Седьмой. Том 5 [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн

- Седьмой. Том 5 (а.с. Седьмой -5) 855 Кб, 249с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Андреевич Зарецкий

Настройки текста:



Максим Зарецкий Седьмой. Том 5

Глава 1. Новая надежда

Великий императорский дворец считался самым большим сооружением в мире и занимал практически половину всей территории столицы Империи, крупнейшего города двух континентов. Пять корпусов гвардейских частей с сильнейшими воинами и магами охраняли эту неприступную крепость, неся свой неусыпный дозор. Крепость, которая была способна без труда сдерживать одновременные удары более полусотни Опор Мира, считалась верхом достижений великого правителя.

Многие полагали, что именно благодаря этому дворцу сильнейший маг этого мира — император — сумел продлить собственную жизнь, соединив душу с сердцем дворца и концентратором магии, находящимся там.

В зелёном зале, используемом императором в качестве своей главной резиденции, на высоком сером троне сидел мужчина. Даже при том, что он был старейшим человеком в мире, назвать его стариком не посмел бы никто. Широкоплечий, высокий мужчина, виски которого лишь немного тронула седина. Он совсем недавно прошёл процедуру омоложения и сейчас внешне выглядел на каких-то сорок с небольшим лет.

Император с лёгкой улыбкой смотрел на небольшой чёрный камень в своих руках. Сидя на своём троне, он всматривался в отполированные обсидиановые грани камня, задумчиво поворачивая его. Кто бы мог подумать, что план окажется исполнен настолько безупречно. Чёрный жнец действительно пришёл за «младшим братом» камня, который сейчас он держал в руке. Пришлось постараться, чтобы предсказать появление Чёрного портала и незаметно подбросить чёрный артефакт Ястребам. Пускай удар по городу из-за этого вышел куда жёстче, чем рассчитывалось изначально, это того стоило.

Один из самых опасных великих кланов с лучшим прорицателем этого столетия оказался уничтожен. Жаль, что подобных камешков у императора имелось лишь два. Иначе бы проблема решилась лишь малой кровью. Теперь следовало извлечь максимум выгоды из сложившейся ситуации. Ну и, конечно, слегка подтолкнуть кланы к зарождающейся грызне за наследие Ястребов.

* * *
Город М. оживал. Спустя почти десять дней гвардейские и клановые патрули при поддержке наёмников смогли полностью очистить улицы от остатков чёрных. Уже через пару дней после своей «выписки» мне удалось вместе с Оксаной и Алексеем присоединиться к этим зачисткам, благо те оплачивались отдельно и при этом весьма достойно.

Что же касается моей группы в целом, то тут всё оказалось очень сложно. Константин и Фома сейчас всё ещё находились в госпитале и, судя по словам Оксаны, были в крайне тяжёлом состоянии. Во время нападения им и «весельчакам» не повезло оказаться на пути какой-то твари, по слухам, являющейся выходцем из когорты…

Что же до Светланы, то там всё оказалось куда сложнее. Девушке не повезло очутиться в окружении Чёрных тварей и вместе с небольшим отрядом отбиваться от бесконечных волн противника практически до самого закрытия портала.

Она полностью выжгла себя, пытаясь спасти умирающих на её руках гвардейцев. Это оказало на неё такое сильное давление, что сразу после закрытия чёрного портала она уехала, даже не захотев ни с кем поговорить. Алексей из-за этого до сих пор не мог толком прийти в себя. Он и раньше-то был не особо разговорчивым, а сейчас и вовсе замкнулся в себе.

Я видел официальную статистику гильдии, и, надо сказать, она оказалась куда лучше, чем мне думалось изначально. Чёрный портал по своим размерам оказался беспрецедентным, самым крупным за всё время, и всё равно гильдия потеряла убитыми и пропавшими без вести лишь около четырнадцати процентов участвующих в защите города. Сейчас маги-целители, алхимики и хранители всеми силами пытались сохранить жизни как можно большему количеству людей. Насколько мне было известно, больше всего досталось именно тем наёмникам и гвардейцам, кто был на передовой. Кристаллическим и адамантовым значкам.

Из хороших новостей было то, что большая часть гражданских, бежавших со мной через тоннели старого коллектора, выжила и даже смогла выбраться из города, об этом мне написала Слава, отправив с неизвестного номера лаконичное и только нам двоим понятное сообщение. К сожалению, что стало с людьми, использующими запретную магию, ей было неизвестно. Стали ли они жертвами вышедшего из-под контроля творения или же были сожраны чешуйчатым хорьком, мне было неизвестно. Сама девушка сейчас находилась в безопасном месте где-то в соседнем с городом М. поселении, но, судя по некоторым сообщениям, она всё ещё не теряла надежды связаться с Лепестками и выторговать освобождение для своего клана…

Что же до самого кланового района, то та его часть, где появились хорьки и жертвенные маги, превратилась в самую настоящую выжженную пустыню. Старший клан Железного меча в одночасье перестал существовать, потеряв большую часть своих территорий и членов, а их соседи и союзники, Белые Вепри, чуть не отправились вслед за ними, чудом уцелев. Все порталы Мечей оказались разделены поровну между другими Старшими кланами согласно кодексу императора. Город потерял одну из своих опор и теперь всем прочим старшим кланам предстояло решить, что делать с оставшимися землями и богатствами Мечей. И, предполагаю, поделить такое уже будет значительно сложнее.

Не знаю почему, но у меня отчего-то было стойкое ощущение, что косвенной причиной произошедшей катастрофы послужил именно я. Однако выяснить, что же в действительности происходило во время тех событий, у меня всё ещё не получалось. Утренняя Звезда молчал и, похоже, пока не собирался выходить на контакт, точно так же, как это было во время сражения с тварью в Оранжевом мире. Отличие было разве что в том, что на этот раз я после его вмешательства отходил куда быстрее.

А ещё даже спустя несколько дней меня никто не пытался найти. Похоже, что бы там ни делал Звезда с моим телом, никто не заметил это. Что очень хорошо.

Предложение Опутывающей Листвы я передал Оксане в тот же день, как его озвучила Юлия. Тогда мне ещё не было известно о состоянии Фомы и Константина, как и об уходе Светы. Как ни крути, а Оцелоты сейчас были не способны зарегистрироваться в Золотой рейд полноценной группой. Ждать восстановления Кости и Фомы не вариант, а значит, мне с Оксаной предстояло чуть ли не заново собирать группу. Ну, или попытаться договориться с Юлией и идти одиночкой…

Где-то ещё через неделю в город начали возвращаться гражданские. В основном это были профессиональные строители, инженеры, специалисты и работники ЖКХ. Прибыли инженерные гвардейские части. Начался процесс восстановления основных систем города — электричества, канализации, водоснабжения и многого другого. Постепенно город стал оживать. Впрочем, никто не отменял и огромного количества патрулей. Многие опасались, что кого-то из тварей могли упустить, и потому по городу поодиночке никто не передвигался. Подобное могли себе позволить разве что звёздные значки.

Мои размышления прервала вибрация смартфона. Мы с остатками группы Оцелотов как раз заканчивали сегодняшнее патрулирование и сейчас отдыхали возле небольшой разрушенной бакалейной лавки.

— Да, Юлия, — я поднял трубку, услышав смех девушки.

— Как ты узнал, что звоню я? Это клановый телефон.

— Ну, с неизвестных номеров мне последнее время звонишь только ты.

— Наши планы на сегодня в силе? — снова рассмеявшись, спросила девушка. — Ты же придёшь? Столько договаривались…

— Конечно, я даже уже и не помню, когда мы с тобой в последний раз виделись, да и занятия надо бы уже продолжить.

— Ага, занятия… и только? — в трубке отчётливо послышались лукавые интонации.

— Ну-у-у, кто знает, — я постарался скрыть улыбку в голосе, но не уверен, что у меня это хорошо получилось. — Буду ждать твои варианты.

Поговорив с Юлией, я спрятал телефон, наткнувшись на любопытный взгляд Оксаны.

— Твоя подружка? — с интересом спросила она, в глазах девушки были заметны лишь искорки смеха.

— Можно и так сказать, — не стал отпираться я.

— Завидую. Молодость-молодость, — широко улыбнулась Оксана.

— Скажешь тоже, старуха нашлась, — махнул я на неё рукой. — Давайте побыстрее закончим с патрулированием, а то есть хочется.

Закончив, я, как обычно, заглянул в общественную баню — единственный нормальный способ помыться в текущих условиях — и, собравшись, двинул в клановый район. Мне повезло, сразу два гвардейских БРММ отправлялись в патруль к району, граничившему с клановыми, и, напросившись в попутчики, с ветерком прокатился на «бардаке», добравшись чуть ли не прямиком до места назначения.

Попрощавшись с патрульными, я двинул уже своим ходом по довольно широким улицам этой части города. Благо идти здесь оказалось всего ничего. Уже через пару километров я встретил первых стражей. На меня посмотрели косо, но останавливать не стали. Скорее всего, у них и задачи-то такой не было.

А вот на входе в район меня всё-таки остановили. Обстоятельно расспросили, с чем пожаловал. И пропустили, лишь когда узнали, что я гость Лепестков, да и сам являюсь наследником некогда уважаемой клановой семьи.

— А это что? — моё внимание привлекла глубокая расщелина, рассекающая чуть ли не весь район и уходящая куда-то вдаль.

При этом я заметил, что и забор, огораживающий территорию одного из кланов, и несколько зданий за ними оказались так же рассечены…

— Последствия сражения каких-то монстров на территории мечей, — ответил один из стражей, проследив за моим взглядом. — Весь квартал изуродовали, этот разрез метров тридцать глубиной и около двадцати длиной. Это уровень Опор, да ещё и далеко не слабых.

— Да уж, — согласился я с ним, не хотелось бы сталкиваться с человеком, способным на такое.

Добравшись до центрального входа Лепестков, оказался приятно удивлён уже ждущей меня там Юлией. Девушка, похоже, получила известие о моём приближении, ещё когда я двигался по району, и вышла меня встречать.

— Смотрю, вас почти не задело вторжение, — это стало очевидно, лишь только мы прошли через ворота. — Такое ощущение, что катастрофа вас обошла стороной, всё в целости и сохранности, даже дети гуляют.

— Можно и так сказать, — кивнула Юлия, идя рядом со мной и как бы невзначай касаясь плечом. — Хотя мы не единственные, кому так повезло. Те же Защитная Чаша и Венценосные Рухи также почти не пострадали.

— Да, узнавал, и это действительно очень хорошо, — было бы неправдой, скажи я, что не переживал за свой бывший клан, как ни крути, большую часть жизни я прожил в нём. — Послушай, ты можешь объяснить мне, почему Опутывающая Листва решила собирать рейд так рано? Город только-только оправляется от вторжения, а вы уже готовите рейд, не рано ли?

— Понятия не имею, — пожала плечами Юлия. — Это решаю не я, а глава, советники и старейшины. Но предполагаю, как раз сейчас и есть самое лучшее время. Подумай сам, сейчас в городе всё ещё находятся сильнейшие наёмники, нанятые императором. Это ли не шанс пригласить их в наш рейд?

— Ну, если подумать с такой стороны, то действительно, — с этой точки зрения я и правда не смотрел, а ведь и правда, сейчас в городе было множество наёмников с кристальными и адамантовыми значками, и нанять их стало бы большой удачей для Лепестков.

— Даже стыдно, почему я не додумался до этого сам, — наконец вынужден был признать я. — О, а вот и библиотека.

Если раньше здание можно было легко назвать безлюдным, то теперь сюда не ходили даже слуги, которые занимались уборкой. Искать книги теперь нужно было самостоятельно. Впрочем, первые несколько часов нам с Юлией было точно не до того. Войдя в кабинет, я почувствовал прижавшуюся к моей спине девушку. Осторожно повернувшись, я увидел её несмелую, явно смущённую улыбку и, не удержавшись, поцеловал.

Позже, уставшие, мы просто лежали в обнимку на диване, думая каждый о своём. Мне вдруг в голову пришла неожиданная мысль, которую я тут же озвучил:

— Юль, а какие врата вы получили после уничтожения Мечей?

— Ты можешь и сам ответить на этот вопрос, — довольно улыбнувшись, сказала она.

— Золотые, да?

— Отец настоял, чтобы нам передали именно их. У мечей они были самыми большими в городе. Понятия не имею, как глава смог договориться, но предполагаю, стоило ему это недёшево. В любом случае и папа, и глава уверены в том, что для нас эти врата будут самыми успешными из всех, что мы открывали до этого.

— Понимаю, — кивнув, я посмотрел на белый потолок, обдумывая сказанное Юлией.

Получается, я сейчас стоял на пороге Золотого мира? Не верилось. Моя цель сейчас была настолько близка, что, казалось, протяни руки и сможешь получить её. Белый тигр ждал меня, а значит, за оставшееся время до рейда я должен был узнать как можно больше о Золотом мире. И, конечно, найти новых членов в группу. За работу.

Глава 2. Становясь сильнее

Город продолжал постепенно восстанавливаться после вторжения. Наиболее пострадавшие районы, клановый и один из центральных, до сих пор находились частично в руинах, университетский был разрушен полностью. Заблокированные районы наконец открыли, при этом затеяв масштабную реконструкцию, без сожаления снеся ту часть трущоб, что пережила вторжение. Очевидно, у императора очень давно имелись планы на эти районы. Несмотря на то, что всё было обставлено как трагическая случайность, слухи очень быстро распространились по территории Империи. Мне точно было известно, что как минимум в десяти крупнейших городах вспыхнули бунты. Ещё в более чем сотне прошли стихийные протесты, которые очень быстро оказались подавлены особыми гвардейскими частями.

Я был уверен, что раньше великие кланы непременно попытались бы вмешаться в происходящее, постаравшись «раскачать лодку» как можно сильнее, а сейчас им было явно не до того. Уничтоженный клан Ястребов оставил после себя огромное количество ресурсов, врат и территорий, которые требовалось не только поделить, но и защищать. К тому же полным ходом шло расследование причин произошедшего, как минимум три главы занимались этим. Сила, способная стереть в порошок один из сильнейших кланов мира за столь короткое время, являлось ненормальной, такое невозможно провернуть даже императору, а здесь всё произошло за какую-то пару часов.

При этом Ястребы успели передать, что сражаются с одиночкой, существом, которое оказалось неуязвимым к большинству видов магии и силе. Об этом мне рассказала Юлия, особенно отметив силу напавшего на Ястребов существа. Старшие и великие кланы все как один сейчас находились в полной боевой готовности, ожидая следующего нападения. Но пока всё, казалось, затихло.

Мне наконец удалось вернуться к себе в комнату и навсегда забыть серые и тесные стены штаб-квартиры. Благо общежитие гильдии наёмников в ходе городских боёв практически не пострадало, если не считать выбитых стёкол и грязи, конечно. Но уж с этими проблемами удалось справиться относительно быстро. К сожалению, как и во всём городе, здесь с электричеством и водой были те же проблемы. Как и с отоплением, благо на улице последнее время стояла плюсовая температура даже ночью, и никто не замерзал, но то, что это продлится недолго, было очевидно всем. Городские службы работали в три смены и с дикими переработками, восстанавливая инфраструктуру с невероятной скоростью.

В один из дней я навестил Фому и Константина. Обоих перевели в нормальный госпиталь с полным оснащением и, похоже, планировали поставить на ноги в ближайшее время, чтобы как можно быстрее освободить койки. Впрочем, оба выглядели совсем не хорошо, когда я гостил у них в палате. Хуже всего досталось воину, он и так к моменту атаки на город имел некоторые недолеченные болячки, а тут к ним добавилась ещё куча, да ещё и не самых лёгких ранений. Фома со стороны смотрелся куда лучше, по крайней мере, когда я зашёл в их палату, первоначально именно так мне показалось, но, в отличие от Кости, стрелок разговаривал с большим трудом и очень быстро уставал. Последствия сильного ментального удара, как объяснил мне Седьмой, в лучшем случае восстановление такой травмы без поддержки конструкта у человека занимало около полугода.

Оксане так и не получилось найти Светлану, и, как я предполагал, девушка сама не хотела, чтобы её кто-то искал. Понять её, конечно, было можно, особенно если она действительно потеряла связь со своим фамильным божеством.

Ну и самое примечательное, через несколько дней после того, как Юлия предложила мне участвовать в рейде на Золотой мир, на мой телефон позвонили с неизвестного номера. Тот самый человек, что, по его словам, прикрывал меня от отдела разведки гвардии. Голос напомнил о нашем «договоре», он пообещал за несколько дней до рейда связаться со мной ещё раз для того, чтобы озвучить свою просьбу. В обычной своей манере говорил он исключительно в ультимативной форме и, не дав вставить даже слова, завершил разговор.

Кем бы ни был этот человек, я признавал одно, он умел раздражать. В любом случае мне ничего пока не оставалось, как дождаться его просьбы, а уж там будет видно, имеет ли смысл её выполнять. Тем более что моей главной задачей оставалось именно спасение сестры, а уж потом всё прочее.

После того как моё тело окончательно восстановилось, Седьмой вернулся к моим тренировкам, и на этот раз их интенсивность в разы увеличилась.

По словам магического конструкта, на текущем этапе мне будет непросто выжить в Золотом мире в одиночку, и единственная возможность увеличить шансы — это углубление и расширение всех полученных ранее умений и знаний.

Тут уже стоило сказать, что даже при поддержке Седьмого и его тренировках скорость моего усиления значительно замедлилась. К сожалению, добраться до адамантового значка в ближайшее время для меня было попросту невозможно.

Изменённое конструктом тело, тренировки в использовании боевого искусства Создателей и практика магического искусства — всё это имело свой предел. Теперь для моего качественного роста требовалось самое простое и самое важное. То, чего у меня, к сожалению, не имелось — это время.

За оставшиеся два месяца сделать качественный скачок в магии или развитии тела не так-то просто, впрочем, Седьмой и не думал сдаваться, утверждая, что сейчас я не до конца понимаю пределов собственных сил и возможностей, а значит, не способен эффективно использовать то, что уже имею.

Именно на этом конструкт решил сфокусировать все свои и, чего уж там, мои силы. Как раз к этому времени наёмников окончательно освободили от обязанностей по патрулированию улиц, гвардия полностью восстановила свои силы, и помощь им перестала требоваться. Примерно в это же время глава гильдии со своим помощником покинули город, отправившись, по слухам, куда-то к великим кланам. Трудно сказать, что им там понадобилось, но я предполагаю, что кланы решили способностями одного из них поспособствовать в поиске виновника нападения на Ястребов.

Благодаря освободившемуся времени, я чуть ли не каждый день допоздна тренировался в штаб-квартире Оцелотов, которая из-за того, что находилась на отшибе, не была задета происходящими сражениями. Тренировки, что мне устроил Седьмой, загнали бы в гроб любого, но конструкт использовал все свои силы, чтобы вовремя успевать восстанавливать моё тело, внимательно отслеживая его состояние. Примерно в эти же дни мне удалось разобраться с тонкостями управления потоками магии на третьем круге. Из-за сжатых сроков ранее многое ускользало от меня, и приходилось часто использовать некоторые шаги в магических плетениях чуть ли не по наитию. Теперь же, после многодневной практики, многие заклинания стали получаться легче, с куда меньшими затратами. Это позволило куда лучше экономить свои силы и даже переработать некоторые заклинания под новые возможности.

Скажем, внезапно выяснилось, что мне вполне сносно удавалось создавать более двух десятков каменных глыб и даже одновременно использовать их без помощи Седьмого. Отчасти это, конечно, было связано ещё и с тем, что мой разум приспособился к возможностям одновременного управления большим количеством сфер земли.

В любом случае теперь возможность вызова такого количества сфер и манипуляции с ними вышла на совершенно иной уровень и очень даже впечатляла. Одним словом, уже один только этот магический навык оказался значительно сильнее своей первоначальной версии.

То же самое касалось и других магических навыков и заклинаний. Из-за увеличения количества сфер заклинание «шрапнель», которое разрывало вызванные глыбы на мелкие осколки, стало значительно смертоноснее. Когда я в качестве небольшого теста использовал эту магию в помещении с контейнерами, большая часть железных ящиков превратилось в решето, разлетевшись точно картонные коробки по разным сторонам помещения, а привлечённые шумом охранники Лепестков несколько минут пытались вломиться ко мне, думая, что какая-то тварь устроила погром на их базе. Пришлось около десяти минут потратить на объяснения и заверения, что всё в порядке.

Приятный сюрприз принесло изменение заклинания «ощущение земли», которое, скажем прямо, оказалось в условиях городских сражений практически бесполезным. Во-первых, его очень трудно использовать, что называется «на ходу», приходилось большую часть внимания уделять поддержке заклинания, и, если в непосредственной близости от меня присутствовало слишком много живых существ, площадь территории, которую я мог почувствовать, значительно сокращалась. И во-вторых, заклинание потребляло прорву магической силы из-за того, что мне постоянно приходилось следить сразу за несколькими объектами. Так что использовать его во время вторжения Чёрного портала оказалось практически невозможным. Зато, когда я чуть изменил некоторые магические потоки внутри структуры заклинания и, посовещавшись с Седьмым, даже выкинул кое-какие ненужные плетенья, заклинание преобразилось.

Прежде всего контролируемая мною площадь сильно упала, до пятидесяти метров, ну, или до ста, если использовать полную мощность, но при этом я теперь мог использовать это заклинание, «подвесив» его на постоянной основе и при этом потребляя магическую силу в зависимости от числа живых существ вокруг. Правда, при большом количестве людей заклинание всё так же вызывало просто жуткую мигрень и сжирало все силы за пару минут. Но даже в подобном состоянии «ощущение земли» стало значительно лучше.

Ну и «воплощение земли» — самая впечатляющая магия, оказавшаяся также практически неиспользованной мной из-за слишком высокого потребления магической силы. На её изменение у меня ушло больше всего сил и времени. Даже при поддержке Седьмого нам удалось продвинуться в её изменении лишь спустя месяц с начала тренировок. Впрочем, все изменения заключались лишь в том, что я научился с горем пополам управлять ею, не выдыхаясь в первые же минуты боя. Она, как и раньше, поглощала просто огромное количество сил, но всё же куда меньше по сравнению с тем, что было изначально. Уже несомненный плюс.

Во время занятий с Одиноким я один раз использовал свой очень старый приём «рассечение меча», который был мною отложен и не использовался из-за малой эффективности. Думал чуть изменить его, приспособив к моим нынешним силам, вот только в первую же попытку чуть окончательно не разрушил помещение, в котором практиковался. Магия сходила с ума при попытке использования удара, из-за чего по всей северной стене сейчас красовался аккуратный росчерк в метр глубиной, оставленный Одиноким. При этом я практически мгновенно оказался полностью выжат, точно лимон, и с большим трудом просто даже стоял на ногах. По какой-то причине мне не удавалось воспроизвести старый навык, а тот, что получался, я не мог нормально контролировать. Седьмой оказался удивлён не меньше и пообещал разобраться в причинах происходящего, попросив пока не использовать «рассечение меча».

А ещё я продолжал активно пытаться сплавить боевое искусство Создателей со сводом меча. К сожалению, при одном лишь понимании защитного свода этот сплав был немного ограничен, но тут уже ничего поделать было нельзя. Думаю, если столкнусь с полноценным клановым мастером средней руки, сумею если не победить, то сразиться на равных. Впрочем, я всё ещё хорошо понимал, что мне есть куда стремится.

Как раз примерно в это время гильдия начала перечислять заработанные нами во время вторжения деньги. И надо сказать, суммы оказались внушительные. Сама задержка, похоже, оказалась вызвана тем, что гильдия занималась подсчётами заслуг каждого конкретного наёмника. Даже мне, тому, кто большую часть вторжения прошлялся по канализации города, была перечислена сумма почти в полтора миллиона кредитов, а у Оксаны и других вознаграждения оказались ещё больше. Примерно тогда же лидер Оцелотов объявила всем, что временно завершает карьеру наёмника и сосредотачивается на собственном здоровье. Раз уж появились деньги, она хотела потратить их на то, чтобы вернуть себе силу. А для меня это стало очередной проблемой.

Нет, естественно, я был рад за Оксану и надеялся, что она сумеет полностью восстановиться, особенно имея такие деньги. Вот только одновременно с этим теперь мне предстояло решать много вопросов по комплектации группы. Оцелоты потеряли сильного мага, и теперь фактически в группе остались только я и Алексей, сразу делая её намного менее востребованной, чем раньше. Возможно, кто-то из знакомых наёмников захочет присоединиться к нам на время рейда в Золотой мир? Нет, мне даже самому в это с трудом верилось, если только не какой-то одиночка.

За этими мыслями проходили все мои дни. Помимо тренировок, каждый четверг и пятницу я посещал Лепестков, обучаясь языку Золотого мира. К сожалению, это всё, о чем смогла договориться Юлия, сейчас Опутывающая Листва была почти полностью занята восстановлением своих территории и подготовкой к рейду, поэтому на то, что один из сильнейших медиумов клана отвлекался на какого-то наследника без клана, смотрели с большим неодобрением. Удивительно, как Юлия смогла выторговать даже два дня. В любом случае моё обучение языку продвигалось впечатляющими темпами, спасибо Седьмому. Я уже сейчас мог вполне связно общаться с представителем Золотого мира, и, судя по тому, что говорил конструкт, очень скоро смогу избавиться от акцента родного мира. Другое дело, что сам изучаемый язык назвать «живым» было нельзя. Мне в любом случае предстояло учиться уже на месте, чтобы не выдать себя неуместными фразами, построением предложений или какими-нибудь анахронизмами. Впрочем, мы с Седьмым и не рассчитывали на такое. Именно для этого, а не только чтобы выследить Алису, в Золотом мире остался Белый Тигр. Я надеюсь, он сумеет поднатаскать меня в местном диалекте за короткое время.

Примерно в это же время впервые за несколько лет по телевидению выступил сам император. Видимо, вспыхивающие то тут, то там протесты и бунты самих бедных районов городов Империи побудили его появиться с этой речью. Прежде всего он рассказал о том, как ведущие учёные Империи сумели предугадать нападение, благодаря чему силам гвардии удалось за короткий срок подготовить город к обороне. Правитель поблагодарил доблестных защитников, особо подчеркнув роль наёмников в защите города, и официально назвал нас «хранителями спокойствия» государства. После чего перешёл к грустной новости — два района оказались неэвакуированы из-за халатности руководителя обороны. Император назвал это преступной глупостью и официально объявил о том, что ответственным за неё является великий аудитор, который и руководил обороной. С этого момента он не только снимается с должности, но и заключается под стражу на неопределённый срок. Решать его участь будет народ.

На этом моменте я громко хмыкнул и выключил телевизор. Императору нужен был крайний, чтобы снизить накал недовольства в государстве, но использовать для этого вторую по влиятельности должность в Империи? А что другие аудиторы? Для них это должно стать самым настоящим звоночком. С другой стороны, почему правитель, имея за спиной колоссальный опыт в несколько сотен лет правления, мог допустить такую оплошность?

«Возможно, так и было задумано изначально?» — заметил Седьмой.

«Не знаю. Как-то всё слишком странно. Аудиторы не те люди, которых пускают в расход, чтобы прикрыть тылы, что-то во всём это не так», — ответил я конструкту, но забивать себе голову этим не стал, всё равно меня подобные вещи никак не касались.

Возвращение жителей города М. началось постепенно. Практически параллельно с восстановлением всех разрушений. Вначале это были местные работники заводов и предприятий вместе с сектором обслуживания, чуть позже за ними потянулись все остальные. Наконец время подошло и для всех прочих. Магазины, восстановленные ударными темпами, и торговые центры постепенно восстанавливали свою работу, чему я был очень рад, потому как вместе с людьми в город вернулось и электричество с отоплением.

А ещё я наконец-то смог попасть в хорошо знакомую лавку экипировки. Жук превратился фактически в лохмотья и уже совершенно точно не мог быть восстановлен. Как ни крути, мне придётся покупать новый комплект боевой брони, но на этот раз вполне определённой. Я бы даже сказал, особенной.

— Добрый день, — над головой послышался знакомый звук колокольчика, когда я входил в лавку.

— Здравствуйте, — знакомый толстячок встретил меня почти у самого вход. — Прошу прощения за беспорядок, мы только восстанавливаем всё после налёта.

— Понимаю, — кивнул я и тут же перешёл к делу: — Мне нужна мимикрирующая броня текущего поколения.

— Нет, — покачал головой продавец. — Мы, к сожалению, не имеем доступа к разработкам кланов и гвардии текущего поколения.

— Дам миллион кредитов, — тут же предложил в ответ я.

— Кхм-м, даже за столько нам просто не достать ничего подобного.

«Ну, попробовать стоило в любом случае, — мысленно пожал я плечами. — Возможно, удастся разузнать у него, где купить такую броню на чёрном рынке?»

— Ну хорошо, а что-то приблизительно сопоставимое по характеристикам? — уже вслух спросил я.

— Мимикрирующая? — уточнил ещё раз мужчина. — Это новая технология, у нас имеется только два комплекта, что отчасти могут подойти под ваши запросы, пройдёмте за мной.

Продавец поманил меня за собой, в сторону, где, как мне было известно, находился подземный комплекс для испытаний брони. Он явно не собирался демонстрировать каталоги, хм-м-м. Похоже, моя пробная удочка дала результат?

Глава 3. Возвращение в "связь единства"

Пока спускались на уровень ниже, туда, где находился небольшой испытательный полигон боевой брони, я успел заметить на стене лестничной площадки множество чёрных потёков. Дрянь, разлитая Чёрными, добралась и сюда. Удивительно, как только этот дождь окончательно не отравил землю в городе, хоть я и видел, как сотни специальных машин дезинфекции катаются по городу, очень сомневаюсь, что одними только их усилиями можно выкачать и нейтрализовать столько этой дряни из земли.

— Прошу прощения за беспорядок, некоторые наши штатные работники сейчас находятся за пределами города, и из-за этого не хватает рук. К тому же постоянные перебои с электричеством… приходится использовать генератор, а его мощности порой не хватает на хорошее освещение.

— Я понимаю, — мне в действительности было всё равно, главное — это дело, а уж в каких условиях покажут новую броню, совершенно без разницы.

Зал, где происходили испытания, был хорошо мне знаком ещё с прошлого его посещения, только, в отличие от того, как это было в прошлый раз, сейчас здесь находился лишь один работник, занимающийся, судя по всему, поверхностной уборкой.

— Сюда, — продавец поманил меня за собой в отдельное подсобное помещение, куда в прошлый раз мы не заходили.

— Вы оставили без присмотра магазин, не думаете, что кто-то что-то умыкнёт оттуда?

— Не думаю, — отозвался мужчина. — Сразу как мы ушли, моё место занял помощник. Ну, вот мы и на месте.

Внутри подсобного помещения оказался ещё один внушительных размеров зал, доверху забитый контейнерами и коробками, но здесь не было и следа просочившейся чёрной жидкости, что яснее ясного говорило о его изолированности.

— Как я уже говорил вам несколько минут назад, у нас нет доступа к боевой броне последнего поколения гвардии или кланов, но всё же это не значит, что вариантов совсем нет. Наша компания имеет некоторые связи с крупнейшими частными охранными фирмами по всему миру. В прошлый раз, когда вы выбирали «Жука», я даже не стал вам предлагать эти варианты, понимая, что вам они попросту не по карману, но раз уж сегодня зашла речь о таких деньгах…

На этих словах продавец подошёл к одному из конвейеров и, приложив к нему руку, застыл на секунду. Послышался отчётливый щелчок, ящик открылся — и из него неспешно выехал стеллаж с несколькими бронекостюмами разных назначений, судя по внешнему виду.

— Перед вами реплика линейки боевой брони, м-м-м, условно последнего поколения. Нужна она для подгонки отдельных частей перед заказом. Ну и, чтобы у покупателя составилось некоторое впечатление о том, что собой представляет продукт, который он заказывает. Скажу прямо, за ту цену, что предлагает фирма, изготавливающая это чудо техники, можно купить с десяток комплектов брони предыдущего поколения. Очень не многие готовы платить столько за экспериментальные образцы.

— Вы сказали, условно последнего? — я подошёл ближе, рассматривая в тусклом свете ламп комплекты, находящиеся на стеллажах.

— Да, всё же этот продукт не дотягивает до последнего поколения, но из того, что имеется на рынке, находится ближе всего к нему. Итак, что касается функции мимикрии, есть подстраивание под нужды оператора внешних свойств брони. Из представленных экземпляров вам могут подойти средняя боевая броня «Штандарт» и лёгкий комплект «Полиарм». Касательно характеристик, наиболее интересным из этих двоих здесь можно назвать «Штандарт», примерите?

Прервавшись, торговец вопросительно посмотрел в мою сторону.

— Средняя боевая броня? Хм, я уже слишком привык к лёгкой, не думаю, что мне интересен этот «Штандарт».

— Понимаю, но всё же попробуйте, сейчас вы и сами всё поймёте, когда я начну объяснять. Да не стесняйтесь, заодно сможем подогнать броню под вашу комплекцию. Так вот, в комплект «Штандарта» фактически входит два вида защиты. Костюм, который надевается первым, из армидной ткани со специальными укреплёнными магией нитями и с высокой сопротивляемостью к разрыву. Продвинутое гашение кинетической энергии делает этот, условно говоря, поддоспешник очень эффективным.

Я внимательнее присмотрелся к аккуратно сложенному в стопку костюму, который, со слов продавца, и являлся тем самым поддоспешником. Ничего выразительного. Тонкая эластичная ткань под моими руками казалась самой обычной, хотя внешне выглядела, нужно признать, неплохо. Получается, разорвать её не так просто? И даже погасить удар может? Мои сомнения мужчина тут же подтвердил, с улыбкой заметив:

— Только не нужно строить иллюзий, выстрел из винтовки такая ткань, может, и выдержит, но при этом вам переломает все кости и разорвёт внутренности. Главной особенностью этой ткани стала её вариативность. По вашему желанию она может изменить не только свою окраску, но и в некоторой степени внешний вид. Та самая мимикрия в действии, пускай и не настолько отточенная, как в основном комплекте.

Мужчина криво улыбнулся и вытащил установленный стоймя комплект брони с усиленным каркасным скелетом, следующее развитие экзоскелета. Сама броня слегка переливалась, медленно меняя свой цвет, что говорило об использовании новой мимикрирующей технологии в волокнах внешнего каркаса.

— Теперь что касается основной брони «Штандарта». Я прекрасно помню, что вы покупали «Жука» как раз из-за его способности к маскировке, так вот, «Штандарт» в этом плане на голову выше. И, естественно, причиной стала мимикрия. Полная подстраиваемость под внешнюю среду.

Мужчина слегка щёлкнул по броне пальцем, и по той тут же пошли цветовые круги, демонстрируя изменчивость. Пускай это и реплика, но, похоже, сама ткань являлась настоящей. Между тем торговец продолжал:

— Конечно, «Жук» значительно мобильнее, но тут уж ничего не поделать. Зато из двух представленных вариантов этот наиболее совершенный и практически не уступает вариантам кланов и гвардии. Усиление мышц, магическая защита по пятому классу, экранирование разума, автономная работа без зарядки более одного года, возможность консервации и самое важное — совершеннейшая на текущий день защита от магического сканирования. К тому же здесь установлен один из лучших блоков первой помощи, который я когда-либо видел в частной боевой броне. Попробуйте примерить, пускай это и реплика, но понимание вы всё же получите.

— Что насчёт второго комплекта? — спросил я, пока разбирался с «Штандартом», в общем и целом, этот костюм хоть и казался куда массивнее «Жука», но сидел удобно.

— Да-да, — кивнул торговец. — Теперь что касается «Полиарма»…

После почти часа примерок и рассказов торговца мне уже окончательно стало понятно, что именно «Штандарт» был наиболее подходящим для меня вариантом. Пускай он и тяжелее «Жука» — и даже «Эгиды». Для Золотого мира он всё равно казался идеальным вариантом.

Продвинутая система маскировки, внушительные показатели автономности, ну и, главное для меня — защита от магического сканирования. Как ни крути, а без этого в Золотом мире, если я собираюсь туда внедряться, будет очень тяжело. Вот только цена «Штандарта» оказалась по-настоящему кусачей. За заказ я выложил почти все деньги, что получил. Но тут уж ничего не поделать, хорошая вещь и стоила хорошо.

— В другое время заказ пришлось бы ждать от трёх месяцев до полугода, — сказал торговец, когда мы, вернувшись после примерки, обсуждали последние оставшиеся нюансы. — Но сейчас клиентов у нас, как вы понимаете, немного. Через две недели ваш комплект будет готов и прибудет сюда. Как заказ поступит, вам на телефон придет от меня соответствующее сообщение.

— Спасибо, — я кивнул торговцу, мысленно прикидывая, сколько времени остаётся до рейда, вроде как успевают с запасом, да ещё и хватит на то, чтобы потренироваться в использовании брони, замечательно.

Выбравшись на улицу, я взглянул на серое осеннее небо и медленно падающий мелкий снег. Теперь уже тепла нам не видать до самой весны. Коммунальные службы успели практически день в день с ремонтом коммуникаций, и теперь городу не угрожали эти заморозки.

«С бронёй мы закончили, теперь нужно найти хотя бы ещё двух наёмников для Оцелотов», — мысленно вздохнул я и направился вверх по улице.

В городе всё ещё наблюдался кризис транспорта, автобусы ходили редко, и о каком-то расписании всё ещё говорить было нельзя. Потому пришлось возвращаться домой на своих двоих, впрочем, сейчас для меня это было даже лучше. Как раз появилось время как следует всё обдумать.

С лекарем вопрос удалось решить очень быстро, пара звонков — и Слава согласилась участвовать в рейде, Алексей был мне должен и потому не стал отказывать в помощи. Оставалось найти достаточно сильного воина передней линии и стрелка. Последнее, впрочем, необязательно. Я знал некоторых безликих, что ходили группами по трое, и проблем у них никаких не возникало. К тому же уверен, если что, сумею договориться с Лепестками.

Теперь, когда рейд в Золотой мир, можно сказать, стал вопросом решённым, на передний план вышел другой важный момент — возвращение. Я не собирался возвращаться вместе с Лепестками. Не нужно строить иллюзий на этот счёт, так быстро вытащить сестру у меня точно не получится. А значит, оставалось два варианта: каким-то образом воспользоваться технологиями Золотых, чтобы открыть портал домой, или дождаться очередного вторжения из нашего дома, благо в разрезе всей планеты подобные мероприятия должны были происходить достаточно часто. На словах вроде как легко, но что-то не уверен в том, что на практике это можно запросто провернуть.

«Вы также забываете о самом сложном, Носитель», — подал голос Седьмой.

«Не забываю, спасение Алисы пока остаётся самым неопределённым моментом. Надеюсь, Иш`кафель собрал достаточно данных, чтобы составить вменяемый план».

«Вы могли попытаться попросить помощи у своего клана. Уверен, „Защитная Чаша“ не откажется попытаться вернуть своего сильнейшего медиума».

«Это был один из вариантов плана, да. И хоть я не возлагаю на него много надежд… завтра наведаемся в клан, возможно, удастся убедить их помочь хоть чем-то».

«Не забывайте об осторожности, Носитель. Ваш стремительный рост не остался для них не замеченным».

«Да, я помню».

Добравшись до дома мне, как обычно, пришлось подниматься на свой этаж по лестнице. Лифты всё ещё не работали, и я понятия не имел, когда их собираются починить. Впрочем, наёмников, проживавших сейчас в общежитии, набралось бы не больше двух-трёх десятков, и отчасти я понимал, что смысла восстанавливать движение лифтов ради нескольких человек особо не было. Хорошо хоть, тепло и электричество дали, и на том спасибо.

— Какого… — я остановился, смотря на стену перед собой.

Мой взгляд наткнулся на отчётливый отпечаток ладони, красовавшийся на уровне груди. Он как две капли повторял тот, что я видел в подвале родового дома и уже позже в старом городском коллекторе.

«Седьмой, это галлюцинация?»

«Нет, Носитель. Отпечаток реален», — тут же ответил конструкт.

«Но как это возможно?»

«Слишком мало данных, Носитель. Однако, как и в прошлый раз, от знака явственно ощущается сила изнанки».

Подойдя ближе, я постарался получше рассмотреть появившийся отпечаток. Выглядел он совершенно обычно, слабая магическая сила и, как сказал Седьмой, ощущение близости изнанки — вот и всё, что сейчас можно было определить.

Подумав секунду, я протянул свою руку и вложил ладонь в знак. Секунда — и вот уже передо мной открывается проход с каменной лестницей, уходящей куда-то вниз.

— Мы же на десятом этаже сейчас, какой ещё спуск. Да ещё вокруг эта старая кирпичная кладка.

Подумав немного, я всё же решился, ступив на лестницу, и начал свой спуск. Если это действительно путь к «связи единства», мне предстояло многое переосмыслить. Как и в прошлый раз, в определённый момент Седьмой отрапортовал о том, что мы покинули родной мир, оказавшись где-то в неизвестном пространстве. Наконец лестница закончилась, и я очутился в знакомом тёмном зале с уходящими вдаль колоннами. Благо последнее время я всегда носил с собой небольшую сумку Наёмника, в которой, кроме всего прочего, находилось и несколько светлячков.

После того как сразу пять из них осветили небольшую часть зала «связи единства», мне удалось рассмотреть стоящий впереди стол деда. Внешне здесь мало что поменялось. Гулкое эхо, пустота и одинокий стол посреди зала. А, ну ещё саркофаг с несколькими якорями реальности, установленными вдоль всего зала…

«Это получается, что теперь дверь к „связи единства“ может появиться где угодно? Какой принцип её появления?»

«Я не смог обнаружить каких-либо закономерностей, Носитель, — ответил конструкт. — Требуется время и больше данных. Однако уже сейчас можно со всей определённостью говорить о том, что для дверей „связи единства“ нет принципиальной разницы, в каком месте появляться».

«Если сумеем понять, каким образом происходит появление двери, это станет огромным преимуществом», — я уже представил, как в случае опасности прячусь внутри места, в которое другим нет хода.

«Это в том случае, Носитель, если только у вас одного есть доступ к этому месту», — вдруг заметил конструкт, мгновенно вернув меня к реальности.

Подойдя к столу, я бегло осмотрел его. Вроде бы с моего последнего появления здесь ничего не поменялось. Бумаги лежат так, как я их оставил. Всё вроде бы в порядке. В этот момент в голове что-то щёлкнуло, я поднял взгляд и посмотрел в темноту уходящего вдаль зала. Что-то было не так. Мне вдруг почудилось движение темноты далеко впереди, однако это легко можно было списать на причуды сознания.

«Впереди ничего нет, Носитель, — тут же прокомментировал мои опасения Седьмой. — Давайте проверим, что находится в конце зала. По моим предположениям, там должны бытьнакопители энергии».

«Ты и в прошлый раз говорил, что никого нет, — ответил я ему и, вытащив из сумки ещё три светляка, зажёг их, при этом использовав максимум их возможностей. — Ладно пойдём посмотрим».

Это сильно уменьшит срок жизни светлячков, но зато будет видно куда лучше. Одинокий с готовностью ткнулся мне в руку, говоря о том, что ему всё равно, с кем сражаться, лишь бы вместе со мной. Я двинулся вперёд. В прошлый раз лишнего времени на исследования зала у меня не нашлось, сейчас же как раз можно было этим заняться, чтобы закрыть все вопросы.

Зал продолжал уходить вдаль. Оказалось, что он был куда больше, чем мне думалось в самом начале. При этом количество якорей реальности, казалось, даже увеличилось, неизвестные строители не жалели сил для их установки.

«Носитель, я предполагаю, что якоря реальности используются здесь для того, чтобы стабилизировать пространство и оградить его от вмешательства извне. Можно сказать, это надёжный щит, который ограждает это место от вмешательства как на уровне магии, так и на уровне изменения реальности напрямую. Как это может делать, скажем, пятёрка когорты или кто-то сильнее», — пояснил Седьмой.

«Получается „Связь единства“ может находиться где угодно? Как на той же изнанке, так и где-то ещё?»

Магический конструкт не успел мне ответить, впереди я отчётливо услышал слабый скрежет. Точно кто-то совсем немного переместил одну из установленных по краям тяжеленных установок-якорей.

«Значит, всё-таки мы здесь не одни», — слабый шелест вынимаемого из ножен Одинокого.

«Погодите, Носитель. Давайте пройдём ещё дальше. Думаю, ваш дед не стал бы устанавливать здесь стол, если бы не был уверен в безопасности этого места».

«Мне бы твою уверенность», — проворчал я мысленно, но двинулся вперёд, не забывая держать наготове Одинокого.

— Какого… — вырвалось у меня, когда свет от всё сильнее разгоравшихся светлячков выхватил из темноты впереди разрыв в самой структуре пространства.

Я стоял на самом краю обрыва, за которым в бесконечном сумраке невероятно глубокого космоса, освещаемого миллиардами ярких звёзд, плавали колоссальных размеров каменные осколки. Если приглядеться, на этих камнях можно было заметить нечто отдалённо напоминающее самые обычные многоэтажки нашего мира.

Глава 4. Информация и пополнение

— Что это такое? — вырвалось у меня.

Остановившись перед разрушенной частью зала, я смотрел на парящие в бесконечной пустоте куски земной тверди. И чем дольше вглядывался в темноту космоса, тем отчётливее начинал различать всё новые и новые осколки разрушенного мира. Несомненно, одного из миров соцветия… или всё же нет? Открывшийся пейзаж отчасти напоминал мне Сиреневый мир, вот только я не ощущал здесь того, что чувствовал в Сиреневом. Застывшего времени. Здесь этого не было и в помине.

«Этот мир мёртв, — вдруг подал голос Седьмой. — Это не фигура речи, Носитель. Я не чувствую искр жизни. Даже та часть изнанки, что ощущается мной, сейчас абсолютно пуста».

«Вот, значит, как? Получается „связь единства“ находится в этом умершем мире?»

«Вспомните, что писал ваш дед в записях, Носитель. „Связь единства“ находится вне реальности миров соцветия, вероятно, где-то в закрытых слоях изнанки. Нужно больше данных. Однако сейчас предположительно эта часть „связи единства“ по какой-то причине оказалось в соприкосновении с уничтоженным миром, возможно, в момент катастрофы они были связаны».

Промолчав, я подошёл ближе к обрыву, где-то на самом краю сознания появилась настойчивое ощущение, что за мной кто-то наблюдает. Но Седьмой уверял, что этот мир мёртв… Повинуясь какому-то внутреннему порыву, я мысленным приказом отправил один из светляков прямо в пустоту. Яркая звёздочка в одно мгновенье пересекла невидимую преграду и в ту же секунду рассыпалась на тысячи искорок, на миг осветив всё вокруг себя.

— Мать вашу… — я непроизвольно сделал шаг назад.

В тот момент, когда светлячок превратился в яркую вспышку света, мне каким-то образом удалось почувствовать чей-то взгляд. Нет, не так, это нельзя было назвать взглядом в том смысле, как его понимали люди. Я ощутил, как нечто незримое, безликое и бесформенное, привлечённое вспышкой умирающего светляка, сейчас внимательно следит за каждым моим движением. От взгляда неизвестного у меня содрогнулось всё естество, захотелось ударить по пустоте впереди всем, что у меня было, разнеся её на мелкие клочки, лишь большим усилием воли я сумел успокоить разум, вернув себе самообладание. Одинокий посылал спокойные волны уверенности, как бы говоря, что окружающий мир сейчас ничем не угрожает мне.

«Седьмой, что это такое?»

«О чём вы, Носитель? Я ничего не ощущаю», — это странно, но конструкт ничего не почувствовал, несмотря на то что мы являлись одним целым. Впрочем, само ощущение уже через пару секунд пропало, словно безликое нечто полностью потеряло интерес ко мне.

«Я только что почувствовал внимание чего-то или кого-то, и от этого внимания у меня всё внутри до сих пор переворачивается от отвращения».

На это Седьмой лишь в очередной раз заметил, что за всё время, пока мы находились внутри «связи единства» ничего странного он так и не почувствовал. В этот же момент мы вновь услышали подозрительный протяжный скрип, словно кто-то передвигал что-то очень тяжёлое. Мой взгляд опустился на один из полуразрушенных Якорей реальностей, чей остов частично оказался за пределами «связи единства», на той стороне. Я заметил, как конструкция медленно покачивалась, точно кто-то пытался всеми силами раскачать и выдрать её из пространственной ловушки, в которой она оказалась. Благо без особых успехов. Через несколько секунд бесплодных попыток выдрать болтающуюся установку якоря пространства неизвестный прекратил свои попытки. Тишина вновь накрыла «связь единства».

«А что ты на это скажешь?» — я кивнул на застывшую в неподвижности установку.

«Ваших чувств, даже усиленных с моей помощью, не хватает, чтобы обнаружить это неизвестное существо или явление. Мне жаль, Носитель».

Что тут ещё скажешь. Присев возле той части установки, что находилась в зале, я попытался рассмотреть следы на её поверхности. Зажигать ещё светлячки прямо возле провала я посчитал нерациональным, не стоило лишний раз привлекать к себе внимание неизвестной твари. Судя по тому, что мне удалось рассмотреть, по той части якоря пространства, что находилась за пределами зала, шли продольные глубокие царапины своеобразной формы. Насколько я понимал, эти установки должны были отличаться невероятной прочностью, но здесь якорь помяли, точно он был сделан из бумаги. Что ни говори, а признак не очень хороший. Очевидно, внутри «связи единства» произошла какая-то катастрофа, и вот вопрос, когда это случилось? До того момента, как дед обнаружил его во время изучения, или уже после его смерти?

— Ты, кажется, говорил, что здесь должны быть накопители энергии, да? — вспомнил я слова Седьмого, сказанные, когда мы шли сюда.

«Это необязательно, принцип работы „связи единства“ для меня остаётся неизвестным. Здесь установлено несколько сотен якорей пространства, это колоссальная цифра. За всё время существования цивилизации Создателей они смогли сделать не больше двух десятков таких установок, пять из которых были задействованы в том комплексе, где содержался я с другими объектами. — ответил Седьмой. — Носитель, раз уж появилось время, я предлагаю вернуться к записям вашего деда, наверное, там мы сможем узнать больше о „связи единства“ ведь он куда дольше изучал ее, да ещё и не один».

«Да, ты прав», — я ещё раз посмотрел на космическую пустоту, в которой плавали каменные куски разрушенного мира, если приглядеться, можно было заметить там даже практически не тронутые разрушениями небоскрёбы.

Опять начала скрипеть одна из установок, расшатываемая неизвестной силой. На этом я решил закончить свою экскурсию по залу «связи единства».

Вернувшись к столу, я уселся за него, стараясь не обращать внимания на сгущающиеся в дальних частях зала тени, в которых мне чудились силуэты каких-то тварей. Наваждение разума, не иначе. Здесь, возле саркофага, я уже не слышал того отвратительного скрежета, что странно, но не сказать, что от этого было как-то легче. Как и в прошлый раз, давящая тишина «связи единства» нервировала.

— Ладно, давай попробуем найти информацию об этом проломе. В дальней части зала, — я начал перебирать ворох сваленных бумаг.

Изучил взятый мной дневник деда от корки до корки, но там совершенно точно не было нужной мне информации. Что, впрочем, легко объяснимо — дневник был полностью посвящён изучению «связи единства» как структуры и взаимодействия с его помощью с тем, что находилось за гранью миров соцветия.

Спустя некоторое время в кипе бумаг я смог-таки найти сведения о проломе. Что интересно, это была небольшая стопка записей, исписанных аккуратным почерком, не похожим на дедовский, предполагаю, его помощника. В записях фигурировали наблюдения, а также пять экспериментов с разломом. На полях отчёта можно было разобрать замечания, сделанные уже рукой деда.

Прежде всего, первоначальное моё предположение, что разрушенный мир за пределами «связи единства» является частью соцветия, полностью подтвердилось. Однако помощник совершенно определённо указывал на то, что мы никогда не соприкасались с вратами разрушенного мира. Вопрос лишь в том откуда такая уверенность в этом факте? Далее очевидные параллели с Сиреневым порталом, которые и мне приходили в голову. А вот затем пошли предположения и выкладки, непонятные для меня. Прежде всего, неизвестный оказался твёрдо уверен, что реальность этого мира была повреждена, причём настолько серьёзно, что являлась «ядовитой» для любых существ. В записях это указывалось как «явления смерти». Наблюдателем было высказано предположение, с которым отчасти согласился и дед, о том, что через «связь единства» кем-то неизвестным было призвано существо или явление, которому не было места в реальности наших миров. В результате мир, с которым «связь единства» была в тот момент соединена, оказался под ударом этого существа или явления. Та дыра как раз и была следствием «прорыва» этой твари. По предположениям, сразу после этого «связь единства» запечатала дыру, не позволяя появившейся сущности вернуться.

Впрочем, здесь дед оставил своё замечание, которое показалось мне вполне резонным. Если тварь смогла уничтожить часть такой устойчивой структуры и проникнуть в мир, переплетённый со «связью единства», то каким образом удалось заблокировать её внутри уничтоженного мира?

Я откинулся на стул и задумчиво посмотрел в темноту зала, где скрывался провал. Что мне давала вся эта информация? Очень многое. Существа, призванные через «связь единства» и не ограниченные ничем, являлись самой большой опасностью для всех без исключения врат соцветия. Тут было о чём подумать. Насколько можно доверять такому существу, и не приведёт ли это к его освобождению и уничтожению всего живого, как это случилось с миром за разломом? Каковы гарантии, что в определённый момент Утренняя Звезда не устроит что-то подобное в моём мире?

— Мне срочно нужно найти контракт, — пробормотал я вслух.

На всякий случай даже ещё раз перерыл стол, пытаясь в кипе бумаг найти его. Очевидно, без особого толку. Дед по какой-то непонятной причине не стал оставлять его в самом защищённом месте, но по какой? Ещё был этот помощник, может, он забрал некоторые документы, включая контракт? Я был уверен, что помощником выступал кто-то не из семьи. На это указывал тот факт, что в своих записях дед вёл учёт оплаты его услуг. Наёмный рабочий со стороны, даже не из клана — и это странно. Зная деда, можно сказать, что совсем не в его привычках доверять кому-то не из семьи… Слишком много тёмных пятен. Однако я видел в этом несомненный плюс, если помощник не из клана, то, вероятно, сейчас он жив и может ответить на мои вопросы. В теории. Простая мысль, но пришла она мне почему-то только сейчас. Осталось дело «за малым», найти его.

Прежде всего я перечитал ещё раз все записи, сделанные рукой помощника. Последовательные эксперименты с обрывом, заметки, относящиеся к саркофагу. Всё записывалось аккуратным и выверенным почерком. Сами записи тезисные, понятные. Человек был явно знаком с исследовательской работой. Работник университета? Или, возможно, один из профессоров? В голове тут же всплыло лицо профессора Зиновьева, но я тут же отбросил эту мысль, знай он обо мне Белые Драконы, они бы даже не стали церемониться. Хотя… осторожное поведение Гораина и приглашение в великий клан. Впрочем, нет, мне кажется, что тут просто сыграло роль знакомство с дедом и косвенное понимание того, что я могу скрывать некоторые интересные секреты семьи, да ещё и этот рост личной силы.

Порывшись в столе, я прихватил с собой ещё записи, сделанные неизвестным помощником, чтобы почитать их уже в своей комнате. Усталость накатила с такой силой, что разобрать, а тем более понять, некоторые записи стало очень тяжело. Толком я уже не мог сосредоточиться, да ещё и эти мелькающие тени на самом краю сознания. Пора возвращаться, да. Предполагаю, у меня ещё появится возможность попасть сюда, судя по той настойчивости, с которой «связь единства» появлялась передо мной. Было бы вообще идеально разобраться в том, как это происходило, и научиться по своему желанию открывать проход сюда.

«Носитель, предполагаю, что высокая скорость накопления усталости связана с магическим блокированием „связи единства“. Это место не позволяет вам восстановиться, используя магию и силу окружающего мира, так как находится на изнанке», — пояснил Седьмой.

«Что ж, теперь понятно», — я ещё раз окинул взглядом стол, после чего подхватил ещё одну пачку исписанной бумаги, до комнаты не так далеко, донесу. Насколько я помнил, в этой кипе находились какие-то графики, и расчёты их тоже стоило бы изучить.

Наружу удалось выбраться без особых проблем. Я появился на том же месте, где нашёл проход к «связи единства». Вывалившись на лестничную клетку общежития наёмников, я обернулся, чтобы увидеть, как вход бесшумно закрывается, а на его месте появляется всё тот же знакомый отпечаток ладони. Похоже, всё будет куда проще, проход и не собирался исчезать. О том, что отпечаток кто-то заметит, я не беспокоился, помня о том, что Ладислава не смогла его увидеть, даже когда я показал на него пальцем.

Вернувшись домой, я первым делом забрался в душ, в голове из-за навалившейся усталости была лишь пустота. Думаю, правильно завтра сделать небольшой перерыв в тренировках и заодно заняться изучением взятых с собой бумаг. Это будет самым верным.

К сожалению, задуманное мне выполнить так и не удалось. На следующее утро меня разбудил звонок смартфона.

— Ян? — послышался голос Оксаны в трубке. — Я инициировала официальную смену лидерства в группе, можешь приехать в гильдию сегодня?

— К чему такая срочность? — в голове всё ещё плавали липкие остатки какого-то дурацкого сна. — Тебе же необязательно отказываться от лидерства, мы можем пойти в рейд и без тебя с назначенным временным командиром.

— Не забывай, я отдаю значок и перестаю быть наёмником, а значит, и лидером в том числе. В любом случае поднимай себя — и марш в гильдию, заодно познакомлю с одним надёжным человеком, который, может быть, даже присоединится к Оцелотам. Если ты произведёшь на него хорошее впечатление, конечно. Ему как раз нужно попасть в Золотой мир.

— Хорошо, сейчас буду, — ответил я и положил трубку.

«Надёжный человек? Да ещё и хочет попасть в Золотые врата?» — мне оставалось надеяться, что этот наёмник достаточно силён, чтобы не быть обузой.

Впрочем, я зря беспокоился. В гильдии царил обычный для неё беспорядок. Табло с рейдами опять работало, только пока на нём значились лишь несколько штук и те в основном алый и зелёный миры. При том что, по моим сведениям, в городе всё ещё оставалось множество групп очень сильных наёмников. Большинство, очевидно, было нанято Лепестками для приближающегося рейда в Золотой мир, но всё же.

— Ян, мы здесь! — с дальней части главного зала мне помахала Оксана, громко окликая, на несколько хмурых взглядов других наёмников она не обратила никакого внимания.

— Добрый день, — подойдя ближе, я поздоровался с ней и с девушкой, что стояла возле.

— Ян, это Вася.

— А? — я, слегка сбитый столку, перевёл взгляд на наёмницу.

— Василиса, — с улыбкой представилась та, явно понимая моё смятение. — Воин передней линии.

— Ян, маг и воин второй линии.

Я не мог не смерить взглядом довольно хрупкую по комплекции девушку. На воина передней линии она мало походила, но, с другой стороны, мне доводилось видеть в гильдии и не такое.

— Отлично, вот и познакомились, — кивнула Оксана и посмотрела мне в глаза. — Ян, я ручаюсь за Васю, точно так же, как и за тебя и твою силу. Но, чтобы у вас обоих не осталось никаких вопросов, и по настоянию самой Василисы, перед вступлением в Оцелоты она хочет проверить тебя. И, как ты понимаешь, это работает в обе стороны, теперь на тебе группа, и только ты решаешь, кого брать в неё.

Оксана слишком многословна, неужели нервничает?

— Я так думаю, ты хочешь проверить меня в дружественном поединке? — спросил я Василису.

— Именно, — тут же с улыбкой кивнула она. — Вот видишь, Оксана, всё твой подопечный понимает. — Девушка вдруг стала серьёзной и посмотрела прямо мне в глаза. — Я должна разобраться, кому доверяю свою спину. Золотой мир не для комнатных мальчиков.

— И не для домашних девочек, — в тон ей ответил я.

Не знаю, что на меня нашло, но захотелось сказать именно так. Наверное, Звезда плохо на меня влияет. Желает спарринг, будет ей спарринг.

Глава 5. Звонок и пополнение

Мы пришли в один из тренировочных залов гильдии Наёмников с усиленным магическим контуром, судя по слабому фосфоресцирующему свечению защитного круга. На мой вопросительный взгляд Оксана с улыбкой лишь пожала плечами.

— Я помню наш прошлый поединок, думаю, обычного тренировочного зала может оказаться уже недостаточно. Напомню, что это спарринг, а не настоящий поединок, поэтому будьте добры, во-первых, взять бокенны, а во-вторых, использовать свою силу грамотно. Травмы…

— Да-да, — перебила её Василиса. — Это же дружеский поединок, все всё понимают. — Она вошла в круг, взмахивая бокенном и привыкая к его весу. — Ну, ты идёшь?

Я мысленно покачал головой, чем-то это девушка меня раздражала. Её поведение, слова и то, как она держалась. Словно родная сестра Ладиславы, да.

— Ну хорошо, — я последовал за девушкой в круг. — Давай вначале обозначим правила, чтобы понимать, как мы будем сражаться.

— М-м-м? — я, похоже, удивил её. — Что ты имеешь в виду?

— Ну, скажем, могу ли я использовать магию? Или мы работаем исключительно с воинскими навыками?

— Ну, мы же проверяем силы друг друга, да? Так какой смысл в ограничениях? — ответила Василиса, отходя в дальний угол зал к самому краю очерченного круга. — Давай посмотрим, что ты из себя представляешь.

«Представляю, значит, да? Ну хорошо, — я усилием воли подавил в себе раздражение и успокоился. — Проверить, на что она способна, и после этого закончить поединок».

Крепче сжав рукоять бокенна, я на мгновение прислушался к собственным ощущениям. Вроде бы я не замечал на форме Василисы значка, но, несомненно, чувствовал силу звёздного наёмника. Предполагаю, у неё не меньше двух лучей, а то и все три. Значит, серьёзно сдерживать себя не придётся, это хорошо.

— Начали, — слова Оксаны прервали поток моих мыслей.

Вокруг меня, казалось, из ниоткуда появилось с десяток земляных сфер, раскручиваясь с огромной скоростью. Теперь, чтобы создавать их, уже не требовалось находиться возле грунта, сферы появлялись лишь по одному желанию, и это оказалось куда удобнее, чем было раньше.

Василиса рванула вперёд, стремительно сокращая дистанцию, и с ходу ударила по тому месту, где я буквально мгновенье назад находился. Куски каменной крошки разлетелись от удара в разные стороны точно самая настоящая шрапнель. Оглушительный грохот. Я мысленно восхитился, вот это скорость. Достойно. Ушёл в другую сторону, тут же швыряя в девушку сразу несколько сфер: в правую ногу, в живот, в голову и в спину. Яркая огненная вспышка — и вот уже мне пришлось уворачиваться от росчерка воющего пламени, уходя прыжком назад. Четыре сферы превратились в пыль, а мне пришлось использовать всю скорость боевого искусства создателей, чтобы уйти с линии атаки появляющихся огненных вспышек. Сразу несколько сфер разлетелись на куски, разорванные каскадом ударов Василисы.

«Вот же, хотел просто по-быстрому разобраться, с кем имею дело, а тут трехлучевая звезда, да ещё и со способностями мага», — мелькнула мысль в голове, и словно в наказание за то, что не сосредоточен на бое, один из росчерков прилетел прямо в меня, успел каким-то чудом бросить навстречу все оставшиеся сферы, но из-за того, что они, не выдержав столкновения, лопнули близко, часть острых осколков прилетела прямо в лицо, слегка поцарапав лоб и щёку. Гадство. Что-то я слишком расслабился, недооценил противника — и вот результат. Шустрая девчонка.

В клубах пыли я почувствовал приближение опасности. Противник уже здесь. Используя свод меча и боевое искусство Создателей, без труда парировал атаки девушки и тут же попытался достать её контрударом, но бокенн прорезал лишь пустоту. Василиса успела сместиться немного правее и уже била колющей атакой, метя, очевидно, куда-то в подмышку.

Первое движение, «Ярость»! — в голове вспыхнула яркая сила. Время замедлилось, я без труда ушёл с линии атаки девушки и с огромной скоростью ударил четыре раза, сливая эти атаки в одну, яркая синяя вспышка крест-накрест. И вот уже мой бокенн рассыпается в труху, а Василиса с огромной скоростью отлетает на несколько метров назад. На таком расстоянии промахнуться невозможно, мне лишь в самый последний момент удалось чуть сместить вектор удара, и тот пришёлся не по девушке, а по полу возле неё.

«Это было близко, как воин первой линии может быть таким быстрым? — я с раздражением посмотрел на рукоять разломанного бокенна, всё ещё зажатого в руках. — Мне даже пришлось использовать первое движение. Действительно, достойно».

Оксана уже находилась возле упавшей девушки, проверяя её состояние. Хоть мой удар и пришёлся по касательной, но мы сражались без боевой брони, надев лишь специальную тренировочную защиту, которую, прямо скажем, нельзя было назвать очень хорошей.

Впрочем, я зря волновался, Василиса уже через пару мгновений как ни в чём не бывало встала на ноги, с интересом рассматривая место, где попала под мой удар. А посмотреть там действительно было на что, пол, в который ушла основная энергия «ярости», был располосован тремя аккуратными глубокими разрезами, из которых сочились струйки тёмной энергии. Последнее, кстати, и для меня оказалось большой неожиданностью. Раньше такого не было.

— Не уверена, что смогла бы без травм перенести этот удар, — задумчиво сказала Василиса, когда вместе с Оксаной подошла ко мне. — Спасибо, конечно, что в последний момент сменил фокус.

— Я помню, что это спарринг, а не реальный бой, — не глядя ответил ей и, присев возле оставленного следа, принялся изучать чёрную субстанцию, сочащуюся из разрезов.

«Седьмой, мне кажется, или эта штука очень похожа на тьму, что мы видели за пределами „связи единства“?»

«Визуально, как и любая тьма, носитель, — тут же ответил конструкт. — Однако, напомню, из-за барьера нам не удалось с точностью ощутить магическую силу за пределами „связи единства“, поэтому я нахожу ваши предположения нерелевантными или как минимум поспешными».

«Что же тогда это такое?»

«У меня нет ответа на этот вопрос, вы не занимались практикой стихии тьмы и не использовали её для собственного усиления, а в боевом искусстве Создателей, откуда было взято данное движение, сведения о стихийных вкраплениях также отсутствуют. Требуется больше информации, во время тренировок прошу вас сосредоточиться на первом движении».

— Ян, ты меня слышишь? — голос Оксаны вернул меня к реальности.

— Прости, задумался, — я поднялся на ноги, вопросительно посмотрев на лидера.

— Я говорю, как тебе способности Василисы? — терпеливо повторила она.

— Я впечатлён тем, что воин передней линии обладает такой скоростью и реакцией. И судя по тому, как быстро оправилась от моей атаки, держать удар она может.

— Да и ты силён, Ян, — вдруг сказала сама Василиса. — Во всяком случае, мою проверку ты однозначно прошёл, наёмников, что способны победить меня так быстро, можно пересчитать по пальцам одной руки, что в родном городе, что здесь, в М. Да ещё эта странная сила, что это было? Тьма? Никогда не сталкивалась с боевыми магами, которые использовали бы тьму в своих атаках. Это необычно. Я впечатлена.

— Да и твои навыки тоже необычны и отлично подходят Оцелотам, это точно, — ответил с усмешкой я.

Хоть она и вела себя раньше вызывающе, сейчас её поведение изменилось в лучшую сторону. Возможно, этим поединком мне удалось в какой-то степени завоевать её уважение? Или это было просто любопытство? Не знаю. В любом случае то, как она вела себя сейчас, мне нравилось больше того, что было раньше.

— Ну, вот и замечательно, — хлопнула в ладоши Оксана. — Раз эти дурацкие расшаркивания наконец закончены, пойдёмте к главе отделения гильдии, заверим передачу лидерства, и ты, Ян, сразу сможешь принять Васю в отряд. Прямо камень с души.

— Я пригляжу за твоими подопечными, Оксан, — с лукавой улыбкой кивнула Василиса, говоря о том, что свой язвительный тон она всё же спрятала ненадолго.

Бюрократические процедуры в гильдии хоть и не были так затянуты как, скажем, в той же Имперской канцелярии, но всё же несколько часов на перерегистрацию лидера мы убили. Ещё около десяти минут заняла регистрация нового члена, впрочем, для меня сама процедура являлась новой и все последующие подобные процессы должны проходить куда быстрее.

Наконец, когда всё было завершено, я, Оксана и Василиса присели на одну из просторных скамеек главного холла гильдии, наблюдая за суетой наёмников возле терминалов регистрации рейдов. Хоть открытий порталов, как я уже упоминал, в последнее время было совсем немного, люди с готовностью регистрировались. Трудно сказать, почему это происходило, сам я почему-то считал, что, получив довольно приличные деньги от гвардии и императора, большинство наёмников если не завяжут, то уж точно на некоторое время отойдут от дел, чтобы немного отдохнуть, но не тут-то было. По какой-то причине как младшие значки, так и старшие с готовностью регистрировались в любые рейды.

— Оксан, куда ты сейчас? — я разбил в какой-то момент царившую тишину своим вопросом, продолжая наблюдать за тем, как всё новые наёмники подходят к терминалам для того, чтобы посмотреть список рейдов, готовящихся к формированию.

— В столицу, — ответила девушка не задумываясь. — Я нашла одну клинику, что обещает восьмидесятипроцентное восстановление магического потенциала в течение года. Это самый высокий результат из всех, что я встречала за всё время. Правда, цены у них просто ужасающие.

— Понимаю, — это казалось очевидным, вероятно, эта была клиника одного из Великих кланов, скорее всего, Скарабеев, у них медицинские технологии сейчас на самом высоком уровне, или это другой клан?

Я попытался припомнить, но почему-то не смог. Впрочем, без разницы.

— И когда уезжаешь? — ради интереса спросил ее.

— Завтра, поэтому и торопила тебя. Сегодня появились наконец-то билеты на первые самолёты, и я успела забронировать один себе. В любом случае я должна пожелать тебе удачи в Золотом мире и попросить об одолжении.

— О каком же? — я с удивлением посмотрел на лидера… бывшего лидера Оцелотов.

— Когда я вернусь, ты же примешь меня обратно в отряд?

— Конечно, о чём речь! — вслух сказал я, а мысленно добавил: «Если, конечно, к тому моменту смогу вернуться из Золотого Мира, что-то мне подсказывает, что проникнуть в города Золотых будет ой как непросто».

— Я знала, что на тебя можно положиться, — улыбнулась Оксана. — И не забывай пользоваться советами Васи, она самый опытный наёмник из тех, что я знаю. А знаю я их немало, Ян.

— Ой, да перестань, — сама Василиса поморщилась, услышав о себе столь лестный отзыв.

Мы ещё некоторое время пообщались ни о чём, прежде чем Оксана уехала, вызвав такси и оставив меня с новым членом отряда наедине.

— Итак, шеф, когда начинаются тренировки? — поинтересовалась девушка, вытащив смартфон. — Мы же будем тренироваться перед рейдом? Я, к слову, скинула тебе свой контакт, добавь его.

— Тренировки начнём, когда к нам присоединится ещё один член отряда, маг жизни и по совместительству моя хорошая подруга.

— О, это отличные новости, получается, у нас будет полностью укомплектованная группа?

— Можно и так сказать, но до полного комплекта всё же не хватает стрелка, — заметил всё же я и поднялся со скамьи. — Я наберу тебе, когда запланирую тренировки, и ещё скину адрес нашей штаб-квартиры, можешь пользоваться, ключ-коды там же, ищи в сообщении.

Попрощавшись с Василисой, я отправился домой. Сегодня был тяжёлый день, а ведь впереди ещё планировался разбор дедовых документов. Да. Мои размышления прервал звонок смартфона.

«Неизвестный номер».

Полагаю, это может быть только тот тип…

— Слушаю.

— Наследник, — как обычно, изменённый модулятором голос раздался в трубке. — Ты на финишной прямой. И, согласно нашему соглашению, должен мне поручение.

— Вообще-то, мы никогда не заключали никаких соглашений… — я попытался вставить своё слово, но меня не захотели слушать, если вообще могли, мне почему-то начало казаться, что я слушаю запись.

— К тебе придёт человек. Назовёт ключ-фразу — «Персиковый паук». Возьми его в свою группу, помоги попасть в Золотой мир и выжить. Помни, в моей власти открыть всю информацию о тебе не только кланам, но и императору. Я прикрывал тебя от гвардейской разведки всё это время, пора платить. Помни, ключ-фраза «Персиковый паук».

На этом звонок прервался, а сам я задумчиво уставился на смартфон. Устраивать экскурсии в Золотом мире гражданским и брать с собой откровенный балласт? Ети его мать, этого «помощника»…

* * *
Белый Дракон смотрел на три клетки, установленные в подвале одного из дворцов. Позади него стояли Лео Гораин и профессор Зиновьев. Последний мелко дрожал, хотя в подвале было сухо и поддерживалась оптимальная температура.

— И вы хотите сказать, что эти твари как-то связаны друг с другом? — наконец спросил глава одного из великих кланов.

— Да, глава, — тут же кивнул Лео. — Нам удалось найти живой образец монстрообразного существа, выжившего после столкновения с куклой, вызванной запретным ритуалом, что же до второго найденного образца, то называть жизнью я бы это не стал, его силы, можно сказать, высосали без остатка, оставив практически пустую оболочку. Но каким-то образом тварь продолжает цепляться за свою «нежизнь». Она способна поглощать мелких существ изнанки.

— Ладно, это всё, конечно, замечательно, но можно всё же ближе к делу? — Белый Дракон говорил спокойным тоном, но от этого профессор Зиновьев ещё больше затрясся и начал торопливо объяснять:

— Г-г-глава, нам удалось. Удалось, да. Выяснить… что эти твари. Они все были людьми. Более того, их куда больше, да. Один от нас ушёл. Шустрый оказался. Так и вот. Все три вида найденных существ видоизменяются, постоянно усиливаются, и хоть вектор их развития направлен в определённую сторону, мы предполагаем, что при поглощении друг друга они смогут перенять способности. Таким образом, мы можем получить на выходе очень сильное существо со всеми теми признаками, что присущи каждому из этой четвёрки. Простите, я хотел сказать тройке, да.

— А меня-то вы зачем позвали? Лео Гораин курирует эти исследования, вот он и решает, под свою ответственность, что делать с этими существами.

— М-м-м, глава, — поправив галстук Лео и осторожно продолжил: — Дело в том, что мы предполагаем, что имеет место значительное усиление материала после поглощения. Возможно, нам даже удастся создать существо, что способно перешагнуть отведённый нам лимит силы. Вероятно, мы сможем создать существо, что будет сильнее даже императора…

Глава 6. Кот в мешке

Итак, главный вопрос, кто этот звонивший «неизвестный», и почему мне навязывается какой-то человек. Судя по тому, какой властью располагает мой так называемый помощник, найти рейд в Золотой мир для любого своего человека ему не составит труда. Так почему же он использует именно меня для этого и, что важнее, навязывает кого-то? Что этот человек будет делать в рейде в Золотой мир? Следить за мной, подставлять меня и группу или что-то другое? Очень много вопросов, на которые у меня пока ещё нет ответов.

Ну и самое очевидное — следовало очень внимательно присмотреться к этому «персиковому пауку» и постараться не выпускать из поля зрения. А лучше всего и вовсе обставить всё так, чтобы он не попал в рейд вместе с группой. Это было бы идеальным решением.

«Ладно, сейчас следует дождаться появления этого человека и строить дальнейшие планы, исходя уже из этого, а пока займусь следующим важным вопросом».

Я парой движений набрал на смартфоне Оксану и принялся ждать. После нескольких протяжных гудков девушка таки сняла трубку.

— Ян, я сейчас немного занята сборами, — послышался её усталый голос.

— Удели мне чуть-чуть времени, раз уж настояла на работе с Василисой, — заметил в ответ я.

— Ну хорошо, — вздох Оксаны был прекрасно слышен.

— Расскажи, как вы познакомились, и почему ей так надо в Золотой мир, последнее время все туда так и рвутся, вот мне и стало любопытно…

— А кто это все?

— Оксан, ты же сама сказала, что у тебя нет времени, — напомнил я ей.

— Ладно. С Васей я познакомилась, когда работала вместе с её тогдашней группой в городе Н, том, что находится в соседнем районе. У нас было около пяти совместных рейдов, в том числе два в Оранжевый мир. Она тогда являлась заместителем лидера и очень хорошо справлялась со своей задачей. На защиту нашего города она нанялась уже как одиночка. Как я поняла из её рассказа, её группе не повезло около полугода назад в Золотом мире наткнуться на одного из управляющих школой, полноценного «Повелителя магии», как ты понимаешь, у них не было ни шанса.

— А её желание попасть в Золотой мир — это что? Какая-то месть? Или…

— Ни то ни другое, — ответила Оксана.

— Тогда не понимаю.

— Ян, она хочет почтить память своих друзей. Не спрашивай меня каким образом, если интересно, спроси у неё сам. Василиса всё это время пыталась найти группу для Золотого рейда, но в уже слаженные команды попасть трудно даже столь опытному наёмнику, а присоединившись к группе среднего эшелона, можно и не дождаться нужного рейда. Одиночек, так уж получилось, в городе Н не очень жалуют, тем более в высокоуровневых рейдах. В этой ситуации твои связи с «Опутывающей Листвой» сделали нашу… км-м, твою группу идеальным выбором для Васи. И да, ты должен понимать, после рейда она, вероятно, не останется с вами.

— Стоило мне это рассказать сразу же, — я подавил мимолётное раздражение.

— Как лидеру тебе стоило бы это узнать из первых уст, а не от меня, Ян, — в голосе Оксаны послышался укор.

— Если уж ты в курсе, то узнать от тебя не так плохо, Оксан. Спасибо за эту информацию.

— Всё же поговори с Васей, это будет куда правильнее, чем узнавать всё из вторых рук.

— Несомненно. Удачи в столице, выздоравливай и не пропадай.

— Ты тоже.

«А вот этого я уже не могу обещать», — попрощавшись с девушкой и повесив трубку, я почувствовал, как меня охватила грусть.

Очевидно, что в Золотом мире мне придётся покинуть Оцелотов ближе к концу рейда, чтобы добраться до школы, где держат Алису. Впрочем, уверен, что Иш`кафелю потребуется как минимум пара дней, чтобы добраться до меня через вымершую изнанку Золотого мира. Этого вполне достаточно, чтобы освоиться на новом месте, закончить все дела в рейде и уже вместе с белым тигром начать разрабатывать план, исходя из того, что ему удалось узнать за то время, пока он гостил у Золотых.

Между тем мой автобус заехал в хорошо знакомый район, и я начал пробираться к выходу. В вечернее время внутри салона набилось довольно много пассажиров, и пришлось постараться, чтобы к моменту, как автобус подъедет к остановке, оказаться возле дверей. Жители, особенно рабочих районов, постепенно возвращались в свои дома, и, можно сказать, город уже практически вернулся к своему изначальному состоянию.

Лифты в общежитии всё так же не работали, и запускать их пока никто не собирался. Отпечаток ладони, который вёл в «связь единства», пропал ещё сегодня днём — когда отправлялся в гильдию, я это проверил. Предполагаю, в какой-то момент он должен был вновь появиться, но вот какой принцип отвечал за это, для меня оставалось загадкой. Седьмой продолжал анализировать причины и взаимосвязи появления знака, но пока ничего определённого сказать не мог.

Я поднялся в комнату и после душа с ужином наконец смог подступиться к записям деда и его помощника, которые удалось вытащить после второго посещения «связи единства». На этот раз это в основном были сухие выкладки, графики, некоторые одиночные эксперименты, а также кое-какие мысли помощника, опять же, с комментариями деда на полях.

Заварив себе крепкий кофе, я принялся изучать имеющиеся документы. Интересный момент, дед вместе со своим протеже каким-то образом сумел вычислить суммарную ёмкость всех установленных внутри «связи единства» якорей реальности и накопителей, и от этой цифры у меня, фигурально выражаясь, глаза на лоб полезли, дед сравнивал энергию «связи единства» со звездой. Ни в нашем мире, ни где-либо ещё мы не встречали ничего подобного. Тот комплекс-тюрьма, найденный нами в одном из отражений Оранжевого мира, по сравнению со «связью единства» оставался слабым отголоском, хотя там также использовалось множество якорей реальности.

Перебирая записи, я наконец нашел кое-что определённое, информацию, которая чуть приоткрыла тайну того, кем являлся загадочный помощник деда. На одном из листов с графиками периодической активности, как я понял «связи единства», было замечание деда:

«Данные, взятые тобой со своего основного места работы, не проверены. Гвардия имеет информацию о многих вещах, но не обо всех. Будь добр не использовать эти данные в своих расчётах. И не забудь забрать оплату, я оставил её на столе, помню о твоих принципах, но это не обсуждается. Я сменил места открытия для тебя „связи единства“, используй переход на четвёртый вариант. От нуля».

Вот так номер. Я поднялся на ноги и подошёл к окну. Итак, первое — дед как-то мог управлять открытием «связи единства» для своего помощника, а не водил его за ручку, как мне думалось вначале. Второе — помощник работает в гвардии. Это, пожалуй, самое предсказуемое. Он каким-то образом скрывал меня от внимания гвардии всё это время, хотя я попадал в поле их зрения как минимум два раза. Третье — помощнику платили деньги, но он брал их с напоминанием, и дед даже настаивал, чтобы тот их взял, значит, ему эти суммы не были нужны?

Последнее, пожалуй, было натянутым предположением, но всё же. Круг лиц, подходящих на роль помощника, значительно сузился. Большинство членов клана не будут иметь дела с гвардией и уж тем более работать там. Каким образом дед, бывший глава семьи, один из сильнейших воинов «Защитной Чаши», старшего клана города, работал вместе с гвардейцем, да ещё и далеко не самого низкого ранга, оставалось для меня пока вопросом, на который нужно было найти ответ…

После этого я ещё несколько часов занимался попытками разобраться в записях деда и ближе к полночи всё-таки лёг спать. В основном удалось выяснить, что большая часть его внимания была сосредоточена на саркофаге и использовании энергии «связи единства». Всё, что касалось энергии, я по большей части пропускал, так как там ничего интересного не нашлось, зато с саркофагом удалось получить кое-какую дополнительную информацию, не указанную в дневнике деда.

В частности, некоторые нюансы ритуала призыва сущности из-за пределов соцветия миров. Похоже, «связь единства» в качестве пищи или топлива использовала сущности изнанки каждого конкретного мира, буквально выедая их. И, судя по расчётам деда, призыв Утренней Звезды за раз уничтожил около пятой части изнанки нашего мир, из-за чего рождение сильных медиумов в последние годы могло сократиться сразу в несколько раз.

* * *
На следующий день я связался с Ладиславой и договорился с ней о встрече в гильдии. Василиса была права, пора бы уже начинать совместные тренировки. Для группы в целом это станет отличной возможностью сработаться. Хотя, конечно, Лепестки не будут так уж рады присутствию в рейде безликого, но, думаю, если возникнут вопросы, сумею как-нибудь договориться с этим.

Место встречи с девушкой я назначил в одном из центральных парков города, неподалёку от гильдии наёмников. Жаль, но восстановлением парков администрация города занималась в последнюю очередь, и сейчас место нашей встречи фактически представляло собой выжженный клочок земли. Несмотря на то, что стояла поздняя осень, и уже везде лежал снег, в парке этого не наблюдалось. Снег попросту не долетал до земли, испаряясь в нескольких метрах от неё. Похоже, здесь поработали Опоры Мира, так как от земли до сих пор фонило магией, да такого высокого порядка, что порой над тем или иным местом появлялся каскад иллюзорных вспышек. Благо саму магию давно развеяли, и сейчас это место не несло никакой угрозы, зато можно было «полюбоваться» на довольно показательный результат магического поединка сильнейших людей нашего мира.

— Привет, — я взмахнул рукой, увидел вдалеке знакомую белую фигуру, приближающуюся ко мне по недавно восстановленной дорожке.

— Привет, — на мгновение маска стала прозрачной, демонстрируя улыбающееся лицо Славы. — Ну и место ты, конечно, выбрал.

— Зато здесь никого не бывает, и из-за магического фона никто не может хоть что-то увидеть. Ну что, готова вступить в Оцелоты?

— А это правда так нужно? — слегка напряжённо спросила девушка. — Могу я, скажем, просто побыть временным бойцом?

— Для Лепестков почему-то важно, я узнавал, — для меня и самого это было немного странно.

— Ну, хорошо, — со вздохом кивнула она и затемнила маску безликого.

— Я не спросил по телефону… как дела у гражданских, которым удалось сбежать из города? — пока мы шли до гильдии, мне захотелось расспросить Славу о том, что произошло с ней и людьми, с которыми она убежала из района Цветов.

— Да ничего, кто-то возвращается домой, кто-то подался к родственникам, но большая часть всё равно вернулась.

— Поверили в слова императора о мятежном аудиторе?

— Нет, конечно, просто особого выбора-то у них и нет. Впрочем, ты не поверишь, но многим в двух закрытых районах удалось спастись, банально спрятавшись. Твари изнанки оказались на редкость тупы. Однако жертв всё равно можно считать тысячами и десятками тысяч.

— Слышал, тела вывозили неделю, да, — мне даже мысленно это оказалось трудно представить. — А что Олег Павлович, тебе известно, что с ним произошло?

Запретная магия есть запретная магия, её использование говорит о человеческих жертвах, по-другому она не работает. Люди, применяющие запретную магию, — это проклятые маги, одержимые силой, так нам говорили учителя в клане с самых малых лет. Именно потому тогда, во время вторжения Чёрных, я был абсолютно уверен в своих суждениях. Сейчас, по прошествии нескольких недель, я уже не был так убежден, что всё правильно понял, но сейчас уже поздно что-то менять. Получилось как получилось.

— Знаю, что очень много погибло во время того хаоса, но среди умерших Олега Павловича не было, — ответила Слава. — Как и части его подчинённых, с которыми он управлял эвакуацией нашего квартала.

Значит, кровавый маг сумел победить одного из хорьков? Я, конечно, был рад слышать, что один из моих давних врагов отправился на тот свет, но всё же до отправки в Золотой мир следовало как минимум соблюдать осторожность. Маги, балующиеся запретным, очень часто являлись злопамятными, а мне сейчас подобные стычки точно были ни к чему.

Регистрация нового члена группы не составила особого труда, при этом Слава мне честно сказала, что, скорее всего, после окончания рейда уйдёт из группы. Что ж, здесь я уж точно оказался не против — моё-то возвращение и вовсе было под большим вопросом. После этого я списался с Алексеем и Василисой, предложив им завтрашний день в качестве начала наших совместных тренировок. На «персикового паука» я, естественно, не рассчитывал, потому как он являлся «котом в мешке» и вполне мог оказаться простым деревянным значком. Я бы не удивился.

— Ну что, куда теперь, кэп? — спросила Слава, когда мы вышли из гильдии.

На улице вновь пошёл снег да такими крупными хлопьями, что видимость мгновенно упала до пары сотен метров, а тротуар, несмотря на все старания техники утром, вновь накрыло белое покрывало.

— По домам, конечно, — ответил я, надевая перчатки. — Адрес нашей штаб-квартиры я тебе скинул, будь завтра там к назначенному времени.

Двинувшись в сторону остановки, я вдруг был остановлен Славой, перехватившей мою руку.

— Ты же знаешь, что я потеряла дом из-за этого вторжения Чёрных, и предлагаешь мне ночевать на улице? — в её словах мне послышалась явная обида, хотя это было и невозможно из-за модулятора голоса, встроенного в маску безликого.

— В штаб-квартире есть несколько коек, душ и походный комплект.

— Это необязательно, предлагаю поступить проще. Приюти меня на пару вечеров у себя, и всё.

— Точно нет, — у меня в комнате сейчас валялась целая груда документов, которые девушке видеть не стоило. — Пока поживёшь в штаб-квартире, чуть позже найдём тебе нормальное жильё.

Похоже, Слава хотела возразить и даже придумала пару хороших аргументов, но нас прервало появление человека возле гильдии наёмников, он направился прямиком ко мне.

— Господин Александров, — ко мне обратился высокий человек с атлетической фигурой и невзрачным лицом.

— Да, — я сразу насторожился, кажется, он не спрашивал, а утверждал.

«Совершенно верно, Носитель. Индивид, приближающийся к вам, сильный воин, как минимум Платинового ранга. И он вас знает».

— Меня зовут Михаил, и я от «персикового паука», — с улыбкой сказал он «ключ-фразу».

— Персиковой паук? Что это за чудо? — Слава непонимающе смотрела то на меня, то на приближающегося мужчину.

— Слава, я сейчас занят, давай поговорим об этом завтра, встретимся в штаб-квартире группы. — Видимо, что-то в моём голосе подсказало девушке, что спорить я не намерен, и она без вопросов двинулась дальше, оставив нас с Михаилом одних.

— Может быть, пройдём куда-то в более тёплое место и поговорим? — спросил мужчина, оглядываясь по сторонам.

— Хорошо, давайте пообщаемся внутри гильдии, тем более, я так понимаю, вы хотите попасть ко мне в группу? — мне удавалось оставаться невозмутимым и отслеживать реакцию этого человека.

— Всё верно, но не только, — с улыбкой кивнул тот. — Думаю, у вас накопилось некоторое количество вопросов.

Глава 7. Ультиматум

— Почему именно я? — мне пришлось постараться, чтобы найти относительно спокойное место в гильдии, чтобы поговорить с посланцем, благо один из рекреационных залов четвёртого этажа оказался никем не занят.

— Прежде всего, потому что у тебя в группе появилась пара вакантных мест, — с улыбкой ответил Михаил.

«Седьмой, внимательно отслеживай его реакцию», — мысленно отдал я приказ конструкту и внимательно посмотрел на собеседника, что в это время, прислонившись к белому подоконнику, смотрел куда-то в окно. Выглядел он расслабленно.

— Так, давай поговорим без расшаркиваний. Я не знаю, с кем общался по телефону, если это, конечно, можно назвать общением, но человек, который способен «прикрыть» от внимания шестого отдела гвардии, определённо, не нуждается в поиске группы в Золотой мир. В конце концов, такому человеку не составит труда и самому организовать подобный рейд, думается мне. Отсюда следует простой вывод, важен не сам рейд, а какие-то другие обстоятельства, связанные с ним.

Я поднял руку, предупреждая попытку Михаила что-то сказать, и продолжил:

— Не нужно быть гением, чтобы сложить два и два. Получается, вас интересую именно я. Почему?

Мужчина казался всё таким же расслабленным, даже беспечным. Он явно не был удивлён прозвучавшим вопросом.

— Это верно лишь отчасти, — пояснил он. — Прежде всего, нас интересует Золотой мир в условиях, когда там появишься ты, Ян.

«Носитель, этот человек говорит правду, однако я чувствую, что есть что-то ещё», — тут же отрапортовал Седьмой.

— Я уже бывал в Золотом мире, объясни, — я непроизвольно нахмурился, пытаясь понять, что имел в виду Михаил.

— Мой наниматель просил передать тебе следующее: некоторые вещи сейчас, к сожалению, нельзя объяснить. Однако подумай вот о чём: мы с твоим дедом хорошо знали друг друга и много работали над одним, скажем так, амбициозным проектом, который в теории должен был перевернуть основы мира. Кардинально изменить все действующие правила игры и наконец дать возможность нашему миру сбросить ограничения, сковывающие его. К сожалению, твой дед умер слишком рано, мы так и не смогли закончить начатое.

«Может быть, Михаил и есть помощник деда? — мелькнула у меня мысль. — Нет, не уверен. Для высокопоставленного сотрудника гвардии вот так идти на встречу с наследником семьи одного из кланов, да ещё и пытаться вступить в его группу слишком рискованно. Наверняка он нанял этого человека, а сам старается не показываться».

— Однако не всё потеряно, некоторые важные ключи твой дед всё же оставил, — продолжал тем временем объяснять мужчина. — Прежде всего один из них находится в тебе, точнее, в свойстве твоей крови. Мы хотим воспользоваться этим свойством для собственных целей. Это всё, что я могу сказать. Клянусь, от тебя ничего не потребуется, кроме как находиться в Золотом мире и быть в команде со мной.

«Носитель. Часть про ключи и „свойство“, судя по его внутренней реакции, являются ложью или полуправдой, однако я могу с уверенностью сказать, что всё остальное, сказанное им, было правдиво, либо этот человек сам верит в то, что говорит».

— Что за свойство моей крови? — я всё же задал уточняющий вопрос, не зря же он упомянул его.

— Я не могу этого сказать, — покачал головой Михаил.

— Ладно, допустим, — у меня имелись ещё кое-какие вопросы, потому настаивать на своём не стал. — Какой у тебя опыт? Ранг в гильдии? Воин, маг или медиум? Служил ли в Гвардии?

— Опыт около двадцати врат Оранжевого и Фиолетового миров и два рейда в Золотой. Ранг воина звёздного значка с одним лучом. Только недавно взял. Когда-то служил, но ушёл по собственному желанию.

— Почему?

— Не сошёлся взглядами с командиром, — уклончиво ответил Михаил, и по всему было видно, что он не хочет продолжать эту тему, только вот мне было плевать, раз уж навязывали «кота в мешке», то хотелось бы узнать о нём как можно больше.

— Давай подробнее.

— Во время спонтанного открытия врат Синего мира одна из сильнейших тварей прорвалась к группе, что находилась возле нас. Мы с товарищами ослушались приказа и выступили на помощь. Это стало причиной прорыва существ на том участке, который мы защищали, и привело к жертвам среди гражданского населения.

— Хм-м-м, — я не стал комментировать услышанное, раз сейчас Седьмой молчал, значит, пока мне говорили правду. — Расскажи о своём нанимателе. Кто он и какое положение занимает в Гвардии, каким образом он оказался связан с тобой?

— Прости, но я не буду говорить о нём, — покачал головой Михаил.

«Носитель, на вопросе о гвардии я почувствовал незначительные колебания, — тут же сказал магический конструкт. — Предположительно, это может говорить о том, что вы правы в своих суждениях».

Я продолжил свой допрос, прислушиваясь к собственным ощущениям и словам Седьмого. На любые попытки узнать о нанимателе Михаила, а также о том, что именно они собирались делать в Золотом мире, я натыкался на чёткий барьер и нежелание говорить. Всё это вкупе сильно мне не нравилось, какая-то важная вещь упускалось мной, но понять, что именно, никак не получалось. Очень похоже, у меня пока просто не хватало нужных знаний. Впрочем, кое в чём я окончательно уверился. Прежде всего это касалось помощника деда, мне уже стало очевидно, что именно «неизвестный номер» был им, и, чтобы проверить это, я пошёл на такой рискованный шаг.

— Что ж, в общем и целом, я всё понял. Однако у меня будет два условия для твоего вступления в группу, — мне в голову пришла идея. — Первое условие — хоть ты и будешь являться частью Оцелотов, но взаимодействовать с другими членами и ходить с группой на вылазки тебе запрещено.

Это требование носило сразу две цели. Прежде всего мне не нужен под боком непроверенный человек с сомнительной лояльностью. За ту же Василису поручилась Оксана, это хоть какая-то уверенность, а что тут? Ещё одной целью этого требования стало желание выяснить, насколько важно для неизвестного держать меня в Золотом мире в поле зрения.

— Мне это не нравится, но в принципе я согласен, — осторожно кивнул Михаил.

«Вот так поворот, получается, это не „короткий поводок“, а длинный?» — если честно, я был удивлён этому.

— Второе условие — и тебе придётся озвучить его своему нанимателю, — я хочу получить на руки текст контракта, заключённого между дедом и «Утренней Звездой».

— Э-э-э, что? — последнее требование сильно удивило мужчину.

«Это удивление настоящее, человек действительно не понял, о чём вы сейчас говорите, Носитель», — ответил конструкт, ощутив мой немой вопрос.

— Просто передай ему мои слова. Это условие окончательное, и мне плевать, приведет ли в исполнение свои угрозы твой наниматель, — последнее являлось блефом, но я должен был попробовать, слишком уж этот контракт важен.

— То есть сейчас ты в группу меня брать не будешь? — всё же уточнил Михаил.

— Да, дождёмся ответа твоего нанимателя…

* * *
«Вы рискуете, Носитель», — заметил Седьмой, когда мы шли в сторону магазина экипировки.

«В данном случае это оправданно. Косвенно Михаил дал нам понять, что помощнику деда невыгодно сдавать меня ни кланам, ни императору, а значит, можно попробовать надавить на него. Если что-то пойдёт не так, всегда можно пойти на попятную».

Впереди показалась знакомая дверь магазина экипировки. Буквально несколько часов назад пришло долгожданное сообщение. Моя броня прибыла в город и уже находилась на внутреннем складе магазина, готовая к выдаче. Очень хорошо, с учётом того, что уже завтра можно будет заняться совместной тренировкой уже в новом костюме и заодно начать привыкать к нему.

— Добрый день, — послышался голос торговца, когда колокольчик над дверью приветственно звякнул.

— Добрый, я за «Штандартом», — не стал ходить вокруг да около и сразу перешёл к делу.

— Да-да, сюда, — знакомый толстячок за стойкой засуетился, делая пригласительный жест и впуская меня в уже знакомый проход со спуском в подсобные помещения магазина. — Вы будете довольны, производитель в качестве подарка даже добавил от себя запасную батарею для автономного использования внешнего комплекта.

В знакомом зале меня подвели к высокому деревянному ящику, который ещё никто не вскрывал. Открыв его при мне, ловко орудуя небольшим ломиком, торговец продемонстрировал нетронутую печать, и с моего дозволения сломал её. Внутри оказалось два кейса разного размера. Один совсем небольшой, с наплечную сумку, и второй, больше напоминавший полноценный контейнер для образцов.

Признаться честно, «Штандарт» оказался куда более впечатляющим, чем думалось мне изначально. Даже после того, как я увидел реплику, настоящая боевая броня произвела совсем иное впечатление. Прежде всего поддоспешник, находившейся в контейнере поменьше. Теперь мне стало понятны рассуждения торговца об изменчивости ткани. Достаточно было облачиться в плотно облегающий костюм, как тот, подчиняясь моему мысленному приказу, видоизменился, превращаясь в обычную деловую тройку, какими пользовались белые воротнички и госслужащие.

— У этой ткани имеется около сотни преднастроек, но если их окажется недостаточно, то она будет подстраиваться под ваши мысленные приказы и желания. Конечно, внимательный взгляд без труда обнаружит, что это ненастоящий костюм, но всё же, — пояснил торговец, когда начал менять настройки поддоспешника, преобразовывая его внешний вид.

— Впечатляет, с учётом прочности этой ткани так и вовсе кажется невероятным, — ответил я, осматривая себя в ростовое зеркало, прислонённое к одной из стен зала.

— Это стоит каждого кредита, потраченного вами, — кивнул толстячок. — Ещё больше вы впечатлитесь, когда попробуете примерить саму боевую броню.

И он оказался прав, «Штандарт» обладал удивительным свойством улавливать каждую мою мысль и видоизменяться, исходя из заданных параметров. На практике это выглядело, как адаптивная маскировка. По команде я превратил руку в дерево. Внешняя текстура, ощущения касания и даже запах, всё это соответствовало дереву. Секунда, и вот на броне появились ветки с листьями, естественно, на плоской поверхности, но их внешний облик оказался практически неотличим от реальности. Ещё секунда, и вот уже броня превратилась в самый настоящий камень со следами зелёного мха и прожилками полевого шпата.

— Броня способна погасить впечатляющий импульс кинетической энергии, используя магические импульсы высокой амплитуды. В режиме полной активации во время боя её работа равна одному часу при полных нагрузках. Максимально выдерживаемая сила удара около десятой части магического столпа.

— Она способна выдержать удар «Повелителя магии»? — я даже замер, с удивлением смотря на торговца.

— Не дольше пары минут, — пояснил тот. — Нужно понимать, что ни одна боевая броня не способна выдерживать длительного воздействия Опор Мира, тем более самых сильных их представителей. Да они и не предназначены для подобного.

— Спасибо за объяснения, — кивнул ему, ещё раз осматривая себя в зеркало, действительно, с Опорой Мира должен сражаться такой же по силе противник.

После нескольких пробных движений и упражнений стало очевидно, что внутренняя отзывчивость «Штандарта» и скорость его реакции значительно выше и «Жука», и «Эгиды». На пробу я даже попытался сымитировать доспехи Фиолетовых воинов, и у меня без особого труда получилось это сделать. Правда, как и говорил торговец, при внимательном рассмотрении становилось понятно, что это подделка. Но даже и того, что получилось, вполне хватило, чтобы в некоторых ситуациях пустить пыль в глаза.

Поблагодарив торговца и прихватив с собой костюм, я отправился домой. Весь оставшийся день ждал, что «неизвестный номер» опять наберёт мне, но ничего, смартфон молчал. Возможно, моё требование с контрактом, которое, положа руку на сердце, являлось самой настоящей авантюрой, может и выгорит?

На следующий день начались тренировки нашей группы. Правда, перед этим мне пришлось знакомить трёх незнакомых наёмников друг с другом. При том что один из новичков оказался безликим. Василиса была сильно недовольна этим фактом, а я припомнил, что ничего ей не говорил о статусе Славы. Алексею, как обычно, было всё равно, он хотел спать.

Наконец, когда все вопросы были решены, и я, где угрозами, а где и уговорами, успокоил всех, мы смогли приступить к тренировкам. Довольно быстро выяснилось, что Василиса оказалась значительно опытнее меня в плане организации взаимодействия членов группы. Это позволило всем быстро включиться в процесс тренировок. По большей части мы налегали на командное взаимодействие, так как, по сути, из всей группы только мы с Алексеем были хорошо знакомы.

Что касается новой боевой брони, то мне довольно быстро удалось к ней привыкнуть и научиться использовать все её возможности. Как ни крути, а мимикрирующее свойство дело ее практически идеальной для разного рода разведчиков и шпионов. Ну, или подобных мне одиночек, выживающих в огромном враждебном мире, наполненном смертельно опасной магией.

Каждый вечер, закончив с групповыми тренировками, я отправлялся в гости к «Опутывающей Листве» навестить Юлию, узнать последние новости и, конечно, продолжить изучение языка Золотого мира. К слову, о языке, мне удалось значительно продвинуться в его практике. Седьмой исправно помогал мне в этом, благодаря чему полученная из книг Лепестков информация легко усваивалась и без всяких проблем укладывалась в голове. «Опутывающая листва», судя по словам Юлии, с каждым днём нанимала всё больше наёмников для будущего рейда и, похоже, готовилась к чему-то грандиозному, так как среди наёмников оказался один из Опор гильдии. Правда, на этот раз не глава.

В Империи всё чаще проходили стихийные акции протеста. Как правило, самые бедные районы разных городов устраивали акции протеста, требуя справедливости и защиты. В сводках клановых каналов иногда появлялись сведения о происходящих стычках между гвардией и населением беднейших районов. В иное время сами великие кланы не преминули бы воспользоваться такой замечательной возможностью, чтобы начать очередной виток противостояния с императором, но, к сожалению, сейчас им было не до того. Уничтожение клана «Ястребов» сильно ударило по кланам, и сейчас они все занимались тем, что пытались поделить доставшееся наследство, а также защититься от самой опасной его части. Ястребы имели в своём активе огромное количество врат и мест, которые обязались защищать. Сейчас это всё перешло в наследство к другим великим кланам, правда, как я слышал, император тоже заявил свои претензии на некоторые врата и территории погибшего клана. С одной стороны, он был в своём праве, с другой же — такого раньше не случалось, чтобы без отправки в изгнание у клана забиралось его наследие.

Помимо этого, я заметил, что с территории Лепестков пропали все полученные в Фиолетовом мире саркофаги, а Юлия на это лишь пожимала плечами, говоря, что не в курсе. Седьмой высказал предположение, что все саркофаги были перевезены к золотым вратам, возможно, в качестве перестраховки…

Ну и главное, перед самым рейдом в Золотой мир — спустя почти десять дней — со мной наконец связался «неизвестный номер».

Глава 8. Возвращение в Золотой мир

— Наследник, — голос в трубке смартфона, как обычно, оказался изменён программой, из-за чего слушать его было не слишком приятно. — Мне передали твои требования. Предполагаю, ты уже познакомился с Утренней Звездой? И наверняка посетил «Связь Единства», раз, судя по всему, догадался, кто я такой? К сожалению, твой дед так и не доверил мне тайны подобного уровня. Тот же призыв он осуществил уже без моего участия. Однако я могу тебя заверить, он бы никогда не вынес договор за пределы «Связи Единства», возможно, спрятал его там каким-то образом. А теперь перейдём к делу — твоё требование касательно участия Михаила в работе с группой приемлемо, главное, чтобы он попал в Золотой мир. Договор, как уже сказал, передать я не могу, и это не обсуждается, у меня его попросту нет. Если ты отказываешься от нашего соглашения, я передаю всю информацию по тебе не только гвардии, но и великим кланам, дальше уже будешь решать все проблемы с ними сам. У тебя есть минута на ответ. Да, соглашаешься со мной или нет, ты отказываешься брать с собой Михаила. Я жду.

— Договорились, — ничего другого мне в данном случае не оставалось. Пока не попаду в Золотой мир, смысла обострять нет, в любом случае тему для размышления мне дали, теперь оставался вопрос, почему так долго ждали с этим ответом? Прошло уже несколько дней, и только сейчас он связывается со мной. Возможно, какая-то занятость?

— Отлично, — тем временем ответил мне изменённый морфером голос, и сразу стало понятно, что сейчас со мной разговаривает живой человек, не запись. — Михаил придёт в гильдию завтра, на этот раз я жду, что ты возьмёшь его в свою группу.

— Я бы хотел узнать кое-что о «Связи»…

Сигнал окончания разговора прервал меня. Похоже, «неизвестный номер» сказал всё, что планировал. Н-да, всё как обычно, пытаться качать права и дальше, думаю, всё же не стоит…

Итак, что же это мне всё дало? В теории сразу три вещи — о двух из которых я подумал сразу. Прежде всего, Михаила интересовал только рейд со мной, при этом он не собирался, как предполагалось, следовать за группой. Вывод простой — что-то из-за меня или Звезды должно в этом рейде произойти. По крайней мере, этого ждали неизвестный и Михаил. Стоит быть готовым к разным неожиданностям.

Следующий момент, неизвестный фактически признал, что является тем самым помощником деда, подтвердив мои догадки, жаль, конечно, что он не смог передать договор, но чего уж там, я и не рассчитывал особо. Но надеялся, да.

Ну и последний момент, что привлёк моё внимание, — скорость, с которой «неизвестный номер» отреагировал. Казалось бы, чего уж проще ответить, что у тебя нет договора и потребовать взять в рейд протеже? Значит, неизвестный всё это время был чем-то сильно занят, или сама процедура связи для него непроста и требовала подготовки. На мой взгляд, первое было самым вероятным, Гвардия в городе сейчас была настолько поглощена восстановлением и организацией порядка, особенно на фоне всех этих протестов… Вкупе с тем, что этот человек умудрился защитить меня от внимания шестого отдела, я мог понять, что имею дело с высокопоставленным имперским офицером. Кто-то на самых высоких уровнях, так? Только вот непонятно, каким образом этот офицер умудрялся работать с дедом, да ещё оставаться его помощником. Хотя это, вероятно, было достаточно давно.

В любом случае на следующий день я отправился в гильдию и там встретился с Михаилом. Мужчина выглядел всё так же расслабленно и приветливо улыбался, когда я встретил его в главном зале гильдии.

Регистрация нового члена группы не заняла много времени, а я мысленно успокоил себя тем, что подосланный «неизвестным номером» воин никак не сможет испортить мне планы, при условии, что я буду осторожен, конечно.

— «Опутывающая Листва» назначила рейд на четверг, добавь мой контакт в приложении, вышлю тебе адрес, — сказал я ему, перед тем как возвращаться в штаб-квартиру Оцелотов.

— Договорились, увидимся перед рейдом, — всё с той же улыбкой Михаил на прощание взмахнул рукой и направился к выходу из гильдии. Он явно не придавал особого значения тому, что до рейда в самый опасный мир соцветия оставалось совсем немного времени, а его даже не собирались знакомить с группой. Уверен и спокоен. Не верит, что там может произойти что-то плохое?

Я проводил взглядом спину уходящего мужчины и мысленно покачал головой, как ни крути, а понять этого человека и его мотивы пока не получалось. Я бы не удивился, если бы кто-то сказал мне, что Михаил сейчас, идя по улице, будет насвистывать какую-нибудь весёлую мелодию — сама беспечность и расслабленность.

«Ладно, пора возвращаться к делам, раз уж Лепестки объявили официальную дату открытия врат», — подумал я, мысленно встряхнувшись.

Время закрутилось, подготовка к рейду в Золотой мир шла полным ходом. Вместе с Василисой мы занялись закупкой припасов, что должны были понадобиться в предстоящем рейде, и надо сказать, это стало тем ещё испытанием для меня. Девушка оказалась настоящей скупердяйкой во всём, что касалось денег, она пыталась найти максимальную выгоду, иногда доходя до самых настоящих крайностей. Впрочем, благодаря её скупости и постоянному желанию сторговать лучшую цену нам удалось значительно сэкономить на припасах. К тому же самих припасов я покупал значительно больше того, что требовалось на стандартный рейд.

Не стоило питать иллюзий, моё путешествие могло затянуться на несколько месяцев, а то и лет, потому пришлось закупаться, исходя ещё и из этого. Как я ни ненавидел пищевые пилюли, но их можно было хранить больше шести месяцев, а это, знаете ли, намного важнее вкусовых качеств. Также ещё одним важным пунктом сборов была покупка обеззараживающих таблеток и целой кучи светлячков. Уж очень помогали эти ребята в самых неожиданных ситуациях.

Известие о том, что в группу был добавлен «пассажир», понравилось не всем. Мне пришлось выслушать довольно много от Василисы и не меньше от Ладиславы. Девушек даже не успокоил тот факт, что новый член не будет участвовать в жизни группы. Лишь Алексей остался безучастен к происходящему обсуждению. Предпочитая храпеть в углу зала, как обычно, его больше интересовал здоровый сон. Чему, впрочем, никто, не удивился. Несколько раз за время тренировок нас навещал выписавшийся из больницы Фома. Стрелку всё ещё было трудно ходить, но он с упорством продолжал заниматься и практиковаться, рискуя вновь попасть на больничную койку. Во время своих «восстановительных» тренировок он обычно и наведывался в штаб-квартиру, размяться и заодно узнать последние новости. Что же касается Кости, то воин всё ещё находился в госпитале, хотя его состояние в последнее время значительно улучшилось, выписывать его всё ещё никто не собирался.

К сожалению, до самого рейда мне так и не удалось встретить вход в «Связь Единства», хоть я и старался подниматься исключительно по лестницам и часто просто игнорировал начавшие работать лифты в большинстве зданий, где бывал гостем. Это немного огорчало, несколько раз у меня даже появлялись мысли, что «Связь Единства» больше не появится, но после я приходил к выводу, что зря себя накручиваю — отпечаток ладони встречался мне даже в канализации города, очевидно, что это не последнее появление прохода.

Между тем Утренняя Звезда продолжал молчать при всех моих попытках связаться с ним, хотя времени с момента его вызова прошло более чем достаточно. В прошлый раз после Оранжевого мира он уже связался со мной, а сейчас… Седьмой предполагал, что виной этому могло послужить перенасыщение — город на момент вторжения был переполнен сущностями изнанки, и конструкт считал, что тот наверняка попытался сожрать большинство из тех, кто попытался напасть на Звезду.

Наконец наступил день самого рейда. Перед выходом из комнаты я присел на стул, задумчиво осматривая свою комнату.

«Мы вернёмся, Носитель», — подал голос Седьмой.

— Я бы не был так уверен в этом… а если и вернёмся, это будет лишь через несколько месяцев, думаю, комнату к этому времени уже отдадут кому-то другому, — вслух ответил ему, внутри медленно нарастало напряжение. — Неужели у меня получилось?

«У вас получилось».

— Да, это был непростой путь, и только благодаря тебе мне удалось это сделать. Подумать только, меньше чем за год стать членом рейда в Золотой мира и подняться к звёздному значку с тремя лучами, а по факту даже выше. Одно это можно назвать чудом. Пускай я оставляю здесь, в моём мире, много нерешённых вопросов, уверен, когда-нибудь со всем удастся справиться… Седьмой?

«Да, Носитель?»

— Спасибо.

Седьмой промолчал, но, уверен, он меня хорошо понял. Несколько минут я просто сидел на стуле, прислушиваясь к себе и мерному подёргиванию Одинокого в руке. Духовный клинок, ощущая моё состояние, находился в возбуждении и буквально рвался в бой. Ну что же, теперь открывается новая глава в моей жизни, и я должен во что бы то ни стало достичь своей следующей цели…

Выдохнув, я вышел из комнаты. Пора. Поддоспешник легко преобразился в серый рабочий костюм общего назначения, поверх я накинул куртку. Жаль только, сам «Штандарт» нельзя было преобразим подобным образом, слишком уж массивная штука. Как ни крути. Пришлось тащить его в специальном чемодане, переоденусь, когда уже прибуду к штаб-квартире Лепестков.

На улице стояло тёмное зимнее утро, дышалось хорошо и свободно. Над городом вот уже несколько дней была хорошая безветренная погода. Последние очаги заражения от чёрных врат уже несколько недель как очистили, благодаря чему город наконец полностью вернулся к своей обычной жизни. В том числе и к нормальному автобусному движению. Потому добраться до нужной резиденции Лепестков для меня не составило особых проблем.

«Опутывающая Листва» стремилась купить всех сильных наёмников, кого могла. В столь ранний час у входа в резиденцию образовалась небольшая очередь. Стоящие возле врат стражи проверяли представителей гильдии и споро пропускали их внутрь, при этом не забывая сказать, какой зал предназначен для каждого. Предполагаю, наёмников, как и в прошлый раз, должно было собраться приличное количество, как минимум пять-шесть залов.

— Господин Александров? — когда подошла моя очередь, страж заглянул в планшет, сверяясь со своими данными. — Прошу в зал номер два, это место приписки вашей группы.

— Благодарю, — кивнул я и прошёл дальше.

«Седьмой, мне показалось, или стоящие в очереди наёмники все находятся на звёздном уровне?» — спросил я магический конструкт, пока, следуя по указателям в бесконечных коридорах Лепестков, пробирался к своему залу.

«Я смог почувствовать трёх платиновых магов и одного золотого воина, все прочие должны иметь звёздные значки, Носитель», — отозвался тот.

«Похоже, Лепестки потратились даже сильнее, чем это было с Фиолетовым миром. В очередной раз идут ва-банк?» — я не мог не восхититься главой «Опутывающей Листвы», он рисковал, но если этот риск оправдается, он, вполне возможно, сделает свой клан великим.

После уничтожения Ястребов всем сейчас как воздух требовалось рождение нового великого клана. Хотя император, думаю, будет не очень рад этому.

Часть своей группы я встретил во втором зале. Василиса и — о чудо! — Алексей уже прибыли на место. Последний, как обычно, прислонился к стене и мерно посапывал, явно не беспокоясь о предстоящем рейде.

— Приветствую, — воительница кивнула мне. — Лепестки уже занимаются открытием врат, но нас туда пустят лишь полчаса-час после активации. Клану нужно что-то проверить и закрепиться на новом месте. Насколько я помню, важно, чтобы поблизости не находилось городов с действующими школами или их представительств, это имеет решающее значение для Золотого мира, если не повезёт, Листва будет закрывать портал и открывать его заново.

— Да уж, я их понимаю, — в голове вспыли сцены нашего пребывания в гостях у Золотых, тогда нам повезло, но атака даже «третьесортной» школы чуть не стоила нам жизней.

— А где этот твой приблуда? — как бы между прочим спросила Василиса, осматриваясь.

— Понятия не имею, если не придёт, буду только рад, вот только вряд ли, — с усмешкой ответил ей. — Ладно, хватит о нём, ты ещё не переоделась?

— Какой смысл? — пожала плечами девушка. — Переоденусь, как начнут открывать портал. О, кажется, у нас гости?

— Ян, давно не виделись! — к нам шёл хорошо знакомый мне толстячок, глава группы «Весельчаков», вроде бы ему серьёзно досталось во время вторжения, но внешне сейчас он выглядел всё так же бодро.

— Мастер, вы решили отправиться в Золотой рейд? — я с улыбкой пожал протянутую руку.

— Ой, да брось ты, Ян, — улыбнулся мне толстяк. — Слышал, ты стал лидером Оцелотов? Поздравляю.

— Временным лидером, уверен, Костя в этом значительно лучше меня. Да и Фома будет не рад такому начальству, как я.

— Не стану спорить, но всё же молодость иногда бывает лучше опыта, не всегда, признаю. Хе-хе. Вы же, кстати, в курсе, что Лепестки опять используют свой способ поиска порталов? Если в прошлый раз они потратили огромные запасы энергии на Фиолетовый мир, не представляю, сколько должно уйти на Золотой…

— Много, определённо, много, — ответил я.

«Интересно, почему Весельчаки продолжают ходить в Золотой рейд? — подумалось мне. — Они не пропустили ни одного портала, созданного Лепестками, и защищали наравне с нами город. Деньги? Или, возможно, хотят получить предложение от Лепестков?»

В этот момент по коридорам и залам резиденции прошёлся сильный шквал магической силы.

— О, кажется, начали открывать, — улыбнулся толстяк. — Ладно, пора готовиться, удачи в рейде.

— И вам, — я на прощание кивнул Весельчаку и, отойдя к спящему стоя Алексею, которого даже шквал магической силы не разбудил, открыл чемодан с боевой бронёй.

Слава появилась спустя десять минут, и где-то ещё через столько же к нам присоединился и Михаил. Всё с той же спокойной улыбкой он поздоровался со мной и с подозрительно косящимися на него девушками и принялся облачаться в свою боевую броню, неожиданно оказавшуюся гвардейского образца. Прямо скажем, не так часто подобную экипировку можно было увидеть в рейде.

Где-то спустя час в зал заглянула Юлия и ненадолго отвлекла, вытащив прогуляться по коридорам базы.

— Нам удалось открыть отличный портал, вдалеке от обжитых мест, — поделилась она, когда мы отошли от группы. — Отец говорит, что это самое удачное место из всех возможных. На несколько дней вокруг ни одной школы. Хотя нас в любом случае обнаружат, но это произойдёт куда позже обычного. Я хочу тебя кое о чём попросить, — вдруг сказала она, когда мы остались одни.

— Да? — я внимательно посмотрел на кажущуюся грустной девушку.

— Отец сегодня запретил мне участвовать в Золотом рейде, — Юлия помолчала, как бы собираясь с мыслями. — Послушай, ты можешь сейчас пообещать мне, что обязательно вернёшься?..

В этот момент её вопрос оказался прерван появившимся возле зала номер два стражем. Тот остановился, замешкавшись на секунду, после чего, заметив меня, почтительно обратился к Юлии.

— Госпожа, представителями клана врата проверены. Мы начинаем рейд.

* * *
Переход через портал в очередной раз оказался для меня настоящим испытанием. Всё естество бунтовало от такого издевательства. Перед глазами куча золотых вспышек, мгновенья, показавшиеся вечностью, и вот я вываливаюсь на каменную площадку чужого мира, названного Золотым.

— Ха-а-а-а, — выдохнул я с силой, пытаясь успокоить свой бьющийся в истерике желудок.

— Ян, ты как? — Слава оказалась рядом, облачённая в свою маску безликого.

— Его всегда так накрывает во время перехода, — подал голос Алексей за моей спиной. — Сейчас придёт в себя.

— Да всё в порядке, — я выпрямился, вдыхая цветочно-летний воздух Золотого мира, после нашей зимы это казалось самой настоящим чудом. — Давайте не будем толпиться возле входа.

Сзади уже напирали другие наёмники, то и дело натыкаясь на нас, остановившихся посреди пути.

— Ого, — подала голос Василиса, я проследил за её взглядом и от удивления чуть опять не застыл на месте.

Далеко впереди находился остов колоссальных размеров сооружения, и, судя по тому, что он имел вытянутый вид, и при этом передняя часть глубоко пропахала землю, мы собственными глазами видели настоящий летающий корабль, потерпевший когда-то крушение в этих местах.

Глава 9. Корабль

— Это похоже на корабль, не думаете? — спросил Алексей, смотря на высившееся впереди сооружение.

— Да, и очень похоже, что он рухнул здесь очень давно, — заметила Ладислава. — Судя по тому, как заросла земля вокруг.

Мы подошли ближе к идущей полным ходом стройке лагеря Лепестков. Судя по тому, что я видел на этот раз, «Опутывающая Листва» к постройке подошла даже основательнее своих прошлых рейдов. Вокруг принесённых в Золотой мир саркофагов в быстром темпе возводилась укреплённая магией постройка, вместо палаток устанавливались дома из самой прочной древесины нашего мира, сразу несколько сильных магов занималось укреплением фундамента домиков, но больше всего, конечно, усилий тратилось на постройку силовой купольной стены вокруг лагеря. Это одна из передовых клановых технологий, и удивительно, что её создатели, великий клан Воронов, решили поделиться секретом.

«Похоже, Лепестки каким-то образом сумели договориться с Воронами, или это был подарок Ястребов до их уничтожения? — я ещё раз окинул взглядом возводимый столь обстоятельно лагерь. — Как и предполагалось, „Опутывающая Листва“ в очередной раз поставила почти всё, что у неё было, на этот рейд».

Большинство наёмников, как это было принято, решили селиться неподалёку от основного лагеря клана, и пока там ещё вполне хватало места. Хотя ещё пара волн, и следующим группам и одиночкам гильдии придётся искать себе более удобные места для ночлега. Как обычно, местность возле врат была гладкой, без единого деревца, а сам портал с каменной площадкой располагался на довольно высоком холме. Впереди, примерно в нескольких сотнях метров от подножья холма, виднелся лиственный лес, преимущественно состоящий из берёз и клёнов, и, судя по тому, что зелёный полог уходил далеко за горизонт, он простирался на многие километры, представляя собой гигантский массив. Пожалуй, подобные расположения порталов для миров средней и высокой сложности встречались наиболее часто. Для других куда характернее было появление внутри городской черты.

— Давайте разобьём лагерь здесь, — я указал на небольшой свободный пятачок возле массивного каменного валуна, похоже, вырванного из грунта от удара разбившегося корабля.

Вообще, подобных камней на территории возле портала было довольно много, явные последствия произошедшего здесь когда-то крушения и заодно теперь замечательные преграды от ветра, гуляющего по пустынной местности возле врат.

Я то и дело прислушивался к своим ощущениям. Местный воздух буквально «гудел» от количества магической силы, содержащейся в нём, и в какой-то степени даже пьянил этим, приходилось постоянно удерживать себя от желания вдарить магией хотя бы в небо, чтобы проверить, насколько сильнее здесь получится атака. Помимо упоения собственной магической силой, я старался прислушаться к себе, отыскать отклик Белого Тигра, но пока без особого результата. Несомненно, сам Иш`кафэл уже почувствовал моё появление и должен был отправиться сюда. До его появления следовало собрать информацию о том, где мне посчастливилось оказаться, какой путь предстояло проделать, и, главное, привыкнуть к местным условиям. В прошлый раз это не составило большого труда, но я тогда и магом-то был весьма средним, если не сказать больше. А ещё перед уходом следовало бы поговорить с группой…

— Это место, мы его занимали для себя, — громкий голос прервал мои мысли, возле нас появилось сразу десять наёмников.

Впереди всех шёл высокий воин в тяжёлой боевой броне. Приблизившись, он навис надо мной, возвышаясь почти на две головы, его шлем казался прямым продолжение туловища, из-за чего создавалось впечатление, что около меня чёрная бронированная гора, на правой руке наёмника можно было заметить звёздный значок с тремя лучами, и, что главное, я не узнавал этих людей и их экипировку. Последнюю пару месяцев я старался хотя бы визуально присматриваться ко всем сильным группам наёмников, появляющихся в городе М. И этих ребят сейчас видел впервые.

— Что-то не вижу никаких указателей, означающих, что это место заняла твоя группа, — ответил я ему и демонстративно огляделся, а в глубине души начало зарождаться раздражение, которое я постарался унять, эмоции здесь точно были ни к чему.

— Мы лишь на пару минут отошли к порталу, чтобы забрать оборудование, и за это время вы умудрились занять наше место!

«Вас проверяют, Носитель, — Седьмой появился в тот момент, когда наёмник повысил голос. — Этот человек сейчас полностью спокоен и ему неважен предмет спора. Он ждёт вашей реакции».

— Что ж, это исключительно ваша ошибка, недальновидно было не оставить здесь одного из подопечных, — с усмешкой ответил я, смотря прямо в то место, где должны были находиться глаза моего собеседника. — Повторю ещё раз, если уж так тяжело понять, теперь это наше место и вам лучше подыскать себе что-то другое. Если не согласны, советую обратиться к Лепесткам либо подать запрос в гильдию.

Судя по всему, я сделал всё, как планировал этот наёмник, вокруг него появилось угрожающее магическое давление, он попытался направить его на меня, но практически сразу же его сила оказалась развеяна, мне даже не нужно было напрягаться, с помощью Седьмого к структуре магического потока был добавлен хаотичный элемент, и вот уже давление пропало, точно его и не было.

— Хмпф, согласен, это была наша оплошность, — как-то легко согласился мужчина и, уже не обращая ни на что внимания, отправился прочь вместе со своей группой.

— Опять этот урод за своё, — ко мне подошла Василиса.

— Знаешь его?

— О да, в нашем отделении о нём ходит много слухов. Постоянно собирает информацию о наёмниках, часто выступает в роли агента и, говорят, очень любит нагреть на людях руки. А ещё, если бы ты не дал ему отпор или показал слабину, он мог бы при встрече с нашей группой попытаться надавить на тебя… Думаю, у вас подобных людей в гильдии тоже хватает.

Я сразу припомнил хорьков и некоторых других не самых лучших представителей наёмной братии. Как ни крути, а таких людей хватало, только непонятно, почему с этим мирились руководители гильдии. Мне всегда это было интересно, понятно, что часто доказать вину человека или группы бывает трудно, но терпеть подобное… впрочем, терпела же гильдия безликих и отряды банд?

— Странно, что я его самого и группу не видел среди наёмников, защищавших город, похоже, он только сейчас прибыл.

— Вполне возможно, — кивнула девушка.

— Ладно, давайте заканчивать с обустройством лагеря и уже выдвигаться к упавшему кораблю, никогда не слышал о таких технологиях в Золотом мире, — я посмотрел на видневшийся далеко впереди невероятных размеров остов, после чего перевёл взгляд на небо, по опыту можно было сказать, что сейчас здесь утро, часов десять или одиннадцать, а значит, времени на то, чтобы подробно исследовать находку, предостаточно.

«Желательно узнать об этой штуке побольше до появления Белого Тигра, уверен, это может быть полезным», — мелькнула в голове мысль.

После того как палатки были установлены, группа наконец смогла выдвинуться на первую разведку. Но перед этим мы заглянули в лагерь Лепестков узнать последние новости и, возможно, выяснить что-то, что могло представлять опасность. В Золотом мире иногда можно было встретить существ, порождённых силой магии, и эти твари часто оказывались очень сильны. В прошлый раз, когда я с Оцелотами и другими наёмниками оказался заперт внутри Золотого мира, нам как-то повезло не столкнуться с ними. Отчасти это было связано с тем, что у нас под боком не работал включённый портал, который очень уж привлекал внимание не только местной живности, но и представителей магических школ.

Впрочем, мои опасения оказались напрасны, пока открытие и поддержание портала не было замечено тварями, и близлежащие от упавшего судна районы всё ещё оставались относительно спокойными.

— Ян, после этой вылазки мне нужно будет отлучиться по своим делам, — вдруг сказала Василиса, когда мы уже почти подошли к стене леса, окружавшего огромный холм с вратами.

— Надо так надо, — ответил я как можно безразличнее, но всё же для порядка уточнил: — Прикрыть тебе спину или еще чем-то помочь?

— Нет, не нужно, я сама всё сделаю, но за беспокойство спасибо.

Сзади послышался отчётливый зевок Алексея, маг откровенно клевал носом и практически не обращал ни на что внимания. Слава, шедшая возле него, оставалась удивительно молчалива, обычно в таких ситуациях её было не заткнуть. Возможно, так на неё действовал Золотой мир, насколько мне известно, даже у Василисы имелось мало опыта рейдов в этот мир.

Добраться до самого упавшего судна оказалось не так-то и просто. На путь мы потратили почти час, громада сооружения с каждым пройденным шагом становилась всё больше и уже очень скоро накрыла нас своей тенью, из-за чего в лесу мгновенно сгустились сумерки. То и дело я ощущал проходящих неподалёку наёмников и стражей клана. Как и предполагалось, большинство пошли к самому заметному объекту, чтобы сразу же изучить то, с чем в ближайшее время им придётся иметь дело. К слову, о стражах, второй лагерь, уже чуть поменьше, был разбит «Опутывающей Листвой» прямо возле корабля, из-за довольно простенького, наспех выстроенного частокола я заметил выглядывающие магические буровые установки. И когда только Лепестки умудрились притащить их сюда?

— Предполагаю, будут пытаться этими штуками открыть одну из дверей, — Василиса тоже заметила буровые. — Значит, корпус корабля цельный, и так просто внутрь не проникнешь.

— Удар был сильный, уверен, должны быть подходящие проломы, — ответил я. — Просто на их поиск может уйти много времени, вот Лепестки и решили создать свой проход.

— Меня больше интересует, почему до корабля не добрались магические школы Золотого мира? — вдруг подал голос Алексей. — Это странно, они располагают силами, сопоставимыми с нашими, но даже не попытались найти это судно.

— А почему ты считаешь, что они его не нашли? Пропажа такого корабля не могла пройти бесследно, — заметил я. — Мне кажется, они уже давно всё здесь облазили, а мы видим лишь кусок металла, что забирать с собой оказалось слишком расточительно.

— Возможно, — кивнул Алексей. — Но что-то мне подсказывает, что это штука не из Золотого мира. Местные никогда не использовали ничего подобного. И, могу поспорить, школы даже не знают о том, что у них, можно сказать, под боком лежит такое сокровище…

Маг замолчал, переведя взгляд на отливающий металлическим цветом корпус лежащего корабля, после чего добавил:

— Разве вы сами не ощущаете, что возле корабля нет магических всплесков, такое чувство, что он поглощает магию вокруг себя и тем самым маскируется…

«Носитель, этот человек прав, после анализа я могу с уверенностью сказать, что поле искажения вокруг корабля всё ещё работает, — сказал мне Седьмой. — Уверен, что корабль невозможно разглядеть издалека или просканировать с помощью магии».

Когда мы подошли вплотную к корпусу судна, я понял, что имел в виду Седьмой. Лишь здесь стали ощущаться волны магической силы, что, точно сердцебиение, доносились из глубины корпуса. И их интенсивность совершенно точно была даже больше, чем у открытых нами недавно врат.

— Вот ведь, у Лепестков опять получилось, — удивлённо подошёл я ближе и, сняв бронеперчатку, осторожно попытался прикоснуться к железной обшивке. — Они опять открыли портал прямиком к невероятному сокровищу…

В этот момент моя ладонь прижалась к тёплой, слегка шершавой поверхности, и я почувствовал острый укол магической силы.

«Фиксирую высокую стабильность реальности. Воздействие на реальность подавлено на восемьдесят процентов. За всё время только в „Связи Единства“ стабильность пространства имела больший показатель. Этот корабль предназначен для ведения боя со Скульпторами реальности и представителями первой десятки Когорты и по своей внутренней структуре напоминает тюрьму Оранжевого мира. Однако, в отличие от тюрьмы, здесь нет фокусирования на каком-то объекте. Очень похоже на какой-то необычный тип защиты».

Вот так новость. Я ещё раз посмотрел на свою ладонь, которая всё ещё ощущала уколы силы, что должна была сдерживать сильнейших существ вселенной.

«Думаю, Алексей прав, этот корабль явно не отсюда. Теперь осталось узнать, что он тут забыл и из-за чего разбился здесь. Возможно, он схватился с кем-то из самых сильных Золотых? Но если так, то почему его после этого никто не тронул? Хотелось бы разобраться».

— Попробуем найти вход, — я непроизвольно взглянул на небо, пытаясь определить время, но тут же поморщился, громада корабля загораживала солнце. — Ну, в любом случае несколько часов у нас точно есть. Выдвигаемся.

Чем-то эти поиски напомнили мне времена Титанового Города, когда я ходил в одиночку в лабиринт, построенный уничтоженной цивилизацией. Вот только тогда вход был найден сразу, а сейчас приходилось идти вдоль уходящего далеко вперёд фюзеляжа. На своём пути мы ещё пару раз встречали небольшие заставы стражей Лепестков, такое ощущение, что клан решил создавать проходы сразу в нескольких местах и, предполагаю, стянул к кораблю большую часть своих стражей, торопясь как можно быстрее проникнуть внутрь. Тем удивительнее было то, что Юлии запретили участвовать в этом рейде.

Первые проломы стали попадаться, когда мы приблизились к носу, именно туда пришёлся основной удар, и даже такое невероятно прочное судно, каким являлся этот корабль, оказалось сильно повреждено. Правда, по большей части эти проломы были либо слишком маленькими, чтобы протиснуться внутрь, либо заваленными.

Нормальный ход удалось найти лишь через пару часов, вот только жаль, мы стали не первыми, кто обнаружил его. Сразу две группы стражей готовились к тому, чтобы войти внутрь, ещё несколько наёмников расставляли свои палатки прямо возле пролома. Все работали споро и без суеты. Явно собираясь обосноваться здесь надолго. По крайней мере, наёмники были настроены ночевать прямо у этой дыры.

Осмотревшись, я понял, что внутрь вошло уже как минимум три группы, судя по тем следам, что виднелись возле входа. Возможно, даже больше. Но это даже лучше, если вдруг впереди имелись ловушки, их уже должны были активировать первопроходцы.

— Отлично, давайте попробуем осмотреться внутри, — я вытащил несколько светлячков и книжку «маяка Тесея», то же самое сделала и Василиса. — Идём все вместе. Пока просто проверим, что там и насколько опасно. Не дольше двух-трёх часов. При первых признаках опасности отходим. Всем всё ясно?

Дождавшись подтверждения, я кивнул и направился к пролому. Края рваной раны, оставленной на корпусе корабля, посерели и покрылись мхом, ржавчины я не заметил, сплав, из которого был сделан фюзеляж, не был подвержен воздействию коррозии и, вероятно, закалялся магией как минимум с десяток раз, потому как при приближении чувствовался ровный фон силы.

Внутри меня накрыло непонятное ощущение чего-то давящего, могущественного, смотрящего из темноты. При этом я совершенно точно знал, что никого, кроме товарищей, рядом нет. Странное ощущение.

«Седьмой, постарайся найти источники магии на корабле. Пока мы ждём Иш`кафеля, надо бы изучить это место. Если эта махина рухнула из-за противостояния с Золотыми, возможно, тут будет какая-то информация об этом. Хотя бы косвенная. В любом случае, уверен, это может нам сильно пригодиться».

* * *
Белый Тигр стремительно продвигался через пласты изнанки. Он почувствовал появление Яна практически мгновенно, когда тот пересёк портал. Вот только из-за мёртвой изнанки передвигаться по ней достаточно быстро не получалось. Как бы он ни спешил, скорость всё равно оставляла желать лучшего.

«Я должен успеть предупредить его, — в голове Белого Тигра крутилась лишь одна мысль. — Они тоже скоро должны почувствовать его появление, проклятье. Мы были слишком беспечны».

Тигр надеялся, что успеет вовремя.

Глава 10. Первые находки и сны

Внутри корабля оказалось достаточно прохладно, куда холоднее, чем было снаружи. Судя по телеметрии боевой брони, на корабле сейчас был хоть и небольшой, но минус. Из-за этого стены и потолок корабельных коридоров покрывал тонкий белый налёт инея, поблескивающего от яркости наших светлячков.

Шаги группы казались приглушёнными, как и наши собственные голоса. Седьмой тут же предположил, что виной всему могли быть несколько повреждённых якорей реальности. По его словам, в некоторых случаях при их неправильной работе происходило изменение лишь базовых законов пространства, таких, например, как температура окружающей среды. Впрочем, это всё равно оставалось лишь его предположением.

Коридоры и редкие помещения корабля на нашем пути оказались безжизненны, в большинстве обнаруженных комнат нам встречались массивные ящики, которые вот так с ходу открыть не получалось, даже боевая броня Василисы, специально рассчитанная на силовые воздействия, оказалась не способна открыть их. А любая попытка использовать магию на этих ящиках мгновенно проваливалась, словно они каким-то невероятным образом поглощали и искажали саму силу творимых неподалёку заклинаний. Вероятно, именно эти ящики и были тем, что поглощало магию вокруг корабля.

В очередной раз я удивился невероятной технологии Лепестков, помогающей открывать порталы вблизи таких находок. Это, можно сказать, являлось самым настоящим чудом, особенно для Золотого мира, обитатели которого и без того уже давно нашли большинство сокровищ своего мира…

Магические школы, хоть и считались разобщёнными, по сравнению с единой Империей всё равно оставались той силой, что правила Золотым миром. Их влияние распространялось по всему миру, и лишь относительно небольшое население мешало школам полностью контролировать собственные территории. Мне кажется, Алексей всё же неправ. Даже если корабль всё ещё мог каким-то образом поглощать магию, главам школ об этом точно должно быть известно, и почему в таком случае они здесь ничего не тронули? Вот какой сейчас стоял главный вопрос.

— Впереди свет, — голос Василисы вывел меня из задумчивости, и я поспешил вперёд, в конце концов, всё это были лишь пустые предположения, которых можно было строить как угодно много.

На этот раз зал, в который мы попали, значительно отличался от тех серых подсобных помещений, в которых находились ящики. Хорошо освещённый, с высокими светлыми потолками, откуда лился мягкий свет дневных ламп, он больше походил на застывший во льду парк. Множество аккуратных крытых переходов почти у самого потолка, несколько странного вида беседок, установленных возле некогда настоящего пруда. Каменные дорожки из необычного, отливающего мягким синим светом кирпича. Ну и в центре огромного зала, там, где сходились все тропинки, была установлена статуя человека на высоком постаменте. Мужчина, облаченный в свободную одежду, чем-то похожую на обыкновенную тогу, держал в левой руке свиток, а правой указывал куда-то вперёд. На постаменте не было никаких обозначений, которые можно было бы принять за символы неизвестного алфавита. И, как обычно, стояла странная, давящая тишина, в которой слышались только наши шаги.

Вот теперь стало совершенно очевидно, что корабль не имел никакого отношения к Оранжевому миру с его подчёркнуто функциональными постройками, где удобству всегда отводилось самое последнее место, если вообще отводилось.

— Впечатляет, — заметил вслух Алексей, наблюдая снизу за фигурой человека, запечатлённого в камне. — Вам не кажется, что эта статуя чем-то похожа на нашего императора?

— Люди, наделённые властью, часто изображаются примерно одинаково, — отозвалась Василиса. — Но да, здесь даже черты лица в чём-то схожи. Забавное совпадение.

Я, как и другие, оценил необычное сходство статуи с нашим правителем, были, конечно, некоторые отличия, но на общем фоне они казались не таким уж и существенными.

«Показательное совпадение, демонтирующее несомненную связь между всеми мирами соцветия, Носитель. Миров и людей много, шанс такого хоть и невысок, но он, как видите, есть. У Создателей имелась теория о том, что каждый мир внутри соцветия является полной копией другого, просто его путь в определённый момент немного изменился, создав тысячи отражений. Правда, остаётся непонятным, почему копий некоторых реальностей может насчитываться несколько тысяч, а другие по какой-то причине существуют лишь в единственном экземпляре», — прокомментировал увиденное Седьмой.

— Ладно, давайте продвигаться дальше, до заката у нас осталось не так много времени, а осмотреть хотелось бы как можно больше, — сказал я, оторвавшись от загадочной статуи.

Чтобы полностью пересечь этот зал, нам понадобилось больше десяти минут. Именно здесь ко мне вернулось странное чувство, что за нами кто-то наблюдает. Ощущение чьего-то взгляда преследовало меня всё то время, пока мы находились в зале, но, похоже, никто другой этого не чувствовал. На всякий случай я даже спросил, ощущают ли спутники что-то странное, но все ответили отрицательно. Даже Алексей, который как маг всё же был куда сильнее меня.

После этого зала служебные помещения, похоже, закончились, и группа ступила, судя по всему, на территорию жилых секторов. Коридоры здесь хорошо освещались и, несмотря на всё тот же белый иней, покрывающий стены, стало очевидно, что с каждым нашим шагом становилось всё теплее. Впервые с того момента, как наша группа вошла в корабль, на пути начали появляться первые признаки людского присутствия. Следы, оставленные другими группами, проходившими здесь совсем недавно. Стражи или наёмники.

— Как думаете, сколько здесь было до нас? — спросил я, заметив следы.

— Две, может быть, три группы, не больше, — ответил Слава, присмотревшись к следам на полу.

— Да, две, — согласилась Василиса. — Были здесь недавно, минут тридцать, может, сорок назад, судя по состоянию отпечатков. Посмотри, как изменились оставленные ими следы на полу, уже слегка покрылись инеем. Лидер, предлагаю получше изучить эту секцию. В подобных жилых модулях часто можно найти записи экипажа, артефакты и сокровища.

— Согласен, у нас ещё есть два часа до отмеренного срока, давайте сейчас сосредоточимся на поисках, перед тем как возвращаться.

Вот только всё оказалось не так просто, все встреченные дверные переборки, по всей видимости, ведущие в каюты экипажа корабля, оказались плотно закрыты и, естественно, материал, из которого эти двери были сделаны, как и любой другой на судне, без особого труда поглощал наше магическое воздействие. Лишь к концу второго часа нам посчастливилось наткнуться на незапертую каюту, и произошло это исключительно благодаря чувствительности Седьмого. Я, конечно, тоже ощутил слабое изменение потоков магии, но вот определить хотя бы примерное направление оказался неспособен. Зато с этим вполне справился магический конструкт.

— А неплохо они так здесь устроились, — заметила Слава, когда мы вошли через наполовину заклинившую из-за деформации фюзеляжа дверь одной из кают.

Действительно, каюта оказалась поделена на три полноценных, довольно больших, комнаты. Одна из них представляла собой что-то похожее на тренировочный зал с постеленным на полу матерчатым материалом, внешне похожем на самый обычный татами. Удивительное дело, но даже спустя столько времени этот материал не потерял своих свойств и даже не думал истлевать. Чего нельзя было сказать о самом хозяине этого зала. Его тело мы обнаружили прямо посреди татами. Иссохший скелет в простой с виду серой одежде лежал бесформенной грудой, а возле него на специальной подставке в ножнах покоился клинок, очень похожий формой на Одинокого.

«Вы правы,

это духовный клинок, Носитель, — тут же пояснил Седьмой. — Я отчётливо ощущаю схожую сущность, только на порядок ниже по своей активности, чем у Одинокого. Рекомендую вам не прикасаться к этому клинку, так как, судя по тусклой эмпатической амплитуде, из-за времени или смерти хозяина он лишился разума».

— Меч не трогать, это безумный духовный клинок, — тут же вслух предупредил я всех и подошёл ближе к останкам умершего хозяина этого оружия.

Конечно, понять сейчас, по какой причине умер человек, было нельзя, но среди его останков я разглядел что-то вроде серебристой бляхи и, подойдя ближе, подтвердил, что глаза меня не обманули. Это действительно был какой-то амулет или что-то вроде этого. Внешне бляха походила на наши значки, только была куда крупнее и, вероятно, являлась чем-то вроде пропуска на этом корабле, на эту мысль меня натолкнула пиктограмма в виде трёх поперечных линий, заключённых в круг, точно такую же пиктограмму я заметил на двери этой комнаты. Впрочем, моя догадка вполне могла оказаться ошибочной. Активировав максимальную защиту «Штандарта», я аккуратно подцепил бляху и поднял из костей бывшего хозяина. Боевая броня провела сразу серию экспресс-тестов, но никакой опасной активности от серебристого амулета не последовало. Вдохнув, я сразу же отправил свою находку в специальный контейнер, предназначенный как раз для подобных случаев и располагавшийся на поясе. Позже постараюсь изучить находку, возможно, она чуть приоткроет тайну о хозяевах корабля.

— Сюда, гляньте, что я нашла, — из комнаты напротив послышался голос Славы, и мне пришлось оторваться от изучения останков хозяина этого места.

В соседней комнате, которая была чем-то вроде спальни, уже находилась вся группа. Оцелоты втроём склонились перед самым обычным ящиком, являющимся чем-то вроде комода. Заметив моё появление, Слава протянула мне квадратную рамку, оказавшуюся самой обычной интерактивной фотографией, только созданной по какой-то неизвестной технологии и демонстрирующей полноценную трёхмерную иллюзию.

На фотографии был запечатлён широкоплечий мужчина с притороченным к поясу клинком в ножнах, тем самым, что сейчас покоился на стойке возле тела хозяина комнаты. За спиной мужчины виднелось помещение, где находилось множество людей, сидящих в креслах и склонившихся над экранами. Несомненно, это был какой-то узел управления, возможно, рубка корабля или двигательный отсек. Сказать наверняка было трудно, так как конструкция судна значительно отличалась от аналогов нашего мира. И уж тем более она совсем не походила на самолёты, используемые нами.

— Наш хозяин был большой шишкой, но, что главное, посмотри вот на это, — девушка кивнула на открытый комод. — Похоже, мы сегодня сорвали хороший куш.

Внутри аккуратной стопкой один к одному были сложены небольшие бруски синеватого цвета. Всего десять штук. И я знал, что это были за бруски, хоть никогда в своей жизни их не встречал. Редкий и необычный материал для развития магов и воинов — сферум, изменчивый металл.

«Этот материал может дать вам достаточный толчок в достижении следующего круга, Носитель. И даже позволит пробудить „волю воина“, — в ту же секунду в голове раздался голос магического конструкта. — Вам следует получить хотя бы один экземпляр этого материала».

«Я понял тебя, Седьмой. Думаю, можно будет использовать положенную мне долю для собственного пользования».

После этой находки мы тщательным образом обыскали оставшиеся комнаты. Удалось раздобыть множество непонятных записей и книг, сделанных с помощью всё той же техники клинописи. В нашем мире местные учёные, представители кланов и даже гвардии подобные материалы купят за достойное вознаграждение, тем более с такими связями среди Лепестков я смогу продать эти материалы по самой выгодной цене.

Перерыв чуть ли не верх дном каюту и поняв, что больше ничего интересно здесь уже не найти, мы двинулись дальше, правда, больше нам удача сегодня так и не улыбнулось. Мало того что появилось сразу несколько групп-конкурентов, с которыми мы пересеклись через каких-то несколько минут, после того как покинули каюту с добычей, так ещё и время всё больше поджимало, заставляя нас поторапливаться. Как ни крути, а бродить по ночному лесу Золотого мира никому из группы не хотелось, как и ночевать внутри корабля. Давящая атмосфера расшатывала нервы, и совсем не хотелось застрять тут на ночь. В этом группа была со мной полностью солидарна.

К сожалению, та серебристая бляха, что была взята мной у умершего члена экипажа корабля, никак не взаимодействовала с дверьми кают. Вероятнее всего, для её использования требовалось активировать какое-то магическое плетение, установленное внутри, но для того, чтобы это выяснить, требовалось время, а его-то сейчас у нас, к сожалению, и не было.

Впрочем, и того, что мы уже нашли, было немало. Если по-честному, то это самая удачная вылазка, в которой когда-либо участвовали Оцелоты. Чуть позже выяснилось, что не только нам так повезло, «сферумы» нашли как минимум ещё с десяток команд, и это, можно сказать, являлось действительно просто невероятным.

— Ладно, на сегодня, думаю, всё, следует возвращаться в лагерь, — наконец, я остановил группу и решил заканчивать нашу первую вылазку в Золотом мире, с одной стороны, мы действительно находились на ногах уже несколько часов, и нам требовался длительный отдых, а с другой — я всё сильнее ощущал чьё-то невидимое внимание, тревожащее и неприятное. И сам факт усиления этого чувствам заставлял меня нервничать.

Обратный путь до пролома, через который мы попали в корабль, занял куда меньше времени. На этот раз, руководствуясь маяками Тессея, и то и дело встречая по пути группы наёмников и стражей, мы очень быстро добрались до выхода. К этому моменту пролом оказался оккупирован Лепестками, они, как и в других подобных местах, уже успели установить частокол и поставить небольшой дозор из двух-трёх групп стражей. На входящих и выходящих из пролома наёмников стражи, похоже, не обращали особого внимания, из чего я сделал вывод, что на данном этапе «Опутывающая Листва» просто пыталась контролировать все точки входа в корабль. Зачем? Не знаю, но почему-то они это делали. Возможно, опасаясь, что из корабля полезут какие-то твари.

В лагерь нам удалось вернуться как раз за час до наступления сумерек, практически идеально выверив отведённое время. Этим можно было даже гордиться. Василиса, как и предупреждала, практически сразу же куда-то пропала по своим делам, Алексей с ходу завалился спать, ну а нам со Славой досталось самое «интересное» — сортировка добытого добра. С этим нам пришлось провозиться чуть ли не до самой ночи. Несколько раз я вдалеке замечал фигуру Михаила, но мужчина, помня об уговоре, не собирался мешать нам и, похоже, занимался в лагере какими-то своими делами и терпеливо чего-то ждал.

Оставшиеся несколько часов перед сном я потратил на то, что вместе с Седьмым разобраться с добытой серебряной бляхой из неизвестного мастера. Вот только даже со всеми возможностями магического конструкта сделать это оказалось не так-то просто. Сложность используемых в амулете заклинаний, как выразился Седьмой, «превышала все разумные пределы» и пока не могла им никак объясниться. Впрочем, конструкт обещал, что рано или поздно сможет понять, как использовать эту штуку. Мне лишь оставалось надеяться, что это наступит всё же рано, чем поздно. Также Седьмой пытался разобраться в клинописи хозяев корабля, он сам предложил это. С точки зрения конструкта, найденные записи могли содержать в себе множество интересной и полезной информации, к тому времени я уже туго соображал из-за усталости и просто согласился с его доводами, решив, что лишними эти дополнительные сведения для меня точно не станут.

Перед тем как отправиться спать, я, пересилив себя, всё же заглянул в лагерь Лепестков для того, чтобы разузнать последние новости и отчитаться самому. Обычное дело для лидеров групп наёмников — предоставить полученные знания, например маршруты маяков Тесея, в обмен на общую информацию по рейду. Завтрашний выход группы планировался нами почти на полные пятнадцать часов, с раннего утра и до самого вечера, потому собрать данные и узнать последние новости было явно не лишним. И новости оказались не самыми радужными, спустя почти двадцать часов после открытия врат к месту нашего рейда начала стягиваться живность Золотого мира, привлечённая действиями врат, и далеко не все из этих тварей являлись безобидными. Имелось несколько свидетельств появления следов ледяного дракона возле упавшего корабля, пара нападений на отдельные группы стай высокоразвитых животных и — самое неприятное — пропажа одной группы наёмников и двойки стражей внутри найденного судна. Зашли и не вышли. Возможно, заплутали, блуждают в лабиринте коридоров и просто решили переждать ночь внутри, но как-то мне в это верилось с трудом. Уж слишком опытные были люди. Заодно, побывав в гостях у Лепестков, мне удалось выяснить возможную цену записей, найденных нами на корабле, и предлагаемая сумма, надо признать, оказалась весьма достойной. Впрочем, для меня это имело мало смысла, я всё ещё ждал появления Белого тигра и надеялся, что Иш`кафель появится здесь в ближайшую пару дней. Попрощавшись с представителями клана «Опутывающей Листвы», я наконец двинулся обратно к лагерю. Завтра предстоял непростой день, нужно было постараться поспать.

Сон накрыл меня практически мгновенно, достаточно было залезть в спальный мешок и лечь, как в ту же секунду меня попросту выключило.

* * *
Пустыня. Я вновь оказался посреди ночной пустыни. Вокруг можно было заметить сотни светлячков, которые медленно двигались в одном направлении. Не знаю, сколько прошло времени, но один из светлячков вынырнул из темноты около меня. Как и во все прошлые разы, это был высокий человек, одетый в простое пончо, с посохом, на конце которого болтался фонарик. У меня, как и в прошлый раз, создалось ощущение, что передо мной старик, но из-за того, что лицо неизвестного было закутано в два-три слоя ткани, понять, так ли это, наверняка было невозможно.

Человек поднимает руку, и его длинный узловатый палец показывает прямо на меня:

«Твою кровь можно почувствовать. И хоть узнать, где она находится, невозможно, но вот ощутить примерное направление для тех, кто умеет слышать, не так уж и трудно… В этих местах ты должен научиться скрывать свою кровь. Лучше поторопись».

* * *
Михаил всматривался в сполохи костра перед собой, любуясь его игрой и следя за каждым хаотичным движением. Сейчас это единственное, что ему оставалось. Начальник сказал ему ждать столько, сколько потребуется. Не выпускать из поля зрения цель и ожидать появления гостей. Впрочем, уж что что, а ждать Михаил умел, это первое, чему он научился в гвардии и уже позже закрепил в шестом отделе.

Глава 11. Второй выход и голос

Пробуждение оказалось тяжёлым. Было ощущение, что по мне всю ночь прыгало стадо особенно больших слонов, во рту ощущался непонятный металлический привкус, а сам я кое-как сумел привести себя в порядок.

— Такое впечатление, что вчера ходил не в первый рейдовый выход, а на какую-то гулянку… — проворчал я, облачаясь в броню.

Снаружи палатки стояли предрассветные сумерки. Солнце только готовилось подняться из-за горизонта, и уже минут через двадцать в лагере наёмников должно было стать светло.

Как и было заранее обговорено, члены группы к моему появлению уже не спали. Даже Алексей сейчас занимался экипировкой, облачаясь в лёгкий вариант брони.

— Несколько особенно нетерпеливых групп уже ушли к кораблю, — ко мне подошла Василиса. — В Золотом мире их торопливость может плохо закончиться.

— Ну, это их выбор, — что я ещё мог тут сказать, вчера Лепестки говорили однозначно, к району с вратами стягиваются местные твари, и увеличивать риски ради двадцати-тридцати лишних минут, тут уж каждый решал сам, насколько целесообразно.

— Да, кстати, удалось что-то узнать вчера у Лепестков?

— Ну, как сказать, — я пнул камешек под ногами, выпнув его с территории лагеря. — Записи, которые мы нашли, ну, с той странной клинописью, будут стоить хорошо. Неплохо бы отыскать побольше таких. Ещё выгоднее можно сбыть сферум, не уверен, правда, что кто-то из нас захочет свою долю продавать. Тот же Алексей думает попробовать закрепиться на четвёртом круге с помощью найденных брусков, и предполагаю, что вы со Славой собираетесь сделать то же самое?

Я закинул пробный шар. До этого думал обменять у Алексея на свою долю записей хотя бы один брусок сферума, но не сложилось, возможно, Василиса захочет пойти на такую сделку, лишние бруски редкого металла мне бы точно не помешали.

— Да, редко выпадает шанс получить такие ресурсы, — кивнула девушка и принялась закреплять на руке левый наруч.

— Понимаю, — кивнул ей, пробный шар улетел мимо, но я не расстроился. — Не забывай, сегодня идём в долгую вылазку, возьми с собой припасы на два дня, на всякий случай.

Отойдя от Василисы, я вернулся к палатке, чтобы собрать свои вещи. Хоть они и были заготовлены ещё вчера перед сном, на всякий случай следовало всё перепроверить. Пока занимался этим, окончательно рассвело, появились другие члены группы. Слава выглядела напряжённой и то и дело осматривалась вокруг. Мне сразу вспомнился ночной сон с предупреждением неизвестного.

«Ты должен научиться скрывать силу своей крови, так? Что, мать его, это должно значить? — я поднял руку, всмотревшись в гладкую чёрную текстуру бронеперчатки „Штандарта“. — Седьмой, что думаешь насчёт этого сна?»

«Пока трудно однозначно сказать, Носитель. Однако, судя по вашему рассказу, я могу предположить, что речь о механизме отслеживания силы крови, — отозвался Седьмой. — Некая разновидность кровавой магии, в мире Создателей этот раздел был изучен не так хорошо, как элементальные разделы, однако в чистой теории зная линию вашей крови и имея все нужные образцы, можно отследить местонахождение любого представителя одной линии крови. Вот только точность подобных методов оставляет желать лучшего».

«Вот оно. Похоже на то, что говорил тот человек во сне…»

«Имеет ли смысл обращать внимание на сны, Носитель? Они очень редко несут в себе конструктивное зерно», — в голосе конструкта, прозвучавшем в моей голове, слышались отчётливые нотки сомнения.

«Лучше перестраховаться. Можно ли как-то ограничить обнаружение линии крови? Седьмой, ты способен это сделать?»

«В теории да, я могу подумать над этим, но сейчас занят расшифровкой алфавита и ключа корабля, найденного нами в каюте».

«Заканчивай с расшифровкой, сейчас это не так важно. Все силы направь на пропуск и маскировку крови, понял?»

«Да, Носитель. С первым я уже почти закончил, думаю, сегодня можно будет испытать на практике полученные результаты».

— Любуешься своей бронёй? — послышался голос Славы. — Как тебе она, кстати? Стоит брать?

— Слишком дорога, но мне нравится, — я оторвался от созерцания своей руки и улыбнулся подошедшей девушке в маске безликого. — Как спалось? Готова к длительной вылазке?

— Спалось так себе, прямо скажем, к вылазке готова… — в её ответе мне послышалось напряжение. — Слушай, вчера, когда мы скитались по бесконечным коридорам того корабля, почти перед самым выходом я почувствовала чьё-то внимание. Ян, ты тогда это имел в виду, когда спрашивал у нас, не ощущаем ли мы чего-то странного?

— Да, чужое внимание, — кивнул я. — Ты долго его ощущала?

— Нет, совсем чуть-чуть, но впечатления отвратные. Словно на тебя смотрит кто-то настолько чуждый, что… мне трудно объяснить, но это было неприятно.

— Понимаю, если опять что-то такое почувствуешь, скажи мне, договорились?

— Да, без проблем, сколько ещё времени до того, как мы отправимся?

Я посмотрел на стремительно светлеющее небо. Мысленно подсчитывая в уме:

— Минут пять-десять, не больше, и на этот раз, будь добра, не забудь маяк Тесея, мало ли.

— Хорошо, — кивнула девушка и вернулась к себе в палатку.

Как я и предполагал, окончательно рассвело через пять минут, и уже через десять мы двинулись в сторону корабля. Как оказалось, большинство стражей и групп наёмников рассуждали в том же ключе, что и я. Благодаря этому, помимо Оцелотов, в сторону леса двинулось как минимум ещё три десятка групп. Впрочем, я был даже рад этому — сегодня лес уже не казался таким безопасным, как это было буквально накануне. Несколько раз я чувствовал появление довольно пугающих чудовищ Золотого мира, но они практически сразу уходили прочь, поняв, что людей в округе слишком много.

Алексей и Василиса пару раз замечали силуэты теневых волков, мелькающих между деревьев, но, кроме самого факта появления этих доставучих хищников, ничего больше не происходило. Теневые волки предпочитали нападать на одиночек или малочисленные отряды, пускай они и были одними из самых опасных тварей этих лесов, но предпочитали пока держаться от нас подальше.

За то недолгое время, пока мы отсутствовали, Лепестки умудрились выстроить возле корабля куда более основательные частоколы. При этом стало понятно, что в каждом из небольших установленных форпостов «Опутывающая Листва» нашла, а где-то и создала сама, проходы внутрь корабля. Посовещавшись, мы решили начать свой путь на этот раз из другого места, благо Лепесткам было без особой разницы, какой проход использовался группами наёмников. На этот раз я рассчитывал добраться как минимум до ключевых узлов управления судна, по опыту могу сказать, что именно там должны были находиться самые интересные находки. Конечно, далеко не факт, что так будет, но всё же шансы на это имелись.

Аккуратный проход, проделанный Лепестками с помощью специальной буровой установки, располагающейся неподалёку, был куда просторнее той трещины, через которую мы забирались в корабль в прошлый раз, уже одно это вызывало уважение.

Войдя через новый вход, мы очутились прямо посреди светлого коридора. Как обычно, внутри корабля было холодно. Причём, судя по телеметрии, в этой части судна оказалось значительно холоднее, чем в той, где мы были вчера. Почему так, пока оставалась непонятно.

Те несколько помещений, которые нам встретились на пути, были либо пусты, либо практически полностью разграблены. Естественно, Лепестки давно вынесли все ближайшие хранилища, по крайней мере, те, что были открыты. На пути у нас, конечно, встречались и закрытые двери. Каждый раз я доставал найденную вчера бляху и вместе с Седьмым пытался разобраться в том, как её использовать. К сожалению, пока без особого продвижения. Двери отказывались открываться, а стоять перед каждой стишком долго я не мог, даже будучи лидером отряда, нельзя тратить много времени на то, чтобы взломать какой-то замок.

Повсюду мы встречали следы бывавших здесь наёмников и стражей, отпечатки ног, из-за чего мы не особо стремились задерживаться в этой части корабля. Хотелось оказаться там, где до нас ещё никто не был, и так мест на судне имелось ещё очень и очень много. Поэтому мы уходили всё дальше и дальше, в надежде найти проход к какой-то служебной лестнице или, чем изнанка не шутит, открыть какой-то лифт — в этом случае Оцелоты бы сорвали настоящий куш.

Особенно я надеялся на находки типа сферума, подобные полезности бы очень пригодились в предстоящем путешествии по Золотому миру, и что-то мне подсказывало, что иметь подобный ресурс под рукой было бы неплохо. Десять слитков, по два на брата и ещё два в общую «казну». На эти оставшиеся слитки я собирался наложить лапу, возместив остальным найденными мною записями, а также деньгами, что остались после покупки «Штандарта». Если сегодня удастся найти что-то ещё из подобного, добавлю и это. Думаю, группа не будет против подобного обмена.

Во время нашего второго исследования корабля поначалу всё было нормально, но уже через час ощущение внимания вновь вернулось. Да ещё и его сила, ну, или интенсивность, такое ощущение, что выросла. Вот только, несмотря на это, даже Слава не почувствовал каких-то изменений. Седьмой высказал предположение, что невидимый наблюдатель использует искажение магического поля корабля, чтобы скрыть своё присутствие от других членов группы, а я его ощущаю благодаря тем качественным манипуляциям, что были проведены конструктом ещё во время нашего знакомства.

Пока блуждали по одинаковым светлым коридорам, несколько раз натыкались на залы, что являлись копией найденного нами вчера. Места уединения и отдыха. С каждой минутой мы уходили всё дальше и дальше в глубь корабля. Постепенно мы перестали натыкаться на следы присутствия людей, и вскоре стало понятно, что, кроме нас, по этим коридорам никто никогда не ходил. Примерно в это же время нам удалось обнаружить самый настоящий проход к межъярусной лестнице. Алексей наткнулся на него совершенно случайно, когда группа повернула в один из самых обычных коридоров с десятком заблокированных дверей. Маг по своему обыкновению притронулся к одной из дверей, возле которых проходил в надежде почувствовать, что находится за ней, и та вдруг открылась перед ним.

— А, э-э-э… — удивлённо сказала он вслух, заглядывая внутрь небольшого помещения, в конце которого можно было увидеть широкую лестницу, поднимающуюся ввысь стандартными для любого мира пролётами. Сами пролёты хорошо освещались и выглядели рабочими, над выходом сиял ровным красным светом непонятный символ на языке хозяев корабля.

«Этот символ обозначает Нижний уровень, Носитель, — подал голос Седьмой. — Мне удалось всё-таки частично расшифровать язык этих людей, хотя мои знания нельзя назвать хоть сколько-нибудь полными».

— Отличная работа, Лёш, — с улыбкой в голосе похвалила мага Василиса. — Вот и нам улыбнулась удача. Ну что, поднимаемся?

Группа заметно оживилась, после пустых коридоров и заблокированных дверей все хотели надеяться, что на следующих палубах нам повезёт больше.

— Ладно, первую палубу мы сможем исследовать и позже, — согласился я, и мы начали подъём.

Быстро выяснилось, что каждый вход на этаж обозначался своей пиктограммой, которую с готовностью переводил Седьмой. Вторая палуба — технический этаж. Третья — гидропоника. Седьмой тут же пояснил, что его интерпретация, скорее всего, не до конца объясняет суть, так как он брал за основу язык Создателей и пытался найти примерно понятный ему аналог. Четвёртая палуба предназначалась для собраний. Мы несколько минут постояли там, но решили всё же двинуться дальше. Пятой палубой оказалась то, что мы и искали, — пункт управления. Вот только дверь не поддалась на наши попытки открыть её, а символ управления над дверью остался гореть всё тем же красным. Сам символ при этом странным образом походил на тот, что красовался на моей недавней находке.

— Вероятно, здесь, — сказал я, вытаскивая пластину, найденную в каюте на первой палубе. — Длительный привал, пока отдыхаем. Мне нужно время, чтобы попытаться открыть дверь.

— Ян, ты уверен, что с помощью этого такое можно сделать? — с сомнением спросила Слава, разглядывая пластину у меня в руках.

— Нет, конечно, как тут можно в чём-то быть уверенным, но в любом случае это лучше, чем бродить по пустому первому ярусу, согласись? — ответил я и мысленно обратился к магическому конструкту.

«Седьмой, сейчас время есть, давай на месте разбираться, как использовать эту штуку».

«Да, Носитель. Следуйте моим инструкциям».

На то, чтобы открыть проклятую дверь, у нас с конструктом ушло больше двух часов. Отряд на это время расположился неподалёку и занимался своими делами. Наконец, спустя два долгих часа символ над дверью загорелся синим светом, и переборка медленно отъехала в сторону, давая нам возможность войти внутрь. Седьмой методом проб и ошибок таки сумел разобраться в алгоритмах работы пропуска и инициировал открытие двери.

— У тебя получилось! — Алексей первым вскочил на ноги и, подхватив рюкзак, оказался возле меня, заглядывая в тёмный проход. — А здесь нет освещения, в отличие от первой палубы.

— Ну, у нас есть светлячки, не думаю, что с этим будут проблемы.

Оказавшись внутри палубы управления, я сразу отметил отсутствие уже ставшего привычным инея. Температура здесь поддерживалась оптимальная, даже работала искусственная вентиляция, хотя времени прошло с момента крушения очень много. Из-за этого вокруг не было заметно пыли. Внутренние помещения представляли собой залы с небольшими коридорами, в каждом было установлено большое количество мест управления, похожих на отдельные ячейки, отделенные от остальных специальными защитными перегородками. Большинство рабочих мест всё ещё работало, на мониторах можно было заметить ряды закорючек, диаграмм и фрагментов программного кода. А ещё именно здесь мы наткнулись на просто огромное количество трупов хозяев корабля. Большинство из них умерло, находясь прямо на своих рабочих местах.

— Какое-то магическое воздействие, — подал голос Алексей. — Эхо удара до сих пор чувствуется, по ним зарядили чем-то настолько сильным, что большинство умерло мгновенно, не успев даже почувствовать неладное.

Он склонился над одним из умерших, рассматривая что-то там.

— Подозреваю, большинство других членов экипажа мы найдём в собственных каютах, — кивнула Слава. — Думаю, на них напали в ночное время. Здесь находились только дежурные, все прочие отдыхали у себя.

— ВТОРЖЕНИЕ, — голос неизвестного чуть не оглушил нас, не помогла даже защита бронекостюмов, так как слова раздавались прямо в наших головах. — ПРОНИКНОВЕНИЕ НЕИЗВЕСТНЫХ. ИМЕНЕМ ТРИБУНАЛА НАЗОВИТЕ СЕБЯ!

«Седьмой! — плохо слыша даже собственные мысли, крикнул я. — Что делать?»

«Я не понимаю вас, Носитель, в каком смысле?» — спросил конструкт, он явно не слышал того, что творилось у нас в головах.

— НАЗОВИТЕ СЕБЯ! ИМЕНЕМ ТРИБУНАЛА!

От очередного крика мы попадали на колени, неизвестный голос колоколом раздавался в наших головах. В этот момент у меня мелькнула мысль о том, что я уже слышал и упоминание о Трибунале, и этот ужасный способ общения. В тюрьме Оранжевого мира. Как там говорил тот голос?.. Из последних сил я успел крикнуть в пустоту зала:

— И, просыпаясь, сказал я: «Пленение — высшее благо. Нарушен закон вселенной, разбитое собралось вновь. Прах обратился в существо. Бедствие неотвратимо. Великий маятник качнулся в обратную сторону, создав прецедент!»

Тишина. Наконец на нас опустилась тишина. Где-то в углу я увидел, как с трудом поднимается Алексей, а Василиса и Ладислава до сих пор валялись полуоглушённые на полу. Неизвестный голос не разрывался в голове, оглушая каждой произнесённой буквой. Спустя пару минут голос вернулся, но уже куда более тихий.

— Инициализация новых пользователей. Статус — носители знаний. Обозначьте причины вашего визита.

Глава 12. Информация и встреча

Я выдохнул. В голове всё ещё гулял отзвук громкого голоса. Мои товарищи понемногу приходили в себя. Алексей уже смог подняться и очумело мотал головой, пытаясь, по-видимому, убрать эфемерный звон в ушах.

— И как ты только запомнил всё слово в слово, — маг кое-как подошёл ближе и оперся об одну из перегородок. — Мне тоже пришло в голову, что можно попытаться повторить те слова, из тюрьмы Оранжевого мира, но как-то не запомнил я их толком…

— Память хорошая, — пожал плечами я и, уже обращаясь к неизвестному существу, спросил. — Эй, ты ещё здесь?

— Обозначьте причины вашего визита, — повторил голос.

— Спасательная экспедиция, — подумав, ответил я, если этот голос похож на Седьмого, полагаю, мне удастся разобраться, как его разговорить. — Прошу назвать обозначение судна, место приписки и статус экипажа.

— Носитель знаний, из-за повреждений банка данных и вопроса безопасности вам доступен ограниченный объём информация. Корабль — «Корон», класс «Тральщик реальности», порт приписки… данные повреждены. Статус экипажа — данные повреждены.

— Вашу же… — Василиса поднялась на ноги, тряся головой, по какой-то причине ей досталось больше всех. — Как ты умудрился найти с ним общий язык? Ох, как же голова-то раскалывается.

— Вспомнил тут одну фразу, услышанную в Оранжевом мире, — ответил я ей и вернулся с вопросом к невидимому обладателю голоса. — Прошу, обозначь миссию корабля, с которой он покинул порт приписки, причины произошедшего крушения и проделанное расстояние до момента катастрофы.

— Миссия — поиск критических отклонений. Предположительная причина крушения — столкновение с субъектом типа «скульптор реальности», ориентировочно пятого класса. Недостаточно данных. Проделанный путь десять отсечек по основной линии, шесть отсечек второй побочной линии.

Теперь уже становилось окончательно очевидно, что это судно не из Золотого мира.

«Смотри-ка, а он говорит практически один в один как ты, Седьмой», — я мысленно обратился к конструкту.

«Мне недоступно то, о чём вы говорите с неизвестным, Носитель», — ответил тот, и мне показалось, что в его обычно безэмоциональном тоне проскользнули лёгкие нотки обиды. Впрочем, уверен, что я ошибаюсь.

— Действующий искусственный интеллект в древнем корабле, сказать кому, не поверят, — покачала головой Василиса.

— Только представь, сколько за эту информацию нам отвалят Лепестки, — согласилась с ней Слава, девушка полностью вернулась в норму и уже выглядела вполне бодрой. — Это же целое состояние!

— Да, но вначале давайте вытащим из него как можно больше информации, возможно, этот искусственный интеллект даже сможет открыть нам пару дверей, — согласился с ними Алексей, он сильно воодушевился этой находкой и уже совершенно не выглядел сонным, сразу перейдя от слов к делу, спросив вслух: — Дай информацию по грузу, который имеется на «Короне»?

— Эта информация закрыта…

В это же время Седьмой подал мне одну интересную идею: «Носитель, попробуйте узнать данные по Золотому миру, мне кажется, это может оказаться важным».

Я мысленно согласился с конструктом и сразу же озвучил эту просьбу. Голос тут же ответил:

— Мир классифицирован как основное отклонение без отражений. Вымирание духовного пространства магического типа, вмешательство неизвестной силы. Предполагаемый уровень развития цивилизации — высокий. Зафиксировано присутствие существ, завершивших собственное изменение. Класс опасности мира — изолирование.

— Нд-а, сколько бессмысленной и непонятной информации, — заметил Алексей, прислушиваясь к словам говорившего ИИ, однако тот ещё не закончил.

— Рекомендации: при выходе на контакт соблюдать максимальную осторожность. Скрывать потенциал и силы. Приоритет контроля реальности, постоянная поддержка всех щитов, шанс нанесения удара высокий. Основные структурные искажения располагаются в северном полушарье по координатам — девять-девять-пять, с возможной поправкой в три градуса и тринадцать-шесть-два.

«Седьмой, сможешь разобраться, о каких координатах идёт речь?» — я сразу ухватился за эту информацию, передав цифры конструкту, наведываться туда мне не хотелось, а вот разобраться, где сидит, или сидело, самое опасное существо Золотого мира, всё же стоило.

«Пока совершенно точно нет, — тут же ответил тот. — Однако, если удастся разобраться в полученных источниках информации, книгах и записях, возможно, я смогу ответить на ваш вопрос».

«Ну, и то хлеб».

Далее начался совместный допрос искусственного интеллекта корабля, а это оказался именно он. Именовалось это чудо техники не иначе как «вспомогательный искусственный конструкт второго поколения», или просто Вик. В отличие от Седьмого, этот ИИ не имел эмпатического ядра и практически не развивался. К тому же из-за повреждений банка данных корабля много ключевой информации оказалось закрыто либо уничтожено. Пожалуй, если сравнивать, Седьмой сразу на несколько поколений превосходил Вика по всем параметрам.

Довольно быстро выяснилось, что ИИ корабля очень мало мог сказать о самом экипаже, ссылаясь на повреждения, а на информацию о ключевых фигурах, таких, как капитан, первый помощник или глава инженерной палубы, и вовсе стоял запрет на разглашение.

Впрочем, не всё было так плохо. Мы смогли узнать многое о корабельных отсеках общего пользования, и здесь нам удалось разгуляться на славу. Прежде всего, мы выяснили, где находится медотсек, который, при условии, что его ещё никто не обнаружил, мог оказаться заполнен медикаментами и препаратами самого высокого уровня, и главное, обычно в подобных местах находилось хранилище с найденными ресурсами. «Крон» пробыл в своей экспедиции достаточно долго, чтобы собрать много редких образцов. В теории. В любом случае наведаться в медотсек стоило в первую очередь.

Следующими по списку стали складские помещения с материалами для развития магических, воинских навыков и сил медиумов. Арсенал и оружейные также были очень интересны, жаль только, информацию по первому Вик нам дать наотрез отказался. Последним, что мы узнали, стало местонахождение местной службы безопасности, отсеки которой, как выяснилось, пострадали сильнее всего.

Удар «скульптора» пришёлся как раз по той части корабля, где находились отсеки службы безопасности, из-за чего часть помещений была мгновенно разрушена на молекулы.

Со слов Вика, это произошло из-за чудовищного по своей силе удара, «Корон» оказался не готов к встрече со «скульптором реальности» пятого класса и, что важнее всего, даже не был предназначен для этого. Экипаж в пятьсот человек мало что мог противопоставить такой силе. А уж если она наносила свой удар внезапно, как это произошло в действительности… шансов у них попросту не было.

— Хорошо, — резюмировал наконец я. — План такой. По времени у нас ещё чуть больше восьми часов до наступления сумерек. Сейчас мы, руководствуясь данными, полученными от Вика, спускаемся к нужным нам помещениям, проверяем их, забираем всё самое ценное и выдвигаемся к лагерю. Думаю, лучше пока ничего не говорить Лепесткам о найденном ИИ, шанс, что стражи сюда заглянут, есть, но он небольшой. Попробуем на максимум воспользоваться полученной возможностью. Ну а о Вике мы всегда рассказать успеем, так?

Возражений от других не последовало. Да и какие могут быть тут возражения, никакой опасности со стороны защитных систем корабля для наёмников или стражей не было, сам Вик утверждал, что, кроме большого количества людей, сейчас корабль никто не посещал. Грех не использовать подобную возможность, а продать информацию об ИИ мы всегда успеем. Уж это-то точно было не к спеху.

— Отлично, тогда выдвигаемся к медицинскому отсеку, — кивнул я, и группа двинулась обратно к лестнице.

К сожалению, нормально функционировать Вик мог только в залах управления, а точнее, в том зале, что ещё продолжал нормально снабжаться энергией, потому сопровождать нас по всему кораблю он не мог, в данном случае группе пришлось самостоятельно ориентироваться на корабле. По пути нам встретилось сразу несколько отрядов наёмников, но особого интереса мы у них не вызвали. Лишь небольшую настороженность.

На то, чтобы найти нужные двери, у нас ушло больше часа, даже зная, на какой палубе находится нужный нам отсек и его примерное местоположение, сделать это оказалось не так-то просто.

— Ну хорошо, а как открывать будем? — Василиса постучала бронеперчаткой по стальной переборке медотсека. — Или ты опять сможешь откупорить его?

— Попробую, — я вытащил пропуск-бляху и, зажав в руке, принялся вместе с Седьмым перебирать варианты взаимодействия с ней, на этот раз процесс пошёл куда бодрее. Отчасти это было связано с тем, что Вик поделился с нами основными алгоритмами ключей к отсекам общего пользования, таких, например, как этот медотсек.

Спустя пару минут переборка двери со странным шипением, говорившим о том, что отсек был всё это время законсервирован, отъехала в сторону. Мы с Алексеем непроизвольно переглянулись. Если бы на нас сейчас не была надета боевая броня с замкнутым циклом дыхания, мы, скорее всего, даже не переступили бы порог…

Внутри открывшегося помещения приглушённо горел аварийный источник света, по всему выходило, что на медотсек питание сейчас поступало лишь в аварийном режиме. Вероятно, из-за каких-то повреждений…

Сам медицинский отсек выглядел именно так, как я его себе представлял — несколько светлых помещений, связанных друг с другом специальными коридорами-переходами. Белые стены, потолок и пол. Идеальная чистота. Какие-то приборы, в большинстве своём выключенные из-за недостатка питания. В одном из помещений находилось несколько кроватей и два давно истлевших тела. Пациенты медотсека умерли, как и другие члены экипажа во время нападения «скульптора» и, похоже, прямо во сне.

— Смотрите, это похоже на наши медицинские иньекторы, — Слава подошла к одному из столов, на котором находилось несколько больших штативов с установленными внутри авторучками-иньекторами, здесь их навскидку было больше сотни.

— Возьмём, уверен, их можно продать за очень хорошие деньги, — ответил я и заглянул в соседнее помещение медотсека, а присмотревшись к одной из стен, понял, что мне не показалось. — Алексей… — позвал я товарища и кивнул в сторону стены. — Узнаёшь?

— А то, — кивнул маг, оказавшись рядом. — Подумать только, неожиданно увидеть их здесь.

Возле стены стояло пять очень хорошо знакомых нам саркофагов, точно таких же, как те, что были найдены Лепестками в башне Фиолетового мира. Только, в отличие от тех, эти были открыты, давая возможность рассмотреть, что же там находится внутри. А посмотреть было на что. Внутренности саркофага представляли собой удобное ложе, повторяющее контуры человеческого тела, которое переплеталось хаотичными магическими жгутами и ограничивалось каскадом причудливых заклинаний, не дающих вырваться этой силе наружу.

— Как думаешь, для чего они предназначены? — спросил Алексей, хорошо ощущая причудливую магическую силу внутри саркофагов. — Находятся в медотсеке, какая-то технология лечения или магического стазиса?

— Трудно сказать, Лепестки использовали эти гробы для сбора силы, и они были закрыты, эти открыты… — я ещё раз взглянул на странно выглядевшую мешанину заклинаний.

«Седьмой, что ты думаешь?»

«Внутренняя структура саркофагов не похожа ни на одну из существующих технологий Создателей. Трудно судить о её предназначении, это может быть как тюрьмой, так и капсулой восстановления человека, Носитель, — отозвался конструкт. — Однако с уверенностью могу сказать, что структура используемых заклинаний внутри этого устройства превосходит большинство известных мне аналогов технологий Создателей. Лишь колыбель магических конструктов может поспорить по своей сложности с этими устройствами».

«Запомни структуру этих плетений, попробуем, как будет время, разобраться в них. Может быть, даже удастся повторить их и использовать в собственных целях».

«Да, Носитель».

— Предполагаю, Лепестки не откажутся от ещё нескольких подобных устройств, — вслух сказал я, сверившись с хронометром. — Давай продолжим, думаю, здесь найдётся много чего интересного для них, помимо этих гробов.

И в этом я оказался прав. Уже через полчаса Слава нашла немного запасов сферума, ещё несколько слитков ждало нас в одном из помещений медотсека в специальном ящике, похоже, некогда служившем чем-то вроде магического сейфа, вот только его сила оказалась полностью разряжена, из-за чего открыть его не составило никакого труда.

— Да с таким количеством сферума я, наверное, без труда смогу стать кристаллом, даже, возможно, сразу с двумя лучами, — удивлённо покачала головой Василиса. — Никогда раньше не сталкивалась с таким количеством.

— Ха, я так и вовсе ни разу его не видела, — со смешком заметила Слава, закидывая в специальную сумку найденные иньекторы. — Как и большинство наёмников, я думаю. Слишком уж редкий материал.

Помимо сферума и кучи неизвестных медикаментов, нам удалось найти много записей и графиков. За них «Опутывающая Листва» также должна была хорошо заплатить. Спустя пару часов с медотсеком было покончено, и мы смогли с чистой совестью отправиться к нашей следующей цели. Маяки Тесея исправно записывали весь пройденный путь, после этой вылазки я планировал передать информацию о местонахождении большинства найденных отсеков клану Лепестков.

К сожалению, на этом наши удачи на сегодня закончились, сразу три складских помещения, до которых нам удалось добраться, были уничтожены, а одна из оружейных, мало того что почти два часа отказывалась открываться, так ещё и, когда была мной открыта, оказалась пустой. Совершенно точно никто из стражей и наёмников не мог открыть её до нас, и потому оставалось предположить, что конкретно эта оружейная была попросту не укомплектована. На этом наша вторая вылазка на корабль была окончена, мы и сами не заметили, как быстро пролетело время, и до наступления сумерек осталось каких-то полтора часа.

Примерно к этому времени на нашем пути всё чаще начали встречаться вскрытые переборки дверей. Стражи Лепестков пронесли внутрь сразу несколько впечатляющих резаков и медленно, но верно вскрывали одну переборку за другой. Мы даже наткнулись на многочисленный отряд стражей, занимающихся взломом одной из дверей корабля. Грохот на весь коридор стоял при этом такой, что мне даже пришлось усиливать «шумодав» боевой брони, чтобы хоть как-то ощущать себя нормально.

Посмотреть на работу клановых толком не удалось, нас вежливо, но очень настойчиво попросили удалиться по своим делам. Очевидно, Лепесткам не нравилось, когда им заглядывали через плечо, и понять их вполне можно.

Добраться до лагеря на этот раз оказалось значительно сложнее. На пути нам пару раз встречались довольно сильные твари, и, если бы Слава, будучи сильным магом жизни, не ощущала появление монстров на большом расстоянии, нам бы пришлось очень несладко. А так всё обошлось и закончилось тем, что группе просто пришлось пару раз притаиться минут на десять, активируя максимальный режим маскировки брони. Не очень приятно, право слово, но это лучше, чем сражаться с монстрами лоб в лоб.

Как обычно, по прибытии в лагерь Василиса сразу же исчезла, отправившись в очередной раз по своим делам, я не стал её останавливать, помня о нашем уговоре, а вот Алексея успел перехватить. Маг, как обычно, попытался улизнуть, чтобы сразу же завалиться спать, но я его успел перехватить, заставив разбирать наши находки. Этим мы и прозанимались до самой глубокой ночи.

Перед сном ещё успели наведаться к Лепесткам и сбыть большую часть обнаруженных в медотсеке препаратов. И от той выручки, что нам удалось получить, настроение у всех сильно поднялось. «Опутывающая листва» оказалась куда щедрее, чем от них обычно ожидаешь. Раскрывать местоположение медотсека я пока не стал, решив завтра ещё раз наведаться туда.

Даже без учёта найденного сферума прибыль от Золотого рейда превысила все наши самые смелые ожидания. Впрочем, сейчас на кредиты мне было по большей части плевать, чего не скажешь о самом сферуме. Закончив с делами, я наконец смог уединиться в своей палатке и, выложив перед собой найденные слитки, задумчиво посмотрел на них. С учётом моей доли, а также той части, которую мы сегодня нашли, у меня вышло… двенадцать слитков.

«Седьмой, думаю, можно немного из этого попытаться освоить?»

«Как пожелаете, Носитель. Но должен предупредить, процесс усвоения из-за его скорости может оказаться для вас очень болезненным», — с готовностью ответил конструкт.

«Мне не в первый раз терпеть боль, — отмахнулся я от его слов. — Что требуется от меня?»

«Возьмите один из слитков в руки и начините медитировать. В обычной ситуации человек использует собственный разум и силу магии, чтобы медленно вобрать в себя силу сферума, распределив её особым способом. Кропотливый и очень долгий процесс. У нас столько времени нет, я сам займусь распределением получаемой энергии, вашей задачей станет сдерживание волны боли. Закалка тела и магического потенциала с такой скоростью неизбежно спровоцирует их».

«Ладно, Седьмой, приступай, — я завязал вокруг рта плотный кусок ткани, прикрыв глаза вошёл в медитативное состояние и покрепче сжал слиток в руке. — Я готов».

Вот только оказалось, что боль, налетевшая на меня через мгновение, была совсем не такой, какой я себе её представлял. Ничего общего с душевой или физической. Словно меня изнутри с каждой секундой распирало всё больше, ломались кости, сухожилья, а магический источник, спрятанный глубоко внутри моего естества, каждый миг покрывался всё большим количеством трещин, готовый в любой момент взорваться, разрушив не только меня, но и всё, что находилось поблизости. Я понятия не имею, сколько эта пытка продолжалась, но вот я вынырнул из пелены бесконечной боли, и первым, что меня встретило, стал голос Седьмого: «Поздравляю, Носитель, первый камень был поглощён вами, и его принятие составило более девяноста процентов, продолжим и перейдём к следующему, или желаете передохнуть?»

У меня было такое чувство, что из меня вытряхнули душу и после основательной встряски вернули на землю. Я пытался вдохнуть воздух полной грудью и не мог. Даже насыщенный магией воздух Золотого мира казался мне сейчас тяжёлым и невероятно плотным.

— Да, давай следующий, — я кое-как потянулся к следующему камню и, не чувствуя собственных пальцев, схватил его.

Не знаю, как мне это удалось, но к концу ночи я наконец смог поглотить половину из имеющихся у меня камней и провалиться в тяжёлый сон без сновидений. На следующий день моё пробуждение было настолько тяжёлым, насколько это можно себе представить. Тело всё ещё помнило то, через что ему накануне пришлось пройти, из-за чего я некоторое время потратил на то, чтобы прийти в себя.

Зато, когда смог немного очухаться и проверить своё состояние, оказалось, что мне удалось невозможное…

— Явись! — перед моим лицом вдруг материализовался зелёный сгусток, напоминающий чешуйчатого бескрылого дракон. Его длинное дело извивалось и медленно плыло вокруг меня, распространяя вокруг себя мягкий магический отсвет.

«Душа стихии, экстрапланарное существо и воплощение стихии, пришла на ваш зов, Носитель, теперь вы официально перешли на четвёртую ступень, — в голове раздался голос Седьмого. — Большая удача, что этот дух отозвался сразу же».

Да, конструкт был прав, я слышал, что некоторые маги ждали появления своей души стихий иногда многие месяцы, а кто-то и годы. Та же Оксана, по её словам, смогла призвать духа далеко не сразу, а у меня это произошло тут же… действительно повезло.

Однако это оказалось ещё не всё, моя энергетическая закалка, судя по тому, что я ощущал, претерпела значительные изменения. Духовное усиление стало значительно прочнее, а ещё где-то в глубине своего тела я ощущал качественное изменение — постепенное пробуждение воли. Той основы, что давала любому воину силу сражаться с магами всех ступеней.

С яркой вспышкой душа стихий пропала, вернувшись обратно на свой план существования и оставив меня в палатке одного. Да, пока умения долгое время поддерживать существование души у меня не хватало, но это было лишь вопросом времени.

После того как первое удивление наконец сошло на нет, я сумел-таки выползти из палатки и, облачившись в «Штандарт», направиться к группе, что ждала меня у небольшого разведённого костра. Сегодня у нас по плану было продолжение изучения корабля и тех мест, что открыл нам Вик. Вот только на этот раз удача была к нам не так благосклонна. Те несколько складов, что нам удалось открыть, оказались пусты либо заполнены всё теми же ящиками, поглощающими магию, а вторая оружейная была разграблена Лепестками до нас.

Единственным положительным моментом третьей вылазки стало обнаружение двигательного отсека, но из-за повреждения источников энергии войти внутрь нам таки не удалось. Зато эту информацию, как и о медотсеке, в котором уже совершенно точно ничего интересного не осталось, с готовностью купили Лепестки и за приличную цену. Время понемногу поджимало, и это чувствовали уже все. Возле лагеря поймали сразу двух магических соглядатаев, что автоматически означало скорое появление представителей магических школ Золотого мира. Впрочем, это были лишь первые разведчики, потому пока беспокоиться слишком сильно не стоило. Руководитель экспедиции Опутывающей Листвы рассчитывал ещё как минимум на пару дней, прежде чем до корабля доберутся Золотые маги и воины.

Вечером, сразу после вылазки, я уже собирался попробовать поглотить оставшиеся камни сферума, тем самым закрепив полученную силу магии и энергетическую закалку тела, но не срослось. Достаточно было вытащить слиток и чуть прикрыть глаза, приготовившись к медитации, как возле моего уха вдруг раздался знакомый ворчливый голос:

— Знаешь, Ян, я, конечно, понимаю, что благодаря этой штуке внутри ты очень быстро развиваешься, но, право слово, рост твоей личной силы уже переходит все мыслимые границы и может испугать даже меня.

Распахнув глаза, я увидел перед собой до боли знакомую ехидную морду белого тигра, которая с любопытством смотрела на меня.

— Ну привет, парень…

Глава 13. Планы

Появление тигра стало для меня полной неожиданностью, даже несмотря на то, что я вроде как должен был ожидать этого в любой момент. Первые секунды я молча разглядывал морду, мысли в голове разлетелись в разные стороны из-за внезапного появления Фамильного бога.

— Что, уже и сказать нечего? — прищурившись, спросил тем временем тигр. — Можешь начать с «привет», ну, или на худой конец с «как дела».

— Да, умеешь ты удивить, — не удержался я от улыбки. — Ну, привет, старый тигр…

— Прежде всего, и это сейчас главное, ты должен немедленно создать магическую печать. Твоя кровь привлекла внимание местных лордов. Помнишь белые фигуры, прибывшие тогда к экспедиции во время сражения с золотыми? Мне удалось выяснить, что именно твоя кровь привлекла их. Тогда они, вероятно, не разобрались, с чем имеют дело, но сейчас, уверен, всё поняли.

— Что? Магическая печать? Эти белые фигуры приходили за мной? — я удивлённо посмотрел на фамильного бога. — Иш`Кафель, почему их привлекла моя кровь?

— Их чувствительность ограничена и, предполагаю, достаточно сильно, скорее всего, они могут ощутить твоё местоположение лишь в определённом радиусе, и этот радиус довольно велик.

Тигр мотнул хвостом, задумчиво смотря на него, после чего, наклонив морду, перевёл взгляд прямо на меня.

— Что же касается причин того, что их привлекла твоя кровь, предполагаю, всему виной наследия, вложенные в тебя Александром… Твой дед долгое время занимался изучением руин на территории Белых Драконов совместно с их лучшими учёными. Я не знаю, что он на самом деле нашёл там, и чего это ему стоило, но он каким-то образом сумел изменить себя и свою кровь, ну, или точнее, собственную родословную для этого. А позже то же самое проделал и с тобой. Понятия не имею, чем он конкретно занимался, некоторые вещи были закрыты даже для меня. Александру Драконы тогда запретили использовать Фамильных богов. Но сейчас уже с уверенностью могу сказать, похоже, именно эта кровь стала причиной нападения Золотых на нас.

— Что?

— Именно так, они искали представителя родословной, но Александр им не дался, а тебя по счастливому стечению обстоятельств не было тогда дома. Можно сказать, их нападение провалилось, а Алису они забрали, чтобы хоть как-то окупить свои действия. А теперь слушай внимательно, мне удалось подобраться достаточно близко к Алисе и к одному из этих Белых, благо его резиденция по какой-то причине оказалась за пределами центральных районов школы и практически не защищалась от Божественных сущностей. Твоя кровь резонирует с миром особым образом, сообщая чему-то или кому-то о своём местоположении, это свойство и смогли отследить Белые. Тебе нужно вместе с Седьмым найти и заблокировать это, если хочешь путешествовать по Золотому миру. Иначе рано или поздно тебя обнаружат, более того, уверен, что уже через пару-тройку дней это место найдут, и к Лепесткам придут гости.

— Так, понятно, погоди немного, — ответил я тигру и мысленно обратился к Конструкту: «Седьмой, ты слышал? Что думаешь о том, что сказал Иш`кафель?»

«В его словах есть логика, если предположить, что „Связь единства“ появляется возле вас, Носитель, когда происходит резонанс, то в этом случае такое действительно легко отследить», — ответил тот.

«Мы можем как-то заблокировать этот резонанс? Тем более ты за всё время так и не заметил, что с моей кровью что-то не так, а тут…»

«Ваш Фамильный бог дал направление, где следует искать, мне просто нужно время, чтобы отследить влияние вашего тела на процессы появления „Связи единства“ и заблокировать их либо замаскировать. Предполагаю, Носитель, что вход в „Связь единства“ можно открыть даже здесь, в Золотом мире».

«Если Тигр прав, то меня уже смогли обнаружить. Ты сможешь как-то ускориться? Не хотелось бы по всему Золотому миру бегать от Белых. Это сейчас нужно меньше всего».

«Я постараюсь, Носитель, — уклончиво ответил Седьмой. — Приступаю к мониторингу и изучению».

Передав слова конструкта тигру, я ещё раз посмотрел на своего давнего друга. Внешне тот практически не изменился, только вот взгляд стал каким-то странно грустным.

— Дыру протрёшь, — прокомментировал моё пристальное внимание тигр.

— Тяжело было? — я проигнорировал его обычно язвительную манеру общения.

— Не могу сказать, что этот мир благоволит к сущностям изнанки, вся его внешняя часть и пара следующих слоёв кем-то выжжена и превращена в самую настоящую пустыню, а углубляться на слои ниже слишком опасно, там обитает огромное количество сильных и голодных стихийных сущностей, очень ревниво охраняющих собственные территории. Удивительно, как только Глава Защитной Чаши умудрился тогда договориться с вновь рождёнными во время карнавала богов Золотого мира.

— Получается, рождение медиумов в Золотом мире остановилось из-за того, что уничтожен внешний слой изнанки? — спросил я, припоминая, что говорилось об этом в книгах Лепестков и что сказал нам ИИ корабля.

— Внешний и несколько следующих, я немного сунулся туда, это самая настоящая пустыня, и, что самое неприятное, я не заметил там человеческих теней, в Золотом мире им туда вход заказан, и отсюда следует закономерный вопрос…

— Если их нет на изнанке, то куда они уходят, так?

— Именно, — кивнул тигр. — Это очень настораживает, Золотой мир полон людей, и пропажа человеческих теней может оказаться ласточкой самых настоящих проблем для всего соцветия миров. Первое, что мне приходит в голову, — это то, что в этом мире нашёл приют кто-то, способный питаться низшими сущностями. От одного этого у меня внутри всё переворачивается.

— А такие существа есть?

— На всех слоях изнанки чего только нет, одна десятка когорты чего стоит, или правители нижних слоёв, поверь, с этими ребятами никто не хотел бы столкнуться…

— Понимаю, — я кивнул и сменил тему на то, что меня сейчас интересовало больше всего. — Послушай, ты когда-нибудь слышал от деда упоминание о «Связи единства»? Или об Утренней заре?

Тигр замолчал, смотря на меня. Повисла пауза, которую прервал сам фамильный бог, проговорив:

— Позволь спросить, где ты услышал об Утренней заре?

— От него самого и услышал, и только представь моё удивление, мало того что я получил Седьмого, так внутри, оказалось, ещё сидит тварь посерьёзнее. Шизофрения в чистом виде. Что тебе известно об этом существе?

— Говоришь, он сидит внутри тебя, да? Мне ничего о нём не известно, — подумав, ответил тигр. — Я пару раз слышал об этом существе от твоего деда, после того как он вернулся от Драконов. Он говорил, что в то время, когда находился на территориях клана Белого Дракона, сумел выйти на контакт с существом, называвшимся Утренней звездой и желавшим воплотиться в нашем мире. Только, как я понял, он отказался от попыток сделать это из-за опасений, что эта Звезда может попытаться разрушить наш мир.

— Видимо, не отказался, он заключил контракт с Утренней Звездой и куда-то его спрятал, у тебя есть мысли, где он может быть? — Я перечислил все места, где пытался найти контракт.

— Нет, ты упомянул всё, что мне приходит в голову… а что насчёт «Связей единства», что это такое?

— Садись, думаю, тебе стоит узнать всё, что со мной произошло, пока ты находился в Золотом мире, потом расскажешь, что удалось узнать о школе, где прячут Алису.

Мой рассказ затянулся, пришлось подробно остановиться на всём, что происходило со мной с момента нашего с тигром расставания, а событий там накопилось очень много. Больше всего, естественно, его изумила «Связь единства», фамильный бог оказался очень удивлён, узнав, что дед скрывал от него такое… Иш`кафель уверял, что ничего не знал об этом пространстве, обычно божественные сущности редко отходили далеко от своих медиумов, но не Белый Тигр, как и со мной он часто уходил по своим делам, оставляя деда одного, и, похоже, это полностью устраивало главу семьи. По словам фамильного бога, он сопровождал деда лишь в определённых ситуациях, например, в рейдах, всё остальное время предпочитал проводить на изнанке.

— Знаешь, это немного странно для Фамильного бога, — заметил я. — Обычно божественные сущности предпочитают не уходить далеко от своих медиумов.

— С чего ты взял? — удивился тигр. — Как раз большинство не любят изображать из себя прилипалу. Сущность, что стремится всегда быть возле своего медиума, скорее всего, просто ещё незрелая.

Я вспомнил канарейку Светланы, которую с трудом можно было назвать незрелой, как и несколько других, с которыми мне приходилось сталкиваться, но спорить не стал. После моего рассказа настал черёд Белого Тигра описывать всё, что с ним произошло в Золотом мире. И вот тут мы подошли к самому интересному. Школа, в которую по какой-то причине перевели совсем недавно сестру, оказалась одной из самых сильных в Золотом мире, более того, по словам тигра, в этой школе жили как минимум три загадочных Белых Фигуры, с ними почтительно общались все представители школ, но при этом они совершенно точно не входили в состав этой школы. Удивительное дело, если подумать. Как я слышал, в Золотом мире все люди без исключения должны были относиться к какому-то конкретному заведению.

— Только представь, Ян, не только город, но и целый регион оказался под управлением одной школы, а её директор считается одним из сильнейших повелителей магии Золотого мира, ты сам должен понимать, что это значит. И ты очень удачно выбрал время для этой экспедиции.

— В каком смысле? — мне стало любопытно, что имел в виду тигр.

— Алису держат во внутренней части центрального района школы, как и в прошлый раз, хода для любых сущностей изнанки туда нет, я даже больше тебе скажу, того количества силы, что там используется, хватит на то, чтобы испепелить сотни представителей когорты, чего уж говорить про меня. Но нам повезло, через месяц начинается ежегодный приём в школу…

— А? — я думал, что ослышался.

— Держи два! — передразнил меня тигр. — Что непонятного? Для тебя есть лишь один шанс спасти Алису, проникнуть в школу и вытащить её оттуда, или ты хотел, словно рыцарь на белом коне, въехать в главные врата школы и потребовать освободить пленницу?

— Да ничего я не думал, — я подавил раздражение, тигр, как обычно, не смог не съязвить. — Но вступать в школу? Мы полезем прямо в логово тигра.

— Ну, во-первых, не мы, а ты, — тут же поправил меня Фамильный бог и с наслаждением улёгся прямо посреди палатки, заняв большую её часть. — А, во-вторых, я тебя поднатаскаю, будешь один в один местный житель. Даже подыскал тебе отличную историю для прикрытия. Совсем недавно один из небольших городков дальних рубежей, так здесь называют отдалённые поселения, оказался полуразрушен сильным магическим ураганом, которые здесь, к слову, совсем не редки. Там погибло и пропало без вести много местных, и так уж случилось, что твой дорогой друг в это время был неподалёку. Мне удалось разузнать о некоем Дэриане Хопе, что пропал без вести как раз в то время вместе со всей семьёй и большей частью соседей. Ничего удивительного не будет, если молодой Дэриан, очнувшись и узнав, что остался без семьи, решит податься в ближайшую школу, чтобы испытать силы в самом крупном городе региона и, чем изнанка не шутит, даже пройти в местную школу магии в качестве ученика? Тем более что его отец был когда-то весьма достойным магом.

— И ты считаешь, меня не вычислят? — я скептически хмыкнул.

— Если зададутся такой целью, то, может, и вычислят, — отозвался Белый Тигр, взмахнув в очередной раз с раздражением хвостом. — Но тут нужно понимать, что в школы каждый год приходят поступать тысячи людей, а в такую крупную и именитую десятки тысяч. В любом случае так ты окажешься ближе к сестре, чем когда бы то ни было! Это шанс и шанс хороший, подумай над этим.

— Риск велик, — я всё ещё с сомнением покачал головой. — Лезть в школу без нормального знания языка и местных традиций…

— Первое мы с тобой улучшим, не зря же у тебя в голове сидит этот конструкт, пусть поработает, раз уж подрядился помогать, а второе… большую часть местных традиций я тебе расскажу, а всё остальное спишут на то, что ты у нас из глубинки и к укладу жизни большого города не привык, на это надо будет просто как следует упирать, и всё пройдёт нормально.

— Твоими бы устами да мёд пить, — проворчал я, но спорить не стал. — Ну хорошо, как считаешь, есть у нас ещё хотя бы пара дней до прихода Золотых?

— Наверняка, но полностью за это ручаться не буду, — ответил тигр.

— Ну хорошо, попробуем, нужно обязательно постараться найти ещё слитки сферума, да и после твоего рассказа у меня появилась пара вопросов к ИИ рухнувшего корабля. Тем более пока Седьмой не заблокировал отслеживание моей родословной, смысла куда-то дёргаться в любом случае нет, — я хлопнул по колену рукой. — Ладно, решено, сегодня пойдёшь с нами, поможешь с поиском, теперь всё зависит от магического конструкта.

* * *
Атакующий Кроу кое-как принял вертикальное положение, постаравшись сосредоточиться. Последние недели слились для него в одну сплошную бесконечную линию. Мало того что во время боёв в городе М. он лишился руки, из-за чего ему пришлось использовать очень неприятное заклинание, так ещё и потерять построенную с таким трудом башню… Он чувствовал, что именно последнее ударило по его разуму сильнее всего. Такого с ним не случалось с того момента, как он поглотил тварь из Фиолетового мира.

Каким-то невероятным образом он сумел сбить со следа ищеек, что шли по пятам, и даже добраться до соседнего города, где с большим трудом ему удалось затаиться. Это, пожалуй, оказалось самой большой проблемой. Полуживой от ран, с помутившимся рассудком — чудо, что его не смогли обнаружить и никто не стал стучать на него.

Однако теперь он мог наконец начать всё с нуля и построить свою следующую башню, на этот раз подойдя к закладке основ с куда большей ответственностью. Конечно, это потребует куда больше времени, чем в городе М, но он же никуда не торопится? Да? К тому же Кроу был уверен, что его подчинённые, оставшиеся без крови, захотят так или иначе помочь ему. Расширить сеть распространителей, собрать всех недовольных, коих после вторжения Чёрного мира и поступка императорских сил стало гораздо больше, и создать свою армию, способную поспорить и с гвардией, и со стражами великих кланов. Чем не цель? Кроу в очередной раз безумно улыбнулся и, прижав к себе обрубок руки, принялся за работу. Власть сама к нему не придёт, нужно проделать большой путь.

Глава 14. Пора прощаться

Выйдя из палатки, я осмотрелся, до рассвета оставалось не более тридцати минут, но темнота всё ещё царствовала над лагерем, даже не думая отступать. Впрочем, света от огней укреплённого лагеря Лепестков, видневшегося впереди, а также от нескольких зажжённых светлячков других групп вполне хватало, чтобы видеть всё.

Как ни странно, но обычно старающийся проспать как можно дольше Алексей оказался первым, кого я встретил из нашей группы. Маг готовил себе скудный завтрак с помощью беспламенного разогревателя, в отличие от меня, он старался не злоупотреблять пищевыми таблетками, предпочитая горячую пищу.

— Утро, лидер, — Алексей приветственно взмахнул рукой, заметив моё приближение. — Будешь?

— Не, — я мотнул головой. — Где девчонки?

— Света собирается у себя, а Василису я не видел, — ответил маг, наблюдая за тем, как быстро испаряется вода под действием химического разогревателя.

— Я уже тут, — подала голос Слава, выходя из своей палатки, как обычно, она была одета в свою светлую боевую броню с маской безликого. — Что у нас сегодня в планах?

— Хочу кое-что спросить у Вика и обыскать каюты старших офицеров, как по мне, это сейчас самое прибыльное место. Хм-м-м, вы пока начните подготовку к выходу, а я поищу Василису, когда, говоришь, она ушла? — я повернулся к Алексею, вопросительно посмотрев на него.

— Понятия не имею, кажется, она не приходила, исчезнув после нашего возвращения от корабля.

— Ладно, разберёмся, — я кивнул магу и направился в сторону, куда обычно уходила девушка.

Как ни крути, но эти её отлучки меня немного напрягали, пускай Оксана и поручилась за свою подругу, но…

Найти Василису оказалось непросто, если бы не Седьмой, предполагаю, мне пришлось бы отказаться от этой затеи. Конструкт безошибочно выбрал направление и уже через несколько минут на самой обычной поляне я наткнулся на девушку, стоящую возле небольшой каменной плиты и державшей в руках магический нож. Судя по большому количеству мелких камней и крошки, Василиса всё это время занималась созданием этой плиты. Моё появление заметили почти сразу, но девушка даже и не подумала шевельнуться, стоя перед каменной плитой. Подумав, я решил оставить девушку наедине с собой, однако был остановлен её голосом.

— Знаешь, когда я оказалась единственной выжившей из всей группы, первое время мне казалось это несправедливым…

Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы остаться на месте. Неловкость — это, пожалуй, самое верное слово, характеризующее мои ощущения сейчас. Василиса же, не обращая ни на что внимания, продолжила:

— Мои товарищи были мертвы, а я жива. Почему так вышло? — хоть сам вопрос и прозвучал, очевидно, что он не требовал ответа. — Стечение обстоятельств и удача. Но легче ли от этого моим друзьям, ушедшим за порог? Уже через полгода гильдия забыла о них, как и империя. Это может показаться идиотской прихотью, но я захотела, чтобы о моих друзьях осталась хоть какая-то память в Золотом и нашем мире.

Теперь я уже видел, что на созданной Василисой плите вырезаны имена. Девушка запечатлела своих товарищей на этом камне.

— Нам пора выдвигаться к кораблю, — наконец я смог сказать это девушке.

— Да, прошу прощения, совсем потеряла счёт времени, секунду, — девушка нагнулась и вставила какой-то камень в специальный паз на плите, мгновенье, и вот уже поверхность ее покрылась магической рябью, которая отсвечивала мягкими синими бликами. — Теперь разрушить её станет намного сложнее. Считаешь это глупостью?

— Нет, — я действительно так не думал, но, похоже, Василиса сейчас даже не слышала меня, споря сама с собой.

— Это хоть какая-то память, хоть какая-то…

Когда мы вернулись с ней в лагерь, уже практически рассвело, Слава и Алексей закончили свои приготовления и ожидали возле палаток. Перед тем как выдвинуться в сторону корабля, я решил взять слово, пора было расставить все точки на свои места:

— Прежде всего хочу сказать, что очень благодарен всем вам за помощь в этом рейде. Без вас моё появление здесь стояло под большим вопросом. Спасибо! — я посмотрел в глаза каждому из товарищей, за исключением Славы, но, надеюсь, девушка смогла уловить мой взгляд из своей маски безликого. — После сегодняшней или, возможно, завтрашней вылазки мы возвращаемся в родной мир.

— Что? — даже обычно невозмутимый Алексей выглядел удивлённым.

— Над экспедицией сгущаются тучи, очень скоро нападут Золотые, вы, наверное, и сами заметили, лагерь опустел почти на четверть, много групп наёмников уже ушли, понимая это.

— Это нормально, они не смогли найти ничего достойного и решили свернуть экспедицию, завершив контракт досрочно, такое часто случается, — пожала плечами Василиса. — Но у нас-то всё хорошо?

— Можете считать это предчувствием, после этого или следующего выхода будет уже поздно. Если у вас есть желание, конечно, вы можете попробовать свои силы уже как одиночки, этого я запретить вам никак не могу, но очень советую закончить на этом. Уверен, появление Золотых не за горами.

— Ладно, ты лидер, тебе решать, — со вздохом согласился Алексей. — Мы прямо сейчас заработали целое состояние, потому, в сущности, грех жаловаться.

На этом наше обсуждение закончилось. Хотя я видел, что Василиса внутренне была со мной несогласна, но спорить не стала, как и другие члены группы, согласившись с моими доводами.

«Думаю, говорить, что я остаюсь, не стоит. Это вызовет новый виток обсуждения и непонимания, да и в сущности для группы это не особо важно», — подумал я, идя спокойным шагом в сторону корабля.

В отличие от наёмников, стражей Лепестков, такое ощущение, стало даже больше с момента начала экспедиции. От корабля постоянно курсировали укомплектованные защитные группы, сопровождающие гружёные караваны с огромным количеством разных артефактов. Опутывающая Листва буквально по винтику разбирала корабль, торопясь забрать себе всё, вплоть до небесного металла остова судна. Они также торопились, хорошо понимая, что время уходит.

На корабле пришлось немного поплутать, чтобы добраться до зала управления, некоторый из коридоров был «оккупирован» учёными и стражами Лепестков, из-за чего пришлось искать обходной путь. После рассказа Белого Тигра у меня появилась пара вопросов к местному ИИ, возможно, он мог объяснить, почему изнанка Золотого мира оказалась мертва. Жаль, но моим надеждам не суждено было сбыться. Вик выслушал вопрос и в обычной своей манере ответил:

— Вымирание духовного пространства магического типа из-за вмешательства неизвестной силы. Потенциал мощи — недостаточно данных.

— Он не знает, — резюмировал Белый Тигр, появившись у меня за спиной. — Ты должен и сам понимать, какими силами должно располагать существо, способное очистить пару слоёв изнанки.

Мне оставалось лишь кивнуть на это замечание.

— Вик, назови местоположение кают капитана, первого помощника, главного инженера и боцмана.

Узнав у ИИ всё, что требовалось, мы двинулись к нужным каютам. Вик заботливо предупредил, что вторжение в частные владения личного состава корабля карается высшими законами Трибунала, но эту часть мы, естественно, даже не стали дослушивать. Хозяевам корабля давно было безразлично то, что в их каютах появятся посторонние.

Апартаменты капитана по странному стечению обстоятельств оказались ближайшими к нам, хотя, вероятно, это объяснялось тем, что командующий состав корабля всё же должен был жить ближе всего к залу управления. Сама дверь каюты капитана ничем внешне не отличалась от тысяч других, что нам встречались на этом судне. Правда, чтобы взломать её, нам с Седьмым потребовалось почти в два раза больше времени, чем обычно. Со слов магического конструкта, это прежде всего было связано с тем, что алгоритм шифрования здесь по какой-то причине сильно отличался.

Наконец переборка медленно отъехала в сторону, пропуская нас внутрь тёмного помещения. Каюта оказалась полной копией той, где нам удалось впервые найти слитки «Сферума», три таких же просторных помещения, подразделяющихся на спальню, рабочий кабинет и зал для тренировок. Удобно и функционально. Самого капитана мы обнаружили в своей постели, он так и не проснулся, застигнутый ударом Скульптора.

— Мне вот интересно, что за существо способно убить больше тысячи человек, пробить магические щиты такого внушительного корабля и до кучи проделать в нём дырку, из-за чего он мгновенно рухнул на землю, — вслух спросил Алексей, рассматривая миниатюрную модель судна, стоящую на столе капитана. — Этот Трибунал, он же значительно обошёл нас по развитию технологий и магии. Постройка подобного корабля для нас попросту невозможна. А это у них самый обычный тральщик, разведчик. А что касается боевых судов? Какие они?

Вопрос повис в воздухе. Ответа на него не было, мы могли лишь предполагать, какими силами располагал Трибунал, но то, что он создал тюрьму, в которой использовалось больше сотни якорей реальности, говорило о многом.

— Бинго! — крикнула из соседней комнаты Слава. — Гляньте, что я нашла.

Находками оказались небольшая стопка «Сферума» и двенадцать самых обычных с виду метательных ножей. Облегчённых, с невероятно острыми на вид лепестковыми лезвиями. Сам металл, из которого эти ножи были сделаны, отливал голубоватым светом. А ещё от них фонило такой магической силой, что даже смотреть было тяжело. Благо сами ножи располагались в специальных футлярах, которые экранировали их силу.

— Ну и силища, — прокомментировал увиденное Алексей. — Да здесь магии больше, чем в накопителях энергии нашего города. Безумие какое-то. Для чего или, скорее, против кого можно использовать подобное оружие?

— И кто его может использовать? — добавила Слава. — Ты разве не заметил? Оно способно поглотить жизненную силу своего хозяина… очень прожорливые штуки.

«Носитель, я не рекомендую использование данных ножей, их сила несомненна, но, скорее всего, их использование мгновенно убьёт вас», — согласился со Славой проснувшийся конструкт.

«Ну что ж, я и не собирался, но, возможно, их удастся продать за хорошие деньги? В Золотом мире подобные магические артефакты могут пригодиться».

Как и везде, в каюте капитана оказалось довольно много записей, в основном являющихся заметками, относящимися к кораблю и курсу, которым он шел. Мы быстро собрали всё, что могло представлять ценность, и направились к следующей цели. К сожалению, посещение следующих кают не принесло ничего, кроме разочарования. К этому моменту их уже сумели открыть Лепестки, они вынесли всё, что представляло хоть какую-то ценность.

Как раз во время исследования последней комнаты я и заметил хорошо знакомый отпечаток ладони, вход в «Связь единства». Седьмой оказался прав, доступ к нему у меня был даже здесь, в Золотом мире…

«Седьмой, ты это видишь?» — мысленно позвал я конструкт.

«Определённо, Носитель. Произвожу анализ изменений окружающего пространства и поиск резонанса, — тут же отозвался тот. — Закономерность обнаружена. Анализирую».

Оставив на время в покое Седьмого, я подошёл ближе к отпечатку, красующемуся прямо на стене каюты боцмана. Сам вход ничем не отличался от того, что я видел несколько раз в родном мире, и мне было очень интересно, если я сейчас открою проход и спущусь вниз, к «Связи единства», увижу ли стол деда? Если да, получается, постройка связана со всеми мирами нашего соцветия и… если разобраться в принципе её работы, не будет ли это означать, что мне окажутся доступны персональные врата?

От подобных мыслей закружилась голова. Как и от появившихся вопросов. Что за существа способны создать подобную технологию? Трибунал? Даже для них, как мне кажется, это слишком сложно, и почему она работает лишь с определённым типом крови?

От собственных мыслей меня отвлекло появление Славы.

— Лидер, ты чего застыл у стены? Нам бы перед уходом успеть ещё к одной каюте, помнишь?

— Да-да, — я вернулся в реальность, сверившись с хронометром боевой брони, до заката действительно оставалось не так долго, следовало поторопиться.

Возвратившись в лагерь, я вместе с группой первым делом отправился к Лепесткам. Раз уж было решено, что надо бы заканчивать, следовало как можно выгоднее продать накопленное барахло. Правда, на часть «Сферума» и найденных клинков у меня были собственные планы. Мне удалось перекупить несколько слитков у группы, используя ту выручку, что мы получили после продажи наших маяков Тесея и найденных записей. Благодаря этому, количество слитков у меня в рюкзаке возросло до десяти. Что же касается метательных ножей, то их мне досталось три шутки. Правда, пока понимания, как их можно использовать, у меня не имелось, но лишними они точно не станут.

После всех манипуляций мой кредитный счёт оказался практически пуст, что меня нисколько не расстроило, а вот счета других членов группы оказались значительно пополнены. Как и говорил Алексей, это был самый выгодный рейд за всё время, что он проработал наёмником, даже защита города от вторжения Чёрных принесла денег значительно меньше.

— Итак, когда выдвигаемся? — спросил у меня Белый Тигр, когда я вернулся в свою палатку.

— Скорее всего, завтра мы в последний раз попробуем найти что-то нужное на корабле и отправимся в путь. Очень надеюсь, что к этому времени Седьмой разберётся с отслеживанием моей крови.

«Я уже почти закончил, Носитель, — тут же ответил тот. — Сам принцип мне стал понятен после появления „Связи единства“, сейчас я занимаюсь отработкой самого эффективного варианта сокрытия возможностей вашей родословной. Фамильный бог сказал верно, ваша кровь постоянно резонирует с окружающим пространством, создавая поле искажения, которое при определённых условиях можно примерно отследить».

«Отлично, буду ждать результатов. А пока, думаю, стоит немного отдохнуть. Завтра нам предстоит долгий день».

* * *
В нескольких сотнях километров от места крушения корабля появился золотистый портал, из которого начали появляться воины в Золотой броне. Их сопровождали сразу несколько десятков магов. Обычный разведывательный отряд двух школ, которые обнаружили странные искажения в этом районе. Подобное могло возникнуть как вследствие самого обычного магического шторма, так и по причине открытия врат. В последнем случае представители школ обязаны были отреагировать, уничтожив вторженцев в их мир.

Впрочем, среди появившихся были не только воины и маги школ, сразу четыре фигуры, облачённые в белое, перешагнули через портал, осматриваясь вокруг.

Глава 15. Один

Спустя пару часов в нескольких километрах от заснувшего лагеря сформировался пространственный разрыв, из которого медленно появились четыре белые фигуры. Их лица, скрытые капюшонами, было невозможно разглядеть из-за клубящейся внутри тьмы. Несколько минут они парили в вышине, просто молча наблюдая за окружающим миром, от их внимания не укрылась возвышенность с установленным на ней порталом-переходом, а также постройки укреплённого лагеря Опутывающей Листвы. По какой-то причине группа белых фигур не спешила атаковать, точно прислушиваясь к себе. Они продолжали парить в вышине — невидимые и незримые для всех обитателей лагеря.

В это же время далеко внизу, возле самой кромки леса, у небольшого костра грелся человек, хорошо знакомый Яну. Шестой член группы Оцелотов, Михаил. В момент, когда фигуры появились в небе, он вдруг достал из кармана небольшой амулет, который сейчас мягко пульсировал красным.

— Явились всё-таки? — нахмурившись, спросил он в пустоту.

Конечно, у него были определённые сомнения насчёт того, что эти люди появятся, даже несмотря на то, что в рейде присутствовал человек, который являлся для них по своей сути маяком. Чуть поколебавшись, Михаил одним движением руки сломал амулет в руках, превратив его в труху. Вот и всё, дело сделано. Остаётся надеяться, что мастер был прав и его не превратят в пепел.

Между тем уничтожение амулета не укрылось от белых фигур, в ту же секунду они рванули к одинокому костру, возле которого их ожидал Михаил. Как и говорил мастер, они пришли, почувствовав присутствие парня… Почему? Это ему выяснить так и не удалось, у мастера были какие-то отдалённые планы на этого молодого наследника, и он строго-настрого запретил Михаилу упоминать о Яне. Сила амулета должна была ясно дать понять Белым, что это он создал возмущение структуры мира, а не кто-то с родословной «Связи единства». Впрочем, сейчас в любом случае самым важным было наладить контакт, а не защитить мальчишку.

Четыре белые фигуры медленно опустились перед костром Михаила, заставив его внутренне поёжиться. От этих существ в буквальном смысле разило сильной магией, способной размазать его одним ударом, и, даже несмотря на все заверения мастера в том, что белые очень редко вмешивались в сражения магических школ, ему всё равно было не по себе рядом с появившимися фигурами.

Подняв руку в приветственном жесте, Михаил постарался отогнать от себя любую неуверенность, он верил мастеру, в его видение будущего и понимание пути.

— Приветствую хранителей знаний, — старательно выговаривая и всё равно коверкая слова, сказал он на языке Золотого мира. — Мой мастер предлагает вам сотрудничество…

* * *
Наутро наши планы проверить корабль в последний раз перед возвращением группы оказались полностью разрушены. Я проснулся от тревожного и непонятного ощущения опасности. Словно вернулся в те времена, когда путешествовал по алому миру, не имея достаточных сил, чтобы нормально защищать себя. Открыв глаза, я прислушался, пытаясь понять, что могло вызвать чувство опасности.

«Носитель, ощущается значительное уплотнение магического фона, — тут же подал голос Седьмой. — Кто-то пытается открыть портал локального перехода прямо над лагерем».

В это же время возле меня появился Белый Тигр, сверкая глазами и со вздыбленной шерстью.

— Золотые нашли нас, парень. Если хочешь воспользоваться последней возможностью остаться в Золотом мире, следует сделать это сейчас, пока их внимание полностью сосредоточено на сильнейших Лепестках и корабле.

— Да, но вначале выведу группу, — отозвался я, очень быстро облачаясь в боевую броню. — Я их собрал и несу за них ответственность.

— Такой же упрямый, как и твой отец, — проворочал в ответ тигр, но спорить со мной не стал.

Выйдя из палатки, я увидел Алексея, тоже выбирающегося наружу, он заметил моё появление и тут же спросил:

— Ты тоже это почувствовал?

— Да, — я окинул взглядом лагерь наёмников, что очень быстро просыпался. — Все почувствовали.

В это же время появилась Слава, Василисы, как обычно, не было на месте. Впрочем, достаточно было мне о ней подумать, как девушка вынырнула из темноты, с беспокойством осматривая нас.

— Собираемся и уходим прямо сейчас, — отдал я приказ. — Быстрее, у меня такое ощущение, что времени у нас осталось очень немного.

Естественно, никто со мной спорить не стал, где-то в лагере Лепестков взвыла сирена, клановые стражи засуетились, собирая и подготавливая ещё не эвакуированные сокровища и артефакты, подготавливая их к отправке. Помимо этого, я заметил сразу несколько групп учёных, которые в сопровождении усиленных отрядов стражей направлялись в сторону портала-перехода. Как ни крути, а эвакуировать клану нужно было много чего, даже несмотря на то, что они последнее время буквально тоннами вывозили через врата сокровища.

Наши сборы заняли рекордные шесть минут — даже во время тренировок мы подобного никогда не добивались, а тут, подгоняемые незримой опасностью, что с каждой секундой становилась всё явственнее, сделали это очень быстро.

— Почему они даже не пытаются замаскировать своё приближение? Это же бессмысленно, — спросила Слава, с молниеносной быстротой упаковывая свои скудные пожитки в специальную сумку и тут же закидывая её за плечо.

— Это их мир, они так делают если хотят запугать противника, — отозвалась Василиса. — Хотя чаще, конечно, стараются напасть скрытно… Вероятно, их больше заинтересовал корабль, чем наша экспедиция, даже несмотря на то, что мы уже достаточно давно потрошим его…

— Хватит разговоров, уходим, — прервал я их, замечая, как некоторые группы наёмников чуть ли не бегом срываются со своих мест. — По ощущениям, у нас осталось не больше пяти минут. Бросайте, что не успели собрать, время поджимает.

Вдалеке, где-то возле найденного корабля, раздался целый каскад магических взрывов. Похоже, золотые схватились с группами Лепестков, укрепившихся возле рухнувшего судна, и бой там сейчас шёл нешуточный. Мне кажется, или в отголосках идущего сражения ощущалась мощь Опоры? Как минимум одна Опора Мира наёмников сейчас активно сотрудничал с Лепестками в этом рейде, возможно, это его рук дело, или Золотые притащили с собой сильнейших…

Поднявшись на холм, мы столкнулись с небольшой очередью возле врат-перехода, отряды наёмников, стражи и персонал клана Опутывающей листвы столпились возле входа в портал.

— Из-за того, что Золотые отказались от своей привычной тактики внезапного нападения, похоже, этот рейд обойдётся нам малой кровью, — заметил Алексей, когда мы подошли к вратам.

— Золотые никогда просто так ничего не делают и уж точно не стремятся безнаказанно отпускать нарушителей, решивших вторгнуться к ним в мир, — ответила ему Василиса. — Не расслабляйся, или это может стоить тебе жизни…

К сожалению, слова девушки оказались пророческими. Буквально через минуту мы поняли причину задержки удара Золотых по лагерю. Сразу несколько локальных порталов открылось в небе над вратами, откуда появилось несколько десятков воинов в Золотой броне с поддержкой сильнейших магов. И вместе с ними над нашими головами сформировался огненный столп, рухнувший прямо на портал-переход. Перед тем как нас накрыло сокрушительной магической волной, я успел услышать отборные маты со стороны стражей, охранявших врата. А в следующую секунду чуть не оглох от сокрушительного удара, благо шлем боевой брони практически мгновенно сумел компенсировать грохот, спасая тем самым мне слух.

От удара земля содрогнулась, и, не удержавшись, я рухнул на колени, одновременно с этим пытаясь сориентироваться вокруг себя. Несколько групп наёмников, что находились ближе всего к нам, что-то кричали друг другу. В поднявшихся клубах пыли и земли практически ничего не было видно, приходилось ориентироваться чуть ли не на ощупь, но, как ни странно, мы даже не пострадали от этого удара Золотых.

«Носитель, концентрация магии в ударе, использованном противником, соответствует седьмой магической ступени. Этого более чем достаточно, чтобы полностью уничтожить небольшой район врат, — тут же подал голос Седьмой. — Данный удар был заблокирован неизвестной силой».

Я оставил его комментарий без внимания, крикнув группе, чтобы они собирались возле меня. Благодаря тому, что врата находились на возвышенности и довольно сильному ветру поднявшаяся от магического удара пыль уже начала рассеваться, и я смог увидеть, что портал-переход стоит на своём месте совершенно невредимый. А ещё стало понятно, как Лепесткам удалось без проблем защитить не только врата, но и весь район, прилегающий к ним. Сразу несколько гробов, установленных возле портала, были окутаны ореолом силы, на который было трудно смотреть.

— Бегом к вратам, пока по нам ещё раз не вдарили! — крикнул я товарищам и, показывая пример, подхватил под руку Славу, что всё ещё не могла отойти от последнего удара, и поспешил к порталу.

Другие группы так же, как и мы, бросились вперёд, стараясь не смотреть на небо, где парили сразу несколько Золотых. Естественно, поняв, что план по закрытию врат одним ударом провалился, те уже через пару мгновений рванули вниз, очевидно, решив закрыть врата вручную. Благо нам было не так далеко до портала-перехода, а Лепестки уже не следили за очерёдностью тех, кто входил во врата, сосредоточив всё своё внимание на приближающемся враге.

Нам повезло, Алексей и Слава вбежали в портал, исчезнув в его серебристом свечении. Василиса явно колебалась, видимо, желая скрестить клинки с Золотыми, пришлось с усилием подтолкнуть её к вратам, напоследок крикнув, что задержусь и помогу Лепесткам, ждать меня не нужно. Успел заметить, как удивлённо расширились глаза девушки, хорошо различимые в забрале шлема, но возразить мне она не успела, пропав в серебристой дымке врат. Надеюсь, у неё и других хватит ума не возвращаться за мной.

«Седьмой! Выводи меня отсюда», — крикнул я конструкту, одновременно с этим активируя полный режим скрытности «Штандарта» и становясь в буквальном смысле невидимым.

Из-за развернувшегося магического хаоса я с большим трудом ориентировался в окружающем пространстве и без помощи конструкта здесь уже было не обойтись. Где-то неподалёку я видел мелькающую шкуру Белого Тигра, который старался не выпускать меня из поля зрения. То тут, то там между Золотыми и Лепестками завязывались стремительные схватки. На этот раз школа, что прислала сюда своих магов и воинов оказалась не из простых. Даже несмотря на численное меньшинство, Золотые теснили клан Опутывающей Листвы, и, если бы те не использовали всю силу саркофагов, я не уверен, что врата удалось бы отстоять даже так.

Жаль, но без проблем выбраться из района врат мне всё-таки не удалось. Клубы пыли окончательно развеялись и одновременно с этим откуда-то с неба рухнул один из вражеских воинов в своей тяжёлой металлической броне, из-за чего он казался самым настоящим гигантом, а видневшаяся на его груди лента с вязью языка Золотого мира говорила, что этот человек был не из последних в иерархии школы.

Мне не помогла даже маскировка Штандарта — он оказался слишком близко и без труда смог различить меня. Воин не сомневался ни секунды, обрушив на меня огромный меч, который я при всём желании смог бы использовать лишь двумя руками. Вот же. Пришлось уходить с линии удара, используя свою максимальную скорость и боевое Искусство Создателей. Вот только увернувшись от меча, я в любом случае был задет магической волной, поднятой им. Меня отшвырнуло на несколько метров назад и с силой приложило о землю холма. Пришлось использовать всю свою ловкость, чтобы хоть как-то удержатся. А золотой уже находится возле, обрушивая бронированный кулак там, где я находился всего мгновенье назад. Земля, не выдерживая этого удара, взрывается, разлетаясь комьями в разные стороны. Надоело… За миг до того, как фигура Золотого воина появляется передо мной, я уже бью Одиноким со всей силы, вплетая в этот удар магическую силу, используя свой старый приём — рассечение меча.

Не знаю как, но противник успел среагировать в самый последний момент, подставив свой клинок под удар и лишь слегка пошатнувшись от него.

«Да что это за машина?» — мысленно выругался я.

«Носитель, я рекомендую вам как можно быстрее уходить, этот воин находится на очень высоком уровне, и сейчас я затрудняюсь определить его силу», — голос Седьмого отвлёк меня, из-за чего я чуть не пропустил стремительную атаку золотого.

Я и не собирался с ним драться, если уж на то пошло, да и этот воин, очевидно, сейчас просто игрался со мной, даже не воспринимая всерьёз. По ходу нашего боя он несколько раз успел сокрушить подвернувшихся под руку Лепестков и наёмников, возле которых оказался. И тогда ему хватало лишь одного движения, чтобы сделать это. С каждым новым витком нашего противостояния воин всё наращивал скорость, явно пытаясь лучше узнать мои возможности.

Даже с учётом полученных сил после поглощения «Сферума» я очень быстро приблизился к максимальным своим возможностям. Мне даже пришлось использоваться сферы земли, чтобы парировать особенно стремительные атаки противника.

Четвёртое движение — «Отчаяние». Как бы я этого ни хотел, пришлось применить одно из этих движений. Время послушно замедлилось, станов похожим на кисель, я хорошо видел атаку противника, мгновенье назад рванувшего в мою сторону. Пространство в паре десятков метров вокруг меня изменилось, станов полностью подвластным каждой моей мысли. Одинокий сверкнул стальным блеском, и вот уже всё вокруг преобразилось. Из пустоты появились тысячи клинков подобных Одинокому, нацеленных на сердце Золотого. Движение пальцем — и мечи обрушились на моего противника. И для того это стало полной неожиданностью. Я лишь успел заметить вспышку яркого солнечного света, что сверкнула там, где был Золотой, и почувствовать, как практически все созданные клинки уничтожаются в ней. Хотя пара всё же вонзилась в броню Золотого, они нанесли лишь царапины. Дожидаться реакции противника я, естественно, не стал, на полной скорости убегая прочь. Под действием замедления, будучи раненым, золотой не смог сразу же последовать за мной, а там уже способность к маскировке «Штандарта» дала мне возможность полностью укрыться от взора противника. Лишь когда я оказался у самой кромки леса, над холмом разлетелась магическая паутина, в которой явственно ощущалась сильная ярость.

«Вас стоит поздравить, Носитель. Вы сражались с воином уровня Опоры и даже смогли выжить», — сказал Седьмой.

«Это была Опора?» — я чуть не споткнулся, но вовремя вернул себе самообладание.

«Да, Носитель. Однако по какой-то причине этот воин искусственно ограничил собственные силы. Лишь когда вы нанесли свой последний удар, он использовал свою истинную мощь, чтобы отразить его».

«Судя по тому, что он играл со мной, как кот с мышкой, этот воин так развлекается».

«Опорами мира обычно не становятся идиоты, Носитель. Должны быть причины, почему он вёл себя так, а не иначе. Впрочем, гадать не имеет смысла, мы всё равно не сможем найти ответ при имеющихся данных».

* * *
Лишь через несколько часов я перестал слышать раскаты идущей битвы. Штандарт работал исправно и укрыл меня от внимания всех Золотых магов и воинов, с которыми мне не повезло встретиться, пока я уходил из лагеря Лепестков. Белый Тигр присоединился ко мне практически сразу же после сражения с Опорой, а ещё через пару часов Седьмой с радостью сообщил, что сумел наконец заблокировать резонирующий эффект моей родословной, тем самым укрыв от возможного преследования со стороны Белых фигур.

Я продолжал идти вперёд, ведомый Белым Тигром, который без умолку рассказывал о том, что с ним происходило с того момента, как он остался один в Золотом мире. Такое ощущение, что всё это время фамильный бог сдерживал себя из-за присутствия других людей, а теперь его прорвало. Он рассказывал и рассказывал, описывая мир, что был одновременно и похож, и не похож на наш, а я просто шёл вперёд. Мысли мои были далеки от рассказов тигра, они то возвращались к товарищам, ушедшим в портал, то перескакивали на Алису, которую я не видел уже больше трёх лет… И, если раньше думать о сестре было чуть ли не физически больно, то сейчас я вдруг с удивлением осознал, что боль ушла, вот только почему-то воспоминания потускнели и стали какими-то далёкими, точно это всё было со мной в другой жизни.

— Неужели я стал забывать её?

— Что? — спросил удивлённо тигр, прервав свой рассказ.

— Нет, ничего, — мотнув головой, я вернул себе самообладание. — Вспомнилось тут. Итак, на чём ты остановился?

— Местные традиции…

Глава 16. Первый шаг

Первый день продвижения по бесконечным лесам Золотого мира мне запомнился плохо, я шёл вперёд под безостановочный бубнёж Белого Тигра. Фамильный бог ответственно подошёл к своей миссии, рассказывая мне мельчайшие детали, которые ему удалось узнать, пока он был вынужден находиться здесь один.

Из книг в библиотеке Лепестков и открытой информации в интернете я знал, что Золотой мир не считался отсталым и во многих аспектах был даже развитее нашего. Но то, что рассказывал тигр, в любом случае казалось невероятным.

Прежде всего магические школы. Наверное, называть их таким образом значит сильно всё упрощать, но в нашем языке просто не имелось аналогов того, чем в Золотом мире являлась «школа». Это, можно сказать, было полноценное государство, наподобие тех, что когда-то разделяли Империю и объединялись одной-единственной целью — изучением магии. Благодаря школам, простые люди Золотого мира получали медицинскую помощь, еду и образование. Большинство детей мечтали в день своего совершеннолетия отобраться в свою школу для того, чтобы начать постигать путь магии. Естественно, проходили лишь самые одарённые, и, как правило, это были наследники, принадлежащие к местному аналогу семейных кланов.

— Благородные Фортис, — произнёс с пафосом Белый Тигр, заглядывая мне в глаза, пока я устанавливал палатку. — Так называет себя местная знать, они очень похожи на семьи кланов, вот только не служат никому. Некоторые из них совсем небольшие, максимум из трёх-четырёх членов. Другие насчитывают сотни человек и являются по своей сути настоящими кланами в миниатюре. Большинство сильнейших магов являются выходцами именно из Фортис.

— Предполагаю, они и вкладываются в воспитание своих наследников куда сильнее обычных людей? — Я с усилием вогнал специальный крепёж палатки глубоко в землю, фиксируя её.

— Ты прав, большинство людей, не относящихся к Фортис, не могут дать своим детям лучшее образование, способное развить их магическую силу для прохождения теста в школу, — согласился со мной тигр.

— Похоже, многие вещи не меняются от мира к миру…

После установки палатки пришлось ещё некоторое время потратить на её маскировку. Несмотря на то, что ни я, ни Седьмой не ощущали поблизости опасности, это всё равно оставался Золотой мир, с его опасными дикими зверями, что способны стать большой проблемой даже для сильных наёмников.

— Итак, давай ещё раз, — сказал я, сняв шлем «Штандарта» и отложив его в сторону. — Мы держим путь в город… Клос?

— Клост, — поправил меня тут же тигр. — Это ближайший город-поселение от нас, где имеются развитые доки с магическими кораблями. Там нам следует сесть на одно из судов, отправляющихся на соседний континент, в регион магической школы Теней. В тот самый город, где жил Дэриан Хоп, парень, которым тебе предстоит притворяться.

— Уже одно это будет не так-то просто сделать, — я всё ещё был настроен скептически, особенно после объяснений тигра. — У нас нет местных денег, и у тебя, как и у меня, пока нет чёткого плана, каким образом заработать местные деньги. И то, что ты предложил… я пока не уверен, что эти способы сработают.

— Охота на местных опасных зверей может принести хорошие деньги, я лично видел, как магистрат небольших городков выплачивал охотникам хорошие деньги за магические ядра убитых тварей.

— Местные особо опасные твари, вообще-то, способны и меня убить, Иш`кафэль, — заметил я.

— Ну, так мы и не будем охотиться на самых сильных. Ян, есть несколько видов достаточно слабых зверей. Нам лишь нужно будет получить их магические ядра в качестве доказательства и для продажи. Я тебя уверяю, в магистратах подобные штуки уходят очень хорошо.

— А что насчёт документов? Уверен, для поездок и поступления в школу с меня потребуют как-то подтвердить свою личность, да и для того, чтобы просто передвигаться внутри городов, они нужны, так? Кажется, ты говорил о печатях, что вплетаются в ауру с самого рождения?

— Почти всё так, — коротко ответил тигр, но, заметив выражение моего лица, всё же пояснил: — Это тебе всё же не Империя. Школы и их районы часто слабо взаимодействуют друг с другом. Удостоверения личности на уровне магических печатей здесь, конечно, имеются, но для каждой школы они свои и проверять тебя досконально не будут. Главное, наличие этой печати. За пределами территории своей школы ты просто чужак, и всё.

«Как я уже говорил ранее, Носитель, мне достаточно увидеть саму печать, чтобы скопировать её в вашем теле, со всеми изменениями», — тут сказал Седьмой.

Между тем Тигр продолжал:

— К слову, именно поэтому мы отправляемся в город того паренька, которым ты будешь притворяться. По счастливому стечению обстоятельств у меня есть информация о том, где находится точный слепок печати ауры Дэриана, и не воспользоваться этим, согласись, было бы глупо.

— Неплохо, — я уважительно посмотрел в сторону сидящего фамильного бога.

— Всё это время мне приходилось много работать здесь, Ян, — тут же горделиво пояснил тигр. — Я не сидел сложа лапы и составил доскональный план, тебе лишь требуется довериться мне.

— Ну хорошо-хорошо, — мне пришлось согласиться с ним. — Просто хотелось бы знать следующие шаги, вот и всё. К тому же скажи мне, насколько жители городов Золотого мира подозрительно относятся к чужакам?

— Как и везде в нашем мире — недолюбливают. Или ты думаешь, что люди тут будут встречать тебя плясками и весельем? — фыркнул в ответ тигр. — Твоей главной задачей станет не выделяться и ни в коем случае не нарушать местных традиций. Золотые хорошо понимают, что под внешностью любого чужака может прятаться кто-то из нашего мира, поэтому часто настороженно относятся к пришлым. Или ты думаешь, Империя или кланы не пытались проникнуть в школы?

— Предполагаю, пытались.

— Вот и я предполагаю, что пробовали, особенно после того, как увидел, каков отбор во время подобных экзаменов. Однако, в отличие от имперцев и представителей наших кланов, у тебя имеется одно большое преимущество. Нет, даже два.

— Какие же? — я решил подыграть белому тигру, хотя уже, кажется, знал, что он ответит.

— Конечно же, это скромный фамильный бог и непонятная хреновина внутри тебя, которая называет себя «Седьмой». Вместе нам не составит труда обойти все эти глупые защитные меры Золотых.

— Ну, буду надеется, что у тебя действительно есть план, — что тут скажешь, в этом вопросе я действительно полностью зависел от своего фамильного бога.

— Отдыхай, продолжим завтра. До Клоста нам идти как минимум полторы-две недели, времени на то, чтобы всё обсудить и начать обучение, более чем достаточно.

* * *
Последующие дни, как и говорил Тигр, он продолжил под руководством фамильного божества вникать во внутреннюю структуру и традиции мира, а также очень серьёзно исправлять собственное произношение. Как выразился тигр — оно должно было звучать как у выходца из дальних рубежей, откуда я, согласно легенде, и был родом. Ещё одной важной вещью, которую мне предстояло сделать, стала одежда. Естественно, в «Штандарте» пройти внутрь города даже с максимальной маскировкой было попросту невозможно и очень глупо. Как ни жаль, но боевую броню перед обжитыми районами мне придётся до поры спрятать. Уверен, если всё пойдёт хорошо, я ещё вернусь за «Штандартом», но в местных городах ему пока совершенно точно не место…

Другое дело было с Одиноким. Клинок являлся типовым, как для моего мира, так и для Золотого, что позволяло мне взять его с собой. Единственным «но» являлись богато отделанные ножны, которые могли бы стать очень приметными для многих людей. Пришлось последовать совету Тигра и полностью замотать клинок простой тёмной тряпкой, тем самым спрятав его. Со слов фамильного бога местные делали так, чтобы лишний раз не привлекать внимание со стороны стражи городов, из-за чего подобный тип ношения оружия стал чуть ли не традицией. Охотники, благородные Фортис, члены школ и свободные воины, находясь внутри городских стен, заматывали своё оружие, демонстрируя тем самым отсутствие плохих намерений.

Что же касается решения вопроса с местной одеждой, то оно напрашивалось само — используя возможности маскировки «Штандарта», украсть её в одном из поселений, которые скоро должны были начать появляться на моём пути. К сожалению, это был самый надёжный и простой способ, пускай я и не в восторге от него.

Что же касается зверей, о которых говорил тигр, то на них я наткнулся уже спустя пару дней моего похода. Волчья стая вполне могла бы оказаться большой проблемой для наёмников уровня золотого значка и даже платинового. Но для меня это стало лишь небольшой разминкой. По признанию Белого тигра, мне очень повезло наткнуться чуть ли не на самых слабых зверей Золотого мира, которые были сильны прежде всего из-за своей стайности. Благодаря маскировке «Штандарта», они смогли обнаружить меня лишь после того, как почти половина особей уже оказались мертвы. Остальное было делом техники. Одинокий, точно изголодавшись, распространял вокруг себя убийственную ярость, без проблем кромсая плотную шкуру волков. Несколько минут стремительного боя — и вот я уже застыл посреди небольшой поляны, залитой кровью волков, сжимая в руке упивающийся свежей кровью духовный клинок…

— А ты серьёзно вырос, Ян, — заметил тигр, наблюдая за кровавой расправой над зверьми. — Они даже не успели убежать, я до конца думал, что пара-тройка тварей от тебя смоется, но ты умеешь удивлять.

— Так уж получилось, — мне пришлось сделать над собой усилие и криво улыбнуться.

На то, чтобы достать из почти двадцати убитых особей нужные магические камни, у меня ушёл целый день, и первые пять при извлечении оказались безвозвратно загублены. Используя слабый поток магии, я вместе с «Седьмым» смог извлечь остальные камни, которые внешне походили на крупные круглые жемчужины чёрного цвета. Складывалось впечатление, что они поглощали солнечный цвет, распространяя вокруг себя слабую хаотичную ауру, и именно из-за этого при их извлечении мне приходилось постоянно видоизменять магический поток.

— И ты говоришь, Золотые зачем-то покупают эти камни? — спросил я, рассматривая чёрные жемчужины. — Если бы я не знал, что они там есть, никогда бы не почувствовал.

— Да, покупают, и не спрашивай зачем, всё равно не знаю, — ответил тигр. — Думаю, этих собранных камней нам на некоторое время должно хватить, впрочем, если вдруг получится ещё найти, лишним это точно не станет.

К сожалению, больше столь крупной стаи волков мне не встречалось, зато несколько раз на пути попадались следы куда более опасных зверей. Встреча с любой из них для меня означала большие проблемы, из-за чего мы с Седьмым перестали пытаться найти ещё волков и полностью сосредоточились на том, чтобы скрыть собственное местоположение. «Штандарт» работал на максимум своих возможностей, обеспечивая меня маскировочным полем и помогая сэкономить силы в походе.

Во время ночёвок мне даже удавалось поглотить один, реже два «Сферума», благодаря чему, у меня начало получаться всё лучше использовать воплощение земли. Хотя не скажу, что это далось мне так уж легко. Душа стихий всё ещё не хотела на долгое время задерживаться на нашем плане, но уже то, что мне удалось призвать зелёного дракончика на несколько минут, для многих бы считалось хорошим прогрессом. Если не сказать больше.

Седьмой на это лишь заметил, что мой прогресс в формировании духов стихий Создатели могли бы охарактеризовать лишь как выше среднего. Мне всё ещё было куда стремиться. Однако самым важным стало не это. После целой недели практик и поглощений «Сферума» мне наконец удалось чуть-чуть коснуться «пробуждения воли», одной из вех в становлении воина. Седьмой, уловив это, сразу же сумел скорректировать развитие моего тела, в очередной раз качественно изменив его, правда, из-за этого я провалялся в своей палатке без сознания всю ночь и часть утра, но это того стоило. Ещё немного, и я мог ступить на путь «пробуждения воли», и само тело уже полностью было подготовлено к этому.

«Носитель, я заранее начал работу с заклинаниями Создателей и их боевой системой, чтобы к тому моменту, когда вы достигнете „пробуждения воли“ и полного понимания души стихии, дать вам новые знания», — заверил меня Седьмой сразу после пробуждения.

Как и предполагал Белый Тигр, до первых поселений мы смогли добраться спустя почти полторы недели. По словам Иш`кафеля, с этого момента скорость нашего продвижения значительно увеличится благодаря отличным дорогам, которые строили Золотые, и стоит отдать им должное, Тигр был полностью прав. Каменные дороги, которые имели ширину в как минимум три метра оказались очень добротно сделанными, и путешествовать по ним после пересечённой местности было одним удовольствием.

Первое же поселение, попавшееся мне на пути, произвело странное впечатление. Тигр был прав, этот мир одновременно и походил, и не походил на наш. Казалось бы, очень небольшое поселение где-то в сто-двести дворов должно было представлять из себя нечто похожее на наши деревни, но нет. Дома здесь строились круглые, с высокими остроконечными крышами, которые отражали солнечный свет и, похоже, были сделаны из очень прочного стекла. Меж домов вилась всё та же каменная дорога, только внутри поселения её ширина уменьшилась до полутора метров. На небольшом возвышении в центре поселения виднелось высокое здание с небольшой часовней и квадратным табло необычного радужного цвета, которое, со слов тигра, являлось местным аналогом часов.

Людей в деревне я видел немного, большинство, судя по всему, сейчас занимались какой-то работой и находились либо на полях, что располагались возле поселения, либо на нескольких предприятиях, на которые указал тигр. Со слов фамильного бога, фермерством занимались в основном маги земли и жизни, и, благодаря магии, там не требовалось присутствия множества людей, именно поэтому в Золотом мире подобные поселения были самыми часто встречающимися.

Седьмой, воспользовавшись подвернувшейся возможностью, создал, как он выразился, временную печать, почти полную копию тех, которые использовали местные жители. По уверениям конструкта, чтобы понять, что это подделка, нужно как минимум пристальное изучение печати. Однако, по его словам, она всё же оставалась искусно сделанной копией, и для полного повторения процесса создания печати, вплетающейся в ауру, ему требовалось куда больше времени и информации о них.

Здесь же, в этой деревне, находился и пост магов-охотников, в основном занимающихся защитой поселения и уничтожением опасных форм тварей. Помимо этого, они были ответственны за разведку и поиск прорывов из миров соцветия, используя специальные поисковые заклинания. Скорее всего, как раз один из подобных постов и заметил появление врат Лепестков. Спрятаться от них даже в теории очень сложно, потому как врата испускают довольно плотный магический фон, и с каждым днём активности он становится всё сильнее. Потому и без моего участия обнаружение экспедиции Опутывающей Листвы оставалось лишь вопросом времени. Другое дело, что это могло бы быть значительно позднее, чем получилось…

В одной из точно таких же деревень-посёлков мне всё же удалось забраться в пустующий дом, расположенный на самой окраине, и раздобыть кое-какую одежду. После этого, отойдя на значительное расстояние от посселения, я смог примерить «обновки».

— Ну, теперь тебя можно принять за охотника, возвращающегося с дальнего рейда, — заметил Тигр, критически осматривая мой маскарад. — Остаётся надеяться, что ты не забыл всё то, что я тебе последние дни рассказывал, и не вызовешь подозрений у первого же встречного.

— Я слушал тебя внимательно, всё будет нормально, — ответил я ему и, достав широкую полоску ткани, похожую на мешковину, замотал в неё Одинокого, после чего перевязал простеньким льняным шнурком. — Ну, вроде сойдёт.

В этот момент я ощутил небольшой укоризненный укол со стороны Одинокого, клинку не нравилось, что с ним поступают так несправедливо.

— Ну-ну, не возмущайся, так надо, — успокоил я меч и закинул его за спину, сделав что-то вроде верёвки-перевязи.

Теперь оставалось лишь спрятать «Штандарт» и все вещи, которые могут выдать во мне выходца из другого мира, после чего со спокойной душой отправиться в этот Клост.

— Со спокойной душой, — хмыкнул Белый Тигр за мной. — Нам до него ещё дня два хода, это как минимум. Давай-ка лучше ещё раз повторим языковые обороты, я надеюсь, Седьмой помогает тебе закрепить всё, что мы учим, или это будет бесполезно.

— Помогает-помогает, — мне пришлось перекинуть Одинокого на другое плечо, даже в ткани он натирал довольно сильно.

На дороге я ещё ни разу не встречал человека Золотого мира, хотя уже довольно сильно углубился на территорию школы, что защищала этот район. Лишь спустя ещё несколько часов, когда позади остались ещё несколько довольно крупных поселений, которые я решил всё же обойти по широкой дуге, за моей спиной послышался необычный звук.

Обернувшись, я увидел нечто, отдалённо похожее на крытую карету, правда, без лошадей или иных животных. Вероятно, двигающуюся с помощью магии. Впереди сидел человек, облачённый в странный наряд, чем-то напомнивший мне светлый халат. На голове у него была внушительных размеров шапка с выступающим вперёд козырьком, а лицо его было коричневым от загара.

Карета притормозила возле меня, а возница, свесившись ниже, спросил:

— Уважаемый, вас подвести?

Голос этого человека был хриплым, точно он простыл и казался доброжелательным. Первые секунды я глупо хлопал глазами из-за того, что ко мне обратились на языке Золотого мира, но, очень быстро придя в себя, ответил:

— Я на мели. Последний рейд обошёлся мне слишком уж дорого.

— Охотник, да? — прищурившись, спросил возница и, дождавшись моего кивка, махнул рукой. — Залезай ко мне, раз уж денег нет, подвезу тебя, чего уж там. Да и у моих пассажиров есть пара вопросов к охотнику, возвращающемуся из рейда.

Возница кивнул назад, подразумевая, что люди, находящиеся сейчас внутри кареты, хотели бы со мной поговорить. Проклятье. Тут же нарисовался тигр, мотнув хвостом, он посоветовал:

— Делай, как он говорит, перечить Фортис здесь не принято, как и отказываться от доброго приглашения, это только вызовет ненужные подозрения.

— Хорошо, — я кивнул вознице и в мгновение оказался возле него.

— Отлично, — кивнул мужчина. — Так как тебя, говоришь, зовут, охотник?

— Дэриан, — ответил я, согласно нашей договорённости с тигром сразу же примерив на себя предложенную им личину.

— А меня Дон кличут, приятно познакомиться, Дэриан. Господа внутри кареты — это младший мастер Генун и распорядитель законов Хаван. Можешь рассказать о своей охоте за последние несколько дней? Не видел ли что-либо странное?

«И что тут ответить? Когда я даже не знаю, как должно выглядеть нормальность?»

— Нет, уважаемый, — вслух же ответил я. — Всё как обычно. Охота и опасные звери, больше ничего.

— А много ли встречалось тебе сильного зверья последнее время?

— Более чем, — продолжил осторожно отвечать я. — Но ничего такого, что можно было бы назвать необычным.

В этот момент послышался вкрадчивый голос изнутри кареты:

— Дэриан, неделю назад неподалёку было серьёзное вторжение чужаков, и ты должен знать об этом. Зачем обычному охотнику заниматься промыслом в такое время?

«Носитель, обнаружено магическое сканирование и считывание ваших внутренних реакций. Блокирую потоки и маскирую ваши мысли», — тут же послышался голос Седьмого.

Глава 17. В городе

«Носитель, фиксирую попытку считывания вашей печати, вплетённой в ауру», — голос Седьмого продолжал звучать, из-за чего пауза затягивалась.

— Я охотился не так далеко, — наконец ответил я. — Максимум в паре дневных переходов отсюда.

— И всё это время ты ничего не слышал, так? — уточнил голос, доносящийся из кареты.

— Нет, уважаемый.

«Седьмой, они смогут понять, что ты использовал копию печати?» — спросил я мысленно у конструкта.

«Судя по реакции неизвестного, что сейчас пытается вас прощупать, он ничего не заподозрил. Однако его проверка несёт поверхностный характер, куда больше этот человек сейчас сосредоточен на попытке считывания ваших внутренних реакций», — ответил тот.

— Возможно, он бродил совсем в другой стороне, уважаемый Генун, — из кареты послышался второй голос, грубый и очень низкий. — Дэриан, в этих местах обычно охотятся группами, зверь здесь бродит опасный. Не страшно в одиночку бродить по нашим лесам?

— Нет, уважаемый, передвигаюсь я осторожно и охочусь исключительно на мелкую живность.

— Мелкую, говоришь? — задумчиво повторил всё тот же грубый голос. — Нам с мастером Генуном интересно, какую добычу тебе удалось поймать за последние дни?

— Лишь пару десятков волков, уважаемый, — прямо ответил я, не видя смысла лгать.

— Это очень хороший результат для одиночки, — помолчав, заметил голос. — А если бы тебе на пути попался какой-нибудь серый аютал? Для одиночки это почти верная смерть.

— Я верю своему чутью, — подумав мгновенье и не найдя аргумента лучше, ответил я.

— Похвальная смелость и большая глупость, — заметил первый голос, принадлежащий мастеру Генуну.

Благодаря Седьмому и моим осторожным ответам часть подозрений с меня была снята, хоть и не полностью. Магический конструкт предупредил о том, что на меня была наложена магическая метка, которая при активации мгновенно открывала моё местоположение. Эдакая подстраховка. Седьмой без особого труда мог бы снять её, но мы решили пока не делать этого, чтобы не вызвать лишних подозрений. Если метка не исчезнет сама, я сниму её, когда сяду на корабль или чуть позже. Кстати, помимо общих вопросов, двух Фортис интересовало положение дел со зверьми, которые шастали неподалёку от обжитых районов. Много ли стай, как часто приходилось скрываться от сильных тварей, насколько больше стало опасных зверей в округе по сравнению с прошлым годом и тому подобное. И у меня начало складываться впечатление, что именно активность местных опасных тварей больше всего вызывала опасений у этих людей. Они как будто считали, что очень скоро весь район окажется под ударом орд местных монстров, из-за чего выпытывали у меня каждый нюанс по передвижению стайных и одиночных зверей.

Когда у пассажиров экипажа иссякли вопросы я наконец-то оказался предоставлен самому себе и смог мысленно смахнуть пот со лба. Как ни крути, а быть под перекрёстным допросом людей Золотого мира оказалось тяжело. К тому же я понятия не имел, каков статус этих двух людей. И если условный «младший мастер» мог считаться каким-то магическим специалистом школы, то кем был этот «распорядитель законов», у меня даже представления не было. Что-то вроде гвардейца-законника? Или нет? Одни вопросы. И, как назло, я не мог узнать это у Белого Тигра, который сейчас со спокойствием, достойным императора, восседал на крыше экипажа, смотря невидящим взглядом куда-то вдаль и явно не интересуясь тем допросом, который мне тут учинили. Складывалось впечатление, что он считал, будто бы мне ничего не угрожает и угрожать не может в принципе.

«В любом случае мне ещё много предстоит узнать о Золотом мире, — мысленно вздохнул я, смотря на дорогу, что быстро проносилась мимо. — А пока следует вести себя аккуратно».

Карета катилась по дороге довольно шустро, на мой взгляд, разогнавшись вначале где-то до десяти километров в час, и позже, когда у Фортис закончились вопросы, резко ускорилась. При этом место возницы и соседнее, на котором сидел я, оказались под защитой простенького заклинания, оберегающего от потоков воздуха и туч комарья, что поднялись в воздух ближе к вечеру. Допрос, который мне учинили двое пассажиров кареты, похоже, закончился в мою пользу.

Как ни крути, а встреча с этим экипажем оказалась для меня как нельзя более кстати. За каких-то три с лишним часа езды по практически безлюдной дороге я преодолел расстояние, которое пришлось бы идти полтора-два дня. К концу нашей поездки на пути начали всё чаще попадаться поселения, как и люди с другими экипажами, спешащие куда-то по своим делам. Теперь это всё больше напоминало дороги нашего мира, за исключением странного транспорта и не менее странной местной архитектуры.

Наконец спустя несколько часов карета начала замедляться. Впереди показались шпили довольно крупного города. Возница сделал какой-то замысловатый пас руками и остановил экипаж у небольшой крытой площадки, возле дороги, похоже, являющейся чем-то вроде местной остановки.

— Ну вот и всё, уважаемый Дэриан, дальше вы уж сами, — мужчина приложил руку к своей причудливой шляпе, в своеобразной манере прощаясь, и, когда я сошёл на дорогу, направил карету к видневшемуся вдалеке городу.

Несколько секунд я смотрел вслед удаляющемуся экипажу, обдумывая свои дальнейшие действия, а потом возле меня появился Белый Тигр.

— Что ни говори, а эти законники странный народ, — сказал он. — Я вначале опасался, что они что-то смогут понять, но нет, их, похоже, больше интересовали все эти звери, которые скопились у открытых Лепестками врат.

— Ты мог бы меня предупредить. Быть готовым к допросу всё же лучше, чем оказаться на нём внезапно, — я посмотрел на спокойно выглядевшего фамильного бога.

— Интересно, как я мог предположить, что в карете будут находиться два законника-Фортис? — в словах тигра слышалась неприкрытая ирония. — И даже если бы знал, отказать им ты никак не мог или вызвал бы куда больше подозрений.

— Ладно, проехали, — я махнул рукой, понимая, что спорить бесполезно, особенно когда тигр прав. — Лучше скажи, куда нам идти? Заходить в этот город или топать дальше?

— Дальше, — взмахнув хвостом, ответил тот. — Это всего лишь один из небольших местных поселений, здесь нет порта воздушных кораблей, а значит, оно нам неинтересно.

— Как скажешь.

Я двинулся вперёд по всё той же дороге, только на этот раз стараясь держаться самой её кромки, потому как количество проезжающих мимо экипажей значительно возросло. Встречались среди них, как богато украшенные кареты местной знати, наподобие той, что меня недавно подвозила, так и довольно просто выглядящие крытые плотной мешковиной телеги. На них, как правило, путешествовали сразу по несколько человек, чаще всего, похоже, семьями, так как я сидящих внутри вместе со взрослыми детей и подростков. Проезжающие на меня смотрели хоть и с любопытством, но всё же как на нечто привычное, из чего я заключил, что охотники в местных краях явление хоть и не самое частое, но всё же достаточно распространённое.

Временами на пути я встречал точно таких же путников, у которых, похоже, не хватило денег на то, чтобы использовать местные телеги или экипажи, и они были вынуждены путешествовать на своих двоих. По большей части это были простые люди, чаще всего совсем небогатые, одетые в похожую на мою одежду из материала наподобие мешковины. Пару раз я встречал на своём пути и охотников. Это были хмурые ребята с заросшими лицами, часто вооружённые простым копьём, наконечник которого был замотан плотной тканью.

Когда выдался момент, я всё же поинтересовался у фамильного бога, что за титул такой странный, «распорядитель законов», и тут же получил исчерпывающий ответ, больше похожий на лекцию. Оставалось только удивиться, откуда у Белого Тигра было столько времени, чтобы изучать даже этот момент местной жизни.

«Распорядитель законов» оказался не кем иным, как судьёй и правителем с очень широким набором прав и возможностей. Распорядители являлись неким подобием старейшин в наших кланах, управляя своими поселениями в одиночку или небольшими группами до пяти человек. Точно таких же распорядителей. И чем крупнее было поселение, тем больше там требовалось таких правителей-судей. Они подчинялись напрямую школе и были её выходцами. Что же до «младшего мастера», то тут всё проще. Каждый распорядитель мог набирать себе младших и старших помощников, в зависимости от их прав и обязанностей.

— Птицы высокого полёта, — заметил я. — Повезло мне, однако, наткнуться на карету с ними.

— Вероятно, «распорядитель закона» объезжал свои владения, а тут ты подвернулся, по клинку за твоей спиной видно, что охотник возвращается из рейда, — ответил тигр. — Я бы на его месте тоже попытался расспросить такого обо всём, что происходит на соседних территориях. Тем более что самому распорядителю это ничего не стоило.

В этот момент я чуть посторонился, пропуская мимо очередной экипаж, что с огромной скоростью мчался по дороге. Несмотря на то, что места было более чем достаточно, местные особо быстрые экипажи вполне могли промчаться в опасной близости от путников, идущих по каменной дороге.

— Далеко нам ещё до города с портом? — спросил я у тигра, проводив взглядом умчавшуюся за горизонт повозку, дорога шла прямо и ровно, из-за чего мне казалось, что ей не было конца и края.

— После того как тебя подвезли, нет. Думаю, ближе к следующему утру до него доберёмся. Давай пока я расскажу, на что тебе следует обращать внимание в городе. Мы об этом говорили, но поверхностно…

Как тигр и обещал, до действительно крупного города мы добрались на следующий день. И стоит сказать, что он оказался куда больше всего, что я ожидал увидеть в Золотом мире, похоже, ничем не уступая размерами городу М.

Постройки я увидел задолго до того, как дошёл до первой улицы. Десятки возносящих ввысь шпилей гигантских башен, что чем-то напоминали наши небоскрёбы, только были исполнены в совершенно ином стиле, не похожем на наш или тот же Фиолетовый мир. Всё те же характерные для Золотых крыши всех зданий казались сделанными из стекла, которое причудливым образом преломляло солнечные лучи, из-за чего мне в первые несколько минут, мерещилось, что я смотрю на рукотворное зарево.

Чем ближе мы с тигром подходили к городу, тем больше людей нам встречалось по пути. Это уже были не редкие путники, а, похоже, жители пригородов, спешащие по своим делам. Ещё вчера вечером из-за значительно увеличившегося количества посёлков, местных трактиров и идущих путников стало понятно, что мы приближаемся к крупному населённому пункту. Охотники также стали появляться на моём пути гораздо чаще, и многие из них выглядели куда обеспечение всех, кого я встречал до этого. Некоторые из них так же, как и я, носили с собой завёрнутые в ткань клинки, несколько раз я замечал конструкции, похожие на тяжёлые арбалеты, какие использовали даже некоторые наёмники в нашей гильдии.

Защитные стены — вот главное отличие действительно большого города от посёлков. Они здесь были просто огромны и терялись вдали, опоясывая его. По какой-то причине небольшие поселения, встреченные мной до этого, не строили даже простых частоколов, хотя должны были больше всего страдать от нападений крупных стай зверей или сильных одиночек.

У главных ворот меня встретило подобие пропускного пункта, состоящего из высокой рамки, похожей на дезактивированный портал, через которую проходили горожане, чтобы попасть в город.

— Здесь я на время покину тебя, — подал голос Белый Тигр, смотря на людей, что постоянно проходили через установленную во вратах рамку портала. — Эта штука мгновенно обнаружит меня, придётся использовать обходной путь. Внутри города действуй, как мы обговаривали. А я пока найду другой путь, более безопасный.

С этими словами тигр исчез, оставив меня один на один с городом Золотого мира.

«Носитель, в этой арке сокрыты заклинания, проверяющие печати всех проходящих сквозь них людей», — пояснил Седьмой, когда я приблизился ко входу.

«Это может создать мне проблемы?»

«Я контролирую процесс проверки, проблем быть не должно, — ответил тот. — К тому же данная проверка нацелена в большей степени на поиск развитого сосуда души. Вы можете не беспокоиться, из-за вашего заполненного сосуда души арка на него не среагирует».

«Получается, Золотые даже здесь пытаются найти себе медиумов. Можно сказать, они одержимы этим», — между тем подумал я, уверенно переступая через врата и чувствуя, как мурашки бегут по всему телу.

Магическое сканирование было практически мгновенным. Миг — и вот я уже стою за вратами, наблюдая перед собой суету огромного города. Пройдя по улице немного вперёд, я был вынужден отойти к тротуару, пропуская мимо сразу несколько магических экипажей. Один из которых оказался увешан стальными пластинами из, если глаза меня не обманывали, небесного металла.

Белый тигр говорил, что первым делом следовало посетить магистрат, для того чтобы продать добытые ядра монстров. Того, что мне удалось собрать, как раз должно хватить на билет. Возможно. Сложности, правда, возникли практически сразу — в Золотом городе оказалось очень сложно ориентироваться. Неочевидная планировка улиц и построек превращала это место в настоящий лабиринт. К тому же архитектура зданий казалась мне незапоминающейся и блёклой, если бы не помощь Седьмого, не думаю, что мне бы удалось быстро выбраться из запутанного лабиринта.

Впрочем, через пару часов, уже приближаясь к району, где располагалось здание магистрата, я все же смог найти какие-то закономерности в постройках города, из-за чего ориентироваться стало значительно легче, но проблема в том, что разумом я так и не смог понять, в чём заключались эти закономерности.

Территория местной школы, которая контролировала этот район Золотого мира, прилегала практически вплотную к самому городу и располагалась на естественном возвышении, благодаря чему я смог хорошо рассмотреть школьные земли. И стоит сказать, они значительно отличались от всего, что я раньше видел в городе. Больше всего это напоминало мне западный стиль Империи, какой был в ходу два столетия назад. Некоторые особняки Старших и Великих кланов до сих пор использовали подобный стиль. Здания представляли собой красивые многоэтажные дома с большим количеством декора.

Множество арочных окон разных размеров, башенки, балконы с резными перилами, террасы. С такого расстояния я хорошо мог рассмотреть некоторые из особняков, стоящих ближе всего к границе с административным районом. В отличие от уже ставших привычными стеклянных крыш, здесь использовалась красивая серая черепица, отдающая стариной, а сами крыши были островерхие, похожие чем-то на наконечники копий. У меня даже на мгновенье появилось ощущение, что я смотрю на дворцовый комплекс одного из Великих кланов. Вероятнее всего, представители школ за всё время контактов с нашим миром переняли некоторые понравившиеся им элементы, отказавшись от привычной архитектуры.

Территория школы оказалась закрыта слабо переливающейся полупрозрачной магической стеной, закрывающей её от любых попыток проникновения, и, кажется, теперь я стал понимать, почему тигру не удалось пробраться за этот барьер. Даже с такого расстояния хорошо ощущалась его монолитная мощь, на собственную безопасность местная школа совсем не скупилась.

— Чего застыл, любуешься видами? — за спиной послышался голос появившегося Белого Тигра. — А… на школу смотришь? Эта, к слову, одна из двух, что находятся в этом городе. Вторая по размерам примерно такая же. И да, они считаются маленькими.

— Это называется маленькая? — я удивлённо переспросил у тигра, заметив сразу несколько заинтересованных взглядов проходящих мимо людей, вот тебе и осторожность. Слишком привык за эти дни быть один.

— О да, школа в которую тебе предстоит поступить, занимает территорию всего этого города, если не больше.

«Что? Больше этого города?» — я удивлённо посмотрел на присевшего на каменную брусчатку тигра. Мне с трудом верилось в то, что он говорил.

Наконец, вволю налюбовавшись на защитный купол одной из местных школ, я отправился к магистрату, что находился, спасибо подсказкам прохожих, недалеко от этого места. К слову о прохожих. Именно в большом городе я понял утверждение Иш`кафэля о том, что буквально каждый являлся в Золотом мире магом. На пути я не один и не два раза встречал людей в сопровождении духов стихий, что совершенно спокойно плыли рядом. Применение магии встречалось на каждом шагу, на моих глазах стайка детей, весело пробегающая мимо, использовала простейшие магические заклинания, чтобы перекидывать друг другу светящийся шарик концентрированной силы. Сама игра показалась мне практически точной копией нашей «горячей картошки».

Я тут же вспомнил, как мы с отцом, маленькой сестрой играли в неё. И вновь, как и раньше, по какой-то причине воспоминания о сестре мне показались блёклыми, тусклыми. Даже несмотря на то, что отца я помнил хорошо.

Чем ближе я подходил к магистрату, тем более оживлённой казались окружающие меня улицы, людей в простых одеждах практически вытеснили хорошо одетые. Часто мимо проносились богато украшенные экипажи местной знати. А ещё я всё чаще ловил на себе раздражённые взгляды, по какой-то причине охотников здесь не очень уважали, или, возможно, дело всё же было в моей одежде?

Конечно, сдать полученные камни мне можно было бы и в маленьком городе, что встречались по всему пути следования, но, со слов Тигра, там меня могли запомнить, лишний раз проверить или начать расспрашивать об уничтоженных стаях зверей. Фамильный бог считал, что это было совершено лишним, потому настоял на том, чтобы добраться именно до местного районного центра, где из-за большого количества охотников, никто особо не засматривался на какого-то конкретного из них.

Хотя вопросов о местоположении найденных зверей, как и некоторых других, я всё же не избежал. Место, где принимали камни, находилось при магистрате, являясь по своей сути некой пристройкой к довольно массивному многоэтажному зданию, в которое постоянно входили и выходили люди. Приём камней монстров осуществлялся работниками магистрата в специально отведённых кабинках. Мне пришлось даже отсидеть небольшую очередь, чтобы попасть в одну из них.

Внутри помещения, где были установлены эти кабинки, находилось довольно много людей, в большинстве своём это были охотники, причём, судя по богатой экипировке некоторых, они были более чем успешными. Хотя хватало и тех, кто являлся по своей сути моей точной копией. Лишь оружие в их руках можно было назвать действительно чем-то выдающимся. Я заметил, что абсолютное большинство охотников использовали его магическую разновидность, ни одного духовного клинка или копья я так и не заметил.

Когда наступила моя очередь, я зашёл в оказавшуюся довольной тесной кабинку и, вставив руку в специальный паз, дождался, когда мою печать и меня самого проверят. Когда процедура была окончена, Седьмой уверенно отрапортовал, что сумел и в этот раз обмануть магические заклинания проверки, добавив, что человек, сидящий в кабинке, находится в состоянии сильной усталости.

— Прошу сложить добытые камни в эту ёмкость, — передо мной прямо из воздуха сформировался серебристый кувшин с широким горлышком, куда я высыпал все найденные мной чёрные камни.

Мужчина опустил на глаза специальные очки, что были до этого у него на лбу, после чего перед его глазами вспыхнул сразу десяток небольших магических кругов. Они медленно раскручивались, изменяли свой цвет, пока мужчина изучал собранные мной камни.

«Носитель, подозрительность этого человека вдруг значительно выросла», — в голосе магического конструкта мне послышались эмоции удивления.

«В чём может быть причина?»

«Пока мало данных, Носитель».

— Хорошее качество, — кивнул он. — Удивительно для человека, никогда до этого не зарегистрированного в качестве охотника, добыть столько камней.

Взгляд мужчины упёрся прямо в меня, буравя и оценивая. Теперь стало понятно, что его так насторожило.

— Я на мели, приходится хвататься за любую возможность заработать, — мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы выглядеть и говорить максимально спокойно.

Ещё один испытующий взгляд. Подозрительность сотрудника магистрата нисколько при этом не снизилась. Наконец, когда пауза уже начала затягиваться, мужчина продолжил:

— Вот соглашение, заполните, обязательно укажите, где убили зверей. Особенно обратите внимание на тех, которых вы видели или упустили. Это важно.

Я взглянул на медленно проявляющийся прямо на столе развёрнутый листок. Кто, откуда, где охотился, что видел, были ли опасные звери и тому подобное. Пришлось немного напрячь голову, чтобы заполнить большинство пунктов. Лгать мне не хотелось, потому ответил почти на все вопросы максимально правдиво.

— Вам положено тридцать золотых марок и пятнадцать серебряных, — наконец сказал мужчина, подняв обратно свои необычные очки и взглянув на меня, после того как ознакомился со всем, что я написал.

После чего на столе появилась будто бы из ниоткуда пачка золотистых и серебряных бумаг, от которых немного веяло магией.

— Благодарю, уважаемый, — взяв честно заработанное, я поднялся из-за стола.

— Это лишь половина положенной вам суммы. Так как вы не зарегистрированы как охотник. Желаете пройти регистрацию, перед тем как продолжить свою деятельность? От вас потребуется лишь изменение печати-пропуска, — добавил служащий, лишь только я повернулся к двери.

— К сожалению, я не планирую на долгое время оставаться в вашем городе, — со слабой улыбкой ответил ему и, вежливо попрощавшись, вышел.

«Носитель, этот человек также установил на вас отслеживающую метку, — тут же предупредил меня Седьмой, лишь только мы вышли из магистрата. — Однако я не ощутил от него какой-то угрозы. Считаю это перестраховкой».

«Интересно, это так здесь принято? Они не боятся, что я могу оказаться сильным магом и прямо во время попытки установить метку переломаю им руки?» — подумалось мне.

«Вашу магическую силу узнали на этапе проверки, Носитель, — ответил конструкт. — Чтобы ощутить установку этой метки, нужно быть очень чувствительным магом, как минимум на пятой ступени. Потому нет, он ничем не рисковал».

«Ладно, проехали. У меня появились деньги и, согласно плану, следующий пункт — это посещение доков, так?» — я посмотрел на появившегося возле Белого Тигра, который отказался заходить внутрь магистрата из-за установленных там барьеров.

— Ну, как всё прошло? — спросил он, заметив мой взгляд.

— Ко мне возникли неприятные вопросы. Но тридцать с лишним золотых я получил, — отойдя подальше, вполголоса сказал я ему. — Веди в доки.

— Тридцать? Неплохо, — кивнул фамильный бог. — Ты бы мог попытаться выторговать и тридцать пять, но, зная твой «талант» к торговле, хорошо хоть столько дали. Ну а вопросы, они бы так и так появились. Пока у тебя на руках нет чёткого слепка печати Дэриана Хоупа это неизбежно. Ты в любом случае не станешь задерживаться здесь, потому нестрашно. Ладно, пойдём. Корабли обычно располагаются за пределами города…

Чтобы добраться до доков, нам пришлось дойти до торгового района, на что ушел почти час, а уже он соседствовал с портом.

В это время бормотание тигра, что продолжал объяснять мне принципы работы местных кораблей, оказалось прервано появлением в голове хорошо знакомого голоса:

— Парень, я проголодался, а тебя, пока я спал, опять не пойми куда занесло…

Глава 18. Печать

Появление голоса Утренней Звезды хоть и стало для меня некоторой неожиданностью, но не заставило остановиться или замедлить шаг. Я уже некоторое время задавался вопросом, где там «носит» эту загадочную сущность и постоянно находился в ожидании его возвращения.

— Как видишь, мы сейчас находимся в Золотом мире, — мысленно ответил ему я.

— Отлично, мир с мёртвой изнанкой, и как долго ты собираешься быть здесь? — я ощутил явное раздражение Звезды. — Я проголодался, а тут, даже обычных теней нет!

— Пока не вытащу сестру.

— Вот как? У тебя даже плана нет, как это сделать, парень.

— Чтобы строить планы, надо вначале понять, в каких условиях её держат, заперта ли она, находится в темнице или имеет возможность передвигаться по какой-то ограниченной территории, что толку строить планы, не зная ничего о том, с чем мне придётся иметь дело?

Я уже не раз проматывал в голове возможные варианты освобождения сестры, и все они являлись моими самыми обычными фантазиями, которые, скорее всего, попросту были неприменимы в реальности.

— Ты лезешь без плана в логово зверя, даже толком не зная, каким образом будешь возвращать свою сестру в родной мир, — заметил Звезда. — К тому же не забывай, ты должен мне время. И я хочу есть.

— Это называется разведкой, собрать информацию, подготовить план, реализовать его. Если у тебя есть какие-то другие идеи, излагай.

— Я спать, — проигнорировав мои слова, ответил Звезда. — Вернёмся к вопросу оплаты долга после твоего возвращения в родной мир. И да, когда тебе понадобится помощь в освобождении сестры, я смогу помочь. Не бесплатно, конечно. И ещё кое-что напоследок — постарайся как можно реже прикасаться к изнанке этого мира, я чувствую кое-кого, скрывающегося в этой пустоте.

— Там кто-то есть? Погоди, мне показалось, или ты опасаешься того, кто там скрывается? — я даже замедлил свой шаг, не веря в то, что услышал, но Звезда, похоже, уже потерял интерес к нашему разговору или, что вероятнее, вновь погрузился в свой сон, экономя энергию.

— Чего ты там копаешься? — Белый Тигр остановился и с раздражением посмотрел на меня. — Мы уже почти дошли.

— Со мной только что связался Звезда и упомянул кое-что интересное, обсудим это, когда останемся одни, — вполголоса ответил я ему и ускорил шаг.

— Хм-м-м… — тон тигра ясно сказал мне, что ему не понравилось услышанное.

Поначалу, когда мы добрались до портовой зоны, мне даже и в голову не пришло, что это именно она. Торговый район, для которого оказалось характерно большое количество похожих друг на друга трёхэтажных зданий со множеством выходов и входов, сменился высокими башнями, больше двух десятков этажей, и очень широкими мощёными дорогами. Количество спешащих по своим делам людей вокруг меня стало куда меньше, в противовес количеству проезжающих мимо карет, гружёных экипажей и даже целых составов, соединённых в одно целое телег и крытых повозок.

Приходилось жаться к длинным одноэтажным зданиям и высоким башням, чтобы не оказаться сбитым. Люди, которые мне начали встречаться на пути, по большей части были одеты в ярко-золотые костюмы и, похоже, нисколько не смущались столь усилившемуся движению местного транспорта.

Углубляться далеко в портовый район мы не стали, так как там, кроме большого количества пакгаузов, ничего толком не было. По словам тигра, гражданский порт примыкал сразу к трём районам города — торговому и двух школ. Сделано это было специально для того, чтобы местные школы и знать легко могли попасть к нему.

Лишь когда я увидел, как к одной из башен медленно подплывает нечто, похожее на серебристую сферу внушительных размеров, и после аккуратно пристраивается к выдвигаемому из башни трапу, стало понятно, что это не что иное, как причал для воздушных судов Золотых. А сама сфера и есть этот корабль.

Спустя несколько минут стало понятно, что он направлялся сразу к десятку башен, сосредоточенных в одном месте и, вероятно, являющихся причалами с гражданскими судами. На большинстве кораблей я заметил характерный символ в виде цветка, похожего на розу. К площади, где стояли башни, стекались сразу четыре дороги. Здесь уже я наблюдал так много гружёных повозок, как это было в основной части портового района, зато хватало богато украшенных экипажей, что постоянно подъезжали и отъезжали от башен. Здесь же впервые за всё время, что я находился в городе, мне встретились кареты и представители местных двух школ. Это были люди, одетые в аккуратно выглаженные характерные костюмы двух разных расцветок — серебристо-серые и зелено-золотистые. Кареты, используемые членами этих школ, оказались раскрашены в точно такие же цвета, вероятно, являющиеся уникальными для каждой из школ. От каждого представителя этой местной элиты буквально несло магией, многих сопровождали духи стихий.

— Ну, вот мы и на месте, — хмыкнул появившийся возле меня тигр. — Это местный аэродром без самолётов в привычном для нас понимании. Зайди в ближайшую к нам башню и возьми билет до Клоста либо до ближайшего от него города, если нужно, сделаем пересадку. Главное — это добраться до него как можно быстрее. У нас осталось не так много времени до начала поступления в школы.

Мне повезло. Один из кораблей, готовившихся к отбытию, как раз должен был пройти транзитом мимо нужного мне города. Правда, стоимость билета оказалась значительно выше всех моих ожиданий. За него мне пришлось выложить десять золотых — фактически половину всех имеющихся у меня сбережений. И это за доступ к местам второго яруса, что, скорее всего, являлось градацией мест по классам, как это было принято у нас.

Ну и традиционно, перед тем как продать билет, меня проверили с помощью магического анализатора. Стоящий администратор за специальной стойкой, прикрытой прочной магической завесой, внимательно изучил какие-то необычные руны, появляющиеся перед ним, и вручил мне тонкую металлическую полоску, на которой были выгравированы мои данные и данные по судну.

— Парень, старайся вести себя естественно. Ты слишком нервничаешь, и это заметно, — сказал появившийся возле Белый Тигр, я лишь промолчал в ответ.

Как он вообще представлял себе это? Я никогда раньше не притворялся жителем Золотого мира, и вся информация о нём у меня была взята из устаревших книг клана Лепестков и рассказов Белого Тигра за те дни, пока мы добирались до этого города. Будешь тут нервничать.

Корабль, билет на который мне удалось купить, отправлялся в рейс через несколько часов, но уже принимал пассажиров, потому я решил лишний раз не отсвечивать и отправиться на него.

Чтобы попасть к причалу, где швартовались воздушные суда, мне потребовалось подняться на самую вершину одной из башен. Благо здесь имелось своё подобие нашего лифта. Приличных размеров платформа, установленная с торца башни, подняла на вершину сразу с десяток человек, которые, как и я, направлялись на посадку. И что-то мне подсказывало, что эта платформа вполне могла поднять и в пять раз больше.

Нужный мне причал удалось найти без каких-то особых проблем, благо они здесь подписывались. Перед тем как впускать меня внутрь судна, сразу три члена экипажа, дежурившие у трапа, внимательным образом проверили полученный мной билет и ещё раз прогнали через магическую проверку. Только после этого мне было дозволено пройти на корабль, правда, с обязательным напоминанием о том, что я, как пассажир второго яруса, не имел права подниматься до первого и высшего. Впрочем, мне не особо и хотелось.

Удивительно, но внутренние помещения воздушного судна Золотых оказались куда больше, чем я ожидал. Вероятно, причиной тому могла быть пространственная магия очень высокого уровня, но тут даже Седьмой не смог однозначно сказать. В любом случае, в отличие от самолётов нашего мира, здесь каждому пассажиру даже второго яруса предоставлялась своя каюта. Вот только я бы не стал называть помещение два на два метра таким словом, но это в любом случае было лучше, чем совмещённые места в салоне самолёта или поезда.

— А неплохо тут, — заметил Тигр, присаживаясь на единственный предмет местного интерьера, кровать из сплошной доски даже без обивки. — И почему мне не приходило в голову заглянуть сюда? Интересно, какие удобства у первого и высшего ярусов?

— Дай лучше мне сесть, — я кое-как протиснулся внутрь своей каюты и с наслаждением уселся на деревянную кровать-скамью. — Ты так-то немаленький.

— Зато бесплотный, — заметил тот, но всё же переместился со скамьи на пол. — Лучше расскажи, что там тебе сказал этот Звезда.

Момента, когда корабль начал движение, отчалив от своего пирса, я даже не почувствовал. К этому времени я уже закончил обсуждать с тигром поведение Утренней Звезды и сейчас строил вместе с ним дальнейшие планы. О самом факте полёта мне сказал Седьмой, указав на то, что магическая установка, установленная где-то в недрах судна, начала работать значительно интенсивнее. Оставив большую часть вещей и захватив с собой лишь Одинокого, я вышел в узкий общий коридор, где, как помнилось, находилось что-то вроде иллюминаторов, демонстрирующих происходящее снаружи. Там уже, помимо меня, собралось несколько пассажиров, среди которых я заметил пару охотников и людей в богато выглядевших одеждах, предположительно, являющихся торговцами. Большинство из собравшихся молча наблюдали за пейзажем, что виднелся в иллюминаторах, кто-то тихо общался.

Как верно предположил конструкт, корабль действительно вот уже несколько минут как отчалил от башни города и набирал высоту. Согласно тому, что было указано на билете, до города Клоста мне предстояло добираться около двух суток, а значит, можно было наконец немного передохнуть. Седьмой смог снять с меня обе поставленные отслеживающие метки, благодаря чему я получил возможность немного выдохнуть и уже полностью сосредоточиться на тренировках с душой стихий, при поддержке и с наставлениями конструкта, конечно.

Помимо тренировок, у меня получилось наладить кое-какой контакт с некоторыми соседями. Довольно быстро выяснилось, что оба охотника нанялись в качестве охранников и сопровождали, как я и предполагал, группу торговцев, следующую в один из отдалённых городов. Общение с ними дало мне то, чего больше всего не хватало — практику в общении. Тигру удалось хорошо меня натаскать за время нашего путешествия, но живой разговор в любом случае был куда эффективнее.

В частности, только с охотниками мне удалось узнать, что обращение «уважаемый» между людьми одного возраста не приветствуется. Между собой они обращались, используя необычное слово-приставку «хан», которая, как я позже выяснил, имело значение «напарник» у охотников.

Несколько раз, поднимаясь на общую палубу, где располагалась лавка продуктов, я натыкался на учеников и представителей разных школ, путешествующих ярусами выше. По большей части их поведение не было каким-то необычным, за исключением представителей одной из школ, чья форма имела бело-золотые цвета. Эти оказались надменны и немногословны. И даже с представителями других школ вели себя так, словно общались со слугами.

— Одна из высших местных школ, кажется, прямой конкурент той, где держат Алису, — пояснил Белый Тигр, когда я спросил его о причинах такого поведения. — Не знаю почему, но многие маги и воины высших школ в этом мире считают себя выше других, называя это гордостью школы. Просто не обращай на них внимания и старайся лишний раз не пересекаться во избежание неприятностей.

Между тем корабль довольно быстро добрался до местного океана, что разделял местные три материка, и, ещё больше ускорившись, рванул по направлению к самому заселённому континенту. В прошлый раз именно там, у самой периферии земель Золотых, открылся портал, созданный технологией профессора Зиновьева.

Так, в тренировках и редком общении с охотниками и некоторыми торговцами, прошёл весь мой путь до Клоста. Сам город, как и было написано на билете, появился на горизонте спустя два дня. Где-то часа за полтора до прибытия в пункт моего назначения один из членов экипажа предупредил меня о скором приближении к городу, не забыв упомянуть, что корабль будет находиться в местном порту не дольше получаса.

Что же касается самого Клоста, то город встретил нас проливными дождями, что, судя по плачевному состоянию местных просёлочных дорог, шёл здесь уже долгое время. Прямо скажем, в такую погоду разгуливать где-то за пределами тёплых помещений мне меньше всего хотелось, но тут уже ничего поделать было нельзя. В отличие от городов, что я до этого видел, этот посёлок походил на поселения нашего мира. Когда корабль медленно проплывал над приземистыми одноэтажными и двухэтажными кирпичными домами Клоста, мне даже показалось, что я очутился в какой-то деревеньке близ города М.

Из-за белой пелены дождя, что накрыла посёлок, рассмотреть его центр, к сожалению, мне толком так и не удалось.

После того как корабль медленно пришвартовался к единственной башне, что была установлена здесь, я взял свои немногочисленные пожитки и, попрощавшись с соседями, которым предстояло продолжить свой путь, направился к трапу, что вёл на выход. Как назло, к моменту моего появления на улице дождь зарядил ещё сильнее, и мне хватило всего лишь пары минут, чтобы промокнуть до нитки.

Белый Тигр подробно объяснил, где находился уничтоженный бедствием фамильный особняк Хоупов, поэтому, не откладывая дела в долгий ящик, я сразу же направился туда. Уверенности в том, что дождь закончится в ближайшие часы, у меня не было, а время и без того уже сильно поджимало.

Добираться по раскисшим просёлочным дорогам до разрушенного поместья оказалось тем ещё испытанием даже для меня. Наконец, когда я уже готов был проклинать всё на свете, впереди, прямо из завесы дождя, появились первые обломки каких-то построек. Рядом материализовался раздражённый тигр, отметив мою неторопливость, и, больше ничего не слушая, направился к одной из этих построек, оказавшейся частью искомого поместья.

Судя по тому, что мне удалось увидеть, семья Хоупов когда-то была довольно многочисленна, по крайней мере, то, что осталось от их особняка, явно говорило об этом. Впрочем, Белый Тигр повёл меня к другому зданию, находившемуся значительно дальше. Этим зданием оказался еле-еле уцелевший после магического катаклизма домик с покосившейся крышей и парой разрушенных стен. Внутри него у меня наконец получилось кое-как спрятаться от идущего дождя, но не от ветра, который поднялся в последние несколько минут, делая и без того противный ливень ещё более мерзким.

— Сюда, — из темноты появилась белая шкура фамильного бога. — Мы на месте, остался последний шаг. Открой эту дверь.

Возле одной из внутренних стен домика действительно оказалась заваленная строительным мусором дверь. Мне пришлось потратить на расчистку целый час, выслушивая от Иш`кафеля замечания до того момента, пока я, не выдержав, не предложил ему самому заняться расчисткой или немного помолчать. Проворчав что-то нечленораздельное, тигр всё же прекратил, оставив меня одного.

После того как дверь была расчищена, и я смог её открыть, передо мной появилась лестница, ведущая куда-то вниз, в подвал. Фамильный бог тут же пояснил, что этот домик использовался самим Дэрианом Хоупом как личная резиденция, именно потому тайник со слепком его печати находился здесь. Хотя я бы не назвал это именно «тайником». В подвале находилась самая обычная комната с полуразвалившейся кроватью, высоким комодом и множеством картин с непонятным мне изображением на них. У Дэриана был своеобразный вкус, прямо скажем.

Слепок находился в верхнем ящике комода и представлял собой самую обычную шкатулку, которая слегка фонила силой изнанки. Предполагаю, именно поэтому тигр сумел так легко обнаружить её.

«Эта шкатулка создана из материала, который собирает энергию изнанки, — пояснил Седьмой. — Однако я не могу понять принципа технологии, с помощью которой это было сделано».

Открыв шкатулку, я обнаружил внутри небольшой амулет — слепок очень сложной печати, который использовался для дистанционного подтверждения личности человека.

«Седьмой, ты сможешь скопировать эту печать?» — спросил я конструкта, пока разглядывал необычного вида продолговатый амулет.

«Это потребует некоторого времени, Носитель».

«Отлично, приступай немедля».

Если удастся сделать всё быстро, уже через день-два я смогу добраться до школы, где держат Алису.

Глава 19. Запись

На то, чтобы скопировать печать, Седьмому потребовался весь день и вся ночь.

Пока это происходило, мне удалось развести костёр в полуразрушенном камине, который был установлен в подвале, и хоть немного согреться. Правда, для этого пришлось пустить на дрова некоторую часть истлевшей мебели. Так уж вышло, что это было единственное сухое дерево поблизости. В северных пограничных регионах в летнее время года температура ночью опускалась до пяти-шести градусов, и даже с учётом моей магической силы и тренированного тела, в мокрой одежде я чувствовал себя не самым лучшим образом.

Лишь после того, как удалось немного согреться, развесив промокшие до нитки вещи перед камином, мы вместе с Иш`кафелем принялись обыскивать уцелевший дом в поисках любой полезной информации о Дэриане и его семье. Интересовало нас всё — с кем и против кого дружили, что любили и чем жили. Даже торговые сделки и закупки, всё это могло многое нам рассказать. Белый Тигр, видимо, под влиянием погоды зудел, не переставая, ворча по поводу и без. Я старался большинство его реплик пропускать мимо ушей, полностью сосредоточившись на поиске. Жаль только, найти нам так толком ничего и не удалось, лишь пару практически рассыпавшихся книг и записок с ничего не значащим текстом.

Где-то к середине ночи дождь всё-таки закончился, оставив после себя лишь редкие крупные капли, что с силой ударялись о полуразрушенную крышу дома, мешая мне нормально заснуть.

На следующий день, сразу после того, как Седьмой отрапортовал о своей готовности, мы с Белым Тигром двинулись обратно в город, пора уже было отправляться в местную столицу всего региона, где должен был проводиться экзамен в одну из сильнейших магических школ Золотого мира. И где держали сестру. Благо взять нужный билет к столице оказалось куда проще и дешевле, чем перелететь через океан.

Заплатив около двух золотых, я сел на воздушный корабль, оказавшийся куда меньше, чем предыдущий и за полдня добрался до столичного города, который носил гордое название Дэра, прочно ставшее ассоциироваться у меня с другим словом.

Вот только, когда я увидел сам город через окошко иллюминатора, во время приближения корабля к гражданскому порту Дэра, шутить насчёт названия как-то расхотелось. Расположенный в живописном месте, почти у самого склона горной цепочки, уходящей вдаль, этот город больше походил на старинные западные поселения нашего мира с большим количеством изящных башен разной высоты, чьи шпили устремлялись в небо.

Приглядевшись, я смог разглядеть внизу множество парковых зон, устроенных прямо посреди горда, и здания внушительных размеров, что, судя по внешнему виду, были выстроены из самого настоящего белого мрамора. А ещё яркой звездой прямо в середине столицы «светилась» территория школы, накрытая полупрозрачным магическим куполом, закрывающим большую часть всего города. Даже наблюдая с такой высоты, мне становилось очевидно, почему эта школа считалась сейчас одной из сильнейших в Золотом мире.

На территории этой школы я заметил сразу несколько дворцовых комплексов, с расстояния похожих на самые настоящие воздушные замки. На высоте вокруг магического купола плавало несколько земляных платформ внушительного размера, на которых можно было заметить какие-то укреплённые постройки. Жаль, с такого расстояния рассмотреть их в подробностях у меня так и не получилось, корабль сделал вираж и пошел на снижение. Но, скорее всего, эти штуки должны были защищать территорию школы с воздуха.

— Ну вот, и года не прошло, — возле меня появился Белый Тигр, когда я вернулся в каюту, чтобы забрать свои вещи. — Благо мы успели вовремя, до начала вступительных экзаменов осталось два дня. Сейчас следует заглянуть в школу и записаться, вот только перед этим…

Тигр замолчал и как-то странно посмотрел на меня.

— Что? — не удержался я от вопроса.

— Ничего! Ты вообще себя со стороны видел? Выглядишь уже не как охотник какой-то, а как голодранец! — с раздражением передразнил меня тигр. — Да ещё и воняешь, удивительно ещё, как с тобой люди общаются.

— Ну, знаешь ли, у меня не было времени на то, чтобы принять душ. Да и другой одежды я не имею.

— Значит, следует это исправить, у тебя же остались ещё деньги? Вот мы их и потратим, чтобы привести тебя в порядок. Не забывай, сейчас ты принадлежишь к местной мелкой знати и выглядеть должен как минимум чисто и опрятно.

Фамильный бог, похоже, за время своего пребывания в столице смог немного изучить её. Лишь только мы сошли с корабля, он повёл меня узкими улочками в глубь района, в котором находились башни гражданского порта.

— Вначале заглянем в одну из лавок, торгующих одеждой, подберём тебе что-то подходящее, что носят местные благородные Фортис. В этом я уж более-менее разобрался, — рассуждал он, вертя мордой и что-то высматривая. — Ага, кажется, сюда.

Мы оказались возле двухэтажного светлого здания, где располагалось сразу несколько лавок с одеждой. Можно было заметить, как внутрь каждой из них постоянно заходили и выходили люди. Меня увидели, но, кроме пары пренебрежительных взглядов, я больше ничего не удостоился. И стоило мне лишь приблизиться к одной из лавок, как прямо перед лицом вырос рослый мужчина с суровым лицом, которое покрывала сетка мелких шрамов.

— Здесь таким не место, — ровным тоном сказал он, остановив меня.

— Просто хочу купить одежду, и у меня есть деньги, — подняв перед собой кошель с остатками денег, я слегка потряс его, из-за чего оттуда донёсся отчётливый звон монет. — Мне пришлось преодолеть очень длинный путь, поэтому одежда пришла в такое состояние.

Мужчина смерил меня долгим взглядом, явно раздумывая, пропускать ли такого оборванца дальше. Спустя пару мгновений он всё же отошёл в сторону, давая мне возможность пройти, но не забыв всё же напоследок предупредить:

— Это место под моей защитой, не надоедай другим посетителям и не смей даже думать о чём-то плохом, если замечу что-то подозрительное, немедля вышвырну тебя вон.

После своего предупреждения, потеряв интерес к происходящему, мужчина вернулся к стулу, что стоял возле одной из лавок, и, уже не обращая ни на что внимания, уселся на него. Оставалось на это лишь мысленно пожать плечами и побыстрее сделать то, ради чего я сюда и пришёл.

Вот только на то, чтобы выбрать одежду, у меня ушло куда больше времени, чем думалось изначально. Хотя это можно было предугадать, зная характер вечно недовольного тигра. Фамильный бог, как обычно, оказался скрупулёзен и дотошен в вопросах выбора одежда, и, что самое неприятное, я не смог ничего с этим поделать, так как толком не разбирался в том, что у местной знати было принято носить. На весь комплект новой одежды мне пришлось потратить половину оставшихся у меня денег, и, со слов тигра, это я ещё легко отделался, так как место, куда меня он привёл, считалось лучшим по своим ценам во всём городе.

Сам комплект представлял собой удобный тёмный костюм чуть ли не до самых колен, такую же тёмную рубаху, пуговицы, которой располагались почему-то на воротнике и части рукава, а также серые брюки и простую обувь на мягкой подошве.

— На первое время сгодится, — с явным удовольствием кивнул Белый Тигр. — А теперь, перед тем как надевать эту чистую одежду, тебе бы стоило отмыть себя. Пошли, покажу, где находятся местные общественные бани. Тут не так далеко.

Меня сопроводили до банного комплекса, который сейчас из-за раннего времени оказался практически пуст, и, заплатив сущие гроши, я смог-таки помыться.

Как ни крути, а в том, что от меня совсем недавно несло, как от человека, не принимавшего душ больше двух недель, тигр был прав. И уж совершенно точно в такой ситуации ничто не может сравниться с надеванием чистой одежды на чистое тело… Лишь после этого фамильный бог смог удовлетворённо кивнуть.

— Ну вот, теперь можно и пойти записаться на экзамен, а уже после этого будем разбираться с жильём, — сказал он, осматривая меня и одобрительно кивая. — Старую одежду выкинь, как и ту тряпку, в которую завёрнут Одинокий.

В лавке одежды в качестве небольшого подарка мне дали кусок алой ткани, очень похожей на шёлк, благодаря чему Одинокий смог избавиться от мешковины, в которую я его заматывал.

Запись на экзамен происходил на землях самой школы, но, слава провидению, не настолько далеко, чтобы как-то ограничивать Иш`кафэля в его передвижении. Хотя через главные врата, открытые специально для желающих поступить, он всё же пройти не смог, отправившись искать какой-то другой проход.

Я же, перешагнув сквозь врата, несколько секунд осматривался вокруг. Территория школы, увиденная мной, представляла собой аккуратные небольшие улицы меж высоких каменных зданий, чей стиль я уже встречал в городе на соседнем континенте. На небольших улицах, мощённых необычным гладким кирпичом, можно было заметить гуляющих учеников и членов школ, а также спешащих на проходящую сейчас запись людей из города. Мне почему-то только сейчас пришла в голову простая мысль — впервые за столько времени я оказался так близко от Алисы, что, казалось бы, протяни руку — и вот уже мог бы коснуться её… так почему же внутри у меня была такая странная пустота? Позже с этим обязательно нужно будет разобраться, возможно, Седьмой или Иш`кафель поймут причину этого чувства?

Как оказалось, сама запись проходила в небольшом одноэтажном здании, которое отдалённо напоминало мне лёгкую беседку. Оно находилось буквально в паре десятков метров от врат и возле него уже собралось довольно много желающих испытать собственные силы в поступлении в магическую школу. Хотя «довольно много» — это всё же не совсем то выражение, сейчас здесь было просто не протолкнуться от людей, выстроившихся к нужному дому. И хоть процедура записи, судя по тому, как быстро выходили и заходили люди в дом, проводилась быстро, из-за количества желающих я, похоже, застрял здесь надолго.

Белый Тигр говорил, что запись обычно продолжалась в течение пяти суток до начала вступительных экзаменов, и получается, сегодня был уже третий день. Ничего удивительного, что перед домиком образовалась очередь из как минимум нескольких сотен человек. Здесь же я заметил и представителей самой школы, одетых в характерную уже виденную мной форму, только исполненную в чёрно-красных цветах. И у меня складывалось впечатление, что пришедшие сюда ученики сделали это для собственного, понятного лишь им самим, развлечения.

Пристроившись в очередь, я обратил внимание на то, что многие из желающих записаться откровенно нервничали. Почему так происходило, мне было не совсем понятно, ведь запись — это не сам экзамен, а тут такое ощущение, что они чего-то боялись, словно по какой-то причине можно было провалиться уже на этапе записи.

От размышлений меня отвлекло появление упитанного молодого человека небольшого роста, что, в отличие от преимущественно молчаливо стоящих в очереди людей, говорил без умолку, донимая изящную и высокую девушку, идущую рядом с ним. Встав в очередь за мной, он продолжил втолковывать своей соседке какую-то чушь:

— Рокс, ну слушай, я тебе говорю, пирог не должен выглядеть как непонятно что! Мои родители нанимали лучших поваров, и я уверен, он должен быть круглым.

Парень повернулся ко мне и вдруг с улыбкой обратился:

— Вот ты как считаешь, должен ли быть пирог круглым или квадратным?

— Э-э-э, — от неожиданности я даже не смог ему сразу ответить, вмешалась девушка.

— Кейн, я тебя прошу, никому не интересны твои пироги, мы пришли на экзамен, а не для того, чтобы обсуждать еду. Боги, если бы не твои родители, попросившие приглядеть за тобой… прошу, будь немного посдержаннее.

— Можно подумать, ты делаешь это бесплатно, Рокс, — передразнил он девушку и повернулся ко мне. — Ну так что, как считаешь, каким должен быть нормальный пирог?

«Носитель, этот человек не шутит и говорит серьёзно, — тут же сказал Седьмой, ощутив моё замешательство. — Он действительно считает важным то, о чём говорит».

— Хм-м, круглым? — попытался наугад ответить я.

— Именно! Вот, Рокс, посмотри, хоть у кого-то хватает разума признать очевидное, — кивнул мне парень, а девушка страдальчески закатила глаза, показывая, как она уже устала общаться со своим товарищем.

— Меня зовут Кейн Варан, из семьи Варанов города Дэра. А это Рокси Гелейн из семьи Гелейн, — с большим удовольствием представил себя и девушку он.

— Дэриан Хоуп, из семьи Хоупов, — в той же манере ответил я, посматривая на медленно продвигающуюся очередь, и мысленно вздохнул, как ни крути, а придётся некоторое время общаться с этим чудиком.

— Весьма приятно, Дэриан, да, определённо. Хотел ещё уточнить у тебя о хише, ты пробовал настоящий хиш? Рокси считает, что это еда для тех, кому некуда девать своё время, но я с ней совсем не согласен…

Кейн Варан оказался самым общительным человеком из всех, с кем мне когда-либо приходилось общаться. И в этом, и в родном мире. Он без умолку болтал, рассказывая буквально всё, что видел, перескакивая с темы на тему по велению случая и своих свободных ассоциаций, из-за чего слушать и говорить с ним оказалось непросто. Зато как источник информации он оказался очень полезен. Парень происходил из довольно знатной семьи, как и девушка, что сопровождала его. И сегодня вместе с ней он планировал записаться на очередной экзамен в сильнейшую во всём мире магическую школу.

Внешне он выглядел именно так, как и должен был выглядеть наследник одной из влиятельных семей — тучным, изнеженным и совершенно несерьёзным, точно выросшим в собственном мире. Чего нельзя было сказать о Рокси, девушка подозрительно смерила меня взглядом, оценила и, похоже, решив, что тратить на меня собственное время больше не имеет смысла, перестала обращать внимание.

Благодаря болтливости толстячка, мне всё-таки удалось понять причины всеобщей нервозности. Оказывается, даже запись на экзамен в эту школу по традиции требовал демонстрации определённых навыков от поступающего. И, как выразился Кейн, эта демонстрация была не такой уж простой. Правда, Рокси, стоящая возле, на этот его комментарий лишь презрительно фыркнула, ясно давая понять, что не считает это чем-то особо сложным.

Кейн тут же переключился на свою подругу, начав какой-то несущественный спор с ней. Я же, повернувшись в сторону домика, где происходила запись, задумчиво наблюдал за тем, как медленно продвигалась живая очередь.

— Это ещё что за клоун? — голос Белого Тигра прервал мои размышления, он несколько секунд пытался понять, о чём болтает стоящий возле меня толстяк, но быстро плюнул на это. — Эта школа залатала дыру, через которую я раньше любил сюда захаживать, пришлось потратить время на то, чтобы найти ещё одну.

Естественно, я оставил его вопросы и объяснения без ответа, это было явно не то место, где стоило общаться с Иш`кафелем.

Наконец, когда монолог-спор со стороны толстяка Кейна начался уже по третьему кругу, а Рокси перестала даже поддакивать, очередь заходить дошла до меня. Попрощавшись с новыми знакомыми, я двинулся внутрь домика. Там находилась одна комната с длинным столом, за которым сидели три человека, одетых в чёрно-красную форму школу.

— Прошу, — старик, сидящий посередине, кивнул мне на единственный свободный стул. — Итак, ты решил попробовать свои силы для поступления к нам? — задал он риторический вопрос и, не дожидаясь моего ответа, тут же продолжил: — Наша магическая школа является сильнейшей на континенте, и потому наши ученики также должны быть сильнейшими. Прежде всего назови себя.

— Уважаемый, меня зовут Дэриан Хоуп из семьи Хоупов, города Клост.

— Покажи свою печать.

Женщина по правую руку от старика сделала несколько движений руками, проверяя что-то, после чего кивнула.

— Хорошо, а теперь прикоснись к этой плите.

Старик внимательно посмотрел на меня, как бы проверяя, правильно ли я понял его слова, после чего двинул ко мне квадратную каменную плитку, на которой можно было разглядеть медленно плавающие магические руны.

«Судя по магическому полю, данный инструмент определяет примерный потенциал испытуемого, — тут же пояснил Седьмой. — В чём-то он схож с камнем проверки гильдии Наёмников, только работает куда более грубо».

«Я не расколю его своим прикосновением, как это было с камнем проверки?»

«Это примитивный инструмент, я попробую ограничить вашу силу, но ничего не могу обещать».

— Претендент, вы заснули? — старик явно был недоволен тем, что я колебался.

«Ну ладно… — я положил руку на камень, видя, как руны под моей рукой стремительно начинают наливаться силой, разгораясь всё сильнее и сильнее. В какой-то момент мне даже стало трудно на них смотреть, ещё секунда, жуткий треск и хлопок, тучи осколков, точно шрапнель, от каменной плитки разлетелись по комнате. — Всё-таки не выдержала».

Трое экзаменаторов напротив меня всё так же невозмутимо сидели на своих местах. Лишь в глазах старика я заметил мелькнувшее удивление.

— Хорошо, ты можешь участвовать в экзамене, — сказал он и вытащил откуда-то новую плитку взамен уничтоженной.

— Благодарю, уважаемый.

Глава 20. Зажигая звёзды

После окончания регистрации на прохождение экзамена я позволил себе немного расслабиться. Если это можно было так назвать… Как ни крути, а мне всё же приходилось играть роль человека Золотого мира в одиночку и в окружении тысяч людей, чуждый мне.

Хотя стоит сказать, население Золотого мира оказалось совершенно не таким, каким я его представлял. Оно виделось мне совершенно обычным, подобных людей можно было встретить в любом городе моего мира. Это несколько отличалось оттого, что я представлял себе. Особенно после смертельно опасных столкновений в Сиреневом мире и позже, когда мы с Оцелотами и Белыми Драконами оказались заперты в здесь, в Золотом мире. В эти встречи, Золотые воины, облачённые в древние магические доспехи, владеющие магией и даже способные приказывать низшим тварям показались мне воплощением безжалостности. Словно это были самые обычные безмозглые монстры любого миров соцветия, включая даже Фиолетовый.

Теперь становилось очевидно, что это не так, я сражался и убивал таких же людей, что сейчас собрались здесь записаться на предстоящий экзамен.

— Что приуныл? — возле появился Белый Тигр, с любопытством осматривая меня. — Я так понимаю тебе не составило труда записаться, так?

Дождавшись моего кивка, фамильный бог фыркнул и посмотрел в сторону, казалось бы, увеличившейся толпы желающих пройти на предстоящий экзамен.

— Ты пока осмотрись здесь, можно сказать, сегодня день открытых дверей школы. Далеко не пустят, но понимание о том, что такое настоящая школа Золотого мира, получишь.

Хорошая мысль. Я пошёл вдоль выстроившейся очереди людей, краем глаза заметив, как в дверь дома, из которого я выше протискивается мой новый знакомый, вполне уверенный в своих силах, а его спутница, скучая, смотрит куда-то на небо. Думаю, с тем образованием, какое здесь дают богатейшие Фортис своим наследникам, у Кейна совершенно точно не должно возникнуть проблем с поступлением, как и у Рокси.

Двинувшись вглубь территории школы, я с интересом осматривался вокруг и пытался понять назначение тех или иных зданий с попадающейся необычной архитектурой. По дороге мне постоянно встречались спешащие по своим делам ученики и старшие представители школы, последних можно было узнать по характерным нашивкам на рукаве. Правда, я пока толком не разобрался в используемых школами символикой, потому сказать, насколько высокопоставленными были эти представители школы, не мог. Кстати, интересный момент, у людей, которые сегодня записали меня на экзамен, никаких знаков отличия не имелось, интересно почему?

Я заметил, что в отличие от основной городской территории, которую худо-бедно за несколько часов мне удалось изучить, здесь, по крайней мере, на той части, куда дозволялось зайти обычным людям, имелось куда больше парковых зон, значительно больше. Возможно, причиной тому были удобные площадки для магических практик, которые устанавливались в каждом парке, да ещё и по нескольку штук. Но кое-что куда более интересное я смог увидеть лишь, когда ещё дальше углубился на территорию школы.

— Воу, это же… — недоговорив мне пришлось задрать голову, чтобы попытаться рассмотреть высокую башню, подозрительно напоминавшую мне башни Фиолетового мира.

Вот только в отличие от тех, что мы видели в проклятом мире, это выглядело немного иначе. Прежде всего, она была построена из очень светлого камня, похожего на мрамор, и распространяла вокруг чистую магическую энергию. В высоту башня Золотой школы не могла поспорить с Фиолетовой, но, несомненно, в ней угадывалась рука проклятого мира, возможно, школы смогли каким-то образом приспособить под себя творение проклятых богов? Около башни были построены две мраморных колоннады, которые закручивались вокруг неё и создавали защитные магический круг колоссальных размеров.

— Это одна из башен-лабораторий школы, — подал голос появившийся возле меня тигр. — Туда мне так и не удалось пробраться, потому сказать, что же там внутри я тебе не могу. Подобных башен только лишь во внешнем кольце территории магической школы мне удалось насчитать больше десятка. Думаю, это говорит о многом.

Его речь прервало появление трёх представителей школы, появившихся у меня за спиной.

— К сожалению, проход дальше для вас закрыт, — сказал самый рослый из подошедших, я почему-то сразу подумал, что, скорее всего, передо мной воины-стражи школы, по крайней мере, судя по тому, как они держались и вели себя.

— Конечно, не знал, что углубился слишком далеко, прошу меня извинить, уважаемый, — я понимающе кивнул и направился обратно, ощущая на себе внимательные взгляды стражей.

* * *
— Ну и что ты думаешь? — спросил тигр, когда мы после долгой экскурсии по открытой территории школы, вернулись в город и на последнее сняли комнату в одной из самых дешёвых гостиниц.

— Есть один момент, — я присел на простую кровать с матрацем набитым чем-то похожим по ощущениям на солому. — Белая башня — она очень походит на те, что я видел в Фиолетовом мире, если не брать в расчёт колоннады, которые судя по моим ощущениям, просто являются магическими защитными кругами, то они просто один в один похожи.

— Проклятые сателлиты? — уточнил тигр. — Никогда вблизи не видел их, говоришь, Башня походит на сателлиты?

— Да, почти один в один, только от той, что находится в школе, не тянет проклятой магией и материал, из которого она построена светлый, а не тёмный.

— Интересно, возможно, Золотые смогли наткнуться на Фиолетовый мир и позаимствовали некоторые технологии тёмных богов? Хотя пытаться подстроить под себя магию пожирателей это, конечно, большой риск. Можно выпустить в мир кого-то очень плохого. Как это и произошло с Фиолетовыми…

Оставшиеся два дня до начала экзаменов мы вместе с Седьмым, не имея возможности нормально практиковаться, занялись тренировкой тонкого использования магии. Принципы использования магии моего мира и Золотого были во многом похожи, хотя имелись и свои различия. Если бы я был полноценным клановым магом, скрыть это было бы практически невозможно. Работа с магическими потоками каждого клана хоть и внешне отличалась, несла один и тот же отпечаток нашего мира. Использовать заклинания кланов или имперской гвардии означало помахать всем вокруг, кто я и откуда. В моём случае всё было куда сложнее — я никогда не учил клановые заклинания и использовал знания, полученные от Седьмого, да адаптированные под меня, но это была магия Алого мира, не похожая ни на что другое.

Впрочем, и Белый Тигр и Седьмой настаивали на том, чтобы я не использовал пока изученные заклинания, работая с магической силой напрямую. Во-первых, как утверждал фамильный бог, так было принято в Золотом мире — Фортис не занимались обучением своих наследников заклинаниям, развивая исключительно магическую силу и родство стихий. Во-вторых, даже с учётом того, что структура используемых мной заклятий не была похожа на клановую у магов Золотого мира, непременно возникнут подозрения, а подозрения — это плохо. Таким образом, на предстоящем экзамене мне следовало использовать лишь свою чистую магическую силу и, конечно, силу духа стихий.

К слову, о ней. После двух дней тренировок мне удалось ещё немного увеличить время вызова духа и что главное, научиться отдавать ему команды, жаль только дух пока не собирался меня слушать.

Наконец, спустя два дня наступила время экзамена, и я смог выбраться на улицу. Сбережений даже на поесть у меня уже не осталось и потому, я, не откладывая, отправился к главным вратам школы. Даже несмотря на то, что до самого начала экзаменов ещё осталось более чем достаточно времени, возле входа собралось уже приличное количество претендентов. Удивительное дело, но своего нового знакомого вместе с раздражительной подругой я заметил сразу.

— Хей, Дэриан, давай сюда! — Кейн помахал мне, лишь только увидел, как я приближаюсь к воротам. — У нас тут хорошее место.

И действительно оба стояли чуть ли не в первых местах у самого входа.

— Доброе утро, Кейн, Рокси, — я постарался припомнить, что насчёт дружественных приветствий мне говорил тигр и вроде бы сделал всё так, как советовал мне он.

— Доброе-доброе, — сказал Кейн, Рокси же просто слегка кивнула. — Дэриан, как ты относишься к запеканке?

— Положительно, — я уже начал понимать, как общаться с этим человеком. — Но без приправ.

— А какой тогда в ней смысл? Сыр, яйцо и молоко? Нет, запеканка должна всегда посыпаться травами. Слышал, в некоторых магических школах не используют натуральную пищу, а уж то, что пихают в воинов-защитников, я вообще молчу. Хотя после инициации им, как мне кажется, всё равно что есть, хоть опилки, брр-р-р-р…

Я замер, прислушиваясь к бормотанию Кейна. Судя по тому, что он сказал, воинов магических школ каким-то образом «инициируют», изменяют, из-за чего они перестают воспринимать нормально пищу. Мне сразу вспомнились Золотые воины, безмолвные и бесстрастные. Значит, путь воина в школе для меня пока однозначно закрыт, по крайней мере, пока не разберусь, что там происходит. Не хотелось бы потерять себя и стать марионеткой.

Так, под монотонные рассказы Кейна о еде и редкие язвительные ответы Рокси, я ожидал открытия врат школы. Между тем, с каждой минутой на площади возле входа на территорию становилось всё меньше места. Навскидку уже сейчас, в столь ранний час здесь собралось где-то с пару тысяч человек, и это притом что, как сказал Кейн, большую часть отсеяли ещё во время записи.

Открылись врата ровно в назначенное время, под гулкий звук, похожий чем-то на колокол. В образовавшемся проходе нас уже ждали. Больше десятка магов в тёмной с красным форме выстроились в шеренгу, наблюдая за нами.

«Носитель, это каждый из этих магов высокого уровня силы, как минимум пятого круга. И они не скрывают этого», — отрапортовал тут же Седьмой.

Между тем эти маги разделили всех присутствующих на площади претендентов на равные группы и повели каждый в определённую сторону. Не знаю к лучшему ли, но я оказался в одной группе с Рокси и Кейном. Нас повели по относительно узким улочкам внутренней территории школы к одной из площадок, где проводились испытания. Представители школы зорко следили за тем, чтобы никто из претендентов не потерялся и не оторвался от общей группы. Что же касается самой площадки испытаний, то она представляла собой пустынный плац посередине которого были установлены десять прямоугольных монументов, на которых были выгравированы рисунки звёзд, что соединялись линиями и ветвясь поднимались к самой вершине монумента.

— Не повезло, — прокомментировала увиденное идущая возле меня Рокси.

— Ну уж, Рокс, ты слишком строга к себе, уверен испытание звёзд тебе пройти не составит труда, — заметил толстяк, на что девушка лишь фыркнула, говоря, что ей не нужны его слова поддержки.

— Вам, что, известно какое это испытание? — мне стало любопытно.

— Ага, это начальный этап испытания, и он часто встречается у многих школ, — охотно пояснил Кейн. — Претендент вливает всю свою магическую силу в монумент и далее зажигает звёзды, выгравированные на нём демонстрируя свой потенциал магической силы. Если зажигаешь больше пяти звёзд, получаешь нижний порог прохождения. Можно сказать, это обязательный результат для воинов-защитников.

— Зажечь пять серых легко, проблема в другом, — между тем добавила Рокси, пока группа претендентов выстраивалась вокруг площадки с монументами.

— Да, здесь куда важнее, какие звёзды ты зажжёшь после и какого они будут цвета, — кивнул на это Кейн.

— А что показывает цвет? — я ещё раз пригляделся к звёздам на монументах, но никаких различий сейчас не заметил, все были серые.

— Каждая несёт определённый смысл, к примеру зелёный — это "вмешательство". А синий — "воздаяние". Мой тебе совет Дэриан, постарайся зажечь как можно больше звёзд, так у тебя появится больше шансов попасть на лучшие факультеты.

Тем временем представители школы построили всю нашу группу и первая десятка претендентов из тех, на кого указали, вышла к монументам, замерев возле них.

— Прошу влить свои магические силы в экзаменационные камни, — над площадкой разлетелся голос одного из магов.

Возле меня появился белый тигр, с любопытством смотря на разворачивающееся представление.

— Интересный способ проверки, — заметил он. — Нашим кланам есть чему поучиться у Золотых. О, началось…

Все десять человек, застывших возле монументов, практически синхронно положили руки на монументы и судя по тому, что я ощутил одни единым порывом, влили всю свою силу внутри каменных структур. Секунда и вот уже на прямоугольных камнях, возвышающихся над претендентами, начали зажигаться звёзды, сначала медленно, но с каждым мгновением всё быстрее и быстрее. Я наблюдал за тем, как у ближайшего ко мне молодого человека вспыхивали серебристым светом звёзды. Одна, две, они поднимались всё выше и выше. Три… и всё. Четвёртая так и не зажглась, лишь чуть осветилась, но уже через миг потускнела. Провал.

— Хм, это даже неинтересно, — заметил стоящий возле Кейн. — И в этом году, похоже, среди «нижних» нет сильных представителей.

— Это же «нижние», что ещё от них ждать? К тому же воинами-защитниками тоже кто-то должен быть, — пожала в ответ плечами Рокси. — Вон те двое смогли пройти по нижней планке.

Я заметил двух радостных претендентов, что смогли зажечь четыре и пять звёзд соответственно. Другие же, кто провалился, опустив плечи и головы с потерянным видом уходили прочь, в сторону врат от куда мы пришли.

— Ага, наконец-то хоть что-то, смотри Рокс, в следующей группе сразу две Фортис.

Действительно, в новой группе, которая подошла к своим монументам, я заметил двух девушек в традиционной одежде благородных Фортис. Я внимательно присмотрел к ближайшей ко мне благородной, по ощущениям она находилась на третьем круге, но при этом магическая сила, которую он выпустила, была как-то слишком рассредоточена, словно девушка толком не могла её собрать в один пучок. Миг и вот уже перед ней начали зажигаться звёзды, соединяясь светящимися линиями. Четыре вспыхнули на монументе практически мгновенно, а за ними пошли следующие. Пятая и шестая зажглись одновременно. Седьмая совершенно неожиданно засветилась ярко-зелёным цветом, а восьмая синим.

— Неплохо-неплохо, — повалил девушку толстяк. — Восемь звёзд, одна зелёная и одна синяя. Эй, Рокс, как насчёт того, чтобы обойти её? Я тогда тебе пирожком угощу.

Его спутница полностью проигнорировала это предложение, продолжая наблюдать за второй Фортис, что смогла зажечь всего шесть звёзд, на обычно спокойном лице Рокси я хорошо прочитал жалость. Она явно сочувствовала её неудаче.

— Ну, и такое бывает, — между тем пожал плечами Кейн. — Даже благородные не застрахованы от такого, ничего на второй части экзамена, я уверен она сможет показать всем свои настоящие силы.

— Да уж бывает, теперь этой Фортис придётся учиться вместе с «нижними», как они называют обычных горожан. Наверняка для неё это всё равно, что провалиться, — ехидно заметил сидящий возле меня Белый Тигр, его, похоже, полностью устраивал провал Фортис.

Толпа перед площадкой с монументами понемногу начала уменьшаться, многие уходили так и не сумев зажечь нужного количества звёзд. И большинство из уходящих, как и говорил мне когда-то тигр, были из простых людей. Благородные Фортис, в подавляющем большинства без труда преодолевали отметку и в шесть звёзд, и в семь. Где-то спустя полчаса прозвучало имя Рокси, из-за чего та, услышав даже непроизвольно дёрнулась из-за этого. Как ни крути, а вся эта напускная уверенность и спокойствие было ничем иным, как маскарадом.

Глубоко вздохнув, девушка уверенно двинулась вперёд, к одному из освободившихся монументов.

«Седьмой, какой у неё уровень?» — спросил я, по какой-то причине я не мог ощутить её силы.

«Эту девушку что-то защищает, я не могу ощутить её текущий круг», — отозвался Седьмой.

«Очень интересно, зачем скрываться, если тебя в любом случае проверят во время экзамена?»

— В плане управления своей силой Рокс никогда не показывала выдающихся результатов, вот и нервничает, — пояснил Кейн мне, проследив за тем, как его спутница подходить к выбранному камню. — Чего не скажешь о самой силе. Она может удивить. Печенье будешь?

Мне протянули небольшой воздушный крекер.

— Нет, благодарю, — я покачал головой и следя за каждым движением Рокси.

— Прошу влить свои магические силы в экзаменационные камни, — над площадкой разлетелся традиционный приказ к началу испытаний.

Девушка положила руку на камень и, как делали сотни людей до неё, влила всю силу внутрь него. Хлоп, сразу четыре звезды загорелись одновременно. Пятая и шестая от них отстали лишь на секунду. Седьмая зажглась золотым светом, восьмая и девятая звезда синим. Когда появилась десятая, бесцветная звезда, многие из присутствующих претендентов восхищённо выдохнули. Последней, появилась ещё одна золотая, одиннадцатая по счёту — наилучший результат из всех, кто до сих пор проходил это испытание.

— Рокси молодец, смогла зажечь десять звёзд, две золотых и две синих, — кивнул Кейн и с аппетитом откусил крекер, после чего с набитым ртом продолжим. — Она вообще сильно боялась этого испытания, думала, что не справится, хотя работала над своим контролем весь этот год. Пример тому, что ко всему надо подходить без лишнего напряжения, да?

Толстяка с прищуром посмотрел на меня и из-за этого его взгляда я почувствовал себя как-то неуютно.

— А клоун-то не так прост, — хмыкнул возле меня фамильный бог. — Видит что ты расслаблен. Наблюдателен, точно. Ты бы с ним поосторожнее, Ян.

Что тут скажешь, мне действительно лучше не расслабляться.

Не знаю, совпадение ли это было или проведение, но голос представителя школы выбрал меня и Кейна в одну группу. Сразу после вернувшейся Рокси вызвали нас с ещё восьмью претендентами.

— Ну что друг Дэриан, давай покажем всем, как надо проходить это испытание? — усмехнулся толстяк и неспешно направился к ближайшему камню.

Монумент, который выбрал я, находился чуть дальше, с самого краю. При ближайшем рассмотрении камень показался самым обычным гранитом, поблескивающим вкраплениями слюды. Ничего необычного, лишь странная гравировка звёзд, которая привлекала внимание.

«Носитель, я ощущаю движение магической силы внутри структуры камня, однако пока не могу отследить его и разобраться в алгоритме», — заметил Седьмой.

«Мне использовать всю силу во время испытания?»

«Да, Носитель. Чтобы выполнить прогноз у меня слишком мало времени и данных. Рекомендую использовать все ваши возможности».

В этот же момент над площадкой в очередной раз прозвучал приказ к началу. Услышав его я, глубоко вдохнув утренний прохладный воздух, положил руку на камень. Одновременно с этим мне удалось зачерпнуть всю свою магическую силу и, используя полученные от Седьмого знания, аккуратно, единым порывом влить её внутрь камня.

Поначалу реакции никакой не было, мне лишь смутно удавалось ощутить, как внутри камня что-то происходит, движение магических сил, как и говорил Седьмой, хаотично переплетались и, казалось бы, не имели смысла. А затем началось. В первую же секунду у меня зажглись шесть звёзд, за ними, через миг, следующие шесть. Ещё секунда и вот уже двадцать светил яростно загорелись предо мной ярко-алым цветом.

«Это хорошо или плохо?» — я обернулся пытаясь отследить реакцию людей вокруг и тут же столкнулся с удивлёнными, даже скорее шокированными, взглядами сразу нескольких экзаменаторов… впрочем, их удивление оказалось связано не только со мной. Толстяк Корн так же зажёг, ни много ни мало, девятнадцать золотых звёзд и с улыбкой сейчас стоял возле своего камня.

Глава 21. Воплощение

«Алые звёзды, что это может значить?» — я ещё раз посмотрел на ярко горящие светляки, выгравированные на монументе. — «Кто бы ещё хоть что-то объяснил насчёт этих цветов. Я зажёг алые, Корн золотые. Но большинству удалось осветить лишь пару и совершенно разных цветов».

— А ты неплох, Дэриан, вот держи, — выйдя с площадки с монументами, я столкнулся с улыбающимся толстяком, который протянул мне прямоугольную плитку какого-то лакомства. — Песочное печенье, сделано в лучшей булочной, тебе понравится… чего замер? На, возьми уже.

Я принял от толстяка самое обычное на вид печенье и, подумав, осторожно сказал:

— Кейн, тебе удалось зажечь двадцать золотых звёзд, это очень впечатляет.

Спрашивать напрямую о значении цвета звёзд мне подумалось глупой затеей, а вот разговорить болтливого толстяка, почему бы и нет? Возможно, во время разговора он даст хоть какую-то информацию о том, что означали полученные мной результат? Появившийся возле Белый Тигр замер, прислушиваясь к нашему разговору.

— Ха-ха-ха, и это говорит человек, которому удалось зажечь двадцать одну красную звезду, — рассмеявшись ответил толстяк. — Я даже немного завидую, уверен третий и пятый факультеты в числе первых пришлют тебе предложения. Скажешь потом, угадал я или нет.

— Уверен тебе-то как раз второй факультет пришлёт своё приглашение одним из первых, — заметил в ответ я.

Конечно, это был всего лишь пробный шар, кинутый абсолютно наугад. Но сделанный сознательно.

— Второму факультету мало интересны маги с силой «сопряжения», — фыркнув, ответил он. — Даже тебе с твоей силой «ярости» проще туда попасть, другое дело зачем, ага?

И вновь этот странный взгляд, кинутый на меня, словно этот парень был намного умнее, чем, желал казаться окружающим. Очевидно, нужно держать с ним ухо востро.

— Ага, — тем временем ответил ему я, продолжая обдумывать всё сказанное.

Возможно алые звёзды обозначают предрасположенность в направлении к какой-то силе? Как эти камни могут знать о чём-то подобном? Или здесь есть какое-то другое объяснение? Что обозначает понятие «сопряжение»? Пока у меня имелось куда больше вопросов, чем ответов. Между тем толстяк с аппетитом съел печенье и, порывшись в карманах, достал ещё одно. После чего продолжил:

— Вот мне нравится, как у Рокси. Много путей. Ну и что, что её потенциал ограничен, зато она может стать кем угодно и попасть куда угодно, при условии наличия мест, конечно. А что мне или тебе остаётся? Выбирать из пары факультетов, пускай и сильных, но всё же.

— Кейн, — послышался голос девушки, до этого задумчиво стоящей возле.

— Чего, Рокс?

— Заткнись, — после этого экзамена с монументами она явно была не в духе. — В твоей семье всегда рождались сильные «хозяева судеб», ничего удивительного, что ты открыл столько золотых звёзд. Проблема у него выбрать из сильнейших факультетов.

— Рокс, да не кипятись ты, вторая часть экзамена наверняка будет связана с силой души, там ты покажешь всем, — замахал руками толстяк. — Я знаю, что ты хотела открыть как можно больше звёзд «ярости», как это сделал Дэриан, но что получилось, то получилось.

— Неважно, — девушка ещё раз фыркнула и повернулась в сторону площадки, наблюдая, как экзамен проходят другие претенденты и всем своим видом демонстрируя безразличен.

— Ну вот, печенье выронил, — покачал головой толстяк и вздохнув полез за следующим в карман. — О, ещё один с одинаковыми звёздами, смотри-ка, Дэриан.

Я бросил взгляд на площадку с монументами и успел заметить, как каким-то пареньком низкого роста гаснут сразу несколько синих звёзд.

— О, сила «воздаяния» этот точно пойдёт во второй, правда самих звёзд открыл всего семь штук, но для «воздаяния» такое нормально.

Я пригляделся к этому человеку. Выглядел парень как-то неуверенно и словно бы не верил в то, что сейчас с ним произошло. Он несколько раз удивлённо осмотрелся, пряча голову в плечи и явно находясь не в своей тарелке под прицелом стольких взглядов. Управителю даже пришлось обращаться к нему лично, чтобы попросить покинуть территорию испытания и дать возможность следующему претенденту воспользоваться его камнем.

Само испытание продолжалось ещё около тридцати минут. Под комментарии толстяка, который продолжал поглощать одно печение за другим, мы смотрели на то, как очередная десятка людей подходило к монументам, зажигая на них звёзды. Навскидку больше половины из них проваливали это испытания и уходили не с чем, ещё около трети зажигало бесцветные звёзды и лишь малой части удавалось проявить светила разного цвета. И только лишь около дюжины претендентов смогло проявить больше десяти цветных звёзд… Прямо скажем, статистика была далеко не самой лучшей.

После этого нас, уже значительно поредевших, вновь собрали экзаменаторы и, построив, повели к следующей площадке, где должен был проходить второй этап экзамена. И вроде как последний.

Кейн продолжал весело доставать Рокси, у которой после зажигания звёзд сильно испортилось настроение, но толстяка это, похоже, не сильно беспокоило.

Чтобы добраться до нужного места, где должен был проходить следующий этап экзамена, нам пришлось значительно углубиться на территорию школы, и пока мы шли я успел заметить сразу три знакомых башни. Тех самых, что показались мне копиями сателлитов Фиолетового мира. Как раз в тени одной из таких башен и проходило наше заключительное испытание. Когда мы добрались до нужной площадки, оказавшейся полной копией той, на которой располагались монументы со звёздами, я не удержался и мысленно выматерился. Одновременно с этим подали свои голоса Седьмой и Белый Тигр:

— Мне это не нравится, Ян, такого здесь совершенно точно раньше не было.

«Носитель, ощущается крайне высокое воздействие на реальность и изнанку. Присутствует сдерживаемое искажение высокого уровня. Опасность появления сущностей класса Нецах и выше…»

«Седьмой, скажи мне лучше, что это такое?» — прервал я его отчёт, всматриваясь в непонятную изгибающееся и выворачивающееся серое нечто, что сейчас находилось посреди площадки.

«В базе нет аналогов, Носитель. Однако, судя по структуре, эта аномалия напоминает хаотичную магическую энергию, ограниченную какой-то силой. Я могу с полной уверенностью сказать, что, несмотря на высокое значение магической энергии, данная аномалия безопасна для человека так как ограничена целым каскадом печатей».

В это же время один из инструкторов вышел вперёд, указывая на меняющуюся кляксу.

— Для прохождения этого испытания каждый из вас должен притронуться к воплощению. Тот, кто сможет изменить структуру и пройти его оценку будет достоин ступить в нашу школу. Первый претендент, подойти к воплощению!

Так уж получилось, что первым оказался тот самый щуплый паренёк, пробудивший синие звёзды во время прошлого испытания. Всё так же несмело он двинулся к непонятной серой кляксе, что, казалось, не имела какой-то законченной формы, хаотично меняя свой внешний вид.

— Да, никогда бы не подумал, что это испытание может выглядеть так отвратительно, — заметил Кейн и с хрустом откусил кусок печенья. — Рокс, ты уверена, что хочешь прикасаться к этой гадости?

— Мама говорила, что здесь нужно просто преодолеть свою брезгливость. Не забывай это всего лишь внешнее проявление магии, у неё нет собственной воли и желаний.

Между тем паренёк уже подошёл к кляксе и замерев перед ней на секунду, вдруг решительно протянул руку, погружая её внутрь кляксы. Поначалу ничего не произошло, все замерли, смотря на происходящее. Секунда и вот уже клякса начала преображаться. Из серой бесформенной массы она вдруг превратилась в зеркальную сферу, внутри которой отражался весь окружающий мир, кроме стоящих вокруг людей. Башня, деревья, здания, построенные вокруг площадки, все они были там, за исключением людей. По гладкой зеркальной поверхности сферы прошла рябь, затем ещё одна и ещё. Рябь превратилась в волны, секунда и вот уже в зеркальной сфере появилось отражение паренька, только абсолютное чёрное. Словно человеческую фигуру облили дёгтем.

— Чёрная душа, ну надо же, кто бы мог подумать, — толстяк замер, вглядываясь в сферу.

— Не такая это и редкость, — пожала плечами Рокси.

— Не с силами «воздаяния».

— Много-то ты участвовал в испытаниях, — усмехнувшись ответила девушка.

— В любом случае главное — это то, что сила души у него есть и она высокая. Он даже воплотил себя в сфере, — не стал продолжать бесполезный спор толстяк.

В это же время к бесформенной кляксе подошёл следующий претендент. Одна из девушек, которая сумела зажечь пять бесцветных звёзд в прошлом испытании и являющаяся, судя по пренебрежительному комментарию Рокси «нижней».

На этот раз после прикосновения клякса никак не отреагировала на вливаемую в неё магическую силу. Сколько бы в неё ни вливалась сила, бесформенное нечто так и не приняла какой-либо формы. Экзаменатор ждал ровно минуту и после того, как стало очевидно, что клякса не желает изменяться под действием силы «нижней» закончил испытание.

— Бедняжка. Ну, у неё всё ещё есть хороший получить место среди воинов-защитников, магический потенциал-то хороший, — сказал толстяк, наблюдая за тем, как провалившаяся девушка уходить прочь с площадки. — Если, конечно, хватит духу пройти ритуал.

«Ритуал?» — я замер, прислушиваясь к словам Кейна, но тот уже приключился на поглощение очередной порции печения. — «И куда в него только лезет?»

Один за другим претенденты подходили к кляксе, кладя на неё руку, и пытаясь всеми силами добиться реакции от неё. На этот раз процент людей, прошедших испытание, оказался куда выше. По моим ощущениям большая часть без проблем заставляла среагировать странное нечто измениться и принять устойчивую форму. Правда, эти формы оказались не такими уж и разными. Пожалуй, я видел три основных варианта изменения кляксы — зеркальная сфера, куб и пирамида. Внутри этой фигуры всегда отражался лишь сам человек, послужившей причиной изменения, а вот его внешний вид почти всегда отличался.

Варианты могли быть самые разные, скажем Кейн, вышедший через пару минут к кляксе, создал сферу, внутри которой оказался белый волк огромных размеров. Рокси назвала это «белой душой». Позже сама девушка произвела самый настоящий фурор, проявив внутри созданного ей куба существо, напомнившее мне чем-то тварей из алого мира, опасных падальщиков, аналогов которых я ещё нигде не встречал. Однако мне всё ещё было непонятно, что же такого в действительности показывала эта клякса. Седьмой предположил, что первое испытание демонстрировало талант каждого претендента к какому-то направлению магии, об этом же говорили и Кейн с Рокси, что же касается второго испытания, то здесь, как считал конструкт, проверялся именно текущий потенциал магической силы.

Моё имя прозвучало одним из последних. Я даже прослушал, как экзаменатор объявил мою очередь, задумавшись, и если бы не Кейн, который подтолкнул меня, не услышал бы и второго объявления. Хотя, скорее всего, причина такой невнимательности была куда более логичной — как ни крути, а Дэриан Хоуп всё ещё оставался для меня чужим именем.

Выйдя на площадку, я совершенно неожиданно почувствовал, как Одинокий в руке начал распространять приглушённую характерную ауру очень похожую на… ненависть. И чем ближе я подходил к серому магическому пятну, тем сильнее ощущал злость Одинокого. Клинок по какой-то причине в буквальном смысле сгорал от ярости к этой кляксе, невольно передавая мне эти же чувства. Мне пришлось приложить все усилия, чтобы внешне оставаться невозмутимым, но даже так моё изменившееся настроение не укрылось от некоторых людей. Рокси и пара экзаменаторов синхронно нахмурились, ощущая какую-то странность в происходящем.

«Носитель, опасность нарушения целостности изнанки близ объекта растёт по экспоненте», — в голове вновь появился голос Седьмого. — «Эта структура является самым настоящим маяком для сильнейших сущностей вплоть до класса Бина и Малахут».

Я не стал отвлекаться на его слова. Сейчас это было неважно, так как я боролся с собственным отвращением. По какой-то причине меня буквально выворачивало наизнанку от самого вида этой хаотической кляксы. Совать руку внутрь это кляксы всё равно что рыться в помоях, приятного очень мало.

«Ну хорошо, нужно просто это сделать. Седьмой сказал, что эта штука для меня безопасна, да и выбора у меня уже нет, сотни людей сейчас пристально смотрит на меня».

Выдохнув и подавив как можно сильнее ярость, клокочущую внутри, я протянул руку вперёд и прикоснулся к серой мутной кляксе. Как и с монументами пару мгновений ничего не происходило. У меня появилось ощущение, что я трогаю рыхлую землю, тёплую на ощупь. Но вот клякса преобразилась, создав фигуру пирамиды, внутри которой, как и других испытуемых появилось отражение окружающего мира. Вот только у меня, в отличие от всех, кто проходил, испытание ранее внутри никого не было. Секунды проходили за секундой, я уже ощущал, как один из экзаменаторов готовился объявить об окончании моего испытания. Вот только его прервало появление внутри зеркального отражения идущей человеческой фигуры. Она быстро приближалась и была хорошо мне знакома. Тот самый старик в лохмотьях из мои снов с посохом, на котором висел яркий фонарь. Появившись в отражении, казалось бы, прямо передо мной он замер, словно бы осматривая всех находившихся возле площадки людей.

«Ты всё ближе к черте. Помни, не потеряй себя», — слова старика появились в моей голове, чуть не оглушив при этом. — «Найди меня!»

* * *
Глава Защитной Чаши в бессилии сжимал кулаки. С каждым днём положение клана становилось всё хуже. Рухи, после потери всех образцов выращиваемых тварей, во время нападения Чёрных, закрылись ото всех, в том числе и от недавних союзников, оставив их практически на грани разорения. Слишком уж большую ставку сделала Защитная Чаша на эти исследования, Венценосные обещали настоящий прорыв в магии излечения, получение новых сил и даже врат, а вместо этого теперь у Защитной Чаши остались лишь долги.

Мало того, неделю назад оба наследника, внутри которых должны были находиться сущности с карнавала богов Золотого мира, родились с пустыми недоразвитыми сосудами душ. В один момент Чаша потеряла двух «Повелителей Стихий!»

— Неужели это конец? — спросил он у своего отражения, подойдя к одному из зеркал в своём кабинете, но то, естественно, ничего не ответило ему.

— Глава! — в этот момент в кабинет без стука вошёл первый советник. — У меня срочные новости!

— Тебя не учили стучать перед тем, как войти? — с раздражением поинтересовался вместо ответа глава.

— Великий клан Белого Дракона связался с нами, — проигнорировав это вопрос, продолжил первый советник. — Они желают протянуть нам руку помощи в обмен на любую информацию о Яне Александрове.

Глава 22. Снова в школу

— Неплохо-неплохо, — кивнул Кейн, когда я вернулся к нему и Рокси, закончив своё испытание. — Внешнее проявление магии в виде человека, такое нечасто увидишь. Мне показалось или это отражение тебе что-то сказало?

— Показалось, — я покачал головой спокойно отвечая на полный любопытства взгляд толстяка. — Экзаменаторы же стояли неподалёку, они бы тоже услышали.

— Ну и замечательно, отражениям из сердца воплощения магии верить опасно…

— Кейн, это всё сказки, отражения не говорят, — прервала его с раздражением Рокси. — Не слушай его Дэриан. Он просто большой любитель собирать байки учеников школ. Увлекается разной сомнительной мистикой вплоть до абсурда.

— Ты, как всегда, Рокс. Лучше бы пирожок съела и дала нам пообщаться. В любом случае Дэриан, судя по результатам, ты, похоже, хорошо поработал над собой последние несколько лет, да?

Опять этот непонятный взгляд, значение которого мне был непонятен. Складывалось впечатление, что ко мне всё это время приглядывались, правда, неясно зачем.

— Старался, — я пожал плечами и оглядевшись спросил. — Получается, осталось ещё пара претендентов, и всё?

— Ага предполагаю, нас скоро поведут в башню выбора, так, Рокси?

— Либо туда, либо к третьему испытанию если у экзаменаторов будет такое желание, — ответила та, пожав плечами.

Как она и сказала, как только последний из претендентов прошёл своё испытание, экзаменаторы собрали тех, кто прошёл испытание. От группы, насчитывающей изначально больше сотни человек, сейчас остались три с небольшим десятка. Как ни крути, а отбор здесь казался крайне суровым. Впрочем, уверен, в школах поменьше наверняка всё было значительно проще, об этом же мне сказал и Белый Тигр, пристроившись по левую руку…

Экзаменаторы повели нашу изрядно поредевшую группу в сторону одной из башен, чей шпиль виднелся далеко впереди. Предполагаю именно там и должны были озвучить наши результаты, приведя в ту самую «башню выбора», как назвал её Кейн. Улицы, что ещё совсем недавно казались мне чересчур узкими, сейчас стали всё больше расширяться, а материал, из которого была сделана, сама дорога поменялся с обычного гладкого камня на настоящую плитку, наполненную магической энергией из-за чего дорога, казалось, светилась мягким серебристым светом.

«Мы почти у центрального района школы, я уже собственной шкурой ощущаю жар магических печатей», — между тем сказал фамильный бог, когда мы повернули в очередной раз. — «Приближаться к этим печатям мне ни в коем случае нельзя. Не знаю, кто их ставил в древние времена, но силы там столько, что хватит и на десятку когорты. Ян, если что предупреждаю, ты пока неспособен освободить Алису, не делай глупостей. Придерживайся нашего плана — прежде всего узнать, где она и в каких условиях содержится, это главное сейчас».

Я лишь кивнул на его слова. На данном этапе мы действительно не имели представления, как будем вытаскивать Алису, но, уверен, всё скоро должно было измениться.

Между тем идущий чуть впереди толстяк продолжал весело обсуждать что-то с Рокси, отвлекая на себя внимание попадающихся нам на пути членов школы. Несколько раз он даже останавливался возле групп с симпатичными девушками и перекидывался с ними парой-тройкой бессмысленных предложений, больше похожих на неуклюжий флирт. Идущей возле Рокси при этом каждый раз приходилось чуть ли не силой заставлять идти его дальше.

Между тем, как я и предполагал, нас привели к той самой башне, которую я увидел ещё у последней площадки испытания. Её высота значительно превышала всё, что мне попадалось на глаза, на территории школы до этого. При этом в отличие от других башен, вокруг этой я заметил не два, а целых пять поясов из колоннад, которые окружали башню. Здесь же, у подножья башни был разбит небольшой парк с невысокими деревьями, похожими чем-то наши родные клёны, только без характерных трилистников. По этому парку прогуливались претенденты из некоторых других групп, пришедших со своих испытаний раньше нас.

Экзаменаторы, которые сопровождали группу, сразу после того, как привели нас к башне, направились по своим делам, похоже, потеряв интерес к своим подопечным. Правда, перед этим не забыв предупредить, что скоро за нами придут из башни, когда закончат оставшиеся группы претендентов.

— Ну, значит можно и отдохнуть, — заметил между тем Кейн, вытаскивая откуда-то из пустоты самый настоящий пирог размером с его руку и, отойдя к одному из деревьев, принялся за еду лишь в самый последний момент, оторвавшись от неё и спросив у меня с Рокси. — Вы будете?

— Нет, благодарю, — я махнул рукой, а девушка и вовсе просто молча скривилась, демонстрируя своё отношение к этому предложению.

— Ну, как хотите, — пожал плечами толстяк и с аппетитом принялся есть.

«И как в него только столько влезает?» — я в очередной раз мысленно удивился.

Мне никак не удавалось понять этого человека, в один момент казался простаком, и тут же в следующий момент превращался в проницательного Фортис, словно бы преобразившись. В такой ситуации не помогал даже Седьмой, конструкт лишь мог сказать искренен ли человек или лжив, а вот заглянуть глубже, увы, не никак. Возможно, в будущем мне удастся его разгадать, а пока следовало держать себя и с Кейном и Рокси максимально аккуратно, по возможности и вовсе стараться пересекаться как можно реже.

Остальные группы понемногу продолжали подтягиваться к башне, при этом некоторые из этих групп умудрились уменьшиться чуть ли не до пяти-шести претендентов. Наконец, последняя из подошедших групп, члены которой выглядели почему-то сильно помятыми, присоединилась к ожидающим возле башни претендентов и только после этого к нам вышел представитель школы — тот самый старик, который участвовал в записи на этот экзамен.

— Ученики! — сказал он голосом, усиленным каким-то магическим способом, из-за чего тот разнёсся над всем парком перед башней. — Прошу собраться передо мной.

— Ну неужели, — выдохнул Кейн, отряхивая руки от крошек и с улыбкой отходя от дерева. — Рокс, как считаешь, появление главного судьи это к лучшему?

— Мне не понравилось его появление ещё во время записи на этот экзамен, — хмуро ответила ему та. — Старик совершенно точно не просто так здесь, может, хочет получить больше воинов-защитников? Не каждый в здравом уме согласится пройти ритуал даже при слабых результатах экзамена. Стать одним из этих бравых болванов? Нет уж.

— Ну это же удел «низших», они сами понимают, куда и для чего идут.

— Не всех, даже в нашей группе есть два представителя «низших» кто сможет претендовать на места в факультетах.

«И вновь этот ритуал», — подумал я, прислушиваясь к их разговору и направляясь к застывшему у входа в башню старику. — «Судя по словам Рокси, он каким-то образом изменяет личность человека, так?»

В это же время, под руководством сразу нескольких оставшихся экзаменаторов нас построили перед стариком и я, наконец, смог оценить сколь же в действительности прошло человек. А прошло всё же немало, как минимум несколько сотен. Возможно, даже больше тысячи. Пускай это куда меньше, чем претендовало изначально, но в любом случае общая цифра впечатляла. Кейн и Рокси встали от меня по правую руку, продолжая обсуждать что-то вполголоса, из-за чего у меня не получалось в поднявшемся шуме услышать их. Хотя, судя по долетавшим обрывкам фраз, они просто продолжали говорить о «низших», споря о том, сколько из них прошло экзамен.

Что до старика, то тот продолжал молча стоять прямо посреди небольшой светлой площадки, ожидая, когда прошедшие испытание выстроятся перед ним. И судя по выражению его лица он мог так простоять вечность, нисколько не заботясь о времени.

Наконец, когда все оказались на своих местах и шум всё-таки стих, старик осмотрел всех нас и, улыбнувшись, кивнул.

— Ученики! — повторено обратился он с помощью магии к нам. — Теперь уже совершенно точно именно «Ученики», за моей спиной располагается одно из важнейших зданий внешнего района школы. Начальный этап, от которого будет зависеть во многом весь ваш дальнейший путь в школе. Именно здесь вы должны будет выбрать свой факультет среди тех, кто пожелает открывать вам свои двери. И конечно, по традиции, я напомню вам всем, что существует самый почётный путь из всех, тот, что никак не связан с факультетами — путь воина-защитника. Школа гарантирует вам всем, кто пожелает связать себя именно с воином-защитником, высокую оплату, передаваемую вашей семье, её защиту и даже временный статус Фортис на одно поколение, который может перерасти в постоянный, если кто-то ещё из вашей семьи сможет вступить в нашу школу после вас!

Я замер, прислушиваясь к словам старика, как и предполагалось, похоже, прохождение ритуала для воинов-защитников не проходило бесследно, раз уж родственникам предлагались такие внушительные гарантии. Другое дело, что старик ничего не сказал о благородных Фортис, которые бы захотели стать воинами-защитниками, или таких не бывало? Хотя нет, что-то подобное говорила Рокси…

— Также я предупреждаю вас, что выбрать факультет можно лишь единожды и выбрав его, второго шанса вам никто не даст. Переходить из факультета в факультет запрещено. Поэтому прошу отнестись к этому выбору со всей ответственностью. Ближайшие полгода вы проведёте в этой башне, постигая начальные знания и ожидая приглашения на факультеты. Кому-то приглашение придёт раньше, кому-то позже, но через полгода вы обязаны будет сделать свой выбор. А теперь, ученики, прошу за мной, я покажу вам башню.

* * *
— Ну и кто мог знать, что нам придётся застрять здесь на полгода? — проворчал в очередной раз тигр, разлёгшись на моей кровати. В отличие от других башен, в "башне выбора" печатей, защищающих от сущностей изнанки оказалось значительно меньше обычного, благодаря чему Белому Тигру удалось хоть и не без проблем, проникнуть в неё.

— Ты собираешься спрашивать об этом каждый раз, когда заваливаешься сюда? — я оторвался от толстой книги, которую последнее время приходилось штудировать при поддержке Седьмого и с раздражением посмотрел на фамильного бога.

Практически сразу после того, как мы вошли в башню, выяснилось, что покидать её, пока не присоединишся к какому-либо факультету, строжайше запрещалось, а те, в свою очередь, даже несмотря на все заявления Кейна и Рокси, не спешили присылать свои приглашения.

Как я понял, сейчас все они приглядывались к нам, заодно выясняя не только потенциал и фактическое развитие магической силы, но и нашу способность к обучению магии. И вот тут у меня появились первые проблемы — магия Создателей, которую мы раньше практиковал вместе с Седьмым по своей внутренней структуре и логикой построения совершенно не походила на магию Золотого мира и в некоторых моментах даже противоречила. Что это значило для меня? Прежде всего то, что сейчас мне приходилось, как и всем постигать принципы магии чуть ли не с нуля и даже более того, всеми силами пытаясь отойти в сторону от тех привычек и наработок, используемых мной ранее. Даже с помощью выдающихся способностей магического конструкта оказалось непросто. Если не сказать больше.

Талант, на этом понятии базировалось очень многое в школе Золотого мира. Большинство факультетов, как я понял, придерживались правила набирать к себе наиболее талантливых учеников, а у меня по меркам школы таланта было с мизинец или даже меньше.

В этой ситуации больше всего удивлял Кейн. Толстяк играючи, без особых проблем постигал то, на что у меня уходили целые сутки, комбинировал полученные возможности самым причудливым образом и поражал собственной изобретательностью. Впрочем, даже с учётом этого, ему пока также никто приглашений не присылал. Незримые наблюдатели от факультетов предпочитали не торопиться, особенно на фоне того, что отказаться от выбранного ученика у них бы при всё желании не получилось.

Помимо практических и теоретических основ магии Золотого мира, нам преподавали, и это действительно необычно, основы рукопашных сражений. И это притом что большая часть «низших» выбрала путь воинов-защитников в первый же день, получив официальный отказ от всех факультетов школы. Больше я этих учеников в башне не видел.

Лишь спустя месяц у меня начало получаться нормально использовать основы магии Золотого мира, а через два я уже мог более или менее удачно комбинировать сразу несколько магических потоков. Правда, далось это мне ценой огромных усилий — фактически даже пришлось просить Седьмого стимулировать нервную систему, чтобы значительно снизить потребность во сне. Не могу сказать, что это пошло на пользу моему телу и разуму, но цели удалось добиться. Фундамент был заложен и теперь мы с магическим конструктом каждый день работали над тем, чтобы упрочить его и заодно разобраться в принципах работы магии Золотого мира, которая, как я раньше и говорил, значительно отличалась от магии моего и Алого миров.

Из интересного можно также было выделить преподавателей, что посещали каждый день башню и проводившие свои занятия даже в том случае если их занятие посещал, скажем, только один ученик. Куда и на кого ходить каждый выбирал сам, часто некоторые важные предметы пересекались по времени и приходилось делать очень непростой выбор. Почему именно так было построено наше обучение мне всё ещё оставалось непонятным. Сами преподаватели это никак не комментировали и вообще мало интересовались успехами своих учеников, словно те были какими-то тенями для них.

Большая часть преподавателей происходила из пятого и третьего факультетов. Хотя и из других тоже встречались, но куда реже. Почему именно так? Как объяснила Рокси во время нашей встречи на одном из занятий по рукопашному бою, который мы посещали вместе. Причина этого была в том, что именно эти два факультета ближе всего находились к исследовательской работе с магическими основами мира, логично, что как раз у них и будет больше всего специалистов, для магов начинающих осваивать основы практической магии. База по теории, кстати, у большинства Фортис оказалась очень глубока и это ещё одна из причин, почему мне пришлось всех догонять, правда, естественно, не афишируя свои пробелы в этих знаниях.

Ну и самым важным для меня во время нахождения в башне оказалось её высота… Вместе с Белым Тигром мы часто наведывались на последний этаж, что представлял собой эдакой наблюдательной площадкой, откуда открывался потрясающий вид не только на окружающий город, но и на ту его часть, где находилась закрытая территория школы. Именно тогда фамильный бог мне и показал место, где, как он чувствовал, находилась Алиса. Самый настоящий дворцовый комплекс, колоссальных размеров, что находился прямо в середине закрытой территории. Даже отсюда я оказался впечатлён его размерами и защитой — сразу три магических платформы сейчас парило над этим дворцом, прикрывая его магическими полями, искажая и преломляя пространство над собой. Со слов Иш`кафеля именно где-то в этом дворце он ощущал присутствие Алисы. Мы часто поднимались на вершину, чтобы лучше изучить дворцовый комплекс, понять, как движутся магические платформы над ним и просто посмотреть на место, где сейчас держали сестру.

— Ладно, пора идти, — я положил книгу на простой с виду дубовый стол, который изначально находился в моей комнате при заселении и поднялся со стула.

— Куда это ты намылился? — удивлённо поднял голову тигр.

— В зал. Рокси хотела попрактиковаться сегодня вечером, — ответил ему и вытащил из-за стола тяжёлый тренировочный шток.

— А не слишком ли ты много времени проводишь с этой девушкой? Не забывай она Фортис и маг Золотого мира, не хватало ещё, чтобы она что-то заподозрила.

— Я помню, но практиковаться-то мне тоже надо, да и занятия раз в три дня не так уж и часто, согласись, — ответил ему и двинулся к двери. — В любом случае, что Кейн, что Рокси самые полезные источники информации среди учеников в этой школе, особенно когда находятся вместе.

— Согласен, трепаться они любят, — хмыкнул тигр и улёгся обратно на кровать. — Я, пожалуй, останусь тут, буду охранять Одинокого и кровать.

Мысленно хмыкнув, я вышел из комнаты. Тигр, как обычно в своём репертуаре.

Глава 23. Тень древнего

Император молча слушал доклад шестого аудитора. На его лице не отражалось никаких эмоций и понять, о чём он сейчас думал, казалось невозможным. Аудитор постарался сохранять спокойствие, хотя новости, о которых он говорил, нельзя было назвать хорошими. Это совещание продолжалось уже несколько часов и, судя по тому, сколько ещё аудиторов не зачитало свои доклады, вероятно, продлится до глубокой ночи.

— Таким образом, один из старших кланов получил доступ к магии и технологии мира Оранжевой ветви, нам трудно однозначно судить о качестве полученных образцов, но исходя из сведений получнеых от нескольких агентов, с высокой долей вероятности можно говорить об уровне передовых разработок…

— Это всё тот же клан Опутывающей Листвы, я прав? — спустя несколько секунд после доклада спокойно уточнил Император.

— Да, ваше Императорское величество, — подтвердил его слова аудитор.

— Они поразительно удачливы последнее время, вы так не думаете?

— Ваше Императорское величество, мы предполагаем, что они каким-то образом получили доступ к технологии, способной отследить стабильные пространственные структуры. Оранжевая ветвь и отчасти алая, как вы должны помнить, смогли значительно продвинуться в разработке якорей-стабилизаторов структуры реальности.

— И получается, они каждый прокол делают, зная, что найдут «золотую жилу»? — Император побарабанил задумчиво пальцами по столу. — Нам нужна эта технология, кто их клан покровитель?

— Были Ястребы, но…

— Отлично, начинайте разработку. Результаты я жду от вас в ближайшее время, у нас же есть спящие агенты внутри этого клана? Отлично, начинайте их использовать. И ещё одно, свяжитесь с школами Золотого мира, пообещайте двойные тарифы, но заручитесь поддержкой, мне нужна будет помощь их магов и очень скоро.

— Слушаюсь, ваше Императорское величество.

Император мысленным приказом вызвал перед собой магическую иллюзию, которая демонстрировала непонятное бесформенно существо, похожее на осьминога. Чем-то оно напоминало тварь Чёрного мира, которая попытался вторгнуться совсем недавно через открытые врата, но всё же неуловимо отличалось.

— Кстати, о магах, первый аудитор, — сказал он женщине, сидящей напротив. — Существо, изображение которого я вам демонстрирую, является шестым повелителем когорты. Мне удалось отследить его в одном из нижних слоёв нашего мира, оно появилось здесь относительно недавно и проявляет сильный интерес ко всему, что у нас происходит. Прошу вас с вашей командой начать разработку силка, координаты этого существа я предоставлю вам чуть позднее. А сейчас, прошу, начинайте свой доклад.

— Благодарю, ваше Императорское величество… — женщина поднялась из-за стола и слегка поклонившись, принялась зачитывать свой доклад.

* * *
Глава клана Защитной Чаши вместе с первым и вторым советником молча сидели внутри комфортабельного самолёта, принадлежащего Великому клану Белого Дракона. Сейчас они находились в нескольких часах лёта до резиденции Драконов и понемногу начинали нервничать.

— Глава, вы считаете это правильно делиться информацией об одной из наших семей пускай и с Великим, но всё же другим кланом? — второй старейшина уже третий раз за сегодня поднимал эту тему и его нисколько не волновал тот факт, что их, возможно, сейчас слышали представители Драконов.

— Мы это уже несколько раз обсуждали! — опередил главу первый советник, не скрывая своего раздражения. — Успокойтесь уже, пожалуйста!

— Как же, успокоишься тут. Если другие семьи узнают об этом…

— Они не узнают, как не узнает это совет старейшин, если ты будешь молчать, старый упрямец!

— Хватит, — с усталостью прервал закрутившийся по новой уже надоевший ему спор. — Второй советник, мы уже это обсуждали. Клан сейчас не в том положении, чтобы отворачиваться от помощи. Если мы хотим оставить за собой звание «старшего» и врата нужно действовать и прямо сейчас.

Глава Защитной Чаши вздохнул про себя, он сам пытался себя убедить в том, что говорил. Как ни крути, а второй старейшина прав — если другие узнают, что руководители клана продали информацию одной из семей… нет лучше об этом не думать. Белые Драконы пообещали полную протекцию и, что важнее беспроцентную ссуду на тридцать лет, способную с лёгкостью вернуть Защитной Чаши её позиции в городе М., а возможно, даже и возвысить. Всего-то надо предоставить всю информацию об одной из семей, членов которой уже не было в клане. Пускай Александровы и прослужили Чаше верой и правдой много поколений, ради клана он мог пожертвовать их памятью, так?

* * *
Пока добирался до зала-практики, что находился на несколько этажей ниже, я успел пару раз взмахнуть тяжёлым ученическим штоком привыкая, а точнее, вспоминая его вес. Это, как я понял было ритуальное оружие для ученической практики Золотого мира, все маги обучались использовать именно такие штоки, перед тем как переходить к чему-то более серьёзному.

Несколько раз на моём пути попадались редкие ученики, идущие куда-то по своим делам. В такой час это было распространённое явление, нам предоставляли полную свободу действий после шести часов вечера и каждый распоряжался этим временем по своему усмотрению. И далеко не все, как я, занимались до глубокой ночи. Оно и понятно, в отличие от меня, практически у каждого ученика, пришедшего в башню, была нужная база и поверх неё практические знания, которые нам давали, ложились очень легко. Им не нужно было переучиваться, по сути, пытаясь за несколько недель освоить техники и способы манипулирования энергией Золотого мира.

— Хей, Дэриан, — за спиной прозвучал знакомый голос. — Ты в зал-практики?

Я повернулся, заметив, как ко мне спешит долговязый парень очень высокого роста. Некто по имени Герман, один из городских семьёй Фортис. И яркий почитатель Рокси, оказавшийся буквально помешанным на этой девушке. Почти всё время, когда я его видел, он практически не отлипал от Кейна и Рокси, из-за чего последняя явно ощущала себя не в своей тарелке. Толстяка же всё устраивало, особенно после того, как Герман начал прикармливать его, нося аппетитные булочки и рулеты. Откуда он их брал, не выходя за пределы башни, никто не знал, но факт оставался фактом.

— Вы же с Рокси сегодня собирались заниматься, да? Не будешь против, если я составлю компанию? — спросил он, подойдя ближе.

— Мне совершенно точно всё равно, — пожал я плечам. — Главное, чтобы Рокси тебя не побила.

— Ха-ха, — рассмеялся парень, хотя в его смехе я хорошо различил напряжение, в прошлый раз девушка попросила его составить ей компанию и нисколько не щадила во время практики боя на штоках.

— Ты слышал, на днях к нам должны начать наведываться представители факультетов? — чувствуя неловкость сменил он тему.

— Что? — я с удивлением посмотрел на него. — Откуда ты знаешь?

— Можешь не верить, но у меня есть кое-какие знакомства в школе, поэтому советую следующие несколько дней постараться выкладываться на полную.

В этот момент впереди показалась делегация из дюжины человек, среди которых я заметил некоторых преподавателей, Золотых воинов и… пару учеников. Вроде бы одних из самых слабых с точки зрения магической силы на всём потоке. Оба ученика выглядели бледно и подавленно, по сторонам не смотрели и казались испуганными. Нам с Германом пришлось посторониться, чтобы пропустить всю эту делегацию, даже несмотря на то, что коридоры башни нельзя было назвать такими уж узкими.

— Да, не повезло беднягам, — заметил Герман, когда спина последнего из золотых воинов скрылась за поворотом.

— Они всё-таки решили пройти ритуал? — предположил я самое логичное, что приходило в голову.

— Ну как решили… выбора-то у «низших» особого всё равно нет. Хоть я и недолюбливаю «низших», но ритуал… бр-р-р, жаль бедолаг. Принести себя в жертву ради будущего своей семьи благородно, конечно, но я бы так не смог.

«Вот он шанс разузнать об этом ритуале побольше», — мелькнула у меня мысль и я, как бы невзначай начал рассуждение.

— Ну знаешь, мы же точно не знаем, что чувствует человек, проходя ритуал.

Естественно, это был просто пробный шар, закинутый мной наобум, но это сработало.

— Да что там знать-то, — махнул рукой Герман, когда мы вышли на одну из лестниц, ведущих на нижние этажи. — Вот ты есть и вот уже твою душу забирает древний, оставляя вместо неё своё отражение. Многие говорят, что он и так и так её заберёт после смерти, но так-то после смерти, а тут добровольно отдать её и своё тело…

«Так теперь многое становится ясно», — я внимательно слушал Герман и даже специально чуть замедлил шаг, чтобы дать ему высказаться. — «Седьмой, ты слышал? Теперь мы наверняка знаем виновника вычищенной изнанки. Получается, этот древний поглощает сущности и людские тени на верхних слоях изнанки. Питается ими. Более того, местные знают об этом, сотрудничают с ним и даже приносят это твари жертвы в обмен на что…?»

«Осколок сознания такого существа, может дать телу очень многое. Вспомните, Носитель. Мы сталкивались с Золотыми воинами в сиреневом мире. Они быстры, их реакция на очень высоком уровне, умения призыва и магии хоть и невысоки, но всегда исполняются с большой точностью. А ещё малая чувствительность к боли».

«Согласен, идеальные исполнители. Словно автоматы. И, я так понимаю, к моменту поглощения души, они уже всё умеют. Непонятно только почему это всё происходит в таких малых масштабах? На месте местных школ большинство глав кланов уже бы отправили к древнему всех преступников и, скажем, бедняков».

«Возможно, этот ритуал должен проходить именно добровольно?» — предположил конструкт.

— О, мы наконец-то пришли, — тем временем Герман прервал свой затянувшийся монолог с рассуждениями о жизни и смерти, на который он почему-то переключился и радостно указал на появившуюся впереди характерную двухстворчатую железную дверь. Вход в зал-практики.

— Ага, ты только не выводи из себя Рокси, как ты это умеешь и всё будет хорошо.

— Ха-ха, — я опять услышал в его смехе напряжение, да уж.

Зал-практики представлял собой внушительных размеров арену, покрытую песком, по краям которой располагались в три ряда деревянные трибуны, сама арена была поделена на десять больших квадратов, защищённых специальным заклинаниями-печатями, которые не позволяли никакой силе вырваться из своего квадрата. При этом в самом зале, пока он был открыт, всегда дежурил один из старших магов школы, который обязан был следить за тем, чтобы ученики не поранили друг друга тренировочными штоками и не повредили имущество школы, конечно.

Рокси я увидел практически сразу, она разминалась возле одного из квадрата, посматривая при этом на происходящий там поединок. Девушка, как оказалось, была помешана на боевой магии и спаррингах, и была готова практиковаться в этом с утра до вечера и меня такое полностью устраивало — притворяясь дурачком из глубинки, который до этого лишь освоил основы, я старался перенять манеру боя Рокси, и разобраться в том, как было принято сражаться в Золотом мире. Тем более что в сражениях для меня действовали те же правила, что и в магии — показывать полноценный боевой стиль Создателей и уж тем более продвинутый свод меча кланов всё равно, что помахать всем и сказать, что я родом из другого мира.

Благо сама база движений, применяемых в Золотом мире, оказалась схожа со сводом меча… удивительно схожа, хоть и были кое-какие отличия. Благо Рокси согласилась обучать меня. Вероятно, девушке не хватало спарринг партнёров, и она с готовностью соглашалась на любые предложения. В том числе и по отработке базовых вещей. Я и сам заметил, что точно так же, как и в родном мире местные маги не горели желанием практиковать физические навыки, предпочитая фиксироваться именно на магии, таких как Рокси было не так много. Вот и сейчас, несмотря на относительно раннее время здесь были заняты лишь три квадрата из десяти.

— Привет Дэриан, — кивнула мене девушка, и с куда меньшим энтузиазмом и кислой улыбкой, поприветствовала Германа.

Тот с немного придурковатой улыбкой тут же попытался завести с Рокси непринуждённый разговор, но был мгновенно отшит с тем предлогом, что девушка сейчас разминается и ей явно не до всех этих разговоров.

Прислонив свой шток к одной из трибун, я между тем, присоединился к ней. Следовало также немного размяться, да и начинающийся тренировочный поединок напротив вызывал у меня интерес, пускай я уже много раз видел подобные бои.

Хрясь! — громкий, резкий звук разлетелся над ареной говоря о том, что тренировочный поединок начался. Обоих учеников на арене я хорошо знал, они посещали несколько курсов, которые и мне приглянулись, да и здесь эти двое частенько бывали, а с одним, вроде бы, иногда спарринговалась и Рокси.

Два каменных штока учеников, между тем разлетелись в разные стороны, образуя при этом разряды молний. Противники застыли друг напротив друга, скрестив взгляды и не обращая никакого внимания на разбушевавшиеся живые разряды возле них. Секунда, и вновь столкновение.

Громовой удар, оба использовали именно эту технику. Мне даже стало как-то не по себе от того светопреставления, что они устроили. Треск ударов, яркие вспышки, и две фигурки на фоне пляшущие в такт только им понятной мелодии.

В иное время я бы совершенно точно назвал это полноценным заклинанием, но Рокси отнесла эти движения базовыми техниками боя. Многие семьи Фортис даже имели собственные наследуемые техники, которые хранили в секрете и, строго говоря, это действительно было далеко от чистых заклинаний. Чистая манипуляция силой магии.

В определённых ситуациях громовой удар легко способен оглушить, причём как противника, так и самого пользователя этой техники. Очень неприятная техника. Потому-то и смотреть подобные поединки куда интереснее обычных боёв. Приходилось признать, что пока я не мог исполнять что-то подобное. Конечно, если мне использовать полную силу свода меча и боевого искусства Создателей очень вряд ли, что в этой башне даже среди её преподавателей найдётся хоть кто-то, способный противостоять мне. Но тут уж ничего не поделать — для маскировки придётся освоить именно новую технику боя, а там, чем боги не шутят, вдруг удастся применить некоторые из этих движений в том же своде?

Между тем интенсивность сражения на арене нарастала, молнии сыпались ослепительным каскадом вот только долго так продолжаться, естественно, не могло. Один из учеников чуть замешкался с блокированием удара, и его оппонент тут же воспользовался этим.

Разряд прошёл насквозь тело человека, уйдя куда-то в защитный щит арены. Парень, принявший на себя удар, дёрнулся, и свалился на песок арены, хватая ртом воздух и пытаясь прийти в себя.

— Ну вот и всё, — сказала возле меня Рокси и кивнула в сторону арены. — Пойдём, что ли. Признаю твои движения хороши, но до нормального уровня тебе ещё работать и работать. И зачем только ты тот меч таскаешь за собой.

— Я же уже говорил — подарок родителей, пойдём уже, — ответил ей, подхватывая тяжёлый шток и, закинув его на плечо, направился на арену. — Спорим сегодня я смогу задеть тебя?

Глава 24. Выбор

— Двигайся в ритме, следи за ногами. Что это за движения? Сосредоточься на тех движениях, которые я тебе показывала! — суровый голос Рокси отдавал команды, раз за разом выбивая меня из сосредоточения.

Как ни крути, а даже при полном сосредоточении приходилось прилагать усилия, чтобы не начать работать в ритме свода меча, слишком уж похожи были эти две техники боя.

Вместе с Рокси мы уже несколько минут безостановочно обменивались ударами. Благодаря духовному усилению тела мне удавалось легко переносить эту скорость боя, при этом полностью сосредоточившись на впитывании новых знаний. Конечно, делать два дела одновременно было не так просто, именно с этим и было связно нарушение ритма сражения и изменение движений. Но что куда важнее, мне с каждой минутой нашей практики становилось всё более понятнее простая мысль — свод меча и боевое искусство Золотого мира имели одни корни. База движений, работа с балансом и дыхание, что мне показывала Рокси, были до смешного похожи. Словно я видел слегка изменённый в своей основе свод…

После почти двух часов безостановочной практики и как финал полноценного поединка, который я мастерски проиграл, не вызвав подозрений, Рокси, наконец, остановилась.

— Отлично, сегодня хорошо поработали, — кивнула она мне, опуская ученический шток. — И всё-таки, твоя скорость обучения ненормальна. Ты точно никогда не занимался практикой боя?

— Кто сказал, что не занимался? — ответил я. — Я говорил, что никогда не пользовался штоком, а так родители нанимали мне учителя базового боя. Я же говорил.

— Я про другое, — покачала девушка головой. — Ладно, не важно, скорее всего, мне просто кажется…

— Хей, Рокс, вы закончили? Может поединок? — к нам подошёл один из учеников, вроде бы из тех, что подавал надежды и считался на хорошем счету. Я его часто видел в зале и вроде несколько раз он спарринговался с Рокси.

— Да сейчас, отдохну пару минут и можно, — кивнула в ответ та.

— Отлично, буду тебя ждать на арене.

Я между тем отошёл к трибунам, положив возле шток и устало присел на скамью. Как ни крути, а бегать от девчонки по всей арене, при этом стараясь максимально контролировать своё тело. Даже с помощью Седьмого сделать это было не так просто. К тому же конструкт был занят анализом движений девушки. Уверен, без его помощи так быстро освоить боевое искусство Золотого мира было бы непросто, даже с учётом его схожести со сводом меча.

Я оторвался от своих мыслей, услышав клацанье штоков, раздавшееся неподалёку. Тренировочный поединок Рокси и паренька, что позвал её попрактиковаться, начался. Наблюдать за тренировочными боями было не так эффективно, как практика, но в любом случае это тоже давало свои плоды и не малые.

— Она идеальна…! — с мечтательными интонациями заявил сидевший возле Герман. — Дэриан, скажи.

— Тебе виднее, — хмыкнул я в ответ, вот же, угораздило этого парня влюбится. — Дай посмотреть.

Вернувшись к своему наблюдению, мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы сосредоточиться на движениях тренирующихся учеников. Штоки с высокой скоростью мелькали в их руках, со звоном сталкиваясь, высекая искры, и разлетались в стороны.

«Носитель, я завершил анализ боевой системы, используемой в Золотом мире», — в этот момент в моей голове раздался голос Седьмого, отвлекая от поединка.

«Говори».

«Совпадение почти на семьдесят процентов. Можно с уверенностью сказать, что у этих двух систем — своде меча и боевом искусстве Золотого мира имеется общий предок».

«Общий предок, говоришь», — мысленно повторил я за Седьмым. — «Первоначальное соприкосновение с Золотым миром произошло очень давно. Настолько давно, что многие маги и исследователи предсказывают скорое прекращение сообщения двух миров. Возможно, когда-то пленные одной из сторон поделились своими знаниями, ну или их заставили поделиться. В любом случае сказать наверняка мы это точно не сможем. Да и в сущности сейчас это и неважно».

«Я буду продолжать анализировать полученные данные, чтобы с помощью них дополнить и, возможно, улучшить ваш боевой стиль», — ответил конструкт.

«Договорились».

Как и сказал Герман, на следующий день на наших занятиях начали появляться новые люди, представители школы в форме без знаков различия присутствовали на каждом занятии. Они, как правило, старались присаживаться где-то на последних рядах аудитории молча наблюдая за всем, что происходило на занятиях. Собирая данные и что-то постоянно записывая. Хотя уверен у представителей школы должны и без этого сейчас на руках иметься некоторое количество материала по каждому ученику из тех, что сейчас занимались в «башне выбора».

Изменился и тон занятий, преподаватели начали наседать на практическое исполнение базовых приёмов, называемых здесь «двадцатью основных движений». По своей сути это были простые приёмы манипуляции силы без привязки к стихии, чистая магическая сила и ничего более. К стихийным манипуляциям мы ещё даже толком не подходили. Примерно в это же время от представителей разных факультетов ученикам начали поступать редкие предложения. Из башни начали уходить ученики, правда пока это касалось самых выдающихся из них — к примеру, Кейн оказался в числе первых, кого пригласили в седьмой и четвёртый факультеты. Не знаю, кого он выбрал, но раздумывать долго толстяк не стал, пропав из «башни выбора» через день. Ну а остальным, не таким выдающимся в плане манипуляции силой ничего не оставалось, как продолжить своё обучение, находясь уже под пристальным вниманием представителей сразу нескольких факультетов.

Белый Тигр продолжал временами пропадать, выходя за пределы башни на разведку и в попытках проникнуть во внутреннюю часть территории школы. Без особых успехов. По его словам, уже на самых подходах к защитным стенам количество печатей возрастает так сильно, что продвигаться дальше становится практически невозможно. Да и в самой «башне выбора» стало неспокойно. Тигр из-за этого стал появляться куда реже, предпочитая находиться снаружи, где шанс того, что его обнаружат, был значительно меньше.

Седьмой время от времени предупреждал, что на меня обратил внимание тот или иной представитель факультетов Золотой школы, иногда я и сам ощущал чужое внимание. Такое случалось даже во время контактных тренировок с Рокси, и с каждым днём количество внимания лишь увеличивалось. Очевидно, что после того, как все ученики с высоким потенциалом выбрали себе факультеты, представители школы переместили своё внимание на тех, кто стоял после них.

Так проходили наши дни, самые выдающиеся ученики продолжали по одному-два человека уходить из башни, выбирая факультеты. Некоторым приходили приглашения сразу от двух, а то и трёх факультетов, потому выбирать было из чего.

— Ученики, прошу спуститься ко мне, сегодня мы займёмся практической частью, посмотрим, насколько хорошо вам удалось усвоить магические основы, — в один из самых обычных дней к нам обратился преподаватель по практической магии.

Высокий мужчина крепкого телосложения, он больше походил на воина, чем на мага. Суровый взгляд, холодная внутренняя уверенность и характерное ощущение подавляющей силы — это и многое другое оставляло у меня впечатление, что это именно воин, причём далеко не из слабых. И на моей памяти это впервые, когда он обратил внимание на то, что в аудитории находится кто-то ещё кроме него самого.

Ученики, удивлённо переглядываясь, начали спускаться с трибун. Я хорошо ощущал их удивление и беспокойство. Повсюду слышались перешёптывания.

В это же время за спиной преподавателя появились сразу с десяток пьедесталов, на которых покоились хрустальные шары размером с голову человека. Внутри каждого из этих шаров я заметил магические искры, вспыхивающие разными цветами.

— Для того чтобы выполнить практическую часть, разрушьте одну из магических сфер. Можете не беспокоиться, их хватит на всех… если, конечно, вашей группе удастся разрушить хотя бы с десять штук.

Сейчас на этом занятии присутствовало больше сотни человек, и он считал, что лишь несколько сумеет выполнить это задание? Мне даже стало любопытно, зачем делать его настолько сложным?

— Ну и чего тушуемся, прошу к камням! — преподаватель сделал едва заметный жест и сразу десять учеников шагнули вперёд, явно не ожидая от себя такой смелости.

«Седьмой, он каким-то образом воздействовал на их разум?» — мне стало любопытно, так как я не почувствовал колыхания магической силы.

«Нет, это какое-то механическое воздействие, Носитель», — тут же ответил тот.

Тем временем выбранные ученики разбрелись между постаментов, неуверенно поглядывая друг на друга и на хрустальные камни.

— Кладите руки на сферы, тот, кто сможет повредить их может гордиться собой и даже рассчитывать на небольшую награду — приглашение от третьего факультета, к которому принадлежу я.

«А вот оно что. Хитро придумано», — я, наконец, разгадал причины происходящего представления. — «Предполагаю, что и другие ведущие преподаватели будут использовать подобные возможности, чтобы набрать к себе на факультеты способных учеников».

— Ха-а-а-а-а! — похоже, слова наставника так воодушевили всех, что те мгновенно приступили к тесту, вливая всю свою силу в хрустальные шары.

Стоит ли говорить, что ни у кого из вышедшей вперёд десятки повредить свои сферы не получилось? Я видел, как они формировали энергетические линии, видоизменяли суть магии в них, пытаясь грубой силой разрушить камни на постаментах, но без особого успеха. Иными словами, они просто пытались за счёт грубой силы и своих внутренних запасов сломать баланс структуры сферы. На мой взгляд, такой способ мог подействовать будь у них раз в пять больше запаса внутренних сил, а так получилось то, что получилось.

— Следующая группа, — подал голос преподаватель, внешне никак не обеспокоившись провалом первой десятки учеников, как если бы ему совершенно наплевать на происходящее. Возможно, так это и было. В конце концов, он искал достойных претендентов для своего факультета, который как я понял, специализировался именно на боевой магии.

Среди участников второго захода на этот раз нашлась пара сильных учеников. Один из них создал что-то вроде магического вихря и просто обрушил его на хрустальную сферу, вызвав внутри что-то вроде урагана из хаотически перемешанной магии. Секунда и вот уже под удивлённый гул собравшихся вокруг учеников на вершине шара появилась сеть трещин, впрочем, совсем неглубоких, но хорошо видимых.

«Эти камни способны каким-то образом обучаться, второй раз таким способом повредить их не получится», — заметил Седьмой.

«Или, скорее всего, наш учитель сам изменил их структуру, чтобы больше никто не смог воспользоваться появившейся лазейкой?» — подумал я, смотря на всё так же выглядевшего невозмутим мужчину.

В этот момент раздавшийся жуткий треск, переросший в сильный хлопок, отвлёк меня от собственных мыслей. Один из пьедесталов заволокло серым маревом, через мгновение пропавшем. Возле лопнувшего шара стояла невысокая девушка и улыбалась.

— Кто бы сомневался, — раздалось позади меня замечание одного из учеников. — Как её ещё среди первых не забрали, не понимаю…?

Я знал эту девушку. Давно присматривался к ней, пытаясь разобраться в том, что в ней мне кажется странным. Говорили, что на всём потоке именно у неё имелось больше всего магической энергии. Но вот ведь какая штука, количество магической силы — это ещё не всё. Так, что ответ на вопрос человека за спиной был для меня очевиден уже в первые дни, достаточно просто внимательно присмотреться к тому, как эта девушка манипулирует своей энергией. Внутри создаваемых ею потоков постоянно появляюсь нестабильные линии, грозя разрушить любую скольки угодно сложную структуру заклинания. И если вначале я думал, что эти хаотические линии появляются из-за её неумения работать с собственной силой, то сейчас уже, как и, предполагаю, большинство преподавателей, был уверен — всему виной нестабильное эмоциональное состояние самой девушки. Иными словами, она просто не могла работать со своей силой из-за собственных эмоций. Они мешали ей нормально сосредоточиться на управлении магическими потоками.

— Отлично, — кивнул между тем преподаватель, заменив уничтоженные сферы новыми. — Следующие.

Я почувствовал, как кто-то попытался меня подтолкнуть вперёд и чуть было не блокировал это воздействие, но вовремя успел остановить себя и послушно шагнул к одной из сфер. Это было близко. Трудно сказать, как бы мне удалось объяснить умение блокировать силу одного из преподавателей третьего факультета, пускай заклинание и было выполнено небрежно.

«Итак, мне надо просто разрушить сферу. Седьмой, тебе удалось понять сколько нужно силы, чтобы сделать это?» — я внимательно присмотрелся к магическому шару, стоящему сейчас передо мной.

«Да, Носитель, мне удалось проанализировать все предыдущие попытки учеников, и я вывел десять разных способов, которые помогут выполнить задачу».

«Покажи», — в моей голове тут же замелькали сотни образов, за доли мгновений демонстрируя варианты, найденные Седьмым.

«Рекомендую использовать третий вариант, Носитель. Он не такой броский, но при этом эффективный», — добавил конструкт, через мгновенье после того, как я вернулся в реальность.

— Прошу начинать, — голос преподавателя подтолкнул меня и других учеников, застывших возле своих камней к действию.

Положив руку на шар, я мысленно обратился к своей силе, закручивая в некое подобие спирали. Способ был одновременно и прост, и тяжёл в исполненной. Прост тем, что использовать много силы в нём не требовалось, а сложен тем, что управлять закрученным магическим потоком, оказалось не так уж легко. Для обычного ученика, конечно. Я без особого труда закрутил энергию, создал сразу несколько потоков, раскачал их и после того, как удостоверился в полученном результате, ударил собранной энергией по стенкам сферы. Миг и хрусталь лопнул, сфера стремительно побелела, покрывшись сетью трещин, идущих до самого её сердца, где должна была находиться средоточие её магической энергии.

— Неплохо, Дэриан, — ко мне подошёл удивлённый мужчина. — Оригинальный способ. На моей памяти подобное исполняется лишь во второй раз.

— Спасибо, учитель, — я с благодарностью кивнул, мысленно пытаясь понять, не перестарался ли, в своём желании использовать наиболее эффективный способ.

Как и предсказывал преподаватель практической магии довольно простое со стороны задание, оказалось невыполнимым для большинства учеников, которые присутствовали на занятии. Выполнить задание смогли лишь двенадцать человек, не считая меня и это, как выразился учитель, был очень хороший результат. Который был значительно лучше обычного. К вечеру, когда я вернулся к себе в комнату, меня ждал сюрприз — конверт с приглашением в третий факультет, лежащий на столе. А с ним в придачу ещё и приглашения в шестой и седьмой. Похоже, присутствующих на занятии наблюдателей устроило моё небольшое представление.

Вслед за учителем практической магии другие преподаватели также начали проводить свои испытания, которые как бы подводили итог всего обучения в «башне выбора».

— И куда ты собираешься пойти? — с любопытством поинтересовался у меня тигр на следующий день сразу по своему возвращению. — Ты же зажёг алые звёзды, я думал это один-два факультета или это всё-таки не так?

Если честно, я и сам не совсем понимал причин произошедшего. По тем немногим комментариям от других учеников, с кем я общался, выходило, что даже получение письма от двух факультетов считалось хорошим результатом. Та же Рокси, по её признанию, выбирала из двух писем, а Герман и вовсе получил лишь одно. Потому вопрос Тигра был правильный.

— Ну… трудно сказать, я поспрашивал всех знакомых на потоке, но толком так и не понял всех тонкостей факультетов. Вероятно, они в некоторых моментах пересекаются. Вот, к примеру, третий.

Взяв со стола конверт с приглашением, мне тут же на глаза бросилась изящная эмблема факультета, исполненная в виде падающей звезды, заключённой в круг.

— Так вот, третий факультет, — оторвавшись от рассматривания конверта, мне пришлось вернуться к разговору с фамильным богом. — Это основная боевая сила школы, к этому факультету относятся в том числе и все Золотые воины.

— Ага, боевые маги, ну это было очевидно ещё со слов того толстяка, — кивнул тигр. — Алые эмблемы, которые ты открыл больше всего интересны именно им. А что другие?

— Там не всё так просто, — я покачал головой. — Третий факультет занимается ещё и ответственен за исполнение приговоров и наказание виновных.

— Палачи, — кивнул Иш`кафель. — Ожидаемо. Давай дальше.

Кинув на стол конверт со звездой, я вытащил следующее письмо, уже с эмблемой в виде щита, заключённого внутрь квадрата.

— Седьмой факультет, большинство учеников, зажёгших серые, обычные звёзды, получают приглашения именно от них. Это Защитники. Занимаются охраной территорий и имущества школы, кроме центральных районов школы — там хозяйничает первый. Так же седьмой несёт стражу во всех городах, защищая их от набегов чудовищ, а ещё они считаются наименее уважаемым факультетом школы.

— Понятно, и последний, оставшийся выбор это…?

Эмблема шестого факультета казалось самой необычной — стрела и кинжал крест-накрест заключённые в белом круге. Я покрути письмо в руках и продолжил объяснять тигру:

— Шестой факультет, у них в приоритете фиолетовые звёзды и символ «стабильности». Это разведчики и шпионы. Самые малочисленные из всех, мне так толком и не удалось о них узнать. Как и не удалось понять, почему они выбрали меня.

Белый тигр поднялся с постели, на которой до этого лежал и посмотрел на меня.

— И каков же будет твой выбор?

* * *
На следующий день я спустился к вратам, закрывающим вход из «башни выбора». После нескольких часов размышлений мы вместе с Белым Тиграм приняли решение, и я очень надеялся, что этот выбор был правильным. Возле врат уже находились несколько человек также завершивших своё обучение, среди которых я заметил несколько знакомых лиц в том числе и Рокси со следующим за ней по пятам Германом.

— Всем привет.

— Привет Дэриан, — мне кивнул смутно знакомый парень, кажется, мы вместе посещали несколько занятий, но я, если честно, не помнил его имени.

— Выбрал-таки? — спросила Рокси.

Мне показалось глупым скрывать от всех приглашения со стороны трёх факультетов, тем более, когда я пытался среди других учеников разузнать о них побольше.

— Ну он бы тогда не был здесь, — ответил за меня Герман и тут же продолжил донимать девушку. — Рокс, ну, может, всё-таки, выберешь пятый, а?

Рокси лишь с раздражением качнула головой, явно показывая этим, что не хочет обсуждать свой выбор. Насколько я помнил, её пригласили во второй факультет, и с той силой «воздаяния», которую она продемонстрировала во время первого испытания, это было неплохо.

Наконец, когда подошло время, врата «башни выбора» поддались и распахнулись ровно на десять минут. Более чем достаточно чтобы сделать свой выбор. За дверью находилась каменная площадка, на которой сейчас стояли двенадцать человек, представители факультетов магической школы Золотого мира. За каждым из этих людей развивался флаг с эмблемой его факультета.

— Ну что, пойдёмте, что ли? — сказала Рокси и первой двинулась с места, направившись к человеку, за которым развевался флаг с эмблемой ладони — символом местных представителей закона.

Герман проследил за ней грустным взглядом и вздохнув, направился к человеку с символом раскрытой книги. Я же, встряхнувшись, уверенно шагнул по направлению к эмблеме стрелы и кинжала.

Глава 25. Риск

За несколько часов до выбора факультета:

— Иш`кафель, я хочу знать, насколько надёжны те документы Дэриана Хоупа?

— А? — Белый Тигр поднял морду и непонимающе уставился на меня. — С чего такие вопросы?

— Я хочу попробовать вступить в шестой факультет.

— Сдурел? — фамильный бог аж присел от удивления. — Зачем сразу провоцировать такие проблемы?

— Как я уже сказал о шестом факультете очень мало, что известно. Но кое-какие вещи мне удалось понять. Герман в своих рассуждениях о плюсах и минусах всех трёх факультетов обмолвился, что разведчики школы занимаются отслеживанием и предсказанием появлений спонтанных порталов. Ты же понимаешь, что это значит?

— Вот оно что, — тигр задумчиво прикрыл глаза, размышляя над моими словами. — Если это действительно правда, то это наш шанс.

Так уж вышло, но мой план по спасению сестры имел один из самых серьёзных минусов. Возвращение домой. Даже если я умудрялся каким-то образом спасти Алису из лап Золотой школы, перед нами вставал вопрос, а как возвращаться в родной мир. Открывать врата щелчком пальцев я, очевидно, никак не мог, и это была проблема. Естественно, пока Белый Тигр находился в Золотом Мире, я искал решение проблемы, но смог придумать лишь два варианта, назвать которые надежными у меня язык не поворачивался. Первый — это положиться на удачу и случай и после спасения попытаться схорониться и затаиться, отправив Белого Тигра, искать порталы в родной мир. С моей удачей так можно было ждать не один десяток лет. Второй — это вернуться на то место, где когда-то давно открылся портал Белых Драконов, вызволивший нас из Синего мира. Согласно моим предположениям, маяк, созданный Зиновьевым, а точнее, его тень, всё ещё должен был находиться там и был шанс вместе с Седьмым разобраться в магических плетениях технологии, используемой профессором. Конечно, я хорошо понимал, что оба плана, мягко говоря, выглядели ненадёжными.

Примерно так же выразился об этом и Иш`кафель, правда выразился он при этом более ёмко — «идиотизм». Но так как плана лучше у него также не имелось, мы временно остановились на этих двух путях. Однако теперь, с этой новой информацией, полученной от Германа всё поменялось… Теперь оставалось понять, сколько у меня имелось времени, прежде чем меня раскроют. А учитывая то, что шестой факультет — это полноценная разведка, уверен, что раскрытие произойдёт куда быстрее, чем при обычных обстоятельствах.

— Ну так и что, сколько, считаешь, у меня будет времени. Насколько надёжны полученные нами документы? — повторил я свой вопрос ещё раз.

— Дэриан Хоуп пропал вместе со своей семьёй, оказавшись под ударом магической стихии, как я уже сказал, такое случается в этом мире, хоть и нечасто. — начал вслух рассуждать тигр. — Предположу, что они начнут сразу же поднимать архивные документы городка, откуда родом Дэриан. Замечу, что это бы произошло в любом случае, не обольщайся, просто куда позже. Мы скопировали даже магические сигнатуры паренька благодаря Седьмому, поэтому я планировал выиграть много времени, но раз ты говоришь, что думаешь лезть в логово местной разведки…

— Считай, что это служба безопасности гвардии, будем отталкиваться от этого, — я подумал, что не будет глупостью приравнять эти две службы.

— Если так рассуждать, то дольше месяца я тебе не дам и то при удаче. Они перевернут самые мелкие факты и попытаются всё сопоставить. Даже несмотря на все старания Седьмого. С учётом бюрократии школ — будет настоящим чудом, если удастся продержаться дольше месяца.

— Что же, месяц — это тоже неплохо, — я непроизвольно улыбнулся. — К тому же ты не слышал ещё одно, что я разузнал о шестых.

— И что же это? — с любопытством спросил тигр.

— Это один из трёх факультетов, что имеет доступ на все территории школы без ограничений. Включая центральный квартал и великую библиотеку.

* * *
«Значит, не больше месяца, да?» — повторил я мысленно, подходя к представителю шестого факультета. — «Это риск, но не использовать его я просто не могу».

— Господин, мне бы хотелось присоединиться к шестому факультету, — достав из кармана приглашение, я передал его мужчине, облачённому в форму школы, но при этом на этой форме были эмблемы шестого факультета.

— Имя?

— Дэриан Хоуп.

— Встань за моей спиной, приглашение я забираю, — кивнул тот, принимая от меня конверт.

Люди продолжали выходить из врат, я заметил, что большинство выбирало либо седьмой факультет, местный оплот стражи, либо третий — воины, похоже, здесь были в почёте. Что же касается шестого, к которому присоединился я, то больше к нему никто не подходил. Либо это было неинтересно большинству прошедших учеников, либо что вероятнее, приглашений туда рассылалось не так много. По крайней мере, косвенно это подтверждалось словами тех, с кем я общался перед принятием своего решения.

В этот момент возле меня появился Белый Тигр, присев рядом он посмотрел с какой-то странной грустью на «башню выбора».

— Знаешь Ян, я буду скучать по этому месту, — сказал он. — В любом случае в башне шестого факультета мне уже хода не будет потому как она находится на внутренней территории школы и, уверен, защищена куда лучше «башни выбора». Я буду ждать тебя здесь, если захочешь поговорить или рассказать мне что-то важное приходи сюда. Помни у тебя не больше месяца на всё про всё, а, скорее всего, даже ещё меньше. Потрать это время с умом. Слышишь «Седьмой», это и к тебе относится? Сделайте всё как можно быстрее.

«Месяц, но наверняка даже меньше на то, чтобы найти информацию о сестре, вытащить её и, используя данные по порталам, вернуться домой… что может быть проще», — я даже мысленно усмехнулся собственным рассуждениям. — «Да уж, «проще простого»

Наконец, время, отведённое на ожидание потенциальных учеников для собравшихся представителей факультетов, закончилось. К этому моменту никто так больше и не присоединился к шестому факультету и маг, что забрал у меня приглашение, поднял флаг и первым двинулся прочь с площади перед «башней выбора».

— Пойдём, пора тебе увидеть свой новый дом, — бросил он мне в самый последний момент, словно вспомнив, что его факультет выбрал один из учеников.

Как и говорил тигр, башня, принадлежащая шестому факультету, находилась на внутренней территории школы, и чтобы попасть туда нам пришлось с представителями четвёртого и пятого факультетов пересечь магические врата. При этом сам проход врат, покрывала магическая плёнка, похожая Золотой портал, я даже поначалу подумал, что это он и есть и лишь сотни небольших печатей, плывущих внутри этой магической плёнки, сказали, что это был самый настоящий защитный барьер. Тот самый, про который говорил Иш`кафель. Он настаивал на том, что подобная печать могла выдержать удар сильнейших сущностей когорт.

Этот барьер удивил не только меня, ученики, присоединившиеся к другим факультетам, почтительно замедлили шаг, смотря на открывающееся впереди зрелище.

— Чего встали? Здесь нельзя останавливаться, ускорили шаг! — послышались крики магов, сопровождающих учеников.

«Носитель, фиксирую значительную магическую энергетическую сигнатуру. Соответствие технологиям Создателей на… девяносто процентов, имеются работающие якоря реальности неизвестного класса», — Седьмой проснулся, лишь только мы начали приближаться к вратам.

«Девяносто процентов? Ты про эти магические врата?»

«Я практически уверен, что это одна из передовых разработок Создателей, предназначенная для сдерживания когорты».

«Интересно каким образом Золотые смогли получить доступ к этим технологиям? Наверняка их мир соприкасался с Алым, раз они располагают такой технологией».

«Без значительного понимания технологий Создателей воспроизвести подобный барьер невозможно, Носитель», — возразил мне Седьмой.

В этот момент мы с представителем шестого факультета подошли к вратам вплотную и, не обращая внимания на символы, парящие внутри барьера, шагнули в него. Если честно, я ожидал почувствовать характерное отвратительно-гадкое ощущение от использования врат, но всё обошлось. Миг и вот уже мы появились с другой стороны барьера, и никакого странного чувства или дискомфорта. Лишь Седьмой отметил скачок магической энергии в момент самого перехода, но и только.

За золотой стеной нас встретила внутренняя территория школы — согласно книгам самая древняя часть всего города. Здания здесь, в отличие от внешней территории, казались мне настоящим произведением искусства, словно я оказался внутри дворцовых комплексов Императора, построенных в каждой столице своего региона на случай приезда правителя.

Здесь были даже самые настоящие водные каналы, построенные с помощью магии пространства, вода появлялась словно бы из ниоткуда и текла в разных направлениях. Аккуратные крытые мосты, построенные в больших количествах по всей территории, позволяли легко пересекать эти каналы. Но что меня больше привлекло так это деревья, что росли здесь. С кривыми тонкими ветками низкорослые точно кусты и малым количеством листьев они по какой-то причине создавали впечатление красоты, необычной, экзотической, но красоты.

«Седьмой, окружающий вид слишком отличается от всего, что мы видели до этого в Золотом мире. Эти здания, деревья и каналы… Такое ощущение, что всё это влияние какого-то другого мира. Что думаешь?»

«Ваше наблюдение, Носитель, не лишено смысла. После анализа архитектуры внутренней территории Школы могу сказать, что как минимум три кардинально отличных друг от друга стиля были мной обнаружены в Золотом мире».

Наше обсуждение было прервано появлением впереди башни шестого факультета, о чём мне тут же сказал сопровождающий маг.

— А вот и наша башня, вторая по своей высоте после «башни выбора», — с гордостью сказал он.

И действительно выросший впереди шпиль казался ничуть не меньше… только на этот раз вокруг него я не заметил большого количества колоннад, лишь только одна, полумесяцем закрывавшая его с южного направления. И ещё кое-что. На этот раз эта башня была точной копией запечатанного обелиска Фиолетового мира. Интересно, и чтобы это могло означать?

Внутри башни нас уже ждали — маг и по совместительству интендант башни.

— Добро пожаловать на шестой факультет, ученик. Моё имя мастер Лани, — сказала мне с яркой улыбкой рыжеволосая девушка. — Сегодня ты единственный ученик выбравший наш факультет, поэтому можешь спрашивать у меня всё, что хочешь. — после чего она повернулась к мужчине, что сопровождал меня и приветливо кивнула. — Маркус спасибо за работу, тебя искала третья группа, похоже у них всё получилось, посмотри, как они, дальше я сама.

— Хорошо, — ответил маг, при этом даже не изменившись в лице, и быстрым шагом направился куда-то вглубь башни.

— Ну что, пойдём? — со всё той же обворожительной улыбкой спросила Лани и, не дожидаясь моего ответа, двинулась к одному из выходов, за которым виднелась лестница, ведущая на следующие этажи.

— Редкое зрелище видеть кого-то, кто пожелал поступить к нам, обычно в году у нас даже двух десятков учеников не набирается, не считая ребят, приходящих напрямую, — продолжила говорить она, поднимаясь по лестнице. — Неужто наслушался рассказов про нас в «башне выбора» ха-ха?

«Носитель, сопровождающий вас маг сфокусировал на вас всё своё внимание. Фиксирую попытки магической проверки», — если бы не Седьмой я бы даже ничего не почувствовал.

— У меня был выбор из третьего, седьмого и шестого, — я пожал плечами. — К стражам мне точно не хотелось идти, воины слишком «не моё», вот и решил пойти к вам.

— По остаточному принципу, да? — спросила девушка повернувшись.

«Внимание мага увеличилось, фиксирую фокус считывания эмоций. Ставлю подмену».

— Не понял вас, маг, — между тем ответил я нахмурившись.

— Выражение одного из соседних с нами миров, — обернулась ко мне девушка и улыбнулась ещё шире, и указала на дверь очередного этажа. — Нам сюда.

— А что оно означает? — я решил играть до конца, тем более меня сейчас прикрывал Седьмой, всё должно было получиться.

— Это значит, ты выбрал наш факультет не из своих предпочтений, а потому что он был не так плох по сравнению с другими. Не скажу, что таким рассуждениям у нас рады. Тебе был дан шанс поступить к нам, и ты его использовал теперь либо ты вольёшься в шестой факультет, либо…

Она недоговорила, остановившись посреди перекрёстка, и показала вглубь расширяющегося коридора.

— Тут столовая, направо лекционная для вашего потока. А теперь пойдём, я покажу тебе твою комнату и выдам положенные вещи. Запомни в первую неделю тебе запрещено выходить из башни, это сделано для того, чтобы тело адаптировалось к магическому фону внутренней территории школы. На этажи старших потоков заходить я очень не рекомендую, делать там вам нечего, и другие ученики будут не рады вас там видеть. Впрочем, это не запрет башни, а именно рекомендация. Если уверен в себе, можешь ходить где угодно. Что ещё… м-м-м. А, да, точно. Зал магической и боевой практики расположен на первом этаже. После десяти вечера в башне вводится комендантский час, шляться по коридорам без серьёзной на то причины строго запрещено. Поймаю, будет очень больно. Ясно?

— Да, мастер Лани.

— Ну вот и договорились.

После этого интендант показала мне комнату оказавшуюся куда более просторной, чем та, в которой я жил во время обучения в «башни выбора». Здесь имелось две комнаты, что-то вроде кабинета с небольшой библиотекой, содержащей все основные труды, что мне должны были понадобиться в течение всего обучения, большим каменным столом и массивным стулом, на котором, как оказалось, очень удобно было сидеть. Вторая комната была спальней и одновременной магической лабораторией с большим количеством странных реагентов, некоторые из которых были ядовиты или даже прокляты, судя по комментарию Седьмого.

Всего сейчас на этаже помимо меня находилось ещё шесть учеников, те, кто получил приглашение раньше и выбрал шестой факультет. Несмотря на то что ещё далеко не все потенциальные ученики прибыли в башню, занятия вовсю шли, я обязан был присутствовать каждый день на лекциях и практиках и никакие отговорки тут были не важны. Факультет очень трепетно относился к вопросу обучения.

К сожалению, допросы под видом вежливого расспрашивания мне учиняли чуть ли не каждый день. Это делали преподаватели, маги и служащие башни, и даже заместитель главы факультета, во время своего знакомства с вновь прибывшими. И, как я понял, это было чуть ли не частью своеобразного обучающего процесса, практикуемого в шестом факультете. Понятия не имею, как бы мне удалось справиться со всем этим без помощи Седьмого. Каждый раз конструкт предупреждал о попытке ментального воздействия, использования магии допросов и тому подобного. Он подменял мои реакции, регулировал состояние тела и даже помогал держать себя в руках.

Впрочем, все эти трудности оказались совсем не зря, как мне и говорили, шестой факультет действительно был ответственен за прогнозирование открытия спонтанных врат. Жаль, конечно, что обучать этому нас собирались лишь на последних курсах, но вот все нужные книги и свитки, обучающие этому, оказались под рукой всё в той же библиотеке, как и специальное магическое оборудование, установленное в виде тестового стенда, установленного в нашей лекционной аудитории. Одно только это делало моё решение поступить в шестой факультет правильным.

Другие ученики оказались обычными с виду Фортис, кто-то казался чересчур надменным, но это мне нисколько не мешало. Через день нас уже было десять человек, и студенческая жизнь закипела. На этот раз подход преподавателей оказался куда более жёсткий, чем это было в «башне выбора», каждый день нас ждал индивидуальный экзамен по каждому предмету, проверяющий, как мы усвоили знания предыдущего дня. Основные направления обучения сместились с теории на практику — каждый день по нескольку часов мы занимались на специальном полигоне и главное, на чём фокусировались наши учителя это наращивание скорость, внимательности и ловкости. Доходило даже до абсурда — один раз нас заставили ловить летящие на огромной скорости магические шары. Мало того что поймать такой шарик было непросто, так ещё и он сильно обжигал при любом контакте, приходилось использовать магию, чтобы хоть как-то изолировать светляк и не соприкасаться с ним.

Я, помня о своей главной задаче, каждый день в буквальном смысле вгрызался в любой учебник, что давал информацию по внутренней территории школы и дворцовому комплексу, где как чувствовал Белый Тигр, находилась Алиса. Естественно, подобного рода информации найти получалось очень мало, приходилось собирать её по крупицам. Уже очень скоро нас должны были начать выпускать из башни, и я рассчитывал воспользоваться этой возможностью на максимум. Я хорошо помнил, насколько был ограничен во времени и буквально собственными глазами видел, как оно подобно песку, уходило через мои пальцы.

Помимо поиска информации, мы вместе с Седьмым занимались изучением прогнозирования открытия порталов. Пока всё ещё без особых успехов, даже с учётом помощи магического конструкта быстро разобраться в этом не получалось, но прогресс, конечно, был. Естественно, особого расчёта на то, что нам за месяц удастся разобраться в столь сложном процессе, как предсказывание появление порталов у нас не было, но вот понять принцип и механику самого предсказания мы хотели. Где-то в этой башне должны были собирать предсказания по открытию порталов и я планировал воспользоваться ими в будущем…

Примерно в это же время, наконец, случилось то, чего я так долго ждал — Седьмой разобрался в принципах появления «связи единства» и смог даже смоделировать сигнал его призыва.

Глава 26. Внутренняя территория

«И какие ограничения у этого призыва?» — спросил я, смотря на отпечаток ладони, который появился на одной из стен моей комнаты.

Конструкт огорошил меня новостью о «связи единства» уже поздно вечером, прямо перед тем, как я собирался ложиться спать.

«Особых ограничений нет, Носитель», — между тем ответил Седьмой. — «Вам требуется находиться в каком-либо помещении, либо постройки, где имеются стены. При этом материал стен не имеет значения».

«Понятно, в чистом поле вход в „связь единства“ не создашь, этого стоило ожидать», — я подошёл к отпечатку ладони внимательно его осматривая. — «Ничем не отличается от того, что было в нашем мире. Если я правильно понял, то „связь единства“ одна для всех миров соцветия…»

Достаточно было прикоснуться к этому отпечатку ладони, как передо мной открылся хорошо знакомый проход с лестницей ведущей далеко вниз. Внешне он был похож на то, что я видел раньше. Не колеблясь, я ступил на лестницу, начав спускаться по ней. Стоило сразу расставить все точки над и.

Путь до «связи единства» казался совершенно обычным, всё выглядело точно так же, как и в прошлые разы. Поначалу широкий проход к концу начинал сужаться, а кирпичная кладка постепенно вытеснялась каменной. Наконец, спуск окончился, и я вышел в знакомый зал с колоннами, уходящими вдаль. По краям зала можно было заметить темнеющие силуэты «якорей реальности», а впереди… впереди я увидел тот самый широкий деревянный стол, стоящий возле пустого саркофага.

— Значит, это правда, «связь единства» действительно одинакова для всех миров… — мой голос был тут же подхвачен эхом и унесён далеко вперёд.

Я подошёл ближе к столу, осматривая его. Бумаги деда, ворохом лежащие на нём и даже мешочек со светлячками, что я оставил здесь со своего прошлого раза, всё было на месте. Какая же жалость, что Седьмой смог разобраться с вызовом лишь только сейчас. Мысль использовать «связь единства» как место, где можно было оставлять полезные вещи и припасы напрашивалась сама по себе. Да я даже мог не устраивать схрон на другом конце Золотого мира с моими пожитками, а просто засунуть их всегда, имея таким образом всегда под рукой высокотехнологичную боевую броню «Штандарт».

Ну, тут ничего не поделаешь. Кабы, да если бы… в любом случае то, что Седьмой смог уже сейчас разобраться в вызове «связи единства» это очень хорошо. Можно сказать, это будет моим средством спасения на самый крайний случай. Здесь можно будет переждать любую бурю, при условии, если будет достаточно припасов, конечно. Этим, думаю мне и стоит заняться ближайшие дни. А ещё в голову приходили интересные мысли… что если можно каким-то образом с помощью «связи единства» путешествовать между мирами?

От этих мыслей меня отвлёк протяжный стон, прокатившийся по всему залу. Подскочив от неожиданности, я лихорадочно начал осматриваться.

«Седьмой что это было? Ты что-нибудь чувствуешь?» — быстро спросил я у конструкта.

«Ничего нет, Носитель. Вокруг вас только пустота, как и обычно в этом месте», — тут же ответил тот.

«Но ты же тоже это слышал, да?»

«О да, грохнуло так, что вы на месте подпрыгнули. Могу с уверенностью в девяносто процентов сказать, что это была не иллюзия».

Я мысленно хмыкнул. Подпрыгнул, конечно. Не это я хотел узнать. Ладно, стоит проверить, кто там орал. Тем более что «связь единства» была моей главной страховкой, к тому же, как утверждал когда-то Седьмой, здесь находилось столько якорей реальности, что даже сильнейшим тварям изнанки сюда был проход заказан.

Продвигаясь вперёд, я шёл мимо колонн, освещая путь пятёркой вызванных светляков. Со стороны всё казалось совершенно обычным, точно так же как было в прошлый раз. Мрак казался всё таким же зловещим, постоянно чудились шорохи и движения. Ничего так и не поменялось… За исключением одного момента и какого. Уже через пару сотен метров передо мной появился зияющая пропасть обрыва, всё так же один из якорей реальности выглядывал из этой огромной дыры, норовя в любой момент рухнуть в пропасть. А вот сама пропасть сильно изменилась.

— Седьмой, как такое может быть? — я даже сам не заметил, как начал спрашивать вслух.

«На данный момент я не могу ответить на этот вопрос, Носитель. Слишком мало данных. Но судя по вашей реакции, выглядит это отвратительно».

— Твою же мать, — в голову ничего не приходило кроме ругательств. — Ты на все сто процентов прав.

Вместо полуразрушенного мира, который я видел в прошлый раз, сейчас передо мной предстала совсем другая картина. Больше всего это походило на какую-то эфемерную дорогу, которая пролегала прямо перед обрывом в «связи единства», и, казалось, захоти и протяни руку, я даже смогу прикоснуться к ней. При этом сама дорога была протянута посреди космической пустоты, освещаемой лишь моими светляками. Материал из которой она была сделана, пропускал свет и напоминал мне иллюзию, вот только существа, идущие по дороге, совсем не выглядели иллюзиями. И более того, я ощущал невероятную магическую силу, распространяемую ими. Бесформенные куски мяса, с которых постоянно сочилось нечто похожее на чёрную кровь, бесшумно ползли вперёд бесконечной вереницей, проползая мимо меня.

Никогда не видел ничего подобного. И чем больше я вглядывался в бесконечную вереницу этих тварей, тем больше ощущал неправильность в той магии, что эти существа источали. Я всегда считал себя стойким к подобным зрелищам человеком, но чем дольше находился у края «связи единства», чем дольше всматривался в этих существ, тем больше чувствовал, как к горлу подкатывала тошнота. Ещё и это ощущение, от тварей буквально разило проклятой силой… Переведя взгляд с существ, я попытался вглядеться в темноту за пределами дороги, такое ощущение, что где-то там впереди находилось существо куда более отвратительное, чем те, что находились у меня под самым носом. И куда более сильное.

«Обретшие плоть», — голос Утренней Звезды заставил меня вздрогнуть, вот уж кого я сейчас не ожидал услышать, так это его. — «У этого мира, в котором ты в последнее время обретаешься, парень, очень большие проблемы».

«О чём ты говоришь утренняя звезда?» — я замер, продолжая вглядываться в темноту. — «Что это за место?»

«Это можно назвать окном. Окном в миры, что находятся поблизости от Золотого», — с какой-то едва уловимой усмешкой пояснил Звезда. — «Если я всё верно понимаю, то есть вероятность, что очень скоро эти занятные создания начнут появляться в Золотом мире, но главная проблема не в них, а вот в этом парне».

В этот момент я совершенно неожиданно различил впереди, среди клубящейся тьмы, приближающуюся человеческую фигуру. Вокруг неё, казалось, темнота начинала искажаться и становилась вещественной, словно это было живое существо. Секунда и вот уже неизвестный завис прямо передо мной, остановившись в нескольких метрах от наполовину вывалившегося из «связи единства» якоря реальности. Я смог чуть лучше рассмотреть этого человека. Одетый в бесформенный плащ мужчина средних лет, в руках он держал хорошо знакомый мне посох. Такой я уже видел у старика из моих снов — только вместо яркого света на изголовье посоха сейчас я там видел самый настоящий источник тьмы.

Магическая сила вокруг этого человека закручивалась невидимым вихрем, из-за чего мне с большим трудом удавалось просто смотреть на него. И это притом что «связь единства» блокировала большую часть этой магической силы.

«Он нас видит?» — спросил я мысленно у Звезды.

«Если бы видел, думаю вы бы это поняли, Носитель», — вместо Звезды ответил Седьмой. — «Но это существо что-то чувствует».

«Утренняя Звезда, кто этот человек?» — спросил я, впрочем, не надеясь особо на ответ, уж слишком было похоже, что тот в обычной своей манере уже ушёл.

«Скульптор реальности, собственной персоной, парень», — вопреки моим мыслям с усмешкой ответил тот. — «Как видишь, он почувствовал появление отголосков „связи единства“, вот только силёнок, для того чтобы увидеть это место даже через брешь, оставленную скитальцем, у него похоже не хватает. Мне даже интересно посмотреть на его схватку с тем ушлым типом, что устроился в Золотом мире. Если, конечно, она ещё состоится — этих детей всегда трудно понять».

Человек же, между тем поднял свой посох и неожиданно попытался с помощью него нащупать перед собой «связь единства», но без особых результатов, я увидел, как посох в его руках исчезает и вновь появляется в момент соприкосновения с краем «связи единства». Очевидно, Скульптор что-то действительно ощущал, но и только… пару мгновений он ещё вглядывался вперёд, а затем вдруг пропал, оставив после странноватое завихренья тьмы.

«Парень, у тебя осталось не так много времени, чтобы спасти свою сестру», — продолжил говорить Звезда, словно и не замечая исчезновения Скульптора. — «Помнишь, о чём мы с тобой говорили, когда ты впервые попал в Золотой мир? Я могу помочь. А теперь я с тобой прощаюсь».

«Погоди, расскажи об этом страннике, который уничтожил часть „связи единства“! Кто он? Почему это произошло? И почему ты думаешь, что эти твари со скульптором как-то угрожают Золотому миру?»

«Появление этой дыры произошло очень давно, парень. Задолго до рождения твоего деда и, вполне возможно, стала даже причиной уничтожения многих миров Соцветия. Лучше поищи какие-нибудь записи среди документов Александра, там что-то про это точно должно быть. Знаю, что он пытался изучать дыру. Что же касается второго вопроса, то тут всё проще — этот мир, который ты сейчас видишь, очень скоро может соприкоснутся Золотым, и „обретшие плоть“ вместе со своим хозяином получат возможность попасть туда. Возможно. А теперь дай мне уже поспать».

Звезда замолчал, а я остался один на один с вереницей идущих в никуда «обретших» о которых стоило бы тоже расспросить, но как обычно, Звезда уже не обращал внимания на другие мои вопросы.

Посмотрев ещё пару секунд на это отвратительное зрелище и поняв, что ничего интересного здесь больше не произойдёт, я двинулся обратно. Появилось много новой информации, которую нужно было как следует переварить.

«Что думаешь, Седьмой?» — спросил я конструкта с усталостью садясь за дедов стол. — «Это действительно был Скульптор?»

«С высокой долей вероятности именно так, Носитель», — ответил тот.

«А что думаешь об этих «обретших плоть»?

«Подобного термина в базе данных Создателей я найти не смог, однако есть совпадения по некоторым ключевым признакам внешнего облика, Носитель. Согласно данным Создателей, подобные существа обитали в некоторых порталах-сопряжениях их мира и представляли собой существ полиморфного вида, выведенных путём генной инженерии и имеющих прямую связь с изнанкой. Обладают самым высоким сопротивлением к магическому воздействию среди всех известных Создателям существ. Однако имеется критические отличия в описании существ в базе данных и тех, что мы видели. И главное — они сами не были способны к использованию магии».

Я ещё раз мысленно вернулся к увиденному мной Скульптору и посоху, который он носил. Уверен, что это не совпадение, но каким образом одно из самых сильных существ Соцветия миров могло быть связано с моими снами? Ничего не понимаю.

После всего произошедшего я вернулся к себе в комнату и рухнув на кровать почти мгновенно провалился в сон без сновидений. Вероятно, столь необычно долгий разговор со Звездой утомил не только его, но и меня, а, возможно, причиной была встреча с тем самым Скульптором, который носил поразительно знакомый посох.

На следующий день я наведался на кухню нашей башни в надежде получить доступ к некоторым долгопортящимся продуктам, но мгновенно получил отворот поворот. Ученикам запрещали появляться на кухне. Пришлось использовать хитрость и всё моё красноречие, чтобы уговорить старшего повара допустить меня до некоторых припасов. В частности, получилось забрать себе несколько объёмных мешочков, популярных среди учеников сладковатых сухарей и пару упаковок крекеров. Помимо этого, после первой недели нас таки выпустили из башни и я, воспользовавшись этой возможностью и деньгами, выданными школой для личного пользования, накупил вдоволь солонины. Таким образом, в «связи единства» стали понемногу появляться съестные припасы, вода, запасная одежда и тому подобное.

Я вместе с Седьмым, сразу, как нас выпустили из башни шестого факультета, занялись подробным изучением внутренней территории школы. Каждый раз меня тянуло к центральному зданию школы, где согласно заверениям тигра должна была находиться Алиса. Приходилось сдерживать себя, чтобы не привлекать лишнего внимания, тем более что очень скоро выяснилось, что это здание было полностью занято первым факультетом и другим туда вход был заказан. Здесь же впервые мы с Седьмым столкнулись со спящими магическими ловушками. При этом их класс был настолько высок, что даже используй я всю свою силу, выжить после соприкосновения с одной такой западнёй для меня было бы очень трудно.

Примерно в это же время начались практические занятия магией на шестом факультете и уровень их сложности оказался для меня настолько сложен, что даже с помощью Седьмого, мне не сразу удавалось освоить все базовые заклинания и магические манипуляции, которые давали преподаватели.

Однако в этом был и положительный момент, благодаря нестандартным подходам к колдовству в Золотом мире мне и Седьмому удалось посмотреть на основы магии под необычным углом. Используя основу магии родного мира и мира Создателей, и, сплавляя её с плетениями заклинаний Золотых школ, у меня получались необычные и интересные результаты.

Жаль вот только практической частью мне приходилось заниматься спускаясь в «Связи единства», чтобы не вызвать лишний раз подозрений, но тут уж поделать ничего было нельзя. Из-за того, что внутри изолированной от всех миров Соцветия «Связи единства» всегда был скудный магический фон, не позволявший восстанавливаться, на любые магические манипуляции приходилось тратить огромное количество внутренней силы. Чтобы иметь возможность практиковаться, мне приходилось идти даже на такие ухищрения. И подобная практика быстро давала свои плоды. Если раньше из всех магических действий мне были доступны лишь пара заклинаний Создателей, адаптированных Седьмым под наш мир, то сейчас всё поменялось.

Магия Земли в Золотом мире оказалась развита намного лучше, чем в нашем, даже у шестого факультета, который был сфокусирован на незаметности и скорости, имелось множество базовых плетений самого разного направления. В этот момент я даже пожалел, что времени у меня было настолько мало. Оставалось положиться на феноменальную память Седьмого и то, что со временем я вернусь к изучению магии Золотого мира. К слову, о книгах — помимо магических талмудов, которые мне удавалось раздобыть, Седьмой запоминал всё, до чего мне получалось дотянуться. Я очень надеялся, что, как и книги заклинаний, эти запомненные знания мне в будущем пригодятся.

— Ну что, давай попробуем, — глубоко вдохнув, я вызвал воплощение стихий. Зелёный дракончик завертелся волчком возле меня, радостно приветствуя.

Взмах рукой и передо мной вспыхнула серая магическая энергия. С силой бросаю вперёд кулак, и магия материализуется в яркую вспышку, ударная волна проходит вперёд, шквалом обрушившись но одну из колонн «связи единства» и через миг в неё врезается рукотворный песчаный вихрь. Колонну сотрясает удар, ещё удар, ещё… каскад магических атак, с грохотом разлетающихся вокруг.

— Фух, — я с трудом выдохнул, дракончик, естественно, уже пропал, на колонне, конечно, нет ни одного следа от удара. — Да, этого стоило ожидать, но как-то всё равно разочаровывает.

«Носитель, разработанное вами заклинание не способно повредить материалам, используемым в „связи единства“, однако само по себе оно достаточно разрушительно», — успокоил меня Седьмой.

— Ну если только в следующий раз притащить сюда, какую-нибудь вещь на которой можно потренироваться, да? Ладно, подумаю насчёт этого. Давай продолжим.

Где-то на шестой день после того, как нам разрешили выходить из башни шестого факультета нам с Седьмым, наконец-то, повезло наткнуться на группу медиумов школы, гуляющих в одном из небольших парков, находящихся на внутренней территории.

Пять юных учеников в сопровождении учителя, облачённые в форму школу со знаками различия первого факультета. Они занимались базовой практикой вызова фамильного божества с помощью своего контракта, и если бы я в своё время тысячи раз не видел подобные упражнения в исполнении Алисы и других медиумов клана Защитной Чаши, то прошёл бы мимо, не обратив особого внимания на кучку детей, окружившую своего учителя.

Присев на одну из лавочек неподалёку от группы, я почувствовал на себе сразу несколько настороженных взглядов и лишь один из которых был со стороны наставника этой пятёрки.

«Носитель, на вас сейчас сфокусировали внимание четыре сильных мага. От двух я ощущаю угрозу влияния, блокировать?» — тут же послышался голос Седьмого.

«Нет, не нужно. Если это не угрожает моей жизни, не вмешивайся. Похоже, мы просто оказались слишком близко».

В этот момент над местом, где я сидел, начала ощущаться угрожающая сила. Неизвестные маги предупреждали, что моё присутствие так близко от детей им очень не по душе. Пришлось изображать испуг и срочное отступление. К сожалению, в этот раз нормально понаблюдать за тренировкой пятёрки медиумов мне не дали, но, с другой стороны, теперь я видел, что своих медиумов школа взаперти не держала. Возможно, Алису держали в подобии золотой клетки?

«А ведь если подумать, то сейчас она должна быть примерно такого же возраста, что и эти дети. На вид им больше шестнадцати лет и не дашь. Надеюсь, Алису так же выпускают, как и этих ребят».

Каждый день я выходил за пределы внутренней территории школы и встречался с Иш`кафелем, в это время мы по нескольку часов корпели над нарисованной мной вручную картой в попытках выяснить хотя бы примерное нахождение Алисы внутри здания первого факультета. Вторая неделя подходила к концу, а мы лишь только начали разбираться в том, где следовало искать сестру. Я чувствовал, как невидимые пальцы железной хваткой всё сильнее сжимаются на моём горле. Время, его катастрофически не хватало.

— Ян, — голос Белого Тигра отвлёк меня от карты, на которую я сейчас вносил изменения, согласно тому, что мы сегодня с Седьмым узнали.

— Что?

— У тебя не появлялось ощущения, что воспоминания об Алисе блёкнут?

Глава 27. Первый факультет

— А? Блекнут? — я поднял взгляд, удивлённо смотря на фамильного бога. — Да, было такое.

— Вот и у меня было. Такое ощущение, что кто-то играется с нашими воспоминаниями, да так, что мы это практически не ощущаем.

«Или это влияние происходит вовсе не на ваши воспоминания», — вмешался в разговор Седьмой.

Я замер, не понимая, о чём говорит конструкт.

«В каком смысле? Объясни».

«Согласно моему анализу, ваши воспоминания остаются нетронутыми, Носитель. Воздействия не фиксируется. Однако судя по характеру воздействия и потери некоторых ключевых моментов в вашей памяти происходит постепенное, медленное изменение структуры реальности, настоящего и прошлого. Уровень этого воздействия настолько высок, что можно с уверенностью говорить вмешательство в текущую реальность уровня скульптора или даже выше».

— Седьмой говорит, что кто-то вмешивается в саму реальность, перестраивая её, чтобы вычеркнуть Алису из самого времени и нашей памяти. Так я понял его объяснение.

Эта новость явно сильно обеспокоила Белого Тигра, его хвост нервно дёргался, выдавая его чувства.

— Я не знаю ни одно существо, способное на такое, может кто-то из первых номеров когорты, но и это не факт. За этой школой стоит кто-то очень сильный. Ян, возможно, Алиса уже не помнит о тебе, ты же точно задумывался об этом?

— Да, конечно, — я кивнул. — Это даже напрашивалось, но ты же понимаешь, почему я сюда полез Иш`кафель?

Подойдя к краю беседки, где мы с Белым Тиграм встречались для обсуждения планов, я взглянул на пустынный сквер впереди. Это место практически не посещали ученики Золотой школы, что делало его замечательным местом для нашей «базы». Взглянув на низкие деревья, слегка покачивающиеся от порывов ветра, мне в голову в очередной раз пришли дурацкие мысли, преследовавшие меня последние года, как я остался один. Вот только вслух я их ещё никогда не проговаривал, даже тигру.

— Считаешь, я не понимаю, что, по сути, в родном мире нас сестрой никто не ждёт? Клан отвернулся, семьи нет, а гвардейские ищейки в любой момент могут нагрянуть с вопросами… ещё и эти проблемы со Звездой. Ты ведь к этому клонишь, да? Оставить её здесь, в школе.

Я вздохнул, стараясь контролировать волну злости, начавшуюся подниматься из глубины моей души. С большим трудом мне удалось справиться со своими чувствами, и я продолжил.

— Ты же помнишь, что здесь она живёт рядом с убийцами, вырезавшими её семью? А что, если её воля подавлена, и школа подчинила сестру? Медиум с подобным потенциалом способен стать огромной силой даже для Золотой школы. Я должен знать точно, что она в порядке и если всё действительно так плохо, вытащить её, во что бы то ни стало!

— Ян, — Белый Тигр бесшумно подошёл ко мне и продолжил. — Ян, а что будет, если ты узнаешь, что здесь она счастлива?

— Среди убийц её семьи? — прошипел я непроизвольно, не сумев сдержать собственную ярость.

— И такое бывает, — тихо сказал мне Иш`кафель. — К тому же она может уже не помнить об этом.

— Я всё равно не верю в это, — покачав головой ответил ему, но заметив раздражение тигра всё же поправился. — Если действительно её жизнь в Золотом школе превратилась в рай, во что я лично слабо верю, что же, тогда я согласен, что здесь ей оставаться будет лучше.

— И ты оставишь Алису здесь, да, Ян? — напористо спросил меня тигр.

— Да, — твёрдо ответил ему и посмотрел прямо в зелёные глаза тигра. — Почему ты так напираешь на это?

— Потому что считаю, что ты можешь поддаться чувствам, своему желанию отомстить, не считаясь с тем, что лучше для твоей сестры. Ян, я призываю тебя не совершать глупости и не делать поспешных решений, это может окончиться плохо не только для тебя, но и для Алисы.

— Я понял тебя, Иш`кафель.

* * *
К сожалению, сделать что-то с вмешательством в реальность и исправить эти изменения ни я, ни фамильный бог не могли, потому приходилось пока смириться с происходящим. Седьмой утверждал, что сам процесс был небыстрым и фрагментарным и, похоже, происходил уже очень давно, а значит у меня ещё было время на то, чтобы обратить всё вспять, ну или хотя бы остановить, вытащив Алису из Золотого мира.

Жаль, но мысль о том, что Седьмой мог бы сохранить информацию о сестре, мелькнувшая у меня оказалась пустой. Магический конструкт оказался неспособен сохранить данные в своей памяти, так как пользовался возможностями моего тела и был подвержен тем же процессам изменения реальности, что и я сам.

Тем временем в башне шестого факультета наметились первые серьёзные изменения в процессе обучения. Количество теории, что нам давали, уменьшилось и одновременно с этим преподаватели объявили о начале цикла практических занятий. Для этого, нас каждый день, рано утром вывозили за пределы города, в местный лес, который оказался настолько обширным и диким, что мог бы в этом поспорить с лесами соседнего континента, где я не так давно бродил, после ухода из рейда Лепестков.

Здесь нас учили пока лишь только ориентированию на местности и общим принципам группового взаимодействия. О чём-то более серьёзном, естественно, пока речи не шло, как минимум лишь потому, что большинству учеников всё ещё не хватало умений и опыта в использовании магии. Не говоря уж о том, что сами заклинания, которые освоили ученики, всё ещё оставались слишком слабыми для боя с местной живностью. Именно в это время мне удалось близко познакомиться с некоторыми самыми простыми методами разведки и анализа шестого факультета. Примерно тогда же я, вместе с другими учениками, получил доступ ко второму уровню библиотеки нашей башни. Именно там мне удалось раздобыть очень много книг о прошлом Золотого мира и что главное, получить возможность ознакомиться с большинством предсказаний открытия порталов, большинство из которых не считались приоритетными для Золотой школы. Правда, прочитать их оказалось не так уж и просто, даже имя кое-какую подготовку, которую я получил за эти недели, штудируя тексты по магическому предсказанию.

Примерно тогда же, нам вместе с Седьмым и Иш`кафелем удалось-таки найти место, где находилась Алиса. Западное крыло первого факультета. Одно из самых охраняемых мест в школе. Седьмой утверждал, что именно в западном и южном крыле дворца ощущались наиболее плотные магические энергии, которые, скорее всего, являлись печатями, защищающими эти комплексы от влияния сущностей изнанки. До крайнего срока, обозначенного тигром, у меня оставалось не так много времени и потому я был вынужден действовать. Складывалось впечатление, что сами обстоятельства заставляли действовать. И это настораживало.

Внутренняя территория в основном охранялась стражами первого факультета, и, как я понял, это были элитные магические воины, не продавшие душу болванчики которых использовали другие факультеты, а полноценные боевые маги. Даже с учётом того, как выросла моя сила за последние месяцы, не думаю, что смогу эффективно сражаться даже против двойки этих стражей и это, не считая магов шестого, седьмого и восьмого кругов. Да, всегда можно было попросить помощи у Звезды, но вот только, что будет после его вмешательства, это большой вопрос. Все разы, когда я давал ему власть над своим телом, оканчивались моей госпитализацией и полным истощением. Не думаю, что на этот раз многое бы изменилось.

— Ну ладно, сидеть и думать всё равно ничего не даст, — вслух пробормотал я, находясь у себя в комнате.

Поднявшись, я подошёл к Одинокому, который всё это долгое время пока я путешествовал по Золотому миру находился внутри чехла. Достаточно мне оказалось извлечь Одинокого из чехла, как я ощутил его чистую радость и неудержимое желание сражаться. Клинок буквально рвался в бой, передавая и мне это ощущение. Пришлось даже потратить несколько минут, чтобы вернуть себе спокойствие. Тем более предстоящая вылазка была самым опасным мероприятием из всех, что я когда-либо делал. По правильному, мне бы следовало к ней должным образом подготовится, но время… Я чувствовал, что как раз его-то у меня уже практически и не осталось, приходилось рисковать, тем более что это впервые за всё время, когда я оказался так близко от своей цели.

Специально для Одинокого у меня были подготовлены мягкие кожаные ножны, которые удобно крепились к поясу или к спине. Ходить по внутренней территории школы с духовным оружием, будь то в чехле он находился или в ножнах, не запрещалось вот только при этом внимание со стороны стражи становилось в несколько раз больше. Именно потому я решил использовать эти тонкие ножны, закрепив Одинокого за спиной таким образом, чтобы рукоять лишь слегка выглядывала из-за плеча. Выхватить меч нормально в таком положении мне, естественно, не удастся, но, что сейчас важнее, привлекать внимание буду гораздо меньше, чем если бы использовал массивный чехол или крепление к поясу.

«Седьмой, контролируй всех людей вокруг нас, нужно постараться встретить их как можно реже стражи на пути. В идеале, так и вообще никого».

«Смотрю во все глаза, Носитель», — неожиданно пошутил магический конструкт.

Самое простое в моём плане оказалось добраться до западного крыла. Оно практически примыкало к защитному барьеру внутренней территории из-за чего людей, которые проходили там, было всегда меньше обычного.

Вот только в отличие от прочих крыльев дворцового комплекса первого факультета, западное направление оказалось под куда более пристальным вниманием Золотой стражи. Более того, даже с помощью Седьмого мне с большим трудом удалось избежать внимания со стороны элитных защитников первого факультета. И это при том что я ещё использовал одно из самых эффективных заклинаний Создателей — «ощущение земли» с помощью конструкта, контролируя и чувствуя всё в радиусе тысячи метров от себя.

Согласно нашим с Седьмым кропотливым поискам в последнюю неделю, внутрь западного крыла попадали через несколько входов, два из которых считались «парадными», а ещё один «служебным», используемым для доставки продуктов и припасов на местную кухню, которая была у каждого крыла своя. Именно последним и было решено воспользоваться. Как раз сейчас, ровно в своё обычное время, к этому входу подъехала повозка, гружённая ящиками с продуктами. Двое возниц, споро начали выгружать ящики, не обращая особого внимания на всё, что происходило вокруг них.

Отчасти в этот раз мне повезло, стражи, которые сегодня заступили на дежурство, оказались четвёртого и пятого круга магической силы. Они невозмутимо стояли на часах у караулки, что находилась возле входа, но особого внимания к окружающему миру не проявляли, оставаясь расслабленными.

Впрочем, они в любом случае от своей работы не отлынивали и делали её очень эффективно. Чтобы преодолеть небольшой пятачок открытого пространства, что разделял моё текущее местоположение, которое находилось на противоположенной стороне улицы со служебным входом, мне пришлось использовать всю доступную мне скорость. Подгадав лучший момент, когда оба возницы зашли внутрь, а внимание стражей сместилось на прошедших мимо небольшой группы учеников, я спокойно двинулся вперёд.

Это был самый опасный момент всего моего плана. Боевое искусство Создатели прежде всего предназначалось для сражений, но в редких случаях, таких, как этот его можно было использовать таким необычным образом. И только при поддержке Седьмого, который контролировал фокус магического внимания стражей. Мою промелькнувшую тень заметили в самый последний момент, всё же на страже стояли далеко не дураки и не слабаки. Удивлённый вскрик сказал мне, что что-то пошло не так, но останавливаться было ещё более глупо, чем продолжать, потому я, не останавливаясь, прошмыгнул в распахнутую дверь, проскальзывая мимо занятых своим делом возниц. На этот раз мне повезло, страж, заметивший мою тень, двинулся было проверять её происхождение, но сразу остановился, заметив приближение очередной группы учеников.

Если бы на их месте стояли именно воины, практикующие закалку тела, даже на этапе внутреннего усиления, а не адепты магической силы, я бы уже наверняка был обнаружен. Маги слишком уж полагались на собственное восприятие, распространённое явление среди одарённых, что в моём мире, что в Золотом. Но тем лучше для меня.

Нам с Седьмым было известно, что внутри дворца первого факультета была установлена специальная защита. Что-то вроде огромного пропускного механизма, который реагировал на появление любого существа, неизвестного ему. Благо, с помощью магического конструкта такую защиту оказалось довольно просто обойти, достаточно было найти подходящего «донора», считать его ауру и изменить свою таким образом, чтобы имитировать на него.

Самого донора мы приглядели уже давно, им был один из старших стражников, чья смена приходилась на вечернее время, идеальная мишень.

За складским помещением был проход на кухню, в который я и вошёл. Одновременно с этим я содрал с себя нашивку шестого факультета и нацепил добытую накануне нашивку первого. Так меня должны были принять за стражника первого факультета, по крайней мере, если не присматриваться, конечно. Как раз в этот момент я ощутил аккуратное магическое прикосновение к себе. Та самая защита, проверяла кто я такой, и разрешено ли мне находиться во дворце первого факультета. Секундная пауза и вот уже магический щуп пропал — всё прошло, как и планировалось. Изменения моей ауры Седьмым обманули защиту дворца. Отлично.

Уверенно пройдя через всю кухню, так и не попавшись на глаза местным поварам, занятым своими делами, я вышел в общий коридор, идущий в восточную и западную стороны. А вот теперь начиналось самое сложное — сколько мы с магическим конструктом не искали, но найти планы дворца, даже самые приблизительные так и не смогли. Все попытки официально попасть внутрь также не увенчались успехом — экскурсий по зданиям первого факультета никто водить не собирался. Поэтому сейчас я был вынужден идти фактически наобум, ориентируясь исключительно на свои ощущения и архитектурную логику создателей дворца. Прямо скажем, не самое надёжный способ, но иного у нас просто не было.

Одинокого я перевесил на пояс, и теперь он посылал мне успокаивающие волны, наполненные уверенностью. Духовный клинок, по какой-то причине нисколько не сомневался в успехе нашей авантюры.

Мимо иногда проходили группы и одиночные фигуры местных учеников, они с любопытством смотрели на меня, но никто не окликал меня, не пытался узнать, кто я такой или как сюда попал, и это был уже хороший знак.

Вместе с Белым Тигром нам удалось довольно точно определить местонахождение Алисы, вплоть до этажа. Но вот добраться до неё в этих лабиринтах коридоров для меня оказалось тяжело. Стены самих коридоров дворца украшало множество красочных гобеленов, но при этом уже через несколько минут они все смешались у меня в голове в одну однообразную кашу. Встречаемые на моём пути помещения оказались либо аудиториями, в которых сейчас проходили занятия у первого факультета, либо практическими аренами. Иногда на моём пути встречалась стража первого факультета, но на меня они не обращали никакого внимания, принимая за одного из учеников.

Впрочем, уже через несколько минут количество встречающихся на моём пути людей резко уменьшилось. С чем это было связано мне стало понятно лишь спустя некоторое время. Заглянув в ещё одну аудиторию, я заметил там лишь пять учеников. Седьмой тут же предупредил, что это медиумы Золотого мира. Так я понял, что нахожусь на правильном пути. Если ничего не поменялось, то как раз в это время Алиса должна была находиться в том самом месте, о котором мне говорил Белый Тигр.

Колоссальных размеров оранжерея, о которой мне говорил фамильный бог. Она была поделена на ячейки, внутри которых росла своя ни на что не похожая флора. Лучшее место для тренировки стихийного божества, например, такого с которым заключила контракт Алиса.

Когда я ступил в оранжерею, меня поначалу поразило количество магической энергии, что струилась внутри. Из-за этого первые пару секунд мне оказалось даже трудно вздохнуть. Но очень скоро всё пришло в норму, как выразился Седьмой, всему виной был именно столь резкий переход, телу просто требовалось перестроиться.

Идя по оранжерее, я то и дело замечал внутри изолированных ячеек медитирующих учеников — стихийных медиумов, судя по контрактным богам, находящихся возле них.

«Молниевой обезьянке Юлии здесь бы понравилось», — мелькнула у меня мысль, но тут же я забыл об этом, увидев в одной из ячеек очень знакомую растительность.

«Седьмой, это же растения из Синего мира? Я прав?» — спросил я, слегка приостановив шаг, пока проходил мимо.

«Судя по магическому отклику это они, Носитель», — ответил тот. — «Но не беспокойтесь, заражённые на вас оттуда не выскочит».

Я проигнорировал последнее его замечание и ещё раз посмотрел на поднимающиеся ввысь к самому потолку лианы. Золотые не боятся вместе с этими растениями притащить к себе вирус Синего мира? Отчаянные.

Проходя мимо очередной ячейки, с медитирующим внутри медиумом я вдруг остановился, вглядываясь вперёд. Пускай прошло несколько лет, но я мог бы узнать это лицо и сотен тысяч других…

— Алиса? — вслух спросил я, подходя вплотную к стеклу ячейки.

* * *
Дорогие читатели! Вот и закончился пятый том "Седьмого".

Большое Вам спасибо, что вместе со мной и героями прошли этот долгий путь. Как обычно напоминаю, что самой большой мотивацией для автора писать дальше являются комментарии под его книгой и, конечно, лайки. Спасибо Вам за то, что читаете меня!

Бонусная глава шестого тома уже здесь — https://author.today/work/168969


Оглавление

  • Глава 1. Новая надежда
  • Глава 2. Становясь сильнее
  • Глава 3. Возвращение в "связь единства"
  • Глава 4. Информация и пополнение
  • Глава 5. Звонок и пополнение
  • Глава 6. Кот в мешке
  • Глава 7. Ультиматум
  • Глава 8. Возвращение в Золотой мир
  • Глава 9. Корабль
  • Глава 10. Первые находки и сны
  • Глава 11. Второй выход и голос
  • Глава 12. Информация и встреча
  • Глава 13. Планы
  • Глава 14. Пора прощаться
  • Глава 15. Один
  • Глава 16. Первый шаг
  • Глава 17. В городе
  • Глава 18. Печать
  • Глава 19. Запись
  • Глава 20. Зажигая звёзды
  • Глава 21. Воплощение
  • Глава 22. Снова в школу
  • Глава 23. Тень древнего
  • Глава 24. Выбор
  • Глава 25. Риск
  • Глава 26. Внутренняя территория
  • Глава 27. Первый факультет