Проводник в бездну: Повесть [Василий Большак] (fb2) читать онлайн

- Проводник в бездну: Повесть (пер. Зоя Большак) (и.с. Библиотека юного патриота. О Родине, подвигах, чести) 1.28 Мб, 162с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Василий Григорьевич Большак

Настройки текста:



Василь Большак ПРОВОДНИК В БЕЗДНУ Повесть




Запечалились, загрустили матери…

Гриша прикипел к книге, дочитывая рассказ «Пилипко». Мать сидела на низенькой скамейке у лежанки и латала старый мешок. Бабушка возилась с мотовилом. Вокруг царила тишина. А где-то там клокотала, бурлила война. Таранивка давненько уже проводила мужчин на фронт и присмирела, насторожилась.

Ждала.

Всякое люди судачили о войне. Одни посмеивались над придурковатым Гитлером, пророчили: неделя-две — и Гитлеру капут. А были и такие, что поговаривали: силен немец, и танков у него видимо-невидимо, и самолетов тучи, и винтовки будто бы лучше наших, поэтому тяжело будет нам его одолеть.

А иные с безнадежностью махали руками: дескать, задушит нас гитлеряка и пискнуть, не даст.

Между тем кровавые баталии подходили к Днепру. И Гришин отец был в тех боях. Единственное письмо прислал, замызганный треугольничек, слова разбежались по листку из ученической тетради в линейку. Писал отец, что война не такой ему представлялась. Шапками врагов не закидаешь, шапкой танк не остановишь. А в самом низу листка: «Милые мои, родные, дорогие! Будьте мужественными. Ваш отец — солдат».

Бабушка, как только Гриша прочитал отцовское письмо, сокрушенно покачала головой, не прекращая движения мотовила:

— Фюлера, значься, шапками не закидаешь? Вот так-то оно…

Так и жили, прислушиваясь ко всяким тревожным слухам, ожидая писем с фронта. Почтальонша приносила выписанную еще отцом районную газету. Мать кивала Грише:

— А ну вычитай, сын, что оно да как там?

И Гриша «вычитывал». Если речь шла о тяжелых боях на белоцерковском направлении, бабушка вздыхала:

— Да, Белая Церковь совсем недалеко от Киева! Вон куда забрался, антихрист. Скоро о нашем направлении заговорят.

Газета выпадала из Гришиных рук.

— Как же это так?

А мотовило все крутилось, Гришина мать испуганно смотрела на, казалось бы, равнодушную ко всему свекровь, а сама с тревогой и отчаянием спрашивала словами сына:

— Как же это так?

…Гриша дочитал «Пилипка», лег навзничь. И видел, перед собой смелого мальчишку, героя рассказа любимого писателя Андрея Головко.

«У него глаза, как васильки в жите…» Во ржи, значит. Ишь какие красивые!

А у Гриши серые, не похожие на глаза Пилипка. И про жито красиво написано.

Гриша любит жито. И все полещуки его почитают, потому что жито, как говорила бабушка, — это жизнь. У них, в Таранивке, каждым летом праздник такой бывает — обжинки. Девушки надевают венки из васильков и колосьев, поют красивые обжинковые песни:

Ой катится веночек по полю
Да просится к хозяину в неволю.
«Бери меня, хозяин мой.
Я уже в чистом поле истомился,
Мелким дождичком размылся
И песочком припылился».
Любил Гриша эти песни щедрого лета, когда с поля до последнего колосочка убран хлеб. И они, школяры, были не гостями на том празднике. Ведь, собирая колоски, еще и соревновались класс с классом, отряд с отрядом — кто больше соберет. Отчаянно соревновались!

Девушки пели обжинковые песни, а Гришины друзья тем временем наслаждались душистым ржаным свежим хлебом.

Ой, споем тебе, хозяин, во весь голос
И поклонимся тебе, хозяин, в пояс.
Председателя нашего величаем,
С урожаем его поздравляем.
Надевали венки на председателя колхоза и на бригадиров, на звеньевых и ударников. Допоздна за праздничными столами засиживались таранивцы, прославляя свой труд, свои руки рабочие, которые всегда пахли хлебом. И мамины, бабушкины, отцовские руки пахли тем же зрелым степным богатством.

А больше всего любил Гриша ходить с отцом по лугам и полям, по лесам. Помнит — весной взял его отец в лес. Вокруг зеленое царство — цветет черемуха, дурманя ароматом голову.

— Ну что ты, Гриша, видишь? — улыбается отец.

— Как что? Лес, весну, вон черемуха зацвела…

— Нет, — мотнул головой отец. — Мало ты видишь. Присмотрись — земля глаза открывает.

Скажет такое отец… Как это земля может глаза открывать? Разве есть у нее глаза?.. Но слова отца не забылись, засели в Гришиной голове. Даже как-то приснилось: земля, похожая на огромную тыкву, открывает глаза, будто сине-черные сливы…

Он внимательно присматривался к буйной зелени, которая лезла через заборы, кудрявилась в канавах, расползалась пышной ботвой по огороду, колючими тыквенными плетями, лопухами на меже. И ему казалось, что это земля смотрела на него своими желтыми — тыквенными, белыми — картофельными, розовыми — чертополоха цветами…

А еще любил Гриша сенокос. Ранним утром, когда лежала щедрая роса, косари садились на телеги и тарабанили на сенокос. Ездили гурьбой, так как сенокос артельный. Сенокос-то артельный, а вот завтраки косарям носили тогда их жены. Только позже кухня и общие обеды появились. А в первые артельные годы каждый косарь высматривал свою. Когда ехали на сенокос, держали острые косы в руках, как знамена, — торжественно, гордо. Косы поблескивали, сияли на утреннем солнце, если уже успевало оно взойти.

По дороге на сенокос песни пели. А эхо далеко разносило те песни.

— Косари поют, — ласково говорили в Таранивке.

Бывало, иная молодайка и работу оставит на минутку, замрет на подворье, очарованная песней, шепнет улыбающимися губами:

— Косари поехали.

Еще и вздохнет мечтательно.

Косарь! Почетное это звание в селе. Мать хвалится своим пареньком:

— Скоро мой косарем буде!

Отец сдержаннее:

— Как Иван думает? Ничего себе! Уже — косарь.

Как сладко выговаривать отцу эти далеко не будничные слова: «Уже косарь».

Только, пожалуй, крестьянин может прикоснуться сердцем к той музыке сенокоса, когда десятка два косарей займут свои места в покосе, развернут плечи богатырские — и в тихом звоне кос разольется по лугам «шу-шу, шу-шу, шу-шу…»

Но самая радостная минута у косаря, когда замаячит в степи знакомая косынка.

— Иван, твоя уже завтрак несет. А моя, видать, заблудилась…

Ива́нова — разрумяненная, веселоокая — развяжет узелок, и такой вкусный дух разойдется по сенокосу! Довольный косарь споро работает ложкой, а его Марина, подобрав под себя загорелые ноги, сидит на свежескошенной траве и влюбленными глазами смотрит не насмотрится на него. А еще, бывало, расщедрится Марина и поставит рядом с узелком чекушку да граненый стаканчик. Если косарь довольно крякнет, когда горькое зелье разольется по нутру, она разомкнет розовые уста и, счастливо глядя на мужа, скажет:

— На здоровье, косарь…

— Спасибо, Марина. Сегодня проклятый самограй сладок, как мед! Или ты, может, бросила в него какое-нибудь волшебное зелье?..

— Посмотри вокруг — разве это не волшебство? Вы тут как в сказке. И домой возвращаться не хочется.

— Ничего, завтра и вам хватит дел до седьмого пота.

Верно, на следующий день на сенокосе царствуют женщины — ворошат душистые покосы, а потом вместе с мужчинами складывают сено в копны.

Что правда, то правда — нет ничего лучшего на свете, чем пора сенокоса. Недаром же и песня о косарях сложена, да еще какая! Ее пели и в клубе, и на колодах, и в райцентр таранивская самодеятельность ездила с ней на олимпиаду:

Выступает нас немало —
Аж двенадцать косарей.
Косим клевер, косим травы
На коммунивской земле…
Скрипнула по-стариковски калитка. Гриша оторвался от книжки, глянул в окно.

— Кто там? — спросила мать, не поднимая головы. Она сидела на той же маленькой табуретке близ лежанки и продолжала чинить старый мешок.

— Ольга идет! — оживился Гриша.

— Какая Ольга?

— Почтальонша.

— А-а-а…

С тех пор как началась война, слово «почтальон» стало чуть ли не самым желанным и страшным. Ждали в селе почтальона каждый день…

На полу у мотовила завозилась бабушка, прошамкала:

— Я и то узнала — вожатая Гришина, Ольга. Теперь ее почтальоном поставили.

Мать, поглядывая на дверь, нервно комкала в руках мешок, а бабушка даже остановила мотовило.

Долго гремела щеколда двери в сенях.

— Выйди-ка, Гриша, — требовательно кивнула мать. — Чего она там возится так долго?

Не успел парень соскочить с лавки, как дверь, жалобно скрипнув, открылась.

— Здравствуйте, — тихо проговорила Ольга и замерла у порога, не решаясь ступить дальше.

Все настороженно смотрели на девушку и не узнавали ее. Всегда веселая, улыбчивая, сейчас она стояла бледная, с опущенными глазами.

— Проходи, голубонька, проходи, — первой подала голос бабушка. — Чего же ты, как попрошайка, у порога. Иди да посиди на лавке. Небось набегалась? Ног не жалей в дороге, а в хате просим садиться.

Девушка неуверенно ступила шаг, другой, осторожно присела, словно скамья была хрупкой и ломкой.

«Что это с ней?» — удивился Гриша.

Бабушка положила клубок на нары, поднялась.

— Не захворала ли ты, дивчина моя? Будто с креста снята…

Оля отрицательно покачала головой и отвернулась к окну. Это ее молчание встревожило Гришу.

Казалось, целую вечность рылась Оля в почтовой сумке, шелестя бумагами. Наконец нашла, протянула матери.

— Вот… Возьмите…

И так посмотрела, словно сказала: «Но я не виновата в том, что написано».

Мать поднялась с маленькой скамейки, взяла казенную бумажку без конверта. Рука ее мелко дрожала.

Бабушка шагнула босыми ногами по земляному полу, потопала к Марине.

— Ну читай же… Чего ты… Как тот…

Марина Петровна никак не решалась посмотреть в бумажку, дрожавшую в ее руках. Наконец собралась с силами, скользнула взглядом по казенным печатным строчкам, где было два окошка: одно для фамилии — кому посылают письмо, второе — о ком пишут. Стояло две фамилии: ее — Мовчан и его — Мовчан. Как увидела в другом окошке слово «Мовчан», вскрикнула, словно ночная птаха, и сразу увяла, осела на пол. Листок с печатными буквами скользнул к лежанке.

Оля метнулась к посуднику, набрала в медную кварту воды, стала на колени возле Гришиной мамы, упавшей в беспамятстве.

Зубы стучали о медную кварту. Мать тихо застонала, раскрыла глаза, еле слышно проговорила:

— Гриша… Где Гриша?

У мальчугана поползли по спине холодные мурашки.

— Тут я, мама.

Она снова зажмурилась, вздрогнула и, не открывая глаз, шевельнула губами:

— Сиротки вы мои.

Сиротки? Почему сиротки? Может, ему послышалось?

Оля трясла ее за плечи, шептала:

— Не надо, тетенька… Не у вас одних. Вон и соседу нашему… А может, это еще ошибка. Бывает, присылают и по ошибке похоронные…

— Свят, свят, свят, — зашептала бабушка и, держась за лежанку, направилась к нарам, но не дошла — ноги ее подломились.

Гриша слышал — почтальонша уже приносила такие страшные письма в иные хаты. Но разве можно вот так принести и в их дом? Разве можно представить своего молодого отца убитым? Гриша кинулся к бабушке Арине. Она сидела на полу неподвижно, окаменевшая. Не плакала, не голосила. Смотрела застывшим, стеклянным взглядом сквозь стену хаты, за луга и леса, будто видела за синими далями такое, чего другие не могли увидеть.

Марина Петровна при помощи Оли тяжело поднялась, глянула на старуху.

— Мама! — простерла руки к свекрови, испугавшись ее неживого, застывшего взгляда. — Мама, ну скажите же хоть словечко!

Гриша несмело притронулся к бабушкиной руке и повторил:

— Бабушка, ну скажите что-нибудь.

— Отнялись, — выдохнула единственное слово.

— Что отнялись?

Бабушка пошевелила сморщенными губами:

— Ноги отнялись.

Медленно повернула голову к Грише, немощно подняла руку и, будто слепая, нащупала его пшеничные кудри, вяло растрепала их.

Мать, раскинув руки, словно птица крылья, бросилась к сыну, схватила его за худенькие плечи.

— Ой, на кого же ты нас покинул, господарь наш дорогой, кормилец наш золотой! Разве мы не любили тебя и не жалели, разве поздно не ложились и рано не вставали и добра тебе не желали?!. Ой, хозяин ты наш, кормилец ты наш, скажи, за что разгневался, почему отвернул свои очи ясные?..

Звезда

День и ночь брели по улице бойцы, но не на запад, где гудят самолеты, бабахает артиллерия, стрекочут пулеметы, а почему-то на восток. И не такие на вид красноармейцы, каких привыкли видеть в кино: опрятные, остроумные, мужественные, а в конце фильма летающие на танках… Вот так просто возьмет да и перелетит танк через реку. В кино.

Плелись молча. Измученные, в пропитанных потом гимнастерках, кто в пилотке, кто в фуражке. А иные просто с непокрытой головой месили ногами песок. Отворачивали глаза от людей, которые спрашивали: «Почему идете не туда?»

Грише вспомнилось, как несколько дней назад через село проходила колонна в сторону фронта. Молоденький лейтенант, поскрипывая новой портупеей, еще пахнувшей свежей кожей, когда бойцы поравнялись с их домом, вдруг скомандовал:

— А ну, хлопцы, песню! Чтоб у Гитлера аж в носу закрутило…

И в переднем ряду один, худой, запыленный, хрипловатым голосом растревожил устоявшуюся таранивскую тишину:

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!
Песня была незнакома, слова терзали душу, будоражили сердце, трогали до слез. Бойцы шли мрачные, нахмуренные, но, когда запевала резко отсек последнее слово, колонна дружно подхватила припев:

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.
Бойцы пели отчаянно, во все горло. И было это всего несколько дней назад. А сейчас… трудно поверить…

Говорят, не отступают наши, а выходят из полуокружения, чтобы собраться с силами, потом возвратиться и дать по зубам фашистам…

Но вот и последняя колонна, окутанная облаком пыли, скрылась за поворотом. Пыль еще долго висела над дорогой.

— Где ты запропастился? — набросилась на сына Марина.

А он никуда не исчезал, сидел вот тут, на плетне.

— Где наши гуси?

— А вон они, сбились за плетнем.

— Ой, сыночек мой, ой, соколочек мой! — схватилась мать за голову. — Я, кажется, потерялась. Ничего не вижу, ничего не слышу. Ой, лихо наше. Как море — ни переплыть, ни выпить. Так, видать, у нас с тобой на роду написано…

Мать еще немного постояла у плетня, прислушиваясь к глухим ударам, доносившимся из-за леса.

— Погляди, сынок, за гусями, — сказала она и побрела к хате.

Посмотрел Гриша на свою исхудавшую мать и подумал: такая лихая година, а она еще о гусях помнит. Но только подумал, а сказал будничные слова, какие всегда говорил:

— Хорошо, мама.

Гриша взял хворостину, пошел за плетень и замахнулся на разгоготавшуюся стаю.

Гуси, словно понимая, как худо сегодня их хозяину, не противились ему, а спокойно, вперевалку важно шествовали к Ревне. И только увидев речку, замахали крыльями и с криком полетели к воде.

Распогодилось. Выглянуло из-за тучи веселое солнце, засверкала роса на зеленом лугу. Отозвалась из кустов птаха. То-то радость птахе — солнце и тепло. А какая у Гриши радость? Зачем ему это веселое солнце? Зачем эта птаха певучая, луг зеленый с тысячами солнышек в траве, если нет его солнышка — батьки родимого? Какой ведь у него друг задушевный Митька, но и он теперь далекий-далекий.

А вот и он — Митька! Успел раньше него пригнать своих гусей и уже топчется рядом, молча ероша рукой свою рыжую куделю.

Рыжее Митьки не было хлопца в Таранивке; и отец Митькин рыжий, и дед. Даже их уличное прозвище — Рыжие. А еще густо посеяны веснушки на полной Митькиной физиономии, а еще уши какие-то смешные, большие, и нос смешной — пуговкой. И весь он — плотно сбитый крепыш.

— Мама говорили… Это правда, Гриша? — с трудом выдавил слова Митька.

— Правда…

По речке величаво плавали гуси, изредка переговариваясь между собой на своем гусином языке. Ласково пригревало солнце; это было последнее тепло. Пройдет несколько недель, и таранивцы начнут готовиться к зиме: обкладывать хаты кукурузными, ржаными или камышовыми снопами, засыпать в погреба картофель, чинить погребицы. Поплывет скоро в небе серебро бабьего лета.

Тепло и светло. Но не в людских душах. Гриша и не замечает никакой благодати вокруг; на сердце у него мрак и холод.

Бабушка говорит матери: «Ты себе мужа еще найдешь, а я сына — никогда».

Как это мама найдет себе другого мужа? Разве может быть у Гриши другой отец?.. А какой был у него отец!

Где появится бригадир, там и толпа вокруг. Знают люди: «кино» будет. Просили:

— Сбреши что-нибудь, Иван!

— Некогда. По лес надо ехать. Нашей бригаде выделили. На новые хаты. Насилу выклянчили. Нужно ехать, чтобы другие не подобрали. Вот таким кандибобером…

И спешил прочь под недовольный ропот:

— С какой это стати твоей бригаде? Чем она лучше других?

— Не знаю, у председателя спросите, — отмахивался на ходу, хлопая по голенищам кнутом. — На правлении так решили.

Повалили мужики гурьбой к председателю. Вваливаются к нему в кабинет:

— Значит, для любимчиков и лес есть?

— Каких любимчиков? Какой лес? — хлопает глазами председатель.

— Вон бригада Мовчана уже поехала. Конечно, Ивану, дружку твоему, нужна новая хата. А нам?!

— Какая хата?

— Не притворяйся! Выходит, одни у тебя сынки, другие — пасынки?

Председатель встает из-за стола, сводит косматые брови на переносице.

— Вы, сябры,[1] толком говорите!

— А что говорить. Правление выделило лес Мовчану? А нам?..

Упав на стул, председатель хохочет до слез.

— А чтоб ты был здоров, Иван, брехун, базарный коновал… Кандибобер ты несчастный.

На выдумки Ивана Мовчана люди не обижались, не отвечали злобой. Потому что, пошутив над человеком, Иван и уважал его, любил и в обиду не давал.

Где именины, где крестины, где свадьба — разве обойдется без Гришиного отца? На всю Таранивку шутник и балагур Иван Мовчан, или Кандибобер, как дразнили его за поговорку: «Вот так, вот таким кандибобером…»

А песни любил грустные, трогательные. Запоет, и не у одной молодки слеза навернется.

Частенько на гулянках просят отца: «Спой, Иване, про братика и сестричку».

И как бы ни было шумно, стихают голоса, а самых неугомонных, разбушевавшихся гостей женщины кулаками под бока: «Слушай, вон Иван сейчас про травицу, что с братиком сестрица».

Отец негромко заводит песню о том, как в Киеве на рынке разгулявшиеся чумаки подзывают шинкарку и опять требуют у нее медовухи.

«Не поверю, не подам —
На тебе рваный жупан».
«Хоть на мне и рван жупан,
Зато денег полон жбан».
Длинная эта песня. Чумак потом женится на дочери шинкарки, у него же денег «жбан». А после венчания молодые узнают, что они родные брат и сестра. И проклинают попа, который повенчал сестру и брата.

Плакали люди, когда отец тихим и чистым голосом выводил:

Пойдем, сестрица, ярами,
Рассеемся цветами;
Ой, ты будешь синий цвет,
А я буду желтый цвет,
Будут люди цветы рвать,
Из нас грехи выбирать…
Почитание и любовь людскую завоевывал Гришин отец трудом и честностью, а не хитростью, как некоторые. В районной газете о нем писали — ведь бригадир Мовчан привез из Москвы, с выставки сельскохозяйственной, медаль. Когда Гриша, бывало, захворает, мама укладывает его на теплую печь, подает ему туда моченые яблоки, отцовы часы и отцову медаль с выставки.

Часы отец купил на заработках. Бабушка рассказывала, что он ездил «на Домбасс». Когда Гриша пошел в школу, только тогда и узнал, что Донбасс — это Донецкий угольный бассейн. Из «Домбасса» отец привез кроме больших карманных часов еще и метинки на всю жизнь — крапинки угля, въевшиеся в кожу лица, шеи, рук.

— Я меченый, — шутил отец.

Спрашивала мама, когда уходил на войну:

— Почему же часы не берешь с собой?

— Меня, Марина, пули будут будить. Чтобы не проспал царства небесного.

— Не ко времени шутишь, Иван.

— Теперь не угадаешь, когда ко времени, — вздохнул. И тут же сказал: — Ничего, не беспокойтесь. Жив буду — не помру.

— Оно, сынок, как кому на роду написано, — качала головой бабуся. — Один все моря выбродит, побывает на коне и под конем, в геенне огненной, прости господи, а домой вернется без единой царапины…

Отец, однако, не все моря выбродил, а домой уже никогда не вернется. Но память по себе оставил он добрую. Не один, узнав о его похоронной, склонит голову, вздохнет и скажет:

— Пусть земля тебе будет пухом, Иван! Любил ты ее, землю, твердо стоял на ней, хотел, чтобы лучше стала.

То — правда. Частенько будил он Гришу на рассвете и шептал:

— Поедем, сынок, в поле, в лес поедем…

Брал его на руки полусонного и сажал в свою бригадирскую бричку, а когда выезжали в раннее поле, тормошил Гришу и показывал на восходящее солнце:

— Смотри, сын, такого больше не увидишь.

— Мы же с вами такое уже видели, — возражал Гриша.

Отец улыбался:

— Нет, сын, то было другое утро. Одинакового утра не бывает, как не бывает ни одинаковых людей, ни деревьев, ни цветов…

И влюбленными глазами оглядывал пшеницу.

— Озимые начинают звенеть.

Звенеть — значит хорошо взошли, перезимовали и весной, щедрой на теплые дожди и на солнце, рванулись в рост.

Отзвенев, волнами заходила рожь. И снова легкий вздох отца — хлебороба, для которого ничего в жизни не может быть более святого, чем пахать, сеять, молотить.

— Скоро, сын, жатва.

Сам любил жатву и хотел, чтобы и сын полюбил это удивительное время года с розовыми рассветами и короткими ночами.

…Они с мамой возят снопы к молотилке, а бригадир Иван Мовчан поднимается к барабану. Над молотилкой стоит золотистое облако. Вот подъехали они с мамой к машине, вот он уже видит выцветшую сорочку бати-барабанщика. Батя на минуту оглядывается, кивает им, усмехается. В защитных очках, весь в пыли. И снова подхватывает сноп, бросает его в пасть барабана. Барабан люто щелкает зубами, пережевывая солому… А когда, чихнув, останавливался утомившийся паровик, усаживались под скирдой. Умытый, посвежевший от холодной воды, батька хитро подмигивал Грише: «Поборемся?» И они боролись в душистой соломе, пока мама притворно строго не выговаривала:

— Хватит, хватит вам, молотильщики! Солому на мякину перемелете.

Батька тоже притворно сдавался, подняв руки, и смешно говорил маме:

— Не буду, больше не буду. Сдаюсь!

— Оба вы шалопуты, — говорила мама и смотрела на мужа и сына так нежно, с такой радостной улыбкой, на которую способна только она.

— Вот так нас, мама… Спасибо ей…

— Ешьте уж. А то, скажешь, не шалопуты? Что старый, то и малый: подняли возню, как застоявшиеся жеребцы!

Грише страшно нравилось, когда отец боролся с ним, или, как мама говорила, «впадал в детство».

— Ну-ка, борцы, ешьте…

И они втроем обедали. Какие это были вкусные обеды! Свежие помидоры и малосольные огурцы, молодая картошка. А еще уха из общего котла. За ухой мама всегда посылала Гришу.

Сколько потом нарассказывает внук своей бабусе про жатву!

Не будет уже такой жатвы. И не услышит он больше: «Поборемся?» И мама не скажет притворно гневно: «Хватит, хватит вам, молотильщики…»

Ничего этого не будет…

Будет тихонько журчать Ревна, будут гоготать гуси, солнце жаркое будет стоять в небе… А отца не будет…

Митька растерянно кашляет.

— Давай, Гриша, напишем в райгазету заметку…

— О чем напишем?

— На фронт попросимся.

— Не возьмут нас…

— Вот Пилипко какой был малыш, а помогал красноармейцам. А у тебя отца убили… Возьмут. Помнишь, мы читали с тобой о пограничниках? Сябр убитого бойца письмо написал какому-то начальству. А оно сказало: «Пусть служит сябр на заставе, где служил погибший герой».

Гриша пожал худыми плечами:

— Не знаю, Митька, у Яремченко надо спросить, у нашего председателя. Я же теперь… старший мужчина в доме…

Насупился Митька.

— Верно, ты теперь хозяин…

Дружок потоптался еще немного и неожиданно предложил:

— А давай рыбы наловим…

Какая там рыба? Разве можно в такое время думать о рыбе?

Митька не обратил внимания на Гришино молчание.

— Я топтун принесу! — крикнул он на ходу, и его черные потрескавшиеся пятки замелькали по лугу. — А ты и за моими гусями присмотри!

Гриша с тоской обвел взглядом синеющие за Ревной леса, к которым уже склонялось солнце — большое и красное. Гриша никогда не видел такого кровавого солнца.

А все-таки, когда Митька принес топтун, Гриша побрел с дружком в воду. Процеживали речонку часа два. За этим занятием развеялось на какое-то время горе. Пошли домой с рыбой.

— Мама, идите рыбу чистить! — крикнул Гриша из сеней, высыпав из скользкого мешка в щербатый чугунок карасей.

Из хаты никто не откликнулся, хотя дверь была открыта. Заглянул вовнутрь. Мама и бабушка лущили на полу фасоль. Гришин братишка Петрусь сидел на лежанке, грыз морковку и пытался схватить свободной рукой колечки дыма, которые плыли вверх от папиросы председателя колхоза Яремченко Антона Степановича.

Он примостился возле женщин на маленькой скамеечке. Сизый дым от председательской цигарки расплывался под потолком.

Гриша переступил порог, снял картуз.

— Здравствуйте.

Яремченко поднял голову, кивнул. Но ничего не сказал, бросил окурок в шелестящую сухую ботву и, тут же опомнившись, притоптал его сапогом.

Видать, разговор велся уже давно, и Гриша пришел, как сказала бы бабуся, на струшенные груши.

Антон Степанович громко вздохнул. Притронулся пальцами к рыжеватым взъерошенным усам, разгладил их. Антон Степанович — товарищ отца. Мать шутливо называла обоих носатыми. Частенько они вот за этим столом обсуждали свои артельные дела, а в праздники даже с чаркой и с песней.

Опять вздохнул дядя Антон:

— Марина, Марина… — Помолчал, уткнувшись взглядом в сухую ботву. — Думаешь, мне легко?

— Кто же так думает, Антон?

Отбросил носком сапога сухую ботву.

— Разве чужой мне был Иван?

— Кто же говорит.

С грустью кивнул на Гришу:

— Вот такими уже пасли овец, а потом вместе за девчатами бегали. Ты-то знаешь, Марина. Кто тебя высватал за Ивана?

Мать, словно девушка, даже вспыхнула от наплывших на нее хмельных воспоминаний.

— Кто же?

— А кто старшим боярином был на свадьбе? Неужто забыла? А Гришуньку няньчил кто? Кум Антон…

Мать грустно покачала головой:

— А как же, а как же…

И в артельной жизни не разошлись их пути-дороги. Антона избрали председателем, Ивана бригадиром назначили. Временами и спорили, порой ссорились — да разве без этого обойдешься в деле артельном? Но не кривили душой друг перед другом, никогда не кривили. И вот теперь нет Ивана…

Антон Степанович хрустнул пальцами.

— Я от тебя, Марина, ничего не утаю. Когда он шел на фронт, просил: «Ты ж наведывайся к моим…» Еще сказал: «В случае чего… не забывай». А получается, оказался я липовым товарищем. Как ушел на фронт Иван, и глаз не кажу. Сижу себе в тылу, блаженствую…

— Зачем вы так говорите, Антон Степанович? — подала голос из своего угла бабуся. — Разве ж мы не видим, сколько у вас забот в эту лихую годину…

— Не терзай себя, Антон, — рассудительно и спокойно сказала мама. — Мы не слепые, видим, сколько на тебя навалилось… То отправляли скот в тыл, то в район каждый день мотаешься, то на окопы… Видим — не мед тебе в тылу. Ой не мед. Одно только утешение — пули пока еще не летают…

— В том-то и дело. А на фронте еще и пули летают.

В хате повисла тягостная тишина, которую нарушил рыжеусый Яремченко.

— Разве думали мы, что все так сложится? Знали, предчувствовали — не избежать войны… Нечисть объявилась в Европе — фашисты. Но и не гадали, что припрутся они сюда и будут топтать землю, на которой мы с Иваном пахали, сеяли, водили косарей на сенокосы…

Он умолк, скрутил цигарку, прикурил. Брови насупленные, лоб наморщен. Поднялся.

Поднялась и мать, шагнула в сторону председателя и спросила, строго глядя в его глаза, будто готовясь принять на себя тяжелый удар:

— Что же оно будет, Степаныч?

В хате воцарилась тишина, будто никого тут и не было.

Антон Степанович приосанился и ответил бодро:

— Что было — видали, а что будет — увидим.

В этих словах чувствовался вызов кому-то неведомому и враждебному.

Вздохнула бабушка, вздохнула и мать.

Разве таких ответов от тебя, Антон, ожидали? «Что будет — увидим». Так испокон веков говорят, когда больше сказать нечего.

— Вот что, Марина, взяла бы ты тачку да привезла из колхозного амбара того да сего…

Марина помолчала, пожала плечами:

— Я давно вижу — люди берут. А мне как-то… Да я и не знала, что можно…

Гость надел картуз.

— Будьте здоровы, тетя Арина, — поклонился он старухе. — Оно как-нибудь да будет. Как сказал бравый солдат Швейк: «Оно как-нибудь да будет, потому что еще никогда не было так, чтобы никак не было».

Бабуся сердито зашуршала сухими стручками фасоли.

— Мне-то что? Мне можно уже и в дальнюю дорогу собираться. Туда сухарей не сушить, свинью не резать… Разве только свечки да сорочки…

Председатель шагнул к порогу.

— Так ты затем и приходил? — спросила его Марина вдогонку. — Напомнить про амбар?

Яремченко дотронулся до козырька, будто хотел поправить фуражку, показал глазами на старуху с малышами: выйдем, мол, в сени, печка, мол, в хате мешает… И сказал:

— Выйдем в сени.

Бабуся перестала шелестеть стручками, прислушалась. Гриша тоже боком-боком — и к дверям. Вроде бы и неудобно подслушивать, о чем говорят взрослые, но… Гриша услышал, как в сенях дядя Антон, покашливая, хрипловато промолвил:

— Тут такое дело… Если явится к тебе человек и скажет: «От Антона», впусти. Пусть перебудет день-другой.

Мать ответила как-то торжественно, будто клятву дала, хотя говорила полушепотом:

— Добре, Антон…

— Об этом — ни гугу.

— Добре, — еще тише повторила мать.

Потом в окно Гриша видел — пошли они к воротам, медленно пошли, будто прогуливаясь. Антон Степанович что-то говорил, а мать понимающе кивала головой. На прощание подал матери свою широкую ладонь и толкнул калитку. Мать вернулась в хату не такой, какой вышла за дядькой Антоном, — будто посветлела лицом.

— Что он сказал? — спросила бабуся, когда вернулась Марина.

— Все вам нужно знать!..

— Раз не нужно, то и не нужно, — хоть и беззлобно, но деревянно проскрипела бабуся, и ее светлые, выцветшие глаза, кажется, помутнели.

Прислушавшись, бабуся изобразила на своем морщинистом лице подобие торжественности, будто хотела сказать что-то значительное, небудничное, а сказала всего лишь:

— Петух запел — к перемене погоды.

Марина глянула в окно, будто перемена погоды, которую предвещал петух, наступит тотчас же.

— Гриша, выкати, сынок, тележку, — неожиданно попросила мать.

Гриша послушно бросился к погребице, выволок старую тележку. Еще покойный дед смастерил ее, и стояла тележка, прикиданная дровами, не год и не два. А теперь понадобилась.

— Поехали, — важно, как настоящий мужик, промолвил Гриша и толкнул тележку. Она так визгливо заскрипела немазаными колесами, что даже соседи стали выглядывать из своих «крепостей».

Марина шла следом нахмуренная, покрывшись черным платком так, что были видны только заплаканные глаза и еще не увядшие полные губы в коричневой, резко очерченной каемке.

Даже в горе была красива Гришина мать. Брови густые, издали видна их чернота, а глаза под ними ласковые — посмотрят на тебя, и на душе легче становится.

Навстречу катилась подвода. Дальняя родня Мовчанов, бабка Зубатая, сидела на мешках и настегивала ленивого вола. Полная и строгая, с лицом, обсеянным бородавками, она осуждающе глядела на необычную суматоху в их всегда тихом селе.

— Скорей погоняй, Марина, пока Налыгачи не растащили весь колхозный двор. Чтобы из них черти жилы повытаскивали!

— А почему это вы одни? Дед где же? — вскинула густые темные крылья бровей Марина.

— Антон приказал явиться.

Бабка Зубатая картинно пожала плечами, будто сказала: зачем, мол, понадобился председателю этот вытряхнутый старый мешок?

И уже шепотом, наклонившись с воза, спросила:

— Не знаете, случаем, зачем?

Марина быстро оглянулась и ответила тоже шепотом:

— Раз Антон кличет, значит, надо.

Бабка уже по привычке на это:

— Да кому он нужен, старая калоша?

Только сказала так, а по глазам видать — довольна. Мол, смотри-ка, и Денисов нос понадобился. Когда тихо да мирно было — никто не звал, а пришла лихая година, то и вытряхнутые мешки стали нужны.

— Ну иди, а то Налыгачи и углы амбара растащут.

Скрипит немазаная тележка, хмуро идет за ней Марина, опустив голову, пряча свое горе и красоту.

— Добрый день, Марина.

Она поднимает глаза, узнает учительницу.

— Извините, Екатерина Павловна. Я уже не знаю, где нахожусь.

— При таком горе можно и растеряться. Слышала я, Марина, слышала. Сочувствую вам, голубка.

Остановилась мать, прислонилась к изгороди, а слезы словно горох покатились по смуглому лицу.

Учительницу можно было бы назвать молодицей, если б не ее взрослые сыновья-соколы, которых вырастили Екатерина Павловна и Петр Сидорович. Оба сына — летчики. Когда они приезжали в отпуск, Гришина пионервожатая пела про летчиков красивые песни. Вот хотя бы эту:

В далекий край товарищ улетает,
Родные ветры вслед за ним летят.
Любимый город в синей дымке тает,
Знакомый дом, зеленый сад и нежный взгляд…
Любили в школе петь и «Спят курганы темные», и «Катюшу». Особенно «Москву майскую». И на пионерских сборах, и на прогулках в лесу, и на детских утренниках звучала она легко и радостно:

Утро красит нежным светом
Стены древнего Кремля.
Просыпается с рассветом
Вся советская земля…
Хорошие песни.

…Летают теперь сыновья учительницы за лесами синими, где не утихает ад кромешный.

Молчит учительница, молчит Марина. А о чем говорить?

— А ваши хлопцы как там? Что пишет Петро Сидорович?

— Давненько уже не было писем ни от Петра, ни от сыновей.

Вот и у Катерины Павловны тревога на сердце, душа неспокойна.

Марина утешительно:

— Лучше уж пусть никаких вестей не будет, чем такая… как у меня.

— Так, так, — быстро соглашается учительница. — Ну идите, Марина, а то Налыгачи там распоясались… Начали мутить воду, как черти, вылезшие из болота.

На колхозном дворе Гриша с матерью застали настоящий разгром. Фермы стояли настежь, наверное, с того времени, как погнали на восток скот. Из амбара люди выносили мешки и взваливали их на возы, тачки, рессорные брички и различные тележки.

А кто не успел обзавестись транспортом, на горбу тащил, запарившись и запыхавшись, — все равно придет фриц, наложит лапу и понюхать не даст, чем пахнут пшеница и рожь.

Люди не смотрели друг другу в глаза — им стыдно было растаскивать выращенное, взлелеянное своими руками добро. Только Поликарп Налыгач со своей дородной Федорой спокойно и по-хозяйски, задрав голову, прохаживались возле амбара. Они кряхтели возле полнехоньких мешков, складывали добро на две пароконные подводы. Таким Гриша никогда не видел деда Поликарпа, неприметного и тихого человека, единственного раскулаченного богатея, которому как-то удалось вернуться из дальних краев в село.

Натаскали Налыгачи полные телеги мешков, уселись на них поудобней.

И только теперь Гриша увидел Яремченко. Он тяжело вышагивал, заложив руки за спину, по двору и из-под насупленных бровей грустно наблюдал невеселую возню вокруг.

— Дикость! — одно и сказала Марина, окинув взглядом артельный двор. Такую катавасию она видела только на ярмарках.

Поликарп указал кнутовищем на председателя колхоза, прищурил глаз и что-то шепнул Федоре. Та даже затряслась от смеха. Так и давил смех Налыгачей, когда кони, посапывая, потащили их телеги со двора.

Подошел Антон Степанович, тихо сказал Марине:

— Возьми-ка и ты коня… И подводу.

Она выпрямилась, выпустила из рук еще пустой мешок.

— Как-то неудобно… Иван мой… активистом… был.

— Ничего, ничего, бери. Пригодится в нужде. Не сумели со скотом отправить, теперь поздно. Чернигов и Полтава уже…

Мама стояла, словно окаменевшая.

— Правда?

— Правда, Марина… Ну, бери, бери… Вон дед Денис запрягает.

Возле конюшни возился с упряжью маленький, сухонький дедок с обветренным полесскими ветрами лицом и неспокойными глазами. Дедом Денисом его никто не называл, разве только сельское начальство. Гриша даже фамилии его не знал, хотя он был их дальним родственником. Звали его по-уличному дедом Зубатым. А у старика-то и сохранилось всего два зуба. И бабку называли Зубатой, и детей их — Назара и Соньку — тоже величали Зубатыми.

На минутку дед остановился — его душил кашель. Откашлявшись, вытер слезы, снял колесо и смазал ось. У воза помахивал хвостом рыжий мерин, нехотя тычась мордой в сено.

Когда подошли мать с сыном, старик запряг Буланого, невесело усмехнулся, прошамкал беззубым ртом:

— Ну вот и хажяевами штали… Штоб его не дождать…

Потом помог им набрать зерна. Когда выезжали со двора, дед Зубатый сказал:

— А мне штарая карга велела вола взять. И такой же вреднющий попался… Теперь два ирода на хозяйштве будут — вол и баба.

Увидел тележку, подцепил к подводе.

— Не оштавляйте, еще пригодится…

Так в их дворе завелся конь. Но не радовал он маму. Не раз она говорила Грише, прижав к глазам платок:

— Ой, сынок, сынок, лучше бы не было на нашем дворе Буланого…

— А почему, мама?

Марина лохматила давно не стриженные сыновы вихры (такой же лен на голове, как у отца), всматривалась в синие леса и говорила будто и не Грише, и не себе, а кому-то постороннему:

— Он еще дитя, малое дитя.

Как ему хотелось стать в эту лихую, как говорит бабушка, годину взрослее! Чтобы никто на свете не говорил ему таких обидных слов: «Он еще дитя, малое дитя».


Лязгнула щеколда, скрипнула калитка. Гриша прилип к окну — во двор зашел солдат, весь серый от пыли и очень усталый. Прислонил винтовку к старой шелковице, медленно осмотрел подворье, будто разыскивая кого-то, Гриша выбежал из хаты. У шелковицы стоял не простой солдат: вон на петлицах два кубаря. Гриша знал: два кубаря — лейтенант. Из хаты он показался ему пожилым, а вблизи — совсем молодой. Только в щедрой дорожной пыли и с печалью в серых глазах.

— Здорово, козарлюга, — командир улыбнулся и стал еще моложе. — Дай, брат, воды. Да холодненькой.

Гриша метнулся в сени, проворно вынес медную кварту.

— Нате!

Гость пил долго, жадно.

— На посиделки ходишь? — прищурившись, пошутил лейтенант, продолжая глотать из медной кварты.

— И-и-и-и, — пропел Гриша.

— Не ходишь, значит?

Гриша надул губы — такое спрашивает… А еще лейтенант.

— Ну, не буду… Не буду.

— На здоровье! — послышался голос.

Гриша и лейтенант вместе оглянулись — на крыльце стояла мать.

Лейтенант вытерся рукавом, поблагодарил. И попросил Гришу:

— Снеси моим ребятам… Только одна нога тут, другая там! Они сидят на колодах у плетня.

Гриша побежал в сени, схватил ведро и исчез за калиткой.

Командир еще раз осмотрел подворье, глянул на малого Петрика, который, придерживаясь за притолоку, стоял в одной пестрой рубашонке и, разинув рот, глядел на незнакомца в ремнях.

Вернулся Гриша с пустым ведром.

— Пор-рядок, — кивнул лейтенант вместо благодарности. — Ваши? — показал глазами на Гришу с Петром.

Мать опустила ресницы, вздохнула, а после паузы:

— Мои.

— А муж — там?

Отрицательно покачала головой. Пересохшие уста промолвили:

— Нет у меня мужа.

— Гм. Бросил или как?

— Бросил… навеки.

Догадался лейтенант:

— Погиб, значит? — Гость свел на переносице присыпанные дорожной пылью брови. — Вот оно как: и так в каждом селе. А война только начинается…

Опустил левое плечо, и тощий вещевой мешок скользнул на спорыш. Развязал мешок, достал кусок рафинада, показал Петрику:

— Иди малыш, на! А ну бегом!

Но Петрик еще не умел бегом, Петрик еще маленький — не ходил по земле, а лишь ковылял. Все же приковылял, протянул ручонку за сахаром.

— И у меня такой же…

Петрик, зажав в кулачке сахар, потопал за угол хаты.

Лейтенант устало опустился на траву. Марина тоже присела. Гость выдернул травинку, откусил и ощутил сладковато-терпкий привкус.

— И у меня такой же, — повторил он мечтательно. — Как там бедная Марина с ним справляется?..

— И у вас Марина? — вздохнула мать.

— А вы тоже… Марина?

— Марина…

Было слышно, как переговаривались за плетнем бойцы.

Вдруг, словно вспомнив что-то, лейтенант порывисто поднялся.

— Куда же вы? — встала и мать. Голос ее дрогнул. — Может, пообедаете?

— Спасибо. Не могу. Передохнули — хватит. Нам еще махать сегодня… — Его густые брови натопорщились, а на лбу разбежались морщинки.

— Подождите, — Марина кинулась в хату и вскоре вернулась, неся в руках буханку хлеба, кусок сала, несколько крупных луковиц.

— Возьмите. Пригодится…

Сама развязала его вещевой мешок, положила туда харчи.

— Что ж, отказываться не буду. А то верно, если не догонит нас кухня… Спасибо вам, Марина.

Проводила до калитки и, когда взялся лейтенант за щеколду, спросила тревожно:

— Значит, те… все-таки придут?

Лейтенант помрачнел. Нелегко отвечать на такие вопросы. А люди спрашивают. Ты же воин, нынче самый авторитетный человек. Ты должен не только воевать, но и правду людям говорить. А правда, люди, ой какая она теперь горькая, солдатская правда! Разбили нас. Про кухню для красного словца сказал. Не знает лейтенант не только, где та кухня, но и где немцы, где свои, куда идти. Знает только лейтенант, что он должен примкнуть к штабу — своему или любой части, получить задание и продолжать бить фашистов. Или партизан разыскать… Хорошо, что леса вокруг. Не может быть, чтобы не было партизан. А если нет, сами сколотят отряд. В лесу воин, как дома.

— Разбили нас, Марина… Выходим из окружения.

— Так, может, одежду возьмете? Нашу, селянскую? — заторопилась молодица. — На всякий случай…

— Нет, красавица, — строго посмотрел на нее командир. — Мою форму с меня может снять только пуля…

— Простите меня…

— Ничего, ничего… Нам, бойцам, о другом сейчас надо думать.

— О чем? — даже подалась вперед молодица. — Если не секрет…

— Нет, секрета нет, — со злой хмуростью ответил командир. — Обязаны думать, как в этом аду остаться бойцами. Вот такая ситуация.

Лейтенант вдруг чуть подобрел, даже улыбнулся Марине.

— Ну, прощайте.

— Прощайте, — повторила слово лейтенанта. С минуту постояла молча, но лейтенант приметил в ее глазах невысказанный вопрос. Спрашивали не только глаза, спрашивал румянец на смуглых щеках: «Вернетесь ли?»

— Вернемся, Марина. Так что не всю горилку выпивайте… Обязательно вернемся и наведем порядок!

Лейтенант пошарил в карманах, вынул красноармейскую звездочку, покрутил ее в руках, протянул Марине.

— Старшему — на память…

Он решительно ступил к калитке и оттуда уже улыбнулся Марине какой-то жалостливой улыбкой, от которой шрам на левой щеке побелел.

— Как же вас хоть зовут? Гриша вспоминать будет: лейтенант звездочку подарил. А у лейтенанта и имя есть, и фамилия…

— Есть, а как же. Это не военная тайна. Михайлом зовут… Швыдак Михайло.

— Как говорили наши деды: пусть бог пошлет вам счастье…

— Спасибо. И вам счастья желаю.

Она сокрушенно покачала головой:

— Мое счастье пошло в лес по дрова. Да уже, пожалуй, и не вернется.

— Вернется…

Марина еще долго стояла у калитки, стояла какая-то отгоревавшая, постаревшая вдруг, пока не услышала голос сына:

— Мама, ушли уже?

— Что тебе, сынок? — не сразу опомнилась.

— Ушли красноармейцы?

— А-а-а… Уже. — Раскрыла ладонь, а на ней вишнево вспыхнула звездочка. — Гриша, возьми…

— Где вы взяли?.. — засверкали глазенки.

— Командир дал. Тебе…

— Вот здорово! — Гриша принялся прилаживать звездочку к своей старой фуражке. Прицепил, надел ее и, опустив руки по швам, встал перед мамой, как солдат перед своим командиром. Не раз видел, как рапорты отдавали.

— Сын мой, сын… — с тоской взглянула на него мать. — Наши в окружение попали… И все мы — в окружении.

— А может, они вырвутся?.. Может, отгонят назад? — Гриша заглядывал в мамины глаза, стараясь найти в них поддержку.

— Может…

Неожиданные соседи

Снилось Грише что-то жуткое и чудовищно невероятное. Куда-то он бежал будто ватными ногами, а за ним гнался высоченный дядька с железным барабаном. Он так колотил в барабан, что у Гриши в ушах трещало… Проснулся перепуганный. Но удары не прекратились.

— Что это, мама?!

— Тут, сынок, такое диво началось… Вон посмотри.

Гриша выглянул в окошко, которое над полатями. Оттуда было видно крыльцо сельсовета. На крыльце разглядел Поликарпа Налыгача с топором в руках. Налыгач, широко размахиваясь, бил обухом по большому висячему замку. Замок глухо звякал, но не поддавался. Наконец, лязгнув, упал на землю. Поликарп положил топор, обошел вокруг дома, для чего-то потрогал водосточные трубы. Затем приблизился к газетной витрине. Длинными скрюченными пальцами осторожно вынул из нее стекло и отнес в дом. Возвратясь, уставился в газету на расстекленной витрине, шевелил губами, читал. Затем вдруг схватил топор и с размаху двумя ударами выбил из земли столбы, на которых возвышалась витрина.

— Мама, что он делает?

— Хозяин пришел…

— Разве это его?..

— Будет его… Чего уж там, — пожевала сморщенными губами бабушка. — Не думала, не гадала, что вернутся времена Налыгачей. А они, считай, вернулись.

В окно, что над полатями, все было видно — кто приходил в сельсовет, кто уходил.

Под вечер Гриша увидел, как измученные лошади втащили во двор сельсовета две высоко нагруженные подводы. Одной правил, сидя спереди, сам Поликарп. На другой держала вожжи округлая Федора, разодетая, словно в праздник, в девичью синюю юбку, покрытая цветастым платком. Гордо восседала на большом потемневшем сундуке.

— Мама, для чего баба Федора так нарядилась?

Поликарпиха, чем-то похожая на бородавчатую тыкву, слезала тем временем с переполненной всяким добром телеги.

— Праздник пришел к ним, — вздохнула мать. — Ишь вырядилась, как болячка.

— Какой праздник?

— «Ослобонителей» ждут.

— Какие же немцы «ослобонители»? — никак не мог взять в толк Гриша. — Они же наших расстреливают! Они же враги… Отца нашего…

— Значит, не для всех враги. Ну о чем с тобой говорить, — махнула рукой мать, — молод ты еще, зелен. Да и к тому же: много будешь знать — скоро состаришься.

Ага, пока состаришься, то и немцев прогонят, забудут о них, и следы их сотрутся. А как хочется все знать!

Хочется знать так много, как знает их пионервожатая Ольга Васильевна. Бывало, спросит у нее Гриша, какие ягоды можно есть, — растолкует; попросишь объяснить, как ходить с компасом, — и про компас расскажет… С удовольствием в лес поведет, костер разложит, песню затянет. А сколько песен знает Ольга Васильевна! И старинных, и казацких, и современных.

Однажды она сидела с Сашкой, Митькиным братом, на берегу Ревны, и так внимательно оба вглядывались на ту сторону! Гриша тоже бросил туда взгляд. Луг, на лугу пастухи бегают, наверное, в горелки играют, а дальше лес курчавится. Ничего там особенного не было, чтоб очень уж засматриваться. Красиво, правда, так ведь каждый день эта красота на виду. Вот поэтому Гриша не выдержал и, подойдя к ним, спросил: что они там высмотрели? А они глянули друг на друга и улыбнулись. Да так улыбнулись, что не нужно быть уж очень взрослым, чтобы не прочитать в тех улыбках: «Глупенький ты еще, Гриша…»

А то еще такое видел Гриша, когда пас гусей. Сплела Ольга венок, пустила в Ревну, и вода понесла его, понесла… Тогда Сашка с Ольгой Васильевной вскочили и — за венком. Рука в руке, как маленькие. Гриша бросил свои удочки и айда за ними. Но Ольга Васильевна остановила его, ласково, как сестра, погладила на голове белые вихры: «Вернись, а то ноги осокой порежешь».

Посмотрел, а Ольга Васильевна босая, и Сашка босой. Выходит, что их ноги осока не порежет…

В воспоминания Гриши нагло ворвался стук, кажется, молотка. Он, будто после сна, потер кулаком глаза и посмотрел сквозь вечерние сумерки в окно: это Налыгачи гвоздили молотками по столбам, навешивая на них высокие ворота. Откуда это они их притащили? Не с фермы ли?

И завтра, и послезавтра были слышны стук молотков и нытье пилы с подворья бывшего сельсовета.

А когда темнело, парни Налыгачей куда-то выезжали, а иногда и старик с ними. Куда они ездили, неизвестно, но поздно ночью Поликарповы псы поднимали гвалт и будили соседей.

— Собачищи лают — кого-то носит нелегкая, — хрипло бормотала спросонья бабушка.

— А, носит, — скажет мама и посмотрит в окно над полатями. — Кого же носит ночью: воров, бандитов, конокрадов.


Громы отгремели где-то за синими лесами, а их Таранивку обошли. Отбухала артиллерия, да так, что таранивцы никогда не забудут дней и ночей, полных тревог и надежд! Затем начало отдаляться это светопреставление, а погодя и вовсе затихло.

Присмирело и село. Наглухо закрывались когда-то голосистые и веселые калитки да дубовые ворота, которые были гордостью обитателей Полесья, — у кого высокие, крепкие, будто крепостные стены, а у кого легкие, резные, в чеканке искусных мастеров. Надежно запирались двери, рано тушился свет. Каждая семья сидела, как в крепости.

Выгоняя гусей на Ревну или возвращаясь домой, Гриша почти никого не встречал на улице. А если, бывало, и выскочит мужик или баба со своего двора, то осторожно, опасливо крадясь, перебежит улицу и спрячется в крепости соседа.

Только Поликарп Налыгач ходил теперь по земле властителем. Даже походка изменилась у старика. Высокий, костистый, он вышагивал важно, не спеша, будто прогуливаясь. Сверлил своими острыми глазками из-под мохнатых бровей, проросших неровными кустиками, пустые дворы, будто высматривал, где что плохо лежит.

Называли старика не по имени, а Примаком. Как и у многих в селе, было у него прозвище. Так и говорили: «А пойди-ка скажи Примаку», «Ох и сволочные же дети Примаковы», «Что с него возьмешь — Примак». Вот так на всю жизнь.

Бабушка рассказывала, Поликарп прежде всего выделялся среди сельчан длинными и сухими, как у аиста, ногами. Родом он из Чернобаевки. К Федоре, некрасивой престарелой девке из Ревнища, пристал потому, что у нее отец имел двадцать десятин земли и водяную мельницу. Но тесть не очень-то жаловал зятя. В сенокос, бывало, какую ширину покоса займет батрак, такую должен и зять. А то еще и более широкую, ибо ты — примак, хлеб ешь, как и батрак, хозяйский. Да, харчи Примак ел те же, что и батраки. Поликарп с затаенной злобой ждал удобного момента, чтобы сквитаться с тестем. И момент пришел: все ведь имеет свое начало и свой конец — и роскошь не вечна, и горе преходяще. Недолго барствовал его тесть. В один осенний вечер сложил свои в набрякших жилах руки и сказал перепуганным домочадцам, обступившим его ложе:

— Я, знацця, того… помираю…

И — помер. Спокойно, мирно. Ни на кого не жаловался, никому не передавал нажитое имущество. Ну и царство ему небесное. Теперь не тестю-скупердяю нанимать батраков, а ему, Поликарпу, теперь он будет есть сало с салом, теперь он, Поликарп, будет и царем и богом на земельке, щедро политой его потом.

И Поликарп все прибрал к своим длинным, жилистым и цепким рукам. Знал хозяйскую мудрость Примак: прикладывай и прикрадывай — тогда и будешь иметь. Прищуренный глаз замечал, где что плохо лежит. И тащил Поликарп к хозяйскому двору то, что плохо лежало, по дешевке прикупал у голых, забитых, убогих. О, тесть не узнал бы своего поля, если б встал из могилы. Все больше и больше прилипало к загребущим рукам Поликарпа.

Но пришло время, и выскользнуло все из ухватистых рук. Новая власть раскулачила Примака, отобрала мельницу, леваду, каменный дом. Пришлось пожить некоторое время на Соловках. Об остальных раскулаченных — ну слуху ни духу, а Примак явился с какими-то бумагами. Районная власть позволила ему поселиться в Таранивке, но не в каменном доме.

Слепил он кое-какую хатенку. Приняли Налыгача в колхоз. («Какой я теперь кулак? Такой же, как и вы».) Косил, молотил, сеял, пахал, действительно, как все. Только все с веселым азартом, с веселой злостью новую жизнь возводили, а Поликарп только со злостью. И молчком. И не возводил новую жизнь, а временно примкнул к ее строителям (куда же, мол, денешься?), ждал подходящего момента.

Так и жил — неприметным, тихим, мирным и себе на уме. Будто и есть человек, и нет его. Скажем, обжинки в селе — праздник хлебороба. А праздник всегда радость. Поликарп же не радовался, а обходил те скупые радости десятой дорогой. На обжинках не бывал, со стороны присматривался к праздничным танцам, издали прислушивался к хмельным разговорам. Коптил Налыгач незаметно, безмолвно. И чего-то ждал. Тайно ждал, из-за угла выглядывал. Его и не замечали в Таранивке: есть ли он, нет ли — все равно; как говорится — не греет и не знобит!

Славушка, правда, как-то прошла о нем перед войной. Примакова старшего сына Никифора судили за кражу. Люд, известное дело, малость посудачил по этому поводу, да и перестал. Еще тише стал Поликарп. В клубе сидел всегда сзади, на собраниях не выступал. И в начальство сельское не пробивался. Хотя в последние годы перед войной ему поручили быть старшим на току. Поговаривали в селе — неспроста топтался старик на току, имел кое-что с этого. Но догадки и есть догадки — за руку ведь никто не схватил… Вот так и прослыл Примак тихим и угрюмым дедом, сторонящимся людей.

А сейчас не узнать Поликарпа. Встретил он деда Зубатого у Ревны (старик как раз возвращался из Саратовской области, куда угонял скот), протараторил скороговоркой, прищурив глаз:

— Так-так-так… Вернулся?

— Вернулся, — искоса глянул Зубатый на редкую бороду, в которой ковырялись костлявые пальцы Примака. — А что?

— Отвел коров? — одним глазом сверлил деда Поликарп.

— От-отвел, — закашлялся старик, — а что?

— Обворовал, значься, людей? Горбом наживали, ночей не спали, а ты: «Берите, рязанские, хапайте наше добро, казанские…»

— Да бог с тобой, Поликарп! — обескураженно отмахнулся дед Зубатый. — Не бандитам же с большой дороги добро оставлять.

— Так-так-так, — опять застрекотал Примак и пошагал, прищурив в улыбочке глаз. От того тактаканья у деда Зубатого мороз по спине пробежал.

Присматривались к Налыгачу односельчане из своих крепостей внимательно, настороженно, через щели в воротах и плетнях смотрели на Поликарпа и пожимали плечами — разошелся старик. И до всего у него дело, всех берется поучать. И привязывается к людям, и пристает, словно репей, и такого тебе натактакает, что дурно становится.

Все, что могли, забрали с артельного двора. В коровнике было пусто. Скучал там в одиночестве только артельный бык: он что-то захромал, и дед Зубатый не взял его в стадо, не погнал в тыл. Прикидывали, куда бы его деть. И решили — переправить мясо окруженцам, которые, говорят, осели в лесу. Люди они наши, а что отбились от своих дивизий, полков и батальонов — не их в том вина. Пусть едят мясо, сил набираются. Пригодится еще та сила лесному люду.

— Это что там за такая власть в лесу? — приставал Поликарп, услышав, что быка решили отдать окруженцам. — Кто они такие, эти окруженцы? Чего лезут в нахлебники? Тоже мне власть — лесные бродяги. У нас своих нахлебников…

Суровым молчанием отвечали односельчане на разглагольствования Налыгача. Мясо-таки отправили в лес. Примак и зубами скрежетал, и кому-то злобно угрожал, и плакался:

— Я вам покажу… На всю зиму хватило б солонины. А бросили, как собаке под хвост… Лесная власть! Нет такой власти! И не будет!

А когда как-то под вечер столкнулся с этими «нахлебниками», сразу язык прикусил — они были все в военной форме, при оружии, будто собрались на маневры. За военными катились две нагруженные подводы. Правили подводами нездешние гражданские, одетые по-разному: кто в картузе, кто в шапке. Обыкновенные себе дядьки, вроде бы за дровами в лес собрались. Одно только непривычно — винтовка у каждого за плечами.

Когда военные поравнялись с Примаком, он сдернул с головы кожаный блин-картуз. Поговаривали — еще с нэповских времен тот кожаный блин. И его лысая голова стала похожа на болванку. Огляделся вокруг — на улице ни души. Значит, можно и поклониться, голова не отвалится.

— Добрый день, дед. Вы — местный? Тпру!

Подводы остановились.

— Здрасте. С деда-прадеда местный, — сбрехал Поликарп и прищурил один глаз, выжидая, что будет дальше, что надо этим окруженцам. К нему обращался, вероятно, старший среди вояк. Мощного телосложения, ничего не скажешь, не молодой и не старый, черные буденновские усы, нос с горбинкой. Виски седые. А в петлицах — по три шпалы. Видать, немцы выкурили их из того леса… В другой перебираются. Не надевая картуз, повторил:

— Здешний я. А что?

Мужчина с седыми висками поинтересовался:

— Дед, где тут брод?

— Это мы скажем, это нам раз плюнуть, — вымостил на лице льстивую улыбочку Поликарп. Глаз его сверкал нездоровым блеском. Так-так-так, он поведет, а как же, выведет, почему бы не вывести.

Он взглянул на того, седого, со шпалами. И неожиданно глуховато захихикал.

— Тут раз, два — и ваших нету! То есть перейдете слободно.

Налыгач трусцой побежал к речке. За ним двинулись окруженцы, заскрипели телеги. Примак на ходу соображал: «Наверное, хотят к Чернобаевскому лесу перебраться. Кгм… Может, ихние фронт прорвали и они спешат проскочить в прогалину к своим? Или в лес поглубже пролезть и там пересидеть беду? Потому что за лугом лесок реденький… Как бы ни было, я покажу брод, а там… Что будет, потом увидим. Глаз у меня цепкий, острый, что у коршуна».

Вывел колонну к речке, показал кривым пальцем на брод.

— Вот здесь переберетесь. А дальше таким макаром можно ехать. Не смотрите ни направо, ни налево, а все прямо и прямо. Вы же на Хорошево?

Командир ничего не ответил на вопрос про Хорошево. Сдержанно поблагодарил старика, мявшего в руках кожаный картуз.

— Не стоит благодарности, — заискивающе поклонился Поликарп.

Седой поинтересовался, как его зовут.

— Примаком дразнят.

— Может, еще встретимся.

— Так-так-так… А как же, встретимся. Гора с горой… Вы ж недалечко топаете?

И на этот раз не ответил седой. Поликарп свое:

— Так-так-так… Военная, так сказать, тайна. Хе-хе.

Кони, отфыркиваясь, ступили в речку.

Подводы уже свернули на еле заметную лесную просеку, а Поликарп все еще стоял на том берегу, сохраняя на постном сморщенном лице медовую улыбку. А в голове совсем другое: «Езжайте, далеко ли заедете. Окружение — оно как петля: чем больше дергаешься, тем туже затягивается».

Еще одна мысль крутилась в голове Примака: «Чего это они на Хорошево поехали не большой дорогой, а той узенькой, которой мы хворост из лесу возим?.. Тут какая-то собака зарыта. Не прозевай, Поликарп… Тут можно раз, два — и ваших нет. Нюх у тебя, Примак, как у гончей. Может, оно и понадобится кому-нибудь, то, выслеженное».

Как только спрятал последних красноармейцев густой орешник, Поликарп живо осмотрел берег в надежде найти лодку, ведь вода была уже холодная. Но лодки поблизости не было. И он пошлепал в своих сапогах, снятых недавно за Чернобаевкой с одного убитого старшины. Перебрел речку, топнул на том берегу ногой, другой — ничего, сапоги мировые, не хлюпает вода. «Вишь, как для Красной Армии делается добротно, надежно. Знали бы, кому эти сапоги достанутся, так бы не старались, хи-хи-хи…» Осмотрелся вокруг: никто не видел, как он брел? Кажется, нет. И сиганул в орешник.

Ветки хлестали по бороде, царапали лицо, разодрали ватник на правом плече. «Ничего, есть новые ватники. Натащили с хлопцами полные сундуки добра. На морду наплевать. А вот куда едут товаришочки, зачем едут — узнать не помешает. Для этого стоит и морду постную состроить…»

Но вот орешник закончился, открылась небольшая лужайка. Воровато оглянулся — не идет ли кто следом. Бросился через лужайку, словно в воду нырнул. И брякнулся на землю, сбив с ног какого-то мальчишку. Тот как раз вывернулся из-за куста, держа в руках корзину с грибами. Корзинка покатилась по траве, грибы рассыпались…

Узнал Гришу, сынка бригадирского.

Поликарп, кряхтя, поднялся, отряхнулся.

— Шастает тут всякое… Ты что здесь делаешь, урка?

Из-за куста выскочил Митька и в свою очередь нагловато спросил:

— А вы что делаете?

Постная физиономия Примака выразила удивление.

— Смотри-ка, оно еще рассусоливает… А ну марш домой, щенки! Вот как возьму хворостину…

На хлопцев угроза не подействовала.

— А что, разве лес ваш? — буркнул Гриша.

— А чей — интересно знать? — Поликарпа даже зашатало.

— Ну, наш, всех людей…

— Государственный, значит? — ехидненько спросил старик.

— Ну, государственный…

Примак скривился, как от боли.

— Го-су-дарст-вен-ный? — Он почему-то разложил слово на слоги. Вдруг глаза его осатанели, жилы на висках взбухли и ожили. — Черта пухлого!

Налыгач уже не говорил, Налыгач визжал.

— Ваше государство намазало салом пятки — и фюйть! Одно воспоминание осталось! Раз-два — и ваших нет! Вон в лес спряталось ваше государство! — Но тут же спохватился — не до каляканья ему. — Поцвиринькай мне! — свирепо пригрозил кулаком почему-то одному Митьке, оставив без внимания Гришу; поправил картуз-блин и, прищурив глаз, юркнул в кусты, будто в Ревну нырнул.

Его ястребиные глаза заприметили пилотки и фуражки. Врос в землю под осиной, тяжело дыша, высунув язык, как пес.



Телеги уже стояли. Хотя лес был объят вечером, глаз Налыгача нащупал между людьми с петлицами и кубарями Антона Яремченко. Он показывал пальцем на Дубовую рощу, размузыкивал что-то с окруженцами.

«Вот оно каким макаром получается. Выходит, Антон с ними снюхался… А я думал…»

Поликарп знал, что перед войной крепко было навалились на Антона в районе, выговор по партийной линии влепили и чуть с председателя не скинули. Вот и надеялся, что озлобился Яремченко на власть и теперь они вместе будут… А выходит — Антон в одну дудочку с ними… Ну ничего, пригодится для кого-нибудь и это открытие…

Увидел, как седой взмахнул рукой и колонна двинулась к Дубовой роще. Стал пробираться туда и Налыгач, проламываясь сквозь сухое, колючее сучье, которое царапало лицо, ноги и руки. Но старик не обращал на это внимания.

Вот подводы остановились рядом с тем местом, где красноармейцы, вооруженные лопатами, начали что-то споро копать.

«Яму копают!» — догадался Примак. А когда разглядел, что с подвод стали бросать в яму связанные в тюки гимнастерки, брюки, сапоги, чуть было не заплясал, не завизжал от радости, чуть было не запрыгал по-собачьи.

«Добро закапывают, добро закапывают! И еще какое добро! Значит, не зря ты, старая халява, обдирал свою постную рожу, не зря одежонку на тебе будто стая бешеных собак рвала… Закапывайте, закапывайте, товаришочки… — Он потирал руки и облизывался, как кот, почуявший жареное. — Все это перекочует в мой амбар, в мою хату. Кто знает, сколько война протянется. В войну всегда товаров нет. А я смогу магазинчик открыть…»

Даже жутко стало от такой удачи.

Он изредка оглядывался — не дай бог, еще кто-нибудь выследит. Тогда придется делиться… Да нет, кого и зачем понесет сейчас в Дубовую рощу? Все одному достанется… Хе-хе… Теперь: раз, два — и ваших нет! Хе-хе!

Поликарп прилег за кустом и, кажется, только на мгновение зажмурился, распрямил длинные затекшие ноги в изодранных портках. А когда открыл глаза, увидел, что телеги куда-то потарахтели мимо, а вслед за ними направились красноармейцы. Но вдруг с ужасом разглядел в темноте, что трое окруженцев идут прямо на него.

«Неужели увидели?» — похолодел Налыгач. Замер и ни гуту. И не дышал. Только мысль сверлила разгоряченный мозг: «Туда к чертовой матери!.. Разбогател дурень думкой… А эти, с кубарями и шпалами, схватят его — и пулю в лоб. Не иначе».

Налыгач лежал ни жив ни мертв. Сердце так колотилось, что казалось, те, с наганами, могли услышать… Закрыл глаза и припал к земле, будто старался втиснуться в нее, влезть, как эта ящерица, что притворилась веткой и вытаращила на него испуганные глаза.

Но трое прошли мимо. Тишина наполнила вечерний час.

Старик взглянул на ящерицу и вздрогнул.

«Чего глаза пялишь, зараза? Страшен я тебе? Никогда еще не видела таких?»

Он схватил сухую ветку и люто замахнулся. Ящерица исчезла, оставив зеленый кусочек хвоста. Поликарп оскалился:

«Вот так со всеми теперь будет, кто меня пугать вздумает. Хвосты одни останутся. А головы — хе-хе!..»

Мысль эта тешила Поликарпа весь обратный путь, когда он, не разбирая дороги, спешил к Таранивке. Перебрел речку, огородами пробрался к своему дому. Еще и еще опасливо оглядывался — не выследил ли его кто-нибудь. Но нигде — ни души. Кто в такое время будет слоняться по селу или в лесу? Он слонялся потому, что у него на плечах не горшок, а голова.

И все же видел один человек, как крался огородами Примак; это была Марина Мовчан. Она как раз выносила поросенку пойло. Ужаснулась, разглядев через плетень ободранного, запыхавшегося, захлюстанного Примака.

Вернулась в хату и скороговоркой рассказала своим:

— Я думала, чучело кто-то несет с огорода! Присмотрелась — а это наш дорогой сосед. Будто волки на него напали. Может, дрался с кем?.. Чудеса!

— В лесу он ободрался, мама, — заметил Гриша.

— А ты откуда знаешь?

— Мы с Митькой встретили его за речкой. Бежал куда-то, как собака. Меня даже с ног сбил.

Бабушка, выслушав Гришу, пожевала губами, посмотрела в темное окно.

— Правду говоришь, хлопчику мой, как гончая носится Примак. И неспроста. Что-то вынюхивает… Тут жди какой-нибудь приключки. — И, помолчав, прибавила: — Я его, считай, на память знаю, как «Отче наш».


Когда совсем стемнело, во дворе у Поликарпа что-то задвигалось. Скрипнув, открылись высокие ворота. Из них выехали на улицу две пустые подводы. На одной подводе сидел здоровила Миколай, на другой — сухопарый Микифор. Их в селе так и называли, с тех пор как Федора похвалилась: «У нас три сына, и все на „мы“ — Миколай, Митрий и Микифор». У людей — Дмитрий, Николай, Никифор, а у Налыгачей — Миколай, Митрий и Микифор. Теперь осталось двое — Митрий умер еще маленьким.

Старик по-хозяйски плотно закрыл ворота, прихрамывая, догнал первую подводу, где восседал похожий на мать верзила Миколай.

— Т-трогай, т-тронь кнутом, — толкнул сына в бок.

Тот удивленно оглянулся:

— Чего это вы, батя, заикаетесь?

— На т-такое дело идем, — промямлил тот.

— Будто впервые, — буркнул Миколай.

— Прикуси язык, — прошипел отец и уже зло пнул сына в бок.

Подводы растаяли в осенней темени.

Двигались тихо; везде песок, колеса утопали в нем по втулки. Разве что лошади зафыркают, когда кот перебежит дорогу или куста испугаются. Примак уселся на возу поудобнее и даже в темноте, щуря по привычке глаза, разговаривал сам с собой.

«Кажется, никакой черт не видел, как мы выезжали. Так-так-так… А если и заметил? Кто и что может сказать Поликарпу? Какая власть? Совецька аж за Чернобаевку откатилась. Осколки ее по лесам разлетелись, разлезлись в клочья. А из клочьев кнута не сплетешь. Без кнута же нет власти, которая держит люд в каких-то рамках. В такое время только дурак будет сидеть дома сложа руки и не грести к себе».

Вон на той неделе ходил он на луг аж за Чернобаевку, где жаркие были бои, нахватал целый мешок всякого добра.

И сейчас мерещилось старику болото за Чернобаевкой, из которого торчали изуродованные пушки. Лежали убитые лошади с раздутыми животами, валялось разное добро, затоптанное в ржавую болотную почву. И красноармейцев немало погибших. Наклонился к одному Поликарп, дернул за сапог, а тот зашевелился, застонал:

— Воды… воды!

Открыл глаза и попробовал встать, но опять упал. И, уже не в силах раскрыть глаз, запекшимися губами с трудом прошептал:

— Диду, спа-си-те…

Старик подумал, хмурясь: «А твой отец спасал меня, когда на Соловки отправляли? Черта с два. Ишь, спасите…»

Чтобы отогнать видения, Примак выругался про себя. К чертовой матери такие мысли, чего они лезут в его дурную голову? Ну, было, ну, не помог… Теперь это не диво. Вот уже который месяц льется кровь. Зато есть у него и кони вороные, и телеги крепкие. Спасибо Яремченко, что сбил-сколотил хозяйство колхоза, было откуда взять. Стоящим хозяином был Яремченко, не пропивал, не прогуливал артельную копейку. Да, ходил в начальстве, а теперь ни дьявола, ни беса. Нет над Примаком ни председателя, ни бригадира. «Сам пью, сам гуляю, о!» Да и немецкая власть не страшна для Поликарпа, ведь она, говорят, не против того, чтобы у мужика была лошадь, а то и две, три. Вот Примак и имеет. Сегодня две, а завтра еще десять приведет. Некоторые колют глаза Микифором и Миколаем: один, дескать, из тюрьмы бежал, второй дезертировал из Красной Армии. Наплевать Поликарпу на эти тары-бары. Что ему, Миколаю, делать в армии? Что он там забыл, кого будет защищать? Колхоз, ободравший Поликарпа, как липку? А теперь он с сыновьями, чего доброго, лесопилку откроет. С его характером да при хорошей власти можно еще таким богатеем стать! И он станет. Будете вы еще плясать перед Примаком, в ножки кланяться, в три погибели гнуться. Хе-хе.

Вот и Дубовая роща. Соскочив с телеги, старик споткнулся, чуть не растянувшись на лесной дороге. Кряхтя и прихрамывая, подбежал к подводе Микифора, схватил коренного за уздечку, завернул к роще.

Под столетним дубом Примак остановил лошадей.

— Тута… Лопаты! — зашипел на сыновей.

Стал на колени, разгреб листья, которыми красноармейцы замаскировали свежую землю, даже зачем-то понюхал ее.

— Копайте! Живо!

Копать пришлось недолго. Имущество лежало неглубоко. Примак по-собачьи вскочил в яму и начал выбрасывать тюки сапог, брюк, гимнастерок, шинелей. Звякнуло что-то железное.

Ага, карабины. И это пригодится. Подал и их.

— Так-так-так, — тихо тарахтел, алчно швыряя добро наверх. — Спасибо, товаришочкам, что встретились со мной, дорогу спросили… И я показал. Хе-хе…

Микифор с Миколаем укладывали все на телеги. Эта работа была для них привычной, так как всю жизнь они следовали отцовской мудрости: «прикладывай и прикрадывай». То с плантаций таскали мешками свеклу, то кукурузные початки, то зерно с тока… А тут добыча необычная! Еще и новенькие карабины! Но ни к чему столько карабинов…

— Ну, усе там? — глухо бросил отцу в яму Микифор.

— Не спеши. Не за зайцем гонишься, — прогудел словно из могилы старик. — Здесь что-то мягкое. Никак не дощупаюсь… Пригодится. Держи…

— Теперь усе? — заглянул в яму Миколай.

— Вроде бы усе… Опускай веревку… Так-так… Давай тяни.

Миколай легко вытащил костлявого отца из ямы.

— Черт нес здоровье троим, а тебе одному всучил, — радостно ляпнул Миколая по широкой спине. — Теперь — засыпайте яму. Сделаем, вроде так и было, хе-хе.

— А зачем ее засыпать? — недовольно буркнул Миколай.

— Яйцо курицу начало учить? А ну! — цыкнул на Миколая, и тот нехотя взялся за лопату. Когда яму завалили, Примак начал ползать на коленях, сгребать руками листья и прикрывать ими свежую землю.

— Раз, два — и ваших нету. Хи-хи.

Старик поднялся, прислушался и даже принюхался — тишина вокруг, как в ухе.

— Миколай, трогай.

Фыркнула коренная, глухо скрипнули колеса, а старику почудилось — лес подхватил тот скрип и разнес по всему белу свету.

Но это лишь показалось Налыгачу. В лесу стояла тишина, тревожная и тяжкая, будто на сотни километров вокруг не было ни одной живой души.

— Ну, с богом, — Поликарп перекрестил вспаханный морщинами лоб и рысцой побежал за телегами.


В низине над речкой клубился туман, и рыба не клевала. От нечего делать Гриша и Митька швыряли в камыши комья земли.

— Гриша, слышишь, гудит? — насторожился рыжий Митька. — О-о, опять!

Гриша тоже притих. В селе теперь прислушивались ко всяким шумам — они заменяли и радио, и лекции, и газеты. И плодили эти звуки множество различных слухов. Каждый выстрел в лесу обрастал легендами, домыслами, догадками и страхами. Люди жили в страхе: вот-вот ведь должны прийти немцы.

Разное толковали о немцах. Они и в прошлую войну топтали нашу землю. Одни утверждали — будут жечь хаты, отбирать добро, убивать людей. Кое-кто говорил: люди как люди; в прошлую войну на губной гармошке играли и кур ловили. Одной-двум курицам шеи скрутят, зажарят, обсосут косточки и, оскалив зубы, скажут:

— Гут!

На то она и война, чтоб убытки… Нечего, дескать, бояться…

Разное слышали мальчишки каждый день. Слышали, а себе мотали на ус иное. Учительница и пионервожатая говорили, что гитлеряки покажут клыки, ой покажут…

Совсем недавно смотрели хлопцы кино. «Щорс» называется — о их земляке Николае Щорсе, родом из соседнего городка Сновска. Как таращанцы громили германа. То был враг лютый. И села сжигал, и невинных убивал…

Насмотревшись фильмов, хлопцы представляли войну по-своему, как показывали в кино. И приход врага в Таранивку виделся ребятам так. Партизаны целыми отрядами выйдут из леса с военными песнями. Окруженцы — колоннами, с патронташами на груди — поставят пулеметы на крышах или чердаках школы, сельсовета, фермы…

Немцы тоже будут вышагивать многорядными цепями, как в фильме «Чапаев». А за пулеметом на чердаке фермы будет лежать пионервожатая Оля — как Анка в кино. Подпустит, немцев поближе и — тра-та-та-та… Цепь за цепью будет косить Ольга Васильевна.

Из второго пулемета, разумеется, должен строчить председатель колхоза.

Лучше Гришиного двора не найдешь места для пушки, а на шелковице — наблюдательный пункт. Гриша взберется на самую верхушку с биноклем и будет смотреть на луг. Когда фашисты двинутся в атаку, он крикнет командиру. Командир поднимет руку и скомандует: «Батарея, огонь!»

— Нет, я сяду с биноклем на дерево, — возражает Митька.

— Почему ты?

— А потому, что ты нюня.

Он и вправду был нюней, не задирался с ребятами, не лез в драки. Бывало, хлопцы подзуживали Гришу:

— А ну, ляпни его по мармызе. Ну!

— Ну вас, — отвечал примирительно.

А Митька был парнем бедовым, шустрым и задиристым. Чуб у него рыжий и жесткий, будто щетина, торчит, как иглы на ежике. Он и за себя и порой за Гришу воздавал обидчику…

Но Гриша никому не собирался уступать своей воображаемой позиции на шелковице:

— Ов-ва, герой!.. Так я, выходит, трус?

— Я этого не говорил… Не трус, а нюня.

К чему бы привел спор, трудно сказать, если бы оба вдруг не увидели машины на лугу. Выкатила из лесу одна, другая, третья…

Друзей словно сдунуло ветром.

— К клубу они поехали! — бросил на ходу Митька.

Промчались по береговой тропинке, перепрыгнули через низкую изгородь, огородами подбежали к плетню, что напротив клуба, и притаились за ним.

По улице проезжали грузовые автомашины с чужими солдатами в кузовах. Каждая тащила за собой пушку. Из машин торчали тонкие стволы пулеметов, которые поворачивались направо-налево, точно выбирая цели.

Может, в Таранивке вовсе и не пусто — не одни женщины, дети да старики? Может, за каждым плетнем, за каждыми воротами притаились партизаны, окруженцы, которые вдруг выскочат и с криками «ур-ра» забросают гранатами, бутылками с зажигательной жидкостью эти машины с пушками?..

Но никто не выбегал из-за плетней и ворот, никто не бросал гранат.

Одна за другой машины останавливались. Из них выпрыгивали немцы. В зеленоватых куцых шинелях, в сапогах на железных подковах, в касках. Прыгая, толкали друг дружку, оживленно гоготали и ржали по-своему.

Гриша посмотрел на дружка: «Смотри, какие они, фашисты. А ведь говорили…» Митька с Гришей сами расклеивали по селу плакаты. Оля им поручала. И на плакате враги совсем не такие. Правда, каски стальные похожие, и шинели зеленые, жабоподобные, и сапоги на подковах. И только. На плакате враги хищные, с волчьим оскалом, руки обросли щетиной. До омерзения противные! А эти чисто выбритые, откормленные, и одеколоном от них несет!

И никого не убивают, не обижают, ни на кого не кричат. Неужели вот такие убили Гришиного отца? Веселые, добродушные, мирные?..

Вон один из них вынул губную гармошку и наяривает какую-то песенку. А другие притопывают ногами и горланят песню.

— Слышишь, Гриша? — дернул его за рукав Митька. — Нашу песню наяривают! Волга, Волга, мать родная…

Только не нашими словами: «Вольга, Вольга, муттер Вольга, Вольга, Вольга, русиш флюс». Вот чудеса!

Долго выкаблучивались немцы под губную гармошку. «Катюшу» шпарили, «Расцветали яблони и груши…»

Уже собрался было Гриша сказать дружку: «А говорили про немцев…» Но не успел. Замаячила в воротах знакомая долговязая фигура.

— Смотри, Примак!

Верно, перед немцем, который наяривал на губной гармошке, откуда ни возьмись появился Поликарп Налыгач. Он стоял без шапки, согнутый в три погибели, с хлебом-солью в руках.



Не переставая играть, немец кивнул на голенастого, в фуражке с кокардой на высокой тулье: вон, мол, начальство.

Налыгач поспешил с хлебом-солью к длинному в золотых очках. Поклонился, что-то проблеял про славное воинство фюрерово, подал на рушнике паляницу.

— Гут, гут, — закивал длинный.

К Поликарпу подошел вперевалочку пухлый, розовощекий детина с повязкой на рукаве. Что-то показал на пальцах.

— Не понял, — огорченно развел руками Примак.

— Шпрехст ду дойч?[2]

— Вижу, ты что-то спрашиваешь у меня. А что — не понял.

— Ферштейст ду?[3]

— Обратно ж не понял, — развел руками Налыгач.

Тот, что с повязкой, смешно скривил свою полную физиономию, которая сразу стала похожа на свиное рыло, и захрюкал.

— А-а-а, — весело закивал головой Налыгач, — понял! Расхверштегал. Паны вояки сала захотели?

— Я, я… Зала…

На улицу неожиданно выскочил поросенок.

— Вон и сало побежало, — ткнул пальцем Налыгач. — Пуляй!

Розовощекий поднял автомат и дал очередь. Поросенок и не пикнул. Поднялся хохот. Двое вояк подбежали к поросенку, притащили к машинам и швырнули в кузов.

Ребята видели из-за плетня, как длинный долго и сосредоточенно рассматривал памятник Ленину, стоявший с простертой вперед рукой перед клубом. Вглядываясь в памятник, немец, стегал себя по блестящему сапогу черной палочкой, потом указал палочкой на памятник и что-то сказал своим солдатам.

Те с хохотом бросились к памятнику.

— Чего они туда? — с тревогой спросил Гриша.

— Откуда я знаю, — помрачнел Митька.

У подножия памятника пламенели сальвии, белели нежные левкои. Уже осень, а цветы, посаженные пионерами и Ольгой Васильевной, все еще радовали глаз яркой красотой.

Откуда-то взялся канат. Не переставая ржать, один из немцев забросил его на памятник.

Глядели ребята сквозь плетень на то, что делал этот чужеземец, и глазам своим не верили. Солдаты, «шпрехая» по-своему, вцепились в канат.

Гриша схватил Митьку за локоть.

— Ты видишь?

— В-ви-жу…

— Вот гады!

Хлопцы закрыли глаза и положили головы на руки, а когда открыли, памятник уже лежал на земле.

А из окрестных дворов уже слышалось:

— Матка, курка, яйка, шнель! Бистро!

И через минуту поднялся куриный переполох, послышались короткие автоматные очереди, кудахтанье, женские крики, среди которых выделялся голос бабы Зубатой:

— А чтоб на тебя икотка напала! Чтоб из тебя, окаянного, черти кишки повыпускали, как ты, басурман, выпустил из моего кабанчика!

Пришельцы не понимали этого языка и шутя наставляли стволы автоматов на бабу:

— Матка, пиф-паф!

Но баба Зубатая не обращала внимания на эти автоматы.

— Допахкаетесь, окаянные, со своим фюлером вонючим!

На опустевшей площади осталось с десяток немцев — длинный офицер, несколько солдат с автоматами наготове — и Примак.

Поликарп, лебезя, что-то растолковывал тому, что в красивых золотых очках. Прищурив глаз, показывал рукой куда-то на Чернобаевские леса. Офицер кивал головой и одобрительно похлопывал Примака по плечу.

— Гут! — гаркнул на прощание и ткнул Поликарпу коробку сигарет. — Хайль Гитлер! — крикнул уже из машины и высунул руку в сторону Поликарпа.

— Нехай, — согласился Примак, оскалив зубы, и почувствовал, что какая-то нить уже соединила его, единственного из всего села, а может, и из района, с этими чужеземцами в ядовито-зеленых шинелях. Пока что ниточка, а придет время — железной цепью скует. Новая власть пришла, его власть. Что бы там ни тарахтела баба Зубатая, а виселицей пахнет тем, что в лесу, с кубарями, а не зеленошинельникам.

Когда машины исчезли, старик покрутил в жестких пальцах коробку: «Ишь ты, обыкновенные папиросы, а как красиво запечатаны. Сразу видать — культура. Это тебе не Советы». Спрятал коробочку в карман ватного пиджака. Дома положит на видном месте, чтобы все, кто зайдет, видели. Курить не даст никому, а показывать будет всем.

Если бы ребята, лежавшие за плетнем, могли прочитать мысли Примака, если бы могли заглянуть под Поликарпов череп, они бы узнали о потаенных его надеждах и ужаснулись бы перед глубинами человеческого падения, на которое способен вот такой отщепенец и лютый враг жизни, к которой он было примазался.

Ну вот и новая власть. Не сказала Поликарпу плохого слова, не обругала, не обидела. Наоборот, коробочку дала — кури, Поликарп, знай нашу щедрость. И Поликарп запомнит. Для кого-то они враги, фашисты, черти болотные, а для Поликарпа свои, так сказать, хлопцы. Каждый меряет на свой аршин, на свою, так сказать, мерку. Они ему, можно сказать, родня, ведь против Советов и Примак, и те, в шинелях ящероподобных… Сказать бы по-немецки — гут. Вот только воздух портят, не стыдясь друг друга и его, Поликарпа, и гергочут не по-нашему. Так научимся как-нибудь и мы герготать. Да и на пальцах побалакать можно. Хрюкнул ведь мордастый Поликарпу, когда поросенок по улице пробежал. А он показал на пальцах: «Пуляй». И тот уразумел, пальнул… Эдак век скоротать можно при такой власти, подходящей для Поликарпа власти… А побасенки тех лесных людей пущай кто-то другой слушает. А он времени понапрасну тратить не станет. Умаялся, вынюхивая, где что плохо лежит, но погодя, как только все утрясется, отдохнет. И будет эти гимнастерочки, когда люд пообносится, втридорога продавать. К тому же военное время плодит всякий народец. Иному и оружие понадобится. Душу продаст за карабин… А лесопилку Поликарп-таки заведет. Деньгу, да еще какую, нагребет за то имущество, которое товаришочки тово… И — лесопилка…

Ребята как раз поднялись за плетнем, когда с ними поравнялся Примак, распаляя свою сладкую думу о новой власти. Только сейчас вспомнил он о блине-картузе и кинул его на свою плешь.

— Чего буркалы выкатили, байстрюки?!. — окрысился на них Примак. — Вас где ни посеешь, там и уродит… Что вы здесь делаете, банда?

— Смотрели… Как памятник…

Примак сморщил и без того сморщенное, как печеное яблоко, лицо:

— И вам, соплякам, жаль?!

Хлопцы, как по команде, выпалили вместе:

— А вам разве нет?!

На жилистой шее старика заходил кадык, будто Примак держал в горлянке яблоко и собирался проглотить его, а оно не проглатывалось. Так и не ответил ребятам, прищурил глаз и степенно, важно зашагал домой. Услышали только знакомое, привычное:

— Так-так-так…

Ребята медленно подошли к клумбе. На земле, среди потоптанных сальвий, лежал памятник.

— Неужели так и будет лежать? — спросил Гриша.

— Будет… А что?..

— «А что?» — передразнил Гриша. — А если спрятать?..

— Спрятать?

— Ага. А наши придут — опять поставят.

Митька нахмурился.

— Вдвоем не поднимем, — вздохнул.

— Позовем кого-нибудь. Тс-с… Телега у нас есть.

— Но ведь мимо окон Примака везти…

Пригорюнились ребята: верно — перед самыми окнами. Хотя нынче люди закрывают ставни, но ведь подводой нужно проехать. Бесшумно невозможно. А Примак хоть и одним глазом смотрит, но тот глаз, что у ястреба.

Думайте, ребята, соображайте. За вас теперь некому думать-гадать.

Может, и придумаете что-нибудь?

Первое поручение

Гриша мастерил для маленького Петрика дудку, когда из леса послышалась стрельба. Отложив дудку, хлопец прислушался. Трещали сухие винтовочные выстрелы, и будто дважды или трижды глухо ухнули взрывы гранат. Для таранивцев это было не новостью. И тем не менее, услышав стрельбу, всегда тревожились. Ибо знали: не в тире та стрельба, а по живым мишеням. И кажется, недалеко, где-то на опушке.

— Что это? — подхватилась мать, обращаясь вроде ко всем, но Гриша понимал — его спрашивала. Ведь теперь в доме он — хозяин, мужчина.

— Стреляют.

Мать так взглянула на сына, словно сказала: «Сама слышу, что стреляют. А кто стреляет, в кого?..»

— Здорово! — Глаза у мальчишки загорелись. Будто ему наверняка уже известны подробности этого лесного боя.

— Ты что-нибудь знаешь?

— Может, и знаю…

— Не ври в глаза, хлопче…

Бабушка Арина вроде и не очень прислушивалась к разговору, пожевала губами и то ли спросила, то ли подтвердила:

— Что, уже пощипывают?!

Гриша улыбнулся этим простым словам — «уже пощипывают». Кто кого щиплет, разве трудно догадаться?

Легли спать в тревоге.

Спал ли, не спал Гриша, как вдруг тихо задребезжало стекло в окне.

— Марина, слышишь? — охая, подала голос бабушка Арина.

— Кто? — прилипла к окну мать. А через минуту: — Сейчас, сейчас… — И побежала в сени. — Заходите в хату…

В сенях кто-то застонал. Марина, возвратясь в хату не одна, в темноте зашелестела соломой, наверное, расстилала заранее припасенные снопы.

— Пока сюда положите, — прошептала.

Антон Яремченко (Гриша сразу узнал его по голосу) тоже шепотом:

— В хате все свои?

— Свои, свои…

— Помнишь наш разговор, Марина?

Мать почему-то вздохнула, потом ответила:

— Почему ж нет.

— Ну вот, пришло то время. Нужна твоя помощь… Некоторых царапнуло. Ходячие сами пошли, а этого надо подводой. Нести далеко.

Чиркнул спичкой, прикурил папиросу.

— Сейчас окна завешу. У нас же теперь «милый соседушка»…

Марина зажгла каганец, и Гриша приоткрыл глаза, чтобы видеть, что делается в хате. На полу, на соломе, лежал и тихо стонал какой-то человек с забинтованной головой. На лавке сидел в задумчивости незнакомый дядька с русой бородой. И когда незнакомый заговорил голосом Антона Яремченко, Гриша чуть не вскрикнул от неожиданности.

— Кто это в сельсовете поселился? — равнодушно спросил Антон Степанович.

— Кто же? Тактакало, Примак!..

— Примак?! — Яремченко вскочил на ноги, даже скамья заскрипела.

— Перебрался… И половину колхозного добра туда перетащил.

— Да-а… Положение наше, как говорится… Слушай сюда: запряги своего Буланого и незаметно отвези товарища в одно место.

Мать на ощупь перестелила постель. Выпрямилась.

— Опасно сейчас, Антон, Налыгачи шныряют по ночам, как псы охотничьи. Еще наткнемся на них.

Антон Степанович задумчиво расхаживал по устланному соломой полу, и солома сухо потрескивала под его сапожищами.

— Так-то оно так… Надо что-то придумать.

В хате водворилась тишина, даже раненый перестал стонать. Наверное, уснул, бедняга. Светился огонек папиросы в руке дядьки Антона, который присел на скамью и положил голову на руки. Папироса выпала из его рук на пол, и задымилась солома. Мать тут же затоптала вспыхнувший огонек, а окурок бросила в печь.

— Вздремни, Антон, вздремни, — промолвила шепотом.

— Что? Что ты сказала? — Борода тяжело поднялась.

— Вздремни, говорю. Намаялся небось.

— Э, нет, голубушка, некогда мне дремать. Так что будем делать?

— Я так мыслю своей бабьей головой: рано утром уложим товарища на воз, прикроем соломой… Я поеду в лес, будто по дрова… Скажи только, в какое место.

— Хорошо, пусть так… Ну, дружище, до завтра. — Он опустился на одно колено, пожал локоть раненому и что-то сказал шепотом. Поднялся, надел картуз. — Проводи меня, Марина.

Мать вышла с Яремченко и вскоре возвратилась.

— Не спишь, Гриша?

— Не сплю, мама. А что?

— Что, что, — передразнила беззлобно. — Дядька Антон назвал вас молодцами. «В наши дни — это подвиг», — вот такое сказал.

— О ком, мама?

— О тебе с Митькой и о деде Зубатом.

— За что?

— Ишь, матери родной не похвалился.

— Чем не похвалился?

— Как памятник спасали.

— И-и-и, — как всегда, пропел Гриша. — Так разве это так сложно?

И стал вспоминать, как все было. Целый день следили они с Митькой за двором Примака. Едва стемнело, Налыгачи затпрукали на лошадей. После того как открылись ворота и две подводы, выехав со двора бывшего сельсовета, направились через выгон, хлопцы помчались к деду Зубатому, с которым договорились еще днем. У того уже стоял наготове запряженный вол.

— Понешла нечиштая сила ворюг? — тихо прошепелявил старик.

— Понесла, — выдохнули оба хлопца.

— Ну, помоги нам, боже, — сказал по обыкновению дед, как всю жизнь говорил перед дорогой, перед началом хорошего дела.

Ленивый вол шел на удивление послушно. Ехали по песку тихо. Смазанные дедом колеса не скрипели. Подъехали к лежавшему на земле среди привядших сальвий памятнику.

Напротив, в хате сельсовета, где теперь жили Налыгачи, было темно. Старая Федора, оставаясь без мужчин, закрывала ставни, запиралась на все запоры, и неизвестно, спала или не спала, дожидаясь ночных добытчиков. Знала, что пусть на рассвете, но явятся — грязные, очумелые и злые. Разгрузят добытое и начнут стаканами лакать сивуху.

Постояли, вслушиваясь в тишину. Ни звука. Старик подошел к памятнику, еще минуту выждал.

— Ну, помоги бог… — И ребятам: — А ну, с того конца поднимайте.

Не думали ребята, что все кончится так благополучно, что тихо и мирно доберутся к дедову двору. Доехали.

— Ну, спасибо тебе, — похлопал старик по крутой шее вола, запряженного в оглобли. — Не подвел… А теперь, хлопцы, все проще… Давайте потихоньку к тому стожку…

В стоге уже было приготовлено место. Туда и уложили памятник, завалив его соломой.

Когда старик выпряг вола и отвел его в сарай, сказал ребятам:

— Вы ж никому, даже мамам своим не тово… Вас по малолетству, может, и не тово… А я хоть и стар, и голова, может, не очень умная, а потерять ее жалко… Поняли?

— Поняли, — выдохнули вместе.

— Ну а если, случится, найдут, — дед раздумчиво покачал головой, — то за такое святое дело и помереть не страшно. Поняли, хлопцы?

— Поняли.

— Вот какой он, дед Зубатый, — тихо проговорил Митька, когда вышли на свою улицу.

— А ты думал! — воскликнул Гриша, словно упрекая дружка своего, что тот раньше плохо знал деда. Кто, мол, скот в Саратовскую область отогнал? Дед Зубатый! Сколько приключений и злоключений было с ним, а ведь все до единой коровки сдал, пробился назад домой и справку с печатью на стол председателя положил.

Вот какой! А говорят: старуха деду голову затуркала. Выходит, не затуркала. Разве смогли бы они с Митькой управиться с памятником без старика? Да ни за что! Поначалу Гриша и сам не очень-то верил, что учительница сумеет уговорить деда Зубатого на такое дело. Уговорила. Потому — учительница. Впрочем, не пришлось и уговаривать.

Все это вспомнилось Грише, когда мать вернулась из сеней и передала слова Яремченко…

Мальчик заметил: раненый приподнялся на локти и почему-то стал внимательно смотреть на маму, которая стояла к нему спиной. А когда мама ему сказала: «Я вам приготовила кровать», он вдруг тихо воскликнул:

— Марина?!

Мать повернулась на голос и кинулась к раненому, присела возле него на корточки.

— Михайло?.. Швыдак?..

Запекшиеся губы раненого изогнулись в горькой улыбке.

— Вон как пришлось вновь встретиться.

Гриша тоже вытянул шею. Вот так встреча! Это же тот самый командир, который подарил ему звездочку. Видимо, не пробился к своим, застрял в лесах.

— Такие дела, Марина. Кто знал, что так встретимся…

— Ничего, Михайло. Болит?

— Печет… В лесу мне сделали перевязку — теперь порядок.

— Какой там порядок. У вас жар. Уложу на кровать, там мягче.

— Лучше бы в сарай, на сено…

— У нас нет немцев.

— Нет — будут.

— Уже были.

— Вот видите. А в селе не нашлось предателей? Полицаев назначили?

— Еще нет.

Уговорила-таки Михайла и помогла перебраться на перину. Накормила, укутала раненую ногу, чтоб тепло было.

— Ну, спокойной ночи, Михайло. Нам с вами рано вставать.

— Спокойной ночи, Марина.

Бабушка притворилась спящей. Стонала, будто во сне, ворочалась с боку на бок. Утром она даже не спросит невестку, кто ночевал у них. Раз причастен к этому Антон, значит, так надо.

Марина проснулась чуть свет и хлопотала у печи. Михайло проснулся уже давно, лежал тихо и думал свои невеселые думы. Когда под ним заскрипела кровать, Марина встрепенулась:

— Вы не спите?

— На том свете высплюсь, — невесело пошутил Михайло. Прибавил свое привычное: — Порядок! Чего там…

Марина поставила перед ним вареный картофель с жареным мясом, соленые огурцы. Гость, потянув носом, блаженно улыбнулся.

— Благодать. Будто ни войны, ни смертей. Лежи себе и ешь картошку.

— Ну да. Особенно вам — «благодать»… Давайте ешьте скорей. В дорогу пора.

Когда Михайло позавтракал, мама разбудила Гришу. Но если сказать правду, то он уже давно не спал.

— Куда в такую рань?

— Вставай, сынок, нужно собираться. — И вышла, тихо скрипнув комнатными, потом сенными дверями.

Михайло Швыдак сидел на лавке уже одетый и виновато, как-то горестно улыбался. Словно не мог понять, каким чудом оказался у этих людей, и будто извинялся, что пришел в их дом немощным, покалеченным. Гриша узнал его сразу, хотя тот и отпустил усы.

— Вот так, брат, — шевельнулись его пересохшие губы.

На дворе послышались тяжелые шаги, и Гриша припал к окну. В утренней мгле узнал Миколая. Тот, переваливаясь с боку на бок, шел к дверям.

— Дядя, прячьтесь! Ложитесь, укройтесь одеялом! — И потащил Швыдака к кровати, накрыл с головой.

А сам снова к окну прилип. Миколая перестрела Гришина мать, стала на пороге.

— Почему в хату не пускаешь? — басил Миколай и стегал хлыстом по земле.

— Спят еще там. Дитя малое разбудишь, — вырвались у Марины первые пришедшие на ум слова. — Зачем тебя принесло ни свет ни заря?

Верзила нахмурился, словно колебался — говорить или нет, затем почему-то тяжко вздохнул и ответил:

— Служба…

— Разве ты уже на службе? — удивилась.

— Ага… Считай — на службе. Вчера вечером приезжало из районной управы начальство, велело всем к молотилке.

— Ой, как же я пойду? Вон в лес по дрова собралась, видишь, запрягла уже…

— Большое дело! Гришку пошли. Парубок почти. Скоро по девкам будет бегать. Только смотри, сейчас же к молотилке… А то ведь новая власть не станет нянчиться. Это тебе не Советы. Сейчас же…

Миколай еще о чем-то рассусоливал, пускал прямо Марине в лицо дым злющей-презлющей махорки. Наконец потопал к воротам.

— Ой, чуть не умерла, — вбежала Марина. — Новая власть зашевеливается. Как червяк в мае. — И Грише весело, подбадривающе, кивнув на Швыдака: — Узнал дядю?

Скажет еще такое — «узнал».

— Я еще вчера…

— Вот что, сынок. Если знаешь, тогда слушай. Повезешь дядю к Чистому озеру. А, случится, наскочишь на этих Налыгачей, скажешь — за дровами. У Чистого озера тебя встретят…

И словно только сейчас поняла, в какой опасный путь посылает сына.

— Найдешь дорогу?

— И-и-и… Да я с закрытыми глазами! Может, и Митьку позвать?

Мать вопросительно посмотрела на раненого.

— Не стоит, Гриша, лишних людей, — сказал лейтенант.

— Дядя, а Митька не тово… не лишний…

— Понимаю, понимаю. Друг и прочее… Но лучше один. По дороге объясню почему.

— Вот и хорошо, — вздохнула Марина.

Хорошо? А кто знает, как оно будет. Впервые отправляет сына на такое дело. Хорошо, если хорошо. А вдруг невзначай встретят, пороются в соломе? Ой, даже жуть взяла… Может, не идти к молотилке и самой отвезти Михаила?.. Ага, не пойдешь, могут заподозрить. Нет, все-таки, наверное, безопаснее, если мальчик поедет за дровами.

Марина взяла раненого под мышки, повела.

— Давайте, Михайло, потихоньку…

Кусая губы, Швыдак попрыгал на одной ноге в сени. У самого сенного порога стояла подвода. Мать проворно умостила Михайла, прикрыла сверху соломой.

— Выздоравливайте скорее… И счастливо, — прошептала.

— Спасибо, Марина, — тоже тихо проговорил из-под соломы лейтенант.

Гриша взялся за вожжи, солидно нокнул. А мать вслед, чтобы слышали на Поликарповом подворье:

— Не мешкай, сынок! Топор не забыл?.. Да смотри труху не вези.

Гриша махнул кнутом, Буланый побежал быстрее, подвода заскакала на ухабах.

— Гриша, Гриша, тише, — застонал Михайло.

Парень побелел. Он как раз поравнялся с Поликарповой хатой. На пороге стоял старый Налыгач, сверлил малого прищуренным глазом.

— Куда это ты, банда, в такую рань?

— За дровами. — Сухой, шершавый язык еле повернулся во рту.

— Так-так-так… Еще глаз не продрал — и за дровами? Хозяйственный ты стал!

Ни жив ни мертв ехал Гриша в лес. И лишь когда телега свернула в орешник, немного отошел. Разгреб солому, открыл раненому лицо.

— Пронесло? — хотел было подняться лейтенант.

— Лежите, лежите, а то, чего доброго, кто встретит, — запротестовал Гриша. — Болтнут Налыгачу, что ехали вдвоем…

— Лежу, — покорился лейтенант. А погодя спросил: — Испугался?

— Еще бы…

В лесу было так мирно, тихо и даже празднично, что Грише показалось — нет треклятых фашистов, нет страшной войны. Медленно, будто невесомые, падали желто-горячие кленовые листья с темноватыми прожилками. Дрожала осина и стряхивала с себя пятаки-листочки. А березки, словно девчонки, надели пестрые платочки и ходили в плавном хороводе.

Таранивку невозможно себе представить без леса. Ягоды на столе откуда? Из леса. А чем поят Гришу и Петьку от простуды? Вареньем из лесных ягод. Откуда тепло в хате полещука? Из лесу.

Словом, лес для полещука, жителя Полесья, — если не весь мир, то полмира. Гриша больше всего любит в лесу березки. В березняке всегда весело, светло, солнечно. А как хорошо говорит про лес бабушка! «В еловом лесу грустить, в сосновом молиться, в березовом — веселиться». И правда, в еловом темно и печально, потому что солнце туда не заглядывает и птица там не поет. В сосновом всегда торжественно, величаво, сосны устремляются ввысь и гудят, как мачты. А в березовой роще красиво и радостно; верно говорит бабушка: только веселиться!



Где-то далеко в голубеющем небе загудел самолет, напомнив обо всем настоящем…

— То вы вчера… в лесу?.. — повернулся Гриша к Швыдаку.

Михайло вздохнул, нахмурился и промолчал.

— Драпали фрицы?

— Кто попроворнее…

— А кто нет?

— Ну, тот землю нашу ест…

Еще помолчав, четко, как на диктанте, проговорил:

— Мы их в гости не звали… Вот и «угощаем» этих незваных…

И он, Гриша, «угощает»? Ну, не пулями, но вот сейчас, например, выполняет боевое задание!.. А вот Митька не знает об этом. И нельзя будет рассказать дружку — военная тайна.

От этих мыслей Гришу отвлекли знакомые липы-сестры. Шесть их выросло из одного корня, да так и живут, знаменитые во всей округе. Шесть красавиц.

Вскоре между бронзовыми стволами сосен заблестел холодный плес Чистого озера. Гриша насторожился. Остановил Буланого, внимательно осмотрелся. Вроде бы тихо. Но недруги могли прятаться и в этих кудрявых кустах, и вот в том густом орешнике… Даже Буланый повернул туда голову, раздувает ноздри, прядает ушами… Ветки орешника вдруг раздвинулись. Гриша судорожно дернул Швыдака за рукав.

— Свой, — успокоил тот. — Видишь, красная лента на шапке.

— Дядя Антон? — и верил и не верил Гриша, когда бородатый подошел ближе.

— А кому ж еще встречать тебя в лесу? — как равному ответил Яремченко.

Антон Степанович молча взял Буланого под уздцы и повел в лесную чащу. Уже когда спрятались в буйном орешнике, сказал парню, хмуря брови:

— А где ж мама? Почему не она привезла?

— На работу погнали… К молотилке.

— Вон как… Уже хозяйничать начали?

— Начали…

— Ну, Гриша, спасибо… Без приключений обошлось?

— Без…

— Как самочувствие? — участливо наклонился к Швыдаку.

— Могло быть и хуже, — попытался улыбнуться Швыдак. Взял Гришину ладонь да так крепко пожал, что пальцы слиплись. — Ну, спасибо, дружище. Теперь, брат, и ты боец.

У Гриши даже щеки запылали. Жалко, что никто из таранивцев не слышал, а сам расскажет — не поверят… «Погоди, погоди, хлопче, — мысленно одернул себя. — А кому это ты собираешься рассказывать? Смотри, дойдет до Налыгача, тот из района немчуры наведет. Надо крепко держать язык за зубами. Разве что Митьке…»

Когда незнакомый человек в пилотке со звездой, но в штатских брюках и фуфайке взял в руки вожжи и повез Швыдака дальше, Гриша собрался было пойти за Буланым, но Яремченко остановил:

— Постой. Никуда твой Буланый не денется…

Вон как у них. Правда, чего это ради постороннему человеку глазеть? А он, дурак, бросился вслед…

— А ну расскажи, как вы там с дедом Зубатым? Надежно спрятали?

— И-и-и. Какая из сена надежность? Подожгет придурковатый Миколай стог и…

— Перепрячем… Немцы по селу не шныряли?

— А их больше не было в селе. Как уехали тогда, так и не показывались.

— Покажутся… Посиди вот тут, дело к тебе есть. — А сам отправился в глубь орешника.

Вишь, уже дело есть к Грише. Он присел под сосной.

Неожиданно подкатился невысокий, кругленький партизан с карабином через плечо. Лицо его, видимо, еще не старое, но все как есть в морщинах. Гармошкой собрались морщины на лбу, лучиками расходятся от глаз, разбегаются от уголков рта.

— О-о, у нас уже и пионеры есть!

— Я не ваш, — с досадой ответил Гриша.

Тот, с карабином, оказался словоохотливым.

— Юридически ты, может, и не наш, а раз пришел в лес, если тебя сюда пропустили, если доверили да еще и поверили — тут другой коленкор. У нас первого попавшегося сюда не пустят. Значит, ты наш. Помню, когда я впервые встретился в лесу с комыссаром… Комыссар меня и спрашивает…

— Крутько, к командиру! — донесся голос из орешника.

Партизан будто и не слышал того голоса.

— Дядя, то не вас кличут? — кивнул Гриша на орешник.

— Понял? «Крутько, к командиру!» Значит, Крутько тут не последняя спица в колеснице. Не позвали же вон того, что котелок драит, — показал на пожилого человека под сосной, сосредоточенно чистившего закопченный чугунок, — а Крутька. Он незаменим в разведке. Пусть пытают, пусть язык отрежут — какие угодно муки выдержит, но ни слова не скажет. Как каменный.

— Крутько! Хватит тебе хлопца побасенками кормить.

— О, слышишь, не могут без Крутька. Крутько сюда, Крутько туда. Комыссар без меня как без рук. Комыссар говорит…

— Ты что, оглох?! — уже сердился тот, что за орешником.

Крутько уже из орешника высунул свой подвижный нос:

— Понял? Без Крутька как без рук…

Где-то близко, тихо, мирно, как в полевой бригаде в обеденный перерыв, пофыркивали кони, над головой выстукивал дятел. И все-таки вокруг было тревожно.

Где-то там, за орешником, а может, еще дальше, лагерь. А здесь, вероятно, дозорные посты.

— А ну покажите мне его, — услышал Гриша совсем знакомый женский голос. Невольно вскочил на ноги, шагнул навстречу голосу. Между деревьями кто-то мелькнул в синем. Из орешника выпорхнула девушка.

Перед Гришей стояла Ольга Васильевна, в знакомой синей кофте, как всегда, веселая, энергичная, улыбающаяся.

— Не ожидал меня здесь увидеть?

— Нет…

— Вот ты какого мнения обо мне! — И расхохоталась.

— Да нет, я не то хотел…

— Ладно, ладно, — она потрепала лен его нечесаного чуба. — Не оправдывайся.

Тут же появились Яремченко с плетеной корзинкой в руках и двое незнакомых партизан. Незнакомцы загрузили телегу сухими ветками.

— Ну, тронулись, — махнул рукой Антон Степанович.

Таинственно поскрипывали колеса, косил глазом Буланый на партизана, который держал его за уздечку, выводя на дорогу к Чистому озеру.

У Чистого телега остановилась. Яремченко положил широкую ладонь на худое Гришино плечо.

— Вот что, хлопче, слушай меня. Ты уже, можно сказать, взрослый…

«Вот бы Митька услышал… И мама тоже. А то ведь только знают: „Ты еще маленький… Будешь все знать — скоро состаришься…“»

— Ты, Гриша, пионер. Должен понимать, что к чему. Если кто спросит: «Где был?» — «За дровами ездил». Никого ты не возил, меня не видел и вообще ни черта лысого, как говорят, не встречал в лесу, кроме Ольги. А она грибы собирала… Вот и весь кандибобер, как говорил твой батько.

Только теперь Гриша обратил внимание на корзину в руках Ольги Васильевны, полную боровиков. Когда она перекочевала в руки Ольги Васильевны?

Антон Степанович улыбнулся в свою каштановую бороду.

— Раскумекал?.. А теперь трогай. Маме и бабушке привет.

И уже Ольге Васильевне, хрипло кашляя в кулак:

— Смотри, Оля, осторожнее… — И пропал в золотистой чаще-гуще.

Выехав на дорогу, Гриша легонько тронул Буланого, и тот весело потрюхал в Таранивку.

Дорога знакомая: по ней не раз ездил Гриша с отцом — за дровами, на базар в Чернобаевку… Но разве можно сравнивать те, как кажется Грише, далекие довоенные годы с этой поездкой? Раньше он или спокойно спал себе на сене, или вглядывался в небо и прислушивался к веселому птичьему базару.

А теперь Гриша едет своим лесом и остерегается каждого куста. Смотрит, как бы не наскочить на чужеземцев, что свалили памятник, или на Примака с прищуренным глазом, или на верзилу Миколая. Могут ведь выйти из-за каждого куста и спросить: «Куда это тебя носило?» Или: «Кого это ты возил?»

С тревогой посмотрел на Олю, словно спрашивал свою пионервожатую, может ли случиться такое в лесу.

Не знал Гриша, что думала Ольга в ту минуту, но будто разгадала его мысли, сказала, как взрослому:

— Закончилось, Гриша, твое детство.

— Как это закончилось?

Поскрипывал нагруженный воз, пофыркивал Буланый, попискивала птица в кустах — и снова лесная тишина, извечная и вместе с тем какая-то ненастоящая, затаенная.

— Как это тебе объяснить?.. — нарушила затянувшееся молчание Ольга. — Одним словом — война…

«Кончилось твое детство». Как это оно может кончиться? Вот так внезапно, сразу, в один день?..

Нет, такого, конечно, не бывает. А как бывает? А так, как оно и случилось. Что-то в его жизни переменилось, что-то вошло новое, неведомое и вместе с тем тревожное.

Тревога теперь везде — и на земле, и в лесу, и в небе, и в душах людских. В душах, наверное, самая тревожная из тревог.

Лесные гости

На Поликарповом дворе стучали молотки, шипела пила, сухо шелестел рубанок — Налыгачи отгораживались от села высоким забором из свежих, пахнущих смолой досок, расширяли сарай, ставили сруб под конюшню.

Микифор и Миколай уже не скрывались, а свободно разгуливали по селу, хвалились — один дезертирством, второй побегом из тюрьмы.

— Нет дураков — лоб под пулю подставлять, — говорил один.

— Когда нас перегоняли в другое место, я в лесу шарахнул в кусты и — приветик, Советы. Ги-ги… — хвастал второй.

Кичились, что перехитрили Советы, что теперь им на все наплевать, ибо таких людей немецкая власть не оставляет без внимания, не обходит лаской. В соседних селах уже побывали коменданты, вот-вот и к ним пожалуют. Именно поэтому так суетилась откормленная Федора: что-то носила из погреба, потрошила кур, жарила-варила, словно к свадьбе готовилась. Поликарп тоже без дела не сидел — шнырял по селу или крутился около сыновей и что-то тараторил им.

В то утро Микифор, выйдя на подворье, приложил руку козырьком над глазами, крикнул:

— Папаша, идите-ка сюда! Смотрите, вон. Не гости ли?..

Поликарп вышел из хаты и не спеша направился к воротам. Выбежал и Миколай.

— Что там случилось?

Микифор вытер вспотевшее лицо, показал на луга, по которым ползли немецкие машины.

— Туды его к чертовой матери. Они! — кивнул головой старик. И крикнул в хату Федоре: — Ты там, тово!.. Сейчас, тово, будут!

А сам, сдернув с головы картуз-блин, пригладил гусиный пушок на темени и рысцой побежал навстречу «новой власти».

Машины остановились у хаты деда Зубатого. Из кабины первой молодцевато выпрыгнул молодой и красивый немецкий офицер с перевязанной рукой. Рядом с ним появился какой-то вылинявший, как старая фотография, панок с вялым ртом и безбровым лицом. Красивый немец огляделся вокруг и сказал безбровому панку:

— Тут — сходка!

Подбежал, заплетая ногами, Поликарп, усердно поклонился офицеру. Вот те на! Да это же тот, который гостинец дал, коробочку сигарет! А в селе болтали, будто те, что надругались над памятником, уже на том свете… Выходит, живой. Только, видать, лесные хлопцы потрепали — левая рука на перевязи… С офицера перевел взгляд на панка. Будто лицо знакомое.

— Поликарп, ты? — выдавил из себя панок, и Примак узнал бывшего хозяина большой паровой мельницы в Чернобаевке.

— Свирид?!

— Он самый… Хе-хе! Не ожидал?

— Туды его к чертовой… — не закончил, захлебнулся на слове, затакал, словно трещотка: — Так-так-так, вот оно как. А мы думали, и косточки твои, тово…

— Индюк тоже думал… — недовольно поморщился бывший хозяин паровой мельницы.

Поликарп закашлялся, промымрил свое привычное:

— А вы раз, два — и ваших нет? В Германии или в Гамерике, тово… житие имели?

— Сейчас не об этом речь, — еще больше сморщился панок. И, наклонившись к офицеру, пролопотал что-то по-немецки. Офицер приложил два пальца к козырьку высокой фуражки, потом протянул эти два пальца Примаку.

— Отшень рад. Обер-лейтенант Франк.

— А мы уже, хе-хе, вроде знакомы. Пан офицер мне папиросы подарил… Так-так-так.

— Вот и нашли, кого надо, — проговорил панок по-украински, а потом — опять что-то по-немецки. Обер-лейтенант удовлетворенно кивнул головой.

Поликарп не надевал своего кожаного картуза-блина, хотя уже было холодно. Он все переминался с ноги на ногу, мялся, не зная, с какой стороны подступиться к «новой власти».

— Кгм… Свирид…

— Вакумович…

— Звиняйте, Свирид Вакумович. То, может быть, вы, тово… с ослобонителем зашли бы, честь оказали…

Панок и офицер перебросились словом по-немецки, и офицер, оскалив зубы в золотых коронках, милостиво согласился:

— Гут.

— Просим покорно, — согнулся Налыгач в три погибели, когда подошли к его хате. — Заходите в наш дом.

Миколай с Микифором стояли во дворе, вытянувшись перед «новой властью».

— Заходите, гости наши дорогие, заходите ослобонители наши, — стрекотала, пела на пороге Федора.

Гости пили и ели жадно, как в прорву. Особенно старался панок. Он сам успевал пить и есть и «дорогому ослобонителю» подкладывал, доливал.

— Колбаса — это национальная гордость, — объяснял пришельцу.

— Тошно, — кивал головой опьяневший Примак.

Он подливал господам самограй и старался вклиниться в их разговор, даже тосты произносил:

— За фюлера! Полную! За фюлера полагается полную!

— Фюрера, — скривившись, поправил полинявший панок, и Примак охотно согласился.

— Тошно, тошно, за фюлера… Полную у нас за флю-флю… хлю… тьфу ты, погань всякая на язык лезет. За пана охвицера, потому как фю… флю… И придумают же нехристи. Трудно даже выговорить.

— За ослобонителей, — подпевала Федора, еще более раскрасневшись.

— Го-рилка, — объяснял между тем облезлый панок офицеру, — тоже национальная гордость. Недаром украинцы говорят: будет колбаса и чарка, то минует и сварка.[4] Мы считаем, ссоры между фюрером и украинским народом никогда не будет. Пусть герр обер-лейтенант посмотрит на представителя украинского народа, который с присущим народу гостеприимством угощает представителя немецкого…

Налыгач переел, перепил и по-пьяному икал.

— Тошно, тошно… С флю… тьфу ты… с флюрером ссориться не будем. Это — тошно…

Ему было приятно, что панок оценил его старания.

— Жили мы, Свирид, так: «Прикладай да прикрадай — то будешь иметь».

— И вы старались, прикрадывали?

— Как видите.

Налыгач показал на хату, заваленную всяким награбленным добром, на новый двор за окном.

— У вас в доме, как в магазине, — еще раз похвалил панок Налыгача и снова дорвался до курятины, до колбас.

— Цу енде, конец, — сказал красивый офицер.

Когда «ослобонители», красные от Налыгачевого самограя и обильных Федориных яств, пошатываясь, вышли на улицу, солдаты весело, будто скотину, сгоняли людей.

— Сходка! — тарабанили прикладами карабинов и автоматов в калитки, двери, окна.

«Сходка!» — ползло по Таранивке слово, напоминавшее старым людям давно забытые, древние, поросшие мхом времена.

Митька и Гриша тоже услышали про сходку и чуть ли не первыми прибежали на площадь.

— «На майдани коло церквы революция иде», — тихо продекламировал Гриша.

— Какая революция?

— Это я стихи вспомнил. Забыл разве?

— Почему забыл?.. «Хай чабан, уси гукнулы…» Не забыл.

Бывало, на колхозные собрания люди приодевались, торопились с шутками. А нынче будто идут на похороны — молча, согнувшись. И не шли, а как-то волочили ноги, словно чужие. Вон баба Зубатая до чего раньше потешная была. Где она — там и хи-хи, и ха-ха, а теперь губы сжаты, брови нахмурены, глаза считают кочки на дороге. Что-то про себя шепчет, посматривая на тех, в серо-зеленых куцых шинельках.

Поликарп топтался возле молодого красавца офицера и вылинявшего панка, лебезил перед ними, бубнил многозначительно:

— Так-так-так…

— Вытакивает иудину должность, — не выдержала баба Зубатая. — Вот тебе и молчун. Ждал своего часа.

На старуху зацыкали, и она притихла.

Между тем офицер поднял здоровую руку, призывая к тишине. Заговорил. Голос у него был звонкий, нетерпеливый. После его речи панок откашлялся, посмотрел разок-другой на офицера, разок-другой на Налыгача и пересказал все по-украински, сводившееся к одному — нужно выбрать старосту.

Мужчины и женщины переминались с ноги на ногу, хукали на красные от холода пальцы, молчали. Гриша, стоя в толпе, неожиданно встретился взглядом со своей учительницей Екатериной Павловной; в стареньком сером платке, теплом пиджаке и поношенных валенках она казалась куда старше своих лет.

На площади стояла тишина. Люди не смотрели друг на друга, стыдились.

Дожили! Как стадо овец, согнали прикладами на площадь. Дожили…

Тишину нарушил вылинявший панок:

— Герр обер-лейтенант великой армии великого фюрера просят назвать, кого мы пожелаем назначить старостой.

Молчал народ на площади, долго, безнадежно долго молчал.

— Чего молчите? Онемели, что ли? — начал уже закипать от злости панок.

А толпа не пошевельнется, как оцепенела.

— Раньше большевики подсовывали вам своих голодранцев в сельсоветы, а теперечки новая власть разрешает — кого заблагорассудится выбирайте. О!

Тишина, кажется, сгустилась еще больше.

Золотозубый играл стеком, нетерпеливо поглядывал на золотые часы. Наконец не выдержал, что-то гаркнул безбровому. А тот:

— Я думаю — нам подойдет Поликарп Налыгач. Хозяином был до Соловков.

— Вас ист дас — Соловки? — наклонился к панку красивый.

Панок коротко объяснил, на что офицер заржал, как лошадь, и, похлопав Налыгача по плечу, изрек свое:

— Гут! Гут!

Приосанился золотозубый, ткнул стеком в грудь раскрасневшегося «хозяина до Соловков». Крепко выпивший Примак неумело и неуклюже выпрямился, покачнулся и чуть было не шлепнулся на землю. Если бы панок не поддержал, лежать бы кандидату в старосты в болоте. Не рассчитал самограя, на радостях хватил лишку.

Благодарно кивнул панку и выпятил вперед тощую грудь, заискивающе глядя в рот «новой власти». А «новая власть» устами красивого и золотозубого изрекла:

— Поликарп Налыгач — старост…

После чего панок выкрикнул:

— Начальником таранивской полиции назначается пан Кирилла Лантух.

На минуту люди зашевелились, и снова — тишина. Пан Примак — ну что же, пусть будет и пан Примак. Пан Кирилла? Что же? Пусть будет и пан Кирилла. Видать, настало время всяких отбросов.

Лишь баба Зубатая не вытерпела, обронила:

— А чтобы над тобой пановала веревка с тугой петлей. А чтоб тебе то панство боком вылезло. Чтоб в твоих печенках-селезенках пановали всякие болячки…

Лантух этого, разумеется, не слышал. Стоял надутый от сознания своего величия или от выпитого самограя. Загривок налился кровью, вот-вот от него брызнет.

— А теперь пан Лантух прочитает приказ немецкого командования, — подал голос новоиспеченный староста Налыгач.

А Лантух и читать-то толком не умел. Жил он где-то на дальнем лесном кордоне и в школу почти не ходил. Они с отцом тайно промышляли ворованным лесом. Перед войной куда-то исчезли, спасаясь от суда. А нынче снова объявились.

— Уразумели? — грозно спросил Налыгач, после того как Кирилл прочитал по складам приказ, точно проблеяв. — Вопросив не имеется?

Какие уж там вопросы, все было ясно. Не выполнишь приказа немецкого командования — расстрел. За связь с партизанами — расстрел. За ночевку в твоем доме посторонних — расстрел.

Только бабка Зубатая тихо отозвалась:

— Дожили, конокрады нынче будут верховодить… А чтоб ты не знал ни дороги, ни доброй стежки…

Снова на нее зашикали: держите, баба, теперь язык за зубами, а то, не ровен час, потеряете его вместе с зубами и головой.

Но бабка никак не могла утихомириться.

— Что вы на меня цыкаете?! Буду я бояться каких-то конокрадов! Чтоб они с ума да с доброй стежки посходили!

После собрания, когда уехали немцы, уже Кирилл Лантух и Налыгачи — и старик, и Миколай с Микифором, и даже неуклюжая Федора — разъясняли людям, кого будет «новая власть» расстреливать:

— Всех, кто против нее…


Давно уже смерклось. Бабушка и Петька спали, мать мыла посуду на лавке, а Гриша сидел на лежанке и от нечего делать перелистывал старую книжку о полесском разнотравье, когда-то привезенную отцом из Чернобаевки. Сначала он ничегошеньки в ней не смыслил. Но бабушка помогла разобраться. Прочитал о пижме, но не ведал, что это за трава. Бабуся показала ему пижму, высокую траву с желтым соцветием, которую видел каждый день и не знал и не гадал, что она и есть эта самая пижма. Тот подорожник, по которому он топтался босыми ногами, оказался лекарственной травой, с давних времен приносящей людям много пользы. Теперь он совсем другими глазами смотрел на широкие в прожилках листья. Да и на себе довелось ему испытать целительное свойство этой чудо-травы: прошлый год, когда глубоко ранил ногу косой и рана начала нарывать, бабушка прикладывала к ней подорожник, и за неделю рана затянулась. Селянину надо знать травы: шалфей и спорыш, девясил, от которого у человека прибавляется девять сил, зверобой и много всякой всячины.

Тихо заскребло в окне.

— Кого там носит в такой поздний час? — встревожилась мать.

Гриша прилип лицом к стеклу. С той стороны на него смотрели монгольские глазки Митьки. Он жестами звал друга на улицу.

— Кому там припекло? — спросила мать.

— Это Митька.

— Чего это ему в такую пору?

— А я зна?..

— Секрет?

— Чи-исто…

— Нет, тут что-то нечисто.

— Ай, перестаньте, мама.

— Ну ладно уж, иди, розбишака, — дружелюбно улыбнулась «хозяину» мать. — Только смотрите.

— И-и-и, — пропел Гриша и шмыгнул в сени.

На улице строго спросил:

— Ты чего?

— Тут такое дело, Гриш…

— Тише.

— А я и так тихо.

— Ну?

— Командиры закопали в лесу оружие и всякое обмундирование.

— Ну и что?

— Как что? — даже обиделся рыжий дружок. — Кто-то отрыл яму и украл все..

— Что ты мелешь?

— Т-с-с! Это еще не главное. Красноармейцы спрятали там знамя. Так и знамя…

— Украли? — схватил Гриша своего дружка за локоть. — А не бре?..

Митька обидчиво шмыгнул носом: ему тайну открываешь, а он еще и не верит. Тоже друг ситцевый!

— А откуда ты знаешь про… знамя?

— Ольга Васильевна.

— Не бре?..

— С тобой балакать… Она брату, Саньке, рассказала… Меня мамка послала сена телке с чердака сбросить… Полез я на чердак. Вдруг слышу — в хлев кто-то зашел. А это Санька с Ольгой. Я так и прикипел около дымохода, чтобы не напугать их. И Ольга рассказала…

В Гришиной голове шевельнулась неясная догадка.

— А где та яма была — знаешь?..

Митька переступил с ноги на ногу. Молчал. Не знал или не хотел говорить. А Гриша ему все начисто — про Швыдака, про лес, Яремченко, Ольгу Васильевну… А он смотри какой…

— Военная тайна? — он дернул Митьку за рукав, и тот даже попятился.

— Ладно. Слушай. За липами-сестрами. В Дубовой роще. Да тише. А то еще Налыгачи… У них уши длинные.

— За липами-сестрами? — Гриша тихо свистнул.

— Т-с-с-с, дурень…

И Грише вспомнился осенний день, когда они с Митяем ходили в лес и встретили там Налыгача, который был весь исцарапан ветками боярышника, и одежда висела на нем клочьями; еще услышали от него обидные слова: «Смотри мне, почирикай!»

Гриша нагнулся к Митяю и дохнул ему в самое ухо:

— А где мы с тобой встретили Примака? Где он споткнулся и полетел? Вспомни. Ну?

Тот даже рот раскрыл.

— Точно, за липами… Так…

— Вот тебе и «так»… Айда к Ольге Васильевне!

Пробирались селом сторожко, чтобы проскочить незаметно, не взбудоражить собак, чтобы никто не выследил.

Вот и ее хата. Тихонько постучали в окно. Ольга Васильевна вышла в накинутом на плечи пуховом платке. От нее веяло домашним теплом, уютом.

— Это вы, хлопцы?

Хлопцы… Раньше пионервожатая не называла их так. Детьми, пионерами. А теперь — хлопцы…

Ольга Васильевна зябко повела плечами.

— Что случилось? Заходите в хату, хлопцы…


Краснощекий Миколай принес домой новость, от которой у матери начала дергаться щека.

— Окруженцы ищут знамя… — хмуро вымолвил Миколай. — Вот такие вареники. Кирилл Лантух просил передать. А еще сказал: увеличили немцы таранивский полицейский куст. Может, и Микифора в полицию?

Миколай стоял в нарочито картинной позе, выставив вперед ногу в начищенном сапоге и засунув руки в глубокие карманы штанов. В правом кармане лежал наган и холодил ему пальцы. Ждал, какое произведет впечатление на отца новость.

— Что вы скажете на это, пан староста?

— Насчет того, что у придурка Кириллы будет полицаев больше? — прищурил глаз отец.

— Я про знамя… Что вы скажете, пан староста?

— Кукиш с маком тем окруженцам. Вот так-то. И не кривляйся перед батькой, раз хватил лишнего! У кого это такой крепкий самограй?

— Здря вы, папаша.

— Что — здря? Скажешь, и не нюхал?

— Нет, выпить я выпил. В такое проклятущее время разве можно не пить? Тут выть начнешь, если не зальешь за воротник… Я говорю — насчет знамени здря, — хмурился Миколай.

Примак быстро повернулся к сыну, припечатал взглядом:

— Боишься, иродова душа?!

— Боюсь. — Почему-то дотронулся до шеи длинными, как у отца, узловатыми пальцами. — У меня одна голова. А Кирилл говорил: не сдобровать тому, кто… Это те, лесные, переказывали будто бы.

— Запугивают, — перебил Поликарп. — Под-думаешь, Антон бороду отпустил. Испугались мы его бороды. Не на таких наскочили, товаришочки… Хе-хе. Чтоб Крым и Рим пройти и медные трубы — да попасть чертям в зубы…

Помолчал Поликарп, прищурив глаз, и вдруг зыркнул на Микифора:

— Ты гляди мне — не распогань брата своего.

Миколай прыснул со смеху.

— Это вы про Микифора? Кто кого только может распоганить…

— Ну хватит болтать! — старик стукнул ладонью о стол. — Пошли перепрячем добро. Чего ты на меня вытаращился, Миколай? Говорю — надежнее перепрячем. Кому я сказал, Миколай? Завтра пойдешь в Чернобаевку. Расскажешь: шастают в лесах всякие недобитые, новой, мол, законной власти угрожают… Может, облаву, чтоб выловить тех, со шпалами и кубарями. Ну пошли! Мы быстренько, раз, два — и ваших нет. Айда!

Но все же возились долго, немало ведь имущества натаскали. Часть спрятали в огороде, в старой яме из-под картофеля, остальное рассовали в сенях, в сарае, на погребице. Уже в полночь вернулись в хату. Поликарп принес пурпурное знамя, кинул на лавку. Федора взяла полотнище, примерила к своему короткому торсу.

— Сроду в шелках не ходила, а на старость… Хорошая кохта будет.

— Ты что, белены объелась! — выругался старик. — Да нам за знамя советского полка освобонители… Правда ж, Миколай? Озо-ло-тят! Знаешь, как у них знамя ценится!

Миколай хмурился, тяжело поворачивая голову на бычьей шее, крутил цигарку.

— Правда-то оно правда…

Поликарп презрительно махнул рукой:

— Бородатых испугался?.. Да они нос побоятся высунуть из лесу. Минуло их царство.

Миколай затянулся цигаркой, повел белками покрасневших от самогона глаз.

— Это вы, батя, здря такое говорите. Не дюже они и боятся. Вон оберу врезали, а в Лемешивке на комендатуру напали. Разве не знаете.

— Не будь, Миколай, тем, кто имеет куцый хвост!

— Если вы, батя, такой шустрый да смелый, то чего третесь-мнетесь? Отнесите знамя сами. Свирид Вакумович подскажет, к кому лучше подкатиться, чтобы больше хапануть за него.

Поликарп притворно вздохнул:

— Туды к чертовой бабушке — «Свирид Вакумович подскажет…» Дурень ты, Миколай, как семь пудов дыма. Здоровьем тебя бог не обидел, шея — хоть ободья гни, кулачищем быка можешь ухлопать. А разума не дал всевышний.

— Разум — он по наследству передается, батя.

— Батя, батя, — закипал Примак, пропустив мимо ушей ехидное замечание сына. — Я и без твоего Свирида дорогу найду. А то он еще себе припишет… Я его, жмотяру, знаю, еще с тех ген-ген времен помню. За копейку родного брата продаст.

Но Миколай не унимался, продолжал бунтовать:

— Опасно, батя. Для них: есть знамя — есть полк, нет знамени — нет полка. Так что, если докопаются, каюк всем нам.

— A-а, пуганы уже. Ты лучше своей дурной головой подумай: кому лучше продать знамя — тому красавцу оберу или полковнику, а то и генералу? Кто больше даст? А?!

— Я думаю о другом — зачем окруженцы зарыли его в землю? Они, говорят, знамя всегда при себе носят… Вот заковыка…

— Какое нам дело?! Может, шли на задание, может, опасались облавы. Раз спрятали знамя, значит, им так надо было.

— Да-а-а, это ясно. Но если нас заподозрят…

Поликарп ударил кулаком по столу:

— Ну все. Будя! Тебе, Миколай, рано вставать… Микифор, ты у нас переночуешь или пойдешь к себе домой?

— Переночую.

— Ясно. Федора, где наше старое корыто?

— А вон оно, под печью. Зачем тебе?

— Тяни, морока. Сказано: здорова Федора, да дура.

— Кто это такое сказал? — обиделась Федора.

— Все говорят… Тяни, морока, быстрей тяни! А то рассусоливает.

Федора, сбитая с толку непонятным распоряжением, вытащила почерневшее деревянное корыто, треснувшее с одной стороны и выщербленное с другой. Оно было заполнено всяким тряпьем. Старик разгреб в корыте лохмотья, сгреб со стола знамя и затолкал его на самое дно, под тряпье.

— Тут же найдут! — испугалась Федора.

— Кто в такой дряни станет копаться?..

Разогнав семейство спать, Поликарп подул на лампу и кулем повалился на кровать. В темноте сладко зевнул и изрек:

— Жить плохо, ох-хо-хо, но если подумать, то кое-как можно… Так-так-так!

Федора, засыпая, промымрила:

— Ты долго еще будешь бубнить да такать? Спи уже!

— А ты, морока, помолчала б. И когда ты уже выспишься? И когда вылежишься? И так чуть не лопнешь.

На минуту замолк, чтоб позже добавить:

— Давно, видать, не нюхала кулаков моих.

Залаяли собаки. Поликарпа как волной подняло, мигом прилип к стеклу, но во дворе ничего не было видно.

— Кого это носит нелегкая? — прохрипел с тревогой.

Послышалось — будто звякнула щеколда калитки.

— Федора, спишь?

— Заснешь тут… — отозвалась с печи.

— Пойду посмотрю, кого там леший носит… Может, ворюги. Такое время… — Поликарп, взяв наган, лежавший в известном только ему одному тайнике, сунул его в карман брюк. Когда приплелся к воротам, понял, что за ними кто-то стоит.

— Открывайте, Налыгач, — услышал знакомый голос, от которого все внутри застыло.

— А у нас все д-дома… — Сунул руку в карман, ощутив холод металла. «Если один или два — пульну, не я буду — пульну».

— Принимай гостей. Давай открывай. Кончай тары-бары! — уже строже сказал голос за воротами.

«Нет, не буду пулять».

Примак кинулся к калитке, сунув на ходу куда-то под бревно наган. Откинул прикрученный проволокой крючок.

— Вы бы так и сказали, что это, как тот сказал, вы. Заходите, как тот сказал. Здрасте! Так-так-так.

Поликарп усердно кланялся, поддакивал, тактакал.

Антон Яремченко и несколько незнакомых зашли во Двор.

— Все? — Поликарп хотел выглянуть за калитку, но один, крепко схватив его за ворот кожуха, повернул назад.

— Так-так-так, — пробарабанил Поликарп, поняв без слов — ему незачем выглядывать за ворота.

Переступив через порог, он долго шарил в печурках новой печи, еще как следует не просохшей, кричал на Федору:

— Где ты шпички задевала?

Потом долго чиркал спичками, пока Михайло Швыдак не присветил карманным фонариком. Дрожащими руками Примак поднес спичку к фитилю лампы, мотнулся к шкафу, нащупал там пузатый полный графин, поставил на стол. Федоре кивнул: а ну, быстро принеси закусь.

— Чего же вы, тово… не садитесь?

Федора, слезавшая с печи, замерла на лежанке потому, что к старику решительно шагнул седой командир. Чисто побритый, шпалы в его петлицах сверкали парадным блеском, как и золотые пуговицы на шинели.

— Ты разрыл яму, пан староста?

— Так-так-так… Чего я плету? Какая яма? А разве… тово, она то-во? — залепетал Примак. — Ни слухом ни духом не ведаем. А старостой принудительно, людей спросите. Я не хотел… Насильно. Как ни отбивался. А охвицер с перевязанной рукой, которого, может, вы, хи-хи, угостили, при народе и говорит…

— Где знамя?!

Федора тяжело спускалась с лежанки, ватными, не своими ногами ступила шаг, другой, поплелась к седому:

— Чего вы привязались, товарищ начальник, за что вы ругаете его? Вон же председатель наш, Антон, товарищ Яремченко, не даст сбрехать. Он знает моего Поликарпа как облупленного. Иголки чужой не возьмет, не то что…

— Давно святыми да божьими стали? — молвил Антон, который до этого не вмешивался в разговор.

— Это мы сейчас увидим. — Командир кивнул Яремченко и Швыдаку. Те вышли в сени.

— Садитесь, — показал седой Поликарпу и старухе на лавку.

Примак и Федора неуверенно сели, руки у них дрожали, а у Федоры к тому же и щека дергалась.

Освоившись, старуха заерзала на лавке.

— Спросите, говорю вам, нашего Антона, товарища Яремченко. Мы же люди свои.

— Ага, — кивнул седой, — свояки. Ваша мама и его мама возле одной печки грелись…

Будто и не слышала Федора реплики о свояках, продолжала:

— Поликарп же и активистом был. Два лета завтоком назначали. И не хотел, а всунули. Один наш завтоком и сейчас где-то срок отбывает, а Поликарп не попался…

Эти слова не произвели впечатления на ночных гостей, и Федора хотела было начать с другой стороны. Но послышался шорох на печке, и командир выхватил пистолет:

— А ну, кто там, слезай!

— Это дите мое, товарищ начальник. — Поликарп прокашлялся. — Сын, Микола… Слезай, Микола, когда власть велит. Она же наша, советская. А мы советскую власть всегда…

С печи нехотя слез красивый, кудлатый верзила. Из-под густых бровей хмуро глянул на отца. Тот тяжелый взгляд говорил: «Ну, не я ли предупреждал, что зря вы с тем знаменем связались. Что угодно можно было уворовать, только не его… Да за знамя они…»

Командир показал верзиле: встань вон там, в углу.

Скрипнули двери, и Антон Яремченко со Швыдаком внесли солдатское белье.

— То еще за царя Гороха. То еще тогда было, Антон, когда кожаные деньги ходили, хе-хе-хе…

— Вам, вижу, весело.

Поликарп съежился, стер с постной физиономии подобие улыбки.

— Старуха нашила. Семейка же у нас, Антон, сам знаешь. Чего же ты молчишь, Федора? — дернул за кофту обалдевшую бабу.

— А конечно же, нашила, — опомнилась Федора. Ее щека продолжала дергаться.

— Ты, Поликарп, богат, — хмурил брови Яремченко.

— Как пес блохами… Ох-хо-хо, — притворно тяжело вздохнул Примак. — Какое наше богатство? Не выпячивались после Соловков, сам знаешь.

Может, еще плакался бы Налыгач, но опять скрипнул дверьми и вошел, прихрамывая, незнакомый Поликарпу солдат, держа в руках мешок.

— А это что?

Швыдак вывернул мешок, и из него вывалились бриджи и гимнастерки.

Седой кивнул на военную форму:

— Тоже бабка нашила?

Молчали Налыгачи. А что скажешь? Миколай был прав.

— А там что? — Михайло хотел было заглянуть под печь, но скривился от боли, не в силах наклониться.

— Тряпье всякое, Федора стирать собирается. Скажи, баба… Чего же ты, тово…

— А то как же? Стирать надо. Нужа скоро заест. Сами знаете — у Советов мыла в лавке…

— Ну что ты плетешь? — Поликарп, прищурив глаз, сердито сверлил свою придурковатую Федору. Потом повернул постное лицо к Яремченко: — Знаешь же, Антон, моего тестя? Такой же «мудрый» был, как и Федора. Оно и правду говорят: кто дураком родился, тот и в Киеве разума не купит.

Швыдак кивнул партизану, который пришел вместе с ними, на корыто: вытаскивай, посмотрим.

Зашевелился Миколай, энергичнее задергалась Федорина щека. Поликарп, пошатнувшись на лавке, и не хотел смотреть на корыто, но глаза упрямо косили в ту сторону, будто нечистая сила кружила белками: «А ну, Примак, смотри на корыто. Хоть одним глазом, а посмотри». Когда Швыдак, ковырнув палкой тряпье, с отвращением отвернулся от корыта и махнул рукой, Примак облегченно вздохнул и оживленно залепетал седому:

— Все это те, как их… красноармейцы побросали.

— Тошно, тошно, — вставила и свое слово Федора. — Знаете же, как при Советах было с материей?.. Обносились.

— Глупому что бы ни говорить — лишь бы не молчать, — вызверился старик. — Не за тебя пьют, не говори на здоровье… Я же и говорю, — вновь затарахтел седому. — Сколько тут лю-ю-ду прошло! Гай-гай! Идет, просит одежды селянской. Разве ж откажешь нашей дорогой Красной Армии?.. А свое бросают. Мы нисколечки не виноваты.

— А вы, дядька, случайно, не из Брехуновки родом? — насмешливо прищурил глаза Швыдак.

— Да чтоб меня громом ударило, чтоб я провалился… Я же — вот Антон не даст сбрехать — не сопляк какой-нибудь, не вахлак, законы советские знаю.

И тут же прикусил язык: Швыдак тряхнул шинелью, которую внес из сеней партизан, и из нее выпали наган и патроны.

— А это что?.. Да, ты здорово знаешь законы… Не попался на току… А оружие тоже бросали красноармейцы?

— Были такие — бросали, — не моргнув глазом, соврал Примак.

Он напряженно думал-прикидывал: за обмундирование не очень-то накажут лесовики, за оружие — больше (сколько тех патронов, карабинов и теперь валяется на местах боев). Но если не найдут знамени — пронесет.

— Последний раз спрашиваю — где знамя? — Седой вплотную подошел к Налыгачу.

— Вот тебе раз, снова за рыбу деньги, — вырвалось у Поликарпа.

— Смотрите, найдем — плохо будет, пан староста, — предупредил командир. — Очень плохо. Тогда уж ничто не поможет. Советские законы гуманны, но не к врагу.

— Да какой из меня враг? Всю жизнь в навозе вожусь. Сначала на тестя проклятого, а теперечки… — Но, споткнувшись на слове «теперечки», переменил пластинку. — Вот вам святой крест. — Набожно поднес дрожащую руку ко лбу, размашисто перекрестился. — Можете искать.

Миколай стоял насупленный, спиной подпирая печь и засунув руки в карманы брюк. Швыдак заметил движение рук в широких карманах, неожиданно крикнул:

— Руки вверх!

И не успел верзила опомниться, как Швыдак поспешно вытащил у него из кармана парабеллум.

— Со смертью играешь, шкура! — процедил Михайло.

— В лесу подобрал. — Миколай стоял бледный.

— А ну, собирайся!

— Антон, за что вы его?.. — кинулась к Яремченко Федора. Нечаянно зацепила толстыми ногами корыто и опрокинула его.

Поликарп боком-боком придвинулся к корыту, хотел как-то закрыть тряпье. Но перепуганная Федора нарочно или нечаянно плюхнулась на него всем телом.

Швыдак брезгливо скривился, а седой сурово сказал:

— Знаем — гниды вы, враги. И ты, — кивнул он на побледневшего Поликарпа, — и ты, — на Миколая.

Верзила вобрал голову в плечи. И сразу стал похож на свою обрюзгшую матушку. Скривились, задрожали его красивые губы, перестав быть красивыми. Заикаясь, промямлил:

— А чем я в-виноват?.. Ну, нашел пистолет. Их сейчас у каждого хлопчика…

— Так-так-так, — пробарабанил Поликарп.

— Уразумел, пан староста? — Седой направился к дверям.

Поликарп заискивающе поклонился, стуча зубами:

— Пойнял, усё пойнял…

— Ничего он не «пойнял», — хмуро передразнил Яремченко, направляясь вслед за седым.

— Ну смотрите, — сделав ударение на слово «смотрите», сказал седой с порота. — Не сносить вам голов, если сделаете недоброе против наших людей.

— Пойнял, усё пойнял, — твердил Налыгач и льстиво кланялся. — Усё пойняли, товарищ комбриг.

Когда партизаны ушли, в хате еще долго висела тишина — мертвая и стылая, как на кладбище. Боялась пошевелиться на корыте Федора, прилип к стенке очумелый Поликарп, остолбенел возле печки взлохмаченный Миколай.

— Да-а, — процедил Миколай, — переплыли море, а на берегу чуть не утопли. Нашли бы знамя — уже толкли б собаки на нас чеснок.

Старик вдруг спросил:

— А где Микифор? Он же домой не пошел…

— Микифор, где т-ты? — запинаясь, кликнула Федора.

Из-под печки высунулась вся в перьях и соломе голова.

— Гы-гы-гы, — придурковато смеялся Микифор. — А меня не нашли.

— Выхолил детину в добрую годину, — плюнул Налыгач.

Миколай подошел к столу, налил из графина полный стакан самограя. Пил долго, жадно, даже постанывая при этом. Потом вытер рукавом рот, глухо выдохнул:

— Значься, батя, началась?

— Ч-что… н-началась? — запинаясь, вызверился старик.

— Веселая жизнь.

— Уже в штаны наложил? Сам же сказал, что полицейский куст увеличили добродетели… Ну усё! Спать! А завтра что-нибудь придумаем. — Помолчав, раздумчиво проговорил: — Что бы ни говорили лесовики, как бы ни угрожали, а в Таранивке наша власть! Наша! — повторил Налыгач и потянулся к графину с самограем.

И снова будет полк…

Гриша вышел во двор, и на него дохнуло терпкой свежестью. На востоке робко занималась заря, бледно отражаясь в стекле замерзших луж.

Приближалась зима. Надо позаботиться о дровах. И Гриша принялся готовить подводу. Ведь больше некому…

С улицы донесся резкий окрик. Подбежал к калитке, выглянул. По улице брел с завязанными за спиной руками, качаясь, окровавленный человек. Его подталкивал в спину прикладом черношинельник Кирилл Лантух, переваливаясь с ноги на ногу, точно утка. У Кириллы губы были вытянуты, будто он все время дул на горячее, да еще так, что выглядывали зубы, как у зажаренного поросенка.

Гриша узнал окровавленного сразу. Это же тот партизан, который чистил под сосной возле дозора котелок. Черная борода, взлохмаченные брови, слегка сутуловатая спина. Он, конечно он!

— Тпру-у! — Лантух схватил своего пленника за шиворот и так рванул, что ветхий воротник кожушка разлезся, обвис на шее.

Партизан только заскрипел зубами и выплюнул сгусток крови.

А Кирилл пьяно заржал и крикнул в сторону Примакового двора:

— Пан староста, выходите, диво покажу!

Тотчас же, застегиваясь на ходу, торопливой трусцой подбежал к калитке Поликарп.

— Так-так-так, — затарабанил старик, протирая кулаком сонные глаза. — Где же это ты такую раннюю птаху, тово?.. А здоровила-то какой… Такому дай волю, так он быкам рога повыкручивает…

— Не давался, гад, двоих наших к хвершалу повезли. Так мы целой кучей навалились и успокоили малютку… Видите, кровью харкает? Га-га-га… — пьяно ржал Кирилл. — К своим рвался… Разведчик, видать. Но молчит, сволочь, молчит, паразитяга.

— Так-так-так. Значься, до товаришочков пробирался, до тех, со шпалами и кубарями?

Окровавленный раскрыл помертвевшие губы:

— До кого я пробирался, не твое, иуда, дело! Твое счастье, предатель, что руки у меня связаны.

— А то что бы было, позвольте вас спросить? — издевался староста.

— А то от твоей длинной хари один холодец остался бы. — Партизан повел широкими плечами, рванул узел, но руки были скручены крепко.

— Смотри-ка, связанное, спутанное, безоружное и побежденное — и еще кривляется, еще и рассусоливает…

— Брешешь, собака, — спокойно ответил партизан. — Связанный, спутанный — это точно. Но не побежденный!

— А знаешь ли ты, что стоит мне пальцем пошевелить — и ты исчезнешь? Как вошь, как мокрица! Га? Не знаешь?

— А знаешь ли ты, ворюга, что придут мои товарищи и от тебя останется лишь фунт вони?

— Дай мне ружье! — закричав петушиным фальцетом, подскочил к Кирилле Налыгач. — Я его, гада, раз, два — и ваших нет.

— Не спешите, пан староста, — не выпуская из рук винтовки, весело ответил полицай. — За такую птицу нам в управе…

Примак остыл.

— Понятно… Так ты его в районную управу? Сегодня?

— Сейчас. Вот позавтракаю и… А то выпить выпили, а закусить…

— Так-так-так, — застрекотал Поликарп. — Вот и хорошо, пан начальник полиции! И я с вами. У меня туда тоже дельце есть.

Гриша больше ничего не слышал. Хлопнул калиткой и, ломая тонкий лед на лужах, огородами поспешил к Митьке. Запыхался так, что слова не мог выговорить, когда вызвал дружка во двор к сараю.

— Что с тобой? — испугался Митька. — Ну, давай рассказывай.

— Митька!.. Слышишь, Митька, они партизана повезут…

— Кто они?

— Примак с Лантухом… В районную управу повезут… Сашка дома?

Митька опустил голову, растирая сапогом льдинку, застеклившую ямку из-под копыта.

— Опять военная тайна? — обозлился Гриша.

Митька перестал хрустеть льдинкой, поднял голову. И степенно молвил:

— Сашки нет дома. Но я знаю, где он… Подожди, я хлеба возьму, а то идти далековато.

Идти пришлось действительно долго. Солнце поднялось уже высоко, а они брели и брели по шуршащим листьям, забираясь все глубже в лес. Остановил их в молодом березняке партизанский дозорный, немолодой, низкорослый, с винтовкой наготове. И — спокойный. Он будто ждал здесь именно их, буднично спросил:

— Вы чего, хлопцы, тут прохаживаетесь?

— Мы не прохаживаемся, — возразили ребята.

— Допустим. В таком случае, что вам тут?..

Хлопцы заговорщицки переглянулись.

— Не тяните, братцы, некогда мне тут с вами…

«Братцы»… Словечко дядьки Антона. Значит, и этот дядька из его отряда.

— Нам… Яремченко…

Партизан молча показал на раскидистую березку.

— Посидите вот там минутку. И — тихо! — А сам скрылся в чаще.

Ждать пришлось недолго. Ветки вновь зашевелились, и перед друзьями появились уже два партизана. Первый остался в березняке, а второй приказал идти за ним; Гриша узнал его: это был Крутько.

— Так, говорите, братцы, проводить вас к командованию? — Опять «братцы»!.. Крутько подмигнул Грише и улыбнулся: — Так это опять ты? А ну за мной — аллюр три креста. — И первый раздвинул густые ветки. — А по какому такому делу вы к Яремченко, коли не секрет? — допытывался веселый, оглядываясь на «братцев», которые с трудом продирались сквозь колючий кустарник. — Да вы не сомневайтесь, я — правая рука нашего комыссара. Без меня он ни одного решения не примет. Комыссар, бывало, скажет: «Ты, Крутько, моя правая рука. Ты, Крутько…» А вы думали как? Так зачем вы, хлопцы, к комыссару? Секрет? Военная тайна? У комиссара от Крутька секретов нет.

Хлопцы не спешили отвечать прыткому партизану, но балагура это нисколечко не смущало.

— Военная тайна, значит? — подмигивал он. — Правильно, молодцы. В такое время не каждому можно довериться, так сказать. Товарищ Яремченко самое секретное только командиру да мне доверяет. Бывало, соберут заседание, а комыссар сокрушается: «Жаль, в разведке Крутько. Надо было бы с ним посоветоваться». Или перед боем держит совет. Все уже решили — какими силами нападать на эсэсовцев, кто пойдет в разведку, кто с фланга ударит, кто с тыла зайдет, все совершенно ясно, так сказать. А комыссару не по себе: «Эх, Крутька нет, уточнить бы кое-что…» Вот так-то, ребятки. Сейчас вас приведу, доложите комыссару, зачем пришли, выслушает вас Антон Степанович, а потом ко мне за советом: «А как вы смотрите на это, товарищ Крутько?» Я скажу: так-то и так. «Правильно», — скажет комыссар. И руку пожмет Крутьку. Вот увидите, какой почет мне от начальства. А вы как воды в рот набрали… Э-эх, знали б вы, шкеты, как позавчера мы с лейтенантом Швыдаком эшелон пустили под откос. Вез тот эшелон танки на фронт, вез пушки. И от всего этого осталось покореженное железячье… Еще и снарядов там полно было.

— Овва! — восторженно изрек Митька.

— Вот тебе и «овва», — передразнил Крутько. — Как загремел тот эшелон под откос, как ухнули те снаряды… Нас с Михайлом начисто оглушило! Смотрим друг на друга, губами шевелим, а ни бесовой мамы не слышим. И смех и грех, так сказать.

Ребята с восхищением слушали храброго Крутько. Митька даже в рот ему заглядывал и, зацепившись за ветку, растянулся на мокрой земле.

Еле заметная тропка обозначилась между соснами и кустарником. Где-то за кустами клацнул затвор. А вон и Яремченко поднимается с пня им навстречу. Крутько стал смирно, лихо доложил:

— Товарищ комыссар, докладаю. Привел двух хлопцев с местного села Таранивка. Чего-то шастали по лесу. По случаю ихнего молчания цели прихода не выяснил, однако могу высказать свое, так сказать…

Комиссар нахмурил брови:

— Разговариваете много, Крутько. Возвращайтесь в дозор.

— Есть, товарищ комыссар! — Крутько прищелкнул каблуками, четко, по-солдатски козырнул и исчез за кустами.

Антон Степанович снова сел на пень, а ребятам указал на поваленное дерево.

— Ну, партизаны, рассказывайте, что привело вас в лес?

Рассказали Яремченко о пленном партизане, об угрозах Налыгача.

Яремченко быстро поднялся, бросил на ходу:

— Спасибо, друзья мои… Пока побудьте тут. — И скрылся за кустарником.

Вскоре группа партизан снарядилась в дорогу.

— А нам можно с вами? — спросил Митька.

Яремченко прошелся рукой по своей роскошной бороде, коснулся пальцами чела, скользнул оценивающим взглядом по юным партизанам.

— Нет, хлопцы, не стоит. Идите домой. Пуля — она, известное дело, дура. Не понимает, где воин, а где просто хлопец… Как идти, как себя вести, ты, Гриша, уже знаешь…

Еще раз провел ладонью по бороде. Добавил:

— Смотрите же — никому ни гугу!

От высоких сосен их вел тот самый болтливый партизан, «правая рука» Яремченко.

— Что-то не в духе сегодня комыссар, — не унимался Крутько, хотя друзья уже почти не слушали его побасенок. — А когда он в настроении, всегда зовет: «А ну, Крутько, сбреши что-нибудь, да посмешней. Жизнь наша лесная скучная, кино нет, театров тоже. А небылиц ты знаешь тьму». Ну, я и рассказываю… Так-то вот, мальчики мои дорогие. Приятно, когда без тебя люди не могут обойтись. Ни одной крупной операции без Крутька не провели. Вызывает меня комыссар и говорит: «Завтра утром серьезная операция. Может, кто и не возвратится в отряд… Расскажи, Крутько, что-нибудь залихватское, рассей мрачные мысли. Ты же знаешь тысячи побасенок, умеешь красиво трепаться». Ну, я и треплюсь, и рассеиваю… Верно, знаю я много былей и небылиц.

И долго бы рассеивал мальчишеские мысли Крутько, если б не услышали тарахтение колес за дубняком.

— Тише, дядя, — прошептал Гриша. — Это не иначе как они.

— Кто они? — насторожился проводник.

— Староста с полицаем…

— Ложитесь и ждите меня! — вдруг строго приказал Крутько, а сам побежал в дубняк, куда еще раньше пошли партизаны.

— Айда и мы, — шепнул Гриша.

— Крутько же не велел, — колебался Митька.

— Мы же будем сзади…

— Все равно влетит нам — и от Крутька, и от дяди Антона.

— Скажем, заблудились.

Пререкаясь, чуть не выскочили к дороге. Она была близко, совсем рядом — раздвинь ветки и увидишь. Так и сделали: пригнули куст и стали смотреть на дорогу, но ничего на ней не увидели. Зато услышали стук колес да цоканье конских копыт — все ближе и ближе.

— Смотри! — вцепился Гриша в Митькину руку.

— Ви-жу.

Из-за поворота появился крупный гнедой конь, который натужно тянул новую телегу. На ней сидели трое: прищуренный Поликарп, хмурый Миколай и пьяный Кирилл. Они громко разговаривали, будто хотели отогнать от себя страх.

— Стой! — покатилось грозно и предостерегающе.

«Стой, стой!» — отозвалось эхо в лесных дебрях…

Примак от неожиданности потянул на себя вожжи. Но тут же, опомнившись, хлестнул ими коня по крупу. Вдруг на подводе приподнялся окровавленный человек и резким толчком плеча сбросил Кирилла на землю. Миколай тотчас же спрыгнул на дорогу и побежал, держась одной рукой за вершину люшни, а другой — сжимая парабеллум и осатанело паля по лесу. Миколай не отставал от телеги ни на шаг, надеясь, что партизаны не решатся стрелять сюда, остерегаясь попасть в своего.

Кирилл Лантух, как чучело свалившись в кювет, тоже открыл стрельбу.

— Стой, сволота! — на дорогу выбежал кто-то из партизан и схватил коня за уздечку.

Пленный партизан скатился с телеги, силился подняться, но Миколай в упор выстрелил в него один раз, второй. Хотел было и третью пулю всадить, да, видимо, кончились патроны в обойме. Он люто оскалился, швырнул парабеллум на дорогу и сиганул в чащу. За ним кинулся и Кирилл. Партизаны подбежали к своему товарищу, но он уже не дышал.

Михайло Швыдак, прихрамывая, устремился с двумя бойцами в погоню.

Партизаны окружили подводу. Выскочили из своей засады и Гриша с Митькой и увидели лежащего на телеге мертвого Налыгача с выпученными глазами.

— В меня, шкура, стрелял. Ну я его и отправил в царство небесное, — перевязывая себе руку, еще в боевом запале рассказывал Крутько. И глазами искал ребят: видели они, как Крутько Налыгача?..

К телеге подбежал Яремченко:

— Надо было живым его…

— Такую гниду жалеть?

— Обыскать старосту, — коротко приказал комиссар.

— Это нам раз плюнуть.

Крутько вывернул карманы старосты, ловко отпорол свежую заплатку на кожухе и вытащил в несколько раз сложенную бумажку. Расправил ее и прочитал:

— Антон Яремченко, Ольга Макаренко, Александр Гончарук… Вот оно что! Список активистов!

Крутько передал записку комиссару, тот пробежал ее глазами.

— Та-ак… В гестапо вез, продажная тварь. — Спрятав список к себе в планшет, приказал: — Проверьте телегу. Може, еще что везли паны негодяи?

Перекатив длинного Налыгача, Крутько начал сбрасывать на дорогу солому. Сквозь желтизну соломы на дне телеги что-то заалело.

— Знамя! — голос Крутько охрип от волнения.

Яремченко стряхнул солому с яркого пурпура, развернул.

— Наше знамя! — радостно восклицали окруженцы. — Наше…

Яремченко почтительно и ласково сложил знамя и спрятал под кожух, застегнув его на все пуговицы.

— Ну, братцы, поздравляю! Честь ваша сохранена… А теперь на помощь к Швыдаку.

Но в эту минуту партизаны во главе со Швыдаком вернулись на дорогу. Они были злы и тяжело дышали. Михайло чертыхался, проклинал плюгавцев, которые перехитрили их и гадюками уползли в заросли…

— Никуда, запроданцы, от нас не уйдут, — комиссар с улыбкой посмотрел на лейтенанта Швыдака. — Зато для тебя у нас есть радость, Михайло… — Он расстегнул кожух, и оттуда пламенем взвилось знамя.

— Братцы, это же наше! Наше! Ей-богу, наше! — Лейтенант схватил шелковое полотнище. Торжественно повторил: — Наше, родное. Вот оно. Номер полка, название… Теперь будем считать, что операцию провели успешно. — И к Яремченко: — Так вы мне поручите его?..

— Бери, Михайло, поручаю, — вздохнул Яремченко.

И его вздох поняли: сбереглось знамя — снова возродится полк. И уйдет этот полк из лесов, из партизанской семьи, вольется в регулярные войска. Жаль расставаться с такими козарлюгами, как Михайло, командир полка Александр Иванович… Тесной солдатской дружбою побратались они в родных полесских лесах.

— Ничего, Антон Степанович, будем живы — увидимся, — повлажневшими глазами глянул Михайло на комиссара. Обнялись крепко, сердечно.

— Будьте счастливы. Теперь воюйте самостоятельно. Есть знамя — есть полк. И верно говоришь: живы бу-будем — встретимся.



Михаил увидел Гришу и Митьку, которые вышли на дорогу.

— Не выдержали, герои? Ну что же, как в песне поется: «Идет война народная, священная война…» — Счастливый лейтенант со знаменем в руках улыбнулся: — Мою звездочку не потерял?

Гриша испуганно порылся в кармане, палец укололся об острые уголки. Достал, показал:

— Вот где она…

Подошел Яремченко, взял звездочку, покрутил в руках.

— Это от меня Грише, — пояснил Швыдак. — Подарил еще тогда…

Всем было понятно это «тогда».

— Хороший подарок. — Бородатое лицо Антона стало каким-то непривычно торжественным. — А знаешь ли ты, Гриша, что она значит? — На его широкой ладони лежала обыкновенная солдатская пятиконечная звездочка, которую носят на пилотках красноармейцы, лежала и искрилась в солнечных лучах, будто была она из драгоценного камня.

Яремченко обращался к Грише, но слушали его все партизаны, и получилось, будто комиссар обращался ко всем.

— Кажется, всего-навсего кусочек металла? Нет! Мы видим в этой звездочке и пламенное ленинское сердце, и огонь революций, и конницу Буденного, и блеск сабель Щорса, и звезды Кремля…

Комиссар на минуту умолк, будто смутившись возвышенного тона или взвешивая значимость уже сказанных слов или тех, которые скажет.

— …И кровавые бои, минувшие и будущие, и наше счастливое грядущее… Все тут соединилось, слилось. — Комиссар обвел просветленным взглядом суровых и мужественных лесных людей. — Вы поняли, ребята, что такое советская красная звезда?

— Поняли! — ответили в один голос Гриша и Митька.

Комиссар возвратил Грише звездочку.

— Даже дети понимают это. Вот в чем сила нашей красной звездочки, нашей власти… Есть нам за что воевать, есть за что умирать… Но но будем думать о смерти, а будем думать о жизни, хотя и не всем посчастливится дожить до светлого дня Победы.

Комиссар обнял мальчишек:

— Вы доживете, ребята. Обязательно доживете…

Он замолчал на минуту, ласково скользнул взглядом по родному лесу. Что видел он за соснами, тополями, березами? Может, видел вот этих ребят после войны, как они будут сеять пшеницу, возводить новые дома, города на наших просторах, будут строить новые электростанции на бурных реках, будут открывать такое, о чем сейчас никто и мечтать не смел.

Антон Степанович еще раз порывисто обнял, поцеловал обоих, будто прощался с ними навсегда.

— Идите, ребята. Еще раз прошу: никому ни слова, где были, что видели. Знаете, какое сейчас время… Считайте себя бойцами нашего отряда. А за помощь спасибо.

Пошли хлопцы, завороженные словами комиссара. Такого им еще никто никогда не говорил — ни пионервожатая, ни даже учительница.

— Вот оно, Гриша, что такое наша звезда, — вымолвил Митька.

— А ты, Митька, заметил: комиссар обращался к нам, а будто слушал его весь мир?

Глухо бухнул выстрел. Встрепенулись придорожные сосны. Испуганно заговорили птицы, взлетев в небо. Встрепенулись и Митька с Гришей. Гриша опустил руку в карман и наткнулся на ту пятиугольную звездочку, которая перестала быть просто красноармейской звездочкой, а стала чем-то более весомым, дорогим, святым. И Грише показалось: пока будет с ним эта пятиугольная звездочка, все будет хорошо. А если… Нет, нет, он не потеряет звезду. И никто не сможет отобрать у него ее. Разве только вместе с жизнью отберет.

— Вот что такое, Митька, наша звездочка пятиконечная!

«…Затаи доброту свою»

— И где ты бродишь? И почему я из-за тебя должна с ума сходить? Или мало мне своих хлопот?.. Говори, где шлялся и почему так долго?

Все это Гришина мама вымолвила одним духом — разгневанная и в то же время обрадованная, что ее «бродяга» дома, живой и невредимый.

А что ответишь маме на ее гневные слова?

— В лесу были. С Митькой.

Мать:

— Там же столько всякой всячины военной осталось! Еще на гранату или на бомбу наступишь!

Но Гриша не скажет, зачем был в лесу. Если б дядька Антон разрешил — другое дело. А то ведь: «Смотрите, хлопцы, где были, зачем были — никому». Значит, и матери. А то мама шепнет бабусе, бабуся проболтается по несознательности Петьке. Правда, Петька еще несмышленыш, но все равно не нужны лишние тары-бары.

Мама сказала, как завязала:

— Больше ты у меня ни ногой из хаты…

Гриша только улыбается этим угрозам: вот придет из леса посланец, даст хлопцам боевое задание — и маме некуда будет деваться, найдет его припрятанные сапоги. Еще и гордиться будет: не кому-нибудь поручили такое дело, а Грише.

Но все же пришлось два дня куковать в хате. А на третий Грише посчастливилось найти свои сапоги. И когда мать чем-то занялась, он побежал к Митьке. Тот сидел на маленькой скамеечке и протирал всамделишние боевые патроны с короткими и тупыми свинцовыми носами. Митька, разумеется, когда дружок скрипнул дверью, прикрыл патроны тряпицей, но глаза у Гриши цепкие, они успели заметить медный блеск.

— Где это ты?.. — Гриша приподнял тряпицу.

— Где? — осклабился Митька. — Нашел.

И через какое-то мгновение торжественно:

— От парабеллума!

— Овва!..

— Вот тебе и овва. Моя ж мама сапог не прячет.

— А что это такое — парабе?..

— Ну, наган, здоровенный, тяжелющий. У Сашки такой. Ты что, не видел у того, с перевязанной рукой? И Миколай по нашим из парабеллума пулял. Эх, нам бы найти где-нибудь!

— А зачем тебе этот парабе… ну, наган немецкий?

— Как зачем? Дяде Антону передали бы. Для партизан.

Грише немного обидно — он сидел дома босиком да почитывал книжечку о травах, а Митька патроны для парабе… ну, нагана собирал.

— Пошли, что ли? — предложил Митька.

— Ку-да?

— Не знаешь куда? В лес.

— А я что? Я разве против?

Когда уже вышли за село, Гриша вдруг остановился, испуганно оглянулся назад:

— Мама же не знает, куда я пошел.

— Эх ты, мамзий, мамин сынок. Мама не знает, — передразнил Митька. — Возвращайся, я сам пойду. А то еще, чего доброго, и мне достанется на орехи.

Митька явно издевался над своим дружком. Гриша толкнул его в спину, и они двинулись дальше.

Вот лесная поляна, усеянная ржавыми железяками. Видать, здесь был склад боеприпасов, ибо патронов тут уйма, а вот и барабан от нагана!..

— Пригодится, — Митька поднял барабан, по-хозяйски вытер с него грязь и положил за пазуху. Потом они наполнили свои бездонные карманы холодными патронами.

Солнце уже садилось на насест, когда хлопцы выбрались из леса с тяжелыми карманами, в которых позвякивали патроны. Но друзья были разочарованы — ни винтовки, ни пистолета, ни гранаты найти не удалось. Единственная стоящая находка — барабан от нагана.

— Митька, может, посидим? — устало посмотрел на дружка Гриша.

— А почему бы и нет? — откликнулся Митька.

Присели под высоким кудрявым дубом.

Тихо шелестели над головой жухлые листья, скрипели на осеннем ветру сучья. И вдруг в эти звуки вплелся гул мотора. Друзья примолкли, вскочили на ноги, задрали головы.

В бледно-голубом небе медленно плыл самолет. Но вдруг он, будто споткнувшись, резко нырнул вниз. Ярко блеснули в закатном солнце пятиконечные звезды на крыльях.

— Гриша, наш! — у Митьки захватило дух. — Ей же бо, наш!

— Наш, — радостно прошептал Гриша.

Самолет выровнялся, сделал круг над селом, и из-под его брюха выпорхнуло множество белых снежинок. И сыпал их до тех пор, пока не исчез за далекой стеной леса.

— Прокламации, — догадался Митька, и лицо его просияло. — Для нас прокламации. Вот здорово!..

— Тоже сказал — прокламации. Листовки! — поправил Гриша.

— Пусть будут листовки, — охотно согласился Митька.

Кинулись ловить. Но где там! Сколько порхало их в воздухе, а на земле не видно: поднялся ветер, принес с собой снег и куда-то унес листовки. Побелели небо, деревья, дорога.

Ребята обыскали весь кустарник, но напрасно. Уставшие, измученные, стояли они под калиной. Митька сорвал кисть красных ягод, протянул другу и потянулся за второй. А там, зацепившись за ветку, трепетал на ветру белый листочек.

— Гриша, есть…

Самый обыкновенный листочек бумаги… Нет, не обыкновенный. Этот листочек послан с вольной земли, где нет налыгачей и лантухов, нет свастики на конторах и знаменах, где не слышно: «Матка, яйка, курка, пиф-паф!»

Гриша впился глазами в белый листок и стал молча читать написанное о их поневоленном крае, о земле украинской, о земле-мученице, которая объята пожарищами. Будто тот, кто писал эти слова, был у них в Таранивке и видел, как оккупанты глумились над памятником, как хватали активистов, комсомольцев, как назначали конокрадов и кулаков старостами, как грабили людей, забирали не только «курки и яйки»…

— Ну чего ты там губами шевелишь?! — подпрыгивал рядом Митька. — Читай вслух!

Гриша огляделся по сторонам. Но кто мог быть на лесной поляне под вечер, да еще в такую лихую годину?

— Читай, Гриша, читай. Что там пишут?

И когда читали листовку, казалось, что она обращена именно к ним — Грише и Митьке.

«Сын, брат мой дорогой, товарищ мой! Ничего не жалей для победы! Слава тебе, освободитель и мститель, закаленный в боях!»

Это слава таким, как Михайло Швыдак, как седой командир, как Антон Степанович, как Крутько. Они уже закалены в боях. Пускали под откос эшелоны, громили комендатуры. Пусть Крутько и хвастун, но об эшелонах и комендатурах говорил все-таки правду. И с Большой землей у них прямая связь — недавно спустилась на парашюте радистка и доставила рацию. Радистка на парашюте… Вот здорово! Интересно было бы посмотреть, как она спускалась, как передает сведения из их леса, может, аж в самую Москву!..

Гриша бережно сложил листовку, спрятал ее в потайной кармашек, где хранилась звездочка Швыдака.

— Побежали к Ольге Васильевне!..

На пороге сеней их встретила Олина мать. Она смотрела на ребят невидящими глазами и еле стояла на ногах, придерживаясь за притолоку.

— Чего вам, дети? — не спросила, а прошелестела пересохшими губами.

— Мы — к Ольге Васильевне…

— Нет Оли… Увели, окаянные…

— Кто? — в один голос выдохнули хлопцы.

С бесконечной тоской посмотрела женщина на ребят: разве не знаете, кто теперь уводит людей, кто бесчинствует?

Молчали хлопцы: не знали, что сказать, чем утешить мать. У нее вдруг слезы градом:

— Новый староста Миколай — сын Примака — и ворюга Лантух привели супостатов и забрали… Босую повели, как стояла… — Женщина зарыдала: — Ой боже мой, боже, что же теперь будет с моей кровиночкой?..

— Не плачьте, тетя, — сказал Гриша. — Подержат и отпустят.

Сказал и сам не поверил словам своим.

— Не плачьте, — как эхо повторил Митька.

Она чуть притихла, пока хлопцы выходили за ворота…

— Идем к Сашке, — щупая оттопыренные карманы, угрюмо сказал дружку Гриша.

— Нет его дома… Уже два дня.

— Тогда — к учительнице.


Екатерина Павловна сидела у окна и всматривалась, как крупные хлопья снежинок кружились в медленном танце.

Вдруг ее ухо уловило звук — знакомый и тревожный. Самолет? В Таранивке самолетов боялись. Ведь не раз бывало — летит тот, с черными крестами, возьмет да и полоснет из пулемета по селу, просто так, забавляясь. Или сбросит на соломенную крышу потехи ради зажигательную бомбу. А крыша есть крыша, тем более соломенная, вспыхнет как порох, и нет хаты, еще дедом-прадедом построенной.

Гул все ближе и ближе, вон самолет уже виден из окна и будто покачал крыльями. Может, это наш? Гудит не как немецкий. Тот — хвастливо и натужно, а этот грустно как-то, озабоченно гудит… А может, один из ее сыновей пролетает, матери своей весть подает?.. Мол, не скучай, мама, нас еще мало, но мы, как говорят моряки, в тельняшках. Завтра будет больше! Не падай там духом!

Задумалась мать. О воинах думы ее, о сыновьях-соколах, о муже. «Где ты теперь, друг мой любимый? На каких фронтах бьешься с врагом лютым? Какие муки терпишь? Может, в голоде и холоде, а может, и в плену страдаешь?»

Из окна была видна осиротевшая школа, пустая и холодная. Верно, как сиротина стоит. Еще весной бурлила вокруг нее жизнь, звенел звонкий детский смех, разгорались под ее потолками комсомольские дискуссии, интересные и жаркие споры учителей. Все было привычное, наполненное повседневными хлопотами и радостями, тревогами и любимым делом. Казалось: так будет до седин. И только седина успела стыдливо показаться на висках да вплести одну-другую нить в волосы, как вдруг перевернулась вся жизнь.

Тут, в Таранивке, Екатерина Павловна родилась, сюда возвратилась учительствовать после педшколы, тут прошла ее молодость. Многие годы учила она детей в этой деревянной и уютной школе. В родной Таранивке встретила она молодого учителя Петра Сидоровича, приехавшего к ним откуда-то из таврических степей. Потом они справили громкую свадьбу, на которой гуляла половина села.

Дружно жили они с Петром Сидоровичем. Их ставили в пример всем учителям. Да что там говорить! Сыновей каких вырастили, обоих отправили учиться в Ленинград, на геологов… А перед войной сыновья стали летчиками. Добровольно. Написали родителям: «Пошли в военное училище потому, что запахло в Европе порохом и что быть командиром Красной Армии — великая честь». А какие пели песни о летчиках-соколах:

В далекий край товарищ улетает,
Родные ветры вслед за ним летят.
Любимый город в синей дымке тает,
Знакомый дом, зеленый сад и нежный взгляд.
Знали люди — тревожно в мире, чувствовали — не избежать нам кровавой сечи. Но когда она вспыхнет, та сеча, — через десять, через пятнадцать лет? Оттого и жили в тревоге, но никто не думал, не гадал, что вот так неожиданно из радиорепродуктора набатно зазвучат слова: «Внимание, внимание! Говорят все радиостанции Советского Союза!»

За год до этого черного дня в семью учительницы пришла повестка из военкомата. Так бывало и раньше — вызывали Петра Сидоровича, политработника запаса, на переподготовку, или, как говорили в селе, на скачки… Возвращался Петро с этих скачек всегда похудевший, загоревший, пропахший дымом костров, окрепший и помолодевший. Казалось, и причин для тревог не было. Но только казалось. На сей раз Петро Сидорович долго сидел за столом, подперев рукой подбородок. К еде не притронулся.

— Что-то рановато в этом году позвали на скачки…

— Наверное, так надо, — старалась успокоить мужа Екатерина Павловна. Подошла, растрепала седеющий чуб.

В другой раз ответил бы жене шуткой:

— Иду на скачки лейтенантом запаса, а вернусь, глядишь, капитаном. Уже к капитанше вернусь.

На сей раз не шутилось почему-то… Вовсе и не почему-то. Знал, почему не смог высечь шутки.

Молча гладил худые плечи своей суженой, говорил, растягивая слова, будто взвешивая их или пересеивая невидимыми ситами:

— Правду говоришь, милая моя. Не надо было б — дали бы закончить учебный год… Знают же — учитель… А так, видать, очень уж нужен твой Петро.

— Мой Петро — умный. А ум всегда и везде нужен.

— Звонили из районо — многих «умных» с сухарями провожают.

А когда вскинул на плечо рюкзак, то обнял ее, посмотрел в глаза:

— Тревожно сейчас в мире, Катя… В Европе идет война.

Война… Вот почему грустил Петро, отчего не притронулся к обеду. Он знал больше, чем она. Может, не знал, а сердцем чувствовал. Такое бывает.

Как ушел, так и не виделись. Только и жила письмами. Веселые, остроумные, они будоражили душу. И сыновья писали часто. Радовали одинокую мать. Сначала Петро намекал — скоро увидимся, потом намеки исчезли, шуток в письмах стало меньше. Как-то даже написал: «Привыкай без нас, мужчин, в доме, сейчас всякое может случиться».

А когда началась война, от Петра Сидоровича получила два письма, нескладные какие-то, с недомолвками, намеками. Да еще несколько писем от сыновей — оба они были на фронте. С тех пор от всех троих никакой весточки…

Жила в хате одна. Ждала, прислушивалась к каждому шороху за окном. Говорят: кто очень ждет — дождется.

И она дождалась.

Как-то поздним вечером услышала тихий стук в окошко: кинулась, а оно заплакано от осенней непогоды, не поймешь, кто стоит за ним. Выбежала в сени. Кажется, не голосом, а сердцем спросила:

— Кто?

Пауза за сенными дверями. Молчали там, может, какую-то секунду, а ей показалось — вечность целую молчат. Потом тихий голос:

— Это ты, Катерина?

— Петя?! Боже мой!

Щелкнул засов, почти без сознания упала на мужнины руки.

— Родной мой… Петя?! Сон или правда ты?

— Я, Катя, я! Приглашай в хату. Чего же ты…

Знакомо скрипнули домашние двери. Екатерина Павловна пошуршала на печке, разыскивая зажигалку, которую ей принес недавно Гриша. Они с Митькой нашли сделанную из патрона зажигалку.

— Не нужен свет, — попросил Петро. — Ты одна?

— Одна…

Вышел на минутку, осторожно приоткрыл сенные двери, впустил в хату незнакомого.

— Не пугайся — товарищ мой.

Помолчали.

— Вот мы, Ашот, и дома. Ты вот что, Катя, дай нам горячего чего-нибудь… Не помним, когда уже и ели горячее…

Екатерина Павловна кинулась к печи, ощупью вынимала горшки и чугунки. По хате разлился вкусный запах борща.

— Борща, полцарства за миску борща, — грустно пошутил Петр Сидорович.

Его спутник глухо и хрипло засмеялся.

Пока хозяйка возилась с тарелками, Петр Сидорович уже успел раздеться.

— Не будем, Катя, садиться за стол в таких вонючих лохмотьях. Дай нам чистое белье.

— Сейчас…

Скрипнула крышка сундука, и на гостей повеяло домашним, таким дорогим и знакомым — свежим бельем, рубелем качаным на скалке. С наслаждением переоделись.

— А теперь дай нам, Катерина, верхнюю одежду. Мне и Ашоту.

В полутьме примеряли, влезали в штаны, пиджаки.

— Теперь мы с тобой, Ашот, просто мужики. Я полещук, а ты сойдешь за цыгана.

Ашот тихонько засмеялся.

Петр Сидорович не выдержал:

— Нет, так невозможно, черт побери. Занавесь окна и зажги свет. Дай хоть посмотреть на тебя, Катерина.

Помолчал какой-то миг и сказал слова, которые сейчас мог бы и не говорить:

— Может, последний раз.

Она ответила:

— Зачем ранишь сердце, Петро? И так не сердце, а сплошная рана… О сыновьях новостей не принес?

— До окружения переписывались. Я тебе вон на печке положил письма. А сейчас мы с Ашотом по лесам да болотам блуждаем — какие уж там вести… Насилу приплелись к родной хате. А немало окруженцев и не приплелось.

— Слово-то какое страшное — окруженцы. Откуда оно взялось?

— Война родила, Катерина… Война многое натворила. И слова новые творит, а их творцов — убивает.

— Ты, как всегда, философствуешь.

— Жизнь — мудрейший философ, Катерина.

— Оно-то так…

Хозяйка быстренько завесила окна, зажгла каганец. Глянула на своего Петра и охнула — в роскошной бороде стал не похож на себя, только глаза, орлиные глаза узнала бы среди тысячи глаз.

Петр Сидорович подошел к жене:

— Голубка ты моя сизая…

Катерина Павловна коснулась руками его висков.

— И ты так побелел…

— Припудрило нас, Катерина, припудрило.

Глянув на товарища, развел руками:

— Вот тебе и раз. Сколько уже сидим, а я и не познакомил… Это — мой друг Ашот. Роднее брата он мне.

— Ты уже называл.

— Ну да, Ашот Тер-Акопов.

Маленький чернявый горбоносый Ашот церемонно поднялся, поклонился хозяйке, этот поклон показался ей и смешным и трогательным.

— Вот какая моя Катерина. Всю дорогу рассказывал Ашот про свою Сильву, а я про Катерину. Кажется, если бы встретил на улице Сильву, узнал бы среди миллионов армянок. И он тебя, наверное, узнал бы тоже. Правда ведь, Ашот?

Товарищ в знак согласия наклонил голову: конечно же узнал бы Катерину.

Петро помолчал, скользнув взглядом по своему товарищу.

— От самой Оржицы вдвоем пробираемся… Ашот тоже учитель и комиссар. А теперь за стол, Ашот! Я уже два месяца обещаю угостить его твоим, Катерина, борщом.

Хозяйка стояла у края стола и приглашала есть, хотя они и так уминали хорошо.

— Э-э, Ашот, да ради такого борща стоило спать в сене, грызть сырую свеклу… Скажешь, нет?..

Ашот в знак согласия кивал головой. Мол, все правильно говоришь, друг, но не отрывай меня от важного дела.

Екатерина Павловна грустно слушала незаслуженную похвалу: какой там борщ — постный, вчерашний. Это им с голодухи показался вкусным. Или просто Петя хочет сделать приятное своей Катерине.

Петя любил после работы помыть руки, надеть белую вышитую сорочку, сесть за стол и спросить:

— А чего тут наша мама наварила, напекла? А запахи, а ароматы! Нет, такого мы, ребята, еще никогда не ели.

Хозяйка, которая возилась с мисками и ложками, цвела от такой похвалы.

— Фу! — отдувался хозяин после обеда. — Сегодня мы, хлопцы, ели, как молотильщики.

Так говорил он о себе… Потому что какие уж там из детей молотильщики? Да и ели они хорошо не потому, что очень проголодались. Отец поощрял, чтобы маме угодить. Потому, что в доме был культ мамы. Мама — самая красивая, мама — самая разумная, мама — всегда права. Слово мамы — закон.

Все это, такое близкое и такое далекое, не так стерто годами, как отмежевано лихой годиной, которая пришла на нашу землю.

Катерина стояла у края стола, сложив руки на груди, наблюдая, как отчаянно хлебали вчерашний борщ Петро Сидорович с Ашотом. В складках ее рта теплилась усмешка — будто уже и тревоги улеглись, и горе уже не бродит трудными военными дорогами. Будто сейчас встанет из-за стола ее Петро, выкурит единственную в день папиросу, обнимет ее узкие плечи и посмотрит в глаза своей любимой:

— А теперь, старуха, бай-бай…

Правда, поужинав, Петро Сидорович поднялся, прошелся по хате, осмотрел комнату, будто отыскивая в ней перемены. Но не сказал «старуха, бай-бай», а спросил жену, не веря, что им с Ашотом улыбнется счастье:

— А нет ли у тебя какого-нибудь курева?

— Почему же нет? Еще твоя махорка. Я сейчас.

Она метнулась к полке.

Мужчины закурили, затянулись давней кременчугской, такой вкусной для них махоркой.

— Э-эх, вот бы поспать минут пятьсот! — Петро Сидорович заломил руки так, что они хрустнули в суставах.

— Кто же вам не дает, — кинулась к кровати хозяйка. — Я сейчас перестелю…

Помрачнел Петр Сидорович.

— Нет, дорогая моя, мы с Ашотом пойдем…

— Ку-ку-куда?!

— Куда шли…

— А разве ты не домой шел?

Отрицательно покачал головой:

— Нет, не домой, Катерина.

Побелела вдруг. Конечно же, разумом она понимала: Петро, комиссар, не может быть в стороне, если идет битва, кровавая и жестокая. А сердцем… Как же так — пришел, похлебал борща и — будь здорова, черноброва…

Хотела спросить: «А куда же ты, Петя, пойдешь глухой ночью?» Но не спросила. Потому что такие, как Петро, выбирают время такое, чтобы ни ворог лютый, ни полицаи не увидели его следов.

Петро Сидорович неожиданно поинтересовался:

— А где Яремченко? В армии, в эвакуации?

— Ни там, ни там. До последнего дня дома был, а теперь исчез куда-то.

— Не знаешь куда?

— Поговаривают, в лес ушел.

— О, это уже легче. Может, найдем его, Ашот? Леса у нас знаменитые. Отсюда начинал свой поход Николай Щорс. Не думаю, чтобы сейчас там было пусто. В других лесах встречались отдельные группы партизан, но мы с Ашотом так решили: увидимся с Катериной, а потом уже и воевать можно. До полной победы. А после победы все едем в гости в Ереван, на озеро Севан, к Сильве Тер-Акоповой. Так мы договорились, Ашот?

— Так точно, Петро…

Слушала она эту деланно-веселую болтовню Петра, а думала о том, что неловко ей перед комиссаром Ашотом. За те слова, которые невольно вырвались у нее: «А разве ты не домой шел?» Как она могла так подумать о Петре?

Тем временем бородатый Петро тепло, нежно, как это всегда бывало, обнял своими горячими руками ее за плечи.

— Чего задумалась, старушка?

— Так… Ничего. Все будет хорошо, Петя. Я верю.

— Вот и прекрасно. Будешь верить — все будет благополучно. Главное в жизни — верить, Катерина. Мы с Ашотом сколько земли перемесили и всякое видели: и тех, которые не верят, встречали, и врагов видели… «своих» врагов. Как это страшно — «свои» враги…

— И в Таранивке нашлись такие.

— К сожалению, кое-где они есть… Моя милая, прости, нам пора. «Чуешь, сурмы загралы?»

Растаяли Петро с Ашотом в ночной темени. И снова стало тихо и жутко в хате. Было такое впечатление, будто и не приходил Петро с этим славным горбоносым Ашотом, а все это было только во сне. Лишь письма от сыновей, оставленные Петром на печке, говорили о реальной действительности — был он, вон там, за столом, с Ашотом уплетали борщ, курили вонючую махру, которая казалась ей не такой уж и вонючей.

Как часто она садилась возле окна и вспоминала, вспоминала, вспоминала…

Времени свободного теперь много. Свободного?.. А как же, теперь люди свободны и от работы в колхозе, и от трудодней и денег…

Теми до жути белыми днями, когда гудят метели за окном, а еще больше ночами она все вспоминала и вспоминала свою жизнь. Трудовую школу колхозной молодежи. Учительские курсы в Прилуках. Пешком ходила на те курсы. Потом первые учительские шаги, приезд ее степняка в село, свадьба, дети, безоблачное счастье с Петром, проводы сыновей, разлука с мужем. Жила встречами и разлуками.

Петро уже подарил ей несколько встреч. Несколько раз стучался он ночами в окно. И хотя эти встречи тревожили душу («А вдруг кто выследит?»), но жила ими. Петро, смотришь, и газету советскую принесет или вообще хорошую весточку, как он говорит, с Большой земли. Один раз приходил с Михайлом Швыдаком, в другой — с Антоном Степановичем. Говорил — уже связались с Большой землей по радио, будут пробиваться через линию фронта. А пока что — «щиплем немца». Слухи ходят об этом по селам. Сатанеют гитлеровцы от этих щипков…

Но что-то уже давненько не появляется Петро и не подает о себе весточки. Вчера слышала от людей, что партизаны подорвали огромный склад в церкви в Яблонивке. Теперь бесятся, звереют от люти фрицы…

Она даже вздрогнула, услышав крик совы. Никогда раньше не верила в предрассудки, а теперь, когда воет собака, ревет ночью скот, начинают мурашки по телу ползать. Вот и сейчас эта ненавистная сова… И вчера прилетала, и позавчера кричала. Выходила, прогоняла ее, а она вновь возвращается, голосит по-бабьему, сидя на крыше сарая.

Зашуршало в сенях. Испуганно и обрадованно метнулась к дверям, хотя знала: днем Петро прийти не мог.

— Можно, Катерина Павловна? — услышала ребячьи голоса.

— А, это вы, щорсовцы? Садитесь, рассказывайте, как там… воюете?

Вместо ответа хлопцы двинули носами и подтянули штаны, звякнув чем-то в карманах.

— Что это у вас?

— Да-а…

— Смотрите, а то достанется вам на орехи.

— Да-а-а…

— Вот вам и «да». Попадетесь на глаза к шаромыжникам с такими побрякушками. Ну рассказывайте, чего пришли?

Гриша быстренько вынул из тайника листовку, расправил ее, подал Екатерине Павловне.

— Вот…

Учительница взяла в руки листовку, но без очков не стала читать, потянулась к футляру, что лежал на столе.

— Где это вы?

— В лесу нашли… С самолета сбросили…

Екатерина Павловна, надев очки и сдерживая волнение, пробежала глазами листовку. С тревогой оглянулась на окна.

— Вы никому не показывали?

— Н-нет… Хотели пионервожатой, так ее немцы арестовали.

— Олю?! — ужаснулась Катерина Павловна.

— Угу. Босую повели по снегу.

Екатерина Павловна долго-долго смотрела в окно, за которым медленно опускались крупные снежинки, потом снова поднесла к глазам листовку. И начала читать — вначале тихо, а потом громче, — что пылает в огне Украина, как неопалимая купина стоит — несчастная и растерзанная, но не покоренная, не поставленная на колени…

Гриша слушал уже в который раз, и ему казались эти слова живыми, как люди, как птицы, как деревья, как все живое на земле. Слушал и смотрел в окно на высокие ворота, занесенные снегом. Вдруг те ворота раскрылись, и Гриша, бледнея, прошептал:

— Катерина Павловна, вон, посмотрите!..

Екатерина Павловна глухо вскрикнула — в окружении гитлеровцев, старосты Миколая и начальника полиции рябого Кирилла Лантуха во двор неуверенным шагом ступил Петро Сидорович. Еле успела спрятать листовку за пазуху, как затарабанили прикладами по сенным дверям. Через минуту на пороге вырос Миколай с перевязанной физиономией.

— Выходи! Радуйся на своего бандита.

Это говорил бывший ее ученик, которого она учила любить добро и ненавидеть зло, которого учила уважать старших.

— Да как ты смеешь!..

— А ну не ломайся. Кончилось ваше время. Выходи! Ну, кому сказано?

Будто не своими ногами вышла во двор и чуть не упала, встретившись с каким-то чужим и вместе с тем родным, умоляющим взглядом Петра. Он склонился на ворота, не в силах держаться на ногах.

— Узнаешь? — кивнул на Петра Сидоровича один из гитлеровцев, видать старший. В зубах он держал сигарету, в руках — здоровенный парабеллум. Он подбрасывал его и ловил в воздухе — забавлялся. Шинель на гитлеровце была не как у всех, не зеленая, а черная. На ее рукаве изображен человеческий череп.

«Эсэсман!.. — Екатерина Павловна похолодела. — Это уже все. Не вырваться Петру из его рук…»

Она наклонилась вперед, хотела сделать шаг навстречу, но в этот миг ее остановил чужой и вместе с тем такой родной голос:

— Я впервые вижу эту женщину.

Какое-то мгновение стояла окаменевшая. Зачем Петро так сказал? А может, так нужно?.. Что же ей делать? Упасть на колени и умолять черношинельника о пощаде?

До ее разгоряченного сознания откуда-то издали дошли слова эсэсовца:

— Правду говорит этот… тшилавек? — Он смотрел своими бесцветными глазами на учительницу в упор, а она видела только череп на его рукаве.

Потом подняла глаза и еще раз встретилась со взглядом Петра, в котором прочитала… и верную любовь, и приказ не признавать его. «Так нужно, моя дорогая, так нужно. Если выжить нам суждено, узнаешь зачем…»

А бесцветные глаза ждали ответа на вопрос: «Правду говорит этот… тшилавек?» И она еле слышно ответила:

— Правду…

Красавец Миколай повел широкими плечами, будто ремень от винтовки давил плечо.

— Брешет, старая карга! — И сплюнул. — Я их знаю как облупленных. В колхоз агитировали, в нарсудах заседали. Брата моего — в тюрягу…

Гитлеровец подмигнул молодому Налыгачу, и тот грубо толкнул свою бывшую учительницу к калитке. У самых ворот, оперевшись на них, стоял с заломленными назад руками ее Петро. Без шапки, с разбитым виском и кровоподтеком у левого глаза, с запекшейся кровью на распухших губах.

Миколай прикладом толкнул Петра Сидоровича в бок:

— Шагом марш, праведник!

Когда вывели за ворота, Миколай злобно бросил учительнице:

— Такая-то теперь ваша правда?

Екатерина Павловна медленно повернулась к бывшему ученику, маленькая, бледная, седая, и так посмотрела на верзилу, что тот съежился.

— Наша правда, Николай, светлее солнца. Брось ее в грязь, затопчи ногами, а она все равно будет сиять. Запомни.

— Ну, хватит рассусоливать… — Налыгач еще раз сплюнул. — Ваша правда пошла в лес за дровами, да там и заблудилась.

— Напрасно так думаешь, придет время, выйдет из лесу…

— Из леса не выходят, из леса мы выводим под конвоем. Вот как твоего захлюстанного комиссара. Всех переловим и перевешаем!

— Всех не перевешаешь, Николай. Да и подумай над тем, не приготовлена ли петля на твою шею.

Глаза молодого Налыгача налились кровью, а губы задергались.

— Ну, хватит агитировать!..

Гриша и Митька слышали разговор Екатерины Павловны с Налыгачем и чуть не плакали от чувства бессилия. Как же смеет этот балбес так разговаривать с учительницей?!

Когда учителей вывели на улицу, ребята позакрывали двери и побежали следом. Миколай оглянулся, пригрозил кулачищем:

— А вы, недоноски, чего тут шастаете? Без вас обойдется. А ну киш!

Ребята отстали, но не воротились.

Посреди Таранивки неровным овалом распласталось болото. Весной и летом квакают в нем лягушки, растет пышная осока, вода всегда ржавая, устоявшаяся. К этому месту и согнали стариков, перепуганных женщин с детьми, немощных старух…

Люди стояли молча, соседи высматривали соседей, родственники — родственников, лишь бы вместе быть в такие минуты: на миру, говорят, и смерть красна. Перед толпой гордо прохаживался золотозубый офицер. Он нетерпеливо посматривал на часы, курил сигарету, пуская изо рта кольца дыма. Видать, сходки для него дело привычное, будничное, не одну провел, и не в одной стране Европы. На людей он и не глядел. Будто не люди перед ним, а так, быдло.

Когда привели учителей, офицер велел поставить Петра Сидоровича перед толпой, а Екатерину Павловну толкнуть к женщинам.

Золотозубый, будто заведенный невидимой пружиной, выхватил парабеллум и, грубо тыча им в Петра Сидоровича, захрипел, обращаясь к толпе:

— Узнайоте?.. Этот бандит пиф-паф снаряды… Кирка… Церковь. Яблонивка… Понимайт?

Тяжелая тишина повисла над селом. Офицер достал серебряный портсигар, нажал кнопку. Тихий щелчок портсигара прозвучал как выстрел. Из портсигара выскочила сигарета. Золотозубый взял ее губами, нажал другую кнопку, и вспыхнуло пламя. Офицер с наслаждением и в то же время как-то нервно затянулся, покачиваясь с носков блестящих сапог на каблуки. Он ждал. А люди стояли, затаив дыхание.

Знакомый таранивцам безбровый панок из районной управы, который стоял в стороне возле солдат, подкатился к офицеру, залепетал с ним по-немецки. Тот милостиво кивнул головой.

Панок облизал губы, вытянулся в струнку, приподнялся на носках и бросил в онемевшую толпу:

— Пан герр обер-лейтенант сказал: «Вот этот партизан подорвал в Яблонивской церкви склад со снарядами». Ваш новый пан староста Николай Налыгач узнал в бандите директора Таранивской школы. Узнаете теперь голубчика?

Молчание.

Верзила Миколай подошел к толпе, кого-то поискал глазами.

— Дед Зубатый тут?

— Тутечки. Жачем я тебе ждался?

— А кто тебе год принудиловки дал, га? Не этот ли праведник, га? Когда он в народных заседателях ходил? Забыл, старая халява?

Дед пожевал губами, закашлялся, а откашлявшись, ответил:

— Не припомню… Не жнаю я этого человека. Не вштречались…

Над толпой, как легкий весенний ветерок, пробежал гул: не перехитрить смирного и тихого деда этому красавцу с повязкой полицая! В Гришиных глазах дед Зубатый вроде бы стал выше, раздался в плечах, посолиднел.

Миколай люто сверкнул глазами на деда, бросил безбровому панку:

— Все они брешут, как собаки!

Тот объяснил золотозубому по-немецки. Офицер скривился, глянул на Петра Сидоровича помутневшими глазами:

— Будьешь говориль?

— Буду, — спокойно ответил Петро Сидорович.

Толпа зашевелилась, боязливо посматривая на учительницу. Кто-то из односельчан взял ее под руку, с другой стороны тоже ее поддержали.

— Люди добрые, — услышали таранивцы такой знакомый голос.

Он, как и Екатерина Павловна, учил их детей любить родную землю, свой край, сказочные леса и синеокие озера, душистые луга и широкие поля. Он был всегда с ними — и в дни их радостей, и в минуты печали. Гулял на свадьбах, которые тянулись неделями, распевал с ними веселые песни. Приглашали учителя и на звездины, и приходил он в хату, когда смерть забирала отца или мать, сына или дочку. Нездешний человек стал родным, близким, дорогим.

И вот стоит он перед ними с роскошной русой бородой, с добрыми серыми глазами, в которых застыла тоска по жизни, по вот этим лесам, рощам, по голубым озерам, по лугам и полям, где отшумела его комсомольская молодость, где выросли его дети, где познал столько человеческой радости.

— Этот панок сказал правду. Меня схватили, когда я возвращался с операции. Они хотят, чтобы вы меня узнали. Они хотят объявить ваше село партизанским, чтобы начисто сжечь Таранивку…

Еще теснее прижались люди друг к другу.

— Хальт! Будет… — как-то нервно, козлоголосо перебил учителя офицер, — я буду говориль!

Но Петр Сидорович будто не услышал офицера. Казалось, голос его окреп, зазвучал громче, и каждый слышал не только обращенные к нему слова, но и дыхание учителя, тяжелое, с хрипом.

— Товарищи! Друзья! Не коритесь палачам!

Это было так неожиданно, что офицер, которому облизанный панок успел перевести слова учителя, переложил в левую руку парабеллум, размахнулся правой, чтобы ударить учителя в лицо.

И тут случилось невероятное, ошеломившее всех: Петро Сидорович упредил офицера, ударив его ногой в пах, и тот зарылся мордой в снег. Еще мгновение, и учитель освободил связанные руки, схватил парабеллум, выпавший из рук золотозубого, и, не целясь, выстрелил в него, второй раз — в полицаев. И двумя прыжками очутился в толпе.

— Тикай, Петро! — крикнула ему какая-то бабуся и закрыла собой учителя, в которого целился Миколай. Петро Сидорович воспользовался этим, метнулся налево, потом направо. Толпа тоже начала разбегаться.

Миколай, потеряв из вида учителя, выстрелил в старушку. Она упала на снег, не проронив ни слова.

Золотозубый поднялся и, зажимая раненую левую руку, прохрипел:

— Стреляйт!

Но мгновения ушли, учитель успел скрыться за ближайшим сараем. За ним побежали солдаты и полицаи.

Вдруг, словно по чьему-то волшебству, повалил густой снег. На площади стало темно и жутко.

Вскоре солдаты и полицаи возвратились — запыхавшиеся и злые. Панок вертелся около офицера, перевязывая ему рану.

— Хана! — выдохнул Миколай.

— Вас ист дас «хана»? — сдвинул брови золотозубый.

Панок повернулся к Миколаю:

— Что, удрал учитель?

— Успел в лес… Но я его, гада, кажется, ранил. По следам крови, как кабана, найдем. Так и передайте пану обер-лейтенанту.

Панок перевел. Тот распорядился, чтобы одна группа шла по следу, а вторая опять сгоняла крестьян на сходку.

Когда солдаты согнали людей, снег уже совсем замел трупы старушки и полицая. Офицер что-то крикнул толстозадому гитлеровцу, тот вынул свой парабеллум, передал офицеру. И тот с остервенением дважды выстрелил в мертвую, занесенную снегом старуху.

— Мы будем так делайт, — золотозубый показал на снежный холмик, — с партизан, коммунист, комсомол — пиф-паф! Кто против фюрер, дойчен зольдатен — пиф-паф!

Гриша толкнул локтем под бок дружка:

— Баба Фекла уже партизанкой стала.

Они украдкой посматривали на лес, тая надежду на чудо, какое не раз видели в кино: только белые нацелят ружья на красных, как из леса кавалерия лавиной — видимо-невидимо. Если бы и сейчас так!..

Но не скакала конница из Дубовой рощи.

Митька вдруг тронул товарища за руку:

— Смотри, Ольгу Васильевну ведут… — И закусил губу.

Два откормленных курохвата вели тоненькую, как былинка, бледную девушку. Оля шла в домашнем ветхом платьице, шла босая по снегу. На груди у нее висела дощечка с надписью: «Партизан».



Из толпы к офицеру кинулась Олина мать, бледная как смерть, упала перед ним на колени.

— Пан офицер… Помилуйте… Христа ради — помилуйте…

Ольга остановилась, выпрямилась.

— Мама! Встаньте! Кого вы умоляете?! Я не хочу перед смертью видеть вас на коленях… Встаньте! — строго приказала Оля.

Мать встала, кинулась к дочери. Казалось, если бы не два черношинельника, а двести вели Олю, то и тогда мать прорвалась бы к ней.

Панок, лебезя перед офицером, разъяснял ему Олины слова. Золотозубый, налившись гневом, махнул рукой, гаркнул страшное слово:

— Фаер!

Грянул залп, пошатнулись обе — дочь и мать.

Мать упала сразу, раскинув руки. И застыла на снегу. Оля только покачнулась, пронзенная пулей. По ее шее, по белому платьицу текла кровь. Потом голова девушки бессильно опустилась на грудь, и она медленно повалилась на землю.

Все, что произошло, было как в бреду, как в кошмарном сне. Снова повалил снег, не такой густой, как раньше, но крупный, пушистый.

Когда люди, молчаливые, угрюмые, возвращались домой, вспыхнула Таранивка. Но никто не кричал, а как-то обреченно перешептывались:

— Ольгину хату жгут!..

— Еще одна горит. Учительницы.

— А вон — третья… Антонова…

— Четвертая…

— Пятая…

И был в этих голосах страх, было отчаяние и была лютая ненависть.

Люди побежали к колодцам, стали мочить рядна и лезть с ними на крыши своих хат. Сидели там, замирая от страха: не доведи господи, перекинется огонь.

Погорельцы суетились вокруг пожарищ, простирали руки за помощью:

— Люди добрые, спасите!

Кто откликался на этот призыв и бросался на помощь, тому полицаи приставляли карабин к груди:

— Кто подойдет — буду стрелять!

— Пусть вас спасают товарищи из леса, — издевались над людьми и предупреждали: — Кто подойдет…

Догорали хаты. Голосили женщины на узлах, плакали, уткнувшись в материнские колени, перепуганные дети. Мужчины заливали пылающие головешки, вытаскивали из пожарищ обгоревших поросят.

Екатерина Павловна сидела близ пепелища черная, неподвижная, будто неживая. Тихо подходили люди, садились вокруг нее на кучи спасенных домашних пожитков. Гриша и Митька были тоже здесь. Долго сидели молча. Чем поможешь Екатерине Павловне? Нет у нее хаты. Да что хата! Слышали они, что кровавый след постлался за учителем. Может, умер уже, истек кровью. Кто знает?.. Неужели не будет больше звенеть его песня на свадьбах и праздниках урожая, не будет звучать его бархатный голос на уроках?

Гриша тихо спросил:

— Катерина Павловна, где вы теперь будете жить?

— Жить… Разве можно после этого, дети, жить? — простонала. — Возможно, один след кровавый только и остался.

Оба хлопца прижались к учительнице и загоревали, еле сдерживая слезы. Вскоре Гриша снова заговорил:

— Знаете что, Катерина Павловна?

Она подняла голову.

— Что, хлопчик мой?

— Идемте к нам…

Учительница обняла Гришу.

— Спасибо тебе, милый, за твое доброе сердце… Верно, жить где-то надо. Но вас и так много в хате.

Митька кашлянул в кулачок:

— У них неудобно, хата маленькая. А у нас аж две хаты. Ну, не две — хата и хатенка. Катерина Павловна в хатенке будет жить. Правда?

Учительница обняла и Митьку, губы ее сжались в горестной улыбке:

— Правда, Митенька, правда.

— Так мы Буланого запряжем… Мы — быстро.

— Хорошо, дети.

Когда ребята отошли от пожарища, оглянулись. На черном от копоти снегу их учительница походила на раненую птицу в разоренном гнезде.

Через какие-то полчаса приехали на подводе, сложили уцелевшие вещи, помогли учительнице сесть на воз и повезли к Митьке.

Таранивцы подходили из глубины дворов к воротам и молча кланялись убитой горем учительнице. В их взглядах, если бы учительница подняла голову, она бы прочла и такое: «А может, Катерина, и не истек кровью твой Петро? Может, партизаны подобрали? Рано еще хоронить Петра, Катерина».


О чем бы ни говорили в хате Мовчанов, обязательно возвращались к недавним событиям:

— Такого кровавого дня, сколько живу, слава богу, не видела. А теперь, считай, герман скоро всех нас в расход пустит, — грустно качала головой бабушка. — И где только те партизаны подевались? То тарахтели своими пулеметами, а теперечки совсем затихли.

Гриша вмешивается в разговор: ведь мужчина! Сама же мама так сказала. И негоже ему отмалчиваться.

— Партизаны делают так, как надо.

— Как это — как надо? — мать пожимала плечами.

— А так. Яремченко село свое бережет.

— Вот этого я и не понимаю, — бабуся зашевелилась. — Как это — бережет?

— Ну, не нападает на немцев здесь.

— А какие ж они тогда партизаны?

— Ну, нападают в других местах, не в своем селе. Так, как Петро Сидорович снаряды взрывал… А то узнают, что село партизанское — сожгут дотла… И людей — на муки.

— Все равно сожгут, все равно в расход пустят, — качала седой головой бабуся.

Разговор перебил Митька. Не обметая с сапог снега, остановился на пороге, вытер рукавом нос.

— Гриша, тебя Катерина Павловна кличет.

— Зачем?

— Если бы я знал…

И так трусливо отвел глаза, что Гриша сразу догадался — знает.

Шли знакомой, но неузнаваемой улицей. Раньше вот тут стояла хата — светлая и приветливая. И жила в этой хате веселая хохотушка Оля, их пионервожатая. Слышала эта хата Олину песню, а земля вокруг нее знала девичьи руки. Сколько цветов каждый год сажали эти руки! С ранней весны до поздней осени алели сальвии в палисаднике, румянились пионы, трепетали на ветру левкои, наполняли воздух пряным ароматом метеолы.

Теперь вместо хаты — пожарище, вместо веселой песни — хищный ветер гудит в обгоревшей трубе.

То же и на усадьбе Антона Степановича. Одна труба торчит, да кусок старого железа на ней качается и предостерегающе скрипит…

Екатерина Павловна сидела, закутанная в теплый платок. Перед нею лежали аккуратно нарезанные листки бумаги из тетради. Учительница достала принесенную ребятами раньше листовку, положила на стол.

— Вот что, хлопцы, хочу я вам сказать… — И задумалась, будто заколебалась. — Я говорила вам тогда, на пожарище: «Разве можно после этого жить?» Потом я много думала. И поняла: не я это говорила, это мое горе говорило… А жить надо. И не просто жить…

В ее тихом голосе звучала сила и непокоренность. Не сговариваясь, ребята встали и вытянулись, будто на торжественной пионерской линейке.

— Садитесь, ребята, садитесь… Да, надо жить и бороться! А вернее — жить в борьбе! Бороться доступными нам способами. Антон Степанович и Петро Сидорович борются с автоматами в руках, а мы должны — чем можем.

Ребячьи глазенки загорелись, учительница прочитала в них: «Так Петро Сидорович живой остался? Ну говорите же скорей!»

Улыбнулась скупой улыбкой.

— Партизаны распустили слух, что умер от ран. Кровью истек…

— Так и мы слышали…

— Вот-вот. Это — чтобы усыпить бдительность и мне дать покой… И вы твердите: умер, мол, от ран… А сами знайте: воюет против шаромыжников ваш учитель. И мы будем воевать. Как сможем. А можем мы, если подумать, не мало.

Помолчала.

— Люди должны знать правду. И мы поможем им. Садитесь и пишите… Диктант.

Ребята присели к столу, взяли ручки, листки бумаги. И повеяло тихим мирным днем, как бывало до войны в полесскую заснеженную пору. И казалось им: нет в их Таранивке старосты и черношинельников, а на земле советской нет войны и тревог. Вот сейчас учительница своим мелодичным голосом продиктует им стихотворение любимого поэта:

Та нехай coбi як знають,
Божеволiють, конають, —
Нам свое робить…
И они будут разбирать, где в предложении подлежащее, где сказуемое, где прилагательное. А потом прозвенит звонок, и ребята выбегут на заснеженный школьный двор и будут лепить снежную бабу, играть в снежки, и какой-нибудь девочке обязательно снег попадет за воротник. И столько счастливого смеха и ребячьих радостей!..

Но не будут разбирать ребята написанную фразу и не станут играть в снежки. Их учительница диктует совсем другие слова:

— Пишите четко, чтобы все смогли разобрать… И я буду писать… Так… «Сын, брат мой дорогой, товарищ мой!»

Им казалось, что к родным своим сыновьям обращается Екатерина Павловна. И к их товарищам. И к тем, кто пошел в лес и кто завтра пойдет. Ведь нельзя сидеть теперь на печи, когда у тебя есть руки, способные держать оружие, есть глаза, способные увидеть врага…

— «Юноша-воин! Тебя растила и воспитывала великая Партия. Она готовила из тебя строителя социалистической державы, человека прекрасной эпохи великих деяний.

Ты вырос мужественным и добрым от природы, ты был весь в труде творческом, и вся земля твоя, твои необозримые поля уже начали петь песню твоему вдохновению, и твои старые родители радовались, глядя на тебя, и молодели душой».

Гриша минутку помедлил, ему хотелось сказать, что умный человек сочинил эту листовку. Кто же после таких слов, будто раскаленных в кузнице, не возьмет в руки оружия и не пойдет на того золотозубого палача или на этих своих оборотней?!

Но ничего не сказал. Когда Екатерина Павловна увидела, что Гриша остановился, попросила:

— Будем, дети, писать дальше.

И ребята вновь переписывали на бумагу горячие слова из листовки, которая поднялась в небо где-то там, за далекими фронтами, а села на землю полесскую.

— «Лет через пятнадцать, в расцвете лет твоих, ты неузнаваемо преобразил бы свою землю. Ты насадил бы сто миллионов фруктовых деревьев на Украине, ты изменил бы ее пейзаж и даже климат и жил бы в саду своем, воспетый своими поэтами, прославленный своими мастерами искусства.

Юноша мой, товарищ, добрый, сердечный и мужественный, забудь доброту свою!»

Екатерина Павловна на миг умолкла, провела ладонью по лицу, а Гриша подумал: «Как это забыть доброту свою? Если ты добрый, то как можно стать другим? Добрый не может быть злым».

Но снова тихий, ласковый, убеждающий голос звучал в хатенке:

— «Навалилось на нас фашистское зло.

Украина в огне! Украина в ярме!

Юноша, брат мой, спрячь доброту свою. Стань жестоким душой, возненавидь врага-людоеда.

Пусть захлебнется он от ненависти твоей, пусть сгинет от твоего огня!

Будь бездонно щедрым на расплату со злом, тебе причиненным!»

Ведь все просто, а ты, Гриша, не докумекал. Вот почему и к кому надо быть беспощадным!

— «Ничего не забудь, ни единой слезинки!

Целься, снайпер-сокол!

Целься, партизан!»

Гриша поднял голову, и Екатерина Павловна прочитала в его глазах: «Видите, и о партизанах тут…»

Это к Антону Степановичу, к Петру Сидоровичу слова и к Михайлу Швыдаку, который, наверно, со своим седым командиром уже формирует полк и готовится к новым битвам. А может, уже и бьются где-то далеко от них — под Москвой или под Ленинградом. Фронт большой, растянулся от Баренцова до Черного моря. И везде нужны солдаты, и везде нужно мужество. Как жаль, что еще не могут быть солдатами Гриша с Митькой. Но ведь Катерина Павловна говорит: каждый должен бороться, как может.

— Пишем, дети, далее…

— «Смотри, на твоей мушке не человек. Это мерзавец, который сломал твою жизнь, вторгнулся на твою честную землю и сказал: „Я пришел уничтожить твой род“».

Конечно же сломал нашу жизнь враг и пришел наших людей уничтожать. Убил Гришиного отца, славную бабушку Феклу, Ольгу убил, веселую и прехорошую. Наверное, тот человек, который писал листовку, прошел по Украине, увидел голод и холод, увидел кровь, слезы и смерть. Потому что просто так не напишешь такого. Очевидно, тот, кто писал, тоже спрятал доброту свою, возненавидел всей душой ворога-людоеда.

— «Земля моя украинская, какая погань ползает по тебе!»

Гриша даже вздрогнул, даже голову вобрал в плечи, будто ощутил, как ползет по нему та коричневая погань…

Гриша пишет четко, буква к букве, чтобы те, кто будет читать, не спотыкались, чтобы пламенные слова обжигали душу, трогали людское сердце.

Э-эх, Митька, Митька, почему не родились мы лет на десять раньше!.. Не писульки бы эти писали, а били б фашистов, как Швыдак, Яремченко, учитель, партизаны…

Гришины мысли прервал голос Екатерины Павловны:

— Пишите внизу, с отступом, большими буквами подпись: А. Довженко… Написали? Теперь давайте написанное мне. Вот так. Берите снова бумагу…

— Катерина Павловна, а кто такой А. Довженко?

— Александр Петрович Довженко — художник, кинорежиссер и писатель.

— Ого! Разве один человек может все это?

— Может, мои милые. Может! Если у него большое сердце. Если он очень любит землю свою родную! Если он сказал пророческие слова: «Пройдет тысяча, две, три тысячи лет. С каким трепетом и завистью будут вспоминать юноши, мужи и мудрецы и войну и нас, и все наше необыкновенное поколение… С каким волнением будут вспоминать нас, на долю которых выпало столько несчастий и счастья, столько горя и радости, столько крови и пота, столько борьбы, и труда, и побед, что их с лихвой хватило бы на десяток поколений! Сколько книг о нас напишут, и сколько песен о нас пропоют! Сколько благодарных наших потомков-юношей в мечтах своих будут переносить свою жизнь на машине времени в нашу величественную эпоху! В эпоху, когда все было трудно, когда ничто не давалось даром, когда за каждую пядь своей земли платили кровью и жизнью».

Ребята, точно завороженные, слушали эти слова — непривычные, пламенеющие жаром, слова, которые были живыми, объемными; они будто светились, и не затухало их звучание. Они перевернули душу ребячью.

Поднявшись, стояли какие-то нездешние, торжественные, растроганные. Встала и учительница.

— Спасибо ж и вам. Узнает Довженко о делах ваших — спасибо скажет. Вы видели кинофильм «Щорс»?

— Видели! — обрадовались оба. — Как немцев бил Щорс. Мы песню пели про него, с Ольгой Васильевной…

При упоминании об Ольге Васильевне замолчали, будто почтили ее память тишиной. И не только Оли, а и отца Гришиного, и тихой ласковой бабушки Феклы, что заслонила собой учителя.

Первой отозвалась Екатерина Павловна:

— И не забыли той песни?

— Помним… Чего же.

— А ну, тихонько…

Почти шепотом учительница запела:

Шел отряд по берегу,
Шел издалека.
Хлопцы подхватили чуть громче. И родилась в хатенке волнующая довоенная песня.

Шел под красным знаменем
Командир полка…
Э-эх, э-эх, командир полка.
Не заметили, как «тихонько» перешло на «громко».

Голова обвязана,
Кровь на рукаве.
А у ребят сияли глаза, а у ребят учащенно бились сердца.

След кровавый стелется
По сырой траве.
Э-эх, э-эх, по сырой траве.
Замолкла учительница, умолкли и ребята. Но песня не затихала. Казалось, она звенела у каждого в сердце.

Екатерина Павловна медленно поднялась и подошла к окну, за которым лениво падали снежинки. Тут же вернулась на свое место.

— Так вот, — произнесла так, как всегда говорила на уроках, подытоживая сказанное, — фильм «Щорс» поставил Александр Петрович Довженко. Он земляк наш, полещук. Из Сосницы. А теперь вот к воинам советским и к людям в неволе с пламенным словом обратился… Пишите, дети, дальше.

И загуляли по Таранивке листовки. Появились они и в Хорошеве, и в Чернобаевке.

Потом писали новые листовки: учительница сама их сочиняла. Сашка приносил из леса сообщения Информбюро, а Екатерина Павловна переплавляла сухие цифры и факты в пламенные слова.

Эти листовки из ученической тетради будоражили людей, вселяли веру, что придет счастливый день, когда не будет на родной земле недругов, что придет светлая и солнечная победа…

Как-то мама послала Гришу к деду Зубатому попросить взаймы соли. Как раз баба Денисиха только что вернулась с принудительной работы, она веяла в амбаре зерно. И теперь выворачивала многочисленные карманы, пришитые к изнанке юбки, фартука, пиджака. На столе перед ней выросла целая куча зерна.

— Чего вытаращился, как тот придурковатый Лантух? — незлобно сказала Грише. — Чего оскалился? А твоя мать разве не крадет у «новой власти»?

— Крадет! — признался он.

— Не украдешь — не проживешь. Раньше, бывало, грехом считали украсть в колхозе. А теперь можно, потому что оно все равно не мое, не твое, не наше, а черта-дьявола. Герман вывезет в свой хватерлянд… А ну выбирай, малый, куколь из зерна… Чтоб он всю жизнь, кроме вот такого куколя, ничего больше не видел. Чтоб он пироги пек с куколем, чтоб ему и во сне только один куколь снился.

— Кому это, бабушка?

— Известное дело кому — фюлеру проклятому. А чтоб ему, шелудивому…

Дед слушал старуху, пока она не выскажется до конца, не переберет всех грешных да праведных, и только покашливал в кулак. Разве что кинет осторожно свое любимое:

— Оно, доложу я вам… тово… конешно…

— «Доложу я вам, доложу я вам», — передразнила старуха деда, — наладил, как слепой на дорогу… Уже и сло́ва нельзя сказать.

— Тебе не дашь… — И — к Грише: — Моя бабка языком шило побреет…

Дедовы слова пришлись бабке по душе — улыбнулась даже.

— Мне бы того фюлера увидеть — я б ему глазищи его непутевые выдрала.

— Ирой, — кивнул на нее дед, что значило «герой».

— Ты бы уж молчал… Если б годы мои не шли по наклонной…

— Вот то-то и оно.

Бабке, наверное, расхотелось говорить, умолкла. Теперь разговорился дед:

— А ты, Гришунька, был тогда на расправе?.. Таких людей, ироды, израсходовали… Как маков цвет Оля… Я ее вот такусенькой знал, нянчил… Когда годик ей исполнился, помню, мы с бабкой гуляли на именинах. Мама ее, бедняга, как упала, так и не встала. Нет, не убили ее. Когда хоронили — рассмотрели: ни единого пятнышка, ни единой царапинки на ней. От разрыва сердца. А Петро Сидорович, что это за человек…

Хотел было Гриша сказать негромко: «Жив учитель». Да сдержался. А может, сказать?

Между тем дед продолжал:

— Таких людей мало и земля родит. А тот вышкварок Примака хотел, чтоб я узнал да выдал учителя!.. Не дождешься, поганец, не дождешься, продажная шкура!

Так вот, пришел я после расправы домой и говорю бабке: «Согнут нас гитлеряки, в дугу согнут, доложу я вам». Как разошлась моя баба: «А чтоб их в три погибели гнуло! Может, таких, как ты, мешков пустых, и согнут. Ох, пошевелил же ты, старик, умом, как дохлый теленок хвостом…» Вот так она причитала. Но я скажу вам: сила, доложу я вам, есть сила… Ну, погрызлись мы с бабкой, или, если сказать проще, побеседовали.

— Вот видишь, язык болтнет — да за забор, а голова под топор, — присоединилась к разговору бабка Зубатая. — По-гры-злись, — растянула она слово. — Ты еще не знаешь, как это грызутся. Шишки да синяки месяцами носят… Вот то грызутся.

Старик терпеливо выждал, пока утихомирится бабка, а потом:

— Так вот, кличет соседка, дает листочек. Читай, говорит. Читаю. А в том листочке и написано: ждите, люди, сыновей своих, соколов, готовьте выпивку и закуску, печеное и жареное. Скоро вернемся…

Улыбнулся Гриша — про выпивку и закуску там ничего не было, ну да пусть…

— Так вот я и говорю. Выходит, сила наша, доложу я вам, где-то там растет, — старик показал крючковатым и прокуренным пальцем куда-то за леса, — множится наша сила. Может, скоро и вынырнет. Говорили: нет у нас ничего. А вон какие самолеты с красными звездочками появились. Так что, может, и не согнут нас фашисты… Га? Жаль, газет теперь наших нет, вот почитать бы дурному деду да растолковать, что к чему.

Дед обращался к Грише за советом. Разговаривал с ним как с равным. Вот бы Митька услышал!..

— Точно, не согнут, — солидно согласился Гриша. — Вон московское радио передавало, сколько ихних дивизий уже перемололи наши…

Старик с недоверием поднял косматые брови. И куделька бороды растрепалась, седые волосы на голове нахохлились.

— Московское, говоришь?.. А они же, поганцы, брешут, будто Москва уже ихняя, германская… Фюлер ихний собирается парад в Москве…

— Брехня, — уверенно убеждал деда Гриша.

Дед смачно закашлялся, а накашлявшись, неожиданно строго спросил:

— А ты откуда знаешь, что московское радио передает?

— Слухи такие пошли…

— Слу-хи, — передразнил парня. — Всякая война плодит столько слухов!.. Их, тех слухов, теперь, как у собаки блох. Не верю я слухам. Ты лучше скажи дурному деду, откуда взаправду знаешь, что московское радио передает?

— Знаю, — и на сей раз уклонился от ответа Гриша. Улыбнулся загадочно: мол, сорока на хвосте принесла. Не скажешь же деду про Сашку, о приемнике, учительнице, листовках. Дед передаст Денисихе, а та по всему свету раззвонит.

— Ишь ты, — покрутил головой старик. Ему понравилось, что малый не болтает лишнего.

А Гриша все же не выдержал, нагнулся к деду и зашептал:

— Дождемся, дед, наших…

Гришины слова вроде бы и не удивили деда Зубатого.

— Дождемся, да не все… Вот в чем заковыка. Эх, дождаться бы нам того праздника… Только ж сильна и страшна, доложу я вам, вражья шила…

Дед Зубатый правду говорил — могучая еще вражья сила. Могучая. Но праздник придет! Не может не прийти. Вон и бабуся говорила, что так не бывает, чтобы только одно горе у человека, одна тоска на душе. То мрачно, идет дождь, а то распогодится, солнце выглянет и развеселит душу, согреет сердце.

Конечно же, заглянет солнце и в наше оконце. Дед Денис тоже так полагает. Ведь жизнь такая пришла, что у людей осталась только вера да надежда. А без веры и надежды, считай, человека уже нет. Не жить человеку без веры и надежды.

Перелом

Ревна блестела на солнце, словно огромное зеркало. И Гриша не выдержал, оставил санки с хворостом, с разгона прыгнул на лед и заскользил по чистой глади. Лед прогнулся под парнишкой, загудел, заходил волнами.

— Митька, айда! — крикнул товарищу.

А его не надо было и звать — уже бежал, загребая сапогами снег.

Это была проба, Гриша прокатился у самого берега, по краешку. Но подмывало дальше, к камышам. Как в прошлый год. Он первым тогда долетел до камышей. Летел, как на крыльях. А теперь испугается? Дудки!

— Митька, смотри! — Гриша хорошо разогнался и, как на коньках, даже за высокие камыши вылетел. Затрещали сухие трубочки, затрещал и лед. Гриша кинулся назад, но было уже поздно.

Митька в первый миг оторопел. Но быстро опомнился, повернул голову туда, где синело село, и заорал:

— Спасите, спасите!

Гриша хватался руками за край полыньи, руки скользили, он обрывался, нырял с головой. Митька наконец догадался выдернуть из вязанки на санках сухую палку, кинуть товарищу. Палка прозвенела мимо.

Поборов страх, Митька упал на сверкающий лед и пополз к полынье, где барахтался дружок, схватил Гришу за рукав, потянул на себя. И сам в воду — бульк.

— Спас… Спасите! — закричал не своим голосом и вытаращил испуганные, умоляющие глаза на деда Зубатого, который бежал с охапкой дров за плечами и с топором в руках. Старик кинул топор, развязал охапку, освободил длинную веревку, бросил конец ребятам, которые уже посинели в ледяной купели.

— Хватайте! Хва-хватайте!

Первым ухватился Гриша. Дед спокойно, будто ведро из колодца, вытащил мокрого хлопца.

— Пляши! — приказал. — Бегай, кому я шкажал!

Гриша начал приплясывать на мерзлой земле.

— Д-дед-душка… И меня, и меня… — выстукивал зубами Митька, цепляясь задубелыми пальцами за лед.

— Не ори, и тебя вытяну, — спокойно ответил дед и кинул ему конец веревки. — И надо было вам откалывать номера на льду…

Веревка змеей извивалась у полыньи и не давалась закоченевшим пальцам.

— Хватай, лопоухий, говорю! Хватай! — уже злился старик. — Плюхаться вы умеете, а теперечки орете, будто порошята недорезанные.

Митька наконец ухватился, но не руками, а зубами — руки отказались слушаться.

Уже возле самого берега дед схватил курносого Митьку за шиворот кожушка, вытянул на сушу, трясанул.

— Смотри-ка, а ты, паря, тяжеловат… Самое первое — сапоги поснимайте, воду повыливайте… Вот так, обувайтесь и айда домой! Хорошо, доложу я вам, искупались… Ну, аллюр три креста!

Митька побежал быстро, а Гриша ступил несколько шагов и повалился на снег.

— Неважнецкое наше с тобой дело, Гриша, — кашлянул дед и стал сбрасывать с санок дрова. Уложив парня на санки, он быстрехонько, как только мог, потрусил в село.

Еще и не довез старик Гришу до дверей, как выбежала мать ни жива ни мертва.

— Видишь, Марина, какая жаковыка получилась, — кивнул на санки с уже обмерзшим хлопцем.

— Ой боже!.. Что это с ним? Что же вы молчите? Ой, деточка моя, ой, надежда моя! Ой, сиротка моя! И кто же тебя, ой да кто же тебя!..

Марина заголосила, старик внес Гришу в хату, цыкнул на нее:

— Не голоси, баба, не распускай сопли! — Как только мог строго приказал: — Сними с него все да сухое надень!..

И снова женщине, которая бестолково металась по хате, не зная, что делать:

— Да быстрее, не чухайся, говорю! В проталину вскочил, доложу я вам. Водка у вас есть?

— Где она возьмется, Денис? — отозвалась сокрушенно бабуся. — Мужика в хате нет. Кому она нужна, если нет духа мужского.

— Ну, если такая жаковыка, то я сбегаю…

Дед принес водки, растерли всего хлопца. Старик велел немножко «вовнутрь».

— Что вы, Денис Кондратьевич, дитя же, — испугалась Марина.

— Ничего, он — мужик. Не на калачах вырос. Влейте ему насильно… Да и мне не помешает… А то за дровами ходил… А время ж такое… Зима…

Грише влили «вовнутрь». Закашлялся хлопец.

— Привыкай, казак… Ну, будьте здоровы. Пойду я. Бабка моя в травах разбирается, пришлю, чтоб отходила. Коли такая жаковыка вышла… Не в первый раз. Каждую зиму, гляди, кто-либо из мелюзги под лед булькнет.

— Спасибо же вам, Денис Кондратьевич. — Марина стояла перед стариком бледная, растерянная. — Не знаю, чем и отблагодарить вас…

— Берегите хлопца… Толковый малый. Человеком будет, доложу я вам, если отходите. Тол-ко-вый! — С этими словами и поплелся дед из хаты.

Берегли, как могли. Но простуда не покидала. Лежал Гриша горячий, мать не успевала вытирать пот с лица. Ночами бредил.

— Митька… Скажи Ольге Васильевне… Земля… Какая погань ползет по тебе… Не пускайте Налыгачей… Где моя звездочка?.. Катерина Павловна… Читайте дальше… Листовку… Я сам понесу… в Хорошево… Горит земля… В огне ты… В огне…

На второй день пришла учительница, принесла каких-то лекарств, моченых яблок.

— Ну, как наш герой?

Марина похудела, будто и ее била горячка, глаза запали. Еще выразительнее стали выделяться на худом лице густые крылья черных бровей. Если издали посмотреть, одни крылья и видно на бледном лице.

— Заговаривается… Вас зовет, просит что-то диктовать… — пожала плечами Марина и оглянулась на дверь, метнула взгляд на свекровь, будто та была в чем-то виновата, и шепотом поведала: — Все про листовки какие-то…

— Чужих не было? — насторожилась Екатерина Павловна.

— Баба Зубатая настойки приносила и балабонила свое, не обращая внимания на Гришин бред.

— Ну и хорошо.

А через минуту, положив холодную ладонь на горячий Гришин лоб:

— Врача бы ему. И лекарства. Есть такое, от воспаления легких. Жар снимет. Да где теперь его достанешь? Разве что…

Не договорив, закусила губу, неожиданно быстро собралась и ушла.

А на другой вечер Митька привел молодую, небольшого росточка женщину. Она шепотом сказала Гришиной матери:

— Добрый вечер. Завесьте окна… Ну, показывайте вашего казака… Антон Степанович так и сказал: «Иди к казаку, считай — к юному партизану, и подними его на ноги».

От прикосновения холодных с мороза рук Гриша открыл глаза и увидел наклоненное над ним женское лицо с полными розовыми губами, услышал тихий ласковый голос:

— Добрый вечер, казак.

Он пошевелил пересохшими, потрескавшимися губами:

— Добрый…

— Ничего, все пройдет. — Она сняла с парня сорочку, вынула из корзинки трубку, приложила к худой Гришиной груди.

— Дыши глубоко, так, так, нормально дыши. Так… Теперь повернемся спиной. Так. Дыши глубже. Еще. Еще. Так.

Гриша ощутил прикосновение холодной ладони докторши на спине.

Положила ладонь, а пальцем о ладонь стук-стук.

— Оденьте парня. — А сама вытащила из корзинки несколько пакетиков, отдала Марине. — По три таблетки ежедневно.

Мама Гришина мялась, хотела что-то спросить, но почему-то не решалась.

— Вы что-то хотите?..

— Да-да… Спросить. Эти… Это лекарство — оттуда?

— Да, Марина, оттуда, с Большой земли. Не забывает нас Большая земля…

«Оттуда», — мысленно повторил Гриша. Митькин брат говорил, что теперь у них самолеты садятся, лекарство привозят, раненых забирают.

«Оттуда» — из Москвы. Значит, о нем заботится сама Москва… Конечно, он понимает: там, в Москве, не ведают, что есть в селе Таранивка пионер Гриша Мовчан. Но лекарство передали — для таких, как Гриша.

Докторша кивнула на пакетики:

— Новое, очень хорошее лекарство. — И начала прощаться: — Ну, казак, выздоравливай. Что передать комиссару?

— Спасибо вам большое.

— Не меня благодари, Антона Степановича.

Язык трудно поворачивается во рту:

— И Антону Степановичу… А я… выздоровлю?..

Улыбнулась при этом маленькая докторша и ответила ему весело:

— А как же? Еще попляшу на твоей свадьбе.

Мать стала на пороге.

— Спасибо же вам, сестрица, не знаю, как вас величать.

— Доктор — и все…

— Понимаю, понимаю. Спасибо же вам… — Спохватилась, кинулась к шкафчику. — Может, подкрепились бы на дорогу? Я быстро…

— Спасибо, я спешу. Будьте здоровы.

Мать днями и ночами просиживала у постели Гриши, смотрела на его пересохшие, потрескавшиеся губы, на бледное лицо и будто перебрала в памяти каждый день сына от самого рождения.

Бывало, распеленает перед купанием, а свекровь снимет с гвоздя пучок сухого любистка и бросит в купель.

— Зачем вы, мама?

— Чтобы любезный был с людьми.

А то внесет высушенные цветы, протянет молодой матери.

— Что это?

— Ласкавцы, дочка. Чтобы ласковым был.

Стелются перед Мариной воспоминания белым полотном, кудрявым споришем, отзываются песней соловьиной…

Только спадут студеные воды, Гриша целыми днями пропадает в лесу. Принесет домой большой-пребольшой букет, она так уж рада, не нахвалится, не намилуется сыном своим, ласкает его синими, как лесной василек, глазами.

— Сыночек радость маме принес. Отдай бабусе, пусть в кувшинчик с водой поставит.

А бабуся погладит худыми, узловатыми пальцами нежные лепестки, улыбнется:

— Весна…

Поставит цветы в кувшинчик, позовет внука, посадит рядом с собой. И учит песням про весну, про журавлей, которые курлыкают да летят, о подснежниках.

Засинели подснежники
Ой в леске, ой в леске,
Скоро будет земля наша
Вся в венке, вся в венке.
Каких только песен не знала бабуся: и старинные казацкие, и про неволю, и про недолю, и грустные, и веселые, и обжинковые, и хороводные, и свадебные.

Гриша купался в тех песнях, как верба в воде. И вот теперь, когда лежал, выздоравливая, тоже речитативом выводила, а вернее, разговаривала сама с собой. А может, с молодостью своей?

Ой, катился веночек по дорожке,
Подкатился к девичьим ножкам.
Возьми меня, дивчина, в руки,
Не оставь меня, красная, на муки,
А то дождичком меня поливает,
А то пылью меня присыпает…
А мне лучше у тебя на головке сидеть
Да в очи твои ясные глядеть.
Гриша выздоравливал долго. Весну встретил квелый.

— Боже, аж светится дите, — говорила бабуся жалостливо невестке. — Считай, всю зиму пролежало дите после той придыбасии.[5]

— Болезнь не свой брат. Измотала ребенка.

Марина, когда сын начал выздоравливать, даже помолодела, снова возвратился к ней румянец и просвечивал сквозь смуглую кожу.

— Род наш, сынок, живуч, крепок. Вот солнышко пригреет, оживет лес — веселее станет.

Грише совсем хорошо было, когда прибегал его верный дружок. Митька тоже ведь окунулся в ледяную купель, но к нему не пристала никакая лихая болезнь. И сейчас явился с душой нараспашку. Вместе с ним врывались в хату терпкие ароматы сосны и талого снега, ветра весеннего, а позже — и цвета яблонь… А еще приносил Митька вести из того мира, который Грише был сейчас недоступен, и эти вести заставляли быстрее биться чуткое ребячье сердце.

Припав к самому Гришиному уху, шептал, чтобы не услышали бабуся и маленький Петрик:

— Уже третий месяц не показывается Сашка. Мама плачет. А отец говорит: «Цыц, глупая. Сын знает, что делает».

— А где же он на самом деле?

— Где? — гордо сложил губы Митька. — В рейд пошли!

— А что такое рейд?

Митька морщит лоб, потом объясняет:

— Ну, фашистов пошли колошматить в дальних селах, чтобы кругом им жарко было.

Завидно Грише: дружок его обо всем знает, а он лежит в постели да мамины и бабушкины песни выслушивает.

— А того золотозубого, который Олю убил, на фронт отправили, — горячо дышит в ухо товарищ, вытряхивая как из мешка новости.

— Жаль, — вздыхает Гриша.

— Того эсэсмана тебе жаль?! — поднялся ежом рыжий Митькин чуб.

— Жаль, что в нашем селе не отправили его, как сами немцы говорят, к гросхватерам,[6] — подала голос бабуся.

Митька искренне удивился:

— У вас такой слух, бабушка…

— А вы ж думали, если старая, то уже и глупая, и глухая, и слепая?

— Мы ничего не думали.

— Бабуся, если нужно, все услышит. — Старушка пожевала губами и добавила: — Помяните мое слово — недалеко им до Могилевской губернии. Вижу: к тому дело идет!

Митька сообщил: вместо золотозубого назначили кого-то другого, его еще в Таранивке не видели — партизан боится… Сидит в райцентре, под охраной гарнизона.

— Еще не то будет фюлерам проклятым. Захлебнутся в своей крови, басурманы, — комментирует Митькины слова бабушка.

Пришло время, и совсем поднялся Гриша. Вышел под шелковицу и чуть не упал от пьянящих ароматов; кажется, земля закружилась у него под ногами.

Обессиленный, прислонился спиной к стволу дерева.

Громко скрипнула калитка, и во двор зашли молодой староста Миколай Налыгач и полицейский Кирилл Лантух, у которого, как говорит бабушка Арина, на морде черти горох молотили.

— Буланый в хлеву? — кивнул Миколай матери, которая выросла в дверях.

— В хлеву, — еле слышно промолвила.

— Выводи, — приказал Кирилл.

Марина ничего на тот приказ не ответила.

— Чего это ты как в рот воды набрала? — насупился Миколай.

— А наша фамилия — Мовчаны.

Буркнул:

— Временно берем коня. На операцию.

— Ваша воля…

— А конечно ж наша. Ты никак не привыкнешь? — ощерился Лантух.

— Да привыкаем…

— Привыкай, Марина.

Они оба, как жеребцы, заржали.

Наржавшись, Миколай снова помрачнел. Лантух возился со сбруей, а Миколай вполголоса, чтобы не слышал полицейский, с тревогой признался:

— Думаешь, мне не осточертела вся эта богадельня? С удовольствием плюнул бы на все, бросил бы к бисовой бабушке… Э-эх, жизнь…

— А кто же тебе мешает? Брось.

Миколай покрутил бычьей шеей, будто освобождался от хомута, который въелся ему в холку.

— Очень далеко зашел я, Марина. Слишком глубоко шею всунул в петлю. Назад возврата нет. Уже нет, Марина! — Последние слова не сказал, а будто простонал.

— А ты покайся, — по-женски сердечно посоветовала она.

— Им? — кивнул на лес и снова покрутил бычьей шеей. В его красивых глазах женщина увидела страх, перемешанный с устоявшейся тоской. — Москва слезам не верит.

И она почувствовала — трудно было ему выговорить эти слова. Опять ответила по-женски просто:

— А ты попробуй, может, и поверят.

Миколай нахмурился еще больше и промолчал.

Промымрил, обращаясь к рябому:

— Ну, Лантух, погоняй.

Пан староста и начальник полиции поплелись со двора, уводя на уздечке Буланого, а Марина еще долго стояла и смотрела им вслед, озадаченная словами молодого Налыгача. «Что стряслось с Миколаем? Отчего это он вдруг так заговорил? Ин-те-рес-но!..»

Гром за Чернобаевкой

Шли дни — как годы, месяцы — как столетия, а годы — как вечность. Люди ждали-выжидали грома с востока.

Бабушка размашисто крестилась, не на иконы, а на тот гром, и приговаривала, ни к кому не обращаясь:

— Слава тебе, господи, и тебе, царица небесная, услышали молитвы наши, на слезы вдовьи сжалились.

Двинулись немецкие обозы. Да все на запад, все на запад.

Гриша заметил — туда, на восток, спешили бесконечно длинные железнодорожные эшелоны и автомашины, солдаты орали свои лающие песни-марши. А возвращались почему-то на телегах, а то и пехтурой. И танков вроде меньше стало, и людей не очень густо, и песен тех лающих что-то не слыхать…

В сентябре сорок третьего, благословляя громы за Чернобаевкой, таранивцы начали связывать пожитки в узлы, суматошно бросали на телеги домашнее добро, что было под рукой, спешили в лес. Спешили потому, что из соседних сел приходили страшные вести: отступая, гитлеровцы сжигают села, а людей, как скотину, гонят на запад…

Готовились в дорогу и Налыгачи с Лантухами. Только в другую сторону — с немцами.

В субботу с самого утра повыносили на дорогу мешки со всяким добром. Ждали машин «ослобонителей». Но грузовики проскакивали мимо, гитлеровцы не обращали внимания на «голосующих».

Все же остановили одну грузовую машину, показали свои холуйские повязки на рукавах.

— Вэк, вэк![7] — высунулся из кабины небритый офицер.

Миколай кинулся к кузову и увидел там среди солдат панка из районной управы, который как-то по-звериному спрятался в углу.

— Свирид Вакумович, возьмите! — закричал не своим голосом. — Куда же нам теперь? На Соловки? Или на осину?

Облезлый панок стал еще меньше, вобрал голову в плечи, отвернулся.

— Не узнаете? Свирид… В-ва…ку-мович…

— Залезай, чего ты упрашиваешь. Свои же, родственнички, — дышал перегаром рябой Лантух. И, швырнув свой мешок в кузов, полез в машину.

Грузовик тронулся, Миколай и Микифор на ходу забросили свои мешки и, уцепившись за борт, повисли. Так они и висели, пока им с неимоверными усилиями не удалось вскарабкаться в кузов. Не успели они усесться на свои мешки и отдышаться, как плюгавый панок что-то с брезгливостью произнес по-немецки, и унтер-офицер, поправив на пузе автомат, гаркнул:

— Кому сказано, вэк? Не слезайт — будйом стреляйт! Ферштейст ду?

За словами пошли в ход приклады. Солдаты били своих прислужников под ребра, по голове, а один пальнул из автомата Лантуху прямо в грудь. Всех троих выбросили из кузова, оставив в машине мешки.

Кирилл ляпнулся на дорогу, растянулся на мокрой земле, раз, другой дрыгнул ногами и замер.

Миколай и Микифор, спотыкаясь, побежали за грузовиком и орали на всю Таранивку:

— Стой! Стой! Мешки отдайте! Продукту отдайте! Что же вы… гады…

Машина набирала скорость, солдаты жестами показывали, как они будут уминать из тех мешков колбасу, сало и запивать самогонкой.

Выдохшись, остановились. Миколай, тяжело дыша, поднял большой кулачище и погрозил вслед машине. В ответ прострекотала очередь из автомата, пули подняли пыль возле ног братьев.

Понуро плелись назад. Мать стояла у ворот, точно с креста снятая.

— Не взяли?

— Скажите спасибо, что живы остались.

— Хай бог милует… А где же ваши… сидоры?

Федора чуть в обморок не упала, узнав о судьбе мешков.

— А Кирилле, тово… выпустили требуху, — обреченно объявил Микифор.

— Ой боже мой! Кто? — перекрестилась старуха.

— Кто же? Ослобонители наши.

— А чтоб им ни дна ни покрышки.

— Вон какую вы уже запели!

— Запоешь… Не было б их, батько ваш был бы живой-здоровый.

— Учитель, пионервожатая были бы живы.

— Конечно же, и они тоже…

— А кто хлеб-соль подносил, варениками угощал, молился на них?

— Кто же знал, что они такие?

— Кое-кто знал…

Мовчаны видели, как Микифор и Миколай прямо среди подворья лакали самогонку, как складывали свои пожитки на подводу. Прибежала жена Микифора, и они с Федорой начали голосить.

— А ну, цыц! — прикрикнул на них Миколай и показал кнутовищем на хату и двор. — Смотрите тут… Надо потихоньку, пока не выгнали, в старую хату перебраться. Идет к тому — Советы возвращаются. Микифор пусть остается на хозяйстве. Ему ничего не сделают. Старостой не был, полицейской службы не пробовал. А в случае чего, то посидит в тюрьме лет пяток, не полиняет. Ему не привыкать. А мне оставаться тут нельзя. Мне только с теми…

Миколай заскрипел зубами так, что у Микифора мороз пробежал по спине, а у Федоры начала дергаться щека.

— Ух, пропади все пропадом. Или с ними вернусь, или на первой осине…

Марина, которая весело смотрела на сборы Налыгачей, насмешливо сказала:

— Он еще думает возвращаться. Слышите, мама?

— Индюк думал, да и сдох…

В глазах матери Гриша впервые за годы неволи увидел веселую искринку.

Ко двору Налыгача подъехал на подводе какой-то нездешний — высокий, в кургузом теплом пиджаке и с повязкой на рукаве. «Того же поля ягода, — подумал Гриша, — полицейский».

Тот, в кургузом одеянии, хмуро о чем-то перебросился словом-другим с Миколаем. Молча постояли, сняв картузы, затем умостили свои зады на подводы и под причитания Федоры и Микифоровой жены двинулись.

— Да-а, многовато людского добра навьючили, — протянула бабуся.

— Грабили — не стыдились, — вздохнула мать.

Выехала подвода на улицу, повернула на дорогу, по которой вот уже несколько дней тянулись серо-зеленые колонны. Да недолго восседали на телегах пан староста и пан полицейский. У самого выезда из села случилось происшествие.

— Хальт![8] — поднял руку забрызганный грязью пехотинец.

Подводы остановились. Тот, забрызганный, что-то крикнул своим, и на телеги сразу понасело по дюжине солдат. Хозяева подвод возмущались, показывали на свои повязки, просили, а Миколай даже слезу пустил — все напрасно. Солдаты забрали в свои руки вожжи, столкнули Миколая и полицейского.

«Паны» бежали за подводами, как собаки за возом хозяина.

Мовчаны видели, как все это случилось. А когда за поворотом исчезли подводы, когда не стало видно немецких прихлебателей, бабуся только и сказала:

— Считай, кончился рай для Налыгачей. А я, дура, думала: надолго пришли на нашу землю фюлеры.

Начали тоже собираться в дорогу.

Марина связала узлы, достала из погреба картошки, взяла ржаную ковригу, узелок с солью.

— Возьми еще пучок гвоздики, вон там, в печурке, — попросила бабушка.

— Зачем вам? — удивилась Марина.

— Надо. От дурного глаза.

— И выдумают же такое…

— На то мы и старые, чтобы выдумывать. Постареете — и вы станете выдумщиками…

Пошла Марина, взяла пучок, затолкала в какой-то узел.

— Ну вот мы и готовы, — невесело посмотрела на узлы. — Но кто ж нас повезет?

Гриша стоял хмурый и кусал губы: на себе воз не потянешь.

Марина глянула на старшенького, беспомощно опустила руки и затряслась в беззвучном рыдании.

— Не плачьте, мама!..

— Не я плачу, сынок, это горе мое плачет.

Марина подняла влажные глаза, будто ждала от сына спасения. Но что мог посоветовать ребенок?

— Як деду Зубатому сбегаю, может, прицепит наш воз к своему. Вол у него, что трактор, только ленивый очень.

— А захочет ли старик? — В ее глазах засветилась робкая надежда.

— Он добрый, мама.

Бабка Арина, стоя у воза, повернула к Марине щедро заштрихованное мелкими морщинками бледное лицо, на котором навеки застыла устоявшаяся печаль:

— Мир, дочка, не без добрых…

Дед Зубатый жил на Савкиной улице. Низкорослый, проворный, он уже налаживал свой воз. Суетилась по двору, развевая широкие юбки, баба Денисиха, поддакивала каким-то дедовым словам, охала и проклинала «немчуру окаянную».

— Чтоб вам руки повыкручивало, чтобы не только охтомата не держали, а й ложки, хлеба святого. А чтоб вас лихая година била день и ночь, не переставала, как вы наших людей бьете, окаянные.

Старик уже вприпрыжку бегал из хаты во двор, носил на воз мешочки, узелки, укладывал в сено и хрипло, смачно кашлял. Бабку свою он никогда не перебивал — нехай себе бубнит.

— Чего тебе, Гриша? — старик заприметил парнишку.

Гриша ответил, зачем пришел. Задумался дед, зачем-то потрогал рог у вола, похлопал по крупу. Откашлявшись, сказал сам себе:

— Вот так, доложу я вам. Побежал гитлеряка, побежал, будто ему кто скипидарчиком зад помазал… — И вновь зашелся кашлем.

— Чего разбрехался? Хватит тебе копошиться, а то, не приведи господи, повернут поганцы из лугов в село… Ну, хватит тебе почесываться. Запрягай уже, — подгоняла, покрикивала Денисиха.

Старуха умела в проклятия вставлять деловые распоряжения. Дед Денис приловчился слушать только их, а все другое, как говорится словесную мякину, пропускал мимо ушей.

— Да вот, доложу я вам, Маринин сын просит ихний воз прицепить к нашему, — вздохнул дед.

— А чтоб их цепляла лихая година. — «Их» в бабиных устах означало — врагов.

Старуха беззлобно буркнула Грише:

— Чего ж стоишь столбом? Иди скажи, пусть собираются, пусть укладываются.

Дед с бабкой и Мовчаны выехали связанными возами, наверное, позже всех. Когда подъехали к лагерю, который раскинулся на глухой лесной поляне возле речки, там уже собрались все таранивцы.

Первой тяжело соскочила с воза Денисиха, взялась за бока и подала команду:

— Ну, распрягайтесь. Да хватит тебе почесываться, Денис! Вола стреножь…

Деловые приказы старик выполнял без пререканий. Сделал себе шалаш, помог Марине. Постаскивали в шалаш пожитки, бабку Арину сняли с воза.

Поляна была похожа на большой цыганский табор. Люди ставили замысловатые укрытия на случай непогоды, варили кулеш в казанках, пекли в огне картошку, как пастухи пекут осенью. Единственно, кому была радость от такой цыганской жизни, это детям. Они с удовольствием гоняли по лугу, гарцевали на лозинах.

Легли спать, прислушиваясь к близким громам. Теперь гремело за Чернобаевкой и правее. Спали тревожно, а кое-кто и совсем не спал. Старики держались особнячком, попыхивали цигарками, пряча их в рукава. Бабка Денисиха стояла возле куреня, подперев щеку рукой, и яростно кляла «немчуру окаянную».

— А щоб вы всю жизнь спали на таких пуховиках, на яких я сейчас сплю. Щоб вам камни под бока… Денис, вола стреножил?

— Дай подремать часок, — буркнул дед и натянул на голову фуфайку, которой был укрыт.

— А чтобы вы уснули и не проснулись во веки веков… На том свете выспишься, Денис. Смотри, а то пролежни себе наживешь. Все бы ты спал и спал. Всю жизнь спишь.

— Ага, с тобой выспишься…

— После войны отоспишься. Какой уж тут сон. Да ты, правда, и смолоду соня. Смолоду решетом в воде звезды ловил…

Дед повернулся на другой бок, а баба не умолкала:

— Что — острое словечко колет в сердечко?.. Чего крутишься, как Марко по пеклу?..

— Да замкни свой рот хоть на часок! — Дед подхватился и осатанело уставился на Денисиху: — Ну, доложу я вам, и вредная баба! У тебя язык, наверное, и после смерти будет молоть недели две… — И сердито зашагал к Ревне.

Под бабкины проклятия начало и рассветать.

— Нужно, доложу я вам, землянки выкопать. Можот, с неделю придется тут страдать, комарву кормить.

— Какая там, дед, осенью комарва? — возражали.

Копали землянки долго: уже солнце высоко поднялось, уже обедать пора, а они еще и не завтракали. Гриша принес из Ревны котелок студеной воды, собрал сухого хвороста, срубил две рогульки, повесил котелок. Длинные красные языки весело заплясали под ним. По лесу расстилался горький дымок.

Марина ласково смотрела на старшенького — что ни говорите, а помощь матери растет.

— Марина, а ну поглянь, не ваша то телка потрюхкала в село? — Денисиха приложила ладонь ко лбу, всматриваясь на лесную дорогу.

— Наша! — Гриша вскочил на ноги.

— Не надо, сынок! А то в селе, может, погань та, — крикнула вдогонку мать.

— Я верну телку!

— Только ж в село не ходи!

— Хо-ро-шо, мама!

Чем быстрее мелькали Гришины пятки, тем быстрее бежала и Лыска, не подпуская близко к себе. А село уже совсем рядом.

Гриша свернул в чагарник, наперехват Лыске, и сам не заметил, как выскочил на Савкину улицу. Прислушался. Село будто вымерло. Огородами пробрался на свое подворье. Тоже тихо.

Потрогал замок на дверях хаты, зашел в сарай. Лыска, зная все ходы и выходы, уже была там, спокойно что-то жевала в яслях, помахивая хвостом. Гриша уже намерился накинуть ей на шею налыгач, как услышал с улицы шум — скрипели колеса, фыркали лошади, лопотали между собой чужие солдаты. Побежал к воротам, выглянул в дырку от сучка. Зеленовато-грязная колонна заполнила улицу. Впереди брели, устало волоча по песку ноги, автоматчики, за ними трюхал длинный офицер на гнедом коне. Хлопец не сразу узнал в нем бывшего коменданта, когда-то прилизанного, франтоватого обер-лейтенанта Франка. И очки на нем уже не золотые. И одежда мятая. Похоже, уже испробовал почем фунт лиха.

За всадником-офицером тянулись огромные, распухшие подводы, накрытые с немецкой аккуратностью пятнистыми маскировочными плащ-накидками. Устало брели за подводами серые и злые солдаты.

Раньше Гриша не видел таких: кто в грязной пилотке, кто в стальной запыленной каске, кто совсем с непокрытой головой, в расстегнутом пропотевшем мундирчике. «Здорово, наверное, наши им всыпали…»

Но вот офицер взмахнул рукою в черной кожаной перчатке, и колонна остановилась. Франк подъехал к Поликарповым воротам, заметил в окне Федору, поманил пальцем.

Федора клубком выкатилась из хаты. Растерянная, с глупой улыбкой на пухлых губах. Еще и лицо грязным платком перевязано — видать, зубы болели у бабки.

К офицеру подбежал коротконогий толстяк с огненно-красными волосами. Франк что-то крикнул ему.

— Гиде… сын? — спросил рыжий у Федоры.

— С ослобонителями, с вашими, сказать, удрали… Обое, Миколай и Микифор, — с ходу соврала Федора, потому что Микифора утащила домой заплаканная жена. Для большей убедительности Федора добавила: — Тут уже до вас драпальщиков было-о-о-о!

Слово «драпальщики» не обрадовало Франка. Он скривился, будто от зубной боли. Спросил, как проехать на Старый Хутор.

— Ты смотри! — хлопнула себя по бедрам Федора. — Пан охвицер хозяйничал в районе. Разве ж не запомнил дорог? Малый ребенок покажет, как пройти на Старый Хутор.

Рыжий перевел болтовню Федоры.

Бывшего франта перекосило, но он стерпел разглагольствование бабки и что-то растолковал толстяку.

Толстяк начал лопотать Федоре:

— Пан капитан знает, как проехать к Старому Хутору мимо леса, — лебезил перед старухой рыжий, со страхом посмотрев на север от Таранивки. — Но там уже рус зольдатен. Понимайт?

— А чего же тут не понять? Вам один путь — через лес.

— Рихтиг, матка, — оживился рыжий. — А через лес пан официр никогда не ездил, потому что рус воюют не по правилам. В лесу партизаны… Как проехать к Старому Хутору, чтобы не встретиться с партизанами? Понимайт, матка?

— Как же тут не понять? Припекло, стало быть, вам?

Рыжий скривил рожу:

— Не болтай, матка, лишнего. Говори, как проехать к Старому Хутору лесом?

— Скажу, отчего не сказать. Вы же одним духом дышали с хозяином моим, с Миколаем тоже. Стало быть, как до леса дойдете, перебредете речку — и никуда — ни прямо, ни направо, а все на левую руку, на левую руку…

Гриша удивился. Левая дорога ведет на Ревнище, где расположились лагерем таранивцы, а дальше — лесная глушь. Зачем это старостиха надумала обманывать своих «ослобонителей». Может, нарочно послала на таранивцев?!

Франк прокричал своему мрачному и грязному воинству команду, и обшарпанная колонна повернула на Савкину улицу.

Гриша осторожно приоткрыл калитку, прислушался. Что же делать? Оставаться дома стеречь Лыску или бежать к своим? Он с сожалением оглянулся на сарай, махнул рукой: не до Лыски. Несколькими прыжками перебежал улицу, нырнул во двор своей тетки и огородом помчался дальше.

Прилипчивые тыквенные плети цеплялись за ноги, кололи руки. Но он, кажется, и не замечал этого. Главное — чтоб не заметили его немцы. Вот еще несколько метров прополз в картофельной ботве, вот еще, все дальше. Только бы не заметили…

В его тревогу вплелся звук, который перекрыл и гогот на Савкиной улице, и, кажется, все другие звуки на земле. С востока на запад шли три косяка наших самолетов, спокойно и хлопотливо рокоча моторами.

Вдруг Гриша уловил голос Франка, который вел колонну. Он отчеканил какую-то команду. Солдатня мгновенно, как мыши, разбежалась по дворам, и только крупные лошади-битюги остались на улице, довольно пофыркивая, что наступила передышка.

Грише хотелось крикнуть соколам, плывшим над Таранивкой: «Бросьте хоть одну бомбочку! Видите, сколько фрицев на Савкиной улице?»

Нет, не заметили летчики вражеской колонны. А может, и заметили, да задание у них другое, поважнее. Может, они на Берлин летят?

Отгудели краснозвездные и растаяли в прозрачном сентябрьском небе. Вновь Франк бросил какую-то команду. Надо было и Грише быстрее выбираться из ботвы. Еще несколько метров — и кукуруза, а там уже недалеко кустарник. Дополз до кукурузы, перебежал ее. Раздвинул стебли, выглянул на дорогу. Колонна уже выходила из села, но вдруг почему-то остановилась. Длинноногий офицер, ехавший на лошади, что-то гавкнул. Солдаты стали шарить в подводах, а затем разбрелись по дворам, неся в руках какие-то палки.

Что они собрались делать? Гриша даже позабыл, что надо бежать к своим. Зачем они разбежались по дворам? Искать свиней? Так у них уже вон сколько хрюкает в обозе. Как бы не нашли Лыску.

Ему было хорошо видно, как вбежал во двор к тетке неуклюжий толстый немец. Чиркнул зажигалкой, и вспыхнула в его руках палка. Гриша даже ахнул от страшной догадки. А толстяк спокойно поднес факел к соломенной крыше хаты, и она, старая, сухая, загорелась, как порох.

Тут с погребицы выскочила тетка, кинулась к хате и, воздев руки к небу, закричала: «Спасите! Спасите!» Солдат с факелом удивленно оглянулся на крик. Не спеша переложил факел в левую руку, а правой, не целясь, дважды полоснул из автомата. Тетка взмахнула руками, распласталась у пылающей хаты.

Вспыхнула еще одна хата, еще одна, еще… Потом вырвалось пламя совсем близко от убежища Гриши. И нигде ни души… Нет, одна душа нашлась. Невесть откуда вылетел дед Петро с топором в руке и кинулся на поджигателя. Факельщик повалился снопом от страшного удара. А дед, плюнув на поджигателя, принес лестницу, вскарабкался на крышу и, сбросив с себя короткий пиджачок, принялся сбивать им огонь.

Ударил сухой выстрел, старик вздрогнул, выпустил из рук пиджачок и зарылся руками в соломенную крышу, застыв на ней…

Горело село, а гитлеровцы деловито, как люди, которые привыкли к такой работе, сходились на окраину Савкиной улицы, где стояла колонна, где гарцевал на коне с сигаретой в зубах капитан Франк. Он бросал довольные взгляды на Таранивку, добрая половина которой была охвачена огнем, превращаясь из красивого полесского села с высокими тополями и вязами в черное пепелище.

Офицер привычно выгавкнул какую-то команду, солдаты выстроились и двинулись к лесу.

Гриша помчал к кустарнику. Уже на самом его краю споткнулся о корягу и упал. Остро заболел разбитый в кровь палец. Но медлить нельзя. Повизгивая от боли, Гриша побежал сквозь кустарник.

Засверкала речка. Сгоряча не перебрел ее, а будто перелетел и остановился на том берегу.

Немецкая колонна выползала из села. Дорога перед ней раздваивалась: направо огибала кустарник хорошо накатанная — это на Хорошево, а прямо в лес простирался заросший спорышем чуть заметный проселок. Это к Ревнищу, где остановились люди.

«Куда пойдут? — замер в ожидании Гриша. — Должны бы на торную дорогу».

У развилки немцы остановились. Франк оглянулся на проселок, зыркнул на Ревнище. Махнул рукой. И колонна двинулась по малоприметной проселочной дороге.

«Значит, послушались проклятую Федору, — похолодел Гриша. — Скорей к своим, предупредить».

Бежал, сколько было сил, сколько хватало духу.

…В лагере уже заметили хлопца, заволновались.

Когда добежал до лагеря, схватился за молодое деревцо, а то не устоял бы на ногах.

— Горит… Наша Таранивка… горит, — глотнул густую слюну. — Подожгли, гады…

— Сохрани и помилуй, — перекрестилась бабушка Арина. — Что ты мелешь несусветное?

— И наша, сын?

Это — мать. Как бы ему хотелось отрицательно покачать головой, сказать: «Нет, мама, нашу миновали». Но пришлось сказать другое:

— И наша, мама, горит…

Бабка Денисиха стояла перед хлопцем не насмешливая, как всегда, и ее колючие глаза не были колючими. Они умоляли Гришу, чтоб сказал о их хате.

— Вашу обминули…

Дед Зубатый дотронулся до Гришиного плеча.

— А те… поганцы? Видел их? Где они?

— Идут… Сюда идут. Разве я не сказал?

— А чтоб они в преисподню пошли! — вскрикнула Денисиха. Ее глаза налились гневом. — Денис, запрягай вола! Да не чухайся, не мнись! Чтоб вас мяло день и ночь и не переставало.

Старик нахмурился, глянул в сторону Ревнища, где уже была видна грязно-зеленая колонна.

— Гриша, а ну быстренько за волом! — дед Денис заметался возле воза.

— А ты чего столбом стоишь, будто онемела? — напала Денисиха на Марину. — Бабку Арину сажай на воз, оглобли привяжи!

Подводы одна за другой катились вниз, в речку, тянулись вдоль нее по отмели, а метров за сто выезжали на ту сторону, прятались за пышным верболозом.

Только дед Денис нетерпеливо топтался на берегу, наблюдая, как Гриша на той стороне еще возился с его черно-рябым Иродом. Вол упирался, не хотел идти. Наконец Грише удалось накинуть волу на рога налыгач и дотянуть его до Ревны.

Старик как стоял на берегу, так и вскочил в воду в серых от пыли, больших кирзовых сапогах, побрел навстречу замученному Грише, нервно дернул вола за налыгач.

— Топай, Ирод, да скорей, сухорогая ты сатана!

Ночь, лес, болото

Таранивские подводы все уже спустились вниз по Ревне, попрятались за кленами, березами, за орешником. А спаренные возы наших бедолаг еще и до брода не добрались.

Когда миновали поляну между опушкой леса и верболозом, Гриша оглянулся на дорогу, которая вела на Таранивку, и до боли закусил губу.

— Чего ты, сыночек? — встрепенулась мать, которая сидела на переднем возу и испуганно смотрела на своих детей и свекровь. Но тут же и сама увидела…

Оглянулась и бабушка. Разглядев вражеских солдат, перекрестилась. Прошептала, как молитву:

— Теперь уже, считай, капут. — И еще крепче прижала к себе Петьку.

Колонна непрошеных гостей надвигалась прямо на них.

Маленькая, сухощавая бабуся еще больше сжалась, что-то беззвучно зашептала.

Вол дотопал до воды, остановился, у него заходили ходуном ноздри — собрался пить. Старик в сердцах огрел его вожжами по хребту.

— Гей, Ирод, гей, стерва!.. — плаксиво и вместе с тем люто прошипел он.

— Дочухался! — гаркнула Денисиха, и затурканный дед вновь размахнулся вожжами, хотел было в сердцах опоясать и бабку, да Ирод, кося влажным глазом на хозяина, рванулся, вошел в студеную воду и тяжело потянул спаренные возы.

Вдруг веревки, которыми был привязан задний воз, треснули, и он застыл на месте, только успев въехать в речку.

— Дед, дед! — испуганно позвал Гриша.

Старик оглянулся и красноречиво отмахнулся рукой — тут хоть бы самому скорее до кустарника добраться — и люто заколошматил по черно-рябой спине вола.

Марина, увидев, что ее воз оторвался, так дернула деда Дениса за рукав, что тот чуть не слетел в воду, но все-таки продолжал нахлестывать вола. Марине ничего не оставалось, как спрыгнуть в воду и брести назад. Выхватила из рук свекрови захныкавшего Петьку, порывисто прижала к груди. Прикрикнула на малыша и умоляюще, беспомощно посмотрела на свекровь:

— А как же вы, мама?!

Старуха ответила, на удивление, спокойно:

— Беги сама, ради бога.

Мать сделала шаг в холодной воде, оглянулась:

— Гриша, а ты чего ж сидишь?

Паренек спрыгнул с воза, но остался стоять на месте: смотрел на бабусю, и губы его вздрагивали… Дорогая, родная бабуся… Он здоровый, быстрый, от любого фрица удерет, а она шага сделать не может. И ему не донести ее…

— Скорее отнесите Петьку, потом заберем бабусю, — сказал хрипло матери.

— Х-хорошо, — с трудом выговорила мать и быстро, как только могла, побрела через речку за кусты.

— Беги, Гриша, сам беги… — немощно попросила бабушка. — Я уже свое отжила.

И тут на поляну опасливо вынырнули передние немцы.

Гриша так и бултыхнулся в росший рядом густой ситняк. Бабушка пригнулась, закрыла глаза. Ждала — что будет, то и будет.

Затрещала автоматная очередь, зафитькали по воде пули, и Гриша, прячась в ситняке, по самую шею погрузился в студеную воду.

Тем временем немцы приблизились к берегу, их становилось все больше. Подъехал и голенастый офицер на коне. Все подозрительно сверлили взглядами неподвижно застывшую на возу бабку Арину, какую-то по-особому строгую в своей неподвижности.

Убедившись, что бабка ничем не угрожает, к ней обратился с лошади замызганный, небритый капитан Франк.

— Матка, матка, ком, ком! — играя кнутовищем с кисточкой, он поманил бабку пальцем.

Старуха медленно расправила спину, не спеша оглянулась.

— Матка… Старый Хутор. Понимайт?

К офицеру подскочил рыжий толстяк — переводчик и, перекинувшись с ним несколькими словами, более внятно объяснил старушке, что она должна проводить их к Старому Хутору.

Бабушка пошамкала губами, посмотрела на солдат, державших на животах автоматы, и ответила:

— Не могу проводить вас на Старый Хутор.

Офицер наклонился с коня к рыжему, который стоял рядом, выслушал его перевод и скривился, будто попробовал кислицу.

— Потшему?

— Упала я на ноги. Не понимаете? Как вам сказать? Ну, на тонкую нитку уже пряду. На пречистую вот уже два года будет, как ногами не могу ходить. С того самого дня, как вы моего сына убили… На самую пречистую похоронную принесли.

— Вас ист дас[9] — «пречистая»? — нахмурился офицер. — Вас ист… говориль?..

Толстяк тоже нахмурился, никак не мог понять. Кажется, у старухи паралич?..

— Дизе альте швайн ист кранк,[10] — доложил золотозубому.

Не спеша офицер расстегнул кобуру, вынул парабеллум.

— Старая швайн, — процедил сквозь зубы и гадливо сморщил лицо. — Аллес русиш — швайн.[11] Мы тебья… пиф-паф!

Гришу точно снегом осыпало.

— Что же, пахкай. Вы на это мастера, — услышал он спокойный голос бабушки. — От смерти в печи не замажешься. Так же и с вами будет: живете вы, живете, а потом черт знает куда и денетесь.

— Вас? Вас? — Офицер поднял парабеллум.

Словно кто-то выхватил Гришу из ситняка.

— Я проведу на Старый Хутор!

Бабахнул выстрел: долговязый с перепугу нажал на спуск. Пуля просвистела где-то рядом с бабушкой. Она инстинктивно наклонила голову и так какое-то мгновение сидела, думая-гадая: живая или уже мертвая?

Солдаты мгновенно направили автоматы на парня и на окружающие кусты. Кто знает, может, в каждом кусту сидит вот такой маленький партизан? Рыжий для проверки полоснул по зарослям вблизи телеги. Забулькали пули, упали и поплыли по течению ссеченные листья.

— Вылезайт! — скомандовал офицер и махнул парабеллумом.

Гриша выбрался на берег. Он дрожал как осиновый листок. С полинявших штанишек и такой же рубашки стекала вода. Босые ноги стали красно-свекольными, к ним присосалось несколько пиявок. Мальчик тер ногу об ногу, соскребая пиявки пальцами ног.

Офицер скользнул по Грише брезгливым взглядом: такой, каких тысячи в этой загадочной стране.

— Ты… проведьешь? — недоверчиво спросил он.

Гриша согласно кивнул.

— Через лес? — переспросил рыжий.

— Угу. Я в лесу каждую тропинку знаю.

Офицер слушал, мотая головой, подобно своему рысаку. Потом что-то сказал толстому. Тот лениво перевел:

— Герр гауптман говориль… ты есть хороший малтшик. — И протянул руку, чтобы погладить по голове Гришу.

— Что я, маленький?.. — ловко увернулся мальчик.

— Ты есть дикарь! — Рыжий нахорохорил свое рыхлое лицо, будто говорил: смотри, какой гордый. Дикий, как неприрученный волчонок, замурзанный, босоногий, а гордый… Кто поймет тебя, Россия? Сколько топтались по твоим просторам, сколько металла израсходовали на людей твоих, а понять так и не смогли. Прошли с огнем и мечом всю Европу, но не видели и не слышали, чтобы воевали против них не только солдаты, но старики и старухи, дети и женщины…

Рыжий толкнул прикладом автомата парня в спину:

— Форвертс![12]

Гриша чуть не полетел кубарем. Выпрямился, оглянулся на Ревнище. Солнце клонилось к сосняку, и в речке мерцали, трепеща, тысячи солнц. Бабуся Арина сидела на возу среди этого сияния и не сводила глаз со своего внука.

Гриша услышал бабушкин голос:

— Смотри же, внучек, будь осторожным. Гляди в оба, не давайся этим поганцам… Помоги тебе боже!

— Вперьед! — повторил рыжий. Он достал из кармана кусок колбасы, еще раз пнул маленького проводника в худые мокрые плечи и зачавкал.

За ними поплелись солдаты с автоматами наготове, за автоматчиками — гауптман на коне.

Гриша, стараясь согреться, шел быстро и размышлял о том, что золотозубый все же дослужился до капитана. Погубил, видать, немало люду. Не одну бабушку Феклу, не одну Олю… Говорят, недолго был он комендантом. Чем-то проштрафился, поэтому и послали на фронт. А теперь вернулся… Видите ли, не запомнил дорогу, будучи комендантом. Да и как запомнить, если он в лес и носа не показывал — партизан боялся. И сейчас боится. А через лес решил идти не потому, что ближайший путь, а нужда заставила — вокруг уже гремят советские пушки.

За гауптманом двигались повозки с пулеметами, скрипели высокие тяжелые фургоны, месили сапогами песок солдаты.

Гриша оглянулся и встретился с узкими щелями глаз своего конвоира. Рыжий подмигнул ему, глотнул из фляги шнапса и больно наступил тяжелым сапожищем на босую ногу парня.

Гриша зашипел от боли, а рыжий заржал: ему это развлечение…

Лес нахохлился, облитый заходящим осенним солнцем. Гриша обогнул поляну, где располагались на ночь таранивцы, и повел колонну с бугра по узкой дороге в сосняк. Таких дорог в лесу было великое множество — целые переплетения. По ним возили люди дрова и хворост, ходили по грибы и за ягодами. Сколько раз приходилось ему блуждать здесь, слушать баюкающий шум деревьев, любоваться зеленой зыбкой, в которой качается всю жизнь полещук,[13] как говорила им Ольга Васильевна…

Воспоминания оборвало прикосновение колючей палки к плечу. Выломав ее, рыжий теперь подгонял молодого проводника не прикладом автомата.

— Гер гауптман спрашивайт… — Рыжий подвел проводника к офицеру.

Колонна недружно, но с удовольствием остановилась. Пофыркивали кони, переводили дыхание солдаты.

— Где мы есть тут? — Золотозубый водил пальцем по карте, показывал: это Таранивка, вот речка, а вон села Хорошево, Орлово, а во-он там — Старый Хутор, цель их продвижения. По карте и дураку видно — можно пройти через Чернобаевку хорошей дорогой, прямой и надежной, и никакого проводника не нужно. Но там уже грохотали пушки. И парнишка должен показать, как лучше обойти их. Проводнику даже было позволено водить пальцем по карте — по извилинам дорог, по голубым лентам рек, по зеленым пятнам лесов.

— Тутечки, где мы стоим сейчас, это место называется Ревнище, — Гриша обвел вокруг рукой. — Можно пройти вот так и вот такочки… Вести дальше? — поднял глаза на капитана.

— Яволь, яволь![14] Дальше, — бодро кивнул гауптман, сбив взмахом нагайки листья с ольхи.

И вспугнул лесную красавицу — иволгу. Выпорхнув из куста, иволга перелетела на клен и удивленно посматривала на непрошеных гостей. В другое время Гриша залюбовался бы привлекательной птахой. Желтая головка, шея, грудка, даже ножки, и только вороненые крылья выделяются своей чернотой на желтом фоне.

Солдаты и не заметили красивой птицы. Лишь один пожилой немец восхищенно проследил за ее полетом и украдкой улыбнулся парнишке.

— Хорошьо-о, — протянул он по-русски, так, чтоб услышал Гриша, и, кажется, для того, чтобы не чувствовал себя среди этих людей совсем одиноко.

Гриша присмотрелся к солдату, и ему показалось, что он действительно не такой, как все. Не смотрел волком, а будто успокаивал Гришу взглядом: «Ты меня, парень, не бойся. Я тебе зла не желаю».

Гриша скосил глаза на переводчика. Рыжий Курт громко чавкал.

«И тот враг, и тот, — подумалось Грише. — Но не одинаковы они. Один злой, ненасытный, лукавый, а этот, вишь, с лаской, даже с улыбкой. Сказал: „Хорошьо“. Видать, любит птиц, видать, душа тянется к лесному царству. Вон те все боятся леса, вздрагивают от каждого шороха, а этот говорит: „Хорошьо“. Разве они не одним миром мазаны? Как сказала бы бабушка — чудеса…»

Колонна зачавкала по мокрой грязной дороге. Двигались тихо. Был строгий приказ капитана: не разговаривать. Немцы строго выполняли его, как, впрочем, и все другие приказы небритого гауптмана. О, они пунктуальны, эти завшивевшие вояки. Даже в такой обстановке, когда им приходится позорно драпать.

Гриша шел впереди. Шумели над ним родные сосны — высокие, стройные — и будто шептались между собой, и будто умоляли паренька завести непрошеных гостей в темную чащу, в лесные дебри, откуда уже нет возврата.

И Гриша вел, с надеждой поглядывая в длинные коридоры между рядами сосен — не видать ли там ребят из отряда Антона Степановича, хотя хорошо знал, что не встретит здесь Яремченко, который повел своих «братцев» навстречу радостному гомону наших пулеметов и «катюш». Об этом шепнул ему на ухо Митька, а Митьке — его брат Сашка. Там у них задумана большая операция вместе с нашими войсками.

Вот если бы где-то поблизости оказался Антон Степанович!.. Тогда бы другое дело: Гриша подвел бы этих непрошеных гостей к самому лагерю, подал бы сигнал, и стал бы лес ловушкой для всех этих немытых, небритых и злых.

Но партизан нет рядом… Тогда куда же он ведет грязно-зеленую колонну? Куда ведет убийц отца, Ольги Васильевны, ведет тех, кто размахивал факелами, поджигал хаты родной Таранивки? Гришу кинуло в жар. Может, не надо было выскакивать там, на Ревнище? Может, нужно было переждать в ледяной воде?.. Они попугали бы бабушку и ушли… Не-ет, теперь они не пугают. Сам видел… Перебрели бы речку, нашли б таранивский лагерь и… прощай, мама, прощай, Петька, дед Денис, все — прощайте…

Вспомнив маму, неподвижную бабусю на возу, маленького и беззащитного Петьку, Гриша еще энергичнее замахал руками. Скорей увести их подальше от Ревнища… Рыжий толстяк едва поспевал за ним, сопел и что-то недовольно мямлил.

Фыркали кони-битюги, тащили, натужась, огромные фургоны, перегруженные всяким военным и не военным имуществом. А еще хрюкали на возах свиньи, озабоченно и перепуганно цокотали полесские пеструшки…

Не заметили, как начало темнеть. Юный проводник облегченно вздохнул: далеконько уже ушли от таранивского лагеря, теперь можно и не спешить.

И тут же остановился от неожиданной мысли: далеконько от Ревнища, зато близко от Старого Хутора… Парнишке даже стало жарко в вечернем холодном лесу. Да будто и вовсе он не в лесу, если видит свою пионервожатую — улыбающуюся Олю; вдруг Оля перестает улыбаться и смотрит на него с укоризной. Почему ж ему так жарко? Не от живых ли светлячков глаз бабушки Феклы, которая вон глядит на него из темноты… Нет, она смотрит на кого-то иного и шепчет: «Беги, Петро, тикай, Петро!..»

Гриша встряхивается всем телом, начиная понимать, что от усталости и разгорающегося жара бредит. Но не так он слаб, чтоб упасть в забытьи… Исчезают светлячки глаз милой бабушки Феклы, а вместо них вновь появляется Оля, улыбается ему устами-розами и тихо-тихо шепчет: «Гриша, не становись на колени!»

Гриша встрепенулся и почувствовал, что кровь отхлынула от лица. Какой позор!.. О нем могут подумать так плохо!.. Надо бежать. Немедленно! Он сейчас приостановится, чтоб вынуть из ноги занозу, чуть отойдет от дороги и нырнет в омут леса. Не найдут!.. Велик лес, не попадут, если будут стрелять, — ночь ведь темная. А если найдет его пуля… Ну что ж…

— Вперьод! — устало прохрипел сзади толстяк.

Мальчишка оглянулся, прикидывая, где бы лучше свернуть с дороги, а мысли в голове все роились: «Пусть так, он убежит. А утром? Утром они по своим следам вернутся на Ревнище, и тогда… Убежать — дело нехитрое. Придумай, Гриша, что-нибудь поумнее… Придумай….» Но что он может придумать? Если бы на его месте был отец, или дядька Антон, или лейтенант Швыдак. Или Сашка — Митькин брат. А хоть бы и вдвоем с Митькой. Да Митька и не знает, в какую беду попал его дружок.

И не от кого было ждать совета… Паренек до боли стиснул зубы и чуть не плакал, что не происходит чуда, что никакие добрые духи, о которых он слышал в сказках, не спешат ему на помощь, не крушат врагов его лютых. А тут еще кружится голова, и растекается по спине жар, будто лежит он на горячей печке и слушает сказки бабки Арины. А ведь верно, он слышал в сказке, как заплутавшая в лесу девчонка спрашивала дорогу у березок. Конечно же, березки что-то и ему шепчут, надо только прислушаться сквозь звон в голове. Да, да, качаясь и шелестя листвой, они шепчут ему, он явственно слышит их голос: «Хлопчик наш милый. Мы давно тебя знаем. Ведаем, что и ты приметил нас, полюбил еще тогда, когда не ступала в лес грязно-зеленая погань. Заведи эту погань в топи, в такие чащи-дебри, откуда не бывает возврата!»

Хлопец даже огляделся вокруг — не слышал ли кто, кроме него, голоса сестричек-березок.

Провел по лицу ладонью. Как это раньше не сообразил? Ведь самое простое — завести в чащи-дебри. И никакие не березки подсказали ему это — сам додумался.

Распаленное воображение рождает перед ним картину: по лабиринту лесных дорог заведет он немцев в такой тупик, откуда без проводника ни проехать, ни пройти, а сам — в кусты! И пропадите вы пропадом! Поползаете день-два, как гады, а завтра-послезавтра появятся здесь наши, и каюк вам придет. Будете поднимать свои грязные лапищи и хрипло орать: «Гитлер капут!»

Стало веселее, увереннее от этих мыслей.

Тяжело дышали сзади автоматчики, а когда юный проводник повернул колонну на совсем плохую дорогу, начали даже хрипеть. Чем дальше, тем более вязкой становилась под ногами почва, и у многих солдат хлюпало в сапогах. Брели они молча, разве что кто-нибудь ругнется по-русски, когда хлестнет по щеке ветка.

Долго месили хлипкую лесную землю. Когда-то щеголеватые, теперь гитлеровские вояки были похожи на пришельцев с того света. Выдохлись окончательно, еле волочили ноги по вязкой грязи. Выбились из сил и животные.

Когда остановились передохнуть, рыжий прохрипел над головой Гриши неживым, замогильным голосом:

— Герр гауптман спрашивайт.

Долгонько уже не было этого «спрашивайт». Гриша не спеша подошел к капитану, огляделся вокруг — хоть глаза выколи. Лучшего времени для побега не будет. Вот только еще глубже заведет в трясину и — поминай как звали.

Замигал глаз фонарика в руках рыжего, запрыгал по закутанным в одеяла, попоны, женские платки солдатам, похожим от этого на огородные пугала, задрожал желтым пятном на замызганных, всклокоченных лошадях, от которых поднимался пар.

У гауптмана вид тоже не лучше, чем у его воинства. Исцарапанное лицо посинело, глаза запали. На голове больше не красовался высокий офицерский картуз, а непривычно сидела солдатская пилотка-блин. Но все же он имел «преимущество» перед своей солдатней: на лошади его чаще хлестали и царапали сучья. Но слезть с седла не отваживался.

— Где мы ест тут? — голос гауптмана прозвучал глухо. И к рыжему: — Махен дас лихт![15]

Круглый желтый глазок задрожал на развернутой, уже замызганной карте. В дрожании света Гриша успел разглядеть не только Таранивку и Старый Хутор, но и увидел на карте центральную просеку. О ней почему-то гауптман не спрашивал. А если б спросил?..

Будто разгадав мысли проводника, гауптман повел пальцем по карте, остановился на просеке. Гриша затаил дыхание. Надо скорее что-нибудь придумать! Иначе придется вести по широкой просеке с наезженной дорогой, которая выведет чуть ли не к самому месту, куда рвутся гитлеровцы.

— Дас гестель?

— Герр гауптман говориль… спрашивайт… ето ест… просьека? — перевел рыжий.

— Просека, — ответил чуть слышно, и губы его задрожали.

Гауптман быстро и гневно что-то говорил рыжему, а тот его речь разжевал так:

— Что же ты, подльец, не ведьешь… нас… просьека?!

Наступила тишина. Слышно было, как посапывали кони, как грызли сухари солдаты и где-то высоко над лесом тревожно гудел самолет. Рыжий потушил фонарик, а Гриша, заикаясь, почти неожиданно для себя вымолвил:

— Там… мост… партизаны… взорвали…

Слово «партизаны» прозвучало в чернильной тьме, в чужом таинственном лесу, да еще под гул самолета, как взрыв.

Рыжий включил фонарик, схватил Гришу за курточку.

— На гестель… на просьека — партисан?!

Гриша заметил, как от этих слов содрогнулся гауптман на лошади, как притихли на зыбкой лесной дороге солдаты.

Выдумка подбодрила Гришу.

— Ага… Там их полно! — увереннее подтвердил он. — Сидят в засаде.

Рыжий испуганно завертел головой, словно эти ужасные партизаны уже окружают гитлеровское воинство, толкнул мальчика не палкой, а кулачищем, спросил приглушенно:

— Ты правду… говориль?

— Я всегда говорю правду! — уже совсем уверенно отрубил Гриша. И впервые понял: не эти вооруженные автоматами и пулеметами чужие люди были хозяевами в ночном лесу, а он — маленький, согнутый от холода сын полещука.

Рыжий быстро и боязливо что-то заговорил капитану, и вдруг словно у него отнялся язык: небо озарилось светом. Все повернули головы в ту сторону. В мертвенном сиянии Гриша разглядел вокруг себя вытянутые грязные лица, увидел глаза, в которых застыл животный страх.

Наступила напряженная тишина. Казалось, и лошади-битюги застыли в оцепенении.

Гриша тоже задрал голову к ракете, поднявшейся в небо с востока, откуда он вел немцев. Кто мог пустить её там в глухую ночь? Может, партизаны вернулись из рейда и спешат сюда? Может, люди сообщили им о немецкой колонне?..

Как только ракета потухла, тишина лопнула: со стороны Таранивки донесся неясный гул.

Гауптман опомнился, суетливо сунул в планшет карту и нажал кнопку своего фонарика. Свет запрыгал на маленьком проводнике, скользнул по бледному лицу, по чубатой белокурой голове.

— Ты правду говориль… просьека… партизан? — прохрипел.

— Правду, — нахмурился провожатый, будто гневался на этих людей за недоверие к себе. — Я всегда говорю правду. Идемте скорее! — И решительно шагнул к обозу, где подпрыгивали солдаты-чучела — грелись.

— Найн, найн![16] — схватил его за плечо переводчик и толкнул к гауптману.

Гауптман так затараторил, что Грише стало смешно. Рыжий, не выпуская Гришиного плеча, молча слушал своего шефа, даже перестав жевать, что он делал всю дорогу. Вслушался в слова гауптмана и Гриша. И хоть всего не понял, но догадался, о чем идет речь: несколько раз капитан упомянул «Старый Хутор» и «километер».

«Что ответить?» — заметалась мысль. Если скажет, что далеко, то долговязый вновь может достать свою карту и наконец сообразить: колонна уже который час кружится почти на одном месте. Тогда прощайся, Гриша, со своим лесом, с родной Ревной, с голубыми рассветами…

Он посмотрел в небо. Вон Малый Воз перевернулся, — значит, уже за полночь. А эти чучела ждали ответа.

— Осталось недалеко, — сказал как можно бодрее.

Однако его слова не вызвали у немцев энтузиазма. Всадник перемолвился с рыжим, наклонился и толкнул рукояткой нагайки в худенькие плечи маленького проводника:

— Вифиль километер?[17]

— Да так — три-четыре от силы.

Сейчас Гриша и покажет пятки. Только бы голенастый с переводчиком отвлеклись своим нудным разговором и хоть на минуту позабыли о нем. И тогда — ауфвидерзеен, фрицы!

И они забалабонили. У Гриши похолодело внутри, как перед прыжком в воду. Ну, пора…

Ступая бесшумно, словно кот, и затаив дыхание, тенью обошел гнедую лошадь, прислонился к повозке. А сердце вот-вот выскочит из груди. Какое-то мгновение постоял, перешел к другой повозке. Солдаты, обрадованные остановке, облокотились на телеги и дремали.

Над головой маняще сиял Чумацкий шлях. Еще немного, еще шаг — и ищи ветра в поле!.. Хруст сухой ветки под ногой показался выстрелом.

— Рус!

Застыл на месте, сердце, казалось, вот-вот разорвется.

— Убегайт? — наклонилась к парнишке обрюзглая физиономия, от которой запахло колбасой и шнапсом.

— Что вы?.. Я грелся возле обоза… Я очень замерз! — Казалось, сам язык придумал эти слова.

Рыжий, пожалуй, впервые за весь ночной марш всерьез разозлился. Раньше он почти механически, вяло толкал проводника хлыстом между лопаток, не спеша подводил к гауптману, когда тот окликал их, сосал шнапс, жевал колбасу и не очень точно переводил офицерские указания. А сейчас осатанело брызгал пеной изо рта:

— Замьерз?.. Я тибье… дам замерз… Мы аллес… все — замьерз. Форвертс!

«Поверил! — обрадовался парень. — Ничего, перехитрю я кабана — переводчика, что бы там ни было».

Переводчик же, немного поостыв, пососал из фляги шнапсу и тяжело задышал, будто после стремительного бега.

Дальше шлепали молча, медленно и тяжело. Разве какая-нибудь лошадь выбьется из сил — тогда награбленное добро перегружали на другие телеги.

Упала на колени передняя лошадь. Колонна остановилась. Громко зачавкали изголодавшиеся рты — солдаты опять грызли сухари. От этого чавканья у Гриши кружилась голова. Сколько раз он поглядывал на солдат, сколько раз его рука готова была протянуться, как у нищего. Но, до боли прикусив губу, отходил от телег.

Солдаты старались не замечать голодного проводника, отворачивались от него.

Только один, тот, который любовался иволгой, не отворачивался. Еще засветло он ткнул себе пальцем в грудь и тайком шепнул:

— Их хабе…[18] малтшик… — И показал рукой низко над землей. И, видать, хотел, чтобы парень понял: он относится к нему не так, как вся эта грязная, завшивевшая солдатня.

Чудеса! Золотозубый брезгливо морщится, глядя на проводника, здоровяк толкает в плечи палкой, а этот смотрит как-то ласково…

Вот и сейчас подошел, осторожно шагнул к мальцу, сказал:

— Русиш — камрад.

Товарищ? Другие никак не называли наших, кроме как швайн — свинья. А этот говорит — товарищ. Чу-де-са!

Совсем близко-близко подошел этот странный немец к проводнику. Настороженно огляделся и исподтишка сунул мальчику несколько галет:

— Кушай.

Гриша ел жадно.

— Их бин Ганс, — прошептал немец, тыча себя в грудь. — Русиш — Иван, дойч — Ганс. Понимайт?

Что же тут непонятного: по-русски — Иван, а по-немецки — Ганс.

— А меня зовут Гриша.

— Вас? Вас?

— Их бин Гриша.

— Оу!

Немец обрадовался, украдкой погладил худенькие плечи мальчишки.

— Харашьо… Гришья — харашьо.

Ганс опять слегка притронулся к Гришиному плечу и пошел к своей телеге.

Парень задумался.

Откуда он взялся такой среди этих жадных, жестоких? Неужели у других нет своих детей, что никто, кроме Ганса, не подумал предложить ему постную и невкусную галетину?

Хотелось подойти, расспросить Ганса. Но рыжий уже толкал палкой в плечи: значит, повозку вытащили.

Заскрипели колеса, зафыркали кони, ноги захлюпали по холодной жиже низинной дороги — снова шли «форвертс». А вперед ли шли? Об этом знал только Гриша. О, если бы гауптман догадался, уже лежать бы парню распростертому, с пробитой грудью или головой…

Солдаты, выполняя приказ гауптмана, не курили, не разговаривали.

«Скре-ке-ке-ке!» — вдруг птичий голос неожиданно разорвал тишину.

Без команды замерли на месте автоматчики, защелкали затворами. Воинство тревожно оглядывалось.

«Скре-ке-ке-кеI» — зловещий крик повторился ближе.

Солдаты кинулись в стороны от обоза и стали залегать.

— Герр гауптман спрашивайт… — Палка больно уперлась в спину. — Шнель, шнель!

Побежали трусцой.

— Вас ист дас? — прохрипел капитан.

— Да это же сорока! — Гриша, невольно улыбаясь, ответил так громко, что на него зацыкали. А ему было смешно смотреть на согбенные в ночной мгле фигуры солдат, занявших оборону по сторонам обоза. Повытягивав шеи, они со страхом вслушивались в звуки зловещего «рус вальде», которому, казалось, нет ни конца ни края.

А гауптман все выспрашивал, что это за диво такое — «зорока», а когда уразумел, со злости сплюнул и скомандовал:

— Форвертс! Уперьод!

Все чаще погрязали в зыбкой лесной почве телеги, и солдатам приходилось браться руками за колеса. Все чаще останавливались выдохшиеся лошади, которых потом тяжело было сдвинуть с места.

Измучился и маленький проводник. Ноги его закоченели до бесчувствия, сочились кровью, лицо, исхлестанное ветками, горело, пылало жаром все тело.

Остановились на очередной «спрашивайт».

Гриша ткнул в карту пальцем где-то возле Царева урочища. На этот раз точнее, чем когда-либо, ткнул. Урочище действительно близко, они почти вошли туда. Мигнул желтый кружок фонарика, и парень заметил — лицо гауптмана перекошено.

— Ты нас… обманивайт?..

А рыжий — ляп Гришу по щеке.

Гауптман осатанело, хотя внешне тихо, почти мирно, разъяснил:

— Даю драйциг минутен… не выведьишь — капут. Будешь пойдьошь к гросфатер.

Зачем старается рыжий, зачем растолковывает слова? Грише все ясно и так: если за полчаса не выведет он колонну — смерть. Все понятно до холодной дрожи. И мысль судорожно бьется в разгоряченной голове, выстукивает молоточком в висках: удрать, сейчас же, немедленно. Из Царева урочища им уже не выбраться. Сейчас, вот сейчас…

Гриша, кажется, не мог сдвинуться с места, а каждая мышца в нем уже звенела готовностью к прыжку в непроглядную темень. Но эта зловещая фигура рыхлого Курта, призраком нависшая над ним…

Рыжий подозвал к себе стоявшего неподалеку Ганса — того удивительного немца — и, тыкая пальцем на проводника, выгаркнул какие-то слова, а затем исчез.

Ганс притронулся рукой к Гришиному чубу. И странно — парня от этого не передернуло.

— Гришья… Хорошьо. — Ганс прошелестел влажной плащ-палаткой, протянул руку: — Куша́й. Дас ист галеты. Куша́й. Куша́й.

Грише было не до еды — безмолвно спрятал плоские, как печенье, галеты на потом.

На потом?.. А будет ли у него «потом»? Ведь осталось тридцать минут… Кому захочется перед смертью есть? Мальчик стоял рядом с солдатом и не знал, что ему делать. Минуту назад собирался скрыться в лесной тьме, но Ганс своим «хорошьо», своей теплой ладонью остановил его… Конечно же: рыжий поручил Гансу стеречь проводника, а сам куда-то отлучился.

А Ганс, кажется, и не очень стережет: он устало склонился на повозку, накинув на голову плащ-палатку. А может, делает вид, что дремлет, может, дает ему возможность исчезнуть?.. Но при этой мысли Гриша нахмурился: «Какой же я вареник! Стоило угостить галетой, как врага уже считаю чуть ли не своим…»

Еще раз взглянул на Ганса. Тот не шевелился. Поблизости — никого. Ну, Гриша, давай!

Шагнул в сторону от дороги… Остановился, прислушался. Будто никому и дела нет до него. Ой, хотя бы сердце не выскочило из груди от напряжения.

Гриша кинулся в орешник, словно пловец в речку, с закрытыми глазами. Вдруг из глаз посыпались искры, разлетелись и погасли. Потом пришла страшная боль. Погодя исчезла и она, все исчезло. Будто совсем не стало Гриши.

Придя в себя, нащупал на голове шишку и что-то липкое, горячее… Кровь? И скорее почувствовал над собой, чем увидел перекошенное гневом лицо здоровилы.

«Это он меня палкой, — понял он. — Следил за мной, гад… Ну и пусть. Пусть пойду я к гросфатерам, но и вам не выбраться отсюда…»

«А где же Ганс?» — мелькнуло в голове. Привыкшие к темноте глаза парня заметили, как гауптман хлестал нагайкой по голове и по плечам Ганса.

— Замьерз? — на Гришу дохнула шнапсом рыжая физиономия. И Курт, схватив его за воротник курточки, поставил на ноги.

Подъехал капитан и, наклонившись с лошади, ткнул в лицо Грише, чуть не попав ему в глаза, два пальца:

— Цванциг минутен!

В груди стало пусто и зябко, как в выстуженной хате. Невыносимо было жаль себя: осталось ведь жить двадцать минут.

Гриша закрыл глаза и увидел себя мертвым. Лежит на скамье, бабушка скрестила его желтые, как воск, худые руки, сомкнула веки и положила на них по пятаку. Зажгла и поставила свечку.

А мать убивается у его ног, умоляет подняться, причитает: «Ой, на кого ж ты нас покинул, Гришенька мой родной, сыночек мой золотой!.. Ой, нет же у нас и батюшки, и ты ушел от нас. Ой, да рано ж ты нас покинул, ой, на кого же ты нас оставил? Ой, с какой же дороги тебя ждать, ой, с какой выглядывать? Поднимись хоть на минутку да скажи хоть словечко. Защебечи нам, как ты еще вчера щебетал, будто пташечка райская. Ой, не будут спевать в нашей хате дру́жки и светилки,[19] не будеть играть музыка свадебная. Ой, на кого ж ты нас…»

Содрогнулся всем телом, открыл глаза.

— Форвертс! — толкнул рыжий.

Гриша поплелся в темень, ощущая на своей шее прерывистое, отдающее шнапсом дыхание.

Солнце восходит всегда

О побеге теперь нечего было и думать. Курт не спускал с проводника глаз. То и дело тыкал палкой в худенькую мальчишечью спину.

— Вперьод! — зло покрикивал. — Шнель! Шнель!

Спешили немцы: скоро рассвет. А на востоке то и дело вспыхивали ракеты и усиливалось глухое урчание моторов. «Наши прорвались, или торопятся в свой фатерлянд такие же, как эти?» — думал-гадал Гриша.

Голенастый иногда останавливал колонну, осатанело рычал на солдат, которые уже не очень-то соблюдали тишину, прислушивался к далекому гулу. Плюнув в дорожную грязь, резко, точно кнутом, подстегивал солдат:

— Шнель!

Куда там «шнель»! Гриша повернул колонну в Царево урочище, а это самое худшее место в лесу — земля вязкая. Кони грузнут, солдаты тяжело хекают возле колес. Гауптман смотрел в ночную темень, прислушивался к надоедливому чавканью под ногами людей и лошадей, и ему, наверное, казалось, что уже никогда не увидит он сухого и надежного островка, что земная твердь исчезла навечно, а на его долю осталась лишь слякотная каша — болото. Казалось, могучий лес смотрел суровыми черными глазами, словно живой, и в этом взгляде была затаенная угроза.

— Проклятый урвальд, девственный лес, — бурчал рыжий увалень, переводя дыхание, и со страхом оглядывался.

Палка уперлась в худые плечи — рыжий толкнул Гришу на очередной «спрашивайт». Но это уже должен быть не обыкновенный «спрашивайт», как вечером или ночью, ибо закончились эти жуткие «драйциг минутен». Что с ним будет?.. Впрочем, ясно. Немцы — народ точный. Отмерили тебе тридцать минут — получай. Не вывел же на Старый Хутор, а завел в такое адское болото, откуда им не выбраться. Наши наверняка их здесь застукают. Но он, Гриша, не увидит той долгожданной расплаты…

Гауптман наклонился с вороного, поднес парабеллум к самому носу мальчугана, словно предлагал понюхать запах смерти. Гриша вздрогнул, ощутив холод металла, живо указал налево:

— Смотрите, лес уже кончается…

Верно, слева открылась широкая поляна. Гауптман спрятал парабеллум в кобуру и громко, с облегчением вздохнул: проклятый ночной «урвальд» наконец позади. Огрев уставшего коня нагайкой, он вырвался вперед колонны.

— Форвертс! — громко крикнул. И сам испугался своего зычного голоса. Впервые за всю ночь он заговорил громко, впервые засмеялся каким-то болезненным, деревянным смехом.

Солдаты и обоз кучно сбились на поляне, словно большое стадо овец. Гауптман подъехал к проводнику, выдавил вымученную улыбку на исцарапанном лице, сузил глаза под заляпанными стеклами очков:

— Гут… карош, кнабе…[20] Ду бист айн вундеркинд.[21] Когда последняя подвода выбралась на сухое, гауптман развернул карту, бодро бросил:

— Дас лихт!

Пальцем в порванной перчатке повел по Цареву урочищу и даже подпрыгнул в седле, разглядев, что стоят они на берегу речки Снов.

— Сноф, Сноф! — радостно заерзал в седле, будто увидел не узенькую, едва заметную полесскую речушку, что тихо и мирно царствовала среди испокон веков растущей здесь осоки, а полноводный, всему миру известный, могучий Рейн.

Провожатый старался растолковать повеселевшему гауптману:

— Вот этим болотом перейдем в село Орлово, а там — переправа и Старый Хутор.

— Яволь, яволь! — благосклонно сказал долговязый, выслушав перевод рыжего.

Позвал костлявого, неряшливого солдата, подал какую-то команду. Тот даже не поднес руки к пилотке, как это полагалось, а только бормотал:

— Я, я, я…

Солдат неуклюже поплелся к телеге, выпряг лошадь, кряхтя, влез на нее и ударил по ее животу в пух и прах разбитыми сапогами. Лошадь, прихрамывая, вошла в речку. Ступала по дну неуверенно, отфыркивалась.

— Гут! — донеслось с того берега узенького Снова. И всадник исчез в камыше.

Чуть не визжали от радости на этой стороне речки.

Вдруг на той стороне послышались возня, лошадиное ржание, грязная брань. Погодя из мрака вынырнул силуэт костлявого солдата, но уже без коня.

— Капут! — хрипло выдавил из себя солдат и вброд стал перебираться обратно.

Вышел на этот берег с головы до ног мокрый и измазанный болотной грязью.

— Капут, — обреченно повторил еще раз, отфыркиваясь, как лошадь.

Гриша ступил несколько шагов в сторону, следом — толстяк, занося палку над его головой. Гриша наклонился, поднял кем-то брошенное одеяло, накинул на плечи и спокойно посмотрел на болото в сизоватом предрассветном тумане.

Капитан подъехал к Грише и, не сказав ни слова, огрел по спине нагайкой. Да еще заорал так, что в ушах зашумело. Злые солдаты-пугала окружили Гришу. Парню стало жутко, а кольцо вокруг него сжималось все теснее и теснее.

Рыжий перевел гневную тираду своего начальника, как всегда, приблизительно:

— Куда ты нас, каналья, завел?!

— Пойдемте сюда… Малость пройдем болотом, а там и дорога… — нашелся Гриша.

И первым побрел на тот берег. Бранясь, плюхнулся в воду и рыхлый Курт. Ахнул от холода, съежился. За ним двинулась пушка. Кони, дойдя до середины речки, остановились. Солдаты, убедившись, что пушка глубоко увязла, обрезали постромки и вывели лошадей.

Одна за другой с трудом перебрались на противоположный берег подводы и, хотя было топко, медленно продвигались за Гришей. Офицер, заметив копны сена, подал команду растаскивать их и выкладывать сеном дорогу. Солдаты разбрелись по болоту, матеря по-русски и проклятую войну, и такие вот дороги, и даже своего фюлера, как говорила бабка Арина.

Чавкали сапогами в ржавом месиве, черпали ржавую «кашу» короткими голенищами, но приказ гауптмана выполняли исправно — мостили сеном дорогу. Выстелив шагов на десять, колотили измученных лошадей по худющим бокам, хотя у тех от напряжения уже валила из ноздрей кровавая пена. Солдаты из последних сил толкали подводы, подпирая их плечами, цепляясь за высокие колеса, за спицы. И так преодолевали метр за метром, хекая, падая и снова поднимаясь.

Кончилось сено, и колонна остановилась. Отхекивались люди и кони, по уши замызганные ржавым болотом. А отдышавшись, попробовали переднюю телегу проволочь без сена. Лошадь сразу же увязла по живот. Обрезали постромки, но вытащить животное из болота так и не смогли.

Гауптман гаркнул какую-то новую команду. Гриша оглянулся — солдаты суетливо разгружали телеги, выстилали дорогу шинелями, мундирами, а также награбленным имуществом — костюмами, шубами, шалями…

А гул с востока приближался. Он будто придавал силы солдатам, они еще рьянее, чем раньше, хватались за колеса, кряхтели, ныряли в болотную жижу по уши, вылезали и, отплевываясь, снова принимались толкать телеги, которые сначала опускались по втулки, потом садились днищем на кочки и замирали. Солдаты осатанело били лошадей, подпирали телеги. Но бесполезно. Не одна уже лошадь с обрезанными постромками металась в болоте. Несколько фрицев тоже нырнули в бездну, и на это уже никто не обращал внимания…

Вспорхнула одна, вторая, третья ракета… Будто совсем рядом — из-за кустов вон того верболоза. Затем вдали полоснул автомат, и трассирующие пули тревожным и вместе с тем праздничным фейерверком прошили предрассветное небо.

Перепуганные солдаты уже без команды снимали с себя шинели и устилали ими дорогу. В коротеньких мундирчиках, мокрые, замызганные, злые, они упрямо барахтались вслед за мальчишкой. Ведь там, впереди, обещанное Орлово, переправа, спасение… А за Орлово — Старый Хутор.

Хотя отведенные «драйциг минутен» давно прошли, гауптман не спешил отправлять Гришу к «гросфатерам». Поверил, что парень действительно хочет вывести их к Старому Хутору. Да и как не поверить? Разве найдется в мире человек, который добровольно пошел бы на верную смерть? А смерть эта — в гауптмановом черном парабеллуме…

В лес возврата уже нет, там стрекочут, пуская фейерверки, не только автоматы — дает о себе знать артиллерия. Видимо, те, которые присвечивают ракетами и тревожат лес автоматами, идут за ними по пятам…

«Еще немного, — лихорадочно размышлял Гриша, — и уже ни ехать, ни идти, ни на четвереньках лезть не сможете… Вот тут-то вас, фрицы, и настигнут наши. Хотя, может, уже не застанут в живых проводника… Вон как бесится гауптман. Выхватил свой длинный парабеллум и бьет им кого-то из своих солдат, требует, чтобы вытащили его коня, завязшего по грудь в тине. Но солдаты и ухом не ведут: тут люди один за другим проваливаются сквозь травяную корку, а он — коня…»

Гриша оглянулся — их путь обозначали застывшие подводы, барахтавшиеся лошади, которых все глубже засасывала трясина. Там, позади, — лес, спасительный лес. Как никогда в жизни, был он желанным. Пополз бы к нему на четвереньках, покатился бы покатом, помчался метеором. Но и ему отсюда не выбраться. Коль не сумел в темном лесу выскользнуть из рук, здесь, на болоте, и подавно не сможет. И думать нечего. Нырнет где-то в ржавую бездну точно так, как вон это воинство один за другим ныряет; кто крикнет «Майн гот!», кто выматерит по-русски своего любимого фюрера. А большинство ныряет, не успев и рта раскрыть. Придет черед и проводника… Никто не узнает, куда исчез Гриша Мовчан, пионер из отряда Таранивской неполной средней школы…

По болоту сиротливо растянулись вереницей телеги и лошади. Обессиленные кони уже даже не барахтались в трясине, а только жалобно ржали. А вокруг обоза — разбросанное имущество, оружие, штабные бумаги — ведь ящики с документами тоже вывернули в тину.

Гриша изнемогал, ведя за собой солдат, теперь уже совсем походивших на ужасных призраков. Уже и ему, легкому как перышко, тяжело прыгать с кочки на кочку, обходить болотные бездонные «окна». Но он верил, что трясина может поглотить только лютых врагов. А его — нет! Он же свой, болото не посмеет засосать своего….

Гриша потянулся к кочке, пощупал — вербейник. Ухватился за него. Болотная трава — и калужница, и петушки, и плакун — предательница. Только дотронешься, и расползается в руках. Это знает Гриша. Но этого не знают немцы…

Гриша вылез на кочку, минутку отдохнул и пополз дальше. Испачканный в грязи толстяк, похожий на карикатуру из журнала «Перец», не поспевает за маленькой подвижной фигуркой, сопит, бранится, проклинает «рус» и их чудовищную страну, сплошь покрытую либо жуткими лесами, либо бездонными болотами. Он уже несколько раз проваливался в трясину, но воинство, выполняя волю гауптмана, вытаскивало толстяка.

— Э-э!.. — захрипел Курт. — Рус, кнабе! Ком гир! Сьюда, шнель!

Гриша уже не обращал внимания на этот хрип, он забирался все дальше и дальше…

Гауптман, давно разлучившись со своим гнедым рысаком, вместе с солдатами тащился по трясине. Никто не считал, сколько исчезло в пучине. Каждый думал только о себе…

Уже невозможно было сделать и шага, можно было только ползти на четвереньках. И солдаты ползли вслед за гауптманом. Все чаще слышал Гриша «майн гот» и «капут», хрипы и бултыханье.

Вконец измотанный, мальчик присел на кочку. Поднял испачканное ржавой тиной лицо и увидел бледный край неба. Светает уже… Он впервые в жизни испугался восхода солнца, рождения нового дня…

Сколько помнит себя, всегда радовался рассвету. Бывало, бабушка ласково скажет:

— Вставай, внучек, скоро уже солнышко взойдет.

Как не хотелось ему вылезать из-под своего теплого одеяльца!

— Бабуся, еще немного посплю. Ну, немножечко… Ну, немногусенько…

Улыбалась бабуся: хорошо, поспи еще «немногусенько»… Через несколько минут опять легонько трогала за плечо.

— Э-э, нет, казак, проспишь все царство небесное. Вставай. Восход солнца проспишь.

Умывшись, выпив стакан теплого парного молока, выбегал во двор и диву давался — как это он мог вылеживаться! Еще немного — и проспал бы рождение нового дня. Сколько помнит Гриша, каждый восход солнца никогда не был похож на прежний. То начиналось утро с беспечного щебетания птиц, то — с тишины, разве что чирикнет какая-то сонная птичка; иной раз солнце выкатывалось большое, неправдоподобно большое и красное, поднималось мгновенно, будто катили его какие-то неведомые силы, иногда же только угадывалось в предрассветной мгле и было ощутимо, но невидимо.

Восход солнца всегда был прекрасен. И всегда радовал. А сейчас он испугался ясной полоски на горизонте. Впервые за всю жизнь у него появилось желание, чтоб продлилась ночь, чтобы солнце повременило, не всходило, как всходит изо дня в день, а замешкалось.

Гриша оглянулся и скорее услышал, чем увидел, как ползут к бездне испачканные, оборванные, изможденные убийцы. Услышал, как вяло и бессильно перебранивались они между собой, как по-животному хрипели в рыжей мутной трясине.

— Рус! Канал-и-ия… — пьяно пробормотал с дальнего кочкарника рыжий и швырнул в проводника пустой флягой.

Потом опять толстяк поднял руку — мальчик присел. Почти одновременно увидел пламя, услышал выстрел. И будто язычок этого пламени лизнул темя.

Гриша упал. Лихорадочно ощупал себя, пошевелил ногой, другой, вытянул руки. Живой! «Врешь, рыжая сатана, нас не так легко убить!» Приподнялся, собрал все силы, прыгнул в сторону на кочку, потом еще… За большим кочкарем перевел дыхание и опять прыгнул… Затеплилась слабая надежда: может, повезет, может…

— Э-э-э, рус! Ком гир!..[22] Канали-ия… — хрипел гауптман.

— Русишес швайн, ка-пут! — прохрипел и рыжий.

Снова бабахнуло, еще и еще, зафьюитькали пули, пронзая болото.

На мгновение Гриша остановился и услышал совсем близко чье-то тяжелое дыхание. Значит, кто-то из фрицев увязался следом. Значит, увидели, собачьи души, как прыгнул в сторону.

Гриша уже не чувствовал под собой ни кочкарника, ни ржавого болота. Все закружилось вокруг него — хриплые крики рыжего и гауптмана, глухие выстрелы и ракеты в лесу…

Из этого бедлама вдруг донесся запыхавшийся голос:

— Гришья… Их бин Ганс.

Ганс? Какой Ганс? А, тот, что галетами угощал! Зачем он здесь? Ведь все уже тонут в болоте, а он, оказывается, еще не нырнул…

— Айн момент, Гришья, — опять послышался голос Ганса, и его лицо со слабой улыбкой выплыло призраком из темноты…

Вдруг чем-то острым полоснуло Гришу, будто ножом ударило в грудь. Жуткая боль пронзила его тело. И куда-то исчезла, растворилась улыбка Ганса, и начали размываться, исчезать звуки.

Над ним поплыли звезды, опрокинулось небо. Он куда-то стал падать, во что-то мягкое, розовое, горячее… Откуда-то издалека донесся хрип: «Партисан». Но это очень далеко. Будто на Старом Хуторе. Неужели они дошли до Старого Хутора? Гриша хотел подняться, опереться локтем о кочку, но она полетела куда-то вниз, в черную бездну, а с ней полетел и он.

…Вновь вокруг тьма и тишина. Будто утонули в болоте все звуки.

Так длилось недолго. Что-то глухо затахтахкало, такое знакомое и незнакомое. Трепало или автоматная очередь? Что-то ухнуло, и будто зашевелилась болотная постель под ним.

Открыть бы глаза да посмотреть, что там. Но веки так тяжелы, и нет сил раскрыть их…

— Аллес гут, — услышал, — хорошьо…

Неужели так долго задержался возле него Ганс? Разве он не боится наших?

Но что это? Гриша как будто куда-то едет, а лес шумит так знакомо, так хорошо, так сладко. А может, это вовсе и не лес, а человеческие голоса?

И вдруг прорвался знакомый, родной голос:

— Звездочка?.. Покажи… Да это же Гриша Мовчан! Маленький таранивский партизан. Порядок!

Гриша еле-еле раздвинул будто склеенные веки, застонал, попробовал пошевелить руками и не смог — обе руки и грудь в бинтах. Лежал он на душистых елочных ветках. А над ним склонилось знакомое смуглое лицо. И мохнатые брови знакомы Грише, и черные кудри с серебряными нитками. А еще красноватый шрам на левой щеке… Когда-то он знал эти брови, эти черные, но без серебряных ниток кудри, и шрам такой был на левой щеке… Швыдак?! Да неужели Михайло?..

Гриша хотел вымолвить это имя, даже пошевелил языком, но язык почему-то не послушал его.

— Ничего, брат, до свадьбы заживет. — Швыдак провел шершавой ладонью по бледной Гришиной щеке.

И тут мальчик разглядел улыбающееся лицо Ганса. Снова пошевелил губами, еще и выдавил слова:

— Дядя Швыдак… Ганс — хороший…

— Знаем, Гриша, уже знаем, — успокоил командир.

Кто-то подал Швыдаку новую пилотку. Он приколол к ней звездочку, надел пилотку на Гришину голову.

— Ну вот, ты теперь настоящий воин…

— Капитан Швыдак, к полковнику! — позвали.

«Капитан… Уже капитан?»

И только теперь обратил внимание на новую форму, на погоны с четырьмя звездочками. А еще ордена, а еще медали. Вот оно как… А еще увидел над собой озорные монгольские глаза.

— Гриша, а в селе уже наши, — радостно сообщил Митька.

— А… мама?

— Жива-здорова.

— А…

— И Петька, и бабушка живы.

Потом Гришу несли лесом на самодельных носилках из душистых веток.

Рождался новый день.

По обе стороны просеки проплывали торжественные ели, величавые сосны, застенчивые березки. Березки…

Гриша пошевелил губами и то ли прошептал, то ли подумал:

«Здравствуйте, милые березки! Это я, ваш Гриша. Не узнаете? А кто меня надоумил завести врагов туда, откуда уже нет возврата? Я завел… До свидания, березки! Я приду к вам. Выздоровлю и приду, с Митькой. Ждите меня, березки… Конечно поправлюсь. Вон как погнали наши фашистов! Если так и дальше пойдет, то и до победы недолго. Как же это так: победа будет, а меня не будет?»

За веселыми березками полесское небо подпирали могучие дубы, задумчивые и строгие, которые и не собирались сбрасывать на зиму своих красных шуб.

Как вышли из лесу, потянуло пепелищем. Зашевелился на носилках парнишка, хотел подняться, но снова посыпались из глаз искры, зашаталось небо, поплыло все и исчезло. А когда к нему возвратилось сознание (хотя глаза не открывались), услышал:

— Товарищ майор. Часть фрицев, уцелевших на болоте, мы, извините, как чертей, повытаскивали за воротники…

Еще услышал Гриша:

— Ведите в штаб на допрос.

Парень улыбнулся. У тех замызганных сейчас будут «спрашивайт».

А майор, вероятно тот самый, которому докладывали про «чертей», между тем допытывался:

— Слушай сюда. А не узнали, братцы, кто этот полесский Сусанин?

Мальчик насторожился, замер на носилках. Очень уж голос знакомый. Неужели дядя Антон?

— Вот он, на носилках, Сусанин. Ваш земляк, из Таранивки, — Гриша Мовчан.

— Гм! Трудно узнать хлопца. — Конечно, Яремченко голос! — Однако он, Гриша… В отца, значит, пошел. Не из робкого десятка.

Вздохнул, помолчав, вымолвил:

— Как бы отец порадовался подвигу сына… Ну, несите парня в медсанроту… Он без сознания?

Нежный женский голос доложил:

— Бредит… какого-то дядю Антона вспоминает в горячке.

— Ну, ну… Какого-то, — передразнил. — А может, этот «какой-то дядя Антон» да заменит ему отца? Что тогда?

— Извините, товарищ майор, — взволнованно ответил женский голос. — Мы не знали…

— Все будешь знать, курносая, скоро состаришься… Ну ладно, несите. Найдите его мать, предупредите. Скажите: майор Яремченко тоже заскочит.

Гарь становилась все более ощутимой, даже в горле першило. О, Савкина улица! Гриша знает наверняка, ибо раздавшийся женский голос различил бы из тысячи:

— А чтоб его не дождать с таким дедом танцевать!

После этих слов все весело захохотали, а потом отозвался дед Зубатый:

— Вот такая, доложу я вам, жаковыка. Ее языком, девчата, только тарелки горячие лизать или шковороды.

И снова сквозь хохот насмешливый голос дяди Антона:

— Что, дед Денис, дела идут, контора пишет?

Ответила, как всегда, Денисиха:

— А чтоб он другого дела не имел, пока земля крутится, нюхать бы ему гарь и рыться в пепле горячем, пока не окочурится, чтоб он сам сгорел в том пепле! Чтоб он золы горячей напился, как пьет он кровь из нас…

— Кого это она так, дед Денис? — поинтересовался Антон Степанович.

— Кого ж, фюлера придурковатого. Бабе моей браниться, что семечки щелкать.

— Вижу, выбрыкивает еще тетка Федора?

— А чтоб на вас, Антон, добрая година да грошей торбына.[23] Жить еще можно, да голова стала, как решето, ничего в ней не держится, все теряется в памяти.

И так Грише захотелось увидеть бабку Зубатую! Он напрягся и… открыл глаза: верно, она.

Тем временем старуха на какое-то мгновение замолчала, улыбнулась Антону, залюбовалась статным майором:

— Вот вы какой… Охвицер… Чистый, красивый. Разве что только седеть начали, Антон.

— Ну и что же?

— Да девчата не будут любить седого.

— А чтоб вас, тетя Федора.

— И — вас… — И поинтересовалась: — Так скоро, Антон, фюлеру капут?

— Да-а, — протянул Яремченко, — по всему видно, не избежать, как вы говорите, фюлеру гибели. Не избежать.

— Так оно, видать, Антон, сила наша растет? — вклинился и дед Денис.

Длинная пауза застыла над пепелищем. Всем было интересно, что скажет майор.

А он посмотрел на своих земляков — истерзанных за годы войны горем и нуждой, но с верой в глазах — и сказал просто, как всегда говорил своим родным таранивцам:

— Растет наша сила, братцы, растет… Растет и множится.

Словно в подтверждение этих слов из-за леса вырвалась эскадрилья наших бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Бомбардировщики шли солидно, сомкнутым строем и гудели сосредоточенно, по-деловому, а истребители сновали по небу, то высоко поднимаясь, то опускаясь к самым верхушкам сосен, поворачивая то налево, то направо, будто искали зловещих, крестатых, чтобы помериться с ними силами…

Кто-то осторожно взял Гришу за локоть и тихо сказал:

— Гриша, видишь?

Это дружок, Митька.

Конечно же, Гриша видел железных птиц в небе, наших, краснозвездных, видел, как рождается солнечное утро в его родной полесской стороне, ухо его тешил разговор бабки Федоры с дедом Денисом, а также живой, возбужденный говор красноармейцев.

Слушал и видел Гриша и искренне радовался всему живому на земле.

И все живое радовалось рождению нового дня.

─────
К читателям
Просим прислать отзывы об этой книге по адресу: 103160, Москва, К-160, Военное издательство.


Военным издательством в серии «БИБЛИОТЕКА ЮНОГО ПАТРИОТА» в 1972―73 г. выпущены следующие книги:

Виктор Александров. Белые крылья. Повесть. 250 стр., цена 52 коп.

Александра Анисимова. На короткой волне. Повесть. 190 стр., цена 49 коп.

Геннадий Воронин. На фронте затишье. Повесть. 221 стр., цена 50 коп.

Яков Ершов. Мальчишки в солдатских касках. Повести. 326 стр., цена 62 коп.

Андрей Жариков. Юногвардейцы. Повести. 256 стр., цена 50 коп.

Александр Ковальчук. Нет, не призраки! Рассказы. 198 стр., цена 45 коп.

Елена Малькевич. Далекие зарницы. Повесть о любви и верности. 350 стр., цена 70 коп.

В. Мелентьев. Разведка уходит в сумерки. Повесть. 288 стр., цена 61 коп.

Виктор Муратов. Мы убегали на фронт. Повесть. 206 стр., цена 49 коп.

Василий Смирнов. Саша Чекалин. Повесть. 454 стр., цена 79 коп.

Петр Шамшур. Задание особой важности. Повесть. 152 стр., цена 38 коп.


Книги Военного издательства можно приобрести в магазинах и киосках «Военная книга», а также по почте наложенным платежом в домашний адрес, направив заказ ближайшему отделу «Военная книга — почтой» по одному из перечисленных адресов:

480091, Алма-Ата, ул. Кирова, 124.

690000, Владивосток, Ленинская, 18.

252004, Киев, Красноармейская, 43.

443099, Куйбышев, Куйбышевская, 91.

191186, Ленинград, Д-186, Невский, 20.

290007, Львов, проспект Ленина, 35.

220029, Минск, ул. Куйбышева, 16.

113114, Москва, М-114, Даниловская набережная, 4-а.

630076, Новосибирск, Красный проспект, 59.

270039, Одесса, Дерибасовская, 13.

460000, Оренбург, Пушкинская, 20.

185002, Петрозаводск, ул. Гоголя, 22.

226047, Рига, Большая Смилшу, 16.

344018, Ростов-на-Дону, Буденновский, 76.

620062, Свердловск, ул. Ленина, 101.

380007, Тбилиси, пл. Ленина, 4.

680028, Хабаровск, ул. Серышева, 11.

672000, Чита, ул. Ленина, 111/а.

700071, Ташкент, 77, Луначарское шоссе, 61.

720001, Фрунзе, 1, Киевская, 114.


Книги Военного издательства можно заказать предварительно, до выхода их из печати, в местном магазине «Военная книга» и по почте.



Примечания

1

Сябры — братья (белорусск.).

(обратно)

2

Говоришь ли по-немецки? (нем.)

(обратно)

3

Понимаешь? (нем.)

(обратно)

4

Сварка — ссора (укр.).

(обратно)

5

Придыбасия — приключение (укр., обл.).

(обратно)

6

Предкам (нем.).

(обратно)

7

Прочь, прочь! (нем.)

(обратно)

8

Стой! (нем.)

(обратно)

9

Что это? (нем.)

(обратно)

10

Это старая свинья больная (нем.).

(обратно)

11

Все русские — свиньи (нем.).

(обратно)

12

Вперед! (нем.)

(обратно)

13

Полещук — житель Полесья.

(обратно)

14

Конечно (нем.).

(обратно)

15

Свет сюда! (нем.)

(обратно)

16

Нет, нет! (нем.)

(обратно)

17

Сколько километров? (нем.)

(обратно)

18

У меня есть… (нем.)

(обратно)

19

Светилка — девушка, совершающая обряд держания меча и свечи на свадьбе.

(обратно)

20

Мальчик (нем.).

(обратно)

21

Ты умный мальчик (нем.).

(обратно)

22

Иди сюда! (нем.)

(обратно)

23

Торбына — мешок (укр.)

(обратно)

Оглавление

  • Запечалились, загрустили матери…
  • Звезда
  • Неожиданные соседи
  • Первое поручение
  • Лесные гости
  • И снова будет полк…
  • «…Затаи доброту свою»
  • Перелом
  • Гром за Чернобаевкой
  • Ночь, лес, болото
  • Солнце восходит всегда
  • *** Примечания ***