Играя с огнём (СИ) [Айрест] (fb2) читать онлайн

- Играя с огнём (СИ) 2.49 Мб, 740с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Айрест)

Настройки текста:



Пролог

— Что? — Ощущая внутри себя некий диссонанс, я огляделся вокруг, не понимая, где я и что здесь вообще происходит?


— Не пугайся. — Вздрогнув, я повернул голову в сторону источника звука и… закономерно ничего не увидел. Передо мной была лишь пустая комната, без дверей, но зато с окнами. Окнами, через проёмы которых в комнату и падал свет, позволяющий мне видеть всё вокруг. Или правильно будет сказать, наблюдать отсутствие чего-либо?


— Ах, да… — Если до этого мне ещё не было страшно, то теперь стало. — Я совсем забыл, что ты обычный человек без способностей и не можешь видеть тонкие тела, лишь физическую оболочку. — Передо мной из ниоткуда появился молодой мужчина в спортивной форме, что был очень мне знаком. Но почему он кажется мне знакомым…


— Буду честен, дабы ты больше мне доверял, я нашёл в твоей памяти образ знакомого тебе человека и принял его обличие. Не пытайся вспомнить, кто он, тебе пока лучше не перенапрягаться. — Он демонстративно взмахнул рукой и позади него появился стул, на который он уселся. Ещё взмах и между нами появился небольшой письменный стол. — Стул, диван, кресло?


— А? Мм, стул. — Не сразу поняв суть вопроса, я тупо уставился на терпеливо смотрящего на меня мужчину, наконец тихо выдавив ответ.


— Отлично. — Он хлопнул в ладоши и свет, попадающий в комнату из окон, вдруг сконденсировался в простой стул, навроде школьных. Стул облетел меня, ударившись о деревянный пол. — Садись, нам нужно кое о чём поговорить.


Но я стоял на месте, тупо смотря на него. Вот так просто, садись и давай поговорим о чём-то? Не объяснить, что тут происходит, ни представиться, ни…


Я сжал зубы и передёрнул плечами, на пару секунду утрачивая способность воспринимать реальность — картина перед глазами потемнела, я ничего не слышал и не понимал, лишь ощущая странное скребущее и болезненное ощущение во всём теле, сводящее с ума. Но через пару секунд, когда я проморгался, я встретился взглядом с сидящим напротив меня мужчиной. Обнаружив, что он вытянул руку в мою сторону и с неё ко мне как будто тянется световой поток.


— Я же сказал, что тебе не надо перенапрягаться. Ты сейчас собран буквально из дисперсной пыли, в которую тебя… — Мир опять потемнел, опять накатила некая пустота, но она исчезла буквально через секунду, вернувшись к предыдущей картине событий.


Теперь ко мне тянулись два потока — к голове и куда в живот. Не знаю, правда, что изменилось в целом, но теперь хоть боли нет.


— Так-то лучше. Видимо, тебе вообще пока не стоит возвращаться к прошлому. Ну ладно, смотри и выбирай. У тебя ещё осталась неповреждённая память, я смог ограничить возможное влияние на тебя по максимуму. — Очередной взмах руки и на столике передо мной появилась пара стопок бумаг с текстом и рисунками, которые я пока не собирался брать в руки, собираясь скорее…


— Отвечая на твой вопрос — ты умер. — Видимо, мужик мог буквально прочитать мои мысли. Повернув голову в мою сторону и встретившись со мной глазами, он явно что-то сделал, ибо у меня заболела голове и…


— Чёрт… — Будто проснувшись, я опять осознал себя в этой комнате, но теперь смотрел на всё другим взглядом — эта комната, этот мужчина, эти бумаги, эта ситуация. Это…


— Только не ругайся пожалуйста матом. — Тихо хмыкнув, он подтолкнул бумаги в мою сторону, подбадривая: — Ты понял почти всё правильно. Можно сказать, что ты переродился и скоро станешь неким попаданцем. Есть, правда, несколько оговорок… Впрочем, ты пока читай бумаги, я тебе объясню по ходу дела.


Пока я поочерёдно читал три разные стопки бумаг, которые на самом деле были собранием информации о какой-то определённой вселенной, я слушал мужика. А тот говорил интересные вещи…


— … и так вышло, что эти трое прорвались через все кордоны. Я, как Хранитель Мира, был вынужден стать последней линией обороны. Но пусть я и отогнал вторженцев, наш бой значительно повредил саму суть того мира. Твоего мира…


— … — на самом деле не ты один такой уникальный, прямо сейчас около тысячи разных кандидатов со схожей судьбой, но разным энергетическим и психическим состоянием получают новый шанс…


— Подожди. Я наверно тупой или ошибаюсь, но… я сам могу выбрать, кем я там буду? — Несколько неверяще смотря на мужчину, я перебил его, когда тот как ни в чём не бывало кивнул, собираясь было продолжить, но я решил давить до конца, раз выдалась возможность: — Тогда создай мне, пожалуйста ноутбук как тот, что у меня был с полным функционалом — я там запишу всё то, каким я себя вижу там. Что ты так смотришь?


— Да ничего. — Он отвёл взгляд и взмахнул рукой, создавая запрашиваемое мной и отправляя ноутбук в мою сторону. — Просто я немного охренел, как бы ты сказал, от твоей наглости.


— … заранее никто не мог предсказать, что между моими атаками и атаками врагов возникнет некий странный резонанс, что сможет прорваться через защитную оболочку мира и нанести ему непоправимый ущерб. И теперь, раз уж я виноват…


— Это понятно. — Кивнув, я перебил мужчину, печатая на ноутбуке историю своего персонажа, в роли которого я вскоре буду жить в одной очень интересной вселенной и мире, что сам мог настроить вплоть до своего возраста, время попадания и даже обладания некими плюшками. — Но скажи… Почему?


А тот неопределённо пожав плечами, через почти пол минуты молчания, за время которых я уже успел от него отвернуться и опять настроить своего персонажа, наконец ответил: — Даже если бы я ответил тебе честно, ты бы со своим уровнем энергетического развития ничего бы всё равно не понял. Тебе бы это даже навредило. Забавно, что из всех нескольких тысяч кандидатов только тебя волнует то, что я делаю это почти безвозмездно…


— А если короче? — Немного поняв ситуацию, я решил позволить себе немного наглости. Как совсем недавно с ноутбуком.


— А если короче, есть причинно-следственные связи, которыми я опутан с нашим с тобой миром. Если он процветает — я процветаю. Он скорбит, и я вместе с ним. Но в той битве вышло так, что по моей вине миру был нанесён серьёзный ущерб, я был вынужден компенсировать его. И теперь… ну, я тебе уже говорил — ты и многие другие, кого я успел спасти, получат новый шанс на новую, более лучшую жизнь…


— Ну ладно. — Закончив, я ещё раз прошёлся глазами по вордовскому файлу, отмечая все возможные детали, будущие плюшки, историю своего персонажа и прочее, прочее. — Я закончил. Что теперь?


— Я уже понял, что ты во многом отличаешься от большинства кандидатов. — Мужик задумчиво смотрел на меня, вдруг подняв руку и опять начав конденсировать солнечный свет в своей руке. — Но это даже хорошо для тебя. Хоть и не совсем хорошо для того мира, куда ты попадёшь. Ты почти стал Идущим… Но ладно, тебе пора. Тебе будет немного сложнее и проще, так как у тебя избирательно отсутствует травмирующая твою суть информации, вроде момента твоей смерти. Счастья тебе, здоровья и прочего, прощай! — Свет в его руке бесконечно быстро направился ко мне, заполнив мои глаза так знакомой тьмой.

* * *
— 5 %…10 %…26 %…59 %…81 %…99 %… — Проснувшись одновременно с последним озвученным числом, я вздрогнул всем своим маленьким телом, всё ещё слыша механический голос у себя в голове: — Установка Игровой Системы завершена. Калибровка под вселенную, мир, Договор, правила и пользователя завершена. Кодовая фраза — “Система”. Готова к эксплуатации. Рекомендуемые действия — перейти в настройки Системы, настроить более точечно под пользовател…


— ДА! — Тело само собой закричало это от радости, когда я смог выйти из оцепенения. Впрочем, через секунду я дёрнулся и поморщился — крикнув со всей силы, я чуть было голос не сорвал. Теперь горло будет болеть, мда…


— … там случилось? — Расширив глаза, я чутким слухом услышал быстро приближающиеся к моей комнате шаги. Чёрт, совсем скоро помимо горла у меня будет болеть ещё и жопа, если я быстро ничего не придумаю!


— Фух… что там с ним? — Тяжело сглотнув, парень лет 20 с неким беспокойством спросил у своей жены, что сейчас с зажжённой свечой осматривала их ребёнка на предмет травм и прочего, побудившего его так громко закричать.


— Голова бо-бо! — Но не успела молодая девушка ответить, как заплаканный ребёнок, что сейчас со смертной тоской в глазах раскачивался в нежных объятьях девушки, ответил раньше её и указал себе на себе на макушку, где парень с прищуром отметил некий бугорок.


— Всего лишь шишка… — Парень облегчённо выдохнул, опираясь о дверной косяк. Зевнув, он оценивающе посмотрел на прелести девушки, которые та не сочла нужным прикрывать, сейчас будучи слишком занята ребёнком. — Тебе помочь? — Про себя же он с неким облегчением подумал о том, что ребёнок не убился — у них и так было немного денег, случись что с мальчиком, было бы очень худо.


Но та лишь отрицательно покачала головой, с нежностью смотря на угрюмое выражение лица ребёнка. Не зная причин его угрюмости, она лишь думала о том, какой он милый. И какой хрупкий…


— Ну всё, всё! Мама уже уходит! — Но, когда она уже начала запутывать ребёнка в одеяло, желая унести его в свою с её мужем спальню, ребёнок вдруг начал сильно брыкаться, драться и кусаться.


— Пронесло… — Когда дверь моей комнаты закрылась и помещение окутала такой привычный полумрак, я тихо выругался и про себя отметил, что мои знания английского весьма хромают, я даже толком не понял, что мне там говорили эти люди. Впрочем… язык несложно будет выучить. Особенно если ты маленький ребёнок, который его не знает и когда ты находишься с носителями языка.


Привстав на кровати, я резким выдохом потушил горящую свечу, погружая комнату в почти полную темноту. Немного лунного света проникало лишь из окна, придавая вещам и предметам в комнате гротескный вид. Последнее и стало причиной того, что четырёхлетний ребёнок, коим я теперь являюсь, обычно спал при свете свечи.


Поудобнее устроившись на своей кроватке, я буквально одними губами прошептал, всё ещё не веря в происходящее со мной: — Система.


Первый запуск Системы. Пожалуйста, подождите проверки обновлений.


— Каких обновлений, гнида кибернетическая? Я тебя только установил! — Прокричав это шёпотом на привычном для меня русском языке, я с опаской посмотрел на дверь и ещё тише пробормотал: — Млять, я как будто винду десятую установил, а она мне сразу предложила обновиться бесплатно до одиннадцатой! Ага, ищи дебила получше! Была б моя воля, я бы на семёрке сидел. Хотя, XPтоже неплохой, мм? — Проговаривая последние слова уже почти про себя, я прервался из-за механического голоса в ушах и надписи перед глазами.


Обновлений не обнаружено, приятного пользования.


Невольно сглотнув, я смахнул рукой сообщение, поначалу было радостно щерясь, а потом задумчиво замерев. Интересно…


Пользователь — Имя не выбрано, псевдоним не выбран (выберете имя и псевдоним, под которыми будете выходить и известны в общей и локальной сети, доступно: один бесплатный выбор и одна бесплатная смена имени и псевдонима; не может быть скрыто.)

Игровая система, версия Альфа — 0.1, кодовое имя — “Предтеча”. Текущее развитие — стадия Зачаток (может быть скрыто).

Текущая вселенная — мир Гарри Поттера. Текущий мир — каннонный и легко поддающийся изменениям, изменённый в соответствии с желанием и волей пользователя без последствий для него. Степень изменения — ничтожная, степень опасности от изменений для пользователя — ничтожная, воля мира не видит и не обнаружила пользователя. Текущее местоположение — Великобритания, Англия, Лондон. Текущая дата и время: 28.12.1930, 23:56 (может быть скрыто частично.)

Задания (может быть скрыто): 1) Стать Богом — принудительное задание, срок выполнения 10000 лет. Описание и цель — ты поймёшь, когда нужный момент придёт. Штрафы — ты не станешь Богом. Награды — ты станешь Богом, тебе мало? Степень выполнения — отсутствует.

2) Быть скрытым — принудительное задание, срок выполнения — 100 лет. Описание и цель — воля мира не любит таких, как ты. Чем больше ты шалишь и чем больше ты её нервируешь своим присутствием, тем тебе будет хуже. Конечно, если она о тебе будет знать. Всё просто — масштабные изменения в истории мира и, в особенности, канона — должны быть минимальны или сведены на нет. Штрафы — вариативно, от действий пользователя. Награды — активное, рабочее и постоянное поддержание Скрыта. Степень выполнения — наличествует, поддерживается пассивно.

3) Развитие — принудительное задание, срок выполнения — до момента выполнения задания “Стать Богом”. Описание и цель — ты, конечно, не будешь плыть по течению. Но и мотивацию тебе стоит дать соответствующую. Штрафы — вариативно, в зависимости от действия пользователя. Награды — вариативно, в зависимости от действий пользователя. Степень выполнения — отсутствует.

Настройки (разверните для подробного отчёта).

Профиль (разверните для подробного отчёта).

Аукцион (недоступно, требуется 30 уровень).

Магазин (недоступно, требуется 15 уровень).

Локальный чат (недоступно, требуется 10 уровень)

Глобальный чат (недоступно, требуется…


— Чёрт бы побрал… — Ударив кулачком о стену, я сразу зажмурился, пытаясь не расплакаться. Как больно, а ведь в той жизни я был не таким чувствительным. А что если…


— На месте. — Засунув руку в штаны поглубже я с неким удовлетворением нашёл всё то, что и так должно было быть, всё ещё поглаживая чуть не разбитый кулак. — Хоть это на месте. Но вот эта Система… Мда…


Все сообщения передо мной погасли, мир опять погрузился в привычную тьму. Проморгавшись, я всё-таки увидел уже немного привычные для меня предметы, вроде шкафа, кровати и прочего.


— Система. — Так… ну штош. Будем приступать к обкатке этой фигни. Надо бы настроить всё под себя, а то эти полотна с почти везде присутствующими недоступно и бла-бла-бла на меня наводят тоску…


Спустя час, я усталый уже который раз лёг на кровать, в очередной раз меняя своё положение — то я стоял в комнате как неприкаянный, то я сидел на стуле, то я лежал… А всё оттого, что детское тело на меня влияло не совсем положительно, своим шилом в жопе подгоняя моё взрослое и степенное сознание. Ну, не совсем взрослое и степенно, конечно… Но это уже совсем другая история. Лучше посмотрим, как там Система.


— Совсем другое дело. — Удовлетворённое улыбнувшись, я закрыл глаза и ощутил огромную усталость. Да, а ведь я особо ничего не делал, а уже так тянет спать. Ну что ж, не буду сопротивляться. Всё-таки… новая жизнь прекрасна…


Пользователь — имя не выбрано, псевдоним не выбран.

Текущее развитие Системы — Зародыш (0/10000).

Текущая дата и время: 29.12.1930, 01:08.

Задания (скрыто, разверните для подробного отчёта).

Настройки (скрыто, разверните для подробного отчёта).

Профиль:

Имя — (не выбрано).

Уровень — 0(0/100).

Опыт — 0.

Раса — человек.

Мировоззрение — хаотично-нейтральное.

Способности: — (доступно на выбор бесплатно один из трёх начальных навыков начального уровня).

Навыки:

Особенности: — Скрыт (минимально прикрывает физические, ментальные и магические особенности или аномалии пользователя от аборигенов, удовлетворительно скрывает во всех планах от воли мира. Действует при условии, что воля мира не знает о пользователе, не будучи им спровоцированной. Действует до момента выполнения задания “Быть скрытым”, либо же до раскрытия пользователя аборигенами или волей мира). Чужак (пользователь подвергнется уничтожению в случае разоблачения факта того, что не является коренным жителем этого мира, как со стороны аборигенов, так и со стороны воли мира).

Физическое развитие: — соответствует текущему возрасту, травм и ран нет.

Ментальное развитие: — слишком превосходит текущий возраст, более соответствует зрелой личности лет 30–40.

Магическое развитие: — атрофировано, на уровне сквиба. Возможность на восстановление — теоретически возможно. Практически, с учётом имеющихся ресурсов, почти невыполнимо на текущем этапе.

* * *
— Мам, ну я сам могу справиться уборкой! — Несмотря на то, что за месяц интенсивной подготовки, в том числе и физической, я немного окреп, я всё ещё не мог даже поколебать здоровую для меня улыбающуюся девушку лет 20, что сейчас с улыбкой на меня смотрела, погладив меня по голове после моих слов. — Иди, иди, иди! — Сумев выгнать надоедливую родительницу из моей комнаты, я тяжело вздохнул, мысленно вызывая Систему и сразу смотря во вкладку Задания. Лишь бы не запорол…


Самостоятельный парень — свободное задание, срок выполнения — один час. Описание и цель — убраться хотя бы минимально в своей комнате. Желательно тщательнее. Штрафы — мамина победная улыбка, бесконечное сюсюканье в дальнейшем. Награды — возможность отстоять хотя бы минимально свою территорию, 10 опыта. Степень выполнения — удовлетворительная, на нижней границе. Шанс неудачи более 70 %. Рекомендация — более тщательная уборка комнаты.


— Фух… — В быстром темпе начав поднимать разбросанные тут и там вещи, я быстренько заглянул под кровать и увидев там старые игрушки и носки, с тоской вздохнул — ну разве это беспорядок? Видели бы вы мою комнату в прошлой жизни. Хотя, чёрт бы побрал того человека, который придумал делать высокие кровати. Под них ведь так и стремиться попасть всякое барахло. А кому его доставать? Конечно, мне! — В этот раз хоть не провалил…


— О, мой герой! — Уже привыкнув, я привычно дёрнул щекой и закрыл глаза, не сопротивляясь мимолётным поцелуям матери этого тела, которая сейчас кружила меня в воздухе и словесно превозносила, как бы награждая на языке Системы за выполнение задания. Чёрт бы побрал эти задания… — Было не сложно?


Американские горки, подготовка космонавтов? Всё фигня! На третью минуту карусели мне стало немного дурно, и я пытался вырваться, но было тщетно. На пятую минуту я уже не сопротивлялся необратимому и просто висел трупиком на её руках — все мы умрём. Всех коснётся чаша сия. Так что ж… что если смерть моя придёт сейчас? Чёртовы карусели, чёртовы мамочки…


Когда она меня отпустила, я просто упал на пол, не чувствуя тела. Эх, наконец-то я могу спокойно умереть. А нет, не могу…


— Милый, тебе плохо? — Нежные руки с печальной для меня необратимостью резким рывком меня подняли, начав сначала слабо, а потом очень даже неприятно и сильно тормошить. — Где бо-бо?


— Убейте меня, пожалуйста, кто-нибудь… — Тихо прошептав это на родном русском, я открыл глаза и встретился с обеспокоенным женским взглядом, который явно не понимал смысла мной сказанного. Благо, что не понимал. Уже на английском я ответил: — Не бо-бо. Хочу спать. Иди, иди, иди! — Девушка расслабилась и даже особо не сопротивлялась, когда я, подобно Сизифу, с огромным трудом якобы двигал её в сторону двери своими могучими, почти титаническими руками.


— Как же мне это уже надоело. — Проведя в раздражении рукой по лицу, я подтвердил скрытие уже выполненного мной по уборке моей комнаты квеста и, получив заслуженную награду, вызвал Систему и задумчиво уставился в никуда, думая — что мне делать с полученным опытом?


Уровень — 1(0/200).

Опыт — 1100.

Способности — Оценка(активное) — 1(0/100) (даёт пользователю информацию о предмете на основе его же знаний и понимания этого предмета. Потребление энергии 9. Откат — 55 минут.

Резервуар а.э. — 0/1000(0/100).

Резервуар ч.э. — 0/100(0/100).


Я долго смотрел на описание способности, растирая лицо. Если бы я знал, что оно будет так бесполезно на начальном этапе, я бы взял поглощение энергии. Благо, что мне сейчас хватает опыта на его покупку…


Поглощение энергии — при убийстве любого существа выделяется посмертная энергия. Эта энергия может быть поглощена пользователем и конвертирована в опыт. Условия: для поглощения энергии пользователь должен не только лично убить существо, но и в ближайшее после смерти существа время поддерживать с ним тактильный контакт, иначе энергия не будет поглощена пользователем, рассеявшись губительными миазмами в пространстве.


Впрочем… судя по описанию, меня ждёт ОЧЕНЬ весёлое времяпрепровождение. А по барабану, рискнём!


Ниже описания способности была цена её приобретения в количестве ста очков опыта, которую я подтвердил. А после я сразу открыл Систему и вкладку Способности, начав читать уже описание способности, особо ни на что не надеясь. Как оказалось, не зря.


Поглощение энергии (пассивное, можно отключить) — 0(0/100) (поглощает при контакте с убитым пользователем существом часть его энергии и передаёт её пользователю. Первоначально такая энергия является чужеродной пользователю и чрезмерно агрессивной, её нужно отфильтровать и уже после как-либо использовать, например конвертируя в опыт. Фильтрация — 10 единиц агрессивной энергии (далее а.э.) переводятся в 1 единицу чистой энергии (далее ч.э.). Конвертирование — 10 единиц ч.э. переводятся в 1 опыт).


Закрыв лицо рукой, я пытался остановить невольные слёзы, что полились почему-то сами собой — судя по самоощущению, детское тело и подсознание слишком близко к сердцу приняли тяжёлый удар от описания моей новой способности. Благо, что я сам уже давно не ребёнок…


— Что случилось, милый? — Вздрогнув, я отшатнулся от ощущения прикосновения и с неким недоумением посмотрел на родительницу этого тела. И когда она только успела зайти в мою комнату?


— Ничего. — Убрав её руку в сторону, я неразборчиво буркнул и кулачком начал вытирать такие уже набившие оскомину слезинки. Эх, это детское тело было таким чувствительным, чуть что — сразу в слёзы. И поделать с этим я ничего не мог, оно происходило само собой, а я был лишь обычным зрителем. — Не трогай меня…


— Ну хорошо… — Нарочито спокойно это сказав, девушка чуть отошла от меня, поджав губы. — Сейчас уже время обеда, я тебя звала за стол, а ты не отозвался как обычно. Я и подумала, что что-то случилось…


— Ничего не случилось! — Чуть не крикнув это, я уже на середине первого слова успел понизить голос, силой воли всё-таки сумев остановить опять накатывающие слёзы. Чёрт, я всего ничего в этом теле, а оно меня уже так бесит! Ну ничего, зря я что ли этому персонажу и его родителям историю прописывал? Потерплю, а потом буду наслаждаться хорошей жизнью. При условии, что не повешусь раньше от своих “могучих” способностей… — Так что у нас там на обед?


— Овсяная каша с кусочками фруктов… — Видно, она не ожидала того, что я так быстро поменяю настроение, и сразу выдала ответ, пока в некоем непонимании на меня смотрела.


И нет, мне было ни капельки ни стыдно, ни неловко от того, что я невольно накричал на ни в чём неповинную женщину, что теперь одаривает меня странным взглядом. Всё-таки, я изначально рассматривал родителей этого тела не как своих родственников, а скорее, как персонажей компьютерной игры. Особенно учитывая факт того, что я приложил руку к их созданию и знаю, что они не такие уж и святые…


Предлагается задание.


Тихий механические голос в очередной раз меня порадовал, уведомив о задании. Так-с, посмотрим, что там у нас…


Штирлиц не понимал, почему все так косо на него смотрят — свободно-принудительное задание. Срок выполнения — весь следующий месяц. Описание и цель — изменение поведения маленького ребёнка беспокоит его мамочку. Раньше он был послушным, а теперь даже повышает на неё голос! Дабы мамочка не предприняла меры, ребёночку стоит поубавить гонору и вновь радовать её своим кротким и тихим поведением. Штрафы — в зависимости от действий пользователя, отправка в детдом (шутка, а может и нет). Награды — 500 опыта, более лояльное поведение мамочки к действиям пользователя в дальнейшем.


— Милый, если тебя что-то тревожит, ты всегда можешь сказать об этом мне. — Мне на плечо осторожно опустилась рука. Конечно, эта была моя родительница, что сейчас неловко стояла рядом со мной и явно не понимала, почему я застыл посреди своей комнаты и теперь пытаясь сдержать ругательства стою с каменным лицом.


— Мама… — Открыв глаза, я проморгался от очередной атаки влаги из моих глаза и, вытирая слёзы кулачком, посмотрел на неё. — А что такое любовь? — Я стоял у врат рая. Но решил свернуть, уйдя по дороге в ад.


— Ну, это… — Её глаза забегали по комнате, не встречаясь с моими. Но тут она прищурилась и с лисьей ухмылкой посмотрела на меня. — А почему ты спрашиваешь?


— Ну… — Я опустил голову, почти касаясь подбородком груди и подумал про себя о том, что сейчас будет самый сложный момент моей игры. Я ещё не мог особо управлять мимикой этого детского тела и сейчас моё лицо почти бесконтрольно корчилось, что мамочке видеть не стоило. Впрочем, может у меня и получится. — Просто, я знаю одну девочку…


Краем глаза я увидел расширившиеся глаза моей родительницы и начал теребить края своей кофточки. Так, пока всё идёт неплохо. Подсекаем…


Я резко взлетел в воздух, будучи сжатым нежными женскими ручками в стальных объятьях, слыша отчётливый хруст где-то у себя в районе поясницы. Вот и подсёк.


— Милый! — СПИНА! Отпусти, женщина! — Маме тебе ВСЁ объяснит… — Я невольно вздрогнул от предвкушения в голосе девушки, пока она меня тащила на кухню.


Штош. Пока меня несли, я с облегчением увидел изменение описания моего нового задания. Теперь будет попроще…


Штирлиц всё тот же кремень — свободно-принудительное задание. Срок выполнения — не определено, весь следующий месяц. Описание и цель — мамочка витает в химерах своей фантазии и пока не поняла, что есть истина. Ребёночек добровольно выбрал роль мученика, решив признаться мамочке о своих симпатиях к соседской девчонке, переключив фокус её внимания. Теперь ему предстоит поддерживать эту линию поведения, стараясь самому не оплошать. Штрафы — нет. Награды — 350 опыта.


Опыт порезали, паразиты. Хотя да, задание стало попроще, и я теперь сам определяю, что мне надо делать и как. Разве что, не понятно пока со временем выполнения, но там и посмотрим.

* * *
Оглянувшись на шумную улицу метрах в двадцати позади себя и для надёжности даже осмотревшись по сторонам, я убедился в том, что рядом никого нет. Отлично, значит можно начинать.


Пройдя ещё чуть дальше в тёмный переулок, я подошёл к кучке строительного мусора и, сумев пролезть под ней, попал в укромный закуток, который был пока известен только мне. Приступим…


Достав много спичечных коробков, я услышал тихие поскрипывания внутри них и с неким внутренним отвращением положил их на асфальт, сразу доставая из наплечного мешка несколько коробок, которые случайно потряс и сразу ощутил удары изнутри — это бились в панике крысы, которых я поймал и заточил в деревянные коробки, которые сам же и сделал.


Надев заранее запасённые перчатки, я выпустил тараканов из коробков по одному, начав их давить большем пальцем.


Получена энергия — 1.

Получена энергия — 1.

Получена энергия…


— Как я и думал… — Обречённо сплюнув на асфальт, я дотронулся до спинки таракана, получая сообщение о поглощении энергии. Достав ещё одного таракана, я раздавил его перчаткой, в очередной раз не слыша сообщения и, сняв перчатку, я подождал шесть секунд, дотронувшись до трупика последнего убитого таракана. Сообщения о поглощении энергии не пришло. — Всё очень хреново. Если я прав… судя по всему, я буду качаться не так быстро, как я сначала подумал…


Резко дёрнув головой, я приоткрыл коробку с крысой и когда она начала вылезать, резко ударил её камнем по голове. Одного удара было мало, пришлось добавить ещё четыре удара, прежде чем крыса затихла.


Положив крысу на асфальт, я невольно выдохнул, смотря на руки — эта тварь чуть перчатки не порвала. Благо, что я догадался их убивать не голыми руками.


Сняв перчатку, я быстро дотронулся до крысы. Сообщения не пришло.


— Значит, ещё жива. — Задумчиво это пробормотав, смотря на неподвижную крысу, я достал гвоздь сотку и, расположив его напротив глаза крысы, сильным ударом вогнал гвоздь ей в голову. — Это нужно исправить. Так-то лучше… — Услышав звук сообщения, я резким движением вытащил гвоздь и, пнув трупик крысы в сторону, решил посмотреть, что же мне там пришло.


Получена энергия — 78.


Такая разница с тараканами? Интересно, от чего зависит количество получаемой мной энергии. Надо будет выяснить…


Немного удивлённый и даже обрадованный количеством энергии, я надел перчатки и, выпуская крыс по одному, всех последовательно убил схожим с первой крысой образом.


Получена энергия — 38.

Получена энергия — 25.

Получена энергия — 91.


- Интересно. — Задумчиво осматривая трупики крыс, я начал девать выводы, к которым пришёл во время моих коротких экспериментов: — Итак… мне не только нужно касаться убитого, но и контакт должен быть голой кожей. Даже в перчатках не сработает. У меня есть от пяти до десяти секунд. До пяти секунд я буду всегда получать энергию, после пяти чем дольше, чем маловероятнее получение. После десяти секунд вообще не буду получать. Количество зависит также от физического состояния существа. Первая крыса принесла 70, она была здоровой. Вторая была вялой, видимо больная. Третья была детёнышем, за неё дали меньше всего. Последняя крупная, здоровая тварь. Эх…


Конечно, я всё это говорил не на английском, а на родном великом и могучем. Усмехнувшись, я представил, как это всё выглядит со стороны. Благо, что сейчас здесь никого кроме меня нет.


Аккуратно подцепив трупы тараканов и крыс, я выкинул их в середине переулка в том месте, где иногда видел котов. Надо бы изредка подкармливать собачек и кошечек. Как выяснилось, из них можно делать не только шарму, а получать аж двойную выгоду с их ловли.


Отряхнувшись и убедившись в том, что я не запачкан грязью, кровью и прочим, я с неопределённым настроением пошёл домой, изредка растирая кулаки. Не зря я готовился эти полтора месяца, на первой же лёгкой тренировке в клубе я уже почувствовал себя не только выжатым, но и ОЧЕНЬ хрупким. Особенно в плане кулаков, они у меня не выдержали даже ударов со всей силы по грушам, не говоря уже о ударах голыми руками по чему-то хоть сколько-нибудь твёрдому. Благо, что ничего не потянул и не сломал. Впрочем, всё можно натренировать, было бы желание…

Эпилог пролога

Приложив волевое усилие, я активировал способность Оценку. Да уж, этот первый уровень что-то с чем-то…


Деревянная палка — крепкая и не гнилая, предположительно состоит из дерева непонятной породы, скорее всего хвойной. Вес около 200 грамм.


— Мда, надо бы прокачать эту оценку дальше или вовсе на неё забить, а то я с ней далеко не уеду… — Отбросив палку, я смоделировал в голове события последнего часа и, немного подумав, кивнул головой — я на сегодня потренировался достаточно. Можно и отдохнуть. Точнее… заняться анализом и подумать о событиях за последние два месяца.


Вот уже месяц прошёл с тех пор, как я смог успешно обмануть свою мамочку, получив себе и головную боль, и почти свободный доступ на улицу. С чего бы головная боль и что там с улицей?


Со слов маман я был ещё слишком маленьким, чтобы свободно и без сопровождения шататься по улочкам мрачного Лондона. Вспоминая свой опыт прогулок за этот месяц, мрачные рожи праздно шатающихся пьяниц и моё текущее положение, я был с ней очень даже согласен. К сожалению, меня это всё равно не устраивало, и я был готов тогда, месяц назад, приступить к рискованному плану. Который всё-таки обратился моей победой и последующим гешефтом.


Было забавно рассуждать о вечном и делах любовных с девчонкой, что была лет на десять младше меня того из той жизни и не слишком эту самую жизнь реалистично рассматривала, даже не смотря на своё не самое лучшее в ней положение.


Но это было мне скорее на руку, ведь в тот самый день на кухне я смог навешать ей лапши на уши о том, что де дескать мне нравится соседская девочка и ну вот, я переживаю по поводу того, что у меня вроде как есть соперник…


Остапа в моём лице было не остановить — нёс я чепуху настолько тупую и иногда даже противоречивую, что выражение лица маман менялось раз пять минимум. От заинтересованности к удивлению, от последнего к шоку, от одного к другому. Короче говоря — шалость удалась.


Я давно понял, что спорить о чём-либо с девушками бессмысленно, это всё равно что бороться с ветряными мельницами. Так что, завалив её импровизированной историей, я даже не дал ей всё обдумать и, надавив на чувства, смог выдавить разрешение не только гулять на улице в течении нескольких часов, но и, барабанная дробь, возможность посещать местную секцию по боксу, что очень удобно к моему удивлению была буквально по соседству от нас.


Честно говоря, возможность последнего предложила мне она сама, когда я наводяще предположил, чем же могу обставить своего соперника в любовных делах. И если я сначала планировал просто иметь возможность хотя бы на улицу выйти, аргументируя это тем, что с этой самой девочкой мне нужно хотя бы видеться, маман решила пойти дальше — а что, если я буду ещё и сильнее, красивее и умнее, чем мой соперник?


Не знаю, заслужил ли я Оскар, но мои широко раскрытые глаза в реакцию на её ответ о том, что мне нужно будет учиться уже в пять лет явно её впечатлили. А после моих растерянных слов о том, что у меня есть всего год на то, чтобы её завоевать, так как посещение сразу и школы и секции явно съест моё время, маман и вовсе растрогавшись, разрешила мне гулять ещё больше и иногда даже вечером. Джекпот, господа.


— И вот прошёл месяц… — Растирая по уже укоренившейся ещё с прошлой жизни привычке запястья рук, я невольно про себя подумал о том, что больно рано здесь детишки начинают учиться. Я-то думал, что у меня будет хотя бы пару лет перед Хогвартсом свободных, а поди же ты… — Система.


Физическое развитие — превосходит средний уровень по текущему возрасту. Типично для детей, занимающихся хотя бы иногда спортом, физкультурой, единоборствами (0/1000).

Ментальное развитие — слишком превосходит текущий возраст, более соответствует зрелой личности лет 30–40. Нервная система, подсознание и тело относительно физических когнитивных возможностей постепенно догоняют ментальное развитие, проблем с адаптацией нет (0/1000).

Магическое развитие — частично атрофировано, на уровне неодарённого и неразвитого бесталанного волшебника без доступа к стабильному источнику энергии. Энергия находится в тонусе, магическое тело и каналы перестали деградировать, зачаток ядра стабилизирован. Последний имеет возможность не только хранить и пассивно собирать энергию, но теперь и толерантен к собираемой пользователем чистой энергии из трупов или естественной энергии из атмосферы, полученной посредством медитации или других практик (0/2000).


Пока я одновременно воспринимал информацию из сообщений, я также шёл по канализации и, подсвечивая свечой её тёмные внутренности одной рукой, другой рукой осторожно тормошил рукой разные кучи мусора острой железкой в руках.


Резкий выпад железкой, мелькнувшая тень, предсмертный крик.


Получена энергия — 120.


— Кошка, значит. — Оценив облезлую и непонятную на вид тушу, я заключил: — Больше похожа на крысу, такая же худая и облезлая. — Пнув труп в сток, я поправил маску на лице и, обратно надев перчатки, с тихим вздохом пошёл дальше по зловонному коридору, рыская глазами во все стороны. Но напрасно, сколько бы я не смотрел, ещё минут десять я не мог найти ни крыс, ни бродячих животных, ни…


Благодаря полученным от занятий боксом рефлексам, я успел закрыть лицо руками, отшатываясь от сильного удара назад и ударяясь спиной о канализационную стену, падая вместе с чем-то или кем-то на мне.


Боль подобна пожару вспыхнула в спине, руках, голове. Но если спина могла потерпеть с головой, то рукам было не столь хорошо.


У меня не было ни времени, ни желания наслаждаться облезлой псиной мордой, которую я смог через секунду ступора признать в тёмном силуэте, что меня повалил и сейчас активно пытался сожрать. Нужно было действовать быстро.


Каким-то чудом я смог не выронить ту острую железку. Перехватив её, я как заведённый начал бить ей собаку, сразу ощущая боль в уже ранее укушенных руках и усилившееся на меня давление. Долго я так не протяну…


Видимо, небеса мне улыбнулись — собака сначала перестала усиливать напор, а потом и вовсе ослабила хватку, пытаясь сбежать, но я был начеку. Резким ударом из последних сил я вогнал ей железку в шею и, успев отвернуться от начавшей течь на меня крови, упал обратно на пол.


Но расслабился я рано.


— Да что такое то, хпх… — Успев лишь немного отвернуться и судорожно выдохнуть, я оказался придавлен трупом довольно здоровой, как для меня собаки. И что теперь делать, учитывая, что у меня уже нет сил её спихивать…


Получена энергия — 890.


— Как вовремя… — Открыв второе дыхание, я понемногу смог через минуту спихнуть труп и, лёжа на полу, а также ощущая окружающее и буквально впитавшееся в меня зловоние, понял — меня сейчас стошнит. Чёрт…


Стоя на коленях, я чувствовал фантомную боль и животе и, стараясь не принюхиваться к окружающим ароматам, с облегчением понял — наконец-то, стало получше. Хоть не штормит. Надо валить отсюда…


Аккуратно встав, я осмотрел себя и вспомнив о своей идее подготовить дополнительный комплект одежды, мне стало легче. Одежда, конечно, несколько изодрана, и вся в говне, последнее буквально, но… я не ранен, а лишь задолбан. Резюмируя — это того стоило. А теперь пора вернуться в схрон, там переодеться и валить домой. Сегодня был трудный день…


— Боже мой! — Всплеснув руками, маман быстро повела меня в уборную мыться. — И где ты так изгваздался?


— В лужу упал. — Потерев грязным рукавом детского костюмчика зачесавшийся лоб, я был награждён слабым подзатыльником.


— Ох ты, горе моё… — И вот, спустя пол часа я стоял полностью вымытый, переодетый и угрюмый перед родильницей, что критическим взглядом меня осматривала с головы до ног. — Постарайся больше так не пачкаться…


— Так получилось. — Пожав плечами, я демонстративно осмотрел кухню, спрашивая: — А папа где?


— Папа… задерживается. У них на фабрике в последнее время дают больше работы, он придёт позже обычного.


— Жаль. — Про себя я отметил, что Англия недавно пережила Первую Мировую. А скоро будет вторая, чуть менее чем через десять лет. Удачное времечко я выбрал, конечно. С другой стороны, в это время я уже должен быть волшебником. А при учёте того, что моё поглощение энергии улучшилось, вырисовываются неплохие перспективы…


Поглощение энергии — 1(0/200). — (изменения с повышением уровня: повышение количества поглощаемой энергии примерно в два раза, снижение расхода энергии на 1(теперь 9 вместе 10), снижение времени отката способности на 5 минут (теперь 55 вместо 60). Теперь тактильный контакт допустим через вещи по типу перчаток, варежек (обязательное условие — тонкий слой натуральной ткани или натуральной кожи не препятствующий потоку энергии. Металл, синтетические ткани, излишне плотные и твёрдые структуры на текущем этапе недопустимы).


Моя голова закружилась от резкого оттока энергии и, сев на кровать, я перевёл дух и решил посмотреть на ситуацию с моими магическими атрибутами.


Резерв энергии (начальная стадия, средний этап) — количество естественно накапливающейся и хранящейся энергии в вашем теле, что естественным же образом расходуется на повседневные нужды организма и прибывает вновь в течении дня. Слабо подвержена волевому контролю, на текущем этапе неуправляема. Для текущего возраста энергия плотная, качественная, без загрязнений, помутнений и дефектов. Количество — 3/35(0/400).

Резервуар а. э — 1010/2000(0/200).

Резервуар ч. э — 0/200(0/200).

Меридианы (начальная стадия, начальный этап) — невидимые невооружённому взгляду каналы для энергии в теле любого живого существа. Развиты более-менее равномерно. Степень прочности, эластичности и энерговместимости — низкая для детей волшебников подобного возраста (0/1000).

Зародыш ядра энергии (начальная стадия, начальный этап) — находится в животе, выполняет множество функций: стабилизация энергии в организме, сбор энергии, естественная ёмкость для хранения, очищения, сгущения, контроля и управления волей пользователя энергии и т. д. Работает стабильно, нет повреждений и следов деградации. На данном этапе может лишь хранить энергию. Количество 10/10(0/100).


Посмотрев на другие атрибуты, которые оценка была пока неспособна даже опознать, я со вздохом произвёл необходимое волевое усилие и, дав подтверждение на системное уведомление, почувствовал облегчение. Надо бы, кстати, посмотреть на оценку. Всё-таки, её новая возможность меня сильно обнадёживает и радует…


Оценка — 2(0/300) (даёт пользователю информацию о предмете на основе его же знаний и понимания этого предмета. Возможен доступ к дополнительной информации, часть которой может быть известно пользователю в виде слухов, догадок и т. д. Доступ определяется из осведомлённости пользователя о предмете, его когнитивных и ментальных способностей, а также уровня развития самой способности и уровня сложности определения самого предмета, вещи, явления или объекта этой способности).


Собственно, именно благодаря этой новой функции я и смог решить проблему с моим магическим телом, попросту вложив туда почти весь опыт. И не только эту проблему, применяя Оценку я смог выяснить детали тех же меридиан, зародыша ядра, поглощения энергии и многого другого, раз за разом применяя её. Но была и проблема — помимо магических были ещё и физические с ментальными атрибутами. Вот только я либо не имел к ним доступа даже с Оценкой ввиду её неразвитости, либо… они мне выдавали нечто вроде вот ЭТОГО:


Физическая выносливость — способность организма к продолжительному выполнению какой-либо работы без заметного снижения работоспособности, а также его восстановлению.


Спасибо, кэп. А цифры какие-то, именно МОЯ выносливость, как её качать и… хоть что-то дельное? А ладно, на что я надеялся…


Встав, я размялся и невольно подумал о том, что возможность перегонять энергию между ядром и резервом является очень удобной функцией. По крайней мере, я не так сильно убиваюсь с ней.


— Это прекрасное чувство. — Стоя у окна, я смотрел на ночные улочки Лондона, освещаемые пока ещё редкими электрическими фонарями, которые не слишком сильно и лишь местами начинают входить в обиход и начал выкладывать вслух всё-то, что думаю: — Дни летят. Помню, я закончил школу, потом колледж, армия. И вот мне уже за 20, а я уже почти больной старик — болит поясница, спина, шея, зубы. Вот мне стукнуло 30, я с иголочки одет, а вот… я тут. — Предупреждающе оглядевшись в комнате и убедившись, что рядом нет вездесущей мама, я продолжил уже про себя, в голове.


Я всегда хотел заниматься спортом. Иметь крутое, спортивное тело, не обязательно накаченное, но сильное и здоровое. Заняться боевыми искусствами, быть умным и харизматичным, любить и быть любимым, познакомиться со многими людьми, побывать во многих местах и почитать интересные книги.


Пренебрежительно усмехнувшись, я резюмировал — всё это тупая чушь и легко достижимо, даже мной. Вот только за всё надо платить и не получится быть лучшим во всём только лишь потому, что тебе этого хочется, придётся вкалывать как шахтёр на каменоломнях, если желаешь достичь хотя бы каких-то высот. Я был довольно эрудированным человеком в некоторых вещах, качком не был, но был мастером спорта в нескольких дисциплинах, много чем интересовался и много где потерял интерес, ко многому перегорев. Так удивительно было слышать признания в любви и планы на будущее. Так странно было слышать предложение расстаться и видеть лишь равнодушие…


— В этот раз всё будет по-другому. — Неосознанно ударив кулаком в ладонь, я улыбнулся светлеющему небу. Скоро рассвет. И выход есть…

* * *
— Быстрее. — Не слыша слов, я ударил ещё раз по перчатке, опять не попав. — Вижу удар. Ещё раз, только синхронизируй работу корпуса, руки, ног и всего тела в целом. Удар без замаха, иначе его видно. — И вновь удар в перчатку, те же слова.


— Молодец, уже понимаешь, что не надо до удара двигать тело. — Что-то неуловимо изменилось, когда я пытался следовать подсказке местного тренера и я наконец смог пару раз подряд попасть в перчатку. — Как думаешь, что тебе до этого мешало?


Наверно, это выглядело странно — напротив что-то терпеливо объясняющего спортивного вида мужика стоял совсем маленький мальчик в традиционной для савата форме лет четырёх и без передыха бил в перчатки на его руках, отрабатывая правильный боксёрский удар. Впрочем, не смотря на косые взгляды, меня мало волновало мнение окружающих и прочее.


— Ну, это… — Дыхалка, конечно, всё равно подводит. Надо бы бёрпи попробовать делать, скакалку можно или ещё что-то, а то совсем буду подыхать в полном контакте… — Фух…


Немного отдышавшись, я поведал свои догадки одному из местных тренеров: — Я уже понял, как бить, но тело пока не понимает и не научено. И… я бью только рукой, а не всем весом тела? — И если на первую мою реплику, он лишь пренебрежительно и едва заметно ухмыльнулся, то на вторую подсознательно кивнул.


— Да, но это нормально. — Показав мне жестом на тренировочные груши, он жестом дал мне понять следовать за ним. Пока мы шли, он пояснял: — Как ты и сказал, бить надо не руками, а всем телом. Удар — это не движение руки, это движение всего тела. Туловища, руки, поворота, ног… Рука как передающее звено. В таком случае даже внешне слабый удар может повалить любого, при правильной технике и должном опыте.


Пока он пояснял, он показательно менял положение своего тела, собираясь нанести удар. Вот он встал в стойку, вот он поднял руки, а вот сделал поворот корпусом и наконец нанёс удар. Груша цилиндрической формы и почтенного веса ощутимо вздрогнув, подалась назад. Вспомнив опыт прошлой жизни, я про себя подумал — таким ударом, при желании, человека можно даже и убить.


Чуть расширив глаза в притворном удивлении и восторге, я наивно спросил, хлопая глазами и снизу вверх смотря на мужчину: — А когда я тоже буду так сильно бить?


Удержав кривую ухмылку от неловкого взгляда мужика, что явно хотел сказать мне что-то ободряющее, но лишь молча смотрел на мою хрупкую фигурку и, почёсывая затылок, явно не знал, что мне сказать, я про себя подумал — в моём возрасте есть и плюсы, и минусы, мда…


— Ну… — Похлопав меня по плечу, он указал мне на руки, от них переведя на туловище. — Ты за месяц немного хоть и стал сильнее, но пока твои руки слабоваты даже в защите. Так что, смотри — сначала тренируй руки, поначалу не рекомендую вообще притрагиваться к груше, можешь сломать себе пальцы или ещё чего при неправильном ударе. Можешь висеть на чём-то, руками что-то рвать или гнуть, полотенца сжимать. Тебе нужны крепкие пальцы, кисть, запястья и предплечье. Параллельно укрепляй всё своё тело, в зале есть для этого возможности, поспрашивай ребят постарше. Сильное тело никогда не бывает лишним в жизни. Ты ещё маленький, так что много кушай — вырастишь большим и сильным! — Утешив меня в конце, он отправился восвояси, наконец лишив меня сомнительного удовольствия держать заинтересованное выражение лица.


Смотря мужику вслед, я покачал головой — всё это я слышал в прошлой жизни, даже не занимаясь спортом. Ничего нового мужик мне не поведал. Может, я и сам мог бы его чему-нибудь поучить, но он прав — пока ещё слишком слабый и хрупкий…


Через некоторое время я шёл по зимнему Лондону, ностальгически вдыхая морозный воздух и поправляя сумку на плече. Помню в детстве ждал зимы с нетерпением, ожидая нового года, подарков не день рождение, зимних каникул, снега и возможности слепить снеговика. А сейчас я почерствел, думая лишь о том, что необходимо будет заняться своей координацией, укреплением связок ног и отработкой падения. А то первое и второе я знаю как делать, а вот правильно падать я так и не…


— Куда спешишь, малыш? — Слишком я замечтался. Из неосвящённого переулка рядом со мной выплыло четыре фигуры, отрезая мне пути к отступлению. Приплыли… — Билл, прям как ты стоит. Из ваших, что ли? — Реплика одного из парней, что меня полукругом окружили. Вроде лица у них знакомые. Подожди, а не тот ли самый Билл…


— Билл, ты теперь рэкетиром заделался? — Сразу, как только я понял положение, встал в стойку и скинул с плеч рюкзак, чуть отойдя от парней. Не что, чтобы я считал себя параноиком, но в драке милое дело подойти поближе и засадить перо в брюхо. А там и на тот свет недалече…


— Адам? — Подсознательно я расслабился, услышав знакомый голос. Судя по всему, я правильно понял. — Парни, разрешите представить — мой друг и бывший товарищ по занятиям в клубе савата, Адам. — Самый здоровый и внешне грозный мальчик лет восьми подошёл к нарочито расслабленному мне, кладя руку на плечо. Впрочем, я всё равно был готов засунуть руку в карман, достав явару.


— Фред, Мартин, Стив. — Билл поочерёдно указал на каждого паренька лишь немногим младше его самого. Среди уличной шпаны не было принято панибратски пожимать руку, обниматься и прочее. Даже подходить друг к другу было особо не принято, это считалось признаком либо доверия, либо наоборот полным пренебрежением достоинства другого человека.


Впрочем, сейчас была немного другая ситуация — я не был частью этой шпаны и со мной эти правила не совсем работали. Конечно, если бы я захотел бы близко к ним подойти, мне бы пробили в табло. А так, раз Билл, их заводила, сам ко мне подошёл и не только представил, но и оказал доверие — я был для них наполовину своим. Конечно, надо будет показать себя нормальным пацаном и вести себя по понятиям, но это уже детали.


— Вижу, ты все ещё внешний ученик, это хорошо. — Мы с пацанами углубились в тёмные улочки Лондона, придя к какому-то заброшенному зданию, тут обычно околачивались всякие бомжы, уголовники и другие сомнительные элементы. Поскольку никого не было внутри, мы сами там расположились. — Вижу, всё лютуют учителя. — Опытным взглядом он кивнул на мои кисти, точнее на покрасневшие костяшки, результат моих сегодняшних тренировок.


— Да… — Потерев руки, я вздохнул и решил сменить тему, желая узнать интересующее меня: — И как ты тут оказался? Только недавно я видел, как САМ тебя вёл и учил, чё случилось то?


Тот был готов к подобному, отведя взгляд и смотря куда-то в пустоту, сжимая кулаки: — Ты наверняка не знаешь, но внутренние ученики обязаны подчиняться условиям профессоров, Самого и учителей. Беспрекословно. Иначе… — Он вздохнул и демонстративно обвёл внутренности заброшенного здания.


— Значит, тебя выперли. — Предположив, я сразу вызвал раздражённый взгляд.


— Этот ублюдок… — Явно злясь, парень ударил явно поставленным ударом стену, почти сразу успокаиваясь и говоря уже размеренно: — Мне были поставлены определённые условия. С ними я был не согласен, иначе мне было бы трудно совмещать занятие, школу и… ну ты понимаешь, надо же мне как-то зарабатывать, родители больные и… Не буду говорить подробностей, но меня сразу поставили перед фактом — либо я соглашаюсь на условия. Либо меня выкинут как собаку на улицу. Веришь?


Я отрицательно покачал головой, вспоминая странного мужика, который был главным в клубе, который мне хоть и не нравился, но вроде был нормальным мужиком. Его мы и называли Сам.


— Вот и я не верил… — Билл с горечью сплюнул, хлопая по бедру. — А меня всё-таки вынудили уйти через пару дней. Перевели из внутренних во внешние ученики, обесценили мои победы. Откуда-то пошли слухи, что я… короче говоря, нехорошие слухи. Учителя стали намекать, что лучше бы мне одуматься. Я… мне пришлось самому уйти оттуда. Даже не верится — все те, кого я знал, мне не поверили и говорили всякое дерьмо обо мне. Тебя, кстати, я что-то не видел в клубе, что не ходил-то? — Ловко переведя тему с себя на меня, Билл без интереса на меня уставился вместе с пацанами, что явно не первый раз слышат его историю, судя по выражению их лиц.


— Перетренировался. Учитель говорил, что сначала не надо бить грушу, лучше руки укрепить. Я этим занимался месяц и подумал, что уже пора бы. В итоге я почти неделю не ходил, руки дико ныли…


— Да… — Чему-то улыбнувшись, Билл подошёл к окну, смотря на моросящий дождик. — Помню тоже руки поначалу хрупкие были. Ничего, за год будут как сталь. Конечно, если не будешь бить деревья или ещё чего твёрдое. Кстати, о руках… — Повернувшись, ко мне, он задумчиво на меня смотрел, явно на что-то решаясь.


— Ты правильный парень, Адам… — Эта фраза мне очень не понравилась. Это я уже слышал. Никакого доверия у меня нет ни к ней, ни к событиям после неё. — И… я хотел бы предложить тебе дельце. Дождик на улице. Пересидишь здесь?


Удержав лицо, я краем глаза оценил реакцию парней — они были к чему-то наготове. Билл хотел мне что-то предложить, возможно даже криминальное. Но и давал выбор — я могу свалить сейчас, как бы под предлогом непогоды. Потом, правда, надо будет оглядываться по дороге… Был и другой вариант — остаться. И послушать, что мне предлагают.


— Ну куда я пойду, на улице как из ведра… — Слабо улыбнувшись, я прислонился к стене, скрестив руки на груди. — А в такой компании и не грех остаться, послушать умных людей…


Билл улыбнулся, пацаны расслабились. Атмосфера стала попроще. Правда, тишь и благодать несколько нарушил удар молнии, но на последнее я не обратил внимание, внимательно слушая Билла и его предложение. Дела…

* * *
— Отличный план, надёжный как швейцарские часы… — Тихо пробормотав себе под нос ругательства, я подхватил за ноги тело и, стараясь идти в такт с Биллом, что сейчас вместе со мной тоже нёс тело, осторожно шёл и пристально всматривался во тьму переулка, высматривая шухер.


Вполне естественно, что не смотря на некоторую подготовку, я ещё не мог свободно таскать такие веса, что не было удивительно — слишком мало я ещё занимался. Но не смотря на боль в руках, я лишь скрипел зубами, изредка перехватывал ноги. Не хватало ещё опростоволоситься.


— Кидай. — Почти вечность спустя, Билл наконец произнёс то, чего я так долго ждал, сам разжимая руки и роняя тело на гранитную поверхность.


— Фух, мля… — Руки сразу не разжались, задеревенев. Приложив некоторое усилие, я вернул над ними контроль, с облегчением почувствовав отсутствие пока запредельного для себя веса. В иное время я был бы рад подобной тренировке, но сейчас, мда… — Как там?


— Херово. — Мартин быстро выглянув из-за угла, сразу прячась обратно. — Не вижу Стива и Фреда. А они должны уже бы вернутся. Если не придут в ближайшие пять минут… — Он не договорил, но я и так всё понял — дело дрянь будет. Чёртово задание…


Мутное дельце — свободное задание, срок выполнения — в течении дня. Описание и цель — ваш знакомый решил найти доверенного человека. Вы вполне подходите. Нужно, ни много ни мало, делать что прикажут и не блистать интеллектом. Работа как раз по вашему профилю. Штрафы — пики точёные или, а может и без или. Награды — чувство глубокого морального удовлетворения, 500 опыта.


Впервые увидев описание задания, у меня дёрнулась щека. До этого хотя бы Система была на моей стороне. И ты, Брут…


Но сейчас мне было не до смеху. С самого начала я отметил, что награда была непропорционально высока относительно цели, это было подозрительно. Пример: каждый день я получаю одно задание. Полить мамины цветы, помочь отцу по дому, убраться в комнате и прочее, прочее. Я получаю от 10 до 15 опыта за задание. Иногда 20. Довольно сложно качаться в таких условиях, учитывая трёхзначные, как минимум, требования по прокачке ВСЕГО. Впрочем, ситуацию немного облегчает факт того, что я могу кого-то убить и получить энергию, которую могу перевести в опыт. И если в самом начале, вспоминая тараканов и крыс, всё было очень плохо, то сейчас нормально — я под видом помощи помогаю старым людям по соседству убивать крыс, травить тараканов в подвалах и чердаках. Иногда хожу в канализацию, там есть крысы, кошки, очень много собак. Энергия иногда приходит тысячами. За день выходит в сумме раза в два-три больше, когда я просто выполнял задание. Но возвращаясь в реальность…


От мечтаний меня отвлёк тихий шёпот Мартина: — Чёрт, бобби!


Сразу не поняв смысла его слов, я тоже выглянул, успев лишь увидеть людей в форме и сразу был за шиворот затянут назад. Оглянувшись, я увидел Билла с расширенными глазами, который мне что-то пытался поведать: так…он обвёл нас руками, одновременно кивнул в ту сторону, откуда к нам идут бобби и, сделав страшные глаза, расположил один кулак поверх другого, начав их растирать в разные относительно друг друга стороны.


Покачав головой на его мастерство немой беседы, я тихо прошептал: — Ну ладно, завалим мы их. А трупы куда денем? — Эх, как давно это было. Как давно на меня не смотрели, словно на глубоко долбанутого человека…


— Какие трупы, идиот? — Буквально процедив это сквозь зубы, Билл ещё сильнее расширил глаза, явно желая меня ими как минимум поджечь. Зря стараешься дорогой, не твой уровень. Броня наша крепка, а танки быстры. Кхм, не та реплика… — Нам нужно быстро валить, а то они нас сами завалят, это я имел ввиду!


— Да ладно тебе… — Ощущая небольшое волнение, я услышал звук пришедшего сообщения, но не обратил внимания — было некогда и ситуация не располагала. Нужно было действовать быстро. — Это всего лишь бобби. Мы не успели нашуметь, никого не убили и прочее. Нас даже посадить не смогут, так что… — Не успев закончить, я заметил, как выражение лица Мартина исказилось, и он сделал жест рукой, проведя ею по шее.


— Нужно валить. Но… кому-то нужно будет отвлечь их… — Резюмировав, Билл молча посмотрел на нас, то на меня, то на Мартина. Проблематично.


Пока ситуация не стала слишком плохой, я решился. Подняв небольшой камень с гранитной плиты под ногами, я кивнул ребятам и, кинув камень на освещённую улицу, где как раз шли бобби, напоследок шепнул парням: — Валите…


Камень гулко ударился несколько раз о мостовую, замерев в середине довольной узкой улочки. Что ж, кто кроме нас?


Выскочив за камнем, я буквально почувствовал на себе несколько взглядов, будто не замечая в десяти метрах от себя фигуры двух взрослых мужчин в форме, что уже были готовы к худшему — один держал наготове дубинку, а мужчина постарше уже держал в руках пистолет, чей ствол смотрел в мостовую.


Увидев краем глаза эту сцену, я почувствовал прилив адреналина — время будто начала идти очень медленно, каждый шаг был будто в толще воды. Но наконец я подбежал к камню и, под молчание местных полицейских его пнул.


Камень улетел в переулок на другой стороне дороги. Уже желая было побежать туда, я услышал негромкий крик: — Мальчик, постой! — Ну естественно, кто бы сомневался…


— Посмотри, есть кто рядом? — Более старый и соответственно опытный бобби кивнул на проулок, откуда я вышел более молодому коллеге. Тот было кивнул, но я успел раньше, схватив уже собирающего уходить мужчину за рукав кителя.


— А почему вы такие смешные, с колпаками? — Надо признать, что вид этих товарищей был стандартным для данного времени — они носили длинные пальто с цилиндрической шляпой, похожая на таковую у лепреконов. Учитывая местный фольклор, это было обыденностью, но для меня их вид был забавен.


— А сам то? — Беззлобно хмыкнув, молодой бобби пристально посмотрел на проулок, откуда я вышел. Тот был тупиковым, никуда не вёл и спрятаться там было особо негде. По крайней мере, с первого взгляда — я знал, что парни сейчас спрятались в незаметной куче мусора, что была почти в конце переулка. — Там никого нет. Что ты здесь делаешь, парень? — Конечно, последняя реплика адресовалась мне.


— Ну, это… — Якобы в недоумении пожав плечами, я через паузу ответил: — Мы с друзьями играли в районе Уайтчепела, потом мы…


— Чего? — Меня перебил молодой бобби, изумлённо таращась. — А чего ты тогда делаешь здесь, в Степни?


— Степни? — Я и сам охренел. Я в другом квартале? — Ну… — Я пожал плечами, не зная, что и сказать. Удивление и шок изображать было не нужно, но и слов подходящих у меня не было.


Впрочем… подумав про себя, я признал — походу я довольно далеко от дома. Мы один раз садились в метро, один раз катались минут десять на новеньком троллейбусе, который сделали совсем недавно и в этом году решили испытать.


Но проблема заключалась в том, что я не помню даже, как мы сюда с парнями то добрались. Нас всё время вёл Билл, я не запоминал дороги и прочего. Видимо зря…


— Ну… — Поведав бобби о путешествии на троллейбусе я встретил непонимание более старшего из них, который явно не был в курсе, что это такое. Младший ему пояснил, что это машина общественного транспорта, очень большая и вместительная, в отличии от такси. А также не очень дорогая, что самое важное. — А вы не знаете, как мне пройти на Уайтчепел?


Мужчины переглянулись. Судя по всему, главным был именно старший, судя по его обречённому вздоху и последующему кивку младшему, после которого меня подхватили под руки и куда-то понесли, возможно сдавать на органы. Конечно, они не могли вот так вот проигнорировать одинокого маленького ребёнка, который заблудился…


— Я ТЕБЕ ЧТО ГОВОРИЛА? — Стены тряслись, мироздание рвалось на части, ткань реальности трещала по швам. Как и моя жопа…


Могучий удар по филейной части заставил увидеть далёкие вселенные — в глазах на миг зажглись звёзды, сразу погаснув и истлев, оставив лишь мрак, запустение и печаль. Я бы сказал, смертную тоску. Бедная моя жопа…


Впрочем, вскоре это закончилось. Я лежал на животе, шмыгая носом и периодически вытирая слёзы кулачком. Мне даже не нужно было играть, мою жопу чуть не порвали на британский флаг и боль от этого процесса… Впрочем, нет худа без добра.


— Я так переживала, когда ты не вернулся вовремя домой… — Уже совсем скоро я лежал на животе маман, пока она меня успокаивающе гладила по голове, успокаивая скорее себя саму, ведь мне было глубоко по барабону. Я был рад тому, что так скоро имею возможность понежиться на женских прелестях. Жаль, что я не могу получить полный доступ к ним, плак-плак…


Короче говоря, бобби меня отвезли на том же троллейбусе в родной квартал, пешком туда было бы далече пилить, да и они бы уже не отпустили. По моей наводке мы дошли до моего дома, а там нас встретила маман. Не знаю, как её не хватил на месте инфаркт от вида её сынишки на руках двух мрачных ментов, но с ними она была вежливой и предельно тихой. Штрафа нам не дали, лишь устало предостерегли играться на улицах — ещё совсем недавно здесь орудовал убийца. Мне он был известен как Джек Потрошитель. Его вроде по-другому здесь называют или вообще имени не знают, я точно не понял.


Бати дома не было, опять работал. Но не сказать, что мне было проще от этого. Как только бобби удалились подальше, прямо как в фильмах ужасов в мою комнату медленно и неотвратимо зашла бледная, молодая девушка с мрачным выражением лица и розгами в руках. Бежать было некуда, позади был Арбат и пока ещё невыполненное задание. Пришлось держаться до конца, дабы валькирии после забрали моё бренное тело в Валгаллу и славные оды о моей доблести…


— Милый, ты спишь? — Дёрнувшись и отрицательно что-то пробормотал, я зевнул. Я бы и не прочь, но… моя жопа говорит мне о том, что сегодня я буду наслаждаться болью, а не спокойным сном. Увы… — Прости… — Последнее относилось к тому, что я слез с девушки и, подложив подушку под живот, лёг на последний, приготовившись ко сну.


— Прости маму… — Аккуратно обняв меня со спины, она поцеловала меня в затылок и, накрыв одеяло, удалилась из комнаты. Мм, в ней появилось чувство такта, неужели. Наверно, все волки сдохли в Запретном лесу…


Пан или пропал — свободно-принудительное задание, срок выполнения — завершено. Описание и цель — вас никто не просил и не верил, но вы сами напросились — взяв на себя жертвенную роль вы отвлекли внимание от ваших подельников, успешно помогая им свалить. Конечно, вам повезло не так сильно… Штрафы — порванная на британский флаг жопа от бобби, пики точёные и прочие прелести. — Награды — порванная на британский флаг жопа от вашей мамы, 500 опыта, наслаждайтесь. Подтвердить выполнение?


Нажав подтвердить и услышав звук зачисления опыта, я тяжело вздохнул — Мутное дельце так и не завершилось, что странно. Что там с ним, кстати?


Мутное дельце — независимое от вас задание, срок выполнения — хоть до посинения, от вас уже ничего не зависит, в течении недели. Описание и цель — Ошибка. Миссия успешно провалена. Но не полностью. Хотя пользователь выполнил свою часть задание, оно не может считаться выполненным, пока не будет выполнено полностью. Штраф — нет. Награды — 250 опыта.


Надо что-то делать с щекой, а то она постоянно почему-то дёргается. Наверно, к дождю. А впрочем, пока у меня есть свободный опыт, надо кое-что сделать.


Улучшить Оценка — 2 до Оценка — 3?


Подтвердив и распрощавшись с остатками опыта, я оценил улучшения:


Оценка — 3(0/400) (даёт пользователю информацию о предмете на основе его же знаний и понимания этого предмета. Увеличена степень достоверности, полноты и доступности дополнительной информации. Стоимость применения 7 энергии, откат 45 минут).


— Негусто… — Зевнув, я поудобнее расположил голову, готовясь ко сну. Судя по всему… спать я так буду далеко не одну ночь. Надо бы привыкнуть спать лёжа…

1. Жизнь непростая и начало 4-го года

Ещё неделю я не выходил из дома, но не только из-за своей пятой точки…


Бес попутал, а может и берега — свободно-принудительное задание. Срок выполнения — пока мамочка не будет удовлетворена. Описание и цель — своей выходной вы несколько подорвали доверие к вам, но не только его, но и психическое здоровье мамочки. Теперь она боится, что с вами что-то случиться. С этим надо что-то делать и как можно скорее, в ваших же интересах. Штраф — роль Золушки, запертой и эксплуатируемой. Награды — роль Авроры, 250 опыта.


Но не только это было причиной.


Не стоит забывать, что этому тельцу пока ещё было только четыре года. И как выяснилось, даже если я успел нарастить хоть какие-то мускулы и силы, но они пока особой роли не играют, та же выносливость пока никакая. Слишком я был маленьким и хрупким. Конечно, с этим можно было что-то сделать, но… был лишь единственно верный способ, который я знал — пахать аки ломовая лошадь, пока ты не станешь сильней.


Знаю, что план надёжный, но лично меня он никогда не подводил.


Тем более, что у меня остались всего полгода до школы. Какие полгода, спросите вы, если мне недавно было в конце декабря 4, а школа с 5?


Я тоже так думал. Пока нам не пришло письмо — как выяснилось, маман уже наводила справки насчёт меня. Так как образование сейчас было бесплатным, по крайней мере в средних и элементарных школах, мы могли себе это позволить.


И вот, не дожидаясь моего дня рождения, меня готовы были взять с распростёртыми объятиями уже этой осенью, для чего к нам предварительно должен был прибыть сотрудник школы, дабы обсудить некоторые моменты с маман. Плак-плак…


Но последняя меня успокоила, сказав о том, что там не будет ничего сложного — будем там учить английский, историю какую с музыкой…


Ничего не дрогнуло на моём лице, когда я вспомнил коррекционные классы своей прошлой жизни, в которых имел честь обучаться. Да… там не будет ничеееего сложного, ага.


Впрочем, со школой было всё понятно — ждём человека от той школы и полгода до неё. Но вот с клубом бокса, точнее савата, было сложнее…


Хотя бы в том плане, что сават не был именно боксом, хотя многое от него и взял. Там используются в равной мере и руки, и ноги, комбинируя элементы западного бокса и удары ногами. Он был школой уличного боя без каких-либо ограничений. Удары ногами были распространены даже в большей степени, так как на улицах было принято драться ножами, кастетами, а голыми руками можно было лишь провести захват, ударить в глаз там, или горло. И всё это было огромной проблемой лично для меня самого…


Что значит быть внешним учеником? Это значит, что ты можешь беспрепятственно посещать клуб, когда захочешь и уходить, когда пожелаешь, тренироваться как угодно и сколько влезет. Но… дело то в том, что ты не считался своим в клубе. Ибо помимо идейных тренирующихся к внешним ученикам относили даже бабулек, которые за каким-то чёртом приходят в клуб, как на фитнес занятия. Что-то поделают, уходят. И зачем приходили?


И я как раз относился к таковым. Тот раз, когда один из учителей мне объяснял что-то был исключением — делать он этого был не обязан. Точнее сказать, что я сам к нему подошёл и попросил мне пояснить кое-что, а он просто от нечего делать согласился. А так, я не мог учувствовать на семинарах и соревнованиях, ходить на частные или внутренние тренировки и многое другое. В том числе и заниматься с внутренними учениками, довольствуясь лишь свободными спаррингами с внешними. Первых сами учителя и прочие заставляли держаться от нас обособленно, тренируя их в замкнутой среде, а вторые были… скажем так, контингент меня не вдохновлял.


Резюмируя — ходил я в клуб только затем, по сути, чтобы побить грушу, там немного позаниматься, а потом уйти. Конечно, я мог со стороны послушать, как там гоняют внутренних учеников, но… Я прекрасно понимал, что толку от этого нет. Лучше индивидуального обучения нет, особенно от специалистов, особенно лично заинтересованных в твоём успехе и прогрессе.


Но если раньше я и планировал стать внутренним учеником, то вспоминая историю Билла… что-то резко перехотелось. Не знаю, как там было на самом деле, но видя, насколько сильно страдают иногда внутренние ученики, которые иногда буквально живут в клубе, для себя я решил — буду тренироваться сам, оставшись внешним учеником. Мм?


Услышав звук пришедшего системного сообщения, я сразу его открыл, ещё не зная его содержимого.


Мутное дельце — независимое от вас задание, срок выполнения — завершено. Описание и цель — вы выполнили свою часть сделки, другие выполнили свою, третьи её завершили окончательно. Тело не было обнаружено, посылка доставлена адресату птичками, хоббитов не поймали — шалость удалась. Штрафы — нет. Награда — 500 опыта. Подтвердить выполнение?


Молча подтверждая, я сначала подумал о том, что мне то режут опыт, то обратно его восстанавливают. Нет, я счастлив пятихатке, но… Зачем такая карусель?


Впрочем, моё лицо приняло странную гримасу, когда я вспомнил подробности этого самого мутного дельца. Конечно, мне было понятно описание — хоббитами назвали нас, детей, тело — тот парнишка, который был в отключке и которого мы тащили, а посылка… Стив и Фред, видимо, не попались и таки смогли доставить ту фигню, которую то самое тело при себе имело.

* * *
Конечно, у меня возникли некие сомнения и подозрения, когда пунктом нашего назначения стало метро. Они усилились, когда мы зашли в какой-то тёмный переулок, где нас уже явно ждали.


— Хвост? — Как только мы свернули в тупик, нас окружило пяток старшаков, возраст которых колебался от 12 до лет 15–16. Последние для меня были и вовсе гигантами.


Я интуитивно понял реплику самого старшего из парней, наблюдая как другой пацан пошёл туда, откуда мы пришли и, почти сразу вернувшись, отрицательно покачал головой — мы никого не привели за собой.


— Отлично. — Старшой передал листок Биллу вместе с каким-то мешком, который звякнул чем-то металлическим. Что-то мне это нравится всё меньше и меньше. Надеясь на худшее — там ствол, холодняк? — Идите на место, вам наверно минут 10–15 надо будет покурить, пока мы будем пасти эту суку в вашу сторону. А там примете его и это… аккуратнее там, он может привести кого-то. Всё понял? — Дождавшись нервного кивка Билла, старшой скептичным взглядом осмотрел наш отряд самоубийц, особенно выделяя меня, смотря сверху вниз, как на таракана. Впрочем, он так ничего и не сказал, кивнув своим орлам на ближайший переулок, куда они вскоре и удалились.


Мы же так и остались нервно стоять, судя по выражениям лиц пацанов — видать, кто-то важный был этот старшой. Благо, что мне похрен.


— Так… — Билл достал из мешка два кистеня, один передав мне, второй оставив себе. Млять. — Смотрите пацаны, мы два ударника с Адамом, если что — не обессудьте. Вам дубинки остались или, если хотите, ножи… — Он достал 30-ти сантиметровые деревянные палки, что были на одном конце окованы железом и несколько слабо заточенных лезвий с замотанной в ткань тупой частью, что он гордо называл ножами.


Пацаны переглянулись, кто-то взял одно из оружий, кто-то сразу два. Но в итоге мешок остался пустым. Видимо, его наполнение было учтено заранее.


— Итак… — Мы опять куда-то шли. Только в этот раз не по шумным улицам, а опять по тёмным улочкам, что мне уже осточертели — у меня в родном зажопинске в той жизни было больше людей, когда я выходил на улицу. А тут вообще нет ни одной живой души! Где все люди то? — Наша цель довольно далеко, пешком заманаемся пилить. Поэтому… — Вдруг мы вырулили на какую-то площадь, лицезря многочисленные повозки с каретами, благородных леди и джентльменов, а также редкие машины. И объект, на который Билл указывал — в нём я признал троллейбус.


Сев на последний, я сразу ностальгически вспомнил — в старых автобусах также трясло на последних сидениях. Было же время…


— И кого мы ждём? — Нарушив неловкое молчание, я решил немного потушить бензином пожар. Всё как я люблю и умею.


— Пацан, лет 7–8, хрупкого телосложения и высокого роста, рыжие волосы и голубые глаза. Одежда мешковатая, на вид хоть и штопанная, но ухоженная… — Монотонно пробормотав это будто по листку, Билл очнулся и приложил палец к губам — пока было не время трындеть.


Сам же он в это время смотрел на другой переулок, где сидел Мартин, который сейчас подняв руку в верх ладонью, иногда выглядывал на дорогу, чего-то высматривая.


Сидели мы так уже пару минут, пока было легко, но по опыту я мог сказать, что хотя бы минут 10 нас высушат полностью. Побыстрее бы…


Мартин, словно вторя моим словам, вдруг сжал кулак, на что сразу отреагировал Билл, который прошептал едва слышно: — Цель идёт, готовьтесь.


Погладив чёрный кастет на ударной руке, что у меня была правой, я вздохнул — странно это всё наверно выглядит со стороны, особенно учитывая моё участие. Я вот даже не уверен, что не разобью в случае чего себе руку при ударе, ибо я никогда кастет то в руках не держал. Благо, что у меня с собой был кусак ткани, которым я обвязал кулак, уже на него прикрепляя кастет.


С левой стороны дороги, по которой к нам шла цель, находились Мартин, Фред и Стив. Я и Билл были с правой стороны, прямо напротив тройки парней. По плану мы должны были в случае чего паренька отмудохать, а парни, я даже точно не понял — Мартин вроде как был неким следопытом, который хорошо мог искать следы, имел хороший слух и прочее. Он был на шухере. Фред и Стив, как я понял из отрывков их разговоров, должны были что-то взять у цели, позже это что-то куда-то доставив.


И вот, цель была уже совсем близко, Билл было хотел уже выйти, но я его остановил, слабо улыбаясь на его недоумённый взгляд. Мне пришли пару сообщений и теперь у меня был интересный выбор — либо отдать ситуацию на откуп парням, либо стать решалой.


Крыса тыловая — свободное задание, срок выполнения — до момента успешного шмона цели. Описание и цель — стоять в сторонке, делать грозный вид, не мешаться под ногами. Штрафы — в зависимости от действий пользователя. Награды — 100 опыта. Принять?


Победа или смерть — свободное задание, срок выполнения — до момента решения вами текущей ситуации и успешного шмона цели. Описание и цель — вы можете сами решить дело с целью, запугав или избив её, дабы получить нужное от неё. Штрафы — в зависимости от действий пользователя. Награды — 500 опыта. Принять?


Конечно, я принял второе задание. Почему? Как я уже понял, опыт учитывается исходя не только из сложности и продолжительности задания, но и из его опасности для меня.


Если логически подумать, в первом мне просто надо будет смотреть и стоять, может нас запалят и придётся валить. Но чисто технически я сам буду как статист. А вот во втором случае, по сути, всё зависит именно от меня, оттого и награда аж в пять раз больше. И риски соответствующие — меня могут не только избить, но и… сами понимаете.


Достав из кармана небольшую пачку газет, я резко выбежал на дорогу под убийственные взгляды моих подельников и непонимающе осмотрелся, сразу замечая справа метрах в 15 от себя настороженного парня, почти полностью закутанного в одежду. Теперь будет самое сложное — подойти к цели естественно!


Держа мятую стопку в руках, я помахал рукой цели, нарочито весело прокричав: — Подождите пожалуйста, вы не хотите купить свежее издание газеты Лондон Таймс? — И побежал в сторону парня, у которого из под козырька кепки выглядывали рыжие кудри.


— Газета? — Я успел подойти чуть ближе к высокому для меня парню, который хоть и расслабился не только от моего вида, но и от ситуации — я сам часто видел маленьких детишек, что бегали со стопками газет, желая их продать. Но… всё равно сделал шаг назад, чуть сгорбившись. Чёрт, ближе он уже не даст подойти, а я только в двух метрах. Был бы я даже хоть в своём прошлом теле, я бы успел к нему подлететь и отметелить прежде, чем он крикнет, но в этом теле ребёнка… — А сколько стоит? И… почему такая мятая-то?


— Ну, простите пожалуйста… — Я опустил голову, якобы в смущении, про себя ругаясь — а какая она ещё должна быть, если я её складывал туда-сюда несколько раз? — 2 пенса.


— Ну ладно, дайте одну… — Окончательно расслабившись, он хлопнул по карману, вызывая знакомый мне звук монеток и уже явно было собирался их достать левой рукой, пока правая уже держала мою газету, как я про себя холодно усмехнулся — открылся.


Пацан сложился, падая на мостовую и начиная хрипло кашлять и плакать. Да, больно наверно, кастетом в солнышко то…


— Адам, ты… — Позади я услышал быстрые шаги в мою сторону. Оглянувшись, я увидел Билла и парней, что быстро ко мне шли. — Молодец. — Билл явно хотел сказать что-то другое, судя по его гримасе и дёргающемуся веку, но ситуация не позволяла — всё-таки, я не оплошал, и пацан даже не успел крикнуть.


— Да, знатно ты его, Адам… — Хмыкнув и добавив парнишке от себя по животу, Фред его обшмонал и достав какой-то свёрток, кивнул Биллу. — Тогда мы пошли.


— Успеха, парни. — Билл напутствовал их, пока они сняли верхнюю одежду паренька, сами в неё переодеваясь и уходя в разные стороны — Фред должен был изображать цель, идя дальше по дороге, а Стив должен был куда-то доставить свёрток цели.


Пришло какое-то сообщение, которое я определил, как уведомление о завершении задания. У меня была возможность в настройках выставить разный звук на разные уведомления, чем и я воспользовался, ожидая похожих на текущую ситуации, когда у меня даже нет времени, чтобы посмотреть, что мне там пришло.


Далее, под руководством Мартина я и Билл тащили тело куда-то в сторону одной из лёжек парней. Мартин поведал, что за целью был хвост, который очень скоро поймёт, что их обдурили и у нас мало времени.


Но даже так, иногда меняясь с Мартином местами мы смогли дотащить тело до того рокового переулка, пока оно не очнулось. Хотя, ему вроде что-то парни вкололи, так что, он может вообще не проснётся. Особенно учитывая, где он сейчас…

* * *
Внимание! Опасность для плечевых суставов, рекомендуется снизить нагрузку и дать суставу время для восстановления в количестве не менее 6 часов.

Внимание! Опасность для голеностопа, рекомендуется снизить нагрузку и дать суставам, связкам и сухожилиям время для восстановления в количестве не менее 3 часов.

Внимание! Опасность для коленного сустава, рекомендуется…


Смахнув все сообщения, я, тяжело дыша поднялся с пола, забирая распустившиеся волосы за ухо. Надо бы постричься в ближайшее время, а то это сильно мешает…


Моя обычная тренировка на данный момент выглядела так — утром я встаю, делаю многоплановую разминку. Это значит, что я не просто делаю ножницы, всякие там наклоны и прочее, всё не так просто. Я около получаса разминаю всё тело, желая сохранить его мобильность, здоровье и прочее до старости. Выглядит она весьма просто — работа с каждым суставом тела в безопасной амплитуде. Если идти сверху-вниз, то — голова, шея, плечевой пояс, позвоночный столб, тазобедренный сустав, локти, кисти, пальцы, колени, голеностоп, пальцы ног. Спросите, нахрена так заморачиваться? А хрен его знает…


Но делая так в прошлой жизни в 25 я здорово помог себе в 30, когда начала ныть поясница от сидячего образа жизни и прочие прелести. Но если у других уже были диагнозы, у меня была лишь лёгкая боль, которая быстро проходила, не усугубляясь в хроническую.


Но это только разминка, которую я делаю в 5 утра. Тяжко вставать было первые две недели, мда… Дык вот, после этого я иду на прогулку. Да, не на пробежку, а на ходьбу очень быстрым шагом. Учитывая факт того, что я ношу с собой рюкзачок с пока ещё небольшим весом в несколько килограммов, я получаю довольно ощутимую нагрузку.


А после обыденность — иду в зал, там немного боксирую с тенью или грушей, а потом домой. Уже дома базовые упражнения, вроде отжиманий, подтягиваний и прочего. Немного сложно в том плане, что вместо брусьев у меня пара стульев, а вместо перекладины палка между шкафами, но… я не жалуюсь. Помню, в той жизни я так же начинал. Разве что, тогда мне было уже около 20…


Оценка — 4(0/500) (изменения с повышением уровня: затраты энергии сократились на 2. Время отката сократилось на 15 минут. Теперь активация стоит 5 энергии и откат занимает 30 минут.


Сплюнув на землю от раздражения, я про себя подумал, что не всё так гладко. Впрочем, такова жизнь.


Конечно, это были не последний мой опыт, но всё равно обидно. Мог бы скопить и вложиться в тоже магическое тело, мне очень срочно нужно повысить уровень энергии в самом теле и ядре, но увы, всё часто идёт не так, как мы хотим и представляем.


Но нет худа без добра — уже с третьим уровнем оценки я смог выяснить любопытные детали, которые меня поставили в тупик.


Улучшение физических когнитивных возможностей пользователя невозможно в связи с возможными для него последствиями: последующей травмой физического и ментального тела, сумасшествием, шизофренией.

Улучшение ментальной устойчивости пользователя невозможно в связи с большим перекосом физического и ментального аспекта.

Улучшение мудрости, основанной на жизненном опыте, невозможно, в связи с единственно возможным источником её получения — жить и эту самую мудрость постепенно нарабатывать.

Улучшение проводимости и количество нейронных связей невозможно в связи с…


А я, оказывается, не мог ВООБЩЕ прокачать ментальные атрибуты. Никакие. Вроде бы, некоторые я могу прокачать, но не сейчас, а на вторые я вообще не мог повлиять. С третьими было веселее — проверив сейчас, я убедился в том, что даже 4 уровень Оценки бессилен. Занавес…


С физическими аспектами было и сложнее, и проще, в отличии от тех же магических. Почему? Через примерно месяц тренировок я понял, что некоторые аспекты улучшились сами собой, без траты опыта. Но хотя меня это порадовало, но также и огорчило — с магическими я мог лишь скрипеть зубами, вкладывая туда очки и каждый день предотвращая деградацию меридиан, резерва и ядра путём гоняния по всему телу энергии волевым импульсом. Пока это всё, что я мог сделать… Впрочем, наметилась интересная повесточка.


Сила — синий (0/1000).

Ловкость — красный (0/1000).

Выносливость — синий (0/1000).

Скорость реакции — красный (0/1000).

Общая подготовка — красный (0/1000).

Гибкость — зелёный (0/1000).

Быстрота — зелёный…


Нет, я не стал светофором. Несмотря на то, что я надеялся на числовые показатели, оценка сыграла со мной злую шутку при сравнение моих показателей и таковых показателей у занимающихся в зале.


Если начать издалека, всё дело в том, что у савата интересные методы определения профессионализма. В отличии от восточных единоборств, там не было всяких поясов. На боксёрских перчатках бойцов были полоски: синяя, зелёная, красная, белая и жёлтая. Серебряная для учителей (от одной до трёх, в зависимости от мастерства) и золотая для профессоров…


Как уже понятно, именно физические показатели и структуру внутренних учеников Система взяла за эталон. На самом деле, именно для меня это было намного проще для понимания: — вот я вижу человека, он новичок с синим поясом. Пока он физически развит слабовато, но что-то может выделяться на уровне зелёной полосы, что я видел не часто. Обычно это сила или выносливость. Ибо заниматься начинают обычно лет с 10, а там полгода до зелёной в лучшем случае. Физическая форма и показатели растут на дрожжах, обычно неравномерно. В отличии от меня.


Я качал не только руки, а всё тело в целом. Вторым фактором, ограничивающий темп моего развития было то, что я был слишком мелкий. Да, я легко мог натренировать мелкую моторику, гибкость и ловкость, но вот та же сила ближайшие пару лет мне не светила, увы.


Но это были не единственные проблемы на горизонте.


— Мама… — Помню, когда был юн, я просто поднимал голову к потолку и протяжно орал, когда меня в чём-то горячо пыталась убедить мама или когда она со мной спорила. Уже в 20 я понял, что мы слишком разные — я привык молча терпеть, дабы потом лаконично высказать, а ей нужно было выпустить пар и наговориться. В таких условиях я не мог конструктивно ей что-либо аргументировать. Поэтому просто кричал, пока она не затыкалась. На удивление это было эффективнее, нежели привычное моё поведение. К чему эта минутка ностальгии?


— Ну не стесняйся, милый. — Чудовище с лукавой ухмылкой в женском обличии подползло ближе ко мне, кладя свои загребущие руки мне на плечи. — Скажи маме, ты уже признался Лили? — Да, она всё-таки начала понемногу упоминать тот случай. И хотя я тогда спасся, сейчас я пожинаю плоды. Как говориться, что посеешь…


— Мама! — Может, Оскара я был пока не достоин. Но вроде играл неплохо. Впрочем, про себя я всегда думал, что лучший способ не показывать эмоции внешне — это не испытывать их внутренне. Ну, или полностью их понять, принять и прочее, прочее. Первое звучит проще, не так ли? — Ты думаешь, это так просто?


— Да… — Она притворно вздохнула, смотря сквозь меня и явно что-то вспоминая. — Боб целый год мялся, прежде чем предложил мне встречаться. Дурашка, он даже не понимал, как забавно выглядел…


Сидя на расстоянии от маман, я про себя хмыкнул — олень твой Боб, которого ты используешь. Олень без мозгов, решимости и перспектив. Вот и телился так долго, пока ты его динамила, всё-таки не решив остановиться на нём, вконец упустив другие шансы. Впрочем, это классика.


Говорил я так не потому, что обладал обширным жизненным опытом, точнее — не только поэтому. Ибо… я сам прописывал историю этой весёлой семейки. Не так ли, Эмили Бёрк?

* * *
Благополучно отодвинув в сторону неудобный для меня разговор, я на следующий день, как всегда, шёл после тренировки, немного усталый — увидел сегодня у каких-то приглашённых спортсменов новые интересные упражнения и решив опробовать, чуть не сдох. Зато довольный как слон. Был.


Был до момента, пока меня не окрикнули.


— Адам, подожди. — Услышав знакомый голос, я сразу узнал его источник — это был Билл. Впрочем, он был не один. — Есть разговор, не против?


— Не против. Что-то нужно? — Вместе с Биллом было двое знакомых мне людей — те самые парни, которые я видел во время Мутного дельца. Один из них, на которого немного нервно смотрел Билл, был особенно знаком — тот самый старшой, что руководил Биллом.


— Ничего важного. — Но ответил мне не Билл, а этот самый парень, выходя чуть вперёд и протягивая конверт. — Ты хорошо выполнил свою часть работы, тут благодарность.


Приняв конверт, я оценил его вес — если и деньги, то бумажные. Вроде немного, но пока неясно, сколько. Интересно…


— Вы ведь здесь не только за этим? — Логично предположив, я вызвал слабую улыбку на прежде мрачной морде старшого. Было бы странно думать, что мало-мальски авторитетный человек будет мальчиком на побегушках. Особенно для человека поменьше. Особенно без выгоды для себя.


— Ты прав. Прогуляемся? — Он сделал вид, что собирается пойти в сторону одного из переулков, жестом же приглашая меня. Психолог доморощенный… — Не желаешь стать бегунком? — И замолк, скотина. Смотрит внимательно, явно ждёт вопросов и уточнений. А хрен тебе за щеку, сынок.


— Бегунок… — Пробуя слово на вкус, я про себя вздохнул, сразу понимая специфику предложенной мне работы. — Мне нужно будет стоять на шухере, пока остальные будут проворачивать дело?


Кивнув, старшой одобрительно заметил: — Схватываешь на лету. Но это не всё. Ты хорошо показал себя в первом для себя деле, разрулив ситуацию. Так вышло, что даже у меня нет такого человека как ты, что уже в таком возрасте будет не только молча, но и правильно, а самое главное — осознанно выполнять свою работу. Учитывая и выгоды, и прочее. Так что думаешь?


— Думаю, что смотреть как работают другие, мне нравится. — Слабо улыбнувшись, я согласился стать частью возможно даже криминального мира. Конечно, это было не только потому, что мне стали платить 6 пенсов в день. Что, судя по выражению лица Билла, не было даже деньгами. Как и было сказано, привлекли меня далеко не деньги…


Криминальное будущее — свободное задание. Срок выполнения — до момента прекращения вашей жизни(шутка); до момента вашей ошибки или предательства братков (а вот это не шутка). Описание и цель — вы выбили себе паёк. Ибо на ваше жалованье можно купить разве что обед в пабе. Но не печальтесь, у вас будут карьерные перспективы, если вы будете не таким разочаровывающе скучным, как обычно. Штрафы — смерть в многих случаях, особенно: предательстве, невыполнении приказов, серьёзной ошибки и т. д. Награды — яркая и насыщенная, но недолгая жизнь, 10 опыта в день.


Поздравляю тебя, Адам. Ты выбил джекпот…

* * *
Если у меня будет возможность узнать имя того, кто создавал эту Систему, моим следующим шагом будет вписывание этого имени в тетрадь смерти. Чтоб ты сдох, мерзавец!


Намеренно пропустив колхозный хук, я пробил левой мелкому пацану отработанным ударом несильно в печень, с неким наслаждением чувствуя, как проминается плоть под кастетом. Почему я такой кровожадный? Почему, мать его в жопу, я такой кровожадный?!


Чуть ранее: — Ребят, это Адам, наш новый бегунок. Быстрый, резкий, ловкий, шустрый и хитрый. — Билл стоял в обнимку со мной, пока меня скептично осматривала троица незнакомых мне людей — среди четверых этих людей был знаком лишь Мартин, а вот другие уже были незнакомцами.


— И что это за мелюзга, ему ведь… — Среди них была одна девчонка, которая с пренебрежением указав на меня, попыталась было что-то спровоцировать, но я решил действовать на опережение.


— Не успел. А ты шустрая… — Конечно, я не успел её зацепить, стоя более чем в двух метрах. Но и она успела едва-едва убрать голову от моего кастета, что несильно ударил по стене здания, выбивая крошку из кирпичной кладки.


Оскалившись, я с тихим смешком произнёс в её расширенные глаза: — А теперь скажи это ещё раз, сучка! — Не знаю я настолько английский, дабы отмочить чего пожёстче. Впрочем, хватило и этого.


— Я же говорил тебе, Эм, не надо трогать Адама… — Ко мне подошёл Билл, кладя руку на плечо и немного сжимая. И чего все так смотрят, как на дебила? А да, мне наверно извиниться надо. Это мы с радостью, это мы умеем…


— Прости, если напугал. — Поклонившись на японский манер, я добился ещё более неоднозначных взглядов, особенно от незнакомых парней — таааак, чую оленей. Надо будет сломать им колени, если полезут. Впрочем, подловив момент, когда Билл уже собирался что-то сказать, я блаженно улыбнулся и размеренно с придыханием произнёс, смотря сквозь девочку под её напряжённый взгляд: — Но в следующий раз я просто проломлю тебе голову, если услышу ещё раз что-то подобное.


— Кхм… — Билл закашлялся и зачем-то стал хлопать меня по спине. И зачем, если бить надо тебя? Эта типа мы настолько связаны, что работает в обе стороны? — Короче, это Адам, вы все уже поняли всё. Эти двое Стив и Джордж. — Он поочерёдно указал на явно не питающих ко мне положительных чувств пареньков, которые, как ни странно, лишь молча стояли и смотрели на меня. Забавно, имена не только повторяются, но и встречаются часто знакомые. Хотя, чего я ожидал?


Да, у меня были варианты перетерпеть, что-то там доказывать этому коллективу, играть в хитрости с этой девочкой, но… Для себя я уже давно понял, что самый простой способ решать проблемы — силовой. Да, он не всегда работает, но чаще всего достаточно иметь либо большую силу, либо авторитет, мужество и много чего ещё, просто передавив ситуацию. Как говорится, всё гениальное просто.


Опять же, я ментально не был ребёнком. Я уже видел, что даже в голове Билла плескается говно пополам с мочой, которые выветрятся хорошо если к 20. Кто-то всю жизнь ведь ходит с опущенной головой и думает, что соответствовать представлениям других людей о нормальности и каких-то там рамках — это хорошо и удобно. Может и хорошо. Но не для меня. По крайней мере, если мне это не выгодно…


— Адам. — Билл дал мне уже знакомую дубинку, инструктируя, пока пацаны что-то прятали в кучке мусора. — Ты и Мартин будете шухером. Мартин на левой дороге, ты на правой. Никуда уходить и что-то делать не надо, просто стоишь и смотришь, будет ли кто-то специально идти к нам в переулок. Если пойдёт, крикнешь и беги к нам — ты ведь помнишь сигналы? — Дождавшись моего кивка, он вздохнул и, кивнув мне ответ, дал понять — дело началось. Это значило, что я мог идти и стоять на шухере.


Эх. Стоя в тени, я стоял на пустой и заброшенной улице, на которых старался никто не ходить и даже не жить, кроме всяких криминальных элементов или бомжей. В принципе, я и остальные в моей команде относимся и к тем, и к другим…


Минут десять так стоя и слыша позади себя тихие ругательства или звуки какого-то копания, я вдруг заметил приближающиеся в мою сторону тени. Интересно…


Присев, я про себя подумал, что было бы идеально, если бы они шли именно ко мне, именно по нашу душу. Ну конечно…


Как я и хотел, вскоре появилось пяток даже внешне хреново выглядящих парней лет 7–8, которые что-то очень тихо говорили, периодически видимо обсуждая, а куда им вообще надо.


Но повернули они именно в мой проулок, который я охранял. Конечно, тут мне бы закричать и убежать, подвергая свою жопу опасности, но…


Я плавно лёг на гранитную плиту, редко дыша и достав дубинку. Кастет я заранее надел на правую руку. Теперь я даже если умру, умру с честью! Хотя… кому нужна эта честь, пустой звук? Вот выгода да, уже получше звучит.


Впрочем, сама ситуация мне помогла, по моему мнению — я услышал голос Мартина далеко от себя. Судя по всему, с его стороны тоже идут. Только он не настолько хитрожопый, мда…


Подождав, пока оборванцы пройдут мимо меня и даже меня минуют, я вдруг услышал звук пришедшего задания. Ну-ка посмотрим…


Один в поле воин — свободно-принудительное задание, срок выполнения — до попадания в Валгаллу. Описание и цель — прежде всего стоит отметить ваше безукоризненное следование приказам. Вам сказали кинуть гранату, вы и кинули — в окоп, в котором сидели. Сейчас вы примерно в похожей ситуации — вам нужно разобраться с проблемой, которую вы сами и создали. Штраф — смерть не самое страшное в жизни, как вы знаете… Награда — вам не проломят голову сразу, 1000 опыта.


Чуть не засмеявшись от количества опыта, я размял плечи, готовясь к судьбоносному рывку. Итак… пан или пропал?


Я не бил сильно, я не бил на поражение жизненно важных органов и прочего. Я больше моих товарищей понимал, что сегодня, желательно, не должно быть трупов. Хотя… по действиям так и не скажешь сразу…


Ближайший от меня человек был всего в метре, чем я и воспользовался — взяв низкий старт, я кинул дубинку наугад в одного из людей, что меня сразу заметили, и плечом опрокинул на землю тщедушного паренька, которого сразу добил ударом ноги в живот, резким же ударом в бедро выводя из строя ещё одного, чувствуя боль в ноге. Надо будет кирзовые сапоги где-то найти, в той жизни ни разу не подводили. Двое есть, кстати.


Специальным образом крикнув, я тем самым дал сигнал о том, что шухер в количестве пяти человек уже близко. Сразу после этого я рывком снял кофту, кидая её в лицо подбежавшего человека. Он закрылся руками, что решило его судьбу — он сразу сложился после моего мощного удара в пах.


— Минус три, хехе… — Потирая кастет, я маленькими шажками приближался в сторону единственно боеспособного противника. У него и была моя дубинка, которую тот словил коленом и теперь не мог толком убежать, оставшись на месте и широко раскрыв глаза смотря на меня.


Ну а второй парень стоял в паре метров и… просто стоял и смотрел, не мешая мне и не помогая своему товарищу. Впрочем… я успел заметить переглядывание этих двух. Судя по всему, когда я подойду, они оба наверняка на меня накинутся, а там уже будет поздно что-то делать, если ты не кунг-фу мастер.


Как я и думал. Будучи в полутора метрах от раненного, я успел заметить краем глаза какое-то движение, но поскольку тот парень остался на месте, я лишь чуть сместил корпус, мысленно ожидая боли. Не зря…


А раненный тем временем кинул в меня дубинку, доставая нож и кидаясь в мою сторону. Проблематично.


Было сложно лишь убрать голову немного в сторону, пропуская дубинку в считанных сантиметрах от виска, а не дёргаться как припадочный. Но я превозмог и сразу поплатился.


Плечо резанула знакомая боль, на которую я не обратил внимания. Ибо моё внимание было полностью сосредоточено на стремительно летящем мне в живот ноже. Который я едва успел заблокировать, двумя руками останавливая руку раненного.


На этом драма для раненного и закончилась — он на секунду застыл, дав мне возможность ударить кастетом легонько по его лицу наотмашь, пока я уходил от ножа, которым он принялся махать из стороны в сторону, громко крича и поливая мостовую своей кровью из рассечённого лица.


— Вот и всё, отбегался фраерок… — Прошипев на великом и могучем ругательства, я пошёл, а потом и побежал за последним дебилом. Почему дебилом? Он побежал в ту сторону, где как раз-таки сейчас сражаются наши и эти оборванцы.


— Что-то их было маловато в этот раз… — Спустя бесконечное количество времени, за которое я успел побить ещё троих людей, мы с Биллом стояли вместе и, поглаживая одним и тем же жестом кастеты, смотрели вслед убегающим ублюдкам. Среди них был тот самый, что как раз-таки сбежал от меня. Ну беги, падаль, беги. Пока можешь…


Ситуация была такова, что с моего направления было как раз-таки больше людей. А вот со стороны Мартина было всего трое оборванцев ещё более тщедушного телосложения, которые… я даже не знаю, чем они думали, но они не стали сразу драться. Они начали провоцировать Билла и что-то там кричать. В конце они всё-таки вынудили наших сражаться, но это уже было как раз тогда, когда я закончил со своими.


Конечно, как только эти крысы поняли, что силы неравны, они убежали. Наши уже были задолбаны и банально не успели их остановиться. Я тоже уже не хотел геройствовать, чувствуя ноющую и ощутимую боль в плече.


Но когда я окрылённый предстоящими плюшками уже было собирался свалить домой, меня привлёк звук системного сообщения. Какой-то незнакомый звук, что там опять пришло?


Один в поле дебил — свободно-принудительное задание, срок выполнения — до посинения. Описание и цель — вы сами создали проблему, вы её сами и решили, похвально. Штрафы — нет. Награды — 100 опыта. Подтвердить выполнение?


Молча стоя и досконально изучая кардинально изменившееся задание, я про себя подумал, что в этой жизни у тебя есть лишь один помощник — это ты сам. У тебя есть лишь одна вещь, на которую ты можешь положиться — это твой позвоночник. У тебя есть лишь одна вещь, что будет двигать тебя вперёд — твой внутренний стержень. И главное… ты должен полагаться лишь на себя. Если у тебя не будет надежд, то потом ты не встретишь разочарования…


Молча же подтвердив выполнение, я проигнорировал что-то говорящего мне Билла и, найдя того самого раненного, снял кастет и начал методично расквашивать ему личико.


Смотря на выпавшие зубы, заплывшие глаза и ставшее месивом прежде обычное лицо, я ничего не испытывал. Мне не нравилось насилие, но про себя я понимал — нет ничего эффективнее него. По крайней мере там, где я сейчас нахожусь. Среди зверья, которое понимает лишь силу и страх. И если ты хочешь стать авторитетом, надо иметь первое, внушая всем второе. Но без второго тебя сомнут орды шакалов, а без первого ты будешь ничем среди стаи голодных волков. Как говориться, есть два стула…


— Эй, Эмма? — А вот и женское непостоянство — в первую нашу встречу смотрела как на говно, а сейчас от моего голоса дёргается и явно понимает, что я могу претворить своё обещание в действие. Впрочем, мне было пока неинтересно её запугивать. Поэтому, демонстративно медленно к ней подрулив и говоря спокойным голосом, я её окликнул.


— Да… Адам?


— Я тут узнал, где ты живёшь. — Неотвратимо к ней подходя, я краем глаза отметил закатившего глаза Билла. Ну да, этот уже знает, насколько я адекватный и разумный человек, с таким каждый был бы счастлив остаться наедине. Особенно когда узнали бы, что я даже зверски избиваю просто так людей, что даже правда. — Так случилось, что я живу буквально по соседству. Предлагаю пойти вместе. — Да, вот так этих девок, берёшь силой и… а ладно, слишком толсто начал…


Конечно, я не ждал её реакции, уже пройдя мимо неё и, чуть отойдя, развернулся и сказал скучающим голосом: — Ты так и будешь там стоять до утра?


Подсознание явно было сильнее неё — она неосознанно сделала пару шагов в мою сторону не задумываясь, пока не поняла ситуацию и не огляделась вокруг. Увы, было поздно. Да и я специально сказал и всё сделал именно так, чтобы у неё не было особого выбора, кроме как либо идти со мной, либо послать меня. Конечно, она проиграет в обоих случаях. А вот я мог просто уйти, потом даже сказав, что она меня обидела и прочее, прочее. Эх, как хорошо быть мужланом и играть не только нервами, но и чувствами других…

2. Конец 4-го и начало 5-го года, Школа

— Как там Лили? — Чем дальше мы шли, тем более нервно на меня смотрела Эмма. Сейчас, например, мы уже были недалеко от моего дома. На вскидку, мы уже километра полтора вместе прошли. Кстати, я кажется понял, кого она мне напоминает — соседская девочка, на которую я маме и ссылался, очень на неё похожа.


— Лили? Откуда ты её знаешь? — И вот, мы остановились. Точнее, остановился я прямо напротив своего дома и она, непонимающе смотря на меня.


— Ну, я живу рядом с вами… — Я махнул рукой на свой дом.


Проследим за моей рукой взглядом, она вдруг расширенными глазами на меня посмотрела, выдавив: — Адам? Это ты Адам?!


Что-то мне не понравилось в её интонации. Звучит так, будто она меня знает. Вот только мы никогда не встречались и…


— Мне все уши мелкая прожужжала о тебе. — Что-то неуловимо изменилось в поведении девочки, но я не настолько знаток людей, чтобы понять что. — Адам то, Адам сё… Ты вроде пытался подбивать к ней клинья?


Отвернувшись и с глубоким выдохом избавившись от эмоций, я про себя подумал, что дело дрянь.


После той беседы с Эмили, я понял, что время хотя и пока и на моей стороне, но вечно так продолжаться не будет. Поэтому, уже на следующий день я сжал волю в кулак и, подойдя к той самой Лили, познакомился с ней.


А добившись программы минимума в виде наладившегося общения с ней, я убедился в том, что она хотя бы не против моей компании и свалил, вот уже неделю с ней не встречаясь. Маман я мог сказать, что уже говорил с Лили, а сама Лили… мне была не интересна.


Это ведь была девочка моего возраста. Как ни прискорбно, но смотря на её поведение и сравнивая с другими знакомыми детьми с моей улицы я осознаю — девочки и правда быстрее взрослеют. И не в том плане, что у них вырастает жопа и титьки…


Той же Эмме сейчас 7 лет. Семь, Карл! Что вы делали в свои 7, тоже таскали наркоту по улицам Лондона и уже понемногу манипулировали другими людьми, осознав их интерес к вам? Да, последнее я имел ввиду о мальчиках, падших жертвой её чар. Хотя, какие там чары, дети в таком возрасте друг от друга ничем не отличаются, кроме одежды и закидонов…


Когда мне было семь в той жизни, я ходил с пацанами гулять по заброшкам и бил крапиву палкой. А вот сейчас… ну, было бы справедливо сказать, что я могу и не дожить до своих вторых 7 лет с такими-то приключениями…


— И чего ты молчишь? — Из раздумий меня вырвала эта надоедливая девочка своим крикливым голосом. И чего пацаны в ней нашли? Хотя да, у каждого парня есть то время в жизни, когда он трахнет даже крокодила или, не дай Бог-Император, накрашенную девку с вписки. — Язык проглотил?


— Тебя явно родители не учили хорошим манерам, Эмма. — Равнодушно посмотрев на девочку и отметив её нарочито боевой настрой, за которым она явно маскировала опаску ко мне. — Будешь так говорить своему мужу в постели, когда у вас будут ролевые игры и ты хоть иногда в своём доме будешь госпожой. За сим удаляюсь, покеда. — Оценив её залившиеся краской лицо, я махнул ей рукой и пошёл домой. Впереди будет трудная весна и лето, мда…

* * *
Выносливость — зелёная (0/1000).

Гибкость — красная (0/1000).


Немного разочарованно я закрыл профиль, тихо вздыхая — месяц упорных трудов и… это всё. Я почти могу сесть на шпагат, поменьше выдыхаюсь на тренировках. Но это, увы, весь результат. По крайней мере, хоть опыт вкладывать не нужно. Кстати, о нём и его применении…


Опыт — 1430.


Такое количество опыта я смог накопить за третий месяц моей жизни тут. Это включая ежедневные задания, ренту с Криминального будущего, фарма всяких крыс и больных зверей, и даже редких криминальных заданий, вроде Один в поле воин. Благо, что я больше особо не выпендривался и ситуация с последним не повторилась.


Вполне естественно, что я решил копить на улучшение моих магических атрубутов — ведь физические я могу и сам повысить, даже более того — я опасался повышать физические. А ментальные вообще не мог повысить, мда…


Почему? Ну… всякая там магия-шмагия на то и магия, чтобы работать через жопу, в отличии от физического тела, у которого есть простые правили и законы. Есть механическая или ещё какая нагрузка в допустимом диапазоне? Значит, пока у тела есть ресурсы, стимул и отсутствие мешающих факторов — оно будет приспосабливаться. Кто знает, повышу силу и буду выглядеть как юный Арнольд Шварценеггер, как я это объясню хоть кому-то? Отправят меня на опыты и всё, конец игры.


Но буквально недавно я столкнулся с очередной проблемой, откуда не ждали.


Резерв энергии — для текущего возраста энергия очень плотная, насыщенная и редкого качества, без следов загрязнений, помутнений и дефектов. Количество — 25/40(0/500. Внимание! Дальнейшее повышение уровня энергии не рекомендуется, в связи перекоса возможности зародыша ядра энергии в управлении, содержании и сдерживании этой самой энергии, дальнейшее улучшение может привести к смерти. Рекомендуется — улучшить одновременно на один уровень меридианы и зародыш ядра).


Интересно, есть такой синдром, синдром дёргающейся щеки?


Нет, ну ты видел эти цены на улучшение, улучшить ему одновременно меридианы и ядро… Так, это будет 1100. Нет, мне то хватит. Но, тут есть заминочка…


Резервуар а.э. — 1120/2000 (0/200).

Резервуар ч.э. — 120/200 (0/200).


Которая заключалась в том, что подобная ситуация была теперь довольно частой. По крайней мере, для агрессивной энергии — иногда я убивал сразу нескольких животных и тут бац! Терял энергию впустую, потому что уже девать её некуда, не конвертировать же мне каждые несколько часов, пока я ищу крыс и прочее?


Впрочем, наконец решившись, я всё обдумал — так, повышу меридианы, резервуар а.э. и ядро один раз. 1300, как раз хватит. Но есть и другая проблема, кто бы сомневался.


Уже эта, которая там по счёту, проблема, заключалась в следующем — я уже несколько раз улучшал резерв энергии, дабы этой самой энергии было у меня больше. Всё-таки, та же Оценка её требовала, да и вообще — я себя всё лучше чувствовал, чем больше у меня было энергии. Но каждый раз, когда я это делал, что-то внутри моего тела болело, нестерпимо чесалось и всячески мешало мне жить. Как минимум пару часов.


Чтобы так было с резервуарами я не помню, но был более чем уверен — я вполне мог сдохнуть, если бы небрежно повысил меридианы и ядро одновременно. Поэтому, пришлось предпринять какие-то меры…


Ну как меры? Я подготовил в своей комнате заблаговременно купленный мной запас воды, еды, недорогих медикаментов, вроде слабительного, кроветворного и жаропонижающего. Не знал я, что там будет, поэтому и готовился ко всему возможному, даже не тренируясь сегодня и не вообще не тратя энергии. Ну, поехали.


Одна томительная секунда. Вторая, третья…


Под нарастающий из-за волнения стук собственного сердца я сидел… и ничего не чувствовал. Улучшив сразу три аспекта, я ожидал как минимум слабости и прочего, а тут…. да почему сердце так колотиться то?


А сердце сейчас билось как-то странно, не в привычном ритме. Положив руку на грудь, я немного охренел — а сердце то нормально бьётся. Тогда… что я чувствую?


Догадавшись залезть в профиль, я увидел:


Зародыш ядра (начальная стадия, средний этап). Внимание! Процесс улучшения займёт 6 часов. В это время пользователю категорично НЕ рекомендуется: улучшать другие аспекты, особенно магические. Обильно пользоваться собственной энергией, особенно в зародыше ядра. Применять какие-либо способности, что требовали бы энергию. Нагружать чрезмерной работой своё магическое тело. Рекомендуется: каждый час понемногу рассеивать собственную энергию в пространстве на 5 единиц, спокойно ожидать конца улучшения и не предпринимать необдуманных действий.


Меридианы (начальная стадия, средний этап). Внимание процесс улучшения займёт 12 часов. В это время пользователю…


Убедившись в том, что рекомендации схожи с ядром, я не обратил на них внимания, пролистнув вниз.


Я и так лежал на кровати, поэтому лишь тяжело вздохнул, слабо щурясь и чувствуя головокружение. А вот и долгожданная слабость накатила. Благо, что сейчас уже вечер и я могу пропустить процесс улучшения, банально заснув.


Поближе подвинув небольшой тазик к кровати, дабы в случае чего успеть стошнить именно в него, я приготовился ко сну. Завтра будет весёлый день…

* * *
Меридианы (начальная стадия, средний этап) — невидимые невооружённому взгляду каналы для энергии в теле любого живого существа. Основные каналы развиты, мелкие посредственно. Степень прочности, эластичности и энерговместимости — средняя для детей волшебников подобного возраста (0/1000).

Зародыш ядра энергии (начальная стадия, средний этап) — На данном этапе может лишь хранить энергию. Количество 17/30(0/100).


Закончив разминку, я покачал головой, уже особо не удивляясь. Кто бы сомневался, что особо ничего и не изменится, кроме мелких деталей в описании.


Впрочем, заранее проверив Оценкой Резерв энергии, я убедился в том, что теперь мог опять улучшать количество энергии в теле. Я, кстати, мог ошибаться, но этим утром я себя чувствую более бодрым, нежели обычно. Наверняка это связано с повышенным уровнем энергии.


Пока я собирался на утреннею прогулку, в голове была какая-то навязчивая идея или мысль, которая витала у меня в голове вчера, но так мной и не была рассмотрена. Немного задумавшись, я так и не вспомнил, о чём я там думал перед сном, наконец выбираясь на прогулку.


Но уже на самой прогулке я вспомнил.


А как Оценка смогла понять, что мои меридианы развиты на среднем уровне среди волшебников, если я этих волшебников ещё не встречал? Впрочем… детей волшебников?


Вспомнив свои физические атрибуты, я примерно всё понял про себя — судя по всему, я кого-то проверял Оценкой, и эта самая Оценка как-то там смогла сопоставить наши показатели, как это было у меня с парнями из зала.


Но тогда внимание вопрос — кто этот самый волшебник или волшебники, если я обычно проверяю одних и тех же людей, а проверять начал не так уж и давно, вовсе ограничиваясь своими соседями и ближайшим окружением, вроде пацанов в зале?

* * *
Меридианы (начальная стадия, средний этап) — перекошено развитие основных каналов и часть из них повреждены, развита часть малых каналов в руках.

Зародыш ядра (начальная стадия, средний этап) — работает нестабильно, периодически выбрасывает порции энергии в пространство, наблюдаются лёгкие следы деградации в следствии выбросов, количество энергии 9/30.

Резерв энергии (начальная стадия, поздний этап) — энергия беспорядочна, качественная циркуляция наблюдается лишь в руках, энергия не плотная и мутноватая в количестве 44/50.


У меня ещё долгое время дёргалась дома щека, пока я смотрел на эти сообщения. Вот значит как? Пока я тут считаю себя главным героем, обычная девчонка по соседству уже уделала меня безо всякой Системы во всём? Впрочем, уже в первый день я смог беспристрастно взглянуть на ситуацию. А так ведь всё хорошо у Лили?


Внимательно причитавшись, я сравнил наши описания и пришёл к выводу, что… в общем то, завидовать и нечему. Учитывая всякие там перекосы в каналах, деградацию ядра и мутной энергии.


Да, это были магические аспекты той самой девочки, с которой я уже как месяц знаком. Какой месяц, если я совсем недавно с ней познакомился? Ну…


Оценка — 5(0/1000). (Теперь пользователь может частично воспринимать информацию из ноосферы планеты. Эта самая информация будет получена им в привычном для него настраиваемом виде, по условиям, соответствующим требованиям более ранним уровням Оценки, только более строгим. Теперь стоимость активации — 10 энергии, откат — 60 минут.


Именно на эту пакость мне пришлось потратить месяц безостановочного фарма опыта, даба её прокачать. Почему пакость? 10 энергии, Карл! 10 ЭНЕРГИИ! Я могу её за день применить хорошо если 4 раза…


Это даже с учётом того, если я закинуть моими горькими листьями. Хм, надо будет впредь называть их допингом. Что за листья, спросите? Всё очень, просто — так вот…


— Адам! — Успев подставить ладонь под летящий мне в бочину острый локоток, я вернулся в реальность, смотря на девочку. Которой не то, чтобы не завидовал, а даже несколько жалел. Что, в прочем, в дальнейшем не изменит моего к ней отношения, случись что… — Ты случаешь вообще?


— Нет. — Не улыбаемся и не машем, лишь пожимаем плечи с вальяжной невозмутимостью и чувством собственного достоинства.


— Ты… — Маленькая девочка лет четырёх приоткрыла рот, широко раскрытыми и яростными глазками смотря на меня. А ведь если так подумать, личико у неё миловидное, есть что-то восточное… — Почему тебе не больно?


— Ты хочешь, чтобы мне было больно? — Вот она разразилась градом намеренно слабых ударов по мне, вот она уже не намеренно потёрла кулачки с обиженным личиком, пока я стоял и размышлял о вечном, что я всегда делал в общении с девушками.


— Нет, просто… — Надув губки, она посмотрела на свои хрупкие кулачки, переведя взгляд куда-то в район моей груди. — А почему ты такой твёрдый?


Будь хотя бы лет на десять старше, с такой смелостью ты бы не смогла произнести эти слова. И почему я ощущаю себя испорченным человеком…


— Ну, я хожу на бокс и занимаюсь там. Мышцы твёрже от этого становятся, сильнее и красивее. — Демонстративно похлопав по зачатку пресса, я не обратил внимание на блеснувшие глаза девочки при моём последнем слове. А зря…


— Покажи! — Нельзя сказать, что я не успел среагировать, скорее наоборот — пришлось подавить рефлекс ударить на встречу. — О, а у меня такие же будут? — Она подошла ко мне, бесцеремонно задрав рубашку и щупая мой живот, который пока ещё не успел стать монолитной бронёй, хотя и перестав быть желе.


— Наверно… — Подавив дрожь от прикосновения крохотных пальчиков, я было рефлекторно волевым импульсом попытался предотвратить шевеление в паховой области, пока не осознал ситуацию получше — верный клятве солдат ещё не поднял свои знамёна, ещё не настал час пробуждения…


Почему-то первым делом при её словах я подумал о том, что уже сейчас она меня превосходит в магических аспектах. Пусть это ей пока и неизвестно. А вот если она ещё займётся и физическими…


Никогда не считал себя завистливым мудаком, но почему-то болезненно реагировал на успехи других, если они меня превосходили. Особенно тогда, когда я долго и упорно работал, а потом пришёл какой-то хрен с горы и легко меня опередил.


Конечно, это было по юности, пока я не понял, что такие персонажи зачастую лишь на миг вспыхивают подобно звёздам, потом становясь инвалидами, пропадая или деградируя пуще меня. Я же как занимался понемногу, так и продолжил, превосходя уже не других, а себя. Ставя себе цель не завидовать другим, а учиться у них и, чему-то уча других, самому становиться лучше. Это и есть взросление, когда ты растёшь. Растёшь над самим собой…

* * *
Быстрота — красный (0/1000).


Я решил изменить подход в тренировках, большую часть усилий направив на конкретную область — в данном случае это то, как быстро я могу двигаться. Это включает в себя не только бег, как я поначалу думал, но ещё вещи одновременно и попроще, и посложнее — скорость ударов, скорость обычных движений и вся возможная скорость в разных вариациях.


Уже во всю была весна, правда не столь красочная, как я привык ещё в той жизни. Здесь всё было как-то серо, что ли. Хотя Лондон сам по себе город здоровый, в отличии от почти деревушки, в которой я жил в той жизни…


Но и с зимой тут было попроще — ибо в той жизни было бы неплохо хотя бы в середине апреля ждать тепла, а тут тепло было уже в начале марта, будто по расписанию. Это меня не только порадовало, но ещё и вдохновило погулять по местным территориям, посмотреть на парки и прочее — интересно же.


Найдя такой, я в нём прогулялся, про себя невольно испытывая чувство дежавю — что-то мне это всё напоминает. Нет, парки я ещё в той жизни видел, но это почему-то мне кажется странным на вид…


А! Понял. Казарму он мне напоминает. Всё линеечка к линеечке, цветок к цветочку, деревья будто по штангенциркулю сажали.


Но ухоженной была лишь часть парка, а вот некоторые его места были почти самым настоящим лесом. Не знаю, почему было такое расхождение и как тут всех ещё не отлюбили за такое отношение то, но и в таких местах я тоже прогулялся, даже с большим удовольствием.


А поскольку я ещё с той жизни был заядлым любителем походов, то неплохо знал лес и, соответственно, всякие там травы, деревья и прочее. Вплоть до того, что мог лишь по мелким деталям понять, что передо мной.


Так я и нашёл странный на вид сорняк, чьи листья были размером с детскую ладонь и формой похожи на смородину. Не зная местную флору, я лишь бессильно поскрипел пустой черепушкой, сдавшись и, растерев один листик, попробовал его сок на вкус. В той жизни мне это иногда помогало понять, к чему именно отнести траву какую и прочее.


По телу пробежала знакомая дрожь и я с неким изумлением посмотрел на листик, слабо щурясь — мне показалось или…


Неизвестная трава — ничего не известно, кроме одного свойства — ускорять естественную регенерацию энергии. Количество получаемой энергии и время её регенерации зависит от пропускной способности меридиан, толерантности резерва энергии к внешней энергии и, в основном, от дозы употребления травы.


Вот уже неделю пользуясь этой чудодейственной хренью, Оценкой я смог сначала понять лишь первую строку, раз за разом открывая себе дополнительную информацию. Впрочем, нет худа без добра…


Резерв энергии (начальная стадия, средний этап) — собственная энергия пользователя теряет в качестве, постепенно смешиваясь с энергией извне. Рекомендовано: увеличить временные промежутки между приёмами сторонних методов увеличения резерва энергии для сохранения на высоком уровне собственной энергии, количество — 25/40(0/400).


Как я понял, имеется ввиду то, что я конечно молодец, но могу в погоне за мгновенной выгодой лишится будущего потенциала. В том плане, что хотя за эту неделю количество энергии увеличилось аж на 5, но при этом качество снизилось из-за того, что организм банально не может с ней справиться, вынужденный в итоге выбрать один из стульев.


Но есть и сплошные плюсы в текущей ситуации, если не считать ежедневной боли, будто от адских тренировок.


Зародыш ядра (начальная стадия, средний этап) — на данном этапе возможно не только хранение энергии, но и есть возможность опосредственно на неё влиять, количество — 20/35.

Меридианы (начальная стадия, средний этап) — основные каналы развиты с возможностью выдержать в полтора раза большее количество обычно пропускаемой энергии, мелкие каналы развиты равномерны, получены многочисленные мелкие повреждения. Рекомендуется: в течении полных суток не использовать энергию.


Но если где-то прибывает, то где-то и убывает — Лили не нашла ничего лучше, чем попытаться упросить своих родителей записать её на бокс. Что было необязательно, на самом то деле, ведь можно было просто прийти в зал и почти свободно там заниматься вовремя, пока он не был закрыт для посещения посторонних.


Но хотя я и сказал её это специально, дабы образумить её шило в заднице, оно сработало наоборот — вполне естественно, что в итоге оказалось, что я во всём виноват. Как так вышло?


А это очень просто, если вы не дружите с логикой — ваша доченька вдруг приходит и говорит, что хочет дробить черепа и проливать реки крови во имя Богов Хаоса? Ну, тут бесспорно видно тлетворное влияние соседского гадкого поганца, который чуть не погубил бедное дитя, безобразно кичась отсутствием наличия кубиков пресса. И вовсе тут не виновато отсутствие воспитания у ребёнка, авторитета у его родителей, а также возможности подумать — а может, мягко ребёнку намекнуть, что это не его стезя? Нет, это путь мужеложцев…


И нет, я не шучу — мамаша Лили пришла уже к моей родительнице, громким шёпотом на всю улицу ей поведав, что де дескать, ваш Адам чуть ли нас (кого нас то, шизоидная?) не обесчестил!


В итоге я сделал также, как сделал мой батя в прошлой жизни, ещё до того, как за моей жопой отправили карателей. Ушёл в этот день за хлебом и не вернулся вечером. Хотя, батя то мой потом совсем не вернулся, мда…


И вот, прогуливаюсь я по вечернему Лондону и думаю про себя — в той жизни тоже ведь думал мелким, что убегу из дома, а так и не убежал, а потом было уже и не от кого бежать. А тут поди же ты, даже готовой схемы то нет…


Впрочем, не обращая внимание на всё ещё непривычный для меня вид Англии начала 20 века, я быстро свернул на ставшие родные кривые и тёмные улочки без одной души. Ну, разве что изредка мне попадались знакомые лица в виде бомжей и явного криминала, которым я кивал и получал редкие кивки в ответ. Почему-то все как разумеющееся восприняли мой возраст, почти не упоминая его. Но мне даже проще, не надо ничего доказывать.


Но если взрослые ко мне не лезли, будучи на совсем другом уровне, воспринимая меня как мелкую и неудобную для возможных махинаций рыбёшку, дети так не думали.


— Адам, тут есть проблема… — Придя в одну из лёжек моей банды, я нашёл Билла, спросив его — нет ли какого дельца? Но тот меня озадачил совсем другим дельцем, которое я подспудно ждал уже давно — меня ищет один из фанатов Эммы, дабы… короче ищет, что-то там надо этому оленёнку.


Эх, вот так вот и прививается рабское мышление с детства, потом будет тяжко выкорчёвывать и чувствовать себя равным женщине только потому, что ты тоже человек, а не якобы что-то по умолчанию должный ей и остальным женщинам мужчина. Ох, опять я отвлёкся.


— И где он? — А ведь в той жизни тоже такое было, только я всегда избегал конфликтов — здоровье было дороже минутной интрижки и разборок. Но в той жизни у меня и Системы не было…


Подлец или рыцарь — свободное задание, срок выполнения — до момента получения согласии Эммы на брак. Описание и цель — о благородный сеньор…


Какой же ты мудак, автор этих текстов. А может, они сами генерируются?


…являясь эталоном чести и достоинства, вы не поддались гнусной молве, лишь смиренно снося тяготы неразделённой симпатии к объекту…


Бла-бла-бла, что там сделать то надо, ублюдок ты квесто-через жопу-дательный?


…и вам лишь нужно в честной дуэли с не менее благородным доном сразиться за честь прекрасной Эммы. Естественно, чтобы она не узнала и не сломала вам обоим ноги. Штрафы — Эмма узнает и настанет очень весёлая жизнь. Награда — Эмма узнает, и весёлая жизнь всё равно настанет, 200 опыта.


Угу. Ладно. За 200 опыта я бы этого ухажёра…


Впрочем, зачем мне эти 200 опыта? Разве у меня всё так плохо в жизни, чтобы я дрался с другими, подвергая опасности их здоровье и хрупкое ментальное здоровье?


Нет, я не переобулся от вида десятилетнего амбала, что был раза в полтора меня выше и раза в два тяжелее, я просто благоразумный человек. Даже несмотря на то, что я уже весил около 20 кило и был ростом в метр с небольшим, парень напротив меня был буквально халком, против которого у меня было мало шансов в честной мордобое. Особенно учитывая факт того, что мы должны были драться голыми кулаками. Почему должны и с чего я взял, что будем?


Не знаю, откуда он взялся такой умный, но со своей проблемой он пошёл к старшакам и попросил их организовать нечто вроде небольшого ринга для приватной потасовки один на один без ничего. Только честные кулаки и минимум одежды, дабы мы ничего не пронесли.


И вот стоя в пяти метрах от толстого паренька, я равнодушно слушал хлопки в ладони — на третий хлопок мы начнём месиво. Есть пара секунд отметить его слабости и уязвимости.


Первый хлопок…


Опытным взглядом я сразу оценил его здоровое пузо — с таким даже ходить быстро трудно, он явно не будет за мной поспевать. Но и свалить я его не смогу силовым путём, надо будет хитрить и либо выматывать, либо целить в уязвимые точки, вроде коленей, паха и куда там достану.


Второй хлопок…


У него явно нет подобного опыта, и он даже на меня не смотрит, что-то или кого-то высматривая в небольшой толпе вокруг нас. Это можно использовать…


Третий хлопок. Одновременно с этим звуком, я на пределе возможного рванул вперёд на низком старте, падая на землю и скользя по ней. Сделал я так не зря, но противник и остальные явно не поняли зачем, лишь молча смотря на меня. А уже поздно…


С громким криком туша амбала упала на колени, держась за пах и оплакивая разрушение сводов небесных, чье внеземные просторы более не будут наполнять переливчатый звон колоколов. Короче говоря, яйца у него всё, кончились.


Никто мне не предъявил претензий по поводу моего метода борьбы — всё-таки тут был не светский раут, и мы заранее отказались от претензий к противнику по поводу возможных ушибов, травм и прочего. Впрочем, смирились не все.


Рыцарь и подлец — свободное задание, срок выполнения — миссия успешно провалена. Описание и цель — рыцарь так себе из вас, подлец скорбит в пыли обид напрасных о даме сердца, но всё, увы, напрасно — ведь его успех разбит. Как и его яйца. Штрафы — мир полон рыцарей и подлецов, чьи надежды ещё не разбиты, что вы в скором времени будете исправлять. Награды — 200 опыта. Подтвердить выполнение?


Странно, я думал, что хотя бы опыт урежут, а ты гляди, даже предупредил. Но я и сам заметил…


На меня недобрым взглядом смотрели несколько мелких пацанов лет 6, что были похожи на амбала и выглядели даже тоще меня, уступая ростом. Пока не лезут, но вполне могут, когда я пойду куда-то один. Хм, а может их завалить тогда?


Впрочем, я и сам про себя понимал, что помимо естественной сложности этого процесса, есть и другие, малозаметные тонкости — в Лондоне было много банд, мы были лишь одной из мелких. Что говорить, я даже волшебника у нас не видел, а самому старшему пацану было 16, вроде.


В итоге мы мелкая банда, которая занимается помощью более крупным бандам и иногда проворачиванием своих дел — моё Мутное дельце как раз-таки было последним, в тот раз мы наказали стукача из наших, что хотел нас кинуть и понемногу товар толкать на сторону. Благо, что старшие нашли недостачу и аккуратно его убрали. Вроде даже совсем…


Но если пропажа одного ребёнка в бедных районах Лондона никого не удивит, особенно в такое время, месте и при некоторых условиях, то пропажа сразу нескольких, особенно если они будут из моей банды и когда другие смогут связать их смерть со мной…


Короче говоря — опять мои любимые два стула.


— Билл. — Бесшумно идя за парнем, я позвал его, любуясь быстрой реакцией ещё хорошего боксёра зелёной ленты и уходя в сторону. — Есть время?


— Адам, мать твою… — Вздохнув, тот демонстративно посмотрел на полную луну, как бы намекая о времени. Что я проигнорировал, всё ещё смотря на него. Никуда ты сегодня не денешься. — Есть, всё ещё жаждешь на дело пойти какое?


— И это тоже. — Кивнув ему на тупиковый проулок, я огляделся и немного прибавил шагу. — Но меня интересует — дружки этого амбала сильно полезны нашей банде?


— Эээ… — Часто слышал, что прямое выражение своих целей является хорошим качеством. Де дескать вот, честность и прямолинейность! Правда, когда ты кому-то прямо говоришь о том, что хочешь трахнуть, убить или что-то там нехорошее, то общество отрицательно качает головой — как можно быть таким грубым, прямо говоря то, о чём ты думаешь? Эх, двойные стандартны… — Да нет, но ты сам знаешь…


— Знаю. Так что?


— Адам… впрочем, я уже понял о чём ты, они действительно не слезут с тебя. И в первую очередь с тобой свяжут то, что с ними случится нехорошего и непонятного. Так что, слушай-ка сюда… — Мы долгое время говорили. По его словам, на самом-то деле, я уже имел некоторый вес в банде, в отличии от этих оборванцев. Но пока даже меня могли показательно убрать, если я буду творить фигню, вроде явных убийств. Поэтому…


Мне было предложено дело. Его суть заключалась в том, что недавно один из старших высказал простую идею — им нужно было пронести хорошую партию увеселительного добра для увеличения репутации и надёжности банды среди других, но… они уже пятый раз страдали от слива инфы. Слишком за ними пристально следили. Менты, конечно, знали многое, тайно крышуя некоторые банды и даже членов нашей банды. Поэтому, любые малейшие акции с наркотой были очень сложны — достаточно вспомнить Мутное дельце и Один в поле воин, там я как раз буквально спас положение.


И вот, моя роль в этот раз была такой же, как у того рыжего, избитого мной паренька — взять груз в каком-то случайном месте и кое-куда отнести. Просто, да?


Мир тоже так наверняка подумал, поэтому всё как обычно, через жопу — я пойду один, за мной пошлют специально вышлют стукачей. Те, по плану светлых голов моей банды, должны будут стукнуть ментам…


— Гениально. — Когда я выслушал все детали этого мероприятия, я медленно захлопал, под мрачным взглядом Билла. — А медаль мне выдадут?


— Разве что посмертно. — Усмехнувшись, тот что-то нацарапал на небольшом листочке, отдав его мне. — Тут когда, куда, зачем и что нужно будет делать на месте. Отдохни пару дней, подготовься. Вообще, я даже знаю, что тебя обсуждали на эту роль старшие, но решили, что ты ещё слишком мелкий, хоть и способный. Но после того боя я заметил, что ситуация поменялась…

* * *
Незаметно пролетела весна, вслед за ней и лето. Честно говоря, я даже не понял, что уже буквально через пару дней мне идти в школу. Вот я только начал привыкать к свободной жизни, а вот опять, 9 или сколько там лет рабского труда на каменоломнях.


Конечно, я утрировал — за столько времени я смог выправить свои магические недуги, даже стабилизировав ситуацию. Если я не смогу стать хотя бы слабым волшебником, то я не уверен, кто сможет это сделать. По крайней мере, я уже превзошёл эту Лили. Нет, чёрт побери, я не горд, что с опытом прошлой жизни, Системой и подготовкой, единственное на что я способен — это лишь доминировать над маленькими девочками!

Меридианы (начальная стадия, поздний этап) — основные каналы развиты с возможностью выдержать в два с половиной раза большее количество обычно пропускаемой энергии, мелкие каналы развиты полностью и равномерно в руках и ногах, в меньшей степени во всём остальном теле. Травм нет. Срок восстановления после тренировки: 3 часа (0/10000).

Зародыш ядра (начальная стадия, поздний этап) — на данном этапе возможно не только хранение энергии, но и есть возможность опосредственно на неё влиять. Количество энергии — 40/50 (0/10000).

Резерв энергии (начальная стадия, поздний этап) — процесс деградирования энергии остановлен и обращён вспять, энергия постепенно восстанавливается в качестве. Рекомендовано: около полугода не использовать сторонние методы повышения энергии, предварительно её не очистив. Количество 0/75 (0/10000).


И всё бы ничего, если бы не один момент.


Внимание! Улучшение магических атрибутов на данный момент невозможно в связи с образовавшимся перекосом физического и магического тел. Рекомендовано: сосредоточится на улучшении физических аспектов или естественным образом тренировать их, или ждать постепенного взросления и адаптации тела.


Жизнеутверждающе. Теперь я могу смело говорить, что я бы не против повысить за жалкую десятку тот же резерв, да вот незадача, нельзя же…


Но если посмотреть на моё тело, там всё будет более просто.

Сила — зелёная (0/1000).

Ловкость — красно-белая (0/1000).

Выносливость — красная (0/1000).

Скорость реакции — красно-белая (0/1000).

Общая подготовка — красно-белая (0/1000).

Гибкость — белая (0/1000).

Быстрота — красная (0/1000).


К счастью или, к сожалению, но мне лишь мне были понятны толком эти слова. Не знаю, мог бы я гордиться, но во многих показателях я уже сейчас уделывал детей лет 10 и старше, которые не слишком усердно занимались.


Конечно, тут тоже всё было непросто. Ведь сила бойца не зависела напрямую от, скажем, его гибкости или там ловкости с силой. У многих та же выносливость даже у учеников была на уровне тренеров. Неплохо, да? Вот только они так и остались учениками, даже превзойдя своих учителей. Силой, но не техникой.


Если проще, сила или возможность долго танцевать у этих парней была. Вот только они слишком долго эту силу качали, забыв о том, как именно там надо бить, куда бить и что делать в определённых ситуациях. В итоге, многие застревали на одном уровне годами. Уже сейчас были многие, кого я превосходил, ребёнок почти 5 лет.


Вообще, я как раз-таки был частично лишён этого недостатка — я прекрасно знал, как и куда надо бить не только для победы, но и для гарантированной смерти человека. Увы, являясь внешним учеником я не мог спарринговаться каждый день под присмотром учителей и прочее.


Но мне это и не было нужно — несколько парней из нашей банды тоже были такими учениками, с ними я и махался иногда. Но чаще всегда я приобретал практический опыт в прямых столкновениях на улицах Лондона. Как ни забавно, но я следую истокам савата — ведь изначально он был дворовым стилем, точнее оттуда вышел и через почти сто лет станет как каратэ, спортивными танцульками.


Но возвращаясь к школе — пришла к нам представитель, объяснила странные правила для моей учёбы и удалилась.


Всё было очень просто. Меня зачисляют и целый год я, как маман и говорила, буду там учить самые азы, вроде языка и математике со всякой географией с историей. В самом начале берут всех, формируют классы по предпочтениям — кому-то в языковой, кого-то в математический и т. д. В них буду подтягивать отстающих по конкретной дисциплине или иногда даже по двум. Это всё нужно, чтобы сдать экзамен в конце года.


Экзамен, который определит, как именно я буду учиться дальше. Либо я с треском провалю и буду до своих 11-12-13 обучаться в элементарной школе, либо я буду иметь дальнейшие перспективы на среднее образование. Довольно жёсткая система, мда.


Впрочем, как сказала маман, это они так стимулируют. Прямо как в Спарте — ясно, мальчик больной. И пинком со скалы, там на дне её черепа таких же, если вылезет сам — примем обратно.


Особо ничего не изменилось на самом деле. Я как тренировался, как ходил к пацанам за баблом или опытом, или на бокс — так и продолжил ходить.


Время моего пятилетия приближалось слишком быстро…

3. 5-й год, начало жизни и проблем с нею

Больше всего меня в этой ситуации напрягало то, что мне так и не пришло какое-то задание. Впрочем, может ещё не всё потеряно?


Как бы я не старался, но бесшумно ходить по брусчатому покрытию мостовой я ещё не мог. Но идя в гордом и немного отчуждённом одиночестве посреди неблагополучного района, я подумал, что не так уж и плохо быть худеньким и ловким.


По крайней мере, мои шаги не разносятся на километры в стороны эхом в этой тишине, особенно учитывая всякие проулки и другие моменты.


Но больше всего меня нервировал факт того, что я даже не знал, сколько ещё мне надо было идти. Как так вышло?


Минут 20 назад я вышел из лёжки, с собой неся небольшой пакетик на несколько сотен грамм чего-то рассыпчатого. После этого меня просто отправили на какое-то место, де дескать — неси. Но это было лишь первым слоем.


Вторым слоем была информация, полученная мной от Билла — в действительности, мне нужно было главным образом не доставить груз, а заставить раскрыться пущенный вслед за мной крыс из нашей банды, дабы потом их накрыли наши, которые тоже крутятся где-то неподалёку. Но и это не всё!


Все помнят про ментов? Меня к себе перетереть пригласил старшой, пояснив — нам нужно не только избавиться от крыс в банде, но и понять, кто же стукач. Ибо если первых можно было просто убрать, то второй или вторые… Он не знал, кто это, но это был кто-то его уровня, кто-то, кто уже знал про три уровня этого плана и обязательно стуканёт бобби. Он же мне поведал про четвёртый уровень этого грандиозного обмана века…


Наверняка было ещё что-то, но тут я и сам терялся в догадках.


— Адам, подожди! — Слыша позади себя знакомый голос, я прищурился и остановился, на миг задумавшись — а вот это уже интересно. И что делать в таком случае?


Развернувшись, я увидел бегущего в мою сторону Мартина, который с естественной улыбкой махал мне рукой.


— Фух… быстро ты… убежал… еле успел… — Прокашлявшись и пытаясь справиться с дискомфортом в пересохшем от бега горле, он протянул мне знакомый конверт, как-то странно держа руки, на что я сразу обратил внимание.


— Что-то случилось? — Не спеша принимать конверт, я оценил то, что он как-то странно держится, явно готовый что-то резко сделать. Что ж… судя по всему, он одна из крыс, которая является моим знакомым и которую послали меня устранить.


— Ну, кхм… — Нетерпеливо тряся конвертом, он подошёл чуть ближе ко мне. Вот только слишком осторожным шагом, будто боясь спугнуть. — Меня послали тебе передать, старшой сказал, что там что-то поменялось в твоём деле…


— А, понятно. — Простодушно улыбнувшись и кивнув, я про себя подумал, что не подумал бы на Мартина до этого — всё-таки, вместе на дела ходили, а тут… — Ну давай, а ты сейчас куда… — Уже протянув руку и сжав конверт, моя улыбка застыла.


Увидев смотрящий мне в грудь ствол, я услышал звук выстрела. Дальше мой взор поглотила тьма. Что странно боли не было, было лишь чувство невесомости и падения… падения?


В следующую секунду я ощутил чудовищный удар спиной, явно куда-то приземляясь.


Спустя бесконечное количество времени мои глаза вновь обрели способность видеть, мозги думать, а тело двигаться. Объединив эти могучие способности воедино, я прищурил глаза, непонимающе смотря на далёкие звёзды и ночное небо, со скрипом поворачивая голову.


— Хм. — Ни о чём не думая и лишь смотря на знакомые вещи, вроде звёзд, Луны, поднимающегося дыма рядом с собой, я сделал весьма простой вывод: — Значит, не сдох.


Старараясь не двигаться, я пощупал рукой то, на чём лежал — это было черепицей. Вкупе с тем, что мой обзор ничего не закрывало, а в поле зрения взметались многочисленные клубы дыма — я явно на крыше какого-то дома.


Только вот… а как я тут оказался то?


Подняв голову, я сразу понял, что дело дрянь — крыша была покатой, а не ровной и я лежал в верхней половине крыши, каким-то чудом не соскользнув вниз. Вот только так было потому, скорее всего, что силой своего падения крыша немного проломилась и черепица аж лопнула, не давая мне проехаться по ней дальше.


Аккуратно опустив голову, я выдохнул. Почему-то голова закружилась, а я ещё даже не встал. Ощущение, как будто я разгружал вагоны и теперь, в конце рабочего дня прилёг отдохнуть и желаю лишь сдохнуть. А что если…


Меридианы (начальная стадия, средний этап) — основные каналы перегружены, мелкие каналы серьёзно повреждены. Рекомендуется: не использовать энергию в течении трёх полных суток для качественного восстановления и последующей адаптации.

Зародыш ядра (начальная стадия, средний этап) — резкое изъятие энергии истощило и нанесло микроповреждение ядру. Рекомендовано: не использовать энергию в течении трёх полных суток для качественного восстановления и последующей адаптации. Количество — 3/35.

Резерв энергии — резкое изъятие энергии истощило и нанесло микроповреждения вашему физическому и магическому телам. Рекомендуется: не использовать энергию в течении семи полных суток для качественного восстановления и последующей адаптации, а также ограничить на трое суток интенсивную физическую активность. Количество — 7/40.


Сложив эту информацию, собственное самочувствие и то место, где я нахожусь и вообще тот факт, что я ещё жив, напрашивается неутешительный вывод — я телепортировался. Почему неутешительный?


Прежде всего потому, что я чуть не остался магическим инвалидом — если бы у меня не было Системы, я мог бы не знать, что мне нельзя магичить и, что-то там использовав, я мог бы пустить коту под хвост всё то, что я там улучшал. Ну или просто сдохнуть, как повезёт.


И потому, КУДА меня закинуло. А почему не в жерло вулкана? А почему не в мой город из прошлой жизни? Хотя, сравнивая последний с первым, я бы выбрал первое, ибо сейчас тот посёлок даже не стал городом, оставаясь посёлком, полным густых лесов и непроходимых болот. В вулкане я хоть сразу сдохну, а побывать ещё раз на тех болотах — лучше убейте меня сразу.


Как бы претворяя моё пожелание в жизнь, моё тело вдруг проскользнуло буквально на пару сантиметров вперёд, наконец остановившись. Но и то только потому, что я успел затормозить руками.


Чёрт, чёрт, чёрт! Что делать то?


Сердце билось как бешеное, вена на виске ощутимо пульсировала, я почти не дышал, сохраняя то хрупкое равновесие, не решаясь даже пошевелиться, чтобы не сорваться с крыши.


Но что-то делать надо было. Правда идей у меня и не было — энергии нет и не предвидеться в ближайшие пару часов, я не могу даже пошевелиться и… куда-то шевелиться то?


Сохраняя равновесие, я выдохнул весь воздух из лёгких и, решившись, начал понемногу подниматься выше по крыше, отталкиваясь понемногу ногами и руками себя поддерживая.


На самом деле, это было довольно легко ввиду моих физических возможностей и того факта, что как ребёнок весил пока ещё мало. Ну и из-за того, что я хотя и волновался, это никак не отображалось на моих последовательных и аккуратных действиях.


— Так, пол дела сделано… — Поднявшись через пару минут на пару метров, я был около полукруглого конька, находясь с одной стороны очень близко, но с другой бесконечно далеко. А всё потому, что я был в нему спиной и никак не смог бы ухватиться за него, если бы не повернулся. А ползти ещё выше я опасался, так можно было и сорваться.


Поднявшись на максимум от возможного, я резко одной рукой ухватился за конёк выше и позади себя, напрягая пальцы этой руки до предела и пытаясь другой рукой ухватиться за конёк, одновременно переворачиваясь на живот и пытаясь ногами стабилизировать своё положение.


С первого раза достать второй рукой до конька не вышло. Но когда мою уверенность снизила чувство слабости, я изо всех сил сжал руки и рванулся вперёд — одной я всё-таки смог схватиться за конёк, а вторую я пытался не разжать, не смотря на адскую боль от огромной нагрузки.


Когда я открыл глаза, я уже лежал на родной гранитной плите, тяжело дыша и чувствуя, как буквально всё моё тело болит. Я всё-таки смог слезть с этой проклятой крыши, пусть и чуть не поседев в процессе.


Чуть не уснув, я всё-таки поднялся и, сняв перчатки, потёр одеревеневшие и многострадальные руки. Сегодня вам досталось. Благо, я догадался взять перчатки, не забыв их одеть на коньке крыши. Впрочем, всё ещё впереди…


В последний раз взглянув на водосточную трубу, по которой я и слез с этого двухэтажного здания, я покачал головой при виде отошедших верхних креплений, что не выдержали моего веса и лопнув, едва не отошли, и пошёл в случайную сторону. Всё-таки, я пока ещё не знал, где я сейчас был.


Нахмурившись, я вышел на незнакомую мостовую, пропуская мимо себя разодетых по последнему писку моды джентльменов и леди. Так, я эту улицу не знаю. Это плохо, но не критично, ибо даже рядом с домом я редко бываю в многолюдных местах, предпочитая заброшенные или непопулярные улицы. Сейчас это вышло мне боком…


Впрочем, я нашёл пару магазинчиков, из-за которых у меня появилось парочку идей — судя по всему, меня откинуло где-то на пол километра от места моей прошлой дислокации.


Пристав с этой догадкой к нескольким простым работягам, у которых был перекур в их магазине, я частично подтвердил свою догадку — я угадал с расстоянием, но немного ошибся улицей. Я был чуть ближе, чем думал. Но это было даже лучше.


А с этим мои мучения почти стали приносить мне удовольствие — я быстренько сбегал в то место, куда должен был доставить посылку и, действительно её там оставив, про себя сопоставил время — так. Хм…


Если подумать, я бы примерно такое же количество времени потратил на путь сюда, даже если бы без остановки шёл, не будучи прерванный Мартином. Ну, если бы шёл медленно, а не как сейчас бегом.


Мартина и кого-то ещё не было тут, даже нет следов присутствия. А значит… надо устроить засаду.


Мне даже пришлось немного подождать, прежде чем я услышал тихие шаги. Всё-таки, вдруг оказалось, что с момента, как я оказался на крыше и как я прибежал сюда прошло всего 15 минут. 15 минут, которые для меня растянулись бесконечными часами страдания…


Уже надев кастет, я тихо выполз из своей дыры, медленно и печально ползя в сторону Мартина. Сволочь спряталась между мусорными кучами и даже прикрылась какой-то тканью, чтоб наверняка. Как жаль, что я пришёл заранее и видел, как и куда ты залез, скотина.


Зная о стволе Мартина, я решил, что никакой честной дуэли у меня с ним не состоится. Надо было его завалить или оглушить до того, как в моём теле появятся новые, незапланированные природой отверстия.


Основная проблема была в том, что этот ублюдок выбрал очень грамотную позицию — не слишком близко и не очень далеко от места закладки, его плохо видно в темноте, а он сам всегда сможет по звуку всё понять и либо начать действовать, либо свалить.


Единственным вариантом было лишь зайти с тылу и чем-то его огреть по шее. Желательно наповал. Только вот чем, если любой звук в такой тишине как гром, и я даже поднять ничего не могу без последствий?


Заранее этим озаботившись, я взвесил в руках металлическую трубу, шагом разведчика ползя в сторону Мартина.


Будучи уже в метре от него, я услышал тихие шаги в нашу с Мартином в сторону. Да чёрт побери, сегодня встреча выпускников тут, что ли? Что за проходной двор?


Двое новоприбывших были смутно знакомыми парнями лет 10–12, что опытными взглядами оглядевшись, тоже было собирались схорониться где-то поблизости, видимо желая превратить это место в собрание самых хитрых людей планеты, но Мартин успел быстрее.


Откинув ткань в сторону, он, встав уже со стволом в руках, сделал сначала два выстрела, а потом ещё один. Одному он сразу попал в грудь, а второму в плечо, что он сразу исправил, наконец попав и в грудь. Мартин, а ты точно не служил в спецназе, дабы попасть с 20 метров в темноте этим говном?


Но даже если и служил, ему это не помогло. Упав как подкошенный после моего удара по голове, он если и не умер, то был очень близок к этому.


Сняв перчатку, я дотронулся до его руки, сразу слыша знакомое сообщение.


Получена энергия — 12560. Внимание, большая часть энергии потеряна, рекомендуется увеличить резервуар а. э или адаптировать своё магическое тело для непосредственного поглощения энергии напрямую!

Резервуар а.э. — 4000/4000(0/300).


А я-то думал, что такого объёма энергии за глаза хватит на ближайшее время. Буду каждый раз конвертировать, буду каждый раз конвертировать, блин. Кто же знал, что я так быстро стану маньяком?


Я быстро перевёл всю доступную мне энергию в опыт, как раз набирая необходимое мне количество опыта для улучшения резервуара.


Резервуар а.э. — 0/8000(400).


Благо, что он именно умножает количество энергии, я-то вначале думал, что всего на 1000 или на 100 увеличивает. Я бы ОЧЕНЬ долго качался до того момента, пока смог бы поглощать всю энергию хотя бы от какого-то бомжа…


Кстати, о последних. Подойдя к двум ещё живым пацанам, что сейчас были уже на пол пути к Валгалле, я несколькими сильными ударами ногой по их шеям прервал их время ожидания сессии.


Получена энергия — 13236. Внимание, большая часть…


Так, чуть не забыл конвертировать. Теперь можно.


Получена энергия — 11122. Внимание, большая часть…


— А это довольно прибыльное дело, убивать людей… — Тихо хмыкнув, я закрыл трупы листами железа. А закончив с ними, я подошёл к Мартину.


— На что же ты Мартин нас покинул, эх… — Засунув ствол пистолета трупу в рот, я взял его руку и, просунув палец к курку, естественно расположил труп учитывая траекторию и позу падения, убрав голову в сторону и спустив курок.


Прогремел выстрел, труп умертвился ещё в большей степени, потеряв треть черепа и немного пораскинув мозгами.


Стоя над всем этим великолепием и размышляя, сколько мне дадут пожизненных или смертных приговоров за это, я убедился в том, что всё выглядит более-менее естественно. Так, нужно кое-что проверить…


Будучи в перчатках, я не оставил отпечатков пальцев, на мне нет следов крови и прочего, подошва не в крови, следов тут особо негде было оставлять, хм… вроде всё…


— Мартин! — Смутно знакомый голос заставил меня вздрогнуть. Ну кого там опять принесло? — Ты там закончил? Сейчас бобби придут, надо валить!


Громко угукнув, я продолжил делать вид, что что-то там ищу в куче мусора, всё ещё сидя на земле и думая, что делать — не успею до пистолета рвануть. Ну как вы так вовремя пришли то, я буквально только отошёл от Мартина на секунду!


— Ты, конечно, красава, что закрыл тела и всё такое, но ты можешь там быстрее? Или ты не можешь дурь найти? — Отлично, трое человек, судя по звуку шагов. Обернуться и посмотреть я не мог, со спины они пока ещё не поняли, что я не Мартин, но они явно его знают и когда сопоставят произошедшие тут события…


Благо, что у меня и Мартина была очень похожая однотонно чёрная кофта, которую я даже не стал менять. А вот его фирменную кепку я взял, сейчас будучи ей спасённым. А впрочем, попробуем…


— Да, что-то не пойму, куда он её засунул. Я вроде видел, но что-то никак не найду. Сколько до бобби то? — Прокашлявшись и говоря нарочито похожим голосом на голос Мартина с хрипотцой, я чуть обернулся, дабы хоть посмотреть, кто там за мной пришёл.


Это была тройка парней лет 7–8 очень знакомых повадок, именно так себя вели те оборванцы, пятёрку которых я избил в том деле с заданием Один в поле воин. Интересно, специально себя так ведут или крысы от той банды?


Стояли они тоже странно, вроде и не ожидая атаки от меня, а… ммм… даже наоборот, как если бы были теми, кто мог бы в случае чего меня защитить. Интересно.


Конечно, никого из них я не знал. Но и был и плюс, мы точно не встречались и на лицо они меня как Адама знать не должны. Может, за Мартина я и не сойду, но…


— Чёрт! — Старший среди них нервно огляделся и, не смотря на трупы, подошёл ко мне. — И где оно? — Не могу сказать, что являюсь великим знатоком сердец людских, но в их выражениях лица, мимике тела и глазах ничего не поменялось, когда я обернулся. Значит, Мартина они не знают лично. Но знают имя и голос, интересно…


— Где-то тут. — Обрисовав ему и ещё одному пацану территорию поиска в несколько метров, я сразу отметил, что один остался на шухере, а подошедшие ко мне разделили области поиска слева и справа от меня.


И поскольку я как раз справа и закопал, почти сразу старший её и обнаружил: — Валим, валим, я нашёл! — Убегая вместе с парнями и чутко слыша отдалённый странно знакомый шум, я спустя пару секунд его распознал, о чём и поведал старшему мальчику.


Мы остановились, он прислушался и изменившись в лице сказал: — Бобби приехали! — Велев жестом быть тише, он сам не очень быстро побежал, почти не издавая шума. Вслед за ним последовали и мы.


— Быстро они, когда только успели стукануть? — Желая хоть что-то узнать, я на пробу спросил, уже когда мы убежали примерно на километр, сумев найти заброшенное здание и залезть в него, отдыхая.


— Да, ты молодец, Мартин, что успел завалить этих стукачей. Останься они в живых и унеся дурь, у нас были бы проблемы. Может, нас бы не раскрыли, но… — А дальше я не стал слушать.


Удар кулаком в горло заставил парня податься было назад, пытаясь опереться о стену, но тщетно — довольно болезненная, эффективная и самое главное — тихая смерть.


Спокойно поднявшись и сразу конвертируя полученную энергию, я неторопливо пошёл в сторону лестницы, предварительно обыскав труп и найдя на нём шило. Вот это своевременное приобретение, пригодится. Причём прямо сейчас.


Спустившись на первый этаж, я сразу встретился взглядом с мрачным мальчиком, что потирал спину, выгибаясь то в одной позиции, то в другой.


Держа шило рукой, скрытой под рукавом длинной кофты, я спокойно помахал рукой парню, будто сначала задумываясь, а потом направляясь к нему.


Он в это время успел дважды сначала встать, потом сесть, а затем повторить этот странный ритуал. Эх, дожил бы ты до 30, вот где боль…


— Тебе Боб передал, сказал срочно. — Протянув парню один из листков, что мне ранее давал Билл и который я благополучно забыл в кофте, я зашёл парню за спину, ожидая момента.


А тот развернул бумажку, медленно начиная негромко читать и явно не понимая, что там написано и зачем. Отвлёкся.


Встав буквально позади него, я одновременно заткнул ему рот, всаживая шило в шею.


Он с силой ударил меня головой по животу, как-то странно изгибаясь и почему-то всё сильнее заваливаясь в левую сторону, пока я терпел боль в бедном, неподготовленном прессе.


Дотронувшись до трупа, я получил энергию, сразу конвертируя её. Остался один…


Предварительно убедившись, что на меня не попала кровь, я вытер шило и, выйдя из здания, потянулся, естественным движениям поворачивая голову и ища взглядом последнего парня. И где ты спрятался то, а?


Даже заранее запомнив, где именно сидит парень, я его не сразу увидел — он был в очень неудобном для просмотра что из здания, что далеко от здания участке, окопавшись в кустах напротив него и что-то высматривая в одном из проулков.


— Тут тебе передать просили. — Пришлось выйти прямо к нему, заранее помахав рукой и, подойдя, протянув ему дубину.


— Нахрена? — Но он не взял, тупо смотря на меня.


— Ну… не знаю… — Сердце стучало слишком сильно, дабы я мог хорошо импровизировать до такой степени.


— Нде… — Конечно, когда он протянул руку, я схватил его за неё и, потянув на себя, нанёс сокрушительный удар кастетом в рёбра.


Он орал пару секунд, прежде чем я успел его заткнуть, получая свой законный опыт.


Фух… наконец-то всё…


Убедившись, ни оставив нигде следов и прочего, я убежал в проулки, ликуя — как мне всё это надоело, как я хочу спать и отдохнуть, как хочется расслабится…


Уже спустя пол часа я вернул старшому переданную мне дурь, рассказал ему про Мартина, стукачей и тех оборванцах, передав ему всё то, что с собой таскал их главный.


В комнате заброшенного здания ещё с минуту царила полная, угнетающая тишина, которая на меня никак не влияла — даже если бы меня сейчас хотели убить, я слишком устал физически и морально на сегодня. А уж после сегодняшней эпопеи вряд ли что-то в жизни сможет меня сильно задеть.


— Значит, вот оно как было. Двое от бобби, трое от этих крыс и Мартин. Его нам специально порекомендовали. На самом деле, его и подозревали, только больно он был полезен, а копать не было особо сил и времени. Но я не знаю тогда, от кого он, если не от наших заклятых друзей. Взгляни-ка, что думаешь? — Он протянул мне клочок бумаги, который я нашёл у главного, которого убил совсем недавно.


“Товар уходит по назначению, по задержке фиксируется прибыль, встречаются старые друзья и потом прощаясь, лишь один встречает закат.”


Мда, писанина… Судя по концовке, Мартин и так, и так должен был умереть. Ну, тут я не знаю, что можно вывести кроме друзей.


— Думаю, что Мартина должны были убить, а вот от кого он, я…


— А с чего ты взял? — Его закономерный вопрос поставил меня в тупик. Там всего две строчки, максимально лаконично повествующих о курьере, которого потом надо встретить и убить. Может, он не понял чего-то?


Но он сам взял у меня листок, что-то мне объясняя и показывая почему-то ниже написанного на пустой клочок бумаги, делая жест пальцем и водя по листку, будто он что-то цитировал, но…


Не обращая на его слова внимания, я помрачнел и решив кое-что проверить, использовал Оценку.


Листок бумаги — клочок некогда обычной бумаги, подвергшийся стихийному выбросу волшебника и приобрётший необычные свойства. На нём есть текст, который каждый читатель видит, интерпретирует и понимает по-своему.


Отлично. Замечательно. И я тоже вижу текст по-своему или он на меня не работает? Если работает, то это объясняет то, почему он написан в таком странном стиле. Я бы примерно так сам бы и написал, а вы потом страдайте как хотите, буга-га-гага.


Побазарив со старшим ещё немного, я смог его убедить в своей правоте, после чего он куда-то ушёл, напоследок сказав, что теперь я повышен и даже могу создать свою собственную бригаду, если захочу.


И он сделал меня не бегунком, как прежде, а курьером. По его словам, такого ценного кадра заставлять тухнуть, уныло помогая Биллу и остальным, нельзя.


Конечно, я был не согласен, но меня он особо не слушал, поставив перед фактом и дав в небольшом конверте довольно приличную сумму денег, в которых я уже научился ориентироваться.


Уже позже я постучался в закрытую дверь родного дома, чуть ли не падая в объятия Эмили.


Задействовав навык ментальной устойчивости, я кое-как отпихнул её от себя и сказав, что на сегодня погулял достаточно, пошёл отсыпаться. Сегодня был трудный день.


Что примечательно, меня она не остановила, лишь смотря с охреневшим видом. Благо, что бати опять не было, а то бы, мда…


Но даже на следующий день она лишь аккуратно меня спросила, не поранился ли я и прочее, прочее, даже особо не истеря и выглядя слишком усталой и будто опустошённой. Ну да, маленький ребёнок уходит из дома, возвращаясь лишь почти к полуночи. А уж эти мешки под глазами.


Благо, что на меня эти женские штучки не действовали, заставляя лишь скептично хмыкать. Тяжело тебе мать, да? Ну бывает, такова жизнь. Теперь ты примерно испытала сотую часть переживаний и страданий муженька своего по тебе, когда его намеренно держала на коротком поводке.

* * *
Поднимаясь на небольшую сцену школы, в которой буду в дальнейшим учится дольше, чем это тело вообще живёт, я усмехнулся — значит, прочитать вам своё сочинение о том, как я вижу взрослую жизнь? Значит, вы выбрали смерть.


Поднявшись, я сразу был встречен добрыми в основном лицами стихийной комиссии из учителей. Ну, разве что лицо трудовика выглядело примерно также, как у меня по утрам в той жизни, когда я работал 5/2 за 15-ку в месяц.


— Не бойся, мы не будем ставить плохих оценок сегодня, сегодня каждый волен высказать своё мнение. — Пухлая и уже пожилая женщина успокаивающим голосом мне это сказав, жестом попросила детишек рядом замолчать.


Чести ради стоит сказать, что дети уже и так многое высказали, явно кем-то им подсказанное. И их всячески похвалили по-своему, кого-то за оптимистичность, кого-то за широкий взгляд на мир и прочее. Посмотрим на ваши рожи после того, как я зачитаю свою фигню…


— Я думаю, что взрослая жизнь — это не этап, это не процесс, это не состояние и не всё то, о чём сегодня многие говорили до меня. — Ну почему я начал так, будто это сценарий статьи? А поздно уже, дальше импровизируем. Опа, глазки вижу заинтересованные у комиссии. Ну вы сейчас охренеете, хехе.


— Я думаю… что это иллюзия. Слишком реалистичная иллюзия, в которой так удобно забыться и, оглядываясь на других и видя силу этой самой иллюзии, что уже оставила на вас свой отпечаток в виде каких-то ситуаций или событий, так и остаться в её власти. Это бесконечные слова стариков о том, как была дорога их молодость — они помнят себя детьми, сожалеют о утрате тех мирных лет, что уже не вернуть и что остались позади, сгорев в огне разочарований и оставив после себя лишь пустую оболочку, которая сама вскоре обратиться ничем. Это тление зрелых, что ещё не поняли игры и продолжают отрицать цену сомнениям, идя на поводу побегов и лишь начиная по-настоящему жить, но даже уже понимая, что стало слишком поздно, они продолжают идти к краю пропасти. Это безудержный пожар юности, который считает, что нет цены, которую нельзя заплатить, но платя её, всё больше себя растрачивает, начиная понемногу тлеть и всё глубже запутываясь. Это искорки, которые лишь начинают высекаться, но подобно искрам ещё слабого костра преждевременно гаснут в руках неопытных людей. Людей, что почему-то возомнили себя взрослыми. — Под молчание сотен людей я поклонился и начал уходить со сцены, через пару секунд будучи награждённый одинокими хлопками. И почему я уверен, что это тот мрачный мужик?


— Адам, ты это сам придумал? — Лили подёргала меня за рукав, когда я вместе и остальными детьми из своего класса наш кабинет, знакомиться и прочее.


— Нет. — Нагло соврав, я даже не поморщился. Ну, а что — детей убивать могу, а краснеть всё ещё должен? Шиш вам с маслом. — Мама просто сказала, что такое будет и я спросил у одного мрачного дяди по пути в школу, что можно придумать. Вот он мне и сочинил.


— Ааа… — Явно разочарованно это выдавив и сделав губки бантиком, она, недолго думая убежала от меня к каким-то девчонкам из нашего класса знакомиться. Тем лучше, мне же меньше головной боли. Эх, как хорошо будет, если у неё появятся друзья и она от меня отстанет на время…


— Дети, садитесь, будем знакомиться. — Уже в классе, я сел за свою парту, с некой ностальгией вспомнив, как когда-то давно нечто подобное было со мной. И вот опять, мда… — Адам Беркли! — И вот, настала моя очередь представляться, говорить о своих интересах и другое блабла…


— Здравствуйте, меня зовут Адам, мне 4 года и мне нравится математика, был бы рад найти себе друзей, с которыми мне было бы интересно проводить время. — Сев, я поймал на себе злобный взгляд Лили. Ну чего ты смотришь, мегера? Какое плохое зло я тебе сделал?


— Меня зовут Лили! — С какой претензией она это сказала, как будто мы сомневаемся и даже против. — Мне не нравится математика, я люблю историю и хочу найти много новых друзей! — На протяжении всей фразы, говоря достаточно громко, она с неким вызовом смотрела на меня, под конец гордо сев и отвернувшись. Эх, женщины…


Было вполне возможно, что она обиделась из-за того, что достаточно многое знаем друг о друге, но ей я не сказал, что мне нравится математика. А может и нет, но других поводов вроде и нет. Хотя, кто этих созданий разберёт точно…


И да, я безо всяких скидок уже судил её как личность, прекрасно понимая, что не бывает каких-то там индивидуальностей, особого типа характера или прочего дерьма. Есть механизмы, согласно которым личность обычно развивается — и что самое главное, у мальчиков и девочек они различаются. То есть, быть парнем и думать, что девушка рядом с тобой имея совсем другую физиологию, склад ума и прочее, прочее, будет думать по тем же правилам, что и ты — абсурд.


Впрочем, до 16 её ещё можно воспитать под себя, а вот потом уже будет поздно. Хотя, надо ли оно мне, возиться с этим ребёнком и теряя часть времени и сил, что можно потратить на себя…


Так и не решив для себя этот важный вопрос, я пошёл домой, даже не подумав об этой вредной девчонке. Да видел я, как ты косила на меня своими глазищами, видел, а вот хрен тебе! Никогда не бегал и не извинялся, даже будучи молодым и не очень сообразительным в этом плане, а уж сейчас и по такому поводу… Блин, а она ведь и правда может думать, что я сейчас должен к ней подойти, сам всё осознать, извиниться и мы будем жить долго и счастливо. По её правилам, естественно. Тяжело быть тем, кто не очаровывается внешним, видя внутреннее. Столько соблазнов…


Прошла неделя, начались первые занятия. В первый день, когда мы знакомились и прочее, учитель нам понемногу пояснил учебный процесс — занятия начинаются в 9 и продолжаются примерно до 2–3 дня, в зависимости от количества пар. Тьфу, уроков…


Но оговорка моя не случайна — уроки здесь идут уже привычные мне полтора часа с небольшой переменой между ними, в общем количестве 3–4 в день. Неплохо, да? Меня так в колледже не мучали в своё время, изверги.


Но тут ещё есть всякие спортивные, музыкальные, театральные. Благо, что уже они хоть не обязательные, пусть и рекомендованные. Какие рекомендованные, я весь день буду буквально жить в школе тогда, вы совсем с дуба рухнули?


Но да, про себя я понимал — а так и запланировано. По сути, я немного неверно понял ситуацию — сейчас я был не в школе, а скорее в детском саду. Правда, всё ещё не верится, что здесь всё так просто, в отличии от прошлой жизни.


Например, в первый год обучения нам не будут ставить оценок. Вроде бы, чтобы дети себя чувствовали комфортнее и, тем самым, лучше учились. Всего 20 человек в моём классе, что свой первый год будет обучаться в огромном кабинетище, разделённом на разные зоны — парты для классического обучения, мини библиотека с пуфиками для чтения и небольшая зона для отдыха и игр, застеленная пушистым ковром.


Не смотря на внешний фасад благополучия, я всё ещё был бдителен — как это, одни плюшки и без люлей? Но вскоре реальность показала, что так вполне может быть.


Дни шли один за другим, складываясь в недели и месяцы. Большую часть дня я всё-таки был в школе, просто не имея выбора сидя на уроках и занимаясь английским, математикой и общественными науками. Последним уроком у нас была физкультура, рисование, музыка или биология, как выйдет.


Забив на кружки, я и так еле-еле смог выбить себе дополнительное время на посещение бокса, позже идя сразу к пацанам в трущобы. Уже там я нашёл идейных людей, с которыми вместе тренировался, на них обкатывая методики из прошлой жизни, что либо боялся использовать на себе, либо пока ещё не был уверен в уровне своей подготовки, чтобы пробовать их.


Лили же уже через неделю мне высказала о том, что де дескать — а чё мы телимся, хрен ли мы такие пассивные, я тут мужик что ли? Короче говоря, я опять виноват. Я всё предвидел. Так тяжело быть гением, эх…


Но не забив на эту девочку и никак не реагируя на её подначки и пока ещё мелкие манипуляции, я редкими фразами и действиями давал ей верный курс в её воспитании, пока ещё не уверенный в том, куда оно в итоге там приведёт. Может, она даже влюбиться в меня, может будет всегда считать лучшим другом детства, даже не видя во мне объекта любовной симпатии. Грань тонка…


Впрочем, вскоре мне воздалось по заслугам. Опять олени…


— Адам! Адам Беркли! — Сзади слышался немного меня раздражающий голос мелкого мальчишки, на который я не обращал внимания — собака лает, караван идёт. — Стой… — Так быстро выдохся? А да, это же обычный ребёнок 5 лет. Блин, уже ориентируюсь на пацанов из трущоб, что физически зачастую превосходят эти изнеженные домашние растения…


Обернувшись, я увидел запыхавшегося паренька, что на самом деле был весьма в неплохой физической форме. Ну, для обычного ребёнка, конечно…


— Что-то нужно? — Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем. Ведём себя как добрые миньоны, которых забыли спросить, какому именно злодею они служили в конце первой половины 20 века.


— Я… это… — Он немного замялся, оглядываясь вокруг. И не зря — мы стояли друг напротив друга в паре метрах, а вокруг нас уже собрались несколько детей, любопытно глазея на возможное шоу. Эх, опять какие-то слухи пойдут, мда. — Я вызываю тебя на бой! — Показав на меня пальцем, он смог заставить меня сначала удивиться, а потом искренне улыбнуться.


На бой? Меня? Ты? Песенка тут вспомнилась одна…


— Один, к тебе мой путь

В Валгаллу, где весел пир

К героям сяду за стол

Буду песни петь

И петь пенный эль… — Тихо про себя напевая её фрагмент с ностальгической теплотой на родном великом и могучем, я вспоминал былые деньки — когда-то меня часто побеждал страх и беспомощность. Побеждал, пока я не понял, что они лишь инструменты, инструменты, которые я могу обратить в несокрушимую броню своей уверенности, что не раз меня выручала в экстренной ситуации. Таковая ею хоть не была, но со стороны наверно забавно выглядит…


— Какой бой, насмерть? — Невинно это предположив, я чуть огляделся, ища взглядом тех, кто странно бы на меня смотрел. Вроде нету таких, все нормально смотрят. Ну, значит никто не понял, что именно я пел. Мда, если бы понял, было бы весело…


— Нет… — Видимо, даже не поняв, что я сказал, он развернулся и крикнул, убегая с некоторым трудом. — Догоняй, если сможешь!


— Дети… — Вздохнув, я на медленной для меня скорости побежал за ним, про себя отмечая — если нас поймают, я потрачу время на слушание слов какой-нибудь старомодной англичанки. Это то, это сё, блаблабла…


Не поймали. Мы прибежали в…ммм… музыкальный кружок? И нафига, будем петь на флейтах? Надеюсь, не на кожаных…


— Вот! — Он протянул мне… что это? Саксофон? Только не говори мне… — Мы будем на них играть! — Явно довольный собой, он победно на меня посмотрел, иногда с надеждой переводя взгляд от меня куда-то в сторону.


Проследив за его взглядом, я сразу нашёл Лили, которая смотрела на меня. О, как знакомо. И я опять в любовном треугольнике. Только знаете, мои дорогие ребятишки, что я вам хочу сказать? В любовном треугольнике побеждает не тот, кто терпел и сносил всё до конца. А тот, кто раньше всех из него вышел!


Как я понял, условий и прочего не будет — парень не стал мне больше ничего пояснять, несколько неуверенно и в слишком быстром темпе начав воспроизводить какую-то композицию. И куда торопится, хочет мир повидать, да себя показать? Мне по барабану, я всё равно ничего в этом не понимаю, детям другим и подавно, а вот Лили… этой и тем паче, она явно хочет видеть моё падение. А чей-то триумф лишь попутное развлечение во славу её. Как говорится, за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, ага.


— Повтори это! — Надо признать, что играл он хоть и коряво, но неплохо. По крайней мере, я лишь иногда думал о том, что это мне напоминает похоронный марш Мендельсона. Какой я оптимист, однако…


Повтори, грит. Я даже не знаю, куда ты там нажимал и что сделал, чтобы звук то получался…


Игнорируя ожидающие взгляды, я молча повертел шайтан-машину в руках, интуитивно понимая лишь единственное понятное мне её использование — в качестве дубинки. Ну а чего вы от быдла то ожидали? Провинция-с, понимать надо.


Копируя то, как этот мальчик её держал и как там нажимал, я попытался было что-то сыграть, но понял, что ничего не получается — какие-то звуки выходили из трубы, но они были совсем разные. Хотя моё больное сознание почему-то свело их в единую композицию, которую стойко ассоциировало с Реквиемом по мечте Моцарта. Эх, моя любимая у него…


— Ты проиграл! — И снова этот жест, перстом указующим на чело моё многострадальное. По что же, отрок ты младой, наслаждаешься победой своей и болью чужой? По что же ты слеп так, как другие слепы… — И теперь…


— И теперь мне пора идти. — Всё ещё улыбаясь и думая, что этот саксофон весьма прикольная вещь, я подошёл к парню, кладя ему левую руку на плечо и серьёзным, проникновенным голосом сказал ему: — Друг мой, ты хороший парень. Береги её. — Протянув ему правую руку, которую он через пару секунд пожал с пустыми глазами, явно охреневая от происходящего, я едва удержал каменное лицо и быстро вышел из помещения. Только не ржать, только не ржать, нельзя испортить момент…


Было несколько вариантов дальнейшего моего поведения — можно было сломать о колено намеренья девочки, попросту напрямик высказав ей то, как она себя ведёт и как это выглядит со стороны, мешая комфортной жизни не только вас самих, но даже её и кого там ещё она приплетёт. Конечно, это бы не сработало, надо быть идиотом, чтобы думать, будто желающая отомстить вам девушка будет руководствоваться логикой и сразу одумается, как только поймёт, что де дескать она причиняет вам неудобство. Ну да, она этого и добивается. Парнишку другого немного жалко. Хотя нет, это естественный отбор…


Можно было бы на неё забить вовсе — собака лает, караван идёт. Ну другая девушка будет, почему надо думать, что она единственная? Хотя да, у парней обычно нет такой обширной практики общения с противоположным полом, когда ими каждый день и целый день пытаются заинтересоваться, познакомиться и прочее, прочее, добиваясь хоть капли внимания. Тут поневоле начнёшь думать, что ты мистер вселенная и что чувствами других можно вертеть просто потому, что так стало принято. Но хотя это работает в обе стороны, что-то я не могу вспомнить простых мужиков, что так делают, кроме дорвавшихся до богатства, власти и прочего слабых духом, что продали себя удовольствиям и погрязли в собственном дерьме, ища возможность излить его на окружающих, но лишь более себя наполняя и безвозвратно изгрязняя.


Можно просто игнорировать, через время она забудет плохое и сама вернётся за новыми эмоциями — мозг устроен так, что мы забываем со временем плохое и воспеваем моменты, когда нам было хорошо. Первое знакомство, поцелуи и робкие объятия вечно будут согревать вас, затмив вечные ссоры и другую бытовуху.


Наверно это и есть взрослая жизнь, когда у тебя появляется вопрос и ты сам на него пытаешься ответить, не ища помощи у мудрых кого-то там. Конечно, ты неизбежно ошибёшься. Ведь те, кто начал, всегда пойдут тернистым путём, что полон печалей, боли, сомнений и трудностей. Хотя, я знаю один путь без ошибок — вовсе ничего не делать, лечь и сдохнуть. Но он коварен — он и есть ошибка.


В последний раз взглянув на Лилин дом по соседству, я со вздохом поправил небольшой портфельчик на плечах и пошёл к своему дому — надеюсь, она не догадается пожаловаться своей маме. А то та уже один раз причинила мне неприятности, скажем так. Не хотелось бы лезть в то, что уже оставил позади.

4. 5-й и 6-й год, решение проблем в жизни и нахождение новых

— Дорогой, мы поздравляем тебя с твоим пятилетием! — Эмили меня обняла и чмокнула в лоб, немного отходя и позволяя мне задуть пять свеч на небольшом тортике. Надо же, шоколадный. Хотя, я вообще за этот год не ел сладкого и не вижу смысла в этом. И куда я его дену…


Спокойно задув свечи, ни о чём про себя не думая, я тихо вздохнул, смотря на поднимающийся дым — а ведь прошёл год, как я в этом мире. Двадцать восьмое декабря 1931 года. Да, тот день, когда я попал в это тело было моим прошлым днём рождения, что забавно.


Торт я так и не стал есть, сначала спрятав его у себя в комнате, а потом разделив на части, засунул в коробку и утащил в трущобы, угощая знакомых пацанов.


Те немного удивились — я не был компанейским парнем, который с ничего стал бы кого-то угощать и прочее. Но натурально охренели они тогда, когда узнали, что мне всего 5 лет. Всё-таки… выглядел я уже несколько представительнее, нежели в первые дни своего попадания.


Я вырос на семь сантиметров, став почти метр двадцать и прибавил пару килограмм, в основном мышечной массы. Правда, последнее выглядело очень, кхм… странно, мягко говоря.


Помню на медосмотре маму долго пытали — а как так вышло, что вот у вашего мальчика НАСТОЛЬКО для его возраста развитые мышцы? Вы его пытаете в застенках Гестапо, хотите вырастить сверхчеловека?


Но если я был непробиваем, лишь пожимая плечами и говоря, что кушаю много овсяной кашки как настоящий британец, то мама спалила контору — я и на бокс хожу, и дома занимаюсь, и ещё что-то там. Короче говоря, никому нельзя доверять — в спину первыми тебе ударят те, кто был ближе всех.


Пришлось задуматься — я и вправду перестарался с этим мясом. Ибо его всегда можно нарастить. Конечно, я гнался далеко не только за мышечным объёмом, хоть и уделяя ему повышенное внимание. Всё-таки, я был просто слишком мелким и, если я хотел побеждать более старших, опытных и тяжёлых противников, был пока лишь единственный путь — быть тяжелее их или хотя бы равным.


Но был и другой вариант, который я прежде отложил до лучших времён — укрепление связок и сухожилий. Ибо именно они отвечали не только за жёсткость организма в ответ на внешние воздействия, но даже могли помочь в силовых, скоростных и каких-нибудь ещё показателях. По крайней мере, в той жизни мне помогали.


Но с этим была одна проблема — я именно потому их и отложил, что во-первых — у меня был лишь собственный опыт их практики, не отягощённый какими-то системами и прочим. Даже в той жизни я находил мало информации по этой теме, не упоминая текущее время. И если мышцы всем и так понятно, как качать с древнейших времён, то вот сухожильные практики…


В той жизни как раз началось возрождение этих практик, чему поспособствовал интернет и возможность за секунду узнать различную информацию и прочее. А в это жизни я знаю только Железного Самсона с его тренировками. По идее, Александр Засс как раз в эти годы должен был написать книгу о своей жизни и тренировках…


Конечно, такие тренировки лишь укрепят мышцы, сделав их рельефными, а не огромными и гипертрофированными, как это бывает у бодибилдеров, качков и прочих. Но именно это сейчас мне было и нужно.


Этим я и занялся, немного подумав и пойдя на местную фабрику, которая что-то там изготовляла, мне не интересное. Больше меня заинтересовало то, что отходы у неё были в виде различных металлических деталей. В том числе и стружки…


Осведомившись у местных работников и охранников по поводу того, могу ли я взять всякий металлический мусор, я встретил лишь непонимающие взгляды и пожатие плеч — ну да, сейчас ещё не было всяких там точек по приёму металла и прочего. Поэтому и ценности особой не было в таком вот барахле даже для корпораций, что не перерабатывали железо.


Набрав пару килограмм стружки, я про себя оценил её малое количество относительно веса. Приступим…


Заранее найдя плотный тканевый мешок, а насыпал труда стружки, сразу на пробу нанося удар. Отлично, ощущения почти такие же, как в прошлой жизни. Теперь заживём…


Теперь мои обычные тренировки претерпели изменения — я больше не качался, лишь укрепляя главным образом руки и ноги, сохраняя свою форму путём статических упражнений, вроде планки, стульчика, виса или кибадачи. Главным образом для этого я использовал различный мусор со строительных или промышленных объектов, вроде кирпичей и прочего.


Конечно, я мог бы купить или даже одолжить в зале те же гантели, гири и прочее, но… раз уж я начал страдать хренью, надо делать это до конца.


А тот мешок со стружкой был для меня несколько особенным — дело то в том, что с ним можно было сделать очень и очень многое. Во-первых, если это будет мешок в мой рост, заполненный стружкой полностью и утрамбовав её дополнительно, весить он будет чуть более, чем до хрена. Его можно было использовать в динамических упражнениях в качестве рабочего веса.


Или в качестве груши для битья — стружка очень жёсткая и на хорошем уровне подготовки можно нарабатывать на ней технику, с одной стороны не опасаясь травм, как на макиваре, а с другой постепенно уплотнять стружку, повышая жёсткость мешка.


Но стружку можно было использовать не только таким образом — ещё по той жизни я помнил, что она была наполнителем утяжелителей. И я отлично помнил, что это было довольно удобно. Так что, сейчас я собирался сделать такие и себе.


Подготовив хлопковую ткань, ремни, липучки, кольца и стружку я начал. Взяв ремни, я закрепил их на кольцах, разместив липучки на ремни. Ткань я пришил к ремням, радуясь навыкам прошлой жизни. Соединив конструкцию со вторым куском ткани, я сшил всё вместе и наполнил её стружкой.


Тяжёлый. Взвесив в руках это чудо, я вздохнул — тут раза в полтора больше от того, сколько я хотел. Ну ладно, оставлю так, главное потом не забыть на будущее…


Позже я сделал себе утяжелители в виде перчаток по килограмму каждый, их можно было надевать на руки или ноги и либо отрабатывать удары с этим отягощением, либо просто носить — уж поверьте, даже пару килограмм не оставят вас равнодушными.


Но за всеми этими мытарствами вдруг пошёл снег. С начала обучения прошло уже несколько месяцев. Уже был декабрь. Близился конец года. И день моего рождения…


С этой маленькой и вредной девочкой я особо больше не говорил, хоть и часто контактировал как в классе, так и на улице. Давно уже во мне прошли обиды на других. Давно я понял, что чувства и эмоции вещи приходящие и уходящие. Вещи, что с каждым разом торкают тебя всё меньше и меньше, вынуждая искать всё большую дозу эмоций, подобно наркоману.


Так было верно и сейчас для этой девочки, которая прежде особо ни с кем не дружила, имея лишь меня и подпитываясь эмоциями от меня же. Как негативными, так и позитивными. Теперь, впрочем, у неё есть новые друзья, компания. Так зачем ей я? Хотя, на самом деле вернуть её было бы несложно, подержать пару месяцев и созреет ментально…


Так было и со мной когда-то давно, когда я уже был в отношениях с нормальной девушкой, но сам же спровоцировал их разлад. Сейчас я понял, почему — слишком мне было спокойно. Не было драйва, бури эмоций и бешенного адреналина.


Ушёл тогда к какой-то стерве. Стерве, с которой я постоянно спорил, ругался, мирился и сходился. Стерве, которую никогда не любил и вряд ли был любимым ею в ответ. Стерве, от которой стал зависим. Но даже когда я понял, что я зависим от неё, я был хоть и прав, но лишь частично.


Я был зависим не от этой девушки. С чего бы я тогда уходил каждый раз? Я искал впечатлений, нового и другого всякого интересного от отношений. Слишком привыкнув жить как в последний раз, я уже просто не мог долгое время быть семьянином и просто бросал нормальных девочек просто потому, что мне нужны были эмоции, а не здоровая семья.


Это был второй этап принятия — я зависим от эмоций. Даже не важно каких, главное доза, главное посильнее, и чтобы я потом даже не мог соображать. Но я ошибался, думая, что, если я теперь это знаю, я смогу это контролировать.


Как луковицу, слой за слоем я находил каждый раз всё новые проблемы — если до этого мир казался понятным и простым, то теперь на каждый вопрос не было ответа. Даже не так — я даже не знал, как мне правильно задать вопрос, лишь имея его крохотный зародыш и, руководствуясь им, я шёл всё дальше по жизни, с одной стороны понимая всё лучше людей и как они себя ведут, а с другой и вовсе переставая себя ассоциировать с ними.


Прошло почти десять лет, прежде чем я остался в итоге один. Ведя почти аскетичный образ жизни, занимаясь в своё удовольствие своим любимым делом, знакомый иногда даже с довольно влиятельным людьми, я… ничего уже не чувствовал. В итоге борьбы с эмоциями я нашёл лишь два пути — отказаться от них или пройти по пути невозврата. Пути принятия того, что я был слишком слаб все эти годы, продавая себя эмоциям и теперь… теперь мне нужно будет бороться. Каждый день видя соблазны, мне нужно будет будто перестраивать и перебарывать себя, будто трансформировать в нового человека. Человека, что сможет даже имея удовольствия, ими не пресыщаться. Жаль…


Что я в итоге всё равно всё равно не выдержал тяжести этого бремени, слишком устав и выбрав первый путь, что-то взяв из второго, по которому так и не смог пройти до конца. Впрочем, жаловаться мне особо не на что — опыт есть опыт. Да и только благодаря ему я ещё не сдох…


Вновь придя в парк, я сел на своё место — ещё крепкий пенёк в небольших дебрях, которые так никто и не вырубил к чертям. Впрочем, мне это на руку.


Я вытянул руку перед собой, держа камень. Приложив уже привычное волевое усилие, я отпустил руку, сразу чувствуя расход энергии. Так, надо держаться…


Камень будто застыл в воздухе, сначала будучи неподвижным, а потом всё сильнее трясясь в воздухе с каждой секундой. На девятой секунде он упал, а вместе с ним чуть не упал и я, опираясь на ноги и ничего не видя, лишь чувствуя пульсацию в висках, как и привычную боль в голове.


— Почти десять… — Глубоко выдохнув и наконец придя в норму, я проверил магические аспекты — всё в норме, это хорошо. 9 единиц энергии стабильно ушли. Так, значит, можно закидываться допингом…


Жуя горькую траву и чувствуя, как энергия стала пополняться чуть быстрее, я, тихо вздохнув, проверил свою новую способность, несколько неуверенный в том, следует ли её улучшать.


Телекинез 0(0/100) — воздействие пользователя на реальность посредством своей воли и магической энергии. На текущем этапе пользователь может лишь удерживать, в зависимости от свойств предмета, предмет или вещь маленького размера с затратами энергии 1/c.


Эта скотина стоила 1000 опыта в способностях. Да, их там у меня было всего три — первой я выбрал бесплатно оценку, поглощение стоило 100 и вот эта хрень, мда… Благо, что я выбрал Оценку первой и купил именно поглощение. А то бы…


Вначале я даже обрадовался — ну наконец-то, заживу с магией-то! Ага, аж два раза…


При первом её применении я не слишком сильно обратил внимания на описание способности, просто активируя её на этом же самом камне.


А зря — голову прострелило болью, из глаз брызнули слёзы и ещё целый день я толком не мог ничего делать. Не поняв, что случилось, я лишь мучался тогда похожей на зубную болью и лишь на завтра почувствовал облегчение. Да… я уже почти забыл с той жизни, какое самое приятное чувство. Чувство, когда у тебя ничего не болит…


Впрочем, мне помогла Оценка. Применив её к способности, я узнал неприятные для меня подробности.


Внимание! Активация способности не рекомендуется, в связи со слишком низкой физической когнитивной способностью пользователя, при частом использовании возможен инсульт, повреждение нервной системы и риск летального исхода. Рекомендуется: естественным путём улучшить физическую когнитивную способность.


Тогда я нисколько не удивлённый задумался — в смысле естественным путём? Ты предлагаешь мне сидеть месяцы и даже годы напролёт за… ну, допустим, решением каких-то математических задач, пытаясь прокачать таким образом свой мозг? А ты там не охренел?


Но не смотря на своё негодование, особого выбора не было — я всё ещё не мог улучшить за опыт ментальные аспекты, так что… с пролетариатской ненавистью я буквально зубами вцепился в школьную программу, про себя думая, что очень вовремя подоспела нынешняя потребность — без неё я бы даже учить особо ничего и не стал, полагаясь на знания прошлой жизни.


Таким образом, всего за пару месяцев я уже смог удовлетворить условия для активации. Правда, мне пришлось заплатить за это тем, что я, Лили, мои учителя и некоторые одноклассники либо уже сошли с ума, либо чуть не сошли с ума.


И не только это, я умудрился вызубрить наизусть программу этого года по всем предметам, что у нас были. Хотя, что там было то…


Но, тем не менее, если я думал, что это пройдёт тихо и незаметно, я несколько ошибся — одноклассники и так меня сторонились из-за того, что я ни с кем не общался, а тут я невольно стал местечковым гением, которого учителя ставят в пример и который сейчас вынужден бодаться с Лили, в итоге вообще оставшись особняком ото всех.


И если первое обстоятельство вызывало у меня лишь фейспалм из-за непрофессионализма учителя — ну как можно не знать, что, постоянно выделяя одного и выражая якобы благие намерения, ты лишь вызовешь зависть, ревность и неприятия у других как к той вещи, с которой сравнивают, так и с тем, кого ставят в пример?


Ну, а девочка… почему-то вспомнился один женский роман, который я случайно прочитал ещё в детстве, там был такой же тупой момент. Правда, там вроде именно мужик зачем-то начал соревноваться в оценках с героиней. А сейчас ситуация диаметрально противоположная — именно Лили взбрело в голову что-то и кому-то доказать, пытаясь превзойти меня в оценках.


Но ключевое слово — пытаясь. Едва не сойдя с ума и нередко видя сны и том, как я читаю дополнительную литературу в библиотеке, я отвечал почти на все вопросы текущей школьной программы на этот год, иногда даже наперёд зная вопрос и уже имея ответ. Но был и положительный момент — она отбросила свои штучки и начала учиться, желая хоть как-то меня уделать. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы ко мне не лезло…


Может, обычный ребёнок был бы горд и прочее, но я был битой собакой, которая видела и получала по своей жопе слишком много пинков, чтобы что-то почувствовать странного в воздухе — ну не может всё пройти так гладко? Я был прав.


Вскоре меня отправили вместе с другими отличниками нашей школы по разным предметам представлять нашу школу в других школах. Причём, я даже не могу сказать, зачем и почему оно было сделано, если мы буквально пока ещё ничего не знаем — 2+2 ещё наш предел, и он явно может быть изучен другими детьми.


Но помотавшись по разным таким мероприятиям, я вскоре понял, что это скорее репутационный вопрос для разных школ, что соревнуются между собой и, вроде как, даже ведут какой-то там список лучших школ — как я слышал, на него могут ориентироваться те, кто желает в эти самые школы поступить. И государственный бюджет тоже в соответствии с ним распределяется.


А учитывая, что наша средняя школа была ни особо плохой, но и не слишком популярной, любой шанс проявить себя буквально выдирался. Даже в таких мероприятиях.


Что самое забавное, я не всегда мог везде победить, одерживая безоговорочные победы лишь во всяких спортивных состязаниях и прочем, частенько продувая детишкам, которые дольше меня и в той, и в этой жизни занимались той же биологией или историей.


И даже после того, как я уже успешно смог хотя бы раз применить Телекинез без угрозы смерти, с меня не слезли, бесконечно и буквально каждую неделю посылая на очередной конкурс и иже с ними. А что, других детей нет в школе или на мне свет клином сошёлся?


Но вскоре выяснилось, что это было даже не началом моих страданий. Это было катарсисом личности, если угодно…


Ибо эта скотская способность требовала тем больше моих умственных сил, чем более я напрягался. Звучит просто, да. Ха. Ха-ха-ха….


Уже немного сходя с ума от постоянной боли каждый день в голове, я в очередной раз забрёл за кошерной травой в тот самый парк, желая эту самую траву собрать. Та была довольно неприхотливой, устойчивая к жаре и небольшому холоду, растя до самой зимы. Но, что странно, только в этом парке и только в особых областях, вроде неких никем не очищаемых дебрях. Не знаю, куда смотрят работники парка…


Видимо, мозги я и правда прокачал, раз задался простым вопросом — а может, тут есть ещё какая-то полезная трава, помимо этой?


Сказано сделано — перелопачена была вся та небольшая часть парка, в которую я частенько наведывался. Увы, травы я не нашёл, но обнаружил кое-что другое, случайно промахнувшись Оценкой.


Странная почва — судя по растущей на ней растительности, не является типичной для местных условий. Только на этой почве на многие мили вокруг растёт Горькая трава, только благодаря этой почве Горькая трава обладает своими свойствами.


Не смотря на расплывчатое описание, я и так понял — почва особенная. Пока неясно чем, но либо в ней содержится магическая энергии, либо… ладно у меня больше и нет вариантов. Ну, может тут приносят кровавые жертвоприношения в этом парке, дабы трава росла погуще, а часть парка специально в таком состоянии, чтобы никто не догадался?


Впрочем, моя улыбка немного подувяла, когда я сначала вспомнил про тот самый листочек, который умел искажать восприятие на него смотрящего и факт того, в какой вселенной я нахожусь. А что, если этот парк вроде Косого переулка, который как-то спрятан от глаз простых людей, но может быть виден волшебникам?


У меня было ещё много энергии, так что оценкой я наугад проверил почву, воздух и всё, что мне пришло на ум. Может, уровень навыка был низкий, может Марс был не в Сатурне, но ничего мне так и не высветилось. Моё хрупкое сердце переполнено нестерпимой печалью, ха-тьфу…


Но каждый раз посещая этот парк и, в частности, оставаясь на этой странной территории, я наконец понял, каков её эффект — она делала примерно тоже самое, что и Горькая трава, как я её назвал. А в связке с последней они так вообще творили чудеса, повышая в 3–4 часа регенерацию моей энергии. Правда, загрязнение моей энергии тоже повышалось, что вынудило меня быть очень аккуратным.


Особенно учитывая факт того, что моё магическое развитие уже и так было вполне неплохим. Почему это звучит так, будто я хвастаюсь…


Меридианы (начальная стадия, пик позднего этапа) — достигнута максимально возможная степень улучшения основных каналов. Большинство жизненно важных мелких каналов полностью развито. Дальнейшее улучшение возможно лишь для мелких каналов. Дальнейшее качественное улучшение основных и мелких каналов в дальнейшем будет невозможно.

Зародыш ядра (начальная стадия, пик позднего этапа) — благодарю недопущению попадания чужеродной энергии в чрезмерном количестве или чрезмерно долгом времени её застаивания, в ядре была достигнута максимальная степень прочности, эластичности, объёма зародыша ядра энергии, количество — 30/108. Внимание! Дальнейшее сгущение и повышения качества энергии или её количества может негативно сказаться на здоровье и даже жизни пользователя. Рекомендуется: увеличить интервалы между тренировками.

Резерв энергии (начальная стадия, пик позднего этапа) — ваше тело и энергия адаптировались к постоянному смешиванию собственной энергии и мягкой-атмосферной-чужеродной, приобретается постепенная толерантность к ней и схожим видам энергий. Благодаря крепкому и здоровому физическому телу, и естественному развитию магического аспекта, достигнута максимальная плотность и концентрация магической энергии, количество 73/99.


О, ты гляди, уже 108. Он наконец-то осознал, что меня не пугают его угрозы и всё-таки дал дельный совет. Говоришь, побольше отдыхать? Понял, кэп.


Я потерял счёт времени, когда наконец-то смог сначала вновь приступить к магическим тренировкам, а потом, постепенно улучшая как физическое, так и магическое тело, наконец достигнуть довольно больших высот в обоих планах. Кстати, именно благодаря смене системы тренировок физического тела я смог преодолеть барьер для улучшения магического. Это повод задуматься о том, что сила не в мышцах, а в тех незаметных и незначительных связках, суставах и сухожилиях и прочих важных частей нашего тела, на которые даже через сто лет почти не будут обращать внимания. Правильно говорил мой тренер по борьбе в той жизни — развитые сухожилия, это крепкий мост от ваших мышц к вашим рукам.


Но была и другая сторона в связи физических и магических аспектов, о которой мне уже намекала система, но которую я вспомнил совсем недавно — в здоровом теле, здоровый дух всем знакома фраза?


Если совсем кратко, в очередной раз принимая в нашем зале каких-то залётных толи спортсменов, толи ещё кого, я опять начал интересоваться — ну эти то, что пришли проповедовать? Может, они нас наконец-то научат правильной технике вальсирования или чем они там у себя занимаются?


Но уже после всего фарса с боями, измерения силы и прочего, ко мне подвалили знакомые по боям гости, обсуждая со мной техники ударов рукой. По их словам, их они впечатлили, и они хотели бы обменяться опытом. Тогда из-за одной из обыденной фразы, что звучала достаточно просто, у меня в голове мелькнула молния. А ведь точно…


Вскоре выяснилось, что пришедшие товарищи были каратистами. Каратистами аж из самой страны восходящего солнца, Японии. Конечно, у меня возник вопрос — а какого хрена в нашем зажопинске… а блин, я ведь в Лондоне. Блин….


И, конечно, так вышло, что я был лучшим бойцом своей весовой и возрастной категории. Ну, учитывая, что в официальные ученики принимали хотя бы лет с 7, а внешние ученики младше этого возраста просто ходили больше для галочки, потому что их родители хотели вырастить из них Мухаммеда Али, это было естественно.


Выйдя на ринг и правильно поклонившись в ответ на приветствие японца, чем явно удивил собравшихся, я довольно быстро закончил с мелким пацаном, чьи удары хотя и были быстрыми, но явно ещё не успели набрать силы.


Разница была столь велика, что я превосходил его на голову, примерно заранее даже зная его дальнейшие действия, вовремя реагируя и даже не чувствуя боли от его хорошо поставленных ударов. Ну, братан, извиняй — я уже начал набивать руки и ноги о всякие твёрдые поверхности и судя по выражению твоего лица, тебе больнее больше, чем мне. Был бы гугл, ты бы даже знал, что я пытаясь наработать железное тело по методикам ушу. Блин, столько лет ещё жить до 21 века…


Противник не хотел сдаваться, осыпая меня градом ударов, на которые я слабо реагировал, понемногу его истощая. И когда я уже примерно понял его уровень подготовки и наработанные приёмы, я эффектно закончил бой, подловив его на ошибке, успев остановить кулак у его кимоно. Вот если бы не успел, я вполне мог бы его даже убить, если так подумать — не ограниченный более своей хрупкостью, я мог высвободить полную силу мышц.


В молчании я поклонился и ушёл с ринга, про себя ухмыляясь — я уже слышал тихие и аккуратные вопросы японцев, де дескать — а почему ваш боец без вашей же традиционной одежды? Внятных ответов, ясен пень, они не могли дать — даже желая сделать меня учеником, нихрена бы не вышло по правилам самого зала. Выкручивайтесь, ублюдки, буга-га-гага.


Ещё забавно вышло, когда я немного побродил по залу среди гостей, подходя к знакомым внутренним ученикам синей полоски. Совсем новички лет 7–8, что совсем недавно записались, с которыми я смог найти общий язык по теме тренировок — у них я планировал потихоньку выуживать, чему их там такому учат и стоит ли оно того на самом деле.


— Адам, разбей эту штуку, а? — Один из парней, держа деревянную дощечку двумя руками и показывая её мне, пожаловался: — Каратисты эти недоделанные сказали, что у них, чтобы новой полоской… тьфу, поясом стать, надо её разбить. Мы все руки отбили, а эти стоят и лыбу давят, сволочи узкоглазые… — Снизив тон и почти неслышно сказав последние слова, он встал в стойку, перехватывая доску и ожидая, пока я её разобью. Ну да, моё мнение не слишком важное, я знаю. Ну и ладно, зато опробую свои силы.


Я знал, что у ортодоксальной школы каратэ есть специальные методы укрепления кисти, пальцев и рук в целом, что позволяет их ударам быть столь жёсткими и сильными. Яркая демонстрация их возможностей обычно проявляется в ломании кирпичей или тех же досок, которые им там вроде надо разбить для смены пояса.


Вот только я ещё с той жизни знал, что эта самая система уже давно не менялась, что была средневековыми практиками, так и оставшись ею сейчас. Ваши руки покроются незаживающими трофическими язвами, трещинами на коже, болячками, уродливыми омозолелостями и прочим непотребством. Придётся положить на жертвенный алтарь здоровье и ловкость этих рук, многие годы жизни и сам вид этих рук.


Но я знал и другие альтернативы, часть их к своей чести разработав самостоятельно на основе разработок других людей. Те же методы ушу или боевого цигуна, они более щадящие к своим последователям. Хотя, методы железного кулака и тела, мда… не будем о грустном.


Но хотя я и бил нарочито небрежно, я попытался вспомнить забавы ещё из прошлой жизни — помню, бил разные кирпичи вполне успешно, пока чуть руку не сломал. После того случая стал больше заботиться о здоровье рук, не занимаясь лишним понтовством.


С громким треском, что разошёлся эхом по всему залу, доска переломилась немного неровно надвое, даря мне несколько неприятные ощущения — была бы она немного крепче или ударь я слабее, я бы её не сломал. Чёрт, это какое дерево было, точнее не родная и хрупкая сосна…


Не обращая внимания на радостных парней, я начал уходить, краем глаза замечая недавнего противника с их сенсеем и другими японцами, что и до этого стояли и наблюдали ли нами, сейчас начиная о чём-то шушукаться.


Ну да, у них вроде принято бить специальным образом и из стойки. А я просто взял и, подняв расслабленно руку в воздух, как плетью ею ударил, в последний момент напрягая всю руку и всё-таки ломая доску ребром ладони, которую догадался сложить в кулак заранее. Если бы не сложил, сейчас бы собирал пальцы по всему залу.


Вскоре ко мне подошла какая-то девочка, возраст её был всего на пару лет больше, чем у меня, но её пояс выдавал её мастерство — у неё был самый высокий по статусу, даже среди более старших детей, пояс.


— Адам-сан. — Поклонившись мне и сразу складывая руки неприятным для меня образом, она замолчала. Ну чёрт побери. Ну что вы смотрите то, сволочи?


И если поклон был самым обычным, уважительный в достаточной степени, то… то, как она сложила руки значило — она вызывает меня на бой. Отлично. Ну да, кроме меня ведь нет никого в зале на уже более сотню человек…


Я молча поклонился в ответ, складывая руки тем же образом и таким образом давая согласие на бой. Я не был уверен, как можно было её безболезненно для своей репутации и репутации зала отшить. Так что, придётся махаться. Опять…


Уже второй раз выходя на ринг, у увидел издалека мрачные выражения лица профессоров и учителей, что стояли сейчас с верхушкой японцев, явно не в силах им объяснить, а почему ваш боец без формы? Страдайте, сволочи, страдайте… и ничего я не злобный мудак! Ну, может совсем немного…


Ещё раз поклонившись уже на сцене, я быстро подскочил к девушке почти без заминки, желая молниеносно закончить бой. Если тот бой был простым, тут я чувствовал, что противник явно что-то умеет. А значит, надо максимально реализовывать свои преимущества, пока могу.


Увы, она смогла заблокировать мой прямой удар кулаком локтём. Благо, что я это предвидел и чуть отвёл руку, а то вполне мог бы её сломать. Ну или девочку покалечить. Вон как глаза на секунду вылупила, опуская руку и немного треся ею.


А дальше началась карусель — этот бой был полным антиподом предыдущего. Желая сохранить преимущество и уже поняв, что я тут надолго, я просто наносил град мощных и максимально простых ударов, которые было бы вполне реально блокировать или обойти, подловив уже меня, но…


Конечно, последнего я ждал. Но видимо, предыдущий бой явно девочке сказал слишком многое, раз она вообще не попалась в мой хитрый капкан, лишь блокируя все удары, что я специально наносил слишком быстро, хотя и не в максимальную силу.


Но я всё-таки ошибся, сразу поплатившись.


Увидев летящую в ухо пятку краем глаза, у меня было возникла мысль — когда? Когда ты успела атаковать? Желая было смоделировать ситуацию, я себя одёрнул, сейчас не время. Как говорится — aut vencire, aut mori — победа или смерть.


Девочка расслабилась было, уже чувствуя поражение, но в следующий миг широко раскрыла глаза, почти став европейцем — она услышала отчётливый хруст в моей ладони, внешней стороной которого я смог остановить удар.


Руку прострелила сильная боль — возможно перелом. Не обратив внимания, я не меняясь в лице и игнорируя боль опустил руку, больше не собираясь её использовать. Я никогда не умел особо ногами бить, но придётся. Одной левой я много не навоюю с таким противником.


Видно, прочитав в моих глазах приговор, она была дёрнулась назад, но было уже поздно — я крутанулся на месте, пробивая ей мае-гери в корпус правой ногой. Вроде что-то у неё хрустнуло. Значит, 1:1.


Но девочка так и не продолжила атаковать. А вот это проблема…


Увидев капающую на пол ринга кровь, я попросил остановить бой. Наконец, другие люди тоже заметили, что у неё кровотечение. Последнее, как потом выяснилось было из-за разбитой губы. Я ударил настолько сильно ногой по блоку, что она сама себе кулаком ударила по губе.


Не волнуясь о победе или поражении, я под очередное молчание окружающих спустился с ринга. И что все такие серьёзные, радоваться надо, уделали мы этих япошек. Ну что вы так сморите то? Мало, что довёл до слёз бедного ребёнка? Может, я должен был её не только избить, но ещё и трахнуть прямо на ринге?


Уже позже ко мне подвалили наши в компании с какими-то сильными япошками, которые как-то интересно на меня смотрели — вроде не бояться, вроде не хотят драться, вроде даже не ненавидят. Как на экспонат в музее смотрят.


— Адам, как думаешь, что формирует сильный удар? — Опять, как вы надоели…


И пока япошки втирали нашим о какой-то там энергии, я решил отговориться простыми словами: — Удар может быть слабым, даже тогда, когда он должен быть сильным. Верно и обратное — даже неподготовленный человек может ударить как сильнейший из людей. Крепкий кулак, подготовленное тело, умение управлять энергией, техника боя и опыт боёв лишь повысят успех, но его не гарантируют — самым ключевым является воля. Воля, которая закалялась в процессе всех ваших тренировок, вместе с вами становясь крепкой, как ваше тело. Пока ваша воля будет крепка, удары будет сильны, даже если тело начнёт слабеть. Когда ваша воля колеблется, даже если тело ешё может сражаться, вы уже проиграли. — Ну чего вы замолчали, чего все на меня смотрят? А да, я же высказал наверняка какую-то фигню восточную, что уже стала архаизмом уже как 10000 лет…


Тогда я про себя и вспомнил, иногда слушая слова японцев — а ведь можно управлять своей энергией. Не так, как в оценке или как я перегоняю её из ядра в резерв. А посредством своего физического тела и его действий.


Есть такая штука, Цигун называется. Это комплекс движений и дыхательных практик, посредством которых, как считают те, кто его практикуют, можно управлять своей собственной энергией. Ци, праной, маной — уже не так важно название. Особенно в моём случае…


С тех пор я и начал понемногу пытаться изменять свои тренировки, пытаясь как-то повлиять на свою энергии посредством упражнений. Вышло далеко не сразу, но особенным образом дыша и делая разные комплексы движений, что называются ката, я всё-таки смог сдвинуться с мёртвой точки, дальше развивая как своё физическое, так и магическое тела.


Тем временем, время летело слишком быстро…

5. Годы идут, Житие и Инициация

Камень уже, наверное, в тысячный раз поднялся в воздух, повинуясь моей воле и, вдруг из неподвижного объекта превратился в грозный снаряд, волшебным образом молниеносно стартуя со своего места и пулей врезаясь в дерево.


Да так и остался в нём, ещё чуть сильнее углубляя ту небольшую дыру, что я своими экспериментами выбил на этом несчастном дерево.


— Мда… — Пытаясь сохранить равновесие, я на всякий случай вытянул одну руку и приготовился хвататься за ближайшее дерево, уже готовый упасть. — Даже голова уже не болит. Глядишь, скоро у меня появится новое, смертоносное оружие…


Голова действительно не болела, но всё ещё немного кружилась, пока я вновь обрёл привычные мне чувства и наконец-то мог подойти к дереву и оценить сегодняшние результаты.


— Всё равно слабовато. Впрочем, если камень с такой силой запустить в колено или ещё куда… — С некоторой силой вытащив импровизированный снаряд из дерева, я про себя оценил скорость и силу его полёта как примерно такую же, кинь я его рукой. С одним отличием — траектория его полёта и приземления будет более точной, нежели при ручном броске.


Но даже так я был вполне рад — важно было не то, насколько внешне крутой была способность, а то, как её можно было использовать. Раньше, например, я мог лишь поднять этот камень, а теперь даже могу кинуть, пусть это и требует от меня намного больше усилий. А если таких камней будет несколько или вместо камней будет что поувесистее?


Но тут я уже и сам понимал — пока этот несчастный камень мой максимум. Максимум, который я смог постичь за целый треклятый год…


Как и всё в этой проклятой Система, моя новая способность требовала тем больше волевых усилий и моей энергии, чем сложнее была моя манипуляция, что я пытался провернуть с её помощью.


Всё началось с того, что я уже мог уверенно продержать камень десяток секунд в воздухе. Боль и прочие негативные эффекты были, от этого я до сир пор никуда не делся, но они мне уже не мешали. Я задумался — как же можно не только усложнить тренировку, но и сделать её прикладной, чтобы мне самому было ментально проще ею заниматься?


И хотя последнее требование может показаться смешным, но я лишь годам к 20 понял, что либо практикуемое тобой дело должно вызывать у тебя интерес, либо оно приносит выгоду. Желательно и то, и другое. Ибо по отдельности — интерес может потухнуть, сменившись разочарованием, а выгода может опостылеть или уже не так сильно привлекать и нуждаться в ней, как в самом начале. Вместе два этих фактора надолго смогут задержать ваше внимание на любом деле. Иначе дело своё ты либо забросишь, либо будешь делать его из под палки, как это бывает с детьми в школе.


Моя выгода была вполне очевидной — пока я занимался этой способностью, я добился высот в учёбе. Без неё так бы явно не вышло учиться. И учитывая, что требования способности повысились и что так будет и далее — я и дальше буду умнеть, становясь всё более образованным и всесторонне развитым.


Интерес тоже был обыденным — слишком волнующим было чувство того, что в твоей власти такая сила, магия и волшебство. Я испытывал давно забытые чувства, будто вернулся в далёкое детство и вновь погрузился в чтении книг о славных героях, могучих магах и коварных злодеях, представляя себя в роли каждого из них. Но теперь всё было ещё круче — та самая сила, магия, была в моих руках. И с помощью неё я мог бы стать круче тех самых героев.


Мог бы, если бы не проклятая Система.


Телекинез 1(0/200) — затраты энергии повышены до 2/c, масштаб воздействия увеличен.


Охрененно понятная формулировка, не находите?


Если кратко, я могу сказать, что не заметил даже, как уже достиг потолка в нулевом уровне этой способности. А как заметил, сначала не поверил — в смысле, это всё? А дальше шо, уже нельзя?


Помните фразу в описании, что я могу управлять маленькими предметами или вещами? Именно в ней и была проблема.


Ибо когда я пытался поднять предмет выше определённой массы, появился затык. Выше этого предела расход энергии и прикладываемое усилие было несуразно великим. Так что, я не пытался экспериментировать в этом плане, считая его бесперспективным.


Будучи башковитым парнем, в мою голову пришла простая мысль — ну ладно, давай тогда возьмём вещи легче камня. Иголка, лезвие, гвоздь, шило и что там ещё острого, чем можно уб… кхм, в случае чего заняться самообороной. И ничего я не маньяк, просто ищу прикладное использование способности!


Все перечисленные вещи оказались действительно легче в удержании, нежели камень. Но лишь в этом, ибо камень был уже почти круглым из-за постоянных пыток, а вот та же игла всё норовила перевернуться и дрожала, будто кленовый лист на ветру. Это сильно растрачивало мою умственную энергию или, как её называет Система, воля. И почему воля, если тут прямая зависимость от развитого мозга… ладно, уже молчу…


Конечно, от иголок и прочих металлических забав я отказался не только потому, что они были непривычны в управлении, но и потому, что после удержания предмета начался второй этап управления — попытка придать ему силу ускорения и куда-нибудь с силой послать. Как бы сформулировать проблему… вы когда-то пытались метать иголку? Я вот нет.


Не смотря на то, как глупо это звучит, но да — я банально не мог понять, сколько именно сил мне надо приложить и каким образом, дабы метнуть тот же гвоздь, иглу или ещё что-то очень лёгкое и маленькое и чтобы он хотя бы летел прямо, а не как-то иначе. С камнем то просто — взял кинул, не попал и достал горсть других камней. А вот иглы, мда…


Короче говоря, забил я на иглы, решив всё-таки сосредоточится ка камнях. Это было наилучший вариант, средний по затратам воли и лучший по поражающей способности — уже сейчас я мог оставлять небольшие вмятины на металлических листах, что спёр с местной фабрики. А вдарь так человеку в колено — он инвалид, вдарь ему в лицо — почти гарантированно он либо умирает сразу, либо умирает потом.


Конечно, так было только до того момента, пока я не прокачал телекинез до первого уровня.


А вот дальше эта тварь стала требовать вдвое большее количество энергии при ЛЮБОМ действии. Но были и плюсы — теперь я буду страдать ещё больше. Почему страдать?


Потому, что автор этой способности мудак. А если конкретнее, как сказано в описании — масштаб воздействия увеличен, мда? Если переводить на русский со скотского — теперь я могу поднимать более тяжёлые вещи или предметы, нежели раньше. Никогда не был полиглотом, но в этот раз мне потребовалось всего полгода анального рабства и (м)учений в школе, дабы это понять.


Эти самые полгода прошли как миг, особо ничем даже не откладываясь в памяти — тело я уже развил в плане мышц по максимуму, сейчас сосредоточившись на координации и вестибулярном аппарате, магические аспекты я тоже почти не трогал, лишь постоянными махинациями и использованием телекинеза естественным путём понемногу увеличивая размер моего ядра энергии, а значит и энергию в нём.


А вот школа и эта надоедливая девчонка… Был бы я настоящим ребёнком, которого прежде волновали чужие чувства и переживания, я бы растрогался — мы с Лили опять сошлись. Ну как сошлись — она оттаяла, я заметил изменение отношений и понемногу с ней вновь контактируя, вернул отношения на уровень, когда мы вообще не ссорились. Но мы и не ссорились, скажете? Ну да. Скажите это её чувствам и эмоциям, ей ведь всего 6. Она ещё и старше меня, прекрасно.


Впрочем, я сделал это не потому, что моё хрупкое и нежное сердце оттаяло и прочее — я вдруг подумал о будущем. А ведь эта девочка тоже наверняка станет волшебницей и будет вместе со мной учиться в местной шараге, Хогвартсе? Не знаю точно, какова будет её сила или потенциал, но иметь такого врага, который знает тебя и твои слабости с самого детства — очень неприятная перспектива.


Конечно, в крайнем случае её всегда можно было убить, но… хотя я и был человеком, который решал проблемы самым прямым и кардинальным образом, часто удаляя их на корню и заранее, было несколько причин, по которым я не собирался этого делать.


Во-первых, моя вера в человечество. Что, никак не можете вспомнить это моё качество, помня о моих зверствах над бедными детьми? Ничего личного, просто мне нужно больше одной причины.


Во-вторых, если я её убью, мне нужно будет куда-то девать труп. Нет, вариант завернуть в мусорный пакет и выкинуть в мусорный контейнер не рассматривается. По крайней мере, в текущее время волнений в трущобах он не подходит. Почему?


В-третьих — а что, недостаточно во-вторых?


А вот здесь я испытал небольшое чувство гордости — потомки белых и сами мигранты, что бежали из России после поражения в гражданской войне, опять рвут местным жопу на британские флаги — местная гопота редко что могла противопоставить бывшим царским офицерам и солдатам с богатым боевым опытом.


Причём размах был настолько велик, что затронули даже нашу банду и меня самого — после череды погромов, убийств и прочих непотребств, на улицы вышли целые группы подавления из вооруженных бобби, что теперь каждую ночь и даже день патрулировали улицу.


Они, кстати, форму сменили. Теперь вместо того цилиндра и пальто у них высокая каска и китель. По сути, скорее солдатское обмундирование Первой Мировой. Наверно, старые заначки вскрыли и решили наших опять потрясти…


Так что, вот уже несколько месяцев работы у меня нет, как и притока денег. Благо, что хоть опыт капает стабильно, а то бы было грустно.


Но не худа без добра, я познакомился с некоторыми детишками, в целях конспирации болтая с ними на теперь уже втором родном для себя языке — английском. Ну не на русском же, который за почти сотню лет стал уже совсем не привычным для этого времени?


А разговаривали они действительно по-другому, нежели в моё время. Мне даже было немного стыдно. Но и не только поэтому — среди детишек, в отличии от местной гопоты и даже меня попаданца, были уникумы. Например, многие дети знали какой-то второй язык и могли разговаривать как на своём родном. Английский, немецкий, французский — обычно на каком-то из этих. Впрочем, иногда таких вот родных было по два или даже по три. Что сказать — дети интеллигенции. Ну да, будь у меня такие возможности с самого детства и носителя языка в виде гувернанток, я бы тоже был бы ого-го. И ничего я не завидую, ха-тьфу…


Но не только это подстегнуло меня самого изучать сразу два языка, а ещё одно обстоятельство — начиная одновременно учить и французский, и немецкий, я понял, что у меня кипятится мозг. И проще становится использовать Телекинез. Смекаете?


Но где есть прибыль, там будут и расходы — теперь мне понемногу и всё сильнее начинают намекать, что было бы неплохо, стань я внутренним учеником зала. Конечно, это мне говорили не учителя, а сами эти ученики, но я уже всё понял — товарищи впечатлились и желают комиссарского тела. А лысого вам за воротник грамм двести не взвесить?


Конечно, именно в такой формулировке я не стал отказывать, отговариваясь простыми словами — сегодня нелётная погода, у меня болит голова, Венера в Юпитере, я оплакиваю падение Рима…


Так я умудрялся их стебать и увиливать на протяжении месяца, прежде чем не был вынужден предъявить вербовщикам — дык у нас с 7 принимают. А мне нет 7. До свидания…


Но вербовщики из числа самих учеников не долго думали — они мягко предположили, что сейчас можно сделать исключение. Вроде бы, это не точно, быть может, меня возьмут авансом. Который я когда-нибудь потом отдам, ага… Опять анальное рабство и страдания, пошли в жопу!


Больше я не обращал внимания на клуб, даже став реже в него ходить. Понимая, что мне особо ничего не сделают до 7, я не волновался по этому поводу. Правда, до 7 оставалось всего около полугода. Мда…


В школе дела тоже протекали интересно — пошёл уже второй год обучения, стали ставить настоящие оценки и разнообразились предметы. Хотя, по сути, у нас всё ещё был детский сад. Но уже были признаки того, что нас реально учат, а не просто нянчатся — появились тесты, иногда грозят жестокой расправой за неуспеваемость в конце года и прочие моменты. Последнее шутка, но атмосфера примерно такая же, мда.


Хотя стоит сказать, что оценка тестами появилась только в последние годы текущего столетия. Можно сказать, на нас её обкатывали. Но, что забавно, нас сразу разделили на разные группы — меня и других сильных учеников в одну, средних во вторую и отстающих в третью. Тут мне бы и поднять свой алый гребень к небу, но я знал — нихрена хорошим это не закончится.


Конечно, я был прав — теперь несколько мучеников со мной во главе бороздили все другие школы в нашем районе, подобно львам отстаивая её честь.


Я взял на себя вместе с Лили руководство нашей группой самоубийц, выдав каждому роль и следя, чтобы эти пронырливые ублюдки никем не провоцировались и выкладываясь по максимуму, всё-таки сумели победить.


Я был хорошо во всех предметах, будучи чемпионом в спорте — именно я занял роль местного решалы, иногда собой затыкая слабость нашей дружной компании, также выигрывая все спортивные и даже боевые конкурсы.


Лили, как она и говорила, математику не любила, любя гуманитарные науки — литературу и историю. Особенно последнюю, помня десятки и даже сотни разных дат. Впрочем, я не спрашивал уже как, я прекрасно знал — она их учила, дабы меня заткнуть за пояс и наконец победив для себя. Ну, я ей дал победить, наконец-то сдавшись.


Я просто понемногу устранился, специально не давая ей возможности со мной соперничать, в итоге вообще оставив её самой умной в классе — вот учитель спрашивает, а вот… и тишина… пока все ждут ответа и почему-то смотрят на меня, я молчу и держу морду кирпичём. В итоге, через пару секунд отвечает Лили.


И когда она у меня прямо спросила это около моего дома одним томительным вечером, я ей прямо ответил — я тупой, ничего не знаю. Понимаешь, сеструх?


Конечно, её это не убедило, был задан логичный вопрос — а кто тогда является одним из лучших учеников класса? Я пожал плечами — крыть было нечем. Но и мы не пальцем деланы.


Заметив ей, что я наконец понял ценность жизни, я начал задвигать ей о том, что люди растут над собой, прежние цели и решения в будущем вызывают лишь понимание и осознание, ты отвечаешь на мучавшие прежде вопросы и осознаёшь, что нужно дорожить каждым мигом, ценя внутреннее и не пренебрегая внешним…


Смотря в её остекленевшие глаза, я про себя вздохнул — как и большинство людей, она легко запуталась в тех пустых словах, что я ей говорил. Можно сказать, что пока она просто молода и восприимчива для этого, но я знаю много примеров, когда вроде бы умные и умудрённые жизнью люди покупались на нечто подобное, слепо себя растрачивая.


В конце я просто пожал ей руку, сказав, что она хороший человек и что, если она хочет, мы можем и дальше вместе соревноваться и становиться лучше. Безо всяких возможных обид и прочего, как взрослые люди.


На следующий день повторилась ситуация прошлого дня в точности до наоборот — теперь я отвечал, она молчала. Смотря куда-то сквозь спину сидящего впереди, она чем-то себя грузила, хмурясь и кусая губы.


Но вот, опять начался увлекательный раунд наших невольных соревнований — теперь мы соревновались не в том, чтобы превзойти интеллектуально, а в том, чтобы уступить другому. Прекрасная картина, не так ли?


Самое смешное, что я на самом деле ей проиграл — привыкший всё время сталкиваться с проблемой, я с трудом допускал мысль, что просто так кому-то уступлю. Ради выгоды — да. Для внешней репутации — да. По хорошему настроению — вполне. Но просто так и постоянно уже было выше моих сил…


В итоге я сам к ней подошёл, прямо ей говоря о том, что я всё, я сдулся. Карфаген пал…


И когда я сдался, она в итоге и сама сдулась и, став более восприимчивой, была мной успешно одурачена — показав себя как непомнящий обиды и прочее, я опять стал её лучшим другом. Да, гордиться тут нечем…


Остальные детишки чётко были лучшими в какой-то дисциплине — математике, биологии, например, литературе. Последняя была даже не предметом, а скорее неким её подвидом или частью.


Конкурсы по ней были сложны, но интересны — иногда нужно было за короткое время сочинить стихотворение или рассказик, иногда наизусть что-то зачитать, иногда по пересказу припомнить какие-то местные книги. Короче говоря — я даже не стал соваться, участвуя лишь в самых простых для себя конкурсах.


Но зато рейтинг нашей школы довольно ощутимо поднялся, за что я персонально устно и мои миньоны были вознаграждены. Автоматом по всем предметом и послаблениями до конца года. Вроде, учитель даже говорила, что нам доступны некоторые вольности до определённого предела, даже без наказаний розгами. Неплохо, да? Как по мне — всё это фигня чистой воды, ведь мы могли и так этот год нормально по оценкам закончить.


Зато маман была рада — первый год в триместры я её порадовал хорошими отзывами учителей, а тут выясняется, что я аж самый лучший, красивый и обаятельный! В тот день я был зацелован и вознаграждён долгими речами о том, что де дескать, школа при моём хорошем обучении может открыть передо мной многие двери.


Ага, да. Из опыта прошлой жизни я могу сказать, что у вчерашнего студента или школьника из числа парней есть всего два пути — либо на завод, либо на хрен. Но так, как для работы на заводе нужно образование, остаётся один — просто на хрен. Само собой разумеется, что ещё армию надо отмотать. А, да, мы же не в лучшей стране мира живём, я уже забыл…


Но возвращаясь к моей бывшей родине и моих героях — среди знакомых мне детишек оказалось много волшебников. Либо уже инициированных, либо ещё нет. Про взрослых я ничего не мог сказать — Оценка почему-то вообще ничего не показывала. Может, её уровень был маловат.


Собрав большую статистику магических аспектов детей волшебников, я сделал вывод, что хотя тот же резерв энергии будет расти сам собой от тренировок или просто частого и систематического интенсивного использования энергии, он колебался примерно на одном уровне — от 30 до 50 энергии для детей младше 7 и ни у кого я не видел пока ещё больше 90 энергии до 11 лет.


С ядром и того хуже — всего пару раз я видел, чтобы в нём было хотя бы 30 энергии, чаще всего он был деградирован и на уровне 10 энергии, меридианы же тоже неразвиты, кроме используемых при случайных выбросах энергии.


А вот дальше тайна, покрытая мраком — я почему-то не мог ещё и детей старше этого возраста проверять Оценкой. Поправка — только детей волшебников, а не обычных. И если сначала я не понял, то потом как понял. Система подсказала, мда…


Внимание! Пользователю рекомендуется снизить интенсивность магических и физических тренировок до наступления 7-ми летия в связи с будущей перестройкой организма и наступления Инициации.


Словами не передать, как я был рад этим словам. Точнее, передать можно, но я уже сказал себе, что матом буду исключительно ругаться и по делу, а не разговаривать от случая к случаю.


Если перестройка организма физического меня не удивляла — ну да, дети растут и такое бывает, как и с магическим — ну да, там в указано, что потом ещё можно улучшать аспекты, то вот Инициация… Я долго не мог понять, откуда Система взяла этот термин и что же он значит.


Не мог понять, пока случайно не услышал разговор матери и отца.


— Адаму скоро 7 лет, дорогой. Грядёт тот час, когда мы… когда мы вынуждены будем сказать ему всю правду.


В это время я как раз хотел зайти на кухню за пожрать, но услышав интересные слова остановился — о, наконец-то написанная мною история сбывается. А ну-ка послушаем плоды трудов моих…


— Ты драматизируешь, Эмили. Твой род может и не был самым могущественным, но они всегда славились могучими волшебниками. У них редко бывали проблемы этого плана.


Я про себя кивнул — пока всё нормально, может мне через пару лет даже расскажут, что я… Что?


— … поможем в Инициации. Ты ведь знаешь, что как член одного с ним рода я могу передать ему свои силы, дабы в случае чего помочь ему выжить. — У меня дёрнулась щека — а вот этого я не прописывал. А ну-ка, слушаем более внимательно…


— Да, ты говорила. Уже раз сто на моей памяти. Но та цена, которую ты заплатишь…


Я поморщился — одновременно с тихим и раздражённым женским криком, я услышал звон битой посуды.


— Цена? Что ты знаешь о ней? Мы и так уже скрываемся среди этих простецов уже проклятые 10 лет, а ты мне говоришь о возможной цене нашего спасения? Это наш шанс наконец исправить наше положение… — Услышав тихие всхлипы, я чуть отошёл на всякий случай от двери, подойдя к лестнице, готовый свалить в свою комнату при любом звуке.


— Да, это наш шанс. Но ставя на всё, мы в погоне за призрачной надеждой можем потерять то немногое, что у нас осталось, милая… — Спустя примерно минуту вновь начался диалог.


— Я уже всё решила. Время его первой Инициации приближается, осталось мало времени. Попробуй по своим связам найти нужные травы, мои навыки ещё не так забылись, чтобы я не смогла сварить простейшие школьные зелья для… — Услышав звук пришедшего сообщения, я прочитал его и, тихо усмехнувшись, пошёл в свою комнату. Вырисовывалась интересная картина…


Игры, которые играют людьми и люди, которые играют в игры — принудительное задание. Срок выполнения — до момента прохождения Инициации. Описание — в жизни всё не всегда идёт так, как мы планируем — если всё идёт по плану, то чаще всего это не ваш план. Вам предстоит пройти некую Инициацию, что является переломным моментом жизни каждого волшебника и может как возвысить его, так и похоронить.

Цели (за каждую выполненную после успешного выполнения присваивается 500 опыта, за частично выполненную — 250 опыта):1) подготовить своё ментальное состояние — выполнено. 2) Подготовить своё физическое тело для адаптации под магические изменения — выполнено частично. 3) Восстановить атрофированное магическое тело — выполнено. 4) Минимально подготовить магическое тело к качественной трансформации — выполнено.

Дополнительные цели (за каждую выполненную после успешного выполнения задания присваивается 1000 единиц энергии) — 1) достигнуть оптимальной физической формы для успешного выживания, в случае деградации магического тела — выполнено. 2) Достигнуть максимума в развитии магических аспектов для текущего возраста — выполнено. 3) Превзойти максимум магических аспектов, не пострадав в процессе — выполнено. 4) Естественным образом прорвать ограничения развития магических аспектов — не выполнено.

* * *
Ещё спустя пару месяцев после этой содержательного диалога я смог выполнить все условия. Теперь я и вправду был готов к Инициации, чтобы она собой не представляла. Но если даже я не справлюсь, со всеми приготовлениями, то не знаю тогда, как обычные дети волшебников их проходят то…


Впрочем, у меня уже был ответ — им могут помогать их родственники по крови каким-то образом. Это со слов самой Эмили, что таковой как раз и была. Её муженёк ничем мне помочь в этом плане не сможет, лишь подготовив какие-то травы. Не знаю, что они там сделают и помогут ли вообще, но это лучше, нежели ничего.


Я лишь заметил, что Эмили часто делала какие-то зелья, тайком подливая мне их в еду и напитки. Я их проверял прежде, чем пить.


Укрепляющая настойка — мягким образом ускоряет восстановление организма от физических или энергетических воздействий. Даёт больший эффект, при систематическом и правильном применении до, после и во время этих воздействий.


Конечно, сразу мне описание не открылось. Но не будучи глупым, я тайком воровал зелье, поя им всяких крыс и диких животных, уже потом наблюдая визуально эффекты и проверяя Оценкой состояние животных.


А с теми всё было не только хорошо, а скорее прекрасно — животные стали более здоровыми даже на вид, ведя себя активней и проворнее прочих других. Успокоившись, я смело принимал зелье, не совсем понимая правда, зачем это делать сейчас, а не во время самой Инициации. Ну да ладно…


Приближалось семилетие, у меня настало трудное время — хотя в клубе перестали прямо упоминать о моём становлении внутренним учеником, косвенно со мной много говорили на эту тему, перечисляя всякие преимущества и прочее. Конечно, я это игнорировал.


Пришла осень, начался третий год учёбы в школе. Уже третий год, быстро летит время — ещё вчера только поступал, а уже сегодня повестка. Ну, не будем о грустном…


На третий год у нас разнообразились предметы, усложнилась программа, появились экзамены в том виде, к которому я привык в той жизни — теперь будут реально спрашивать, а не сюсюкаться. Поддать хардкору!


Отношения с Лили были стабильными, насколько это было возможно на текущем этапе — они постепенно углублялись, грозясь когда-нибудь перерасти во что-то большее. Может в любовь, а может и в ненависть, я не знал. Но я был готов ко всему.


Бобби наступали и отступали иногда, неся многочисленные потери — в какой-то момент всё резко прекратилось и я, уже будучи чувствительным к энергии почувствовал что-то странное в воздухе, прям как в том парке и как-то быстро ситуация с желающими себе лучшей жизни русскими устаканилась. Подозреваю, что это работа волшебников. Впрочем, это пока не моё дело…


Ведь теперь всё опять стало спокойно — пришлось подождать примерно пол месяца, прежде чем расчистили улицы, убрали трупы и уладились прочие неприятности. Я наконец-то мог вернуться к своей любимой работе — наркокурьером. Люблю запах свежескошенной травы по утрам, если вы понимаете, о чём я…


Будучи наглым и физически крепким ублюдком, я мог без особых проблем браться даже за самые сложные задания, что не уступали в своей проблемности тому делу, где был замешен Мартин и бобби.


Но с тех пор и я сам изменился — ростом 130 сантиметров, я был 30 же килограмм веса, безраздельно властвуя в своём возрастном диапазоне. А учитывая физическую форму и цыганские фокусы в виде телекинеза, я мог часто отвлекать кого-то, проскакивая незамеченным или наоборот — кого-то победить, ранив или обманув. Как говорится — на войне все средства хороши.


Также я не забывал о боксе. Но вылезла проблема, откуда не ждали — сильно превосходя других физически, я просто не мог уже тонко контролировать свою силу, часто мощными и жёсткими ударами либо нокаутируя противников, либо вынуждая сдаваться их в спаррингах.


А компенсировать настоящий бой боем с тенью или избивая мешок я мог лишь частично. Нужен был реальный соперник, желательно схожей физической формы и подготовки или даже превосходящий. Но где я такого найду…


Не желая уступать этому миру и тут, я просто боксировал мешок со стружкой, почти до предела повысив его жёсткость и уже не щадя свои почти стальные руки. Руки, которые я хотя пока и не сделал подобные тем, как у признанных авторитетов и мастеров каратэ или ушу, но сумея дойти до высокого уровня всего за несколько лет, сохранив при этом своё здоровье и здоровье рук.


В итоге, когда случилась инициация, я уже был на пределе своих возможностей. Пожалуй, мне действительно нужна качественное преобразование. Посмотрим, что это у нас за зверь такой — Инициация.

* * *
Конечно, я с внутренней усмешкой ждал, что ровно в полночь на моё день рождение, когда карета вновь обратиться тыквой, я вдруг волшебным образом переживу некое преобразование или, если угодно — метаморфозу.


Впрочем, любые усмешки исчезли, когда как раз ночью я почувствовал, как моё тело… будто нагревается. Не знаю, как объяснить, но это не было похоже на то, как если бы у меня была температура, напоминая процесс улучшения зародыша ядра и меридиан, только НАМНОГО интенсивнее. Судя по всему, началось. Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне удачи…


Успокоившись, я волевым импульсом смог подавить любые эмоции, быстро встав и, пока меня ещё не накрыло, быстро пойти в комнату к Эмили — пока ещё моему единственному идейному союзнику в этой жизни. Пока ещё единственному. И пока идейному, впрочем…


— Мама. — Я бесшумно проник в комнату, оказавшись перед ней как раз тогда, когда она вдруг проснулась, холодно на меня смотря и будто желая достать что-то на рефлексах из-под подушки. Талант не пропьёшь, ручки то ещё помнят. — У меня температура поднялась…


Ещё пару секунд её выражение лица играло мимикой как у Эмилии Кларк, то выгибая брови, то делая их домиком — ну да, я так и ни разу за все эти годы не назвал её матерью. Впрочем, её глаза резко расширились, когда она поняла смысл сказанной мной фразы.


Мощным ударом ноги она спихнула мужа с кровати. Тот как был закутан в одеяло, так и упал, даже не сразу проснувшись. Меня в это время подхватили, таща в мою комнату.


— Так, так, так… — Она нервно облизывала губы, трясущимися руками обмазывая моё тело какой-то мазью, литрами в меня вливая ту самую настойку и тихим шёпотом шепча что-то похожее на молитву. Или заклинание, учитывая эту вселенную. Я может и быдло, на латынь могу отличить по звучанию — она демонов хочет призвать или температуру ребёнку сбить?


Конечно, я лишь бравировал, немного переживая — хрен его знает, как там на практике всё пройдёт. Было бы всё так просто, на хрена бы тогда делать такие приготовления что мне, что ей?


— Мама…


— Мм? — Не отвлекаясь, она обмазала почти всё моё тело, иногда меня даже переворачивая, ожидая, пока мазь впитается в кожу.


— А можно пи-пи? — Невинно предположив, желая поржать, я аж закрыл глаза, увидев застывшее выражение лица и пустой взгляд, обращённый в мою сторону. — Мама страшная…


— Выпорю… — Мрачно это пообещав, она отошла от меня на пару шагов, махнув рукой от двери в свою сторону.


Зашёл её муж, с которым я за эти годы контактировал поскольку-постольку, поддерживая ровные и нейтральные отношения, часто с ним говоря о спорте и всяких мужских делах. Но, что характерно — ни он меня не называл сыном, ни я его отцом. И это было очень даже верным, зная нашу общую историю.


Он ей передал какие-то другие зелья, отличные от мной ранее принимаемых. А это видимо, чтобы наверняка. Жаль, я не смогу даже с Оценкой понять, что же эта фигня со мной сделает, мне нужно хотя бы самому её раз принять, дабы Система поняла и уже в виде сообщения для меня сформулировала эффект.


А я меж тем всё лежал, чувствуя… что всё в пределах нормы, хотя и на грани возможного — за эти годы я смог привыкнуть к чувству энергии, сейчас будто наяву переживая те тонкие процессы, что творились в моём организме.


А закрыв глаза, я будто провалился в доселе неизвестный мир, наполненный переливчатыми красками и прочими, доселе неведанными вещами. Вокруг была целая палитра цветов, что были моей энергией. Энергия, что целыми реками неслась по моим Меридианам, пытаясь разбить крепкие и эластичные основные и малые каналы, дабы они могли дальше, через своё разрушение и последующее восстановление в будущем стать больше, крепче, эластичнее.


Как-то внутренне их различая, я как бы огляделся вокруг, вскоре найдя и ядро энергии. Это был массивный, сверхплотный колосс, который состоял из сжатой энергии. Стенки его подвергались атаке, покрываясь маленькими трещинами, что ветвились и выпускали часть моей энергии вовне, сразу принимая энергию из Резерва.


И всё было хорошо — резерв уплотнялся за счёт сверх плотной и сверх чистой энергии из ядра. Эта энергия проникала в моё физическое тело, в самые его глубинные части, оседая в костях и мышцах, всё повышая уровень и качество моей энергии. Само ядро тоже как-то улучшалось, по-видимому, пульсируя и по чуть-чуть увеличиваясь в размерах, как и трещины на нём. Некоторые из которых, правда, постепенно заживали. Меридианы переживали очень схожие процессы, помогая и страдая от обоих аспектов, предоставляя им энергию и за счёт этой же энергии понемногу разрушаясь и сразу образуя новые, более плотные и качественные каналы.


Вскоре я понял и предназначение мази — она помогала покидать лишней или грязной энергии тело, уже новой энергии облегчая доступ к нему. Она открывала малейшие поры на моём теле, также забирая скопившуюся энергию, которая потенциально могла мне повредить.


И всё было хорошо. Хорошо, пока я не почувствовал нечто чужеродное в моём теле.


Сначала я не придал значение некоторой грязной энергии, проверив её Оценкой по привычке, даже не вспомнив сразу, в каком я сейчас виде. Оценка сработала и показала мне, что эта энергия — скопившиеся токсины от той самой настойки, что я принимал. Она успокоила меня, поведав, что они сами со временем покинут организм.


Вот только зря я успокоился.


Я лишь почувствовал странную боль, сразу находя её источник — это было ядро энергии, которое было на критической фазе и сейчас… будто покрывалось плёнкой?


Весь мой организм будто взбесился — так быть не должно! Проверив плёнку Оценкой, я обомлел.


Яд магов — ночные охотники давно поняли, что носители духовной энергии слишком опасны для их племени, разработав специальный состав, создавая для себя удобный источник питания по указке Старейших. Увы, они исчезли как вид, лишь оставив для других своё наследие — ими и воспользовались древние римские маги, начав отравлять и ослаблять магов варварских народов, делая их волшебниками и искажая саму суть бытия магов. Теперь их ядро энергии больше никогда не увеличится в размерах, теперь они будут лишь слабыми смертными, никогда не приблизившись к Высшим.


Целые реки объединились в бесконечное море энергии, пока я молча перерабатывал информацию — какой яд, какие древние и высшие? А самое главное — откуда? Мать перемать, это ведь не могла быть Эмили…


Лишь огромным количеством энергии я смог смыть эту пакость и не дать ей проникнуть в ядро, так и не сумев окончательно выгнать её из своего тела.


После этого я запер эту пакость в тисках своей воли и клетке из энергии, возвращаясь в реальный мир.


Ударов руки я выбил зелье из рук девушки, сразу искусственно вызывая тошноту. Закричавшую девушку я отрезвил хлёсткой пощёчиной, а набычившегося мужика я без разговоров отправил в нокаут, ударив ему в нижнюю часть челюсти.


Понимая, что нельзя оставаться сейчас здесь, я просто быстро оделся, выскочив посреди ночи на улицу и убегая в знакомые и родные трущобы.


Всё ещё находясь под впечатлением от Инициации, я смутно чувствовал обострившейся интуицией, что… я будто не управляю сейчас своим телом. Куда я побежал и зачем, почему так быстро?


Но вскоре мои вопросы разрешились, когда я увидел мрачное здание далеко впереди себя и надпись над его воротами: Приют Вула.


Тело остановилось, пока я думал — Вула, Вула, Вула… что-то знакомое. А где я слышал это имя или название? Выглядит приют тоже знакомо. Хм…


Пока я думал, я уже успел куда-то отбежать, вдруг видя идущую группу странно одетых детей, которых вела женщина средних лет, что я сразу узнал, расширяя глаза и прячась. Да ну нахрен, не могло же мне так повезти…


И тут я увидел среди десятка детей мальчика моего возраста, с голубыми глазами, чёрными короткими волосами и тяжёлым, каменным выражением лица. Одет он был неказисто. Но я его сразу узнал.


— Ну здравствуй, канон. Здравствуй, Том Марволо Реддл…

6. А жизнь то не налаживается

Было много семей с именем Бёрк. Но одна такая была исключением, будучи несколько особенной сама по себе, сумев дожить до современного времени, пройдя крещение огнём и временем.


Эта семья была одна из многих, что несла в сути своей кровь нормандских викингов, что века назад смогли захватить эту землю, привнеся в неё свои обычаи, культуру и, самое главное, кровь.


Но самое главное отличие, которое позволило этой семье, что были прямыми потомками иноземцев выжить в трудных для себя условиях, когда все были против них или как минимум предвзяты, была таинственная сила — магия.


Магия, что с собой также привнесли их далёкие предки иноземцы. Их сила была жестокой и холодной, как ледяные ветра фьордов древней Скандинавии. Она разительно отличалась даже подходом в использовании, не говоря уже о самой специфике таинственной энергии, что с древности разные народы называли по-разному, но все применяли примерно одинаково — для убийств или собственного выживания.


Различия начинались уже хотя бы с того момента, когда Рим решил купить древних королей ещё зарождающейся Европы, желая раскинуть своё господство ещё дальше, предупреждая восход новых сил в этом регионе рядом с собой.


Могучие римские маги были дальновидны — они уже чувствовали наступающий перелом времён, знали о своём уже ушедшем могуществе. Они были всё менее могучими, нежели во времена войн и расширения. Им нужны были новые рабы, новая сила, новая кровь.


Но они просчитались — именно они стали той соломинкой, что переломила верблюду спину и позволившая Европе расцвести на обломках Великой Империи. Рим пал, но его наследие продолжилось, иногда помогая расцвести странам, иногда отравляя их семенами, что ещё века назад должны были взойти и помочь своих уже ушедшим владыкам, но так и оставшиеся спать, ожидая подходящего момента.


Одним из таких семян были ритуальные практики, магические традиции и приёмы римской магической школы, что частично переняли себе народы Европы — это использование магических концентраторов, что были новомодными во времена самой Империи, но ставшие обыденностью к сегодняшнему веку.


Но даже тогда были отличия — эти самые концентраторы воспринимались скорее, как инструмент или, иногда, и вовсе игрушкой. Ну какой уважающий себя маг будет привязывать свою жизнь к, допустим, какой-то там деревянной палочке? Они были удобны, иногда даже незаменимы, особенно на начальном этапе, но никто в здравом уме не мог представить, что века спустя приличный маг будет смертным, что без своей палочки не может ничего сделать.


А именно так и хотели сделать римские маги — обладая огромным количеством магических артефактов, знаний давно ушедших эпох и количеством магов, они смогли построить новую магическую парадигму. Они желали родить нового бога, что был бы подвластен их воле.


Бога, которому бы поклонялись волшебники варварских народов, завися от его силы и неспособные без него и своих концентраторов сделать и шагу против своих хозяев. Проект, времён расцвета магии ушедшего Шумера, достойный Вавилонской Башни и могучих архимагов древности. Проект, что высечет имя Великой Империи в самой сути мира, сохранив имена его основателей в веках и тысячелетиях Новой Империи, что раскинет своё могущество на весь мир!


Жаль… что Рим всё-таки пал. Но процессы уже были запущена, ничего уже нельзя было обернуть вспять.


Постепенно в Европе и самом мире наблюдался спад магических искусств. Не говоря уже о новых знаниях, забывались и старые практики, иногда умирая целыми народами, как это было с индейцами, Майя, ацтеками. И хотя Рим своим паденьем дал жизнь семенам новой, более доступной современной людям магии, он же и превратил некогда могучих существ, что в незапамятные эпохи могли спорить с самими богами, в простых смертных людей, что без своих жертвенных кинжалов или волшебных палочек ничего не могли противопоставить другим магическим народом.


Так маги и обратились волшебниками, подвергаясь гонениям обычных людей, которых вела чужая для этого мира сила. Сила, что сама хотела властвовать над другими…


Конечно, происходило это не только из-за влияния Рима, он был всего лишь одним из факторов и то лишь поверхностным. Намного более опасным для магических существ и магов в целом стала некая сущность, что смогла выжить и сбежать века назад от Рима. Её европейцы называли Мать-Магия или просто Магия. Ей они возносили свои заклинания, во многом перейдя на ритуальные практики, вместо влияния на мир своей волей. У неё они получали силу, используя её через концентраторы. Вкупе всё это привело к их падению…


Впрочем, это чуть в меньшей степени коснулось сначала племени, потом семьи, а потом и рода Бёрк. С веками этот род смог соединить традиции обоих культур и магических систем, предотвращая излишнюю деградацию и стагнацию самой сути магии.


Но ничто не вечно. Некогда великий Шумер, что воспевался самими богами в веках и что высек в ноосфере мира неизгладимый след, обратился песками и покинутыми зиккуратами, что холодным и пустым нутром отпугивают мародёров любых мастей, что слишком хорошо знают опасность таких могильников.


Пал и Рим, что почти смог править миром, как и многие Великие Империи до него. Пал и род Бёрк, что привлекал слишком много жадных взглядов и не очень приветствовался среди коренных жителей этого региона. Всё шло своим чередом…


Это было начало девятнадцатого века. Века непростого для рода Бёрк, который хотя ещё и держался, но уже чувствовал — близка погибель и отнюдь не славная. Чувствительные члены рода ощущали леденящий холод далёкого и родного по сказаниям предков Нильфхейма, обителя тьмы и холода.


Этот род никогда не был особо многочисленным, имея на своём пике лишь тысячу человек. Большинство из которых, конечно, были обычными людьми. Хорошо если десятая часть всех этих людей имела магические способности. И лишь примерно десятая часть последних была по-настоящему опытными и сильными магами, что были столпами рода, поддерживая его от падения и смерти. Поддерживали, пока могли…


Ибо менялось время, род Бёрк не смотря на заветы предков всё больше как омагливался, так и смешивался с местными традициями — прежде, например, они жили издавна в неприступных каменных крепостях, что враги даже при сильно кратном превосходстве просто не могли взять, пока некоторые из них не перебрались в чуждые для них маноры. За что потом и поплатились, будучи взятыми врагами без особых проблем и либо уничтоженными, либо захваченными в плен, что прямо повлияло на падение рода Бёрк.


Древние крепости веками укреплялись и зачаровывались. Они не сдавались под внешним напором, служа своим хозяевам с правдой и честью. Но были преданы, самими хозяевами, пав изнутри…


В роду всегда были инакомыслящие и другие элементы, потенциально роду угрожающие. Если они были из внешних ветвей рода, они сразу или тайком убивались, или как-либо устранялись. Если из главной ветви — строго наказывались или ссылались в крайнем случае во внешние ветви.


Но подобно старому дереву, что из года в год лишь гнил изнутри и клонился к земле, род всё более полнился такими вот возможными предателями всех мастей, которым пока не приходили крамольные мысли в голову. Не приходили, пока не пришло влияние извне…


Будучи далеко не самым сильным, хоть и воинствующим родом, Бёрки часто подвергались нападкам Священных Родов Англии, как себя они называли. Это Малфои, Блэки, Флинты, Мраксы и другие. С первыми тремя у них были даже брачные договоры и хрупкое перемирие. Те были могущественными и тёмными родами, с которыми Бёрки, не смотря на свой нрав, предпочли всё же хрупкий мир славной и последней битвы. Это был один из многих шажков, что подтолкнул их сначала к краю пропасти, а потом уже с неё.


Вскоре вражеские роды воспользовались внутренней усобицей Бёрков, подговорив некоторые внешние ветви — те открыли врата крепостей в решающий миг, поставив свой род почти под угрозу смерти. Род Бёрков устоял в этот раз, стены крепостей хоть и трещали, но, как и века назад лишь молча терпели могучие удары тёмных волшебников. Но уже здесь было видно — род ослабел и, хотя последний его час не настал, он был очень близок.


Конечно, главная ветвь сразу всё поняла — каждого члена рода опутывал целый комплекс заклятий, некоторые из которых обойти не удалось. По косвенному признаку удалось понять, что предатели понесли заслуженную кару от чар — кто-то стал сквибом, кто-то обычным человеком без способностей, кто-то лишь немного пострадал. А вот некоторые обошлись без потерь, вовсе сбежав без наказания.


Было поздно сожалеть о былом — безо всякой жалости предателей подвергли смертной казни, прировняв к врагам рода и навеки лишая свой род гниющих частей. В текущей ситуации это был единственно возможный вариант.


Но предатели рано радовались — когда они уже смогли убежать из прежде неприступной крепости, их окружили ждавшие их вражеские рода, вырезая ослабленных и лишённых сил магов как скот. Те сыграли свою роль и больше уже были не нужны. Да и предателей нигде не любили…


Род Бёрк потерял слишком многое в тех событиях — крепости, подданных, членов рода и обычных людей в их подчинении. Вскоре осталось всего несколько десятков человек, которые бежали кто куда. Большая их часть состояла хотя и из могучих магов, но была уже слишком старой, дабы вновь дать потомство. В основном это были женщины и дети.


Мрачные старики решили — лягут костьми, но разгрызут в последней битве горло своим врагам и обидчикам, давая шанс своим детям и внукам на новую жизнь. И пусть уже никто не споёт великих од в их честь, пусть имена их будут забыты и прах останется лежать на чужой земле, похороненный не по обычаям предков, они заставят своих врагов запомнить некогда славное имя рода Бёрк!


Это уже были двадцатые года того же столетия. Минуло почти сотня лет с тех пор, как некогда известный и довольно сильный род Бёрк остался лишь в страницах истории.


К сожалению, род так и не восстановился от смертельного удара, так и не сумев объединится всеми членами рода в единую структуру, вновь став хотя бы большой семьёй. Все разбежались кто куда — кто-то рванул на прародину предков, кто-то просто покинул Англию в поисках лучшей жизни, кто-то остался на родной земле, а кто-то… не смирился. И пошёл в последний бой безо всяких сожалений. Как учили некогда молодых членов рода — нужно жить без страха, имея мужество умереть без страха. Не страшно бояться. Страшно не понимать своего страха, обличая его в сотни ипостасей и боясь тем самым самого лишь безобидной тени своей.


Но с тех пор прошёл целый век — многие из сбежавших вообще не оставили после себя потомков. Кто-то уже был бесплоден, кто-то устал бороться, а кто-то следовал заветам предков, не желая родниться с простыми людьми или не достойными, по их мнению, людьми.


Были и исключения. Одной из них стала семья Беркли, что вынуждены были изменить своё некогда гордое родовое имя на новомодную и частую в текущее время фамилию, боясь ужасной расправы.


Они поселились аж в самом Лондоне, руководствуясь простой идеей — быть на видном месте, будучи скрытыми, пока не будут шевелиться.


И они действительно не предпринимали никаких действий, аж до самого рождения новой надежды. Надежды, которая носила имя Альрик Беркли. Его мать верила, что древнее имя и силы в нём помогут если не возродить их павший род, так хотя бы сохранить от падения их маленькую семью Беркли.


Но она ошибалась — при рождении ребёнок оказался очень одарённым магически. Ещё живой могучий волшебник, что помнил падение рода Бёрк хмуро исследовал мальчик, поведав, что у них огромные проблемы — этот мальчик станет не их надеждой. А их погибелью…


Они не знали, но уже почти все другие семьи их рода, кроме одиноких и глубоко спрятавшихся членов славного рода уже были вырезаны. Причина тому проста — общими усилиями их враги смогли создать тёмный, кровавый и очень могущественный для нынешнего времени ритуал, что был достоин называться шедевром нынешних новых магических искусств.


Он позволял отслеживать ЛЮБЫЕ магические активности на большом расстоянии. И хотя это было на первым взгляд незначительно, но… фактически означало, что малейшее применение магии у волшебников с кровью Бёрк ведёт к их скорой смерти.


Но хотя он был могущественным, он уже успел устареть — были живы потомки Бёрков, что просто смешались с другими семьями, разбавив свою крови, тем самым полностью или частично выходя из действия ритуала. Увы, хотя это было верно и для семьи Беркли, которые уже успели расслабиться, но слишком аномальным был новорождённый. Как и было сказано — надежда сменилась отчаянием.


Опять вынужденные сбежать, семья Беркли хотя и смогла это сделать, но понесла потери — их нашли и почти истребили. Сбежать смогла лишь одна молодая девушка, её звали Эмили.


Эмили уносила с собой уже далеко не новорождённого малыша, который был причиной их погибели и новой надеждой. Он смог выжить, но претерпел ряд изменений.


Глава семьи думал недолго, прежде чем раскрыл своё и своей семьи местонахождение своим врагам, впервые за век применяя могучую и древнюю магию, изменяя саму суть ребёнка.


Он думал просто — столь сильное магическое возмущение, как мальчик с огромным даром будет как мяк во тьме для врагов. Будучи с ним даже на другом конце света, они рано или поздно оказались бы пойманными — так что, он придумал одновременно простой и сложный план.


Простой в описании и почти невозможный для нынешних волшебников в применении, слишком уж те перестали быть учёными-магами, став смертными с палочками.


Он выглядел так — почти полностью и точечно уничтожить магический потенциал ребёнка, одновременно меняя саму его суть, превращая того из Альрика Бёрка по крови в полукровку Бёрков, Адама Беркли.


И хотя всё звучало просто, на самом деле волшебник едва смог это сделать, даже едва не потеряв самого ребёнка в процессе. Тот полностью потерял свою магическую природу, став обычным ребёнком. Впрочем…


Он смог изменить не только это, он внушил самому миру, что никогда не рождалось того, кто был бы известен этому миру как Альрик Бёрк, полностью меняя внешний вид мальчика, историю его рождения и прочее. Подвиг, обычно недоступный даже ему, прежде сильному магу. Но он за это поплатился…


Прежде ещё не старый мужчина, даже внешне полный сил за один день стал седым старцем, что даже передвигаться мог с трудом. Да, он сделал почти невозможное, меняя саму суть мироздания своей волей. Но цена тому была огромна — мир и новая сущность, контролирующая магию, забрали почти всю его жизненную силу, обрекая на скорую смерть.


Так и вышло — он планировал отослать остальных людей своей маленькой семьи, планируя принять свой последний бой, сделав что мог и уходя без сожалений.


Но враги были проворнее — они прибыли куда раньше, чем он ожидал и ударили неожиданно, не дав членам семьи убежать.


Та битва почти прервала последние остатки рода Бёрк. Старик бился до последнего вздоха, могучими ментальными таранами сминая хрупкие сознания слабых волшебников и беспалочковой магией разя точечной или стратегической магией отдельных опасных людей или целые группы атакующих.


Но всему приходит конец — силы старика, бывшие и так истощёнными, наконец закончились. Не дрогнули в последней битве и его сыновья с дочерьми, смело встречая свой конец. Но, конечно, они уже не могли ничего изменить — всё было предрешено.


Эмили с Адамом пришлось сначала покинуть Лондон, вернувшись туда через год. Понимая, что осталась одна, она почти сошла с ума, не зная, что же ей делать.


Благо, что у неё было прежде много знакомств — бывшие друзья, знакомые и даже ухажёры.


Пытаясь получить у некоторых из них помощь видя лишь неожиданно холодные взгляды и равнодушие, она вдруг встретила молодого парня, что очень давно и с самого детства пытался добиться её руки. Тогда она лишь презрительно на него смотрела — он был сквибом, изгнанным из какой-то малоизвестной семьи. В былые времена она с ним даже не разговаривала особо, лишь тешась его тщетными попытками её добиться. Но, конечно, ситуация изменилась…


Он ничего не знал о её происхождении, всегда будучи искренним человеком, которому просто понравилась когда-то красивая, весёлая и смотрящая на мир наивным взглядом девочка. Конечно, он что-то подозревал, видя привычное для аристократических родов чопорное и холодное поведение девочки, ведь та явно не хотела с ним якшаться, будто боясь запачкаться об него, но его это лишь привлекало в попытках добиться её расположения.


Конечно, когда он встретил в трущобах Лондона смутно знакомую хрупкую фигуру, он не узнал её сразу — мало ли, какая-то старая знакомая, среди бывших уличных детишек, что росла вместе с ним на этих памятных улицах? Но тут он увидел эти глаза.


Глаза, что смотрели на мир уже не так наивно и оптимистично, как он помнил, став холодными и будто застывшими, но всё ещё будящими старые воспоминания. Глаза, что пересеклись с его и родили странную связь между двумя людьми, навсегда связывая их вместе и определяя их судьбу.


Не сказать, что его не напрягло наличие у девушки маленького ребёнка, но… он уже понимал, что никуда не сможет деться от этой девушки, иначе не сможет потом спокойно жить. Родители воспитывали его просто, отец воспитал сына на совесть — раз уж ты взял ответственность над чем, то делай это до конца и по совести. Будь то своя жизнь, любовь или даже забота о ребёнке, что и не был твоим. Но был ребёнком, о котором заботилась твоя женщина.


Уже потом он узнал, что он не был сыном его ныне жены. Сказать, что его это обрадовало, значило бы несколько преуменьшить действительность. Но узнать все детали этой непростой истории он так и не смог, зная лишь о том, что это ребёнок толи сестры его любимой, толи ещё кого.


Не то, чтобы Эмили не доверяла своему простодушному мужу, но… она слишком хорошо понимала, что лучше похоронить такие знания в глубинах истории. Когда Адам, точнее Альрик сможет пробудить свои силы с годами, она, уже будучи старухой сможет его предупредить о возможных опасностях, ему грозящих. Тогда она будет ему не нужна. Впрочем, по словам основателя их семьи — во время третьей Инициации Адам вновь станет по крови Бёрком. К тому времени он должен быть готовым возродить былую славу их рода или умереть вместе с ним — основатель был старой закалки и, хотя верил в надежду, но не тешил себя иллюзиями. Если суждено было встретить конец, конец свой он хотел встретить достойно, сумев выдержать взгляды предков. Такую же судьбу он предначертал и своим потомкам.

* * *
Меридианы (средняя стадия, начальный этап) — повреждения не фатальны. Требуется длительное восстановление в количестве не менее полугода. На время восстановления пользователю запрещены прямые манипуляции энергией во избежание фатального краха и распада меридиан, что вскоре приведёт последовательно к распаду других магических аспектов и, возможно, смерти пользователя. Внимание! Обнаружены остатки чужеродного влияния, пагубно воздействующии на естественное восстановление и развитие, рекомендуется удалить эти остатки.

Резерв энергии (средняя стадия, начальный этап) — физическое и магическое тело получили тяжёлые, хотя и обратимые глубокие травмы. Следствием этих травм может являться то, насколько сильно пользователь разовьётся в дальнейшем. На время восстановления сроком полгода пользователю рекомендовано не допустить распространение чужеродного влияния внутри своего организма, если он не желает навсегда остаться на текущей стадии, количество энергии — 50(10)/100. Внимание! Часть энергии и воли пользователя теперь будут запечатаны, дабы прекратить распространение на организм чужеродного влияния.

Ядро энергии (средняя стадия, начальный этап) — получены повреждения в результате первой Инициации. Срок восстановления — год, количество энергии — 120(60)/120. Внимание! Часть энергии будет частично запечатано и постоянно использоваться, дабы ускорить восстановление ядра энергии. Пользователь может перенаправить больше своей энергии на восстановление, дабы срок сократился.


Ну, сказать, что я не удивлён, значило бы промолчать. Нет, я ожидал проблем, на такой жопы я не мог предвидеть. Не то, чтобы я подробно прописывал характеры этих двух человек, но ожидать того, чтобы Эмили где-то найдёт подобное дерьмо и решит меня зачем-то им напоить? Если бы не это пойло, мда…


Впрочем, это были ещё не все неприятности.


Степень изменения канона — ничтожная (есть риск повышения уровня). Внимание! Чем выше уровень изменения, тем выше шанс на разоблачение перед волей мира! Внимание, пользователь подвергся неосознанному влиянию воли мира, пройдя Инициацию и, тем самым, усилив её над собой контроль. В последствии удача пользователя понизилась. Рекомендуемые действия — подождать, пока последствия Инициацию пройдут и подождать, пока пропадёт риск повышения уровня изменения канона. Рекомендуемое время ожидания — минимум 3 месяца. На это время пользователю не рекомендуется любым образом контактировать с кем-либо или чем-либо, что значительно собой олицетворяют так называемый канон этой вселенной — персонажами, знаковыми местами, вещами и прочим.


У меня уже не было сил ругаться. Этот мир и его поганая воля сначала смогли через Инициацию мне навредить, потом привели к Тому, когда я едва смог скрыться от глаз детей, где я же сам чуть не рискнул вообще сдохнуть от того, что меня заметит какая-то там воля мира. Теперь я понимаю фразу о том, что воля мира меня уничтожит, если обнаружит. Удача ещё, мда — прям всё одно за другим.


Увидев Тома, я сразу спрятался, кидаясь в ближайшие кусты. Хотя я тогда ещё не знал о изменениях по поводу воли мира я и так понимал, что соваться к нему сейчас — не самая лучшая идея.


Подождав, пока воспитательница уведёт детишек, я ещё немного посидел, чувствуя себя не очень хорошо. Хотя Инициацию уже завершила свои основные процессы, меня всё равно накрывало. Надо было где-то отсидеться, хотя бы пару часиков или денёк. А вот где только?


Домой я пойти не мог. Вот приду я туда, даже если Эмили и её муж не хотели мне зла, они всё ещё полны благих намерений. Как простой ребёнок без авторитета на них простыми словами я не смогу убедить их в том, что вливать в меня ту бурду не нужно. Наверняка, усни я, Эмили тайком всё-таки свяжет меня и будет отпаивать этой дрянью. И где она её только взяла, неужто сама сварила?


Был ещё вариант пойти в трущобы, но… проблема то в том, что я магически сейчас был натурально инвалидом и довольно долго я ещё не смогу применять тот же телекинез для хотя бы защиты. Значит, идти в свою банду не могу — в случае чего вряд ли я смогу противостоять хотя бы нескольким людям лишь телом. Которое тоже ноет, хотя и так, будто я лишь тяжело тренировался.


В итоге я остановился на простом варианте — пойду я отосплюсь в каком-то из многих заброшенных домов наших трущоб. Надо бы, правда, аккуратнее, дабы бобби не повязали…


Но, естественно, без приключений не обошлось.


Сначала я не удивился большому количеству людей в трущобах, как и многочисленным бобби в них же — тут постоянно были разборки банд и не только. Опять же, бобби никогда и не уничтожали преступность на корню — жить то им надо было с чего-то в будущем?


Но когда меня уже раза два успели задеть, один раз чувствительно попав в ногу какой-то палкой, а в другой попросту кинув камень в спину, я заподозрил неладное, вынужденный быть ещё более осторожным, нежели обычно. Я уже и не помню, когда на меня вообще первыми нападали в трущобах — многие меня тут знали, многие боялись, у некоторых я даже был в авторитете. А тут какие-то малявки… новая банда, видать.


И сейчас я был вынужден, немного прихрамывая убегать от пятёрки грамотных ублюдков, что я пока никак не мог осилить в честной борьбе — будучи задолбанным, я потерял в скорости реакции и силе удара, иногда ошибаясь и реагируя с запозданием. Противники это заметили, едва не окружив, умело этим пользовались, сменяя друг друга и изматывая меня издалека, изредка колотя. Конечно, я убежал. Я не идиот, чтобы умирать из-за какой-то гордости и прочей ерунды. Надо будет их потом найти и либо самому убить, либо подговорить… млять!


Но тут я услышал звуки чьего-то приближения спереди. Я не видел, кто там бежал, но слышал приближающиеся шаги и отрывистые крики — кто-то кого подначивал, толи прося остановиться, толи нечто подобное. Судя по всему, кого-то гонят в мою сторону. Как же вовремя…


И так вышло, что тот проулок был единственным вариантом — слева и справа были лишь стены домов, что возвышались вверх иногда очень высоко. По ним я даже в лучшее время бы не забрался без оборудования, а в таком состоянии и с хвостом…


Не останавливаясь, я продолжил бежать в сторону проулка, до которого оставалось метров 10. В обычное время я был мог секунды за три пробежать такое расстояние, а тут…


Вынужденный экономить силы и мыслить расчётливо, я также периодически бежал, дёргаясь в стороны, как бы зигзагами. Эти ублюдки за мной кидали какие-то железки, камни, иногда даже какой-то мусор в меня, который только что подобрали. Это здорово мешало.


Но вот роковой момент свершился, я столкнулся лоб с тем, кого гнали в мою сторону. Точнее с теми. Девчонками, якорь им в жопу. Очень наглыми и неприветливыми. Как их неприветливость связана с якорем? Самым прямым образом.


Без раздумий девочка моя возраста попыталась провести целую связку ударов, на очень даже хорошем уровне — это был странный гибрид каратэ и бокса. Она пыталась разбить одним ударом мне лицо, как будто бы ударив вскользь и легко, двумя другими ранее ударяя в горло и живот.


Вообще, почти любому стало бы несколько грустно от такой связки. От грусти он может и не сдох бы, но как минимум прилёг бы отдохнуть на землю. Благо, что я не был почти любым.


На автомате я напряг пресс, попросту игнорируя слабый для меня удар в живот, заблокировал другую руку, уводя её и желая было её сразу заломать, чтобы наверняка, одумался — а кто потом воевать с вражинами будет, коих ещё 4 прибежало со стороны девчонок?


Так что, тыльной стороной ладони я просто вдарил ей для профилактики по щеке для отрезвления, толчком отправляя в руки другой девочки, что уже почти успела подбежать ко мне.


— Успокойтесь, я не с ними. За мной ещё пятеро, предлагаю вместе… — Я не успел договорить, как вторая из них кивнула, переключая внимание с меня на окруживших нас товарищей. А вот здесь возникла интересная ситуация…


Взгляды моих и дамских преследователей пересеклись. Искра, буря, безумие…


Пару секунд дети разных возрастов друг друга изучали, прежде чем не началась перепалка. Пока что словесная.


Слушая о том, как часто кто-то водил в театр чью-то матушку, после уединяясь с нею в гостиничном доме на ночь, я сумел понять — господа не из одной банды. Судя по всему, они даже друг друга не знают. Что не мешает им словесно смешать противника с грязью под ногами. Судя по всему, выгоду никто не хотел отпустить, но каждая сторона опасалась другой — ни у кого не было серьёзного оружия, но мусор под ногами лежал исправно и решай всё количество, войны были бы бессмысленны.


Впрочем, я заметил интересную деталь — за меня мои преследователи ратовали не столь сильно, в отличии от своих коллег. Ну ещё бы, мда.


Впрочем, я заметил не только это — дамочки переглядывались и явно хотели под шумок свалить. Валить, правда, особо некуда было — всего два выхода, которые были перекрыты нашими друзьями, что до сих пор спорят о том, кому достанется монета.


Та самая боевая девчонка стояла с разбитой губой, периодически сплёвывая на гранитные плиты переулка кровь, да вытирая рот, что и так уже был весь в крови — я немного перестарался. Ну, теперь будет осмотрительнее к незнакомцам, это я добрый, а кто-то лишь пожурит мягко и отпустит. А вот жизнь то потом накажет…


Глазами привлекая внимание второй из них, я дал им понять, что нужно прорываться с их стороны.


Едва заметно кивая, она что-то почти неслышным шёпотом начала объяснять боевой подруге. Прекрасно, что у нас там с товарищами, никак не поделят?


Как я и думал — никто не хотел заниматься своими жертвами, пока рядом будет вторая банда. Но и делать шаг никто не хотел — в данном случае проиграет именно тот, кто первым попытается нас поймать или помешать второй банде. Мы то можем свалить. А что товарищам делать, лапу сосать?


Вот они и стояли, сверля друг друга взглядами уже пару минут, даже несколько снижая накал переговоров, что состоял исключительно из бранных выражений и пожеланий сдохнуть где-нибудь в тёмной подворотне, будучи изнасилованным больным и старым бомжом.


Покачав головой от местных ругательств, что моему слуху были всё ещё непривычны, я наконец нашёл момент. Пора.


Кивнув девочкам, я рванул в сторону их заград отряда, надеясь на то, что меня банально не будут тормозить. Ну на хрен я им нужен, раз они здесь за девчонками?


Как я и планировал, хотя в меня летели камни и прочее непотребство, я смог оттолкнуть легонько одного из парней, что даже особо не сопротивлялся, как и другие. Ну да, я хоть и убегу, но и мои дебилы побегут за мной, а значит — данной банде уже ничего не будет мешать. Профит и никаких усилий, всегда бы так.


К сожалению, в жизни не всё и не всегда идёт гладко.


Я уже успел пробежать КПП из безответственных ублюдков, как сзади мои дебилы начали кричать, что помогут с этими проклятыми девчонками потом, если враги сейчас помогут поймать меня. Чем я им так насолил, я же даже не сильно их бил, только изредка по коленкам, да в нос с шеей…


Конечно, вражины не двинулись с места — они уже прекрасно видели, что я был уже метрах в 10, куда там меня ловить, если их цель совсем не я?


А мои взяли и плюнув на меня, остановили девочек, которые побежали в сторону моих дебилов. На самом деле, я уже знал, что они так сделают. Поэтому и припустил сильнее с самого начала. А вообще жаль, я планировал их использовать и убежать подальше, ну да ладно, а теперь надо…


У меня никогда не было рефлекса падать на землю по команде Воздух, но, когда я почувствовал сильное магическое возмущение сзади, я так и сделан, даже ощущая, что в мою сторону тоже достаёт. Что там сзади происходит?


А сзади был Содом и Гоморра. Боевая девочка как заведённая прыгала, бегала и колошматила бедных преследователей куда попадёт. Эх, в пах то за что, смотря на выражение лица парня я аж сам поморщился.


А вот вторая удивила — с палочкой в руках она делала пассы рукой, невидимыми волнами отталкивая от себя детей, редко кого-то раня или вырубая. Угу. Угу…


Около минуты в полном отсутствии мысли я и ещё несколько мудрецов на земле лишь молча созерцали магические фокусы второй девочки.


Почему фокусы? Ну, для себя я их так назвал, чтобы моё хрупкое ЧСВ не осыпалось в трусы от несправедливости мира. Смекаешь? Ладно, поплачу — ну где, мать твою, детей учат в их 7 лет беспалочковым заклинаниям?! Фух, аж отлегло.


Но уже через пару волн атак от девочки я намётанным взглядом заметил, что последняя уже знакомо трясётся на месте, как-то неуверенно стоя и тяжело дыша. Опа, а вот и откат от закончившейся энергии подъехал. Я-то думал, мы с пацанами до Нового Года тут лежать и ждать будем, простуду зарабатывая.


Резко подорвавшись со своего места, я побежал… как настоящий рыцарь, на помощь прекрасным дам. Что ухмыляетесь скептично, не верите? И правильно, ибо ещё совсем недавно хотел их подставить, чтобы самому сбежать. Но моё хрупкое, нежное сердце не выдержало и…


Пришёл звук системного уведомления.


Благородный рыцарь — свободное задание, срок выполнения — до момента успешного спасения попавших в беду дам. Описание и цель — непорочный, чистый душой и сердцем младой воин желал бы помочь этим пострадавшим леди лишь ради своего призвания. Его тут нет, но есть вы. Хотя вы и хуже нападающих на них, вы всё равно можете помочь девушкам. Штрафы — чувство глубокого морального удовлетворения. Награды — чувство, что вас где-то обдурили и 100 опыта.


Я ведь уже говорил, как сильно я люблю Систему и её автора?


Спустя бесконечно долгие 5 минут я остался единственным парнем, что стоял на ногах. Все остальные лежали, будучи надёжно проверенные и избитые мной на всякий случай. Особливо я акцентировал внимание на ублюдках, что бежали за мной. Этих я хотел бы придушить, но дамы, не комильфо… да, мне по барабану на них, но куда я потом трупы дену их?


— Вижу, вы умеете выбирать удачные моменты. — Уставшая девочка не спешила опускать палочку, явно готовая сразить и меня. Как будто я уже не понял, что ты специально берегла запас энергии с того момента, как увидела, что я вернулся…


— Не могу сказать подобного о вас. Особенно о вас, девушка. — Слабо улыбнувшись боевой девочке, чьё лицо по мрачности лишь немногим уступало Тому, я подначил её: — Особенно ваши удары — бить нужно на поражение. Всего этого вполне могло бы не случиться, будь вы чуть напористее. — Так, поддать напряжения ситуации.


— Успокойся, Роза… — Что-то странное резануло слух в её словах, когда вторая из них успокоила свою боевую подругу, явно готовя что-то магическое, судя по едва-едва сгущающейся вокруг её магической энергии, которую я мог слабо ощущать как… одновременно это было и ощущение, и запах, и чувство. Сложно объяснить словами…


— Этот чаехлёб… — Но эта фраза заставила меня едва не выругаться. На русском они говорили! Местные бы никогда бы так не сказали по отношению к другому англичанину. Хотя, вспоминая недавнюю перепалку высокоинтеллектуальных и вежливых донов, тут можно услышать ОЧЕНЬ разные выражения.


Но девочка выдохнула и успокоившись спросила, всё также на русском: — Что с ним делать будем? Я не справлюсь с ним. Он откуда-то знает о том, куда и как я ударю. Может, его кто из наших учил, казаков?


На последней фразе я опять едва не выругался — так вот, что мне показалось знакомым в движениях девчонки. Я не мог точно сказать, откуда она и что практиковала, но немного знакомый с этой темой был настороже — одна была волшебником со странным артефактом в виде палочки, а другая казачкой. Прелестно, выносите святых. Кстати, как там заряд артефакта…


Подготовитель — артефакт в виде волшебной палочки, почти полностью имитирующий настоящую и подготавливающей пользователя к более уверенному использованию последней. Имеет в себе несколько сохранённых шаблонов магических воздействий, что могут активироваться по воле пользователя с малыми для него затратами энергии, компенсируя затрачиваемые усилия и энергию самостоятельно. Заряд — 30/250.


Это, кстати, как два меня в моём пиковом состоянии. Кошерно живут мигранты. Не знал, кстати, что казаки тоже бежали. Повод учить историю, мда…


— Я предлагаю напасть вместе. Я подам сигнал, у меня осталось немного энергии, и мы…


— Дамы, не трудитесь. — О, рожи какие. Жаль, что мой говор всё равно отличается от их, я прямо-таки слышу у них другое произношение даже отдельных слов. Хотя, начало 20 века, может я просто придираюсь. — Я не собираюсь с вами драться в последнем бою. Как на счёт убрать вашу палочку, если у вас осталось мало энергии и разойтись миром?


Молчание. Было слышно, как где-то далеко кипела жизнь, на меня ещё более напряжённо смотрели девушки. Ну да, говор у меня явно не казачий. А скорее чисто русский из далёкого будущего, в отличии от их, который очень сильно успел впитать местную культуру. Блин, они уже родились то тут, скорее всего даже не поймут, откуда я могу быть или мои возможные родители.


— А вы ОЧЕНЬ хорошо умеете выбирать моменты. — Забавно, она почти повторила свою старую реплику, только уже на родном для меня языке.


— Не могу сказать подобного о вам, леди. Так что, мы миримся и расходимся, как старые друзья прощаются или ляжем тут вместе? — Скажи я так англичанину, мне бы дали по роже, восприняв превратно и явно не поняв спрятанного смысла.


— Разойдёмся. — Неожиданно ответила первая, что до этого меня лишь исключительно радовала своей торопливостью и агрессивностью. Что это мы хмуримся, что это напряглись? — Пойдём, Соф. — Соф? Типа София? Или специально так сказала, чтобы я гадал? Хотя ладно, плевать…


Она начала внешне спокойно уходить в ту сторону, откуда прибежал я, идя слишком напряжённо — ну переваливаешься ты как пингвин, ну расслабься ты, посмотри на этот прекрасный мир и… ладно, лучше не смотри, ещё хуже будет.


Последовав её примеру, я пошёл в ту сторону, откуда недавно прибежал к этим двум. Вторая уже успела убрать артефакт, напоследок кивнув мне и тоже отворачиваясь.


— Как вас зовут, мистер?


— Это уже не ваше дело. — И я был таков, резко стартанув и начиная убегать. Успев отдохнуть за время общения с дамами, я был напряжён лишь ментально, чувствуя себя хотя и опустошённым, но физически весьма неплохо. Нужно было добраться до заброшек…


Вскоре я добрался до одной из них, проведя там ночь. Когда я пришёл, там никого не было. Несмотря на это, я предпринял меры, подперев дверь и закрыв часто сломанные ставни, спрятавшись в самом дальнем и тёмном углу, засыпая.


Ночью меня никто не потревожил, я более-менее выспался, решив отправиться домой.


Конечно, я вполне мог бы этого не делать, но риски были выше — не приди я туда вскорости, меня вполне могут начать разыскивать и мне, в лучшем случае, придётся свалить из района. А куда я свалю, если я ничего и никого не знаю, у меня нет денег и гарантий, что я не сдохну в ближайшей подворотне?


Постучавшись в дверь и не сразу услышав реакцию, я вскоре был вознаграждён голосом Эмили: — Кто там?


— Здравствуйте, мальчика не разыскиваете? — Протянув это нарочито гнусавым голосом, я уже через секунду после открытия двери чуть не был задушен, начавшей что-то причитать и плакать девушкой. Благо, что я не чувствовал себя мудаком. Хорошо быть мной…


— О, привет Боб. — Даже батя дома, удивительно. Но тем проще. — Как челюсть, голова не кружится?


Ещё молодой мужик хмыкнул, протягивая мне руку, нарочно потирая челюсть: — Не кружится. Я даже не помню, что ты меня приложил, мне потом Эмили рассказала. Молодец, хорошо тебя натаскали. Как там, кстати, в трущобах то, всё также спокойно и мирно? — А вот и ответочка. Конечно, он заметил мой несколько потрёпанный вид.


Пожав ему руку, отмечая крепкую хватку типичного представителя пролетариата, я про себя отметил, что мужик этот сам по себе не плохой. Жаль, что он столкнулся с такой, как Эмили.


Что до последней… не было у меня к ней каких-то негативных чувств и прочего, ибо, по сути, я её и создал такой, вместе с Бобом. Так что, больше них знал, какие они на самом деле.


Я не знал, как там в этом мире произошло падение одного из священных родов, чью фамилию я смог вспомнить тогда, у того мужика при перерождении, но я написал примерно, как я вижу своё попадание — вот я попаду в ребёнка. Обычно тут и происходит всякая дичь, связанная с этим фактом.


Может, у меня и была Система, но я решил подстраховаться, прописав то, что ребёнок хотя и родился одарённым, но потерял свои силы, из-за чего его с какой-то родственницей по крови отправили сослали его куда-то, я выбрал Лондон. Также, предупреждённый тем мужиком о том, что в этом мире на первых порах мне поможет сама Система, я больше не стал ничего прописывать, занявшись исключительно персонажами и ситуацией в целом, также предупреждённый, что чем больше у меня будет плюшек, тем больше будет проблем от них.


Уже там родственница прежде бывала, имея знакомства. Прежде обычная девочка пережила тяжёлый удар от смерти всей своей семьи, став более равнодушной и расчётливой по отношению к другим. Ходя по знакомым, она искала возможности их использовать, но встречала лишь отпор — у всех были свои семьи и свои проблемы, она уже никому не была нужна.


Никому, кроме простого парня, что с детства был в неё влюблён. Может, Боб даже сейчас внутренне понимает, что она на самом деле его не любит, скорее просто используя, но… его, видимо, всё вполне устраивает.


Так что, даже видя разные эмоции в глазах некогда красивой девушки, что уже пережила многое, я ничего не испытывал — человека не оправдывает факт того, что что-то там тяжёлое он перенёс, дабы после он мог без последствий обманывать других и прочее. Если честно, я считал это лицемерием.


Именно вот эту грязь, что часто оседала на самом человеке, когда он под какими-то предлогами творил некую дичи по отношению к себе и миру, часто вредя не столько другим, сколько себе.


Можно было бы назвать таковым и меня, но говоря максимально прямо — мне было наплевать. Я был достаточно зрел, чтобы не обращать внимание на слова других, уже всё для себя решив и давно придумав. Я плохой? Взгляни на себя, кусок дерьма.


По крайней мере, я редко по-настоящему обманывал других, обычно давая возможность людям обмануть себя. Я ведь не виноват, что люди в большинстве своём просто тупое стадо, которое так легко использовать? Давно поняв, что либо тебя использует, либо ты это делаешь, я выбрал второе. В этой жизни сталкиваясь с такими же, не желавшими судьбы твари дрожащей, я был максимально прям и жесток — если ты меня хотел убить, я убью тебя. Месть за месть, удар на удар. Это я и считал честностью.


В той жизни я лишь под конец понял эту парадигму, вообще перестав общаться с людьми по собственной инициативе. Все те, кто что-то хотел от меня, не находили ответов, кроме ближайших друзей. Я умел ценить по-настоящему бескорыстных людей, что хотели сделать для меня что-то просто так — пусть даже мелочь. Всегда я ценил и компенсировал им сполна это, про себя понимая — я сам едва способен на такое, готовый вонзить нож в спину любому метафорично или даже буквально, если заподозрю его в чём-либо.


Именно поэтому я опасался Эмили — да, сейчас она была на моей стороне. Вот только… я специально прописал её так, дабы она хотела меня как-то потом использовать для возрождения своего некогда павшего рода. Зачем?


Я рассудил просто — людьми часто руководят эмоции, а не логика. Даже если она всё забудет, угли обид и ненависти к врагам рода будут тлеть. Тлеть, рискуя разгореться во всепоглощающий пожар, что может сжечь и меня самого. Поэтому, я решил сам сделать пожар, воспользоваться им и потушить тогда, как я захочу. Как говорится — находясь на гребне волны, ты можешь быть либо погребённым ею, либо возглавить её.


Да, я знал, что это всё отличный и очень надёжный план, но я просто уже не знал, чего мне ждать от жизни. А последняя, как я уже знал и успел убедиться, любит преподносить сюрпризы. Так что, стоит быть готовым к ним.

7. Как частное влияет на общее

Три месяца говоришь, мда? Звучит то просто, будь это в обычное время и в других обстоятельствах, но сейчас…


Сначала я подумал, что раз уж пока несколько выбился из привычного для меня плана занятий и даже жизни, учитывая огромную роль в ней магического аспекта, я решил исключить из своей жизни на некоторое время трущобы, здраво опасаясь влияния на меня удачи.


Уже когда я был дома, у меня было время всё понять и обдумать. Факт того, что на всём протяжении пути я не встретил никого знакомого, что от меня так и не отстали члены той банды, что я встретил этих девок и имел не иллюзорные шансы быть если не убитым, так хотя бы избитым — всё это явно результат удачи. Удачи, которая не могла напрямую меня убить, но влияла исподволь на сам мир и процессы в нём, желая меня погубить.


Так что, хрен его знает, что со мной может произойти — в этот раз я смог убежать, а что потом будет? Даже ружьё на стене может выстрелить, не говоря уже о том, что меня банально поймают бобби, устроив весёлые дни. Впрочем, теперь я могу говорить честно о том, что не полагаюсь на удачу…


Но если я думал, что теперь всё будет так просто, то я заблуждался — мне теперь приходилось прилагать огромные усилия, дабы любое дело у меня получалось. В школе меня сначала задирали пацаны, которых я быстро успокоил лёгкими тычками в бочину — главное в этом деле не оставлять синяков и свидетелей, потом не смогут накатать на тебя заяву.


Почему-то лично ко мне девочки стали липнуть больше чем обычно, но мало того, они очень быстро охладевали и пытались настроить против меня уже всех — и парней, и других девочек, учителей и кого попало. Учителя тоже перестали мне покровительствовать, с чего-то требуя иногда даже больше, чем с других. Уже забыли, скоты, как я потел за родную школу. Припомню я вам это.


Впрочем, не смотря на всю эту карусель, я сохранял трезвый рассудок и не позволял эмоциям взять вверх надо мной — если я сейчас сорвусь, эта удача в любом деле не даст мне спокойной жизни. Я сам себя похороню, если буду бороться с ветряными мельницами. Так что, пришлось буквально на ходу думать, что делать.


С самого начала мои позиции были крепки — отличник, пример для подражания, надежда школы и прочие регалии. Всё это не было бахвальством, а поддерживалось уже пару лет моими собственными усилиями с поддержкой школы. Удача пока не имела возможности слишком сильно на меня повлиять, дабы опрокинуть хоть где-то весомым образом. Но я решил не давать ей подобной возможности вообще.


Проанализировав ситуацию, с решил составить план минимум — итак, мои знания никуда от меня не делись, и я пока справляюсь с учебным планом. Учителя уже начинают потихоньку усложнять мне жизнь и это значит, что мне нужно почитать дополнительную литературу и прочее.


С этим было справиться нетрудно, просто посещая как школьную, так и городскую библиотеку, оформив в последнюю постоянный доступ за небольшую цену. Нет, можно было бы и бесплатно ходить, но так нельзя было брать с собой книги, что мне было неудобно — уже проще было брать несколько книг на неделю, их читать, возвращать и так по новой, чем каждый день туда ходить.


Закрывшись с этой стороны, я сразу получил метафорический удар под дых с другой — мама Лили нажаловалась Эмили, что де дескать, я обижаю её кровиночку. Та когда бы я успел то, мать вашу, если я целый день сижу в своей комнате или в школе!


Но здесь всё оказалось сложнее и проще, как я смутно догадывался — Лили заметила ко мне повышенное внимание разных интересных девочек и что-то там себе придумав, долгое время ходила в печали. А когда её маман закономерно поинтересовалось, что же мы грустим, она и выдала — что-то там Адам. И уже было не важно, что именно я и что я там сделал. Наказать подлеца, четвертовать его, вздёрнуть на рее!


Пришлось решать и этот вопрос, помня о удаче — сейчас ничего нельзя было пускать на самотёк. Поговорив сначала с моей мамой о том, как я представляю ситуацию, я смог снизить давление на себя — Эмили что-то там нашептала маме Лили, и та теперь при встрече всегда с прищуром оценивающе на меня смотрит. Не было печали…


Но это заставило меня задуматься о моём окружении, обратив пристальное внимание на Эмили с её мужем. Против моих ожидания она не предпринимала никаких действий в мою сторону, сохраняя старую линию поведения. Не смея расслабляться, я лишь постоянно за ними наблюдал, также найдя запас той гадости, что чуть мне всё не испортила при Инициации. Её было совсем немного, но запас сохранялся нетронутым на протяжении долгого времени — судя по всему, она мне ничего не подливает. Пока можно было расслабиться…


С учителями стало проще, я мог теперь отвечать на все их вопросы, часто даже дискутируя. С детьми было сложнее, особенно с маленькими девочками — они явно что-то хотели и чувствовали, пусть лишь и из-за поганой удачи, но пока сами не понимали, чего именно. Конечно, ситуация особо не изменится даже тогда, когда они вырастут, это я говорю по своему опыту. Впрочем, делать то всё равно что-то надо было…


Пацанов я лишь к третьему месяцу смог приструнить, сплотив их против другой опасной угрозы — к нам в школу пришли новые ученики, привлечённые некоторой славой нашей школы. И будучи достаточно красивыми и успевающими, они сразу вызвали волчьи взгляды всех парней. Особенно на фоне того, что девочек я уже ранее с помощью Лили от себя отвадил.


Конечно, у меня был вариант наоборот помочь новеньким, но… мне в этой школе ещё учиться до 11. Так что, парни, ничего личного…


С Лили, конечно, и потом ещё были различные мелкие проблемы, которые я сразу видел и вовремя уничтожал в зародыше — мне началось казаться, что у неё постоянный ПМС, во время которого ей от всего становиться плохо, скачет настроение и, как следствие, надо на ком-то оторваться. Угадаете на ком? Верно. Полагаю, спрашивать за что мне это всё, не имеет смысла…


Вот, наконец я смог вздохнуть спокойно уже в середине третьего месяца. Я решил все те проблемы, что уже и так появились благодаря моей удачи и теперь просто не позволял возникать новым, намётанным взглядом гася в зародыше возможные конфликты или странные ситуации. Это было тяжело, но я справился и осталось немного…


И сейчас я был ОЧЕНЬ рад, что в самом начале догадался не ходить ни в проклятые трущобы, ни на бокс. В любом из этих мест, если вспомнить школу, мне пришёл бы конец. Почему?


Как внутренний ученик я буду обязан проводить много времени на тренировках, слушаясь учителей и профессоров во главе с Самим. Последние меня даже буду учить. И проблема то в том, что я себя уже слишком хорошо показал — меня наверняка будут не только тщательно готовить для сдачи более высокой полоски, но и посылать на различные состязания и прочее.


Вздрогнув от того, что могло бы произойти на последних я покачал головой, наконец-то всё закончилось…


Степень изменения канона — ничтожная, степень опасности от изменений для пользователя — ничтожная. Воля мира не видит и не обнаружила пользователя. Рекомендуется…


Облегчённо вздохнув, я уже было желал закрыть Статус, пока пролистывал сообщение до конца, но тут увидел:


…повысить уровень пользователя. На текущем уровне пользователь ничем не отличается качественно от другого обычного человека. Воля мира хотя и не видит его, попросту не замечая отличий, но она также свободна в воздействиях на пользователя, как и на обычного человека. С повышением уровня до 5 пользователь сможет частично нивелировать пассивные эффекты от различных воздействий, также почти не привлекая внимания воли мира.


Так, дыши ровно, глубоко вдыхай, раз-два, раз-два…


Успокоившись, я про себя спросил — где же ты был раньше то, соколик ты мой ясный? Какого хрена ты только сейчас это написал?!


Уже имея огромный опыт взаимодействия с Системой, я лишь вздыхал, смотря на своё количество опыта и думая о том, что я мог бы избежать многих проблем, если бы… Впрочем, так в жизни всегда и происходит — если бы я знал наперёд, я бы… и прочее. Что сожалеть, если поезд ушёл? Надо сделать выводы и идти дальше. Так и поступлю, главное не сорваться…


Уровень — 1(0/200).

Опыт — 30000.


Смотря на количество опыта, я лишь вздыхал про себя — вот и настало время разорять кубышку.


Все эти годы и дни, когда я выполнял задания, когда я получал опыт от Криминального будущего и даже тогда, когда я кого-то убивал, я так и не тратил особо опыта. Да, я повышал пару раз уровень способностей и в самом начале вынужден был потратиться на магические аспекты, но… с тех пор я просто копил опыт. Не видел я смысла особо качать что-то, по определённым причинам.


А вот сейчас час настал.


Уровень — 5(0/600).

Опыт — 28600.


Мужчины не плачут, но сегодня можно. Эх, я так и не смог искоренить в себе это бедное мышление, когда ты хранишь деньги или вещи годами, попросту не используя и терпя невзгоды только потому, что ну вот — на чёрный день, пригодится…


Подождав пару секунд, я не заметил никаких отличий. Со мной ничего не произошло, с небес не спустились ангелы, земля не разверзлась, и я как находился у себя дома, так и пребываю там поныне.


Впрочем, уже в самой Системе изменения были. И довольно значительные.


Внимание! Разблокирована Карта местности.

Внимание! Разблокированы Обеты.

Внимание! Разблокированы Испытания.

Внимание! Разблокированы Подземелья.


О как, сразу столько. По любому какое-то говно. Давай посмотрим…


Карта местности — настраиваемый модуль, позволяющий вам в реальном времени определять текущее местоположение в пространстве пользователя. Масштаб, детализированность окружающего мира и прочие функции доступны для настройки пользователем.


Если я ожидал какого-то физического воплощения этой функции или чего-то подобного, то просчитался — я смог её активировать, лишь закрыв глаза и, активировав способность, вдруг увидев свою комнату в двумерной проекции.


Ну как комнату, выглядела она забавно — на кровати сидел я, сама комната была белого цвета, а сами предметы были серого цвета с чёрными контурами по своим краям, что очерчивали их примерный размер и примерно давали представление о их размере, габаритах и месте в комнате. Довольно удобно, надо заметить.


Что у нас дальше?


Обеты — функция Заданий, расширяющая не только функционал, но и их сложность, вместе с итоговой наградой.

Испытания — функция Заданий. Позволяет брать сверхсложные задания, вроде стартовых.

Подземелья — зоны с возможностью предоставления пользователю опыта, путём сражений с различными монстрами и предоставления ему различных наград в зависимости от разных факторов.


Читая описания, я лишь вздохнул — только последнее было полезно сейчас. Обеты явно лишь усложняли жизнь, а Испытания… мне так-то всё ещё надо стать богом и у меня осталось всего 9 тысяч с копейками лет! Лучше пока не брать новые, даже если что-то там будет похожего. Наверняка заставят прямо сейчас идти в Хогвартс пешком и убить Дамболдора. А то я не знаю Систему…


И вскоре оказалось так, как я и думал. Во вкладке Заданий появилось пару интересных предложения, на которые я лишь покачал головой и дополнительная функция заданий в виде Обета. Последняя, правда, пока не ясно как работала. Ибо все мои задания были без возможности их усложнить. Надо будет потом не забыть хоть посмотреть, что там можно усложнить в других заданиях…


Наперекор канону — комплексное задание. Описание — вы имеете возможность самому писать историю, навсегда меняя саму цепь событий, предотвращая великие и ужасные ситуации, что могли бы возникнуть и, возможно, рождая ещё более великие чудеса или ужасы. Цель первая — познакомиться с Томом Марволо Реддлом. Принять задание?

Моська и слон — свободное задание, срок выполнения — до предписанной судьбы. Описание и цель — хотя вы и слабы, но за фасадом вашей текущей слабости скрывается возможная великая сила, что когда-нибудь станет явью, свергая великих. Ваша цель — убить Дамболдора. Штрафы, в случае провала — мир вас заметит и сделает всё возможное для вашего уничтожения. Награды — 1000000 опыта. Принять задание? Обет — доступно три обета.

Коронация — комплексное задание. Описание — зона влияния, которую вы сможете контролировать, уже немного выросла от исходной. Этого вам всегда будет мало. Что, если она будет вам немного жать? Первая цель — захватить под свой контроль магическую Англию. Принять задание?

Владычество магии — комплексное задание. Описание — гаснет под гнётом невежд заветы отцов и труды их. Стонет мир, дети его вымирают один за другим. Лишь люди пируют на трупах ушедших эпох, упиваясь силой своей. Черёд уйти пришёл и за ними — сила уходит, чудеса умирают, слабеет и мир. Выродились маги, остались волшебники. Вы, как один из них, должны позаботиться о том, чтобы не умереть вместе с миром. Первая цель — стать мастером одной магической дисциплины по современным меркам. Принять задание?


Ну, что-то я даже могу выполнить. Вот только если я подойду к Тому, игра на этом закончиться. Остальное, как бы выразиться то цензурно, кхм…


Прежде всего я отметил, что все задания друг с другом связаны. Возьми я первое, одной из целей наверняка будет Добрый Дедушка. Конечно, к тому времени я должен буду сильным, это 4 задание. А чтобы я потом не сдох от воли мира, мне нужна будет поддержка, хотя бы в виде Тома — это уже 3 задание. Дела…

* * *
Помахав рукой сатанистам под их привычное ко мне равнодушие, я спокойно сел на землю, только сейчас поняв, насколько мрачным здесь всё было — сейчас был вечер, порывы ветра заставляли качаться кроны неухоженных деревьев, что в уже пропадающем солнечном свете казались ужасными чудовищами с множеством рук, что так и норовят потянуться к тебе, а также мрачные фигуры пролетариатов с серпами…


Благо, что леса в моей прошлой жизни выглядели ещё мрачнее, нежели этот парк. Там, вроде, тоже были свои сатанисты, которые творили всякую дичь. Благо, что лес был большой и была возможность с ними разминуться, а в вот в этом парке так не вышло…


Всё началось как раз 3 месяца назад, когда я по старой памяти сюда пришёл, собирая Горькую траву. Я всегда ходил поздним днём или вечером, в это время обычно уже никого не было в парке. Но не в тот раз.


Благодаря железной выдержке и стальным нервам я лишь впал в ступор, когда увидел на соседней со своей поляной несколько фигур в балахонах до пят, с перчатками на руках и простых деревянных масках на лицах, на которых были лишь узкие щёлочки для глаз и рта.


Фигуры тоже были удивлены и обернулись ко мне, прекратив свою странную деятельность по экспроприации местной почвы и различных трав, к которым почему-то они до сих пор не включили Горькую траву. Может, не знают её эффекта? Но это даже было хорошо, мне больше достанется.


Тогда несколько из них не очень быстро побежали за мной, под моё охренение — ну что я вам сделал, мне расписку написать, что у меня нет претензий к расхищению государственного имущества? Впрочем, я понимал — я свидетель. А какой способ лучший, дабы заставить свидетеля замолчать? То-то и оно. Драпал я оттуда, понимая эту простую истину, очень далеко и долго.


Что не помешало мне прийти туда на следующий день. Нет, не позвякивает у меня ничего в штанах с каждым шагом, дело в другом — здешняя атмосфера или нечто в этом роде, по словам Системы, помогут мне ускорить восстановление Ядра и Резерва с Меридианами.


Сначала я было пробовал ещё жевать чудо траву, но Система сразу мне сказала, что хотя восстановление ускорится более чем в два раза от изначального, но в таком случае качестве моей энергии будет в лучшем случае посредственным. Но и это не всё — оказалось, что восстанавливаясь естественным образом, магические аспекты постепенно крепнут и, в случае того же Резерва, количество его энергии увеличится.


Говоря проще, лишь сидя в парке и не жуя траву я ничего не потеряю и сохраню баланс между качеством своей энергии, скоростью её восстановления и итоговым потенциалом своего развития. Тогда как пожадничав с травой я вполне мог быстрее вновь магичить, но в таком случае как маг я буду потом не очень. Как вы понимаете, выбор был очевиден и прост…


Впрочем, и здесь моя хитрая жопа нашла выход — я не могу напрямую жрать траву? Прекрасно, значит я буду делать из неё зелье. Ну ладно, я преувеличил свои возможности…


Вспомнив о укрепляющем настое Эмили, я провёл параллель между ним и этой травой. Конечно, я не знал, из чего там сделано зелье и каким образом, но решил кое-что попробовать.


Собрав множество листьев Горькой травы, я их засушил на Солнце, позже размолол листья в порошок и, настояв их в кипячённой воде, процедил через мелкое сито с марлей эту фигню. Чай, конечно, не очень вышел. Надо было из Иван-травы делать…


Лишь от одного запаха этого чифира я вздрагивал, не рискуя его пить в готовом виде. Разбавив его чистой водой, я на пробу сделал небольшой глоток.


Хотя Система не заорала благим матом, как я думал, но сразу предупредила о том, что де дескать риск помутнения моей энергии и бла-бла-бла… короче говоря, можно сказать, у меня вышел концентрат Горькой травы с намного большими эффектами и побочкой, нежели у самой травы.


Но раз уж я мог увеличить концентрацию, то я мог и понизить, верно? Сразу об этом подумав, я через фильтр процедил моё творение пару раз, получив почти обычную воду. Сначала я то слишком сильно фильтровал, то слишком мало, но в итоге я нашёл компромисс.


Выпивая эту водичку, я смог добиться того, что теперь скорость моего восстановления от прошлых полутора раз поднялась и, не дойдя до двойной, остановилась примерно в половине пути, став примерно 1,7. Как я думал, это неплохо. Особенно учитывая то, сколько мне оставалось изначально и сколько я смог себе скостить…


В итоге осталось около месяца ориентировочно до восстановления Меридиан с Резервом, и, если бы Ядро восстанавливалось как прежде, ему потребовалось бы около 4 месяцев. Но я смог скостить последний срок до 3 месяцев, попросту обращая свободную и пока ненужную энергию в Ядре на его же восстановление.


Впрочем, не каждый день я ходил в парк, чувствуя нутром, что сегодня не надо было туда идти. Где-то на второй месяц над парком появилась табличка, которая говорила — парк скоро закроется на время реставрации, бла-бла-бла…


Конечно, меня это не впечатлило. Вот как закроется, так и доложите по форме. А пока мне было по барабану — и хотя уже закрыли основные ворота, имея большой опыт и обширное знание о этом парке, я смог попасть в него через огороды, всё также пробираясь на ту самую поляну.


Конечно, сатанинские пролетариаты были тоже тут, исправно копая маленькими лопатками грунт и запихивая в разные мешки травы. Эх, аж гордость берёт — борются граждане на почти безвозмездной основе с жуткой системой и угнетающим монархическим строем.


Поскольку ребята на меня забили, попросту не обращая внимания, я в один день решил их предупредить, когда увидел странных людей, что ходили внутри парка. Благо, что последние пока не догадались заглянуть на нашу с моими соседями поляну. Было бы забавно увидеть выражения их лиц. Хм, может мне сшить одеяния Ку-клукс-клановца? А что, инь и янь, белое и кхм, ну вы поняли.


Но уже когда я сделал несколько медленных шагов в сторону фигур, я почувствовал магический импульс, как тогда в переулке с девчонками. Ну, как я и догадывался, это были волшебники. Оценка, как я и думал, не могла их проверить.


Фигуры повернулись в мою сторону, молча ожидая чего-то. Я так же молча поднял предупреждение о не посещении парка на время его реставрации, негромко повествуя фигурам о том, что по территории парка ходят его работники, завершив это тем, что товарищам сатанистам следует быть осторожными. А завершив свою речь, я просто вернулся на свою поляну.


Хотя фигуры меня не тронули, они смогли заставить меня напрячься — когда я вернулся на своё место, я издалека увидел, что фигур уже не было. Была лишь пустая поляна, которая издалека даже при внимательном взгляде не имела следов того, что её кто-то обрабатывал или ходил по ней. Лишь зная о том, где росли определённые травы я отметил эти места пустыми и…то, что на поляне, кроме обычной травы ничего не было. Интересно девки пляшут. А Оценка что нам поведает?


Внимание! Сильный энергетический фон препятствует использованию способности. Рекомендуется повысить уровень способности, дабы та смогла проникнуть сквозь фон.


Помня о своей удаче, я не стал тогда ничего проверять, лишь молча уходя. Про себя я думал, что как-то странно — так сразу свалили, сумев толи восстановить территорию, толи замаскировать её. А почему они тогда за мной так медленно бежали, кинули бы какой-нибудь огненный шар и дело с концом…


Я туда так и не ходил до конца трёх месячного периода, ведь до него немного и оставалось, зная о продолжении реставрации парка. Хотя, я и так понимал, что парк специально закрыли из-за тех сатанистов — парк как был в том виде, так и остался поныне. Часть для обычных людей, конечно, немного подрихтовали, добавив всякие там скамеечки и подровняв деревья с кустами, но вот те поляны как были дремучим лесом, так ими и остались. И почему их не трогают…


Когда удача вернулась в прежнее значение и уже прошёл период восстановления Резерва и Меридиан, я стал ходить туда опять каждый день и, придя в очередной раз, заметил — товарищей сатанистов больше не было. Печально, но их поляна уже не была на вид такой привлекательной. Вся ископана, вся будто нарочно испорченная кем-то. Видимо, всё-таки просто замаскировали тогда.


С моей же ничего не случилось, что позволило мне опять тут спокойно сидеть и расслабляться, про себя сомневаясь, стоит ли идти в подземелье?


Внимание! В связи с вашим низким уровнем, вам доступно лишь первое Подземелье — Лес памяти и скорби. Сложность — лёгкая. Дополнительная сложность — недоступно, откроется после прохождения на уровне сложности Нормальная. Желаете войти?


Проверим-ка сначала магические аспекты напоследок.


Резерв энергии (средняя стадия, начальный этап) — энергия пользователя мутная, качество выше среднего среди волшебников, количество 120(60)/120. Рекомендовано: перестать использовать сторонние методы по улучшению магических аспектов для скорейшего очищения своей энергии (0/100000).

Меридианы (средняя стадия, начальный этап) — основные каналы способны выдержать пятикратную нагрузку. Мелкие каналы почти полностью развиты. Пророщены дополнительные зачатки каналов, что окончательно вырастут до уровня полноценных каналов к моменту второй Инициации. Рекомендовано: до момента второй Инициации не сжигать зачатки каналов, стараясь проводить большие объёмы энергии по основным каналам (0/100000).


В первый раз мои глаза чуть не вылезли из орбит увидев цены, а они точно нулями не ошиблись? Теперь понятно, почему Добрый Дедушка стоит целый лимон. Его с такими ценами надо убить минимум сотню раз. Хм… а если я убью Тома и его крестражи, мне дадут дополнительную энергию и опыт?


Позже уже проверив физические аспекты, я убедился — ничего не изменилось, ничего не прокачалось особо. Разве что, теперь я чувствовал и на практике понял, что стал более силён и вынослив. Странно, что Система это не отобразила, ну да ладно. Пора посетить своё первое подземелье…

* * *
Стоя в обычном лесу, я поправил рюкзак на плече — и этим меня стращали? Пф, да он точь-в-точь обычный лес из моей прошлой жизни! Вон, я даже берёзы вижу! Хотя… да нет, вроде и правда берёза это. Было бы проще, умей я отличать другие деревья друг от друга по косвенным признакам, но остальные деревья я не знал.


И не смотря на странности леса, я хотя и чувствовал себя непривычно от вида незнакомых деревьев, но морально я расслабился — я будто чувствовал себя дома. Птички поют, берёзки шумят. Маленькие и редкие речушки журчали, привлекая моё внимание. Идиллия…


Была, пока я не вынужден был экстренно применить телекинез, останавливая два копья прямо перед собой, буквально в полуметре, едва не плавя свой мозг и роняя от чувства слабости копья оземь. Почему наконечники жёлтые, они что, бронзовые? Это какое у них технологическое развитие, что даже железа нет?


Я смог даже увидеть владельцев копий, напротив меня метрах в 20 стояли 4 человека, что напрягли меня своим видом — это были типичные жители какой-то Африки или неразвитой страны третьего мира. Не говоря уже о нормальной одежде, их броня была костяной, в виде пластин, закрывающих жизненно важные места. Всё остальное тело было закрыто либо кожаными доспехами у воинов, либо тканью у… не воинов.


Не знал я, как там назывались и классифицировали у них эти носильщики, что пёрли на горбах мешки с чем-то, но судя по каменным ножам на поясах, это были обычные люди. Пусть будут носильщиками.


Чувствуя слабость от истощённой воли, что была использована буквально на всю свою силу, я думал — а вот и лёгкий уровень сложность подъехал, зазевался и опять на перерождение копьём в морду. Приди я сюда без магии и удачи, мда…


Вперёд вышел один из людей, говоря на незнакомом языке: — Прости, не признали Шамана. — И ударив в очень знакомом для меня жесте в грудь, он вскинул в небо кулак по направлению к Солнцу, вставая на одно колено. Вместе с ним встал и второй воин. Носильщики хотя и встали на колени, но без этого интересного жеста вначале. Интересно…


И хотя я их понимал, это было очевидно лишь из-за Системы. Ибо я сначала слышал незнакомые слова, что через секунду у меня в голове будто переводись на… русский, почему-то. Эх, Штирлиц никогда не был так близок к провалу…


Около минуты я просто стоял и отходил от телекинеза, наконец вспомнив о моих метателях, обратив на них внимание. Всё стоят, мда. Ну ладно…


— Встаньте. Что вы здесь делаете, в этом лесу? — Почему такое странное ощущение, будто я могу говорить лишь односложно, едва ли не отдельными словами? Переводчик кривой или что?


— Мы не можем сказать, Шаман. Мы верны своему племени. Прости нас, но наш Шаман велел нам молчать. Честь дороже наших жизней.


Тяжело вздыхая под его реплики, я поднял оба копья с земли и понёс их в сторону уже поднявшихся людей.


— Вы верны слову, воины. — Я протянул им копья, которые они сразу не приняли, слушая меня, пока я как дурак стоял с уже вытянутыми в их сторону копьями, что специально наконечником повернул к себе. — Вы достойны своего племени и своего Шамана. Не встречали ли вы трудностей в лесу этом? — Быстрее, копья сейчас выроню… быстрее возьмите, твари…


Незаметно выдохнув и сжав кулаки, я наконец расслабился — они осторожно приняли свои копья, переглядываясь. Так и не распороли мне бочину, чего я ждал на самом деле. И правда, воины чести.


— Этот лес опасен, Шаман. Мы никогда не заходили в центр, не беспокоя его Владык. Но даже тут можно расстаться с жизнью, уйдя к предкам. Сегодня Мать-Земля нас защитила, мы не повстречали воинов других племён или опасных зверей. Но говоря откровенно, мы видели странные следы — кто-то вновь начал убивать здесь зверей. Мы думаем, опять вернулось то существо…


— Какое существо? — Попахивает заданием. Интересно, это события древности той вселенной, где я очутился или другой мир?


Но продолжил говорить какой-то собиратель, а не один из воинов: — Давным-давно, дед моего деда тоже был собирателем. Наше племя только начало тут жить, обживаться. Об этом лесе мы лишь слышали, не воспринимая всерьёз. Но уже тогда мы знали его опасности. Одной из них было существо… существо, которое охотилось на кого попало, безжалостно его убивая и будто высасывая его соки вместе с кровью.


Только не вампир, пожалуйста, только не вампир…


— Но оно мало охотилось тут. Всего десять лет и пропало. Может умерло, может ушло куда, мы не знаем. Шаман говорил, что какое-то сильное племя, что потом ушло с этих земель, смогло существо победить. Я не знаю, так ли это Шаман, но… то, что делает это существо, очень похоже на старые легенды, что рассказывали нам наши деды.


Сотни веков тогда — принудительное задание, срок выполнения — до вашей смерти. Описание и цель — вы были выбраны волей мира, дабы уничтожить Чужака. Штрафы — вы будете стёрты. Награды — вы будете стёрты чуть позже, воля мира не обнаружит в вас Чужака.


Прелестно.


Эти люди ушли, пока они примерно описали мне то существо. Их описание было очень примерным, они даже сами были неуверенные — толи это было гуманоидное существо, толи какой-то зверь. Вроде оно и выпивало кровь, а вроде и нет. Ничего не понятно, но очень интересно, да.


Передо мной сама собой появилась карта. На ней вспыхнуло пространство рядом со мной, очень детально и уже в трёхмерном виде показывая лес. И тропу сквозь него, что наслаивалась на карту в виде красной полосы. Судя по всему, мне надо идти туда, мда?


На карте я нашёл конечный пункт полосы — какой-то человек. Мм… и что с ним делать, убить что ли?


Ночной охотник — вы не он, но и он не вы. Но как он может быть вами, так и вы можете стать им. Но покуда он не будет о вас знать, вы будете в безопасности. Впрочем, лишь зная о нём, вы находитесь в огромной опасности. Ваша цель — убивать существ, что были отмечены. Опыт будет начисляться в зависимости от количества существ.


Угу. Вижу знакомое обозначение. Судя по всему, ночной охотник — это либо вампир, либо существо, на вампира по способностям похожее. Не знаю, что тут за история, но приступим к выполнению задания…


Спустя пару часов и несколько убитых целей, я устало смотрел на свой пустой магический резерв, выходя из подземелья.


Внимание! Выполнение задания Сотни веков тогда приостановлено. Награда — 1250 опыта.


— Отлично… — Выдохнув, я перехватил другой рукой лямку рюкзака. Одной из моих целей был здоровой кабан, которого я убил, пронзив ему глаз длинной железкой, что я таскал с собой. Нет, я не знал, что она пригодится, скорее хотел использовать её как дубинку в случае чего, а вышло как вышло. — Пора домой…


Я, мудро рассудив, решил пока забить на трущобы, найдя другой источник опыта — деньги и опыт у меня и так было, а рисковать я буду по-своему. На бокс я пока не собирался ходить, а школа… в ней ничего не менялось особо.


Сначала вылечилось моё ядро, а потом мне стукнуло 8. Время летит быстро, порой даже слишком.


Ядро энергии (средняя стадия, начальный этап) — качество энергии в ядре выше среднего, сравнивая с другими волшебниками, но пользователю рекомендуется либо не смешивать избыточно энергии своего Ядра и Резерва, либо очистить энергию Резерва, повысив её качество. Все микроповреждения вылечены, доступно максимальное количество энергии и раскрыт полный потенциал, количество — 150/150.


С меридианами и Резервом тоже стало всё в полном порядке. Ну, была лишь одна проблема — тот самый яд, который я хотя и запечатал, но так и не смог полностью выгнать из организма, лишь не давая ему распространиться по последнему.


Я теперь вновь смог полноценно тренироваться, сразу чувствуя — теперь мне стало намного проще. Энергии стало много, воля повысилась. Ну, я же занимался всё это время, верно? Это стало понятно ещё в том лесу, когда я смог заблокировать почти ценой обморока два копья.


Кстати, о лесе. Я так и не смог попасть в него, хотя за прошедшее время уже раз десять туда заходил, выбирая те же самые условия и прочее.


Но неизменно я лишь оказывался в как будто рукотворных сооружениях, по типу Колизея, канализации, заброшенного города или чего-то подобного, где у меня были разные по сложности враги и награды от них.


Самими слабыми были сначала обычные противники в канализации и их босс — дряхлая и старая собака. Их я убил быстро, попросту закидав с расстояния камнями. Но, конечно, и опыта дали мало — за крыс по 10 и за собаку 100.


Средними был лес и город, но уже другой — здесь я убивал диких животных, вроде волков, кроликов, лис, птиц. Звучит легко? Попробуйте попасть в них, предварительно найдя. За этих давали в разы больше, чем за крыс и собаку, по 50, 100, 200. В городе меня ждали зомби. Тупые существа, что умирали от того, когда с их черепом случиться что-то серьёзное. Например, я сломаю его арматурой. Предварительно повалив на землю телекинезом. За этих давали по сотне или несколько сотням, в зависимости от живучести, силы, скорости и прочих характеристик. Существ было не особо много на каждом этапе — по 10 минимум, максимум пол сотни в случае канализации.


А вот Колизей заставил выложиться — против меня вышли гоблины, что могли метать маленькие копья. Этих было много, около сотни. Благо, что они появлялись группами. Плохо, что они шли волнами и я даже не мог отдохнуть, вынужденный постоянно убивать и не отвлекаться ни на что другое.


Но вот, этот ад закончился и меня выпустили на волю…


Будучи весь в крови, я появился в парке, отмечая его пустоту. Опять никого нет. Прекрасно.


Я заранее думал о такой ситуации, сейчас уже сполоснув из притащенной сюда тары с водой лицо и руки, сразу переодеваясь в чистую одежду.


Последнюю я сразу спрятал, потом я заберу её с собой в одно из Подземелий и выброшу там. Оказывается, что если я что-то там оставлю, то оно пропадёт. Это было очень удобно, учитывая многочисленный мусор, вроде порванной одежды, съеденный еды и прочего, что я не хотел выбрасывать в самом парке.


Поправив рюкзак и подумав о том, что я хоть и едва, но всё-таки не воспользовался пистолетом в этот раз, хорошо справился. А теперь пора домой…

8. И вновь чеканя шаг

Что странно, я так и не смог попасть вновь в тот странный лес, хотя уже с десяток раз прошёл это подземелье на лёгком уровне сложности. Опыта я получил довольно много и задумался — а что я всё коплю и коплю?


Раньше-то я боялся, что настанет какая-то экстренная ситуация и мне понадобится много опыта на, например, прокачку своего тела или магии. Последняя, правда, кинула меня через бедро своими ценами. Хотя, тело тоже не радует…


Сила — белая (0/10000).

Ловкость — жёлтая (0/10000).

Выносливость — жёлтая (0/10000).

Скорость реакции — жёлтая (0/10000).

Общая подготовка — жёлтая (0/10000).

Гибкость — 1 серебряная (0/10000).

Быстрота — жёлто-серебряная (0/10000).


Почему-то очень сильно увеличилась стоимость улучшения. Думаю, это связано с тем, что я и так достиг почти максимума в своём возрасте, а также с тем, что я уже прошёл Инициацию и магия как-то на меня повлияла. Благо, что я всё равно мог ещё качаться сам…


Руки так и подмывало поднять ту же силу на уровень или даже два, но… про себя я понимал, что я вполне могу сдохнуть. Всё же, что такое сила? Это развитость мышц и предельное количество усилий, что я могу ими выдать, опираясь на сухожилия и оглядываясь на связочный аппарат. А тут я, говоря образно, за один момент скакну от первого разряда по гиревому спорту сразу к мастеру спорта. Не говоря уже о том, что я просто не смогу должным образом овладеть таким уровнем силы, я задумался — а питательные вещества для мышц и прочего, откуда они возьмутся? Правильно, из моего организма. Так что, отложим до лучших времён.


Ментальная устойчивость — вашей ментальной устойчивости позавидует и хладнокровный убийца. Изнасиловать кого-то, предать лучшего друга, утопить мир в страданиях и крови — всё это вам по плечу. Ваша совесть и прочие чувства давно под вашим контролем, скорее даже помогая вам в любом начинании (0/100000). Внимание! На текущем высоком уровне аспекта улучшение не рекомендуется в связи травмой ментального тела и возможной смертью физического.


Ну что ты начинаешь то, а? Нормально же общались. Я вообще мирный человек, если меня не трогать. Эх, это всё наветы завистников и клеветников…


Физические и ментальные когнитивные способности — не смотря на приличную развитость второго, первое смогло достаточно качественно под него подстроиться, образуя баланс. Физически ваш мозг в среднем развит выше среднего уровня среди детей вашего возраста (0/10000). Внимание! Рекомендуется снизить интенсивность расхода умственных сил.

Проводимость и количество нейронных связей — выше среднего в вашем возрасте (0/10000). Внимание! Рекомендуется снизить интенсивность расхода умственных сил, в связи со слишком частным истощением нервной системы, что может негативно в дальнейшем отразится на вашем ментальном здоровье.


Ну, хоть что-то я могу прокачать. А вот стоит ли… Хотя, есть ещё варианты.


Прокачав Оценку и Поглощение энергии до 10, я решил проверить, что у нас там изменится.


Поглощение энергии 10(0/2000) — пользователь теперь поглощает в 4 раза больше энергии, чем изначально. Тактильный контакт теперь не обязателен, и пользователь может поглощать энергию через неплотный предмет, который контактирует с трупом (палка и т. д.). Пользователь также может теперь поглощать энергию без контакта на расстоянии не более 5 метров, стоимость активации 10 энергии, откат 60 минут.

Оценка 10(0/2000) — теперь пользователь может проникать способностью сквозь слабые магические помехи. Количество и качество информации из ноосферы расширены.


Резервуар а.э. — 0/8000(0/400).

Резервуар ч.э. — 0/200(0/200).


Придётся и эти увеличить.


Резервуар а.э. — 0/32000(0/600).

Резервуар ч.э. — 0/1000(0/1000).

Опыт — 38300.


Тщательно всё обдумав и решив, я решил подготовиться — этот день я ничем не занимался, подготавливая еду, воду и различные вещи, что могли бы мне помочь оправиться от резкого улучшения сразу двух ментальных аспектов.


И когда я отдал больше половины своих очков я ни о чём не жалел — очки так и будут дальше пылиться. А нужно ли оно мне? Пожалуй, нет. Так что, пусть лучше используются для дела. Как говорится — нет лучше вложений, чем вложения в себя.


Это уже была ночь. Подтвердив улучшение, я выпил и поел различные полезные для работы мозга и нервной системы продукты, пытаясь спокойно заснуть под странные ощущения, вроде давления в голове. Завтра и посмотрим, что из этого выйдет…


Проснулся я в темноте. Всё ещё была зима и я не мог сказать, сколько сейчас было время — толи ещё ночь, толу уже утро, хрен его знает. Башка раскалывается…


А голова болела очень даже привычным для меня образом — также, как на первых порах, когда я интенсивно начал заниматься саморазвитием, поглощая местные знания и постоянно напрягая своё серое вещество.


Я не решился пить разные специальные препараты, да и не делал я нечто подобного обычно. Я лишь выпил разных настоек из трав, что сделал из найденных трав в парке, что хотя и были обычными, а не магическими, но всё равно обладали интересными свойствами — какая-то успокаивала, другая снотворным была, третья и того интересней, вроде кофе будоража организм.


Впрочем, как вскоре оказалось, сейчас было раннее утро. Через час нужно будет идти в школу. Пожалуй, там и проверю степень улучшения моих мозгов, а пока надо что-то сделать с головной болью…


Просто садясь на кровать и, расслабившись, я закрыл глаза. Я не знал лучшего способа убрать боль в напряжённой мышце, нежели расслабить её и не подвергать нагрузке. Можно было бы, конечно, ещё её и массировать, но в случае с головой я ничего не рискнул делать.


Минут 10 так сидя, я смог частично от неё избавиться, ощущая лишь слабую пульсацию в висках и будто тяжесть в голове. Ну вот, по опыту могу сказать, что уже завтра буду как огурчик. Ну, если сегодня не доведу опять до предела свою пустую головешку…


Уже в школе я убедился, что мозг мой реально прокачался — теперь я как будто даже быстрее думал, видел мир шире и замечал больше деталей. Например, я отметил, что смутно даже понимаю по губам сидящего далеко от меня мальчика в одном рядом, которого никак не мог слышать, те слова, что он шептал другому.


Было даже легче отвечать — я и до этого знал почти всё, что мог спросить учитель, а здесь я как будто бы наперёд догадывался о его вопросах, исходя из его характера, текущем этапе освоения учебной программы, наводящих вопросов и прочего, прочего. Прочего, на что я и раньше ориентировался благодаря большому жизненному опыту и не обращал особо внимания, но теперь… теперь это было для меня также естественно, будто я занимался этим целые года.


Конечно, был один существенный минус — голова болела и напрягалась тем сильнее, чем больше новых возможностей я применял и чем шире я это делал. Так что, ничего не идеально, мне всё равно надо будет много тренироваться, дабы это буквально стало для меня естественным.


Но я всё равно был впечатлён. На волне этого странного чувства, я решил проверить как свои возможности, так и других детей, что были в этом классе.


Физические и ментальные когнитивные способности — выше среднего.

Проводимость и количество нейронных связей — выше среднего.


Такие характеристики были у почти всех сильных детей, кроме меня и одного парня, от которого я не ожидал такой высокой оценки.


Физические и ментальные когнитивные способности — высокие. Внимание! Наблюдается шизофреническое расстройство личности!


Проводимость и количество нейронных связей — очень высокие. Внимание! Наблюдается повреждение мимических мышц вследствие ментальной травмы, что отзеркалилась от физического недостатка.


Нахмурившись, я на перемене внимательным взглядом смотрел на этого парня — шизофрения, что-то не так с лицом? Да нет, вроде…


Впрочем, вскоре я понял, почему я так думал — а он вообще мимические мышцы не задействует. Вместо лица просто каменная маска, которая ВООБЩЕ не меняет своего выражения, будто статуя. Ну, теперь понятно. А шизофрения откуда?


Впрочем, наблюдая за ним, я понял, что с ним действительно что-то не так — парень ни с кем не разговаривал, в клубы не ходил и никак не развлекался, просто… сидя на лавочках в школе или смотря часто в одну точку. И ничего это меня не напоминает, я особенный!


Н-да, а ведь я за все годы с ним бок обок этого так и не заметил. Хотя… на то он и гений, чтобы придерживаться самой простой модели поведения и, обводя всех вокруг пальца, самому ничего не делать. Поистине, мудрец лишь тот, кто умеет прикинуться глупцом в нужном для себя случае.


Стоит сказать, что я ему даже уступал. Это несмотря на то, что с самого детства пахал как раб на каменоломнях. Впрочем, зато у меня нет шизофрении. Хотя, туда можно определить Систему…


Физические и ментальные когнитивные способности — высокие для этого возраста. Внимание! Произошёл резкий скачок физических умственных способностей. Пользователю рекомендуется на временной промежуток в количестве не менее месяца интенсивно не расходовать свою умственную энергию.

Проводимость и количество нейронных связей — высокие для этого возраста. Внимание! В связи с появлением новых связей и укреплением старых, наблюдаются качественные различия между ними. Пользователь может столкнуться с трудностями и даже невозможностью выполнения прежде обыденных для него вещей. Рекомендуется…


Убедившись, что рекомендации были похожи, я закрыл сообщения. То-то я и думал, что у меня больно голова болит, даже когда я пытаюсь что-то вспомнить или сосредоточится. Оно то может и получается, даже лучше прежнего, но… как-то странно, будто с усилием. А тут всё так просто, оказывается. Эх, опять ждать некоторое время, прежде чем я смогу вновь погрузиться в увлекательный мир литературы научной, технической и учебной…


Но не всё так гладко было с остальной частью класса. Я ведь говорил, что это всё относилось к тем, кто состоит в сильной группе? Дык вот, остальные меня тоже несколько впечатлили, только в другом смысле.


Проводимость и количество нейронных связей — средние. Чрезмерные занятия без должного восстановления и питания мозга заставляют стагнировать последний.

Физические и ментальные когнитивные способности — средневысокие. Концентрация низкая в сравнении с остальными показателями, в связи с чем качественного использования способностей не наблюдается.


Качая головой, я смотрел на вторую группу учеников в своём классе. У всех была схожая проблема, но немного разная — несмотря на хороший потенциал, они его просто не использовали. У кого-то была низкая концентрация, у кого-то память плохая, у третьих вообще проблема вроде шила в жопе. Эх, я в той жизни наверняка таким и был. Вроде и не тупой, но…


А у группы отстающих дела были ещё интереснее. У многих какой-то один из параметров был ниже среднего или даже низкий. Таким детям вообще с трудом давалась учёба, особенно учитывая давление со стороны школы, детей вокруг и наверняка ещё своих родителей. У вторых всё было внешне нормально, но внутренне не очень — Система говорила, что у них какие-то мелкие или не очень повреждения, которые просто не давали мозгу особо развиваться. А третьи… этих я хоть и понимал, но про себя вздыхал, ибо таковым в детстве и был — всё у них было в пределе нормы. Но они толи не могли, толи не хотели учиться. А причины мне уже были неинтересны…


У Лили параметры были на среднем уровне среди специальной группы. Это я так называл группу тех, кого школа постоянно посылала на всякие мероприятия. Даже проблем у неё не было никаких. А жаль, так можно было бы сказать, что все её закидоны были следствием объективных обстоятельств, а не её женской природы…


Всё для себя поняв, я действительно прождал ещё месяц. За это время я читал и дополнительно занимался не более 2-ух часов в день, даже так чувствуя постоянную тяжесть в голове. Но вскоре это закончилось и весь мир буквально расцвёл для меня новыми красками — если до этого для меня будто лишь протёрли прежде пыльное стекло, то теперь его и вовсе убрали, из-за чего я даже не знал, за что мне хвататься и чем восхищаться.


Но тут вылезла проблема, откуда не ждали.


Это был обычный день, я хотя и захаживал теперь на бокс, но не задерживаясь там, сразу уходил, как выяснял, далеко ли продвинулся, попросту колотя грушу и оценивая силу удара и правильную постановку рук и тела. Навыки постепенно улучшались. Эх, жаль, что у меня нет реальных противников…


Накаркал, пень старый. Блин, почему я себя воспринимаю не молодым парнем, а уже мужиком за 40?


Мне молча дорогу преградили два парня на год старше меня. За спиной послышались шаги ещё двух. Отлично, окружили. С трудом я смутно узнал в одном из парней напротив меня внутреннего ученика зелёной полосы того зала по боксу, где я занимаюсь. Интересно…


— Ты вроде зелёная полоса по савату? — Желая убедиться, я спросил того самого паренька об этом прямо. И чего рожа так перекосилась, мамка с утра не поцеловала в лобик, занятая очередным хахалем?


Услышав тихий звук позади, я резко дёрнулся в сторону и вовремя — один из них хотел прописать мне ногой в корпус с разворота, лишь немного не успев меня достать. Забавно, что я именно услышал тихий шорох, когда он подвернул одну из ног для удара.


— Неплохо. — Я уже успел развернуться боком к четверым, чуть отходя. Второй из стоящих прежде напротив меня достал руки из карманов, демонстрируя перчатки. Зелёная полоса? Это хреново. — А ты шустрый.


Ибо не смотря на свою полосу, его параметры почти все, кроме некоторых, были на уровень выше. Что было редкостью, обычно сразу прокачивая что-то одно, парни уже имели большой шанс сдать на новую полосу. А тут что-то странное, у всех них параметры неплохие, кроме знакомого мне парня с зелёной полосой. У того параметры тоже были неплохие, но лишь 3 из них были на его же уровне полосы.


Даже со своими параметрами, учитывая их комплекцию и количество, у меня лишь в лучшем случае невысокие шансы выйти победителем. Особенно если они с самого начала будут бить во взрослому, помогая друг друга и мешая мне.


— Так вы все из зала. Вы новые ученики? — А больше вариантов у меня не было. Я уже довольно давно не ходил в зал и то бывая там набегами. Не было ничего удивительно, если за время моего отсутствия успели прийти новые лица.


— Угадал. — Мне пришлось сделать небольшой шаг назад, не желая встречать прямой удар ногой от прежде молчащего парня. А дальше началось веселье.


Сблизившись со мной в самой классической для бокса манере, напавший начал наносить простые удары, которые были точны, сильны и техничны.


С некоторым усилием блокируя или уворачиваясь от них, я чувствовал слабую боль в пострадавших мышцах, на которые принимал его удары, иногда вяло ему отвечая. А ведь неплохо. Даже не смотря на огромный разрыв между нами, я просто не умею именно спарринговаться, за отсутствием опыта. Я всегда думал просто — можешь сделать эффективно, делай. То есть, я либо бил на поражение сразу, либо применял обманки или истощал врага, ища возможности для удара.


Подловив его на ошибке, которую легко заметил благодаря своим новым ментальным возможностям, я нанёс сильный удар ему в грудь. Если не успеет принять…


Успел. Будто зная о моих возможностях, он успел стабилизировать своё положение, блокируя удар. Но даже так его повело и его блок не выдержал, ударяясь о грудь.


Тот самый парень рядом с моим знакомым захлопал: — Как нам и говорили, Адам, твой прямой это нечто. Мы тогда видели твой бой с той японкой. Тогда мы и решили стать внутренними учениками, желая дойти до твоего уровня. Та японка, как я слышал, поступила схожим образом, уже став лучшей в своём додзё. Япошки ещё раз приезжали за это время. В тот раз они победили, ибо у нас не было подходящего по возрасту кандидата этой быстрой девчонке, что теперь не даёт шанса нашим боксёрам.


— Вот оно как… — Было бы проще, паря, загорай я весело на солнышке, а не отбиваясь сразу от двух твоих дружков, пока ты мне втираешь какую-то дичь. Для чего он это говорит и зачем? Нет, я-то всё понимаю, но как же скучно ждать, пока люди решатся прямо сказать о своих интересах…


— И вы решили проверить, так ли я хорош на самом деле. Ваше мнение? — На пределе возможностей, скорости реакции и анализа ситуации я вёл бой сразу с двумя и даже, не смотря на их сотрудничество, пока был в хорошей позиции. Пора заканчивать.


Одному я ударил по бедру, выводя из игры, а второму также пробил в грудь. Тоже успел закрыться? Вас там специально учат этому, что ли?


— Как я и думал. — Видимо, он был всё-таки главным среди них. Парень потёр перчатки, смотря на проигравших товарищей. — Мы уже являемся лучшими в красной полосе среди своего возраста, один на один выходя победителями во всех боях. Если мы будем работать хотя бы вдвоём, мы можем повалить даже белого или, если он не будет о нас знать, жёлтого. А вот ты исключение…


С последними словами он рванул ко мне, проводя уже знакомую мне связку ударов, что была типична для боксёров и того зала, где я занимался.


Впрочем, я сразу отметил, что он превосходил индивидуально своих товарищей во всём — скорость, сила, техника и опыт… всё было на уровень выше. Но как, это за сколько они вышли на такой уровень? Если я их не помню, то сколько им было, когда я ещё ходил в зал? Я даже не помню их, значит тогда они были простыми детьми…


Самое противное, что он явно изучил мои слабые и сильные стороны, попросту не давая мне проводить удобные для меня удары и пытаясь в ответ навязать свои правила. Последнее, впрочем, я видел и вёл свою линию, не реагируя. А вот будь я обычным ребёнком, уже бы наверняка лёг бы.


— Пожалуй, хватит. — Он отпрыгнул от меня, едва успевая разминуться с моим кулаком, что летел в его челюсть. Он открылся буквально на секунду, когда напрягся для прыжка, но этого хватило мне для удара. Жаль, что он его ждал. — Пока мы тебе не соперники…


— И не будете ими. — Хмыкнув, я потёр кулак, что налился тяжестью и теплом, всё ещё желая нагрузки. — Вас готовит профессор или Сам?


— Ни то, ни другое. — Он снял перчатки, тоже потирая руки и смотря на своих товарищей, что хотя и имели неприглядное выражение лица, но взглядами выражали желание сражаться и дальше. — В последнее время много гостей в зале. Профессора теперь лично готовят себе учеников. Мы хотя и лучшие в красной полосе, но на уровни уступаем личным ученикам профессоров и Самого в белой и жёлтой полосках. К нам приглядываются, но мы и так выкладываемся на полную. Единственный вариант пробиться — это победа в соревнованиях или дружеских встречах. Тебя могут заметить и учить всем залом, предоставляя любую возможность по твоему плечу. Как тебя тогда заметили. Почему ты не пошёл в ученики?


Не меняя выражения лица от таких откровений, я ответил: — Вы и сами знаете, что внутренний ученик становиться частью зала, неотделимой от него. Разделяя победы и поражения. Но он платит за это своей свободой и прочим. Я же дошёл до своего уровня сам, а не с помощью зала и не видел смысла в нём заниматься. Но, пожалуй… сейчас ведь набирают людей и учат их, а не как раньше?


А далее я вместе с парнями решил заглянуть в зал. Мне было интересно, неужели всё НАСТОЛЬКО изменилось?


Стоя неподалёку от ринга и смотря на новеньких, я отмечал их хорошие характеристики и технику. Да даже опыт был. А они всего-то на зелёной полосе!


И так было во всём зале — все дрались, кто-то обрабатывал удары, кто-то слушал тихие слова учителей и местами пожилых мужчин, что уже были профессорами. Можно сказать, наступил золотой век боевых искусств.


Решив больше не откладывать, я попрощался с парнями, идя к одному из знакомых учителей. Я хотел сдать экзамен на синюю полоску.


Не смотря на то, что парни мне всячески намекали, что могут замолвить за меня словечко перед их учителем и я сразу стану зелёным, если не красным поясом, я покачал головой — я признавал лишь свои победы и поражения, обычно не прося помощи и редко оказывая её другим. Мне что-то срочно нужно — я попрошу. Если нужно кому-то близкому мне — я постараюсь дать или возместить. Но по каждой мелочи убиваться, также подтирая сопли другим — увольте.


Экзамен на синий пояс был несколько особенным в этот раз. Я уже видел прежде, как его сдавали и это выглядело так — желающим сдать назначают день экзамена, в этот день один из учителей в зале заставляет делать желающих разные упражнения, в конце попросив побить грушу.


Если его всё удовлетворит, он одобрит кандидатов под свою ответственность, временно сделав их синей полосой. Почему временно? Потому, что боксёру мало физической формы и силы удара, ему нужен реальный опыт и техника.


Это он нарабатывает пол месяца. Если через пол месяца он не покажет себя хорошо в бою против полноценного ученика синей полосы — принят он не будет.


Сейчас же… творилось что-то странное.


Мы пропустили первую часть первого этапа, сразу начав с груши. И я даже понял почему. Никто не интересовался физическими возможностями кандидатов, и я понял почему вскоре — все кандидаты уже имели возможность стать синей полосой. А дальше было интереснее.


Смотря на детей, которые в большинстве своём уже наносили уже уверенные удары, я про себя вздыхал — если бы я знал, что тут всё так преобразилось, я бы раньше пришёл сдавать на внутреннего ученика. Эх…


Вот настала моя очередь, я нанёс стандартную и уже родную для меня связку ударов с огромной силой и скоростью. Я столько раз её сначала наблюдал у других, а потом неловко повторял, что она уже стала частью меня.


Если до этого учитель долго думал, прежде чем кивнуть, то сейчас он жестом меня остановил, подзывая к себе.


— Адам… — Он не сразу меня узнал, несколько удивлённый. Ну да, я тут бывал довольно давно и уже успел вымахать до 140 сантиметров, веся тоже очень прилично. — Всё-таки решился. Поздновато ты. Слышал, ты долго не ходил сюда, от травмы отходил?


— Да, были неприятности. — Беззастенчиво соврав, я напрягся от его изучающего взгляда. Что ты там думаешь такого, что никак не можешь решиться?


— Ты можешь по стандартной процедуре стать синей полосой. Я уже вижу, что ты можешь даже сдать на красную. Но есть вариант получше — у нас появилась новая практика выставлять более высокую полосу против более низкой. Если победит последняя, то она сразу перепрыгивает свой уровень. Так что думаешь?


Задумавшись на пару секунд, я кивнул. Вряд ли мой противник будет силён, а времени мне терять не хотелось.


Вот же хитрая скотина, выше на уровень…


Стоя напротив мальчика своего возраста, я с неким удивлением отметил, что все его характеристики УЖЕ были на зелёной полосе. Что, скажу я вам, очень странно — без перекосов, травм и на синей полосе с такими данными? Что тут происходит?


А вступив с ним в бой я даже немного удивился — парень сразу попытался навязать мне свой стиль боя, используя преимущества всесторонне развитого тела на полную, сильно и быстро атакуя, быстро же уходя и пытаясь меня истощить.


Но будучи на уровни его выше во всем, я быстро закончил этот фарс, уходя с ринга и отмечая странные взгляды людей вокруг. Мы сражались на одном из тренировочных рингов, что не был даже в центре зала. Почему-то пришло много народу, даже среди высоких полосок. И чего все смотрят?


— Это был ученик профессора. — Сзади раздался знакомый голос. Обернувшись, я узнал парня, с которым недавно дрался у школы и пришёл сюда. — Никто пока ещё не смог его победить младше него или его пояса. Вот и смотрят все на тебя, как на чудо. Хотя ещё и потому, что у нас многие ушли после того, как тренировки ужесточились. Тебя наверно никто и не помнит особо…


Хмыкнув на его слова, я опять пошёл к учителю. Не намерен я был оставаться синей полосой. Мне нужно было забраться повыше…


Спустя короткое время я, слабо улыбаясь стоял напротив старого знакомого, который мне улыбался. Скотина ты, я-то думал, что он давно сдал на красный, а он остался на зелёном…


Да, этим парнем был тот самый, главным в той гоп компании у школы. По сути, он мог уже сейчас победить всех в красной полосе, будучи на зелёной, но при этом, специально не поднимался на уровень выше. И я даже примерно причину последнего.


Скорее всего это было потому, что пришло слишком много людей, которые быстро начали догонять старичков, даже вытесняя их и он просто не хотел страдать от более высоких полосок, что имели возможность бросить вызов более низкой себя на уровень.


В этот раз у него не было возможности закончить бой в ничью. Заранее зная о его уловках, я просто мощными ударами буквально задавил его, лишая преимуществ. Теперь я зелёная полоса, мда. Когда буду сдавать на красную, мне что, надо будет биться с жёлтой по силе?


Вскоре я сдал на красную полосу, победив уже знакомого парня, которого уже победил прежде у школы. Почему-то двоих были красные пояса, тогда как у их лидера зелёный. Не зная точных причин, я лишь думал, что это нужно их главному для того, чтобы контролировать ситуацию в этих двух уровнях, оставаясь сильнейшим. Теперь уже после меня…


Про себя я с некой усмешкой подумал, что когда этот парень захочет сдать на красную полосу, против него могут выставить меня и тогда ему будет очень грустно…


Я закончил свои бои очень быстро, забирая свои новые перчатки и, не обращая внимания на что-то там говорящего учителя, пошёл домой.


Я уже видел, как на меня оценивающим взглядом смотрели ученики белой полосы, которые были сплошь как один лет 15. Младше просто физически не вышло бы быть на их уровне, если ты не тренировался как я с самого детства.


Так что, я решил не искушать судьбу и уйти от греха подальше, про себя обдумывая пару идей о том, как мне стать белой полосой, не привлекая внимания санитаров…


Но проблема то в том, что их характеристики были как минимум у меня, а то и выше. Ну, может я превосходил даже учителей в гибкость или быстроте, но последние слабо влияли на мою возможную победу против человека не только старше, сильнее, опытнее и техничнее. А последними как раз и были эти ученики. Эх, ещё есть куда стремиться…

* * *
Весь этот месяц я интенсивно готовился, желая стать ещё сильнее. Каждый день я ходил в зал, боксируя на красном и иногда даже белом уровне, сначала удивив старичков, а потом иногда получая очень даже смачные тумаки. Дошло до того, что мой счётчик побед не был даже равным с моими поражениями. Но кого оно волнует, право слово, если я становлюсь сильнее?


За этот месяц я осознал очень важную проблему — моё тело банально не успевает за моим разумом, реагируя чуть позже. В обычной жизни это было незаметно, в мелких стычках незначительно, а вот в серьёзных боях… каждая крупица силы, любая оплошность, случайная возможность — всё это определяло хрупкую грань между жизнью и смертью.


Конечно, я также понимал, почему это произошло. Прокачав себе мозги, я тем самым разграничил их со всем остальным телом, которое сейчас хоть немного и нагнало, но… окончательно и вровень встанет не скоро.


Поэтому, смотря на 20000 тысяч опыта, я со вздохом подтвердил улучшения. Надеюсь, я не прогадал…


Когда я проснулся утром, я почувствовал себя на удивление легко. Очень даже легко. Даже ничего не болит. Подозрительно…


— Жрать только хочется… — Тихо пробормотав, я рывком встал, сразу едва не падая. Чёрт, какой я быстрый и резкий. — Желательно побольше.


Едя разную еду, которая сама собой всплывала в голове при таких словах, как — минеральные вещества, большое количество правильных БЖУ, витамины и бла-бла-бла, я чувствовал — этого мало. Тело хочет больше. ЕЩЁ БОЛЬШЕ!


Ещё неделю я откармливал себя разной вкусной едой, ходя на обязательные тренировки в зал, где особо не проверял свои новые возможности, даже особо не привыкнув к ним в обычной жизни.


А прокачал я скорость реакции и общую физическую подготовку. Первая мне нужна была по понятным причинам, а вторая… я точно даже не понимал, чем это вообще было, но она была очень важна, завися и определяясь от среднего значения всех остальных характеристик, также где-то компенсируя их. И, что самое важное, у всех, кого я видел, за исключением учителей, профессоров и Самого, она была развита меньше всех. Это о многом говорит.


Конечно, я не стал на уровни сильнее, но теперь был ещё более опасным противником. Теперь, раз уж я теперь маленький Халк, мне нужно нарабатывать боевой опыт и улучшать технику…


Жаль, что весь свой опыт я потратил раньше, ибо хотел ещё улучшить Телекинез. Всё-таки, это была моя единственная боевая магия. Боевая магия, звучит-то как…


Но поскольку опыта больше особо и не было, я ещё около месяца просто готовил себе рюкзак, одежду, оружие и всё, что потенциально может пригодиться мне в Подземелье. Зачем? Я собирался сразу, как прокачаю телекинез и немного его потренировав, пойти покорять нормальный уровень сложности.


Опыта уже особо и не осталось после улучшений, но и копить весь месяц я посчитал скучным, несколько раз пройдя лёгкий уровень сложности первого Подземелья. Странно, кстати, назвали — лучше бы подошло название Сценарии. Ибо там много разных ситуаций с примерно одним уровнем проблем между ними. Ну ладно, я пока не вырос, чтобы давать советы Системе…


Я довольно быстро накопил нужный опыт, улучшил своё физическое тело ещё немного и точно был уверен, что конкретно сегодня никому не понадоблюсь. Конечно, последнее было необязательно учитывать, ибо время толи замедлено в Подземелье, толи вообще идёт не так, относительно этого мира. Но факт оставался фактом — я мог провести там полдня, возвращаясь в тот же момент времени, когда зашёл в Подземелье.


Телекинез 5(0/600) — затраты энергии в секунду зависят от масштаба воздействия. Пользователь теперь может воздействовать на предметы, вещи средних размеров, габаритов, веса.


Опробовав на старом добром камне, я даже офигел немного — я вообще не чувствовал напряжение, просто держа камень в воздухе. Ну, совсем немного напрягался разве что. Вспоминая первый опыт — это я и называл качественной разницей.


Запулив его в дерево, я сразу почувствовал ощутимое напряжение, последствия которого прошли, даже не начавшись. Ну… если сравнивать, я как будто прилично напрягся, но благодаря развитой мускулатуре сразу оправился от нагрузки, что пока ещё не была пиковой. Конечно, повтори я так десять раз без отдыха — будет очень даже ощутимо. Эх, надо больше тренироваться…


С последней мыслью я решил войти в первое Подземелье нормальной сложности. Интересно, чем оно меня удивит?

* * *
Колонна всё также шла. Я уже успел уснуть и проснуться раза два, а мы всё идём. И идём…


Конечно, мне то может и было интересно — а вот какое построение было у нашего легиона, кто там шёл за нами, кто впереди, что было по бокам и так далее, и тому подобное, но… тому парню, в теле которого я оказался, это было не интересно. Что и логично, он явно ветеран, который видит это слишком часто, дабы обращать внимание и смотреть специально на окружение.


Впрочем, что самое поганое, я не мог пользоваться магией. Даже не так, поскольку это было не моё тело, я вообще толи не имею энергию, толи не мог ей воспользоваться, чувствуя внутри себя некую пустоту. Хотя, даже это было сложно, учитывая, что я и не пытался управлять телом, хотя и мог это сделать…


Вот я зашёл в Подземелье. И оказался в лагере. Оглянувшись, я обомлел — вокруг меня были легионеры при полном обмундировании, что разбивали лагерь, ставя палатки и назначая караул на ворота и по периметру лагеря.


Видя слишком знакомые доспехи, оружие и прочие атрибуты солдат, я сразу понял — римские легионеры. Но какого хрена я здесь, среди них? И почему они на меня не обращают внимания… чёрт.


Задавшись последним вопросом, я осмотрел себя, почему-то поправляя меч на поясе. Так, можно уже снять доспехи… что?


Буквально ни о чём не думая, я просто стоял на месте пару секунд, прежде чем тряхнул головой и решил, что мне показалось. После этого я пошёл и дальше разбивать общую солдатскую палатку, также думая о том, что сегодня будет на ужин.


Точнее, это делал не я, а легионер, в теле которого я оказался. Легионер, что мало того, что был обычным человеком без магии, так ещё и думал, что-то делал и прочее САМ. Не я им управлял, а наоборот — он иногда что-то странное в себе замечал и останавливался, думая о чём-то. Так что, мне приходилось вообще не пытаться контролировать его тело, даже не думая от греха подальше…


Это уже было вечером. Наконец рядовые закончили с палатками, начав готовить простую еду. Поев, мой легионер пошёл спать, сегодня была не его очередь нести караул.


Наутро я проснулся от звука трубы. Будто по команде легионер проснулся, быстро оделся, вооружаясь и снаряжаясь. Он вышел, видя рядом с собой других легионеров, с которыми они сразу убрали сначала командирские, а потом и свои палатки. Навьючив всё снаряжение и вещи на мулов со вторым сигналом трубы, на третьем сигнале колонна солдат и людей разного толка пошла в поход.


И до сих пор шли. Был полдень. Не имея доступа к воспоминаниям моего легионера, я лишь ориентировался на его куцые и быстрые мысли, которые иногда вспыхивали подобного искре и сразу пропадали. Так, например, я узнал вот что — в колонне шли не только солдаты.


У нас была разведка впереди в виде конницы и лёгкой пехоты. Часть из них не только проверяла обстановку, но и искала место для будущего лагеря, ища нам также возможную еду. Были разные люди, отвечающие за поиск дров, воды и фуражиров. Были инженеры, что могли расчищать дорогу и делать мосты, когда мы пойдём через реку.


Было много разных людей, которые делали буквально всё в этом марше, кроме одного — воевали именно мы, легионеры. Уже очень скоро я даже узнал, как.


Смотря на орущих и бегущих в нашу сторону из леса варваров, я про себя отметил первой мыслью легионера, что наши разведчики получают своё жалование зря. Вторая мысль была именно от меня — благо, что мы армия, я в центурии, а бегущие рассредоточенная и неорганизованная толпа. Сейчас закидаем их пилумами и потом добьём выживших.


Кивнув моей мысли, легионер сжал покрепче пилум, ожидая, пока подбегут поближе. Пора!


Вторя моей мысли, он размахнулся и кинул пилум, что нашёл свою жертву. По цепочке сзади мне передали второй пилум, который я тоже метко метнул, имея опыт телекинеза и мышечную память с умениями легионера. Третий пилум, четвёртый…


Мы были в центурии, что представляла собой коробку вооружённых до зубов легионеров в количестве около сотни человек, сейчас ощетинившуюся щитами и мечами в сторону уже почти не бегущих варваров. По крайней мере, на нашем участке всё валяются трупами, 10 из которых мои — попал всеми пилумами. Рука устала немного…


Обычно, кстати, легионеры менялись в метании, дабы каждый мог отдохнуть и метнуть свой, но раз уж я каждый раз попадал точно, то в итоге так и стал метать до победного, пока в нашем ряду они не закончились, попав всеми в цель и насмерть.


Каждый раз, когда я попадал звучало два системных уведомления. Звук одного я узнал — это за что-то пришёл опыт. А вот второй был незнаком…


К нам опять побежали варвары, но пилумов у нас больше не было. Пришлось встречать их звоном своих клинков и тресканьем щитов.


Так вышло, что меня и многих легионеров хотя и не смогли смять, но смогли отделить от центурии, окружив и пытаясь убить сообща. Но, как я сразу заметил, ветерана от новичка в армии отличало одна из особенностей — он умеет драться не только в строю, но и вне него.


Уже не беспокоясь, я перехватил контроль над телом, уворачиваясь от ударов или принимая их на щит, когда успевал их увидеть и среагировать. Легионер, про себя мельком подумав о том, что он стал ещё более опытным воином, что даже не думая может реагировать, в этом время колол, рубил и резал, точечными ударами одного за другим убивая варваров.


Но вот, всё закончилось. Я вынужден был терпеть шум десятков сообщений, идя по полю боя с несколькими молодыми легионерами рядом и, что-то им рассказывая о тактике противостояния варварам, искал в это время выживших варваров и добивал их. Ну, точнее он их добивал, а рассказывали мы вместе — я аккуратно думал о опыте из той и этой жизни, вспоминая бокс, а легионер думал о том, как именно в строю не дрогнуть и быстро пробиться к своим. Всё же, даже опытный и сильный воин долго не сможет биться, будет лучше пробиваться к своим — так он думал. Я же про себя добавлял, что каждый легионер должен так думать, не являясь слабым звеном, из-за которого падёт вся армия. Легионер кивал про себя, как он думал своим мыслям, уча молодых жизни и её реалиям.


И вот, когда мы опять начали разбивать военные лагерь, я не выдержал и покинул подземелье. Как мне это надоело, я уже пару дней иду и иду, иду и иду…


Получен опыт — 7400.


По косвенным признакам определив, что время действительно было на паузе, я проверил себя — вещи были на месте, находясь на своих местах, как тогда, когда я зашёл в Подземелье. Прекрасно…


Про себя отметив, что за каждого варвара давали по две сотни опыта, я решил зайти в Систему и посмотреть, какие сообщения мне приходили.


Получен опыт — 200.

Навык улучшен — владение одноручным оружием.

Получен опыт — 200…

Навык улучшен — владение древковым оружием…


Какой навык? У меня не было никакого оружия, вообще навыков не было…


Быстро найдя нужную вкладку, я озадачился.


Навыки — владение одноручным оружием (гладиус) — новичок.

Владение древковым оружием (пилум) — новичок.


Угу. А где я сейчас себе найду пилум с гладиусом, чтобы ими воспользоваться? Но раз уж там можно качать навыки, то…


Про себя подумав о их пользе, я немного размялся. Странно, когда заходил чувствовал бодрость, а тут такая усталость, будто… шёл 7–8 километров в час в полной выкладке 30 километров в день… как делал это в Подземелье, отлично всё чувствуя и морально устав от этого дерьма. Надо бы отдохнуть от этого всего…

9. Коллекция миров

Пусть я погиб под Ахероном…


Уже в сотый раз взмахивая мечом, я прервал очередную жизнь, равнодушным взглядом ища другую цель. Легионер же равнодушно отметил, что эти проклятые варвары никогда не закончатся.


И кровь моя досталась псам…


Руки уже устали рубить, щит же держался лишь на честном слове и клятве Цезарю, верный ей до последнего, даже будучи поражённым десятки раз. В глазах чуть помутнело, и я видел лишь перед собой нечётко из-за запёкшейся крови на правому глазу. Я даже не знал, нашей или чужой. А это и не важно, пока я жив.


Орёл шестого легиона…


Что не мешало легионеру защищаться щитом, также пытаясь по косвенным признакам понять, где основной строй наших и пробиваясь в ту сторону, а мне также не мешало рубить и уходить от ударов, игнорируя звук системных уведомлений.


Всё также рвётся к небесам!


С последней мыслью тело легионера было остановилось в ступоре, даже не пытаясь увернуться от летящего ему в грудь пилума, но… благо, что я не зевал. Делая подшаг в сторону, я подставил щит под атаку и сразу выбросил его на землю вместе с пилумом внутри.


Легионер очнулся, перехватывая контроль и, сглатывая тяжёлый ком, начал словесно поносить незнакомого легионера, который зачем-то кинул в него пилум. По словам последнего — наша фигура было настолько неузнаваема, что тот лишь увидев кровавую фигуру с щитом варваров, сразу кинул пилум не задумываясь.


Немного повздорив, вместе идя с ним к местным врачевателям, вскоре легионеры мирно разошлись — мой остался заштопываться, а другой был без ран, опять отправляя на фронт с варварами. Легионер понимал воина, также будучи отходчивым и рациональным — было не время плодить внутренние конфликты при внешней угрозе.


Отдыхая и кушая в палатке для раненных, я про себя подумал, что построение и логистика у римлян была налажена на зависть любой армии. Сейчас я был раненым, но меня быстро заменили в моей центурии и контубернии. Последняя была моим отрядом из десятка человек. Их было по 10 в каждой центурии. В нашей когорте было 6 центурий. И всего в нашем легионе было 14 когорт с разным количеством центурий. Последнее потому, что мы уже около месяца идём по землям варваров, огнём и мечом насаждая своё господство.


В последнем бою, например, я хотя и отличился, меня даже заметил центурион, чему легионер был невыразимо рад и горд, но я же думал — чуть не сдохли в этот раз. Пару дней назад и так задели в бочину, а сейчас прилетело с другой стороны, хорошо хоть вскользь…


Легионер, очнувшись от мечтаний, кивнул своим, как он думал, мыслям, тоже думая — нужно быть аккуратнее в следующий раз, пытаясь не отбиться от своих. Впрочем, он хмыкнул, наворачивая похлёбку уже под мою мысль — каждый раз так думаю и что в итоге выходит?


Ещё раз зайдя в Подземелье спустя месяц после первой провальной попытки, я не сразу попал в этого легионера, мотаясь по разным мирам. В одном я был здоровым демоном в каком-то странном мире с кровавым небом и чёрной от крови земли. Крови, что проливалась здесь каждую секунду.


В нём я пробыл немного, всего пару часов, взмахивая здоровым двуручным топором и рубя таких же больших противников. Маленьких я ударами ног опрокидывал и топтал. Но вскоре я выдохся и меня сразил один из таких же здоровяков, как я. Я умер…


Второй мир был ещё более особенным — я попал в тело толи варвара, толи ещё кого. Мы плыли на корабле, уже подплывая к берегу, где не было каменных стен и виднелись лишь какие-то деревушки и здание церкви вдали.


Сразу поняв специфику мира, я пытался выжить как можно дольше — я был одним из тех немногих, кого ярл послал на разведку боем. Наша задача заключалась в диверсиях, редких убийствах, отвлечении внимания и тому подобном, пока основные силы не подготовят корабли к быстрому отплытию. Я был вооружён неплохо — щит из досок, обитый кожей и боевой топор с кинжалом на поясе. Ими я прорубился сквозь местных, будучи вскоре заколотым вилами спрятавшимся мужиком, которого не заметил, желая поживиться в каком-то доме. А умирать-то неприятно, скажу я вам.


Ещё через месяц я попал в какого-то раба мальчишку. Если раньше я был ещё уверен, что это мой мир, то видя всяких минотавров, типичных эльфов с гномами на рынке рабов, я понял — это уже не мой мир. И как мне тут выживать?


Здесь я провёл аж целый год. Благо, что время тут текло иначе, а то бы… в общем, купила меня какая-то пара, которым нужен был служака. Специальный магический ошейник был как-то явно зачарован, вызывая сильные приступы боли даже о мыслях при побеге или действиях, что нанесли бы вред хозяевам. Что не мешало мне думать о побеге и пытаться это сделать, не обращая особого внимания на сознание испуганного мальчика, что понемногу сходил с ума.


От него я и умер — у мальчишки остановилось вскоре сердце от таких приколов. Что меня волновало слабо, ибо хотя мне и засчитали этот раз как проигрыш, я получил свои плюшки.


Помотавшись ещё раз и получив свои плюшки в качестве бытия обычного лучника в каком-то замке, которого вскоре самого застрелили, я уже пятый раз зашёл в Подземелье. На этот раз я попал в старого знакомого. И я сразу понял, что особо ничего не изменилось — мы также шли на марше, ран особо не было на теле. А значит… я попал в тот же временной промежуток. Опять идти. Чёрт…


Благо, что легионер не замечал никаких странностей в своих мыслях, также думая о том, что из-за его большого опыта тело будто бы само собой пытается выжить. Ага, да, очень хочет жить и уже пройти это чёртово Подземелье!


Но всё имеет свойство заканчиваться. Нет, я даже не сдох, скорее наоборот. С моей помощью, моими мыслями о ловушках варварам и новым тактикам их противостояния, меня назначали новым десятником в нашей центурии. Благодаря моей высокой боевой доблести, авторитету среди товарищей и выслуге лет меня назначили одним из инструкторов нашего Легиона.


Последнее, правда, пришлось доказывать около месяца, побеждая в честном бою как без оружия, так и с ним разных легионеров и даже офицеров, что слишком много о себе возомнили. Последнего, правда, стремался легионер — для него, всё же, командир был почти богом. Который совсем не иллюзорно мог определить его жизнь и смерть. Но вскоре он успокоился, когда я всё разрулил, даже подружившись с офицерами, лично уча их кулачным забавам и контролю тела в бою.


Что хромали даже у опытных ветераном, что прошли сотни битв. Как я думал, это было из самой структуры армии — тут важна была не индивидуальная сила, а выучка, дисциплина и координация с товарищами. Мог долго и стойко держать щит и меч, иногда попадая пилумом, также выдерживая марш и не имея проблем со здоровьем? Добро пожаловать в легион. Почему-то вспомнилось, что в спецназ примерно такие же требования…


Пройдя слишком многое с этим легионером, я даже пока не хотел с ним прощать, слишком много плюшек получив, но ситуация была сильнее меня.


Выполнено скрытое задание Спасти рядового Максимуса. Награда за прохождение — 10000 опыта. Подтвердить выход из Подземелья?


Я как раз сидел в палатке, когда пришло сообщение. Кушая и отдыхая, о чём-то как бы говоря с легионером, аккуратно подкидывая ему мысли, я будто застыл. Но не только я.


Весь мир застыл, кроме моего сознания, что было будто заперто в камне имея возможность лишь подтвердить выход. В последний раз проверив легионера и поняв, что его мысли тоже застыли, я вышел. Жаль, мне даже начало нравиться быть в походе…


А выйдя, по привычке посмотрел на Солнце. Как было в зените, так и есть. Вроде и знаю, что время останавливается, но всё равно каждый раз непривычно.


Оставив тут вещи, надёжно их спрятав, я уже в который раз пошёл домой. Теперь… будем ждать ещё месяц. Пока я не смогу опять попасть в Подземелье.


Неприятно, но на лёгком уровне сложности перерыв между входами был всего неделю. Учитывая количество получаемого опыта — приемлемо. Да и не долго в целом.


А вот на нормальном — месяц. МЯСЯЦ, КАРЛ! Но мало того, Система только сейчас мне засчитала прохождение этого уровня. Заходя до этого, я либо сам выходил, как было в первый раз с легионером, не дойдя до конца, либо просто умирал. Но вспоминая те ситуации — а как их проходить то? Вот, только на 5 раз и смог, мда…


Теперь мне открылся сложный уровень прохождения. Сравнивая лёгкий и нормальный, у меня было подозрение — там меня ждёт жопа. Большая такая, округлая. Но и это не всё, теперь я мог дополнительно усложнить. Дополнительные сложности были таковы — Безумие, Проклятый, Чужак и Чистилище.


Первые три были даже не отдельными сложностями, а дополнениями к любой из основных сложностей. Безумие просто усложняло, Проклятый ограничивал ВСЕ способности пользователя, не давая их использовать даже в своём теле, а Чужак… эта штука раскрывала перед тем миром факт того, что пользователь был иномирцем. С закономерным итогом — жизнь его будет ОЧЕНЬ насыщенной и весёлой. Но не долгой…


Про себя оценив Чужака я кивнул — да, было бы прикольно сразу умереть, как попадёшь в другой мир. Эту фигню я не буду использовать, пока не стану богом. Знать бы, что это значило…


Не зная эффекта Чистилище, я лишь видел требования к его открытию — пройти любой уровень сложности, но с тремя усложнениями. Лучше убейте сразу…


Прошёл месяц. Будни мои были обычными — я всё ещё не сдал на белую полосу, лишь один раз съездив в Шотландию на соревнования высокого уровня. Запарился я тогда знатно, не привыкший к таким поездкам. А так, меня особо никуда не посылали, ибо в моём возрасте и поясе я хоть и был особенным, но не настолько, как если бы был в белом или даже жёлтом поясе. Так что, меня особо и не трогали.


Остальная жизнь была и того скучнее — школа, дом, иногда библиотека, парк. Всё. Благо, что чувствовал себя я комфортно, с нетерпением ожидая отката Подземелья.


А дождавшись, я пошёл в свой любимый парк, про себя отмечая, что мне скоро нужно будет менять место дислокации и перемещений. Было бы на что менять…


Никогда я не был азартным. Но я был человеком любопытным. Тем, зачастую, кто шёл до конца. Тем, кто уже пару раз видел смерть и сейчас…


— Посмотрим, на что способен сложный уровень с Безумием и Проклятым. — Тихо хмыкнув, я выбрал сложности, подтверждая выбор и чувствуя начало перемещения в другой мир.

* * *
Привычным усилием воли я не упал, когда почувствовал дезориентацию в пространстве, темноту в глазах, слабость в теле и прочие симптомы перемещения. Закрыв глаза и простояв так пару секунд я их открыл. Чтобы едва удержать их от попытки переползти на лоб.


Я находился в огромном и высоком тронном зале цвета мрамора, у которого через витражные окна почти у самого пололка лился солнечный свет на внутренности зала, которые впечатляли не менее, чем сам зал.


Я находился примерно в нижней половине, вокруг меня коробкой стояли на огромном расстоянии от меня, и других растерянных фигур рядом со мной, воины в странных доспехах и с оружием, что было поднято так, будто они приветствовали нас. Но зачем столько? Тут сотни людей только в первом строю нас окружают…


В верхней же половине сверху вниз был большой трон со ступенями, на котором сидел старик в богатой на вид мантии и с диадемой на голове. Он смотрел на нас, что-то тихо говоря другому старику рядом с собой на высшей ступени, что был одет в одежды, присущие какому-то мультяшному волшебнику.


На ступень пониже были явно лица королевской крови, что со странными лицами и взглядами смотрели на меня и на фигуры рядом со мной. Особенно на меня, учитывая факт того, что я был в своём теле и моя одежда кардинальным образом отличалась от местных и тех фигур. Что там, кстати, с последними?


Прелестно. Смотря на типичного японского школьника рядом с собой, я перевёл взгляд с него на других.


Типичный эльф-лучник перевёл на меня острый взгляд, профессионально щурясь и будто оценивая, куда именно меня прострелить. Рядом с ним стоял другой эльф, этот уже был толи друидом, толи магом. Одежда была соответствующая, а оружия, в отличии от многих фигур, не было явного.


Был ещё и типичный гном в тяжёлых доспехах и с секирой, что, сразу беспокойно оглядевшись на ряды воинов, лишь упёр свою секиру в плитку пола под треск и скрежет последней.


Естественно, куда обойтись без зверолюда. Точнее, зверолюдки, мм… волчицы, если её так можно назвать. Хотя, может она была оборотнем? Короче говоря — высокая девушка, что уступала в росте только двухметровым эльфам, в лёгкой кожаной броне с костяными вставками, с лёгким же мехом по всему телу, хвостом и волчьими ушами на вершине головы. Обычных человеческих у неё не было…


Было ещё парочку обычных человек, по виду которых я сразу понял — откуда-то из средневековья, причём раннего. Огнестрела не было, оружие выглядело не очень качественным, а вместо всяких лат у них была кольчуга с пластинами, под которой был обычный поддоспешник.


Отвернувшись от этого цирка уродов, я вздохнул — пожалуйста, скажите мне, что это собрание ролевиков…


— Рад приветствовать в своём королевстве героев! — От мыслей меня отвлёк голос. Подняв голову, я понял, что стража раскрывать своё коробчатое построение, организуя проход для того самого старика на троне, что сейчас уже встал и шёл в нашу сторону степенной походкой вместе со свитой.


Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… хоть бы мы не были…


— Вы были избраны и призваны в этот мир, дабы победить Короля демонов! — Вот, он уже зашёл внутрь построения солдат, остановившись от нас в двух десятках метров, эффектным жестом разведя руками в приглашающем жесте. Его свита ему зааплодировала. Я тоже хотел, но потом подумал, что привнесу диссонанс в прежде стройное подлизывание. Так что, воздержался…


— И сейчас мы узнаем, какие силы вас выберут и что выберете вы! — По жесту явно короля или кто он там был, вперёд вышел старик рядом с ним, ударяя о пол посохом. Я с некоторой дрожью почувствовал, что во все стороны разошлись огромные волны энергии.


Внимание! Некое подобие Системы попыталось ограничить вашу волю, сущность и душу. Безуспешно. Но частично её влияние было почерпнуто для создания задания.

Избранный — принудительное задание, срок выполнения — до вашей смерти или до выхода из этого мира. Описание и цель — в отличии от других вы пришли сюда по своей воли, оказавшись нескованными местными правилами и ограничениями, что с лихвой компенсирует Система. Вы должны попытаться победить Короля демонов, при этом не умерев здесь. Ведь умирая в своём истинном теле, вы умираете по-настоящему. Штрафы — вы можете покинуть этот мир по своей воле, но цена будет велика — ещё 10 лет вы не сможете входить в Подземелье. Награды — вечная слава, что сразу будет забыта и большое человеческое спасибо от демонов, что сразу вас убьют, выбирая нового Короля демонов.


Удержав лицо и эмоции от прочтения, я перевёл взгляд на большой выбор перед собой, который явно был списком соборностей, навыков, оружия и прочего, что я мог выбрать. Интересно…


Погибель — мифический меч. Его создатель и хозяин мог обычным взмахом стереть из всех реальностей и на всех уровнях сущность равной себе силы. Ходила легенда в Тёмных Мирах, что однажды, будучи почти самим стёртым, он смог на равных столкнуться с Верховным Серафимом, владыкой Светлых Миров этой вселенной, ранив его и заставив отступить армии светлых.

Жнец — мифический ритуальный нож. Шёпот угасших миров шепчет о том, сколько крови выпил слепок этого простого на вид бронзового кинжала, что когда-то был сделан во вдохновении одним безумным вампиром, ставшим богом и всё ещё кормя своего старого друга такой свежей и вкусной кровью, как эпохи назад…

Сущность бога — квинтэссенция всего. Всего, что нужно, дабы человек одним шагом мог стать чем-то большим. Богом? Конечно, не станет. Но будет ближе на шаг в этой бесконечной лестнице…

Ихор — кровь древнего бога, обработанная и чистая. Можно применить на самом пользователе. Даст — перерасчёт характеристик… Готово. Даст — +1000 энергии, 1000000 опыта и качественные усиления магических аспектов пользователя…


Но вот в чём загвоздка. Это меню не показывало, но Система говорила — во-первых, это всё не настоящие предметы, даже описание было во многом неверным. Последнее, например, было кровью какого-то хтонического чудовища, а не бога, что хотя и дало бы человеку много сил, но заставило его бы через пару месяцев сойти с ума. Так было особенно с оружием — Погибель и Жнец были лишь копиями от копий с похожими на оригинал свойствами. Что были сильно меньше, при высокой цене…


Цена была странной — судя по описаниям, на каждой фигуре рядом со мной было что-то вроде магического контракта. Почти рабского. Его условия и так были жёсткие — они не могли вредить королевской семье, должны были служить королевству и отдать за него жизнь, не имели особо свободной воли и т. д. и т. п. Самое противное — чем выше цена будет у выбранных предметов, тем сильнее будет скован владелец этого предмета, что уже и так опутан с ног до головы. Кроме меня…


Вскоре, среди бесконечного списка я всё-таки выбрал меня интересующее, за что мне пришлось заплатить 10000 опыта, что я недавно получил от того Подземелья с легионером. Плак-плак…


А выбрал я навык одноручного оружия. Ибо я уже сейчас был на Обычном, что бы это не значило уровне, и за месяц тренировок и учёбы легионеров в том Подземелье это было максимумом, которого я смог достичь.


Это было притом, как я понял, что это УЖЕ был уровень большинства легионеров. Это был уровень, которого они достигли за годы тренировок, а многие даже за годы битв. А я пришёл на всё готовое, буквально учась каждому приёму у своего легионера, чья мышечная память, навыки и прочее почти полностью передались мне, который мог каждый миг и приём запоминать, бесконечно отрабатывая и учась. Что мне, конечно, было мало…


Не дождавшись звука системного сообщения, я вздохнул. Не повысился. Жаль, конечно, но…


Я поморщился от прострелившей голову боли, вместе с которой моё тело слабо задрожало — мне напрямую в голову и тело буквально записывалась информация и знания, которые были связаны с несколькими видами распространённых мечей. Они все были на том же уровне, что и мой гладиус. А вот это очень кстати…


Ибо, по сути, я владел не одноручными мечами. А именно гладиусом. Да, я мог заменить его на похожий на весу, балансу и форме меч, но… я уже не буду столь хорош в таком случае. А если это будет та же шпага или рапира, то всё, я уже ничего не буду уметь.


А теперь мой фундамент укрепился — я будто в равной степени овладел как рапирой, так и шпагой, как гладиусом, так и шашкой с катаной. Отлично. Я уже чувствую, что если у меня будет ещё пара мечей на таком же уровне, то я смогу понять, как перейти на следующий уровень владения мечом. Уровень, что качественно отличается от текущего Обычного…


Пока я думал, все уже давно выбрали. Король и, наверно, волшебник рядом с ним одобрительно чему-то кивали, смотря на каждого из нас. Очевидно, они знали, что мы выбрали. Ещё бы, с теми ценами на вещи каждый кроме меня теперь уже вечный раб этого королевства…


Впрочем, они нахмурились при взгляде на меня, эльфов и ОЯШа. А последний то вам чем не угодил? Вы правда думаете, что у этого дебила, который сейчас пытается не пялиться слишком открыто на волчицу, есть мозг?


— Ведите их испытывать. — Король взмахнул, говоря уже не таким мягким тоном, больше не обращая внимания на нас.


И нас повели — как я понял, каждому из нас дали тех, кто могли бы примерно помочь с тем, что мы там выбрали. Эльфы выбрали что-то магическое и стрелковое, ибо с ними пошёл королевский лучник и один из людей в балахонах, что тоже стоял в зале.


Со мной пошёл обычный воин. Ну да, мечом тут любой владеть умел, что неудивительно.


Гному достался похожий на него мужик, который вручил ему странную на вид секиру, что-то тихо поясняя. Видел её, какой-то там артефакт, дорогая. Жадность фраера сгубила…


Остальные, кроме ОЯША, тоже выбрали разные артефакты в виде брони, оружия или бижутерии. А вот этот паренёк лет 15 типичной для японца внешности и знакомой мне по аниме форме удивил — он выбрал… питомца. Феникса. Ну, пока ещё цыплёнка феникса. И чего главные морду воротят, феникс был довольно дорогим вроде…


Но если я думал, что нас будут знакомить, объяснять задачи, узнавать наш уровень силы и подготовки, уча использовать всякие артефакты, навыки и прочее, то… я несколько смел был в своих предположениях. Плохо, батенька. Уже столько лет знакомы с Системой, а не чувствуете заранее тонкого запаха подлога в воздухе… Впрочем, пренебречь. Вальсируем!


Меня разминули с другими смертниками, поведя на некую арену. Мужик немногословно пояснил, что раз уж я выбрал навык, то уже всё знаю и умею необходимое. Теперь, чтобы я мог этим нормально пользоваться, мне надо обкатать навыки, привыкнув к ним. А какой для этого лучший способ?


Он стоял рядом со мной, когда дал кому-то вне арены, что уже закрылась, знак. Я уже знал заранее ответ, не произнося его вслух — конечно, лучшим способом будет в моём случае кого-то убить.


И я был прав — против меня выпустили вооружённых разномастными палками маленьких гоблинов, самый крупный из которых лишь в лучшем случае был чуть тяжелее и выше меня. Все остальные были даже меньше.


К мужику они предусмотрительно не лезли, а сам он отошёл к внутреннему краю арены, лениво наблюдая за тем, как я рублю гоблинов.


А я отмечал с каждым убитым, что мне приходят сообщения. Такие же, как тогда с легионером, когда у меня повышался какой-то навык. Интересно, теперь у меня всегда так будет или это работает только когда я в Подземелье? И почему тогда у меня нет навыка бокса или чего-то ещё?


Я не долго занимался этими вопросами, вынужденный выкладываться на полную, атакуя всё сильнее, безжалостнее и быстрее. Если вначале против меня выпускали по одному гоблину, то сейчас их уже было три. И они почти каждый раз попадали по мне палкой. Я даже не пытался защититься, лишь пропуская удары и рубя их.


Когда гоблинов стало пять, я вынужден был отступать, едва не поскальзываясь на трупах павших. Руки почти отсохли, я уже не чувствовал похожий на гладиус меч, который специально ранее выбрал при вопросе мужика, что я предпочитаю и… я чувствовал, что осталось мне недолго такими темпами.


Впрочем, я вспоминал будни легионера — по сравнению с этой фигнёй, битва против сразу многих серьёзно вооружённых и сильных мужиков была настоящим боем. Боем, в котором я не выдохся просто потому, что у меня пока ещё слабое тело…


Осознав эту простую слабость, я попытался двигаться чуть техничнее и аккуратнее, чтобы не тратить силы, но уже было поздно — я выдохся, противников стало по 6–7 и вскоре меня почти повалили, едва не забив палками, но тот мужик, прежде бездействующим, резким свистом заставил их отступить, дрожа и в бессильной ярости сжимая палки. Неплохо их надрессировали…


— Что ж, не думал, что скажу это — но у тебя вообще нет проблем, кроме своего возраста. Слишком ты мелкий ещё, чтобы держаться наравне с воинами, что годами тренировались. Так что, ты хотя и будешь тут дальше оттачивать технику и навыки, но в основном будешь становиться сильнее телом. Всё понял? — Под мой кивок дальше для меня начался Ад. У меня были сложные и интенсивные тренировки? Ха. Ха-ха-ха…


Если вкратце, я выполнял почти тоже самое, что в бытность легионером или когда тренировался в реальном мире. Выкладывался на полную. Простыми, базовыми упражнениями. Помню, кстати, пренебрежительные лица легионеров, когда я им показал парочку. Как я отыгрался на них за тот месяц, заставив делать бёрпи, выпрыгивания и разножку…


И здесь я делал почти тоже самое, только во всех упражнениях так или иначе стараясь задействовать те мышцы, что действуют при тех ударах меча, что входят в местную технику меча.


Но было одно существенное отличие в местной арене. Она могла будто увеличивать гравитацию, заставляя прикладывать НАМНОГО больше усилий даже для простого движения. Даже с тренированным телом, я чувствовал тянущее чувство во всём теле, отжимаясь лишь единожды. Ощущение, будто на мне сто килограмм веса…


Но вскоре выяснилась одна странная для местных проблема — мне нужен был щит. Ибо я ориентировался на гладиус, привыкнув закрываться щитом. А тут просто меч, непорядок. Для местных это было непривычно с их артефактами, магией и крепкими доспехами, что вроде даже были зачарованными. Впрочем, щит мне всё равно предоставили по моему описанию. Эх, родненький, понаделаем мы с тобою делов…


И вскоре я, внутренне ухмыляясь теснил одного молодого воина из охраны арены, что меня решил подстебать и, на пробу взяв щит, со мной помахаться.


Имея богатый опыт сражений именно с мечом и щитом в связке, а также имея опору римской системы боя, я теснил этого выскочку, быстро его победив. Впрочем, я объяснил ему, что я хотя и умею сражаться без щита, но с ним бился всегда, не особо привыкнув это делать без него, явно проиграв бы парню, бейся мы только на мечах. С этим я предложил ему спарринговаться с мечами, попробовав научиться новому друг у друга.


Следует уточнить, что за всё это время я особо не отдыхал, сначала убивая гоблинов, потом тренируясь, а потом и сражаясь с тем парнишкой лет 16, вроде. Что интересно, он был сильнее любого знакомого мне парня такого возраста, даже парней из зала. Влияние арены?


Так я и вышел в нечто вроде гостевой комнаты, где уже отдыхали почти все мои товарищи по несчастью.


— Что… что с тобой случилось? — Дотронувшись до амулета на шее, спросил ОЯШ у меня с почти нормальными как для европейца глазами, настолько он их выпучил.


Амулеты переводили речь со знакомого одному человеку языку, когда амулета касаются, на другой знакомый язык уже для второго человека или группе людей.


— Я шёл и споткнулся. — Ответив ему на английском, не дотрагиваясь до амулета, я его явно удивил — его глаза округлились, он меня явно понял. — Не знаешь, где тут у нас душ?


— А, мм… там. — Он указал на какую-то дверь, явно не решаясь у меня что-то спрашивать. Ну да, у меня за эти годы успело сформироваться мрачное выражение лица. А учитывая факт того, что я не японец и сейчас весь в чьей-то крови…


— Ну что, парень, показывай свой артефакт. — Вернувшись, я уже был помытым и переодетым. Благо, что я попал сюда в своём теле, взяв с собой вещмешок, где в пяти килограммах его веса попытался уместить всё самое необходимое.


— Что, если я не согласен? — Уже сев и заметив новые лица в виде молодых мужчин, которые были теми самыми из средневековья, сейчас щеголяя новыми доспехами у одного и парой мечей у второго, я поначалу не обратил на них внимания.


Пока не заметил, что они на меня смотрят. Смотрят, казалось бы, ну и что? Вот только я хорошо знал этот взгляд, наученный опытом легионера. Так смотрят некоторые варвары, что хотят твоей жизнью выбить лучшую жизнь себе, переступив через твой труп. Опять убивать…


Один из них подошёл ко мне, остановившись в паре метров, стоя расхлябано, лишь в одной кольчуге и с мечом на поясе, на рукоять которого он уже положил руку.


— Ах, он не согласен… — Мужик было ощерился, отворачиваясь и желая явно обернуться, но мне хватило этого короткого момента.


Резко выкинув руку в его сторону, я рывком подлетел к мужику, что схватился за живот и ошеломлённо на меня смотрел. Тц, целился в грудь, а попал в живот. Вот так и метай немного непредназначенные для этого вещи…


Под молчание остальных я неторопливо добил захлёбывающегося в крови мужика, которому мечом вскрыл брюхо, несколькими ударами отрубив его голову. Подняв последнюю, я обратился к ошеломлённой публике, которая, молча и с некоторым шоком на лицах, судя по выражениям того же ОЯША, эльфов и гнома, за мной наблюдали: — Кто-то ещё хочет моих артефактов?


Обернувшись ко второму мужику, что уже встал, яростно сжимая простой на вид меч и сверкая артефактной бронёй, я кинул голову в его сторону: — Это твоё, больше не теряй.


И когда я уже был готов кинуться в его сторону, заметив миг слабости и учитывая тот факт, что он застыл, рефлекторно поймав голову и широко раскрытыми глазами смотря на неё, мир будто замер.


— Заклинание сработает, они ведь не смогут даже навредить друг другу, да, Алатэль?


— Займись лучше той частью заклинания, которая отвечает за это, раз уж больше меня в этом понимаешь. — С последним словом появилось две фигуры, одна из которых подлетела ко мне, а вторая к трупу.


— Так… ничего не понимаю. Структура целая и часть, отвечающая за наказание…не активировалась. А почему… — Я никак не подавал вида, что нахожусь в сознании, даже не думая ни о чём, пока около меня парень в балахоне ходил кругами и махал руками.


— Нашёл! — Второй у трупа крикнув, сделал какой-то пасс в сторону первого.


— Хм… значит, не до конца заклинание опутало. Ну, тогда выходит, что мы сами виноваты. Надо бы труп убрать и воспоминания им стереть, столько мороки… — Немного напрягаясь на последних словах, я про себя надеялся на то, что Система не даст ничего мне стирать.


Спустя некоторое время я осознал себя сидящим за тем же креслом, что и до начала роковых событий. Трупа уже не было, тот мужик на меня даже не смотрел, занятый чем-то своим, и никто не подавал виду, что произошло что-то значительное, вроде недавней сцены. Фух, пронесло…


Встав, я, не прощаясь ни с кем покинул комнату. Я изначально не собирался ни с кем контактировать, прекрасно понимая, что может и наживу таким подходом себе проблем, но у меня было банально другая ситуация. Я-то мог покинуть это место в любое время, в отличии от этих смертников. Жаль ли мне их было? Спросите у того мужика, который хотел посмотреть на мои артефакты.


Нам выделили большое, хоть и внешне неказистое здание. Было много небольших комнат со столовой, общей комнатой, где все как раз и сидели и различными удобствами, в виде туалета, места для мытья и прочего.


Упав на кровать в своей комнате, я поморщился и заёрзал — всё тело болит. Почему-то такое ощущение, что я до сих пор в крови. Эх, раньше лишь думал о том, как можно было бы убить кого-то с наибольшей эффективностью, а сейчас даже не думая, могу это сделать. Никогда не знаешь, куда тебя в следующий момент запихнёт жизнь…


И хотя нам уже в конце первого месяца предложили попробовать силы на местных аналогах моих Подземелий, где мы будем сражаться в команде, почти все отказались — многие банально не доверяли друг друга, кто-то вроде ОЯША или меня особо не могли пользоваться ещё своими преимуществами.


Но на третий месяц, когда мы сидели все вместе в общей комнате, нам сказали — вы потренировались достаточно и пойдёте на практике доказывать своё мужество. И тут я заметил интересную деталь…


Все, кроме ОЯШа и эльфов согласились сразу. Я вообще и не говорил ни с кем, особо никем всерьёз и не воспринимаемый, будучи, по сути, обычным ребёнком. Что забавно, ОЯШ сам ко мне не лез. Есть у меня ощущение, что он не помнит, как я с ним на английском говорил. Халтурят местные люди в чёрном…


У меня появилось ощущение, то самое заклинание, о котором говорили те двое и Система упоминала, как-то промыла мозги почти всем присутствующим. Как мы знаем, у меня мозга нет, и магия оказалась бессильна по понятным причинам, эльфы возможно имеют свои секреты, а вот ОЯШ… наверно, на то он и ОЯШ, чтобы на него не действовал здравый смысл и логика.


Но вот, мы все согласились и пошли в местное подземелье. Эх, как бы цензурно то выразиться…


— Таки, феникса к волчице! — Отдав буквально приказ, я на своём фланге теснил гоблинов, что были покрупнее тех с арены, даже будучи вооружёнными не палками, а натуральными палицами и прочим увесистым, пусть и самодельным, оружием. — У меня прорыв. Гор! — Отойдя в сторону, я с неким трепетом пропустил мимо себя волну от секиры гнома, что располовинила бегущих ей навстречу гоблинов, не успевших среагировать.


— Таки, феникс. — Уже после битвы я дотронулся до амулета, устало напомнив парнишке. Тот спохватился, убегая куда-то вглубь натуральной горы трупов, что мы нарубили тут несколько дней. Несколько дней постоянных боёв…


Наша разношёрстная команда, бегло распределив роли и не выбрав лидера спустилась под землю, ещё не зная, что нас будет ждать и чего нам вообще ожидать.


Проблемы начались даже не тогда, когда один из нас умер от того, что был случайно потерян из виду и утащен гоблинами, которые сожрали бедного мужика, а наша не сплочённость. Что была очень даже логичной, если абстрагироваться от привычных эмоций и, если мыслить здраво.


Эльфы специально не помогали никому, кроме как друг другу. Особо не говорили, лишь применяя свои способности тогда, когда это было нужно. Как я заметил, людей они не любили. По крайней мере, у более молодого, это у лучника, была даже презрительная усмешка, при виде трупа в артефактных доспехах. В принципе, я их понимал — люди мудаки. Я, как один из них и их яркий представитель ручаясь обеими своими клешнями вместо рук.


Волчица… ещё хуже, чем эльфы. Она уже избила пару раз японца, который на неё смотрел озабоченным взглядом, также желая избить зачем-то и меня. Что у неё не особо вышло, ибо мы были уже в подземелье, и я был намного меньше и нагруженее, нежели она, легко от неё отрываясь. Причины этого? Хрен его знает. Да мне и не интересны её тараканы, может у неё недотрах животный, самца нет нормального, вот она и вымещает энергию привычным для зверя образом — доминированием над другими.


Гном был нормальным мужиком, самым адекватным здесь, не считая меня. С ним никаких проблем не было. Пока что…


Впрочем, как я заметил, тут уже почти у всех текла крыша по разным причинам — гном был даже не воином, а вроде кузнецом. Просто испытывал свои творения, когда попал. С ОЯШем и так ясно. Уже умершие мужики были обычными воинами. Эльфы и волчица ничего нам не говорили, но и так ясно — мы все жили комфортной и привычной для нас жизнью, пока нас не выдернули в эту жопу…


— АДАМ! — Услышав сбоку клёкот феникса и буквально чувствуя сзади удар, я сделал кувырок. И вовремя, ибо в то же место, где я стоял прежде приземлился удар палицы.


— Не кричи, голос сорвёшь. — Лёгким движением подрезав здоровому гоблину ноги и сразу добивая его, я опять кувырнулся, выползая к своим. — И ты молодец, что начинаешь смотреть по сторонам, но лучше смотри за своим флангом.


— А, да… — Он отвернулся от меня, вздрогнув от дикого взгляда волчицы, которая вынуждена блокировать направление парня, также отвечая за своё. — Простите, я сейчас… — Промямлив это под раздражённое рычание волчицы, он послал феникса к гоблинам, убивая их на месте. Те хоть и не обращались прахом, но сразу падали от боли, потом даже обугливаясь, умирая высокой температуры.


Почему-то гоблины выползают к нам маленькими группами, которые мы успеваем планомерно вырезать. Что очень странно, ибо они явно здесь живут, мы уже вырезали на каждого по несколько десятков и если их тут СТОЛЬКО, то почему бы не задавить банально нас количеством?


Впрочем, ответ нас нашёл сам.


— О, новая партия смертников. Как давно это было… — Из глубин пещер раздался грубый голос, когда мы уже порубили очередную волну, ожидая было отдохнуть. — И что вам сказали? Небось, мир спасать запрягли избранных?


— Есть немного. — Под удивлённым взглядом демона, ему ответил именно я, пока остальные стояли в ступоре. — Ты тоже раньше был героем?


— Героем… — С грохотом о камень ударилась знакомая секира, что была очень знакома мне — точная копия той, что была у нашего гнома. — Это было почти сотню лет назад. Мы также выбрали артефакты, тренировались, слушали о злобном Короле Демонов…


— А потом вы пришли сюда и вас всех либо убили, либо вы стали слугами Короля Демонов? — Предположив навскидку, я вызвал ухмылку демона.


— Первое верно. А второе… — С резким взмахом, он послал свою секиру в нашу сторону. — Как я узнал потом, мы всегда были слугами Короля Демонов.


Первым умер гном. Хотя сама секира ни в кого не попала, но волна от неё отрубила гному ноги по бёдра. Мы не успели его защитить, ибо демон жестом призвал маленьких демонят, что подбежали к гному, начав как птицы его заживо поедать под его истошные, хоть и недолгие крики.


Вторым был молодой эльф — демон просто указал на него пальцем, что-то беззвучно сказав и тот просто опал сломанной куклой на каменный пол пещеры под напряжённый взгляд старшего эльфа.


И третьим хотели сделать меня, но я успел подставить волчицу, банально пнув её по пути под удар демона.


— Тогда я не был столь изворотлив и безжалостен, как ты. — Демон одобрительно показал мне большой палец, широким взмахом удаляя с секиры кровь и, отрывая ногу у зверолюдки, начал неторопливо её есть, на что не выдержал уже япошка, с безумным криком послав в лицо демону своего феникса. — Феникс. Помню, она тоже выбрала феникса. Но она не знала… — Поймав феникса, он просто сдавил его в руках. Япошка вдруг начал стареть, вскоре рассеявшись прахом на месте.


— Что не только жизнь феникса зависит от жизни хозяина, но жизнь хозяина косвенно связана с фениксом… — Я закончил мысль демона, в это время смотря на пытающегося что-то в темпе вальса скастовать эльфа.


Тот водил руками, крутил посохом и хмурился, но безрезультатно.


— Вообще, в этот раз неплохая компания собралась. Как у меня тогда, я попаданец, мои новые друзья с хорошими способностями и… тоже печальный исход. Я тогда тоже один выжил… — Он посмотрел прямо мне в глаза. Мир как будто дрогнул, голова заболела, система прислала незнакомое по звуку системное уведомление… но ничего не случилось, из-за чего демон нахмурился.


— Вот почему ты крышей не потёк, ты догадался взять ментальную защиту… А она там разве была? — Чему-то сначала кивнув, он неуверенно спросил у самого себя, на что мне осталось только кивнуть.


— Это хорошо. Эльф, вот, тоже не пальцем деланный. Жаль, он не знает, что всё давно уже учтено, задолго до моего и его рождения. — Демон, расслабившись, упёр секиру в землю, опираясь на неё. Он посмотрел на меня, демонстративным жестом как бы говоря — смотри и запоминай.


Ещё более напряжённый эльф начертил вокруг себя какой-то круг, выпил что-то, начал вслух что-то красивое и ритмичное напевать и, в конце, совсем отчаянный почему-то пронзил своё сердце маленьким кинжалом. Маленькая дымка вылетела из его тела, но… под хмык демона, из стены появилось сотни рук, одна из которых схватила дымку, затащив её в стену.


— Вот и всё… — Ударяя секирой о камень, демон явно что-то вспоминая, просто стоял и смотрел на окружающую действительность. — Не ищи здесь логики. Даже если ты думаешь, что понимаешь, что сейчас здесь произошло, скажу тебе так — уже 50 лет я так хожу к очередной группе смертников, раз за разом их убивая. 4 раза это были даже наши братья попаданцы. Жаль, за несколько месяцев им промыла мозги эта дрянь и… в итоге, я пока сам лишь знаю о том, что это гнилое королевство просто посылает мясо на убой. Зачем? Догадываюсь, но… лучше молчать, чтобы самому не стать таким мясным паштетом… кстати, не хочешь присоединится к Королю демонов?


— Пф… — Не зная, что и ответить, я лишь молча смотрел на рогатого демона, который лениво догрызал зверолюдку, копаясь её костями у себя в зубах. — Ммм… а не было случая, чтобы что-то пошло не так, кто-то сбежал или там победил?


Демон молча покачал головой, топая. Я услышал топот сотни ног, которые вскоре показались — это были гоблины. И какие гоблины… Самые маленькие из них были больше тех, что мы сражались. Многие были с железным оружием, многие в доспехах. Были различные маги, даже гоблины с артефактами…


Демон закончил есть, рыгая и показывая мне на стены пещеры: — Если кратко, то это не пещера. Это Подземелье. Ну, мм… играл в компьютерные игры?


Дождавшись моего кивка, он продолжил: — И здесь много уровней. Настолько много, что я даже не осмеливаюсь на нижние спускаться, от греха подальше. Я руковожу самыми верхним, поверхностно управляя функционалом. Вот, гоблины моя армия и юниты, так сказать. Вас бы сразу убили, не посылай я гоблинов понемногу. Но даже если я не справлюсь, Подземелье само по себе препятствует многому — телепортации, самоубийству заклинаниями, воскрешению и прочим полезным способностям… м?


— Я так и понял. Бывай, мужик, пора мне покидать это Подземелье… — Под охреневший взгляд демона я зашёл в портал, который не обязательно было вызывать. Но, для эффектности…


Вновь смотря на знакомое Солнце, я вдруг подумал — а сколько мне сейчас? По идее, я ведь старел в Подземелье…


Проверив, я сразу понял — на мне были именно те вещи, которые были тогда, когда я вышел из портала в реальный мир. Шрамы на месте, тело также физически развито. Кстати, об этом…


Сила –1 серебряная (0/10000).

Ловкость — 1 серебряная (0/10000).

Выносливость –1 серебряная (0/10000).

Скорость реакции — 1 серебряная (0/10000).

Общая подготовка — 1 серебряная (0/10000).

Гибкость — 1 серебряная (0/10000).

Быстрота — 1 серебряная (0/10000).

Внимание! Отображать далее, как Физ. развитие?


Подтвердив, я насладился картиной, немного огорчённый замечанием.


Физ. развитие — 1 серебряная. Внимание! Сравнение приводится с учётом того, что были взяты параметры на основе сравнения с детьми вашего возраста и детей старше, на показатели которых сравнительная оценка и выстраивалась. Рекомендуется — найти для Системы новый, более реалистичный метод оценивая, учитывая аномальное развитие пользователя.


Вздохнув, я подумал — вот я и превзошёл детей своего возраста полностью и бесповоротно. Найти ему новый шаблон… а в числовом эквиваленте нельзя отображать?


Используя новую фишку, до которой догадался недавно, я использовал Оценку на… на свой вопрос.


Внимание! Оценка в числовом эквиваленте невозможна в связи с недостаточной статистикой, накопленной в базе данных этого пользователя. Рекомендуется: достичь 10 уровня, дабы подключиться к локальному источнику информации.


Что со мной случиться, если я прокачаю 10 уровень, разве меня на заметит воля мира?


Воля мира видит пользователя постоянно. Также, как пользователь видит различные атомы, молекулы и прочее, не в силах их на практике заметить. Лишь в особых случаях он по-настоящему их увидит, когда они себя проявят или используя специальное оборудование. Учитывая Скрыт пользователя, пока он не повлияет глобально на канон или историю этого мира, воля мира не должна его заметить даже на 10 уровне.


Отлично. Когда я поступлю в Хогвартс?


Когда рак на горе свистнет и падут стены Иерихона.


Понял, быканул…


Уже дома я со вздохом смотрел на мнущуюся Эмили. Я уже слышал, что вместе с мужем они хотели поведать мне некоторые события на моё десятилетие. Последнее, кстати, ещё не настало даже с учётом того, что я пару месяцев был в том странном мире совсем недавно. Кстати, что мне там пришло с него?


Внимание! Вы, не завершив Подземелье покинули его. В качестве наказания, в следующий раз вы сможете войти в него через 10 лет реального времени.

Опыт — 34400.

Навыки — одноручное оружие (меч и щит) — обычный(частично).

Ношение лёгкой брони(кожаная) — новичок.

Ношение средней брони(кольчуга) — новичок…


Негусто. Почему мой уровень бокса не отражается в навыках и чем отличаются уровни владения навыком, вроде новичка и обычного, друг от друга?


В Навыках отображаются те знания, информации и умения, что были вами получены напрямую с помощью Системы. Даже в случае использования способности, сопряжённого с ней навыка вы не получите, ибо это разные категории и Система за вас выполняет эту работу. Ваши умения боксирования развивались вами же, в отличии от навыка владения мечом. Последний стал частью вас на уровне новичок, частично интегрировавшись в вашу суть на уровне обычный, что и отображается, как (частично). В тот момент, когда вы его до конца в свою жизнь вплетёте, он пропадёт из Навыков, став неотъемлемой частью вас.

Новичок — уровень достижения, что присваивается после начального ознакомления с навыком и успешным выполнением его базовых принципов на практике.

Обычный — от новичка отличается тем, что может осознанно использовать базовые принципы, начав собирать их в единую систему.


Кивнув, я вспомнил — а ведь точно. Начав боксировать, я заметил, как поменялась моя походка, став более осторожной и будто плавной, что ли. А вот с опытом владения мечом и того забавнее — у меня появилось странное и очень чёткое чувство равновесия и баланса, теперь я легко могу ходить по всяким тонким штукам без потери равновесия.

10. Прелюдии

Но дома Эмили меня удивила, но немного не так, как я ожидал — она мне поведала, что ко мне заходил мой старый знакомый, Билл, который просил передать мне просьбу посетить то место, о котором мы оба знаем. Интересно, мог бы он так изящно сказать, чтобы я пошёл на хрен?


Про себя думая о том, как этот поц нашёл дорогу к моему дому и почему не подошёл сам, я молча слушал о том, что ну вот, Адам нехороший друг, который давно не навещал старых друзей, бла-бла-бла…


Конечно, с тех самых пор, когда моя удача дала сбой и как только трущобы перестали представлять для меня хоть какой-то интерес, я туда не стал ходить. Да, там можно было бы получить легальное оружие в виде пистолета, который у меня даже есть, спрятанный в парке, но… риски того не стоят — тебя может кто угодно ограбить, убить, изнасиловать. Возможно, именно в таком порядке и хорошо, если не одновременно.


Поскольку задание Криминальное будущее всё ещё висело, а опыт стабильно капал до сего дня, я особо не парился — может, я прохожу как офицер в запасе и мне полагается пенсия по выслуге лет и почётная старость? Эх, мечты…


Уже очень скоро я смог незаметно прокрасться между постами моей бывшей банды, даже сумев никем незамеченный пробраться в здание, которое было штабом нашей банды.


Вскоре я уже был у дверей одной из комнат, которая выполняла роль кабинета старшого. Спрятавшись в углу комнаты под гостевой диван, я про себя качал головой — где патрули, где люди вообще в здании? Все сдохли, что ли?


Слушая разговоры и редкие переругивания на повышенных тонах за дверью, я не узнавал большую часть голосов. Но оно и понятно, судя по всему, текущая банда уже далеко не такой, какой была при мне.


Билла я так и не встретил по пути сюда, но пробираясь по внутренностям базы, которая представляла собой связку из рядом стоящих домом и областью между ними, я вздыхал про себя — мало того, что я почти никого не знаю, так ещё и людей стало меньше. Вроде, как я слышал из разговоров, пока полз по кустам, что у нас сменился старшой. Ну, теперь понятно, почему меня не хватились — обо мне никто и не знал теперь…


Через пол часа очень насыщенного времяпрепровождения в виде лежания под диваном и ожиданием чуда, я его дождался — шум понизился, пока вскоре не завершился и из кабинета начали выходить подростки.


Среди них был Билл, что уже возмужал за прошедшие годы, являясь одним из самых старших и главных членов банды, судя по отношению окружающих и разговорам. Интересно, почему он обо мне вспомнил и почему сейчас?


— Не советую дёргаться. — Старшой был неплох — сразу как увидел меня, дёрнулся было рукой под стол, но мой ствол, смотрящий ему в грудь, заставил сначала передумать, а потом и замереть.


И хотя сейчас пистолеты были не ахти какие точные и хорошие по меркам моего старого мира, но этот дамский пистолет имел слабую отдачу, неприхотливое обслуживание и, самое важное, был удобен в использовании.


— А я ведь хотел поставить себе секретаря какого или охранника сюда, или за дверь. Эх… — Он также был в странном замершем положении, неотрывно смотря на ствол. Ну да, понимаю его — даже если ты будешь крутым спецом, вид ствола заставит тебя хотя бы напрячься на секунду, не говоря об этом пацане лет 15. — Так кто тебя послал-то? Я могу предложить тебе…


— Меня пригласил Билл, а зовут меня Адам. Вот. — Решив не искушать судьбу и сразу прояснить вопрос, я кинул своеобразное удостоверение личности, которое было отличительным и индивидуальным значком в виде деревянного кругляша, который был специальным и непонятным для меня образом оплетён обычными нитками, как-то там давая понять знающему человеку, кто я, кто по масти и прочее.


Лишь взглянув на старый значок, часть нитей которого уже даже порвалась, парень нахмурился — видимо понял, что тот настоящий. Я бы, впрочем, тоже бы слабо поверил в такую ситуацию — раз уж я гость, то какого хрена здесь и сейчас происходит?


— Допустим… — Парень, подняв руки к голове, медленно поднялся из-за стола, выходя из-за него и идя по комнате, стараясь смотреть и выглядеть уверенно, но кося лиловым глазом на ствол, что неотрывно смотрел на него, медленно и печально вслед поворачиваясь. — Но тогда… зачем так?


— Когда я прошёл сквозь посты, мне пришлось приложить некоторое усилие. Я списал это на то, что это зелёные новички, которые не знают куда и на что обращать внимание. Но когда я подошёл к штабу, что я увидел? Я увидел расхлябанных малолеток, которые вместо обсуждений о деле ширяются дурью. Я увидел, что людей стало в разы меньше, остались лишь совсем отчаявшиеся, которым уже всё равно, где сдохнуть или быть избитым, лишь бы в тепле и на сухой земле. В штабе я не встретил охраны, лишь ленивых ублюдков, которые плевали в потолок. Так вот, ответь, зачем я так сделал?


— Я тебя понял. — Парень почему-то расслабился, подойдя к окну и выкрикивая из него: — Билл, ленивый ублюдок, мать твою, тащи сюда свою задницу! — На мой скептичный взгляд, он с достоинством поправил модную рубашку, лениво отвечая: — Это всегда срабатывает.


И действительно, вскоре в кабинет с хмурым лицом зашёл Билл. Сразу дёргаясь от вида ствола, что был направлен ему в грудь.


— Ааа? — Вопросительно что-то выдавив, он перевёл взгляд на своего босса, который сейчас совсем расслабился, ибо ствол на него больше не смотрел.


Последний, подавив ухмылку, с постным лицом начал говорить: — Я доверял тебе, друг мой…


— Ааа… — Билл, что-то поняв, перевёл затравленный взгляд на меня. Который вскоре как-то странно изменился, будто он толи не мог понять, кто я, толи не мог вспомнить.


— Веришь ли ты в бога нашего единого, Одина, бога войны и победы? — Сумев удержать каменное лицо, я сказал это ровным и спокойным голосом, пытаясь на заржать.


— Адам, мать твою… — Билл устало выдохнул, больше не обращая на меня внимание, подойдя к столу старшого, налив себе в его кружку водички из графина и залпом ту выпивая, делая большие глотки.


— А ты не охренел, сволочь? — Задав логичный и справедливый вопрос, босс не добился справедливости.


— Пошёл на хрен. — Ловко парировав, Билл спросил уже у меня: — Не буду спрашивать, как так получилось, что тебя никто не увидел. Я и сам знаю, что наши уже не те, что раньше. Поэтому… я тебя и позвал. Нужен кто-то, кто мог бы помочь натаскать их. Я слышал, в зале ты стал красной полосой?


— Верно слышал. Могу и белой стать, но тогда они с меня вообще не слезут. Недавно начали тренировать нормально, и соперники появились. Давно там был?


— Давненько. Но что скажешь о наших, есть шанс подтянуть их за полгода на уровень, что был у прежнего состава?


— Полгода… — Протянув это, я вздохнул про себя — сделать можно было всё, что угодно. Вот только никто почему-то часто не хочет платить цену… — Есть. Но я сомневаюсь, что эти торчки смогут себя заставить. Из-под палки толку не будет.


— Это оставь мне. — Билл неприятно усмехнулся, понимающе переглядываясь с боссом. — Если что, к тебе не будет претензий, если исчезнет парочка непонимающих новые реалии. Кстати… — Он посмотрел на старшого.


— Раз уж ты здесь оказался именно таким образом и в нужное время, скажу прямо — у нас всё так плохо не только потому, что у меня руки из жопы. На нас оказывается давление со стороны нескольких банд, которые хотят нас убрать, уже чувствуя нашу фатальную слабость — отсутствие квалифицированных и способных людей. Не ходя вокруг и около, скажу — нужно убрать их лидеров. Справишься?


Убрав пистолет и смотря в окно на лениво ходячих торчков, я кивнул, отстранённо отмечая — а жизнь то налаживается. Вовремя я сюда пришёл, мда…


На следующий день все трущобы говорили о том, что разом кто-то убил почти в одно время лидеров трёх банд, что по силе были примерно равны прошлой моей банде. Конечно, я ничего об этом не знал. Но кругленькая сумма в конверте, что Билл мне молча отдал, как услышал об этой новости, грела мою нежную и хрупкую душу.


Эти полгода, пока я готовил ленивых ублюдков римской школе боя и технике савата, где заменил меч и кулаки на разные палки и железки с кастетами, которые шли в связке с импровизированным щитом из склёпанных наспех каждым моим новым легионером, прошли как миг.


Сначала меня не приняли как инструктора — в свои 9 я всё равно выглядел как зелёная, хотя и высокая для своего возраста, сопля. Но проведя показательные репрессии, в виде избиения всего личного состава без потери его бое- и жизнеспособности, я как-то сразу и внезапно завоевал у них непоколебимый авторитет, сумев выстоять против вооружённой пятёрки людей, легко выводя их строя лёгкими тычками ладони в уязвимые точки. Всегда бы так.


В конце обучения стоя перед ровным строем леги…кхм, детей, я рявкнул: — Пусть отдаст приказ Тиберий Август!


И взвод леги…кхм, профессиональная деформация… детей рявкнул в унисон: — Мы с честью выполним его! — Сбоку старшой вместе с Биллом качали головой, вскоре подойдя ко мне.


— Адам, ты постарался на славу. — Старшой оглядел ровные ряды детей, многие из которых были бывшими наркоманами, которых я смог перевоспитать, пересадив на мухоморы и сделав берсерками. — Ты уверен в своём решении? А то опять возникли проблемами с людьми из некоторых банд и твои услуги…


— Я не смогу, уже говорил. — Попрощавшись с бандой, я пошёл домой, про себя думая — время летит быстро. Иногда даже очень…

* * *
— Адам, нам нужно серьёзно поговорить. — Как я и думал, представление начинается. Маски надеты, роли распределены, господа наблюдающие. Пора насладиться мастерством актёров — один из них будет делать вид, что ничего не понимает, а вторая будет делать вид, что держит ситуацию под своим контролем.


Боба не было дома, Эмили сидела за кухонным столом с какими-то бумагами и даже книгами. Судя по всему, это затянется надолго…


— Ну раз надо, то, конечно… — Хмыкнув, я обошёл девушку, нисколько не волнуясь о ситуации. — И о чём же?


— Сядь за стол, нам надо кое-что обсудить…


— Тебе надо, ты и говори. Либо ты говоришь сейчас, либо я ухожу. Ну? — Спокойно перебив её, я лениво опёрся о стену, ожидая ответа.


— Ты ведь уже знаешь, что нам с Бобом… не родной сын? — Смотрит как внимательно. Держим марку.


Кивая, говорю: — Об этом нетрудно было догадаться. И документы надо получше прятать. Дети имеют свойства лазить везде, осматривая всё…


— Но это ещё не всё. — Она сама встала, подойдя ко мне и протягивая бумаги, тоже не особо удивлённая. — Здесь документы о окончании тобой начальной школы и прочие документы, что так или иначе с тобой связаны. Как твой опекун я хотя и имею право ими распоряжаться, но думаю, что лучше они будут у тебя. Я не могу всего рассказать, но… скоро они будут тебе не так уж и полезны…


— Почему? — Неужели о Хогвартсе поведают? Наверняка в Запретном лесу и пауки сдохли. А, да, их там ещё нет по канону…


— Уже очень скоро, тебя заберут учиться в специальную школу. Я не имею права разглашать подробности. Не спрашивай почему… — Интересно. На ней клятва магическая?


— И что, мне как-то надо готовиться к этой школе и что вообще надо знать? — Особо ни на что, не рассчитывая, я оказался немного удивлён ответу.


— Я не могу посвящать тебя в подробности, пока ты сам не станешь учеником той школы, но… ты прав, тебя надо подготовить. — С этой фразой она дала мне одну из книг на столе, что имела любопытное название — “1000 магических растений и грибов” за авторством Филлиды Споры. — В той школе это будет одним из основных твоих учебников. Рекомендую уже сейчас ознакомится. А также с этой… — Она передала другую книгу — “История магии” Батильды Бэгшот.


— Магии? — Демонстративно смотря на книги, я было хотел выпытать у Эмили подробности, но успел лишь заметить, как она взмахнула палочкой.


А в следующий момент я почувствовал огромную слабость, тяжесть и боль в голове. Судя по ощущениям, я получал огромный пласт умений и прочего, что оседали в моём теле, меняя его.


— Это и есть магия, мой дорогой. — Я очнулся уже на своей кровати. Эмили сидела рядом со мной, махая вокруг меня палочкой и испуская слабые волны энергии, которые ощущались моим телом как-то… неполноценно, что ли. — Помнишь, когда-то давно в детстве ты мне говорил, что мечтаешь стать волшебником? Так вот, ты им станешь… — Продемонстрировав мне всякие фокусы своей палочкой под моё мрачное выражение лица, она протянула мне другую палочку, которую я не спешил принимать в руки.


Концентратор учебный — палочка низкого уровня. Подходит в качестве начального ознакомления с инструментами подобного типа. Проводимость, пороговая концентрация и устойчивость к большим потокам энергии минимальны. Учитывая уровень развития магических аспектов пользователя, использование в длительной перспективе этой палочки не рекомендуется во избежание возможных перекосов в развитии меридианов и стагнации развития ядра с резервом энергии.


У неё хотя и была палочка получше, но не то, чтобы сильно.


Концентратор тонкого типа — палочка среднего уровня. Может быть использована как инструмент для тонкой работы с заклинаниями малой мощности, облегчая оперирование энергией или и вовсе беря на себя почти всю нагрузку по части энергии и затрачиваемых умственных усилий. Учитывая материалы и качество изготовления, владельцу и пользователю не только не подходит, а скорее может навредить в длительной перспективе.


Всё-таки взяв её под нетерпеливый взгляд девушки, которая явно хотела ещё многое мне сказать и показать, я вздохнул и повертел эту деревянную указку в руках, даже не зная, что мне чувствовать — облегчение, обиду, злость? — И что мне с ней делать?


— В школе тебя научат, как именно правильно нужно махать палочкой, что говорить и прочее, чтобы ты был правильным волшебником. Это детская палочка у тебя в руках поможет тебе привыкнуть потом к настоящей палочке и тому, как с ней надо обращаться…


— А что мне с ней делать тогда? — Это был закономерный вопрос, учитывая факт того, что она толи не могла, толи не хотела учить меня не только заклинаниям, но даже просто тому, как именно махать палочкой для заклинаний.


— У меня есть книга. Там даны упражнения, которые ты будешь каждый день повторять. Они потом помогут тебе сразу перейти с этой палочки к настоящей. Но ты будешь не просто махать, ты будешь кое-чему учиться… попробуй представить самый счастливый момент жизни и, взмахнув палочкой, будто вложить эту радость в взмах. — Ой, как всё плохо…


Про себя переведя это на русский, как вложи энергию при взмахе, я на миг подумал, визуализируя про себя поток энергии, что отходит от моей руки и отправляется к палочке — а что будет, если я вложу всю энергию? Палочка взорваться и посечёт нас шрапнелью или нас расплескает по комнате кровавым фаршем?


Ничего не произошло.


— Попробуй ещё раз, милый. Пробуй, пока не получится… — Она было хотела меня утешить, но в конце просто замолчала с немного озабоченным лицом смотря, как я делал один и тот же взмах, так и этак представляя, что сначала от моего ядра течёт энергия к палочке, потом от палочки тянутся некие нити ко мне и забирают у меня энергию, то я будто напрямую передаю от тела некие светящиеся частицы энергии, но… ничего не сработало. Палка не реагировала.


— Ничего милый, не у всех сразу… — Раздался очень знакомый свист меча, когда моё тело само встало в стойку для удара, подняв палочку и, крутанув её на манер меча, сделало взмах рукой и палочкой. Взмах, который больше напоминал удар.


От палочки отлетела тонкая и почти незаметная полоса, что влетела на большой скорости в стену. Раздался странный звук и появилась дыра в стене, около двух метров в длину, маленькой ширины в пару миллиметров и глубины где-то полсантиметра на вскидку, судя по сыпавшейся крошке.


— Ты… молодец, милый… — Эмили широко раскрыла глаза, смотря на это безобразие.


— Спасибо за подарок! — Подойдя к ней, я обнял её, сразу чувствуя неловкое объятие девушки. Ну да, за все эти годы я к ней даже особо не обращался с чем-то, а тут расщедрился. — А почему палочка тёплая?


— Тёплая? — Она взяла мою палочку и нахмурилась. Водя уже своей палочкой над ней. — Мм, милый… — Быстро поняла, что палочка испортилась. Интересно, что придумает? — Я сейчас отойду, чуть попозже её тебе верну. Посмотри пока книжки, хорошо? — Я кивнул, и она ушла к себе в комнату, пока я анализировал сообщения Системы.


Внимание! Регистрируется резкое истощение умственных сил. Рекомендуется на срок не менее недели интенсивно не истощать умственные силы.

Получен и улучшен до обычного уровня навык — Зельеварение.

Получен и улучшен до уровня новичок навык — Алхимия.

Получен и улучшен до уровня адепт навык — Обращение, обработка и использование магических ингредиентов.


Адепт? Судя по всему, это следующий после Обычного уровень. Надо будет спросить, чем он отличается от последнего…


Внимание! Резкий отток огромного количества энергии повредил меридианы правой руки и резерв энергии, из которого энергия и была взята. В связи с изначальной прочностью и высокой адаптивностью магических аспектов, пользователю не рекомендуется подвергать меридианы и резерв энергии подобной нагрузке на срок до трёх месяцев.

Деревянная палка — прежде это было магическим инструментом. Не рассчитанная на огромные объёмы энергий она была сожжена изнутри потоком чистой и агрессивной энергии, что хотя и не заставил её разлететься на части, но безвозвратно лишил любых магических свойств. Теперь это красивая, но совершенно обычная палка, не годящееся даже на заготовку для другой магической палочки.


Отлично. Посмотрим, что нам скажут магические аспекты…


Меридианы (средняя стадия, начальный этап) — Внимание! Повреждены основные и малые каналы правой руки. Использовать правую руку для энергетических манипуляций на срок до трёх месяцев не рекомендуется во избежание деградации этих каналов до более ранней стадии и этапов. Основные канала могут выдержать 5,5 кратную нагрузку (каналы правой руки смогут после периода восстановления выдержать 6-ти кратную). Малые каналы полностью развиты, могут выдержать 1,5 нагрузку. Зародыши каналов не раскрылись, разовьются после второй и во время следующих Инициаций.

Резерв энергии (средняя стадия, начальный этап) — качество энергии высокое. Качество энергии не может повыситься, пока пользователь специальными методами не удалит шлаки, загрязнения и чужеродное влияние из своего организма, количество 80(20)/130. Внимание! Прежде пользователь достиг 150 энергии сторонними методами. Этот уровень в данный момент понижен, но в будущем, когда пользователь удалит стороннее влияние, оно будет постепенно и намного быстрее обычного повышаться до прежде достигнутого уровня.

Ядро энергии (средняя стадия, начальный этап) — качество энергии высокое. Внимание! Качество повыситься естественным образом со временем, когда пользователь уберёт чужеродное влияние, количество 160/160.


Н-да. И везде это чужеродное влияние фигурирует. Знать бы, что с ним вообще сделать можно…


Ощущая слабость в теле, я подсчитал, что потратил целых 50 единиц энергии на этот фокус со взмахом палочки. То-то меридианы и повредились. Благо, что они уже были частично подготовлены телекинезом, оценкой и моими фокусами, когда я пытался как-то гонять энергию из своего ядра в резерв.


— Иначе я представлял себе бытие волшебником, да… — Сопоставив то, что палочка сгорела от такого количества энергии, количество потраченной энергии на простое действие и то, что даже мои подготовленные магические аспекты пострадали, я сделал неутешительный вывод про себя — придётся очень много тренироваться и до Хогвартса, чтобы суметь хотя бы к его концу выдерживать поток своей энергии без палочки. С такими проблемами неудивительно, что волшебники используют концентраторы…

* * *
И хотя просто махать правой рукой этой указкой я мог, я старался не испытывать лишних эмоций, когда махай этой рукой. Почему?


В тот раз у меня получилось не потому, что я удачно визуализировал процесс. Просто разозлившись, я на миг перестал себя контролировать. Но так, как я очень отходчивый сам по себе, я мгновенно успокоился, всё равно заканчивая движение. Вот только тело не успокоилось, против моей воли выполняя скорее не взмах лёгкой палочки, а полноценный удар мечом. Взмах, что и правда достоин удара мечом.


Осознав проблему, я старался не взмахивать каким-то особым образом, просто подготавливая кисти по учебнику к работе с палочкой. По сути, упражнения из книги были скорее гимнастикой, что напоминала глазную — покрутите так, повертите сяк, сделайте такую фигуру и прочее, прочее.


Вообще, в книге рекомендовалось делать её детям с самого раннего детства, дабы ребёнок на самом глубоком уровне привык ко всем этим взмахам, интуитивно перейдя в управлении сразу к любой другой палочке, также советуя упражняться даже после того, как он получит настоящую.


Вот только уже за первый месяц мне просто надоело однообразное махание невесомой для меня палочкой, что весила явно меньше, чем полуметровой кусок арматуры, которым я мог делать абсолютно те же фокусы, что и с палочкой, давно укрепив свои руки.


Особенно учитывая факт того, что эта палочка не только нагружала лишь мерерианы рук, но и делая это слабо. Так что, вскоре я носил её с собой лишь для вида. Вспоминая ту первую палочку, что хотя и была хуже этой, она может стать моим последним оружием. Вот вложу сотку энергии все охренеют.


Концентратор — палочка специального назначения, низкого уровня. Стандартная учебная палочка, гибко адаптированная под высокий уровень проводимой энергии, а также её высоким пиковым значениям. Слабо эффективна для зачал, что требуют тонкого контроля энергии.


Её мне “вернула” Эмили в тот же день, предварительно куда-то уйдя и вскоре вернувшись под ночь. Выглядела палочка точь-в-точь, как недавно выжженная. Но у неё было существенное отличие — она до сих пор не умерла несмотря на то, что я каждый день её насиловал своей непревзойдённой и агрессивной энергетикой. Нет, не той, что ниже пояса. Стяги войны ещё не подняты, ещё не прозвучали боевые гимны…


Выражаясь более понятным языком — каждый день я иногда даже успешно атаковал различные предметы и вещи в 5-10 энергии. Правда, лишь левой рукой.


Выглядело это куда менее впечатляюще, чем та атака, что впечатлила даже меня, что не особо верил в местную магию — энергии было слишком мало и я не прилагал особых усилий, из-за чего результат минимален. Ибо энергия даже не конденсировалась в тонкую линию, безобидным пшиком максимум сметая листок бумаги со стола.


Впечатлившись могуществом магии, я начал анализировать, что могло бы мне помочь в осознанном контроле и использовании хотя бы этих пшиков.


Но вскоре выяснилась одна неприятная деталь, которая была общей во всём процессе моих магических мытарств — я как-то волевым контролем или методом, предложенным Эмили так и не смог сделать хотя бы пшик. Но когда у меня не получалось, я почти всегда злился и, в зависимости от того, как хорошо я смогу проконтролировать свою злость, у меня получался даже в худшем случае пшик. Удара, подобного тому, которым я повредил каналы первой руки хоть и не выходило, но я особо и не пытался по понятным причинам.


Поняв эту простую закономерность, я и стал до победного контролировать тот короткий момент отрицательных эмоций, даже не представляя, как именно они участвуют в процессе, но всё лучше учась их контролировать, также обратив внимание и на второй аспект моего успеха — полное визуализирование и представление ситуации, как будто бы я бил мечем, а не палочкой.


С этим всё было забавно. Когда-нибудь доводилось видеть казаков, что машут своими шашками? Римская школа боя, особенно армейская, была не очень похожа, но я давно отошёл от её канонов, хоть и представляя у себя в руках во время замаха именно старый добрый гладиус, а не другой меч или, тем более, палочку.


За пару месяцев, когда правая рука уже восстановилась, я смог добиться некоторого прогресса — теперь я мог осознанно вызывать, подавлять и контроливать вспышки своих отрицательных эмоций. Что со временем становилось делать всё сложнее и сложнее, ибо я постепенно будто опустошался, не испытывая вообще ничего и мои прежде яркие реакции притуплялись даже на что-то серьёзное — меня ударили? Хорошо, ударим в ответ. Что-то не получилось? Попробуем ещё раз и так до победного, либо поменяем стратегию.


Понимаю, что уже совсем не понемногу схожу с ума от постоянных приступов теперь уже сильных эмоций, что мне пришлось вызывать, я решил отвлечься. Если сейчас не получается, попробуем чуть позже.


Я переключился на бокс, взяв белую полоску и вскоре поехав на многие соревнования. Было мне уже немного за 10, но выглядел и весил я на 13–14, имея полтора метра роста и 45 килограммов веса. Что позволяло мне бороться в этом и даже превосходящим меня на 5 лет возрастном диапазоне. И хотя я мог скакнуть дальше, возможно даже сражаясь уже с почти совершеннолетними кандидатами, что отличались лишь возрастом, а не техникой, опытом или силой, но я подумал — будет слишком круто так перепрыгивать свой текущий уровень.


Но он не помог утолить мне моих эмоций и пустоты внутри, не давая сильных противников. Детей, что сражались против меня, я не мог калечить и даже как-то особо сильно бить. А учитывая моё превосходство почти на всеми в любом аспекте, бои почти всегда же заканчивались так — сигнал к бою, 10 секунд на бой, среди которых 2 на сближение, 5 на проверку противника и 3 на мою победу. Это было смертельно увлекательно, но лишь один бой мне запомнился из череды побед.


Это была та самая девочка, что я когда-то победил. Мы приехали в Японию и меня, как лучшего ученика белой полосы представили — вот наш кандидат. Среди японцев учеников были знакомые лица, которые видимо тоже узнали нас и, в особенности, меня. Очень быстро я провёл пару разочаровывающих боёв. Почему именно таких?


Хотя ещё шла первая половина 20-того столетия и каратэ не успел превратиться повсеместно в спортивные танцульки, когда многие бойцы просто привыкли бить и сознательно останавливать удар, лишь зарабатывая очки на соревнованиях, но была забавная проблема другого толка — даже чёткие и сильные удары меня уже особо не трогали, либо мной не чувствуясь, либо мной пропускаясь, либо игнорируясь.


Но настал финальный бой, после которого я улетел обратно в Англию. Я уже ничего не ждал, вдруг заметив вышедшую на поле боя…тьфу, профессиональная деформация… я забыл, как у японцев называется эта штука… короче, на ринг она вышла. И я сразу заметил, что она куда опытнее, чем все предыдущие.


Что самое важное — она не боялась травмировать и самой попасться под мощный удар. Видимо, помня тот случай она хоть и опасалась подходить ко мне слишком близко, но её это не особо спасло.


Опустошённый ещё и тем, что мне банально нечем себя занять до Хогвартса, я просто пропускал по себе мощные удары, которые хотя и вызывали боль, но… я ничего не чувствовал. Ни злости, ни обиды, не разочарования. Пустота. Или, быть может, покой?


Я пока не решался играть в определения. Ведь как корабль назовёшь, так он и поплывёт — сказав сейчас, что я опустошён, мне придётся чем-то пустоту занять. Сказав, что я обрёл покой, я польщу себе — я знаю лишь вечный покой и его мне обретать пока ещё не хочется. Эх, кризис среднего возраста…


Собравшись, я откинул в сторону мысли — мне надо побеждать, а не терпеть удары. Этого добиться было нетрудно — девочка была поменьше, физически не столь хороша и главное — ещё не так опытна. Вот убей она пару сотен гоблинов, пока те пытаются до неё дотянутся и перегрызть ей горло, тогда посмотрим, что из неё выйдет. И почему у меня такие кардинальные решения?


Впрочем, хреновые проблемы требуют хреновых решений.


Руководствуясь этой простой и гениальной мыслью, я решил наведаться к моему новому другу, который пока ещё не знает, что он мой друг и вряд ли когда-нибудь им по-настоящему будет. Впрочем, это уже детали…


— У тебя змея выползает. — Указав уже не такому пухлолицему мальчику на рукав его не по размеру большого свитера и слушая, как он что-то тихо шипит, я про себя поблагодарил своё тщательное планирование операции и свою хорошую выдержку — я ждал несколько месяцев, прежде чем мне повезло.


Приехав обратно в Англию и решив завязать с боксом, раз уже меня скоро определят в Хогвартс, я задумался — а что делать то? Осталось не так уж и много времени.


В трущобах поднялась прежде подавляемая банда, чьей козырной картой было очень много боевитых и вооружённых детей, которые кричали какие-то странные песни. И если вы спросите меня, знаю ли я что-то о них, я отвечу — вы всё равно ничего не докажите.


Помня о комплексном задании, я поднял старые связи в уже бывшей банде, которую покинул, тем самым хоть и потеряв 10 опыта в день, но зато оставшись в хороших отношениях с главными.


Я не рисковал разглашать имена и прочее, через которые бы смогли выйти на мою цель, лишь плотно интересовался приютом — кто там есть, где обычно гуляют, когда и каким образом?


Получая всё больше информации, я лишь больше озадачивался — было почти невозможно поймать хоть кого-то из детей вне приюта и так, чтобы его кто-то не сопровождал. Их походы куда-либо были чётко регламентированы и под наблюдением все прогулки, вылазки, поездки и даже поход в школу с сопровождением. Без сопровождения, если дети гуляют на территории приюта, но всё равно под наблюдением.


Помаявшись с месяц и многое обдумав, я плюнул — даже в тот раз, помню, Том был не один, а с другими детьми и воспитательницей, я бы даже тогда не смог бы ничего сделать. Так что, я решил пойти другим путём…


Я смутно помнил, что Том несколько раз сбегал из приюта. Я не мог сказать, когда именно это было и сколько раз, но это было одним из немногих вариантов того, как можно было сломать канон об колено и, став с мальчишкой хотя бы знакомыми, в Хогвартсе у меня будет хотя бы причина к нему подойти.


Но вскоре понял, что не могу рассчитывать и на это — а когда он сбегал, куда? Этого я не знал. И поскольку мне ничего не оставалось, я позвал пару пацанов из своих учеников с просьбой выяснить по конкретной наводке — знаком ли им данный человек, куда и как он ходит?


Не зная сами, уже они подняли людей из ближайших к тому месту банд. Вскоре я получил информацию — есть очень много похожих и даже несколько идеально совпадающих с описанием. Но есть один странный парень, который запугивает местные банды. Заинтересовавшись последним, я вскоре получил информацию, от которой понял — цель найдена. Осталось придумать план…


Поскольку Том по моей информации никуда и не ходил, кроме как в школу и иногда даже на прогулки, я был бессилен — взять штурмом приют я пока не мог. Хотя, если вспомнить горящие в огни поселения варваров в мою бытность легионером… Так, отставить крамольные мысли, мы же психически адекватные личности! И что это за понимающие кивки с ухмылками?


Впрочем, я понял, что всё гениальное просто, когда увидел отбившеюся от остальной части стайку детей, которые клятвенно пообещав воспитательнице не попадать в разборки, буквально на 5 минуточек пошли в местный зоопарк. По кой-то хрен с ними попёрся Том. А, там же змеи есть, точно…


План детишек накрылся медным тазом, когда они уже отошли от основной группы и, пропав из её вида, стали лёгкой добычей. Добычей для внезапных гопников, которые поразительно избирательно отметилили всех, кроме Тома. Впрочем, это было не только благодаря моей наводке. Но и змее, которую последний догадался спрятать на своём теле, неожиданно её раскрыв и сумев избежать боя, убежать в сторону переулков. А вот ты и попался…


Вот только телом мальчик был слабоват, недолго и не быстро убегая, скоро будучи пойманным и окружённым. Широко улыбаясь, я пригладил волосы, поправил складки на одежде и вальяжным шагом вышел в тот переулок.


— Эй, залётные! — Обратив на себя внимание своих орлов, я покачал головой — ну, что вы, дебилы, лыбу то давите? Спалите же контору к чертям… — Вы сами свалите или вам всем объяснить, что вы неправы, избивая людей в чужом районе?


Конечно, залётные не свалили, став серьёзными они бросились ко мне, сразу встречая под ноги различный мусор, что валялся по углам переулка, а потом я махнул рукой своей цели, пока он на меня смотрел как-то странно: — Чё стоишь, придурок, вали в тот закоулок! — И подавая пример, я сам рванул туда, продолжая мешать своим людям. Которые специально отставали, имея возможность легко нагнать Тома, но играя на публику и, якобы выдыхаясь и крича вслед проклятия, вскоре отстали.


— Да, парень, хреновый выдался у тебя денёк. Я Адам. — Протянув ему руку и резким движением сразу убирая её от укуса змеи в его рукаве, я спокойно прокомментировал поведение последней, вернув руку на место: — Тебе с ней удобно, не натирает?


Но тот меня озадачил, спрашивая и не сумев удержать лица, хмурясь: — Ты видишь змею?


— Ну да. Змея, вроде ядовитая, судя по окраске… — Благо, что я имел большое терпение и спокойно стоял с вытянутой рукой, ожидая его действий.


Он наконец пожал мне руку. Чёрт, какая у него хрупкая ладонь, чуть не сдавил по привычке. Хотя да, у волшебников физическая сила не в почёте…


— Так как ты, говоришь, тебя зовут? — Нет, можешь даже не пытаться запугать меня взглядом. По крайней мере, не сейчас.


— Я и не говорил. — А смотрит как, глазища-то какие. Не умеешь ты пока держать лицо, пацан.


— Ну да. Так как там зовут-то тебя? — Благо, что совести и стыда у меня тоже не было.


— Том. — Выдавив это, он отвернулся от меня, когда не смог победить в дуэли взглядов. Его был мрачным и как будто застывшим, тогда как мой спокойный и удовлетворённый жизнью. — Ты не знаешь, где здесь зоопарк?


— Я уже понял, что ты заблудился. — Легко заметив его попытку отвязаться, я махнул ему за собой приглашающим жестом, продолжая идти на выход из переулка и направляясь в сторону его приюта. — Я отведу тебя, мне как раз в ту сторону.


— Бывай, Том. — Махнув ему рукой под его игнорирование, я молча смотрел уже без малейших эмоций на лице вслед парню. Я, конечно, ожидал, что он будет трудным ребёнком, но, чтобы настолько…


Том был явным психопатом. Из отчётов своих людей, я узнал, что он не только часто издевался над другими детьми из приюта, но и умело маскировал свои следы, не давая и шанса себя раскрыть. Будучи склонным к садизму и манипуляциям, лишённый стыда и совести, судя по его поведению, а также привыкший решать свои проблемы самостоятельно, он был очень непростым в общении человеком, которым было нелегко управлять. А если пытались, то он мог это заметить, либо устраняя препятствие прямо или косвенно, либо приспосабливаясь к ситуации и ожидая удобного момента.


— Это было нелегко. — Со слабой улыбкой я стал читать пришедшее сообщение.


Вы завершили первую цель задания “Наперекор канону”, познакомившись с Томом Реддлом. И хотя вы пока ничего не изменили, но всего на миг мир поколебался, заметив вас. И не оказал никакого влияния из-за незначительности произошедших событий. Удача в норме, вас не раскрыли. Награда — 100000 опыта.

2 цель — повысить репутацию с Томом Марволо Реддлом свыше Нейтральной. Подсказка — прокачайте уровень до 10, вам откроется Репутация. На основе вашего жизненного опыта и прочего, а также анализа Системы, вы узнаете, как же на самом деле к вам сейчас и вообще относятся люди.

11. Рутина

Я бы сказал, что хотя время и идёт быстро, но за это время происходит довольно много событий.


И хотя я думал, что уже очень скоро поеду в местную шарагу под названием Хогвартс, я несколько заблуждался.


Эмили мне поведала, что в связи с моей датой рождения, заберут меня только в 1938. То есть, через год, ибо сейчас был 1937. Пусть он и заканчивался…


По её же словам, учебный год хотя и начинается там 1 сентября, но письма студентам отправляют где-то летом, иногда даже в конце августа. Но несмотря на то, что берут туда с 11 лет или чуть ранее, последнее мне не подходило — я родился зимой. Теперь ждать ещё некоторое время. С другой стороны, попаду туда с товарищем Томасом. Кстати, о нём…


До прихода письма из Хогвартса я не смог даже встретиться с ним. Сначала не мог, ибо контроль над детьми ужесточился после того случая и стало совсем грустно — теперь детей особо даже из приюта-то не выпускали. А потом и сам уже забил — я с ним познакомился? Познакомился. В самой школе или поезде, когда поедем, я ещё успею его достать.


Освободив свою голову думами о том, как же мне подобраться к тому, я обнаружил — у меня ещё много дел. Дел, которые надо решить…


Прежде всего, стоит сказать, что Эмили в тот раз меня чуть не убила, едва не расплавив мозги, благо что я был подготовлен годами зубрёжки. Это когда она мне каким-то образом смогла передать аж несколько навыков, притом очень хорошего уровня. Один был даже адептовым. Это был уровень, которого на моей памяти добивались лишь самые опытные из легионеров, что стали инструкторами, почти досконально изучив свою школу боя и уча ей других. А тут бам, адепт — получите и распишитесь.


Конечно, изучение трав и техника владения мечом были разными понятиями, но… уже вскоре я понял, что у меня и нет особого преимущества от того, что этот навык высокого уровня. Ибо в бытность свою легионером я постоянно тренировался, чувствовал словно на себе все приёмы и опыт того легионера и даже убивал людей, прекрасно понимая, каково это — иметь навык хотя бы обычного уровня и сумев прочувствовать всю сложность его получения.


Ибо я банально раньше то и не изучал трав. Не знал ничего о них и даже начав читать одну из книг, что мне дала Эмили, я очень медленно продвигался во овладении навыков. По мнению Системы, я за всё время обучения, пока самостоятельно изучал травы, пока мне что-то объясняла Эмили и пока она даже варила что-то прямо передо мной, я не достиг даже новичка. Но разбуди меня ночью с вопросами о самых распространённых травах, я бы вас сначала убил, а потом на вашей могиле скорбно сказал бы, что выпей я чай с ромашкой, такого бы не произошло. Ромашка успокаивает…


А спокойствие мне вскоре понадобилось — мне уже исполнилось 11, всё ближе был час моего ухода и, будто что-то чувствуя, учителя и даже некоторые профессоры из зала настоятельно заманивали меня стать жёлтой полосой.


Становилось всё сложнее спокойно посещать зал. Я уже понимал, что никогда не вернусь сюда. Конечно, были некоторые выгоды от становления жёлтой полосой, в виде индивидуального отношения ко мне, обучения, плана тренировок, который разрабатывался всеми профессорами и прочее, прочее, но… надоело. Хочется просто лечь и сдохнуть…


Не став ничего объяснять руководству зала, я перестал приходить в последние месяцы перед приходом письма. Эмили также рекомендовала разрешить возможные проблемы перед моим отъездом в школу, ибо я уже не смогу вернуться почти полгода.


На мой невинный вопрос о том, как и на чём я поеду, она сразу пояснила — поеду я на поезде. Новом поезде, который, как она слышала, теперь доставляет студентов в ту школу. Она меня проводит до того места, откуда тот уезжает, заранее собрав мне необходимые для учёбы вещи, которые я возьму с собой.


Про себя отметив, что она слишком избирательно может выдавать мне информацию, я отложил этот вопрос, про себя думая — ко мне придёт только письмо, без сотрудника школы. Так было потому, по словам Эмили, что она сама была волшебником и моим опекуном. Также она намекнула, что сразу после доставки письма, она вместе со мной пойдём в волшебное место. Место, где сможет получить всё необходимое для моей учёбы.


Да, давай женщина, искушай меня ещё сильнее… Был бы я ребёнком, я бы наверно впал в кому, дабы побыстрее приблизить день отправки в школу.


Но, что странно, она хоть и упомянула, что теперь мне будет проще даваться изучение всяких трав и магических ингредиентов, но она ни словом не обмолвилась о Зельеварении и Алхимии, давая лишь теорию в виде лекций о травах всяких и варя передо мной зелья. Но я видел, что ей это далось не просто так — если до этого она выглядела на 20, то после будто разом постарела лет на 10–15, смотрясь скорее не зрело, а… чахло, я бы сказал. Как будто была чем-то больна.


А больше в принципе, ничего и не происходило. Школа позади, ибо Эмили смогла как-то разрулить с ней ситуацию, бокс я забросил, травы учу, в трущобах персона хотя и ожидаемая, но пока не нужная по моему мнению. Как-то даже делать нечего…


Но хотя я плакался, я также исправно тренировался, что магически, что физически. Особенно в первом — мне нужно было не только исправить уже начавшийся перекос каналов разных рук, но и в целом подготовить своё тело к тому, что скоро ему будет очень весело.


В этом я смог добиться некоторых успехов, сумев довести лимит выхода энергии разово аж до 30 единиц и увеличив свою энергию в Ядре и Резерве по 5 единиц в каждом. Что, скажу я вам, было не просто, ибо каждая единичка теперь вырывается кровью и потом.


Это если без перенапряжения и контролируемо. 35–40 с угрозой маленькой травмы. Свыше — смэрть. Возможно, даже не иллюзорная.


На 30 энергии та полоса была не столь впечатляющей, хотя всё равно неплохой — раза в два во всех отношениях послабее той, что я выдал с 50 энергии. Учитывая, что теперь я мог выдать её по своему желанию почти каждый день, я считал это своим личным достижением.


А в плане своего тела я за этот год продвинулся не так сильно, лишь чуть улучшив свои параметры во многих аспектах. Впрочем, вспоминая ту жизнь, это уже было неплохо. По крайней мере, мне не нужно было качаться лишь для того, чтобы сохранить форму…


Но уже когда письмо уже должно было прийти с дня на день, как меня обнадёживала под моё равнодушие к ситуации, ибо я уже банально устал так долго ждать, произошла любопытная сцена.


Заметив, что поведение Лили изменилось и она как-то странно на меня посматривает, лишь загадочно отмалчиваясь при наших редких встречах, когда я выбираюсь на улицу, я решил начать следить за ней. Мало ли, почему она смотрит, может она жрец Древних Богов, что может взором своим видеть дней эпох минувших?


Слабо надеясь на последнее, я вскоре понял, что она тоже чего-то ждёт. Это было заметно по её поведению, что раньше было размеренным, а теперь стало таким, будто завтра её день рождения, но она очень хочет, чтобы оно было уже сегодня. Интересно. Но ещё интереснее стало, когда я смог спровоцировать её на разговор.


— Привет, Лили. Что такая радостная, кто-то из предков умер и оставил тебе наследство? — Это было около наших домов. Желая наконец выяснив причину её странных на меня взглядов, я решил выяснить это самым прямым образом — заставить её это сказать.


— Адам, ты как всегда неисправим… — Уже совсем не маленькая девочка ко мне подошла, одетая в простое платье и чему-то сильно радостная. Так. Это точно Лили? Раньше меня она бы как минимум пристыдила, а тут будто и не заметила провокации… — Скажи, Адам… а в какую школу ты хочешь поступить?


Сумев удержать лицо, я про себя вспомнил — она же волшебница будущая, пустая твоя башка. Как я мог забыть, чёрт… Вот почему она так ждёт чего-то, ей уже наверняка пришло письмо!


— В самую обычную. — Пожав плечами и желая кое-что выяснить, я начал замечать малейшие детали её поведения и мимики. Конечно, я могу быть не прав, но… бинго.


— Это хорошо… — Она кивнула, отведя от меня взгляд и поджав губы, явно пытаясь сдержать некие внутренние чувства и переживания. Нет, ну ты человек вообще? Вот о ком надо говорить, как о человеке со стальной волей. Ладно, добьём…


— Но мама сказала, что она называется Хогвартс… — Вот оно — то, чего я ждал.


И хотя до конца фразы она хмурилась, но как только прозвучало последнее слово, она подняла на меня широко раскрытые глаза.


— Как ты сказал… Хогвартс? — А личико какое. Тут и растерянность и радость и… ладно, я вижу только это. Впрочем и этого достаточно, чтобы понять, что я не самый последний человек в её сердце и думах.


— Да, а что… ты делаешь? — Прыгнув ко мне она меня обняла, повиснув на шее. Не растерявшись, я закружился на месте, сразу мстительно улыбаясь от её крика. Ну что ты орёшь то, подумают соседи, что кого-то насилуют…


— МЕЛКАЯ, ХВАТИТ ОРАТЬ! — На крик этой вредной девчонки, которая меня чуть не оглушила им, хотя и не пришла её мама, но пришла сестра — Эмма. — АДАМ! — Та понял, я понял…


— Значит, ты тоже едешь в Хогвартс? — Уже отпустив её, я всё ещё удерживал её руками от падения, пока она на меня смотрела.


Наверно, это была романтическая сцена, похожая на ту, как встретились два давно не видевших друг друга влюблённых. Как если бы любимый возвращался откуда-то издалека, а его встречала его давняя подруга, к которой он слишком поздно понял, что тоже чувствует что-то, также чувствуя подобное в ответ. Что-то, что уже не было детской дружбой, как когда-то…


Но смотря сверху вниз на девочку, что была почти в моих объятьях, покрывшись румянцем и неотрывно смотря в мои глаза, я лишь спокойно про себя думал о том, что когда-то давно я уже стоял так с другой девочкой.


Тогда моё сердце беспокойно билось, мысли метались, а с ней мы вскоре обсуждали то, где будем жить и как мы бы назвали детей, что у нас могли появиться. Это была моя молодость, тогда мне только стукнуло около 20…


Сейчас моё сердце билось спокойно, как и до встречи с Лили. В мыслях я был не в нашем будущем, благоразумно не плодя воздушные замки, что потом сами разрушаться от столкновения с реальностью, а думая о другом — я перешёл Рубикон, став ей чем-то большим, нежели простым знакомым, которого она уже завтра забудет. Теперь… всё будет хотя и интереснее, но и опаснее. Не стоит забывать, что она скоро станет магом. Волшебником, точнее…


— Мама сказала, что мне тоже должно прийти письмо со дня на день. — Убедившись в том, что девочка может стоять сама, я отпустил её, чуть отойдя. — Когда будет уезжать, пойдём вместе к станции?


— Да! — Девочка радостно кивнула, показывая язык своей сестре, что уже некоторое время дразнила нас голубками и попрощавшись со мной, побежала обратно домой. Немного посмотрев ей в след и помахав рукой Эмме под её кивок, я отвернулся и тоже пошёл домой.


Но если до этого на моём лице была мягкая улыбка и прочие мимические признаки радости, то уже на обратном пути моё лицо представляла собой полное равнодушие, которое сменило притворную радость сразу и естественным образом.


Оставалось несколько дней до письма. Вдруг я подумал о том, что сделал не всё. Система…


Опыт — 130000.


Вложив 100000 опыта в Физические и ментальные когнитивные способности, я про себя подумал, что теперь моё количество опыта кажется не таким впечатляющим. Нет, я не плачу, это просто слёзы…


Внимание! В связи и так высоким уровнем развития физических и ментальных когнитивных способностей, срок улучшения составит около недели и до месяца, в зависимости от обилия истощения пользователем своей умственной энергии и его же своевременностью в насыщении организма полезных и нужных для текущего улучшения веществами.


Такое простое сообщение, а сколько моей радости и боли в нём. Эх, пришла пора опять разорить кубышку…


На оставшийся опыт я улучшил телекинез до 10. Ещё осталось, улучшим и Оценку…


Телекинез 10(0/2000) — пользователь теперь может воздействовать на предметы, вещи больших размеров, габаритов, веса. Тонкий контроль улучшен и упрощён для пользователя.

Оценка 15(0/7000) — теперь пользователь может проникать способностью сквозь средние по силе магические помехи. Количество и качество информации из ноосферы расширены.


Желая проверить, что же Система подразумевают под большим, я вскоре нашёл здоровый камень на улице, попытавшись поднять его в воздух.


Ключевое слово попытавшись. Всё тело будто налилось тяжестью, голова по ощущениям начала плавиться, в глазах потемнело, а камень… судя по странному шороху, наверно поднялся. Фух…


Отменив способность, я услышал другой шорох, вскоре сумев вновь увидеть его источник — камень. И… тот никак не изменился. Вроде бы, даже стоит также, как прежде. Видимо, я если и смог его приподнять, то совсем немного, после чего он сразу встал на своё место. Ладно, что у нас там дальше…


Увеличив уровень до 10, я добился интересных результатов.


Внимание! Разблокирован Локальный чат.

Внимание! Разблокированы Дуэли.


Но когда я думал, что это всё, мне пришли странные системные уведомления.


Внимание! Получен прямой доступ к ноосфере этого мира. Доступ ограничен уровнем пользователя. В данный момент уровень доступа — минимальный. Следующее повышение уровня доступа на 50-ом уровне пользователя.

Внимание! Возможен перерасчёт магических, ментальных и физических характеристик пользователя в соответствии со информацией из ноосферы. Перерасчёт займёт 1 год реального времени, на это время пользователь не сможет пользоваться большинством из функций Системы. Желаете перевести перерасчёт?

Внимание! Как любое существо, превышающее 10 уровень, вы привлекли внимание воли мира. Внимание минимально, но теперь оно будет постоянным, либо ослабляясь с годами вашего бездействия, либо повышаясь и ожесточаясь в случае любых попыток с вашей стороны вредить воле мире или самой сути этого мира.

Внимание! Согласно Договору, как Чужак вы обязаны пройти Испытание, результат которого определит вашу жизнь в этом мире или ваше стирание из него. Желаете пройти Испытание?


Глубоко выдохнув, я отодвинул мысленно эти сообщения от себя, решив заняться другим. Точнее, одним конкретным сообщением, что был краеугольным камнем моей будущей учёбы.


Внимание, предлагается задание!

Логово львов — свободно-принудительное задание, срок выполнения — на время учёбы в Хогвартсе. Описание и цель — как владелец Системы, существо 10 уровня и, тем более, Чужак, вы непременно привлечёте к себе повышенное внимание воли мира. Воли, которая уничтожит вас в том случае, если обнаружит. И хотя вам уже нельзя будет избежать её внимание, её можно будет обмануть и усыпить её бдительность. На весь период обучения в Хогвартсе вам предлагается не использовать функции Системы ВООБЩЕ, даже не заходя в неё и будто забыв о ней. Штрафы — Хогвартс является сердцем этого мира, и воля мира наполняет его полностью, следя за малейшей деталью и следованием событиям канона. Может, вас и не убьют сразу, как только местные раскроют в вас инородного демона с подсказки воли мира, но поверьте, в таком случае смерть будет вам лишь избавлением. Награды — 100 опыта в день, пока вы находитесь в Хогвартсе. Принять задание?

* * *
— Мама, а поезд большой?


— Большой, милая…


— Мама, а поезд…


— Хватит, юная леди! — Не соответствуя своей высокопарной фразе, мама Лили отвесила ей слабый подзатыльник, грозно зыркнув на уже зрелую Эмму, что уже была совершеннолетней, но всё такой же шалопайкой, как когда-то, сейчас скалясь на несчастье своей сестры. — Скоро ты его увидишь, и сама всё поймёшь.


И вот, мы оказались перед поездом. Это был большой поезд, ведомый алым паровозом. Мы находились на вокзале Кингс-Кросс, на платформе 9¾. Время было пол 11 утра, через пол часа, ровно в 11, поезд отправится в Хогвартс.


Было, впрочем, пару отличий от сцен, показанных в фильме — сам проход находился не в колонне, а каждый раз менялся в случайном порядке, ибо Эмили не знала точно, куда нам дальше. Но сразу напряглась, смотря на кого-то из толпы прибивающих людей.


Ибо как только мы с тележками вышли на вокзал, в нам подошёл ну совсем непримечательный человек в одеждах, что отставали от текущей моды как минимум на пол века. Понаберут по объявлению, а потом удивляются, чего это маглы нас превосходят…


— За мной. — Лаконично нам поведав свои требования, он отвернулся от нас, быстрым шагом удаляясь. Мы пошли за ним, пока он вскоре просто не свернул в стену без предупреждения, растворившись в ней.


Жестом остановив нашу разношёрстную компанию, я подошёл к стене, трогая её. Но если глаза видели кирпичную кладку, то сама рука ничего не чувствовала, будто передо мной был воздух.


— Можем идти, дамы. — Предусмотрительно подойдя к Эмме и её маме, я протянул им руки, поясняя на их взгляды и на Лилин, что остановилась и ждала меня: — Не волшебники будут чувствовать себя некомфортно, пытаясь даже подойти к этой стене. Нужен кто-то, кто смог бы их провести из числа самих волшебников. — Стена была достаточно широка, дабы мы, втроём не теснясь и держась за руки могли спокойно пройти в неё.


Уже на самом вокзале нас встретил тот самый франт, который опять-таки подошёл сам.


— Первокурсники в последний вагон. — Он посмотрел на нас, указывая в самый конец поезда. Спасибо, кэп, но мы бы и сами поняли, что последний с конца, а не начала поезда.


— Благодарю. — Серьёзно кивая мужику, у которого под глазами были мешки, я пошёл в указанную сторону вместе с дамами. Впрочем, учитывая, СКОЛЬКО тут было людей и сколько раз он говорил и делал одно и тоже, его можно было понять и пожалеть.


— Вот и всё, пора на фронт. — Смотря на заплаканные лица Эммы и её мамы, я разрядил по-своему атмосферу, ловко пропуская тычок локтём в бочину от Лили и подзатыльник от мамы. — Ничего у вас не выйдет, зря я на бокс ходил?


— Может и не зря. — Меня прижали к себе хрупкие руки, которые как когда-то давно уже не могли меня сильно сжать, сейчас лишь чуть дрожа от тихих всхлипов своей владелицы, что была немногим выше меня. — Но будь осторожен…


— Да будет тебе, Эм… — Имея такое же настроение и выражение лица, мама Лили похлопала Эмили по плечу, не обращая внимания на дёрнувшуюся на месте старшую дочь. Ну да, последнюю так дома обычно не звали, насколько я знаю. Так её звали в её и моей бывшей банде, откуда она под шумок свалила, спасая свою шкуру. — Детишки скоро вернутся… — И сама невольно заслезившись, начала вытирать слёзы платочком.


— Ну ладно, ладно! — Под ойканье Эмили, я закружил её на месте в воздухе, резко останавливаясь и ставя её на землю. — Скоро отправка. Нам уже пора. — Посмотрев на Лили и кивнув ей на её тележку, от которой она успела отойти, я в последний раз послушал нотации Эмили, направляясь складывать вещи. Отправка была всего через 10 минут…


Невольно вдыхая этот странный запах, который свойственен новым вещам и предметам, я провёл рукой по стенке поезда — совсем новенький. Конечно, заклинания позволят ему даже спустя пол века, во время событий канона, остаться примерно таким же, но сейчас он был особенно прекрасен. Возможно, в нём я буду ездить не только как ученик… помниться, Люпин именно им добирался в своё время до Хогвартса, а мы чем хуже?


Уже совсем скоро мы вместе с Лили сложили вещи в один из вагонов. Здесь уже были люди, которых девочка стеснялась, стараясь держаться поближе ко мне. Мне же было хотя и глубоко фиолетово, но я уже успел принять задание Системы по её неиспользованию.


Всё-таки, я и так понимал, что использовать беспалочковую магию в виде телекинеза в оплоте магии, где несколько людей точно могут это сделать безо всякой Системы — очень плохая мысль. Как говориться — тебя посодют, а ты не воруй. Хотя, правильнее будет — не пойман, не вор.


Но хотя без Системы я не мог определить магический потенциал этих гавриков, я прекрасно видел — господа если не чистокровны, то, как минимум к ним причастны. Что ещё хуже, ибо первые даже смотреть на нас бы не стали, в отличии от этих шакалов.


— Валите отсюда, грязнокров… — Лёгкой пощёчиной тыльной стороной ладони я его заткнул.


— Заткнись, отброс. — Равнодушно ему бросив, я спокойно смотрел, как он поднимается со своего места, жестом приказав Лили выйти. Сейчас начнётся потеха… — Не думал, что дерьмо вроде тебя может говорить о чистоте крови.


— Или ты возомнил себя чище той крови, что вдыхает сама магия в новорождённых детей своих? — С внутренней усмешкой я смотрел на непонимание в глазах мальчика и застывших других детей, которые теперь почему-то не спешили ко мне идти. Странно, что они его с собой держат, ибо даже одежда у них побогаче выглядит.


— Ты… ты хоть знаешь, с кем говоришь? — С тех пор, как я улучшил когнитивные способности, я стал быстро думать. И мне было физически больно смотреть на этого мальчика, который даже не понял толком смысла моей реплики, сразу пробуя гнуть свою линию.


— Я говорю с тем, кто не чтит законов гостеприимности, сударь. Честь имею. — Хотя я не тренировался, но будто отточенным движением легонько поклонившись, я вышел из вагона, сталкиваясь с круглыми глазами Лили. — Ну что ты так смотришь, у меня на лбу что-то нарисовано?


— Нет, просто, ты… был другим, когда с ними разговаривал… — Чёртовы женщины и их интуиция. Был другим, ага. А ты видела меня настоящим, чтобы говорить о том, что я какой-то не такой?


— Ну, просто они меня взбесили. — Пожав плечами, я слабо улыбнулся, кивая ей на другой вагон. — Давай там посмотрим, может будет получше…


Именно здесь мы и остановились, ибо как раз были свободны два места из 6. И, хотя нам пришлось потесниться, но будучи мелкими шкетами мы в тесноте и не обиде прекрасно провели время. Благо, что почти все были маглорождёнными. Ну, один пацан и я, получается, не были. Но об этом знать никому не надо…


Не увидев Тома на вокзале, платформе и в самом поезде, я про себя вздохнул — опять ты от меня умыкнул, змея скользкая. Ну ничего, отольются коту мышкины слёзы…


Не став его искать и блуждать по вагонам, я про себя подумал, что вести надо себя надо попроще, поскромнее. Вот что недавно был за номер? Будь там настоящие аристократы, вроде Блэков каких, меня просто убили бы на месте — всё равно потом откупятся, даже не пострадав. Или смешают с дерьмом из-за плохого понимания магического мира. Впрочем…


Слушая историю детей о том, что их тоже выперли из первого вагона, как-то там обидно обругав и зачем-то упомянув их кровь, я покачал головой — единственное, на что я могу рассчитывать, это на свою собственную силу. У меня нет ни союзников, ни денег, ни рода за спиной — больше ничего не остаётся.


Конечно, были варианты, вроде того, чтобы примкнуть к какой-то группировке или группе по интересам, но… я прекрасно понимал, что проблемы это не разрешит. Если тебя не будут бояться трогать, то трогать будут все, чтобы ты не делал. И я сомневаюсь, что моя крыша станет меня защищать, если я изобью или даже убью аристократа. Меня будет проще выдать в знак благих намерений.


Впрочем, я надеялся на свою предварительную подготовку, знания канона, Тома и, наконец-то, доступа к чёткой системе, которая позволит мне научиться магии — библиотеке Хогвартса. Не надеяться же мне, что меня хоть чему-то стоящему научат в этой шараге, кроме как драить полы? Помнится, там была книжка интересная, вроде как Том по ней крестражи клепал. Если там есть и такое, что-то и попроще должно заваляться. Надеюсь…


Ехали мы около суток. Поезд отправился утром первого дня, прибыв вечером второго. Даже с учётом того, что я проспал большую часть дня, столько сидеть и ждать…


Когда мы уже вышли, никакого Хагрида мы не увидели. Удивительно, не правда ли? Но около поезда уже были люди с фонарями, нас ожидающие. Нам они поведали, что по традиции, первокурсники поплывут на лодках до замка.


И хотя не было в каждой лодке по-взрослому, но они заняли позицию среди детей так, по моему мнению, дабы успеть в случае чего выловить кого-то из воды или, наоборот, не дав никому особо упасть.


Слыша тихие шепотки и оханья, я лишь молча смотрел на легендарный по прошлой жизни замок. Его красота меня не впечатляла, а вот защитные функции были вполне неплохи.


Прежде всего, замок был не особо большим, окружён Запретным лесом или озером в низах отвесных скал, имея всего несколько подходов к себе в виде моста и лестницы, которые довольно удобно было оборонять и очень сложно в случае чего не то, чтобы штурмовать, а просто взять без особых потерь. В фильме мост взорвали, например. Сделать так во время битвы, когда сотни людей уже будут по нему идти — каково будет нападающим?


По моим ощущениям, также вода… в ней я чувствовал много энергии. А вспоминая канон и то, что в этой воде обитает, можно быть уверенным — вплавь я здесь не хочу на другой берег отправляться. Впрочем, это уже и не надо. Мы наконец добрались…


— Первокурсники, соберитесь! — Сойдя на берег, мы поднялись по довольно длинной лестнице наверх, к замку, наконец заходя в его внутренности. Кхм… лучше бы я ошибался, но… эта комната предназначена для того, чтобы валить снаружи её глупцов, что сюда забежали… — Заходите!


Осматривая просторное и пустое помещение, в котором негде было спрятаться и в котором, совершенно случайно и просто так находились множество бойниц и странные следы на стенах, у меня не было другого мнения — интересно они первачков встречают. Уизли боролись с троллем, а штурмовать замок?


Впрочем, немного подождав, пока основная часть детей зайдёт внутрь, я вместе с Лили рядом со мной тоже начал заходить внутрь огромного зала, издалека видя горящие точки левитирующих в воздухе свечек, часть звёздного пололка и любопытные взгляды всех мастей, что на нас обрушились, оценивая и пытаясь понять, кто мы и что мы.


— Как только шляпа скажет ваше имя, подходите к табуретке и садитесь, ничего не бойтесь. — Один из взрослых волшебников рядом с нами тихо это сказав, вышел из зала вместе с остальными.


Лежащая на табурете шляпа что-то запела, многие морщились, многие пытались делать вид, что им всё равно. Мне же было действительно всё равно, ибо я был закалён рэпом, пацанскими песнями и монгольским роком.


Но как только она закончила, она начала перечислять фамилии в алфавитном порядке. Я был в числе первых.


Идя не быстрым и спокойным шагом, я под разными взглядами сел на табурет, сразу лишаясь части зрения — мне надел какой-то волшебник её на голову, сразу немного отходя.


— Хм… тяга к знаниям, вижу-вижу… вам так милы книги, мой юный друг? Вы не думаете, что верные союзники, честная битва или дружная семья дороже сокровенных знаний, скрытых в пыли времён? — Первую часть фраза шляпа произнесла отчётливо и вслух, остальное каким-то образом говоря у меня в голове.


— Так зачем мне людские блага, коли сердцу моему близка именно пыль тех ушедших времён? Всё пылью станет, так почему ты разделяешь её со всеми в мире вещами? И что, по-вашему, я не смогу найти тех благ лишь оттого, что…


— РАЙВЕНКЛО! — Ну куда ты, я ещё не успел даже мысль то закончить…


Под аплодисменты, которые в основном исходили теперь уже от моего факультета и стола с преподами, я пошёл к махающему мне столу.


— И что ты ей такого сказал, что она не стала с тобой дискутировать? — Меня сразу огорошили вопросом какие-то старшекурсники, как только я сел на месте, что они мне предложили.


— Ну, как я понял, я подхожу именно этому факультету. Шляпа это тоже сразу поняла, сказав мне в голове о том, хочу ли я выбрать другой факультет. Но поскольку она сказала это иносказательно, а не прямым образом…


— Ты и правда нам подходишь. — Одна девушка, что слушала меня с улыбкой, тяжело вздохнула: — А вот мне как надели её на голову, она сразу и закричала. У нас вот есть поверье, что чем дольше она на голове человека, тем больше у него перспектив. Что думаешь по этому поводу?


Почитай Капитал Маркса, девочка, там тебе такие же сказки похожие расскажут…


— Думаю, что потенциал человека важен, но не категоричен. Многие его попросту не используют, не зная о нём или ленясь. Другие же могут и без всякого таланта преуспеть во многом. — Ну что вы так смотрите, это же самая тупая банальность, которую я смог придумать…


— Вот и правильно, парень! — Хлопнув мне по плечу, один из старшекурсников указал на стол преподов: — Смотри, скоро начнётся! — Переведя взгляд в ту сторону, я заметил, что со своего места поднялся старик в забавной шляпе.


— Я рад всех вас вновь приветствовать в этих стенах. — Взмахом руки, он откуда-то достал золотой кубок, который характерным жестом поднёс к губам, говоря: — Эту чашу я выпиваю за тех, кто впервые в этих стенах! — А, так вот, что значит — пил водку до старости и прожил до глубокой старости…


— А теперь, гимн! — Он хлопнул в ладоши, и мы начали петь. Ну как петь… я вот вообще не умел, тихо что-то говоря монотонным голосом, как и многие за моим столом, судя по моим наблюдениям. — Все мы и так прекрасно знаем, что мы можем, а что нет. А вы, первокурсники, учитесь у своих старших товарищей и будьте частью нашей большой и дружной семьи! — В этот момент появились блюда на столах, мы начали есть.


Уже после обеда мы поднимались и опускались по лестницам замка, наконец прибыв в нужное нам место — общага нашего факультета. Вместо пароля портрет на входе спрашивал загадку. Она была простой и на логику. Если подумать логически, именно к нам было бы проще всего попасть кому-то со стороны, нужно было лишь иметь мозги…


Ложась устало в кровать и не обращая внимания на остальных соседей по комнате, я вздохнул — теперь можно и отдохнуть…

12. Хогвартс, часть первая

Я появился в странном мире. Я был в своём теле, ничем не ограниченный. А, нет, показалось…


Герой — принудительное задание, срок выполнения — до вашей смерти. Описание и цель — вы были призваны в Светлый мир для того, чтобы вместе с другими Героями победить Великое Зло. Вы с честью прошли до конца с Главными Героями, сумев задержать Силы Тьмы до того, как Герои пробились к Великому Злу. Вас будут помнить, как Великого Героя, отдавшего свою жизнь без колебаний, за само существование этого Светлого мира. Штрафы — вы не можете покинуть этот мир, не можете вредить его Светлым обителям, не можете примкнуть к Силам Зла и не можете не примкнуть к Героям. При любых попытках нарушения или отступления от перечисленного вы будете стёрты. Награда — в конце вы умрёте.


Спасибо, кэп. Я-то думал, что буду жить вечно. Эх, наивный вьюноша…


Слыша слабое пение птиц, буквально кожей чувствуя припекающий свет Солнца и вдыхая свежий, летний запах леса я не чувствовал ни печали, ни радости. Ни обиды, ни потери чего-то. Лишь спокойствие. Которое, чести ради, мне далось нелегко…


Простояв с закрытыми глазами ещё около минуты после перемещения, я пытался успокоить метающиеся мысли и беспокойное сердце. И вот, я понял, что просто стою, будто не решаясь открыть глаза. Тело немного немело, очень неестественно тем более, чем дольше я стоял. Судя по всему, я ещё и не могу даже на месте стоять, прекрасно…


Глубоко выдохнув, я окончательно успокоился. Что, если я умру? Когда-то давно, ещё в первой жизни, я вообще не подозревал, что смогу переродиться. Но сейчас я стою здесь. Зная о неотвратимости, был ли я нерешителен, страшился ли я неминуемого? Нет. Так что же теперь переживать?


Чувствуя всё более немеющее тело, я ухмыльнулся последней мысли, спокойно идя туда, куда меня вёл сам этот мир.


— Привет! — Если до этого я был в сказочном на вид лесу, то уже в скором времени вышел на дорогу, по ней дойдя до типичного фэнтезийного трактира, где меня уже ждали, судя по всему, Герои. — Как тебя зовут, друг?


Чувствуя себя немного неловко от взглядов, по сути, детей лишь старше этого тела, я ответил: — Драглат. — Я слабо улыбнулся, вспоминая, что так звали моего персонажа гнома в какой-то РПГ игре. Как давно это было…


Но вскоре оказалось, что моё имя было на фоне остальных ещё нормальным. В нашем отряде из 12 человек 3 были эльфийками, у которых имена заканчивась на Эль. Например — Лу’Ларинэль, Абдалуэль. Звучит? Звучит. Главное, не ржать…


Несколько были гномами, была тёмная эльфийка, что смотрела на всех, как на говно, все остальные люди и… суккуба. Да, Светлый мир, Герои и суккуба. Логика, да? Держите свои 200 грамм на погоны и утритесь ими.


С этой пёстрой компанией мы пошли куда-то на Север. Да, именно с большой буквы. Зачем?


Как сказал один из парней, что был кудесником — там, в Тёмной Башне, последний оплот Великого Зла. Слушая все эти слова с Большими Буквами мне хотя и хотелось плакать, но слёз не было. Они высохли тогда, как пал Рим. Помните, настоящие мужчины не плачут! Они орошают плоть мирскую слезами небесными, что через сынов своих скорбит о горестях смертных. О как придумал… ибо делать всё равно нечего…


По сути, я ничего не делал особо, пока мы шли до Башни. Да, я теперь тоже её с большой буквы зову, тут ничего не попишешь…


И хотя я был неплохим по любым меркам мечником, у этих детишек были странные артефакты, что буквально как масло рубили всяких монстров и прочие враждебные элементы.


Как маг я вообще был нулём, лишь молча наблюдая за отрядными магами-эльфийками. Эти так вообще заставляли меня чувствовать себя неполноценным, ибо они могли и лечить, и атаковать, и усилять своих союзников, одновременно ослабляя своих врагов… короче, типичная команда Спасителей Мира. И нахрена я им…


Впрочем, я вспомнил о словах задания уже тогда, когда мы были в Башне.


Почему-то в этом мире Система позволяла мне использовать Репутацию, о которой я вспомнил слишком поздно. Использовав её на разных членах отряда, я узнал, что меня почти все считали своим другом, искренне уважая за простые слова, настоящие чувства и боевую доблесть — этого я смог добиться наравне и даже лучше сражаясь бок-о-бок рядом с Героями против Сил Зла. Аж самому тошно от этих слов, мда…


А вот с девушками было сложнее. Их было ровно половину от общего количества, и некоторые из них испытывали ко мне сложные чувства, вроде робкой влюблённости, в которой они не признавались даже себе, ведя себя со мною зачастую даже дерзко или отчуждённо.


Удивила тёмная эльфийка, что меня любила. Впрочем, вспоминая, что лишь я один из отряда относился к ней, как к другому обычному человеку, а также столько пройдённого вместе, когда она меня спасала и я её…


К чему я развёл эти разговоры? Ну… я умираю просто. Вот, решил напоследок подумать о том, что хоть кому-то был нужен. Эх, злодейка жизнь, а ведь неплохой в целом мир, я бы тут даже остался…


— Герой, твои друзья разбиты, Силы Света отступают, почему ты ещё борешься? — Пригнув голову и, буквально чувствуя вонзившейся буквально в сантиметрах от моей бестолковки огромный меч, я выкашлял кровь, продолжая ползти вперёд, прячась за камни и прочий новый мусор в зале. Благо, что Система всячески пыталась мне помочь пока не умирать, подсказывая, куда мне нужно сейчас ползти, что делать и прочее.


Мы уже были в Башне, я и несколько ловких парней проникли сюда по моему плану, пытаясь по-тихому ликвидировать Злобное Зло, как я про себя его называл. Не получилось…


Сначала было легко, ибо в самом зале были обычные гоблины, всякое мясо, которое мы легко убили и прочая шантрапа. Сам зал хоть и был огромным, метров в сотню длинной и шириной, но пустой — в нём была лишь дверь, огромный трон с заседающим на нём мальчишкой, и мы с местной шантрапой. По крайней мере, на первый взгляд…


Когда мы уже были у трона, из ниоткуда появилась стрёмная баба с огромным мечом, расплескав моих спутников кровавой взвесью по всему залу. Я оценил её уровень владения мечом примерно, как обычный. Только благодаря тому, что я сам был мечником, я будто почувствовал удар заранее, буквально выскользая из цепких лап смерти и холодного блеска стального куска рельсы, скромно именуемым мной мечом.


А дальше я лишь тянул время. Система подсказывала, когда надо бить, отступать, применять телекинез и прочее, по сути — я как кукла просто ориентировался на ощущения тела. Но был и один плюс — я чувствовал, что, махая своим мечом не по своей воле, я будто учился новым приёмам, ибо мои удары были максимально эффективны. Я чувствовал, что так могу даже перейти на уровень адепта. Смешно, учитывая моё положение, не правда ли?


— Вот и всё, Герой. — Мои силы закончились, и я упал, подловленный ей. Впрочем, я специально подставился по указанию Системы, так что… — Ты храбро сражался, Герой. Но твой путь окончиться тут, если ты не примкнёшь к Лорду. Выбирай, жизнь или смерть?


Я засмеялся, слабо дёргаясь и запрокидывая голову, да так, словно услышал самую смешную на свете шутку. Жизнь или смерть, выбирай? Умора…


— Я уже выбрал… — Тихо выдохнув и собираясь умирать, я почувствовал чудовищную боль в груди. Она пронзила меня мечом, так и оставив его торчать в тёмном камне пола, наскозь через меня. Сюрреалистично смотрится…


— После смерти твоё тело послужит Лорду. — Она уже хотела уйти, в конце толи утешив, толи пригрозив мне, но я просто так не собирался её отпускать.


— Поздно… — Последнее мысленное усилие и весь Резерв вместе с Ядром ушли в простую мысль — поднять её в воздух и кинуть в стену. Очень быстро и сильно…


Мир погас и вскоре я осознал себя стоявшим рядом со своим телом, бросив ироничный взгляд на которое я понял — приплыли, господа. Передаём Харону за проезд. Заплатите чеканным оболом Харону…


Девушка улетела как пушечное ядро в стену, впечатываюсь в него, сумев после моего почти предсмертного удара хотя и выжить, но с трудом.


— Нет! — Герои зашли, увидели наше положение и крови на полу, вместе с загорающим мной. — Отомстим за Драглата и остальных! — Выпалив это, именно те самые обычно спокойные ко всему девушки, что редко огрызались в разговоре со мной, вдруг ожесточённо насели на ту девушку, вскоре убив её и стоя у наших с парнями тел. Так вышло, что я умирал рядом с ним. Да, я пока не умер, специально для чего-то поддерживаемый Системой. О, надо что-то сказать…


— Друзья… — Сумев прошептать это простое слово, я сразу почувствовал себя как тот парень в анекдоте, который мог копить по слову в год. Но даже не сумев договорить, меня перебили криком девушки, кинувшись ко мне и пытавшись вылечить, пока не трогая меч.


Но тщетно, толи меч был зачарован, толи я проклят, толи так хотела Система, но я не лечился, постепенно умирая. Так, надо что-то ещё сказать…


— Оставьте меня… идите и… закончите начатое… — Но мне даже не дали закончить, перебив.


— Нет, мы не можем тебя бросить! — Уже не видя никого и ничего, я лишь лежал, постепенно чувствуя… что чувства теряются, мысли спутываются и я будто лечу. Харон, у меня за проезд уплочено, вот посмотри билетик…


— Нет, ты не можешь… — Услышав знакомый и тихий голос той самой эльфийки, я усмехнулся, чувствуя падающие мне на лицо капли слёз.


— Не печалься… — Система это скотская, не даёт говорить, что хочу. Эх, как же меня в этой ситуации пугает перспектива умереть, словами не передать. — Возьми мой меч и… — Чувствуя, как я проваливаюсь во тьму, я почти бесслышно прошептал: — …и будь счастлива. — Мир провалился во тьму.

* * *
— Значит, не сдох. — Резюмировав свои ощущения, я со вздохом к своему сожалению был признать суровую действительность. Почему к сожалению? — У меня было бы намного меньше проблем, умри я там. Ну да ладно…


Внимание! Вы успешно завершили Испытание. Воля мира теперь относится к вам терпимо, удача незначительно повышена. Награда за выполнение задания — 1000000 опыта.


— Неплохо. — Тихо хмыкнув и подумав о том, что завтра нам с Лили отправляться в Хогвартс, я закинул весь свободный опыт в разные характеристики, желая себя улучшить.


Поскольку я ещё не успел принять задание Системы о её неиспользовании и даже не успел провести перерасчёт своих характеристик, я не увидел ничего нового и познавательно в описании своих навыков. Я не стал улучшать во избежание проблем магические аспекты, улучшив лишь физические и ментальные.


— Это мне здорово поможет завтра. Надо бы пожрать. Благо, что я этого ждал… — Быстро едя и выпивая разную еду, я чувствовал, как гудит голова и ломит тело. Процесс улучшения пошёл. Надо будет не забыть принять задания, потратив лишний опыт и прочее…

* * *
— Люмос. — Правильный взмах палочкой, мысленная визуализация, попытка активировать это чёртово заклинание с помощью эмоций — положительных или отрицательных.


Ничего не произошло. Попытка номер 56 провальная. Ещё раз…


— Люмос. — Очередной взмах, почти незаметное чувство слабости, ничего не…


Тёмный угол Дуэльного зала, в котором я сейчас занимался в полном одиночестве, осветила яркая вспышка, на которую я не обратил внимания, делая очередной замах и уже желая было произнести вербальный активатор, как замер, осознав ситуацию.


— Получилось… — Буквально выплёвывая слово по буквам, я поморщился и потёр пересохшее горло, что за последнюю неделю не знало отдыха, будучи мною эксплуатируемым в хвост и гриву. — Наконец-то…


Оглядевшись вокруг, я понял, что рядом со мной никого не было и конкретно на меня никто не обращал внимания. Все были заняты отработкой заклинаний, обсуждением заклинаний или, как я и остальные первокурсники — попыткой хотя бы раз зажечь огонёк Люмоса, простейшего из заклинаний нашей учебной программы. Простейшее, мать его так…


На следующий день после прибытия в школу мы не стали сразу учиться. Весь день, по сути, нас водили по школе старосты нашего факультета медленно, планомерно и информативно поясняя местные порядки. А они были разными для чистокровных, полукровок и маглорождённых, что вслух никем не было сказано, но было легко мной ощутимо хотя бы потому, что детишки сразу разделились на три большие соответствующие группы, которые уже дробились внутри себя. Я, кстати, подпадал почему-то под вторых. Что было хорошо, как потом выяснилось…


Сразу вскрылась масса неприятных деталей, часть которых я и так знал по фильму или фанфикам — в коридорах колдовать запрещено, ладно. В гостиной хоть разрешено, но не приветствуется, ибо это зона отдыха. Сражения, стычки в коридорах не разрешены, любые склоки решаются в Дуэльном клубе, который был по совместительству и Дуэльным залом, где почти в любой форме разрезалось использовать заклинания. Он был один из немногих интересующих меня клубов, который можно будет даже посетить. Но, что самое неприятное, наказания. Все ведь помнят, какой сейчас временной промежуток и кто директор?


И хотя профессор трансфигурации профессор Дамболдор, который по совместительству был негласным лидером одной из местных группировок, что контролировала Гриффиндор и была в тёплых отношениях с Пуффендуем, горячо ратовал за послабление наказаний и более простой жизни маглорождённым, он пока ничего не добился в этом плане.


Впрочем, учитывая факт того, что уже сейчас почти все маглорождённые со ВСЕХ факультетов так или иначе тяготеют к профессору Дамболдору и, в целом, неплохо о нём отзываются, можно было бы сказать — Добрый Дедушка на ходу подмётки рвёт. Хотя, он пока ещё не дедушка…


И хотя я был внутренне готов к его виду, я даже сначала не понял, что это именно он. Это был никакой не старик из фильмов, а пока ещё молодой мужчина лет 35 с короткими рыжими волосами и такой же рыжей бородкой. Впрочем, убедиться, что это был именно он, мне помог случай.


— Аккуратнее, мой мальчик. — Нахмурившись при последних словах, я поднял взгляд на мужчину, в которого невольно врезался, когда мы одновременно вышли из поворотов. Я, занятый своими мыслями, не успел среагировать, а он наверняка меня и не заметил. — Не ушибся?


— Простите сэр… — Задумчиво на него смотря, я подумал — это обращение, цвет волос… Добрый Дедушка? — А вы профессор Дамболдор?


— Угадал. — Он слабо улыбнулся, всматриваясь в моё лицо и тут же хмурясь, достал палочку и поводил ею около меня, чем заставил напрячься. — Я вижу у тебя на лицо явное магическое истощение, пока ещё в лёгкой форме. Вам разве старосты не говорили, что на первых порах лучше отдыхать как минимум день между занятиями в Дуэльном зале?


— Говорили, просто… — Опустив голову и стараясь отыгрывать свой Оскар на полную, я достал палочку, делая отточенный взмах палочкой под заинтересованный взгляд Дамболдора, который чуть отошёл, встав сбоку и закрыл тем самым меня от взглядов окружающих. — Люмос! — Я с гордой улыбкой смотрел на профессора, который задумчиво смотрел на кончик моей палочки, на которой появился слабый огонёк белого цвета, что слабо дрожал, удерживаемый моей волей.


— Ты настоящий ученик Райвенкло, мой мальчик… — Он кинул быстрые взгляды по сторонам, дотронувшись до моей палочки, сумев как-то погасить огонёк Люмоса. — Но постарайся не колдовать больше в коридорах, это запрещено.


— Простите сэр, я забыл… — Убирая палочку, я опустил голову, тоже смотря по сторонам. Изначально встав так, чтобы меня было проблематично видеть, сейчас я отчётливо видел — никто не заметил нарушения правил. Отлично. — Просто, я только недавно смог освоить Люмос, и…


— Твоя старательность похвальна, но послушай мой совет… — Жестом профессор позвал за собой, отходя к другому краю коридора, где бы мы не привлекали так много внимания и не мешали бы другим свободно ходить. — Я знал многих трудолюбивых людей, что обожглись о свою страсть, выгорев и потеряв интерес не только к своему любимому делу, но и к жизни в целом. Не потому, что они были слабы или их воля недостаточна, а потому, что так устроена жизнь — если ты идёшь неторопливо и с отдыхом, то сможешь пройти весь задуманный путь до конца. Ты увидишь других, что со старта побежали на пределе сил, многократно тебя превосходя. Главное — в своём сердце не думать, что сможешь также. Твой путь лишь твой, они идут другой дорогой, не пытайся им подражать, сохраняя терпение и силы. Уже совсем скоро ты увидишь, что прежде полные сил бегуны лежат на дороге, больше уже не желая бежать и даже идти. В своём сердце не думай, что твой путь уникален и обязательно успешен — немногие выдержат вид успеха других и собственные поражения. Ты понял, мой мальчик?


— Спасибо, профессор! — И, хотя внешне я улыбался, внутренне я думал о том, что он дал дельный совет. Благо, что я и сам понимаю, что нужно осознавать свои силы и возможности. — Я не буду заниматься каждый день, отдыхая и восстанавливая свои силы! — Профессор кивнул моим словам, почему-то странно улыбаясь.


— И чем ты будешь заниматься, мой мальчик?


— Ну… — Пожимая плечами, я ответил: — Я не каждый раз могу зажечь Люмос, погасить его вообще пока не получается. Думаю, нужно будет освоить их, а потом уже брать за другие заклинания… сэр, а какие заклинания самые простые для изучения? — Лови ответку.


И если прежде он лишь молча слушал меня, пару раз кивнув, то теперь задумался: — Простые… я бы не сказал, что чары даже за первый курс являются простыми для самостоятельного изучения. Та же Левиоса, Инсендио или Диффиндо не только сложны в освоении без наглядного примера, но могут даже травмировать самого волшебника. Впрочем… попробуй позже изучить Репаро, оно тебе поможет на первых порах учёбы. Когда у тебя получится яркий луч прозрачно-голубого цвета, который не будет распадаться по пути к объекту восстановления, у тебя получится восстановить большинство небольших объектов, вроде очков, порванной одежды и прочего. Впрочем, уже скоро у вас начнутся занятия, и ты сам всё увидишь…


Тогда я поблагодарил профессора, уходя в свою комнату, где жил совместно с 3 соседями и думая о том, что старик довольно харизматичен. Неудивительно, что он смог стать директором и обрести большую власть в магической Англии.


По фильмам помня общежития Гриффиндора и Слизерина, я смотрел на окружение, видя чем-то занимающихся тихих детей, которые даже особо между собой не говорили, признавая — оказаться тут было лучшим вариантом. Впрочем, не учитывая самих детей, внутреннее дополнение было тоже удачным.


Сама гостиная находится в одной из самых высоких башен, после башни Гриффиндора и Астрономической. Из-за этого в башне очень светло, чему способствуют изящные арочные окна с шёлковыми занавесями. Сразу напротив входа стоит статуя Основательницы. А учитывая синий, белый и чёрный в оформлении интерьера, как и минимализм всякой мебели, по типу столиков, шкафов с книгами и диванчиков с редкими сейчас детьми — атмосфера была очень приятная глазу. И слуху, ибо никто не кричал. Благодать…


Спальня выглядела примерно также, как гостиная, только там было совсем минимум всего — кровати, столы, шкафчики. Что меня не смущало, ибо если твои соседи к тебе не лезут, то окажись я опять в казарме, я был бы не против.


Обретаясь здесь уже вторую неделю, я отмечал также то, насколько сильно местный контингент отличается от остальных факультетов. В принципе, также было и на Пуффендуе, только по другой причине.


Не то, чтобы я хотел вникать в местную кухню, что-то там ненужное для себя узнавать, интересоваться неинтересными для меня мнениями других людей, но… уже в первые дни своего пребывания здесь я понял, что обучение здесь далеко не сказка.


Изначально изучив гербы и отличия знатных родов Англии и то, как текущие наследники выглядят и как одеваются, я старался избегать не только общения с ними, но даже просто не находиться с ними рядом. Одной из причин был факт того, что я слишком хорошо понимал — может, я-то и смогу себя местами сдержать, если надо склонив голову или утереться. А вот дети… учитывая, что за их спинами стоит их род, проще было бы вообще не иметь никаких контактов с важными персонами и, самое главное, их прихлебателями. Впрочем, не всё и всегда идёт так, как хотелось бы.


Это было в первую неделю. Знакомый по поезду парнишка, которого я тогда немного опустил, каким-то образом смог меня найти, придя искать для себя справедливости. Ну, как он и его дружки думали…


— А вот и ты, Беркли. Что за фамилия такая… — Меня остановили трое ребят, двух из которых я знал лично, тогда я их видел в вагоне — обратившийся ко мне был тем самым дурачком, а второй тогда остался зрителем. Третий же… не знаю его на лицо, но судя по манере держаться, его одежде и тому, что он сейчас как бы вне ситуации, какой-то мелкий аристократ. Забавно…


— Вам что-то нужно? — Моя безобидная фраза и блаженная улыбка заставила парня заиграть желваками. Ну что, ты же не думал, что я, не зная правил или местных обычаев пойду в конфронтацию?


— Не прикидывайся дурачком! — Зря, так бы ты не привлёк к нам внимания. Громко крикнув, он привлёк к нам внимание не только рядом стоявших людей, что ожидали развязки, но и других, что прежде спокойно шли по коридору. — Тогда в поезде! Или у тебя не хватит смелости сейчас это вспомнить? — Молодец мой друг, ты попал.


— Ааа, так это ты тот грубиян, что домогался до младшекурсниц и говорил что-то крамольное о маглорождённых… — Сумев удержать лицо от ухмылки, я вынужден был прерваться, ибо его лицо побагровело и он прервал меня громким криком.


— Нет! — Он оглянулся на своих сопровождающих, что почему-то не хотели встречаться с ним глазами, смотря на внезапно ставшими такими красивыми коридоры замка. — Ты всё переврал! Дин, скажи ему, что всё было…


— Силенцио. — Но парнишка замолчал после того, как тот самый странный парень, которого я отметил с самого начала, не прервал его взмахом палочки, накладывая на того заклинание. — Я с самого начала думал, что всё будет не так просто. Итак, ты Адам Беркли?


— Возможно, я был бы им для вас, знай ваше имя и, если бы мы были друзьями. Для вас я мистер Беркли, сударь.


— Вот как, мистер Беркли… — Парнишка неприятно усмехнулся, перехватывая палочку. — Вызываю вас на дуэль не позднее…


— Отказываюсь от дуэли по причине несоблюдения церемонной формы вызова на дуэль. — Смотря на застывшее лицо парня, я вежливо ему улыбнулся, спокойно интересуясь: — И также хочу напомнить вам о том, что вызов первокурсников более старшим учеником не только является моветоном, но ещё и порицается в связи с тем, что я ещё не успел освоить магические заклинания, ибо ещё не прошёл первый мой месяц здесь. Что же вы, незнакомец, позорите свой факультет, Основателя и честного воина, Годрика Гриффиндора? На вашем месте мне было бы стыдно…


— Мы уходим. — Что самое интересное, он молча слушал меня до конца, сумев успокоиться и поддерживать это состояние, в конце взглянув на меня новым взглядом, отворачиваясь и уходя, напоследок бросая своим подчинённым приказ.


Идя по коридорам, я думал о том, что хотя знания своих прав — это хорошо, но учитывая, что люди в здешнем обществе в правах вообще разнятся и моя жизнь лишь немногим ценнее медного гроша, я слабо мог на них опираться в случае чего. То, что я сказал ранее парню — всё было результатом не только моих знаний, что я успел получить из штудирования местных книг, но и большим жизненным опытом, а также игрой на эмоциях этих детей, как и спекуляцией громкими словами. Может, мне самому было бы плевать на какого-то там Основателя, но как аристо он уже просто не мог сделать ход, кроме как назад. Вот только я прекрасно знал, что такие если и отступают, то только для будущего разбега…


С самого начала, как мы прибыли в замок, нам сказали — уже на первой неделе у вас начнутся подготовительные занятия, целью которых будет подготовить вас к дальнейшей учёбе и проверить, можем ли мы тут вообще учиться. Проверяли на знания арифметики, грамоты, чтения, письма, логики, этикета и прочей фигни, актуальной ещё века назад, но которая уже упразднена везде, кроме как в закрытых пансионатах, вроде Итона или этой шараги.


Параллельно в эту неделю нас водили по кабинетам, показывали дорогу до всех нужных клубов, мест и прочего, прочего. Одним из них была библиотека, к которой я жадно припал, неслабо разочаровываясь, ибо были причины, а другим местом был Дуэльный зал. Место, в котором можно было не только отрабатывать свои заклинания и решать конфликтные ситуации, но даже частично имитировать настоящий бой. Последнее в том смысле, что в том месте были специально зачарованные големы, которые могли защищаться Протего разной силы, могли атаковать слабыми заклинаниями и, вишенка на торте, умели перемещаться, используя свой атакующий и защитный потенциал, устраивая ученикам весёлое время.


И хотя нам говорили, что уже со второй недели начнутся занятия, те пока были не полноценны. Отбрасывались все те, где так или иначе нужно было по программе использовать заклинания.


Ибо, как выяснилось, средним сроком на адаптацию к магическому миру и освоение того же Люмоса составляет около месяца. Это если брать маглорождённых. Чаще справляются за три недели. Немногие за две, как я слышал.


Я не стал говорить никому, что справился именно за неделю, а не как все. Всё-таки, это было результатом того, что я каждый день и целый день занимался лишь этим. И видя каких-нибудь чистокровных, которые делали на ровне с маглорождёнными, но при этом каким-то образом осваивали тот же Люмос даже быстрее меня, мне думалось о том, что этот мир слишком жесток.


Но хотя я уже освоил Люмос с Ноксом и пытался освоить хотя бы одно боевое заклинание, я понимал — маловато будет. Нет, я не чувствовал, что это было слишком требовательным к третьей неделе, просто… почему-то мне уже не особо нравиться учёба здесь. Я никогда особо не воспринимал всерьёз фразы о том, что люди не делятся на идеологии, религии и прочее, а делятся лишь на умных и глупых, тогда как именно последние уже делятся на одно стадо с разными стойлами. Но сейчас…


Сейчас я видел, что я выбрал не самое лучшее время для попадания. Начнём с того, что местная аристократия была хотя и в упадке, но всё ещё очень сильна, а не почти мертва, как в каноне. В принципе, на этом можно и закончить, ибо они были связаны со всем остальным непосредственно.


И хотя существовало негласное правило не трогать первокурсников ни одной из группировок официально, это не значило, что они не могли устраивать ей проблем за кулисами. Как это было со мной и мальчишкой из поезда — спровоцируй я того франта или сам напади на них, последствия были бы печальны.


Так что, трезво рассуждая — мне нужно было к кому-то примкнуть, если я хочу спокойно жить, а не дожидаться того, когда меня кто-нибудь сгноит из-за моего характера или закидона. И это либо Дамболдор с его трепетом к маглорождённым, либо ревнители крови. Ну эти, которые со Слизерина. Этих дурачков потом Том поведёт за собой.


Если честно, оба варианта не вдохновляют — по канону я помню, что первый, что второй использовали своих подчинённых как мясо, буквально по трупам становясь Великими Волшебниками.


Нет, были и другие группировки. Две из них были основными на своих факультетах — Слизирине и Гриффиндоре и ещё две на Пуффендуе и Райвенкло.


В первую вход мне заказан по понятным причинам, Том опять же силу ещё не набрал. Вторая? Может, от безвыходности. Третья, увы, была доступна лишь для студентов этого факультета. И группировка моего факультета… тут всё было несколько сложнее.


Я сейчас был первокурсником. Все группировки негласно договорились о том, что первокурсники не учувствуют в делах группировок, туда не принимаясь, адаптируясь к жизни в замке и показывая себя.


Конечно, я сразу понял, что это всё брехня. Что мешает тем же старшим братьям и сёстрам, членам рода или просто союзникам, как и друзьям, в случае чего защитить или как-то косвенно помочь первокурснику? Ничего не мешает. Но помогает ментально и магически помочь новичкам, так же их оценивая — на что способны и прочее. Дабы потом предложить то, цену чему они уже успели прочувствовать, будучи якобы одни.


Конечно, для меня лучшим вариантом было бы попасть к своим, ибо мы были нейтральны, в отличии от всех остальных группировок. Слизирин был против Гриффиндора, Пуффендуй симпатизировал второму, а нас почему-то относили к первым, хотя я уже понял, что мы в принципе вне этой возни.


Это самые основные, куда могли попасти вообще все. Но были ещё и малые, вроде союзных родов или всяких иностранцев, или даже какой-то определённой принадлежности, религиозной, национальной и прочих. Ирландцы отдельно, шотландцы отдельно, как и католики с протестантами. Да, последние вроде тоже тут были, хотя хрен знает, как они тут выжили…


Кстати, кто-то о том, что де дескать, беспалочковая магия привилегия каких-то там Великих, а невербальная доступна немногим взрослым или талантливым ученикам? Дык вот, если кратко…


По своему опыту могу сказать, что в процессе создания и поддержания учувствуют — вербальный компонент в виде правильно произнесённой фразы, нужный эмоциональный настрой положительного или отрицательного, реже нейтрального оттенка и, самые главные — затрачиваемая на активацию и поддержание заклинания умственная или ментальная энергия и магическая энергия. А, да, ещё взмах палочки.


Но даже зная о том, что делать и примерно понимая, как оно там работает, особо ничего не получается. Люмос в тот же день, как я смог впервые его сделать, не получился. Только не следующий день. Ещё за неделю я смог довести успешность его появления до 1 попытки из 10. Сейчас 1 из 3, на третьей неделе. Что забавно, потушить проще…


И когда я уже перестал считать себя будущим архимагом, мою уверенность похоронили, предварительно жестоко надругавшись, расчленив и, сжигая, развеять прахом по ветру.


Ибо когда я в шутку предположил о том, что дети из родов могут колдовать с рождения, никто не посмеялся. Мне прямо сказали — хорошим тоном для наследников родов считается освоение ими невербальной магии уже на втором курсе. Беспалочковой до конца обучения. Желательно, чтобы это был не Люмос, а не нечто боевое.


В этот день я больше не смеялся. Как и другие первокурсники, что тоже смогли освоить Люмос. Но если я выдержал удар, помня о своей подготовке, то кто-то даже заплакал — а как так-то, мы месяц пахали до Люмоса, а они, а они…


Но я чувствовал себя лучше не только поэтому. В среднем, по магическим аспектам я превосходил первокурсников. Ну, кроме всяких там наследников, понятное дело.


Это я понял по статистике использования Люмоса. Сейчас у меня было примерно 130. По крайней мере, на момент последней проверки перед поездкой сюда. В Ядре было 160. И хотя я теперь не мог с помощью Системы туда-сюда без потерь перегонять энергию, в целом я превосходил почти всех по выносливости и запасу энергии.


Успешная активация Люмоса — 10 энергии, что очень серьёзно, учитывая, что я делал это с палочкой, которая взяла на себя основную нагрузку. Если не умирать от истощения, то я смогу 10 раз успешно применить. Ну, когда смогу подряд столько сделать. Безуспешная — 1 или 2 энергии, в зависимости от того, как сильно ты был эмоционально вовлечён в процесс. И если вначале я тратил много, едва сумев выжить до 30–40 попытки, то на вторую неделю они уже дошли до уверенных 50 попыток. Которые вскоре дали плоды — я уже на первую неделю добился успеха.


Конечно, для многих ударом был также слух о том, что всяких там наследников и прочих важных шишек готовят с детства и, что ну вот, к Хогвартсу они уже могут применять всю заклинания 1 курса, бла-бла-бла… Не знаю, насчёт всех, но…


Не учитывая случай с тем парнем, я сам видел, как второкурсница применяет невербальную магию. По словам многих, на первом она уже знала всю программу 1 курса, сумев её применить на практике. Это была Вальбурга Блэк, яркая представительница радикалов, так называют сейчас с подачи Гриффиндора радеющих за чистоту крови.

13. Хогвартс, часть вторая

— Руку чуть вправо… взмах не такой резкий, а плавный… расслабь руку перед замахом, ты не кнутом бьёшь… — Стоя около маглорождённой, что с насупленным лицом следовала моим советам, я пытался научить её всей своей магической мудрости, накопленной за века и тысячелетия упорной практики — заклинанию Люмос. Пока безуспешно…


— Люмос! — Но вот, на третий день занятий, когда она уже начала отчаиваться и держалась уже не на своей силе воли, а на моих провокациях, она смогла — на кончике её палочки зажегся белый огонёк. На который она зачарованно уставилась, теряя концентрацию и случайно гася огонёк заклинания. — Я смогла, Адам! — Она посмотрела на меня, будучи уже усталой во всех отношениях.


Но вскоре её выражение лица изменилось. Попытавшись повторить недавний успех, у неё ничего не получилось. Она потерянно посмотрела на меня, всем своим видом выражая вопрос — а какого хрена?


— Ты слишком устала на сегодня, Джин. — Я взмахнул своей палочкой, говоря: — Люмос. — Отточенными чувствами я ощутил едва заметный отток энергии и пока не совсем понятные изменения в организме. Конечно, ничего не произошло. — Даже я пока не могу вызывать Люмос каждый раз, когда захочу. А ты уже потратила все свои силы. Давай продолжим завтра, я тебе буду подсказывать, как добиться большого количества успешных попыток?


Но она меня немного удивила, не став отвечать. Она закрыла лицо руками под моё непонимающее выражение лица. Что она хочет мне этим поведать? Впрочем, я по тихим всхлипам сразу понял ситуацию, думая — она ведь ещё ребёнок, гений. Конечно, она немного охренела уже когда прибыла в замок и поняла своё тут положение, а тут ещё и Люмосы проклятые, чтобы освоить которые, надо быть минимум архимагом…


— Ничего страшного, Джин… — Не став её обнимать, я просто положил ей руку на плечо, стараясь поддержать. Вскоре она успокоилась, показывая немного опухшее личико, на котором я не видел особой радости от существования.


— А сколько тебе понадобилось, чтобы от одной попытки делать почти всегда Люмосы? — Девочка, кто тебя учил задавать такие неудобные вопросы…


— Около двух недель прошло уже с первой попытки. — Не став её обнадёживать, мне всё равно пришлось приврать, ибо лицо у неё и так чуть изменилось, выражая нечто вроде отчаяния. Не говорить же ей, что я уже в конце первого месяца мог нормально всё делать? Благо, что я стал немного контролировать процессы, происходящие во мне…


— Две недели… — Сказав это как приговор и оглянувшись по сторонам, она шмыгнула носом, вытирая редкие слезинки на лице. — Прости Адам, я забыла тебя поблагодарить. Извини, но у меня так долго не получалось… — Про себя я думал — три дня у неё, это самый долгий срок среди моих 5 подопечных. Прелестно…


— Ничего, Джин. У меня тоже поначалу не получалось, как и у других… — Вместе с ней и другими первокурсниками своего факультета под опекой третьекурсников мы вышли из Дуэльного клуба. Голова болела, но я всё равно пытался думать, как будто одновременно о двух вещах — одна часть сознания обрабатывала данные и прочее, что я получил с сегодняшних собственных тренировок и занятий с другими однокурсниками, а другая — пыталась со скрипом построить диалог с девочкой.


Идя по коридорам Хогвартса и ощущая себя в очередной раз за этот месяц магически истощённым, я лишь думал — ну шо, мистер попаданец, как там по Марти Сью? Уже освоили на своём первом курсе беспалочковую Аваду?


Уже был вечер, уроки закончились, мои тренировки и моих подопечных тоже закончились. Осталось перед сном почитать что-нибудь на древнегерманском со словарём и спать…


Вообще, если в первый месяц была лафа, так как было по 2–3 урока на день, которые ограничивались зельеварением, историей магии, теорией в травологии и трансфигурации, а также полётом на мётлах, то на второй месяц уроков было в день 4–5. С утра, иногда даже раннего для астрономии, примерно до обеда. Потом я шёл на дополнительные занятия в клуб слизеринцев махать шпагой под пренебрежительные усмешки последних, которые сразу таяли, как только они видели мой уровень владения железками. Там я был пару часов, ещё столько же времени отводя магическому развитию. Пару часов на чтение и спаааать…


Уже со второго месяца все те предметы, где требовались заклинания, пошли на полную — учителя демонстрировали заклинания, рассказывали, как нам их применить и что они собой вообще представляют. И, конечно, предупредили — заклинания этого курса до его конца должны быть освоены, ибо у нас будут экзамены в конце в виде теоретической и практической части по некоторым предметам.


Появилась также Защита от тёмных искусств и Заклинания с Астрономией. У первого тупое название, но сам предмет предполагал практическое применение заклинаний, вкупе с объяснением того, на каких существах лучшим образом их можно было применять. Вела его незнакомая мне по канону пожилая женщина.


Второе ведёт какой-то старый мужик, что уже начал рассказывать и показывать, как применять Вингардиум Левиосу. Говорил намного понятнее, чем в учебниках или чем другие старшие ученики. Надо будет потом заняться Левиосой…


Третье было единственным, по сути, мне знакомым. Но если в той жизни на уроках мы просто говорили о небесных телах теоретически, то здесь могли даже наблюдать практически, смотря через телескопы на вечернее небо и видя звёзды, созвездия, планеты.


В принципе, тут можно было бы и расслабиться, ибо это были все предметы на год, но жизнь была сложнее. Ибо ещё были различные клубы и факультативы. Они были необязательны, но иногда даже сами учителя рекомендовали с ними хотя бы ознакомится.


Ярким примером был Дуэльный зал, где можно было отрабатывать заклинания, или Дуэльный клуб, куда можно было записать, участвуя в дуэлях, тренируясь с другими учениками и прочее. Жаль, что конкретно в этот клуб не брали первокурсников…


Были и другие клубы — обычно для каждого факультета свои. Для Райвенкло были популярны те, что ориентированы на личное развитие. Чтение древних книг, изучение древних заклинаний, изучение забытых языков и т. д.


Для Слизерина немного страннее, ибо они наравне с Гриффиндором увлекались боевыми клубами, вроде клуба мечевого боя и прочее. С небольшими отличиями — слизеринцы зачастую хотели победить любой ценой, тогда как гриффиндорцы предпочитали честную сталь и магию.


Пуффендуйцы были почти на всех факультетах всех клубов, так что, выделить точно нельзя было их стезю.


Понятное дело, что представителей другого факультета не терпели на другом, если тот не зарекомендовал себя хорошо и, если он не был из нейтралов, вроде райвенкловцев или пуффендуйцев.


Лично я понимал целесообразность собственного развития и активно разучивал программу заклинаний 1 курса, даже осмелившись замахнуться на 2 курс. Это даже с учётом того, что по каждому предмету уже на этот год было в сумме очень много заклинаний, которые надо было освоить. Многие из которых были не просто полезными, но и жизненно необходимыми.


По травологии их было три — Инсендио, Диффиндо и Люмос Солем. Первый заставлял объект, на который волшебник указывает палочкой, воспламениться. Второе — заклинание ножниц. Третье это модификация безобидного Люмоса в форме луча. Уже сейчас я понимаю, что каждым из этих заклинаний можно при большом желание если не убить, то натворить дел…


Профессор Дамболдор вообще кинул нас через бедро, сказав, что мы должны знать минимум 4–5 заклинаний по его предмету к концу года. Одно из них превращало в камень, другое меняло цвет объекта, третье растягивало неживую цель подобно резине, четвёртое было превращением жидкостей, например сока в вино и превращение спички в иголку. Простейшим все почему-то считали последнее, тогда как первые наоборот, были непростыми в освоении. Не знаю, мне одинаково ни хрена не даётся…


Защита от тёмных искусств и порадовала и огорчила — Петрификус Тоталус, Локомотор Мортис, Петрификус Манус. Знаете, что их объединяет? Они все обездвиживают цель полностью или частично. И если последнее обездвиживает именно руку объекта, то первые два по описанию одинаковы — просто обездвиживают цель. Я пока не понял, в чём их разница…


Это были те заклинания, что мы будем сдавать в конце года на экзамене. Неплохой список, мм? А были ещё бесконечные вариации — тот же Петрификус и многие его модификации, часть из которых обездвиживала какую-то конечность и прочее.


Мне этого было мало, текущие боевые заклинания 1 курса, если их так можно было назвать, мало помогли бы в серьёзной заварушке. Но вот Протего изучали на 2. А до 2 курса ещё как до Китая раком…


Что не помешало мне учить его по книгам, вместе с Экспелиармусом и Риктусемпрой, заклинанием щекотки. Люмос как-то освоил сам? Освоил. Конечно, сравнивать детородный мужской орган с пальцем не следует, но тем не менее…


Но если в заклинаниях я был пока середнячком, который в отличии от других доходил до всего своим горбом, то в Зельеварении я был королём и Повелителем Вселенной. Ну ладно, не так пафосно…


Ибо учились мы по тому самому учебнику, который я уже успел прочитать пару раз дома, всё ещё бесконечно штудируя и каждый раз находя нечто новое. Конечно, зелья я варил лишь немногим лучше других, особенно чистокровных, полагаясь лишь на свою память и мелкую моторику рук вкупе с концентрацией и внимательностью к словам учителя. Но в теории я был почти неоспорим, прям как в школе. Эх, были времена…


Впрочем, перестав вспоминать о былом, я сосредоточился на насущном. Странные дела творятся в этом мире и, конкретно в этой школе. Что-то мне кажется, что мои преимущества попаданца и подготовка помогут мне лишь выжить до канона, в лучшем случае…


Эта мысль у меня начала формироваться в начале второго месяца. Тогда я был совсем юным и неопытным, не обращая внимания на очевидное и не желая признавать поражений. Что, перейти к конкретике? Извольте…


Внимание! Чужеродная для пользователя сущность попыталась энергетически воздействовать на пользователя. Попытка неудачна.

Внимание! Чужеродная сущность передаёт вам ментальное сообщение. Перевести ментальный образ в системное уведомление?


Это было ровно тогда, когда я уже был у Хогвартса, выйдя из лодки и уже поднимаясь по ступеням, направляясь к замку. Не придав особого значения этим сообщениям, я подтвердил перевод. Почти моментально пришли новые, очень странные уведомления, смысл которых я едва понял лишь месяцы и годы спустя….


Внимание! Система от имени чужеродной для вас сущности, что в этом мире и конкретно в Великобритании известна как Мать-Магия, предлагает вам принять её Дар.

Дар Магии — сложное, многомерное сверхзаклинание, меняющее суть существа. Ориентируясь на текущие определения, известные пользователю, Дар не только поменяет расу пользователя с Человека (нет эффектов, бонусов и т. д.) на Волшебника (посмотреть список изменений?), но и преподнесёт ему дополнительные и индивидуальные, полезные для пользователя бонусы.


Подтвердив, я немного охренел от количества изменений. Не знал бы я о том, какая цена может быть за эту красоту…


Человек — Волшебник. Изменения вступают и поддерживают силу в соответствии с Договором этого мира и сохранением связи и обязательств между Матерью-Магией и пользователем.

Продолжительность жизни: 120–200 лет (в вашем случае показатель почти максимален, учитывая почти идеальное физическое, магическое и ментальное здоровье, отсутствие травм и нарушений) — 200-1000 лет (Магия возьмёт на себя поддержание вашей жизни. Теперь вам не нужно тратить энергию на это из-за изменившейся физиологии и прочего, но Магия также может снизить срок и качество жизни из-за нарушения вами различных её правил).

Магический потенциал: Гранд-мастер (учитывая текущие физические, магические и ментальные характеристики, наличие Системы, знания будущего и использование различных артефактов канона для своего усиления) — на текущем уровне вы будете одним из сильнейших официальных волшебников в отдельных странах, вроде Англии — Архимаг (с древних времён магов подобного уровня было немного, не более тысячи со времён эпохи Богов и Героев, что встретила свой закат 10000 лет назад) — на текущий момент по всему миру магов подобного уровня силы 10 существ (на текущем уровне силы вы уже не будете человеком в привычном понимании от чудовищного количества энергии в вас).

Магические аспекты: Ядро, Резерв, Меридианы (средняя стадия, начальный этап; не подготовлены для ритуалов, даже палочковой магии, очень хрупки). — Ядро, Резерв, Меридианы, Чакры, Акупунктурные точки (средняя стадия, средний этап; Чакры — дополнительные энергетические центры, переходные точки между остальными аспектами, которые многократно облегчат ваш магический путь к вершине, Акупунктурные точки — особые точки на теле человека, обычно не активные, но на текущем уровне развития позволяющие пользователю за кратчайшее время восстанавливать энергию, очищать организм и энергию и прочее), (ваши аспекты скачком станут такими, что вы сможете спокойно практиковать простейшие заклинания невербальным образом с небольшой практикой).

Физический потенциал: Посланник (Высший) (Забытый с древних времён уровень, который был пиком физических возможностей смертных, служивших Богам. Ударом кулака вы можете раскалывать камни, ваш крик убивает людей, скорость вашего бега подобна львиной, а вашу прочную кожу не могут пробить железные стрелы и мечи) — Полубог (Превзойдя царство смертных, вы ступите в другое царство. Теперь ваше тело более не подвержено тлению и старению. Болезни бессильны над вами. Сон, еда, вода и даже воздух больше вам не нужны. Смертные оружия, даже зачарованные, пред вами не могучее гнилых деревяшек. Вы станете настолько же могучи, как прямые дети Богов, вроде Геркулеса.

Физические аспекты: Адепт (с вашим телом уже сейчас могут сравниться лишь те, кто с самого детства тренировался в боевых искусствах) — Низший вампир (текущие показатели во всех отношениях претерпят качественные улучшения, без потери питательных веществ, внешних изменений и без необратимых последствий. Ваши мышцы больше не будут деградировать, как и другие системы организма, многократно замедлится старение и увеличиться продолжительность и качество жизни). Дополнительно: вы будете так же сильны, как представители этой расы, но без ограничений, свойственных им)…


Ага, да… Даже не дочитывая, я решил мысленно спросить — “Система, а на сколько вечностей я попаду в анальное рабство к этой Матери-Магии, если соглашусь сейчас?”


Вечность одна для всего. Вы попадёте не в рабство к этой сущности, а на всех уровнях станете её как раз на эту вечность. Её слугой, ребёнком, творением. Одним из, потенциально, сильнейших, среди них, и даже ныне и когда-либо живущих, если не учитывать богов, что равны ей самой или даже превосходят. Но цена тому велика: сейчас вы не ограничены, потенциально, в развитии и вольны делать что угодно, не оглядываясь на ограничения этого мира, учитывая лишь силу его воли и его нетерпимость к подобным вам. Но если вы станете Волшебником, вы станете частью Магии. Частью, которой она может управлять как ей угодно. Вам придётся проводить ритуалы, праздники и прочее, получая бонусы от них или страдая от их несоблюдения. Самое важное — на текущий момент ваша судьба этим миром не контролируется. Она хотя и колеблется от ваших предыдущих действий и во многом зависит от текущих решений, пока, не придя к единому знаменателю, но как только вы согласитесь — навеки ваша судьба, жизнь, посмертие и само существование будет в руках Магии. Желаете продолжить прочтение предложения сущности или принять его?


- Конечно, аж пять раз… — Тихо хмыкнув, я покачал головой. Меня что, совсем за идиота держат? — Иди в жопу с своим предложением… — Даже не став дочитывать предложение Магии до конца, я просто отказался, заходя в Хогвартс и забывая о нём.


Тогда я не думал, что вообще вспомню позже о нём. Ну предложила? Может, это вообще из-за Системы произошло, хрен знает. Я забыл об этом на пару месяцев, занимаясь учёбой, отработкой заклинаний и прочим…


Но чем больше я занимался магией сам, чем больше обращал внимание на других и чем больше погружался в мысли, которые невольно вспыхивали, конденсируясь от полученных данных, тем больше я понимал — а… с чего я взял, что только мне одному предложили Дар? Точнее… с чего я взял, что у местных магов, которые уже не маги, а именно зовут себя волшебниками почему-то, нет этого Дара?


Это было начало второго месяца. Я пока не задавал себе особо никаких вопросов, мирно тренировался, никем не был обеспокоен, хотя и понимал — мой друг, спокойствие скоротечно, надо что-то делать.


Тогда я и подумал — что, если я буду помогать не случайным образом своим однокурсникам, а прямо их учить, как надо правильно делать Люмос и Нокс? Почти все уже, правда, могли сделать Люмос… Вот только я знал, насколько это было сложно и что надо было делать потом. Почему бы не нажиться на этом?


Я рассуждал просто — этому может научить любой здесь любого, каждый учащийся Люмос рано или поздно освоит. Вот только, кому надо тратить время на это и зачем, уча других? Мне надо было потому, что так я сам доведу Люмос до совершенства и потому, что хочу быть своим на своём факультете.


А с последним были проблемы. Мелкие дети банально не могли поддерживать со мной разговоры, а я не имел бесконечного терпения, дабы вести каждого из них в нужную для себя сторону. Поэтому, я ни с кем, кроме как со старшекурсниками, не общался. И хотел бы общаться с последними больше, но уже они видели ко мне обычного ребёнка, кроме редких знакомых маглорождённых, которые вели себя как нормальные люди, в отличии от чистокровок, что составляли костяк группировки на нашем факультетете. Нужно было доказать свою полезность…


Поэтому, был придуман план-капкан.


Около месяца я подходил к своим однокурсникам, помогая им закрепить навыки и прочее. Несмотря на то, что многие даже могли применять Люмос, они могли сделать это как я в свой первый раз — непонятно каким образом и больше случайно. Случайно или… предопределённо?


У меня возникли очень нехорошие мысли и предположения, когда я видел в значительно меньшей степени уставших и довольных райвенкловцев первокурсников относительно меня самого, которые смогли сделать свой первый Люмос, Нокс и даже пробуя другие заклинания, вроде Левиосы, Репаро, Инсендио и прочих. С последними я помочь не мог, не изучив их пока даже сам…


Начнём с того, что любой из них, даже пропащий маглорождённый, мог спокойно выдать 50 попыток с ходу. Пусть и после месяца занятий, когда я только задумался о том, чтобы подвалить к ним. Вот только даже сейчас я едва могу выдать 60 попыток, если большинство из которых будут успешными, я просто не дойду даже до 3-го десятка.


А ведь многие из них меня превосходили. Я специально доводил некоторых упорных учеников до предела их сил. Средним результатом был мой уровень попыток, при намного меньшем уровне старания и вовлечённости. Они могли не отдыхать, за час-два делая то, что я планомерно растягивал на 3–4, чтобы отдохнуть и не сдохнуть от магического истощения и перегорания каналов.


Подумав о том, что магические аспекты этих парней были развиты в результате так называемых магических выбросов, которые вполне могли приспособить их организм к большим тратам и выбросам энергии, я смирился.


Если точнее, я учитывал, что эти выбросы были скорее вроде эмоциональных выбросов, которые могли даже калечить их самих, чему я особо не завидовал. Вспоминая Лили, у них всех наверняка энергия мутная, перекос меридианов и повреждения ядра. Чему тут завидовать…


Но выбил меня из колеи не этот факт. А факт того, что каким-то образом любой из этих детей быстрее восстанавливался от истощения. Ну, если быть точнее, я был просто на последнем месте в этом плане со ВСЕГО курса, учитывая моих и других перваков, я специально проследил за тренировками других.


Вспоминая о том, насколько аккуратно я развивался и как тренировался, я всё равно это проигнорировал — ну, может это моя единственная уязвимость, что не очень критична? Мы были в Хогвартсе, тут было так много ощущаемой мной физически энергии, что я мог восстановится буквально за час-два от лёгкого истощения, вновь имея максимум энергии.


Вот только во всём теле после тренировки целый день будет ощущаться жжение — повреждены меридианы, истощён резерв и ядро быстро компенсирует недостачу энергии в резерве. Поэтому, в этот день лучше больше не магичить. По крайней мере, я думал, что раз это актуально для меня, то будет и для других. Ага, да…


И хотя маглорождённые были в таком же положении, то хотя бы полукровки уже меня уделывали, имея возможность тренироваться и рано утром и уже почти ночью. То есть, срок их восстановления, если в часах, был почти в 2 раза быстрее меня. Ну, может около 2-ух кратной разницы.


Даже не стану говорить о чистокровных или наследниках. Я видел некоторых из них, тренирующихся весь день. Иногда даже невербально. Нет, я не плачу, это просто слёзы…


Окончательным ударом по моей уверенности в себе стало совсем другое обстоятельство — местные детишки как-то по-другому учились. Что я имею ввиду?


Я уже говорил ведь, от чего зависит успешность применяемого заклинания? Ну, вербальная формула там, движение палочкой? Это да, это было обыденным у всех, по моему наблюдению, за редким исключениями или упущениями. Вот только что-то странное у детишек было с их тратами ментальной и магической энергии…


Ещё до поездки сюда я специально сравнивал себя и Лили. Приняв последнюю за эталон маглорождённой, особенно ранее подарив ей ту самую учебную палочку, научив её основам движений палочкой, и нередко тайком подливая ей Горькую траву, я добился того, что её магические аспекты выправились, пришли в норму и… всё равно на уровни отставали от меня.


Ядро почему-то осталось на среднем этапе начальной стадии даже после Инициации, меридианы и резерв хотя и скакнули после моих махинаций на среднюю стадию, так там и остались, имея мутную энергию и многочисленные повреждения, и перекосы, которые я так и не смог у неё исправить.


Энергии у неё было в резерве около 100, что довольно неплохо, хоть и была та мутной. В ядре всё было печально, около 40 энергии. Меридианы хотя и развиты более-менее, но так как выбросы выталкивали энергию чаще через руки и ноги, то в основном каналы развиты именно там. Так вот… она сейчас уделывала в обучении не только меня, но даже и некоторых полукровок.


В самом начале обучения, уже когда нас распределили, мы оказались в разных лагерях — она в детском, а я в трудовом…тьфу, не тот сценарий. Она на Гриффиндоре, я на Райвенкло. Ей я при встрече сразу сказал — примыкай к Дамболдору, иначе тебе хана.


Так как мы уже обживались тут пару дней, и она успела заметить обращение местных к маглорождённым, она лишь согласилась. Тогда я забыл о ней, ибо даже особой возможности то поговорить не было, если я бы не искал её специально. А последнее мне уже было не нужно. До одного момента…


Мне наши старшаки несколько раз предлагали — слюшай, дорогой, с твоими талантами тебе прямая дорога в дипломаты! Походишь по другим факультетам, мир повидаешь, себя покажешь, нас в хорошем свете выставишь! Соглашайся, ну? Озолотим, век помнить будем!


И если сначала я не хотел, то потом решил кое-что проверить. Если местные детишки такие аномальные, то, как на других факультетах?


Освоив Петрификус Тоталус, я преподавал его страждущим в независимости от факультета. Конечно, нормально меня приняли везде, кроме гриффиндорцев. У них пришлось парочку огреть заклинанием в Дуэльном клубе. Зато и отношение изменилось, ибо объяснял я материал доходчиво, а не как, по их словам, другие умники.


Отметив схожую ситуацию один-в-один, как у себя на Райвенкло, я ещё не сдавался. Нужно было найти Лили, проверить её и тогда уже плясать от того, что она покажет, экстраполировав свой новый опыт на старые выкладки Системы и другие мои домыслы.


Встретившись с ней, я убедился в том, что она уже знала парочку заклинаний. Люмос без проблем всегда вызывала, как и тушила, а репаро у неё почти всегда получался. По словам её новых друзей, их она превосходила, будто её кто-то готовил с детства.


Отметив про себя, что она идёт на ровне со мной каким-то образом, я начал учить её Петрификусу. И закончил спустя несколько дней. Нет, я не плачу, оставьте меня…


— Значит, всё-таки Дар есть у всех… — Задумчиво смотря в потолок и резюмируя результаты исследований последних двух месяцев, исходя из набранной в следствии наблюдения, анализа и экспериментов статистики, я про себя пожалел о том, что не до конца посмотрел описание Дара.


Но даже на его фрагменте я мог точно сказать — хотя само по себе его наличие и не делает носителя сильнее, но оно здорово помогает и облегчает магические манипуляции любого толка.


А если иметь ввиду осмотренных мной детей, я был точно уверен — подобно концентратору, Магия брала на себя часть затрачиваемых на заклинания магических и ментальных сил, облегчая и ускоряя восстановление их сил.


— Чёрт… — Помассировав голову и тихо выругавшись, я неслышно пробормотал, оглядываясь с кровати на своих соседей по комнате, которые, вроде бы, спали: — На этот простой вывод я потратил около двух месяцев. Благо, что он помог мне самому понять, как именно нужно тренировать и изучать заклинания…

* * *
— Раз, два, три, начал…


— Петрификус Тотал…! — Мой противник думал, что он самый быстрый и умный, начав даже до того, как распорядитель даст сигнал к началу дуэли. Жаль, что я был ещё быстрее и умнее, ожидая таких его действий.


— Инсендио. — Успев банально быстрее произнести заклинание, я перебил своего противника, прерывая его. Заклинание моё было направлено не на него самого, а в дуэльный помост перед ним, заставив его дёрнуться назад и прервать заклинание, пытаясь отправиться от шока. Пока он мешкал, я уже делал нужное движение палочкой, одновременно одними губами под скрип мозгов шепча слово: — Экспелиармус! — Так как я атаковал новым способом, который ещё был ещё слаб, я банально не смог вложить много сил, хотя и попав заклинанием, но сумев лишь вырвать палочку из рук противника.


Церемонно поклонившись ошеломлённому мальчику, тому самому надоедливому грубияну из поезда, я под редкие сейчас шепотки покинул помост и пошёл в библиотеку, найти что-то интересного почитать.


Ощущая слабую головную боль, я потёр виски, думая — пока это мой предел. Судя по всему, невербальные заклинания работают по схожему принципу с моей новой идеей. Толи палочка, толи сам мир, толи проклятая Магия каким-то образом неимоверно повышали требования к ментальным способностям мага, когда он пытался активировать заклинание, не употребляя вербальный компонент. А вот почему, я не знаю…


Зато придумал кое-что другое. Помните, я говорил о вербальном компоненте и движении палочкой. Так вот, я про себя подумал — от чего зависит переход от вербального к невербальному? Понятное дело, что ты уже вдоль и поперёк вслух должен не только изучить, но и сотни раз активировать заклинание, выучив его и прочее, но… мне была важна суть. Её я не обрёл, но подумал — а почему я говорю формулу уже после того, как сделаю взмах палочкой?


На самом деле, вопрос может показаться тупым. В смысле после, если ты их говоришь почти одновременно? Почти, да ни хрена не почти. Около секунды уходит на то, чтобы ты сделал взмах, начав говорить зачастую длинную формулу, которую и так можешь не успеть выдать, получив по роже от того, кто выберет заклинание покороче. Как было только что у меня на дуэли, кстати. Правда, есть пара минусов моего подхода.


Начнём с того, что нужно уже безошибочно выполнять заклинание. Это уже проблематично, кстати. Во-вторых, нужно ощущать восприятием тот краткий момент, когда ты молчишь до финального взмаха палочкой, что очень короток для обычных детей. Взмах, кстати, может быть долгим, сложным и даже неуспешным. И в-третьих… нужно иметь очень много свободного времени и сил, чтобы суметь видоизменить саму суть активации заклинания. И, финальный аккорд — нужно иметь развитые мозги, которые смогут выдержать удар от того, что теперь требуется больше ментальной энергии для активации.


Если проще, я хотя и не смог добиться невербального исполнения, но сумел сделать так, чтобы вербальная формула мною произносилась ровно тогда, когда я делаю взмах или даже раньше, а не как раньше, когда я сначала делал взмах и только по его завершению будто активировал заклинание. И хотя звучит это не впечатляюще для старшекурсников, которые могут делать тоже самое банально из-за опыта и прочего, но среди перваков я резко вырвался вперёд, сумев уже многих поразить своими приколами, по типу внезапных и, вы только задумайтесь, нечестных атак! Нечестных, мда…


Таким образом, уже к третьему своему месяцу пребывания здесь, я смог не только зарекомендовать себя как очень умного и способного мальчика, который хоть и не одарён Магией, в рот ей ноги, но тем не менее, почтителен к традициям Магии, чтоб она долго жила и, самое главное, смог усидеть на двух стульях — чистокровные считали меня хотя и не равным, но перспективным слугой, а остальные не только терпимым к маглорождённым, но и многими из них уважаем как исключительно бескорыстный человек, что радеет за будущее нации! Ладно, последнее я сам придумал, чего бухтеть то…


Имея огромную статистику тренировок заклинаний, что с помощью Дара у местных, что мою собственную, я пришёл к неутешительному выводу — развитие моё будет примерно на уровне полукровок, если не маглорождённых, если я что-то не придумаю. Нет, не тот фокус с заклинаниями, а некий метод, как было с Лили, она-то теперь не последняя среди перваком, а я… ладно, я вообще неплохой человек по всем меркам. Даже жаловаться не на что, дожили…


А если серьёзно, то я так и продолжил тренировать заклинания, не решаясь пытаться выходить в их невербальные варианты. За этот месяц я освоил минимум, который поможет мне в случае чего выжить — Инсендио, Люмос Солем, Протего Минима и Унум, а также Петрификус Тоталус с Экспелиармусом.


Вообще, хотя я был горд собой, но этого результата достигли все мои ученики, которых я так и продолжил терроризировать, желая понять точнее тонкости Дара. Многие даже освоили заклинания сложнее и даже больше в количестве.


Зато все перечисленные я могу применять тогда, когда захочу, да! И никому я ничего не доказываю… хотя ладно, всё равно у меня есть недочёты.


Стоит начать с Протего. Эта скотина требует 30 энергии для активации. Собственно, это примерно столько, сколько есть в зародыше ядра, который у маглорождённых развит быть не должен. Умственной энергии он требует не только для активации, но и для поддержания. А чтобы он не расплескался и не распался от вражеской атаки, твоя воля должна была стать, мать его так, наверно стальной. Ибо я никак не могу объяснить, что только к 3 месяцу смог им удерживать слабые Экспелиармусы и Петрификусы от големов в Дуэльном зале.


И хотя моя пустая голова болела, но я смог выполнить самую простую версию Протего, Минимальный Протего, Протего Минима. Есть ещё Максимальный, Протего Максима, его суть заключалась в том, что максимально возможное количество энергии потечёт по каким-то там плетениям заклинания и наполнив его, покажет его истинную мощь. Так в одной книге было сказано, да.


Которая, конечно, зависит от мага. Минимальный работал, наоборот, соответственно, тогда как его модификация, Унум, просто обозначала количество слоёв магической энергии. В моём случае, это был один слой. Два, Дуо, я если и осилю, удержать не смогу толком…


Вообще, в одной из книг я даже читал — если маг может этим заклинанием выдержать выстрел стрелы из длинного лука, то он хороший волшебник. Если не может, то он мёртвый волшебник. Согласившись с этой простой логикой, я стремился стать хорошим волшебником.


Кстати, о волшебниках…


“…свою первую Инициацию пока ещё юный волшебник проходит в возрасте 7 лет. Если он маглорождённый, то после неё у него смягчаться возможные магические патологии, а также вылечатся магические же травмы, нанесённые ему его же магией во время магических выбросов. Если полукровный, то его магическая суть достаточно прочна, дабы не только вылечиться, но даже и возмужать после своеобразного крещения Магией. Если чистокровный, изначально магически одарённый, вскормленный с детства и соответствующим образом подготовленный, то после Инициации его магическая суть может стать таковой, какой быть способна у многих лишь после второй Инициации…”

“…вторая же Инициация происходит у волшебников в 14 лет. За годы магических практик у них нарабатываются определённые склонности — тяготеет ли кто-то к чарам специальным, кто-то к зельям, а кто-то, быть может, успешен во многом — всё это отразится и преумножится после второй Инициации. Щедра Мать-Магия, одаривающая детей своих! Покуда будут слуги её суть свою добросовестно взращивать, как детей своих, то лучшие из них замолчат после Инициации, сумев отказаться от вульгарных формул и слов…”

“…последняя, третья Инициация проходит в возрасте 21 года. Она является краеугольным камнем развития уже взрослого волшебника, которая определит — взлетит ли тот мигом к небесам, подобно яростному фениксу, или так и продолжит быть прахом земным, вскоре же в землю вернувшись ничем? Но она же может его и погубить. Мать-Магия хотя и щедра, но строга к детям своим — покуда сыны и дочери её смогут выдержать последнее испытание матери своей, то станут лучшие из них подобны Древним, что видели суть действий своих, не только молча общаясь, но и лишившись внешнего, обратившись к внутреннему, опираясь лишь на последнее…”


Захлопнув книгу, которую едва ли смог перевести правильно с латинского, я вздохнул — значит, всё сложнее, чем я думал. Будут ещё Инициации и следующая всего через пару лет. Но если так, то теперь я примерно понимаю расклады.

* * *
— Лили, защищайся! — Предупредив девочку, я нарочито медленно взмахнул палочкой, неторопливо говоря, ожидая того момента, пока девочка успеет среагировать: — Экспелиармус! — Девочка было застыла в ступоре, смотря на летящий в её сторону толстый, медленный и тусклый луч заклинания, но вскоре догадалась просто упасть на снег, пропуская луч над собой.


— АДАМ! — С ухмылкой я прыжком ушёл от быстрого Петрификуса, прячась за стенами моей крепости. Час мести близок… — А ну выходи и дай себя побить!


— Нет! — Ничуть не стыдясь странных взглядов чистокровных, которые молча на нас смотрели, пока мы вдвоём играли в ледяных королей, я сделал снежок, посылая его в сторону Лили. — Защищайся, подлая девочка!


Та едва успела убрать голову с траектории снаряда, сумев с пятой попытки создать Протего, который сразу затрясся и затрещал от моих снежков, которые я бесконечно посылал в девочку.


— АДААААМ!


— Ну что ты кричишь-то? — Спокойно поинтересовавшись у девочки, которая вся запыхавшаяся стояла недалеко от меня, прячась за стену льда, явно опасаясь моих заклинаний. — На нас люди вообще-то смотрят…


— Я УБЬЮ ТЕБЯ! — И как до такого дошло?


Сейчас был декабрь. В самой Англии было не особо холодно, но вот замок промёрз почти насквозь. Тепло было лишь в спальне и гостиной, которую старшекурсники специально зачаровали каким-то образом.


Я уже понемногу ударился в трансфигурацию, подумав — а шо, я ведь башковитый поц, воображение хорошее, фантазия больная, концентрация стальная и прочие регалии. Так отчего бы мне не сделать, скажем, стальной меч себе? Вот накину на себя Протего, создам полный латный доспех с мечом и пойду рубить вражин…


Пришлось сразу засунуть мечты поглубже. Было очень мало заклинаний, что могли даже из чего-то сделать что угодно, например меч. И они были очень сложны, изучаясь минимум на 5 курсе. Ещё сложнее были те, которые могли создать что-то из воздуха. Но были специально разработанные формулы. Например, перекрашивание, превращение табакерки в мышку и спички в иголку…


Конечно, это было всё не то. Я хотел оружие. Меч, желательно, ибо был почти адептом меча, может даже уже им став. Но вскоре я понял — для моего уровня владения магией мне пока не доступны те заклинания, позволяющие сделать и преобразовать меч.


Я пошёл другим путём. Если не настоящий стальной меч, то нечто похожее. Например, стальную заострённую палку?


Но тут опять та же проблема — сложные заклинания общего превращения и в этот раз полное отсутствие специальных формул под это дело. Видимо, никому в голову не приходило до меня трасфигурировать арматуру и уже ей крушить черепа вражин. Хорошо, умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт…


И я пошёл. И дошёл. Даже не пытайтесь угадать до чего…


Путём нехитрых умозаключений я пришёл к выводу, что надо ориентироваться на уровень текущей программы первого курса трансфигурации. Было бы, конечно, на что ориентироваться, мда…


В итоге, моя бальная фантазия решила просто — брать с собой что-то вроде палки, а потом превращать в нужный момент её в камень. Я получу тем самым дубинку. Что, план слишком надёжен и точен? Да, но перспектива бить ошеломлённых вражин розовым прутиком по голове вдохновляет меня меньше…


В качестве щита я долго думал, что делать. Конструкция должна быть как у настоящего, но он должен быть не только лёгким, но и компактным, чтобы я мог всегда таскать его с собой. В голову даже не приходило, из чего его тогда делать. Деревянный? Так проще самому тогда сделать нормальный щит. Железный? Слишком тонкий нельзя, а толстый тяжёлый и не манёвренный, опять же, мне некуда прятать его будет.


Бумажный. Нет, я и сам понял, что план становится опасно надёжным и точным, решив, что щит будет из твёрдого картона. Картона, который хотя и может гнуться, но при этом сохраняет форму. И может стать каменным, я проверял. А теперь финальный аккорд…


Так как подходила зима, все уже чувствовали скорые зимние каникулы. Многие поедут домой и прочее. Но делать было нечего, скоро сессия, хоть вешайся. И если маглорождённые ещё могли дурачиться вместе с полукровками во дворе школы, катая снеговиков и кидаясь снежками, то господа чисктокровные могли лишь с постными лицами смотреть на веселье издалека, может и желая присоединиться, но не имея выбора, сохраняя честь рода и бла-бла-бла…


Посмотрел я на всё это дело и подумал — а чё все такие тупые-то? Снега ведь мало, сейчас хорошо прихватывает. Давайте Агуаменти сделаем ледяные горки и крепости, дабы кататься, играть и прочее, чтобы всем было весело.


И хотя моя идея не стала фурором на моём факультете, ибо там всех хотя и имели мозги, которые думали примерно о том же, но были при этом слишком заняты, то перваки с других факультетом, с которыми я был на короткой ноге, были возбуждены.


В итоге, получилось так, что примерно половина школы играла, а остальная половина лишь молча смотрела со стороны с постными лицами. Среди последних были не только чисктокровные, но их слуги и даже старшекурсники с влиятельными лицами факультетов, вроде старост и так далее.


Пожалуй, я и сам не думал, что смогу навести такой фурор. Но в самом конце наших торжеств, при моих знаниях фортификации, нашем количестве и общей идее, мы смогли возвести большой замок почти на весь центр двора полностью из зачарованного льда, иногда метровой толщины. В нём было много ловушек, своеобразных дверей, окон, настоящих и поддельных проходов — всего, чего душа угодно. Даже лабиринт был, трёхмерный, пусть и небольшой. Места была мало, и я не смог изгаляться с размером, лишь компенсируя сложностью выхода из лабиринта, учитывая разные заклинания на нём.


К сожалению, замок вскоре пал. Это был единственный и последний раз на моей памяти, когда я видел совместную и идейную работу всех четырёх факультетов. Я был горд, ибо пусть и не управлял всем, но, фактически, вёл всех за собой.


В итоге замок хотя и пал, оставшись лишь руинами, местами целыми и редкими комнатами, но он породил ещё 4 крепости на каждый факультет.


Те вскоре тоже пару раз за этот день пали, сменяясь новыми, что были более зачарованными, крепкими и основательными. Теперь они не разрушались от первых атак.


Но всему приходит конец — дети получили эмоций и впечатлений на год вперёд, сосредоточиваясь уже со спокойной головой на учёбе.


А я так и продолжил партизанить, выбивая заклинаниями одиноких жертв, что специально поджидал в этой ледяной пустыне, которой стал внутренний двор Хогвартса. Зачем?


И хотя старшие курсы не учавствовали, среди перваков были договорённости — каждый факультет волен был нападать на другой при учёте отсутствия угрозе жизни и травм у жертв атаки. Это было несложно, учитывая набор заклинаний 1 курса…


В итоге я прославился как очень неудобный, вёрткий и в целом хороший противник, который мог раз на раз смять почти любого первака, если тот не успевал сразу защититься от меня.


Так стало и с Лили. Она не пала сразу, а уже минут 10 меня преследовала под молчание присутствующих. Эх, благодать…


— И что ты бегаешь, Беркли? — Как же, мать твоя пусть будет жива и здорова до конца жизни, ты мне надоел…


Сзади я буквально почувствовал атаку, падая вперёд и успевая намагичить минимальное Протего, сразу кидая назад Инсендио.


Конечно, это был мой извечный теперь уже даже враг, тот самый из поезда. Ему всё никак не надоест получать люлей. Эх, размахнись рука, раззудись плечо…


Создав каменный щит из картонного, который я вытащил из мантии, я стал прыжками уходить от его довольно быстрых и резких заклинаний, иногда умудряясь принимать их на щит или игнорируя из-за Протего, который хотя и трещал, но держался. Ты смотри, полезная штука…


— Лили, не бей в спину или я тебе потом задам! — Крикнув предупреждающе назад, я за пять заклинаний смог обездвижить соперника, чувствуя, что сейчас Протего прикажет долго жить. — ЛИЛИ!


— А что, только ты можешь так делать? — Повернувшись, я увидел улыбающуюся мне раскрасневшуюся девушку, которая уже успела набрать в нужных местах, сейчас действительно давая мне время отдохнуть после моего боя и победы над тем парнем.


— Спасибо, конечно… — Миг и я послал Экспелиармус, кидая в неё каменный щит. — Но это того не стоило! — А вообще, жизнь в Хогвартсе прекрасна…

14. Хогвартс, часть третья

Отмотав своей первый триместр, я оценил свои скромные успехи. Итак, минимум заклинаний изучено, связи налажены, положение укреплено и пока моей жопе ничего не угрожает. Ну, ничего серьёзного, не считать же того парня за какую-то угрозу?


Ещё осенью поняв, что связи решают буквально все насущные проблемы, я различным образом начал подбивать клинья к разным людям. Одним я помогал с заклинаниями, другим с теорией ингредиентов для зелий, третьим с полётами на метле, четвёртым просто подсказывал, как правильно написать эссе и другие письменные работы, что нам нередко задавали.


Конечно, у меня хватило ума не лезть к чистокровным, занимаясь лишь маглорождёнными и полукровками. Но тут я немного осмелел, посмев замахнуться не только на свой, но и на другие факультеты.


Ну, кроме Гриффиндора. Не знаю почему, но мне здешние дети казались не только слишком шумными, но и несоразмерно наглыми. Даже учитывая, что я не брал никаких денег и прочего за услуги, хотя как бы должен, я всё равно слышал от этих ублюдков различные претензии и прочее. Вот придёт добрый дядюшка Том к власти, посмотрим, как вы будете петь…


Благоразумно не выясняя отношений, я просто не стал посещать определённых людей. Конечно, я почти сразу понял, что кто-то просто мутит воду. Зачем? Хрен знает. Детство в жопе играет, наверно…


Конечно, всё было не просто так и дало плоды — я теперь не только был шапочно знаком со многими влиятельными, в будущем правда, фигурами, но и смотря на тренирующихся детишек и сравнивая их успехи со своими, я видел новые решения, вспоминая уже свои старые идеи и мысли.


Которые, впрочем, сходились пока в одном — этот год будет скучным и даже монотонным. Мне нужно не только выучить всю программу первого курса как в теории, но и суметь применять безошибочно все или большинство заклинаний. Ну, из обязательных и тех, что мне подходят в определённом смысле.


Впрочем, несмотря на то, что мой арсенал заклинаний потихоньку пополнялся обычной мелочёвкой, я углублял своё понимание таких заклинаний как Протего, Экспелиармус, Инсендио и… ни за что ведь не догадаетесь. Помимо заклинания щекотки, Риктусемпры, я нашёл другое интересное — Лингуа Корнотус. Оно заставляет язык объекта, на который волшебник указывает, ороговеть. Их я сейчас отрабатывал, уже умея применять, собираясь вскоре довести до совершенства и применять в дуэлях.


Но и это не всё. За второй курс я нашёл много заклинаний, которые относились либо к проклятиям, либо к заклинаниям порчи или приколов. Таранталлегра — ноги объекта пустятся в пляс. Бомбицинум Толентум — делает ноги цели ватными. Тинир — заставляет цель слышать визг в ушах.


Конкретно эти я вскоре собирался выучить, дабы из них составить убойную связку. Она может выглядеть как Лингуа — Риктусемпра — Таранталлегра или Тинир — Таранталлегра — Инсендио. Можно даже убрать последний и вместе него милостиво добить противника Экспелиармусом или Петрификусом.


Освоив пока лишь Риктусемпру из этого списка, я уже был доволен. Ибо смог выиграть пару дуэлей только потому, что с самого начала бил ею, выбивая у противника палочку или обездвиживая его. Что, я как-то там нечестно себя веду? Ну да, и что вы можете сделать, маменькины сынки? Мамам, кстати, привет.


Тот парнишка, кстати, всё никак не успокаивался, частенько вызывая меня на дуэли и неизменно мне же проигрывая. И пусть даже он неплохо готовился, знал мои заклинания и уже даже знал, чего ожидать, ему это помогало слабо.


Причина моих побед была проста — каждый раз анализируя предыдущий бой, я показывал один уровень, стиль и тактику, в следующий раз меняя всё с ног на голову, делая вообще по-другому и прочее. Я заметил, что моему противнику особенно понравилась Таранталлегра, он аж в пляс пустился и радостно засмеялся. Рожа у него правда, странная была. Ну а кто тебя просил меня доставать?


Но паренёк гриффиндорец тоже был не промах, научившись думать головой и, как он думал, суметь удивлять меня каждый раз в наших дуэлях. Ну, как удивлять? Его действия были мной предсказаны на основе простой логики — если я сделал то-то, то ему выгоднее, соответственно, было бы сделать — и есть несколько самых логичных вариантов, от которых можно плясать. Они учитывают его характер, уровень физической и магической подготовки, и прочее. Как говориться — познай себя, узнай о своём враге и будь непобедим.


А вот товарищ Реддл скотина. В самый первый месяц хотя я к нему и решил не подваливать, но уже во второй и другие, когда курсировал по разным факультетам, я побывал и на Слизерине, оценивая обстановку, силу Тома и его положение. Ну, было также интересно, что он мне скажет и прочее, может уже и забыл?


Не забыл. Но и не горел желанием вспоминать. При нашей первой встрече он уже был немного другим, как-то неуловимо изменившись. Он больше не был тем холодным и без эмоциональным букой, которая ни с кем не говорила и прочее. Точнее, всё ещё был, но смог вовремя понять, что здесь это не прокатит…


В разговоре со мной он вёл себя…удобно. Удобно для себя, в первую очередь и на поверхности для меня. Это было моё окончательное впечатление, когда я едва смог раскрутить его на дружескую дуэль, едва-едва сумев его победить, после боя пытаясь с ним позаниматься заклинаниями, которые уже сейчас получались у него лучше меня. Но после этого всё стало ещё хуже и его отношение едва заметно ко мне охладилось, можно сказать, что, признав мою непригодность, он больше не собирался мной заниматься. Ох, я поражён в самое сердечко…


Конечно, я этого ожидал. И заранее смог узнать, что на Слизерине появился новый перспективный для вербовки слуга по имени Том. Он был обходителен, вежлив, обаятелен и харизматичен… короче говоря, он смог УЖЕ удобно устроиться за пару месяцев на факультете, понемногу подбивая клинья к тем самым людям, которых годы спустя поведёт за собой. Конечно, пока он из себя ничего не представлял, но…


Если этот мальчишка думал, что смог скрыть от меня свою силу или истинное отношение, то о