Острие Клинка [Алексей Самылов] (fb2) читать онлайн

- Острие Клинка [СИ] (а.с. Темный Космос -6) 2.47 Мб, 241с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алексей Леонидович Самылов - Елена Раух

Настройки текста:



Острие Клинка

Глава 1

20 февраля 4049 г. по з.в. Система Куофа. Планета Акка. Владения клана Каяхара. Дом Каяхара Ёна

160 дней до окончания моратория Сага на танган.


Вечера на Акке в этих широтах короткие, словно вспышка. Вот только еще тени начинают удлиняться и раз, уже темнота. Спутники у планеты небольшие и находятся далеко, поэтому звезды яркие. Впрочем, в этот день было пасмурно и звезд было почти не видно.

Каяхара Ёна уже которые день мучало какое-то нехорошее предчувствие. Десять дней назад состоялся Дзёгон (совет клана). Общеклановый. Куда Ёна не пригласили, окончательно, видимо, вычеркнув его из управления кланом. Каяхара Шимизу, сестра Ёна и младший ребенок Каяхара Юджина, главы клана, сообщила Ёну, что на дзёгоне было принято окончательное решение насчет войны. Каяхара заключили союзы с Хайфоро, Бию, Сейсё и публичное соглашение с Дайгоро. Против Унарё выставляли объединенную эскадру в шестнадцать вымпелов. Двенадцать ганшипов, корвет и три десантных транспорта. Шимизу отписала, что старший братец был в крайне приподнятом настроении. Именно он и будет командовать этим флотом. Гюто на дзёгоне пообещал лично доставить отцу этого сопляка Кусаби.

А вот у Ёна настроение было совсем другое. Он, привыкший оценивать экономический потенциал оппонента, то есть базис, разумеется, навел справки, что же выращивают такого на планете Маан. Потом выяснил, сколько стоят специи… И увидел, что у клана Унарё есть серьезный финансовый потенциал. А деньги означают, что в этой войне, скорее всего, будут участвовать наемники. При условии, что Кусаби Денис родом из мест, где этих наемников куча, вряд ли он наймет плохих. А наемники — это жестокость. Им плевать на мирных, плевать на какие-то неписанные правила. Они будут убивать, потому что это их работа.

Поэтому Каяхара Ён сидел на энгаве, смотрел на сад, освещенный маленькими желтыми фонариками, и хмурился. Мысли у него были тяжелые. Те сведения, которые стали ему известны, он, по идее, обязан доложить главе клана. И Ён даже пытался это сделать. И сам, и через Шимизу. Но, ни его, ни сестру не пожелали слушать. Взяли и отбросили сведения. А теперь и вовсе задвинули так, чтобы Ён не мешал Гюто идти к «величию». Еще и Шимизу, получается, подставилась. Но сестра говорила, что брат Ён ни в чем не виноват. Что это и ее долг тоже. Теперь Шимизу буквально заперли в главном поместье клана на столичной планете Сёнзай. И она готовилась к замужеству. Гюто пообещал, что найдет ей мужа после победы. И такого, «чтобы ты не позорила клан».

Разумеется, Ён понимал, что отец и Гюто, как бы они не относились к сыну и младшему брату, все равно выслушали хотя бы. Это же совсем тупость, не хотеть знать ничего про противника. А раз руководству клана эти сведения не важны, значит, либо они их уже знают, либо обладают пониманием, что Унарё не смогут ничего сделать. Или и то, и другое.

Откуда же у отца и брата Каяхара Ёна такая уверенность? У Ёна, который хоть и не имел никогда доступа к финансовой документации всего клана, тем не менее, было четкое знание, откуда Каяхара черпают недостающие ресурсы и в первую очередь деньги на содержание флота. Клан Дайгоро. Клан, который имеет амбиции, давние амбиции занять место клана Сайго в иерархии кланов провинции. Очевидно, что Дайгоро, прекрасно понимая Каяхара насчет претензий на более высокий статус, собираются под вывеской последних провести захват слабо охраняемых активов в провинции Цветочная Гора. Вот именно в этом исток той «непримиримой ненависти» клана Каяхара к клану Унарё.

— Ён, — жена Ёна, Юсузу, вышла на энгаву.

Мужчина покосился на жену. Юсузу подошла к мужу.

— Мы не сможем вывести из-под удара даже Акку, — негромко произнес Ён и тяжело вздохнул. — Мне нечего предложить Унарё. Даже предательство ничем не поможет.

Тридцать дней назад на Акке была начата ротация клановой бакуфу (полиции), безопасников и клановых войск. На месте остались только территориалы и местные же бакуфу. Собственно, именно поэтому Ён и отменил встречу с Кусаби. Требовалось найти то, что можно предложить в качестве… выкупа. Прежнее предложение теперь потеряло силу.

Хоть старший братец Гюто и не был силен в стратегии, но тут он повел себя предусмотрительно. Или, что скорее всего, кто-то, носящий камон Дайгоро, ему это подсказал. Клан Каяхара стали основательно очищать от колеблющихся. Планетарные системы обороны Акки готовили к использованию, бакуфу стали закручивать гайки преступности. Клан готовился к войне… Вот только эти «стратеги» не понимали, отказывались понимать, что они будут воевать не с шиновским кланом. Унарё, по всему, это какой-то гибрид клана и пиратского флота…

Юсузу села рядом с мужем, аккуратно подогнув подол юкаты.

— Надо отправить Сой куда-нибудь, — негромко произнес Ён. — Пока не поздно. Например, к Хиого.

— Она твоя дочь, Ён, — также тихо ответила Юсузу. — И она прекрасно все понимает. И не уедет.

— Уедет, — твердо произнес мужчина. — Именно потому, что понимает.

Комм на руке мужчины завибрировал. Ён вскинул руку, посмотрел на экранчик. И его лицо посуровело.

— Собирайся, Юса, — холодно и решительно произнес мужчина.

Он увидел короткое сообщение. Один из каналов от СБ, который еще оставался у Ёна, передал короткое сообщение. «0». Это означало, что Гюто решил… решить вопрос со строптивым младшим братом радикально, силой…


… Охраны у среднего сына главы клана было немного. Чисто символический отряд в десять территориалов. То есть, смазка для мечей… По документам. На деле, Каяхара Риуру, начальник охраны, действительно, взяв местных парней, вполне неплохо их натаскал.

— Назад! — рявкнул Риуру, когда в саду перед домом сверкнули выстрелы.

Жена и дочь Ёна, а также и он сам, уже были экипированы по-боевому. Они тут же вернулись в дом и заняли позиции у окон. А темноте сада, где уже погасили все фонари, продолжали свистеть винтовки (лучевое оружие дает такой звук), ярко в темноте вспыхивали разряды, иногда шипели иглометы. И какие-то тени мелькали.

Это все означало, что Каяхара Гюто отдал приказ не взять, а убить брата. Если бы был приказ лишь задержать, то пришли бы местные безы, причем открыто. Ну, и источник Ёна своим сообщением сказал, что приказ именно убить.

«Зачем?» — билось в голове у Ёна.

Такой поступок потом будет очень трудно объяснить. Или Гюто уже настолько уверовал в себя и своих покровителей, что не видит в этом проблемы? Но ведь вассалы, когда узнают методику решения проблем в клане, тут же зададутся вопросом, а кто следующий? Или война все спишет? Идиоты! Куда смотрит отец?! Неужели он настолько доверяет Гюто?

В саду раздался характерный металлический звук скольжения. То есть дело уже дошло до ближнего боя. Ён оглядел своих девчонок. Сой, с упрямством на лице, сощурившись, смотрела поверх прицела винтовки в сад. Юсузу была рядом с ней.

На энгаве вдруг возникла смутная фигура. Вспышка. Звук падения тела. Риуру сыграл свою роль.

— Нужно уходить, — появился он рядом с Ёном.

— Сам же понимаешь, никуда мы отсюда не сможем уйти, — ответил Ён. — Сколько парней осталось?

— Шестеро, — хрипло ответил Риуру. — И это странно.

— Почему? — спросил Ён.

— Они должны быть уже все мертвы, — ответил безопасник. — Может, попробуем все-таки?

И в этот момент в дверном проеме что-то мелькнуло. Все находящиеся у дверей синхронно откатились в стороны, Юсузу при этом накрыла собой дочь, а Риуру Ёна. Но прошло несколько мгновений, а взрыва так и не было.

— Это… кажется передатчик, — удивленно произнес Риуру, рассматривая предмет.

— Давай, все равно выбора нет, — хрипло произнес Ён.

Риуру, пригнувшись, добежал до предмета и вернулся с ним.

— Действительно, передатчик, — озадаченно произнес Ён.

Он открыл прозрачный футляр, взял наушник, повесил его на ухо.

— Каяхара Ён? — тут же заговорил в динамике незнакомый, но молодой голос.

— Да, — коротко ответил мужчина.

— Выходите, у вас десять секунд, — ответили Ёну.

Две секунды на размышление. Если нападающие решили схитрить… То что им мешало реально забросить именно гранату?

— На выход, — коротко скомандовал Ён.

* * *
Четырнадцать часов спустя. Неизвестная система. Транспорт «Пота-77»


Судя по всему, транспорт, на котором их увезли с Акки, был кораблем контрабандистов. Иначе, зачем в грузовом трюме оборудована полноценная каюта? Причем, замаскированная под контейнер.

Вот в такую каюту и запихнули семейство Ёна. А Риуру с бойцами в другое место, видимо, в такую же каюту-контейнер.

Жену и дочь Ёна этот ночной марш-бросок до космопорта на три или четыре ри (около пятнадцати км) пешком, а часто и бегом, вымотал полностью. И едва они оказались на горизонтальной поверхности, тут же уснули. А Ён, хоть и устал не меньше, никак не мог заснуть.

Сначала он вспоминал, можно сказать даже записывал в память этот ночной забег. Как на выходе их встретили фигуры в черном. Потом они шли и бежали какими-то узкими улицами, техническими коридорами. Парни Риуру при этом еще и несли одного своего, тяжелораненого.

На этот транспорт, стоящий в порту, они попали откуда-то снизу. Ён увидел пару человек из команды корабля. Типично хинодзинские лица, только… Какие-то немного странные. Для простых работников. Слишком взгляды острые.

А попав в «каюту», Ён стал думать о том, что делать дальше. Последствия, причины произошедшего.

Почему все-таки Гюто решился на этот шаг? Сначала Ён думал, что это чисто из желания отомстить, возвыситься. А когда успокоился, то понял, что тут причина в другом. А именно, в компании «Тетсу». Пока живы Ён и его жена, нормального доступа к ресурсам компании нет. А вот сейчас будет. И неважно, умер Каяхара Ён и Юсузу или пропали. Факт, что они больше не в клане. Даже если Ён потом предъявит себя, статуса у него больше нет. И компанию «Тетсу» можно пилить.

Гюто, очевидно, нужны деньги. Чтобы подготовить флот, чтобы платить воинам. Конечно, клановым бойцам какое-то время можно не платить, но потом все равно нужно будет деньги выдавать. Так что действия старшего братца, на самом деле, вполне прагматичны. Исполнение, конечно, сомнительное, но…

Вассалам будет сказано, что Ён предал клан… О вот интересно, отец в этом всем участвует? В последнее время он как-то все больше отстраняется от дел, годы берут своё. И старик бы на такой рискованный шаг не пошел. Можно же было сделать тоньше. Вызвать сына в столицу, там принять… Хотя, Ён бы не поехал. Предельно же ясно, зачем вызывают. Гюто, видимо, так и подумал, поэтому послал убийц. А когда СБ под контролем, историю можно затереть. И Каяхара Ён просто пропал бы…


… Проснулся мужчина от того, что двери лязгнули. Он вскинулся и поморщился. Заснул он сидя, скрючившись.

Кстати, оружие у них всех забрали. А сейчас в «каюту» заглядывал бородатый мужик, бандитской наружности.

— На выход, — процедил он и исчез.

Когда они вышли, то пришлось протискиваться между контейнерами. Парням Риуру пришлось еще своего раненого протаскивать. В общем, вышли они к выходу не быстро.

— Наконец-то, — процедил все тот же бородатый мужик. — За мной.

Пока шли, Ён осматривался. Корабль был явно не новый. Обычный рабочий транспорт. Кое-где покрытие на полу было протерто до голого железа, не горели некоторые лампы в коридоре.

— Как Нобу? — негромко спросил у Риуру Ён.

Безопасник, теперь уже очевидно бывший, дернул щекой.

— Плох, — сухо ответил он. — Если не помочь, умрет. Больше стимуляторы колоть нельзя.

Ён нахмурился. Покосился на жену и дочь. Они шли с каменными лицами. С вопросами они мужа и отца не дергали. Понятно же, что Ён знает ровно столько, сколько и они. Неизвестные помощники себя никак не обозначили. Одно точно ясно, они знают, кого вытаскивали. А, значит, это сторонняя сила. Причем, хорошо подготовленная и экипированная сила.

Возле шлюза они как раз и встретили тех людей. Семь человек. Еще там, на Акке, Ён отметил, что под черными балахонами скрываются доспехи. Сейчас они сняли маски и под ними оказались совсем молодые лица. И… эти лица были не хинодзинские. Но и не тибритские.

— Господин Каяхара, — произнес один из парней, самый молодой, причем. — Прошу за мной.

И сделал приглашающий жест в сторону шлюза. Открытый люк которого вел на другой корабль.

«Вот сейчас все и выяснится», — подумал Ён, молча последовав за парнями.

И девушками. Здесь были и две девушки. Причем одна совсем небольшого роста. Кстати, один из парней шел как-то неловко. И со слишком прямой спиной при этом, словно стальной прут проглотил. Видимо, ночной бой в саду у дома Каяхара Ёна прошел не так уж удачно.

В тамбуре другого корабля их встретил отряд бойцов. И, разумеется, камон клана на их доспехах Ён увидел сразу же.

«Унарё?!» — изумился мужчина.

Кроме десятка очень хорошо экипированных абордажников, в коридоре стоял здоровый черный мужик.

— Канг! — пробасил он. — Ты что, работу на дом взял?

— Дядь Бутч! — радостно, но как-то нарочито радостно произнес тот парень. — А тетя Кисара с вами?

— У нас свой медик, забыл что ли? — Бутч слегка усмехнулся.

— Ах да, точно, — парень скис.

Пассажиры прошли между бойцов и подошли к негру.

— Господин, — Ён отвесил легкий поклон. — Могу я просить вас о помощи? Один из моих людей тяжело ранен.

— Пусть несут в медотсек, — спокойно ответил Бутч. — Канг, покажи. И своего тоже.

Парень молча кивнул.

* * *
Индикатор на двери стал красным, то есть самим из каюты не выйти. Помещение было небольшим. И кровать одна. Каюта для члена экипажа, который здесь только спит. Ён устало присел на кровать.

— Папа? — нетерпеливо спросила Сой. — Почему они нас спасли?

Разумеется, камон Унарё заметил не только Ён.

— Пока не знаю, Сой, — выдохнул мужчина.

В этот момент все испытали чувство тошноты. Корабль прыгнул.

— Но, полагаю, скоро мы все узнаем, — добавил Ён.

Юсузу подошла к откидному сидению, откинула его и присела. А Сой осталась стоять.

— Не думал я, что так… резко начну новую жизнь, — произнес мужчина. — Да еще и с самого начала.

Мужчина замолчал. Он сидел сгорбившись, поставив локти на колени.

— С другой стороны, — негромко произнес он. — Мы живы. А вполне могли… м-да.

— Пап, — тоже тихо заговорила Сой. — А… как мы дальше?

Мужчина вздохнул. Потом распрямился, оперся спиной о стену.

— Знаешь, Сой, — неожиданно уверенно и четко произнес Ён. — Твои мозги у тебя никто не отнял. Как и у нас с мамой. Так что справимся. Да, будет нелегко. А может и невыносимо тяжело. Но теперь, парадокс, гораздо больше выбор.

Он невесело усмехнулся.

— Только подозреваю, Унарё захотят о многом нас расспросить, — добавил мужчина. — В основном меня. И придется многое рассказать за наше спасение.

Ён нахмурился.

— Но почему Унарё ходят у нас… то есть, у Каяхара, как у себя дома? — пробормотал он, сощурившись. — Где, симатта, безопасники? Целая группа боевиков спокойно работает на территории, никто даже не почесался. И вот эти люди хотят воевать? М-да… А Гюто на Гарумине корчит великого кормчего, идиот. Все-таки идиот…

Когда отец уснул на половине фразы, Юсузу поднялась. Аккуратно положила мужа на кровать, расстегнула магнитные застежки на ботинках, стащила обувь. А Ён настолько, видимо, устал, что даже никак не отреагировал на это, забывшись глубоким сном.

— Не впервые, Сой, нам начинать сначала, — произнесла женщина, сев на кровать рядом с мужем. — Видимо, такая у нашей семьи карма.

— Это ты про Хассай? — спросила девушка.

— Да, — вздохнула Юсузу. — Когда мы туда прилетели, казалось, что ничего не получится. А мы были лишь чуть старше, чем ты сейчас. А потом нас оттуда натурально выдавливали.

— А что теперь будет с «Тетсу», мам? — спросила Сой.

— К сожалению, ничего хорошего, — помрачнела Юсузу. — До чего смогут дотянуться, продадут. В последнее время у нас и так всю прибыль выгребали, а теперь и вовсе…

Женщина тяжело вздохнула.

— Терять то, во что ты вложил столько сил, лет и самой жизни… — с тоской в голосе произнесла она. — Теперь уже, конечно, это закончилось. Жаль только людей там. Только они начали жить нормально. Вот это обиднее всего. Кажется, что это ты их предал.

Юсузу невесело усмехнулась.

— Только на прошлой десятине мы думали, как начать разрабатывать новые месторождения, — произнесла она. — Как спрятать деньги, чтобы купить оборудование. Мы пусть и с трудом, но работали. Столько детей обучили. Готовили следующее поколение. Куда они сейчас все пойдут?

— Известно куда, — поморщилась Сой. — Гарумин пример яркий.

— Тогда зачем этим людям Каяхара? — мрачно спросила Юсузу. — Эта война станет для клана последней. И неважно, какой будет результат. У Унарё просто нет теперь ресурсов, таких, чтобы их можно было отобрать и восполнить потери.

— То есть, мам, получается, что нам, может, и повезло? — произнесла Сой.

— И такое может быть, Сой, — с легкой грустью усмехнулась Юсузу.

* * *
Система Ака. Планета Гунтай. Владения клана Унарё. Раннее утро


Концепция индивидуальных портов для военных кораблей не новинка. Так что тут Денис прорыва не сделал, когда для «Софии» и «Киуошо» сделали такие.

Небольшая эскадра приземлилась на Гунтай чуть не синхронно. Было видно, что команды долго тренировались. Зашли по-боевому, стремительно снизившись к поверхности, словно прорывая систему обороны. А потом с ганшипа и корвета посыпался десант, то есть Хименей решил провести учебное десантирование…


… - Что говорит Гуджо-сама? — спросил Денис у Хименея после приветствия.

— Отец тянет время, — ответил Татамо. — И он его сможет потянуть. Все-таки у нас ситуация не такая резкая. Нужно найти повод, обосновать его.

Да, для объявления войны нужно найти повод. Для наблюдателя Сага. Например, в случае с Унарё — этот повод «слабость клана». Слабый клан — это такой клан, который не может ничего производить, а, значит, экономически в разрезе общеимперском, бесполезен. Также такой клан не может выставить достаточной военной силы.

Клан Татамо, несмотря на свое недавнее поражение, имеет в составе флота корвет. А, значит, экономически еще вполне дееспособен. Факт заключения Хеддоси с кланом Унарё еще юридически не оформлен и клан Татамо оценивается пока сам по себе.

Но Унарё уже помогают Татамо и помогают солидно, взяв на себя обслуживание корвета. А еще три оставшихся ганшипа Татамо сейчас находятся на ремонте и модернизации на станции Эйрен.

Кстати, капитаном «Софии» стал один из двух выживших капитанов флота Татамо, который командовал ганшипом в сражении около Маана. Татамо Рюу, тридцать шесть лет. А вот вопрос, кого поставить на «Арабеллу» был открыт. У клана Татамо подготовленные офицеры закончились. И Райви с Юмико двинули на Комаки, использовать свои связи. Можно было, конечно, найти не только офицеров, но и команду в системе Тортуга… Но вопрос доверия.

— Порты начали строить? — спросил Денис.

— Да, на два уже площадки заложили, — ответил Хименей. — Тут все по плану…


… - Кое-что произошло у Каяхара, — произнес Денис, когда они оказались в кабинете главы. — Каяхара Ёна попытались устранить. Причем, скорее всего, свои же.

Хименей, сев в гостевое кресло, хмыкнул.

— Попытались? — уточнил он. — То есть, его все-таки не устранили?

— Счастливое стечение обстоятельств, — ответил Кусаби, садясь на свое место за столом. — Ёна и его семью удалось вытащить. Сейчас его доставляют сюда. Вы же его знаете, Хименей-сан?

— Не так чтобы близко, — задумчиво произнес Татамо. — Но да, знаю. Вы хотите, чтобы я с ним поговорил?

— Поприсутствовали при беседе, — ответил Денис. — А потом поддержали.

— И показал пример? — чуть оскалился Хименей.

— Каяхара Ён — человек не ординарный, — ответил Кусаби. — К тому же, кому как не Каяхара потом управлять бывшими активами Каяхара? Мы с вами — люди военные. Нам это чуждо. Но базис никуда не денется. Как мне показалось, Каяхара Ён с этим как раз справляется хорошо. Ну, и не взваливать же мне все на господина Меная?

Татамо покивал.

— А если Ён откажется? — негромко спросил мужчина.

— Он мне показался человеком разумным, — веско произнес Денис. — Думаю, последствия просчитать сможет. И что роскоши иметь таких врагов, у нас нет.

Хименей посидел, помолчал.

— Я хотел спросить вас, Денис-сама, — заговорил мужчина. — Я вижу, что вы… Как бы это сказать… Я прощу прощения, но мне показалось, что клан для вас дело… Не самоцель.

Денис некоторое время молча смотрел на собеседника. А потом отодвинулся от стола вместе с креслом. И закинул ногу на ногу.

— Первое, — холодно заговорил Кусаби. — На самом деле мне все равно, кто даст необходимые мне ресурсы. Унарё, Татамо или Каяхара. Главное условие — чтобы эти ресурсы были всегда доступны, когда мне это будет необходимо. Унарё дали мне место. Отдали, если быть точнее. Далее нужно сделать необходимые действия, чтобы Гунтай стал одним из необходимых ресурсов. Исходя из данных, это возможно.

— Я видел план, Денис-сама, — почтительно отозвался Хименей. — А потом я лично наблюдал его исполнение. Признаюсь, изначально я сильно сомневался…

— И надеялись через Хеддоси впоследствии забрать остатки имущества, — спокойно закончил Денис. — Это разумно. Ваш отец, господин Хименей, умеет применять голову. В отличие… от вас.

Хименей в этом месте скривился.

— Поэтому, Хименей-сан, — продолжал давить Денис. — Вы и будете командовать флотом. Но никогда не станете принимать решения в клане.

Татамо помрачнел. Потом он как-то осунулся. Снова скривился. И вздрогнул. Потому что около окна стояла жена Кусаби. Китаянка. Просто стояла, со спокойным лицом.

— Второе, Хименей-сан, — продолжил Денис. — Вы САМИ вложили в мои руки себя. Вас никто не заставлял. Неважно, чем вы руководствовались, вы это сделали. Я указал вам на Путь, на котором вы сможете проявить себя наилучшим способом. Вы можете ошибаться, но не предавать меня. В варианте для других, предавать клан. Вы лично получите все, что желаете. Славу, силу, ответственность. Цена этому — борьба со своим эго. И я прекрасно понимаю, что сказанное вам не нравится. Не нравится настолько, что это может вас побудить в будущем все-таки взять власть. И только от вас зависит, сможете ли вы победить свой порок. Я не буду вас пугать, глупо так делать воину. Но как только вы поддадитесь слабости, вы станете для меня… бесполезным. Но прежде всего вы станете бесполезным для себя.

Денис сейчас не своей философией давил. «Сенши Мичи». Трактат как бы философский, но при этом весьма практичный. В нем и говориться, что воин должен, прежде всего, бороться со своими низменными желаниями. И вряд ли Татамо Хименей не читал «Сенши Мичи». То есть Денис сейчас обращался к тому ядру, которое вкладывается в юных киёньшинов при обучении. И в «Сенши Мичи» прямо и без обиняков сообщается, что таких персонажей, которые кинулись в свои сиюминутные хотелки, надо убивать. Выпалывать, дабы этот яд не заразил кого-то еще, например, молодых воинов, которые еще не могут сами такому противостоять. Цитата: «Нет ничего хуже, чем слава, сила и честь, как маска для оправдания низости».

Денис замолчал, подчеркивая паузой значимость сказанного. Хименей сидел хмурый, серый какой-то. И сверлил взором пол.

— Вечер философии закончен, — уже обычным тоном произнес Кусаби. — Я не буду спрашивать, Хименей-сан, поняли ли вы меня. Это исключительно ваше дело.

— А если… — заговорил мужчина и поднял взгляд. — Если я…

Он усмехнулся.

— Захочу… поддаться, хм, страстям, прямо во время боя? — сощурился Хименей. — Отомстить… Вот так?

— Да, давайте еще предположим, — со скукой произнес Денис. — Что вы с воплем кинетесь на меня сейчас. Хименей-сан, оставим эти сюжеты для подростков, хорошо? Нам же работать надо.

Денис поднял голоэкран, сделал несколько жестов. И перевел излучатель голоэкрана в трехмерный режим. Над столом появилось изображение акри.

— Иллирийская машина, — пояснил Кусаби на заинтересованный взгляд собеседника. — «Аэран». Машины не новые, но весьма неплохие. Глубокая модернизация «Стэхина». Так вышло, что нам пришлось купить их шестнадцать штук. Разбивать слот эти остроухие вымогатели не захотели. Еще и неисправных тридцатку подкинули, таким же способом. Доставят их через шесть дней. Понимаете, к чему я клоню?

— Нужно принять, обучить пилотов, распределить между носителями, — деловито ответил Хименей. — Хм… Часть оставить на поверхности…

«А где эта женщина?» — скользнула мысль у мужчины, когда он не обнаружил у окна фигуру китаянки.

* * *
После полудня, дом главы


И вот опять. Денис, если честно, терялся в том, как надо реагировать на знаки внимания Элли. Дело в том, что Элли вела себя в этом деле, не как девушка. В понимании людей. Скорее, как… солдат. Тот самый, который не знает слов любви. Но который, все же, женского пола. То есть «ать-два, в кровать», такого не было. Но вот то, что у Элли нет в этом деле опыта, Денис уже знал. Причем, напрямую от Элли. Это она так извинялась, что, возможно, что-то будет делать неправильно.

Денис даже проконсультировался у Ралли, что в этой ситуации делать-то надо. Альв поржал, а потом посоветовал Денису… Наблюдать. Потому что юные девушки иллири (и альвов) проходят в первый раз своего рода ритуал. И вполне возможно, что дело прямо до постели может и не дойти. Но когда иллирийка испытывает влечение впервые, ей нельзя мешать прочувствовать себя. Более того, если мужчина начинает форсировать развитие отношений с юной дамой, то это очень сильно осуждается общественностью.

Но вот как реагировать на такие подарки? Элли, едва Аншидай вернулся на Гунтай, явилась в кабинет Дениса и подарила ему шелковый чехол для рукояти меча. Черный, украшенный серебряными узорами. То есть длинный черный мешочек. Зашла, чуть не чеканя шаг, дошла до стола, молча положила этот чехол перед Денисом, слегка стеснительно зарделась и вышла. А следом явились Шень, Райви и Рубелла в режиме «зритель с попкорном».

— Впечатляет! — хмыкнула Хантинг, оценивая размер чехла. — Денис самый «сама», а вы, оказывается, можете впечатлить не только ростом, но и другими размерами… тела!

Денис в ответ скривился. Скалилась Райви. Улыбалась Шень. Всем весело! И ведь знали, ведьмы улыбчивые! А может и участие в выборе подарка принимали!

— Кстати, дорогой, — произнесла Шень. — Это не просто узоры. В них зашифровано отношение дарителя. Элли их сама вышивала, цени.

— Я… ценю, Шень, — язвительно отозвался Денис. — Вы там только… чехлы выбирали или делом все-таки тоже занимались? А где, кстати, Юмико?

В этот момент в кабинет зашла упомянутая особа. Увидев чехол, лежащий на столе, Юмико приложила титанические усилия, чтобы не заржать. Вздохнув, Денис убрал чехол в ящик стола.

— Дорогой, нужно его применить, — заметила Шень. — Сам понимаешь, дар от чистого сердца.

— Только давайте вы наедине это применять будете? — ехидно вставила Рубелла.

Деликатный стук, дверь отодвинулась и в кабинет зашла Сакура. Она отвесила поклон, а следом за ней зашла служанка с подносом, на котором стоял специальный термос для чая, исполненный в виде традиционного заварочного чайничка, корзинка с печеньем. И несколько белоснежных пиал. И да, служанка была в строго традиционной одежде.

Когда служанка поставила поднос на столик, который находился между креслами в гостевой зоне, Сакура придирчиво осмотрела экспозицию, чуть поправила поднос, так, чтобы он стояла точно по центру столика. И, снова поклонившись, вышла.

— Мне кажется или Сакура все больше по традициям загоняется? — спросила Рубелла, когда названная дочь Дениса вышла.

— В доме должен быть порядок, — ответил Денис, вставая с кресла и подходя к гостевой зоне. — Она мне даже на кухню зайти не дает. При этом Элли пускает.

— Элли — девушка, — с улыбкой заметила Шень.

— А что, женщинам на кухню заходить можно? — спросила Рубелла, садясь в одно из кресел.

— Можно! — оскалилась Райви, которая садиться не захотела, а встала у окна, сложив руки на груди. — Которые… Скажем так, свои.

Юмико и Шень заняли оставшиеся кресла.

— Хм, а меня пустят? — с интересом спросила Руби и пояснила. — Это я так, для общего развития.

— Да, Руби, тебя пустят, — с иронией ответила Шень. — Ты же… любовница.

Юмико при этих словах бросила на Рубеллу быстрый взгляд.

— А, вот почему! — слегка удивилась Хантинг. — Интересные обычаи.

— Глупо запрещать той, кто имеет доступ непосредственно к телу, — заметила китаянка…


… В качестве капитана «Арабеллы» Денису представили мужчину, лет сорока. Александр Ворон. Бывший землянин, кстати. И он был не один, а сразу с офицерским и инженерным костяком. Самое интересное, что до этого Александр Ворон служил на ганшипе флота Хиого.

С виду типичный европеец. Среднего роста, худощавый, внешности не яркой. Ну, и да, это был своего рода вклад Хиого в дело Юмико. Именно Юмико. Клан поддерживал своего члена таким образом.

А сейчас Александр Ворон с командой проходили собеседование у Татамо Хименея, поэтому Юмико и задержалась немного. Кстати, если Кусаби-сама будут еще нужны флотские специалисты, то клан Хиого сможет предоставить пару команд. А также возможность обучения людей клана Унарё.

Похоже, Хиого за Юмико немного волновались. Оно и понятно, в юном возрасте очень тяжело переживать поражения, когда ты все правильно вроде бы делаешь. Это может и сломать человека. А грамотный, опытный управленец, да еще получивший боевой опыт — это очень ценный ресурс. А Юмико, по сути, сейчас получала опыт кризисного менеджера, что еще более ценно.

— А зачем он нам? — спросила девушка, после сообщения про Каяхара Ёна. — Ну, кроме тех данных, которые он имеет?

— На самом деле его знания нам не сильно нужны, — ответил Денис. — Каяхара Ён не имел доступ к секретам, если помнишь. Но я полагал, что его захотят применить. То, что его решили устранить, вот что странно.

Юмико на слова о секретах кивнула. Про Каяхара Ёна справки были наведены.

— Обычная борьба за власть, — спокойно заметила Шень, которая разливала чай.

Кстати, привилегия именно жены, причем старшей. Попробуй это сделать мужчина или младшая жена. Или старшая жена, или дочь, или служанка, причем последняя должна быть юной и невинной. Сакура сейчас не стала этого делать, потому что у «родителей» гости.

— Обычно, все же, не убивают, — произнесла задумчиво Юмико. — Если уж хочется совсем устранить, отправляют в какую-нибудь глушь.

— Может просто узнали про Ёна и нас, — произнесла Райви.

— Исключено, Райви, — ровно ответил Денис. — Говорили мы не напрямую, да и банально не про что еще было узнавать. Скорее всего — это личное. И мне нравится тот факт, что противник принимает решение гормонами.

— А каким образом его спасли? — спросила Юмико. — Он сам сбежал?

Шень на это хмыкнула. И, ставя чайничек, покосилась на Дениса.

— Скажем так, — ответил парень. — Это был проверочный выход Канга.

Юмико посмотрела на Кусаби с легким удивлением.

— Я правильно понимаю, — произнесла девушка. — Что ты послал Канга на планету Каяхара?

— Да, только с другим заданием, — ответил Денис. — Спасение Каяхара Ёна было импровизацией группы. Что хорошо. Наш мальчик стал применять голову.

— А какое у них было задание? — спросила Юмико, слегка прищурившись.

— В плане было пункт, который имел некоторую неопределенность, — ответил Кусаби. — Канг должен был это поправить.

Глава 2

23 февраля 4049 г. по з.в. Система Ака. Планета Гунтай. Владения клана Унарё. Раннее утро

157 дней до окончания моратория Сага на танган.


Накануне до позднего вечера Татамо Хименей прорабатывал с Олегом Шелеховым варианты действий. И если говорить начистоту, Хименей увлекся. Это было очень приятно ощущать, что твой опыт нарастает прямо на глазах. В «сражениях» с Олегом Шелеховым было ощущение, что работаешь против холодного машинного разума, но который при этом не ограничен рамками алгоритмов. То есть Шелехова не поймать, не уловить те самые строго определенные действия. Что, собственно, и является той причиной, почему интеллект-системы не заменили людей на боевых кораблях.

Хименей изучал, что Тибрит в свое время широко применял интеллект-системы в боевых действиях. Именно это и стало той причиной, по которой он потерпел несколько серьезных поражений. Те же альвы поймали тибритцев именно на этом, те самые атаки альвовских крейсеров в системах перепрыжков. Очень серьезное поражение Тибрита, потом тряпочникам пришлось в авральном порядке обучать экипажи. А затем и, собственно, Империя Шин поставила точку на широком использовании автоматических боевых кораблей.

В стандартных ситуациях интеллект-системы были и в самом деле на высоте. Например, когда требовалось постоянное внимание на длительном отрезке времени. Но непосредственно в боевых столкновениях обученный человек переигрывал машины. Хименей это мог лично подтвердить, что в какой-то момент улавливаешь закономерности и начинаешь опираться на это. Что противник будет действовать именно так, а не иначе. Даже если очевидно, что такие действия вредны. Машины не могут отступить от того порядка действий, который им задан. При одинаковых входных параметрах интеллект-системы выдают абсолютно идентичные ответы. И поэтому их можно подловить на одном и том же несколько раз.

У Олега Шелехова, кстати, тоже имелись недостатки. Самый главный, как ни странно, отсутствие личного опыта. Нет, кое-какой опыт у парня имелся. Но все же его было мало. Олег, по большей части, опирался на усредненные цифры, там, где не имел личного понимания. И Кусаби это тоже прекрасно понимал, иначе с чего бы он посылал к Олегу Меная Хамине, Аями (которая лишь командир боевого отряда)… И других. Очевидно, что Кусаби давал Олегу приобрести тот самый опыт. А еще с недавнего времени в бункере Олега появились несколько молодых девушек и парней. Даже скорее чуть не детей. И поэтому вчера было столь интересно. В «битвах» участвовал не только Олег, но и эти дети под его командованием…


… Зевая, Хименей вышел из боевой машины пехоты «Тонбо». Здесь, на Гунтае, почти не было гражданского транспорта. До космопорта Татамо доехал вот на этом бронированном флаере. Четырехместная легкая машина пехоты. Вести ее Хименею пришлось самому и это было… Он, почему-то, ощущал себя, как в юности. Здесь всем было плевать, что он наследник. Ему не нужно было брать с собой охрану, как это положено при его статусе. На родной планете Хименею нужно было постоянно соблюдать эти статусные моменты. Так что мужчина здесь постоянно окунался в ощущения юности.

Космопорт за это время расширили и укрепили, чтобы он мог принимать большие транспорты. Но в целом порт еще был довольно примитивным, фактически, это была большая посадочная карта и несколько строений: диспетчерская, помещение для служб и здоровый ангар, куда разгружали транспорты.

Коусоку сел возле самой диспетчерской. Ганшип на фоне здоровой посадочной площадки выглядел игрушечным. Вместе с Хименеем за пассажирами Коусоку приехали три «Арисая». Это уже была боевая машина побольше, на десять мест. Но принцип такой же. Репульсоры в качестве движителей, легкая броня, универсальная лучевая пушка (это которая может и «очередями» и одним мощным лучом шарахнуть). «Арисаи» должны забрать остальных пассажиров, а Хименей приехал за Каяхара Ёном и его семьей.

Несмотря на внешнюю простоту, перелазить через стену порта на посадочную карту не стоило. Весь периметр плотно контролировался системами наблюдения. Еще Хименей знал, что тут имелись автоматические турели. Кроме этого мужчина слышал, что сам глава приложил руку к оборудованию контроля, а зная некоторую параноидальность Кусаби-сама в вопросах безопасности, можно было не сомневаться, что сюрпризов тут хватает.

Хименей оперся о бок «Тонбо» и стал ждать. Водители «Арисаев» тоже вылезли из кабин и, негромко переговариваясь, курили. Это и тибритская внешность выдавали в мужчинах землян. Кусаби-сама подтянул уже немало таких.

— Что-что, а табак здесь отличный, — донеслось до Хименея со стороны водителей.

Стоящий на посту около КПП боец выглядел не бдительным. Но при этом оружие у него висело на груди, земное какое-то, кстати. Это которое баллистическое. Хименей уже познакомился с таким вооружением и оценил его неплохо. Несмотря на минусы, в виде веса, не сильно большого запаса зарядов, при попадании пули, так назывались поражающие элементы этого оружия, наблюдается очень хорошее поражение цели, в том числе заброневое. Главное преимущество земного оружия — независимость от условий применения, перекрывало его недостатки. Но его применению надо немало обучаться, что являлось вторым серьезным недостатком. Хименей сам таскал на поясе земной пистолет. Несмотря на увесистость (в сравнении с шиновскими), пистолет Р199 на ближних дистанциях мог остановить даже абордажника в броне. Кинетическое воздействие даже по броне — вещь весьма неприятная. А если применить бронебойные патроны, то можно и с тяжем «поговорить». Собственно, из четырех магазинов два у Хименея были именно с такими патронами.

Вскоре к КПП подошел взвод абордажников. Командовал ими Угуро Нобу, один из протеже Кусаби. По введенному в клане Унарё уставу, Нобу, при виде старшего офицера, приложил ладонь правой руки к виску. Татамо ответил тем же. Но, кстати, Угуро устав… Не нарушил, но несколько неправильно трактовал. Козырять нужно тогда, когда офицер в форме с погонами. А Хименей был облачен в простую полевую черную форму без знаков различия.

Следом за абордажниками к КПП подошли те, кого ждал Хименей. В сопровождении Бутча.

— Господин Татамо, — как всегда, с еле заметной иронией произнес капитан Коусоку.

Семейство Ёна же забрали дежурные по КПП. Нужно было зарегистрировать их.

— Бутч-сан, — уважительно поклонился Хименей тому, кто недавно разбил флот, которым наследник Татамо командовал. — Мне что-то передать Денису-сама?

— Нет, я сам скоро прибуду, — пробасил мужчина.

И махнул рукой, уходя. Семья Ёна в это время проходила контроль в здании КПП. С них сейчас должны были снять отпечатки пальцев, генетические маркеры и прочие параметры. Абордажники загрузились в два «Арисая» и отбыли. Хименей проводил взглядом приземистые, длинные серые машины.

«Я указал вам на Путь, на котором вы сможете проявить себя наилучшим способом».

Мужчина вздохнул, вспомнив слова, которые сказал Кусаби. Он ведь это произнес не из желания впечатлить. Кусаби постоянно занимается тем, что нагружает людей, которые как-то себя проявили. Нагружает… И смотрит, как они себя ведут. И это отличается от того, как принято делать в других кланах. Вот, например, в клане Татамо талантливых людей тоже привечают. Обучают их потом, сами или у тех же Хиого. А потом применяют. А здесь наоборот. Человек должен сам понять, что ему не хватает, чтобы выполнять возложенные на него обязанности. А потом придти к своему командиру и это потребовать. Но при этом нужно внятно объяснить, что и зачем тебе нужно.

Двери КПП разъехались в стороны, выпуская Каяхара Ёна и его семью на территорию клана Унарё.

«Интересно, как Кусаби применит их?» — подумалось Хименею.

* * *
Каяхара Ён


Мужчина у БМП с открытой вверх боковой дверью, ждал явно их. На нем была черная офицерская полевая форма без знаков различия. Ён прищурился, когда увидел лицо мужчины.

— Господин Каяхара Ён? — встретил их вопрос.

— Господин Татамо, если я не ошибаюсь? — ответил Ён.

— Не ошибаетесь, — ответил мужчина. — Татамо Хименей. Прошу.

Он жестом показал на БМП. А сам обошел машину и сел на место водителя. Каяхара Ён, конечно, сел на место рядом с водителем. Его жена и дочь сели на задний ряд. Машина приподнялась над землей, потом развернулась вокруг оси и плавно двинулась вперед.

— С вами все в порядке, господин Каяхара? — спросил Татамо.

— Да, насколько это может быть в нашей ситуации, — сухо ответил Ён.

БМП все набирала скорость над ровной поверхностью. А потом их обогнал третий «Арисай». Здешние водители, разумеется, лучше знали, когда можно притопить и где.

— Значит, это все-таки, правда, — негромко произнес Каяхара.

Хименей на это хмыкнул. Вдалеке показались строения. Замок Унарё.

— Я должен что-то знать и учитывать? — снова заговорил Ён.

— Только то, что, так или иначе, вы будете полезны, — ответил Татамо.

— Полезны? Вот как, — пробормотал Каяхара…


… Канг стоял у стола главы. Не навытяжку, но строго. Только что он доложил об итогах выполнения поручения, данного ему Кусаби-сама.

— Хорошо, Канг, — произнес Денис. — Значит, Каяхара сделали так, что теперь нашей целью будет и Акка. Это… неудобно. Но решаемо.

— Согласно собранной нами информации, — произнес Канг. — Население Акки настроено весьма прохладно к клану Каяхара.

— Еще бы, при таких налогах, я бы тоже не радовался, — хмыкнул Кусаби.

— К тому же, насколько я понял из разговоров между Каяхара Ёном и его женщинами, — добавил Канг. — В ближайшее время на Акке появится много безработных. Наследник Каяхара настроен ликвидировать те предприятия, которыми руководил Ён и его семья.

— Значит, надо дать недовольству настояться, — чуть усмехнулся Кусаби. — Чтобы потом Каяхара Ёна встретили, как спасителя. И Канг… Лучше выжимать пот, чем проливать кровь.

— Да, я понял, — помрачнел Канг, вспомнив бой у дома Каяхара Ёна.

— У тебя… двадцать дней, — добавил Кусаби. — Сам понимаешь, много работы. Гарумин никуда не делся.

— Да, — Канг отвесил короткий «военный» поклон. — День отдыха и мы начнем подготовку.

— Кстати, проблем с Токугава не было? — спросил Кусаби.

— Явных нет, — задумчиво ответил Канг. — Но мне показалось, что команде транспорта не понравилось, когда мы притащили с собой Каяхара. Капитан пару раз сыграл в «глухой» приемник, когда мы возвращались. На фоне грядущего, я бы мотивацию у них проработал.

— Хорошо, я поговорю с Токугава-саном, — холодно произнес Денис.

В дверь негромко постучались. И, раз глава не приказывал о том, что к нему нельзя входить, дверь отодвинулась. Вошедшая служанка, в бледно-розовой юкате поклонилась.

— Да, Кику, — произнес Денис.

— Ваши гости, Кусаби-сама, — ответила девушка. — И господин Татамо ожидают в гостиной.

— Хорошо, спасибо, — кивнул Денис.

Кику еще раз поклонилась и спиной вперед вышла в коридор, задвинув за собой дверь.

— По-моему, Сакура тут развела совсем жуткие порядки, — скептически заметил Канг.

— Это нужно не ей, а нам, Канг, — заметил Денис. — Сакура делает то, что по ее мнению помогает клану. Как и ты, когда решил спасти Каяхара Ёна.

— То есть, каждый делает то, что хочет? — спросил Канг, усмехнувшись.

Денис в ответ смерил парня очень выразительным взглядом. И Канг чуть смутился.

— Иди, давай, умник, — иронично произнес Кусаби. — А по пути «захоти» и зайди к Кисаре.

— Так я ж вроде здоров, — буркнул Канг.

— И не один, а со своей группой, — добавил Денис уже строго.

— Хай, — Канг вытянулся.

А потом спохватился и поклонился.

* * *
Каяхара Ён


В этом доме неожиданно оказалась просто-таки образцовая обстановка традиционного жилища хинодзинов. И даже не сразу замечаешь отступления в сторону удобства, так ловко были вплетены в общую картину те же диванчики, с пусть и низкими, но ножками (у хинодзинов диваны ножек не имеют).

Встретила их юная девушка. Причем, судя по шелковой белой юкате и волосам, убранным в хитрый узел на затылке (такой узел самостоятельно не сделать), она была не служанкой, а членом семьи. Это же следовало из поведения. Синохара Сакура вела себя так, как и положено девушке из благородной семьи. То есть скромно, но с достоинством.

А еще Ён подметил, что Татамо Хименей явно не чувствует себя в этом доме гостем. Слишком уверенно он себя ведет. Сделал комплимент Сакуре, в гостиной сел так, словно у себя дома. Если бы Ён точно не знал, что Татамо и Унарё недавно сошлись в сражении, то подумал бы, что Татамо Хименей какой-то родственник Унарё.

— Не нужно чая, Сакура, — произнес Татамо на предложение девушки. — Думаю, Денис-сама не заставит нас долго ждать.

— Как угодно, Хименей-сан, — поклонилась Сакура.

Поклонилась она едва, практически склонила голову. Как к равному.

— Но потом, когда мы с Каяхара-сан пройдем в кабинет, можно, — добавил мужчина.

— Конечно, — откликнулась девушка.

«Ни единой лишней складки», — Ён все оценивал Сакуру.

Одежда на ней находилась в прямо-таки идеальном состоянии. Как у Слуг Императора. Ён однажды побывал на Карусиме и видел мейдо, женщин, которые служат во внутренних покоях императорского дворца. В мейдо идут только те девушки, которые родились на Ои, запретном для посещений материке-саде, где, собственно, и расположен Широ Такае Канго — Императорский Дворец.

— Если что-то будет нужно, — добавила Сакура и за ее спиной из коридора вышли две девушки. — Просто скажите об этом.

Служанки низко поклонились. И на них тоже юкаты, синяя и серая, и опять же явно дорогие, словно Кусаби был главой клана не ниже тора. И тоже с убранными в прическу волосами. Это такое бахвальство? Кусаби не производил впечатления человека, который… Хотя, они общались только посредством сообщений.

«А что если Кусаби лишь вывеска? Тогда ему могли дать поиграть в главу, но от его имени действует кто-то изощренный. Тогда… Там, в кабинете, как раз и должен быть тот, кто является главным. Или, хотя бы, его представитель».

Ён смерил задумчивым взглядом Татамо Хименея. Вот такой человек вряд ли бы стал подчиняться какому-то выскочке, пустышке. А еще, к «вывеске» бы их, Каяхара, не потащили. Зачем? Вообще бы никуда не потащили в таком случае… Зачем он, Ён, понадобился Кусаби или его покровителю? Понадобился настолько, что был послан спец. отряд?..


… Ждать пришлось и в самом деле недолго. Не прошло и четырех банов (около двенадцати минут), как снова появилась Синохара Сакура.

— Идемте, Ён-сан, — сухо произнес Татамо и поднялся.

Юсузу ободряюще кивнула мужу. Сой хмурилась и на ее скулах играли желваки. Ён поднялся.

«Ну, хуже уже было», — подумал мужчина.

Буквально несколько шагов по коридору. Идущая впереди них Сакура отодвинула двери и встала около входа. Татамо Хименей вошел в кабинет, Ён последовал за ним.

«Излучатели?» — удивился он, увидев в торцах дверного проема устройства для установки силового поля.

И дверь была только стилизована под обычную. Судя по толщине, внутри декораций скрывалась защита.

— Денис-сама! — чуть ехидно заговорил Хименей. — Я привел его.

«Какой молодой» — Ён увидел сидящего за столом юношу.

Но вот эти излучатели в дверях… И взгляд. Не пристальный, не с вызовом. Равнодушный. Любопытство.

Ён, без задержки, прошел к столу.

— Кусаби-сан, — Ён низко поклонился. — Я благодарю вас.

— Не нужно, — спокойно произнес Кусаби. — Сейчас я вам все объясню, Каяхара-сан. И вы, я думаю, уже не будете столь благодарны.

Ён распрямился, с легким недоумением на лице. Кусаби же поднялся и сделал жест в сторону четырех кресел в гостевой зоне…


… - Полагаю, вам не надо объяснять положение дел в вашем клане, господин Каяхара? — произнес Денис, когда все расселись по выбранным местам. — Судя по тому, что вы искали встречи со мной, вам все предельно ясно.

— Не нужно, — глухо отозвался Ён.

А еще он отметил, что Кусаби не называет клан «бывшим». То есть, он все еще причисляет Ёна к клану Каяхара.

— Не буду говорить долго, — продолжил Денис. — То, что вас спасли, стало случайностью. Инициативой моего приемного сына. Он берет пример с меня, тут ничего не поделаешь. Увидев, что вас пытаются убить, Канг посчитал, что тот, кто вреден Каяхара, будет полезен нам.

— Господин Кусаби… — негромко заговорил Ён.

Денис же поднял руку, призывая к вниманию.

— Чтобы не было недопонимания, господин Каяхара, — размеренно произнес Кусаби. — Вы мой враг. А теперь — мой пленник. И клан Унарё после победы получит за вас и вашу семью выкуп.

Ён выпрямил спину. Как это и положено киёньшину. Испытания воин должен принимать с гордо поднятой головой.

— Далее, чтобы у вас не возникало иллюзий, — холодно продолжил Кусаби. — Та группа, которая вас спасла, имела задание… устранить вас и вашу семью.

Ён краем взгляда смотрел на Татамо. Тот оставался спокойным, это не было для него новостью.

— Вы были для вашего клана единственным… — Кусаби сделал паузу, подыскивая слова. — Не шансом на победу, конечно. Но возможностью выйти из войны с меньшими потерями. Чего я не мог допустить. Сами понимаете, если бы вы и ваша семья пропали, руководство клана Каяхара ничего бы не стало делать, и мы хотели именно это использовать для прикрытия наших действий.

— Простите, господин Кусаби, — твердо заговорил Ён. — Но я не могу принять то, что мой клан… потерпит поражение. Мне кажется, господин Кусаби, вы… несколько преувеличиваете… проблемы клана Каяхара.

Денис вздохнул. Переглянулся с Татамо. Тот сделал понимающее лицо… Словно сейчас Ён произнес… глупость. Но такую, которая была заявлена по причине недостатка информации. Ну, и по причине того, что Каяхара Ён должен был так сказать. Киёньшин же не должен сомневаться в своем клане.

— Ён-сан, — сухо произнес Кусаби. — На будущее. Вы не должны сомневаться в словах своего… пока еще не господина.

В этот момент Ён краем зрения увидел блеснувшую справа от его лица сталь. А потом шеи мужчины коснулось лезвие. И он совершенно ничего не заметил до этого момента.

— Простите за эту демонстрацию, — продолжил Кусаби. — Но вы должны четко понимать. Шансов нет. Спасибо, дорогая.

— Да, дорогой! — раздался веселый женский голос позади Ёна.

Лезвие сверкнуло еще раз. А потом сбоку от кресла мужчины прошла женщина и села в свободное кресло.

— Позвольте вас представить, — произнес Кусаби. — Моя жена, Шень-сан. Более известная, как Ши Чжунго.

Ён некоторое время молчал. Он смотрел на полированную поверхность чайного столика. Его ноздри иногда подрагивали. Разумеется, он слышал про… Эту женщину. Слышал лишь некоторые сплетни, но этого хватало, чтобы понять…

— Вы собираетесь убить… — голос Ёна чуть дрогнул.

— Ён-сан, — спокойно заговорил Кусаби. — Вам ли говорить, что Сага не примут такой победы. Ну, и поверьте мне, я с ними по этому поводу проконсультировался. И несмотря на то, что такие методы мне лично кажутся наиболее эффективными… Согласитесь, жизни сотен людей гораздо весомее жизни двух десятков… Но в Шин так воевать нельзя, для этого Омиками Каном и были созданы такие правила, чтобы кланы друг друга не перебили при помощи синоби. Так что вашему отцу, брату и сестре, а также их близким кинжалы не угрожают… Пока ваши родственники, как и другие соклановцы сами, по собственному желанию, не прибудут в место боевых действий.

Снова повисла пауза. Хозяева деликатно давали время гостю на обдумывание.

— Танган же еще не выдан, — сухо произнес, наконец, Каяхара Ён.

— Ну, вы же прекрасно понимаете, — равнодушно произнес Денис. — Что он будет выдан. Клан Унарё так ничего и не производит. Флот — два наемных корабля. Войска сплошь также наемники. Сага выдадут танган, в этом можно не сомневаться. Но это уже вас не касается. Вы в этой войне участвовать не будете. Но, как вы и хотели, после боевых действий вы будете налаживать нормальную жизнь своего клана.

— Вы хотите меня… — Ён осекся, чуть не выдав оскорбление.

Что Кусаби хочет его купить. Купить будущим положением.

— Говорите прямо, Ён-сан, — заговорил Татамо. — Денис-сама вырос… не в Шин.

Кусаби же вздохнул.

— Я не буду щадить ваши чувства, Ён-сан, — заговорил он. — В сложившейся ситуации с вашим кланом, лично вы сыграли немалую роль. Средства и силы у вас имелись, но вы не захотели их применить. Вы не захотели жестких разборок внутри клана. И это вы сами, в конце концов, вручили свою жизнь… и смерть тем, кто довел ваш клан до текущей ситуации.

— Простите, но вы ничего не знаете о том, что… было, — дернул щекой Ён.

— А, то есть ситуация в клане Каяхара уникальная? — с интересом спросил Кусаби.

Он с легкой улыбкой некоторое время смотрел на хмурого гостя. А потом с лица Дениса слезло все это благодушие.

— Знаете, мне уже несколько надоело, — жестко заговорил Кусаби. — Что я, иностранец, постоянно тыкаю носом хинодзинов и более того киёньшинов в «Сенши Мичи». Омиками Кан написал не художественное произведение. Это прямое руководство к действию… Если не хватает собственных мыслей. Взять вас. Вы не захотели борьбы? Не захотели крови? Вы, Ён-сан, носите меч (носить меч — быть киёньшином). Вы должны были вмешаться. Должны были действовать. Да, возможно, погибнуть на этом пути. Но разве киёньшины живут не ради смерти? Мне нужно пояснять этот тезис?

(Воин живет для того, чтобы умереть. Лишь смерть имеет значение — «Сенши Мичи». Воин должен помнить, что его путь — это смерть. Нельзя ничего откладывать, нельзя поддаваться страху. Нужно думать о том, что умереть нужно достойно и достойным — прим. автора).

Каяхара в ответ лишь дернул щекой. Слова Кусаби обидны… но тем они обиднее, потому что справедливы. И еще обиднее, что это говорит столь молодой человек.

— С кланом Каяхара не произошло ничего сверхнеобычного, — спокойно продолжил Кусаби. — Это совершенно тривиальный, унылый и глупый выбор пути полегче. Итог закономерен. И вы сами можете это объяснить гораздо лучше меня.

Ён посмотрел на Кусаби исподлобья.

— Ваше положение тоже шаткое, — упрямо произнес мужчина. — Несмотря на Маан…

— Отлично, информация прошла, — заметил Денис, обращаясь к Татамо. — А Чонг переживал, что будет скучать.

— Я бы тоже такое не пропустил, — хмыкнул Хименей. — Но я думаю, что они все равно сначала будут работать здесь. Маан никуда не денется, им можно и позже заняться.

— Это Каяхара сюда полезут, — возразил Денис. — Точнее, их сюда направят. Им никто не даст прибирать такой лакомый кусок. Маан Дайгоро будут осваивать сами. А Каяхара Гюто кинут обглоданную кость.

Ён скрипнул зубами. Кусаби известно… слишком много. А еще его жена… Кусаби Шень сидела, положив руки на подлокотники и слегка улыбаясь иногда. Она представитель того, кто дал Кусаби такие возможности? Сидит при мужчинах, словно так и должно быть…

С другой стороны, есть или нет у Унарё покровители, против них будет союз кланов. И да, среди них клан китцу, хоть и не явно. И опять же да, Дайгоро получат от этого максимум выгоды.

— Ничего нового, Ён-сан, — произнес Кусаби, прерывая нить размышлений гостя. — Согласитесь, ситуация настолько типичная, что ее можно ставить в пример обыденности. Мы будем драться, а выиграют Дайгоро.

— Если вы все понимаете, — глухо произнес Ён. — Зачем тогда вы идете на конфликт?

— Потому что он будет, хотим мы этого или нет, — спокойно ответил Денис.

Каяхара Ён тяжело вздохнул. На секунду прикрыл глаза.

— А я… здесь, потому что это вам… удобно? — произнес мужчина.

— Именно, Ён-сан, — ответил Кусаби. — Рад, что мы друг друга понимаем. Для еще большего понимания. Если вы и ваши близкие попытаются изменить текущий статус…

Денис сделал паузу, подчеркивающую его заявление.

— Нам придется действовать максимально жестко в отношении вашего клана, — продолжил Кусаби. — Для ясности. Мне не нужны на подконтрольной территории очаги сепаратизма. Даже умозрительные. Клан Каяхара в этом случае будет зачищен полностью. И основная ветка, и боковые. Вы, Ён-сан, единственная возможность выживания для вашего клана.

Кусаби несколько мгновений с ожиданием смотрел на гостя. Но Ёну было нечего сказать. Что тут говорить, все предельно ясно сказано.

Денис поднял левую руку, коснулся комма.

— Увести, — сухо приказал он двум вошедшим бойцам.

Каяхара тут же поднялся… И низко поклонился.

— Я даю слово, — твердо произнес мужчина. — Что не покину того места, которое будет мне определено в качестве пребывания.

Каяхара распрямился. И с каменным лицом вышел из кабинета.

— Это было довольно великодушно, Денис-сама, — заметил Татамо Хименей, после того, как закрылась дверь.

— В угол, Хименей-сан, лучше не загонять даже усаги, — ответил Кусаби.

(Усаги — животное, похожее на земногокролика).

— Хм, соглашусь, — кивнул Татамо. — Но пока в угол пытаются загнать нас.

— Не нужно лишать противника приятных иллюзий, — усмехнулся Денис.

* * *
Два дня спустя. Гунтай, Объект «Радуга»


Рюриков свою работу делал. Наблюдая за учебными боями в вирте, Денис видел уже не разрозненные группы, не даже отдельные подразделения. Бойцы все больше становились профи, но не такими, каковыми являлись, те же наемники. Или воины хинодзинов.

Владимир плавил мозги. Опытный террорист прекрасно знал, как работать даже с совсем не военными. Те, кто шли к нему в его организацию на той же Земле, вряд ли имели хотя бы физическую подготовку. Ценность Рюрикова заключалась в том, что он в голове держал все свои методики. И мог их немедленно применить.

Что же он делал. Он превращал бойцов Унарё в… викингов. Такое сложилось впечатление у Дениса. Совершенно жуткая компиляция Пути Воина иллири, Сенши Мичи хинодзинов, собственно, самих викингов. Рюриков вырывал людей из гражданского сознания, постоянно бил в то, что обучаемые больше не будут обычными людьми. Каждый день его курсанты видели, слышали, ощущали, что погружаются в мир, где есть бой. Сражение — как смысл жизни. И мирная жизнь — это лишь подготовка к следующей битве.

Со стороны может показаться, что это… Ну, как-то слишком простенько, если не сказать наивно. А теперь представьте человека, обычного, который постоянно в это погружен. День за днем он становится сильнее, причем курсант это ощущает. Еще каких-то тридцать-сорок дней назад даже утренняя пробежка для многих была непреодолимым испытанием. А теперь ты стоишь возле бота, ощущаешь приятную усталость и собственную крутость. И, посмеиваясь с ТАКИМИ ЖЕ как ты сам, обсуждаешь, где сегодня будут проходить тренировки. Ощущение собственной принадлежности, собственного профессионализма — это очень и очень приятное ощущение. Настолько, что многие только из-за этого будут сражаться.

А Рюриков еще и сортирует бойцов. Формирует подразделения по тому, какие действия у бойцов получаются лучше. Результат, например, группа абордажников Угуро Нобу. Кстати, Нобу поставил на группу именно Владимир, а не Денис. Кусаби вообще отошел в сторонку в этом вопросе.

Не менее интересно дело обстояло с флотом. В предстоящем сражении очень большая ставка делалась на акри. На тяжелые акри иллирийского производства. И сейчас Татамо Хименей, ничуть не менее интенсивно, чем Рюриков, гонял пилотов. Точнее, пилотов гонял Комурами Удо. В битве будут участвовать двадцать машин — два Стэхина и восемнадцать Аэранов. То есть десять пар. Пока, правда, набрано пилотов только на шесть, но Юмико над этим интенсивно работает. Через Элен Синицину в том числе (Ника была уже здесь, она такой праздник пропустить никак не могла).

— А ты не думаешь, Денис, — произнесла Шень, которая стояла рядом с мужем в комнате наблюдения. — Что все эти люди могут тебя сместить? Тот же Рюриков не похож на того, кто будет доволен местом на подхвате.

— Если я отойду слишком далеко, — ответил парень. — То так и произойдет.

— Для этого ты здесь? — усмехнулась китаянка.

Денис вздохнул.

— Пойдем, покажем этим борзым новичкам, что такое жестокость, — зло улыбнулся парень.

Райви дожидалась вместе с бойцами Аями в комнате отдыха. Когда Денис с Шень вошли туда, Райви прищурилась.

— Все готовы? — сухо спросил Денис.

В ответ молчание. Профессионалам не нужно себя подбадривать. Только Аями, как командир, поднялась, склонила голову.

— Укажите цель, глава, — звякнул металлом голос девушки…


… Рюриков просто бесподобен. Реально. Даже это поражение он обернул себе на пользу. Устроил такой разнос, даже инструкторам из Русского Союза, что зрелые, уверенные в себе мужики, стояли, играли желваками и краснели.

На самом деле, отряд Аями возглавляемый главой клана, погиб полностью. Но свою задачу по игре, продержаться определенное время, выполнил. И даже перевыполнил.

В развалинах какого-то города первый отряд клана Унарё устроил такой накал борьбы, что если бы дело происходило в реальности, то нападающие бы просто отошли и вызвали орбитальный удар. Когда три бойца вырезают целый взвод — это уже просто бойня.

— Вы должны понять! — грохотал Рюриков. — Им без разницы, где бой! В реальности или в вирте! Они будут так действовать всегда!..

* * *
Сага Анарин. 48705.4.9.7 (48705 год, четвертая сотня, девятая декада, седьмой день)


Осталось сто пятьдесят пять дней, отец. И я подтверждаю свое намерение остаться здесь, в клане Унарё. Как ты и говорил, личный опыт — это очень важно. Здесь же я его получаю в полном объеме.

Прости, что перекладываю на тебя всю тяжесть работы в этом конфликте. Но я хочу посмотреть на весь процесс изнутри. Мне кажется, что это будет для меня очень важно и крайне полезно.

Мое увлечение Омиками Каном именно здесь получило… Развитие. Я словно перенесся туда, в то время, почти на пятьдесят тысяч лет назад. Клан Унарё тоже стоит перед очень сильным врагом. И знаешь, отец, мне теперь кажется… Что победа Каяхара совсем не очевидна.

Подход Кусаби не такой, как обычно. Я не вижу здесь типичных наемников. Похоже, Кусаби собирает именно клан, а не временные военные силы. Все, кто приехали на Гунтай включаются в общую систему, Кусаби, очевидно, имеет намерение создать именно то, что обычно и называется кланом. Но при этом этот клан будет основан на иной платформе. Вот с этим я и хочу досконально разобраться, а потом проследить в динамике. Мне не хочется потом писать обычную работу на соискание звания наблюдателя. Полагаю, что описание клана Унарё будет встречено с гораздо большим интересом, чем анализ какого-либо сектора, который уже делали много раз…

Глава 3

30 апреля 4049 г. по з.в.

48705.4. 10.8 по стандартному времени Шин.

144 дня до окончания моратория Сага на танган.


План сражения в системе Ака не предлагал каких-то гениальных тактических решений. Наоборот, все было крайне просто. У Олега Шелехова и была задача, составить максимально простой план.

В условиях, когда сил клана Унарё меньше, чем у врага, было совершенно логично поставить на лучшее обучение личного состава. Более того, это единственный путь в данных условиях, проверенный многими военачальниками и руководителями. Бить не числом, а умением.

По плану предполагалось, что Каяхара смогут выставить максимально возможное число вымпелов. То есть не двенадцать ганшипов и корвет (наиболее вероятная цифра), а двадцать три корабля. Да, за это Сага зацепятся, ибо только Дайгоро могут дать столько дополнительных кораблей, но это будет потом. Денис выставил условие, что клан Дайгоро присоединится в последний момент. Все вместе хлопнут Унарё, а потом Дайгоро, сделав себе благоприятные условия, двинут на Маан, а Сага при этом ничего не заметят.

Защитники на момент сражения в системе должны будут располагать восемью кораблями. Корвет «Киуошо» клана Татамо, три ганшипа их же. Ганшип «София», ганшип «Коусоку». И два корабля, которые должны стать большими сюрпризами. Дэрриэр «Аншидай» и тяжелый ганшип «Арабелла».

Как и в случае с людьми, корабли тоже «прокачивались». Корвет «Киуошо» был уже серьезно модернизирован. Опять же, никаких прорывных технологий, корвет просто довели до максимальных характеристик для его проекта. Да, тут надо упомянуть про роль Хиого Юмико в этом процессе. Без ее посредничества, вряд ли бы клан Сарасё продал всё то оборудование, которое было установлено на корвет. Одна замена орудий ГК чего стоила. И да, Денис намеренно провел все именно через Хиого, чтобы последние видели масштаб оборота. Орудия ГК не каждый день так массово закупают (на Арабеллу и другие корабли тоже требовались орудия).

Недаром Татамо Хименей, рассказывая про свой корвет, сиял, как белая звезда. Фактически от старого корвета остались только те части, которые были основными. Типа силового набора, корпуса, реакторов, батарей. Были заменены все орудия ГК (старые потом тоже применили, например на «Софию»), установлена средняя башня (по этому проекту она предусматривалась, как опция). Установлены дополнительные универсальные стартовые столы для акри или ботов и всего их стало четыре. Установлены такие системные двигатели, которые предполагались по изначальному проекту. В общем, корвет был доведен до того состояния, каким задумывался кланом Сарасё. Быстрый, очень зубастый хищник, с отличными щитами и авиационным крылом. Одно курсовое орудие ГК большого калибра, два спаренных с ним малого калибра (не всегда нужно шарашить большим, по подвижной небольшой цели, как раз и нужны скорострельные орудия малого калибра), два орудия ГК среднего калибра в поворотных башнях. Восемь реакторов, четыре батарейных блока. Десять орудий непосредственной обороны самого большого калибра, который был возможен, то есть десять линий, счетверенных (их пришлось ставить разные, какие были на рынке в тот момент). Вышел отличный корабль для линии в клановых боях (где очень редко бывают корабли класса выше легкого крейсера), еще более хорош для действий на коммуникациях, как для защиты, так и для каперства.

Ганшипы клана Татамо сейчас тоже модернизировались, но это были очень старые корабли, так что там серьезных прорывов ждать не стоило. Эти ганшипы, фактически, отремонтируют. Заменят батареи, поставят более мощные орудия непосредственной обороны. Впрочем, при грамотном применении и эти ганшипы могут доставить немало головной боли. И доставят.

Ганшип «София» был переделан серьезнее. На него установили орудие ГК малого калибра, на нем имелись два универсальных стартовых стола (УСС). Фишкой этой «яхты» для главы Унарё были мощные щиты и очень мощные двигатели, в том числе и прыжковый.

Про «Коусоку» рассказывать уже не надо. А вот про «Аншидай» есть интересные моменты.

Содружество таких умов, как Ралли, Кими Хайрунен, Олега Шелехова, плюс пример некоторых решений из Русского Союза, пришло к интересной вещи. Для дэрриэра (а потом и для Арабеллы, но об этом позже), придумали такую штуку, как «профиль». То есть компоновку оборудования, которая применяется на корабле. Эта компоновка не предполагает переделки корабля, а лишь установку или снятие того оборудования, работа с которым не требует серьезных знаний.

Так вот. Профиль «Носитель» для «Аншидая» — это десять мест для акри, восемь десантных капсул и два взвода десантников. Главное тут — акри. Десять тяжелых акри (у клана Унарё пока были только такие) — это очень серьезный аргумент.

Именно в этом профиле предполагалось участие Аншидая в бою за систему Ака. Дэрриэр будет выступать в роли легкого авианосца. И тут кроется первый сюрприз. Очень редко носители вооружены чем-то серьезнее ГК малого калибра. А на Аншидае пять орудий средних. Да, это такие, чисто номинально среднего калибра орудия. Во-первых, старые, в смысле, такие делали очень давно, во-вторых это попытка тибритцев сделать орудия дешевле. Поэтому их получилось запихнуть пять. Но тем не менее, пять орудий ГК пусть даже и фактически малого калибра — это пять орудий ГК.

Второй профиль дэрриэра — «Транспорт». Предполагается, что при этой компоновке Аншидай будет выступать в роли десантного корабля. То есть именно в той роли, в которой он и применялся изначально. В этом профиле на борту четыре акри, шесть ботов на десять человек, а число десантников доводится до сотни (высадка производиться, как ботами, так и капсулами).

Отличие одного профиля от другого — это состав авиационной группы. То есть никаких действий с самим кораблем почти не производится. Только в профиле «Транспорт» в грузовой слот загружаются не запасные части и инструмент для обслуживания акри, а жилые модули. Русские такие делают. С виду обычный контейнер-двадцатка, а на самом деле там жилое помещение. Подключаешь их к корабельным коммуникациям и в наличии жилые отсеки для абордажников.

Ну, и «Арабелла». Причина, по которой ганшип делается так долго в том, что Кими Хайрунен делает корабль совсем другой… концепции.

Для регулярного флота это вообще не нужно. В большом флоте корабли имеют специализацию, их много, и делать корабль, который может менять роли, нет нужды. А вот для небольшого клана… а также для других организаций, у которых флот небольшой, идея очень интересная.

По размерам «Арабелла» несколько больше «Аншидая». Но все же меньше корвета. Так что его и классифицировали, как тяжелый ганшип.

На Арабеллу, по примеру Коусоку, установили дополнительные батарейные модули. Дополнительные реакторы. В общем, сделали избыточную энерговооруженность, что для корабля, который, скорее всего, будет ходить один, очень здорово.

Орудия ГК установили шиновского производства, чтобы не влететь в такие же проблемы, как на Аншидае. Одно орудие, курсовое, впихнули большого калибра. И это был эксперимент. Ралли рассказывал, как они голову ломали, чтобы установить такое орудие. Пришлось пожертвовать диапазоном наведения, то есть орудие имеет очень маленькие углы возможного поворота. Очень маленькие, практически никакие, размеры корпуса ганшипа не дают простора для конструирования. Очень сомнительное, в общем, решение, но оно уже реализовано, так что придется летать с этим.

Два орудия среднего калибра в башнях. Обычных, не выдвижных. Тут пришлось экономить, так как бюджет-то не резиновый. И, самое главное, времени не хватало. Для увеличения веса бортового залпа применили технологию с иллирийских эсминцев — револьверная подвеска для ракет. Собственно, такую, иллирийскую подвеску и установили. Чтобы не закупать разные противокорабельные ракеты для акри и ганшипа.

Восемь столов для акри или ботов. Грузовой слот, понятно, совсем небольшой получился. Двигатели пришлось покупать такие, какие были на рынке, то есть тибритские. Арабелла практически опустошила бюджет Дениса, в какой-то момент даже пришлось занять денег у Чонга с оборота специй и табака. Но, тут как, лучше быть должным, чем трупом, мертвецам деньги не нужны.

А за оборудование, которое предоставили русские, еще придется расплачиваться. Но именно это оборудование должно было стать одним из основных факторов успеха в бою за систему Ака.

Итак, Арабелла имеет три профиля компоновки. «Линейный», «Транспорт» и «Носитель».

С последними двумя все более-менее привычно. В первом на стартовые столы загружаются боты, а в грузовой слот жилые модули для бойцов ДАГ, число которых в максимуме восемьдесят (можно варьировать, например, загрузить два акри и шесть ботов).

В профиле «Носитель» ставится восемь МЛА. А в грузовой слот контейнеры с запасными частями, инструментом и жилой блок для обслуги акри.

Наиболее интересен в текущей ситуации профиль «Линейный». Тут и нужно то оборудование, которое прислали русские.

Денис не стал спрашивать, зачем в Русском Союзе делают такие штуки. А именно: башня с орудием ГК среднего калибра в одном блоке с батареей и реактором. Устанавливается этот орудийный блок на место стартового стола акри. То есть в стандартное место для МЛА. А это значит, что носители русских могут быть тоже оборудованы такими сюрпризами.

И получается, что бортовой залп «Арабеллы» враз увеличивается на восемь (!) орудий. Точнее, на четыре с одного борта. Хотя если повернуться к противнику правильно, можно выдать и все десять зарядов главным калибром (восемь плюс два в башнях). А десять плазменных приветов пусть и среднего калибра — такое не понравится даже крейсеру.

А еще одним фактором успешного боя должны стать акри. Сейчас их набралось уже восемнадцать. Еще четыре будут собраны из того металлолома, который иллирийцы навязали Кусаби вместе с исправными машинами. Двадцать два тяжелых акри, которые могут нести противокорабельные ракеты, это крайне серьезно…


… Вот именно с таким составом эскадры тренировался Татамо Хименей. И сразу же выяснилось то, что для реализации всех этих преимуществ требуются обученные экипажи и пилоты. И не просто обученные, а по меткому выражению Райви: «задроченные».

И на первый взгляд, что тут трудного? Засовывай людей в вирткапсулы и не выпускай их оттуда. Но, во-первых, обучение нужно не только экипажам кораблей и пилотам, но и бойцам. Которых на порядок больше. Второе, совсем банально, для работы комплекса «Радуга», где и стояли вирткапсулы, (там же и бункер Олега Шелехова) нужно электричество. Много электричества. Именно поэтому «Киуошо» и «Софию» приземлили на поверхность, чтобы использовать их реакторы. Закупить достаточное количество гражданских реакторов… На это уже просто не хватало финансов.

Кроме закупки корабельного оборудования, требовалось приобрести оружие и экипировку для наземных сил. И тут тоже пришлось экономить. Никакой дорогой техники. Закупили самую простую, дешевую и лишь необходимый минимум. Так же пришлось поступить с доспехами для тяжей. Купили юзаные и довольно старые, но не барахло.

Оружие куплено русское, но не из соображений патриотизма, а потому что оно самое дешевое и купить можно втихаря, не оповещая противника, сколько у тебя боевых единиц. И да, тут опять пришлось говорить с Велесовой, чтобы скидку пробить. Но такова доля главы клана, постоянно говорить, даже если сильно надоело, не хочется и прочее.

А еще же нужно кормить больше двух тысяч человек ежедневно. Да, клан Угуро тут сильно помогал, но они тоже не могли поставлять провизию совсем бесплатно. А еще нужно было всех одеть, обуть. Нужны были специальные препараты, чтобы поддерживать такой бешеный темп обучения. В этом помогали связи Кисары, но все равно тратилось очень много. Менай Хамине каждый день смотрел на Дениса печальным взором, тяжело вздыхая.

А еще нужно было платить зарплаты рабочим, которые готовили и кормили воинов клана. Кому-то нужно стирать одежду, чинить оружие. Строить порты, посадочные полосы для акри (часть МЛА по плану будут стартовать с планеты). Нужно было закупать строительное оборудование и технику. И платить рабочим приходилось много, потому что люди работали почти без выходных. Деньги, деньги и еще раз деньги… Товарищ Наполеон был прав.

По расчетам Дениса выходило, что к моменту начала конфликта, деньги у клана закончатся. Даже чуть раньше. И выходило, что уже не столько Каяхара, а Унарё требовалась эта война. Нужны были люди, нужны были территории. Нужны были репарации по итогу. А это значило, что клан Унарё не имел возможности проиграть.

Разумеется, прежде чем все это начинать, был составлен план. В таких делах нельзя действовать наудачу. И Денис, который получил данные сколько нужно будет денег, предварительно прощупал, где их взять. Исходя из наличия ресурсов, и был составлен общий план войны. И, самое главное, Денис для себя установил необходимость того, что он делает.

Ему нужна была база. Твердая основа, от которой можно отталкиваться. Ему нужен был определенный статус, который позволит, например, иметь в собственности серьезные боевые корабли. Нужно было место, где можно отдохнуть, набраться сил, починить корабли, набрать бойцов, лояльных бойцов, которые будут выполнять любые приказы. И при этом не лавировать между сильными, никому не отчитываться в том, что он намерен делать. Слишком опасная у него была цель, чтобы полагаться на случай. Опасная и сама по себе, и по результатам ее достижения, и в пути.

А людям, которые будут все это обеспечивать, тоже, как ни странно, нужна уверенность в том, что у них есть нормальное будущее. У них, и у их детей…


… Сражение в системе Ака — это лишь часть общего плана «Цепная Молния» (название дал Татамо Хименей). Клан Унарё должен не просто победить вторгающихся. Денис изначально не собирался превращать этот конфликт в пафосную битву «раз на раз». Типа, просто собрались парни и подрались. А потом старший воспитатель развел детишек по углам и пожурил. Требовалось нанести поражение, причем не только клану Каяхара, но и всем, кто с ними в союз вошел. Потому что именно на проигравшую сторону налагаются репарации (именно репарации, клан Унарё сам не будет предъявлять претензии). А если все закончиться лишь эскадренным сражением, то будет ничья. Все останутся при своих… И Денису нужно будет самому отдавать долги.

План «Цепная Молния» предусматривал, что после сражения в системе Ака, флот клана Унарё последовательно пройдется по столичным системам всех противников. И на этом этапе и понадобятся наземные силы. Захват или гибель главы клана — это то условие, по которому Сага признают поражение клана. И в этом месте нужна будет четкая информация, а где, собственно, находятся эти главы. Именно поэтому Денис форсировал сближение с семьей Инь.

Разумеется, первый удар будет нанесен по Каяхара. После их поражения развалится весь союз. И у его бывших участников возникнет иллюзия, что Унарё на этом остановятся. Потому что так всегда и происходит. И танган будут брать именно Каяхара. Но согласно законам Империи Шин, союзники несут равную ответственность. То есть Унарё будут в своем праве, если атакуют планеты союзных Каяхара кланов. И следующей целью станет клан Сейсё, как самый слабый. Если не поймут, то следующий удар придется на клан Бию. И так будет продолжаться до тех пор, пока остальные не запросят переговоров.

Клан Дайгоро, вот самый опасный фактор в этой войне. Они не будут участвовать явно, им это не нужно, да и нельзя. На них нельзя нападать, они сильнее. Но гадить будут в полный рост. Поэтому им была придумана замануха, в виде планеты Маан. Очень лакомый актив, за который можно и повоевать. При этом, Дайгоро нельзя действовать явно, Сага тут же их прижмут. А для, точнее «от» провокаций в системе Маана висит эскадра Чонга. Но вообще, Маан — это отвлекающий маневр, чтобы Дайгоро не сильно лезли в войну. Пусть пока плетут интриги, подбивают другие кланы. Судя по информации, которую получил Денис, Дайгоро прям любители игр под ковром. В прошлое поражение Унарё, который тогда назывался Иру, именно Дайгоро получили максимум профита и стали кланом уровня Китцу…

* * *
Система Ака, планета Гунтай. Дом главы Унарё


Это короткое видео Райви посмотрела с каменным лицом. Ничего не дрогнуло даже тогда, когда Элли пробила клинком грудь Дениса. И когда парень очнулся, Райви тоже никак не отреагировала.

— И что дальше? — холодно спросила она, когда видео закончилось и голоэкран исчез.

Сидели они в кабинете Дениса втроем. С Шень. Денис сидел за своим столом, Шень стояла рядом с ним, опираясь спиной о стену. Райви сидела на стуле, возле стола.

— Хм, а я более бурно отреагировала, — заметила китаянка, ни к кому конкретно не обращаясь.

— А мне что надо было сделать? — язвительно поинтересовалась Райви. — На колени встать и помолиться? Или что? Я модификантов видела дохрена и больше! Кстати, и что у тебя это такое?

Она посмотрела на Дениса. Тот развел руками.

— Даже Кисара не знает, — ответил парень.

— Ага, то есть она в курсе? — сощурилась Райви. — А почему ты тогда со мной спишь, а не с ней?

Денис приподнял бровь в легком удивлении.

— Тебя вот это задело? — слегка удивилась Шень.

— А ты когда узнала? — хмуро спросила Райви, остро глянув на китаянку.

— Ну, Шень скорее догадалась, — произнес Денис, доставая пачку сигарет. — Я лишь подтвердил.

— Я вроде про время спрашивала? — язвительно сказала Райви. — И мне.

Она кивнула в сторону пачки. Денис хмыкнул, достал две сигареты.

— В сентябре, — коротко ответила китаянка.

Денис сунул в рот обе сигареты, прикурил.

— И что, мля, за эти полгода не нашлось времени мне рассказать? — процедила Райви.

— А это что-то меняет? — спокойно спросил Денис, подавая ей одну сигарету.

Райви взяла сигарету, смерила парня мрачным взглядом. Сунула сигарету в рот, затянулась. Сосредоточенно так, даже ожесточенно. Было слышно, как трещит табак.

— Ты такой же, как Элли что ли? — спросила, наконец, девушка.

— Да, — коротко ответил Денис.

— То есть и тебя хрен убить? — уточнила еще Райви.

— Как видишь, — Денис показал на то место, где только что висел голоэкран.

Райви отвела взгляд, помолчала.

— Ладно, принято, — сухо произнесла она, вновь затягиваясь. — Надеюсь, тебя нигде не ищут?

— В смысле? — не понял Денис.

Райви снова посмотрела на парня. Исподлобья.

— Крыша у тебя на месте? — хмуро спросила она. — Ты из-за этого дерьма побоище не устроишь?

— Я сам-то узнал недавно, — ответил Денис. — И такого за собой не замечал до сих пор. Без причины, по крайней мере.

— В смысле, недавно узнал? — не поняла Райви. — Это когда недавно?

— Года не прошло, — криво усмехнулся Денис.

Райви смерила парня недоуменным взглядом. А потом по ее лицу пробежала задумчивость.

— Так, погодите, — девушка посмотрела на Шень и ткнула в нее рукой, между пальцами которой была зажата дымящаяся сигарета. — А вы это мне показали, чтобы проверить, да? Вы что, меня тут тестировали, типа?

— Да, — с довольно наглым видом ответила китаянка. — А ты бы не проверила, типа того?

— Слышь, ты! — начала закипать Райви. — Иди ты в задницу! По себе не равняй, на!

— Не учи маму рожать! — выдала в ответ Шень. — Ты что ли святая?!

— Райви, другая была цель, — опять спокойно вставил Денис. — Мне было нужно, чтобы ты знала.

— Ну, знаю, и что теперь? — рыкнула та. — Мне теперь убежать и поплакать?! Сплю с модификантом, какая, млять, трагедия! Да срать мне с орбиты!

— Вообще речь про то, чтобы ты за меня не сильно волновалась, если что, — чуть насмешливо сказал Денис.

— Да, я же до того прям вся извелась! — язвительно ответила Райви. — Ночей, м-мать, не сплю!

И в кабинете повисла тишина. Райви сосредоточенно курила. Шень стояла у стены, сложив руки на груди.

— А нахрена тогда все это? — спросила, наконец, Райви, обведя жестом кабинет.

Она хмуро посмотрела на Дениса.

— По приколу, что ли? — процедила девушка.

— Нет, — ровно ответил парень. — Причина другая. Я обещал Элли, что мы слетаем туда, где погибли ее родные. И где с ней случилось… то, что случилось.

— Она такой не всегда была? — уже деловито спросила Райви.

Денис кивнул. Девушка цикнула. Сделала жест, чтобы Денис подал пепельницу. Стряхивать пепел на пол здесь сильно не рекомендовалось, если не хочешь познакомиться с неудовольствием Синохары Сакуры. Кусаби пододвинул массивную стеклянную чашу.

— А ты рыцарь что ли? — хмуро спросила Райви, затаптывая окурок. — Сама бы летела, какое тебе вообще дело?

— Мне тоже хочется знать, — ответил Денис. — Кто мы такие.

— А клан-то тогда нафига? — спросила девушка. — Летел бы, да и все?

— Видишь ли, Райви, — чуть усмехнулся Денис. — Ничто человеческое и мне…нам не чуждо. Лучше жить хорошо, чем плохо. И я в гробу видал кому-то что-то объяснять.

Все-таки у Райви очень живой ум. Она на это зло усмехнулась, то есть просекла, зачем Денису клан, а точнее место базирования понадобилось.

— Какие вы, млять, мутные оба! — с веселой злостью заявила Райви. — Бесите!

* * *
Это был сложный набор ощущений, но результат Юмико определенно нравился. Ей нравилось то, что не нужно учитывать интересы старших, не нужно опасаться нарушить их планы. Старшими здесь были они, в том числе и сама Юмико. Кому же не понравиться рулить?

Даже прилетая домой, она ощущала теперь себя по другому. Слетав на Комаки, Юмико четко ощутила… ностальгию. А это значило, что она перешла на другой уровень. С ней и дядюшка Кан теперь разговаривал по-другому. Да и она сама ощущала, что теперь уже не студентка. Все то, чему ее учили, начало прорастать в личный опыт… И Юмико на себе поняла, в чем разница между знать и понимать.

Все эти психологические профили, стандартные ситуации, методы управления… Это костыли. Чужой опыт, структурированный и специально поданный так, чтобы его вообще можно было хоть как-то понять.

Нет, образование — это очень хорошая вещь. Знание позволяет сильно сократить время на осознание того, что ты видишь, чувствуешь, понимаешь. Но заменить опыт не может. Но самое интересное, Юмико это недавно поняла, что в какой-то момент ты перестаешь пользоваться «шпаргалками». Они становятся не нужны. В какой-то момент это все становится частью твоей жизни.

Пообщавшись к семейством Каяхара, Юмико, выйдя от них, вдруг поняла, что она говорила так… Как и должна была говорить. В смысле, она не продумывала, что сказать, как стоять. Она даже не оценила, какой статус у Каяхара. Юмико абсолютно на автомате включила сухого методичного профи. И провела беседу именно так, как должна была ее провести… Ну, как минимум, близкий родственник главы клана.

А потом Юмико начала смотреть шире. И поняла одну вещь. Она уже не та девица, которая «пробует» кем-то стать. Она уже стала, уже включена в систему. Более того, она управляет частью этой системы. Те парни и девушки, которых ей дали в подчинение, они же совсем не шутят, когда называют ее «Юмико-сама». Ей-то казалось, что над ней слегка подтрунивают. Привыкла, что если и дают дело, то неважное. Чисто проверить, как она себя будет вести.

Отдел кадров. Так, как казалось Юмико с иронией, называл ее деятельность Кусаби. Ей казалось (опять это слово!), что Денис просто перекинул на нее всю эту бюрократию. Личные карточки бойцов, личные дела офицеров клана. А, между прочим, эта информация в любом клане считается одной из самых секретных. Просто чтобы получить допуск на просмотр карточек рядовых членов клана, в Хиого, например, нужно получить личное разрешение в СБ. Чтобы посмотреть карточки военных, нужна виза от начальника СБ. А поглядеть на личные дела старших офицеров (а тем более, руководителей клана) разрешает лично глава клана.

Так вот, когда единиц учета набралось уже больше тысячи, Юмико, которая с утра до ночи просиживала с документами, пришла к Кусаби и в довольно грубоватой форме потребовала себе помощников. На что Денис совершенно спокойно ответил, что такие дела решаются так-то письменно. Юмико в этом месте (к стыду!) возмутилась, хотела уже поорать… И тут Кусаби заметил, что это она, Юмико, относится к руководящему звену и поэтому зарплату не получает. А на чем он, Денис, должен ставить визу, чтобы направить документ Менаю Хамине? Нет, если госпожа Хиого желает платить из своих денег, то пожалуйста. А на все остальные телодвижение должны быть документы.

Потом Юмико набирала помощников. И в этот момент она уже четко осознавала, что она, считай, набирает секретный отдел. Так в клане Хиого называется подразделение, занимающееся кадрами. Поэтому девушка призвала всю свою наблюдательность, опыт и знания, чтобы взять подходящих людей. И она решила брать молодых. Во-первых, у них сил больше. Во-вторых, они на факультете управления не учились и ловко играть мимикой не обучены. А личного опыта, в силу возраста, набрать не успели. То есть Юмико было легко их читать.

Ну, а потом Денис накинул на нее еще дела. Нужны были пилоты. Довольно много. Нужны были кое-какие спецы, типа строителей, технарей. Дела прямо-таки захлестнули Юмико и тут она вспомнила, что на Комаки наслаждается студенческой жизнью одна дама, которая подписала с кланом Унарё свободный контракт. Синицина, с ее опытом жизни в земных трущобах и цинизмом подходила идеально…


… А вот сегодняшнее поручение Юмико немного озадачило. Нужно было съездить в порт и встретить корабль. Причем, вместе с ней поехал Каяхара Риуру, бывший начальник охраны Каяхара Ёна. Кусаби объяснил девушке, что Каяхара Ён, в качестве выкупа за себя и своих людей предложил ганшип. Но вот свободной команды на этот корабль у клана Унарё не было. Так что нужно было оценить, насколько прежняя команда будет лояльна. И да, конкретно этот корабль — бывший флотский курьер, в боях участвовать не будет. Потому что это корабль Каяхара Ёна, а он пленник. То есть, нужно было не подставлять Каяхара Ёна сотрудничеством с врагом.

Так вот, Юмико порадовало, что она это сама поняла, причем сразу. Но озадачило то… А как она эту самую лояльность будет оценивать? Детектора лояльности еще не придумали…

— Скажите, Риуру-сан… — задумчиво произнесла Юмико, когда они выехали.

Кстати, поехали они на легком броневике. У клана пока были трудности с гражданским транспортом. Да и то, вот даже Юмико была в полевой форме.

— Команда корабля, кто в ней состоит в клане Каяхара? — продолжила девушка.

— Никто, Хиого-сан, — ровно ответил Риуру.

— Папа специально так сделал, — заговорила сидящая на переднем сидении Каяхара Сой. — Чтобы можно было использовать «Руёро», не афишируя его передвижения.

Кстати, а вот она зачем поехала, Юмико было не совсем понятно. Да, Сой узнала Юмико сразу. А вот Юмико ее вообще не помнила, потому что, когда она поступила в Академию, Сой была уже на последнем курсе. И тоже, кстати, училась на факультете управления.

«Так-так, — чуть сощурилась Юмико. — А ведь Кусаби ничего просто так не делает. Похоже… Похоже, он хочет привлечь Сой к делам. Пока да, так, по мелочи. Но если план реализуется, то Каяхара станут кассинами Унарё. И тогда уже можно будет нагружать всерьез… Ох и ловкач!».

— Команда «Руёро» просто нанятый персонал, — добавил Риуру, сидящий рядом с Юмико. — Кто им платит, тот и главный.

«Естественно, они тоже прекрасно понимают намерения Кусаби. Поэтому и предложили этот ганшип. И тоже ловкачи все. Несмотря на то, что они сейчас играют в настоящих пленников, похоже, о будущем плотненько задумались».

— А вы, Риуру-сан, — Юмико посмотрел на мужчину. — Сколько платят вам?

— Простите, Хиого-сама, — с достоинством ответил мужчина. — Я ношу меч.

Кстати, а на месте водителя сидел один из китайцев. Совсем молодой парень, но с цепким неприятным взглядом. Как поняла Юмико, семья Инь в составе клана Унарё, будет выполнять функции синоби и службы безопасности. Например, когда Юмико летала на Комаки, сопровождали ее именно китайцы. Дядюшка, кстати, это отметил и сказал, что Кусаби хорошо защищает активы…


… Сой иногда посматривала на сидящую позади Хиого Юмико. Встретить ее здесь было полной неожиданностью. Но после того, как Сой узнала ее и сказала об этом отцу, тот крепко задумался. А потом, вечером, он сказал Сой, чтобы она… если говорить прямо, налаживала отношения с Юмико.

Если в этом деле участвует клан Хиого, значит, Кусаби Денис так уверен в победе не по причине юношеского максимализма. Неважно, в какой мере Хиого реально помогают, факт того, что у Унарё входит в управляющий состав кто-то из основной ветки Хиого, говорит исчерпывающе. Например, о том, что даже при плохом раскладе Хиого просто не дадут уничтожить своих протеже. Даже если и местные об этом не знают.

Даже союз кланов, даже если в дело вступят Дайгоро в открытую, им клан дорагон (а Хиого, по размерам и прочему, де-факто клан уровня дорагон) не одолеть никак. Уровни несопоставимы. Похоже на то, что Хиого опять разработали какую-то новую систему по подготовке своих людей. И сейчас ее испытывают. Видимо, им нужен был именно почти увядший клан, поэтому они выбрали Унарё.

Папа даже восхитился задумкой. Взять молодежь, дать им плохой клан. Это же настолько уникальный опыт, что потом можно этих парней и девушек, не глядя вводить в управленческие структуры основного клана. А еще можно использовать клан Унарё там, где не надо светить камон Хиого. Гениальная идея, просто гениальная!

Фактически, из Унарё делают клан Хиого в миниатюре. Этакая песочница, где все такое же, но размерами меньше. Но при этом, люди ведут себя также, все взаимоотношения в клане такие же. Есть флот, но меньше. Есть армия, но тоже небольшая. Симулятор управления кланом. Причем этот симулятор настолько реальный, что можно и умереть.

«Интересно, а Хиого просто выбрали такой клан, который ненавидят соседи или специально такую ситуацию создали?» — Сой снова покосилась на Юмико.

Интересно, а она… Первая ученица? Или тут все, так или иначе, к Хиого относятся? Взять того же Кусаби, он же очень молод. А вокруг молодежи более старшие товарищи. Наставники? Похоже на то… Но Шень Инь реально жена Кусаби. Таким не шутят. Та, вторая женщина, там же очевидно тоже есть чувства. А Юмико тогда в каком… статусе?

«А ведь Кусаби не из Шин, — вспомнила Сой. — Хм-м-м… А может таким образом Хиого… прокачивают будущего мужа? Такие ходы вполне в их стиле. Ну, и заодно пробуют идею. Вполне-вполне…»

— Помнится, Риуру-сан, — произнесла Юмико. — Мы с вами впервые встретились именно на этом корабле?

— Да, Хиого-сан, — отозвался Риуру. — Все было именно так.

— Значит, вы часто летали по делам клана? — продолжала девушка.

— Клана — это слишком громко, Хиого-сан, — ответил мужчина. — Обычно это были дела, связанные с компанией, которой руководил Ён-сама.

Риуру тоже налаживает отношения. Папа ему это практически приказал. Впрочем, Риуру и сам не дурак.

— Какие это были дела? — спросила Юмико. — Я спрашиваю это потому, чтобы понять, насколько команда корабля… скажем так, любопытна. И общительна.

— Капитан Фузо поддерживает на корабле строгую дисциплину, — ответил Риуру. — К тому же, Руёро базируется на станции Эйрен.

— Хм, это не слишком хороший ход, — заметила Юмико. — На Эйрен можно найти или получить массу поводов, чтобы сболтнуть лишнего.

— Для этого сначала нужно было связать ганшип с нами, — ответил Риуру. — Но вы правы. Время от времени я проверял команду. На всякий случай.

— Каким образом? — заинтересовалась Юмико.

— Иногда выдавал информацию, — ответил мужчина. — Такую, чтобы можно было отследить, ушла ли она дальше. Пару раз нанимал «Руёро» через подставных лиц…

— Пассажир-провокатор? — чуть усмехнулась Хиого.

Риуру тоже чуть улыбнулся и кивнул.

— Вижу, Риуру-сан, — произнесла Юмико. — Вы занимались делами… широкого профиля?

— В условиях, когда служба безопасности состоит из нескольких человек, — немного грустно ответил мужчина. — Приходиться осваивать множество специальностей.

«Да она же его вербует! — дошло до Сой. — Ну, Хиого!»

— Одним из моих последних дел, — продолжал Риуру, слегка сощурившись. — Был инцидент на Гарумине. И должен заметить, что в клане Унарё… Специалистов больше. Причем очень… хороших специалистов.

— Я вас немного разочарую, Риуру-сан, — ответила Хиого. — Но в тот момент в нашем клане было… всего несколько специалистов такого уровня. Клан Унарё пока небольшой клан.

«В тот момент? Наш клан? Пока?» — отметила Сой.

— Судя по тому, что случилось с нами, — заметил мужчина. — Сейчас специалистов стало больше?

— Грамотная кадровая политика, — с легкой иронией ответила Юмико. — Система поощрений, социальные лифты. Кусаби-сама очень серьезно подходит к вопросу привлечения профессионалов. Можно сказать, это идеология клана Унарё. Профессионалы и желающие ими стать у нас всегда смогут реализовать себя полностью.

— Скажите, Хиого-сан, — не выдержала Сой. — А почему все же клан Унарё не стал избегать конфликта? Я имею в виду, сейчас? Гораздо же лучше сначала накопить силы, тем более, что такие возможности у вас, как я поняла, очень хорошие?

— А кто вам сказал, Каяхара-сан, — по губам Юмико скользнула злая усмешка. — Что клан Унарё именно так и не сделал? Кусаби-сама всегда все точно рассчитывает. Если он посчитал, что нужно действовать в какое-то время, значит, цель достижима.

— Кусаби-сама никогда не ошибается? — что-то дернуло Сой задать этот вопрос, да еще и подпустить в тон скепсиса.

— Один человек, Каяхара-сан, ошибаться может, — спокойно ответила ей Юмико. — Но, как я уже говорила, Кусаби-сама всегда опирается на профессионалов. И никогда не оперирует такими категориями, как надежда, удача или интуиция. Все действия клана планируются. Контроль и Кусаби-сама можно считать синонимами.

Юмико улыбнулась, смотря на лицо Сой, где было прописано недоверие.

— Верить мне не нужно, скоро вы в этом убедитесь лично, — насмешливо произнесла Хиого. — А пока, давайте осмотрим корабль и познакомимся с командой.

«Тонбо» уже подъезжал к порту. Водитель аккуратно остановился около КПП.

— Юмико-сама? — уважительно произнес китаец, повернувшись к Юмико за указаниями.

И вот это, парадокс, почему-то задело Сой. Не было в тоне парня никакого подобострастия. Спрашивал он деловито, у начальника. У Сой, которая в родном клане была всегда… этаким стоящим в сторонке, это вызвало… зависть, что уж тут кривить.

— С нами ходить не нужно, Дэй, — улыбнулась Юмико. — Я возьму местных бойцов.

— Конечно, Юмико-сама, — кивнул китаец. — Сегодня там Кианг.

— А, это который получил нагоняй от Сакуры? — улыбнулась снова Юмико.

— Да, Юмико-сама, тот самый, — чуть улыбнулся в ответ Дэй. — И он теперь тщательно следит за чистотой обуви.

Глава 4

Запомни одно. Никто не вправе повелевать твоей судьбой. Никто не может распорядиться твоей жизнью. А как только тебе покажется, что ты решаешь, кому и как жить, знай, ты стал не просто глупцом, ты стал тем идиотом, который думает, что умный. И это самое худшее, что может произойти. Дебил думающий, что он гений.

Хуже этого только убеждение, что кто-то решает за тебя! Запомни, люди вокруг, ситуации — это лишь инструменты. Предложения, которые воплощены в разговоры, приказы, случаи. Решаешь только ты! И выбор очень прост.

Но мы же знаем, что ты выберешь, не так ли? Поэтому свали в сторону, забейся в свою щель и скули про свою бесценную, но никому не нужную жизнь! А мы пойдем жить!


Владимир Рюриков

4041 год. Мегаполис «Оппидиум». Марс

* * *
1 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 2.1 по стандартному времени Шин.

112 дней до окончания моратория Сага на танган.

Система Ака. Планета Гунтай


Легкий вечерний ветерок слегка колышет полупрозрачные голубые шторы. Или занавески? Денис не особо силен в этих дизайнах, но смотрелось красиво. Даже Райви признавала, что у Сакуры какой-то особенный нюх на мелочи, которые делают настрой правильным.

Приемная дочь Дениса не превратила дом в аляповатый набор дорогой безвкусицы (как предыдущий глава клана), а наполнила помещения характером. Дом стал жилым, по-настоящему. В комнаты хотелось заходить, на диваны в гостиной хотелось присесть и вести умные разговоры. В спальнях отдыхать от дневной суеты. А в кабинете главы Сакура как-то так сделала, что если смотреть с рабочего места, то помещение кажется строгим, деловым. А если сесть в гостевое кресло (кстати, она же их и выбирала), то вокруг уже уют и даже какая-то душевность.

— Это были какие-то совсем дилетанты, — на голоэкране перед Денисом, сидящем за рабочим столом, было лицо Юмико. — Мы их не стали пока трогать, только немного прижали, чтобы не сильно борзели.

Хиого Юмико находилась на планете Угуро-коэн. Там с недавнего времени стали возникать проблемы. То рабочие вдруг, без веской причины, начинают какие-то дикие требования выдвигать. То странные секты головы народу кружить начинают.

— А что дальше планируешь делать? — спросил Денис.

Несколько минут паузы. Для межзвездной связи, считай, мгновенно. Юмико пока сидела со спокойным лицом.

— Как обычно, — заговорила она и усмехнулась. — Немного отпустим, дадим иллюзию, что может получиться и внедрим своих людей. Классика. А китайцы пока следят, чтобы не появился кто-то посерьезнее.

— Не забывайте фиксировать факты, — произнес Кусаби, выслушав Юмико. — Это потом может понадобиться.

«Что же, наживка проглочена», — думал в это время Денис.

— Да, конечно, — ответила Юмико через некоторое время. — Но, думаю, у тех, кто уже здесь, прямой связи мы не найдем. А вот если кто-то явится получше, с ними будет о чем поболтать…

На примере планеты Угуро проверялся канал вброса информации. И только что по нему прошел третий важный пакет инфы. Первый касался клана Татамо, второй планеты Маан. И этим формировался необходимый отвлекающий и одновременно мотивирующий каскад информационного сопровождения. Необходимо было исключить клан Дайгоро из прямого конфликта. Для этого были показаны возможные преференции, которые Дайгоро могут получить, если клан Унарё потерпит поражение. Причем, правильное поражение. Если Унарё будут побеждены в соответствии с правилами, то Дайгоро впоследствии совершенно спокойно, законно и строго по традициям, смогут предложить Угуро и индийцам протекцию, раз Унарё исчезли. А вот если поражение клана Унарё будет сомнительным, то вмешаются Сага и, скорее всего, Унарё, даже с разбитыми вооруженными силами сохранят влияние на Угуро и Маан. И под защитой клана Сага (а в этом случае защита будет обеспечена кланом Сайго, который самый сильный в провинции Цветочная Гора) восстановит свои войска. Да, во время этого, скорее всего, клан Сайго захочет получить столь лакомые куски, но в любом случае их не получат Дайгоро.

Сейчас сформирована следующая картина для Дайгоро и их протеже Каяхара. Именно клан Татамо является основным в связке Унарё-Татамо. Именно Татамо всем рулят из тени (поэтому и нет официального объявления Хеддоси). Татамо Хименей является основным действующим лицом, он же командует объединенным флотом. И в эту картинку легко поверить, так как Хименей гораздо старше сопляка Кусаби. Опять же Татамо имеют давние амбиции получить синий кант на камон (стать кланом китцу), это легко проверяется. А через Татамо Гуджо был вброшен еще один момент, что Татамо ищут лишь случая, чтобы показать свою силу. Это могут быть Каяхара, а могут залететь в прицел и те кланы, который находятся рядом с Татамо.

То есть сформирована нормальная привычная картина мира для кланов. Унарё были слабы, поэтому их поглотил другой клан. Как, уже не важно. Например, Унарё денег у Татамо заняли, а те потом забрали планету. А деньги у Татамо есть, достаточно оценить тот факт, что транспорты с Маана, каждый транспорт, сопровождает боевой корабль.

И вот уже для Каяхара появляется экономический смысл этой войны. Одно дело добить давнего, но нищего врага и совсем другое нанести поражение другому клану и получить после этого репарации. Под это и союзники гораздо охотнее подпишутся и выделят корабли и войска… Больше кораблей и войск, чем изначально хотели. Тем самым, оголяя родные системы. Что и требуется Кусаби, и клану Унарё.

Через Дайгоро Каяхара получили сведения, что клан Татамо готовит корабли. И тут как, если дать противнику больше времени, то он подготовит еще больше кораблей, раз деньги есть. И тогда уже будет совсем нехорошо. Дайгоро подталкивают Каяхара, потому что понимают, что если Татамо усилятся, то вполне возможно, что кинут вызов непосредственно Дайгоро. А птицу надо бить на взлете…


… Поговорив с Юмико, Денис потянулся. А потом встал и подошел к окну. Прямо отсюда открывался вид на сад. Точнее, будущий сад. И это опять инициатива Сакуры. После войны она хочет сделать тут классический сад или парк, с декоративными прудиками, мостиками, статуями и прочими хинодзинскими приколами. Пока лишь только разметили, да пару клумб разбили. Забавно, кстати, что клумбы помогала делать Унарё Ниси, та девушка из отряда Альфа, которая числилась диверсантом. Ниси прям все свободное время проводила с цветами.

Кстати, Рюриков работал также с отрядами Альфа и Бета. И с отрядом Угуро Нобу «Унмей». Но не так, как с остальными бойцами. Например, поощрялось хобби. И теперь в клане Унарё есть своя, внимание, рок-группа. Да-да, это совсем не шутка. Четверо тяжей из Альфа и (Денис когда узнал, слегка прибалдел) их командир Унарё Аями в качестве солистки. И у Аями голос оказался весьма неплох!

«Конечно, глава, — вспомнился Денису разговор с Ниси. — Я сделаю все, чтобы командир осталась жива».

И да, Денису было нужно, чтобы Аями не погибла. На нее у Кусаби есть планы. А для того, чтобы Ниси справилась со своим заданием, она тренировалась сейчас. А ее инструктором выступала Юн Инь. Она прилетела на Гунтай, чтобы заменить Шень, которая улетела на Татамо. Занималась бывшая Веер не только с Ниси, она вообще отбирала людей, для будущей подготовки по методике Инь. Но пока невысокая диверсантка была ее единственной ученицей…


… Дом опустел. Канг на Гарумине. Шень улетела на Татамо (столичная планета клана Татамо). Угоро Нобу пропадает со своими людьми. Татамо Юо вместе с пилотами других акри теперь живут возле взлетных полос, построенных для акри. Татамо Цу, младший сын Хименея, похоже, окончательно решил переселиться в цифровой мир. Связался с такими же маньяками, как и он сам. Ралли и Диком Зиверсом. И проходит стажировку на Коусоку. Иногда бывает Рубелла, но «Аншидай» сейчас постоянно где-то бегает. То, запчасти для кораблей таскает, то людей перевозит. С Земли, например. Элли, разумеется, летает на «Аншидае», вместе с Элен Синициной и Каролин Стюард. Последняя, кстати, протеже Элли, как ни странно. Татамо Хименей живет здесь, но лишь спать приходит. Только Райви, как и Денис, особо ничем не занята. М-да… Работать, как оказалось, главе клана нельзя, в смысле, делать что-то такое, что не является экзотическим хобби, типа выращивания необычных растений или философии. С техникой, например, не повозишься. Не по статусу. Хинодзинские заморочки. Если глава клана лично что-то делает, значит, это делается плохо. Тут недалеко и до суицидов. И это не фигура речи.

«Это ж надо было так раскидать дела, что себе ничего не оставил» — вздохнул Денис.

Он отвернулся от окна. И усмехнулся. Райви растеклась по одному из кресел. Женщина скучает. Днем она еще занята, работает с бойцами. Причем, работает «тестером». То есть проверяет подготовку в симуляторах. Или рукопашку в реале. Но…

«Как же это задолбало!»

Монотонный ежедневный труд — это точно не про Райви. Когда каждый день похож на предыдущий, она начинает хандрить.

— Ну, как там наша юная черная властелинша? — спросила Райви, когда Денис сел в кресло рядом.

— Скорее паучиха, — откликнулся Кусаби. — Юмико предпочитает действовать за кулисами.

— Вот же зверинец-то набрал, — заметила Райви.

Она потянулась, взяла квадратный бокал с виски, стоящий на столе. Именно бокал, Сакура еще могла вытерпеть гайдзинские напитки в бокале, но в банке и тем более в бутылке… В этот момент пробудится дзашики-вараши дома главы Унарё, будет страшно сверкать глазами и нудным монотонным голосом зачитывать за нормы поведения, традиции, устои…

— Пошли трахаться? — выдала Райви.

Денис только вздохнул.

— Ой, давай без морализма! — поморщилась девушка. — Чё еще делать-то? И вообще, имею право!

Райви попыталась изобразить… что-то, приподнявшись, но тут же обмякла, снова приняв форму кресла.

— Я ж тебе предлагал с Юмико лететь, — заметил Денис.

— Ага, — фыркнула Райви. — Гонять всяких придурков между грядок! Очень увлекательно!

— Хм, ну ладно, пойдем тогда, — спокойно произнес парень.

— Куда? — недоуменно спросила Райви.

— В постель, куда же еще? — чуть насмешливо ответил Денис. — Или ты так, чисто поржать предложила?

Райви на пару мгновений зависла.

— Это какой-то стеб или что? — с подозрением поинтересовалась она.

— Какой стеб, Райви? — хмыкнул Денис. — Ты красивая молодая девушка. Какие еще нужны причины?

— Прогиб засчитан, на! — усмехнулась Райви.

— Предлагаю пойти в сенто, — сказал Денис, вставая.

— Слышь, я не хочу в воде, — поморщилась девушка. — Нахрен эту романтику, знаешь, как можно натереть?

— Вообще-то, дорогая, — с легкой иронией ответил Кусаби, подходя к креслу. — Сенто у хинодзинов одно из правильных мест… для этого дела. Но делать это прямо в бассейне, как минимум, странно. Примерно, как на столе в ресторане.

— Да мне пофигу, главное, чтобы не в воде, — вздохнула Райви. — Руку дай!

— Может, отнести? — предложил парень.

— В зад романтику, сказала же, — буркнула Райви…

* * *
Сенто — это три помещения, друг за другом. Сначала входишь в раздевалку. Это такое место, где посередине стоят длинные низкие скамеечки, а вдоль стен тянутся полки с корзинами. Такая компоновка характерна именно для традиционных сенто. Почему, чуть дальше.

Так вот, полки вдоль левой стены с пустыми корзинками. Туда следует складывать грязную одежду. Полки справа — там в корзинах одежда чистая. И вот это и есть отличие старых (старомодных) сенто от современных. Традиционная одежда у хинодзинов не имеет размеров. Только длину. Вот снизу стоят корзины с короткими халатами (вакуфу), а чем выше, тем длиннее. Помылся, облачился в сентовский халат и домой. Поэтому и приходить надо тоже в специальном вакуфу для сенто.

В клановых сенто, особенно для старших членов кланов, есть специальные слуги — басувака. В буквально переводе — моющий слуга, человек. И они там именно для того, чтобы мыть посетителей. Но Райви и Шень сразу же объяснили, что вот этого паренька, который главой работает, моют только они. Именно поэтому в сенто кроме Дениса и Райви никого не оказалось.

Раздевшись, переходят в место, где моются. Здесь стоят низкие небольшие скамеечки, на которых сидят, когда трут тело. В традиционных сенто тут еще есть специальные ведерки, из них обливаются водой. Но в здесь сделали более практично — душевые лейки на стенах.

Потом залазят в фурако — что-то типа горячих ванн. Потом еще есть процедура с горячими камешками (окатыши) и какими-то опилками, но Денису, как и Райви, и Шень это не зашло. А вот в третьем помещении имеется бассейн, неглубокий, по колено. Вода там уже не горячая, а теплая и постоянно перемешивается. По задумке, после фурако в этом бассейне расслабленное тело остужается, чтобы банально не простыть. Ну, и еще какие-то резоны, Денис в это не вникал.

И кто бы мог предположить, что Райви понравиться тереть спину? Кроме шуток, она прям категорично выразила желание!

— Стоит! — хихикнула Райви, прижавшись к Денису.

— А ты чего ожидала? — недоуменно спросил парень, сидя на скамеечке.

Это еще Элли тут нет. Та еще интереснее себя вела. Во-первых, она каким-то образом договорилась с Шень и Райви, что будет мыться с ними и Денисом. А потом сядет в угол и оттуда глазами жутко сверкает. И ничего не говорит, маньяк доморощенный…

Кстати, моют тут руками. Выливают на человека сверху какую-то жидкость, на кисель похожа, а потом растирают руками по телу. Именно поэтому и нужен человек, который спину потрет. Мочалок или щеток с длинной ручкой тут нет, самому не достать.

— А у Змеи, все-таки, глаз наметанный, — с удовольствием и легкой хрипотцой произнесла Райви…

Уверенно ухватившись за нефритовый жезл.

— Выбрала, что надо, — добавила девушка, смотря на член.

— Райви, какая проблема сделать такой, какой надо? — спросил Денис.

— Натуральный-то круче, — усмехнулась Райви. — Ничего вы не понимаете!

— Ну да, где уж нам, — хмыкнул Дениси ехидно добавил. — Райви, мы еще моемся или уже? Я же не железный.

— Да ну его нахрен терпеть! — весело заявила девушка…


… Фурако — это такая купель овальная, в которой есть лавочки. Прямо там, в воде. Садишься по грудь в горячую воду с какими-то ароматическими и лечебными добавками и расслабляешься.

— Кайф! — выдала Райви.

Она сидела, раскинув руки на края фурако. Денис свое удовольствие вслух не выражал, но на его лице тоже было прописано удовлетворение. И от сенто, и от того, что тут только что произошло.

— Как-то на Комаки, — произнесла Райви. — Я была в сенто, в горах и там эти бочки стояли снаружи. Вокруг снег, а ты сидишь голая… И вид, просто отвал башки.

— Уговорила, покажешь, — хмыкнул Денис.

— Ты все-таки собираешься там учиться? — спросила Райви.

— После это будет еще более необходимо, — ответил Денис. — Во-первых, потом будет точно некогда. А во-вторых… Близко к Хиого.

— То ты говоришь, что не хочешь отчитываться, — произнесла девушка. — То близко к Хиого…

— Райви, ну тебе-то не надо объяснять, — произнес Денис. — Что не бывает, никогда, независимости, если нет равной силы. И… есть еще кое что.

— Хм, ну? — заинтересовалась Райви.

Она села прямо и вперила в парня испытующий взгляд.

— После победы нам неминуемо сделают предложение, — ответил Денис. — Такое, от которого очень трудно будет отказаться. Поэтому здесь Юмико. Чтобы Хиого не искали других… каналов общения. И для того, чтобы… хм… Юмико тоже не захочет стать лишь каким-то членом клана.

Райви задумалась, снова откинувшись на стенку фурако. В задумчивости, она поводила пальцами по поверхности воды.

— Поэтому и учиться, значит… — негромко произнесла она. — Ага… А Юмико, это типа представитель… Нет, не так. Типа, часть клана Хиого. Вроде как, мы уже некая часть.

— Хиого нужно будет сохранить лицо, — заговорил Денис. — Они не могут разговаривать на равных с кланом Хитоши.

— Зато могут это представить, как свою… свой проект, — пробормотала Райви. — Мы учимся у них, и одновременно… Специальная изоляция, как условие эксперимента…

— И когда мы разыграем карту «Хоши Омо», — добавил Кусаби. — Это будет зримое, наглядное воплощение успеха этого эксперимента. И для внутреннего потребления и для внешних наблюдателей. И это первое. А вот что еще…

— Ещё? — Райви повернула голову в сторону Дениса. — Ну?

Парень тоже откинулся на стенку, направил взор в потолок.

— Хиого, все-таки, клан не боевой, — заговорил Денис слегка отстраненным тоном, таким, каким говорят о размышлениях. — В смысле, выросли они не из чистых боевиков. В их истории не было успехов… Масштабных завоеваний.

— Это ты куда клонишь, а? — с подозрением произнесла Райви.

— Пока никуда, — вздохнул Денис. — Мечтать… Это хорошо. Но чтобы начать серьезно думать, нужен хоть какой-то план. А, значит, нужны данные. Мы и остальные, их соберем на Комаки.

— Кусаби, — с угрозой произнесла Райви. — Цель, на, какая?

— Понимаешь, Райви, — негромко ответил Денис. — Расти постепенно… Это очень долго. И скучно. Вот сейчас. Мы не сможем захватить планеты противников. Точнее, захватить-то сможем, а что с ними потом делать? У нас тупо нет своих запасных управленцев, нет войск для гарнизонов. Каяхара мы еще сможем притянуть, через Ёна. Но все равно, предел — это уровень Китцу. Нам чисто физически не хватит ресурсов и людей на что-то большее…

— Это Змея тебя научила вокруг ходить, а? — с раздражением произнесла Райви, прерывая речь парня.

— Цель — клан Хиого, — сухо ответил Денис.

Райви замерла. И молчала девушка долго. Она хмурилась, покусывала нижнюю губу. Несколько раз порывалась заговорить, но открыв рот, снова его закрывала.

— Мля… — выдала она, наконец. — Как… На… Зачем?

Денис слегка улыбнулся, так и смотря в потолок. А теперь еще и глаза прикрыл.

— Нет движения вперед… — ответил Кусаби словами Владимира Рюрикова.

— Значит, ты мертв, — закончила Райви. — Твою-то мать… А чё не Император сразу? Мелковато как-то, всего лишь клан дорагон!

— Ну, надо же ставить промежуточные цели, — чуть усмехнулся Денис.

Райви воззрилась на парня с изумлением. А потом на ее лице промелькнуло подозрение.

— Слышь, — с угрозой произнесла девушка. — Шутник, мля, хренов!

— Нет, Райви, это не шутка, — серьезно ответил Денис. — Это направление… Как объяснить — то…

— Направление в психушку? — раздраженно вставила Райви. — Кусаби! Это клан дорагон!

— Райви, — твердо ответил Денис. — А если они такие сильные, какого дьявола они не могут стать именно Дорагон? Традиции? Я тебя умоляю! Правила пишут те, кто может заставить их выполнять.

Райви только головой качала.

— Ты, мля, спятил! — выдала она. — Хиого — дорагон! Твою мать, у них только командиров, больше чем нас, вместе взятых!

— А я больше не хочу уничтожать своих будущих слуг и будущее имущество, — немного сварливо заметил Денис.

— Кусаби, — как-то слишком спокойно произнесла Райви. — Ты же стебешь меня, да?

— Ну, отчасти, — чуть усмехнулся Денис.

Он повернул голову, посмотрел на девушку.

— Но лишь отчасти, Райви, — верхняя губа парня дернулась в намеке на оскал. — Не стали бы Хиого направлять к нам Юмико, если бы они не искали выход. Я думаю, им нужна свежая кровь.

Райви опять помолчала, смотря на парня. А потом сощурилась. Денис же снова положил голову на бортик, прикрыл глаза.

— Хм, — Райви наморщила лоб. — Ну, допустим. А как же ваша с Элли цель?

— С Хиого, Райви, это еще далеко, — ответил Денис. — Но. При контактах с ними я должен иметь свою… Идею.

— Так это Рюриков что ли тут поработал? — хмуро произнесла девушка.

— И Рюриков, — ответил Денис. — И ты, и Шень. Рубелла, Элли. Имея меч, глупо рубить им деревья.

(Рубить мечом деревья — хинодзинская поговорка, по смыслу, как уже понятно, близкая к: «стрелять из пушки по воробьям»).

- Идея даст именно то поведение, которое нужно, — продолжил парень. — И мне… И тебе. И Шень.

Райви хмыкнула.

— А остальные? — спросила она.

— Они узнают позже, — ответил Денис. — А может и никогда. Сначала надо оценить, нужно ли нам это.

— Ну… ты и фрукт, конечно, — с облегчением произнесла Райви.

— Мадам, не больше, чем вы! — ехидно ответил Денис…

* * *
Вечер следующего дня


Один целеустремленный человек может натворить немало дел. А если есть много людей, объединенных одной идеей, собранных в структурированную группу, такой коллектив может перевернуть мир. Добавьте к этому отличную подготовку, и вы получите гремучую смесь, которая только и ждет, чтобы высвободить накопленную энергию.

Но отдыхать нужно даже тем, кто мотивирован. Парням, которые девять дней буквально выжимают себя на полигонах, нужно куда-то девать тестостерон. Мужчинам постарше надо банально отдохнуть, посидеть с подобными себе… Наблюдая, как кипит молодая жизнь.

Да, группа «Бюрекюсюру» не играла собственных песен. Это был чистый плагиат, но кто им укажет на это здесь? И если говорить начистоту, то играли парни на троечку и на электронных инструментах. Но это тоже никого тут не волновало. Народ орал, хотя текстов никто не понимал. Вздымались вверх руки, под «гитарные» рифы. А вот у Аями реально хорошо получалось. И ведь ни костюмов, ни особых спецэффектов, но народу очень заходило.

— Я, если честно, сначала не понял, зачем все это, — говорил Татамо Хименей.

Он, Денис Кусаби, Владимир Рюриков, Ханна Гилл, Нильс Ларсен и Масаши Комуро (последние трое люди Рюрикова) сидели под навесом, у казармы. Комурами Удо не пришел, старик теперь прямо-таки фанатично избегал любых пьянок.

— Но когда увидел, понял, — продолжал Хименей.

В толпе перед сценой сейчас прыгали и бойцы, и члены команд. И пилоты акри.

— Совместные воспоминания, — произнес Рюриков. — Подготовка делает настоящее. А такие моменты — прошлое. А будущее они сделают сами.

— Вспоминается Марс, — подала голос Ханна и вздохнула. — Мы были молоды… И не знали, как интересно судьба сложится. Никогда бы не подумала, что попаду к хинодзинам. И что они умеют варить пиво.

— Ну, пиво тут, откровенно, средненькое, — пробасил Нильс Ларсен. — Сюда бы нашего Олафа… Тот умел сделать отличное пиво даже в принтере!..


… Угуро Нобу покосился в сторону места проведения концерта. Оттуда донесся слитный рёв.

— А вам, Угуро-сан, не нравится такая музыка? — спросила Сакура.

— Не очень, — ответил парень.

Они сидели в будущей беседке в будущем саду. Пока здесь были только вешки и пара предметов, похожих на скамейки. На них Сакура с Нобу и устроились.

На уже темном небе мерцали звезды. Легкий ветерок с равнины был приятен после дневной жары. Угуро был в традиционной хинодзинской одежде синего цвета. Сакура тоже была в юкате, бело-красной. Молодые люди словно собрались сыграть сценку из древних легенд. Нобу даже был с мечом.

— А какая музыка вам нравится, Угуро-сан? — кротким голосом, как и положено приличной девушке, спросила Сакура.

— Если честно, я не особый ценитель, — ответил парень. — Но лучше что-то спокойное, плавное.

— Если хотите, я могу в следующий раз взять сямисэн, — предложила девушка.

На лице у парня появилось решительное выражение, словно он в бой собрался.

— Главное, чтобы вы пришли, Синохара-сан, — твердо ответил Нобу. — Остальное не сильно важно.

— Ваши слова приятны мне… Нобу-сан, — Сакура кокетливо закрыла лицо веером. — Пусть они не вьются и не сластят, но они честны. Слова не мальчика, но воина…

* * *
Три дня спустя


Город был когда-то густонаселенным. Но сейчас в нем шла война. Здания зияли провалами панорамных окон. И среди развалин некогда процветающих районов защитники ждали нападающих.

Шесть ботов упали камнем с неба. Их пилоты, очевидно, знали, что такое десантирование под огнем, скорость боты сбросили у самой земли и не стали садиться.

Десант посыпался точно в тот момент, когда боты, взметнув клубы пыли, зависли метрах в двадцати от поверхности. И бойцы тоже не изображали мишени, плавно снижаясь на репульсорах. Они вываливались из ботов, летели камнем вниз и давали импульс у самой земли. Общее время высадки исчислялось минутами.

А боты, тем временем, открыли шквальный огонь, прикрывая высадку. Их пилоты стреляли полувслепую, но плотно. Машины словно взорвались, высаживая боезапас, стремясь за короткое время выдать наибольшую плотность огня.

При этом достигалось сразу две цели. Непосредственно прикрытие огнем и создание пылевой завесы. Для лучевого оружия — это серьезная проблема. А вот для десанта нет, так как они применяли огнестрел. И едва десант оказался на земле, как бойцы открыли огонь, ориентируясь на данные с ботов и показания собственных приборов.

От основной группы, ныряя в пылевое облако, разбегались двойки диверсантов-разведчиков, штурмовики занимали позиции, тяжи отрабатывали по обнаруженным целям.

Боты, высадив боезапас, резко взмыли вверх, словно их поддернули за веревки. Прикрывая их, на город заходили восемь акри. Когда вслед ботам полетели зенитные ракеты, акри тут же среагировали. Четыре машины ринулись на перехват ракет, а еще две пары рванули на подавление зенитных точек.

С неба, величественно, словно падающие звезды, упали плазменные заряды орудий главного калибра кораблей. Пары плазменных зарядов оставляли в атмосфере закручивающиеся белые столбы.

Когда задрожала земля, словно при землетрясении, десант двинулся вперед. Один за другим они ныряли в оседающую пылевую завесу. Штурмовики двигались впереди, диверсанты контролировали фланги, следом шагали тяжелые пехотинцы, поводя стволами автоматических пушек и крупнокалиберных пулеметов. Над головами десанта пронеслись две пары тяжелых иллирийских акри.

Плотная городская застройка. Одно из самых неприятных мест боя. А десант не поддерживали боевые машины.

Из каждой щели, из каждого окна может прилететь смерть. Продвижение производиться очень медленно… Вот только у десанта не было времени. Перед ними была поставлена задача быстро выйти в определенную точку и уничтожить там силы противника. А против них в этом бою были не только боты, но и их же товарищи, точно также обученные и умеющие использовать местность. Более того, у противника в наличии еще более опытные бойцы-диверсанты.

Командир десанта принял очень тяжелое решение. Вместо планомерного продвижения бойцы пошли на прорыв. Это значило, что и диверсанты, которые продвигались по бокам и впереди основной группы тоже очень сильно рисковали. Фактически, ими жертвовали. Как и теми штурмовиками, которые пошли вперед первыми.

Но у десантников было серьезное преимущество в виде воздушной поддержки. Также они могли вызвать орбитальный удар. И все свелось к тому, что десант выявлял огневые точки и укрепленные позиции противника. Вот только выявлял собой.

Опыт, опыт и еще раз опыт. Если бы бойцы не имели достаточной подготовки, то десант бы «сточился» примерно на половине пути. Утратил боеспособность, ввиду большого числа в первую очередь раненых. Банально бы выдохлись, потому что даже полчаса боя — это такая физическая и моральная нагрузка, которая никакому марафонцу и не снилась.

Сейчас потери тоже были серьезные. Но к заданной точке вышло боеспособное подразделение, готовое выполнить основную задачу, а не инвалидная команда. За спиной у десанта, в лучших традициях голопостановок про войну, все горело и дымилось…


… Денис смотрел на стоящих в строю бойцов. И видел не мужчин и женщин. Не штурмовиков, диверсантов и пилотов. Не экипажи кораблей. Это были те самые профи, которым похвала не нужна, они и сами за себя все знают. Они точно уверены в своем уровне, в том, что могут сделать, а что еще нет.

Сегодняшние бои на виртуальных полигонах показали качественный рывок. Такое происходит, когда выдаваемые знания закреплены на уровень рефлексов. Именно для этого выдаются дико сложные задачи, в которые бьешься, бьешься и никак не получается. А в один прекрасный момент словно переключатель щелкает…

— Дайсин! — произнес Денис, смотря на диверсанта из второго взвода отряда Аями. — Некрасиво это своего главу подрывать!

— Виноват! — откликнулся парень.

При этом довольно ухмыляясь. Сегодня он намеренно поддался и заманил Дениса на минное поле, которое сам же установил. И как играл, засранец! Хоть в актеры отправляй! Бежал, падал… Похоже, даже всплакнул.

— А ты, Аями, — Денис перевел взгляд на Унарё Аями. — Госпожа Райви изволила выругаться после того, как ты на нее целеуказатель накинула. Не спортивно!

Денис сделал жест в сторону стоящей чуть позади него Райви. При этом и она, и Аями имели весьма довольный вид. Именно Райви работала над тактикой противодействия тяжам. Именно Райви учила бойцов, как валить таких неприятных противников.

— Нобу, — Денис перевел взгляд на командира отряда, который сегодня выступал в качестве костяка обороняющихся. — Я сегодня увидел, что хотел.

Райви и Денис выступали в этом бою в качестве рядовых бойцов. Командовал именно Нобу. И его задачей было, имея из профи лишь свой отряд (и двух очень хороших бойцов, но Денис и Райви были, скорее, проверкой для нападающих, играя роль чего-то типа дота) и бойцов из территориалов (боты), противодействовать жесткому удару. По сути, Угуро Нобу тренировался в том, чтобы построить оборону из тех, кто оказался в наличии. Ему это было нужно для одного дела, которое его ждет в самом ближайшем будущем.

— Подводя итог! — погромче заговорил Денис. — Я увидел, что в мышцах появились кости! Теперь мне не стыдно будет показать вас врагу! Ваши ошибки потом разберете с наставниками, но в целом я вами доволен! Но тебе, Дайсин, я еще припомню!

— Рад стараться! — рявкнул из строя парень.

Кстати, вот это, то есть снижение формальности в субординации — это тоже часть подготовки. Это новичков нужно постоянно приучать, что нужно делать то, что прикажут и только когда приказывают. А профессионалам нужно показывать, что забубенная муштра — это для новобранцев.

Денис еще раз обвел взглядом строй. Люди в ответ глядели с интересом, кто-то с вызовом, а кто-то сурово.

— Уверен, наши враги будут рады принять смерть от таких умелых противников, — чуть ухмыльнулся Кусаби.

— Хаккай! — слитно выразил строй своё согласие.

(Хаккай (хинодз.) — вперед или наступай. Применяется только в отношении боевых действий, то есть это аналог «Ура» или японского «Банзай»).

Глава 5

7 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 2.7 по стандартному времени Шин.

106 дней до окончания моратория Сага на танган.

Система Аоихоши. Планета Угуро-Коен. Владения клана Угуро


До момента, пока они не прибыли на Угуро-Коен, Юмико считала Фила… Просто помощником Кисары. Этот мужчина казался ей мягким, даже несколько наивным.

В первый раз Юмико задумалась, когда Фила отправили вместе с ней. Кусаби уж точно не был, ни мягким, ни наивным, и если отправил вместе с ней этого человека, значит, имел на то основания. Поэтому Юмико стала приглядываться… А потом поняла, что Кусаби, возможно, таким образом обучает ее. Это несколько разозлило Юмико, но она уже научилась подавлять раздражение.

Первое, что подметила Юмико, это внимательный взгляд Фила. Этой своей чуть смущенной улыбкой и выражением на лице простачка, он постоянно сбивает фокус, не дает приглядеться. То есть выдает привычный образ, который сразу же, минуя оценку, попадает в ряд стереотипов. А еще Фил имеет прямо-таки гениальное умение подстраиваться под ситуацию. И очень опасное умение, так как мужчина становится натурально невидимкой в толпе. Взгляд с него соскальзывает. Пару раз Юмико реально пугалась, когда обнаруживала Фила рядом с собой.

Поэтому Юмико без всяких сомнений приняла советы этого мужчины насчет того, как она должна выглядеть, при встрече с главой клана Угуро. Длинный черный плащ, несколько… вызывающая одежда, в виде блестящих псевдокожаных штанов в обтяжку. На боку, прикрытый плащом пистолет. Земной огнестрел. Распущенные, чуть вьющиеся волосы. На поверхность планеты Угуро ступила очень уверенная в себе дамочка, с чуть ироничной улыбкой, прекрасно знающая, что красива. Не то чтобы Юмико не знала до того, что обладает привлекательной внешностью, но даже ее слегка смущал поначалу ее новый облик. Именно поэтому Юмико весь перелет ходила именно в этой одежде, чтобы привыкнуть.

На Угуро они прибыли в сопровождении взвода Бета и двух рук китайцев. Всего тридцать с небольшим бойцов. Ничтожное количество для планеты с населением почти четыре миллиона человек. Но это же не десант, а усиление. Своего рода точный хирургический инструмент для Юмико…


… - Сведения, полученные нами ранее, оказались верны, Хайсо-сан, — вещала Юмико, находясь в кабинете главы клана.

Клан Угуро был небогат. Даже можно сказать, нищ, в сравнении с другими кланами. Поместье клана было совершенно обычным особняком с парком. Да, парк был очень красив, клан Угуро умел работать с этим очень хорошо. Вообще вся планета напоминала парк или поле. Основную часть поверхности занимал океан, суши было немного, поэтому люди жили довольно плотно. И практически каждый клочок земли занимали сельхозугодья. Этому способствовало и нахождение двух материков Угуро-коен в экваториальных и тропических широтах. Кроме этого на планете чрезвычайно развита рыбная промышленность. Собственно, Юмико было предельно понятно, что Кусаби понадобилось от Угуро. Это и раньше ей было понятно, но прибыв сюда, она в этом еще больше укрепилась. Клан Угуро достиг в области производства продуктов очень серьезных высот. В том числе и в области премиального сегмента. Например, клан производил один из сортов чая, который входил в Императорский набор.

И при всем этом сам клан, очевидно, не купался в роскоши.

— Вчера на планету прибыли те люди, которых мы ждали, — продолжала девушка. — Это говорит об окончании нашей операции. После того, как эти люди исчезнут, клан Дайгоро больше не будет действовать здесь таким образом.

— Простите мое… мою недальновидность, Юмико-сан, — произнес Угуро Хайсо.

Здоровый мужик, плечи такой ширины, словно он был в экзодоспехах.

— Или это скорее отсутствие опыта, — продолжал Хайсо. — Но почему Дайгоро откажутся от дальнейших действий?

— Не откажутся, — уверенно ответила Юмико, покачивая ногой.

В этом образе такая поза, то есть ногу на ногу, прямо-таки напрашивалась.

— Но всегда стоит вопрос ресурсов, в том числе и людских, Хайсо-сан, — продолжила девушка. — Большого количества хороших специалистов нет никогда. Тем более с такими специфическими навыками. Наша операция изначально имела цель выбить таких специалистов у клана Дайгоро. Ровно то же самое сейчас происходит и на Татамо.

Хайсо-сан несколько мгновений внимательно смотрел на девушку.

— Получается, Юмико-сан, — негромко произнес мужчина. — Война уже идет?

— Совершенно верно, Хайсо-сан, — ответила Юмико. — И тот факт, что ваши транспорты идут вместе с транспортами Маана, тоже один из фронтов этой войны.

Посредственное финансовое положение клана Угуро — это все тот же замкнутый круг. Чтобы продавать по нормальной цене, нужны рынки сбыта и надежные торговые маршруты. Клан Угуро до сего момента сбывал свою продукцию через посредников. То есть через кланы, которые могли перерезать пути сообщения транспортам Угуро. Когда клан перестал работать через этих самых посредников, тем сильно не понравилось такое уменьшение дохода. Вылилось все в нападения на транспорты, но эта деятельность была жестко пресечена. И всем стало очевидно, что у клана Угуро появился сильный союзник.

И это тоже вполне закономерное развитие. Если ты, получая доход, никак не стремишься развить источник этого дохода, а просто стрижешь легкие деньги, то не надо удивляться, когда тебя отодвинут от кормушки. Обязательно найдется тот, кто сделает предложение выгоднее и будет иметь силы и средства его реализовать.

Сейчас клан Унарё получает продукты от клана Угуро, фактически, по себестоимости. Но в тоже время, транспорты, идущие на станцию Эйрен, позволяют клану Угуро получать прибыль больше той, которую он имел, поставляя всю продукцию на прежние рынки. А все потому, что нельзя ставить человека в условия, которые ему сильно не нравятся. Да, неудобные моменты есть всегда, но должно быть одновременно и что-то такое, что будет мирить с положением дел.

— Сейчас клан Дайгоро изменит подход, — продолжила девушка. — Они проверили возможность покачать ситуацию изнутри. На ваших покупателей сейчас они воздействовать не смогут. Нападать на пути сообщения не будут, так как у них нет уверенности, что это пройдет без оглашения. Значит, будут пытаться устранить причину.

Хайсо иронично усмехнулся.

— Кусаби-сама предусмотрел все варианты? — спросил мужчина и чуть сощурился. — И какой план подготовлен для меня?

Юмико сделала жест своему «помощнику». Фил скромно сидел на диванчике, рядом с дверью.

— Исходя из вашего психологического портрета, — с готовностью заговорил он. — Вы не примете вариант с эвакуацией на Гунтай. Поэтому Кусаби-сама предлагает вам иное, Угуро-сама.

— Внимательно слушаю, — прогудел Хайсо, откидываясь на спинку своего кресла.

— Кусаби-сама, — снова вступила в разговор Юмико. — Полагает, что для мужчины, для киёньшина, предложение «решить всё за него» — это оскорбление. Отправляя меня сюда, Кусаби-сама так и сказал: «Юмико, если бы мне предложили отойти и не отсвечивать, я бы это запомнил».

— Предложение заключается в том, Угуро-сама, — продолжил уже Фил. — Чтобы вы стали мишенью. Приманкой.

«И опять смена образа, — отметила Юмико. — Теперь он уже не походит на простого слугу».

— И чтобы Дайгоро, опять же, потратили людской ресурс, верно? — спокойно произнес Хайсо-сан.

— А защищать вас, своего главу… и свою родину, будет ваш племянник, Хайсо-сан, — добавила Юмико. — В его отряде также состоит немало ваших людей. Таким образом, клан Угуро не останется должен клану Унарё… И сможет заключить Хеддоси, исходя из собственных мотивов.

— Хм, Кусаби-сама так важно, чтобы решение о Хеддоси было добровольным? — задумчиво спросил глава Угуро.

— Только человек, принявший собственное решение, — ответила Юмико. — Может действовать максимально эффективно.

— А также, он сам несет ответственность, — по губам Хайсо-сана скользнула хитрая улыбка…

* * *
Система Дзуйхахо. Планета Татамо. Поместье Юарин. Два дня спустя


Татамо Гуджо был стар. Не настольно, чтобы думать только о покое, но годы уже брали свое. Поэтому он предпочитал жить в поместье Юарин, которое располагалось на гористом морском побережье. Здесь было не так жарко летом, но и не холодно зимой. Только с возрастом начинаешь ценить, когда погода ровная, без резких изменений.

Недостатком поместья было то, что его трудно охранять. Имелось множество скрытных подходов, густой лес опять же. Это были не джунгли, а если брать за пример Землю, лес средней полосы, но места были довольно дикие. Гости поместья прилетали на флаерах или ботах (рядом с поместьем имелась небольшая площадка, которая могла вместить небольшую яхту), поэтому наземного пути до поместья не было.

Был еще один резон, почему Татамо Гуджо сейчас находился в поместье Юарин. После того, как СБ клана, с помощью бойцов будущего фуюми (сюзерена), выловили несколько десятков агентов и закрыли тем самым, немало агентурных сетей, главе клана было бы логичнее находится в главном поместье клана — Наро. Там уровень безопасности был на приемлемом уровне, вплоть до противокосмической обороны. Но клан Татамо, в лице главы, играл в опасную, но необходимую игру с противником. И Татамо Гуджо в этой игре выступал в роли приманки, якобы удовлетворяя свои прихоти.

Именно поэтому СБ клана Татамо «не заметила» прибытие на планету почти двух десятков боевиков. Именно боевиков, а не агентов. Необходимо было вскрыть сеть и вытащить на свет того, кто курировал деятельность агентуры на планете. И китайцы играли тут главную роль, потому что безопасники клана не обладали такой квалификацией, как люди семьи Инь.

— Угуро Хайсо, значит, тоже играет роль отвлекающего фактора? — произнес Татамо Гуджо.

Он и Шень этим очень поздним вечером сидели в небольшой гостиной дома главы. Глава клана Татамо был человеком среднего роста, худой. Его длинные седые волосы были стянуты в хвост, на нем был серый хинодзинский деловой костюм (это когда пиджак прямого свободного покроя, с запашным бортом и стоячим воротником). По старинной шиновской моде, на мочке левого уха Гуджо поблескивала черная капля драгоценного камня.

— К сожалению, — ответила китаянка. — Наш главный противник прекрасно понимает важность обеспечения. Вы, Гуджо-сама, Хайсо-сан и мой отец в этом ключевые фигуры.

Шень была в характерном черном комбинезоне. Это была не просто одежда, а легкое защитное снаряжение.

— Получается, — тонкие почти бесцветные губы Татамо Гуджо дрогнули в намеке на улыбку. — Вы создаете для внешнего наблюдателя картинку этакого триумвирата?

— Ну, согласитесь, Гуджо-сама, — Шень выставила правую ногу чуть вперед, при этом раздалось еле слышное клацание. — Гораздо легче поверить в то, что трое немолодых, опытных мужчин, главы кланов, договорились о совместной деятельности, выставив в качестве наконечника тоже не глупого, но молодого человека, который в силу возраста, потянет тяжесть непосредственной работы. К тому же, очевидно, что рядом с Кусаби-сама поставлен наблюдатель с широкими полномочиями.

— И не один, — произнес Татамо Гуджо, намекая и на саму Шень, и на племянника главы Угоро.

— Именно, — чуть усмехнулась Шень. — То есть все разумно построено, все под контролем. И даже происходящее здесь в эту картину вполне укладывается.

— И главный инициатор надежно скрыт? — негромко спросил Гуджо-сама.

Явно намекая на некие силы, стоящие за кланом Унарё.

— Кусаби-сама всегда имеет страховочные сценарии, — уклончиво ответила Шень. — В данном случае тоже.

— И даже если клан Дайгоро выступит в открытую? — спросил Татамо Гуджо.

— Клан Дайгоро не является целью кампании, — ответила китаянка. — Лишь фактором. И клан Сага…

Шень сделала паузу, подчеркивая важность своих слов.

— Оповещен о том, что в случае такого развития событий, — продолжила женщина. — То есть явного нарушения правил, клан Унарё также не будет их соблюдать. И оставляет за собой выбор методов.

Гуджо-сама потянулся и взял со столика между кресел чашку с чаем. Вторая чашка предназначалась для гостьи главы. В этот момент китаянка склонила голову набок, к чему-то прислушиваясь.

— Прошу меня простить, — Шень в одно движение встала с кресла.

Татамо Гуджо проводил женщину взглядом. Когда за Шень бесшумно задвинулась дверь, мужчина отпил из чашки, поморщился. Чай за время беседы успел остыть.

Гуджо откинулся на спинку кресла. Когда дверь снова открылась, мужчина никак не отреагировал. В комнату зашел высокий мужчина в полувоенной одежде серого цвета, на правом боку у него висел пистолет, а под левой рукой была рукоять меча.

— Ну, Оро, — произнес Татамо Гуджо. — Как считаешь, все будет в порядке?

Татамо Оро, глава службы безопасности клана и друг главы с молодости, прошел и сел в кресло, которое до него занимала Шень.

— После Маана мне казалось, — произнес безопасник. — Что мы сможем лишь слегка отклонить удар.

— Как видишь, твоя идея предложить Унарё хеддоси сработала отлично, — заметил Татамо Гуджо.

— Я бы сказал, она еще срабатывает, — ответил Оро.

— Всегда поражаюсь твоему нюху, Оро, — произенс Гуджо-сан. — Выбрать между кланом Китцу и почти угасшим кланом…

— Я лишь воспользовался мудростью Омиками Кана, — ответил безопасник. — Унарё нас победили, а Дайгоро хотели купить.

Татамо Гуджо покивал.

— Как же иногда интересно складывается история, — произнес глава. — Еще недавно мы лишь отчаянно пытались защитить себя… А теперь участвуем в войне против четырех кланов и клана китцу. И не испытываем страха перед будущим. Прав был мой отец, поражение прочищает взгляд. Кстати, как там твой сын?

— Сейчас я вижу, что он еще недостаточно готов, — с легкой досадой ответил Оро. — С другой стороны, у него будет другой масштаб.

— И другие примеры, — добавил Гуджо-сама.

— Если победа будет за нами, — уточнил безопасник.

— Нет, Оро, — уверенно произнес Татамо Гуджо. — Победа в этой войне, дело уже очевидное.

— Да? — слегка удивился безопасник.

Потому что ранее глава высказывался не так радикально, с осторожностью.

— За Кусаби стоит какая-то сила, — негромко и задумчиво ответил глава. — Возможно, Менай Хамине как-то узнал про эту силу, поэтому и поступил так, как поступил. Ну, и наша стычка с Унарё тому яркое подтверждение. У Кусаби есть не только, собственно, сила, но и видение, как должно быть. Так что, Оро, нужно готовиться к тому, что и мы будем частью этой силы.

В этот момент взор у главного безопасника расфокусировался. Он чуть склонил голову, явно слушая то, что говорили ему в динамике гарнитуры.

— Началось, — коротко произнес Оро, выслушав сообщение.

* * *
11 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.1 по стандартному времени Шин.

Система Хайкари. Планета Гарумин. Владения клана Каяхара. Замок Ёсаха


Замок Ёсаха был одним из немногих строений клана Иру, которые остались не разрушенными. Раньше это было «детское» поместье, в пригороде Кикодая, столицы Гарумина. А теперь это был серьезный укрепленный объект. Высокие стены для стандартного опорного пункта защищали поместье… А вот от большого сада, который когда-то цвел вокруг, остались лишь немногочисленные деревья, которые сумели каким-то образом вырасти на пепелище.

И замок Ёсаха был единственным местом на всей планете, где члена клана Сайсё могли открыто носить оружие одновременно со своим камоном. В других местах члены клана имели такой же статус, что и остальные жители планеты. То есть им нельзя было даже дубинку носить. Такое правило на планете Гарумин было введено кланом Каяхара. Носить оружие могли только члены клана Каяхара и приравненные к ним (типа телохранов самих Каяхара), клановые кайсацу… И охранники добывающих компаний во время несения службы и на территории этих самых компаний.

По традиции, если фуюми отбирает у кассина право иметь войска, то это уже не отношения Хеддоси. Это оккупация. Но Сайсё Джимин, как и его отец, предыдущий глава клана Сайсё, на это закрывали глаза. Потому что на их клане лежало пятно предательства.

И да, опять же если формально Сайсё не предавали, но по духу… Именно это и сделали. Даже пожалуйся они тем же Сага, это обращение будут очень долго рассматривать, постоянно возвращать на доработку и прочие бюрократические причины искать, чтобы не рассматривать. И вышло теперь так, что клан Иру-Унарё, разгромленный, униженный, потерявший много своих членов, жил лучше ловко переменившего сторону бывшего кассина. Клан Сайсё стал ярким наглядным примером, почему нужно следовать Пути Воина.

Сайсё Ихара, один из командиров клана Сайсё прибыл в поместье своего клана под вечер. И сразу же с дороги пошел на доклад главе. Джимина-сама он нашел на энгаве, где старик смотрел на закат.

— Господин, — склонился Ихара, дойдя до главы.

Сайсё Джимин вздохнул.

— Прогуляемся, Ихара, — произнес старик и поднялся.

От былого великолепия поместья Ёсаха, остались лишь строения и небольшой сад химей, рядом с главным домом. Сейчас деревья стояли еще голыми, в этих широтах Гарумина весна наступит десятин через восемь.

— Что тебе удалось узнать? — заговорил глава Джимин.

— Изначально это было нападение на флаер охраны рудника, — ответил Ихара.

— Который пропал? — уточнил Джимин-сама.

— Как оказалось, Джимин-сама, он не пропал, — ответил Ихара. — У этих охранников, как обычно, бардак. Там же сплошь наемники…

— Которые рассматривают свою работу, как отдых, — усмехнулся глава. — Продолжай.

— В общем, сначала на руднике посчитали, что их… сотрудники просто изменили маршрут, — продолжил Ихара. — На деле, так и вышло. Эти наемники, судя по всему, решили устроить охоту.

— М-да, — помрачнел Джимин. — Что было дальше? Как там оказались кайсацу?

— Охрана рудника все-таки хватились своих сотрудников, — ответил Ихара. — И послали два флаера. Выяснить, что произошло.

— Дай-ка догадаюсь, — произнес глава. — Пропали и эти?

— Все верно, глава, — почтительно ответил Ихара. — И это уже инцидент. Поэтому в дело вмешались кайсацу. Рудник же. Что там конкретно произошло, мне выяснить не удалось. Факт, что опорный пункт оказался разгромлен. Из сорока сотрудников по штату, убиты шестнадцать, ранены шесть. Из тех, кто в тот момент находился на опорнике. Плюс те восемь, которые пропали ранее. Осталось десять человек из тех, кто в этот момент были в патруле.

— То есть нападающими были не какие-то работяги, вчера взявшие оружие в руки, — заметил Джимин-сама.

— К сожалению, в сам опорник меня не пустили, — с легкой досадой ответил Ихара. — Но разрушения были видны невооруженным глазом. Кстати, после всего кайсацу понесли еще потери. Нападавшие заминировали опорник, в том числе и трупы. Но это не главное. Одному из моих людей удалось подойти поближе. На стоянке техники он увидел лишь один транспорт.

— То есть те, кто напали на рудник и опорник, — неторопливо произнес Джимин. — Могли иметь целью завладение спецтранспортом.

— И оружием, — добавил Ихара. — На таких опорниках хранится не только легкое вооружение.

— А это значит, что прямо сейчас, в регионе Фубу, — старик Джимин сощурился. — Бегает хорошо вооруженная, подготовленная и, очевидно, немаленькая группа людей, которые имеют непонятные цели. Кстати, а сколько послали на тот опорник по замене?

— Эм, нисколько, глава, — ответил Ихара. — И это вторая часть. После опорника неизвестные разгромили рудник. И я так понимаю, командование кайсацу посчитало, что опорник в этом регионе больше не нужен.

— Вот как, — произнес Джимин.

Они дошли до конца сада. Глава остановился. Его взор, направленный в себя, скользил по голым деревьям.

— Чувствуется, Ихара, — медленно произнес Джимин. — Что эти неизвестные имеют план. Ясно, что часть его — это создание проблем нам. Но вот каковы цели этого плана…

Старик повернулся.

— Все время не хватает дорожки, — пробормотал он. — Сделать кольцо надо. Давно хочу.

И он пошел в обратную сторону. Ихара последовал за ним.

— Думаю, это был не единичный случай, Ихара, — произнес старик. — Будут еще. Не может быть, чтобы такие специалисты появились лишь для того, чтобы на один рудник с опорником напасть. И вот что…

Сайсё Джимин нахмурился.

— Постарайтесь не вмешиваться в это, — произнес старик. — Это война Каяхара. Последствия их отношения. А вот что надо будет делать…

Джимин пристально посмотрел на Ихару.

— Когда ситуация начнет скатываться к хаосу, — произнес старик. — Нужно будет собрать всех наших и взять ситуацию под контроль там, где Каяхара уйдут, а вместо них никто не появится. Это произойдет не прямо сейчас, и неизвестно будет ли вообще, но это возможно. И в этот момент мы должны перехватить контроль.

— Я понял, глава, — сухо и отрывисто ответил мужчина.

— Пока Ихара, нужно подготовить места, — продолжал глава. — Где будет храниться оружие и амуниция. Да, надо предупредить наших кайсацу, чтобы они тоже были готовы. Но не показывали этого.

— Вы думаете, что время настало, глава? — негромко спросил Ихара.

— Я еще не знаю, Ихара, — ответил старик. — Но когда… и если нам выпадет шанс, важно его не упустить.

— Хай, — коротко ответил Ихара.

* * *
12 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.2 по стандартному времени Шин.

Система Ака. Планета Гунтай. Космопорт

100 дней до окончания моратория Сага на танган.


Ганшип «София», он же личная яхта главы клана Унарё был полностью готов к вылету. А отлет затягивался. Прошел уже час от назначенного времени, когда к космопорту подъехал легкий БМП «Тонбо», из которого вылезли глава и Райви. Сопровождал их Татамо Хименей.

Глава был одет как обычно, то есть в черную форму без знаков различия, официальная одежда (парадная форма) и клинок ждали его на «Софии». Вскоре к опущенной грузовой аппарели ганшипа подошел капитан корабля, Татамо Рюу, вызванный специально поставленным бойцом.

— Хименей-сан, — донеслось до капитана, когда прибывшие подошли к кораблю. — Поверьте, меня очень трудно подловить. И еще труднее убить. Так что назначение Владимира Рюрикова — это временно.

— Я не оспариваю ваше решение, Кусаби-сама, — с достоинством ответил Татамо Хименей. — Я лишь хочу указать, что «Киуошо» больше подходит на роль транспорта в данной ситуации.

— Не нужно провоцировать противника, Хименей-сан, — ответил Кусаби. — Ладно, мы это уже обсуждали.

— Да, но может вам взять с собой хотя бы «Альфу»? — произнес Хименей.

Денис вздохнул. Они остановились у аппарели.

— Если случится самое плохое, — произнес Кусаби. — Альфа мне не поможет. Наоборот, я вынужден буду думать еще и о них. В случае самого негативного сценария, потеря «Софии» и даже меня с ней, мало скажется на общей боеготовности.

— Мне все равно это не нравится, — хмуро произнес Хименей. — Представитель Сага находится у нас. Вполне можно провести переговоры по межзвездной связи.

— Нет, Хименей, — произнес Денис. — Я должен лететь сам. Это часть плана. Ладно… Ведите себя тут хорошо. Не обижайте Владимира Александровича.

Кусаби, в сопровождении Райви поднялся на борт.

— Рюу-сан, все ли готово? — поинтересовался Денис.

— Да, господин, — вытянулся Татамо Рюу. — Позвольте мне показать вашу каюту.

— Следуем за вами, капитан, — ответил Кусаби…


… - А Рюриков все равно удивился, — ехидно произнесла Райви, когда дверь за капитаном закрылась, а она села на большую кровать.

Каюта, которую приготовили для главы клана, не была шикарной. Но удобной. Большая кровать, терминал… К которому Денис сразу подключился. В систему он зашел спокойно, для него имелся соответствующий допуск. Такие допуски, на основе генетического кода, были сделаны на всех кораблях клана, включая и корабли Татамо.

— Скорее, он огорчился, — чуть усмехнулся Денис, смотря на голоэкран, поднятый над коммом. — Видимо, он думал, что мое предложение, это лишь подстраховка.

Райви, слушая Кусаби, слегка поморщилась.

— Ладно, вырубай пока главу, — произнесла она. — Здесь никто не видит.

— Это уже не так просто, — Денис убрал голоэкран. — Видимо, я распробовал вкус власти.

— О да, господин! — Райви выделила последнее слово очень ехидной интонацией. — Смотри, скоро начнут повелителем звать.

— Ну, а кто еще может спать с самой Ямао? — ответил Денис с иронией в тоне. — Вы, госпожа пока еще Поссет, своей неудержимой… жаждой развлечения, превратили бойцов клана в собственный фан-клуб!

— Да пошли они, — буркнула Райви. — Придумали какую-то хрень.

— Ну, людям всегда нужны примеры, — ответил Денис, садясь в кресло.

Три кресла тут имелось, на колесиках, удобные, большие, кожаные. И почему-то красные.

— Пример силы, ума, непревзойденной смелости и мужества! — с пафосом продолжил Кусаби. — Пойми, Райви, ты Герой клана Унарё!

— А по лицу? — хмуро осведомилась девушка.

— Кстати, я сейчас не шутил, — уже серьезно заметил Денис.

— Мля, конечно! — рыкнула Райви. — Вы же с Рюриковым это специально сделали! И я видела ту картинку!

— Это которую? — иронично спросил Денис. — Ту, где ты на фоне заката, или ту, где с плащом?

— Это что, вы не одну что ли сделали? — нехорошо прищурилась девушка.

— Или в тяжелых доспехах? — добавил Денис.

— Я же вам это припомню, — процедила Райви.

— Шень, кстати, зашла не так хорошо, — продолжал парень. — Она, скорее, беспощадный демон, а не паладин. Но тоже неплохо получилось. Опасные красивые женщины — это классика.

— Извращенцы, — фыркнула девушка.

— И я, непонятный загадочный, но определенно чем-то очень привлекательный, — горделиво заявил Денис. — Раз уж такие женщины обратили на меня внимание.

— Н-да, от скромности ты не помрешь, — заметила Райви. — Загадочный, на.

— Кстати, все хотел спросить, — Денис пристально посмотрел на девушку. — А почему… точнее, что за Хаку-Таку?

— Ну, я тоже толком не поняла, — усмехнулась Райви. — Но это что-то вроде доброго духа.

— Духа? — удивился Денис и, сощурившись, добавил. — Доброго?

— Да, у него восемь глаз, большой рот, огромные уши и рога по всей спине, — ехидно объяснила девушка. — И раз у него восемь глаз и такие уши, то он все видит и слышит. Одаряет хороших, наказывает плохих и все такое.

— Какое-то… сомнительное сравнение, — поморщился Денис.

— Ах да, у него еще… ну, — девушка показала между ног. — Большой. Прям большой. По земле волочится. Чтобы помогать тем, у кого детей нет.

Денис наморщил лоб.

— Эм… Это… — парень хмыкнул. — Черт, это мне радоваться надо или что?

— Это надо поменьше всяких лисиц в дом таскать! — сощурилась Райви. — Устроил тут…

— Вообще же не было ничего! — возмутился Денис.

— Да-да, — ехидно ответила Райви. — Только фиг ты это объяснишь! Хаку-Таку, хи-хи!

Глава 6

14 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.4 по стандартному времени Шин.

Провинция Цветочная Гора. Владения клана Сайго. Система Ниюми, столичная планета клана Саку Нива

98 дней до окончания моратория Сага на танган.


Летом поместье Сайго-Широ не такой впечатляющий белоснежный храм химей, как весной, но все равно неспешная прогулка по дорожкам сада приносит отдохновение от забот, упорядочивает мысли и приносит умиротворение. Но для этого нужно гулять одному, либо с человеком, который разделяет твои чувства, видение. О старике Каяхара Юджине сказать такое Сага Ичиро не мог.

Каяхара Юджин был из тех людей, которые видят мир так, как хотят видеть. И если что-то не совпадает с этой картиной, тем хуже для мира. Сага Ичиро не впервые разговаривал с Каяхара Юджином, но прошлые их встречи проходили на Сёнзае, столичном мире Каяхара и касались планеты Гарумин, где клан Каяхара все время порывался устроить вымирание. И, в конце концов, уже вот при этом главе, Каяхара добили Гарумин, превратив его из развитого мира в депрессивный рассадник криминала.

— Вскоре глава Унарё прибудет, Юджин-сан, — заговорил Сага Ичиро. — Я решил первым поговорить с вами, как с более старшим. Я, как комиссар Сага в этой провинции, не приветствую, когда кланы начинают решать противоречия оружием. И мое желание, чтобы бы вы и Унарё, либо распили чаю (провели переговоры — прим. автора), либо решили свои проблемы менее масштабными и опасными методами.

— Сенши Мичи, Ичиро-сан, — проскрипел старик. — Говорит нам, что воин не должен уклоняться от битвы. Слабым не место среди лю… воинов.

«А старик совсем сдал, — думал при этом Ичиро. — Говорит уже почти в открытую. Или решил напоследок оставить в истории клана победную страницу имени себя?»

— Сенши Мичи, Юджин-сан, учит также тому, — произнес Сага Ичиро. — Что воин не должен биться ради битвы. Путь воина — это не череда убийств. Это череда сражений, но они должны иметь смысл.

«Впрочем, это же его дед и те, кто раньше, действительно воевали с Унарё. А Юджин лишь в их тенях жил. Так что вполне может быть, что он решил тоже блеснуть. Напоследок».

— Смысл в том, чтобы победить, Ичиро-сан, — сухо произнес Каяхара. — К тому же, клан Унарё ничем не полезен для провинции, империи и Императора. Еще со времен распада Тагаё, они лишь падали вниз. Пора закончить эту бесславную историю. Императору нужны сильные кланы. А клан Унарё пусть станет кланом Ясуми. Нас вполне устроит, если Унарё признают свою несостоятельность и покинут провинцию. В империи и вне ее достаточно жизненного пространства.

«Ясуми — выходной день, буквально, отсутствующий день. Здесь игра слов. Клан, которого уже нет — клан Ясуми. Так называют кланы, которые существуют лишь формально».

— Насколько я знаю, Юджин-сан, — произнес Сага Ичиро. — Клан Унарё демонстрирует некоторые успехи. Возможно, им стоить дать время и они нащупают свой путь?

Каяхара Юджин поджал губы. И так тонкие, они превратились в белую ниточку на морщинистом скуластом и хищном лице.

— То, что этот… новый глава привлек наемников, — медленно и с изрядным презрением произнес старик. — А также отдал свое имя и камон в чужие руки, говорит о том, что клан Унарё лишь кукла. Нам предстоит сражение не с ними, а с теми, кто просунул руки в их рукава. Поэтому у меня нет в отношении Унарё, ни сомнений, ни жалости. А вот у тех, кто это делает, почему-то не хватает мужества показать свой камон. Может быть потому, что они не слишком верят в свою победу и хотят тем самым избежать последствий поражения?

(просунуть руки в рукава — пошло от кукольных театров бунраку, где актеры просовывали руки в рукава кукол)

Сага Ичиро усмехнулся.

— Юджин-сан, — несколько иронично произнес Сага. — Вы тоже привлекли союзников. Согласитесь, не совсем корректно рассуждать о мужестве, когда вы собираетесь бить кого-то с многочисленной поддержкой.

— Мы выступаем открыто, под своими камонами, — сухо и твердо ответил Каяхара. — И принимаем всю возможную ответственность. А этот мальчишка…

— Аккуратнее, Юджин-сан, — предупредительно произнес Сага.

— Насколько мне известно, этому… юному главе еще и двадцати нет, — слегка презрительно ответил Каяхара. — Так что называть его мальчиком, по моему мнению, вполне уместно.

— Тем не менее, Юджин-сан, он глава клана и равен вам по статусу, — спокойно заметил Ичиро. — Наша империя держится на правилах и традициях. И мы, Сага, следим, чтобы эти правила не нарушались. Поэтому я прошу вас впредь сдерживаться от высказывания вашего мнения в такой форме.

Каяхара на это насмешливо усмехнулся.

— Конечно, Ичиро-сан, — ответил он. — Неуместно оскорблять… меч.

— Каяхара-сан, — строго произнес Ичиро.

(Переход на именование по клановому имени. Это говорит о серьезности замечания Сага Ичиро).

— Все в порядке, Ичиро-сан, — кивнул Каяхара. — Я просто… поделился с вами.

— Не нужно этим делиться со мной, — сухо ответил Ичиро. — У вас есть клановые территории, там вы можете говорить то, что желаете.

— Разумеется, — тоже сухо ответил Каяхара. — Но вот какой вопрос. Почему клан Сага не указывает на то, что под камоном Унарё, фактически, выступает три клана? И внешние силы?

Сага Ичиро ответил не сразу. Его лицо стало строгим, словно у статуи. Нечасто главы кланов идут на то, чтобы в чем-то обвинять комиссара. Каяхара Юджин, при всем своем высокомерии, должен понимать, что это не просто слова. И, видимо, положение у клана Каяхара, если не отчаянное, то не сильно хорошее и Юджин решил поставить все на эту войну…

А этими словами он хотел приобрести некое послабление, сделать так, чтобы Сага Ичиро прикрыл глаза на нарушения, которые возможно будут сделаны кланом Каяхара. Пусть Каяхара Юджин заносчив, высокомерен, но этот хитрый старик делает так, чтобы приобрести все возможные преференции…

— Если у вас, Каяхара-сан, есть какие-то подозрения в том, что комиссар Сага ненадлежащим образом исполняет свои функции, — холодно заговорил Ичиро. — То вы можете и должны сообщить об этом в Тэсурио Сага. Обсуждать с вами или с кем-либо вообще, как и что комиссар Сага видит или нет, я не имею желания и права. Ну, а если вы видите какие-то внешние силы, то есть Император. И вы, как киёньшин, обладаете правом сообщить об этом Хайме напрямую.

— То есть клан Сага прикрывает… — язвительно начал Каяхара.

— Если вы желаете развивать эту тему, Каяхара-сан, — в голосе Ичиро звякнул металл. — То я вызову сюда Тэсурио Хайме (Императорскую Комиссию), для установления ВСЕХ обстоятельств. Я еще раз повторяю, здесь не ваши владения. Необходимо думать о том, что сходит с ваших уст.

Каяхара Юджин сделал гордое непроницаемое лицо.

— Если наш разговор закончен, я бы предпочел дождаться перегоров с… Унарё в выделенных мне покоях, — ледяным тоном произнес старик…


… Когда Каяхара ушел, Ичиро вздохнул. Характеристика, данная еще наставником Сага Ичиро и предыдущим комиссаром провинции Цветочная Гора о Каяхара Юджине, не просто полностью соответствовала. Все стало еще хуже. Похоже, слухи о том, что главу Каяхара начало… заносить, вовсе не слухи. Так разговаривать с комиссаром Сага — это нужно иметь большую уверенность в себе. Даже не уверенность, а веру.

«Или Каяхара очень сильно рассчитывают на помощь Дайгоро, — пришла Ичиро мысль. — И не просто рассчитывают, а в чем-то очень уверены. Может быть, это помощь не только от Дайгоро?».

Заявлять о своих подозрениях в нарушении кем-то правил, при этом имея за собой туманное воинство (поговорка хинодзинов. По смыслу «скелет в шкафу»)… Императорская Комиссия не будет же разбираться с особенностями взаимоотношений кланов и местной спецификой. Она накажет всех, кто хоть как-то нарушил правила, традиции и тем более, преступил закон. И формально, именно Кусаби Денис действует пока в рамках. Заключить Хеддоси можно очень быстро и тем самым юридически будет тоже все правильно… Но и так, против союза кланов хитоши выступает другой, пусть и необъявленный союз тоже кланов хитоши. Даже если Унарё и его союзники никак не оформят свои отношения, Кусаби максимум обяжут оформить союз и назначат штраф, чтобы больше не возникало желания гонять впустую имперских чиновников.

Кстати, старик Каяхара говорил очень уверенно, и о трех кланах, и о внешних силах. То есть Каяхара имеют информацию из источника, который кажется им надежным. И не верилось Ичиро, что это в клане Унарё нашелся этот источник. Исходя из сообщений Анарина (сына Сага Ичиро), Кусаби Денис производит впечатление крайне практичного и предусмотрительного человека. А безопасность там наверняка ставили эти китайские синоби. А это значит что? То, что это не разведданные, а специально выданная информация. А еще это означает, что клан Унарё, в свою очередь, прекрасно знает ситуацию у противника. Какой интересный клан…

А такой интересный клан может быть интересен Кайхатцу-шо.


(Кайхатцу-шо — спец. отдел при дворе Императора. Занимается всякими необычными фактами, событиями и вообще всем, что резко отличается. Члены этого отдела подчиняются только Императору).


Ичиро задумался. Не секрет, что люди, заметившие какие-то интересные вещи, которые идут на пользу Империи (и тем более те, которые вредят ей), делают хорошую карьеру. Быть комиссаром провинции — это весьма неплохо, вот только обычно эта должность является последней. Максимум можно подняться до комиссара региона, но и то в почтенном возрасте. Слишком хлопотно менять комиссара провинции. Новому человеку нужно будет очень много времени, чтобы вникнуть во все нюансы. Но вот когда комиссар провинции подает Хокуру Суру на имя Императора (это можно подать напрямую, более того, это нужно подавать от своего имени напрямую), то практически наверняка это прекрасно отразиться на судьбе внимательного чиновника. Именно это и сделал наставник Ичиро, Сага Хатако. И теперь он комиссар всего региона Яри.

«Не сейчас. Да и нечего еще описывать. Хм, описывать…»

Еще лет сорок назад Ичиро бы, не задумываясь, согласился на перемены в своей жизни. Но вот сейчас, когда он представил, что придется уезжать… Как-то это не вызвало приступа радости. Полностью менять уже устоявшийся быт, перевозить семью. Вот в молодости…

«В молодости, значит…»

«Полагаю, что описание клана Унарё будет встречено с гораздо большим интересом, чем анализ какого-либо сектора, который уже делали много раз…» — это Ичиро вспомнил отрывок из сообщения сына.

На лице мужчины появилась задумчивость. А следом легкая улыбка. Да, вот Анарину эти все вещи будут в самый раз. Он пытливый, склонен к анализу. Ему самое место при дворе. К тому же, у него вся жизнь впереди, ему это будет интересно. Ну, и Анарин мальчик воспитанный, про своего отца не забудет, вознесшись на вершину.

«Следуйте Сенши Мичи» — усмехнулся Ичиро-сан.

* * *
Между активных мачт прыжковых врат в системе Ниюми появилась воронка окна перехода. Из окна практически молниеносно вылетел корабль и так резко затормозил, словно его назад воронка потащила. Это явление оптического обмана наблюдается при любом переходе. На самом деле корабль не тормозит, а оказывается в обычной мерности.

— Прибыли, Кусаби-сама, — доложил капитан корабля Татамо Рюу, стоящему в рубке главе клана.

Денис находился в рубке не из-за того, что желал лично увидеть переход. Согласно расчетам Олега Шелехова, имелся небольшой процент вероятности, что «София» сразу же после перехода попадет в ловушку. Вероятность была мизерной, но Денис желал проконтролировать это.

— Отлично, Рюу-сан, — кивнул парень. — Пока не отменяем боевую готовность, готовимся немедленно покинуть систему.

— Хай, — отрывисто подтвердил принятие команды Татамо Рюу.

Диспетчерская служба системы сразу же выдала прибывшему кораблю маневровый вектор. И ганшип послушно последовал этим указаниям.

— Прыжковый в готовности, — доложил штурман минут через десять.

— Принято, — откликнулся капитан. — Ввести данные, ждать команды.

— Вводим данные, в ожидании, — сухо подтвердил штурман.

— Готов перейти на ручное, — доложил пилот.

— Системы вооружения в готовности, — последовал доклад и от главного канонира.

Денис почему-то вспомнил в этот момент, что на Коусоку обязанности канонира, пилота и штурмана выполнял один Ралли. А здесь, за пультами перед капитанским креслом сидело три человека.

— Получен стыковочный вектор, — доложил штурман.

— Следовать указаниям, — отозвался капитан.

И покосился на совсем молодого парня, который стоял справа и чуть позади кресла. Кусаби выглядел совершенно спокойным, если не сказать скучающим. Но Татамо Хименей предостерегал от того, чтобы воспринимать Кусаби Дениса с пренебрежением. Впрочем, Рюу и сам не собирался устраивать проверок на наличие признаков мужественности. В прошлый раз он командовал ганшипом, который был уничтожен в битве у Маана. И отлично помнил, например, пару акри, которые разобрали транспорты и вообще, внесли существенную лепту в сражение. Кусаби Денис был в той паре ведущим, а это значит, что между ног у него достаточно признаков наличия воли.

— Рюу-сан, мы в зоне действия систем обороны, — произнес Кусаби. — Здесь уже наши приготовления роли не сыграют.

— Перейти в обычный режим, — скомандовал капитан. — Приготовиться к стыковке.

— Рюу-сан, помните, — заговорил Денис. — При негативном сценарии, вы должны приложить все усилия, чтобы покинуть эту систему. Повторю, вы не должны, ни ждать нас, ни, тем более, спасать.

— Да, Кусаби-сама, — серьезно ответил Рюу.

— И все же еще раз повторю, — Денис пристально посмотрел на капитана, который повернулся к нему. — У нас есть несколько запасных вариантов эвакуации. О моем приказе вам оповещены, и Хименей-сан, и Владимир Рюриков. Перед вами будет стоять задача спасти этот ганшип для решающей битвы.

— Да, Кусаби-сама, — снова серьезно ответил капитан.

— Критерием того, что у нас все в порядке, будет периодический сигнал, — продолжил Денис. — Передатчики закреплены на мне и на Райви. С кланом Сайго это согласовано, выделена частота. Сигналом к действию будет факт отсутствия второго сигнала подряд от любого из нас. Причина отсутствия не важна.

Рюу не пытался напомнить главе, что он все это уже знает. Про то, что Кусаби Денис несколько… заморочен на безопасности, а также на том, чтобы все четко понимали, что нужно делать, в клане знают уже, наверное, все.

— Отсутствие второго сигнала — командую отлет, — повторил капитан.

Денис кивнул.

— Что же, тогда начинаем, — сухо произнес Кусаби…


… От ганшипа, пристыкованного к наружным фермам орбитальной станции, отлетел бот и направился к планете.

Система Ниюми и конкретно планета Саку Нива — весьма развитый технологически мир. И, разумеется, никто не собирался садить на поверхность чужой боевой корабль. «Софию» пристыковали к одной из станций, которая выполняла роль пассажирского терминала. Совершенно обычная практика. Это не Гунтай, где имелось ровно одна станция и та боевая.

Бот «спускался» к темной стороне планеты. На поверхности сияла паутина из огней, чернела поверхность океана. Ярких скоплений точек в паутине из света было довольно много, то есть Саку Нива был весьма заселенным миром. Вскоре бот добрался до линии терминатора и стал снижаться, следуя выданному посадочному вектору.

Единственный, кого взял с собой Денис из команды корабля — был пилот бота. Но надо сказать, что Френсис Фоли был рекомендован Татамо Хименеем, как человек исключительного хладнокровия и командирован на «Софию» именно для этого дела. Френсису было подробно объяснены все риски, ирландец на них согласился.

Фоли был массивным мужчиной возраста уже под сорок, флегматичный и весьма… специфической внешности, словно взяли кусок скалы и слегка обтесали, придав человекообразные черты. Повторять, что Френсис должен делать, Денис не стал. И так уже три раза провели инструктаж. Поэтому Кусаби молча сидел в кресле второго пилота и наблюдал красивую картинку.

— Унарё-два, — раздался голос диспетчера. — Площадка шесть, карта двенадцать.

— Унарё-два, площадка шесть, карта двенадцать, — хриплым басом подтвердил Фоли.

— Верно, посадка разрешена, — голос был не механический, живой.

То есть их сейчас ведут в ручном режиме. Человек, а не система. В смысле, контролирует работу посадочного привода живой оператор.

— Унарё-два, посадка разрешена, — продублировал Френсис.

— Передача данных о погодных условиях, — снова заговорил диспетчер. — Передача произведена.

— Данные приняты, — ответил ирландец. — Условия стандартные.

— Условия стандартные, верно, Унарё-два, — подтвердил уже диспетчер. — Цикл два.

(следующий сеанс связи через два буна — около шести минут)

— Цикл два, — повторил Френсис, кивая на экран радара, сухо констатировал. — Два акри.

— Это нормально, — ответил Денис. — Сопровождение. Для удара нужно четыре.

Действительно, чтобы быстро, в один заход, сбить военный бот, двух атмосферных акри не хватит. Слабые, но щиты у бота имеются. И тут вступает в дело банальная физика. Бот летит медленнее и способен гораздо быстрее погасить скорость. То есть первая пара акри неминуемо пролетит мимо. Поэтому и нужна вторая пара, чтобы сразу же атаковать вслед за первой и не потерять эффект внезапности. А еще опытный пилот бота может столько проблем создать, что двух акри может не хватить и по причине потерь.

Акри обогнали их перед самым заходом на посадку. Небольшие машины типа «Тэнгу», производства клана Накатоми. Четыре пушки, внутренняя универсальная обойма под ракеты или бомбы. В атмосфере очень хорошие машинки, вне атмосферы же просто слабенькие. Легкие, но разогнаться быстро не смогут, двигатели для космоса слабоваты. Там, в космосе, акри «Тэнгу», быстро разберут МЛА, которые предназначены именно для боев в пустоте. У тех, и тяга больше, и вооружение гораздо серьезнее. Например, тяжелые зенитные ракеты, которые способны догнать акри на форсаже.

Площадка была небольшой, максимум под два ганшипа. «Подсвечена» была дальняя от зданий порта карта. Примечательно, что на площадке стоял другой бот, ровно в противоположном углу. Видимо, это бот Каяхара.

Автоматика довела бот Софии прямо до посадки, что говорило о том, что на вычислительных мощностях здесь не экономили. Например, на Гунтае автоматика отпускала на высоте пятьсот метров. При посадке же нужно учитывать массу параметров и быстро корректировать положение приземляющегося объекта. Для этого нужны, и интеллект-системы мощные, и каналы связи с минимальной задержкой.

— Ну, что же, — произнес Денис, когда бот замер. — Френсис, что делать, знаешь. На карту никто не должен заходить.

Кусаби поднялся. Улыбнулся Райви, которая сидела на сидении вдоль борта, широко расставив ноги, словно готовилась к жесткой посадке.

— Ну, дорогая, — слегка ехидно произнес Денис. — Пора и нам сыграть свою часть партии.

Райви в ответ с хитрецой посмотрела на парня…


… «Ну, прям расцвел», — думала Райви, поднимаясь с сидения.

На Гунтае Денис как-то даже чуть горбился. А тут пошел прямо-таки от бедра, плечи развернуты, глазки сверкают. Похоже, кое-кто даже рад сбежать от рутины.

Конечно, глава клана не мог сам тащить багаж. Да и кому-то надо присмотреть за помещением, которое им выделят, когда глава и его супруга занимаются делами. Поэтому третьим пассажиром бота был Ронг Инь, один из тех трех учеников, которых Денис проверял, когда прилетал на планету Инь, на свадьбу.

— Идем Ронг, — произнес Денис парню. — Пора посмотреть в лицо врага.

— Да, глава, — почтительно отозвался парень.

«Полководец» — про себя усмехалась Райви, идя за Денисом.

Да, Кусаби, конечно, накинул образ, но девушка подозревала, что Денису он, этот образ, был сейчас по нраву. Под настроение.

Когда они покинули бот через десантную аппарель, то увидели, что к ним едет четырехместный электрокар.

— Господин Кусаби, — поприветствовал водитель кара. — Добро пожаловать во владения клана Сайго. Меня зовут Юфан.

* * *
Около двадцати дней назад. Гунтай, объект Радуга. Поздний вечер


Мужчина и молодой парень подошли к герметичным дверям. Вскоре половинки двери, днем обычно открытые, поползли в стороны… Открывая проход в тамбур. Денис, заходя, покосился в сторону, отмечая, что поставленные здесь две пары «аякаси» бдят. Китайцы, после того, как Шень предстала в том образе мстительного демона, стали называть себя именно так. Среди Инь прибывших на Гунтай была почти одна молодежь, а им обязательно нужно назвать себя, как можно более пафосно. И это как раз нормально.

— Интересное место… для беседы, — негромко произнес, тем временем, Рюриков. — Я думал, мы посидим в кабинете, немного выпьем, потом померяемся чем-нибудь.

— Смысл терять время? — ответил Денис. — Выпьем как-нибудь потом.

Закрылась внешняя дверь. Вскоре открылись внутренние двери. Мужчины прошли в комнату ожидания. Обычно здесь было очень людно, стоял непрерывный рокот голосов. А сейчас шаги звучали непривычно громко в пустом помещении.

— Это было забавно наблюдать, — заговорил Денис. — Как ваши люди вначале оглядываются на вас.

— Ну, в этом нет ничего удивительного, — ответил Рюриков. — Привычка.

— Да, можно и так подумать, — усмехнулся Денис.

Владимир посмотрел на идущего рядом парня, но промолчал. Они прошли комнату ожидания, и вышли в поперечный коридор. Дверь прямо — вирт. зал. Налево — техническое помещение. А вот направо коридор был перекрыт еще одной герметичной корабельной дверью.

— О, я сегодня буду посвящен в таинство? — иронично заметил Рюриков, когда они повернули направо и подошли к упомянутой двери.

— Уверен, ТЕБЕ это понравится, — Денис впервые использовал в общении с Рюриковым такое обращение. — Не сам зал, а то, что там анализируют.

— Весь в нетерпении, — откликнулся Рюриков.

— Я знаю, — теперь уже Денис подкинул в голос изрядную долю иронии. — Поэтому мы сейчас здесь.

Владимир хмыкнул. И никак не стал комментировать момент с тем, что буквально несколько дней назад к Олегу Шелехову подсела девушка. Нет, Сиби не спрашивала ни о чем таком, просто поговорила…

Старый террорист, разумеется, рассмотрел, что система безопасности на этом этапе значительно отличается от внешней. На сканере ладони, кроме самого сканера есть специальное место, откуда игла для взятия генетического материала высовывается. И четыре камеры здесь… а нет, восемь камер. Это нужно для распознавания сигномасок. А о банальностях, типа сканера сетчатки глаза (на самом деле, еще и сканер лица, на предмет тех же сигномасок и уплотнений от шрамов после пластики) или голосового анализатора можно не упоминать.

— Прошу, — произнес Денис, кивая на все эти устройства сканирования и приглашая спутника пройти все эти процедуры

— Порядок, орднунг, — одобрительно отозвался Рюриков…


… Внутри самое секретное помещение клана Унарё было довольно спартанским. Несколько комнат, размерами с корабельные каюты. Потом они прошли мимо небольшой столовой. Рюриков отметил, что коридор разделен на отрезки, которые могут быть перекрыты. Похоже, Денис Кусаби здесь отыгрался по полной. Герметичный тамбур на входе чего стоит.

— А активное противодействие? — поинтересовался Владимир.

Вместо ответа Кусаби показал на потолок.

— Ага, понятно, — кивнул Рюриков, увидев на потолке характерные люки.

За которыми, обычно, скрываются автоматические турели.

У самой дальней двери, в конце коридора, их встретил Олег Шелехов. На Рюрикова парень посмотрел не очень приветливо, Денису кивнул.

— Ага, ну, я так примерно и думал, — произнес Владимир, увидев такт. зал.

— Знал, — поправил Денис, опять с иронией. — И узнал бы раньше, просто смысла в этом не было.

В этот момент дверь в зал закрылась. И потом от нее донеслись характерные щелчки закрывающихся запоров.

— А теперь смысл появился? — спокойно спросил Владимир.

— Настала пора заинтересовать вас, всех вас, в том, чтобы остаться, — также ровно ответил Денис. — Проблема в том, что я не могу рассказать всего даже своим. Но если моя просьба будет удовлетворена, то я обязан оповестить главу клана о некоторых обстоятельствах.

— Как я не люблю в темную соглашаться, — сощурился Рюриков.

— Понимаю, — кивнул Денис. — Но думаю, я уже достаточно тебя изучил.

— То есть мне это должно быть интересно, — задумчиво произнес Владимир.

— Интересно было бы, — ответил Денис. — Если бы я рассказал, что клан Унарё будет участвовать в захвате станции Эйрен. Поэтому после предстоящей войнушки и будем привлекать землян.

Рюриков как-то враз скинул добродушный вид.

— Впрочем, ты и сам наверняка думал, откуда здесь русские инструкторы и русское же оружие с доспехами, — продолжил Денис.

— И русский хинодзин, — усмехнулся Владимир. — И я все гадал, в каком звании?

— Тут вынужден огорчить, — хмыкнул Денис. — А может и наоборот. Но такого в моей биографии нет. Собственно, поэтому Лисица вас сюда и притащила.

— Верю, — деловито ответил Рюриков. — У нас были такие обстоятельства, что нужно было абсолютно новое место.

— Ранее не применявшееся — уточнил Денис. — То есть такое, о котором и сама Ольга Николаевна была не уверена. Надо полагать, даже у них не все герметично.

— Ну, это как всегда, — хмыкнул Рюриков.

Они остановились посередине зала, в нарисованном на полу желтой линией квадрате.

— И сейчас я хочу несколько огорчить Ольгу Николаевну, — произнес Денис.

— Я бы не рекомендовал, — усмехнулся Рюриков.

— Ну, у нас особые отношения, — ответил Денис. — Уверен, она поймет. Дело, в конечном итоге, мы одно делаем.

Денис поднял перед собой руку, с вытянутым указательным пальцем. Перед пальцем появилась яркая белая точка. А затем перед мужчинами постепенно прорисовалось изображение корабля. Исполинского и очень старого корабля.

— Это линкор клана Тагаё «Хоши Омо», — заговорил Денис. — Очень старый дереликт, потерянный больше тридцати тысячелетий назад.

— Ну, это памятник, — задумчиво произнес Владимир.

— Однако, памятник действующий, — ответил Денис. — Корабль огромный, даже по меркам тех времен, когда строили такие исполины. На планету его не посадить, обслуживать можно только лишь на некоторых верфях. Поэтому этот линкор имеет системы автоматического восстановления. Конечно, это не гарантия, что он полностью исправен, все-таки прошло очень много времени. Но он функционален, мы проверяли.

— Как? — заинтересовано спросил Рюриков.

— Запросили данные, — равнодушно ответил Денис. — Мы располагаем кодами опознавания. Линкор можно перемещать. Свой прыжковый реактор у него, конечно, уже не рабочий, но он заглушен, а не истощен. То есть достаточно заменить топливные элементы.

Рюриков некоторое время думал.

— А зачем тогда всё это? — сделал он жест, намекая, очевидно, на приготовления к войне.

— Потому что тогда Сага сразу же отменят выдачу тангана, — ответил Денис. — А мы вложили в этот проект слишком много денег, чтобы сейчас все остановить.

— А почему сразу это линкор не применили? — холодно спросил Рюриков.

— Все по той же причине, — Денис сделал пару шагов вбок. — Мне не нужен клан иждивенцев. Так же, как и клан фашиствующих отморозков — язычников. В первом случае это будет рыхлая масса, во втором…

— Как только на них надавят, они отступят, — закончил за Дениса Рюриков и задумчиво добавил. — Железо куется раскаленным.

— И, к сожалению, — продолжил Кусаби. — У меня мало опыта, чтобы пройти по лезвию. Пять-шесть десятков я смогу поставить. Но когда счет на сотни, нужен опыт.

— Я не отказывался это сделать, — ответил Рюриков.

— Владимир, — вздохнул Денис, выразительно посмотрев на собеседника. — Цель определяет Путь. Сам же знаешь, что «временно» — это сильно отличается от «постоянно».

Рюриков чуть прищурился, глядя на Кусаби. А потом снова поглядел на изображение корабля.

— Если уж у нас такой откровенный разговор, — произнес Владимир. — Тогда зачем вообще этот корабль? Он же просто раздавит клан.

— «Хоши Омо» — это козырь для другого дела, — ответил Денис. — Как раз для того, о котором я говорил вначале. А также для того, чтобы нас не подмяли Хиого. Тебя же именно это волнует?

Рюриков ответил не сразу. И думал он довольно долго.

— Чем он интересен Хиого? — негромко спросил, наконец, Владимир.

— Ты же знаешь, Шин построена на символах, — ответил Денис. — Тагаё, как ни крути, символ их государства. А этот корабль символ Тагаё. Причем — символ жестокой справедливости и необходимости соблюдения традиций.

— Что-то я припоминаю по этому… поводу, — произнес Рюриков.

— Если коротко, то на этом линкоре погибли последние мужчины основной ветки Тагаё, — произнес Денис. — Потом я тебе дам файл.

— А Хиого, значит, захотят применить этот символ, — произнес Рюриков. — Для чего?

— Любой шиновский клан имеет целью стать кланом дорагон, — ответил Денис. — У хинодзинов это один из стержней империи.

— И Хиого, при помощи этого корабля, смогут… повысить свой статус? — уточнил Рюриков.

— Сначала я хотел лишь отдать им этот линкор, — ответил Кусаби. — Но прикинув…

Денис обвел жестом такт. зал.

— Мы поняли, что этого будет недостаточно, — продолжил он. — Нужно действие, связанное с этим кораблем.

— А Хиого захотят действовать? — тихо спросил Рюриков.

— А для чего они землян тащат? — хмыкнул Денис. — Очевидно, что Хиого имеют план. И в нем земляне играют существенную роль.

— Ресурса? — холодно спросил Владимир.

— Сначала, думаю, так и было, — ответил Денис. — Но теперь они считают иначе. Соотечественники наши оказались слишком… Не такими, как ожидалось. Достаточно посмотреть, сколько ученых занимаются исследованием подпространства и сколько из них землян…. Которых курируют именно Хиого. У них уже капитаны кораблей из землян. Уверен, и в войсках тоже немало.

Изображение корабля пропало, и зал снова погрузился в полумрак, разгоняемый лишь лампами под потолком.

— Это все интересно… — заговорил Рюриков и остановился, когда Денис поднял руку.

— Это было объяснение, которое ты сможешь представить остальным, — сказал Кусаби. — На первой ступени — Эйрен. На второй — Хиого. На третьей то, ради чего ты стал команданте Родриго. То есть Земля вне Тибрита.

Рюриков молчал, слушая Дениса. Только на «команданте Родриго» слегка приподнял брови.

— Олег, давай тот крейсер, — произнес Денис.

В пространстве такт. зала повисло изображение еще одного корабля. Судя по обводам, это был иллириец. Только у них настолько обтекаемые, «зализанные» обводы кораблей и склонность с цилиндрическим формам.

— Впервые мы столкнулись с этим крейсером, — заговорил Денис. — Когда разбирались с Аншидаем. Называется он «Анвирия Фосэн»… Из шестого флота Звездной Защиты Империи Квирит Рамна…

* * *
14 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.4 по стандартному времени Шин.

Провинция Цветочная Гора. Владения клана Сайго. Система Ниюми, столичная планета клана Саку Нива


Существует несколько приемлемых вариантов облачения, которые используются в среде киеньшинов для официальных мероприятий. Но начать надо с того, что по тому, во что ты одет, оценивается, насколько киеньшин… дружит с головой. Если на переговоры ты оделся, как на праздник, то, как с тобой можно что-то на равных обсуждать? Конечно, есть момент с тем, что сторона, которая уверена в своих силах и желает это показать, может демонстративно облачиться, либо крайне вызывающе, либо, наоборот, очень просто. Но сейчас не тот случай.

Денис выбрал военную форму. Черную форму, которую он утвердил в качестве официального костюма для главы клана Унарё. Можно было надеть традиционную одежду, то есть хакама, хаори и прочее, но Кусаби предпочел не косить под аборигена. Все прекрасно знают, что он не хинодзин и в этом случае он бы выглядел, как извиняющийся.

Черная форма, черные же сапоги. Обычные, не боевые, кожаные. Начищенные так, что в них вместо зеркала можно смотреться. Военный не может быть одет неряшливо и не круто. Небольшой значок с камоном клана на левой стороне груди, знаков различия нет, это тоже так принято, не выпячивать свой статус. Кому надо, те и так знают. Головные уборы к форме носить среди хинодзинов не принято.

Бугэйса или букэ-но-онна, женщина из военного сословия, также может носить форму. И Райви предпочла именно ее. Только не хинодзинского покроя, цвета хаки и Райви еще и берет надела. Причем этот берет, тоже цвета хаки, был явно не новый. И кокарда на нем была странная. Стилизованные листья, а посередине овал, где на красном фоне были написаны буквы «FAR». Кобуры с «Капитанами» на поясе. Денис взял с собой клинок Унарё Саидзина. И еще кое-что, небольшое, но стреляющее, для скрытного ношения.

Через чикан за Денисом и Райви пришел слуга, все тот же парень, Юфан, который встретил их возле бота. Он был слугой Сага Ичиро.

А представители клана Сайго вообще не показывались — это тоже элемент традиций. Пригласил на планету двух глав кланов комиссар Сага. Если засветится кто-нибудь из Сайго, то клан будет вынужден участвовать в переговорах в качестве стороны.

Вообще, традиции, если их правильно применять — очень удобная система. Не надо думать, что и где надевать. Все уже продумано предыдущими поколениями. Не надо гадать, кто глава. Самый главный всегда идет слегка впереди, за столом садиться вплотную, а остальные слегка поодаль (речь идет об опять же традиционном столе, то есть низком, за которым сидят в сейдза). Даже если настоящий главный решил остаться в тени, то он потом не может «вскрыться». Кого вы показали главным изначально, с тем и будут говорить. На переговоры не только можно, а обязательно приходить с оружием. Другое дело, что его касаться нельзя — это сразу же трактуется, как агрессия, со всеми вытекающими. Это тоже элемент, характеризующий хинодзинов. «Везде нужно уметь себя вести, держать лицо». Отступление от традиций должно быть обоснованным, логично-очевидным, типа надеть поверх кимоно теплую одежду, если холодно. На переговоры нельзя приходить с толпой охранников, но и одному придти — это показать, что в твоем клане нет хороших бойцов. Один, два телохранителя, такое правило хорошего тона.

Денис, который все это время ждал каких-нибудь проблем (даже скорее, подлянок) от Сага, типа «случайной» встречи в коридоре с Каяхара Юджином или то, что комнату предоставят такую, что в сарае будет комфортнее, испытывал чувство, будто он что-то упускает. Они с Райви совершенно спокойно дошли за слугой до нужной двери. Юфан открыл дверь и замер рядом с ней в поклоне.

За дверью оказался короткий коридор и там, у следующих дверей стояла уже служанка. В серой с белым юкате. Женщина поклонилась гостям.

— Комиссар Сага просит прощения, — заговорила служанка. — Если возможно, не могли бы вы немного подождать, Кусаби-сама? Господин Каяхара задерживается.

Райви тут же бросила еще один контрольный взгляд назад. Дверь в коридор оставалась открытой. Юфан и эта женщина, очевидно, прекрасно понимали, что произойдет, если вооруженные люди внезапно окажутся запертыми в этом аппендиксе.

Денис ничего не ответил, сохраняя на лице бесстрастную маску. И Райви ни слова не проронила. Повисла напряженная тишина.

— Прошу вас, Кусаби-сама, — заговорила женщина спустя пару минут.

И распахнула дверь. Денис, опять же молча, прошел в комнату, Райви за ним. И в это же мгновение из двери напротив вышли трое. Впереди шел худой и высокий старик, с седыми длинными волосами, стянутыми в хвост почти на макушке. Он был в фиолетовом кимоно, в широких штанах-хакама. Сверху было накинуто хаори такого же цвета и с камонами клана Каяхара спереди на плечах. За ним шли двое мужчин средних лет, со стылыми цепкими взглядами.

Сага Ичиро ждал их, сидя в сейдза у квадратного стола. Стол был со стороной метра четыре. Со сторон стола, которые были обращены к дверями, лежали специальные тонкие подушки для сидения. Комиссар Сага был, как и Каяхара Юджин, облачен в классический традиционный костюм. Темно-серое кимоно и штаны, немного более светлое хаори, с камонами клана на плечах.

— Приветствую вас, Каяхара-сан, Кусаби-сан, — произнес Сага Ичиро.

Он, разумеется, не поклонился. А вот Денис и Каяхара слегка наклонили головы.

— От лица Етанарумасута, Императора Тэндзи, — торжественным тоном продолжил Сага. — Я призвал вас, чтобы решить противоречия между вашими кланами или выдать танган. Я, комиссар Сага Ичиро, являюсь голосом и глазами Тэсурио Сага в провинции Цветочная Гора. Если у вас нет возражений, я приглашаю вас к разговору.

«Странно, что это он так на Каяхара зыркнул?» — отметил себе Денис, подходя к столу и садясь.

Клинок, подвешенный на пояс (именно подвешенный, а не за поясом — оби, как у Каяхара, на Денисе же форма), Кусаби аккуратно, не касаясь рукояти, сдвинул назад, чтобы меч не мешал сесть.

— Вам, Каяхара-сан, как старшему, предлагаю начать первым, — произнес Сага Ичиро, делая приглашающий жест.

Да, сопровождающие глав кланов остались стоять у дверей. К столу прошли только главы.

— Предложение клана Каяхара, — скрипящим, но уверенным голосом заговорил старик, не посчитав нужным поприветствовать оппонента. — Если клан Унарё признает свой хасан (поражение, банкротство) и покинет провинцию Цветочная Гора, то клан Каяхара откажется от требования тангана.

— Каяхара-сан, — ровным, спокойным тоном произнес Сага Ичиро. — Танган не выдается лишь потому, что вы этого желаете.

— Любому… опытному человеку совершенно ясно, — сухо ответил Каяхара. — Что клан Унарё лишь занимает место. Никакой пользы для провинции и Империи клан Унарё не приносит.

— Видимо, клан Каяхара приносит столько пользы, — сухо и нотками злости заговорил Денис, специально не дожидаясь приглашения от Сага. — Что правила поведения его представителям можно не соблюдать?

И да, Денис намеренно выдавал признаки юного, дерзкого и порывистого. Парадокс, но клану Унарё танган был нужен не меньше, чем клану Каяхара. Но при этом агрессором должны выступить именно Каяхара.

На лице Каяхара Юджина на краткий миг появилось выражение удовлетворения.

— Господин Кусаби, — примирительно произнес Сага Ичиро. — Давайте оставим эти моменты за дверью. У вас есть существенные возражения?

— Да, может ли глава Каяхара (Денис намеренно использовал обезличенное обращение), чем-то подтвердить свои утверждения? — процедил Кусаби.

Каяхара Юджин на этот раз даже не скрывал презрительной усмешки.

— Господин Кусаби, видимо, еще не ознакомился подробно с правилами и законами империи Шин, — надменно произнес Каяхара. — Каждый год по провинциям составляется сводная экономическая ведомость — Хококу. И в хококу за прошедший год, равно как и за многие предыдущие, клан Унарё имеет долю, равную статистической погрешности. Клан Унарё, совершенно очевидно, существует лишь для самого себя. Когда камон существует лишь на плече — это угроза того, что он там лишь по привычке. Или…

Каяхара Юджин пристально посмотрел на Кусаби.

— Клан лишь внешняя оболочка для кого-то еще, — ледяным и уверенным тоном закончил старик.

— В данный момент мой клан нашел ресурсы и цели развития, — с досадой в голосе ответил Денис.

— Кто же дал Унарё эти ресурсы и кто, соответственно, поставил клану цели? И какие? — продолжал давить Каяхара.

При этом он демонстративно смотрел на Сага Ичиро.

— Почему клан Унарё, — Денис, отыгрывая роль, принял терминологию оппонента, называя свой клан в третьем лице, а, значит, ставя себя в позицию оправдывающегося. — Должен предоставлять другому клану данные о себе?

«Главное, не переиграть» — думал Денис, держа хмурое лицо.

Каяхара Юджин распрямил спину, смотря свысока на юного выскочку.

— Клан Каяхара, — процедил старик. — Готов внимательно изучить то, чем занимается клан Унарё. И если мы посчитаем, что Унарё встали на путь нормального развития, то мы откажемся от своих планов в отношении клана Унарё.

Вот это сейчас вообще было откровенным хамством. Каяхара не имеют никакого права что-то требовать у другого клана. Или выставлять какие-то требования соответствия. То есть да, это был ультиматум. Но как-то вяло он был поставлен. Нужна большая категоричность. И да, верно, нужно позлить, чтобы противник возжелал наказывать.

— Клан Унарё готов предоставить эти данные, — Денис выпятил подбородок и вскинул голову, источая гордыню. — При условии, что клан Каяхара внесет залог комиссару Сага, обеспечивающий гарантию от начала боевых действий.

— Клан, находящийся на краю забвения, — уже в открытую насмешливо и презрительно ответил Каяхара. — Не вправе чего-либо требовать или выставлять условия. Клан Каяхара дает шанс… Который становится все более призрачным. Впрочем, для соблюдения формальностей, мы готовы предоставить залог… равный активам клана Унарё на конец семьсот четвертого года (здесь имеется в виду 48704год). Думаю, одного ганшипа будет более, чем достаточно.

Денис дернул верхней губой, показывая, что его «душит гнев».

— Клан Унарё желает, — ледяным тоном произнес Денис… говоря так, словно читал текст. То есть показывал, что это не его слова. — Чтобы оценку активов моего клана и определение размера залога произвела Тэсурио Сага региона Яри. Данный залог должен учитывать заключенные кланом Каяхара союзные договоры. Для ускорения этой процедуры клан Унарё предлагает считать залогом планету Гарумин.

Каяхара Юджин слушал это заявление и удивлялся. Видимо тому, что этот сопляк себе позволяет. Выражение на лице у него было именно такое, удивленно-брезгливое. Когда же прозвучало упоминание про Гарумин, старик будто включил… ведьму. Настолько похоже у него получилось злобное выражение. Конечно, он его тут же убрал, но не сразу, не сразу…

— Ваша оценка, господин Каяхара? — спросил Ичиро Сага, когда пауза затянулась.

А Денис Кусаби, которые должен был уже умереть от сверлящего взгляда, которым его бурил Каяхара Юджин, все еще сидел и чувствовал себя нормально. На вопрос Сага, старик перевел взор на Ичиро.

— Клан Каяхара более не считает нужным слышать и видеть… того, кто предлагает… — тут старик осекся, нахмурился.

Денис терпеливо ждал. Клиент, похоже, дозрел. Упоминание бывшей планеты клана Унарё произвело даже большее воздействие, чем ожидалось. Старик Каяхара чуть ли зубы не крошил. Как же все-таки много для них значит Гарумин — символ их победы.

— Клан Каяхара, — процедил Юджин, с таким трудом выдавливая слова, словно ему это причиняло боль. — Считает, что клан Унарё в провинции Цветочная Гора, является примером бесполезного существования. За всё время своей истории, клан Унарё лишь терял людей, территории и ресурсы. И даже привлечение наемников и внешнего финансирования не сделает клан Унарё нормальным кланом. Клан Каяхара считает, что танган будет необходимым критерием, проверкой клана Унарё на способность дальнейшего существования. Если клан Унарё докажет, что его путь все еще является нормальным для ИМПЕРИИ, клан Каяхара более не будет иметь претензий к клану Унарё.

Старику пришлось вытаскивать основной козырь. И да, это и есть требование тангана, причем сделанное абсолютно правильно, законно, с соблюдением формулировок и прочее. Каяхара Юджин распрямился, вскинул подбородок.

— Клан Каяхара требует танган в отношении клана Унарё, — заявил старик.

— Господин Кусаби? — спросил Сага Ичиро.

— Клан Унарё не считает претензии клана Каяхара обоснованными, — холодно ответил Денис. — Клан Унарё имеет территорию и подданных, живущих на ней. Клан Унарё проходил сложный этап своего существования, совершил некоторые ошибки, но предыдущий глава клана признал эти ошибки и искупил их. Лично. Также был возмещен нанесенный ущерб и уплачены штрафы, наложенные на клан. В свою очередь, клан Унарё считает, что претензии клана Каяхара — это лишь повод для получения тангана. Никаких территориальных, экономических и военных споров и конфликтов между нами и кланом Каяхара в данный момент нет.

Денис во время своего спича, смотрел на Каяхара Юджина. И старик, по мере произнесения слов Денисом, все больше каменел лицом.

— Вы не желаете, чтобы танган был выдан? — спросил Сага Ичиро у Дениса.

— Клан Унарё желает служить Императору, — ответил ритуальной фразой Кусаби. — И готов пройти любые проверки на способность это делать.

— Клан Каяхара считает, — проскрипел Юджин, когда Сага Ичиро повернул голову в его сторону. — Что, проверяя клан Унарё, служит Императору.

— Ваши доводы услышаны, — подвел черту Ичиро. — Решение Тэсурио Сага будет принято. До этого момента прошу вас находиться в выделенных вам покоях. Господин Каяхара, господин Кусаби.

Денис и старик почти синхронно склонили головы…

Глава 7

«Пусть даже у твоего врага тысяча человек, успех будет сопутствовать тебе, если выступишь против них, исполнившись решимости сокрушить их всех до одного. Цель полагает путь. Нужно иметь смелость следовать выбранному Пути, не отворачивая от Цели ни на миг. В этом вся простота и сложность Сенши Мичи».


«Сенши Мичи»

Омиками Кан

* * *
14 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.4 по стандартному времени Шин.

Провинция Цветочная Гора. Владения клана Сайго. Система Ниюми, столичная планета клана Саку Нива

98 дней до окончания моратория Сага на танган.


Господин Сага Хатако внимательно смотрел запись, присланную комиссаром провинции Цветочная Гора — Сага Ичиро.

Сага Хатако являлся комиссаром региона Яри, то есть был вышестоящим чиновником в иерархии клана Сага. Это был худощавый мужчина почтенных лет. Его длинные волосы, убранные по киёньшинской традиции в хвост на макушке, были седыми. Еще одним признаком возраста была борода. У хинодзинов растительность на лице растет медленно и борода, которую надо отращивать до приличной длины много лет, служила этаким маркером мудрости.

— Юджин меня не удивил, — промолвил, наконец, Хатако-сан, оглаживая бороду. — Он все также пытается решить свои проблемы, перекладывая их на плечи других. Какой же ты совет хочешь получить от меня, Ичиро?

— Решение мною уже принято, Хатако-сама, — почтительно отозвался Ичиро. — Я хотел обратить ваше внимание на оппонента Каяхара.

Сага Хатако ответил не сразу. Даже внутри Империи, с ее сетью ретрансляторов, межзвездная связь осуществлялась с задержкой.

— Юный глава Унарё? — заговорил, наконец, Хатако-сан. — Да, я увидел, что этот молодой человек хитрее, чем хочет казаться.

— У меня есть основания считать, — заговорил Ичиро. — Что Кусаби Денис станет довольно известной личностью. И я послал своего сына, Анарина, понаблюдать за действиями клана Унарё и его главы… с более близкого расстояния.

Сказав это, Сага Ичиро откинулся на кресле. Звуки в этой небольшой комнате, которая использовалась, как связевая, были приглушенные. Потому что здесь была произведена звукоизоляция.

— Вот как, Ичиро, — заговорил на голоэкране Хатако-сан. — Вижу, ты не забываешь своего старого наставника.

— Почтение к старшим — это основа нашего общества, — ровно ответил Ичиро, склонив голову. — Если все случится так, как я предполагаю, то я бы хотел отправить Анарина с Хокуру Суру. Но прежде, чем он предстанет перед Кайхатцу-шо, я бы хотел, Хатако-сама, чтобы вы окинули опытным взором то, что опишет мой сын.

Комиссар Яри начал кивать, когда сообщение дошло до него. Ичиро сейчас предлагал, чтобы Анарин выступил докладчиком не просто от себя, а от команды наблюдателей Сага в регионе Яри. Это ценится больше, чем единоличное выступление, так как говорит о том, что чиновники региона от Сага грамотно выполняют свои обязанности и не забывают омолаживать свой состав.

— Скажи, Ичиро, — степенно произнес Хатако-сан. — А что главным образом привлекло твое внимание к этому юноше… м-м, Кусаби?

— Внимание к его судьбе небезызвестной Хаганэ Ханы, — ответил Ичиро. — К моему стыду, именно ее вмешательство заставило меня посмотреть пристальнее на ситуацию. Но если что-то или кто-то поправляют тебя на Пути, глупо хотя бы не осмотреться.

Через несколько минут собеседник Ичиро приподнял брови.

— Хм, да, — произнес Хатако-сан. — Эта женщина ничего не делает просто так.

И Сага Хатако задумался. Ичиро терпеливо ждал, пока бывший наставник соберет мысли.

— Я наведу сведения, Ичиро, — заговорил Хатако-сан. — Даже если мне откажут, то уровень, на котором мне откажут, покажет степень серьезности ситуации. А Анарин пусть смотрит, это правильно. Он мальчик вдумчивый… Хаганэ Хана… Давно наши с ней Пути не пересекались… Очень давно…

* * *
Когда долго что-то делаешь, куда-то упорно шагаешь, пробиваешься, то когда цель достигнута, наступает легкая дезориентация. Вот и Денис, заходя в бот, испытал чувство, будто что-то забыл, что-то оставил там, в полумраке комнаты, где оглашалось решение комиссара Сага. Когда Сага Ичиро объявил, что Тэсурио Сага, рассмотрев все обстоятельства, выдает танган клану Каяхара с отложенным началом действий, у Дениса будто глыба с плеч упала. Наступило опустошение… И он его намеренно показал. Чтобы Каяхара посчитали, что глава Унарё испытывает разочарование и грусть.

Каяхара Юджин в комнате оглашения «приговора» не скрывал торжества. И смотрел на будущего противника так, словно он был палачом. А Денис уже взошел на эшафот. Что же, это правильно, когда враг так настроен. Шапкозакидательно.

После оглашения решения Сага Ичиро объяснил, почему был выдан танган. Клан Унарё действительно представляет сейчас собой крайне малоэффективную структуру управления той территорией, которой владеет. И хоть «проверку боем» лично Сага Ичиро не считает правильным методом проверки клана, но, тем не менее, это достаточно эффективный способ, чтобы клан показал, насколько он может быть полезным Империи. Ичиро-сан не один раз подчеркнул, что клан Унарё может признать хасан, не доводя дело до боевых действий. И члены клана, став обычными подданными Императора, могут избежать смертельной опасности. Даже не обязательно покидать планету Гунтай. Самораспустившись, клан Унарё передаст управление своими владениями Императору. Разумеется, при этом клан должен будет передать все свое имущество назначенной команде управления. Вплоть до доступа к счетам. Но имущество рядовых членов клана при этом не изымается. Они лишь (всего лишь, ага) перестают быть именно кланом, структурой. И при этом вольны направиться туда, куда посчитают нужным.

Разумеется, Денис не стал при этом изображать чОрного властелина. Не стал злобно хохотать, призывая врагов на последний и решительный бой. Кусаби стоял с каменным лицом, слушая речь Сага Ичиро. Потом подтвердил, что решение клана Сага о тангане им услышано и принято. Вежливо отказался от роспуска клана. И даже пожелал теперь уже открытым врагам удачи. На что Каяхара Юджин не посчитал нужным отвечать. Старик Каяхара, подтвердив получение тангана, окатил оппонента презрительным и высокомерным взглядом и, эффектно крутанувшись на месте, удалился, с гордо поднятой головой…

— Френсис, — произнес Денис, оказавшись в чреве бота. — Подтверди, что нас забрал.

— Есть, — коротко ответил пилот.

Денис же сел в кресло второго пилота.

— Ну, ваше темнейшество, — ехидно произнесла Райви, встав позади кресла и облокотившись на спинку. — Вы получили то, что хотели?

— Не так идеально, как хотелось бы, — ответил Денис. — Но в общем, да.

Позади, в салоне, копошился Ронг Инь, складывая вещи.

— Каяхара был уж каким-то нарочито злобным, — продолжил Кусаби. — Было бы ему лет тридцать хотя бы, я бы еще может и купился. Но в такие годы так понты кидать… Не верю.

— На Софии приняли, — произнес в этот момент пилот. — Ответный код правильный.

— Ну, тогда в путь, — вздохнул Денис. — Начнем эту партию…

* * *
15 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.5 по стандартному времени Шин.

97 дней до окончания моратория Сага на танган.

Система Аоихоши. Планета Угуро-Коен. Владения клана Угуро


Для клана, который никогда не был чисто военным, и даже наоборот, подчеркнуто не военным, прибытие отряда «Унмей» стало событием довольно необычным. Отряд «Бета», прибывший ранее с Хиого Юмико, в поместье же не появлялся, дислоцируясь на одном из складов. А сейчас двадцать три человека (вместе с Угуро Нобу), от которых веяло опасностью, мрачной силой и… гордостью, высадились непосредственно в главном поместье клана. Встречавший бот глава Угуро, даже не сразу узнал своего племянника. От несколько нескладного, худого паренька почти ничего не осталось. Из бота уверенной походкой вышел молодой мужчина, довольно широкоплечий, явно крепкий и уверенный в себе. Он окинул пристальным взглядом встречающих, и при этом на его лице не отразилось ничего.

Угоро Нобу сейчас выглядел, как герой приключенческих голопостановок. Темно-зеленая полевая форма сидела на нем так, как будто он полжизни провел в армии. Вечно слегка растрепанная раньше прическа, сейчас была словно нарисована. Длинные волосы были убраны в высокий хвост и ни один волосок не торчал при этом. На левом боку у парня висел клинок, с другой стороны кобура. И при этом Нобу все делал без суеты, основательно. То есть являл собой яркий и характерный образ шиновского аристократа, боевого офицера и, наконец, привлекательного для юных дам мужчины.

Бойцы отряда, с сумками и кофрами в руках, с большими рюкзаками на спинах, тоже неторопливо, без суеты, но довольно быстро вышли из бота и построились. Нобу окинул придирчивым взглядом подчиненных.

— Смирно! — негромко рявкнул парень.

И, четко развернувшись на месте, пошел к Угуро Хайсо.

— Хайсо-сама! — Угуро Нобу подошел к дяде, причем на последних трех шагах зачем-то сделал это на прямых ногах, громко стукая подошвами о землю.

А потом, вытянувшись «во фрунт», еще зачем-то ладонь к голове приставил (Денис правило с головным убором вводить не стал).

— Отряд «Унмей», прибыл на место дислокации! — четко и несколько громковато доложил Нобу. — В строю двадцать три бойца, раненых и заболевших нет. Командир отряда, тюи Угуро!

Хайса-сама не сразу ответил, удивленно смотря на племянника. Стоящая рядом с ним дочь, Кимико, тоже во все глаза смотрела на военных. В ее глазах перед ней стояли… Ну, какие-то чуть не монстры. Но хорошие монстры, свои. Бойцы, на которых она смотрела восхищенным взглядом, являли собой грубую силу. Все здоровые, сильный, гордые. Явно не собирающиеся уступать и проигрывать. И для той, которая на себе испытала, что такое слабость клана, эта картина была прямо-таки умиротворяющей.

— Ну, здравствуй… Нобу, — произнес, наконец, Угоро Хайсо. — Как… хм, ну про полет, видимо, спрашивать не нужно…

— Все в порядке, дядя, — спокойно ответил Нобу, а потом посмотрел мимо главы, с легкой улыбкой. — Кимико.

— Очень рада тебя видеть, Нобу! — радостно ответила девушка…


… Угуро Нобу сидел в специальной комнате, оборудованной в поместье. Для Юмико, которая вводила парня в курс дела и для самого Нобу, все это оборудование было не в новинку. Это была сильно упрощенная версия такт. зала Олега Шелехова.

— Пока вы сюда ковыляли, — говорила Юмико, показывая жестом на трехмерную карту окрестностей поместья, висящую на полом. — Противник сделал несколько резкий ход. Так что я решила, что взвод «Бета» тоже останется здесь. Я бы предпочла еще и Аншидай на орбите повесить, но это мечты.

Отряд «Унмей» прибыл, не афишируя свой прилет, использовав один из возвращающихся на Угуро-Коэн транспортов. Поэтому путь занял почти шесть дней. Но теперь отряд стал неприятным сюрпризом.

— Люди Донга, — продолжала Хиого, кивая на китайца, командира группы Инь, сидящего здесь же (как и Фил, кстати). — Обеспечат нам видимость. Но сам понимаешь, нам нужно вытащить сюда всех. По всей видимости, планируется масштабная диверсия. И опять же, нам придется ее допустить.

Нобу скрипнул зубами.

— Вот это и есть тот неприятный ход, — мрачно добавила Юмико. — Мы не знаем, что это будет за диверсия. Слишком глубоко копать нельзя, спугнем и они затаятся сейчас. А в тот момент, когда мы будем заняты Каяхара, они активизируются. Поэтому, отряд «Бета» будет вынужден отреагировать на событие. Про нас они уже наверняка знают. А вот про «Унмей» нет. Но, собственно, так и задумывалось. Это хоть и неприятный, но вариант.

— Значит, обороняться нам придется уже в самом доме? — спокойно спросил Нобу.

— Не, ну проредить на подходе — это даже нужно, — ответила Юмико, сощурившись. — Так будет достовернее. А потом уводящая оборона. Нужно вытащить все резервы нападающих, Нобу.

— То есть создать ощущение, что они вот-вот победят? — уточнил парень.

— Ну, да, — кивнула Юмико и вздохнула. — Знаю, что так будет больше потерь…

— Нормально все, — мрачно сказал Нобу. — Для чего мы тогда столько тренировались?

— Надеюсь, не будет ничего в стиле меч на меч? — осведомилась Юмико. — Тут не дуэль будет. А резня.

— На мой дом нападают какие-то твари, — холодно ответил Нобу. — Мой долг их выжечь, а не честь им оказывать.

— Наверняка «Бету» отвлекут так, что они не смогут быстро вернуться, — продолжила Юмико. — Больше того, Нобу. «Бета» точно не вернется. Мы используем этот повод, чтобы прихлопнуть командные точки. И на этом операция здесь будет завершена. Теперь изложи, как ты планируешь организовать оборону.

— Ну, кхм, — Нобу прочистил горло. — Два расчета с ПЗРК в парке. Известно, какой транспорт будут применять?

— Рекомендую тебе рассчитывать так, — заговорил Фил. — Будто против тебя действует нормальный армейский отряд. По наблюдениям …

Мужчина сделал жест в сторону Донга.

— Ожидается от тридцати до пятидесяти человек, — продолжила он.

— Как они смогли проникнуть на планету? — исподлобья спросил Нобу.

— Часть прибыли недавно, — бесстрастно заговорил Донг. — Так же, как и вы.

Нобу дернул щекой. То есть среди экипажей транспортов есть слишком много тех, кто любит деньги. Поэтому и тот транспорт, на котором прилетели бойцы «Унмей», был не местным. Но знать, что твои же соотечественники…

— Часть, причем бо́льшая, местные, — продолжил Донг. — Нами были обнаружены два лагеря для подготовки в горах. Мои за ними наблюдают. Как только там начнется движение, доложат.

— Все настолько запущено? — хмуро поинтересовался Нобу.

— «Настолько» было бы, — ответила Юмико. — Если речь бы шла об отражении десантной операции. Впрочем, я полагаю, что именно к этому шло. Ваши соседи сильно недовольны тем, что у них упали доходы. И их кораблей на орбите нет только потому, что Сага не выдадут на это танган… И потому, что есть покровитель, который может прихватить на горячем.

— Это бесчестно, — твердо произнес Нобу. — Это путь, ведущий к презрению.

— Нельзя привести за руку к чести, — заметила Юмико.

— Да, — Нобу вскинул голову и на его лице была написана гордость. — Я все понял. Значит, так. Два расчета ПЗРК в парке.

Он показал на схему поместья Угуро, которая висела над полом.

— Далее, я размещу опорные точки по поместью, — продолжил парень. — Я тут хорошо все знаю. Мы будет выбивать их тяжей, в первую очередь. Чтобы потом применить своих, для контрудара…


… Угуро Хайсо, глава клана Угуро и Нобу, его племянник, а также Кимико сидели в гостиной, за поздним чаепитием. Точнее, это был повод, использованный Угуро Хайсо, чтобы поговорить с племянником в семейном кругу.

— Твои родители, Нобу, — произнес глава. — Гордились бы сейчас тобой. И я тоже горжусь.

— И я! — улыбнулась Кимико.

— Я делаю то, что должен делать, — ответил Нобу и слегка усмехнулся. — Проверяю мудрость Омиками Кана на себе.

Хайсо-сан согласно покивал. И еще раз отметил, смотря на племянника, что сейчас за столом сидит уже не мальчик. Днем Хайсо-сан наблюдал за Нобу и его отрядом. Больше половины отряда «Унмей» состоит из членов клана и просто тех жителей Угуро-коэн, кто пожелал стать воином. Понятно, что все молоды, примерно возраста Нобу. И из того самого «общества», в котором Нобу состоял все детство и юность. Мальчики сначала просто играли, а потом пытались стать киёньшинами…

А сейчас Хайсо-сан видел уверенных в себе мужчин, которые точно знают, что надо делать и как. Просто по движениям это можно понять. Жесты скупые, говорят негромко. И оружие носят так, словно с ним родились. А ведь никто из них не был потомственным военным…

— Скажи, Нобу, — не спеша произнес Хайсо-сан. — Насколько все же есть вероятность… Что у наших врагов получиться задуманное ими?

Нобу отпил чая, поставил пиалу на стол. А потом окинул пристальным взглядом дядю и свою сестру.

— Такое может получиться только в одном случае, — уверенно ответил парень. — Если это запланировано Кусаби-сама.

«Похоже, про обработку мозгов Унарё тоже не забывают» — отметил Хайсо-сан.

— Да, Кусаби-сама… весьма предусмотрителен, — мягко произнес мужчина. — Но бывают же моменты… Случается то, что не предусмотрено планом. Каким бы подробным он не был.

— Поэтому планы Кусаби-сама не бывают подробными, — ответил Нобу. — Его планы основываются на правильной расстановке персоналий и расчете реакций. Правильное применение людей — это основа силы клана.

— Это так, — согласился Хайсо-сан. — Но все же, Нобу…

Глава посмотрел племяннику прямо в глаза.

— Юмико-сан меня предупреждала, — произнес мужчина. — Что вероятность… самого плохого исхода… Скажем так, очень вероятна.

— Разница между нами и врагом в том, — уверенно (и с пафосом, любит он это дело) ответил Нобу. — Что мы желаем победить. А они нас ослабить. Нам некуда отступать, поэтому мы будем действовать решительно. Они же нападают бесчестно и знают это. И, самое главное, допускают, что можно отойти.

— Ослабить нас — это ты имеешь в виду Угуро? — уточнил глава.

— Нас — это клан Теннай, — негромко ответил парень.

Хайсо-сан приподнял брови.

— Теннай, — негромко произнес мужчина. — Хорошее название…


Теннай — это из мифологии хинодзинов. По смыслу ближе всего «Всегда Идущие» или «Не отступающие». Или «Только наступающие». Так назывался один из кораблей-ульев Великой Армады, когда хинодзины кочевали по космосу. На этом корабле готовили таких воинов, которые, если проводить аналогии с земной мифологией, были кем-то типа спартанцев. И да, Денис Кусаби продолжает создавать легендарную основу.

* * *
«Ссылаться на меня очень удобно. Не нужно доказывать собственную готовность, не нужно подробно объяснять, что вы намерены делать. Делаете каменное лицо упоротого фанатика и вперед. Когда же несколько человек дружно ссылаются на гениальность кого-то, автоматически все вокруг им верят. Пользуйтесь».


Кусаби Денис

Беседа с командирами клана.

* * *
15 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.5 по стандартному времени Шин.

Система Ойсоро 217. Ганшип «София»


Денис и Райви пришли в рубку очень быстро. Тут идти-то, десяток шагов.

— Капитан? — деловито спросил Кусаби.

— К сожалению, глава, — произнес Татамо Рюу. — Ваши опасения подтвердились. Этот ганшип снова последовал за нами.

София намеренно прыгала на расстояние, которое было стандартным для корабля с обычным для рядового ганшипа прыжковым реактором. Сейчас они находились во второй по счету системе перепрыжка. Да, есть вероятность, что ганшип просто следует тем же курсом… Но Денису в это слабо верилось.

— А я уж думал, мы просто и скучно долетим до Гунтая, — Кусаби зло усмехнулся. — Что же, Хименею хотелось потренироваться. Вот и поработает. Действуем по плану «Железная Дева», Рюу-сан.

— Приготовиться к прыжку, — тут же стал раздавать приказы капитан. — Юуро, координаты из файла «ЖД».

— Есть, капитан, — сухо ответил штурман.

— Хэчиро, начинайте подготовку к бою, — отрывисто продолжил капитан, обращаясь к джёги (сокращение от «джёгай гизутцу» — старший инженер).

— Да, капитан, — односложно отозвался офицер.

— Кусаби-сама, — обратился к главе Рюу-сан. — Если возможно, я бы хотел, чтобы вы не вступали в бой.

— Не волнуйтесь, Рюу-сан, — успокоил подчиненного Денис. — Я сяду в акри только в крайнем случае.

(На Софии сейчас в наличии на борту бот и акри — один из «Стэхинов»).

— К переходу готов, — доложил штурман.

— Начинаем переход, — приказал Рюу-сан.

— Начинаю переход, — тут же заговорил пилот и его пальцы забегали по пульту перед ним. — Готовность четыре бана.

— Объект также начал подготовку, — доложил штурман. — Активировал прыжковый реактор.

— Теперь всё совсем ясно, — подвел черту Денис. — Что же, у нас есть три часа. Капитан, мы будем у себя.

Татамо Рюу проводил эту парочку взглядом. Он опять вспомнил, как Кусаби Денис отменил неофициальный приказ Татамо Хименея, о том, чтобы Рюу все-таки попытался, если что, вытащить Кусаби. Но глава специально отметил, что он знает об этом приказе. И когда глава и Райви высаживались на Саку Нива, Денис-сама еще раз повторил, что не нужно его спасать. И повторил именно потому, что Татамо Хименей пытался поступить по-своему.

Легкая тошнота. Перед кораблем открылась фиолетово-черная воронка. Привычная для экипажа картинка. Но Татамо Рюу опять отметил, что София пошла в прыжок на трети мощности реактора. И… Рюу нравилось, очень нравилось это ощущение, что в запасе есть столько мощности. И что на Софии установлено орудие главного калибра.

Ганшип, которым мужчина командовал в битве за Маан, был примерно такого же возраста, как и София. Но от того ганшипа, который был захвачен госпожой Райви (напомним, София ранее принадлежала клану Юруичи), по факту, остался корпус и силовой набор. Ганшип способен теперь очень неприятно удивить. Например, Рюу даже не сомневался в том, что сможет если не уничтожить, но сильно потрепать преследующий их ганшип.

Татамо Хименей тоже это отмечал. Постоянное чувство, будто все происходит ровно так, как желает Кусаби Денис. Противники словно укэ (укэ — в показательном спарринге тот боец, который должен проиграть), послушно делали так, как задумал Кусаби-сама. И хоть Татамо Рюу точно знал, что это не так (взять хотя бы Саку Нива, где глава думал, что будет ловушка), все равно подчас очень сложно отделаться от впечатления, что кланом Унарё руководит лично Император.

(Император не может ошибаться — так должны думать подданные Империи Шин. И думают)

— Сообщение ушло, — доложил штурман.

В момент перехода корабля в подпространство, можно отправить короткое сообщение. Обычно межзвездную связь именно так и производят, на границе между обычной мерностью и подпространством.

— Ганшип последовал за нами? — спросил Татамо Рюу.

— Точно так, капитан, — ответил штурман. — По всей видимости, он использовал наш же вектор.


(То есть при уходе Софии в прыжок, были замерены напряженность поля прыжкового реактора и направленность воронки перехода. Эти замеры очень легко cделать, когда корабль только что прыгнул и очень долго, трудно, с большой погрешностью замеряется потом)


— Ну, что же, — пафосно, с чувством превосходства произнес Татамо Рюу. — Они выбрали свою судьбу.

* * *
Ночь с 15 на 16 июня 4049 года.

Система Аоихоши. Планета Угуро-Коен. Владения клана Угуро


Хоть они и ждали проблем, но взрыв на одном из четырех больших складов удобрений все равно стал неприятной неожиданностью. Противник выбрал отличную цель, достаточно было совсем небольшого взрывного устройства, чтобы склад, напичканный удобрениями (скоро начинался посевной период) в буквально смысле слова взлетел на воздух.

Бот с Хиого Юмико, Филом и Донгом взлетел в еще темное небо. Племянник Угуро Хайсо — Нобу, провожал транспорт. Глава клана Угро Хайсо в этот момент увидел практически классический образ киёньшина — молодой воин, в военной форме, с задумчивым суровым лицом. На фоне светлеющего края неба.

(Любят хинодзины эти вещи — символогию (простите, символизм, привет «Святым из Трущоб»). Это часть хинодзинской культуры, заметить нюанс).

А потом пошло все совсем не так, как любят рисовать художники. Ни развевающихся знамен, ни речи перед боем. Нобу просто ушел в дом, а спустя минут двадцать в сад поместья выбежали четверо бойцов. Две пары, уже полностью экипированные и подготовившиеся для боя. Один из бойцов в каждой паре держал на плече здоровую трубу.

Когда держащий труб боец вскинул ее на плечо, второй номер, что-то проделав с трубой, хлопнул товарища по плечу. Очевидно, докладывал о готовности к стрельбе.

К главному входу подошли еще двое бойцов. Они принесли треногу, на которую установили какое-то оружие, с длинным стволом. С этой парой пришли Угуро Нобу и невысокий… невысокая девушка в легких доспехах и пустым мертвым взглядом. Она тут же принялась устанавливать и настраивать генератор щита.

— Дядя, вам пора, — сухо произнес Нобу, обращаясь к глазевшим на приготовления дядю и его дочь. — Здесь сейчас будет жарко.

— Нобу, я тоже проходил подготовку, — возразил Угуро Хайсо.

— А Кимико? — спокойно спросил Нобу. — Дядя, нужно действовать согласно плана.

Уходя, Угуро Хайсо бросил последний взгляд назад. Нобу стоял на энгаве и смотрел в небо. На нем тоже были пехотные доспехи, делавшие парня этаким полуроботом. Очевидно, что клан Унарё на экипировке по крайней мере этого отряда не экономил…


… - Точка, это Мит-один, — зазвучал в динамике шлема Нобу голос одного из трех наблюдателей-китайцев, которых оставил Донг. — Четыре коробки, с юга.

Четыре бота подлетели к поместью клана Угуро буквально над самыми крышами домов в долине. Прошло уже почти два часа с момента ЧП, и было самое сладкое время для сна — только-только начинающийся рассвет. К поместью, которое стояло на невысоком холме, боты «вынырнули» снизу, из сумрака. То есть пилоты были неплохо обучены.

Вот боты зависли в верхней точке, собираясь «рухнуть» на землю, чтобы высадить десант.

— Игла-один, запуск! — рявкнул стрелок первого зенитного расчета.

Из крон деревьев вырвалась огненная стрела.

— Игла-два, запуск! — крикнул стрелок второго расчета, когда боты отстрелили море белых вспышек — тепловые ловушки.

Расчеты тут же бросили пустые тубусы ПЗРК и ломанулись вокруг дома, справа и слева, торопясь занять запасные позиции. Особняк Угуро был в виде буквы «П», с парадным входом на внешней стороне перекладины. Во внутреннем дворе дома были оборудованы запасные позиции для ПЗРК.

Бойцы расчетов не стали стоять и пялиться, как один из ботов, выхватив вторую ракету, завис, неуверенно порыскал носом и «клюнул» вниз. Пилот, очевидно, боролся за то, чтобы упасть, как можно менее жестко, поэтому машина не вертикально вниз пошла, а все же стала снижаться по более пологой траектории.

После этой атаки Нобу ясно увидел, что пилоты, хоть и обучены, но не имеют достаточного личного опыта. Например, совершенно по ученически все пилоты отстрелили тепловые ловушки. А дома (в смысле, на Гунтае), обучаясь на симуляторах, Нобу видел, что пилоты делают это поочередно, чтобы не остаться без защиты при массированном обстреле. Причем, насколько парень знал, пообщавшись с пилотами, решение о моменте отстрела ловушек принимает каждый пилот сам, согласно обстановке. Или команду отдает ком. отряда, самый опытный пилот, кому и когда ловушки пулять. Факт, что учеников на симуляторах учат отстреливать ловушки, едва система обнаружения подает сигнал об активных снарядах поблизости от машины. Это вбивается пилоту бота на уровень рефлекса… И именно так определяется неопытный пилот. В слетанной группе командир забивает каждому в голову, что работа в составе группы и одиночный полет — это разные ветки рефлексов.

— Иглы, готовность, — бросил Нобу по радиосвязи

Если противники неопытен, это надо использовать.

— Есть!

— Принял!

Нобу же, наблюдая через интерактивное забрало за остальными ботами, хмыкнул. Сбитый траспорт, подстригая древесные стволы, с треском и грохотом, рухнул в сад поместья, выкопав своим телом приличную канаву. Прикрывая вылезающих из сбитого бота выживших бойцов, три оставшихся транспорта стали буквально выкашивать сад из бортового оружия, стараясь полностью накрыть огнем «зеленку». Это была растерянность от неожиданности. Опять же яркий пример, когда обучение прошли, но личного опыта немного.

И за этот непрофессионализм нападающие были немедленно наказаны. Высадка под огнем производиться без оглядки на потери. Боты должны высадить десант, а уже потом кого-то прикрывать. Иначе теряется весь смысл использования десанта, если бойцы вместе с ботом погибнут. И неважно, какое изначально ожидалось противодействие. Сначала пехоту на землю — это практически заповедь десантирования.

— Игла-один, готов!

— Игла-два, готов!

— Стрельба по готовности, — сухо приказал Нобу.

И хлопнул по плечу пулеметчика. Тот в ответ показал большой палец. А два диверсанта, которые стояли тут же, проскользнули мимо Нобу в сад. Сам же парень, еще пару секунд понаблюдав за обстановкой, повернулся и ушел вглубь особняка.

Еще две зенитные ракеты вылетели из-за здания. Два бота тут же камнем упали вниз, видимо, вспомнив наконец-то порядок действий. А вот третий… Непонятно, что там пытался сделать пилот, но сначала одна ракета впилась в борт, а когда пилот боролся с машиной, долетела и вторая.

Вторая поврежденная машина пошла вниз так, словно ее дернули за веревку. Бот мгновенно потерял тягу и влетел в землю так, словно это был артиллерийский снаряд. Наблюдающий за обстановкой второй номер пулеметного расчета присвистнул, когда в месте падения бота, раздался взрыв и в небо потянулся столб дыма…


… - Потеряны две машины! — надрывался командир группы, докладываясь начальству. — Это была ловушка!

— Прекратить панику! — отвечал командиру властный голос. — Потери неизбежны. Вскоре прибудет подкрепление, действуйте по плану. Обеспечьте высадку.

А командир в этот момент смотрел на столб дыма, на парящую канаву, в конце которой лежал сбитый бот… И у него возникали сильные сомнения в том, что клан Угуро слаб, как им всем рассказывали. Командир группы служил в клановом войске и понимал, что расчеты ПЗРК за один день и даже за несколько десятин не подготовить. Так не бывает, что случайные люди, заимев ПЗРК, вдруг запросто завалили военный бот.

— Первый десяток, выдвинуться к дому, — мрачно приказал мужчина.

И когда он отдавал этот приказ, ему как-то нехорошо сделалось в груди…


… Едва атакующие бойцы собрались и устремились к цели своего визита, прямо из парадных дверей особняка по парку стал работать пулемет. Гулкий и размеренный звук выстрелов говорил о том, что это земной огнестрел, и что пулемет имеет внушительный калибр… А привыкшие к лучевому оружию атакующие, пытались спрятаться с деревьями, за декоративными элементами пейзажа. Разряды лучевого оружия любое препятствие очень сильно ослабляет и броня выдержит. Но сад причесывали не из станкового лучемета. От парадного входа перечеркивал реальность дарами смерти пулемет «Вымпел», 14-го калибра…

Любой человек, попавший под обстрел крупнокалиберного пулемета, никогда более не забудет, насколько это страшно. Когда голова твоего товарища, который сидит за деревом, буквально взрывается, ошметки летят во все стороны. А вокруг падают ветки деревьев, с руку толщиной, клонятся с треском стволы, буквально спиленные очередью. Разлетаются в пыль декоративные каменные бордюрчики, улетают куда-то назад товарищи, выхватившие пулю грудью. Это был воплощенный ад, внезапно разразившийся в красивом саду, под оглушительный пульсирующий грохот выстрелов.

Это продолжалось буквально пару минут, а попавшим под обстрел бойцам казалось, что прошла вечность.

Вот наступила оглушительная тишина. Не верящие в то, что выжили, мужчины и молодые совсем парни поднимают головы. Натыкаются на картины, когда рядом, например, лежит голова с куском туловища. Или рука. Или нога в ботинке. Кровь кажется неестественно ярко-алой, словно нарисованной, ненастоящей. А потом ты пытаешься встать… И оказывается, что ты видел собственную ногу…


… Взлетевшие боты выпустили в сторону особняка ракеты. Дом окутался пылью. Боты же еще добавили туда из пушек… И быстренько сдали назад и скрылись за кронами деревьев. Неизвестные расчеты зенитных комплексов научили уважать себя.

Наземные силы, под прикрытием ботов, рывком продвинулись вперед. В пролом, который теперь был вместо парадных дверей, полетели гранаты. И боевые, и дымовые. Нападающие проникли в здание…


… - Командир, — с Нобу связался Татамо Цу (сын Татамо Хименея), который в отряде был техником. — Идет активный обмен.

В бою возникла пауза. Нападающие, проникнув в особняк, дальше не полезли.

— Боты ушли? — спросил Угуро Нобу.

— Да, они вышли из радиуса, — подтвердил Татамо Цу.

— Пошли за подмогой, — Нобу сощурился. — Отлично. Бета молчит?

— Пока да, — ответил Татамо.

— Принял, — коротко бросил Нобу. — Всем. Доклад.

— Иглы отошли, — доложили зенитные расчеты. — Ноль.

(Ноль — потерь нет)

— Черный один, отошел, — доложил старший пулеметной пары. — На точке три. Точка два — всё. Ноль.

— Синий-один, на позиции.

— Синий-два, на позиции.

— Черный-два, точка пять. Готов.

— Черный-два, на восемь уйди, — распорядился Нобу. — Первый черный тоже на четыре.

— Принял, ухожу, — деловито отозвался второй пулеметный расчет.

— Принял, четыре, — доложил и первый.

— Маскарад готовы, — доложили четверо парней, который были одеты в традиционную одежду.

Они должны были показать нападающим, что защитники… сумели хорошо реализовать эффект внезапности. Но их не так много.

— Красные, готовы, бодры! — жизнерадостно произнес Огава Дай.

Друг детства Нобу. Дай постоянно на позитиве. И всегда такой был, в отличие от вечно мрачного Нобу.

Дай был одним из двух бойцов-тяжей в доспехах «Илья Муромец». И согласно задумке Нобу, они должны были поставить завершающую точку в этом бою.

Нобу еще раз окинул взглядом схему дома. Особняк, в виде буквы «П», кроме двух наземных этажей, имел два этажа вниз. Перекрытия там были серьезные, так что про это Нобу не волновался. Сам в детстве бегал там, рассказывать ему было не надо. Там укрывались сейчас глава с дочерью, другие члены клана и слуги.

Парадный вход, как уже говорилось, располагался на внешней стороне перекладины «П». Нападающие сейчас должны будут разделиться, потому что им нужно зачистить оба крыла здания. И они разделятся, времени у них немного, они же знают про «Бету», да и тут такую радушную встречу организовали. Поэтому подкрепление и понадобилось.

— Боты возвращаются, — доложил Татамо Цу. — Миты видят три машины.

— Значит, плюс тридцать минимум, — произнес Нобу. — Многовато…


… Нахин Курай, обливаясь потом, смотрел на экраны, висящие перед ним. Мужчина давно бы покинул убежище, внезапно ставшее ловушкой. Но чутье прямо-таки орало ему, что вокруг опасность. И вся проблема была в том, что он это понял внезапно.

Курай спокойно собирался, дело было сделано. Оканэ (деньги Шин) ждали на счету, так нервирующая его планета вскоре будет оставлена позади. Здесь с самого начала все пошло не так. Начать с того, что местные безы уж как-то больно резво начали зачищать сеть. Ахино Сугоро кинул им несколько человек, чтобы они успокоились. Но и Курай, и сам Сугоро чуяли, что безы Угуро не наелись. Поэтому подготовка и реализация мероприятия были изменены. А дата проведения была сообщена буквально в последние часы перед акцией.

— Симатта… — выдохнул Курай, когда к дверям здания, в подвале которого он сидел, подошли пятеро.

Четыре пехотинца и какая-то стервочка, во всем черном. И эта девка, не таясь, оскалилась прямо в камеру. Так, что Курай даже немного отпрянул. А девка поманила пальцем.

Времени больше не оставалось. Мужчина активировал самоуничтожение оборудования и кинулся на выход. Ощущение опасности стало практически осязаемым… Но он должен был попытаться!

«Теперь понятно, чего Сугоро так резво рванул!» — билась в голове Курай мысль.

Он бы тоже рванул, но тогда остался бы без оплаты. Именно Курай проник в хранилище удобрений и поставил заряды. Это было, кстати, довольно сложно, будто он пробирался на военный объект…

Курай даже понять ничего не успел. Вот он, уже чуть расслабившийся, вылез из люка кабель-канала. А потом в голове сверкнуло…


… - Юхара Или, — голос, женский голос, доносился до Курая откуда-то издалека.

Мужчина с трудом открыл глаза. Он находился… В каком-то транспорте. Тесно и железные стены. Напротив него сидела молодая девушка… У Курая екнуло в груди, когда он узнал девушку. Это была та самая стервочка, которая в камеру пальцем ему…

— Что вам нужно? — сипло произнес Курай.

— Ага, карго-специалист, — продолжала девушка, листая поддельные документы Курая на голопанели. — Прибыл… двадцать дней назад. Господин Юхара, что задержало вас на Угуро-Коен?

Нахин Курай облизал губы. Молодость этой стервы его не обманывала. Смотрела она на него с ленивым любопытством… А на самом деле, ей все равно. Вон какой взглядец! Словно на еду смотрит. Причем, протухшую.

— Дела, — уклончиво и осторожно ответил Курай. — Дожидался здесь товарища…

— Это которого Ахино Сугоро зовут? — с притворным любопытством поинтересовалась девушка.

Курай внешне сумел удержать спокойный вид. Но внутри у него все словно оборвалось. Это… фиаско! Они не просто задержали Сугоро, они его, очевидно, уже раскололи! Впрочем, что там колоть? Ахиро вполне мог выторговывать себе… что-нибудь. И добровольно всех сдать.

«Почему и меня пасли» — с досадой подумал Курай о своей ситуации.

— Ладно, времени у меня мало, — сухо произнесла девушка. — Или говоришь, или летишь вниз. Решай. И побыстрее. Дел много.

Курай посмотрел туда, куда указывала девушка. Ага, они в боте, дамочка на аппарель показывала.

— Я лишь помогал кое-чем Сугоро, — осторожно заговорил Курай…

— Понятно, — несколько разочарованно произнесла девушка и поднялась.

— Подождите! — испуганно воскликнул Курай, когда девушка жестом указала одному из солдат на аппарель. — Я… Меня зовут Нахин Курай! Я специалист-взрывотехник!

— Ниси, — сухо произнесла девушка. — Запишешь, сопоставишь. Интересное будет…

— Доложу, Юмико-сан, — ответила невысокий боец.

— Командир, подлетаем, — заговорил пилот бота.

Юмико ушла. А над Кураем склонилась та девушка. Ее лицо было скрыто маской, а глаза… От этого взгляда, холодного и совершенно равнодушного, у мужчины по спине пробежал холодок.

— Ох ты ж… — донесся голос Юмико. — Ничего себе тут повоевали…


… Угуро Нобу стоял около вяло шевелящегося командира отряда нападающих. Остальные бойцы заняли позиции, на всякий случай.

Бой прошел почти так, как и задумывалось. Противник вытащил сюда весь свой доступный резерв… И угробил его здесь. Бойцы отряда «Унмей» наглядно показали разницу между вояками уровня территориальной обороны и воинами-десантниками. Двадцать три бойца «Унмей», не потеряв ни одного своего, натурально закатали противника. Заманили атакующих в огневые мешки, по полной использовали особенности места боя. Их этому долго учили, причем обучали те, кто к вопросу относился очень серьезно (да, например, глава Кусаби-сама). И вот результат. У противника из пяти с лишним десятков человек осталось в живых пятеро. Диверсанты даже добрались до пилотов ботов, которым еще предстояло задать множество интересных вопросов. Как и командиру отряда. Например, откуда взялись эти самые боты, военные причем. Потом вопросы начнут задавать капитанам кораблей…

Через пролом в стене врывался ветерок. Этот пролом сделали нападающие, желая обойти позиции «Унмей». Так-то их нормально обучили, просто, как уже говорилось, другой уровень. Другое оснащение, оружие, экипировка, тактика. Никакого акта героизма сейчас не произошло, бойцы «Унмей» действовали четко, планомерно, слаженно, как на обучающем симуляторе. Выбили всех опасных юнитов, потом контратаковали тяжи. Против их щитов нападающим уже нечего было противопоставить. Фактически, это было избиение. Вот только в процессе боя особняк… Его проще теперь было снести и построить новый. С плотностью огня в «Унмей» не стеснялись.

— Бета на подлете, — сообщил командиру Татамо Цу. — Код правильный.

— Дай, — сухо процедил по связи Нобу. — Встретьте бот.

— Хай! — бодро отозвался парень.

Глава 8

16 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.6 по стандартному времени Шин.

49563 год СА (время Тибрита)

3-й день, 2-й нундины, мартиус


Нужно всегда помнить. Управлять событиями можно лишь до определенного предела. Когда этот предел пройден, нужно готовиться к результату, а не суетиться попусту. Поэтому так важна подготовка. Нужно заранее сконструировать или тщательно изучить механизм, который ты собираешься запустить.


Омиками Кан

Император Хэннай

* * *
Когда «София» перешла в подпространство, Денис перевел системы «Стэхина» в режим ожидания. По телу парня пробежало легкое покалывание, когда его авак (костюм пилота) отключился от бортового компьютера акри.

Преследователи действовали грамотно. Когда «София» появилась в очередной системе перепрыжка, ганшип уже ждала эскадра. Корвет и два ганшипа. И если бы Татамо Рюу не знал, что корабли тут оказались не случайно, то пока бы выясняли намерения, пока обменялись угрозами, эскадра бы добралась на то расстояние, с которого было бы очень трудно оторваться и прыгнуть. А сейчас Рюу сразу же приказал задействовать прыжковый реактор в аварийном режиме.

Открылся фонарь кабины и Денис поднялся с ложемента. К акри сразу подскочил техник, вешая на край кабины лесенку. А еще двое уже занялись обслуживанием Стэхина. Один подключал кабеля, другой цеплял страховочные тросы. А это приятно, кстати, когда не сам все это делаешь…

— Кансай-сама, — обратился к Денису техник, который лесенку подтащил. — Есть какие-то замечания?

(Кансай — глава клана. Традиционное нейтральное обращение рядовых членов клана, лично не знакомых с главой)

— Нет, Шофу, — ответил Кусаби. — Но общий тест прогоните, на всякий.

— Хай! — склонил голову техник.

Иметь нормальные отношения с теми, кто обслуживает твой аппарат — это одна из заповедей пилота. От техников очень многое зависит. Это Денис мог авторитетно подтвердить. Так что имена людей, которые обслуживают его Стэхин, он запомнил в первую очередь.

Денис дошел до прозрачной стойки-цилиндра, где хранится авак. Сейчас предстоят не самые приятные процедуры… в области заднего выхода. Пилотский костюм же имеет системы утилизации отходов жизнедеятельности, а для этого нужно «подключить» органы пилота к системам утилизации авака. Если проще, сейчас из ануса Дениса вытащат трубку…


… - Кусаби-сама, — встретило Дениса на мостике вежливое обращение капитана.

— Докладывайте, Рюу-сан, — ответил парень, подходя к креслу капитана.

Рюу кивнул штурману, Ёсоми Юуро. Перед капитаном появился голоэкран. На котором были изображения кораблей, которые попытались перехватить «Софию».

— Это не шиновские корабли, — заметил Денис, увидев изображения кораблей эскадры противника.

— Все верно, Кусаби-сама, — откликнулся Рюу. — Это тибритские.

Различить школы кораблестроения нетрудно. Тибритские корабли «распластанные», то есть имеют обычно расширение в горизонтальной плоскости. Шиновские корабли больше «вертикальные».

— Они себя как-то обозначали? — уточнил Кусаби.

— Нет, Кусами-сама, — ответил капитан. — Сразу же пошли на сближение и выпустили кокиты.

(Кокиты — так хинодзины называют малые летальные средства, то есть акри)

— Они последовали за нами? — спросил Денис.

— Один точно, — ответил Рюу. — Тот же самый ганшип, что вел нас.

Денис некоторое время молчал, смотря на нечеткие изображения (и хорошо, что нечеткие) и размышляя.

— Это были, либо тибритские наемники, либо пираты, — произнес, наконец, Кусаби. — Или, и то, и другое. Рюу-сан, если бы у нас не стоял новый реактор, у противника были бы шансы?

— Если бы «София» имела стандартную силовую установку, то в этом случае, вряд ли мы бы вообще что-то сделали, — ответил капитан. — Нас бы догнали кокиты и не дали перейти в прыжок, сбивая щиты. А потом корвет. Против нас действовали опытные люди, глава.

— Можем ли мы снова совершить аварийный прыжок? — сухо спросил Денис.

— Мы можем, — ответил Рюу. — Но если бы стоял, пусть даже новый, но стандартный реактор, то в следующей системе они бы нас догнали.

— То есть действуют они продумано, — подвел черту Денис. — Интересно… Сомнительный ход. Для Каяхара моя смерть ничего не меняет. Больше того, усложняет. И они это знают…

В рубку вошла Райви. Уже без абордажных доспехов. Поэтому она и задержалась, потому что их снимала.

— Смерть главы клана, Кусаби-сама, — негромко произнес в этот момент Рюу. — Сильно деморализует войска.

— Согласен, Рюу-сан, — кивнул Денис. — И думаю… Что это не Каяхара. А те, кто стоит за их спинами.

— Да просто наемников натравили, — заметила Райви. — Втемную.

— Они не могли не понимать, — задумчиво произнес Денис. — Что тогда Унарё открыли бы неограниченную войну. Мы это объяснили всем наглядно.

— Возможно, Кусаби-сама, — заговорил Рюу. — В этом и была цель? В смысле, создать хаос.

Денис с интересом посмотрел на капитана.

— Что бы произошло с Софией, — продолжил капитан. — Было бы неизвестно. Пропали в прыжке. Предъявить доказательства, что это именно Каяхара…

— Хм, да, тут бы и Сага оказались замешаны, да и Сайго, — подхватил Денис. — Из их же системы нас вели. Хименей об этом в курсе. Начали бы разбираться именно с Сайго. Кто-то сильно подлый и хитрый тут работает…

— Хе, как будто кандидатов много, — хмыкнула Райви.

— Боевой корабль, — вставил Татамо Рюу. — Да еще без камона, не может просто висеть в системе. То есть тот ганшип, должен был иметь шотай. Либо от Сайго, либо от Сага.

— Да купили кого-нибудь у Сайго, да и все, — фыркнула Райви. — Хитрость невеликая. Подумаешь, в системе кораблю статус назначить. Там их вон, десятки, кораблей этих. Кто заметит?

— Но когда начнут разбираться, то заметят, — возразил Рюу.

— Уверен, тот, кто это сделал у Сайго, к тому времени был бы уже мертв, — заметил Денис. — Если уже не мертв. И все, нитка обрублена. Простенько, но эффективно. Но Рюриков и Хименей-сан начали бы боевые действия. И вот это и есть главный вопрос. Почему этому… кому-то нужно, чтобы война началась быстрее?

— Если позволите, — заговорил капитан. — Возможно, эти… кто-то полагают, что время работает на наше усиление?

— Возможно… — Денис снова задумался. — Рюу-сан… А как бы вы действовали в этой ситуации?

Теперь задумался Татамо.

— Мне кажется, Кусаби-сама, — произнес, наконец, мужчина. — Что было некое… условие. Возможно, количество перепрыжков… Ну, перед тем, как нас уничтожить. Иначе бы нас встретили уже на втором, максимум третьем выходе. На самом деле, противник рисковал. А что если бы мы второй раз прыгнули очень далеко?

— Видимо, имелись сведения, что не прыгнем, Рюу-сан, — ответил Денис. — Зря что ли мы столько инфы сливали. Вот, наша работа начала приносить практические результаты. Сообщение Хименею-сан отправили?

— Конечно, глава, — ответил Рюу-сан. — И получили подтверждение, что эскадра в системе Рофуру и ждет нас.

— Отлично, — со злым весельем в голосе произнес Денис…

* * *
Если все идет хорошо, и ты не знаешь, почему, значит, ты делаешь то, что нужно противнику.


Омиками Хэйхо

Император Хоши

* * *
Система Рофуру. Владения клана Унарё (это та система, где находится планета Авадзи)


Как и предполагал Кусаби-сама, стоящие за Каяхара силы вмешались в развитие событий. Сработал вариант с тем, что противники пошли на грубое силовое воздействие, пожелав устранить главу. Что, кстати, было хорошо. Это говорило о том, что оппоненты также тщательно, как Кусаби-сама, ситуацию не просчитывают, надеясь на военное превосходство. В оправдание Дайгоро, Хименей мог привести собственный пример. Когда в наличии есть силовой вариант, думать над другими возможностями просто не приходит в голову.

С другой стороны, противник вполне мог рассчитывать на то, что при устранении Кусаби Дениса союз кланов мог разрушиться. Ну, или хотя бы собьется концентрация. И кто-то мог начать действовать самостоятельно… Например, клан Татамо. Отец Хименея недавно сделал пробный запрос на тему сепаратного перемирия. Если вдруг боевые действия пойдут по плохому сценарию. Дезинформация противника — краеугольный камень для победы.


Цитата Кусаби-сама: Информация — это одно из главных и мощных видов оружия. Нужно обеспечить всё, чтобы мы имели реальную информацию, а противник ту, которую нам надо.


С другой стороны, а что еще делать Дайгоро? Воздействие на Татамо провалилось, причем с треском. Старшая-то жена главы, известная даже среди хинодзинов — Ши Чжунго. То есть было наглядно показано, что со стороны тайных уколов клан Унарё не просто защищен, а может и сам ударить. Глава еще косился на клан Сага, но те тоже вдруг заняли позицию бесстрастного наблюдателя.

И вот молодой глава Унарё вылез из своих владений, где его было никак не достать. Вылез в открытую, то есть его можно гарантировано идентифицировать. Если не использовать эту возможность, другого шанса может и не быть. Кто ж знал, что юный глава Унарё на самом деле расчетливое чудовище, которое составляет план на каждое свое действие? Например, наличие на «Софии» акри «Стэхин», это не про то, что Кусаби-сама пожелал сражаться. Эта такая спасательная капсула, вооруженная. В случае, если «София» не сможет уйти от преследования, глава садиться в акри и обеспечивает уход ганшипа в прыжок. А потом сам уходит от погони и дожидается, пока его подберут. Никто же в здравом уме не подумает, что в этом акри, который остался в заслоне, и будет находиться цель?..


… План «Железная Дева» был разработан Хименеем. Название, кстати, в этот раз дал сам Денис Кусаби. План состоял из нескольких пунктов.

Первый. Оценка противника. Эскадра под командованием Татамо Хименея перемещалась в систему Рофуру, довольно отдаленную. Именно сюда «София» должна привести преследование. Но, перед тем, как эскадра начнет боевые действия, нужно оценить, насколько силен противник. И если соотношение сил такое, что кораблям Унарё будет нанесен серьезный урон, эскадра так и останется в режиме молчания, а «София» просто уйдет в затяжной прыжок.

Второй пункт. Юридическое обеспечение. Система Рофуру — владения клана Унарё. И клан может сбивать здесь всех, кого посчитает нужным.

Третье. Сам поход. Флот учится «ходить строем». Воевать на симуляторе — это одно. Реальный опыт не заменить. Получается, что даже если корабли не вступят в бой — это будет тренировка, максимально приближенная к боевой.

Четвертое. Если клан Каяхара задействует свои корабли, то эскадра Унарё, после немедленно атакует столичную систему Каяхара. И тут два подпункта. Первый — причина начала войны будет получена, противник вторгся во владения клана. Второй — эскадра Унарё выбьет часть флота Каяхара, после чего атака на оставшийся флот совершенно логичное действие по всем правилам военного искусства. Бить противника нужно по частям. Ах да, третий подпункт. Союзники Каяхара в этом случае еще не успеют собраться.

Пятое. Если преследовать будут корабли Дайгоро, будет объявлена война и им тоже. На этот случай Хименей-сан имел коды, для связи с эскадрой наемников-китайцев и для связи с Русским Союзом.

«Но это, Хименей-сан, уже война на уничтожение. В этом случае планеты Дайгоро будут уничтожаться орбитальными ударами. Нам просто не хватит сил их захватить. Но сами понимаете, такие действия вряд ли встретят с восторгом».

Это план «Красная Звезда». Пятый пункт инициирует именно его. И опять же, вторжение клана Дайгоро во владения Унарё будет впоследствии юридическим обоснованием действий клана Унарё. Уже упоминалось, что Кусаби Денис расчетливое чудовище?..


… Через девять часов после получения сообщения от капитана «Софии», эскадра, под командованием кайшо Татамо Хименея, прибыла в систему Рофуру. Соединение состояло из пяти кораблей. Корвет «Киуошо», ганшипы «Арабелла», «Коусоку», дэрриэр «Аншидай» и бывший легкий авианосец, а ныне переделанный обратно в десантный корабль, военный транспорт «Риодзё» (тот самый, который столкнулся с Аншидаем и был поврежден парой пилотов Денис-Элли). Еще три ганшипа клана Татамо: «Санрё», «Аён» и «Чихаро» в данный момент находились на станции Эйрен. Кстати, «Арабелла» присоединилась к флоту буквально накануне и это было очень хорошо.

Через примерно половину чикана (около пятидесяти с небольшим земных минут), «Коусоку», который, выбросив буй, держал открытое окно перехода, получил сообщение с «Софии». Татамо Рюу сообщал о том, что их преследует уже целая эскадра, причем в ее составе имелся корвет. «София» ушла в прыжок в аварийном режиме.

Хименей-сан принял решение занять позицию так, чтобы между предполагаемой областью появления «Софии» и ее преследователей и эскадрой Унарё, оказалась планета Авадзи. Атмосферная планета обеспечит еще больший уровень сокрытия. А преследователи, гонясь за «Софией», неизбежно окажутся в области действия гравитации «Авадзи». Заняв позицию, эскадра перешла в режим полного молчания…


… Во время модернизации, мостик корвета «Киуошо» претерпел некоторые изменения. По личному желанию Хименея, расцветка сменилась с белой, на светло-серую. Посередине трапеции мостика сделали невысокий, по щикотолотку, помост, на котором установили капитанское кресло. Точно такое же, какое было на Аншидае.

Вокруг помоста полукругом располагались подковообразные пульты, а прямо перед капитаном, были места пилотов. В противоперегрузочных ложементах находились, собственно, пилоты. Татамо Имая и ее брат, Татамо Огава. Имая была старшим пилотом корвета, Огава вторым. И Имая стала старшим пилотом вовсе не потому, что иногда посещала каюту капитана по личным вопросам. Наоборот, Имая сначала стала старшим пилотом, а потом любовницей капитана.

Запасной пилот — Хаттами Годжоро, сейчас находился на запасном же пилотском месте, в бронекапсуле радарно-вычислительного отсека. Корвет — это уже и корабль линии, поэтому должен мочь маневрировать, даже при уничтожении мостика.

Слева от пилотов пульт тех. спеца по интеллект-системам. Корвет уже требует наличие отдельного такого специалиста на мостике. Справа, по традиции, располагается пульт второго по старшинству после капитана офицера на корабле — главного штурмана. В свое время Хименей, так же, как сейчас Татамо Хао, двоюродный брат Хименея, несколько лет ходил штурманом на корабле своего отца.

Третий по старшинству офицер на корабле — джёгай гизутцу (старший инженер). Джёги на «Киуошо» был Татамо Суго — коренастый и уже в возрасте мужчина, крайне опытный. Он летал еще с главой Татамо. Рядом с ним пульт инженера чисто по мостику. Он же помощник джёги.

Татамо Шивай сидел справа от капитана и по штатному расписанию он главный канонир. Довольно молодой офицер, всего пять лет как закончивший Первую Техническую Академию на Комаки.

Бронешторы визоров были уже опущены, перед пилотами висели голоэкраны, где транслировалось изображение с внешних камер. Сейчас было непривычно тихо, так как корвет находился в режиме молчания и все активные системы, которые могут засветить корабль, были отключены. Радары выдавали показания только в пассивном режиме.

Поэтому Татамо Хименей и предавался сейчас размышлениям, потому что особо делать было нечего. Тем более ему. Суго и его помощник — Ёсоми Нар негромко о чем-то беседовали. Брат Имаи — Огава — вообще дремал. Татамо Хёва, техник интеллект-систем, что-то читал на экране своего пульта.

«И это же будет привычным делом, — размышлял Хименей, поставив локти на подлокотники и сплетя пальцы. — Потом Кусаби же хочет поработать в Тибрите. Хм-м-м… Надо уже, наверное, готовить Хао к капитанскому креслу. Хотя, если мы захватим корвет Каяхара, то его на него нужно будет ставить. Или туда, если, конечно получится, лучше перекинуть Рюу? Да, Хао лучше знает Киуошо, пусть здесь остается. А вот Рюу нужно расти, не все же время ганшипами командовать. На «Софию» можно будет кого-то из тех, кто на Комаки отучится… Или нет, у Рюу Хэчиро джёгаем бегает. Пора и его поднимать, уже лет семь он инженерит. А Юуро пусть вместе с Рюу на корвет»…


Раздался негромкий мелодичный сигнал. И мгновенно на мостике поменялась атмосфера. Дремлющий Огава тут же открыл глаза, покрутил головой, разминая шею и окинул уже не сонным взором значки на голоэкране. Остальные тоже неуловимо подтянулись, готовясь к активной деятельности. Это умение, впадать в этакий режим ожидания и мгновенно выходить из него, говорит о том, что члены команды имеют немало опыта.

— Кайшо-сама, переход, — заговорил Татамо Хао.

(Кайшо — старший командир, ведущий или адмирал)

Повторять получаемые данные — это традиция. Хименей отлично все и сам видит на радарной сфере, которая перед ним висит.

— Шестьдесят два клика, — даже в шиновском флоте применяли универсальные космографические обозначения расстояния. — Восемьдесят два — девятнадцать.

А вот координаты используют шиновцы свои. У них координатные круги поделены на сто частей. Курсовой круг считается вверх от ноля — прямая по курсу к «горизонту». Сто и ноль в одном месте. Поперечный круг считается также вверх, только от левого ноля — прямая к горизонту, перпендикулярная курсовой прямой. То есть точка выхода находилась ниже и левее курса «Киуошо» на расстоянии около шестидесяти двух-трех километров.

Столь большая дальность обнаружения объясняется тем, что в системе висят навигационные станции, которые передают данные на «Киуошо».

— Получены данные через ретранслятор, — деловито продолжил Хао. — Это «София». Они взяли курс, согласно плана. Идут к планете…

* * *
Система времяисчисления Империи Тибрит


Тибритцы считают только свой календарь единственно правильным, поэтому и называют его Сентарионский Абсолют — СА.

В данный момент в Империи Тибрит идет 49563 год. Это считается от воцарения Императора Корнелиуса Дагария Магна, первого императора из Дагариев. Собственно, именно им и была поставлена точка отсчета. То есть Фамилия Дагариев правит Империей Тибрит сорок девять с половиной тысячелетий.

В году 328 дней, десять менсисов (месяцев): Мартиус, Априллис, Майиус, Юниус, Квинттиллис, Сикстиллис, Септембрис, Октоберис, Новемберис, Децембрис

Менсисы разбит на нундины — недели, по восемь дней. Нундин в менсисе четыре.

Дней в менсисе, соответственно, тридцать два. В майиусе и октоберисе, «думенсисы — длинные менсисы» их тридцать шесть.

Дни называются порядковыми числительными, первый, второй и т. д.

И да, не просто так названия менсисов — месяцев (и всего остального) похожи на земные. Хотя тут нужно говорить, что это земные (а если быть еще точнее — греческие, а потом римские) названия, похожи на тибритские.

День делится на дневные и ночные часы. По десять каждых. Между ночью и днем есть «Час Януса». Итого в дне — двадцать один час — хорай.


Хорай Диес — дневные часы,

Хорай Нокс — ночные часы


Хорай — час, примерно 85 земных минут.

Минутум — минута, сто три земных секунды

* * *
49563 год СА

3-й день, 2-й нундины, мартиус

CUE (универсальный рейдовый корвет) «Нерва»


Пиратством в Империи Тибрит называются действия, от которых страдают пути сообщения внутри империи. Когда боевые корабли тибритских фамилий действуют вне пределов Сентарионского Права и против кораблей, которые не являются имперскими — это называется каперство.

И всем в Тибрите плевать, на каком основании корабли фамилий ведут боевые действия. Главное, чтобы при этом имелся каперский патент. И вовремя отчислялись налоги.

Фамилия Рабулеев такой патент имела. Более того, эта фамилия специализировалась на всяких неблаговидных делах, типа уничтожить непокорную колонию или перехватить транспорт (после которого, и транспорт, и команда исчезают). Деятельность была довольно прибыльной, фамилия содержала неплохой флот. Прямо сейчас, Ферокс Рабулей Каунтер, немолодой уже мужчина, командовал эскадрой из четырех кораблей. Нанял их один из шиновских кланов, найм был весьма вкусный, так как любил Ферокс. Никаких масштабных боев, эскадра большую часть времени находилась в ожидании. А деньги при этом капали. Контракт был заключен с такими условиями, что плата разделялась на три части. Основная плата за найм, оплата каждого дня и оплата боевых.

Четыре дня назад наниматель выдал задание. Перехватить и уничтожить одиночный ганшип. Судя по спецификации, ганшип был довольно старым, по классификации Тибрита — малый корабль поддержки «PFN». Подкласс — корабль конвойного сопровождения, то есть это был ганшип ПКО, такие ставят для защиты авианосцев от вражеских акри и таких же малых кораблей. Главного калибра нет, авиакрыла нет, слабый прыжковый реактор. Классический вымпел корабельного наполнения.

Интересно было то, что представитель нанимателя имел точные данные, где ганшип будет находиться. Также клан Дайгоро брал на себя момент с легализацией нахождения корабля эскадры Рабулея в этой системе. Следовало проследить за ганшипом, а когда тот удалиться не меньше чем на три прыжка от системы старта — уничтожить. И так, чтобы даже обломков не осталось, по которым можно будет идентифицировать ганшип. Корабль должен исчезнуть, «пропасть в подпространстве».

Такие задания были для Ферокса Рабулея не в новинку. Конечно, дельце мутное, но за простые поручения не платят такие деньги. Собственно, именно для такого эскадру Рабулеев и наняли.

Все шло так, как это происходило обычно. PTN «Фулгор», который Ферокс и отправил преследовать цель, спокойно прибыл в систему, дождался прыжка объекта и последовал за ним. Команда цели, разумеется, заметила преследование и второй прыжок был длиннее, чем первый. Но от «Фулгора» очень трудно убежать и еще труднее догнать. На нем стоял новый прыжковый реактор и мощные системные двигатели. Бортовое вооружение у «Фулгора» было, конечно, смешное, но не для линейного боя он был в эскадру введен.

Первый раз ганшип-цель удивил Ферокса, когда сумел ускользнуть от эскадры в системе перепрыжка. Похоже, прыжковый реактор на этом корыте тоже стоял неплохой и недавно обслуженный. Или вообще новый. Очень уж быстро ганшип смог прыгнуть. «Нерва» еще только акри выпустила, а цель уже ушла в прыжок. «Фулгор» последовал за объектом.

Ферокс Рабулей был опытным командиром. И понимал, что в этом деле можно запросто нарваться на прикрытие этого ганшипа. С пиратами, в Тибрите, такое происходило постоянно. Они запускали приманку и когда полицейские силы устремлялись в погоню, устраивали ловушку. «Фулгор», при обнаружении вражеских кораблей, способен был убежать и когда основная часть эскадры прибудет в систему, предупредить.

Поэтому эскадра прыгала не четко по тому вектору, который использовала цель, а так, чтобы выйти из прыжка на некотором отдалении…


… - Еще переход, — доложил Татамо Хао. — Шестьдесят два клика, три вымпела.

— Осторожные, — заметил Хименей. — Тот, который прибыл первым, что делает?

— Преследует Софию, — ответил Хао.

Хименей задумался. Сейчас можно было использовать атмосферу планеты, то есть посадить Софию на грунт. Но вряд ли эти тибритцы полезут в атмосферу, отстреляются с орбиты, да и все.

— Прибывшие тоже взяли курс на Софию, — заговорил снова Хао. — Похоже, идут на полном.

На радарной сфере перед Хименеем к двум ранее обозначенным векторам добавился еще один, на этот раз синий. София имела зеленый вектор, ганшип прибывший следом — черный. Рюу специально подпустил преследователя на восемь кликов, чтобы у противника было понимание, что «София» не может прыгнуть.

— Время до контакта с Софией последних? — спросил Хименей.

— Четыре бана (около двенадцати минут), — отрывисто доложил штурман…


… Что-то не нравилось Фероксу. «Фулгор» догнал ганшип и повис грузом, не давая прыгнуть. Эскадра, так как шла пересекающимся курсом, догоняла их обоих. Пилоты акри уже сидели в кабинах и готовились вступить в бой. Все шло по классике.

Когда сканеры засекли станцию навигационного контроля, у Ферокса отлегло на душе. Похоже, цель завела их туда, где нельзя просто так взять и уничтожить. Видимо, капитан ганшипа рассчитывал на то, что ему дадут отсюда уйти. Надо сказать, неплохой ход. Но… Фероксу нельзя было оставлять данные, что его эскадра последовала за этим кораблем. Так что после придется провести в этой системе много времени, чтобы уничтожить все станции контроля…

Капитан цели выбрал такой курс, чтобы вектор проходил по касательной к планете. Ферокс отдал на Фулгор приказ внимательно следить за объектом, вдруг они капсулу сбросят или бот отправят. Возможно, команда цели и выбрала эту систему для того, чтобы дать шанс персонажу, из-за которого нужно корабль уничтожить. Ну, или хотя бы информацию передать.

Когда цель вдруг начала делать разворот, Ферокс хмыкнул. Правильно, но поздно. Им надо было попробовать уничтожить «Фулгор» сразу после прыжка. Все же, команда цели не настолько опытная…


… Корабли, преследующие «Софию», словно на стену натолкнулись, когда правее их курса на расстоянии примерно двадцати кликов вдруг появилась на радарах россыпь белых точек. Тот скоростной ганшип, который активно маневрировал, избегая плотного контакта с «Софией», но не давая ей выйти из боя, тут же рванул к своим.

Ганшипы и корвет в это время разворачивались. Бликнули в свете звезды их серые корпуса. На корвете в сторону противника развернулось орудие ГК. В дюзах системных двигателей кораблей появилось ослепительное свечение.

Гапшип же — бывшая цель неотрывно следовал за своим бывшим загонщиком. И хоть двигатели на бывшем преследователе были мощнее, расстояние увеличивалось очень медленно. А потом от узкого «клинка» Софии в сторону «плоского ромба» вражеского корабля полетел яркий белый шар…


… Стандартная расцветка для мостика тибритского корабля — черно-сине-алая. Кресло капитана стоит на возвышении, таком, что головы остальных находятся на уровне ног капитана. Пульты располагаются буквой «П». Ложементы пилотов находятся прямо перед помостом капитана.

Сидящий в кресле капитана Ферокс Рабулей был внешне абсолютно спокоен. Его лицо было словно маска, не выражала ничего. А вот остальные офицеры проявляли беспокойство.

— Корвет, два ганшипа, — напряженным голосом произнес Титус Корнус — главный штурман «Нервы». — Иллирийский транспорт. И еще транспорт. Думаю, кто-то их них носитель.

Корвет «Нерва» фамилии Рабулеев, числился корветом по классификации Тибрита. По меркам империи Шин — это большой ганшип с ГК. Поэтому Ферокс иллюзий не питал. Он видел шиновский корвет линии (а у Ферокса — рейдовый, по классификации Тибрита) — корабль с куда большей энерговооруженностью, неплохой скоростью и мощностью залпа. Плюс, он был не один, а с кораблями поддержки. То есть, скорее всего, это сбалансированная эскадра. И раз они проявились, значит, уверены в том, что победят. Поэтому Ферокс и скомандовал немедленно уходить.

— Пять вымпелов, — напряженным тоном произнес Титус Корнус, подводя итог.

На лбу и над верхней губой мужчины проступила испарина. Он был замом Рабулея и отлично понимал, что им грозит. Впрочем, остальные тоже не впервые пошли в поход.

— Шесть, — поправился Титус, прибавив и ганшип-цель. — Диспатер… У него есть ГК!


(Диспатер — одновременно бог богатства (не богатых — а именно большого количества денег) и повелитель мертвых. По легендам очень циничен и эрудирован. Когда происходит что-то неожиданное, обычно его тибритцы и поминают, так как он-то точно знает всё).


— Фулгору действовать по обстановке, — мертвенно спокойным тоном произнес Ферокс Рабулей.

Титус ждал от командора приказ, чтобы ганшипы приняли бой. Но Ферокс молчал. А молчал мужчина потому, что понимал. Приказ не выполнят. Жить хочется всем.

От эскадры противника в радарной сфере отделились точки. И все прекрасно поняли, что это. Паки (акри). Десять точек. И направились они к Фулгору. Небольшому ганшипу этого хватит с головой. Даже без висящего на хвосте другого ганшипа. А уж в этом положении вообще не было никаких шансов.

— Картинку, — хрипло произнес Ферокс.

Титус молча вывел на голоэкран перед капитаном изображения с камер. Расстояние было около десяти кликов. И оптики вполне хватало, чтобы рассмотреть, что происходит с Фулгором…


… Первый боевой вылет. Впервые Татамо Юо смотрит на реальные корабли, находясь в реальном акри. Конечно, она в «Аэране» вживую уже летала, более того, они налетались до тошноты. Комурами Удо оказался очень въедливым инструктором.

Юо была ведущей в своей двойке. Ранее она была ведомой в двойке с Элис Фитц, но потом, когда они осваивали «Аэраны», ее сделали ведущей. Элис дали в ведомые паренька из клана Унарё — Роеро Шина, невысокого и застенчивого. Но при этом Роеро был неплохим пилотом. Более того, он оказался натуральным фанатиком. В кабине акри Роеро Шин преображался в нахрапистого, даже наглого пилота. И скорее всего, он вскоре сам получит ведомого.

У Юо ведомым была Миюра Шира. Молчаливая девушка, недавно приехавшая с Гарумина. В отряд пилотов ее привела лично «дочь» главы. На правой щеке Ширы был шрам от ожога. И она отказывалась его убирать. А еще Шира сторонилась парней…

Пять двоек акри приближались к двум ганшипам. Слева — темно-зеленый. «София». Он преследовал другой ганшип, светло-серый. Их цель.

— Напоминаю! — ядовито произнес Комурами Удо. — Атакуем только пушками! Вдруг кто забыл!

Юо на всякий случай проверила, что активированы только пушки. Револьверная подвеска с ракетами серая, то есть не активна.

— Если кого-то подстрелят! — снова заворчал старик Удо. — Можете готовиться к десятине сдаче противозенитных маневров! Готовность к заходу!

Первая пара акри поравнявшись с ганшипом, резко повернула на цель. На ярком фоне планеты ганшип был так четко виден, словно это целевой имитатор…


… «Аэраны» использовали тактику «карусель». То есть ганшип находился под постоянной атакой акри. Каждую минуту на корабль заходила пара МЛА, всаживая в щит ганшипа очередную очередь и тут же уходя в сторону, ловко и даже с какой-то показной ленцой избегая ответного огня слабых зенитных автоматов.

Это планомерная, беспощадная машина остановилась тогда, когда щит корабля, напоследок помигав, исчез. Акри тут же навалились всей стаей, нещадно терзая свою жертву. Немногочисленные зенитные автоматы закончились минуты за три. Ход корабль потерял еще через четыре минуты. До планеты, куда направил капитан ганшипа свой корабль, они не дотянули. Корабль бессильно парил во все стороны из пробоин, на фоне бело-сине-коричневого шара планеты.

— Приготовить бот, — холодно-торжествующе произнес Татамо Рюу.

Победа! Его первая и абсолютная победа! Такая, какая полнит душу мужчины гордостью и осознанием правильности выбранного Пути. И стирает из памяти ужасные мгновения безысходности поражения… У Рюу это были картины мостика «Саккурая». Переклик тревожных зуммеров, постоянные сотрясения, от попаданий зарядов главного калибра, алые показатели систем корабля и коридор, ведущий в спасательную капсулу… И ощущение полного бессилия! Нет хуже чувства для мужчины, для воина, для капитана корабля, что ты ничего не можешь сделать! А ведь с того дня у планеты Маан прошло немного времени. А такое ощущение, что это было в прошлой жизни…

— Рюу-сан, — заговорил в этот момент Кусаби. — Сдающихся не убивать. Но если будет сопротивление, этот ганшип нам не особо нужен.

Этот молодой парень ведет их именно Путем Воина. Кусаби Денис в этом сражении выступил приманкой, прекрасно понимая свою роль. И были совсем не эфемерные шансы на то, что противнику удастся задуманное…

— Да, Кусаби-сама, — с мрачным удовольствием ответил Рюу.

Но именно поэтому была выбрана «София». Не самый быстрый корабль флота Унарё, «Коусоку» гораздо быстрее. Но «София», словно тот самый монах, под потертой одеждой скрывал крепкое тело и сильный дух…


… От «Софии» в сторону недавнего преследователя вылетел бот. Две пары акри сопроводили абордажников до самого корпуса, а потом, прощаясь, прошлись по ганшипу пушечными очередями.…


… - Вот и наша очередь, — хмуро произнес Ферокс, когда акри, оставив Фулгор, двинулись в сторону остальной эскадры

А к Фулгору в этот момент подлетели еще боты. Сколько же у них абордажников…

— Приготовиться к отражению абордажа, — распорядился Ферокс.

Он произнес это на автомате, лихорадочно обдумывая, что же можно сделать? Преследователи оказались еще и довольно быстрые, расстояние медленно сокращалось.

— «Ювений» атакован, — механическим, неживым голосом произнес Титус Корнус. — Какой же он быстрый…

Действительно, один из ганшипов этой эскадры оказался быстрее даже Фулгора.

— Да что у него за батареи! — эмоционально прорычал Маний Тулл, помощник главного инженера.

Ганшип, догнавший «Ювений» разразился целой очередью плазменных зарядов, словно у него не орудие ГК, а зенитный автомат, стреляющий при этом полноценными плазменными зарядами. «Ювений» поспешно стал крутиться вокруг оси, чтобы повернуться к противнику неповрежденным боком… А атакующий в этот момент, словно издеваясь, как раз и перешел на другую сторону. При этом он держался на расстоянии примерно клика четыре, чтобы зенитные автоматы до него не доставали.

Форекс Рабулей в этот момент поднялся на ноги. Поправив плащ с белым подбоем, мужчина гордо вскинул подбородок.

— Паки, вылет, — уверенным, холодным тоном приказал Форекс Рабулей. — «Нинарии» — уходить. Нам — курс на корвет. Выполнять!

В рубке на мгновение повисла тишина. А потом офицеры тоже поднялись. Ферокс отбирал здесь всех лично. Все они прошли вместе множество ситуаций. Не один раз корабль оказывался на грани гибели…

Синхронно стукнули в грудь кулаки. Мужчины выразили свое согласие с решением командира. И молча, без слов, заняли свои места.

— Паки, вылет всем! — твердо и уверенно приказал Титус Корнус…


… «Пэкинги» — это универсальные шиновские акри, среднего класса. Грубоватые угловатые обводы корпуса — фактически это был грубо «обтесанный» брусок, прозрачный полукруг капсулы пилота пристыковывался спереди корпуса.

У «Пэкинга» имелись четыре атмосферные плоскости, по две с каждой стороны. Задняя, почти у самых дюз двигателей — большая. Передняя, почти у кабины, маленькая. Сверху у акри имелся горб, круто вздернутый спереди и плавно снижающийся к корме. В этом горбу располагались системы вооружения.

О том, какие пилоты управляли Пэкингами эскадры Рабулеев, может сказать тот факт, что они не отвернули, увидев десяток машин противника, приближающихся к «Ювению»…


— Синий четыре, синий пять, — голос Комурами был такой неживой, будто говорил автопилот. — Приготовить «Омояри».

Точки вражеских акри уже на восьми кликах.

— Синий два, плюс два, минус три — продолжал командовать комэск. — Синий три, плюс четыре, минус шесть

(Занять позицию выше ведущего на два клика и позади на три и позиция на четыре клика выше ведущего и позади на шесть кликов)

— Синий четыре, Омояри активно, — доложил Найл Бирн.

— Синий пять, Омояри активно, — сказала следом и Татамо Юо.

(Омояри — это противокорабельная ракета).

— Два клыка, — выбрал командир тактический прием для атаки ганшипа. — Остальным! Это не боты! Смотрим, крутим башкой!


… Выдав еще один залп по Ювению, скоростной ганшип приотстал. А ему на смену явились четыре МЛА. А паки эскадры Рабулеев закрутили карусель с другими МЛА противника.

— Там уже все ясно, — сухо произнес Ферокс Рабулей на вопросительные взгляды.

Их переиграли. Вчистую. Оставался только один призрачный шанс. Удачное попадание. И если «Нерва» к тому времени будет еще на ходу, попытаться оторваться.

— Тот ганшип пошел за «Нинарией», — доложил Титус.

— Совершенно логично, — спокойно ответил Ферокс.

А вражеский командующий не собирался давать им шансов. Три корабля, шиновский корвет, большой ганшип, а за ними и иллирийский транспорт-носитель быстро сближались с «Нервой».


Восемь кликов. От «Нервы» полетели два плазменных шара. Корвет противостоящей эскадры даже не попытался увернуться, принял на их щит.

В ответ «Киуошо» выдал два средних заряда, а пару мгновений спустя еще и большой. Следом за флагманом отстрелялась «Арабелла». Один заряд большого калибра, а следом второй, поменьше. И третий, такой же.

Тибритский корвет явно не обрадовался такой огневой мощи. Он стал маневрировать, стараясь избежать хотя бы части зарядов. При этом расстояние между кораблями продолжало сокращаться.

Два заряда, один за другим, снова послал тибритец во флагмана вражеской эскадры. «Киуошо» опять ответил тремя. А вот «Арабелла» в этот раз пропустила… большим калибром. Ганшип, чуть довернув, выслал оппонентам лишь два плазменных шара средней мощности. А вот вступление в бой еще и носителя, оказалось неприятным сюрпризом. Да, это были четыре легких орудия ГК и лишь одно среднее. Но с такого расстояния они все попали…

* * *
Сага Анарин

48706.1. 3.5. Эпоха Тэндзи


(Прим. автора. По традиции в литературе хинодзинов, время делится не на года, а на эпохи. Эпоха — это время правления очередного Императора. Сейчас в Шин идет эпоха Тэндзи — «Спокойное созидание». Ныне, конечно, указывают текущий год, но считается правилом хорошего тона указывать еще и эпоху).


Когда я заходил на бот, который должен был отвезти меня с Гунтая на «Риодзё», на планете был закат. И я в этот момент почему-то подумал о тех, кто остается на Гунтае. О работниках столовой, которые сегодня остались почти не у дел. Почти все бойцы отправлялись в поход с эскадрой. И на ужине в столовой будет непривычно безлюдно.

В казармах сегодня кровати останутся заправленными. Только в одном здании будет, как и всегда. Три взвода, недавно сформированные из новобранцев, прибывших от клана Татамо, от клана Угуро, а большая часть — с Земли. До уровня территориальной обороны их подтянут (которая тут такая, какая в большинстве кланов считается основными боевыми частями).

Синохара Сакура, приемная дочь Кусаби-сама, провожала нас в порту. Она и служанки дома главы были подчеркнуто красиво одеты, лица строгие и одухотворенные. Мы, уходящие в поход, смотрели в открытые аппарели на них. Девушки не сдвинулись с места даже тогда, когда по ним ударила воздушная волна от взлетающих ботов и не пытались закрыться или отвернуться хотя бы, когда взметнулась пыль. Они стояли, и это было последнее, что мы видели, пока не закрылись аппарели (так принято у десанта, что аппарели закрываются только тогда, когда боты поднимаются на достаточную высоту).

Скорее всего, отец не одобрит мою инициативу. Но я считаю, что нельзя понять людей, если не разделяешь с ними их судьбу. Мой Путь — это стать наблюдателем, это так. Но… Я вижу в этих людях что-то такое, чего раньше не видел. Не ощущал. И я хочу понять, что это.

В этих людях нет фанатизма боевых монахов Хатимана. Нет черно-белого восприятия мира хайджири Аматерасу. Но у них есть внутренняя уверенность в том, что они делают все абсолютно правильно.


(Хайджири — что-то типа паладинов. Особый корпус тяжелых пехотинцев)


Поэтому я, вместе с третьим взводом второй роты прошел полную подготовку абордажника-десантника клана Унарё. Поэтому же я сейчас сижу в боте, в доспехах и с оружием в руках. Не потому, что я Сага. Не потому, что так приказал Кусаби Денис. Я, лично я, Сага Анарин, решил так сделать и лично заслужил право находиться здесь. Среди воинов, идущих в поход.

Теперь я понимаю, насколько… странно звучал мой вопрос Кусаби-сама, о том, верит ли он в победу клана Унарё. И понимаю данный мне ответ.

«Победа и поражение — это лишь взгляд наблюдателя. Воин, идущий по Пути, уже побеждает»

А еще я стал понимать отца, в части того, что никакое обучение не заменит личного опыта…

* * *
Система Рофуру. Владения клана Унарё


Татамо Хименей, стоя у визора в рубке «Киуошо», смотрел на поверженный корвет противника. С данного ракурса было не видно, но в сейчас корпус корвета был пробит иллирийскими десантными капсулами. Это «Аншидай» отрабатывал вживую абордаж при помощи этих самых капсул. Не все прошло хорошо, одна капсула вообще пролетела мимо и ее пришлось ловить ботами. Другая капсула влетела в порт акри и вошла прямо потолок ангара МЛА и бойцам из нее пришлось в буквальном смысле слова разбирать корабельный набор, чтобы вылезти. Но в целом абордаж прошел нормально. Выучка бойцов клана Унарё оказалась на голову выше противоабордажных сил корвета и тем более остальных членов экипажа. Они захватили необходимый плацдарм, перехватили управление системами, потом приняли остальных абордажников, уже на ботах, а затем четко, планомерно и стремительно захватили корвет. Но надо сказать честно, серьезных потерь не случилось только потому, что тибритцы дрались вяло. Это же наемники. Им нет никакого смысла биться до последнего.

— Кайшо-сама, — заговорил Татамо Хао. — Бот Кусаби-доно прибыл.

— Хорошо, — ответил Хименей.

Первая серьезная битва сводной эскадры. Не все прошло идеально, у Хименея образовалось немало вопросов к капитанам кораблей. Хотя на симуляторах все подробно и многократно отрабатывалось. Но, как обычно, реальность вносит свои условия, которые не предусмотришь заранее. Вот, например, кто бы мог знать, что командир Альфы в самый ответственный момент абордажа окажется не боеготова? (как раз капсула с Унарё Аями залетела в порт акри). А самое большое сопротивление абордажу окажет не команда корвета, а команда одного из ганшипов? Именно там абордажники понесли самые серьезные потери. Шесть человек оказались тяжело ранены, когда защитники просто закидали проход гранатами. При этом последним самим больше досталось, причем от разгерметизации. Двенадцать трупов образовалось.

— Сообщение с Коусоку, — снова произнес Татамо Хао. — Прибытие буксиров через восемь часов.

В этот момент раздался мелодичный сигнал. То есть только что в системе был зафиксирован переход!

— Один вымпел! — тут же среагировал Татамо Хао. — Удаление — тридцать два! Восемьдесят, тридцать!

— Класс, тип, чей? — отрывисто бросил Хименей, уже садящийся в свое кресло.

— Э-э… — пальцы Хао бегали по пульту. — Судя по размерам, не меньше крейсера… Это иллирийский крейсер, Кайшо-сама!

— Так, — сурово произнес Хименей. — Мы, Аншидай и Арабелла, строй — линия. Коусоку…

— С крейсера идет вызов! — прервал капитана Хао и озадаченно продолжил. — И… Вызывают Аншидай. Судя по данным со станций, щиты у них не подняты.

— Хм, что же, — ответил Хименей-сан. — Передай Хантинг, чтобы ответила. А мы послушаем…

Глава 9

17 июня 4049 г. по з.в.

48706.1. 3.6 по стандартному времени Шин.

49563 год СА. 3-й день, 2-й нундины, мартиус

95 дней до начала действия тангана Каяхара

Система Рофуру, владения клана Унарё


Длинная веретенообразная туша крейсера под светом местной желтой звезды выглядела, словно труп какого-то водоплавающего животного. Непонятная грязно-серая расцветка пятнами. Тут и там на корпусе чернели подпалины, темнели проломы, отсутствовали целые пласты брони. Корабль явно побывал в жестоком бою. Об этом говорил еще и огромный пролом в центральной части его корпуса. Там, где должны были быть палубы для акри. И этот удар почти переломил крейсер.

Денис и Райви зашли в рубку «Киуошо» ровно в тот момент, когда в районе кормы крейсера вырвался в космос белый цветок взрыва.

— Взрыв в реакторном отсеке, — прозвучал в рубке голос Бутча.

Именно Коусоку полетел к крейсеру. Специалисты по дереликтам.

— Все, это конец, — продолжил босс Рагуна. — Пошла цепная реакция.

На передаваемом видеоряде, корпус крейсера разорвала цепочка взрывов. На краткий миг сверкнуло в дюзах системных двигателей, а затем объективы засветило вспышкой. Через пару мгновений изображение вновь появилось. Съемка велась на приличном расстоянии, но было видно, что корма иллирийского эсвена буквально растаяла.

— Была пакетная передача, — произнес Татамо Хименей на хмурый вопросительный взгляд Дениса. — На Аншидай. Рубелла сообщила, что файл защищен. Ее техник пытается открыть, но Хантинг сообщает, что у файла есть возможность самоликвидации.

— Разумеется, — сухо произнес Денис.

Крейсер же продолжал разваливаться. Такое ощущение, что корабль был заминирован, столько было видно взрывов.

«А может и был» — пришла Денису мысль.

— Хименей-сан, — произнес Кусаби. — Мне нужен бот. Пока ждем Хайрунен, осмотрю обломки.

Татамо Хименей покосился на Дениса с легким удивлением.

— Хао, — коротко бросил Хименей штурману.

— Хай! — ответил тот.

— И передайте на «Аншидай», — произнес Денис. — Что Элли Кроу будет пилотировать этот бот. Пусть отправят ее сюда.

* * *
Корвет «Киуошо». Татамо Хименей


Только Хименей знал, что план «Железная Дева» не предусматривал захвата кораблей. По крайней мере, в таком количестве. Потому что Кусаби Денис не рассматривал того, что будут привлечены наемники. Так как это… Очень глупо. Нельзя доверять наемникам столь щекотливые вопросы. Даже капитанам кланового флота такое можно доверить далеко не каждому. Наемники же могут посчитать, что слишком опасно (как это и случилось, кстати) и попросту сбежать. Могут бросить свой корабль (и это тоже произошло в этом бою). То есть, огласка практически неизбежна. Но. Если Кайхацу и Дайгоро исходили из того, что сил для атаки на них клану Унарё не хватит, то они могли попросту наплевать на то, что произойдет огласка. Тогда да, кто поверит каким-то наемникам? Вот в этом случае именно использование наемников оправдано. Ну, захватили эти Унарё каких-то гайдзинов и что? Слово наемника против слова киёньшина.

Но вот какой фокус, теперь у клана Унарё оказались в наличии еще четыре корабля. И ладно ганшипы, а вот корвет, пусть и легкий, шиновский, это чрезвычайно замечательно. На корвет команду насобирать можно. Пока этот корабль чинят, команда пройдет обучение. Вот Татамо Хименей и думал над тем, где взять людей. Капитаном однозначно пойдет Татамо Рюу. А вот команду, похоже, придется снимать с одного из ганшипов, которые проходят ремонт на станции Эйрен. Плюс Рюу наверняка поставит вопрос, чтобы своих офицеров с собой забрать…

«Чихаро, — думал Хименей о том, какой ганшип «оголить». — Туда можно сборную команду посадить. Отбиваться от акри ума много не надо, это не в линии стоять. Юсоу пусть и только сел на него, вроде с мозгами. А корвет надо в линию ставить».

Тибритский корвет пострадал не сильно. Другое дело, что модернизировать его не получится, нет ни времени, ни, самое главное, денег. Зато можно сделать следующее. Переставить реакторы с того быстрого ганшипа наемников на корвет. Все равно ганшип весьма сильно пострадал. А так получится весьма существенно поднять энерговооруженность корвета. И, если идти далее, раз стоит задача по максимуму и как можно быстрее повысить боеспособность именно корвета, то можно поснимать оборудование с остальных кораблей эскадры наемников. Собрать из четырех кораблей один.

Вряд ли вот такое хотели сделать Дайгоро. Усилить противника. С другой стороны, Хименей знал, какую информацию им сливали. Если бы он, Хименей, на месте Дайгоро рассчитывал из того, что они знают, он бы тоже не подумал, что Унарё имеют доступ к ремонтным мощностям на таком уровне.

Противнику прогнали, что это клан Татамо ДО всех событий загнали на ремонт свои корабли. И это Татамо победили в битве за Маан, разогнав каких-то наемников. Поистине, полуправда гораздо опаснее лжи. Битва была? Была. Победили Унарё? Именно так. То есть в версии, представленной противнику, это Татамо, под камоном Унарё там победили. Так сказать, им, Татамо, пришлось самим проявиться, когда у них начали отжимать планету — источник денег. При этом имелись потери, Татамо потеряли два ганшипа… Если бы Хименей не знал, что всё было совершенно не так, он бы сам поверил в эту историю. Выглядело все логично, последовательно, а, значит, правдоподобно. К тому же, Каяхара хотелось верить, что Унарё слабые…

Да уж, слабые. У Кусаби имеется иллирийский транспорт. Иллирийские новейшие тяжелые доспехи. А сейчас появился опять иллирийский крейсер. Обломки которого Кусаби сейчас осматривал.

А еще инструкторы из Русского Союза (Хименей уже навел справки, что это за объединение). На Арабелле команда из клана Хиого. По отдельности участие этих игроков объяснимо и, самое главное, понятно. Но вот вместе…

Тут пахнет уже не клановой войнушкой. Похоже, Кусаби Денис желает играть по-крупному. Очень по-крупному. А если учесть, что Олег Шелехов разрабатывает якобы чисто в порядке личного развлечения, план атаки на станцию Эйрен… И Хименею не верилось, вот совсем, что он узнал об этом чисто случайно… Это у Кусаби-то, с его паранойей? Да и Шелехов тоже не подарок. Проще к императору пробраться, чем в бункер Олега. Случайно, да-да. Чисто случайно Хименей зашел в такт. зал Шелехова и увидел карту системы Альяри, где находится вышеупомянутая станция.

И именно это мирило Хименея со словами Кусаби о том, что он, Хименей, не будет принимать решения по управлению кланом. Во-первых, каким кланом. Денис собрался сделать общий клан, голову, так сказать. И по итогам войны, этот клан, Теннай, станет уровня Китцу. Поэтому Кусаби и не торопиться с Хеддоси. Потому что он хочет, чтобы кланы Угуро, Татамо и Унарё… и Каяхара были на одном уровне. Со своими главами.

— Кайшо-сама, — заговорил Татамо Хао. — Кусаби-доно вызывает.

— Давай, — кивнул Хименей.

— Белый Шесть, — раздался в рубке «Киуошо» женский голос.

— Вымпел три, белый шесть, слушаю, — ответил Татамо Хао.

— Это Кусаби, — заговорил уже глава клана. — Хименей-сан.

— Слушаю, глава, — ответил Татамо Хименей.

— Необходимо уничтожить обломки крейсера, Хименей-сан, — произнес Денис. — Так, чтобы было непонятно, кого здесь разнесли.

— Принял, Кусаби-сама, — ответил Хименей.

— Я буду на Аншидае, — произнес Кусаби. — Конец связи.

«Хм, хочет оставить признаки боя?» — подумал Хименей.

— Мы и Арабелла, Хао, — заговорил Татамо Хименей. — Курс на обломки. Приготовиться к стрельбе.

— Мы и Арабелла, курс восемьдесят, тридцать, — деловито повторил штурман и заговорил уже по связи. — Вымпел два.

Хао ответил офицер с «Арабеллы».

— Вы включены в группу один, — сухо произнес штурман. — Курс восемьдесят, тридцать. Активировать вооружение.

— Начнем с максимального расстояния, — добавил Хименей. — Раз уж выпала возможность, отработаем…

* * *
Огромный корабль-док «Велунд», был арендован фирмой Кими Хайрунен. По размерам, это был транспорт Хандимакс. Грузоподъемность на тридцать шесть тысяч, триста метров в длину. Для сравнения, корвет «Киуошо» был длиной семьдесят три метра и для кораблей такого класса это было довольно много. Обычно корветы были в среднем пятьдесят пять — шестьдесят метров.

В док «Велунда» ганшип можно завести поперек. В корабле были убраны переборки между слотами, все оборудование перенесено на корму или в нос, чтобы максимально освободить внутреннее пространство. Фактически, нос и корму «Велунда» соединяла лишь хребтовая балка. Грузовой слот, для удешевления, был лишен системы жизнеобеспечения.

Прибыв в систему, «Велунд» в первую очередь подошел к тибритскому корвету. Из корабля, как рыбки-пираньи, вылетели буксиры, а сам док завис на корветом. И створки-крылья его «брюха», стали медленно раскрываться…

— Здравствуй, Хименей! — весело поздоровалась Кими.

Татамо Хао на такое фривольное обращение к адмиралу поморщился. Но Кими и Хименей еще когда модернизировали «Киуошо» близко сошлись, да и гайдзинка, что с нее взять…

— Кими, — слегка ухмыльнулся Хименей. — А вы быстро.

— Так наготове стояли, — задрала подбородок девушка. — С вами по-другому нельзя! Однако, вы тут изрядно накрошили! Вы что, теперь в пираты подались?

— Наоборот, Кими, — усмехнулся Хименей. — Пираты к нам пристали.

— Они что, больные? — недоверчиво спросила девушка. — Или слепые?

— Идя на разбой, готовься быть нищим, — ответил поговоркой Татамо Хименей. — Сколько вам надо времени?

— Если очень быстро, то здесь пара часов и потом еще два в перепрыжке, — ответила Кими. — Вас сильно прижимает?

— Скажем так, мы не торопимся, но висеть здесь долго нежелательно, — ответил Хименей.

— Ага, вижу, — Кими посмотрела в сторону, видимо, на радар.

Облако обломков немного в отдалении от группы кораблей было трудно не заметить…

* * *
Огромный корабль, поглотив в своем чреве маленьких собратьев, величественно и неторопливо стал разгоняться. За ним последовали два боевых корабля — Коусоку и Арабелла.

Открылась воронка перехода. Три корабля окутались пеленой щитов и их затянуло в подпространство.

Вскоре и остальные корабли эскадры Унарё, построились в походный ордер. Сначала прыгнул ганшип «София». Остальные корабли последовали за ним через минут десять. Они перемещались к Гунтаю. Нельзя слишком долго теперь оставлять главную систему клана без защиты.

Один за другим корабли покидали систему. План «Железная Дева» завершился. Клан Унарё одержал первую серьезную победу…


… На планете Авадзи, возле покинутого поселка, на изрытой воронками посадочной карте стоял бот. Бойцы высадились ровно там, где еще буквально год назад, произошел бой между наемниками и бойцами клана Унарё.

Отряду нужно было приземистое бетонное здание на окраине поселка. Именно там располагалась диспетчерская (точнее, должна была располагаться). Прибывшие вместе с отрядом спецы сейчас подключались к линиям связи, которые шли от антенн, установленных вокруг поселка.

Командир отряда, стоя у здания, смотрел на место памятного боя. Этот молодой мужчина был среди тех, кто тогда оборонялся здесь. И вот прямо здесь, у диспетчерской, отряд, в который тогда входил командир, полег под огнем противника. Сейчас командир понимал, что полезли они тогда совсем дуриком. Глупо было полагать, что столь грамотно действующие бойцы, забудут о фланговом охранении. В результате, из двадцать с лишним человек отряда Унарё, выжило чуть меньше половины…

Та же планета. То же место. И даже погода точь-в-точь, как тогда. Низкие серые тучи и время от времени пролетают холодные капли. Но как же иначе чувствовал себя сейчас командир. Нет этого ощущения напрасности, бесполезности. А есть гордость. Знание, что сейчас он и все остальные способны на очень многое. И то самое ощущение, ради которого стоило проходить столь жесткое обучение. Понимание себя профессионалом.

— Командир! — раздался голос, юношеский, звонкий. — Вас зовут!

— Иду, — коротко бросил мужчина.

Радио, как и остальное оборудование, требующее электропитания, сейчас не использовали, заряд батарей не вечен, а сидеть тут предстояло десятину, а может и больше. И дело даже не в том, что по рации будет не поговорить, а в том… Что это уже привычка. Вдруг враги, а у тебя батареи дохлые?

Мужчина вновь оглядел место памятного боя, где все еще были видны воронки, следы от разрядов на стенах. И на автомате размышлял о том, как следовало поступить тогда. Как нужно было атаковать противника, чтобы сбить его с позиций…

«Да вообще не надо было тут переться, — думал мужчина. — Простреливалось же насквозь. Вон, за домами просочиться, подобраться, закидать гранатами. Как минимум заставили бы прижаться к земле и вот тогда уже атаковать».

Командир вздохнул. К сожалению, тогда клан был слаб. И к счастью, теперь это уже не так.

Мужчина сощурился, глядя в серое небо. Да, теперь уже как прежде не будет. Потому что они уже не прежние. Командир сжал кулак, поднял руку перед собой.

— Жаль, что вы этого не видите, — негромко произнес он, обращаясь к павшим товарищам…

* * *
Аншидай. Переход до Гунтая. Ревекка Поссет


Каюта Дениса на Аншидае была несколько переделана. Тут стоял инженерный стол, большая кровать. И даже душ имелся, куда Кусаби немедленно и забурился.

«Кстати, почему тут вообще есть каюта именно Дениса?»

Райви сидела на кресле, у этого самого стола. И он был самый настоящий, то есть на нем можно было поработать.

«Похоже, эта стерва что-то замыслила», — сощурилась Райви.

Стерва, реально стерва. Расчетливая тварь. Уж Райви-то про эту… знает много!

«Значит, вот куда мы нацелились, Руби? Значит, много сил понадобится?»

— Райви! — крикнул из душа Денис. — Руби говорит, под столом холодильник!

Вот же сучка. Райви нагнулась и действительно, увидела холодильник. А когда она открыла его, то не удивилась, увидев банки с алкоголем. Райви достала одну… Пиво. Ага.

— Тридцатый! — громко сказала Райви.

И вскоре в ее динамике раздался короткий сигнал. О да, иногда его паранойя очень удобная вещь. Даже не стал уточнять, зачем нужно перейти на другой канал. И в душ, кстати, пошел с передатчиком.

— Слышь, ты… — процедила Райви. — А с каких пор Руби проявляет такую заботу?

— Чего? — не понял Денис.

— Почевокай тут мне! — рявкнула девушка. — Какого хрена она тут гнездышко устроила?! Вы чего, трахаетесь тут, да?

Мгновение молчания.

— Райви, — озадаченно произнес Денис. — Во-первых, когда? Во-вторых, мне пока верхняя голова не отказывает, реально любовниц заводить. В-третьих…

— Да замолкни! — Райви коснулась динамика за ухом, вырубая связь.

Да, он же скучный, просто до отвращения! Он если бы и развлекался тут с Хантинг, обставил бы это кучей условий. Да и зачем ему бы понадобилась такая каюта? У Руби своя есть. Райви зло цикнула.

Минут через десять в кабинке зашумело, это Денис сушился. Через минуту он вышел их кабинки и прошлепал до шкафа. Отодвинул дверцу в сторону, оглядел внутренности.

— Откуда ты знаешь, что тут, где лежит? — с подозрением спросила Райви, когда парень достал халат.

— Логика, слышала такое слово? — иронично ответил Денис. — Если есть шкаф и душ, должен быть и халат.

Он надел халат, совершенно обычный, серый такой и повернулся, запахиваясь.

— И с чего у тебя вдруг приступ ревности разыгрался? — ехидно поинтересовался Денис.

Райви в ответ скорчила гримасу. Парень усмехнулся. Он дошел до кровати, сел на нее. Чуть влажные белые волосы обрамляли его лицо, делая Дениса похожим… на девчонку. Впрочем, он тут же разрушил этот мимолетный образ, зевнув во всю пасть

— То вы с Шень список допущенных составляете, — произнес парень, почесав живот. — То ревность с ровного места. Вас фиг прочитаешь.

«Черт, вот же! И это знает! А Змея-то бахвалилась, что все предусмотрела! Стоп… А может она сама и рассказала? Эта может… Типа, показать, что она тут самая… Самая… Самая, короче!».

— Ладно, — махнул рукой Денис. — Каждый по своему стресс сбрасывает. Делу это не вредит и хорошо. Кинь в меня чем-нибудь?

Парень показал на холодильник.

— Ай-яй-яй, — укоризненно произнес Денис, поймав с силой запущенную банку. — Райви, ну что за выходки?

— А терпи, — спокойно заявила девушка. — Сам же в койку затащил.

— Вот не надо! — выставил ладонь вперед Денис. — Вы, девушка, хотели этого не меньше!

— И что? — приподняла бровь Райви. — Кто тебе поверит?

Денис криво улыбнулся в ответ. Он открыл банку, сделал мощный глоток и зажмурился от удовольствия.

— Хорошо! — выдохнул он.

Райви криво улыбнулась, смотря на Дениса. А тот буквально в два глотка опустошил банку, поставил ее на пол и откинулся на кровать.

— Думаю, что с коллегами делать, — произнес Денис, заложив руки за голову и смотря в потолок. — Всех мочить как-то не хочется.

— Пустота большая, всех примет, — равнодушно произнесла Райви.

— Ох, слышали бы тебя парни, — усмехнулся Денис. — Рыцарь Света предлагает всех убить.

— Сами придумали, сами поверили, — фыркнула девушка и деловито добавила. — Про выкуп не думал?

— Хм, а их выкупят? — с сомнением произнес Кусаби. — У тибритцев нравы какие-то слишком меркантильные…

Денис резко замолк. Райви хмыкнула. Озарило опять. Сейчас пойдут идеи обогащения.

— Нам нужен источник информации, — заговорил Кусаби. — По внутренним раскладам у плащников.

— Не думаю, что простые наемники в курсе этого, — возразила Райви.

Она опять приняла роль критика. А Шень любит в дурочку поиграть. Или в сверхциника.

— Простые вряд ли, — согласился Денис. — Но их командира тоже захватили. Аями их заманила на палубу спас. капсул. Кстати, вот ее в список вы зачем включили?

«Вот же… Он точно читал этот хренов список!».

— Как это вы с Рюриковым… Нужен герой? — иронично ответила Райви. — Не надо было девочку впечатлять. У нее теперь твоя физия на месте бога.

— Райви, да ничего я с Аями не делал! — возмутился Денис. — Вот те крест!

— Что за странный ритуал? — удивилась Райви, когда парень коснулся щепотью плеч, груди и лба.

— Между прочим, христианство — одна из главных религий Земли! — наставительно ответил парень. — В прошлом…

Иснова ему будто звуковой тракт вырубили.

— В Тибрите пиратство распространено, — заговорил Денис, после длинной паузы. — Особенно в отдаленных провинциях.

— Хочешь под пиратов работать? — уточнила Райви.

— Нам надо флот содержать, — ответил Денис. — А месторождений урана на Гунтае почему-то не нашли. Но пиратство… Это же мы получим головорезов со свернутыми на бабло мозгами…

— Типа тебя? — ехидно вставила Райви.

— У меня характер нордический, стойкий, фиг свернешь, — усмехнулся Денис, а потом нахмурился. — Черт, мысль ускользает. Башка ватная, после всей этой чехарды.

Парень снова зевнул, потер кулаком глаза.

— Так, надо мне…

— Да успокойся уже, глава, на, — укоризненно произнесла Райви. — Лететь еще шестнадцать часов. Успеешь.

Она поднялась.

— А ты куда? — поинтересовался Денис.

— Поговорить мне надо, — отрезала Райви.

— А, женские секретики, — вялым голосом произнес парень. — Ладно… Я пока действительно подрыхну. Надеюсь, я проснусь? На корабле?

— Завянь, на! — рыкнула девушка…

* * *
Земля. Мегаполис «Европа». Элен Синицина


Поистине, в тот день, когда Элен решила проследить за Кусаби, сама судьба вела ее за руку. И это было забавно, что по итогу она снова вернулась на Землю. Но уже совсем в другом качестве. И сейчас, приходящие к ней, видят не девчонку с нижних уровней, а отлично и стильно одетую дамочку, из приличной семьи с верхних уровней. О, эту роль Элен могла играть круглосуточно!

Сейчас Синицина сидела в довольно неплохом офисе, на тридцать втором уровне. Небольшом, но так было нужно. Это корпоратам надо подавлять размерами, а ей нужно дело делать. За дело Хиого Юмико спросит со всей тщательностью, Кусаби знал, кого ставит кадрами заведовать.

Но все же, каждый раз, когда к ней заходил очередной кандидат, Элен ощущала свое превосходство. Это было словно наркотик… Нет, не так. Это был, как маленький оргазм. Она распоряжалась судьбами…

— Что пишут? — негромко спросила Каролин Стюард, сидящая на гостевом стуле.

Вот ей возвращение на Землю не нравилось. Но ее сюда прислали… Смотреть на людей. Причем, сопроводительная записка была написана Элли. «Сестрой» Кусаби. И Элен с Элли была согласна. Каролин слишком наивна. И перед тем, как она станет всерьез учиться, ей нужно набраться личного опыта. А то попадет опять в какой-нибудь глупый переплет.

— Как обычно, нужны люди, — ответила Элен. — И в этот раз это будет касаться тебя напрямую.

— Меня? — удивилась Каролин.

— Ага, — ответила Синицина. — Кусаби хочет, чтобы теперь мы обратили внимание на инженерные кадры.

— Зачем? — недоуменно спросила Каролин.

— Кэр, — вздохнула Элен. — Это очевидно. Клану нужна база. Экономическая. Если говорить проще, надо что-то производить. Вот, смотри.

Элен подняла еще один голоэкран, для Каролин. Девушка заинтересовано наклонилась к экрану.

— В первую очередь нужны строители, — наставительно произнесла Элен. — И техники. Какой вывод можно из этого сделать?

— Ну, будут что-то строить, — пробормотала Каролин…

И сощурилась. Элен слегка улыбнулась. Все-таки Кэр не глупая. Просто жизнью не битая.

— Строители и техники, — пробормотала Стюард. — Значит… Хм… Хм-хм… Будут строить порт? Стоп, работа в пустоте… Станцию?

— Совершенно логичный ход, — произнесла Синицина. — Сажать каждый корабль на поверхность, это хлопотно, дорого… И не безопасно.

— Понятно! — Каролин обрадовалась своей догадке.

И тут же погрустнела.

— А я-то чем могу помочь? — глухо спросила она.

— Видишь ли, в любом деле есть особенности, — ответила Синицина. — Слова, манера себя вести, строить речь, это все безошибочно выдает профессию. Ты же собираешься в инженеры? Твой отец техником работает. Никто тебя не будет просить, Кэр, собеседовать специалистов. Но отсеять совсем уж негодных, ты сможешь. Вот давай, спроси какую-нибудь штуку, которую знает любой техник.

— Хм, — Каролин задумалась, потирая подбородок. — Стандартная частота потока… Не, это… А-а! Только это не вопрос, а так, прикол…

— Вот ты сейчас пойдешь, — наставительно произнесла Элен. — И набросаешь список таких… приколов. Это раз. Два, когда будут приходить кандидаты, будешь на них смотреть. И говорить, кто, по-твоему мнению, реально работает, а кто чисто внахалку приперся.

— Кому говорить? — напряглась Каролин.

Синицина только вздохнула.

— А ты здесь кого-то еще видишь? — насмешливо спросила она. — Можешь, конечно, Фангу сказать, но только если уж совсем кого-то неправильного увидишь.

Раздался мелодичный сигнал и на голоэкране перед Элен вышло сообщение.

— Пора работать, — строго произнесла Синицина. — Кэр. Ты здесь для того, чтобы научиться подходить к делу серьезно. Считай, что мы с тобой на практике. А самое главное…

Синицина наклонилась к Стюард.

— Помни о том, что наши отцы теперь не выжимают себя, чтобы оплатить наше обучение, — сухо произнесла Элен. — И кстати. Подумай над тем, что твоего отца тоже можно будет привлечь.

Синицина показала на голоэкран перед Каролин.

— Я, как увидела это, сразу послала сообщение папе, — Элен чуть улыбнулась. — Хватит ему бегать по Дну.

— Я… — Каролин покраснела, стиснула зубы. — Можно мне… То есть, это будет…

— Кэр, ну ты вообще! — даже несколько разозлилась Элен. — Да кто тебе что скажет, если ты родного отца из этой помойки вытащишь? Ну?

Каролин сперва оторопела от напора Синициной. А потом на ее губах появилась несмелая улыбка. И тут же она задумалась.

— А ведь папа знает много техников, — медленно произнесла девушка. — Он же может с этим помочь…

— Вот, наконец-то ты голову включила! — удовлетворенно произнесла Синицина. — Мой папа уже это делает. Всегда нужно искать возможности, Кэр! Найдем хорошие кадры, нас похвалят! И наградят, понимаешь?

Элен предвкушающе улыбнулась. Даже скорее оскалилась.

— И не оставят прозябать внизу, — ухмыльнулась она. — Включай почаще голову, Каролин. Ты же будущий инженер, разминать мозги для тебя крайне полезное занятие…

* * *
Аншидай. Переход до Гунтая


Продрых Денис до самой системы перепрыжка. То есть семь часов. И разбудил его именно следующий прыжок. Если бы не он, то, возможно, Денис бы еще продрых.

Сон пошел на пользу. Голова была ясная, мысли потекли прям потоком, стоило только поставить вопрос.

Райви обнаружилась рядом, спящей. Следов боестолкновения на ней не наблюдалось, сигнала боевой тревоги слышно не было, дверь на месте. То есть разговор прошел более-менее мирно.

«И зачем им вообще это нужно?» — вздохнул Денис.

Ясно же, что Рубелла троллит. Ну, и еще она, похоже, намеренно использует слух о связи с Денисом. Тоже можно понять, так чуть проще жить, когда окружающие думают, что у тебя с самым главным более близкие отношения. И ведь Райви это наверняка понимает, она вообще-то, учится не где-то, а на философском отделении. Просто… Видать, им всем нравится эта игра.

— Ну, и куда тебя понесло? — раздался сонный голос, когда Денис встал с кровати.

— Да, хочу подумать, — ответил парень. — Камбуз тут все еще наличии, интересно?

Райви фыркнула. Потом потянулась. И Денис, практически против воли, скосил глаза на великолепное женское тело, с которого сползало одеяло. Райви, конечно, спала исключительно голышом. «Тело должно отдыхать».

— Мы придем… через час, — произнесла девушка. — Надеюсь, вам этого хватит.

— Нам? — недоуменно спросил Денис. — Мы?

— Вали уже, дай поспать! — Райви сделала прогоняющий жест и повернулась спиной.

Денис несколько мгновений смотрел ее голую спину. Потом потер переносицу, словно голова резко заболела.

«Это еще Шень тут нет. Хаоса было был больше раза в два»…


… А камбуз все же переделали. Точнее, перенесли его, в помещение поменьше и поближе к мостику. Потому что готовить одному на… Так, команда человек двадцать, десять пилотов, сорок человек ДАГ… В общем, на такую ораву готовить — это уже не хобби, а довольно утомительное и практически бесконечное мероприятие. Сиречь, это уже должность. Так что для «нижних чинов» имелось отдельное помещение для готовки и приема пищи и отдельные люди для готовки. А Элли готовила исключительно для управленческого звена. Так что камбуз был поменьше. Человек на десять, если плотненько сесть.

— Готовишь себе замену? — спросил Денис, когда они с Элли оказались вдвоем.

Девушка и вправду натаскивала трех хинодзинок, для работы в капсуле. Трех, потому что людям больше двух часов в режиме полного погружения не выдержать.

— Да, — коротко ответила девушка. — Полагаю, мой Путь вскоре разойдется с капсулой пилота.

— Да, скорее всего, — кивнул Денис.

Они, не сговариваясь, действовали по тому ритуалу, который был заведен. Один вскрывает упаковки с овощами. Элли достала мясо. И ведь кухня другая, но они друг другу не мешались.

— Мы тут, типа, интимным чем-то сейчас занимаемся? — поинтересовался Кусаби.

— Наш глава известен своей любвеобильностью, — с легкой иронией отозвалась девушка.

Денис с досадой поморщился. А потом он поднял левую руку, поднял голоэкран над коммом.

— Что было в том файле? — спросил парень, убедившись, что их не подслушать.

Элли достала большой нож-шеф из стойки.

— Координаты, — негромко ответила она. — Три точки. Одна в Империи Шин. Одна в неизвестном космосе. И одна… Похоже, не до конца. Неточная. Или я не поняла.

— Координаты проверяла под моим профилем? — сухо спросил Денис.

— Да, конечно, — ответила девушка.

Денис вывалил картофельные клубни из пакета на стол.

— В Шин — где точка? — спросил парень.

— Карусима, — ответила Элли.


(Карусима — столичная планета Империи Шин)


Денис слегка нахмурился.

— Хинодзинам мы известны, — произнес парень. — То есть, что-то находится на Карусиме, что имеет к нам отношение.

Элли покосилась на задумчивого парня.

— Сперва мы проверим вторую точку, — произнес Денис. — С Карусимой… Все будет сложнее. Есть еще кое-что.

Парень разрезал клубень.

— Как крейсер вышел точно в эту систему? — произнес Денис.

— Вряд ли это можно понять умозрительно, — откликнулась девушка.

— Интересно в этом то… — Кусаби поднял нож, проверил пальцем заточку. — М-да… Дай-ка мне другой.

Парень указал на стойку с ножами. Элли вытащила нож, подала его Денису.

— Так вот, — произнес тот, взяв инструмент. — Если предположить, что мы каким-то образом подаем сигнал, то крейсер… Файл был только для тебя. То есть крейсер должен был выйти ровно туда, где находишься ты. Допустим, он где-то висел, а получив сигнал, прыгнул. Но судя по его состоянию, он мог просто не добраться, если далеко находился. Мог не застать в системе тебя, если расстояние большое. Понимаешь, к чему я?

Элли задумалась. Некоторое время на кухне были слышны только стук ножей.

— То есть, есть такая технология… — заговорила девушка. — Он…

— Уже находился в подпространстве, — произнес Денис. — И вышел ровно там, где была ты. И в этот момент наш с тобой Путь приобретает радикально меркантильный смысл.

Денис смел нарезанный клубень в пластиковую миску.

— Вопрос, зачем вообще передали этот файл? — произнес парень. — А потом подорвали корабль, чтобы мы не смогли его осмотреть.

— Возможно, — негромко произнесла Элли. — Они не хотели, чтобы что-то узнали… люди?

Денис некоторое время молчал.

— Что же, тогда я заинтересовался, — сухо произнес он. — Сильно.

Денис поднял левую руку, вытащил голоокно. И деактивировал защиту кухни. И буквально минут через десять после этого дверь уехала в сторону. То есть кто-то, по фамилии Хантинг, сидела и ждала, когда же кухня снова появиться в системе мониторинга.

— А где Райви? — спросила Рубелла, войдя на камбуз.

— У нее нет доступа к системам, — иронично заметил Денис.

— Ну, это ее проблемы, — деловито заявила Хантинг и с предвкушением оскалилась. — Что у нас на ужин?..

* * *
Система Нара. Планета Карусима. Материк Ои. Дворец Широ Такае Канго


Император Тэндзи имел привычку после ужина гулять по саду… И устроившись в одной из многочисленных беседок, читать донесения, сообщения и прочую личную с ним переписку.

То же самое произошло и сегодня. Император дошел до беседки на берегу декоративного прудика. Несколько мгновений стоял, оценивая, здесь ли он хочет посидеть. А потом дошел до беседки и устроился на одной из скамеек.

На вид императору было лет тридцать. Длинные белые волосы, убранные в замысловатый узел на затылке. Омиками Даён пользовался успехом у женщин, черты его лица были тонкие, породистые. Парадокс, но Император Тэндзи не представлял собой типичного хинодзина, в его крови явно были тибритские мотивы.

Достав из кармана-рукава (на мужчине была традиционная одежда) брусок проектора, он положил его на столик и включил. Над бруском появился голоэкран.

— Ага, Мари, — произнес Император. — Что же, начнем с интересного.

Император открыл сообщение и углубился в чтение.

— Ха, он даже своих Сага делает, — хмыкнул мужчина. — Ну-ну.

Император дочитал короткое сообщение. Откинулся на спинку скамеечки. И посмотрел на гладь прудика задумчивым взором.

— Надо… ограничить, — произнес, наконец, мужчина. — А то знаю я… Но с другой стороны…

Император снова задумался.

— Когда-то и подбодрить нужно, — произнес он, наконец. — Посмотрим пока.

Глава 10

23 июня 4049 г. по з.в. (Шесть дней спустя после сражения в системе Рофуру)

48706.1. 4.3 по стандартному времени Шин.

49563 год СА. 1-й день, 3-й нундины, мартиус

89 дней до начала действия тангана Каяхара

Система Юрай, планета Сёнзай. Столичная планета клана Каяхара.


Сайтасё, городок-поместье клана Каяхара, был расположен в горах, в живописной долине, на берегу озера. В этих широтах планеты был довольно холодный климат, зимой иногда выпадало много снега. И почему-то Каяхара Гюто, наследник главы клана Каяхара, выбрал именно это поместье своей главной резиденцией.

Прибывший в городок Дайгоро Райво, старший сын наследника клана Дайгоро — Дайгоро Яуро, пока шел от стоянки флаеров до главного здания замка Фаюро, изрядно продрог. Хотя уже была не зима, а начало весны, но ветер с озера словно вбирал холод замерзшей поверхности.

— Господин ждет вас, Дайгоро-сан, — на входе Райво встретила служанка.

В скромном строгом традиционном одеянии. Серое кимоно служанки было теплым, здание хоть и отапливалось, но сквозняков в столь большом доме хватало.

Вынырнувшая откуда сбоку вторая служанка приняла плащ Райво. Это был специальный плащ с подогревом. Дайгоро остался в полувоенном, полутрадиционном черном костюме: френч со стоячим воротом и штаны прямого покроя, как у формы.

— Прошу, Дайгоро-сан, — пригласила первая служанка, когда Райво вышагнул из раскрывшихся сапог и остался в чем-то типа тапочек.

Служанка пошла впереди гостя. От пола шло тепло, но все равно здесь ходили в обуви. Место проживания вносит свои особенности даже в самые традиционные традиции.

Пришли они в гостевой зал. Вкусы по части таких мест у Дайгоро Райво и Каяхара Гюто совпадали.


— Господин просил его немного подождать, Дайгоро-сан, — тихо произнесла служанка.

— За чаем ожидание будет гораздо приятнее, — сразу сказал, что хочет, Райво.

— Я немедленно об это позабочусь, Дайгоро-сан, — склонилась девушка.

Райво прошел к низкому столику…


… - А он вас сумел удивить, — произнес Каяхара Гюто, входя в комнату. — Признай, вот такого хода вы не ожидали.

Наследник главы Каяхара был высок, строен, широкоплеч. Волевое лицо, выраженный подбородок, пристальный взгляд. Такие мужчины нравятся женщинам. Такие мужчины пользуются авторитетом у других мужчин. Так должен выглядеть правитель. Именно такими рисуются завоеватели.

Каяхара Гюто был облачен в простой черный халат, разумеется, шелковый. Но даже в этом халате мужчина выглядел… Правильно. Мужественно и с достоинством. Волосы убраны в небрежный хвост, но даже эта небрежность не выглядела неряшливо.

Гюто устроился напротив Райво. Служанка, прекрасно знающая вкусы своего господина, тут же принялась наливать чай. Она насыпала чая в заварной чайничек, взяла большой чайник с кипятком.

Когда кипяток заполнил заварник, вместе с паром по комнате поплыл тонкий аромат. Служанка взяла пиалу с чайного столика, наполнила ее, потом поставила на стол, на квадратик из синей ткани, повернула чашку и поклонилась, показывая, что закончила малую упрощенную церемонию.

Тихо ступая, девушка дошла до выхода, повернулась и вышла в коридор спиной вперед и с поклоном. А вот двери закрылись сами. Внешняя архаичность была лишь декорациями. Эта комната имела не только звукоизоляцию. Здесь можно переждать близкий взрыв. Или… Закрыть того, кого не хочешь выпускать.

— Ну, не прямо удивил, — возразил Дайгоро Райво на слова Гюто, сказанные вначале. — Да, этот вариант был не самым вероятным, но он тоже рассматривался. Поэтому и были посланы наемники.

— Если бы я не знал, Райво, — многозначительно произнес Гюто. — Что у Унарё сил немного, я бы посоветовал вам быть осторожнее. Этот Кусаби довольно резок.

— Молодость, — хмыкнул Дайгоро.

— Нет, это не молодость, Райво, — покачал головой Каяхара. — Точнее, не только молодость. И это… очень жаль, что Унарё заполучили именно такого человека. Если бы Кусаби имел чуть больше времени, думаю, он бы и вам смог бросить вызов.

— К счастью, времени у него немного, — сухо заметил Дайгоро.

Глава 11

30 июня 4049 г. по з.в.

82 дня до начала действия тангана Каяхара

Система Хайкари, планета Гарумин

(через шесть дней с последних событий)


Четырехместная БМП «Тонби», достигнув крайней точки маршрута, остановилась.

— Это здесь, господин, — напряженным тоном произнес Сайсё Ихара, сидящий рядом с водителем.

Сайсё Нифу, сын главы клана Сайсё ничего не ответил. Мужчина сидел на заднем сидении с напряженным лицом. И молчал.

— Видишь что-нибудь? — спросил у водителя Ихара.

— Нет, — коротко ответил боец. — Включим сканер?

— Не надо, — холодно и веско бросил Сайсё Нифу. — Если жить хотите. Выключай репульсоры, ждем.

Ихара с удивлением посмотрел назад. На лице водителя вообще изумление пропечаталось, словно с ним внезапно сам броневик заговорил. На автомате боец выполнил приказ. БМП опустилась на землю. В салоне повисла тишина. Такая, что даже стали слышны звуки снаружи. А через бронестекло они доходят очень приглушенными.

«Тонби» стоял у края когда-то престижного коттеджного поселка. Во времена Иру здесь проживали зажиточные граждане. Настолько зажиточные, что рядом с поселком имелась своя посадочная площадка.

Теперь поселок представлял собой декорации к фильму про апокалипсис. Бассейны, обложенные розовым камнем, а рядом сгоревший дом. Широкая улица, которая завалена мусором, ветками и целыми стволами деревьев. Разбитые, а потом разобранные флаеры, которые в то время были дорогими. Декоративные деревья и кусты, разросшиеся в густые и темные заросли. Остатки лоска и респектабельности еще больше подчеркивали то, что здесь теперь если и живут, то уж точно не зажиточные люди.

Сайсё Нифу смотрел в окно, на крайний дом. Провалы окон, разрушенный каменный забор. Сквозь пролом был виден запущенный сад. А когда-то жившие здесь люди строили планы на будущее. Во дворе, возможно, бегали дети… Удастся ли вернуть Гарумину будущее?

— Да ладно, — вдруг произнес Ихара.

Нифу посмотрел вперед. И увидел, что с неба спускается бот. Явно военный бот, только они способны упасть с выключенными движками, то есть, не грохоча на всю округу. Но раз бот спускается, значит, он вылетел с корабля?

— Возвращаетесь обратно, — коротко бросил наследник. — И, Ихара, не дергайтесь. Если мы видим бот, значит, нас контролируют.

— Это понятно, — кивнул Ихара. — Господин, а вы…

— Ихара, — сухо произнес Нифу. — Я, конечно, выгляжу идиотом… обычно. Но меч у меня есть. Вспомни, в лагере мы вместе были.

— Э-э… да, господин, — Ихара все еще удивлялся.

Сайсё Нифу некоторое время еще сидел. А потом уверенным движением сдвинул в сторону тяжелую дверь. Ихара проводил взглядом наследника, который двинул к заброшенной посадочной площадке.

Возле самой земли бот включил двигатели. По округе прокатился рокот. Пилот бота был явно профи. Машину радары бы, конечно, засекли, но вот точное место приземления пришлось бы поискать. А сейчас системы обнаружения, к тому же, если и работали, но данные передавали не в центральную диспетчерскую.

— Командир, — произнес водитель и кивнул в сторону.

Ихара посмотрел туда. И увидел торчащую из кустов угловатую морду БМП. А еще опытный полевой командир Сайсё Ихара чуял, что БМП — это так, объект для привлечения внимания. А где-нибудь рядом сидят расчеты с ПТРК. Он бы сделал именно так. А уж эти люди вряд были менее опытны.

— Давай, запускай, и убираемся отсюда, — хмуро произнес Ихара. — И плавно, без резких маневров.

— Я понял, — кивнул водитель.

Ихара посмотрел в сторону наследника. Бот уже подлетел к площадке. Сайсё Нифу стоял на открытом месте. Из оружия у наследника был только короткий меч на боку, смотревшийся немного нелепо в сочетании с модным тибритским костюмчиком цвета «глубокой синевы». Налетевший порыв ветра растрепал длинные волосы мужчины, убранные в хвост. И вот что странно. Почему-то не ощущался сейчас Сайсё Нифу тем дурачком, которым его все видели обычно. На фоне синего неба Ихара видел… Того самого наследника клана, которым и должен быть Нифу. Гордая осанка, рука лежит на рукояти меча.

— Надо же, — хмыкнул Ихара. — Столько лет играть придурка…

* * *
02 июля 4049 г. по з.в.

80 дней до начала действия тангана Каяхара


Ферокс Рабулей, конечно, уже бывал в домах хинодзинов. И поэтому обстановка в доме главы Унарё не стала для него чем-то необычным. Вопрос у него вызвало то, что охранники довели его до ворот в замок, провели через КПП… И просто ушли. Далее по замку Ферокса сопровождала всего одна девушка. Насколько мог судить Ферокс, девушка была очень хорошо одета, ткань ее… как это называется, юката, кажется… Так вот, ткань кремовой юкаты отливала в лучах звезды и на ней, юкате, не было ни единой складочки. То есть одежда была дорогой…

Просторный холл. Ферокс не разбирался во всяких дизайнах, на его взглядбыло слишком… строго. В Фамилии Рабулеев предпочитают «массивный» имперский стиль, то есть красный и золотой цвета, «мощную» мебель… И да, размеры комнат побольше. У главы Рабулеев приемная была размером… Это был приемные зал, а не комната.

Короткий коридор. Стены были все в том же стиле. Белые, с какими-то рисунками.

— Прошу вас, Рабулей-сан, — девушка склонила голову.

И сделала жест в сторону двери. Ферокс сделал глубокий вдох. Девушка сдвинула дверь в сторону («дала время собраться» — отметил мужчина).

Входя, Ферокс отметил, насколько толстая стена. Это стало еще одним штрихом. То, что его сопровождала всего одна служанка, его также не ввело в заблуждение. Не те люди. Скорее всего, тут имелась такая охрана, что даже толком дернуться не успеешь. И вполне возможно, что вот эта кроткая и милая служанка способна его на ломтики порезать. Хинодзины любители так маскировать и маскироваться.

Мужчина вошел в комнату. Точнее, в кабинет. Дверь за его спиной чавкнула, то есть помещение было изолированным. И опять никакой охраны. За большим письменным столом в дальнем от входа углу сидел молодой светловолосый парень. И кабинет опять небольшой. Относительно такого же в Тибрите, конечно.

— Прошу сюда, Рабулей-сан.

Ферокс буквально из последних сил сдержался, чтобы не отшатнуться, когда рядом (чуть не в самое ухо) раздался женский голос. Он с почти слышимым скрипом повернул голову. И увидел красивую женщину в черном облегающем, но одновременно строгом платье, без интригующих вырезов и прочего. Хотя, это платье само по себе показывало… Но не полностью. Опять это хинодзинское коварство. На губах шинчи играла легкая улыбка. Очевидно, что она прекрасно понимала, как реагируют на нее мужчины. Кстати, вот и охрана. Такая, что если тебя будут убивать, то ты даже и не заметишь. А если и заметишь, то будешь пускать слюни, пока тебя режут.

Женщина указывала на гостевую зону кабинета, где стояли четыре кресла вокруг круглого стола. И вот это уже было не в традициях хинодзинов. А вполне себе привычная обстановка для тибритца.

Кстати, говорила женщина на чистом лацийском. Если закрыть глаза, то и не скажешь, что Ферокс сейчас говорит с шинчи. Обычно хинодзины нечетко выговаривают, точнее вообще не выговаривают «Л» и слишком четко «Р». «Рабулей» у них звучит, как «Рабуреу».

— Благодарю, — кивнул Ферокс, когда сел в кресло.

Женщина в ответ опять слегка улыбнулась… И заняла одно из кресел. А вот эта прическа, когда в узел на затылке воткнуты длинные такие… спицы, Фероксу уже знакома. Причем, от отца. Симеон Рабулей рассказывал, что эти заколки вполне можно применить, как оружие.


Эти узкоглазые, сынок, только на первый взгляд цивилизованные люди. Как только дело идет не туда, куда им надо, они будут применять силу. Не колеблясь. То есть ты всегда должен иметь подстраховку, чтобы тебя банально не прирезали. Запомни, Ферокс, они только называются «империей», только выглядят прилично. Они могут говорить на нормальном языке, причем так чисто, что многие пелеи так не смогли бы. Они могут искать выгоду, с ними можно торговать. Но до определенного предела. Потом они отринут выгоду, любую, даже самую для них приемлемую и нужную, отринут внешний лоск и будут «следовать Пути».

И самое трудное в этом, что это не простая секта какая-нибудь, типа «Искателей Справедливости». У этих узкоглазых часто бывает так, что каждый сам себе секта. И невозможно предугадать, какие именно слова станут спусковым механизмом агрессии, после чего «цивилизованный» человек на глазах превращается в алчущего крови варвара…


— Такаи? (Дорогой?) — мелодичным голосом спросила шинчи, повернув голову в сторону стола.

— Има. Икимасу (Сейчас. Иду), — ответил парень.

Женщина повернулась обратно и снова улыбнулась Фероксу… Она была красива, очень красива, эта шинчи. Но у Рабулея, почему-то, от ее взгляда как-то нехорошо в животе делалось. Повисло напряженное (как показалось мужчине) молчание.

Ферокс услышал, как отъехала дверь.

— Не, босу, дошита но? — раздался требовательный девичий голос.

(Глава, что за дела?)

И очень знакомый Фероксу голос. Мужчина рефлекторно дернул щекой. Юмику-сама Рабулей очень хорошо запомнил.

— Юмико, чотто атоде ките, — спокойный голос парня.

(Юмико, давай ты позже зайдешь?)

— Оу, со-со, го де модотте кимасу, — ответила Юмико-сама.

(Ой, конечно, простите)

Дверь снова задвинулась. А Ферокс немного удивился тому, как Юмико-сама… Если бы мужчина не слышал ее раньше, то подумал бы, что сейчас просто заходила какая-то девчонка. Голос был совсем другой. А Ферокс уж подумал, что Юмико-сама напрочь отмороженная и повернутая на насилии подросток, который дорвался до живых людей.

От стола, обзор на который закрывала спинка другого кресла, раздался мелодичный сигнал. Стандартный сигнал соединения.

— Нобу, Рюриков-сама ни ваташи но офису ни куру, — спокойным ровным тоном произнес парень. — Хитсоу га ару кото о омоидаса сете кудасай.

(Нобу, напомни Рюрикову-сама, что ему нужно прийти в мой кабинет)

Сигнал окончания соединения. Легкий скрип, приближающиеся шаги. И парень сел в кресло, рядом с женщиной. И напротив Ферокса.

— Перед вами Кусаби Денис-сама, — строго заговорила женщина, опять на лацийском и почтительно добавила. — Кусаби-сама, Рабулей Ферокс-сан.

Ферокс молчал… Наученный уже. А Кусаби слегка кивнул, когда его представляли.

— Вижу, Юмико опять была излишне строга, — заговорил парень, причем опять на лацийском. — Я прошу за нее прощения. Сами понимаете, юность, максимализм. Здесь вы можете говорить свободно, Ферокс-сан.

И опять так чисто, словно Ферокс не в Шин, а в Империи сейчас находится!

— Э-э, я понял, Кусаби… э-э, сама, — настороженно ответил Рабулей.

— Что же, перейдем сразу к делу, — продолжил парень. — Я читал ваши… соображения, Ферокс-сан. В принципе, я не вижу ничего того, что было бы невозможным. Хотелось бы уточнить. Почему вы полагаете, что не сможете выкупить ваши корабли?

— Это… — мужчина споткнулся. — Эм… Дело в том, что после… выкупа, нужно будет их… провести ремонт. На что у меня денег не хватит точно.

— А как же Фамилия? — удивился парень.

— Какой смысл выкупать убыточные активы? — скривился Ферокс. — Консилиум такого никогда не одобрит.

— Стало яснее, — кивнул парень.

Да, его молодость Рабулея тоже… уже не удивляла. Похоже, Унарё… Это что-то типа проекта. Или типа того. И руководят тут вот такие молодые парни и девушки. Но Кусаби, похоже, гораздо опытнее Юмико-сама. Или просто спокойнее. Ну, видимо, поэтому именно он и руководит тут.

— По этому пункту клан Унарё готов предложить вам вариант, Ферокс-сан, — деловито заговорил Кусаби. — Как я понял, средств на выкуп непосредственно кораблей у вас хватит?

— Да, Кусаби-сама, — ответил Ферокс.

Тут опять сдвинулась дверь.

— Сумимасен, осоку наримашита, — раздался мужской и вкрадчивый, приятный такой баритон.

— Мы только начали, Владимир Александрович, — ответил парень…

«На каком это языке?» — слегка удивился Ферокс.

В кресло рядом с Рабулеем опустился мужчина. Причем тибритской внешности! С бородой клином, в серой полувоенной одежде (шиновской полувоенной одежде, то есть со стоячим воротником). И непонятного возраста. Но явно не юный. Он типа куратора? Тогда почему он ведет себя… Ну не так, как это должно быть в этом случае.

— Владимир Рюриков-сама, — представил мужчину Кусаби. — Глава клана Унарё.

Мужчина опустил приветственно голову.

«Глава? А Кусаби тогда кто?»

— Мы обсуждали первый пункт, Владимир Александрович, — произнес Кусаби-сама…


… Унарё предложили Фероксу следующее. Он сможет выкупить корабли своей эскадры, но не сразу, а через полгода. А для того, чтобы Унарё захотели продать свои трофеи, Ферокс Рабулей и его люди должны заработать в глазах руководства клана лояльность. Для этого, начиная прямо с завтрашнего дня, люди Рабулея и он сам будут работать… тренировочными манекенами. В том смысле, что будут выступать противниками команд кораблей клана Унарё в учебных боях. И противниками десантников тоже. И пилотов. Работа эта будет напряженная… И абсолютно бесплатная. В том смысле, что тибритцев будут содержать за счет клана, то есть кормить, одевать и прочее, что и будет платой.

Далее, по истечении полугода, Ферокс Рабулей перечисляет плату за корабли. После чего, его эскадра будет нанята кланом Унарё. И опять не за деньги, а за то, что их корабли отремонтируют и даже немного модернизируют. При этом, корабли будут действовать под камоном Унарё, то есть будут являться частью вооруженных сил клана. Соответственно, клан Унарё будет иметь доступ к БИЦам кораблей. Ну, и прочие моменты контроля, типа нахождения на флагмане десантного наряда только из бойцов клана Унарё, в число офицеров будут также входить военные Унарё.

Компания «Рагун» должна будет получить каперский патент на территории Империи Тибрит. Для его получения необходимо, чтобы компания была зарегистрирована на территории Тибрита. То есть в составе руководства компании должно быть не менее половины тибритцев.

«Ферокс отметил, что про это его спрашивала Юмико-сама».

Ферокс Рабулей должен будет убедить консилиум своей Фамилии, чтобы Рабулеи выступили поручителями. Но нужна еще одна Фамилия, чтобы частная компания получила каперский патент. На это Кусаби Денис сказал, чтобы Ферокс не беспокоился. Такая Фамилия будет.

Условием передачи кораблей эскадры Ферокса обратно фамилии Рабулеев и будет получение каперского патента компанией «Рагун».

Далее, лично Ферокс Рабулей обеспечивает компанию «Рагун» заказами на первое время. То есть, Ферокс использует свои связи.

И еще. Господин Ферокс после всего, может рассчитывать на особое отношение со стороны клана Унарё. Разумеется, если Ферокс-сан приложит максимум усилий для достижения ранее объявленных целей. У клана Унарё есть планы на будущее, где обученным военным найдется много хорошо оплачиваемых дел. И не только одной эскадре…

* * *
Когда Рабулей ушел, Рюриков не стал комментировать прошедшие переговоры. Всё, что было предложено Фероксу, обсуждено уже не раз… В узком кругу. А самое главное, эти переговоры были отрепетированы. То есть все произошедшее помимо самого разговора, было частью атмосферы. И приход Юмико, которая выступала в роли «злого следователя» и то, что Рюриков слегка задержался. Итог переговоров был, понятно, тоже известен. Поэтому обсуждать его не было смысла.

— «Руёро» справился с задачей, — негромко произнес Рюриков. — Сайсё Нифу доставлен.

Ганшип «Руёро» Каяхара Ёна тоже был задействован не просто так. В этом деле клан Унарё, на первом этапе, не должен участвовать. Тонкие клановые взаимоотношения. Сохранение лица и прочее. Сайсё Нифу прилетел на корабле, который принадлежит члену главной ветви клана Каяхара.

— Пусть сначала поговорит с сестрой, — ответил Денис. — Все-таки, это была инициатива Каяхара Юсузу.


(Каяхара Юсузу — дочь Сайсё Джимина. В свое время была намеренно отдана на воспитание в один из кланов боковой ветки Каяхара. Чтобы избежать «проклятья предателей». За Каяхара Ёна была выдана также не просто так. Это было этаким актом унижения Ёна со стороны старших родственников).


Рюриков сощурился, глядя на Дениса.

— Признаться, — произнес Рюриков. — Ваше стремление сохранить жизни иногда меня удивляет. Вот в данном случае, убить всех Сайсё было бы гораздо более эффектным ходом.

— Владимир Александрович, — чуть усмехнулся Кусаби. — Не надо мне приписывать тех качеств, которых у меня нет. Конечно, я засчитаю ваш подхалимаж, как говориться, плюс один к карме. Но я же знаю, что вы способны оценить эффект, между просто ударом и обвинением в небрежении.


(Обвинение в небрежении — обвинение клана в том, что он намеренно проводит геноцид подданных Империи. И неважно речь идет о кланах, между которыми имеется танган или такого нет. Обвинение в небрежении, это легитимная причина нападения на другой клан, с целью пресечения действий, направленных против Императора. Именно так. Убивая подданных Императора, проживающих на территории клана, тем самым клан действует против Императора. Другое дело, что потом все это будет рассматривать Тэсурио Хайме — Императорская Комиссия. И все будет натурально вывернуто наизнанку, поэтому обвиняя кого-то в небрежении, можно вполне добежать до обвинения в том же уже самому. А далее и до казни можно доиграться)


— Позвольте не согласиться, Кусаби-сама, — иронично отозвался Рюриков. — Вы, как мне думается, желаете, чтобы Сайсё сами решили, что им делать. То есть, приняли добровольное, осознанное решение и сами вверили себя вам. Опять. И вы сейчас делаете им Путь, идя по которому они не потеряют лицо. Точнее, в случае с Сайсё, они это лицо восстановят.

— Каяхара сами и очень настойчиво суют нам в руки оружие против них, — вздохнул Денис. — Вы же знаете, сколько я проверял. Но это действительно так. Каяхара сами идут к своему поражению.

— В защиту Каяхара могу сказать, — заметил Рюриков. — Что они действуют совершенно правильно, с точки зрения феодала. Кинуть врага на свою же мятежную планету и разменять колеблющихся, а то и вовсе откровенных повстанцев на преимущество, это в логике опять же феодала, вполне выгодный ход.

— Вот именно, Владимир Александрович, — ответил Денис. — Каяхара думают, как владельцы феода. История… Земли, конечно, нам наглядно показывает, к чему это приводит дальше. И в отношении не только отдельного феодального клана, а государства в целом. Кстати, вы не находите интересным, что сейчас, здесь у нас, столкнулись два мировоззрения?

— История Земли содержит немало примеров такого столкновения, — откликнулся Рюриков. — Самый близкий, в смысле к Шин, это, собственно, Япония.

— А это значит, Владимир, — задумчиво произнес Денис. — Что, выходит, мы, земляне, можем смотреть на ситуацию со стороны. Потому что мы уже имеем пример столкновения Тибрита и Шин.

— Вас привлекают лавры Императора Муцухито? — поинтересовался Рюриков.

Денис склонил голову, с хитрым прищуром смотря на Владимира.

— Надо же, Владимир Александрович, какими знаниями вы обладаете, — произнес Кусаби. — Про столь отдаленную эпоху. Мэйдзи, кажется?

— Ну, я же не спрашиваю, Денис-сама, — иронично заметил Рюриков. — Откуда вы-то в курсе, да еще в таком возрасте. Мне-то простительны такие увлечения, и по роду деятельности, и по возрасту. А вот зачем молодому наемнику изучать историю, причем такую специфическую, это очень большой вопрос.

В этот момент Шень поставила на стол чайный столик.

Это вот такая штука


Фокус был в том, что, ни Денис, ни Рюриков, увлекшись беседой, не отразили, когда Шень ушла за чаем.

— Что такое, Владимир Александрович? — иронично произнес Денис, приподняв бровь, когда Рюриков нахмурился. — Расслабились, команданте?

— Денис-сама, вот только не надо врать, что вы держали ситуацию под контролем, — парировал русский.

— Ну, мне-то простительно, Владимир, — ехидно ответил Кусаби. — Это моя жена.

— Ну, а для меня это… как это у хинодзинов, — Рюриков наморщил лоб. — Ах да, аюгасама, старшая жена главы. Если она решила меня убить, значит, есть за что.

— Не волнуйтесь, Врадимиру-сан, — специально сымитировала акцент Шень. — Если такова будет воля моего мужа, вы даже не поймете, что произошло.

— Какая у нас в клане, все-таки, душевная обстановка! — Рюриков взял пиалу с чаем. — Наемники, пираты, мятежники, террористы, синоби… Шень-сама! Откуда вы берете столь дивный напиток?!

— Сразу видно опытного человека, — хмыкнул Денис. — Четкий заход, Владимир Александрович. Чувствуется корпоративная школа «asinus lambendo».

(asinus lambendo — лизание задницы).

Рюриков покачал головой.

— Раскопали все-таки, — хмыкнул он.

— Если начистоту, копали не слишком глубоко, — ответил Кусаби. — Вы же знаете, на Земле любят… побочные заработки. А тут речь шла о всего лишь информации по давним, очень давним делам корпорации «Шеврон». А дальше чистая дедукция.

— И лисьи лапки, — вставил Владимир, отхлебывая чая.

— Нет-нет, — усмехнулся Денис, отрицательно мотнув головой. — Задолжать нашей общей знакомой услугу, ради собственного любопытства… Так что вы клевещете на госпожу Лисицу, Рюриков-сан. И принижаете возможности своего же, кстати, клана.

Рюриков поставил пиалу на стол. Разумеется, на специальный квадратик ткани.

— Значит, ветка с Каяхара Ёном сейчас стала основной? — уточнил мужчина.

— Еще нет, — ответил Денис. — Но уже стала равной по значимости. Мне нужно, как вы это подметили, добровольное и искреннее согласие Каяхара Ёна. Но судя по его действиям и действиям его жены и дочери, Ён решение принял. Как только он его озвучит, план «Нофоку» начнет реализовываться. Но не раньше, чем в состав флота войдет корвет «Кагуя».

— Кстати, а почему «Кагуя»? — спросил Рюриков.

— Название дал капитан, — ответил Кусаби. — Я подумал, что это будет традицией клана Теннай. Что первый капитан корабля будет давать ему название. Насколько я знаю, так зовут дочь Татамо Рюу.

— Хинодзины это оценят, — покивал Владимир. — Красиво. И название, и мотив. А потом? Мы передадим корвет Фероксу?

— Да, — кивнул Денис. — Татамо Рюу и его люди получат опыт и смогут «пересесть» на другой корвет. Новый. А «Кагуя», откровенно говоря, слабый корабль. Не вижу смысла его оставлять.

— Новый корвет? — чуть удивился Рюриков, знающий про финансовое положение клана.

— Да, — хитро улыбнулся Денис. — Наша общая знакомая, которую вы недавно упоминали, желает провести рекламную акцию продукции верфей Русского Союза. А также проверить новую тактику, придуманную ими же. Поэтому мы получим для испытаний не только корвет, а так называемую ЭТГ. Эскадренная тактическая группа. В ее составе будет корвет, два ганшипа и носитель. Фишка в том, что в этой группе только на носителе имеется прыжковый двигатель. Решение интересное и нам предстоит его обкатать. Я потом покажу документы.

— Вот оно как, — хмыкнул Рюриков. — Признаться, такое плотное сотрудничество… Немного удивительно.

— Ничего удивительного, Владимир Александрович, — усмехнулся Кусаби. — Два хороших человека таки всегда найдут общую выгоду.

На последнюю фразу, да еще и произнесенную говором, характерным для одного южного прибрежного города, у Рюрикова слегка вытянулось лицо.

— Наши люди есть везде, — с таинственной рожей добавил Кусаби.

— Знаете, Кусаби-сама, — нахмурился Рюриков. — С течением времени и из ваших уст, это уже не воспринимается, как шутка.

* * *
Станция «Эйрен». Ремонтный отсек компании «Алустен Корьяус»


Кими никогда бы не подумала, что ей придется использовать автоматизированную систему контроля производства. АСКП — это комплекс, состоящий из проектировочно-контрольного интерактивного зала, вычислительного массива и распределенной сети получения данных.

Ремонт корабля — это работа нескольких бригад рабочих, кучи специалистов и большого числа техники и оборудования, ручного, автоматизированного и автоматического. Все это необходимо увязать в единую систему, которая будет выдавать задания и организовывать процесс так, чтобы, первое, никто не сидел без работы, второе, чтобы процесс шел максимально быстро. И третье, обеспечивался высокий уровень качества.

Пока в работе было два-три корабля, Хайрунен справлялась без АСКП. Но и то, когда в ремонте было три корабля разом, ей приходилось многое делать вручную, например, самой решать, куда перекидывать бригады и отдельных узких специалистов.

Но недавно (относительно, конечно) Денис Кусаби, посетив станцию Эйрен (и о чем-то побеседовав с прибывшими в тоже время русскими), поставил Кими перед фактом, что очень скоро дело придется расширять. Причем, очень значительно. Со слов Кусаби, речь шла даже не о десятке, а о десятках кораблей. И не только о ремонте, но и о постройке.


«Вы должны понимать, Кими, — говорил Денис. — Нужно перешагивать масштабы фирмы. «Алустен Корьяус» станет основой, если оперировать терминами Тибрита, корпорации. Нас с вами связывают хорошие отношения, но вам нужно расти. В первую очередь, в плане понимания, кто вы, потянете ли такой масштаб. Если вы не хотите вставать на такой уровень, то скажите мне об этом. Возможно, в будущей корпорации, вы, например, займете место главного инженера. Но если вы желаете сесть на место главы, то придется много работать. Над собой, в первую очередь».


А еще Хайрунен пришлось вкладывать деньги. Свои деньги. Да, в последнее время доход был весьма серьезный, но сейчас АСКП, а также оборудование для новых ремонтных мест, съели практически все свободные средства. Дошло до того, что Кими, в один момент, для выплаты заработной платы пришлось брать кредит. Но появившийся было страх за будущее, был тут же вытеснен новым делом от Кусаби.

Сейчас на новых стапелях находились четыре корабля. Причем, уже была произведена оплата ремонта и модернизации корвета. А для того, чтобы корвет побыстрее вышел из ремонтного отсека, вместе с прибывшим на станцию Татамо Хименеем приехала и команда на корвет. И эти люди тут же включились в работы…


… Проектировочно-контрольный зал — это интерфейс АСКП. ПКЗ представляет собой немаленькое помещение, где установлены проекторы. Эти самые проекторы формируют трехмерное изображение корабля в масштабе от одного к десяти до одного к тысяче (изображения бывают длиной до десяти метров, поэтому и размеры зала большие). На изображении в режиме реального времени отображаются данные с ремонтной площадки. Данные приходят с дронов, висящих вокруг и внутри корабля, с камер, с планшетов техников и инженеров, со склада и так далее.

Главный инженер проекта, прямо из этого зала может руководить работами. Он может переключиться на любую камеру, при помощи дрона посмотреть на работу любого человека. Или просто переключиться на камеру конкретного работника. Времени экономится, таким образом, просто уйма. Инженеру не надо лично бегать на каждый участок, он видит динамику буквально каждой операции.

— Вот, сейчас снимают реакторы с «Нинарии», — рассказывала Кими Татамо Хименею. — Хьюго, покажи картинку.

Инженер, занимающийся с этим кораблем, вывел перед начальством голоэкран. На котором была панорама из реакторного отсека ганшипа, а также по низу экрана имелся ряд небольших квадратиков, где транслировались изображения с камер рабочих.

— Я смотрю, у рабочих появились новые монтажные костюмы, — заметил Хименей.

Который лично лазил по «Киуошо», когда тот находился здесь на ремонте. Поэтому представление имел личное.

— Пришлось обновлять, — вздохнула Кими. — Для того, чтобы АСКП функционировала, как надо, все должно быть увязано в общую систему мониторинга. Можно, конечно, обойтись полумерами. Например, выдать новый костюм только бригадиру. Но тогда зачем внедрять АСКП? Скорость работ почти не увеличится, а деньги потрачены.

— То есть, готовность «Кагуи» за тридцать дней, — произнес Хименей. — Это не просто… слова?

— Это я еще перестраховалась! — уверенно и довольно ответила Кими. — Ремонт — это такое дело. Форс-мажоры неизбежны.

— Тогда я могу дождаться окончания ремонта здесь, — произнес Хименей.

— Да… можешь, — Хайрунен бросила на мужчину быстрый взгляд…


… Отношения Кими Хайрунен и Татамо Хименея начались с того, что они разругались. Причем, прямо в кабинете Кими, при всех. Хименей привык, что его слова — это практически приказы (и даже не практически, а приказы и есть). А Хайрунен тоже руководитель. К тому же не привыкла, что кто-то сомневается в ее компетенции. С Кусаби в этом плане было проще, он, как показалось Кими, больше инженер, чем руководитель. Ну, то есть, как сама Кими. А вот Хименей — военный. Как любой военный он хотел, чтобы его корабли были максимально боеспособными. И иной раз ставил такие проблемы, типа внедрения на «Киуошо» револьверной подвески с иллирийских кораблей, что Кими только и оставалось, что охреневать от таких запросов.

Их споры были яростными, иногда дело чуть до драки не доходило! Да что там, Кими один раз Хименей за грудки потаскала, настолько он ее достал!

А потом, длинными вечерними посиделками, когда они на пару ломали головы, как бы так еще чего-нибудь внедрить, сделать побыстрее и так далее, все и случилось. Причем, как-то само собой. Может быть потому, что в угаре производственных вопросов они уже как-то и не обращали внимания, что постоянно очень близко друг к другу…


… - Ты подумала? — негромко спросил Хименей, пока они шли из зала к кабинету девушки.

Рядом с которым Кими оборудовала и жилое помещение. Какой смысл жить отдельно? Чтобы с утра пробегать пару километров до работы? Собственно, потом и Хименей жил в этой комнате.

Хайрунен нахмурилась. Ну, не думала она никогда о замужестве! Да еще и с хинодзином. Да еще и с наследником клана!

Пикнул замок, когда Кими приложила палец к сенсорной панели. Девушка нажала на ручку, толкнула дверь и, зачем-то слегка пригнувшись, юркнула в кабинет. Хименей, слегка усмехнувшись, последовал за ней.

Хайрунен стремительным шагом буквально добежала до кулера. Резким движением вырвала стаканчик из держателя, сунула его под кран.

— Ну, давай, — мужчина, закрыв дверь, дошел до диванчика.

Он сел, посмотрел на девушку. Кими же жадно пила воду, смачивая засохшее горло.

— Я готов выслушать твои несерьезные доводы против, — насмешливо произнес Хименей.

— А почему… — сипло произнесла Кими и осеклась. — Почему сразу несерьезные?

— Видишь ли, в чем дело, Кими, — ласково произнес Хименей. — Все твои доводы я разобью одним своим. Мне еще ни с одной женщиной не было столь объемно хорошо. И я не собираюсь упускать такую женщину. Даже если бы ты была замужем. А ты не замужем, Кими. Более того, я точно знаю, что у тебя не было мужчин до меня.

— Но… — девушка испытывала почему-то отчаяние. — Я же… Всего лишь…

— Глава корпорации? — усмехнулся Хименей. — Да, тут, конечно, я немного тебе уступаю. Но, кроме того, что я наследник небольшого клана, я еще адмирал флота клана Теннай. А он уже уровня Китцу. Будет. Так что, думаю, мезальянса ты можешь не опасаться.

Хайрунен непонимающе смотрела на мужчину.

— Я даже успел получить согласие своего отца, — добавил Хименей. — Ну, с ним-то просто, он давно меня женить хочет. Кусаби-сама также не против. Я не женат, так что согласия жен не требуется. Как видишь, препятствий нет никаких. Кроме твоего желания, Кими.

Последнюю фразу Хименей произнес вкрадчивым тоном.

— Но я знаю, что ты не против, — продолжал давить он. — Так ведь?

Кими, наморщив лоб, пялилась на мужчину. И постепенно смятение отпускало ее. А ему на смену приходила привычная, успокаивающая злость!

— О, с возвращением, Кими! — насмешливо произнес Хименей, когда девушка прищурилась, а ее подбородок выпятился вперед. — А я тут тебя в жены забираю.

— А я еще не дала согласие! — упрямо ответила девушка.

— Давай свои доводы, — мужчина устроился поудобнее. — Так даже интереснее. Будет, что вспомнить в старости! Детям, опять же, надо будет что-то рассказывать…

* * *
Планета Гунтай. Тренировочный лагерь клана Унарё. Медпункт


Медпункт в тренировочном лагере клана Унарё был настолько оснащенным, что мог бы посоперничать с какой-нибудь мед. клиникой. Несколько рег. капсул, пара диагностических столов, но, самое главное, это специалист, который пользовался всем этим. И программное обеспечение, которое Кисара применяла.

— Ну, что скажешь? — спросила Райви, когда Кисара закончила ее «просвечивать».

Девушка села на столе. Она была полностью обнажена, что логично, сканировали с целью узнать ее здоровье, а не штанов.

— Прямо сейчас я тебе полный ответ не дам, — ответила японка. — Это потребует времени. Но предварительно, да, ты сможешь забеременеть. Не прямо сейчас, но после прохождения курса, вполне. Вот составление восстановительного курса и займет… некоторое время.

Райви фыркнула.

— А на Эйрене меня закрестили, — с легким презрением произнесла она.

— А ты побольше к дилетантам обращайся, — ехидно ответила Кисара. — Но, кстати, в их защиту могу… сказать…

Кисара «пробежалась» по пульту диагностического оборудования.

— Если не знать, что ты химически стерилизована, причем, чем конкретно, — деловито произнесла японка. — И иметь стол попроще… То да, результат будет именно такой… Какой тебе и сказали.

— И сколько займет этот… курс? — хмуро спросила Райви.

Кисара слегка удивленно посмотрел на пациентку.

— А что, есть необходимость… форсирования процесса? — спросила японка.

— Просто хочу знать, когда, — с легкой досадой в голосе ответила Райви.

— Ну, около года, — ответила Кисара. — Можно быстрее, но тогда придется потом еще и общий курс восстановления проходить. Я бы не рекомендовала ускорять. Печень, конечно, может многое выдержать, но своя все же лучше, чем донорская. Тем более, в свете того, куда ты нацелилась. А ты что голой сидишь? Одевайся, в первый раз что ли?

Пока Райви одевалась, Кисара что-то еще делала. А потом поднялась, обошла пульты и подошла к пациентке.

— А с чего вдруг, все-таки? — спросила японка.

Райви, стоявшая рядом со столом и надевающая куртку, хмуро посмотрела на Кисару. Вздохнула.

— Сама не… В общем, вдруг задумалась, — ответила девушка. — И ты знаешь… А почему бы и нет? Мы же не вечные… Да и жизнь у нас веселая…


… Когда Райви ушла, Кисара некоторое время смотрела на дверь. Потом глянула на стол, где сидела девушка.

— Что же, мне тоже весьма интересно, — пробормотала Кисара. — Есть ли у них… Функции размножения.

Кисара подошла к столу, деактивировала его. И обернулась в сторону двери. Из коридора послышался шум.

— Кисара-сан! — в кабинет ввалились трое бойцов.

В очень грязной одежде и доспехах. Двое несли носилки с четвертым. Обратился к японке, судя по знакам различия сотё (старший сержант).

— Он пулю словил! — в голосе молоденького сотё слышалось смятение. — Без доспеха, придурок, был!

Во время обучения все бойцы обязаны носить доспехи все то время, пока не спят. Естественно, находились такие, которые ловчили.

— Раздели его быстро! — рявкнула Кисара. — А потом взяли всю эту грязь и вымелись отсюда! Вы бы еще прямо земли сюда принесли!

Глава 12

13 августа 4049 года по з.в.

38 дней до начала действия тангана Каяхара

Система Ака. Планета Гунтай

Замок Унарё. Покои главы


Утро подарило Денису неожиданный, но очень приятный сюрприз. Проснулся он оттого, что его в четыре руки будят. Как понятно, будили его для исполнения супружеских обязанностей. Но до сего момента, Райви и Шень делали это по отдельности.

Говоря начистоту, голову Денису снесло конкретно. Тем более, когда сон еще не до конца отпустил, и разум еще не начал работать. К тому же и свет дамы не зажигали, все происходило в полумраке. А потом, похоже, и у них все пошло очень хорошо. Шень и раньше не стеснялась с озвучкой, а вот от Райви Денис такого еще не слышал. Правда, она, в своем репертуаре, выдала это матом… И когда это случилось, у Дениса окончательно заклинило.

Тихие вздохи, переплетение тел. Хихикание, когда Шень и Райви встретились руками… на младшем Дениске. Первой на Дениса забралась Райви, любит она сверху. А вот Шень обожает, когда она лежит грудью на кровати. И чтобы ее натурально драли сзади. Но только в самом конце, до этого нужно «разогреть», то есть плавно двигаться…


… - Слышь, модификант, — произнесла Райви, когда они после валялись на кровати. — А ты в какую сторону модифицирован?

— С чего такие вопросы? — Денис покосился на девушку, которая лежала справа.

И по-хозяйски закинула на него ногу. А Шень была слева. Она так и лежала вниз лицом, только попку опустила.

— Ну, мля, я не первый год в большом сексе, — выдала Райви. — Я понимаю, молодость и все такое, но четыре раза подряд, без остановки… У тебя что, там протез какой?

— Все натуральное, — усмехнулся Денис. — Ну, по крайней мере, я не делал ничего с ним.

— Радоваться нужно, Райви, — подала голос Шень.

Она перевернулась на спину, так, чтобы привалиться к мужу.

— А ты допросы устраиваешь, — на губах китаянки играла улыбка.

— Кстати, а с чего вдруг… — начал было Денис.

И тут его рот закрыла ладошка Шень. Понятно, дамы это обсуждать не будут.

— Я в душ, — Райви поднялась.

У нее, как обычно, после этого просыпается жажда деятельности. А вот у Шень ровно наоборот…

* * *
Два часа спустя


Денис со скепсисом смотрел на себя в ростовую зеркальную проекцию. Черная форма. Белоснежная рубашка. Но не галстук, а черные шнурки с серебряными узорами. И поверх всего — длинный плащ, ниже колен. Тоже черный и с серебряными узорами. Не хватало только фуражки и можно играть Штирлица. Правда, Штирлиц не носил меча, рукоять которого выглядывала из-за отворота распахнутого плаща. Кстати, узоры на плаще — это от Элли. Именно она выбирала плащ, а потом, что интересно, сама делала узоры. Переплетенные серебристые линии, на обшлагах рукавов, на воротнике, по краю бортов. Интересно, какой в этих узорах смысл скрыт, у иллири же это не просто узорчики…

Но Денис признавал, выглядит он сейчас очень эффектно. Сразу видно, глава клана. Причем, персонаж явно не оптимистично-наивно-положительный. Из проекции на Дениса глядел… Практически ЧОрный Властелин. Черное с серебром, все стильно, строго, никаких лишних висюлек. Сразу понятно, человек занятой, конкретный, мир захватывает. Не разменивается на мелочи товарищ.

Денис покосился на Шень, которая стояла у окна. А рядом с властелином будет верная подручная. Демон клана Унарё, Ши Джунго. Даже не старшая жена главы, а именно Ши Джунго. Прекрасная и смертельно опасная. Черное длинное ципао с рисунком алых роз, облегает идеальную фигуру. Ярко-алая помада, макияж подчеркивает высокие скулы, делая лицо Шень еще более хищным. Волосы убраны в узел на затылке, ибо негоже замужней женщине ходить с распущенными, читай, неприбранными волосами. А уж тем более старшей жене главы клана, у которой есть подручные, то есть служанки.

А Райви будет в доспехе, но без шлема. Разумеется, берет она надела. От Райви сейчас буквально прет ощущением грубой силы, превосходства, уверенности в себе. Слева от Денис будет стоять образец, икона, символ воинской доблести, силы и славы…


… Они взошли на трибуну. Весь клан, включая гражданских, стояли сейчас перед ними. Над трибуной появилась огромная проекция, которая показывала стоящих на трибуне, что бы все точно ничего не пропустили

Ровные коробки военных. Экипажи кораблей стоят просто в парадной форме. Черной, конечно. Парадная форма в клане Унарё черная. Десантники стоят в доспехах, но тоже, как и Райви, без шлемов. Со штурмовыми винтовками в руках…


… Они появились на верхней площадке пирамидальной трибуны. Подошли к краю невысокого бортика. Легкий ветерок трепал полы плаща главы.

Демон Ши Джунго, то есть старшая жена главы, смотрела на стоящих внизу с легкой улыбкой. Надменно и сурово взирала Райви.

— Воины! — зычно заговорил Денис. — Сегодня мы выступаем в поход! К этому мы все долго готовились!

Гражданские стояли с правого края. Конечно не строем, но более-менее упорядочено. Этакими гнездами, видимо, семьями. Впереди них стояли слуги дома главы, во главе с Синохарой Сакурой. Вот эти стояли четкой линией, у приемной дочери главы не забалуешь. Разумеется, гражданские были в красивой праздничной одежде. Мужчины в полувоенных костюмах, а женщины поголовно в разноцветных юкатах.

— Я не буду вас воодушевлять! — продолжал Кусаби. — Потому что вы в этом не нуждаетесь! И еще потому, что я точно знаю, мы победим! Также я не буду обещать, что никто не погибнет! Мы воины и даже в отношении себя, я не могу этого утверждать!

Владимир Рюриков стоял во главе десантников. И он был в пятнистой камуфляжной форме. А на его голове был такой же берет, как у Райви, с кокардой «FAR».

— И в этот день я провозглашаю! — продолжал вещать Кусаби. — Что выбранный нами Путь будет запечатлен в новом клане! Клан Теннай будет символом, будет сутью, будет тем именем, которое будут с дрожью говорить враги и с восторгом друзья!!! Хаккай Теннай!!!..


Свобода воли… Самое страшное для правителя свойство подданных. Все, кто управляют большими массами людей, должны стремиться нивелировать влияние этого фактора, иначе это угроза не только власти, но и самой жизни правителя. Чтобы парировать действие свободы воли, нужно подменить ее. Подданных нужно держать в полной уверенности, что они сами решают свою судьбу. Дать людям систему достижений, систему наград и поощрений. Постоянно вдалбливать в головы, что свобода воли — это когда тебя хвалит повелитель. Правильно — это когда ты нравишься власти.

Есть и другой путь. Путь, на котором людей обучают видеть последствия своих действий. Путь, на котором люди преодолевают свою лень, свои слабости. Людей учат быть строгими к себе. Когда управление осуществляется не традициями, не страхом, не выгодой. А авторитетом того, кто принимает решения. Когда люди понимают, именно понимают, а не принимают, что стоящий выше достоин своего статуса, места, звания.

Человеку предоставляют самому принимать решения. А для того, чтобы он сделал этот выбор не по прихоти, не по привычке, человеку дают знания. Этот путь крайне опасен, ибо люди склонны выбирать легкий путь. Но когда большая масса людей самостоятельно выбирает общую Цель, сами ограничивают свои сиюминутные желания, осознанно принимают решение преодолевать трудности, лишения и даже принимают факт, что можно погибнуть…

Такую группу людей, безусловно, будут уничтожать. Ибо они, как раковая опухоль, как ржавчина. Их пример разрушит всю остальную систему. Потому что люди, попадая в такое общество, начинают думать. Сами думать, без подсказок. Потому что такое общество будет крайне устойчиво и самое главное, успешно. Как в целом, так и на уровне отдельной личности…


Владимир Рюриков

Глава клана Унарё

* * *
Рубелла Хантинг, стоя во главе своего экипажа, вместе со всем слитно выкрикнула «Хаккай Теннай».

Все-таки, как влияет на людей их количество. Вот если бы Кусаби сейчас стоял перед парой десятков, это бы все воспринималось совсем по-другому. А сейчас, когда больше тысячи людей одновременно грохнули… Даже ее, уже совсем не юную девочку, и то пробрало. Что уж говорить про остальных, которых все это время правильно настраивали.

А Райви хороша. В этой темно-синей броне, она смотрится словно Дева Битвы. Суровое красивое лицо, брутальные доспехи… А с другой стороны Шень. Прекрасный, изящный и очень опасный цветок. Наверняка, это именно она занималась визуальной частью.

Что видят бойцы, члены экипажей и остальные? Они видят сурового воина, командира. Повелителя. Который пойдет с ними в бой. Женщины из гражданских видят красивого сильного мужчину, который ведет за собой остальных. Командиры и руководители видят основание. Видят сильную руку. Видят авторитет. Который будет распространяться и на них тоже. Приказы будут безусловно выполнятся, мотивация у подчиненных будет такая, что их придется еще и сдерживать! Кусаби говорит, что он не собирается воодушевлять, но именно это сейчас и делает.

А за спинами Райви, Шень и Кусаби, проекторы стали транслировать черное полотнище. Змея знатно все продумала. Такое молодые воины не забудут никогда. Своего повелителя (Право Власти), символ силы (Райви) и олицетворение жестокого возмездия (Шень), на фоне камона клана:



Томоэ-мон. В Шин — символ неоспоримой силы, вечности и объединения. Но Кусаби, наверняка, подумал и про то, что те же ирландцы — люди довольно набожные. И то, что на камоне клана, где они живут, есть крест, вряд не заметят. Это для хинодзинов крест — просто камон. А для ирландцев — это гораздо более глубокий, если не сакральный смысл имеет.

— Мы живем, ради битвы!!! — прогрохотал голос Кусаби над площадью. — Наша жизнь — это острие клинка!!! Без колебаний!!! Без страха!!! Мы всегда идем!!! Хаккай Теннай!!!

— Хаккай Теннай!!! — вместе со всеми выкрикнула Хантинг.

И стоящая рядом с Рубеллой Элли кричала это с меньшим воодушевлением. И циник Дик Зиверс, тоже с удовольствием это орал. Эффект толпы, такое пробирает всех. Диннар Икта, вообще тибритец, и тот стоял с одухотворенным лицом.

— Хаккай Теннай!!!

Басом выкрикивал Сил Фаннон, смотря на крест. А уж молодые бойцы-десантники орали так, словно они прямо сейчас рванут на врага. Ощущение себя частью могучей, грозной силы, в молодости это словно наркотик. Тем более, когда на трибуне стоит не какой-то там условный глава. Там стоит человек, которого они лично знают. Который обучал их, который дал им все, что они сейчас имеют. Они верят Кусаби потому, что он уже показал, нагляднее некуда, что он способен привести их к победе. Все прекрасно помнят, что вначале не было почти ничего. И вот не прошло и года, а клан имеет сильный флот, еще более сильные десантные силы. Они уже одержали первую победу. А самое главное, люди ощущают себя значимыми. Этим Кусаби и берет. Нет в клане винтиков, гаек, шестеренок. «Уважай себя». А чтобы уважать себя, нужно уметь, нужно знать. Нужно преодолеть свои слабости. Нужно быть воином!…


… Хиого Юмико стояла рядом с гражданскими, во главе своего «отдела кадров». И хмурилась. А хмурилась девушка потому, что она не знала про планы Кусаби, насчет клана «Теннай». Точнее, она знала, что Денис это планирует, но не думала, что это будет так быстро и в таком виде. Кусаби же сейчас так-то объявил, что планирует поднять статус клана. А это очень серьезно.

Кланов Хитоши огромное количество. И многие, формально имея размеры уровня Китцу, не хотят повышать статус. Потому что это не только название и синий кант на камоне. Клан уровня Китцу — это в том числе, и заявка на то, что отношения с Императором переходят на другой уровень. С клана Китцу могут спросить, например, почему в провинции не развита промышленность. Не во владениях клана только, а в провинции. То же самое по торговле, общем уровне жизни. Помимо этого надо чтобы флот и армия соответствовали. Потому что те же Сага могут привлечь ВС клана для решения проблем Империи.

А еще уровень Китцу — это другой уровень конкуренции. Говоря прямо, другой клан Китцу может объявить танган. Нужно будет развивать вооруженные силы, нужно будет иметь сильный флот. А все это требует денег, обученных людей, промышленность.

И тут Юмико усмехнулась. С другой стороны. Если она вернется в клан, находясь в статусе главы Секретного Отдела клана Китцу, то никаких разговоров про то, чтобы ее к чему-то принудить, их просто не будет. А если будет… Глупость никто не отменяет, но и Юмико тогда совершенно спокойно покинет клан…

В этот момент девушка вскинула голову. На ее губах проскользнула злая усмешка, от пришедшей мысли. А кто сказал, что она обязана теперь лететь домой и что-то там выслушивать? Не нравится, выгоняйте! У нее место в жизни имеется! Да такое, что многие завидовать будут! Ха! Она глава внутренней безопасности клана Китцу! Где бы еще она смогла сделать такую карьеру? Аматэрасу! Хаккай Теннай!..

* * *
Столь массовый взлет ботов за последнее время был не впервые. Такие вещи происходили регулярно и преследовали две цели. Первая, это, собственно, именно тренировка. А вторая, это «замылить» глаза возможным наблюдателям. На Гунтае, конечно, таковых быть не могло в принципе, вся связь под контролем клана, а вот издалека смотреть могли. В теории, если бы небольшой корабль появился в системе вне круга работы систем обнаружения, а потом добирался бы на «тихом» ходу, при помощи специальных баллонов со сжатым газом, то есть не задействуя системы, при работе которых можно засечь, то такой корабль мог бы визуально контролировать ситуацию в системе. Да, для этого Каяхара или Дайгоро должны были послать такой корабль дней двести назад… Но это же глава Кусаби… Перестраховка стоит сил, в нее вложенных. Лучше перебдеть, чем потом выяснить, что противник в курсе твоих планов.

А вообще, в объединенном флоте клана Унарё имелось очень много ботов. Гораздо больше, чем во флотах других кланов.

Флоты кланов, идя именно на бой с другим флотом, обычно обходились минимальным десантным нарядом. Потому что десантники, да еще и хорошо обученные — это роскошь. Не каждый клан, даже уровня Китцу, имеет большую и, самое главное, хорошо обученную армию для планетарных наземных операций.

Специфика клановых войн. Большая часть из них ведется исключительно в космосе, между флотами. Поверхность планет и, соответственно, наземные силы задействуются крайне редко. Да, в эскадренном бою есть шанс абордажа, но это скорее форс-мажор. Как уже говорилось, десантников-абордажников нужно обучать, экипировать, вооружать. А это всё очень дорого, одни боты взять, уже полное расстройство, лучше прикупить побольше акри. А зачем иметь десант, если он обычно не применяется? А если в эскадренных боях дошло до того же абордажа, то у сторон обычно примерно одного уровня бойцы… То есть по меркам клана Унарё — движущиеся мишени.

Взлетевший с планеты рой ботов долетел до флота. Из общего строя к кораблям потянулись ручейки машин, больше всего, конечно, к Рюдзё (десантному транспорту). Аншидай сейчас был в роли носителя, поэтому к нему ботов подлетело немного. Зато на дэрриэре будет базироваться элита. Причем абордажников. Отряды Альфа, Бета, Унмэй. Аншидаю в предстоящем сражении выделена одна из основных ролей, а в числе главных действующих лиц будет выступать руководство клана лично. Глава с женами именно на Аншидае будут находиться. Хорошо хоть Татамо Хименею удалось убедить главу, чтобы он выступал в роли техника, а не бойца передового отряда.

Зато Райви лично поведет в бой тяжелых пехотинцев отряда Бета. Хорошо хоть старшая жена главы будет охранять своего мужа, а не славу добывать.

Татамо Хименей в этом походе не будет сидеть в кресле капитана «Киуошо». Хименей посчитал, что ему уже пора осуществлять только общее руководство сражением и поэтому на корвете «Киуошо» был смонтирован такт. зал (точнее, он был перенесен с Аншидая, там он уже ни к чему). Вот в этом такт. зале адмирал Татамо и будет находиться. Вместе с офицерами штаба (пока лишь два молодых адъютанта) и аналитической группой, в виде Олега Шелехова и его подопечных.

Корабли флота Унарё были сейчас не единственными активными боевыми единицами в системе. Денису совершенно не хотелось бросать на волю случая защиту базовой планеты клана. Несколько довольно необычных (для Шин) угольно-черных угловатых кораблей прибыли накануне. И теперь висели в режиме молчания. Русский Союз защищал свои вложения. Присутствие русских кораблей было гарантом от неразумных действий клана Дайгоро.

Прибыв на свой флагман, Татамо Хименей, по привычке, прошел все-таки на мостик. Сидящий в кресле капитана Татамо Хао покосился на адмирала.

— Ну, как все идет, тайса-сан? — бодро и с легкой иронией спросил Хименей, подходя к креслу, перед которым висела большая радарная сфера.

— Все по плану, кайшо-сама, — почтительно ответил Хао.

— А креслице как, удобное? — усмехнулся Хименей.

— Да, вполне, кайшо-сама, — кивнул Татамо Хао. — Даже немного греет.

— Тут, кстати, и функция массажа есть, — иронично заметил Хименей.

— Я это учту, господин адмирал, — хмыкнул капитан Хао…


… Татамо Рюу сидел в кресле капитана «Кагуи». Путь до этого момента, когда корвет под его командованием пошел в поход, был довольно тяжелым. Работать на станции Эйрен пришлось всем. И это рабочие Хайрунен после трудового дня шли отдыхать. А команда корвета во главе с капитаном, еще и проходила курс подготовки. В вирте, конечно. А потом, когда они вернулись на Гунтай, их до самого отлета, то есть двенадцать дней, еще чуть не сутками тренировали уже дома, причем в качестве противников выступали те самые тибритские наемники. А инструктором у Татамо Рюу был командир этих самых наемников. Кстати, Ферокс Рабулей был весьма удивлен той модернизации, что прошел его корвет.

На корвете заменили батарейные модули и поставили две дополнительные сборки. Орудиям ГК провели обслуживание и необходимый ремонт. Установили более мощные излучатели щитов, проапгрейдили вычислительные мощности. Самым серьезным делом стала замена системных двигателей. Их было четыре и один в бою сломали полностью. Поменять один двигатель можно, но потом перенастройка тяги займет столько времени, что лучше менять системные двигатели пакетом. Так и сделали. Теперь у корвета «Кагуя» на двенадцать процентов больше тяги, чем было.

— Капитан, — доложил Ёсоми Юуро, штурман. — С флагмана передали готовность десять.

Офицеры сидели непривычно для Рюу низко, головы их были на уровне ног капитана. Этакое напоминание о происхождении корабля. Любят же тряпочники показать свой статус. Точнее, указать подчиненным, какого они статуса.

— Приготовиться к прыжку через десять бунов, — скомандовал Татамо Рюу.

— Готовность десять, — откликнулся Юуро.

— Готовность десять, — продублировал Уомо Римо, пилот.

Он тоже перешел на «Кагую» с «Софии».

— Прыжковый готов, — доложил Касуми Шин, джёгай гизутцу. — Тест контура успешен.

До недавнего времени инженер на той же «Софии». Вообще, Рюу забрал с собой с ганшипа больше половины команды. Поэтому экипаж «Софии» также в поте лица тренировался вместе с экипажем «Кагуи». Рюу усмехнулся про себя, вспоминая крайне гордый вид Татамо Хэчиро, который, наконец-то, стал капитаном. Был у Хэчиро один залетец, в самом начале службы, отчего его не двигали по карьере… Но теперь он капитан, чему был рад неимоверно.

Вскоре систему покинули первые корабли. «София» и «Коусоку». Эти скоростные ганшипы выступят в роли разведчиков. Они прибудут в систему Хайкари, где находится планета Гарумин и произведут первичную рекогносцировку. Если кораблей противника будет больше, чем это предусмотрено основным планом, остальной флот, который в этот момент будет находиться в системе перепрыжка, будет действовать по запасному варианту.

«Мы всегда идем» — вспомнилась Рюу фраза из речи главы.

А в будущем команде корвета «Кагуя» предстоит осваивать другой корабль. Так что стоит постараться и показать, что они этого достойны.

«Папа, а твой новый кораблик большой?» — Кагуе, дочери Рюу, недавно исполнилось три года.

«Большой, Кагуя» — Татамо Рюу улыбался, вспоминая тот вечер.

— Большой, — еле слышно произнес мужчина. — В самом деле, большой…


Флот собирался в походный ордер. Корветы и «Арабелла» шли первыми. За ними «Аншидай» и транспорт «Рюдзё». В бою их будут охранять четыре ганшипа: «Санрё», «Аён», «Чихаро»… и «Руёро». По плану «Нофоку» силы клана Унарё будут действовать от лица Каяхара Ёна, а, значит, необходимость в конспирации исчезла и «Руёро» тоже будет участвовать в сражении. Всего в поход выступили одиннадцать кораблей. Количественно эскадра не сильно впечатляла, даже с учетом наличия двух корветов. Но если судить по качеству, то эскадра клана Унарё по силе вполне была достойна и клана уровня Китцу.

Наконец, перед флагманом открылось окно перехода. Поход начался…

* * *
Сорок два дня назад. Гунтай, замок Унарё, кабинет главы


Мужчины в кланах Шин предпочитают полувоенную одежду. Каяхана Ён был не исключением. Он пришел в темно-сером камзоле, со стоячим воротом.

Напротив него сидел глава клана Унарё. Владимир Рюриков. Вот уже пару дней, как кабинет обрел нового хозяина. И Ён был несколько сбит с толку, он-то рассчитывал беседовать с Кусаби. А теперь нужно было выстраивать беседу по-другому. Хотя бы потому, что Рюриков был примерно равного с Каяхара возраста.

— Судя по вашим действиям, Каяхара-сан, — заговорил Рюриков. — Вы приняли решение. Я вас слушаю.


«Каяхара-сан. Разумеется, вы можете прикрыться традициями. Прикрыться сохранением лица. Реальность же такова, что это вы виноваты в том, что клан Каяхара оказался в текущем положении. Я могу вам помочь, но вы должны принять эту помощь. Принять помощь от врага вашего клана и тем самым, возможно, навсегда покрыть свое имя позором. Но выбор есть. Как всегда, он между легким и тяжелым Путем».


Ён снова прокрутил в голове слова Кусаби.

— Клан Сайсё готов заявить о Небрежении, — негромко произнес Каяхара Ён. — А я, как один из старших членов клана Каяхара, готов поручиться в этом.

Рюриков хмыкнул.

— Каяхара — сан, — сухо произнес Владимир. — Я не Кусаби-сама. Точнее, я не хинодзин, и тем более, не киёньшин. Мне очень… странно, доверяться лишь словам, от кого бы они не исходили. Вы готовы заявить о своих намерениях публично?


«Каяхара-сан, вы вольны крутить словами, как вам угодно. Реальность же такова, что вам придется решать. Выбор очень прост. Либо клан Каяхара перестает существовать, либо его возглавите вы. Меня устроит любое решение. В первом случае мы сами заберем все ресурсы, включая людей. Во втором мы получим эти ресурсы от вас».


— Да, готов, — твердо ответил Каяхара Ён.


«Да, это будет война внутри клана. Да, наша цель ослабить клан Каяхара изнутри. После вашего заявления неизбежно пойдет брожение. Но НЕ Я, господин Каяхара, довел ситуацию в вашем клане до того, что есть такие факты, от которых у нормальных людей возникает возмущение. Где были вы, когда ваш отец, ваш брат, командиры вашего клана втаптывали в грязь честь подданных, живущих на Гарумине? Это я закрывал глаза на сафари, которые устраивали наемники компаний на жителей планеты? А может это я сделал так, что девочки в городах нанимаются служанками в богатые дома, где их насилуют с самого юного возраста? Хотите, я приглашу свою приемную дочь, она вам это расскажет в подробностях. Каяхара-сан, мой приемный сын сейчас на Гарумине. Если я покажу собранную им информацию своим бойцам, никакого десанта на ваши планеты не будет. Ваш клан просто вырежут, уничтожат, санируют. Нормальный человек к этому может испытывать лишь одно чувство. Омерзение».


- Это ваше твердое решение, господин Каяхара? — сурово спросил Рюриков. — Вы понимаете, что в глазах многих людей вы станете предателем?

— Когда-то нужно вставать на Путь, господин Рюриков, — хладнокровно ответил Ён. — Но у меня будет одна просьба.

— Я вас слушаю, Каяхара-сан.

Ён исподлобья посмотрел на Рюрикова.

— Я хочу сам, лично, поговорить с отцом, — произнес мужчина. — А после… сразиться.

— Я вам больше скажу … Ён-сан, — Рюриков чуть скривил губы в злой усмешке. — Это в планах Кусаби-сама. Вы, сын своего отца, должны будете сами вершить суд. Сами показать, что происходило в клане и как Каяхара из воинов превратились в жалких убийц. Только после того, как воины клана Каяхара пройдут через такое своеобразное очищение, они смогут начать вновь служить. Но это не будет касаться тех, кто так или иначе замешан в этом кровавом… представлении. Те, кто был замаран, но не участвовал лично, будут служить в специальных штрафных подразделениях и смогут кровью доказать, что достойны носить меч. Остальные… Во-первых, вряд ли их много выживет. Во-вторых, эту заразу можно только выжечь. Человека, переступившего эту грань, более нельзя… как это у вас, вернуть на Путь. И этим будете заниматься лично вы, Ён-сан…

* * *
14 августа 4049 года по з.в.

37 дней до начала действия тангана Каяхара

Владения клана Сайго. Система Ниюми, столичная планета клана Саку Нива


Сообщение от Унарё пришло только что. В нем был вложенный видеофайл. Сопроводительный текст гласил, что данное видео было направлено ему, Сага Ичиро и в клан Каяхара.

— А вот и Каяхара Ён, — пробормотал Ичиро, увидев человека на видео. — Вот, значит, куда он «пропал».

Мужчина на видео вскинул подбородок. Вид у Каяхара был решительный, а лицо бледным.

- Я, Каяхара Ён, младший сын Каяхара Юджина, главы клана Каяхара, — громко и четко произнес Ён.

Камера «отъехала» чуть назад, показывая, что рядом с мужчиной сидят женщина и девушка.

— Я говорю свободно, на меня не оказывается никакого давления, — продолжил Каяхара. — Данное видео сделано с использованием сертификатора.

— Я Каяхара Юсузу, — произнесла женщина. — На меня не оказывается никакого давления и принуждения.

— Я Каяхара Сой, — следом заговорила девушка. — На меня не оказывается никакого давления и принуждения.

— Симатта, — пробормотал Ичиро, чуя, что заявление младшего Каяхара будет неприятным.

— Я, Каяхара Ён, добровольно делаю следующее заявление, — холодно произнес Ён. — Являясь членом старшей ветви клана Каяхара, я имею сведения о том, что руководством клана Каяхара осуществлялись действия против прав подданных Империи. Я имею на руках подтверждения того, что на планете Гарумин, напрямую и при попустительстве должностных лиц клана Каяхара, подданные подвергались издевательствам, пыткам. Для подданных Империи были созданы условия, несовместимые не только с нормальной жизнью, а с жизнью вообще…

Слушая Каяхара Ёна, Сага Ичиро понимал, что это конец. Конец его карьере — это по умолчанию. Обвинение в Небрежении — это автоматический вызов в провинцию Тэсурио Хайме. Это означало, что наблюдатель полностью не справился со своими обязанностями.

Но странно то, что он вообще видит это видео. Зачем Кусаби прислал его именно ему? Он мог отправить его непосредственно в Гоушо (Императорская Канцелярия). После чего не только танган бы отменили. В провинции бы начался такой чёс, все бы только подвывали.

— Клан Сайсё, выступив против этого и находясь в отчаянном положении и под угрозой физического уничтожения, — тем временем вещал на видео Каяхара Ён. — Обратился ко мне, ища помощи, ища защиты. Я начал свое личное расследование. После чего, моими родственниками была предпринята попытка… устранения лично меня и моей семьи.

А вот это Ён жестко заявил. Такое надо доказывать… Но. Вряд ли Ён собирается что-то доказывать, раз сообщение пришло от Унарё.

— Я был спасен, — с суровым лицом продолжал Каяхара Ён. — Спасен теми, кому мой клан желает смерти. Так же, как и мне. Я был предан собственными родственниками, предан своим кланом. Но на мне, как на киёньшине, лежит ответственность перед Императором. И я вынужден объявить, что обвиняю клан Каяхара в Небрежении. Для того, чтобы спасти тех, против кого мой клан ведет политику уничтожения, чтобы вытащить из клана тех, кто не желает в этом участвовать, я объявляю, что мой отец Каяхара Юджин, глава клана Каяхара, виновен в Небрежении и должен сложить с себя полномочия главы клана. Мой брат, наследник главы клана Каяхара, виновен в Небрежении и должен сложить с себя полномочия наследника главы клана и командующего вооруженными силами клана. Членам клана Каяхара с этого момента нужно считать Каяхара Юджина и Каяхара Гюто рядовыми членами клана. Их приказы с этого момента не являются законными, их дальнейшая судьба будет определена на суде клана. Я, Каяхара Ён, по праву наследования, ввиду утраты полномочий старшими мужчинами старшей ветви клана, с этого момент объявляю себя главой клана Каяхара…

А вот и ответ, почему только ему, Сага Ичиро пришло это видео. Кусаби предлагает, чтобы он, наблюдатель Сага, зафиксировал результат последующих действий клана Унарё.

«Хм, подождите-ка. Зафиксировал? Это можно было сделать и потом… А если Кусаби предлагает… возглавить процесс?

— Всем, кто подчинится, я обещаю справедливое расследование, — вещал Каяхара Ён. — В ином случае, те, кто будут выполнять приказы Каяхара Юджина и Каяхара Гюто, будут считаться мятежниками. Против них будет применена сила. Все договора, заключенные бывшим главой и его наследником, объявляются денонсированными. Танган против клана Унарё с этого момента считается возвращенным. Клан Унарё, в лице его главы, Кусаби Дениса, с этого момента считается союзным клану нашему. На основании этого союза, вооруженные силы клана Унарё считаются равными по статусу вооруженным силам клана Каяхара.


«Да-а! После этого союзники отпрыгнут от Каяхара, как от проклятых! Но… Если бы Кусаби хотел разрушить союз между Каяхара и остальными, нужно было об этом публично объявить… М-м, господин Кусаби! Да вы алчный человек! Одно дело танган и совсем другое подавление мятежа, в котором участвуют соседи! Там будут совсем другие штрафы и контрибуции!… Так вот куда вы метите, Кусаби-сама! Зачищаете территорию? Обескровить, а потом предложить свою «защиту». Хитро. Ловко! Похоже, вам статус Хитоши тесен… Что же. Я понял ваш намек, господин Кусаби. О, полагаю Анарин напишет после такой доклад, что его карьера взлетит сигнальной ракетой! Ярко и высоко. Так, полагаю, Кусаби уже начал действовать. Надо тщательно обдумать, что делать. Тут важно все тонко обыграть. Вы же этого хотите, Кусаби-сама? Представить ваши действия согласованными с наблюдателем? Ловкач, ох ловкач! Недаром Хаганэ Хана за вас так… Подождите-ка. Синоби тоже обо всем в курсе. А раз они никак не реагируют, значит… Хм-м»

Ичиро остановил видео. Каяхара Ён замер с сердитым, хмурым лицом.

«Это что, Кусаби чей-то протеже? Нет, понятно, что он чей-то протеже, но чей, раз за ним сама Хаганэ Хана лично приглядывает?»

И Сага Ичиро замер от догадки. А потом его лицо сделалось строгим и мужчина приказал себе забыть свою догадку. Потому что Хаганэ Хана является одной из немногих, кто докладывает напрямую Императору. Поэтому у нее такая ужасная аура для имперских чиновников.

«Хаганэ же прямо сказала, все должно быть строго по правилам. Вот и будем действовать строго. Если Унарё справятся сами, оформим результат, как срочные действия по служению Императору. Не нужно тут себя как-то выпячивать. Да, Тэсурио Хайме впоследствии за этого наверняка как-то накажет… Но эта комиссия на то и императорская, что ее возглавляет сам Император. Ох, как же это вовремя Анарин оказался у Кусаби!»

Видеофайл Ичиро дальше смотреть не стал. Ему уже все было предельно ясно. Похоже, Император наводит порядок в провинциях. И как это у него бывает, осуществляет это руками своих подданных, делая примеры, как надо поступать. Вполне возможно, что в скором времени и в других провинциях появятся свои Кусаби.

«А вот предупредить учителя надо обязательно!» — Ичиро покивал своей мысли.

К тому же многоопытный Сага Хатако может и присоветовать чего…

* * *
Владения клана Каяхара. Система Юрай. Столичная планета Сёнзай. Кабинет главы клана Каяхара Юджина


Видео, которое распространялось через клановую сеть, кроме обращения Каяхара Ёна, содержало еще и очень шокирующие кадры. Опорный пункт кайсацу. В камерах убитые люди, явно гражданские и столь же явно бедные.

Толстый мужик заводит в свой кабинет молодую служанку. Девушке еще явно нет и пятнадцати. Из кабинета девушка выходит с разорванным платьем, синяками под глазами и стеклянным взглядом.

Небольшой поселок. Он окружен бронированными флаерами кайсацу. Идет зачистка. Клановые «охранители порядка» стреляют при любом подозрительном движении, звуке. Закидывают внутрь домов гранаты, разбирают утлые домики гражданских из стационарных лучеметов БМП. После выводят из согнанной на площади толпы человек десять и расстреливают их прямо на виду у односельчан.

И так далее. Кровь, насилие, жестокость. Охранники рудника загоняют жертв в полях. Картинки подобраны так, что градус нарастает. Боец стреляет прямо из БМП в голову идущего рядом с дорогой ребенка. И в качестве апофеоза — скалящийся мужик в доспехах демонстрирует гирлянду из ушей…

— Выяснили, как это попало в нашу сеть? — сухо спросил глава.

— При наличии у противника перебежчика, — презрительно ответил Гюто. — И сочувствующих ему здесь…

Глава смерил наследника тяжелым взглядом.

— Какие меры были приняты? — сухо спросил старик.

— Надо отдать должное тем, кто сейчас пинает братца, — произнес Гюто. — Сработано грамотно. Если бы я заранее не отдал приказ о сборе флота, это бы стало серьезной проблемой. Но на флот ничего из этого не попало. Так что диверсия им не особо удалась… Успех есть, надо признать, но незначительный. Когда же мы разберем флот Унарё, мы вдумчиво, не спеша разберемся и с теми, кто решит баламутить воду. Отец, здесь, в поместье, нет романтиков и идиотов. На охрану можно положиться. А номины (простолюдины)… Им все равно, по какому поводу возмущаться. Годится любая чушь, чтобы разнообразить их серую жизнь. А для того, чтобы этих их развлечения проходили в рамках, есть кайсацу.

— Гюто, этот Кусаби слишком уверенно действует, — произнес Юджин. — Обрати внимание, он перевел конфликт из-под тангана во внутриклановый. Внутри нашего клана, Гюто.

— Поэтому вымпелов в нашем флоте не двенадцать, а двадцать, отец, — уверенно ответил Гюто. — Ну, а вот эти хитрости говорят о том, что у Кусаби сил не особо много. Согласись, если бы он был уверен в том, что сил хватит, стал бы он с Ёном что-то делать?

— А если вот это… — Юджин кивнул в сторону голоэкрана. — Он отправил и в Гоушо?

— Тогда тем более необходимо действовать быстро, — ответил Гюто. — Вряд ли человек может дать какие-то показания, если он умрет.

— Ты думаешь, что Кусаби лично возглавит флот? — усомнился глава.

— А у него нет другого выхода, отец, — уверенно ответил наследник. — В Унарё все сейчас держится на его авторитете. А после разгрома флота…

На лицо Каяхара Гюто упала тень.

— Очень трудно что-то расследовать на пепелище, — зловещим тоном произнес наследник. — Сражение флотов — это такая вещь, где неизбежны случайные попадания… куда-нибудь. Например, по поместью этих ублюдков Сайсё. Корабль, опять же, может на планету упасть. Вражеский флот может использовать планету как-нибудь так, что заряды будут попадать по поверхности. И вообще, Унарё могли сфальсифицировать данные, чтобы получить преимущество. Что взять с гайдзинов, у которых нет чести? Историю пишут победители. Тем более, когда есть те, кто могут указать комиссии, как правильно смотреть на эту ситуацию.

— Дзюнтоку поддерживают Дайгоро, а не нас, сын, — заметил Юджин.

— И Дайгоро со своими тибритскими замашками к интригам доиграются, отец, — усмехнулся Гюто. — Дзюнтоку — это воины, в первую очередь. А вот Дайгоро, похоже, это не сильно понимают. Отец. Когда я принесу победу…

— Конечно, Гюто, — кивнул Юджин. — Я поговорю с Дзюнтоку Чимицу. Победа будет прекрасным поводом для этого. Но, сын. Заклинаю тебя. Не нужно никаких Первых Поединков. Кто знает, как обучен Кусаби и на что способен.

— Разумеется, отец, — кивнул наследник. — Я не дам Кусаби ни единого шанса…

Глава 13

15 августа 4049 года по з.в. Поздний вечер

Система Юрай, Сёнзай, столичная планета клана Каяхара

Столица город Кахо. Главная резиденция клана Каяхара — поместье «Аки Широ»


В малом красном зале для приемов царила тишина. Такая, которую принято называть мертвой. Капитан ганшипа «Ёсоу» Каяхара Димасу стоял перед главой клана и командирами. Этот ганшип недавно отбыл в составе флота во главе с наследником главы, Каяхара Гюто, разобраться с мятежной планетой Гарумин.

— Мой сын потерпел поражение, Димасу? — мертвенно спокойным тоном спросил Каяхар Юджин.

— Да, Тайсо-сама, — поклонился капитан.

— Как это произошло? — тон Каяхара Юджина был удивительно спокоен для этого сообщения. — Противник привел больше кораблей, чем рассчитывал Гюто?

— На один, Тайсо-сама, — ответил Димасу, не разгибаясь. — У противника был еще один корвет.

— И это сыграло настолько значительную роль? — сухо продолжал Юджин-сама. — У вас было двадцать вымпелов. Насколько я знаю план, вы должны были победить, даже если бы просто стояли на месте и стреляли.

— Я многого не знаю, Тайсо-сама, — глухо ответил капитан. — Я лишь могу доложить, что видел лично.

— Говори, Димасу, — сухо разрешил Юджин-сама.

— Мы появились в системе в час Читого (около одиннадцати утра по з.в. — прим. автора), Тайсо-сама, — начал рассказывать капитан…

* * *
Тридцать два часа назад

14 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари, планета Гарумин


Впервые за много лет, а на памяти живущих сейчас, вообще впервые, клан Сайсё имел полный контроль над своей же планетой. Сейчас в диспетчерский центр мониторинга системы приходили все данные, со всех систем контроля. Поэтому появление двух кораблей заметили.

— Это Унарё, — доложил главе командир тактического зала, Сайсё Касива, получив данные от диспетчеров.

Совсем молоденький офицер. Но последние четыре декады офицеры и бойцы клана Сайсё провели на Гунтае. Это было условием главы Кусаби, что все боеспособные члены клана Сайсё должны пройти подготовку. А после должны пройти полноценное обучение… Те, кто выживут.

И членов Сайсё так бодро обучали, что некоторых по возвращению родные не сразу узнали. Вернулись домой похудевшие, некоторые с лихорадочным блеском в глазах, некоторые слишком молчаливые. Но когда происходило построение по прибытию, строй был идеально ровный, форма ни на ком не висела. И в ответ на приветствие главы, члены клана слитно рявкнули в ответ… И Сайсё Джимин даже представить не мог, насколько обучены собственные военные Унарё, которые проходили подготовку больше полугода, если за сорок дней из практически гражданских сделали людей с сознанием именно военного. На самом же деле важно именно это, как человек будет мыслить на поле боя…

Впрочем, некоторое представление, причем практическое и сильно неприятное Сайсё Джимин имел. Прямо на Гарумине действовала группа диверсантов, которая, фактически, перехватила управление над половиной планеты. И сколько клановые кайсацу Каяхара и наемники за ними не гонялись, получались только трупы, причем самих кайсацу и наемников…


Этот тактический зал пришлось восстанавливать, а во многом заново делать. Раньше, при Иру, такой зал имелся в каждом замке, как командный пункт для сегмента обороны. Это круглый зал, в его центре, на небольшом возвышении, кресло для командира. Вокруг, у стен, пульты для операторов систем обнаружения и обороны.

— Готовность запасного КП? — сухо спросил Сайсё Джимин.

— Запасное КП доступно, — доложил соответствующий оператор. — Статус, готовность к активации.

Разумеется, запасное КП на то и запасное, что пока никак не светится. И там командует сын Джимина, Сайсё Нифу. И он тоже проходил подготовку у Унарё.

— Начинайте проверку готовности систем, — приказал глава. — Наземным силам перейти в боевой режим.

— Есть, глава! — Касива сверкнул глазами.

И стал выдавать указания операторам. А Джимин смотрел на этих молодых парней и девушек, видел, с каким азартом они стали работать… И, если честно, мужчина испытывал сожаление. Сожаление от того, что клан Сайсё так поздно получил возможность обрести свою честь. Поздно для него, главы клана…


… Флот, из двадцати вымпелов вошел в систему Хайкари в час Читого на удалении шестьдесят кликов от населенной планеты. То есть флот вышел по-боевому.

Каяхара Гюто, сидящему в кресле капитана корвета «Дзёхофу», доложили, что кораблей, ни боевых, ни транспортных, не обнаружено. Но системы планетарной обороны Гарумина активированы.

— Вызов с Гарумина, — сухо доложил штурман, Каяхара Одай.

Доложив, Одай продолжал смотреть на наследника. И когда тот сделал разрешающий жест, штурман произвел подключение. Перед Каяхара Гюто появился голоэкран.

На экране Гюто увидел главу Сайсё. Мужчина был суров лицом и держался с достоинством.

— Условия сдачи таковы, — сухо и властно произнес Гюто, не дав собеседнику сказать ни слова. — Деактивация систем обороны. Вы все строитесь в порту, без оружия и экипировки. Рядовым я гарантирую справедливый суд.

— Такой же, как всегда? — не менее сухо и презрительно ответил Сайсё Джимин. — Клан Сайсё обвиняет клан Каяхара в Небрежении. Небрежении честью. Небрежении…

— Отключай, — сухо приказал наследник.

Слушать заранее заготовленную речь-повод Гюто не имел настроения. Голоэкран свернулся.

— Флоту, перейти на запасные каналы, — приказал Гюто. — Связь с планетой запрещена.

— Хай, флоту перейти на запасные каналы, — тут же подтвердил штурман. — Запрет на связь с планетой.

— Начать выдвижение, — приказал наследник. — Ордер «Крепость». Экономичный ход.

Такой ордер применяется при схождении флотов в сражении. Впереди идут линейные корабли с мощными орудиями и щитами, перекрывая подход к вспомогательным кораблям. Носители в готовности выпустить кокиты.

— С планеты идет сигнал в подпространство, — доложил главный штурман.

— Значит, скоро кто-то появится, — спокойно отреагировал Гюто. — Надо же, разорились на станцию связи…

* * *
Поместье «Аки Широ»


Капитана Каяхара Димасу слушали очень внимательно. Семь немолодых мужчин, на скамьях вдоль стен и глава клана, сидящий на невысоком помосте, в кресле с высокой спинкой, пристально смотрели на сгорбившегося Димасу.

— Противник появился примерно через пять бунов, — негромко говорил капитан. — Сейчас я понимаю, что их появление практически вплотную — это часть стратегии. Сначала у противника было девять вымпелов, потом к его флоту присоединились еще два ганшипа, которые уже находились в системе.

— И ты хочешь сказать?! — не выдержал один из командиров. — Что одиннадцать вымпелов разгромили флот в двадцать? Вы что, щиты не поднимали?

— Из одиннадцати вымпелов, — мрачно ответил Димасу. — Семь имели орудия ГК. И не по одному. Корвет «Киоушо» стрелял средними и большим зарядами. Причем, такое ощущение, что батареи у него стоят с крейсера. Второй корвет был обычный, только два орудия среднего калибра. А большой ганшип имел как минимум восемь орудий среднего калибра!

— Что за бред? — это заговорил уже другой мужчина, с абсолютно лысой головой и при этом седыми усами. — Как ганшип может нести столько орудий ГК, да еще такого калибра?

— Я говорю то, что наблюдал лично, — сухо ответил Димасу. — Большой ганшип и оказался основным узлом их строя. Опорой, от которой они оттолкнулись для атаки и на который опирались в процессе боя…

* * *
14 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари, планета Гарумин


В систему Хайкари, для усмирения мятежного клана Сайсё, прибыло двадцать вымпелов. Основа линии — два корвета. Флагман «Дзёхофу» и недавно «купленный» у клана Дайгоро корвет «Ёдай». Не новый, но недавно прошедший обслуживание, ремонт и модернизацию на верфях клана Сарасё. Где, собственно, и был произведен когда-то.

Оба корвета имели по два орудия ГК среднего калибра. Одно курсовое, одно в башне. Орудия были новейшими. Относительно орудий предыдущего поколения, они имели на двадцать процентов больше мощности выстрела и почти на сорок процентов скорострельнее.

В качестве авиакрыла корветы располагали четырьмя МЛА каждый. Кокиты (акри) «Хагетака» — это легкие космические МЛА, с четырьмя плазменными двадцатилинейными пушками. И это, опять же, новые кокиты, последнего поколения. Клан Каяхара серьезно готовился к этой войне.

Также в линии (условной линии, корабли занимали в пространстве положение «кустами», ганшипы вокруг корветов), стоял ганшип «Игарая», тоже клана Каяхара. А также:

Ганшипы «Удзуки» и «Усио» клана Хайфоро,

Ганшип «Югумо» клана Ямари,

Ганшип «Ёнокадзё» клана Бию.

А вот от клана Юшо (голодранцы (С) Каяхара Гюто) прибыл ганшип «Эйфику». Довольно старый корабль без орудия ГК. Поэтому он стоит не в линии.

А все остальные перечисленные ганшипы (кроме Енокадзё) — это относительно новые корабли, имеющие орудие ГК малого калибра. Все эти ганшипы принадлежали к одной серии, которую выпускал опять же клан Сарасё. Тип «Умэ». Корабли были приобретены кланами благодаря целевым кредитным программам… клана Дайгоро.

Ганшипы типа «Умэ», как уже говорилось, имеют одно курсовое орудие ГК малого калибра. Так как это ганшипы линии, то излучателей щита больше именно на носу корабля, соответственно, и носовая проекция щита более мощная. Шесть зенитных автоматических пушек тридцатого калибра, имеющих собственные танки для боевой смеси. Главное отличие от ганшипов без ГК — это усиленная батарейная сборка. Она состоит из четырех блоков. Поэтому ганшипы типа «Умэ» обладают хорошим показателем веса залпа за три буна (три буна — около десяти минут. Период между выстрелами у орудия ГК МК предыдущего поколения, при условии, что энерговооруженность равная) и неплохой энерговооруженностью щитов.

Ганшип «Енокадзё» клана Бию — это вообще именно новый корабль, последнего поколения. Тип «Хаттай». Специализированный ганшип именно для линии. У него нет зенитных автоматов, слабая проекция щита в корме, так себе по бокам и отличная в носовой проекции. И два орудия ГК малого калибра. Курсовое и в башне. Самое интересное в истории этого ганшипа, что он сейчас кланом Бию арендуется. Угадайте, у какого клана они взяли этот ганшип? Первая буква в названии «Д».

Соответственно, в линии сводного флота клана Каяхара сейчас находились два корвета и пять ганшипов. Семь кораблей в линию (именно в линию, а не просто в строй) может поставить далеко не каждый клан даже Китцу. Четыре орудия ГК среднего калибра и шесть малого — это крайне серьезный вес залпа. Для уровня клановых войн, конечно.

Еще девять ганшипов являлись кораблями охранения. Вооружены исключительно зенитными автоматами. И это сборная солянка. Разные годы выпуска, разные серии. Разные производители.

Восемь ганшипов клана Каяхара.

«Ёсоу» — более-менее новый эскортный ганшип, произведенный кланом Сарасё.

«Хиемай» и «Иосино», тип «Нинтака» — эскортные ганшипы производства клана Накатоми.

«Майсо», «Катага», «Арай» — тоже эскортные ганшипы, но уже совсем старые.

И самая древняя лоханка «Тацута». С шестью автоматами тридцатого калибра, которые питаются непосредственно из основных топливных танков.

Девятый ганшип — «Эйфику». Производства «Накатоми». Старый, но еще не совсем устаревший корабль клана Юшо.

Охраняли ганшипы три легких носителя и войсковой транспорт. Именно по носителям клан Дайгоро оказал Каяхара серьезную поддержку.

У Каяхара имелся один малый носитель — «Хирю». Двенадцать УСС (универсальных стартовых столов) выпускали кокиты «Тако». Машины не новые, совсем. Универсальные (то есть, космо-атмосферные) перехватчики, вооруженные четырьмя двадцатилинейными пушками и четыре внутренних подвески для ракет или управляемых снарядов.

Малые носители «Юкадзо» и «Микадзуки» были кораблями более новыми. По шестнадцать столов на каждом. Кокиты «Кутай» — космические акри среднего класса, универсального применения. То есть их можно использовать, как чисто перехватчики, так и как штурмовики. Для первой роли на «Кутаи» дополнительно вешаются блоки с двадцатилинейными зенитными автоматами в башне параллельного вращения (это когда сегменты башни с пушками, могут вращаться независимо друг от друга). В добавление к четырем курсовым тридцатилинейным пушкам. Для штурмовки на «Кутаи», в тот же самый слот, между кабиной и двигателем, устанавливается револьверная подвеска на шесть единиц.

Если подвести итог, то флот Каяхара располагал полусотней МЛА. Пятьдесят два, если быть точнее. Восемь легких космических перехватчиков «Хагетака», двенадцать стареньких универсальных «Тако» и тридцать два неплохих средних кокита «Кутай». Особенность в том, что только «Тако» управлялись пилотами клана Каяхара. На остальных специалисты из клана Дайгоро. Пилот акри — это весьма специфическая и дорогая военная профессия, к тому же требующая немалого опыта, для успешного применения кокитов.

Войсковой транспорт «Нодзима» — это совершенно обычный военный транспорт. Шесть ботов и двести бойцов. Как уже говорилось, в клановых войнах Шин редко используется десант и еще реже абордаж. Каяхара Гюто взял бойцов для того, чтобы потом навести порядок на Гарумине. При поддержке сверху, двести десантников, плюс противоабордажные наряды других кораблей должны справиться с кучкой предателей…

* * *
Поместье «Аки Широ»


Цвет деревянных панелей, который имел алый оттенок, был словно обрамлением этого печального рассказа капитана Димасу.

— Наши носители еще только выпускали кокиты, а Унарё уже это сделали, — с мрачным лицом рассказывал капитан. — Как я понимаю, их стратегией было постоянное опережение наших действий. Они сразу пошли на сближение, а их кокиты ринулись к нам, то есть к носителям. Причем, у них были тяжелые машины, которые могут нести противокорабельные ракеты. Но сначала они атаковали нас кассетными зенитными ракетами.

— Это же словно швыряться деньгами! — отреагировал один из мужчин, слушающих Димасу.

— Видимо, они могут себе это позволить, — дернул щекой капитан. — После их кокиты использовали и противокорабельные ракеты. Именно они и выбили носители.

— Димасу! — рявкнул снова лысый мужчина с седыми усами. — У вас было полсотни кокитов. Девять ганшипов охранения! Сколько же было у них кокитов, что вы потерпели такое позорное поражение? Сто? У них что, была пара линейных носителей?

— Нет, — коротко ответил капитан.

— Тогда объясни нам, как же так все случилось? Сколько было носителей у Унарё?

— Один, — снова коротко ответил Димасу. — И примерно двадцать кокитов…

* * *
14 августа 4049 года по з.в.

Татамо Юо. Дэрриэр «Аншидай»


Все началось, как на симуляторе. Как-то буднично, без надрыва. Поступил приказ занять свои места. И пилоты направились облачаться в аваки. А потом пошли к своим кокитам. (акри, МЛА в империи Шин). И все это без особой спешки, без нервов. Точно так же, как делали сотни раз в симуляторе, а потом вживую.

Юо, забравшись в кабину и оказавшись в ложементе, совершенно на автомате подключила комбез и провела проверку систем. Потом проверила боевую загрузку. В револьверной подвеске исключительно самонаводящиеся ракеты «Яцироши». Это шиновские ракеты, подвески «Аэранов» специально переделывали, чтобы использовать шиновские боеприпасы. Чтобы не летать каждый раз за банальными ракетами к иллири (Юо это знала, потому что ее отец командующий флотом).

«Яцироши» ракеты малой дальности. Поэтому они небольшие и ими можно, не учитывая соотношение загрузки и предполагаемой активности действий, забить всю подвеску, то есть двенадцать штук. То, что были выбраны именно эти ракеты, говорило о том, что предстоит противодействовать другим кокитам.

Также на внешней подвеске была размещена тяжелая зенитная ракета «Омои». Такая ракета очень редко применялась в клановых боях, потому что тяжелые акри использовали в Империи Шин только Императорский флот и клан Дзюнтоку (Что, практически, одно и тоже).

Тяжелые акри — это кокиты для большой войны. Мало того, что они сами дорогие, словно цельноурановые, так еще и обслуживание по стоимости запредельное. Плюс пилотов надо готовить специально под такие кокиты. Да, тяжелые МЛА могут нести противокорабельные ракеты, что очень весомая заявка на победу, но такие ракеты тоже стоили очень и очень много. А без них применение тяжелых акри действие крайне сомнительное…


… Пройдясь по списку готовности и поочередно отметив все пункты, Юо вызвала ведомую.

— Готова, кокит проверен, вооружение проверено, — доложила Миюра Шира.

«Аэраны» стояли на столах «Аншидая» носами к воротам. На тех, которые были перед Юо, белела здоровая цифра «9». Кокит Миюры стоял, соответственно, перед десятыми воротами, хвостом к «Аэрану» Юо.

— Напоминаю, после вылета не висим рядом, — заговорил на общей волне Комурами Удо. — За вами будут выходить следующие машины.

С «Аншидая» должны вылететь не десять акри (по количеству столов), а шестнадцать. Шесть машин сейчас стояли посередине ангара. После вылета уже стоящих на столах МЛА, эти тоже поставят на выход. Спорное решение, потому что возвращение будет весьма сильно затруднено. А если учесть, что кокиты могут быть повреждены… Но иного выхода не было. Другого носителя у клана Унарё пока нет.

В динамиках щелкнуло. Комурами пока закончил. Юо посмотрела вправо. Кабины были еще открыты и она могла увидеть пилота соседнего кокита. Найл Бирн показал девушке большой палец. Наверняка ирландец еще и лыбиться во все зубы, но зеркальное забрало скрывало его лицо.

Кратковременный приступ тошноты. Значит, корабли вышли в обычное пространство.

— Готовность два, — тут же заговорил на общей волне Комурами.

Юо нажала на кнопку закрытия фонаря. Он опустился, чавкнули уплотнители, зажужжала система доводки. Следом активировалась система жизнеобеспечения кабины и обару (авак, пилотский комбез — хонтого). На контрольных экранах загорелись зеленым соответствующие значки, обару слегка надулся.

— Синий один, — снова заговорил Комурами.

Эта третья группа кокитов. Четыре «Аэрана» и два «Стэхина». Первые находились на корвете «Киоушо», «Стэхины» на «Кагуе».

— Синий один, — ответил командир группы, Риццо Эмилио. — Стэхины готовы, Аэраны готовы.

Как и все тибритцы, он говорил, «затирая» звук «Р». Третья группа имела задачу, либо развить успех, либо парировать контратаку противника. Такой план накануне был озвучен пилотам. И Юо была горда тем, что ее пара была поставлено на фланг. Это говорило о том, что ее навыки пилота и ведущего Комурами Удо оценивал, как одни из лучших.


«Юо, с чего ты решила, что тебе нужно что-то доказывать мне? Докажи себе. Жизнь принадлежит тебе, честь принадлежит тебе. Но я тобой горжусь, Юо. Как отцу, мне очень приятно осознавать, что моя дочь, САМА, смогла достичь цели, которую себе поставила»


Это девушка вспомнила слова своего отца. Татамо Хименея. Их, Юо и Цу, отношения с отцом трудно назвать идеальными. Даже просто обычными. Они дети служанок, ошибки молодости наследника. Запасные варианты на тот случай, если наследник не оставит другого потомства. Татамо Гуджо в свое время справедливо опасался, что его сын, который в юности очень лихо зажигал, может попросту откинуть сапоги в очередной выходке.

Но потом наследник вдруг взял себя в руки и повел себя именно, как наследник. В том числе и по отношению к своим детям. Юо и Цу были введены в клан, перестав быть официально бастардами. Более того, Хименей-хаджо очень жестко пресекал любые разговоры о происхождении своих детей. Юо и Цу получили отличное образование, им открыли любые дороги в клане. Но. Кроме наследования. Впрочем, если говорить откровенно, ни Юо, ни Цу совсем не горели желанием войти в список наследования. Юо хотела стать пилотом, а Цу работать с интеллект-системами. И их отец, заметьте, дал им возможность осуществить свои желания…

— Всем! — прозвучал в динамике резкий голос Комурами. — Готовность один!

Юо «пробежалась» по кнопкам. Именно кнопкам, это военное оборудование, здесь все должно быть надежным. И иллирийцы, реализуя такой подход, ручное управление своими акри сделали вот таким. На кнопках, рычагах, педалях, гидравлических и электрических приводах. И ручное управление почти не пересекалось с обычным. На «Стэхинах», кстати, делали сенсорные кнопки, и это показало себя не лучшим образом. В «Аэранах» иллирийцы пошли по пути еще большего увеличения надежности и еще большего разделения ручного и обычного управления.

Ворота скрылись за чуть рябящей поверхностью щитов. А потом стальное полотнище за щитом пошло вниз. «Аэран» дрогнул, когда стол двинулся к выходу. Юо запустила подготовку двигателей к запуску. Сейчас из дюз кокитов вылетел черный дым, это проверялась подача топливной смеси.

Приглушенный грохот стартовой катапульты, девушку вжало в пилотский ложемент. Мелькнул проем ворот и «Аэран» оказался в космосе. Юо подала на себя джойстик и запустила двигатели.

По связи шел доклад, поочередно, о статусе после выхода.

— Белый девять, вышла, готова, — доложила и Юо.

«Аншидай» остался за спиной. Девушка ощущала легкую дрожь, словно «Аэран» был в нетерпении кинуться в бой.

Переходить в боевой режим пока рано. Нужно как можно больше оставить времени для активной работы. Люди-пилоты устают гораздо быстрее иллирийцев, используя нейроинтерфейс.

— Повторяю, наша цель носители и кокиты! — порыкивал по связи Комурами. — Не увлекаемся! Считать мы будем потом и ганшипы!..

* * *
15 августа

Поместье «Аки Широ»


— Я никогда не видел такого уровня пилотирования и, самое главное, взаимодействия, — говорил капитан Димасу. — Пять или шесть «Кутаев» с Юкадзэ они сбили сразу, в лоб, когда те пошли на перехват зенитных ракет. По сути, Унарё использовали эти ракеты, как отвлекающий фактор. Пока мы занимались ими, их кокиты подобрались вплотную.

— А что в это время делали вы, капитаны ганшипов? — спросил один из командиров.

— Защищали носители! — резковато ответил Димасу. — Пусть и отвлекающий фактор, но эти зенитные ракеты были серьезной угрозой! «Тацута» именно в этот момент получил фатальные повреждения, закрывая собой «Микадзуки».

— А что происходило с кораблями линии? — сухо спросил глава.

— Как я уже говорил, противник имел огромный вес залпа, — ответил Димасу. — Корабли линии никак не могли нам помочь, потому что Унарё в этот же момент и их атаковали. Я не следил, потому что было не до того. А когда их кокиты улетели, я увидел, что «Ёнокадзё» выпал из строя. «Игарая» отходит назад, к транспорту. А «Дзёхофу»…

Голос капитана дрогнул. Он скривился, словно у него что-то резко заболело.

— Что произошло дальше, Димасу? — голос глава был тусклым, неживым.

— Когда я… — Димасу крутнул головой, словно стоячий воротник формы сдавил ему горло. — Когда мы перегруппировывались, ожидая второй волны кокитов… Противник смог отдавить корабли от флагмана. А потом…

* * *
14 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари. Флагман флота Каяхара, корвет «Дзёхофу»


— Это иллирийские абордажные капсулы!

— Одай, я это и сам вижу! — рявкнул в ответ Каяхара Гюто. — Сигнал «абордаж»! Группам выдвинуться к местам прорыва!

Наследник скрипел зубами. Эти Унарё превратили эскадренное сражение в какую-то свалку! И кто мог предугадать, что носитель (!) — это одновременно и десантный транспорт?! Причем, с такими щитами, что может прорваться и к крейсеру!

Корвет сильно тряхнуло. Унарё снова напомнили, что абордажники — это не единственная проблема корвета «Дзёхофу». А еще рой плазменных зарядов пролетел мимо, в сторону остальных кораблей, предупреждая возможные действия, по деблокированию «Дзёхофу».

— Одай, нужно как-то отойти к остальным! — рявкнул Гюто. — Приказ по кораблю, все, кто не имеет отношения к орудиям и ходу, к оружию!

— Хай! — Юдай рявкнул в ответ, не поднимая головы от пульта. — Они снова выпустили кокиты!

Носитель, сбросив десант, отошел за свои корабли линии. Причем с такой скоростью, словно он был кокитом, а не здоровым кораблем! И да, то, что носитель находился прямо в линии, сильно укоротило плечо для кокитов.

— Ты же не думал, что они остановятся на достигнутом? — язвительно спросил наследник.

И поднялся.

— Юдай, принимай командование! — властно произнес Гюто…

* * *
Поместье «Аки Широ»


— Во второй волне, вместе с их кокитами пошли и два скоростных ганшипа, — голос Димасу был какой-то загробный. — «Тако» они прошли, даже не особо притормозив. Они использовали ганшипы, как щиты, под их прикрытием подбираясь на близкое расстояние к нашим машинам. Я видел, как «Хиемай» получил три «Омояри». Он взорвался практически сразу, даже капсулы с него не вылетели. «Иосино» сбили щиты эти ганшипы, а за ними налетели их кокиты. «Юкадзо» получил сначала две, а потом еще три ракеты. Они выбивали носители. Мой «Ёсоу» смог сбить две ракеты. Почему на нас кокиты не налетели.

— Скорее всего, Димасу, — холодно произнес тот самый лысый мужчина. — Те кокиты, которые должны были атаковать вас, были сбиты ранее.

— Да, — согласился капитан. — Думаю, так и было. Во второй волне было около десятка кокитов. Может чуть больше.

— Что произошло с «Дзёхофу»? — проскрипел Юджин-сама.

В голосе старика прорвались тоскливые нотки. Вот сейчас стало видно, что Каяхара Юджин очень стар. Морщины на его лице словно стали еще глубже…

— Я… — Димасу скрипнул зубами. — У меня нет точных сведений. Но факт, что корвет был захвачен противником.

* * *
14 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари. Флагман флота Каяхара, корвет «Дзёхофу»


Каяхара Юдай не верил своим глазам. Но это был факт, он, и.о. капитана, более не имел доступа к управлению! И это в тот момент, когда к корвету подлетели абордажные боты! То есть к противнику пришло подкрепление и, судя по количеству ботов, подкрепление многочисленное!

— Симатта! — выругался пилот.

— Хакеры, — спокойно прокомментировал джёгай гизутцу. — Мы отрезаны.

Его помощник, а также ответственный за интеллект-системы рубки, в этот момент яростно долбил по сенсорной панели своего пульта.

— Проклятье! — прорычал он. — Да кто у них там?! В жизни такой скорости не видел!

Еще несколько мгновений шла невидимая, но ожесточенная борьба внутри цифрового пространства. А потом парень выругался.

— Все, они добрались до центрального узла, — мрачно произнес он. — Сделать ничего нельзя. Корабль их. Дерьмо!!!

Парень шарахнул по сенсорной панели кулаком, расписываясь в своем бессилии. Каяхара Юдай несколько бунов сидел, хмурясь.

— Кое-что все же можно, — поднялся он с кресла.

Юдай дошел до своего пульта штурмана. Эта система, которую он сейчас хотел задействовать, всегда имеет свое управление, которое не пересекается с основным. Система самоуничтожения.

Юдай сел в свое кресло. Пару мгновений смотрел на экран. А потом вздохнул и ввел логин.

— Юдай, — раздался в этот момент голос пилота. — Отойди от пульта.

Штурман с удивлением обернулся. И увидел, что пилот наставил на него ручной лучевик.

— Что ты делаешь, Такуя? — изумился Юдай.

— Все кончено, Юдай, — сухо процедил пилот. — У них абордажников, словно незуми (небольшие грызуны, бич кораблей времен Великой Армады). Мы проиграли. И я не собираюсь тут сдыхать.

— Такуя… — заговорил Юдай.

— От пульта отошел! — повысил голос пилот и поднялся из ложемента. — Ну?!

Юдай несколько мгновений исподлобья смотрел на сослуживца. Потом посмотрел на инженера и спеца по интеллект-системам. У них тоже имелось личное оружие. На второго пилота надежды не было, так как Мика спала с Такуей, это все знали. Девушка сейчас совершенно спокойно поднялась. И пошла к выходу из рубки.

— Такуя — это предательство, — заговорил Юдай.

В ответ пилот выстрелил. Юдай, даже не успев как-то среагировать, ощутил запах жженого пластика. Покосившись, бывший штурман и бывший и.о. капитана увидел, что пульт поврежден выстрелом.

— Юдай, ничего личного, — произнес Такуя. — Я понимаю, что тебе ничего не светит, но подыхать с тобой и Гюто желания у меня нет. Кольцо сними.

Юдай отвердел лицом. На левой руке, на мизинце, у него находилось кольцо. Имтоже можно активировать систему самоуничтожения.

— И что, вы тоже с ним? — спросил Юдай у других членов экипажа.

— Юдай, — ответил Хироши, спец. по интеллект-системам, не смотря на сослуживца. — Сними кольцо.

Пилот насмешливо посмотрел на штурмана. Юдай же поднял левую руку, сорвал кольцо и бросил на пол. Кольцо покатилось и, звякнув, упало куда-то под полики рубки. А Юдай положил правую руку на рукоять лучевика, кобура которого висела на поясном ремне.

— Хочешь погибнуть вот так? — спокойно спросил Такуя.

— Я открываю? — спросила Мика, стоя у двери.

Юдай несколько мгновений размышлял, смотря прямо в глаза пилота…


Поясной ремень с кобурой упал на пол. А в руках у Каяхара Юдая остался лишь короткий клинок. И штурман расстегнул форменную куртку.

— Не против? — Юдай взглядом указал на капитанское кресло.

— Ты всегда хотел его занять, — усмехнулся Такуя, а потом уже серьезно добавил. — Юдай… давай сначала выясним, что с Гюто. Помимо всего прочего, делать сеппуку прежде господина невежливо.

Юдай несколько мгновений думал. А потом кивнул.

— Ты прав, — сухо ответил он. — Мика, открывай.

— Давай только без глупостей, ладно, Юдай? — вздохнул Такуя. — Если что, я успею увернуться.

Когда в рубку ворвались бойцы Унарё, пилот бросил лучевик на пол. А бойцы в доспехах тяжелых пехотинцев уставили стволы пушек на членов экипажа.

Вот забрало у одного из них открылось.

— Кусаби-сама! — буквально рявкнула женщина, причем, тибритской внешности. — Мостик захвачен!

— Вот это да! — пробормотал Хироши, разглядывая доспехи.

И необычное оружие. Это были определенно не лучевики. Шесть крутящихся стволов. А их калибр такой, что можно палец засунуть!

— Я исполняющий обязанности капитана! — выступил вперед Юдай. — Могу я узнать, что с… Каяхаро Гюто?

— Скоро встретитесь с ним, — насмешливо ответила женщина. — В одной камере…

* * *
Поместье «Аки Широ»


— Значит, мой сын, либо убит, либо захвачен в плен? — произнес Каяхара Юджин.

— Этого я не могу уточнить, Каяхара-сама, — поклонился Димасу.

— Димасу, — снова заговорил лысый мужчина с седыми усами.

Теперь он, Каяхара Эндо, будет командующим флотом. Точнее, его остатками.

— Скажи, а как удалось уйти вам? — холодно спросил Эндо. — Раз Унарё показали такую эффективность, то это выглядит очень… странно.

— А мы не ушли, — посмотрел на теперь непосредственного командира капитан Димасу. — Нас отпустили. Нас… И те корабли союзников, которые остались на ходу. Более того, корабли союзных кланов после захвата «Дзёхофу» вышли из боя.

— Предатели, — скрипнул зубами глава.

Каяхара Эндо посмотрел на Юджина очень нехорошим взглядом.

— Очевидно, что, либо была какая-то договоренность с нашими…союзниками, — последнее слово Эндо произнес с изрядной иронией. — Либо Унарё их не тронули, когда те показали свое отношение. Для нас итог одинаковый. Но почему отпустили наши ганшипы? Четыре корабля — это все же не четыре кокита. Тем более, пусть и поврежденный, но корабль линии. Надеюсь, ни у кого нет заблуждений, что Кусаби это сделал в стремлении избежать кровопролития?

Новый командующим флотом поднялся, осмотрел присутствующих. И остановил пристальный взор на главе.

— Юджин-сама, — негромко произнес Эндо (без поклона). — Мы ждем вашего приказа.

Глава вскинул голову. Словно только что проснулся. И уставился на Эндо.

— Готовьте флот! — хлестнул приказом глава. — Враг скоро будет здесь! И сломает об оборону Сёнзая свои зубы! Нужно объявить мобилизацию! Нужно поставить в строй всех, кто может носить оружие! Унарё будут нас убивать, уничтожать! Не будут щадить никого! Так же, как они убили моего сына! Но мы сможем отбиться и возродить наш флот! А я… Мне нужно побыть одному…

Глава 14

15 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари

Флот Унарё. Дэрриэр «Аншидай»


Татамо Юо легла в рег. капсулу последней. Несмотря на то, что на Аншидае имелось три капсулы, они все были заняты. Основные потери, относительно первоначального числа, понесли именно пилоты. Впрочем, они все знали, на что шли.

Из кабины Юо самостоятельно выйти не смогла, ее оттуда доставали. Как и остальных восьмерых пилотов, которые сами смогли завести кокит на носитель. Еще три «Аэрана» заводили при помощи ботов, их пилоты полностью истощились.

Ровно половина кокитов оказались сбиты. Большая часть в первой фазе боя, когда у противника было много машин. Все-таки, когда преимущество почти в три раза, какой бы ты не был умелый, все равно, работает закон вероятности.

Ведомую Юо сбили именно на втором этапе. Как и положено ведомой, Шира прикрыла действия ведущего. Юо в этот момент «заколачивала» ворота на носителе. Шира только сухо доложила, что катапультируется. А в следующее мгновение ее «Аэран» врезался в носитель. Юо так и не знала, успела ли Шира катапультироваться…

С этими мыслями девушка и потеряла сознание, когда капсула, куда ее определили, заполнилась белым дымом.

И вот она снова открыла глаза. Жуткая боль в голове пропала. А вот ощущение, что на ней надеты доспехи тяжа нет. Конечности были словно цельнометаллические.

— Так, ну-ка спокойно, куда ты собралась? — увещевала Кисара, когда открылась крышка капсулы. — Чего стоим? Достали ее и на стол!

К удивлению Юо, доставали ее из капсулы Унарё Аями и Райви. Крепкие дамы запросто вытащили ее из капсулы, словно в ней было пара канов.

— Ши… — в горле у Юо словно прошлись железным ершиком.

— Здесь она, — деловито ответила Райви. — Вон, в соседнем ящике отмокает.

У Юо отлегло на душе. И когда она оказалась на диагностическом столе, то ее потянуло в сон.

— Подожди, не спи пока, — негромко и даже… ласково?… произнесла Аями. — Сейчас снова положим в капсулу, выспишься.

Сколько времени она лежала на столе, Юо не отразила. Все было в каком-то тумане. И, похоже, все-таки провалилась в сон, потому что она снова оказалась в кабине своего «Аэрана»…

* * *
Засветилось окно перехода, и в системе появился исполинский корабль. Прибыл транспорт-буксир «Велунд». И не один, а в сопровождении еще трех транспортов — мидлкарго (десятитысячники. Для сравнения, Велунд примерно в шесть раз больше).

— Ничего себе, — присвистнула Кими, когда увидела, результаты сражения.

Два чужих корвета, с виду более-менее целых. Поблизости от них висел какой-то ганшип. Еще один ганшип явно неуправляемо дрейфовал. Пара носителей, сильно поврежденных, потому что даже с большого расстояния видно, что они закопченные и имеют здоровые пробоины. Еще один носитель подальше и он вообще пребывал в состоянии двух отдельных частей. На фоне планеты виднелся какой-то транспорт. Пара облаков обломков, одно облако здоровое, видимо, его составляли части не одного корабля, второе поменьше. Какие-то акри, целые и по частям, дрейфовали около кораблей…

— Хименей, — заговорила Кими, когда с ней связались с «Киуошо», а на появившемся экране появилось лицо мужчины. — А почему тот транспорт так далеко?

— Пытались убежать на планету, — ответил мужчина.

— А у нас-то какие потери? — поинтересовалась женщина. — Я вроде все корабли вижу и они в порядке.

— У кораблей повреждения есть, но не критические, — ответил Хименей. — Больше всего мы акри потеряли. Вот их всего половина осталась.

Кими на это вздохнула. Что же поделать, такова судьба пилотов.

— Я хочу, чтобы ремонтные команды сначала поработали с «Киуошо» и «Аншидаем», — деловито стал говорить Хименей. — И «Арабеллу» надо забрать на Эйрен.

— А что с ней? — тоже деловито спросила Хайрунен.

— Аварийное отключение одного из реакторов орудий, — ответил Татамо. — Там пришлось сектор изолировать и отстрелить орудийный блок, утечка произошла.

— Проблемка, — закусила губу Кими, размышляя уже над ремонтом. — Так, а потом?

— Потом с Рюриковым будете работать, — сухо отозвался мужчина. — Нас уже к тому времени в системе не будет.

— Поняла, — кивнула Хайрунен.

Хименей несколько мгновений молчал. А потом на его губах промелькнул намек на улыбку и мужчина… подмигнул.

— Странные у нас, конечно, отношения, — выразила свое отношение Кими, когда экран свернулся.

Женщина посмотрела на обручальное кольцо, на безымянном пальце левой руки. А потом, словно спохватившись, резко убрала руку…

* * *
Планета Гарумин


Когда к упавшему боту прибыли бойцы Сайсё, то выжившие десантники Каяхара даже не пытались сопротивляться. Но так было не во всех случаях. Предыдущий бот конкретно эта команда клана Каяхара в самом прямом смысле слова захватывала. Там пилоту удалось машину все же посадить, десант выжил весь и отряду самообороны пришлось пострелять. Впрочем, сопротивление было вялым и бой быстро завершился.

При этом бойцы Унарё демонстративно не вмешивались в это. Даже когда боты посыпались с неба, военные Унарё лишь сообщали координаты, а разбираться с ними они предоставили местным.

Из шести ботов два разбились так, что никто не выжил. Эти два бота были сбиты первыми, поэтому упали с большой высоты. А вот следом за ботами с неба, в объятиях пламени, рухнул ганшип. Причем, он не разбился, а приземлился, пусть и жестко. Вот к нему тут же сорвались люди Канга, а местные, наоборот, не полезли…


…Десантники, когда их раздели до формы и проверили, молча залезали в грузовой флаер. Во второй такой же флаер грузили носилки с ранеными и вскоре он умчался. Погибших пока выкладывали на земле, в синих пластиковых мешках, им уже все равно, спешить не надо. А вот еще одного пленного подвели к командиру отряда, Сайсё Ихара.

— Кого я вижу! — с усмешкой произнес Ихара. — Сам Нидака Сэйрин-сан! А что случилось с вашими знаками, Нидака-сан? Помнится, вы имели звание тайи? Почему сейчас всего лишь сёи?

(тайи — капитан. Сёи — младший лейтенант, младший командир)

— Слишком умный, Ихара-сан, — криво усмехнулся Сэйрин. — Вы же помните, мне не нравится, когда всякие мудаки указывают, как командовать, нихрена в этом не понимая. Вот и до… говорился.

Ихара сделал жест, чтобы с собеседника сняли стяжку. Один из бойцов подошел, вытащил нож и перерезал широкую белую пластиковую полоску, которой были стянуты руки мужчины.

— Скажи-ка, Сэйрин, — произнес Ихара. — А кто же это у вас такой гений, что догадался выбросить десант с неподавленной планетарной защитой? А если бы мы вас тупо на орбите сожгли?

— Да дебилов-то полно, Ихара, — тоже перешел на общение без этикетов Сэйрин, разминая затекшие руки. — Сам же знаешь. Был бы я командиром, никуда бы никто не полетел. Но я сидел в боте. Полетели, так полетели. Вы нас дальше-то куда? «Никто не выжил»?

— Сэйрин, зачем тогда раненых собирать? — выгнул бровь Ихара. — Тем более, что мы, считай, уже один клан. Снова.

— Вот как, — недоуменно произнес Сэйрин. — Тогда зачем было это все?

Он сделал жест в небо.

— Как ты говоришь, дебилов полно? — сухо ответил Ихара. — Вот и надо было их число уменьшить. Желательно, прямо до ноля. Так что тебе волноваться, я думаю, незачем. Я прекрасно помню, как ты здесь себя вел. И Джимин-сама помнит. Поэтому, Сэйрин, тебе лучше… вспоминать.

— Что вспоминать? — не понял Сэйрин.

— Учебку, — усмехнулся Ихара. — Унарё так гоняют, что мужики плачут по вечерам, как детишки. Да, Юто?

Стоящий рядом боец согласно усмехнулся. И одновременно поежился. Сэйрин же несколько мгновений пристально смотрел на собеседника.

— Ихара, — глухо произнес он. — Если это…

— Какие шутки, сёи? — уже холодно ответил Ихара. — Я же тебе сказал, мы станем одним кланом. А у Кусаби-сама планка готовности вон там.

Мужчина показал в небо.

— Столкнешься с Альфой или Бетой, сразу поймешь, — хмыкнул Ихара. — Если успеешь, конечно. Но ты не переживай! У них поговорка есть, знаешь какая? Не умеешь ходить, будешь бегать! Не умеешь стрелять, будешь… Как там, Юто?

— Будешь много стрелять, — боец снова поморщился.

— Вот, Юто, думал, что не умеет! — хохотнул Ихара. — Пару ночей на стрельбище, под чутким руководством госпожи Райви и случилось чудо!

Сэйрин молчал, смотря на бывшего соклановца. А потом из него словно штырь вынули. Мужчина сгорбился и даже вроде в размерах уменьшился.

— Ихара, если так… — Сэйрин осекся. — То можешь даже немного расстрелять.

— О, вот и шутки пошли, узнаю старину Сэйрина! — хлопнул по плечу мужчины Ихара.

* * *
Корвет «Киуошо». Сайсё Джимин. Поздний вечер по времени Шин


По прибытию на корвет, Сайсё Джимин лично наблюдал то, о чем говорил его сын, Нифу, побывавший на Гунтае. Выйдя из бота в ангаре корвета, глава Сайсё видел не муштру, не подавляющую инициативу подчиненных волю главы. Джимин видел Осмысленность. Люди на палубе, члены команды, они не суетились. Не делали вид, что работают. Все вокруг были заняты. Делом. И это выражалось даже в том, что люди просто болтали друг с другом. Возможно, это не видно изнутри, но очень заметно, когда человек долгое время, а особенно никогда не был в обществе, где нет места праздности.

Поэтому Сайсё Джимин не удивился, когда придя в тактический зал, увидел, что глава Кусаби и адмирал Татамо о чем-то живо беседуют. Если подчиненные так охвачены осмысленной деятельностью, то и руководители вряд ли предаются роскоши лени.

— Кусаби-сама, — с выражением произнес Джимин. — Вы желали меня видеть.

— Да, Сайсё-сан, — деловито произнес Кусаби. — Я хочу поручить вам дело.

И Джимин не стал спрашивать, какое конкретно дело. Если он здесь, значит, нужно просто подождать и все расскажут.

— Олег, — бросил Кусаби.

В центр зала вышел молодой парень. Он поднял руку и резко опустил ее, когда около его пальца появилась яркая белая точка. И рядом с ним повисла объемная картинка — изображение какой-то планеты, причем, атмосферной и скорее всего кислородной.

— Стало известно, — заговорил Олег. — Что в системе Рю, владения клана Юшо, обнаружено месторождение урана. Небольшое и довольно труднодоступное. Поэтому клан Юшо до сего времени не мог добывать уран. И привлечь средства извне также опасался, справедливо считая, что после этого клан могут не просто отодвинуть, а уничтожить. Для привлечения дополнительных средств клан Юшо и решился на союз с кланом Каяхара.

Олег перевел дыхание, одновременно укрупняя карту до отображения системы целиком.

— Помимо этого, — продолжил парень. — В системе, на других планетах ведется добыча иных полезных ископаемых Например, железных руд. Будет разумно произвести дополнительную разведку, с целью выяснения полной картины. Взятие под контроль данных территорий нужно производить в ходе этой кампании, потом это будет сделать гораздо труднее юридически.

«Ну, да, сейчас Унарё в своём праве, а потом это придется делать уговорами и экономическими методами».

— Клан Каяхара, а если быть точнее, то компания «Тетсу», которой руководил я, — заговорил Каяхара Ён. — Обладает всеми необходимыми специалистами. А также есть оборудование, правда, его недостаточно. По окончании… мятежа, клан Каяхара предоставит все необходимое, для разведки и начала работ.

«Говорит, как подчиненный, но самостоятельный руководитель своего сектора работ, — отметил Сайсё Джимин. — То есть Каяхара уже просчитаны и включены в систему».

— Согласно плана «Цепная молния», — продолжил Олег Шелехов. — Клан Юшо должен был лишь выплатить контрибуции. Но в свете выше озвученного, насчет клана Юшо был составлен отдельный план-дополнение. Это план предусматривает, что клан Юшо будет поставлен в такое положение, что он вынужден будет заключить Хеддоси с кланом Теннай. Согласно предложения главы Кусаби, за реализацию плана «Хейва Сенсо», будет ответственен Сайсё Джимин.

Олег отступил назад, в полумрак у стены.

— Джимин-сан, — заговорил уже Кусаби. — Вы, как тот, кто привык использовать систему сдержек и противовесов, как никто более подходите в качестве координатора этого плана. Нам нужно, чтобы клан Юшо осознал выгоду заключения Хеддоси. Опять же, как тот, кто был под… скажем так, жестким управлением, вы сможете не передавить. Нам не нужно, чтобы клан Теннай в глазах клана Юшо, стал вторыми Каяхара. Но и так, чтобы Юшо свою линию протащили, тоже неприемлемо. Я планировал, что для начала наш флот проведет акцию… объяснения.

— Я прошу прощения, — несколько сипло заговорил Сайсё Джимин, на которого внезапно навалили такое серьезное дело.

Мужчина, если говорить начистоту, слегка обалдел от такой скорости принятия решений! Взять и поставить ответственным за очень серьезное направление вчерашних… неудачников! Правду говорил Нифу, клан Унарё, это совершенно другой тип клана.

— Вы не согласны с моим мнением и вашим назначением, господин Джимин? — холодно спросил Кусаби.

— Нет, я готов, Кусаби-сама! — заверил Джимин. — Вопрос… в другом. Что будет с другими кланами-союзниками Каяхара?

— Их вооруженные силы будут уничтожены, — за главу жестко ответил Хименей-сан. — На кланы будут наложены контрибуции, их ресурсы, с помощью которых можно вести войну, будут изъяты.

— Ясно, — кивнул Джимин. — Тогда…

Мужчина задумался.

— Я так понимаю, что эти действия будут произведены в ближайшее время? — спросил Джимин.

— Верно, Джимин-сан, — ответил Татамо. — Наш флот УЖЕ готовится выступить.

— Тогда, я бы хотел заметить… — Джимин подыскивал слова, поэтому в его речи возникали паузы. — Что с кланом Юшо нужно поработать попозже…

— Джимин-сан, — теперь заговорил Кусаби-сама. — За это направление ответственны вы. Результат, который нужно получить, вам известен. Вы должны подробно проработать план и представить его. За данными и аналитикой обратитесь к Олегу. Вы также вольны привлекать любые ресурсы вашего клана и те, которые вам понадобятся от клана Теннай, по запросу, конечно. В том числе и военные. Спрошу еще раз, вы беретесь?

— Конечно, Кусаби-сама, — Джимин даже вытянулся. — Я готов… внести вклад в общее дело.

— Хороший ответ, Джимин-сан, — чуть усмехнулся Кусаби. — Лично для вас это поручение станет чем-то типа экзамена. В зависимости от результата, вы будете поставлены на то место, которое будет вам больше всего подходить…

* * *
16 августа 4049 года по з.в.

Система Хайкари.

Хиого Юмико


О том, как закончилось сражение, лично Юмико узнала по приказу, который ожидала. А именно, прибыть с приданными ей людьми на Гарумин. Требовалось разобраться с тем, что творили на этой многострадальной планете Каяхара, запротоколировать показания свидетелей, в общем, сделать правильно оформленный инцидент. Юридически безупречно оформить причину и обосновать действия клана Унарё. Конечно, подтвержденных фактов было уже и так с избытком, но все же необходимо соблюсти процедуры.

Это касалось больше людей, который подчинялись Юмико. А непосредственно ее и того небольшого круга молодых людей, которых девушка лично и долго отбирала, интересовало другое. Отделу Кадров, сиречь собственной безопасности, нужны были люди, которые будут оповещать Юмико о происходящем на Гарумине, после того, как систему покинет флот.

И для начала Юмико приказала пилоту бота не сразу садиться, а пролететь над планетой, чтобы получить первое представление. Для этого девушка спросила у Канга, который тут уже долгое время находился, где именно лучше пролететь.

Зрелище было удручающее. Окраины городов — это самые настоящие лагеря для преступников. Дома какие-то серые, многие наполовину разгромленные, словно там уличные бои шли. На улицах, грязных настолько, что это было видно с высоты, жители перемещаются небольшими кучками, видимо, бандами. И это они еще быстро пролетели, боты — это все же не флаеры.

Канг встречал их в порту. Когда Юмико вышла из бота, парень подошел к ней. И девушка увидела, что тот паренек, которого она помнила… Он здесь был лишь снаружи. В глазах Канга Юмико увидела усталость… И что-то неприятное, холодное.

— Добро пожаловать в карантин, — невесело усмехнулся Канг.

— В карантин? — не поняла Юмико.

Они беседовали, чуть отойдя от аппарели. Мимо них шли остальные прибывшие, в сторону нескольких больших флаеров.

— Ну, это самое мягкое, что я смог придумать, — скривился парень. — Остальные сравнения будут нецензурными. Глава знает, куда послать… на обучение.

— Странная у тебя ассоциация, — заметила девушка.

— Специально так считаю, чтобы сохранить хоть какую-то взвешенность, — ответил парень. — Иначе хочется иногда вызвать орбитальный удар. Едем. Введу тебя в курс дела.

Парень сделал жест в сторону флаера, который стоял у края небольшой посадочной площадки.

— Сначала, давай сравним приказы, — заговорил Канг по пути. — Мне приказано сформировать систему охраны порядка. То есть кайсацу и другие службы, включая пожарных, спасателей.

— Ну, тогда мой приказ — это дополнение, — ответила девушка. — Если коротко, мне нужно сделать спецслужбы. Клан Сайсё нам в какой степени будет помогать?

— А вот это интересно, Юмико, — ответил Канг. — Никак. Клан Сайсё, как не оправдавший доверие подданных Империи, отстранен от управления это территорией. Самое любопытное, что другого клана здесь также не будет.

— Как это? — не поняла девушка. — А наш клан?

— Нет, я же говорю, не будет здесь клановых структур, — ответил Канг. — Денис-сама лично мне это сказал. На Гарумине будет администрация, не основанная на клановой структуре. Гарнизон будет…

Канг показал на себя.

— А вот чиновников, состоящих в клане не будет, — продолжил он. — И это, кстати, больше твоей заботой станет.

Юмико вопросительно посмотрела на парня.

— Отбор кандидатов, — пояснил Канг.

— Понятно, — девушка нахмурилась.

Объем работ только что очень резко вырос. И что за идея, не создавать клановых структур? Почему она узнает о таком проекте только сейчас, на месте?

— Да, Денис… — сама просил передать тебе, — произнес Канг, когда они подошли к темно-синему флаеру. — Что это будет странно, если экзамен не напрягает. И рекомендовал побольше записывать. Потому что дипломную работу никто не отменял.

Юмико сначала посмотрела на Канга недоуменно… А потом выдохнула. Дипломная, значит? И это говорит ей студент первого курса? Вот же как бывает в жизни…

— Ого, — это девушка оценила мощность приводов, которые подняли дверь флаера.

— Бронированный, — криво усмехнулся Канг, похлопав по корпусу флаера. — Изъяли у бывших местных хозяев. Вот так они перемещались по своей, заметь, территории. Прошу.

Юмико забралась внутрь. Канг сел рядом, то есть тоже на заднее сидение. А водитель сидел впереди, за глухой переборкой.

— Незачем быдлу смотреть на господ, — хмуро ответил Канг на вопросительный взгляд девушки. — Вот так тут было все интересно.

— А если завезут в какое-нибудь неприятное место? — иронично спросила Юмико.

— Вся обслуга была не местная, — ответил парень. — А здесь чужаков сильно не любят.

Он поднял руку и коснулся двумя пальцами динамика за ухом.

— Ченг, полетели, — сухо произнес Канг.

Дверь опустилась. Через некоторое время Юмико услышала звук работы репульсоров и ощутила, что флаер стал подыматься.

— Сейчас мы летим к Рюрикову, — заговорил Канг.

— А он тут что делает? — недовольно спросила девушка. — Клана же не будет?

— Ну, если честно, я даже рад, что на первых порах он возглавит военно-гражданскую администрацию, — ответил парень. — Но будет только он и еще несколько человек. Именно клана, как я и говорил, не будет. Глава указал на это особо, чтобы мы отбирали людей на месте. Рюриков здесь на первое время.

«Присмотреть за студентами» — добавила про себя Юмико.

Хоть Рюриков ей и не нравился… Точнее, он ее раздражал. И Юмико честно признавалась себе, что мужчина ее раздражал именно потому, что, фактически, был специалистом в той же области, что и она, только гораздо более опытным.

Юмико посмотрела в маленькое окошко. Толстое стекло было мутноватым. Они сейчас летели над пригородом, дома были невысокие.

— Ты про Теннай уже знаешь? — спросила девушка.

— Конечно, — ответил Канг.

— И что думаешь? — спросила Юмико, посмотрев на парня.

— В смысле, согласен ли я? — иронично отреагировал Канг.

— Ты идиота-то выключи, — хмуро сказала девушка. — Я про то, что ты, как не крути, являешься… будешь являться наследником клана. Клана Китцу.

Канг фыркнул в ответ.

— Ну, и буду, — пожал он плечами. — Вечным наследником. Причем, формальным. Юмико… это не совет, просто я так… считаю.

Канг с улыбкой посмотрел на девушку.

— Рекомендую не думать клановыми мерками, — произнес парень уже серьезно. — В смысле, отвыкать от клановых привычек.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Юмико.

— Наш… глава делает что угодно, но только не привычный шиновский клан, — ответил парень. — Гарумин тому яркий пример. На территории Теннай не будет привилегий, по праву рождения. Ты же сама так делаешь.

«По необходимости», — хотела возразить Юмико.

Но задумалась. Она смотрела на грязный пол флаера, на носки своих десантных сапог (тут все были в военной экипировке). И признавала, что действия Кусаби… Они похожи на формирование клана, но по итогу получается… нечто большее. Та же Идея закладывается слишком основательная, объемная…

— Подлетаем, — произнес Канг.

Юмико посмотрела в окошко. Флаер летел над незаселенной местностью.

— Кто-то от флота возвращается, — заметил Канг, смотря в окно. — Наверное, глава Сайсё. Он вчера вечером улетал.

Юмико посмотрела в ту же сторону и увидела в небе черную точку, а за ней белый след на голубом фоне небес.

— А мы-то куда летим? — спросила девушка.

— В их замок, — ответил Канг. — Пока-то они здесь.

— И они все-таки символ власти, — чуть усмехнулась Юмико. — Это мы знаем, что временно.

— Ну, видишь, ты все понимаешь, — хитро улыбнулся Канг…

* * *
— По сути, выходит, что подданные Императора, станут подданными клана Теннай?

— Владимир Александрович, зачем мне так смущать умы? Нет, я не хочу так перешивать людей. Просто на территории клана Теннай не должно остаться подданных Императора. Только члены клана Теннай. Заметьте, не подданные, то есть просто люди, живущие на территории клана. А люди, ощущающие принадлежность к клану.

— Хитро. Но этим самым мы не привлечем слишком пристальное внимание хинодзинов? Те же Сага нас за такую инициативу не прихватят?

— Открою вам небольшой секрет, Владимир Александрович. Люди Императора, заметьте, не Сага, а именно люди Императора за нами и так уже следят.

— Вот как? Откуда такие сведения?

— Личные источники. Надежные. Так что, если мы сильно оборзеем, поверьте, нас очень быстро поправят.

— А сильно — это насколько?

— Зависит от того, какую пользу мы будем приносить Шин.

— Ага. Поэтому мы и собираемся Тибрит потрепать?

— Пока это слишком громко звучит. К тому же, получается, что мы, наоборот, некоторый порядок наведем на этой части их фронтира. Но да, фактически, мы будет проводить политику Шин на территории Тибрита. Поэтому, Владимир Александрович, борзеть мы можем серьезно. Поэтому же нужны люди в армию. Много людей. Взять Гарумин, мы оттуда вряд ли наберем много пахарей или техников. Там люди привычные брать нужное им силой оружия. Мы предоставим им такую возможность.

— Но обучать будем всех?

— Это условие по умолчанию, причем независимо от желания. Человек, не имеющий кругозора, для нас будет опасен. Сегодня он за нас, завтра его в обратном убедят. Люди должны иметь четкие убеждения, основанные на уверенном знании, а не на вере.

— Слышал бы вас товарищ Ленин.

— Скорее, товарищ Сталин, Владимир Александрович.

— Денис, напомните, в каком мегаполисе на Земле так преподают историю?

— На Дне. Там очень хорошо понимаешь силу образования.

— Кстати, про образование. Про Тибрит — это серьезно?

— Владимир Александрович, а вы не можете не вынюхивать, да? Это пока лишь прожект. Нужны будут очень специфические… кадры. Которые потом смогут дать картинку изнутри тибритского общества. Вы бы подошли, Владимир, но вы вряд ли сойдете за юного студента.

— Да, к сожалению, годы бегут и очень быстро…

* * *
17 августа 4049 года по з.в.

Система Юрай, Сёнзай, столичная планета клана Каяхара

Столица город Кахо. Главная резиденция клана Каяхара — поместье «Аки Широ»


На энгаву, где сидел глава клана, бесшумно отодвинулась дверь из комнаты. И из дома вышел невысокий человек, в балахонистой темно-серой одежде. На его лице была черная маска.

— Глава, — произнес мужчина, опустившись на одно колено.

— Говори, Урио, — негромко бросил Каяхара Юджин.

— Мы помогли Эндо-сану, — ответил мужчина. — Все цели, им указанные, были исполнены.

— Наконец-то хорошие новости, — произнес глава. — Эндо отбыл?

— Да, он улетел на Акку, — ответил Урио. — Вместе с Наторо-саном и своими людьми. Думаю, они уже в подпространстве. По условиям, цели должны быть исполнены так, чтобы подозрение пало на вас.

— А ты теперь должен исполнить меня? — уточнил Юджин.

— Все верно, господин, — ответил Урио. — Я должен лично это сделать. Но не только вас.

— А Эндо вошел во вкус, — холодно произнес глава. — Шимизу-то чем ему помешала? Хорошо, Урио. Ты все сделал, как надо. Дальше моя забота.

— Я прошу прощения, глава, — заговорил снова Урио. — Но речь шла не только о вашей дочери.

Юджин покосился на мужчину.

— Также мне были указаны ваши жены, жены наследника и его дети, — произнес Урио. — И ваш младший сын, господин Ён.

Юджин несколько мгновений молчал.

— М-да, — заговорил, наконец, глава. — И я хотел уйти на покой? Ладно мы, но Ёна ты как должен был достать?

— С господином Ёном, Юджин-сан, было бы как раз несложно, — голос Урио изменился, стал более… развязным.

Мужчина поднялся. И снял маску. Удивленный глава Каяхара смотрел на своего тайного помощника. Нет, под маской оказался именно Урио.

— Но на это не было указания моего главы, — холодно произнес мужчина.

На лице Каяхара Юджина появилось изумленное понимание. Но мужчина тут же взял себя в руки. И… глава Каяхара с горечью усмехнулся.

— Все же я не ошибся вначале, — произнес он. — А Гюто оказался… Тем, кем оказался. Ты служишь Кусаби, я верно понимаю?

— Я должен передать сообщение, Юджин-сан, — произнес Урио… или как там его зовут. — Если вы продолжите сопротивление, то не будет сражения. Будет уничтожение. Для наглядности, что произойдет, это сообщение доставляю именно я. Также мне поручено передать, что членами клана Каяхара, в том числе и бывшим главой, будет заниматься глава клана Каяхара… Каяхара Ён.

Юджин молчал. Молчал он долго, при этом повернув голову и смотря на Ци, спутник Сёнзая. Теплый ветер еле слышно шелестел кронами химей. Скоро они зацветут, наполняя мир красотой…

— Ну, хотя бы Каяхара, — произнес, наконец, Каяхара Юджин.


Конец шестой книги


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14