есть однотипный? — полюбопытствовал я. — Империя много потеряла, начиная с гибели Императора Палпатина. Не сомневаюсь, что у столь приличного дельца, каким являетесь вы, есть для особых клиентов эксклюзивные предложения.

— Как я уже сказал, — с нажимом произнес Каррде. — Кораблей у меня нет.

— Любопытно, что вы упомянули именно корабли, — Мара Джейд уже буквально пожирала взглядом своего начальника. И пусть она старалась не выдавать свои эмоции, ее глаза — более чем красноречивы. — То, что их у вас нет, я запомнил с первого раза. Нет нужды повторять это — если не хотите, чтобы я начал сомневаться в достоверности ваших слов. Повторюсь — меня интересует абсолютно любое имперское имущество. Хоть броня штурмовиков.

— Неужели в Осколе так все плохо со снабжением? — посмотрела на меня Джейд. — Раз уж вы готовы покупать на черном рынке некогда самую доступную броню в Империи. Да и тем более — в не самом хорошем состоянии.

— Видите ли, госпожа Джейд, — я посмотрел ей в глаза. — Империя до Битвы при Эндоре обладала колоссальными ресурсами. Многие из них — воистину уникальны. Но, так уж вышло, что передел власти, произошедший в мое отсутствие, привел к тому, что значительная часть уникального ресурса оказалась не востребована, попав в частные руки. Я намерен исправить это и вернуть былое величие Империи. В том числе — с помощью бездарно растраченных ресурсов.

— И что же вы намерены делать с теми ресурсами, которые не захотят возвращаться? — осторожно поинтересовалась она. Каррде с интересом наблюдал за нами.

— Я буду сильно разочарован, — на лице девушки появляется некоторое облегчение. — И в первую очередь в тех, кто управлял этими ресурсы. Ведь попадание в посторонние руки армейского бластера возможно не только в бою — но и по недосмотру того, кто этот бластер держал в руках и выбирал цели.

Надеюсь не перемудрил с намеками про Палпатина, лично которому служила Джейд. Именно он выбирал для нее вели. И лишь его милость обеспечивала ее всеми необходимыми для комфортной жизни без нужды.

— Быть может вы будете так любезны, что расскажете, как намерены распорядиться теми ресурсами, которые хотите вернуть? — спросила она.

— Боюсь, эта информация уже выходит за пределы того кредита доверия, который я сегодня выдал организации господина Каррде, — посмотрев на «Когтя», возликовал, увидев его осторожные и настороженные взгляды в сторону Джейд. — Но смею заверить, что каждый возвращенный ресурс послужит делу восстановления мира и порядка в галактике.

— Даже если правители Имперского Осколка будут против? — поинтересовался Каррде.

— Мнение тех, кто привел Империю к тому состоянию, в котором она находится сейчас, меня интересует меньше всего, — наши с Джейд взгляды встретились. И сейчас в ее глазах плескалось чуть меньше ненависти и подозрительности. Но капелька надежды все же там присутствовала. Уже хорошо.

Коготь довольно умен и проницателен, чтобы не сделать выводов из нашего с Джейд разговора. Как минимум шальная мысль о том, что Мара ранее работала на Империю. Слова Пеллеона о том, что нам известна ее личность, разговоры о возвращении «ресурсов» — особенно интерес Мары к последствиям возвращения — помогут ему сделать правильный вывод.

Каррде обожает свою организацию. И должен понимать, что лояльность Мары кому-то кроме него ставит его людей под угрозу. Посмотрим, что победит — его преданность тем, кто служит ему не один год, или же в определенном смысле — интерес к этой девушке.

— Что же, — произнес я, поднимаясь из-за стола. — Очень жаль, что мы с вами не смогли найти точек соприкосновения, мистер Каррде. Надеюсь, что в будущем у нас появится еще не один хороший повод для личной встречи.

— Если я найду что-нибудь, что когда-либо принадлежало Империи или попадает под сообщенные вами критерии, — последовал за мной Каррде, — буду считать вас первейшим из клиентов.

— Ваши труды будут оценены по самой высокой тарифной ставке, — заверил его я. — Не возражаете, если ваш первый помощник составит мне компанию до челнока?

— Да, конечно, — не поверил своему счастью Каррде. — Да, — спохватился он. — Мара, будь добра, сопроводи гранд-адмирала.

— Уже отбываете? — полюбопытствовала рыжеволосая бестия.

— Да, — заверил ее я, посмотрев в глаза приближающейся ко мне Мары Джейд. — Все, что я хотел сделать, я уже сделал.

И все-таки, должен констатировать — Люку Скайуокеру несказанно повезло с выбором будущей жены. Или, правильнее будет сказать — повезет.

Или не повезет.

* * *
— Это было низко с вашей стороны, — прошипела Джейд, едва мы оказались на улице. — Столько лет…

— Не за что, — произнес я, отметив, что Рукх сидит на корточках рядом с командиром отделения штурмовиков. Отлично.

Бойцы, окружив меня и спутницу двумя короткими колоннами, принялись сопровождать к нашему шаттлу.

— Что? — растерялась девушка. — О чем вы вообще?

— Мне показалось, что из ваших уст прозвучали слова благодарности за помощь в определении вашей верности, Рука Императора, — произнес я. — Или сытая и беззаботная жизнь среди контрабандистов вымыла из вашей головы все, ради чего вы служили Императору?

— Император мертв, — с болью произнесла Джейд. — А Империя, которой я служила, более не существует. Остались лишь властолюбивые политиканы, что только спят и видят, как бы объявить себя очередным императором.

— Помнится, в прошлом вы уничтожали подобные нежелательные элементы, — заметил я. — Зачем же дело встало после Эндора?

— Приказы отдавал Император, — заявила она безапелляционным тоном. — Никто кроме него не имеет на это право. Меня в лицо не знал никто даже из высшего имперского командования. Ни денег, ни средств к существованию. Приходилось выживать как умела. Удивительно, что у вас не возникло проблем с моей идентификацией.

— Не у одной вас хорошая память. Вы присутствовали на тайной церемонии, посвященной обретению мной звания гранд-адмирала, — напомнил я. — Такое сложно забыть.

Мара замолчала.

— Смерть Императора сломила меня, — неожиданно произнесла она.

— Как ни прискорбно это признавать, но да, — согласился я. — Поэтому лишь вам решать — возвращаться в обойму, или продолжать подбирать крошки за Каррде, играя с ним в игру, цель которой — узнать о вашем прошлом. Уверен, что он не обрадуется тому, что сможет получить.

— Благодаря вашим намекам ему не придется долго ломать голову, — заявила Джейд. — Могли бы сэкономить себе время и просто придложить «службу» открытым текстом.

— А я так и сделал, — посмотрев на Джейд, увидел, как она покусывает губы. Признак нерешительности. Внутри нее борьба. — Доверие, которое может сломаться от нескольких туманных намеков, не стоит ничего. Вас ничего не держит с этими людьми.

— Ошибаетесь, — возразила Мара. — Я благодарна им за многое.

— Любая благодарность имеет свои пределы, — заявил я. — Особенно с теми, кто лицемерно заявляет о нейтралитете, но упорно трудится на тех, за кем, по его мнению, будущее. Подозреваю, что вы не были в курсе ситуации с разрушителем «Злоба».

— Вы знали это наверняка, — заявила женщина. — Не считайте себя умнее остальных, гранд-адмирал. То, что Император благоволил к вам еще не значит, что меня не обучали противостоять вашему гению.

— Учту это, — мы подошли к «лямбде». Штурмовики по моей команде сноровисто вернулись на борт корабля. — Вы можете сделать выбор здесь и сейчас, Рука Императора. Пойдемте со мной и вдвоем мы сделаем галактику лучше и чище.

— Отличное предложение, — скривилась Мара. — Но, меня устраивает то, что есть сейчас. Мои обязательства перед Империей — выполнены. Вы человек чести, гранд-адмирал. Вы меня поймете.

— Разочаровывающе, — произнес я, направляясь вверх по аппарели. Остановившись, повернулся к ней, припомнив кое-что из сюжета трилогии. — Кое в чем вы солгали мне, Мара Джейд. Один приказ вы до сих пор не выполнили.

— Какой же? — поинтересовалась рыжеволосая.

— Последний приказ Императора, — спокойно произнес я, глядя на то, как молодая девушка бледнеет лицом. — Люк Скайукор до сих пор еще жив.

* * *
«Тысячелетний Сокол» отрывался от посадочной площадки. Антигравы ревели, словно стая напуганных бант и Хан Соло в очередной раз пообещал себе, что приведет корабль в порядок. Когда-нибудь.

Сейчас же «Сокол» исправно летал и мог выполнять те миссии, которые ему поручены. Вопрос лишь в том, справлялся ли с ними тот, кто управлял кораблем.

— Да знаю-знаю, — услышав рев сидящего рядом вуки, произнес Хан. — Гидравлика опять барахлит. Починим, когда вернемся на Корусант.

Чубакка вновь издал серию горловых звуков.

— Нет, в этот раз точно, — но Хан понимал, что в очередной раз играет словами. Ведь сколько он обещал починить корабль? Раз сто уж. И это только за этот месяц. — Если будет время.

Вуки неодобрительно покачал головой.

— Сейчас главное понять, что вообще происходит, — задумчиво произнес Соло, практически на автомате выводя корабль к верхним слоям атмосферы.


Пусть он и рассказывал бывшим друзьям-контрабандистам, что его генеральские погоны давно уже на помойке, это было не так. Не совсем так.

Хан мог сколько угодно лгать, но факт остается фактом — он выполняет задание Новой Республики. Ищет тех, кто согласился бы заново раскрутить межзвездную торговлю, которая в значительной степени поредела за последние пять с половиной лет. А это уже практически кризис для новой власти, обустроившейся на Корусанте. Не будет перевозок — не будет поставок, начнется голод, недовольства…

Хотя он более чем уверен в том, что больше всего в правительстве Новой Республики переживают об отсутствии налогов. Бюджет порвался как Палпатин в попытке уничтожить Альянс Повстанцев. Нет денег в достаточном количестве. А ведь необходимо налаживать жизнь в галактике.

И ремонтировать корабли, которые нет-нет, но продолжают сражаться с имперскими недобитками…

— Знаешь, Чуи, — произнес он. — Мне кажется, наш старый приятель, которого мы просили сообщить донести контрабандистов предложение о легальной торговле, в самом деле верит, что у Империи где-то затесался еще один гранд-адмирал.

Чубакка гортанно высказал свое мнение.

— Да знаю я, что мы им неплохо влепили, — Хан качнул головой. — Право дело, смешно вышло в Оброа-скай. Звездный разрушитель, удирающий от четырех фрегатов и эскадрильи «крестокрылов»… Ох, знали бы имперцы, что все «небьюлоны» едва не развались от нагрузки на двигатели, вот готов поспорить, что не стали бы сваливать…

Вуки тихонько взвыл.

— Да какой план? — отмахнулся Соло. — Кто у них там вообще способен что-то планировать? Они сидят там в своих секторах и перебиваются крохами, которые им достались. Куат — наш, почти все Центральные миры и до Среднего кольца — все значимые системы под контролем Новой Республики. Имперцам бы сидеть и не отсвечивать, а лучше вообще о мире думать, а не бряцать оружием. Глядишь, не отняли бы у них остатки территорий, — Хан рассмеялся. Но усмешка пропала с его лица. Чубакка посмотрел на своего друга, вопросительно рыкнув.

— Да, Чуи, — согласился Соло. — Похоже на то, что я сам себя успокаиваю. Можно сколько угодно рассказывать о том, что мы сильнее, у нас лучше тренированы солдаты, да и вообще мы уничтожили почти всех их гранд-адмиралов, но факт остается фактом. Контрабандисты не хотят соваться в наши сектора, предпочитая работать на Осколок. Может быть если встретиться с Тэлоном Каррде и поговорить с ним напрямую? Вроде бы как он теперь всем заправляет…

Чубакка прорычал все, что думает о затее своего друга. И мнение его не было отнюдь не положительным.

— А что еще делать, Чуи? — задал риторический вопрос Хан. — Без фрахтовиков и перевозок Новая Республика не проживет и нескольких лет. Если Акбар и Временны совет не придумают что-нибудь в ближайшее время, считай, что мы трупы. Империя возьмет нас тепленькими. Им даже не придется воевать — они используют свои вспомогательные корабли для обеспечения товарами секторов и те снова сменят свои предпочтения… Да, друг, — согласился он со словами своего волосатого товарища. — Новая Республика в очередном кризисе. Если наш карточный домик как следует пошатать, он рухнет. Будем надеяться на то, что в Империи уже нет тех, кто сможет подобное провернуть.

Глава 3. Осколки былого величия

Девять лет, четыре месяца и девятнадцать суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и девятнадцать суток после Великой Ресинхронизации.


Расстояние между планетами Миркр и Вейланд — чуть менее трехсот пятидесяти световых лет. И преодолеть его можно сравнительно быстро по меркам далекой-далекой галактики — за несколько дней. Если поднажать.

— Я прикажу двигаться с максимальной скоростью, — озвучил свое решение капитан Пеллеон.

— В подобной поспешности нет необходимости, — заявил я, устраиваясь в кресле на мостике «Химеры». Перед моим взором медленно проплывала зеленая поверхность Миркра. Мира, который мы покидаем. Сегодня, но не навсегда. — Вейланд ждал нас долгие годы, подождет еще несколько дней.

— Конечно, гранд-адмирал, — за то время, пока лейтенант Тшель и отряды на поверхности с помощью людей Каррде собирали йсаламири и доставляли их на борт звездного разрушителя, у меня имелось немало времени для того, чтобы ознакомиться с воинскими уставами Галактической Империи. И надо отдать должное тем, кто их создавал — написано предельно точно, как и подобает документу, регламентирующему деятельность военных организаций. Никаких двояких трактовок, все четко, понятно, эффективно. Смотришь на написанное и понимаешь, преисполняясь верой в порядок, четкость организации и…

И все это в прошлом.

Кадровые военные, имеющие огромный опыт ведения сражений, в современных вооруженных силах Имперского Осколка составляют чуть более сорока процентов. Экипажи звездолетов комплектуются из новичков, только-только закончивших различного рода учебные заведения Имперских Вооруженных Сил. Понятное дело, что их эффективность чуть выше нуля. Теперь становятся понятным некоторые действия Трауна по повышению координации подчиненных ему сил.

Вместе с элитой армии и флота, погибших за последние годы, в прошлом остались и многие военные традиции, исполнительность и много чего другого. Теперь понятно, почему Имперский флот, насчитывающий в лучшие свои годы миллионы боевых кораблей — от звездных суперразрушителей, разрушителей, до канонерских лодок и вспомогательных судов — так быстро пришел в упадок. После смерти Палпатина в руках амбициозных военачальников, имевших такие же планы, как и я сейчас — построить собственные государства — оказались обученные военные, море техники и желание повоевать. Неудивительно что за пять лет непрекращающихся междоусобиц имперцы собственными силами уничтожили все то, что имели.

Жаль, что так произошло, но печалиться об этом нет смысла — что было, то прошло. Разбираться приходилось с тем, что мы сейчас имеем.

— Скажите, — тихо обратился ко мне Пеллеон, — вы в самом деле думаете, что Каррде захочет работать на нас?

— Напротив, капитан, — произнес я. — Наша миссия имела своей целью как раз таки совершенно противоположное.

— Простите? — вытаращил глаза Пеллеон. — Я думал, что нам как раз таки необходима его помощь…

— И мы получили от Каррде то, что нам было нужно, — я указал на металлическую клетку, в которой на насесте из своего любимого дерева расположилась йсаламири. Для техников «Химеры» собрать подобные приспособления оказалось делом не хлопотным. И сейчас практически все ящерицы стали обладателями своих собственных уютных домиков. — В остальном, от него могут быть одни лишь проблемы.

— От простого контрабандиста? — скептически высказался Пеллеон.

— Не стоит недооценивать подобного рода контингент разумных, — произнес я. — Каррде не только поставляет товары, но еще и торговец информацией. Весьма уважаемый в своем обществе. При необходимости он сможет организовать весь этот сброд, не опасный сам по себе, но сбившись в стаю… Они могут нам помешать.

— Тогда, быть может, следовало решить проблему радикально? — уточнил капитан. Я поморщился. Вообще-то уставы Империи не предполагали подобного вольготного общения между старшими офицерами. Но прошло слишком много времени с тех пор, как буквы закона исполнялись до последней запятой. Однако не одарить Пеллеона пылающим взором я не мог, нужно было напомнить ему о субординации. Капитан человек, в общем-то, сообразительный, сразу понял, что к чему. — Адмирал, мои канониры могут за пару минут сравнять его базу с землей, а остальных добьют наземные части…

— Вы меня невнимательно слушали, капитан, — нет смысла даже реагировать на слова офицера с негативом. Пеллеон мыслит в пределах своих познаний. Знал бы он то, что знаю я, в частности, какую тот может сыграть роль в будущем известных мне событий, не был бы так категоричен. — Кардде в некотором роде — неофициальный лидер для большинства контрабандистов. Прежде всем этим процессом заправлял Джабба хатт с Татуина, но он был убит мятежниками. Преступная империя оказалась без главаря. Каждый утащил столько, сколько ему удалось и позволили конкуренты. Но Каррде среди них — первый. Он снабжает их работой, организует перевозки. Идеальный посредник между исполнителями и заказчиками. А значит, стоит с ним чему-то случиться при нынешних обстоятельствах — и на нас ополчится весь преступный мир. Конечно, если мы будем причастны к его проблемам напрямую.

— И не с таким справлялись, — уверенно заявил Пеллеон.

— Вам напомнить, что Империю сокрушила группа оборванцев, у которых едва ли четыре эскадрильи истребителей и устаревших бомбардировщиков набралось ко времени Битвы при Явине? — посмотрел я на командира «Химеры». — Быть может стоит перестать недооценивать противника? И тогда мы победим.

Пеллеон промолчал, явно обдумывая мои слова.

— Сэр, — нарушил он молчание. — Но тогда что вы намерены делать с Каррде?

— Разрушить его организацию, заставив его же сподвижников отвернуться от него, — пояснил я. — Видите ли, капитан, Каррде позиционирует себя как нейтральную сторону. Но так не бывает. Он уже выбрал тех, кому сочувствует, и, к сожалению, это не мы. Империя нужна ему лишь для того, чтобы вести свои дела, но сердцем он на стороне победителя. И считает таковым мятежников. Неорганизованность Новой Республики позволяет контрабандистам находить дыры в законодательстве и возможности и далее продолжать свою деятельность. В это сложно поверить, но даже мы сейчас зависим от них. Контрабандистам открыты доступы на наши территории, они занимаются доставкой грузов, продуктов питания, предметов роскоши на наши планеты. Им известны наши системы обороны и лазейки, которыми они обязательно воспользуются, стоит нам только прижать их к стене. Поэтому как организованная сила с четко поставленными целями и ярко выделенным лидером, они для нас — угроза. Но когда они разбиты на многочисленные группировки, каждая из которых преследует лишь единственную цель — собственную наживу — для нас это приемлемые методы сотрудничества.

— Вы надеетесь на то, что Мара Джейд сыграет свою роль в разладе организации Каррде? — предположил капитан.

— Это маловероятно, — вздохнул я. — Мара Джейд — это актив другого плана. У нее гипертрофированное чувство благодарности тем, кто для нее значим и помогает в трудную минуту — а потому она верит Каррде и в его идеалы. Наша встреча заронила зерна сомнения в разуме Джейд. «Коготь» будет продолжать выискивать информацию о прошлом Джейд. Его работники, узнав, что она хорошо известна высшим офицерам Империи, начнут роптать и уверять его в рискованности сохранения подобного актива. А сама Джейд мало того, что получила первый звоночек о том, что ее наниматель не так чист на руку, как хочет казаться, так еще и не успокоится, пока не удовлетворит свое любопытство — пока не разузнает о Каррде все.

— Думаете, ему есть что скрывать? — поинтересовался Пеллеон.

— Контрабандисту-то? Который торгует и с Империей, и с Новой Республикой, но старательно делает вид, будто он одинаково равнодушен ко всем сторонам конфликта, однако предоставляет свои услуги в кредит мятежникам, а нам — нет? — уточнил я. — Уверен в этом. Однако, вопрос в том, насколько это послужит нашим целям.

— Вы хотите переманить Мару Джейд на нашу сторону? — понял Пеллеон. — Раз она идеалистка, то грязное белье Каррде может заставить ее уйти от него и передать в наше распоряжение его секреты?

— Браво, капитан, — улыбнулся я. — Да, эта интересная молодая женщина — чрезвычайно ценное приобретение для нас. Но нет, стоит ей покинуть Каррде, как тот старательно перепрячет все свои секреты и сменит локации. Он достаточно умен, чтобы не попадаться на столь простых ловушках. Нет, вся эта кустарная бравада должна послужить многим целям А, учитывая, что Каррде в достаточной степени осведомлен о моей личности, как и Мара Джейд, то оба непременно задумаются над тем — если сработано так грубо, то нет ли какого подвоха? И если Каррде, не найдя подтверждений своим домыслам, успокоится, то вот Мара Джейд — никогда.

— Простите, но не понимаю, какая от нее польза будет, — признался командир «Химеры».

— Она — бывшая Рука Императора, — объяснил я, заметив, как расширились глаза офицера. — Элитный агент самого правителя. Та, что охотилась на нечистоплотных имперских чиновников, офицеров и прочие угрозы Галактической Империи. Ее квалификация выше таковой у различного рода подразделений армейского или флотского спецназа, что имеются в нашем подчинении. Для осуществления задуманного мной нужно много времени, средств и все ресурсы, какими мы только можем обладать. И не всегда следует размахивать своим флагом, если хочешь добиться целей. Поэтому, там, где мы не будем работать силой, она будет — хитростью.

— Если присоединится к нам, — уточнил Пеллеон.

— Не «если», — уточнил я. — «Когда». Дайте ей время, капитан. Ее мировоззрение, все, чем она дорожит — все это связано с нами. Как только ниточки, связывающие ее с Тэлоном Каррде, порвутся, она вернется. Конечно, не стоит доверять ей вот так сразу. А возможно — не стоит и вовсе. Но это станет понятно уже со временем. Ну, а сейчас, — я повернул кресло так, чтобы видеть вахту мостика. — Распорядитесь взять курс на Вейланд. Настало время ковать нашу победу, капитан.

— Есть, гранд-адмирал, — бойко ответил Пеллеон, направившись к «ямам».

Украдкой улыбнувшись, я поднялся с кресла. Кивнув Рукху следовать за мной, направился в свою каюту.

* * *
— Ты установил маяки? — задал я вопрос ногри, когда мы покинули мостик «Химеры».

— Да, господин, — заявил Рукх, шагая чуть позади меня.

— Сколько?

— Восемнадцать, — промяукал ногри.

— И тебя не заметили? — удивился я.

— Нет, — ответил Рукх.

Восемнадцать маячков, разработанных для отслеживания объектов даже сквозь световые годы. И все они сейчас установлены на товаре, сборных модулях и кораблях Тэлона Каррде. Посмотрим, к чему это приведет.

Но сам факт того, что люди «Когтя» не заметили ногри, устанавливающего отслеживающие устройства, говорит о двух взаимоисключающих вещах.

Или профессионализм ногри настолько совершенен, или же нам позволили считать, что это так.

В любом случае, некоторая реакция будет.

Не факт, что удастся установить местонахождение логовищ и складов Каррде, но как минимум, стоит попытаться.

Сейчас же, передо мной стояла совершенно другая задача — овладеть тайнами сокровищницы императора Палпатина, скрытыми в недрах горы Тантисс на планете Вейланд.

Данные об этом мире имеются в одном из кодовых цилиндров Трауна, и, надо признать, информации там немало. В том числе и заметки самого гранд-адмирала.

Итак, планета расположена в одноименной звездной системе, в регионе, известном как Внешнее Кольцо, в секторе Оджостер. На тактической сетке координат, согласно имперским архивам и навигационным базам, координаты планеты ведут в область галактики в «квадрате» N-7.

Однако, сама планета неизвестна галактическом обществу — по большей части. Некоторые высокопоставленные имперцы знали или догадывались о том, что где-то существует планета, на которой находится тайный склад Императора. Но конкретно связать имеющиеся у них предположения конкретно с Вейландом, никто не смог. Или не пытался.

Кроме Трауна. Тот получил информацию об истинном назначении планеты около года назад, собрав воедино настолько мелкие крупицы информации, что никому бы даже в голову не пришли. За год обработан такой огромный объем информации, что невозможно и представить…

Итак, что мы имеем.

Планету впервые обнаружили и колонизовали в период до Мандалорских войн — чуть более четырех тысяч лет назад. Старая Республика использовала Вейланд в качестве места расположения полевого госпиталя — и информация об этом, вкупе с тем, что Вейланд не нанесен на галактические карты, стала первой зацепкой для гранд-адмирала.

Сведения о поставках военного снаряжения для колонистов — вторая зацепка. Траун предполагал, что на планете имеется какая-то форма жизни, агрессивная к людям. Данные о перемещениях товаров, амуниции и оружия фиксировались до определенного периода — а затем, словно о планете забыли. Задолго до того, как планета оказалась обнаружена Палпатином в период исполнения им роли Верховного Канцлера Старой Республики.

Он тайно распорядился восстановить заброшенную крепость на планете. Но не торопился вносить ее хоть в какие-то реестры. Что наводило на одну единственную мысль — будущий Император планировал использовать планету в своих собственных целях.

А для чего такому человеку, как Император — тайная планета? Правильно — для всего, чего душа пожелает. Начиная от экспериментов с Силой, заканчивая личной лечебницей.

Но окончательные ответы, благодаря которым куски данных сложились воедино, стал один-единственный факт.

За три года до Битвы при Явине Империя построила на Вейланде исследовательскую станцию и узел сети безопасности. Который был взломан мятежниками, которые смогли с помощью этого фокуса заполучить доступ к испытательным полигонам корпорации «Инком». Так у Альянса появились пресловутые «крестокрылы»…

Траун обратил особое внимание на то, что служащим поста сети безопасности было запрещено покидать место дислокации базы. Естественно, что немногочисленные офицеры и солдаты, находящиеся на отшибе, плевать хотели на мнение далекого начальства — потому и произошло, то что произошло — мятежники сумели воспользоваться их халатностью в своих целях.

Когда все выяснилось, их естественно постигла кара — но отчего-то не самая суровая. Солдат разбросали по различным гарнизонам, офицеров разжаловали… А ведь могли и казнить. Как их командира, которого заподозрили в торговле государственными секретами. Агентам имперской разведи удалось доказать, что комендант не чист на руку, а потому — все произошедшее отнюдь не являлось случайностью. Приговор оказался приведен в исполнение.

Траун обратил внимание на то, что в рапорте агента имелись сведения о персонале станции и узла службы безопасности. Найти тех из них, кто остался в живых не составило большого труда. Как и узнать о том, что на планете существует гора Тантисс. Которая оборудована по последнему слову техники — по крайней мере внешние системы безопасности. И при этом — на планете нет ни одного штурмовика. Зато есть Хранитель — некто, владеющий Силой. Личность его служащие центра не знали, так как старались не ошиваться настолько близко к горе.

Подозрительно, не правда ли? Особенно учитывая тот факт, что на планету нет-нет, но наведывался… сам Император.

Не говоря уже о том, что в высшем обществе Империи ходили упорные слухи о причастности одного из помощников Палпатина к произошедшему на планете Картао и уничтожению передового промышленного объекта, который должен был по заказу тогда еще Галактической Республики, создавать клонирующие цилиндры…

Гранд-адмирал достаточно хорошо знал своего непосредственного начальника — Императора, чтобы понимать — просто так подобные слухи не ходят. А следовательно, за ними что-то или кто-то стоит.

Так или иначе, но для Трауна оказалось достаточно этих мелких штрихов, чтобы понять — на Вейланде однозначно есть нечто интересное. Просто так Хранителей, владеющих Силой, не отправляют на заштатные планетки…

А для разговора с кем-то, кто мог оказаться как ситом, так и падшим джедаем, опыт общения с которыми у Трауна уже имелся, чиссу требовался огромный козырь. И им стали йсаламири, блокирующие Силу.

Джедаи и ситы практически во всем полагаются на эту незримую энергию. Вся их суть завязана на взаимодействии с Силой. Лишив их контакта с ней — и диалог можно вести уже с позиции силы, а не представать попрошайкой.

Траун достоверно не знал, какие из секретов он мог обнаружить на Вейланде. Да и не отвергал предположения, что никаких секретов там могло и не оказаться — по прошествию пяти с половиной лет после кончины Императора многое могло произойти. В том числе — и на планету могли наведаться иные силы, захватившие ее богатства в своих интересах.

Однако, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

А потому Траун мог позволить себе потратить несколько дней и даже лет на подготовку к визиту на Вейланд — ведь в случае успеха он мог стать обладателем поистине редких и интересных вещей. Ведь любое техническое или иное достижение всегда можно использовать себе во благо. Или во вред кому-то еще.

Из книг по Расширенной Вселенной я знал что именно из горы Тантисс заберет Траун. И знал, как он этим распорядился. Как и знал то, что все труды гранд-адмирала пойдут прахом, если не откорректировать их с учетом послезнания.

И это пугает больше всего. Что делать, когда кончатся «плюшки» или история от одного-единственного поступка пойдет совсем не так, как известно в трилогии? Нужен резервный план. И очень-очень хороший.

Впереди несколько дней, которых мне будет достаточно для того, чтобы как следует изучить имперские военные документы, хотя бы приблизительно ознакомившись с тем, что именно есть в моем распоряжении.

И, пожалуй, начать следует с того, что сейчас на самом деле представляет Имперский Осколок.

Но, уже завтра. Сегодня у меня настроение постигать премудрости военного искусства имперского флота. Что ж, начнем чтение лекций для кадетов…

«Главная задача командира любого военного корабля — максимальная эффективность исполнения поставленных перед ним задач…»

Что ж, будет интересно.

* * *
К моему собственному удивлению, изучение имперских военных доктрин заняло у меня намного больше времени, чем планировалось — двое суток. А ведь «проглотил и хочется еще».

Но нет. Всего — в меру. Нужно просвещать себя не только в военном, но и в политическом плане. Особенно — перед прибытием на Вейланд, до которого осталось всего половина стандартного дня — двенадцать часов.

Конечно, по сравнению с тем, что имелось в распоряжении Галактической Империи еще пять лет назад, сейчас… не густо.

Но и не пусто.

То, что сейчас называется Империей, или Имперским Осколком — не более, чем Конфедерация, состоящая из территориальных образований, которые так или иначе продолжают придерживаться имперских порядков. Правят ими различные разумные, единства с которыми достичь не то, что не удастся, но и вредно. Для меня и моих планов.

Итак, Империя фактически выдавлена на окраины галактики — в ту часть, которая называется Новыми Территориями.


Центральная часть галактики — Глубокое Ядро, на данный момент контролируется так же имперцами, независимыми военачальниками, которые вроде бы как и имперцы, но им абсолютно все равно до того, что происходит вокруг. В Глубоком Ядре они в безопасности — пути, ведущие туда хорошо известны, легко блокируются, а любые случайные гости, вроде Новой Республики, не смогут пробраться незамеченными из-за затрудненности астронавигации в этой части галактики. Гравитационные аномалии, черные дыры и прочие «прелести» — куда как более совершенная защита, чем даже флот из сотен кораблей основного класса.

Военачальники Ядра игнорируют все призывы присоединиться к Имперскому Осколку и для многих имперцев подобные демарши не ясны. Ведь, будь имперцы объединены хотя бы в рамах все той же Конфедерации, Новой Республике пришлось бы очень не сладко, так как у военачальников в Ядре огромные силы находятся в подчинении. Однако, единства между имперцами нет. И главная причина этому в непомерных амбициях самих имперцев. Что ж, будем работать с тем, что есть.

Один из наиболее крупных Имперских Осколков — то, что до сих пор называет себя Империей. Ну или Имперское Пространство.


Столицей Империи в настоящий момент является планета Оринда, где заседает Имперский Правящий Совет, который и поддержал Трауна в его стремлении уничтожить Новую Республику. Империя предоставила Трауну корабли флота, который есть в его распоряжении, а также какую-никакую, но финансовую поддержу. Планета Вейланд, к которой сейчас и двигалась «Химера», располагается на самом краю Имперского Пространства. А следовательно, повстанцы туда не сунутся — не только потому, что координаты планеты им не известны, но еще и ввиду того, что им банально не хватит сил — стеречь свою огромную территорию, да еще и организовывать полномасштабное вторжение. У них сейчас хватает своих проблем, поэтому, нанести им удар в ближайшее время, чтобы ослабить — более чем соблазнительный вариант.

Имперское пространство, помимо того, что предоставило Трауну флот, так же передало в его распоряжение верфи на планете Билбринджи, Тангрене, Орд Траси и в ряде других мест, где он мог не только отремонтировать свои корабли, но и построить новые. Пусть это и происходило в разы медленней, чем раньше. Имперский Правящий Совет управлял повседневной жизнью этих территорий, в общем-то, с облегчением вздохнув, когда Траун решился возглавить их вооруженные силы. К сожалению (или нет?) не все боеспособные корабли во власти гранд-адмирала и отправлены на передовую — о защите своих территорий Имперский Правящий Совет так же печется. Но гораздо больше их интересует внутренняя грызни между друг другом в попытке урвать как можно больше власти. А следовательно, большой помощи от них ждать не следует — ведь советникам и самим пригодится. Проще говоря, у меня под рукой сейчас все то, что «свободно», боеспособно и в состоянии покинуть пределы Имперского Пространства без потери обороноспособности территорий. Ну и для того, чтобы иметь возможность вооруженного ответа другим членам Правящего Совета. С ними следует быть осторожнее — за провал они меня разорвут как Тузик тряпку, а за победу — кто-то из них наверняка попытается заиметь меня в свою «обойму», чтобы узурпировать власть над Имперским Пространством. Палка о двух концах…

В распоряжении Имперского Пространства так же находится и Убикторат — мозговой центр и руководство Имперской разведки, чья база располагается на планете Тангрен. Этим ребятам палец в рот не клади — дай гадость устроить врагам Империи. Шпионаж, саботаж, государственный переворот — все эти мероприятия, а так же многие другие в их арсенале «добрых дел». Ресурс очень ценный — и в моих планах использовать их в недалеком будущем. Благо, что они верны Имперскому Пространству и отданные мной приказы выполнят беспрекословно.

Следующим по размерам и первым по боеспособности Осколком является Содружество Пяти Звезд, правителем которого является в настоящий момент гранд-мофф Ардус Кейн. Содружество предоставляет некоторое финансирование кампании Трауна. Да и то, эти средства поступили в распоряжение гранд-адмирала единовременно, еще в прошлом году. Да, сумма значительная, а транжирством Траун не отличался. Но надо понимать, что эти деньги, как и любые другие, имеют свойство заканчиваться. Ардус Кейн превосходный управленец, что видно по его организаторским способностям: в его подчинении находится звездный суперразрушитель типа «Исполнитель» под названием «Жнец» — в полностью укомплектованном и боеспособном состоянии. На данный момент, более ни один из Осколков Империи не может похвастаться подобным богатством. А вот Новая Республика — может. «Лусанкия» где-то там, ждет своего часа…

Само собой Кейн не отдаст ни в чье распоряжение этот превосходный корабль — ведь он символ мощи, успеха, а так же гарантированное аннигилирование любого противника, который попытается покуситься на территорию Содружества Пяти Звезд.

Не на безвозмездной основе Кейн готов предоставить в распоряжение Трауна верфи на планете Яга Малая. Это хорошо оборудованные стапеля и доки, укомплектованные по последнему слову техники. Однако для того, чтобы воспользоваться верфями, необходимо было выложить кругленькую сумму. Не самый экономически выгодный вариант. Гораздо проще воспользоваться любыми верфями Имперского Пространства.

Сьютрикская Гегемония. Сектор со столицей на планете Сьютрик IV. Возглавляет это объединение имперский военачальник принц-адмирал Делак Креннель. Гегемония — это двадцать пять обитаемых миров в дюжине звездных систем. Небольшая империя, имеющая в своем распоряжении около дюжины боевых кораблей, в том числе и звездные разрушители. Они, как и большинство Осколков, самодостаточны, владеют небольшими верфями, на которых можно проводить ремонт кораблей едва ли не любого типа звездолетов, однако построить что-то у них нет производственной возможности. Зато у Креннеля есть деньги. И много денег. Он — один из главных спонсоров кампании Трауна. Опасный противник. Особенно, если учесть, какие негласные силы за ним стоят. Но пока что он союзник — при том, очень ценный.

Сектор Антемеридиан под управлением моффа Гетеллеса являлся сторонником Трауна. Честно, я перелопатил все данные архивов, чтобы понять, по какой причине Имперское Пространство все еще пытается удержать этот участок космоса. Здесь не было ни заводов по добыче полезных ископаемых, ни военного производства, ни сельскохозяйственных миров. Планеты сектора кое-как выживали самостоятельно и не зависели от окружающих, что довольно неплохо характеризовала моффа Гетеллеса. Однако… Здесь не за что ухватиться. То есть в моем понимании Имперское Пространство должно бороться за подчинение и контроль за стратегически важными мирами, системами и секторами — за то, что может дать хоть какое-то преимущество в войне с Новой Республикой и неблагонадежными соседями. Ничего этого в Антемеридиане нет. Разве что…

Заметив ссылку на наличие военных контрактов, открыл соответствующий файл, пробежав его по диагонали.

Ах вот оно в чем дело! Ну теперь все стало на свои места.

В этой галактике немало частных компаний, производящих не только гражданское, но и военное имущество. «Корпорация Лоронар» являлась одной из таких. Галактическая Империя сделала их военным подрядчиком, поставляющим имперскому флоту средние крейсера типа «Удар».


Корабль имел модульную конструкцию, весьма современное и мощное вооружение, модульную конструкцию внутренних помещений, сравнительно дешев в постройке, а потому массово закупался имперским флотом для самых различных целей. Во флоте Трауна (так, пора уже привыкнуть и называть его своим!) имелось несколько таких кораблей — как раз таки появившихся благодаря поддержке моффа Гетеллеса. Несмотря на свой неказистый вид, эти два таких корабля считались равными по силам звездному разрушителю типа «Победа», а последний — один из хорошо зарекомендовавших себя кораблей. Сектор строил «Удары» небольшими партиями — насколько позволяли мощности их верфей, и поставлял их различным Имперским Осколкам.

Но вишенкой на торте являлось то, что «Корпорация Лоронар» так же являлась поставщиком «Торпедных Сфер». В Новой Республике такой тип боевых станций называют «миниатюрными Звездами смерти», причем вполне заслуженно.


Вооруженные пятьюстами пусковыми установками для запуска протонных торпед (не считая турболазеров и прочего вооружения), «торпедная сфера» разработана для массированного обстрела планетарных щитов. Энергетические экраны, способные защитить от орбитальной бомбардировки целую планету — это проблема. Потому как просаживать их можно очень долго, прежде чем появится возможность разрушить защиту. А надо сказать, что подобного рода осады нередки. Да вот только собрать армаду для снятия планетарного щита — занятие неблагодарное. Потому-то и разработали «торпедные сферы». Они делают это с легкостью.

Проблема лишь в том, что стоит это практически двухкилометровое чудовище чуть более трехсот миллионов кредиток — почти четыреста. Учитывая, что это треть стоимости одного звездного разрушителя типа «Имперский», который по сути своей является главным и универсальным кораблем имперского флота, узкая специализация «торпедной сферы» как раз таки и предопределяет тот факт, что в стесненных условиях кризиса, ни один Имперский Осколок не решается заказывать себе подобные установки, которые в силу своих конструктивных особенностей мало пригодны к тому, чтобы противодействовать флоту противника. Оттого их и нет больше ни в одном из лояльных Трауну Осколков Империи. Официально — нет. Фактически же… всякое может быть. И скорее всего где-то у кого-то припрятаны несколько штук — на крайний случай.

Однако, есть определенная загвоздка. Согласно отчетам агентов Убиктората, не раз и не два «Корпорация Лоронар», помимо поставок военного снаряжения Империи и Осколкам, была замечена в продаже оружия Альянсу Повстанцев. И вместе с тем, продолжает функционировать без каких-либо нареканий. Похоже на то, что имперцы готовы закрывать глаза на подобное двурушничество, лишь бы самим иметь надежного поставщика качественной техники. Любопытно…

Помимо территориальных образований, лояльны к действиям Трауна и разрозненные планеты, на которых продолжает поддерживаться имперский режим. Они раскиданы по всей галактике и в большинстве своем либо обладают хорошей системой планетарной или орбитальной обороны, или же Новая Республика на данный момент не обладает достаточными силами, чтобы их захватить. А в виду большого расстояния между Осколками Империи и проимперскими планетами, мало какой Осколок пытается взять над ними контроль — никому не хочется отправлять в неизвестность часть своего флота, который может быть в любой момент уничтожен Новой Республикой, если той вдруг какая шлея под хвост попадет.

Но список этих планет впечатляющий.

На Кариде располагается Имперская Академия. И эта планета, обладая мощной системой планетарной обороны, является не только испытательным полигоном для новейших образцов военной техники, но и местом подготовки славных парней в хорошо известной белоснежной броне — штурмовиков. Готовят их отменно, в короткие сроки — всего за полгода вчерашнего фермера с Татуина могут превратить в бескомпромиссное оружие режима. И все без каких-то там операций на мозге или ситской магии. Муштра, идеологическая накачка и старые-добрые речи о том, что Родина в опасности. Имперские Осколки ценят и поддерживают Кариду и в случае нападения готовы выделить силы для ее защиты и отражения атак. Новая Республика, если верить данным Имперской разведки, облизывается, поглядывая в сторону этой планеты. Но понимают, что у них недостаточно сил, чтобы быстро взять мир под свой контроль. Как их нет и для блокады. Единственный путь, который они себе представляют — либо не трогать планету, либо договориться. Пока придерживаются первого варианта. Но как только границы Имперского Пространства отдалятся от Кариды еще больше, и своевременная помощь гипотетически осажденному миру не сможет прибыть вовремя — республиканцы однозначно попытаются переманить планету.

Рендили. А вот это уже интересно. Ибо этот мир расположен в регионе Центральных миров, а следовательно — в окружении территорий, лояльных или склоняющихся к присоединению к Новой Республике. Рендили — стратегически важная звездная система, так как на ней располагается штаб-квартира и значительные производственные мощности корпорации «Звездолеты Рендили», известной тем, что долгие тысячи лет являлась надежным поставщиков звездолетов для Галактической Республики. Но, во времена Войн Клонов дела у корпорации не заладились, так как в фаворе у Палпатина, правившего тогда еще Республикой, были специалисты с верфей сектора Куат. Так или иначе, но «Звездолеты Рендили» выпустили за свою историю немало отменных звездолетов, как например тяжелый крейсер типа «Дредноут», несмотря на свой почтенный возраст, хорошо себя зарекомендовавший.


Еще одним достижением рендилийцев являлось создание в конце Войн Клонов звездного разрушителя типа «Победа», которые в сравнительно больших объемах еще встречаются по всей галактике. Несмотря на появление «Имперских», «Победы» до сих пор можно встретить во многих флотах галактики. В моем, например, их несколько штук. А проимперское правительство Корпоративного сектора, например, владеет почти тысячью таких звездолетов.


В настоящий момент рендилийцы существуют за счет имперских заказов на ремонты звездолетов, что им не особо-то и нравится: «Побед» в распоряжении Имперских Осколков не так чтобы уж много, их, как и прочие остатки роскоши, берегут и зазря не бросают на передовую. От этого страдает экономика Рендили. И местные уже на грани — тот самый случай, когда лояльность, не подкрепленная финансово, может лишить Имперское Пространство еще одного ценного союзника. А этого очень сильно не хотелось бы, так как, если все сложится хорошо, то для рендилийцев у меня будет работа. Много работы…

Для которой в настоящий момент нет большой денежной массы.

Планета Келада в секторе Дулуур являлась ценным союзником. Именно здесь располагалось производство спидеров, использующихся в имперской армии настолько повсеместно, что стали уже неотъемлемой частью образа имперских штурмовиков-разведчиков. Спидеры и гравициклы нужны всегда, а потому денег на закупки Импеские Осколки не жалеют. А потому Келада с нами.

Бестин IV — это мир, практически крепость. Здесь располагаются океанические верфи, известные как Джаггерхед. Здесь, под видом сборки ударных крейсеров типа «Аккламатор» — ветеранов Войн Клонов, а ныне выполняющих роль вспомогательных кораблей имперского флота — проводились секретные инженерные разработки. Какие именно — не особенно-то и важно. Главное, что большая часть населения этого мира расселена имперцами на других планетах ради сохранения режима секретности производства. И сейчас верфи находятся в практически законсервированном состоянии — строить что-либо на планете, находящейся в окружении противника мало кто хочет. Так что, правители этого мира просто плывут по течению, в ожидании или когда на их головы свалится манна небесная в виде крупных контрактов, или они просто не смогут не перейти на сторону Новой Республики. Стоит поразмыслить над этим. Терять столь важный стратегический мир из-за того, что им банально нечем платить за заказы — глупая, но суровая правда. И еще одна головная боль.

В секторе Долдур Среднего кольца располагалась планета Лайнури. Прекрасный мир с разнообразной экосистемой. Про такие говорят «земного типа», да вот проблема — в этой галактике нет планеты под названием Земля. Но самой сути это не меняет. Удачно расположенная вблизи южной части Кореллианского пути, эта планета, словно кинжал, находилась в самом сердце территорий, уже входящих в состав Новой Республики, либо сочувствующих ей. Несмотря на отсутствие больших средств планетарной обороны, именно здесь настоящий Траун расположил свою оперативную базу. В тылу врага… И опять же — наглость на грани гениального тактического решения. Малоизвестная планета, удаленная от главных гиперпространственных маршрутов, не привлекает особого внимания противника. Зато отсюда весьма легко наносить удары по территории противника. Имея базы на поверхности, а так же — флот звездных разрушителей и кораблей классом пониже, имеются все шансы не просто отбиться от любого нападения, но и эвакуироваться, если станет уже совсем «припекать». Не говоря уже о том, что в туманности поблизости на старой станции добываются полезные для столь небольшого флота, газы.

Однако, пока я не освою хотя бы часть имперской военной программы, дабы хоть отчасти соответствовать имиджу Трауна, мой удел — рейдовые операции. Чем, собственно, и заняты корабли моего флота в настоящий момент. До полномасштабных вторжений и захвата территорий еще далековато. Терпение — добродетель. Сперва необходимо как следует подтянуть тылы, да забрать у Новой Республики из-под носа то, что плохо лежит. А для этого сперва стоит подчинить себе сокровищницу Палпатина. Имперцы, конечно, союзники, но даже когда я разживусь новыми кораблями — а я ими разживусь, обязательно — мало кто пожелает отдать мне хоть отчасти обученных офицеров, артиллеристов, пилотов и палубные команды. Для этого есть гора Тантисс.

Но, продолжим смотреть что же там еще есть по сусекам.

Что я говорил про «торпедные сферы»? Вот, простой пример. Одна такая защищает планету Часин в Центральных мирах. Всего одна осадная станция, но Новая Республика обходит не то, что планету, всю звездную систему, стороной. Пара легких патрульных кораблей, охраняющих границы лояльной Империи территории — не в счет.

Планеты Троган и Колумекс. Расположенные во Внешнем Кольце, особой военной значимостью не обладали. Троган — заштатная планетка с небольшим имперским гарнизоном. Колумекс — вообще управляется частными лицами. Но соль в том, что здесь расположена неплохая игровая индустрия, появившаяся с подачи Империи. И за общее покровительство, а так же — невмешательство, Колумекс снабжает Имперское Пространство кредитками. То есть, деньги идут в карманы Имперского Правящего Совета, а не мои. Разочарованию нет предела. Ведь, как известно, доходы от порока — одни из самых обильных.

Звездная система Пакууни — не более чем аванпост с небольшой космической станцией Империи. Построена она через три года после Битвы при Явине, кстати, по приказу самого Трауна, когда тот еще будучи вице-адмиралом, наводил порядок в этой части галактики, охотясь на пиратов. Ничего особо стоящего. Просто точка интереса для демонстрации флага.

Планета Макем Те в системе Нилгаард Внешнего кольца — еще один верный сторонник Имперского Пространства. Мир-крепость, абсолютно лояльный имперцам и подпитывающий их деньгами. Но это сейчас, после того как Траун вернул планету в коротком, но безжалостном сражении несколько месяцев назад. Еще в прошлом году здесь заправлял военачальник Зиндж — весьма одиозная и нелюбимая имперцами фигура весьма интересного и способного хозяйственника. Да вот с военным делом у него вышло не особо — он продержался года четыре после Битвы при Явине, контролируя огромную территорию и досаждая буквально всем — и республиканцам, и имперцам. Наиболее разочаровывает тот факт, что «благодаря» Зинджу потеряны два звездных суперразрушителя типа «Палач»…

Все это грустно.

Особенно то, что в списке союзников Имперского Осколка числится Кореллианский сектор. Тот самый, что является родиной таких героев Новой Республики, как Хан соло, Ведж Антиллес и… Ладно, хватит и этих двух, чтобы превратить мир в безобразие.

Кореллианцы одними из первых после Битвы при Явине заявили об отделении от Империи. Расквартированные здесь силы имперского флота вроде бы как были готовы даже захватить Корусант, но все свелось к междоусобной войне двух крупных военачальников, гибелью большей части флотов обоих, бегством немногочисленных спасшихся и появлением в секторе диктатуры. Которая, заявляет, что лояльна Империи, однако, каких-либо телодвижений по этому поводу не проявляет. Несмотря на то, что на Кореллии размещена одна из самых авторитетных судостроительных компаний галактики: «Кореллианская Машиностроительная Корпорация». Строить крепкие и надежные звездолеты для них — привычка. Собственно, они и строят. Для себя.

Эдакие союзники, как суслик из старого-доброго фильма «ДМБ»: «Ты суслика видишь? — Нет. — И я — нет. А он есть». Чего ожидать от таких союзников — не понятно. Проще обойти стороной.

Собственно, вот и все, дамы и господа. Вот и все союзнички… Вроде бы и не мало, даже территория, если смотреть на карту — значительная. Но надо понимать, что населенных планет в контролируемой имперцами части галактики — намного меньше, чем на аналогичных пространствах где-нибудь в Центральных Мирах, Колониях или Среднем кольце. И союзников у Империи не прибавляется. Наоборот — только утрачиваются территории.

Вот, один из последних примеров — сектор Опловис.

Он еще недавно мог похвастаться хорошо оснащенной тыловой базой флота, которая, как и вся территория сектора, еще пять лет назад находилась под командованием адмирала Гаэна Дроммеля. Адмирал являлся протеже ныне покойного гранд-моффа Таркина, поэтому неудивительно, что под командованием Дроммеля находился не просто прекрасной зоной ответственности с развитой промышленностью. Так, в одной из семи звездных систем, входящих в состав сектора имелся судостроительный завод. Примечательно в нем то, что на этом предприятии трудились перебежчики из Альянса Повстанцев. И последних очень сильно нервировал тот факт, что кораблестроители с верфей планеты Слуис-Ван работают на Империю.

Но что больше всего вызывало у меня истинный интерес к этому сектору, так это то, что у протеже Таркина в распоряжении имелся прекрасно вышколенное боевое соединение в числе трех звездных разрушителей… и звездного суперразрушителя типа «Палач», носящего имя «Страж». Казалось бы, все хорошо, но…

Всегда есть «но». Пять лет назад в битве в системе Тантив, Гаэн Дроммель вместе со своим флотом в полном составе сражался с флотом Альянса Повстанцев. И проиграл. Два из трех его звездных разрушителей оказались потеряны в бою, третий — захвачен противником. Судьба «Стража» незавидна. Он считается уничтоженным или утраченным. Сразу после этого ряд планет сектора перешли под управление Новой Республики, в том числе и планета-крепость Кетарис. От прежнего сектора остались лишь пара систем, лояльных Имперскому Пространству, но стратегической ценностью они особо не обладали.

Стоп.

Стоп.

Стоп.

Звездный суперразрушитель «Страж». Что-то очень знакомое. Очень-очень знакомое. И связанное почему-то с Новой Республикой. Почему так? Память подводит? Ведь у повстанцев был не «Страж», а «Лусанкия». Или…

Нет, погоди-те ка…

Я помню, что у Новой Республики к моменту войны с юужань-вонгами точно была «Лусанкия». Корабль повоевал и хорошо себя проявил. Но он погиб. Тогда почему мне кажется, что какой-то из «Палачей» служил в государстве, которое образовалось после указанной войны? Нет, не так. «Лусанкия» погибла — ей протаранили огромный корабль-мир юужань-вонгов. И было это в разгар войны. Но, если мне не изменяет память, то один «Палач» принимал участие в битве за Мон-Каламари — а это уже конец войны с вонгами. Так? Или я путаю что-то?! Может быть это был «Жнец»?

Нет, точно не «Жнец». Ардус Кейн погибнет в ходе кампании воскресшего Императора, а его флагман отойдет к Гиладу Пеллеону, который к тому времени возглавит остатки имперских территорий. «Жнец» будет сражаться против «Лусанкии» и погибнет в одной из бессмысленных и беспощадных кампаний.

Значит — не то.

Думай-думай-думай…

Хорошо. Коли вот так сразу вспомнить не получается, попробуем метод исключения.

За что можно уважать Империю, даже после смерти Палпатина и в период разрухи — данные все равно продолжают обновляться в архивах. С той же педантичностью и скрупулезностью.

Коснувшись кодовым цилиндром приемного гнезда на своем компьютере, забрался в базу данных Убиктората. Ребята эти не сильно-таки любят делиться информацией, но только в том случае, если подобное не касается высших чинов Империи. Я как раз к таким и отношусь.

Давай посмотрим, что у нас тут есть. Ага. «Звездный суперразрушитель типа «Палач». Что ж, раскроем святая святых — сколько их вообще было построено.


Бла-бла-бла, проект подготовлен Лирой Блиссекс, нет, Уэссекс, ибо уже была замужем. Ай, да плевать! Список! Мне нужен список!

Итак, номер первый… и это не «Палач». Что?!

Заказ на головные корабли серии «Палач» одновременно получили два крупнейших судостроительных гиганта — планеты Фондор и Куат. Меж ними была определенная грызня… так, это не интересно. Вот, что интересно.

Был заложен прототип «Палача» — на верфях Фондора. Корабль-макет, на котором отрабатывались «детские» болезни. Альянс повстанцев напал на верфи и уничтожил его. И это вселило в них определенную надежду, надо полагать.

Так или иначе, но эта посудина однозначно уничтожена. Вычеркиваем.

Далее. «Палач» и «Лусанкия». Первые серийные. Один построили на Куате, другой — на Фондоре. На момент строительства оба назывались «Палачами», чтоб никто не догадался, надо полагать. Судьба «Палача» известна — пять с половиной лет назад он вошел в крутое пике и протаранил «Звезду Смерти II». «Лусанкия» была захоронена на Корусанте (это уже я помню, в файлах Убиктората ничего такого нет), сражалась, сражалась. Ага. Статус: «Захвачен мятежниками. Местонахождение — неизвестно».

Идем дальше по списку.

«Террор». Уничтожен спустя три года после Битвы при Явине. Диверсия мятежников. А корабль хороший — написано, что он был оборудован маскировочным устройством.

«Возмездие» — уничтожен в битве при Нокто спустя три с половиной года после Битвы при Явине.

«Аннигилятор». Уничтожен в ходе сражения на Куате между имперцами, повстанцами и пиратами из «Консорциума Занна». Это мы помним. Любопытно… Но в файлах ничего не сказано про «Затмение». Так, проверяем. Вообще ничего?! Как интересно. А «Владыка»? И снова пусто. Похоже, что кто-то не очень хотел, чтобы стало известно об этих типах звездных суперразрушителей с осевым турболазером. А ведь они хороши… Вот только все они сейчас в Глубоком Ядре у Воскресшего Императора Палпатина. А общаться с ним я не горю желанием.

Что у нас дальше по «Палачам».

Тот самый «Страж» — считается уничтоженным в битве при Тантиве V спустя пять лет после того, как Люк Скайуокер уничтожил «Звезду Смерти». Однако, что любопытно — подтверждения гибели звездолета нет. Запомним.

«Железный кулак», флагман военачальника Зинджа. Уничтожен во время сражения за планету Датомир в прошлом году. Как и «Поцелуй бритвы», который он хотел угнать с верфей Куата.

«Жнец». Статус: в строю. Принадлежит гранд-моффу Ардусу Кейну.

«Устрашающий». Так-так-так… а вот и второй кандидат на воскрешение из небытия. Корабль считается уничтоженным после отступления имперских сил из… скопления Курнахт. И мне бы ровным счетом не дало название этого места, если б не одно «но». «Устрашающий» возглавлял оперативное объединение, известное как «Черный флот». И тут уже сработали аналогии. Черный флот — кризис черного флота. Весьма интересный момент вселенной. Потому что и «Устрашающий» и вся его флотилия — а это не менее сорока звездолетов, и каждый из них — не меньше звездного разрушителя. Не говоря уже о том, что звездных суперразрушителей в этом подразделении было больше одного. И все как один, вместе с орбитальными верфями, числятся утраченными. Но не как боевые потери. И тут, скорее не желание и надежда на лучшее, а сухая констатация факта. О «Черном флоте» не известно ничего, но только тем, кто составлял этот список. А я вот знаю кое-что другое.

«Агрессор». Уничтожен в Кореллианском секторе — протаранил «торпедную сферу». Хоспадибожемой, каким идиотом надо быть, чтобы на девятнадцатикилометровом корабле таранить сферу диаметром менее двух километров? Перекреститься и забыть.

«Принуждающий». Уничтожен мятежниками во время ремонта.

Еще один, чье название не указано, уничтожен повстанцами несколько лет назад вблизи планеты Мустафар.

Так, все, что ли?

Нет, не может быть. Я ведь помню, что у кого-то из военачальников в Глубоком Ядре был свой «Палач», оборудованный системой маскировки… Но будет это уже намного позднее настоящего момента. Иными словами — корабль может быть и вовсе еще не построен, не то, что в строй введен.

Сухие итоги.

Построено — тринадцать серийных образцов. Чертова дюжина. Из них, гарантированно живы — и я о них знаю, только двое — «Жнец» и «Лусанкия». Но «Жнец» однозначно не жилец, а значит он не может быть тем кораблем, который сражался на Мон-Каламари.

Корабль, которому еще только предстоит построиться в Глубоком Ядре, так же будет уничтожен. Значит — и не этот.

Выходит, только две кандидатуры: «Страж» и «Устрашающий». И снова — метод исключения.

«Устрашающий» — флагман «Черного флота». Вместе со своими кораблями (в том числе и несколькими звездными суперразрушителями неизвестного класса) и местными верфями он был захвачен аборигенами скопления Курнахт. Затем, имперские экипажи отбили корабли обратно — точнее, в этой реакции им еще это предстоит, но н суть. «Черный флот» и его корабли — ушли, бежали и судьба их покрыта мраком, по крайней мере, для меня.

Следовательно, остается только «Страж».

Да, теория возможно и притянута за уши, но в качестве рабочей — подойдет.

Так, теперь о другом. «Страж» пропал несколько лет назад. Почему до сих пор не объявился, если цел? Даже на связь не вышел. Серьезно поврежден?

Скорее всего. А раз так, то его командир не рискует выходить на связь, прекрасно понимая, что любой имперский военачальник рванет к нему «в гости» и отсалютует турболазерами, подавив сопротивление избитого корабля. И непременно захватит. Нет. Будь я на месте его командира, то старался бы в тайне ото всех закупать на корабль запчасти, чтобы восстановить его в том месте, где корабль и находится.

Ну что же… Его только лишь следует найти и получить над ним контроль. Вроде бы и просто звучит, ан нет. Можно потратить месяцы, а может быть и годы, прежде чем хотя бы примерно выйти на след «Стража». Но игра стоит свеч — появление в моих руках такого козыря как звездный суперразрушитель типа «Палач» здорово сменит расклад сил — как и в Имперском Пространстве, так и в войне против Новой Республике.

Однако, сперва его еще нужно найти на просторах галактики.

Эх, счастье было так близко…

Впрочем, есть и куда как более простой способ обзавестись «палачом». Даже два. Но в одном случае — потребуется большой флот, а во втором — разведчики, которые смогут найти уже сейчас то место, где Новая Республика прячет «Лусанкию».

В противном случае, придется разжиться флотом и отправиться забирать «Черный флот» из рук аборигенов скопления Курнахт. Правда, очень сильно сомневаюсь, что мне отдадут «Устрашающий» и остальные звездолеты без большой драки.

Да уж…

Как много интересного на просторах далекой-далекой галактики осталось после развала Галактической Империи. Нужно лишь сообразить, как все это, и многое другое, забрать. Где хитростью, а где и грубой силой.

— Гранд-адмирал, сэр, — раздался голос капитана Пеллеона, появившегося на пороге моей каюты. — Мы прибываем в систему Вейланд.

— Превосходно, капитан, — я поднялся из-за рабочего стола, заблокировав к нему доступ. — Пойдемте в ангар. Распорядитесь, чтобы нам подготовят корабль — пора поздороваться с местными жителями и Хранителем горы Тантисс.

Глава 4. Неоднозначные решения

Девять лет, четыре месяца и двадцать пять суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и двадцать пять суток после Великой Ресинхронизации.


— Сэр, — обратился капитан Пеллеон к гранд-адмиралу, застегивающему белоснежный китель в салоне шаттла типа «Лямбда» — единственного, который покинул главный ангар «Химеры», спускаясь в атмосферу планеты. — Если сам Император направил на планету Хранителя, то мне непонятно…


— … почему у нас могут возникнуть проблемы? — уточнил я, посмотрев на два отряда штурмовиков, расположившихся дальше в отсеке. Рядом с каждым из них стоит на палубе клетка с йсаламири… И, боже мой, похоже никто не догадывается, что помет необходимо убирать из клеток. Какая ж вонь…

Надо будет обратить на это внимание. А то зверушки полностью загадят все, что так или иначе окажется в зоне поражения их кишечников.

Командир звездного разрушителя утвердительно кивнул, поежившись от неудобств, которые доставляла ему легкая броня, надетая под китель.

— Как и кирасы, в которые мы с вами облачились, йсаламири — не более чем меры предосторожности, капитан, — пояснил я. — Почти шесть лет прошло с того момента, как кто-то бывал здесь. Сомневаюсь, что с Вейландом имелась прямая связь у кого бы то ни было. Так же маловероятно, что он имеет возможность покинуть планету — подобный просчет ставит под угрозу саму тайность сокровищницы Императора Палпатина. Из чего делаем вывод, что Хранитель все это время находился в информационной изоляции. Какими идеями он сейчас движет — не ясно.

— Так может, он нам и вовсе не нужен? — предложил иную точку зрения капитан.

— К сожалению, это не так, — легкая качка преследовала корабль при плавном спуске с орбиты. Вхождение в атмосферу вызвало некоторую турбулентность, но ничего критичного. — После смерти Императора, эффективность и координация наших войск значительно упали. Учитывая сколько людей мы потеряли за это время, пока военачальники грызлись между собой, сухой остаток не вызывает оптимизма.

— Да, — согласился Пеллеон. — Качество новых кадров… не самое высокое.

— Занятный факт, если учесть, что кадеты и курсанты обучаются по тем же программам и теми же наставниками, что и прежде, во времена расцвета Империи, — произнес я. Капитан бросил на меня осторожный взгляд.

— Большинство учебных заведений Империи находятся под контролем противника или перешли на его сторону, — напомнил он. — А те, что остались…

— … не самые лучшие? — с улыбкой произнес я. Пеллеон, подумав, молча кивнул.

— Только Карида и осталась прежней, — произнес он. — Училища в Имперском Пространстве… В общем, я несколько предвзят к уровню компетенции их преподавателей.

— Почему? — поинтересовался я.

— Потому что вижу результат, — вздохнул он, с грустью смотря в иллюминатор, сквозь который мелькали облака, окружающие Вейланд. — Далеко за примером ходить не надо. Лейтенант Тшель…

— И что же с ним не так? — продолжал допытываться я, поняв, что после озвучивания фамилии Пеллеон замялся, следуя положениям Устава и не обсуждая подчиненных. Потому как именно в его обязанности, как командира боевого корабля входило или удовлетвориться тем, что есть, или принять меры к повышению квалификации или замене молодого офицера.

— Сэр, я…

— Можете говорить свободно, капитан, — разрешил я. — Мне интересно ваше мнение.

— Большая часть моих подчиненных — откровенные юнцы, — произнес Пеллеон. — Их уровень знаний, может быть и неплох, но, отсутствие длительной практики в условиях, приближенных к боевым, на борту кораблей классами пониже звездного разрушителя… А сейчас же… Стоит им только закончить учебные курсы и Имперский Правящий Совет уже засовывает их в любое вакантное место. Несмотря на то, что они банально не научены практической работе на местах…

— Отчасти ваше замечание справедливо, капитан, — заметил я. — Но вопрос оценки разумных и их поступков — это всегда комплекс причин, приводящих к тому или иному результату. Нельзя научить чему-то человека, да и другого разумного. Можно лишь научиться. А желание самосовершенствоваться возникает лишь при наличии должной мотивации. Вы совершенно верно отметили — сейчас даже простой выходец из низов, закончивший учебное заведение, может попасть на борт звездного разрушителя. А еще шесть лет назад об этом даже невозможно было подумать. Лучшее, что ждало вчерашнего курсанта — это патрульная лохань где-нибудь во Внешнем Кольце. Если только он не представляет особую ценность для наших вооруженных сил.

— Или не являлся выходцем из знатного рода, — фыркнул Пеллоеон. Сам он поднялся с низов, а потому в свои годы — всего лишь командир звездного разрушителя. Да и то, стал он им лишь по причине гибели предыдущего во время Битвы при Эндоре. И вот уже пять с половиной лет он на должности командира «Химеры». А место старшего помощника, чью должность Гилад занимал до злополучного сражения, в настоящий момент пустовало.

Впрочем, положа руку на сердце, памятуя все, что было прочитано в книгах по Расширенной Вселенной об этом персонаже — Пеллеон как командир не очень-то и хорош. Может поэтому, Траун его и использовал в качестве кого-то вроде начальника штаба?

Впрочем, не сомневаюсь в том, что при нынешних условиях Пеллеон мне даст такую фору, что мне останется лишь пыль глотать и скромно помалкивать в тряпочку.

— Не будем отметать и этот факт, — легко согласился я. Противоречить фактам — тяжело. В Галактической Империи немало офицеров — в основном высокопоставленных — занимали свои места лишь по праву происхождения. Палпатин опирался на промышленников и аристократов, а потому предоставлял им определенные преференции.

— Так что нет у них никаких мотиваций, — вздохнул Пеллеон. — Для нас, имперцев старой закалки, служить — это долг, честь, образ жизни и мышления. Для них — просто работа.

— Отсутствие побед может деморализовать любого, — заметил я. — Ведь вы сами ожидали, что наша встреча с противником в системе Оброа-скай обернется для мятежников поражением.

— Да, — не стал кривить душой Пеллеон. — Но я прекрасно понимаю, что одинокий звездный разрушитель, да еще с неопытным экипажем — это фактически подарок для повстанцев. Однако…

— Хотелось небольшого чуда? — улыбнулся я, глядя в глаза командиру «Химеры».

Пеллеон удрученно закивал головой.

— Победа могла бы поднять боевой дух у наших войск, — заметил он.

— Победа — да, — согласился я. — А вот чудо… Чудес не бывает. Империю не спасут мистические знания и вера в Силу, как это помогает мятежникам. Но, — увидев, как погрустнел Пеллеон, акцентировал я, — это не значит, что мы не можем использовать их фокусы в своих целях.

— Каким образом? — удивился имперец.

— Видите ли, капитан, — произнес я. — Дело в том, что Хранитель Горы Тантисс на Вейланде — чувствительный к Силе разумный.

— Я догадался, — улыбнулся в усы Пеллеон. — Не просто так же мы везем с собой этих ящерок, — он указал на клетки с йсаламири, покоящееся возле ног закованных в белоснежную броню штурмовиков. — Но все же считаю это маловероятным.

— Похвально, что вы не упускаете мелочи из внимания, — заметил я. — Однако секреты горы Тантисс столь значительны, что нет ни одной другой подходящей кандидатуры на этот пост.

— Здесь же был форпост, — напомнил Пеллеон. — Могли бы и расквартировать корпус штурмовиков, обеспеченных по последнему слову техники.

— Как много мы обнаружили с орбиты сканерами «Химеры»? — полюбопытствовал я.

— Ничего, — твердо произнес командир звездного разрушителя.

— А будь на планете хоть какие-нибудь пехотные подразделения — у нас не возникло бы с подобным проблем, — напомнил я. — Любая неэкранированная электроника легко поддается отслеживанию с борта звездного разрушителя. Поэтому, обычными средствами мы ничего не добились. Придется договариваться на месте.

— Так понимаю, — Пеллеон снова указал в сторону штурмовиков, — если Хранитель не пойдет на взаимовыгодное сотрудничество, мы его заставим? Или избавимся от него?

— Противников джедаев довольно сложно держать в узде, — заметил я. — Они так и норовят выбиться в вершины власти, подмяв всех окружающих под себя. Такова их природа. Но вместе с тем, их способности, неестественные для большинства разумных, могут сослужить нам хорошую службу. Вновь.

— Вновь? — переспросил Пеллеон.

— Да, — кивнул я.

— Могу ли узнать, что именно вы имеете ввиду? — уточнил он, как очевидно, съедаемый любопытством.

Очень скользкий момент. Потому как истинная природа Пелпатина в Империи была известна очень и очень немногим. Для публичного проявления Темной Стороны и Силы на стороне Галактической Империи имелся Дарт Вейдер. Сам же Палпатин действовал из тени, особо не афишируя каждому первому свои таланты.

— В свое время, капитан, — предпочел отложить разговор до более удобного момента я. — Хотелось бы, чтобы вы сами нашли разгадку на свой вопрос.

Пеллеон замолчал, наблюдая за тем, как за бортом появились хорошо различимые пейзажи заполненной зеленью планеты.

— А что, если Хранитель откажется содействовать нам? — уточнил он. — Или вообще посчитает, что способен сам править Империей вместо кого бы то ни было? Вы же сами сказали, что неджедаи весьма непредсказуемы.

Я посмотрел на соседнее кресло, где молча сидел единственный и неповторимый угрюмый телохранитель.

— Не захочет подчиняться — заставим, — заявил я. — Рукх достаточно компетентен для того, чтобы напомнить любому союзнику Империи о его месте в пищевой цепи галактики. А насчет претензий на власть… Что ж, у нас есть йсаламири для нейтрализации, есть целый флот, есть ногри, есть штурмовики, в конце концов. Так или иначе, но Хранитель послужит делу Империи под моим началом. Или умрет.

* * *
«Лямбда» снизилась до уровня крон деревьев.

Леса и просторные равнины, заполненные густой травой. Умиротворение девственной природы казалось убаюкивающим.

Вот только я прекрасно знал, что в этом месте внешняя красота и безмятежность на самом деле скрывают нечто ужасное. Человека, могучего, но безумного. Ослепленного своей властью и погрязшего в осколках своих воспоминаний.

Шаттл снижался у подножия одной единственной горы в окружающей местности. Можно было бы, конечно, потратить немало времени, обыскивая и другие горные массивы на планете, но еще с орбиты мы определили, что лишь вблизи одной из внушительных скал располагается нечто, напоминающее поселение. А как я помню, именно таковые располагались рядом с горой Тантисс в известных мне событиях.

Но лишь после посадки стало ясно, как близко я оказался к провалу.

Десяток приземистых и неказистых зданий, которые были мной идентифицированы как город, оказались лишь его малой частью, поскольку большая часть домов располагались под сводами густой растительности вековых деревьев. Занятно, но растительность похожа на земную… Наверное. К своему стыду я не особо хорошо разбираюсь в фауне родной планеты. Но сейчас это и не важно. Насколько помню, нет здесь хищных растений. Что логично — иначе б тут не было действующего поселения.

Приказав пилоту «лямбды» снижаться, выбрав в качестве места посадки центральную площадь, размеры которой позволяли использовать ее в качестве посадочной площадки корабля гораздо большего размера. Например, ударного крейсера типа «Аккламатор». Учитывая, что первые упоминания о Вейланде и горе Тантисс появились как раз таки во времена Войн Клонов, немудрено, что здесь как раз таки и могла производиться разгрузка всего того добра, который Император Палпатин намеревался скрыть от глаз общественности.

Он оказался больше, чем они предполагали. Множество приземистых зданий пряталось в тени деревьев. Траун приказал пилоту облететь город дважды, а затем опуститься в центре того, что гордо именовалось главной площадью.

— Занятный архитектурный стиль, — произнес я, разглядывая постройки. Нет, это не просто изречение — в самом деле здания этого города довольно интригующе сочетают в себе ровные линии коробов, изгибы кровель, острые пики гребней, небольшие башенки, арочные, круглые, прямоугольные, овальные окна. Признаться, тут в самом деле прослеживается нечто довольно странное и интригующее. Ясно, что строили этот город не люди — и уж точно не зодчие Империи, для которой характерна функциональность, но никак не декоративный лоск. А здесь же и простота, и незатейливые узоры на стенах домов, множественные типы крыш и окон, которые могли быть использованы на двух внешне одинаковых зданиях. Можно было подумать, что каждый житель строил дом исходя из своего разумения, но определенные элементы повторялись. Причем в различных сочетаниях. Из чего можно было бы сделать вид, что здесь совершенное отсутствие единого стиля. Возможно два, а то и три вида строили этот город. Судя по размерам окон и дверей, их размерам, высоте этажей — вряд ли, что негуманоиды, или какие-то рептилии.

Признаться, не могу вспомнить, люди ли жили на Вейланде, или какие-то инопланетяне, однако увидев постройки наяву, я бы сказал, что здесь живут несколько видов разумных, каждый из которых перенял в своем зодчестве что-то от «соседа».

Штурмовик поднес ко мне клетку с парочкой йсаламири, явно намереваясь вышагивать рядом. Однако, со стороны выглядеть это будет так, словно я чего-то боюсь. Нет, я, конечно, боюсь, но не собираюсь демонстрировать это окружающим. Образ Трауна не должен быть разрушен моими опасениями. Потому что только образ Трауна — это то, что спасает мне жизнь сейчас. Разговор с Пеллеоном ясно дал понять, что и не только моя дальнейшая судьба зависит от этого спектакля.

Вместо того, чтобы позволить штурмовику охранять меня, я сам открыл клетку и взял ящерку на руки, поглаживая ее по спине, словно домашнее животное.

Теплая на ощупь, она напомнила мне земных рептилий. Чуть грубоватые покровы, словно состоящие из мелких чешуек, короткие, но крепкие лапки, пузатое брюшко. И коготки, подрезанные заботливыми техниками для того, чтобы ящерицы подольше не врастали в свои деревья.

Именно так — с ящерицей на руках, с безмолвным Рукхом шагающим справа и позади меня, Пеллеоном, зеркально чеканящим шаг ногри, а так же отрядом штурмовиков, идущим в авангарде, и еще одним — замыкающим наше шествие и расположившемся вокруг корабля сразу же, как только мы покинули шаттл, наша скромная процессия ступила на землю планеты Вейланд.

— Считаете, местные жители агрессивно настроены к пришельцам? — негромко спросил Пеллеон, оглядываясь по сторонам, то и дело касаясь кобуры бластера.

— Скоро узнаем, — заявил я, наблюдая за тем, как первый отряд штурмовиков, разбившись на две команды, начал неспешно, с тщательностью проверять окружающие дома. — Аборигены наверняка попрятались по домам — обычная реакция на малопонятные вещи, происходящие в их зоне комфорта и которые они не могут объяснить. Сомневаюсь, что у них здесь часто летают шаттлы типа «Лямбда».

Прошло несколько минут ожидания, за которые первый отряд обыскал близлежащие здания и сообщил об отсутствии в них жителей. А вот это уже неожиданность…

— Рукх, — обратился я к телохранителю. — Мегафон мне.

— Хотите сообщить им кто здесь главный? — невесело и нервно поинтересовался Пеллеон.

— Капитан, на планету опустился космический корабль, из которого вышли шестнадцать закованных в одинаковые бронекостюмы существ, получивших приказ от существа в белом мундире и синей кожей, — с ленцой заметил я. — Местные, может быть и не так развиты как мы, но вряд ли идиоты.

В далекой-далекой галактике военный вариант мегафона представлял из себя не привычное рупорное «орало», а диск, одна из сторон которого — мембрана динамика, а на другой расположен микрофон и системы шумоподавления.

— Мне необходим Хранитель горы, — величественность скалы, в породе которой даже невооруженным взглядом можно было заметить массивный вход, закрытый тускло поблескивающими в тени металлическими створками такой высоты, что туда запросто можно было влететь прямиком на «Лямбде». Не говоря уже о широких ступенях, ведущих от дверей. Интересно, почему Император не организовал посадочную площадку непосредственно перед горой? Хотя, с другой стороны, в таком случае ее запросто можно было бы разглядеть с орбиты при помощи средств сканирования. — Тот, кто отведет меня к нему, будет щедро вознагражден. Время на раздумья — пять минут.

— Мы им еще и заплатим? — удивился Пеллеон.

— Вы пожалеете нескольких пайков и источник тепла для того, кто сэкономит нам время, которое мы потратим на то, чтобы самостоятельно найти Хранителя? — уточнил я.

Командир «Химеры» замялся, явно смущенный сказанным.

— Возможно, они даже не понимают то, о чем вы говорите, — заметил он. — Дикари же…

— В архитектуре города прослеживаются черты людской культуры, — ровным тоном возразил я, наконец припомнив, что на планете проживали люди и два вида местных видов. А люди могут иметь только одно происхождение. — А следовательно, потомки колонизаторов прожили достаточно, чтобы поучаствовать в его строительстве. Хоть один житель города, но должен понимать общегалактический. В противном случае, они бы уже падали ниц перед нами и поклонялись как богам.

— Возможно, так было бы даже лучше, — пробурчал в усы Пеллеон. — Не пришлось бы уговаривать их помочь нам…

— Никто никого уговаривать и не намерен, — заявил я. — Предложение сделано. Желающих не нашлось. Отзовите штурмовиков назад к кораблю.

Гилад Пеллеон передал команду через переговорное устройство, добавив в конце: «Бегом!».

— Не торопитесь, — посоветовал я. — Спектакль не должен отдавать фарсом. Рукх. Засек какое-либо движение?

— Да, — ответил тот, едва заметно кивнув в сторону ничем не примечательного здания на противоположном конце площади. — Двое. Похожи на людей. Больше никого нет поблизости.

— Отлично, — согласился я, взглянув на хронометр. Затем, поднеся мегафон к лицу, вновь огласил территорию. — Время вышло. Непослушание карается.

Прежде чем кто-либо что-то сумел сказать в ответ, я обратился к капитану «Химеры»:

— Прикажите артиллеристам «Химеры» уничтожить вот тот дом.

Увидев, что я указываю на здание, выделяющееся своим размахом и изысканностью, которое не могло быть ничем иным, кроме как резиденцией правителя этого маленького социума, Пеллеон поднес к губам комлинк…

Прошло всего три секунды, прежде чем нестерпимо яркий пучок зеленого света обрушились на постройку, обратив здание в оплавленный шлак на дне закопченного котлована.

Едва укрыв глаза ладонью, чтобы не оказаться ослепленным ярчайшей вспышкой, убрал ее сразу же после того, как зеленая плазма прекратила свой воспитательный урок.

И тут же ко мне в грудь прилетел ответ от аборигенов.

Обычная стрела с металлическим наконечником пронзила йсаламири, которую во время обстрела я рефлекторно поднял на уровень груди. Ни в чем неповинная животинка таращила глаза, хрипела и царапала воздух.

Древко стрелы пробило ее тельце насквозь, остановившись лишь после удара о скрытую под кителем броню. Судя по тому, как при ударе разошелся наконечник в стороны, сделано со вкусом и любовью к своему делу. А предназначена такая стрела может быть только для одного — для нанесения наибольших внутренних повреждений.

— Адмирал! — бросился ко мне Пеллеон, но я знаком остановил его.

— Рукх! — телохранитель-ногри метнулся ко мне, держа в одной руке бластер, в другой — метательный нож. — Откуда стреляли?

— Из того здания, о котором я вам говорил, господин, — рычащим голосом произнес ногри.

— Хорошо, — спокойно ответил я, наблюдая за конвульсиями ящерицы. — Капитан Пеллеон — пусть наши штурмовики покажут на что они способны.

— Да, адмирал… — командир «Химеры» потянулся к комлинку, негромко передавая приказы.

Пока первое отделение бегом двигалось к источнику угрозы, я поднес мегафон к лицу:

— За нападение на представителей Империи положена смертная казнь. Кара всегда неминуема! Штурмовики — действуйте.

Восемь бойцов, закованных в пластоидную броню сблизились с постройкой, окружили ее и мгновенно открыли огонь по единственной двери и окнам, заставляя все живое, что еще не было убито внезапной атакой, предпринять меры к спасению. Но что бы не пытались сделать местные жители — они не успели.

Продырявленные в сотнях мест стены домика едва держали тяжесть кровли, когда приблизившийся к зданию штурмовик метнул сквозь разбитое окно термальный детонатор. Раздался грохот, яркая вспышка, после чего вся конструкция с грохотом рухнула на землю, погребя под завалами все, что там находилось.

Так же слаженно и организованно штурмовики вернулись к кораблю. Хм… а ведь бытует мнение, что все они — косоглазые ребята, что и в банту из турболазера не попадут. Судя по тому, что я только что увидел, книги Расширенной Вселенной явно относятся к имперским солдатам с большой толикой несправедливого скептицизма.

Или же в очередной раз я стал свидетелем того, что не стоит относиться с пренебрежением к «сюжетной» броне мятежников.

Приблизив к лицу мегафон, произнес:

— Напрасных жертв можно избежать, если я немедленно встречусь с Хранителем горы!

— Вы с ним уже не встретитесь, — раздался спокойный, полный власти и ощущения собственного превосходства голос.

Стоящий рядом командир «Химеры» быстро повернулся к источнику звука, выхватывая бластер из кобуры.

— Спокойнее, капитан, — медленно произнес я. — Не нужно нервировать нашего гостя.

И казалось, что «гость» не может причинить сколько-нибудь возможного вреда.

Высокий, облаченный в широко известную любому фанату «Звездных войн» коричневую мантию, с длинной склоченной бородой, волосы в которой уже давно отливали серебром седины, он изучал нас, оглядывая каждого по отдельности — меня, Пеллеона, Рукха. Штурмовиков он даже не посчитал нужным удостоить такой чести, что прямо указывало на его отношение к рядовым разумным — они для него лишь пешки.

Он привык повелевать в этом месте и сейчас явился сюда, отнюдь не до переговоров. Признаться честно, я отчасти надеялся на то, что орбитальный обстрел дворца уничтожит не только постройку и этого человека. Пеллеон не доверяет чувствительным к Силе разумным, да и я, не сказать, что особо к ним расположен.

Он касался рукой медальона, висящего на груди, поверх застиранной некогда белоснежной туники — еще одного известного атрибута. Когда он прекратил изучать нас, то в его взгляде появилось отчетливое презрение.

— Чужаков редко можно увидеть на Вейланде, — несмотря на кажущуюся старость его голос был полон силы и властности. — Очевидно, вы прибыли из-за пределов планеты.

— Логичный вывод, — заметил Пеллеон. — Учитывая, что за нашей спиной — космический корабль. Но вы-то кто такой?

Старик, имя которого я и без того уже знал, лишь посмотрел на развалины атакованного штурмовиками дома. Затем — на дымку, чадящую из котлована, где некогда находился его дворец.

— Вы причинили мне ущерб, — заявил он, вновь оглядываясь на нас. Мне показалось, или на мгновение его глаза полыхнули интересом, встретившись с моими. Спохватившись, что держу в руках уже дохлую ящерку, жестом подозвал штурмовика к себе и завладел еще одной йсаламири.

— Да, это так, — подтвердил я. — И этого можно было избежать, если б вы вышли к нам сразу, Хранитель.

— Он? — удивился Пеллеон. — Хранитель?

— Хранитель мертв, — произнес старик, двигаясь к нам. — Притом — очень давно.

— Вот как? — улыбнулся я. — Тогда кто же вы?

— Я правлю этой планетой и этими разумными, — старик остановился в десятке метров от нас, подняв руки, словно приглаживает ладонями бороду. Какая дешевая уловка.

Повисла неловкая пауза, в ходе которой старик сверлил меня взглядом.

— А я — гранд-адмирал Траун, главнокомандующий силами Империи, — пришлось представиться, чтобы хоть как-то сгладить неловкость момента.

— На этой планете нет Империи, — заявил старик. — Только я и те, кем я правлю.

— Вот как? — усмехнулся я. Взгляд старика стал более ожесточенным. Ну же! Ну же! — А как же гора, что возвышается за вашей спиной? Что-то подсказывает мне, что все, что находится там — принадлежит почившему Императору. А значит теперь и мне, как главнокомандующему Империи. Хранить сберегал это для нас.

— Значит Император мертв? — задумчиво, даже с растерянностью спросил старик.

— Убит мятежниками, если быть точным, — произнес я. — Поэтому мы и здесь — нам нужно то, что есть в горе. И помощь Хранителя.

— Хранитель мертв, — словно мантру произнес старик.

Ладно, в эту игру можно играть и вдвоем.

— И как же он умер? — с притворной любезностью поинтересовался я.

— Я убил его, — Пеллеон снял бластер с предохранителя. Я жестом приказал ему не торопиться. — Я убил всех тех, кто приходил сюда после его смерти, чтобы призвать на службу. Я и вас убью.

С проворностью, которой могли бы позавидовать и молодые, «абориген» выбросил вперед ладони, с пальцем которых тут же сорвались ветвистые разряды голубых молний, метнувшихся в нашу сторону с оглушительным треском разрываемого пространства…

… лишь для того, чтобы раствориться, словно в паре метров перед нами их растворял без следа неизвестный абсорбент, способный бороться с Силой.

Пеллеон вскинул бластер, прицеливаясь. Штурмовики — тоже.

— Не стрелять! — приказал я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно, без взволнованности. — Опустить оружие.

— Как вы это сделали? — грозно спросил нас старик. — Вы не джедаи — я бы это понял сразу.

«Ну да, ну да», — подумалось мне во время почесывания за ушком у новой йсаламири. Хм… кажется ей нравится, вон как заурчала.

— Не нужно быть джедаем, чтобы иметь возможность убить джедая, — скромно ответил я. — Достаточно обладать незаурядным умом, уважаемый Хранитель.

— Хранитель мертв! — с яростью ударил по нам очередными потоками молниями безумный старик.

Но, как и прежде, они не возымели никакого эффекта. Старик с волнением и непониманием уставился на свои ладони, после чего попробовал вновь нанести удар молниями.

С тем же результатом.

— Как видите, уважаемый Хранитель, мы подготовились для встречи с вами, — пояснил я. — Не стоит тратить время на то, что преодолеть — не в вашей власти.

— Я убил Хранителя! — напомнил старик с угрозой в голосе.

— Не сомневаюсь в этом, — солгал я. — Однако, победивший крайт-дракона, сам становится крайт-драконом, — перефразировав известную земную пословицу постарался облечь ее в реалии Далекой-далекой галактики, чтобы не слишком резала слух. — Теперь вы — Хранитель и вы уже длительное время охраняете гору Тантисс и сокровища Императора, тем самым служа Империи.

— Я служу только самому себе, — старик в очередной раз попытался нанести удар молниями, но как-то вяло, словно пытался сделать что-то напоследок. — Как вам удается блокировать мои атаки?

— Этот секрет доступен лишь союзникам Империи, — произнес я, мельком посмотрев на штурмовиков. Нет, это просто какая-то сказка. Им приказали не стрелять и опустить оружие — и они до сих пор этим и заняты. Превосходная выучка. Защищенные, как и мы, йсаламири, они лишь созерцали за происходящим. — Присоединяйтесь ко мне, и тайна будет для вас раскрыта. Со временем, конечно же.

Повисло напряженное молчание.

— Магистры Ордена джедаев никому не служат, — с оттенком гротескности произнес он, брезгливо поморщившись.

— Магистр Ордена? — опешил Пеллеон. — Они же все…

— Тихо, капитан, — приказал я, не позволяя имперцу раскрыть тайну уничтожения всех магистров-джедаев. Не сейчас. Хочет называться так — его дело. Мне он нужен — значит небольшие самопровозглашения придется пропустить мимо ушей. — В таком случае, будьте нашим союзником.

Торг и переговоры следует начинать с заранее невыполнимых условий, чтобы изобразить иллюзию некоторого поражения, когда вторая сторона согласится на необходимые условия. В таком случае каждый из переговорщиков получит то, чего он хочет — одни — результат, другие — самоудовлетворение от мысли, что смогли сторговаться.

— Мы поговорим, — произнес старик. — Большего — не обещаю.

— Для начала — меня устроит и это, — согласился я. — Ведите, Хранитель.

Бросив в мою сторону полный свирепости взгляд, «магистр-джедай» направился в сторону ближайшего дома аборигенов.

В самом деле — правитель, который распоряжается всем.

Кроме того, что принадлежит мне. Или еще только будет принадлежать.

* * *
Стоило ему лишь закончить докладывать Временному Совету о своем полете на встречу с контрабандистами, Хан почувствовал, что вот-вот на него прольются тонные негодования. Он достаточно долго вхож в этот орган власти, пытающийся управлять тем, что некогда было Альянсом Повстанцев, а ныне превратилось в Новую Республику, чтобы ожидать другого исхода. Если большинство членов Совета прекрасно понимают, что именно произошло, то один крайне вредный разумный…

Однако, прилетело оттуда, откуда ожидалось не в первую очередь.

— Как и предполагалось, ваши знакомые среди контрабандистов отказались присоединиться, — адмирал Акбар даже не собирался скрывать своего недовольства. Мон-каламари неодобрительно качал своей большой головой. Отношение его расы к различного рода незаконным операциям и разумным, которые ими промышляют известно всем здесь присутствующим. Как и скепсис по отношению к миссии, в которой участвовал Хан.


Хан посмотрел на сидящую напротив него супругу, почесал за ухом. Неужто так сложно понять такие простые вещи?

— Никто и не говорил о присоединении, — напомнил он. — Контрабандисты — народ меркантильный. Они живут ради выгоды. И сейчас им нет никакого резона в том, чтобы бросить свой доходный бизнес и переключиться на легальный бизнес. Мне открыто сказали, что известна ситуация с плачевностью нашего бюджета.

— А может быть в том, что просто нет банального доверия? — прозвучал излишне официальный и неестественно участливый голос другого представителя Временного Совета. И этот голос Хан ждал первым в потоке критики. А сейчас же, услышав то, что желал услышать, оказался не готов.

А потому спохватился, что сидит с кислой миной, не скрывая своего отношения к советнику Борску Фей'лиа.

— Все может быть, — натянуто улыбнувшись, посмотрел он на ботана.


— Даже так? — шерсть ботана пошла волной, тандемом выступая в подтверждение изумлению, округлившему его глаза. — Вы настолько не уверены в результатах миссии, капитан Соло?

Бывший контрабандист закатил глаза, одновременно их закрыв, и мысленно досчитал до десяти. Помогло это не особо. Напрасно Люк пытался ему показать джедайские техники расслабления. Только время зря потратил.

Фей'лиа достаточно долго возится в своем болоте, чтобы понять, как именно можно вывести Хана на чистую воду.

— Хорошо, — произнес он. — Да, мне открытым текстом сказали, что особого доверия к нам нет. Но — лишь у некоторых из контрабандистов. Все прекрасно знают наше отношение к ним, а потому в первую очередь будут считать предложение ловушкой для того, чтобы всех выловить и отправить на Кессель.

— Не самая плохая мысль, — заявил Фей'лиа, углубившись в разглядывание своих ногтей.

Хан открыл было рот, чтобы высказать все, что думает о ботане и его двусмысленных фразах, однако его одернуло деликатное покашливание Лейи.

— Так или иначе, но их посыл понятен, — негромко, словно озвучивала свои мысли вслух произнесла рыжеволосая женщина, стоявшая у истоков Альянса Повстанцев, а ныне — возглавляющая Временный Совет. — Контрабандисты хотят денег.

И не сказать, что Мон Мотма не права.


— Которых у нас не слишком много, — напомнил Фей'лиа. — Не стоит их разбазаривать на то, чтобы пытаться объять необъятное.

— Кто бы говорил, — буркнул себе под нос Хан.

— К порядку, капитан Соло, — негромко стукнула молоточком Мон Мотма. — Мы благодарим вас за ваше участие в этой миссии.

— Однако, проблемы это не решило, — заявил адмирал Акбар. — Нам необходима исправная логистика, если мы намерены и дальше сражаться с Империей.

— Сражение в системе Оброа-скай наглядно подтвердило, что доблестные защитники Новой Республики в состоянии отразить даже вторжение имперского звездного разрушителя, — заявил Фей'лиа, продолжая разглядывать свои когти. — Быть может, инициатива флота помочь с перевозками, в свете последних событий, и не лишена смысла?

Судя по тому, как затихли все присутствующие, у Хана сложилось впечатление, словно ботан бросил в толпу термодетонатор. И все в оцепенении смотрят на мигающий огонек индикатора…

— На этом объявляю собрание Временного Совета закрытым, — стукнула молоточком Мон Мотма, прервав молчание.

Когда все присутствующие принялись собираться, кореллианец подошел к Лейе.


— А могло быть и лучше, да? — криво усмехнулся он, стараясь говорить не так, чтобы очень громко.

— К сожалению, — натянуто улыбнулась альдераанская принцесса. — Идем, поговорим по дороге.

Стоило им покинуть зал заседания и начать движение, как Хан не выдержал.

— О чем говорил Фей'лиа? — поинтересовался он. Да, Соло уже не генерал Новой Республики. Да, правительственные секреты проходят мимо него, но зато жена никогда не будет делать из чего-то подобного тайну за семью печатями.

— До того, как ты пришел — весьма дипломатично и завуалированно сцепился с Акбаром, — они вышли на ротонду, смешавшись с работниками здания Сената. Хан бросил взгляд в сторону насаждений, к длинной рощице которых они подходили. И зачем они здесь, в здании Галактического Сената Новой Республики?

— Как и всегда, — вздохнул Соло. — Но что-то я не заметил, чтобы раньше Фей'лиа хоть слово доброе в сторону военных бросал.

— Исходя из его риторики могу сказать, что он метит на пост, занимаемый Акбаром, — произнесла она — Тот факт, что вблизи Оброа-скай наши потрепанные фрегаты смогли прогнать звездный разрушитель дало ему право говорить о том, что финансирование военных уже сейчас находится на оптимальном уровне.

— Лейя, это был всего один звездный разрушитель, — напомнил Хан. — У Империи их сотни, если не тысячи.

— Акбар сказал так же, — вздохнула она. — Учитывая рейдовые нападки Империи на наши коммуникации, Фей'лиа требует, чтобы флот активнее участвовал в делах снабжения Новой Республики. У нас несколько флотов, которые по мнению советника лишь жрут топливо на базах, в то время как экономика стагнирует. Акбар защищался как мог. И если бы твоя затея с привлечением для перевозок контрабандистов сработала, то мы могли бы избежать крайних мер. К сожалению, после победы над Исанне Айсард и Зинджем, у нас нет крупных военных столкновений, которые могли бы оправдать содержание нескольких флотов. Фактически Акбару придется…

— Только не говори мне, что Совет согласился на разоружение кораблей, — поморщился Хан.

— Хорошо, не буду, — одними губами улыбнулась Лейя. — Но это так. Значительная часть флота будет разоружена и использована в качестве транспортов в конвоях.

— Нет, я еще могу принять тот факт, что на военные корабли можно загрузить гражданские грузы и доставить их до места назначения, — Хан усиленно тер лоб. — Но разоружать-то их зачем?

— И кто из нас командир собственного корабля? — улыбнулась, теперь уже по-настоящему, принцесса.

— Да понимаю я все, — вздохнул Хан. — Турболазерные батареи, истребители, бомбардировщики, шаттлы — все они занимают место на палубах и в отсеках. Чем больше будет места внутри кораблей — тем больше грузов можно будет перевезти.

— Поэтому и команды сокращают, — вздохнула Лейя. — Акбар и сам не в восторге. Если б тебе удалось…

— Прости, что подвел, — взял жену за руку Хан.

— Никого ты не подвел, — она шутливо рассердилась. — В конце концов адмирал сам согласился, что чем быстрее запустят торговлю с Внешним и Средним Кольцами, тем быстрее корабли вернутся к исполнению боевых задач. Нам нужно всего несколько месяцев, максимум — полгода. И тогда в бюджете будут деньги на то, чтобы заняться постройкой собственного фрахтового флота. Пока на фронтах затишье — система конвоев нас спасет от кризиса.

— Хорошо сказано, — подметил Хан. — Пока на фронтах затишье.

— Все будет хорошо, — прижалась к нему принцесса. — Кстати, у меня есть миссия. С планеты Биммисаари прислали запрос на вступление в Новую Республику. Хотят отправить меня, а биимы еще желают видеть Люка, как героя Восстания. Но я думаю, мы можем отправиться все вместе, не так ли?

— Как в старые добрые деньки? — усмехнулся Хэн. — Ты, я, Чуи, Люк, С-3РО и R2-D2…

— Именно, — загорелись глаза у принцессы, которой сложно скрыть свой авантюрный нрав. — Как в старые добрые…

* * *
— Что вам нужно? — усевшись за большой деревянный стол, спросил старик, наблюдая за тем, как я и Пеллеон устраиваемся напротив. Рукх благоразумно занял место возле дверей, чтобы ему было легче контролировать и единственный вход в жилище и действия старика.

— Для начала — узнать как к вам следует обращаться.

— Я — магистр Ордена джедаев, — горделиво и с долей презрения произнес старик. — Джоруус К'баот.


Сидящий рядом Пеллеон закашлялся.

— Не может быть, — произнес он, с непониманием смотря на старика. — К'баот же…

— Вам нужно на воздух, капитан, — приказал я, смерив имперца суровым взглядом. Командир «Химеры» моргнул и направился к выходу. Так-то лучше. Не будет портить весь спектакль.

— Вы хорошо его вышколили, — с явным удовольствием произнес Джоруус, глядя вслед капитану.

— Дисциплина — залог правильной работы, — нейтрально заметил я. — Итак, вы магистр-джедай. Обученный путям Силы и умеющий то, что большая часть галактики не может даже вообразить…

— Не надо мне льстить, гранд-адмирал, — с угрозой в голосе произнес старик, перебирая в руках свой медальон. — Мне слишком много лет, чтобы подобное могло возыметь эффект. Итак, я хочу знать — как вам удалось отразить мои атаки.

— Всему свое время, многоуважаемый магистр, — погрозил пальцем я. — Как уже было сказано — подобная информация лишь для верных союзников Империи.

— Не в вашем положении торговаться, гранд-адмирал, — заявил он. — Вы уничтожили мой дворец — и погибли мои подданные. Вы уничтожили один из моих домов — и так же есть жертвы. Пока вы со мной — вы мои гости. И местные жители не нападут. Но стоит мне сказать хоть слово…

— Мне хватит и одного движения, — кивнув головой позволил Рукху метнуть в сторону К'баота один из ножей. Тот запоздало поднял руку, чтобы перехватить оружие Силой…

… клинок впился в спинку стула, на котором тот сидел.

Старик медленно и величественно, словно все идет так, как он задумал, повернул голову в сторону ножа. Затем, вернулся взглядом ко мне.

— Это было ошибкой, гранд-адмирал, — с яростью в голосе произнес он.

— Ошибка — это угрожать мне, — уточнил я. — Как видите — мы в состоянии сделать вас бессильным. Поэтому, считайте, что мы квиты — каждый продемонстрировал свое умение давить на собеседника. Возможно этих прелюдий достаточно, и мы перейдем к более конструктивному разговору?

— Вы хотите союза, — припомнил К'баот, не обращая внимания даже на торчащий рядом с его головой нож. — Но я — магистр-джедай. У меня есть все, что нужно. И даже выходки вашего ручного ногри меня не впечатляют, — Рукх зашевелился. — Да, ногри, я знаю что ты такое. И знаю о той роли карателей и убийц, что была у твоего народа при Императоре.

Мой телохранитель остался безучастным.

— Говорите о своем предложении, гранд-адмирал, — потребовал К'баот. — У меня не так уж и много времени.

— Я прибыл сюда за тем, чтобы забрать себе все, чем может похвастаться сокровищница Императора, — зачем лгать, если и так все понятно?

— Вы можете пройти туда и без меня, — фыркнул «магистр-джедай». — Я прикажу, чтобы вас и ваших людей не трогали.

— Моей благодарности за ваше великодушие нет никакого предела, — улыбнулся я. Особенно учитывая, что на «Химере» расквартирован почти легион штурмовиков, которые могут вырезать каждого мужчину, женщину и ребенка на всей планете в короткие сроки, тем самым избавив меня от любых возможных проблем. — Но, видите ли, я прибыл сюда, чтобы заручиться поддержкой Хранителя горы.

— Хранитель мертв, — словно мантру для самоуспокоения произнес К'баот.

— Да, но живы вы, — заметил я. — Как уже подчеркивалось — один из магистров-джедаев…

— Последний магистр-джедай, — лукаво улыбнулся мой собеседник. — То, что вы прервали своего подчиненного, не делает для меня тайны о происходящем в галактике. Я знаю и о Джедайской Чистке, и о Битве при Явине, и даже о смерти Императора в битве при Эндоре.

— Рад вашей осведомленности, — улыбнулся я. — Это сэкономит мне много времени. Так понимаю, с вами поделились информацией те, кто приходил за Хранителем?

— Да, — без подробностей ответил К'баот.

— В таком случае, вы должны помнить невероятное могущество Императора Палпатина, — продолжал я. — Его смерть принесла огромные проблемы для всей имперской военной машины. Его способности помогали координировать действия флота. А его смерть, несмотря на небольшую численность флота мятежников, привела к тому, что наш флот оказался дезорганизован и вынужден ретироваться. Был бы здесь капитан Пеллеон, он бы вам это подтвердил, так как принимал участие в той битве.

— Вам нужна моя помощь, — понимающе протянул Джоруус.

— Да, — признал я. — Полностью обученный магистр-джедай — редкость в наше время. Однако есть у меня уверенность в том, что вы в состоянии помочь моим войскам с координацией.

— Может быть вам стоит лучше тренировать своих бойцов? — предложил К'баот, разглядывая свои руки.

— За этим дело не станет, — пообещал я. — Однако не все можно решить простыми солдатами и даже звездными разрушителями. К моему сожалению.

К'баот фыркнул:

— Так вот зачем я вам нужен — Боевая Медитация.

— Я не знаком с этим термином, — пришлось слукавить. Я-то знал о чем он говорит. А вот Траун вряд ли должен иметь такие познания.

— То, о чем вы говорите, то, что делал Император — это Боевая Медитация, — пояснил он, окинув меня взглядом, в котором читалось легкое презрение. — Умение с помощью Великой Силы связывать воедино разумы людей и других видов, чтобы использовать их таланты с максимальной эффективностью. Я владею этим даром с рождения и делаю это легко и непринужденно. Люди, псаданы, минейрши, что живут в моем городе — все они в моей власти, когда это необходимо…

«Например, для того, чтобы убить точно пущенной стрелой вражеского командира», — осенило меня. Как же хорошо, что не забыл надеть броню. Судя по всему, придется ее сделать поудобнее и носить постоянно, если жизнь дорога.

— Но вы не контролируете их постоянно, — заявил я. Или контролируешь?

— В этом нет необходимости, — заявил К'баот. — Они живут и занимаются своими делами до тех пор, пока не будут мне нужны. Тогда я объединяю их разумы своей волей и делаю то, что мне нужно.

— В таком случае да, Боевая Медитация — то, что мне нужно, — согласился я. — Координировать действия флота. В самые критические периоды — полностью брать контроль над ситуацией.

— И для чего мне делать это? — уточнил «магистр-джедай». — У вас нет ничего, что могло бы меня заинтересовать.

— То есть, предел мечтаний человека ваших талантов — один городок на заштатной планетке? — уточнил я, поддевая собеседника в надежде сыграть на его самолюбии. Переходить к козырям мне не хотелось. Иначе это может запустить цепочку событий, которые могут привести к непоправимым, трагическим последствиям.

— Город, который живет так, как я прикажу, — сверкнул глазами К'баот. — Я вижу то, что вам нужно, гранд-адмирал. Тысячи и тысячи миров, что склонятся перед вашим великолепием. Сотни умирающих в муках повстанцев, горящие корабли и знамя Империи, развевающееся над Корусантом.

— В конечном итоге — да, — согласился я, отчетливо понимая, что подобного вряд ли можно добиться.

— Вы хотите власти, гранд-адмирал, — констатировал К'баот. — Но не понимаете ее сути. Как не понимал ее и сам Император. Абстрактная власть над тысячами миров — это отсутствие власти. Настоящая власть — она есть у меня. Разумные на этой планете живут и умирают по моей воле. Они делают то, что я захочу — и никак иначе, — мне кажется, или тут есть противоречия? — Это и есть власть. А не то, чем грезите вы.

«Может и так», — подумалось мне.

— Вместе с тем, это всего лишь ограниченное количество разумных, — заметил я. — Разве человек ваших талантов довольствуется подобными масштабами? Мне всегда казалось, что магистру-джедаю должно править, ну, скажем, планетой, звездной системой, или даже целым сектором.

— Ваши утверждения демонстрируют вашу незрелость, гранд-адмирал, — снисходительно усмехнулся К'баот. — Власть должна быть реальной. Должна быть осязаемой. Только тогда, когда я знаю каждого из тех, кто в моей власти — я понимаю, что правлю ими. А не абстрактным миллионом, миллиардом или триллионом разумных.

Да что ж ты будешь делать?! Аж зло берет.

— Вам нечего предложить мне, гранд-адмирал, — вздохнул К'баот.

— Кроме секрета о том, как вы оказались бессильны против обычного разумного, — заявил я. — Не думаете, что это угроза для вашей власти, магистр К'баот?

— Пусть так, — согласился он. — Но как только вы покинете Вейланд — угроза исчезнет вместе с вами.

— В том-то и проблема, уважаемый К'баот, — заявил я. — Мы никуда не уйдем с этой планеты. Она находится в Имперском Пространстве. И, если я прав, то в горе есть технологии, переместить которые вряд ли возможно. В оперативном порядке во всяком случае.

— Я уже сказал, что вас и ваших людей не тронут, — заявил старик. — Вывозите все, что вам будет необходимо, а затем — покиньте меня.

Это уже начинает злить.

— Мне нужна ваша помощь, К'баот! — процедил я, теряя самообладание. Даже Рукх пошевелился. — И я получу ее. Любым способом.

— Вы не можете меня заставить, гранд-адмирал, — спокойно произнес старик. — Я нужен вам живым. А живым я вам служить не буду.

— Потому, что считаете, будто мне нечего вам предложить, — вздохнул я.

— Это так, — согласился К'баот.

— Однако, — мягко улыбнулся я. — Человек вашего ума и талантов должен понимать, что ничто не вечно в этой галактике. Даже магистр-джедай. Даже вы.

К'баот посмотрел на меня из-под своих кудлатых бровей.

— Моя смерть не сыграет вам на руку, гранд-адмирал, — произнес он с плохо скрываемой угрозой.

— Да, — просто согласился я. — А сыграет ли она на руку джедайскому учению?

— О чем это вы? — напрягся К'баот.

— Насколько я слышал, у каждого обученного джедая должен быть ученик, — заметил я, демонстративно глядя в окно на красоты города.

— Да, в старые времена так оно и было, — подтвердил мой собеседник. — Сейчас же джедаи уничтожены. Некому перенять мое мастерство.

— В самом деле? — улыбнулся я.

— Император, Вейдер и их прихвостни вроде ногри, — он кивнул в сторону Рукха, — выследили и уничтожили каждого джедая в галактике.

— Удивлен, что вы в это верите, — вздохнул я. Нет, козырь я не отдам — это будет крах всего. Но могу поманить морковкой. Лишь бы сработало. — Человек ваших талантов и ума должен был давно понять, что статистически невозможно выследить и уничтожить абсолютно всех джедаев, и учеников. Непременно должен был выжить хоть кто-то. Ведь немало джедаев бросили Орден и бежали, скрывались. Да, большинство из них было найдено и уничтожено. Но ведь после них остались дети. А у их детей могли появиться свои дети…

— Не факт, что они стали джедаями, — заявил К'баот. Но в голосе у него уже не было уверенности.

— Оставаясь здесь вы так и не узнаете об этом, — заявил я. — Вместе с тем, помогая мне, вы можете использовать ресурсы Имперской Разведки для поиска новых рекрутов и воссоздать Орден джедаев.

К'баот не ответил. Он сидел, беспокойно терзая висящий на груди медальон. Столь яростно, что сомнений почти не осталось.

— А может быть и так, что мы не найдем никого, — неожиданно произнес он, расслабившись. — Я ведь не глупец, гранд-адмирал. Я знал Палпатина и представляю, с каким усердием он подходил к вопросу уничтожения своих врагов. Джедаев не осталось. Ни одного.

— Вот как? — нет, старик не до конца безумен. А я надеялся на то, что он в достаточной степени увлекающаяся натура, чтобы клюнуть на приманку. — А мне казалось, что я слышал как минимум про одного чувствительного Силе разумного. И речь идет не о вас.

— Осторожнее, гранд-адмирал, — подобрался К'баот. — Нельзя вводить в заблуждение магистра-джедая. Вы не джедай и не сит, чтобы подобное могло сойти вам с рук.

— Ни в коем случае не намерен вводить вас в заблуждение, достопочтимый магистр, — улыбнулся я. — В этой галактике есть как-минимум пара разумных, которые чувствительны к Силе. Предвосхищая ваш вопрос, скажу, что они, несмотря на свой возраст, не обучены. Они слышали о джедаях, но не получили соответствующего воспитания.

— Джедаи не обучают взрослых, — заметил К'баот. — Никогда.

«Готов поспорить на звездный разрушитель, что ты не прав», — хотелось так и сказать. Но, чем меньше я буду акцентировать внимание на конкретном примере, тем больше вероятность того, что сей товарищ забудет о том, что произошло чуть более сорока лет назад после Битвы при Набу.

— Может поэтому старый Орден джедаев и пал? — предположил я. — Человек вашей мудрости, переживший Джедайскую Чистку должен был сделать немало выводов о том, как именно должны развиваться джедаи под вашим руководством. А следовательно, почему бы не откорректировать программу и не сделать исключения для того, чтобы джедаи никогда не пропали?

— Какая вам от этого выгода, гранд-адмирал? — прищурился К'баот. — Джедаи — сторонники Республики, антипода Империи.

— А еще джедаи не применяют молнии в качестве оружия, — заметил я. — Для этого у них есть световые мечи. Но вы — применяете. Император Палпатин — применял. И какие успехи были достигнуты? Вы смогли добиться гармонии на Вейланде, примирив три народа. Палпатин смог объединить галактику. Поверьте, делал он это не ради своей прихоти — существуют угрозы, гораздо более страшные, чем есть в этой галактике. И джедаи могут помочь Империи противостоять этой волне насилия и ужаса. Джедаи, обученные вами. Понимающие то, что понимаете и вы. Думающие как вы. Действующие как вы.

— Ваши речи сладки, как вино, гранд-адмирал, — довольно усмехнулся К'баот, поднимаясь со своего места. — Я помогу вам. Ради будущего Ордена джедаев. Но запомните мои слова — когда Орден воскреснет, мы потребуем то, что по праву — наше.

— Буду рад вам в этом помочь, — улыбнулся и я следуя за Хранителем. — А теперь, давайте наведаемся в гору Тантисс и посмотрим, что для нас оставил Император Палпатин.

— Не раньше, чем вы скажете мне имя тех, о ком вы знаете как о потенциальном джедае, — остановился у дверей К'баот. В руках он снова держал свой медальон. Похоже, что тот позволяет ему не терять чувство реальности. Запомним.

— Для начала хватит и одного имени, — отрезал я. — Это представитель могучей и хорошо известной в галактике джедайской фамилии. Он лишь начал постигать Силу…

— Это я решу сам, гранд-адмирал! — гневно топнул ногой К'баот. — Имя.

— Как пожелаете, — пожал плечами я. — Корран Хорн. Потомок Нейя Халкиона из кореллианских джедаев.

Глава 5. Затаившийся тигр

Девять лет, четыре месяца и тридцать суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и тридцать суток после Великой Ресинхронизации.


Не откажешь покойному Императору в том, что жить он любил с комфортом.

Даже если дело касалось его собственной тайной сокровищницы.

Несколько десятков уровней, забитых кладовыми, наполненными не просто сокровищами — были здесь и драгоценности, предметы искусства, статуэтки, антиквариат, даже коллекция световых мечей — но и технологические достижения.

То, что способно было поставить Новую Республику на колени.

То, что было способно раздавить Восстание, если б Палпатин хоть на мгновение задумался бы о том, чтобы использовать гору Тантисс в вопросе борьбы с противником.

Стоя на небольшом балкончике, я любовался мрачным гротеском огромной пещеры. Некогда темная, сырая, сейчас она оказалась доверху забита технологичными механизмами, вокруг которых сновали техники с «Химеры», проверяя работоспособность систем каждого образца. Каждого…

Один к одному, словно зерна в колосе, ютились в пещере двадцать тысяч клонирующих цилиндров Спаарти.

Рукх, сидящий на корточках в нескольких метрах от меня, игрался со своим метательным ножом. Ну, как игрался… Точил. У ногри на задании не бывает свободного времени для занятия бездельем. Только предельная эффективность.

А Рукх как раз находился на задании.

Негромкий звук быстро опускающихся на решетчатый помост каблуков отвлек меня от созерцания прекрасного.

— Адмирал, сэр, — появился в поле моего зрения Гилад Пеллеон.

— Капитан, — поприветствовал я его. Сегодняшний день мы начали без встречи друг с другом, так что обмен любезностями вполне уместен. — Есть какие-либо новости?

— Да, сэр, — это было и так понятно — Пеллеон буквально светился от счастья. — Нижний уровень словно лабиринт. Мы едва не потеряли семь команд техников, пока поняли в чем дело….

— Не «словно», — заметил я. — Это и есть лабиринт.

— Сэр? — командир «Химеры» явно надеялся на пояснения.

— Капитан, на положительный ответ я особо не надеюсь, но все равно спрошу, — посмотрел я на офицера. — Вам знакомо имя Гарбо В’Диоза?

Немолодой мужчина (хотя, кто тут из нас молодой-то? Разве что Рукх) сдвинул форменную кепи, почесав затылок явно перебирая в памяти имена и события.

— Нет, сэр, — спустя несколько секунд ответил он. — А должно быть?

— Если вы не интересуетесь архитектурой — то нет, — произнес я. — Гарбо В’Диоза — один из самых экстравагантных и высокомерных архитекторов галактики. Он приложил руку ко многим постройкам в Имперском Центре. Конечно, в то время, планета называлась иначе, Корусант.

— Я родом с Кореллии, сэр, — заявил Пеллеон.

— Но выросли на Корусанте, — уточнил я, ознакомленный уже с личным делом капитана. — Однако, не подумайте, что это претензия, капитан. Ни в коем случае.

— Сэр, а при чем тут Имперский Центр и этот самый…

— Гарбо В’Диоза, — напомнил я. — Все просто, капитан. Гарбо В’Диоза — человек, построивший большую часть уровней горы Тантисс.

— Вот даже как, — мужчина снова почесал затылок. — Я думал, что эта гора наполнялась секретами намного дольше, еще во времена Войн Клонов.

— Да, это так, — согласился я, указывая на грот. — Видите, насколько разительно отличаются конструкции уровней центра клонирования и остальной части горы? Там — нечто просторное, высокие потолки, изящные округлые линии, минимум углов. А остальная часть горы — это характерный имперский дизайн, появившийся к концу Войн Клонов и окончательной оформившийся в первые годы становления Галактической Империи.

— Сэр, я далек от искусства, — признался Пеллеон.

«Да, я тоже», — так и хотелось ему ответить. Но вместо этого, я продолжил декламировать то, что вычитал в файлах тронного зала горы Тантисс. Да, здесь тоже есть тронный зал. Очень-очень похожий на то, что я помню из интерьера места сражения люка Скайуокера и Дарта Вейдера на борту «Звезды Смерти II» в Битве при Эндоре.

— Император нанял Гарбо В’Диоза для того, чтобы тот спроектировал лабиринт на нижних уровнях горы Тантисс, — произнес я. — Когда работа была окончена, Император казнил и Гарбо, создавшего этот архитектурный шедевр, и его брата, который работал на этой стройке прорабом. И все для того, чтобы сохранить в тайне секреты горы и способ преодоления лабиринта.

— Вы это узнали из записей Императора? — полюбопытствовал Пеллеон.

— Это и многое другое, — признался я. — Мы в самом деле получили в свое распоряжение сокровищницу, капитан. Проблема лишь в том, что большая часть «сокровищ» для нас недоступна, пока мы не разберемся с лабиринтом.

— Однако, кое-что у нас уже есть, — Пеллеон посмотрел на клонирующие цилиндры. — Подумать только, двадцать тысяч клонирующих цилиндров…, Да из них в рабочем состоянии всего шестнадцать тысяч, но инженеры заверяют, что со временем смогут восстановить и остальные… Когда разберутся в этой технологии. Жаль только, что нам потребуется десять лет, чтобы вырастить в них хотя бы одно поколение клонов. Эта технология каминоанцев донельзя безумна. Каие-то патрубки с жидкостями, гидравлика… Признаться честно, я думал, что клоноделы с Камино более технологичная раса.

— Каминоанцы — да, — подтвердил я. — Проблема вашего негодования в сторону жителей Камино, капитан, на самом деле не имеет ни малейшего основания. Эти цилиндры не оттуда.

— В самом деле? — наморщил лоб Пеллеон. — Но ведь именно Камино поставляло клонов для Великой Армии Республики в годы Войн Клонов. Разве это не та же технология?

— Нет, — ответил я. — Эти клонирующие цилиндры созданы одним весьма интересным предприятием, известным в годы Войны Клонов как «Творение Спаарти». Располагалось оно на планете… Ну же, капитан, напрягите память. Такой скандал был.

— Картао, — изрек Пеллеон. — Да, вспомнил. Производство, которое якобы могло за сутки перестроиться на выпуск совершенно иного продута, чем ранее.

— Не за сутки, а за ночь, — уточнил я. — Но в остальном все верно.

— Тогда вдвойне не понятно, — произнес Пеллеон. — Я помню, был скандал, что Республика сделала на Картао заказ на постройку клонирующих цилиндров, так как те, якобы, могли быстрее создавать клонов. Но ничего не вышло, так как на планету вслед за республиканцами высадились сепаратисты, которым так же была нужна эта технология. Разразилась битва, Республика отправила подмогу, несколько джедаев. Однако джедаи не справились с управлением и разбили свой корабль, уничтожив «Творение Спаарти» до тех пор, пока те смогли выдать хоть какую-то продукцию…

— Все так, — подтвердил я, хорошо помня эту историю. О которой не было ни слова в записях Императора здесь, на Вейланде. Что неудивительно — кто ж будет хранить на себя столь убойный компромат. — За тем лишь исключением, что джедаев не было на том корабле.

— Вероятно вы ошиблись, гранд-адмирал, — повеселел Пеллеон, наверняка думая, что смог указать мне на ошибку. — Я хорошо помню — на месте катастрофы обнаружили световые мечи. Об этом трубил весь ГолоНет…

— И все же, это не так, — вздохнул я. Зачем какие-то подробности озвучивать? Ладно я хоть отчасти знаком с деяниями Палпатина по книгам. Но если расскажу Пеллеону — тот явно схватится за бластер. — «Творение Спаарти» успели создать клонирующие цилиндры. Ровным счетом двадцать тысяч.

— Так это — они, — изумленно произнес Пеллеон.

— Они, — подтвердил я. — В нашем распоряжении двадцать тысяч инкубаторов, которые могут за сравнительно короткие сроки предоставить нам собственную армию клонов. Полезное приобретение, надо сказать.

— Но опять же — потребуется время, годы, — взгрустнул Пеллеон.

— Не годы, — уточнил я. — Не более стандартного месяца, — капитан проследил за моим взглядом, наблюдая за тем, как техники с «Химеры» размещают клетки с йсаламири вблизи каждой установки. — Наши маленькие зверюшки помогут нам и здесь. Возможно, что мы получим свою армию клонов еще быстрее, чем думалось.

— Вот оно как, — многозначительно заметил имперец. — А я все гадал, зачем нам их полный трюм.

— Возможно, что потребуется еще больше, — произнес я. — Намного больше…

— Думаете тех, которые остались на корабле не будет достаточно для того, чтобы обезопасить нас от этого… К'баота? — Пеллеон не скрывал своего презрения.

— Если нет, мы всегда знаем, где найти еще, — произнес я.

— Сэр, — Пеллеон понизил голос. — Вы уверены, что сделка с этим К'баотом — правильный шаг? Он же того… — офицер покрутил пальцем у виска. — Не совсем нормальный.

— Нет, капитан, — ответил я. — Сделка с К'баотом — отнюдь не правильный шаг. Но необходимый для достижения ряда целей. Да и к тому же, наш знакомый вовсе не К'баот.

Выражение лица Пеллеона надо было видеть. Офицер явно боролся с тем, чтобы не позволить начаться нервному тику.

— Что? — сдавленно произнес он.

— Джорус К'баот мертв, — пояснил я. — Вот уже… — ох уж эти системы летоисчислений. — Двадцать шесть лет, если не обращать внимания на некоторые вольности подсчета.

— Но… как? — Пеллеон едва из рук не уронил деку.

— Обратите внимание, как наш союзник представил себя, — попросил я. — «Джоруус К'баот». Он даже собственное имя неправильно произносит. Настоящий К'баот возглавлял экспедицию за пределы галактики. «Сверхдальний перелет».

— Я слышал об этой инициативе джедаев, — нахмурился Пеллеон. — Полсотни тысяч разумных, недовольных правлением Галактического Сената погрузились на корабль уникального дизайна и отправились за пределы галактики с намерением основать колонии. Тогда еще Верховный Канцлер Палпатин поддержал их.

— А мастер-джедай Джорус К'баот длительное время был вхож в ближайшее окружение нашего Императора в бытность его главой Республики. — Но уже тогда Император понимал, что джедаи и их философия представляют опасность для галактики. Поэтому, он поддержал проект. Одних только мастеров-джедаев собралось на борту кораблей экспедиции с полдюжины, не говоря уже о рыцарях и так далее. Экспедиция отправилась к границам галактики через Неизведанные Регионы.

— Только вестей от них с тех пор не было, — произнес Пеллеон.

— Некому слать доклады, — объяснил я. — Экспедиция была обнаружена, перехвачена и уничтожена. Никто не вернулся и не продолжил свой путь.

Пеллеон шумно сглотнул, пристально посмотрев на меня:

— Откуда вам это известно, сэр?

— Я уничтожил их, — вот так и вешаешь на себя клеймо массового убийцы. Впрочем, Пеллеон и сам не без греха — служа Галактической Империи сложно оставить свои руки без крови.

— Сэр, — капитан выглядел раздавленным. — Тогда кто…

— Кто такой господин Джоруус К'баот? — улыбнулся я. Гилад молча кивнул. — Ну же, капитан, поразмыслите. Давно умерший джедай оказывается на планете, где имеется технология клонирования…

— Клон?! — ошарашенно произнес Пеллеон. — Клон джедая?!

— Именно так, — подтвердил я. — Более того, скажу, не факт, что вообще существовал Хранитель горы. Вероятно, что с самого начала это был наш друг К'баот. И служит он здесь очень давно — вероятно его создали еще до смерти оригинального джедая. Или немного позже. Да, скорее всего он и стал первым, кого создали в этой лаборатории по клонированию. В любом случае, не вижу никакого смысла со стороны Императора создавать клона джедая, который бы составлял конкуренцию Хранителю. И уж тем более — сообщать клону К'баота координаты Вейланда.

— Быть может К'баот прибыл на эту планету сам? — предположил Пеллеон.

— А его корабль испарился? — уточнил я. — Нет, капитан. Как бы не восхваляли мятежники Силу и джедаев, летать меж звезд они еще не научились. Однако, суть дилеммы «А был ли Хранитель?» нам не важна. Достаточно и того, что мы имеем сейчас.

— Сэр, — осторожно произнес Пеллеон. — Я не специалист по клонированию, но прекрасно помню, что существовали клоны, особенно в последний год Войн Клонов, которые сходили с ума. Психологически не устойчивые, эмоционально неуравновешенные. Психи, одним словом. Если К'баот создан не по технологии каминоанцев, то он может быть как раз опасен для всех окружающих.

— Да, у нашего дорогого «магистра» проблемы, этого не отнять, — согласился я. — Со временем они даже будут прогрессировать — думаю, мы вскоре станем свидетелями вспышек ярости, эмоциональных обид, паранойи и прочих симптомов расстройств.

— И такому субъекту вы готовы доверить руководить координацией наших сил? — удивился Пеллеон.

— А у вас на примете есть другой обученный джедай с такими талантами? — поинтересовался я. Пеллеон отрицательно мотнул головой. — Вот и у меня тоже — нет. Будем работать с тем, что есть. Причем работать — с большой осторожностью. Вы фактически мой заместитель, капитан. Считайте мою просьбу — приказом. Но пока на борту К'баот — вы должны дружить с йсаламири. Желательно — всей командой мостика. Неизвестно когда наш добрым магистр захочет пересмотреть условия нашего сотрудничества, но это произойдет однозначно. И никому не ведомо что именно он может сделать с разумами наших солдат.

— Появляется все больше причин уничтожить его и не доходить до крайностей, — проворчал Пеллеон.

— Пока что он нам нужен, капитан, — заметил я. — Как только научимся справляться без него — решим вопрос. Излишний риск нам не нужен. Но и без него нам тоже нельзя.

— Вы же пообещали ему восстановление Ордена джедаев, — нахмурился Пеллеон, которому я во время обследования горы Тантисс пересказал содержание разговора с клоном. — И даже назвали имя того пилота, который особо отличился в захвате «Лусанкии»…

— А также «Злобы», — напомнил я. — Да, Корран Хорн сделал немало вредного для дела Империи. Думаю, если удастся доставить его к К'баоту, или К'баота к нему, мы получим хотя бы моральное удовлетворение от того, что наш магистр с ним сделает.

Пеллеон вздрогнул.

— Вы ведь не собираетесь позволить К'баоту создать Орден на самом деле? — уточнил он. — Он один-то опасен, а если у него появятся последователи…

— Это будет катастрофа, — согласился я. — Нет, если б я хотел блага нашему дорогому «магистру», то рассказал бы ему про Люка и Лейю Скайуокеров. Последняя, беременная двойней, наверняка бы заставила нашего союзника поволноваться. Однако, не скрою. Наличие джедаев на стороне мятежников, дает им некоторые преимущества. Представьте только, насколько мы бы продвинулись в нашем деле, если в нашем распоряжении имелся человек с талантами К'баота, но абсолютно верный идеалам Империи?

— В Войнах Клонов я служил бок о бок с джедаями, — признался Пеллеон. — Среди них бывали и те, о ком можно положительно отозваться, но…

— Это дела давно минувших дней, капитан, — заметил я, подводя итог дискуссии. Что-то я слабину дал. Нельзя так. Нельзя выбиваться из образа! Контроль! Контроль! — Из Центра Империи есть какие-либо новости?

— Как ни странно, но да, — заявил капитан, передавая мне деку. — «Источник Дельта» прислал очередной доклад. Зашифровано, естественно.

— Что же, давайте взглянем, — я коснулся кодовым цилиндром, содержащим мои коды допуска, приемного гнезда устройства, активируя дешифратор. Как только символы на экране сменились удобоваримой писаниной, углубился в чтение.

Спустя несколько минут, удалив сообщение, вернул устройство капитану.

— Все разворачивается как никогда лучше, капитан, — я позволил себе сдержанную улыбку. — Нас информируют, что у мятежников не получилось заключить договоренность с контрабандистами на прямые централизованные поставки товаров. Их логистическая сеть находится в упадке. Интересное решение принял их главнокомандующий — разоружить боевые корабли ради увеличения объема полезного пространства для перевозок грузов.

— Глупое решение, — заявил Пеллеон. — Использовать флот в качестве фрахтовщиков — идиотизм.

— А вы хотите гениальных решений от вчерашних фермеров? — усмехнулся я. Пеллеон внимательно посмотрел на меня. Черт. Похоже опять выбился из образа. Ну почему я не посещал курсы актерского мастерства?! — Нам сыграет на руку их опрометчивое решение.

— Каким образом? — недоуменно спросил Пеллеон.

— Всему свое время, капитан, — произнес я. — Лучше расскажите, как обстоят дела с поиском технических схем генератора невидимости?

— Мы нашли его, — на губах Пеллеона появилась улыбка. — Схемы, несколько условно рабочих образцов. Техники еще работают над проверкой их пригодности к использованию, но, думаю, это успех.

— Несомненный, — согласился я. — Отправьте данные на «Химеру», мы заберем их с собой — необходимо проверить технологию в натуральных испытаниях. Что-нибудь еще полезное обнаружили?

— Пока только это, сэр. — признался капитан. — Но, генератор невидимости… это же огромный успех! Мы сможем подкрадываться к противнику и уничтожать его корабли…

— Нет, не сможем, — разрушил я надежды командира звездного разрушителя.

— Но почему? — удивился тот.

— Потому что использует в своей основе вещество, известное как «гибридиум», — объяснил я. — Маскировочное устройство, которое вы обнаружили — первая попытка гранд-адмирала Мартио Батча создать таковое.

— Никогда не слышал об этой технологии. — признался Пеллеон. — Честно говоря, я читал, что мы нашли чертежи средств маскировки, которые использовались еще во времена Войны Клонов.

— К сожалению, судя по записям Императора, это не так, — пояснил я. — Мартио Батч был выдающимся человеком. Талантливым, и в то же время — скромным. В то время, как императорский двор погряз в политических дрязгах, он дистанцировался от этого. За что даже получил прозвище «невидимый адмирал», — судя по усмешке Пеллеона, тот в курсе. — После нашего поражения в Битве при Явине, Император поручил Батчу создать маскирующее устройство. После долгих попыток, тот создал оригинальную схему — ту самую, которую мы обнаружили. Однако, она имела существенный недостаток — при ее активации пилот корабля не видел ничего за пределами маскирующего поля. Но сам корабль обнаружить оказалось невозможно. Собственно поэтому технология оказалась в руках Императора и попала в сокровищницу — у нее есть перспективы.

— Разве? — с грустью заметил Пеллеон.

— Да, — подтвердил я. — Когда гранд-адмирал Заарин предал Империю, он занимался решением проблем с недостатками маскировочного устройства на основе гибридиума. Ему удалось снизить энергопотребление и уменьшить размеры установки, но прорыва в этом деле он не достиг. Кстати говоря, своей смертью Заарин обязан именно еще одному недостатку гибридиума — при попытке совершения гиперпространственного прыжка, корабль с включенной подобной технологией разрывает на части.

— И вам это известно? — уточнил Пеллеон.

— Да, — подтверждаю едва заметным кивком. — Ведь это я уничтожил Заарина.

По крайней мере именно это было указано в документах Палпатина, относящихся к информации о системах маскировки.

Исследование носило название «Проект Ворнскр». Он ставил своей целью доработку исследований Батча. И занимался этим гранд-адмирал Заарин. Выдающийся инженер и изобретатель, он в свое время решил предать Палпатина. И потому по его следу был направлен Траун. Чисс разбил Заарина в прямом столкновении, после чего обманом вынудил мятежного гранд-адмирала воспользоваться для побега фрегатом под названием «Ворнскр». Деметриус Заарин и его приближенные купились на ловушку. Стремясь сбросить с хвоста Трауна, они активировали маскирующее устройство, которым был оборудован фрегат, для того, чтобы уйти в гиперпространство и остаться незамеченными. На их беду Траун ожидал этого шага. Он прекрасно знал о том, что при попытке уйти в гиперпространство со включенным маскирующим устройством, последует уничтожение всего корабля. Простая, и в то же время эффективная ловушка.

Палпатин, разъяренный предательством Заарина, приказал свернуть проект и уничтожить все без исключения материалы по нему. Довольно странно, учитывая тот факт, что он сохранил наработки Батча. Хотя, судя по записям Императора, до своего предательства, Заарин не добился большого прорыва. Однако, записи и схемы по снижению энергопотребления и габаритов установки, все же имеются. Как и указания на ту планету, где производилась добыча гибридиума. Гарос IV. Это важно, так как нам потребуется немало сырья.

Технологии, о которых говорил Пеллеон, ссылаясь на опыт Войн Клонов, использовали в своей основе кристаллы стигиума — и это позволяло им избегать неблагоприятных последствий вроде абсолютной «глухоты» и «слепоты».

Но вот проблема — стигиум настолько редок и настолько дорог, а для производства маскировки на его основе потребуются тонны этого вещества, что, к сожалению, можно забыть о существовании этого варианта развития событий. Нам это сейчас не по карману. И под «нами» я имею ввиду остатки Империи, а не конкретно наш флот.

— Капитан, — произнес я, обращаясь к Пеллеону. — Свяжитесь с кораблями нашего флота. Когда гора Тантисс заработает, я хочу видеть здесь лучших пилотов, техников, инженеров и солдат, чтобы создать их копии.

— Да, конечно, адмирал, — рассеянно произнес имперец. — Только… Сэр, вряд ли склады Имперского Пространства окажутся настолько полны техникой и обмундированием. Я про штурм-броню. Ведь ее почти не изготавливают сейчас — заводы под контролем мятежников.

— Мы заберем все, что нам потребуется, — твердо произнес я. — Имущество Империи есть на черном рынке, есть у контрабандистов, уверен, что есть что-то и у Каррде. Кстати говоря, данные с маячков у нас есть?

— Они все еще на Миркре, — заявил Пеллеон. — «Мертвая Голова» и три «Звездных галеона» направляется туда за новым грузом йсаламири и может проверить…


— Вот как? — удивился я. — Прошло одиннадцать дней, а они до сих пор на своей базе? Интересно. Нет, передайте капитану Харбадаа, чтобы изменил курс и двигался напрямую на Вейланд. Тех йсаламири, что есть на «Химере» будет достаточно на первое время. Не нужно давать нашему противнику больше информации для размышления, чем необходимо.

— Думаете, что контрабандисты не намерены покидать планету? — уточнил командир звездного разрушителя.

— Нет, — уверенно заявил я. — Больше похоже на то, что они обнаружили наши маячки и оставили их нам на память, — бросив взгляд на ногри, добавил:

— Похоже, Рукх, ты не так эффективен, как мне этого бы хотелось.

— Я исправлю свою ошибку, наш новый господин, — с готовностью поднялся на ноги Рукх.

— Думаешь, я настолько наивен, чтобы доверять новое задание тому, кто не справился с предыдущим? — ничего не выражающим тоном произнес я. — Нет, пусть это проверят наши разведчики. Насчет снабжения, капитан, — посмотрев на Пеллеона, заметил, что он разглядывает клонирующие цилиндры. — Разве на складах не остались миллионы комплектов брони «Фазы-2» для клонов?

— Да, сэр, конечно, — закивал Пеллон. — Они на складах стратегического резерва…

— Которые располагаются в Глубоком Ядре, — заключил я. Хорошо Палпатин устроился. «Усе до сэбэ». — Не думаю, что с нами ими поделятся.

— Да и они типовые, рассчитанные лишь на одного разумного, донора клонов Великой Армии Республики, — дополнил Пеллеон.

— Конечно, — согласился я. — Что же, источник пополнения нашей армии и флота имеется. Теперь давайте позаботимся о тылах, снабжении и… новых кораблях для нашего флота. Организуйте мне встречу с представителями пиратов, корсаров и угонщиков. У нас для них будет предложение.

* * *
Джоруус К’баот.

Психически неустойчивый клон джедая, который и в лучшие свои годы не отличался особым терпением и миролюбием.

Очень опасный ресурс. Очень.

Отправляясь на Вейланд я убедил себя в том, что воспользуюсь его услугами, не раскрыв секрет о том, что в галактике имеются джедаи. Потому что это опасно — в первую очередь для самого меня. Однако, единственное, чем можно было заинтересовать безумца — это наследие джедаев. Потенциальные ученики.

И самое страшное — я прекрасно знал, что из себя представляет этот клон. И какими будут последствия от его использования в рамках «Кампании Трауна».

Разрушить город, чтобы убить его — было бы слишком опрометчиво и глупо. В известных мне событиях кампании Трауна он сыграл немаленькую роль в тактических победах, но и доставил немерено проблем в стратегическом плане. Уничтожить его сейчас — многие из известных мне эпизодов кампании придется преподносить под «другим соусом». Если их вообще возможно было бы реализовать. А оставить в живых, позволив ситуации развиваться по известному сценарию — опрометчиво, если не сказать, что глупо.

И не ясно, что из этих вариантов будет лучше.

Потому я и начал собственную игру, подставив под удар не самого сильного из потенциальных джедаев. Да, Корран Хорн станет весьма существенным приобретением Нового Ордена джедаев, созданного Люком Скайуокером. Но будет это уже в далеком будущем. Если вообще случится.

В известных мне событиях «Трилогии Трауна» гранд-адмирал пообещал безумцу доставить еще нерожденных детей Лейи Органы-Соло, чтобы тот мог их обучить. Решение, приведшее к катастрофе. Потому что он использовал для этого ногри. Тех самых ногри, которые поклонялись Дарту Вейдеру как своему богу и господину. Или Траун не знал о том, что Дарт Вейдер и Энакин Скайуокер — одни и те же люди, но в разные периоды своей жизни, или не знал, что Люк и Лейя — его дети. Или же не догадывался о практически сверхъестественной возможности ногри по запаху определять родство.

Так или иначе, но по собственному желанию я Джоруусу К’баоту не отдам Скайуокеров. Это семейство опасно на Темной Стороне — Дарт Вейдер не даст солгать. И его внук, еще нерожденный Дарт Кейдус, он же — Джейсен Соло — из той же колды. Мало что способно справиться с джедаем — если не другой джедай. Ну или сит. Таковых в моем распоряжении не имелось. Отправлять на убой спецназ и штурмовиков мне не хотелось. Рисковать переходом ногри на сторону врага — тоже. Необходимо отслеживать перемещения Скайуокеров по галактике и держать от них ногри подальше. Это первое. Второе — решить вопрос с их планетой. Насколько я помню, Империя, чтобы держать ногри в повиновении, обещала устранить последствия экологического кризиса, разразившиеся в период Войн Клонов из-за падения сепаратистского корабля с отравой на борту на поверхность Хоногра, родины ногри. Дарт Вейдер воспользовался ситуацией и сделал так, чтобы возвращение планеты к первозданному виду шло очень медленно. А в обмен на продукты, медикаменты, технологии — ногри служили Империи в качестве убийц и диверсантов. И здесь открываются определенные перспективы.

Однако, вернемся к джедаям.

У меня есть определенные сомнения в том, что Скайуокеров вообще можно победить, не обладая Силой. Меня подобная участь обошла стороной, и, скорее всего — слава богу. Потому как у всех этих чувствительных к Силе какие-то свои представления об окружающем мире. Словно с аутистами ведешь беседу. И нет тут никакой разницы между джедаями или ситами — все они одинаково контужены на всю голову.

Отвлечение внимания от Скайуокера имеет своей целью и еще одну цель. Не начни Траун охоту на Люка и Лейю Скайуокеров, будущий гранд-мастер не встретится с Марой Джейд. Не встретится — то и не захочет прибегать к его помощи. А раз так, то обстоятельства не поставят ее на сторону Новой Республики.

По этой и другим причинам никто не отправил ногри на Биммасаари, чтобы захватить Скайуокеров. Это бессмысленно. Они выкрутятся. А я лишь раскрою свой интерес к ним и открою Новой Республике секрет существования ногри и их умения. Нет, пусть живут. Пока что.

Идея создания Ордена джедаев, лояльного Империи, признаюсь, интригующая. Но вряд ли ее можно осуществить под руководством Джоруса К’баота. Точнее сказать — вообще невозможно. И уж точно — не в настоящий момент. Необходимо время, более благопристойная ситуация в галактике и лояльные Империи разумные, способные стать наставниками для юных дарований.

А следовательно — это решение не сегодняшнего дня. Значит — запомним, но отложим из списка краткосрочных и необходимых задач.

Необходимо решить ряд более срочных задач.

Например — пополнение моего скромного флота.

Вон оно как… Быстро вжился в роль настоящего Трауна. Что ж, тем лучше. Главное продолжать себя контролировать и не позволять себе расслабляться. Провал довольно быстро сократит срок моей второй жизни.

Дверь в мою каюту отъехала в сторону, пропуская внутрь капитана Пеллеона.

— Сэр, — обратился он. — Прибыла «Мертвая Голова». Собранные со всех кораблей специалисты доставлены в гору Тантисс. Как и временный гарнизон базы вместе со всей необходимой техникой.

— Отлично, — произнес я. — Передайте коменданту, чтобы приступал к операциям по клонированию. Чем больше у нас будет технических специалистов, тем лучше.

А еще лучше было бы клонировать одного из лучших, если не лучшего, имперского пилота — барона Сунтира Фела. Да вот проблема — этот разумный находится на базе Империи Руки на Нирауане. И к большому сожалению, или счастью, но координаты Империи Руки мне недоступны. Я рассчитывал на то, что эти данные есть на кодовых цилиндрах Трауна, но ошибся. Чисс не доверял такие данные никакому устройству хранения данных, кроме своей собственной памяти. Которой у меня больше нет. Обидно, конечно. Но, кто знает, если бы сохранилось сознание Трауна, выжило бы мое собственное? Или, по законам жанра попаданцев в другие тела, мы бы стали чем-то новым. Нет, спасибо. Чужие мысли мне не нужны. Траун, пусть и гений, но он опирался на аналитику своего разума. Его мозги — мои. И, в отличие от него, у меня есть знания будущего. Интересный получается вариант — гениальность против посредственности (чего уж тут скрывать?), укрепленной послезнанием. Посмотрим, что из этого получится. Взять корабль и улететь далеко-далеко можно в любой момент. Но этот вариант прибережем на самый крайний случай. Не все еще потеряно для меня и Империи. Просто не все об этом знают.

— Но у нас нет для них кораблей, — резонно заметил Пеллеон. — Сэр, я сомневаюсь, что тот преступный сброд, которому вы наметили встречу в системе Пакууни, в состоянии добыть для нас флот. Не лучше ли попытаться договориться с военачальниками в Глубоком Ядре? Тем более, что им есть что нам предложить. Те же доспехи клонов «Фазы-2»… На черном рынке за полностью исправные комплекты требуют совершенно неприличные деньги. А мы могли бы их сэкономить, заключив союз…

«Давай уже сразу слетаем на Бисс и присягнем Возрожденному Императору Палпатину?», — так и хотелось ответить. Но лучше об этом молчать, иначе Пеллеон, да и другие командиры, не говоря уже об Осколках Империи, реально бросятся туда сломя голову.

— Мы — Империя, капитан, — напомнил я. — Они — не более чем мятежники. Пусть и другого калибра, чем те, что удерживают под контролем Корусант. Предложение присоединиться было им сделано — они его отвергли. Упрашивать и просить кого-либо я не намерен. В свое время мы расправимся и с ними. И попрошу более не поднимать этот вопрос.

— Да, адмирал, — твердо произнес Пеллеон.

Некоторое время я смотрел на экран монитора своего компьютера. Затем, произнес:

— Свяжитесь с нашими людьми в разведке. У меня для них будет ряд заданий.

— Убикторат или…? — уточнил Пеллеон.

— Достаточно будет и нашей собственной флотской разведки, — уточнил я. — Как обстоят дела с системами защиты горы Тантисс?

— Три из четырех реакторов в исправном состоянии, — доложил Пеллеон. — Четвертый нуждается в дорогостоящем ремонте, но по сообщению коменданта, для нормальной деятельности будет достаточно и трех. Как только штурмовики с «Мертвой Головы» выгрузятся, можно будет сказать, что гора полностью под защитой. Однако, помнится, вы говорили о том, что легион штурмовиков на планете — это риск разоблачения.

— На планете — да, — подтвердил я. — Штурмовики и приданная им техника вроде шагоходов АТ-ST и спидербайков будут располагаться внутри горы. Наш покойный Император любезно снабдил свою сокровищницу экранирующими установками, защищающими от сканирования. Так что здесь мы ничем не рискуем. А вот в случае нападения — легион штурмовиков и тяжелая техника окажут достаточное сопротивление любому противнику, чтобы задержать их до подхода главных сил.

— Сэр, быть может, следовало тогда использовать штатный легион, а не собирать по всему флоту? — уточнил Пеллеон. — Фактически, мы лишили наши войска лучших из лучших…

— Так уж и лишили? — поинтересовался я, пристально смотря на Пеллона. Ну же! Это просто! Соображай! Да я ж тебе на блюдечке все рассказал при прошлой нашей встрече!

— Вы клонируете их! — сообразил, наконец, капитан «Химеры».

— Именно так, — подтвердил я. — Сейчас у нас нет большой необходимости в наземных соединениях. Потому первыми мы будем создавать именно техников — для победы нам необходимо большое количество специалистов. Именно поэтому как гарнизон, так и техники на Вейланде — это лучшие из тех, кто у нас есть. Они будут работать в горе Тантисс, одновременно служа источниками генетического материала для клонирования. У нас не так уж и много кораблей, даже на первый вид — бесполезных — чтобы гонять их через половину галактики, отправляя все новых и новых специалистов для клонирования. Оптимизируем работу. Нам нужны техники — они у нас будут. Когда придет очередь наращивать численность штурмовиков — мы займемся и этой проблемой. Но для начала следует обеспечить наших клонов обмундированием, пропитанием и местом службы. Не говоря уже о том, что нам нужна победа. Разгромить мятежников сразу, в одном генеральном сражении нам просто не под силу — нет достаточного количества кораблей. Но вместе с тем, мы можем убить крайт-дракона, нанося ему вроде бы и не самые серьезные, но удары. Один, два, три — они не разрушат Новую Республику. Однако вселят в сердца наших бойцов уверенность в том, что мы можем воевать. Резюмируя все выше сказанное, я определил нашу первую, но далеко не последнюю цель.

Коснувшись клавиш компьютера, спроецировал под потолком голограмму звездной системы.

— Слуис Ван? — опешил Пеллеон. — Это ведь одна из крупнейших верфей мятежников. Не говоря уже о том, что это секторальная база флота! Там одних звездных крейсеров мон-каламари штук тридцать!

— Все верно, — спокойно заметил я. — Наша разведка не даром получает зарплату. В самом деле, Слуис Ван достаточно укрепленное место. Как и Фондор, как и Куат, как и Салласт, как и Мон-Каламари, он же — планета Дак. Не говоря уже о верфях классом ниже. Лишь на Слуис Ване, родине мон-каламаре Даке, Фондоре и Куате мятежники могут строить свои корабли линейного класса. А соответственно и защищают их основательно. Именно поэтому, никто не ожидает атаки на эту планету.

— Адмирал, — с беспокойством произнес Пеллеон. — Осмелюсь напомнить, что в нашем подчинении всего шесть звездных разрушителей типа «Имперский» в первой и второй модификациях вашего оперативного соединения, три «Имперских» поддержки, два звездных разрушителя типа «Победа», три звездных разрушителя типа «Интердиктор», два крейсера-заградителя типа «Иммобилайзер 418», средние крейсера типа «Удар» в количестве десяти вымпелов, да фрегаты типа «Звездный галеон»…


Звездный разрушитель типа «Интердиктор».


— Спасибо, что напомнили мне о том, каким флотом я командую, капитан, — сухо заметил я. — Если вы намеревались сравнить наши объединенные силы с секторальным флотом мятежников у Слуис Вана, то давайте сразу выбросим из уравнения «Звездные галеоны». Они всего лишь вооруженные фрахтовики, пусть и способные самостоятельно отбиться от пиратов. Но не от звездных крейсеров мон-каламари, которым по силу вести дуэль на равных с имперским звездным разрушителем.

Пеллеон выглядел смущенным, очевидно понимая, что несколько забылся. Но «снимать стружку» с него я не прекращу.

— Так же, давайте не забывать, что конструктивные особенности крейсеров-заградителей типа «Иммобилайзер 418» не позволяют ему противостоять угрозам легких кораблей и малых летательных аппаратов, которые так обожают применять мятежники, — продолжал я. — А его откровенно слабое вооружение в период работы генераторов гравитационной воронки так и вовсе практически лишено энергии по причине того, что она вся уходит на питание четырех генераторов.


— Сэр, я… — попытался было он сказать что-то в свое оправдание, но был бессовестно прерван.

— Итого, в бою с секторальным флотом мы можем использовать без оглядки на противника всего девять звездных разрушителей типа «Имперский» первой и второй модели, два звездных разрушителя типа «Победа», три звездных разрушителя типа «Интердиктор», оборудованных проекторами гравитационных воронок и способных принять участие в полномасштабном сражении, да десять средних крейсеров, которые суммарно вряд ли дотянут по огневой мощи до пары имперских звездных разрушителей, — я поймал себя на том, что начал заводиться и добавлять в голос свое раздражение. Твою дивизию с утра пораньше да на марш-бросок! — Ничего не упустил, капитан?

— Нет, сэр, — шумно сглотнул Пеллеон. — Приношу свои извинения, адмирал, я забылся и…

— Извинения приняты, капитан, — сухо произнес я. — Но не буду отрицать, что в ваших словах есть толика справедливой истины.

Капитан стоял не шелохнувшись.

— Что мы знаем о флоте мятежников? — задал я риторический вопрос. — Как ни странно — довольно много. Или же, если посмотреть на все с другой стороны, наоборот, мало. Но, давайте обратимся к сведениям нашей разведки, — я нашел на компьютере соответствующий файл и вывел его в качестве голографической проекции.

— На данный момент Флот Обороны Новой Республики, как они себя величественно кличут, состоит из четырех региональных флотов, со штаб-квартирами на планетах Кашиик, Элом, Ботавуи и Анаксис. Последний является домашним флотом, защищающим сектор Корусант. И с ним нас текущими силами — не справиться. Но остальные три… Несмотря на то, что большая часть повстанцев — это выходцы из захудалых миров, среди них немало предателей из наших рядов, которые так или иначе, но поспособствовали наведению порядка и централизации в рядах противника. Мы знаем, что вплоть до оккупации Корусанта три года назад, главная тактическая уловка противника строилась на гибкость оперативных соединений — для того, чтобы имелась возможность перемещать их между огромными пространствами. Это не Имперский флот в период своего расцвета, когда в каждом секторе имелся свой флот, достаточно боеспособный и автономный. Повстанцам приходится прибегать к тактике оборонительных узлов. Они имеют штаб-квартиры для каждого из своих флотов, после чего создают на какой-либо планете региональную базу помельче и перемещают туда более мелкие тактические объединения, вроде эскадр или боевых групп. Подобная организация создает видимость защиты территорий в заданном квадрате галактики. Случись чего — и с региональной базы прибудет несколько кораблей для того, чтобы как следует отстоять независимость атакованных миров, — делился я обобщенными сведениями из имперских архивов. В самом деле, там немало интересного! Жаль только в сутках всего двадцать четыре часа и нельзя потратить много времени на изучение этого информационного сокровища. А так же у меня возникло подозрение, что к этим данным обращаются очень немногие. — Следовательно, структурная организация противника имеет уязвимости. Не только тактического и стратегического плана. Но и морально-этического.

— Не совсем понял, сэр, — признался Пеллеон. — Как нормы морали относятся к ведению войны?

— Для нас — никак, — заверил я. — Приказ есть приказ. Для Новой Республики, которая и без того едва держится, сохранять лицо борцов за демократию и прочие идеалы Старой Республики — очень важно. Представьте, что начнется, если, скажем, гипотетический враг окажется в какой-нибудь системе мятежников. Условие — в этой системе нет собственного флота.

— Они направят запрос о помощи на ближайшую базу, — выдал разумный ответ капитан «Химеры».

— Именно, — кивнул я. — Причем — ответят соразмерно угрозе, иначе остальное — бессмысленно. Слишком слабую оперативную единицу гипотетический враг уничтожит, слишком сильная — напрасная трата ресурсов. Но вернемся к условиям теории. Атакована одна система и ей на выручку спешит первая боевая группа противника. Затем, в зоне ответственности все той же региональной базы атаке подвергается еще одна планета. Каковы будут действия мятежников?

— Вновь пошлют подкрепление, — уверенно произнес Пеллеон.

— И так далее, — не стал я утруждать себя подробностями. — Каждая новая атака — очередное подкрепление. Но в конце концов, а что же останется на самой базе?

— Орбитальные защитные платформы, возможно какие-то силы для патрулирования, корабли, находящиеся в ремонте, — принялся предполагать Пеллеон.

— Или же — проходящие разоружение, — уточнил я.

— Мятежники намерены использовать свои военные корабли в качестве транспортов! — воскликнул Пеллеон.

— Да, — спокойно согласился я. — Система конвоев. Понятное дело, что они не разоружат все подряд корабли — лишь некоторые из них. Цель нашей разведки — выяснить какие именно. Наше отступление под Оброа-скай вселило в них надежду на то, что у Империи переломан хребет. И они отчаянно нуждаются в восстановлении экономики. Межзвездная торговля даст им необходимые средства для ремонта и модернизации своих кораблей, не говоря уже о том, чтобы построить новые. И наша первоочередная цель — не позволить им усилить свои вооруженные силы.

— Нападением на Слуис Ван? — задал риторический вопрос Пеллеон.

— Да, — подтвердил я. — Как вы справедливо заметили, флот у нас не самый большой. Раскусить оборону Дака нам не по силам — слишком много там звездных крейсеров мон-каламари. Аналогично и на Фондоре. Сектор Куат так и вовсе кишит их собственным флотом, включая дредноуты типа «Доверитель». Так что Слуис Ван — наша самая оптимальная из недопустимых целей. Мятежники используют верфи этой планеты для того, чтобы разоружать свои корабли. Сама планета — важный транспортный узел в этой части галактики. Достаточно посмотреть на то, что повстанцы активно заигрывают с местными видами, слуисси, чтобы обеспечить их лояльность. Некогда лишь Дак и Слуис Ван могли обеспечить нашего противника кораблями линейного класса. С присоединением других планет, в частности сектора Куат, значимость слуисси для мятежников упала. Использование их мира в качестве транспортной артерии должно повысить в глазах слуисси их значимость для правительства на Корусанте. А потому наш удар будет достаточно сильным, чтобы не только пошатнуть флот мятежников, но и заставить местных жителей задуматься над вопросом — а правильно ли они сделали, сменив свою верность Империи на несбыточные мечты о демократии.

— Вы надеетесь, что слуисси станут лояльны Империи? — недоверчиво спросил Пеллеон.

— Я намерен предпринять к этому меры, — получен был им ответ. — У нас не так уж и много верфей того же класса, что и на Слуис Ване. Не говоря уже о том, что имеющиеся там сухие доки позволяют производить ремонт в значительно короткие сроки. Например орбитальные доки Слуис Вана типа V-475.


— Насколько я помню, слуисси строят их лишь для себя, — произнес Пеллеон.

— Именно, — согласился я. — Особенно хорошая их технология сухих доков. Замкнутое пространство, в котором может с комфортом разместиться звездный крейсер мон-каламари, или имперский звездный разрушитель. Достаточно лишь закрепить корабль в специальных устройствах и наполнить сухой док воздухом, что позволит работать без специального снаряжения. Сами понимаете — такой подход позволяет ремонтным бригадам действовать не в невесомости и в скафандрах, а в более комфортных условиях нормального дыхания и без стеснения. Оперативность ремонта возрастает. И нам это на руку. Нам это нужно.

— Иными словами — мы нацелены лишь на нанесение вреда мятежникам, а не верфям слуисси? — уточнил Пеллеон.

— О последнем не может быть и речи, — строго сказал я. — Все, что мы разрушим, потенциально придется восстанавливать нам самим. Да и на настроении слуисси лишние расходы так же скажутся.

— Вы не хотите наказать их за то, что они предали Империю? — удивился Пеллеон.

— Предателей слишком много, капитан, чтобы тратить на казнь каждого из них наши и без того ограниченные ресурсы, — заявил я. — В условиях, когда смерть Императора Палпатина привела к борьбе за власть, неразбериха испугала многих. Так что, вопрос — кто предавал, а кто перешел на сторону мятежников из коммерческого или иного экономического интереса — остается невыясненным. Уверен, что как только мы заявим о себе как о надежной силе, способной противостоять мятежникам, а самое главное — обеспечить верфи и заводы заказами — даже Куат задумается, а не стоит ли ему вернуться в лоно Империи.

— Необычный подход, — признался Пеллеон. — Империя длительное время держала всех в страхе и железном кулаке.

— Может поэтому и возникло Восстание? — поинтересовался я. — Империя принесла галактике стабильность, которой не было при прошлом правительстве. Но, как и любой другой политический режим, Новый Порядок не лишен недостатков. Наша задача — извлечь уроки из прошлого и не допустить повторения ошибок прошлого.

— Я понял, гранд-адмирал. — выпрямился Пеллеон.

Я тоже сделал выводы.

— Сообщите нашим разведчикам, что нам необходим ряд дополнительных элементов, — произнес я. — Иначе успех операции на Слуис Ване окажется под сомнением. Первые из них — это автономные геологические буры. Я слышал на планете Нклонн есть такие плазменные буры, разработанные компанией «Слайн энд Корпил». А так же — немало интересного. Например, большое количество редкоземельных полезных ископаемых, необходимых при строительстве звездолетов. Сообщите капитану Брандею, что «Вершитель» необходимо подготовить соответствующим образом к предстоящей миссии.

— Да, сэр, — козырнул командир звездного разрушителя, покидая мою каюту.

Едва за ним закрылась дверь, я позволил себе расслабиться, откинувшись на спинку кресла. Некоторое время рассматривал объемную карту системы Слуис Ван. Ничего выдающегося, ничего примечательного. Кроме планеты и ее верфей.

Даже источник ресурсов для этих производственных и ремонтных мощностей — внешний. То есть, занятие верфей Слуис Ван с целью их использования предполагает еще и наличие источника материалов для работы стапелей и доков. И должен он быть довольно близко, иначе придется тащить ресурсы — запчасти, руду, материалы через половину галактики. Что дорого и неэффективно.

При таких условиях выбросить Лэндо Калриссиана с планеты Нклонн, богатой минералами, но слишком опасной из-за повышенной радиации, не самая плохая идея. Одно дело — преодолеть два-три, ну ладно — пять секторов, а другое — пару сотен. Но опять же — это перспективы нашего нападения на Нклонн. Тактическая выгода совсем иного плана.

Имелась весьма неплохая возможность уничтожить семейку Скайуокеров, спровоцировав на Биммисаари атаку моих агентов на эту почтенную группировку. Как и в известных мне событиях, они бы испугались за неродившихся еще близнецов. А если б не испугались — атаку можно было бы и повторить. И не обязательно это должны были быть ногри. Так или иначе, но Скайуокеры и Хан Соло оказались бы на предприятии по добыче полезных ископаемых на плане Нклонн, принадлежащем Ландо Калриссиану. И при желании их можно было бы уничтожить одной орбитальной бомбардировкой, но…

Опять же, приходится учитывать обстоятельства.

Нклонн расположен слишком близко к своему светилу, и радиация, да еще и излучение звезды может буквально запечь звездный разрушитель в собственном соку. Долго находиться там, даже с учетом имеющейся защиты — нецелесообразно. Использовать медлительный корабль для защиты — очень плохой вариант развития событий. Безопасный — да. Но за то время, что потребуется на захват необходимого звездолета, на прыжок к самой планете — разумные на предприятии могут не только подготовиться к атаке, но и припрятать то, что имеется. Обойдемся простым разбоем. Пусть и пострадает техника.

Вторая, и главная причина, по которой необходимо сохранить жизнь этой семейке — Император Палпатин. В известных мне событиях лишь Скайуокеры (по закону жанра, кто бы сомневался) смогли уничтожить и Возрожденного Императора, и его армаду. И если насчет первого я не особо горевал, то вот второе… Сотни кораблей, многие из которых — звездные суперразрушители… И всем им суждено погибнуть в финале кампании Возрожденного Императора. Очень и очень жаль.

В личных покоях Императора внутри горы Тантисс я нашел немало интересного. Очевидно Палпатин не особо и продумывал компьютерную защиту своих данных, раз любой информационный чип можно было изъять из его необъятной коллекции и прочитать на любой деке.

Некоторые из них можно было бы использовать уже сейчас — и тогда бы Новая Республика пала бы и без моего непосредственного участия. Но опять же — кто тогда остановит клонированного безумца? И я сейчас не о Джоруусе К’баоте. Палпатин будет обладать огромными ресурсами — достаточно только посмотреть на технические данные кораблей, которые строились для его личного флота. И сразу же становится понятно, что вряд ли бы сам Траун смог бы победить этого человека и его сторонников.

Любопытен тот факт, что в имперских вооруженных силах не было особым секретом строительство множества кораблей. Они даже проходят в специализированных справочниках с приблизительными тактико-техническими характеристиками. Однако, похоже никто из имперцев так и не задался вопросом: «А куда все это богатство делось?».

Сложно себе представить, чтобы добрый десяток, если не более, различных звездных суперразрушителей, если бы их уничтожили повстанцы, не прогремел в их мотивационно-популистических речах. Так ведь нет, никто толком и не задавался целью разыскать эти корабли. На строительство которых потрачены годы и миллиарды. Подобных трат просто невозможно не заметить!

Или все же, задавался?

Весьма любопытен тот факт, что значительная часть подобных звездолетов исчезли с просторов галактики как раз в период после Битвы при Эндоре, когда началась каша войны одних имперцев с другими, известная как Имперская Гражданская Война. Вероятнее всего, учитывая размеры галактики, их посчитали уничтоженными, не став вдаваться в подробности.

И очень зря, потому как пропали весьма и весьма примечательные корабли — да не просто пропали, но я даже подозреваю, где именно они осели.

Например, звездные разрушители типа «Прокурсатор». Покопавшись в памяти, отождествляя название корабля с аналогами из родного языка, так и не подобрал перевода. Жаль. Хорошо, запомним его как «Прокурсатор».

Один километр и двести метров длины, что короче стандартного имперского звездного разрушителя. Три осевые линейно-возвышенные башни с артиллерией главного калибра. К сожалению в файлах Палпатина не имелось указаний на количество орудий в каждой башне, но могу предположить, что в каждой из них от четырех до восьми — стандартное комплектование турболазерных башен в Имперском флоте. Итого — от двенадцати до двадцати четырех тяжелых турболазеров. Плюс одиннадцать батарей тяжелых турболазеров, разнесенных по корпусу и бортам. Для обеспечения энергией всего этого добра — генератор солнечной ионизации под днищем. Не самый мощный корабль, надо признаться — на звездных разрушителях типа «Имперский» орудий побольше будет. Наверное… Еще бы знать сколько орудий на «Прокурсаторе» в каждой батареи… Но, так или иначе, это редкий «зверь» — построено их, опять же, если верить данным из сокровищницы… Неизвестное количество. Я сперва даже глазам своим не поверил. Данные отсутствуют. Хотя аналогичная справка есть по тем же самым звездным разрушителям типа «Имперский». Данные о нарядах, поставках строительных материалов — по каждому кораблю. А их, на минуточку, за почти тридцать лет существования Галактической Империи, построено более двадцати пяти тысяч штук. И это только численность ИЗРов, без учета других типов кораблей.

Вероятнее всего была построена лишь опытная партия, после которой решили не развивать проект. Но, готов побиться о заклад, что раз этих кораблей нет на просторах галактики, нет ни у Империи, нет ни у Новой Республики, все эти корабли сейчас проходят службу во Флоте обороны планеты Бисс, скрытую и надежно охраняемую в Глубоком Ядре. Тайная резиденция Возрожденного Императора Палпатина… Место, которое в здравом уме следует обходить десятой дорогой.


Или, например, модульный крейсер оперативной группы. Создан компанией «Верфи Тагге Индастрис Лимитид». Учитывая, что на «Звезде Смерти» служил высокопоставленный офицер по фамилии Тагге, можно было бы предположить, что всему причиной кумовство, однако останется это тайной за семью печатями. Все, те кто так или иначе могут приоткрыть тайну, зачем Имперскому флоту проводить конкурс на постройку подобного типа корабля при наличии сотен типов узкоспециализированных звездолетов, так или иначе уже умерли. Единственная здравая мысль — это как раз таки создание модельного типа кораблей, способного выполнять различные миссии. Весьма удобно — корабль один, а может быть и госпитальным судном, и тюремным, и звездолетом разведки — лишь меняй огромные модули с необходимым персоналом и оборудованием внутри. Учитывая, что во флоте Имперского Пространства и прочих осколках нет-нет, да встречаются медицинские корабли времен Войн клонов, если не сказать, что еще большей древности, то становится понятно, что проект модульного крейсера или не сыскал большой популярности в рядах имперских флотоводцев, или же, находится в том месте, где особо не хочется появляться пред светлые очи. Что странно — о вооружении этого корабля, или «начинке» модулей — ни слова. Как и о количестве построенных кораблей, данных контракта… Будто такие данные вовсе отсутствуют. Странно.


А дальше…

А дальше становится уже просто страшно. И я не шучу.

Длина — семь тысяч двести метров. Классификация — «Быстроходный дредноут». Тип «Воин». Создан на основании концепции дредноутов типа «Доверитель», построенных на Куате. Меньших размеров, чем его предшественники, менее вооруженный, но гораздо более быстроходный, чем «Доверители», «Палачи» и все остальные корабли классификации «дредноут» или «звездный суперразрушитель». Что примечательно — о его вооружении нет ни слова. Даже в файлах Палпатина. И начинаю подозревать, что неспроста.

Но если этого кажется мало, чтобы начал выступать пот на лбу, то как насчет того, что количество построенных кораблей так же засекречено? Даже для Имперской разведки. Даже для Убиктората. Просто есть факт — такой тип кораблей существовал и существует. Да, разработан он до того, как был заложен первый из «Палачей». И все, смиритесь с этим. Даже технического задания нет. Ни примерных характеристик, ничего. Только длина…

А чтобы я и вовсе не расслаблялся, в отчетах Убиктората можно найти сведения о том, что у мятежников на вооружении находится как минимум один такой корабль. Один звездолет, в котором мощи больше, чем во всем моем флоте… И ни слова о том, насколько больше. Но даже по схемам видно, что количество одних только турболазерных башен сравнимо с тем, что есть на моих девяти звездных разрушителях типа «Имперский». Не говоря уже о том, что существуют батареи, пусковые установки протонных торпед или ударных ракет. Судя по всему, кто-то очень сильно постарался, чтобы данные о кораблях, каждый из которых на голову превосходит не только основной линейный звездолет Империи но и Новой Республики, не оказались в открытом доступе. Нужно будет осторожно поинтересоваться у Джоруса К’баота, а не успел ли кто-то из тех, кто приходил за Хранителем горы Тантисс до меня, проникнуть внутрь. Потому как очень и очень странен тот фат, что в личной сокровищнице Императора отсутствуют данные на подобные типы кораблей. В то время как технические спецификации того же самого «Палача» — имеются. Хоть завтра начинай строить. Было бы где и были бы деньги. Много денег. Очень много денег. Учитывая, что в расцвет Галактической Империи тратились миллиарды при отлично организованной логистике и тысячах миров, поставляющих ресурсы на прекрасно оснащенные верфи, немудрено, что никто сейчас среди Имперских Осколков не пытается построить хотя бы один звездный суперразрушитель. Банально нет на это средств.


Что ж, перейдем к следующему файлу.

«Звездный суперразрушитель типа «Возмездие».

Удивлен ли я тому, что опять толком ничего не нашел? Ни данных о вооружении, ни о скорости корабля, ни о количестве членов экипажа, авиакрыле и так далее. Просто есть файл с названием и визуальная картинка.


Больше сомнений не вызывает. Файлы вычищены. Топорно, наверняка работали в спешке — что не удивительно, учитывая факт безумного Джорууса К’баота, что мог идти по пятам. Сделали максимум возможножного — уничтожили то, что представляет наибольший интерес — технические подробности. Можно сколько угодно разглядывать трехмерную копию корабля, но реальных данных ты не получишь, будь ты даже семи пядей во лбу. Звездолеты могли пройти модернизации, могли пройти обновления, доукомплетования, или наоборот, частичное разоружение.

Та же информация о звездных суперразрушителях типа «Затмение» и «Владыка», оснащенных осевым суперлазером, едва ли слабее тех, что использовались на «Звезде Смерти», отсутствует напрочь. Что неудивительно, учитывая тот факт, что «Затмение» являлся или будет являться флагманом Палпатина в следующем году. Простая и эффективная процедура заметания следов. Чтобы никто — даже союзники — не знали о том, что именно есть в распоряжении Палпатина. Судя по всему, после того как погибли гранд-адмиралы, оставшиеся военные настолько преисполнились желанием перегрызть друг другу глотки, что даже не заметили, как пропала половина флота, если не больше.

Нет, еще немного и я в самом деле начну думать, что все имперские вооруженные силы находились под контролем Палпатина вплоть до битвы при Эндоре, когда его смерть заставила имперские войска лишь жалобно отбиваться от горстки кораблей противника. Тогда почему он, если уже воскрес, не делает этого снова? Он запросто мог дать о себе знать всей Империи, и за ним бы пошли. Хм… наверняка это как-то связано с подчистками документов в сокровищнице.

Данные по «Палачам» или не успели удалить, или же, наоборот, не пытались. Тип этого звездолета хорошо известен, и находился на виду у миллионов разумных. Наверняка данные о нем есть у Новой Республики, и были до того, как те захватили «Лусанкию». Нет, готов побиться о заклад, что подручные Палпатина поспособствовали тому, чтобы удалить из имперских и личных архивов Императора данные о кораблях, которые обладают большой разрушительной силой. Но проходили службу где-нибудь подальше от мест развертывания главных сил Имперского Флота.

И сразу возникает вопрос — если были подправлены файлы в личной коллекции Императора, то быть может есть их копия где-нибудь еще?

Например, пресловутый «Камааский документ» — список ботанов, которые отключили планетарный щит и позволили имперцам устроить показательное истребление посредством орбитальной бомбардировки на головы местного населения. Он есть в личной сокровищнице Палпатина. И есть в распоряжении гранд-моффа Ардуса Кейна. Правда, судя по тому, что тот его до сих пор не вынес в свет — глава Содружества Пяти Звезд либо не знает о его существовании в архивах Империи на Яге Малой, либо решил приберечь до более подходящих времен. Опубликование этого документа сейчас привело бы к развалу новой Республики. Потому как ботаны в ней играют не последнюю роль. А учитывая их природную тягу к власти — уверен, что они метят очень высоко. Один из флотом мятежников базируется в секторе, известном как Пространство ботанов, между прочим. О этом известно, да и не особо скрывается…

Вот оно!

Места дислокации!

Вот что мне нужно знать, чтобы понять, насколько велик флот Возрожденного Императора. Хотя бы приблизительно.

В имперских архивах должны сохраняться данные о местах базирования всех без исключения кораблей. Кто включен в какой флот, боевую группу, эскадру. Кто кому подчиняется, кто где проходил ремонт, какие суммы на это потрачены и так далее. Империя четко ведет свою бухгалтерию и архивы, следовательно, исключив из общего числа известных кораблей флота Империи тех, кто был гарантированно уничтожен, тех, кто оказался захвачен мятежниками, тех кто находится на службе в различных Имперских Осколках — получим хотя бы примерные данные о том, какими силами располагает Возрожденный Император. Уверен, что сколько бы у Палпатина не было прислужников, что сейчас действуют тайно, все без исключения архивы они прошерстить и поправить не могли. Насколько я помню известные события, архив на планете Бастион считался самым правдоподобным. Даже мятежники пытались проникнуть туда, чтобы получить данные о неизменной копии «Камааского документа». Вот только беда… Среди имеющегося списка планет нет ни одного Бастиона. Вообще. Ни в названиях, ни в условных обозначениях.

Плохо. Придется думать, как понять противника иначе. Полететь на Бисс и спросить у Палпатина прямо — последнее дело. Нужно выкручиваться самому.

Похоже, что мне нужны доверенные люди из Имперской Разведки. Группа, которая могла бы прошерстить архивы, сопоставить данные и предоставить выжимку. Я не могу делать все сам. Мне банально не хватит времени и воевать, и в бумагах копаться. Все свободное время уходить на изучение имперских тактических схем, данных о минувших сражениях, кампаниях. То, что другие имперские вояки изучали годами, мне предстоит постичь за считанные недели.

В моей голове начали формироваться зачатки глобального плана.

С весьма непростыми условиями.

Потому как мне придется позволить выжить Новой Республике сейчас, чтобы Палпатин во второй раз не захватил галактику. Позволить сработать «сюжетному скрипту».

Однако, для того чтобы Палпатин не смог призвать меня на свою службу, или сокрушить в случае неповиновения, у меня не так уж и много вариантов.

Вне зависимости от того, насколько хорошо я знаю будущие события, если я не желаю оказаться на лабораторном столе Палпатина, мне придется сделать так, чтобы победила Новая Республика.

Здесь ведь чистая математика. У Палпатина фактически больше последователей. Все резервы Глубокого Ядра — в его распоряжении. Военачальники, которые сбежали туда, ушли вместе со своими флотами, а это тысячи боевых кораблей различных классов. Да у всего Имперского Пространства их от силы тысячи две-три, и это если считать за корабли древности времен до Войн Клонов.

И он буквально через полгода начнет свою кампанию. Даже если порваться на Имперский флаг, за полгода не победить Новую Республику и не построить армаду, способную бороться с тем, что заимел для себя Возрожденный Император. Остается лишь позволить Новой Республике победить себя, чтобы это послужило «сюжетным скриптом», и вывело Палпатина из тени, заставило броситься на Новую Республику сломя голову. И дальше, сработает уже традиционная Скайуокеровская удача.

Но даже если я проиграю, Палпатин все равно позовет меня к себе — оригинальный Траун был у него в почете. Единственная причина, по которой гранд-адмирал не присоединился к войскам на Биссе, которую я могу придумать — так это желание Палпатина использовать ресурсы для того, чтобы не позволить Новой Республике укрепиться за то время, пока он собирает вокруг себя армаду.

Довольно… логично. Умер, возродился, наблюдаешь за тем, как и чего добились твои подчиненные в твое отсутствие, выбираешь себе тех, кто лучше всех. Остальные либо сами присоединятся, либо окажутся уничтожены Новой Республикой. Ну или кем-нибудь еще.

Забавно получается… К Палпатину мне нельзя — меня раскроют.

Новую Республику предупредить я не могу — не поверят.

Заключить с ними союз не могу — казнят. Но сперва — не поверят.

Бежать — бессмысленно. Палпатин всю известную галактику перевернет, но найдет и прикончит. Да и жить в страхе — не мое. Сколько Новой Республике потребуется для того, чтобы победить маньяка и его прихвостней? Год? Нет, вроде бы полтора или даже два. Это достаточный период времени на то, чтобы предал кто-то из членов экипажа корабля или на след вышли ищейки. Разве что…

Хм…

Интересные мысли. И грустные.

Нельзя допустить Палпатина до воцарения над галактикой, ибо он безумен. Победить его армады могут лишь те, у кого есть хотя бы приблизительное количество кораблей. Сиречь — Новая Республика и ее союзники. Уничтожить самого Императора можно лишь с помощью «чита» — «чета Скайуокеров».

Выходит, так или иначе, они мне все необходимы живыми.

А вот я живым не нужен никому. Ибо Новая Республика не перестанет гоняться за мной до тех пор, пока не уничтожит, стоит только на них напасть. А нападения уже идут — пусть рейды, но все же. Начало положено и от него не отвертеться. Это игра на выживание — либо я их, либо они меня.

Траун — герой и гений в глазах имперцев и Империи. Для Палпатина же он сейчас всего лишь — расходный материал. Прокладка, необходимая для того, чтобы ослабить противника перед грандиозным триумфальным возвращением.

И из всего вышеперечисленного получается, что для того, чтобы Новая Республика победила Возрожденного Императора, чтобы известные мне события произошли, мне необходимо проиграть…

Более того — умереть.

Замечательно попал.

Глава 6. Переговоры на высшем уровне

Девять лет, четыре месяца и тридцать пять суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, четыре месяца и тридцать пять суток после Великой Ресинхронизации.


Звездная система Пакууни.

Задворки Имперского Пространства, рядом с сектором Мон-Каламари.

Небольшая платформа типа XQ1 — аванпост под скромный названием NL-1 — единственный оплот Империи в этой части галактики. Невероятно, но факт — мятежники до сих пор не уничтожили эту космическую станцию. Впрочем, учитывая, что она в диаметре составляет около километра, да и вооружена лазерными и турболазерными орудиями, с экипажем чуть более тысячи сто человек личного состава, да при трех эскадрильях TIE-истребителей — для уничтожения потребуется нечто вроде звездного крейсера мон-каламари или имперского звездного разрушителя. Ни того, ни другого у повстанцев в свободном «полете» нет, а значит пока что эта станция в безопасности.


Вдвойне отрадно видеть, что вне зоны поражения орудий аванпоста находятся несколько потрепанных калош — корабли тех из преступников, что отозвались на мое предложение о сотрудничестве. Жаль только, что их всего две.

Мерзко ли я себя чувствую, опускаясь до работы с преступниками? Да плевать. Зиндж в свое время немалого добился от союза с каперами, корсарами, пиратами, контрабандистами. Да, он им платил — и немало. Потому что территория, которую он контролировал и защищал — платила ему налогами, технологиями, продукцией. Зиндж умел делать деньги из ничего. Не удивлюсь, что командование звездным суперразрушителем типа «Палач» — «Железным Кулаком» — он получил благодаря тому, что занес кому нужно, что нужно и когда нужно. Коррупция в Галактической Империи была, есть, и будет — этот бич так же неистребим, как и джедаи в этой галактике.

— Гранд-адмирал! — из раздумий меня вывел нервный и требовательный окрик. Но даже сообразив, кто именно ко мне обращается, я не сбавил и шагу, направляясь и далее по коридору в сторону ангара. Шагающий рядом Рукх ненароком положил руку на свой бластер и один из ножей. Даже Пеллеон, вздрогнув, покрепче взял в руку клетку с йсаламири. Надо же, приказ подействовал. Вот бы еще он более не совал свой нос в чужой вопрос и не перечил. За время полета от Вейланда до системы Пакууни пришлось много подумать. Очень много. И выводы не самые утешительные. Особенно, если придется пояснять свои действия Пеллеону. Но иначе и быть больше не может.

Друзей мне здесь не сыскать, гранд-адмирал обречен на одиночество. Следовательно, лишь отношения «начальник-подчиненный». Учить Пеллеона премудростям аналитики — бесполезно. Если нет желания — не будет и результатов. По себе знаю. Быть может первая наша победа его вразумит начать шевелиться в правильном направлении. Мне нужен грамотный заместитель, а не перестраховщик.

— ГРАНД-АДМИРАЛ ТРАУН! — продолжал басом сотрясать воздух Джоруус К’Баот.

Я даже шага не сбавил.

— Сэр, он идет за нами, — предупредил Пеллеон.

— Слышу, — равнодушно произнес я, остановившись перед дверьми, ведущими в ту секцию главного ангара «Химеры», где располагался мой шаттл. — Не будем же мы обращать внимание на каждую истерику? Мы — Имперский Флот, капитан, а не институт благородных девиц. Вспомните ваши же слова относительно лейтенанта Тшеля.

— Конечно, адмирал, — поспешно согласился командир звездного разрушителя.

Подождав, когда безумный темный джедай подберется к нам почти вплотную, сохраняя достоинство повернулся к нему, глядя прямо в глаза.

— Вы что-то хотели, уважаемый магистр-джедай? — спокойно поинтересовался я.

— Вы обещали доставить мне джедаев, гранд-адмирал, — воинственность К’баота резко улетучилась. Теперь передо мной стоял старик, с седыми волосами, нечесаными и больше похожими на лохмы. Его взгляд метался из стороны в сторону, словно ища поддержки. И он нашел ее, сразу же, как только взял в руки медальон, висящий у него на груди. — И до сих пор я не увидел ни одного.

Добавлена последняя фраза была уже спокойным, рассудительным тоном, с царственным взглядом в глазах и горделивой осанкой. Решительно эта странная побрякушка помогает ему концентрироваться и не впадать в безумие. Это хорошо — значит есть способ держать К’баота в рамках разумного. И это плохо — значит он может привести свои мысли в порядок и логически строить свое поведение. А отсюда и до перехода к столь презираемой им абстрактной власти — недолгий путь. В известных мне событиях все произошло именно так. Сразу же, как только он понял, что не в состоянии получить джедаев на перевоспитание, то перешел к глобальным планам — построению собственной Империи. Состоящей из разумных, чей мозг оказался изменен его стараниями.

— Корран Хорн, помимо всего прочего, еще и пилот элитной эскадрильи пилотов-истребителей наших противников, — мягко заметил я. — Выследить его и пленить — задача не одного дня. Не двух, и даже — не трех. Если вам нужен его труп — мы устроим это за несколько сражений. Но мне казалось, что вам нужны живые джедаи, магистр К’баот. Или ваши планы изменились?

— Нет, — твердо заметил старик. — Но я не собираюсь ждать, когда вы, гранд-адмирал, наиграетесь в своих солдатиков. У нас взаимовыгодное сотрудничество, а значит ваши желания столь же важны, как и мои.

— Никто этого и не отрицал, — заметил я. — Однако, в отличие от вас, мы уже приступили к поискам Коррана Хорна. Вы же заняты самосозерцанием в своей каюте. Заверяю вас, как только мы начнем свой поход, Новая Республика задействует все свои активы, чтобы нас остановить. В том числе — пошлет против нас и подразделение, в котором служит Корран Хорн. Минимум риска, максимум эффективности.

— Не играйте со мной, гранд-адмирал, — погрозил мне пальцем клон давно умершего джедая. — Если я только заподозрю, что вы каким-то образом пытаетесь меня обмануть и использовать…

«И что ты сделаешь?», — так и хотелось у него спросить. Половина корабля экранирована от Силы с помощью йсаламири. Мостик, двигательный, инженерный отсеки, ангар, реактор, навигационная часть, пилоты, десант. Максимум, кем может попробовать управлять Джоруус К’баот, так это юнгой, ответственным за управление дроидами-уборщиками на палубе, где проживает старик.

— И в мыслях не было предавать нашего союзника, — заявил я, внутренне радуясь тому, что благодаря йсаламири старик не может залезть ко мне в голову. — План разработан, и он исполняется. Пока же советую вам расслабиться и помедитировать — в скором времени потребуются все ваши силы.

— Не нужно ваших льстивых речей и притворной заботы, гранд-адмирал, — угрюмо произнес К’баот. — Я не падаван, чтобы со мной так говорили. Делайте свои дела, якшайтесь с отбросами галактики, а я пока вернусь к себе и подумаю о том, каким славным будет будущее моего Ордена джедаев.

Не прощаясь, старик круто развернулся и неспешно отправился прочь. Однако, стоило ему лишь опустить руки вниз, как я понимаю, оторваться от медальона, как он тут же ускорил свой шаг, едва не переходя на бег.

Все с тобой ясно, «магистр-джедай».

— Сэр, — негромко обратился ко мне Пеллеон, едва клон скрылся за ближайшим поворотом. — Мы ведь даже не приступали к поискам Коррана Хорна.

— Я не собираюсь тратить наши ресурсы на эти, — Пеллеон без страха взглянул мне в глаза. — Как уже было сказано — мятежники сами пришлют к нам «Разбойную эскадрилью».

— Выходит, вы обманули К’баота, сказав ему, что не обманете союзника? — уточнил Пеллеон.

— Ответил ему той же игрой фраз, что и он попытался воздействовать на меня, — заметил я. — Никто и никогда не обещал ему доставлять джедаев. Я разрешил использовать наши ресурсы, в том числе и Имперскую Разведку, для их поиска. Есть большая разница между двумя этими тезисами.

— Да, сэр, — в голосе Пеллеона появилась нотка одобрения. Клон джедая вызывал в нем смешанные, в основном — негативные чувства. Поэтому, небольшой «абьюзинг» он оценил. — Шаттл готов, адмирал.

— Вижу, — я проследил глазами за тем, как техники закрывают смотровые лючки на обшивке «Лямбды». — Идемте, капитан. Пора поговорить с теми, кто может нам помочь.

* * *
Всего две команды отозвались на предложение гранд-адмирала о сотрудничестве. Маловато, если учесть тот факт, что еще год-два назад на самопровозглашенного военачальника Зинджа трудились десятки, если не сотни различных группировок.

После разгрома Зинджа, большая часть его территорий досталась мятежникам, которые не самым благопристойным способом отнеслись к соратникам военачальника, устроив настоящую охоту за пиратами и наемниками. Некоторые уничтожены, некоторые — попали в тюрьму, третьи решили податься подальше от секторов имперцев и мятежников. Туда, где еще не пришла какая-либо власть — или, наоборот, ушла.

Короткий перелет до аванпоста прошел в полном молчании.

Гранд-адмирал сидел в кресле, закрыв глаза, словно медитировал. Рукх молча расположился рядом. Несмотря на то, что ногри не подавал виду, Пеллеон замечал, что тот расстроен своей неудачей на Миркре. А подчеркнутая холодность Трауна, и до того не отличавшегося теплом и лаской, к своему телохранителю, наглядно давала понять Рукху, что неудачи имеют далеко идущие последствия.

Опозорился один Рукх, но гранд-адмирал распорядился отозвать на Хоногр все без исключения отряды ногри-коммандос. Без объяснения причин — что типично в его стиле. Как хочешь, так и понимай. Но Пеллеон уловил суть — Траун выказывал ногри свое отношение к неудаче Рукха. Тот без сомнения сообщил родне о своем провале, и теперь кланы на Хоногре наверняка голову ломают над тем, как задобрить своего господина.

Меж тем сам Пеллеон, пусть и неосознанно, но подмечал, что Траун… несколько изменился. Он не был склонен к объяснению своих действий, к чтению лекций — лишь ставил задачи. В хорошее время — давал подсказки для того, чтобы Пеллеон сам нашел ответы на поставленные вопросы. Или Трауну надоело то, что капитан «Химеры» не слишком-то и способен вот так просто выстраивать всю картину целиком, зная лишь некоторые данные, или же после того, как он остался наедине с темным джедаем там, на Вейланде, гранд-адмирал смягчился, что ли?

Версию того, что К’баот мог как-то воздействовать на чисса, капитан даже не рассматривал. Во-первых, этого бы не допустил Рукх, тогда еще находившийся не в опале. Во-вторых, Траун никуда не ходит без йсаламири. Весь корабль провонял этими ящерицами, а он словно не замечает. Темный джедай даже несколько раз пытался высказать что-то Пеллеону, дескать, его раздражает то, что он, бродя по кораблю, то и дело теряет связь с Силой. Хотелось сказать ему на доступном кореллианском диалекте, принятом среди неинтеллигентных слоев общества, куда именно он может обратиться со своими жалобами, но вместо этого Гилад лишь переадресовал претензии. Йсаламири на корабле — это приказ гранд-адмирала. Не нравится? Все вопросы к мужчине с синей кожей и в белом мундире.

И все-таки, что-то неправильное в поведении Трауна происходит. Весь путь от Вейланда до системы Пакууни, который навигаторы Пеллеона проложили так, чтобы использовать основные и региональные гиперпространственные маршруты и тем самым скоротали большую часть времени, чисс провел у себя в каюте. Так было и раньше, но с одним исключением.

Гилад специально сам несколько раз спускался к адмиралу с докладами об успешных действиях рейдерских групп, чтобы проверить свои наблюдения.

Траун перестал разглядывать свои голографические картинки предметов искусства. Да, возможно он делал это и не постоянно, но сложилось такое впечатление, будто у гранд-адмирала появились занятия поважнее.

Да, от того же лейтенанта Тшеля Гилад знал, что в каюту адмирала доставлены все без исключения информационные чипы, найденные на уровне горы Тантисс, отведенному под библиотеку. Вероятно гранд-адмирал занимался изучением полученной информации. И наверняка там было нечто колоссальное и страшно интересное — в один из своих докладов Гилад успел заметить, прежде чем Траун деактивировал голопроектор, что тот рассматривает не просто изображение, а техническую схему… «Звезды Смерти»!

Первой или второй — не ясно, однако, если в личной сокровищнице Императора хранились даже такие секреты, страшно представить, что там есть еще.

Нет, конечно, Траун вряд ли будет строить еще одну боевую станцию, но то, что он как следует распорядится обнаруженными данными, не вызывало сомнения.

Что ж, может быть командир «Химеры» себя и накручивает, может быть и нет. Но пока что рановато делать выводы относительно изменений в гранд-адмирале. Он просто продолжит подмечать происходящее на тот случай, если новое поведение Трауна — часть какой-нибудь очередной поучительной задачки на внимательность.

А сейчас же… сейчас предстоял разговор с самым большим отребьем галактики.

Стоило им лишь покинуть борт шаттла и заслушать рапорт коменданта аванпоста и направиться в сторону отсека, где их уже ожидали «гости», Траун поинтересовался:

— Есть данные о личности тех, с кем нам предстоит иметь дело?

— Немного, — признался Пеллеон. — Сроки короткие, флотская разведка сделала, что смогла…

— Ближе к делу, капитан, — попросил-потребовал гранд-адмирал.

— Первый — Найлз Феррье по прозвищу «Шныр», — от Гилада не укрылось, что при озвучивании этого имени чисс едва заметно сбавил шаг, словно услышал то, чего слышать не хотел. — Угонщик кораблей. Весьма умелый, надо сказать. В прошлом угнал для Зинджа несколько кореллианских корветов CR-90. Что примечательно — прямиком с верфей «Кореллианской машиностроительной компании».


— Так понимаю, сейчас эти звездолеты служат во флоте мятежников? — уточнил Траун. Пеллеону оставалось лишь молча кивнуть в знак согласия.

— Неплохие корабли — быстрые и хорошо вооружены для своего класса, — произнес капитан звездного разрушителя. — По сведениям разведчиков, сейчас Феррье ищет клиента на фрегат DP-20.


— Тоже кореллианский, — подметил гранд-адмирал.

— Верно, — согласился Гилад. — Такое ощущение, будто у этого парня какой-то пунктик насчет кореллианцев.

— Его психологические отклонения нас интересуют меньше всего, — заявил Траун. — Кореллия производит пусть не самые вооруженные, но достаточно маневренные и обладающие завидной крепостью корпуса корабли. Нам такие не помешают. Если придем к согласию, незамедлительно отправьте людей осмотреть корабль.

— Да, сэр, — кивнул Пеллеон. — Второй «персонаж» уже интереснее. Пират Язуо Вейн. О нем информации у нас уже больше. Намного.

— Вот как? — заметил Траун. — По какой причине?

— Большая часть данных получена из архивов исправительных учреждений Империи, — пояснил Пеллеон. — Он, скажем так, не раз бывал за решеткой.

— Подробнее, капитан, — попросил Траун. — Возможно как раз таки его проблемы окажутся нам на руку.

— Человек, родился на планете Нимбан в Пространстве хаттов, — Гилад не стал мудрствовать лукаво и просто открыл файл на своей деке. — Отец и мать работали на криминального авторитета средней руки из расы хаттов. Зиро Хатт, в свое время это имя гремело в период Войн Клонов. Мужчина служил в роли правой руки гангстера, командир боевого крыла организации. Мать — наложница. Точное происхождение ее неизвестно, лишь то, что ее захватили в рабство в одном из рейдов, после чего отец сделал ее своей наложницей — одной из нескольких. В результате каких-то местных разборок среди хаттов, организацию Зиро поглотил его племянник Джабба. Семья бежала, была поймана. Уцелел лишь ребенок, Язуо. Он прибился к пиратской шайке, поднялся с самых низов — от сортировщика награбленного товара, до помощника капитана. С предыдущим своим командиром не поладил, убил его, подался в самостоятельное каперство. Был пойман при попытке угнать свой первый же корабль. Отправлен на Кессель, откуда бежал. Во второй раз смог украсть все тот же звездолет и с тех пор командует им, совершая набеги на торговцев. Еще дважды попадался в руки правосудия, но избегал наказания. В одном случае — сбежал из-под стражи, в другом — откупился перед имперским чиновником весьма солидной суммой. После смерти Императора, смог сколотить небольшую, но хорошо организованную команду пиратов. По слухам — они провернули немало операций, однако сведений, подтверждающих, или опровергающих это — нет. Во время атаки Зинджа на Куат с целью кражи звездного суперразрушителя типа «Палач» — «Поцелуй бритвы», группировка понесла потери, сократившись с десяти до двух кораблей — его собственной «Развратной тви’лечки» и еще одного мусорного ведра. Незадолго до смерти Зинджа приобретал для того на черном рынке запчасти для ремонта «Железного кулака» на орбите Датомира. Есть подозрение, что именно он навел республиканцев на Зинджа, так как тот не выплатил ему всю оговоренную сумму кредиток за запчасти.

— История, достойная отдельного романа, — произнес Траун. — Это все, что нам о нем известно?

— Есть небольшой психологический портрет, составленный нашими агентами, — признался Пеллеон. — Вейн не имеет никакого образования. Однако обладает широкими, но поверхностными знаниями в нескольких областях, непосредственно связанных с промыслом. В какой-то период своей работы на Зинджа был женат, или состоял в близкой связи — точно не известно, с танцовщицей-тви’леккой с Нар-Шаддаа. После возвращения с Кесселя обнаружил ту в постели с сородичем с Рилота. Жестоко расправился с обоими. К слову, любовник был командиром второго его корабля, и команда целиком состояла из тви’леков. Экипаж перебили вслед за их капитаном. Есть заключение психолога, что упомянутое происшествие как-то повлияло на его отношение к этой расе, так как он их ненавидит так, словно сторонник Нового Порядка.

— Человекоцентристская политика Империи не предполагает негативного отношения к какой-либо одной расе экзотов, — возразил Траун.

— Знаю, сэр. Мы ненавидим всех одинаково, — ответил Пеллеон. — Но это указано в его файле…

— Дальше, — потребовал Траун.

— Пользуется авторитетом среди своей команды и нескольких сбытчиков краденного, один из которых являлся агентом Службы безопасности Империи. От него и получена большая часть информации. То, что агента нашли повешенным на собственных кишках, связывают с тем, что Язуо раскрыл нашего информатора. Об этом так же свидетельствуют характерные колотые и бластерные ранения, соответствующие профилю самодельного вибромеча, совмещенного с бластером, которым Вейн орудует в качестве табельного оружия. Считается нежелательным персонажем даже в своей среде.

— И чем же он отличается от остальных пиратов, рэкетиров и убийц, раз его считают отщепенцем? — уточнил Траун.

— Слишком остер на язык, — зачитал последнюю строчку из доклада Пеллеон. — Похоже на то, что у этого парня есть на продажу два патрульных крейсера типа «Тартан». Состояние не известно.

— Занимательно, не находите ли, капитан? — неожиданно спросил Траун. — Пират продает Империи корабли, разработанные по заказу Империи для борьбы с пиратством. Вероятнее всего они были угнаны у Содружества Пяти Звезд. Нигде более в Имперском пространстве такие типы кораблей не используются.

— Приобретение и использование украденных у Содружества звездолетов может спровоцировать напряжение с гранд-моффом Ардусом Кейном, — предостерег Пеллеон.

— Он разумный человек и не станет рушить наши отношения из-за нескольких кораблей, которые он потерял по собственной вине, — произнес гранд-адмирал. — Тем более, что нам пока еще даже не известно, купим ли мы эти корабли, или они пребывают в таком состоянии, что дешевле будет новые построить.

«А можно подумать у нас выбор есть», — подумал Гилад. Флот Трауна и без того сравнительно небольшой. А по сравнению с любой боевой группой мятежников — так и вовсе более чем скромный. Необходимо хвататься за любую возможность, чтобы увеличить численность находящихся в распоряжении гранд-адмирала кораблей. Да, может быть, и придется чинить на верфях, но все же — это боевые звездолеты!

Прошествовав мимо нескольких членов экипажа аванпоста, их троица прибыла к отсеку, отведенному для переговоров с наемниками. Парочка штурмовиков, совсем не похожих на подтянутых и образцово вышколенных бойцов, расквартированных на борту кораблей флота гранд-адмирала.

Выправка — ненадлежащая, на броне видны сколы и пятна, у одного даже визор шлема треснут! Позор! Куда смотрит комендант аванпоста?

Но Траун проигнорировал этот факт, лишь одарив бойцов холодным взглядом, под которым те мгновенно вытянулись в струнку. Но первое впечатление уже оказалось безнадежно испорченным.

Судя по обстановке, выбранный комендантом для проведения переговоров отсек являлся малой кают-компанией. Средних размеров помещение с высокими потолками, просторным круглым иллюминатором секционного типа. В центре располагался прямоугольный металлический стол, за которым находились двое «гостей».

В воздухе витал запах табачного дыма. Очень отвратного и неприятно щекочущего ноздри. Источником подобного непотребства на борту военного объекта Империи являлся мужчина, облаченный в простую, но добротную одежду, явно купленную не на последние деньги. Лишний вес, нагловатый взгляд и сигара в зубах. Ноги, заброшенные на стол и полное отсутствие уважения к прибывшим. Найлз Феррье собственной персоной.


— Сэр, разрешите я… — начал было Пеллеон с явным намерением навести здесь порядок.

— Не нужно, капитан, — остановил его Траун, повернувшись ко второму своему спутнику. — Рукх.

Ногри отреагировал мгновенно. Его рука, словно размытое пятно мелькнула в воздухе, после чего тлеющий кончик сигары угонщика оказался отсечен и упал тому на рубаху. «Шныр» зашипел, явно недовольный ни прожженной одеждой, ни дискомфортными ощущениями, которые доставила ему его же сигара.

Второй мужчина даже ухом не повел. Он продолжал хладнокровно отслеживать своими белесыми глазами вошедших. Пеллеон едва не выругался. Одного взгляда на уши этого разумного было достаточно, чтобы понять, что перед ними — не человек. Арканианец, или сефи, а может быть и полукровка. Как, спрашивается, можно было так ошибиться при составлении досье? Похоже, что в Имперской Разведке кто-то схалтурил.


— Господа, — Пеллеон отметил снисходительно насмешливое выражение лица полукровки. — Вы находитесь на объекте Империи. Извольте соблюдать правила приличия, или соблаговолите покинуть станцию и вернуться в свои гадюшники, откуда вас вынул запах наживы. Доступно выражаюсь? — под конец своей речи поинтересовался гранд-адмирал, усаживаясь во главе стола так, чтобы оба представителя преступного сброда оказались перед ним, но как можно дальше.

Похоже Траун решил общаться с наемниками на их же языке.

— Доступнее, чем тви’лечка, — усмехнулся Язуо Вейн, оскалившись белоснежными зубами.

— Понятно, — буркнул Найлз Феррье, разглядывая дыру на своей рубахе и едва заметным движением стряхивая тлеющий окурок на пол. Пеллеон испытал горячее желание схватить наглеца за шиворот и заставить вылизать палубу языком.

— Теперь о делах, — Траун слегка откинулся в кресле, закинув одну ногу на другую. — Так понимаю, у вас есть что нам предложить?

— Если у вас есть деньги, конечно, — продолжал нагловато улыбаться полукровка. «Шныр» ограничился одним лишь кивком головы.

— Для начала я хочу знать — откуда эти корабли, — заявил Траун.

— А есть разница? — переглянулись наемники. Оно и понятно — мало кто хочет рассказывать о местах своего промысла.

— Я вообще с вами дел не хотел иметь, — заявил Язуо Вейн. — А как услышал, что у вас туго с кораблями настолько, что вы в системе Оброа-скай на звездном разрушителе сбежали от четверки разваливающихся республиканских фрегов, решил — а почему бы и нет? И вот она, благодарность…

Гранд-адмирал даже не удосужился ответить, принявшись разглядывать свою белоснежную перчатку. Тем самым — давая понять, что не намерен и далее участвовать в диалоге до тех пор, пока не получит ответ на свой вопрос.

— Один «Тартан» я угнал с верфей Гризмальта в Центральных мирах, — первым нарушил молчание пират. — Он в отличном состоянии, республиканцы только-только достали его с консервации. Второй пытался взять мой корабль на абордаж, а я взял их экипаж за яйца. Он слегка подержан, немного пробоин, пару пушек заменить — и как новенький. Хоть на парад выставляйте в честь годовщины Нового порядка.

Судя по ухмылке, пират был крайне доволен собой. И своими плоскими шуточками.

— Второй «Тартан», — медленно произнес Траун. — В чьем флоте он служил?

— Э… — полукровка замялся. — Ну… Я не знаю…

— Где был произведен захват второго патрульного крейсера? — задал новый вопрос гранд-адмирал, продолжая рассматривать свою перчатку.

— В системе Часин, — признался Язуо Вейн. Пеллеон, стоя справа от главноомандующего почувствовал кипучую ярость. Часин — одна из систем, поддерживающих гранд-адмирала! Да что за наглость такая!?

— Понятно, — произнес Траун. — Где корабли?

— Сперва деньги, потом звездолеты, — нагловато усмехнулся пират. — Работаем по предоплате, кредитным чипам на предъявителя, возможна работорговля…

— Осторожнее со словами, господин Вейн, — глаза Трауна полыхнули огнем. — Империя не поддерживает в своих системах работорговлю.

— Э… с каких пор? — почесал белобрысую голову остроухий.

— Всегда, — заявил чисс. — Запомните сами и передайте остальным своим коллегам. Как много кораблей на консервации у Новой Республики на Гримзальте?

— Не знаю, — пожал плечами тот. — Я ж не Галактический Сенат Старой Республики…

— Они тоже мало в чем соображали, — уточнил Траун. — Итак — сколько?

— Я видел еще как минимум три «Тартана», — заявил тот. — Похоже, что после того, как несколько месяце назад с Анаксиса сбежали чуть ли не все имперцы со своим суперразрушителем и всеми боеспособными кораблями, новореспубликанцы решили разобраться в том, что осталось. Из бортового журнала известно, что этот корабль был на капитальном ремонте. Остальные, что остались там — наверное тоже.

— Понятно, — заявил Траун. — Господин Феррье?

— Угнал с Кореллии, — просто ответил тот. — Фрегат на ремонте был, что-то с главным гипердвигателем. Я использовал запасной и увел малыша подальше от расточительных хозяев.

«Ох, сказал бы ты мне это в лицо», — мысленно оскорбился за всех кореллианцев Пеллеон.

— Капитан, — обратился к нему гранд-адмирал. — Какова стоимость новых кораблей того же типа, что нам предлагают уважаемые господа?

«Что?! Он хочет платить преступникам по реальной стоимости кораблей?!», обожгла мысль Пеллеона.

Однако исполнительный офицер всегда выполняет приказ.

— Патрульный крейсер типа «Тартан», только что сошедший с верфей, оценивался имперской казной в четыре миллиона двести тысяч кредитов, — произнес он. — Фрегат DP 20 — в четыре миллиона и восемьсот тысяч кредитов.

Судя по лицам наемников, они уже пересчитывали деньги и представляли, как ими распорядятся. Пеллеон же предпочитал даже не думать о том, как быстро разлетится по карманам преступников их и без того скромный бюджет в размере семидесяти миллионов, которых хватило бы на содержание имеющегося флота в течение года.

— Что ж, — подытожил Траун. — Надеюсь, никто не будет против того, чтобы наши специалисты осмотрели корабли?

Найлз Феррье сердито засопел, что навело Гилада на мысли о том, что с коррелианским звездолетом не все так гладко, как рассказывал угонщик. А вот пират чувствовал себя превосходно.

— Однако все здесь присутствующие прекрасно понимают, что предложенные корабли отнюдь не новые, — продолжал Траун, а Пеллеон торжествовал, видя, как напряглись преступники. — Поэтому, думаю, справедливой ценой будет половина рыночной стоимости нового звездолета того же типа.

— Э-э-э! — замахал руками Язуо Вейн. — Да у меня с руками оторвут эти кораблики где угодно — что в Новой Республике, что в других государствах Империи…

— Вас казнят — и там, и там, — спокойно произнес Траун. — Причем, по одним и тем же основаниям. Кража боевого корабля в Новой Республике может быть заменена на пожизненное заключение на Кесселе или в другой тюремной колонии — это не важно. Аналогичное преступление в Империи — любой ее части — карается смертью. А учитывая, что вы еще и поспособствовали смерти граждан и военнослужащих Империи — путь на плаху вам обеспечен. Это же касается и вас, Найлз Феррье — Кореллия пытается дружить с обеими силами в галактике. А вы оба умудрились сделать так, чтобы навредить обеим крупным силам в галактике. Прочие карликовые образования не наскребут и половины от того, что мы вам предлагаем.

— Мы так не договаривались! — заявил угонщик. — Была обещана полная сумма!

Это когда такое было?

— Точно! — подхватил Язуо Вейн. — Договор, он как метеор…

— Метеор сгорает, когда попадает в кислородосодержащую атмосферу астнономического тела, — осадил пирата гранд-адмирал. — Но раз вы решили ввести меня в заблуждение, господин Вейн, относительно наших договоренностей, то я пойду вам на встречу. «Тартан», захваченный в системе Часин, я, так и быть, приму в дар, как жест доброй воли с вашей стороны, за ошибку в выборе звездолета для угона. Нельзя воровать корабли у Империи и ее союзников и пытаться продать их же Империи.

— Так спер-то я корабль не у вас, — обиженно заявил полукровка. — Да и знал бы, что это ваши люди, не выбрасывал их из шлюза…

— Любая часть Империи — это моя территория, — жестко сказал Траун. — Разве, что, Глубокое Ядро меня мало интересует. Но, спасибо, что напомнили о безжалостном убийстве членов экипажа нашего корабля. Капитан, — Пеллеон уже практически не скрывал свою улыбку. — Какова численность экипажа на патрульном крейсере типа «Тартан»?

— Семьдесят человек, — с готовностью ответил тот. — Минимальное количество — десять.

— Так их и было-то там человек двенадцать! — начал спорить Язуо, явно выходя из себя. Рукх напрягся, готовый в любой момент броситься на пирата.

— Отлично, — заявил Траун. — Как гласит прописная истина — жизнь имперского военнослужащего — бесценна.

— Кто это сказал? — влез в разговор гранд-адмирала с Язуо Вейном угонщик Найлз Феррье.

— Я, — просто ответил Траун. — Только что.

— Понятно, — повесил нос «Шныр».

— Как я уже озвучил — за преступления вам положена казнь, а не денежное вознаграждение, — продолжал Траун. — Но сегодня Империя дает второй шанс тем, кто помогает ей. За каждого убитого члена экипажа «Тартана», господин Вейн, — вы украдете и доставите мне по одному кораблю. Итого — двенадцать.

Пеллеону показалось, что он оглох. Чего?! С каких пор Империя ведет таким образом дела?! Даже Дарт Вейдер, известный своими контактами среди наемников, не давал второго шанса. Просто душил с помощью своих сверхъестественных сил и все. Но вот так просто вогнать в должники пирата… Адмирал в самом деле надеется, что тот исполнит приказ, даже если пообещает?

— Я даже не знаю, где взять дюжину «Тартанов», — заявил полукровка.

— Вы располагаете информацией минимум о трех кораблях такого типа, — напомнил чисс. — Однако, я войду в ваше положение. Корабли могут быть любого типа и любого состояния, но исключительно военного предназначения. Чем выше класс и лучше состояние — тем быстрее вы закроете долг передо мной.

— Мне что для вас звездный разрушитель взять на абордаж? — с недоверием поинтересовался полукровка.

— Их в галактике немало, — согласился Траун. — И не все принадлежат Империи. Уверен, если вы раздобудете информацию о том, где крупным кораблям Империи не по себе под флагами наших врагов, мы поможем вам решить моральную дилемму их принадлежности в счет списания вашего долга, господин Вейн. Вероятнее всего в такой ситуации вы даже станете очень богатым человеком.

— Заманчивое предложение, — заявил пират. — Что ж, есть у меня пара вариантов, конечно… Итог сделки, конечно, впечатляющий как половое влечение на смертном одре, но… Два миллиона сто тысяч кредитов — это лучше, чем ничего.

— Добавьте сюда еще и вашу жизнь, полученную авансом для выполнения остальных заданий, — посоветовал Траун. — А так же — не забудьте ссадить с борта вашего корабля двенадцать членов экипажа — они побудут заложниками, пока вы выполняете свои обязательства. Попробуете обмануть меня, скрыться или украсть корабли у Империи — мои подчиненные будут убивать ваших подчиненных очень медленно и долго, пока вы не образумитесь. Не говоря уже о том, что я пошлю за вашей головой всех охотников, каких только смогу нанять. Капитан, как думаете, слухи о том, что Боба Фетт выжил после того, как провел время в яме сарлакка на Татуине и очень нуждается в деньгах, правда?

— Несомненно, сэр, — капитан «Химеры» заметил, как на лицо Рукха легла тень. Гранд-адмирал только что дал ему понять, что не надеется на ногри как на своих исполнителей. Позор все больше давил на честолюбивый народец. — По слухам, он некоторые заказы выполняет даже ради удовольствия — особенно если они так или иначе касаются тех, кто когда-то служил хаттам.

— Значит, мы договорились? — посмотрел гранд-адмирал на пирата. Тот, явно переставший веселиться, закивал в ответ. — Двенадцать убитых имперских военнослужащих — двенадцать кораблей. Чем лучше состояние — тем лучше для вас. Срок — одна неделя для доставки мне первого корабля. Если через шесть дней от вас не будет информации о выполненном заказе — можете начать искать или готовить себе нору поглубже ради собственного упокоения.

— Вы хотели сказать — «успокоения»? — уточнил угонщик Найлз Феррье.

— Что хотел сказать — я сказал, — холодно заметил Траун. Пеллеон оценил игру слов. Он даже представил себе как пират в самом деле будет копать себе нору где-нибудь в песках Татуина. Где его и закопают. — Но, спасибо, что напомнили о себе, господин Феррье. Вы получите два миллиона и четыреста тысяч за свой корабль. Но, как и в случае с господином Вейном — звездолеты сперва будут осмотрены имперскими техниками. Каждая не заявленная поломка будет стоить вам части гонорара.

Угонщик открыл рот, из которого выпал остаток сигары, которую тот жевал, не решаясь более закурить.

— Вам бы карьеру сменить, гранд-адмирал, — посоветовал полукровка. — Смогли бы так на кредитки разводить… Думаю, даже Тайбер Занн или Джабба, услышь они вашу речь, сказали бы: «Маладца!».

Но гранд-адмирал ничего не ответил, просто проигнорировал его слова.

— У вас есть десять минут, чтобы связаться со своими подчиненными и распорядиться о доставке предлагаемых кораблей сюда для осмотра, — произнес Траун.

— Э… — замялся полукровка. — Мне бы вернуться на свой корабль, у нас проблемы с системой связи.

— И у меня, — заявил «Шныр». Пеллеон едва не рассмеялся, услышав старую уловку. Они в самом деле надеются, что эта болтовня как-то подействует на гранд-адмирала?

— Конечно, — Гиладу послышалось, что он оглох. Гранд-адмирал согласился?! В самом деле согласился?! Да они же сейчас вернутся на корабли и сорвутся в гиперпространство! Ищи их потом! Ни наемников, ни обещанных кораблей. — Капитан, скажите, насколько точны ваши артиллеристы?

— Ювелиры, сэр, — немного приукрасил действительность Пеллеон. Ну ладно, не немного.

— То есть, если мы аккуратно отстрелим двигатели кораблям наших гостей, реакторы их фрахтовиков не взорвутся? — уточнил гранд-адмирал. Кореллианец едва не расхохотался. Нет, что, в самом деле Траун умеет шутить?

— Не уверен, сэр, — давя усмешку, произнес он. — Знаете, все эти гравитационные искажения, звездный ветер — можем целиться в одну точку, а попадем прямиком в жилой модуль или реактор…

— Хваленая имперская точность, — пробурчал Язуо Вейн. — Хорошо, дайте мне хотя бы комлинк. Да и деньги хотелось бы увидеть сперва.

— Конечно, — подозрительно легко согласился Траун. — Капитан, распорядитесь доставить сюда положенные суммы. Наличными. Кредитками мелкого достоинства.

* * *
Двигатель «Тысячелетнего сокола» натужно взревел, дав понять опытному уху капитана этого видавшего виды звездолета о том, что следовало бы все же заняться ремонтом. «После возвращения на Корусант», — подумал Хан, отрывая корабль от посадочной площадки.

— А неплохо все прошло? — задал он риторический вопрос сидящим в кокпите фрахтовика. Чубакка ограничился лишь коротким рыком согласия.

Лейя же благожелательно улыбнулась.

— Биммы — миролюбивая раса, — произнесла она. — Не предполагалось, что переговоры будут столь гладкими. Но вот, еще один народ стал частью Новой Республики.

— И это — твоя заслуга, — напомнил ей супруг.

— Не совсем так, — заметила Органа-Соло. — Участие тебя, Чуи и Люка в переговорах стало для биммов приятным сюрпризом. Думаю, они оказались польщены тем, что сразу трое героев Альянса поучаствовали в процессе заключения соглашения.

— Четверо, — уточнил Хан. — Ты так-то тоже герой, принцесса.

— Как скажешь, — скромно улыбнулась Лейя. Мгновение она сидела, пребывая в хорошем настроении, но к моменту, когда они выбрались из атмосферы планеты, ее тон стал более тревожным:

— С Люком что-то происходит, — произнесла она.

— В каком смысле? — удивился Хан, увидев, как «крестокрыл» рыцаря-джедая пристраивается чуть впереди них.

— Я… я чувствую, что его что-то волнует, — с сомнением произнесла Лейя. — Обычно он всегда спокоен, но перед нашим отлетом с Корусанта мне показалось, что он чем-то озадачен. Какой-то задумчивый, сосредоточенный.

— Ничего не заметил, — признался Хан. — Может ты себя накручиваешь? Он же джедай, а эти ребята всегда задумчивые и сосредоточенные. Вроде бы, — добавил он несколько неуверенно.

— Может быть и надумываю, — выдала альдераанская принцесса. — Но… знаешь, мне кажется, что прошло все как-то даже слишком легко.

— А я и не против, — ухмыльнулся Соло. — Прилетели, приветственная церемония, походили по рынкам, переговоры, снова рынки, подписали документы и домой. На такие миссии я тебя готов возить хоть каждый день.

— Не думаю, что у Временного Совета будет для меня столько заданий, — заметила Лейя. — Тем более — таких простых.

— Так может быть тебе стоит попросить о перерыве в работе? — снова начал разговор издалека Хан. — Скажем, на годик или около того…

— Мы же обсуждали это, — с улыбкой заметила молодая женщина. — Сейчас у Новой Республики слишком мало подготовленных, а что самое главное — ответственных дипломатов.

— И это повод заставлять тебя работать в период беременности? — недовольно заявил Хан. Чубакка, сидящий рядом, одобрительно заворчал. Ему так же, как и его человеческому приятелю, не нравилось, что Лее приходилось продолжать свою политическую и дипломатическую карьеру. И при этом еще и заботиться о близнецах. — Может стоит напомнить ей, что от тебя зависит появление на свет двух будущих джедаев?

— Хан, — Лейя любовно погладила свой уже округлившийся живот. — Даже Люк еще не уверен в том, что наши малыши вырастут джедаями. Быть может они будут простыми людьми, как ты и я…

— Ну да, ты-то у нас самая простая, — не упустил момента немного поддеть жену бывший контрабандист.

— Пока не обучусь на джедая — да, я обычный человек, — заявила Лейя. — Хотя… быть может попросить Люка дать мне несколько уроков джедайского искусства?

— Звучит неплохо, а, конфетка? — повернулся к ней Хан. — Да и световой меч у тебя на поясе выглядел бы впечатляюще…

— Прямо под выпирающим из-под одежды животом, — улыбнулась Лейя.

— Прекрасное зрелище, — бескомпромиссно заявил Соло. — Кстати, чтобы снова не откладывать это в долгий ящик, давай сразу Люка об этом и попросим. Эй, малыш, — он, не обращая внимания на попытки протестов Лейи, открыл канал связи с «крестокрылом» джедая. — Как ты смотришь на то, чтобы по возвращению на Корусант немного потренировать Лейю?

— Хорошая мысль, Хан, — Соло нахмурился. Голос Скайуокера звучал каким-то отстраненным. — Но не уверен, что она сможет освоить весь курс тренировок…

«Галантен как ранкор», — подумал Хан.

— Не такой уж я и плохой ученик, братец, — а вот теперь голос принцессы звучал уязвленно. — Тем более, воспринимай это как практику. Однажды тебе придется обучать своим премудростям близнецов.

— Лейя, — в словах Люка появилась теплота. — Я не имел ввиду, что ты не освоишь джедайскую науку. Но… я просто не знаю, разрешено ли тренироваться в твоем положении… Большие физические нагрузки…

— Можно подумать, женщины-джедаи в период беременности прекращали исполнять свой долг, — с оттенками язвительности заявила Лейя. — Люк, прошу не надо действовать как заботливый старший брат…

— А он старший? — поспешил уточнить Хан. Чубакка тихим рычанием сообщил, что его так же волнует правдивый ответ на поставленный вопрос.

— Мы еще не определились, — со вздохом призналась принцесса.

— Лейя я… — Люк замялся. — Я не знаю, как себя вели женщины-джедаи в твоем положении… Честно говоря, хотел сказать вам, что хочу отправиться на Дагоба. Посмотреть, мало ли, вдруг остались какие-то записи от Йоды.

— Которые ты не смог отыскать за все это время? — с сомнением в голосе уточнил Хан. — Малыш, мне кажется, что ты очень неумело пытаешься придумать повод, как от нас улизнуть.

— Так заметно? — в голосе Люка послышался грустный смешок.

— Скажем так — я бы не советовал тебе играть в саббак, — дипломатично ответил Хан. — Лейя сказала, что тебя что-то тревожит…

И он всеми фибрами своей души надеялся, что джедай развеет его сомнения.

Но у Люка Скайуокера есть одна черта, которая делает из него самого доброго джедая в галактике. Он просто не умеет хорошо лгать. Хорошо-хорошо. Он вообще не умеет врать.

— Она права, — Люк даже не пытался. — Я ощущаю что-то… неправильное в Силе. На Корусанте это было слабо выражено, но на Биммисаари я был весь как на иголках. Словно ждал, что переговоры сорвутся.

Хан посмотрел на Лею, один вид которой констатировал: «Я же говорила!». Ох уж эти джедаи…

— Думаешь, что ответ есть на Дагоба? — уточнила сестрица джедая.

— Не знаю, — нет, серьезно?! Да он даже не старается как-то обнадежить! — Но Сила зовет меня на Дагоба. Возможно — ответ найдется там. Возможно — какая-то зацепка. А возможно мне просто хочется еще раз взглянуть на могилу Йоды.

— Может стоит сообщить Коррану Хорну? — предложил Хан. — Он сейчас, вроде бы как, тоже джедай…

— Хан, — миролюбиво заявил Скайуокер. — У Хорна сейчас служба, и обучение не входит в его планы. Быть может, когда разберемся с Империей…

Соло посмотрел на жену. Это что, у них семейная отговорка? Так вроде Дарт Вейдер никогда оправданий не искал — брал и делал.

— Ладно, Люк, — Хан посмотрел на навигационный компьютер, сообщивший о том, что прыжок до Корусанта рассчитан. — Уверен, что ты со всем разберешься. Если потребуется наша помощь — частоту моего комлинка ты знаешь.

— Спасибо, Хан, — отозвался рыцарь-джедай. — Был рад снова поучаствовать с вами в миссии. Чуи, Лея, Хан, — он по очереди назвал их всех. Такая уж у него процедура прощания. Нет, чтобы сказать: «До свидания, через недельку заскочу на огонек!»

— Да прибудет с тобой сила, Люк, — произнесла Лейя.

— И со всеми вами, — отозвался Скайуокер. Голос его вновь стал отстраненным.

«Крестокрыл» отвалил в сторону, на прощанье покачав крыльями. Мгновение — и корабль рванулся вперед, исчезнув с глаз в гиперпространственном прыжке.

Чубакка неоднозначно заскулил.

— Да, дружище, — бросив взгляд на супругу, которая отвлеклась на чтение документов, произнес кореллианец. — Я тоже очень надеюсь, что это не начало новых восхитительных приключений со ставками ценой в галактику.

* * *
Сидя в кресле на мостике, установленном напротив обзорного иллюминатора, я наблюдал за тем, как два изрядно модернизированных фрахтовика, принадлежащие угонщику звездолетов и пирату, исчезают в гиперпространстве. Вздохнув, отложил в сторону свою деку, на которой изучал донесение.

Почувствовав, как на плечо опустилось что-то не совсем тяжелое, повернул голову. Йсаламири решила, что насест у моего изголовья ей не особо нравится, а вот на руках — самое оно. То, что доктор прописал. Хитрое холоднокровное.

Подошел Пеллеон, передав в руки деку. Снова зашифрованные сообщения с Корусанта.

— Идем к Линури на соединение с флотом, — приказал я, откладывая деку с разведданными. Докладные записки «Источника Дельта» подождут.

— Да, сэр, — произнес Пеллеон. И, судя по его тону, он явно намерен поговорить о чем-то еще.

— Вас что-то беспокоит, капитан? — поинтересовался я.

— Наемники, — признался командир «Химеры». — Не уверен, что они все же решатся с нами работать.

— Ну и пусть, — просто ответил я. — Три корабля мы уже приобрели — за весьма скромные деньги.

— Три миллиона и семьсот пятьдесят тысяч, — произнес Пеллеон. — Вы умеете торговаться, гранд-адмирал.

«Угу. Попробовал бы ты выбить в нашем Министерстве Обороны положенные по выслуге лет сертификаты на квартиры», — подумал я, припомнив эпизод из своей прошлой жизни.

— Никакого торга, — заявил я. — Когда мы предлагали поработать на нас, разговор не шел о том, чтобы мы были обмануты за наши собственные деньги. То, что они оба предприняли меры к тому, чтобы украденные корабли хоть как-то добрались до цели, несмотря на обширные повреждения — лишь демонстрирует насколько низко нас оценивают на галактической арене, если считают, что могут продать за большие деньги последнюю рухлядь.

— А ведь «Тартан», который якобы украден с консервации, выглядел многообещающим, — заявил Пеллеон. — Я даже на мгновение подумал, что он в самом деле после серьезного ремонта и как новенький.

«И тебя бы однозначно облапошили наши отечественные «перекупы» на первом же рынке подержанных автомобилей», — подумал я. Может быть и придираюсь, но не такого поведения и склада мыслей ожидал услышать от командира звездного разрушителя.

— Расчет простой, — произнес я. — Если с Анаксиса в самом деле отступала боевая группа наших кораблей, то почему они оставили сразу четыре полностью боеспособных звездолета, но при этом увели все остальные, способные к гиперпрыжкам?

— Разумно, — согласился Пеллеон. — Думаете, три остальных будут того же качества, что и этот?

— Когда их нам предоставят — оценим, — решил я. — Гадать — бессмысленно.

— Придется потратить пару миллионов для того, чтобы устранить повреждения на этих кораблях, — произнес Пеллеон. — Да и довооружить их по штату тоже необходимо.

— Иначе — никак, — произнес я. — Какую-то сумму мы сэкономили, разница между запланированными и реальными тратами полностью покрывает наши затраты на ремонт и восстановление кораблей. Так что, считайте, что мы прилично сэкономили — вместо запланированных тринадцати миллионов двухсот тысяч кредиток, мы потратили на приобретение всего-то чуть менее трети этой суммы. Даже если потратим еще четыре миллиона на ремонт — однозначно экономия.

— Да, это сработало один раз, — согласился Пеллеон. — Но, что если они более не захотят продавать нам угнанные корабли за половину их стоимости?

— Тогда я сдержу данное им обещание, — а что, кто-то ожидал другого? — Если через пять дней господин Вейн не сообщит нам об успехе — на него откроют охоту. А Рукх, — ногри, как и всегда, сидящий рядом с креслом гранд-адмирала, шевельнул ушами, — выместит на наших пленниках все свое горе от моего разочарования им.

— Сэр… — осторожно заметил Пеллеон. — Я не стал говорить при них, но… стандартная неделя — это слишком маленький срок для того, чтобы даже добраться до базы Новой Республики. Не говоря уже о том, чтобы разведать обстановку, обнаружить подходящие звездолеты и угнать их.

— Напротив, капитан, — заявил я. — Этого срока достаточно. Вы же не думаете, что разумные из их кодлы путешествуют на кораблях со стандартными гипердвигателями?

— Вряд ли у них есть что-то мощнее первого класса, — с сомнением произнес Пеллеон.

— Зато у них есть сеть осведомителей и подельники, — заявил я. — Вы в самом деле думаете, будто военные в системе Часин настолько обделены в кадрах, что даже патрульные корабли, коих у них не так уж и много, обделили полноценными экипажами? Патрульные крейсера, в чьи обязанности входит преследование нарушителей, высадка досмотровых команд…

— Пират солгал нам, — вздохнул Пеллеон. Нет, а кто-то удивился этому факту?

— Конечно солгал, — согласился я, передав Пеллеону деку, которую изучал до того, как он подошел. — Это рапорт из системы Часин. И в нем говорится, что и торпедная сфера и оба патрульных крейсера типа «Тартан» находятся на службе. Никаких нападений пиратов или чего-то подобного. Какой из этого следует вывод?

— Язуо Вейн не просто лжец, но и имеет в запасе некоторые корабли, которые выдает как будто захватил их, — понял Пеллеон.

— Именно, — подтвердил я. — Помните любопытную подробность в его биографии? Бежал с Кесселя, дважды избежал наказания за доказанные преступления. На период попытки захвата Зинджем звездного разрушителя «Поцелуй бритвы» на верфях Куата, у него уже имелось пять звездолетов, три из которых погибли. Осталось минимум два. Прибыл он на одном. Следовательно — у него есть еще не менее одного боеспособного звездолета, на котором он и его подручные промышляют своим ремеслом. Какова вероятность того, что пират, пытающийся продать корабли Империи явится на встречу без прикрытия?

— Если у него есть мозги — то никогда, — выразил свое мнение Пеллеон.

— Значит наши мысли по данному вопросу совпали, капитан, — заявил я. — Вопрос с другом — звездолет сейчас находится в рейде, в прикрытии или сторожит остойник для ранее похищенных кораблей?

— Думаете, они в самом деле существуют? — усомнился командир «Химеры».

— Пока мы не получим фактических данных — можно лишь догадываться, — признался я. — В качестве рабочей версии рассмотрим ту, что у господина пирата имеются или имелись некоторые связи в имперских кругах. Вероятнее всего, его «акции», о которых никто и ничего не слышал — не более чем легенда для поднятия престижа. Или как минимум — число их крайне завышено.

— Тогда откуда он получил тот «Тартан», который выдавал за украденный у Новой Республики? — уточнил Пеллеон.

— Масса вариантов, — произнес я. — Станет яснее, когда наши специалисты разберутся с тем, что из себя представляют эти корабли. До того момента, все три наших приобретения останутся на этом аванпосте. Трюк, который мы провернули с Тэлоном Каррде могут применить и против нас…

Мое внимание привлекли торопливые шаги за спинкой кресла. Кто-то в форменной обуви двигался по направлению к нам по центральному помосту, разделяющему на мостике «ямы», в которых работали операторы тех или иных служб вахты. Ну хоть не К’баот — для общения с ним я сегодня уже не готов.

— Гранд-адмирал, сэр, капитан, сэр, — донесся до меня тяжелый, хорошо поставленный голос. Повернув кресло, уперся взглядом в молодого — не более сорока пяти лет — человека, одетого в форму Имперского Флота. С небольшими различиями — к палубной команде или членам экипажа он не имел никакого отношения. На что намекали его нагрудные пластины знаков различия. И пусть я до сих пор еще не разобрался в том, какие за что отвечают в этой «табели о рангах», но конкретно эти пластины я опознал. Этих пластин надо бы сторониться — потому я и выучил их первыми. И, с. ка, считал, что этих «товарищей» на кораблях Империи больше не держат за штатную единицу!

— Подполковник Астарион, — поприветствовал его капитан. Скосив взгляд на меня, пояснил:

— Это…


— Я догадываюсь, кто перед нами, капитан, — холодно произнес я, посмотрев на подошедшего военного. — Чем можем быть полезны, подполковник?

— Я отследил запрос лейтенанта Тшеля относительно серийных номеров гипердвигателей и иных частей звездолетов типа «Тартан», — произнес Астарион, явно не думая как-то сдавать свои позиции. — Меня интересует, откуда у вас эти данные, капитан?

Пеллеон явно занервничал. И причина тому проста — подполковник выше его и по званию, и по должности. И так уж повелось, что Имперская Служба Безопасности может задавать вопросы командирам звездных разрушителей, а те ей — нет.

Зато это может делать гранд-адмирал.

— Мой ответ вас разочарует, подполковник, — заявил я. — Капитан Пеллеон не в курсе происходящего. Лейтенанту Тшелю задание дал непосредственно я.

— Вы? — подполковник слегка опешил. — Сэр, прошу простить и понять…

— Вы воюете не в ту сторону, Астарион, — произнес я. — На борту кораблей моего флота нет ни одного предателя или сочувствующего мятежникам разумного. Так понимаю, капитан, это и есть тот самый сотрудник, присланный нам Убикторатом?

— Да, сэр, — нерешительно сказал капитан. — Я… не успел доложить.

А давай-ка прикинем. Мы несколько дней в пути, остановок не было. Соответственно, или этот разумный последнюю неделю на борту «Химеры» или же поджидал нас на аванпосте и прибыл на борт во время нашего отсутствия. Нет, капитан. Ты не «не успел доложить». ИСБшник припер тебя к стенке и «попросил» молчать. Типичный контрразведчик, да еще и в командировке. Ну, этого мы обломаем быстро. Очень быстро.

— Не страшно, капитан, — заявил я. — Итак, подполковник, вижу, за время моего отсутствия в исследованной части галактики, требования единоначалия и соподчиненности забыли не только на флоте, но и в столь чудесной организации как Имперская Служба Безопасности. Поэтому, давайте-ка я вам напомню, подполковник, кто кому подчиняется в моей Империи и кто имеет право что-то требовать от капитана моего флагманского корабля.

ИСБшник непонимающе моргнул. Потом еще раз.

— Гранд-адмирал, сэр, я…

— Упор лежа принять, — тихо скомандовал я.

Признаться, даже испугался. Подполковник без промедлений рухнул на палубу как подкошенный в искомом положении. Хоть линейкой промеряй.

— Вот теперь можете рапортовать в установленной форме, чем же вас так заинтересовали данные серийных номеров агрегатов, — предложил я. — И не забывайте сгибать и разгибать руки, подполковник. До самого окончания своего доклада.

Глава 7. Пределы доверия

Раз — вдох — и руки сгибаются в локтях под прямым углом.

Два — выдох — и верхние конечности распрямляются.

— Данные, запрос по которым сделал лейтенант Тшель, — повторение «раз». — Серийные номера…

Снова вдох…

— Я все это уже слышал от вас, подполковник, — даже не дрогнул голос гранд-адмирала. — Дальше.

— Они относятся к кораблям, которые пострадали в битве за Эндор, — и снова сгибание рук. — Гипердвигатель снят, — и вновь сгибание рук, — с легкого крейсера типа «Каракка». Семь таких кораблей были повреждены в битве, отправлены на ремонт, — разгибание, — на базу во Внешнем Кольце. — Снова сгибание, — Через три недели ИСБ заинтересовала причина, — и вновь тело опускается к палубе, — по которой звездолеты не были введены в строй в обозначенные строки, — плавный подъем. — Оказалось, что корабли отсутствуют на верфи. Им проведен ремонт корпуса, но не главных гипердвигателей, они не до конца восстановлены — как и два десятка «Тартанов», ремонтировавшихся на той же базе, — если гранд-адмирал надеялся простыми физическими упражнениями вымотать его, то напрасно. Несмотря на свою «кабинетную» должность, подполковник в свои годы находился в прекрасной физической форме. — Однако корабли были переданы «имперскому офицеру» для переправки к местам службы. Установлено, что это был один из дезертировавших офицеров, позже присоединившихся к военачальнику Зинджу и ставшего его правой рукой. Часть кораблей — в частности «Каракки» — всплыли позже в его флоте и были уничтожены. По некоторым признакам мы поняли, что оборудование на кораблях было заменено на идентичное, но с других типов кораблей.

— Кто-то разукомплектовал «Тартаны», чтобы сделать более боеспособными «Каракки»? — поинтересовался капитан Пеллеон.

— ИСБ предполагает, что да, — произнес Астарион, в очередной раз опускаясь к палубе. — Девять лет назад я не смог добраться… до того, кто угнал наши корабли… но сейчас…

— Довольно упражняться, подполковник, — произнес гранд-адмирал.

Астарион бодро вернулся в вертикальное положение, одернув китель.

— Итак, вы у нас оперативник ИСБ по линии флота, — задумчиво произнес Траун. — Любопытно, почему из Убиктората прислали вас, а не агента Имперской разведки, как мы того просили. Учитывая тот факт, что ИСБ и Имперская разведка — конкурирующие государственные органы, часто объявлявшие друг другу негласную войну.

«Потому что Убикторат — сборище чванливых снобов, которые пекутся лишь о том, чтобы подольше продержаться на своих постах и набить карманы», — подумал подполковник, припоминая, насколько унизительно было договариваться о том, чтобы присоединиться к действующему флоту. По линии ИСБ ему отказали — за период Имперской гражданской войны погибло немало оперативников и уцелевших даже с кораблей флота отозвали, лишь бы было чем прикрыть оставшиеся территории. Следить за порядком и противодействовать разведке противников так же важно — если не важнее всего. Пришлось прыгнуть через голову, зайти через знакомства в Убикторате, устроив себе небольшую «командировку». Но все лучше, чем тухнуть на Оринде, разбираясь в том, кто из чинуш сколько своровал денег на ремонте государственных звездолетов.

— Так получилось, сэр, — четко ответил подполковник.

— Вижу, — сухо сказал Траун, посмотрев на командира своего флагмана:

— Ситуация с «Тартанами» начинает проясняться, капитан Пеллеон. Теперь сомнения в правдивости нашего пирата — максимальны. Вероятнее всего, что он торгует с нами как раз таки украденными в прошлом звездолетами.

Астарион хотел было по старой привычке оборвать флотских, продолжить допрос, но вовремя вспомнил, что помимо простого командира звездолета, здесь находится еще и Верховный Главнокомандующий имперским флотом, гранд-адмирал. А че… разумному на такой должности вопросы не задашь — не осталось в Империи людей, способных санкционировать подобные действия.

— Итак, подполковник, — гранд-адмирал посмотрел ему прямо в глаза. — Найти эти корабли для вас — дело важное?

— Так точно, сэр, — не промедлил и секунды с ответом Астарион. — Они — имущество Империи и должны находиться в ее флоте, а не быть предметом торга. Если мне будет приказано, я использую все доступные ресурсы для того, чтобы обнаружить похитителя звездолетов и призвать его к ответу, вернув Империи и вам все корабли, какие только возможно.

— Для чего такой сложный путь? — уточнил гранд-адмирал. — Пират и без того имеет передо мной определенные обязательства, а следовательно — он или вернет нам большую часть звездолетов, или же станет объектом для сил возмездия. Его вина только что увеличилась в разы. Зачем мне расходовать силы и средства, и без того ограниченные, если велика вероятность того, что отслеживающее устройство, вмонтированное в кейсы с деньгами и некоторые из пластин кредитов, выведут нас на злоумышленников?

В самом деле — зачем? Если цели можно достичь более простым путем…

Поймет ли? Вряд ли, но попробовать все же стоит.

— Это дело чести, сэр, — решил рискнуть Астарион. — Я не смог довести дело до конца девять лет назад и обязан завершить его сейчас.

— Кому обязаны, подполковник? — поинтересовался гранд-адмирал. — Империя в любом случае получит эти корабли — если они существуют. Кому и что вы хотите доказать?

— Самому себе и всей галактике, сэр, — ответил оперативник. — Доказать, что Империя — не пустой звук. Пусть и не вся галактика верна нам, но остальные должны знать и понимать — мы остались той силой, с которой следует считаться.

— Вот оно что, — произнес Траун. И более ничего не сказал. Его кресло повернулось так, чтобы синекожий разумный мог наблюдать за форпостом, вблизи которого дрейфовали три звездолета типа «фрегат».

Похоже, что корабли, серийные номера которых сверял с имперской базой данных лейтенант Тшель, принадлежат вот тем двум «Тартанам», которые дрейфуют вблизи конструкции форпоста NL-1. До подполковника, как и до любого другого офицера ИСБ, доходили слухи, что гранд-адмирал намерен связаться с преступным отребьем, чтобы пополнить флот другими кораблями. И похоже, что ему это удалось. Вероятнее всего эти новые корабли были приобретены у того же самого угонщика, что лишил Империю целого дивизиона легких звездолетов девять лет назад. Хатт побери, какая ирония — выкупать свои же собственные звездолеты…

И в то же время — какой позор.

— Следует ли мне приказать разведке выследить Язуо Вейна? — предложил Пеллеон.

— В этом нет необходимости, — заверил гранд-адмирал. — Ему поставлены конкретные условия — дадим ему шанс выполнить договоренности. У нас другие стратегические задачи. Исполняйте предыдущий приказ.

— Да, адмирал, — отчитался командир звездного разрушителя, повернувшись к вахтенным. — Экипаж, внимание! Подготовиться к гиперпрыжку!

Подполковник, не зная, куда ему деться — информацию получил, сведения о серийных номерах агрегатов пропавших кораблей получил, новых приказов не получал — продолжал стоять на мостике, наблюдая за тем, как вахтенные сноровисто подготавливают звездный разрушитель к путешествию. Несколько секунд спустя «Химера» рванула вперед, и окружающая чернота космоса, разбавленного искорками далеких звезд, превратилась в бело-голубое марево сливающихся световых линий — гиперпрыжок совершен.

Пока капитан Пеллеон продолжал командовать подчиненными, обобщая результаты состояния корабля после прыжка — священная обязанность командира любого звездолета — подполковник продолжал стоять за спинкой кресла гранд-адмирала, любующегося огнями прыжка. Занятный факт — Астарион общался со многими из высокопоставленных чиновников и офицеров Галактической Империи. Но ни один бы из них не рискнул повернуться спиной к офицеру Имперской Службы Безопасности. Не потому, что это невежливо или еще что-то. Нет, в ИСБ плевать сейчас на нарушения пунктов различных уставов. ИСБ сражается за свое существование.

Имперский Правящий Совет впервые за долгие годы решил положить конец вражде Имперской Разведки и ИСБ. Медленно, но верно их стремились объединить в одну структуру, подчиненную Убикторату. Противились и оперативники ИСБ и агенты разведки, испытывающие друг к другу взаимную неприязнь. В обеих структурах осталось не так уж и много старых, прожженный годами службы матерых крайт-драконов, делающих свое дело, а не заботящихся о личной выгоде и амбициях. К сожалению, подобного актива — стоящих сотрудников — у ИСБ осталось намного меньше, чем у разведки. А потому неспроста Убикторат то и дело вмешивался в дела ИСБ, демонстрируя им свою власть. И полнейшее пренебрежение.

Нет, в лучшие годы к оперативникам ИСБ не поворачивались спиной по совершенно другим основаниям. Оперативник ИСБ никогда не упустит шанс нанести удар в спину своему врагу. «Бей. Любым доступным способом. Просто бей. Бей. Все сделанное пойдет на благо Империи. Бей — ты не подсуден».

Такую простую мысль вкладывали кадетам инструктора в академиях. Вот только из года в год понимание этой фразы изменяло трактовку. Если ветераны ИСБ понимали, что любые действия должны служить делу Империи — какими бы они ни были, то молодежь — оперативники со стажем работы менее десяти лет — считали, что любые их действия — это служба Империи. И между этими двумя тезисами — большая разница.

Имперская разведка под руководством семьи Исард знала и понимала эту разницу, а потому их агенты оказались лучше подготовлены к краху системы власти после Битвы при Эндоре. ИСБ, чья роль в последнее десятилетие перед смертью Императора Палпатина свелась лишь к карательным и устрашающим операциям, утратила свое влияние. Когда режим падает, первыми под нож идут те, кто служил карающим мечом режима — джедаи не дадут усомниться этому тезису.

И оттого больно смотреть на все происходящее. Подполковник Астарион в глубине души мечтал, что однажды ИСБ вернется к своим прямым обязанностям — поиску и уничтожению врагов внутри государства. А не к политическим и заказным убийствам и акциям устрашения, как это происходит сейчас.

Возможно обновлению поспособствует гранд-адмирал Траун, который характеризуется как че… разумный с рациональным подходом к положению вещей. И там, где Имперская разведка воротила нос от нечеловека и сквозь зубы выполняла его поручения, ИСБ может найти своего союзника. Могущественного — если Траун добьется побед.

К сожалению, в ИСБ уже мало кто верил в звезду гранд-адмирала.

Он отправился в Неизведанные регионы много лет назад во главе небольшой экспедиции. Вернулся он вообще один. Где звездный разрушитель, на котором он покинул Галактическую Империю? Что стало с экипажем?

Наиболее распространенная версия — умения гранд-адмирала не так уж и велики, как ему предписывается. Он потерял все силы, что доверила ему Империя для картографической операции в Неизведанных Регионах. Потому он вернулся один — спасал свою шкуру. Бегство его флагмана от четырех старых фрегатов мятежников в системе Оброа-скай — лишь подтвердило мнение большинства: Траун ничего не может изменить. В лучшем случае — не даст потерять то, что уже есть.

Поэтому Имперское пространство столь бедно на таланты — все кто так или иначе представляет из себя профессионала своего дела — давно служат либо в Содружестве Пяти Звезд, либо погибли. Меньшая часть — дезертировала и примкнула к Новой Республике.

Но Астарион верил.

Верил в то, что неспроста одним из гранд-адмиралов стал нечеловек. Верил в то, что все происходящее — даже позорное бегство — часть большого плана, который принесет победу и Империя вновь взойдет на пьедестал, а ее флаги будут развиваться над магистратами большинства секторов галактики…

— Как долго вы занимаетесь своим делом, подполковник? — неожиданно поинтересовался гранд-адмирал.

Астарион удивился. Кому вообще какое дело до опыта работы?

— Двадцать четыре года, сэр, — произнес он. — Двадцать из них — по линии флота.

— Солидно, — оценил гранд-адмирал. — Что вами движет?

— Обмен веществ, сэр, — если не знаешь, что отвечать — отвечай формально. Не понимаешь вопроса — переводи «стрелки» на человеческую физиологию или что-то подобное, простое, якобы понял вопрос буквально. Этому тоже обучают в академии. Как и прикидываться идиотом, когда необходимо выиграть время для поиска подходящего ответа и анализа информации.

Из-за спинки гранд-адмирала послышался смешок. Похоже этот че… разумный, нашел что-то забавное в его словах.

— Остроумно, подполковник, — кресло с сидящим в нем Верховным Главнокомандующим Империи повернулось, так, чтобы Астариону оказалось видно едва заметно улыбающееся лицо гранд-адмирала. — Думаю, мы сработаемся.

— Конечно, сэр, — по-уставному ответил офицер Имперской Службы Безопасности. А как иначе он мог ответить старшему по званию и должности.

Гранд-адмирал поднялся со своего кресла, продолжая держать в руках вонючую ящерицу.

— Пойдемте, подполковник, — приказал он. — Нам следует о многом поговорить.

* * *
Мара проводила взглядом звездный разрушитель, скрывшийся в пучинах гиперпространства, после чего повернулась, отстраняясь от штурвала.

Она внимательно посмотрела на человека, что молчаливо смотрел в межзвездную даль. На «Когтя» редко находила подробная задумчивость.

— Имперцы ушли, — произнесла она. — Мы можем вернуться на планету и забрать оставленные там груз и наше имущество.

После второй минуты молчания, ей стало казаться, что Каррде ее и вовсе не слышит. Он даже не пошевелился, продолжая смотреть в даль. Его лицо продолжало оставаться сосредоточенным, спокойным. Словно они не прятались в кратере единственного спутника планеты Миркр все то время, пока имперские шаттлы сновали между поверхностью и «звездным разрушителем».

— Мы не вернемся больше на Миркр, — наконец, сказал он. — Проложи курс на запасную базу.

— Босс, — произнес Авес, сидящий в кресле второго пилота фрахтовика. — Мы оставляем товара на пару миллионов…

— Ничего непоправимого, — со вздохом произнес Каррде. — Лучше так, чем привести имперцев прямиком к нашим складам.

— Уверена гранд-адмиралу есть чем заняться, — заявила Джейд. — Гоняться на звездных разрушителях за контрабандистами…

— Ну да, — хмыкнул Авес. — Для Империи не самые хорошенькие деньки настали, чтобы вот так разбрасываться своими силами.

— Империя преследует только выгоду, — заявил Каррде, посмотрев на Мару, отчего девушка почувствовала себя неловко. Похоже «Коготь» продолжает ее зондировать и подозревать. — Мы им не так интересны, как им хотелось бы.

— Хорошо, босс, что вы не сказали тому синемордому про груз проекторов…

Контрабандист заткнулся, едва Каррде посмотрел на него внезапно ожесточившимся взглядом.

— Так, — чутье, отточенное годами работы на Императора, вновь возопило во все горло. — Я чего-то не знаю?

— Ты знаешь все, — спокойно ответил Каррде.

— Все, что мне положено знать, — провокационно уточнила Мара. «Коготь» одарил ее долгим внимательным взглядом, после чего едва заметно кивнул. Мара посмотрела на Авеса. Тот виновато улыбнулся и поспешил уткнуться в приборы, ставшие внезапно столь привлекательными…

— Поговорим? — Мара поднялась со своего места, посмотрев «Каррде» прямо в глаза. Тот вновь едва заметно кивнул, но при этом — смотрел на Авеса, после чего первым двинулся на выход. Джейд бросила быстрый взгляд на помощника контрабандиста, но тот, состроив виновато-веселую гримасу на лице, поспешил вернуться к приборам.

После того как она пересела порог рубки, то с силой захлопнула за собой люк, чтобы Авес даже не помышлял подслушивать. Прижавшись к металлу спиной, сложила руки на груди, начав сверлить Каррде парой своих изумрудных глаз.

— Я не люблю, когда меня держат за дуру, Каррде, — произнесла она. — Что происходит?

— Мы сбегаем с Миркра, — просто ответил тот. Но глаза в сторону отвел. Значит ему не комфортно смотреть ей в глаза. Следовательно — он чувствует себя виноватым. Или — действует ей во вред. Простая логика, основанная на знаниях человеческой психологии.

— Не об этом речь, — чуть жестче сказала Мара. — Ты что-то скрываешь от меня.

— Как и от любого в организации, — заметил Тэлон. — Какой же контрабандист без пары скелетов в шкафу?

— Таких скелетов, о которых знает Авес, но ты считаешь, что твоей правой руке, то есть мне, эти секреты должны быть неизвестны? — уточнила Мара, поймав себя на мысли, что она снова ведет допрос. Не диалог, не задает вопросы, а допрашивает Каррде. Так же, как она допрашивала зарвавшихся имперских губернаторов. В прошлой жизни…

— Есть у мужчин такие тайны, которые они могут доверить только другим мужчинам, но никак не прекрасным дамам, — улыбнулся «Коготь». Но тут же сник, поняв, что заигрывания в очередной раз на ней не сработали.

— Это касается того разговора с Трауном? — уточнила она, заходя издалека. — О твоей помощи мя… Новой Республике в урегулировании вопросов с передачей звездного разрушителя Бустеру Террику?

— Занятная оговорка, — усмехнулся Каррде. — Мятежниками бывших повстанцев называют разве что имперцы.

— Ты видишь на мне имперскую униформу? — Мара ощутила, что ее сердце начинает биться чаще.

— Бывают и бывшие имперцы, — заметил «Коготь». На этот раз он посмотрел на нее. Значит теперь ему больше нечего пытаться отвести взгляд — он высказал то, чего опасался. Он подозревает ее в связях с Империей. Хаттов гранд-адмирал разбередил в Тэлоне его подзаснувшее любопытство.

— Бывают и мертвые имперцы, — как можно равнодушнее произнесла она. — Будем и дальше перечислять агрегатные состояния имперцев?

— Только тех, о ком знают имперские гранд-адмиралы, — судя по тону Каррде перешел в атаку.

— Ты так же попадаешь в эту категорию, — произнесла она. — Он прилетел прямиком на твою личную базу, которую ты считал своим домом.

— Прилетел, прекрасно зная о том, что я планирую сделать тебя своей правой рукой. — продолжал выкладывать свои козыри Тэлон.

— И вел разговор о том, что ты не так уж откровенен, как хочешь казаться, — не осталась в долгу Мара. — То, как ты заткнул Авеса только подтверждает слова Трауна.

— С каких пор ты знаешь по имени тайных имперских гранд-адмиралов? — Мара почувствовала, что ей сдавило горло. Нет, Дарт Вейдер точно умер. Это не он. Это ее собственная физиология. Так бывало, когда она находилась на грани провала. Но здесь ее не поймают на вранье.

— С тех самых, когда ты называешь его по имени при разговоре с командиром имперского звездного разрушителя, — припомнила она точный порядок произнесения имен в тот злополучный день. — Не хочешь сказать, почему тебя знают по имени? Мне кажется есть определенная связь. Ты помогаешь Новой Республике решить проблемы с имперскими звездными разрушителями, после этого к тебе прилетает целый гранд-адмирал в гости за ящерками, свойство которых тебе так же известно — и, скорее всего, только тебе, знает о твоих действиях по повышению меня внутри твоей организации. А после его визита ты так легко собираешься оставить свою базу, весь товар на ней, на который, между прочим, есть хорошие и платежеспособные покупатели, и тут же заявляешь о том, что Империю интересует только выгода. Я не говорю о том, что мы прятались на этой луне несколько недель, прежде чем ты не дождался прибытия еще одного звездного разрушителя, его загрузки и теперь хочешь улететь.

— Лучшая защита — это нападение, — блеснул эрудицией Каррде. — Не правда ли, Мара?

— Я не защищаюсь, — солгала она. — Я пытаюсь понять, почему в один и тот же месяц мне доверяют, меня повышают, а после повышения — мне перестают доверять. В организации, глава которой на каждом шагу заявляет о доверии к своим подчиненным.

— Как много сказано о доверии, — усмехнулся «Коготь». — Мара, ты сама все повторила. Слишком много совпадений. На Тайферре я не в первый и не последний раз помогал Новой Республике в решении сложных материальных проблем с имуществом Империи. Но появление гранд-адмирала в тот же день, когда я намеревался сделать тебя своей правой рукой, да еще и упоминание об этом…

— Кто еще знал, что ты намерен меня повысить? — спросила девушка.

— Только я, — заметил он. — Этого не было и нет даже в моих личных записях. Вот у меня и возник вопрос — откуда Траун об этом узнал. И почему — все произошло именно сейчас? Он практически стандартный год находится у власти в Имперском Пространстве и только сейчас заявился на Миркр. А йсаламири ему нужны. Зачем? Для чего были все эти разговоры о кораблях, доверии, работе на Империю, помощь Новой Республике?

— Может следовало у него спросить более тщательно? — Джейд не подала виду, но отметила, в каком порядке перечисляет «Коготь» ключевые моменты общения с Трауном. А ведь гранд-адмирал называл их в совсем другом порядке. Тэлон их произнес по памяти. В порядке убывания важности. И на первое место поставил… корабли. Что именно такого о кораблях может знать Каррде, что он так об этом волнуется? Какой-то секрет? Но, какой? Явно, что Траун знал об этом и всколыхнул самообладание «Когтя». И факт, намек был на военные корабли — пусть Империя и ищет сейчас звездолеты для пополнения своего парка, вряд ли чисс настолько отчаялся, что хотел бы выкупить у «Когтя» парочку его модернизированных фрахтовиков. Значит, секрет Каррде связан с военными кораблями.

Доверие внутри организации, значит? Ну-ну.

— Вряд ли бы он захотел ответить, — произнес мужчина. — Судя по всему Траун просто «бил по площадям» в надежде получить реакцию. Или надеялся столкнуть нас лбами, поймав кого-нибудь на мнимой нечестности.

«Не сказать, что у него не получилось», — подумала Мара. Каррде начинает выкручиваться, переводить тему разговора. Значит — ему однозначно есть что скрывать. И он догадывается, что Мара это поняла.

— Ты не доверяешь мне, — опять начала провоцировать она. — Иначе бы сказал, что у тебя есть груз из проекторов… Сомневаюсь, что это проекторы для головизоров. На вскидку — проекторы дефлекторного поля?

— Нет, — ответил мужчина.

— Ну тогда останови меня, когда угадаю, — предложила Мара. — Проекторы притягивающих лучей?

— Точно подмечено, — список предположений оказался коротким. — Новая Республика за прошедшее с момента заключения сделки на Тайферре не смогла, даже в кредит, приобрести и половины того, что у меня осталось после разоружения звездного разрушителя «Злоба». Так как Новая Республика не могла позволить себе приобрести все это у Террика, то я выкупил у него все, что не могло остаться на звездном разрушителе за десять миллионов. Чтобы с выгодой продать Новой Республике. Спустя столько времени, груз все еще находится на моей базе.

— Надеюсь, не на Миркре? — усмехнулась Мара.

— Нет, — заверил ее Тэлон. Однако, даже не попытался улыбнуться, что говорило о его серьезности. Он даже не попытался сделать вид, что вновь доверяет ей.

— И это все, что я услышу после того, как обнаружила маячки на твоих звездолетах? — с горечью поинтересовалась Джейд. Как она и предполагала, гранд-адмирал Траун не способен устоять перед искушением проследить за контрабандистами, которых он так виртуозно пытается водить за нос. Тщательный обыск космических кораблей небольшого флота «Когтя», включая его собственный флагман, «Дикий Каррде», указал на то, что имперцы установили маячки, способные отследить объекты даже в гиперпространстве. После этого Каррде приказал бросить на базе абсолютно все — товар, оборудование, даже личные вещи. Компьютеры подверглись чистке и механическому уничтожению — никто не хотел проверять на себе изощренность гранд-адмирала в вопросах слежки. А то, что Траун по каким-то причинам заинтересовался командой «Когтя» ясно было каждому. Но, судя по всему, лишь Мара и сам Тэлон знали, что причина на самом деле-то весомая. И лишь один из них понимал — насколько именно. Вторая могла лишь догадываться.

— Я еще не определился, можно ли тебе верить после всего, что произошло, — наконец-то, он это сказал. Мара почувствовала, как стало легче дышать. Словно кто-то отпустил ее легкие, и она впервые за долгое время смогла сделать вдох полной грудью. — Но благодарен тебе за помощь в обнаружении «жучков». И за план по их оставлению на Миркре, чтобы сбить имперцев со следа. Но… ты умная женщина и должна понимать, что все эти игры гранд-адмирал начал лишь тогда, когда ты стала играть значительную роль в моей организации. Не надо даже пытаться и дальше понять тебя или заглянуть в твое прошлое, чтобы понять — ты как-то была связана с Империей. Невероятно высоко связана. Траун прилетел на Миркр из-за тебя. Возможно, хотел переманить или что-то еще.

— Но все-таки, я с вами, — заметила она, чувствуя, как только-только начавшие крепнуть ниточки, что связали ее с организацией «Когтя», стали рваться. Одна за другой.

— Что можно истолковать как попытку заручиться лояльностью, — спокойно произносил, словно зачитывал ей приговор, Тэлон. Стало тоскливо, даже больно.

Знакомое ощущение. Такое же она испытывала, когда окончательно поняла, что с прошлым покончено. Потерянного — не вернуть. Но в прошлый раз, когда умер Император, она отреклась от прошлой жизни и думала, что это навсегда. Ведь кому нужна бывшая Рука Императора, когда каждый первый военачальник и мизинца умершего правителя не стоит? Нет, никому. Им важнее было поделить то, что создал Палпатин.

А она, наивная, думала, что ее все же приютят в этой маленькой компании, почти семье, которой заправлял «Коготь». Не получилось.

Как ни странно, но она даже не злилась на Трауна, из-за которого все это началось. Он просто увидел возможность и воспользовался ей. Если бы Каррде доверял Джейд, на самом деле доверял, как он это утверждал, то не поддался бы так просто на провокации.

Или дело в другом? Что если Каррде просто пытается избавиться от него, как от свидетеля и живого доказательства его двуличности по отношению к столь возносимому «нейтралитету»?

Это можно проверить. Причем, очень просто.

— Ты хотел знать мое прошлое, — у нее имелись сотни легенд, на все случаи жизни. Она могла пожертвовать любой из них ради сохранения места, где ей будут рады. — Я… готова рассказать…

— Не нужно, — покачал головой Каррде. — У тебя было немало времени, чтобы сделать это. Теперь это все не важно. Твоя реакция на появление Трауна — сказала мне все. Даже Авес, а он не обделен силой, не может оторвать подлокотники от выточенного из цельного дерева кресла. А ты — смогла. Я благодарен за многое, Мара, за все, что ты нас сделала…

Он все решил. Причем — отнюдь не сейчас. Возможно, что он ждал здесь все это время, «прятался», но вовсе не для того, чтобы понять — прилетят ли за своими маячками имперцы или нет, как говорил экипажу. Он размышлял, не стоит ли от нее избавиться. Не станет ли она для его организации обузой. Не является ли она той самой мишенью, которая позволит Трауну нанести удар по детищу самого «Когтя».

И он принял решение. Не в ее пользу.

Внезапно Мара поняла одну простую истину.

По-настоящему она была нужна лишь Императору. Лишь он заботился о ней, учил, дал цель в жизни. Для Каррде, да и для Трауна, она была и есть всего лишь ресурсом. Но гранд-адмирал хотя бы не скрывал этого от окружающих. Говорил четко и по делу. И в этом его откровенность была чем-то сродни отношению к Джейд Императора.

Не было никакого доверия для Каррде. Ни для кого. У него есть лишь любимое дело, хваленая репутация, за которую он борется, и кредитки. Ничего, что могло бы хоть как-то подтвердить его откровенность.

Она просто приняла желаемое за действительное.

— … Ты многое сделала для нас, Мара, — так же тихо продолжал Каррде. — Я готов доставить тебя на любую планету галактики. Расчет будет соответствующим твоим заслугам — в любой валюте, какую только назовешь. Но…

— Я поняла, — заявила она. — Дальше наши дорожки расходятся.

— Мне очень жаль, — в его голосе появилась та поддельная теплота и забота, которая покорила ее в прошлом. — Но ты должна понять — я не могу рисковать своим делом и своими людьми. Даже если не прав.

Да, конечно же, не можешь. Ведь ты даже «дело» ставишь на первое место. А лишь потом — своих подчиненных и соратников.

— Не надо трогательного расставания, Каррде, — сквозь силу улыбнулась она. — Я взрослая девочка, переживу. Дело — превыше всего.

— Знал, что ты поймешь, — он так и не сообразил, что только что расписался в своем лицемерии. Может быть, конечно, сейчас в ней говорит и злость, ярость, разочарование, и она не мыслит трезво, однако… Может быть и сообразил, что она его раскусила и счел, что более нет смысла притворяться.

— Я — догадливая девочка, — напомнила она. — Что ж, не думаю, что у тебя есть время для того, чтобы рассекать по галактике с потенциальным шпионом на борту. Если можно — высади меня на Миркре. Денег — не нужно. Не будешь против, если я поселюсь на твоей базе и приберу себе оставшееся барахло?

— Конечно, — согласился «Коготь». — Но, думаю, тебе причитается больше, чем там осталось…

— Спишем это на разницу в обменных курсах, — она ничего не могла с собой поделать. Яд сарказма продолжал литься из нее, как только можно. — И да, не нужно ради меня опускаться на планету. Воспользуюсь спасательной капсулой. Если не возражаешь, пойду соберу вещи. Если хочешь, можешь понаблюдать, чтобы не было сомнений, что я что-то лишнее забрала или наоборот, оставила.

— Не нужно, — ошарашил ее «Коготь». — Пока мы разговаривали, парни все уже сделали.

— Оперативно, — похвалила Мара.

— У тебя не так-то и много вещей, — заявил Тэлон, отступив в сторону и предложив ей пройти подальше от рубки «Дикого Каррде». — Деки и чипы мы забрали, сама понимаешь — там информация, имеющая отношение только к моей организации. Мара, мне в самом деле, очень и очень жаль…

«Да плевать», — с холодом подумала она. Пережила смерть Палпатина, и это переживет.

— Мне тоже, — согласилась она, последовав к отсеку спасательных капсул.

Каррде, словно побитая тускеном банта, тяжело ступал за ней, словно выпроваживал не только с корабля, но и из своей жизни.

Как она садилась в спасательную капсулу наблюдали все без исключения члены экипажа «Дикого Каррде». Кто-то — с равнодушием, кто-то с растерянностью, кто-то — с откровенным непониманием. Не было на их лицах лишь злобы и торжества. И это хорошо.

И не за что ее осудить. Она никого не предала, вступив в их организацию.

Никого, кроме себя и своей сути.

Через несколько минут, когда «Дикий Каррде» вышел на орбиту над базой на Миркре, Мара отстрелила капсулу и та понесла ее вниз.

К зеленым джунглям планеты. К крошечной полянке с несколькими модулями и складами по периметру.

К будущему.

* * *
— Насколько хорошо вы разбираетесь во внутренних делах флота, подполковник? — поинтересовался я, усевшись за рабочую консоль в своих апартаментах.

— Не понимаю вопроса, сэр, — не стал отнекиваться тот. Искренность со стороны оперативника Имперской Службы Безопасности дорогого стоит.

— Ваше направление работы — флот, — припомнил я его же собственные слова. — Насколько глубоки ваши познания в жизнедеятельности служб, обеспечивающих функционал звездолетов Империи? Его история, например?

— Не более, чем хобби, — заявил тот. — Я концентрируюсь на текущей деятельности своей работы, анализируя предпосылки и результат, к которому они привели.

Не совсем то, что я хотел от него услышать, но лучше, чем ничего.

— Что ж, возможно вы сможете прояснить мне тот кусочек информации, который был получен от разумного, который предоставил нам два звездолета типа «Тартан», — предположил я, обращаясь к компьютеру и выводя соответствующую информацию на экран вычислительной машины, а оттуда — на голопроектор.

— Это — список звездных разрушителей типа «Палач», построенных Империей в предшествующие годы, — пояснил я, указывая на голограммы тринадцати клинообразных звездолетов. — Судьба каждого из них в той или иной степени ясна. Однако, мне стало известно, что до начала моей компании, несколько месяцев назад, с Анаксиса бежала группировка имперских военных. Они забрали с собой звездный суперразрушитель, а так же множество секретных наработок, в том числе и большими флотскими запасами, не говоря уже о значительных тактических объединениях кораблей. Вам известно что-либо об этом факте?

— Да, сэр, — подтвердил оперативник ИСБ.

— Быть может вы потрудитесь назвать причину, по которой нет упоминания об этом факте в отчетах в архивах ИБС, Убиктората или Имперской разведки, — произнес я, не сводя глаз с подполковника. — Только лишь короткое упоминание о том, что силы Имперского флота были уничтожены в секторах Центральных миров.

— Да, сэр, — кивнул подполковник. — Данные об этом факте засекречены по распоряжению Имперского Правящего Совета.

— По какой причине? — спросил я.

Подполковник не ответил сразу. Словно раздумывал, имеет ли он право раскрывать секретную информацию Верховному Главнокомандующему.

— Произошло предательство и дезертировал весь флот секторальной армии «Лазурное копье», — наконец-то решился на откровение он.

— Я хочу услышать все подробности, — логика этого требования простая: если какой-то факт решено «замалчивать», вымарать его из официальных отчетов, то ситуация донельзя паршивая. Кто-то пытается скрыть определенные факты.

— После того, как мятежники захватили Имперский Центр, наше присутствие в Центральных мирах и Секторе Один, — так в военных документах обозначался Корусант и весь сектор, в котором располагалась столичная планета, — наше присутствие в этом регионе оставалось сильным, — пояснял подполковник. — После того как гранд-адмирал Освальд Тешик был убит, командование секторальной армией «Лазурное копье» перешло к адмиралу Фейету Кизу, держащему флаг на звездном суперразрушителе типа «Палач» под названием «Прилив».

— Мне не встречалась информация об этом корабле в списке построенных Куатом или Фондором, — заметил я.

— После нашего поражения в системе Явин девять лет назад по особому распоряжению Императора к ряду армейских и флотских подразделений были применены меры по сокрытию информации, — пояснил подполковник. — Любые упоминания численности подразделений, их состав, личности командиров и военнослужащих, исполняющих в тех местах свой долг перед Империей, были подчищены из всех возможных архивов. Что должно было лишь усилить противодействие шпионам повстанцев. После смерти Императора при Эндоре, директор Имперской Разведки, Исанне Айсард распорядилась провести повторную чистку. Частично ее приказ был выполнен — в тех секторах, которые так или иначе зависели от Корусанта или же сама госпожа директор имела влияние на их руководство. «Лазурный молот», базирующийся на Анаксисе, подпадал под подобные директивы, но в прямом подчинении Айсард не находился. Собственно, поэтому, вы не встретите упоминания ни о «Приливе», ни о более чем полусотне звездолетов — от звездных разрушителей и линейных крейсеров до ряда звездных суперразрушителей, находившихся под командованием адмирала Фейета Киза. В прошлом году адмирал и все боеспособные корабли, находящиеся под его командованием, бесследно исчезли, фактически оставив Анаксис и весь Сектор Один без сил к сопротивлению. Комендант Анаксиса, адмирал Остед Вермис капитулировал перед мятежниками, фактически преподнес им базу и все склады в качестве «подарка» для обеспечения своей лояльности. Этот шаг позволил мятежникам укрепить свою власть в Центральных Мирах и бравировать ситуацией, заявляя о том, что Империя ослабла настолько, что даже опытные командиры без боя переходят к ним на службу. Имперский Правящий Совет распорядился о проведении контрпропаганды с целью снижения степени деморализации духа вооруженных сил. Было объявлено, что мятежники уничтожили весь флот адмирала Киза и штурмом взяли Анаксис. Это произошло в прошлом году, за некоторое время до вашего появления в Имперском Пространстве и принятии командования над флотом. Уже в этом году, несколько месяцев назад стало известно, что некоторые командиры кораблей или соединений в Имперских Осколках так же дезертировали, пропав без следа.

— Судя по всему контрпропаганда не особо сработала если каждый заштатный пират знает о том, что Киз и его флот бежали, а не были уничтожены, — заметил я.

— Задумка акции была хорошей, но исполнители не согласовали свои действия. Работали одновременно и ИСБ, и Имперская разведка. В результате чего появилась противоречащая информация о сроках произошедшего. Это несоответствие привело к тому, что правда, в общем-то, всплыла наружу, — объяснил Астарион.

— И с тех пор от адмирала Киза и его звездолетов нет никаких вестей? — уточнил я.

— Никаких, сэр, — подтвердил подполковник.

— О последних дезертирах?

— Так же глухо, сэр. Я предполагаю, что они подались к военачальникам Терадоку, Харрску, Делвардису и моффу Фога Бриллсу, обосновавшимся в Глубоком Ядре.

Плохо. Очень плохо.

Наверняка все они служат Возрожденному Императору. А следовательно, его флот стал еще больше. Один только звездный суперразрушитель типа «Палач» эквивалентен по огневой мощи целому флоту…

Не говоря уже о том, что теперь хотя бы появилось понимание о затирании информации. Могу поклясться, что помню — среди нынешних членов Имперского Правящего Совета имеются прихвостни клона Палпатина, которые перейдут к нему на службу, если уже не сделали этого. Агенты Палпатина, как я и думал, обеспечили тайну существования его армады.

А, учитывая, что Исанне Айсард по слухам являлась любовницей Палпатина и определенные «телодвижения» в известных мне событиях совершала лишь по причине задабривания клона Императора, к которому надеялась прибиться, вернув себе контроль над «Лусанкией», становится понятна причина ее участия во всем этом.

Итак, существует как минимум еще один «Палач». И он в руках тех, к кому я даже приближаться на пушечный выстрел не хочу. Или не один?

— Подполковник, — обратился я к мужчине. — Вы или кто-либо другой владеете информацией о том, сколько кораблей находилось в распоряжении адмирала Киза и каких типов?

— К сожалению — нет, сэр, — огорчил меня оперативник ИСБ. — Расследование этого факта оказалось затруднительным. Все, что удалось выяснить на данный момент, так это то, что все исследовательские проекты и экспериментальные прототипы, находившиеся на Анаксисе, были украдены перебежчиками. А так же — стратегический запас стигиума, имевшийся в хранилищах планеты.

— Я считал, что весь стигиум в галактике был уничтожен, так как пошел на строительство звездного суперразрушителя «Террор», — заявляю, хоть и понимаю, что это не так. Ведь строил же кто-то из военачальников в Глубоком Ядре свой собственный «Палач» со стелс-технологиями.

— Большая часть вооруженных сил Империи так думала, — подтвердил Астарион. — Оказалось несколько иначе.

Нехорошо.

— Что ж, спасибо за вашу откровенность, подполковник, — произнес я. — Вы указали, что пропавших перебежчиков было несколько. Известны имена остальных.

— Доподлинно, сэр, — утвердительно ответил Астарион. — Одним из них, например, являлся адмирал Инос Фанада, ответственный за сектор Вата. В его распоряжении имелся целый флот звездных разрушителей в стадии завершения ремонта или постройки — они пропали вместе с верфями второго класса. Местонахождение их так же неизвестно.

Орбитальные верфи второго класса, или типа — это огромные металлические решетки, способные в свои секции принять для ремонта звездолеты классом от звездного разрушителя. Но, в отличие от верфей первого класса, они могли не просто исправлять повреждения, но и строить корабли. Причем — весьма оперативно, если есть подходящий и квалифицированный персонал, источник снабжения и деньги для этого.

Уверен, что у Возрожденного Императора не возникает проблем ни с одним из условий. Он бы не стал запираться на тайной планете, если бы там не имелось достаточное количество и ресурсов, и технических специалистов надлежащих категорий, и денег. В конце концов, были ли же где-то построены монструозные «Опустошители Миров», которые еще дадут знать Новой Республике, где джедаи зимуют?

— Это была содержательная беседа, — произнес я. Полковник Астарион продолжал стоять передо мной навытяжку. Погасив голограмму у него над головой, я несколько секунд размышлял над тем, стоит ли в дальнейшем сотрудничать с этим разумным.

С одной стороны — он явно пытается заручиться симпатией, пользуясь возможностью проявить эрудицию и служебное рвение. Однако, не стоит забывать и того, что он офицер ИСБ. А доверять этим людям — нельзя. Более того — вредно для здоровья. Несмотря на то, что у него имеются понятия о чести, как личной, так и о чести Империи, этот ранкор старой закалки может как помочь, так и навредить.

Необходимо проверить его лояльность, использовав по максимуму для достижения краткосрочных целей. А потому, для начала, его необходимо убрать с глаз долой с корабля, чтобы минимизировать его влияние на экипаж.

— У меня будет для вас задание, подполковник, — наконец, решил я.

— Да, сэр, — по-уставному ответил тот.

— В настоящий момент Империи необходимо провести ряд военных операций, направленных на результативность первой части моего плана, — подробности которого ИСБшнику знать совсем не обязательно. — Скажите, вы хорошо ориентируетесь в истории противостояния Старой Республики с Конфедерацией Независимых Систем?

— Поверхностно, сэр, — и вновь — показательная откровенность. — Она пришлась на период моей юности, многое уже забылось.

— В таком случае, я освежу вашу память, — ох, как же долго я пытался вспомнить хоть какие-то имена и названия, связанные с этим эпизодом мультсериала «Войны Клонов». — Около двадцати девяти лет назад в системе Карида на станции проводилась республиканская стратегическая конференция. Сепаратисты попытались сорвать ее, протаранив станцию захваченным звездным разрушителем типа «Венатор» под управлением дроидов. Если бы у них получилось, то значительная часть высшего руководства военной машины Республики, погибла бы и как развернулись события в дальнейшем — невозможно предугадать.

— Кажется что-то такое припоминаю, — произнес Астарион, нахмурившись. — Да, точно. Звездный разрушитель назывался «Слава». Он был начинен взрывоопасным грузом. Райдониум, если мне не изменяет память. Этот эпизод разбирали во время моей учебы в академии. Во время борьбы с военачальником Зинджем Новая Республика применила подобную тактику, чтобы повредить его звездный суперразрушитель «Железный кулак».

— Все верно, — согласился я, внутренне радуясь тому, что подполковник сам вспомнил название вещества. Потому как мне это не удалось. — Вам известно о том, что такое райдониум?

— Взрывчатка, сэр? — предположил оперативник ИСБ.

— И это ее качество так же интересно, — заявил я. — Но в первую очередь — это топливо. Достаточно взрывоопасное, как вы и заметили. Поэтому, его мало кто использует — как в прошлом, так и сейчас. Но оно крайне эффективно. При небольших объемах позволяет работать двигателям долгое время. Мне нужно это топливо. Найдите информацию о том, где добывался в период Войн Клонов райдониум. Я перевожу в ваше распоряжение звездный разрушитель типа «Победа» — «Стальную Аврору». Капитан Калиан и его экипаж окажут вам все необходимое содействие.

— Благодарю за оказанное доверие, сэр, — оперативник ИСБ аж каблуками щелкнул.

— В определенном смысле сроки нас поджимают, подполковник, — произнес я. — Райдониум мне нужен в максимально короткие сроки и в максимально возможном количестве. Его наличие обеспечит нам положительный исход планирующейся операции. Его отсутствие станет непоправимой утратой. Надеюсь, понятно, насколько большие надежды на вас возложены?

— Да, сэр, — четко, но без лишнего пафоса, произнес Астарион. — Я выполню свой долг.

— Не сомневаюсь в этом, — кивнул я. — Приступайте немедленно. Как только мы прибудем на оперативную базу, мне нужны предварительные результаты.

— Да, сэр.

— Ступайте, — разрешил я.

«Безопасник» круто повернулся через левое плечо и едва ли не парадным шагом покинул мои апартаменты.

Посидев некоторое время в тишине и одиночестве, размышлял о том, насколько же интересны превратности судьбы.

Забросить меня в тело гениального (на фоне остальных бездарностей) стратега, но без его знаний. Поставить перед выбором — сделать так, чтобы Новая Республика оказалась «взбодрена» кампанией Трауна и к моменту появления Возрожденного Императора была в более боеспособном состоянии, или же пройтись по ней паровым катком, используя послезнание. Поставить на колени или сыграть в поддавки — вот в чем вопрос.

Проиграть не сложно — достаточно ничего не делать.

Выиграть тоже не очень обременительно — в «Трилогии Трауна» за авторством Тимоти Зана едва ли не наглядное пособие написано на тему «Как поставить Новую Республику в коленно-локтевую позу». А учитывая знания, которых не было у гранд-адмирала, то запросто можно избежать его ошибок или свести их хотя бы к «ничьей».

И все лишь потому, что у меня нет ни сил, ни веры в то, что кто-то кроме Новой Республики сможет остановить Палпатина. Вера в «сюжетную броню» Скайуокеров. Которых не стоит пока трогать.

Однако… Хм…

Выиграть сейчас, но проиграть с началом кампании Возрожденного Императора Палпатина, или же проиграть сейчас, чтобы Новая Республика могла победить и безумец не правил галактикой… Как часто я задаю себе эти вопросы. И не нахожу однозначного ответа.

С одной стороны — почему я должен жертвовать приличными «стартовыми условиями» кампании Трауна для того, чтобы Новая Республика смогла победить Палпатина? Для того, чтобы этот странный «дядечка» не творил зло и геноциды.

А с другой стороны — мне-то будет какое дело, если я буду мертв? А смерть — это единственное, что не позволит Палпатину дотянуться до меня и выпотрошить мои знания, как потроха в убитом кролике. Нет, Палпатину я живым достаться не могу. Слишком много знаю — даже если это на уровне крупиц воспоминаний вроде того же райдониума.

Нет, нельзя позволить одному укрепиться, а другим — развалиться. Для того, чтобы все окончательно не пошло в разнос.

Но, почему мне не наплевать на то, что будет с галактикой в случае победы Палпатина? Во-первых, потому что безумец устроит геноцид — как он это делал в известных мне событиях. Его больше ничего не сдерживает, ведь он обладает подавляющим количеством вооружения. Во-вторых, потому что я не сторонник массовых кровопролитий в том случае, если их можно избежать. В аналитики не берут тех, кто строит свою деятельность на безучастном отношении к потерям со своей стороны и жертвам среди мирного населения. Насколько помню, Трауну так же была противна подобная концепция — он знал как и обходился малой кровью. Если я пойду по головам, то это отвернет от меня приближенных и подчиненных.

Однако, почему я не использую все свои знания на полную катушку сейчас, чтобы, если помирать, то хоть с музыкой. Заодно как следует Новую Республику потрепаю. А может и Имперские Осколки…

Вот только зачем пыжиться, если участь незавидная? Ведь есть только два варианта — умереть или сдаться на добровольную вивисекцию…

Или нет?!

Я подался вперед, открыв файл на компьютере. Насколько вероятно то, что существует возможность пройтись по острию ножа, да так виртуозно, чтобы не обрезать себе все, что только можно?

Крайне мала, по сути своей, ведь для этого потребуется уйма ресурсов, чтобы комар носа не подточил. Но ведь не получается лишь у тех, кто ничего не пробует, не так ли? Ведь не просто так я задумался о райдониуме! Пока рефлексировал, мозг подкидывал кусочки паззлов, для того чтобы объединить их в одну картину.

Объединить сейчас.

Потребовалось значительное количество времени, чтобы перенести на «бумагу» воспоминания и соображения из своей головы. Подобие глобального плана есть. Это уже хорошо.

Плохо лишь то, что масштабы кампании — как основной, так и поверхностной, не позволяют мне принимать личное участие в них. Следовательно — часть операций, притом — значительную, мне придется переложить на плечи подчиненных. Которым нельзя доверить полную картину плана. И уж тем более нельзя сообщать, что в Глубоком Ядре возрождается Палпатин.

Придется использовать их «в темную», тщательно маскируя истинное положение вещей и «двойное дно» поставленных перед ними задач. Это будет… очень сложно. Придется обдумывать каждый шаг. Поражение — значит смерть. А жить я хочу, люблю и это чувство у нас взаимно.

Значит, придется выкручиваться.

Остается лишь все ювелирно сделать, чтобы все получилось, как надо. И тогда… Гарантирована ли победа? Возможно — но все равно придется постараться. Но, если сделать все, как нужно, как задумано…

Все должно получиться.

Главное вовремя расставить все необходимые фигуры на шахматной доске в нужное время и в нужных местах. Когда план начнет претворяться в жизнь…

Будет артистично.

* * *
Ей не потребовалось много времени, чтобы выгрузить свои вещи из спасательной капсулы. Всего-то — одна небольшая сумка.

Да и нести до ближайшего жилого модуля — недолго. В свое время она научилась многому — в том числе и пилотированию. В том числе и спасательных капсул. Поэтому ее приземление произошло на границах старого лагеря.

Несмотря на прошедшее время с момента оставления базы, не было даже намека на то, что здесь кто-то побывал: ни звери, ни люди. Все так же, как они и оставили — запертые склады, запертые жилые модули, так и не натянутая как следует маскировочная сетка…

Джейд внимательно осмотрела входную дверь в один из складских модулей. Нет следов взлома. Отлично. Нет даже намеков на сюрпризы, вроде мины или «растяжки». Тоже хорошо.

Зачем бы ни прилетали на планету имперцы еще раз, на базе они не были.

Открыв дверь известным ей кодом, девушка мгновенно отступила в сторону, чтобы избежать сюрприза вроде скорострельного автоматического бластера, который тут могли поставить ради простого желания напакостить.

Тишина. Похоже, в самом деле никого здесь не было.

Девушка вошла в модуль, бросив сумку на полку одного из стеллажей. Осмотрелась. Контейнеры, контейнеры, контейнеры… Различная маркировка, но содержимое ее волновало меньше всего.

Потребовалось несколько часов, прежде чем хрупкая на вид рыжеволосая женщина смогла передвинуть большие прямоугольные ящики так, чтобы отгородить дальнюю часть модуля от входа. При необходимости, подобная баррикада задержит атакующих на какое-то время. Девушка воспользовалась инструментом, чтобы вскрыть ящик с надписью «Походное снаряжение». Вытащила оттуда содержимое.

Еще несколько минут она потратила на то, чтобы обустроить себе спальное место, обогрев — по ночам здесь бывает прохладно. Распаковала несколько сухих пайков, определив себе меню на ужин. И лишь после этого перешла к двери, разделяющей склад с полукруглой крышей на две половины.

Во второй части оказались так же контейнеры, и потребовалось время, чтобы расставить их как следует — чтобы затруднить передвижение со стороны второй входной двери с противоположной стороны модуля. Если кто-то захочет ее атаковать, взяв в «клещи», ему придется потрудиться.

И только после того, как она по всем канонам оперативной работы устроила себе логово и позаботилась о его безопасности, она покинула модуль, прихватив с собой бластер и легкий перекус.

Запустила установки, отпугивающие насекомых и прочую живность. Подала питание на стационарный генератор базы, обеспечив себя постоянной энергией. Поколдовала в жилых модулях, чтобы создать впечатление, что внутри кто-то есть. Сканеры, конечно, это не обманет, но для достоверной разведки необходимо будет пересечь периметр базы — а она будет об этом оповещена заранее.

Использовать по назначению жилой модуль — глупо. Любой разумный, кто захочет напасть на опустевшую базу, первым делом направится именно сюда. Потому она и обосновалась на складе — грабить или захватывать их будут в последнюю очередь, после того как разберутся с предполагаемым контингентом базы. Значит, при необходимости, у нее будет время среагировать и сбежать.

Чуть позже она проверит, остались ли в лесах ракетные лодки на замаскированных стоянках — ее путь к предполагаемому отступлению. А пока — расставит несколько беспроводных голокамер и настроит трансляции с них на одну из найденных дек. Так она сможет наблюдать за всем на территории и вблизи периметра базы, даже не покидая склад.

Начинало смеркаться. Пора возвращаться в свою нору.

Но сперва Мара побродила по территории базы, собрав все обнаруженные маячки — похожие на металлические кругляши устройства. Ей потребовалась дека, комлинк и портативный источник энергии. Собрав все это у себя в логове, девушка прикатила туда небольшую бочку с водой, которой хватит при экономном использовании, на несколько недель. И лишь после всего этого в полной тишине приступила к работе, предварительно заперев двери.

Каррде воспользовался ей и выбросил, как ненужную вещь. Сложно его в этом упрекать — особенно в их безумном мире. Она не держала зла и не собиралась мстить.

Маячки она разобрала абсолютно все. Потребовался небольшой моток проводки, чтобы грамотно соединить шпионские устройства в сеть, подключила источник питания.

Кто бы не наблюдал сейчас за Миркром, а за ним гарантированно должны приглядывать — Траун не из тех, кто пускает все на самотек — сейчас он заметил прекращение работы сразу нескольких маячков. Но при этом, один из них спустя какое-то время вернулся к выполнению своей задачи. И при этом содержание его закодированного послания, изменилось.

Вместе с набором координат, сообщающих о местонахождении маячка, теперь пересылалась и новая, ранее не предусмотренная заводом-изготовителем совокупность слов, которые на первый взгляд не имеют ничего общего. Но при этом — установленная последовательность, которую без проблем расшифрует любой бортовой компьютер Империи. А сразу после этого, прибудет корабль. Скорее всего, это будет все та же «Химера» — вряд ли гранд-адмирал окажется настолько глуп, чтобы сообщать кому-то ее тайну. Рука Императора — не та категория активов, что будут ходить по струнке и заниматься шагистикой. О таком не рассказывают каждому первому подчиненному.

Права ли она в том, что пытается вновь вернуться в Империю? Ведь это уже далеко не то государство, которому она служила под началом Палпатина. При всех его достоинствах и недостатках, Траун вовсе не Император. И близко — не он.

Чисс — военачальник, полководец, но не политик. У него не было и нет того шарма, харизмы и умения виртуозно сражаться на политическом поприще. Потому Палпатин и отправил его в Неизведанные Регионы — чтобы уберечь от политических игрищ при дворе, которые могли бы стоить Трауну не только карьеры, но и жизни.

Однако, его слова о восстановлении Империи, более справедливой и эффективной, чем государство Палпатина, запали девушке в душу.

Ей больше нечего терять.

Все, что могло быть потеряно — потеряно. Но и влачить жалкое существование она больше не собиралась. Искать себя и далее в бизнесе контрабандистов — тоже. Каррде не просто выгнал ее из своей организации — вскоре его подозрения станут достоянием всего общества контрабандистов. В этот мир ей дорога отныне заказана.

Мара еще раз перебрала в памяти и разложила по косточкам разговор с Каррде. На этот раз она зацепилась за откровения Каррде о том, что у него в запасниках осталось имущество Империи.

Ценная информация. Если не является ловушкой.

Она вспомнила кивок головой, адресованный Авесу. Изречение Каррде о том, что ее вещи собрали за время их разговора. То есть он заранее знал о том, что распрощается с ней, но рассказал о том, благодаря чему Траун может продолжить охоту на него… Или же оставил напоследок ложную наводку, которая уведет Трауна в сторону, заставив искать имущество, а не неизвестные боевые корабли, существование которых Каррде так и продолжал скрывать?

Впрочем, не стоит забивать голову этими вопросами сейчас. Впереди нее есть предостаточно времени, чтобы поразмыслить над тем, что именно из сказанного «Когтем» — правда, а что — нет.

Разместив свою коммуникационную поделку в стороне от спального места, девушка проверила сигнальные ловушки, что расставила по периметру, еще раз удостоверилась в том, что системы наблюдения работают как необходимо, и лишь после этого забылась чутким сном.

Глава 8. Воспоминания о былом

Девять лет, пять месяцев и трое суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвёртый год, пять месяцев и трое суток после Великой Ресинхронизации.


— Странноватый ты, парень. — доверительно сказал ему сидящий впереди и выше, в импровизированной каюте экраноплана, пилот. — Зачем тебе гробить молодость ради того, чтобы заработать несколько кредиток?

Редерик, устроившись в крошечном салоне гигантского космического корабля, больше похожего на раскрытый зонтик, к которому приделали огромные двигатели, пожал плечами.

— Я слышал, что тут хорошо платят, — заявил он.

— Это Лэндо-то хорошо платит? — усмехнулся пилот. — Но, справедливости ради стоит сказать, что зарплаты на «Кочевье» повыше, чем на других горнодобывающих предприятиях в этом регионе галактики.

— Значит, «Кочевье» добывает много металла, — закинул удочку Редерик.

— Не то, чтобы много, — скривился пилот. — Но мы добываем редкие металлы. хфредиум, каммрис и доловит. Их используют в строительстве звездолетов. А кора Нклонна чрезвычайно ими богата. Калриссиан ухватил удачу за хвост, когда получил это место. Здесь можно прилично разбогатеть. Со временем.


— И что, ни Империя, ни Новая Республика не достают вас? — удивился Редерик.

— Ну, пусть попробуют, — хмыкнул пилот. — Думаешь, эта штука, — он похлопал по своему креслу, но имел ввиду явно свой огромный корабль, — здесь просто так? Нет, Калриссиан держит дюжину экранопланов для того, чтобы ничто не зажарилось здесь от излучения звезды. Даже «Кочевье» держится исключительно на тёмной стороне планеты. На той, что освещена звездой — верная смерть за пару часов. Поверь на слово — это правило кровью написано. Даже «копалки» работают исключительно на тёмной стороне.

— «Копалки»? — сделал вид, что не понимает о чём идёт речь Редерик.

— Плазменные буры, — по-видимому, пилоту не нравилось более-менее официальное название горнодобывающих установок. — Такие штуки, которые бурят…

— Я по образованию — администратор шахт, — напомнил свою легенду Редерик. — Я знаю, что такое плазменные бурильные установки. Но впервые слышу, чтобы их называли «копалками».

— Ну вот, — скучающе произнес пилот. — О, хатт, как же я ненавижу эту тягомотину с расчётом курса для прыжка! Лэндо, скупердяй хаттов, купил бы сюда хотя бы более-менее современные гипердвигатели и навигационные компьютеры! Эти еще Старую Республику в период её становления помнят.

— Погоди, — нахмурился Редерик. — На экраноплане установлены гипердвижки?

— Конечно, — заявил пилот с оттенком гордости. — Если б не они я б только полдня тратил на полёт в одну сторону. А так — получил коды доступа к навигационному компьютеру, да быстренько прыгнул. Нет, находятся идиоты, которым страшновато передавать коды, тогда я предлагаю им полёт в десять-пятнадцать часов на субсветовых — тут же всё решаем.

— Вон оно что, — закивал Редерик. — А я думал только медленный полет возможен…

— Нет, это было бы чистейшей воды идиотизмом, никто бы не решился тогда здесь работать, — расхохотался пилота, ударяя ладонью по подлокотнику своего кресла. — Тут же сдохнуть от скуки возможно.

— Тогда экранопланы это в самом деле чудесное изобретение, — согласился Редерик. — Не понимаю, почему тогда Калриссиан в самом деле не потратит пару миллионов на подходящее оборудование для кораблей…

— Да мы тогда в трубу вылетим, — произнёс пилот. — У нас пятнадцать экранопланов, и каждый в обслуживании высасывает по полмиллиона в месяц — разваливаются на ходу. Если их ещё и модернизировать начать или строить новые — вообще разоримся. Думаешь, сколько «Кочевье» получает денег, когда продаёт свои запасы минералов?

— Зависит от того, какая выработка, сколько буров работает, как часто совершаются сделки, как сильно колеблются цены на рынке на тот или иной металл, — начал перечислять критерии Редерик.

— Да у нас чуть больше полусотни «копалок», — поморщился пилот. — А склады на «Кочевье» небольшие — раз в полгода вывозим их на продажу. Бирже Лэндо особо не доверяет — осуществляем прямые поставки. Миллионов двадцать-тридцать точно Лэндо имеет чистой прибыли.

— С чего ты взял? — уточнил Редерик. — Он тебе что, свои счета показывает?

— Счета — только для расчетов с клиентами, — доверительно произнес пилот. — А Лэндо — ретроград. Он любит смотреть на свои денежки. Хатт, да у нас одно банковское хранилище размером с крейсер. Правда не наполняется всё никак доверху, — расхохотался пилот.

— При таких доходах — должно было, — заметил Редерик.

— Это если не играть в саббак и не делать неосторожных вложений, — расхохотался пилот. — Калриссиан любит рисковать. Почти так же, как и деньги зашибать где-нибудь, где он может быть монополистом. А Нклонн — это единственное предприятие по добыче хфредиума, каммриса и доловита в ближайших десяти-двадцати секторах уж точно. Так что, денежки он имеет хорошие. Не зря тут даже шахтеры получают в два раза больше, чем на обычных забоях.

— Знаешь, я тут подумал, что если Калриссиан меня всё же наймет, то надо будет подумать о безопасности, — заявил Редерик. — Такие объёмы добычи… Такие деньги… Хотя бы парочка эскадрилий истребителей, да небольшой отряд на поверхности — не помешают.

— Ой, парень, ты не один такой умный, — заверил его пилот. — Думаешь Калриссиан не умеет отбиваться от тех, кто хочет за счёт него поживиться? Да я тебя умоляю. После того, как у него увели Облачный город на Беспине, он готов себе хоть целый флот купить. Да денег всё нет, — пилот снова расхохотался. Затем стал серьёзнее и добавил:

— Какое-то барахло вроде списанных еще во времена Республики истребителей у нас есть, — поведал он. — Так что, не трать свои усилия на это. Человек десять-двадцать службы безопасности у нас так же есть. Лучше подумай над тем, как увеличить объёмы добычи — за это тебя Лэндо уж точно расцелует и оклад повыше даст.

— Ну, испытательный срок у меня будет, — заявил Редерик. — Осмотрюсь на месте, гляну что к чему и буду уже фонтанировать идеями. Спасибо, что рассказал, что к чему. Так я буду владеть хоть какой-нибудь информацией. Я — твой должник.

— Поставишь как-нибудь мне кореллианский виски, — загнул цену за свою помощь пилот, — и, считай, что в расчете.

— Договорились, — согласился Редерик. — Сколько у нас ещё в запасе времени? Поспать успею?

— Конечно, — с неожиданным расстройством произнёс пилот, постучав пальцем по монитору навигационного компьютера. — Сдох. Придётся лететь на досветовых. Часов десять-одиннадцать у тебя в запасе есть. Можешь поваляться пока, а я на «Кочевье» сообщу.

— Система связи тоже, небось, древнейшая? — усмехнулся Редерик.

— Ну, — посетовал пилот. — Зато можно коротать время, подключаясь к «ГолоНету». Если находится какой-нибудь идиот, что летит на досветовых, я коротаю время за просмотром какого-нибудь голофильма. Может присоединишься?

— Нет, я лучше посплю, — потянулся Редерик, фальшиво зевая. — Впереди ещё куча работы.

— Ну ладно, парень, — пилот указал на входной люк. — Я тогда задраюсь, чтобы тебе не мешать. И, не забывай — ты должен мне виски.

— Конечно, — заверил его Редерик.

Убедившись, что пилот выполнил своё обещание и в самом деле задраил люк, лейтенант разведки флота гранд-адмирала Трауна Редерик вынул из потайного кармана компактное устройство связи. Подготовив короткий отчёт обо всём услышанном от пилота — о количестве «копалок», о системах защиты, о доходности предприятия, и в особенности — о наличии на экранопланах гипердвигателей, он потратил несколько минут на то, чтобы дистанционно подключиться к системе дальней связи корабля и замаскировать свою передачу под обычный обмен данными, который использовал пилот для просмотра развлекательного видео. Пройдёт несколько часов, прежде чем сообщение пройдет через десятки, а то и сотни ретрансляторов системы «ГолоНет» и достигнет борта «Химеры». Но, оно его однозначно достигнет.


В этом и заключается миссия его и его коллег — найти для гранд-адмирала всё необходимое для триумфа Империи над повстанцами.

Почистив устройство и логи данных, для неосведомленных являющееся обычным модным комлинком, лейтенант вернул его обратно в потайной карман и откинулся на кресле.

Вот теперь можно и поспать.

* * *
Возвращение, а в моём случае — первое появление — на оперативную базу флота в системе Линури не сопровождалось чем-то вроде парадных построений, салютов или чего-то похожего.

Лишь боевые корабли флота, возвратившиеся со своих миссий, окончив рейдовые набеги на коммуникации мятежников.

«Химера» — единственный во всём моём флоте корабль из числа девяти звездных разрушителей типа «Имперский», отнесенный ко второму поколению. Разница между «Имперским — 1» и «Имперским — II» не слишком заметна на первый взгляд, но на самом деле разительна. И тем больше печален тот факт, что лишь один столь великолепный корабль находится в моём подчинении.

Когда капитан Пеллеон сообщил мне о возвращении на базу, я уже заканчивал читать отчёт подполковника Астариона. Скромно, но со вкусом. Должно сработать, если данные разведки верны.

Теперь оставалось провести последние приготовления к операции, раздать указания одним, получить рапорты от других и озвучить свой план относительно того, что нам предстоит совершить в будущем. В ближайшем будущем.

Покинув каюту, прихватил с собой ряд информационных чипов, чтобы иметь возможность почитать на досуге полезные материалы, отметил, что Рукх молчаливой тенью приклеился ко мне. И хоть ногри даже виду не подавал относительно того, что его терзают угрызения совести, всё было и так понятно.

Пусть из системы, где мы провели встречу с наемниками до системы Линури мы преодолели в сравнительно короткие сроки, благодаря тому, что использовали региональные гиперпространственные маршруты. И при желании, могли бы заглянуть на родину ногри — планету Хоногр. Мир этих серокожих убийц располагался, что называется «по пути» и на встречу с лидерами кланов не ушло бы много времени. Однако, подобное предложение Пеллеона я проигнорировал, демонстрируя, что провал Рукха меня всё ещё беспокоит.

Да, можно сказать, что он телохранитель, а не диверсант, мог где-то и ошибиться, дескать, у него другие задачи и другая подготовка. Но проблема в том, что у всех ногри, которые переходят на службу в отряды коммандос и покидают планету, один и тот же тип воспитания — убийц и диверсантов. И Рукх — не исключение. Его провал послужит напоминанием остальным ногри о том, что подводить меня — не следует. И даст лишний шанс подумать о своей верности.

Признаться, я не особо грезил планами о том, чтобы выпустить ногри в «большой мир». Пока они на Хоногре — они не встретятся, даже гипотетически, с семейкой Скайуокеров, не понюхают их и не поймут, что те — потомки их обожаемого «господина нашего Дарта Вейдера», что поставит под сомнение их лояльность мне. Но и игнорировать их долго — у меня нет желания. Урок хорош тогда, когда он понят и усвоен. Но переходить к откровенной травле и унижению — верный путь к неприязни. Мне об этом ещё в армии замполит твердил. Хороший мужчина. Суровый, как арктический мороз, крутой, как десантник, сигающий с Эвереста, и полон житейской мудрости. Во многом, именно благодаря ему я, хапнув неслабых трудностей с физподготовкой на срочной службе, понял, принял и осознал, что желание служить Родине заключено не только в умении быть солдатом. Мозги — тоже оружие. Или, как говорил замполит: «Мозг — в первую очередь оружие. А потом уже идёт автомат Калашникова».

Поэтому, в ближайшее время следует проявить своё внимание к ним. Но лишь после того, как пройдёт генеральная репетиция атаки на Слуис Ван.

— Капитан, — поприветствовал я Пеллеона, встретившего меня на мостике рядом со створками турболифта — наиболее короткого пути с жилых палуб «Химеры» в боевую рубку.

— Гранд-адмирал, — вернул приветствие он мне. — Флот в сборе, командиры кораблей готовы к бриффингу.

— Подполковник Астарион уже покинул борт «Химеры»? — поинтересовался я.

— Да, сэр, — подтвердил командир звёздного разрушителя. — Командир «Стальной Авроры» ждёт подтверждение приказа. Его корабль готов выдвигаться.

— Идёмте, — приказал я, направляясь к своему креслу в передней части мостика. — Подтверждение с Нклонна имеется?

— Так точно, сэр, — заявил Пеллеон, пока мы двигались по центральному помосту. — Полугодичная выработка очищенных редкоземельных металлов. Предыдущие запасы Лэндо Калриссиан продал и имеет значительную выручку с торгов на предприятии наличностью. Не менее двадцати миллионов кредитов. Сопротивление минимально. Плазменные бурильные установки — в количестве пятидесяти единиц, возможно — больше. Дополнительно известно, что местные корабли, защищающие от излучения звёзды, оборудованы гипердвигателями, но не самого лучшего класса.

Отвечать я не стал. И без того понятно, что риск стоит того.

Для инструктажей и различного рода брифингов на борту звёздного разрушителя имелись специальные отсеки, однако в настоящий момент собирать на борту флагмана всех офицеров, что будут задействованы в операции — минимум трата времени. И без того половина месяца прошла в различного рода административных разъездах, а то — упущенное время, которое никто мне не вернёт. Особенно — в свете надвигающихся событий.

Опустившись в кресло, положил руки на подлокотники. Немного помедлил, разглядывая висящие без движения звездолёты на орбите планеты Линури. Здесь сосредоточено лишь боевое крыло флота — звёздные разрушители да средние крейсера. Фрегаты имеют свои собственные места базирования в Имперском Пространстве и до тех пор, пока они не будут нужны по своему основному профилю — бессмысленно их дёргать. Переговорить с их командирами можно и сейчас с помощью систем связи.

Но сперва — разговор с теми, от кого в немалой степени зависит исход битвы при Слуис Ване.

— Капитан Калиан, — поприветствовал я первую голограмму.


Сравнительно молодой — ему на вид нет еще и сорока — командир звёздного разрушителя, чья мощь некогда наводила абсолютный ужас на противников Старой Республики, во времена которой и были созданы «Победы» первой модификации, чинно поприветствовал меня, обратившись целиком и полностью в слух.

— Ваша задача — отправиться под командованием подполковника Астариона на планету Абафар, — обозначил я цель миссии. Именно на этой планетке в секторе Спризен Внешнего кольца сепаратисты в период Войн Клонов добывали райдониум для начинения им того самого угнанного звёздного разрушителя типа «Венатор» для миссии по тарану и уничтожению республиканской военной станции в системе Карида. — Окажите подполковнику максимальное содействие в его миссии. По завершению работ на Абафаре — доложите.

— Приказ принят и понятен, гранд-адмирал, молодцевато сообщил командир «Стальной Авроры». — Разрешите исполнять?

— Приступайте, сразу же, как только подполковник окажется на борту вашего корабля, — приказал я.

— Есть, сэр, — голограмма погасла.

Пеллеон, стоящий позади моего кресла неодобрительно засопел.

— Вопросы, капитан? — поинтересовался я, даже не подумав повернуть к нему голову. Вместо этого я любовался тем, как серый корпус «Победы — I» пришёл в движение, покидая построение флота и спустя несколько секунд рванул вперёд, в черноту космоса, переходя на сверхсветовую скорость.

— Калиан молод, сэр, — заявил он. — Принял «Стальную Аврору» лишь пару недель назад в связи со смертью её предыдущего капитана. Я сомневаюсь в том, что всё пройдет гладко. Если они напорются на корабли повстанцев, им придётся несладко. Возможно «Немезида» или «Штурмовой ястреб» подошли бы для этой миссии намного лучше.

— Капитан больше десяти лет служит на этом разрушителе, — припомнил я данные из личного дела свежеиспечённого капитана. — И более трёх — в должности старшего помощника. Ни одного нарекания за весь период службы. Исполнителен и тактически инициативен. Дадим ему шанс проявить себя. Или вы сомневаетесь в том, что из старших помощников могут получиться подходящие капитаны?

— Нет, сэр, — поспешно ответил Пеллеон, поняв, что этот намёк был адресован лично ему.

— Продолжим, — решил я, связавшись с ещё одним командиром, но на этот раз уже с более опытным и зарекомендовавшим себя офицером.

— Капитан Брандей, — обращение к своей персоне командир звёздного разрушителя «Вершитель» встретил хмурой миной. Но это ещё ничего не значит — этот офицер всегда недоволен жизнью. — Докладывайте.


— Адмирал, сэр, — Пеллеона Брандей игнорировал, как будто того и не существовало. Казалось бы — неуважение к командиру флагманского корабля, ан нет. Устав требовал при подобного рода сеансах связи обращаться лишь к старшему по званию офицеру. — «Вершитель» подготовлен к миссии на Нклонн. Мы убрали с корпуса всё оборудование, которое может быть повреждено радиацией или тепловым излучением во время миссии. Предприняты максимальные меры безопасности к сохранению корпуса и экипажа в боеспособном состоянии.

— Отправляйтесь по готовности, — распорядился я. Но тут же добавил. — Вам переправят отчёт нашего оперативника с детальной информацией по предприятию. Обратите внимание на то, что существует стоянка кораблей, которые экранируют фрахтовики, доставляющие грузы на планету и с неё — покупателям, от звездной радиации. Как закончите изъятие ценностей на предприятии господина Калриссиана — эти корабли должны быть уничтожены. На месте вас будет координировать наш агент, который свяжется с командиром наземной группы. Желаю удачи.

— Есть, сэр, — кивнул Брандей, после чего его голограмма растаяла.

— Адмирал, вы не озвучили Брандею информацию о наличии гипердвигателей на экранопланах, — заметил командир «Химеры». — Это могло бы ему помочь избежать повреждений «Вершителя» во время миссии.

— Если Брандей хоть немного соответствует своему послужному списку, то он проявит тактическую инициативу, — произнёс я. — Информация у него имеется, указание обратить внимание на экранопланы — дано. Разъяснять ему прописные истины я не собираюсь — безынициативные статисты мне не нужны, хватает и штурмовиков.

Капитан некоторое время молчал.

— Может быть стоит направить туда и вторую нашу «Победу», «Непоколебимый»? — поинтересовался Пеллеон. — Для подстраховки. Как никак, а Брандею придется действовать в тылу противника. Калриссиан может вызвать на помощь корабли Новой Республики с ближайшей базы… Если корабль повредят так, что он не сможет самостоятельно покинуть орбиту Нклонна…

— Если подобное произойдет, капитан, — терпеливо произнес я, — то значит капитан Брандей однозначно не соответствует занимаемому им положению. А экипаж «Вершителя», если он допустит необратимые повреждения корабля, на котором служат, от рук нескольких истребителей наземного базирования «Кочевья» или металлолома, который могут послать сейчас с базы на Слуис Ване мятежники, не стоит и децикреда.

— Один истребитель сумел уничтожить рубку «Палача» в Битве за Эндор, — резонно заметил Пеллеон. — У мятежников вообще удачно получается применять свои малые летательные аппараты.

— Во-первых, это был перехватчик RZ-1 «A-wing», — поправил я. — Во-вторых — с неразряженными пусковыми установками протонных торпед. В-третьих — ситуация, при которой малые силы противника могут уничтожить звездный разрушитель длиной в девятнадцать стандартных километров — и не единожды повторить этот трюк — очень печальная статистика для наших кораблестроителей. И в особенности — для тех, кто так и не научился пользоваться тем, что имеют.

— Понял, сэр, — немного отстранённо и даже удивлённо, произнёс Пеллеон.

— Теперь, насчёт вашего предложения использовать вторую имеющуюся у нас «Победу», — продолжил я. — Отличная мысль. Так и поступим.

— Сэр? — в голосе командира «Химеры» послышалось откровенное непонимание. И вовсе не потому, что он удивился тому, что я сказал. Просто он не получил конкретных указаний.

— Сообщите командиру «Непоколебимого», чтобы он отправлялся на орбиту Вейланда и обеспечивал безопасность планеты до последующих указаний, — распорядился я. — Кроме того, отправьте один из наших средних ударных крейсеров — «Статный» в систему Пакууни для обеспечения безопасности форпоста. Передайте командиру крейсера, что отныне он отвечает за сохранность нашего контроля над системой, а также — за техническое состояние кораблей, которые будут доставлены наёмниками.

— А будут ли? — усомнился Пеллеон.

— Через два, максимум — три дня — узнаем точно, — заявил я. — Распорядитесь переместить наших заложников на базу на поверхности и поместить под надежную охрану. Нам они будут не нужны в ближайшее время нашего похода.

Ткнув пальцем в иконку звездного разрушителя «Непреклонный», отправил запрос на соединение его командиру.


Начиналась интригующая игра.

Над голопроектором, встроенном в подлокотник моего кресла, появилась миниатюрная голограмма имперского офицера.

— Капитан Дорья, — обратился я к нему. — «Непреклонный» под вашим командованием отправляется в систему Гарос, сектор Мсст Среднего кольца.

— Квадрат Р-7, - быстро сориентировался Дорья. — Территория Пограничья. Спорные сектора, оказывающие поддержку и нам, и мятежникам.

— Именно так, капитан, — подтвердил я. — Система формально лояльна Имперскому Пространству, однако то и дело оказывает поддержку нашим врагам. Ваша цель — горнодобывающий комплекс на западном побережье главного континента. Там производится добыча вещества, известного как гибридиум. Так же, по данным нашей разведки, на планете действуют повстанческие отряды, что неприемлемо. Поручаю вам решить эту проблему.

— Конечно, я выполню приказ, — словно сквозь зубы произнес Дорья. Ох и злое у него лицо было. Командира звёздного разрушителя отправляют разбираться с какими-то там повстанцами… В то время, когда планируется операция против мятежников и есть шанс отличиться…

Проблема так же заключается в том, что капитан Дорья — человек, не по своей воле примкнувший к моему флоту. Его направило сюда правительство Имперского Пространства из-за его неуживчивого характера, не умения промолчать в момент, когда несправедливо начальство. Разжаловать командира звёздного разрушителя за такую провинность — глупо. Убить — тем более. А вот отправить его к тому, кто действует подальше от Имперского Пространства — запросто. Именно характер Дорьи и привёл к разногласию между ним, Пеллеоном и Трауном в известных мне событиях. В результате, боевой командир был задвинут подальше и толком не принимал участия в кампании Трауна. Несмотря на то, что он объективно талантливый офицер.

Именно поэтому я и направил его на Гарос IV. Мне нужен гибридиум для систем маскировки. Много гибридиума. Наличие на планете повстанческой ячейки и растущего антиимперского настроения — мешает поставкам. Раз Дорью сложно, практически невозможно, использовать в общей колоде, то пусть послужит там, где он сам себе командир с широкими полномочиями. Это должно сгладить некоторое недоверие между нами и потешить его самомнение, доказав, что с ним считаются и его ценят. Небольшая психологическая уловка, рассчитанная на самовлюбленных людей с болезненным чувством собственного величия.

— Комплекс и добываемый им минерал — стратегически важный элемент плана по уничтожению Новой Республики, — холодно произнёс я. — Нельзя допустить, чтобы кто-то некомпетентный позволил противнику лишить нас этой планеты. Мне нужен там думающий офицер. И это — вы. От вас и ваших действий напрямую зависит, капитан Дорья, насколько быстро мы сможем это сделать.

Услышав про то, что он — существенная часть большого плана — Дорья не то, чтобы вот так сразу и поверил. Но задумался. Однозначно задумался. Расценит ли он это как небольшую уступку со стороны командования или как логичное признание его заслуг — сейчас не так уж и важно. Нужен положительный результат. И я уверен, что он его добьётся.

— Отправляюсь незамедлительно… гранд-адмирал, — чётко, по-уставному, произнёс тот, закончив свой разговор коротким кивком.

Похоже на то, что прогресс наметился. Чувствовалась разница, с которой Дорья начал диалог со мной и как его закончил. Маленький шажок в сторону светлого будущего и комфортной рабочей обстановки.

— Капитан Пеллеон, — обратился я к командиру «Химеры». — Свяжитесь с командиром «Часового»», — я озвучил название одного из имеющихся во флоте звёздных разрушителей типа «Интердиктор», — направьте его от моего имени в систему Часин для обеспечения безопасности тамошнего логистического трафика.

— Сэр, но там уже есть «торпедная сфера» и два фрегата, — заметил офицер. — Целый «Интердиктор» будет…

— … не лишним, если наш знакомый — пират Язуо Вейн — попытается завладеть находящимися там кораблями, — пояснил я. — Звёздный разрушитель с проекторами гравитационных воронок и опытным экипажем отобьёт у него такое желание гораздо быстрее.

Планы — планами, но и о безопасности лояльных мне территорий забывать не стоит. Пират этот довольно вёрткий и ухватистый парень. Может и рискнуть — ведь не просто так он придумал легенду про систему Часин. Как минимум — он раздумывал над тем, чтобы поживиться там кораблями. Не стоит оставлять ему и шанса на подобное.

— Капитан, срочное сообщение, — раздался позади голос лейтенанта Тшеля. Повернув кресло, посмотрел на Пеллеона, изучающего донесение.

— Сэр, это данные по маячкам на Миркре, — произнёс он, словно драгоценность передавая мне деку с выведенной на экран депешей. — кто-то изменил стандартный сигнал…

«Хапспир», «баррини», «корболан», «триаксис». И всё это — я должен понять что значит?

— Дешифровщики утверждают, что это код доступа высшего приоритета, — заявил лейтенант Тшель, с любопытством смотря на меня.

— Неужели это она? — изумлённо произнес Пеллеон.

— Сообщите на «Немезиду», — приказал я, посмотрев на лейтенанта Тшеля. — Пусть заберёт нашего человека с Миркра.

— Есть, сэр, — лейтенант козырнул и направился к отсеку связи.

— Сэр, — Пеллеон подкрутил усы. — «Немезида» должна была участвовать в операции в секторе Слуисси. Как и «Вершитель».

— Я помню, капитан — логичный ответ на логичный вопрос. — Наши планы подверглись корректировке. Рейд в сектор Слуисси откладывается… но, не отменяется.

— Есть, сэр, — бодро ответил Пеллеон, в его голосе звучало сомнение. — Сообщить магистру К’баоту об изменении наших планов?

— Нет, — запретил я. — Его задача координировать. Знать о коррективах плана ему не обязательно.

Гилад молча закивал. Но лицо его выражало сомнение. Наморщенный лоб, сосредоточенный взгляд, отведенный в сторону… Судя по всему, он явно считал, что отправлять за Марой Джейд целый звездный разрушитель — большое расточительство.

— Рука Императора, — произнёс я, пощекотав подбородок йсаламири, — весьма ценный ресурс. Если она покинула Каррде, значит её доверие к нему подорвано. А следовательно — давайте продемонстрируем нашей гостье, что её рады видеть в Империи настолько, что используют звёздный разрушитель ради того, чтобы доставить до места встречи.

— А если это засада? — уточнил Пеллеон. — Если она предала и выманивает нас?

— Не исключено, — легко согласился я. — Именно поэтому туда направлена «Немезида», а не «Повелительный», «Воинственный» или один из крейсеров типа «Удар». Опытный экипаж и здравомыслящий командир — то, что нужно. А сейчас, давайте обратим свой взгляд в прошлое, капитан…

* * *
Атмосферная турбулентность нещадно била «крестокрыл», так и норовя бросить его из стороны в сторону. Как и тогда, во время первого прибытия Люка на Дагоба.

R2-D2 возбуждённо чирикал и посвистывал, сообщая о том, что несмотря на всё происходящее, истребитель всё ещё цел и даже ничего не отвалилось. Хороший корабль, крепкий.

Неспроста Ведж Антиллес, командир «Разбойной эскадрильи», как и сам Скайуокер, любил изобретение корпорации «Инком» за надёжность.

Вот только…

— R2-D2, - обратился джедай к своему астромеху. — Сканеры функционируют в штатном режиме?

Дроид ответил утвердительным чириканьем.

Странно. А в первый раз приборы словно с ума сошли. Впрочем, если подумать, может быть здесь нет никакой загадки. Просто-напросто учитель Йода постарался «ослепить» датчики корабля, чтобы Сила привела юного джедая к нужному болоту. Ведь не будь счастливой случайности — сколько бы времени потребовалось Скайуокеру на то, чтобы найти и Йоду, и его жилище? Даже представить себе сложно.

И вот теперь некому его направить по нужному курсу. Йоды больше нет… И Бена Кеноби тоже больше нет…

Как и отца…

Люк проглотил подступивший к горлу ком, отгоняя неправильные мысли.

Осознание потери и воспоминания об ушедших не должны преследовать его всю жизнь. Нельзя жить в эмоциях — это не путь Светлой Стороны Силы. Пусть он и стал рыцарем-джедаем, но всё же не должен забывать о самоконтроле. В том числе — и научиться отпускать боль пережитого.

Бен не цеплялся за жизнь, растворившись в Силе. Йода ушел со спокойствием в душе. Даже отец в некотором роде был рад тому, что смог сделать доброе дело. Пусть и ценой своей жизни.

Таков путь джедая — самопожертвование. И в этом нет ничего сверхъестественного. Жизнь и смерть — естественный порядок вещей, который не стоит нарушать. И раз окончание существования предусмотрено самими законами природы и Силой — кто он такой, чтобы даже думать о том, что подобное может быть неправильно?

«Крестокрыл» опускался на антигравитационной подушке, пробивая своим корпусом плотные облака и нижние слои атмосферы.

Люк обратился к Силе, чтобы понять, насколько пригодна поверхность под ним для посадки. Откорректировав курс так, чтобы нос истребителя был ориентирован точно в сторону жилья Йоды, он с удовлетворением отметил, как шасси коснулись относительно твёрдой поверхности. На Дагоба всё относительно. Даже почва.

Едва фонарь кабины откинулся, а пилот снял с головы шлем, он почувствовал, как в ноздри ударил весь букет запахов Дагоба.

Чуть прелые растения и терпкий запах окружающих болот. Далёкие звуки жителей леса и водоёмов, невидимые в тумане. Как же это знакомо…

Нахлынули воспоминания о времени, проведенном здесь. Разговоры с Йодой за ужином из странновато пахнущей, но вкусной и питательной похлёбки. Тренировки, выматывающие умственно и физически, да так, что под вечер он едва мог передвигать ноги и шевелить руками. Но всё равно двигался пешком сквозь лес с бесконечно мудрым учителем на плечах, который без устали повторял ему, что усталость лишь в его голове. Что Сила помогает ему и даёт необходимое — стоит лишь правильно чувствовать своё тело и всё, что окружает его.

Люк выпрыгнул из кабины, удивившись твёрдости поверхности, на которую он посадил свой корабль. Довольно странно, учитывая, что большая часть поверхности Дагоба — или болота, или пропитанный влагой мох, переплетённые стволы деревьев. Лишь у пещеры можно было встретить относительно твёрдую поверхности и…

Пещера!

Люк дёрнулся в сторону, прижавшись спиной к корпусу «крестокрыла». Как в руках оказался световой меч, он так и не понял. Но чувствовал то, что из-за кормы корабля тянет Тьмой. Очень знакомое ощущение Тёмной Стороны.

Он едва не застонал. Как, как сила привела его сюда? А самое главное — почему? Он ведь был в пещере. Он усвоил урок, который ему хотел преподать Йода и…

Или же не усвоил, а потому сама Сила хочет, чтобы он оказался именно здесь?

Сделав несколько шагов в сторону, он скривился, как если бы у него заболели зубы.

В самом деле — корма «кретокрыла» располагалась в аккурат напротив входа в пещеру, где он испытал видение много лет назад. В паре десятков метров от дюз фузионных двигателей росло приметное дерево, словно яростный и непоколебимый страж, охраняющий затянутый лёгкой дымкой болотных испарений вход…

R2-D2 озадаченно пискнул.

— Всё в порядке, — заверил его Люк. — Просто…

С легким шипением астродроид покинул гнездо в недрах «крестокрыла» и подкатил к своему хозяину — верный друг не любил оставаться один.

Раздался далёкий пронзительный вопль какой-то птицы, напрочь выбивший из разума Скайуокера все его доводы, говорившие в пользу того, что он обязан явиться сюда. Насколько важным, жизненно необходимым казалось путешествие на Дагоба ему во время миссии на Биммисаари, во время перелёта. Настолько же и несостоятельными они звучали здесь.

С чего он взял, что Сила вообще хотела, чтобы он прилетел на Дагоба?

Или он просто искал своеобразную точку опоры, чтобы унять свои внутренние переживания от искажений в Силе, которые почувствовал?

Вспомнив, что сомнения ведут на Тёмную Сторону, Люк усилием воли отогнали их от себя, постаравшись очистить свой разум.

«Делай — или не делай». Так говорил Йода. Даже если Скайуокер не прав сейчас, он всё равно прилетел. И следовало бы довести дело до конца.

R2-D2 вопросительно-выжидательно бибикнул.

— Мне пришло в голову, что после Йоды могли остаться какие-нибудь записи, — произнёс он. — Как Бен, оставивший свой дневник с записями на Татуине. Возможно и Йода поступил так же, и здесь есть что-то полезное, что я упустил при прошлом своем появлении здесь, — дроид свистнул, предлагая начать поиски с жилища умершего учителя.

— Да, ты прав, дружище. С неё и начнем.

Расстояние, разделяющее посадочное место «крестокрыла» и место обитания древнего джедая оказалось сравнительно небольшим. И Люк, взбодрённый близостью Тёмной Стороны, двигался осторожно, припоминая то, как ему приходилось нелегко в первые дни своего ученичества.

Так или иначе, пару раз едва не провалившись сквозь предательски податливый мох, рыцарь-джедай добрался до приземистой хижины, такой знакомой и… практически исчезнувшей в болотине.

Буйная растительность Дагоба не пощадила постройку, навалившись на неё всей своей массой, практически утопив хижину в болотине и придавив всей массой лиан, а также изогнутых древесных стволов. Как же много здесь изменилось всего-то за несколько лет…

Догадливый астромех вынул из своей куполообразной головы небольшой сенсор. Люк лишь улыбнулся.

— Думаю, от нас не убудет, если мы взглянем на всё своими глазами, — произнёс он, взглянув на свой световой меч.

Интересно, джедаи прошлого использовали свое «оружие из более цивилизованной эпохи» для того, чтобы расчищать им свой путь? Или ему бы за такое однозначно неодобрительно покачали головой?

Потребовалось всего несколько минут, чтобы проделать себе путь сквозь заросли и добраться до руин хижины. Ещё в прошлое своё появление он заметил, что большая часть постройки выполнена из глины, но довольно добротно, что делало комплимент её строителю. Задаваясь вопросом, сам ли Йода возвел себе жилище или это сделал кто-то другой, Люк, наконец, смог пролезть в хижину. Она и раньше-то едва доставала ему до пояса, а сейчас так и вовсе казалась тесноватой каморкой, заполненной растительностью и люминесцентным мхом.

Покопавшись в обломках глиняной посуды и трухлявых кусках дерева, некогда бывших полочками и перекрытиями, Скайуокер с грустью констатировал, что ничего ценного здесь нет. А если и было, то уже давным-давно или утонуло, или было утащено местными обитателями.

— Здесь ничего нет, — заявил он, выбираясь наружу. — Да и вряд ли Йода смог что-то припрятать. Не такой он был… Он скорее бы отдал, понимая, что мне это пригодится в будущем. А если же нет…

R2-D2 вопросительно бибикнул.

— Нет, дружище, думаю нет, — усмехнулся Люк. — Впрочем, ты можешь попытаться поискать что-нибудь, раз уж я ничего не нашел в хижине, но сомневаюсь, что будет что-то полезное. У Йоды никогда не было предметов высоких технологий. Я даже думаю, что он их не очень-то и любил по каким-то своим мотивам. Помнишь, как он охаживал тебя своей тростью, когда ты пытался отобрать у него питательный батончик?

Дроид озадаченно загудел, продолжая вращать сенсором. Конечно он помнил. Такое вряд ли забудешь — особенно, когда торчишь под проливным дождем за пределами хижины, когда хозяин и древний зелёный старичок греются в тепле.

Дроид внезапно замер на месте, нацелив в сторону «крестокрыла» свое устройство.

— Нашёл? — озадаченно поинтересовался Люк, посмотрев в указанном направлении. Несколько секунд он размышлял, потом на его лице появилась добродушная улыбка:

— Поздравляю, R2-D2, ты обнаружил наш «крестокрыл». Только в этот раз мы его не теряли…

Астромех обиженно зачирикал. Люк почувствовал, что от тирады R2-D2 у него начинают алеть уши.

— Извини, — пробормотал он. — Нет, я не думаю, что у тебя проблемы с электроникой. Дальше корабля? А что там может быть? Там же только…

Пещера.

Пока они двигались в обратном направлении, Люк думал, что его маленький друг всё же ошибся. Поэтому, когда R2-D2 бескомпромиссно выкатился позади «крестокрыла», продолжая направлять свой сенсор в сторону пещеры, Люк с трудом сглотнул внезапно образовавшийся ком в горле.

Значит — не ошибся.

— Ты уверен?

Дроид возмущённо запищал, заявляя о своём профессионализме. И вообще, если человеку что-то не нравится, то он может успокоиться, перестать дрожать как лист на ветру и сходить проверить лично. Кто из них двоих джедай, в конце-то концов? И вообще, повырастали тут всякие недоверчивые…

— Я тебе верю, — с грустью произнёс Люк, заметив, что его правая рука с протезом вместо кисти до скрипа сервоприводов сжимает рукоять светового меча. А вот левая в самом деле подрагивает. Неприятное ощущение собственной крепнущей паники. — Но не думаю, что Йода мог там что-то оставить. Только не там. В это месте полно Тёмной Стороны Силы, а Йода, как и я — джедай. Мы служим Свету…

Наверное, были бы у него глаза, R2-D2 их бы сейчас закатил в такт своей трели, сущность которой сводилась к тому, что не просто так Йода выбрал в качестве места своего изгнания поляну, близкую к пещере с Тёмной Стороной Силы.

— В твоих словах есть логика, R2-D2, - подтвердил Люк. — Я и сам о подобном думал. Ведь гасят же друг друга при соприкосновении положительные и отрицательные заряды электричества…

Астромех разразился трелью, посвященной ликвидации безграмотности одного отдельно взятого паренька с Татуина.

— Хорошо, хорошо, — не стал спорить Люк. — Я немного на взводе и оговорился, конечно, будет замыкание…

Он глубоко вздохнул. Выдохнул. Повторил процедуру ещё раз.

«Я — джедай», — твёрдо повторил он про себя. — «Страх ведёт на Тёмную Сторону Силы».

Направившись в сторону входа в пещеру, он снял с пояса комлинк и включил его.

— Я буду на связи, R2-D2, - произнёс он. — Отслеживай моё положение и скажи, когда буду рядом с тем объектом, который ты обнаружил, хорошо?

Дроид присвистнул.

— Нет, оставайся за пределами пещеры, — попросил Люк. — Здесь не лучшее место для дроидов.

Ощущение холода, вязкого, тягучего, отнесло его воспоминаниями к тому времени, когда он впервые приблизился к пещере. Тогда ему было страшно и любопытно. Тогда он не послушался Йоду и взял с собой оружие. Может и сейчас следовало бы поступить так же?

Но он рассудил, что возвращаться бессмысленно. В конце концов, тот факт, что у него есть при себе световой меч, ещё не означает, что он должен им воспользоваться.

Шаг за шагом он приближался к месту, где некогда состоялась битва с видением Дарта Вейдера. Сражение, в котором он проиграл. Хотя… а он когда-нибудь побеждал отца? Как джедай, не поддаваясь гневу?

Сложно сказать. Неизвестно к чему привело бы его франтовство, когда на борту второй «Звезды Смерти» он отбросил в сторону световой меч, отчего едва не стал жертвой молний Императора Палпатина.

Но в этот раз ничего не случилось. Не было свистящего дыхания, доносящегося из сумрака; не было Повелителя ситов. Ничего.

Скайуокер остановился, оглядываясь. Странно, что хижина Йоды оказалась поглощена джунглями, а здесь всё так же, как и было прежде. Те же перепутанные лианы, тот же полумрак…

Юный джедай провёл рукой по лицу, снимая напряжение. Похоже он напрасно волновался. Он уже проходил испытание своим страхом. Выдержал он его или нет — это уже история, которую не изменить. Йода так и не сказал, справился ли юный Скайуокер или же провалился. Или всё же сказал? Но просто Люк этого не понял.

А может быть Йода и сам не знал? Что если в пещере не бывает категоричных ответов и каждый должен сам для себя решить исход и принять последствия? Люк их принимал. Как и принимал своё несовершенство, совершенно четко осознавая, что именно ему ни в коем случае и никогда не следует останавливаться на достигнутом. Его отец фактически уничтожил Орден джедаев. Люку предстоит его создать заново.

Грехи отцов…

Так или иначе, но здесь больше нечего бояться. Свои страхи он победил и не позволит им взять над собой верх. Пустой страх чего-то неправильного, того, что он не мог понять, заставил его, единственного рыцаря-джедая на всю галактику, броситься сломя голову через тысячи световых лет в поисках… Чего?

Так не должен поступать джедай. Ведь он фактически бросил Хана и Лейю одних. Погнавшись за призраком неизвестно чего…

Пора заканчивать с этим.

А возможно и не следовало начинать эти поиски.

— R2-D2, ты ещё со мной? — поинтересовался он.

Дроид утвердительно зачирикал.

— Источник сигнала, — напомнил Люк. — Я рядом с ним?

Астромех прогудел ответ, давая понять, что осталось совсем немного.

— Хорошо, — решил джедай. — Я скоро найду это и закончим с поисками. Я зря прилетел сюда…

Он не успел договорить, когда понял, что полумрак пещеры перестал таковым быть. Вместо этого тени и туман начали складываться в нечто…

Люк почувствовал, как его тело вновь обжигает беспощадный жар татуинсих светил: Тату-1 и Тату-2.

Он ощутил толчок в спину. Очень знакомый тычок. Одновременно с которым он сделал шаг вперёд к узкой металлической «доске», с которой его намеревались сбросить… Девять лет назад.

Люк огляделся.

Сомнений быть не могло. Он вновь ожидал своей казни и гибели своих близких на Татуине у Великого провала Каркун, где их намеревались скормить сарлакку.

Он видел массивную баржу Джаббы хатта, с которой тот наблюдал за казнью. Видел и ощущал торжествующе-зловредные помыслы его соратников. Видел едва выделяющийся корпус R2-D2, который ждал сигнала к началу…

— Мне известно, что это видение, — спокойно произнес Люк. — Я уже проходил это испытание. С тех пор ничего не изменилось.

Но его слова тонули в гомоне ликующей толпы. Словно сама Сила пыталась дать ему понять, что мнение юного джедая здесь никого не интересует. Ему что-то хотели показать…

Он ощутил новый толчок, тот самый, который столкнул его вниз. Как и в прошлый раз, он успел развернуться и зацепиться за край. Довольно простое движение руками, и он взмывает в воздух, направляя руки в сторону летящего к нему его собственного светового меча…

Но ладонь сжала лишь… ничего.

Оружие изменило траекторию полета и вернулось к барже. Сколько бы Люк не пытался призвать световой меч к себе с помощью Силы — ничего не получилось.

Его меч оказался в руках женщины. Люк не видел её лица, лишь огненную гриву волос. И пока он смотрел на то, как она издевательским салютом машет ему, новый толчок сбросил его вниз. И его, и Хана, и даже Лэндо. Лишь Лейя, закованная в цепи, с болью в сердце наблюдала за этой картиной…

И наступила темнота. Люк тряхнул головой в надежде отогнать морок, но тщетно.

Тьма клубилась, обретая всё новые и новые силуэты.

Теперь он видел ту же женщину, затянутую в черный боевой костюм, облегающий по фигуре, Женщина находилась к нему спиной, и вся её поза говорила о том, что она старается держаться независимо, явно противопоставляет себя тому, кто находился перед…

Люк похолодел.

Массивное кресло с высокой спиной. Фигура, сидящая в тени предмета мебели. Ощущение неправильности всего происходящего, чувство нереальности, словно всё это — неправда, происходит не с ним.

Но он продолжал наблюдать.

Он видел фигуру в белом, что поднялась с кресла. У Скайуокера отлегло от сердца. Хвала Силе, это не Палпатин. Но… кто же это тогда?

Как и в случае первого видения, он не видел лица. Лишь голубоватый, практически синий оттенок лица, красные глаза… Рыжеволосая женщина терпеливо ждала, когда этот разумный в белом мундире что-то говорил ей. Люк не мог слышать его речей, не мог разглядеть их лиц…

Он похолодел, когда увидел, что фигура в белом отвела свою руку назад, после чего перевела её перед собой, протягивая женщине…

Люк с трудом проглотил ком, ставший в горле. Нет, не может быть. Не может быть! Это же не реальность! Это всего лишь видение…

Рыцарь-джедай запаниковал, когда стал наблюдать дальнейшие клочки образов… Жуткая мешанина… Черноты. Словно больше нет вероятного будущего. Вообще ничего нет.

И это пугало. Молодой Скайуокер даже не мог предположить, что такое вообще возможно. И что он лжёт сам себе, когда говорит, что победил свои страхи.

Он изо всех сил отвергал то, что увидел. И судя по всему, ему удалось разорвать оковы видения.

Он ощутил себя там же, где и был до того, как его настигло видение. Он часто дышал, вдыхая в себя ароматы болот Дагоба. По его лицу катились крупные капли пота, а лётный комбинезон прилип к телу, что вообще-то фактически невозможно. Световой меч он держал в руке, стиснув настолько сильно, что будто бы даже смог деформировать рукоять…

А из комлинка доносилась истеричная трель верного R2-D2.

— Я в порядке, — произнёс он, не особо доверяя своим словами. — Всё… хорошо…

Скайуокер помедлил, пытаясь собраться с мыслями и вспомнить, что же он тут всё-таки делает.

— Сигнал, — произнёс он, ещё не в силах восстановить дыхание. — Я близко?

Астромех утвердительно забибикал.

— Хорошо, — Люк утёр ладонью пот со лба. — Я иду вперёд. Останови меня, когда буду рядом.

Он осторожно направился дальше, всё ещё рефлекторно сжимая в руке световой меч. Такое ощущение, будто протез заклинило, и механические пальцы не в состоянии отпустить оружие.

Однако, ничего нового не произошло. Похоже, сила показала ему всё, что хотела. И сейчас он может закончить то, ради чего прибыл на Дагоба.

Услышав свист из комлинка, Люк замер на месте.

— Здесь? — он посмотрел себе под ноги. Огляделся. Вернул свой взгляд себе под ноги…

Спустя несколько минут ковыряния в грязи и прелой листве, он вытащил небольшой цилиндрик. Чуть длиннее ладони. Пять треугольных кнопок, выстроенных в ряд. И забитая грязью гравировка с противоположной стороны.

R2-D2 удовлетворенно забибикал, подтверждая, что люк нашёл то, что искал. Рыцарь-джедай покачал головой. Он рассчитывал на нечто иное. Но даже сам не мог сформировать в голове что именно.

— Возвращаюсь, — произнёс Люк.

Обратный путь занял куда как меньше времени. И не потому что Скайуокер побыстрее хотел покинуть это место, а лишь из-за того, что не путался в дороге и был внимателен.

Снаружи стемнело. Даже слабое свечение, пробивающееся сквозь дымку тумана и облаков исчезло. Похоже он потерял много времени, оставаясь во власти видения. R2-D2 уже побывал в гнезде «крестокрыла» и развернул корабль носом ко входу пещеры. Люк выбрался наружу, приветливо помахав катящемуся навстречу астромеху, исторгающему серию взволнованных свистов.

— Всё хорошо, — уверил его Люк, присаживаясь на корточки перед верным другом и протягивая ему найденный цилиндр. — Как думаешь, что это такое?

Дроид несколько раз сменил цвет своего оптического сенсора, после чего принялся медленно, словно задумчиво, свистеть. Люк, порядком подустав в пещере, не перебивал его, с удивлением обнаружил, что моральное истощение позволяет ему прекрасно понимать астромеха.

— Уверен? — уточнил он, когда R2-D2 закончил свою тираду. — Я никогда не видел у Лэндо такой штуки.

Дроид разразился новой трелью.

— Хорошо, — заключил Люк. — Я был занят, ты был занят. Давай вернём тебя на место и полетели отсюда. Заглянем к Калриссиану в гости — он как-то приглашал меня.

Он последний раз бросил взгляд на пещеру. Не оставалось никаких причин задерживаться здесь.

Позволив R2-D2 провести предполетную подготовку и вывести корабль на орбиту Дагобы, он почувствовал себя морально опустошённым. Как будто пещера выжала из него все соки.

Астромех вопросительно прогудел.

— Система Атега, — назвал он место их нового путешествия. — Лэндо обосновался на планете Нклонн, добывает там металлы, которые Новая Республика так и не может себе позволить приобретать, учитывая аппетиты и ценники, выставленные Калриссианом. Если можно, — он замялся, — ты не мог бы управиться сам? Мне нужно как следует отдохнуть.

Дроид утвердительно зачирикал. Благодарный ему Люк поудобнее устроился в кресле, чтобы насладиться переходом на скорость, с помощью которой «крестокрыл» преодолевал световой барьер.

Несмотря на обещание R2-D2, он не мог заснуть, возвращаясь мыслями к тому, что он увидел в пещере.

Удивительно, но именно это помогло ему забыться тревожным сном.

* * *
— Вам знакома эта планета, капитан Пеллеон? — спросил я, указав на голографический шар, кружащийся над проектором.

— Хайпори, — безошибочно произнёс командир «Химеры». — Один из миров Конфедерации, их база тылового обеспечения. Малоизвестен, в отличие от Салукемай, названной в период Войн Клонов «Триадой Зла». Наряду с Майгито и Фелуцией.

— Всё верно, — подтвердил я. — А также это некогда был оплот механизированных войск армии Конфедерации Независимых Систем. Вы ведь помните насколько эффективны были их армии?

— Один солдат-клон мог уничтожить за бой от десяти до ста боевых дроидов Конфедерации, — усмехнулся Пеллеон. — Разве это — эффективность?

— Эффективность, — не согласился я. — Напомните, сколько стоит один солдат-клон?

Пеллеон пригладил свои пышные усы.

— Мне эта информация не известна, сэр, — произнес он. — Но, думаю, что не мало, так как Сенат Старой Республики постоянно пытался снизить количество трат на закупки клонов. Это ведь так в духе демократии — стрелять себе в ногу и делать вид, что с дырой в бедре можно жить.

— Оставим в стороне позиции сенаторов и подумайте о другом, — предложил я. — Насколько эффективно после войны уничтожались сепаратистские конвейеры по производству дроидов?

— Учитывая что мы добивали сепаратистов лет десять после извещения об окончании Войн Клонов, то не уверен, что всё делалось хорошо, — произнёс Гилад.

— Вот и у меня то же мнение, — вот только я достоверно знаю, что после того, как была провозглашена реформация Республики в Империю, кое-какие осколки сепаратистского наследия остались в активе. — А также известен и тот факт, что после Битвы при Явине девять лет назад Тайбер Занн, глава преступного синдиката «Консорциум Занна» смог обнаружить и запустить минимум один конвейер по производству сепаратистских дроидов. И не обычных дроидов-пехотинцев, а дроидек.

— Слышал я об этой организации, — признался Пеллеон. — Неплохо они порезвились в период после Битвы при Эндоре. Половина галактики оказалась окутана их коррумпированными сетями. Сейчас, вроде бы, их влияние ослаблено. По крайней мере, так просто их корабли уже не летают по галактике.

— Что ж, давайте посмотрим на это под другим углом, — предложил я. — У нас есть клонирующие цилиндры и есть доноры для них. Но у нас проблема с обеспечением наших клонов обмундированием и снаряжением. А потому, проще будет вернуться на двадцать восемь лет назад. Когда только создавался Штурмовой Корпус Империи, они активно использовали дроидек и ряд других дроидов сепаратистов для усиления своей огневой мощи. Строить дроидов проще — и дешевле, чем ждать полгода, пока будут обучены на Кариде новые бойцы.

— Но ведь у нас есть клонирующие цилиндры Спаарти, — напомнил Пеллеон.

— Конечно, — согласился я. — И недостаточное финансирование, не говоря уже о снабжении. Поэтому мы в первую очередь позаботимся о технической, лётной и флотской составляющей наших сил. Какая-то часть штурм-брони у нас есть на складах в Имперском Пространстве — и мы её позаимствуем. Но не раньше, чем нанесем удар по Слуис Вану и добьёмся оглушительной победы над мятежниками в этом секторе.

На лице Пеллеона явственно читалось: «То есть, никогда? Учитывая, что ты отправляешь звёздные разрушители в качестве курьерских кораблей».

— Терпение, капитан, — посоветовал я. — Для начала мы возьмём Хайпори и закрепимся на планете.

— Так может сразу нанесем удар по Джеонозису? — в голосе командира звёздного разрушителя слышалось нетерпение. — Уж там-то точно аборигены умеют производить любые виды боевых дроидов.

— Опять же, обратимся к истории, капитан, — вздохнул я. Нет, решительно, следует поработать над самообразованием своих подчиненных. Ладно я — мне жизненно необходимо изучать военную хронику прошлого для того, чтобы найти ниточки, о которых давно все позабыли и накопить собственный военный опыт — пусть и теоретический. Но они же… Пеллеон прошёл все Войны Клонов — должен часть истории этой трехлетней войны знать лично, а часть — из слухов и сплетен. Да в конце концов, эти азы должны преподаваться в академиях! Есть же курсы повышения квалификации! Есть, я точно знаю, я смотрел их. Так почему так сложно саморазвиваться? Понятно, что эволюционировать — это непростительная ошибка в жизни каждой бактерии, но мы же — разумные. Надо использовать то, что у нас есть — в том числе и мозги. Начинает складываться мнение, что Траун не сам из себя гений военного искусства, а простой здравомыслящий разумный, который видел перспективы там, где другие по каким-то своим личным внутренним убеждениям, старались изо все сил казаться слепыми. — Несколько лет назад Джеонозис стал проповедовать политику изоляционизма, увидев, что Империя рушится на Осколки. Мятежники помогли им противостоять нам, и я уверен в том, что никто из демократов на Корусанте не постесняется направить мало-мальски сильный флот для того, чтобы разделаться с нами, а также — продемонстрировать джеонозианцам насколько те важны для мятежников. Итог будет один — даже если мы захватим Джеонозис, мы его потеряем раньше, чем сможем получить желаемое. Но при этом, противнику станет ясно чего именно мы желаем и как именно хотим этого добиться. Нет, капитан, Хайпори — прекрасная цель для нашей миссии. Одинокий, заброшенный всеми мир, поверхность и катакомбы которого окажут нам неописуемую поддержку в деле восстановления Империи.

— Не понимаю, — сдался, наконец, Пеллеон. — Вы же хотели провести атаку на системы сектора Слуисси, чтобы проверить оборону противника перед штурмом Слуис Вана. Зачем корректировать план в процессе его исполнения?

Затем, что я жить хочу. Долго, в комфорте, желательно — во главе небольшого, но хорошо функционирующего государства, далёкого от проблем всех своих недругов и уж тем более — не стоящего на пути завоевателей из далекой галактики.

Я помню название планеты, на которой они появятся. Я нашел её в навигационном справочнике. Система Хельска. Самые задворки галактики. И «задний двор» Осколка Империи. А раз так, то полыхать этот край будет очень сильно. Спасибо, но я лучше отсижусь подальше от таких событий.

Как и предпочту не попасться в руки Палпатина. И не дать ему ни крошки из того, что так или иначе смогу завоевать и подчинить себе.

— Планам свойственно меняться, капитан, — ровным тоном заявил я. — И вам не обязательно понимать план, чтобы его исполнять. Это первое. Второе, раз уж вам так хочется, то давайте пощекочем нервы мятежникам в секторе Слуисси. — услышав это, Пеллеон приосанился, готовый услышать то, что так просит его сердце. — От моего имени передайте приказ крейсерам «Разящий», «Резкий» и «Рассудительный»: направиться по одному в звёздные системы Бфасш, Интонн и Ордо. Заблаговременно до прибытия к цели — сообщить о готовности. В первых двух обнаружить и локализовать местонахождение вражеских баз, в третьей — совершить налёт на склады готовой к отгрузке руды с шахт. Вести подробные записи в корабельный журнал. В бой с превосходящими силами противника не вступать. На этом всё.

— Сэр, ни один крейсер типа «Удар» не сможет продавить без поддержки оборону любой наземной базы противника, — осторожно заметил Пеллеон.

— Им это и не нужно, — спокойно заявил я. — Передайте на оставшиеся звёздные разрушители — пусть готовятся к походу. Через два часа выступаем.

— Мы отправим вторым эшелоном линейные силы флота, чтобы отвлечь противника на крейсераы, а сами уничтожим базы повстанцев? — с надеждой спросил командир «Химеры».

— Именно, — вздохнув, согласился я. — Раз мы взращиваем армию клонов, капитан, нам нужно позаботиться и о том, чтобы обезопасить себя. И свои тылы. Распорядитесь сгрузить на поверхность йсаламири — в этом походе они нам не потребуются. Кроме одной.

Теперь я понял, почему Траун «нянчился» с Пеллеоном. Похоже просто нет в его окружении никого сообразительнее. За исключением тех, кто так или иначе вошёл в конфронтацию с самим гранд-адмиралом. Придётся проверить и самого Пеллеона на лояльность моим приказам. У него есть потенциал к развитию и самостоятельной оперативности. Но он слишком долго находился в тени более удачливых и более сообразительных командиров. Исполнять приказы — важно. Но что ещё более важно — это нужно делать с умом и смекалкой.

Пусть капитан и не прав, сейчас он… прав. Однако, при этом всё равно не прав.

Глава 9. Кровопускание

Девять лет, пять месяцев и пять суток спустя Битвы при Явине…

Или сорок четвертый год, пять месяцев и пять суток после Великой Ресинхронизации.


В небесной черноте, усеянной лишь мириадами далеких звёзд «Химера» чувствовала себя королевой пустоты.

Одинокий имперский звёздный разрушитель едва вышел из гиперпространства. Но вокруг не было ни планет, ни даже астероидов — казалось ничто не могло привлечь внимание столь могучего корабля, способного в одночасье превратить небольшой город на поверхности любого мира в расплавленный шлак, посреди которого будут беззвучно корчиться от боли умирающие местные жители.

Однако, флагман гранд-адмирала Трауна находился именно здесь — там, где ему и положено было быть — на острие атаки. И тот факт, что корабль ещё не предпринял никаких действий, которые бы могли привести к победе, или обернуться поражением, не значил ровным счетом ничего.

— Капитан, — услышал Гилад спокойный голос гранд-адмирала. — Наши корабли на позиции?

— Да, сэр, — подтвердил командир «Химеры». — Доложили о готовности. Хронометры синхронизированы. Начинаем по вашему приказу.

— Значит, начинаем, — распорядился гранд-адмирал, прекратив созерцать мрак космоса. Последний военачальник Империи, обличённый подобной властью, как гранд-адмирал, поднялся со своего кресла и в сопровождении Рукха двинулся в сторону поста дальней связи.

Гилад шагал справа и чуть поодаль от командующего имперским флотом, на почтительном расстоянии — так, как это и предписано уставами. Но в первую очередь Пеллеону это было нужно для того, чтобы хоть немного собраться с мыслями.

План, разработанный Трауном, подвергся корректировке. Притом — значительной. Несмотря на то, что сам гранд-адмирал не собирался кого-либо посвящать в него, факт оставался фактом: наработки самого чисса, переданные им командиру «Химеры», казались стройным и продуманным планом. Однако, вместо этого, вместо сосредоточенного нападения на планеты сектора Слуисси, Траун привёл свой флагман в Дафильвеанский сектор. Буквально — на задний двор республиканской региональной военной базы, расположенной на планете Орд-Пардрон. Квадрат Р-15 на штабных картах. Вместо М-15, где атака предполагалась изначально.

И капитану оставалось лишь догадываться о том, каковы истинные причины столь внезапной смены курса кампании со стороны гранд-адмирала. Конечно, можно было бы и спросить, задав вопрос прямо… К несчастью, Траун не собирался делиться информацией. Вместо этого, всё время, проведенное в пути, он потратил на то, чтобы ввести в курс происходящего тех, кто являлся непосредственными исполнителями его плана — командиров средних крейсеров типа «Удар». И ладно бы разговор шёл о той группе, что отправлена была «пошуметь» в секторе Слуисси. Так нет же — он сосредоточился на общении с шестью другими командирами, в чьём ведении находились оставшиеся крейсера. Что очень и очень странно — в имперском флоте не принято напрямую инструктировать командиров практически вспомогательных кораблей. Наоборот, создавались оперативные группы, где во главе эскадры стоял всегда командир линейного корабля — звёздного разрушителя, например. Но общаться напрямую с «крейсерской братией» …

— Господа, — Пеллеон поравнялся с гранд-адмиралом уже тогда, когда Траун обвёл взглядом, полным сосредоточенности и отстраненности, фигуры над проекционным полем. — Контрольное время. Крейсерскому отряду — приступить к выполнению своих задач.

С одной стороны, весьма и весьма маняще, что Траун, наконец-то перестал заниматься чем-то отстраненным и перешёл напрямую к ведению войны. Но… всё равно как-то странно…

Сразу, как только шесть голограмм капитанов, возглавляющих оставшиеся при флоте средние крейсера типа «Удар», исчезли, Траун обратил своё внимание на Пеллеона.

— Начинайте обратный отсчет для главных сил, капитан, — распорядился он.

— Есть, сэр, — бодро отрапортовал Гилад.

Довольно рискованно, конечно, опустошать базу на Лайнури — ведь там, по сути, в качестве сил прикрытия остался всего лишь один звёздный разрушитель типа «Интердиктор», да три крейсера-заградителя. Вроде бы и сила, а вроде бы и нет…

Но командиры пяти звездных разрушителей ожидали приказы.

— Группа «Аурек», — обратился он к командиру «Воинственного», капитану Абану. — Выдвигайтесь к своей цели.

— Приказ понят, — чётко ответил Абан. Второй капитан, командир «Повелительного», промолчал. Честно говоря, он и присутствовать-то при получении приказов не должен был, так как командовал соединением не он. Но Траун настоял на обратном. Хотя, назначение командиром группы капитана Абана… Пеллеон считал это ошибкой. Несмотря на то, что командир «Воинственного» хотел казаться сдержанным, нетерпение и азарт, что сопровождали его слова, выдавали затаённое желание молодого командира поскорее приступить к делу. Траун с прищуром посмотрел на него. Но промолчал. И в то же мгновение две из пяти голограмм пропали.

Пеллеон перевел взгляд на следующего в очереди офицера.

— Группа «Беш», — капитан Харбид, ответственный за действия «Мёртвой головы» и «Повелительного» казался самим спокойствием. — Стартуете через семь минут.

— Понял вас, «Химера», — прозвучал ответ. — Хорошей вам охоты.

— Как и вам, капитан, — ответил Пеллеон.

Пропали ещё две голограммы.

С ними остался лишь командир «Штурмового ястреба».

— Вы на позиции? — негромко уточнил Траун у него.

— Так точно, сэр, — заверил тот.

— Докладывайте о малейшей реакции противника, — напомнил гранд-адмирал.

— Незамедлительно, — подтвердил командир второго звездного разрушителя в группе «Креш», после чего и его голограмма пропала.

— Идёмте, капитан, — распорядился Траун. — Несколько минут у нас есть, прежде чем все начнётся.

«А оно ещё не началось что ли?» — подумал Пеллеон.

Гранд-адмирал опустился в кресло, практически на автомате сняв с крепления у подголовника йсаламири, и положив её себе на ноги. Вонючее животное закатило голову, подставляя свою шею под почесывания пальцами чисса.

— Известите нашего многоуважаемого магистра… — начал было Траун, но по каким-то сверхъестественными знакам, командир «Химеры» понял, что в этом нет необходимости.

— Гранд-адмирал, — раздался требовательный голос К’баота, как и всегда — разом заполнивший все помещение рубки. — Мы опять медлим?! Где мои джедаи!?

— А вот и наш друг, — лаконично прокомментировал Траун, поворачивая кресло к идущему на него клону. — С добрым утром, магистр К’баот. Вижу, вы в не лучшем расположении духа…

— У меня до сих пор нет ни одного джедая! — фыркнул Джоруус. Пеллеон видел, как сумасшедшим блеском горят его глаза. И счёл за лучшее сделать вроде бы ничего не значащий шажок в сторону, встав рядом с креслом гранд-адмирала. И только сейчас, располагаясь под уверенной защитой йсаламири, он позволил себе выдохнуть. Нет, это не трусость. Благоразумие.

— Какое совпадение, — заметил Траун. — Вы ни разу даже не попытались помочь Империи. Мне кажется, что между этими двумя тезисами есть некоторая связь.

— Вы же ничего и не делали, — захлопал глазами К’баот, хватаясь пальцами за свою бороду. — Как же я мог и…

Пеллеон отметил, что клон нащупал свой медальон, и практически тут же, его царственно-покровительственный вид вернулся.

— Вы увезли меня с Вейланда для того, чтобы показать галактику, гранд-адмирал или дать мне джедаев? — хорошо поставленным голосом спросил он. Как будто только что не лепетал бессвязных фраз… Поразительная перемена!

— Вы здесь, потому что у нас с вами заключено соглашение о взаимовыгодном сотрудничестве, — заявил Траун. — И сейчас как раз наступил момент, когда наши с вами усилия запустят цепь событий, которая позволит Империи продвинуться в своём начинании, а вам — в своём.

— О чём идет речь? — нахмурил кудлатые брови клон.

— Мы наступаем, — просто ответил Траун. — Как я вам и говорил — чем больнее мы ударим по противнику — тем раньше они пришлют к нам свою элиту. В том числе и Коррана Хорна.

— Намекаете на то, что помочь вам в текущих делах — в моих же интересах? — уточнил К’баот.

— Говорю об этом открытым текстом, — Пеллеон даже поразился той дюрасталевой непокорности, с которой Траун вёл беседу с безумным клоном джедая. — Итак, вы в деле? Или быть может мне отправить вас назад, в ваш маленький мирок?

— Говорите, что нужно делать, — фыркнул К’баот, глазами обыскивая место, где он мог бы расположиться.

— То, зачем вы и появились на борту «Химеры», — произнёс я. — Координируйте наши войска. Одна их часть — находится в движении и будет действовать в секторе Слуисси, другая — уже здесь, в Дафильвеанском секторе, выходят на позиции для атаки. Предлагаю вам осуществить координацию между этими двумя группами.

К’баот нахмурился, явно растерянный. Его взгляд потух, стал метаться по мостику, словно он пытался найти здесь хоть немного поддержки. Тщетно. Джедаям в Империи не особо и рады. Безумным — уж точно.

— Это будет сложно, — заявил он. — Те, что летят — пусть летят, им моя помощь не нужна в настоящий момент. Или же ваши навигаторы не умеют рассчитывать курс?

— Их компетенция выше всяких похвал, — Пеллеон подумал, что гранд-адмирал несколько… преувеличивает. Ладно, если честно, то как минимум — на порядок. На крейсерах не служат образцовые офицеры и матросы — только второсортные имперцы, так или иначе себя скомпрометировавшие, да совсем уж зеленые кадеты. — Что ж, располагайтесь поудобнее, магистр К’баот, мы начинаем наши атаки на территории противника в Дафильвеанском секторе.


— Не приказывайте мне, гранд-адмирал, — раздражённо произнёс К’баот. — Я сам знаю, что необходимо сделать.

Пеллеон покосился на спокойной сидящего чисса. Неужели он не видит, что безумие джедая-клона прогрессирует? Притом — в геометрической прогрессии.

— Как скажете, магистр-джедай, — равнодушно произнёс Траун. — Капитан Пеллеон, наземные подразделения «Химеры» в боеготовности?

— Да, сэр, — незамедлительно ответил тот. — Генерал Ковелл доложил о готовности.

— Хорошо, — тем же тоном произнес гранд-адмирал, наблюдая за тем, как клон джедая размещается прямиком на палубе мостика. Подложив ноги под себя, джедай закрыл глаза, словно заснул.

— Сэр, — осторожно произнес Пеллеон. — Он что, намерен своими одеяниями мне мостик вытереть?

— Сэкономит время работы дроидам-уборщикам, — равнодушно сказал Траун. — Лучше сообщите, нет ли данных со «Штурмового ястреба»?

— Есть, сэр, — Гилад бросил вопросительный взгляд в сторону станции связи, довольно улыбнувшись, увидев, что оттуда к нему уже спешит с донесением лейтенант Тшель. Получив от вахтенного офицера деку, он посмотрел на доклад.

— Первый крейсер прибыл в систему Алгариан, — произнёс он. — Обнаружено скопление фрахтовиков — приняты меры к задержанию кораблей и экипажей. Со «Штурмового ястреба» докладывают, что перехватили сигнал с просьбой о помощи из системы.

— Ответ получен? — поинтересовался Траун.

— Да, сэр, — сообщил Гилад. — База мятежников в системе Орд-Пардрон ответила, что выслали фрегат МС30с…


Пеллеон почувствовал, что ему становится нехорошо. Странно, что Траун никак не реагировал на услышанное.

Фрегат мятежников серии МС30с считался относительно новым и хорошо вооруженным звездолётом. Сдвоенная установка для запуска протонных торпед, шестнадцать средних турболазерных турелей, аналогичное число сдвоенных лазерных орудий. Казалось бы, учитывая слабое бронирование, которое, как и размеры, не позволяли ему числиться лёгким крейсером, но по сути своей он им и являлся. На бумаге любой средний крейсер типа «Удар», обладающий двадцать лёгкими турболазерами, десятью турболазерными батареями и таким же числом ионных ракет, подкреплённых одной установкой для запуска ударных ракет, выглядит явно сильнее. Да вот только у корабля мятежников есть в наличии ультимативное оружие — шесть пусковых установок кассетных боеприпасов, которые позволяли ему извергать вокруг себя тонны взрывчатки и уничтожать любого одноклассника, не говоря уже о том, что найдётся не то чтобы много капитанов тех же звездных разрушителей типа «Победа», которые захотят связаться с группой подобных фрегатов. Но один на один…

— Сэр, необходимо выслать помощь в систему Алгарин, — произнес Пеллеон. — МС30с просто разорвет «Удар» на куски.

— Терпение, капитан, — посоветовал гранд-адмирал. — У нас есть немало времени в запасе. Наши корабли атаковали системы практически с их границ, в то время как нашим противникам предстоит ещё несколько часов добираться до цели. Позвольте нашим молодым капитанам почувствовать себя героями дня. Как-никак, а они наносят вред логистическим подразделениям противника в целом секторе.

— Да, сэр, — произнес Пеллеон, знаками сообщив Тшелю, чтобы тот транслировал донесения со «Штурмового ястреба» непосредственно на его деку. Не бегать же каждый раз?

— Должен быть ещё один доклад, капитан, — спустя некоторое время заявил Траун, посмотрев на хронометр.

— Из системы Фенн так же запросили о поддержке, — доложил Пеллеон, увидев новое сообщение. — Для противодействия нашему «Удару» база с Орд-Пардрон направила ударный фрегат Mark-I.


— Какая расточительность, — на губах Трауна появилась улыбка. — Семьсот метров длины, пятнадцать лазерных пушек, двадцать счетверённых лазерных пушек, пятнадцать турболазерных батарей…

«Уже второму нашему «Удару»… несдобровать», — Пеллеону хотелось как следует выругаться. Что вообще происходит? В двух системах их размажут по стенке и даже не вспотеют! Траун вообще на чьей стороне?!

— Доклад из системы Крондр, — командир «Химеры» уже мысленно оплакивал группу «Аурек». — Звёздный крейсер мон-каламари МС-80 типа «Свобода», два ударных фрегата Mark-II…


Крейсер мон-каламари прекрасно защищён и более того — до зубов вооружён. Сорок восемь сдвоенных тяжёлых турболазерных батарей, двадцать сдвоенных тяжёлых ионных орудий, пусковые установки кассетных бомб, не говоря уже об авиакрыле. В то время как звёздный разрушитель типа «Имперский — I» мог противопоставить лишь шестьдесят четыре тяжёлых турболазерных орудия в восьми восьмиорудийных бортовых башнях, шестьдесят тяжёлых турболазерных орудий, сорок ионных пушек, двенадцать тяжёлых турболазеных пушкек в шести сдвоенных башнях, три строенных средних турболазера, две сдвоенные тяжёлые ионные пушки, два счетверённых средних бортовых турболазера, сорок лазерных зенитных орудий. Учитывая что «Свободы» строились Новой Республикой после Битвы при Эндоре как линейные корабли, предназначенные исключительно для космического сражения, а «Имперские» продолжали исполнять роль универсальных звездолетов, в одиночном бою преимущество безусловно за «Свободой» по весу залпа. Да, у Абана аж два «Имперских», но и у противника есть ещё два корабля в поддержке…


Семь сотен метров длины, пятнадцать счетверённых турболазеров, пятнадцать турболазерных батарей… И кому уже какое дело на то, что на этом уродце имеется ещё и пятнадцать лазерных пушек? Кто бы не являлся военным координатором на базе мятежников на Орд-Пардрон, он очень умело и быстро подбирает соразмерные силы.

Да, вероятнее всего группу «Аурек» и не уничтожат полностью — но как следует потрепают. И вместо победоносного похода им предстоит длительный ремонт и насмешки со стороны других имперцев.

— Сэр… — начал было Пеллеон.

— Свои опасения выскажете потом, капитан, — произнёс Траун. — Доложите о ситуации в системе Орд Сегра.

— Наш крейсер перехватил гуманитарный конвой, — похоронным тоном сообщил Пеллеон. — С Орд-Пардрона выслали ещё один фрегат МС30с.

— Хорошо, — произнес Траун. — Система Фильве?

— «Удар» вышел на позицию, — доложил Гилад. — Ему противостоят местные силы самообороны, включающие одну каракку — захваченный у нас несколько лет назад «Доминион» и две эскадрильи истребителей. С Орд-Пардрона направили два эскортных фрегата «Небьюлон-В» для поддержки.


Всё, это конец. На каждом «Небьюлоне-В» по 12 средних турболазерных турелей, зенитная артиллерия, представленная дюжиной лазерных орудий, пусковые установки для использования протонных торпед или ударных ракет, двадцать четыре малых летательных аппарата на каждом… Одному «Удару» там не справиться.

— Отчёт из системы Талай, — потребовал Траун. — И да, сообщите командирам всех подразделений, чтобы никого не щадили. Я жду доклад, капитан.

Пеллеон с отсутствующей инициативой «Ай, да и пусть будет, как будет!», посмотрел на деку.

— «Удар» перехватил несколько республиканских грузовозов, — произнёс он. — «Штурмовой ястреб» докладывает, что с базы на Орд-Пардрон стартовал ещё один из «Небьюлонов-В» при поддержке двух эскадрилий «крестокрылов»…

— Похоже, у них кончаются крупные звездолеты, — улыбнулся Траун.

«У нас они закончатся быстрее», — грустно подумал Пеллеон. Эх, а какое хорошее настроение-то было с утра.

— Данные по системе Бленджил, — потребовал гранд-адмирал.

— Шестой наш крейсер обнаружил несколько вольных торговцев, — сообщил Пеллеон. — Начата погоня.

— Что с Орд-Пардроном? — нетерпеливо произнес Траун.

— Выслали ударный фрегат Mark-I, — произнес Пеллеон. Нет, а вдруг кому-нибудь из кораблей и повезёт? Может кто-то окажется настолько умен, что сбежит сразу же, как только увидит, что прибыло подкрепление к мятежникам? Как-никак, но логика, хоть на минимальном уровне, но должна же быть.

— И последнее, капитан, — напомнил Траун. — Система Ф'Данн.

— Группа «Беш» не обнаружила противника, — вздохнул Пеллеон. — Судя по всему, здесь нет никого. Никаких запросов на Орд-Пардрон, никаких ответов.

— Мятежников там и не должно было быть, — заявил Траун, удивив Гилада. Что значит «не должно было быть»?! Зачем тогда вообще отправлять туда аж два звёздных разрушителя!? — Передайте на «Мёртвую голову», чтобы через, — он посмотрел на хронометр, затем несколько секунд что-то соображал, — пять минут выступали в систему Крондр. Она наша вторая главная цель в этой миссии. Учитывая наличие флота противника и планетарной обороны — там потребуется помощь. Как раз времени хватит, чтобы в систему прибыло подкрепление. Через два часа и девять минут «Штурмовой ястреб» войдёт в систему Орд-Пардрон. Мы прибудем туда с пятиминутным опозданием после них. В промежуток с одной минуты до сорока трёх минут в атакуемые системы прибудут звездолеты противника. Мышеловка захлопнулась.

«Какая ещё мышеловка?!», — попытался сообразить Гилад. — «Что вообще всё происходящее значит?». Траун разбросал все без исключения корабли по системам Дафильвеанского сектора в положении, когда они едва ли сражаются на равных. Да, будь на борту этих звездолетов опытные экипажи — мятежникам пришлось бы туго, но там ведь, по сути своей, одни лишь зелёные юнцы, которых измордуют так, что раны банты, повстречавшейся с разъярённой нексу покажутся просто детскими шалостями. В лучшем случае — кораблям предстоит серьёзный ремонт. В противном же случае… Нет, Траун не может этого не понимать! Он же гранд-адмирал, в конце-то концов!

Гилада поразила холодная отрезвляющая мысль? А что, если гранд-адмирал испытывает их всех? Что если он только и ждёт, когда кто-то из подчиненных проявит благоразумие?!

— Сэр…

— Не сейчас, капитан, — Траун повернул свое кресло, чтобы наблюдать за словно заснувшим магистром К’баотом. — Как обстоят наши дела?

— Ваши люди рвутся в бой, гранд-адмирал, — голос джедая казался пустым и словно отстраненным. Как если бы с ними вела беседу пустая оболочка вместо живого человека. Пусть и клона. — Их воодушевление… поражает.

— Сделайте так, чтобы они грамотно распорядились своими качествами, магистр-джедай, — произнёс Траун. — И вы увидите, что я могу быть благодарным.

— Я помню ваши слова, гранд-адмирал, — К’баот словно только что проснулся, с трудом разлепив глаза. — Чем больнее будет удар, тем быстрее ко мне явится мой джедай.

— Именно так, — произнёс Траун. — Удар будет максимально болезненным, если мы обойдёмся минимальными жертвами.

Клон ничего не ответил. Лишь закрыл глаза и вновь замолчал. Пеллеон придирчиво посмотрел на него. Лицо старика казалось измождённым, даже осунувшимся. Он словно нёс какую-то невидимую ношу, неподвластную обычному человеку. Но, какую?!

— Сэр, — негромко произнес Пеллеон. — Вы в самом деле думаете, что…

— Уверен в этом, капитан, — посмотрел на него Траун. — Вернитесь к исполнению своих прямых обязанностей. Мы атакуем систему Орд-Пардрон. Это всё, что вас сейчас должно интересовать.

* * *
— Но… как это возможно?! — глаза Леи расширились, едва она дослушала до конца сообщение. — Империя…

— Бои идут по всему Дафильвеанскому сектору, — произнесла Мон Мотма. — Вторжение произошло в каждую звёздную систему сектора. Атакован каждый мир, лояльный Новой Республике.

— А ведь кто-то считает, будто у Империи нет сил для подобных акций, — по меху советника Фей’лиа пробежалась волна, раскрывающая, что, несмотря на внешнее спокойствие, тот был раздражён.

— И всё же, это так, — заявила Мон Мотма. — Адмирал Акбар получил исчерпывающие сведения от коменданта базы на Орд-Пардрон за полчаса до нашего заседания. И вести тревожные. Происходит что-то невообразимое! Сперва — едва ли не одновременное вторжение в звёздные системы — где одиночными кораблями, где парой звёздных разрушителей. Наша база на Орд-Пардрон отреагировала соответствующе, направив соразмерные силы для отражения атаки. Комендант базы сообщил, что считал главной целью атаки имперцев систему Крондр — наша перевалочная база для грузов медицинского значения.

— Она защищена наземным дефлекторным полем, — покопалась в памяти Лейя. — Как база «Эхо» на Хоте.

— Не только, — заявил адмирал Акбар. — На орбите имеется защитная станция типа «Голан II»…


— Вы так скромны, адмирал, — заявил ботан, приглаживая шерсть, — что даже не упоминаете ионную пушку V-150 «Планетарный защитник». Как на Хоте…

— А я смотрю вы хорошо осведомлены о наших защитных системах, советник, — заявил Акбар, даже не пытаясь скрыть свою неприязнь.

— В то время как наши доблестные защитники сражаются и умирают, политики должны знать, чем они дышат и чем живут, — спокойно заявил Фей’лиа. — Чтобы упреждать их потребности и понимать, что им необходимо.

— Уж вы-то расстараетесь, — бросил Акбар.

— Прекратите, — потребовала Мон Мотма. — Временный Совет — не место для склок. Мы обсуждаем тяжелое положение, в котором мы оказались.

— Насколько оно тяжелое? — уточнила Лейя. Вот тебе и слетала на переговоры. И суток после возвращения не произошло — уже кризис.

— Наши силы несут потери, — вздохнул Акбар. — В системе Алгариан наш фрегат МС30с не продержался и десяти минут — противник искусно маневрировал и смог нанести большие повреждения корпусу фрегата. Да, мы как следует его потрепали, но нашему фрегату пришлось отступить на базу. Противник буквально прошёлся по нашим фрахтовикам, захватив немалое количество груза — военного назначения. В системе Фенн снова же один-единственный «Удар» смог противостоять нашему ударному фрегату Mark-I. Значительные повреждения у нашего корабля, отозванного на базу, противник отделался минимальным ущербом и уничтожил сухогруз, попытавшийся сбежать в гиперпространство. В системе Орд Сегра гуманитарный конвой перехвачен и разграблен раньше, чем прибыл фрегат поддержки. Бои всё ещё идут в системе Фильве — и опять же, единственный средний крейсер превосходно воюет против легкого крейсера типа «Каракка», двух эскортных фрегатов и истребителей поддержки. Здесь мы надеялись на победу — удалось как следует потрепать «Удар», но перед самым заседанием я получил сообщение, что прибыл еще один однотипный крейсер — судя по всему, тот, что участвовал в бою в системе Фенн, благо, что они расположены недалеко друг от друга…

— Благо?! — уточнил Фей’лиа. — Вы сказали — «благо», адмирал?

— Да, я так сказал, — проворчал Акбар.

— И на «благо» кому? — продолжал нападать ботан.

Мон-каламари собирался было ответить, но Мон Мотма попросила его продолжить доклад.

— С прибытием нового корабля, ситуация усложнилась, — произнёс Акбар. — Я приказал нашим силам отступать. Эскортные фрегаты «Небьюлон-В» вышли из боя и возвращаются на базу, но «Каракка»… Противник взял её на абордаж. Силы обороны Фильве разбиты. В системе Талай, опять же, сработал средний крейсер «Удар», — словно приговор произнёс мон-каламари. — Перехвачены наши среднетоннажные фрахтовики с грузом продовольствия. Прибывший эскортный фрегат «Небьюлон-В» при поддержке двух эскадрилий «крестокрылов»…

— Уничтожен? — тихо спросила Лейя.

Акбар покачал головой.

— Фрегат тяжело повреждён и оставлен экипажем, — с горечью произнёс он. — Противник наверняка захватил его. А из двух эскадрилий уцелела лишь половина…

— Потерять одну эскадрилью — ещё куда ни шло, — попыталась поддержать Ограна-Соло своего знакомого.

— Зато в системе Бленджил, противник отступил, — заметил Фей’лиа. — Даже не приняв бой. Наши доблестные военные…

— Нашли лишь спасательные капсулы от трёх фрахтовиков, — закончил адмирал Акбар. — Противник просто справился раньше, чем прибыли наши корабли.

— В сухом остатке, мы — разбиты? — уточнила Мон Мотма.

— Мы потеряли уничтоженными более половины своих эскадрилий. Захвачен лёгкий крейсер типа «Каракка» в системе Фильве, вероятно так же захвачен и эскортный фрегат в системе Талай. К базе на Орд-Пардроне отступили один повреждённый фрегат МС30с из системы Алгариан, один поврежденный ударный фрегат Mark-I из системы Фенн, один полностью боеспособный МС30с из системы Орд Серге, один полностью боеспособный Mark-I из системы Бленджил, два поврежденных «Небьюлон-В» из системы Фильве.

— Ну, быть может, в системе Крондр будет получше, — хмыкнул советник Фей’лиа. — Ведь там есть станция типа «Голан-II» и ионное орудие V-150 «Планетарный защитник». Как на Хоте.


Лейю всегда интересовало, на чьей же стороне всё-таки этот противный ботан. Но чем больше она его слушала, тем сильнее убеждалась — на своей. И только на своей.

— На Крондр с Орд-Пардрона была направлена ударная группа, которой ничего не стоило уничтожить один и повредить другой имперский звёздный разрушитель. Учитывая мощь «Голана» и ионной пушки — корабли противника вообще могли стать нашими трофеями. Однако, как только звёздный крейсер мон-каламари МС-80 типа «Свобода» и два ударных фрегата Mark-II прибыли в систему, чтобы зажать оба имперских корабля между собой и планетой, оказалось, что у противника есть ещё корабли.

— Сколько? — спросила Мон Мотма. Два имперских звёздных разрушителя на систему и в лучшие времена Империи имелись не в каждой звездной системе. Конечно, противник не мог не знать о системах обороны Крондра, потому и два линейных корабля прибыли…

— Прибыли ещё два звездных разрушителя типа «Имперский-I», — вздохнул Акбар. — И уже три наших корабля оказались в ловушке четырёх вражеских. Исход известен, как бы и ни был печален — сперва противник уничтожит наши корабли, а затем собьёт с орбиты «Голан», высадит десант за пределами действия «Планетарного защитника» и захватит медицинскую сортировочную станцию с тысячами тонн медикаментов. Этого хватило бы на нужды пары секторов на несколько месяцев активных боевых действий.

— Не мне вас учить, конечно же, адмирал, — нейтральным тоном произнёс советник Фей’лиа и по глазам Акбара принцесса поняла, что именно так слова ботана мон-каламари и воспринимает. — Но быть может следует отправить ещё пару звёздных крейсеров с ближайшей базы?

— Если бы они были — я бы распорядился их направить, — огрызнулся Акбар. — Ещё пять звёздных крейсеров и более десятка фрегатов были отправлены на Слуис Ван для участия в перевозках. На Орд-Пардроне остались лишь несколько фрегатов, да те корабли, которые прибудут туда из других систем. Учитывая небольшие ремонтные мощности этой базы и так и не завершенное строительство планетарной обороны из-за того, что вы, советник, так и норовите оторвать от военного бюджета всё больше частей…

Лейя почувствовала, что ей стало дурно. Во рту пересохло. Мелькнувшая в голове мысль была похожа на джедайское прозрение. Или просто за свои годы работы в подполье Альянса за Восстановление Республики, она привыкла быть отчасти параноиком?

Но не спросить она не могла.

— А кто-нибудь после адмирала Акбара связывался с базой на Орд-Пардроне? — тихо спросила она.

Судя по повисшему в воздухе молчанию, эта простая мысль не посещала светлые разумы членов Временного Совета Новой Республики. Лейя почувствовала, как ей становится душно. Близнецы, учуяв тревогу матери, затолкались в животе.

— Нет, — тихо прошептала Мон Мотма, в глазах которой мелькнула печаль, смешанная с удивлением. — Не может же быть всё так просто…

* * *
Едва полосы гиперпространства сжались в крошечные огоньки термоядерных сфер, удалённых от нас на многие сотни и даже тысячи световых лет, картина происходящего в системе Орд-Пардрон.

«Штурмовой ястреб», подобно огромному серо-серебристому наконечнику копья, двигался, огрызаясь от трех эскортных фрегатов типа «Небьюлон-В». Шесть эскадрилий республиканцев — истребители, бомбардировщики, перехватчики — сновали вокруг имперского корабля, раз за разом пытаясь прорваться сквозь огненный кокон зелёного и алого огня, которым обменивались четыре звездолета. И в обычной ситуации им это бы непременно удалось — обидеть имперский звёздный разрушитель каждый может. А вот ситуация, когда боевая мораль не на стороне мятежников — это уже редкое в последнее время явление.

— А вот и мы, — продекламировал я. — Капитан Пеллеон!

— Да, сэр, — обескураженно произнёс командир «Химеры», сверяясь с отчетами из других систем Дафильвеанского сектора.

— Мой флагман готов к бою? — поинтересовался я.

— Д-да… — растерянно произнёс Пеллеон, передавая мне сведения от других атакующих групп. — Да, сэр!

Похоже, самообладание к нему всё же вернулось.

— Отлично, — произнёс я. — Командуйте, капитан. Это ваш корабль.

— Всем истребителям: взлёт, — приказал по внутренней связи Пеллеон, повернувшись лицом к боковому тактическому дисплею. — Поднять дефлекторные щиты! Перехватчикам — распределить секторы обороны! Главным орудиям — разобрать цели.

Звёздный разрушитель типа «Имперский II» это вам не привычный мальчик для битья первой версии. Это махина, вооружённая сотней тяжёлых турболазеров, разнесённых между восемью восьмиорудийными башнями, разнесёнными в равном количестве по бокам от палубной надстройки и которые рассованны по каждому углу треугольного корабля, двадцать тяжёлых ионных орудий. К сожалению, о защите в виде лазерных орудий, кораблестроители, создавшие вторую версию «Имперского», не особо подумали, сконцентрировавшись на увеличении главного калибра, отказавшись от многочисленного «промежуточного», как те: три трёхорудийные башни турболазеров в средней части корпуса, или четырёхорудийные средние труболазеры на бортах. Мотивация — простая: есть истребители, есть перехватчики — воюйте. И это тревожный звоночек.

Стандартная авиагруппа «Имперского», вне зависимости от модификации — «единичка» или «двойка» — составляет семьдесят два борта. Шесть эскадрилий по двенадцать машин в каждой. Одна эскадрилья — бомбардировщики, три — истребители, две — перехватчики. Задача последних — отбиваться от МЛА противников. Долг первых — сражаться так, чтобы перехватчикам было как можно меньше работы. Печален тот факт, что шестьдесят истребителей и перехватчиков для защиты корабля длиной в одну тысячу шестьсот метров от носа до кормы — маловато. Учитывая, что у противника МЛА имеют возможность путешествовать в гиперпространстве самостоятельно, а вот у имперцев — не каждая машина на подобное способна. Об этом не стоит забывать.

Помяни…

Сидя на мостике, я наблюдал за тем, как две эскадрильи республиканских «крестокрылов», бросив сражаться с пилотами авиагруппы «Штурмового ястреба», ринулись на перехват вылетевших истребителей «Химеры». Завязался танец смерти, в котором скорость и манёвренность противопоставлялась крепости корпуса и щитов да мощи орудий.

Я развернулся в сторону К'баота.

— Магистр, — обратился я. — Что у нас в других системах?

— В шести — цели достигнуты, — ответил тот, напряжённо сглатывая. — В системе Крондр… тяжело… Некоторые повстанцы смогли уйти.

— Капитан, — обратился я к Пеллеону. — Прикажите нашим крейсерам уничтожить всё, что нет возможности взять с собой, забирать добычу и отходить… Как это — уйти? — перевёл свой взгляд я на К’баота.

— Они струсили, — всё тем же лишенным эмоций голосом произнес клон джедая. — Моя Боевая Медитация не только вселяет уверенность в сердца ваших бойцов, но и дезорганизует противника. Некоторые — струсили. Я не счёл нужным преследовать их.

«Сука!», — констатировал я. Решил он. Такой промах на грани торжества!

— Капитан, — обращаюсь к Пеллеону. — Передайте приказ крейсерам — «Захваченным кораблям самостоятельно следовать на Билбринджи без сопровождения. Неспособных к прыжку — уничтожить. Крейсерам — на максимальной скорости двигаться в систему Орд-Пардрон».

— Вы думаете, что спасшиеся звездолёты двигаются сюда? — поинтересовался Пеллеон. В голосе его звучала настороженность и опаска.

— Вероятно, — откуда мне-то знать? Я что, магистр Йода? Их боевые приказы мне не известны — могли и уйти на другую базу. — «Штурмовой ястреб» продолжает глушить все каналы связи?

— Да, сэр, — подтвердил Пеллеон. Нам связь ни к чему — у нас есть свободомыслящий магистр-джедай. А вот противнику…

— Отсутствие связи с базой могло их как отпугнуть от неё, так и наоборот, заставить вернуться, — произнёс я. — В любом случае, помощь нам не помешает.

— А он? — кивнул в сторону клона Пеллеон.

— С ним позже разберёмся, — тихо ответил я. — Сперва разберёмся с мятежниками в этой системе.

Нахмурившись, Пеллеон оглянулся, посмотрев на К’баота. Я украдкой так же посмотрел на него.

Он сидел всё так же, на полу мостика, с закрытыми глазами. Он не шевелился и складывалось впечатление, словно он одеревенел. Его губы были плотно сжаты, дышал он едва слышно, глаза под веками быстро бегали, словно он что-то читал. Одна его рука вцепилась в медальон на груди да так, что появились опасения, что он может его раздавить. Пальцы, держащие безделушку, побелели, словно внутри них циркулирует не красная кровь, а белоснежное молоко.

На виске в такт пульса билась венка — единственное, что выдавало его учащённое сердцебиение.

— А с ним точно все будет в порядке? — шепотом уточнил командир «Химеры».

Конечно же нет. Он безумен.

— Думаю, скоро мы это узнаем, — посмотрел я на капитана. — Пока что проверка наших сил и способностей мятежников идет как запланировано. Вернитесь к командованию кораблём, капитан. Это сражение мы всё ещё не выиграли. А должны были уже как тридцать секунд назад.

* * *
Понимание пришло в тот самый момент, когда из гиперпространства вывалился поврежденный фрегат мятежников типа МС30с.

Корабль, похожий на морское животное, на которое словно напала стая хищных созданий, пестрел рваными бортами, закопчённой обшивкой. За ним образовался ворох металлического мусора — оторванные под конец перехода куски брони и внутреннего убранства. Возможно где-то в этом ужасе войны болтались и мёртвые тела членов экипажа корабля противника, но это уже мало кого заботило.

«Химера», словно грациозный хищник перенесла часть своего огня на появившийся звездолёт мятежников, пользуясь едва ли не полигонными условиями для ведения стрельбы.

И сделано это было столь плавно, столь виртуозно, словно наводчики за несколько секунд до этого уже знали о появлении новой цели.

Пеллеон, на мгновение отвлечённый взрывом одного из «Небьюлонов-В», растерзанных огнём «Штурмового ястреба», понял, что происходит. Но он не хотел в это верить.

В глубине души он надеялся на то, что экипаж его корабля — не самые пропащие люди в Империи и всё же что-то могут противопоставить мятежникам. Но это…

Он снова бросил взгляд на сидящего с закрытыми глазами магистра.

Затем, убедившись в том, что неожиданностей не предвидится, направился к ближайшему терминалу, расположенному в пяти метрах от адмиральского кресла — но всё ещё в зоне «покрытия» единственной на мостике ящерицы-йсаламири. Гранд-адмирал приказал командовать — вот он и командует.

Но сперва ему хочется понять, кем или чем именно.

Он уже догадался, что Траун весьма просто и незамысловато вынудил К’баота поучаствовать в сражении, сыграв на его маниакальном желании заполучить джедая. То, что капитан считал гарантированным самоубийством на деле оказалось очередной проверкой: если б магистр не подчинился, его бы наверняка вышвырнули за борт без малейшего сожаления, а корабли отступили. Нет, капитан понял, как глубоко он ошибался в действиях гранд-адмирала. Тот даже не пытался рисковать — ведь он отправил корабли флота гарантированно зная, что звездолётам противника потребуется время, чтобы добраться до всех атакованных систем. А значит, если б тёмный джедай взбрыкнул, операция из нанесения удара по кораблям противника перешла в разряд очередных рейдов для устрашения. Прилетели, постреляли, отступили.

Тактика «ударь и беги» в исполнении кораблей Имперского флота.

Но сейчас Пеллеона интересовало совсем другое.

Не так давно, буквально за неделю до рейда на Оброа-скай, проводились учения экипажа «Химеры». И Пеллеон остался недоволен их результатами. Сам же гранд-адмирал просто промолчал.

Но капитан мог поклясться, хоть и не верил в высшие силы, что сегодня его экипаж превосходил сам себя. И он не сомневался в том, что подобное наблюдалось на борту каждого корабля флота гранд-адмирала, вовлечённого в операцию в Дафильвеанском секторе.

Когда он обратился к статистическим отчётам текущей битвы, то почувствовал лёгкую дурноту. «Штурмовой ястреб» отделался всего одной пробоиной на верхней палубе и потерял один TIE-перехватчик, да шесть TIE-истребителей. «Химера» блистала целым корпусом, однако её авиакрыло уменьшилось на два истребителя.


В то время как противник лишился одной из эскадрилий «крестокрылов». И дюжина TIE-истребителей сейчас с ужасающей филигранностью смешивала с космическим вакуумом вторую.

Фрегат МС30с уже застыл на месте — его корма представляла из себя один сплошной поток огня в разгерметизированных отсеках, а количество обломков зашкаливало. Истребители, что прибыли ему на поддержку с поверхности планеты, действовали как-то вяло, да и вместо того, чтобы отгонять от повреждённого, да и чего таить истину, обреченного корабля вылетевших по приказу Пеллеона, TIE-бомбардировщиков, они продолжали крутить «карусель» с истребителями «Химеры», которые уже закончили уничтожение последней эскадрильи противника, атаковавшей корабль.


Гибель МС30с совпала по времени с уничтожением второго «Небьюлона-В». «Штурмовой ястреб», действуя так же хищно, как и птица, даровавшая ему название, медленно разворачивался к последней своей цели. Противник пытался отчаянно сражаться: истребители бросались в самоубийственную атаку на треугольных корабль, и гибли, один за другим. Никакой пощады, никаких лишних телодвижений. Целенаправленное уничтожение противника.

С эффективностью, с которой имперские военнослужащие действовали до Битвы при Эндоре.

Пеллеон ещё раз проверил показатели.

Нет, сомнений быть не могло. Если раньше он списывал снижение эффективности действий экипажа на частичную ротацию ветеранов, которых заменили юнцы, то сейчас…

Сейчас ему стало страшно.

Он понимал, что фактически именно К’баот управлял его людьми. Но это происходило в настоящий момент. Но кто командовал ими ранее? Чья воля вела их к победе?

Кто…?

Командир «Химеры» перевёл взгляд с монитора на недвижимую фигуру клона джедая. Затем, сместил её на центральный помост, где в кресле восседала фигура гранд-адмирала.

Траун всё знал! Знал, что проигрыш в Битве при Эндоре произошёл по причине гибели того, кто координировал их действия. И успех не преследовал Империю с тех пор, потому что, этот кто-то был на борту «Палача» или второй «Звезды Смерти». Но, кто из… ведь там были многие: Император, Дарт Вейдер, несколько гранд-адмиралов, моффы, генералы…

Кореллианец почувствовал жгучую обиду. Осознание собственной никчёмности — ведь ни одна заслуга имперского флота, а возможно и армии не произошла без участия этого неизвестного разумного, который превращал их из детей, которые словно играют в песочнице, в бравых воинов.

А на что они способны без того, чтобы их словно младшеклассников не вели к победе?

Последний «Небьюлон-В» лопнул, разорвавшись на части от синхронных залпов орудий канониров «Штурмового ястреба» и «Химеры».

Капитан посмотрел на хронометр. Пятнадцать минут. Уничтожение четырёх вражеских кораблей и семи эскадрилий мятежников заняло всего четверть стандартного часа!

— Адмирал, сэр, — он на ватных ногах подошёл к Трауну, спокойно взирающему на то, как имперские пилоты, описывая над полем боя незамысловатые фигуры, возвращаются к звёздным разрушителям. — Ваш приказ выполнен — противник разбит.

— Хорошо справились, капитан, — произнёс Траун. Чисс медленно повернул голову в сторону командира «Химеры». Его взгляд скользнул дальше и в сторону, остановившись на компьютере, который только что использовал офицер. — Так понимаю, вы обратились к статистике?

— Да, сэр, — сдавило горло от обиды.

— Значит, вы знаете, — вздохнул Траун.

— Да, сэр, — подтвердил Гилад.

— Значит, теперь понимаете, почему нам потребовалась помощь магистра К’баота, — заключил гранд-адмирал.

— Да, сэр, — заявил Пеллеон. — Сэр… Есть что-то, что мы можем делать сами с тем же успехом? И теми же показателями. Мы вообще чего-то достигли сами? Или нами постоянно кто-то руководил? Это ведь Сила, джедайское искусство?

— Да, капитан, Сила, — подтвердил Траун. — И в Бою при Эндоре Император использовал Силу. Да и не только он один. Но не это сейчас главное. Империя добилась всего, что имела — не лишь благодаря Силе. А потому что опиралась на верных своих сынов, готовых ради неё идти до конца.

— Вы хотели сказать — Дарт Вейдер использовал Силу? — уточнил Пеллеон. Траун наверняка ошибся…

— Нет, — чётко сказал гранд-адмирал. — Император не просто так устроил джедайскую чистку — он также был чувствительным к Силе разумным. И понимал, что джедаи не примут его видения галактики. Философские противоречия, закреплённые на фундаментальном уровне бессознательного. Поэтому он от них избавился. Неужели вы думали, что магистр К’баот стал бы служить кому-то, кто не обладает Силой?

— Нет, сэр, — сухо ответил Пеллеон. — Об этом я вообще не думал.

— Поразмыслите на досуге, — посоветовал гранд-адмирал. — И запомните одно, капитан. Император был существом с огромной Силой. Именно она свела его с ума, стремясь получить как можно больше власти над всем и вся. Тотальный контроль всего, что происходит в галактике. Уничтожение любого проявления инакомыслия. Но даже на пике всего своего величия он не мог управлять жизнью своих военных. Иначе бы не появились мятежники. Десятки тысяч повстанческих ячеек по всей галактике — контролируй бы Император всех и вся, не было бы ни одного перебежчика. И уж тем более — не погибла бы элита нашего флота. Как видите, магистр К’баот даже в на первый взгляд проигрышной ситуации смог помочь нам победить. Чего уже говорить про остальные сражения с повстанцами… Так что запомните, а лучше запишите: достижения Империи — достижения каждого из нас. И поражения — тоже.

— Да, сэр, — облизнув пересохшие губы, произнёс Пеллеон. — Прошу простить момент слабости, я был… морально раздавлен этим открытием.

— Прекрасно понимаю ваши чувства, капитан, — произнёс Траун. — А сейчас, раз уж вы преисполнились веры в собственные силы, обратите внимание на лейтенанта Тшеля. Вот-вот он начнет истошно орать на весь мостик, чтобы сообщить вам о прибытии новых звездолётов мятежников…

* * *
Когда, спустя семь минут кровопролитного боя «Химера» зашла над обездвиженным ионными пушками повреждённым ударным фрегатом Mark-I, идентифицированным как сбежавший из системы Фенн, стали прибывать первые крейсера. Вид у них, конечно, соответствующий — но и работу они провели немалую.

Пока два «Удара» сближались с нашими разрушителями, стало немного не до смеха: появился один полностью боеспособный МС30с из системы Орд Серге и ещё один целёхонький Mark-I из системы Бленджил. Следом же вывалились ещё два поврежденных в бою в системе Фильве «Небьюлона-В».

Вечер переставал быть томным.

— Боевое построение, — приказал я. — Цель «Химеры» — фрегат МС30с, «Штурмовому ястребу» заняться ударным фрегатом Mark-I. «Ударам» связать боем «Небьюлоны-В». Предпринять меры к обездвиживанию и захвату эскортных фрегатов — они нам ещё понадобятся. Из системы не должен улизнуть ни один повстанец.

— Приказы переданы, — сообщил Пеллеон.

— Превосходно, капитан, — судя по всему, противники решили действовать единым строем, выбрав в качестве флагмана ударный фрегат. Логично — у МС30с потоньше броня будет. А если сбить ему щиты — так и вовсе мальчик для битья. Пусть и очень опасный со своими кассетными боеприпасами. — Авиакрылья у этого подразделения должно быть сильно поредевшие, после встреч с нашими кораблями. Следовательно — отправьте все истребители на перехват их МЛА. Бомбардировщики уже завершили ротацию?

— Да, сэр, готовы выполнить любой приказ, — сообщил Пеллеон.

— Ваши предложения, капитан? — поинтересовался я.

— Объединенной авиагруппы наших кораблей должно хватить, чтобы уничтожить МЛА противника, — командир «Химеры» бросил взгляд на К’баота. Тот не отреагировал, продолжая восседать. — Предлагаю отправить эскадрилью наших бомбардировщиков под защитой эскадрильи перехватчиков к МС30с и нанести ему повреждения до того, как он выйдет на дистанцию уверенного поражения своими кассетными боеприпасами.

— Предложение принимается, — согласился я. — Пусть «Штурмовой ястреб» отреагирует аналогичным образом. Цель — рубка, двигатели, гипердвигатель. Если он не сможет никуда уйти отсюда, может хоть до второго пришествия Дарта Вейдера здесь дрейфовать.

— Хорошо сказано, сэр, — улыбнулся Пеллеон. — С вашего позволения, я отвлекусь на то, чтобы превратить это мон-каламарианское недоразумение в руины.

«Да ради Бога», — чуть не вырвалось у меня.

— Разумеется, капитан, — произнёс я.

Зелёные сполохи огня расчерчивали пространство между нами и соединением противника. Стихийная организация не приводила ни к чему хорошему: тот, кто решил, что четыре не самых мощных, да и не самых целых корабля смогут справиться с двумя звёздными разрушителями типа «Имперский», один из которых при том — «двойка», явно отважный человек. Не говоря уже о том, что ставка делалась именно на ультимативные способности МС30с.

Ударный фрегат — переделка рендилийского тяжелого крейсера типа «Дредноут», имела большую маневренность (по сравнению с оригиналом, конечно же). Он прилично вооружён, довольно крепкие щиты и броня… Но лишь для своего класса. Против звёздного разрушителя он не продержится долго. Заметив, что «Удары» нависли над хвостом вражеского соединения, оттягивая от нас «Небьюлоны-В» и остатки их авиакрыльев, сосредоточил своё внимание на МС30с.

Корабль… специфический.

Он быстр, хорошо вооружен, несмотря на ураганный огонь, которым его одаривала «Химера», огрызался в ответ. Его щит таял — но медленней, чем того хотелось. Интересно, почему так?

Вызвав из центрального компьютера данные по этому типу кораблей, посмотрел на информацию, полученную Имперской разведкой.

Длина. Объём внутреннего пространства. Тип основного гипердвигателя, запасного, численность экипажа, численность перевозимых войск… М-м-м… Выходит, не одни имперцы умеют в грамотные кораблестроительные просчёты.

Несмотря на явное преимущество по сравнению с имперскими боевыми звездолётами — генераторы дефлекторного щита располагались под обшивкой, в то время как у нас вынесены на корпус — на этом фрегате нет авиакрыла. Он создан как судно поддержки, но… Могли хотя бы засунуть туда одну-две эскадрильи — лишним не будет такое подспорье.

Но идея с генераторами щита под бронёй мне очень понравилась. Учитывая, что стоит лишь разнести проекторы щита и корабль беззащитен — это очень и очень грамотное решение. Вот прям молодцы мон-каламари. Уели…

С бронёй этому кораблю не повезло — стоит только сбить щиты…

Глаза резануло яркой вспышкой.

— Авиакрыло несет потери, — донёсся голос лейтенанта Тшеля. Спокойный, ровный, уверенный в себе. — Фрегат МС30с атакует кассетными боеприпасами. Уничтожено три TIE-истребителя.

— Держать дистанцию за пределами зоны поражения, — приказал Пеллеон. — Нельзя позволить этому кораблю отстреляться своими боеприпасами кассетного типа по «Химере».

— Есть, капитан, — отозвался старший рулевой.

Да, выглядит красиво — похожий на морское животное фрегат изрыгает вокруг себя десятки боеприпасов, которые детонируют на определенном расстоянии от корпуса фрегата, в объёмном взрыве уничтожая всё, до чего могут дотянуться. Красиво и страшно. Залети одна такая бомбочка в ангар — ИЗР переломит пополам.

— Бомбардировщики над целью, — сообщил Пеллеон. — Эскадрильи со «Штурмового ястреба» занимаются двигателями, я распорядился атаковать мостик.

— Постарайтесь оставить на этом корабле что-нибудь для изучения, — попросил я. — Желательно — ту часть, которая содержит в себе генератор накачки дефлекторных щитов.

— Зачем, сэр? — удивился Пеллеон.

— Исполняйте приказ, капитан, — посоветовал я.

«Штурмовой ястреб» использовал простую и хрестоматийную тактику — он обрушивал дефлекторы в хвосте Mark-I, чтобы обездвижить его. Как только будет достигнута эта цель, можно будет уже никуда не торопиться.

«Удары» же, наоборот, старались нанести как можно меньше вреда двигателям, но не в ущерб собственным задачам. «Небьюлоны-В» построены на верфях Куата для сопровождения грузовых кораблей в составе конвоев. Они превосходно подходят для задач по эскорту и противодействию малым летательным аппаратам. Использовать их в линейном бою, да ещё и против имперских звёздных разрушителей или крейсеров — необдуманное решение.

Но, похоже, что противник закусил удила.

— У МС30с израсходована половина запаса кассетных боеприпасов, — сообщили из «ямы». — Осталось три залпа.

— Превосходно, — одобрил Пеллеон. — Пусть выбрасывают в вакуум свой главный калибр. После этого они нам не опасны.

МС30с не тягаться со звёздным разрушителем.

Неясно вообще почему противник бросился к нам, вместо того, чтобы отступить.

Да ещё более-менее организованно. При том, что мы глушим каналы связи. Да, это не сплошное нивелирование всех возможных частот, лазейку всегда можно найти. Но есть у меня подозрение, что наш «добрый» магистр-джедай приложил к этому руку.

Повернув кресло, посмотрел на него.

Он координирует атаку на сектор уже почти шесть часов. Волосы на голове и борода пропитаны потом, что градом льется по его лицу. Одежда промокла, по мостику проносится кисловатый запах пота.

Вены на видимых участках тела вздулись так, словно он участвует в соревнованиях по многоборью. Что это? Кажется у него из носа потекла струйка крови. Нужно заканчивать сражение, пока К’баот не вышел из строя — он мне ещё нужен. Демонстрация в Дафильвеанском секторе — не только проверка его умений и навыков флота действовать совместно. Широкомасштабное наступление с одной единственной целью — это раковая опухоль командования.

— Ну вот и всё, — в голосе Пеллеона послышалось злорадство. — Отстрелялся. Бомбардировщикам — уничтожить орудия неподбойного борта МС30с!

Я посмотрел на нашего противника. Вокруг него схлопывались звёзды огненного инферно кассетных боеприпасов, ни один из которых так и не достиг «Химеры». И сейчас «двойка» увеличивала скорость, чтобы сблизиться с противником, корма которого уже полыхала от попаданий протонных ракет и бомб, чтобы закончить начатое. TIE-бомбардировщики и перехватчики самой «Химеры» вдребезги разнесли рубку корабля, занимаясь теперь выполнением приказа Пеллеона — атаковали необстреливаемый звёздным разрушителем борт фрегата.

Послышался стон. Я бросил взгляд на К’баота, который начал раскачиваться из стороны в сторону. Похоже старичку не по себе. Кто его знает, какое он напряжение — умственное или физическое — испытывает. Лишь бы это не отразилось…

— Один «Небьюлон-В» уничтожен, — сообщил лейтенант Тшель.

Что происходит? Я же приказал их захватить!

— К’баот! — обратился я к магистру. — Что происходит?!

— Тяжело… — прохрипел тот.

Всё, я узнал, что хотел. Предел этого старика выяснен. Без малого — семь часов контроля кораблей флота. Более десятка кораблей, сотни тысяч разумных. Хороший результат вылазки.

— Продолжить исполнение приказа в отношении МС30с, — приказал я. — Передайте на «Штурмовой ястреб» — «Добить ударный фрегат». Крейсерам обездвижить последний эскортный фрегат.

— В систему вошёл ещё один «Удар» в сопровождении «Каракки», — доложил лейтенант Тшель.

— Принадлежность? — задал вопрос Пелелон.

— Наши, — сообщил тот. — Из системы Фильве — рейдер и трофей. Остальные корабли прибудут через десять, двадцать семь и сорок четыре с половиной минуты…

— Сообщите прибывшим, чтобы помогли с захватом «Небьюлона-В», — приказал я, наблюдая за тем, как зелёные лучи плазмы тяжелых турболазерных орудий коверкают теперь уже беззащитный МС30с. Удары наших орудий и попадания протонных торпед вывели из строя большую часть его артиллерии, привели в нерабочее состояние ключевые системы. Своим огнём «Химера» слизывала дефлекторы, которые всё ещё пытались восстановиться, несмотря на то, что это уже бессмысленно — корабль обречён. Его экипаж должен это понимать. К’баот должен до них это донести!

— Со второго «Небьюлона-В» шлют сигнал о сдаче, — отрапортовал Пелелон. — Их реактор повреждён. Не хотят умирать, повстанцы.

— Никто не хочет, — заметил я. — Вышлите абордажные и призовые партии.

— Ударный фрегат заглушил двигатели, — пришёл ещё один рапорт. — Пробоины по всему кораблю, повреждена система жизнеобеспечения. Главный реактор заглушили. Командир просит снять экипаж и обращаться с ними как с военнопленными.

— «Штурмовому ястребу» заняться решением их проблем, — приказал я. — Если корабль можно отремонтировать, пусть, мы против не будем…

Новая вспышка оказалась настолько яркой, что даже системы поляризации иллюминаторов рубки не справились. Пришлось прикрыть глаза ладонью.

— Фрегат МС30с взорвался, — сообщил Пеллеон, прикрываясь от яркого свечения.

— «Взорвали», — произнёс я, бросив взгляд на К’баота, который вновь сидел расслабленный. — Как обстоят наши дела в системе Крондр?

— Ваши силы в относительной безопасности, — открыл глаза, налившиеся кровью клон джедая. — Ударные фрегаты побеждены. Звёздный крейсер мон-каламари… получил значительные повреждения.

— Но при этом — ушёл? — уточнил я. К’баот утвердительно кивнул.

— Повреждения у кораблей?

— Средние, — джедай попытался вытащить ноги из-под себя. Получалось у него это из рук вон плохо. — Сопротивление противника подавлено. Капитан Абан высаживает войска.

Плохо — линейный корабль противника смог уйти.

Хорошо — цели достигнуты.

В целом, результаты операции вроде бы и приемлемые, но всё равно как-то… Не очень. Следует завершить рейд, отвести корабли на верфи для ремонта и тщательно всё проанализировать. Хотя и без того понятно, чем закончилась вылазка.

— Капитан Пеллеон, — обратился я к командиру «Химеры». — Прикажите генералу Ковеллу произвести высадку десанта на поверхность. Пора заполучить всё, что нам может предоставить база на планете Орд-Пардрон.

— Экипажам приступить к посильному ремонту? — уточнил Пеллеон. Я молча кивнул.

— Трофеям следует уделить особое внимание, — распорядился я.

Пусть рейд и не предусматривал захват таких трофеев, всё лучше, чем их отсутствие.

— И свяжитесь с аванпостом NL-1, - приказал я. — Нашему доброму другу Язуо Вейну пора бы уже объявиться.

Глава 10. Промежуточные итоги

Два часа потребовалось расквартированным на «Химере» и «Мертвой голове» штурмовикам, чтобы зачистить базу мятежников на Орд-Пардроне.

Их не спасло ничего — ни два полка пехотинцев, сражавшихся как львы. Ни несколько групп коммандос, нанёсших значительные потери нашим войскам. Ни даже наличие у противника большого количества тяжёлого вооружения.

Штурмовики прошлись по владениям повстанцев словно каток, втаптывая в грязь всё, что не было одето в форму Империи и пыталось сопротивляться.

Теперь предстояло подсчитать наши «доходы».

— Объект зачищен, гранд-адмирал, — с лёгкой усмешкой на губах произнес генерал Фрея Ковелл, встречающий меня у трапа «Лямбды». После того, как наземные силы поработали на славу, не грех и спуститься на поверхность Орд-Пардрон, чтобы воочию убедиться в том, что здесь произошло.


Несмотря на движения губ, сам генерал оставался таким же невозмутимым, холодным и расчётливым, как и всегда. Было довольно интересно изучать его личное дело. В далёком прошлом он попал под влияние такого не малоизвестного имперского человека, как Максимилиан Вирс — радетель тактик применения шагоходов типа АТ-АТ и АТ-ST. И надо отметить, что Ковелл почерпнул немало полезного от своего старшего товарища, и уже сам считался образцом для преподавания тактики. Вдвойне интересно, что Ковелл, ученик Вирса, остался верен Империи, а вот сам Максимилиан где-то бродит по галактике, неизвестно чего ожидая увидеть на развалинах некогда цветущего, но гниющего изнутри, государства. И это открывало некоторые перспективы.

Но меня интересовало в настоящий момент несколько иное. А именно — трофеи. Кто же их не любит? Особенно, когда разграблению подвергается целая секторальная база флота.

— Техники уже прибыли? — уточнил я.

— Да, сэр, — сообщит генерал. — Восемнадцать команд с «Химеры» и аналогичное количество со «Штурмового ястреба». Мои люди сопроводили их во все части базы. Демонтаж оборудования уже производится.

— Сапёры? — задал новый вопрос я.

— Прибытие запланировано через пятнадцать минут, — сказал Ковелл. — К тому момент мы уже начнем вывоз имущества повстанцев. И «Мёртвая голова» уже скоро доставит астероиды.

— Ускорьтесь, генерал, — приказал я. — Через три часа мы должны покинуть Дафильвеанский сектор. База должна быть уничтожена настолько основательно, чтобы прибывшие после нас мятежники испытали горечь поражения ещё раз.

— Я помню отданный вами приказ, сэр, — серьёзно сказал Ковелл. — И уже распорядился привлекать штурмовиков в любых возможных местах, чтобы ускорить процесс. Мы обыскали базу и составили небольшую опись имеющегося на складах, загрузив данные из компьютеров.

Генерал протянул нам деку. Пеллеон принял устройство, после чего Ковелл козырнул и скрылся с глаз долой.

— А он всё так же считает, что офицеры Имперского флота занимаются ерундой, в то время, когда армия и только армия ведёт настоящие сражения, — поморщившись, произнёс командир «Химеры», глядя вслед уходящему генералу.

— Он вам это лично говорил? — уточнил я.

— В некотором роде, — признался Пеллеон.

— До или после того, как вы повысили его с простого полковника до генерала-майора? — новый вопрос, казалось, застал Гилада врасплох.

— После, сэр, — признался он. — Но, до того, как вы присвоили ему чин полного генерала.

— В следующий раз, когда услышите от генерала браваду о превосходстве армии над флотом поинтересуйтесь как быстро его шагоходы смогут добраться до Корусанта без помощи наших звездолётов, — посоветовал я. На лице командира «Химеры» заиграла улыбка.

— Обязательно, сэр, — заверил меня Пеллеон.

— Пройдёмся, капитан, — предложил я, удостоверившись, что Рукх продолжает следовать за нами. — Вижу вам не терпится посмотреть, насколько велики захваченные нами ценности.

— Уверен, что их немного, — произнёс Пеллеон, вчитываясь в строки. — Это ведь обычная секторальная база. Притом, весьма удаленная. Мятежники лишь приступили к её основательному строительству — вот, оборонительные системы построены не более чем на двадцать процентов.

— Потому я и выбрал эту планету в качестве места главного удара, — заявил я. — Ослабленные стационарные системы обороны, не самый большой гарнизон, отдаленность от основных гиперпространственных маршрутов. Кроме того, противник отозвал отсюда большую часть своих линейных кораблей. Тактика выманивая соразмерных для отражения атаки сил противника себя полностью оправдала.

— Но звёздный крейсер мон-каламари мы так и не уничтожили, — заметил Пеллеон.

— Научитесь находить в этом положительные стороны, — посоветовал я. — С самого начала миссии предполагалось, что где-то могут быть недоработки. Но при этом, все три главные цели операции достигнуты.

— Сэр, а можно спросить — какими они были? — поинтересовался Пеллеон.

— В первую очередь — проверка пределов компетенции и способностей нашего друга-магистра, — заявил я. — Теперь мы точно знаем, что он не способен контролировать корабли за границами одного сектора. Пока, во всяком случае, не способен.

— Нападение на медицинскую сортировочную станцию в системе Крондр и базу на Орд-Пардрон — вторая цель? — уточнил командир «Химеры».

— Именно так, — неспешным шагом мы двигались в сторону прямоугольных коробок складов, размещённых в стороне от комплекса построек наземной базы. — Медикаменты нам нужны и самим, а от Имперского Правящего Совета особой помощи мы не дождемся — возможности уже не те. Главный поставщик бакты — планета Тайферра — находится под контролем мятежников. Империя вынуждена покупать бакту на чёрном рынке по огромным ценам, что не может не усиливать дефицит наших и без того ограниченных финансовых ресурсов. Уничтожение базы на Орд-Пардрон даст мятежникам сигнал о том, что им следует позаботиться о своих союзниках, если они хотят и далее заявлять всем о своём господстве. Кроме того, разрушение базы, уничтожение и захват части их секторального флота — не только удар по престижу, но и по репутации. Больше ни один планетарный губернатор не может быть уверен в том, что он находится под защитой повстанцев. Наши противники будут вынуждены тратить огромные ресурсы для того, чтобы заверить своих сторонников в том, что они и только они смогут обеспечить безопасность систем. Однако, сейчас, своим нападением мы намекнули им на то, что сделанный ранее выбор — разоружить корабли и превратить их в сухогрузы — дорого им обойдётся.

— Но ведь мятежники могут вновь вернуться к вооружению своих кораблей, — заметил Пеллеон.

— Безусловно, — согласился я. — В каких-то секторах они именно так и сделают. Но не смогут отказаться от этой концепции полностью — их экономика требует времени для восстановления. И им нужны корабли. Они поставлены перед выбором — вернуть всё как было, или же отозвать часть разоружённых звездолётов, чтобы усилить свои соединения. В первом случае они позволят нам и дальше наносить удары по секторам с ослабленными силами прикрытия, во втором — увеличат время восстановления и налаживания своей экономики. В любом из вариантов, именно мы находимся в выигрышной позиции.

— Не сказал бы, — признался Пеллеон. — По завершению этой операции нам придётся вернуться на верфи, чтобы провести полноценный ремонт. Группы «Аурек» и «Беш» имеют повреждения корпуса и утраченные в бою турболазерные установки. Я уже не говорю о потерях среди членов экипажей и пилотского корпуса.

— На нашей стороне шестнадцать тысяч работоспособных клонирующих цилиндров Спаарти, — заметил я. — Возможно мы сможем довести их численность до двадцати, когда наши техники разберутся с технологией. Но так или иначе, за время ремонта кораблей мы восстановим свои потери. Гораздо важнее другое. Третья причина широкомасштабной атаки на Дафильвеанский сектор.

— Фрахтовики? — уточнил Пеллеон. — Мы уничтожили большую их часть. Груз, конечно, в большинстве случаев, стал нашей добычей…

— Для последующих операций нам не будет нужно много устаревших фрахтовиков, — пояснил я. — Тех, что мы захватили, однозначно достаточно. Вы не находите во всём происходящем долю иронии, капитан?

— Сэр?

— Сперва Империя была гегемоном галактики и была вынуждена тратить силы и средства на поиск мятежников, которые могли нанести удар в любом секторе галактики, — пояснил я. — Сейчас Новая Республика, как они себя именуют, занята тем же самым. Нам удавалось сдерживать Восстание за счёт большой численности нашего флота, находящегося в идеальном техническом состоянии. У мятежников такой возможности нет — их корабли строятся медленней, а те, что имеются — требуют ремонта и модернизации. На обслуживание и содержание боевых звездолётов тратятся огромные средства. А их у противника не так уж и много. Дополнительные траты потребуют от них ещё больше ускорить меры по восстановлению своей экономики. Не удивлюсь, если повреждённый звёздный крейсер мон-каламари, что сбежал из системы Крондр, будет использоваться как раз в этой операции. Но своим нападением на конвои мы демонстрируем врагу — вам следует позаботиться о сопровождении своих фрахтовиков. Вне зависимости — служат они на вас или являются гражданскими подрядчиками, никто из них более не в безопасности. А следовательно, мятежники будут вынуждены тратить силы и средства на то, чтобы охранять свои перевозки. Мы задействуем сеть шпионов, чтобы выяснить, где же будут проходить нужные нам грузы и используем своё знание, а также — крейсера заградители, для ещё большего нанесения вреда врагам Империи.

— Если только они не попытаются поймать нас в ловушку, создав ложные конвои, — заметил Пеллеон.

— Они без сомнений попробуют это сделать, — согласился я. — Это слишком очевидно, чтобы обойти стороной подобный вариант развития событий. Именно потому, нам необходимы опытные и высоко квалифицированные шпионы. И они у нас есть. Благодаря этой победе мы всколыхнём имперское общество и под наши флаги пойдут всё новые и новые люди. А возможно — и нелюди, что добавит пикантности ситуации.

— Возможно Имперское Пространство переведёт под ваше командование больше кораблей, — мечтательно произнёс Пеллеон. — Ведь строят же они на верфях Билбринджи звёздный разрушитель типа «Имперский», который намерены передать вам.

— Это будет прекрасное дополнение нашего флота, — согласился я. — Но нам так же следует и подумать вот о чём. Прежняя концепция линейного боя сводилась к тому, что звёздные разрушители являлись рядовыми кораблями флота. Потому что их всегда было в достатке. Уничтожая Имперские осколки по одному, повстанцы смогли захватить часть кораблей, а часть уничтожить. Общее количество звёздных разрушителей в галактике снизилось, что позволяет повстанцам считать, будто бы у нас вооруженный паритет по силам. Но мы знаем, что по галактике рассеяно огромное количество боевых кораблей, которые так или иначе могут стать нашими — нужно лишь проявить изобретательность. Необходимо тщательно проанализировать места дислокации звёздных разрушителей повстанцев, выявить те, какие мы можем захватить и сделать это. Пока мятежники играются в логистику, мы должны нарастить свой флот.

— Захватив Дальфивеанский сектор мы фактически стали бельмом на их глазу, — заявил Пеллеон. — Отсюда мы можем наносить сокрушительные удары по ближайшим секторам…

— Дальфивеанский сектор нам не нужен, капитан, — заявил я, чем вызвал у командира «Химеры» непонимание. — Здесь нет ничего, что мы могли бы использовать для своей обороны. Даже база на Орд-Пардрон требует колоссальных денежных вливаний в себя. Иначе мятежники отберут её так же быстро, как и мы её захватили. Нет, капитан. В настоящий момент нам не нужен прирост территории — мы попросту не можем её оборонять теми силами, что у нас есть.

— Поэтому вы приказали захватить как можно больше вражеских кораблей?! — выдохнул Пеллеон.

— Да, — подтвердил я. — Если звёздных разрушителей у нас достаточно для сражения с силами секторального флота противника, возможно даже двух, учитывая урезанную их нынешнюю формацию, то вот с лёгкими силами — большие проблемы. Наши звёздные разрушители имеют весьма ограниченное количество зенитного прикрытия — особенно имперские звёздные разрушители вроде «Химеры». Следовательно, нам необходимо дополнительное сопровождение. Эскортные фрегаты типа «Небьюлон-В» прекрасно подойдут для этого. Как и захваченная «каракка». Да и «тартаны». А кореллианский фрегат так и вовсе должен помещаться в главном ангаре.

— Хм… — многозначительно произнес Пеллеон. — Только если в подвешенном состоянии, конечно. Но, да, это возможно.

— Насколько же удивлены будут повстанцы, когда столкнутся в бою с парой наших звёздных разрушителей типа «Имперский», а дополнительно ещё и с легкими кораблями, которых они прежде не зафиксировали, — поведал я. — Учитывая страсть повстанцев к действиям эскадрильями истребителей — адекватное сопротивление им будет в новинку. Кроме того, я хотел бы, чтобы техники химеры изучили остатки фрегата МС30с. У него генераторы накачки дефлекторных полей расположены под броней. Которая на звёздных разрушителях намного толще, чем на этом корабле. Реакторы солнечной ионизации позволяют нам иметь больше энергии, чем необходимо. Дополнительный генератор дефлектора не помешает.

— Он не будет столь же мощным, как и имеющиеся у нас, — заметил Пеллеон.

— А нам подобный и не нужен, — сообщил я. — Третий генератор — это крайнее средство, которое даст защиту тогда, когда основные дефлекторы пали. В то время, когда мы не имеем количественного перевеса над линейными силами противника, нам придётся повышать качество наших кораблей.

— Сэр, — мы остановились у ворот первого склада. При виде нас штурмовики тут же начали отпирать огромные двери. — Будь у нас больше времени, мы могли бы отбуксировать поврежденную, но не уничтоженную станцию типа «Голан II» с орбиты планеты Крондр. Это весьма ценный защитный рубеж, который мог бы усилить оборону любой нашей планеты. Если вы дадите немного времени — сутки, или двое, то в систему прибудут буксиры и…

— Мы заберем с собой станцию, — произнёс я. — Но буксировать её через половину галактики — дело неблагодарное. Нам придется ждать месяцами, пока её не доставят куда-либо. Или же эскортировать её всем флотом, так как любой спасшийся на Крондре знает, что мы подавили оборону станции своими ионными орудиями. И противнику ничего не будет стоить отправить за нами погоню и добить повреждённые корабли. Учитывая, что их соседняя секторальная база расположена всего в пятнадцати часах полёта от Орд-Пардрона — они совсем скоро будут здесь. Нет, мы будем действовать иначе.

— Сэр, а как тогда? — удивился Пеллеон. — У нас нет кораблей-балкеров для того, чтобы её разобрать и перевезти по частям…

— Зато у нас есть остатки фрегата МС30с, — заявил я, разглядывая полупустые склады. Эх, а мечталось о том, что они доверху забиты техникой или иными видами ресурсов. — Прикажите своим техникам снять с него кое-какие детали… Да, надо будет проинструктировать командиров групп «Аурек» и «Беш» — им отводится особая роль во всём происходящем.

* * *
Хан заглянул в комнату, посмотрев на свою жену, молча смотрящую в деку. Смотрящую, но не видящую текста.

Лейя практически немигающим взглядом смотрела на экран устройства, поглаживая свой живот. В её позе чувствовалось больше напряжения, чем обычно, когда она приходила с заседаний Временного Совета.

— Что-то случилось, конфетка? — уточнил Хан. Лейя встрепенулась, словно только что отошла ото сна. — Выглядишь напряжённой.

— Да, — она попыталась ободряюще улыбнуться. — Устала немного.

— Ты же знаешь, что тебе меня не обмануть своими аристократическими штучками, — вздохнул Хан, подходя к ней и садясь рядом. Он вальяжно вытащил из её рук деку, чтобы отложить в сторону и обнять женщину, но его глаза непроизвольно скользнули по тексту…

— Это правда? — очумело посмотрел он на женщину. — Уничтожен секторальный флот?

— Не весь, — Лейя снова погрустнела. — Один звёздный крейсер мон-каламари успел сбежать в гиперпространство, а большая часть линейных сил давно уже на Слуис Ване переоборудована в контейнеровозы. Имперцы воспользовались моментом и атаковали.

— Восемь систем за раз? — Хан уже наплевал на гриф секретности в верхней правой части документа и вчитывался в доклад.

— Девять, — уточнила Лейя. — Когда с Кристофсиса прибыл флот, то они отправили корабли во все известные системы. Оказалось, что в системе Ф'Данн два имперских звездных разрушителя не гонялись за торговцами, а вылавливали астероиды.

— Откуда это известно? — нахмурился Хан.

— От торговца, который пережидал их явление в астероидном поясе, — пояснила она. — Он сообщил обо всём произошедшем генералу Кракену из разведки.

— Простой торговец, который может набрать нашего главного разведчика? — усомнился в словах девушки Соло.

— Он не простой торговец, — вздохнула Лейя. — Он контрабандист и информационный брокер по имени…

— Не говори, — с фирменной ухмылкой произнес Хан. — Я угадаю. Тэлон Каррде?

— Да, — медленно кивнула альдераанская принцесса. — Знаешь его?

— Помнишь я летал на переговоры с контрабандистами? — напомнил Хан. — Там его имя и прозвучало. Якобы он тот, кто перехватил бразды после того, как ты затянула на шее Джаббы галстук из цепей.

— Прошу, не напоминай, — взмолилась девушка. — Меня стошнит.

— Ну не знаю, — продолжил подначивать супругу Хан. — В том костюмчике ты смотрелась просто замечательно…

— У нас тут вообще-то проблемы секторального масштаба, а ты опять со своими шутками, — вздохнула, но всё же улыбнулась Лейя. — Меня отправляют на Фильве и другие пострадавшие планеты. Даже выделят в качестве эскорта «Разбойную эскадрилью». Будем торговать лицами, как герои Восстания, чтобы заверить местные правительства, что мы не допустим подобного впредь.

— А мы не допустим? — уточил Хан, лишь в прошлом году снявший с себя генеральские погоны и распрощавшийся с военной службой в Новой Республике. Цена обещаний Временного Правительства ему была хорошо известна.

— Я не знаю, — призналась Лейя. — Большая часть секторального флота уничтожена, некоторые корабли пропали. База на Орд-Пардрон разрушена — судя по всему, имперцы даже не озаботились высадкой на планету для штурма. Следователи считают, что они обстреляли базу с орбиты из туролазеров, а потом сбросили на неё несколько астероидов. Вместо базы — котлован, размером с «Лусанкию» и куча обломков космических камней. Эту же тактику они провернули после того, как сбежал наш звёздный крейсер в системе Крондл. Только в этот раз они сбросили с орбиты ещё и оборонительную станцию типа «Голан II». Наша медицинская база уничтожена, как и все запасы на ней. Само собой, что выживших нет — во всяком случае, пока не обнаружили. Зато нашли огромное количество обломков станции и куски астероидов — похоже имперцы решили не рисковать с подавлением станции и просто сбили её с орбиты так, чтобы она упала в окрестностях базы на Крондре, уничтожив её ударной волной.

— Немного глуповатая затея, — посетовал Хан. — Сколько разрушителей участвовало в нападении на Крондр?

— Четыре, — ответила Лейя. — Двое начали атаку, а ещё двое захлопнули ловушку, когда прибыло подкрепление.

— А на Орд-Пардрон?

— Не знаю — там нет выживших или спасшихся — ни пехотинцев, ни флотских. Но, думаю три-четыре разрушителя там однозначно побывали.

— На каждом звёздном разрушителе дислоцированы наземные подразделения, — припомнил годы своей учебы в имперской академии Хан. — Неразумно уничтожать базы. Особенно медицинскую — там ведь ценные ресурсы. Да и уверен, что на Орд-Пардроне было чем поживиться на складах.

— Акбар уверен, что операция в Дафильвеанском секторе носила своей целью запугивание местных правительств, — пояснила принцесса. — Они по сути покорили сектор и запросто могли его забрать себе — Мон Мотма несколько часов заверяла планетарных губернаторов о том, что выходить из состава Новой Республики — опасно. Не уверена, что нам поверили, конечно. Но факт остаётся фактом — флот уничтожен, есть сведения о захвате минимум одного корабля — лёгкого крейсера типа «Каракка» из сил самообороны Фильве. Имперцы нанесли непоправимый вред логистике в Дафильвеанском секторе, напав на транспорты. Фей’лиа настаивает на том, чтобы мы отозвали все разоружённые корабли и организовали налёт на территорию Империи. Акбар может быть с ним бы и согласился, но ты же знаешь мон-каламари — он хладнокровен и неповоротлив. И он однозначно не в восторге, что эта идея исходит от ботанов. Поэтому он встал в пику, скрепя сердце заявил, что отныне эскорт конвоев с припасами будет усилен. Мон Мотма упирается, говоря о том, что так мы лишь нарушим свой план по восстановлению межзвездной торговли. Фей’лиа успокоился только после того, как ему было обещано, что шесть линейных кораблей будут направлены в Пространство ботанов, чтобы им спалось крепче.

— С каких пор Мон Мотма идёт на поводу у ботанов? — удивился Хан.

— Это решение она приняла уже после заседания, — призналась Лейя. — Фей’лиа почти устроил истерику в саду в здании Сената, дескать, ботанские территории станут следующими, а так как мы решили наш разгром скрывать какое-то время, чтобы не ударить в грязь лицом, Мотма согласилась на время отправить туда усиление — несколько ударных фрегатов и звёздный разрушитель.

— Эх, как бы нам пригодился твой разрушитель «Мечта Повстанца», — задумчиво произнёс Хан. — А ведь прошёл год после того, как его захватили в Битве при Сторинале.

— Да, — согласилась Лейя, вспомнив звёздный разрушитель, что долгое время служил в «Эскадре Смерти» Дарта Вейдера. Под другим названием, конечно. Повстанцы захватили его на заправочном посту, но под флагом повстанцев он проходил менее двух лет, отбитый обратно. Весь экипаж стал узниками имперцев. Хорошо ещё, что сама Лейя в тот момент находилась на Корусанте. — Акбар даже предложил выкупить у Бустера Террика его «Искатель Приключений».

— Да, звёздный разрушитель «двойка» был бы не лишним, — согласился Хан. — Но, могу побиться об заклад, что старик Террик не внял мольбам о помощи.

— Он запросил за него две цены, — пояснила Лейя.

— Бустер обезумел, что ли? — захлопал глазами Хан. — Зачем нам звёздный разрушитель, если за такие деньги мы можем построить два, а то и три крейсера мон-каламари?

— А какая разница, если денег всё равно нет? — с грустью вздохнула Органа-Соло. — Конечно, Мон намекала на то, чтобы я слетала в Хейпский Консорциум и попросила помощи у них…

— В прошлый раз, когда ты так поступила, тебя чуть не женили на хейпском принце, — заметил Хан, чей голос тут же стал напряжённым. Его эта история совсем не радовала. Ведь тогда он чуть не потерял свою любимую.

— Зато мне предлагали стать королевой-матерью в государстве из шестидесяти трёх развитых миров, — подначила мужа принцесса. — А из их свадебных даров можно было построить целый флот… Двенадцать звёздных разрушителей шли в комплекте.

— Ты специально, да? — улыбнулся Хан. — Как вспомню слова Мон Мотмы: «Для всей Республики будет лучше, если Лейя согласится выйти за принца Изольдера замуж», аж скулы сводит и есть не могу.

— Я о своём выборе не жалею, — принцесса его поцеловала. — «Тысячелетний сокол» — единственный корабль, на котором я чувствую себя защищённой.

— Я старался как мог, чтобы тебе там было комфортно, — заулыбался Хан. Посмотрев на притихшую принцессу, спросил:

— Мне готовить «Сокол» к тому, чтобы отвезти тебя в Дафильвеанский сектор?

— Знаешь, почему я променяла правление в Хейпском Консорциуме и собственный флот на тебя и никогда не буду сомневаться в том, что это был правильный поступок? — посмотрела ему в глаза Лейя.

— Ну не знаю, — заартачился Соло. — Я б не отказался от дюжины звёздных разрушителей… Ну, ты в курсе, конечно.

— Конечно, — улыбнулась Лейя. — Никакие богатства в мире и даже три дюжины звёздных разрушителей не стоят того, что мы понимаем друг друга без слов.

— Согласен, — Хан прижал женщину к себе. — А четыре?

Получив от жены локтем в бок, он не стал задавать вопросы. Зачем, если счастье — вот оно. Бери сколько хочешь.

Но из головы у бывшего контрабандиста никак не выходили слова его бывшего коллеги по ремеслу.

У Империи появился ещё один гранд-адмирал.

Нужно встретиться с этим Каррде и обо всём переговорить.

* * *
— Депеша с аванпоста NL-1, - произнёс Пеллеон. — Комендант сообщает, что Язуо Вейн прибыл в точно оговоренный срок.

— Неожиданно с его стороны, — я в самом деле удивлен. — И что же говорит наш многоуважаемый пират?

— Просит вернуть его людей, — сообщил Пеллеон, наблюдая за тем, как я отстраняюсь от компьютера. — Он доставил двенадцать «Тартанов».

— Состояние? — поинтересовался я.

— Их только начали осматривать, — признался капитан. — Потребуется неделя или около того, чтобы удостовериться, что на кораблях не припрятано каких-либо сюрпризов или дефектов.

— Да, — согласился я. — Нам бы очень не хотелось обнаружить бомбу где-нибудь рядом с реактором. Что ж, теперь мы точно знаем, что отстойник господина Вейна располагается не дальше двух-трех дней пути от нашего аванпоста. А также, что в его банде минимум сто двадцать разумных — по минимальному экипажу для перегона каждого из кораблей.

— О, — только и произнес Пеллеон. — Планируете напасть на него?

— Для чего? — удивился я.

— Он ведь продаёт нам украденные у нас же корабли, — напомнил Пеллеон. — Вы же говорили, что подобные действия будут караться.

— Конечно, — согласился я. — Именно поэтому туда направляется и вскоре прибудет наш средний крейсер — обеспечит безопасность изъятия имущества Империи. А также — уговорит господина Вейна проследовать на верфи Тангрена, куда мы и направляемся. У нас для него будет ещё один заказ. В зависимости от того, насколько соответствует нашим потребностям и запросам состояние кораблей, которые его группа нам предлагает, мы даже заплатим Язуо Вейну некоторую сумму. Чтобы мотивировать работать с нами и дальше. Кстати, свяжитесь с нашей базой на Лайнури — пусть отправят один из крейсеров-заградителей с пленниками к Тангрену. «Немезиде» сообщите эти же координаты встречи. Да, капитану «Брандея» и командирам трёх крейсеров, направленных в сектор Слуисси сообщите эту же информацию. Подготовка к дальнейшему нашему шагу будет происходить здесь.

— Есть, сэр, — отчеканил Пеллеон. Замерев на мгновение, он произнёс:

— Адмирал, вы в прошлом когда-нибудь перемещали орбитальную станцию через гиперпространство?

— Нет, — признался я. — А вы, капитан?

— Никто не перемещал, — сообщил мне командир «Химеры». — Я… не уверен, что вся эта кустарщина с установкой навигационного компьютера, резервного гипердвигателя, а также ходовых, маневровых и тормозных двигателей с МС30с оправдает время, потраченное на подобную подготовку.

— Отсутствие результата — также результат, — пришлось блеснуть мудростью, почерпнутой в бульварном чтиве моей родной вселенной. — Нам лишь стоит удостовериться в том, что не сработало. Если не сработает, конечно.

— Сэр, я не уверен, что повстанцы купятся на тот фокус со сброшенными с орбиты астероидами, и рассеянными по поверхности обломками украденной орбитальной станции.

— Не украденной, а затрофеенной, капитан, — поправил я. — Почувствуйте разницу между преступлением и военной добычей. Нас меньше всего должно волновать то, поверят ли они в этот маленький спектакль или нет — главное сохранить в секрете тот факт, что группа «Беш» наловила больше астероидов, чем были сброшены на планету. И тогда нам не придётся как следует перерабатывать следующую часть моего плана.

Судя по выражению лица Пеллеона, он так и хотел спросить: «А в чём же план?». Но рассказывать его истинный смысл я не буду. Пусть считает, что все действия направлены лишь на ослабление Новой Республики. Как именно — его это касаться не должно.

— Сэр, — продолжал тратить моё время Пеллеон. — Следует ли объявить выговор командиру «Удара» из системы Фильве?

— По какой причине? — уточнил я.

— Он нарушил приказ и вместо отправки «каракки» на Билбринджи — полетел в систему Орд-Пардрон. С некомплетными экипажами на двух поврежденных кораблях!

— И тем самым помог нам захватить ещё один эскортный фрегат, — заметил я. — Не следует наказывать подобные инициативы — наоборот, этого славного молодого человека следует наградить. Похвалите его, выдайте благодарность от моего имени и… переведите командовать захваченной «караккой».

— Списать командира среднего крейсера и перевести на лёгкий? — удивился Пеллеон. — Разве это не будет наказанием, сэр?

— Нет, если это сделано с официальным поощрением, — заявил я. — Кто достаточно развит из наших офицеров — те поймут подтекст этого действа. Кто глуп… что ж, такими темпами они не проживут долго. Кстати, есть вести от подполковника Астариона?

— Нет, сэр, — Гилад отрицательно покачал головой. — Они всё ещё в пути. Прибытие запланировано на завтра.

А ведь точно.

— Сообщите на верфи Билбринджи, чтобы они начали ремонт захваченных транспортников, как только те к ним прибудут, — приказал я. — На верфях Тангрена нам предстоит отремонтировать шесть наших «Ударов», один лёгкий крейсер типа «Каракка», два эскортных фрегата типа «Небьюлон-В» и один ударный фрегат типа Mark I… Неплохое пополнение нашего флота, не находите, капитан?

— Учитывая полученные одиннадцать «Тартанов» и кореллианский фрегат DP-20, у нас фактически имеется собственный флот лёгких сил, — заметил Пеллеон. — Но мы минимум неделю прикованы к верфям для устранения неполадок всех систем на всех кораблях.

— Знаю, капитан, — заявил я. — Потому мы и переносим свой рейд на планету Хайпори. Однако, это лишь на благо нашей операции. Свяжитесь с ногри, передайте им приказ: «Отправиться на Хайпори, обнаружить конвейеры по производству боевых дроидов и прислать подробный отчёт обо всём происходящем на планете». Это займет их на то время, что наш флот будет ремонтироваться. А сам факт передачи моего приказа вами даст им понять, что их ошибка до сих пор мной оценивается по достоинству. И да, насчет ошибок. Как себя чувствует наш многоуважаемый магистр?

— Находится у себя в каюте, — ответил Пеллеон. — Восстанавливается после операции.

«Значит на него можно не рассчитывать какое-то время», — последнюю фразу капитана следует расценивать именно так. А также К’баот хоть какое-то время не будет мешаться мне под ногами. Но и затягивать с его «хотелками» также не следует.

— Сообщите командованию Убиктората, что я хотел бы с ними встретиться, — собственно, во многом именно наличие базы разведки на этой планете и обуславливает тот факт, что флот отправляется на ремонт именно туда. — На этом — всё, капитан. Вы свободны.

Козырнув, Пеллеон покинул мою каюту, оставив как и прежде меня в одиночестве.

Тангрен — это скалистая неприветливая планета в секторе Моршдайн Внешнего кольца. Военная сетка координат относит его к квадрату О-4.

Но не это главное.

Незадолго до того, как Трауна наделил полнотой прав Верховного Главнокомандующего, один кореллианский «партизан» по имени Гарм Бел Иблис, некогда бывший сенатором в Старой Республике, да и на первых порах — в Империи, нанёс визит в эту систему. Он уничтожил одну из баз Убиктората на поверхности, чем сильно разозлил Имперскую разведку, которая очень не любит нести потери вне операций. Вдвойне обозлило имперцев то, что на тот момент планету охраняли три звёздных разрушителя типа «Имперский». Но они ничего не могли сделать, чтобы предотвратить нападение или каким-то образом наказать обидчиков. Я надеялся воспользоваться этим фактом. Естественно — в своих целях.

Но для начала следовало понять, на кого именно я хочу пойти войной.

Бывший сенатор пользовался большой любовью среди кореллианцев. Он стоял во главе кореллианской ячейки Восстания и был одним из идейных вдохновителей повстанцев. Палпатин попытался убить его, но завершилось всё тем, что погибла лишь семья Бела Иблиса, а потому он ушёл в тень и перешёл к вооруженной борьбе с Империей. В настоящий момент у него небольшая армия и флот, который, собственно, и обидел наших разведчиков. Насколько помню, сейчас у него имеется база на какой-то отдалённой планете и действует он сам по себе — так как рассорился с Мон Мотмой, формальной главой Новой Республики, решив, что попытается захватить власть, как Палпатин в своё время.

Действия Бела Иблиса привели к тому, что планета-крепость Тангрен, и без того имеющая помимо трёх звёздных разрушителей ещё и полтора десятка гарнизонов на планете и вроде бы неприступные укрепления, оттянула на свою защиту и дополнительные силы флота. И сейчас там прожигали топливо десять звёздных разрушителей различных классов, да от десяти до пятидесяти боевых кораблей иных классов.

Да, это оправдано — Тангрен обладает ещё и орбитальной верфью, где можно чинить корабли, а были бы ресурсы — ещё б и построили парочку. Но нет ни ресурсов, ни денег на это… А местные жители, коренное население планеты были истреблены имперским моффом во избежание восстания. Так что забесплатно никто трудиться однозначно не будет.

Убикторат фактически распоряжается всем, что имеется на Тангрене. В том числе и флотом прикрытия. Вполне возможно заинтересовать их местью Гарму Белу Иблису — но при условии выделения мне дополнительных кораблей из их флота. В любом случае, в известных мне событиях Тангрен пал после смерти Трауна. И эти звездолёты будут уничтожены Новой Республикой — не без участия самого Гарма Бела Иблиса, между прочим.

А охота на бывшего сенатора послужит сразу нескольким целям.

Во-первых — наладит мосты между мной и командованием имперскими разведывательными организациями — ведь я могу помочь им свершить месть и восстановить «лицо». Формально — в моём распоряжении любые ресурсы Империи, но и тут собака порылась. Как «формально» я могу обратиться за помощью, а то и с приказом, к любой части имперской бюрократическо-военной машины, так «формально» мне и ответят. Уже проверено — запрос на агентов Имперской разведки окончился со стороны Убиктората референсом с отправкой ИСБшника. Подобный ответ меня не особо впечатлил. Можно было бы, конечно, и приказать, но надо понимать, что в условиях общества, где каждый более или менее значимый офицер или гражданский чиновник едва ли не сам себе господин, подобные действия не сработают на благо дела. Необходимо договариваться с каждым отдельно. И лучший способ «навести мосты» — принцип «Я сделаю что-то полезное тебе, а ты — мне». Круговая порука позволяет действовать эффективно — когда каждая из сторон получает определенную выгоду.

Мне не нужен контрразведчик для работы в «поле». Да и аналитик из ИСБшника, как из «Аккламатора» — линкор. То есть — не самый плохой, но «могло быть и лучше». Конечно, всегда есть идеи чем полезным занять человека в такой большой галактике, особенно специалиста «по борьбе с личным составом». Собственная служба безопасности безусловно нужна — и задание, полученное подполковником Астарионом от меня, послужит одной из проверок для понимания — можем ли мы с ним работать в унисон, или же его перевод в моё распоряжение будет обременителен для нас обоих.

Как никогда прежде сейчас мне всё же необходимы дополнительные кадры. Особенно полевые профильные агенты Имперской разведки и их же аналитики. Флотская разведка, имеющаяся в моём распоряжении, безусловно неплоха — парням следует отдать должное: со сбором сведений на Нклонне справились очень быстро. Не без моего намёка, где именно искать, конечно, но предприняты были эти меры для сокращения времени поисков. И так потрачено немало драгоценного времени. Пока я «плыл по течению», пытаясь смириться со своей участью или придумать, как же смогу вывернуться из лап закона жанра, немало воды утекло. Приходится навёрстывать упущенное. И в первую очередь — запустить несколько цепей событий, необходимых для реализации каждой из частей моего плана по выживанию.

Вот дружба с командованием Имперской разведки, например, может для меня хорошо «аукнуться» как в настоящем — для реализации краткосрочных задач, так и в будущем — для стратегических побед. Вопрос лишь в том — пойдут ли они вообще на контакт. Убикторат — это мыслительный центр организации, постановщик задач. Они даже никогда не подписываются своими именами, и полевые агенты не знают их в глаза. Да чего уж там — мало кто вообще может похвастаться, что ему так повезло в жизни. Но гранд-адмиралу, Верховному Главнокомандующему Империи, во встрече они отказать не могут. По крайней мере — не должны. Тем более, что в качестве жеста доброй воли и призыва к более тесному сотрудничеству возможно я подарю им «Голан II», если, конечно, станция не развалится по дороге в гиперпространстве или долетит хотя бы более-менее одним куском.

Во-вторых — флот Бела Иблиса. На данный момент он составляет три тяжелых крейсера типа «Дредноут». Или уже шесть? Не помню достоверно, к сожалению. Но это не особо важно — главное, что они у него есть. Да не какие-то там серийные кораблики-дредноуты производства «Звездолётов Рендили» из которых Альянс Повстанцев лепит кустарные ударные фрегаты типа Mark II. Нет, эти звездолёты куда как более ценные. Ведь они — часть «Флота Катана» — давно потерянного скопления кораблей, построенных с полсотни лет назад как попытка восстановления флота Старой Республики. Эпидемия погубила экипаж флагманского корабля, который сошёл с ума и приказал всему флоту прыгнуть в гиперпространство. Учитывая, что флот имел повышенную автоматизацию и вместо почти двадцати тысяч членов экипажа требовалось всего две — значительное подспорье. Бывший сенатор сам не знает, где эти корабли — этими данными владеют всего два человека в галактике: Телон Каррде и человек, под началом которого он служил прежде — капитан Хоффнер. Последний как раз таки и продал Иблису в общей сложности шесть дредноутов и по моим воспоминаниям — сейчас просаживал деньги в каком-то казино. На какой-то океанической планете. Знал бы достоверно на какой — проблем было бы гораздо меньше. Но имеем, что имеем.

Да, существовала опасность того, что Каррде, у которого проблем с памятью не диагностировано, может продать корабли Новой Республике, но без выгоды для себя он этого не сделает — до тех пор, пока продолжает сам себя обманывать о том, что он придерживается нейтралитета в галактическом конфликте. Благородные альтруисты в контрабандисты не идут. А если и идут, то очень быстро находят себе принцесс с погибающих планет и утрачивают романтику прежнего быта на суровые будни семейной жизни. Но существует и второй вариант, при котором Каррде отдаст корабли Новой Республике — если прижать его как следует. Именно так он и поступил, когда в известных мне событиях начал охоту на «Когтя». В результате часть дредноутов — несколько десятков — попали в руки противника. Как и дредноуты Бела Иблиса. Поэтому, последнего — охотиться на короля контрабандистов — я делать и не собирался. До поры до времени. Мой экспромт в отношении Мары Джейд не настолько угрожает его организации, чтобы воспылать праведным гневом и передать корабли моим врагам, утратив собственный интерес. Распродавать корабли направо и налево Каррде тоже не будет, понимая, что это привлечет к нему внимание со стороны разведки Империи и Новой Республики — одна или другая сторона выбьют из него необходимую информацию и баснословная прибыль потечет мимо пальцев. Он не дурак и своего не упустит — пока есть шанс это получить. Поэтому, мой подход будет весьма прагматичен — сперва мы найдем капитана Хоффнера, затем — получим от него координаты местонахождения «Флота Катана», присвоим почти две сотни дредноутов (пусть и не ровни звёздным разрушителям, но всё ещё опасных для средних и некоторых крупных военных кораблей), разберёмся с флотом кореллианского сенатора, и уж потом начнётся активная фаза уничтожения репутации Каррде и его организации.

В-третьих, Бел Иблис сыграет большую роль в будущих конфликтах Новой Республики с её врагами. Благодаря ему мятежники отпразднуют немало побед — и именно поэтому, он для меня опасен. Талантливые противники мне не нужны. Да, его смерть приведёт к тому, что Новая Республика ослабнет. Но сильно ли? Не думаю. Когда уходят одни, на их место приходят другие. Уж что-что, а проблем с командирами у повстанцев нет — любому храбрецу присваивают звание «генерала» и ждут от него чуда. Именно поэтому дальнейшая судьба бывшего республиканского и имперского сенатора будет зависеть от того, насколько хорошо мы сможем договориться с Убикторатом. Если им будет достаточно лишь разгрома Иблиса — это хорошо. Если потребуется его голова — не хорошо. Но это уже не мои проблемы.


В-четвёртых: уже упомянутый бывший командир корабля, на котором Каррде. Искать его самостоятельно — довольно долго. Пусть этим займутся более компетентные разумные. Уверен, что он согласится на сотрудничество, пусть это и будет мне немало стоить. Мне нужны каналы сбыта товаров, захваченных в системах Крондр и Орд-Пардрон. Тех, что не пригодятся самому. «Улов» богатый, конечно — оружие, медикаменты, даже продукты. Лёгкая техника, вроде нескольких десятков спидеров. Комплекты униформы. Компьютеры, голопроекторы, расходные материалы, наземные огневые точки, генераторы, стройматериалы — даже сервисные дроиды и астромехи, из памяти которых можно добыть немало интересного. Наверное. Что-то из этого неплохо продастся на чёрном рынке, пополнив мой денежный запас. Потому как я не знаю, будет ли мне оказана ещё какая-то посильная денежная помощь со стороны Имперских Осколков, или «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Я уже не говорю о том, что жадность имперцев до предметов снабжения — это практически притча во языцех. Выпрашивать у кого-то что, клянчить, словно бездомный, собирающий по копеечке на бутылку водки, я не собираюсь. Положение не то, да и противно. Свои желания необходимо обличать в иную форму — иначе собеседник поймёт мою слабость. И не преминет использовать свои знания против меня же. И тогда будет грустно. Очень.

Поэтому, необходим собственный сторонний поставщик товаров, который будет какое-то время дистанцирован от меня. Думаю, довольно скоро дух отщепенцев — Найлза Феррье и Язуо Вейна смогут связать с отдельным имперским флотом, действующим против Новой Республики. И тогда на них могут открыть охоту — тот же Каррде, например, когда придёт его очередь. А она обязательно придет. Но сделать это будет нужно настолько тонко, чтобы не допустить ошибок и выйти сухим из воды. Помимо официальных ресурсов должны быть и неофициальные — чем больше, тем лучше. Ибо там где закрываются одни двери, непременно распахнутся другие.

Возможно капитан Хоффнер не такой уж и ценный ресурс, как мне хочется его представить в своих мыслях, но лучше уж такой, чем и вовсе ничего не иметь. Однако у этого разумного есть цена — были бы деньги. И наверняка — большие. А с финансами… не очень густо. Если рассматривать платёжеспособность в пределах содержания флота, конечно же. Так или иначе. Но мне необходимы так же новые источники финансирования. Притом — большие. Вариант «торговать трофеями» — может помочь на первых порах, но в долгоиграющей перспективе может стать опасным и даже гибельным.

Несмотря на все риски гипотетического раскрытия, следовало как минимум попытаться добиться от Убиктората более тесного сотрудничества. Формальности меня не устраивали — не в обиду подполковнику Астариону будет это сказано. Но, мне нужны их ресурсы. Тем более, что мне есть что предложить — и достижение этих целей будет способствовать и моему собственному плану. Если я хочу сделать так, как мне надо — мне нужны профессиональные шпионы и диверсанты. Флотские спецназовцы и разведчики здесь не подойдут — в известных мне событиях «Трилогии Трауна», они… оконфузились.

Сложно требовать от военных мастерства, которым они обладать не должны. А наступать на те же грабли, что и в известных мне событиях — тоже не хочется. Здесь могли бы подойти ногри, но и их нет возможности использовать без оглядки — если я не хочу нож в спину схлопотать.

Мне нужны дополнительные силы, и я их получу. А вместе с этим, пойму — кто из офицеров Имперского Пространства может стать достойным соратником, а от кого лучше избавиться «на берегу». Пока есть время, пока всё ещё не завертелось как следует — нужно нарастить собственную мощь.

Однако, оставался ещё и вариант того, что Убикторат окажется «слишком» занят для того, чтобы помочь мне. И тогда следует искать союзников в других частях имперской военной машины.

Или же, как например в ситуации с генералом Максимилианом Вирсом — вернуть «в обойму» тех, кто отчаялся увидеть в Имперском Пространстве что-то хотя бы отдаленно напоминающее прежнюю Империю. Вон, Мара Джейд вероятно возвращается в стан Империи — конечно, её мотивы также следует проверить. Как и её лояльность — не Имперскому Пространству, не Имперским Осколкам, а лично мне. Ресурсы, что верны не моим устремлениям и планам — краткосрочный и ненадежный ресурс. К которому следует относиться очень и очень осторожно.

В общем, есть варианты. И отрабатывать их следует не один за другим, а все без исключений — одновременно.

Для этого необходимы люди.

Круг замкнулся.

Откинувшись в кресле, я несколько минут сидел в полном молчании. Закрыв глаза, постарался отбросить в сторону любые мысли. Необходимо отдохнуть. Всё, что я мог сделать в настоящий момент — сделал. Очередь сейчас за противником.

Возможно следовало бы побольше времени и внимания уделить обороне планеты Лайнури — как никак, а моя оперативная база. Однако, в настоящий момент в наличии не имелось средств планетарной обороны — ни генераторов планетарного щита, ни противокосмических орудий, ни космических мин — вообще ничего. Лишь несколько кораблей, охраняющих орбиту, наземные эскадрильи, гарнизон армейских подразделений и штурмовиков, отражающий экран, препятствующий обстрелу территории базы с поверхности, да и всё, собственно говоря… Вот и вся система обороны. Разве что монтаж захваченной в системе Крондр ионной пушки V-150 «Планетарный защитник» как-то разбавит уже устоявшееся болото типовых имперских планетарных баз. Но пройдёт ещё какое-то время, прежде чем персонал базы сможет использовать эту пушку в наших целях.

Хм… Тайность — вот наше оружие. Пока о базе никто не знает — она под надёжной защитой. Ведь малоизученных, забытых или случайно/специально удаленных из реестров планет в галактике хватает. В этом есть нечто роднящее меня с упомянутым ранее Гармом Белом Иблисом — ведь его база так же защищена от широкомасштабного наступления не более чем тайной своего местоположения. По крайней мере я помню лишь это… И мои воспоминания не исключают того факта, что кореллианец мог как следует позаботиться о собственной безопасности. Благо, ресурсов у него побольше моего. Знать бы ещё откуда он их берёт…

Ещё раз «хм»… А что если бывший командир корабля, на котором служил Тэлон Каррде не только дредноуты из «Флота Катана» перепродавал? Быть может для Бела Иблиса он такой же поставщик военного добра, как и в моих планах — для меня? Если так, то у них должен быть налажен канал связи.

Впрочем, даже если этот торговец дредноутами реализовывал кореллианцу одни лишь дредноуты, то связь между ними должна быть — каким-то ведь образом покупатели и продавцы должны друг друга информировать о наличии и желании приобрести товар. Я не задумывался об этом именно в таком ключе, а ведь это вполне хороший способ выманить Бела Иблиса из его норы.

В известных мне событиях после атаки на базу Убиктората на Тангрене, он отсиживался на своей неизвестной планете, ведя переговоры с ботанами, рассчитывающими получить как можно больше власти в Новой Республике, вернув в реформированный Альянс Повстанцев кореллианца. Учитывая репутацию Бела Иблиса, факт его поддержки ботанов мог бы сыграть решающую роль в борьбе за должность главы молодого государства. Отдаление Мон Мотмы от лидирующих позиций в Новой Республике пошатнёт лобби семьи Скайуокеров и их друзей. Что в свою очередь повлечёт за собой проблему с восстановлением республиканского Ордена джедаев.

А чем меньше будет у моих врагов обученных джедаев… Тем легче будет в дальнейшем. Ведь джедаи в Далёкой-далёкой галактике — это ультимативное, едва ли не всемогущее оружие. Будь у меня пять-шесть К’баотов, это ж как хорошо можно было бы развернуться.

Проблема лишь в том, что и один психованный магистр — это уже проблемы. Неизвестно когда у него «потечёт крыша», а она обязательно «потечёт». Следовательно, клонировать его — опасно. С одним мы как-нибудь совладаем — тем более, что в настоящий момент он не знает как именно его способности были блокированы. Впрочем, не удивлюсь, что догадывается. Он может быть и клон. Может быть и маньяк. Может быть и безумный маньяк, но в разуме ему не откажешь — особенно, когда он касается своего медальона. Любопытно, что ж это за штучка, которая позволяет ему концентрироваться. Не кусочек ли настоящего К’баота?

Впрочем, всё это лирика.

Я вернул своё внимание к монитору.

Как я уже говорил — имперские архивы, это просто кладезь информации. Любезно структурированной для изучения любым разумным, имеющим соответствующий уровень допуска к государственным тайнам.

Хотя, не сказал бы, что информация о технологиях армии и флота сепаратистов — такая уж большая тайна. Ещё живы те, кто так или иначе сталкивался с ними лично. Капитан Пеллеон, например.

Однако, есть у жителей Далёкой-далёкой галактики некая инертность мышления. Например — создатели летательных аппаратов TIE-серии «подсмотрели» идею о подвешивании своих МЛА под потолок ангара, вместо аккуратного расположения машин на лётных палубах, у тех же сепаратистов. Очень удобно, на самом деле — занимает меньше пространства на «земле», а время запуска МЛА наоборот — необычайно высокое. Ведь нет столпотворения в створах ангаров.

Но для меня всё ещё останется загадкой, почему Галактическая Империя отказалась от идеи армии дроидов. От клонов Джанго Фетта, понятно почему отказались — через несколько лет после завершения Войн Клонов на Камино — планете, изготавливающей клонов, прогремело восстание. Которое довольно жестоко и кроваво подавили. Да и дорого клонов производить на Камино — у меня аж глаз дёргаться начал, когда я увидел в старых отчётах сумму в сто пятьдесят тысяч кредитов за одного клона. Это цена хорошего истребителя, а то и роскошной яхты. Но никак не клона человека. Да, пусть и обученного войне, выращенного в пробирке, вымуштрованного, обеспеченного оружием, снаряжением и волей воевать за своего хозяина. Однако… сто пятьдесят тысяч — это сто пятьдесят тысяч. Не говоря уже о десяти годах необходимых для производства партии клонов. Или же проще и дешевле подготовить штурмовика — вчерашнего фермера из захолустья, за полгода обученного воевать ничуть не хуже, а местами — и лучше клона. Впрочем, определённый интерес есть. Денег и времени — нет.

Вернёмся к дроидам. Официальное заключение имперских специалистов указывает на то, что армия дроидов невыгодна из-за больших трат, необходимых на её создание. Суммы указаны с таким количеством нолей, что мне начинает казаться, будто я смотрю на кусок программного кода, в котором кто-то забыл единицы расставить. К недостаткам относится и возможность перепрограммирования, малый запас энергии в батареях. Дороговизну проектов дроидов, имеющих собственный реактор и так далее… Впрочем, уверен, что после одного взгляда на планируемые траты, высшее имперское командование решило, что учить людей быть штурмовиками гораздо дешевле — потому и нет места дроидам-истребителям, летают живые пилоты на простеньких кораблях, разрушить которые можно с пары попаданий. Во главу угла ставится непосредственно цена вопроса.

Однако, есть немало заброшенных проектов, которые можно использовать.

Например, базз дроид.


Четыре килограмма чистой ярости и желания навредить всему, что не похоже на сепаратистские виды техники, или обозначено как «враждебная цель». В базовом состоянии похож на металлическую сферу в четверть метра в диаметре, оборудован всем необходимым для вскрытия обшивки и нарушения коммуникационных и иных систем. Прекрасно справляются с выведением из строя истребителей противника.

Что любопытно — Империя отвергла эту технологию и после Войн Клонов о ней постарались забыть. Другое дело — преступный мир.

Консорциум Занна развёртывал своих базз дроидов для противодействия МЛА противника — хаттов, имперцев, повстанцев. И весьма умело это делали. Есть сотни, если не тысячи рапортов о том, сколько вреда может причинить один такой дроид, или даже небольшая группа. Но всё же, Империи было плевать на потенциально полезную технологию.

А она без сомнения полезна. Потому что противодействует истребителям противника. И разницы особой нет каким — главное предоставить схемы кораблей этим маленьким технофашистам. Они сделают своё дело так, как это необходимо. Демонтаж атакующих кораблей противника — дёшево и сердито.

Учитывая, как много Новая Республика возлагает на свои «крестокрылы» и прочие МЛА — на мой взгляд это поистине превосходное средство нивелирования лидерства противника.

Проблема лишь в том, что производили их лишь на планете Колла IV — компания под названием «Творящее гнездо коликоидов». Или же «Гнездо созидания коликоидов» — тонкости перевода с коликоидского языка не так уж и важны, главное мысль ясна и понятна.

Насколько известно, эта раса не входит в настоящий момент ни в состав Империи. Новая Республика так же не может похвастаться информацией о том, что эти инсектоиды с ними «дружат». Причина подобного охлаждения проста — коликоиды сжирают всё органическое и мясное. На родной планете у них небогато с выбором рациона, а покушать они любят. Несколькими дипломатическими миссиями от обеих держав уже успели закусить. В результате их решили просто не трогать. Занятно — Империя даже не попыталась их уничтожить орбитальной бомбардировкой. Вероятнее всего для этого имелись собственные резоны.

Однако… дилемма.

Базз дроиды — весьма привлекательная технология. Но на чёрном рынке они стоят очень дорого — порядка пятидесяти тысяч кредитов за один экземпляр. И никто не даёт гарантий того, что дроид находится в рабочем состоянии. А ведь интригующе… Нужно получить для изучения хотя бы несколько образцов и провести полевые испытания. Если они в самом деле стоящий ресурс, и моя фантазия не расходится с реальностью, то открываются широкие перспективы.

Ещё один занимательный пласт постэндорской части истории Галактической Империи — это восстановленные по крупицам данные о деятельности военачальника Зинджа. Некоторые из ранее подвластных ему территорий после смерти мятежного офицера на орбите планеты Датомир, стали собственностью Имперского Пространства. Да и немалая часть кораблей, как и их экипажей, так или иначе, служит теперь Империи. Служба безопасности провела колоссальную работу для того, чтобы получить как можно больше информации о деятельности этого офицера и его подчинённых.

Генетиечкие эксперименты над нелюдями — к сожалению, никаких лабораторных данных, лишь описание самого факта. А ведь тоже перспективно.

Программирование нелюдей из расы тви’леков на выполнение кодовых сигналов. И вновь — ни малейших подробностей. Лишь кое-какие обрывочные сведения о том, что подобным образом Зинд