Идеальный забег. Книга 2 (огрызок) [Maxime Durand Void Herald] (fb2) читать онлайн

- Идеальный забег. Книга 2 (огрызок) (а.с. Идеальный забег -2) 1.61 Мб, 416с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Maxime J. Durand (Void Herald)

Настройки текста:



Идеальный забег

Глава 1 (51) — Разделение пути

— Так, давай ещё раз по порядку, — сказала Виверна, паря над улицей возле номера Райана в отеле. — Ты приехал в Новый Рим, преследуя Мета-банду, которой удалось обнаружить тайник техники Мехрона под Ржавым городом. Ещё ты твёрдо убеждён, что кто-то в Dynamis, вероятно, Гектор, — то есть мой работодатель, — нанял их, чтобы изматывать Августи.

— Да, вроде того. — кивнул Райан, носящий только нижнее бельё.

Виверна улыбнулась.

— Меня разыгрывают?

Она не воспринимала его всерьёз из-за того, что Райан отказался надеть рубашку? Он воспроизводил чертежи брони Вулкан, когда супергероиня постучала в его окно, чтобы сделать своё коммерческое предложение.

— Хотел бы я пошутить об этом, но нет, я серьёзно. — Курьер поднял большой палец вверх. — Честно.

Виверна, нахмурившись, скрестила руки.

— У тебя есть доказательства? Это серьёзные обвинения.

— Можешь спросить Гуля, — сказал Райан, указывая на холодильник рядом с кроватью. — Он делает лучшее мороженое.

Супергероиня только сильнее нахмурилась.

— Но ты не дал Частной охране взять его под арест.

— Я не сдам свой любимый холодильник, — ответил Райан. — Иначе ваши неподкупные засранцы дадут ему сбежать.

— Эта встреча проходит настолько плохо, насколько я предполагала, — посетовала Виверна. — Предположим на секунду, что это не теория заговора, и я тебе верю. Почему ты рассказал это мне?

— Потому что кое-кто доверял тебе.

— Кое-кто? — Виверна положила руки на талию. — Квиксейв, нам будет сложно построить доверительные отношения, если ты не будешь раскрывать карты. В общем, я считаю твой рассказ довольно… неубедительным.

— Ну, она также сказала, что ты наивная, — сказал Райан и пожал плечами.

— Я не оставлю без внимания то, что ты рассказал, но кроме твоих слов у меня ничего нет. У тебя репутация надёжного человека, но твоя психологическая оценка говорит, что ты очень нестабилен и склонен к поведению, удовлетворяющему твоё желание быть в центре внимания.

— Ещё бы, нельзя превратить жизнь в комедию без публики. Если ты один, то это просто трагедия.

Виверна вздохнула и протянула Райану визитную карточку Dynamis.

— После того, что ты рассказал, я уже не уверена, что ты придёшь, но я всё же предлагаю тебе встретиться с моим менеджером. Зайди, осмотрись и, если тебя устраивает, расскажи всё как есть.

— Надеюсь, он не будет возражать, если я принесу бутылку средства от сорняков?

Виверна не удержалась и усмехнулась.

— На твоём месте я бы не стала пробовать. Энрике не любит агрессивных переговоров.

Закончив разговор этими неразумными словами, Мамочка-дракон улетела, оставив курьера одного.

Она не поверила Райану, но, по крайней мере, супергероиня дала ему кредит доверия. Курьер не сильно удивился: Виверна пока не знала его хорошо и сомневалась даже в показаниях Комара в предыдущем цикле.

И, наконец, сразу же после этого позвонила Вулкан.

Райан немного помедлил перед ответом на звонок, беспокоясь о том, как всё пройдёт. Наконец он приготовился к удару и ответил:

— «Доставка от Квиксейва»?

— Что эта сука тебе сказала? — спросил зашифрованный голос Вулкан.

Простое предложение вызвало у курьера мурашки по коже.

Он слышал это раньше.

— Меня зовут Вулкан, — продолжила звонившая. — Я представляю Августи. Мы организация, которая управляет всем в Новом Риме и на большей части Италии. Что бы ни обещала тебе крылатая ящерица, мы можем предложить больше. Нам нужны люди, которые выполняют работу.

Райан слушал свою бывшую девушку, как будто это была запись.

— Извини, таинственный голос, — прервал он её коммерческое предложение. — Но мы раньше не встречались?

Вулкан ответила не сразу. Возможно, он вывел её на чистую воду. Возможно, она играла с ним, чтобы затем неожиданно показать, что броня сработала. Вот бы хоть раз всё было по-другому.

Следующие её слова ударили его, как молот.

— Думаю, я бы запомнила, если бы мы встречались.

И вот так угас последний огонёк надежды Райана.

— В любом случае, если тебе интересно, я отправила тебе координаты «Бакуто», — сказала Вулкан, и Райан даже не потрудился проверить уведомление по электронной почте. — Мы владеем этим заведением. Приходи сегодня вечером один и не заставляй нас ждать. Мы никогда не просим дважды.

Тем не менее, она просила.

Более чем дважды.

* * *
Заниматься продажами, ходя от дома от дому, было трудной работой. Ты проходишь много километров, чтобы прорекламировать идеальный продукт всякой деревенщине, а взамен получаешь угрозы телесных повреждений.

Положив руку на синий холодильник, Райан стоял лицом к лицу со своим самым злым покупателем.

— Что ты только что сказал? — спросил Покров своего посетителя, осколок стекла нацелился на горло Райана, в то время как компьютерные серверы внутри его хижины гудели на заднем плане. С его стороны было так мило думать, что курьеру не всё равно.

— За один купленный «Гуль-холодильник» вы получаете один бесплатный орбитальный лазер Мехрона! — Райан открыл коробку, изнутри которой на него уставился череп Гуля. — Сделанный детьми из стран третьего мира за пять центов в час и проданный всего по цене девяноста долларов, этот холодильник идеально подходит для всех и каждого, и любой импровизированный выбор…

— Прекрати трепаться, — почти приказал мистер «Вижу насквозь».

— Мэтт, Мэтти, дружище, он не будет продаваться вечно, — насмехался над ним Райан. — Ты упускаешь шанс, который выпадает раз в жизни.

Осколок надавил на горло Райана, угрожая пролить кровь.

— Думаешь, знание моего имени даёт тебе власть надо мной? — голос Покрова стал угрожающим. — Я был готов к тому, что буду раскрыт, когда приехал в Новый Рим, и я ничего не боюсь. Итак, последнее предупреждение: выкладывай.

— Каннибал Адам пытается получить доступ к панели управления орбитального спутника Мехрона, который называется Баха… — Райан попытался вспомнить точное имя. — «Бахамут»!

Когда он произнёс это слово, все окна в хижине разбились.

Покров какое-то время молчал, прежде чем убрать осколок, нацеленный на горло гостя. Он опустился на стул перед компьютерами, сцепив руки.

— Хорошо, — наконец произнес вигилант, не зная, что сказать. — Хорошо, откуда ты узнал это имя?

— Что ж, как ты догадался, я могу видеть параллельные временные линии и выбирать ту, которая мне больше по душе, — солгал Райан. Несмотря на то, что за прошедшие циклы он получше узнал манипулятора стеклом, он всё ещё опасался доверять ему так рано. — Я видел несколько кошмарных.

— Ту, где Огр Адам заполучил «Бахамут». — Одна только мысль заставила вигиланта вздрогнуть от страха.

Вот это да. Райан никогда не видел его настолько испуганным. Это могло означать только одно.

— Ты мне веришь?

— Никто, кроме людей, участвовавших в рейде на Мехрона, не знал о спутнике, — заявил Покров. — Возможно, произошла утечка информации от кого-то вроде Нидхёгга, но, насколько мне известно, ты не контактировал ни с одним из оставшихся в живых. Кроме того, если бы ты хотел обмануть меня, ты бы нашёл что-нибудь менее диковинное.

— Эй, ты хочешь сказать, что я не естественно диковинный? — с притворным возмущением спросил Райан. — Я в шоке, говорю вам, в шоке[1]!

— Нет, — ответил Покров, ёрзая пальцами. Эта новость действительно обеспокоила его. — Почему ты говоришь это мне?

— Потому что ты можешь сказать своему Живому солнцу поторопиться, ведь я не могу уничтожить бункер в одиночку. — По крайней мере, пока. — Почему он вообще так долго?

Покров вздохнул.

— Регулярные битвы с угрозами калибра Августа означают, что у нашей команды большая текучка кадров. После нашей последней вылазки Карнавалу не хватает сил победить Августи. У нас есть сильные бойцы, но у наших врагов тоже.

Так, это объясняло их тактику. Зачем полагаться на асимметричную войну, чтобы разобраться с врагом, если ты находишься в позиции силы?

— Значит, ваш лидер занимается рекрутством?

— Он обращается за помощью к старым союзникам, но они не могут надолго оставлять свои протектораты, — признал Покров. — Лео не был уверен, что сможет собрать всех до конца мая.

— Ага, но Жирнибал Лектер, вероятно, тоже находится менее чем в двух неделях от успеха, — добавил Райан в качестве вишенки на торте. Мета-банда разрушила Новый Рим 18 мая, но курьер сомневался, что это произойдёт снова в тот же день. — Скажи своему солнцу, чтобы оно взошло быстрее.

— Я проведу разведку в Ржавом городе и допрошу Гуля. Если твоя информация подтвердится… — Покров сложил руки, переплетя пальцы. — Если ты прав, мы не можем позволить себе ждать, нет.

— Сколько?

— Максимум несколько дней. — О? Что ж, всё прошло намного лучше, чем ожидалось. Райан думал, что ему придётся спорить часами, но угроза была достаточно опасной, чтобы Карнавал, наконец, отбросил осторожность. — Если всё подтвердится, я свяжусь с тобой.

— Тогда я, значит, проникну в Августи и выполню свою часть сделки, — сказал Райан, двигаясь к двери, оставив Гуля в коробке. — Ты всё ещё должен мне девяносто баксов за холодильник.

— Нет, — ответил вигилант, пытаясь обсчитать курьера.

— Мэтти, я не занимаюсь благотворительностью.

— Нет, сейчас Августи подождут, — твёрдо заявил мистер «Вижу насквозь», к большому удивлению Райана. — Если ты прав и Dynamis наняли Мета-банду, то это может быть только верхушкой айсберга. Виверна сделала тебе предложение присоединиться к «Иль мильоре». Прими его и держи меня в курсе.

Райан упёр руки в бока.

— Что насчёт твоих запланированных ударов по Августи? Я не буду ничего делать, пока не дашь слово, что не будешь нападать на некоторых из них.

— У нас нет ресурсов, чтобы вести войну и с Августи, и с Dynamis, если окажется, что они наняли Мета-банду, — заявил Покров, хотя это признание явно ранило его. — Август — чудовище, и его бизнес ежегодно убивает тысячи людей, но он будет сидеть на своей горе, если ему не бросят вызов. Этот бункер — неотложный кризис.

— Значит, ты прекратишь свои серийные взрывы домов, пока мы не разберёмся с Dynamis?

— Откуда ты об этом узнал? — Мистер «Вижу насквозь» покачал головой. — Неважно. Даю слово. По крайней мере, до тех пор, пока наследие Мехрона не будет уничтожено раз и навсегда.

Что ж, время для забега Dynamis.

Так даже было лучше. Райан не был уверен, что выдержит забег Августи так скоро после потери Жасмин.

Иногда он задавался вопросом, почему он продолжает цепляться за ложные надежды, когда шансы явно не в его пользу. Снова и снова курьер думал, что может положиться на кого-то и не потерять всё после своей неизбежной смерти. И всё же он продолжал открывать старые раны, вместо того, чтобы просто… отпускать их.

— Думаю, надежда — последнее прибежище негодяя[2], — пробормотал Райан под нос, с тяжёлым сердцем выходя из хижины Покрова. Надежда была единственным, что у него было, когда цикл лишал его всего.

Райан направился к своему Плимуту Фьюри и обнаружил, что кое-кто его опередил.

Белый персидский кот сгорбился на капоте его машины, его великолепные голубые глаза ослепляли Райана великолепием их благородства. Существо свирепо мяукнуло курьеру, который мгновенно его узнал.

— Эжен-Анри? — Райан, подойдя к Плимуту Фьюри, внимательно осмотрел кота. Это… да, это был Эжен-Анри. Курьер везде мог распознать ленивое и гордое отношение этого благородного животного.

Как это могло произойти? Кот в этот момент должен быть в приюте, и он не появлялся в старой гавани ни в одном из предыдущих циклов. Что происходит?

Эжен-Анри издал громкое «мяу», требуя, чтобы его погладили. Райан согласился, подняв руку, чтобы почесать животное между ушами.

Хлоп.

Рука Райана коснулась только воздуха.

Ни вспышки, ни предупреждения. В одну секунду кот был прямо перед ним, в следующую его уже не было.

У него галлюцинации? Или…

Стоп, Эжен-Анри подвергся воздействию энергий Фиолетового измерения в конце предыдущего цикла; возможно даже того странного, инопланетного существа, которого курьер на мгновение заметил. Могло ли оно как-то его изменить? Райан знал, что кошки — лучшие существа, особенно по сравнению с собаками, но могут ли эти пушистые комки обрести суперсилы, как Геномы?

Он должен отправиться в приют и проверить кота, просто чтобы удостовериться. Райан сел на водительское сиденье и приготовился совершить короткую поездку в Ржавый город, прежде чем встретиться со своим любимым поставщиком кашемира.

— «Рири».

По крайней мере, он это планировал, пока из Хронорадио не раздался её голос.

И на этот раз он не был записью.

Пальцы Райана сжались на руле, и он отъехал, чтобы уйти из зоны досягаемости Покрова. Он не собирался позволять вигиланту подслушивать личные разговоры.

— Коротышка.

В течение мучительной минуты Лен, казалось, не знала, что сказать, пока Райан ехал по многолюдным улицам Нового Рима. Наконец, она собралась с духом.

— «Я слышала передачу. Через твоё хронорадио».

…Слышала?

Ну конечно слышала, она слушала его сообщения с тех пор, как он прибыл в Новый Рим.

Все эти годы он надеялся найти того, кто будет его помнить. И сейчас…

— «Это правда?» — спросила она. — «Ты можешь… путешествовать во времени?»

— Ага, — напрягшись, прямо сказал курьер. Он должен был почувствовать облегчение, даже счастье от этого непредвиденного развития событий, но барьер между ними снова поднялся. Цикл смысл весь их прогресс. — Это произошло раньше. Но я не знаю, как эта запись прошла через время.

Возможно, Лен удалось завершить своё изобретение до того, как «Бахамут» стёр с лица земли остров Искья, или это было побочным эффектом собственного эксперимента Райана.

Лен задумалась над новостью, прежде чем задать ещё один вопрос:

— «Почему ты… почему ты не повторил его?»

— Ты имеешь в виду этот разговор?

— «Ты… ты и я…» — Он почти мог представить, как она кусает нижнюю губу. — «Раньше это сработало. Это могло сработать снова».

— Я говорил тебе раньше, — вздохнул Райан, хотя с её точки зрения это не имело особого смысла. — Потрясение, которое привело к этому разговору, было искренним. Если бы я повторил его, он был бы подделкой. Даже если бы он сработал, если бы нам нужно было снова стать друзьями, это было бы манипуляцией.

Хотя это разрывало его изнутри, он не мог заменить Жасмин, которую потерял. Райан может рассматривать это как простую амнезию, но его бывшая девушка была права. Если ты забыл действия, которых ещё не совершал, и пошёл другим путём, действительно ли ты остался тем же человеком? Или ты стал кем-то другим?

— Думаю, я хотел, чтобы наши отношения оставались настоящими, — признался Райан, говоря от всего сердца. — Даже если будет больно.

Он знал, что просит о многом, но курьер больше всего хотел именно этого. Он не хотел спасать мир или что-то в этом роде, хоть он всё равно спасёт его. В конечном счёте, всё, чего хотел Райан, — это быть счастливым.

— «Куда ты направляешься, Рири?» — спросила Лен прерывистым голосом. Она пыталась сохранить самообладание, но его слова явно подействовали на неё.

— В приют, — сказал он. — Я должен кое-что проверить. И убедиться, что с детьми всё будет в порядке.

Псишок снова был жив, и если Райан посвятит этот цикл Dynamis, он не сможет рассчитывать на то, что Отмена убьёт этого ублюдка навсегда. Он должен был найти выход из этой головоломки.

— «Я…»

Ещё одно короткое молчание.

— «Я тоже буду там».

[1] По-моему, это отсылка к фильму «Касабланка» (если судить по тем несколько картинкам, которые я нашёл). Фраза обычно используется, когда кто-то лицемерно заявляет, что удивлён тем, о чём он прекрасно знал. Собственно, сцена из самого фильма: https://www.youtube.com/watch?v=qmywwiZth5E.

[2] Почти дословный афоризм Самуэля Джонсона, английского литературного критика 18 века. В оригинале было сказано «Патриотизм — последнее прибежище негодяя». Кстати говоря, один из портретов Джонсона стал макросом «What the fuck am I reading?» («Что за хуйню я читаю?»)

Глава 2 (52) — Случайные встречи

Что бы ни говорила Виверна, Энрике «Терновник» Манада должен был быть злым криминальным гением.

Провальсировав в офис этого человека, Райан понял, что дело не только в его чувстве моды или ледяном поведении. Почти все растения, собранные Зелёным Геномом, были ядовитыми, а одной из рыб в его японском пруду была фугу, печально известная своими нейротоксинами. Правда, Райан по собственному опыту знал, что у неё прекрасный вкус, если её правильно приготовить.

Ага, совсем ничего подозрительного в этом человеке.

— Я Энрике Манада, главный бренд-менеджер Dynamis и главный менеджер программы «Иль мильоре». Хотя, кажется, вы это уже знаете. — Менеджер пожал руку Райану, встав из-за стола. — Я удивлён, что вы согласились с нами встретиться. Виверна после вашего последнего разговора была не очень оптимистична.

— Ну, я подумал, что должен спросить тебя напрямую, почему твоя организация наняла Мета-банду, — в лоб заявил Райан. — Я прикинул, что так мы потеряем намного меньше времени.

Его чистая откровенность опешила Терновника. Похоже, Виверна не сообщила ему о «теориях заговора» Райана.

Энрике откинулся на стуле, молча злясь. Он не пригласил Райана сесть, но курьер всё равно уселся.

— Откуда взялась эта чушь?

— Я видел их с десятками ящиков, набитых подделками Dynamis. Это чем-то напомнило распродажу в Чёрную пятницу.

— Видели, мистер Романо? Собственными глазами? — Голос Энрике был полон сарказма. — У вас есть какие-нибудь вещественные доказательства? Фотографии, образцы?

— У меня есть это, — сказал Райан, с радостью передавая менеджеру папку, которую он подготовил специально для этого случая. — Вот доказательство того, что пропало некоторое количество ваших поддельных Эликсиров, и что эти неучтённые поставки Мета-банде были сокрыты.

Менеджер чуть не вырвал документы из рук путешественника во времени. Настал момент истины. Если Энрике убьёт Райана прямо сейчас или позже в этот же день, то он точно продался.

Терновник, не говоря ни слова, внимательно просмотрел файлы. Цветы в его офисе, казалось, становились всё более и более возбуждёнными по мере прочтения. Как и у Мэтти, его сила, казалось, автоматически реагировала на его эмоциональное состояние, как бы Зелёный Геном ни пытался это скрыть.

— Как вы получили эти документы? — спросил Энрике резким тоном посреди процесса изучения.

— Я взломал ваши базы данных, — ответил Райан. Ну, технически это сделал Покров, а курьер позаимствовал документы.

— Вы знаете, что за это я мог бы посадить вас за решётку?

Посадить за решётку? Не убить?

— Разве в Новом Риме информаторы не получают правовую защиту?

— Нет, — ответил Терновник, откладывая документы. — Есть ещё информация, которую вы украли у нашей компании?

— Я тут немного подумал и вспомнил, что несколько ваших дронов-собачек оказались в руках Мета-банды, — сказал Райан. — Не стоило вам оставлять своё барахло без присмотра.

Энрике несколько секунд молча смотрел на своего гостя, затем достал из костюма сотовый телефон. Он набрал номер и позвонил, но Райан не слышал собеседника на другом конце провода.

— Мне сообщили, что несколько наших дронов в последнее время пропали, вероятно, захваченные Мета-бандой, — говорил Энрике. — Подтверждаете? Ага, ага… почему меня не проинформировали? Понятно… понимаю, не волнуйтесь… собирайте вещи, вы уволены.

Последняя часть была сказана так небрежно, что Райан чуть не прослушал её.

Энрике закончил разговор и снова переключился на курьера.

— Хорошо, мистер Романо, давайте ближе к делу, — сказал он, покончив с осторожностью. — Чего вы хотите?

— Чтобы Жирнибалу Лектеру сделали халтурную липосакцию.

— Почему? Жажда мести? Ваш психологический профиль говорит мне, что вы не бескорыстный вигилант.

— Знаешь, если бы ты спросил меня несколько недель назад, я бы сказал, что в этом нет ничего личного и это просто бизнес, — сказал Райан и вспомнил, как Лен и бесчисленное множество других исчезли, когда «Бахамут» нанёс удар по Новому Риму. — Но теперь это личное. Ещё какое личное.

— Понятно, — сказал Энрике, сделав злодейскую паузу. — Я не одобряю методы, которые вы использовали для сбора этой информации, но, признаюсь, она меня беспокоит. Однако вы должны понимать, что если у Мета-банды есть спонсор внутри Dynamis, то это кто-то на высоком уровне. Вероятно, кто-то с правления.

— Ты говоришь это так, будто меня должно это волновать.

— Должно, потому что это означает, что люди в моём собственном отделе могут быть скомпрометированы. Исходя из того, что вам известно, я могу быть причастен к этому. Так почему вы пришли ко мне?

Райан пожал плечами.

— Честно говоря, Зелёный, я считал это подбрасыванием монеты. Многие люди думают, что ты чист, но если ты попытаешься убить меня и потерпишь в этом неудачу, по крайней мере, я узнаю, где ты находишься.

И Райан вспомнил свою последнюю беседу с этим человеком перед разрушением острова Искья. Каким бы человеком ни был Терновник, у него, похоже, было видение будущего, в котором не было места таких людям, как Мета или Август.

— Хм, не слишком ли ты самонадеян? — сказал Энрике со смешком. — А как же сюда вписывается Лен Сабино? Я знаю, что вы установили с ней контакт вскоре после прибытия в Новый Рим.

— Стоп, ты за мной следил? — Это ранило Райана, который считал, что в совершенстве овладел тактикой контрразведки.

— Dynamis держит Андердайвер под пристальным наблюдением, — пояснил Энрике. — Мы знаем, что она отправилась в тот приют в Ржавом городе за несколько часов до этой встречи, и вы посетили этот район примерно в то же время. Я не верю, что это совпадение.

Это не могло быть прослушкой каналов связи, иначе он бы знал о временной петле. По всей видимости, Dynamis следила за подводной базой Коротышки и садилась ей на хвост, когда она покидала её.

— Стоп, — сказал Райан, сведя концы с концами. — Вот откуда Адам узнал о подводной базе, мудаки вы параноидальные!

— Не понимаю, о чём речь, но если мы предположим, что Мета-банда получает помощь от руководителя Dynamis, как следует из ваших свидетельств, то… да, они, вероятно, знают о её подводной базе. Полагаю, вы хотите защитить мисс Сабино?

— Да, — подтвердил Райан, его голос стал серьёзным. — Но если ты думаешь, что можешь угрожать ей, чтобы приструнить меня, то ты умрёшь тем же образом, что и динозавры.

— У меня нет такого намерения, — ответил Энрике, хотя курьер не мог сказать, был ли он честен. — Но я хочу знать ваши мотивы и могу ли я вам доверять. Вы обладаете полезной силой, но при этом вы психологически нестабильны. Я должен увидеть, стоите ли вы риска. Учитывая ваши мотивы, я также не думаю, что вы являетесь долгосрочным активом.

— Мне нравится думать о себе как о спекулятивной инвестиции.

Энрике принял позу дьявольского злого гения, заставив Райана всерьёз задуматься, действительно ли он чист.

— Вы поставили меня в затруднительное положение, — сказал он. — Косвенные доказательства, которые вы собрали, подразумевают коррупцию в моей организации, и виновным в этом может быть кто-то с большим влиянием, чем у меня. Расследование этого дела потребует высокой степени доверия, и, за некоторыми исключениями, я не уверен, на кого мы можем полагаться.

— Ни слова больше, я могу быть твоим полу-лояльным секретным агентом! — радостно предложил Райан. — Моя машина даже круче, чем Aston Martin[1]!

Энрике обдумал предложение, прежде чем пришёл к выводу.

— Буду честен: ты мне не нравишься, Романо, — прямо сказал он. — Но ты, похоже, настроен расследовать это, и интуиция говорит мне, что Dynamis дорого обойдётся, если ты будешь действовать без присмотра.

И он, наверное, был прав.

— Вот как всё будет складываться между нами, Романо. Ты присоединишься к младшему отделу «Иль мильоре» на шестимесячный испытательный срок и будешь под моим непосредственным руководством. Мы не будем использовать ДНК-трекер, пока не найдём потерянные дроны. Учитывая твою репутацию, никто и глазом не моргнёт, узнав об этих условиях. Но не обольщайся, наша ассоциация будет на моих условиях. Каждая крупица информации, которую ты обнаружишь, попадёт на этот стол. Ты делаешь то, что я прошу, не задавая вопросов. И ты не взламываешь ресурсы компании без моего разрешения. Я ясно выразился?

— При трёх условиях, — ответил Райан, поднимая пальцы. — Во-первых, я сохраняю своё имя. Это бренд, защищённый авторским правом.

— Я сомневаюсь, что ты пробудешь с нами достаточно долго, чтобы стать опорой команды, поэтому можешь называться хоть «Отметкой времени», мне всё равно, — снисходительно ответил Энрике. — Что ещё?

— Не лезь к Андердайвер. Никогда.

Энрике колебался несколько секунд. Райан начал подозревать, что что-то не так; она была слишком маленькой фигурой, чтобы Dynamis так сильно переживала на её счёт.

— Хорошо, если только она или ты первыми не обратитесь к нам за помощью, — сказал менеджер, хотя и с большой неохотой. — И последнее условие?

Райан посмотрел прямо в его глаза.

— Я хочу фиолетовый кашемировый костюм. С подходящим галстуком.

Энрике Манада сцепил руки и обдумал слова курьера. Его ответ был быстрым и беспощадным:

— Отклонено.

— Никто просто так не отказывается от кашемира, — предупредил Райан опасным тоном.

— Завтра ты встретишься с Гардеробом, и она сделает тебе геройский костюм, — снисходительно ответил Энрике. — С точки зрения моды, она будет твоей богиней. Она примет решение.

— А если я неверующий?

— Тогда костюм тебе разработает подотдел детского маркетинга, — сказал Энрике. — С годами они научились выполнять свою работу с безжалостной эффективностью.

Это… это было невероятно жестоко и неправильно!

— Я знал, что ты бездушный, но не понимал насколько!

— Это часть работы, — сухо ответил Энрике, прежде чем позвонить своему секретарю по внутренней связи. — Вызови Чертовщину и Виверну на встречу и сообщи вице-президенту, что мне нужен звонок. Скажи им, что это не может ждать.

— «Сэр, у вас уже запланировано рандеву с новым кандидатом в герои», — предупредила секретарь.

— Кто?

— «Панда».

— Кто? — повторил Энрике, хотя курьеру показалось, что он просто дурачится.

— Панда, защитник невиновных, — заявил Райан, оскорблённый полным отсутствием знаний корпората. — Он может летать и стрелять лазерами прямо из глаз!

— Я сомневаюсь в этом, — сухо ответил Терновник.

В ответ Райан соединил пальцы.

— Ты ведь мало что знаешь о пандах, да?

— Вот как? — ответил Энрике, его тон был полон сарказма. — Тогда, я думаю, ты не против взять его под своё крыло? Учитывая его неважный послужной список, я подумывал дать Панде шанс произвести на нас впечатление, но, безусловно, выживание в твоём присутствии само по себе будет испытанием.

Что? Это объясняло, почему Панда затеял драку у фабрики Вулкан. Зелёный, должно быть, просил его поймать злодея или что-то в этом духе.

— Значит, ты его знаешь.

— Виверна верит, что у него есть потенциал, а доктор Тирано считает, что его сила имеет интересные применения в его работе. Однако он кажется… некомпетентным. Я боюсь, что из-за него любая команда, к которой он присоединится, может выглядеть плохо.

— Поверьте мне, сэр, — сказал Райан, — когда я закончу с ним, вы больше никогда не будете смотреть на панд так же, как раньше.

— Что ж, тогда вы оба будете комплексной сделкой. Если его неполноценность подтвердится, это причинит меньше вреда, если руководить им будешь ты, а не Виверна. Если сработает, тогда всё в порядке.

Не справиться и взять на себя вину, добиться успеха и разделить заслугу.

— Но могу я выбрать название команды?

Менеджеру явно было наплевать.

— Я скоро вызову тебя снова. А до тех пор веди себя хорошо.

С этими словами менеджер дал Райану контракт и выпроводил его из офиса.

Курьер вышёл в приёмную, где с тревогой ждало бедное животное в человеческом обличье. Отмена встречи с Энрике, казалось, выбила его с колеи, но он посмотрел на Райана своими большими, полными надежды глазами.

— Панда, — сказал Райан, держа контракт.

— Д-да, сэр? — Будущий герой пытался выглядеть сильным, но не мог справиться со своей тревогой. Он выглядел так мило, как человеческая марионетка.

— Панда, мне жаль это говорит, но твоя кандидатура… — Райан испустил долгий и обеспокоенный вздох. — Как бы это сказать…

Сердце Панды, казалось, остановилось, и вся надежда исчезла с его лица.

— Твоя кандидатура… — Райан передал Зелёного Геному его контракт. — Была одобрена.

На секунду курьер подумал, что от явного облегчения Панда упадёт в обморок, и он почти так и сделал. Он явно не мог поверить, что Dynamis дала ему шанс.

— Я… меня наняли? Я присоединюсь к «Иль мильоре»?

— Да, присоединишься, великолепный ты зверь! — Всплеск эмоций Райана заставил секретаршу Энрике пристально взглянуть на него, но он проигнорировал её. — Какое у тебя имя, самурай, настоящее имя?

— Тимми! Я Тимми!

— Не совсем китайское, но сойдёт, Тимми, сойдёт! — сказал Райан, кладя руки на плечи человека-медведя. — Теперь ты мой товарищ по команде!

— Ты… ты хочешь, чтобы я был в твоей команде? — На глазах у человека-медведя выступили слезы. — Кто-то захотел, чтобы Панда был в его команде?

— Как можно сказать «нет» панде? — задал риторический вопрос Райан. Теперь ему осталось завербовать Кота Феликса, и он создаст лучшую команду героев, чтобы сразиться с Мета-бандой. — У меня уже есть название нашей группы! «Квиксейвни Панд»! Это новая франшиза!

— А мы можем получить геройскую машину? — спросил бедный зверь, переполненный эмоциями. — Пандамобиль?

Почему у Райана было такое чувство, что будущие историки запомнят этот момент, когда его Идеальный забег пошёл не туда? Но он не мог отказать панде.

— Конечно, мы получим пандамобиль, а тех пор не подходи к моей машине! И у нас будут фильмы, комиксы, реалити-шоу, наши лица будут на лапше!

— Я… я наконец стану знаменитым и буду чтить своё наследие панды! — Панда вытер слезы, теперь готовый к битве. — Как мне называть вас, сенсей?!

— Я Квиксейв, но лично ты зови меня… — Глаза Райана расширились от неожиданного вдохновения. — Супер Шифу[2] Райан.

* * *
Пообещав своему новому напарнику, что они снова встретятся завтра утром, Райан покинул штаб-квартиру «Иль мильоре» и поехал в сторону Ржавого города. Солнце садилось за горизонт, и скоро наступит ночь.

— Коротышка? — спросил Райан, ведя Плимут Фьюри по оживлённым улицам Нового Рима. — Ты слушаешь?

Нет ответа.

— Лен?

— «Как… как всё прошло?» — ответила Лен через хронорадио, прочищая горло. В её голосе слышалось немного облегчения, но также и беспокойства.

— Я до сих пор убеждён, что Терновник — суперзлодей, но он, похоже, не тот злой гений, что стоит за Мета-бандой. — Но Райан может пересмотреть своё мнение, если он «таинственным образом исчезнет» в следующие несколько часов. — Они также держат тебя под пристальным наблюдением. Они знают о твоём подводном жилище.

Лен, как обычно, несколько секунд не отвечала.

— «Куда бы я ни пошла… мне никогда не сбежать от них», — наконец сказала она с тяжёлым вздохом. — «Как бы глубоко я ни заплыла… их щупальца простираются дальше. Они никогда не будут удовлетворены».

— Эй, мы найдём выход, — пообещал ей Райан. — И я не думаю, что они будут беспокоить тебя в ближайшее время.

— «Мы?»

Руки Райана сжались на руле. Похоже, он слишком торопился.

— Если… если ты этого хочешь. Моя дверь всегда открыта, если тебе понадобится помощь, Лен.

Снова наступила тишина, и Райан понял, что им предстоит пройти долгий путь.

Как оказалось, Хронорадио записало и проиграло все разговоры дуэта вплоть до последнего на острове Искья. Это означало, что Лен, вероятно, сама записала и отправила информацию в предыдущем цикле.

Это помогло Лен немного довериться Райану, даже если она не была согласна с его решением обратиться к Dynamis; этого хватило, чтобы она позволила ему остаться в приюте. Но запись не была личным опытом и, к разочарованию курьера, не позволяла их отношениям переходить из одного цикла в другой. Это только помогло ему добиться чуть большего прогресса за более короткое время.

В конце концов, Лен посчитала молчание слишком гнетущим и сменила тему:

— «Сара… Сара нигде не смогла найти твоего кота. Ты… ты уверен, что он получил силы?»

— Определённо. — Эжен-Анри пропал из приюта, когда Райан последний раз наведался туда. Следовательно, что-то изменило поведение благородного животного. — Возможно, он поможет с твоим апгрейдом для Хронорадио.

— «Я… я не знаю, Рири. Я не знаю. Мне понадобится дополнительная информация, прежде чем я смогу сказать, сработает ли моя идея».

Ага. Целью Райана для этого цикла, помимо того, чтобы отправить Мета-банду кормить червей, было заполучить в свои руки исследования сканирования мозга Dynamis. Помимо избавления от тех, кто помогал Большому Жирному Адаму внутри компании, присоединение к «Иль мильоре» дало бы курьеру возможность рано или поздно получить доступ к их лабораториям.

— Спасибо за помощь, Коротышка, — сказал он, глядя на дорогу. — Завтра я приведу подкрепление, чтобы помочь разобраться с Псишоком.

Если повезёт, он сможет заполучить в команду своего другого любимого кота.

— «Без… без проблем». — Однако он чувствовал, что разговор дался Лен нелегко, и она резко прервала его. — «Мне нужно идти. Скоро увидимся».

— Увидимся, — ответил он, прежде чем взглянуть на кучу антидепрессантов на заднем сиденье своей машины. На этот раз курьер намеревался заставить Коротышку пройти эффективное лечение, а не травить себя самолечением.

Она этого заслуживала.

Дорога между Ржавым городом и башней «Иль мильоре» проходила через торговый район. Этот район, также известный как Сол-стрит, был храмом моды: в его зданиях располагались престижные портные, премиум-бренды и благоухающая одежда. Пешеходы шли мимо друг друга, неся сумки с покупками и разговаривая по телефону; некоторых Райан опознал как поддельных Геномов, которые делали селфи, демонстрируя купленные способности. Все соревновались за звание лучшего модника, но никто ни на кого не обращал внимания. И, конечно же, чувство моды Квиксейва превзошло их всех.

Эжен-Анри, преследуемый женщиной, внезапно выпрыгнул из-за угла прямо на дорогу перед Плимутом Фьюри.

Райан резко остановил время и нажал на тормоз, но кот исчез прежде, чем время успело возобновиться. Вместо этого Плимут Фьюри остановился в дюйме от пешехода.

— Эй, если хочешь умереть от моих рук, сначала назначь встречу! Я занятой человек! — возмутился Райан, глядя в окно, пока не узнал человека, которого чуть не убил, — ослепительно красивую женщину с длинными золотистыми волосами и в экстравагантном платье.

— Как этот комок шерсти смог ускользнуть от меня? — пожаловалась Фортуна, совершенно игнорируя стоящую в дюйме от неё машину. — От меня?

— Фортуна, ты в порядке? — Ливия Августи показалась на улице в чёрном платье без рукавов и с элегантной белой шляпе с закруглёнными краями на платиновых волосах. Она сразу заметила Райана и поспешно кивнула ему, явно смущённая. — Приносим извинения за суматоху.

— Эй, дамы, вы что тут делаете? — Райан не мог не спросить, прежде чем заметил в руках Ливии роскошную сумку. Похоже, они ходили по магазинам. — Надеюсь, вы не охотники за страховкой? Потому что в таком случае пощады не ждите.

— Ливи хотела посмотреть на эту кошку поближе, — яростно нахмурившись, ответила Фортуна, кладя руки ей на талию. — Куда она подевалась?

— Я не могла чётко её видеть, — призналась Ливия, прежде чем нахмуриться, посмотрев на Райана. — И… тебя я вообще не вижу.

Не могла видеть… Эжен-Анри частично существовал в Пурпурном мире? Это объяснило бы его случайные телепортации, и принцесса Августи, вероятно, не может чётко видеть это благородное животное, если оно существует в двух реальностях одновременно.

— Ладно, не могла бы ты уйти с дороги? — попросил Райан Фортуну, желая поскорее вернуться в приют. — Я сбиваю только старушек и Гуля.

Его пренебрежительный тон заставил Фортуну взглянуть на него сверху вниз, как дворянка, столкнувшаяся с самым грязным из крестьян.

— Ты знаешь, кто мы?

— Нет, но я знаю, кто я, и я тебе скажу! — Райан ответил оживлённым тоном. — Я Квиксейв. Я бессмертен, только не говори никому.

— Да мне всё равно, — раздражённо ответила Фортуна.

Однако Ливия нахмурилась ещё сильнее.

— Ты сказал «Квиксейв»?

Похоже, имя ей было знакомо. Неужели визит Райана в Dynamis уже заставил Вулкан нацелиться на него? В таком случае ему лучше уйти.

К несчастью, у Фортуны были другие планы.

— Кстати, нам нужен кто-то, кто отвезёт нас домой, и ты прекрасно с этим справишься, — сказала она с новообретённой улыбкой, явно ожидая, что он тут же согласится.

— О нет, извини, у меня есть планы, — ответил Райан, пожав плечами. — Садись на автобус.

Фортуна моргнула.

— Кажется, я ослышалась.

— Погодите, она слепая, а ты глухая? — спросил Райан. — Вы помогаете друг другу?

Ливия не удержалась и усмехнулась, но Фортуна не нашла в этом ничего смешного.

— Что с тобой не так? — спросила она Райана, как будто что-то не так было с чем-то одним.

— Фортуна, я просто позвоню Воробью, — сказала Ливия, не скрывая своего веселья.

— Нет, Ливи, он должен понять, как устроен мир. — Фортуна подошла к двери машины Райана и, положив руку на окно, перешла все границы. — Смотри на меня. Смотри на меня.

Райан медленно посмотрел на самовлюблённую девушку, ни капли не впечатлённый. На неё было приятно смотреть, этого не отнять, но, чёрт возьми, её личность заставила курьера пожелать, чтобы Феликс был единственным ребенком.

— Я лучшее, что когда-либо случалось с тобой и когда-либо случится в будущем. — Фортуна сказала это с такой уверенностью, что Райан был убеждён, что она сама верит в это. — Вся твоя жизнь вела к этому моменту: отвезти домой самую красивую женщину в мире и её лучшую подругу.

Курьер притворился, что внимательно рассматривает «предложение», а невыносимая ухмылка Фортуны стала шире.

— Эх, — вздохнул Райан и снисходительно заявил, прежде чем снова посмотреть на дорогу. — Шесть из десяти.

И после этого он уехал в закат, оставив позади безмолвную Фортуну и развеселённую Ливию. Райан посмотрел в зеркало заднего вида и заметил, что принцесса Августи продолжает смотреть на него, пока он не исчез за углом.

Она выглядела заинтригованной, за отсутствием лучшего термина.

[1] Автомобили Aston Martin стали хрестоматийными для Джеймса Бонда. В 12-ти из 25-ти фильмов бондианы Бонд ездит на Aston Martin.

[2] Мастер Шифу — персонаж из мультфильма «Кунг-фу Панда», который был мастером кунг-фу. А вообще в китайских боевых искусствах так называют учителя.

Глава 3 (53) — Модная катастрофа

Как выяснилось, Гардероб выделили целый этаж башни «Иль мильоре».

Райан и Панда ехали в лифте, который медленно поднимался к месту назначения. Через стеклянное окно дуэт мог видеть, как солнце освещает Новый Рим; Райан разглядывал Ржавый город, в то время как его напарник напевал под нос мелодию из мультфильма «Человек-паук».

Это было 10 мая, и Псишок скоро нападёт на приют.

Мобильный телефон Райана зазвонил под мелодию «I Got You, Babe»[1], выводя его из задумчивости.

— «Доставка от Квиксейва», да? — сказал он, отвечая неизвестному абоненту. — Мы доставим вашу почту, сколько бы трупов для этого ни потребовалось!

— У этого мира есть своя логика, — раздался на другом конце провода разъярённый голос Фортуны. — Всё, что в этой вселенной может пойти мне на пользу, происходит. Ты нарушил естественный порядок!

— Подожди, откуда ты достала этот номер? — спросил Райан, заинтригованный, но не удивлённый.

— Набрала наугад. — Чёрт возьми, её способность была чересчур сильна. Она, наверное, могла бы наткнуться на заговор Dynamis по чистой случайности, если бы захотела. — Никто не разговаривает со мной подобным образом, Квиксейв! Мужчины падают ниц передо мной, миллионеры, знаменитости…

Райан повесил трубку.

— Кто это был, Шифу? — спросил его ученик-панда.

— Сумасшедшая фанатка, — пренебрежительно ответил курьер, игнорируя попытки Удачливой девушки ему дозвониться.

— О, у меня тоже была такая! Она пыталась похитить Панду, потому что любила его гладкую шерсть. Панда… Панде пришлось бежать.

— А ты не мог… ну, знаешь… — Райан посмотрел ему в глаза. — Съесть её?

— Я-я могу есть только бамбук в форме панды, Шифу! От мяса меня тошнит!

Датский командир Нидхёгг выпил Зелёный Эликсир и превратился в почти неуязвимого змея длиной в несколько километров. А Тимми выпил зелье того же типа, чтобы стать… этим.

В этом мире не было справедливости.

— Шифу, почему ты так смотришь на меня? — спросил Панда, слегка встревоженный.

Райан вздохнул и положил руку на плечо бедного животного.

— Я всегда буду поддерживать тебя, юный ученик. Что бы ни случилось.

— Я… — Райан подумал, что Панда сейчас заплачет. — Спасибо, Шифу.

Лифт наконец доехал до этажа Гардероба, и дуэт вышел здесь.

После подъёма Райан ожидал чего-то роскошного, но точно ничего подобного. Ковры в главном холле, вероятно, стоили целое состояние, все кресла были из изысканной кожи, а стены были покрыты художественным орнаментом, как в художественной галерее. Модные и девчачьи журналы были сложены на роскошных деревянных столиках.

— Проходите! — позвала их Гардероб из другой комнаты. Новая команда героев пошла на её голос мимо фотостудий, в которых были проявочные комнаты, реквизит и различное фотооборудование.

В конце концов они добрались до вестибюля, стены которого были увешаны тысячами фотографий моделей и эскизами одежды. Гардероб стояла за столом перед напряжённым клиентом, с листом бумаги и карандашом в руке.

— Нет! — сказал Атомный Кот Феликс, опускаясь в кресло перед главным геройским модельером. — Я не буду носить кошачий латексный костюм[2]!

— Феликс, не будь ребёнком, — спорила Гардероб, — он будет облегающим и не станет сковывать твои движения в драке.

Юный герой скрестил руки и надулся.

— Моя одежда достаточно хороша.

— Что? Как можно сказать такую ​​чушь! Забери свои слова обратно!

— Лично я предлагаю костюм Valentino[3] с галстуком кошачьей тематики, но я подозреваю, что такой наряд уже занят, — высказал свою идею Райан, помахав рукой героям. — Привет, я Квиксейв, а это мой верный напарник Панда.

— О, привет, я Атомный кот, — ответил Феликс немного резче, чем обычно. Райан соскучился по нему.

— Привет, я Гардероб! Но вы можете называть меня Юкико, или для краткости Юки! — Она была японкой? Райан бы сказал, что она из Кореи. Она ярко улыбнулась им двоим, отчего стала невыносимо очаровательной. — Рада встрече! Пожалуйста, присаживайтесь!

— Она такая милая… — пробормотал Панда себе под нос, прежде чем попытаться выглядеть достойно. — Панда тоже приветствует тебя!

— Вы же новенькие, да? — спросил Феликс, когда они присоединились к модным дебатам. — Разве вы не должны быть на семинаре для новичков или что-то в этом роде?

— А ты, котёнок? — спросил Райан в ответ.

— И не говори, — вздохнул он. — Я должен впустую тратить время на просмотр корпоративных видео, вместо того, чтобы заниматься героической работой.

— Мы прямо сейчас занимаемся героической работой, — сказала Гардероб, глядя на белую гимнастическую одежду перебежчика Августи. — Носить это — преступление против человечности, Феликс. Следуй примеру Квиксейва! Взгляни на этот безупречный оттенок цвета и на это модное нуарное пальто. Его костюм символизирует нечто большее, чем он сам!

— Спасибо, — сказал Райан. — Я так рад наконец встретить кого-то цивилизованного в этой дикой пустыне.

Однако Атомного кота это не убедило.

— В любой из дней я предпочту практичность вычурности.

— Именно это она и сказала, — ответил Райан. Гардероб хихикнула, а Атомный кот закатил глаза. — В любом случае, мне сказали, что ты будешь моей богиней в том, что касается моды, но я пока не готов уверовать в тебя.

— Не беспокойся об этом, Квиксейв, я уже размышляла над твоим костюмом, — сказала она, рисуя карандашом на чистом листе бумаги. — Я думала о костюме Valentino из искусственных волокон, но чем больше я об этом думала, тем больше понимала, что мне следует использовать более качественный материал. Тот, который подходит тебе.

— Кашемир? — с надеждой спросил Райан.

— Кашемир, в точности моя мысль, — кивнула Гардероб, раскрывая себя как островок здравомыслия в сошедшем с ума мире. — Тёмно-фиолетовый, с модной чёрной водолазкой под ним. И котелок.

— О, нет, — курьер внезапно нажал на тормоза, прежде чем она зашла слишком далеко. — Это слишком экстремально и жестоко.

— Я подумала о том же, но я нашла решение.

Она продемонстрировала лист группе. Райан, Панда и даже Атомный кот изучили её набросок.

— Вместо корпоративного галстука мы добавим шерстяной шарф, — указала Гардероб карандашом на шею. — Светло-фиолетовый, почти розоватый, с крошечными изображениями часов повсюду.

Костюм… он был прекрасен. Идеальное сочетание современной моды и викторианского щегольства.

Розовато-яркий шарф вместо галстука? Это гениальная идея! Почему Райану никогда не приходила эта мысль?!

— Он прекрасен, — прошептал курьер, словно узрев божественное откровение.

— Я знаю! Шарф сдержит энергию котелка, символизируя конфликт между твоим жестоким духом и правилами общества! Сможешь ли ты жить в соответствие со своим долгом перед законом или останешься верен своему дикому, прямодушному стремлению к справедливости? Это твоё послание. Это твой конфликт. — Гардероб указала на рисунок. — Это твой костюм.

— Что насчёт моей биполярности? — спросил Райан, у которого закружилась голова. — Что ты сделаешь с моей биполярностью?

— Мы раскрасим твою металлическую маску в серебристый и чёрный цвет; свет и тьма будут сосуществовать, никогда не смешиваясь!

— Я обращён! Твоя вера — единственно истинная!

— О боже, их теперь двое, — простонал Феликс. — Мы обречены.

— А что насчёт меня? — с надеждой спросил Панда. — Ты можешь сделать костюм, достойный чистого великолепия Панды?

— Да, могу! — ответила Гардероб с энтузиазмом. — Я думала оставить тебя без рубашки с двумя патронташами на груди.

— Патронташи? — Лицо Тимми сдулось. — Но я не умею стрелять!

— Дело не в том, сможешь ты их использовать или нет, — просветил его Райан. — Дело в том, чтобы выглядеть круто!

— Точно! — согласилась Гардероб, рисуя новый эскиз. — Итак, как я уже сказала, два патронташа на груди, зелёный берет, чёрные шорты, которые будут менять размер под твою текущую форму, и, возможно, пара солнцезащитных очков. Ты больше не просто панда. Ты — Рэмбо-Панда, последний из своего вида, ведущий вечную войну за будущее!

Она показала им набросок, и даже Райан должен был признать, что он был похож на мужественного китайского медведя. Когда он взглянул на Гардероб и вспомнил, как Мортимер посмел убить этот дар человечеству с небес, курьер не мог не почувствовать печаль.

— Ты — национальное достояние, которое необходимо защищать, — сказал Райан Гардеробу. — И тебя будут защищать! Клянусь, обязательно будут!

— О, спасибо! — сказала она с яркой улыбкой. — Всё нормально, я постоянно это слышу!

— Я… я наконец-то в этом произведу на девушек впечатление. — Панда смотрел на костюм, как завороженный. — А как насчёт машины? Мы можем получить пандамобиль?

— Отдел детского маркетинга уже занимается этим вопросом, — пообещала Гардероб, улыбаясь им обоим. — Так что, вам нравятся эти костюмы? Ну конечно же нравятся. Как только вы их одобрите, я смогу воплотить проекты в реальность в течение часа.

— Да, да, да! — с энтузиазмом сказал Райан. — А потом мы отправимся патрулировать Ржавый город!

— Патрулировать? — тут же переспросили Панда и Атомный кот.

— Ну да, мы должны испытать эти костюмы в полевых условиях, — убеждал Райан. — Это как ритуал спуска корабля, только вместо алкоголя используется кровь врагов.

— Что именно ты хочешь сделать? — немного скептически спросил Атомный кот. — Отправиться в Ржавый город и вступить в бой с Мета-бандой?

— Э, да?

— Но Шифу, а как же семинар? — обеспокоенно спросил Панда. Он, должно быть, думал, что отказ от посещения повредит его шансам стать членом «Иль мильоре». — Мы не закончили обучение!

— Ты не видишь истины, высокомерный юный ученик! — сказал Райан своему напарнику. — Надо бороться со злом, а не ждать, пока оно само придёт к тебе! Думать самому — вот настоящая тренировка!

— Да, Шифу! Я понял, Шифу! — Панда положил руку на грудь. — Панда поддержит тебя, как ты поддержал его!

— Вот это дух, — Райан похлопал Зелёного Генома по спине, прежде чем взглянуть на растерянного Феликса. — Хочешь пойти с нами? Только у меня в машине нет кошачьего туалета.

— Я? — немного неуверенно спросил Кот Феликс.

— Ты, Атомный кот, ради собственного блага, — взмолился Райан, поднимаясь с кресла и кладя руки на плечи парня. — В жизни мужчины наступает момент, когда он должен взять на себя ответственность за своё будущее! Когда он должен разорвать оковы корпоративной иерархии и отстаивать то, что правильно!

— Не мог бы ты прекратить вторгаться в моё личное пространство, пожалуйста? — спросил Феликс, откидываясь на спинку кресла.

— Они будут доить тебя, Феликс! — продолжал Райан, полностью игнорируя сопротивление героя. — Будут доить, как корову! Они будут забирать твоё счастье и превращать его в деньги, пока ты не станешь ничем иным, как брендом! Они уничтожат тебя полуторачасовыми корпоративными видео, подсадят тебя на кофе и общественное питание, промоют мозги бухгалтерской чепу…

— Ты убедил меня уже на видео, — прервал Феликс Райана и оттолкнул его. — Знаешь что, даже если ты явно забыл принять лекарства, в твоих словах есть смысл. Пришло время, чтобы кто-то разобрался с раком этого города — Психами. Отстаивать то, что правильно? Ты говоришь на моём языке.

— О, а можно мне с вами? — спросила Гардероб с обычным энтузиазмом. — Командные поездки — это так весело!

— Ты уверена, что можешь покинуть ателье без разрешения? — спросил Атомный кот.

— Я официально присоединюсь к Про-лиге на следующей неделе, после того как мы закончим съёмки нового фильма Виверны, — радостно сказала Гардероб. — У меня уже есть полевая лицензия. Это будет моё последнее приключение в юниорской лиге!

— Что ж, тогда — Райан поднял палец к потолку, — в Квиксейвмобиль!

* * *
Несколько часов спустя Райан ехал по улицам Ржавого города в новом костюме. Гардероб сидела сбоку, а Атомный кот, эта модная катастрофа, сидел сзади вместе с новым, улучшенным Пандой.

— Что за дыра, — сказал Атомный кот, глядя в окно. Независимо от цикла, к Ржавому городу никто так и не привык. Даже Панда — Панда! — казался напуганным всепоглощающей атмосферой разрухи и разложения. — Здесь даже хуже, чем я думал.

— Ага, это… плохое место, — призналась Гардероб, её пальцы дёргались. — Я понимаю, почему сюда не пускают патрулировать юниоров.

— Гардероб, — сказал Райан, которому в голову пришла легкомысленная идея.

— Да, Квиксейв? — сказала она, придвигаясь поближе к нему.

— Ты можешь превратиться в любого персонажа, не охраняемого авторским правом? Вымышленного или нет? Значит ли это, что ты можешь превратиться в… — Он прошептал ей на ухо ужасное имя.

— Да, могу, это мой «Костюм Апокалипсиса», — кивнула Гардероб. — Но использовать его слишком опасно, если только не всё потеряно. Думаю, я могу разрушить мир, если буду носить его слишком долго.

Райану нужно было увидеть её в этом костюме. Такая возможность выпадает раз в жизни.

— Ты можешь одеться как Бог? — спросил Феликс сзади. — Вышло бы довольно мощно.

— Эээ, в некоторой степени? — Гардероб призналась, немного смущённая. — Но на самом деле я мало что могу сделать в костюмах большинства богов. Чем более чётко описан персонаж, тем лучше я овладеваю им. Никто не может прийти к общему согласию, что Бог может или не может делать, или как Он вообще выглядит, поэтому его личность не так уж и стабильна. Мне легче косплеить Иисуса или Моисея. Но я не могу носить образ слишком долго, иначе я начну им становиться.

— Значит, если ты оденешься как Август, ты начнёшь думать, как он? — спросил Райан.

— Ага, лучше не надо, ты, наверное, станешь невероятной сволочью, — сказал Феликс с ненавистью.

— Это… странно, быть Августом, — признала Гардероб. — Я не уверена, в его силе дело или в том, что люди думают о нём, но мне становится так холодно, что я больше ничего не чувствую. Я становлюсь больше похожей на статую, чем на живое существо. Я больше не могу относить себя к другим людям.

— Я так и думал. — Феликс пожал плечами. — Есть идеи, как работает его неуязвимость? Я думал, Dynamis будет изучать её пределы.

— Ну, на самом деле я не копирую людей или их способности, — объяснила Гардероб. — Я копирую представление людей о них. Дракула, к примеру, в оригинальном романе прекрасно мог ходить под солнцем, но я не переношу дневной свет, потому что все думают, что вампиры слабеют под ним. Так что в Dynamis не уверены, что мое понимание очень надёжно.

Райан не был так уверен. И оригинальный Август, и его косплеер смогли двигаться в остановленном времени. Если подумать, этот забег может быть редкой возможностью выяснить пределы силы Молниеносного папы.

— А ты можешь скосплеить меня? — с энтузиазмом спросил Панда.

— Он последняя панда на земле, Юкико, — сказал Райан богине моды, которая заслужила это прозвище на все сто. — Ты могла бы спасти целый вид!

— Не думаю, что смогу, — робко призналась Гардероб. — Ты недостаточно знаменит.

— А что насчёт меня? — спросил Райан, его сердце наполнилось надеждой, в то время как Панда сдулся. — Или Отмены? Ты можешь скопировать Отмену?

Атомный кот странно посмотрел на курьера, когда тот упомянул о блокировщице способностей, но Гардероб явно понятия не имела, кто она такая.

— Кого? Нет, я могу копировать только те личности, которые укоренились в коллективном сознании человечества. Извини.

Эх, это отправило план Райана по борьбе с Псишоком на свалку, и Гардероб не сможет сымитировать его силу, если никто не знает её истинную природу. Как жаль.

Атомный кот схватил свой телефон, посмотрел на экран и сунул его обратно в карман. Его настроение явно ухудшилось.

— Что случилось, Феликс? — спросила Гардероб, явно беспокоясь за его благополучие.

— Моя сестра и моя бывшая, — ответил Феликс.

— О, Ливия? — громко спросил Райан.

— Откуда ты знаешь? Терновник тебе сказал? — Феликс скрестил руки. — Ага, это Ливия.

— О, у тебя была девушка? — спросил Панда, сразу заинтересовавшись. — Ты до сих пор любишь её?

— Нет, между нами всё кончено, — прямо ответил Феликс, с печалью глядя в окно. — В конечном счёте, семья решает, что правильно или даже то, что для неё хорошо. Я больше не могу идти на компромисс. Не после того, что я видел.

— Да, я точно понимаю, что ты имеешь в виду, — вздохнул Райан, вспоминая старые плохие деньки с Кровотоком. Он услышал, как жужжит его телефон, и проверил его одной рукой, другой держась за руль. Это было безответственно, но он в своих ранних циклах овладел искусством набирания сообщений во время вождения.

У вас сорок одно сообщение от: Удачливая девушка.

У вас одно сообщение от: Неизвестный.

Фортуна была довольно настойчива.

Стоп. Она прилипла к Мэтти как банный лист, потому что он не обращал на неё должного внимания. Как и сам Райан в этом забеге…

У него было плохое предчувствие по этому поводу.

Так или иначе, он не проверил её сообщения, а вместо этого прочитал текст от неизвестного абонента. Сообщение состояло из одного предложения.

Неизвестный: Апельсин в курятнике.

Райан так резко нажал на тормоза, что всех перепугал.

— Шифу, нельзя писать сообщения за рулём! — пожаловался Панда с заднего сиденья.

— Простите, простите, — ответил Райан, лихорадочно набирая ответ, прежде чем снова поехать в приют. В его голове роилась куча вопросов, но неизвестному он отправил только два.

PlushieTamer: Где и когда?

[1] Песня дуэта Сонни и Шер, в 2008 принятая в Зал славы премии «Грэмми». В фильме «День сурка» именно эта песня звучала из будильника главного героя каждое утро

[2] Возможно, отсылка на Женщину-кошку, которая как раз щеголяет в подобном костюме

[3] Итальянский модный дом

Глава 4 (54) — Азартный человек

— И прямо перед нами вы можете лицезреть знаменитый приют Ржавого города, где в дикой природе вырастают самые опасные существа в мире, — сказал Райан, завершая экскурсию по району своей команде, припарковав Плимут возле входа. — Человеческие дети.

— Ты сгущаешь краски, — усмехнулась Гардероб, глядя в окно. Лен ждала у входа в приют, рядом с ней Сара и ещё один мальчик играли с лабрадором. В отличие от предыдущего цикла, Гений ещё не надела свою водолазную броню, придерживаясь коричневого костюма и водной винтовки.

— Мне кажется, ты недооцениваешь этих существ, — возразил Райан. — Они едят детские конфеты, а по ночам слушают громкую музыку.

— Почему мы приехали именно сюда? — спросил Атомный кот с заднего сиденья.

— Согласно моей информации, Мета-банда собирается сегодня напасть на это место, — сказал Райан, не называя источник. Его слова заставили всех с тревогой взглянуть на него. — Они похитят живущих здесь, если мы их не прогоним.

— Они собираются напасть на детей? — Очаровательное лицо Гардероба побелело от ужаса.

— Хотел бы я сказать, что удивлён, но нет, — пробурчал Феликс.

— Не волнуйся, Шифу, мы их спасём! — с энтузиазмом сказал Панда, прижав руку к своей груди. — Мы сломаем этих злодеев, как… как бамбук!

— Нам нужно будет поработать над твоими каламбурами, высокомерный юный ученик, — сказал Райан, и группа вышла из машины, мгновенно привлекая внимание детей.

— Ого, это Гардероб! — Глаза Сары расширились, когда девочка узнала героиню. Похоже, хоть она и не была так известна, как Виверна, у модельера были свои поклонники.

— Где, где? — спросил другой ребёнок, выбегая из приюта вместе с полудюжиной крошечных дьяволят.

— Рири, — тихо прошептала Лен, пока дети окружали героев; большинство из них просили автограф Гардероба. На лице Панды отразилась сильная зависть к её славе, которую начинающий герой жаждал для себя.

— Ребята, это Лен, она же Андердайвер, — представил их Райан. — Она друг. Коротышка, это Атомный котёнок, моя новая лучшая подруга Гардероб и Суперпанда. Он может летать и стрелять лазерами прямо из глаз.

— Атомный котёнок, да? Никогда не слышал о таком, Квики. — Атомный кот скрестил руки, изучая Лен. — Разве она не преступница? Я слышал, что Вулкан заплатила Частной охране за её освобождение.

Лен тут же напряглась, с подозрением глядя на Атомного кота.

— Твои корпоративные хозяева — вот кто настоящие преступники, — резко ответила она, махнув рукой на Ржавый город. — Это… это их рук дело.

— Не могу с этим поспорить, — со стыдливым смущением признался Феликс. — Ты заботишься об этом месте?

— Кто-то же должен.

— Квиксейв, чудовище! — Гардероб впилась в него взглядом, закончив раздавать детям автографы. — Я так тобой разочарована.

— Ты о чём? — нахмурившись, спросил Райан.

— Как ты позволил своей подруге так одеваться! — громко объявила Гардероб, подошла к очень удивлённой Лен и прикоснулась к каждой части её наряда своими мягкими пальцами. — Её костюм отвратителен!

Очевидно, Лен не знала, как на это отреагировать.

— Я… Что, что…

— Все цвета неправильные, он ничего не символизирует, и он ей вообще не по фигуре! — Гардероб начала касаться груди Лен, к её большому испугу. — Посмотри на её прекрасную фигуру! Весь этот потенциал потрачен впустую!

— П-пожалуйста, прекрати, — взмолилась Лен, словно на неё напал чересчур привязчивый щенок.

— Извини, дорогая, я не могу закрыть на это глаза. — Гардероб убрала руки от Гения и приняла позу, напомнившую Райану скульптуру Родена «Мыслитель». Она пожирала Лен глазами, бедный Гений теперь была красной, как помидор. — Нам нужно серебряное и синее, с чешуей…

— Какая у тебя сила? — спросила Сара Панду.

— О, я могу стать лучшим существом в целом мире! — Зелёный Геном без промедления принял свою животную форму, к большому удовольствию детей. — Оверпанда, овердрайв[1]!

— Это медведь! — взвизгнула маленькая девочка, когда Панда усадил её себе на плечи. — Медведь!

— Такой мягкий и тёплый, — сказал другой мальчик, коснувшись шерсти зверя.

— Ого! — Маленькая Сара посмотрела на Феликса. — А ты можешь превратиться в кошку?

— Нет, — грубым тоном ответил Феликс.

— Но твоё имя…

— Я люблю кошек, вот и всё.

— Ты а, — огрызнулась Сара, прежде чем поддаться миловидности Панды. В конце концов животное легло на спину, позволив детям использовать его живот как батут.

Панда нашёл истинную цель своей силы: развлекать детей.

Райан счёл бы эту сцену довольно забавной, если бы его мысли не занимало кое-что другое.

«Апельсин в курятнике»… Это была шутливая фраза, которую Райан говорил людям, когда те расспрашивали детали о его силе. Но он ни разу не использовал её в этом цикле! Тот факт, что кто-то послал ему это сообщение, мог означать только одно.

Кто-то где-то вспомнил.

Нет, нет, он не должен питать надежды, на случай, если они обернутся ничем. Насколько он знал, это сообщение могло быть передано Хронорадио. Но если кто-то всё же вспомнил, кто это мог быть?

Райан вспомнил три случая, когда он использовал это предложение. Один раз в «Бакуто» во время раннего цикла, один раз с Покровом, когда он спрашивал о его силе, и один раз с Ливией. Это могла быть и Жасмин, но зачем тогда ей симулировать амнезию?

Однако Ливия, похоже, узнала имя Райана. Он также был довольно уверен, что у неё есть вторая сила, как у её отца, которую он пока не полностью понимал. Исходя из того, что знал курьер, она могла позволить ей переносить воспоминания из одного цикла в другой.

Зараза, размышления вызвали больше вопросов, чем дали ответов!

Райан мог поспрашивать бедного котёнка, но ему казалось, что это приведёт к обратному эффекту. Раз это касается Ливии, Феликс может спросить, почему курьер получил сообщения от дочери Августа; он может принять путешественника во времени за крота мафии и всё испортить.

Детям, жаждущим автографа, удалось отвлечь Гардероб достаточно надолго, чтобы Лен вырвалась из её лап.

— Рири, — прошептала Гений курьеру. — У тебя есть план?

— Моя идея как разобраться с Псишоком провалилась, — признал Райан. Он думал, что Гардероб сможет скосплеить Отмену и прикончить похитителя тел. — Нам придётся следовать твоему.

— Надеюсь, это сработает, — сказала она, поднимая водную пушку. — Я никогда раньше этого не пробовала.

Её пузырьковая тюрьма отлично работала против Перезагрузки в предыдущем цикле, так что Райан не сомневался в её эффективности. Если, конечно, у Псишока не было кнопки автоматического самоубийства, чтобы избежать захвата. Псих ничего не использовал против Отмены, но, опять же, в тот раз она аннулировала его перенос тела.

Автоматические триггеры были неприятными штуками. Курьер разработал такой в ранних циклах, но так и не нашёл нужного баланса. Одно из его устройств, предназначенное для защиты от читателей мыслей, в конечном итоге приняло его «сейвы» за попытки манипулирования памятью. В другом случае бомба в груди постоянно взрывалась в неподходящее время. В конце концов Райан полностью отказался от этой идеи, сочтя, что проблем от неё больше, чем теоретической пользы.

Пришёл ли Псипси к тому же выводу? Он не мог сказать, пока они не перейдут черту.

Что, к сожалению, произойдёт совсем скоро. Райан заметил чёрный ржавый микроавтобус Псишока, едущий к приюту, за которым быстро следовал второй.

Мета-банда привела подкрепление.

Этого следовало ожидать. Без Гуля, который служил бы дымовой завесой, Земля, скорее всего, заметила большое скопление Геномов вокруг приюта. Оставалось надеяться, что Адам оставил своих тяжеловесов в резерве для защиты Свалки, а не отправил их всех в приют.

Райан мог обойтись без очередного боя с Кислотным дождём. Тем более, что она убила Кота Феликса при их первой встрече.

— Это они, — догадался Феликс, напрягаясь. — Мета.

— Идите внутрь, прямо сейчас, — сказала Лен детям. — Спрячьтесь в подвале и не выходите, пока я не скажу.

— Но ма… — запротестовала Сара.

— Делай, что я говорю, — твёрже попросила Гений, поднимая свою водную пушку.

— Не волнуйся, милая, — сказала Гардероб, успокаивающе подмигнув. — Герои всегда побеждают.

Если только не получают пулю в голову, но Райан надеялся, что до этого не дойдёт. Дети убежали в приют, остальные Геномы готовились к бою.

— Так, ребята, дайте мне поговорить, пока не начали лететь пули, — сказал Райан, тайком вытаскивая устройство из багажника Плимута Фьюри и пряча его в своём костюме. Он также надел Братья-Кулачки, решив лично познакомить их с челюстью Псишока. — Что бы вы ни услышали, старайтесь сохранять спокойствие.

— Х-хорошо, Шифу, — сказала Панда, ёрзая на месте. Хотя он пытался выглядеть храбрым, Райан мог сказать, что у начинающего героя не было вообще никакого опыта.

— Что это? — спросил Атомный кот, разглядывая костюм Райана. — Какое-то ультимативное оружие?

— Можно и так сказать, — ответил Райан, готовясь к выступлению, пока Мета-банда парковалась перед приютом. — Это прослушка.

Первым из машины вышел Псишок, за ним Дворняга и Комар. Другой миниавтобус остановился рядом, из него вышли ещё два Психа — рептилия-гуманоид и ягуар, ходящий на двух ногах.

Райан вспомнил их обоих из своего самоубийственного забега. По пути к бункеру он переехал ящера, а человек-ягуар, Ракшаса, мог призывать гремлинов.

Две группы были равны, по крайней мере, так казалось.

— Малыш Чезаре. — Сколько бы циклов ни прошло, собственническая манера речи Псишока всегда вызывала марш мурашек по спине Райана. — И очаровашка Лен. Какое замечательное воссоединение.

— Говорил же, что чую пачку Геномов, — сказал Комар, щёлкая костяшками пальцев. Другие Мета, казалось, еле сдерживали себя. Дворняга скалил зубы, хвост ящера бил по земле, а Ракшаса приготовился призвать гремлинов для поддержки. — Думаю, пришло время кровавой жатвы.

— Да, хотя мы приехали только за детьми из этого приюта, сегодня действительно хороший день, — сказал Псишок.

— Тогда тебе придётся объясняться перед Доном Гектором, — солгал Райан, изображая корпоративное высокомерие Терновника. — Он и так вами недоволен, так что я бы не рекомендовал.

Слова Райан заставили Псишока вздрогнуть.

Это был эпический покерный блеф, но Райан знал, что даже с плохими картами он всё ещё может выиграть. Не зря его стиль назывался «лузово-агрессивным»[2].

Мета уставились на своего лидера, который внимательно изучал Райана. Он чувствовал что-то неладное, но тот факт, что он не вскрыл сразу блеф курьера, означал, что он попал в цель.

— Не имел удовольствия встретиться ни с каким Гектором, — сказал сомневающийся Псишок.

— О, ну ладно, в таком случае мы перекроем сок, — лгал как дышал Райан. — Если вы в ближайшее время не добьётесь результатов, можете попрощаться с поставками подделок. Эти запасы и дроны были большим вложением со стороны большого человека, и он не занимается благотворительностью.

Это уже застало Псишока врасплох, потому что Райан не должен был никак узнать эту информацию. Он мог шпионить за ними, но подделки и дроны были надёжно спрятаны внутри бункера. Скорее всего, поставщик сам предоставил информацию Райану… или он мог путешествовать во времени.

Угадайте, что из этого Псипси счёл более вероятным?

— Почему они здесь? — Псишок взглянул на команду Райана. Все они напряглись, а Атомный кот, казалось, переполнился холодной яростью.

— Босс боялся, что вы сорвётесь с поводка, и нам придётся преподать вам урок. — Пальцы Райана опасно дёрнулись. — Придётся ли, Псипси?

Ключом к хорошему блефу была уверенность. Вы должны казаться настолько надменно уверенными в себе, что ваш оппонент усомнится в собственном суждении. Стив Джобс называл это «полем искажения реальности»[3], и это было не так уж и далеко от истины.

Заместитель Мета-банды посмотрел Райану прямо в глаза, напряжение было ощутимым. Их группы приготовились к бою, поскольку сейчас настал момент истины. Курьер стоял твёрдо, с высокомерием человека, убеждённого, что он всегда добьётся своего.

И, к счастью, Псишок уступил.

— Нет, — сказал он, прежде чем указать на место вдали от двух групп. — Там, давай обсудим дела подальше от нежелательных ушей.

Райан взглянул на свою команду и кивнул им. Он надеялся, они смогут молчать, пока ситуация неизбежно не обострится.

Два заклятых врага отошли от своих групп к краю двора приюта.

— Объяснись, — Псишок сразу перешёл к делу. — Мистер Манада специально просил Адама и меня не раскрывать его причастность даже нашим людям. Что изменилось? Почему он послал тебя, а не связался по обычным каналам?

— Кто-то проболтался, — ответил Райан, изображая раздражение на Психа. — Старые каналы больше не безопасны.

— Это не мы, — заявил Псишок. — Как мы сказали твоему работодателю, когда обратились к нему, мы очень осторожны в вопросах безопасности. Если есть утечка, то она с вашей стороны.

— Ага, конечно, — сказал Райан, изображая сильный скептицизм. Он отметил, что Мета первыми обратились к Dynamis, а не наоборот.

— Я лично изменил воспоминания всех, кто участвовал в наших операциях, чтобы минимизировать риски, — настаивал Псишок, вынужденный защищаться. — Утечка исходит не от нас. Ты за этим привёл этих людей? Чтобы я мог проверить их воспоминания?

— Нет, им это не нравится, но они будут держать язык за зубами, — солгал Райан. — Почему большой босс щедро платит тебе за посещение приютов? Только не говори, что этот жирдяй хочет куриных наггетсов на обед.

Жирнибал Лектер был достаточно хитрым, чтобы в предыдущих циклах держать язык за зубами, по крайней мере, до тех пор, пока не взорвал город. Курьер чувствовал, что Псишок не обладает самообладанием своего босса. Он был слишком высокомерен и уверен в своём бессмертии.

— Мы хотим использовать этих гоблинов в качестве солдат против Августи, — невозмутимо солгал Псишок. — Уверяю тебя, мы добиваемся прогресса. Мы вытеснили их из этого района и начали атаковать их поставщиков…

— Бармена и обычных людей, — презрительно ответил Райан. — Где первоклассные цели? Семёрка убийц? Плутон, Нептун? Похоже, вы работаете недостаточно эффективно, а подразделения компании, которые не приносят результатов… сокращаются.

Ладно, может, он слегка переборщил с корпоративными метафорами, но, похоже, это сработало. Ложь Псишока о бункере Мехрона также означала, что Гектор Манада, вероятно, не знал о нём.

Чем больше он слушал, тем больше Райан видел общую картину. Адам каким-то образом узнал о бункере и приехал в Ржавый город, чтобы его раскопать. Но так как ему нужно было время, чтобы сделать это незаметно, лидер Меты пришёл к Гектору Манада, чтобы получить поддельные Эликсиры и усмирить свою банду наркоманов. Адам пообещал нападать на Августи от имени Dynamis, даже не намереваясь выполнить сделку.

Эти ублюдочные Психи с самого начала планировали свергнуть своих «работодателей».

— Как я сказал мистеру Манада, нам не хватает людей, чтобы действовать небрежно, — утверждал Псишок, пытаясь спасти канал поставок. Мета-банда, вероятно, ожидала, что на полное завоевание бункера уйдут недели, и до тех пор они не могли поставить под угрозу поставки сока. — Нам нужно собрать больше информации, прежде чем мы сможем сделать стратегический шаг.

Райан поднял три пальца.

— Три дня, — сказал он. — У вас есть три дня, чтобы добиться результатов.

— Три дня? — В безэмоциональном тоне Псишока послышалось удивление. — Этого слишком мало.

— У вас есть три дня на результаты, — нагло повторил Райан, — иначе сделке конец.

Сейчас он в основном троллил Псишока перед решающим ударом, но он надеялся вызвать у него достаточно сильную панику, чтобы тот разболтал последнюю крупицу пикантной информации. И он не прогадал.

— Я добился значительного прогресса в другом проекте, — утверждал Псишок. — Если мистер Манада пожелает продлить свой срок, я могу ему показать.

Второй проект? Сейчас Райан не был уверен наверняка, что это, но он мог сделать вывод о его природе из различных элементов, скомпилированных из предыдущих циклов.

— Сканирование мозга? — спросил курьер, надеясь, что угадал.

— Ваша технология, хотя и примитивна, но совместима с моей силой, — сказал Псишок, восстанавливая самообладание. — Я могу легко копировать разум из одного мозга в другой, если они достаточно близки.

Как и думал Райан. Он задавался вопросом, почему в предыдущем цикле альянс Dynamis / Мета быстро рухнул со смертью Псишока, но сейчас это обрело смысл. После неудач Меты против Августи и гибели манипулятора мозгами Гектор Манада, вероятно, подумал, что ему следует просто отказаться от этого альянса и замести следы.

— Насколько близки?

— Клоны были бы лучше всего, но мы можем работать с близкими родственниками. Братьями, сёстрами, детьми… — Псишок обозначил короткую паузу. — Это работает даже с Геномами.

— Здесь поосторожней, — сказал Райан, хотя он проследит за тем, чтобы Энрике узнал об этом. — То, что ты подразумеваешь, может быть неправильно понято.

— Я просто говорю, что есть такой вариант, если твой работодатель готов его принять.

И вот так Псишок выдал курьеру всё, что ему было нужно.

Райан посмотрел в небо, надеясь увидеть летающую броню. Сейчас самое время Вулкан объявиться и превратить это в ménage-à-trois[4]. В любую момент. В любую момент…

Чёрт, неужели большее скопление Геномов заставило Жасмин передумать? По крайней мере, Райан был довольно уверен, что может положиться на кое-кого другого.

— Этого для вас достаточно, мистер «Лобовое стекло»? — сказал Райан, взглянув на пустое место.

Псишок застыл в замешательстве, пока не услышал голос из ниоткуда: «Да».

— Ну что ж, — сказал Райан, переводя взгляд на Псишока, который начал понимать, что его перехитрили. — Псипси, ты, наверное, не помнишь, но я кое-что обещал тебе в прошлый раз, когда мы встретились. А Квиксейв всегда выполняет заказ.

Райан неожиданно ударил Псишока в челюсть, а все окна в районе разлетелись на стеклянные осколки.

[1] Возможно, отсылка к пятнадцатому сезону «Могучих рейнджеров»: Операция «Овердрайв».

[2] Один из стилей игры в покер, отличающийся большими инициативностью и давлением на противника (насколько я понял)

[3] Краткая выдержка из Википедии: Энди Херцфельд назвал это способностью Стива Джобса убедить себя и окружающих поверить практически во что угодно, с помощью смеси обаяния, харизмы, бравады, гиперболы, маркетинга, умиротворения и настойчивости.

[4] С французского: Любовь втроём (буквально — «хозяйство на троих») — форма взаимоотношений, при которой три человека живут вместе и имеют сексуальные отношения друг с другом. Является одним из возможных вариантов группового брака, который на постсоветском пространстве традиционно называют «шведской семьёй».

Глава 5 (55) — Минувшее будущее

Глава 55 — Минувшее будущее[1]

И всё так хорошо началось!

Сразу после того, как Райан ударил Псишока в челюсть, Покров раскрыл своё присутствие и выпустил осколки стекла во все стороны. Ситуация быстро переросла в хаотичную схватку, и животные из приюта начали выть как один.

Коротышка немедленно выстрелила в Псишока из своей водной винтовки, жидкость образовала вокруг Меты пузырь диаметром три метра. Злобный телепат боролся внутри, не способный вырваться из жидкой тюрьмы. Тем временем Ракшаса призвал дюжину гремлинов, Атомный кот попытался вступить в ближний бой с Дворнягой, но его откинул поток сжатого воздуха, а костюм Гардероба превратился в косплей Че Гевары. Что касается Панды…

Комар мгновенно налетел на него, когда началась схватка, выделив медведя как лёгкую добычу, кровь которой он мог попить. Вот только он забыл, что ученик Райана был семисоткилограммовым зверем крупнее белого медведя и бил соответствующе сильно.

Панда схватил подлетающего Комара за жало, закрутился вокруг своей оси и швырнул удивлённого Психа в один из чёрных микроавтобусов. Человек-жук врезался в него с такой силой, что сработала сигнализация, и Панда без промедления бросился вперёд, пока противник не успел оправиться.

— Медвежий удар! — проревел Панда, врезавшись в Мету с такой силой, что тот проломил металлические двери микроавтобуса. Затем он начал выбивать из Комара всю дурь своей звериной силой.

Он был…

Он был хорош!

Панда был хорош!

Выглядел он нелепо, но был хорош!

К сожалению, у Райана не было времени понаблюдать за дракой животных. Людоящер из Меты ринулся к пустому месту и впечатал что-то в землю, взлетевшая пыль раскрыла положение невидимого Покрова. Райан предположил, что людоящеру удалось обнаружить стеклянного Генома по звуку или запаху. Вигилант из Карнавала ответил осколками, но они не смогли пробить жёсткую чешую ящера.

Остановив время, Райан бросился на помощь Покрову и врезал «Кулачком» по ящеру. Когда мир вернулся в обычное состояние, удар отбросил рептилию в сторону, дав Покрову возможность улететь. Стеклянный Геном сменил цель, чтобы поддержать Атомного кота осколками, прежде чем Дворняга смог сжечь его пирокинезом.

— Используй камни! — крикнул Райан Атомному коту, который всё пытался вступить в рукопашный бой с Дворнягой. — Используй камни!

— О, хорошая идея! — Феликс быстро сообразил и бросил небольшой камень в Дворнягу, снаряд поразил Психа напротив стены приюта. Лен воспользовалась его временной недееспособностью и заключила его в другой пузырь. Яростный Псих пытался хватать ртом воздух.

К сожалению, оказалось, что пузырь Лен не был достаточно мощным, чтобы полностью обездвижить Псишока. Когда он понял, что всё потеряно, злобный взломщик разумов сумел поднять щупальце над своей головой и пробить себе череп. Псих, чьё серое вещество смешалось с водой, бросил своих людей на произвол судьбы.

— Чёрт, только не снова! — пожаловался Райан, избивая «Кулачком» ящера до бессознательного состояния. Покров начал кромсать гремлинов осколками, в то время как Атомный кот бросал в них взрывные камни, но Ракшаса продолжал призывать всё больше. К настоящему времени сотни тварей угрожали заполонить убежище.

По крайней мере, пока они не заметили Райана и резко не остановились.

— Хм? — спросил путешественник во времени, поскольку твари, казалось, запаниковали. Один из гремлинов приставил два поднятых пальца к макушке, как будто имитируя уши кролика, а затем указал на Райана.

Тревожное выражение на лицах существ превратилось в буйный ужас.

— Погодите, вы меня помните?! — спросил Райан, гремлины тут же побежали прочь, когда он направился к ним. Похоже, они узнали его, даже в новом костюме.

Стоп, ну конечно же! Ракшаса, вероятно, призвал этих существ из другой вселенной, а способность курьера влияла только на эту!

— Вернитесь, — умолял Райан. — Кролики дружелюбны!

Гремлины отчаянно бежали в Ржавый город, к большому шоку и удивлению Ракшасы.

— Эй, а ну вернулись! — приказал человек-ягуар, даже когда Гардероб бросилась на него. — Вернулись, трусы!

Че Гардероб повалила ягуара на землю в стиле Рэмбо и начала бить его. Возможно, костюм дал ей сверхчеловеческие боевые навыки или увеличил силу, но она быстро сковала движения призывателя удушающим захватом. Злобный человек-кот попытался вцепиться в её плоть, но Покров пригвоздил ладони к земле стеклянными шипами.

— Отойди! — предупредила Коротышка, поднимая винтовку. Гардероб отменила удушающий захват и откатилась как раз в тот момент, когда Ракшаса оказался в ловушке внутри очередного пузыря.

— У вас есть право хранить молчание! — Панда прижал окровавленное лицо Комара к капоту микроавтобуса, удерживая его за запястье. — Преступник!

Райану было жаль Комара. Быть избитым этим медведем должно быть больно как физически, так и эмоционально. Через несколько секунд и насекомое, и рептилия присоединились к своим собратьям в пузырчатом заключении.

— Я поймал одного, Шифу! — сказал Панда, его медвежье лицо олицетворяло само счастье. — Я поймал одного! Мы победили!

— Нет, — сказала Лен, единственная удручённая результатом. — Псишок, он сбежал.

— Я бы не назвал это «сбежать», — Атомный кот указал на плавающий труп в водяной тюрьме Коротышки.

— А они вообще могут выжить в этих пузырях? — спросила Гардероб, когда Дворняга и Ракшаса потеряли сознание в своей тюрьме, а раненый Комар задыхался. — Они монстры, но убивать их… от этого у меня нелегко на душе.

— Они выживут, — кивнула Лен. — Эта специальная вода при прямом контакте с кожей обеспечивает их достаточным количеством кислорода, чтобы выжить… но недостаточным, чтобы оставаться в сознании. Их тело впадает в анабиоз, чтобы сохранить биологические функции.

В общем, «сражение» завершилось сокрушительной победой, но, к сожалению, Коротышка была права. Они поймали только пешек, а Псишок выжил и будет снова с ними сражаться. Это означало, что Мета могли не только удерживать своих рабов с промытыми мозгами, но и управлять мехом Мехрона.

Пока герои Dynamis радовались, на лице Лен оставалась горечь.

— Я… Я должна была оказать большее давление, — сказала она, обвиняя себя в побеге Псишока. — Если бы я увеличила кислородный коэффициент, я могла бы… я могла бы заставить его быстрее потерять сознание.

— Коротышка, всё в порядке, — утешил её Райан. — Рано или поздно мы достанем этого кальмара.

— Ты задолжал нам объяснения, — отругал Атомный кот Райана. — Кто был этот невидимый парень?

— Этот парень? — Райан обернулся и понял, что Покров исчез. Он, должно быть, стал невидимым и ушёл, прежде чем другие начали задавать неудобные вопросы. — Подлый ублюдок, я ненавижу, когда он так поступает!

— К чему всё это было? — Атомный кот продолжал расспрашивать. — Это связано с Гектором? Я ведь правильно думаю, что это тот самый Гектор?

— Ты не слышал, что ли? — рявкнула Лен, чей гнев на Dynamis был сильнее её социофобии. — Ваш работодатель финансирует Мету.

— Ооо, заговор? — спросил Панда, явно в восторге. — Панда весь во внимании.

— Я слышала, но это невозможно, — возразила Гардероб, её причудливость сменилась скептической нахмуренностью. Даже её костюм сменился с иконы Южной Америки на нормальный. — Зачем ему это делать? Зачем помогать монстрам вроде этих Психов? В этом нет смысла.

— Вам просто нужно послушать запись Псипси, — сказал Райан, распахивая пальто, чтобы показать спрятанную в нём прослушку. — Наш генеральный директор нанял его, чтобы нападать на Августи.

Чтобы доказать свою точку зрения, он включил запись. Атомный кот переполнился яростью, Панда молча плюхнулся на задницу, а Коротышка…

Когда она услышала, как Псишок говорит о детях, она выглядела прямо-таки убийственной. За все те годы, что он её знал, Райан ни разу не видел её такой.

— Но в этом нет смысла, если бы об этом стало известно, это было бы катастрофой для имиджа компании, — упиралась Гардероб, сосредоточившись на маркетинговой стороне дела. — Это может быть самозванец, пытающийся испортить репутацию мистера Манада, или Мета мог солгать, чтобы запятнать её. Я хочу сказать, именно это и скажет PR.

— Кто ещё мог доставить ящики с поддельными Эликсирами Мета-банде? — раздражённо ответил Феликс, сжав кулаки. — Я знал, что они — змеи, и всё же позволил им укусить меня.

— Но, кхм, если это правда, — прокашлялся немного испуганный Панда. — Не значит ли это, что мы знаем слишком много? Так ведь и бывает в фильмах, да? Мы слишком много знаем, поэтому мы все умрём!

— Никто не умрёт! — запротестовала Гардероб, уперев руки в бока. — Мы сделаем всё по правилам и отнесём эту запись нашему менеджеру.

— Но что будет, если он тоже причастен к заговору?

— Ты знал, что это случится, когда привёл нас сюда, — обвинил Атомный кот Райана. — Такой у тебя был план с самого начала. А кто был этот невидимый парень?

— Он друг, — сказал Райан. — Он очень застенчивый и не такой прозрачный, каким кажется, но он хороший парень. Вигилант.

— Вот зачем ты завербовал Панду? — спросил Панда у Райана, его глаза расширились от надежды. — Ты не мог доверять никому другому?

Это…

Как ни странно, технически это было правдой. Райан был абсолютно уверен, что Панда никак не связан с каким-либо заговором, потому что никакие иллюминаты в здравом уме не станут его нанимать.

— Совершенно верно, юный ученик, — ответил он, ткнув пальцем в сердце животного. — Я выбрал тебя из-за этого.

— М-моей печени?

— Нет, твоего чистого сердца! — Райан легонько ударил его по затылку. — Тебе ещё многому предстоит научиться!

— Так, так, эти вопросы явно вне моей компетенции, — сказала Гардероб, глубоко вздохнув и взглянув на Мета-банду. — Перво-наперво, что нам делать с этими парнями? Как долго продержатся эти пузыри?

— Часы, — лаконично ответила Лен.

— Так, хорошо, этого более чем достаточно, чтобы доставить их в Башню Оптимейтс, — кивнула Гардероб. — Все любят аресты по правилам!

— Чего, ты всё прослушала? — сказал Кот Феликс полным гнева тоном. Он оставил свою семью ради Dynamis, чтобы творить добро, и компания его разочаровала. — Если мы это сделаем, они вернутся на улицу через несколько часов!

— Тогда что, убьём их? — огрызнулась Гардероб. — Мы не можем этого сделать, мы не вигиланты. Мы стоим за что-то. Необходимо соблюдать надлежащие процедуры.

— Ты предпочтёшь придерживаться своего контракта и рискнуть отпустить этих парней на волю? Они пытались похитить детей, чтобы превратить их в солдат!

— Эй, эй, все успокойтесь! — сказал Райан, прежде чем спор стал ещё более напряжённым. — Слушайте, у меня есть предложение: мы звоним нашему любимому менеджеру, он присылает помощь для сопровождения преступников, и мы отдаём ему запись. Вот ради чего я прежде всего её сделал.

— Это я могу принять, — кивнула Гардероб. — Я уверена, что Энрике со всем этим разберётся.

Атомный кот скрестил руки и с подозрением посмотрел на Райана.

— Вы оба в этом замешаны. Ты и Терновник.

— Извини, котёнок, это совершенно секретно.

— Вы оба в этом замешаны, вы пытаетесь разоблачить Гектора. — Он сделал короткую паузу. — Хорошо.

— И, очевидно, о том, что вы слышали сегодня, — Райан взглянул на каждого и приложил палец к маске там, где должны были быть губы, — шшш…

— Панда будет нем, как могила, — пообещал его ученик, прежде чем подняться на ноги. — Могу я произвести арест перед камерами? Вывести преступников из машины в башню?

— Ах да, это будет твой первый арест! — Гардероб ответила с радостной улыбкой. — Вот увидишь, свой первый раз ты никогда не забудешь. А с твоим новым костюмом, я уверена, ты взлетишь вверх в чартах популярности!

— Насчёт костюмов: почему Че Гевара? — спросил Райан, которого уже какое-то время беспокоил этот вопрос.

— Потому что PR никогда не разрешает мне носить его, как и костюм Фиделя Кастро, — призналась она, немного смущённая. — Они говорят, что он слишком подрывной, даже если я могу пережить что угодно, когда ношу его форму!

Лен оживилась — это сработал её коммунистический радар.

— Ты марксист?

— Эм, я бы сказала, что скорее социал-демократ, — призналась Гардероб, чем разочаровала Лен. Модельер сразу же постаралась поднять ей настроение. — Но я симпатизирую! Симпатизирую!

Райан услышал сигнал своего телефона и понял, что кто-то прислал ему сообщение.

— Мне нужно идти.

— Что? Но ты пропустишь фотосессию! — сетовала Гардероб, глядя на него. — Квиксейв, это будет идеальный момент представить миру свой новый костюм!

— Извини, мне с Коротышкой нужно отвести детей домой, — сказал Райан; Лен, нахмурившись, уставилась на него. Хотя временная кончина Псишока не требовала ответа от Большого Жирного Адама, Мета, вероятно, снова нанесёт удар по приюту своими тяжеловесами, если не эвакуировать детей. — А после этого у меня свидание.

Неизвестный звонивший прислал ему приглашение.

* * *
Этим вечером Райан ехал на Плимуте Фьюри к югу от Нового Рима, а Лен сидела на соседнем месте. Они миновали шоссе и оказались в месте, которое можно было назвать только трущобами.

Ну, может, он преувеличивал. Место было ужасно грязным, земля была усеяна использованными принадлежностями для наркотиков, использованными презервативами и даже гильзами, но всё было не так плохо, как в Ржавом городе. Райан не видел диких собак, роющихся в мусорных баках, и люди гуляли без чувства паранойи, что было характерно для северных районов. Это место было дырой, но за порядком здесь следили.

Райан припарковал Плимут Фьюри на стоянке у особенно непривлекательного мотеля, краска на стенах отслаивалась, а неоновая вывеска мерцала. Курьер заметил рядом остатки бассейна, давно осушённого. Только в одной из комнат, находящейся на первом этаже, горел свет.

Дверь к ней охраняла Отмена. По крайней мере, его подозрения подтвердились.

— Это здесь, — сказал Райан, проверяя адрес, присланный таинственным звонившим.

— Я… я знаю это место, — тревожно нахмурилась Лен. — Его называют мотелем «Мёртвая земля».

— Да, мне он тоже кажется довольно мёртвым.

— Рири, — сказала она, озабоченно глядя на него. — Его называют так потому… потому что здесь пропадает много людей.

Это его не удивило. Это место находилось недалеко от горы Августа и было достаточно изолированным, чтобы не вмешивалась Частная охрана. Что его удивило, так это то, что Коротышка настояла на том, чтобы пойти с ним, после того, как она эвакуировала детей в своё подводное убежище. Это согрело его сердце.

— Если бы они хотели убить меня, они бы не прислали мне приглашение.

— Ты… ты уверен, что хочешь это сделать?

Райан взглянул на Отмену.

— Это единственный способ убедиться, — ответил он, прежде чем улыбнуться своему партнёру. — И с тобой в качестве прикрытия мне нечего бояться.

— Н-не шути на этот счёт, пожалуйста.

— Ага, но я должен признать, — он улыбнулся под маской, — хорошо, когда кто-то приглядывает за моей спиной.

— Да… я тоже так считаю. — Она отвела взгляд. — Пожалуйста, будь осторожен, хорошо?

— Клянусь.

После этих эмоциональных слов Райан вышел из машины, поднялся по лестнице на первый этаж мотеля и направился к Отмене.

— Привет, Грета, — махнул ей путешественник во времени. — Мортимер рядом?

— О, привет! — ответила она, помахав ему рукой с той же милой дружелюбностью, что и всегда. — Он прячется в углу.

— Иуда, — раздался голос Мортимера, но Райан не был уверен, исходил он из стены или из земли. — Иуда!

— Но мы разве встречались? — спросила Отмена у Райана с дружелюбным выражением. Курьер никогда не видел, чтобы она меняла его, вне зависимости от цикла. — Я всегда помню маски и лица.

— Ну, ты пока не пыталась убить меня, — пошутил Райан.

— О, хорошо, я бы места себе не находила, если бы упустила тебя!

— Но если ты здесь, чтобы убить меня, можем мы выбрать что-нибудь более достойное, чем мотель? — спросил Райан и указал на север. — Кажется, через две улицы есть общественные туалеты.

— Всё в порядке, мы здесь для безопасности, — заверила его Грета, указывая на дверь. — Кое-кто хочет с тобой познакомиться.

Как он и предполагал. Бросив последний взгляд на ждущую его нервничающую Лен, Райан открыл дверь номера и вошёл внутрь.

К его удивлению, внутри он выглядел намного уютнее и больше, чем казалось снаружи. На самом деле это была довольно обычная комната, с кроватью королевского размера и различными удобствами, хотя синяя краска на стенах Райану совершенно не нравилась. Кто-то накрыл обеденный стол, включающий кофейные чашки, шахматную доску и даже печенье.

Хозяйка сидела с другой стороны, ожидая его.

— Спасибо, что пришёл, Квиксейв, — сказала Ливия Августи, когда он закрыл за собой дверь. — Или мне следует называть тебя Райаном?

Райан нахмурился, слегка озадаченный.

— Ты не знаешь?

— Не совсем, — признала принцесса мафии. — Но мы ведь встречаемся не в первый раз, не так ли? Как я звала тебя, прежде чем ты повернул время вспять?

Она знала.

Чёрт возьми, она знала, а Отмена была в трёх метрах отсюда.

— Ты звала меня Райаном, — ответил он, стараясь не показывать свой страх. — Мы были случайными знакомыми.

— Как я и думала, — ответила она задумчиво. — «Апельсин в курятнике»… Меня озадачило значение этой фразы, но теперь я понимаю. Это было послание в бутылке. Сигнал бедствия, брошенный в море в надежде, что он попадёт к нужному человеку.

Принцесса Августи налила Райану чашку кофе и пригласила его сесть.

— Ну, твоя бутылка попала ко мне, — сказала Ливия с улыбкой. — Давай вместе её откроем.

[1] Возможно, отсылка к фильму «Люди Икс: Дни минувшего будущего»

Глава 6 (56) — Душевный разговор

Долгое время Райан не произносил ни слова.

Он положил маску на край стола возле шахматной доски и продолжал смотреть на чашку кофе, из которой шёл пар. Курьер мог погрузиться в горькую тьму мягкого восхитительного напитка.

Всё, что угодно, чтобы снять напряжение в комнате.

— Твоя чашка не отравлена, — сказала Ливия и откашлялась. На ней была чёрная водолазка, стильная, но повседневная. — Ты был бы уже мёртв, если бы я этого хотела.

— Яд всё равно не подействует. — пожал плечами Райан, после чего схватил печенье и окунул его в кофе. — Но прямо за дверью сейчас стоят два киллера, а люди называют это место мотелем «Мёртвая земля». Если подумать, название у него как у тематического парка ужасов…

— Они ради моей безопасности. — Ливия обхватила чашку с кофе, чтобы лучше чувствовать тепло на пальцах. — Насколько я могу судить, моё предыдущее «я» внезапно погибло.

— Это был не я, — возразил Райан.

— Как я могу быть уверена? — спросила она, нахмурившись. — Я знаю, что ты солгал старой мне о своей способности. Ты сказал ей, что можешь прыгать в альтернативные реальности, когда на самом деле ты можешь вернуться в прошлое.

— Метафорически это правда, — с невозмутимым лицом сказал Райан и съел печенье. Оно оказалось довольно сладким, но не таким уж и хорошим.

— Это равносильно тому, что ты солгал, — так же невозмутимо ответила Ливия. — Я бы привела Крипто на это собрание, если бы могла, но с ним произошёл несчастный случай, связанный с хоккеем. Полагаю, за этим стоишь ты?

— Я предупреждал его! — запротестовал Райан. — Я предупреждал Луиджи, что, если он продолжит портить мои забеги, ничего хорошего между нами двумя не будет!

Курьер поставил перед собой цель атаковать правдоруба в каждом цикле, даже тогда, когда он не присоединялся к Августи. Райан рассматривал это как упреждающую самооборону.

— Что подтверждает мои опасения, — сказала хмурая Ливия, глядя ему в глаза. — Ты не хочешь, чтобы твой секрет был раскрыт, и при необходимости применяешь насилие, что скрыть его.

— Кто бы говорил, мисс «Две силы».

Она вздрогнула.

— Я… я не понимаю, о чём ты.

— Ага, конечно, — сказал Райан, испытывая искренний соблазн встать из-за стола, наплевав на последствия. — Слушай, ты можешь сказать, что именно тебе нужно? Иначе я открою дверь.

— Если ты сейчас попытаешься покинуть эту комнату, у меня не останется выбора, кроме как устроить на тебя охоту, — заявила Ливия, её глаза были полны железа. — Твоя сила слишком могущественна, чтобы игнорировать её, и я не уверена, что в будущем ты не станешь угрозой для моей семьи.

Курьер впился в неё взглядом, но она оставалась непреклонной.

— Райан, единственная причина, по которой я ещё не пошла к отцу со своими подозрениями, — это то, что предыдущая «я», похоже, ценила тебя, — предупредила она. — Я даже отозвала Вулкан, когда она хотела тебя выследить. Не упускай эту возможность.

Райан пытался сообразить, как ему с этим быть. Она не запоминала циклы, но, похоже, могла передавать информацию из одного в другой, что делало её невероятно опасной.

Мог ли он свести на нет её преимущество, отменив её силу? Он всегда мог попытаться убедить Отмену выступить против её работодателя, но этот вариант казался слишком нереалистичным и трудным. Если дочь Августа действительно могла взаимодействовать с альтернативными вселенными за пределами его досягаемости, то даже смерть не решит проблему окончательно. Она сразу вернётся к охоте на него в следующем забеге, и это ещё не считая непредвиденных обстоятельств, которые она создаст

Это был не наихудший сценарий, но чертовски близкий к нему.

— Тогда я спрошу ещё раз, — сказал Райан. Он не хотел казаться раздражённым, но эта ситуация невероятно его беспокоила. — Что тебе нужно?

Ливия вздохнула, собираясь с силами.

— Я хочу правду.

— Правду? — повторил Райан, на плечах которого висел груз бесчисленных лет. — Правда причинила мне столько горя, что я, наверное, отказался от неё. Некоторые мне не поверили. Некоторые поверили и сошли с ума. Некоторые дошли до того, что пытались уничтожить меня, потому что не хотели забывать. А некоторые…

Мысли курьера обратились к Жасмин.

— Некоторые поверили и пытались помочь. И всё же я продолжал умирать, и они забывали. Снова, снова и снова. — Райан тяжело вздохнул. — Это самое худшее, потому что к этому я так не привык.

Во взгляде Ливии промелькнул намёк на сострадание, но она восстановила ледяное поведение.

— Думаю, я понимаю, — сказала она. — Не скажу, что могу полностью постичь то, через что ты прошёл, но я думаю, что понимаю твою точку зрения.

— Не можешь. И будь благодарна за это. — Райан взял свою чашку кофе. — Отцу ты не рассказала, но говорила ли ты кому-нибудь другому?

— А что? — Её тон стал оборонительным. — Ты хочешь заткнуть меня?

— Нет. — Райан не смог бы, даже если бы захотел. — Но больше половины ваших «олимпийцев» — кровожадные мудаки. Я не хочу, чтобы кто-нибудь из них знал мою истинную силу.

— Если ты не планируешь пойти против них, тебе нечего бояться.

— Да неужели? — невозмутимо ответил Райан. — Твой отец лично выслеживает всех, кого он хотя бы отдалённо расценивает как угрозу для него. Как думаешь, что сделает Молниеносный зад, если узнает, что я могу путешествовать во времени?

— Я… — Его аргумент, казалось, попал в цель. — Я могу отговорить его.

— Я не верю тебе, — сухо ответил Райан. — И давай не будем говорить о «блаженстве».

— Он к нашему разговору не имеет никакого отношения, — напряглась Ливия. — Не пытайся сменить тему.

— Ещё как имеет, — продолжал гнуть линию Райан, потягивая кофе. — «Блаженство» вызывает бесплодие у людей без способностей. Я думал, что Геномы избавлены от этого неприятного побочного эффекта благодаря улучшенному метаболизму, но теперь нет. Нарциния может создавать жизнь так, как она того захочет, и потому она никак не может не знать об этом, и она слишком хороша, чтобы не исправить эту проблему. Следовательно, это не баг, а фича.

Пальцы Ливии дрожали на чашке, её лицо сморщилось.

— Зачем картелю делать бесплодными большинство своих клиентов? Для меня это не имело смысла, пока я не увидел твоего отца и его команду. Такие люди, как Марс, смотрят на обычных людей свысока, как на скот. — Райан фыркнул. — Твой отец хочет убить обычных людей. «Блаженство» — не продукт, это оружие.

— Думаешь, я хотела этого?!

Гнев прорвался сквозь маску Ливии, и эта внезапная вспышка заставила Райана отшатнуться в кресле.

— Думаешь, я не пыталась изменить это?! — Настала её очередь зарычать на него, сдерживаемый гнев вырывался на поверхность. — Думаешь, я не пыталась закрыть эту лабораторию смерти тысячу раз? Думаешь, мне хочется, чтобы люди ассоциировали имя моей семьи с наркотиком, от которого ежегодно умирают тысячи людей? Думаешь, я хочу этого?

Райан, изумлённый, ничего не сказал, а Ливия закрыла лицо руками.

Она… она, казалось, пыталась сдержать слёзы.

— Отца не переубедить, — раздался её слабый голос. — Он будет прислушиваться ко мне почти по любому вопросу, но «блаженство»… это его любимый проект. Его наследие. Нарциния… эта девушка могла сделать мир намного лучше. Она чудо. Но отец… отец не хочет никого спасать. Он предпочтёт быть королём кладбища.

Ливия больше не была похожа на царственную, уверенную в себе дочь Августа. Маска пала, и под ней Райан увидел молодую женщину под слишком большим давлением, на которую возложили нежелательные ожидания.

В этот момент она выглядела настолько уязвимой, что гнев Райана улетучился.

— Ливия, тебе не нужно этого делать, если ты не хочешь, — сказал он, взяв её за руку. Её пальцы на ощупь были такими холодными. — Даже если они твоя семья. У тебя есть право уйти.

— Я должна, — ответила она, отталкивая его руку и вытирая слезы. — Иначе организацию возглавит кто похуже.

Ливии потребовалось несколько секунд, чтобы вернуть самообладание, она вдыхала и выдыхала, пока Райан смотрел.

— Я просто хочу защитить свою семью, Райан, — сказала она. — Если… кем бы они ни были, они остаются моей семьёй. Мой отец… мой отец такой, какой есть, но, в конце концов, он всё ещё мой отец. Ты понимаешь?

От этих слов Райан вздрогнул, поскольку они вернули его в самые мрачные дни его детства.

— Я не хочу, чтобы они умерли, — вздохнула Ливия. — Это всё, о чём я прошу. Я хочу их защитить. От Dynamis, от Меты. Если потребуется, от тебя.

— Ты не сможешь оградить их от последствий их действий. — Угроза Карнавала уже нависла над империей Августа.

— Я знаю, но я всё равно буду пытаться защитить их. Если… — Она изо всех сил пыталась подобрать слова, её брови сузились от сдерживаемого разочарования. — Я просто хочу знать, что ты им не угрожаешь. Что ты не собираешься нас убить. Если ты можешь гарантировать это, тогда… тогда я сохраню твои секреты и оставлю тебя в покое. Это всё.

Райан открыл рот, закрыл и, в итоге, решил её успокоить:

— Я не хочу убивать тебя или твою семью, Ливия.

Если подумать, разве не этого он всегда хотел? Кого-то, кто сможет вспомнить его? Его первой инстинктивной реакцией была паранойя, но в предыдущем цикле она только помогала. Молниеносный папаша был невероятным засранцем, но его дочь казалась… славной, за неимением лучшего термина?

— Дело в том, что я… — сказал Райан, пытаясь подобрать слова. — Я всегда надеялся, что произойдёт что-то подобное. Что появится кто-то вроде тебя и вспомнит меня. Но теперь, когда это наконец случилось, я не знаю, что с этим делать. Это…

— В новинку? — предположила она со вздохом.

— Да, — кивнул он. — И не забавно. Я привык всё контролировать в цикле, а теперь ты угрожаешь лишить меня всего моего прогресса.

— Я понимаю, — ответила Ливия с натянутой улыбкой. — У меня такие же чувства на твой счёт. Я никогда не встречала человека, невосприимчивого к моей силе. Это… немного страшно и тревожно. Я не знаю, чего ожидать.

Они оба боялись друг друга.

Дилемма ежа снова в деле!

В конце концов, после долгой минуты размышлений, Райан принял решение. Это был очень рискованный ход, но он уже давно бросил свои фишки на стол. С таким же успехом он мог бы дождаться ривера[1].

— Хорошо, если ты хочешь знать всю правду о моей силе, то я дам её. — Он будет с ней так же честен, как с Лен и Жасмин. — Но доверие — это улица с двусторонним движением.

Некоторое время она с задумчивым лицом обдумывала его предложение.

— Что ты хочешь взамен?

— Я тоже хочу правду.

— Откуда мне знать, что ты не воспользуешься информацией, которую я предоставлю, против меня во время следующей попытки?

— Какие гарантии, что ты не отправишь свою армию Геномов по мою душу? — Райан пожал плечами. — Дело в том, что если ни один из нас не желает рисковать, то у нас останется всего один путь. И…

Он посмотрел на эту женщину, которая так сильно напоминала ему кое-кого другого.

— И я не хочу им идти.

Дочь Августа ничего не сказала, обдумывая предложение и потягивая кофе. В конце концов она приняла решение.

— Хорошо, — объявила Ливия, ставя чашку на стол. — Я принимаю твои условия.

— Тогда первый вопрос, — спросил Райан, глядя на стены. — Почему этот мотель?

Она слегка усмехнулась, снимая часть царящего в комнате напряжения.

— Это первое, что ты хочешь знать?

— Здесь уютно, но краска на стенах не в моём вкусе. Тебе бы попробовать фиолетовый, он отлично со всем сочетается.

— Мы с Феликсом использовали его как своего рода «укрытие», — призналась Ливия, глядя на шахматную доску. — Это было личное убежище, которым мы пользовались, когда хотели побыть подальше от наших семей. Он 3, и те немногие, кто о нём знает, держат свой рот на замке. Поскольку ты присоединился к «Иль мильоре», я подумала, что это будет хорошая нейтральная территория.

Райан усмехнулся.

— Я отругаю котёнка за отсутствие вкуса.

— Как он? — спросила она мягким тоном, словно боялась ответа. — Феликс?

— Разве ты не знаешь, с твоей-то силой? — спросил Райан, прежде чем честно ответить. — Он в порядке, но разочарован. «Иль мильоре» оказались не так хороши, как их рекламируют, но он оправится. Но я не думаю, что он вернётся.

— Не вернётся, — вздохнув, согласилась Ливия. — Его родители верят, что он «поумнеет» и вернётся в лоно семьи, но мне лучше знать. Он всегда был слишком упрямым, на свою голову.

После короткого молчания Райан решил перейти к главной теме.

— Как ты запомнила?

— Сначала ты, Райан, — ответила она, глядя ему в глаза. — Сначала ты.

— Тебе короткую версию или длинную?

— Длинную, — твёрдо сказала она.

Райан сильно склонялся к тому, чтобы солгать ей, но, в конце концов, отказался от этой идеи. Как бы странно это ни было, курьер выполнял свои обещания, даже если о них помнил только он один.

Так что он рассказал ей обо всём без недомолвок.

Ливия слушала его объяснения с непроницаемым лицом, пока он не добрался до конца своего рассказа. Он отдал бы всё, чтобы узнать, что она думает, но её покерфейс был почти так же хорош, как у самого Райана.

— Понятно, — сказала она, когда он закончил.

— Если хочешь меня убить, сейчас самое время, — ответил Райан. — Или, по крайней мере, ты можешь попробовать.

— Я…

Ливия остановилась, и курьер был уверен, что она тоже размышляет, не солгать ли ему.

— Ты прав, Райан. У меня две силы. Не одна.

Но, по итогу, она оказалась благородной женщиной.

— Ты выпила два Эликсира, — сказал Райан. — Как твой отец.

— Я сделала это первой, — призналась она. — Я выпила Синий Эликсир, который дал мне возможность видеть параллельные временные линии. И с этой силой я поняла, что и мой отец, и я в альтернативных реальностях можем обладать двумя способностями без каких-либо побочных эффектов.

— Генетическая особенность? — спросил Райан, принцесса кивнула в подтверждение. — А что насчёт твоих дяди и тёти?

— Они не унаследовали необходимые гены. В тех реальностях, где они выпивали второй Эликсир, они всегда становились Психами. И даже в моём случае третий Эликсир превратил бы меня в монстра.

Ливия откашлялась и поправила волосы, как учительница перед лекцией.

— Как бы то ни было, моя сила позволяет мне видеть и слышать через глаза и уши альтернативных «меня». Ограниченное количество.

— Насколько ограниченное? — спросил Райан, украв второе печенье.

— Шесть, — сказала принцесса, прищурившись. — Если нужна метафора, я могу одновременно смотреть до шести плазменных экранов. Я могу переключать каналы, но не могу выключить экраны. Моя сила всегда активна.

— И ты поняла, что я могу вернуться в прошлое, поговорив с этими альтернативными «я»?

— И да, и нет, — призналась Ливия. — Дело в том, что я не воспринимаю других Ливий напрямую. Я пользуюсь хабом. Мне сложно это описать, но я постоянно вижу себя в двух местах. В том, где я сейчас нахожусь, и в синем месте, где я могу выбирать каналы. У меня шесть экранов, но я смотрю их в комнате.

— И ты можешь взаимодействовать с этой «синей комнатой»? — сразу понял Райан.

— Да, я могу записывать голоса и заметки, как в архиве, — кивнула она с улыбкой, радостная, что он её понял. — Я увидела заметки, которые, насколько я помню, я не писала. Я предположила, что мои альтернативные «я» также имеют доступ к этому месту и записывают информацию… пока я не встретила тебя.

— Ты сделала обо мне заметки, — предположил Райан. — Записки с датами о том, как ты встретилась с лихим плутом, которого твоя сила не могла воспринять.

— Я бы не назвала тебя лихим, — поддразнила его принцесса. Теперь, когда они оба открылись, напряжение между ними постепенно уменьшалось. — Но да. Если бы они были записаны другой «я», то она не смогла бы тебя воспринять. То, как мы познакомились, тоже отличалось, и интуиция подсказывала мне, что ты меня уже знаешь.

— Но как ты поняла, что я путешествую во времени?

— Я ничего не знаю о видеоиграх, — с робкой улыбкой призналась дочь Августа. — Так что я посмотрела, что значит твоё имя. Я быстро соединила концы с концами, и меня осенило.

Райан моргнул, глядя на Ливию, пытаясь понять, серьёзна ли она. Этого не могло быть…

— Ты поняла это, а ты даже не геймер? Нет слов, чтобы описать моё полнейшее разочарование.

— Я удивлена, что ты пошёл на такой риск с подобным именем, — сказала она. — Если только это не была ещё одна бутылка, брошенная в море?

Может быть. Райан проигнорировал вопрос, сосредоточившись на механике её силы.

— Элементы заставили меня думать, что все настоящие Геномы черпают свои силы из более высокого измерения, которое воплощает суть их цветов. — Чем больше Райан думал об этой теории, тем больше в неё верил. — Энергетическое измерение Красного. Перекрёсток всего пространства-времени Фиолетового…

— Вселенная мыслей и информации Синего? — предположила Ливия.

— Я думаю, ты похожа на меня, — объяснил Райан. — Часть тебя, возможно, психическое присутствие, существует в этом Синем мире. Там тебе позволено записывать информацию вне пространства и времени и смотреть альтернативные реальности.

— Но не моё сознание, — поняла Ливия. — Вот почему мои воспоминания не переносятся, когда ты перезаписываешь нашу вселенную. Интересно, почему я не заметила сдвига времени в этих альтернативных мирах. Некоторые должны были уйти на годы вперёд, если ты на них не воздействуешь.

— Потому что, как я думаю, ты на самом деле видишь не параллельные вселенные. По крайней мере, не такие, как ты их понимаешь, — ответил Райан. — Я думаю, твоя сила создаёт и поддерживает их.

Ливия немного подумала, прежде чем ухватиться за его теорию.

— Ты думаешь, что на самом деле это не вселенные, которые существуют физически, а сложные симуляции?

— Вероятности, которые разрушаются, когда ты перестаёшь наблюдать за ними. Они начинают существовать только тогда, когда ты используешь силу.

— Ммм, с такой точки зрения я никогда это не рассматривала, — призналась принцесса. — Но это объясняет, почему ты не появляешься ни в одной из них. Ты — контролёр. Тот, кто решает, существует ли вообще текущая реальность и все её возможные ответвления. Твоя сила превосходит мою.

— Обе силы? — поддразнил её Райан.

— Мы можем проверить, — сказала она с самодовольной улыбкой. Он вызвал в ней инстинкт соревнования. — Я имею в виду, если хочешь.

Райан принял вызов, поднял руку и поманил пальцами.

— Ты уж постарайся, принцесса.

Он почувствовал что-то в затыл…

* * *
Время, казалось, прыгнуло вперёд, и когда Райан пришёл в сознание, белая пешка и чёрный конь на шахматной доске сдвинулись. Однако Ливия выглядела крайне сбитой с толку.

— Это всё, что у тебя есть, Фиолетовая? — насмехался над ней Райан.

— Это очень странно, — хмуро признала Ливия. — Ты можешь применить свою остановку времени на мне, Райан? Я хочу кое-что проверить.

Он сделал это, и она застыла, как и всё остальное. В отличие от отца, она не могла двигаться в остановленное время.

— Кажется, я почувствовала, что ты её активировал, — сказала Ливия, когда время вернуло ход, и заметила печенье в руке. — Но теперь ясно, что я не невосприимчива к этому.

— Зато твой отец да, — пожал плечами Райан. — Одного из вас достаточно.

— О, правда? — Ливия моргнула несколько раз подряд. — Это… это может кое-что объяснить.

— Что, например? — вскинул бровь курьер.

— Временами папа как будто заикается или останавливается на полуслове, после чего повторяет, что говорит. Дядя думает, что годы дают о себе знать, но никто не осмеливается обсудить это с моим отцом. Он очень чувствителен касательно старения и, полагаю, не хочет, чтобы мы волновались.

— С его точки зрения, это, должно быть, довольно раздражающе, — сказал Райан с ухмылкой, представляя себе эту сцену.

— Я думаю, он будет разрываться между тем, чтобы завербовать тебя ради твоей силы, и тем, чтобы убить тебя за то, что ты такой раздражающий. — Ливия усмехнулась, прежде положить печенье обратно. Райан предположил, что она следит за своим весом. — По крайней мере, если он узнает о тебе.

Райан пообещал себе, что в будущем разыграет Молниеносную задницу с использованием остановки времени.

— Дай угадаю, ты стёрла время и прыгнула мимо него?[2]

— Это отсылка на что-то? — спросила Ливия, и взгляд Райана заставил её почувствовать себя неловко. — Почему ты смотришь на меня так, как будто я жалкая?

Больно быть культурным человеком в окружении невежд. Однажды он займётся обучением этой женщины.

— Моё улучшенное чувство времени говорит мне, что время сдвинулось на несколько секунд вперёд, и я почти уверен, что мы оба сделали по ходу в шахматах, — сказал он, взглянув на доску. — Ты создаёшь временную аномалию, в которой время идёт вперёд, и, поскольку я никогда раньше не испытывал такого провала в памяти, я предположу, что она воздействует на небольшую область.

— Очень хорошая догадка, — признала она. — Да, я создаю локализованную временную аномалию, в которой время ведёт себя странно. События идут так, как шли были, если бы я не использовала свою силу, но все, кроме меня, находятся в трансе и следуют сценарию. В этой аномалии я единственная, кто способна корректировать свои действия и применять силу к объектам, и при этом я неуязвима; а когда время начинает идти нормально, только я помню свои действия.

Ливия скрестила руки.

— По крайней мере… так это работает со всеми остальными.

— Но не со мной, — с ухмылкой сказал Райан. — Моё тайм-фу сильнее твоего!

— Я могу видеть результаты твоих действий, но не взаимодействовать с ними, — призналась она, нахмурившись, её гордость была задета. — Я выставила вперёд белую пешку, и чёрный конь пошёл сам по себе. Как если бы ты был призраком, способным воздействовать на физический мир, но неуязвимым для возмездия. Возможно, это потому, что ты частично существуешь в этом Пурпурном мире.

Их силы так странно взаимодействовали друг с другом, и Райан не осмелился бы пригласить Кислотный дождь за стол.

— Так в этой временной аномалии я что, нематериален? Неуязвим? — Ливия ответила на его вопрос кивком, и курьер вспомнил остров Искья. — Я думаю, ты однажды таким образом могла спасти мне жизнь.

Ливия, должно быть, пыталась «пропустить» время в попытке пережить удар «Бахамута», но её сила, вероятно, иссякла прежде, чем она смогла найти укрытие. В это же время Райан был в батисфере, и странные помехи между их силами заставили устройство уплыть. По крайней мере, это было его лучшее предположение. Ему нужно больше проб и ошибок, чтобы выяснить, как их силы на самом деле мешают друг другу.

Выражение лица принцессы из любопытного превратилось в кислое, глаза смотрели на её кофе.

— Райан, почему ты в прошлом присоединился к Августи, а теперь работаешь на наших врагов? Какую игру ты ведёшь?

— Долгая история, но я согласился разрушить фабрику «блаженства» от имени другой организации, — сказал Райан. — В противном случае они бы взяли дело в свои руки и убили бы много людей.

— Понятно. — Она усмехнулась.

— Как я вижу, ты не против. — Райан нахмурился, когда сработала его интуиция. — Последний цикл, ты настояла, чтобы я поехал на остров Искья во время твоей инспекции обороны. Несмотря на то, что не было никаких причин мне туда ехать. Ты хотела, чтобы я саботировал эту наркоферму.

— Я, должно быть, подозревала, что с тобой что-то не так, — ответила Ливия, глядя в сторону. — Кто тебя попросил это сделать? Dynamis?

— Нет.

Она посмотрела ему в глаза.

— Тогда кто?

Райан заколебался. Он вспомнил, как она вела себя с Покровом в прошлый раз, и у него возникло чувство, что её претензии к Карнавалу были личными. Если она узнает, Августи выследят Покрова, а курьер не хотел, чтобы его прозрачный союзник погиб.

— Я не могу тебе сказать.

Он моментально почувствовал, как в комнате снова нарастает напряжение.

— Понятно, — ледяным тоном сказала Ливия. — Тогда как я умерла в прошлый раз?

— Ты правда хочешь знать? — спросил Райан, и она резко кивнула. — Мета убила тебя из орбитального лазера.

Принцесса моргнула, переваривая его ответ, а затем нахмурилась.

— Ты врёшь.

— Как бы я хотел, — ответил Райан, воспоминание о той катастрофе испортило ему настроение. — Я работаю над тем, чтобы предотвратить это.

— Это невозможно, я должна была это предвидеть, — возразила Ливия.

— Ты продолжала видеть себя умирающей в альтернативных реальностях.

— Тогда это может означать только две вещи, — сказала она, скрестив руки. — Либо у Мета-банды есть метод противодействия моей силе, либо они решили атаковать меня первой в каждой альтернативной вселенной, которую я наблюдала. В противном случае некоторые из моих других «я» должны были выжить.

Мета действительно имели доступ к бункеру Мехрона и находящимся в нём технологиям, но Райан считал второй вариант более вероятным. Зная Большого Жирного Адама, он, должно быть, решил в первую очередь нанести удар по любому предсказателю, способному поднять тревогу о его планах разрушить Новый Рим.

К сожалению, у Ливии возникло ещё больше вопросов.

— Как им вообще удалось получить орбитальный лазер?

Райан взвесил все «за» и «против» рассказа ей об арсенале Мехрона и понял, что риск слишком велик. Август уничтожил его в акте мстительной ярости в предыдущем цикле, но в этом? На пике своего могущества? Этот бог-подражатель, вероятно, решит заполучить бункер в свои руки.

— Я не могу тебе сказать.

— Не можешь сказать? — Ливия впилась взглядом в курьера. — Ты предпочтёшь дать Огру Адаму заполучить оружие массового уничтожения, чем рассказать мне?

— Послушай, я не то чтобы не доверял тебе, — возразил Райан, — но тебе придётся рассказать своему отцу, чтобы он разобрался с этим, и…

— Мой отец не идеален, но он не ест детей на обед.

— Вот какую планку ты установила для человеческой порядочности? — огрызнулся Райан. — Ты знаешь, что он убил настоящих родителей Нарцинии, чтобы использовать её в качестве заложницы против Лео Харгрейвса?

— Её родители были рейдерами и получили по заслугам, — заявила Ливия, стиснув зубы от гнева. — И следи за тем, что говоришь. Харгрейвс убил мою мать.

О? Это объясняло некоторые моменты. Райан отложил этот лакомый кусочек на потом, решительно настроившись разобраться с мистером «Вижу насквозь» по этому поводу.

— Я просто говорю, что тебе следует обратить на это внимание, потому что источник выглядел довольно надёжным. — Несмотря на все его недостатки, Райан стал доверять Покрову за последние циклы. Желание вигиланта творить добро было искренним, хотя и экстремальным. — Он сказал, что её мать хотела помочь миру, и что она обладала силой для этого.

— Кто тебе это сказал? — спросила Ливия, нахмурившись ещё сильнее. — Этого ты мне тоже не скажешь? Я уверена, что это та же организация, которая просила тебя уничтожить остров Искья.

Райан скрестил руки на груди.

— Я не могу тебе сказать.

— Почему? — она в непонимании вскинула руки. — Почему, Райан? Ты говоришь, что не хочешь навредить моей семье, но готов работать с людьми, которые хотят этого. Так почему я должна доверять тебе?

— Потому что я могу сделать всё правильно.

— А что, если ты ошибаешься? — Ливия покачала головой. — Что, если ты взорвёшь остров Искья, когда там будет Нарциния, и этот момент зафиксируется? Что, если Мета-банде удастся убить тебя окончательно? Ты говоришь о доверии, но ты рассказываешь мне только половину истории!

— Тогда что будет, если я спрошу о неуязвимости Молниеносного зада? — ответил Райан, разговор шёл на повышенных тонах. — Ты мне расскажешь?

— Зачем тебе это знать, если ты не собираешься нападать на него? — ответила она сердито. — Я не собираюсь сидеть сложа руки, пока Псих замышляет убить меня и кто знает сколько других, Райан! Так почему я должна довериться тебе, когда ты собираешься держать меня в неведении?

— Потому что я не хочу, чтобы кто-то умер! — зарычал Райан, указывая пальцем на принцессу; его терпение было на исходе. — Включая тебя!

На этот раз его слова заставили её замолчать.

— Ты знаешь, каково это — быть мной? — спросил Райан, разочарование, которое он скрывал десятилетиями, вылилось на поверхность. — Иметь силу помочь всем и знать, что каждый раз, когда я делаю сохранение, я больше не смогу ничего изменить? Что если я оставляю кого-то мёртвым, хотя мог защитить его, то это будет моей ошибкой? Ты знаешь, как легко было бы сказать: «Да и хрен с ними, мне насрать», и никогда не возвращаться?

После этой вспышки они погрузились в неловкое напряжённое молчание. Они зашли в тупик.

— Думаю, тебе стоит уйти, — сказала Ливия, сцепив руки в защитной позе. — Уже поздно, и люди будут задавать вопросы.

Да, они закончили. Пока что.

Без лишних слов курьер схватил маску и направился к двери.

— Райан.

Он замер, держась за дверную ручку.

— Меня не волнует остальная часть организации, но если мой отец, мой дядя или моя тётя умрут из-за твоих планов, я тебя уничтожу, — предупредила Ливия. — То же касается Феликса, Фортуны и Нарцинии.

— Хорошо, у меня есть собственный список, — ответил Райан тем же ледяным тоном. — Лен Сабино, сироты, находящиеся под её опекой, моя нынешняя команда, Матиас Мартель, Джейми, Ки Чон, Ланка, Нарциния, Жасмин и мой кот. Если вы нацелитесь на кого-то из них, клянусь, ты даже не увидишь, как я приду.

Ливия вздохнула.

— Это не конец. Я позже позвоню тебе.

— Конечно, — ответил путешественник во времени, открывая дверь и выходя. — Как скажешь.

* * *
Часы пробили полночь, Райан на Плимуте Фьюри приехал к гавани гавань.

— Ну, вот мы и приехали, — сказал путешественник во времени, обращаясь к своему партнёру. — Уверена, что не хочешь пойти со мной? Я знаю, что ты ненавидишь Dynamis, но они обещали мне квартиру с невероятным видом на город.

Нет ответа. Лен ничего не сказала с тех пор, как они покинули мотель. Возможно, её лекарства больше не действовали, и она обнаружила, что мир на поверхности утомителен.

Или, возможно, она ожидала, что Отмена и Семёрка Убийц вылезут из леса и нападут на них. Но Ливия пока никого не отправляла.

— Коротышка, я знаю, ты думаешь, что тебе нужно доза антидепрессантов побольше, чтобы они подействовали, но, пожалуйста, продолжай лечение, — умолял Райан. — Это для твоего же блага.

— Рири. — Лен посмотрела ему в глаза, не пытаясь скрыть своего беспокойства. — Почему ты так много ей рассказал? Теперь ты не сможешь вернуть свои слова обратно.

Почему?

Райан мог сказать, что у него не было выбора. Что, учитывая силу Ливии, было лучше быть правдивым и попытаться построить хорошие отношения, чем идти на убийство. Он мог сказать, что хотел, чтобы всё изменилось, даже если это было сопряженно с риском.

Но это было бы ложью.

Дело в том, что его причины были глубже.

Непобедимый психопат, пытающийся втянуть свою дочь в положение, которое ей не нравится, и сделавший из неё мишень, потому что никто не может нанести ему непосредственный вред?

Как Лен может его спрашивать «почему»?

— Потому что я уже видел такое, — сказал Райан, глядя на Средиземное море. — И в первый раз это не закончилось хорошо.

[1] Ривер — это четвертый и завершающий раунд торгов в покере, на котором на стол выкладывается пятая и последняя общая карта. После завершения торгов на ривере все оставшиеся в раздачи игроки вскрывают свои карты и определяется победитель раздачи.

[2] Цитата героя King Crimson из «Невероятных приключений Джоджо: Золотой ветер». Основная способность King Crimson — стирать определенный период времени продолжительностью до 10 секунд, начиная с момента активации способности. В течение этого периода времени другие люди не смогут испытать ничего, что произошло, и не будут помнить об этом. По истечении выделенного периода времени они внезапно окажутся в позиции, в которой они должны были оказаться впоследствии.

Глава 7 (57) — Остров доктора Тирано

Глава 57 — Остров доктора Тирано[1]

Райану пришлось отдать Dynamis должное: компания баловала своих героев по самое не хочу.

Энрике предоставил курьеру целый пентхаус, расположенный на двадцать пятом этаже Башни Оптимейтс. Спальня была размером с квартиру, с плазменным телевизором и непревзойдённым живописным видом из окна на город. Номер был снабжён всеми удобствами и со вкусом оформлен, коврами была покрыта каждая пядь земли; каждый предмет мебели был тщательно подобран, чтобы создать атмосферу роскошного отдыха. В ванной комнате был частный бассейн, джакузи и даже бар.

Апартаменты, однако, были только частью сделки. К Райану был приписан персонал, готовый в любой момент выполнить все его прихоти, от обыденных до поистине причудливых. Курьер прощупал почву и узнал, что для него не было почти ничего запретного, вплоть до наркотиков и проституток, пока ни один из его эксцессов не попадает в СМИ. И вишенка на торте: стены и окна были звуконепроницаемыми.

В номере, конечно, были камеры, шпионящие за ним, но Райан взломал их через пять минут после вступления во владение.

Утром 11 мая курьер закончил одеваться в новый костюм, когда услышал звонок в дверь.

— Кто-нибудь, вызовите охрану, чернь у ворот! — заявил он по внутренней связи, увидев по системе видеонаблюдения Гардероб и Атомного кота по ту сторону двери. — Я терпеть не могу вонь среднего класса!

— Не желает ли Ваше Величество пирожное на завтрак? — На этот раз Феликс не надел маску, открыв миру своё истинное лицо… и довольно красивое к тому же! Он был похож на мужскую версию своей великолепной сестры.

— Привет, Райан! — сказала Гардероб гораздо более вежливо. — Можно войти? У нас сегодня плотный график!

Райан опустился до того, чтобы впустить этих гостей в своё логово, несмотря на то, что Атомный кот, на его изысканный патрицианский вкус, очень сильно походил на nouveau riche[2]. Великолепие его апартаментов мгновенно потрясло его товарищей по команде.

— Как так вышло, что твоё жилище больше моего? — спросила Гардероб, лопаясь от зависти, когда они вошли в главную комнату. Диван Райана был больше большинства кроватей королевский размеров и стоял напротив современного домашнего кинотеатра. — Я думала, только члены Про-лиги могут получить пентхаус.

— У меня особые потребности, — ответил Райан, стараясь звучать как можно более пижонски и напыщенно. — Мне становится дурно без трёхсот квадратных метров жилья.

— У меня тоже большой номер, — сказал Феликс, чей грязный плебейский ум не был впечатлён роскошным пентхаусом. — Я думаю, Энрике хочет, чтобы мы чувствовали себя желанными гостями.

А ещё чтобы подкупить их. Во время предыдущего забега Dynamis Райан не получил ничего подобного этому люксу, вероятно, потому, что Энрике не чувствовал необходимости его задобрить.

— Что сказал Зелень, когда вы передали ему запись?

— Он сказал «спасибо» и отправил нас прочь, — усмехнувшись, ответил Феликс.

Обидно, но не удивительно. Терновнику, вероятно, нужно было больше времени, чтобы выступить против своего патриарха.

К сожалению, Райан не был уверен, что это время у них есть, поскольку Псишок до сих пор был на свободе. С одной стороны, его гибель заставила Адама отбросить всякую осторожность в его попытках разблокировать спутник, а Псишок к тому же предоставлял почти бесчисленное пушечное мясо, которое можно бросить против защиты бункера. Райан и Лен предупредили местных, в том числе и Поли, покинуть район, однако курьер понятия не имел, замедлит ли это продвижение Мета-банды.

Райан вспомнил, что провальное нападение Вулкан на Ржавый город произошло 12 мая, во время которого Псишок отправил всех на тот свет с помощью меха Мехрона. Это означало, что даже с Псипси Меты не должны разблокировать всю мощь бункера до этой даты, иначе бы в тот раз они использовали «Бахамут» против захватчиков. Однако после 12 мая этот цикл окажется в неизведанных землях.

И это всё без учёта Ливии.

— И я увидел, как Виверна зашла в его кабинет сразу после нас, — добавил Атомный кот. — Она выглядела очень довольной. Интересно, почему.

— Если хотите услышать все сплетни о героях, то нужная девушка перед вами, — сказала Гардероб с широкой улыбкой. — Вы знали, что Терновник и Виверна то сходятся, то снова расходятся?

— Быть не может! — Райан был потрясён. — А как же Вулкан?!

— Я тоже думала, что у них были страстные отношения то любви, то ненависти, но нет! Чертовщина, кстати, предпочитает девушек, но Виверна вежливо отшила её, когда та заигрывала с ней. — Стилист посмотрела на двух парней своими большими прекрасными глазами. — А вы двое?..

— Я натурал, — быстро сказал Феликс, — и не ищу романтики.

— Я гибок, — сказал Райан соблазнительным голосом, — и доступен.

— Я думала, ты встречаешься с Андердайвер. — Гардероб выглядела одновременно любопытной и слегка разочарованной. — Между вами ощущается романтическое напряжение.

— Всё… — Курьер отвернулся. — Всё сложно. Я ищу что-то новое.

По правде говоря, когда Райан проснулся сегодня утром, его сонный ум гадал, почему Жасмин нет в постели.

А потом он вспомнил, и он в очередной раз почувствовал боль от её потери.

Райан знал, что ему не следовало привязываться к женщине или снижать бдительность, но ущерб был нанесён. Он не хотел забывать Жасмин — не после того, как она заставила его пообещать этого не делать, — но курьер знал только один способ заглушить эмоциональную боль — заполнить зияющую пустоту развлечениями. Лучше продолжать бежать вперёд, чем сидеть наедине со своими сожалениями.

— У вас ситуация как у Бэтмена и Женщины-кошки? Вы сражаетесь по разные стороны закона и хотите быть вместе, но мир сговаривается, чтобы разлучить вас? Знаешь, мы можем с этим работать!

— Эй, Котёнок! — Райан резко сменил тему и обратился ко своему второму любимому коту. — Меня уже давно кое-что беспокоит: у тебя кто-нибудь спрашивал, как работает неуязвимость Молниеносного зада?

— У тебя не получится вечно ускользать от меня, Райан, — сказала Гардероб, решившая узнать всё о его романтической жизни.

Феликс фыркнул, услышав прозвище Зевса-мафиози, но настроение у него всё же испортилось.

— Энрике уже опередил тебя. Понятия не имею, и он убил всех, кто мог причинить ему вред.

— У тебя есть их список? — спросил Райан. С помощью информации, которую он собрал за предыдущие циклы, он, возможно, смог бы раскрыть истинную природу неуязвимости Зевса-мафиози. Он хотел мира с Ливией, но у него было чувство, что однажды ему придётся сразиться с Молниеносным задом, чтобы добиться Идеального забега.

— Я знаю нескольких, но единственный человек, у которого есть полный список, — это Меркурий, главный шпион организации, — ответил Феликс.

— Разве этот говорящий череп не заведует игорными заведениями и отмыванием денег? — спросил Райан. — Кстати, меня всегда интересовало, зачем Августи до сих пор отмывают деньги, когда нет налогов, которые нужно платить.

— Это потому, что подразделение Меркурия — это подводная лодка[3], — ответил Атомный кот.

— Он дышит под водой лучше, чем жуки?

— Это не смешно, Райан, — сказала Гардероб, садясь на диван, но она определённо старалась не улыбнуться его чёрной шутке.

Как выяснилось, пузыри Коротышки, будучи экспериментальной технологией, были не очень надёжными. Водная тюрьма Комара в конечном итоге дала сбой, возможно, из-за его специфической биологии, и вызвала у него повреждение мозга из-за недостатка кислорода.

Впрочем, чего Райан ждал? Коммунисты никогда не могли производить хорошие товары.

— Не знаю, я никогда не пытался его утопить, — сказал Феликс. — Август использует отмытые деньги, чтобы проникнуть в европейские сообщества, которые противостоят ему. Меркурий направляет грязные деньги в «законные» предприятия, которые затем берут под свой контроль компании, учреждения, фермы и так далее… Насколько я слышал, ему даже удалось внедриться к некоторым подрядчикам Dynamis. Не обманывайся, каждое подразделение этой организации поддерживает преступный захват. Все до единого.

Атомный кот после этих слов скрестил руки, а Гардероб включила телевизор и смотрела новости.

— И… как я уже сказал Энрике, я думаю, что с Августом что-то не так.

— Ты имеешь в виду что-то помимо социопатического нарциссизма? — спросил Райан, который всё же разделял его предчувствие.

— Последние несколько лет он был до странности апатичным. Раньше он лично разбирался с некоторыми врагами, чтобы напомнить массам, что он жёсткий психопат, с которым не стоит связываться, но сейчас он позволяет Плутон делать эту работу за него и не покидает свою виллу уже много лет. Папа сказал мне, что он, кажется, временами на несколько минут забывает, что мир существует, а на публике он держит вокруг себя электрический ореол. Когда я спросил Ливию, почему, она не ответила.

— Он болен? — нахмурившись, спросила Гардероб.

— Не знаю, он, по идее, неуязвим. — Феликс пожал плечами. — Может, это просто возраст или депрессия.

Райан так не думал. Курьер, возможно, раздражал Молниеносный зад остановками времени в течение четырёх лет, но чтобы босс мафии выбрался из своего дома, буквально потребовался орбитальный лазер. Курьер видел знаки: больное, угрюмое лицо Зевса-мафиози, скрывавшееся под ярким ореолом, беспокойство членов его семьи в его присутствии…

Что-то было не так с крёстным отцом Нового Рима.

— Эй, смотрите! — Гардероб прервала их обсуждение, указав пальцем на телевизор. — Они о нас говорят!

Райан взглянул на плазменный экран, где новости кратко освещали вчерашние события. В основном репортаже было показано, как Панда с гордостью берёт Психов под стражу, Гардероб отвечает на вопросы журналистов, в то время как Атомный кот их игнорирует, а Энрике поздравляет всех с тем, что Новый Рим стал более безопасным местом. Кому-то также удалось найти фотографию Райана в старом костюме, и в Dynanet насчёт него начали распространяться теории.

По правде говоря, заголовки говорили всё: «Зверинец: новые золотые дети «Иль мильоре»!» «Новая команда героев наносит тяжёлый удар по Психам!» «Кто такой Квиксейв?».

— «Зверинец», серьёзно? — спросил Атомный кот с тяжёлым вздохом. — Надо было назваться Атомным крушителем[4].

— Феликс, маркетинговый отдел не позволил бы тебе использовать такое глупое имя, — сказала Гардероб с ухмылкой. — До меня доходили слухи, что они хотят представить нас как команду, молодую и модную. Я буду лидером, как старший профессиональный герой, а вы будете моими падаванами.

— Юки, нет! — запротестовал Райан в ужасе. — Ты знаешь, что происходит с наставниками в историях о героях? Не становись моим Оби-Ваном, пожалуйста!

— Я знаю, это кажется плохой идеей, но подумай на перспективу! — настаивала Гардероб. — Я могу инсценировать свой уход в костюме Мерлина, и вы, мотивированные моей гибелью, станете настоящими героями! А потом я могу совершить неожиданное возвращение в образе Иисуса!

Феликс явно не понимал её злого замысла, но Райан видел в нём смысл.

— Ладно, — сказал Атомный кот, — пора идти. Нам нужно в штаб-квартиру Dynamis по соседству, где мы встретимся с доктором Тирано.

— Эксперт по Эликсирам? — спросил Райан, внезапно заинтригованный.

— Ага, он хочет изучить наши силы. — Феликс снова пожал плечами. — Панда уже там, проходит тщательный осмотр.

— А после этого отправимся в Star Studios, — сказала Гардероб с яркой улыбкой. — Мы снимемся для сцены после титров «Полёта Виверны II»!

— Пока мы не ушли. — Райан посмотрел на Гардероб. — Юки, у меня есть кое-что для тебя.

— О, подарок? — Она улыбнулась ему. — Обожаю подарки! Их никогда много не бывает! Что за подарок?

— Позволь мне сначала рассказать его предысторию. Я уже собирался лечь спать — на мне были только боксеры, — и тут меня поразил прилив вдохновения. Дикий дионисийский дух овладел моим телом и заставил меня надеть котелок.

— Тебе следовало оставить шарф, — ответила Гардероб, беспокоясь о его психической устойчивости. — Я тебя предупреждала. Предупреждала!

— Да, но всё в порядке. Потому что моя муза вдохновила меня вернуть долг перед тобой. Тобой, что сшила этот идеальный костюм! Я должен был отплатить за услугу! — Райан ушёл в спальню и вернулся со своим подарком. — СМИ называют нас «Зверинцем», потому что у нашей команды животная тема. Тимми — панда, Феликс — кот, у меня есть плюшевый кролик. Я подумал, что, даже если ты можешь превратиться в животное-маскот, я должен что-то для тебя сделать. Я вспомнил, что у тебя в офисе было несколько скандальных журналов, и в моей голове щёлкнуло.

Райан подарил ей своё новейшее творение: самодельный костюм для его любимого стилиста.

Его чудесное творение, вдохновлённое его собственным плюшевым кроликом, включало повязку на голову с коричневыми кроличьими ушами, красное ожерелье с жёлтой лентой и чёрный бархатный купальник. Завершали комплект пары чёрных колготок, туфель на высоких каблуках и золотых браслетов.

Короче говоря, это был костюм кролика Playboy.

Феликс несколько раз моргнул, а затем с опаской посмотрел на Юкико. Этот глупый плебей, вероятно, подумал, что стильный герой обидится на этот скандальный, 18+ костюм, который почти ничего не оставлял для воображения.

— Костюм Puff-Puff! — радостно завизжала Гардероб. — Как ты узнал, что у меня его нет?

Но прежде всего она была культурной женщиной.

— Подожди, Юки, он тебе нравится? — спросил изумлённый Феликс у Гардероб, которая с радостным лицом рассматривала костюм.

— Я обожаю извращённые костюмы, — ответила она. — Просто я никогда не надевала их.

— Конечно не надевала, он ведь неприличный!

— Но он же из бархата! — Пальцы Юки коснулись кроличьих ушей, её глаза расширились от восторженного удивления. — А уши, они ведь из настоящего меха! Норка? Норка.

— Я всегда держу мех норки в багажнике машины, — с гордостью ответил Райан. — Никогда не знаешь, когда может возникнуть необходимость в одежде.

Атомный кот странно посмотрел на него.

— В Италии до сих пор есть дикие норки?

— Были. — Райан зловеще присвистнул, прежде чем переключиться на свою новую лучшую подругу. — Я хотел сделать костюм из «Dragon Ball», но потом вспомнил, что тебя нельзя использовать ничего, что защищено авторским правом.

Стоп, а действует ли авторское право, если страны, в которой объект был зарегистрирован, больше не существует? Сила Юки не имела смысла.

— Райан, ты просто прелесть, и он мне нравится, — ответила Гардероб и схватила костюм. — Я отнесу его в свою комнату и примерю сегодня вечером.

— Dynamis ни за что не позволит тебе так одеваться на публике, — заявил Феликс очевидное.

— Виверна спокойно носит купальник, — отметила стилист.

— Да, но не костюм кролика Playboy, и не ты ли раньше жаловалась, что Dynamis позиционирует тебя как подходящего для детей супергероя?

Гардероб мгновенно сдулась.

— О да, точно, я забыла об этом… костюм будет противоречить моему нынешнему бренду.

— Подожди, подожди, я знаю способ продать его, — сказал Райан, поражённый вдохновением. Он не мог подвести свою новую лучшую подругу. — Юки, ты переходишь из Младшей лиги в Про-лигу. Ты оставляешь невинность детства ради мрачной и суровой реальности борьбы с преступностью.

— Фаза тёмного века… — пробормотала Гардероб себе под нос. — А потом, когда я стану слишком мрачной и противоречивой, я выйду из тьмы с чем-нибудь стильным и элегантным! Вроде боди с плащом!

Райан резюмировал свою маркетинговую стратегию одним предложением:

— Плавный переход от детского маскота к взрослой иконе.

— Знаешь, не думаю, что мне будет комфортно носить его на публике, но я буду надевать его за закрытыми дверями! — Гардероб поцеловала Райана в щёку. — Спасибо. Ты не обязан был его делать.

— Гардероб, в этом мире есть прекрасные вещи… и ты одна из них, — признался Райан, с трудом сдерживая слезы. — Я чувствовал себя таким одиноким до встречи с тобой, последним бастионом культуры в сошедшем с ума мире.

— Я чувствовала то же самое, — ответила она со слезами на глазах. — Когда я присоединилась… Когда я присоединилась, они попросили меня носить синтетику. Синтетику! Никакого уважения! Никакого уважения!

— Всё в порядке, Юки, всё в порядке, — сказал Райан, обнимая Гардероб и положив её голову себе на плечо. — Поплачь на моём кашемировом костюме. Чувствуешь его мягкость? Чувствуешь себя лучше?

Атомный кот молча наблюдал за сценой, его лицо было пустым, а глаза прищурились. У Райана было чувство, что на него напали.

— Эй, Котёнок, перестань осуждать нас.

— Прошу вас, не заводите детей, — с каменным лицом сказал Феликс. — Новый Рим не переживет вас троих.

* * *
В предыдущем цикле Райан долго говорил с Вулкан о «Лаборатории шестьдесят шесть», месте происхождения поддельных Эликсиров. Особенно ей не нравился Гений, стоящий за этой работой, так называемый доктор Тирано; поэтому, когда курьер узнал, что они должны встретиться с ним, он надеялся получить бесплатную экскурсию по таинственной лаборатории.

Но, как выяснилось позже, Dynamis выделила своему главному научному руководителю два этажа под его эксперименты, и у группы была назначена встреча в «Лаборатории шестьдесят пять».

И даже там охрана была строгой. Автоматические камеры контролировали всё в штаб-квартире Dynamis, от вестибюля до парковки. Для доступа на каждый из этажей требовалась отдельная карточка-ключ, поэтому вор не мог получить доступ ко всему зданию, если бы украл необходимый ключ. Охранники в силовой броне стояли перед дверями лифта на каждом этаже, а коридоры патрулировались дронами с инфракрасным видением и системами обнаружения движения.

Даже Райану было бы трудно пробраться незамеченным, и на это определённо потребовалось бы более одного цикла. Совершить открытое нападение или устроить самоубийственный забег было бы куда как проще.

Когда они прошли через взрывоустойчивые двери, ведущие в «Лабораторию шестьдесят пять», путешественник во времени ожидал попасть в какое-нибудь тускло освещённое логово сумасшедшего ученого. Он был немного разочарован. Несмотря на то, что в лаборатории были такие основополагающие элементы, как резервуары с жидкостью, в которых находились эмбрионы динозавров, и операционные столы, она была хорошо освещена и чиста.

Однако сцена, которая развернулась перед ними, компенсировала скучность этого места.

— Шифу, спаси меня! — Голый Панда отступил в угол лаборатории, передвинув операционный стол между собой и каким-то гуманоидным динозавром. Здесь же лаяла чудовищная рогатая собака с чешуёй вместо меха. — Он хочет меня вскрыть!

— Мне нужно только лёгкое! — Гибрид гуманоидного динозавра напомнил Райану двухметрового тираннозавра, только с руками человеческих размеров, чёрной чешуёй и малиновыми глазами. Странный мутант носил белый лабораторный халат и крошечные очки, модифицированные под форму его головы, но, что наиболее важно, в руках он держал скальпель и шприц. — Хватит сопротивляться, иначе мне придётся использовать анестезию.

— Я не дам тебе подвергнуть вивисекции Панду! — Райан моментально остановил время и обезоружил динозавра, выбросив его оружие. — Он последний из своего вида!

— Да, отойди, док! — предупредил Феликс, подняв руки, словно желая использовать свою силу в лаборатории.

— О, привет, мистер Тирано! — Гардероб с яркой улыбкой помахала ящеру.

— О, привет, Юки! — ответил учёный глубоким рептильным голосом, прекратив приставать к Панде и взглянув на Райана. — Судя по твоей силе, ты, должно быть, Чезаре Сабино?

Райан тут же вздрогнул, его игривое настроение сменилось морозом.

— Откуда ты знаешь?

— Сабино? — нахмурившись, спросил Феликс. — Разве это не фамилия Андердайвер?

Гардероб в шоке ахнула.

— Быть не может, вы…

— Мы не кровные! — быстро сказал Райан, указав пальцем на свою лучшую подругу. — Не смей писать о нас фанфики!

— Что, правда? Ты усыновлён? — Доктор Тирано не скрывал своего разочарования. — Как жаль, я бы с удовольствием сравнил образцы от разных родственников-Геномов. Это редкая возможность.

— Погоди, ты взял ДНК Лен? — спросил Райан, подозрительно покосившись на Гения.

— Частная охрана проводит сканирование ДНК каждого человека, находящегося под стражей, — напомнил ему Феликс.

Доктор Тирано пожал плечами.

— Неважно, мне всё равно понадобится образец.

— Я бы не советовал, — ответил Райан, слегка обеспокоенный этим чешуйчатым мужчиной. Курьер любил внимание, за исключением тех случаев, когда его вскрывали на операционном столе. Это случалось с ним уже достаточно раз! — Я наркотик, вызывающий такое привыкание, что ты не сможешь насытиться мной.

— У тебя есть Зелёная сила в дополнение к Фиолетовой? — спросил доктор Тирано, совершенно упуская суть. Теперь стало ясно, что юмор характерен только для млекопитающих. — Тогда мне понадобятся кровь или волосы, хотя сперма тоже пойдёт. Некоторые предпочитают эякуляцию экстракции.

— Квиксейв, ты что, не делал ДНК-тест, когда вступил в команду? — спросила Гардероб.

— Нет, это против моей религии.

— Тебе следует пересмотреть своё мнение, — настаивал доктор Тирано, к которому на руки запрыгнула странная собака-рептилия. — Фиолетовые — вторые по редкости после Белых Геномов! Подумай о науке!

— Ага, нет, — ответил Райан. Панда, на которого учёный теперь не обращал внимания, вздохнул с облегчением. Курьер похлопал своего напарника по плечу, прежде чем взглянуть на странного питомца человека-динозавра. — Что это такое?

— Это трицерадор, одно из моих творений, — ответил доктор Тирано, поглаживая за рогами противоестественное существо. — Наполовину лабрадор, наполовину трицератопс.

— Так это типа утконоса от мира динозавров? — спросил Райан, его настроение улучшилось, когда он почесал живот зверя. Животное издало звук, как ящерица, но виляло хвостом, как собака. — Ты можешь сделать динокота?

— Я попытался соединить персидскую кошку и велоцираптора, но конечный результат погиб, — ответил безумный ученый. — Но я, доктор Тирано, клянусь, что однажды в каждом доме будет свой динозавр! И я бы уже добился этого, если бы руководство не приставало ко мне насчёт охотничьего сафари на тираннозавров!

— Чего? Они хотят создать заповедник, где богатеи могут охотиться на динозавров, как на львов? — спросил Феликс.

— Чушь какая, да? — сказал человек, который минуту назад пытался вскрыть Панду.

— На мгновение я забыл, что мы живём в мире, где всё продаётся.

Райан простил доктора за его ужасное первое впечатление. Тот, кто хочет сделать из динозавров домашних животных, не может быть плохим человеком, что бы ни говорила Жасмин.

— Феликс, не вини доктора Тирано, он непонятый гений, — заявила Гардероб, положив руки на талию. — Это он сделал для меня геройский костюм.

— Техно-органический симбиот, способный имитировать форму заранее записанных костюмов, — почти рассеянно объяснил доктор Тирано. Трицерадор вырвался из его рук и начал бродить по лаборатории. — Поскольку вы новички, я хочу протестировать ваши силы в контролируемой среде. Посмотреть, есть ли потенциальные взаимодействия, записать показания энергии и так далее…

— Путём вскрытия одного из наших товарищей? — спросил Феликс, от чего Панда съёжился.

— Он полностью регенерирует всякий раз, когда переключается с одной формы на другую! — Доктор Тирано почти кричал. — Даже Виверне нужно время для естественного исцеления, но не этому медведю-оборотню! С его способностью у нас может быть бесконечный возобновляемый источник органов!

— Панду… Панду однажды похитили ради чего-то подобного. — Бедное животное, похоже, заново переживало особенно неприятный эпизод, вызвавший у него ПТСР. — Они думали, что могут сделать афродизиак из его крови. Панде… Панде пришлось бежать.

— Я должен выяснить, откуда берётся дополнительный органический материал, изучив его трансформацию, — сказал доктор Тирано, совершенно не заморачиваясь о жестоком обращении с животными.

Райану нужно отвлечь его, пока он не причинил вред его напарнику.

— Что ж, проверять особо нечего, — солгал он учёному. — Я могу останавливать время, мой пандаван может менять форму, а мой кот — взрывать камни.

— Ты можешь останавливать время, и в этом нет ничего интересного? — усмехнулась Гардероб.

— Что касается камней, то после нашей последней битвы я понял, что могу модулировать свои взрывы. — К настоящему времени Феликс игнорировал все шутки Райана о котах, к большому неудовольствию курьера. — Зарядить снаряд, задержать взрыв на несколько секунд, а затем бросить его.

Доктор Тирано несколько раз кивнул, слушая объяснения, словно они подтверждали его собственные наблюдения.

— Как я и думал, ты, вероятно, заряжаешь твёрдое вещество уникальной формой энергии, что впоследствии заставляет его взорваться.

— Красный поток?

Райан вздрогнул, когда голова доктора Тирано резко повернулась в его сторону, так быстро, что обманула даже улучшенное чувство времени Генома.

— Откуда ты о нём знаешь?

— Ну, я изучал силы со своей последней подругой-Гением, — сказал путешественник во времени. — Мы вроде как выяснили, что силы Геномов исходят из альтернативных измерений, по одному на каждый цвет Эликсиров.

— Очаровательно. — Теперь курьеру пришлось сделать шаг назад, поскольку доктор Тирано начал вторгаться в его личное пространство. — Я пришёл к тем же выводам, но чтобы их подтвердил сторонний исследователь…

Чёрт возьми, теперь Райан чувствовал тёплое дыхание динозавра, и Кот Феликс наслаждался его дискомфортом.

— Не так уж и весело, когда ты жертва, а не преступник, да? — Атомный котёнок издевался над путешественником во времени.

— Так ты полагаешь, что дополнительные органы медведя-оборотня появляются из другого зелёного измерения, состоящего из органического вещества? — Всё внимание доктора Тирано была сосредоточено на Райане, и он проигнорировал замечание Феликса. — Я был бы счастлив вскрыть твой мозг и сравнить записи.

— Вообще-то, у меня тоже есть вопрос, — сказал Райан, указывая пальцем на хвост человека-динозавра. — Ты ведь Синий, а не Зелёный, разве нет?

— Я Гений, специализирующийся на клонировании, сплайсинге и генной терапии. Моя нынешняя внешность — результат экспериментальной трансформирующей сыворотки. Эффект у неё временный.

Феликс колебался, словно боялся задать свой вопрос, но всё же пересилил себя:

— Зачем, док? В чём смысл?

— Потому что я хотел превратиться в динозавра, — ответил Гений так, словно это была самая нормальная мечта в мире.

— О боже, ты фурри[5], — понял Райан. — Думаю, мы никогда не станем друзьями.

— Чтобы быть фурри, нужен мех, — заметила Гардероб. — Это по самому названию понятно[6].

— Что такое фурри? — спросил наивный Панда.

Райан посмотрел на него взглядом чистого сострадания и молчаливой признательности невероятной удаче героя. Как он смог так долго выживать в дикой природе?

— Твоя невинность должна быть защищена, мой юный ученик.

— Эй, я не сужу тебя по твоей внешности, — пожаловался доктор Тирано.

— А если серьёзно, теперь всё обрело смысл, — сказал Райан. — Мне всегда было интересно, как тебе вообще удалось создать подделки, но, оказывается, тебе помогла твоя сила.

— Я не мог создать Эликсиры, — признался динозавр-Гений. — Не настоящие. Я лишь синтезировал специфический ресурс, имитирующий свойства настоящего Эликсира. Эта имитация дрянная и несовершенная. На создание из Виверны сыворотки «Геркулес» ушли годы, и даже так я смог воспроизвести лишь часть её способности, а именно увеличенную силу.

— И вам не удалось скопировать мою силу, — с улыбкой сказала Гардероб.

Учёный, вернув Райану его личное пространство, начал ходить кругами по комнате, скрестив руки за спиной. Он пробурчал:

— Потому что, помимо обычных для Геномов улучшений здоровья, твой Эликсир не сильно изменил твой генетический код. Механика, позволяющая использовать всякие способности, выходит за пределы возможностей плоти.

— Я считаю, что Эликсир в основном служит посредником между Геномом и измерением, обеспечивающим его эзотерическими силами, — заявил Райан. — Он также помогает своему хозяину, мягко направляя его во время использования способности, или, в случае Психов, подталкивая его потреблять больше Эликсиров.

Феликс закашлялся, прерывая обсуждение.

— Извини, но… «хозяин», «направляя»? Ты говоришь так, будто Эликсиры живые и разумные.

— Ага, так и есть, — ответил Райан, к большому шоку его товарищей по команде. — Что-то вроде того. Они ближе к вирусам.

— За исключением того, что они не используют РНК или ДНК для передачи информации, — отметил доктор Тирано. — Но они манипулируют нашими.

— Простите, — сказала Гардероб с натянутой улыбкой, — я ничего не поняла.

— Они как инопланетяне, которые функционируют не таким же образом, как жизнь на Земле, — попытался как можно понятнее объяснить Райан. — Мы не понимаем, как Эликсиры переносят информацию, но они понимают, как работают наши тела, и манипулируют ими. Причём понимают на достаточном уровне, чтобы модифицировать только людей, игнорируя животных.

— Именно! — вскрикнул доктор Тирано, счастливый от того, что нашёл того, с кем можно провести мозговой штурм. — После использования Эликсиры Алхимика связываются с клетками homo sapiens на молекулярном уровне, переписывая ДНК, чтобы сделать своего хозяина сосудом уникальной силы. И нет абсолютно одинаковых способностей — хотя могут быть их разновидности, — что означает, что Эликсир выбирает способность из коллективной базы данных и делает её недоступной для новых хозяев.

Да, Райан понял это после обширного тестирования во время своих предыдущих циклов. Даже разделённый на дозы и использованный на группе людей, Эликсир всегда привязывался только к одному человеку.

Однако Райан ни разу не смог заставить себя дать кому-то два Эликсира, даже в исследовательском цикле. Никто не заслуживал превращения в нового Кровотока.

— К сожалению, если принять несколько Эликсиров, даже одного цвета, они начинают конфликтовать, — продолжил Райан, пока его товарищи явно изо всех сил пытались понять. — Они редактируют одни и те же гены. Представьте их как двух писателей, сражающихся за сценарий. Они продолжают переписывать чужую работу до тех пор, пока предложения не потеряют смысл. И у человека может быть не более двух способностей.

— Первые два применённых Эликсира в клетках хозяина пожирают новичков, — закончил доктор Тирано, действуя с курьером в идеальной синхронизации. — Они используют новые инъекции Эликсиров для стабилизации нестабильного генетического кода, но только на время, прежде чем снова начнут сражаться. Психи инстинктивно знают это, поскольку Эликсиры в их телах побуждают их потреблять всё больше в обречённой попытке достичь равновесия.

— А что насчёт Дворняги? — спросил Феликс. — Он мог использовать более двух способностей, когда я дрался с ним.

— А, я уже знаю ответ на этот вопрос! — торжествующе сказал доктор Тирано. — Из образцов, собранных у него под стражей, я могу подтвердить, что этот Псих употребил созданный Алхимиком Белый Эликсир, а затем почти все подделки, доступные на открытом рынке.

— Значит, он Белый, обладающий более чем двумя силами? — спросил Атомный кот, и в ответ Гений кивнул. — Это жульничество.

— Вместо того, чтобы пожирать новичков, оригинальный Эликсир, кажется, заставляет их играть вместе, как рефери. Благодаря этому его тело может использовать более одной способности, но, к сожалению, это не защищает его от конфликтов Эликсиров, мутаций и зависимости. Эти вещества не разрушают друг друга, но продолжают конфликтовать. Поистине увлекательно.

Такова трагедия Дворняги: в теории он получил могущественную силу, но потерял умственные способности, необходимые для использования своего безграничного потенциала.

— Как думаешь, можно ли вылечить Психов? — спросил Райан у доктора Тирано. Он сдался после того, как столкнулся с препятствиями в понимании Эликсиров, но, возможно, ящер знал больше, чем он.

— Конечно, можно! — раскритиковал Гений путешественника во времени. — Нет ничего невозможного!

— Ага, — сказал Феликс. — Насколько мне известно, Август обладает двумя силами без каких-либо побочных эффектов.

— О, а Панда может получить две силы? — Глаза наивного Тимми расширились в надежде. — По одной на каждую форму?

— Возможно, но маловероятно! — сказал доктор Тирано и не упустил возможность провести бесплатный безумный эксперимент. — Мы всегда можем попробовать, но сначала тебе нужно будет подписать выписку.

Райан легонько ударил Панду по затылку, к его большому удивлению.

— Ай, Шифу, за что?

— Твоя настоящая сила здесь, высокомерный юный ученик, — сказал Райан, указывая пальцем на сердце напарника. — Не жадничай, ты уже обладаешь величайшей силой из всех!

— Д-да, верно, — сказал Панда и кивнул, но неправильно понял мудрость своего учителя. — Я должен сначала освоить её, прежде чем думать о получении новой.

— Есть редкие случаи, когда люди обладают двумя силами и не имеют побочных эффектов, — сказал доктор Тирано. — Август — самый известный, но не единственный задокументированный случай. Либо эти немногие счастливчики обладают определёнными генами, либо их Эликсиры модифицируют различные части последовательностей ДНК, не конфликтуя друг с другом. Поскольку, в отличие от Психов, силы Августа не сформировали очевидной синергии, я считаю, что они сосуществуют независимо.

— Думаю, я поняла, — сказала Гардероб, до сих пор старавшаяся следить за ходом обсуждения. — Есть два создателя, но вместо того, чтобы сражаться, каждый из них управляет разными частями ансамбля?

— И если равновесие возможно, то теоретически его можно воспроизвести, — с энтузиазмом заявил доктор Тирано. — Представьте себе, дать каждому Геному две силы без побочных эффектов? Я мог бы стать Сине-Зелёным и постоянно поддерживать эту трансформацию, соединив свой невероятный интеллект с сильным телом ящера!

— Но тебе нужно выяснить причину, по которой вообще существует равновесие, — отметил Феликс. — Все твои утверждения — всего лишь гипотезы. Насколько тебе известно, это зависит от используемых Эликсиров, а не от чего-то в самом хозяине.

— Да, да, и, к сожалению, немногочисленные владельцы двух сил в Италии отказались сотрудничать. — Доктор Тирано пожал плечами. — В любом случае, мы пока недостаточно разбираемся в Эликсирах, чтобы вылечить Психов. Но если Мехрон смог достаточно разобраться в силах, чтобы усилить и воссоздать их, то почему не можем мы?

Мысли Райана обратились к бункеру под Ржавым городом и его последнему визиту туда. Курьер вспомнил, как входил в комнату с животными, которые плавали в жидкостях цвета Эликсиров, а Большой Жирный Адам сказал, что в арсенале есть оборудование для производства подделок. Возможно, там было даже лекарство от деградации сил.

Ему нужно будет изучить это место после его очистки от Мета-банды.

— Я хотел бы обменяться заметками об Эликсирах, и особенно о твоём проекте по копированию мозгов.

Последняя часть заставила доктора Тирано фыркнуть от гнева.

— О нём в наши дни все что ли знают? Боюсь, тебе понадобится допуск 5 уровня, прежде чем я смогу хотя бы поговорить о нём с тобой. Генеральный директор вчера устроил мне взбучку по поводу безопасности.

Феликс мгновенно напрягся, а Райан просто пожал плечами.

— Что ж, мой чешуйчатый друг, как мне получить такой допуск и укрепить научные узы между нами?

— Я подам прошение руководству, но процедура обычно занимает месяцы. — Доктор Тирано фыркнул с презрением к бюрократии Dynamis. — В любом случае, разговоры — пустая трата времени, а у меня плотный график. Пройдите в испытательные камеры и разденьтесь. Вы все старше восемнадцати, верно? Мой адвокат очень категоричен по этому поводу.

[1] Название главы, скорее всего, отсылает к «Острову доктора Моро» — фантастическому роману Уэллса, рассказывающему о событиях на острове в Тихом океане, населённому животными — жертвами вивисекции, вследствие опытов принявшими получеловеческий облик.

[2] Нувориш — быстро разбогатевший человек из низкого сословия.

[3] К сожалению, я так и не понял, про что здесь речь.

[4] В DC Comics, кстати, есть супергерой с таким прозвищем. Правда, суперсилы у него были другие: он мог вырастать до 20 метров и был физически очень сильным.

[5] Люди, интересующиеся антропоморфными животными, т. е. имеющими схожими с человеком характерными чертами. Многие фурри ассоциируют себя с одним или несколькими видами животных, сопоставляя свои черты тем, что присущи данным видам.

[6] Дословно «furry» переводится как «пушистый», «меховой».

Глава 8 (58) — Семейный бизнес

— Ты не человек, — сказал сценарист фильма. — Ты панда, которая выпила превращающий в человека Эликсир.

Райан молча обменялся недоумёнными взглядами с Пандой и Атомным котом. Все трое сидели в креслах рядом с картонной фигурой Виверны, превращающейся в дракона, и разговаривали с двумя сценаристами Dynamis с очень странными идеями.

— Простите? — спросил Панда, утопающий в кресле в своём человеческом обличье. — Это не моя трагическая предыстория!

— Да, да, мы понимаем, но… — Первый сценарист напомнил Райану бухгалтера, его жадные глаза были скрыты за очками; он променял свою артистическую душу на костюм, который даже не был из кашемира. — Её не продать.

— Мой коллега хочет сказать, что она недостаточно вдохновляющая. — Другой же был ходячим голливудским клише: какой-то парень за тридцать, который думал, что в свитере и кроссовках будет выглядеть модно. — Твой публичный образ нацелен на маленьких детей, и твоя история… Мне жаль такое говорить, но она угнетает.

Райан вроде как был согласен с ними в этом вопросе. Когда Панда начал рассказывать всем о том, как он стал супергероем, курьер ждал забавного приключения. Вместо этого он услышал эпическую личную историю прямиком из фильма о Рокки.

— А мне она показалась довольно вдохновляющей, — настаивал Атомный кот. — В ней было столько сюжетных поворотов…

— Да, но люди покупают билеты не за тем, что увидеть геройские превозмогания, — сказал Четырёхглазый. — Они ходят в кино, чтобы хорошо провести время. Все говорят, что ненавидят фантазии о суперсилах, но они хорошо продаются.

— Вот почему я считаю тебя золотой жилой, Квиксейв, — сказал модник. Райан посмотрел на пропуск на шее мужчины и наконец узнал, что его зовут Кевин. — Мы можем сделать так много крутых сцен с твоей силой, и, я думаю, ты можешь запустить новую франшизу боевиков.

— Мне больше нравятся чёрные комедии с рейтингом R, если начистоту, — сказал Райан, пожав плечами.

Феликс взглянул на Панду, раздражаясь всё больше и больше.

— А ты что думаешь?

— Если честно, Панда просто рад сняться в кино, — ответил человек-медведь.

— Ты хочешь, чтобы тебя изобразили… — Феликс изо всех сил пытался подобрать правильное слово. — Воодушевлённым маскотом?

— Кроме того, Эликсиры не так работают, — заметил Райан. — У нас была экспозиционная сцена часа два назад.

— Зрителям начхать, как они работают или не работают, — сказал мистер Четырёхглазый. — Но медведь, превращающийся в человека, больше понравится маленьким детям, чем превращение в обратную сторону.

— Я понимаю ваш скептицизм, но это потому, что вы не прочитали весь сценарий «Пандамании», — с улыбкой возразил Кевин. — Фильм начинается с восьмилетнего мальчика…

— Пойду-ка я отсюда, — резко сказал Феликс, вставая со своего места и глядя на Райана. — Перерыв на кофе?

— Перерыв на кофе, — ответил курьер и похлопал Панду по спине. — Хочешь чего-нибудь, мой юный пандаван?

— Нет, спасибо, Шифу, — немного смущённо ответил Зелёный Геном. — От кофе у меня появляются язвы.

Райан и Феликс, оставив Панду наедине с корпоративными безумцами, прогуливались по шестому складу Star Studios. После тщательного тестирования Тирано команда отправилась сюда, чтобы снять сцену после титров для последнего фильма «Иль мильоре» и обсудить возможные планы относительно отдельных франшиз. В этих стенах работало бесчисленное количество инженеров, актёров и техников, и, хотя «Иль мильоре» была дойной коровой Dynamis, кинематографическая ветвь компании создавала всё, от романтических комедий до боевиков.

Райан ожидал, что Вулкан разрушит это место, но Гений была до странного незаметной во время этого цикла. А жаль, ему бы понравился небольшой хаос, поскольку Dynamis полностью сосредоточилась на безвкусных кассовых хитах, а не на более инновационных фильмах.

Гардероб была занята ролью каскадёра Виверны, одетая в костюм супергероини и парящая перед зелёным экраном; после этого компьютерные инженеры заменят лицо Юки на оригинал с помощью компьютерной графики. Чем больше он узнавал о силе Гардероб, тем больше Райан думал, что ограничение в виде «авторских прав» было лишь её способом систематизировать силу. Насколько он понял, её сила решала, был ли персонаж «доступен» для копирования или он принадлежал кому-то другому. Поскольку Dynamis позволила ей косплеить Виверну, она могла это сделать, даже если персонаж был защищён авторским правом.

Это также объяснило бы, почему она могла одеться как Август. Молниеносный зад настолько спекулировал мифом о Зевсе, что в сознании людей эти личности начали объединяться.

— Знаешь, котёнок, кое-что в докторе Тирано не даёт мне покоя, — признался Райан, пока они направлялись в ближайшую комнату отдыха.

— Его одержимость динозаврами?

— Нет, имя, — пояснил Райан. — Разве оно не должно писаться как «Тиранно», с двумя «н»? Как в «тираннозавре»?

— Я думал, только французы так пишут, — фыркнув, ответил Феликс. — Между прочим, его и правда так зовут: Ален Тирано.

— Фамилия учёного-динозавра — Тирано? — спросил Райан, вскинув бровь. — Да это всё равно, что назвать своего сына Ван Думом[1], и он вырастет суперзлодеем.

— Ага.

Dynamis позаботилась, чтобы комната отдыха, как и всё остальное здание, была как можно более модной и эстетичной. В зале с видом на парк за пределами студии стояли диваны, круглый стол для конференций и даже голографический камин. Дуэт направился к ближайшей кофемашине и встал в очередь из кофейных наркоманов и перегруженных работой стажёров.

— Так какой у тебя план, Квиксейв?

— Смело с твоей стороны предполагать, что он у меня есть, — ответил Райан. — Обычно я просто импровизирую, пока не сработает. Единственный план, который не может потерпеть неудачу, — это тот, которого ты не планировал.

— Ты понимаешь, о чём я, — нахмурившись, сказал его товарищ по команде. — Зачем именно ты присоединился к Dynamis? Я могу сказать, что ты не из тех, кто стремится стать знаменитостью и что ты играешь в какую-то затяжную игру.

— Как и ты, котёнок. — Они наконец подошли к автомату, и Райан закинул пятьдесят евроцентов в прорезь для монет. Машина быстро начала наливать капучино в бумажный стаканчик. — Что побудило тебя уйти из семьи?

— «Блаженство», — ответил он, выбрав обычный кофе.

— Без молока? Я разочарован.

— Если я изменю супергеройское имя, ты прекратишь шутить на кошачью тему?

— Нет.

— Ты худший, — вздохнул Феликс, схватил свою чашку и указал на диван у окна. Оба героя, сев на него, умиротворённо смотрели на зелёный пейзаж за стеклом. — Я ушёл из-за «блаженства».

Да, Райан так и думал.

— Потому что твою сестру заставляют его делать?

— Отчасти, — нахмурившись, ответил Феликс. — Сколько всего ты обо мне знаешь? Ты какой-то профессиональный шпион?

— Будь я шпионом, у меня был бы Aston Martin, — пошутил Райан, наслаждаясь запахом своего капучино. — Я знаю, что ты сын Марса и Венеры, и что ты какое-то время жил в одной квартире с Занбато, Сферой и Читтер.

— Энрике попросил тебя приглядеть за мной? — спросил Феликс, неправильно поняв ситуацию. — Убедиться, что я не крот наоборот, сливающий информацию своей семье? Он и без этого отлично справляется с тем, чтобы держать меня подальше от каких-либо реальных дел.

В этом был смысл. Зная Терновника, он, вероятно, считал Атомного котёнка более ценным как потенциальный заложник или источник информации, чем герой.

— Ничего подобного, — ответил Райан, потягивая кофе. — У меня слабость к людям, спасающимся от токсичного окружения.

— Кровоток? — Феликс усмехнулся, увидев реакцию Райана и радуясь тому, что на этот раз превзошёл его. — Я тоже сделал домашнее задание.

— Знаешь, что самое худшее? — спросил Райан, мысли которого обратились к Лен. — Даже мёртвый и погребённый… он до сих держит дочь под своим контролем, и я не знаю, как его разрушить.

Феликс подождал несколько секунд, прежде чем задать вопрос, вертящийся на языке:

— Ты убил его?

— Нет, но я устроил его гибель. — Атомный кот вздрогнул от откровенного признания Райана. — Ты ненавидишь своих родителей, Феликс?

— Не настолько, чтобы хотеть их смерти, но я был бы не против увидеть, как их спустят с небес на землю. На их руках много крови, и они втягивают моих сестёр в «семейный бизнес». Они заставили одну делать наркотики, а другую убедили присоединиться к Семёрке убийц. — Феликс разочарованно покачал головой. — Я думал, что мой уход заставит их пересмотреть свой выбор, но хватка Августа слишком сильна.

Судя по тому, что понял Райан, его уход действительно потряс семью, но они решили обвинить в этом Dynamis или надеяться, что он вернётся в лоно семьи. Похоже, ни один Августи не отвернётся от организации, кроме Вулкан, которая никогда не была ей лояльна.

Атомный кот нахмурился, увидев что-то по ту сторону окна, и Райан быстро определил, что именно. Очень знакомая крыса наблюдала за дуэтом из-под куста, прежде чем быстро сбежать через парк студии, когда её заметили.

— Читтер, — нахмурившись, сказал Атомный кот. — Она всегда наблюдает за мной.

— Вы были близки? — спросил Райан, гадая, не появится ли вдруг рой крыс, чтобы разрушить студию.

— Значит, ты не знаешь всего.

— Нет, но я уверен, что ты скоро мне расскажешь!

Феликс фыркнул, но уступил.

— Когда-то мы с Занбато были лучшими друзьями. Мы даже жили в одной квартире несколько месяцев, когда я решил, что пора обзавестись собственным жилищем.

— И что изменилось?

— Кто-то украл партии «блаженства» из подразделения Меркурия, в котором работает Занбато. Персонал казино раздаёт его клиентам либо в развлекательных целях, либо чтобы шантажировать их. Я помогал Зану с этим делом, и оказалось, что ворами были умные крысы.

— Читтер, — догадался Райан.

— Ага. Мы отследили животных до их хозяйки и… — Феликс на мгновение остановился, глядя в никуда. — Зрелище… зрелище было ужасное, чувак. Она жила в заброшенной квартире, кишащей грызунами, и она…

— Эй, спокойно, котёнок. — Райан положил руку на плечо товарищу. — Не заставляй себя, если слишком тяжело.

— Всё… в порядке. — К будущему герою вернулось самообладание. — Ты знаешь, что «блаженство» влияет даже на Геномов? Когда мы её нашли, у неё была передозировка. У неё текла кровь из носа и глаз, Райан. На коже росла плесень. Не найди мы её и не отвези в больницу, она бы умерла. И когда врачи спасли ей жизнь, знаешь, что она попросила прежде всего?

Райан нахмурился, уже догадавшись.

— Ещё «блаженства»?

— Ещё «блаженства». Эта отрава не просто разрушила ей жизнь, Райан. Она поработила её тело и душу. — Атомный кот скривился. — Я после этой срани будто пробудился.

— Но не Занбато?

— Зан… — Лицо Феликса исказилось в презрительной усмешке. — Джейми думает, что он хороший парень, но он не знает, что такое свобода. Он обязан всем своим существованием Августи, и он не может представить себе жизнь вне её. Да, он приложил все усилия, чтобы Ки Чон оставалась чистой, но он просто пытался смягчить свою вину. Он не хочет поддерживать бизнес с «блаженством», но, в конце концов, делает то, что ему велят.

Перебежчик допил свой стакан и с поразительной точностью швырнул его в ближайшую урну.

— Это открыло мне глаза, — продолжил рассказ Атомный кот. — Я поговорил с Нарцинией, и она призналась, что никогда не хотела делать этот наркотик. Но наши родители всегда давили на чувство вины, когда она пыталась остановиться. «Это ради большего блага семьи, дорогая» или «наркоманы убивают себя, потому что не могут себе помочь». А Джейми, он позволил Ки Чон погрузиться в мафиозную жизнь вместо того, чтобы держать её подальше от неё. После этого я понял, как глубоко всё зашло, и больше не мог оставаться.

— Как бы то ни было, я думаю, ты сделал правильный выбор, — сказал Райан. Эта история перекликалась с его собственной. — У тебя есть право выбросить из своей жизни токсичных людей.

— Если бы это касалось только меня, Райан… — вздохнул Феликс. — Моя семья убивает так много невинных и развращает столько хороших людей. Я думал, что Dynamis может помочь мне изменить это, но теперь… теперь я не знаю, что делать. Судя по тому, что я видел, они по-своему так же плохи.

— Всё может измениться, — сказал Райан, пытаясь подбодрить его. — Каким бы мрачным оно ни было.

— Ты будто из буклета по саморазвитию читаешь, — усмехнулся его товарищ по команде.

— Что не делает мои слова ложными, — с серьёзным лицом ответил курьер. — Всё может стать лучше. Но ты должен продолжать попытки, даже если терпишь неудачу, снова и снова. Это самое сложное.

Он даже не знал, предназначались ли эти слова Феликсу или самому Райану, но он всё равно должен был их сказать. Оба погрузились в неловкое молчание, не зная, что сказать дальше, и им обоим не хотелось возвращаться к сценаристам.

А потом грянула беда.

— Феликс!

От её пронзительного голоса, как у смерти, выползающей из преисподней, по спине Райана пробежали мурашки. У Феликса была точно такая же реакция, его глаза расширились от ужаса, когда он повернул голову, чтобы посмотреть назад.

— Скажи мне, что я сплю…

— О нет, не спишь! — Фортуна подошла к их дивану, одетая в модную золотую рубашку и юбку, которая выставляла её ноги на всеобщее обозрение. Она торжествующе ухмыльнулась, когда все уставились на неё, и посмотрела на Райана, словно ожидая, что он сделает то же самое. — Наши пути снова пересеклись!

Однако, к её ярости, Райан совершенно проигнорировал её и сосредоточился на ключ-карте, свисавшей с её шеи. Где она взяла пропуск?

О, погоди, глупый вопрос. Конечно же, пропуск волшебным образом упал ей в руки!

— Как, чёрт возьми, ты сюда попала? — спросил Феликс у сестры, явно не в восторге от встречи с ней.

— Студия проводила лотерею, и победители получали гостевой пропуск, — ответила Фортуна. — И не так надо приветствовать свою прекрасную сестру.

— И Dynamis впустила тебя? — поперхнулся Феликс.

— Конечно, корпораты впустили меня, почему нет? Взгляни на меня. Это же я. — Фортуна положила руку на талию. — Правда, они пытались переманить меня, и мне пришлось пообещать, что я подумаю. Ты понимаешь, что заставил меня сделать, неблагодарный засранец?

— Я не просил тебя приходить, сестра.

— Ты не оставил мне выбора! — пожаловалась Фортуна. — Ни один из вас не отвечает на сообщения!

— Чего, «ни один из вас»? — Феликс подозрительно посмотрел на Райана. — Откуда ты знаешь мою сестру?

— Этот ненормальный на своей машине чуть не сбил меня! — пожаловалась Фортуна. — А когда я потребовала, чтобы он отвёз меня и Ливи домой, он уехал, как дикарь!

— И с тех пор сожалею о «чуть не», — с каменным лицом сказал Райан.

— К-как ты посмел сказать что-то подобное! — возмутилась она, прежде чем сделать надменное лицо. — Но, думаю, я прощу тебя, если ты пригласишь меня на кофе. У меня дорогие запросы, но, надеюсь, ты не такой бедный, каким выгля…

— Она всегда такая? — спросил Райан у Феликса, Фортуна уставилась на него в ответ.

— К несчастью, — ответил Атомный кот с тяжёлым, тяжёлым вздохом.

— Неудивительно, что ты сбежал из дома.

— Я должна была догадаться, что вы будете как два сапога пара, вы оба бесите! — Фортуна скрестила руки на груди. — Феликс, я пришла, чтобы вернуть тебя домой.

— Тогда ты уйдёшь разочарованной, — сердито ответил герой. — Я говорил тебе: пока ты не выйдешь из ударного отряда, нам не о чем говорить.

— Мы не ударный отряд, мы телохранители! — возразила Фортуна. Очевидно, она не понимала серьёзности её положения. — Мы защищаем олимпийцев. Просто иногда мы делаем это превентивно!

— Убивая людей, которые, по мнению Августа, могут стать угрозой? Как скоро ты столкнёшься с кем-то, кто может свести твою силу на нет, и твоя удача иссякнет? — Атомный кот зарычал. — Ты убийца, Фортуна, и ничем большим для меня не будешь, пока не уйдёшь из этого дерьма.

— А как насчёт Нарцинии? Ты знаешь, как она убивается с тех пор, как ты ушёл? А как насчёт Ливи, эгоистичный ты тупица? — обвиняла Фортуна своего брата. — Мы видели новости о том, как ты сражался с Психами в Ржавом городе. Ты не думал, что все мы беспокоимся за тебя?

— Я могу о себе позаботиться, — сказал Феликс, вставая, его голос был полон яда. — А теперь уходи, или я сам покажу тебе выход.

— Я не уйду без тебя!

Эти двое начали так громко спорить, что полностью забыли о существовании Райана: Фортуна обвинила Феликса в том, что он бросил их семью, в то время как её брат обвинил её в присоединении к Семёрке убийц. Техники смущённо смотрели на устроенную сцену, а несколько сотрудников службы безопасности не могли решить, стоит ли им вмешиваться.

Райан, позволив брату с сестрой спорить, наслаждался капучино, но тут зазвонил его телефон.

— О боже, ещё один неизвестный номер, — пробормотал курьер, принимая звонок. — Это становится клише.

«Квиксейв?» — Голос на другой стороне принадлежал мужчине и казался смутно знакомым. Райан был уверен, что слышал его раньше, но он не мог вспомнить ни имя, ни лицо.

— Единственный и неповторимый, но сейчас я не работаю, — предупредил Райан. Если подумать, этого звонка не было ни в одном предыдущем цикле. Интересно, что изменилось? — Кому обязан такой чести?

«Меня зовут Леонард Харгрейвс. Мы пересекались четыре года назад, помнишь?»

Райан тут же застыл, проверил, не слышат ли его брат с сестрой, и ответил:

— Как я могу забыть?

«Я понимаю, что у нас с тобой не самое лучшее общее прошлое, но один из наших порекомендовал связаться с тобой. — Райан услышал шум на заднем фоне, как будто кто-то разговаривал с Живым Солнцем на той стороне. — Атомный кот с тобой?»

— Возможно, — прищурившись, ответил Райан. — Что ты хочешь от нас?

«Думаю, ты уже знаешь, но ладно. Моя команда только что прибыла в город, и я подумал, готовы ли вы оба встретиться с нами. Насколько я понимаю, мы все хотим вылечить Новый Рим от рака, который его заразил».

Да, они хотят.

— Давно пора, чтобы кто-нибудь убрал мусор.

[1] Виктор фон Дум, или же Доктор Дум — суперзлодей издательства Marvel, заклятый враг Фантастической Четвёрки.

Глава 9 (59) — Корпоалиция

Ехавший по шоссе Райан испытал приступ ностальгии.

С тех пор, как он впервые приехал в Новый Рим, суммарно прошло больше месяца, и он соскучился по езде по пустошам в стиле Безумного Макса. Ему, казалось, был открыт целый мир, а все дороги вели к следующему квесту. Курьер никак не мог предугадать, когда наткнётся на случайную стычку, будь то с отрядом воинов дороги, которые устроят за ним автомобильную погоню, или с таинственным автостопщиком, жаждущим пустить кому-нибудь кровь. Пусть Райан и наслаждался цивилизацией, он был созданием дороги от и до.

Место встречи с Карнавалом было расположено недалеко от руин Помпеи, к югу от Нового Рима. Райан и Феликс довольно легко ускользнули после инцидента с Фортуной. Никто не винил её брата за то, что ему после их публичной ссоры захотелось подышать свежим воздухом.

Райан, однако, испытывал некоторую вину за то, что солгал Гардероб. Он был уверен, что их отмазка её не провела и что она знала, что что-то происходит.

— Меня кое-что беспокоит, — сказал Атомный кот с соседнего сиденья. Плимут Фьюри ехала вдоль неаполитанского побережья, с морем с одного бока и скалами с другой. — Психи проникли в Dynamis, верно? В таком случае у них может быть доступ к моему ДНК-трекеру. Они могут пойти за нами.

— Могли. — И в прошлом цикле они это и сделали. — Но теперь не могут.

— Это как?

— Ну, я не Гений с большой буквы «г», — процитировал Райан Жасмин, — но я всё ещё гений.

Путешественник во времени задавался вопросом, как работает трекер; как вообще можно отследить Генома, записав его ДНК? Однако после бесед с Жасмин в предыдущем цикле ответ стал очевиден: Dynamis отслеживала Геномов не через их гены, а через пассивно излучаемый ими Поток.

Поэтому Райан модифицировал свою машину, чтобы удержать внутри неё излучение Потока, используя метод, который впервые применила Жасмин. Этот бюджетный суррогат силовой брони его бывшей девушки не поможет Райану открыть врата в Пурпурный мир, но сделает пассажиров невидимыми для радаров Dynamis.

По крайней мере, он на это надеялся. На всякий случай Райан время от времени поглядывал в зеркало заднего вида.

Феликс больше не задавал вопросов и уставился в окно, устремив свой взор на Средиземное море. Райан понимал, что его друг ценил воцарившуюся тишину. Визит сестры привёл его в плохое настроение.

Кстати о Фортуне: она снова начала отправлять курьеру сообщения. К большому удивлению Райана, только в половине она называла его ослом и прочими нехорошими словами; вторая половина сообщений включала вопросы о благополучии Феликса.

Она беспокоилась о нём, как мило!

Постоянные звуки приходящих сообщений начали надоедать Атомному коту.

— Опять моя сестра?

— Она очень настойчива, — сказал Райан. — Я знаю, что я умный, забавный и красивый, но моя популярность иногда меня удивляет.

— Сила Фортуны делает так, что почти всё, что может пойти ей на пользу, происходит, — со вздохом ответил Феликс. — Она никогда ни за что не платила, она получает подарки из ниоткуда, и она всегда встречает мужчин, отчаянно желающих поклоняться ей. Какое-то время спустя это превратилось в самоусиливающуюся петлю нарциссизма… И, думаю, ты её разорвал.

Стоп, вот оно! Мужчины преклонялись перед Фортуной, поэтому она принимала их как должное и влюблялась в тех немногих, кто был невосприимчив к её чарам! Если Райан будет вести себя как идеальный джентльмен, чтобы успокоить её нарциссическое эго, она потеряет интерес и оставит его в покое! Всё, что ему нужно сделать, — это угостить Удачливую девушку ужином и переполнить её любовью, пока она не отвлечётся на что-нибудь другое. Нужно убить её своей добротой.

— Райан, — сказал Феликс, очевидно, читая мысли Райана, пока курьер набирал ответ на своём телефоне. — Можешь сделать одолжение?

— Если речь про кошачьи шутки, то ты слишком многого просишь.

Атомный кот посмотрел на Райана, их взгляды встретились.

— Не трахай мою сестру.

Райан потерялся в голубом оттенке радужной оболочки своего друга, пока готовил соответствующий ответ.

— Которую из?

— Квики, я серьёзно.

— Не волнуйся, — ответил Райан, положив руку на плечо котёнка. — Если бы мне пришлось трахнуть всю твою семью, я бы начал с тебя.

Феликс, к большому удовольствию курьера, удивлённо отпрянул.

— Заткнись и крути баранку, — сказал герой, глядя на дорогу.

После короткого часа езды, не встретив никаких засад от Меты, дуэт наконец-то добрался до места назначения — смотровой площадке на скале, откуда открывался прекрасный вид на Помпеи. Даже конец света не смог повредить руинам больше, чем Везувий, и, хотя на короткое время они служили укрытием банды рейдеров, войны их не коснулись.

Лео Живое Солнце уже был здесь, паря над краем смотровой площадки в своей сияющей форме. Что за понты.

Проказливого вида женщина с веснушками и длинными каштановыми волосами ждала рядом с американским байком. Райан узнал в ней Эйс, главного телепортера Карнавала.

— Чёрт побери, это правда они, — восхищённо выдохнул Атомный кот, пока Райан парковал Плимут Фьюри. — Я большой поклонник.

— Спасибо, Феликс. — В отличие от своего любимого котёнка, Райан не вздрогнул, когда на заднем сиденье появился Покров. — По правде говоря, мы уже какое-то время хотели поговорить с тобой.

— Как давно ты здесь торчишь? — испуганно спросил Феликс.

— Слишком долго, — ответил мистер «Вижу насквозь», открывая дверцу машины. — Квиксейв, ты водишь как сумасшедший.

— Спасибо за комплимент. Вас всего трое? — спросил Райан, когда все вышли из машины и направились к другим участникам Карнавала. — А ты не шутил насчёт текучки кадров.

— Нас шестеро, остальные уже работают в городе, — ответил Покров, вздохнув из-за молчания невпечатлённого курьера. — Я тебя предупреждал, что нам нужно больше времени, чтобы собрать наших союзников. Гриб, Radiohead[1] и Казак сейчас во Франции и прибудут не раньше, чем через несколько дней.

— Хотела бы я открывать порталы так далеко, — сказала Эйс, услышав их, и уверенно ухмыльнулась новоприбывшим. — Но не волнуйтесь, задать жару мы можем. Чего нам не хватает в количестве, мы восполняем качеством.

— Тебе легко говорить, на твоей стороне чёртово солнце, — сказал Райан. Хотя Мета значительно превосходила их числом, у Карнавала была намного большая индивидуальная огневая мощь.

Воплощение солнца посмотрел на Квиксейва с удивлением и лёгким оттенком уважения.

— Приветствую, Райан, — сказал он своим горячим, сексуальным геройским голосом. — Я хочу поблагодарить тебя за помощь, которую ты нам ранее оказал.

Было так странно снова встретить этого человека. С его точки зрения прошло всего четыре года, но для Райана с момента кончины Кровотока прошли столетия. И всё же это событие навсегда осталось в памяти курьера.

Райан не мог выразить словами, что он думает о Карнавале в целом. С одной стороны, они разделили его с Лен на бесчисленные петли, но, с другой стороны, они спасли его от Кровотока, и он обязан им жизнью. В конце концов, он склонился к признательности. Теперь, когда он воссоединился с Лен, он оставит прошлое в прошлом.

Тем не менее, за прожитые в Новом Риме петли он также полюбил некоторых членов Августи, а Карнавал планировал так или иначе уничтожить их организацию. То, что Ливия сказала о смерти своей матери, также обеспокоило Райана, который хотел провести расследование.

Курьер прибыл в Новый Рим, чтобы воссоединиться с Лен, но теперь… у него было ощущение, что он не сможет покинуть город даже после уничтожения Мета-банды. Назревала война, и слишком много жизней подвергалось риску.

— Ты всё это время был агентом Карнавала? — спросил Феликс своего товарища по команде, прерывая его мыслительный процесс.

— Я скорее дикая карта, — ответил курьер. — Разрушительная сила в виде одного человека.

Покров усмехнулся.

— По крайней мере, ты движешься в правильном направлении. Если честно, первым делом я подумал, что ты приехал в Новый Рим, чтобы сразиться с нами.

— Я до сих пор не извинился за то, что случилось с Кровотоком, — сказал Лео искренне извиняющимся тоном. — Я не видел тебя, и когда я запустил тот взрыв…

— Альтернатива была хуже, — прервал Райан гуманоидное солнце. В конце концов, он видел её собственными глазами. — Кровоток был болен, и с ним нужно было разобраться ради блага всех остальных. Конец.

— Понятно… — Леонард был удивлён ответом курьера, но не стал продолжать тему. У курьера были буквально столетия, чтобы эмоционально обработать события.

Феликс с сочувствием взглянул на Райана. Вместо того, чтобы нести всякую мутную чушь, он просто молча похлопал своего товарища по команде по спине, за что курьер был благодарен. Папарацци, правда, приняли бы эту сцену за что-то другое, если бы увидели её…

— Что касается тебя, Атомный кот, я поздравляю тебя с твоим выбором, — сказал Леонард, кивая молодому герою. — Должно быть, было трудно оставить свою семью и отстаивать то, что правильно. Это требует большого мужества.

— Вы сказали, что некоторое время хотели встретиться со мной, — сказал Атомный котёнок, немного смущённый. Своим поведением он напомнил Райану боксёра-любителя, случайно встретившего Мухаммеда Али. — Быть не может, вы хотите и меня переманить?

— Вполне себе, да, — сказал Покров.

— Я бы не стал использовать термин «переманить», но мы всегда ищем новых людей, и я чувствую в тебе большой потенциал. — Живое Солнце сделал короткую паузу, словно обдумывая следующие слова. — Также… есть одно дело с твоей сестрой, Нарцинией.

— Моей сестрой? — Феликс мгновенно напрягся. — А что с ней?

Вместо того чтобы ответить, Солнышко посмотрел за спину группы, на подъезжающую к смотровой площадке машину. Возле собравшихся людей припарковался чёрный Мазерати, из которого вышли два знакомых лица.

— Квиксейв, Атомный кот. — Терновник, подойдя к ним, смахнул пыль со своего костюма, Виверна выступала в роли его телохранителя. — Теперь всё обретает смысл.

Феликс, уже не выглядевший таким счастливым, впился взглядом в Карнавал.

— Вы им звонили?

— Не мы, — ответил Покров, скрестив руки. — Звонили они. Терновник связался с нами несколько дней назад.

— Были времена, когда наши организации думали о союзе против Августа, — сказал Энрике совершенно монотонным голосом. — Пока Дон Гектор, как всегда, не отказался от предложения.

— Все собрались? — спросил Солнечный парень.

— Почти, — ответил Энрике, закатав рукав, чтобы взглянуть на часы Rolex. — Харгрейвс, я надеюсь, ты понимаешь, что одно твоё присутствие угрожает всем нам. Если Август узнает, что ты в городе, он спустится со своей горы и будет охотиться на тобой, как за собакой.

— Он может попробовать, — ответил Живое Солнце. — Я давно принял решение: я не умру, пока не рухнет империя Августа, а сам он не предстанет перед судом за свои преступления.

— Меня больше беспокоит, что он пойдёт за нами за нашу связь, — сухо ответил Терновник, прежде чем поднять глаза. Райан услышал приближающийся со стороны берега громкий шум. — Но на данный момент, я думаю, это неизбежно.

Тяжеловооружённый вертолёт, в котором Райан узнал Boeing CH-47 Chinook, летел к группе и готовился к посадке. Основная дверь, на которой был нарисован логотип Dynamis, открылась до того, как вертолёт успел приземлиться.

У двери появилась высокая фигура, ростом почти два с половиной метра. Этот Геном был больше машиной, чем человеком. Громоздкая чёрная силовая броня защищала большую часть его тела, за исключением головы, которая была накрыта стеклянным куполом. Правда, более подходящим термином был бы череп, а не голова: плоть Генома с малиновым светом излучала радиацию, сдерживаемую костюмом; из-за неё его кости просвечивались как под рентгеновскими лучами. Его броня, похоже, превосходила по количеству вооружения даже броню Вулкан. Она в том числе включала в себя энергетический миниган, встроенный в правую руку, и гранатомёты на плечах.

Райан мгновенно узнал в этом колоссе то, чем он был, просто прочитав его позу и язык тела.

Разжигатель войны.

— Ты позвал его? — в ужасе спросила Виверна у Энрике.

— У меня не было выбора, — ответил менеджер. Он пытался сохранить самообладание, но Райан заметил, как шевельнулась роза на его костюме, тем самым раскрывая беспокойство Зелёного Генома. — Нам не победить без его ресурсов.

— Кто этот парень? — спросил Феликс, немного напуганный устрашающим видом колосса.

— Альфонс Манада[2], вице-президент Dynamis. — Виверна стиснула челюсти, её глаза выдавали беспокойство. — Псевдоним — «Fallout»[3].

Fallout, Fallout…

— Мальтийский мясник? — спросил Райан, до которого доходили некоторые слухи.

— Он сбросил на Августа ядерную бомбу в неудачной попытке убить его, — подтвердил Покров и тут же исправился. — Вернее, он сам был ядерной бомбой.

Виверна кивнула в подтверждение.

— Гектор впоследствии сослал его на Сицилию под предлогом «заграничной командировки». Я не знала, что он вернулся.

Вице-президент Dynamis сошёл со своего вертолета, земля слегка дрожала под его весом.

— Брат, Харгрейвс, — он вежливо поприветствовал присутствующих глубоким механическим голосом, прежде чем заметил Райана и его кота. — А это кто?

— Квиксейв и Атомный кот, — ответил Энрике.

— Квиксейв? — Альфонс узнал прозвище, но по неправильным причинам. — Отпрыск Кровотока?

Райан напрягся, но, что удивительно, Терновник тут же пришёл на помощь:

— Именно он предоставил нам запись. Я ему не доверяю, но пока наши цели совпадают.

— Понимаю. — Альфонс Манада внимательно осмотрел Райана, курьер в ответ помахал боргу[4] рукой. Вице-президент даже не признал этого жеста, весь деловой. — А его сестра?

Райан впился взглядом в жестянку, а Энрике ответил:

— Я её отпустил.

— Ты её отпустил? — Когда Терновник не ответил, даже под огненным взглядом старшего брата, вице-президент Dynamis потряс своим черепом. — Брат, ты всегда был слишком мягок. Вовремя я вернулся на материк.

— Что тебе нужно от Лен Сабино? — спросил острым как бритва тоном Райан.

— Не твоего ума дело, — сердито ответил Альфонс Манада.

— Признай, её технология впечатляет, — поспешно сказал Энрике. — После её трюка с пузырьковыми тюрьмами я подумал, не нанять ли её в охрану. Подводная тюрьма может быть лучшим решением, чтобы держать Психов под замком.

Райан учуял запах лжи, как только услышал это, но Лео Харгрейвс кашлянул и взял слово:

— Господа, прошу вас. Мы собрали вас, чтобы обсудить, как бороться с различными преступными группировками города, и у нас есть сильные подозрения, что Dynamis может их поддерживать.

— Подозрения? — фыркнул Феликс.

— Квиксейв предоставил запись, на которой заместитель главаря Меты заявляет, что наш генеральный директор нанял их для изматывания сил Августа, — спокойно объяснил Энрике, Виверна в тихой ярости скрестила руки. — С учётом того, что Псишок продемонстрировал глубокое знание сверхсекретных проектов Dynamis, и прочих косвенных доказательств, я полагаю, что информация является достоверной.

— Именно так, — подтвердил Покров. — Я исследовал территорию Мета-банды, хотя и не смог приблизиться к их штаб-квартире, чтобы Земля не заметила меня. Они используют перепрофилированные дроны Dynamis, а некоторые их бойцы, не обладающие силами, ходят с лазерным оружием.

Хотя это явно приводило его в ярость, Энрике продолжал копать могилу своей компании:

— Я попросил Чертовщину провести расследование, и несколько наших технических специалистов были объявлены пропавшими без вести. Я считаю, что либо наш генеральный напрямую отправил их, чтобы снабдить Мета-банду гениальной техникой, либо Псишок использовал эту возможность, чтобы поработить их.

Альфонс Манада молча всё выслушал, и когда он наконец заговорил, его голос был переполнен чистым, безудержным отвращением.

— Наш отец предал наше доверие и доверие всего Нового Рима. Уверяю вас, мы не имеем никакого отношения к этому беспорядку.

— Хорошо, — сказала Эйс, прежде чем прочистить горло. — То есть, это плохо, но, надеюсь, это значит, что нам не придётся драться?

— Мы собираемся ударить по Мета-банде и уничтожить её, прежде чем обратить внимание на Августи, — заявил Леонард. Райан заметил, что он избегал упоминания бункера при корпоратах, что было мудро. Возможно, Карнавал надеялся уничтожить базу до того, как братья Манада обнаружат его существование. — Вы будете вмешиваться?

— Нет, — ответил Энрике.

— Да, — произнёс его брат, и все тут же уставились на него. — Я не буду стоять в стороне и позволять кому-то другому убирать бардак, устроенный нашим отцом. Я лично удалю это пятно на нашей репутации.

— А, теперь понял, брат, — сказал Терновник и предположил: — Ты предлагаешь скоординированный удар?

— «Иль мильоре» поддержит нас? — спросил Леонард.

— Они и моя элитная команда безопасности, — добавил Альфонс. — Мы окружим Психов и уничтожим их всех, даже если нам придётся сражаться с этими животными улица за улицей.

— Теперь он говорит на моём языке, — прошептал Феликс Райану.

Курьера действительно удивила решительность борга. Хотя он явно был скрытым суперзлодеем, учитывая его чувство моды и кровожадное поведение, курьер мог подумать над тем, чтобы позвать его в будущем цикле, если в этом всё пойдёт хорошо.

— У меня есть некоторые сомнения, — сказал Солнечный парень. — Если Мета-банда проникла в вашу организацию до самого верха, то чем больше людей будет задействовано, тем выше риск утечки.

— Мы введём в курс дела только самых надёжных героев и офицеров, — заявил Энрике. Что, если читать между строк, означало: «те, кто лоялен нам, а не нашему генеральному директору».

— Мудрый выбор, но вы забываете одну деталь, — возразил Покров. — Псишок будет использовать заложников, и он может переносить свой разум из одного тела в другое.

— Он способен на такое? — нахмурившись, спросила Виверна. — А я удивлялась, почему он убил себя во время сражения с группой Квиксейва, но теперь в этом больше смысла.

— К сожалению, у нас нет средств, чтобы должным образом аннулировать его способность, — вздохнул Покров, принимая это на свой счёт. — Он начал превращать бездомных в рабов и раздавать им оружие. Лобовое нападение приведёт к жертвам, в то время как небольшая ударная группа может решительно обезглавить руководство Меты.

Райан сжал кулак, испытывая зловещее чувство дежавю. История первого рейда на Ржавый город могла повториться.

— На улицах начнётся хаос, даже если вы чудесным образом одолеете Псишока и Адама, — с мрачным лицом отметила Виверна. — Последнему с трудом удаётся держать своих людей под контролем, и без его объединяющего присутствия они, вероятно, впадут в буйство.

Энрике кашлянул, привлекая всеобщее внимание.

— Обе стратегии не обязательно взаимоисключающие. Карнавал может сосредоточиться на нанесении удара по руководству Меты, в то время как наши более крупные силы окружат их базу и будут сдерживать людей Адама.

После непродолжительных молчаливых раздумий Лео Харгрейвс взглянул на своих товарищей.

— Что думаете?

— Я могу быстро перемещать группы по городу, — сказала его телепортер. — Как во время нашей битвы с Мехроном. Если мы будем правильно координировать свои действия, я думаю, мы сможем нанести им серьёзный удар, прежде чем Мета-банда сможет подготовить контратаку.

Хотя Покров молчал, Райан почувствовал его взгляд на своей спине. Манипулятор стеклом, вероятно, взвесил плюсы и минусы прямого участия Dynamis: с одной стороны, это упростит уничтожение бункера, но с другой — увеличит риски его обнаружения.

Но, по итогу, риск того, что Большой Жирный Адам заполучит орбитальное оружие, был слишком велик, чтобы его игнорировать.

— Когда вы будете готовы? — спросил Солнышко у корпоратов.

— Завтра, — объявил Альфонс.

— Это слишком рано, Ал, — возразил Энрике.

— Чем дольше мы ждём, тем выше риск обнаружения, — фыркнув, ответил вице-президент. — Отец станет осторожнее, когда узнает, что я вернулся.

— Мы можем быстро мобилизоваться, тем более что Чертовщина с нами, — сказала Виверна своему менеджеру. — К тому времени, как Гектор узнает, кто наша цель, у него не будет иного выбора, кроме как пойти с нами. Уверена, он будет протестовать, но, в конце концов, он не сможет публично поддержать Психов. Результаты говорят сами за себя.

— Брат, — с тяжёлым тоном обратился Альфонс к Энрике, — как только мы разберёмся с Метой и заставим их говорить, ты знаешь, что мы должны сделать. Я могу простить отцу его трусость, но предательство? Никогда.

Впервые с тех пор, как Райан встретил его, Терновник тяжело вздохнул. Он напомнил ему осуждённого грешника, готовящегося к судному дню.

— Ал, я надеялся, что до этого не дойдёт.

— У отца был шанс. Dynamis ради её выживания нужно новое руководство. Более твёрдое. — Альфонс наблюдал за своим братом и ждал, пока он подтвердит его слова. — Я могу рассчитывать на твою поддержку?

Терновник после короткой паузы осторожно ответил:

— Да.

Глаза Виверны сузились, когда героиня услышала это.

— Энрике, ты предлагаешь…

— Переворот, — подтвердил Терновник. — Как только с Метой будет покончено, мы снимем Дона Гектора с должности, нравится ему это или нет.

— Начнётся гражданская война, — предупредила Виверна. — Гектор не сдастся без боя, а наши герои…

— Сделают правильный выбор или заплатят за последствия, — сказал Альфонс Манада со злым рычанием. — Коррупция, слава и жадность слишком долго отравляли наши ряды; они позволяют Мете и Августи выставлять нас идиотами. Виверна, пора избавиться от гнили. Мы не можем восстановить работающее послевоенное правительство на нынешней основе.

Терновник взглянул на Карнавал.

— Какова ваша позиция по этому вопросу?

— Посмотрим, — ответил Леонард. — После того, что Гектор сделал, его нужно сместить, и мы будем действовать, чтобы защитить невинных от перекрёстного огня.

— Тем не менее, ребята, это кажется вашим личным делом, — сказала Эйс с улыбкой. — А у нас есть своя рыбка, которую нужно поджарить.

— Август? — Альфонс фыркнул. — Ты ошибаешься, Харгрейвс. Он наш общий враг, и как только отец уйдёт со сцены…

— Если нам это удастся, брат, — заметил Энрике.

— Да, да, — фыркнул Альфонс Манада и направился к своему вертолёту. Было очевидно, что он давно это замыслил. — Будем на связи. Брат?

— Я буду посредником между всеми, — ответил Терновник.

— Спасибо. — И, не теряя времени, Альфонс забрался в вертолёт и улетел. Райан не мог объяснить почему, но поведение этого человека напомнило ему Августа… и это ему ни капли не понравилось.

— Он мне нравится, — сказал Атомный кот, глядя на исчезающий в небе вертолёт Альфонса. — Он разгребает всякое дерьмо.

Виверна явно не разделяла его мнения:

— Разгребает, но ещё он не знает, когда следует остановиться. Если Альфонс станет генеральным…

— Я знаю, — ответил Энрике. — Но жребий уже брошен.

— Феликс, могу я поговорить с тобой минутку? — спросил Леонард у Атомного кота.

— О моей сестре? — спросил герой, когда Солнышко пригласил его отойти от группы для личной беседы. Живое солнце, вероятно, не хотел, чтобы остальные подслушивали. Тем временем Покров начал обсуждать с Эйс операцию, обмениваясь идеями о том, как они могут координировать свои действия, чтобы окружить Ржавый город.

Райан собирался допросить Покрова о матери Ливии, но его перехватил Терновник.

— Не думай, что я забыл о тебе, Романо.

— Как ты мог забыть. Я, без ложной скромности, незабываем.

— Ты всё это спланировали, — обвинил менеджер курьера. — Костьми чувствую. И я всё ещё не понимаю твою конечную цель. Ничто в твоём досье не указывает на то, что ты изо всех сил старался вылить свою злобу на Мета-банду, пока не прибыл в Новый Рим.

— А нужна ли мне причина, чтобы ненавидеть Мета-банду?

После того, что Жирнибал Лектер сделал в предыдущем цикле, путешественник во времени просто из принципа хотел его смерти. Райан пообещал Жасмин, что с того момента будет убивать Вали при каждом перезапуске, и он сдержит слово.

— Я не верю, что ненависть — твой единственный мотив, — сказал Энрике резким и ледяным тоном. — У тебя есть скрытая цель, которую я пока не могу понять.

— Какое это имеет значение, Энрике? — Из всех присутствующих Виверна, похоже, приняла происходящее наименее радостно. — У нас есть более насущные проблемы.

— Вот почему я оставляю это без должного внимания так долго, — объяснил менеджер. — Но не заблуждайся, Романо, ты объяснишься, как только уляжется пыль.

Виверна почесала затылок.

— Как только уляжется пыль… Энрике, твои слова говорят за себя.

— Ты сожалеешь об этом? — спросил Терновник более мягким тоном. — Ты всё ещё можешь отсидеться в стороне.

— Ни за что. — Героиня покачала головой. — Я вступила в «Иль мильоре» именно для того, чтобы руководить подобными операциями, и я много лет ждала, когда твой отец уйдёт в отставку. В любом случае, я должна радоваться тому, что мы, наконец, можем действовать как герои, вместо того, чтобы притворяться ими. Однако…

— Ты боишься видеть Альфонса во главе.

— Я хочу защитить Новый Рим, а не смотреть, как он превратится в поле битвы. Твой брат не остановится, пока все его враги не умрут.

— Не может же он быть настолько плох? — спросил Райан, и последовавшее смущённое молчание быстро подсказало ему обратное. — Или может?

— Нет никого, кто сказал бы, что Альфонс не верит в дело большее, чем он сам, — сказала Виверна с натянутой улыбкой. — Но если бы его отец не отправил его в изгнание, Dynamis и Август до сих пор вели бы войну. Я хочу увидеть, как падут Августи, а их наркофабрика горит, но без жертв среди гражданского населения в таком случае не обойдётся. Это… я разрываюсь. Я правда разрываюсь.

— К сожалению, чем больше я об этом думаю, тем больше верю, что конфликт неизбежен, — сказал Энрике с намёком на сожаление. — Наши соответствующие видения будущего не могут сосуществовать.

Мысли Райана обратились к Ливии и её желанию реформировать свою организацию.

— Вы можете подождать, пока Август уйдёт на покой. Его наследник может быть более дружелюбным.

— Я думал о том, что мы сможем достичь договорённостей с дочерью Августа, когда она возьмёт на себя управление организацией, — признал менеджер. — Но ситуация слишком нестабильная. Род Августа никогда не уйдёт в тихую оставку; как только он узнает, что наш отец натравил на него Мета-банду, — а он узнает, — он нанесёт ответный удар. И это не говоря о его вражде с Харгрейвсом.

— Я просто не понимаю, — сказала Виверна, положив руки на талию. — Зачем Гектору так рисковать, вступая в союз с кем-то вроде Адама?

— Мой отец считает, что он может купить лояльность каждого, если предложить подходящую цену, — ответил Энрике. — Деньги или поддельные Эликсиры, ему всё равно.

— Но почему он не даёт нам наносить удары, вместо этого нанимая монстров, чтобы делать это тайно?

— Я полагаю, мой отец считает, что сможет пережить конкурента, втайне ослабляя его. По крайней мере, до тех пор, пока опухоль Августа не убьёт его, и Dynamis сможет нанести удар по его организации, не опасаясь возмездия.

Райан, который перестал обращать внимание на разговор, резко застыл на месте.

— Что, ещё раз?

[1] Предположу, что герой назван в честь британской рок-группы.

[2] В комментариях на royalroad несколько раз отмечали, что Энрике и Альфонс могут быть отсылкой к Эдварду и Альфонсу, двум братьям из аниме «Стальной алхимик». Альфонс в ходе неудачной трансмутации лишился тела, и его душа оказалась прикреплена к доспехам.

[3] Возможно, псевдоним — отсылка к серии игр Fallout, действие которых происходит в мире, пережившем ядерную войну. Дословно переводится как «Выпадение радиоактивных осадков».

[4] Борг — вымышленная высокотехнологичная псевдо-раса киборгов во вселенной «Звёздного пути».

Глава 10 (60) — Удачный перерыв

По дороге домой Кот Феликс не произнёс и слова. Вообще ни одного.

Ранним вечером Райан отвёз их обоих обратно в Башню Оптимейтс. Их группа и Энрике решили покинуть собрание по отдельности, чтобы не вызывать подозрений перед завтрашней операцией. Подъехав, курьер припарковался перед воротами Башни, но Атомный кот из машины не выходил.

— Эй, котёнок, я знаю, что ты чувствуешь себя просто ужасно, — сказал курьер. — Поверь, я понимаю, через что ты проходишь. Так, эм, как насчёт того, чтобы пойти посмотреть «Звёздные войны» вместе с Юки и Тимми, чтобы поднять тебе настроение? Подумай о мемах!

Феликс мельком взглянул на Райана, его взгляд был совершенно пустым. Юный герой вышел из машины и направился к башне «Иль мильоре» в неловком молчании, опустив голову и засунув руки в карманы.

Да, он чувствовал себя неважно и хотел побыть в одиночестве.

Райан не мог его винить. Узнать, что Молниеносный зад убил родителей твоей приёмной сестры, после чего сделал из неё наркоповара, наплевав на наследство её биологической матери — это, должно быть, было… жёстко.

Курьер не знал, как достучаться до друга. По крайней мере, до тех пор, пока тот не будет готов открыться.

Перед тем как уехать, Райан наблюдал, как Феликс исчезает в Башне Оптимейтс. До завтра у него было запланировано несколько дел, включая один постоянный источник раздражения.

— Коротышка? — позвал курьер, включив Хронорадио. — Коротышка?

«Я здесь, Рири», — ответила она на другом конце провода.

— Завтра мы избавимся от Меты, — сказал Райан, ведя машину на юг города. — «Иль мильоре» и Карнавал договорились совместно атаковать их.

«Хорошо».

— Но меня кое-что беспокоит. У меня возникло чувство, что Манада нужна именно ты, и не потому, что ты хочешь свергнуть буржуазию.

Лен некоторое время оставалась безмолвной.

«Я… я атаковала один из их объектов. И они это заслужили».

— Я не могу объяснить почему, но интуиция говорит мне, что дело в чём-то другом. — Альфонс определённо вышел из себя, когда узнал, что Энрике освободил Лен из-под стражи, а Терновник после этого продолжал держать Гения под пристальным наблюдением. — Они также заблуждались насчёт того, что я твой брат, и я думаю, это заблуждение повлияло на их решение нанять меня.

«Ты думаешь…» — Лен откашлялась на другом конце линии. — «Ты думаешь, это как-то связано с папой?»

Райан не мог это подтвердить, но чутьё именно это ему и говорило.

— Может быть. Такое ощущение, что у компании есть скелеты в шкафу.

«Конечно есть, Рири, их состояние построено на крови и страданиях», — с гневом ответила Коротышка, после чего взяла себя в руки. — «А что насчёт технологии дублирования мозга?»

— У меня есть идея, как мы можем достать её, — сказал Райан, сжимая пальцы на руле. Он перебрался из северных районов в южные, ближе к территории Августи. — Но она рискованная.

Лен недолго молчала, но, похоже, приняла решение помочь.

«Я слушаю».

— Благодаря записи мы знаем, что Гектор Манада одолжил эту технологию Псипси для исследовательских целей, — напомнил курьер своему лучшему другу. — Что означает, что она, вероятно, в бункере.

Она быстро поняла суть его плана:

«Который имеет выход к морю и завтра будет в осаде. Мета отвлечётся».

Лен могла проскользнуть внутрь бункера, схватить технологию и уйти. Интуиция подсказывала Райану, что сыновья Гектора уничтожили бы её, попади она в их руки, хотя бы ради того, чтобы устранить угрозу их наследству.

— Но это будет очень опасно, Коротышка.

«Я могу… я могу о себе позаботиться. Я сделаю это, Рири». — Очередная пауза. — «И… после того, как я закончу… после того, как закончу, ты должен прийти».

— Коротышка, ты меня к себе приглашаешь? — дразнил её Райан.

Он почти видел, как она волнуется на той стороне линии.

«Д-да, но не в этом смысле. Я… я оборудовала для тебя комнату внизу. С нами ты будешь в большей безопасности, чем с Dynamis. Я им просто не доверяю».

Райан тоже, но пока путь к Идеальному забегу требовал риска с его стороны.

— Я ценю твоё предложение, Коротышка, — сказал он от чистого сердца. — Я могу сказать, что тебе стало лучше. Ты говоришь более… уверенно, что ли.

«Я… я соблюдаю курс приёма лекарств», — призналась она. — «Уменьшила количество антидепрессантов. Сбавила обороты. Мне… Мне не легче, как мне кажется. Но мне не так сильно плохо».

— Хорошо. Это хорошо.

Может… может, он сумеет найти способ помочь ей справиться с депрессией через петли? Если у него получится пронести её сознание через время, то получится и лечение. По крайней мере, он на это надеялся.

«Я… я буду на связи». — После этих слов Лен резко обрубила связь.

Прогресс был медленным, но всё же он был.

В конце концов, Райан добрался до места назначения — стильного, чрезвычайно модного бистро, расположенного недалеко от побережья Нового Рима. Снаружи оно выглядело как точная копия знаменитого парижского ресторанчика «The Fouquet’s». Парковщик предложил свои услуги, но курьер никому не позволял водить его машину; его Плимут Фьюри была слишком хороша для этого плебея. Из-за этого ему пришлось идти на своих двоих до входа в ресторан, где его ждала его пара.

— Ну наконец! — пожаловалась Фортуна, положив руки на талию. На ней было то же роскошное, скандальное золотое платье, что и на вечеринке Джейми. — Ты чуть не опоздал!

— Но не опоздал же, — ответил Райан, взяв руку этой испорченной девчонки и, к её большому удивлению, поцеловав её, как настоящий джентльмен. — Я никогда бы не заставил богиню ждать.

Поскольку ему нужно было на что-то отвлечься, а она не переставала приставать к нему, Райан в итоге согласился на свидание с самой удачливой женщиной в мире; однако оно было лишь дымовой завесой для его коварного плана убить её романтический интерес к нему. Его целью было быть как можно более совершенным и влюблённым, пока не станет невыносимым.

Но ни один план не переживал контакта с этим противником: Фортуна привела с собой третьего лишнего.

— Райан. — В отличие подруги с её возмутительным нарядом, Ливия Августи выбрала скромное малиновое платье без рукавов и золотые браслеты. В то время как Фортуна дышала гламуром, мафиозная принцесса олицетворяла утончённое благородство. — Приятно снова увидеть тебя.

— О, я не ожидал тебя, — сказал Райан, пытаясь скрыть беспокойство, и взглянул на Фортуну. — Я думал, у нас свидание.

— Ага, но вдобавок ты загладишь вину перед Ливи за то, что бросил нас в затруднительном положении, когда мы впервые встретились, — надменно ответила Фортуна. — Баловать сегодня будешь нас обеих.

— Конечно, такое божество, как ты, заслуживает только самого лучшего, — солгал Райан, предлагая руки обеим женщинам, — и это я.

Ливия весело улыбнулась, взяв его за руку, в то время как Фортуна потратила немного больше времени, коснувшись его рукава.

— Это же кашемир!

— Нравится? — спросил удивлённый Райан. — Это настоящая кашемировая шерсть.

— Бюджетного кашемира не существует, — ответила Фортуна, как будто он сморозил какую-то чушь. — Он либо идеален, либо это вообще не кашемир.

Блин, у них двоих на самом деле было одно общее — вкус! Кто бы мог подумать?

Трио в сопровождении лакеев вошло в ресторан через двойные деревянные двери. Декор был выполнен в чистейшем французском стиле 18-го века, с прекрасным освещением с помощью свеч и изысканным декором. Он действительно заслужил своё название «Le Parisien». Райан зарезервировал отдельный столик у окна, чтобы Фортуна могла смотреть сверху вниз на людей снаружи. Он знал, что она оценит этот жест.

Он также заметил, что каждый стол был отделён от других перегородками, чтобы обеспечить максимальное уединение. Гости могли говорить, не беспокоясь о том, что за ними шпионят.

— Я рада, что ты наконец принял своё место во вселенной, — сказала Фортуна Райану, когда maître d'hôtel[1] пригласил их сесть и раздал меню. — Тебе есть за что извиниться.

— И я искренне прошу прощения за это, — солгал сквозь зубы Райан. — Фортуна, я видел тебя, но пока ты не поговорила со своим братом, я не разглядел тебя.

Он неожиданно взял Фортуну за руку, к её большому шоку.

— Когда я увидел твою страсть в попытках воссоединиться с братом, я… я был тронут до слёз. — Благодаря навыкам, отточенным в бесчисленных перезапусках, Райан на мгновение был на грани того, чтобы расплакаться. — Твоё золотое сердце ослепило меня!

— Я рада, что ты, наконец, заметил, — ответила она чрезвычайно возбуждённо. Ливия тем временем спрятала лицо за меню, явно изо всех сил стараясь не рассмеяться.

— Сможешь ли ты простить моё ужасное поведение по отношению к тебе? — умоляюще спросил Райан. — Потому что я никогда не смогу простить себя.

— Зависит от этого свидания, — ответила Фортуна, восстанавливая самообладание. — Если всё пойдёт хорошо, я подумаю над этим!

— Понимаю, — сказал Райан и позвал ближайшего официанта. — Любезный, AssiettedeFoisGrasetdeSaumonFrais[2] для моей возлюбленной.

— Откуда ты знаешь, что я их люблю? — ахнула Фортуна. — Спросил у Феликса?

Ага, спросил, но настоящий джентльмен всегда лжёт с улыбкой.

— Я просто подумал, чего бы хотела идеальная женщина, и меня осенило.

— Конечно, осенило! — ответила Фортуна с обаятельной скромностью, и Ливия после этого уже не могла сопротивляться и рассмеялась. — Ливи, что случилось?

— Извини, — сказала принцесса с улыбкой, опуская меню. — Просто ты такая очаровательная.

— Ты тоже очаровательна, Ливи. — Фортуна по-сестрински обняла Ливию. — Я рада, что ты согласилась приехать. Тебе это было нужно.

— Спасибо, — ответила принцесса, но её улыбка стала немного печальнее. — Мне нужно было отвлечься от всего, что происходит в последнее время.

— Райан, твоя задача на сегодняшний вечер — поднять ей настроение, — приказала Фортуна.

— Сделаю всё, что в моих силах, — с улыбкой ответил Райан. — Как я вижу, вы довольно близки.

— Наши родители были очень близки, — объяснила Ливия. — Мы буквально выросли вместе.

— Можно сказать, что наши отцы были подельниками! — Фортуна посмеялась над собственной шуткой, но не так громко, как Райан. Он немедленно почувствовал себя грязным: шутка была ужасной даже по его меркам.

— Я приготовил для вас восхитительное меню, — сказал курьер. — С одной стороны, у нас французская кухня, а с другой — всё остальное.

— Я могу только аплодировать твоему вкусу, но я удивлена, что ты пригласил нас сюда, — сказала Фортуна, когда официанты ушли готовить заказы. — Я думала, ты бедняк, а ценники здесь, в «Le Parisien», исчисляется тысячами евро.

— Я хорошо обеспечен, — ответил Райан.

— Насколько хорошо? — его пара продолжала спрашивать, подозрительно нахмурившись.

— Миллионы евро припрятаны в различных банках, — сказала Ливия, от чего Фортуна разинула рот. — Я отследила несколько его банковских счетов в крупных корпорациях. Я была очень удивлена.

Одним из преимуществ путешествий во времени было то, что Райан знал, какие предприятия окупятся. Он даже нашёл давно утерянное сокровище тамплиеров, хотя для этого ему потребовались годы и куча приключений.

Все в Италии использовали евро из-за его доступности, а блоки силы, начиная от послевоенных корпораций, таких как Dynamis, и заканчивая самим Августов, поддерживали его ценность. Однако на самом деле это относилось только к Италии. Некоторые другие послевоенные развивающиеся страны использовали свой собственный вариант евро, но с совершенно другим обменным курсом; некоторые военачальники вообще начали чеканить собственную монету. Dynamis также говорила о том, что в ближайшие пять лет представит свою собственную монету, которая заменит евро; Райан, однако, не был уверен, что она воплотит этот план в жизнь.

— Ого, я думала, что ты жаба, но на самом деле ты принц! — похвалила Фортуна Райана.

— Только твой поцелуй может раскрыть мою истинную форму, — сладко ответил курьер. Если сомневаешься — беззастенчиво льсти! — Если захочешь карету, ты только скажи.

— Спасибо, но у меня уже есть яхта.

Райан понял, что это было безмолвным приглашением Фортуны спросить о её жизни, что он и сделал.

— Вау, ты, должно быть, невероятно талантлива, раз смогла купить что-то подобное в таком возрасте, — заявил курьер, хотя, что более вероятно, она выиграла её в лотерее или что-нибудь в этом духе. — Если бы мне пришлось угадывать, я бы сказал, что у тебя душа художника и навыки предпринимателя.

К его большому удивлению, Фортуна, поправляя волосы, выглядела весьма смущённой.

— Я в ​​свободное время занимаюсь лепкой.

— Правда? — искренне удивился Райан.

— Я изучаю прикладное искусство в университете Ювенты[3]. — Послевоенный университет, спонсируемый корпорациями? Райан слышал о нём, хотя, насколько он знал, только корпоративным менеджерам и аффилированным лицам было по карману оплачивать непомерную стоимость обучения. — Вот несколько моих работ.

Фортуна, порывшись в платье и достав позолоченный сотовый телефон, показала Райану фотографии своих творений. Курьер ожидал увидеть современные непонятные скульптуры, но её работы черпали вдохновение у художников эпохи Возрождения. Она создала множество реалистичных скульптур ангелов и мифологических фигур, а статуя Ливии как богини Афины была её шедевром.

— Это потрясающе, — сказал Райан, на этот раз совершенно искренне.

— Согласна, — кивнула Ливия.

— Они тебе нравятся? — Фортуна, чья уверенность сменилась тревогой, клюнула на комплимент. К большому удивлению Райана, она довольно чувствительно отнеслась к этой теме. Настолько, чтобы вызвать нервозность у этого невыносимого нарцисса.

— Ты очень талантлива, — продолжил курьер, успокаивая её. — Я повидал множество самопровозглашённых художников, но у тебя настоящий талант.

— Спасибо, — сказала блондинка со смущённой улыбкой, запустив руку в волосы. — Я подумываю над тем, чтобы сделать на этом карьеру.

— Но я думал, у тебя уже есть работа на Августи, — нахмурившись, сказал Райан.

— О, она временная, — быстро ответила Фортуна. — Я на подмене, потому что мой брат больше не может защищать Ливи, как должен.

— И я благодарна тебе за заботу, — ответила Ливия, искренне тронутая.

— Потому что ты её заслуживаешь, — ласково ответил Фортуна. Райан понял, что, хотя её нарцисизм доставлял проблем, она была по-своему абсолютно честной и доброй. — Я знаю, что твоя роль… стрессовая. Тебе нужна вся помощь, которую ты можешь получить.

Ливия, ничего не говоря, опустила взгляд на свою тарелку, пока официант приносил закуски. Фортуна с беспокойством смотрела на подругу, и Райан понял, что эти двое были намного ближе, чем он думал. Он никогда не видел, чтобы Удачливая девушка вела себя так с кем-либо ещё.

Фортуна осмелилась войти в здание Dynamis, чтобы попытаться убедить своего брата вернуться, но сейчас Райан задумался, было ли это полностью ради её семьи. Может, на самом деле она сделала это ради Ливии?

Ха, эта паршивка не была целиком и полностью эгоцентричной. Она выросла в его глазах.

— Я удивлён, что ты не рекламируешь свои скульптуры, — сменил тему Райан, пытаясь поднять настроение. — Я о них впервые слышу.

— О, я не многим о них рассказываю, даже брату не сказала. Я знаю, что они будут популярны. — Хотя она пыталась говорить уверенно, Райан по лёгкому колебанию в её голосе знал, что это не так. — Но я пока не хочу, чтобы моя работа была публичной.

— Почему так? — спросил Райан, но, к его большому удивлению, Фортуна не решалась сказать это вслух.

— Её мать благодаря своей силе может менять лица, — объяснила Ливия. — Отсюда и имя Венера.

— Я не хочу, чтобы мою работу сравнивали с её, — наконец призналась Фортуна. — Даже моё лицо — один из её шедевров! Как и Феликса!

Это объясняло некоторые моменты. Райан сразу обратил внимание на проблему.

— Ты не хочешь, чтобы единственное, что действительно принадлежит тебе, было превращено в товар твоей семьи? — догадался он, когда они начали наслаждаться закусками. — Иначе начнут говорить «какова мать, такова и дочь»?

— Да… — Фортуна затихла. — Да, именно так. И это единственное, с чем моя сила не может мне помочь. Так что это именно моё.

— Ты не любишь своих родителей?

— Люблю, — сказала Фортуна, хотя её улыбка стала немного неуверенной. — Я люблю их, и они любят меня.

— Слишком сильно? — догадался Райан о проблеме.

— Да они душат! — Её тон сменился с уязвимого на сердитый. — «Фортуна, ты должна усерднее работать, чтобы унаследовать нашу ветвь семьи»! «Фортуна, тебе нужно проявить себя, чтобы стать новой Дианой»! «Посмотри на свою сестру, она уже олимпиец»! И им всегда мало!

Ливия посмотрела на Фортуну с сочувствием, и Райан понял, почему они были так близки. Они обе были заложницами ожиданий своих родителей.

— Мама хочет, чтобы я взяла на себя её бизнес, но я сказала «нет», — сказала Фортуна своей паре. — Она до сих пор думает, что я передумаю.

— Почему бы тебе не попробовать анонимно выставить свои скульптуры? — предложил Райан. — Я хочу сказать, у всех хороших художников есть сексуальное тайное альтер-эго.

— О, может быть, я уверена, что люди в них влюбятся… — Удачливая девушка говорила не так уверенно, когда не могла полагаться на свою силу.

— У тебя есть хобби, Райан? — спросила Ливия, пытаясь направить разговор в другое русло.

— В основном я подбираю потерявшихся кошек, — пошутил курьер. И взрывать всякое тоже, но об этом лучше не говорить, чтобы не испортить настроение.

— Хорошо, что вспомнил: мы нашли твоего кота, — заявила Ливия. — Он шастал по квартире Вулкан.

— Эжен-Анри? — Райан выпрямился на стуле.

— Подождите, кот, за которым мы гнались при нашей первой встрече, принадлежит тебе? — удивилась Фортуна. — Это, должно быть, судьба.

— Вулкан была недовольна незваным гостем, но кот покорил её, — сказала Ливия с весёлой ухмылкой. — Как будто он хорошо её знал.

Райан умел читать между строк.

Прежде чем тишина стала ещё более неловкой, Фортуне позвонили, и она громко вздохнула.

— Проблемы? — спросила Ливия, в голосе которой не были и намёка на обеспокоенность.

— Это мама, — пожаловалась Фортуна, её телефон продолжал звонить. Она положила свою руку на руку Райана. — Прошу прощения, я должна ответить. Сможешь позаботиться о Ливи в моё отсутствие?

— Для тебя? — Райан улыбнулся. — Что угодно.

— Ты очарователен, — ответила Фортуна и ушла в изолированную частную кабинку. Райан и Ливия остались наедине.

Как и планировала дочь Августа.

— Ты хотела, чтобы мы снова поговорили, — предположил курьер.

— Да, — ответила принцесса с натянутой улыбкой. — Ты встречался с ней в предыдущем цикле, да? С Вулкан. Вот почему твой телепортирующийся кот зависает с ней.

— Ага. — Отрицать это не было смысла.

— Почему ты не попробовал ещё раз? — нахмурившись, спросила принцесса. — Встречаться с ней. В этот раз ты ей не нравишься.

— Жасмин, моя Жасмин, заставила меня пообещать не заменять её, — сказал Райан, уставившись на бокал с шампанским. — Я не хочу рассматривать это с такой точки зрения, но… человека, с которым я встречался, больше нет. Нынешняя Вулкан — незнакомец с её лицом и без её воспоминаний.

Взгляд Ливии смягчился.

— Я… понимаю. Об этом ты говорил раньше? Что люди тебя забывают и что к этому никогда не станешь относиться легче?

— Да, — признался он. — Я стараюсь ни к кому не привязываться, но в прошлый раз я забылся.

— А что насчёт Фортуны? Кто она для тебя? — В её тоне был намёк на укор.

Возмутительное раздражение.

— Это всё часть моего дьявольского плана, чтобы заставить её отказаться от меня.

Ливия скептически приподняла бровь.

— Играя роль ​​идеального джентльмена?

Ну да! Чем холоднее Райан относился к Фортуне, тем больше она ему надоедала! Следовательно, противоположное должно заставить её прекратить!

— Не думаю, что ты поймёшь мою блестящую логику.

— Райан, не разбивай ей сердце, — предупредила его Ливия уже не дружелюбным голосом. — Фортуна — моя лучшая подруга, и хотя на первый взгляд можно сказать иное, внутри она разумная душа.

Райан был немного скептически настроен, но она знала свою подругу лучше, чем он.

— Признаюсь, сейчас, когда она проявила немного доброты, она мне нравится больше.

— Она находится под большим давлением, чем ты думаешь, — сказала Ливия. — Основная причина, по которой она присоединилась к Семёрке убийц, — это защитить меня. Благодаря ей я не чувствую себя одинокой, и за это я перед ней в долгу. Даже если ты думаешь, что благодаря твоей силе оскорбление её чувств не повлечёт за собой никаких последствий, я тебе гарантирую, что я этого не забуду.

Райан с серьёзным лицом сцепил пальцы.

— Зачем ты здесь, принцесса? Настоящая причина.

Она скрестила руки, её взгляд превратился в сталь.

— Карнавал, Райан, — сказала Ливия ядовитым тоном. — Дело в Карнавале.

Вот оно. Настоящая причина её присутствия.

— Полагаю, поэтому ты хотела встретиться в общественном месте, с твоей невероятно удачливой подругой под боком? Ты думала, я убью тебя, если мы встретимся наедине?

— В последнее время я постоянно вижу, как Карнавал сражается с Мета-бандой в Новом Риме, — сказала Ливия. — Это они, да? Те люди, которые просили тебя взорвать фабрику «блаженства». Ты привёл их в город. Я не вижу твоих действий, но они всё равно вызывают рябь.

— Да, это Карнавал, — признал Райан. Больше нет смысла это скрывать.

— Я предупреждала тебя, я говорила, что позволю тебе существовать, пока ты не нацелишься на мою семью, — напомнила ему Ливия. — И я держу слово. Но ты готов сотрудничать с людьми, убившими мою мать.

— Насколько я слышал, это был несчастный случай.

— Кто тебе это сказал, Харгрейвс? — С каждой секундой она злилась всё больше. — Ты ему доверяешь?

«Больше, чем твоему отцу, принцесса».

Во время их первого совместного цикла Феликс сказал курьеру, что Август однажды столкнулся с ранним составом Карнавала во время своего прихода к власти. После встречи с Dynamis Покров по просьбе Райана раскрыл подробности. Лео Харгрейвс, как и обещал, на день рождения Нарцинии вернулся на ферму семьи Коста, от которой остались одни руины. Карнавал быстро атаковал Августа, но после ужасных потерь был отброшен.

А жена Августа Юнона попала под перекрёстный огонь.

— Я сотрудничаю с Карнавалом и Dynamis, чтобы избавиться от Меты, это всё, — сказал Райан. — Во всяком случае, я убедил их не трогать твою семью, чтобы сосредоточиться на дичи пожирнее.

— Меня убивают в альтернативных вселенных, в которых я слежу за действиями Огра Адама, — призналась Ливия. — Они планируют что-то большое, да? Что-то настолько ужасное, что они готовы рискнуть разозлить моего отца, лишь бы это осталось в тайне.

— Ага. Но если завтра всё пойдёт хорошо, им это не удастся. — Её комментарий заставил Райана задуматься, действительно ли решение Адама открыть огонь из «Бахамута» было таким импульсивным, каким он его выставлял. — После этого я избавлюсь от фабрики «блаженства» и, надеюсь, ты больше никогда обо мне не услышишь.

— Ты привёл сюда Карнавал, Райан, — возразила Ливия. — Отныне всё, что они делают, — на твоей совести.

— Они пришли бы в любом случае, я просто указал им правильное направление. А именно — Жирнибала Лектера. — Райан посмотрел ей в глаза. — Я придерживаюсь того, что я сказал, принцесса. Не причиняй вреда моим друзьям, и твои люди выживут.

— В этом цикле или в следующем? — задала она трудный вопрос.

— Я пока не могу сказать, — признался Райан. — Я сделаю всё, что в моих силах, но для этого цикла я ничего не могу гарантировать. Но я человек слова.

Принцесса скептически нахмурилась.

— Разве ты не заходил дальше в будущее?

— Я прожил множество жизней, но в основном короткими периодами. Между двумя точками сохранения не было больше нескольких месяцев. — Райан отвёл взгляд. — За одним исключением, но я не хочу о нём говорить. Это было настолько плохо, что я решил больше никогда не делать длинную петлю.

— Так ты не знаешь, чем всё закончится? — Ливия покачала головой. — Это единственная гарантия, которая у меня есть? Твоё слово, что всё, в конечном итоге, будет хорошо?

— Ты предпочитаешь информацию?

— Для начала — да.

— Я знаю, что у твоего отца опухоль мозга. — Принцесса Августи вздрогнула от его грубого признания, её лицо превратилось в пустую маску. — Манада сказали мне.

Она воздвигла между ними стену молчания.

— Хорошо, не говори об этом, если не хочешь. Твоё молчание само по себе ответ. Я думал, что Эликсиры излечивают от подобных проблем, но, предположу, дело в том, что он принял два? Или, может быть, опухоль была у него ещё до обретения силы, а сейчас она так же неуязвима, как и он сам?

Нет ответа, но напряжение продолжало расти.

— Ты знала, что отец Нарцинии — настоящий отец — мог бы её вырезать? — спросил Райан. — Карнавал сказал мне, что Молниеносный зад убил его за то, что он мог разрезать ножом что угодно. Даже неуязвимого человека.

— Райан. — Её взгляд стал пустым. — Ни слова больше.

— Я что хочу сказать… Думаю, я понимаю, почему ты сейчас не пытаешься идти против своего отца. — Опухоль мозга может ухудшить его настроение, а буйный непобедимый бог молний станет катастрофой. — Я пережил нечто подобное.

— Ничего ты не знаешь, — резко ответила она.

— Мой приёмный отец Кровоток был бомбой замедленного действия. — Райан нахмурился, вспомнив некоторые из худших моментов своего детства. — Он был зависим от Эликсиров, а Лен… его дочь, она выпила один. Ближе к концу мы были в бегах, и мне пришлось искать припасы, потому что он привлекал слишком много внимания. Каждый раз, когда я оставлял его наедине с Лен… я думал, что вернусь и найду её мёртвой.

Ливия напряглась, но ничего не сказала.

— Послушай, я вот что хочу сказать… Ливия, я тебе не враг, — сказал Райан, а Фортуна тем временем вернулась после звонка. — Я просто не знаю, как тебе это доказать.

— Доказать что? — спросила Фортуна и заметила беспокойство Ливии. — Ливи? Ливи, ты в порядке?

— Я… — Ливия восстановила самообладание и заставила себя улыбнуться. — Всё в порядке, Фортуна.

— Ничего не в порядке, Ливи, — обеспокоенно сказала Удачливая девушка. — По лицу твоему видно.

— Нет, всё в порядке, — солгала принцесса. — Я просто устала… Я вызову Воробья, чтобы она отвезла меня домой.

— Ты уверена? — нахмурившись, спросила Фортуна.

— Да, так… так будет лучше. — Ливия поцеловала свою удачливую подругу в щёку, после чего кивнула курьеру. — Спасибо, Райан. Я ценю наш разговор.

— Всё в порядке, — сказал он, пытаясь подобрать правильные слова. — Ты не одна. Не забывай этого.

— Не забуду. — Райан сделал бы всё, чтобы узнать, что скрывалось за пустым лицом Ливии. — Клянусь.

Через пять минут она вышла из ресторана, оставив двух «голубков» наедине.

* * *
После этого свидание прошло нормально, хотя и гораздо менее забавно, чем раньше. Как джентльмен, Райан за всё заплатил и отвёз Фортуну домой.

— Ты здесь живёшь? — спросил он, останавливая свою Плимут Фьюри перед огромным элитным кондоминиумом.

— Да, здесь одна из моих квартир. — Фортуна сцепила руки вместе, от её бьющей через край гордыни не осталось и следа. — Прошу прощения за то, что случилось с Ливи. У неё сейчас не лучшие времена.

Да ты что, правда?

— Во всём Феликс виноват! — громко пожаловалась Фортуна. — Он разбил ей сердце и бросил ради того… чтобы стать ручной собачкой для этого садовника!

Ага. Статус Ливии определённо изолировал её, и у неё было несколько друзей, которым она могла бы признаться в своих истинных чувствах.

— Я очень благодарна за твою попытку подбодрить её. Она очень в этом нуждалась. — Лицо Фортуны стало задумчивым. — Райан?

— Да? — ответил курьер, зная, что будет дальше.

— Я очень колебалась, — сказала она. Чем-то её тон напомнил Райану тон палача. — Мгновение я очень колебалась. Но…

«Да, да, да, — подумал Райан. — Скажи, что между нами ничего не получится, и нам лучше оставаться друзьями!»

— Но я решила простить тебя, — сказала Фортуна с милосердным выражением лица. — Я прощу тебя за твоё хамское поведение.

Последовало короткое молчание.

— О боже, спасибо, — сказал Райан, внешне счастливый и внутренне разочарованный. Неужели его план сработал слишком хорошо? — Я не смог бы жить без твоего прощения.

— Я знаю, но оно у тебя есть. Я даже получила удовольствие. — Фортуна улыбнулась и сцепила руки, ничего больше не сказав. У него было ощущение, что она хотела о чём-то его спросить, но не знала, как это сказать.

— Ну, думаю, я провожу тебя до двери, а затем пойду, — сказал Райан, открывая дверь машины.

Вернее, попытавшись открыть.

Райан, проверив остальные двери, нахмурился. Ни одна из них не открывалась. Плимут Фьюри также отказывалась заводиться, несмотря на пять различных резервных систем, которые должны предотвратить подобные проблемы.

— Так вот как это бывает, — пробормотал Райан под нос.

— Какие-то проблемы? — спросила Фортуна с самодовольной улыбкой.

— У тебя найдётся десять минут, чтобы быстренько показать мне свою коллекцию скульптур? — спросил Райан с очаровательной улыбкой. — Я не хочу тебя беспокоить.

— О, что ты, ты не беспокоишь, — заверила она его, представляя собой образец ложной скромности. — Вообще ни капельки не беспокоишь.

На этот раз дверь машины открылась нормально.

Чёрт возьми, её сила поломанная!

[1] Метрдотель — лицо, координирующее работу обслуживания посетителей ресторана или постояльцев отеля.

[2] Он заказал тарелку фуа-гра и свежего лосося, если я правильно понял.

[3] Ювента (Ювентас) — древнеримская богиня юности, дочь Юпитера и Юноны, имевшая своё небольшое святилище в пределах храма Юпитера Капитолийского, где она олицетворяла вечную молодость города Рима

Глава 11 (61) — Смертный приговор

Сегодня было 12 мая, и команда «Квиксейвни Панд» была в сборе.

Ведя свою машину в сторону Ржавого города, Райан надеялся, что эта битва пройдёт лучше, чем обречённая атака Вулкан на Мета-банду. Путешественник во времени собрал всех, кого мог вызвать, предоставил всю необходимую информацию и был одет в кашемировый костюм. Скоро все займут свои позиции, в том числе и Коротышка.

Жребий брошен.

Атомный кот сидел молча на переднем сиденье машины, его костюм был дополнен патронташом для дротиков. Райан считал, что ножи стали классикой не просто так, но мысль о том, что кого-то побьют взрывными дротиками, его безмерно забавляла. Панда и Гардероб сидели сзади, первый шёпотом напевал песню, а вторая изучала Райана своими большими красивыми глазами.

— Юки, я знаю, что ты разработала мою новую маску, — сказал Райан, — но это становится слегка жутким.

— Ты вчера был на свидании, — сказала Гардероб с улыбкой. — Я чувствую это.

У неё есть радар для сплетен или что-то в этом роде? Впрочем, Райан вернулся в свой пентхаус подозрительно поздно ночью.

По итогу «десятиминутный визит» длился полчаса. Удачливая девушка обладала невероятным вкусом не только в своём хобби, но и в оформлении интерьеров, причём в такой степени, что курьер не отказался бы познакомить её с Гардероб. У него было чувство, что они фантастически хорошо поладят. Однако, хотя Райану понравилось «свидание», его генеральный план полностью провалился. Удачливая девушка только что прислала ему сообщение, в котором говорилось, что она «разрешит» ему ещё раз пригласить её.

— Ничего серьёзного, Юки, — сказал курьер, — так что я всё ещё открыт для новых романтических приложений.

— Прости, Райан, ты мне очень нравишься, но у меня уже есть эксклюзивный контракт с другим человеком.

— Правда? Поздравляю! — ответил путешественник во времени с тёплой улыбкой. — Это чудесно!

— Спасибо, она супер милая, ты её полюбишь, — сказала Юки с ухмылкой. — Но мы сейчас говорим о твоей личной жизни. Она в «Иль Мильоре»? Это Лен?

— Я оставлю тебя предаваться нескончаемым размышлениям и буду наблюдать, как глубоко ты спустишься в кроличью но… — Костюм Гардероб мгновенно превратился в косплей на Шерлока Холмса, который включал в себя шляпу и трубку. — Эй, так нечестно!

— Хм… — Гардероб рассмотрела Райана, делая в уме дедуктивные умозаключения. — Если бы мне пришлось сделать точное предположение… я бы назвала Фортуну, сестру Атомного кота, и дальше целомудренного поцелуя дело не зашло.

Атомный кот вышел из своей безмолвной задумчивости и недоумённо посмотрел на Райана.

— Чего? — спросил он.

— Поразительно, Юки, — похвалил Панда Гардероб. — Но как ты догадалась?

— Элементарно, мой дорогой Панда![1]

— Ты знала, что Шерлок Холмс в романах Конан Дойля никогда этого не говорил? — пожаловался Райан, но Гардероб проигнорировала его.

— Мы знаем, что она приставала к нему со свиданием, и, судя по выражению его лица, он явно считал его неприятной работой, но он был приятно удивлён, — объяснила Юки, её манеры копировали самые известные экранизации Шерлока Холмса. — Следовательно, он согласился из-за чувства долга, возможно, надеясь мягко отвергнуть её. Его причёска такая же ухоженная, как обычно, а запах остался прежним. Следовательно, мы можем предположить отсутствие физической близости.

— Ненавижу Жёлтых Геномов, — сказал Райан, сердито посмотрев на неё и игнорируя зловещий взгляд Атомного кота. — Как же я их ненавижу. И вообще, почему ты раньше не использовала этот костюм? Ты могла бы раскрыть весь этот заговор за минуты!

— Мне он не нравится, — ответила Гардероб, вернув свою обычную одежду. — Если носить его слишком долго, у меня появляется тяга к кокаину, табаку и скрипкам. Это не слишком-то полезно для моего здоровья.

— Райан, я предупреждал тебя, — сказал в ярости Феликс. — Я просил тебя как мужчина мужчину, как друг друга.

Курьер заглянул в глаза своего второго любимого кота и решил ещё немного его подразнить.

— Котёнок, я просто хочу, чтобы мы стали семьёй, — мягко сказал курьер. — Неужели я о многом прошу?

Вместо того, чтобы покраснеть, как надеялся Райан, Феликс ответил дьявольской улыбкой.

— Райан, твоя приёмная сестра, — сказал он тем же дразнящим тоном, что и курьер, — она ​​ведь свободна?

Когда Феликс наносит ответный удар, он бьёт в полную силу!

— Котёнок ещё молодой, но, как я вижу, когти у него есть.

— Квики, я просто говорю, что мы могли бы стать семьёй. Но если берёшь, то и что-то отдать придётся.

— Это же замечательно! — сказала Гардероб, находя в этой сцене извращённую радость. — Вы женитесь на сёстрах друг друга, а потом у ваших детей будет подростковый роман! Я уже вижу драму!

Райан перевёл взгляд обратно на дорогу.

— Ты обнаружил мою единственную слабость, Котёнок. Ты тролль, достойный уважения.

— Спасибо, теперь крути баранку, — ответил Феликс. — Если Мета сегодня не надерёт тебе зад, позже я сделаю это сам.

— О, мы едем в Ржавый город? — нахмурившись, спросила Гардероб. — У меня было ощущение, что мы поедем туда, но Энрике отказался сказать нам, пока мы не приедем.

— Думаю, теперь, когда наш кот вылез из мешка, мы можем проверить нашу информацию, — сказал Райан, и Феликс закатил глаза. Курьер напомнил себе, что после рейда он должен проникнуть в литейный цех Жасмин и забрать Эжен-Анри.

Феликс достал свой телефон, на котором хранил досье.

— Адам Фонтейн[2], он же Огр Адам, он же Бруклинский каннибал, — читал отчёт Атомный кот, показывая Гардероб и Панде фотографию Жирнибала Лектера. — США выдали международный ордер на арест после того, как его заподозрили в убийстве четырёх человек в Бруклине, но он сбежал в Европу накануне Геномных войн.

— Погоди, он был серийным убийцей-людоедом до того, как принял свои Эликсиры? — спросил Райан. Каждый раз, когда он думал, что Жирнибал хуже стать не может, он ошибался.

— Да, Адам был психом задолго до того, как стал Психом. Оранжевый / Фиолетовый. Он может превратить свою кожу в высокопрочный углеродный сплав, который даёт ему повышенную прочность и устойчивость, как у танка; кроме того, его живот превратился в карманное измерение, где он может хранить почти всё, что угодно. — Феликс ненадолго замолчал. — Ха, у него почти такая же сила, как у папы, только слабее.

— У Марса оружейное измерение, верно? — спросила Гардероб. — Мне очень нравится его костюм бога войны. Очень классный.

— В отличие от Адама, у него ассортимент больше, — грубо сказал Феликс, прежде чем быстро сменить тему. На этот раз он прочитал им отчёт о телохранителе Адама. — Фрэнк Безумный, личность неизвестна. Страдает шизофреническими иллюзиями, в которых он идентифицирует себя как коммандос Второй мировой войны, ветеран Вьетнама, агент секретной службы США и подопытный эксперимента по созданию суперсолдата в Зоне 51. Однако его показания противоречат реальным событиям, и он становится агрессивным, если указать ему на несоответствия. Оранжевый / Красный. Его тело сделано из металла и может поглощать его, чтобы увеличиваться в размерах; также поглощает кинетическую энергию.

— Он может поглощать только металл? — нахмурился Райан. — А камень или слоновую кость?

— Только металл, — ответил Феликс, немного сбитый с толку вопросом. — А что?

А то, что сила Фрэнка среагировала на Августа.

До Райана доходили слухи о том, что тело Августа находится во временном стазисе, что звучит правдоподобно, поскольку он не останавливался в замороженном курьером времени. Но в таком случае он не должен стареть, а опухоль — угрожать его жизни. Что касается других возможных цветов, если Август был Белым Геномом, то его неуязвимость должна по-разному реагировать на силы и обычные атаки. Но этого не происходило.

Курьер вспомнил конец своего провального забега Августи. Фрэнк Безумный и Август обменялись ударами, и сила Психа среагировала автоматически. Он попытался поглотить Молниеносный зад, но потерпел неудачу.

Тот факт, что сила Фрэнка вообще отреагировала, означал, что тело Августа было сделано из чего-то, что считалось металлом, пусть Псих и не мог легко его поглотить. Это исключало гипотезу пространственного стазиса. Но, в таком случае, как это могло объяснить невосприимчивость к остановке времени, да и вообще ко всему? Возможно, Молниеносный зад поглотил Жёлтый Эликсир, превративший его в металлическую статую римского божества?

«Жёлтый или Оранжевый», — подумал Райан. У курьера было ощущение, что у него на руках были все части паззла, но ему осталось правильно их собрать.

После этого он почти не слушал разговор, хотя, к своему большому удовольствию, узнал, что настоящее имя Псишока — Фрэнсис Грей. Группа без проблем прошла контрольно-пропускной пункт Частной охраны; либо они были первыми героями на месте событий, либо нескольким патрулям было приказано пропустить их.

Однако вместо того, чтобы ехать прямо к Свалке, Райан поехал на север Ржавого города и его промышленного района. План предполагал, что Dynamis окружит Мета-банду со всех сторон, и, зная Псипси, он должен был принять выходку курьера на свой счёт. Будет лучше заманить Психов в безлюдную местность.

— Рейд должен начаться через тридцать минут, — сказал Атомный кот, проверив время. Пока они ехали, в Ржавом городе царила устрашающая тишина, воздух был наполнен напряжением. Либо Псишок уже промыл мозги местным, либо они почувствовали, что скоро начнётся драка, и остались дома. Старые неоновые огни опасно мерцали, когда солнце поднялось в небе.

«Нет, — понял Райан, — солнце». Лео Харгрейвс летел по небу со скоростью истребителя, нацелившись, как ракета, прямо на Свалку.

Тем временем курьер добрался до заброшенной заправки к северу от Свалки, где огромные полосы бетона были покрыты нефтяными пятнами. Место выглядело как кладбище и встретило их чередой заброшенных строений и полуразрушенных промышленных зданий. На одной крыше стояла фигура, указывающая руками на Плимут Фьюри.

Зарин.

Через секунду после того, как Райан заметил её, она запустила сотрясающий воздух прямо в его машину.

— Началось, мальчишки и девчонки!

Курьер просвистел, повернув машину в сторону, чтобы избежать взрыва мисс Чернобыль. Атака разнесла вдребезги бетонный тротуар, Райан же продолжал движение.

Почти сразу из зданий выскочила стая перенастроенных дронов-собак Dynamis, которые сидели там в засаде.

— Панда! — крикнул Райан, пока его команда готовилась к бою. — Покажи им свою подготовку!

— Хорошо, Шифу!

Юный ученик открыл дверь и выпрыгнул из машины, полностью превратившись ещё до того, как приземлился на землю. В своей звериной форме он сражался с дронами, в то время как Зарин продолжала обстреливать машину со своей снайперской точки.

К этому времени Харгрейвс ударил по Свалке, как крылатая ракета, но он был всего лишь авангардом. Рой вертолётов полетел над Ржавым городом с запада во главе с вертолётом Альфонса Манада. Виверна, Чертовщина и другие летуны следовали за ними.

Ответ Мета-банды был быстрым и жестоким. Ракеты взлетели со Свалки и уничтожили несколько вертолётов; вероятно, дело рук меха Псишока. Сразу после этого подземные толчки начали сотрясать весь Ржавый город, после чего переросли в полномасштабное землетрясение. Самые слабые здания рухнули от нагрузки, вынудив Зарин улететь со своей текущей позиции. Кислотные облака расползлись по небу, угрожая поглотить всю округу.

Битва за Ржавый город началась.

Теперь, когда ему не нужно было уклоняться от взрывов Зарин, Райан резко остановил машину возле заправки. Он и его оставшиеся товарищи быстро вышли из неё, вокруг повсюду пахло бензином. По свисту курьера автопилот Плимут Фьюри взял на себя управление и увез её в безопасное место.

— А теперь, — сказал Райан, вытаскивая из костюма пушку Гаусса и «пустынный орёл», держа по одному в каждой руке, — кто начнёт?

— Я, я! — Костюм Гардероб превратился в косплей на монстра Франкенштейна. Молния пронзила её тело, позволив ей двигаться с впечатляющей скоростью. Она выдержала град выстрелов от дрона Dynamis и превратила его в лепёшку голыми руками.

Менее жизнерадостный Атомный кот схватил дротики и бросил их в Зарин. Девушка в химзащите взорвала их на подлёте, в результате чего снаряды яростно детонировали и отбросили её спиной к разрушающемуся зданию. Райан открыл по ней огонь, пытаясь проделать несколько дыр в её костюме.

Однако, когда с небес упали кислотные капли дождя, Райан понял, что у него появился собственный оппонент.

Чувство ужаса пробежало по его спине, и он направил пушку Гаусса за спину и нажал на спусковой крючок. Кислотный дождь телепортировалась позади него с ножами в руках, но ей пришлось изогнуться, что увернуться от снаряда курьера. Он задел её щеку и чудом не снёс голову, капля крови упала на землю.

— Ворюга! — злобно зарычала она, угрожающе вскинув оружие. — Ты запер врата!

— Ты всегда пытаешься ударить меня ножом в спину, когда мы встречаемся, — насмехался над ней Райан, почти привыкший к этому. — Не надо так стесняться!

— Я разделаю тебя и спереди, и сзади! — прорычала Кислотный дождь и со смертельной точностью метнула нож в его голову. Курьер уклонился, а Атомный кот в этот момент попытался схватить Психа и взорвать её, но она быстро телепортировалась прочь до того, как он успел сократить расстояние.

Зарин спрыгнула со своего наблюдательного пункта и, приземлившись на улице, открыла огонь по Райану и Атомному коту. Курьер быстро остановил время, схватил своего Котёнка и ушёл в сторону. Сила девушки в химзащите поразила заправочную станцию, и всё, что осталось внутри от бензина, взорвалось в огненном взрыве. ​​Он швырнул Райана и Атомного кота на землю спиной вверх, а Панда и Гардероб в это время были слишком заняты дронами, чтобы помочь им.

Зарин приготовилась выстрелить ещё раз, но невидимый клинок обезглавил её. Её защитный костюм сложился, когда вызывающих коррозию газ вырвался из него, а над героями образовались стеклянные щиты, защищающие их от кислотных капель дождя. Это выиграло Райану и Феликсу драгоценное время, чтобы встать на ноги.

— Мы должны убить Кислотный дождь, — предупредил Покров, появившись рядом с Райаном. Кислотные капли сделали его видимым. Дождь грозил вскоре перерасти в ливень. — Её сила убьёт тысячи…

— Слева! — выкрикнул Райан, почувствовав активацию силы Кислотного дождя.

Псих телепортировалась обратно в поле зрения с двумя автоматами в руках. Она выпустила град пуль в Покрова и его товарищей, но член Карнавала поднял многослойный стеклянный барьер для защиты группы.

— Открой врата, ворюга! — прорычала Кислотный дождь с обезумевшим лицом, её снаряды не могли пробиться через барьер. — Ты не спрячешь от меня это место!

Когда у неё кончились пули, Покров преобразовал свою защиту в залп смертоносных осколков, Райан помог ему пулями, а Атомный кот — взрывными дротиками. Кислотный Дождь отбросила автоматы и телепортировалась прежде, чем хотя бы один снаряд смог задеть её. Чем больше он наблюдал за её молниеносной скоростью в действии, тем больше Райан убеждался, что её способность к телепортации шла в паре с улучшенным пространственным восприятием; точно так же его собственная сила обеспечивала улучшенное восприятие времени.

Взрывы сотрясли Ржавый город, и Райан заметил вспышки малинового света, исходящие со стороны Свалки. В поле зрения показался Фрэнк Безумный, теперь высотой в десять метров, который разнёс преобразованной Виверной все здания, которые не рухнули после землетрясения.

Битва кайдзю[3]!

Райан посмотрел бы на неё, если бы на кону не стояла жизнь всей его команды. Дрожь пробежала по его спине, когда он почувствовал телепортации Кислотного дождя вокруг них с ослепляющей скоростью. В мгновение ока Покров, Райан и Атомный кот оказались окружены падающими гранатами.

Дерьмо!

Райан остановил время, чтобы спасти своих союзников, схватив как можно больше гранат и отбросив их, пока они не взорвались. Но десяти секунд было слишком мало, и хотя он смог избавить Феликса и себя от худшего в этой бомбардировке, две гранаты взорвались прямо рядом с Покровом. В результате у манипулятора стеклом оторвало правую руку и разрушилась броня, и он рухнул за землю.

Его контроль над осколками стекла тут же прервался, и щиты от дождя обратились в пыль. Райан почувствовал, как кислотные капли разъедают его кашемировый костюм, к его большому огорчению.

Хуже того, Кислотный дождь использовала время перезарядки его способности, чтобы появиться прямо перед Феликсом и неожиданно пырнуть его в грудь двумя ножами. Молодой человек рухнул на спину, оба ножа продолжали торчать в его теле.

Райан считал, что к таким вещам был невосприимчив, но в этот момент он запаниковал.

— Феликс! Матиас!

— Сейчас займусь! — Гардероб вышла из боя с дронами, оставив разбираться с ними Панду, и бросилась к раненым.

— Справа! — крикнул Райан.

Кислотный дождь появилась прямо перед Гардероб с пистолетом в руке. К счастью, костюм Юки превратился в призрачную простыню до того, как телепортер нажала на спусковой крючок, и пуля безвредно прошла сквозь её голову.

Он должен отвлечь эту сволочь.

— Эй, блондиночка, тебе я нужен! — Райан бросил вызов Кислотному дождю, хотя она телепортировалась с траектории полёта его пуль. — Я сваливаю в Пурпурный мир и бросаю тебя здесь!

Насмешка сработала, Кислотный дождь снова появилась перед ним и открыла огонь из пистолета.

— Эгоистичный говнюк, думаешь, что сможешь припрятать всё для себя?

Райан остановил время, чтобы увернуться, и принял участие в огнестрельной версии игры «ударь крота». Панда разнёс последний дрон голыми лапами, а Гардероб, сменив костюм на униформу медсестры, утаскивала раненых с поля боя.

«Она слишком быстрая», — подумал Райан, отчаянно пытаясь попасть в Кислотный дождь и каждый раз терпя неудачу. Его пули, в отличие от снарядов Молниеносного зада, не могли менять направление в полёте. Он мог бы принести ракету «Лицехват» Поли, но отказался от этой идеи. Такое оружие было «безопасно» использовать, когда курьер сражался с Метой в одиночку, но с командой под боком? Риск того, что Псих намеренно направит снаряд к союзнику, был слишком велик, чтобы его игнорировать.

Возможно, это был его просчёт.

К счастью, у Кислотного дождя пули закончились раньше, чем у него. В мгновение ока она исчезла и снова появилась слева от него, чуть не обезглавив Райана катаной.

— Абсолют благоволит мне! — прорычала она, заставляя курьера отступить, чтобы избежать удара. Она не давала ему времени, чтобы прицелиться или даже придумать шутку. — Он хочет, чтобы я победила!

— Шифу, я иду! — Панда, пытаясь обойти Кислотный дождь и спасти своего мастера, поднял лапы. — Бросок Панды!

С нечеловеческой скоростью Кислотный дождь уклонилась от атаки и подняла свой клинок, чтобы обезглавить более медленное животное. Осознавая опасность, Райан внезапно остановил время, чтобы заставить её исчезнуть, но когда время пошло, Псих внезапно выпотрошила Панду, и его внутренности вывалились на землю.

Тем не менее, это дало Райану небольшое окно, чтобы прицелиться, и ему удалось ранить Кислотный дождь в живот с помощью «пустынного орла». Псих исчезла, не успев упасть, но несколько капель крови остались на земле.

— Шифу… — выдохнул Панда с рукой на животе, его кишки расползались по тротуару.

— Юный ученик!

К сожалению, прежде чем он смог добраться до Панды, Кислотный дождь телепортировалась над Райаном и ударила его по голове стальной трубой. Мир курьера на мгновение затуманился, и он уронил оба оружия, после чего, не успев отдышаться, получил удар в грудь.

— Когда ты сдохнешь, я наконец смогу вернуться!

Кислотный дождь начала избивать его двумя стальными трубами, по одной в каждой руке. У неё не было ни стиля, ни навыков; они ей не были нужны. Она была воплощением жестокости и скорости. Даже обострённое чувство времени Райана изо всех сил старалось не отставать, а кислотные капли тем временем начали обжигать кожу под костюмом.

— Я смогу вернуться обратно! Думаешь, сможешь держать мою семью подальше от меня? Ты убиваешь меня!

Но хотя курьер не мог сравниться с её нечеловеческой скоростью или силой, он более чем превзошел её в чистом мастерстве.

Используя боксёрский прием, Райан внезапно ударил Кислотный дождь в живот прямо туда, куда попала его пуля. Псих вскрикнула от боли, но курьер продолжал бить по этому слабому месту, и кровь заливала её белую рубашку. Она задержала дыхание и уронила одну из стальных труб на землю.

— Шифу!

Кислотный дождь посмотрела налево, на Панду, который заходил с той стороны. Он превратился обратно в человека, и, как и предполагал доктор Тирано, это полностью его исцелило.

Панда набросился на отвлёкшуюся Кислотный дождь, вскинул кулак и изменил его форму в середине своей атаки. Вместо человеческого удара Псих приняла в грудь удар полноценной медвежьей лапы. Несколько рёбер сломалось с отвратительным треском. Удар отбросил её назад, как тряпичную куклу, но она телепортировалась прочь прежде, чем упала на тротуар.

Райан снова почувствовал её телепортацию прямо над Пандой, в её руке был нож. Она упала на зверя, как гильотина, но курьер схватил её за запястье до того, как она смогла ударить, и швырнул её на землю с помощью приёма дзюдо.

Она снова телепортировалась, пытаясь пырнуть Райана слева. На этот раз, благодаря тому, что Кислотный дождь замедлилась из-за ран, ему удалось избежать атаки и ударить её кулаком в лицо.

— Чем чаще я попадаю в определённую ситуацию, тем лучше в ней становлюсь. И сейчас… — Райан схватился за стальную трубу на земле. — Я хорошо в тебе разбираюсь, Женщина дождя[4].

Проиллюстрировав свои слова действием, Райан ударил её по лицу, от чего у неё полетели зубы. Псих отступила на несколько шагов, а Панда и его мастер окружили её с обеих сторон.

— Ах… ах… — Кислотный дождь задыхалась от изнеможения, одной рукой копаясь в кармане, а другой наставляя нож на дуэт. Кровь текла из её груди и рта, раны сказывались на ней. — Я… отправь меня… отправь меня туда…

Она достала гранату.

— Отправь меня туда! — прорычала Псих, угрожая взорвать гранату. — Отправь меня туда, сукин…

Бум.

Прежде чем Райан понял, что произошло, Кислотный дождь рухнула в сторону, кровь хлынула из её затылка. Позади неё поднялась тень с винтовкой в ​​руке.

— Боже праведный, бедный старый Мортимер думал, что она никогда не перестанет телепортироваться, — сказал Мортимер, перезаряжая винтовку. — Ты в порядке, малыш?

— Шифу, кто этот парень? — спросил Панда, немного потрясённый неожиданным появлением убийцы. — Он… он выглядит как суперзлодей.

— Потому что так и есть, — сказал Райан, глядя на труп Кислотного дождя. Учитывая, что ливень начал рассеиваться, она больше не встанет. — Тебе стоит прекратить это делать, это почти раздражает.

— У госпожи Смерти нет хозяина, корпорат; только дилеры, — пожал плечами Мортимер. — Тебе бы друзей своих проверить. Ваша медсестра вроде оттащила их за груду бетона.

— На всякий случай спрошу: ты не собираешься с нами драться? — спросил Райан. Поскольку Солнышко сейчас действовал очень публично, курьер волновался, что Август послал Семёрку убийц, чтобы атаковать Карнавал и всех присутствующих. С другой стороны, в этом случае убийца не помог бы.

— Что? Нет, Фортуна рыдала бы как младенец, если бы бедный старый Мортимер сделал это. Между прочим, я тебе крайне уважаю за то, что ты ещё не придушил её. Я восхищаюсь твоим самообладанием.

— Тогда почему ты здесь, мой крадущий убийства друг?

Мортимер фыркнул, прежде чем утонуть в тротуар.

— Мисс Ливия передаёт вам привет[5].

[1] Это то самое знаменитое «Элементарно, Ватсон!». Оказывается, на википедии есть целая статья про эту крылатую фразу — https://ru.wikipedia.org/wiki/Элементарно,_Ватсон

[2] Фрэнк Фонтэйн — один из главных антагонистов Bioshock. Аферист, криминальный гений, заклятый враг Эндрю Райана и лидер оппозиции в борьбе за власть, что в итоге привело к падению Восторга.

[3] Обычно кайдзю — это здоровенные монстры, смоделированные из реально существующих животных или мифологических созданий. Самый известный представитель — Годзилла.

[4] Отсылка к фильму «Человек дождя».

[5] А это отсылка на культовую (наверное) фразу из игры «Mafia 2».

Глава 12 (62) — Квест выполнен

— Я его теряю! — запаниковала Гардероб.

Райану и Панде не потребовалось много времени, чтобы найти своих союзников, которые превратили обломки рухнувшего здания в убежище. Гардероб в костюме хирурга в маске возвела импровизированную больничную палату из материалов, которые только смогла найти.

Ей удалось заштопать ножевые раны Атомного кота, но Феликс оставался в шоковом состоянии. Покров тем временем с угрожающей скоростью истекал кровью, несмотря на все усилия Гардероб. Граната Кислотного дождя не только лишила его правой руки, но и пробила его бедро осколками.

— Может сделать ему сердечно-лёгочную реанимацию? — задал глупый вопрос Панда.

— СЛР может помочь почти с чем угодно, — ответила Юки, — но не вернуть обратно кровь!

— Но ты должна что-то сделать! — запаниковал Панда. — Ты можешь превратиться в Христа!

— Я не могу решить все проблемы, косплея Иисуса! — возразила Гардероб, быстро теряя самообладание из-за того, что её усилия терпели неудачу. — Кто может залечить любые раны? Я не могу вспомнить подходящего персонажа!

— Думаю, я могу помочь, — сказал Райан, ища в своём костюме нож и провода, чтобы провести импровизированную операцию. Тем не менее, даже такой оптимист, как он, думал, что спасти Покрова будет очень сложно. Вигилант потерял невероятное количество крови; не будь он Геномом, он бы уже погиб.

Курьер винил в произошедшем себя. Райан привык сражаться в одиночку, не обращая внимания на побочный ущерб; он не так хорошо работал в команде, где ему приходилось избегать дружественного огня. Курьер должен был перед боем потренироваться со своей командой, научиться лучше координировать свои действия с группой.

Прямо перед тем, как Райан успел приступить к операции последней надежды, по его спине пробежало странное чувство. На секунду он подумал, что Кислотный дождь пережила выстрел в голову, но рядом с группой открылся фиолетовый разрыв. Телепортер Карнавала Эйс и кто-то в костюме чумного доктора вышли из него, тут же вздрогнув при виде раненого товарища по команде.

— Отойдите, — приказал чумной доктор, которого Райан опознал как члена Карнавала доктора Стича. Он открыл висящую на талии чёрную сумку, в которой оказался набор инструментов и странные органические устройства. Он быстро схватил одно из них — ужасающего вида белую опухоль с торчащими усиками.

— З-зачем вы носите её с собой? — спросила Панда, подавляя рвотные позывы.

— Моя область знаний — вирусы и бактерии, — ответил Стич, в пальцах которого извивалась эта опухоль. Он быстро приложил её к ране Покрова, и она прижилась к плоти вигиланта. — Моя колония бактерий поможет восстановить…

— У нас нет времени для объяснений безумной науки, — прервала его Эйс и обратилась к Райану и Панде: — Вы двое, докладывайте.

— Зарин унесло ветром, а Кислотному дождю разнесли череп. — сказал Райан. В стрессовом состоянии он не мог удержаться от ужасных шуток.

— Хорошо, Виверна и Чертовщина сейчас занимаются Фрэнком, так что можем предположить, что периметр под охраной, — сказала телепортер, кивнув. Стич и Гардероб в это время совместными усилиями пытались спасти Покрова. — Вы ещё можете драться, верно? Тогда пойдёте со мной. Стич и Гардероб отправятся в лазарет и займутся лечением раненых.

— Мы должны взять с собой Гардероб, — возразил Райан. — Я имею в виду, что Вали здоровый, как кит, а Юки — японка. Она его естественный враг.

Эйс, похоже, немного позабавила его шутка, но она осталась серьёзной:

— Бойцов у нас достаточно, но вот людей, чтобы лечить раненых, не хватает.

— Как идут дела? — спросил курьер, пока Эйс открывала портал, ведущий к тому, что выглядело как больничный лагерь Dynamis. Гардероб и Стич быстро протащили раненых через разлом.

— Хуже, чем ожидалось, но всё же хорошо, — ответила телепортер, закрывая этот портал и открывая другой. — Лео и мистер Волна взорвали мех Меты, но Адам забаррикадировался внутри своей подземной базы. Мы сражаемся с остатками его людей за каждую дверь, а Псишок бросает в нас террористов-смертников с промытыми мозгами.

Как и предполагал Райан, провальная попытка убить взломщика мозгов привела к тому, что количество погибших увеличилось в геометрической прогрессии. Что более важно, он нашёл скрытый смысл в словах девушки.

Солнышко не мог уничтожить базу Мехрона, не убив заложников Мета-банды, и теперь им пришлось зачищать бункер старомодным штурмом. А это значило, что Dynamis узнала о его существовании.

Если не огромные жертвы, то это изменение точно заставило бы Райана перезапустить петлю. Хотя Dynamis оказала ценную помощь во время этого цикла, курьер не доверил бы ей технологии Мехрона. В её рядах слишком много коррумпированных элементов.

Эйс открыла новый портал, через который прошли Райан и Панда. В мгновение ока они сменили ядовитую открытую атмосферу Ржавого города на удушающую клаустрофобию бункера Мехрона.

Райан не узнал помещение: это был какой-то промышленный склад с металлическими рычагами и кабелями, свисающими с потолка. Сборочные линии, предназначенные для производства роботов, были переделаны в импровизированные баррикады; в воздухе пахло озоном, а на потолке пульсировали зловещие красные огни. Трупы Психов и обычных людей лежали на земле, разорванные на части тяжёлым вооружением.

Fallout и бронированные члены Частной охраны выстроились в линию, бомбардируя баррикады Мета-банды. К удивлению Райана, среди их врагов не было ни одного мутанта, только дроны-собаки, технические специалисты с промытыми мозгами и порабощённые жители Ржавого города. У большинства из них было огнестрельное оружие производства Dynamis, но некоторые были вооружены странным оружием с логотипом Мехрона на нём.

Самое кошмарное было то, что все они носили пояса смертников, а к баррикадам были привязаны люди. Псишок не только бросал на Dynamis рабов с промытыми мозгами, но и осмеливался использовать своих немногих оставшихся в здравом уме пленников в качестве живых щитов.

— Так, к слову, вот почему я против автоматизации, — заявил один из Частной охраны, взорвав дрон-гончую из лазерного минигана. — Сначала они отбирают у нас работу, а потом пытаются забрать и наши жизни!

— Ага, а мне платят три тысячи в месяц, когда на создание этой штуки тратят четверть миллиона, — добавил другой охранник, огнемётом поджигая пушечное мясо Псишока. — Это ж настоящее экономическое неравенство!

— Заткнитесь и продолжайте сражаться, — прорычал Альфонс, указав рукой на техника, угрожавшего ему гранатомётом. Его металлические пальцы засияли ядерной энергией и взорвали нападавшего с помощью гамма-излучения.

Пока Панда с рёвом бросился на баррикаду, а Эйс сбежала через другой портал, Райан подошёл к вице-президенту Dynamis.

— Как идут дела, Атомный рак?

— Промытые рабы взрывают себя, если подойти к ним, и они используют непромытых пленников в качестве щитов, — пробурчал Альфонс, абсолютно игнорируя прозвище Райана. — Отвратительно.

— Мы должны убрать Псишока. — Райан обернулся и заметил позади них Энрике Манада. Корпорат преклонил одно колено, окружённый тонкими, почти незаметными лозами, простиравшимися по коридорам бункера. — Он — костяк их защиты. Если он падёт, остальные посыплются за ним.

— Зелёный? — спросил Райан, быстро опустив голову, чтобы увернуться от шальной пули. — Ты тоже здесь?

— Удивлён, Романо? — сухо ответил манипулятор травой, касаясь пальцами лоз. В отличие от костюма Райана, кашемировый костюм корпората остался совершенно целым.

— Я думал, что ты скорее канцелярская крыса, храбро командующая с задних рядов.

— Неправильно думал. — Энрике повернулся к брату. — Ал, я обнаружил Адама и Псишока. Вторая комната справа. Я подозреваю, что это командный центр базы.

Это сильно обеспокоило Райана. Если Мета уже получила доступ к мейнфрейму бункера, то, значит, они могут получить доступ к «Бахамуту». Зная Большого Жирного Адама, он нажмёт на курок сразу же, как представится возможность.

— Я проложу прямой путь, — сказал Альфонс, его металлические руки сияли радиоактивной энергией. — Брат, поведёшь нас. Квиксейв, прикрываешь тылы.

— Есть у кого-нибудь запасной пистолет? — спросил Райан, потерявший собственный во время битвы с Кислотным дождём.

— Возьми мой, — сказал Энрике, порывшись в костюме и бросая «Беретту» Райану. Курьер объявил пистолет своим, хотя и без особого энтузиазма. — Что, Романо? Недостаточно хорош для тебя?

— Я разочарован, что он не позолочен.

— Романо, у тебя странные стереотипы о моём социальном статусе.

— Хватит болтать, — сказал Альфонс и положил руки на стену справа. Жар усиливался по мере того, как он проводил энергию через металл, расплавляя его. За несколько секунд Fallout образовал дыру, достаточно большую, чтобы позволить троице пройти вперёд.

После нескольких минут импровизированных раскопок группа проникла в большое помещение, защищённое колоссальной взрывоустойчивой дверью. Как и предполагал Энрике, это место выглядело как центральный мейнфрейм бункера: большие экраны покрывали стены, а десять колоссальных серверных башен служили колоннами, поддерживающими потолок. Единственная взрывоустойчивая дверь служила входом, красные огни мерцали, когда подземные толчки сотрясали комплекс.

Однако самой примечательной частью этого места была гигантская биомеханическая конструкция в центре. Механизм размером со слона напомнил Райану человеческий мозг, только он был целиком синим и снабжён толстыми проводами, с инопланетными имплантатами и электрическими опорами, выступающими из него. Масса нервоподобных проводов соединяла эту конструкцию с металлическим пьедесталом, поддерживающим биомеханический мозг, в то время как багровое силовое поле защищало его от внешнего мира.

Псишок присосался к механизму, как кровососущая блоха, его усики переплелись с нервами. Жирнибал Лектер стоял перед силовым полем, его кожа была покрыта углеродным сплавом, а глаза смотрели на экраны наверху.

— Знаешь, Псишок, я думаю, пора разобраться с ними по-ветхозаветному, — приказал Жирнибал Лектер своему заместителю, наблюдая на экранах, как силы Dynamis прорываются сквозь их оборону. — Разнести Содом и Гоморру, вернув их обратно в каменный век.

— Я не могу, мне нужно больше времени, чтобы взломать брандмауэры… — Псишок умолк, когда он и его командир заметили новоприбывших. Его холодный голос наполнился яростью при виде Райана. — Малыш Чезаре… ты и твоя сестра всё испоганили.

— Спасибо, — сказал Райан, направив пистолет на взломщика мозгов, в то время как Альфонс указал руками на Адама. — Это всегда приятно.

— Фонтейн, Грей, пора сдаваться. — Даже несмотря на весь хаос, происходящий вокруг них, Терновник продолжал говорить с ледяной вежливостью. — Освободите заложников, вы окружены. Выхода нет.

— Возможно, — ответил Большой Жирный Адам с фальшивой улыбкой, прежде чем показать предмет, спрятанный за его спиной, — но у меня есть последний туз в рукаве.

Флакон, наполненный чёрной кружащейся жидкостью, с символом Мехрона на цветном стекле. Эликсир, чёрный, как беззвёздная ночь.

Эликсир, сделанный Мехроном.

— Знаете, как говорят! — сказал Адам, поднимая флакон и готовясь бросить его в группу, как гранату, создающую Психов. — Не можешь победить — присоединяйся!

Райан остановил время, спокойно поднял пистолет и выстрелил во флакон в руке Адама.

К его большому шоку, жидкость в остановленное время двигалась. Как живая капля нефти, она окружила пальцы Огра, расплавляя углеродную броню и просачиваясь сквозь его кожу.

Когда мир ожил, Большой Жирный Адам вскрикнул от боли, поскольку слизь поглотила его руку и продолжала распространяться по телу.

— Сэр! — крикнул в страхе Псишок, а Чёрный Эликсир медленно покрыл всё тело своего хозяина, как мантия тьмы.

Fallout немедленно выпустил волну энергии в мутирующего Психа с достаточной силой, чтобы испарить его. Адам поднял почерневшую руку, и невидимая сила погасила атомный луч. Он просто перестал существовать после определённого момента.

Однако Жирнибал Лектер сейчас определённо хотел бы быть мёртвым. Его крики стали оглушающими, поскольку Чёрный Эликсир растопил его кожу и плоть, оставив только почерневшие кости и органы. Тело Психа не могло усвоить Чёрный Эликсир, и он пожирал его заживо.

— Что это за колдовство… — пробормотал Терновник, ужаснувшись зрелища. Тем временем его более безжалостный старший брат увеличил мощность своих волн, но безрезультатно: сила Чёрного Эликсира превосходила его собственную.

Скелет Адама покачнулся, чёрная слизь управляла костями, как марионеткой. Тело деградировало в ускоренном темпе, органы растворялись… и всё же оно пока могло складывать слова.

— Ты… ты… открыть… — Голос не принадлежал Адаму. — Ты…

Труп указал расплавленным пальцем на изумлённого Райана, из пустых глазниц текла чёрная слизь. Терновник быстро увёл курьера за себя, словно заслоняя его. Оу, он такой заботливый!

— Ты… ты… должен открыть…

Адам больше не контролировал тело.

Его контролировал Эликсир.

— Открыть… врата… отправь меня… отправь меня… к Чёрному… это… — Голос из молящего стал агонизирующим, когда челюсть и горло Адама начали растворяться. — Это измерение… не… отправь меня… обратно…

После этого даже улучшенное тело Жирнибала Лектера больше не могло сопротивляться разложению. Слова стали неразборчивыми, труп рухнул в лужу нефти; поглотив своего собственного хозяина, зловещая субстанция растворилась в ничто. От лидера Мета-банды не осталось даже пыли.

— Что ж, это было чертовски эффективное средство для похудения! — пошутил Райан, пытаясь разрядить атмосферу.

После короткого момента тишины Fallout атаковал Псишока. Один из его ядерных лучей попал в силовое поле, вызвав импульс энергии, закоротивший половину экранов. И всё же защитный барьер устоял.

В ответ открылись части потолка, где оказались автоматические турели, и все они открыли огонь по группе. Райан ненадолго остановил время и оттолкнул Энрике с линии огня, избавив его от залпа пуль в лицо. Броня Fallout не обращала внимания на снаряды, а сам вице-президент Dynamis увеличил исходящую мощь; он выпустил устойчивый луч сфокусированной ядерной энергии в силовое поле, и Райану пришлось прикрыть глаза, чтобы защитить их от света. Непреодолимая сила, сражающаяся с неподвижным объектом.

Победила непреодолимая сила.

Силовое поле отключилось, и Псишок едва успел выпрыгнуть из биомеханической базы данных, как Fallout поразил её. Взрыв испарил гигантский мозг, как органические, так и механические части, и продолжил свой путь через стену позади. Сталь и стекло плавились перед этой всемогущей силой. Все экраны и огни потемнели, оставив освещение помещения на сияющего Альфонса Манада, а турели внезапно прекратили стрельбу.

С ловкостью бегущего паука Псишок использовал свои усики, чтобы перепрыгнуть через комнату и попытаться обойти троицу. Райан остановил время и выстрелил в щупальца, поддерживающие его вес, в результате чего Псих упал на пол, не успев сбежать.

— Псипси, ты что, не слышал? — насмехался над ним Райан, выстрелив в щупальце прежде, чем Псишок смог пробить себе череп. — Сегодня у нас в меню жареные кальмары!

У розы на костюме Энрике Манада начали расти усики шипов, пока растение не превратилось в цветочного кальмара размером с самого Псипси. Его корни сковали движения Психа, а цветок выпустил струю цветного дыма прямо ему в лицо. Псишок какое-то время боролся, после чего его тело обмякло.

— Я знал, что духи Dynamis низкого качества, но не настолько, чтобы вызвать обморок, — вслух размышлял Райан.

— Я использовал генетически изменённый сорт аконитина, — ответил Терновник, который Райан определил как нейротоксин растительного происхождения. — Поскольку Псишоку нужно умереть, чтобы активировать перенос своего тела, я понадеялся, что бессознательное состояние не даст ему это сделать.

— А поскольку Псипси почти полностью состоит из нервов, он вдвойне эффективен против него, даже с его улучшенной биологией! — Райану был вынужден признать, что идея была блестящей. Достаточно блестящей, чтобы без зазрения совести скопировать её в будущем забеге.

— Мы тоже проводим исследования, Романо, — сухо сказал Терновник. — У тебя нет монополии на разведку.

— Fallout всем командам, — сказал Альфонс Манада по интеркому в своём костюме. — Адам мёртв, а Псишок нейтрализован. Переместитесь, чтобы обезопасить место.

— Есть идеи, что это было? — спросил Райан, взглянув на место, где погиб Большой Жирный Адам. Псих получил по заслугам, но эта сущность выделила курьера среди их группы, к его большому замешательству.

Терновник покачал головой с отвращением и, если курьер не ошибся, с намёком на раскаяние.

— Прямо как в наши первые годы.

— У нас были худшие результаты, — ответил Fallout, выслушивая ответ по внутренней связи. В отличие от своего брата, ему было всё равно. — Дроны и роботы отключены, но рабы Псишока ещё сражаются. Я должен отдать приказ о полной зачистке.

К большому удивлению Райана, Терновник немедленно возразил:

— Ал, они не наши враги, они жертвы.

— Мне тоже это не нравится, но жизни наших солдат в приоритете, — холодно ответил Альфонс. — И эти рабы сражаются насмерть.

— Ребята, я могу останавливать время, — заявил Райан, и на него уставились оба брата Манада. — Я могу безопасно обезоруживать и выводить людей из строя.

— Да, Ал, давай сначала попробуем схватить как можно больше, — попросил Энрике своего брата. — Возможно, позже мы сможем их вылечить.

— Ты со своей сентиментальностью… — проворчал Альфонс и отдал приказ через интерком. — У вас десять минут. Не секундой больше.

— Ты слышал его, Романо.

— Ага, Зелёный, — сказал Райан и вместе с ним поспешил к дыре в стене. — Честно говоря, я немного удивлён. Я думал, тебе плевать на жертвы.

— Мы не всегда можем сделать мир лучше, — ответил Энрике, пожав плечами, — но мы всё равно должны попытаться.

* * *
В конце концов, Райан спас столько людей, сколько мог. Он отключал пояса смертников в остановленное время, разоружил больше бойцов, чем мог сосчитать, спас десятки жизней.

Но он не мог спасти всех.

Когда курьер вышел из бункера через полурасплавленные взрывоустойчивые двери, битва закончилась решающей победой Карнавала / Dynamis. Отряды охраняли Свалку, сформировав оборонительный периметр и устроив снайперские гнёзда на мусорных стенах. Тот факт, что Лео Харгрейвс поджёг половину района, их не смущал.

Поскольку гигантской битвы кайдзю видно не было, а земля перестала сотрясаться, Райан решил, что и Фрэнк Безумный, и Земля побеждены. Большая часть пушечного мяса Мета-банды была скована либо железными цепями, либо коконами, сделанными из бесчисленных листов бумаги, соединённых вместе; либо у Карнавала, либо у Dynamis на зарплате был манипулятор бумагой. Эйс открывала порталы налево и направо, чтобы пропустить через них отряды, Панда с гордостью нёс на руках накачанного Псишока для последующего ареста, а Лео Харгрейвс кружил над Ржавым городом, чтобы осмотреть местность. Послание не могло быть более ясным.

Мета-банды больше не было.

Райан должен был обрадоваться этому, но рейд оставил у него горько-сладкое чувство. Да, он выполнил обещание, данное Жасмин, и гарантировал, что Жирнибал Лектер не обстреляет Новый Рим из орбитального лазера. Но теперь Dynamis знает о бункере, а Август скоро узнает о присутствии Карнавала. Одна проблема была решена, но осталось очень много других.

И одна из них окликнула курьера.

— Романо. — Энрике вышел из бункера, его роза вернулась на своё место на костюме. — У нас осталось незаконченное дело.

— Ты про «Беретту»? — спросил Райан. Откровенно говоря, он вернул бы её из принципа. Курьер принимал только самое лучшее, и этот пистолет был не особо хорош.

— Можешь пока оставить себе, — с усмешкой ответил корпорат. — Это ещё не конец.

— Ещё нужно с кем-то разобраться? А можно их переехать? Обожаю это делать.

— Оставь мелочь нашим отрядам. — Энрике поднял глаза, когда Лео Живое Солнце снизился к ним. — Харгрейвс.

— Энрике, Квиксейв, — приветствовал их обоих Солнышко, приземлившись. — Я полагаю, бункер зачищен?

— Да, зачищен, — ответил Энрике, глядя на голову Живого Солнца. — Ты знал о нём.

Солнышко молчал долю секунды, но он был рыцарем в слишком сияющих доспехах, чтобы лгать.

— Да.

— Как я и думал, — ответил Энрике, не сильно удивлённый. — Предположу, ты беспокоился, что слухи об этом месте могут добраться до моего отца или Августа. Мудро, но тревожно.

— Ты знаешь, что эта техника опасна. Один раз она уже устроила конец света.

— В хороших руках…

— Нет никаких хороших рук, Энрике, — прервал Леонард Терновника, и Райан очень хотел согласиться. — Наследие Мехрона должно уйти.

— Возможно. В любом случае, мы можем решить, что делать с этим бункером, как цивилизованные люди, после того, как разберёмся с нашей проблемой. — Энрике скрестил руки на груди. — Что у вас?

— Я нейтрализовал Землю с помощью Оригами, — ответил Живое Солнце. — И я уверен, что мы захватили или убили почти всех Психов, действующих в Ржавом городе. Единственные необнаруженные — Инкогнито и Близнецы. Они, должно быть, использовали свои силы, чтобы проскользнуть мимо ваших отрядов и сбежать.

— Эти двое не проблема. Без Адама, которых их направлял, они будут не более чем помехой. В конце концов мы их поймаем.

— Тогда мы закончили, — сказал Леонард, скрестив руки. — Или нет?

— Остался ещё один, последний повод для беспокойства, — сказал Энрике, когда сверху донёсся шум. Райан, подняв глаза, обнаружил готовящийся к посадке вертолёт. — Мы нашли необходимые доказательства, и Альфонс хочет арестовать нашего отца до того, как он сможет организовать контрпереворот. Мы отправляемся в семейную усадьбу и подчистим этот беспорядок раз и навсегда.

— Я полечу вперёд, — сказал Солнышко, готовясь взлететь. — Удостоверюсь, что он не сбежит.

— Не вступай в бой и жди нас, — скомандовал Терновник, и Лео, кивнув, улетел. Энрике повернулся к Райану. — Учитывая, что ты всё это спланировал, я подумал, что ты, возможно, тоже захочешь присутствовать.

— Спланировал? — Райан усмехнулся. — Я не планирую, я приспосабливаюсь.

— Романо, ты правда принимаешь меня за дурака, — холодным тоном ответил Энрике, — но дело твоё. Я уже предупреждал тебя: когда день закончится, мы поговорим.

— Я поеду к месту назначения, — сказал Райан, пожав плечами. — Без обид, но моя машина покруче твоей.

— Тогда езжай быстрее, — сказал Энрике, поправляя костюм, его вертолёт в это время разносил пыль во все стороны. — История тебя ждать не будет.

Если бы он только знал.

Больше не теряя времени на разговоры, Райан вышел из Свалки и свистнул так громко, как только мог. Его Плимут Фьюри самостоятельно подъехала к входу в мусорный лабиринт, напугав нескольких солдат Dynamis, но Райан помешал им покончить жизнь самоубийством, подняв руку в знак мира.

Сев на водительское сиденье, Райан включил хронорадио.

— Коротышка? Коротышка?

Какое-то время Райан волновался, что ответ никогда не придёт, но из радио наконец раздалось:

«Рири? Рири, ты меня слышишь?»

— Слава богу, ты жива! — Курьер вздохнул с облегчением и взглянул в небо. Вертолёт Энрике летел на восток от Ржавого города вслед за Лео Харгрейвсом. — Где ты? Ты в порядке? Всё хорошо?

«Я… я в порядке», — ответила она, пока курьер следовал за вертолётом Энрике. — «Под водой. Я бежала через туннели, когда Dynamis проникла на нижние уровни. И я…»

Пальцы Райана сжались на руле.

«Я достала её», — заявила Лен, в её голосе можно было разобрать тихий триумф. — «Я достала мозговую технологию».

Глава 13 (63) — Конец первого диска

Райану пришлось отдать должное Гектору Манада: несмотря на то, что он был намного богаче Августа, он этого не показывал.

Генеральный директор Dynamis жил в трёхэтажном особняке из жёлтого камня в пешей доступности от штаб-квартиры своей компании, на севере Нового Рима. Имение было большим, но горе Августа и в подмётки не годилось; архитектурный стиль напомнил Райану особняки 19 века в Южной Америке, только Гектор вдобавок собрал в своём саду значительную коллекцию мезоамериканских артефактов. Статуи ацтекских богов выстроились вдоль дороги к дому, как личная стража. И, конечно же, имение кишело бойцами Частной охраны с передовым оружием.

Когда прибыл Райан, Солнышко и вертолёт Энрике уже приземлились в саду. Охранники проверили курьера, но пропустили его без помех; очевидно, братья их предупредили.

Альфонс Манада присоединился к своему брату, за их спинами находилась элитная команда. Леонард Харгрейвс стоял на траве, но, пребывая в своей солнечной форме, почему-то даже не подпалил её. Райан же нашёл время, чтобы переодеться в свой старый костюм, поскольку кашемировый был испорчен Кислотным дождём. Нельзя идти против финального босса, не выглядя красиво.

Но развернувшаяся сцена быстро разочаровала Райана.

Гектор Манада не достал автомат, чтобы умереть в сиянии славы в стиле «Лица со шрамом». Он не выглядел встревоженным городскими боями, происходящими в нескольких районах от его дома. Фактически, он не выглядел даже капельку обеспокоенным.

Ибо Гектор Манада занимался садоводством.

— Похоже, это семейное, — ехидно отметил Райан, глядя на главу корпорации, ухаживающим за уродливым кустом роз. Цветочные композиции были ужасными, работа любителя.

— Сыновья. — Пухлый мужчина с седыми волосами и лицом, напоминающим лицо Пабло Эскобара, Гектор Манада сменил деловой костюм на повседневную белую одежду и соломенную шляпу. Если бы Райан раньше не видел его лица, он мог бы принять его за простого сотрудника. — Я не ждал вас. Особенно в такой… — Его взгляд упал на Лео Харгрейвса, — яркой компании.

— Удивлён, отец? — спросил Альфонс, в его тоне не было никакой семейной теплоты.

— Мистер Манада, — сказал Лео, как всегда вежливо. — Давно не виделись.

— Должен сказать, что недостаточно давно, — ответил генеральный директор, прежде чем, наконец, заметил Квиксейва. — А ты кто такой?

— Привет, я Квиксейв, — представился Райан. — Я тот парень, который разрушил все твои злодейские планы, только не говори никому.

— Мои злодейские планы? — переспросил генеральный директор с натянутой улыбкой. — Я не понимаю.

— Я думаю, что понимаешь, отец, — сказал Энрике, поправляя галстук. — Час назад мы уничтожили Мета-банду.

— Деятельность, которую я не санкционировал, — нахмурившись, ответил генеральный директор и, забыв о существовании Райана, взглянул на Альфонса. — Я также не помню, чтобы вызывал тебя обратно в Новый Рим.

— Ты лишился всякой власти надо мной, когда предал всех нас, отец, — ответил Альфонс. — Ты так сильно хотел остаться у власти, что предпочёл бы клонировать себя, чем позволить нам вступить в наследство?

— Клонировать себя? — притворился невежественным Гектор Манада.

— Отец, под нашей стражей находится Псишок, — сказал Энрике. — Он во всём сознался. Начиная с твоей секретной сделки с Огром Адамом и заканчивая твоим проектом по переносу сознания.

Райан знал, что это, учитывая темп событий, скорее всего блеф, но сработал он отлично.

— Вот как? — спросил Гектор, глядя на солдат, стоящих позади его сыновей. Курьер почти видел, как крутятся шестерёнки в голове генерального директора, рассматривающего свои варианты.

— У нас есть записи, захваченные техники, доказательства денежных операций, — продолжил Энрике. — Ты знал, что Мета-банда раскопала базу Мехрона под Ржавым городом?

Хотя Гектор быстро исправил выражение своего лица, краткий миг искреннего удивления сказал Райану, что он не знал. Как и предполагал курьер, Мета-банда с самого начала планировала предать его; беря Эликсиры от Dynamis, она собиралась уничтожить компанию с помощью оружия Мехрона.

— Выходит, ты не только предатель, но и дурак, — сказал Альфонс Манада с отвращением. Он тоже заметил его удивление. — Ты настолько сильно презираешь нас?

— Разве можно меня винить за это, Альфонс? — ответил Гектор с усмешкой. — Временами я искренне задаюсь вопросом, из моих ли чресл ты произошёл. Вы с Августом превратили бы Италию в чёртово поле битвы, если бы я не отослал тебя.

— И вместо этого отправил Психов вести войну за тебя? — спросил Энрике, качая головой. — Я до сих пор помню, что ты сказал мне, когда я пригласил Феликса Верана в нашу семью. «Не раскачивай лодку».

— Влияние Августа необходимо ограничивать, но мы не можем позволить себе прямую конфронтацию, — отрезал Гектор. — У нас нет средств избавиться от него навсегда.

— Средства есть, — уверенно сказал Альфонс. — Гравитационная пушка.

— Твоя одержимость чудо-оружием погубит тебя, — раскритиковал Гектор своего сына. — Если ты потерпишь неудачу, у нас будет непобедимый сумасшедший, которому нечего терять.

— Август никогда не насытится, — вмешался в разговор Леонард Харгрейвс. — Он хочет не меньше, чем полное господство над Европой.

— Его мания величия яйца выеденного не стоит, — усмехнулся Гектор. — Ты не знаешь его так, как я, Харгрейвс.

Солнышко усмехнулся в ответ.

— Я провёл спарринг с Августом задолго до вашего приезда в Италию, мистер Манада. Я хорошо его знаю.

— Нет, Харгрейвс, потому что если бы знал, то понял бы простую истину. С теми силами, которыми он обладает, Август мог бы объявить себя богом-королём, пишущим законы, но что он делает? Торговля наркотиками, отмывание денег, развращение существующей инфраструктуры. В конечном итоге, Август — всего лишь гангстер с раком, и это всё, чем он когда-либо будет. — Генеральный директор разочарованно покачал головой. — Неужели вы не видите, что для победы нам нужно просто пережить его? Дайте природе сделать своё дело.

— А до тех пор пусть страдает бесчисленное количество людей? — ответил Солнышко. — И это если предположить, что следующее поколение Августи будет не из того же теста.

— Ну, если честно… — Райан поднял руку, чтобы выступить от имени Ливии.

— Квиксейв, взрослые разговаривают, — прервал его Альфонс.

— Ты тогда что здесь делаешь? — ответил Райан насмешливым тоном, будучи намного, намного старше вице-президента. Киборг на ядерной энергии впился в него взглядом, но курьера это нисколько не испугало.

— Хватит, — сказал Энрике с оттенком разочарования в голосе.

— А ты, отец, что, настолько сильно от него отличаешься? — насмешливо спросил Альфонс.

Лицо Гектора накрыло чистое отвращение.

— Ты смеешь сравнивать меня с Августом, сын мой? Да, признаю, я не святой, но я не убиваю людей налево и направо, которых впервые вижу.

— Ты воспитал нас с верой в то, что у Dynamis есть миссия. Миссия по восстановлению лучшей цивилизации, основанной на свободном рынке, верховенстве закона и свободе личности. — Голос Альфонса стал горьким. — Цивилизации, которая не повторила бы ошибок довоенных стран. Однако всё, что ты сделал, — это повторил тенденции прошлого и поддерживал статус-кво, неприемлемый для человечества. Тот, который приносит пользу Августу.

Райан понял, что раньше встречал людей, подобных Fallout’у, — разочарованных идеалистов.

И слушая речь этого человека, он не мог не вспомнить о положении Ливии. Манада, как и она, были несогласны с гнилым, жёстким видением мира своего отца. Однако, в отличие от Ливии, которая не могла избежать хватки Августа, братья Манада решили восстать.

Но сработает ли это?

— Этот неприемлемый статус-кво, как ты его назвал, — единственное, что у нас есть, — сердито ответил Гектор. — Я играл с картами, которые были у меня на руках.

— Какими бы ни были твои причины, ты вступил в сговор с Мета-бандой, предоставил ей ресурсы компании и, сознательно или нет, почти позволил Огру Адаму заполучить технику Мехрона, — отметил Энрике. — Мы не можем спустить это на тормозах, как не спустит это и Правление.

— Это я ваше Правление, — нахмурившись, ответил Гектор.

— Ещё нет![1] — не удержался Райан.

— У нас с Альфонсом достаточно акций, чтобы запустить голосование, и ты знаешь, что Правление и другие корпорации проголосуют за твой уход в отставку, — сказал Энрике. — У нас слишком много доказательств, и они не захотят, чтобы их что-то связывало с Психами. Наши имидж и репутация — это наша броня, но они же наше слабое место.

— И, что самое главное, у нас есть армия, — заявил Альфонс очевидное. — Не думай, что сможешь предотвратить то, что надвигается.

Гектор нахмурился ещё сильнее.

— Ты навредишь мне, сын мой? Собственному отцу?

— После того, что ты сделал? Что планировал сделать? — спросил Альфонс, опуская голову, чтобы встретиться глазами с отцом. — Да, наврежу.

Гектор на мгновение задержал взгляд, после чего посмотрел на своего второго ребёнка.

— Et tu, Enrique?[2] Знаешь, что сделает твой брат, если унаследует мой пост?

— Знаю, — ответил Энрике, — но заигрывание с Психами в этот список не входит.

— Хорошо сказано, брат, — добавил Альфонс. — Энрике будет моим вице-президентом, и мы приберём устроенный тобой бардак. Мы перекуём Dynamis такой, какой она должна была быть. Маяком, который восстановит цивилизацию, в которой не будет места Психам и, конечно же, Августу. Ты не сумел достигнуть мечты, отец, но с нами такого не произойдёт.

— Идёмте с нами, мистер Манада. — Солнышко ненадолго усилил жар вокруг себя. — Я обещаю, что вам не навредят и вам будет предоставлено право на справедливое судебное разбирательство.

— Отец, выбери элегантный выход из положения, — умолял Энрике и кинул взгляд на Альфонса. — Иначе… всё обернётся по-другому.

В течение долгого мучительного момента генеральный директор Dynamis ничего не говорил. Он медленно взглянул на своих сыновей, затем на Леонарда и, наконец, на бойцов Частной охраны за их спинами. Будь то страх перед Альфонсом Манада, отвращение или оппортунизм, ни один из них не встанет на защиту своего работодателя.

Похоже, в Dynamis стремительно сменилась власть.

В конце концов, хотя Райан подготовился к бою, Гектор Манада сдался.

— Глупцы, вы всех нас обрекаете.

— Это новый рассвет для Dynamis, отец, — заявил Альфонс Манада. Он выглядел вполне довольным собой. — И он давно должен был наступить.

— После меня хоть потоп, — с тихим достоинством пророчествовал Гектор Манада, и солдаты схватили его за руки.

Когда Райан взглянул на возвышающегося Альфонса, который наблюдал за тем, как уводят его отца, путешественник во времени понял, что он, возможно, поставил во главе Dynamis кого-то гораздо более опасного.

— Это всё? — спросил курьер Энрике. — После всего, что он сделал, вы просто поговорили об этом?

— А ты ждал шквального огня? — сухо ответил менеджер «Иль мильоре». — В отличие от Августа, мы не решаем все наши проблемы стрельбой. Моего отца много как можно назвать, но уж точно не фанатиком. Он скорее уйдёт в вынужденную отставку, чем умрёт впустую.

— Так… что, вы собираетесь заточить его на частном острове, как Наполеона?

— Вполне вероятно. Если всё пойдёт так, как ожидается, его активы будут конфискованы, он будет окружён людьми Альфонса, и у него не останется никакой формы власти. — Энрике неодобрительно посмотрел на Райана. — Это то, что мы, взрослые, называем дипломатией, Романо. Это скучно, но обычно избавляет нас от кровопролития.

Это… это было хорошо. Райан ожидал, что смена власти закончится насилием, поскольку это всё, что он когда-либо знал.

— Если бы только больше негодяев были рассудительны, — пожаловался Лео Харгрейвс. — Итак, всё кончено. Теперь мы должны решить, что делать с бункером.

— Ещё нет, Харгрейвс, — сказал Альфонс. — Произойдёт передача власти, и я желаю, чтобы ты нам в этом помог. Я заплачу за твои услуги.

— Мы не работаем за деньги, Fallout.

— Ты меня неправильно понял, — ответил киборг с оттенком веселья. — Наши цели совпадают. Мы оба хотим, чтобы Августа скинули с его трона. Теперь, когда с моим отцом разобрались, пора сосредоточиться на истинном враге.

Живое Солнце скрестил руки на груди — возможность была слишком прекрасной, чтобы её упускать.

— Слушаю.

— Не здесь. — Альфонс впился взглядом в Райана. — И мне осточертело твоё вопиющее неуважение, Квиксейв. Ты свою работу сделал, на этом всё. Съебись.

— Я тоже тебя люблю, Нагасаки, — ответил Райан и собрался уходить, поскольку сделал то, что собирался. Кроме того, слишком долгое пребывание в компании Альфонса Манада могло вызвать у него рак.

— Райан. — В отличие от Fallout’а, Солнышко уважительно кивнул путешественнику во времени. — Я кое-что хотел у тебя спросить…

— Извини, Солнышко, в твой цирк я не пойду, — перебил его Райан. — Слишком много разногласий.

— Я так и думал, — вздохнул Лео. — Тем не менее, от имени Карнавала, нет, всего Нового Рима… спасибо. Большинство людей об этом не узнают, но твои действия спасли бесчисленные жизни. Даже если исторические книги тебя не будут упоминать, мы тебя не забудем.

— Не давай обещаний, которые не сможешь сдержать, — ответил Райан, пожав плечами. — Но спасибо.

Этот сияющий паладин был слишком благородным, чтобы не любить его.

Райан мог бы и самостоятельно покинуть особняк Манада, но Энрике решил проводить его до машины.

— Это не конец, так ведь? — спросил курьер Терновника. Это совсем не было похоже на конец. — Это только начало.

— Дон Гектор не ошибся. Это затишье перед бурей, Романо. Мой брат во главе, и он не такой… хитрый, как наш отец. Если Август не знал, что мы уже сотрудничали с Харгрейвсом, то скоро узнает. И база под Ржавым городом, даже серьёзно повреждённая, — настоящая сокровищница технологий, и мы должны решить, что с ней делать.

— Думаю, свержение твоего отца было лёгкой частью, — размышлял Райан, его настроение изменилось с любопытства на слегка подавленное. — Я не знаю, как к этому относиться.

— Я видел твою реакцию на речь моего брата, — сказал Энрике. — Ты выглядел… встревоженным.

Проницательно.

— Когда я попытался избавиться от моей «отцовской фигуры», это закончилось его смертью, — ответил Райан, его мысли обратились к Лен и Кровотоку. — И даже после смерти его влияние всё ещё сдерживает моего друга. Поэтому, когда я посмотрел на вас двоих… я не мог не задаться вопросом, как могло бы быть.

Энрике ничего не сказал, и курьер был за это благодарен. Однако, когда Райан потянулся к двери своей Плимут Фьюри, Терновник встал прямо перед ним.

— Ты пока никуда не едешь, — заявил новый вице-президент Dynamis. — Я говорил тебе, что у нас будет разговор, Романо. Он состоится сейчас.

— О чём тут говорить? Хотя, если это уроки садоводства, думаю, ты мог бы записаться на приём.

— Нам есть что обсудить, — сказал Энрике, скрещивая руки на груди. — Я знаю, что твоя сестра была в бункере во время нападения. Один из членов Мета-банды был найден запертым в пузыре, а жилые помещения Псишока были обысканы. И что самое любопытное, наши люди не смогли найти технологию сканирования мозга, которую дал ему отец.

— Думаю, тебе стоит нанять людей получше для работы в поле, мистер Кумовство.

— Я гадал, какова твоя выгода в этом, но теперь я понимаю, — сказал Энрике, игнорируя выпад. — Ты с самого начала охотился за этой технологией. Всё произошедшее было отвлекающим манёвром.

— Не совсем. — Мысли Райана обратились к Жасмин. — Если бы я сказал, что Мета-банда привела к окончательной смерти человека, который был мне дорог, ты бы поверил?

— Окончательной смерти? — Энрике заметил странную формулировку, но Райан не просветил его. — Тебя также видели на ужине с Ливией Августи и Фортуной Веран, и ты, по-видимому, отвёз последнюю домой. Свидетели сказали, что сцена выглядела… интимной.

— Я положу конец слухам прямо здесь и сейчас, — сказал Райан, моментально почувствовав опасность. — Фортуна Веран не моя девушка. У меня есть стандарты.

— Я в этом сомневаюсь, — сухо ответил Энрике. — Панда также рассказал мне, что человек, описание которого соответствует убийце Августи Мортимеру, пришёл к тебе на помощь во время битвы с Кислотным дождём. Ты должен понять, что я… с подозрением отношусь к тому, на чьей стороне ты на самом деле.

Курьер пожал плечами.

— Я не принадлежу ни к одной фракции. Я дикая карта.

— Значит, ты ни во что не веришь? Я был о тебе лучшего мнения.

— Оу, тебе не плевать?

К большому удивлению Райана, Терновнику, похоже, было не плевать.

— При всех твоих ошибках, Романо, ты — компетентный Геном с огромным потенциалом. Я бы не уделил тебе и минуты своего времени, если бы не верил в это. Ты сильный боец, искусный тактик и невероятно изобретателен. Я содрогаюсь при мысли о том, чего бы ты достиг, если бы смог выйти за рамки детского самоудовлетворения.

Райан не мог определиться, был это комплимент или же критика. Наверное, и то, и другое.

— Скажу, что это взаимно, — сказал он. — Я ожидал, что ты будешь намного более беспощадным, но… ты кажешься довольно благородным и доброжелательным. Ты бы сделал гораздо больше хорошего для мира, уйдя из Dynamis.

— Ты ошибаешься, — ответил Энрике. — Люди в одиночку мало на что способны. Мы покорили планету, пожертвовав своей индивидуальностью ради коллективной силы. Я не разделяю методов своего брата, но с его заявлением о миссии согласен. Dynamis не всегда удаётся изменить мир к лучшему, но она может это сделать.

— Увидев Ржавый Город, я несколько сомневаюсь на этот счёт, — ответил Райан, прежде чем улыбнуться под маской. — Но я оптимист. Люди могут измениться.

Пусть это будет иметь непредвиденные последствия, поражение Мета-банды привело путешественника во времени в весёлое настроение. После всей тьмы предыдущего неудачного забега этот цикл доказал, что он может всё изменить.

— Я не доверяю тебе, Романо. Ты непредсказуем, никому не верен, и ты, вероятно, самый опасный человек, которого я встречал, кроме Августа.

— Спасибо, Зелень.

Энрике засунул руки в карманы брюк — идеальный образец корпоративной уверенности.

— Однако ты, вероятно, предотвратил катастрофу и спас Dynamis, пусть и окольными путями. Так что… хотя я ненавижу использовать этот термин, сейчас я закрою на всё глаза. Однако тебе больше не рады в «Иль мильоре»; я не могу игнорировать твои связи с Августи. По крайней мере, Феликс сжёг этот мост.

— Ничего страшного, я взялся за эту работу, чтобы сделать одну вещь, и она закончена. — Райан указал пальцем на менеджера. — Тем не менее, я сохраняю все свои права на мерчендайз. Не смей продавать фигурки Квиксейва.

— Я сделаю всё возможное, чтобы забыть о твоём существовании.

— Взаимно. Но я всё ещё собираюсь навестить свою команду в больнице. Внимание, спойлер: если ты попытаешься остановить меня, у тебя ничего не получится.

— Вот как всё будет, Романо: я позволю тебе спокойно попрощаться с товарищами по команде и переведу тебе щедрую компенсацию за твою службу. — Терновник встретился взглядом с Райаном через их маски. — Но затем ты и твоя сестра уедете.

— Уедем куда?

— Куда угодно, далеко-далеко от Нового Рима, — сказал Энрике. — Мой брат следующие несколько дней будет слишком занят передачей власти, но как только его положение будет в безопасности, мой брат выследит вас двоих. Я его знаю. Твоя преданность слишком сомнительна, твои связи с Августи слишком подозрительны, а твоя сестра слишком важна.

Райан понимал, что Манада могут захотеть, чтобы он ушёл, поскольку он исчерпал свою полезность, но Коротышка? Почему они так интересовались ей?

— Что ты не договариваешь, Чёрный садовник?

Энрике молчал несколько секунд, его тело было так неподвижно, что курьер подумал, что он превратился в статую.

— Однажды я отпустил Лен Сабино, — наконец признался он. — Но я не могу защищать её вечно. Альфонс знает, где находится её база, и может добраться до неё, если захочет. Забирайте с собой всё, что сможете, и уходите.

— Это угроза, Зелень? — Тон Райана стал опасным. — Потому что, как может подтвердить Мета-банда, я очень эффективен в уничтожении сорняков. Твой брат станет не первым ядерным устройством, которое я заставлю взорваться.

— Нет, Романо, это не угроза. Это предупреждение. Возможно, это прозвучит странно, но я не питаю неприязни к тебе или твоей семье. — Терновник посмотрел на свои часы. — Мне пора. У меня такое чувство, что мы ещё встретимся.

И Райан чувствовал, что обстоятельства будут гораздо менее дружелюбными.

* * *
Райан был на полпути к гавани, когда ему позвонили по мобильному телефону.

— Ливия? — спросил он, подняв трубку.

«Райан», — ответила она, и оттенок беспокойства прорвался через её маску хладнокровия. — «Как Феликс?»

— Жив, но ранен, — ответил курьер. Ливия облегчённо вздохнула. — Он поправится, но посещения пока не разрешены. Я пробовал.

«Это… это ничего, я рада, что он вообще жив. Я его сёстрам пока ничего не говорила. Я…» — Ливия сглотнула, — «я боялась другого ответа».

— Я бы не позволил ему умереть, — ответил Райан. Вернее, он бы перезагрузился в ином случае. — Спасибо, что прислала мистера Passe-Muraille[3]. Он мало чем помог, но важен сам факт. Полагаю, ты ко мне прислушалась.

«К тому, что мы не враги?» — Ливия ненадолго умолкла. — «Надеюсь, я не пожалею, что доверилась тебе. Ты работаешь с заклятым врагом моей семьи».

— Что ж, если тебе от этого станет легче, меня только что уволили.

Она тут же воспользовалась возможностью:

«Может быть, ты подумаешь о работе на нас? В Семёрке убийц нет Фиолетового члена».

— Извини, принцесса, я пока останусь вольным человеком, — ответил Райан, добравшись до гавани. — Я не уверен, нужно ли ещё моё присутствие. У меня такое ощущение, что Dynamis ударит по вашей наркофабрике и без моего влияния.

«Мой отец отреагирует иначе, если это сделает Dynamis, а не неизвестная сторона. Но мы сможем обсудить это, когда ситуация прояснится. Как думаешь, когда разрешат посещения Феликса?»

— Буду честен: я не знаю, и я не уверен, что ты вообще сможешь навестить Атомного котёнка.

«Думаешь, Dynamis нам запретит?» — спросила она более резким тоном.

— Нет, я думаю, сам Феликс не захочет видеть тебя или свою семью. — Нет ответа. — Эй, ты всегда можешь попробовать. Если я прав, я могу передать сообщение, если хочешь.

Мафиозная принцесса молчала. Хотя он сказал только правду, Райан сожалел о своей прямоте. На секунду он забыл, насколько эмоционально хрупкой на самом деле была эта женщина под её ледяным фасадом.

— Ливия?

«Ты хоть раз кого-нибудь любил?» — спросила она неожиданно. — «Не завёл интрижку, а по-настоящему любил? До такой степени, что даже зная, что всё кончено, ты продолжаешь цепляться за любую надежду, что сможешь всё изменить?»

— Я правда не лучший советник по таким вопросам, — грустно сказал Райан, заметив батисферу Лен возле старых пирсов. — Я приехал в Новый Рим в погоне за призраком.

«Значит, ты понимаешь», — сказала она с грустным смешком, прежде чем перевести дух. — «Ты прожил века. Неужели у тебя нет какой-нибудь мудрости?»

— Всё может измениться, — признал курьер, прежде чем вдумчиво обдумать это. — Но иногда лучше научиться отпускать. В противном случае ты навредишь себе. Некоторые раны никогда не затягиваются, и с ними приходится жить.

Ливия, казалось, видела мудрость в его словах, но не оценила её.

«Спасибо за ответы, Райан».

— Всегда пожалуйста, — ответил путешественник во времени. Его мысли обратились к встрече с Dynamis.

«Райан?»

— Манада свергли своего отца, — сказал Райан ни с того ни с сего. — Они… выговорились и вынудили его уйти в отставку. Теперь они намерены преобразовать Dynamis во что-то лучшее, чем раньше.

Ему даже не нужно было вдаваться в детали. Ливия, вероятно, видела параллели со своим собственным положением, но была одна существенная разница.

«Райан, мой отец не сдастся с достоинством».

Нет, наверное, нет. Её печальный тон был душераздирающим.

— Я заберу своего кота, — сказал Райан, меняя тему разговора. — Того, который пушистый.

«Думаю, я могу это устроить», — ответила она, безрадостно усмехнувшись. — «Всего доброго, Райан».

— Всего доброго, принцесса, — сказал он и, повесив трубку, припарковался.

Энрике и Альфонсу удалось освободиться от хватки отца. Так почему же Райан не смог помочь Лен и Ливии сделать то же самое? Кровоток был давно мёртв, а Август, при всей своей подавляющей силе, не мог победить простую опухоль.

— Нет, — пробормотал под нос курьер. — Я не могу позволить им победить.

Он не мог допустить, чтобы всё так закончилось. Не в очередной раз.

И ни в какой следующий.

Он прогнал эти мысли и вышел из машины. Лен ждала его на набережной в полном вооружении, рядом в море плавали две батисферы. В руках она держала устройство — серый металлический шлем с выступающими спереди пилонами и заглушкой сзади. Dynamis не напечатала на нём свой логотип, вероятно, чтобы её связь с Мета-бандой не раскрылась, если устройство будет найдено.

— Что-то не впечатляет, — сказал Райан, подходя к своему другу. — Я ожидал чего-то более сложного.

— Это лишь малая часть, — ответила Лен с искренней улыбкой. Одно лишь это зрелище заставило Райана на короткое время забыть обо всех своих заботах. — Остальное я перевезла к тебе.

«К тебе».

Такие простые слова и в то же время такие мощные.

— Значит, ты говорила серьёзно? — спросил Райан. — Ты не против, что я перееду в твой подводный рай?

— Да, серьёзно, — кивнула она, её улыбка дрогнула. — Всё кончено, верно? Ты не… ты больше ничего не должен Dynamis.

— Нет, и меня всё равно уволили. — Райан будет скучать по пентхаусу, и он ещё украдёт кашемировый костюм в качестве прощального подарка. — Я снова официально бездомный.

Лен на секунду задумалась над словами, но они были произнесены быстро и твёрдо:

— Нет, Рири. Нет, ты не бездомный.

Сердце Райана на мгновение замерло, и ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть беспокойство. Это… было здорово — знать, что Лен хочет, чтобы он вернулся в её жизнь. Даже если их подростковые отношения давно прекратились, она поддержала Райана, а он — её.

И с этой технологией, возможно, его прежние одинокие деньки наконец подойдут к концу.

— Думаешь, сработает? — Райан попросил подтверждения, молясь, чтобы снова не испытать разочарование.

— Нам понадобится время, но… может быть, — сказала Лен с улыбкой. Возможно, она впервые за очень долгое время проявила некоторый оптимизм. — Нам… нам нужно будет извлечь хронорадио из твоей машины. У меня есть, эм, подводная лодка побольше. Чтобы перевезти её под воду.

Подводный гараж. Чудесно.

— Честно говоря, если к концу этого цикла у моей Плимут Фьюри не появится подводный режим, я буду сильно разочарован, — задумчиво сказал Райан, прежде чем ему в голову пришла более мрачная мысль. — Но, возможно, нам придётся перебраться в другое место. Dynamis не оставит твою базу в покое надолго.

— Они не позволят нам остаться? — Её милое лицо сердито нахмурилось. — Я должна была знать. Они никогда не насытятся.

— Я не понимаю, почему они так интересуются тобой, — признался курьер. — Да, ты напала на фабрику, но это мелочи по сравнению с Августи и Мета-бандой.

— И в конце концов, это им ничего не стоило. — Лен вздохнула, словно заново пережила свой неудавшийся юношеский бунт. — Я не знаю, Рири… Я думаю, что они просто уничтожают то, что не могут контролировать.

Нет. Райан чувствовал, что было нечто большее, и это его обеспокоило.

— Что они сделали, когда схватили тебя? Какие вопросы задавали?

— Я не… я мало что помню, — призналась она. — Первое, что они сделали, — заставили меня пройти анализ ДНК и взяли образец крови. Потом… ничего примечательного. Коммерческое предложение.

— Образец крови, говоришь? На кой им образец крови?

И в этот момент его озарило.

Нахлынули воспоминания, и Райан внезапно увидел их в новом свете.

«Лаборатория шестьдесят шесть».

«Изначально Энрике должен был контролировать всю работу над Эликсирами, а не «Иль мильоре». Он пробыл в лаборатории два часа, а потом сразу попросил перевод».

«Если спросишь моё мнение, с этими подделками что-то не то; даже учёные Августа не смогли их скопировать».

«Dynamis держит Андердайвер под пристальным наблюдением».

«Ты её отпустил?»

«Прямо как в наши первые годы».

«Я не могу создать Эликсиры. Не настоящие. Я лишь синтезирую специфический ресурс, имитирующий свойства настоящего Эликсира».

«Как жаль, я бы с удовольствием сравнил образцы от разных родственников-Геномов».

«Разных родственников-Геномов».

«Родственников-Геномов».

Родственников.

— Лен? — спросил Райан, кошмарное предположение закралось в его голову. — Когда Dynamis начала производить свои поддельные Эликсиры? Ты знаешь точную дату?

— Эээ… я не уверена… Я думаю… Я думаю, что они какое-то время находились в разработке, но наводнять рынок Dynamis начала только три года назад или около того…

Коротышка закрыла рот, и Райан сразу же пожалел, что задал этот вопрос. Она была умна. Она тоже догадалась.

— Это невозможно, — сразу сказал курьер. — Быть этого не может.

— Но всё сходится! — возразила Лен, в её монотонном голосе прорывались неподдельные эмоции. — Это всё объяснило бы. Это…

— Лен, твой отец мёртв. — Гений вздрогнула от смертельно серьёзного голоса Райана. — Солнышко сжёг его дотла. Я видел это собственными глазами. Его нет.

— Но если один из его клонов… — Лен встретилась взглядом со своим старым другом. — Ты знаешь, что это возможно, Рири. Ты просто не хочешь, чтобы так было.

Да, не хочет. Райану хотелось думать, что этот кошмар закончился. Что Кровоток мёртв и погребён и больше не сможет причинить вред ни одному из своих детей, приёмных или нет.

Но Лен так по-настоящему и не пришла в себя.

— Рири, я… я доверяла тебе, даже после всего, что мы… я… я убивала ради тебя, Рири. Я поверила твоим словам, дала тебе второй шанс. Я… я хочу начать всё с чистого листа. — Она затаила дыхание, пытаясь найти слова. — Я просто… я просто хочу поставить точку, Рири. Я хочу знать. Если… если мы ошибаемся, мы сможем двигаться дальше. Но нам это нужно. Нам нужно проверить.

— Но если наша догадка верна? — спросил Райан. — Что ты будешь делать? Что мы будем делать?

Лен прикусила нижнюю губу и молча уставилась на свои ноги.

— Я просто… — Райан затаил дыхание, обдумывая следующие слова. — Я просто хочу, чтобы ты была свободна, Лен. Хочу, чтобы ты освободилась от него. Хочу изгнать его призрак, чтобы он больше не преследовал тебя. Ты…

Он замолк.

— Продолжай, — сказала Лен, не поднимая глаз.

— Ты напоминаешь мне птицу в клетке, Лен, — признался Райан. — Ты могла бы улыбаться и сиять, как солнце. Ты могла бы улететь. Клетка открыта. Но ты боишься, что он закроет дверцу, когда ты попытаешься сбежать. Никто не отнимет твою свободу… но ты всё ещё боишься.

— Райан, — сказала она, посмотрев на своего друга со сталью во взгляде. Райан, не Рири. — Именно поэтому я настаиваю. Мне нужно знать. Мне… мне нужно знать. Чтобы поставить точку.

Райан хотел спорить дальше, но по её взгляду понял, что это бессмысленно. Она не передумает.

И что в этом самое худшее? Хотя ему не хотелось признавать… ему тоже нужно было убедиться.

— Лаборатория шестьдесят шесть, — пробормотал под нос курьер.

[1] «Звёздные войны: Месть ситхов»: отсылка на диалог Мейса Винду и Палпатина перед арестом последнего.

[2] «И ты, Энрике?». А вообще, это отсылка к последним словам Юлия Цезаря — «И ты, Брут?»

[3] Так называется короткая история французского писателя Марселя Эме про человека, умеющего проходить сквозь стены. Собственно, её название так и переводится — «Человек, проходящий сквозь стены».

Глава 14 (64) — Фрагмент прошлого: Смерть в Монако [1]

Райан Романо умирал бесчисленное количество раз, как от своей руки, так и от чужой.

Но была одна смерть, которая превзошла их всех. Смерть, которая заставила его перестать беспокоиться и научила радоваться жизни. Идеальная смерть, после которой никто не должен возвращаться.

Эта история об этой смерти.

Эта история о Монако.

* * *
1 апреля 2017, Франция, деревня Ла-Тюрби.

Солнце садилось за горизонт, а внизу сиял город Монако.

Стоя на краю мыса Тет де Шьен, со своим надёжным мотоциклом и дорожной сумкой под боком, Райан внимательно наблюдал за своей целью. Прошло пять лет с тех пор, как он покинул Италию, и сейчас настал момент истины.

Ну, формально прошло три месяца, но он их переживал снова, и снова, и снова. Он путешествовал по берегам Средиземного моря, ища хоть какие-нибудь признаки Лен и её подводной лодки. Он знал, что они планировали отправиться в Америку до… до разлуки, но она не могла пересечь Атлантический океан. Она должна была остановиться где-нибудь поближе. Где-нибудь в пределах его досягаемости.

Однако Райан начал терять надежду. Он объездил Грецию, Испанию, Францию — каждое место, о котором мог только подумать. Он бродил по послевоенным пустошам и не добился никаких результатов. И если она покинула Европу, перебралась под воду или на отдалённый остров, он мог с таким же успехом искать иголку в стоге сена.

На Средиземном море осталось только одно место, в котором Райан ещё не побывал. Страна, не посещать которую рекомендовали абсолютно все. Место, откуда никто не вернулся.

— Монако, — сказал Райан, наблюдая за прибрежным городом. Выглядел он… красиво, за неимением лучшего термина. И это его очень беспокоило.

Во-первых, микрогосударство до сих пор существовало. Одно это было необычно. Монако когда-то было одним из самых роскошных прибрежных курортов Европы, пристанищем для игроков и миллионеров; и почему-то оно до сих пор выглядело так, будто апокалипсиса не случилось вовсе. Казалось, бомбы, роботы и нано-чума остановились у его границы.

Здания и дома были без каких-либо признаков упадка, но путешественник во времени не видел на улицах ни единой души. Лодки и яхты плавали в море, пустые машины выстроились на дорогах в длинные ряды, и Райан не слышал ни звука, даже пения птиц.

— Знаю, что этими словами искушаю судьбу, — пробормотал Райан под нос, как он обычно делал, чтобы скрасить своё одиночество, — но у меня плохое предчувствие на его счёт.

Путешественник во времени сохранился в этот момент, просто на всякий случай. Многие заезжали в Монако в поисках припасов, Эликсиров или убежища, но никто не вернулся.

Но никто из них также не умел путешествовать во времени.

— Что ж, Коротышка, думаю, это последний шанс, — сказал Райан. — Если тебя нет в месте, откуда никто не возвращается…

Ну, он всегда мог попытаться пересечь океан и добраться до Америки, если она ещё существует. Но, скорее всего, Райану придётся принять очевидное.

Что Лен больше не было.

Путешественник во времени сделал своё присутствие очевидным, посылал сигналы через радиовышки и любые каналы связи, которые мог найти. Если она до сих пор не связалась с ним, значит, она либо не могла ответить, либо была мертва.

И Райан не знал, что делать, если откажется от своего друга. Поиски Лена провели его через огромное количество перезапусков, и другой цели в жизни у него попросту не было. Ему нечему было себя посвятить. Путешественник во времени чувствовал себя потерянным с момента смерти Кровотока, и даже его сила не могла помочь с мучительным чувством одиночества. Без Лен его существование не имело смысла.

Райан прогнал эти мысли, сел на мотоцикл и поехал по дороге в сторону Монако. Достигнув официальной границы города, путешественник во времени заметил плохо нарисованный знак на обочине дороги.

— Армии Андорры никогда не завоюют нашу великую нацию! — вслух прочитал Райан. Разве Андорра не была ещё одним микрогосударством?

Апокалипсис действительно заставил всех чудаков вылезти из укрытий.

Райан ехал по улицам Монако, и, к его большому удивлению, ничего страшного не произошло. Он не рухнул замертво, и ни один слетевший с катушек Псих не устроил ему засаду. Это было почти разочаровывающе.

Однако путешественник во времени почувствовал нарастающее в воздухе напряжение. На улицах было чисто, машины были припаркованы где положено, и даже уличные фонари идеально работали, хотя, как знал Райан, городу необходимо импортировать электроэнергию из Французской Республики, которая давно пала. Заглянув в окна домов, он обнаружил, что они пусты.

Райан направился к самой известной достопримечательности Монако — Площади Казино. Знаменитое казино Монте-Карло стояло сильным и гордым, его великолепие 19 века устояли перед лицом апокалипсиса. Часы над входом застыли на двенадцати, хотя огни продолжали гореть. Фонтан перед входом также работал, окружённый пышной аллеей и цветочными композициями.

— Есть здесь кто? — спросил Райан, искушая судьбу. Ответом была тяжёлая тишина.

Так, может, ему стоит заглянуть…

* * *
Площадь исчезла в жёлто-фиолетовой вспышке.

В мгновение ока Райан оказался в роскошном мраморном коридоре. Картины украшали стены, люстры давали немного света, а комната вела к большим деревянным дверям.

После короткого мгновения удивления Райан огляделся, но обнаружил позади себя стену и свою сумку с припасами. Его куда-то телепортировали?

Райан взглянул на картины, большинство из которых были нарисованы в сюрреалистическом стиле, напомнившем ему картины Рене Магритта. На одной из картин, «Бытие», были изображены две руки в перчатках, открывающие Чудо-ящик Алхимика. Другой, «Триумф Монако», демонстрировал армию золотых людей, обрушившуюся на роботов Мехрона.

Озадаченный, Райан схватил свою сумку и пошёл по коридору, пока не добрался до дверей в конце. Он заметил над ними табличку, изысканно раскрашенную самыми яркими из возможных цветов.

«ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ МОНТЕ-КАРЛО!»

Однако рядом с этой табличкой Райан заметил слова, грубо вырезанные на мраморной стене.

«НЕ ВЕРЬ КЛОУНАМ, ОНИ СОЖРУТ ТВОЁ СЕРДЦЕ».

Райан продолжил чтение, найдя ещё один «совет», вырезанный в камне:

«Иди по стрелкам к номерам, пока не стемнело».

Рядом было написано второе предложение. Кто бы его ни вырезал, он сделал это в спешке:

«НЕ ИДИ ПО ЛЕСТНИЦЕ, САДИСЬ В ЛИФТ».

Райан опустил взгляд и заметил высеченные на полу стрелки. Всё больше и больше сбитый с толку, он открыл деревянные двери и вошёл в следующую комнату.

К его большому удивлению, Райан вошёл в копию казино Монте-Карло; или, по крайней мере, похожее на те немногие довоенные фотографии этого казино, которые он видел. Его шаги эхом разносились по огромному холлу, поддерживаемому колоннами и пол которого представлял собой гигантский стол для игры в рулетку c фишками в метр шириной[2]. Свисающие с потолка канделябры обеспечивали свет, а художественное оформление было вершиной роскоши 19 века. Райан взглянул на окна, но все они были замурованы мрамором.

— Здравствуйте, дорогой гость! — раздался голос слева от Райана; кто-то к нему сумел подкрасться.

— А! — Райан отступил и мгновенно активировал остановку времени. По крайней мере, попытался. Он почувствовал, как его способность на короткое мгновение напряглась, противостоя невидимой силе, но время отказалось останавливаться.

В панике Райан вытащил пистолет, спрятанный под одеждой, но быстро осознал свою ошибку.

Существо перед ним выглядело как человек, но только при беглом взгляде. Его кожа была неестественно белой, и, что самое главное, его лицом служила клоунская маска из чистого золота. На нём был костюм крупье, включающий галстук-бабочку, старый пиджак и перчатки.

— Добро пожаловать в Монако! — бодрым голосом сказал клоун, его золотая маска неестественно двигалась с каждым новым словом. Его глаза и рот сочились тьмой. — В величайшую страну на Земле! Чем могу быть полезен?

Райан снова попытался остановить время, но что-то не давало его способности активироваться. Чёрт возьми, само это место мешало его силе? В таком случае, если Райан умрёт в этих стенах…

— Где я, Пеннивайз[3]? — спросил путешественник во времени, продолжая целиться в клоуна из пистолета.

— В Монако, конечно же! В величайшей и самой процветающей нации на Земле, по воле Божьей Его Высочества Жан-Стефани!

— О, новый гость! — Райан услышал новый голос, когда в вестибюль вошёл ещё один клоун, только с лицом из бронзы, а не золота. Как и его собрат, он был одет в костюм крупье и нёс серебряную тарелку под мышкой. — Добро пожаловать! Могу я предложить вам выпить?

Какого… какого чёрта? Райан случайно попал в роман Стивена Кинга?

— Жан-Стефани? — повторил он, не зная, в которого из этих двух клоунов стрелять первым.

— Его Высочество Жан-Стефани Первый, суверенный принц Монако, завоеватель Лихтенштейна и Сан-Марино! — Золотой клоун махнул рукой на мраморную статую у колонн, изображающей странное существо в лестной позе. Фигура смутно напомнила Райану человека в костюме и федоре, но с вытянутыми руками и искажёнными чертами лица. — Его Высочество, выходец из семьи скромного происхождения, взошёл на трон Монако в 2005 году в силу того, что все остальные были мертвы!

Клоун сказал это с такой энергичностью…

— С тех пор он храбро защищает Монако от андоррских орд, пытающихся уничтожить нашу великую нацию, — продолжил бронзовый клоун, прежде чем показать рукой на восток от вестибюля. — Я могу показать вам наш пятизвёздочный ресторан, не желаете перекусить? Или, может быть, вы предпочтёте насладиться игрой в рулетку?

— Почему окна замурованы? — спросил Райан, глядя на пол. Вырезанные на нём стрелки указывали на запад. — Где выход?

— Почему вы хотите уехать из Монако? — усмехнувшись, спросил бронзовый клоун. — Почему кто-либо захочет уехать из Монако, величайшей нации на Земле?

— Я хочу, — ответил Райан, чувствуя себя всё более и более неуютно.

— Но вы гость, вы были приглашены, — продолжал слуга, его маска исказилась тревожащей улыбкой. Хотя он говорил невинным и бодрым тоном, что-то в его голосе заставило Райана вздрогнуть. — Мы к вашим услугам в рабочие часы. Мы всегда рядом, дорогой гость!

Чем дольше Райан оставался в их компании, тем тревожнее ему становилось. Их доброта казалась фальшивой и вынужденной.

— Я вернусь позже, — пообещал он, пойдя по стрелкам.

— Но мы скоро закроемся, — сказал золотой клоун, он и другой слуга последовали за Райаном. Их позы слегка изменились, став угрожающими. — Мы закроемся очень, очень скоро.

— Держитесь подальше! — Райан направил на них пистолет, прежде чем заметил других клоунов, пробирающихся в вестибюль. Все они были одеты как крупье, но маски были сделаны из бронзы, серебра или золота. Хотя они сохраняли приличную дистанцию, они всё же преследовали путешественника во времени, как улыбающаяся стая волков. — Я не боюсь клоунов!

— Мы лишь хотим помочь вам, дорогой гость! — сказал бронзовый клоун. Он попытался звучать успокаивающе, но получилось жутко. — Мы существуем, чтобы служить людям.

Райан вспомнил сообщение на входе и внезапно подумал, нет ли в этом предложении двойного смысла[4]. Он пошёл по стрелкам и в конце концов добрался до открытого лифта между двумя лестничными маршами. Странник мельком взглянул на них и заметил медвежьи капканы и провода. Не имея другого выхода, он вошёл в лифт, угрожая клоунам своим оружием.

Геном заметил табличку с надписью «СЮДА» рядом с кнопкой четвёртого этажа и вдавил её изо всех сил. Дверь закрылась перед Райаном, пока дюжина существ в масках глазела на него в жуткой тишине.

«Дорогие гости». — Райан замер, услышав мужской голос из динамика лифта. — «Мы вынуждены вам сообщить, что в связи с чрезвычайной ситуацией в стране казино Монте-Карло закроется раньше! Но я уверяю вас, что, пока Его Высочество Жан-Стефани защищает нас, армии Андорры никогда не уничтожат наше княжество! Да здравствует Монако!»

Что, чёрт возьми, это за место?

Когда лифт достиг четвёртого этажа со звуком «дзинь», погас свет; двери лифта закрылись в ту же секунду, как Райан вышел из него. Он также услышал звук, доносящийся снизу — это кто-то задел проволочную ловушку.

Чувствуя, что очень скоро всё станет плохо, Райан вытащил мобильный телефон и включил фонарик. Местность выглядела как коридор, ведущий к различным гостиничным номерам, только стены и двери были укреплены стальными пластинами. Только из одной комнаты, под номером 44, был виден свет, поэтому Райан поспешно застучал в её дверь.

— Эй! — закричал он так громко, как только мог, но никто не ответил. — Есть там кто? Эй!

Дзинь!

Райан посмотрел в сторону лифта. Его двери открылись, и из него вышли полдюжины клоунов. На этот раз к нему не обращались вежливо и вообще не сказали и слова.

Зато у каждого из них были серебряные вилки и ножи в руках, а на шеях — салфетки.

— Вот поэтому дети больше не любят клоунов! — Райан открыл огонь из пистолета, параллельно пытаясь остановить время.

Мало того, что его сила не сработала, так и серебряный клоун, получив пулю в лицо, даже не замедлился.

Дверь номера открылась, и кто-то из него вышел. К облегчению Райана, его спасителем был нормальный человек, хотя и сложенный как Конан-варвар. Его спаситель был одет в какую-то подобранную на свалке одежду, состоящую из шлема американского футболиста и подкладок, усиленных частями средневековой брони.

И что самое главное, у него был дробовик.

— Знал же, что не послышалось! — сказал мужчина на французском, взводя дробовик. Лицо под шлемом было морщинистым, глаза ледяного голубого цвета. — Отойди!

Райан немедленно отступил с дороги своего спасителя, который выстрелил из дробовика. Выстрел разнёс бронзового клоуна на части, из него вытекала не кровь, а белая жидкость. Однако остальные быстро оттолкнули труп и бросились на людей с голодными взглядами.

— Давай, давай, давай! — закричал мужчина путешественнику во времени, и оба храбро убежали в номер. Бронированная фигура быстро закрыла за ними дверь и заперла её, Райан услышал громкий удар с другой стороны. Злобные крупье начали кричать из-за металлической двери, изо всех сил колотя по ней, но она выдержала.

— В один прекрасный день, до того, как артрит достанет меня, я устрою камикадзе-рейд на ваши жопы! — заорал мужчина в броне. — Я перестреляю вас всех, как Тони Монтана, и завалю всех до единого!

Затем он повернулся к Райану.

— Ты в порядке, пацан?

— Думаю, да…

Райан перевёл дыхание и огляделся. Как и предполагалось снаружи, это был роскошный гостиничный номер, достаточно большой, чтобы вместить целую семью. В этом месте, оформленном в стиле Франции 19 века, стены были белыми, как снег, а окна замурованы мрамором. В люксе были разные удобства, от дивана с телевизором до библиотеки и даже барной стойки.

А ещё, что наиболее странно, здесь была дыра, вырытая в одной из стен, и кирки поблизости.

— У тебя итальянский акцент, ты rital[5]? — спросил бронированный, перейдя на итальянский. Он совершенно игнорировал доносящийся снаружи шум и подошёл к стойке, оставив дробовик на расстоянии вытянутой руки. Он снял шлем, под которым оказался полностью лысый череп; Райан дал бы ему лет шестьдесят, может, чуть больше. — Далеко ты от своей страны забрёл, макаронник. Тебя как звать?

— Райан, лягушатник[6], — грубо ответил путешественник. — Райан Романо.

— Зови Саймоном. Я шериф Люкстауна. — сказал мужчина, доставая два стакана и бутылку бренди. — Какая дата снаружи? Проверить надо.

— Первое апреля 2017, — нахмурившись, ответил Райан.

Мужчина тяжело вздохнул.

— Сука, двенадцать лет. Двенадцать лет торчу в этом месте. Планета до сих пор облучённая помойка?

— Ага, но где мы? — спросил Райан, требуя ответов. — Это Монте-Карло?

— Я бы сказал, что это Ад, но ты не настолько везучий. Ты в Монако. Настоящем Монако, из которого никто не возвращается. — В комнате раздался звонок, и Саймон заглянул под стойку, чтобы взять стационарный телефон. — Да, Мартина?

Хотя он не понимал разговора, Райан услышал из трубки женский голос.

— Да, да, прибыл новый парень, и крупье гнались за ним. Ага, цел. Не волнуйся. — Саймон посмотрел Райану прямо в глаза. — Оружие в сумке есть?

— Эээ, три пистолета, патроны, медикаменты, еда и вода…

— Хорошо. Прошу тебя поделиться. Здесь нет места эгоистичным халявщикам. — Затем Саймон вернулся к разговору по телефону. — Да, Мартина, встретимся завтра. Береги себя.

— Ты сказал, что ты шериф Люкстауна? — отметил Райан после того, как Саймон повесил трубку, осторожно принимая стакан. Он заметил книгу на краю стойки, «Миф о Сизифе» Альбера Камю.

— Нас человек сорок, разбросанных по четвёртому этажу, — пояснил мужчина. — Я охраняю границу у лифта, обслуживаю ловушки на лестнице. Если вынудить крупье пользоваться лифтом, получится узкое место. Так с ними управляться легче.

— Не видел кого-нибудь по имени Лен? — спросил Райан, ища луч надежды в этом безумном кошмаре. — Лен Сабино. Чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка. Должна была приехать сюда год назад.

— Коммуняк здесь ещё не видал, а я здесь долго торчу. Может, она мертва. Люди типа тебя, которые приезжают в рабочие часы, — везунчики. А те, которые попадают сюда в неудачное время, ну… — Саймон указал на дверь. — Их едят.

Значит, Лен либо мертва, либо не здесь. Райан молился за последний вариант.

— Здесь…

— Других убежищ нет, и выхода тоже нет, — в лоб сказал Саймон. — Номера — единственные безопасные зоны. Что-то не даёт им войти, но только если дверь заперта. Мы подыщем тебе номер.

Мужчина дьявольски ухмыльнулся Райану.

— Тебе здесь придётся задержаться, p’tit rital[7].

Твою мать.

* * *
Десять часов.

Атака клоунов длилась десять часов. Они кричали и без остановки бились в дверь. Когда в коридоре снова загорелся свет, атака внезапно прекратилась. Клоуны успокоились и вернулись на нижний этаж; как оказалось, они проявляли враждебность только в «нерабочие часы».

На следующий день Саймон представил Райана мэру общины Мартине, двадцативосьмилетней блондинке, живущей в четырёх комнатах от лифта. Она быстро изложила ему ситуацию.

У всех в городе была одна и та же история: они приехали в Монако, либо не подозревая об опасности, либо недооценив её, и в итоге были телепортированы в вестибюль. Саймон пробыл здесь дольше всех, угодив в ловушку через несколько месяцев после начала Геномных войн.

Ни у кого в Люкстауне больше не было суперсил, а остановка времени Райана не работала в этом странном месте. Он всё ещё чувствовал активацию своей способности, но противодействующая сила отменяла её в последний миг. Когда он узнал больше об этом месте, путешественник во времени в конце концов понял, почему.

Казино Монте-Карло было карманным измерением.

По крайней мере, это было лучшее предположение Райана. Помимо этажа с номерами здесь были восемь различных видов комнат: кухня-ресторан, гигантский стол для игры в рулетку, холл, зал игровых автоматов, розничный магазин, арена для карточных игр, место для хранения вещей и театр. Каждая комната вела к комнате другого типа, образуя таким образом гигантский лабиринт, ориентирами которого были только лифт и вестибюль. По оценке исследователей, территория занимала не менее восьми квадратных километров, что было в четыре раза больше самого Монако. И они продолжали открывать новые комнаты.

Это напомнило Райану видеоигру про подземелье с генерируемыми компьютером комнатами. Вот только это было гораздо менее забавно, чем он помнил.

По крайней мере, кафе и рестораны регулярно пополняли запасы, хотя никто не знал, каким образом. Кто-то однажды установил на кухне камеру, чтобы запечатлеть это явление, и еда и вода волшебным образом появились в «нерабочие часы».

Райан не был уверен, работает ли его точка сохранения. Был только один способ узнать, и проверять он не торопился. Он умирал десятки раз, и до сих пор каждый такой опыт был мучительным. Многие говорили ему, что смерть — это мирный конец, но они явно до этого ни разу не умирали.

Община была разделена на группы, каждая из которых имела определённую задачу; от исследователей, составляющих карту лабиринта, до собирателей, ищущих еду. Поскольку он был одним из немногих, кто имел опыт обращения с огнестрельным оружием, Райан быстро стал заместителем Саймона и получил номер прямо рядом с лифтом.

Прямо сейчас путешественник во времени сопровождал группу Мартины, которая собирала еду. И он жалел об этом.

— Уважаемый гость, я надеюсь, что вы хорошо проведёте время в Монако, величайшей нации на Земле! — сказал Райану серебряный клоун, протянув ему тарелку, полную изысканных креветок и тостов с лососем. — Могу я предложить вам эти дары от нашего шеф-повара?

— Отвали, — ответил Райан, угрожая крупье пистолетом. Мартина, менее категоричная, смахнула все тосты в сумку.

Клоуны были абсолютно дружелюбными в рабочие часы, что, по мнению Райана, делало их ещё более жуткими. Они устрашающе быстро переходили от фальшивой приветливости к смертоносному голоду, а ещё они пугающе хорошо подкрадывались к людям.

Хуже того, казино Монте-Карло часто «закрывалось» рано, по прихоти той силы, что управляла громкоговорителями. Когда это случилось в первый раз и оставалось всего пять минут, чтобы вернуться в номера, Райан подумал, что настал его последний час. Если бы он не устроил отчаянный забег к лифту, то наверняка погиб бы.

Из громкоговорителей эхом разнёсся голос. На мгновение Райан испугался, что тот объявит об экстренном закрытии, но это была обычная чушь.

«Сегодня великий день для Монако! Наши воины одержали великую победу над герцогом Люксембургским! Кровь наших врагов окрасит наши яхты!»

«Монако» воевало с Лихтенштейном, Люксембургом, Андоррой, Сан-Марино, но никогда с одним и тем же два дня подряд.

«Вставай, Монако, вставай!» — продолжал голос. — «Да здравствует Жан-Стефани!»

— Я даже не уверена, что он существует, — сказала Мартина Райану, — никто никогда его не видел, даже клоуны.

— Потому что Его Высочество выше нашего понимания! — вмешалось одно из существ, но его проигнорировали. — Да здравствует Жан-Стефани!

— Может быть, он Псих, — сказал Райан, когда группа закончила сбор вещей и вернулась к лифту. Если его силе мешали, то, вероятно, он был Фиолетовым. — Но тогда я не понимаю, почему за мной ещё не пришли.

— Возможно, его сила поддерживает его, — предположила Мартина, когда они вернулись на этаж с номерами. — Есть успехи с твоим радио?

— Не-а.

Некоторые книги, которые удалось собрать группе, были руководствами или довоенными техническими журналами. Райан подумал, что ему, возможно, удастся создать радио, достаточно мощное, чтобы позвать на помощь.

Это была дурацкая надежда, но пока кто-нибудь не отыскал отсюда выход, это всё, что было у группы.

— Хочешь вечером посмотреть фильм? — предложила ему Мартина. — На днях я нашла кассету с «Большой прогулкой»[8]. Комедия не высокая[9], но время скоротать поможет.

— Может, в другой раз, — ответил Райан, останавливаясь перед комнатой Саймона. — Надо проверить старика.

— Я просто не понимаю, почему он продолжает копать, — вздохнула мэр. — Предположу, он занимает своё время лучшим способом, на который способен.

Райан пожал плечами и отпер дверь Саймона. Как у помощника шерифа, у него были запасные ключи от всех номеров.

Закрыв за собой дверь, Райан подошёл к дыре в стене, включил фонарик и залез внутрь. Путь занял у него больше часа, но он наконец услышал звук удара кирки по камню. Саймон, к шлему которого был привязан фонарь, был занят копанием.

— Привет, Саймон, — объявил о своём присутствии Райан, но шериф не остановился. — У нас на ужин креветки.

— Ух, убил бы за гамбургер, — пожаловался мужчина, продолжая долбить стену. — Сколько ты уже торчишь с нами, p’tit rital?

— Шесть месяцев.

— Шесть месяцев… то есть ещё два, пока они не поменяют меню. Они делают это каждое Рождество. — Старик вздохнул. — Знаешь, жил здесь один парень, у которого был щенок. Он считал его милым и всё слал мне фотографии. Каждый раз, когда я смотрел на эту мохнатую тварь, он лаял на меня. Лаял, лаял и лаяла. Раздражало это — словами не описать. И каждый раз, когда он действовал мне на нервы, я думал… а какой он на вкус?

— Парень? — спросил Райан, чувствую себя слегка неуютно из-за темы.

— Щенок, — сказал Саймон. — И однажды… я не удержался. Мяса было немного, но было вкусно. Прям рождественский подарок, который я сам себе подарил.

— Что-то не понимаю, к чему ты ведёшь…

— Бог послал нас на Землю не просто так, p’tit rital, — сказал Саймон и после короткой паузы продолжил: — Вот я здесь, чтобы есть щенков. Смотрю я на этих бешеных клоунов, и все они кажутся мне щенками.

Райан внезапно осознал, что годы, проведённые в гостиничном номере, творили чудеса с человеческим здравомыслием. Странник боялся представить, каким будет он через десять лет.

— Какова длина твоего туннеля?

— Два километра, p’tit rital.

— Два километра, — повторил Райан. Как он ещё не погрёб его заживо? — Сейчас твой туннель — два километра длиной.

— Меня ещё на десяток хватит.

— Я что хочу сказать: не думаю, что отсюда есть выход. — Хотя Райан не отказался от поисков, интуиция подсказывала ему, что это безумное измерение расширяется бесконечно. — Я не понимаю, почему ты продолжаешь копать.

Старик посмотрел Райану в глаза.

— Ты читал «Миф о Сизифе»?

— Нет, но, вероятно, прочту, потому что ты всё время рекламируешь его.

— В нём Камю представляет судьбу Сизифа, вынужденного целую вечность катить валун. Абсолютно бессмысленная задача. Но когда он наконец понимает, что это тщетно, и перестаёт бороться со своей судьбой, он становится по-настоящему свободен. Он принимает своё положение и через это принятие обретает счастье.

— Так ты… что, думаешь, нам никогда не сбежать? — с отвращением нахмурился Райан. — Что все наши усилия напрасны?

— Да, наши усилия тщетны. Но я принял их как бессмысленные, так что я в мире с самим собой. А что ты, p’tit rital? Ты до сих пор думаешь, что выберешься, и чем больше неудач терпишь, тем сильнее разочаровываешься.

— Меня ждут снаружи, — сказал Райан, вспоминая Лена.

— Что-то сомневаюсь, — пожал плечами Саймон. — Но дело твоё. Я просто рассказываю тебе секрет счастья, но я не могу заставить тебя его использовать. Я хочу сказать, что когда сталкиваешься с бессмысленной абсурдностью, с ней просто нужно смириться. Как с валуном.

— Бред какой-то.

— Однажды ты поймёшь, что валун тебе не враг, — пожал плечами Саймон. — Он твой друг.

— Что произойдёт, если благодаря какому-то чуду ты докопаешь до конца, — сказал Райан. — Но вместо выхода твой туннель приведёт в другой номер? Как ты отреагируешь?

— Найду новую стену, — ответил Саймон с яркой улыбкой, снова поднимая кирку, — и выкопаю ещё одну дыру.

Райан открыл рот, закрыл его, а затем снова открыл.

— Валун — твой друг? — спросил он, нахмурившись.

— Валун — твой единственный друг.

* * *
В Люкстауне был декабрь 2035 года, и мало что изменилось, кроме меню.

В лабиринт никто не попадал годами, вероятно, потому, что люди наконец осознали опасность Монако. Или, возможно, их таинственный похититель умер, а его измерение продолжало работать без него. Как бы то ни было, без свежей крови численность общины начала сокращаться. Когда-то на пике их было почти пятьдесят, а теперь их было вдвое меньше. Некоторых съели клоуны, а другие… просто сдались.

Вчера Саймон совершил харакири, как и обещал. Ночью он вышел умирать, как мужчина, с сигарой во рту, бутылкой водки в левой руке и дробовиком в правой. В конце концов, убили его не крупье, хотя многие погибли, пытаясь.

Старого шерифа подвело сердце, не выдержавшее напряжения битвы.

Существа не съели его тело, и Райан не был уверен, из-за того ли, что Саймон пугал их, даже будучи мёртвым, или из извращённого уважения. Жители этажа сожгли труп и погребли кости под барной стойкой, которую он так любил, а Райан стал шерифом Люкстауна. Он даже унаследовал номер Саймона.

И сейчас…

Райан повернулся к туннелю, не зная, что с ним делать. Саймон, перед тем как погибнуть, хвастался, что достиг отметки в пять километров, и, вероятно, он бы продолжил своё дело, если бы тело не подвело его. Он даже оставил свою кирку прямо у входа; за все эти годы она настолько затупилась из-за чрезмерного использования, что ей было почти невозможно копать.

И всё же…

— Валун — твой друг, ха, — пробормотал себе под нос Райан, хватая кирку.

* * *
В Люкстауне настал декабрь 2101 года, и Райан был последним человеком в Монако.

Он отдыхал на своей кровати, куча еды была на расстоянии вытянутой руки, и он записывал мемуары своей жизни в дневник. Хотя за последние десятилетия никто не прибыл, он хотел оставить хоть какую-то помощь на случай, если кто-то попадёт в ловушку Монако.

За столетие странник исследовал казино Монте-Карло дальше, чем кто-либо, но узнал едва ли намного больше. Насколько он мог судить, лабиринт действительно был бесконечным. Ни одна из систем не нуждалась в электричестве для своего функционирования, стационарные телефоны, соединяющие комнаты, работали, даже когда были отключены друг от друга. Центральной системы связи для передачи приказов через громкоговорители не существовало, как не было и места рождения персонала.

Это место не имело смысла. Это было концептуальное пространство, в котором не было никакой логики, кроме воли создателя. Должно быть, его создал Жёлтый Геном, по подтвердить это Райан никак не мог.

Он перепробовал всё, от радио до бомб. Он взорвал вестибюль, препарировал клоунов и даже попытался провести странные оккультные ритуалы, когда всё остальное потерпело неудачу. Ничего не вышло. Был только один способ выбраться отсюда, и Райан чувствовал, что скоро он им воспользуется.

Два десятилетия назад, когда их осталось всего пятеро, а большинство из них были слишком стары, чтобы выжить без посторонней помощи, выжившие созвали собрание. Все они, за исключением Райана, решили воспользоваться опцией выхода с помощью пули.

Он умирал слишком много раз, чтобы торопиться на встречу со смертью.

Клоун постучал в дверь его номера, прерывая его работу.

— Дорогой гость, может быть, вам по нраву игра в баккара? Мы организуем внизу турнир специально для вас!

— Нет, спасибо, — прохрипел Райан, отказываясь вставать с кровати. Они ждали у его двери день и ночь, чёртовы уроды. Они ждали его смерти, как голодные гиены, преследующие старого льва. Но путешественник во времени отказывался погибнуть просто из неприязни.

Как Геном, которые по своей природе были лучше людей, Райан состарился изящно. Хотя на его теле виднелись морщины, он сохранял живость мужчины средних лет даже когда ему перевалило за сотню лет.

А год назад здоровье Райана внезапно начало ухудшаться. Возможно, у его усиленного Эликсиром тела истёк срок годности, а, может, дело в накопившемся эффекте столь долгой жизни без естественного света, свежего воздуха или компании. Тридцать дней назад Геном проснулся и понял, что не может далеко отойти от своей кровати, не упав в к. К счастью, он накопил запас еды и воды именно на этот случай.

Райан немного сожалел, что не отправился в самоубийственный поход, как Саймон, когда у него была такая возможность. По крайней мере, он доставит своим тюремщикам радости, пусть и по-своему.

Его старые глаза блуждали по краю комнаты и туннелю за ней. Он почти достиг отметки в пятнадцать километров, когда его тело окончательно подвело его, и это останется одним из его последних сожалений.

Но больше всего Райан сожалел о том, что не отыскал Лен. Что никогда не узнал, что с ней случилось. За эти годы он научился огромному количеству вещей, поглощал все источники знаний, которые попадали ему в руки, оттачивал свои боевые навыки, но так и не выяснил, что происходит с миром за этими стенами.

Он умрёт, не закончив все дела. И это было наиболее унизительно.

Но… по крайней мере, это была жизнь. Он победил Кровотока и был уверен, что тот никогда никого больше не убьёт. Райан сделал не всё, что мог бы, но он попытался. Может быть, это была последняя попытка старика заглушить угрызения совести, но… когда он в последний раз закрыл глаза, странник подумал, что нашёл принятие, о котором Саймон втолковывал ему так давно.

Принятие своей судьбы не принесло ему счастья.

Но оно принесло ему покой.

И с этой мыслью Райан заснул.

* * *
И снова проснулся из-за яркого света, бьющему в лицо.

— Что за… — Странник поднял руку, всепоглощающее сияние было слишком сильным. Оно обожгло его глаза своим блеском, и эта странная сила коснулась его щёк.

Это был… ветер?

Когда Райан привык к свету, он понял, что видит солнце. Его рука больше не была морщинистой, ноги могли нести его, а он снова чувствовал себя молодым. Очень молодым, очень сильным. Он снова вдохнул свежий воздух, в первый раз почти за столетие.

Когда он посмотрел вниз и увидел Монако, Райану не потребовалось много времени, чтобы понять, где он находится.

Это был тот самый каменный мыс, на котором он сделал последнее сохранение почти столетие назад.

— Но я… но я умер. Я умер в Монако, и моя сила…

Карманное измерение блокировало остановку времени, но не точку сохранения? И всё же то, как он погиб… Это нельзя было спутать ни с чем другим. Райан знал это глубоко внутри себя.

Старость.

Райан Романо умер от старости.

И всё вернулось.

На.

Круги!

СВОЯ!

— Я не могу умереть от старости, — понял Райан и рухнул на колени. — Я… я бессмертен. Я бессмертен.

Это…

Это никогда не закончится.

Это никогда не закончится, вообще никогда.

Он всегда будет начинать сначала, снова и снова. На веки вечные. Монако смогло блокировать остановку времени, но даже ему не удалось отменить его точку сохранения. Даже старость её не отменяет.

— Ха… — хихикнул Райан. — Ха…

Райан разразился нервным смехом, катаясь по камню возле своего мотоцикла. Он не знал, как долго смеялся, но, когда он закончил, солнце уже давно исчезло, а у него заболело горло. Затем путешественник во времени лёг на спину и полчаса молча смотрел на звёзды.

Наконец встав и ещё раз взглянув на звёзды, Райан понял, что ничего не чувствует.

Раньше он боялся смерти. Был в ужасе от неё. Он боялся боли, потери, короткого забвения после того, как меркнет свет. Умирать было не весело.

Но это было раньше.

А что сейчас?

Сейчас он не боялся. Смерть больше не казалась болезненной. Осознав, что даже старость не поставит точку, странник перестал что-либо чувствовать по этому поводу.

Райан Романо был приговорён к жизни. Приговорён тащить этот валун на вершину горы и начинать всё сначала. Он вспомнил слова Саймона и понял, что старик, возможно, был прав. Путешественник во времени был переродившимся Сизифом, и его жизнь была абсурдом.

И вместо ужаса… Райан ощутил глубокое чувство освобождения.

— Знаешь что? — пробормотал путешественник во времени, глядя на Монако внизу. — Мне уже всё равно.

Если Райана приговорили к жизни, он проживёт её на полную катушку. Он больше ничего не боялся, и у него было всё время на свете. Всё время, чтобы посмотреть, как всё может получиться, попробовать всё, что стоит сделать. Его жизнь была бесконечной игрой, и возможности в ней безграничны. Он был волен делать всё, что захочет.

И прямо сейчас Райан хотел освободить Саймона, Мартину и всех, кто оказался в ловушке в этом адском месте.

Если бы жизнь путешественника во времени была видеоигрой, то это был бы его первый квест. Первый из многих, но далеко не последний. И, увидев его плохую концовку, он не согласится ни на что меньшее, кроме как на идеальный конец.

Райан принял абсурд и научился любить валун.

[1] Монако был сильно вдохновлён рассказами из «Фонда SCP», в особенности SCP-3008 (в русском переводе — «Абсолютно нормальная старая добрая Икея»)

[2] Выглядит вот так, только фишки явно поменьше https://st4.depositphotos.com/11394376/28089/i/1600/depositphotos_280894970-stock-photo-tourists-inside-the-monte-carlo.jpg и https://luxuryviewer.com/wp-content/uploads/2021/02/shutterstock_1443050216-1140x762.jpg

[3] Танцующий клоун Пеннивайз — излюбленная личина монстра из романа Стивена Кинга «Оно».

[4] В 1961 году вышел небольшой рассказ под названием «To Serve Man». В ней на Землю прилетели инопланетяне, которые снабдили людей неограниченной энергией и безграничными запасами еды. Один переводчик им не доверял, поэтому выучил у них язык и украл у них книгу, название которой перевёл как «Как служить людям». Как потом оказалось, это был не трактат о служении человечеству, а поваренная книга (название книги можно также перевести как «Как подавать людей» или «Как готовить людей».

[5] С французского — «итальяшка», «макаронник» (с оскорбительным оттенком).

[6] Райан обзывает его «French cheese», что дословно переводится как «французский сыр». Хз, что это вообще значит.

[7] С французского — «мелкий/юный/маленький макаронник».

[8] Французский фильм 1966 года, рассказывающий о двух парижанах, которые помогают экипажу британского бомбардировщика, сбитого над оккупированной столицей Франции, скрыться от нацистов. Легендарная кинокомедия, более четырёх десятилетий остававшаяся самой успешной французской лентой в национальном прокате.

[9] Комедия высокая — форма комедии нравов и комедии бытовой, отмеченная остроумием, изяществом и изысканностью стиля. В противоположность высокой комедии — низкая комедия отличает буффонада и непристойность; ее веселье и комическая разрядка рассчитаны на низменные инстинкты зрителя, получение удовольствия от унижения и осмеяния персонажей в скабрезных эпизодах, драках.

Глава 15 (65) — Неисповедимы пути

Сидя на диване рядом с отключённой плюшевой игрушкой, Райан смотрел в бездну Тирренского моря. Было так успокаивающе просыпаться с видом на безмолвную тьму и мутировавших рыб, особенно после того, как он привык к шумной обстановке Нового Рима.

Каждая «квартира» была точной копией другой, и каждый жилец мог украсить свою квартиру по собственному усмотрению. Райан, конечно же, притащил с собой весь свой гардероб и повсюду разбросал банкноты евро, чтобы защититься от призрака Владимира Ленина. Можно не сомневаться, что он водится в этом подводном кремле.

Как оказалось, Лен во время рейда позаимствовала у Меты подводную лодку. Теперь аппарат стоял прямо у подводных жилищ, и Райан прекрасно видел его из своей подводной квартиры.

Эта подводная лодка помогла Лен перевезти Плимут Фьюри на её базу, но это также значило, что Мета-банда может добраться до этого места, если захочет. Курьер запомнит это для будущих петель.

— Не делай глупостей, — в шутку сказал Райан игрушке, вставая с дивана. Затем он пошёл по коридорам, связывающим воедино подводные жилища. Логово Коротышки было по соседству с его собственным: она, возможно, боялась, что курьер без присмотра окажет на детей дурное влияние.

Помимо собственного жилища Лен построила мастерскую рядом с жилыми помещениями. В отличие от комфортабельных квартир, эта часть подводной базы, со всеми её металлическими стенами и паровыми трубами, напомнила Райану фабрику в стиле стимпанк. Она была оснащена не так хорошо, как мастерская Вулкан, и была гораздо менее организована; Лен подключила серверы, управляющие подводной базой, к машине сканирования мозга Dynamis, в то время как недоделанные устройства занимали различные верстаки. Лен, чтобы сэкономить место, повесила на стены схемы подводных лодок, подводных коконов и даже искусственную рыбу.

И самое главное, Плимут Фьюри Райана стояла в углу. Лен вытащила компоненты Хронорадио, двигатель и почти все гениальную технику, что была внутри. Он знал, что эта жертва была во имя дела, но вид его любимой машины, ставшей пустой оболочкой, наполнил сердце курьера скорбью.

И, конечно же, во время работы Лен слушала «Марш артиллеристов» ансамбля Александрова. Даже Райану пришлось признать, что это хорошая песня, но его друг-Гений не смогла бы выглядеть большей марксисткой, даже если бы пыталась.

К счастью, сегодня её раздражал кто-то другой.

— Но мама, ты сказала, что у меня тоже будет костюм! — выражала недовольство Сара, держа на руках кота. Гений сидела за верстаком и работала над технологией Dynamis. — Что я буду Маленьким дайвером!

— Милая, я помню… но сначала мне нужно поработать над кое-чем другим… — На этот раз Лен сменила комбинезон на простую синюю одежду. Она выглядела намного живее, когда повернулась к Райану, возможно, потому, что в своём логове чувствовала себя увереннее. — Привет, Рири.

— Привет, Коротышка, привет, Маленькая проказница, — поздоровался Райан и наконец узнал кота на руках Сары. — Эжен-Анри!

— Он появился в моей комнате сегодня утром, — сказала Сара, и животное на её руках мяукнуло. — Ты притащил его с поверхности в волшебное место?

— Нет, он сам себя притащил, — ответил Райан, без промедления погладив безмятежного кота за ушами. У его способности к телепортации был огромный радиус действия. — И, кстати, это место называется Комми-пещера[1].

— Ковчег, — нахмурившись, сказала Лен.

— Комми-пещера, — настаивал Райан. — Корпораты — народ трусливый и суеверный. Чтобы вселить страх в их сердца, мы должны отменить частную собственность.

Лен закатила глаза.

— Если это… Комми-пещера, то как мы сами должны называться?

— Серп и Молот, — немедленно ответил Райан. — Идеальный союз супергероев из крестьян и рабочего класса. А дети могут стать нашими приспешниками — Пролетариатом.

Лен издала тихий звук, который курьер не слышал столетиями.

— Ма? — спросила Сара, тоже никогда не слышавшая его.

— Коротышка, ты хихикнула? — спросил Райан. Лен попыталась отвернуться, чтобы скрыть выражение лица, но он так легко не сдался. — Даже ты должна признать, что мои шутки смешные.

— Не смешные, — ответила его старый друг, пытаясь не ухмыльнуться. — Ты плохой, Рири. Ты такой плохой, что всё возвращается к хорошему. Как… как бумеранг.

— Что тут сказать, все мои шутки одобрены нашим верховным советом.

На лице Лен появилась тёплая улыбка, которая, по мнению Райана, стоила всех пережитых забегов.

— Я не такая, Рири.

— Что такое верховный совет? — спросила Сара, гладя Эжен-Анри.

— Погоди, ты не отправляла её на партийный съезд? — нахмурился Райан, глядя на Лен. — Эти дети будут потеряны без хорошего революционного образования!

Лен покачала головой, улыбка не сходила с её лица.

— Я… я не особо задумывалась об образовании, — призналась она. — Я была… слишком сосредоточена на строительстве этого места.

— Что такое верховный совет? — повторила вопрос Сара и уставилась на Райана. — Говори, ублюдок.

— Это плохая идея, — честно ответил Райан и погладил Сару по голове. — И это всё, что ты когда-либо узнаешь.

Сара тут же показала ему язык, отчего Эжен-Анри громко мяукнул и выпрыгнул из её рук. Он уселся на сервер как на свой трон и смотрел на людей сверху вниз, как благородный сфинкс.

— Милая, можешь оставить нас на минутку? — попросила Лен Сару. — Мне… мне нужно кое-что обсудить с Рири. Наедине.

Сара по очереди посмотрела на Райана и Лен, её взгляд стал очень, очень подозрительным.

— Хорошо, ма…

Девочка ушла, с прищуром глядя на них, а Райан сел на верстак.

— Ну что, довольна? Они будут думать, что мы за закрытыми дверями занимаемся взрослыми делами… впрочем, мы и занимались, давным-давно.

— Это было… — На лице Лен показалось смущение. — Неуклюже.

— Ну, это был первый раз для нас обоих. — Причём они делали это в спешке, чтобы её отец не заметил. — Я вспоминаю это с теплотой.

Лен не ответила, вероятно, потому, что они обсуждали давно минувшую эпоху. Однако Райан всё ещё жаждал эмоциональной близости, которую они когда-то разделяли. Наверное, именно это он и искал с Жасмин — эхо того, что когда-то было ярким, но давно умершее.

Такие ли чувства испытывала Ливия, когда думала о Феликсе?

— У тебя есть прогресс? — Райан сменил тему, почувствовав дискомфорт Лен из-за этого обсуждения.

— Вроде как, — ответила она, сцепив пальцы. — А… а у тебя?

Райан вздохнул. Настал его черёд чувствовать себя неуютно.

— Мне на ум пришла одна идея, — признался он. — Твой отец когда-нибудь использовал на тебе свою силу?

— Я… я так не думаю. Е-если бы использовал, меня бы здесь не было. Я бы стала им.

— Он мог сделать что-нибудь более скрытное. Излечил твои раны, например?

— Почему ты спрашиваешь меня об этом? — спросила Лен, её улыбка испарилась.

— Помнишь тот раз, когда ты приняла свой Эликсир? — Она медленно кивнула в ответ. — Твой отец сразу понял, что ты его использовала. Сначала я подумал, что из-за того, что он мог чувствовать кровь и управлять ею издалека, но что, если он оставил свой отпечаток внутри тебя?

— Типа… маячка из крови?

— Ты была его любимой дочерью, его единственной причиной жить, — сказал Райан и нахмурился. — Он всегда находил нас, когда мы уходили.

Обеспокоенное лицо Лен подсказало курьеру, что она считает это вполне вероятным.

— Ты думаешь… ты думаешь, это то, что нужно Dynamis? То, что он оставил?

— Возможно. Мне понадобится образец крови для проверки и инструменты на заднем сиденье моей машины.

— А что насчёт подделок? — неожиданно спросила Лен. — Ты, ты ведь изучал Эликсиры, верно? Разве ты… разве ты не обнаружил совпадения?

— Каким образом? Карнавал позаботился о том, чтобы стереть все следы твоего отца, чтобы предотвратить его возвращение. Мне не с чем было сравнивать подделки.

— До сих пор… — Лен нахмурилась. — Рири, если будет совпадение…

— Я знаю, — вздохнул Райан. — Но можем мы сначала сосредоточиться на проекте передачи мозгов? Это… это опасно, Лен. Мне может потребоваться не один забег, чтобы попасть в лабораторию Dynamis, и я не хочу, чтобы ты снова забыла меня.

— Я… я сделаю всё, что в моих силах. — Лен откашлялась. — Но чего-то… чего-то не хватает. Что-то не так.

Ну конечно. Всегда приходится преодолевать новые препятствия, но Райан оставался оптимистом.

— Технология не работает?

— Работает, — ответила она, указывая на шлем для сканирования мозга. — Он может составить карту мозга и создать… компьютерную симуляцию. Затем я могу отправить её… отправить её носителю, чтобы перезаписать предыдущую когнитивную систему. Чем ближе нервная система носителя к симуляции, тем лучше. В противном случае… мозг носителя деградирует. Противоречивые воспоминания, спутанные нейроны…

— Но если мы отправим твои воспоминания тебе прошлого, тогда не должно быть никаких проблем, верно? — спросил Райан.

— Всё должно пройти хорошо. Может, будет безобидное сотрясение мозга, а может, и вообще ничего. — Лен скрестила руки. — Передача должна заработать даже без проводов, когда я закончу.

— Тогда в чём подвох?

— Чтобы передать воспоминания носителю сквозь время и по воздуху, понадобится… — Лен изо всех сил старалась подобрать правильные слова. — Понадобится больше энергии. Больше, чем может дать любой природный источник энергии.

— Например, Фиолетовый Поток? — быстро сообразил Райан.

— Да. Я думаю… я думаю, что мы сможем посылать сигналы, не говоря уже о карте мозга, назад во времени, только если подключим Хронорадио к броне Вулкан.

— Но… — Райан сразу заметил проблему. — В предыдущем забеге всё было не так. Хронорадио было уничтожено, а потом мы с Жасмин создали броню. Тем не менее, мы всё же получили записи из будущего.

— Да, — медленно кивнула Лен. — Рири, я… я сомневаюсь, что отправляла эти сообщения из Хронорадио. По крайней мере, не предыдущая я. Это… это могла быть будущая я.

— Время работает иначе, если только я не ошибаюсь во всём, — ответил Райан, почёсывая голову. Только два временных периода могли существовать с помощью его точки сохранения. — Это должно быть что-то другое. Все сообщения вращаются вокруг нашего взаимодействия во время предыдущего цикла.

— Тогда… кто их отправил?

Райан попытался вспомнить конец предыдущего забега и своё путешествие в Пурпурный мир. Видения, которые он видел, и колоссальное существо, с которым он кратко контактировал ближе к концу.

«Все Абсолюты сострадательны, но также недалеки».

И сообщение из Хронорадио пришло именно в тот момент, когда Райан всерьёз задумался о том, чтобы сдаться…

— Не кто, — понял путешественник во времени. — Что.

Райан посмотрел на Эжен-Анри, когда кое-что встало на свои места. Кот каким-то образом обрёл силы сквозь время, умышленно привёл Ливию к курьеру, а затем появился в Комми-пещере как раз тогда, когда Лен решила изучить Фиолетовый Поток для своего эксперимента. Слишком много совпадений.

— Ты ни разу не телепортировался случайно, — обвинил курьер Эжен-Анри. — Тебя телепортирует что-то другое. Что-то, указывающее нам путь, говорящее, что мы можем добиться успеха, если будем достаточно усердно работать.

Кот мяукнул в ответ.

— Рири, ты… ты разговариваешь с котом…

— В контексте это имеет смысл, — защищался Райан, в то время как Эжен-Анри лизнул собственное плечо. — Ты помнишь, что я тебе рассказал, Коротышка? О том, что я видел в Пурпурном мире?

Она быстро свела концы с концами.

— Ты думаешь, та пирамида… что, помогает нам?

Курьер кивнул, оставив Эжен-Анри умываться.

— Я начинаю сомневаться, действительно ли эти видения, сигналы Хронорадио и телепортации Эжен-Анри являются случайными событиями или же это попытка общения.

— Звучит… — Лен пыталась подобрать правильные слова. — Я не знаю, как-то притянуто за уши. И если она так могущественна, как ты считаешь, почему она так мало делает? Почему телепортирует только кота? Почему именно его? Почему ей вообще не всё равно?

— Не знаю, — признал Райан. — Это всего лишь теория. Но я нахожу все эти странные совпадения на удивление удобными, и я убеждён, что люди, которых я видел в своём видении, либо были Алхимиком, либо связаны с ним.

— Ты видел базу в Антарктиде, так ведь? — спросил Лен. — Ты можешь определить, где именно она находится?

— Наверное, — ответил Райан. — Я видел только ночное небо, и точное местоположение определить не получится, но, по крайней мере, мы можем сузить район поисков.

— Мы могли бы посетить эту базу, — предложила она. — С помощью подводной лодки. Проверить её после… после того, как закончим здесь с остальным.

С остальным. Это мягко сказано.

— Думаю, тогда мне лучше поработать над этим налётом, — сказал Райан.

* * *
Поскольку Лен забрала машину — а они даже не были женаты, — Райану пришлось добираться до поверхности на батисфере, а затем вызывать такси, чтобы добраться до места назначения.

Такси.

— Это карма за то, что я бросил машину умирать? — произнёс свои мысли вслух Райан, выходя из такси.

Он стоял прямо перед больницей, принадлежащей Dynamis, той самой, в которую доставили жертв Псишока во время первого цикла курьера в «Иль мильоре». Члены Частной охраны защищали здание от злоумышленников, но, к большому удивлению Райана, у его входа не было никаких журналистов. Либо Dynamis держала личность пациентов в строжайшей тайне, либо все СМИ были под каблуком компании. Наверное, верными были оба предположения.

Идя ко входу, Райан быстро заметил знакомое лицо, выходящее из больницы и забравшееся на заднее сиденье «Мерседес-Бенц». Это была юная девушка с короткими каштановыми волосами, голубыми глазами и лицом в форме сердца.

Нарциния.

Что касается её шофера, Райан узнал в нём Мортимера, но без его костюма и в солнечных очках. Курьер увидел её только мельком, но заметил, что приёмная сестра Феликса выглядела очень расстроенной. Он предположил, что её встреча с братом прошла не очень хорошо.

Охранники после быстрого досмотра впустили Райана, и курьер увидел Гардероб и Панду, ждущих его в вестибюле. Первая разговаривала с незнакомой Райану женщиной, а второй со слезами на глазах что-то набирал в телефоне. Они принесли шоколад и цветы с именем Феликса на них.

— Привет, Райан! — поздоровалась Гардероб. Панда же был так сосредоточен на своём деле, что не заметил курьера. — Я так рада, что ты смог прийти.

— Привет, Юки, — помахал Райан своему любимому модельеру, после чего взглянул на другую женщину. Ей было чуть за двадцать, у неё были каштановые волосы до плеч и яркие янтарные глаза; наверное, из Британии. В отличие от более женственной Гардероб, она была одета в серый корпоративный костюм, но такой же стильный, как у Терновника.

— Привет, Квиксейв, — сказала она с тёплой улыбкой, протянув ему руку для рукопожатия. Точно из Британии. — Я Нора, Нора Мур. Юки много о тебе рассказывала.

— Она моя девушка, — с улыбкой сказала Гардероб. — Архитектор!

— Очень рад знакомству, — сказал Райан, взяв руку Норы и поцеловав её самым джентльменским образом, вместо того чтобы пожать. Женщина немного покраснела от неожиданного внимания, а курьер недовольно посмотрел на Гардероб. — Но у неё нет костюма. Я разочарован, Юки.

— Знаю, знаю, — вздохнула Гардероб. — Я пыталась.

— Я не могу носить на работе костюмы, как у вас, — ответила Нора со смущённой улыбкой и взглянула на Райана. — Я не супергерой, а независимый подрядчик и градостроитель. У меня есть сила Гения, специализирующаяся на городах и архитектуре.

— И она потрясающая, — сказала Гардероб с яркой улыбкой. — Давай, Нора, покажи ему!

Её девушка показала Райану свой планшет, на котором были выведены продвинутые планы автономных аркологичных[2] городов, летающего города и даже подземного поселения-бункера.

— Значит, ты можешь построить любой город? — спросил курьер, очень впечатлённый ее работой. Он разобрался в большинстве особенностей благодаря своим знаниям, но Нора прекрасно использовала ограниченные ресурсы. — И за малую часть ожидаемой стоимости, насколько я понимаю.

— Как ты это понял? — спросила Нора, вскинув бровь.

— Ну, ты донельзя оптимизировала пространство, потребление энергии и материалы, — сказал Райан, указывая на различные части схем. — Только, думается мне, ты могла бы переместить генераторы ближе к системе рециркуляции воды для более коротких контуров отопления.

— Интересная идея, — сказала Нора с улыбкой. — Ты тоже Гений?

— Райан супер-пупер умный, — сказала Юки, рекламируя курьера. — Видела бы ты его машину и оружие, это настоящее сокровище!

— К несчастью, моя Плимут Фьюри сейчас в гараже, — сказал Райан, возвращая планшет. — Ты планируешь расселить районы, разрушенные во время Геномных войн? В ином случае некоторые твои задумки не имеют смысла.

— Ты очень проницателен, — кивнула Нора. — Многие мои проекты были завёрнуты предыдущей администрацией, но новая кажется более открытой. Было бы здорово спроектировать что-нибудь, кроме городов-крепостей на Сицилии.

— Ты никогда не хотела построить подводный мегаполис? — спросил Райан, задумавшись, получится ли познакомить её с Лен. — А то я знаю одного Гения, специализирующуюся на морских технологиях. Только она марксистка-ленинистка.

— Да, мне в голову приходила идея об океанических поселениях. Я буду рада с ней встретиться, хотя, учитывая её политические взгляды, это произойдёт за пределами Dynamis. — Нора, тепло улыбаясь, внимательно смотрела на Райана. — Может, мы могли бы как-нибудь собраться и подольше это обсудить? Ты, похоже, довольно хорошо разбираешься в гениальных технологиях, и я буду рада обменяться с тобой идеями.

То, как она смотрела на него, заставило Райана понять, что он был очень неравнодушен к женщинам-Гениям, даже когда они играли за другую команду.

— Скажи, это ведь ты спроектировала штаб-квартиру Dynamis и Башню Оптимейтс? — спросил он Архитектора. — Кажется, я узнал твой стиль по этим планам.

— Да, это одна из моих самых ранних работ, так что я не очень ей горжусь. А что?

— Да так, ничего, — невинно ответил Райан, в его голове сформировался зловещий план. — Кроме того, я прошу прощения.

— За что? — спросила Архитектор, вскинув бровь.

— Я знаю, что все так поступают, но я безбожно флиртовал с Гардероб, до того, как узнал о твоём существовании, — извинился Райан, заставив Юки совершенно растеряться. — Надеюсь, ты не ненавидишь меня за это. Она правда это заслуживает.

— А, ты про это? — Нора расхохоталась. — Всё нормально. Мне очень понравился костюм кролика, который ты сделал для неё; мы найдём ему хорошее применение.

— Мне жаль, Райан, я бы точно пошла на свидание с вами обоими, если бы могла, — сказала Гардероб с понурым лицом. — Но у нас эксклюзивный контракт. Гражданский союз и всё такое.

— Да, боюсь, что так, — сказала Нора с застенчивой улыбкой. — Но я дам тебе своё благословение, если мы с Юки всё же разойдёмся. Ты кажешься хорошим человеком.

— Но если бы я не была с Норой, я бы надела твой костюм кролика, заставила тебя надеть костюм Хью Хефнера, и мы бы занимались любовью по всей моей квартире! — сказала Юки Райану, подмигнув. — Мне нравятся красивые люди. Мужчины, женщины, это не имеет значения, если они хорошо одеваются и красивы внутри. А ты, Райан, прекрасен везде.

— Спасибо, — ответил курьер, радуясь тому, что у него есть друг с такой культурной и нежной душой. Он позаботится о том, чтобы они потусовались вместе во время его Идеального забега.

— Кстати, Райан, я придумала тебе новый костюм! — сказала Гардероб, хватая планшет и открывая новый файл. — Мне было так, так грустно, когда я узнала, что ты уйдёшь из команды, что я должна была создать новый!

— Мы всё ещё можем объединиться, — сказал Райан. — Как Бэтмен и Супермен. Я буду мрачным вигилантом, а ты — законопослушным гражданином!

— Я думала об этом! — Гардероб показала ему набросок костюма, весь тёмный и резкий, за исключением серебряной подкладки на груди. — Ты отвернулся от света и пал в объятия тьмы; ты выбрал «Karl Lagerfeld»[3]. Больше не злодей, больше не герой, а некто в сумерках! Но серебряная подкладка на груди означает, что ты всё ещё ищешь искупления.

— Но он всё ещё из кашемира? — с надеждой спросил Райан.

— Только рубашка внизу, спрятанная, как твоя измученная душа, — продолжала Гардероб, — а пиджак будет из гуанако.

— Чистый гений. — Затем Райан взглянул на Панду, который до сих пор сидел на прежнем месте. — Вот как ты приветствуешь своего сенсея, высокомерный юный ученик?

Когда юный герой взглянул на своего мастера, на его глазах были видны слёзы.

— Простите, Шифу… — сказал он, держа телефон крошечными человеческими руками. — Я просто… я просто не могу…

Он показал Райану свой мобильный телефон, на котором был открыт сайт.

— «Пандамания»? — спросил курьер, прочитав его название. На целевой странице был изображён его друг-животное с плащом и искрящим молотом, а ниже написано «Истинная сила Панды».

— Это мем! — сказал его юный и наивный ученик со слезами на глазах. — Сайт с мемами! Про меня есть мемы!

— Он пользуется успехом в Dynanet и в наших социальных сетях, — пояснила Нора. — Первый посвящённый ему товар продался невероятно хорошо, почти таким же количеством, как у всех остальных новичков вместе взятых.

И Райан понимал, почему. Похоже, пользователям Dynanet нравилось превозносить Панду как неостановимого крутыша, прифотошопливая его фотографии вместо звёзд боевиков: «Панда — ключ ко всему!», «Панда имба, ЗАНЕРФИТЕ его наконец!», «Никто не говорит Панде «нет», «Панда не принял второй Эликсир, чтобы дать Августу шанс в бою» и так далее.

— Я знаменит. — Панда вытер слезу. — Все думают, что я потрясающий и сильный…

— Ты это заслужил, — с улыбкой похлопала по его плечу Гардероб. — Ты был таким храбрым, когда сражался с Мета-бандой, что я подумала, что ты украл всеобщее внимание!

— Да, юный ученик, это твоя награда за упорный труд, — сказал Райан, пытаясь имитировать голос мудрого старца, — но это только первый шаг к вознесению! Тебя ждёт множество препятствий!

— Спасибо, Шифу, меня бы здесь не было, если бы вы не поверили в меня. Вы… — Панда не мог сдержать слёз. — Вы мой друг!

— Обними меня, глупый человек-медведь!

И они обнялись. Очень крепко. Он был таким тёплым и пушистым на ощупь, даже в человеческом обличье. Гардероб, посмотрев на них мгновение, присоединилась к ним, а её девушка с весельем наблюдала за ними.

В конце концов за ними пришла медсестра.

— Мистер Веран примет вас.

[1] Отсылка к подземной базе Бэтмена — Бэт-пещере.

[2] Аркология — архитектурно-градостроительная концепция, один из способов возведения компактных городов, размещение множества людей на ограниченной территории. Аркология предполагает строительство больших архитектурных комплексов, с одной стороны, перераспределяющих плотность населения, с другой — создающих самостоятельные экосистемы в границах многофункциональных сооружений, соответствующих принципам экологичной архитектуры и экологическим факторам окружающей среды

[3] Карл Лагерфельд — немецкий модельер, фотограф, коллекционер и издатель. Вплоть до своей смерти был бессменным главным модельером итальянского дома моды «Fendi» и французского «Chanel». Основатель собственного дома моды «Karl Lagerfeld». Лагерфельда, который был одной из наиболее влиятельных фигур модного бизнеса, часто называли «кайзером Карлом», «царём моды» или «королём моды».

Глава 16 (66) — Удар

— Так ты говоришь, что лаборатории с высоким уровнем безопасности настолько укреплены, что выдержат ракетные удары? — спросил Райан у Норы, пока их группа, ведомая медсестрой Dynamis, шла по коридору больницы. Панда напевал под нос песню, а Гардероб несла в руках цветы и шоколадные конфеты.

— Да, наружные окна с тонированными стёклами только для галочки, — пояснила Архитектор. — Отдельные генераторы обеспечивают энергией весь этаж без какой-либо посторонней помощи, а охранная система может засечь любого злоумышленника. И попасть туда можно только одним способом — на лифте и через взрывоустойчивую дверь сразу на входе.

— Запасного выхода нет? — спросил Райан, осознавая, что его возможности незаметно проникнуть в лабораторию сильно сузились. — Я не критикую, но, как по мне, это кажется просчётом. А что если внутри произойдёт ядерный взрыв?

— Да ну тебя, мистер Манада хотел, чтобы это место было «защищённым, а не безопасным», — с улыбкой ответила Нора. — Предположу, что они проводят эксперименты с опасными существами и не хотят дать им ни малейшей возможности сбежать. Ты ведь видел, что они используют в Колизее Максимус?

— Я просто обожаю новый дизайн Кибер-Тиранно! — прокомментировала Гардероб. — Особенно голографические очки, они очень классные.

— Ах да, Панду попросили принять участие в открывающем матче нового турнира! — Ученик Райана с гордостью выпятил грудь вперёд. — Панда против велоцирапторов, ультимативное противостояние!

— Как по мне, это колоссальная трата ресурсов. — Нора закатила глаза. — Лучше бы потратили эти деньги на больницы, а не на динозавров. На их создание уходит целое состояние, не говоря уже о том, что их кормить надо.

— Честно говоря, я разрываюсь, — признался Райан. — Я понимаю, откуда у тебя такие мысли, но динозавры имеют особую привлекательность для масс. Кстати, если бы кто-нибудь взорвал целое здание из-за того, что ему было лень пользоваться лестницей, лаборатории всё равно бы уцелели?

— Ну, вообще, да. — Нора кинула на Райана странный взгляд. — Почему террористам должно быть лень пользоваться лестницей?

— Да это так, чисто гипотетически, — солгал сквозь зубы Райан. — Но рад был узнать!

В конце концов медсестра привела их в белую больничную палату, или, как назвал её Райан, кошачий лоток Феликса.

Молодой герой выглядел намного лучше, чем несколько дней назад, когда Кислотный дождь пырнула его в живот. Помимо того, что ему нужно было оставаться в постели с повязкой на груди, Атомный кот выглядел почти совершенно здоровым. Ему пришлось сменить свой ужасный костюм и маску на белую больничную одежду, что Райан счёл улучшением.

«Неудивительно, что Ливия запала на такую мордашку», — подумал Райан, изучая очаровательное лицо Феликса. Однако вскоре он вспомнил, что говорила Фортуна о том, как её мать использовала свою силу для эстетической хирургии. Венера сделала то же самое со своим сыном? Теперь, когда Райан подумал об этом, черты лица Атомного кота выглядели слишком идеальными.

Бедный котёнок, даже его лицо не было его собственным.

— Ребята, — сказал Феликс, не удивлённый присутствием Норы. Гардероб, наверное, познакомила их раньше.

— Феликс, я так рада, что с тобой всё в порядке! — Гардероб немедленно скинула шоколадные конфеты и цветы пациенту на колени, к его большому шоку. — О тебе хорошо заботятся?

— Конечно, — сказала медсестра Dynamis с весёлой улыбкой, прежде чем закрыть за собой дверь, — я оставлю вас наедине, но, пожалуйста, не шумите слишком сильно. Остальным пациентам нужен покой.

Панда в некотором замешательстве почесал в затылке.

— Я думал, что ты в одной палате со… стеклянным парнем…

— Прозрачный, — сказал Райан. — Для друзей — Полупрозрачный.

— Покров, — ответил Феликс. — Его перевели в реанимацию, потому что осколки попали в жизненно важные органы. У него настолько серьёзные травмы, что его пришлось погрузить в искусственную кому.

Это обеспокоило Райана. Хотя Мэтти убивал его несколько раз, путешественник во времени стал больше ценить вигиланта. Прозрачный герой оказал большую помощь за несколько петель, и без его помощи Большой Жирный Адам, возможно, уже заполучил бы в свои руки «Бахамут».

— Он выживет? — спросила Гардероб, чьё лицо помрачнело. Атомный кот покачал головой, не в силах ответить. — Это моя вина… Я должна была вспомнить персонажа получше.

— Ты не могла знать, Юки, — успокаивала её Нора. — Это произошло в пылу битвы. Никто не будет винить тебя за потерю самообладания.

— Ты спасла мне жизнь своим косплеем медсестры, — отметил Феликс.

Модельер не выглядела убеждённой.

— Да, но… Я провела небольшое исследование и нашла нескольких персонажей, с помощью которых я могла бы спасти вас обоих. Как бы я хотела, чтобы Белые маги[1] были общественным достоянием…

— Ты впервые оказалась в подобной ситуации, так ведь? — спросил Райан у Гардероб, и та медленно кивнула. — Никто не может обвинить тебя в том, что ты не добилась совершенства с первого раза. Поверь мне, я знаю, о чём говорю. Практика ведёт к совершенству.

Его слова были призваны подбодрить Гардероб, но они ещё больше ухудшили её настроение.

— Я не хочу практиковаться, наблюдая, как умирают люди, — сказала она, скрестив руки, как будто пытаясь защитить себя. Архитектор положила руку на плечо своей девушки, пытаясь успокоить Гардероб.

— Так, эм, Феликс, когда тебя выпишут? — попытался сменить тему Панда.

— Завтра, но я не останусь в «Иль мильоре», — сказал Феликс и сбросил бомбу: — Я присоединюсь к Карнавалу.

— Что? — Этой новости хватило, чтобы вытащить Гардероб из её подавленного состояния. — Как так, у «Квиксейвни Панд» был только один успешный выход, и вы все разбегаетесь? Это всё равно что развалить группу после хитовой песни!

— М-мы можем создать дуэт, Юки, — сказал Панда, пытаясь спасти бренд. — «Инь и Янь»!

— Если ты сменишь своё геройское прозвище на Циркового льва, я отрекусь от тебя, — предупредил Райан Атомного кота. Феликс проигнорировал выпад курьера и, казалось, чувствовал себя неуютно в его присутствии. Что-то изменилось.

— Дело в костюме? — нахмурившись, спросила Гардероб Феликса. — В том, что Энрике не позволит тебе присоединиться к Про-лиге, пока не сменишь одежду?

— Носить то, что я хочу, — это просто бонус, — сказал Феликс с ухмылкой. — Извините, но я чувствую, что мне больше подходят ценности Карнавала, чем «Иль мильоре». Слишком большое количество бюрократии мешает делать то, что правильно.

Райан не мог сказать, что был удивлён, но ему было интересно, как отреагирует Молниеносный папа. Зевса-мафиози едва можно было отговорить от убийства своего крестника за то, что он присоединился к Dynamis; его присоединение к команде Солнышка вполне может подтолкнуть стареющего психопата к краю пропасти. Если подумать, и Удачливая девушка, и Ливия в последнее время были до странного тихими и не отправляли ему сообщений.

На заднем фоне надвигалась буря. Райан чувствовал это своими костями.

— Мне так грустно из-за этого, — сокрушалась Гардероб. — Мы вчетвером могли бы творить чудеса…

— Мы можем время от времени объединяться в одну команду, — заявил Райан. — Кроссовер-событие каждый месяц, пока нашим фанатам тошно не станет!

— Да, но это не то же самое, — ответила модельер. — Мне очень нравилось проводить время со всеми вами.

— Вы всегда можете создать свою собственную группу, — предложила Нора. — Я думаю, Энрике будет открыт для этой идеи.

— Я пас, — ответил Райан. — Я сомневаюсь, что надолго останусь в Новом Риме.

— Правда? — Феликс наконец обратил на него внимание. — Куда ты отправишься?

— Куда жизнь занесёт.

По правде говоря, Райан понятия не имел, что будет после того, как он совершит Идеальный забег в Новом Риме. В лучшем случае он может остаться с Лен и детьми, но путешественник во времени, скорее всего, снова отправится в путь. Пребывание в одном месте выматывало его, и он не сможет жить без поисков новых приключений.

Курьер нигде не чувствовал себя как дома.

— Шифу, ты оставляешь меня одного? — Несмотря на то, что Панда был в человеческом обличье, выражение его лица оставалось очень медвежьим.

— Твоё обучение завершено, юный ученик, — сказал Райан, пытаясь звучать мудро. — Отныне Жизнь будет твоим учителем.

— Я… я понимаю… — Бедный человек-медведь изо всех сил старался не расплакаться. — Я понимаю.

— Я знаю, что в тебе дух одинокого ковбоя, — нахмурилась Гардероб. — Но… даже не знаю, у тебя, как мне кажется, очень одинокое существование. Уверен, что не хочешь остаться? Даже если Dynamis больше не хочет тебя видеть, я очень хочу!

Райан посмотрел на это чистое милое создание, слишком хорошее для этой сломанной Земли.

— Лучшие друзья навсегда?

— Лучшие друзья навсегда! — ответила она с тёплой улыбкой.

— К сожалению, вам придётся обсудить лучшие качества Юки позже, — сказала Нора, проверяя время. — Вы опоздаете на встречу.

— У вас что-то запланировано? — спросил Райан у остальных, будучи не в курсе.

— Виверна хочет, чтобы все члены «Иль мильоре» присутствовали на большом собрании, — сказала Гардероб с грустным лицом. — Извини, Райан, оно только для членов… Я очень просила разрешить тебе присутствовать, но новый генеральный сказал «нет». Но мы расскажем, как всё прошло!

Райану не потребовалось много времени, чтобы сложить паззл, но он держал свои домыслы при себе.

— Ну, тогда я поменяю лоток Котёнка один.

— О, мы могли бы встретиться завтра у меня! — предложил Панда. — Там тесновато, но удобно!

— Конечно, это было бы здорово, — сказала Нора с улыбкой и повернулась к Райану. — Может быть, у тебя получится познакомить меня с тем подводным специалистом, о котором ты рассказывал?

Райан усмехнулся.

— Не уверен, согласится ли она покинуть Комми-пещеру, но я постараюсь её убедить.

— О, тогда я, наверное, вытащу из запасников костюм Карла Маркса! — На этих словах Гардероб извинилась перед Феликсом за короткий визит, а затем ушла вместе со своей девушкой и Пандой. Райан остался наедине с молодым супергероем.

— Dynamis и Карнавал собираются атаковать Августи, так ведь? — спросил Райан у Феликса, когда остальная часть группы ушла. — Встреча, в которой участвуют все нанятые ими герои, всего через два дня после рейда на Ржавый город. Альфонс Манада и Харгрейвс хотят ударить по железу, пока горячо.

— Это ты хочешь знать? — спросил Феликс, его тон внезапно стал сдержанным и настороженным. — Или Ливия спрашивает через тебя?

— Если честно, Котёнок, я всё равно скоро узнаю, — ответил Райан, пожав плечами. — Я просто пытаюсь завязать разговор. Кстати, я думал, ты не хочешь встречаться с семьёй, но я видел, как Нарциния выходила отсюда.

— Я сделал исключение для Нарцинии. Она заслужила знать правду. — Что ж, это объясняло её реакцию. — Я ей всё рассказал. Как Август убил её родителей и устроил её удочерение, чтобы использовать её силы для производства наркотиков. Мне плохо уже от того, что я говорю об этом. Он даже хуже, чем я думал.

— Как я понимаю, она тебе не поверила? — Райан сгорбился на ближайшем стуле, перекинув ногу через подлокотник. — У неё нет воспоминаний о биологических родителях?

— Нет, — ответил Феликс, сердито нахмурившись. — Бахус, вероятно, разрушил её разум, когда она была маленькой. Он может сделать это своей силой — психически истязать людей до безумия или заставить их поверить в ложь.

Райан мысленно отметил этот лакомый кусочек информации, чтобы использовать его, когда отправится взрывать фабрику «блаженства».

— Что ж, если ты правда присоединишься к Карнавалу, у тебя будет возможность внести свой вклад в семейные распри.

— Я знаю о Ливии. — Феликс впился взглядом в Райана. — Терновник рассказал мне, что ты встречался с ней и Фортуной.

Что ж, это объясняет неожиданно возникший между ними холодок.

— Если бы я сказал, что это часть гениального плана, чтобы твоя сестра отстала от меня, ты бы мне поверил?

— Я знаю, какая она, но Ливия? — Феликс скрестил руки. — Сначала моя сестра, теперь моя бывшая? Ты собрался перетрахать всю семью?

— У твоих родителей случайно не открытый брак? — невинно спросил Райан.

Атомный кот шутку не оценил.

— У тебя есть с ними связи? С Августи?

— Деловые или половые? — Технически он действительно спал с Жасмин, но это было в прошлом цикле. — Потому что ответ будет «нет» в обоих случаях. Клянусь, я не притронулся к твоей сестре, хотя её сила задачу не облегчала. Она, однако, не так плоха, как я думал…

— Просто… перестань говорить о моей сестре… — Феликс на секунду закрыл глаза, как будто изгонял грязный образ из своего разума. — Ливия слишком осторожна, чтобы подойти к кому-то не из семьи. Даже если Фортуна рядом. И это ещё не всё. Ты знал, что Фортуна моя сестра и что я встречался с Ливией, а эта информация была известна только Августи и нескольким людям из Dynamis. Терновник клянётся, что ты никогда раньше обо мне не говорил.

Райан догадался, к чему он ведёт.

— Котёнок, ты думаешь, я получил эту информацию от Августи?

— А откуда ещё? — саркастически ответил Феликс. — Я просто не понимаю тебя, Райан.

— Помог бы я Прозрачному и Солнышку, если бы работал с Августом? — задал Райан простой вопрос, взглянув на шоколадные конфеты, которые Гардероб оставила Феликсу. У него было ощущение, что они останутся несъеденными. — Что я могу поделать, если все хотят заполучить меня.

— Значит, ты не друг Августа, но и не его враг? — Феликс усмехнулся, его прежнее дружелюбие исчезло. — Значит, в душе ты просто наёмник? Ты организовал падение Мета-банды, потому что кто-то заплатил тебе за это?

— Что? Нет, мне не платят за то, что я делаю, хотя мне бы хотелось. — Эх, если бы Райану платили за каждый цикл, который он провёл в Новом Риме, он был бы ещё богаче. — Котёнок, правда в том, что я уничтожил группу Жирнибала Лектера потому, что она угрожала моим друзьям. Я просто пытаюсь сделать так, чтобы близкие мне люди прожили ещё один день. Не больше, не меньше.

— Это отговорка Ливии — защитить свою семью, и не важно, какой ценой.

— Она до сих тебя любит, ты знал? — Хотя Райан уважал решение Феликса разорвать связи со своей семьёй, он слишком сочувствовал положению Ливии, чтобы хотя бы не попробовать помочь им помириться.

— Я не люблю. — Атомный котёнок отвернулся. — Никогда не любил. Не таким образом.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурился Райан.

— Наши родители подтолкнули нас к нашим отношениям, — признался Феликс. — Они были лучшими друзьями, когда их организация была просто филиалом Каморры. То, что мы будем встречаться, было решено, когда мы были ещё детьми. Я… я всё ещё забочусь о ней, пойми меня правильно, но как друг. Я её не люблю. Я никогда не был прекрасным принцем, которым она хотела меня видеть.

— Она рассказала мне о вашем секретном убежище. — Райан пытался говорить нейтральным тоном, но не смог сдержать скрытого упрёка. — Как вы ходили туда, чтобы спрятаться от ваших семей. Ты тогда обманывал её?

— Я… я не лгал, не совсем. Я старался, чтобы между нами всё сложилось… — Атомный котёнок покачал головой. — Чувак, нельзя заставить себя кого-то любить.

Райан испытывал некоторое сочувствие к Феликсу, но больше всего он жалел Ливию — девушку, которая тосковала по тому, чего никогда не существовало.

Но самое главное, курьер не мог избавиться от ощущения, что эта ситуация перекликается с его собственной. Он видел параллели со своими отношениями с Лен, но они с Коротышкой, по крайней мере, смогли снова начать общаться. От ситуации Ливии и Феликса так и несло трагедией, которая должна была произойти.

— Ты близок с ней, — сказал Феликс. — С Ливией. Она рассказала тебе о убежище. Обо мне. Вот как ты узнал. Ты друг не Августа, а Ливии.

— Я бы это дружбой не назвал. Мы не раз угрожали убить друг друга.

— Тем не менее, Терновник сказал мне, что вы очень дружелюбны. — Феликс внимательно осмотрел Райана, выражение его лица было невозможно расшифровать. — Кто она для тебя?

— Я… — Райан откашлялся, пытаясь упорядочить свои мысли. — Она… она напоминает мне кое-кого. Человека, которого я пытался освободить от монстра, но безуспешно. Я просто не хочу, чтобы Ливия закончила так же.

Атомный кот хранил молчание в течение мучительной минуты, прежде чем высказал своё мнение:

— Райан, ты не спасешь её от отца.

Курьер вздрогнул.

— Я тоже пробовал, — сказал Феликс. — Но ты не сможешь. Его власть над ней слишком сильна. Единственный способ — уничтожить Августа, и даже если у тебя получится, она возненавидит тебя за это.

Ситуация прямо как с Лен и Кровотоком.

— Разве ты не это же пытаешься сделать? — спросил Райан. — Dynamis и Карнавал планируют атаковать Августа, и Молниеносный зад не воспримет хорошо то, что ты встал на их сторону. Твои родители не могут вечно тебя защищать.

— Мне плевать, — ответил Феликс, расправив плечи, пытаясь выглядеть сильнее, чем был на самом деле. — Я смирился с этой перспективой.

— С помощью Солнышка братьям Манада может хватить огневой мощи, чтобы уничтожить Августи, — заметил Райан. — Но настоящая проблема — сам Зевс-мафиози — остаётся.

— У Dynamis есть оружие. То, которое может вывести его из строя.

— Гравитационная пушка, о которой упоминал Альфонс? Его собственный отец в неё не верил.

— Райан, мы не можем вечно дрожать от страха перед ним, — грубо ответил Феликс. — Кто-то должен занять твёрдую позицию, даже если ему придётся за это заплатить. В противном случае ничего не изменится. «Блаженство» будет так же течь рекой, а люди продолжат умирать.

Райан собирался продолжить спор, но тут зазвонил его телефон. Он быстро достал его из кармана и проверил звонящего.

— Это Ливия, — сказал он.

— Не отвечай. Я не возьму телефон, — насмехался Феликс.

— Как скажешь, бумер, — ответил Райан и поднял трубку. — Да, принцесса?

«Райан». — Её голос был отчаянным, на грани паники. — «Феликс с тобой?»

— Да, но он не будет с тобой…

«Вам нужно бежать», — перебила она его, — «ты должен взять его и бежать. Вам нужно убраться из Нового Рима прямо сейчас».

— Подожди, подожди, из Нового Рима? — Райан нахмурился и выпрямился на стуле. — Принцесса, у меня есть жизнь, я не могу всё бросить…

«Если ты этого не сделаешь, папа убьёт его!»

Райан застыл и взглянул на не обращающего на него внимания Атомного котёнка.

— За то, что он присоединился к Карнавалу?

«И за то, что он сказал Нарцинии», — дрожащим голосом продолжила Ливия. Хотя Феликс не слышал её слов, он, похоже, явно понимал их суть. — «Я… я пытаюсь предотвратить это, но варианты становятся хуже с каждой минутой. Я… я не вижу выхода, но и тебя я не вижу. Мне нужна твоя помощь».

— Мне отвести его в Dynamis?

«Нет. Мой отец собирает силы для войны с Манада. Феликс не будет в безопасности нигде в Новом Риме, ты понимаешь?»

Война.

Худшие опасения Райана сбылись. Молниеносный зад узнал либо о союзе Солнышка с Dynamis, либо об их предстоящей атаке, и спустился со своего трона. Живое Солнце и Август скоро так или иначе уладят своё соперничество.

Райан посмотрел на Феликса и обдумал варианты. Технически, кроме Лаборатории шестьдесят шесть ничто больше в этом забеге не удерживало его в Новом Риме. Коротышка вообще хотела покинуть поверхность, а Карнавал, вероятно, сделает фабрику «блаженства» своей первой целью.

Однако… если в городе разразится война, Райан не может позволить себе её пропустить. Лен могут втянуть в неё, если верить Энрике, и слишком много людей, которых он хотел защитить, оказались в опасности. Ему нужно собрать больше информации.

— Кто за ним придёт? — спросил курьер. — Почему он не выживает ни в одном варианте?

Ливия колебалась, но, по итогу, она хотела защитить Феликса больше, чем скрывать секреты своей семьи.

«Тётя Плутон», — наконец призналась она. — «Тётя Плутон придёт за ним».

Круэлла. Они послали Круэллу.

«Райан, если она доберётся до него, ему конец. Она уже отметила его». — И Райана тоже. — «Если она подойдёт достаточно близко, он умрёт без каких-либо шансов. Он должен покинуть город».

— Как работает сила Плутон? — Простое упоминание её имени заставило молчащего Феликса напрячься.

«Она… она может помечать людей проклятием, и чем ближе она к ним находится, тем ближе они становятся к смерти. Райан, вы должны сейчас же уйти. Она скоро отправится в путь».

Райан посмотрел на Атомного кота, который, казалось… почти смирился. Как осуждённый, слушающий смертный приговор.

Он не думал, что сможет пережить это.

Райан мог бросить его на смерть. Плутон могла быть одним из немногих людей, способных окончательно убить его, а он добивался реальных успехов в снятии собственного проклятия. Лен была на грани разблокировки передачи карты мозга, и они могли переждать эту войну. Ливия была бы в ярости, но Райан мог бы избежать любого наказания, если хорошо разыграет свои карты.

Но это будет значить, что он бросит своего товарища умирать ради личной выгоды.

И даже если не будет наказания… Райан не был таким человеком.

— Ты тоже был в моём списке, — наконец сказал курьер Феликсу, вспомнив свой разговор с Ливией в этом цикле. — Она первой потребовала тебя, поэтому я не назвал твоего имени.

Атомный кот был в замешательстве.

— Что?

— Список людей, которых я хотел защитить. — Что ж, оставался только один вариант… — Котёнок, собирай вещи, мы едем в Монако.

— В Монако? — в ужасе спросил Феликс.

— Шучу, — сказал Райан, всё ещё держа в руке телефон. — Только про Монако. Собирай вещи, мы уезжаем.

— Я не убегу, даже от Плутон, — настаивал Атомный котёнок. — Я не буду прятаться…

— Давай я кое-что тебе скажу, — путешественник во времени отложил телефон и посмотрел прямо в глаза Феликсу. — Смерть мучительна. Мучительна и одинока, и ты понятия не имеешь, насколько сильно. И не только для тебя, но и для всех, кого заботит твоя судьба. Хочешь стать мучеником? Ладно, это твой выбор. Но ты представляешь, как будут себя чувствовать твои сёстры? А твои друзья?

— Но…

— Как думаешь, что почувствует Фортуна, когда Плутон принесёт ей твою голову?

На этот раз резкий вопрос Райана заставил юного героя замолчать. В отличие от курьера, у Феликса были люди, которые будут оплакивать его смерть; люди, которые будут помнить. И, похоже, это до него наконец дошло.

— Мы уходим, — сказал Райан Ливии, когда Феликс вылез из кровати, чтобы переодеться. — Сколько у нас времени?

«Я постараюсь выиграть вам как можно больше, но… не так много». — Она тяжело вздохнула. — «Спасибо, Райан. Я… я запомню это. Клянусь, я тебя отблагодарю».

— Ты не запомнишь, но всё равно спасибо. — Райан повесил трубку и набрал другой номер. — Коротышка? Коротышка?!

«Да?» — ответила она. К счастью, она установила канал связи для таких чрезвычайных ситуаций. — «Какая-то проблема?»

— Да, и большая. Ты можешь перенаправить одну из своих батисфер, чтобы послать кота размером с человека, скажем, во Францию?

«Что, что происходит?» — Она сразу запаниковала. — «Рири, на тебя охотятся?»

— Нет, пока нет. — Хотя у Райана была предчувствие, что он очень скоро окажется в расстрельном списке Августа. — Это для друга в беде.

«Я… я могу это сделать».

— Хорошо, встретимся за городом. — Если пересадка произойдёт в пределах Нового Рима и Августи узнают о батисфере, то Вулкан либо выследит Феликса, либо сообщит Августу об убежище Лен. Хотя оружейный Гений не была очень верна своему боссу, в этот раз у неё не было причин помогать Райану. — Будь осторожна, Вулкан скоро может заняться нами. Судя по чертежам, которые я тебе дал, сколько у тебя уйдёт времени на воссоздание брони?

«Рири, мы не можем, ещё слишком рано проверять… Я даже не уверена…»

— У нас не будет много времени, — ответил Райан. — Весь этот карточный домик скоро рухнет.

Буря, о которой предупреждал Энрике, вот-вот обрушится на Новый Рим. И Райан хотел, чтобы Лен вспомнила его, когда она утихнет.

«Я… я сделаю, что смогу», — сказала она. — «Береги себя, Рири. Я иду».

— Спасибо, — сказал Райан и повесил трубку. К этому времени Атомный кот сменил больничную одежду на свой обычный костюм и даже надел маску.

— Почему Франция? — спросил Феликс, обмотав вокруг груди патронташ с дротиками.

— Многие люди оттуда задолжали мне, и я обналичу этот долг. — Первой мыслью Райана было отправить Атомного кота на базу Лен, но риск нападения Августа на Комми-пещеру был слишком велик. Курьер не мог подвергнуть опасности ни Коротышку, ни детей. — Надеюсь, тебе нравится Камю[2].

— Кто? — Какой некультурный зануда! — Мы возьмём твою машину?

Чёрт возьми, и нужно же было этому бардаку случится в тот день, когда он оставил свою Плимут Фьюри у Лен!

— Нет, — сказал Райан, осознав, что сегодня ему придётся пересечь черту. — Мы возьмём Пандамобиль.

У него было чувство, что этот день вот-вот станет ещё хуже.

[1] Белый маг — архетип персонажа, в играх часто фокусирующийся на исцеляющей и/или усиливающей магии. Правда, речь может идти про что-то другое, так как из этого определения совершенно непонятно, как Белый маг может быть под копирайтом.

[2] Camus (Камю) — французский коньяк, производимый коньячным домом Camus. Бренд продаётся во многих странах мира, международных аэропортах и на борту самолётов многочисленных авиакомпаний.

Глава 17 (67) — Закон Мёрфи[1]

Пандамобиль был… ну, именно тем, чего ожидал Райан.

Сделанная Dynamis копия «Fiat Panda» второго поколения[2], покрытая белым и чёрным мехом, чтобы имитировать настоящую панду. Машина была удобной и милой, а с зеркала заднего вида свисала кукла панды. Полное отсутствие фантазии, упакованное корпорацией, которой слишком лень делать кастомный автомобиль.

Не дай ему Панда ключи заранее, Райан не притронулся бы к этой штуке даже трёхметровым шестом. И даже сейчас просто положить руки на руль казалось чем-то неправильным.

— У меня такое чувство, будто я изменяю своей многострадальной жене с грязной шлюхой, — сказал Райан, с любовью подумав о своей Плимут Фьюри. — Меня переполняют сожаления! Сожаления и страдания!

— Заткнись и продолжай ехать, — сказал Атомный кот с переднего сиденья, регулярно поглядывающий в зеркало заднего вида в поисках каких-либо признаков Плутон. Дуэт добрался до окраины города и вскоре должен был подъехать к эстакаде.

Огромные бетонные опоры поднимали шоссе из Нового Рима над дорогой, как мост, и нависали над лачугами, заселёнными беднейшими жителями города. Dynamis приложила некоторые усилия, чтобы шоссе оставалось в рабочем состоянии, но компании явно было плевать, что находится под ним.

Солнце тем временем начинало садиться, а Августи до сих пор не было видно. Если всё пойдёт хорошо, дуэт доберётся до места встречи с Лен возле побережья Амальфи с наступлением темноты.

— Эй, это ты помешал нам взять машину получше! — Увидев эту мерзость, Райан немедленно попытался «одолжить» ближайшую спортивную машину, но нет, Котёнок был слишком хорошим парнем, чтобы допустить это. — На кону твоя жизнь. Одна из них уж точно.

— Теперь и твоя тоже. Август нацелится на любого, кто мне поможет. — Феликс вздохнул. — Извини за резкость, Райан. Я ценю твою помощь.

— Ты уже влюбился в меня? — поддразнил его курьер, и в это же время зазвонил его телефон. Удачливая девушка. — Потому что твоя сестра — да, несмотря на все мои усилия.

— Нельзя разговаривать по телефону за рулём, — грубым голосом сказал Атомный кот, когда Райан, подъезжая к светофору, поднял трубку.

— Фортуна, дорогая, как я сегодня могу сделать тебя счастливее?

«Райан?» — К его большому удивлению, она казалась сбитой с толку тем, что услышала прекрасного курьера. — «Как это вышло, я пыталась позвонить Феликсу! Моя сила никогда не подводит!»

— Что ж, твоё желание сбылось, — сказал Райан, пока Феликс качал головой, как маньяк, — он рядом со мной, умоляет меня о защите.

«Правда?» — спросила Фортуна, в то время как её брат впился взглядом в курьера. — «О, мой Райан, ты действительно идеальный джентльмен, предвосхищающий мои желания ещё до того, как я о них думаю! А теперь передай ему трубку!»

— Не хочу я, — сказал Феликс, когда Райан протянул телефон к голове своего партнёра.

— Давай, не веди себя как ре…

Светофор над ними отделился от столба, удерживающего его над землёй, и собирался рухнуть на Пандамобиль.

Райан активировал свою силу, выглянул в окно, а затем умело объехал место падения, когда время снова пошло. Светофор рухнул на землю и разлетелся на части.

— Блин, и куда только коммунальщики смотрят? — спросил Фиолетовый Геном и приставил телефон к уху Феликса.

— Стой… — возмутился герой, пока не услышал, как Фортуна ругает его на другом конце провода. — Да, Фортуна, я жив. Нет, я не могу сказать, где я.

Райан попытался расслабиться, но не успел, так как заметил машину, едущую справа от него. Курьеру пришлось в последнюю секунду повернуть, чтобы избежать столкновения с приближающимся маньяком.

— В этом городе все ездят как сумасшедшие? — пожаловался Райан. Транспортный поток Нового Рима убил его дважды в первый же день. — По крайней мере, я могу останавливать время!

Атомный кот напрягся.

— Это не случайность, — сказал он, отталкивая телефон. — Ты почувствовал? Этот холод?

Какой холод?

— Это она? — Райан посмотрел в зеркало заднего вида, но не заметил ничего необычного. — Как далеко действует её способность?

— Не знаю, но если я почувствовал её эффект, она могла отследить меня.

Чёрт.

— Миледи, — сказал курьер, приложив телефон к уху, — я вам перезвоню.

«Райан, не смей снова вешать…» — Курьер повесил трубку, убрал телефон обратно внутрь костюма и повернул в сторону шоссе.

Вскоре Пандамобиль взобрался на гигантское шоссе и покинул Новый Рим. С огромной дороги, стоящей на опорах, открывался вид на пышную сельскую местность вокруг города. На смену городским джунглям пришли леса, просёлочные дороги и отдельно стоящие дома. Не считая нескольких автомобилей с дизельным двигателем, дорога была целиком предоставлена Райану.

— Котёнок, ты уверен, что она сможет выслеживать людей с помощью своей силы? — В конце концов, Плутон в предыдущем цикле не замечала, что отметила Райана, пока они не встретились.

— Да, — сказал Феликс, неоднократно поглядывая в зеркало заднего вида. — Как только она отмечает цель и активирует проклятие, между ними возникает симпатическая связь. И чем ближе она к своей жертве, тем сильнее становится её сила. Я не курсе всех тонкостей её способности, но, как минимум, это я знаю.

Если радиус действия силы Плутон простирается так далеко, они могут даже не увидеть её, и если она действительно чувствует свои цели, то у них не будет возможности застать её врасплох.

Феликс посмотрел в окно и удивлённо ахнул.

— Там!

Райан остановил время и посмотрел в окно Атомного кота.

Знакомый чёрный Ламборджини двигался по дороге снизу, между лесами. Он был в нескольких сотнях метров от Пандамобиля.

Хуже того, машину сопровождали два человека на мотоцикле. За рулём сидела тощая мужская фигура, одетая в чёрный комбинезон, покрывающий её с головы до пят. Сзади расположилась женщина в красной кожаной куртке, её малиновые волосы ниспадали из байкерского шлема; она была вооружена пистолетом-пулемётом.

Дорога, по которой они ехали, выходила на шоссе примерно в километре впереди.

— Котёнок, пристегнись, мы сейчас зажжём, — предупредил Райан, когда время продолжило ход. Курьер вдавил педаль газа, и Пандамобиль начал ехать всё быстрее и быстрее. Если повезёт, они наберут максимальную скорость и опередят преследователей на дорожной развязке.

— Вамп и Ночной кошмар, — сказал Феликс и взглянул на спидометр, который пробил отметку в сто двадцать и продолжал стремиться вверх. — Эта машина сможет ехать быстрее Ламборджини?

— Котёнок, не будь дураком. — Плутон сидела за рулём Ламборджини Галлардо[3], который мог ехать вдвое быстрее Пандамобиля. Эта мерзость Dynamis могла развивать максимальную скорость в сто пятьдесят километров в час. — Ты сказал «Ночной кошмар»? Кажется, я уже слышал это имя…

— Синий Геном из Семёрки убийц. Я не знаю, что делает его сила, кроме того, что она активируется в темноте.

— О, значит, в ночное время? — Райан был рад, что некоторые из Семёрки убийц использовали имена, соответствующие их способностям. — А Вамп? Она высасывает досуха?

— Не совсем, она может использовать феромоны, чтобы заставлять людей делать глупости, и даже убивает прикосновением. Я должен был предвидеть, что они пошлют Генома, которого я не смогу взорвать при прямом контакте. — Атомный кот посмотрел в окно и скрипнул зубами. — Они ускоряются. Они знают, что мы их заметили.

К счастью, Пандамобиль первым проехал развязку и теперь достиг своей максимальной скорости. Однако, когда Райан посмотрел в зеркало заднего вида, он заметил преследующих их чёрный Ламборджини и его эскорт.

Плутон втянула Райана в автомобильную погоню на шоссе.

Она понятия не имела, с кем имеет дело.

— Задай им жару, тигр!

— С удовольствием. — Феликс открыл окно и с безумной ловкостью бросил в преследователей разрывной дротик. Мотоцикл Ночного кошмара уклонился от атаки, но зато снаряд взорвался прямо перед Ламборджини, подняв повсюду пыль.

Грузовик рядом с Пандамобилем внезапно отклонился от курса, поскольку у него пробило одно колесо. Благодаря навыкам, отточенным посредством бесчисленных трюков в своих петлях, и избирательному использованию остановки времени, курьеру удалось увернуться от грузовика, который в итоге вылетел с шоссе.

— Сегодня никаких реинкарнаций! — пошутил Райан, но ему почти сразу же пришлось уворачиваться от пикапа. Судя по тому, что он увидел, тот пострадал от той же проблемы, что и предыдущий автомобиль.

У Райана было плохое предчувствие, и он проверил различные части Пандамобиля. Он быстро понял, что их машине тоже досталось.

— Просто замечательно, тормоза больше не работают. Не то чтобы они мне когда-либо были нужны, но…

— Чем ближе она подберётся, тем хуже будет, — предупредил Феликс, и в это время Ламборджини Плутон вылетел из облака пыли целым и невредимым. Между тем Вамп навела свой пистолет-пулемёт на Пандамобиль. — Пригнись!

Райана не нуждался в предупреждении. Он и Феликс опустили головы, и залп пуль разбил задние окна Пандамобиля и пробил лобовое стекло. Один из осколков стекла отклонился от своего естественного курса и нацелился прямо в горло Атомного кота. Курьер остановил время, схватил осколок и выбросил его из машины, как только возобновилось время.

— У Плутон есть слабые места? — спросил Райан, глядя на дорогу. Солнце начало скрываться за горизонтом, и если сила Ночного кошмара действительно активируется в темноте…

— Я думаю, она может нацеливаться только на одного человека за раз, — сказал Феликс, бросая ещё один дротик в мотоцикл Ночного кошмара. Убийца умело уклонился от снаряда, но, по крайней мере, это помешало его пассажирке прицелиться.

Судя по инциденту с осколком стекла, Райан предположил, что Плутон направила свою силу на Атомного кота. Что было бы большим подспорьем для контратаки, если бы два героя не находились в одной машине!

— Ей нужно физически сблизиться, чтобы эффект стал сильнее, — сказал Атомный кот, хватая новый дротик из своего патронташа, — поэтому, если мы оторвёмся достаточно далеко, её способность потеряет свою силу. Может быть, тогда тормоза снова заработают.

— Что произойдёт, если она окажется в пределах, скажем, десяти метров от нас?

— Сердечный приступ, — нахмурился Феликс.

Райан надеялся, что это займёт больше сорока секунд[4].

У её силы должно быть слабое место. У всех Жёлтых Геномов были странные пределы. Они, искажая реальность, превращали воображаемую концепцию или рассказ в физический закон Вселенной. Они изменяли саму логику мира.

— Этого мира, — пробормотал Райан.

Сила Плутон могла сделать смерть неизбежной для её жертв, но Пурпурный мир принадлежал Фиолетовому Геному. Подобно тому, как он игнорировал удачу Фортуны, курьер мог сломать влияние Плутон на причинно-следственную связь, выборочно останавливая время. Также Райан не думал, что Плутон на самом деле контролировала создаваемые ею бедствия, иначе она бы просто заставила их машину взорваться.

Она была злым двойником Фортуны.

Она была…

— Она — наш пункт назначения[5], — сказал Райан.

— Чего? — спросил Феликс, пока Ночной кошмар пытался сократить расстояние до их машины, а Вамп готовилась ко второму залпу.

— Ты не смотрел этот фильм? — Райан повернул, чтобы объехать оленя, в которого чуть не врезался Пандамобиль. Оленя. На шоссе! — Спойлер: герои в конце выживут!

Но в сиквеле они погибли. Об этом он предпочёл не упоминать.

В то время как взрывы Атомного кота не позволяли Вамп прицелиться и заставляли машину Плутон замедлиться, чтобы не взорваться, Райан уже видел их последствия. Шоссе, казалось, задрожало, структурные повреждения от взрывов были экстраполированы способностями Круэллы.

В конце концов случилось то, что должно было случиться.

Впереди одна из опор, удерживающая шоссе в двух десятках метров над землёй, рухнула, в результате чего несколько машин полетели навстречу своей печальной судьбе. Между обеими половинами дороги образовалась большая дыра.

— Держись покрепче! — сказал Райан. Пандамобиль был ракетой, которую было невозможно остановить. Ближайший к ним край дороги была чуть выше другого, так что у них был шанс преодолеть яму. — Я сделаю это!

— Ты уверен?! — запаниковал Атомный кот, быстро пристёгиваясь.

— Я не смогу затормозить, даже если бы хотел!

Райан остановил время на несколько секунд, чтобы вычислить нужный угол, а затем, когда мир ожил, совершил прыжок.

Подобно тому величественному зверю, который стал для него источником вдохновения, Пандамобиль парил в воздухе с грацией и достоинством. Машина перемахнула через яму на полной скорости, а Райан немного скорректировал движение, чтобы совершить идеальную посадку. Затем он принял сильную, уверенную позу, потому что, когда совершаешь такой смелый прыжок, нужно выглядеть сообразно.

И вот настал момент истины.

Пандамобиль приземлился с громким стуком, и Феликс чуть не вылетел со своего места. Машина продолжила движение, но Райан услышал звук колёс, деформировавшихся от удара, и понял, что скоро они окончательно сплющатся.

Ночной кошмар, трус этакий, струхнул и резко остановил свой мотоцикл в нескольких дюймах от ямы, к большому огорчению Вамп.

Однако Ламборджини Галлардо продолжал набирать скорость. Автомобиль взлетел в воздух, как Пандамобиль до этого, и совершил прыжок, в то время как Ночной кошмар развернул свой байк, чтобы найти другой путь.

К сожалению, хотя Райан, несомненно, был самым опытным водителем в мире, машина Плутон могла ехать вдвое быстрее его собственной. Ламборджини начал догонять, уже сократив расстояние с трёхсот метров до двухсот.

По спине Райана пробежал холодок, словно по ней скользнула рука смерти. Его сердцебиение участилось, дыхание стало немного короче. Курьер почувствовал себя кроликом, услышавшим поблизости приглушённые шаги хищника. Его зрение начало расплываться по краям, пальцы задёргались, и он услышал биение собственного сердца в своём черепе.

Сглаз Плутон переключился на него.

— Бей её! — зарычал он на Феликса, сила Плутон вызвала у него неестественную тревогу. — Бей её, бей её!

— Я пытаюсь! — запаниковал Феликс, отстегнув ремень безопасности и пытаясь найти новый снаряд. — И у меня дротики закончились!

В таком случае…

— Котёнок, держи руль.

— Что? — Феликс поспешно схватился за руль, а Райан распахнул дверь ногой и вытащил из-под костюма револьвер. Затем, пока его кот отчаянно пытался удержать Пандамобиль на ходу, курьер наполовину вылез из машины.

— Тебе что, не сказали? — крикнул Райан Плутон, остановив время и нацелившись на Ламборджини. — Я бессмертен!

Он произвёл несколько выстрелов: два по лобовому стеклу, один по двигателю и два по колесам.

Практически все пули отскочили.

— Пуленепробиваемая машина? — Райан пришёл в ярость, когда взялся за руль и закрыл дверь. — У них пуленепробиваемые машины, а у нас — «Fiat Panda»?

Что ещё хуже, капот Пандамобиля выпустил клубы дыма, снизу разгоралось пламя. Бедствия выбрали своей целью двигатель.

— Брось меня и беги! — крикнул Феликс, обнаружив единственный предмет, который можно было бросить — куклу панды, свисающую с зеркала заднего вида. Он схватил её и приготовился бросить этот смертельный снаряд, как гранату. — Им нужен только я!

— Ни за что, дай мне подумать! — зарычал Райан, его дыхание участилось, а тело похолодело. Солнце уже село, царила ночь, а вражеская машина была в пределах ста метров. — Дай мне подумать, я соображу…

— Чезаре.

Райан замер от страха, узнав голос, раздавшийся за его спиной.

Он даже не осмеливался оглянуться. Он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел.

Снаружи была темень, а сзади сидел Кровоток.

Он был в точности таким, каким Райан его помнил, — чудовищная капля крови в форме человека. И он вспомнил.

— Ты мёртв… — прошептал Райан, его голос дрожал от первобытного страха. — Мёртв.

— Потому что ты убил меня! — Его руки схватили Райана за горло и начали душить его, как в детстве. У курьера сбилось дыхание, и он больше не мог управлять машиной. — Собственного отца!

— Райан, что происходит? — запаниковал Феликс, отказавшись от своего плана бросить куклу ради того, чтобы восстановить контроль над машиной. К сожалению, ему не удалось. Без тормозов, исправного двигателя и хорошего водителя Пандамобиль сбился с курса.

Автомобиль пробил ограждение и вылетел с шоссе.

Феликс закричал от ужаса, пока Пандамобиль летел навстречу лесам внизу. Райан активировал свою остановку времени, инстинкт мертвеца.

Хватка Кровотока исчезла вместе с его призраком, хотя боль в шее курьера осталась. Пандамобиль замер в нескольких метрах над землёй, прервав падение.

Действуя исключительно на инстинктах, Райан распахнул ногой дверь и схватил застывшего во времени Феликса. Он выскочил из машины со своим другом, оба укатились по мягкой траве на несколько метров от машины.

Когда время возобновилось, Пандамобиль врезался в землю и взорвался в огне. Дым и пары поднимались с места крушения, освещая темноту. Кровотока нигде не было видно.

Его вообще никогда не было в машине.

— Это… иллюзия… — прохрипел Райан, отдышавшись и поднявшись на ноги. Иллюзия, которая может навредить цели. Психосоматические раны? — Ночной кошмар?

— Нет времени! — сказал Феликс, указывая пальцем на шоссе наверху. Ламборджини остановился на краю, Плутон и Воробей вышли из него, чтобы осмотреть обломки Пандамобиля.

Райан и Феликс немедленно побежали в лес, и в этот же миг их заметила Воробей. Убийца выпустила малиновый луч со своей точки обзора и подожгла дерево, но двум героям удалось скрыться в темноте.

Охота только началась.

[1] Закон Мёрфи — шутливый философский принцип, который формулируется следующим образом: «Если что-нибудь может пойти не так, оно пойдёт не так».

[2] Fiat Panda действительно существует. Автомобиль был выпущен в 1980 итальянской компанией Fiat, в 2003 вышло второе поколение, которое на следующий год было признано лучшим европейским автомобилем.

[3] Lamborghini Gallardo — спорткар, выпускавшийся компанией Lamborghini c 2003 по 2013 года. Название автомобиля происходит от испанской породы боевых быков, которая была выведена скотоводом Франсиско Гайярдо в XVIII веке (так что, возможно, правильное название Гайярдо, а не Галлардо). Ускорение от 0 до 100 км/ч занимало 4,2 секунды, а максимальная скорость была равна 309 км/ч.

[4] Гугл говорит, что в Америке каждые сорок секунд у кого-то случается сердечный приступ.

[5] Отсылка к серии фильмов «Пункт назначения».

Глава 18 (68) — Выход смерти[1]

Райан посмотрел все слэшеры, начиная с «Пятницы, 13-е» и заканчивая «Кэндимэном»[2].

В некоторых он даже поучаствовал, либо как не знающий жалости терминатор во время его короткой фазы Карателя[3], либо как одинокая цель, преследуемая кровожадными Психами. Он до сих с теплотой вспоминал один забег, во время которого он сбежал от Сороконожки в одних боксерах. Хорошие были времена.

Так что в нынешней ситуации не было ничего экстраординарного. Ночной кошмар был Фредди Крюгером[4], разве что нападал он на бодрствующих людей. Плутон была Смертью из «Пункта назначения». Вамп была ловушкой, буквально смертью от секса. Что до Воробья… она была ни к селу ни к городу.

Может, она станет той самой последней девушкой[5]? Наёмная убийца была слегка старовата для этой роли, но Райан был совершенно непредвзят.

Как бы то ни было, ему и Атомному коту удалось сбежать в лес, оторвавшись достаточно далеко, чтобы Воробей больше не могла навестись на них своими лазерами. Дуэт спускался в лесистую долину по тропе, окружённой пышными зелёными папоротниками, зелёными деревьями, орхидеями и водопадами. Райан признал в этой местности Валле делле Феррьере, довоенный природный заповедник.

К несчастью, курьер чувствовал, как на него действует сила Плутон. Его сердце билось неестественно часто, пальцы подёргивались от напряжения, а в один момент он чуть не упал, споткнувшись о камень. Они несколько оторвались от младшего босса Августи, но ​​ она не собиралась сдаваться.

— Если продолжим идти на юг, то должны будем добраться до места встречи с Коротышкой. — Райан проверил свой телефон, безуспешно пытаясь связаться с Верховным советом. — Что-то глушит мой мобильник.

— Техника Вулкан, наверное, — сказал Атомный кот. — Выключи телефон, они, вероятно, могут отследить нас через него.

Хорошая мысль, и Райан вдобавок избавится от потока сообщений Удачливой девушки.

— Как думаешь, как далеко достаёт Ночная пижама?

— Не знаю, — признался Атомный кот и посмотрел на шею Райана. На коже, в том месте, где курьера душила иллюзия Кровотока, остались красные отметины. — Ты в порядке? Признаюсь, я чертовски перепугался, когда ты взбесился, словно одержимый.

Оу, он за него переживает! Ночная пижама, нагнавший на Райана такого страха, будет страдать на пару с Луиджи.

— Продолжай идти на юг, я пойду на восток.

— Ты хочешь, чтобы мы разделились?

В слэшерах это было большим табу, но курьер не был беспомощным подростком.

— Круэлла может нацелиться только на одного человека за раз, и сейчас она сосредоточена на мне. Я заведу её в ловушку. Если ты сбежишь, мы выиграем.

Кроме того, Райан не мог допустить, чтобы Семёрка убийц отследила их до места встречи. Ставить на кон собственную жизнь — это одно, но подвергать опасности Лен — совсем другое.

— Райан, я не брошу тебя умирать, — немедленно возразил Феликс.

— Доверься мне, Котёнок, — сказал курьер, сжимая в каждой руке по револьверу. Он бы принял и дозу «буйства», если бы не беспокоился, что сила Плутон может усугубить его побочные эффекты. — Я лучше работаю без команды.

— Но…

— Мне что, тоже начать в тебя палить?

Котёнок наконец понял, что пора позволить взрослым заняться своими делами.

— Хорошо, — сказал Феликс, хотя ему определённо не нравилось это решение. — Хорошо, я доверюсь. Но не смей умереть за меня.

— Упаси бог, твоя сестра в таком случае станет донимать меня и в загробной жизни. Теперь иди.

Бросив последний взгляд, Атомный котёнок пошёл по тропе на юг, а курьер двинулся на восток.

Райан прогуливался по лесу, чувствуя, как усиливается невидимое давление Плутон. Он прошёл мимо покрытых мхом руин домов и мельниц и, в конце концов, пошёл по тропе, ведущей к бурлящей реке. Вскоре он достиг обширной территории с лесами с одной стороны и небольшим водопадом с другой. Реку пересекала дорожка из точильного камня, которая позволяла перейти с одного берега на другой.

Листья ощетинились при приближении теней. Райан поднял пистолеты, поскольку его, похоже, окружали множество фигур; в темноте он мало что мог видеть.

И всё же… когда воздух наполнился сладким, восхитительным парфюмом, курьер не мог не расслабиться. Напряжение в его теле, казалось, испарилось, поскольку невидимый голос велел ему расслабиться.

Из кустов медленно показалась фигура; она была самым прекрасным зрелищем, которое курьер видел за всю свою жизнь, за все его забеги вместе взятые. Великолепная рыжая девушка с пышными формами и идеальной кожей; даже немногочисленные веснушки только усиливали её привлекательность. Её губы были красными, как кровь, а глаза сияли изумрудами. Её красная куртка казалась запретной границей, обещанием неописуемого удовольствия тому, кто сможет преодолеть её.

Увидев её, Райан немедленно захотел всё бросить, прижать её к дереву и устроить ей «фирменного Романо».

— Эй, — сказала Вамп с тёплой милой улыбкой, демонстрируя свои пустые руки. Даже её голос возбуждал курьера. — Всё в порядке. Ты в безопасности. Бедный мой мальчик, ты, должно быть, так испугался, оставшись один в лесу.

— Ты что, ангел? — К этому моменту подсознание Райана, наполненное поп-культурой, полностью контролировало его тело. — Они самые красивые создания во вселенной[6].

— Я могу быть твоим ангелом, если хочешь, — сказала рыжая, кладя руку на молнию своей куртки. — Просто выбрось своё оружие, и… я покажу тебе небеса.

Жасмин? Кто это? Прямо перед ним стояла идеальная вайфу. Это был романтический финал, настоящая концовка.

Но только Райан собрался превратить этот фильм ужасов в порно, как он осознал одну проблему с этим сценарием.

— Рыжие не могут попасть в рай, — сказал он, — у них нет души.

— Что?

И затем он выстрелил в неё.

Пуля попала убийце в грудь и отбросила её спиной к дереву, однако крови не было. Да ладно, что за суперзлодеи в наши дни носят бронежилеты? Вот знал же, что нужно целиться в голову!

— Ты выстрелил в меня! — в шоке возмутилась Вамп. — Выстрелил в меня!

— Изыди, демон! — Райан вскинул пистолеты и начал палить, как маньяк. — Знаю я твои игры, суккуб! Каждая твоя веснушка — это душа, которую ты украла!

Вамп посмотрела на Райана, как на сумасшедшего, и спряталась от пуль за деревом. Чёрт, вот всегда так, когда он пытается сбросить стресс!

— Ричи, тащи сюда свою жопу! — крикнула она. — Как ты устоял перед моими феромонами, мудила?

— Ну, когда принимаешь столько психотропных веществ, как я, в конечном итоге выработается толерантность, — ответил Райан, перезаряжаясь. — Если честно, я пробовал гораздо более сильные афродизиаки, чем твои феромоны. Ты бы не поверила и половине того, что я сделал.

— Да плевать, — ответила рыжая дьяволица из своего укрытия, — один поцелуй — и твои органы откажут.

Когда она сказала это, из леса появились слишком знакомые нечеловеческие лица, окружая Райана со всех сторон.

— Дорогой гость. — Пять злобных клоунов, каждый вооружён салфетками и серебряными столовыми приборами. — Монте-Карло в настоящее время закрыт!

— Покажи класс, Пеннивайз, — ответил Райан, стреляя в ближайшего, и тот развалился на лужу белого вещества. Эти иллюзии могли навредить ему, как настоящие, но и умирали они как оригиналы. У них было ровно столько силы, сколько давал им его разум.

Когда он вступил в бой с клоунами, Вамп покинула своё укрытие и передвигалась за кустами, как преследующий лев, её руки теперь выпускали какой-то цветной дым. Скорее всего, смертельные феромоны.

Райан ненадолго остановил время, иллюзии из Монако мгновенно исчезли. Однако, в отличие от призрака Кровотока, когда время возобновилось, клоуны вернулись к жизни.

— Это лучшее, что у тебя есть, Пижама? — насмехался он над Ночным кошмаром, пробиваясь через клоунов. — Я убил тысячи клоунов! Я даже съел одного!

Затем, когда он был окружён тьмой и мёртвыми клоунами, воздух наполнил новый запах. Тот, который наполнял курьера тревогой и ужасом. Зловоние смерти, болезней и…

— Рири.

Райан повернулся и увидел неё.

Она стояла на точильном камне возле водопада, в одежде, залитой кровью.

— Коротышка? — спросил Райан, хотя умом понимал, что всё это происходит в его голове.

Лен открыла рот, и её вырвало кровью. Она заплакала багровыми слезами и, издав пронзительный крик, бросилась на курьера с ножом наперевес.

Райан был так поражён этим зрелищем, что иллюзия сократила расстояние прежде, чем он смог прицелиться. Одной рукой она прижала его к дереву, а другой попыталась ударить ножом. Курьеру пришлось бросить один из пистолетов, чтобы поймать её руку и увести клинок; затем он попытался прицелиться из оставшегося пистолета, даже когда нападавший начал шокировать его…

— Ты так и не покинул Монако. — Голос иллюзии принадлежал не Лен, а самому Райану. — Ты до сих пор лежишь в той постели, и всё это — предсмертный сон.

Вероятно, это было худшее, что кто-либо мог сказать путешественнику во времени, и на мгновение он потерял концентрацию. Клинок Ночного кошмара моментально ударил Райана в бедро, но курьеру удалось отклонить атаку подальше от жизненно важных органов.

Что ещё хуже, пока кошмарный спецэффект продолжал прижимать его к дереву, из своего укрытия вышла Вамп.

— Ты должен был выбрать лёгкий путь, козлина, — сказала она Райану, и её заряженная феромонами рука потянулась к его шее. — По крайней мере, я бы сначала трахнула тебя.

— Может, в следующий раз, — с гримасой боли ответил Райан и остановил время.

Он ожидал, что иллюзия исчезнет, ​​но вместо этого она просто трансформировалась. Из кошмарной извращённой версии Лен в человека в маске и чёрном комбинезоне.

— Вот ты где.

Райан оттолкнул парализованного Ночного кошмара и дважды выстрелил ему в голову.

Когда время возобновилось, труп Синего Генома врезался в удивлённую Вамп, из-за чего та споткнулась о точильные камни и чуть не свалилась в водопад поблизости. Прижав рану на бедре, Райан навёл на неё пистолет.

— Погоди, — взмолилась Вамп, поднимая руки в знак капитуляции, её запах наполнял Райана смесью желания и сожаления. — Не убивай меня! Я могу сделать так, что оно того стоило!

Да, она будет его. Его разум, его тело кричали ему это. Она сделает всё, чего пожелает Райан; ему просто нужно бросить пистолет и взять её.

— Как вас зовут? — спросил курьер, указывая пистолетом на останки Ночного кошмара. — Его и тебя. На будущее.

— Ричард Пинкман и Карен Риччи! — Она выдавила из себя улыбку. — Ну же, опусти пистолет, и я поцелую твою рану…

Райан выстрелил рыжей угрозе в голову, пока она не смогла соблазнить его.

— Никакого секса до брака, — пошутил он, пока вода утаскивала тела убийц к основанию водопада. — Моя чистота — мой щит!

После этого Райан испустил вздох боли — нож Ночного кошмара всё ещё оставался в его теле. Он не мог вытащить его, не рискуя истечь кровью, даже с его улучшенной физиологией. По крайней мере, до тех пор, пока он не найдёт безопасное место.

Однако на это у него не было времени. Курьер услышал взрыв вдалеке, к югу от него. Похоже, Атомный кот тоже борется за свою жизнь, несмотря на все усилия путешественника во времени.

Райан едва мог слышать собственные мысли из-за участившегося сердцебиения. Его сердце будто грозилось вот-вот разорваться в груди, а в глазах потемнело.

— Я впечатлена.

Плутон.

Райан немедленно направил пистолет в темноту, но не смог её обнаружить. Она пряталась за деревом? Внизу, у основания водопада? Нет, голос был далёким криком, очень далёким.

— Против нас никто не протянул так долго; по крайней мере, без поддержки. — Плутон на короткое время замолчала, пока Райан пытался определить её местонахождение по звуку. — Ты ведь Квиксейв? Моя племянница недавно просила нас, чтобы с тобой не случилось ничего плохого.

— Она тоже просила меня пощадить тебя, — нахмурившись, ответил Райан. Он не мог нормально слышать из-за барабанного боя сердца в голове! — Знаешь, я как раз хотел спросить: ты свободна?

— Я вдова, — ответила она тоном, который заставил Райана задуматься, не шутит ли она. — А что?

Было ли дело в не выветрившихся феромонах, в отсутствии Жасмин в его жизни или же в чистом мазохизме, но курьер не смог устоять и начал флиртовать:

— А мы не можем разрешить наши разногласия благородным путём, с помощью брака по расчёту? Клянусь, я буду лучшим, кто у тебя когда-либо был.

— Я, пожалуй, откажусь, — ответила Плутон, вся деловая. — Ваш мыслительный процесс до боли очевиден: разделиться, чтобы я могла сосредоточиться только на одном из вас. Но пока мы говорим, Воробей преследует предателя. Ваша затея ничего не изменила.

— Ты разве не знаешь, что кошки едят воробьёв? — Райан покачал головой, будучи на грани. На него не обрушилось ни одного бедствия только потому, что Плутон хотела внимания, но он понятия не имел, что произойдёт, когда она полностью высвободит свою силу на таком расстоянии. — Ты ничего не знаешь о животном мире.

— Я издалека изучила твою метку, и она какая-то странная. Как будто она соединена со второй, далеко-далеко за пределами моей досягаемости. Во вселенной, которой не может коснуться моё проклятие. — Её голос приближался. — Тебя на самом деле здесь нет, так ведь? Ты всего лишь проекция. Даже если мои бедствия убьют тебя, ты снова вылезешь.

— Честно говоря, я не думаю, что Земля переживёт двоих меня. — По крайней мере, это означало, что, хотя Плутон могла сейчас убить Райана и отследить его в будущих циклах, она не могла остановить курьера навсегда. Эта новость принесла облегчение.

Если бы подтвердил то же самое с Отменой, это было бы идеально.

— Если ты с такой яростью сражаешься за свою жизнь, тебе придётся заплатить цену, даже если ты сможешь восстановиться, — очень проницательно отметила младший босс. — Не лезь в это дело, Квиксейв. Мой брат хочет, чтобы его крестник умер за своё предательство. До тебя ему нет дела. Просто… посмотри в другую сторону.

— Прости, ты слишком бедна, чтобы позволить себе мои расценки.

— Тогда сдохни.

Плутон обрушила на него всю силу своего проклятия, и мир задрожал.

Буквально. Земля затряслась под его ногами, а ужасный ветер дул между деревьев. В его сторону летели листья, и прежде чем Райан понял, что его поразило, они прорезали его одежду и кожу, как бритвы. Пистолет в руках курьера издал тревожный звук, и ветви упали на него со скоростью копья.

Райан поспешно остановил время, чтобы увернуться от снарядов и выбросить пистолет, как раз перед тем, как от пороха внутри он взорвался в полёте.

— Я поняла, как работает твоя сила, — услышал он насмехающуюся над ним Плутон, когда время вернуло ход. — Ты останавливаешь время на несколько секунд. Пять? Может десять? Ты можешь получить отсрочку от моего проклятия, прервав поток причинно-следственных связей, но на таком расстоянии ты не сможешь избежать всего. В какой-то момент ты ошибёшься. В конце концов, ты умрёшь. Всё умирает.

Райан открыл рот, чтобы умно возразить, но что-то достало его сзади. Ветка дерева в форме петли схватила его за шею и подняла над землёй, усиливая хватку. В это же самое время нож Ночного кошмара двигался сам по себе, пробиваясь сквозь его плоть, как будто его держала невидимая рука.

На таком коротком расстоянии проклятие Плутон полностью исказило реальность. Оно заставило весь мир желать смерти Райана.

Что ещё хуже, курьер услышал выстрел. Плутон решила ускорить его кончину старомодным способом.

Поспешно остановив время, Райан сумел сломать ветку, удерживавшую его в плену, вынул нож Ночного кошмара и отбросил его в сторону, пока тот не добрался до его жизненно важных органов. Двигаясь, он заметил застывшую в воздухе пулю Плутон; её траектория явно отклонилась, чтобы попасть в голову курьера.

Стоит ли использовать плюшевую игрушку? Нет, риск слишком велик. Если сила Плутон могла повлиять на неё, то она могла сотворить что-нибудь похуже, чем просто пойти против Райана.

Как только курьер отошёл с траектории пули, а мир ожил, он чуть не споткнулся и разбил голову о большой камень. Его движения замедлились, сердце билось так быстро, что его улучшенное тело не справлялась с кровотоком.

«Бип».

Райан услышал знакомый звук изнутри своего костюма.

Атомная бомба!

Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Сила Плутон ставила во главу угла его убийство и совершенно не заботилась о сопутствующем ущербе!

Не имея другого выбора, Райан остановил время, вытащил устройство из своей одежды и поспешно выключил его. К счастью, временная аномалия нейтрализовала силу бедствия, и ему удалось вытащить детонатор.

Однако, когда время возобновилось, он оказался безо всякой защиты.

Земля рухнула под его ногами, утащив его в реку и вниз, к подножию небольшого водопада. Райану удалось защитить голову руками, прежде чем он ударился о большой камень внизу, но часть природной структуры рухнула позади него. Груда щебня погребла его ниже груди, раздавив ноги.

Сил ему хватило только на то, чтобы поднять голову. Одинокая тень нависла над ним с вершины водопада.

— Дальше тебе уже не зайти, Квиксейв, — сказала Плутон, направляя на него пистолет со своей возвышенности. Между ними было не более пятнадцати метров. — Я скажу моей племяннице, что ты старался изо всех сил.

— Я… — прохрипел Райан, уровень воды поднимался и грозился его утопить. — Вернусь[7]…

— И я убью тебя столько раз, сколько потребуется.

— Нет, не убьёшь! — И Плутон, и Райан повернули головы, и из леса вышел Феликс с оружием, заряженным его взрывной силой.

Кукла панды из Пандамобиля!

«Да! — подумал Райан, его лёгкие были слишком сжаты обломками, чтобы произнести это вслух. — Используй силу! Используй силу панды!

— Выкуси! — зарычал Феликс, готовясь бросить снаряд в бесстрашную Плутон.

Курьер почувствовал, как давление смертельного проклятия исчезло, когда оно переключилось на Феликса.

Дождь из веток и листьев ударил юного героя сзади, когда он бросил снаряд, два деревянных копья пронзили его правую ногу и плечо. Феликс рухнул, а листья поразили куклу панды в воздухе, взорвав её на безопасном расстоянии.

Плутон могла использовать свою способность для защиты?

— Где Воробей? — спокойно спросила Круэлла, отряхивая платье. Доблестные усилия Котёнка ни к чему не привели.

— Мертва, — сказал Феликс, зарычав от боли. Ветки-копья пригвоздили его к земле, и его кровь смешалась с водой, стекающей с водопада. — Застал её врасплох… и взорвал.

Плутон нахмурилась ещё сильнее, и она прицелилась из пистолета в голову Котёнка.

— Она была верным солдатом, — сказала она, делая шаг в его сторону. Феликс закашлялся кровью, когда проклятие усилилось и атаковало его жизненно важные органы. — Воистину, моя племянница была слишком хороша для тебя.

Это не могло так закончиться!

Этот забег… он начался так хорошо, и он добился такого большого прогресса… Райан был так близок к тому, чтобы разрушить собственное проклятие, чтобы разгадать секрет переноса кого-то через петли. Это не могло так закончиться, не после всего, что было!

Бог ответил на его безмолвную молитву мяуканьем.

Плутон остановилась, не успев выстрелить, когда белый комок шерсти выскочил из леса и приземлился прямо перед Феликсом. Животное село прямо перед Атомным котёнком и смотрело на Плутон своими очаровательными глазами.

Эжен-Анри!

— Что… — На лице Плутон, выражающем скучающий профессионализм, появился намёк на страх. Деревянные копья и листья больше не падали, чтобы прикончить её добычу. Фактически, нити жёлтой энергии, казалось, мерцали вокруг, как будто что-то бросало вызов силе младшего босса. — Что это за штука?

И кто-то следовал за котом через лес. Поразительная молодая женщина с яркими, как солнце, волосами, в элегантнейшем костюме и с позолоченным пистолетом.

Фортуна.

Из всех людей на помощь пришла Фортуна. Живой талисман на удачу.

Более того, её сила, казалось, настолько мешала Плутон, что никакое бедствие или сердечный приступ не прикончили её брата. Вместо этого золотое облако окружало Фортуну, как ореол, и защищало Феликса благодаря физической близости.

— Крёстная… — сказала она, нахмурившись, прежде чем заметить брата и без промедления броситься к нему. — Феликс! Феликс, ты в порядке?!

— Фортуна. — Плутон глубоко нахмурилась, её пистолет всё ещё был направлен на Феликса. — Ты должна была остаться с Ливией.

— Я… я пыталась следовать за… — Глаза Фортуны заметили Райана у основания водопада и расширились от шока. — Райан?!

Курьер попытался помахать ей, но его тело отказало. Теперь, когда смертельное проклятие Плутон не было направлено на него, уровень воды упал и больше не грозил утопить его, но его тело оставалось раздавленным, разбитым и истекающим кровью. Он был не в состоянии вмешаться.

Взгляд Фортуны, полный ужаса, переместился с Райана на Феликса, и она быстро сложила два и два.

— Нет…

— Твои родители дали добро, — сказала Плутон, чуть ли не читая мысли Удачливой девушки. — Задача легла на меня именно для того, чтобы тебе не пришлось марать руки.

— Но… — Голос Фортуны оборвался, пока она попыталась составить связное предложение. — Этого не может быть!

— Он предал организацию в пользу Карнавала, — настаивала Плутон, всё больше раздражаясь затянувшимся выживанием Феликса. — Теперь уйди с пути. Это должно быть сделано.

Фортуна молча приняла решение, и паника на её лице сменилась хмуростью.

— Крёстная. — Фортуна, наставив пистолет на голову Плутон, встала между убийцей и Феликсом. — Держись подальше от моего брата.

Не будь она настолько раздражающей, Райан прямо сейчас влюбился бы в неё.

— Тоже решила стать предателем? — Плутон впилась взглядом в брата с сестрой. — Вы позорите своих родителей, вы оба.

— Держись подальше от моего брата! — повторила Фортуна, её пальцы дрожали на спусковом крючке. — Я… я не буду колебаться!

Две женщины обменялись взглядами, напряжение между ними нарастало.

— Фортуна, нет… — взмолился Феликс, его глаза расширились от ужаса. — Нет, не…

— Розги пожалеешь, — сказала Плутон, спокойно целясь из своего оружия в Фортуну, в то время как её смертельное проклятие нашло новую цель. Жёлтые нити окружали облако Фортуны, как копья, готовые упасть на щит. — Ребёнка испортишь[8].

Два выстрела эхом разнеслись по лесу, и затем наступила тишина.

[1] Оригинальное название главы — «Death Stranding», как и у компьютерной игры 2019 года. Выход смерти — масштабная катастрофа, в результате которой миры живых и мёртвых оказались связаны, что привело к радикальным последствиям для человеческого общества и экосистемы планеты. Выход смерти представлял из себя серию огромных взрывов, прогремевших одновременно по всей планете.

[2] Слэшер — поджанр фильмов ужасов, для которого характерно наличие убийцы-психопата, который преследует и изощрённо убивает одного за другим нескольких человек. «Пятница, 13-е» — одна из самых знаковых картин этого жанра, главный злодей которой — маньяк-убийца в хоккейной маске, орудующий мачете. Кэндимэн — маньяк, появляющийся, если произнести его имя перед зеркалом пять раз, и вспарывающий железным крюком живот своим жертвам.

[3] Каратель — антигерой издательства «Марвел», который решил самолично вершить правосудие при помощи убийств, похищений, вымогательств, принуждения, угроз и пыток.

[4] Фредди Крюгер — культовый киноперсонаж, маньяк-убийца из серии слэшеров «Кошмар на улице Вязов». Обладает силой убивать людей в царстве сновидений.

[5] В слэшерах довольно часто последней выжившей остаётся именно девушка.

[6] В «Звёздных войнах: Скрытая угроза» Энакин Скайуокер сказал это Падме.

[7] «I’ll be back» — ставшая крылатой фраза киборга Т-800 из фильма «Терминатор», произносимая Арнольдом Шварценеггером

[8] В викторианскую эпоху была распространена поговорка «пожалеешь розгу — испортишь ребёнка» (Spare the rod and spoil the child), обосновывавшая необходимость телесных наказаний. Означает примерно следующее: если ребёнка не наказывать, он никогда не научится послушанию и хорошим манерам.

Глава 19 (69) — Ограниченное время

Зрение Райана затуманилось. Было тяжело сфокусировать взгляд, а на краю зрения таилась тьма. Курьер не чувствовал ног, а его тело, лишившееся сил, было холодным.

Вероятно, причина в потери крови либо травмах, которые он получил в ходе битвы с Плутон. Или, возможно, это дело рук Эжен-Анри, который телепортировался прямо перед Райаном. Кот беззвучно смотрел на пойманного в ловушку Генома, словно проводник в подземный мир.

— Фортуна!

На вершине водопада Атомный кот в ужасе держал свою сестру, из чьей груди вытекала кровь. Труп Плутон с дырой во лбу упал с водопада. Река потащила младшего босса вниз по течению к её последнему пристанищу; её проклятие было отменено, и лес вернулся в нормальное состояние, но за это пришлось заплатить.

Фортуна сделала удачный выстрел… но даже удача не смогла обмануть смерть.

— Фортуна! — крикнул Феликс, пытаясь прикрыть рану сестры рукой и не дать ей истечь кровью. Райан достаточно хорошо соображал в медицине, чтобы понимать, что это бесполезно. Будь у него инструменты и силы, он мог бы её спасти.

Он всё ещё может её спасти. Он спасёт их всех в следующий раз.

В конце концов, только Райан был проклят бессмертием. Только он мог нести это бремя.

Постепенно теряя сознание, Райан заметил металлическую тень, движущуюся вверх по течению. Русалка в силовой броне пересекала реку, чтобы спасти его.

— Рири! — крикнула в ужасе Лен, бросаясь к нему и без промедления отбрасывая прижавшие его обломки. — Я здесь! Я здесь!

Лен…

Всегда рядом, чтобы спасти его, когда всё потеряно.

— Я должен идти.

На мгновение курьеру показалось, что он заговорил вслух, но он осознал, откуда исходит бестелесный голос.

Что-то говорило через Эжен-Анри, используя собственный голос Райана.

— Остальное, — кот посмотрел в глаза курьеру, его кошачий взгляд сиял фиолетовым и мудростью звёзд, — зависит от тебя.

Вспышка фиолетового света охватила Райана, и он потерял сознание.

* * *
Когда Райан открыл глаза, вовсю играл «Интернационал»[1].

Потолок был малиново-красным, и перед ним висели портреты Маркса и Энгельса. Капельница вливала в его правую руку анестетик, а рядом с ней стояло инвалидное кресло в стимпанковском стиле из кожи и олова.

Чёрт возьми, он снова очнулся в секретной советской лаборатории? Одного раза ему было достаточно!

Глаза Райана изучали окружение, его тело казалось тяжёлым; нормально дышать у него не получалось, а грудь чесалась. Что самое главное, он не чувствовал ничего ниже пояса, включая его самое опасное оружие. Даже Вамп погибла, пытаясь завладеть им.

Он лежал на больничной койке; в помещении были телевизор и окно, выходящее на тёмную подводную бездну. На стуле рядом с ним сидела Сара, читавшая «Путешествие к центру Земли» Жюля Верна. Она не заметила, как он проснулся.

Райан повернул голову и посмотрел на кровать по соседству. Атомный кот лежал, наполовину скрытый под простынёй, его пустые глаза уставились в потолок. Бинты покрывали его торс, а к руке также присоединена капельница.

— Феликс? — Голос Райана поразил Сару, которая поспешно закрыла книгу. — Котёнок?

Ничего.

Атомный кот даже не ответил. Его взгляд оставался бессмысленным, пустой бездной небытия, взглядом на тысячу ярдов[2].

— Он такой с тех пор, как ма вас притащила, — сказала Сара, нахмурившись. — Он не отвечает, когда его зовут. Я уже видела такой взгляд в Ржавом городе. Он сломан внутри и не придёт в себя.

— Придёт. — Райан знал это по опыту. — Рано или поздно эта бездна выплюнет его, когда прекратит пережёвывать.

Конечно, курьер, скорее всего, повернёт время вспять до того, как Атомный кот завершит процесс исцеления. Пусть Фортуна его и раздражала, он не оставит её мёртвой. Не после того, как она отдала свою жизнь, чтобы спасти брата.

— Раз уж ты проснулся, вытаскивай свою задницу из кровати, — сказала Сара, прежде чем осознала очевидное. — Я образно говорю. Как ты себя чувствуешь?

— Без ног, как Кристофер Рив[3].

— Я не знаю, кто это.

— Именно поэтому я терпеть тебя не могу.

— У меня, по крайней мере, рабочие но… — Сара внезапно замолкла, складывая два и два. — О, погоди, я поняла шутку! Не можешь стоять[4]!

— А теперь, если ты подкатишь мне кресло, — сказал Райан, взглянув на свою новую Плимут Фьюри, — я разрешу тебе немного потолкать меня, но, прошу, не болтай у меня за спиной.

— Могу поискать тебе место на парковке, хочешь? — ответила Сара и, отложив книгу, помогла Райану сесть в инвалидное кресло. Как он и ожидал, остальной части его тела тоже досталось. Он был обмотан бинтами почти как мумия.

— Начало положено, но в игре слов тебе ещё тренироваться и тренироваться, — сказал Райан. — Как долго я был в отключке?

— Ма принесла тебя вчера вечером, — ответила она, схватив штатив с капельницей и прикрепив его к кресло. — Остальные сироты делали ставки, выживешь ли ты. Большинство думало, что нет.

— Надеюсь, ты поставила на меня.

Судя по улыбке, так оно и было.

— Ага, ты слишком вредный, чтобы умереть, и ма… ма было бы больно, если бы ты не очнулся. — Сара впилась взглядом в курьера. — Она была в слезах, когда привела тебя сюда.

— Я этого не планировал, — вздохнул Райан. — Можешь отвести меня к ней?

— Конечно.

Сара покатила кресло к двери «больницы», а Райан бросил последний взгляд на Атомного кота. Феликс перестал смотреть в потолок и теперь с пустым лицом уставился на подводную бездну снаружи.

Райан не мог его осуждать. Его собственные родители подписали ему смертный приговор, а сестра, от которой он ушёл, погибла за него. Это шокировало бы кого угодно.

— Феликс…

— Я не хочу говорить, — внезапно сказал Котёнок лишённым эмоций голосом.

Время пока не пришло. Может, оно вовсе не наступит.

Сара толкала кресло по стальному коридору и, в конечном итоге, привела курьера в мастерскую Лен. Райан обнаружил, что его лучший друг возится со своей водолазной бронёй, которую она соединила кабелями с Хронорадио и мозгоустройством Dynamis. Некоторые части костюма были заменены копиями от брони Жасмин, в том числе и шлем. Похоже, Лен решила доработать существующее оборудование, а не делать его с нуля, возможно, из-за нехватки ресурсов.

А Эжен-Анри сидел на сервере, словно сфинкс.

— Рири… — Явное облегчение на лице Лен было почти ощутимым. — Ты проснулся.

— Ты ещё сомневалась? — пошутил он.

Когда Гений поморщилась, Райан понял, что ему следовало держать язык за зубами.

— Да, сомневалась, — сказала она, нахмурившись. Только сейчас он заметил покраснение вокруг глаз Лен, словно она неоднократно вытирала слёзы. — Я думала… думала, что опоздала…

— Осёл, — сказала Сара Райану, сверля его взглядом. — Я бы пнула тебя по ноге, будь в этом толк.

— Ты можешь ущипнуть меня за руку, если хочешь, — ответил Райан, что она и сделала. — Ай!

— Ты заслуживаешь худшего, — сказала Сара и с беспокойством посмотрела на Лен. — Ма, тебе нужно отдохнуть. Я могу сделать тебе горячий шоколад.

— Нет, всё в порядке. Спасибо, милая. — Лен заставила себя улыбнуться Саре. — Можешь… оставить нас на минутку?

Девочка явно не хотела этого делать, но всё же ушла. Дверь мастерской закрылась за ней, и Лен с Райаном остались наедине.

— Прости, — немедленно сказал Райан.

Лен увела взгляд в сторону.

— Я не смогла её спасти. Девушку. Она уже тонула в собственной крови, когда… когда я…

— Она умерла ещё до твоего прибытия. — Райан, покатив кресло вперёд, положил руку на плечо Лен. К его удивлению, она не сразу прервала физический контакт. — Коротышка, это не твоя вина.

Она оттолкнула его руку.

— Если бы я пришла раньше…

— Ты бы умерла, — сказал Райан. — Кто тебе сказал, где мы были?

— Я… — Грусть на её лице сменилась смущением. — Я взломала твой телефон. Когда ты его выключил, мне пришлось искать тебя на своих двоих.

Он должен был разозлиться на неё за это, но АНБ[5] влезло в его телефон раньше неё. Райан взглянул на устройство, а затем на Эжен-Анри. Кот, казалось, был рад снова увидеть своего хозяина, но его зрачки вернулись к своему естественному синему цвету.

— Ты закончила устройство передачи сознания?

— Думаю, да, — заявила Лен и нахмурилась. — Но их больше нет.

— Чего нет? — нахмурившись, спросил Райан.

— Энергетических показаний твоего кота. Их нет. Теперь он обычный кот. — Лен покачала головой, а Эжен-Анри показал им свою королевскую задницу. — Что бы ни было причиной его телепортационных прыжков, оно пропало.

Сущность Пурпурного мира овладела Эжен-Анри, как плюшевой игрушкой, а затем покинула здание.

Почему? Почему оно поступило именно так? В чём смысл? Райан не мог этого понять, но со временем он додумается.

— Как дела на поверхности?

Лен мгновенно поморщилась. Ясно, что всё изменилось только в худшую сторону.

— Рири, ты правда хочешь знать? Ты только проснулся.

— Да, хочу.

Лен медленно подошла к компьютеру, подключённому к серверам, что-то набрала на клавиатуре и показала ему экран.

На изображении, которое выводила камера, были видны капли, поэтому Райан предположил, что камера была с зонда морского базирования. Но качество изображения было достаточно хорошим, чтобы курьер увидел катастрофу во всей её красе. Ужасно знакомую катастрофу.

Новый Рим превратился в зону боевых действий, где Геномы Августи и силы Dynamis открыто воюют на улицах. Вертолёты Частной охраны расстреливали гангстеров с суперсилами, на что те отвечали огненными шарами. Пламя охватило здания, в том числе штаб-квартиру «Иль мильоре», которую Вулкан и бронированный отряд обстреливали ракетами. Вскоре из башни Dynamis вышла орда кибернетически усовершенствованных динозавров, вступая в схватку с нападающими. Возглавлял эту атаку Панда.

Виверну пригвоздили к зданию бесчисленными копьями и прочим острым оружием, а Марс в это время сражался с колоссальным монстром-растением над крышами. Пространственные разрывы открывались вокруг подражателя центуриона, обрушивая мечи и копья на растительную мерзость[6]. Тем не менее, существо ответило лозой толщиной с грузовик и пыльцой, способной плавить сталь. Когда Виверна освободилась, Марс, материализуя под ногами щиты, запрыгал с одной крыши на другую, чтобы спастись от неё.

Прибрежная полоса была затоплена приливной волной, и трупы были выброшены на искусственный берег только для того, чтобы снова подняться, чтобы атаковать объекты Dynamis. Сам Нептун бушевал в Ржавом городе, придав астрономическому количеству воды форму гигантского кальмара. Живой лазер разрезал одно из его щупалец, и вскоре к бою присоединилась Чертовщина. Но, несмотря на все их усилия, жидкий элементаль быстро собрался обратно и продолжил свой смертельный марш к свалке.

Вилла на вершине горы Августа превратилась в дымящийся кратер, над которым в смертельной дуэли сошли два огня — бушующее солнце и малиновая молния. Их бой был, безусловно, самым страшным, оба двигались так быстро, что даже камера не могла за ними уследить. Могучие молнии и волны плазмы обрушивались с небес, уничтожая окрестности вокруг горы.

Камера обеспечивала панорамный вид катастрофы, которая в конечном итоге достигла гавани. Мортимер, Ланка и другие Геномы расстреливали невиданную фигуру, от простого появления которой на экране у Райана чуть не заболела голова. Кошмарный жуткий маскот с извивающимися щупальцами вместо бороды, огромными тёмными крыльями и перепончатыми руками; ужасающая смесь кальмара и человека, которую надел глупый Геном, неспособный контролировать могущественную тьму из общественного достояния. Мерзость испустила крик, искажённые слова которого сумасшедший разум Райана сумел понять.

— КТУЛХУ ФХТАГН[7]!

Гардероб использовала костюм апокалипсиса. Всё было настолько плохо.

— Так… так на всём побережье, — сообщила Лен, опустившись в своё кресло. — Не только в Новом Риме. На Сицилии и Сардинии тоже.

Это был повтор конца последней петли. Уничтожение Меты только отсрочило неизбежное. Пока события продолжаются в том же русле, Dynamis, Карнавал и Августи неизбежно столкнутся, вызвав катастрофические последствия.

Его Идеальный забег так и остался далёкой целью.

— Прости, Коротышка, но в Лабораторию шестьдесят шесть наведаемся в другой раз.

— Ага, — нахмурившись, ответила она. — Так оно всё и было? В прошлый раз?

— Не так ужасно, но с тем же результатом. Адам только учинил побольше… — Компьютер издал звуковой сигнал. — Что это?

— Звонок, — сказала Лен, нахмурившись и печатая на клавиатуре. — Вулкан.

Сердце Райана ёкнуло. Был ли это луч надежды посреди очередной плохой концовки?

— Открой канал.

Апокалиптический пейзаж Нового Рима сменился сидящей в кресле молодой женщиной.

Но это была не Жасмин.

— Райан, — с облегчением сказала Ливия, когда на экране появилось её лицо. — Слава богу, я не могу тебя видеть, и я… я не была уверена.

Лен нахмурилась, в Райан спокойно отметил:

— Принцесса, если бы я умер, происходящий сейчас кошмар тут же бы закончился.

— Верно, но я волновалась, что ты, возможно, не сказал мне всей правды, — ответила Ливия с безрадостной улыбкой, прежде чем та совсем не исчезла. — Фортуна, она…

— Мертва, — сообщил Райан, от чего на лице Ливии показалась глубокая печаль. — Феликс жив, но глубоко потрясён.

Ливия совсем утихла, выражение её лица было мёртвым, а глаза смотрели вниз.

— Я… я предвидела это, — пробормотала она под нос, сдерживая слёзы, — но я надеялась… надеялась, что… моя тетя…

— Фортуна погибла, защищая своего брата от Плутон, и если бы твоя покойная тётя добилась своего, то Феликс тоже был бы мёртв. — Райан говорил как есть, поскольку считал, что она должна услышать мрачную правду прямо сейчас. — Твой отец отдал приказ, и Плутон не задумалась, стоит ли его выполнять.

— Я никогда этого не хотела, — сказала она, сцепив пальцы. — Я никогда… никогда не думала, что дойдёт до этого.

Даже на лице Лен, которой Ливия явно не нравилась, показалось сочувствие; возможно, она сочувствовала ситуации мафиозной принцессы.

Райан вздохнул.

— Я всё исправлю, — сказал он более мягким тоном. — Я исправлю всё в следующий раз.

Ливия наконец подняла глаза.

— Неужели нет другого пути? — спросила она дрожащим голосом. — Никто не вспомнит. Никто кроме тебя. Если никто не вспомнит… если никто не вспомнит, это повторится снова.

Райан взглянул на Лен, которая покачала головой. Она угадала его мысли и не была согласна с его идеей. Ливия была достаточно проницательной, чтобы уловить их беспокойство.

— У вас есть план, как решить эту проблему, — предположила она.

— Мы не можем тебе сказать, — сказала Лен прежде, чем Райан успел открыть рот. — Мы… извини, но нет.

— Ты Андердайвер, верно? Лен Сабино. — К Ливии вернулось самообладание, и она сосредоточилась на Коротышке, вернув на лицо нечитаемое выражение. Возможно, она начала использовать свою силу, чтобы наблюдать и предсказывать Гения. — Ты всё знаешь.

— Да, — призналась Лен. — И… я была против, чтобы он тебе рассказывал.

— Я понимаю, почему ты не доверяешь мне, особенно после… после того, что сделала моя тётя. — Пальцы Ливии заёрзали, девушка не могла скрыть своего стыда. — Но клянусь, я никогда не хотела, чтобы это произошло. Я сделала всё в моих силах, чтобы это остановить.

Лен это не впечатлило.

— Но у тебя не вышло.

— Нет. Нет, не вышло. — Ливия закрыла глаза и прикусила губы. Этот маленький жест напомнил Райану Лен, и очень сильно. — Мой отец… он обычно прислушивается ко мне. Но не по этому вопросу. Никакие аргументы, ни в одной из вероятностей, которые я видела, не могли заставить его пересмотреть своё мнение. Его ненависть к Харгрейвсу слишком сильна.

— Где ты вообще? — нахмурившись, спросила Лен. — Как мы можем быть уверены, что нас не слушает кто-то ещё?

— Я в безопасном месте за пределами Нового Рима вместе с Нарцинией. Уверяю вас, это частная линия. Частная линия Вулкан, и она слишком занята, чтобы слушать. — Ливия откашлялась. — Я… я звоню вам сейчас именно потому, что она слишком занята.

— Как ты узнала… как ты узнала, что Райан здесь? — продолжала Лен. — Ты сказала, что твоя сила не работает на нём.

— Не работает, но я всё же вижу результаты его действий. Я искала вероятность, в которой могу поговорить с Феликсом, и в каждой использовалась эта линия. Я даже не знаю, где вы.

Райан откашлялся.

— Коротышка, думаю, этого достаточно. Так мы никуда не уедем.

Но Лен и слышать об этом не хотела.

— Она сказала тебе, что может отговорить своего отца от… от совершения глупых поступков. Она не смогла. Что, если она проболтается о нас Августу? Рири, она бомба…

— Я ошибалась, ясно?!

Вспышка Ливии поразила всех.

— Я ошибалась, — сказала принцесса Августи, и на её лице отразилась смесь раскаяния, горя и разочарования. — Я хотела думать, что папа… я хотела, чтобы папа не был способен на такие разрушения. Но я ошибалась. Даже Нарциния…

— Тебе не следовало доверять Августу, — сказала Лен. — Это же ясно как божий день.

— А ты разве не доверяла своим родителям? — с горечью спросила Ливия. — Когда родители тебе что-то рассказывали, ты не доверяла всему, что они говорили?

Лен вздрогнула, как будто её ударили. Это замечание поразило слишком близко к сердцу.

— Послушайте… — Ливия тяжело вздохнула. — Если есть шанс исправить эти ошибки, я хочу помочь всем, чем могу. Моя семья причинила столько боли, и теперь ты должен всё исправить. Теперь я понимаю, какой груз лежит на твоих плечах, Райан. Я… я не слепая. Я вижу твои раны. После того, чем ты пожертвовал, чтобы помочь мне и Феликсу, я хочу вернуть услугу. Я сказала тебе по телефону: я тебя отблагодарю.

— Так ты наконец поверила мне? О том, что мы не враги? — спросил Райан, и Ливия кивнула в ответ. — Пришлось немало постараться.

— Я знаю, что может быть уже слишком поздно, но… я просто боялась, понимаешь? — Ливия посмотрела на курьера. — Я боялась тебя. Ты просто… ты внушаешь ужас, Райан. Ты так много знаешь, но можешь по собственной прихоти стереть всё, что мы делаем. Ты делал это бесчисленное количество раз. Ни одна из моих способностей не действует на тебя. На отце они работают, но не на тебе.

Если смотреть с такого ракурса…

Райан, ничего не говоря, повернулся к молчащей Лен. Курьер мог бы форсировать события, но Коротышка прошла вместе с ним через все трудности. Если она недостаточно доверяет Ливии, чтобы вовлечь её в их план, то ему придётся принять её желание, даже если оно ему не нравится.

В конце концов, перед Лен стояла та же дилемма, что и перед Райаном, когда он доверился Жасмин в предыдущем цикле. Рискнуть открыться; рискнуть быть преданным и разочарованным ради неопределённого будущего. Осмелиться сказать что-то, что не получится вернуть назад.

— Мы… — Лен заколебалась, но наконец заговорила. — Мы пытаемся разработать систему, способную отправить чьё-нибудь сознание в прошлое.

— Правда? — На лице Ливии появилась надежда. — Чем я могу помочь? Могу я вам помочь?

— Я создала свою карту памяти, — сообщила Лен. — Она передаст мои воспоминания моей предыдущей «я». Но моя система… я не могу отправить в прошлое более одного человека. По крайней мере, пока. Я даже не уверена… Я даже не уверена, что она вообще сработает. Я модифицировала свою броню, используя чертежи Райана, но… подстраховки нет. Нет никакого способа убедиться, что она сработает.

— Подстраховка есть, — сразу сказала Ливия, неистово желая внести свой вклад. Чувство вины пожирало её, как гноящаяся рана. — Я не могу сохранить свои воспоминания, но я веду подробный дневник. Я могу сохранить информацию и передать её Райану в следующей итерации. Я могу записать чертежи вашей машины.

— Нет, — возразила Лен, всё ещё слишком подозрительно относясь к принцессе Августи, чтобы отдать что-то столь ценное. — Нет, не машину. Никогда.

— Тогда карту памяти, — спокойно предложила Ливия.

Сердце Райана ёкнуло.

— Ты можешь записать её?

— Это ведь данные, так? Строки кода? — Лен ответила на вопрос Ливии настороженным кивком. — Тогда я могу сделать снимок. Если передача не удастся, у вас будет резервная копия.

Затем Гений повернулась к курьеру, глядя ему в глаза. Это будет гораздо менее рискованно, чем передать ей чертежи, поскольку карта мозга без оригинальной машины или технологии Лен представляла собой огромную массу непонятных данных… но это означало, что Ливия может взять воспоминания Коротышки в заложники.

— Рири?

Спустя короткое время Райан кивнул в ответ. В лучшем случае это им ничего не будет стоить; а в худшем… в худшем — может всё изменить. Он хотел доверять Ливии. Курьеру хотелось думать, что хоть раз он может положиться на кого-то по ту сторону времени. Что он будет не один, когда начнёт сначала.

— Спасибо. Вам обоим. — Ливия низко поклонилась. — Клянусь, я не разочарую вас. Когда ты повернёшь время вспять?

— Полагаю, это произойдёт, как только я отправлю сознание Коротышки назад? — спросил Райан, взглянув на своего друга.

— Да, — кивнула Лен. — Моя система должна вызвать… досрочное завершение, как только сообщение будет отправлено.

Вежливый способ сказать, что она убьёт Райана.

— Можно… — Ливия откашлялась, пытаясь подобрать слова. — Можно мне перед этим поговорить с Феликсом?

— Я соединю твой канал с его телевизором, — сказала Лен. — И ещё пришлю тебе карту памяти.

— Спасибо, — сказала Ливия с грустной улыбкой. — Спасибо.

Лен оборвала разговор, экран стал чёрным.

— Тебе это не нравится, — сказал Райан.

— Нет, Рири, не нравится. Если что-то пойдёт не так, моя жизнь будет в её руках. Если у меня не получится, я… я буду её заложником, и она сможет использовать меня против тебя. Ты это понимаешь, Рири?

— Понимаю. — Он нахмурился. — Но почему ты сказала, что отправишь карту, если не доверяешь ей?

— Потому что я доверяю тебе, Рири, — ответила Лен. — И… я тоже когда-то боялась тебя. Но я ошибалась.

— Спасибо, Коротышка. — Блин, в глаза песок попал. — Если в мире есть справедливость, ты не забудешь эти слова.

— Её нет, — сказала она, глядя в сторону. — Но… Надеюсь, я ошибаюсь.

Курьер взглянул на своего кота, который теперь отдыхал на сервере.

— Он сказал, что теперь всё зависит от нас, — сказал Райан. — Он помог, но теперь всё зависит от нас.

— Я… я не понимаю.

— Эжен-Анри. Он сказал, что должен уйти, а всё остальное теперь зависит от меня. — Сейчас Райану стало понятно: сущность отправила сообщения через Хронорадио, чтобы подбодрить курьера, когда он собирался сдаться, устроила ему встречу с Ливией в начале забега и тонко помогла Лен. Направляла Фортуну, чтобы она спасла жизнь Райана и косвенно убедила Ливию помочь. — Он управлял событиями таким образом, чтобы эта встреча смогла состояться.

— Это значит… это значит, что он намеренно отправил Фортуну на смерть, — скептически заметила Лен. — Стоит ли доверять тому, кто так беспечно относится к человеческой жизни?

— Я просто хочу видеть в людях лучшее. Даже в межпространственных кошмарах, без предубеждений.

Лен это не убедило.

— Иногда ничего хорошего попросту нет. Некоторые люди прогнили до мозга костей.

— Ага, я встретил Большого Жирного Адама, — ответил Райан, пожав плечами. — Но я всё ещё хочу видеть лучшее.

Искать звёзды в ночном небе.

[1] «Интернационал» — международный пролетарский гимн; гимн коммунистических партий, социалистов и анархистов

[2] «Взгляд на две тысячи ярдов», или взгляд в пространство, отрешённый взгляд — несфокусированный взгляд, часто наблюдаемый у солдат, перенёсших боевую психическую травму. Может наблюдаться и в других случаях психологической травмы.

[3] Кристофер Рив — американский актёр, сыгравший роль Супермена в одноимённом фильме 1978 года и нескольких его продолжениях. В 1995 сломал шейные позвонки и оказался парализован ниже плеч.

[4] Непереведённый каламбур: слово «stand» с английского можно перевести и как «стоять», и как «терпеть» (то есть «терпеть тебя не смогу»/«не могу стоять»).

[5] АНБ — Агентство национальной безопасности, входящее в состав министерства обороны США и занимающееся разведкой.

[6] Способность Марса напоминает Врата Вавилона — Благородный Фантазм Гильгамеша из Fate. Они соединяют реальное пространство с хранилищем, открывая «невидимую дверь», которая позволяет содержимому проходить через неё согласно приказам пользователя.

[7] «Ктулху фхтагн» — часть мантры на выдуманном Лавкрафтом языке, которую культисты распевают во время своих сборищ: «Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн». Её приблизительный перевод — «В глубине вод под Р’льехом покоится Ктулху, дожидаясь своего часа». «Ктулху фхтагн» — её сокращенный вариант, который переводится как «Ктулху спит» или «Ктулху ждёт».

Глава 20 (70) — Попался

Порой Райан задавался вопросом, существует ли судьба.

Он наблюдал её во многих циклах: события не повторялись один в один, но часто искажённо воспроизводились даже после его вмешательства. Хотя обстоятельства были совершенно иными, этот цикл закончился так же, как и предыдущий: Новый Рим пылает, Райан сидит внутри механической брони, а Гений пытается перенести во времени своё сознание.

Это имело смысл. В конце концов, Райан — всего-навсего один человек, брошенный в реку камень; пока он не освоит петлю настолько, чтобы добиться максимального влияния и выбить её с колеи, последовательность событий испытывала искушение вновь заявить о себе. Курьер буквально боролся против целой вселенной и правила причинности.

И пусть приходилось многое принести в жертву, в конечном итоге Райан всегда выходил победителем. Он никогда не отказывался от надежды, что всё будет по-другому, потому что каждый цикл был немного лучше предыдущего. Его жизнь была процессом, каждая итерация которого оптимизирует финальный забег.

И если курьеру удастся переправить во времени больше людей, он сможет больше, чем просто бросать камешки в реку. Он сможет изменить её русло, вызвав сход оползня.

— Мне нужно, чтобы ты активировал свою силу, когда я попрошу, — сказала Лен, надевая модифицированный шлем от брони на голову Райана и подключая курьера к своей технике. — Из того, что я поняла, Фиолетовый Поток должен накапливаться, достигнув критической массы прежде… прежде, чем ты приблизишься к десятисекундной отметке.

— Хорошо, я бы предпочёл не создавать новую точку сохранения. — Райан посмотрел через линзы шлема, но никакие данные на них не выводились. В отличие от брони Жасмин, версия Лен была более грубой, экспериментальной. Она будет точкой опоры для его силы, но фактические вычисления будут выполняться на компьютере Гения. — Итак, как всё должно пройти?

— Я отправлю карту памяти своему… своему прошлому «я». — Лен села за свой компьютер. — Мои текущие воспоминания должны перезаписать старые. Может быть. Будем надеяться.

— У нас получится, — сказал Райан, чтобы подбодрить как её, так и себя. — Должно получиться. Всё, что для этого нужно, готово.

— Мы не можем быть уверены… — Лен покачала головой. — Я… я надеюсь, что у нас получится, Рири. Но я ничего не могу обещать.

Дверь мастерской открылась, прервав обсуждение. В комнату вошёл перевязанный Феликс, переводя взгляд с Лен на Райана. Курьер видел неверие в его глазах, а затем молчаливое принятие.

Он какое-то время простоял за дверью.

— Как долго… как долго ты слушал? — обеспокоенно нахмурившись, спросила Лен.

— Достаточно долго, — ответил Феликс, усевшись на верстак перед Райаном. — Хорошая броня, но я предпочитаю кашемировый костюм.

— Однажды я сделаю кашемировую силовую броню, — пошутил Райан.

— Видимо, у тебя есть всё необходимое время на свете, когда ты можешь повернуть его вспять? — Феликс сделал короткую паузу, не сводя глаз с бывшего товарища по команде. — Путешествие во времени. Безумие, но это очень многое объясняет. Сколько ты этим занимаешься? Как далеко ты можешь вернуться?

— Если честно, я сам не знаю, сколько мне лет, — признался Райан, прежде чем вспомнил одну из своих ранних встреч с Плутон. — От пятисот до тысячи, плюс-минус. Что касается того, как далеко я могу повернуть время вспять, — прямо перед моим приездом в Новый Рим.

— Ты занимаешься этим почти тысячелетие. — Феликс недоверчиво покачал головой. — Это безумие.

— Тебе… тебе Ливия рассказала? — спросила хмурая Лен.

— Нет, но у меня начали возникать вопросы. Когда вычеркнешь невозможное, то, что остаётся, должно быть правдой, какой бы невероятной она ни была. — Феликс покачал головой. — Я слишком долго был в компании Гардероб.

— Ты помирился с Ливией? — спросил Райан. Это была одна из надежд, которую он возложил на себя во время этой петли, и она, вероятно, перенесётся в его идеальный забег.

— Я бы так не сказал, но… думаю, она теперь понимает, почему я ушёл. Для этого понадобилась война, но её вера в отца наконец пошатнулась. Но слишком слабо, слишком поздно. — Феликс сжал кулаки. — Ты можешь спасти мою сестру?

— Да, — сказал Райан. — Я спасу её.

— Спасибо. — Герой вздохнул с облегчением, но лицо его осталось озабоченным. — Можешь и меня взять с собой? Тебе понадобится помощь.

— Нет, извини, — сказал Райан. Машина могла перенести только одну карту мозга. — Поверь, я бы взял, если бы мог.

— Мы… — Лен откашлялась. — Мы даже не уверены, что у меня вообще получится.

Феликс воспринял это хорошо, учитывая все обстоятельства. Или, что более вероятно, всё, через что он прошёл в последнее время, притупило его эмоциональную реакцию.

— Понятно. И как только ты вернёшься, мы все умрём?

— Вы забудете, — заверил его Райан. — Как от амнезии.

— Амнезия… Наверное, можно смотреть на это и с такой стороны. Ты… — Атомный котёнок прищурился, глядя на Райана. — Ты трахал меня до этого?

— Нет, — ответил Райан, к большому недоверию его Котёнка. Из всего прочего, он беспокоился именно об этом? — У меня есть целый список «Трахни, женись, убей», который я хочу выполнить перед идеальным забегом. Выйти замуж за Джейми, жениться на Юки, трахнуть Вамп, убить Псипси…

Лен закатила глаза, а Атомный кот скрестил руки на груди.

— Не знаю, почему я даже не удивлён, — сказал он, прежде чем замолчать. Было ясно, что ему нужно многое обдумать.

— Котёнок?

— Я не понимал, как сильно она меня любила, — сказал Феликс, глядя в пол. — Фортуна. Я думал, что она выберет наших родителей, а не меня, но я ошибался. Ошибался насчёт неё, и насчёт Ливии тоже. У них ещё есть надежда. Я… я никогда не ценил свою сестру, Райан. Теперь я это понимаю. Родители подписали мне смертный приговор, но Фортуна… она выбрала меня. Когда её загнали в угол, она поступила правильно.

Ни Райан, ни Лен ничего не сказали. Оба понимали, что герой говорит от всего сердца, что ему нужно снять камень с души.

— И когда ты повернёшь время вспять, я это забуду. Я опять буду беситься и злиться на неё. Её смерть ничего не будет значить.

— Будет, потому что я буду помнить, — заверил Райан Феликса. Его мнение об Удачливой девушке было не лучшим, но после того, как он увидел её жертву, оно значительно улучшилось. Так или иначе, но она выживет в его идеальном забеге.

— Квики, могу я попросить об одолжении? Убедись, что я… — Атомный кот затаил дыхание. — Убедись, что я пойму это к тому времени, как ты закончишь, и без её смерти. Я… я не думаю, что когда-нибудь помирюсь с Фортуной, если ты не вмешаешься.

— Не волнуйся, я найду способ. — Скорее всего, он похитит их обоих и отведёт на семейную терапию. Даже если ему придётся превратить одного из них в огурчик[1].

— Спасибо. — На лице Феликса расплылась искренняя улыбка. — Мне было весело работать с тобой, Райан. Ты хороший друг.

— Чёрт побери, Коротышка, тебе лучше начать процесс, пока я не умер от диабета. — Райан отвёл взгляд от Феликса, пока его друг-Гений печатала на клавиатуре. — Мы так и не дошли до тренировок с Пандой.

— Ага, я унесу это сожаление в могилу. — Феликс задумался. — Было бы весело.

Страшная тревога разнеслась по подводной базе, прервав счастливый момент.

Райан повернул голову к Лен, его тяжёлый шлем медленно двигался вместе с черепом. На экране её компьютера появилось изображение бездны вместе с очертаниями огромной подводной лодки. Прожекторы с базы Лен освещали её стальной корпус, на который был нанесён известный логотип.

Dynamis.

Компьютер запищал — это кто-то пытался установить связь. Нахмурившаяся Лен насторожена приняла вызов, и на экране появилось новое видео. Омерзительный сияющий череп уставился на Геномов в мастерской.

«Так ты выжил, Атомный кот». — В голосе Альфонса Манада не было облегчения, только намёк на любопытство. — «Мне было интересно, куда ты сбежал».

— Fallout? — сказал Феликс, слезая с верстака и подходя к компьютеру Лен. — Что это значит? Разве ты не в Новом Риме?

«Был, но мы переносим нашу штаб-квартиру и лаборатории за город. Август уничтожил наши предыдущие сооружения». — Генеральный директор Dynamis уставился на Лен. — «И мы подберём мисс Сабино по дороге».

Лен ощетинилась от ужаса, к большому разочарованию Райана.

— Et tu, Нагасаки? — подначил он ядерного киборга.

«Квиксейв, это ты внутри брони?» — ответил Fallout, усмехнувшись. — «Хорошо, ты тоже идёшь. Даю вам десять минут, чтобы выбраться из этой подводной дыры и зайти на борт нашей подводной лодки. У нас плотный график, и Вулкан может скоро пуститься в погоню».

— Нет, — возразила Лен, качая головой.

— Мы вежливо отклоняем твою просьбу, — сказал Райан. — Не заставляй нас воздвигать новую Берлинскую стену.

«Похоже, вы не понимаете». — Альфонс направил свой сияющий, лишённый эмоций взгляд на Лен. — «Она нужна нам, живая или мёртвая. Если вы сейчас же не сдадитесь, мы затопим весь этот комплекс и соберём генетический материал с трупа».

Лицо Коротышки потеряло весь цвет.

— Здесь дети!

— Мы помогли тебе против Меты, — заметил Райан, решив добавить этого человека в свой убойный список. — У тебя странное представление о долгосрочном партнёрстве.

«Я знал о твоих делишках с Ливией Августи, Квиксейв. Ты первым предал нас». — хмыкнул Альфонс, проигнорировав комментарий Лен. — «Это не имеет значения. Если хотите сохранить жизнь, присоединяйтесь к нам».

— Я думал, ты из хороших парней, — не скрывал своей ярости и разочарования Феликс.

«Так и есть. Пока я жив, Август никогда не будет лицом Европы. Всё, что я делаю, — это гарантирую, что он и его извращённый вид не победит».

— И чем ты от него отличаешься? — злобно зарычал Феликс. — Ты слышал Харгрейвса: Август вырезал целую мирную общину, чтобы заполучить в свои руки мою сестру Нарцинию. А ты сейчас угрожаешь детям, чтобы завладеть Гением.

«Отличаюсь тем, что я делаю это ради спасения человеческих жизней, а не для их уничтожения. Ты хоть можешь представить, скольких убил Август? Скольких ещё убьёт, сейчас, когда он лишился последних тормозов, которые у него были?» — Альфонс перевёл взгляд на Лен. — «Чем быстрее мы закончим эту войну, тем меньше людей погибнет. Если она пойдёт с нами, мы будем на шаг ближе к победе».

— Почему я? — спросила Лен дрожащим голосом. — Что… Что я тебе сделала? Это из-за фабрики?

«Какой смысл тебе сейчас рассказывать?» — грубо ответил Альфонс, но всё же пролил некоторый свет на свои мотивы. — «Ты — ключ к совершенствованию наших Эликсиров, Сабино. К массовому производству этих зелий, чтобы они больше не были орудием угнетения со стороны меньшинства».

— Ты хочешь сделать всех Геномами, — сообразил Райан.

«Да. Август и подобные ему полевые командиры обладают таким большим влияниям потому, что собирают Геномов в своих организациях. Но когда все сильны, никто не силён. Вы не понимаете? Единственный способ разрушить эти диктатуры суперсил — это демократизировать Эликсиры. И Сабино — ключ к осуществлению этой мечты».

Он был коммунистом во многих отношениях. Как жаль: Fallout и Коротышка, вероятно, отлично поладили бы, не желай он её вскрыть.

— Потому что ты удерживаешь Кровотока в своих лабораториях? — спросил Райан, и Лен ощетинилась от его прямолинейности.

Fallout проигнорировал их, лишив информации для следующих циклов.

«Я устал от этой ерунды. Что выбираете? Мёртвыми или живыми?»

Лен посмотрела на Райана, и её ответ последовал быстро.

— Лучше мёртвой, чем корпоратом, — сказала Гений, резко оборвав связь.

Альфонс немедленно ответил на этот акт неповиновения бомбардировкой, весь подводный комплекс содрогнулся, когда снаряды поразили убежище.

— Давай, Рири! — приказала Лен, загружая свою программу.

Райан немедленно остановил время, частицы Фиолетового Потока вылетели из его брони. Пока росло их число, курьер воспользовался моментом, чтобы в последний раз осмотреть происходящее вокруг него. Вода прорывалась через потолок благодаря торпедам Dynamis, Лен с ужасом и надеждой смотрела на экран, и Феликс с молчаливым достоинством ждал конца.

Не на такую концовку надеялся Райан, и он поклялся, что она больше не повторится.

Фиолетовые частицы поглотили окружающий его мир, и эта петля подошла к концу.

* * *
Это было 8 мая 2020 года в Новом Риме. Не первое и не последнее.

По крайней мере, он снова чувствовал ноги.

Вместо того чтобы ехать прямо в город, Райан припарковался поблизости и стал ждать. Из Хронорадио доносилась музыка, а не сообщения из стёртой временной линии. Как и в случае с Эжен-Анри, какая бы сила ни воздействовала на устройство в предыдущем цикле, её больше не было.

Теперь всё зависело от Райана.

Курьер не произнёс ни слова, не двинулся ни на дюйм. Страх охватил его тело, поскольку он отчаянно ждал знака от Лен. Какого угодно знака, что у неё получилось пройти. Какого угодно знака, что потеря Жасмин и все последующие жертвы что-то значили.

Райан никогда не верил ни в одного бога, но прямо сейчас он испытывал сильное искушение помолиться.

Музыка в Хронорадио резко оборвалась, и из него донёсся её голос.

«Рири».

Сердце Райана ёкнуло, и его накрыла волна сильного облегчения.

— Коротышка? — спросил он, ёрзая пальцами по рулю. — Ты… ты помнишь?

Последовало короткое молчание, а затем настал момент истины. Два слова, которые Райан надеялся однажды услышать, с тех пор, как впервые обрёл свою силу.

«Я помню».

Сработало.

Сработало.

Сработало!

После стольких испытаний, стольких неудачных попыток, такого количества одиночества и боли терпение Райана наконец окупилось. Он провёл бесчисленное количество циклов, исследуя свою силу и накапливая необходимые знания; и много другие циклов, собирая инструменты, необходимые для этого. Этот квест нуждался в помощи Лен, Жасмин и многих других, но, наконец, он достиг своей финальной стадии.

На этот раз всё было иначе.

Всё изменилось и никогда не будет прежним.

Ни в одном человеческом языке не было слова, чтобы описать радость Райана. Многовековое проклятие, наконец, было снято, и он больше не будет одинок перед лицом вечности.

«Рири», — закашлявшись, сказала Лен, и он почувствовал что-то неладное в её голосе. — «Ты должен прийти в приют. Сейчас же».

— Сейчас? — Райан моргнул, облегчение сменилось беспокойством. — Но Гуль убьёт…

«Ты должен быстрее прийти», — перебила его Лен, её кашель усилился. — «Времени мало. Процедура… возникла проблема, и я чувствую… чувствую себя нехорошо. Забудь о Гуле, мне… мне прямо сейчас нужна твоя помощь. Или всё будет напрасно».

— Коротышка, что ты имеешь в виду? — Тишина. Она оборвала связь. — Коротышка!

Райан вдавил педаль газа и немедленно направился в Ржавый город. Хотя идея позволить Гулю избежать наказания за убийство, пусть и не навсегда, раздражала курьера, он заткнул свою совесть. Лен нуждалась в нём. Просила о помощи.

И она вспомнила.

— Сработало, — бормотал под нос Райан, двигаясь на север. Он не мог в это поверить. — Сработало.

Идея Лен сработала! Возможно, она наносила ущерб здоровью или имела побочные эффекты, но она сработала! Он был так счастлив, так полон надежд, что швырнул деньги в парней из Частной охраны, чтобы они пропустили его через границу Ржавого города.

Неважно, были ли у переноса сознания побочные эффекты; тот факт, что он вообще работал, означал, что его можно усовершенствовать. Будущее было светлым и обнадёживающим.

Когда приют оказался в поле зрение курьера, зазвонил телефон Райана. Номер был не определён, но курьер его узнал.

Ливия.

Она сдержала своё слово, но Райан не поднял трубку. Лен ждала его у дверей приюта, совсем одна. Она была в комбинезоне и держала в руках водяное ружьё, её глаза были мрачными, а лицо бледным.

Что ещё более тревожно, из её носа капала кровь.

— Коротышка! — Райан поспешно припарковал свою Плимут Фьюри, вышел из машины и тут же бросился к другу. — Коротышка, ты в порядке?

Его лучший друг молча смотрела на него, определённо больная. Не повредил ли перенос её мозг?

— Коротышка, я здесь, — сказал Райан, подходя к ней. — Всё будет хорошо, кля…

Она выстрелила в него.

Будь это кто-то другой, он бы уклонился. Будь это кто угодно, кроме Лен, курьер остановил бы время и отошёл в сторону. Но его разум… его разум просто не мог представить, чтобы Коротышка наставила на него оружие и спустила курок. Райан застыл на месте на долю секунды, и этого было достаточно.

Прежде чем он понял, что произошло, вокруг курьера образовалась сфера воды, которая немедленно поглотила его. Сильное давление сковало его тело, и жидкость проникла под маску.

Почему? Райан задержал дыхание, совершенно потрясённый, когда его друг наблюдала за ним с другой стороны водянистой тюрьмы. И когда он посмотрел в её холодные бездушные глаза, он понял, что произошло что-то ужасное.

Лен вернулась сквозь время.

Но вместе с ней прошёл кто-то ещё.

[1] Отсылка к одной из серий «Рика и Морти», в которой Рик превратил себя в огурец, чтобы не идти на сеанс семейной терапии.

Глава 21 (71) — Друг в беде

Райану было не впервой просыпаться раздетым и привязанным к стулу. По крайней мере, похитители поступили мудро, оставив на нём боксеры; будь он полностью голым, он бы впал в ярость.

Курьер прокашлялся, избавляясь от оставшейся воды, а некоторое время спустя он смог снова чётко видеть. Комната была тускло освещённой, кубической формы и настолько недружелюбной, насколько это было возможно. Со всех сторон курьера окружали стальные стены, покрытые коричневыми пятнами, единственным выходом была укреплённая дверь, а в каждом углу висели камеры. Стул Райана стоял в конце оловянного стола, на котором стояли огромные тарелки, накрытые стальными крышками.

Курьер узнал это место.

Бункер Мехрона.

— Чезаре. — Псишок, сидевший справа от Райана, осторожно открыл своими щупальцами голову робота и начал возиться с процессорами внутри. — Как спалось?

Райан моментально остановил время и попытался атаковать взломщика мозгов. К сожалению, он не мог сдвинуться ни на дюйм. Глаза курьера пробежались по рукам и ногам — почти везде, где имело смысл, его удерживали стальные оковы. Сам стул, похоже, был прикреплён к полу, с поднятыми по бокам держателями шприцев. Он даже головой не мог пошевелить!

Райан попытался прикусить язык, чтобы захлебнуться в собственной крови, но его зубы ударились о металлическую пластину возле коренных зубов; немного изучив её, он понял, что металлическое устройство, прикреплённое к стулу, ограничивало движения его челюсти. Чёрт возьми, его похитители обычно не были такими дотошными!

— Не можешь пошевелиться, спящая красавица? — Райан узнал голос Зарин, раздавшийся, когда время продолжило ход. Девушка в химзащите стояла в углу слева от него, прислонившись спиной к стене. — Если честно, на секунду я подумала, что ты коней двинул.

— Где Лен? — с трудом из-за металлической пластины спросил Райан, уставившись на Псишока.

— Наверху, работает над твоей машиной вместе с другими моими рабами. — «Другими рабами». От этого слова у Райана закипела кровь. — Она так счастлива, Чезаре. Малышка Лен обретает покой только тогда, когда использует свою силу, и теперь она будет использовать её безостановочно. Это акт милосердия. Даже доброты.

Как? Как это могло произойти? Псишок заразил Лен во время штурма бункера? Нет, Райан заметил бы. Что-то в технике?

Металлическая дверь открылась, и Большой Жирный Адам вместе с Гулем вошёл в комнату.

— Что случилось, мистер Путешественник во времени? — с издёвкой спросил лидер Мета-банды, садясь по другую сторону стола. — Сегодня не получается убить себя?

— Дай угадаю, стоп-слово — «похудение»? — в отметку насмехался над ним Райан, не впечатлённый.

— Как остроумно, к нам в руки, похоже, попал новый Билл Мюррей[1]. — Адам указал пальцем на стул Райана, а Гуль встал позади своего босса. — В этот раз ты не перезапустишь время, приятель. Мехрон использовал эти устройства для экспериментов на людях. Стул будет поддерживать в тебе жизнь, нравится тебе это или нет.

Райан сжал бы кулаки, если бы мог.

Дело было плохо. Очень, очень плохо. Он был скован и находился в полной власти Мета-банды. Если Псишок использует свою силу на путешественнике во времени…

— Как? — спросил Райан Жирнибала Лектера, который, готовясь к трапезе, накинул на шею салфетку. Психопат открыл рот и достал из него столовые приборы, а также солонку и перечницу. — Как ты это провернул?

— Я уже говорил тебе, малыш Чезаре, — сказал Псишок, прерывая работу над головой робота. — Технология Dynamis совместима с моей силой.

— Псишок установил ловушку в технику, которую нам передал Манада, — сказал Адам, ухмыляясь. — Кто-нибудь перезапишет сознание с помощью этой штуки? Он станет новым носителем Псишока. Это был запасной план на тот случай, если Dynamis нас кинет.

Глаза Райана расширились, когда до него дошло скрытое значение.

— Это происходит только при перезаписи? Не в процессе создания карты памяти?

— Нет, — усмехнулся Адам. — В противном случае саботаж был бы слишком очевиден.

Значит, у Ливии оставалась неиспорченная копия разума Лен, хранящаяся в Синем мире.

Райану просто нужно убить себя, прервать этот цикл, а затем он сможет что-нибудь придумать. Псишок не последует за ним в прошлое без машины Лен, и курьер сможет найти другой способ передать воспоминания своего друга. Присутствие Гуля означало, что он убил всех в баре Ренеско, так что этот забег уже был бесповоротно испорчен.

Адам догадался о его намерениях:

— Прости, приятель… счастливого конца тебе не видать.

— Твоей настоящей целью был Гектор Манада, — тянул время Райан, яростно пытаясь найти выход из ситуации. — Ты хотел взять власть над Dynamis, если бы он в конечном итоге использовал эту технологию.

— Что тут сказать, приятель? Люди думают, что я выгляжу дураком, но дураки до моих лет не доживают. Захват твоей подружки, когда она вернулась в прошлое, был счастливой случайностью, но моя страховка окупилась.

Адам поднял крышку с одной из тарелок, на которой оказалось жареное мясо с яблоками, и мясо это было не куриным.

— Хочешь? — Жирнибал Лектер предложил Райану кошмарное блюдо. — Ливанец.

— Нет, я веган, — соврал Райан. — Моё почтение повару.

Адам усмехнулся, указав пальцем на Райана с весёлой улыбкой.

— Ты забавный. Восхищаюсь твоей смекалкой и выдержкой. Ты как будто уже проходил через нечто подобное.

Райан ничего не сказал, заставив Адама вскинуть бровь.

— Проходил?

— Знаешь, в чём твоя трагедия, жирдяй? — дразнил его Райан. — Ты не оригинален. Я убил тебя десятки раз. Меня даже не в первый раз приготовят живьём.

— Ого, — сказала Зарин. — Это ты зря.

На губах Адама оставалась весёлая улыбка, но она больше не доходила до глаз. Курьер был немного рад тому, что ранил его эго.

— Что ж, думаю, именно я буду тем, кто завалит тебя, — сказал Псих, начав есть. — Оставил лучшее напоследок. Откровенно говоря, единственная причина, по которой Псишок ещё не залез в твои мозги, заключается в том, что я не уверен, хорошая ли это идея. У меня чувство, что мы играем с огнём.

— Именно, — сказал Райан сочащимся ядом голосом.

Адам, усмехнувшись, продолжил есть, а Псишок подхватил нить разговора:

— Она до сих пор любит тебя, Чезаре.

Райан замер, его тело дрожало от гнева.

— Я глубоко погрузился в разум малышки Лен, — сказал Псишок, поворачивая нож. — Я знаю её самые большие тайны. Я даже знаю, о чём она думала, когда ты лишил её девственности. Боюсь, ты не произвёл хорошего впечатления. Но, опять же, ты был её единственным. Особенным.

— Заткнись, — сказал Райан.

— В глубине души она до сих пор верит, что ты — рыцарь в сияющих доспехах, который всё исправит. Она просто слишком напугана, чтобы открыться тебе. Она думает, что белый принц слетел с катушек. Какая же это трагедия.

— Это было бы мило, — жестоко хохотнул Гуль, в то время как Зарин хранила молчание, как могила, — не будь это так жалко.

То, что эти монстры использовали заветные воспоминания Лен в качестве насмешки, приводило Райана в неописуемое бешенство. Но сейчас его ярость остыла в холодном, тихом чувстве ненависти.

— Псипси, однажды я расширю твоё сознание, — предупредил курьер, — но уверяю, наслаждаться ты этим не будешь.

— Мы оба знаем, что ты не в состоянии выполнить эту угрозу, — ответил Псишок. — Возможно, я соединю тебя и малышку Лен, как только овладею твоим разумом. Это будет самое близкое к семейному блаженству, которое ты когда-либо будешь испытывать.

— Это действительно сработает? — спросил Адам, закончив трапезу и вытирая щёки салфеткой. Нетронутыми на блюде остались только яблоки. — Твоя сила изменяет мозговые волны, а он находится в двух местах и ​​временах. Что означает два мозга, так ведь?

— У меня должно получиться перезаписать его сознание, — настаивал Псишок, явно желая промыть мозги Райану. Взломщик мозгов испытывал больное, извращённое удовольствие в насильственном вторжении в умы. — Это сработало с малышкой Лен, когда она перенесла свой разум сквозь время.

— Должно сработать. — Жирнибал Лектер с лёгким скепсисом вскинул бровь. — Это оптимистичный исход, но что случится, если у его силы есть предохранитель? Каким будет наихудший сценарий?

Псишока, похоже, раздражало то, что его босс сомневался в нём, но он знал, что лучше не спорить.

— Две структуры могут конфликтовать и вызвать повреждение мозга. Возможно, даже смерть.

— Но если его мозг взорвётся сразу после перезапуска, продолжит ли его сила работать? Не рискуем ли мы застрять в бесконечной петле, в которой он мгновенно умирает и вызывает перезагрузку? Прекратится ли это когда-нибудь? Не засчитает ли его сила твоё промывание мозгов за смерть?

В комнате повисла тяжёлая тишина, никто из Меты не осмеливался сказать ни слова. В конце концов, Псипси был вынужден признать своё невежество:

— Я не знаю, Адам. Но это должно сработать.

— Но ты не можешь знать наверняка, пока не попробуешь.

Молчание Псишока само по себе было ответом.

— Да, в этом моя претензия к твоей силе, приятель, — сказал Адам, взглянув на Райана. — Мы не выясним её пределов, не испытав её, и если мы хоть раз облажаемся, ты победишь. Ты по-своему так же плох, как Август: если мы проиграем, мы умрём, и потому мы слишком напуганы, чтобы даже пытаться.

— Кстати об Августе: его дочь пытается связаться с ним по телефону, — отметил Псишок. — Рано или поздно она начнёт подозревать, что что-то не так.

— Ну, мы всё равно планировали её убить.

— Я хочу сказать, что чем дольше мы ждём, тем больше риск, — возражал Псишок, глядя на Райана с тем, что могло сойти за желание. — Я могу поработить его и заставить сделать сохранение.

— Но это заставляет его два «я» сойтись вместо, верно? Так он сказал своей девушке. Мы знаем, что его сила активируется, когда он умирает, но что считается смертью? Будет ли считаться остановка сердца на минуту? А переписывание мозга и уничтожение его личности?

Райан знал ответы, но был нем, как могила.

— Я могу заставить его рассказать, — сказал Гуль, и его руки окружил белый туман. — Заморожу его конечности одну за другой.

— Из моих пальцев выйдет не лучшее мороженое, — ответил Райан, не впечатлённый. Он сомневался, что у Меты есть что-нибудь, что могло бы его удивить. — Остынь, Пикард[2].

Нежить сделал угрожающий шаг вперёд, но Адам остановил его, взмахнув рукой.

— В этом нет нужды, Гуль. — Лидер Мета-банды прищурился, глядя на своего пленника. — Я вижу это в твоих глазах, парень. Все, кто думают, что могут использовать тебя — Dynamis, Августи — обманывают сами себя. Ты чёртов ураган. Тебя нельзя приручить или сломать; только избежать.

Чёрт возьми, почему из всех людей, которые пытались схватить Райана, Адам оказался единственным, кто был достаточно умён, чтобы понять это?

Дело в том, что даже если запереть Райана в капсуле и запустить её в космос, он в конце концов умрёт и найдёт способ разобраться с ситуацией. Он выбрался из Монако и сталкивался с превосходящими силами. Стоит им всего раз ошибиться — и в следующий раз Райан выйдет победителем. Они были NPC, а он — игровым персонажем.

Однако сила Псишока имела правдоподобный шанс промыть ему мозги сквозь время. Ему нужно заставить Адама продолжать сомневаться, чтобы он даже не пытался.

Стоп. Что-то не так.

Большой Жирный Адам не сомневался в себе. В каждый миг разговора он заставлял остальных Психов сомневаться в себе, медленно подводя их к его собственным выводам. Этот ублюдок-манипулятор только создавал иллюзию того, что слушает своих людей, заставляя их следовать его планам. Он уже решил, что делать с Райаном.

Что он на самом деле планировал?

— Он может быть полезен в другом плане. — Все посмотрели на Зарин. — Если он действительно путешественник во времени, может, он знает лекарство? Псишок может прочитать его мысли и выяснить.

— Лекарство? — нахмурился Райан. — Какое ещё лекарство?

— Для нас, придурок, — ответила девушка в химзащите, как будто это было очевидно.

— Лекарство от психического состояния? — Что ж, это имело смысл. Райан сомневался, что Зарин хочет быть облаком газа, запертым в костюме, а Дворняга — животным, неспособным применять собранные им способности. — Вот что вам наобещал Вали, чтобы приструнить вас? Он не занимается лекарством. Он даже не пытается спасти самого себя!

Курьер посмотрел на Жирнибала Лектера, чувствуя, что это возможность внести раздор в их ряды.

— В последнем цикле, когда мы отбили у вас бункер, я видел план базы у входа и заметил кое-что интересное. Вы пытались завоевать бункер, комната за комнатой. Но путь, который вы выбрали, не был самым коротким до лаборатории или мейнфрейма… Он был кратчайшим к Башне орбитальной связи.

Ухмылка Адама не исчезла, но его ненавистный взгляд сказал Райану, что он угадал правильно.

Этот безумец задумал это с самого начала.

— Адам, мне его вырубить? — спросил Гуль Жирнибала Лектера, который схватил большое яблоко со своей тарелки. — Заморозить его пиздящую пасть?

— Он не хочет никого спасать, даже себя! — заорал Райан. — Он просто хочет всех убить, потому что он больной злой ублюдок, который думает, что обречён…

Адам запихнул яблоко в рот путешественнику во времени, как свинье, не давая ему говорить. Курьер попытался проглотить его, чтобы задохнуться, но металлическая пластина во рту мешала это сделать.

Псишок должен был знать. Этот ублюдок слишком умён, чтобы не догадаться о планах своего босса, но слишком социопатичен, чтобы париться на этот счёт. Гуль слишком туп или слишком сумасшедший, чтобы беспокоиться. Только Зарин выглядела встревоженной, но Адам сразу заметил её беспокойство.

— Есть что сказать?

Девушка в химзащите какое-то время молчала, словно пытаясь переварить информацию. В итоге вверх взял инстинкт выживания.

— Нет, Адам, нечего.

— Хорошо, потому что ты мой дорогой друг, и мне не хочется, чтобы ты была на ужин, — сказал Адам фальшивым тёплым тоном, после чего схватил другую тарелку и снял с неё крышку. — Особенно сейчас, когда мы добрались до десерта.

Кровь курьера застыла в жилах, когда он увидел шокирующее содержимое.

Сара, связанная и с заткнутым ртом как у свиньи, лежала на тарелке в окружении салата и помидоров. Слёзы ужаса текли по щекам девочки, её глаза умоляли Райана, кого угодно, чтобы её спасли.

Адам хмыкнул и начал посыпать Сару из солонки. Ни один из Психов не вздрогнул от ужасающего зрелища.

— Ты думаешь, что сможешь всё исправить, приятель, — сказал садистский монстр, — но, насколько я понимаю, единственный вариант, когда мы можем проиграть — это если ты будешь в игре. Если убрать тебя с доски, никто ничего не заподозрит, пока не станет слишком поздно.

Райан не слушал, его глаза были прикованы к Саре, а сам он яростно пытался придумать способ спасти её. Даже после всех прожитых циклов до сих пор оставались вещи, которые приводили его в ужас. Вещи, которые он не хотел видеть.

— Псишок, предположим, твоя сила не сработает. — Адам, посмотрев на своего заместителя, закончил солить девочку. — Что ещё может раз и навсегда разобраться с ним?

У Псишока не было ответа. У него были только воспоминания Лен, и, хотя Райан многое ей рассказал, он не поделился всем.

— Может быть, Отмена? Судя по тому, что он сказал малышке Лен, его сила на высшем уровне. Даже Ливия Августи не может влиять на него.

— Как жаль. Думаю, тогда мы воспользуемся проверенным и надёжным методом. — Адам широко открыл рот, как пеликан, и засунул руку в горло.

Секундой позже она появилась с флаконом, помеченным символом Мехрона.

Чёрный Эликсир.

Нет.

— Народ, видите этот свет в его глазах? — сказал Адам, помахивая бутылкой перепуганному Райану. — Это страх. Он впервые боится.

Нет, нет, нет!

Райан пытался выбраться из оков, заморозил время, пытался повторить трюки Гудини, задохнуться, да что угодно! Но стул держал его накрепко, и у него не было никаких инструментов, которыми можно было воспользоваться!

— Адам, ты уверен? — спросил Псишок, которого такое развитие событий беспокоило.

— Меня озадачил один момент, — сказал Адам с жестокой ухмылкой. — Он веками изучал все свои возможности. Тем не менее, он ни разу не пытался использовать второй Эликсир, даже с его неограниченными попытками. Это значит, что это единственное, что, как он знает, разрушит его точку сохранения без возможности восстановления. Если мы не сможем лишить его силы… мы отравим её.

Этот ублюдок.

Он не хотел нейтрализовать силу Райана, он хотел испортить её! Он думал, что превращение путешественника во времени в Психа будет таким же разрушительным, как стрельба из «Бахамута»… и, вероятно, он был прав.

Что ещё хуже, флакон с Эликсиром начал трястись, к большому удивлению Психов. Существо внутри контейнера завертелось из-за близости курьера, и по спине Райан пробежал холодок. Неестественный холод, которого он никогда раньше не испытывал.

Чёрный Эликсир помнил.

— Ой-ой! Похоже, эта водичка очень хочет соединиться с тобой! — От паники на лице Райана Адам расхохотался. — Что ж, парень… пора принять лекарство.

— Ты не парься, у нас достаточно запасов, чтобы подсадить тебя, — добавил Гуль, восхищаясь этой сценой. Зарин стояла со скрещёнными руками, погружённая в свои мысли. — Мы будем как семья.

В этот момент сбывался худший страх Райана. Самый жестокий, самый ужасный возможный финал. Хуже того, Адам этим наслаждался. Единственным удовольствием в жизни этого ублюдка было уничтожение чужих жизней. Убить путешественника во времени было недостаточно — он хотел безвозвратно его погубить.

Он станет новым Кровотоком. Бесконечным кошмаром.

Комната задрожала, когда Адам встал со своего стула.

Лёгкий толчок, затем ещё один. Райан подумал, что это Земля вызвала землетрясение в ответ на атаку извне, но по звукам это больше походило на взрывы изнутри бункера.

— Что происходит? — спросил Большой Жирный Адам, а встревоженный Псишок поднялся. Ещё один толчок, его источник был ближе к комнате.

— Опять роботы? — Гуль подошёл к металлической двери, наклонил к ней голову и, похоже, обратился к охранникам снаружи. — Эй! Эй, что происходит?!

Гуль орал через дверь, и на недолгое время ни Псишок, ни Адам, ни даже напуганная Сара не смотрели в сторону Райана. Все они уделяли всё своё внимание металлической двери, а Жирнибал Лектер даже покрыл свою кожу слоем углеродного сплава.

Райан заметил Зарин, незаметно подкравшуюся к нему. Путешественник во времени подумал, что она казнит его, но вместо этого девушка в химзащите склонила голову к его уху.

— У тебя есть лекарство? — прошептала она так тихо, чтобы остальные не услышали. — Ты можешь найти лекарство?

Райан посмотрел на неё, совершенно поражённый таким поворотом событий. Это она вызвала взрывы? Нет, она выглядела такой же растерянной, как остальные Психи. Она просто ухватилась за возможность спрыгнуть с корабля, возможно, потому, что его слова пошатнули её веру в Адама. Должно быть, она понимала, что он не справится.

А сам Райан сможет найти лекарство для Психов? В прошлых забегах ему ни разу не удалось, но… у него раньше не было доступа ни к бункеру Мехрона, ни к людям вроде доктора Тирано.

Может… может, на этот раз всё будет по-другому.

Райан несколько раз моргнул, надеясь, что до неё дойдёт. Зарин завела руку за стул, и он почувствовал, как оковы медленно ослабевают. Возможно, они начали ржаветь под действием её газа.

— Не отвечают, босс, — сказал Гуль, покрывая своё тело тонким слоем льда.

— Кто-то пришёл спасти тебя, приятель? — Большой Жирный Адам взглянул на Райана, и Зарин отдёрнула руку прежде, чем Псих заметил её саботаж. — Августи? Ты тоже подготовил страховку?

Райан хотел бы, чтобы она у него была.

Кто бы это мог быть? Ливия? Она собрала силы и штурмовала бункер? Жасмин? Карнавал? Какая неудержимая сила могла пробиться через базу, полную Геномов?

— Гуль, открой дверь, — приказал Псишок манипулятору льдом, подняв щупальца для боя. — Если это не один из наших, убей его.

Мистер Замороженная еда подчинился приказу, дверь открылась, демонстрируя металлический коридор. Кто-то окрасил стены кровью, а два вооружённых раба Псишока свисали с потолка, подвешенные на верёвках из их собственных кишок.

Спаситель Райана стоял прямо между ними, его отбеленный мех был чистым, как снег. Ибо, молясь о спасении от насилия со стороны Меты рядом с ребёнком, путешественник во времени призвал ещё большее зло.

И когда курьер взглянул в голубое солнце глаза зверя, в эту тёмную бездну бесконечной тьмы, он не мог не задаться вопросом.

«Почему?»

И бездна ответила, подняв длинные уши:

— Я всегда буду твоим другом!

[1] Билл Мюррей — американский актёр, сыгравший в «Дне сурка» застрявшего во временной петле Фила Коннорса.

[2] Picard — сеть продуктовых магазинов во Франции, специализирующаяся на замороженных продуктах.

Глава 22 (72) — Плюшеленд

Какое-то время ни один из Психов не осмеливался двинуться с места.

Вместо этого они созерцали развернувшуюся перед ними сюрреалистическую сцену, — очаровательного плюшевого кролика, стоящего у входа в комнату и окружённого кровью и трупами. Райан почти ничего не рассказывал Лен об этой нечестивой мерзости, из-за чего эти дураки не ожидали её пробуждения. Печать была сломана, и ад разверзся.

Игрушка заметила Чёрный Эликсир в руках Большого Жирного Адама и с любопытством посмотрела на него.

«Не делай этого».

Кролик игриво взглянул на Райана.

«Не делай этого!»

А затем случилось наихудшее.

Кролик заметил Сару, связанную и лежащую на столе. Его уши поднялись от интереса, и он произнёс проклятые слова:

— Обнаружен ребёнок!

Наконец осознав опасность, Псишок запустил свои проволочные щупальца в кролика, в это же время Гуль выпустил залп ледяных осколков. Одержимая игрушка подпрыгнула с неестественной ловкостью, её глаза стали красными. Лазерный луч поразил Псипси и испарил его мозг, а кролик отскакивал от стен, уклоняясь от атак.

Осознавая риск гибели Райана под перекрёстным огнём, Жирнибал Лектер повернулся к своему пленнику с поднятым флаконом Чёрного Эликсира.

— Тебе не выбраться! — злобно прорычал он, намереваясь испортить силу путешественника во времени.

Зарин, чьё предательство было внезапным, но неминуемым, обрушила на своего босса струю сжатого воздуха. Атака отбросила Адама к стене, разбила флакон и залила Психа чёрной слизью. Злобный каннибал испустил крик агонии, когда Чёрный Эликсир проглотил его укреплённую кожу и поглотил его целиком.

Это называется кармой.

— Зарин, крыса! — Гуль поднял руки, чтобы заморозить всех в комнате. Он был слишком туп, чтобы понять, что это убьёт Райана и вызовет перезапуск.

Не успел мистер Костлявый что-нибудь сделать, как в его грудь, словно пушечное ядро, врезался кролик. Криокинетик споткнулся о ногу Адама и упал на колени босса, и чёрная слизь сразу же прицепилась к нему. Вскоре сцена выглядела так, будто две птицы отчаянно пытались спастись от разлившейся нефти, но безуспешно.

— Давай обнимемся! — Плюшевая игрушка забыла обо всём на свете и, запрыгнув на стол, с любовью обняла Сару. Кляп во рту девочки заглушал крики страха и замешательства. — Мы будем вместе во веки веков!

— Какого хрена? — Зарин в шоке уставилась на эту сцену, но всё же смогла расставить приоритеты. Используя слабые, но точечные вибрации, она одну за другой сломала оковы Райана.

— А! — Райан тяжело задышал, выплюнув яблоко изо рта. — Это было близко.

— Это ещё не конец, — предупредила Зарин, когда Чёрный Эликсир закончил поглощать своих жертв. Но почему-то он не превратился в ничто, как в предыдущем цикле. Райан быстро понял причину: Гуль не мог умереть, но Чёрный Эликсир поглотил своих носителей.

Парадокс.

И каким-то образом ситуация позволила Чёрному Эликсиру стабилизироваться в форме колоссальной, чудовищной капли тёмной слизи, этакого нефтяного шоггота[1]. Глаза и рот его жертвы плавали по поверхности, губы двигались, формируя слова:

— Ты… — сказал он потусторонним голосом, не принадлежащим ни одному из его «носителей». — Ты… ты откроешь врата… отправишь меня обратно… обратно к Чёрному…

Зарин подняла руки, чтобы взорвать существо, но Райан остановил её, встав между слизью и ней. У него была идея.

Искать звёзды в ночном небе…

— Как насчёт такого? — обратился Райан к шогготу. — Ты поможешь мне, а я помогу тебе.

Если существо было разумным и нуждалось в помощи, возможно, оно понимало концепцию взаимного обмена.

Слизь колебалась и извивалась, но, к большому удивлению девушки в химзашите, не нападала. Она даже не пыталась ассимилировать Райана: возможно, потому, что нуждалась в нём живом и работоспособном.

— Помочь… как? — непонимающим голосом спросила слизь.

Райан посмотрел на выход, краем глаза заметив в коридоре какое-то движение. Псишок, должно быть, призвал своих рабов.

— Поможешь мне, для начала, пережить это?

— Подожди, ты не убьёшь себя? — немного удивилась Зарин.

— Пока нет, — ответил Райан. Этот забег был обречён с самого начала, но он также предоставил уникальную возможность. — Я целиком за самоубийство, но только в меру.

— Хорошо… — Шоггот выскользнул из комнаты, рабы Псишока немедленно открыли огонь по инопланетной мерзости. Пули попали в существо, не навредив ему, и оно быстро поглотило их, как это было с Психами.

— Чувак, ты приручил гигантскую слизь, — произнесла изумлённая Зарин.

— Шоггота, — поправил Райан, после чего посмотрел на другую мерзость в комнате.

Поп!

Поправочка: две мерзости в комнате. Пока оригинальный кролик продолжал обнимать Сару за шею, клон вытащил выкидной нож и разрезал верёвки. Бедная девочка немедленно вытащила кляп и глубоко вздохнула, как и Райан чуть раньше.

— Сара, ты в порядке? — спросил её курьер. Маленькая девочка в страхе попятилась и упала со стола.

— Кто ты? — в панике спросила она. — Где мы? Откуда ты знаешь моё имя?

Прежде чем Райан успел ответить, вторая игрушка убрала нож и схватила Сару за руку.

— Давай поиграем! — сказала она, чуть ли не умоляя своего нового ребёнка, который не знал, как на это реагировать.

— Позже, — сказал Райан твари, прежде чем попытаться успокоить Сару. — Я друг твоей мамы.

— Ма? Она была такая странная, а эти парни… они всех забрали.

— Ага, Адам хотел бросить их на штурм базы, ​​ — сказала Зарин и более внимательно рассмотрела плюшевые игрушки. — Они клонируются или что-то типа того? Иди сюда, пушистик.

Два кролика уставились на Зарин кровавыми глазами.

— Эй, эй, стойте! — взмолился Райан, закрыв девушку в химзащите своим телом, но ни одна из тварей не избавилась от убийственного настроя. — Ей тоже тринадцать, ментально! Давайте сначала спасём других детей, а затем прибегнем к насилию.

Две плюшевые игрушки успокоились и в унисон сказали:

— Поехали в Диснейленд!

— Мы не поедем в Диснейленд, — сказал Райан, щёлкая костяшками пальцев. — Мы уже в нём.

— Я уже не понимаю, что происходит, — призналась Зарин.

— История всей моей жизни. — Курьер заглянул в коридор, который шоггот очистил от жизни. Все рабы и даже предыдущие жертвы кролика были поглощены слизью. — Кстати, спасибо за помощь. Я почти сожалею, что избивал тебя в предыдущих циклах.

— Я тебе не из доброты душевной помогла, придурок, — грубо ответила она. — У тебя есть лекарство? Ты можешь снова сделать меня человеком?

— Самого лекарства у меня нет, — признался Райан. — Но я думаю, что у меня есть ресурсы, чтобы его сделать.

— Ты прямо как Адам. — Она скрестила руки, разочарованная, но не удивлённая. — Всегда одна и та же хрень собачья.

— За исключением того, что он — социопат-каннибал, а я — дружелюбный, травоядный путешественник во времени. Одно должно казаться более надёжным, чем другое. Кто ещё знает о моей силе?

— Эээ, Кислотный дождь, наверное? Она хотела прирезать тебя, как только увидела, поэтому Адам оставил её снаружи.

Вали хранил секрет при себе, чтобы избежать утечки информации или мятежа, что только сыграло Райану на руку. Если он сможет избавиться от Псишока, никто в Мета-банде не будет знать правду.

— Так какой план, Квиксейв? — спросила Зарин, в то время как кролики, взяв Сару за руки, пытались повести её к бойне. Девочка до сих пор была слишком напугана, чтобы идти туда. — Если ты не собираешься кончать с собой.

— Сначала мы спасём детей и Коротышку, а затем берём всё под свой контроль.

Зарин на секунду замерла.

— Где, в бункере?

— Да, в бункере. — Адама больше не было, большая часть Мета-банды была вне базы, а внутри находились нынешние союзники — такая возможность выпадает лишь раз в жизни. Поскольку плюшевый кролик уже вошёл в стадию дублирования, этот забег был бесповоротно испорчен, но у курьера появилась возможность поближе изучить технологии Мехрона. — Мне нужен пистолет и наркотики. Что-то, что может быстро повлиять на мозг.

— Какой угодно наркотик? — невозмутимо спросила Зарин. — Псишок вроде бы хранил в лазарете партию «блаженства». Дворняга без него спать не может. Остальные дети тоже должны быть там.

— Что ж, тогда пойдём глянем на них. — Если Псишок в основном состоит из тканей мозга, то наркотики должны парализовать его, как токсин Энрике. — Сара, оставайся с кроликами, пока дядя Райан не вернётся с твоей мамой. Не убегай от них, но и не слушай, что они говорят. Они плооохо на всех влияют.

— Давай поиграем на улице! — ответили кролики, желая сеять хаос.

Сара с тревогой прикусила нижнюю губу, в точности как Лен. Очаровательно!

— Ты оставишь меня одну?

— О, поверь мне, ты в безопасности. А вот все остальные — нет. — Райан вышел в коридор, Зарин последовала за ним, как его тень. — Мы расчистим путь.

После короткой прогулки дуэт вошёл в подземную камеру с семью чанами, наполненными цветной жидкостью, каждая из которых представляла свой Эликсир. В трёх из них плавали мутировавшие животные, соединённые со странными механизмами, и Райан заметил две взрывоустойчивые двери, по одной с каждой стороны.

Курьер узнал комнату: он погиб здесь в одном из забегов, сражаясь с Жирнибалом Лектором; одна из взрывоустойчивых дверей, правда, тогда была закрыта. Мета-банда, должно быть, открыла следующую зону, пока он спал, но это не пошло ей на благо: Райан слышал крики и стрельбу в соседнем помещении — это рабы, которым было поручено исследовать бункер, столкнулись с шогготом.

На полу валялись куски от андроидов вперемежку с разными инструментами. Поскольку большая их часть была окровавлена, Райан предположил, что они были тем, что осталось от жертв плюшевой игрушки, которая прокладывала путь к комнате. Рабы, должно быть, разбирали роботов, прежде чем их прервали.

— Лазарет в другой стороне, — сказала Зарин, пока Райан рылся в инструментах в поисках оружия. В конце концов, он остановился на окровавленном молотке, элегантном в своей простоте.

— Ты не злишься из-за Гуля? — спросил её Райан, когда они перешли из центрального хаба в другой коридор. — Я думал, что вы встречаетесь или типа того.

— Чего? Нет, я ненавижу этого ублюдка, просто Адам всегда ставит нас в пару из-за хорошей синергии наших сил. — Девушка в химзащите внезапно задумалась над подтекстами его вопроса. — Сколько раз мы раньше дрались?

— Если бы я искал в словаре определение «хронического неудачника», мне на ум пришла бы твоя фотография.

В ответ она показала ему средний палец. Остроумным напарником она не была.

— Я знала, что эта работа будет отстойной, но всё равно подписалась на неё. — Мисс Чернобыль раздражённо покачала головой. — То, что ты сказал об Адаме…

— Он взорвал Новый Рим с помощью орбитального лазера Мехрона. Ты сражалась вместе с ним до самого конца. — Вот почему он по-прежнему опасался её. Он ещё не забыл, как она аккомпанировала дружкам Адама после того, как они сожгли город.

Однако его слова, похоже, напугали её.

— Наверное, тогда я потеряла всякую надежду на исцеление, но, чёрт возьми, спалить целый…

Она застыла на месте, когда огромная фигура Фрэнка Безумного показалась на другом конце коридора. Колосс скрючился, чтобы пройти в этом узком пространстве, а за его спиной скользила щупальцевидная тень Псипси. Райан поспешно спрятал молоток за спиной, сразу придумав план.

— Фрэнк, хватай его, — приказал Псишок, направив щупальце на Райана. Он даже не обратил внимания на Зарин. — Он нужен мне живым!

— Есть, господин вице-президент.

Гигант-шизофреник сделал шаг вперёд, но Райан соображал на ходу:

— Агент Фрэнк, — сказал он, указывая на Псишока свободной рукой, в другой руке пряча молоток, — арестуйте этого вьетконговского предателя! Он убил президента Адама!

Его слова заставили гиганта вздрогнуть в замешательстве, в то время как Псишок и Зарин были слишком сбиты с толку, чтобы вставить хоть слово.

— Райан Романо, ЦРУ! — Квиксейв продолжал блефовать, полностью погрузившись в роль. — Этот человек симпатизирует коммунякам, и он убил президента! Он и Кеннеди убил! Пуля сменила траекторию, агент Фрэнк! Он сменил её траекторию в воздухе[2]!

— Ты меня не обманешь! — сказал Фрэнк, восстанавливая самообладание. Он мог страдать от заблуждений, но не был абсолютным болваном. — Я знаю, что мы притащили тебя в Гуантанамо на водные процедуры[3], и ты сейчас вернёшься туда! Ты — коммунистический шпион!

— Он подставил меня! — продолжал обвинять Псишока Райан, пользуясь своим прокачанным актёрским талантом. — Подставил, чтобы заткнуть мне рот! На допросе я убедил президента в правде, но он его убил! Он убил его, Фрэнк!

— Чушь собачья! — сказал Псишок, не осмеливаясь напасть на Райана в лоб. Возможно, чтение воспоминаний Лен научило его, что ему не стоит вступать в бой с курьером без поддержки. — Фрэнк, он пытается нас разделить. Не слушай и разберись с ним.

— Фрэнк, агент Романо говорит правду, — сказала Зарин, наконец поняв уловку Райана. Она указала пальцем на Псишока, который не ожидал её предательства. — Клянусь, Псишок убил Адама. Я видела это.

— Зарин, как только мы закончим, я развею тебя по ветру, — угрожал ей Псишок, — и ты никогда не соберёшься обратно.

— Это серьёзные обвинения, агент Зарин, — заявил Фрэнк. Ложь Зарин ослабила его решимость. — У вас есть доказательства?

— У меня есть! — сказал Райан, останавливая время.

Когда мир ожил, Псипси держал в щупальце окровавленный молоток.

— Посмотри на его щупальца! — сказал Райан, и Псишок и Фрэнк заметили молоток. — Он держит в своих грязных щупальцах орудие преступления! На нём кровь президента! Он пытался неожиданно ударить тебя!

— Молоток, — кивнула Зарин. Её игра, хотя и деревянная, всё же сработала. — Коммунистическое оружие. Эти дураки не могут перед ним устоять.

— Фрэнк, ты невосприимчив к металлу! — возразил Псишок, поспешно выбрасывая оружие. Бредящий гигант продолжал переводить взгляд между своим начальником и Райаном. — Я не смог бы причинить тебе вреда, даже если бы захотел! Он остановил время и подставил меня!

К несчастью для него, последние слова ещё сильнее запутали Фрэнка. Как и предупреждала Зарин, похоже, что верхушка Мета-банды в самом деле держала свои войска в неведении относительно силы курьера.

И девушка в химзащите тут же воспользовалась подвернувшейся возможностью:

— Ты его слышишь, Фрэнк? — насмешливо сказала она. — Остановил время? Что за ребячество. Его поймали с поличным, и теперь он будет лгать, чтобы спасти свою шкуру!

— Президент умер у меня на руках, агент Фрэнк, — продолжал Райан апеллировать к заблуждениям безумца, имитируя, как он держит умирающего в своих руках. — На последнем вздохе он поручил мне найти тебя! Он сказал: «Найди агента Фрэнка… того, кто сражался с нацистами в Аламо[4] и с вьетами в джунглях… нашего величайшего героя… только он…» — Райан пролил крокодиловы слезы. — «Только он может спасти демократию!»

Его слезливые слова эхом разносились по коридору, как отчаянная мольба о помощи.

Фрэнк Безумный посмотрел на курьера и Зарин, затем на Псишока, затем снова на дуэт и, наконец, на своего «начальника».

— Мистер вице-президент, — наконец заговорил он, — клянусь, мы разберёмся с этим недоразумением в соответствии с надлежащей правовой процедурой.

— Нет, тупица чёртов! — заорал Псишок, разъярённый безумием гиганта. — Он хрень несёт! Ты даже не америка…

Но Псишок в гневе забыл кое-что, что Райан давно знал. Основную причину, по которой было так сложно работать с Психами.

Чтобы управлять дурдомом, набитом безумцами, нужно говорить на их языке.

— Я голосовал за тебя! — Фрэнк внезапно ударил Псишока так сильно, что его голова взорвалась ливнем мозгового вещества. Кулак врезался в стену коридора с такой силой, что весь бункер задрожал. — Я голосовал за тебя, а ты предал мои чувства!

И, как и говорилось в психологическом отчёте Dynamis, Фрэнк плохо реагировал на людей, опровергающих его заблуждения.

— Пока я жив, этот великий народ никогда не падёт перед коммунизмом! — Фрэнк развернулся и пошёл обратно. Райан предположил, что он собирается подняться на лифте на верхние этажи и найти нового носителя Псишока. — Лучше быть мёртвым, чем красным!

От шагов разъярённого гиганта дрожал пол, оставив испуганную Зарин и Райана.

— Надеюсь, оно того стоило, придурок, — сказала она ему, глядя на окровавленные останки Псишока, — потому что только Адам мог управлять Фрэнком, когда тот слетает с катушек. Никто из нас не сможет убить его.

— Именно на это я и надеялся.

Как и предсказывала Dynamis, без Большого Жирного Адама, который поддерживал их единство, вся Мета-банда взорвётся при правильном толчке. И теперь, когда путь к лазарету был свободен, Райан точно знал, с чего начать.

После короткой прогулки дуэт добрался до нужной белой комнаты, отделённой от коридора стеклянным окном; именно здесь курьер узнал о кошмарном бессмертии Псишока. Детей из приюта держали в клетках, как крыс, или привязали к операционным столам, рядом с ящиками, набитыми поддельными Эликсирами.

— Привет, детки! — курьер с яркой улыбкой махнул им рукой. — Мы пришли освободить вас и отвести в волшебной место вашей мамы!

— Ты собираешься нас изнасиловать? — одна из детей в клетке, Джулия, спросила Райана.

— Что, нет! — в ужасе возразил Райан. — Конечно, нет, я бы никогда этого не сделал! Почему ты вообще так подумала?

— На тебе только боксеры… — ответила девочка, неубеждённая.

— Женщина, — спросил Райан Зарин, которая начала собирать припасы, — где мой суперкостюм?

— Псишок вроде бы выбросил твою одежду в мусоросжигатель.

Взгляд Райана стал убийственным.

— Тогда эти глупцы выбрали смерть.

— Это поможет. — Зарин бросила ему лазерную пушку, сделанную Dynamis, и ингалятор «блаженства». — Твоё оружие и наркотики.

— Прекрасно, — ответил Райан, немедленно проверив заряд энергии в пушке. Не хорошо, но сносно. — Испытываешь раскаяние за убийство своих старых товарищей, друже?

— Нет, — ответила она.

Отлично. Затем, как будто этот день не мог стать более сумасшедшим, Райан заметил с полдюжины покрытых мехом фигур, выскочивших в коридор перед лазаретом. Демонические твари, загипнотизированные, смотрели через окно на детей.

— Обнаружены дети! Вход в милый режим!

Так начался первый Мета-забег Райана.

С хаосом и безумием.

[1] Шогготы — вымышленные существа, фигурирующие в «Мифах Ктулху» Лавкрафта. Шогготы представляют собой амебовидные протоплазменные массы с множеством глаз на поверхности, которая способна изменять форму и формировать временные органы.

[2] Ли Харви Освальд, по официальной версии убивший Кеннеди, сделал три выстрела, и все три пули попали в президента. Также был ранен губернатор Техаса, сидевший в той же машине, что и Кеннеди. Официальная версия объясняет это ранение пулей, которая прошла навылет через Кеннеди, но её траектория была какой-то невероятной, из-за чего возникли всякие конспирологические теории (самая популярная — наличие второго стрелка).

[3] К заключённым в тюрьме в Гуантанамо применялись пытки, в том числе и водой.

[4] Битва за Аламо (23 февраля — 6 марта 1836) — самая известная битва Войны за независимость Техаса. При чём тут нацисты, я не понял. Есть ещё книга «Аламо в Арденнах» про оборону Бастони в 1944–1945, но ни в русской, ни в английской википедиях про это Аламо вообще ни слова. Возможно, Райан просто нёс чушь.

Глава 23 (73) — Гражданская война

В жизни Райана было много неловких моментов в лифте, но этот превзошёл их все.

— Твоя жизнь всегда такая? — спросила девушка в химзащите, пока лифт поднимался на этаж с зоной отдыха. Вместе с ними ехали четыре кролика, и Зорин мудро отводила взгляд от пушистых мерзостей.

— Не знаешь, куда они дели мою атомную бомбу? — ответил вопросом на вопрос привлекательный курьер, держа в одной руке лазерное ружьё, а в другой — ингалятор «блаженства».

Зарин посмотрела на него в неловком молчании, а затем снова уставилась на двери лифта. Если подумать, этот забег был полной инверсией самоубийственного забега Райана: вместо того, чтобы пробиваться внутрь бункера Мехрона, он устилал трупами путь наружу. Круг замкнулся.

Когда двери лифта открылись, группа узрела в хорошо освещённом атриуме сцену полного опустошения. Фрэнк добрался до зоны отдыха раньше них и впал в буйство, которое затмило даже самоубийственный забег Райана.

Гигант сражался с дюжиной рабов Dynamis, стрелявших в него из лазерного оружия, но ни одному их них не удалось нанести вред разъярённому Психу. Псишок стоял на другом конце атриума, отчаянно пытаясь найти выход из этой заварушки, в то время как другие члены Мета-банды укрывались, где могли.

— Фрэнк, успокойся! — крикнул Комар, в страхе прячась за сломанным бильярдным столом вместе с Ракшасой. Тигроподобный Псих призвал орды гремлинов, которые пытались забраться на спину Фрэнку. — Ты обрушишь на нас бункер!

— Я знал, что Маккарти[1] недостаточно далеко зашёл! — заорал Фрэнк, после чего схватил аркадный автомат «Street Fighters» и швырнул его в рабов. Разрушительный удар в мгновение ока убил трёх человек. — Красная угроза отравила бесценные жидкости наших тел![2]

— Нет, только не «Capcom»! — запротестовал Райан при виде этого ужасающего зрелища. Ему было плевать на бильярд и бар, но уничтожение аркадного автомата? Это кощунство!

У Зарин, этой бескультурной зануды, реакция была прямо противоположной:

— Ааа, бильярдный стол! Фрэнк, какого хрена, у нас нет другого!

— Зарин? — Ракшаса оглянулся на девушку в химзащите и её спутника. — Почему ты с заключённым? Что за херня вообще происходит?

— Президент Адам мёртв, и мы берём власть в свои руки, — объяснил Райан, поднимая лазерное ружьё. — Демократическим образом.

— Давайте играть! — сказали плюшевые кролики и бросились в рукопашную. Гремлины, атакующие Фрэнка, моментально узнали пушистых существ и в ужасе убежали при их приближении. К несчастью для них, одержимые игрушки, похоже, находили в преследовании не меньше удовольствия, чем в нападении на людей.

Женщина, состоящая из чернил, в которой Райан узнал Чернильную машину, выглянула из-за того, что раньше было барной стойкой.

— Адам мёртв?

— Они враги! — крикнул Псишок, у которого кончалось пушечное мясо, которое можно было бросить на Фрэнка. — Комар, Чернильная машина, вылезайте из укрытия и схватите их!

— Ты предал демократию! — зарычал в ответ Фрэнк.

— Ребята, выбирайте сторону, — сказала Зарин, направив руки на Псишока, чтобы взорвать его. — У нас есть Фрэнк и сок. Занимайте очередь.

Псипси сразу осознал опасность мятежа:

— Только я могу достать Эликсиры! — прорычал он и пригнулся от кинутого Фрэнком раба. — Без меня у вас закончатся подделки!

— Твоя жизнь закончится раньше! — выдала Зарин и выпустила залп во взломщика мозгов. Он уклонился от атаки прыжком, сжатый воздух ударился о стену, заставив бункер сотрясаться.

Увидев колебания присутствующих Психов, Райан указал на свои боксеры и пригрозил достать своё мощнейшее оружие:

— Не вынуждайте меня светить им. Вам не выжить.

Перекинувшись взглядами, Комар и Ракшаса немедленно покинули своё убежище… и атаковали Псишока, к гневу последнего.

— Предатели!

— Прости, Псишок, но я лучше перейду дорогу тебе, чем Фрэнку! — извинился Комар перед тем, как броситься на взломщика мозгов, а Ракшаса в то же время вступил в бой с одним из рабов. Инки Винки тоже вышла из своего укрытия и мудро присоединилась к побеждающей стороне. — По крайней мере, тебя мы можем убить!

Слава богу, Мета-банду связывала не лояльность.

Подняв щупальце, Псишок сумел отбросить от себя Комара и убежал из комнаты. Оставив своих приспешников разбираться с оставшейся мелочёвкой, Райан без промедления пустился в погоню. Выбравшись из атриума, Псишок добрался до коридора с усиленными стеклянными окнами с обеих сторон, разбил одно и выпрыгнул в него.

В ангарах под свалкой было не более спокойно, чем в атриуме, поскольку Чёрный Эликсир успел добраться и сюда; возможно, ещё один лифт соединял нижние этажи с этим. Существо неистовствовало в ангаре, где находилась подводная лодка Меты, а техники в панике спасались бегством. Гигантская слизь росла с каждой жертвой, достигнув пяти метров в диаметре.

Что наиболее важно, Райан заметил рядом с подводной лодкой свою Плимут Фьюри, двигатель которой был вытащен из машины.

— Коротышка? — пробормотал под нос курьер, вспомнивший, что Псишок послал Лен работать среди рабов. Но в ответ ему раздавались только крики порабощённых.

Райан взглянул в ангар, в который сбежал Псишок. Нервный кальмар отчаянно рвался к меху-скорпиону Мехрона.

— О нет, не так быстро! — сказал стоявший в коридоре наверху Райан, остановил время и выстрелил в Психа из лазерного ружья. Когда время снова пошло, луч света поразил Психа, пробив дыру в его мозгу. К несчастью, ближайший к меху инженер начал претерпевать ужасающую трансформацию — это Псишок преобразовывал его тело в свой новый сосуд.

— Ворюга! — Райан взглянул в другой конец коридора, который вёл ко входу в бункер. Кислотный дождь спустилась внутрь вместе с двумя дронами-гончими. — Так и знала, что нужно было выпотрошить тебя!

— Извини, дорогая, в прогнозе погоды на сегодня дождя в помещении не было, — ответил Райан и открыл по ней огонь. Несмотря на то, что она не могла вызвать свой ядовитый ливень под землёй, Кислотный дождь всё ещё обладала острыми рефлексами и сумела уклониться от атаки, нырнув в сторону. В ответ она швырнула в него нож, в то время как дроны-гончие бросились на Райана.

Не имея другого выхода, путешественник во времени прыгнул через разбитое окно и приземлился в ангаре меха несколькими метрами ниже. Два раба, охранявшие это место, тут же обрушились на него, как стая гиен; по волдырям на их коже курьер понял, что они сидели на «блаженстве», были похищены с улицы и превращены в инструменты с промытыми мозгами.

Скольких людей Псипси подчинил своей воле с тех пор, как прибыл в Новый Рим? Каждый час, потраченный во время забега впустую, увеличивал счётчик его жертв.

Поклявшись уничтожить взломщика мозгов в идеальном забеге как можно раньше, Райан с сожалением открыл ответный огонь, хотя и без смертельного исхода. Лучи его ружья поразили руки наркоманов, вынудив их бросить оружие, и он несколькими ударами отправил их в нокаут.

Кислотный Дождь собиралась спрыгнуть в ангар вслед за ним, но на свою беду поймала струю сжатого воздуха. Мощная атака выбросила телепортера через стеклянное окно, и она рухнула на землю без сознания всего в нескольких шагах от Райана.

Зарин, появившись из зоны отдыха, быстро поразила дронов-гончих, прежде чем они смогли ответить.

— Займись Псишоком, я тебе прикрою! — крикнула она курьеру.

— Конечно, выпускай пар сколько хочешь! — сказал Райан и бросился вслед за новым носителем Псишока. Раб с лазерной винтовкой попытался перехватить его, но поддержка курьера отбросила его потоком воздуха. Хотя Зарин не держала удара, в её распоряжении была огромная огневая мощь.

Райан добрался до меха Мехрона в тот момент, когда Псишок начал взбираться по его металлическому корпусу. Вероятно, он собирался использовать его против Фрэнка, даже рискуя разрушить бункер, но курьер не позволит ему зайти так далеко.

Однако у Псипси остался последний раб, который вылез из-под меха и встал на пути Райана. Курьер, узнав её, застыл на месте.

Лен.

Она, должно быть, работала над мехом, когда началась битва, судя по небольшой дрели в её руках. Её красивые глаза были лишены эмоций; Псишок истощил её душу и оставил одну оболочку.

— Отвали, Чезаре, — предупредил взломщик мозгов, и Лен приставила дрель к своему левому виску, — или я заставлю твою любовь покончить с собой прямо на твоих глазах.

Райан застыл на месте из-за этой отвратительной угрозы.

— Я могу вернуть её, — сказал он, наставив лазерное ружьё на Псишока. Ублюдок немедленно поставил Лен на линию огня.

— Но ты всегда будешь помнить, — насмехался над ним Псипси. — Всякий раз, когда ты будешь смотреть на неё, перед твоими глазами будет мелькать этот самый момент. Вид её мозгов, вываливающихся на пол, потому что ты не отступил.

И он был прав. Эти воспоминания будут с Райаном навсегда.

Но он не мог поступить иначе.

Указательный палец его лучшего друга медленно давил на спусковой крючок, и его сердце ёкнуло. Курьер остановил время до того, как Коротышка успела включить дрель, и бросился к ней, пока вселенная была фиолетовой. В животе Райана заныло, потому что он ни разу не поднял руку на Лен. Сам факт, что Псишок вынудил его сделать это, даже чтобы спасти ей жизнь, наполнил курьера сильнейшей яростью.

Отбросив лазерное ружьё в сторону, Райан поднял освободившуюся руку, соединил пальцы и быстро несколько раз ударил её по сонной артерии и аорте. Это была очень опасная техника, с большой вероятностью вызывающая медицинские осложнения, но он не знал другого метода, который помешал бы ей причинить себе вред.

Когда время ожило, Лен рухнула. Удары временно заблокировали приток крови к мозгу, в результате чего она потеряла сознание и уронила дрель. Райан аккуратно поймал своего лучшего друга свободной рукой и осторожно положил её на пол.

И, конечно же, этот ублюдок Псишок воспользовался моментом и запустил щупальце прямо в череп курьера.

Райан остановил время на две секунды. Оставив Лен на полу, он встал и приготовил ингалятор «блаженства».

— Ты должен был видеть это в воспоминаниях Коротышки: я пробыл в этом городе несколько месяцев, а тебе так и не удалось овладеть мной. — Когда время возобновилось, Райан увернулся от щупальца, схватил его свободной рукой и рывком уложил металлического кальмара на землю. — Знаешь почему? Потому что, несмотря на все твои подлые, трусливые уловки, я всегда тебя уделываю.

Псишок с ненавистью зарычал и захлестал щупальцами, но путешественник во времени уклонился с помощью коротких остановок времени.

— Как однажды сказал твой босс… — Райан быстро сократил расстояние и приложил ингалятор к лицу взломщика мозгов. — Пора принять лекарство.

Псишок получил полную дозу «блаженства» в лицо.

Его щупальца заметались в панике, но, как и предположил Энрике, его мутировавшее тело сделало его особенно уязвимым для веществ, изменяющих мозг. Псишок задыхался и извивался на земле, его щупальца становились всё менее активными по мере того, как эйфорический прилив парализовывал его.

Курьер пнул взломщика мозгов по голове, просто чтобы убедиться, что он больше не встанет, а затем проверил Лен. К счастью, его подруга всё ещё дышала. Ей понадобится скорая медицинская помощь, но она будет жить.

— Всё в порядке, Коротышка. — Райан сидел рядом со своим другом, прижимая её к груди. Вокруг них бушевала битва, плюшевые игрушки убегали в бункер, а Фрэнк ломал стену, чтобы попасть в ангар. — Я тебя прикрою.

Что он всегда и делал.

* * *
На это потребовался ещё час, но сторона Райана в конце концов победила в гражданской войне Мета-банды. «Односторонняя резня», правда, была бы более подходящим термином.

Рабы Псишока продолжали сражаться даже без кальмара, но они не были ровней кошмарному воинству, пошедшим против них. К сожалению, пока Райан при всякой возможности сдерживался, ни плюшевые, ни Мета не проявляли милосердия. Да, у противников были промыты мозги, но любой из них, кто сопротивлялся, получал соответствующее отношение. Только Чёрный Эликсир проявил некоторую сдержанность, не добивая раненых, когда те больше не представляли для него угрозы.

О плюшевых и мутантах можно было сделать некоторые выводы, если даже гигантская чудовищная слизь выглядела более милосердной по сравнению с ними.

Но в конечном итоге, как только пыль улеглась, бункер стал принадлежать Райану.

— Я знаю, что переход от предыдущей администрации был трудным. — Стоя на мехе Мехрона, убрав руки за спину, курьер оглядывал свою аудиторию — Психов, детей-сирот, плюшевых игрушек и одну слизистую мерзость. Псишок избавился от костюма Райана, но тот раздобыл себе чёрную водолазку и брюки. — Казни без надлежащего судебного разбирательства, пытки водой… но всё это в прошлом. Потому что мы успешно изгнали левую угрозу из наших рядов!

— Теперь пора сосредоточиться на истинном враге. — Фрэнк Безумный кивнул самому себе, никогда не упуская из виду главное. — Мексиканцах.

— Точно. И с крайней неохотой я принимаю роль президента и неограниченные чрезвычайные полномочия, которые к ней прилагаются. Полномочия, от которых я обещаю отказаться, когда кризис закончится[3]. — Райан подмигнул своим слушателям. — Честное слово.

Короткую гражданскую войну пережили двадцать членов Мета-банды, либо мудро встав на сторону победителей, либо просто сдавшись. Райан узнал большинство из них, от Земли до Дворняги, но не всех. У него будет куча времени, чтобы эксплуатировать их в следующие дни.

Пусть они и были его новыми приспешниками, они всё ещё оставались мудаками.

Что касается плюшевых, то каждый из них привязался к сироте, присматривая за ними, как ревнивые домашние животные. Они также поработили гремлинов Ракшасы и заставили их прислуживать детям, хлестая их собранными кишками. Райан приказал Психу-призывателю телепортировать больше существ в качестве подношения плюшевым повелителям, что, казалось, удовлетворило их кровожадность… пока что.

Короче говоря, иерархия была установлена.

— Эй, кто назначил тебя лидером? — Райан узнал в несогласном Психа-ящерицу, которого он избил в приюте во время предыдущего забега Dynamis. К сожалению, похоже, что не все были согласны с новым статус-кво. — Ты даже не один из нас! Если так подумать, я почти уверен, что ты был в плену несколько часов назад!

Райан посмотрел на взбунтовавшегося отброса.

— Как тебя зовут, мой чешуйчатый друг? Лучшее, что мне приходит на ум, — это «Ублюдок».

— Рептилоид.

Как оригинально, очередной заговор, пытающийся захватить власть! Кто будет следующим, иллюминаты?

— Уверяю тебя, у нас демократия: один человек — один голос. — Райан положил руку на грудь. — Я — тот самый человек, и мне принадлежит тот самый голос[4].

— Женщины не могут быть президентом, — согласился Фрэнк, и Зарин в ответ показала ему средний палец.

— Но если ты скептически относишься к результатам выборов, давай уладим этот вопрос. — Курьер взглянул на публику. — Если вы хотите, чтобы я был главным, поднимите руку, лапу или щупальце.

— Ты мой друг! — Все плюшевые игрушки подняли крохотную лапу, которым осторожно вторили испуганные сироты; Зарин, Фрэнк и самые мудрые Психи повторили за ними. Чёрный Эликсир сформировал щупальце из слизи с семью глазами на конце, чтобы приветствовать его.

— Видишь? — спросил у Рептилоида курьер, получив подавляющее большинство голосов. — Зачем голосовать за меньшее зло?

— Но…

— У меня есть шоггот, — прервал несогласного Райан понятным всем и каждому аргументом. — Я теперь президент.

Рептилоид взглянул на Чёрный Эликсир, наконец понял свое место и подчинился:

— Да.

Райан впился взглядом в этого дурака.

— Да кто, сумочка?

Псих опустил голову.

— Да, господин президент.

— Так-то лучше. — Райан порылся в кармане и достал секретное оружие. — Новая администрация, конечно же, очень щедра.

Поддельный Эликсир, созданный Dynamis.

Присутствующие Психи тут же уставились на него с голодом. Даже Зарин и Фрэнк, которые, как Райан был почти уверен, не могли его использовать в силу их специфической природы. Эликсиры в их крови, вероятно, вызывали психологическую жажду.

Райан помахал подделкой перед стаей голодных гиен, а затем бросил её в толпу. Все пытались схватить её, но досталась она Комару, который взлетел в воздух на своих крыльях и, поймав её, тут же проглотил.

— Подчиняйтесь правительству, платите налоги, и все извлекут выгоду из нашего Эликсиркэр[5], — сказал Райан. Комар издал стон блаженного удовольствия, а другие Психи зарычали от разочарования.

— А что насчёт поставок? — Чернильная машина выразила свой скептицизм. — Только Псишок знал, как связаться с поставщиком.

— Я позабочусь об этом, — сказал Райан, у которого уже был план работы с Dynamis. — Сок потечёт рекой.

— Лучше бы так тому и быть, — сказала Инки Винки, скрестив руки. — Или я свалю отсюда.

— Я спасла твою задницу только из-за обещанного тобой лекарства, — напомнила Зарин Райану о его предвыборных обещаниях. — Если ты не выполнишь нашу сделку, я взорву тебе к чертям, и ты даже не поймёшь, что тебя убило.

— Я… помог… — чуждый голос Чёрного Эликсира поразил большинство присутствующих Психов и особенно детей. Все отошли от существа подальше, даже кролики. — Ты… поможешь мне… сейчас…

— Уверяю тебя, в отличие от любого другого политика, которых когда-либо видел свет, я выполню обещания своей предвыборной кампании. На самом деле я сразу же сделаю несколько звонков. Мы собираемся взять этот бункер штурмом, а затем и…

Райан махнул рукой в ​​потолок.

— Миииииир![6]

Присутствующие переглянулись, потрясённые грандиозным видением своего президента.

— Мир? — спросил Рептилоид, как будто он уже контролировал его.

— Миииииир, — поправил его Райан.

Поскольку забег был обречён с самого начала, курьер мог позволить себе отбросить осторожность и опробовать рискованные стратегии, которые сработают в краткосрочной перспективе. Он будет пользоваться услугами даже тех людей, которых предпочёл бы избегать.

— А что насчёт Ма? — спросила Сара, нахмурившись. — Она… она поправится?

— У дяди Райана есть план, как вылечить твою маму, — заверил её курьер. Лен и выжившие рабы будут под сильными седативными, пока Райан не сообразит, как избавиться от промывания мозгов; Кислотный дождь также была под седативными, потому что у него были к ней вопросы. Псишок будет находиться в одурманенном состоянии, пока курьер не найдёт способ скинуть его на Отмену, что не займёт много времени. — Просто потерпите. Всё будет в порядке.

— Так что дальше, босс? — спросила Зарин, скрестив руки.

— Первым делом я назначаю тебя своим вице-президентом, потому что мы верим в гендерное равенство. — Райан взглянул на Чёрный Эликсир. — Наш слизистый друг будет госсекретарем, чтобы заполнить квоту инопланетных меньшинств. Агент Фрэнк будет гарантировать, что народ уважает волю правительства.

— Есть, господин президент, — кивнул агент, идеальный патриот.

— Ракшаса, ты продолжишь призывать гремлинов, чтобы усмирить наших плюшевых повелителей. — Хотя каждый кролик был привязан к ребёнку, и ни один из них не сбежал из бункера, Райан очень хорошо знал, что это лишь затишье перед бурей. Как только у них кончатся гремлины, которых можно убить, существа размножатся и захватят мир на поверхности. Оставалось надеяться, что он сможет отсрочить плюшепокалипсис на несколько дней. — Рептилоид, ты идёшь в приют, чтобы вернуть моего кота.

— Кота? — спросил ящер, удивлённый приказом.

— Персидский кот с белым мехом и чистыми голубыми глазами, — объяснил Райан. — Внимание, спойлер: мы будем недоигрывать и переигрывать.

У них была секретная база и доступ к оружию судного дня. Что произойдёт дальше, было несложно предсказать.

Пришло время Райану стать полноценным злодеем Бонда.

[1] Маккартизм (по фамилии сенатора Джозефа Рэймонда Маккарти) — общественное движение в США, существовавшее в период с конца 1940-х по 1957 год. Сопровождалось обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против «антиамерикански настроенных» граждан.

[2] Как подсказали в комментариях, это отсылка к фразе из фильма Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу»: «Я не могу сидеть и ждать, пока коммунистические идеи, коммунистическая доктрина, коммунистический переворот и международный коммунистический заговор загрязнят и высосут бесценные жидкости наших тел».

[3] По-моему, это отсылка к речи Палпатина перед Сенатом в «Звёздных войнах: Атака клонов», после того, как ему выдали чрезвычайные полномочия: «Должен признать, я с крайней неохотой соглашаюсь на подобные меры. Я люблю демократию. Я люблю Республику. Я сложу с себя вверенные мне вами полномочия, когда кризис минует. А первым действием моим в нынешней ситуации станет создание большой армии нашей Республики, для отражения угрозы Сепаратистов».

[4] Чуть ли не дословная цитата книги Терри Пратчетта «Мор — ученик Смерти»: «Анк-Морпорк, наигравшись со множеством различных форм управления, остановился на форме демократии, известной как «Один человек, Один голос». Тем самым Человеком был патриций; ему же принадлежал единственный Голос».

[5] Отсылка на Обамакэр (Obamacare) — закон о защите пациентов и доступном здравоохранении, подписанный Бараком Обамой в 2010.

[6] Отсылка к «Дракону Вайнкёру», другому произведению автору. Правда, там дракон пытался попасть на Лунууууууууу. Кстати, по этой новелле недавно начал выходить комикс.

Глава 24 (74) — Фрагмент прошлого: Прощай, Монако!

Апрель 2017, Франция, деревня Ла-Тюрби.

В Монако стоял солнечный день. Цветы цвели, птицы пели, а Саймон катил валун в аду.

Сколько раз Райан смотрел на Монако с этого мыса? Он потратил год циклов, чтобы выяснить «правила» этого места, и сегодня будет ещё одна попытка.

Это заняло у него некоторое время, но он нашёл старый, довоенный беспилотник на заброшенной военной базе недалеко от Истра[1] — тактическое разведывательное стелс-устройство, которое компания Dassault[2] построила для французских ВВС. Райан переделал его в фиолетовый квадрокоптер и оснастил пистолетом-пулемётом.

Дрон, управляемый с помощью пульта дистанционного управления, полетел в сторону Монако, и курьер получал с него непрерывный видеопоток. Квадрокоптер летал по пустым улицам и вламывался через окна в заброшенные дома. Изнутри все постройки выглядели одинаково.

Весь город был бутафорским.

По крайней мере, Райан подтвердил, что эффект телепортации не распространяется на машины, поскольку дрон преодолел двухчасовой лимит времени. Пропаганда казино о борьбе с Мехроном была столь же необоснованной, как и его рассказы о вторжениях Андорры.

Когда солнце скрылось за горизонтом, Райан направил дрон к казино Монте-Карло. Квадрокоптер влетел внутрь, разнесся двери из пистолета-пулемёта, и ни один клоун не появился, чтобы остановить его.

Настоящее казино Монте-Карло было похоже на то адское измерение, в котором Райан провёл целую жизнь, но оно не было ни бесконечным, ни аномальным. Комнаты были на своих местах, и дрон не смог никого найти внутри.

Когда дрон полетел на выход из казино для пополнения запасов, двери оказались отремонтированными. Райан приказал машине снова взорвать их, вылететь наружу и развернуться. Двери восстановились в ту же секунду, как оказались вне поля зрения.

Что ж, пора доставать тяжёлую артиллерию.

* * *
Райан потратил три месяца циклов на то, чтобы с помощью дрона составить карту казино и его окрестностей, вплоть до канализации. В конце концов, ему пришлось признать очевидное.

Он не мог найти никакого входа в карманное измерение.

— Место «только по приглашениям», ха? — сказал Райан, надевая солнцезащитные очки. Обозлившись из-за этой ситуации, он прикрепил к своему дрону небольшую ядерную бомбу — спасибо французам за их довоенный ядерный арсенал. — Вы не можете отказать мне.

Сидя в кресле на берегу Кап-Ферра, почти в пятнадцати километрах от Монако, Райан с помощью пульта дистанционного управления направил дрон на Монте-Карло. Ему пришлось перенастроить местную радиостанцию, чтобы управлять своей игрушкой издалека, но его работа принесёт свои плоды.

— После креветок, — сказал курьер, нажимая большую красную кнопку, — грибы!

Видеопоток прервался, поскольку Монако поглотила яркая сфера света. Всё в пределах прямой видимости Райана загорелось, от лесов до руин французских портов на побережье Средиземного моря. Колоссальные волны поднялись вокруг точки взрыва и распространились на многие мили. Земля дрожала даже в Кап-Ферра, огромный огненный гриб поднимался в небо.

Райан наблюдал, как сгорает проклятое карликовое государство, с глубоким чувством удовлетворения… по крайней мере, до тех пор, пока ударная волна не достигла его и мощный порыв ветра не сбросил с его лица солнечные очки.

— Независимость Андорре! — крикнул курьер в сторону карликового государства, грибовидное облако над которым медленно исчезало.

Несколько часов спустя Райан в усиленном защитном костюме прошёл через горящие руины Монако, выдерживая огненные бури, пепел и облучённую пыль, падающую с неба. Все здания обрушились от взрыва, дороги были заблокированы обломками. Курьер почти воспринял это путешествие как поход.

— Услыхав судьбы призыв, — напевал под нос Райан, добравшись до эпицентра взрыва. От казино Монте-Карло осталась только воронка. Какая бы сила ни позволяла этому месту восстановиться, она не смогла справиться с таким разрушением. — Не трусь, пока ты жив…[3]

Его охватила жёлто-фиолетовая вспышка, за которой последовал вид знакомого мраморного коридора.

Чёрт!

* * *
В очередной раз проснувшись 1 апреля на мысе Тет де Шьен, Райан испустил разочарованный крик.

Даже ядерный удар не смог развеять эффект!

Стоило ожидать чего-то подобного. В то время как настоящий Монте-Карло служил якорем явления на Земле, настоящий лабиринт существовал в отдельной реальности. Насколько Райан мог судить, таинственный контролёр, «Жан-Стефани», жил внутри своего карманного измерения.

Или, что более вероятно, он превратился в лабиринт.

Райан вздохнул, сел на край мыса и обдумал то, что узнал в ходе своих различных экспериментов.

Эффект активировался всякий раз, когда кто-то пересекал границы Монако, описанные в международном праве. Воздушное пространство тоже учитывалось, но не территориальные воды; Райан предположил, что это как-то связано со старыми франко- монегасскими договорами[4], из-за чего сила Жана-Стефани не могла признать воды «полностью» принадлежащими Монако.

Жертву телепортировало внутрь лабиринта, если та приближалась к Монте-Карло или оставалась более двух часов в границах города. Если она пересечёт границу и уйдёт, то окажется в ловушке, как только заснёт. Не имело значения, пробудет она в Монако меньше минуты или будет убегать три дня через всю Европу, пока не уснёт от изнеможения. Райан, к своему ужасу, проверил обе возможности.

Как только ты попадёшь в Монако, тебя не отпустят. Никогда.

Эффект распространялся и на животных, однако, в отличие от людей, их телепортировало сразу на кухню лабиринта вместо относительно безопасного мраморного коридора. Райан в ходе своих исследований отправил на смерть бесчисленное количество щенков и ни о чём не жалел.

В конце концов, он был кошатником.

В какой-то момент он даже привязал ту же ядерную бомбу к ягнёнку, поставив таймер для взрыва внутри карманного измерения. Поскольку жертвенное животное телепортировалось на кухню, взрыв по итогу пощадил Люкстаун и уничтожил к чёртовой матери большую часть лабиринта. После этого Райан лично вошёл в карманное измерение, чтобы наблюдать за результатами.

Нанесённый урон продержался двадцать четыре часа, пока новые комнаты не заменили разрушенные.

Поскольку телепортация всегда сопровождалась жёлто-фиолетовой вспышкой, Райан подозревал, что контролёр был Психом, связанным с этими цветами. Это объяснило бы пространственно-временную аномалию и все странные концептуальные правила.

Это означало, что только сильный Жёлтый или Фиолетовый мог навсегда разрушить лабиринт, если это вообще возможно. Пока Райан не обнаружил никого, способного на такой подвиг.

— Мне в самом деле нужно уничто