Седьмой (Том 7) [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн

- Седьмой (Том 7) (а.с. Седьмой -7) 1.02 Мб, 292с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Андреевич Зарецкий

Настройки текста:



Максим Зарецкий Седьмой (Том 7)

Глава 1. Начало

Нам с Алисой удалось лишь несколько часов передохнуть, после того что мы устроили перед резиденцией Серых Охотников. Старший клан, а точнее, его остатки, собрал всех, кого мог. Оставив охранять резиденцию лишь силами одного отряда. К отрядам прорыва присоединился даже второй старейшина со своими помощниками. Я, если честно, первоначально скептически отнёсся к его решению сопровождать нас, но после того, как узнал, что второй старейшина является в прошлом одним из лучших воинов-стражей клана, решил своё мнение оставить при себе. Особенно когда увидел его в тяжёлой боевой броне. Использовать эту махину без определённого навыка практически нереально, а старейшина передвигался в ней, словно это была его вторая кожа.

Помимо Серых Охотников, к передовому отряду выдвинулись сразу несколько других Старших кланов, поддерживающих всё это время связь друг с другом с помощью защищённой подземной сети. По задумке второго старейшины, все выжившие силы кланов и гильдии наёмников должны были двинуться к месту, где сейчас пытались закрепиться передовые силы, и помочь им в удержании этого плацдарма. Старейшина считал, что эта попытка была единственным нашим шансом, так как до «созревания» Тёмного Бога оставались считаные дни. Второго такого шанса уже может не появиться.

Всего у Серых Охотников оказалось две дюжины полноценных боевых отрядов стражей, при этом лишь четверть из них можно было назвать по-настоящему сильными. Всё дело в том, что большинство находились на уровне серебряного или даже бронзового значков и представляли собой необстрелянных наёмников с хорошим потенциалом и… наследников. Последних, конечно, оказалось больше всего.

Когда произошёл прорыв одержимых, быстро выяснилось, что почти вся верхушка клана, а также наиболее боеспособные подразделения оказались захвачены и порабощены задолго до этого. Именно потому удар, нанесённый старшим кланам и гвардии, внутри которой порабощённых оказалось ничем не меньше, оказался настолько страшен. За короткое время Тёмный Бог захватил полный контроль над городом, а затем начал своё «пиршество».

Второй старейшина называл это кровавой бойней, проклятый поедал всё, до чего мог дотянуться. Те, кто представлял для него хоть какую-то ценность как боевые единицы, превращались в одержимых, остальные же безжалостно приносились в жертву. Всё шло на то, чтобы укрепить и усилить фундамент Обелиска. И, что ещё хуже, с каждым днём проклятый бог становился всё сильнее. Тем немногим «счастливчикам», кому удалось избежать уничтожения и захвата в первые часы, была уготована судьба добычи, а охотниками стали их собственные недавние товарищи.

Ещё одной странностью стал рассказ старейшины и его людей о том, во что превращались некоторые одержимые, под действием какого-то препарата, который они принимали. С их слов открывалась странная картина. Люди изменялись под действием неизвестного существа. Они становились значительно сильнее и быстрее. Их реакции мог позавидовать даже воин, преодолевший пробуждение воли или даже энергии. Если честно, мне в это как-то слабо верилось. Город стремительно вымирал.

Сбежать из него из-за раскиданной вокруг силы проклятого бога оказалось невозможно. Ещё хуже было то, что сейчас в ближайших районах, прилегающих к захваченному городскому округу, не нашлось ни одной Опоры. Старейшина понятия не имел почему, но император за несколько недель до произошедшего отозвал сильнейших своих гвардейцев в столицу, то же самое касалось кураторов Великих кланов. Единственными, кто мог сражаться условно на равных с «молодыми» Проклятыми Богами, были именно Опоры Мира.

— Предполагаю, что сейчас и император, и Великие кланы уже направили сюда своих Опор, но момент упущен, и им приходится прощупывать варианты, используя такие ходы, как отправка укреплённых отрядов, как это произошло вчера, — сказал старейшина, когда мы все собрались возле одной из внешних дверей резиденции, ведущих наружу. — Короче, если говорить проще, сейчас здесь потребуется уже работа как минимум трёх Опор. А если эта тварь закончит строительство, то и всех четырёх. Или появление кого-то, равного по силе императору.

— Не хотелось бы, — сказал Белый Тигр возле меня.

— Ещё как не хотелось бы, уважаемый, — согласился с ним старейшина, который, как оказалось, имел небольшие способности медиума. Недостаточные, чтобы заключить контракт, но позволяющие увидеть божественные сущности.

— Сила императора — это настоящее стихийное бедствие, лучше уж увидеть старого Ворона или Белого Дракона, чем его.

Я никогда не слышал, как сражается император, среди наследников ходили лишь смутные слухи, ведь правитель великого государства не появлялся на поле боя больше сотни лет. А тут, судя по комментариям советника, он знал, что из себя представляет мощь правителя? Мне хотелось расспросить его подробнее о силе императора, но не срослось. В этот момент укреплённая дверь из небесного металла совершенно бесшумно медленно отъехала в сторону, открывая перед нами руины некогда одного из самых заселённых городов целого региона.

— Двигаемся по три группы, прикрываем друг друга и не спешим, — напомнил всем советники, кивая отряду авангарда, состоящему в основном из опытных стражей, облачённых в маскировочную боевую броню, чем-то напоминающую мне Жука, но куда более продвинутую.

Приведя в действие режим маскировки и практически мгновенно слившись с окружающим миром, они скользнули вперёд. Остальные уже потянулись за ними. Нам предстояло пройти почти два полных квартала, чтобы встретиться с другой многочисленной группой одного Старшего клана. Ещё через квартал со следующей и так далее. К месту высадки передовых сил Старшие кланы рассчитывали собрать внушительный кулак пускай и из слабых, но полноценных стражей. Как ни крути, а это тоже была сила.

Нам было достаточно сделать несколько шагов по открытой местности, чтобы услышать отделённые взрывы, раздающиеся где-то в центре города В. Очевидно, одержимые продолжали атаковать пытающихся закрепится на месте высадки силы. Не знаю, каким точно составом они там приземлились, но, судя по ощущениям, бой там сейчас шёл нешуточный. Седьмой уверял, что ощущал работу «кристаллов», причём, их там было достаточно много, и это полностью подтверждало слова, сказанные Белым Тигром.

Даже несмотря на то, что большая часть одержимых сейчас была сосредоточена на уничтожении передовых сил, нас заметили очень быстро. И, конечно, попытались остановить. Уже через десять минут продвижения мы столкнулись с сильным сопротивлением. Сразу две группы золотых стражей наткнулись на противника, который за первые же минуты противостояния выкосил больше половины из них. Обнаружить врага вовремя не смогли ни идущие впереди «особые» силы Серых Охотников, ни тяжёлый отряд опытных стражей, следующих за ними.

Пропустив самых опасных вперёд, одержимые напали на тех, кого они считали самыми слабыми. В один момент сокрушая их. Благо мы с Алисой и частью опытных бойцов клана оказались достаточно близко, чтобы прийти к бедолагам на помощь. Именно тогда я впервые и увидел то, о чём рассказывал недавно старейшина. Тварь, в которую превратился порабощённый.

Выбежав на небольшой пятачок, я оказался лицом к лицу, если так можно выразиться, с существом, напоминавшим помесь громадного волка с обезьяной. Покрытое тёмной шерстью, с длинными передними руками и изогнутыми мощными задними ногами. Его скорость была настолько высока, что тварь казалась огромной смазанной тенью, стремительно скачущей от одного стража к другому, убивая их чуть ли не одним ударом своей громадной руки. Я был вынужден использовать улучшенный «свод законов», чтобы избежать его стремительной атаки, когда тварь заметила моё появление и бросилась навстречу.

Понять что-то большее о ее возможностях мне не удалось, появившаяся за моей спиной Алиса церемониться с существом не стала и просто обрушила на него всепожирающее пламя, в один присест превращая в горстку пепла.

Результатом этого скоротечного боя стало одно убитое существо, порождённое силой Тёмного Бога и больше десятка раненых и убитых стражей.

— Думаю, надо поменять тактику движения, — к нам подошёл старейшина. — Я не рассчитывал, что эти существа будут разгуливать по нашему району. Это создаёт дополнительные трудности.

— Предлагаете нам с Алисой идти впереди? — понимающе усмехнулся я.

— Нет, впереди будут всё равно идти «особые» группы. Я предлагаю вам присоединиться к тяжёлой группе. С вашей чувствительностью мы сможем избежать повторения подобного.

* * *
Атакующий Кроу, хотя какой он теперь атакующий? Это почётное звание уже было в прошлом. Он отринул его, как и собственную человечность. Кроу, просто Кроу находился сейчас в самом сердце своего Обелиска, который построил собственными «руками». Его мечта о силе наконец начала осуществляться. То, ради чего он жил последние несколько лет, и особенно эти несколько месяцев после неудачи в городе М. Он усердно работал всё это время и был вознаграждён. Даже появление императорских прихвостней ничего не могло изменить.

Да, он хорошо понимал, что этот самый настоящий налёт на его территорию был всего лишь пробой сил. И если он позволит тараканам закрепиться, то очень скоро к нему в гости нагрянут проблемы куда большие. Но сейчас, когда Кроу находился так близко к своему великому Возвышению, он просто не мог отвлекаться на эту мошкару. Его лучшие воины и сильнейшие помощники сейчас собрались вокруг Обелиска, защищая его. Если потребуется, они умрут за это.

Другие обращённые продолжали приносить жертвоприношения, укладывая основание Обелиска и с каждым часом делая своего господина сильнее. Ещё чуть-чуть, и он изменится, появится из созданного им кокона словно бабочка и заявит свои права на этот мир. А до этого момента следовало всеми силами защищать его башню. Даже жертвы уже Кроу были не нужны, он приносил их больше по привычке и из желания ускорить процесс преобразования. Главным теперь было только время.

«Что это за запах? — Кроу неожиданно распахнул глаза, непонимающе осматривая помещение, в котором находился. — Такой сладкий и такой знакомый».

Он никак не мог вспомнить, но почему-то его бесконечно манил этот странный появившийся аромат. Он чувствовал, что знает его, но вспомнить никак не мог. Лишь в разуме крутилась навязчивая мысль найти то, что источает этот аромат. Кроу поднялся на ноги и подошёл к стене обелиска, мысленным усилием создавая в ней окно. Что-то сейчас появилось в городе. Что-то сладкое. И он хотел его. Но как же Обелиск? Секундная внутренняя борьба, и вот он уже отходит обратно к сердцу башни. Вначале Кроу завершит превращение, а затем уже посмотрит на обладателя этого чудесного запаха. Нужно действовать осторожно, чтобы больше никогда не повторилось то, что произошло.

* * *
Император находился в зале аудиенций, выслушивая доклад первого аудитора, лично занявшегося устранением прорыва Фиолетового мира на окраине Империи. Всё шло согласно плану, и проблем с устранением, согласно докладу, не предвиделось, но что-то во всей этой истории императору не нравилось. Была какая-то странность в появлении Обелиска так внезапно, да ещё и настолько хорошо отстроенного. Это не давало ему покоя.

— Отправляйся туда лично, — в какой-то момент сказал он, прерывая доклад аудитора.

— Ваше императорское величество? — вначале не понял его тот.

— Лично отправляйся в этот город, используя мой портал-переход, — повторил император, с силой проговаривая каждое слово. — Возьми с собой Нину и кого-нибудь ещё, с кем ей удобно работать.

— Ваше императорское величество, но там уже находятся две наших Опоры… — аудитор споткнулся, столкнувшись со взглядом правителя. Иногда император позволял своим подчинённым спорить с ним, смотря на это вполне благосклонно, но это явно был не тот случай. — Слушаюсь, ваше императорское величество.

Первый аудитор поклонился и быстрым шагом вышел из зала приёмов, даже не закончив свой доклад. А император повернулся к стоящему возле трона слуге.

— Направь письмо объединённому Директорату Золотого мира, я хочу поговорить с их представителем, и чем скорее, тем лучше.

Слуга безмолвно поклонился и в ту же секунду исчез. А император в задумчивости остался один. Он чувствовал — время действовать пришло.

Глава 2. На острие

Наше продвижение по захваченному городу сильно замедлилось. Даже с учётом того, что мы с Алисой активно помогали группам стражей в тяжёлой броне. С каждым минутой сопротивление со стороны одержимых вырастало, и Серым Охотникам приходилось силой прокладывать себе путь. Больше всего в этой ситуации доставалось именно особым отрядам стражи, которые занимались не только разведкой, но и устранением особо опасных тварей, обнаруживаемыми ими.

Что же до нас с Алисой, то здесь я, признаться честно, решил положиться на сестру, которой, благодаря силе огненного котёнка, не составляло какого-то труда уничтожать большую часть одержимых на дальних подступах. С оставшимися уже разбирались стражи Серых Охотников.

— Как ни крути, а Алиса значительно сильнее в действительности, чем кажется, — заметил Белый Тигр, появившись возле меня.

— Узнал что-то интересное? — спросил я, решив пока не развивать поднятую им тему.

— Не так уж и много. Одержимых на улицах стало больше. Людей, кроме клановых и наёмников, я ни разу не видел. Ну и, я так понимаю, высадившиеся силы продолжают пытаться задавить числом, судя по тому, что доносится из центра города.

— Так себе новости, надеюсь, они продержатся до того, как мы доберёмся до них, — в подтверждение слов тигра до меня продолжали докатываться лёгкие отголоски волны энергий, порождённые жаркими боями где-то в центре города.

Метр за метром, улица за улицей, мы с группой тяжеловооружённых стражей продолжали путь. Старейшина с остальными членами клана Серых Охотников старался при этом держаться от нас на некотором расстоянии, но, как только возникали какие-то трудности, они тут же выдвигались вперёд, помогая нам отбить очередное нападение Одержимых. Впрочем, пока ничего действительно опасного с нами не происходило, лишь пару раз Алиса была вынуждена использовать свою полную силу, чтобы выжечь гнездо одержимых или отразить нападение преобразившихся до неузнаваемости людей. Её сил более чем хватало на то, чтобы остановить любую опасность.

Также я отметил высокий уровень подготовки Серых Охотников, как ни крути, а они были на куда более высоком уровне, чем рядовые отряды той же Защитной Чаши. Кажется, Старейшина говорил, что стражи, сумевшие спастись в резиденции, готовились к рейду в Золотой мир и явно уже очень давно. А судя по тому, что я видел, похоже, это действительно было так.

Старейшина рассчитал всё правильно. Когда мы с кланом Серых Охотников появились возле небольшого берёзового парка, где была назначена встреча, там нас уже ждали передовые отряды других кланов. Я заметил среди присутствующих даже представителей младших кланов и наёмников. Правда, сила этих людей оказалась ниже того, на что я рассчитывал. Большинство оказались серебряным или золотыми значками. К сожалению, как и везде, по-настоящему сильных стражей или наёмников было тяжело найти. Правильно говорил тигр, я слишком привык к общению с сильными противниками, забыв, что большинство людей не обладают даже десятой доли их способностей.

Перед тем как отправляться к следующему месту сбора, старейшина дал нам почти полчаса на отдых, заодно подождав всех опоздавших на встречу. Так наш отряд увеличился как минимум на несколько сотен человек и, естественно, оказался сильно растянут. В таких условиях передвижение по городу, где из каждого подъезда на тебя могли напасть одержимые, стало сильной проблемой. Второй старейшина с командующими других кланов предполагали это, изменив тактику передвижения. Главным их изменением стало увеличение численности членов в группах и их усиление за счёт значков высокого уровня, которые выполняли роль «острия» новых отрядов.

Таким образом вновь созданные группы должны были лучше справляться с атаками противника, но взамен несколько теряли в своей мобильности.

Именно в парке, где происходила первая из запланированных старейшиной встреч, я ощутил необычно знакомое чувство. Словно что-то из прошлого, хорошо знакомое, но при этом забытое. Как если бы кто-то, кого я хорошо знал, сейчас смотрел на меня, пристально изучая. Но, как бы я ни старался ухватиться за это чувство и понять, что это такое, у меня никак не получалось. По спине пробежали мурашки, а душу охватило странное ощущение липкого страха, вызванного этим вниманием.

«Седьмой, что это за чувство? Ты способен понять, с чем оно может быть связано?» — спросил я, усилием воли отгоняя от себя нахлынувший неожиданно страх.

«Могу предположить, что вы только что стали объектом внимания Тёмного Бога, Носитель. Характер этой силы мне пока непонятен, могу начать анализ, но это неизбежно замедлит процесс оптимизации открытия Связи Единства», — тут же ответил конструкт.

«Нет, сосредоточь все усилия на оптимизации. И, к слову о ней, каков прогресс?»

«Ориентировочное время сократилось до двух суток. Я всё ещё продолжаю работу».

«Хорошо, рассчитываю на тебя», — если Седьмой восстановит возможность открытия прохода к Связи Единства, мы с Алисой сможем выбраться из этого места без каких-либо проблем.

Пускай это откинет нас сразу на несколько дней назад, но лучше уж дольше просидеть в кабине орнитоптера, чем столкнуться один на один с Проклятым Богом и его обелиском. Навязчивое внимание неизвестного пропало лишь спустя несколько минут, и вместе с ним я перестал ощущать непонятную тревогу. Если это действительно был Проклятый Бог, а я уверен, что предположение Седьмого являлось правильным, то ничего хорошего это мне совершенно точно не сулило.

Закончив обдумывать сказанное Седьмым, я отошёл к одной из скамеек парка, на которой сейчас отдыхала Алиса, играющая с огненным котёнком. Я даже засмотрелся на неё. Пожалуй, это впервые за долгое время, когда я вновь увидел в ней ту девочку, которая когда-то давно при первой подвернувшейся возможности точно так же играла с огненным котёнком.

— Что-то хотел, Ян? — спросила она, не отвлекаясь от игры.

— Ты некоторое время назад ничего странного не почувствовала?

— Чьё-то мимолётное внимание, — кивнула сестра, никак внешне не отреагировав на мой вопрос. — Необычно сильное. Но быстро исчезло.

— Быстро? А мне так не показалось… — пробормотал я, удивляясь выдержке Алисы, которой, похоже, было всё равно, она продолжала баловаться.

— Во время инициации, когда мне пришлось столкнуться с вниманием великого бога Золотого мира, ощущения были куда более… пугающие. Именно из-за этого нас и учили контролю за эмоциями, без этих методик внимание такой силы способно свести с ума или убить, — пояснила она.

В этот момент к нам подошёл второй старейшина в сопровождении трёх человек, судя по моим ощущениям, Звёздного ранга.

— Господа, мы закончили с созданием групп и готовы выдвигаться к следующей точке, — обратился он к нам.

— Хорошо, и в какой мы группе? — спросил я, присматриваясь к людям возле советника, которые выглядели как опытные стражи и наёмники.

— Вместе со мной и этими господами. Мы идём первыми, чтобы проложить безопасный путь для других групп. И в этот раз я вновь хочу попросить вас помочь нам, так как впереди ожидаются проблемы.

Старейшина был крайне вежлив и спокоен, но я хорошо ощущал его нервозность. Очевидно, разведчики принесли какие-то не очень хорошие новости.

— Будут проблемы? — появление Иш`кафэля, как обычно, было трудно отследить, белый тигр неожиданно появился из-за наших спин.

Старейшина вздрогнул, явно не ожидая появления фамильного бога. Но уже через миг смог вернуть себе спокойствие и как-то виновато развёл в разные стороны руки:

— Да уж, «особый» отряд обнаружил на нашем пути сразу несколько изменённых одержимых, устроивших баррикаду посреди дороги. Обойти их — значит потратить несколько часов. У нас нет столько времени. И да, это может оказаться опасным даже для усиленных групп, которые мы сформировали, боюсь, без вашей помощи мы можем оказаться в очень непростой ситуации.

— Предлагаете нам сделать всё за вас, а сами будете наблюдать издалека? — понимающе кивнул я, проверяя реакцию старейшины.

— Нет, мы пойдём вместе с вами, — вперёд вышел мужчина-наёмник в хорошо знакомой мне «Эгиде», правда, сильно модифицированной. Я только сейчас рассмотрел на его руке обозначения группы и символы рейдлидера. — Прикроем и, если потребуется, отвлечём на себя внимание тварей. Не нужно считать нас слабыми.

— Давайте расставим точки над и, — я повернулся к наёмнику. — Мы не станем щитом для ваших людей. В конце концов, все вы воины, а мы не ваши няньки, это понятно?

Ох, как же загорелись их глаза. Только что одной фразой я сильно оскорбил их. Что же, их злость я могу пережить, зато теперь второй старейшина был мной предупреждён. В основном я сейчас обращался именно к нему. Наверняка его сильно впечатлила та непринуждённость, с которой Алиса расправлялась даже с изменёнными одержимыми. Ничего удивительного, если бы он захотел использовать нас по полной.

— Конечно, — кивнул между тем старейшина, не спуская с меня острого взгляда. — Мне очень жаль, что вы нас неправильно поняли. Ваша помощь неоценима, но, как уже сказал мастер Иванов, мы готовы работать на равных условиях вместе с вами. Ну так что? Выдвигаемся?

Отлично. Значит, он правильно меня понял. Оставалось надеяться, что он не забудет этого.

Группа, усиленная сразу несколькими сильнейшими отрядами кланов, двинулась в сторону следующей точки встречи. На этот раз при движении люди старались не растягиваться, контролируя заранее обговорённые сектора. Мы с сестрой, вопреки первоначальному желанию старейшины, предпочли идти в середине группы, своим магическим восприятием пытаясь почувствовать присутствие враждебных тварей.

Информация от «особой» группы полностью подтвердилась уже через несколько минут. Нам оказалось достаточно выйти за пределы квартала, в котором находился парк, чтобы увидеть всё собственными глазами. Используя магическую силу, я хорошо различил как минимум с полсотни тварей, засевших в домах далеко впереди. Ещё около десяти расположились прямо на дороге, соорудив что-то вроде баррикад, преграждающих проход. Ловушка была устроена хорошо.

Как я понял, разведчики Серых Охотников смогли почувствовать только этот десяток изменённых одержимых, которые с виду, казалось, занимались сейчас укреплением своего убежища. Нападай и уничтожай. Вот только, если это сделать, к нам рванут те, что сейчас скрываются внутри зданий. Неприятно. К тому же, помимо изменённых, я ощущал множество обычных одержимых.

Группа тем временем приостановила своё движение, остановившись в нескольких сотнях метров от баррикады. Люди заняли позиции внутри домов, наблюдая оттуда за копошащимися одержимыми.

— Как видите, это будет не так просто, даже с вашими силами, господин, — ко мне подошёл наёмник, кивнув в сторону укреплений. — Именно поэтому мы и не рассчитывали исключительно на вашу с сестрой силу. Просто наскоком такие баррикады не возьмёшь, поэтому предлагаю вначале как следует прогреть их совместными магическими ударами.

Одинокий тут же ткнулся мне в руку, призывая уничтожить врагов, прячущихся впереди. Он явно был в полном восторге от предложения наёмника.

«Что-то ты последнее время сильно кровожаден, парень», — подумалось непроизвольно мне, пока я прислушивался к беззвучным призывам клинка.

— Скорее всего, как только ударим по ним, враг начнёт отступать. А мы, ступив на баррикады, окажемся в ловушке. В этих домах, расположенных возле укреплений, сейчас больше полусотни одержимых и ещё до кучи мелочи.

— Что? Но почему мы их не чувствуем? — спросил второй старейшина, до этого прислушивающийся к нашему разговору.

— У них есть неплохой эксперт скрывающей магии, — пояснил я и повернулся к сестре. — Алиса, ты…

— Не дотянусь, — прочитала она мои мысли. — Ты забываешь, что я не маг, а медиум.

Да уж, действительно как-то совсем вылетело из головы. Я привык чуть ли не ставить равенство между магами и медиумами, хотя в действительности различия были и довольно значительные. Например, медиумы стихийных божеств, или, как их правильно нужно называть, хранители стихий, из-за связки с контрактной сущностью определённого вида не были способны действовать на больших расстояниях. Конечно, какие-нибудь хранители судьбы или хранители истины были лишены таких недостатков, но там имелись иные трудности. В любом случае, похоже, эту проблему всё-таки нужно будет решить мне.

— Я выкурю тварей, старейшина. И здесь очень важно будет использовать эффект неожиданности. Если ваши люди не подкачают и воспользуются этим эффектом, то проблем у нас не должно возникнуть. Помните о нашей договорённости.

— Мы сделаем всё, от нас зависящее, — вместо старейшины ответил один из предводителей стражи, остальные уверенно кивнули, подтверждая его слова.

— Хорошо, тогда давайте начинать, — кивнул я и двинулся вперёд, к тому месту, откуда лучше всего были видны и баррикады одержимых и дома возле них.

Глубоко вдохнув прохладный воздух, постарался успокоить свой разум. Мне впервые приходилось использовать магию на таком расстоянии, но, думаю, проблем возникнуть не должно. Замечаю, как наёмники и стражи распределяются чуть выше по улице, прикрывая меня и готовясь к предстоящему. Молодцы, была у меня мысль, что советник всё же попытается уменьшить потери своих людей за счёт нас с Алисой, но, похоже, он решил играть честно.

Я вытащил Одинокого из ножен и прикрыл глаза, обращаясь к своей магической силе. «Воплощение» земли с готовностью ответило мне, словно было живым существом. Чушь, конечно, но очень уж похоже.

Мой разум потянулся к домам, где засели одержимые. Раз уж они решили использовать их в качестве опорных пунктов и не подготовились должным образом к нападению мага пятого круга. А я всё-таки таковым и являлся. Через несколько мгновений мне удалось нащупать так называемые «нити стихий» и с их помощью почувствовать землю, находящуюся под домами, где сидели одержимые. На что в действительности был способен маг пятого круга, когда он использует всю свою силу во время атаки?

Я поднял руку перед собой. Секунда, и она сжимается в кулак, а земля у баррикад и домов вдруг вздымается ввысь, словно невероятный монстр. В один присест она проглатывает их, сметая будто карточные домики. Волна пыли накрывает меня, но я не обращаю на это внимания, продолжая обрушивать на выживших одержимых волны грязи, камней и песка, сминая и разрывая их. Вся территория баррикад в один момент превращается в невообразимое месиво, где всё ещё можно увидеть копошащихся существ. Их сила вызывает уважение. Я даже вижу тени, что вылетают из поднятой мной серой пыли и бросаются в мою сторону. Залитые кровью, они изо всех сил желают поквитаться со мной, не замечая даже появления стражей. Наёмники и клановые стражи обрушиваются на ослепших от ярости одержимых, сминая и уничтожая их. Бой превращается в бойню.

* * *
Белый Дракон смотрел на закрытый под специальным защитным колпаком камень. С виду это был совершенно обычный булыжник, каких можно было бы найти целую кучу на всей территории клана. Серый и ничем не примечательный. Но только когда на него смотришь вот так, через колбу.

Глава клана вздохнул. Последние месяцы он совершал одну ошибку за другой и, если это продолжится дальше, начнёт верить в проклятья и сглаз.

Доклады за последнюю неделю от обычно-нейтральных плавно сместились в сторону панических. Информаторы драконов по всей Империи сейчас находились в панике. Была запущена ротация кадров внутри гвардии, к которой никто из Великих кланов оказался не готов. Многие из надёжных информаторов были задвинуты на второй план, а кое-где и вовсе пропали. Император поднял готовность всех своих сил до предпоследнего уровня, фактически приведя их в полную готовность.

К тому же в отдалённом районе Империи вдруг появился обелиск Фиолетового мира, захватив целый мегаполис. И вот теперь Зиновьев и Гораин утверждали, что мальчишка появился внутри захваченной территории?

У Белого Дракона от этих новостей голова шла кругом. К тому же появились сведения, что к обелиску отправился лично первый аудитор, что ещё больше выбивало и вызывало вопросы. Если бы не сегодняшний совет Великих кланов, который собрал сам Белый Дракон, он бы уже лично отправился туда, чтобы разобраться в ситуации.

— Глава, — в кабинет вошёл слуга. — Всё готово, гости начинают прибывать.

— Да, сейчас, — кивнул Белый Дракон, отсылая слугу и бросая ещё один взгляд на камень. Возможно, этот булыжник был в действительности его самым большим шансом?

Глава 3. Прорыв

Всегда думал, что одержимые полностью теряют разум вместе с желаниями и эмоциями. Но, судя по тому, чему мы с Алисой стали свидетелями, это было не совсем так. Они испытывали гнев, боль, желание отомстить. Возможно, со временем и под влиянием Тёмного Бога они потеряют эти остатки человечности, но сейчас одержимые всё ещё оставались людьми, пускай и порабощёнными силой проклятого бога.

Хотя насчёт «людей» и «человечности» я, конечно, немного поспешил. Из поднявшейся в воздух пыли на меня бросались такие существа, которых назвать людьми язык не поворачивался. Монстры. Быстрые и яростные. Даже несмотря на то, что буквально несколько секунд назад я обрушил на них тонны грязи и песка, стерев в порошок большую часть тварей Тёмного Бога.

Одинокий поднимается в позицию, и я встречаю первую тварь простым ударом из средней стойки. Никаких «Сводов Закона», силы Создателей или магии. Простейшая атака, изученная мной под руководством деда, когда я только начинал постигать путь меча. Под действием закалки тела сила во мне вспыхивает словно пожар. Воля двигает мой клинок, он способен разрезать всё на своём пути. Ослеплённый яростью монстр не в силах нормально соображать и реагировать. Тварь, больше похожая на громадную обезьяну, чем на человека, оказывается разрезана моим ударам на две половинки. Усиленные боевой бронёй Трибунала мышцы, помноженные на мощь четвёртой ступени закалки тела, сделали своё дело.

Одинокий, почувствовав кровь, сходит с ума. Я ощущаю, как позади появляется Алиса, прикрывая мне спину, а по сторонам в атаку бросаются клановые стражи и наёмники. Повсюду вспыхивают скоротечные схватки, одержимых без особого труда теснят и вырезают благодаря слаженности действий наши с Алисой союзники, а твари продолжают лезть вперёд, не видя перед собой ничего. Оглушённые, раненые, не обращая ни на что внимания. Да, это можно было назвать именно бойней.

Сегодня впервые за столь долгое время Одинокий вдоволь напился вражеской крови, опьянев от неё. Я чувствовал его ликование. Приходилось признать, что духовный клинок, специализирующийся по большей части на уничтожении и поглощении сущностей изнанки, пристрастился к реальной крови. При том что я так и не смог до конца выяснить его природу, этот факт меня немного беспокоил. После того как выпутаемся из этой истории с Тёмным Богом, мне следует вместе с седьмым разобраться в причинах такого странного поведения Одинокого, возможно, среди оборудования Трибунала в Связи Единства найдётся что-то, что сможет помочь в этом?

— Я, конечно, видел, как вы расправились с одержимыми возле нашей резиденции, но это совсем другой уровень… — к нам с Алисой подошёл второй советник, оглядываясь вокруг и находясь под явным впечатлением. — Моё почтение, нечасто встретишь полновесного мага пятой ступени, да ещё и так виртуозно использующего меч.

— Спасибо, — сухо поблагодарил я его, намекая на то, что не собираюсь развивать тему моей силы, и перевёл разговор в другое русло. — Как далеко до следующего места сбора? Чем быстрее мы поможем передовым силам императора и кланов, тем лучше.

— Да, полностью согласен. Что же до вашего вопроса, пункты сбора, где мы должны встретиться с ещё двумя Старшими кланами, находятся где-то в одном квартале отсюда. Не думаю, что после уничтожения такого количества Одержимых, мы наткнёмся в ближайшее время на кого-то ещё. Этот опорный пункт, очевидно, был их местом сбора в нашем районе.

Я кивнул, мысленно обращаясь к своей силе и заставляя всё ещё бушующую над разрушенными домами пылевую бурю остановиться. Когда-то очень давно мне довелось оказаться свидетелем удара двух магов-кристаллов по одному из хорьков в Синем мире. Тогда это зрелище показалось мне невероятным, в один момент в глыбу холодного льда было заковано сразу несколько высотных домов, а сейчас я собственными силами мог спокойно повторить это и даже больше. То же управление огромными глыбами земли, способными летать и нести на себе людей, могло удивить любого в этом мире. Если бы не опасность оказаться под ударом вражеских магов и моё пока ещё слабое умение обращаться с этими глыбами, я бы уже давно использовал их, чтобы добраться до места приземления конвертопланов.

— Ты как, Ян? — ко мне подошёл Белый Тигр, с уважением кидая взгляды на то, во что превратился укреплённый опорный пункт одержимых. — Сил ты явно не пожалел.

— Нормально, — я не врал, это удивительно, но такая атака, а затем скоротечный бой практически не повлияли на меня, усталости, характерной для магического истощения, не было, а сам я чувствовал себя бодро. Очевидно, тренировки в Связи Единства и поглощение «Сферума» многое изменили во мне.

Как и говорил второй старейшина, после того как остатки одержимых, вяло появляющихся из обломков рухнувших домов, были окончательно уничтожены Серыми Охотниками, сопротивление проклятых сильно уменьшилось. Конечно, нападения простых порабощённых и даже одержимых всё ещё случались, но уже куда реже, и с ними по большей части справлялись клановые разведчики и наёмники. Мы с Алисой лишь иногда подключались в том случае, когда чувствовали присутствие поблизости врага.

Одинокий собирал кровавую жатву и, похоже, даже не собирался останавливаться, требуя от меня продолжения сражений. Это уже начинало настораживать. Раньше духовный клинок спустя некоторое время возвращал себе спокойствие, а сейчас даже и не думал успокаиваться. У меня появилось ощущение, что проклятых он ненавидел даже больше, чем обычных сущностей изнанки. Благо сейчас сражаться практически не требовалось, как я уже сказал, после уничтожения опорного пункта такое ощущение, что проклятые потеряли желание останавливать нас.

Уверен, Тёмный Бог не мог не почувствовать смерть стольких своих марионеток, а значит, должен был как-то отреагировать. Самым логичным было бы начать установку магических ловушек и засад на пути нашего следования, но, судя по тому, что говорил Иш`кафэль, вместо этого большая часть одержимых просто отступала в сторону обелиска, явно не настраиваясь на то, чтобы противостоять нам.

— Он готовится к своему прорыву, Ян, — высказал своё предположение тигр. — Помяни моё слово, этот урод не стал бы так делать без веской причины. Если он успеет переродиться, у нас будут большие проблемы.

Причин не верить Фамильному Богу у меня не имелось, тем более что одной сущности изнанки должно быть больше известно о другой, черпающей свои силы из-за границы. По крайней мере, именно так я предполагал.

Пунктом встречи, к которому мы так спешили, оказалась большая парковочная площадка возле одного из гипермаркетов города. Не самое удобное место как с точки зрения обороны, так и просто в качестве места встречи. Ещё на подходе мне стало это очевидно.

Заваленная брошенными машинами парковка хорошо просматривалась сразу с нескольких направлений. Мы здесь были как на ладони. Достаточно нескольких относительно сильных магов, расположившихся в жилых зданиях вокруг гипермаркета, чтобы накрыть нас и принести огромное количество проблем, однако мои опасения не разделял второй старейшина. Он заявил, что это место специальным образом заранее подготовлено Старшими кланами и способно на некоторое время защитить находящихся там людей от удара даже мага шестой ступени. А это говорило о многом.

Я понял, о чём он, лишь когда мы ступили на территорию парковки. Искусно спрятанные защитные заклинания были здесь буквально повсюду. И как только они умудрились сделать это, носа не высовывая из своих резиденций последние несколько дней? К тому же их сила впечатляла, даже приблизившись вплотную, мы с Алисой не почувствовали магических плетений. А это дорогого стоило. Обычному Старшему клану такое совершенно точно было не под силу. Возможно, они обращались за помощью кого-то из Великих кланов или среди членов клана города имелись сильные маги, не знаю. Но проделанная работа впечатляла.

Нас здесь уже ждали. Сразу с полсотни стражей и наёмников расположились среди машин, нервно озираясь вокруг. Второй старейшина сразу же поспешил поприветствовать предводителей этого небольшого воинства и выяснить последние новости. В отличие от нас, эта группа не встретила особого сопротивления, пока сюда добиралась, благодаря чему к моменту, как мы пришли, здесь уже собрались все участники.

Со слов этих людей, большая часть всех одержимых и, что самое важное, сильнейшие из них снялись со своих мест ещё несколько часов назад, направившись в сторону Обелиска и места приземления конвертопланов передовой группы. Сейчас там с каждой минутой всё сильнее нарастали звуки боя. Тёмный Бог всё ещё надеялся уничтожить вторженцев в свои владения. И если мы им не поможем, в ближайшее время им может стать очень плохо.

Именно поэтому предводители нашего сборного воинства приняли решение не ждать отставших и немедленно двинуться к следующему пункту сбора. Очевидно, Тёмный Бог потерял терпение, и нам следовало поспешить. Сейчас на счету была каждая минута.

Наперегонки со временем. Даже несмотря на относительно слабое сопротивление, передвижение уже довольно сильно увеличивающегося войска кланов было непростым занятием. Я видел, как предводители отрядов во главе со вторым старейшиной пытались всеми силами сохранять в одном кулаке все отряды во время движения, и, стоит отдать им должное, у них это не плохо получалось. Очень скоро ко второму старейшине присоединились ещё несколько высокопоставленных членов кланов, и дело начало спориться. Опыт управления большими группами у этих людей, несомненно, был. Нам с Алисой, как и всем, кто находился на переднем крае отрядного войска кланов, приходилось своей силой расчищать путь. Благо даже сейчас второй старейшина продолжал держать слово, и окружающие нас стражи и наёмники работали ничуть не меньше нашего, если не больше.

И чем сильнее мы приближались к месту приземления передовой группы, тем сложнее становилось дальнейшее продвижение. Пару раз на нас выскакивали усиленные отряды одержимых, в составе которых находилось по несколько изменённых тварей. Последние всё больше напоминали мне хорьков, даже их сила уж очень походила. Однако Седьмой на этот счёт молчал, ссылаясь, как обычно, на малое количество данных.

До места назначения мы смогли добраться лишь к самому вечеру. К этому моменту представители кланов и наёмников сумели связаться с рейдлидером передового отряда с помощью какого-то необычного способа, основанного на магии, и предупредить о нашем приближении. Жаль, но долго такая связь не продержалась, Тёмный Бог сильным всплеском магической силы смешал все потоки магии, в один момент перечеркнув все попытки сообщений с передовым отрядом. Фамильные боги, в том числе и Белый Тигр, так же оказались не способны пробраться через Одержимых из-за высокой концентрации хаотической магии. Но главное было уже сделано, мы предупредили их о своём приближении. Теперь дело оставалось «за малым» — прорваться к ним.

А вот здесь и появились главные сложности. Количество одержимых, собранных вокруг места приземления, оказалось настолько большим, что в какой-то момент нам пришлось остановиться для перегруппировки и смены тактики. Теперь дальнейшие продвижение происходили исключительно через создаваемые стражами «точки укреплений». Клановые воины продвигались на несколько сотен шагов до какого-то выбранного ими места, которое зачищали, создавали там укрепление и пункт сбора, а затем шли к следующей точке. Таким нехитрым способом выдавливая и зачищая местность от противника и продвигаясь вперёд.

Естественно, в таких условиях наше продвижение сильно замедлилось, при этом до места назначения оставалось, по сути, не так много — не больше двух-трёх километров. Но, похоже, чтобы их преодолеть, придётся потратить в несколько раз больше времени, чем на весь путь сюда.

Даже несмотря на то, что, помимо нас с Алисой, в нашем отряде появилось сразу несколько кристаллических значков как воинов, так и магов, которые всё это время прятались по разным резиденциям. В какой-то степени всё это мне напоминало нападение Чёрного мира на город М., только тогда нашими противниками были неразумные твари. Можно сказать, воплощения стихии. Сейчас же это были самые настоящие люди, пускай и потерявшие волю, а кое-кто и человеческий облик.

— Ян, нам нужно взять вон то здание, напротив, — возле меня появился мужчина в форме одного из Старших кланов, ещё один кристалл, который сейчас сражался с нами плечом к плечу. Воин, причём, очень сильный.

Я осторожно выглянул из окна здания, где мы сейчас отдыхали, после очередного броска, осматривая место, на которое показывал кристалл.

— Если возьмём его под контроль, то откроем прямой путь к месту посадки, — пояснил он, пока я осматривал цель.

— Миш, — этот человек настоял, чтобы я к нему обращался только так и никак иначе. — Судя по тому, как оттуда поливают, там же засело как минимум с десяток изменённых, да ещё и пара сильных магов. Я кое-как могу их почувствовать, а если попытаемся ударить, он наверняка заблокирует нашу атаку.

— Наверняка. Но если вы с Алисой, как следует по ним шарахнете, это даст нам с ребятами шанс заскочить к ним на огонёк. Главное — отвлеките, а дальше мы уже их сами накроем.

— А справитесь?

— А то как же, вы только выиграйте нам время, и всё будет как надо.

Я вздохнул, Михаил был самым прямым человеком, что я когда-либо встречал. Разве что Алексей мог с ним в этом поспорить. Но даже маг-соня иногда мог лукавить или отмалчиваться. Михаил же считал своим долгом сказать всё прямо в лоб. Во время нашего быстрого знакомства он прямо заявил, что не доверяет мне и будет за мной и Алисой приглядывать, и если мы попытаемся исполнять какие-то фокусы, то сильно пожалеем об этом. Впрочем, мы довольно быстро нашли общий язык. Михаил оказался сильным и уверенным лидером, за которым следовали сразу несколько очень опытных стражей.

— Хорошо, раз ты уверен в этом, я не против, — кивнул я ему. — Но не ручаюсь, что мы с Алисой сможем долго отвлекать этих магов.

— Долго и не надо, — усмехнулся в ответ Михаил и повернулся к своему отряду. — Ладно защитники, давайте к выходу. Летим по моей команде и садимся этим волосатым обезьянам на головы. Ян, я жду твоей отмашки, — последнее он уже кричит мне у самого выхода.

— Да-да, — кивнул я ему, подходя к Алисе. — По моим прикидкам, расстояния тебе должно хватить, посмотри.

— Хватит, — согласилась сестра, выглянув на секунду из окна.

Мы всё ещё не использовали её силы слияния с огненным котёнком. Моё внутреннее чутьё постоянно говорило, что делать этого пока не стоит. Тем более что особой надобности в этом всё ещё не было.

— Ну хорошо, давай поможем ребятам. Ты же не устала? — вопрос был лишним, я и сам видел её измождённый вид, но не мог не спросить.

— Ударить смогу, — как обычно, Алиса уклонилась от прямого ответа, избегая моего взгляда.

— Только не заставляй себя, ещё не хватало надорваться здесь.

— Всё в порядке, — сестра в обычной своей манере упрямо наклонила голову, эта её реакция сохранилась даже после похищения.

— Хорошо, тогда давай начинать.

Я подошёл ближе к окну, но так, чтобы не оказаться в нём в качестве мишени. На этот раз в здании напротив находились маги, способные почувствовать моё «воплощение стихии» и не позволить ударить собранной в один кулак силой, как это было недавно возле опорного пункта. Что ж, в таком случае «воплощение» можно использовать чуть иначе.

Повинуясь моему желанию, щебень и колотые камни, щедро раскиданные по всей округе, поднялись в воздух, в один миг превращаясь в самую настоящую колоссальных размеров сферу, состоящую из миллионов камней разных размеров.

— Алиса! — крикнул я, но это уже было лишним, сестра хорошо научилась понимать меня без всяких слов. Пламя, порождённое воплощением стихийного божества, охватило камни, заставляя их в буквальном смысле полыхать огнём. И уже в следующую секунду я бросаю собранные булыжники в здание, указанное Михаилом.

Со стороны это зрелище выглядит невероятно красивым, огненные камни, оставляя после себя яркое алые шлейфы, словно шрапнель, обрушиваются на здание, и в этот момент даже выставленный магами кинетический щит оказывается неспособен полностью защитить их от этого удара. Появившаяся преграда, приняв на себя большую часть удара, лопается, словно мыльный пузырь, и оставшиеся огненные камни обрушиваются на здание, прошивая его чуть ли не насквозь. Одновременно с этим Алиса кидает вдогонку яростно ревущий огненный шар, который, залетая внутрь дома, где спрятались одержимые, взрывается яростным пламенем. В это же время Михаил со своим отрядом бросается вперёд, стремительно сокращая дистанцию между нашим укрытием и полыхающим домом. Миг, и вот уже они скрываются там.

Я вытаскиваю из ножен Одинокого, направляюсь к выходу из дома, Алиса идёт за мной. Следует помочь отряду клана занять эту новую позицию и начать готовиться к следующему броску.

После нашего с Алисой совместного удара завершить захват горящего дома оказалось куда проще. Сопротивление хоть и оставалось, но было очень быстро подавлено силами Михаила и его отряда. Как ни крути, а маги в ближнем бою сильно уступали полноценным воинам. Внутри дома, без возможности выбраться на свободное пространство, зачистить магов не составило большого труда.

Мы с Алисой и Михаилом как раз заканчивали с зачисткой, когда возле дома, где проходил скоротечный бой, появился отряд, не принадлежащий к числу собранных вторым старейшиной. Он с ходу принялся помогать нам, быстро и без проблем завершая процесс уничтожения Одержимых. Наёмники из групп, прилетевших на конвертопланов. Мы наконец добрались до них.

В этот момент меня вдруг привлекла нашивка одного из наёмников, когда я внимательнее присмотрелся к ней. Улыбающийся рот. «Весельчаки».

— Где-то я уже видел этот клинок, парень, — знакомый голос вывел меня из задумчивости.

Глава 4. Встреча

Я повернулся, уже понимая, кого увижу у себя за спиной. Улыбающегося толстенького человека, выглядевшего расслабленным. Его выдавал только взгляд — острый и внимательный. Он пристально смотрел на меня, явно пытаясь понять, кто же в действительности сейчас стоял перед ним.

— Привет, Евгений, — поприветствовал я лидера отряда «весельчаков», вот уж кого я ожидал увидеть здесь меньше всего.

— И тебе привет, Ян, — кивнул толстяк, всё так же пристально всматриваясь в моё лицо. Шлем боевой брони Трибунала имел прозрачное «забрало» для удобства использования. — Многие посчитали, что ты погиб в Золотом рейде. И я был в их числе.

— Как видишь, я в порядке, — мне удалось непринуждённо улыбнуться.

Стоящий возле нас Михаил удивлённо переводил взгляд то на меня, то на Евгения, явно заинтригованный всем этим разговором. В его взгляде ощущалось откровенное любопытство.

Между тем Евгений, всё так же улыбаясь, кивал и смотрел на меня, словно видя впервые.

— Ты сильно изменился. У меня даже появилось подозрение, что это кто-то похожий на Яна Александрова, каким-то образом захвативший его духовный клинок и присвоивший себе его имя.

Несмотря на то, что сказано это было Евгением непринуждённо, я ощутил в его словах явную угрозу, а «весельчаки», находящиеся за его спиной, как бы незаметно повернулись в нашу с Алисой сторону, готовые по приказу своего лидера мгновенно атаковать. Толстяк явно намекал на то, что ощущал мою значительно возросшую силу.

— Много всего произошло в Золотом мире, — ответил я как можно более спокойно, несмотря на то что Одинокий в моей руке уже явно начал проявлять беспокойство, вызванное всем происходящим вокруг. — Мне пришлось очень быстро приспосабливаться ко многим вещам, что там происходили, и становиться сильнее.

— Вот как? — Евгений продолжал внимательно на меня смотреть, но в этот момент в наш разговор вмешался неожиданно насторожившийся Михаил.

— Я понимаю, что момент воссоединения старых знакомых крайне увлекает, но, кажется, к нам приближается отряд Одержимых. Может, вы отложите этот разговор и все выяснения на потом? Уважаемый наёмник, всё это время Ян со своей сестрой сражался с нами плечом к плечу и могу совершенно точно сказать, что это надёжный человек и союзник.

— Сестрой? — Евгений удивлённо повторил за Михаилом и перевёл взгляд на Алису, очевидно, наёмник был хорошо осведомлён о том, что она была похищена. Возможно, он даже участвовал в её поисках во времена, когда их организовывала Защитная Чаша? В этот момент где-то на улице раздался гулкий магический взрыв, отвлёкший его. — Ладно, сейчас действительно не место для этого, но потом, Ян, мы вернёмся ещё раз к этому разговору.

— Как скажешь, — в ответ я лишь пожал плечами, сомневаясь в том, что этот разговор действительно состоится. Имея за спиной Связь Единства, я не слишком беспокоился насчёт этого. И пока Евгений ещё не ушёл, успел спросить: — Погоди, Оцелоты участвуют в этом рейде?

Лидер «Весельчаков» остановился и, улыбнувшись своей обычной беззаботной улыбкой, ответил:

— Конечно, и, думаю, у них к тебе будет куда больше вопросов.

Да уж, тут он прав. То, что я ушёл, ничего и никому не сказав, с одной стороны, избавило меня от многих потенциальных проблем, а с другой — теперь предстояло объясняться со своими бывшими товарищами. И, в отличие от Евгения, на которого мне по большей части было плевать, со своими товарищами из Оцелотов мне бы хотелось остаться друзьями. Ну, или хотя бы не превратиться во врагов.

Мои мысли прервало появления магического разрыва в нескольких десятках метров от нас. Витать в облаках в такой ситуации стало смертельно опасно.

Люди из отряда Михаила и часть «Весельчаков» уже рванули к появляющимся в поле зрения Одержимым. Замелькали магические всполохи ударов. Воздух вспыхнул огнём, перед моими глазами тут же появились знаки Трибунала, обозначающие данные телеметрии боевой брони. Краем глаза заметил, как Алиса отпрыгнула в сторону, уходя с линии атаки одного из Одержимых и тут же призывая стихийного бога, обрушивая в ответ на врагов шквал неудержимого всепожирающего пламени.

— Они лезут из того прохода, — кричит Михаил, кивая в сторону небольшого проулка, ведущего куда-то в глубь дворов района, где мы сейчас находились.

Я успеваю заметить, как в этом проулке мелькает хорошо знакомая мне тень, по спине пробегают мурашки. Только этой твари здесь не хватало. Бросаюсь вперёд, мысленно взывая к своим силам, и крепче сжимаю Одинокого, который, почувствовав знакомый отзвук чужеродной силы, опять начинает сходить с ума от желания уничтожить тварь. Существо, похожее на облитого тьмой человека с клинками вместо рук, делает невероятный прыжок вперёд, сокращая расстояние между нами, и бьёт крест-накрест перед собой. Воздух вспыхивает магической силой, выгибаясь, точно кривое зеркало, и мне приходится принять этот удар Одиноким, создав перед собой в качестве дополнительной защиты магическую преграду. Щит, поднятый мной в самый последний момент, лопается на мелкие осколки, словно сделан из самого обычного стекла, а на меч приходится мощный удар. Под ногами в один миг трескается паутиной асфальт, яркая вспышка телеметрии боевой брони предупреждает о перегрузках. Духовный клинок не предназначен для того, чтобы блокировать им удары, Одинокий протестующе скрипит, и я, не обращая на это внимания, делаю сразу несколько режущих ударов, вспарывая воздух. Тварь очень быстра. В этот же момент за её спиной появляется Михаил и, воспользовавшись тем, что она оказывается полностью сосредоточена на мне, двумя ударами завершает бой, обезглавливая её.

— Вот это скорость, — удивлённо качает головой воин. — Не думаю, что в одиночку смог бы с ней управиться так быстро.

— Одержимый, сильно отожравшийся на эманациях смерти, удивительно, что мы до этого не встречали их, — прохрипел я в ответ и, поудобнее перехватив духовный клинок, кивнул в сторону прохода. — Вон ещё лезут.

В этот момент заряд чьего-то метателя залетает прямо в переулок и там разрывается, в один миг превращая и сам переулок, и всех, кто там находился, в воплощение пламени. Я заметил за спиной одного из членов отряда Михаила с тяжёлым метателем — редкой штукой, которой, как правило, не пользовался никто, кроме стражей кланов элитных частей воинов императора, из-за дороговизны.

В это же время Алиса вместе с другими членами отряда и «Весельчаками» заканчивала с уничтожением Одержимых, успевших выбраться из переулка.

— Спасибо ещё раз за помощь, — Михаил кивнул Евгению, отдающему приказания своим людям. — У вас же есть безопасный маршрут к месту высадки ваших сил? Объединённые силы города, представителями которых мы и являемся, хотели бы присоединиться к вам.

Евгений ещё раз кинул взгляд в мою сторону, обдумывая слова Михаила, и спустя пару мгновений кивнул.

— Сейчас, я перешлю карту удерживаемого нами района в КПК твоей боевой брони. Но будьте в любом случае осторожны, даже в зачищенных нами зданиях время от времени появляются враждебные твари.

— Отлично, — с благодарностью кивнул воин. — Ян, возвращаемся ко второму старейшине и другим, сообщим им хорошие новости.

Благодаря тактике с опорными пунктами и контролю за коридором, по которому продвигались объединённые силы выживших представителей кланов и наёмников города В., нам без особых проблем удалось вернуться в штаб и доложить об обнаружении высадившегося передового отряда. Согласно тому, что сказал Евгений, основные атакующие силы, которыми планировалось уничтожить ещё до конца не пробудившегося Тёмного Бога, должны были прибыть лишь завтра, когда плацдарм будет уже окончательно под контролем и укреплён.

— Времени не так много, — второй старейшина вместе с другими самыми уважаемыми представителями кланов собрались в полуразрушенном здании, которое мы использовали в качестве главного штаба. — Если не выдвинемся навстречу прямо сейчас, можем не успеть на соединение с передовыми силами и окажемся между молотом и наковальней. Уверен, Тёмный Бог уже теряет терпение…

— Эта тварь и носа не высунет от своего обелиска, старейшина, — возразил ему один из стражей, закованных в тяжёлый вариант брони «Джагернаут», видел я, что творят эти ребята во время боя, и, признаться честно, оказался сильно впечатлён.

— Если только не почувствует самую непосредственную опасность своей башне, а с прибытием Опор он это точно почувствует, — заметила женщина, являющаяся, судя по форме и возрасту, старейшиной какого-то другого Старшего клана. — Я понимаю, что все вы устали, но мы рискуем, оставаясь на месте.

— Ну конечно, не вам же прорываться через взбесившихся Одержимых! — с раздражением ответил ей воин. — Активность сил Тёмного Бога уже выросла настолько, что он начал посылать сюда своих теней. А с ними не каждый страж или наёмник способен сражаться.

— У нас нет другого выхода, — поднял руку, призывая к тишине, второй старейшина. — Боюсь, это единственный вариант, который даст нам хоть какой-то шанс. Что думаете, мастер Ян?

Неожиданно он посмотрел на меня, и я почувствовал, как на мне скрестились взгляды всех людей, присутствующих на обсуждении.

«Его поступок строго логичен, Носитель. Так он, с одной стороны, напоминает вам о договорённости, по которой обязан не подвергать вас лишней опасности, и с другой — перекладывает на ваши плечи ответственность за принятие решений. Воины пойдут за вами, если вы поведёте их в бой, находясь на острие, и вам придётся их прикрывать по собственной инициативе», — пояснил Седьмой.

«Вот же хитрый старикашка», — с раздражением подумал я, понимая, что, по сути, выбора-то у меня особого и нет.

— Думаю, что нам следует выдвигаться немедленно, — с внутренним вздохом ответил я. — И чем быстрее мы это сделаем, тем проще будет в пути.

— Решено, — кивнул второй старейшина. — Мастер Ян, в данном случае без вашей помощи нам попросту не обойтись. Я передам вам под командование пятёрку сильнейших мастеров, которыми мы сейчас располагаем. Прошу вас, выведите нас к плацдарму сил высадки.

К сожалению, соединение городских кланов с передовыми отрядами оказалось куда сложнее, чем думалось нам всем во время совета. Тёмный Бог с каждым часом становился всё более нетерпеливым, стремясь уже всеми возможными способами сломить сопротивление как остатков городских кланов, так и тех, кто прибыл сюда на конвертопланах. Сразу несколько опорных пунктов, которые удерживались нашими людьми за несколько минут до нашего появления, оказались сметены ордой Одержимых, среди которых всё больше наблюдалось Теней.

В тактике самих проклятых так же появились сильные изменения, как если бы за неё взялся кто-то куда более искусный, чем раньше. В первый же час продвижения нас атаковали на марше внушительные силы. Если бы не моё с Алисой вмешательство, эта атака могла и похоронить все дальнейшие попытки пробиться вперёд. Противник дождался, пока пройдут сильнейшие воины со мной во главе, и ударил по сильно растянувшейся колоне стражей. Сразу десяток теней под прикрытием нескольких сотен обычных и преображённых Одержимых чуть не смели людей, обрушившись на них с крыш близкорасположенных к дороге зданий. Одновременно с этим они ударили по моему отряду в авангарде, пытаясь не дать нам прийти на помощь основным силам.

Грамотное решение, которое могло бы сработать, если бы неизвестный, спланировавший эту засаду, располагал всей информацией о нас с Алисой и других сильнейших стражах. В этом бою мне пришлось использовать первое и четвёртое движение, чтобы не только отразить атаку, но и успеть на помощь основным силам.

— Умные твари, — прокомментировал эту атаку Михаил, когда нам удалось ценой серьёзных потерь среди обычных наёмников и стражей отбить её.

— Мы слишком уязвимы на марше, — согласился я с ним. — Глупо было думать, что этим не попытаются воспользоваться. Нам нужно сделать так, чтобы люди не растягивались так сильно.

— Есть у меня кое-какие идеи, отпустишь попробовать? — предложил Михаил.

— Валяй, — не стал спорить я, тем более что сил отряда авангарда было более чем достаточно, даже если оттуда уйдёт Михаил.

Что же касается его задумки, то она оказалась куда проще, чем мне подумалось изначально. Используя своих людей из отряда в качестве лидеров, Михаил сформировал сразу несколько сводных отрядов и принялся командовать их передвижением, внимательно отслеживая всех, кто отставал или уходил вперёд, корректируя скорость их движения походу. С таким крупным формированием, как у нас, это было очень непросто, но Михаил справлялся. Осталось только пожалеть, что мы не додумались до такого изящного решения сразу же.

По истечении второго часа мы наконец вышли к территории, контролируемой людьми передового отряда. Правда, это оказалось куда сложнее, чем мне думалось изначально. На нас ещё несколько раз нападали Одержимые, и во время последней атаки им почти удалось сломить передний край колонны стражей. Эта атака стоила нам очень многого, погибло сразу несколько сильных людей, в том числе и среди предводителей. Второй старейшина оказался сильно ранен, но сумел выжить.

Предполагаю, что людям из передового отряда сейчас приходилось куда хуже, судя по тем отзвукам сражений, что уже хорошо нами ощущались некоторое время.

Стоит отдать должное руководителям передового отряда высадки, за столь короткое время они умудрились серьёзно закрепиться на новом месте. Я собственными глазами видел тяжёлые стационарные кулеврины, снятые с конвертопланов и установленные на некоторых зданиях. Когда мы вошли на территорию, контролируемую передовым отрядом, эти смертоносные орудия следили за нами всё время нашего шествия мимо них.

Помимо этих орудий, здесь мною были замечены и установки несколько меньших калибров — магические бомбарды и фальконеты, за которыми сидели наёмники. А ещё большое количество автономных установок щита гвардейских разработок. Орудия противодействия магам и медиумам.

И чем ближе к месту высадки мы подбирались, тем больше людей и орудий видели. Когда добрались до площади, использованной в качестве места приземления, звуки боя сразу в нескольких местах уже не затихали ни на секунду. На самой площади я навскидку насчитал больше полусотни тяжёлых конвертопланов со сложенными винтами, стоящими чуть ли не впритык к друг другу. Полсотни — это около двух тысяч человек, не считая полезного груза. А я предполагаю, что таких мест посадок по всей удерживаемой территории должно быть несколько.

Второй старейшина вместе с представителями городских кланов двинулся на встречу с рейдлидером передового отряда, а я, отказавшись от этой чести, вместе с Алисой и Белым Тигром направился на поиски Оцелотов. Как ни крути, а лучше с этим закончить сразу, тем более я хотел убедиться в том, что с ребятами сейчас всё в порядке.

Поспрашивав людей, занимающимися обслугой защитных установок удерживаемого плацдарма, мне удалось выяснить, где находится оперативный штаб наёмников. Предводителем наёмников, участвующих в этом рейде, оказался глава гильдии города М., по счастливому стечению обстоятельств, отряд Оцелотов как раз сейчас находился на отдыхе, ожидая назначения, и располагался в одном из зданий-резиденций, которое также использовалось как полевой госпиталь.

Как раз, когда расспрашивал главу, я вдруг ощутил на себе, а вернее, на Одиноком, чей-то пристальный взгляд. Духовный клинок и его сила были слишком характерны, чтобы его с кем-то перепутать. Повернув голову, я неожиданно столкнулся взглядом с Василисой и зашедшим за ней в оперативный штаб Костей. Судя по расширившимся от удивления глазам, девушки, увидеть меня она совершенно точно не ожидала. Несколько секунд она шокировано пялилась на меня, а затем, упрямо наклонив голову, двинулась ко мне. Глава наёмников замолчал, проследив за моим взглядом. И в этот же момент Василиса тенью рванула вперёд, оказавшись передо мной, и с силой ударила меня шлемом, который держала в руке, по лицу. Ну, точнее, попыталась эта сделать, так как я успел среагировать и уйти с линии её атаки.

— А ну не смей уворачиваться, «лидер»! — рявкнула она на весь штаб. — Иди сюда, и я своими руками как следует вдарю тебе!

— И я рад тебя видеть, Вась, — мне с большим трудом удалось сдержаться, чтобы нервно не усмехнуться.

— Рад он меня видеть, ты хоть понимаешь, сколько мы тебя искали, после того как ты исчез?! — не утихала Василиса.

— Вась, прекращай балаган, — возле девушки появился Костя и с силой положил руку ей на плечо, заставляя успокоиться. — Я знаю Яна давно, и он просто так ничего не делает. Уверен, Ян объяснит нам причины своего поступка. И то, как оказался тут. Ведь так, Ян? — последнее он спросил с явным нажимом, вопросительно поднимая бровь.

— Конечно, но не здесь, — я ощущал, что сейчас на нас с удивлением смотрели все, кто находился в оперативном штабе наёмников.

Глава 5. Разговоры

Пока шли до места расположения Оцелотов, ни Костя, ни Василиса не проронили ни слова. И если девушка выглядела просто раздражённой, то вот эмоции Константина я даже с помощью Седьмого прочитать не мог. Конструкт лишь сказал, что эмоциональный фон воина сейчас стабилен, и, чтобы провести детальный анализ, ему придётся перераспределить объёмы вычислительных мощностей с расшифровки хаотических потоков проклятой магии для открытия Связи Единства уже на новую задачу. Естественно, я решил, что это того не стоит.

Группа «Оцелот» располагалась в одном из зданий, расположенных вокруг площади, где приземлилась часть тяжёлых конвертопланов. Укреплённая магическими щитами высотка превратилась в настоящую цитадель, где отдыхали группы гвардейцев, наёмников и стражей в редкие часы передышки.

В какой-то момент Василиса, немного остывшая после своей вспышки гнева, стала кидать полные любопытства взгляды на идущую возле меня Алису. Её явно заинтриговало появление возле меня какой-то девушки, но задавать вопросы она, естественно, пока не собиралась.

Группу мы нашли в одном из полупустых помещений здания, которое сейчас служило зоной отдыха наёмников. Войдя внутрь за Костей, я быстро осмотрелся, замечая всех своих бывших товарищей, находившихся сейчас здесь. Алексей, как обычно, воспользовался представившейся возможностью отдохнуть и спал на одном из небрежно раскинутых у стены спальников. Маг не мог по-другому, восстанавливаясь и черпая силы из своего сна. Выглядевший болезненно-бледным Фома сидел у окна, склонившись над своим Метателем, и занимался его чисткой. Единственной, кто меня заметил, сразу оказалась Ладислава, она как раз сидела напротив входа, практикуя какую-то замысловатую технику на основе магии жизни. Её глаза удивлённо расширились, когда она рассмотрела моё лицо. Несколько секунд она просто смотрела, не веря в то, что видит перед собой, и стоило мне лишь поднять руку в приветствии, как Слава уже повисла на моей шее, обнимая.

— Ян! — радостно воскликнула она, с улыбкой смотря на меня снизу вверх. — Мы думали, ты пропал! Ты как здесь оказался? Где ты был?

Слава продолжала тараторить, задавая вопросы, которых я уже не слышал, ощутив на себе взгляды других. Проснувшийся от поднявшегося шума Алексей пока ещё не совсем понимал, что происходит, чего нельзя было сказать о Фоме. Стрелок поднялся, прекратив начищать до блеска Метатель, и внимательно посмотрел на меня. Обычно раздражительный и несдержанный, сейчас он был удивительно молчалив. Возможно, причиной этого было ранение, я заметил, что его живот перебинтован, а сам он стоял на ногах как-то не очень уверенно. Плюс к тому замеченная мной ранее неестественная бледность.

— Дайте уже пройти, — за спиной раздался полный раздражения голос Василисы.

Слава наконец слезла с моей шеи и позволила зайти Алисе и Василисе, топтавшимся позади. Сестра тут же оказалась под обстрелом любопытных взглядов моих бывших товарищей, даже Алексей, всё ещё выглядевший рассеянным, как-то изменился в лице, когда разглядел вошедшую Алису.

— Ладно, всё это, наверное, хорошо, но давайте ближе к делу, — прервал повисшую паузу Константин. Он подошёл к единственному окну в комнате, положил на подоконник свой шлем и посмотрел на меня. — Итак, Ян? Расскажи нам, пожалуйста, где ты был и почему, будучи Лидером, покинул свою группу, оставив её посреди рейда?

Ну, мне стоило ожидать подобного вопроса, да ещё и заданного под таким углом. Теперь мне уже было очевидно, что Костя в ярости. Если это слово, конечно, к нему применимо. Во многом мы с ним были похожи, оба старались не терять головы, оставаться спокойными и рассудительными. Причём я всегда искренне считал, что Константин в этом был на две, а то и на три головы выше меня. И во многом это было действительно так, но, как выяснилось, даже у него имелись пределы и точки, воспринимаемые болезненно.

Конечно, он был во многом прав. Я оставил группу, подставив её и лишив руководства. Мои мотивы здесь играли вторую роль, и по уму следовало обговорить это с ребятами заранее. Да, по уму, только моя осторожность и опасения, что об этом каким-то образом узнают Лепестки или кто-то из гильдии, сделали своё дело. Быть остановленным в шаге от цели… это то, чего мне меньше всего тогда хотелось.

— Прежде всего, — я поднял руку, привлекая к себе внимание всех «Оцелотов». — Хочу вам кое-кого представить. Знакомьтесь, это Алиса Александрова, моя сестра, похищенная несколько лет назад одной из школ Золотого мира и ставшая позже медиумом этой школы.

В комнате повисло молчание. Алиса спокойно выдержала взгляды окружающих её людей, явно не чувствуя какого-то особого дискомфорта.

— Хочешь сказать, ты за ней полез в Золотую школу? И поэтому сбежал тогда? — в голосе Василисы послышалось явное неверие, и я не мог её за это винить. Действительно, вот так просто в такое поверить было трудно.

— Да, всё верно. Думаю, за исключением Славы, вы вряд ли знаете о том, что произошло во время похищения Алисы. Золотая школа походя вырезала всю мою семью. По счастливой случайности меня в это время дома не было. В результате я оказался наследником семьи без самой семьи. А потеря Алисы, медиума стихийного божества, ударила по моему клану настолько сильно, что он серьёзно потерял авторитет в городском совете.

Я вздохнул, мысленно вспоминая те непростые для меня дни. Потеря родового гнезда, все бесплодные попытки стать хоть чуточку сильнее и отчаянное решение пойти в гильдию наёмником. Отчаяние и слабость. И попытка спрятать эти чувство глубоко внутри. Образы прошлого промелькнули у меня в голове словно вспышка, заставив вновь окунуться в эмоции тех дней.

— После этого я стремился всеми силами попасть в Золотой мир. Ходил во все рейды, в которые мог, и в какой-то момент получил приглашение от Оксаны присоединиться к «Оцелотам». Тогда это был единственный для меня шанс на попадание в рейды Золотого мира. Шанс на спасение сестры.

— Ты бы мог уйти, ещё когда нас забросило туда в первый раз, но не ушёл? — возразил мне Фома, вспомнив ловушку, в которую мы попали во время самого обычного рейда в Синий мир.

— Верно, но без должной подготовки у меня не было шансов там выжить. Поэтому в тот момент пришлось на время отступить…

Мой рассказ длился не очень долго. В основном я пересказывал уже то, что собравшиеся и без того знали. Костя, Фома и Алексей уж точно. Однако я в любом случае старался останавливаться на тех моментах, которые считал важными и объясняющими причины моего поступка. Правильно ли я поступил, ничего не сказав товарищам перед своим исчезновением? И оставив их без лидера? Конечно, неправильно. Но если бы ситуация повторилась, я сделал бы всё точно так же. Слишком уж высоки ставки, слишком уж маленький шанс на благополучное возвращение, слишком уж самоубийственно со стороны выглядел мой план. И, что главное, я боялся. Боялся собственных сомнений, которые совершенно точно вылезли бы при попытке отговорить меня. А в том, что эти попытки предпринимались бы, у меня не было никаких сомнений.

— Хорошо, я понял, что вся твоя жизнь была сосредоточена исключительно на спасении сестры, — Костя поднял руку, прерывая меня. — Если честно, сейчас я борюсь с желанием врезать тебе точно так же, как это сделала Василиса, чтобы выбить из твоей головы всю эту дурь. Тебя искали.

— Я не прошу, чтобы вы меня прощали или начали вновь полностью доверять. Не думаю, что сейчас это действительно возможно. Однако я рассчитываю на то, что вы все поняли мотивы моего поступка.

— Я понимаю тебя, Ян, — вдруг подала голос молчавшая до этого Слава. — Из всех присутствующих я единственная, кто когда-то находился в клане, и хорошо помню, что такое Семья и что она значит для каждого её члена. На твоём месте я сделала бы всё точно так же. Если бы только кто-то из моей семьи остался в живых…

Костя устало вздохнул, взяв с подоконника шлем боевой брони, придирчиво осматривая подпалины на нём. Несколько секунд он молчал, явно собираясь с мыслями.

— Хорошо, твои мотивы мы поняли, но как ты выжил в Золотом мире и каким образом смог вернуться, Ян?

Тут я вставал на очень тонкий лёд. Мог ли я рассказать бывшим товарищам о Связи Единства? С одной стороны, мне казалось это сейчас не самой серьёзной тайной, тем более что в обычных условиях я мог спрятаться в Связи, за пару мгновений уйдя от преследования или слежки. С другой — привычная осторожность говорила мне однозначное «нет», зачем выдавать о себе информацию, которая в будущем может стать для меня решающим преимуществом? Думаю, пока лучше остановиться на том, что информация о Связи Единства лишний раз не должна быть оглашена. Особенно такому количеству людей. Если обстоятельства так сложатся, что мне придётся открыться, то хорошо, но сейчас лучше помолчать.

— Что ж, — продолжил я, приняв решение. — Наверное, мне стоит напомнить, что я обладаю слабым даром медиума, да?

Мой рассказ о путешествии на пару с Белым Тигром, включая обучение языку, попытки выдать себя за местную аристократию и позже жизнь внутри Золотой школы, уже занял куда больше времени. Не сказать, что мне не верили, но некоторые вещи вызывали у «Оцелотов» неподдельное удивление.

Время от времени, пока я рассказывал, за стенами здания слышались гулкие взрывы, из-за чего сама высотка начинала мелко дрожать, грозя в любой момент сложиться и обрушиться словно самый обычный карточный домик. Впечатление это было обманчиво, так как я хорошо ощущал укрепление структуры здания с помощью магии, а также установленные на него стационарные защитные чары. Очень дорогая вещь, стоит сказать. Силы Тёмного Бога продолжали атаковать укрепления передового отряда в попытке сломить его сопротивление и разрушить устанавливаемый людьми плацдарм. К слову, мне всё ещё было непонятно, почему Тёмный Бог не заявился сюда лично с сильнейшими своими Одержимыми. Пускай он всё ещё не пробудился, но такая опасность, как полноценный периметр и укрепления, по всей логике, должны были быть уничтожены в числе первых.

— Так это было… — наконец я закончил с рассказом о своём пребывании в Злотом мире, мне даже не пришлось лгать. Я лишь не стал уточнять, что сражался с директором школы и сильнейшими Белыми Драконами лично, в конце концов, там был сам глава Великого клана, и кто я такой, чтобы бросать вызов сильнейшим? Но остался ещё один вопрос, касающийся моего возвращения в Серебряный мир. Оставить его без ответа я никак не мог. — Что же касается моего возвращения… к сожалению, я не могу раскрыть подробностей, лишь скажу, что это никак не связано со школами.

— Понятно, — кивнул Костя, надевая шлем боевой брони. — Ян, ты извини, но после такого поступка о твоём возвращении в группу «Оцелот» не может быть и речи. Многие из нас не смогут доверять тебе до конца, и, согласись, это может группе очень дорого стоить.

— Конечно, я всё понимаю, — я действительно понимал его, и мой рассказ был направлен совсем на другое. — Мне бы хотелось извиниться перед всеми вами. Но так было нужно. И никак по-другому поступить я бы не мог. Простите.

— Я тебя уже простила, Ян, — ко мне подскочила Ладислава, радостно заглядывая в глаза. — К тому же это ты меня привёл как временного члена в группу, и я готова хоть сейчас присоединиться к тебе. Только скажи!

Похоже, такой поворот событий для всех присутствующих, включая и меня самого, оказался неожиданным.

В этот момент где-то над нашими головами взорвался особенно сильный магический снаряд, обдав всех высокоактивным фоном, заставив вжать головы в плечи.

— Прорыв! — рявкнул Костя. — Живо на выход! Командование даёт высший приоритет всем группам!

Дом ещё раз тряхнуло, да так, что я услышал, как скрипят укреплённые несущие стены, находясь под невероятным воздействием.

* * *
Белый Дракон быстрым шагом шёл по коридорам своего особняка, направляясь в кабинет. Его сопровождали Лео Гораин и Первый Советник. Они то и дело переглядывались, явно не зная, как себя вести рядом с хмурым главой.

Предводитель Великого клана пребывал в дурном расположении духа. Во время собрания с главами других сильнейших кланов он был максимально убедителен и даже привёл несколько железных доказательств того, что император готовит переворот, знаменующий конец клановой системы в Империи. И всё равно нашлись те, кто не поверил. Кто решил, что Белые Драконы пытаются перетянуть одеяло на себя. Конечно, в какой-то степени они были правы, Белый Дракон действительно рассчитывал за счёт потерь среди других Великих кланов возвысить свой, но сама угроза была настоящей. Из почти двадцати Великих кланов континента с Драконами согласились лишь восемь. Это совершенно точно не та сила, которая способна противостоять всей мощи Императорской гвардии. И, что самое паршивое, с этим глава не сможет убедить Великие кланы северного континента, где традиционно у Белых Драконов было намного меньше влияния из-за отдалённости.

«Для того чтобы получить гарантию на победу в поединке с императором, мне нужна помощь ещё хотя бы главы Зелёного Дракона и главы Защитников», — подумал Белый Дракон и мысленно выругался, всё шло наперекосяк. Особенно после того, что произошло на месте раскопок. Об этом каким-то образом узнали другие кланы, что сильно пошатнуло авторитет Драконов в совете. Слишком уж сильными оказались разрушения.

— Мастер Гораин, — обратился он к идущему по правую от него руку старику. — Я хочу, чтобы вы взяли профессора Зиновьева и вместе с ним направились на охоту. Пусть использует разработанную клетку и приманку, мне нужна сильная сущность изнанки, это понятно?

— А что насчёт остальных проектов?

— Пусть пока передаст их своим ученикам и помощникам. И ещё одно, насчёт Яна Александрова, если подтвердится его присутствие в городе с Обелиском, направь туда группу Опор, участвовавших в атаке на Золотой мир, и усиль отрядами стражей-адамантов. Это, конечно, высокий риск, так мы сильно оголяем собственные тылы, но если будем действовать быстро… Во что бы то ни стало мне нужен этот мальчишка, и срочно.

— Да, глава, — кивнул Лео, записывая что-то в своей книжке.

— Возможно, имеет смысл одним из Опор отправить старика, в прошлый раз это была, очевидно, моя ошибка, но сейчас, возможно, это станет наилучшим вариантом. Тем более, когда есть опасность столкновения с полноценным Тёмным богом.

Белый Дракон в задумчивости открыл дверь своего кабинета и замер на пороге. В кабинете, возле колбы с камнем, полученным в Золотом мире, стоял человек. С виду совершенно обычный мужчина среднего роста, в костюме-тройке, явно сшитом не по его размеру, так как висел он на нём, такое ощущение, мешком. Этот мужчина наклонился к колбе и рассматривал её содержимое, когда в кабинет вошёл Белый Дракон.

— Занятный камешек, — выпрямился он и окинул вошедшего главу спокойным взглядом. — А вот экранирование подкачало.

Белый Дракон уже очень давно ничего и никого не опасался, но этот мужчина и его спокойствие почему-то вызывали у него самый настоящий страх. А ещё один из величайших магов современности никак не мог почувствовать присутствия этого человека в кабинете. Словно он сейчас смотрел на пустое место.

Глава 6. Противостояние

Белый Дракон и его спутники замерли, словно оказавшись перед ядовитой змеёй, молча наблюдая за человеком, который стоял возле колбы с камнем. Несмотря на то, что выглядел он как обычный офисный работник нижнего звена, глава не смел в его присутствии даже шевельнуться.

Незнакомец вновь перевёл взгляд на камень, находящийся под колбой, любуясь им. Он явственно видел в нём не просто серый неприметный булыжник. Даже Белый Дракон в попытке изучить камень так и не смог понять природу его магической силы и то, как это можно использовать.

— Я так понимаю, у вас есть ещё такие камни? — спустя некоторое время спросил незнакомец, внимательно посмотрев в глаза Белого Дракона. — Я ведь прав? Да, прав. Они находятся где-то близко? Далеко? Десять километров? Двадцать? На земле? Под землёй?

Вопросы сыпались один за другим, однако, чем больше незнакомец спрашивал, тем сильнее портилось его настроение. Сами камни сейчас находились в специальном помещении, которое Зиновьев спроектировал, взяв за основу технологии, использующиеся в контейнере, где хранились найденные в Золотом мире артефакты.

— Ты, — незнакомец обратился к Белому Дракону. — Вытащи этот камень из-под колбы. После сходи сам или направь своих людей, чтобы принесли сюда другие камни.

Закончив, он посмотрел на главу клана, и от этого взгляда у дракона всё внутри перевернулось. В нём ощущалась мощь всесильного существа, глава был уверен, даже мысли этого создания достаточно, чтобы превратить его в пепел. И вся магия Белого Дракона не поможет ему. Главе пришлось сделать над собой усилие, чтобы привести собственные мысли в порядок, незнакомец напротив, несомненно, очень силён, но и дракон, будучи сильнейшим Повелителем Магии, далеко не прост.

Тем более что если отбросить все эти страхи и подойти трезво к тому, что он только что услышал, то становится очевидно — это существо далеко не всесильно. Да и сам дракон был не настроен отдавать просто так всё, что с таким трудом ему досталось. Краем глаза он видел, с каким трудом Лео Гораину и первому советнику даётся сохранение спокойствия.

В отличие от самого Белого Дракона, которого страх охватил лишь на несколько секунд, они всё ещё находились в его плену, из-за чего рассчитывать на них сейчас особо не приходилось. Очевидно, что незнакомец, появившийся в его кабинете, не человек. Он был значительно сильнее любого, с кем когда-либо встречался дракон, и, вероятно, даже сильнее Императора. Кто это был, и откуда он пришёл? Кто-то из первой сотни когорты? Дракон отбросил эту мысль, слишком уж мышлением это существо походило на человека.

«Если ему нужны камни… возможно, мне удастся использовать это?» — в голове появилась интересная мысль.

— В качестве доброго жеста я передам вам камень под этой колбой, — собравшись с мыслями, сказал глава, отслеживая реакцию незнакомца. — Что же касается других камней… готов и с ними расстаться, но за небольшую услугу.

Белый Дракон ощутил, как в тот же миг на нём сосредоточилась сила незнакомца. Он словно оказался посреди океана силы, которая в любой момент была готова накрыть его и погрести под собой. В какой-то момент окружающий его мир начал тускнеть, и Белый Дракон оказался один на один с пылающим чистой магией взглядом существом напротив. Казалось, незнакомец сам превратился в источник магии, грозя сжечь всё вокруг себя. Главе пришлось призвать на помощь всю свою выдержку и силу, чтобы противостоять этому взгляду.

— Услугу? — голос существа эхом раздался в голове Белого Дракона.

— Для кого-то с вашей силой это не будет большой проблемой, — сохраняя спокойствие, пояснил тот. — Зато после я передам в ваши руки все имеющиеся у меня камни, а их ещё немало.

Это был риск. Играться с разумной стихией, заставляя её подчиниться своей воле, было очень опасно, но глава Великого клана Белых Драконов уже всё решил. Он должен был воспользоваться появившейся возможностью. Это был шанс один на миллион.

— Говори, — сила неизвестного существа начала понемногу ослабевать, возвращая Белого Дракона обратно в реальность.

* * *
На этот раз атака Одержимых на высадившиеся силы оказалась куда более сильной. Не знаю, с чем это было точно связано, возможно, Тёмный Бог чувствовал приближение основного отряда, или это следствие слияния остатков защитников города с силами передовых отрядов, но факт остаётся фактом. Практически сразу же, как мы вошли, на удерживаемую территорию была совершена атака Одержимых с использованием сильнейших воинов Тёмного Бога. Включая нескольких адамантовых значков, которые всё это время должны были защищать Обелиск и его окрестности. Одно только это говорило о том, что Тёмный Бог начал сильно нервничать.

А ещё за короткое время магический фон от Обелиска вырос настолько, что становилось трудно смотреть на него. Да и сама башня стала куда выше, нависая уже над всеми без исключения зданиями в округе, словно исполинский монстр. Седьмой подтвердил мои опасения. Сравнив те данные, что у него остались после рейда в Фиолетовый мир, он пришёл к выводу, что Тёмный Бог практически завершил постройку Обелиска. Отсюда и усиливающиеся атаки по плацдарму передового отряда.

Выбежав из здания, в котором располагалась группа, мы оказались в самой гуще происходящих событий. Сразу несколько отрядов, возглавляемых опытными наёмниками, уходили куда-то в сторону северного направления, где, как я чувствовал, сейчас приходился основной удар Одержимых. При этом отголоски магических атак доносились и до нас, да так, что крыши всех домов, невзирая на защитные магические экраны, установленные там, тряслись с такой силой, что, казалось, вот-вот рухнут, погребя под собой всех защитников.

— Адаманты, не меньше пяти, — прислушавшись к раздающимся вдалеке раскатам грома, сказал Алексей. — Похоже, пытаются подавить наши кулеверины, установленные в том направлении.

— Точно пять? Была информация, что у Тёмного не больше двух, откуда здесь столько адамантов? Что это за хрень? — оживился всё это время молчавший Фома, явно находясь под впечатлением от услышанного.

— Да, пять, — я подтвердил сказанное Алексеем, прислушиваясь к битве, разразившейся в нескольких километрах отсюда.

Фома в ответ лишь замысловато выругался, а Василиса, стоящая чуть поодаль, нахмурилась, явно обдумывая варианты возможных действий. Константин же в это время, что-то обсуждал с командованием, не слушая нашего обсуждения.

При определённых условиях я, конечно, мог бы взять на себя одного из адамантов, ещё одного, при поддержке «Оцелотов», сможет, сдержать Алиса. Но вот что делать с оставшимися? В голове стремительно проносились варианты решения появившейся проблемы. Стационарные орудия грозная вещь, но у меня есть некоторые сомнения в том, что они смогут долгое время сдерживать натиск сразу пяти таких сильных Одержимых. С другой стороны, мне было чётко сказано, что я уже не часть группы, и рассчитывать на их поддержку за исключением Ладиславы не приходилось.

— Группа! Выдвигаемся к первой линии обороны, нужно сдержать продвижение противника и не дать ему зайти на удерживаемый нами периметр. Согласно информации главы, основные силы должны появиться в течение двух-трёх часов, нам следует продержаться до этого времени! — голос Константина вернул всех нас к реальности, он посмотрел на меня. — Ян, ты уже не часть группы и волен поступать, как тебе хочется. Ладислава, если ты планируешь остаться с ним, то в условиях рейда это будет означать разрыв контракта с гильдией. Понимаешь это?

— Мне всё равно, — легкомысленно махнула рукой девушка, явно не впечатлённая угрозой Лидера.

— Как хочешь, — пожал он плечами. — Всё, выдвигаемся. Времени в обрез. Бегом, бегом, бегом!

Возле меня появился Белый Тигр, выглядевший крайне обеспокоенно. Его шерсть стояла дыбом, а усы топорщились в разные стороны.

— Ян, сюда приближается сразу несколько сильных тварей… — успел он крикнуть мне одновременно с Седьмым, который также ощутил стремительно изменившуюся ситуацию.

В этот момент на площадь, являющуюся одним из центральных укреплений передовых сил, рухнул сразу десяток тёмных фигур, поднимая в месте своего приземления тонны пыли и грязи. Непроизвольно я поднял руку перед собой, защищаясь от пыли, в одно мгновение накрывшей всю площадь, скрывая палатки командования и укрепления.

— Что за… — поток ругательств со стороны Фомы всё не ослабевал, одновременно я услышал характерный щелчок заряжания Метателя, похоже, стрелок всё прекрасно понимал.

Как понимали всё и остальные. Костя с Василисой, являясь воинами передней линии, прошли вперёд, пытаясь прикрыть группу. Одновременно с этим Ладислава и Алексей встали за их спинами. В это же время Алиса оказалась по правую руку от меня, готовая в любой момент отражать нападение. Как ни крути, а Золотая школа хорошо умела подготавливать своих учеников.

«Носитель, я ощущаю как минимум одного адамантового значка (1), а также проклятую силу сразу нескольких изменённых Одержимых на уровне чуть ниже, — магический конструкт быстро сумел сориентироваться в хаосе происходящих событий, выдав важную информацию. — Рекомендую не сдерживаться в случае, если столкнётесь с противником».

Понятное дело, не сдерживаться. Как ни крути, адамант (1) — это совсем не тот уровень, с которым можно хитрить. Если честно, я даже не уверен, что смогу противостоять ему так, чтобы избежать ранений.

Впереди, там, где приземлились враги, вспыхнула яростная магическая волна. Кто-то из наёмников или стражи столкнулся с Одержимыми и попытался атаковать их. К сожалению, с худшим из всех возможных результатов. Земля под нашими ногами содрогнулась, и через секунду большую часть площади затопило всепожирающее пламя. Одержимый адамант не мелочился, вкладывая в свою атаку все имеющиеся у него силы.

Сейчас, за исключением меня, Алисы и ещё пары кристаллов, во всей округе не было людей, способных хоть что-либо противопоставить этой силе. Магические пушки и кулеврины были развёрнуты в другую сторону, и требовалось время на их разворот.

— Все под щит! — крик Алексея и одновременно с этим его отчаянная попытка создать магический барьер, способный выдержать удар адаманта. Пускай Одержимый и не фокусировался исключительно на маге «Оцелотов», его сил Звёздного значка было явно недостаточно, чтобы противостоять такой мощи. Даже с учётом используемой техники и заимствования магии изнанки.

Несмотря на это, он в любом случае попытался защитить всех, выставив довольно неплохой барьер. Мы с Алисой, не сговариваясь, воспользовались этой появившейся возможностью, ныряя в получившийся щит и параллельно вливая в него немалую толику своих сил, укрепляя, чтобы тот сумел выдержать. Одновременно с этим я поднял перед собой Одинокого, мысленно подготавливаясь к предстоящему поединку с адамантовым значком, а то, что именно нам с сестрой предстояло разбираться с ним, стало очевидно практически сразу. Все сильнейшие стражи и наёмники сейчас отражали основной удар Одержимых.

Огненный вихрь рухнул на выставленный щит Алексея, заставив его колыхаться, словно парус под яростным шквальным ветром. Но, несмотря на это, барьер устоял, выдержав основной удар, и даже не лопнул чуть погодя. Хотя сам маг побледнел и чуть не рухнул без сознания, если бы не подхватившая его вовремя Слава.

— Это адамантовый значок, мы с сестрой попробуем его остановить до прихода подкрепления, но без вашей помощи нам не справиться! — одним движением я оказался возле Константина и Василисы и, стараясь перекричать поднявшийся ветер, предложил им выход.

— Что нужно сделать?! — тут же ухватился за эту возможность воин.

— Всеми силами сдерживайте других Одержимых и не дайте им помочь адаманту! Если сможешь передать другим наёмникам из тех, кто выжил, это будет вообще замечательно!

— Принято, — кивнул лидер и что-то быстро начал говорить, активировав передатчик и одновременно с этим подавая знак Оцелотам двигаться за ним. Я же вопросительно посмотрел на Алису:

— Готова?

— Да.

— Ты первая, я заканчиваю. На этот раз используй слияние со стихийным богом. Погнали.

Как обычно, в таких ситуациях Одинокий в моей руке, ощутив происходящее тут же пришёл в движение, начав распространять вокруг себя безумную жажду крови и сражения. Да так, что приходилось мысленно сдерживать себя, чтобы не попасть под его влияние. У нас с Алисой был только один шанс закончить всё быстро. Последняя атака адаманта подняла столько пыли и магического эха, что это мешало ориентироваться не только нам, но и самим Одержимым. За спиной я ощутил, как Костя с «Оцелотами» бросаются за нами, чтобы успеть прийти на помощь, когда проклятые почувствуют нас. А они почувствуют, никто в этом не сомневался.

По задумке, первой должна была атаковать Алиса, отвлекая внимание мага и позволяя мне сосредоточить всю силу удара на противнике. Несмотря на риск, Седьмой был уверен, что Алиса без труда сможет противостоять магу, использующему элемент огня, поэтому мы решили рискнуть.

Впереди мелькнули первые Одержимые, почувствовавшие нас и бросившиеся наперерез. Миг, и вот уже они исчезают во вспышке молний. Сразу два заряда Метателя, запущенные Фомой, накрывают небольшой отряд проклятых тварей, отбрасывая их назад. То что надо! Возле меня по правую руку появляется Костя, в своём тяжёлом боевом костюме больше похожий на чёрную громаду, он, используя форсажные ускорители, бросается прямо в гущу врагов, которые всеми силами пытаются перерезать нам путь к магу-адаманту. Последний, к слову, тоже не спит. Я ощущаю, как над головой формируется магический шквал, и успеваю, не глядя, использовать «воплощение земли», чтобы кинуть туда приличных размеров кусок земли, который взрывается огненной шрапнелью, не выдержав столкновения с вражеским заклятьем.

— Давай! — кричу Алисе и замечаю, как она изменяется, превращаясь в объятую пламенем фигуру.

Ещё в прошлый раз я отметил, насколько сильно это выглядит со стороны, а сейчас только укрепился в этом мнении. Сестра делает рывок вперёд, оставляя при каждом шаге огненные следы. Вижу впереди фигуру адамантового мага. С виду это самый обычный ветхий старичок в форме Старших кланов, с куцей белой бородёнкой, но это лишь внешне, на магическом плане от него несёт такой силой, что впору начать беспокоиться.

С невероятной скоростью он создаёт каскады заклятий, швыряя их в нас с Алисой без остановки. Часть этих ударов я успеваю парировать с помощью чистой силы, от части удаётся увернуться, но несколько всё же попадают по мне, из-за чего приходится использовать третье движение «Безмолвие», которое на короткое время защищает меня даже от атак подобной силы. Боевая Броня Трибунала выдаёт одно предупреждение за другим, сильно отвлекая, приходится отключить телеметрию. Не до того сейчас.

В этот момент Алиса делает какой-то непонятный мне жест и пропадает на короткое время, оказываясь за спиной старичка, и одновременно с этим пространство вокруг них вспыхивает нестерпимо ярким огнём, полыхая настолько сильно, что на короткое время скрывает в себе обе фигуры. Впрочем, я чувствую Алису и без этого. Пора. Одинокий в моей руке радостно соглашается. На ходу я мысленно обращаюсь к клинку.

Шестое движение «Затмение».

Делаю шаг и одновременно с этим опускаю меч перед собой, рассекая воздух. На кончике клинка появляется чёрное пламя, которое рвётся вперёд и рассекает мир на две части. По ушам бьёт треск, реальность лопается, и из появившегося шрама вырывается изнанка, обрушиваясь на всё, до чего может дотянуться. Благо шрам не настолько большой, чтобы в реальности появилось действительно много черноты. Чувствую сильную усталость. Руки адски болят. Как обычно, последнее движение травмировало их.

Пламя, которое скрывало сражающегося старика и сестру, опало, открывая всем происходящее.

Старик, оказавшийся на пути «Затмения», отвлечённый Алисой, смог среагировать на мой выпад лишь в самый последний момент, выставив перед собой что-то похожее на щит. Это ему не сильно помогло. Мой удар подчистую срезал ему руку, опрокинув на колени и заставив корчиться от боли. Впрочем, стоит отдать ему должное, старик быстро понял, что происходит, использовав свою силу, чтобы остановить хлещущую кровь, но это всё равно было временным решением. Тем более кровь старика оказалась заражена изнанкой и его смерть стала лишь вопросом времени…

Краем глаза я заметил, как ко мне приближаются сразу несколько Одержимых. Ещё ничего не закончено. Пускай старик ранен, но его свита всё ещё сильна. Вдруг меня на мгновенье отвлёк необычный звук, доносившийся со стороны. Где-то вдалеке слышался характерный гул приближающихся конвертопланов. Как и обещало командование — основной отряд наконец появился над захваченным городом.

Глава 7. Поднимается ветер

Судя по характеру звука, который я слышал, к нам приближалось большое количество конвертопланов. Больше сотни? Двух? Не знаю, на слух определить это попросту невозможно, однако уверен, что их количество и качество должно быть куда выше, чем у передового отряда. Мои размышления оказались прерваны реальностью, победа над одним адамнтом хоть и была важна, но другие Одержимые всё ещё представляли угрозу. Как ни крути, а это некогда были сильные маги и воины, золотые, звёздные и даже кристаллические значки. И сейчас им противостояло лишь несколько групп наёмников и стражей, включая Оцелотов. Конечно, я уверен, что сейчас сюда спешило множество других отрядов с разных концов удерживаемого периметра, но на то, чтобы они сюда добрались, требовалось время.

Перед моим лицом мелькнула магическая вспышка, заглушённая на время сражения с адамантом телеметрия брони Трибунала вновь вспыхнула предупредительными знаками, и я, извернувшись, мысленным усилием наспех создал перед собой магический щит на основе стихии земли. Эта вариация «воплощения» земли использовалась мной не так часто, но сейчас оказалась как нельзя более кстати. Удар внезапно появившегося возле Одержимого приходится в щит, разнося его в пыль и мелкую крошку, но при этом последний таки ограждает меня от опасной проклятой магии, практически полностью гася её. Вижу краем глаза, как Алиса вместе с кем-то из Оцелотов теснит сразу трёх противников, и тут же ухожу с линии атаки ещё одной твари.

«Носитель, я фиксирую значительно возрастающее внимание к вам и магу-адаманту, находящемуся возле вас. Вероятно, тёмный бог пытается эвакуировать его», — поясняет Седьмой, но я его слушаю вполуха, чувствуя с помощью «ощущения земли» приближение ещё как минимум одной сильной группы Одержимых.

И тут же делаю стремительный рывок, используя боевое искусство Создателей и оказываясь за спиной сумевшего прорваться ко мне Одержимого, духовный клинок в привычной своей манере распространяет вокруг себя ауру безумия и жажды битвы. Веер стремительных ударов Одинокого рассекает воздух, оставляя после себя призрачные серые следы. В последний момент мой противник успевает подставить перед собой что-то похожее на грубо сделанный меч, который мой духовный клинок даже не замечает. Крик, полный боли, мгновенно заглушается системами боевой брони, затыкаю проклятого мгновенно вызванной сферой земли, врезавшейся ему в лицо. Всё кончено меньше чем за тридцать секунд.

«Носитель, приближаются ещё две цели», — голос Седьмого, кажется, проносится где-то вдалеке, я и без него чувствую две стремительные тени, появившиеся неподалёку.

Воздух вокруг меня в буквальном смысле взрывается, наполняясь сотнями «сфер земли», стремительно проносящихся возле моего тела. И это не предел, если потребуется, я вызову в три-четыре раза больше. Одна из теней оказывается изменённым Одержимым, больше похожим на человекоподобную ящерицу с внушительными когтями, поразительно смахивающую на тех тварей, которые устроили бойню во время вторжения Чёрного мира.

Удар Изменённого очень быстр. Окажись на моём месте обычный Золотой или даже Звёздный значок, и всё бы было кончено, тварь способна удивлять. Сразу несколько сфер успевают одновременно с ударом твари парировать её атаку, в одно мгновенье создав передо мной прочный каменный щит, который всё же, не выдержав этого, рассыпался, обдав меня веером мелких осколков. Неважно. Сразу с десяток других сфер одновременно с ударом Изменённого врезались в него на огромной скорости, ломая бедняге кости. Что же до второй тени, то тут совершенно неожиданно меня прикрыла Василиса.

Девушка практически в самый последний момент преградила путь второй тени, встретив её своим магическим щитом и одновременно с этим стараясь поразить лёгким клинком, которого я раньше у неё не видел. Теперь дело за малым. Сразу с десяток небольших сфер рухнуло на вторую тень, чьё внимание полностью заняла Василиса, в последний момент я использовал заклинание «шрапнель», разрывая сферы прямо над головой Одержимого, и в одно мгновенье убивая его. То же самое касалось и твари, напавшей на меня первой. Повинуясь моему мысленному приказу, целый пласт земли перед Изменённым рванул вперёд, сминая бедолагу и погребая нижнюю часть его тела под собой, в один момент обрывая его жизнь.

— Спасибо, — я повернулся к Василисе, чьё лицо было сейчас скрыто под маской боевой брони.

— Я сделала то, что должно, — коротко ответила она.

Тем временем Алиса с другими Оцелотами без особого труда смогла расправиться с остатками Одержимых из отряда адаманта и теми, кто успел прийти к ним на помощь. Правда, положа руку на сердце, в основном там со всеми разобралась Алиса, группа наёмников лишь помогала ей, прикрывая спину и защищая от окружения. Она, как и я, вполне бы справилась сама, вот только в этом случае сил было бы потрачено куда больше.

Наконец заговорили тяжёлые магические пушки и кулеврины, перенесённые на новые места. Каждый их залп нёс огромный урон даже сильнейшим Одержимым. Помимо того адаманта, которого нам с сестрой удалось остановить в атаке на площадь, где мы находились, участвовало ещё как минимум два равных ему по силам.

Как только заговорили тяжёлые пушки, атаки Одержимых прекратились. Мы с Оцелотами с удивлением обнаружили, что стремительные тени Изменённых и захваченных силой Тёмного Бога людей в один момент прекратили свои сумасшедшие атаки. Отступив к оставшимся в живых адамантам.

Поняв, что сейчас уже сделать ничего не смогут, те постарались собрать вокруг себя оставшихся в живых последователей и, используя какую-то необычную пространственную магию, чем-то напоминающую своей силой барьер, который сейчас сжимался вокруг города, скрылись в складках реальности. Всё это случилось настолько быстро и внезапно, что некоторые из наёмников даже не успели толком понять, что происходит, очутившись посреди затихшей площади.

— Насколько всё плохо? — я подошёл к Константину, который уже пытался связаться с кем-то из начальства, используя закрытый канал связи.

— Не знаю, — с раздражением ответил он, явно нервничая из-за чего-то, я не стал его дальше донимать, похоже, где-то отражение атаки Изменённых пошло совсем не так, как хотелось.

Между тем гул приближающихся конвертопланов становился уже настолько громким, что для того, чтобы переговариваться, приходилось либо повышать голос, либо использовать открытый канал связи. К сожалению, для нас с Алисой такой вариант не сильно подходил, потому как боевая броня инициативы Трибунал слишком отличалась от типовой защитной экипировки кланов или гвардии. Благо внешне она всё же имела кое-какие сходства с некоторыми видами лёгкого варианта экипировки кланов и вызывала удивлённые взгляды, но и только.

В какой-то момент из-за очередной высотки, загораживающей нам вид, вдруг показалось больше двух десятков тяжёлых летающих машин. Они неспешно, словно никуда не торопясь, облетели вокруг площадь и, разобрав места высадки, организованным строем пошли вниз. Их даже не остановили все эти следы недавно прошедшего здесь боя, а также уже стоящие в сторонке десяти других конвертопланов, пускай и «припаркованных» там со сложенными винтами.

— Отходим к домам! — крикнул Костя группе. — Сейчас тут будет не протолкнуться!

Мы с Алисой последовали за Оцелотами. Стоять на месте приземления тяжёлого конвертоплана не самая умная мысль, как ни крути.

Одна за другой летающие махины приземлялись на площади, начинали складывать винты, а из их стального брюха выбегали отряды гвардейцев и клановых стражей. Часть из этих групп тут же начинала выгружать какое-то оборудование и ящики, другая часть, повинуясь распоряжениям своих командиров, отправлялась в сторону ближайших домов. Очевидно, благодаря связи со штабом передового отряда, руководителям рейда была хорошо известна текущая ситуация в городе, и они уже сейчас начинали действовать, чтобы сразу же начать атаку Обелиска.

«Носитель, я чувствую крайне сильную структуру, — проснулся Седьмой и практически сразу поправился: — Несколько структур».

Я сразу увидел тех, о ком говорил магический конструкт. Благодаря продвинутой оптике шлема, разглядеть всё в деталях не составляло какого-то труда. Изнутри самого дальнего конвертоплана вышло несколько человек в гвардейской форме императора, и от одного вида на них по моей спине пробежали мурашки. Опоры мира, и очень сильные Опоры. Одна, две, четыре. Четыре сильнейшие Опоры мира, причём одного из этих людей я знал. Видел его во время инцидента со вторжением Фиолетового мира и позже, когда он участвовал в закрытии Чёрного портала. Тот самый тип, который так любил цветастые рубашки с необычной магической силой, по которой я его и запомнил. А ещё среди них был медиум с божеством в виде бурого медведя, от которого мне становилось не по себе. Кажется, таких медиумов называли хранителями воли, да?

— Видишь того старика, Ян? — возле меня вдруг появился Белый Тигр, прервав размышления.

Я обратил внимание на неприметного старичка, который хоть и находился в одной компании с Опорами, но, по моим ощущениям, максимум тянул на Звёздный или скорее на Кристаллический значок.

— Я его знаю, это первый Аудитор, самый влиятельный человек после императора во всей Империи. Хитрый и скользкий змей. Постарайся не попадать в поле его внимания, Ян, — продолжил Иш`кафэль, дождавшись моего кивка. — К слову, я уверен, что здесь только часть основного отряда, как ни крути, а четыре Опоры всё же будет маловато для Тёмного Бога. Пускай и ещё не пробудившегося.

— А это, случаем, не найденные Лепестками в Фиолетовом мире гробы? — вдруг спросил я вслух, обращая внимание всей группы на вытаскиваемые из конвертопланов характерной формы и цвета ящики.

— Они самые, — согласился со мной Фома. — Гвардия смогла договориться с Опутывающей Листвой, и те продали им проклятые ящики?

— Очень сомневаюсь, — покачал головой Костя. — Ты разве не знаешь характер Лепестков?

И, как подтверждение его слов, из конвертопланов начали появляться стражи в цветах Опутывающей Листвы, они помогали вытащить некоторые из чёрных гробов, устанавливая их в строго определённом порядке.

— Да, только что начальство подтвердило, на других местах посадки Лепестки также устанавливают эти ящики и подготавливают площадки для поддержки сил атаки. Рейдлидер объявил о часовой готовности. Они планируют атаковать Обелиск уже через час.

Но меня это не сильно интересовало. Я вдруг понял, что мне напоминает фигура, которую выстраивали сейчас стражи Опутывающей Листвы. И, чтобы подтвердить свои мысли, я повернулся к сестре.

— Алиса, эта фигура? Она тебе ничего не напоминает?

— Она всё ещё не закончена, но это очень похоже на символ Божества-покровителя Золотого мира…

* * *
Юлия наблюдала за тем, как палубное звено конвертопланов, соблюдая строй, стремительно неслось над захваченным городом в сторону заранее оговорённого места назначения. Башня, или скорее Обелиск Тёмного Бога, возвышалась над всем городом. Как говорили аналитики кланов и императора, до самого пробуждения ещё достаточно долго и времени на уничтожение Обелиска более чем достаточно. При условии, конечно, если все объединятся для общей цели.

— Госпожа, вам лучше стараться держаться сильнейших мастеров Белых Драконов, по крайней мере, до момента, пока они не вступят в схватку с Тёмным Богом, — к ней подошёл её телохранитель. — Пускай они согласились участвовать в самый последний момент, но рядом с настолько сильными стражами вы будете в безопасности.

— Спасибо, Виктор, но, думаю, моё место рядом с нашими людьми, — с улыбкой покачала она головой.

Юлия кинула быстрый взгляд на группу людей, которая так внезапно появилась чуть ли не в самый последний момент. Возглавлял её безобидный с виду старичок, смешливый и совершенно несерьёзный. Поначалу Юлия даже не принимала его всерьёз, считая просто старым чудаком, которого не пойми зачем Белые Драконы взяли с собой в рейд. И лишь только, когда она увидела, как к этому человеку обращаются другие сильнейшие мастера Великого клана, в её голове начали появляться подозрения. С огромным терпением, уважением и даже страхом. Опоры мира по какой-то причине боялись этого старика.

И её подозрения лишь укрепились, когда старичок, как ни в чём не бывало оказавшись возле Юлии, погладил молниевую обезьянку. Мало того что он, будучи стражем-воином, сумел увидеть фамильного бога, так ещё и само стихийное божество оказалось в буквальном смысле в полном ступоре от этого прикосновения. Впервые Юлия была в ситуации, когда её контрактный бог не стал показывать свою гордость, предпочтя просто стерпеть прикосновения чужого для него человека.

Старичок лишь хихикнул и пошёл по своим делам, насвистывая себе под нос какую-то весёлую мелодию.

«Нужно, определённо, держаться от этого человека подальше, — подумала Юлия, вернувшись из своих воспоминаний и ещё раз взглянув на группу стражей Белых Драконов. — Как и от всей этой компании».

— Время до приземления — тридцать секунд! — в грузовой трюм конвертоплана спустился один из пилотов. — Внизу идёт бой! Рейдлидер докладывает, что охраняющие место высадки люди сейчас несут сильные потери! Поэтому будьте готовы оказаться сразу на поле боя!

Среди стражей Лепестков, Белых Драконов и Тигров, которые сейчас собрались здесь, прошёлся гул вопросов к пилоту. Тот лишь махнул рукой, сказав, что больше ничего не знает, и ушёл обратно, перед этим напомнив о том, что до приземления уже осталось меньше пятнадцати секунд. Юлия покрепче ухватилась за ремень безопасности, ещё раз кинула взгляд на странного предводителя Белых Драконов и замерла от неожиданности. Из безобидного и смешливого старичка он вдруг превратился в человека с выпученными от возбуждения глазами и безумно-счастливой улыбкой.

Глава 8. Принцесса

Старик почувствовал присутствие цели, когда они пролетали над определённым участком города. Это походило на вспышку. Он вдруг ощутил характерную магию того пацана, цель которого обозначил Белый Дракон. И этот паренёк был где-то внизу, а ещё там же старик чувствовал силу, с которой он так сильно хотел сразиться. О какая это удача. Если удастся захватить цель и получится помериться силами с по-настоящему серьёзным противником, старик будет счастлив. Одним ударом две цели!

Старика даже не остановил тот факт, что сила паренька была слишком слаба, словно являясь остаточной. Или же просто похожей. Он сделал знак своим подчинённым, которые по факту были его надсмотрщиками, говоря, чтобы они следовали за ним.

«Мастер, глава приказал нам сосредоточиться исключительно на поимке цели», — прозвучал в его голове голос девушки-медиума, имя которой он никогда не мог запомнить, или не хотел.

«Я почувствовал паренька внизу, ты и сама можешь его почувствовать», — ответил он, оказываясь рядом с дверью наружного выхода конвертоплана.

«Похоже, но, возможно, это эхо из-за искажения магического пространства», — попыталась урезонить его медиум.

«Нужно проверить», — старик рывком открыл дверь, вырвав с мясом фиксатор, и прыгнул вперёд, членам его отряда ничего не оставалось, кроме как последовать за своим «лидером». Оставалось только успокоить себя тем, что заодно они проверят, действительно ли цель находится внутри этого города, или они прибыли сюда зря. Впереди виднелся возвышающийся Обелиск, у подножья которого старик и почувствовал присутствие цели.

* * *
Момент, когда старик открыл внешнюю дверь конвертоплана и вместе с частью своих людей выпрыгнул из него, оказался для Юлии полной неожиданностью, как и для всех присутствующих в грузовом трюме конвертопланов. Она, конечно, понимала, что Опоры Мира не были ограничены такой вещью, как гравитация, и многие вполне были способны передвигаться в воздухе, используя лишь собственную силу, но вот так выпрыгивать из движущегося конвертоплана?

Уже через несколько секунд где-то внизу, на месте предполагаемого приземления группы, раздались гулкие взрывы, а фюзеляж конвертоплана мелко задрожал, с трудом выдерживая разразившуюся внизу магическую бурю.

— Безумцы, — пробормотал второй старейшина возле Юлии и нервно взглянул на группу оставшихся членов Великого клана. — Не зря про них все эти слухи ходят.

Конвертоплан дёрнуло, он сделал вираж и лишь через несколько минут начал заходить на посадку. Вероятно, из-за вспыхнувшего внизу боя пилоты были вынуждены изменить маршрут, о чём один из них и сообщил спустя некоторое время. Юлия вновь ощущала, как содрогалась внизу земля от идущего боя. Молниевая Обезьянка спряталась в её руках, впервые за очень долгое время показывая, насколько она нервничает. Всё это вкупе создавало у девушки впечатление нереальности происходящего.

Наконец, конвертоплан, сделав нырок стремительно пошёл на вертикальную посадку, из-за чего в груди Юлии всё перевернулось. Привыкнуть к таким приземлениям было просто невозможно, особенно когда пилоты опасались попасть под удар и торопились выполнить манёвр.

— На выход! — крик старшего стража пронёсся по трюму конвертоплана. — Быстрее, быстрее, быстрее! Вытаскиваем груз!

Девушка выбралась из конвертоплана, последовав за вторым старейшиной, который сейчас общался о чём-то с одним из наёмников, которые всё это время удерживали этот плацдарм. Стражи клана споро выносили один за другим тёмные камни — главное оружие, которое планировалось использовать против Тёмного Бога. Представители императора и Великие кланы заплатили огромную цену Лепесткам за то, чтобы они привезли сюда почти весь оставшийся запас чёрных камней. При всём понимании, насколько страшен прорыв проклятой силы Фиолетового мира, глава Лепестков не был готов просто так жертвовать богатством своего клана.

Юлия перевела взгляд на столпившихся вокруг площади наёмников, гвардейцев и стражей. Похоже, совсем недавно здесь был жаркий бой, судя по свежим разрушениям площади и магическому фону. Она видела раненых, над которыми сейчас хлопотали лекари и маги жизни, многие из наёмников выглядели устало и предпочитали просто сидеть на земле. В какой-то момент внимание Юлии привлекла знакомая белая тигриная шкура. Она даже поначалу подумала, что это ей показалось, всматриваясь в сущность знакомого фамильного бога. Хорошо знакомый ей Белый Тигр стоял рядом с небольшой группой наёмников. Из-за надетой на них боевой брони она не могла понять точно, кто же там стоит, однако, несмотря на это, у Юлии неожиданно появилось странное ощущение узнавания. Сердце пропустило такт, словно в сладком предчувствии близкого счастья.

«Не может быть», — Юлия быстрым шагом направилась к группе с Белым Тигром, молниевая обезьяна пристроилась, как обычно, ей на плечо, с явным любопытством рассматривая Белого Тигра и сущность огненного котёнка на руках одного из наёмников.

* * *
Мы с Алисой некоторое время наблюдали за тем, как Опутывающая Листва расставляет на небольшом пятачке чёрные саркофаги, а прилетевшие стражи, гвардия и наёмники быстро расползаются по всей контролируемой территории. Очевидно, имея представление о происходящем в захваченном городе, план действий каждой группы был хорошо продуман. Никто не суетился и не оставался без цели, выполняя поставленную задачу.

Аудитор со своей группой Опор скрылся в здании, используемом передовым отрядом в качестве штаба, и я тут же смог немного перевести дух. Столько Опор Мира в одном месте заставляли понервничать.

«Седьмой, у тебя есть предположения, почему Лепестки используют символ сущности из Золотого мира?» — между тем спросил я, вернувшись к наблюдению за работой стражей, расставляющих камни.

«Слишком мало данных, Носитель. Могу предположить, что они каким-то образом пытаются использовать ритуал, чтобы получить силы этой сущности через нижние слои изнанки, в чистой теории такое возможно при условии, что создаваемый магический канал достаточно прочен. Однако Создатели никогда не проводили подобных экспериментов, из-за высокой опасности проникновения на верхние слои изнанки мира враждебных миру сущностей», — ответил магический конструкт практически мгновенно.

«А Лепестки, похоже, действуют со знанием дела», — отметил я, видя, с какой скоростью те расставляют прибывшие на конвертопланах саркофаги.

— Это почти полная копия призыва Золотого бога, — между тем прервала мои мысли Алиса. — Но лишь почти. Я вижу некоторые отличия, но понятия не имею, на что они влияют.

— Разобраться бы, откуда об этом ритуале узнали Лепестки, уверен, стало бы проще, — пробормотал я.

— Пришёл приказ всем группам от рейдлидера, — за моей спиной вдруг проснулся Костя, обращаясь к Оцелотам, которые, как и мы с Алисой, наблюдали за суетой прибывшего подкрепления. — Через полчаса выступаем к Обелиску. Общий сбор всех отрядов и групп.

— Полчаса? Уже? — Фома с Василисой удивлённо повторили за Костей чуть ли не в унисон.

— Новый рейдлидер хочет закончить с Тёмным Богом как можно быстрее, прежде чем он завершит трансформацию и станет по-настоящему большой проблемой.

«А этим новым рейдлидером наверняка стал аудитор. Не верю, что шишка такого уровня довольствовался бы положением советника или заместителя», — мелькнула у меня мысль.

В этот момент где-то в стороне Обелиска отчётливо раздался взрыв, да такой сильный, что взрывная волна докатилась и до места, где стояли мы с Алисой и Оцелотами. При этом, когда упругий ветер, поднятый взрывной волной, добрался до нас, у меня появилось ощущение, что сила, ставшая источником этого взрыва, чем-то мне знакома.

— Атака, что уже началась? — Василиса удивлённо посмотрела в сторону, где возвышалась башня Обелиска.

— Нет… — как-то неуверенно ответил Костя. — Дайте-ка мне минуту, в эфире какой-то хаос творится.

Между тем грохот взрывов со стороны Обелиска всё усиливался, появились и другие отголоски сил, из-за чего разобраться, кого же я почувствовал, мне так и не удалось. И попросить о помощи Седьмого я не мог из-за опасения отсрочить завершение анализа структуры реальности для открытия врат к Связи Единства. Хотя, судя по интенсивности боёв, там сейчас сражалось не меньше трёх полноценных Опор, при этом почему-то у меня складывалось впечатление, что сам Тёмный Бог всё ещё не участвует в этом сражении.

— Есть приказы от рейдлидера, — Костя за моей спиной вдруг проснулся, похоже, наконец, добившись от командования вменяемых распоряжений. — Задачей для отрядов гильдии Наёмников до начала атаки Обелиска станет защита груза клана Опутывающей Листвы совместно с особыми гвардейскими группами. Сейчас сюда направлены оставшиеся крылья конвертопланов с Лепестками и их грузом. Как только Лепестки будут готовы, нам приписано выдвигаться к башне уже вместе с ними.

В качестве подтверждения его слов я услышал гул приближающихся боевых машин. Как и говорил Костя, сейчас сюда приближалась ещё одна группа конвертопланов. Весь вопрос, где они собирались сажать эти машины. Из-за прошлого десанта и Лепестков, которые заняли большое пространство, свободного места здесь стало намного меньше. Большинству наёмников, участвовавших в недавнем сражении, пришлось отойти ближе к зданиям.

Константин в это время перевёл взгляд на меня.

— Ян, ты уже не являешься частью отряда, поэтому волен поступать, как душе угодно.

— Ну, я в любом случае застрял здесь, пока не уничтожат Тёмного Бога, — пожал я в ответ плечами, и, словно дожидаясь этого момента, где-то возле Обелиска произошел очередной особенно сильный магический взрыв.

Территория площади, где приземлились конвертопланы, была уже очищена, летающие машины со сложенными винтами оттащили куда-то в сторону дороги, предварительно убрав оттуда нагромождение из легковых автомобилей. Новые тяжёлые конвертопланы приземлялись один за другим на площади.

— О, а вот и новая партия Лепестков, — сказала Слава. — Ян, как думаешь, зачем здесь столько Опутывающей Листвы? Это же просто один из Старших кланов, пускай и соседнего города, но всё же.

— В других местах приземляются и другие кланы, — вместо меня ответил Костя. — Усиленные отряды Рухов и Кабанов, и даже Защитной Чаши. Настоящая армия, если подумать.

— Но Лепестков всё равно очень много, предполагаю, что из-за этих гробов из Фиолетового мира, — вмешался в разговор Фома. — Лидер, у меня практически закончились заряды к метателю.

— Тогда используй личный запас.

— Я уже его использую, Костя, — с раздражением ответил ему стрелок, но тут же осёкся, странно посмотрев на Алису, которой, похоже, этот разговор был совсем не интересен.

«Странный он какой-то», — мелькнула у меня мысль, но тут же пропала. Я заметил, как из трюма одного из конвертопланов появилась знакомая гибкая фигура в лёгкой боевой броне.

— Ян, мне кажется, или это… — начал было Белый Тигр, но уже понятно, о чём он говорит.

— Не кажется, — ответил я, не отрывая взгляда от Юлии. — Это наша принцесса.

— Чего ждёшь? — с любопытством спросил тигр. — Вы же вроде как в хороших отношениях были? Можно у неё спросить, чего тут происходит.

— Ну, скажем так, я поступил по отношению к ней не лучшим образом, когда уходил в Золотой мир. Не думаю, что это будет простой разговор.

— Чего-чего? — Белый Тигр подозрительно посмотрел на меня. — В каком это смысле, поступил? Вы чего, умудрились, пока я был в Золотом мире, сблизиться настолько сильно…

— Настолько, — прервал я его.

Стоящая возле меня Алиса вдруг вмешалась в разговор:

— Тогда тем более нужно подойти к ней и объясниться, и как минимум попросить прощения, — твёрдо сказала она, удив не только меня, но и Иш`кафэля.

— Видал, — кивнул он на Алису. — Даже наша снежная королева тебе об этом говорит. В любом случае, кажется, нас уже заметили.

Белый Тигр оказался прав, я увидел, как Юлия несколько секунд смотрела в нашу сторону, явно что-то заподозрив. После чего уверенно двинулась вперёд. На её плече можно было заметить молниевую обезьянку, которая внимательно следила за каждым нашим движением. Я мысленно вздохнул. Этот разговор обещал быть ещё сложнее, чем с «Оцелотами». Особенно из-за того, что здесь я чувствовал вину уже куда сильнее.

Двинувшись навстречу Юлии, я ощутил множество взглядов со стороны окружающих наёмников, стражей и гвардейцев. Даже некоторые Лепестки, занимающиеся установкой саркофагов, с любопытством бросали на меня и Юлию взгляды. Мы встретились в нескольких метрах от одной из укреплённых высоток, используемых передовым отрядом в качестве временного укрепления. Благодаря тому, что она использовала лёгкую боевую броню, снимать шлем не было особого смысла, я прекрасно видел её красивое лицо. Девушка нахмурила брови, внимательно разглядывая меня, словно пытаясь что-то понять для себя.

— Сними, пожалуйста, шлем, — вполголоса попросила она, внимательно следя за каждым моим движением.

Я подал мысленный приказ боевой броне Трибунала, делая шлем полупрозрачным и демонстрируя своё лицо. Девушка ахнула, несколько секунд всматриваясь в него. А я замер в нерешительности. Это глупо, но сейчас я не знал, что делать. Пожалуй, впервые за столь долгое время чувствуя внутреннюю неуверенность. Вот уж точно, удивительно. Мне приходилось сражаться с тварями в несколько раз сильнее меня, быть на краю гибели, принимать непростые и сложные решения, а сейчас я просто не знал, куда себя деть и что сказать.

«Фиксирую высокий уровень эмоционального вовлечения Носителя. Стандартные процессы линейного сглаживания неприменимы, заблокировать эмоции принудительно?» — в голове вдруг появился голос Седьмого.

«Нет. Оставь как есть», — тут же ответил я, машинально отмечая, что надо разобраться с конструктом позже.

— Значит, это всё-таки ты, — кивнула сама себе Юлия, в уголках её глаз я вдруг заметил зарождающиеся капельки слёз…

— Думаю, у тебя много вопросов, ведь так? — я осмотрелся вокруг, заметив поблизости один из подъездов здания. — Давай поговорим вдали от всех эти глаз, я постараюсь всё объяснить.

— Вначале сними шлем, — в глазах Юлии мне было хорошо видно упрямство, очевидно, она не сдвинется с места, пока я этого не сделаю.

— Хорошо, — я выполнил её просьбу, поднимая шлем боевой брони и открывая лицо, и тут же получил ощутимую пощёчину, которую, в отличие от Васи, предугадать не смог. И уже через секунду почувствовал, как ко мне льнет гибкое тело, а её губы прижимаются к моим в требовательном поцелуе.

Немая сцена. Лепестки, наёмники, прочие стражи и гвардия ошеломлённо смотрят на нас, а я буквально спиной ощущаю шокированные взгляды отовсюду.

И ехидный комментарий Белого Тигра:

— Вот тебе и на… какая бойкая девочка.

Глава 9. Всё больше проблем

Кроу терпел до последнего. Он даже не стал препятствовать появлению ещё одного крупного отряда, пересёкшего городскую черту и вторгнувшегося в его город. Главное — это его башня, которая вот-вот должна была завершиться, став идеальным оплотом его силы и могущества.

Так было, пока не вернулся небольшой отряд, возглавляемый несколькими адамантами, отправленными им для того, чтобы проверить одно предположение… которое полностью оправдалось. Пускай он лишился сразу двух сильных последователей, но новости, которые ему донесли, того стоили. Мальчишка, ставший его проклятьем по какой-то счастливой или роковой случайности, сейчас находился здесь, в его городе. Он стал сильнее и наглее, и, что главное, его сила стала настолько вкусной, что Кроу пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы немедленно не отправиться на его поимку. Сейчас он просто не мог оставить свою Башню, даже в этом случае. Слишком многое стояло на кону, слишком от многого он отказался ради этого приближающегося момента.

Кроу собрал всех сильнейших Одержимых вокруг Обелиска и продолжал приносить жертвы, выкладывая по частям свою поднимающуюся к небесам башню. К сожалению, ему так и не дали нормально завершить её постройку. У основания Обелиска объявилось сразу несколько Опор, возглавляемых кем-то очень сильным. Этот человек, не считаясь ни с чем, один за другим уничтожал сильнейших людей Кроу и быстро продвигался к внешнему основанию Башни.

В конце концов, это стало настолько опасно, что даже Кроу оказался вынужден вмешаться. Ругаясь на чём свет стоит, бывший атакующий использовал разрыв пространства и, манипулируя им, открыл проход к месту, где бушевали Опоры.

Противник, который устроил самую настоящую бурю возле его Обелиска, оказался обычным стариком в сопровождении трёх Опор Мира. При том, что его сопровождение даже не участвовало в боях, со всем справлялся сам старик, сражаясь одновременно с пятью сильнейшими Одержимыми Кроу, которые уже использовали несколько кубов его крови, сравнявшись по силе после этого с адамантами (2) и даже отчасти со слабыми Опорами.

«Этот старик что, монстр? — мелькнула у Кроу мысль, которую он практически сразу отбросил прочь и непроизвольно улыбнулся. — Тем интереснее будет его сломать».

Оказавшись возле одной из Опор, являющихся спутниками старика, Кроу использовал внутреннюю энергию, раскручивая её в полную силу и, точно хлыстом, ударяя ей перед собой. Пространство вокруг Опоры вдруг дрогнуло, расходясь волнами, и мужчину, который оказался целью Кроу, отбросило на несколько десятков метров в сторону, точно тряпичную куклу. Это его, скорее всего, не убьёт, но совершенно точно на некоторое время заставит забыть обо всём.

Следующим шагом Кроу оказался за спиной женщины-медиума и попытался ударить её тем же способом, но уже в следующий миг был отброшен в сторону шквалом невероятно плотной силы. За спиной женщины появилась огромная белая змея, защищая её. Момент неожиданности был потерян, и теперь Кроу оказался перед несколькими Опорами.

«Рано или поздно мне всё равно пришлось бы столкнуть с ними», — с каким-то фатализмом подумал бывший наёмник, мысленно потянувшись к силе своего Обелиска, пускай тот ещё был не до конца отстроен, его сил было более чем достаточно.

— Неужели здесь есть кто-то действительно сильный? — голос у самого уха Кроу заставил того резко отступить, проклятый старик каким-то образом оказался прямо возле него. — Шустрый малый, никому не вмешиваться, я хочу сам с ним сразиться, лучше проверьте, как там… как его зовут — не помню. — Старик повернулся к своим товарищам и кивнул в сторону человека, которого первым атаковал Кроу.

«Похоже, с этим человеком нужно быть серьёзным», — бывший атакующий мысленно отдал приказ своим Одержимым, находившимся неподалёку, использовать все оставшиеся запасы его крови, чтобы на как можно большее время отвлечь этих людей. Одновременно с этим он принялся жадно поглощать всю собранную башней силу. Пускай Обелиск ещё не до конца был построен, он всё равно был очень высок и собрал достаточно силы, чтобы сделать Кроу по-настоящему сильным.

— Ну, так ты закончил? — с улыбкой спросил старик, словно понимая, что тот мгновенье назад делал. — Покажи уже, на что способен молодой Тёмный Бог.

Вместо ответа Кроу использовал собранную силу и бросил её вперёд, сминая само пространство перед собой и превращая его в хаос. Он уничтожит этого наглеца, а затем захватит его тело, сделав своим Одержимым.

* * *
Этот разговор оказался куда сложнее, чем с Оцелотами. Отчасти из-за того, что, в отличие от группы, Юлия была куда больше заинтересована в самой истории моих похождений. А уж знакомство с Алисой и вовсе произвело на неё сильное впечатление, как и информация о том, что у меня вообще есть сестра. И это несмотря на то, что она должна была её хорошо знать. В городе М. имелось не так много стихийных медиумов, и я уверен, что Алиса с Юлией до инцидента должны были быть знакомы. Хотя бы шапочно. Однако принцесса клана Лепестков словно впервые слышала об Алисе, с подозрением смотря на меня во время рассказа.

Если бы не радостная встреча Молниевой обезьянки и Огненного котёнка, которая явно говорила об их давнем знакомстве, Юлия, вероятно, так и не поверила бы мне до конца. Выцветание памяти хоть и остановилось, после того как Алиса покинула Золотую школу, но уже сделало достаточно, чтобы большая часть людей, что знали раньше сестру, забыли о её существовании.

Мой рассказ, как бы я этого ни хотел, оказался скомкан из-за явной нехватки времени, Лепестки заканчивали с установкой саркофагов, и рейд готовился выдвигаться к Обелиску, тем более что раздающиеся возле него магические взрывы явно говорили обо всё большей ярости сражающихся сейчас там.

Не скажу, что мне удалось добиться прощения Юлии, да я к этому и не стремился, но к концу рассказа, похоже, ей отчасти стали понятны мотивы моего поступка, за исключением, конечно, молчания. Это было моё решение, хорошее или плохое, но я сделал так, как сделал, и точка.

Алиса, которая присутствовала при всём разговоре, в основном хранила молчание, лишь иногда подтверждая мой рассказ или дополняя его односложными комментариями. К сожалению, или к счастью, мне не удалось закончить до конца рассказ, когда нас прервало сообщение от Лепестков о готовности проведения ритуала. Тридцать минут, о которых говорил рейдлидер, истекли.

— Потом ты мне всё обязательно доскажешь, Ян, — Юлия поднялась, активируя защитную программу боевой брони. В качестве места для объяснений я выбрал одну из незанятых комнат здания, чьи окна выходили на площадь, и нам можно было без проблем отслеживать их работу по установке саркофагов.

— Конечно, — согласился я, тем более что и сам хотел это сделать, чтобы не испытывать тщательно спрятанное в глубине души чувство вины.

Девушка кивнула и, переступив порог, направилась к своим людям.

— Знаешь, Ян, а ты бойкий, оказывается, парень… — ехидно начал тигр, но я успел его прервать.

— Не начинай только. Давайте тоже выдвигаться, я так понимаю, рейдлидер должен двинуть к Обелиску большую часть своих самых сильных отрядов, потому предлагаю присоединиться к Лепесткам и подождать разрешение ситуации в относительной безопасности на этой площади. Думаю, такое количество Опор должно относительно легко справиться с Тёмным Богом и без нашей помощи.

О том, что Тёмным Богом заинтересовался Утренняя Звезда, я предпочитал не думать, пока он ещё не появлялся. Надеюсь, этого не случится до конца уничтожения Обелиска. На мой взгляд, здесь проблема могла возникнуть лишь из-за одного: ритуал Лепестков мог привлечь Одержимых и, как следствие, самого Тёмного Бога, чего бы мне не сильно хотелось. Но это было лучшей идей, чем штурмовать вместе с Опорами императора Башню, рискуя привлечь при этом ещё и их ненужное внимание.

Между тем ритуал Лепестков снаружи превратился в самое настоящее представление. Для того чтобы лучше его рассмотреть, мы с Алисой вышли из здания.

— Есть много отличий, но это всё равно очень похоже на ритуал связи с Золотым богом, — сказала Алиса, следя за тем, как магическая сила, запущенная Опутывающей Листвой каскадом, один за другим активирует установленные чёрные камни.

«Насколько я помню, сами эти штуки являются просто аккумуляторами магической силы, по крайней мере, об этом говорил Седьмой, а значит, сами по себе они сейчас просто усиливают созданное плетение. Я прав, Седьмой?» — спросил я, следя за тем, как магическое пламя скачет от одного саркофага к другому.

«Всё верно, Носитель. По тем косвенным данным, которые нам удалось получить при расшифровке данных некоторых терминалов Связи Единства, можно говорить о невероятной ёмкости этих саркофагов. Если сравнивать с аналогами Создателей, — ответил магический конструкт. — При этом я пока не смог разобраться в используемом Лепестками магическом плетении. Оно действительно отличается от того, что мы видели в Золотом мире, когда в школе пытались провести подобный ритуал прямо перед вторжением Белых Драконов. Пока остаётся только гадать, что они пытаются сделать».

Да, хороший вопрос. Спрашивать Юлию было бесполезно, во время нашего недавнего общения она лишь нахмурилась, когда я между прочим задал вопрос о ритуале, так ничего и не ответив. Логично было предположить, что сам ритуал был, как и эти гробы, найден Лепестками в запечатанной башне Фиолетового мира, что, прямо скажем, не добавляло мне или Седьмому оптимизма.

Между тем новый рейдлидер и по совместительству первый аудитор императора завершил прием командования и наконец отдал приказ большей части собравшихся сил выдвигаться к Башне Тёмного Бога.

Очевидно, его первоначальный план отправить в атаку все силы был им пересмотрен, возможно, благодаря вмешательству представителей Лепестков или командования передового отряда, трудно сказать, и теперь он планировал решить вопрос исключительно возможностями сильнейших.

Большая часть групп наёмников средней силы осталась на месте, прикрывая Опутывающую Листву с их ритуалом от возможных атак Одержимых. Здесь же, вокруг, были развёрнуты все имеющиеся в наличии у рейда стационарные магические пушки и кулеврины. В теории это позволяло отбиться даже от нескольких адамантов и даже полноценной Опоры.

Площадь, где стояли мы с Алисой, наполнилась гулом запускаемых конвертопланов. Рейдлидер правильно решил, что быстрее и надёжнее будет напасть на Обелиск, используя воздушные боевые крепости, чем пытаться прорваться через выстроенную оборону Одержимых, рискуя в любой момент получить удар со стороны Тёмного Бога по растянувшимся в линию атакующим силам рейда.

Пускай удар с воздуха и был чуть рискованнее, но его стремительность и быстрота окупали всё. Разложить нужное количество конвертопланов и запустить их в воздух было делом нескольких минут, особенно когда речь касалось действующих гвардейских частей императора или элитных сил стражей кланов. Пять минут, и вот уже над городом начали подниматься десятки тяжёлых боевых машин, сверкая серебристым металлом, и на полной скорости отправляться к Обелиску, у подножья которого уже некоторое время шло жаркое сражение неизвестных Опор с отрядами Одержимых Тёмного Бога.

В это время к нам с Алисой присоединилась Слава, также с любопытством посматривающая в сторону наполняющегося магией странного ритуала Лепестков. Оцелотов, как и большинство наёмников средней руки, было решено оставить на земле. То же самое касалось и Весельчаков с другими группами из города М. А вот Михаилу, с которым мы так удачно сработались, пока добирались до передового отряда, с его ребятами не повезло, он оказался в числе тех, кто должен был атаковать Обелиск в составе сборных отрядов. Впрочем, зная Михаила, могу предположить, что он-то как раз был рад этому больше всех.

— Ты понимаешь, что делают Лепестки? — спросила у меня Слава, продолжая следить за происходящим представлением на площади, её даже не отвлёк взлёт нескольких конвертопланов отправляющихся на штурм Башни.

— Нет, но скоро мы, похоже, всё сами узнаем, — я заметил взгляд со стороны Кости и других Оцелотов.

— Кстати, просвети меня кое в чём, Ян, — вдруг переключилась на другую тему Слава. — Та девушка, что недавно вешалась на тебя, это же Юлия Никифорова, сильнейший медиум Опутывающей Листвы, я права?

— А-а-а… — протянул я, запоздало понимая всю неловкость ситуации. — Да, это она.

— Ясно, — кивнула девушка будто бы сама себе. О чём она думала, даже не представляю, но больше о Юле Слава спрашивать ничего не стала. Да и к тому же Лепестки наконец завершили свой ритуал, активировав созданное ими магическое плетение. То, чего мы уже несколько минут ждали, произошло.

Яркая вспышка озарила площадь. Над местом ритуала сконцентрировалось целое море огня, и уже через миг в небо над городом ударил столб ярчайшего пламени, разрезая плотные тёмные облака, нависшие над городом и заслоняющие свет солнца. Структура реальности не выдержала такого удара, раскалываясь на части и обнажая изнанку, вырывающуюся из появившегося разрыва.

Чем-то это мне напомнило прорыв изнанки во время памятного нападения на территорию Лепестков, только сейчас не было и речи о нашествии сущностей нижних слоёв. Возможно, из-за того, что Лепестки использовали не просто свиток, наподобие того, который попал в руки изгоев, а некий ритуал, да ещё и поглотивший столько энергии, им удалось прорваться в куда более глубокие слои изнанки.

Об этом же говорила и реакция Белого Тигра и Огненного Котёнка на происходящие события. Оба Фамильных Бога казались до смерти напуганными, если такое можно было сказать о контрактных сущностях, конечно. Секунда, и в образовавшемся разрыве изнанки вдруг появился гигантских размеров глаз, уставившийся на город. Только, в отличие от того, который когда-то появлялся над поместьем Лепестков, радужка этого глаза была ярко-золотого цвета.

— Иш`кафэль, это что? — позвал я тигра, видя, как он испуганно замер на месте, не сводя взгляда с неба. Да и я, признаться честно, был порядком напуган происходящим.

— Сила этой твари очень похожа на отголоски, которые я ощущал в Золотом мире, когда путешествовал там по верхним слоям изнанки, Ян, — как-то странно тихо, словно опасаясь, что его услышат, сказал тигр. — Думаю, это тот самый Золотой бог. Лепестки призвали его в наш мир.

«Носитель, фиксирую множественные разрывы реальности над городом. Структура заклинания, используемая в ритуале, управляет локализацией данных разрывов и, судя по косвенным данным, значительно углубляет их, — раздался голос Седьмого. — Помимо этого, в используемом Лепестками плетении имеются все признаки маяка, привлекающего внимание сущности внесистемного класса, не принадлежащего к какой-либо устойчивой структуре, известной моим Создателям. Могу предположить, что это существо может находиться на уровне сильнейших сущностей Когорты. Предупреждение: сила существ, входящих в число от второй сотни Когорты, способна сокрушить цивилизацию класса Создателей. При условии, что нет каких-либо сдерживающих факторов. На данный момент его силу значительно ограничивает плетение Лепестков, однако мне не известно, как долго оно сможет ещё продержаться».

По спине пробежал холодок. Что Опутывающая Листва планирует делать с этим разрывом и этим существом?

Ответ пришёл практически сразу же. Обелиск, стоящий посреди города, вдруг содрогнулся от колоссального удара. Глаз Золотого бога обратился на Башню, без остановки швыряя в неё атаки такой силы, что Обелиск начал сотрясаться мелкой дрожью, а его основание заходило ходуном.

«По всей видимости, это существо ненавидит Тёмных Богов, Носитель. Я ощущаю его гнев, переходящий в ярость», — отчитался Седьмой.

Я быстро глянул на стоящих возле саркофагов Лепестков, которые завороженно и с каким-то откровенным удивлением наблюдали за разворачивающимися над нашими головами событиями. Гигантский разрыв быстро ширился, ломая структуру реальности, из-за чего ошмётки изнанки начинали в буквальном смысле вываливаться из него, и, если бы не барьер, который был установлен изначально Лепестками, я уверен, Золотой бог уже попытался бы войти в наш мир. Хотя бы частично.

Как ни крути, а Опутывающая Листва играла с огнём и, похоже, сама до конца не осознавала, кого призвала. Об этом говорило хотя бы выражение лиц шокированной Юлии и первого старейшины, который руководил ритуалом. Старик, обливаясь потом, похоже, даже не пытался контролировать удары сущности и сейчас, такое ощущение, просто собирал все оставшиеся силы для закрытия разрыва изнанки.

А до меня неожиданно кое-что дошло…

— Мне кажется, решение остаться возле места проведения этого ритуала было ошибкой, — пробормотал я себе под нос, ощущая очередной, особенно яростный удар, направленный в Обелиск. — Этот урод непременно придёт сюда.

Глава 10. Плохой день для Кроу

Первый удар по Обелиску Кроу ощутил настолько остро, что чуть не потерял сознание от боли. И это прямо в разгар сражения со стариком, оказавшимся настоящим живучим тараканом. Даже несмотря на то, что Кроу воспользовался своей проклятой энергией, ему в первые минуты боя не удалось сокрушить этого противника. Он продолжал вколачивать урода в землю, избивая и разрывая его, он раз за разом ощущал на себе его ответные сокрушительные удары, несущие столько разрушительной энергии, что её легко хватило бы даже на Опору Мира. У Кроу появилось ощущение, что старик с каждым ударом, который получал, становился только сильнее. И, похоже, наслаждался происходящим. Настоящий безумец.

Максимум чего Кроу смог добиться — это оттеснить его от Башни и легко ранить. По крайней мере, так он думал, заметив на груди пятно крови… Именно в этот момент по Обелиску и был нанесён этот подлый и сокрушительный удар, а над городом появился разрыв изнанки, из которого на Кроу и его детище уставился глаз какой-то отвратительной твари.

Новоиспечённый Тёмный Бог, которому, по факту, до этого титула оставалось совсем немного, оказался в сложной ситуации. С одной стороны, ему приходилось сдерживать вихрь яростных атак сумасшедшего старика, а с другой — каждый сокрушительный удар твари из разлома буквально выворачивал Кроу наизнанку. И если всё продолжится в таком же темпе ещё хотя бы с полчаса, он точно лишится своего с таким трудом воздвигаемого Обелиска. Опять.

С другой стороны, Башня ещё не достроена, и, если Кроу будет продолжать использовать на полную все её силы, может повредиться её основание… бывший атакующий в отчаянии сжал зубы, ощущая, как очередной невероятно мощный удар приходится по его Обелиску. Большинство Одержимых уже были им использованы для сдерживания приземлившихся в квартале отсюда грузовых конвертопланов с большим количеством сильных воинов и магов. А ещё эти Опоры, пришедшие со стариком… сейчас даже его отряд подчинённых адамантов при использовании проклятой крови кое-как сдерживал их.

— Не отвлекайся, — и вновь проклятый старик оказался в метре от Кроу, мгновенно атаковав целым шквалом ударов.

И каждый его удар, внешне похожий на самое обычное движение Свода Законов кланов, нёс в себе настоящий ураган энергии, который буквально разрывал Кроу изнутри. Асфальт под его ногами пошёл трещинами, остовы многоэтажек за спиной начали складываться точно карточные домики, а сам новоиспечённый Тёмный Бог был вынужден использовать часть своей силы, чтобы нейтрализовать разрушительную энергию этой атаки.

Даже после частичного слияния с Башней ему приходилось использовать имеющиеся у него силы, чтобы противостоять назойливому старику и одновременно с этим пытаться отследить место, которое стало маяком для появления твари над городом.

«Нужно найти ублюдков и маяк!» — билась в голове единственная мысль, а в глубине меняющейся души Кроу разгоралось пламя ярости. Кто-то заплатит за всё это. Сильно заплатит.

Кроу мысленно завопил от ярости. Он уже не мог позволить себе сдерживаться и экономить собранные силы. Обелиск уже начинал понемногу разрушаться, делая его безумным и превращая его в воплощение животного желания поглотить всё живое вокруг себя. Проблему надо решать, и немедленно! Будь всё проклято и этот старик в первую очередь.

Вокруг будущего Тёмного Бога закрутилась проклятая сила, делая его похожим на воплощение Фиолетового мира, которое уже мало чем походило на живого человека. Оставляя после себя тысячи тёмных послеобразов, Кроу обрушился на безумного старика, пытаясь как можно быстрее сокрушить его. Он врезался в старика, встречая его силу своей и без труда сминая её.

Мощь Обелиска, которую он вбирал в себя, забурлила, превращая Кроу в воплощение Тёмных Богов, практически сопоставимое им по силам. От становления реальным Проклятым Богом его отделяло лишь несколько шагов, в том числе отказ от собственной личности и, конечно, законченный Обелиск.

О, каким же наслаждением было для Кроу услышать наконец вскрик боли назойливого старика. Щуплая фигурка его противника рухнула под ударом проклятой силы, и бывший атакующий с яростной улыбкой на лице опустил ногу на рухнувшего старика, сминая и разрывая выставленную им защиту, словно какой-то лист бумаги, и ощущая, как под его ногой раздаётся хруст ломающихся костей. Где-то за спиной слышатся тревожные крики его напарников. Кроу, не глядя, обрушивает на них самую настоящую бурю из проклятой силы, отправляя в атаку своих Одержимых, ставших под действием Обелиска значительно сильнее. Всё это не так важно.

«Нашёл! Я нашёл этих ублюдков!» — мысленно закричал он наконец, ощутив источник призыва. В реальности с момента, как появился разрыв изнанки над городом, прошло не больше минуты, но за это время на Обелиск обрушилось уже столько ударов, что тот начал понемногу заваливаться, теряя устойчивость в своём основании, и это приводило Кроу в исступление и ярость. Он уничтожит тех, кто покусился на его будущее!

Мысленным усилием Кроу взмыл в воздух и, используя проклятую энергию, которая вливалась в него бесконечным потоком, рванул в сторону, где ощущал маяк, призвавший существо над городом. В самый последний момент он вдруг с удивлением вновь ощутил появление силы старика, которого, как он думал, сокрушил последним ударом. И при этом появилось ощущение, что старик стал даже сильнее, чем был раньше… впрочем, атакующему было уже всё равно. Он решит эту проблему позже.

С каждой секундой разум Кроу становился всё более искажённым под действием энергии смерти, поглощаемой его душой. Он уже мало походил на человека, преобразившись в воплощение тёмных богов Фиолетового мира.

Чёрная тень Кроу пролетела мимо места высадки большой группы сильнейших людских магов и воинов, возглавляемых сразу несколькими Опорами. Они сумели приземлиться всего в паре километров от Обелиска и сейчас уничтожали сильнейшие отряды Одержимых, без труда продвигаясь к Башне. В других обстоятельствах Кроу бы воспринял их как главную угрозу, способную пошатнуть воздвижение Обелиска, но сейчас он был вынужден использовать только часть своей силы, чтобы усилить своих подчинённых, которые всеми возможными способами пытались оттеснить противника.

«Займусь следующими! Да, — в голове Кроу пронеслись эти мысли, и он, ещё сильнее ускоряясь, бросился к своей цели, напоследок ударив по возглавляющим рейд Опорам, находящимся внизу. — Успеть! Успеть! Успеть! Он должен успеть!»

Хрясь! — Кроу с размаху приземлился прямо посреди небольшой площади, где, как он видел, было установлено множество камней-накопителей Трибунала, которые по какой-то причине и являлись тем самым маяком. Вокруг этих камней он успел заметить сразу несколько десятков стражей в форме Лепестков. И в ту же секунду ударил, не обращая ни на что внимания. Не сдерживаясь, Кроу использовал всю свою силу, ощущая, как основание Обелиска с каждым мгновением становится всё более нестабильным.

Море чёрного огня в буквальном смысле затопило площадь, ударяясь о золотистую преграду, окружающую камни Трибунала, и в бессилии откатываясь назад. Кроу успел заметить стоящего посреди выставленных камней какого-то старика, который кое-как пытался управлять потоком их силы и даже сумел выставить этот дырявый магический щит, который каким-то чудом сумел выдержать столкновение с проклятой энергией.

«Умри!» — Кроу оказался прямо перед магическим щитом и без особых усилий разорвал его жалкие остатки, сокрушая слабые попытки старика-старейшины восстановить наспех возведённый барьер.

Сразу несколько саркофагов возле старейшины, не выдержав буйства энергий и второго удара бывшего атакующего, взорвалось, раскидывая повсюду чёрные осколки и какие-то влажные куски своих внутренностей. Старейшине, который всё это время пытался обуздать силу камней и противостоять Кроу, пришлось хуже всего. Удар проклятой энергии пришёлся по его магической силе, в один момент осушая его и превращая в полуживую мумию, в которой каким-то чудом всё ещё сохранялась искра жизни, и одновременно с этим по Кроу открыли огонь магические орудия, пришедшие в себя после появления воплощения Тёмного Бога на площади.

Сразу несколько десятков орудий ударили по нему, вызывая настоящие огненные смерчи, в которых на несколько мгновений потерялся Кроу, но уже через миг большая часть из этих орудий взорвалось от ответного удара. Существо, в которое превратился бывший атакующий, в ярости начало крушить установленные на площади камни, походя «выпивая» жизненные силы людей, попадающихся ему на пути. За каких-то пару мгновений он убил больше десятка наёмников и Лепестков, не обращая никакого внимания на редкие попытки огрызнуться со стороны защитников. Здесь не было никого, кто способен был хотя бы миг противостоять его проклятой силе.

Где-то над городом раздался треск. Несмотря на то, что Кроу уничтожил маяк, процесс расширения пролома Изнанки не остановился, а даже ускорился, всё быстрее расширяясь. Колоссальный глаз неизвестного существа даже стал больше. А ещё Кроу неожиданно почувствовал поблизости такую знакомую и притягательную силу. Осознание последнего пронзило его искажённый разум. Если он поглотит эту силу, то, возможно, сумеет завершить трансформацию, и тогда все проблемы решатся сами по себе.

Площадь, где он буквально пару минут назад приземлился, за это короткое время превратилась в руины, дома, что стояли вокруг неё, в один момент сложились, погребя под собой десятки людей. И над всем этим поднимались клубы чёрной проклятой силы Кроу, ядовитой и опасной.

«Где, где, где, где он?!» — мысленно закричал атакующий, это совершенно точно был тот самый парень. Его проклятье. Которое станет его спасением!

— Не меня ищешь, тень? — молодой голос раздался откуда-то слева, где Кроу совершенно точно из живых никого не чувствовал. Развернувшись, будущий Тёмный Бог увидел спокойно идущего к нему человека в необычной боевой броне. От него веяло знакомой силой, но одновременно с этим чем-то невероятно опасным. И его взгляд… в нём не было ничего человеческого.

— Кто… — прохрипел бывший атакующий, с трудом проговаривая людскую речь. — Кто ты?

Вместо ответа молодой человек с усмешкой поднимает перед собой руку. На этот раз Утреннюю Звезду, находящуюся в теле Яна, не сдерживают какие-то Якоря Реальности, как это было в Золотой Школе, или сила Белого Дракона. Сама реальность дрогнула и по его желанию начала стремительно выцветать, теряя цвета. Всё внутри Кроу замерло, впервые с момента поглощения силы Тёмного Бога в Фиолетовом Мире атакующий чувствовал что-то, похожее на страх. Мир дрогнул, выгибаясь и искажаясь. Кроу, не раздумывая, воззвал к Обелиску, в очередной раз вбирая в себя собранную от жертвоприношений мощь. Всё его естество кричало об опасности.

— Во прах вернитесь! — выговаривая каждое слово, выкрикнул Звезда, сжимая вытянутую руку в кулак. Пространство выгнулось и начало стремительно стареть. Всё, до чего дотягивалась сила Утренней Звезды, умирало. Структура реальности пошла волнами, лопаясь, обнажая пласты Изнанки, не выдерживая такой силы. Целый город стремительно выцветал. Одержимые и изменённые, превратившиеся лишь в оболочки, падали замертво. Не ограниченный Якорями, он тянулся ко всему, что мог поглотить.

— А ну прекрати, — рявкнул Кроу. За его спиной вновь взметнулось ввысь знакомое чёрное пламя, которым он совсем недавно сокрушил старейшину Лепестков и, повинуясь его приказу, рвануло на замершего молодого человека.

— А ты на закуску, — усмехнувшись, кинул в ответ Звезда и ударил вперёд чистой силой, разрывая в мелкие ошмётки всю поднятую Тёмным Богом силу. Одновременно с этим Звезда создаёт перед собой изогнутый серп из белого слепящего света и, сделав движение пальцем, запускает его в Тёмного Бога. Последний успевает выставить на пути этого серпа сотканный из самой проклятой тьмы щит, который мгновенно разрывает на куски от одного соприкосновения с серпом.

Проклятый Бог, используя энергию смерти, создаёт в руке убийственное пламя, похожее на длинный клинок и рванув вперёд, оказывается возле Утренней Звезды. Кроу делает ставку на скорость, раз уж в обмене чистой силой сломить мальчишку у него не получается. Тёмный Бог в буквальном смысле взрывается каскадом атак, вспарывая воздух и оставляя после себя горящие чёрные всполохи энергии.

Звезда без каких-либо эмоций уходит от этих ударов, мысленным приказом призывая вокруг себя с десяток рукотворных огненных сфер. Мгновенье, и сила этих сфер сталкивается с чёрным огнём Кроу, взрываясь шквалом всепоглощающего убийственного пламени, которое накрывает всю площадь. Одновременно с этим колоссальной по силе удар приходится по самому естеству Кроу. Попытка разорвать связь Тёмного Бога с его Обелиском.

«Что это за сила такая?» — мысленно кричит себе Кроу, в отчаянной попытке отбить эту атаку используя то единственное, что ему остаётся доступным. Сейчас главное — это выжить. Любой ценой. На этот раз становясь единым с проклятой силой и своим Обелиском, он приносит в жертву то немногое, что связывало его с людьми и что ещё способно было дать ему силу. Разум и человечность. По сути, небольшая плата за настоящую мощь. Пускай он делает это вынужденно и слишком рано, но это единственный шанс завершить трансформацию.

Проклятая энергия накрывает его разум, вымывая мысли и личность, превращая его в существо, которое можно даже условно назвать настоящим Тёмным Богом. Пускай трансформация не была завершена до конца, но даже так Кроу добился того, чего так хотел.

Воздух вокруг человека, которым некогда ещё был атакующий Кроу, заревел, проклятая энергия стала с ним единым целым, изменяя и преображая его. В один миг существо, которое некогда было человеком, стало воплощением тёмной сущности Изнанки.

— Ну, вот и отлично, кушать подано, — с явным удовлетворением и улыбкой пробормотал себе под нос Утренняя Звезда, наблюдая за изменениями своего оппонента.

* * *
На самом краю барьера города В. появились две высокие нечеловеческие фигуры. Они без каких-либо проблем преодолели искажение реальности и очень быстро побежали в сторону города. Там, где сейчас отчётливо ощущались магические взрывы. Если бы сейчас этих существ увидели Ян или Алиса, они сразу узнали бы в них двух стражей, которых повстречали в подземном комплексе Белых Драконов.

Фигуры не обращали никакого внимания на сгустки ядовитого тумана, быстро преодолевая препятствия из полуразрушенных домов и баррикад. В какой-то момент на них даже напало существо, призванное атакующим Кроу охранять подступы к городу и охотиться на тех, кто пытался сбежать из огромной ловушки. Двум фигурам хватило нескольких секунд, чтобы превратить сгусток ожившей проклятой энергии в пепел и продолжить своё движение к цели, которая, как они чувствовали, сейчас находилась где-то в центре этого города.

Глава 11. Тёмный Бог

Существо, которым совсем недавно был Кроу, развернулось в сторону Утренней Звезды, смотря на него нечеловечески спокойным взглядом. Его преображение оказалось завершено и теперь он больше напоминал тень или сущность изнанки размером с человека. Вокруг этой тени медленно закручивалась чёрная проклятая сила, вызывая у многих людей приступы неконтролируемого страха при взгляде на неё.

В это же время Алиса вместе с Юлией и оказавшимися поблизости Оцелотами пряталась в одном из полуразрушенных зданий, уцелевших после начала атаки рухнувшего на площадь Кроу. К сожалению, Юлия, которая была ближе всего к камням Лепестков, оказалась под ударом Тёмного Бога, и лишь благодаря вмешательству Яна её удалось вытащить. Вот только лёгкая боевая броня и личные силы Юлии оказались неспособны остановить атаку Кроу. Девушка потеряла сознание, а мониторинг её брони отчитался сразу о нескольких серьёзных ранениях.

Ян, который вытащил её из самого пекла, оказался настолько взбешён произошедшим, что, передав Алисе раненую девушку, тут же рванул куда-то в глубь проклятой энергии, поднятой силой напавшего Тёмного Бога.

— Не стойте столбом, подтаскивайте её сюда! — рявкнула на замерших Оцелотов Ладислава, и когда те затащили Юлию в здание, под защиту сразу нескольких основательных стен, она начала водить руками над телом раненой девушки. Сила магии жизни опустилась на неё, проникая внутрь и неся целительную энергию. Слава нахмурилась, что-то шло явно не так. И чем больше времени магия жизни проникала в тело Юлии, тем сильнее она хмурилась.

На лице Славы появился пот, а сама она резко побледнела, но, не обращая на это внимания, продолжала вливать в Юлию целительную энергию. Молниевая обезьянка прыгала возле своей хозяйки, заглядывая в её лицо и пытаясь неслышно для окружающих докричаться до неё.

В это же время где-то на площади один за другим начали раздаваться взрывы магической энергии, которая докатывалась до полуразрушенного дома, где прятались Оцелоты, и с такой силой ударялась в него, что уцелевшие обломки стен начинали крошиться. Полуразрушенное здание уже потеряло большую часть укрепляющей его раньше магии и не способно было противодействовать мощи проклятой энергии, которая вот-вот должна была накрыть всё пространство площади.

Алиса, что всё это время недвижно наблюдавшая за манипуляциями Славы, отвлеклась на шум поднявшейся битвы. Подняв руку, она использовала силу Огненного котёнка, который с готовностью прыгнул к ней на плечо, сливая свою сущность с Алисой. Миг, и вот уже над группой Оцелотов и лежащей Юлией расцвёл огненный барьер, от соприкосновения с которым проклятая энергия мгновенно вспыхивала и рассыпалась на ошмётки инертной силы.

Костя лишь мельком с удивлением кинул взгляд на Алису и подошёл к Славе.

— Как она? — спросил лидер, заметив, что Слава немного расслабилась.

— Очень плохо, — выдохнула девушка, утерев испарину со лба. — Проклятая энергия проникла слишком глубоко. Я остановила её распространение и сумела запечатать, но это временное решение. Пока не уберём из неё эту гадость, её жизнь в серьёзной опасности.

— Она сможет прийти в себя?

— Совершенно исключено. Сила проклятого бога может поработить её и сделать Одержимой, нужно держать её в магической коме, пока проклятая энергия не будет выведена. Если честно, я даже не знаю, возможно ли такое сделать без самого серьёзного оборудования…

— Проклятье, — выругался Костя и тут же вздрогнул из-за оглушительного магического взрыва, раздавшегося где-то неподалёку. Не помогло даже шумоподавление шлема боевой брони. Барьер, выставленный Алисой, тут же прогнулся, пойдя трещинами, но всё же выдержал буйство энергий, доносившееся со стороны площади. Слава вернулась к своей работе, колдуя над Юлией, Константин не стал мешать ей, отойдя к Фоме и Василисе, которые находились сейчас возле уцелевшего проёма окна, смотря на то, что происходило на площади. А посмотреть там было на что.

— Лидер, вы помните, чтобы Ян был настолько сильным? — ошеломлённо спросил Фома.

— Он, конечно, быстро рос, но не настолько… — Константин в полном изумлении смотрел на то, как один из некогда его подчинённых сейчас на равных сражался с воплощением Тёмного Бога, используя такие силы, которым могли бы позавидовать некоторые Опоры Мира.

— А это он вообще? — вдруг спросила Василиса. — Это же какое-то чудовище, вы только посмотрите на его атаки и магию. Я не могу разобрать даже части его движений. Так люди не двигаются…

Её прервало столкновение двух яростных сил, спровоцировавших ещё один взрыв энергий, которые обрушились на барьер, в очередной раз грозя уничтожить его. Костя заметил, что возле Алисы, которая сейчас вливала в защитный купол огромное количество сил, появился Алексей и, что-то сказав девушке, принялся помогать ей, укрепляя выставленный ею барьер.

«А его сестра тоже совсем не проста, держать такую сильную защиту над такой территорией сможет не каждый маг и уж тем более стихийный медиум», — мелькнула у него мысль, но же через секунду голос Фомы отвлёк его.

— Лидер, кажется, всё только начинается.

* * *
Утренняя Звезда с усмешкой поднял руку и с видимым усилием сжал её в кулак, яркий свет тут же брызнул из его сжатой руки. И одновременно с этим город В., где происходили события, «вздрогнул». Реальность пошла волнами искажения, расходящимися в разные стороны. Пространственный барьер, который не позволял людям выбраться из ловушки Тёмного Бога, разлетелся словно мыльный пузырь. Из ушей и глаз Яна начала сочиться кровь, в один миг превращая его лицо в кровавую маску.

Тело Яна стремительно разрушалось, но, похоже, это мало сейчас заботило Звезду. Его сила стремительно захватывала город, распространяясь по улицам и переулкам, охватывая каждый клочок земли. Для большинства людей это происходило незаметно, однако не для Опор Мира. Особенно это касалось старика, клинка Белых Драконов и одного из сильнейших воинов во всех Великих кланах.

— Какая знакомая сила, — сказал он, одним ударом заканчивая существование какого-то Одержимого, бросившегося на него из-за угла. — Становится очень интересно…

В это же время территория площади, где находился Утренняя Звезда, стала стремительно изменяться. Под действием силы Звезды реальность изгибалась и преломлялась самым причудливым образом, подобно зеркальному лабиринту, состоящему из кривых зеркал. Некоторые из выживших Лепестков и наёмников, оказавшись внутри этого «лабиринта», начинали слышать и ощущать фантомное эхо собственных мыслей. За краткий миг всё превратилось в какое-то нагромождение образов и теней.

Существо, в которое превратился Кроу, хоть и перестало быть человеком, но всё ещё могло испытывать страх, и сейчас от увиденного оно было в ужасе. Реальность вокруг продолжала стремительно меняться, идя волнами и искажаясь под действием силы Звезды.

Понимая всю опасность происходящего, Тёмный Бог попытался контратаковать, взывая ко всем имеющимся у него силам. Проклятая энергия взметнулась ввысь, чуть ли не до появившегося в небе пролома изнанки. Проклятая магия смерти обрушилась на Звезду в отчаянной попытке сокрушить его. И, словно дожидаясь этого, источник света в руке Яна с противным звуком лопнул, в один миг разметав собранную Кроу силу без остатка. Пространство, подчиняясь мысленному приказу Звезды, изогнулось, словно гигантская линза, превращая в ничто все попытки Тёмного Бога собрать вокруг себя остатки сил. Миг, и вот уже Звезда появился за спиной Кроу, просто и без изыска пронзая его ставшее эфемерным тело рукой. Залитое кровью лицо Яна в этот момент превратилось в гротескную маску, на которой застыла безумная улыбка.

В последней отчаянной попытке защититься неудавшийся Тёмный Бог взорвался силой, обрушивая вихрь из магии смерти и одновременно с этим нанося сокрушительные удары ядовитой проклятой силой по Звезде. Воздух взорвался от силы Кроу, больше сотни чёрных щупалец ударило в Яна, прошивая его насквозь.

«Фиксирую множественные критические повреждения, Носителя. Наивысшая угроза! Запуск экстренного протокола сохранения жизни «Феникс»…» — в голове послышался громкий голос Седьмого, который был тут же заглушён приказом Утренней Звезды.

Не обращая внимания на удары чёрных щупалец и раны Яна, он с силой вогнал руку внутрь Кроу и, ощутив средоточие его силы, схватил его, начав быстро поглощать. Тёмный Бог судорожно задёргался, продолжая яростно бить Утреннюю Звезду, но с каждой секундой ярость и сила его уменьшались, пока в какой-то момент не прекратились вовсе. При этом возвышающийся в центре Обелиск, нависающий над городом и являющийся символом силы Тёмного Бога, начал быстро осыпаться, превращаясь в пыль.

Внешний вид Яна при этом стремительно возвращался в норму, его тело, покрытое множеством ран, излечивалось, и даже кровь, что текла из ушей, глаз и носа остановилась. В считанные секунды существо, претендовавшее на звание сильнейшего во всех мирах соцветия, оказалось осушено и поглощено. И это стало нарушением всех мыслимых законов реальности, чего, совершенно точно, никак не должно было произойти…

Словно в подтверждение этого огромная сущность, выглядывающая из разрыва изнанки над городом, пришла в невиданную ярость. Трещина в небе расширилась, разбившись вдребезги, и из колоссального разлома изнанки появилось невероятных размеров золотисто-серое щупальце, обрушившись на замерший город, накрыв его своей тенью и избрав своей целью площадь, на которой развернулось сражение Звезды с Тёмным Богом.

Наёмники, стражи и гвардия, оказавшиеся под ударом этой сущности, в ступоре замерли, наблюдая, как над их головами рушится само небо. Всё это казалось дурным сном. Взрыв барьера изнанки ударил по всем с такой силой, что самые слабые из участвовавших в рейде попадали на землю, неспособные выдержать эту силу.

Утренняя Звезда, оторвавшись от поглощения Тёмного Бога, поднял взгляд к небу и, сделав замысловатый пас рукой, словно кидая в атакующее щупальце какой-то небольшой предмет размером со снежок.

— Вон! — с презрением бросает он, и в ту же секунду небо озаряется ярким светом. Мир содрогается, по реальности мелкой рябью проходят искажения, и в следующую секунду трещина, открытая Лепестками, схлопывается, разрывая огромное щупальце. Миг, и колоссальных размеров конечность неизвестного существа падает на стремительно разрушающуюся Башню Тёмного Бога, погребая её под своим весом.

Звезда с сожалением смотрит на то, что осталось от так и не ставшего Тёмным Богом… как ни жаль, но любому лакомству приходит конец. Миг, и вот уже последние силы души бывшего атакующего Кроу оказывается поглощены им. Здесь заканчивается путь самого амбициозного человека гильдии наёмников города М.

* * *
На этот раз моё пробуждение после вмешательства Звезды оказалось куда лучше обычного. Странное дело, но сейчас я не чувствовал такого опустошения, как происходило обычно. Да, я был выжат, но мог стоять и даже двигаться, чего раньше практически никогда не наблюдалось.

«Мне нужно время, чтобы усвоить обед, — голос Звезды вывел меня из задумчивости. — «Считай сегодняшнюю мою помощь взаимовыгодной, за неё ты мне ничего не должен. Однако ты всё ещё должен мне день, парень. И скоро я попрошу вернуть долг».

Сказав это, Утренняя Звезда пропал, как обычно, не слушая моих вопросов. А вопросы у меня имелись… я стоял посреди выжженной пустыни, в которую превратилась площадь, где проводился ритуал. Сейчас это можно было понять лишь по остовам некоторых едва уцелевших зданий.

«Где Юлия и Алиса?!» — я вдруг вспомнил о том, почему согласился использовать силы Звезды.

«Они в северном здании, Носитель. Спрятались за щитом Алисы», — тут же ответил мне Седьмой.

Я тут же рванул туда. Последнее, что я помнил, — это то, как Юля оказалась под сокрушительным ударом силы внезапно появившегося Кроу и мне пришлось использовать силу Звезды, чтобы хоть как-то помочь ей. Только бы всё обошлось.

Седьмой был прав, в северном здании я заметил уже истлевающий защитный купол характерного красного цвета, что говорило о его огненной природе и принадлежности к силе стихийного бога.

Оказавшись внутри, я сразу увидел устало прислонившуюся к стене Алису с Алексеем и хлопочущего возле них Фому. В паре метров от них Костя с Василисой о чём-то ожесточённо спорили, а в дальнем углу я вдруг с замиранием сердца увидел лежащую Юлю, над которой колдовала Слава. Поняв, что сестре ничего не угрожает, я сразу бросился к Ладиславе.

— Как она? — выдохнул я, приземлившись возле.

— Плохо, Ян, — вместо занятой Славы мне ответил появившийся рядом Белый Тигр. — Проклятая сила глубоко укоренилась в ней, Слава смогла запечатать энергию смерти, но это временное решение. Для её спасения нужна полноценная медицинская лаборатория, а не просто магия жизни.

Не выдержав, я выругался, так что сам себе удивился. Проклятье! В голове появлялись и пропадали тысячи вариантов. Седьмой лишь подтвердил слова Тигра, добавив, что даже для Создателей такое поражение организма было тяжело излечить.

В какой-то момент я вдруг почувствовал на себе напряжённые взгляды всех Оцелотов, за исключением занятой сейчас Славы.

— Что вы на меня так уставились? — спросил я, хотя внутренне уже понял, что происходит.

— Кхм, Ян, кто ты такой? — вдруг спросил меня Костя.

«Носитель, я фиксирую появление двух знакомых сигнатур в непосредственной близости от нас. Эти сигнатуры на девяносто процентов совпадают с механизмами, которые преследовали нас на месте раскопок Белых Драконов, — прервал мою попытку ответить Седьмой. — Возможность открытия прохода к Связи Единства восстановлена. Открыть проход

Глава 12. Друзья и товарищи

— Что значит, кто такой? Я — это я, — мне пришлось подавить так некстати появившееся желание открыть проход Связи Единства. Нужно понять, как помочь Юле. Я совершенно точно помнил о каком-то медицинском оборудовании в жилой зоне Связи, вот только мы с Седьмым даже не пытались разобраться в нём, отложив это в дальний ящик.

— Мы все хорошо видели, что ты сделал, Ян, — к Косте подошла Василиса. — Голыми руками покончить с Тёмными Богом, я не уверена, что такое под силу даже императору.

— Пока могу лишь сказать, что эта «сила», если так можно сказать, настолько же опасна и для меня, — я поднял руку, прерывая попытку Васи задать вопрос. — И сейчас у нас совершенно точно нет времени на то, чтобы обсуждать это здесь. — И, словно подтверждая мои мысли, где-то в паре кварталов от нас раздался взрыв. Пара мгновений, и взрыв прогремел уже ближе. Кто-то, не обращая ни на что внимания, быстро приближался к нам, и это совершенно точно был не человек, судя по той магии, которую он использовал.

Василиса и Костя с беспокойством переглянулись. На площади, где совсем недавно происходило сражение, начали постепенно собираться выжившие Лепестки, наёмники и гвардия. Судя по всему, командующий, руководящий удержанием плацдарма во время атаки Тёмного Бога, не пострадал, так как группы выживших людей начинали спешно укреплять полуразрушенные здания на площади. Как ни крути, а сражение Кроу со Звездой оказалось локальным. И пострадала во всей этой истории в основном только стража Лепестков и группы наёмников, прикрывающих их.

Очевидно, люди пока не понимали, что происходит, но реагировали на приближающуюся опасность, что вызывало уважение. Неизвестный командир сумел быстро вернуть себе управление. Но меня сейчас волновало совсем другое — состояние Юли. Судя по тому, во что превратились конвертопланы после вмешательства Звезды, быстро доставить её к лекарям у остатков Опутывающей Листвы не получится. Некоторые Одержимые всё ещё продолжали действовать даже после смерти Кроу, а город даже после разрушения Обелиска оставался опасным местом.

«Другого выхода, похоже, нет, я должен забрать Юлю в Связь Единства. И Славу тоже, без её магии жизни будет тяжело. Мы с Седьмым разберёмся с медицинским оборудованием, но нужно время…» — мои мысли прервал яростный взрыв, раздавшийся в нескольких сотнях метров.

На площади появилась знакомая высокая фигура одной из «кукол», которая преследовала нас с Алисой ещё на месте раскопок Белых Драконов и рванула в сторону, где находилось наше укрытие. И если бы не заработавшее в этот момент одно из уцелевших магических орудий, остановивших её на некоторое время, кукла была бы уже у нас.

Одновременно стало понятно, почему на площади не появился второй механизм. Причиной этого стал хорошо знакомый мне ещё по Золотому миру старик, чью силу нельзя было ни с чем спутать. Понятия не имею, почему этот старый хрен оказался в городе В., но, судя по тому, что я ощущал сейчас, вторая кукла пыталась сдержать его, правда, у меня были кое-какие сомнения в том, что созданию Трибунала удастся это сделать. Слишком уж были свежи воспоминания о силе старика.

В это время Алиса оказалась возле меня.

— Я не смог поставить ещё один щит. Сил нет, — сказала она, выглядывая из-за полуразрушенной стены и наблюдая за тем, как кукла без особых проблем отмахивается от ударов тяжёлого магического орудия.

— Ян, надо что-то решать и срочно, — вторил ей Белый Тигр.

Понятное дело, надо, что тут ещё скажешь. Земля под ногами начинает дрожать от стремительно усиливающегося противостояния на площади. Конечно, это всё ещё далеко до того, что вытворили недавно Кроу со Звездой, но в моём текущем состоянии я вряд ли хороший боец…

«Седьмой открывай проход в Связь Единства, — наконец, принял я решение. — В любом случае у нас нет особого выбора».

«Слушаюсь, Носитель», — тут же отвечает конструкт и открывает прямо передо мной дверь.

— Слава, — я поворачиваюсь к девушке, которая всё ещё что-то делает над Юлией. — Ты хотела пойти со мной?

Подняв взгляд, она несколько секунд смотрит на меня, на заднем фоне при этом слышатся всё более отчётливые звуки приближающегося боя. Куклам Трибунала, похоже, не жарко и не холодно от тяжёлого магического орудия.

— Да, — отвечает Слава. — Но этой девушке нужна помощь.

— О том и речь, если ты мне доверяешь, пошли за нами. Клянусь, это безопасное место. Ты веришь мне? — я показываю на проход, который открыл Седьмой, продолжая: — Без твоей помощи Юля долго не продержится…

Очередной взрыв раздаётся уже неподалёку от нашей позиции, словно говоря о том, что думать долго некогда. Все Оцелоты, наблюдающие за мной, непроизвольно присели, когда тугая магическая волна с силой ударилась о наше хлипкое укрытие, из-за чего то начало стремительно разрушаться. Сразу несколько уцелевших ранее стен с грохотом начали падать, создавая вокруг облака пыли из строительной крошки и цемента.

Я быстро подошёл к Юле и, подхватив её на руки, двинулся к проходу в Связь Единства, однако всё же остановился, глянув на Костю с Василисой. Я, наверное, пожалею об этом, но совершенно точно перестану себя уважать, если промолчу, они всё ещё мои товарищи, пускай и злы на меня.

— Как я уже сказал, это безопасное место, — я кивнул в сторону открывшегося прохода. — Вы вольны сами решать после увиденного, можно ли мне доверять. Но, как уже сказал минуту назад Славе, это сейчас самое безопасное место. Вы можете следовать за мной или остаться здесь, в конце концов, это ваш выбор.

Сказав это, я кивнул Алисе и Белому Тигру, стоящим неподалёку, чтобы они шли вперёд и, дождавшись, когда оба пропали в темнеющем спуске Связи Единства, начал спускаться по нему сам.

«Подержи открытый проход две минуты и закрывай, — мысленно сказал я Седьмому. — Неволить никого не будем. Если Слава решит не спускаться, придётся разбираться с медицинским оборудованием Трибунала в первую очередь».

«Да, Носитель», — подал голос конструкт.

Спустившись в тёмный холл Связи Единства, я первым делом осмотрелся, проверяя, не вышли ли из строя ещё какие-то якоря реальности, но всё обошлось. Как обычно, нас встретила давящая тишина холла, привыкнуть к которой мне даже спустя столько времени так и не удалось.

— Они послушались тебя, парень? — с любопытством спросил Белый Тигр, когда я спустился, держа на руках находящуюся без сознания Юлю.

— Сейчас узнаем, — ответил я, пожимая плечами.

— Ты рискуешь, приводя их сюда, — заметил мне Тигр.

— Рискую чем? Тем, что они расскажут о Связи? Не понимая толком, что это? Пусть рассказывают, я всё равно не собираюсь возвращаться в кланы, и, думаю, Алиса тоже, — пожал плечами в ответ. — Особенно когда за нами охотятся все Белые Драконы и те непонятные «куклы». Уверен, что выгораживать меня они точно не станут, а некоторые с готовностью всё расскажут командующим гильдии или кому-то из кланов. Всё равно. Сейчас самое важное — вернуть память сестре и спасти Юлю. А что делать потом, разберёмся уже походу…

Я прервался из-за появления в Связи Единства Ладиславы и, удивительно, Фомы. Оба настороженно осматривались вокруг, пытаясь понять, где они находятся.

— Что это за место? — спросила девушка, явно впечатлённая увиденным.

— Ну-у-у… — я прервался, увидев, что в холле появляются оставшиеся Оцелоты.

Алексей даже перестал казаться сонным, с удивлением осматриваясь вокруг, а Константин, сняв шлем боевой брони, удивлённо вертел головой. Единственной, кто оставалась во всеоружии и настороженной, была Василиса. Очевидно, из всех Оцелотов она меньше всего мне доверяла, из-за нашего недолгого знакомства. И всё равно решила последовать за мной. Пускай там, наверху, вовсю шло сражение, но спуститься в Связь Единства и доверится мне для Василисы было рискованно.

— Я всё расскажу, — подав голос и привлекая внимание всех присутствующих, я открыл проход в жилую зону Связи. — Но позже, вначале давайте займёмся ранами Юли и обустройством. Сюда.

Оказавшись в жилой зоне, я первым делом направился в сторону медицинского блока, который находился неподалёку от арсенала. Затихшие Оцелоты следовали за мной, осматриваясь вокруг. Их, очевидно, сильно впечатлила Связь Единства, которая, как ни крути, являлась работающей базой инициативы Трибунал, чьи технологии ушли далеко вперёд технологий кланов или Империи.

— Сюда, — помещение медблока встретило нас абсолютной чистотой и белизной.

Матовые белые стены, такое ощущение, каждый день кем-то старательно стерилизовались. Несколько больничных коек, закрытых специальными полупрозрачными ширмами, со стоящим возле каждой кровати странным механизмом, который лишь отдалённо напомнил мне аппараты поддержки жизни в Серебряном мире. Здесь же возле одной из стен стояла кушетка, над которой, словно щупальца-отростки, нависали какие-то трубки и манипуляторы. Седьмой назвал эту штуку автодоком, аналог которого имелся и у его Создателей. И именно с этой штукой была связана его главная ставка — по словам магического конструкта, автодок представлял собой диагностический ИИ с возможностью оказания первой, неотложной и комплексной помощи.

Правда, к сожалению, пока он не знал, как его использовать, но я рассчитывал на то, что это изменится в самом скором будущем. Здесь же, в медблоке, находился целый ряд капсул, похожих на те, в которых хранились в стазисе Скульпторы. Предполагаю, что эти капсулы должны были выполнять те же функции. Помимо этого, здесь имелось ещё много чего, неизвестные механизмы, о назначении которых я мог только догадываться, шкафы и специальные стеллажи, на которых лежали какие-то инструменты, стол, похожий на операционный, с нависающей над ним лампой и блоком анализа, судя по предположению Седьмого.

Недолго думая, я положил Юлию на одну из коек и начал быстро освобождать её от боевой брони. Её «Бацинет» в нескольких местах чуть ли не прикипел к телу и нужно было его как можно быстрее снять, так как части повреждённой брони всё ещё фонили проклятой магией. Конечно, без Славы с таким бы мне было не справиться, она, как могла, помогала мне, вливая параллельно в находившуюся без сознания девушку просто прорву исцеляющей энергии.

Наконец мы смогли освободить её тело от повреждённой боевой брони, под которой находился специальный серебристый «поддоспешник», и смогли немного выдохнуть. Самая большая проблема была пока решена. Осталось промыть раны и снять остатки повреждённой одежды, но с этим уже могла справиться и сама Слава, особенно когда я с помощью Седьмого смог найти чистый бумажный комплект одежды и халат, а также специальный гель, являющийся дезинфицирующим средством, судя по инструкции на упаковке.

Пока мы со Славой занимались Юлией, Алиса по моей просьбе забрала с собой остальных Оцелотов, для того, чтобы те выбрали себе незанятые каюты, а также немного осмотрелись. И, что главное, не мешали нам со Славой.

— Ну что, как она? — как только я вышел из медблока, ко мне подошёл Белый Тигр.

— Главное мы сделали, теперь нам с Седьмым осталось разобраться в работе оборудования медблока.

— А что, если у вас не получится? — уточнил тигр.

— В таком случае останется только постараться передать Юлю Лепесткам, нам в любом случае нужно в город М., чтобы показать Алисе родовое гнездо, так что… — я замолчал, не собираясь озвучивать очевидные вещи. — А где сейчас другие Оцелоты?

— Вместе с Алисой обживаются на новом месте. Она им сейчас показывает жилой сектор, за исключением Арсенала, конечно.

— Предполагаю, у них накопилось много вопросов, — кивнул я, понимая, к чему всё идёт. — Можешь собрать всех в столовой? А я пока соображу нам какой-нибудь обед.

— Опять я у тебя на побегушках, да? — с подозрением спросил Иш`кафэль, прищурившись.

— Ну уж, скажешь тоже, — отмахнулся я с усмешкой. — Поможешь?

— Да-да, так и быть, помогу, — хмыкнув, ответил тигр, пропадая из виду.

Назвать еду, которую репликаторы Связи Единства создавали, я бы, конечно, не стал, но до каких-то деликатесов кухне Трибунала было, естественно, далеко. К моменту появления в столовой Оцелотов я успел создать нужное количество порций и достать одноразовые столовые приборы немного необычного вида.

— Предполагаю, вы все проголодались, а также я уверен, что у вас накопилось много вопросов. Давайте сразу их закроем, разу уж так получилось, — кивнул я усаживающимся наёмникам. — Итак? С чего начать?

— Давай сначала, — сказала Василиса, даже и не думая пока прикасаться к еде, выжидательно уставившись на меня. — Кто ты в действительности такой? И что это за место, куда ты нас привёл?

— Как я уже сказал недавно, я — это я, — мне с трудом удалось сдержаться и не усмехнуться при этих словах. — Меня зовут Ян Александров, и многие из вас знакомы со мной уже больше полугода. С большинством из вас мы оказывались в самых опасных ситуациях, где я прикрывал вам спину, как и вы мне.

— Но тогда ты совершенно точно не имел подобных сил, — без своего обычного раздражения заметил Фома, усевшись на соседний с Алисой стул.

— Да, это так, но скажу даже больше — я и сейчас не способен сражаться с Тёмным Богом, Опорой Мира или даже кем-то слабее.

— Мы все видели это, Ян, — возразил мне Костя. — Ты играючи сокрушил Тёмного.

— И это был не я.

— Что? В каком смысле? — воскликнула с раздражением Василиса.

— Это был Фамильный Бог моей семьи, — пояснил я, увидев на лицах всех присутствующих удивление. — Слившись с ним, я получил огромные силы и способность сражаться с самыми опасными существами Соцветия. Но взамен полностью теряю контроль над собой и, что важно, позже заплачу огромную цену за это. Так уж вышло, что этот Фамильный Бог моей семьи согласился на очень необычный контракт, который можно лишь условно назвать взаимовыгодным.

Не знаю, поверили ли мне, но я постарался представить всё так, будто бы Звезда являлся некой очень сильной божественной сущностью с изнанки, чья сила могла быть сопоставима с силой второй или даже третьей сотни Когорты. Мне поверил с трудом. Но углубляться в этот вопрос я больше не собирался. Естественно, вторым вопросом, который больше всего интересовал Оцелотов, стала Связь Единства. Они пребывали в полном шоке от увиденного. Таких технологий совершенно точно не было ни у кого в Серебряном мире.

— Это место называется Связью Единства, — не стал я утаивать названия. — И является наследием нашей Семьи. То, что принадлежит исключительно Александровым, благодаря достижениям моего деда в те времена, когда он ещё был главой Семьи. В силу того, что я и Алиса внезапно остались единственным наследниками, многие вещи внутри Связи всё ещё непонятны нам. Мы пока разбираемся с тем, что из себя представляют те или иные сегменты этой колоссальной структуры.

— Ты говоришь так, словно речь читаешь, — проворчал Костя. — Как обычная Семья из Старшего клана могла получить доступ к «этому»?

— Благодаря моему деду, — ответил я, пожимая плечами, моя заранее заготовленная речь, очевидно, никого не впечатлила. — Возможно, вы не знаете, но он считался самым большим специалистом по умершим цивилизациям Соцветия.

Используя возможности Седьмого, я старался подбирать слова таким образом, чтобы не раскрыть истинную сущность Связи и одновременно убедить сидящих передо мной людей. И, пожалуй, это мне сделать удалось. За исключением Василисы, которая всё ещё оставалась полна скептицизма, но с самим фактом существования структуры Связи Единства особо не поспоришь. Особенно когда стало понятно, что она находится где-то за пределами Серебряного мира.

«В конце концов, никого из них насильно держать здесь я не собираюсь. Чего-то действительно секретного я им не рассказал и рассказывать не собираюсь, — мелькнула у меня мысль, пока шло объяснение Оцелотам. — А вот помощь полноценной группы наёмников в предстоящих вылазках внутрь тех порталов, что стоят здесь, будет для меня сейчас неоценима».

— Ян, — возле меня появился Белый Тигр, прервав моё выступление на полуслове. — Я только что из главного зала. Часы, которые показывает антрацитовый шар, изменились. Понятия не имею, что они там сейчас показывают, но совершенно точно что-то другое.

Глава 13. Тёмные тучи

Белый Дракон остановился у большого окна своего кабинета, наблюдая за тем, как по нему бегут крупные капли начинающегося дождя. Мыслями глава клана был далеко. Сидящие за его спиной четыре советника и Лео Гораин молчали, не смея прерывать его задумчивость.

Первый советник слегка задел ногу второго и взглядом указал тому на руки Белого Дракона, которые сейчас были стиснуты в кулаки настолько сильно, что мелко тряслись, а костяшки побелели.

— Глава, пришло сообщение от группы, посланной в город В., им не удалось схватить мальчишку, он пропал так же, как и тогда, перед этим, видимо, сокрушив Тёмного Бога, — подал голос Лео Гораин, не замечая напряжения, повисшего в кабинете. — Однако в захваченном городе им удалось уничтожить необычный образец техники неизвестного производства. Очень продвинутой техники.

— На мальчишку сейчас плевать. Возвращай группу, захваченную технику передай Зиновьеву, пусть разбирается. Скоро нам пригодится любая возможность стать сильнее.

— Да, глава, — тут же кивнул Лео, вытаскивая смартфон и что-то быстро набирая в нём.

Глава повернулся обратно к окну, наблюдая за тем, как слуги Белых Драконов бегают внизу, накрывая столики, расположенные в саду, специальной защитной плёнкой. Пауза начала затягиваться, из-за чего все присутствующие вновь почувствовали внутреннее неудобство.

— Как же до такого дошло? — спросил вдруг Белый Дракон, ни к кому конкретно не обращаясь и, такое ощущение, даже не ожидая ответа.

— Глава, — мягко обратился к нему первый Советник. — Всем присутствующим здесь известно, что другого выбора у нас просто не было. Вы поступили правильно.

— Мы положили голову в пасть тигра и сейчас просто ждём, когда он её захлопнет, — покачал головой Белый Дракон.

Глава сейчас находился в самом настоящем бешенстве. Назвать произошедшее авантюрой — это ничего не сказать. Он фактически оказался вынужден заключить союз с существом, которое было вполне способно похоронить весь клан, за исключением сильнейших его представителей, одной лишь мыслью. Мало того что он не мог контролировать это существо, так ещё и оказался не способен, даже приблизительно, предсказать его следующий шаг или решение.

«Столько рискованных решений в последние несколько месяцев, что со мной происходит? — Белый Дракон усилием воли подавил желание ударить в ярости по стеклу. — Как ни крути, а я уже не могу сойти с этого пути…»

— И всё же, глава, мы впервые получили такой серьёзный шанс, — заметил третий советник. — Это то, о чём мечтали все наши предки и о чём до сих пор мечтают все без исключения кланы. Жить без страха и опасений.

Белый Дракон кивнул, он и сам это всё прекрасно понимал. То, что между империей и кланами накопилось уже слишком много вопросов друг к другу, стало понятно ещё полсотни лет назад, вот только глава не был уверен в силах кланов сбросить императора с его трона, по крайней мере, так было до недавнего времени.

— Ладно, вы, вероятно, уже понимаете, для чего я вас всех вызвал? Мы начинаем действовать. Передача всем Великим и Старшим кланам сигнал «Факел». Пора.

Впервые за столько сотен лет Драконы оказались первыми, кто решился использовать сигнал, и Белый Дракон очень надеялся, что это станет точкой возвышения всего клана, а не его гибелью.

Все присутствующие встали со своих мест, почтительно кланяясь главе. Сигнал «Факел» обозначал призыв одного из Великих кланов к другим о восстании. При этом право на решение, присоединиться ли к пославшим сигнал или нет, имели только другие Великие. Обычные Старшие и Малые кланы, находящиеся в сфере влияния восставших, обязаны были немедленно встать на сторону своих покровителей при любых обстоятельствах.

«Теперь остаётся ждать, кто из Великих присоединится к нам, а кто пожелает остаться нейтральным, чтобы позже попытаться претендовать на освободившиеся территории и врата, — подумал Белый Дракон, наблюдая за тем, как все советники и Лео Гораин выходят из его кабинета. — И если раньше это разделение было главным препятствием к восстанию кланов, то сейчас станет возможностью сразу же понять, кто враг нам, а кто друг…»

— И да, мастер Гораин, — в самый последний момент обратился он к уже переступившему порог старику. — Начинайте вместе с Зиновьевым подготовку к использованию объектов четыре и три.

— Но…

— Я осознаю всю опасность, но без их поддержки мы рискуем потерять очень много. Особенно после столь удачного испытания в Золотом мире третьих.

Старик, сглотнув вмиг ставшую вязкой слюну, понимающе кивнул.

— Конечно, глава.

Спустя пару минут по защищённому клановому каналу пролетело, словно раздуваемый ветром пожар, сообщение от Великого клана Белых драконов. Призыв к открытому восстанию.

* * *
Второй аудитор находился перед Золотыми вратами. Ещё два дня назад император приказал открыть эти врата, а он был вынужден оставаться возле них, всё это время ожидая появления делегации, о которой предупреждал император. Минуты складывались в часы, а те, в свою очередь, в дни. И всё это время «комитет встречи» был вынужден стоять перед открытым золотистым порталом.

В такое время Второй аудитор завидовал Первому, который был отправлен остановить кризис появившегося Тёмного Бога. Уж лучше столкнуться с проклятой магией, чем эта пытка ожиданием. Впрочем, ему не впервой было ждать, да и выбора-то особого у Второго не имелось.

Наконец, когда ему показалось, что уже прошла целая вечность, их навестила одна из сильнейших магов империи. Та самая особа, собственными руками захватившая недавно существо, способное контролировать тени и сущности изнанки.

— Господин аудитор, — девушка слегка поклонилась ему, отдавая дань уважения. — Его императорское величество направил меня вам в помощь.

— Что? У меня имеются свои подчинённые Опоры, — аудитор обернулся назад, кинув взгляд на двух своих телохранителей, также являющихся полноценными Опорами Мира.

— В данном случае их будет недостаточно. Это приказ его императорского величества, — пожала плечами девушка. — Он уверен, что делегация из Золотого мира будет куда сильнее, чем мы предполагали раньше.

— Ну хорошо, главное — постарайтесь не мешать, — аудитору ничего не оставалось, как согласиться, против воли императора он пойти никак не мог.

Как выяснилось, предусмотрительность правителя оказалась не напрасной. Спустя ещё почти три часа ожидания из портала вышли люди аудитора, отвечающие за охрану врат с той стороны, в сопровождении делегации Золотого мира.

«Что это такое?» — мысленно воскликнул Аудитор, видя, как из портала один за другим выходят люди такой силы, что даже собранных сейчас в зале людей было бы недостаточно, захоти они напасть. В делегации находилось как минимум пять членов директората Золотого мира, судя по силе и форме одежды этих людей. И это, не считая стражей в характерных золотых тяжёлых доспехах и магов, от мощи некоторых из которых у аудитора пробежали мурашки по всей спине. Вперёд вышел хорошо ему знакомый седой мужчина с глазами, в которых мелькала молния — один из директоров, с которым ему когда-то давно приходилось общаться.

— Прошу вас направить его императорскому величеству официальную просьбу об аудиенции, — уважительно и спокойно обратился он к встречающим на чистом языке империи.

— А эти люди… — аудитор обвёл взглядом присутствующих и продолжающих входить в портал представителей школ.

— Они с нами, но их присутствие на самой аудиенции не обязательно, — со скупой улыбкой пояснил седой мужчина.

— Но это против ранее обговорённых правил, — аудитор нахмурился. — Я буду вынужден доложить обо всём его императорскому величеству.

— Докладывайте, — кивнул седой. — Я уверен, очень скоро мои коллеги и наши воины станут очень нужны вашему правителю.

* * *
— Ян, — на правах лидера ко мне обратился Костя, прервав мысли об антрацитовом шаре в зале управления. — Знаю, ты очень редко делаешь что-то просто так. Есть ведь причины, почему ты рассказал это всё и позвал нас в твоё… убежище. Не пойми меня превратно, но за сведения об этом месте некоторые могут заплатить неплохие деньги.

«Вероятность этого высока, Носитель», — согласился с Костей Седьмой.

«Это я и сам способен понять», — мысленно ответил ему.

— Так почему в действительности ты помог нам? — между тем спросил меня Костя, закончив этим речь.

— Во-первых, вам ещё должны поверить, в чём я сильно сомневаюсь, — ответил я ему, хотя, очевидно, те же Белые Драконы должны знать о Связи Единства, но на них ещё и выйти нужно. — Во-вторых, я рассказал вам тот минимум, чтобы вы имели кое-какие представления об этом месте, но не более.

«А если точнее, слегка приуменьшенную версию без деталей», — мысленно добавил я.

— Ну и главное, вы даже не знаете, где точно сейчас находитесь… — я осмотрел присутствующих за столом Оцелотов.

У меня уже давно оформилось понимание очевидных вещей, ни родной клан, ни любой другой уже никогда не станет для нас с Алисой домом. И теперь мне, как старшему в семье, предстояло найти нам новый дом.

Я посмотрел в глаза Косте.

— Мне нужна команда Наёмников для исследования Сиреневых врат, — внушительно сказал я и тут же поднял руку, не позволяя ничего сказать уже начавшей возмущаться Василисе. — Я говорю об охране периметра перед вратами. В качестве оплаты десять процентов добытых мною ресурсов, и, если вы сами захотите исследовать места возле врат, то на всё, что вы найдёте, я претендовать не буду. Это лучшее предложение, чем в гильдии или кланах.

— Кхм-м, у тебя есть доступ к Сиреневым вратам? — прочистив горло, переспросил лидер Оцелотов.

— Это законсервированные врата Защитной Чаши, — не моргнув глазом соврал я. — Мне удалось добыть нужное количество энергии, чтобы продержать их некоторое время открытыми. В общем, я даю вам десять часов на раздумья. И если вас не устроит это предложение, то выпущу вас обратно в город В. Скорее всего, к этому времени там станет куда безопаснее. Алиса побудет с вами на случай, если вам что-то понадобится.

— И как надзиратель, — раздражённо добавила Вася.

— И как надзиратель, — не стал я с ней спорить, направившись в сторону выхода из столовой, если с этим покончено, то следует разобраться, что там с шаром и после уже основательно заняться медицинским оборудованием Трибунала и автодоком.

До зала управления нам с Белым Тигром удалось добраться меньше чем за пару минут. Как и говорил Иш`кафэль, значения на антрацитовом шаре, подвешенном над потолком зала, поменялись.

— Как это понимать, Седьмой? — вырвалось у меня вслух, когда я взглянул на отсчитываемое время.

Вместо двух лет теперь на шаре показывалось время в два месяца, и сам он из чёрного окрасился в другие цвета. По всей фигуре теперь можно было увидеть прожилки разных цветов. Золотой, серебряный, алый, фиолетовый, коричневый, синий, зелёный… Создавалось впечатление, что это были трещины, из которых вырывался свет, окрашенный в разные цвета.

«Пока у меня нет предположений о причинах этого феномена, Носитель, — ответил Седьмой. — Однако я могу точно сказать, что не только таймер уменьшился, но и сам отсчёт идёт быстрее стандартного времени. Как минимум в полтора раза. Это означает, что до окончания отсчёта у нас осталось чуть меньше полутора месяцев».

Я мысленно выругался. Если бы у нас был полный доступ к одному из всех этих терминалов в зале управления, то уверен, мы бы уже знали, что это всё значило. А сейчас приходилось просто гадать.

— Ладно, этот вопрос пока отложим на потом, — пробормотал я себе под нос. — Сейчас нужно заняться состоянием Юли.

Вернувшись в медблок, я обнаружил спящую у постели Юлии Славу. Похоже, девушка сразу после того, как смогла стабилизировать состояние больной, уснула крепким сном, окончательно выбившись из сил. Прямо на стуле возле больничной койки с Юлией.

Взяв одно из термоодеял, я накрыл им девушку и подошёл к лежащей на кровати бледной Юле.

«Ладислава полностью остановила проникновение проклятой энергии в её тело, — тут же отрапортовал Седьмой. — Однако, как она сам ранее и говорила, проблему это решить не может. Лишь отсрочить неизбежное».

«Для этого мы и должны разобраться с автодоком, — согласился я с ним, отходя от кровати и направляясь к консоли, которая находилась возле ИИ автодока. — Очень надеюсь, что этот терминал, как и тот, что в арсенале, не заблокирован мастер-паролем».

В этот раз нам повезло. Консоль действительно оказалась разблокирована и имела внутри целые кипы файлов с технической информацией по ИИ медблока. Стоит признать, что без помощи Седьмого разобраться в том объёме, который был представлен в терминале, у меня, скорее всего, не вышло бы. Точнее, на это ушло бы слишком много времени. Одних только наборов команд и программируемых скриптов здесь было на несколько полноценных томов, и это считалось лишь вершиной айсберга. Седьмой заставлял меня в буквальном смысле прокручивать текст перед глазами с максимально возможной скоростью. Но даже с такой скоростью разобраться с работой автодока оказалось непросто. В том числе и, что называется, в самых элементарных вещах.

Причиной тому было простое объяснение — даже самое, казалось бы, простое вмешательство в работу тела, магической ауры или структуры души (да, тут и такое было) требовало от оператора досконального понимания не только самого автодока, но и анатомии, магических систем и тому подобного.

Время за всем этим для меня пролетело совершенно незаметно. Миг, и вот уже почти восемь часов минуло. Я даже оглянуться не успел и, что самое раздражающее, толком ничего не изучил, несмотря на помощь Седьмого, который, кстати, учился так же, как и я. Слава всё это время проспала без движений, лишь под самый конец перебравшись со стула на соседнюю с Юлией свободную кровать.

Изучение инструкций автодока и его возможностей неожиданно прервал шум, донёсшийся до меня. Больше всего это походило на очень отдалённый грохот взрыва. Одновременно с этим на мгновение надо мной мигнул свет, а по стенам пробежала едва уловимая дрожь, но уже через миг всё вернулось в норму. Я замер, прислушиваясь к своим ощущениям.

«Седьмой, что это было?»

«Магическое воздействие высокого уровня, однако из-за большой отдалённости мне не удалось разобраться в нём, чтобы понять источник и причину», — тут же ответил конструкт.

«Ладно, давай сделаем небольшой перерыв и немного пройдёмся. Нужно понять, что там так грохнуло», — я поднялся со своего места и, подхватив Одинокого, направился к выходу. Пускай после событий с Тёмным Богом мне так и не удалось нормально отдохнуть, чувствовал я себя на удивление бодро, словно и не было того сражения Утренней Звезды.

Удивительно, но источник взрыва мне удалось найти без особых проблем, достаточно было вернуться в холл. Тут стоял такой сильный магический фон, что не будь на мне боевой брони, можно было бы заработать себе несколько довольно чувствительных ожогов. Хорошо хоть, система очистки Связи Единства справлялась со своей функцией, устраняя все последствия взрыва, в том числе и высокий магический фон.

— Вот ведь гадство, — сказал я, смотря на очередной раскуроченный Якорь Реальности. — Уже второй, взорвавшийся за пару недель. С этим нужно срочно что-то делать.

Глава 14. Шпиль

Возле меня появился Белый Тигр, он несколько секунд смотрел на то, во что превратился один из Якорей.

— Знаешь, Ян, у меня ощущение, что уменьшение времени на часах в зале каким-то образом связано со всеми этими разрушениями Якорей, — наконец выдал он.

— Да, мне тоже так кажется, но я думаю, лишь косвенно. Ты помнишь, что говорил тот старик в сне-яви?

— Твой рассказ? Вполне, — подтвердил Тигр.

— Он говорил, что конечной целью скульпторов было создание изнанки и её слияние с реальностью, а инициатива «Трибунал» была создана для того, чтобы противостоять этому. И, как я понял тогда, Трибуналу удалось лишь приостановить это самое слияние, но не обратить.

— И ты предполагаешь, что этот таймер ведёт отсчёт до момента слияния? Так? — понял мою мысль фамильный бог.

— Именно, — я подошёл ближе к разрушенному якорю, заглядывая в его раскуроченное нутро. — А все эти взрывы Якорей Реальностей являются лишь следствием этого. Судя по тому, что Связь Единства соединяет все миры Соцветия, она должна находиться в каком-то условном центре и это расслоение миров на соцветие бьёт по ней куда сильнее.

— Но это всё лишь твои предположения.

— Да, — я не стал спорить с тигром, всё это были лишь мои мысли, которые вполне могли даже близко не быть правдой. — Но в любом случае всё это заставляет крепко задуматься.

— Возможно, мы на пороге кризиса, который заденет все миры Соцветия и изнанку, — согласился со мной Тигр.

— Да, уж…

Ещё некоторое время мы вместе с Седьмым изучали разрушенный Якорь, после чего я решил быстро пройтись по «холлу» Связи Единства, чтобы проверить другие механизмы стабилизации реальности и пространства и заодно осмотреть дыру в дальней части холла.

К моему облегчению, кроме повреждения одной установки, больше ничего плохого не произошло. Все Якоря работали нормально и выглядели внешне совершенно обычно, что меня немного успокоило. Что же касается дыры в стене, то и там ничего существенного не поменялось. На этот раз, демонстрируемый в образовавшемся когда-то давно разрыве пейзаж представлял собой самую обычную пустыню. Яркий свет пробивался из дыры, хорошо освещая всё вокруг неё.

— Очень похоже на мир, который я видел в сне-яви со стариком… — пробормотал я, подходя ближе к проёму и выглядывая наружу. — А это ещё что?

— Во-у-у, — вторил мне Белый Тигр, подойдя ближе к невидимому барьеру.

Впереди, в нескольких десятках километрах, я увидел…башню? Не знаю, как правильно это назвать. Огромный шпиль, уходящий в небеса и теряющийся где-то в далеко, в голубой дымке атмосферы. Не знаю, что это такое, но эта штука, такое ощущение, была невероятно высокой и мою мысль тут же подтвердил Седьмой.

«Носитель, у меня есть все основания полагать, что башня может достигать в высоту несколько сотен километров».

«Ещё раз?» — я думал, мне показалось, но нет.

«Судя по всему, здесь использована магическая технология «прокола» реальности и это сооружение уходит своей вершиной в какой-то иной мир, а там, в свою очередь, в другой», — пояснил конструкт.

«Как нить, соединяющая бусы? Что-то типа этого?» — спросил я, одновременно передав информацию Белому Тигру, который так же, как и я, оказался сильно удивлён услышанному.

«Да, подходящая аналогия, Носитель», — тем временем согласился со мной Седьмой. — «Сама по себе технология «прокола» была известна Создателям, но, чтобы использовать её подобным образом, для этого нужно обладать очень высоким уровнем развития технологии, куда выше того, что был у Создателей».

«Значит, это Инициатива Трибунал», — высказал я довольно очевидную мысль. — «Но зачем они построили настолько колоссальное сооружение и для чего оно предназначено, у меня нет представления».

Да уж, впечатляет не то слово. Но вот ещё вопрос, что это за место? Я никогда не слышал о таком мире… среди тех, что когда-либо соединялись с Серебряным, не было подобного. Был Алый мир, но там после произошедшей катастрофы пустыня оставалась отравлена магической силой, передвигаться по ней без защиты было довольно тяжело, здесь же я не видел никаких признаков заражения.

«Возможно это родной мир инициативы Трибунал?» — предположил магический конструкт.

«В каком смысле? Родной мир Трибунала — это Оранжевый, разве не так?» — мысленно удивился я, продолжая разглядывать уходящий вы синюю высь неба башню,

«А что, если эти предположения были неверны, Носитель? Мы знаем, что Трибунал противодействовал расслоению миров Соцветия, и судя по тем постройкам вашего мира, он, похоже, взаимодействовал со всем Соцветием, чтобы помочь ему в защите своих границ от скульпторов и изнанки. Возможно, Оранжевый мир являлся таким же кусочком обороны инициативы Трибунал. Об этом же говорит связь Золотого мира с Создателями. Когда мы только появились в Золотой школе, я обнаружил присутствие технологий Создателей в барьере вокруг города и школы, это можно объяснить только тем, что, когда-то миры Соцветия были связаны куда сильнее, чем сейчас».

«Твои слова выглядят логично, но это всё ещё просто предположения. Как ты любишь выражаться, у нас мало данных», — возразил я ему. — «В любом случае мне бы хотелось взглянуть на этот шпиль поближе…»

«Да, Носитель. Согласен с вами».

В этот момент я заметил, как от башни откололся приличных размеров кусок, и рухнул вниз, подняв вихрь песка. Похоже, её состояние оставляло желать лучшего.

Ладно, нужно возвращаться. Закончить с автодоком и уже попробовать запустить одну из стандартных программ диагностики и помощи. А ещё узнать, что там решили Оцелоты.

Вернувшись в медблок, я обнаружил там проснувшуюся Славу. Круги под глазами девушки ясно говорили о том, что восстановиться нормально она так и не смогла.

— Как ты? — спросил я у неё, подходя к терминалу и садясь за стул.

— Если не считать того, что зверски голодна и у меня невозможно раскалывается голова, то просто отлично, — криво усмехнувшись, ответила она. — Убила бы за чашку горячего кофе.

— Иш`кафэль, — обратился я к Белому Тигру, что всё ещё был неподалёку, с интересом рассматривая инструменты автодока. — Пожалуйста, можешь разыскать Алису и передать ей, чтобы пришла сюда? Слав, погоди немного, сестра покажет тебе, где можно перекусить и, конечно, выпить кофе.

— Буду очень признательна, — кивнула она, двинувшись в сторону туалета. — А я пока немного приведу себя в порядок.

— Опять я за посыльного, — прогудел между тем тигр, отвлекаясь от своего «увлекательного» дела.

— Не ворчи, я попросил вежливо, — не удержался я от шпильки в сторону фамильного бога и, проследив за тем, как белая спина «оскорблённого» Иш`кафэля пропадает в дверном проёме, покачал головой. Последнее время поведение тигра сгладилось, но, похоже, он вновь возвращается к своей привычке бухтеть по поводу и без.

Алиса пришла спустя где-то десять минут и забрала с собой Славу, которая к этому времени как раз закончила с приведением себя в надлежащий вид, а я вернулся к своему занятию, поглощению знаний, если это, конечно, можно было так назвать.

Наконец, спустя час я с облегчением откинулся на спинку стула и глубоко выдохнул. Седьмой считал большую часть имеющейся документации и сейчас проводил её анализ для дальнейшего использования. Ничего сложного? Для магического интеллекта, вероятно, а вот для человека совершенно точно нет.

«Носитель, мне удалось найти и сопоставить информацию по работе автомата под названием автодок, и я готов к его использованию», — сказало он спустя некоторое время, прервав внезапно нахлынувшую на меня апатию.

«Отлично!» — я поднялся с места и, подойдя к больничной койке, на которой лежала находящаяся без сознания Юлия, подняв её на руки, перенёс на кушетку с автодоком. Слава, за что ей большое спасибо, уже переодела девушку в специальную бумажную «робу», с которой умел работать автодок, поэтому дальше мои действия касались лишь настройки компьютера и режима работы программы.

Руководствуясь советами Седьмого, я настроил программу автодока и после некоторой паузы нажал подтверждение исполнения на консоли. Манипуляторы автодока тут же пришли в движение. На экране появились строчки результатов производимых манипуляций на языке Трибунала. Программа исправно работала, проводя диагностику. Согласно утверждениям Седьмого, после диагностики она начнёт проведение комплексного лечения, исходя из тех результатов, что покажет эта проверка.

С каждой секундой скорость манипуляторов, выполняющих над Юлией какие-то действия, увеличивалась, и даже моим взглядом за ними оказалось трудно уследить. Логи информации строчками шли по экрану, говоря о том, что программа диагностики работает исправно.

— Ну, сейчас мы сделали всё, что можно, осталось лишь ждать, — прокомментировал я происходящее. Согласно имеющейся у меня информации, сама процедура был небыстра, и если диагностика могла продлиться больше пяти часов, то лечение в несколько раз дольше, особенно такого количества травм.

Отойдя от автодока, я присел за стул, наблюдая за действиями механизма Трибунала. Как ни крути, а до такой технологии кланам и гвардии всё ещё было очень далеко.

Слава в сопровождении Алисы появилась спустя некоторое время. Войдя, обе девушки с удивлением застыли на пороге, смотря на работающего автодока. Обе хоть и знали, что я планировал, оказались не готовы к тому, что увидели. Да и, надо признаться, я и сам всё ещё до конца не верил в то, что видел. Автодок ещё больше ускорился и сейчас исполнял по несколько задач в секунду.

— Ты таки запустил эту штуку? — сказала Слава, подходя к работающему автодоку.

— Как видишь, — кивнул я. — Не утверждаю, что это было просто, но всё работает.

— Технологии этого места впечатляют, — заметила Алиса, подходя ко мне. — Твои бывшие товарищи ждут в столовой. Ты, кажется, собирался с ними в это время поговорить?

— Да, точно, — кивнул я, хотя внутренне единственным моим желанием сейчас было рухнуть в постель и поспать хотя бы пару часов. Бессонная ночь после не самого простого предыдущего дня свалит любого, а я и так уже пару раз воспользовался помощью Седьмого, чтобы слегка себя подстегнуть и прочистить голову ото сна.

Войдя в столовую, я ощутил напряжение, которое, казалось, витало в воздухе. Оцелоты в напряжении молча сидели за столом. Такое ощущение, что во время обсуждения дальнейших планов они поругались. Ну, или, по крайней мере, придерживались разного мнения…

— Итак? — спросил я, подходя к репликатору и создавая простой лёгкий завтрак с кофе. — Какое решение вы приняли?

— Кхм-м, — прочистив горло, начал говорить Костя, как лидер, он взял ответственность на себя. — Мы долго спорили и обсуждали твоё предложение почти всю ночь. Мнения разделились. — На этих словах он бросил взгляд на хмурую Василису. — Что ж, Алексей решил присоединиться и помочь тебе. То же самое касается и Фомы. В этом он был категоричен. Как ты понимаешь, Василиса не захотела рисковать, тем более после того, что ты сделал в Золотом мире, и уходит прямо сейчас. И надо сказать, что я с ней полностью согласен, Ян. Однако… однако я всё равно решил дать тебе шанс, тем более что всё ещё несу ответственность за группу.

— Хорошо, я понимаю, — невозмутимо кивнул я и повернулся к Василисе. — Раз уж ты отказалась, пойдём, я проведу тебя к выходу.

Девушка кивнула, встав из-за стола. Весь путь до холла мы проделали в тишине. Василиса не собиралась ничего говорить, я тем более. Положа руку на сердце, мы и знакомы-то были всего ничего, и то, что она решила уйти, вполне ожидалось. Как и то, что она может сразу отправиться в гильдию с рассказом о Связи Единства. Правда, что она там собралась рассказывать, и поверят ли ей, оставалось вопросом. Впрочем, мне было всё равно.

После того как девушка покинула Связь Единства, я вернулся к оставшимся Оцелотам.

— Спасибо за то, что решили помочь, понимаю, что вы доверились мне, даже несмотря на прошлые ошибки. Спасибо. Начнём рейд сегодня, через десять часов. Постарайтесь подготовить свою экипировку к этому времени.

— Ян, у меня практически закончились заряды к метателю, — поднял руку Фома, и вновь я удивился тому, что в его голосе не слышалось раздражения и обычной язвительности.

— Это не проблема, у меня есть небольшой запас зарядов к метателю.

— Отлично, — кивнул довольно стрелок.

— Это будет Сиреневый мир, я правильно понял? Ты же об этом вчера говорил? — уточнил Костя, смотря на меня.

— Да, всё верно, как я вчера и говорил, вашей задачей будет только удержание и защита периметра врат, чтобы мы с Алисой могли вернуться и не оказаться перед закрытым порталом.

Конечно, можно в любой момент вернуться через проход Связи Единства, но протащить через него орнитоптер невозможно. Мне хватило и того, что я потерял одну машину возле города В. Не говоря уже о том, что большие грузы через проход Связи Единства особо не потаскаешь. А насчёт того, что большой груз мог вполне появиться, у меня были кое-какие надежды, связанные с тем, что все порталы Серебряного мира из Связи вели к постройкам Трибунала. Возможно, это же было верно и для других миров? Если удача и в этот раз улыбнётся нам с Алисой, мы можем наткнуться на нетронутые базы Трибунала? И чем изнанка не шутит, найти там, наконец, уже мастер-пароль. Но что-то я размечтался.

— Хорошо, — кивнул Костя. — И ты, кажется, говорил, что ближайшая местность вокруг врат остаётся за нами и все находки мы можем оставлять себе?

— Всё верно, главное — следите за безопасностью врат.

— Отлично, мы согласны.

«Ну, вот и замечательно», — я мысленно улыбнулся.

* * *
Белый Дракон смотрел на основательное здание в несколько десятков этажей, расположенное на территории одной из баз императорской гвардии. На бумаге все эти базы, расположенные возле города Т. должны были следить за порядком внутри города, а также обеспечивать поддержку Великому Клану Белых Драконов в отражении нападений при открытии врат, по факту же эти базы являлись ограничивающим фактором, который не позволял Великому клану действовать, исходя из своих интересов без ограничений.

«Длань и взор императора» — так неофициально называли все базы, построенные возле резиденций Великих кланов. По приказу правителя они могли обрушить на любую цель море огня, уничтожая провинившихся. Естественно, Великий клан просто так не уничтожить, и даже тот факт, что подобных баз поблизости от сильнейших кланов обычно находилось несколько, не отменяло этого.

Эта база отличалась от других построенных возле Белых Драконов. И по своей сути являлась самой укреплённой и опасной среди всех. Несколько сотен сильнейших гвардейских магов, тысячи воинов. Это не та сила, с которой можно было мириться у себя под боком. Но Белые Драконы терпели. Так было до того, как он стал главой, так оставалось после. Унизительно.

— Пора поставить на этом жирную точку, — кивнул глава Великого клана, поднимая перед собой руку и сосредотачивая в ней магическую силу. — Если долго дразнить дракона, он может выйти из своей пещеры.

С этими словами он сделал движение рукой, словно ударяя сверху вниз. Секунда, и на огромное, укреплённое магическими печатями здание рухнула его сила. Защита не продержалась и мгновения, лопнув словно мыльный пузырь, сооружение гвардии рухнуло, сложившись под действием невероятного удара, и вслед за ним по всей территории базы разлетелась смертельная магия, выкашивая всех, до кого могла дотянуться. Белый Дракон даже не пошевелился, в его глазах горело яростное пламя, а под ногами разгоралась в магическом пламени фигура. Он чувствовал, что среди пылающих руин ещё теплилось несколько очагов жизни, маги императора не зря ели свой хлеб, но главе было плевать. Он продолжал вливать в фигуру под ногами магическую силу, уничтожая уже подземные коммуникации базы. Уничтожить всё. Любое сопротивление.

Война объявлена.

Глава 15. Непроницаемый

Мои предположения о том, что все врата внутри Связи Единства связаны с постройками инициативы Трибунал, похоже, оказались верны. Сразу после их открытия мы оказались на характерной для Сиреневого мира каменной площадке. В том смысле, что местность вокруг портала, такое ощущение, пришла из какого-то сна сумасшедшего человека. Реальность вокруг перекручивалась самым причудливым образом, над собой, в небе, я видел какие-то городские постройки, искажённые и выгнутые в сторону. Они чем-то напоминали мне гигантские макароны. Не знаю, почему в голову пришла именно эта ассоциация, но теперь отогнать её уже никак не получалось.

Впрочем, интересного хватало и по обеим от врат сторонам. Справа от нас можно было заметить какое-то основательное здание, похожее на торговый центр, а вот слева, вдалеке, похоже, то, что я искал. Основательное здание высотой с десяток этажей, с вытянутыми узкими окнами-бойницами и толстенными бетонными стенами. Характерная архитектура Трибунала ясно говорила о том, кому принадлежит это здание. Правда, чтобы добраться до него, нужно было преодолеть довольно приличное расстояние через город, раскуроченный пространственными искажениями и разломами, деформированными с течением времени. Неприятно, но, благодаря моей значительно усилившейся чувствительности и возможностям Седьмого, обойти эти ловушки не составило особого труда.

К слову об изменениях, после здорового и нормального сна я с удивлением обнаружил значительные преобразования моей силы как физической, так и магической. Седьмой считал, что причиной этих изменений стало вмешательство поглощённой силы проклятого бога. Благодаря Звезде, который поглотил большую часть энергии, некоторая её доля досталась и мне… и даже этих «крох» оказалось достаточно, чтобы усилить закалку тела, прорвавшись к ступени «пробуждения энергии», а мой пятый круг, который всё это время оставался шатким и неустойчивым, из-за чего я потерял возможность нормально взаимодействовать с духом стихий, значительно укрепился. Настолько, что я стал явственно ощущать каналы стихийной магии не только в своём теле, но и на достаточно большом расстоянии вокруг себя.

Теперь я мог даже не использовать каркасы из простейших заклинаний, полученных ещё в Золотом мире, когда работал с магией, и бить исключительно чистой силой. Хоть это и было расточительно, но куда быстрее. Однако, стоит признать, что в плане эффективности всё равно первенство оставалось за плетениями, созданными Седьмым. Жаль только, использовать их мне так толком и не довелось. Даже во время битвы в городе В. я использовал лишь самые элементарные вещи, чтобы иметь возможность работать по противнику совместно с Алисой.

— Что-то многовато здесь искажений, — возле меня появился Костя, выйдя из-за спины. — Уверен, что хочешь продолжать рейд?

— Да, — уверенно кивнул я, не став распространятся насчёт своей чувствительности. — Просто охраняйте портал от местных тварей, и всё будет хорошо.

— Как знаешь, — пожал плечами лидер Оцелотов, отходя к вратам.

Я же подошёл к орнитоптеру, проверяя его. На этот раз Алиса не присоединилась ко мне, оставшись в Связи Единства. У нас появились гости, и оставлять их без присмотра мне не захотелось, да и не было особого смысла брать сестру с собой. С большинством опасностей я могу справиться и сам, а Белый Тигр поможет с разведкой. Главное, не потерять здесь орнитоптер, их у меня осталось всего два борта.

Я лишь мельком глянул на Оцелотов, которые сейчас выстроились возле врат, приготовившись к появлению возможных проблем. Пускай обычно портал и не подвергался серьёзным атакам, но случалось всякое, именно поэтому открытые врата обязательно должны были охраняться.

Удостоверившись в том, что группа сделает своё дело, я уселся в орнитоптер и, подняв его в воздух, направил в сторону здания Трибунала, видневшегося впереди. Хотя вопрос времени и пространства в Сиреневом мире стоял отдельно. Объект, визуально находящийся в паре сотен метров, мог в действительности запросто быть в дне пути, и наоборот. Без проводника, изучившего местное запутанное пространство, добраться до цели было не так просто. Если, конечно, у тебя нет Седьмого и должной чувствительности. Магический конструкт в такой ситуации оказался самым полезным «инструментом» из всех возможных, если можно было сказать о ИИ из Алого мира.

Он вёл меня через потоки искривлённого пространства-времени с уверенностью и лёгкостью, словно это не стоило огромного количества вычислений, производимых в считаные мгновенья. Фюзеляж орнитоптера скрежетал от того, что иногда я бросал его в самые настоящие пике, вынужденный быстро менять курс. Приходилось использовать все полученные за последние недели навыки пилотирования, чтобы провернуть подобное, но, как результат, уже через десять минут я смог приземлиться на достаточно ровную площадку перед строением Трибунала.

К тому же, пока мы летели, Седьмой смог обнаружить, помимо всего прочего, и то, ради чего, собственно, пришли в Сиреневый мир. Те самые изменённые «бессмертные фрукты», которые мы уже находили во время прошлого посещения. Важно на обратном пути не забыть забрать их.

Само строение Трибунала оказалось точной копией того, что было недавно найдено нами в горах родного мира. Небольшой опорный пункт, вот только по сравнению с тем, в котором мы с Алисой не обнаружили ровным счётом ничего, здесь всё было с точностью до наоборот. Внутри строения я обнаружил сотни истлевших скелетов, толстый слой пыли, нетронутые никем запасы, склад и, что главное, разблокированные терминалы. Очевидно, персонал базы не успел вовремя среагировать на атаку или катаклизм, когда-то произошедший здесь, и ушёл в мир иной вместе со всеми жителями Сиреневого мира.

Перед тем как зарыться с головой в разблокированные консоли, мы вместе с Седьмым проверили местные склады на предмет полезных вещей. Прежде всего это касалось «Сферума», который до сих пор оставался для меня полезным, хоть уже и не так, как это было на первых порах. Его весьма солидный запас в несколько сотен слитков находился на складе, здесь же мне удалось обнаружить, помимо стандартного оружия и экипировки, пару ящиков с необычным снаряжением, которое Седьмой назвал ловушками или капканами для сущностей. Странно, но в Связи Единства подобного я не встречал. Однако, судя по словам конструкта, в документации арсенала описания ловушек встречались. Их главным предназначением считалось противодействие проявлениям изнанки. Не знаю, насколько эти шутки могли быть эффективны против кого-то из числа когорты, но иметь подобное снаряжение у себя я посчитал нелишним, позже захвачу его с собой вместе со «Сферумом».

Но самое интересное ждало меня, конечно, в главном зале, где все без исключения консоли оказались разблокированы, и я мог лишь мысленно воспеть хвалу Трибуналу за то, что они не ввели такой необходимой для безопасности функции, как автоматическая блокировка по времени.

Прежде всего, достаточно было войти в один из терминалов, как меня встретило оповещение инициативы Трибунал:

«Внимание! Вторжение на территорию ключевых столпов. Уничтожение постоянных темпоральных стоков 21 из 21. Нарушение потока причинности. Расслоение реальности 74 %. Запущен каскадный парадокс. Критическое нарушение целостности временного континуума. Запуск протокола «парадокс» невозможен. Запуск протокола «второй шанс» — провал в связи с отсутствием целых установок ПТС. Нарушение связи с инициативой Трибунал! Нарушение периметра!»

— Похоже, у них не было и шанса, — сказал мне Белый Тигр.

— Да, исходя и того, что указано в логах, всё произошло практически мгновенно, они даже понять ничего не успели, как всё уже было кончено, — согласился я с ним, изучая данные в консоли.

— А есть информация, из-за чего это произошло?

— Вероятно, удар одного из Скульпторов уничтожил все установки ПТС, те самые, которые мы видели в комплексе Белых Драконов. После этот же скульптор или другой, не знаю, нанёс свой удар во времени, создав множественные парадоксы, и этот мир не выдержал такого, превратившись в живое воплощение застывшего и перекрученного пространства-времени. По крайней мере, так об этом говорит Седьмой.

— А что люди?

— А что они? Оказались в ловушке пространства-времени, превратившись в призраков, бродящих по этому миру в вечном цикле. Если подумать, самая страшная судьба…

— Да уж, — согласился со мной тигр.

Теперь становилось понятно, как этот мир превратился в то, что мы сейчас видим. Мысленно выдохнув, я углубился в изучение терминала. Время от времени я ощущал поблизости присутствие местной хищной фауны, но благодаря Белому Тигру, который внимательно следил за распечатанным входом опорного пункта. Мы с Седьмым погрузились в отчёты, схемы и данные консолей. Судя по тому, что удалось понять, — эта консоль принадлежала ранее специалисту связи. Здесь имелся прямой доступ к специальному интерфейсу, который Седьмой назвал «решёткой», в прошлом он позволял связаться с инициативой Трибунал, но сейчас лишь молчал, демонстрируя показатели «отсутствия устойчивого канала».

Помимо этого, в консоли мы смогли найти множество информации по Сиреневому миру до катастрофы, которая сейчас казалась не самой полезной и нужной. Я не стал надолго задерживаться на этом. Среди кучи хлама, ненужных и уже малополезных отчётов удалось найти кое-какую информации о самой инициативе Трибунал. Правда, не скажу, что стали понятнее причины их поражения. Однако сама по себе информация была интересной.

Инициатива «Трибунал» — это человеческая организация, созданная для противодействия воздействию сильнейших Скульпторов Реальности на родной мир, а позже на появившееся соцветие миров. Основными противниками Трибунала были указаны все без исключения Скульпторы Реальности и порождения изнанки, она же бездна в интерпретации самой инициативы.

А затем мой взгляд упал на строчки ниже.

— Ой-ёй, — вырвалось у меня. — Ну, дед, ты и заварил кашу…

— Что? Что там? — «бдящий» за выходом тигр появился возле меня, заглядывая в монитор консоли.

— Ты так следишь за моей безопасностью?

— Не нуди, Ян. Выход закрыт, и я проверил все окрестности вокруг опорного пункта, здесь, кроме мелочи, с которой справится и деревянный значок, ничего не водится. Так что ты узнал?

— Ну, если верить тому, что здесь написано, инициатива «Трибунал» — это частная организация, которая получила силу и влияние благодаря контакту с существом или существами под названием «Непроницаемые». Им поклонялись и считали защитниками человечества. И вот что занятно, они находились где-то за пределами Соцветия миров и не могли обычным способом получить доступ к нему. Здесь указывается, что «Непроницаемые» являются могущественными сущностями со способностью к изменению реальности на уровне самых сильных Скульпторов. Или даже сильнее.

— Считаешь, речь идёт об Утренней Звезде? — понял тигр.

— Всё верно, либо о нём, либо о его сородичах, я так и не понял, во множественном или единственном лице здесь упоминаются эти «Непроницаемые». Согласно тому, что здесь написано, инициатива «Трибунал» под конец существования этого опорного пункта оказалась перед угрозой уничтожения из-за действий нескольких объединившихся Скульпторов. И создания Шпиля. Вероятно, той штуки, что мы недавно видели. Теперь уже очевидно, что её строил не «Трибунал»… В любом случае, для того чтобы переломить ситуацию, инициативе были переданы магические схемы Связи Единства. Здесь имеются в виду схемы магических потоков. А теперь самое важное.

Я посмотрел на притихшего тигра.

— Главным назначением Связи Единства являлся призыв «Непроницаемого» внутрь Соцветия. Тот самый гроб, что мы с тобой видели. И, очевидно, у Трибунала получилось это сделать. Дед правильно считал, что Утренняя Звезда — сущность из-за пределов Соцветия, но вот касаемо её силы он сильно ошибался. Если я всё правильно понимаю, то Звезда способен без труда поглотить изнанку Соцветия вместе со всеми её тенями и сущностями, находящимися там. Именно для этого инициатива и хотела призвать его…

Я глянул на тигра, по его помрачневшему виду стало понятно, что оказаться поглощённым он не сильно хотел.

— И почему же они тогда его не призвали ещё тогда? — спросил Иш`кафэль.

— Ну, оказалось, что души людей по своей сути ничем не отличаются от теней изнанки, — я не удержался и усмехнулся, ткнув пальцем в монитор консоли. — Здесь говорится, что «Трибунал» хотел собрать большой совет для того, чтобы решить, использовать ли «Непроницаемого» в войне со Скульпторами или нет. К сожалению, узнать, что они решили, невозможно, Сиреневый мир к этому времени уже накрыла волна искажения…

— Таким образом, тварь внутри тебя потенциально может «съесть» всё человечество, если дать ей освободиться, весёленькая перспектива, — хмыкнул Иш`кафэль. — Понять бы теперь, чем руководствовался Александр, решив посадить её в тебя.

— Да уж, — согласился я с ним, продолжая изучать имеющиеся данные. Правда, для этого пришлось искать консоль с допуском выше, чем обладал рядовой связист, но и здесь нам улыбнулась удача. Как и другие терминалы, компьютер командующего опорным пунктом оказался разблокирован, жаль, для того, чтобы сесть за него, пришлось откатить в сторону стул с останками бедолаги управляющего.

На этот раз информации в консоли даже о той же Связи Единства оказалось куда больше, хотя она всё ещё носила довольно поверхностный характер. Итак, выяснилось, что объект с такими интересными свойствами «соединения» со всеми имеющимися мирами использовать исключительно для одного только «вызова» нецелесообразно. И «Трибунал» воспользовался этим, фактически создав невероятное сооружение.

Сама по себе Связь Единства — это экстрамерная аномалия, напрямую связанная с каждым миром Соцветия. Её функцией, помимо призыва, указывалась стабилизация реальности Соцветий и остановка дальнейшего расслоения изнанки. Для этого «Трибунал» использовал тела пленённых Скульпторов, большинство из которых относились к человеческому виду, а другие проделали над собой некоторые «улучшения». Здесь же мне удалось выяснить больше об организации самих Скульпторов. Которой, можно сказать, не было.

Оказалось, что подавляющее большинство существ с абсолютной, выходящей за пределы человеческого понимания, силой были попросту не способны взаимодействовать друг с другом. Даже под угрозой уничтожения. Индивидуалисты и эгоисты, если бы речь шла о людях. Скульпторы Реальности оказались в ситуации, когда их большая часть настолько инфантильна и подозрительна, что они отказывались сотрудничать или предпочитали действовать самостоятельно.

Ещё одна значительная их часть сразу после обретения невероятной мощи в силу самоуверенности полезла изменять себя, при этом часто мало понимая, что конкретно они делают. Это привело к тому, что многие из них перестали в строгом смысле считаться людьми, а также к искажению их психики.

Таким образом, лишь небольшая горстка Скульпторов Реальности смогла объединиться и создать то, что сейчас называют изнанкой, а ещё уже упоминавшийся мной великий Шпиль, о котором в базе данных этого опорного пункта оказалось очень уж мало информации…

«Носитель, мне удалось найти перечень мастер-паролей для Сиреневого мира», — подал голос Седьмой выведя меня из задумчивости, и одновременно с ним проснулся ещё один голос, обладателя которого я сейчас меньше всего хотел слышать.

«Парень, пора уже выплачивать свой долг».

Глава 16. Приближаясь к краю

Ночь. Город З. сгорал в огне. Пять сильнейших магов гвардии при поддержке отряда опытных воинов пытались оттеснить группу стражей, которую возглавлял полноценный адамант (2). Небо раз за разом озарялось яркими огненными вспышками, разрываясь оглушительным грохотом, от которого большая часть окон зданий, находившихся в центре, в первые же минуты повылетала, словно они были не из укреплённого магией стекла, а из самого обычного.

База гвардии и весь прилегающий к ней район в один миг превратились в настоящее поле боя. На гвардейцев напали неизвестные существа, похожие на двуногих ящериц. Имея невероятную силу и живучесть, в первые часы они буквально снесли передовые силы императора, посеяв хаос в рядах его лучших воинов, однако это продолжалось недолго. Сработала выучка и дисциплина, вдалбливаемая солдатам с малых лет. Благодаря этому, они смогли перегруппироваться и дать отпор неизвестному противнику. Именно тогда стало понятно, что вместе с монстрами в бой идут стражи кланов, среди которых были даже представители Великих кланов.

Рядовой Галиль оказался в числе тех, кому повезло выжить после первого, самого сокрушительного и неожиданного удара. Сейчас он под руководством одного из выживших сержантов, собравшего таких же, как Галиль, целых гвардейцев, удерживал один из бункеров центральной базы гвардии города. Удалось выяснить, что нападавшие монстры, помимо всего прочего, способны инфицировать людей и делать их такими же, как и они сами. К сожалению, выяснить это удалось слишком поздно, гвардейцы сейчас едва держались, лишь чудом обороняя территорию от прорыва.

Очередной взрыв над головой рядового заставил того втянуть голову в плечи и сосредоточиться на том, что он видел впереди. Остановить тварей удавалось лишь тяжёлым и крупнокалиберным оружием, даже штатные гвардейские винтовки не всегда пробивали их шкуру, чего уж говорить о чём-то более серьёзном. А снаряды к Метателям были слишком дефицитны, чтобы раздавать их обычным рядовым.

— Идут! Приготовиться! — крик сержанта прервал мысли Галиля. Он глубоко вздохнул прохладный ночной воздух, стиснув покрепче свою винтовку. Пускай его оружие и не способно остановить тварей напрямую, но, если постараться и попасть в глаза или другую слабую точку на теле, это гарантированно убьёт ящериц, а значит, всё возможно.

Где-то далеко впереди мелькнула серая тень, и рядовой тут же выстрелил на это движение, пронзительное шипение сказало ему, что он попал, но совершенно точно не убил и, скорее всего, даже не ранил. Ещё движение — выстрел. Он действовал как автомат, делая то, чему учился большую часть своей жизни. Обойма закончилась, замена, щелчок передёргивания затвора, выстрел. Шипение тварей звучит в ушах уже привычно. Выстрел.

— Приготовиться к ближнему бою! Скоро они будут внутри! — крик сержанта.

Галиль отходит от окна-бойницы и берёт штатный короткий меч из небесного металла — лучшее оружие ближнего боя. Пускай он всё ещё остаётся воином с серебряным значком, его сила уже на уровне золота. Пора показать, что он не зря всё это время тренировался. С лёгким шелестящим звуком клинок извлекается из ножен, а гвардейцы перераспределяются по пятёркам. Стандартная имперская тактика. Бункер сотрясает колоссальной силы удар, твари уже здесь.

* * *
«Как видишь, Утренняя Звезда, я немного занят, это может подождать? К тому же мы сейчас находимся в Сиреневом мире», — мне удалось сохранить самообладание.

«Можешь не учить меня, я и сам всё прекрасно вижу, — в ответ хмыкнул тот. — Делай то, что нужно. Пора выплачивать долг».

Я мысленно выругался. Не раньше — не позже.

— Иш`кафэль, вернись к вратам, скажи, что мне нужно задержаться на двадцать четыре часа здесь, — попросил я Белого Тигра, который удивлённо дёрнул хвостом и вопросительно взглянул на меня. — Наш друг решил потребовать свой долг.

— Понятно, — тигр кивнул, мгновенно поняв, о ком веду речь.

«Хорошо, Утренняя Звезда, у меня есть одно небольшое условие», — между тем обратился я мысленно к нему.

«Я слушаю».

«Верни меня сюда же, после того как закончишь. И я хочу помнить всё, что ты делал в моём теле».

«Это две просьбы. Однако я в любом случае второе твоё желание исполнить не смогу. Это невозможно. Что же до того, чтобы вернуть тебя сюда, то хорошо. Я не против».

Я выдохнул. Жаль, хотелось лично увидеть, что собралось делать это существо в моём теле. Хорошо, хоть оставался Седьмой. Магический конструкт должен по возможности полно запомнить всё, что будет происходить во время захвата моего тела Звездой.

«В таком случае дай мне закончить здесь, и я верну тебе долг», — пока у меня есть ещё время, нужно быстро осмотреть оставшиеся терминалы и помещения опорного пункта. Уверен, после возвращения мне тела, как обычно, ощущать я себя буду не очень хорошо.

«Только недолго», — согласился Звезда.

Пришлось действовать максимально быстро, так, чтобы успеть сделать хотя бы часть задуманного. Прежде всего это касалось терминалов, мы с Седьмым просмотрели наискосок их все. Здесь приходилось полностью положиться на магический конструкт и на его способность фиксировать новую информацию. Естественно, говорить о том, что была отсмотрена вся информация, нельзя, хоть консоли Трибунала и были исключительно рабочими инструментами, но на них всё равно имелось много ненужного для меня хлама, например, всё, что касалось Сиреневого мира или персонала базы, казалось практически бесполезной информацией. В любом случае, после того как все консоли были мной проверены, я направился в каюты. В прошлый раз у меня получилось раздобыть там очень много «Сферума», не знаю, зачем в жилых помещениях держать такие запасы этого полезного ресурса, но я рассчитывал на то, что и здесь будет примерно то же. Жаль, но моим ожиданиям не суждено было сбыться. Кроме всего пары слитков, я так ничего интересного и не нашёл, куча барахла, электроника непонятного назначения и истлевших скелетов бывших хозяев — не все находились на дежурстве, когда произошла катастрофа.

В местный арсенал мы смогли пробраться благодаря получению мастер-пароля командующего опорным пунктом, и там нас ждал ещё один сюрприз. Помимо тех вещей, что навалом уже имелось в Связи Единства, в местном арсенале я обнаружил заботливо упакованные ряды авторучек, практически полной копии наших инъекторов, которые используются и гвардией, и кланами, и даже гильдией наёмников. Вот только не уверен, что «коктейли» внутри них были той обычной бурдой, что делали у нас. С этим придётся разбираться походу, но то, что я не оставлю эти штуки здесь, — факт. Посмотрим, что по этим штукам есть в терминале медблока, уверен, в Связи Единства должна быть информация по всем вариантам инъекторов. А ещё неплохо бы обыскать сам медблок на предмет подобных штук…

После этого я с горем пополам вынес ящики со «Сферумом», ловушками, найденными мной на складе, и наборами инъекторов и погрузил их в орнитоптер. Теперь вроде бы всё.

«Ладно, можешь забирать тело», — наконец, сказал я, убедившись, что всё, что можно было сделать, сделано.

«Отлично», — мне показалось, или в словах Звезды послышалось облегчение?

* * *
Ян изменился. Стороннему наблюдателю, если бы он оказался поблизости, это изменение было бы сразу заметно. Молодой человек застыл на секунду, вокруг него начала закручиваться магическая энергия, невидимая для обычного глаза, но более чем ощутимая для любого мало-мальски сильного мага. И с каждой секундой плотность этой энергии росла. Это неуловимо напоминало силы проклятого бога, только вместо магии смерти здесь использовался совсем другой принцип, далёкий от проклятой энергии. В какой-то момент, когда плотность собранной силы стало настолько большой, что воздух вокруг Яна начал искажаться и преломляться, словно под действием разрушительного воздействия Сиреневого мира, Звезда повернулся и уверенным шагом направился прочь из опорного пункта. В отличие от того, как это было с Яном, этому могущественному существу не было дела до понятия безопасного пути. Он сам был способен создавать этот безопасный путь.

Звезда появился возле самого края «острова», где находился опорный пункт, и задумчиво посмотрел на поле искажения. Ранее Ян смог попасть сюда, используя силу Седьмого и орнитоптера, однако Звезда и не думал повторять это. Он словно бы что-то искал, всматриваясь в плавающие среди перекрученного пространства острова с нормальной временной и пространственной структурой. Наконец, словно бы что-то найдя, Утренняя Звезда сделал шаг вперёд, перешагнув невидимую преграду и не обращая никакого внимания на магический хаос, закрутившийся вокруг него. Реальность колыхнулось и под действием силы Звезды стала стремительно уплотняться, фактически существо, бывшее когда-то Яном, сейчас на ходу создавало вокруг себя устойчивый мир, с нормальными правилами, действующими в нём. При этом каждый шаг молодого человека, благодаря специальному пространственному искажению, которое создавал Звезда, позволял ему пересекать несколько километров за раз.

Шаг за шагом существо уходило всё дальше от опорного пункта и открытого портала к только одному ему понятной цели.

В какой-то момент впереди показалось серое бесформенное облако, которое, если присмотреться, позволяло различить в нём очень сильную сущность. Многие имперские эксперты могли бы обозначить её как минимум класса Бина или даже Малахут. Звезда бросился вперёд, в один миг оказавшись возле сущности и не обращая никакого внимания на всплеск убийственной магии, которая была направлена на него, вонзил руку прямо в желеобразное тело сущности. Миг, и вот уже по бесформенному облаку прокатывается сильная дрожь, похожая на судороги. Звезде хватило нескольких секунд, чтобы осушить сущность, полностью поглотив её.

Закончив с этой сущностью, Звезда о чём-то задумался, погрузившись в себя. Наконец, он поднял взгляд, пристально уставившись куда-то вперёд. Секунда, и вот уже на его лице появилась кривая и неумелая улыбка.

— Нашёл, — сказал он вслух.

Утренней Звезде хватило меньше часа на то, чтобы добраться до места, которым оказалось одно из сооружений инициативы «Трибунал», если бы Ян сейчас был в сознании, он бы непременно узнал в этом сооружении копию Титанового Города. Уж слишком была характерна форма огромного куба из небесного металла. Вот только, в отличие от Титанового города Оранжевого мира, это колоссальное сооружение оказалось наполовину разрушенным. Причём характер повреждений здесь был таков, что можно было с уверенностью сказать о том, что куб буквально вывернуло изнутри, и что могло стать причиной подобного, оставалось лишь гадать.

Впрочем, Звезде всё это было безразлично, он за пару секунд пересёк расстояние, отделяющее его от полуразрушенного Титанового города, и приземлился возле самой большой дыры, оставшейся после уничтожения сооружения Трибунала.

Крошево из камней, стекла и остатков небесного металла хрустело под его ногами, когда он шёл к одной ему ведомой цели. Звезда наслаждался необычным ощущением живого тела. Звуки, свет, оттенки, даже чувство твёрдой поверхности под ногами несли в себе невероятный соблазн… и, если бы на другой чаше весов не стояло другое, куда более сильное чувство, смог бы он удержать себя? Возможно, что и нет.

Остановившись возле одного из темнеющих провалов, Звезда пару секунд всматривался в него, словно сверяясь со своим внутренним ощущением направления. Темнота, непроглядная и плотная, уходящая на многие метры вниз. Будь здесь даже сильнейший маг уровня Опоры Мира, ему бы не удалось пробиться своими чувствами восприятия через эту непроглядную темень. Однако Утренняя Звезда уже через несколько секунд просто шагнул вперёд, в мгновенье ока рухнув в темноту.

Он приземлился на дне глубокого колодца, образовавшегося после какого-то невероятного взрыва, спустя несколько секунд свободного падения. Боевая броня выдала каскад предупреждений, погасив инерцию падения, но Звезда даже не поморщился. Он осмотрелся вокруг, нисколько не смущаясь темноты, которая не являлась для него какой-то преградой. Наконец спустя пару секунд он двинулся в один из видневшихся проходов. Утренняя Звезда уверенно шёл коридорами полуразрушенного Титанового города, руководствуясь исключительно собственным внутренним ощущением направления.

Поворот за поворотом, коридор за коридором, лестница за лестницей он спускался всё ниже и ниже, иногда ему приходилось использовать силу, чтобы расчистить перед собой множество завалов, преграждающих путь, а в какой-то момент и вовсе создать собственными «руками» тоннель в несколько сотен метров. Наконец спустя пару часов он добрался до центра Титанового города. Того, чего так и не удалось достичь ни одному рейду Серебряного мира. Звезда остановился перед огромными двустворчатыми вратами, установленными в огромном кубе, который находился ровно в центре строения Трибунала.

Сами врата хоть и не были ничем украшены и казались, в отличие от самого куба и всего Титанового города, сделанными из обычного чёрного металла, при этом на них можно было различить письмена, далёкие от всех известных языков Соцветия миров. Эти выгравированные на вратах письмена мерцали ровным алым светом, привлекая внимание и неся в себе отчётливую угрозу.

Утренняя Звезда поднял руку, вокруг которой вспыхнула магическая сила. Мгновение, и дверь содрогнулась от невероятного удара, однако, несмотря на то что Звезда ударил своей полной силой, врата лишь слегка выгнулись, но устояли. Эта неудача не остановила его. Сила в руке вспыхнула вновь, и второй удар обрушился на дверь, а за ним ещё один и ещё. Врата сотрясались от череды атак, письмена вспыхивали алым, но всё ещё держались. Однако уже было понятно, что долго устоять они не смогут.

Обе створки оказались вогнуты внутрь и уже с минуты на минуту должны были рухнуть, что и случилось, правда, на это Звезде пришлось потратить ещё почти десять минут. В конце концов со страшным грохотом створки врат рухнули внутрь куба, подняв клубы пыли. Несмотря на то, что Звезда не сдерживался и бил своей полной силой, преграда смогла продержаться так долго.

Перешагнув через упавшие створки, молодой человек шагнул внутрь, оказавшись в полупустой комнате, посередине которой находился полупрозрачный стеклянный контейнер, очень похожий на те, что когда-то Ян вместе с Белым Тигром видели под землёй Золотой Школы. Стазис капсула, внутри которой застыл обнажённый человек. К этой капсуле вело огромное количество экранированных кабелей, которые, очевидно, не питали, а наоборот, извлекали из неё силу.

Утренняя Звезда подошёл ближе, всматриваясь в лицо замершего внутри камеры человека.

— Печальное зрелище… — с усмешкой вдруг сказал он. — Жалкая тень себя прошлого. Посмотри, в кого ты превратился, Рафаил.

Глава 17. Возвращение

Утренняя Звезда с усмешкой смотрел на заключённого в стазис-капсулу человека. Он находился здесь уже очень давно. Учитывая расслоение Сиреневого мира на тысячи отдельных реальностей, можно было сказать, что только этот «человек» находился одновременно в каждой.

Звезда поднял руку, прикасаясь к полупрозрачному стеклу капсулы. От этого оно начало вибрировать, магическая энергия волнами расходилась в разные стороны. Почувствовав что-то, Звезда отдёрнул руку, по которой тут же заструилась кровь.

— Ну надо же, потеряв почти всю силу, ты всё ещё способен на такие фокусы. — Звезда встряхнул рукой, исцеляя её, человек внутри стазис-капсулы, естественно, ничего ему не ответил. — И как только с таким потенциалом ты умудрился оказаться здесь, а?

Обойдя задумчиво вокруг полупрозрачного контейнера, он несколько секунд думал о чём-то своём, словно размышляя, как поступить дальше.

В следующую секунду магическая мощь вокруг Звезды закружилась плотным потоком, вырывая кабели, поглощающие силы человека внутри полупрозрачного контейнера и обрушиваясь на саму стазис-капсулу. На этот раз ему не пришлось использовать много сил, контейнер не выдержал очень быстро. По его поверхности пробежало множество трещин, и вот уже в следующий миг он лопнул, освободив находившегося внутри.

Человеческое тело рухнуло на холодный пол кубической камеры. Звезда несколько мгновений без эмоций смотрел на него, после чего присел рядом.

— И сразу пытаешься сбежать? — усмехнувшись, спросил он, поднимая руку над упавшим телом. — Так не пойдёт, Рафаил, нам надо поговорить.

«Нам не о чем говорить, Светоносный», — в его голове появилась яркая, словно вспышка света, мысль.

— А вот это мы ещё посмотрим, — улыбнувшись, ответил Утренняя Звезда. — Или ты думаешь, что в таком состоянии способен противиться мне? А теперь скажи, кто ещё из братьев находится сейчас в Соцветии?

Под взглядом Утренней Звезды тело человека, лежащего на холодном полу, начало содрогаться в конвульсиях. Шла незримая борьба двух разумов, но эта борьба была изначально неравна из-за плачевного состояния одного из них.

— Кто ещё, кроме тебя, смог пройти через хрустальную сферу? — не отступал Звезда. — И как давно это произошло?

* * *
Как и в последний раз моё пробуждение оказалось на удивление гладким. Словно и не было никакого захвата тела Звездой. В голове даже мелькнула мысль, что к такому и привыкнуть можно, но я сразу отогнал её прочь.

— Эй, Звезда? Ты здесь? — позвал я его вслух, но ответом мне была лишь тишина. — Ну нет, так нет…

Как и обещал Утренняя Звезда, я вновь находился в опорном пункте Трибунала. У меня даже возникло ощущение, что ничего не было, но оно быстро прошло, достаточно оказалось мысленно обратиться к своему телу. Оно хоть и не было выжато до капли, но всё же ощущало себя очень странно, словно Звезда поглотил ещё одного Тёмного Бога.

«Это не так далеко от правды, Носитель», — сказал Седьмой, услышав мои мысли.

«В каком это смысле? Поясни».

«В первые несколько часов Звезда поглотил существо очень высокого класса, вероятно, уровня Малахут, возможно, именно поэтому вы чувствуете себя не так плохо, Носитель».

«Вот как? И что он всё это время охотился за сильными сущностями изнанки или занимался чем-то другим? Сколько времени прошло с момента его захвата?»

«Около суток, Носитель. Однако в определённый момент меня отрезали от вашего восприятия, и я не смог продолжать наблюдать за действиями Утренней Звезды до самого конца».

«И что ты успел увидеть?»

«Звезда целенаправленно направлялся куда-то, походя высушив сильнейших существ изнанки, обитающих в Сиреневом мире. И судя по тому, что мне удалось увидеть, он направлялся к месту, очень похожему на один из Титановых городов Оранжевого мира. Для чего он туда направлялся и что делал внутри, мне, к сожалению, неизвестно. Но есть и хорошие новости, благодаря Звезде, мне удалось обнаружить неподалёку местоположение изменённых вечных фруктов».

«Предлагаешь по дороге к вратам наведаться туда?» — В моей голове вдруг появилась интересная мысль, которую я тут же попытался озвучить Седьмому: — «А что, если…»

«К сожалению, это невозможно, Носитель, — ответил тот, недослушав. — Сам путь я запомнил хорошо, однако у вас просто нет стольких сил, чтобы повторить его».

«Жаль, Титановый город мог бы оказаться полезным, особенно если он так сильно привлёк чем-то Звезду».

Чувствовал я себя относительно неплохо, потому добраться до орнитоптера не составило труда, как и поднять его в воздух. А вот уже, руководствуясь советами Седьмого, добраться до «вечного дерева» оказалось не самой простой задачей. Как ни крути, а недавнее присутствие в теле Утренней Звезды довольно сильно вымотало меня. Пришлось даже использовать тонизирующий коктейль из аптечки боевой брони, правда, уже через пару секунд у меня появилась запоздалая мысль о том, насколько это правильно, использовать медикаменты Трибунала, с учётом того, сколько времени они пролежали? Помереть от просроченных тоников, что может быть глупее в такой ситуации?

Само «вечное дерево» росло на небольшом пятачке земли, плавающем посреди перекрученного времени так, что, если бы я не оказался рядом, обнаружить его было бы невозможно. Как я понимаю, это и была причина, почему их практически не находили раньше. Похоже, деревья предпочитали расти вот в таких укромных местах, рядом с перекрученным пространством временем.

Само дерево казалось точной копией того, что я видел уже больше года назад. На нём росло больше дюжины созревших плодов. На этот раз контейнера для образцов у меня не было, потому пришлось импровизировать, закинув плоды в один из изолированных грузовых отсеков орнитоптера.

Возвращение к вратам прошло не без проблем, в какой-то момент на пути объявилась какая-то сильная тварь, похожая на бесформенное облако, и я уже думал, что придётся спасаться бегством, но всё обошлось, сущность по какой-то причине, лишь завидев нас, тут же бросилась наутёк, только её и видели. Седьмой предположил, что причиной было недавнее поглощение нескольких подобных сущностей Утренней Звездой. Вероятно, они хорошо чувствовали опасность, которую я представлял для их жизни, и потому спешили уйти как можно дальше. Это, к слову, давало кое-какую пищу для размышлений по поводу того, как на меня влиял Утренняя Звезда и его силы, ведь раньше ничего подобного не наблюдалось?

Судя по информации с терминала Трибунала, Утренняя Звезда куда опаснее, чем мне думалось раньше. Если всё, что было там написано, правда, то он запросто мог поглотить всё соцветие, если его выпустить, конечно. И здесь появлялся ряд вопросов — как мне не допустить этого? Возможно ли выгнать Звезду обратно и чего мне это будет стоить?

В любом случае сейчас первое, на чем следует сосредоточиться, — это возвращение Алисе памяти, а после уже придет время найти безопасное место в родном мире, где нам можно будет нормально жить. Странно, конечно, но лишь сейчас я задумался о том, а что дальше? Не так, как это было в Золотом мире после освобождения сестры, а уже по-нормальному. Последние несколько лет я жил лишь одной целью и никогда толком не задумывался о том, что будет, если смогу достичь своей цели. Положа руку на сердце, я не хотел об этом думать, боясь «сглазить» подобными размышлениями и считая мечты пустой тратой времени. Но действительность, вот она… так и что дальше, Ян?

Я вздохнул, помимо Звезды, у меня имелась ещё одна проблема, о которой не стоит забывать. И это, как ни странно, был Седьмой. Я заметил, что после того, как магический конструкт стал моим спутником, моё поведение изменилось. В основном это касалось каких-то стрессовых ситуаций, когда я по всем законам себя прошлого и логики должен был потеряться, испугаться или как минимум удивиться, этого не случалось.

«Седьмой, есть вещь, которая давно уже вертится у меня в голове, но как-то не было времени спросить», — мне вдруг пришла в голову одна мысль, которую стоило озвучить уже очень давно.

«Да, Носитель?» — конструкт тут же подал голос, и на этот раз он почему-то даже не потрудился прочитать мои мысли.

«В день, когда ты впервые заговорил со мной, тебе так и не удалось рассказать о том, для чего ты был создан, так?»

«На некоторые участки информации установлен блок», — согласился со мной Седьмой.

«Итак, я хочу разобраться с этим, мы сможем получить информацию о тебе и других экспериментах типа «магический соглядатай» в алом мире?»

«В теории такое возможно, — согласился со мной конструкт. — Но для этого потребуется получить доступ к исследовательским комплексам Создателей в Алом мире».

«Значит, помимо возвращения остатков памяти Алисе, выяснение твоих задач будет нашей следующей целью», — отдал приказ я.

Последнее время во мне уж слишком много звучало голосов, и с этим нужно было что-то решать, рано или поздно.

Наконец впереди показалась каменная площадка с вратами, которые, слава всем богам, всё ещё продолжали действовать. Приземлив возле них орнитоптер, я сразу же начал разгружать его.

— Помощь нужна? — ко мне подошли Алексей с Костей, Фомы нигде видно не было, возможно, обходил территорию или отдыхал за вратами. Как не видел я и Белого Тигра.

— Да, не откажусь, — кивнул я, передав Косте один из тяжеленных ящиков со «Сферумом». — А где Фома?

— Ну-у, он сейчас на пересменке и якобы отдыхает, а по факту опять вьётся вокруг твоей сестры, — хмыкнул в ответ лидер и без труда поднял сразу два тяжеленных ящика, боевая броня может и не такое.

— Понимаю, — я тоже заметил, как Фома крутится возле Алисы и то, как резко у него поменялся характер. — Были какие-то проблемы с удерживанием периметра врат?

— Поначалу пару сущностей заглянуло на огонёк, но не самых сильных, мы без проблем их уничтожили, после этого всё было тихо.

— Удалось найти что-то интересное поблизости?

— Да, неплохой куш, с учётом того, что на этот раз нас было всего трое, а не целый рейд — это самые лёгкие деньги из тех, что нам удавалось заработать.

— Это хорошо, — я передал груз с иньекторами Алексею. — С этим аккуратнее, хрупкая вещь. Кость, как насчёт рейда в Алый мир по той же схеме?

— Почему бы и нет? — кивнул лидер. — А у твоего клана имеются законсервированные врата в Алый мир?

— Ты же видел схрон? Большинство из врат запечатаны гвардией, но часть, включая Алый мир, рабочие, — спокойно соврал я, не моргнув и глазом.

— Завидую я клановым, конечно, — вздохнул он.

— Не завидуй, знал бы ты, чего мне стоило держать эти врата открытыми нужное время, — охладил я его пыл. — Защитная чаша с меня ещё не раз за это спросит.

После того как орнитоптер был переправлен обратно на Связь Единства, я смог немного выдохнуть. Прежде чем открывать проход в Алый мир, мы с Костей решили сделать перерыв в сутки, для того чтобы немного восстановиться и отдохнуть. Особенно это касалось меня. Сказать, что ноги с трудом держали меня, — ничего не сказать. Да и Оцелотам требовался отдых. Несмотря на то, что Сиреневый мир не был самым опасным местом, особенно при защите врат, эта работа в любом случае выматывала. Как ни крути.

Первым делом, после того как закончил с грузом и «парковкой» орнитоптера, я наведался в медблок, проверив, как там Юлия. К сожалению, она до сих пор не проснулась, а автодок время от времени оживал, производя какие-то манипуляции над её телом. Слава сказал, что за прошедшие сутки Юля так ни разу и не очнулась. Я заглянул в логи автодока, пытаясь разобраться, что он там пытался делать, и выяснил, что прогресс удаления проклятой энергии из тела Юли хоть и шёл, но слишком уж медленно, из-за чего искусственный интеллект время от времени оживал, контролируя процесс излечения девушки. К сожалению, говорить о быстром выздоровлении здесь совершенно точно было нельзя.

Алису я нашёл в столовой в компании, кто бы мог подумать, Белого Тигра и Фомы. И, судя по немного утомлённому лицу сестры, ей эта компашка уже немного надоела. Как ответственный брат я поначалу не хотел мешать им, но потом сжалился над ней.

— Алиса, ты мне нужна, — обратился я к ней и вышел из дверей столовой, ощущая на себе раздражённый взгляд Фомы, вот ведь, а я уже думал, он и правда исправился. Не удержавшись, я хмыкнул себе под нос, погасив зарождавшуюся улыбку.

— Спасибо, — поблагодарила меня сестра, появившись из дверей.

— Не за что, — не смог удержаться я от ухмылки. — Учись вслух говорить, что человек тебе надоел, или он от тебя не отстанет. Пойдём в зал управления, мне удалось раздобыть несколько мастер-паролей, возможно, получится разблокировать какие-то из терминалов Связи Единства, поможешь мне.

В зале управления меня ждал неприятный сюрприз. Антрацитовая сфера, на которой показывался отсчёт времени, в очередной раз изменила свои значения. Отсчёт уменьшился. Теперь уже до четырнадцати дней. Что-то приближалось, а я даже понять не мог что именно.

Мысленно выругавшись, я передал часть заранее записанных мастер-паролей Алисе, и мы приступили к попыткам получения доступа. У меня имелись большие сомнения, что у нас получится это сделать. Слышал, что на подобных режимных объектах часто делали плавающие смены паролей. Но попытка не пытка. Тем более что Трибунал противостоял не людям, а Скульпторам, против которых подобные меры безопасности были совершенно излишни.

Обходя консоли одну за другой, я под руководством Седьмого поочерёдно вводил имеющиеся мастер-пароли. Как и следовало ожидать, без особого результата. Именно поэтому голос Алисы, прозвучавший в абсолютной тишине зала управления, заставил меня вздрогнуть.

— Брат, кажется, у меня подошло.

— Что? Правда? — глупо переспросил я.

— Да, терминал разблокировался, — кивнула сестра.

Глава 18. Алый мир

Я подошёл к Алисе, заглядывая в экран терминала. Он действительно оказался разблокирован, на нём светилась начальная заставка операционной системы, которую использовал Трибунал в своих компьютерах. Сестра отодвинулась, давая мне возможность сесть за консоль оператора. Так что тут у нас?

Это место использовалось сотрудником безопасности, и, судя по тому, что я видел, далеко не самого простого. Даже немного иронично, что удалось получить доступ именно к этому терминалу. Я погрузился в изучение доступной информации, пока лежащей на самой поверхности, пытаясь разобраться в том, почему Связь Единства была покинута, а также что мог значить таймер на антрацитовой сфере.

На этот раз в системе не стояло «заглушки», запускавшей первым делом специальное оповещение, как это было на корабле Трибунала или её опорных пунктах. У меня складывалось впечатление, что персонал Связи Единства покинул её организованно и не особо спеша, возможно, согласно какой-то стандартной процедуре. Нам с Седьмым пришлось основательно покопаться в логах, чтобы разобраться в причинах ухода персонала.

«Седьмой, что значит линия цветового смещения?» — я по несколько раз перечитывал текст сообщения, пытаясь разобраться в нём.

«Предполагаю, что в данном контексте это может обозначать расслоение изнанки, — ответил конструкт. — Причём, судя по контексту, валообразное, Носитель».

Итак, если я всё правильно понял, то персонал Связи Единства планово покинул его для того, чтобы переждать некий катаклизм в родном мире. Правда, не совсем понятно зачем, Связь могла без проблем выдержать даже самый сильный удар извне, благодаря огромном количеству якорей реальностей, установленных в «храме Непроницаемых», месте, которое я называл «холлом». В любом случае эти люди законсервировали Связь Единства, ушли… и не вернулись. Согласно внутреннему исчислению системы, с момента их ухода и обнаружения Связи дедом прошло несколько тысяч лет.

Даже в законсервированном состоянии оно не смогло избежать повреждений, самое крупное из которых произошло относительно недавно, около сотни лет назад. Внешний контур Связи Единства оказался повреждён неизвестным воздействием, в результате и появилась та дыра в холле, которую можно сейчас наблюдать.

В терминале также оказалось ожидаемо много информации по персоналу базы, характеристики, наблюдения, какие-то выкладки, обозначенные Седьмым как социальные схемы, а ещё списки захваченных Скульпторов реальности. Тех самых, что превратились в живые батарейки для Связи Единства.

Чтобы найти то, что нас интересовало, нам с Седьмым пришлось основательно покопаться. Прежде всего это касалось природы этого места, что в действительности оно представляло собой и для чего было построено. Общее понимание у меня имелось, благодаря исследованиям деда и словам старика Дэниэла, но хотелось всё же лучше разобраться, с чем мне приходилось иметь дело. Казалось бы, простой вопрос, но однозначного ответа я на него так и не нашёл.

Связь Единства — место, существующее на последнем слое изнанки и по своей сути удерживающее все миры соцветия от окончательного расслоения. Всё как говорил старик во время нашего общения во сне-яви. Седьмой подтвердил, что именно благодаря Связи расслоение по той самой «линии цветового смещения», по сути, и остановилось. Благодаря вмешательству «Непроницаемых», которые помогли создать это место, главный закон вселенной так и не был окончательно нарушен. Тени и сущности изнанки, попадая на нижние слои, всё равно уходили за грань, как им и было положено, пускай на это уходило намного больше времени.

Замысел сильнейших Скульпторов не смог воплотиться в реальность сразу же… но остановить расслоение окончательно, используя лишь Связь Единства, у инициативы Трибунала так и не получилось. Они теряли мир за миром, медленно, но верно вымирая под ударами Скульпторов и сущностей самой изнанки. И главной причиной стало значительное усиление в Чёрном мире «Шпиля». Кто построил его и почему, оставалось неизвестным даже инициативе, они предполагали, что это могли сделать сильнейшие Скульпторы, но это расходилось с тем, что мне говорил старик Даниэль во время нашей краткой встречи в Золотом мире. Тогда он рассказывал, что они с другими Скульпторами нашли «Шпиль». И лишь воспользовались его возможностями. Что, если честно, пока до конца не укладывалось у меня в голове, ведь Скульпторы сами по себе могли менять законы вселенной одной лишь мыслью, так об этом говорилось во всех источниках, а тут использование какого-то «Шпиля».

Проклятье! В голове царила настоящая неразбериха.

Я услышал шорох за спиной, ощущая приближение сестры, которой, похоже, наскучили попытки подобрать мастер-пароль к соседней консоли, и она решила немного отвлечься.

— Тут есть несколько аналитических статей по динамике «цветового смещения миров», — я повернулся к подошедшей Алисе, устало массируя виски. — Согласно прогнозам Трибунала, окончательное расслоение соцветия неизбежно, именно поэтому и была создана Связь Единства, только она сдерживает этот хаос. Тут указывается на то, что инициатива даже думала воспользоваться помощью нескольких «Непроницаемых», но не пришла к согласию насчёт них, а, точно, я же тебе не успел рассказать о них. Ладно, сейчас поясню…

Наконец спустя несколько часов работы я со вздохом отодвинулся от консоли, взглянув на Алису, которая продолжала с каким-то одержимым упорством пытаться получить доступ к другим терминалам в зале. К сожалению, её неожиданная удача пока оказалась единственным, что у нас случилось. Да уж. Я вздохнул, ещё раз глянув на экран разблокированного терминала.

Как мы с Седьмым уже выяснили, точкой отсчёта всему был Чёрный мир. Именно там обнаружился тот самый «Шпиль», невероятная находка, благодаря которой сильнейшим Скульпторам удалось пойти наперекор главному закону вселенной и создать изнанку, в попытке вернуть ушедших за край.

Каким-то образом благодаря этому колоссальному сооружению началось расслоение. И даже частичное повреждение «Шпиля» Трибуналом не остановило запущенный процесс.

Я ещё раз вздохнул, несмотря на появление всё более подробной информации, у меня никак не получалось собрать все имеющиеся данные воедино. А это важно, судя по тому, что происходит со Связью Единства. Недавняя потеря очередного якоря заставила меня задуматься о том, насколько небезопасно здесь находиться и где в таком случае безопасно? В рассыпающейся Связи? В родном мире, где меня настойчиво ищут Белые Драконы? Или в Золотом, где царствует сущность, пожирающая тени людей? Итак, что же нам известно?

Первое — Звезда является существом из-за пределов соцветия, и, как считает старик, его главной задачей является создание пути, соединяющего наши миры с тем местом, откуда пришёл он сам. При этом настоящая сила Утренней Звезды такова, что он способен и сам без труда поглотить все тени людей и сущности внутри миров Соцветия. Во что бы то ни стало я не должен позволить ему воплотиться в нашем мире или закончить создание пути.

Второе — «Шпиль» не был создан Скульпторами, как считал Трибунал, они нашли и воспользовались его силой. По крайней мере, так говорил мне старик. Тогда появляется логичный вопрос, кто же в таком случае создал «Шпиль»?

Третье — родной для Трибунала Оранжевый мир был уничтожен, как и большинство тех, к которым у нас имелся доступ, но тот же старик говорил о том, что существуют сотни миров соцветия, которые избежали катастрофы, и, если мне удастся найти к ним путь… Возможно, это будет тем решением для меня и сестры, которое даст нам возможность начать жить новой жизнью?

Четвёртое — мне всё ещё нужно найти сильного медиума судьбы, раз уж возвращения в родовое гнездо в ближайшее время не предвидится.

Такие расклады. А ещё до кучи этот проклятый таймер, который отсчитывает время непонятно до какого события, и у меня, если честно, почему-то большие опасения насчёт того, что может произойти, когда на таймере будут нули. Будь они неладны.

«Носитель, я предлагаю заглянуть в разделы «управления», там при ускоренном просмотре нам попадалось множество зашифрованных информационных данных, уверен, там должно быть что-то об антрацитовой сфере и информация по ней», — сказал Седьмой, услышав мои мысли.

«Давай глянем, я так понимаю, «на лету» ты расшифровать их не сможешь?» — перед моими глазами потекли строчки неизвестного мне алфавита Трибунала.

«Не в вашем текущем состоянии, Носитель».

«А что не так с моим состоянием?» — не понял я.

«У вас крайняя степень изнеможения, я готов настаивать на том, чтобы вы отдохнули, Носитель. Что же до сроков, то отчёт по данным файлам я предоставлю вам уже завтра-послезавтра, в зависимости от того, насколько хорошо вам удастся восстановиться», — ответил конструкт.

«Ну хорошо, твоя взяла, Седьмой».

Я силой подавил в себе желание зевнуть. Экран консоли в глазах начал расплываться, и, такое ощущение, что я даже на мгновенье вырубился. Если подумать, после изнурительного дня, вселения Утренней Звезды и копаниях в терминалах Трибунала я совсем забыл про сон и усталость, а сейчас расплачивался за это. Удивительно, как я ещё мог стоять на ногах и думать о чём-то.

— Пора на боковую, — пробормотал я и, повернувшись к ней, сказал: — Алиса, меня уже вырубает, пойду отдохну. Ты со мной?

— Нет, я попробую получить доступ к ещё некоторым консолям, — мотнула она головой и опять склонилась к экрану.

— Ну, как знаешь, — пожал я плечами и с видимым усилием встал на ноги, н-да, нужно как-то следить за собой, а то так ведь и надорваться недолго…

Как и всегда в последние дни, мне оказалось достаточно коснуться лицом подушки, чтобы тут же провалиться в глубокий сон без сновидений. К сожалению, и в этот раз старик из сна-яви не пришёл, несмотря на то что у меня накопилось очень много вопросов к нему.

Если уснуть для меня оказалось не проблемой, то вот с пробуждением всё было куда хуже. Мало того что меня разбудил Иш`кафэль, дурным голосом прооравший «Подъём!» прямо мне в ухо, в добрых традициях моего детства, так ещё и было ощущение, что по моему телу проскакало стадо слонов. Или даже два. Сказать, что болело всё, — это ничего не сказать. Казалось, я отлежал себе всё, что было можно, и, как вариант, даже то, что нельзя.

— А-а-а… — простонал я, когда удалось немного прийти в себя. — Какого хрена ты орёшь, Иш`кафэль?

— О, жив, — хмыкнул с садистским удовлетворением Белый Тигр. — Тебя уже все там заждались. Ты как бы уже двадцать часов спишь.

— Двадцать? — я тут же забыл о боли, чуть не поперхнувшись воздухом, да за это время можно было столько всего сделать… — Проклятье. И чего ты меня только сейчас будишь? Юлия очнулась?

— Да тебя не добудишься, это уже третий раз, когда я сюда прихожу, Ян. И не надо на меня смотреть волком, я сам тигр, если помнишь, — возмущённо ответил Иш`кафэль. — Ну что? Нет, Юлия ещё не проснулась, там эти руки-крюки над ней всё работают и работают. Аж в дрожь бросает… бррр.

«Автодок продолжает излечивать её, видимо, заражение проклятой энергией укоренилась куда сильнее, чем мне виделось изначально, надеюсь, всё будет в порядке», — подумал я, быстро одеваясь.

— Все ждут тебя в столовой, как обычно.

— Ждут для чего? — я не совсем понял.

— Константин, вроде как считает, что вы собирались в Алый мир, — безразлично ответил тигр и гордо отправился прочь, оставив меня в размышлениях.

А так ли мне нужен этот Алый мир в текущей ситуации? Ну узнаю я о Седьмом больше, и что дальше? Сильнее сейчас меня это не сделает, да и ничего не поменяется от того, что выясню, против кого его там создавали… Хотя, с другой стороны, откуда я знаю, что у седьмого заблокировано только это? Что если имеются блоки на какие-то иные, да ещё и жизненно важные функции? Седьмой оставался тем, что я знал меньше всего, а ведь я полагался на него во всём.

«Ну хорошо, — я поднялся с постели и направился в душ. — Время у меня есть, можно наведаться в Алый мир, если до лаборатории, где создавали магических конструктов, будет относительно недалеко, долечу до него на орнитоптере, а так в любом случае проверю очередное строение Трибунала. После этого нужно заняться поисками медиума судьбы, это куда рискованнее, чем добираться до родового поместья, но вариантов у меня сейчас в любом случае не так уж и много».

Как и сказал Белый Тигр, меня Оцелоты ждали в столовой. Как обычно, Фома о чём-то шушукался с Алисой, правда, последняя была явно уже утомлена его компанией. Алексей и Костя же в это время играли в какую-то настольную игру, поразительно похожую на шахматы.

— О, а вот и наш засоня, — кивнул мне лидер группы. — Ну что, ты всё ещё думаешь наведаться в Алый мир?

— Да, после обеда заглянем туда, — кивнул я, накладывая себе двойную порцию еды и усаживаясь за стол напротив Кости. — Всё как обычно, подержите для меня вход открытым, а всё, что возле врат, ваше.

— Отлично, — кивнул лидер и, вернувшись к доске, с небольшой заминкой сделал свой ход.

— Где вы нашли шахматы? — спросил я, наблюдая за игрой.

— В зоне отдыха, хотя фигуры довольно странные, но привыкнуть можно, — ответил, не отвлекаясь от доски, Костя.

После недолгой подготовки мы собрались в зале с вратами, где я открыл один из алых порталов, руководствуясь исключительно собственной удачей, которой у меня, судя по всему, всё ещё хватало, раз я ещё жив…

— Ого, а это точно Алый мир? — спросил Алексей сразу после того, как я вывалился из портала, пытаясь прийти в себя от самых отвратительных ощущений в мире.

— А? — поначалу я не понял, что он имеет в виду, но, подняв голову, с удивлением увидел перед собой поднимающуюся ввысь башню, больше похожую на телевизионную антенну, но при этом невероятных размеров. Она стояла посреди обычной для алого мира городской застройки, наполовину занесённой песками. Как и в других городах этого мира, здесь властвовала пустыня.

«Это технология Трибунала? Не похоже», — подумал я, рассматривая странное строение.

«Это здание Коллегии Создателей, Носитель, — тут же ответил Седьмой. — Главный совещательный и управляющий орган, аналог вашего Императорского совета. Нам повезло, что мы оказались в столице, Носитель, отсюда недалеко до одного из исследовательских центров Создателей».

«Как далеко до него?»

«Орнитоптер должен добраться за два часа».

— Да, точно Алый мир, — между тем ответил я Алексею. — Ладно, как в прошлый раз, ждите меня в течение суток.

— Без проблем, — кивнул Костя, оглядываясь вокруг и явно примериваясь к тому, какие из ближайших зданий он с Оцелотами проверит первыми.

Лишь поднявшись в воздух, я смог по достоинству оценить размеры башни, она оказалась ничуть не меньше небоскрёбов столицы Империи и, вероятно, по своей технологичности значительно опережала их. Сделав круг над ней, я, прислушиваясь к советам Седьмого, направил орнитоптер на юг.

«Носитель, мне удалось расшифровать и интерпретировать вчерашние данные, — голос магического конструкта отвлёк меня от любования пейзажами пустынных курганов, уходящих в далёкие дали. — Мои предположения были верны, там действительно нашлась информация по антрацитовой сфере. Судя по всему, таймер на ней отсчитывает время до окончательного завершения расслоения изнанки и начала её распространения по всему Соцветию миров».

Глава 19. База и война в небесах

— Распространение по всему соцветию, — повторил я за Седьмым. — Чем это может грозить обычным людям?

Спрятаться внутри Связи Единства от такой проблемы совершенно точно не выйдет, а значит, это заденет и нас с Алисой. Проклятье.

«Спрогнозировать однозначно трудно, однако у меня есть предположение, что во всех мирах Соцветия произойдёт соединение Изнанки и реального мира. Это, в свою очередь, приведёт к тому, что сущности и тени людей обретут «плоть», если так можно выразиться, — ответил Седьмой. — Трибунал предполагал, что это запустит целый каскад катастрофичных для обычных людей последствий, так как, помимо сущностей и теней, на некоторых слоях изнанки находятся существа, далёкие от человеческой природы».

— А ещё это неизбежно приведёт к столкновению с проклятыми богами и когортой, — добавил я, вспомнив Кроу.

«Всё верно, появление этих существ в реальном плане неминуемо обернётся катастрофой, особенно для рядовых граждан».

Тут я не мог не согласиться с Седьмым. Орнитоптер быстро проносился над пустыней Алого мира, простирающейся далеко внизу. У меня даже мелькнула мысль развернуться, но уже через пару мгновений я от неё отказался. Сделать что-то прямо сейчас я всё равно не мог, а вопрос с Седьмым в любом случае нужно было решить. Так или иначе.

Я немного подкорректировал курс, заметив отклонение. Без орнитоптера добраться до указанной Седьмым базы было бы невозможно, сколько здесь было? Неделя пути? Две?

Мыслями я вновь вернулся к антрацитовому шару. Естественно, такое совпадение, как уменьшение таймера сразу после сражения Утренней Звезды с атакующим Кроу не прошло мимо меня, однако никаких обоснованных доказательств, что эти два события связаны, ни я, ни Седьмой найти не смогли, а после выплаты долга стало и вовсе очевидно, что Звезда тут ни при чём. Что меня действительно беспокоило, так это то, с какой скорость события начинали закручиваться вокруг меня с сестрой. Складывалось впечатление, что мы находились в поле зрения кого-то, кто раз за разом скидывал на нас очередные трудности или неприятности, или и вовсе закидывал в самый эпицентр «бури» противостояния тех, кого в Серебряном мире было принято называть власть имущими.

Наконец, на горизонте показалось сразу несколько непонятных стальных шпилей, устремлявшихся прямо в небо, словно бы в желании проткнуть его острыми наконечниками, на которых, если присмотреться, можно было заметить конструкции, похожие на тарелки антенн. Это смогло-таки отвлечь меня от невесёлых мыслей о нашем с Алисой будущем, крутящихся в голове.

«Носитель, то, что вы видите, — это антенна делителя магических частот, то, что позволяет разделить и проанализировать потоки магии, наполняющие Алый мир. Мы на месте. Под этими песками находится одна из центральных баз Создателей», — проснулся Седьмой, пока я размышлял, он благоразумно не лез, хорошо ощущая моё настроение.

— Отлично, — я направил орнитоптер вертикально вниз и, сделав замысловатый пируэт в воздухе, аккуратно приземлил его на мягкий песок, показавшийся мне наиболее устойчивым из всех.

Одно из очевидных преимуществ летательного аппарата Трибунала заключалось в том, что им удивительно легко оказалось управлять, отзывчивый и лёгкий, орнитоптер был способен на вертикальный взлёт и посадку. Он мог приземлиться даже на самом маленьком клочке земли и также просто взлететь с него, пожалуй, даже лёгким вертолётам и конвертопланам кланов было всё ещё далеко до этой шустрой птички. Не знаю, какие в нём использовались технологии, но Трибунал сделал орнитоптер самым удобным средством передвижения из всех когда-либо видимых мной.

Выйдя из летательного аппарата, я первым делом проверил место приземления, не хотелось попасться в зыбучие пески, или чего похуже, но всё обошлось. Структура земли под орнитоптером была плотной и устойчивой, значит, сюрпризов в этом аспекте не планировалось, уже несомненный плюс. Поднявшись в полный рост, я осмотрелся. Сотни барханов, из которых торчали какие-то узловые коммуникации и стальные скелеты антенн, и как мне проникнуть внутрь этого комплекса? Не копать же в самом деле?

«Носитель, один из этих холмов должен быть башней наблюдений», — перед моим взором группа холмов вдруг подсветилась в шлеме боевой брони Трибунала.

— Это ты сделал, Седьмой? — я даже замер, осматривая услужливо обозначенные им цели.

«Интерфейс вашей боевой брони, похоже, настолько чувствительный, что сумел ощутить мою попытку указать на нужные цели», — пояснил конструкт.

— А почему он раньше ничего такого не делал? — спросил я, двинувшись в сторону указанных целей.

«Я просто не использовал такой способ последнее время, Носитель, — пояснил он. — Можно попробовать некоторые другие способы взаимодействия с костюмом, уверен, это может стать полезным».

«Ну, заниматься экспериментами сейчас явно не самая умная мысль».

«Согласен с вами, Носитель», — не стал спорить Седьмой.

Оказавшись перед одним из холмов, я, используя «воплощение земли», мысленным усилием раскидал песок, обнажив постройку из какого-то аналога небесного металла. Однако, обойдя её по кругу, так и не смог найти каких-либо окон или проёмов, чтобы проникнуть внутрь.

«Это техническое здание очистки воздуха, Носитель», — после некоторой паузы выдал Седьмой.

«Мог бы сказать и пораньше, не теряли бы зря время», — я двинулся к следующему холму.

Колыхание магической силы, и от бархана не остаётся ни следа. Опять очиститель, не везёт. Я повернулся к следующей своей цели. Удивительное дело, такая энергоёмкая магия, как «воплощение земли» последнее время перестала мной замечаться, сейчас её использование больше напоминало мне… дыхание. Такое же простое и естественное. Что это? Результат моих постоянных тренировок в Связи Единства и поглощение огромного количества «Сферума», или же следствие поглощения Звездой силы тёмного бога и того существа в Сиреневом мире?

Я посмотрел на собственную руку, вокруг которой закручивалась такая податливая и послушная магия земли. Мог ли я подумать когда-нибудь, что буду обладать подобной силой? Какой это в действительности значок? Адамант (1) или даже адамант (2)? Встряхнувшись, я постарался сосредоточиться на деле.

Нужный холм я обнаружил следующим, как и говорил Седьмой, наблюдательная вышка имела множество окон и походила на обычное человеческое строение куда больше, чем то, что мы видели раньше. Как ни крути, а архитектура этого места сильно отличалась от обычной для Алого мира.

Заглянув в темную дыру, в которой виднелась лестница, маршами спускающаяся далеко вниз, я немного пожалел, что не взял с собой Белого Тигра, сейчас его помощь могла быть неоценима, но, с другой стороны, он следил за Оцелотами и Связью Единства, что тоже немаловажно. Я уже давно не деревянный значок, чтобы бояться каждой тени в Алом мире. Потому, достав из сумки сразу несколько магических светлячков, я использовал начал свой спуск. Маяк Тесея на этот раз было решено не использовать, отчасти потому, что некому было продать или передать его, а с функцией запоминания маршрута теперь легко справлялся и сам Седьмой.

На этот раз блуждать по тёмным коридорам без конкретной цели мне уже было не нужно, магический конструкт хорошо разбирался в конструкции базы своих Создателей и уверенно вёл меня к цели. Единственным препятствием здесь были хорошо знакомые твари, в которых превратились местные обитатели. Хотя назвать это препятствием слишком громко, просто надоедливое присутствие. Пока шёл до исследовательской зоны, где, как уверял Седьмой, должны были находиться терминалы с информацией по проектам магических конструктов типа «Соглядатай», я столкнулся сразу с несколькими волнами этих агрессивных существ.

«Носитель, мир Создателей столкнулся с катастрофой, похожей на ту, что грозит сейчас всему Соцветию. Эти люди были воскрешены с помощью неизвестной магии, и их тени стали управлять телами, когда разум уже погиб» — вдруг сказал Седьмой, когда я движением одной из заранее вызванных земляных сфер смёл нескольких тварей, в одно мгновение уничтожая их. — Конечно, сама суть изменений будет отличаться, но результат, скорее всего, станет точно таким же».

«Тут есть о чём задуматься», — согласился я с ним, проходя мимо вяло подёргивающихся тел существ.

Одинокий, последнее время подозрительно «молчаливый», если можно было сказать насчёт духовного клинка, ткнулся мне в руку, напоминая о себе. Его, похоже, что-то беспокоило, но это беспокойство не было связано с какой-то опасностью, так как я не почувствовал страха или жажды битвы. Что-то совсем иное, словно клинок пытался мне что-то сказать. Только вот что?

Знакомые офисы, знакомые коридоры, знакомые залы и рекреации. Всё это я видел тогда… когда оказался пойман Хорьками и получил эксперимент номер семь тип «Магический Соглядатай».

Добраться до исследовательской зоны не составило особого труда, меньше чем за час я очутился в нужном месте. Походя, я даже заглянул в зал с установленными в нём хорошо знакомыми камерами, теми самыми, которые использовались в качестве установки магических конструктов. Вот только это был не главный исследовательский зал, а всего лишь один из, о чём мне и сказал Седьмой, назвав это место «садом производства», какое-то бессмысленное название, как по мне.

Что же касается главного исследовательского зала, то его внешний вид для меня оказался неожиданным. Выглядел он как смесь обычного городского офиса с библиотекой. Имелись рабочие места, полки с книгами, точнее, с толстыми чёрными папками-регистраторами, и шкафы, забитые файлами и разной документацией. Здесь же было специальное огороженное место, я так понимаю, местного начальника, за терминал которого я и засел.

— Так, Седьмой, с чего начнём? — консоль начальника оказалась не заблокирована, и я без проблем вошёл в неё, вот только операционная система оказалась мне незнакома. Она мало походила на ту, что использовал Трибунал или в Серебряный мир. Чтобы получить нужную информацию, требовалось ввести соответствующую команду в консоль, и лишь после этого мне открывался нужный раздел. А команды, кстати, вводились на языке Алого мира… Не думаю, что без руководства Седьмого мне бы удалось понять хоть что-то здесь.

— Итак, прежде всего давай всю имеющуюся информацию по проекту «Магический соглядатай», — сказал я конструкту и под его руководством начал вводить нужные команды в консоль.

Секунда — и вот уже передо мной замелькали мелкие строчки текста. Большая удача, что местный источник энергии всё ещё работал, как говорил Седьмой, тут использовался какой-то тип магического генератора, надёжность которого на большом отрезке времени вызывала вопросы. Реанимировать его я бы точно не смог.

«Существует более трёх тысяч файлов по проекту «магический соглядатай», что вас конкретно интересует, Носитель?»

— Давай вначале общие сведения. Задачи, эффективность, функциональность и прочее.

«Да, Носитель. Проект искусственного организма типа «соглядатай» с развивающимися эмпатическими способностями. Главная задача проекта — создание магического организма, существующего параллельно с разумными контурами своего Носителя и осуществляющего его поддержку и усиление, а вместе с тем оказывающего помощь и обеспечивающего защиту. Причина старта проекта — подготовка сильнейших представителей социума к противостоянию с двумя фундаментальными опасностями», — Седьмой начал переводить текст безэмоциональным голосом.

Я вслушивался в то, что он говорил, пытаясь соотнести с тем, что мне уже было известно.

«Первая опасность — люди «Зелёного типа» согласно классификации одной из организаций стоковых миров основной временной линии. Зелёный тип способен изменять реальность, используя лишь свою силу. Данных людей часто ограничивает лишь собственное восприятие и воображение. Потенциал опасности «высокий» с возможностью реклассификации в «угроза миропорядку».

Примечание: Резонанс временных линий и каскадное нарушение законов реальности стоковых миров произошло вследствие вмешательства группы людей «Зелёного типа», запустивших неизвестное устройство, названное ими «Шпилем».

Вторая опасность — сущности из-за пределов Соцветия миров, называющие себя «посланниками».

Внимание! Согласно имеющимся данным, инициативой Трибунала в соцветие были призваны несколько сущностей, что в теории могло послужить одним из катализаторов произошедшего Резонанса. Несмотря на то, что Трибунал использовал этих существ и считал их союзниками, у нас имеются доказательства их враждебности по отношению к человечеству. Существует косвенные доказательства того, что инициатива Трибунал позже разорвала всякие контакты с сущностями и, возможно, даже запечатала кого-то из них в своих ресурсных базах. Их потенциал опасности, исходя из имеющихся у нас данных, обозначен, как «угроза мирам».

Примечание: любыми возможными средствами не вступать в контакт с «посланниками» и не пытаться противостоять их силе в одиночку без поддержки устройств класса «Якорь Реальности»».

* * *
Белый Дракон внешне небрежным движением выбросил руку вперёд, и всё пространство перед ним в один миг взорвалось огненным заревом. Сразу две совсем молодых Опоры Мира, вставшие против него, обратились в пепел, даже не успев ничего толком сделать. Сейчас, с его текущими силами, ему не могли помешать такие слабые маги. Он хорошо это понимал и был уверен, что погибшие понимали это тоже. Однако долг заставлял их идти на эти отчаянные попытки выиграть хоть сколько-то времени.

Глава Великого клана повернулся к пылающему городу, расположенному далеко внизу, под его ногами. Ещё один оплот императора пал. Как и предсказывал тот человек, объединённые силы кланов хоть и встречали упорное сопротивление, но продолжали теснить противника. Первые часы нападения дали огромное преимущество. Драконы с другими союзными кланами нанесли удары по многим ключевым точкам, выбив оттуда гвардию и получив невероятное преимущество. Всё это происходило с такой пугающей эффективностью ещё и потому, что императору сейчас было совсем не до кланов. Насколько знал Белый Дракон, сейчас больше двух десятков Опор Мира, возглавляемых лично императором, продолжали защищать дворец столицы от неизвестного противника. Но не похоже, что им ещё долго удастся это делать. Глава хорошо помнил силу в глазах того человека и был однозначно уверен, что для императора всё кончено… и самый большой вопрос заключался сейчас в том, не захочет ли тот человек после сокрушения правителя и его людей прийти к Драконам за дополнительной платой.

«Я заключил сделку, которая может оказаться последней не только для меня, но и для всего клана…» — тревога уже который день не желала уходить из сердца одного из самых сильных магов Серебряного мира.

Глава 20. Эксперименты

Рядовой Галиль метнулся в сторону, разрядив метатель в сторону мелькнувшей тени. Секунда — и магическое очистительное пламя обрушилось в том место, где ему почудилось движение. Пронзительный визг твари ударил по ушам, даже несмотря на надетый шлем боевой брони.

«Значит, не показалось», — мелькнула у него мысль.

Последние двое суток для рядового превратились в целую цепочку кошмаров. Он спал урывками во время редких перерывов. Почти все из его отряда уже погибли. Погиб и сержант, командующий бункером, а выжившим гвардейцам пришлось отступить из него к ближайшим катакомбам. С этого момента всё превратилось в один сплошной кошмар, в котором он продолжал уничтожать бесконечно появляющихся быстрых ящероподобных тварей. Как выяснилось, не только расчёту бункера удалось бежать в катакомбы под городом, другие выбитые части смогли повторить их успех и даже организовать в этих извилистых лабиринтах сразу несколько очагов сопротивления. Вот только, в отличие от тварей, которых становилось с каждым часом всё больше, гвардейцев больше не становилось. Их постепенно выдавливали из подземного лабиринта, тесня и уничтожая. Подходили к концу и боеприпасы. Галилю с товарищами приходилось экономить каждый выстрел, используя метатель лишь в таких случаях, как недавний, когда очередная тварь подбиралась достаточно близко, но не настолько, чтобы использовать гвардейский палаш.

— Рядовой, быстрее на выход, — к Галилю подбежал младший сержант из какого-то сапёрного подразделения, которое накрыли прямо в казарме, из-за чего он оказался единственным выжившим. — Командование приказывает отходить глубже.

— Что, опять? — вырвалось у него.

— Появились какие-то новые твари, они умеют как-то зачаровывать даже людей в защитных шлемах боевой брони. Начальство хочет перегруппировать нас и передать одного из магов.

«Что? А раньше почему они этого не сделали»? — Галиль с удивлением посмотрел на младшего сержанта, но, приученный к беспрекословному подчинению, лишь молча кивнул, присоединяясь к сапёру, который уже побежал к другому гвардейцу, контролирующему северный вход катакомб.

* * *
Чем глубже мы с Седьмым погружались в данные создателей магического конструкта, тем интереснее становилось. Я не говорю о каких-то открытиях, касающихся изнанки или соцветия миров, нет. Речь идёт о самом важном для меня, о том, как работает магический конструкт, и какие же изменения он претерпевает со своим Носителем.

— Почему ты не говорил мне об этом, Седьмой? — я перечитал ещё раз данные, указанные на консоли. Голова нещадно болела.

«Во-первых, данная информация относится к технической и не предоставляется Носителю без его прямого запроса. Предполагается, что, перед тем как человек соглашается на имплантацию «магического соглядатая», его инструктируют, объясняя принцип работы конструктов. Во-вторых, ваши слова, когда мы впервые смогли поговорить, звучали однозначно «Послушай, Седьмой, мне нужно стать сильнее. Как можно быстрее и как можно сильнее — цена неважна». Это ваши слова, Носитель».

Я будто бы воочию услышал собственный голос, вновь оказавшись в том самом автобусе, который направлялся в университет, где я впервые услышал голос магического конструкта у себя в голове.

Да, цена неважна. Я действительно тогда так сказал, считая, что это правильно. Считаю ли я те слова ошибкой? Определённо, нет.

— Ну хорошо, — вздохнул я, понимая, что сделанного не воротишь, да и что бы я мог поделать, ведь Седьмой уже тогда был имплантирован мне. — Неприятно, что я узнаю об этом вот так и только сейчас.

«Понимаю, Носитель, — подтвердил конструкт. — Однако вы совершенно зря беспокоитесь. Несмотря на частичное деформирование личности вследствие естественного развития, вы всё ещё остаётесь Яном Александровым, ваши знания, опыт и мышление остаются неизменными».

— Да уж понятно, — хмыкнул я.

В материалах, которые нам удалось раскопать, особняком стояли данные по изменениям когнитивных функций носителей «магических соглядатаев», их личности и эмоциональным реакциям. Если говорить упрощённо и как я это понял, конструкты начинали изменять личности своих носителей, оптимизируя их под ведение боя с самым сильным противником. В прочитанном мною тексте указывалось на изменение выработки такого гормона, как адреналин, например.

Иными словами, Седьмой помогал мне в критических ситуациях не только словами. Усиливал или подавлял эмоции, управлял скоростью реакции и контролировал энергозатраты тела. Отдельной строкой указывалось, что вмешательство конструкта предполагалось лишь в случае непосредственной опасности Носителю, да и сам Седьмой настаивал на этом. Вот только большая часть изменений не носила краткосрочный характер.

Я вздохнул и помассировал виски, голова всё никак не хотела проходить. В любом случае вот так с ходу мне было трудно судить, насколько сильно было влияние Седьмого на меня и насколько он был в этом плане эффективен. Запретить ему вмешательство, к сожалению, я никак не мог, так как данные протоколы были неуправляемы. Впрочем, возможно, это было и правильно. В конце концов, где бы я сейчас был без помощи магического конструкта? Да, информация оказалось для меня не самой приятной, не люблю, когда мной так явно управляют, но раз уж повлиять я на это никак не могу, значит, просто буду двигаться дальше.

— Ладно, проехали, — я вернулся к изучению экрана консоли. — Меня интересуют другие конструкты. Ты говорил, что являешься Седьмым в линейке, остальные оказались дефектны. Но что насчёт следующих поколений? Или твоих копий? Они были, ушли ли в серийное производство?

В голове появилась довольно бредовая мысль использовать конструкты в своих целях, создав «армию», способную противостоять в будущем даже Скульпторам. Конечно, никакой критики эта мысль не выдерживала, хотя бы потому что найти дураков, готовых использовать неизвестные технологии, меняющие человека, не так просто, а тех, кто согласятся, иначе как безумцами и назвать-то нельзя. Но сама по себе мысль проверить, что там было после эксперимента номер семь, хорошая.

Пришлось потратить на это немного больше времени. Часть технической документации по проекту находилась в не самых очевидных файловых архивах. Но то, что мы нашли, отчасти окупило затраченное время. Прежде всего проект «магический соглядатай» не заканчивался на эксперименте номер «Семь», мы выяснили, что было ещё как минимум пять попыток. И не все они закончились неудачей. Магический конструкт узнал, что две последние итерации оказались самыми удачными и были признаны наряду с ним самим рабочими.

— Они были перемещены к своим Носителям? — спросил я, читая строчки, обозначающие характеристики конструктов. — И в чём их отличие от тебя?

«Да, эти эксперименты были имплантированы людям. Однако есть серьёзное несоответствие, Носитель», — ответил мне Седьмой.

— Какое же? — мне стало любопытно.

«Впоследствии Создатели отказались от проекта, свернув все разработки без объяснения причины. Детальные выкладки по ходу самого эксперимента были удалены, а данные по людям, участвовавшим в имплантации, стёрты. Имеются только общие сведения, файлы которых я сейчас пытаюсь локализовать. Сам проект заморожен «до особого распоряжения». Несмотря на то что косвенно указывается успешное прохождение всех испытаний».

— Интересно, в чём может быть причина? Мы же сейчас за терминалом одного из руководителей проекта, есть возможность как-то узнать, что произошло и куда дели всех «магических соглядателей»?

«Требуется время, Носитель, — ответил конструкт. — Начинаю поиск».

И ему удалось найти кое-какие не подчищенные руководителем осколки данных, кое-что поясняющие. Прежде всего указывалось, что все удачные итерации были принудительно извлечены из своих Носителей, что вызвало неизбежное повреждение психики и магических способностей. После слияния отделить магический конструкт от «своего» человека без серьёзных последствий для последнего невозможно. Седьмой предположил, что результаты экспериментов оказались настолько шокирующими для Создателей, что они решили временно завершить разработки в этом направлении и переключиться на что-то другое.

Однако, сколько бы мы ни искали, найти обоснование и объяснение такого странного поступка нам не удалось. Лишь пара намёков на то, что часть испытуемых со временем становились плохо управляемыми. Но фактически убивать их за это? Не думаю, что Создатели были какими-то садистами и делали подобное исключительно по собственной прихоти. За всем этим крылась какая-то причина.

— Получается, Седьмой, до меня у тебя уже был Носитель? — наконец резюмировал я, отодвигаясь от экрана терминала.

«Мне об этом ничего не известно, — спокойно ответил тот. — Если такое и было, все данные и воспоминания были удалены из моей памяти».

— Да уж, разобраться бы ещё, в чём заключается твоё отличие от других экспериментов, вы же должны были сильно отличаться друг от друга?

«Всё верно, Носитель».

Мы сегодня узнали куда больше, чем рассчитывали. Седьмой нашёл документы, объясняющие принципы слияния конструкта с тенью человека и то, каким образом происходило взаимодействие конструкта с телом, магической силой и сосудом души носителя. Отчасти это походило на то, как это делали контрактные боги, но со своими нюансами, конечно. Что же касается отличий, то на их обнаружение у нас ушло ещё больше времени.

Всё время, пока мы корпели над терминалом, меня не покидали самые дурные предчувствия, не пойми откуда появившиеся, но при этом с каждой минутой становившиеся всё более отчётливыми. Что-то назревало, но, как бы я ни старался понять, что меня беспокоило, никак не удавалось.

Итак, с первого по третий номер конструктов фокус Создателей был сосредоточен на физическом и магическом усилении Носителей. Причины неудачи экспериментов указывались как деградация функций мышления и разрушение личности Носителей после первого месяца использования конструктов. При этом отмечалось быстрое наращивание потенциала людей и их ускоренное, по сравнению с обычными, развитие. Как в магической силе, так и в энергетической закалке тела.

Эксперимент четыре провалился вследствие разрушения Сосуда души Носителя, не выдержавшего скорости его расширения. Очевидно, в Четвёртом Создатели захотели попробовать воплотить своё желание создания сильнейшего медиума. Однако из-за того, что на тот момент изнанка всё ещё только расширялась, а сущности и фамильные боги не были таким частым явлением, как сейчас, у них оказалось недостаточно опыта в реализации задуманного.

Когда Седьмой рассказал мне об этом, я мысленно пожалел беднягу, которому не повезло оказаться участником четвёртого эксперимента. Разрушение сосуда души — это безвозвратное уничтожение тени и одна из самых отвратительных смертей. В Семье и клане часто ходили байки о медиумах, перестаравшихся во время своих тренировок и уничтоживших собственные сосуды, а после ещё несколько часов умиравших в сильнейших муках. Нда уж.

С пятым и шестым экспериментами было всё понятно. Создатели пытались совместить в них набранный опыт и знания по закалке тела, развитию силы магии и сосуда души, а также стабилизировать магический конструкт через наборы ограничений и команд. К сожалению, нужных результатов это не принесло. Все носители погибли из-за разрушения разума, превратившись в растения. Лишь седьмая итерация эксперимента смогла похвастаться стабильностью и безопасностью для своих Носителей. Да, именно во множественном числе.

Как я понял, Создатели не сильно беспокоились о людях, имплантируя, а затем позже извлекая магические конструкты из тел других людей. Причиной успеха седьмого эксперимента оказалось использование в структуре конструкта зачатка человеческой души. А если точнее, ошмётков разных теней, соединённых друг с другом и ограниченных набором команд. «Разумность» магического конструкта в этом случае выходила условно стабильной и позволяла ему развиваться параллельно со своим Носителем.

— Погоди, Седьмой, получается, тебя создали из ошмётков душ разных людей? — спросил я, прервав его на мгновенье.

«Здесь указывается пять осколков теней, однако не нужно считать, что это именно души. Как я понял, носитель, Создатели использовали фрагменты теней как место хранения информации, инструкций и директив. Отсюда и невозможность отделения магического конструкта от личности Носителя без уничтожения последнего. Фактически мы с вами уже слились и представляем единую душу-тень», — пояснил Седьмой.

— Вот же проклятье, — не смог удержаться я от удивлённого восклицания. — Теперь становится понятнее, каким образом происходят изменения в личности. Да уж.

Остальные эксперименты, так или иначе, пытались развить удачную технологию, которую удалось реализовать в Седьмом. Правда, Создатели делали это методом проб и ошибок. И вот тут-то и была зарыта та самая собака. Причиной такого странного процента удачных экспериментов стало то, что Создатели толком и сами не знали, что же они делали. Они просто тыкались чуть ли не наобум в попытке создать управляющий конструкт.

Следующие после Седьмого итерации были направлены не на сбалансированное развитие, а на принудительное расширение сосуда души и магической силы. Очевидно, не очень успешно. Как раз во время изучения результатов последних экспериментов нам с Седьмым, кажется, удалось наткнуться на кое-какую информацию, объясняющую, почему же разработка управляющих конструктов была приостановлена, а позже и вовсе завершена.

«Результат экспериментов одиннадцатой и двенадцатой итерации — создан устойчивый контур управляющей тени. Скорость развития в пятнадцать раз выше обычной, неизбежное появление комплекса бога-ребёнка у всех удачных итераций, — зачитал Седьмой. — Более конкретные данные повреждены или принудительно стёрты».

— Комплекс бога-ребёнка? — не понял я, о чём он.

«Это один из последних этапов развития Скульптора реальности, носитель», — ответил он.

Глава 21. Сомнения

В голове молнией сверкнуло воспоминание о рейде в Оранжевом мире, где нам на глаза впервые попались Якоря Реальности, кажется, тогда седьмой уже говорил мне об этом «комплексе бога-ребёнка». Одновременно с этим в голове вертелись его последние слова. «Неизбежное появление этого комплекса у всех Носителей. Не нужно быть гением, чтобы не понять очевидного.

— Получается, результатом твоих действий станет моё превращение в Скульптора Реальности? — спросил я, продолжая задумчиво смотреть бессмысленным взглядом на горящие ровным белым светом строчки языка Создателей на экране.

«Дело в том, что Создатели не закладывали в эксперимент номер семь ограничения, Носитель. Иными словами, моей задачей будет помощь в вашем развитии до вашей физической смерти, если таковая произойдёт».

Я глубоко задумался. То, что говорил Седьмой, мне сильно не нравилось, так как, по словам конструкта и старика из сна-яви, все без исключения Скульпторы теряли человечность, постепенно превращаясь в заложников собственной невероятной силы. Со слов Седьмого, это было непреложной истинной и прежде всего оказалось связано с природой самого человека. Его внутренних страстей и терзаний. Исключения были, конечно. Как это случилось со стариком Дэниэлом, который попросту отказался от собственных сил, уйдя в добровольное изгнание в сон-явь. Ещё же одним путём мог бы быть отказ от самой человечности и связанных с ней…

— Ладно, давай заканчивать, мы и так уже здесь задержались, а я ещё хотел осмотреть сам комплекс на предмет того, что бы отсюда вынести полезного.

«Да, Носитель».

Далее мы в течение ещё пары часов копались в базе данных, которую в ускоренном темпе просматривал Седьмой для дальнейшего анализа. Пару раз натыкались на кое-какую интересную информацию. Например, это касалось механики появления изнанки или сущностей, что населяли её, но самое интересное нас, конечно, ожидало, когда мы смогли обнаружить информацию по инициативе Трибунал.

Создатели и инициатива существовали в разных временных промежутках, последние пропали из Соцветия за пару сотен лет до катастрофы, уничтожившей Создателей. Наверняка последние куда лучше смогли разобраться в технологиях Оранжевого мира, чем представители моего Серебряного мира, раз сумели повторить те же Якоря Реальности. Но остановить дальнейшее расслоение изнанки всё равно не смогли. Трудно сказать, что могло стать причиной катастрофы Алого мира, однако факт остаётся фактом, несмотря на весь свой немалый потенциал их цивилизация так же ушла в небытие, как и Оранжевый, Сиреневый, Зелёный и другие миры.

Нашли мы и кое-какие обрывки данных о Шпиле, к сожалению, и здесь полной и понятной информации, что же в действительности это за строение, найти не удалось. Однако Создатели были уверены в том, что Шпиль и послужил той причиной, тем катализатором, что сделало возможным создание и прорыв изнанки в мирах соцветия. С их точки зрения, технология Шпиля не была родной для соцветия, и его появление в одном из миров стало результатом вмешательства каких-то внешних сил. Седьмой правильно понял, что это колоссальное сооружение использовало технологию «прокола», но вот его выводы о том, что он таким образом соединяет миры, похоже, оказались неверны. Создатели считали, что Шпиль, зародившись в Сером мире, представлял собой экстрамерную структуру, которая соединяла изнанку всех миров, укрепляя её и заставляя неконтролируемо расширяться. Если говорить проще — это было что-то вроде каркаса силы, который заставлял изнанку смешиваться с реальностью миров Соцветия.

— Остаётся вопрос, почему всё ещё не закончилось расслоение Соцветия? — пробормотал я вслух.

«Очевидно, его что-то сдерживает, Носитель. Вероятнее всего, Связь Единства. Но это не точно», — ответил Седьмой.

— И почему Инициатива и Создатели не попытались уничтожить этот Шпиль, если именно в нём и заключается вся проблема изнанки…

Вопросов было очень много, и ответить на них мне могло только одно существо. Старик Дэниэль. Мне во что бы то ни стало следует с ним встреться вновь, и чем скорее, тем лучше. Уверен, что только он сможет объяснить мне, что происходит.

Наконец, после того как вся информация была «поглощена» Седьмым, я поднялся из-за стола, устало разминая затёкшую шею. Сегодня удалось узнать очень много, от этого голова шла кругом и хотелось просто в спокойной обстановке обдумать полученную информацию, но, переселив себя, я двинулся по коридорам исследовательского комплекса Создателей в поисках чего-то, что позволит мне стать хоть чуточку сильнее или ещё немного приоткроет завесу тайны уничтожения Алого мира.

Жаль, но ничего интересного в сооружении Создателей мы найти больше не смогли. Нам с Седьмым даже удалось добраться до кабинета администратора комплекса, но, в отличие от главы исследовательского отдела, терминал администратора оказался неисправен, сколько бы мы ни пытались его включить, экран консоли даже не собирался загораться. То же самое касалось и других терминалов на этаже управления. Досадно, но тут мы уже поделать ничего не могли.

Обратный путь я помню смутно, всю дорогу на орнитоптере в голове перекатывались тяжёлые мысли. Картина произошедшего тогда и всё, что происходило сейчас, постепенно складывалось в единое неразрывное полотно. У меня уже давно было ощущение, что события вокруг с простого шага перешли на стремительный бег, закручиваясь настолько быстро, что я уже не успевал должным образом на них реагировать. От переизбытка информации и переменных начинала болеть голова. И, что самое паршивое, у меня имелись все основания полагать, что это всё ещё даже не вершина айсберга, а лишь самая верхушка грядущего хаоса.

Проблема номер один — таймер на антрацитовой сфере, он неумолимо подходил к концу и, судя по тому, что говорил Седьмой, это означало конец для всех миров Соцветия. Его недавнее стремительное уменьшение с двух лет до двух недель недвусмысленно дало понять, что спрятаться нам с Алисой где-то на периферии Империи или Золотого мира никак не получится.

Так или иначе, грядущая катастрофа заденет всех. Завершение резонанса и поглощение миров Соцветия изнанкой будет означать конец для нас всех. Единственным вариантом решения вопроса, который я видел, было уничтожение или хотя бы остановка Шпиля. Но с моей текущей силой это было совершенно точно невозможно. Выживание в Сером мире даже Опор мира под очень большим вопросом, что уж говорить о других. Тем более что у меня не было даже примерного понимания, как можно остановить такую «махину», как Шпиль. Именно поэтому критически важно как-то связаться со стариком из сна-яви. Не скрою, на старика Дэниэла я возлагал большие надежды, судя по его словам, он один из тех, кто участвовал в создании Шпиля, а значит, должен понимать, как его уничтожить, ну, или хотя бы остановить процесс слияния… Осталось только каким-то образом связаться с ним.

Проблема номер два — Утренняя Звезда. Игнорировать столь сильную сущность в собственном теле было бы глупо для любого. Я всеми силами старался не злоупотреблять его силой и вмешательством, но раз за разом терпел на этом пути поражение. Использовать Звезду для уничтожения Шпиля? У меня имелись кое-какие подозрения, что он мог быть одним из тех существ из-за пределов изнанки, кто и подкинул местным Скульпторам идею его создания. Ещё и этот контракт, который составил дед, предвидящий освобождение Звезды, после того как он отслужит положенный ему срок. В очередной раз у меня не могла не появиться мысль о том, во что ввязался дед и почему поступил так опрометчиво?

Проблема номер три — моё неизбежное будущее становление Скульптором. В этом плане суждения Седьмого и его Создатели были однозначны. Это произойдёт, рано или поздно. И с учётом того, как быстро я развивался последнее время из-за поглощения Звездой парочки сильных сущностей, произойти это могло даже быстрее, чем предполагал магический конструкт. Сила и потеря человечности, с точки зрения Трибунала и Создателей, шли рука об руку…

Впереди появились врата Связи Единства, которые охраняли Оцелоты, прерывая поток моих мыслей. Я взял немного левее, аккуратно приземляя орнитоптер у самого края каменной площадки. Послушный аппарат на секунду завис в паре метров от земли и после этого аккуратно приземлился. На этот раз никакого груза я внутрь аппарата не брал, и управлялся он из-за этого практически идеально.

— Были какие-то проблемы? — спросил я у подошедшего Кости, подхватывая за специальные ручки орнитоптер и толкая его в сторону открытых врат.

— Нет, пара тварей на самом краю района врат, но это Алый мир, проблем они никаких не доставили.

«Всё как-то уж очень просто получается, — мелькнула у меня мысль. — Возможно, я просто слишком уж привык к постоянным проблемам».

— Отлично, тогда загоняем аппарат и закрываем портал, Оцелоты все на местах? — кивнул я, подгоняя орнитоптер к открытому порталу.

— Да, сейчас позову их, и уходим, — кивнул лидер.

Секунда непередаваемых ощущений, и вот я уже выхожу с другой стороны портала, где меня встречает Алиса. Судя по её лицу, она хочет со мной о чём-то поговорить.

— Что-то случилось? — спросил я, паркуя орнитоптер так, чтобы не мешать Оцелотам выходить из портала.

— Пока тебя не было, одна из установок в холле была уничтожена, — кивнула сестра, сразу перейдя к делу.

«Проклятье, — мысленно выругался я. — Ещё один Якорь Реальности?»

Всё происходящее мне очень сильно не нравилось. Очевидно, реальность внутри Связи Единства сейчас по какой-то причине была подвержена какому-то сильному воздействию. Трудно сказать, с чем это могло быть связано, но результат мы наблюдали на практике — один за другим выходили из строя Якоря Реальности.

Спустившись в холл вместе с Алисой, я увидел то, о чём она говорила, раскуроченный кожух одного из якорей неподалёку от саркофага и стола деда. Суд по всему, его в буквальном смысле вывернуло изнутри. Никакого внешнего воздействия я не почувствовал, и создавалось впечатление, что это произошло из-за банальной перегрузки, хотя без понимания даже примерной конструкции якоря это всё были лишь мои догадки.

— Думаю, лучше вернуть Оцелотов обратно в Серебряный мир, — задумчиво сказал я вслух. — Не думаю, что в ближайшем будущем буду ходить в рейды по мирам Соцветия.

— Мне будет достаточно, если ты отправишь одного только Фому, — как бы между делом заметила Алиса.

— Надоел? — понимающе улыбнулся я ей.

Сестра лишь неопределённо пожала плечами, говоря, что я не так уж далёк от истины, и не отвергая моё предположение.

— Как там Юлия? — оставил я пока тему Фомы.

— Слава говорит, что её состояние практически полностью стабилизировалось, и скоро она должна очнуться. Автодок уже практически не вмешивается в её излечение и даже позволяет Славе к ней прикасаться.

— Это самая хорошая новость за последнее время, — вздохнул я с облегчением. — Пойдём, хочу взглянуть на неё.

Как и сказала Алиса, первое, что бросалось в глаза, когда мы вошли в палату, — это состояние Юлии. Она выглядела значительно лучше, чем раньше. С лица спала болезненная бледность, а ресницы едва подрагивали. Я даже подумал, что сейчас девушка просто спит, но стоило лишь приглядеться, как становилась понятна магическая природа её сна.

Слава повторила почти слово в слово то, что несколько минут назад сказала мне Алиса. Лишь добавила несколько собственных замечаний. Я же смотрел неотрывно в это время на молниевую обезьянку, которая впервые за очень долгое время проявилась в реальности и сейчас сидела возле Юли, внимательно смотря на неё полными грусти глазами. Было видно, что стихийному божеству очень тяжело находиться в реальном плане при таком состоянии своего компаньона, но обезьянка упрямо оставалась возле неё.

— Думаю, она может проснуться в любой момент, — резюмировала Слава, бросив вопросительный взгляд на Алису. — Подменишь меня? Хочу перекусить.

Сестра лишь спокойной кивнула.

— Спасибо.

Я ещё раз взглянул на лежащую без сознания Юлию и, мысленно вздохнув, вышел за Славой. Следовало поговорить с Оцелотами о том, что я собираюсь на время закончить с рейдами и уточнить по поводу их будущих планов. Но перед этим я, повинуясь какому-то странному желанию, двинулся в зал управления. В голове крутился факт очередного уничтожения Якоря, который никак не хотел уходить из головы. Что-то я упускал из виду, что-то настолько очевидное, что мысль об этом никак не хотела уходить прочь. Появившись в зале управления Связи Единства, я посмотрел на Белого Тигра, который сидел возле одной из консолей, смотря на антрацитовый шар, отсчитывающий время.

— И давно ты тут сидишь? — спросил я, отвлекая Иш`кафэля от собственных мыслей.

— Давно, — не стал отрицать он. — Ян, у меня такое ощущение, что случилось что-то очень плохое.

— Ты про разрушенный Якорь? Да я уже знаю об…

— Нет, я не о нём, — перебил он меня. — Что-то происходит в Защитной Чаше. Я фамильный бог клана Защитной Чаши и семьи Александровых и могу ощутить, что сейчас с кланом происходит что-то очень плохое.

В этот момент по Связи Единства вдруг прокатилась дрожь, сопровождаемая пронзительным скрипом непонятного происхождения.

* * *
— Города-районные центры Д. и З. южного континента захвачены противником, гвардейские части и служба безопасности перестали отвечать на наши запросы больше суток назад. В городах по всему восточному побережью идут ожесточённые бои. На северном континенте мы контролируем лишь треть территории и городов, объединённые силы кланов теснят лучшие гвардейские… — Император молча слушал доклад одного из генералов гвардии, стоящего перед интерактивной доской и демонстрирующего текущее положение дел в Империи.

Меньше двух суток Великим кланам и их подпевалам потребовалось на то, чтобы отхватить приличный кусок Империи под свой контроль. Не помогла ни подготовка гвардии, ни её преданность, ни собранные силы. Захваченная тварь из Когорты всё ещё подготавливалась и использовать её было нельзя, а ещё прибывшая делегация директората Золотого мира. Император рассчитал всё таким образом, чтобы использовать их в предстоящей войне, вот только кланы умудрились опередить его, сделав свой ход.

В этот момент дворец задрожал от удара колоссальной силы, обрушившегося на него, прервав на секунду делающего доклад генерала. Император мысленно поморщился. Именно эти удары и были той главной проблемой, из-за которой он никак не мог покинуть дворец и столицу, лично отправившись наводить порядок. Неизвестный использовал колоссальную силу, нанося свои удары по дворцу, и что самое плохое, император никак не мог вычислить, откуда происходила атака. Если бы не камни, которые он хранил в основании трона, отбить этот удар даже ему было бы нелегко. Сидящие за столом представители директората Золотого мира переглянулись, явно понимая, какой силы был нанесён удар.

— Ваше императорское величество, — мысли императора отвлёк один из Золотых, поднявшийся со своего места. — Мы прибыли сюда не для того, чтобы сидеть взаперти внутри вашего дворца. Вы помните о нашем договоре? Белый Дракон, я хочу его голову.

Глава 22. И вновь проблемы

Под ногами разлетается каменная крошка. В голове ревёт набатом чувство опасности. Быстро смещаюсь в сторону, уходя с линии атаки. Одинокий в руке дёргается, привлекая моё внимание, и в ту же секунду останавливаюсь, пропуская перед собой ещё заряд метателя. Мой кинетический щит в одно мгновение покрывается сеткой трещин и взрывается словно мыльный пузырь.

По лицу бьёт упругая, тёплая магическая волна, от которой закладывает уши, а реальность перед моими глазами искажается, покрываясь матовым светом. Благодаря магической силе, легко ощущаю место, откуда бьёт неизвестный стрелок. Шаг вперёд, удар Одинокого, с визгом рассекающего воздух, и волна всепожирающей магической силы разрезает пространство между мной и стрелком, находящимся в нескольких сотнях метров левее. Сразу же ныряю вперёд, ощущая на себе взгляд другого стрелка. Не проходит и пары секунд, как за спиной расцветает ещё один цветок магического пламени. Боевая броня Трибунала уже вернула мне зрение и ощущения, благодаря чему, удаётся понять, где находится второй стрелок, до того как он успевает использовать Метатель ещё раз. Время сжимается, точно пружина, и вот я уже нахожусь возле укрытия врага, обрушивая на него огромную глыбу земли, в одну секунду погребая его под ней.

«Жизненные показатели обеих целей обнулились, Носитель, — подтвердил уничтожение врагов Седьмой. — Фиксирую многочисленные очаги боевых действий в радиусе нескольких километров».

Мой кинетический щит уже восстановился, полупрозрачным тонким куполом накрыв меня. Замираю на миг, прислушиваясь к своему «воплощению земли». Один, три, десять гвардейцев в полной боевой экипировке уже бегут сюда. Не теряя времени, силой мысли поднимаю один из массивных валунов земли и, усевшись на него, на полной скорости лечу в сторону сооружения, похожего на городской стадион, при этом стараясь не подниматься от земли выше, чем на два-три метра. Ещё не хватает оказаться под ударом стационарных орудийных систем гвардии, которые сейчас, я уверен, натыканы по всему городу и в автоматическом режиме отслеживают активность в небе.

На полной скорости влетаю в раскрытые врата и тут же спрыгиваю с валуна, осматриваясь вокруг. Взгляд выхватывает небольшой палаточный городок, абсолютно безжизненный, судя по моим ощущениям. Проклятье. Матерюсь сквозь сжатые зубы. Хоть кого-то, чтобы объяснил, какого здесь происходит… Походя попробовал открыть проход к Связи Единства. Без особого толка. Седьмой лишь отчитался, что Связь ему не отвечает, а уже хорошо знакомый отпечаток ладони на стене даже и не собирается появляться.

— Ян! — возле меня буквально из воздуха возник Белый Тигр. — Я проверил, гвардейские части и служба безопасности уничтожены, то же самое касается и офисов гильдий. По ним словно катком прошлись.

— Алиса? — спросил я.

— Никаких следов, — покачал мордой тот.

— Да чтоб вас всех… — не выдержав я, ещё раз витиевато выругавшись.

Около двух часов назад Связь Единства оказалась под ударом какой-то неизвестной силы. И этот удар был настолько сильным, что спровоцировал защитные системы Связи использовать процедуру «консервации». Тогда, естественно, времени разбираться у нас практически не было, Седьмой лишь успел вытащить данные по процедуре консервации, предполагающие остановку течения пространства-времени внутри Связи Единства на срок вплоть до конца атаки.

Естественно, оказаться в ловушке замершего времени никто из нас не хотел, даже если сама остановка будет длиться несколько дней. Вместе с Алисой и Оцелотами мы успели воспользоваться вратами, ведущими к опорному пункту Трибунала в горах… вот только для меня оказалось полной неожиданностью возможность очутиться вместо заснеженных пиков горного кряжа посреди города, охваченного самой настоящей войной. Великие кланы, пока мы прятались от всего мира в Связи, взбунтовались против императора, обрушив на Серебряный мир пламя сражений. И как апофеоз всему происходящему мы с Белым Тигром оказались единственными вышедшими из врат… Оцелотов, Алисы и даже всё ещё находящейся без сознания Юлии под присмотром Славы нигде не было, несмотря на то, что мы с Иш`кафэлем перешагнули порог врат последними. Что самое отвратительное, Белый Тигр не чувствовал Алису и терялся в догадках, как такое могло оказаться возможным!

В глубине души шевельнулось плохое предчувствие, с помощью «воплощения земли» я почувствовал сразу несколько быстро приближающихся людей и… нелюдей. Последние удивительным образом были мне знакомы. Сила одного из хорьков в этих существах казалась настолько характерной, что не узнать её никак не мог. С этими тварями я уже сталкивался во время открытия в родном городе Чёрного портала, и вот они вновь появились на моём горизонте.

— Иш`кафэль, уходим, — бросил я тигру и, использовав магию земли, особо не мудрствуя, запрыгнул на поднявшийся кусок земли и рванул на полной скорости назад, к выходу со стадиона.

Повсюду в городе слышалась канонада магических взрывов. То и дело всё вокруг сотрясалась от особенно сильных ударов магов. Противостояние кланов и гвардии то стихало, образуя временные передышки, то возрастало, отчего казалось, что мир вокруг то и дело взрывался оглушительной какофонией. При этом за всё время время, пока я был городе, мне ни разу не встречались простые люди. Лишь только представители кланов или гвардии, а вот где сейчас были гражданские, большой вопрос.

Город, где мне не повезло оказаться, судя по интенсивности проходящих боёв, похоже, являлся одним из ключевых, как для Империи, так и для кланов. Именно поэтому сражения между кланами и гвардией сейчас вспыхивали практически по всей его территории. Линии соприкосновения постоянно смещались, и мне приходилось прилагать огромные усилия, чтобы не оказаться под ударом одного из отрядов, и далеко не всегда это получалось так, как это произошло совсем недавно. Но одно дело нарваться на двойку стрелков и совсем другое — на полноценную штурм-группу Великого клана или гвардейцев. Даже для меня это могло стать опасным, особенно если неправильно рассчитать силы и направления атаки противника, тем более когда его много.

Вылетев из стадиона, я на полной скорости рванул в противоположенную от приближающихся клановых воинов сторону. В прошлый раз меня подловили на том, что я старался экономить свои силы, используя «воплощение земли» лишь иногда, проверяя только цели с магической энергией или развитым сосудом души, и это чуть не стоило мне многого. Оба стрелка-гвардейца оказались без таланта к магии и, по сути, являлись обычными людьми. Глупо так ошибиться, и во второй раз я свои просчёты повторять не собирался, сканируя полностью окружающий мир. Пускай придётся делать привалы при этом в три раза чаще, но лучше уж так.

Где-то впереди, на самом краю ощущаемого мной пространство почувствовал колыхание силы, миг — и вот уже где-то в центре города рвануло ввысь всепожирающее пламя, пытающееся поглотить колоссальных размеров появившийся рукотворный ледник из прозрачного, чистейшего льда.

«Адаманты сцепились», — мелькнула у меня мысль, и я на полном ходу поменял направление движения, ещё не хватало наткнуться на них.

В голове постоянно крутились тревожные мысли о сестре, Юлии и Оцелотах, приходилось всеми силами заставлять себя сосредоточиться исключительно на деле, чтобы не терять концентрации из-за пустых переживаний, хотя сделать это получилась далеко не всегда. Сердце временами сжимала ледяная хватка плохого предчувствия.

— Ян! — возле меня появился стремительно немущийся тигр, обращающийся ко мне на бегу. — Нужно уходить из города! Алисы здесь точно нет, а других мы можем даже не почувствовать.

Как ни крути, а Иш`кафэль прав. Находиться в эпицентре разрастающегося сражения, а то, что интенсивность боёв, даже несмотря на случающиеся затишья, продолжала нарастать, мне стало очевидно уже спустя пару часов после появления в городе, нельзя. В таких условиях найти Оцелотов я уже не надеялся. К тому же уверен, что в ситуации, подобной этой, любой из Оцелотов, как, впрочем, и Алиса, постарался бы любыми возможными способами покинуть город, а значит, сейчас спустя уже два часа после нашего появления искать их здесь нет никакого резона.

— Я понял, где мы, — между тем крикнул мне тигр, не сбавляя бега. — Это один из районных центров, город Ш. Давай за мной, я выведу нас отсюда.

Кивнув, мне удалось мысленным усилием развернуть на полном ходу левитирующую земляную платформу и отправить её за Белым Тигром, который, крикнув мне, тут же сделал резкий поворот в переулок между двумя полуразрушенными высотками.

Ничего удивительного, что у тигра получилось понять, где мы, лишь спустя столько времени, город сейчас представлял собой полуразрушенные руины, словно бы здесь недавно прошёл ещё один одержимый Тьмой атакующий Кроу.

К сожалению, выбраться из города без проблем не получилось, как я ни старался сделать это по-тихому. В какой-то момент впереди мелькнула яркая вспышка, шлем боевой брони мгновенно затемнил переднюю полусферу, спасая мои глаза от ослепления, и одновременно с этим я оказался в фокусе сразу нескольких магических ударов. Засаду не заметили при этом ни я с раскрученным на полную силу «воплощением земли», ни Седьмой, ни Белый Тигр. Последний так и вовсе оказался настолько поражён произошедшим, что с шипением отпрыгнул назад, оказываясь у меня за спиной.

«Как минимум несколько адамантов», — в голове вспыхнуло понимание, и я мысленным усилием поменял движение левитирующего куска земли, бросив его влево, и прижимаясь почти к самому краю асфальтированной дороги. За спиной в небеса рвануло магическое пламя в сопровождении оглушительного взрыва. Тёплая волна воздуха ударила мне в спину, каркас заклинания, поддерживающий в воздухе кусок земли, разлетелся на клочки, и одновременно с этим я на полном ходу спрыгнул с падающего камня.

Мысленно поливая на чём свет стоит и кланы, и гвардию, вместе взятых, я, сконцентрировав магию в ногах, мягко приземлился возле какого-то кирпичного здания и в одно движение обнажил Одинокого.

«А вот и сами уроды, легки на помине», — я выпрямился, смотря, как впереди появляются двое людей в гвардейской форме. Одинаковый рост, форма и практически синхронные движения делали их похожими на братьев, и я бы даже в это поверил, если бы не совершенно разная внешность. Оба «брата» атаковали меня одновременно, единым слитным движением вскинув руки. И лишь когда ощутил закручивающиеся вокруг нас магические потоки, я вдруг осознал до конца, что сейчас столкнулся сразу с двумя полноценными адамантами.

Мир дрогнул. За моей спиной появилось больше десятка пронзительно белых магических продолговатых снарядов, и тут же, повинуясь мысленному приказу, они рванули навстречу единому удару двух адамантов. В каждом созданном мной снаряде использовалось плетение Золотого мира, в которое было влито огромное количество сил. Столкнувшись с ураганом магической энергии адамантов, которые, похоже, решили прихлопнуть меня лишь одной чистой мощью, вытянутая полусфера разорвалась десятками объёмных взрывов, накрывая всю территорию между мной и противниками нестерпимо ярким белым светом. Как и когда-то во время практики в Связи Единства, сила взрыва каждого из снарядов могла удивить даже магов ранга кристалла и адаманта. Особенно когда они не были готовы к тому, что увидят.

Реальность лопнула ярким светом. В разные стороны рвануло обжигающее магическое пламя, накрывая эту и соседние улицы. Понимая, что это лучшая возможность, я рванул вперёд, стремительно сокращая дистанцию между мной и противниками, не обращая внимания на жар магического пламени, накрывшего нас. Перед моим взором вспыхнули десятки предупреждающих оповещений боевой брони, но инициатива не зря считалась самой технологичной организацией внутри соцветия Миров. Броня выдержала, продолжая, предупреждая, выводить один за другим оповещения на самой периферии моего взгляда.

Я же с максимальной для себя скоростью рвусь вперёд. Мой шанс против двух адамантов лишь в неожиданности, и я сумел их удивить сплавом заклинаний Золотого и Алого мира, но это преимущество продлится лишь пару секунд. Преодолеть расстояние в полсотни метров за несколько мгновений? Легко, если ты маг, облачённый в броню Трибунала, пробудивший волю. Раскручивая внутри себя маховик магического дара, я оказался возле парочки адамантов. Мелочиться не стал, атакуя одним из своих самых сильных ударов.

«Ты непобедим.

Быстр, подобно ветру.

Изменчив, подобно воде.

Безжалостен, подобно огню.

Смертоносен, подобно клинку.

Взываю к тебе! Рази моих врагов».

Духовный клинок, как обычно, в этот момент изменился, удлиняясь и становясь пронзительно красным. Пятое движение, «наказание», в один момент перерубает первого из противников, не встречая никакого сопротивления. Я успеваю заметить отголосок удивления вперемежку с болью в глазах мага и тут же прыгаю к его товарищу, сохраняя полученный от «наказания» импульс и силу. Второй гвардеец успевает заметить моё появление и, уже не сдерживаясь, бьёт по мне чем-то невероятно смертоносным, настолько, что на затылке начинают шевелиться волосы. Уклоняться, я уже не успеваю и встречаю этот удар своим. «Наказание» совместно с «воплощением земли» сталкивается с ледяным копьём, напоённым таким количеством магической мощи, что его кончик заставляет искажаться реальность. Удар. Одинокий выбивает у меня из руки, с жалобным звоном клинок отлетает в сторону, а сам я, точно тряпичная кукла, впечатываюсь в стену полуразрушенного здания в нескольких десятках метров от места столкновения с адамантами. Руку не чувствую, как и всё тело, но взгляд поднимаю и даже умудряюсь сфокусироваться на своём противнике. Последний стоит посреди выгоревшего пустого пяточка пространства, смотря на меня с такой ненавистью, словно пытается прожечь дыру. Секунда — и он заваливается назад, правая половина его тела отсутствует. Мешанина из перерубленных и перебитых рёбер и море крови. Проклятье.

— Иди ты, сами виноваты, — мой голос больше похож на карканье ворона, на своего врага я уже не смотрю, подходя к лежащему на земле Одинокому. Отлетел духовный клинок недалеко. И только сейчас замечаю, что от моей ладони мало что осталось. Проклятье. Тёмные капли крови падают на раскуроченный и изрытый после нашего скоротечного боя асфальт. Ощущаю, как боевая броня Трибунала один за другим вкалывает в меня какие-то лекарства. В этом плане она очень похожа на наши комплекты защит.

«Носитель, кровь остановлена. Прогноз выздоровления благоприятный. Кости повреждены лишь частично. При условии покоя я смогу излечить ваши раны меньше чем за сутки. Однако сейчас пользоваться рукой вы не сможете», — отчёт Седьмого появился в голове.

«Не смогу, вот уж удивительно», — не скрывая сарказма ответил ему.

— Ян! — около меня появляется Белый Тигр. — Я видел фигуру в небе, приближающуюся к нам. Похоже, мы привлекли внимание какой-то Опоры.

— Да как они мне все дороги! — не удержавшись, вновь выругался я.

«Я могу помочь», — услужливый голос Звезды появился в голове.

«Обойдусь и без твоей помощи», — отрезал я в ответ и с силой ударил ногой по куску вспученного асфальта перед собой, заставляя его подняться.

— Иш`кафэль, залезай, мы уходим немедленно! — запрыгнув на кусок асфальта, я сжал крепче Одинокого в левой руке и, уже не заботясь особо о конспирации, рванул высь, поднимаясь на уровень восьмого этажа многоэтажек. На этой высоте меня всё ещё непросто заметить, а скорость намного выше.

Глава 23. Погоня

Дома мелькали по разные от меня стороны, стремительно проносясь мимо. Магическую силу приходилось использовать не только для того, чтобы поддерживать полёт куска асфальта, на котором мы с Белым Тигром уместились, но ещё и для того, чтобы следить за окружающей местностью. Гвардейских стрелков и сильных клановых магов, скрывающихся в домах, хватало. За несколько минут меня попытались сбить уже три раза, и лишь только собственная чувствительность позволила вовремя распознать опасность и уйти с линии атак противников.

— Ян, я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь! — крикнул мне Иш`кафэль.

— Да, я тоже на это надеюсь, — ответил ему, уходя с линии атаки очередного Метателя, разряженного в нашу сторону.

Прежде всего нам следовало выбраться из города, который сейчас захлестнули бои между кланами и гвардией. А уже после думать о том, как искать Алису и других. От постоянных взрывов и магических вспышек по всему городу у меня внутри всё переворачивалось. Полномасштабная война. По-другому и не скажешь. И если я правильно понимал, сейчас весь Серебряный мир представлял собой одно сплошное поле боя. Многие в нашем мире были уверены в том, что император и кланы рано или поздно столкнуться лбами, но я полагал, что лишь единицы могли предположить, что это произойдёт настолько скоро.

Где-то на периферии обострённых магией чувств я отчётливо ощутил сфокусированное на мне внимание, и от этого у меня всё внутри перевернулось. Проклятье.

«Опора мира, судя по отголоскам магической силы, приближается к нам, Носитель», — тут же подтвердил мои мысли Седьмой.

— Ян! — в панике крикнул тигр, прижимаясь к куску асфальта возле меня.

В ту же секунду я сделал резкий крен влево, матерясь сквозь зубы на собственную беспечность. Нашёл, когда уши развесить и думать о разном! Сразу несколько огненных цветков расцвели за моей спиной. Краем глаза отметил сразу несколько стремительных и гибких теней, мелькающих на крышах высоток, возле которых я отчётливо чувствовал присутствие клановых магов. Не задумываясь и не экономя силы, я на лету обратился к стихии земли, вырывая из проносящихся мимо зданий цельные массивные куски, на то, чтобы сформировать из них настоящие земляные сферы, у меня банально не было времени. И так сойдёт. Один из этих кусков, прикрывающий мне спину, практически сразу взорвался, обдав меня раскалённой крошкой, но главное, всё же защитив от снарядов, кинутых с помощью Метателя.

Не глядя, отправил в какой-то из приближающихся домов, где мне почудилось движение, один из массивных кусков, в котором торчало, словно человеческие кости, переплетение стальных арматур. Секунда — и вот уже массивный кусок здания врезается в край высотки, походя снося ей один из углов на верхних этажах. Бетонная пыль и крошка в миг объёмным облаком разлетается на несколько десятков метров в разные стороны, позволяя мне скрыться в нём и быстро поменять направление полёта. Уже когда вылетал из него, услышал, как по пострадавшему зданию ударило сразу с десяток снарядов Метателей, отчего оно содрогнулось и начало медленно осыпаться. Что там с ним происходило дальше, я уже не видел, резко завернув, ведомый указаниями Белого Тигра.

«Носитель, при текущей скорости ваша встреча с Опорой Мира станет возможной через три минуты. Неизвестный ускорился и нацелился на вас», — предупредил меня Седьмой, но совершенно напрасно, я уже и сам всё хорошо чувствовал.

После боя с двумя адамантами рука нещадно болела, даже несмотря на то, что Седьмой остановил кровотечение и отсёк большую часть болевых ощущений. Держать Одинокого в левой руке хоть было непривычно, но других вариантов у меня всё равно не имелось.

«Седьмой, мне нужна твоя помощь», — успеваю сказать я конструкту и тут же роняю глыбу асфальта, на которой лечу к самой земле. Воздух разрывается от магического удара, обломки, которые ещё мгновенье назад я контролировал, прикрываясь ими, разлетаются в разные стороны.

— Держись, — кричит мне тигр, а я, сжав от напряжения зубы, всеми силами пытаюсь удержать нас от окончательного падения.

Опора мира даже с такого расстояния умудряется чуть не убить нас, лишь по касательной задевая своей силой. Пускай приближающийся мастер не так силён, как Белый Дракон и другие из его свиты, но он остаётся полноценной Опорой, и против него я всё равно что ребёнок. Проклятье. Использовать Звезду даже в такой непростой ситуации мне откровенно не хотелось, особенно после того, что удалось узнать в Сиреневом и Алом мирах. Его помощью я воспользуюсь лишь в том случае, когда не будет никаких иных вариантов. Сейчас главной моей ставкой был Седьмой. Надеяться на то, как это было с недавней парой адамантов, что Опора меня недооценит, было откровенно глупо. Мало того что он должен был ощутить всё происходящее во время недавнего столкновения с гвардейцами, так ещё и чувствительность Опоры не шла ни в какой сравнение с чувствительностью адамантовых значков.

В этот момент кусок асфальта, на котором я летел, начал под ногами стремительно разрушаться, несмотря на то что буквально минуту назад я был полностью уверен в его прочности. Успеваю в последний момент сбросить скорость и вместе с Белым Тигром спрыгнуть с разрушающейся платформы. Создать вторую? Это я сделать уже не успеваю. Разворачиваюсь и вижу, как с неба на меня падает самый настоящий ледяной дождь из острейших осколков. Успеваю мысленно крикнуть Седьмому просьбу о помощи и, вскинув руки, вливаю море магической силы в кинетический щит. Яркая вспышка синего света, купол кинетического щита принимает на себя шквал из магических осколков, в ярости пылая магической силой после каждого столкновения.

Чувствую, как под ногами дрожит земля, чтобы остановить меня, Опора мира решил накрыть своим ударом весь район. Не особо церемонясь с городом и собственными союзниками. Очевидно, смерть двух адамантов оказалась для гвардии в городе большим ударом, а в том, что появившаяся Опора была из числа последователей императора, у меня почему-то сомнений нет.

— Иш`кафэль! Уходи! Попробуй найти урода! — кричу я тигру и вижу, как его белая шкура исчезает, уходя на изнанку, он всё правильно понял.

В нескольких местах кинетический щит разрушается, осыпаясь под ноги угасающей магической пылью, стою на месте. Прорехи — это ничего, главное, что сам конструкт заклинания ещё держится, и я могу латать появляющиеся от ударов дыры «на ходу», что называется. Одинокий в левой руке дрожит от нетерпения, в отличие от меня, его решительности выступить против Опоры мира можно позавидовать. Впрочем, с учётом того, что у меня есть один действенный ход, чтобы ранить даже такого противника, это уже огромный шанс. Главное — получить возможность реализовать его…

Чувствую появление неизвестных где-то за спиной. Возле одного из полуразрушенных домов. Проклятье. Не раздумывая, смещаюсь в сторону, противоположенную той, где чувствуется движение. Поддерживать щит при движении возможно, но его прочность снижается, даже в том случае, когда мне помогает Седьмой.

С каждым моим шагом в голубоватом щите начинают стремительно расширяться прорехи, несколько осколков влетают внутрь. Один из них попадает в шлем боевой брони, мгновение — и вот уже левая часть защитного стекла шлема покрывается сетью трещин. Если бы не мышечные усилители шеи, думаю, мне бы просто свернуло голову от силы этого удара. Матерюсь сквозь зубы, но концентрацию не теряю.

«Носитель, сзади!» — в голове появляется сразу несколько мыслеобразов от конструкта, показывающих местоположение противника.

Резко останавливаюсь, разворачиваясь. Два стремительных взмаха клинком, росчерки тёмной магической силы с размаху врезаются в многоэтажку, где Седьмой ощутил присутствие врага. Бетон здания взрывается, словно под ударом невидимого тарана, угол многоэтажки, где конструкт почувствовал появление противника, сносит, превращая в пыль и крошку. Уже не смотрю на дела своих рук, бросаясь к ближайшему ко мне зданию, нужно найти укрытие! От моего щита уже мало что осталось, а на его поддержку с каждым мгновением уходит всё больше силы.

«Противник Опора остановился, я перестал его чувствовать, Носитель, — продолжает отчитываться Седьмой. — Пробую обнаружить».

Я лишь мысленно хмыкнул, влетая на полном ходу в двери одной из многоэтажек. Я всё ещё надеюсь на то, что урода сможет обнаружить Белый Тигр. Успеваю бегло осмотреться. На жилой подъезд это не похоже, вероятно, какое-то административное здание.

Сейчас для меня единственный шанс победить Опору — это подобраться к нему так близко, чтобы использовать движения Создателей вкупе с последним «Затмением», главным козырем, что ещё оставался у меня в рукаве. Вот только как это сделать с человеком, который, мало того что стал невидим для меня, так ещё и способен убить меня, даже не приближаясь? Опора должна была видеть, как я расправился с двумя адамантами. Уверен, урод сейчас будет действовать наверняка и лишний раз рисковать не станет.

И словно в подтверждение моих мыслей, здание, в котором я укрывался, тряхнуло от магического удара. С потолка посыпалась штукатурка, а стены затряслись. Опора попыталась разрушить его.

«Седьмой! Ты смог найти его?» — крикнул я мысленно конструкту, подбираясь ближе к выходу и осторожно выглядывая на улицу. Белый тигр всё ещё не появился, а значит, он станет пока моим планом Б.

«Ледяной дождь» уже прекратился, и сейчас вся улица представляла собой покрытое наледью пространство, от которого поднимался пар, заволакивая белым маревом всё вокруг. Это даже плюс, от Опоры весь этот поднимающийся туман меня точно не спасёт, а вот от гвардейцев и стражей кланов точно укроет.

«Носитель, мне удалось засечь отголоски силы Опоры благодаря «ощущению земли» и тому, что враг спустился на землю. Он сейчас направляется в нашу сторону…» — ответил мне после минутного молчания Седьмой, на секунду прервавшись из-за очередного сокрушительного удара, обрушившегося на здание. На этот раз оно уже не смогло выдержать силу Опоры, начав быстро разрушаться, складываясь точно карточный домик.

«Рискнём, веди меня к нему», — мысленно приказал я магическому конструкту, бросившись вперёд и стараясь держаться ближе к зданиям, готовый в любой момент нырнуть в распахнутые двери.

Пытаться убежать от Опоры, когда она уже держала меня в фокусе внимания, с теми навыками скрытности, которыми я располагаю, подобно самоубийству. Но именно этого от меня, скорее всего, и ждут. Единственным шансом, который я сейчас для себя видел, было использование боевого искусства Создателей вкупе с силой «пробуждения воли». Это позволит мне на очень короткое время стать невероятно быстрым. Настолько, что появится шанс подобраться к противнику на расстояние удара. А то, что я смогу ранить даже самого сильного противника, стало ясно ещё в Золотом мире, когда я пытался вытащить оттуда сестру. Сейчас у меня была уверенность, что при определённых условиях мой удар способен не только ранить, но и убить Опору мира.

Одновременно с бегом я использовал знания Седьмого о местонахождении моего оппонента и с помощью магии попытался связаться с ним, посылая сигнал, что готов сдаться и договариваться. Очень сомневаюсь, что меня воспримут всерьёз, но нужно-то во что бы то ни стало выиграть хоть чуть-чуть времени.

«Опасность!» — в голове полыхнуло предупреждение Седьмого, и в ту же секунду я ныряю в один из входов в какой-то супермаркет, расположенный на первом этаже многоэтажки. Вдох. Здание вздрагивает от невидимого удара и начинает рассыпаться.

— Вот же тварь осторожная! — бросаюсь вперёд, раскручивая вокруг себя магическую силу «воплощения земли», без которой, пожалуй, в такой ситуации было бы выбраться нереально.

Попытка подобраться осторожно не прокатила, значит, будем действовать напролом, вариантов у меня других всё равно нет.

Пробегаю супермаркет насквозь, походя одним движением уничтожая одну из стен, ведущих наружу, и, выскакивая на улицу с другой стороны здания, успеваю краем глаза заметить, как многоэтажка стремительно покрывается сплошным льдом. Ещё немного, и я бы оказался закован в этом морозном саркофаге.

— Ян! — возле меня прямо из изнанки вынырнул тигр, чуть не спровоцировав у меня инфаркт. — Я нашёл его! Это имперский офицер.

— Без прикрытия? — быстро переспросил я тигра, мысленным приказом смахивая сразу с десяток предупреждающих сигналов мониторинга боевой брони в сторону. Судя по телеметрии, целостность брони нарушена как минимум в трёх местах, но на этом всё.

— Судя по всему, его прикрытие ты и убил недавно, — нервно хмыкнул Белый Тигр. — По крайней мере, форма этого типа такая же, что была у тех двух адамантов.

— И он решил отомстить, вот же с… — меня прервало острое чувство опасности, вспыхнувшее в голове. — Веди! Быстро!

Бросившись вперёд за стремительно убегающим тигром, я краем глаза заметил появление десятка теней за спиной. Те настырные твари, что преследовали меня недавно по крышам, догнали нас. Час от часу не легче.

«Седьмой, сможешь хотя бы частично скрыть меня от Опоры?» — спросил я, на полном ходу влетая за тигром в арку дома, ведущую куда-то в глубину дворов района.

«Это невозможно, Носитель. Однако у меня имеется заклинание, которое хоть ещё и не доработано, способно помочь…»

«Показывай каркас!» — не стал я его слушать, и тут же голову пронзила яркая вспышка появившегося знания. Не задерживаясь ни секунды, я прямо на бегу наполнил появившийся каркас магией и спустил заклинание «с поводка». От боли, охватившей меня, я чуть не рухнул прямо на землю, ноги свело судорогой и лишь благодаря вмешательству Седьмого и тому, что боевая броня Трибунала вовремя перехватила управление над моим телом, задействовав меомерные мышцы, я не рухнул сразу же на землю. В горле заклокотало, с трудом подавив желание закричать, я упрямо продолжил бежать, краем глаза заметив очень похожих на меня самого двойников, скрывающихся среди улиц полуразрушенного города.

«Не думаю, что у вас будет больше минуты, Носитель. Опора легко разберётся, кто из двойников настоящий, — предупредил меня Седьмой. — К тому же заклинание нестабильно, мне не хватило времени доработать его».

«Минута — это то, что сейчас нужно», — отвечаю ему на бегу, далеко впереди вижу белую шкуру тигра. Мне уже удалось вернуть контроль над телом, и, крепко сжимая Одинокого в левой руке, я раскручивал внутри боевое искусство Создателей, чтобы поспевать за Иш`кафэлем. Время стало похожим на кисель, тягучим и медленным. В голове проносились табуны мыслей, появилось ощущение, что я не успеваю, где-то на самом краю сознания пронеслось чувство, будто бы на мне кто-то пытался сосредоточить магическое внимание. И не нужно быть гением, чтобы понять, что Опора меня нашла.

«Вот он!» — в голове пронёсся голос Седьмого. Я уже и сам увидел, завернув за тигром в небольшой парк. Опорой мира оказался старик в форме гвардейца императора. До него оставалось чуть больше сотни метров, но я уже понимал, что это самое близкое расстояние, на которое мне удастся подобраться. Первое движение «Ярость»! Одинокий окутывает плотной магической силой, делаю четыре разреза перед собой, оставляя чёрные следы после каждого удара прямо в воздухе.

* * *
Изможденный человек появился перед вратами Императорского дворца. С логической точки зрения это было просто невозможно. Множество магических печатей, убийственных ловушек, наблюдателей из людей и нелюдей. Пройти их невозможно, но не для этого человека. Он несколько секунд смотрел на массивные двустворчатые врата, словно вспоминая что-то. Судя по выражению лица, не самое приятное. Наконец в какой-то момент человек поднял руку и ударил в створку, из-за чего массивные врата в один миг пришли в движение, содрогнувшись от невероятного по силе удара, лишь чудом не слетев с петель.

— Уриил, — послышалось за спиной изможденного.

Обернувшись, тот посмотрел на появившегося высокого человека, в глазах которого плясали разряды молний.

— Михаил, — прохрипел Уриил. — Значит, светоносный был прав, ты действительно предал нас?

Глава 24. Наперекор

Профессор Зиновьев вместе с Лео Гораиным шли коридорами базы, располагающейся под одним из имений Белых Драконов на их территории. В коридорах имелось достаточно света, чтобы хорошо рассмотреть в некоторых из стен специальные прорези, из которых на идущих смотрело автоматизированные орудия, способные выжечь дыру даже в людях со значками самых высоких уровней. Этот факт несколько нервировал Зиновьева, но внешне он старательно пытался не показать этого, оставаясь демонстративно спокойным.

Наконец, спустя несколько минут они завернули в очередной поворот коридора и оказались перед раздвижной дверью с электронным замком. Лео поднял руку, прося профессора подождать, и подойдя к замку приложил к нему свою руку. Пара мгновений и замок с характерным щелчком подтвердил личность Гораина. Створки двери разошлись в разные стороны, пропуская их внутрь.

Внутри помещения, где они оказались, находился длинный стол, с установленными напротив каждого места специальными механизмами на основе смешения разработок алого и оранжевых миров. Сейчас кроме Гораина и Зиновьева в комнате больше никого не было.

Усевшись на места, оба принялись ждать. И если Гораин просто прикрыл глаза, погрузившись в мысли или в полудрёму, то профессор начал рыться в своей папке, которую принёс с собой, сверяясь с какими-то данными и что-то бормоча себе под нос.

В какой-то момент свет в комнате мигнул и начал с каждой секундой тускнеть. Зиновьев оторвался от своих отчётов, в которых рылся и, отложив папку немного в сторону, сел поудобнее на стуле. Лео Гораин открыл глаза, настороженно осматриваясь. Механизмы, которые были установлены на пустующих местах, загорелись ярким магическим светом, формируя из него объёмное изображение людей. Мгновенье и вот уже за столом сидело, помимо профессора и Лео Гораина десять полупрозрачных фигур. Одна из фигур с внешностью Белого Дракона повернулась к Зиновьеву.

— Итак, профессор, надеюсь, у вас хорошие новости?

— Кхм-м, — прочистил горло тот, машинально отмечая, насколько за эти несколько дней сдал Белый Дракон, это было видно даже на объёмном изображении, что уже говорить о том, как было в жизни. — Господин мы находимся на финальном этапе. Существо второго типа, в отличие от первого типа тяжело контролируется и как вы понимаете из-за того, что оно у нас находится в единственном экземпляре…

— Профессор, — перебил Зиновьева Белый Дракон. — Мы можем использовать второй тип прямо сейчас?

— Да, несмотря на то что испытания ещё не завершены, с уверенностью могу сказать, что использовать его возможно.

— Отлично, — кивнул глава, повернувшись к Лео Гораину. — В таком случае сегодня же направляйте второй тип на передовую. Чем раньше он появится там, тем легче будет нашим стражам. Обсудите, как это сделать быстрее с нашими командующими силами.

— Да, глава, — кивнул Гораин, ничем не показывая своё возмущение.

Так уже получилось, что он во время начала боевых действий против Императора являлся кандидатом на роль одного из этих командующих, но по каким-то причинам не устроил главу. Зиновьев не знал причин, почему от его услуг в качестве командующего было решено отказаться, но это сильно задело гордого старика. Хотя стоит сказать, он практически никак это внешне не показывал.

— Отлично, — кивнул Белый Дракон и тут его изображение подалось рябью, словно бы из-за сильных помех. Глава поднял голову, прислушиваясь к чему-то.

— Глава, что-то случилось?

— Похоже, старые знакомые решили почтить меня своим визитом, — ответил тот после секундного молчания и усмехнулся. — Ничего подождут. Профессор, я жду от вас информации по дворцу Императора. Насколько продвинулся наш… общий друг по его уничтожению?

— Дворец блокирован неизвестной магической силой, проникнуть внутрь или выбраться наружу, практически невозможно. Однако, с самим дворцом, и нам это доподлинно известно, всё в порядке. Согласно моим расчётам, сила, которая защищает владения Императора, ничем не уступает, а в кое-каких моментах даже превосходит мощь существа, с которым вы заключили договор.

— Практически невозможно? — естественно, Белый Дракон услышал главное в речи профессора.

— Буквально час назад наши наблюдатели доложили о том, что у ворот дворца появился неизвестный человек. Бушующий вокруг резиденции Императора вневременной шторм не смог его остановить…

В этот момент изображение Белого Дракона в очередной раз подалось рябью, а сам он поднялся во весь рост, собираясь уходить, где-то на фоне послышался грохот взрывов, а с потолко, который никто не видел над головой главы начала сыпаться штукатурка.

— Прошу прощения, гости настоятельно просят встретить их, — пояснил он, посмотрев на Лео Гораина и профессора. — Позже я переговорю с… тем человеком, и выясню все обстоятельства происходящего и остаётся ли наше соглашение в силе. Вас же прошу заняться переброской и оснащением второго типа. Господа командующие, так как сегодняшнее собрание оказалось коротким, жду от вас отчёты в электронном до конца дня. Конец собрания.

С этими словами изображения людей за столом погасли, а профессор и Лео Гораин остались в комнате одни.

* * *
Мир лопнул. В моей голове раздался самый настоящий взрыв, оглушая и ослепляя. Первое движение «Ярость» встречается с ударом старика. Опора Мира не церемониться. Его удар оказался сродни неостановимой стихийной лавине. Мне даже показалось в какой-то момент, что я на полном ходу столкнулся с грузовиком. И если бы использованное второе движение «Зверство», которое я использовал одновременно с «Яростью», этот удар мог оказаться для меня последним. Десятки оповещений высветились на интерфейсе боевой брони, регистрируя повреждения. Не обращаю внимания. Мир вокруг меня в один миг превращается в ледяную клетку. Опора мира маг льда, ещё и чистый, без попыток развития тела или сосуда души. Благодаря «Зверству» вокруг меня появляются сразу несколько полупрозрачных, призрачных мечей. Закручиваясь в смертельном танце, они походя срезают сразу несколько ледяных дисков, которые обрушиваются на меня сверху. Пытаюсь прорваться через плотный магический заслон, выставленный Опорой, разрезая его призрачными клинками. Шаг и делаю третье движение. «Безмолвие». Именно это движение, усиливая тело и его выносливость позволяет мне сделать невозможное, прорвать клетку Опоры и вырваться вперёд к нему. Одинокий в моей руке начинает преображаться в уже знакомый мне чёрный клинок, способный резать и кромсать даже сильнейшие сущности изнанки.

Слышу крик старика, отдающий какой-то приказ, и уже в следующее мгновенье на меня обрушивается само небо. Уже через миг, понимаю, что Опора просто решает всё закончить чистой силой, направляя на парк, где мы с ним сошлись огромную льдину, размером с небольшой район. За каких-то несколько секунд он умудряется лишь с помощью силы сформировать каркас колоссального заклинания, отвлекая одновременно с этим меня, и уже после сбросить получившуюся конструкцию на место, где я оказался. В голове вихрем проносятся десятки мыслей.

«Носитель, эта атака способна убить вас», — звучит голос Седьмого.

«Эй, парень, я готов помочь тебе за два часа твоего времени», — одновременно с ним слышится голос Утренней Звезды.

«Седьмой, ты можешь понять, где сейчас находится Опора?» — вместо ответа Звезде спросил я.

«Он не скрывается, Носитель», — перед моим взором появилась выделенная на фоне снежного, белого вихря фигура старика.

Оставались лишь мгновенья до того, как колоссальный кусок льда рухнет на меня. В такой ситуации мне оставалось лишь поставить всё на последовательные движения Создателей. Вкупе с шестым движением. В конце концов, именно для этого я и развивал их.

Четвёртое движение «Отчаяние». Пространство вокруг меня взрывается силой, сотни острых снежинок, направленных на меня стариком, взрываются, налетев на рукотворную преграду, созданную вихрем «Отчаяния». Не останавливаюсь.

Пятое движение «Наказание». Используя технику Создателей одновременно с возможностями тела на уровне пробуждения воли. Как и в случае с адамантами это позволяет развить мне такую скорость, что я оказываюсь у самого края белого полога, разрывая его с помощью «Отчаяния». Купол, созданный четвёртым движением идеально для этого, подходит. Одинокий уже окончательно перевоплощается в чёрный клинок, разрезающий саму структуру реальности.

Вдох и вот я уже оказываюсь возле старика, странно, но в его глазах нет даже капли удивления. В груди появляется нехорошее предчувствие, но остановить себя я уже не могу. В голове вспыхивают слова мантры. Четыре последовательных разреза способные сокрушить даже Опору мира сливаются в одну стремительную серию. Мир в очередной раз содрогается, лопаясь под действием моей силы.

В последний момент замечаю усмешку в глазах старика. Он поднимает руку с тростью, которая с невероятной скоростью оказывается на пути всех четырёх ударов атак. Одинокий беззвучно кричит с болью и разочарованием. Теперь я понимаю, он каким-то образом видел мою атаку против адамантов и смог подготовиться к ней. Хотя, вижу, что даже несмотря на собственную уверенность, старику оказывается непросто заблокировать все четыре удара. Один из последних оказывается настолько сильным, что чуть не выбивает трость из его рук. Вот только «чуть» не считается. В голове вспышкой проносится сильное ощущение опасности. Смещаюсь в сторону, но не успеваю, левый бок обжигает болью.

Сразу несколько ярких сигналов боевой брони Трибунала говорят, что у меня сильные проблемы. Старик и не думает останавливаться, вихрем обрушивая на меня десяток магических атак, каждая из которых способна легко убить. Настолько оказываются накачены смертельной магии. И всё это за какие-то несколько мгновений. Удача покидает меня и очередной удар приходится по телу. Чувствую, как трещат кости, грудную клетку разрывает от боли. Меня отбрасывает на несколько метров назад. Походя ломаю несколько берёз собственным телом и падаю рядом с каким-то дубом. От удара с него срывает целый дождь листьев, вызывая листопад. Но главное, Одинокого из левой руки я так и не выпускаю. Последняя надежда. В голове бьют набатам предупреждения. Вызванный стариком недавно ледяная глыба никуда не делась и сейчас она нацелена на меня, падая с небес.

Замечаю надменную улыбку на лице Опоры. Смеёшься, паскуда? Думаешь победил, и уже радуешься своей победе? Старик подпустил меня близко и, похоже, уже списал со счетов.

Шестое движение «Затмение». Прелесть этого движения в том, что я могу использовать его даже в таком положении. Делаю шаг вперёд, не обращая внимания на вспышки боли перед глазами. Бью перед собой. Одинокий, напитанный такой силой, что уже полыхает тёмным огнём, обрушивается передо мной. Мир рассекает чёрное пламя, деля его на две половины, и ровно на линии атаки оказывается старик, который только в последний момент сумел среагировать на шестое движение. Подняв трость, он попытался заблокировать ею удар. Без толку. Его, как и мир, разделило на две половины. Я успел заметить удивлённый и обиженный взгляд его серых глаз, видимый мной даже с такого расстояния. Миг и вот уже он заваливается назад, распадаясь на две половинки, а я, не задерживаясь, использую «Затмение» во второй раз. Даже понимая, насколько это будет дорого, мне стоить уже в ближайшем будущем. Чёрный росчерк. Вновь мир делится на две половины и по всей длине огромного ледяной скалы, которая практически оформилась над парком и районом, проходит полоса, раскалывающая камень. Ещё несколько вдохов и эта скала падает на город, погребая под собой большую часть района, а я меня накрывает тьмой. В последний момент в голове я слышу голос Седьмого:

«Критическая опасность Носителя, запуск протокола Феникс».

Но вопреки моим ожиданиям, тьма не означала для меня потери сознания. Я стоял посреди знакомой ночной пустыни. Впереди можно было заметить вереницу людей, одетых в обноски и бредущих куда-то.

— Мне показалось, что ты хотел со мной встретиться? — за спиной послышался знакомый голос.

— Привет Дэниэл, — я повернулся, увидев перед собой уже хорошо запомнившийся образ старика.

Он несколько секунд молча смотрел на меня, что-то изучая после чего вздохнул, покачав головой.

— Ну и довёл же ты себя, — прокомментировал он, очевидно, моё текущее состояние.

— Зато жив, — пожал я плечами.

— Это пока, если бы у тебя не было магического конструкта из Алого мира, твой путь бы уже закончился сегодня. Ладно, главное, что проблемы ты свои на время решил. Могу тебя заверить, в эпицентр сражения между Опорами полезет сейчас только идиот. Так что несколько часов на то, чтобы восстановиться и немного подлатать себе у тебя будет. Пойдём, как обычно, у нас мало времени, а обсудить нам есть что.

Не могу с ним не согласиться.

Я подошёл ближе к старику, и уже поравнявшись с ним, мы направились по пути вытоптанному прошедшими здесь недавно пилигримами.

— Дэниэл, что произошло с моим миром? Как так получилось, что кланы бросили вызов Императору? — спросил я его на ходу.

— Не кланы, а Белые Драконы, — поправил он меня. — Сейчас, конечно, сражаются уже все. Все Великие кланы оказались вынуждены выступить либо за Императора, либо против. Как ты понимаешь, большинство выступило против, особенно когда оказалось, что сильнейший маг вашего мира заперт в собственном дворце и не может оттуда выйти.

— Как так? — не понял я.

— Один из скульпторов заключил с Белыми Драконами сделку, за несколько камней из подножья шпиля он согласился уничтожить вашего Императора.

— И почему же правитель ещё жив? — я уже прекрасно понимал, насколько сильны Скульпторы реальности и сколь опасны. Сильно сомневаюсь, что даже Император способен противостоять их силе.

— Тут ты неправ, — с усмешкой поправил меня Даниэль. — Понимаешь ли какое дело, у Императора имеется секрет, во многом похожий на твой… и даже самые сильные Скульпторы сейчас не смогут его убить, даже если объединятся друг с другом.

В этот момент я прервал расспросы старика внезапно обнаружив, что внутри сна-яви мы оказались у самого подножья колоссального строения, похожего на башню, возносящуюся в небеса.

— Позволь тебе представить, Ян, величайшее строение, когда-либо появлявшееся внутри сферы миров, именуемой соцветием. Великий шпиль, пронзающий все реальности и создающий главный парадокс вселенной — изнанку.

Глава 25. Передышка и цель

— А теперь, Ян, послушай меня внимательно, — старик повернулся ко мне, всматриваясь в глаза. — По какой-то причине резонанс миров ускорился, и я могу лишь предполагать из-за чего. Но то, что тебе следует остановить его, закончив дело Инициативы Трибунал — это несомненно. В ином случае изнанка станет едина с реальностью Соцветия миров разрушив даже тот шаткий миропорядок, что царит в Соцветии сейчас.

— Почему я? — вопрос очень хороший, после появления я ощущал, как различные обстоятельства буквально кидают меня в самое пекло разборок сильнейших и всего соцветия.

— Так уж получилось, что ты Ян, единственный человек в Соцветии способный использовать Связь Единства и получить доступ к месту нахождения Шпиля. К тому же как ты можешь видеть и Серебряный, и Золотой миры сейчас несколько заняты.

— А что произойдёт с мирами и людьми после единения с изнанкой? — спросил я, уже примерно представляя ответ.

— Фундаментальные законы перестанут действовать, сущности изнанки, да и сама изнанка станет единой с реальностью. К примеру, когорта и сила тёмных богов Фиолетового мира перестанут быть ограничены границами изнанки и полноценно войдут в миры, как полноправные его обитатели. Что же до людей, то они, скорее всего, сольются со своими тенями став чем-то… средним, наверное, так можно сказать. Мне трудно предположить, как это будет выглядеть в действительности, но могу с уверенностью утверждать, что это станет кульминацией идущего в Соцветии вот уже несколько столетий катаклизма. Мир без жизни и смерти. Тени и живые перемешаются, став единым целым. Когда это была наша мечта… и моя в том числе.

— И что заставило вас изменить свою мнение? — я посмотрел на старика, оторвавшись от наблюдения за башней.

— Ты задаёшь странные вопросы, Ян, — улыбнулся старик. — На твоём месте я бы сейчас думал и спрашивал совсем другое. У нас не так много времени. Твоё израненное тело сейчас лежит в реальном мире, сестра с товарищами неизвестно где, а мир готов вот-вот рухнуть в бездну «не жизни», тебя же интересуют лишь мои мотивы.

Я почувствовал себя глупо. Сон-явь успокаивал, мысли здесь текли вяло, из-за чего мне в голову приходили вопросы совсем не те, что должны были. То, что я спросил, сейчас действительно было не так важно… Старик с понимающей улыбкой смотрел на меня, явно хорошо видя мои мысли.

— Алиса и твои товарищи из-за бури, вызванной усилением резонанса сейчас раскиданы по всему Серебряному миру, — Дэниел не стал дожидаться и сам начал говорить. — Моя сила в сне-яви позволяет лишь отчасти понять, где они находятся. Твою сестру забросило в самое неприятное место из всех возможных сейчас, столицу Империи.

Старик поднял руку, останавливая мою попытку продолжить распросы.

— Это не совсем случайность. Из-за начавшейся войны Император использовал силу своего дворца, чтобы замкнуть некоторые магические линии Серебряного мира на столице, превратив весь город в, по сути, огромный магический магнит. Что же до Связи Единства, то не беспокойся, она не уничтожена, но её состояние уже нельзя назвать стабильным. Якоря Реальности, которые должны были обеспечивать стабильность Связи и некоторой части Соцветия быстрой, разрушаются, не выдерживая нарастающей силы резонанса. И единственной возможностью остановить надвигающийся кризис, и ты это сам понимаешь — это уничтожить Шпиль. Ты всё правильно понял ещё тогда, в Алом мире, именно эта башня и является главной причиной разрушения Соцветия миров.

Я перевёл взгляд на колоссальную башню, уходящую ввысь и теряющаяся где-то в небесах. От одного её вида душа уходила в пятки. Уничтожить эту махину?

— Хоть это и не просто, но вполне возможно, — прочитал старик мои мысли. — Не забывай, я был одним из тех, кто создавал Шпиль, и я же помогу тебе его уничтожить. Но перед этим нам нужно вернуть Алису и постараться заручиться поддержкой, как можно большего количества сильных людей. Инициатива Трибунал всё подготовила для атаки на Шпиль, но не успела самую малость, оказавшись под ударом одного из существ пришедших из-за пределов Соцветия…

— Я… — в голове вертелись вопросы и мысли, уж слишком всё, что говорил старик казалось мне странным, меня настойчиво толкали вперёд, не давая возможности на выбор или хотя бы просто обдумать происходящее.

— Мир рушится Ян, — перебил меня старик. — Наше время на исходе и либо ты поможешь мне остановить разрушение, либо мы все умрём. Соцветие миров обречено.

В этот момент всё вокруг начало стремительно выцветать, я с удивлением оглянулся, понимая, что происходит что-то странное.

— Мои силы на исходе, — пояснил старик. — Ян, ты сможешь получить доступ к Связи Единства, когда буря чуть успокоится. Воспользуйся этим, чтобы забрать Алису и проникнуть в мир Шпиля. В Связи Единства должен иметься портал ведущий сюда. Я буду ждать тебя здесь.

Дэниел протянул вперёд свой посох.

— И найди оружие, способное противостоять силе Скульпторов реальности, в прошлую нашу встречу я тебе об этом говорил, постарайся…

* * *
— Ха! — я открыл глаза, в голове вспыхнула такая боль, что я, не удержавшись, зашипел точно змея.

— Чего расшикался?! — раздражённый голос Белого Тигра раздался где-то над моей головой. — Лежи смирно, тебя знатно потрепало.

«Седьмой, как моё состояние?» — мысленно спросил я, хотя отлично чувствовал, что дела не очень.

«Протокол Феникс нивелировал смертельное воздействие силы Опоры, Носитель», — тут же ответил мне конструкт. — «Ваше состояние остаётся тяжёлым. На данный момент благодаря вмешательству боевой брони Трибунала и запущенным мной процедурам восстановления вы способны двигаться, однако делать этого я вам не рекомендую».

«Как будто у меня есть выбор» — я хмыкнул, осматриваясь вокруг.

«Без вмешательства врачей или продвинутого медицинского оборудования, самостоятельно я смогу восстановить вас за восемь дней. Прогноз предварителен…» — добавил Седьмой.

— И чего молчим? Опять со своим зверьком внутренним общаешься? — мне показалось или Иш`кафэль сейчас ещё более раздражителен чем обычно?

— Со мной всё в порядке, если можно так выразиться, когда у тебя болит каждая часть тела, кха-кха… — я закашлялся, чувствуя, как всё внутри в буквальном смысле переворачивается.

«Седьмой, ты был в сне-яве старика?» — без особой надежды спросил я.

«Вы находились в сне-яви, Носитель?» — тут же переспросил конструкт, похоронив эту зарождающуюся надежду.

Пришлось рассказать ему содержание разговора со стариком, а также поделиться своими сомнения по поводу всей происходящей ситуации и нашего места в ней. То, что нас кто-то «ведёт», у меня появлялись мысли очень давно, но я каждый раз отметал это, как невозможное. Слишком уж сложно получалось, в каком-то смысле невозможно. Однако, мысли о том, что мы лишь фигуры на доске нет-нет, да появлялись.

«Ваши предположения не лишены смысла, Носитель», — ответил мне Седьмой после секундной паузы, явно обдумав услышанное. — «Слишком много совпадений, выстраивающихся в цельную картину. Однако, судить о том, кто нас ведёт и, что ему нужно, у меня сейчас нет возможности».

«Ладно, давай пока сосредоточимся на малом. Вначале найдём Алису и других, а уже затем будем думать дальше», — решил я, пытаясь подняться и отвлечься от боли. — «Седьмой, ты всё ещё не можешь открыть проход к Связи Единства?»

«На данный момент не отвечает, Носитель», — ответил тот мне. — «Однако, во время боя с Опорой мне удалось почувствовать отклик со стороны Связи. Вероятно, человек в сне-яви говорил именно об этом».

«Осталось дело за малым, выжить в центре города, где идут боевые действия между гвардией и стражами кланов», — заметил я, не удержавшись от кривой улыбки. — ««И дождаться когда проход откроется».

— Чего это ты лыбишься? — подозрительно посмотрел на меня Белый Тигр. — Знаешь ли, с такой улыбкой можно и посчитать, что ты того…

Мне стоило больших трудов не послать его подальше, от накатывающей волнами боли мутилось сознание, а взгляд, такое ощущение, сократился до небольшой трубы, через которую я смотре на окружающий мир. Если бы не помощь Седьмого и боевой брони Трибунала, которая хоть практически и превратилась в лохмотья, но всё ещё поддерживала меня, я бы не сделал и пары шагов.

Вокруг всё было заковано льдом и туманом, поднимающимся в небеса. Сила Опоры и не думала уходить. Как я понимаю, сейчас большая часть района представляла собой вот такую ледяную картину. Очень сомневаюсь, что помимо меня хоть кто-то выжил в эпицентре нашего сражения. Я повернулся к лежащему неподалёку старику. Нужно его проверить.

Шаг, второй, третий. Мне удавалось идти. И с каждым новым шагом делать это становилось проще. Постепенно, боль начала отходить на задний план, а зрение практически вернулось, вместе со способностью нормально мыслить.

Я остановился перед останками некогда одного из сильнейших людей Серебряного мира. И этот в итоге недооценил меня, за что и поплатился. Возле старика я заметил лежащую трость, ту самую, что недавно смогла противостоять Одинокому. Кстати, о нём, я только сейчас заметил, что держу клинок в левой руке и неловким движением вернул его в ножны, ощутив благодарный толчок в руку. Клинок, как и я, сильно устал.

Гвардейская форма старика не имела знаков различий, поэтому понять, кем был этот Опора мне уже не суждено. Предполагаю, что из внешнего отдела, именно к нему относились большинство Опор гвардии.

— Надо найти нормальное укрытие, где я могу хотя бы пару часов заняться собственным восстановлением, — я посмотрел на Тигра, ощутив опускающуюся на плечи усталость. — Ну, или чуть больше пары часов…

— Хорошо, — кивнул тот, не став, слава проведению, ворчать.

— Ты так и не почувствовал Алису? — остановил я его, когда тигр уже собирался исчезать.

— Нет, ничего. Даже отголосков нет, как это было в Золотом мире.

— Мне сказали, что она должна быть в столице, — я подошёл ближе к трости, рассматривая её на расстоянии. Брать в руки чужое оружие, особенно мага было бы полнейшей глупостью, поэтому ограничился только этим.

— Сказали? — тигр подозрительно посмотрел на меня, наклонив голову и обдумывая сказанное. — Возможно, ты и прав, из-за этой войны я вообще ничего уже не чувствую.

С этими словам они пропал, уйдя на поиски временного укрытия, ну а я двинулся прочь из ледяного сада, в который превратился парк, чтобы попасть уже в ледяной город с полуразрушенными от падения морозной глыбы зданиями. В моём текущем состоянии думать о том, чтобы вызвать летающий кусок земли не приходилось, дойти бы на своих двоих. Сжав зубы, я упрямо двигался вперёд. Несколько раз на моём пути попадались вмёрзшие в лёд люди, стражи и гвардейцы. Все, кому не повезло оказаться в эпицентре нашего со стариком противостояния.

— А вот это интересно, — я остановился перед очередной фигурой, застывшей внутри промёрзшей глыбы. Уже хорошо знакомая мне ящерица, и теперь, когда я смог рассмотреть её поближе, всё окончательно встало на свои места.

«Да носитель, ваши подозрения полностью оправдались, это существо несёт в себе изменения одного из Хорьков. Того, что напал на нас в Синем мире», — согласился со мной Седьмой.

— Его захватили Рухи, а позже эти технологии, судя по всему, перехватили Белые Драконы, — я кивнул, сразу же понимая о чём говорит конструкт. — Теперь они используют этих тварей в войне.

«Всё верно, Носитель. Предполагаю, что изменения этого Хорька касались полученной адаптивной части конструкта и передаётся с помощью крови. Отсюда и такое количество «заражённых». Они, можно сказать, размножаются с помощью крови. Хотя технически это скорее передача способности к восстановлению и адаптации».

Я сразу же вспомнил о других Хорьках. Всех их, кроме Кроу, успели захватить. И если говорить об оставшихся двух, то они были куда опаснее этой ящерицы-переростка. Вот уж с кем я бы не хотел сталкиваться.

— Я нашёл подходящее место, — возле меня появился Белый Тигр, прервав поток мыслей, или даже скорее дрёму, в которую я впал, остановившись перед закованного в лёд ящера. — Одно из наполовину уцелевших зданий в его подвале находится что-то вроде убежища на случай прорыва врат, тебе понравится.

— Веди, — выдохнул я, в очередной раз заставляя себя передвигать непослушные ноги и мысленно пообещав, что пока не доберусь до цели, останавливаться больше не буду, ибо рискую просто рухнуть без сознания.

Как и говорил Белый Тигр, это оказалось одно из покинутых убежищ города, которые предназначались для спасения во время спонтанного открытия врат, горожане часто пользовались им, судя по чистоте, запасу продуктов и заранее подготовленных одеял. Перед тем как вести меня сюда Иш`кафэль проверил дом и все окрестности на предмет опасностей и выживших стражей или гвардейцев, в текущей ситуации встречаться ни с теми ни с другими мне откровенно не хотелось.

— Сколько ты планируешь здесь оставаться? — спросил тигр, пока мы спускались по бетонной лестнице на минус первый этаж, где располагалось гражданское убежище.

— Если повезёт не больше двух-трёх часов, дольше уже опасно. Но что-то мне подсказывает, что тремя часами тут будет не обойтись. Я сейчас даже мухи не обижу, в таком состоянии передвигаться по городу самоубийство. Поэтому сейчас мне не на кого больше положится, Иш`кафэль, кроме тебя.

— Тоже мне удивил, — хмыкнул в ответ тигр, хотя я видел по нему, что ему приятно, ещё совсем недавно я зависел исключительно от него. Он сопровождал меня в Алом мире оберегая от встреч с опасными тварями несмотря ни на что оставаясь рядом.

— Спасибо, — с чувством сказал я, ложась на одну из панцирных кроватей, на которой не было даже матраца, сейчас удобство меня меньше всего заботило, да и боевую броню, пускай и повреждённую, я снимать не собирался.

— Чего это ты? — с подозрением спросил тигр, явно удивлённый моей внезапной искренней благодарности.

Отвечать я ему не стал, уже погружённый в общение с интерфейсом брони Трибунала. С помощью Седьмого я попытался изменить конфигурацию блока первой помощи, на поддержку пользователя. Согласно тому, что мне сказал конструкт, изучивший инструкции боевой брони, это можно сделать принудительно, в таком случае комплекс помощи перестанет поддерживать меня в состоянии «на ногах» и перейдёт к непосредственному излечению, если это можно так выразиться. Потенциально, вместе с действиями Седьмого это поможет излечиться куда быстрее, чем через восемь день, как он сам подсчитал.

«Даже с помощью медблока боевой брони я не могу гарантировать ваше восстановление раньше, чем через пять-шесть дней, Носитель», — пояснил тут же конструкт.

«Что же и это не плохо», — не стал я с ним спорить. — «А теперь, пока у нас есть немного времени, прежде чем меня срубит усталость, расскажи о протоколе Феникс, что это такое и почему ты его использовал в тот момент, когда мне угрожала опасность?»

«Протокол Феникс — это технология последнего шанса магических конструктов типа «Соглядатай». Состоит из двух независимых блоков. Первый, использование ресурсов организма для сохранности тени и матрицы личности. И второй блок — запуск полученного слепка души к одному из ретрансляторов Трибунала или Создателей».

— Стоп, что? — я замер, когда до меня вдруг дошло, о чём говорит Седьмой.

Глава 26. Чёрное небо

— Седьмой, объясни мне подробнее, что значит «запуск слепка души к одному из ретрансляторов»? Что такое эти ретрансляторы? И зачем это нужно?

«Это нужно для запуска репликации тела, Носителя в случае критических повреждений», — тут же пояснил конструкт. — «Я сохраняю матрицу личности, в которой содержится ваши память и знания. После этого отправляю полученные данные к ближайшему ретранслятору Создателей, чтобы начать процесс вашего воскрешения».

Вот это было несколько неожиданно. Почему Седьмой никогда не говорил мне о такой возможности?

«Вы никогда не спрашивали, Носитель. К тому же шанс того, что ретрансляторы сейчас работают, пренебрежительно мал. Куда больший шанс получить доступ к ретранслятору Трибунала. Создатели когда-то заимствовали эту технологию у инициативы, приспособив её под себя».

«Хм-м и сколько подобных ретрансляторов находится поблизости от нас?»

«Ни одного, Носитель».

То есть это фактически отправка информации в пустоту? Жаль. Я уже думал, что получил шанс на условное «бессмертие».

«Помимо этого, протокол Феникс активирует потенциал вашего тела, приводя его в максимальную готовность, и позволяет мгновенно использовать его ресурсы на восстановление и защиту. Именно благодаря протоколу мне удалось не только снизить порождения, полученные вами, но и значительно снизить действие магии противника. В случае смертельной опасности я обязан каждый раз использовать этот протокол», — пояснил Седьмой.

«Почему ты раньше никогда его не использовал?» — спросил я.

«Это становится возможным лишь на определённом этапе развития Носителя».

Я закрыл глаза, обдумывая слова конструкта. Потенциально у меня имелся второй шанс, но вот воспользоваться им, по-хорошему, было практически невозможно. Жаль, конечно, но тут уж ничего не поделать. Буду держать в уме саму возможность.

Слегка пошевелившись, я не смог удержаться от болезненного шипения. Седьмой снял блокатор, а обесбол штатного медблока брони, похоже, уже давно перестал действовать. Вот же… Ну, главное действительно серьёзных травм мне на этот раз удалось избежать. Руки и ноги целы, и рёбра даже не сломаны — уже прогресс.

«У вас множество внутренних повреждений, Носитель».

«Спасибо за поддержку, Седьмой».

«Не за что, Носитель».

Магический конструкт, несмотря на тот путь, который проделал рядом со мной и всё развитие так и не научился в иронию…

— Отдохни пока, а я посторожу снаружи, — сказал Белый Тигр, обойдя помещение, куда мы пришли.

— Лучше попробуй найти относительно безопасный маршрут из города. Мы же сейчас уже далеко от центра? Надо постараться и покинуть город до того, как Имперцы поймут, что их Опора погибла.

— Сделаю, — не стал спорить тигр, понимая, что я прав, сидеть на одном месте было куда опаснее, даже в моём текущем состоянии.

Я прикрыл глаза, мысленно отдав приказ Седьмому разбудить меня через три часа. Надеюсь, за это время получится хоть как-то восстановиться для того, чтобы идти. Мне хватило лишь мгновенья, чтобы провалиться в тяжёлый и беспокойный сон. Даже во сне я хорошо ощущал, поднявшийся у меня жар. Даже несмотря на старания Седьмого и возможности боевой брони, меня лихорадило и, похоже, это было только начало.

Как я и просил, конструкт разбудил меня ровно через три часа. Похоже, за время, которое я спал, моё состояние стало ещё хуже. Тело покрылось потом, голова нещадно трещал, а меня в буквальном смысле трясло в лихорадке. Лишь благодаря новой порции лекарств и вмешательству Седьмого, мне удалось привести себя в более или менее нормальное состояние.

За время пока я спал, на город опустился вечер, сгустив краски, а вместе с ним чуть стихли и звуки идущего боя. Белый Тигр, карауливший вход, рассказал, что сейчас мы находились в окраинных районах и если постараться, то из города мне удастся выйти меньше чем за час, другое дело сделать это было не так просто. Всему причиной были блокпосты гвардии и группы разведки, прочёсывающие не только район, где мы с Опорой устроили дуэль, но и соседние с ним. Помимо этого, то и дело на территории города вспыхивали бои между гвардейцами и стражей кланов. Как мы с Иш`кафэлем поняли, сейчас по большей части город контролировался силами Императора, но после смерти сразу трёх сильнейших магов это очень должно было поменяться. Невольно я оказался замешан в неминуемом будущем падении сил имперцев. Да уж.

Дождаться ночи и выходить уже под прикрытием темноты было слишком рискованно, по словам фамильного бога, район на который рухнула ледяная глыба, уже начал прочёсываться и проверяться представителями обеих противоборствующих фракций, потому задерживаться здесь мне, совершенно точно, нежелательно.

К сожалению, Связь Единства всё ещё не отвечала на запросы Седьмого. Чуда за прошедшие три часа не случилось, и мне, так или иначе, предстояло пробираться через полуразрушенный город на своих двоих.

— Дорогу осилит идущий, — пробормотал я себе под нос, направляясь прочь от своего укрытия, как бы мне этого ни хотелось.

Белый Тигр исчез, уйдя на изнанку и уже через секунду выныривая в несколько сотнях метров от меня. Сейчас, как и когда-то, именно от эффективности его действий и разведки будет зависеть моя жизнь. Как когда-то он выступал в роли ведущего в Алом мире, так и сейчас он вёл меня через городские руины, обходя стороной вражеские отряды разведки, укрепления, наблюдательные пункты и многочисленные блокпосты.

Так мы продвигались всё дальше. Я старался держаться как можно дальше городских улиц, стараясь скрываться в тени зданий, либо проходя большую часть многоэтажек насквозь. В этом решении был один очень серьёзный минус — постройки города оказались полны установленных там магических капканов. Это не то, чтобы было какой-то особой проблемой — Седьмой хорошо чувствовал ловушки, помогая или обходить их, или обезвреживать. Просто на это тратилось драгоценное время и мои силы, которых и так имелось не так чтобы много.

Обливаясь потом, я буквально заставлял себя идти вперёд. Рана на руке опять открылась даже несмотря на используемые гемостатики. Пару раз мне приходилось прятаться от патрулей гвардии, прочёсывающих район ожидая, что в любой момент меня могут обнаружить, но всё обошлось.

— Ян, — возле меня появился Белый Тигр. — Я видел несколько сильных теней над районом. Похоже, это работа Медиумов, не знаю кланов или Императора, но теперь передвигаться по открытой местности тебе стоит особенно осторожно.

Я сквозь зубы выругался, час от часу не легче, теперь ещё и медиумы. Скорее всего, хранители взора, главные разведчики кланов и гвардии. Их редко использовали в рейдах наёмников, но вот когда дело касалось рейдов кланов, как минимум пара хранителей взора там присутствовали, держа под контролем своего «всевидящего ока» территорию, указанную рейдлидером. Сейчас, очевидно, они пытались выследить человека, сразившего Опору. То есть меня. И неважно кто они, стражи кланов или гвардия, я в любом случае сейчас в не лучшем положении.

Ещё и непонятное гнетущее ощущение приближающегося чего-то. Мне никак не удавалось ухватиться за это ощущение и понять, что это такое и насколько опасно для меня. Это раздражало. Седьмой, хоть вместе со мной и чувствовал то же самое, помочь ничем не мог.

В один из пятиминутных привалов, которые я себе время от времени устраивал, чтобы хоть немного восстановиться, мне послышался характерный гул приближающихся конвертопланов. Осторожно выглянув из окна здания, в котором находился, я смог увидеть сразу десяток боевых машин, уходящих куда-то на запад.

В сгущающихся вечерних сумерках разглядеть боевые машины было непросто, и уж тем более понять, кому они принадлежали, гвардии или кланов. Но уже один тот факт, что они улетали, а не приближались, грел мне душу. Меньше потенциальных проблем. Я уже было хотел отойти от окна, эти конвертопланы никакой опасности или интереса не представляли, как небо озарилось яркой вспышкой, разрывая идущую первой боевую машину на несколько частей. Идущие за лидером попытались разлететься в разные стороны, уходя с линии атаки неизвестного противника, но не успели. Сразу несколько вспышек и вот уже обломки оставшихся машин падают на землю, а я смотрю, не веря на раскручивающийся в том месте, где были уничтожены конвертопланы чёрный портал.

— Это, что какая-то шутка?! — спросил я и не удержавшись грязно выругался и тут же закашлялся, ощущая, как тисками боли сжимается невидимый обруч у меня на голове.

— Ян! — возле меня появился Белый Тигр. — Это чёрный портал!

— А то я не вижу, — мне удалось с большим трудом сдержаться и не рявкнуть на него. — Второй за такой короткий срок, назвал бы это удачей…

«Вероятно, это следствие ускорившегося резонанса, Носитель», — тут же предположил Седьмой.

— Возможно… — пробормотал я, не обращая внимания на вопросительный взгляд тигра. — Иш`кафэль, что там впереди?

— Пара патрулей, небольшой наблюдательный пункт, — тут же ответил он. — Ничего серьёзного, но, думаю, даже они сейчас будут больше озабочены вон той шуткой. — Тигр кивнул на чёрную воронку, раскручивающуюся с каждой секундой всё больше и накрывающее своей тенью город.

— Поторопимся, нужно выбраться из города до того, как его наводнят твари чёрного мира, — мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы не закашлять вновь. Где-то на поясе я ощущал дрожь ярости Одинокого, вот уж кто всегда был не прочь хорошей драки. Особенно если это были сущности изнанки или магические твари.

* * *
Алиса бежала вперёд, на её плече находился огненный котёнок, внимательно следящий за происходящим вокруг.

— Алиса, сейчас направо, а затем вперёд, — бегущий возле неё Фома на ходу перезарядил метатель, нервно оглядываясь назад на Алексея, несущего на плечах Юлию Никифорову. Благодаря боевой броне, полученной от Яна, он это делал без каких-либо проблем, но как боец был так себе.

Фома в очередной раз мысленно выругался, в тот день всё пошло наперекосяк, тревога, заревевшая в убежище клана Яна, спешка из-за которой он не успел даже толком взять запас снарядов к метателю, а затем появление здесь, прямо посреди столицы Империи, атакуемой несколькими Великими кланами. Их в непонятной броне воспринимали за врагов, как представители кланов, так и гвардия и мало того, оказалось, что они вышли из портала не все. Ян, лидер и Слава пропали, оставив их без прикрытия передней линии посреди города, объятого настоящей войной.

В такой ситуации они не смогли придумать ничего лучше, как попытаться пробиться к одному из отделений гильдии наёмников в надежде, что там они смогу найти хотя бы временное укрытие.

Алиса сделала движение рукой и впереди в полусотне шагов от них ввысь взметнулось жаркое алое пламя, накрывая судя по тому, что видел Фома сразу с десяток рядовых гвардейцев. В считаные мгновенья превращая их в полной экипировке в прах.

«Нам точно конец!» — в очередной раз мелькнула у него паническая мысль, но он усилием воли отбросил её прочь.

Это уже не первый раз, когда сестра Яна одним движением стирала сраз нескольких противников. Доставалось всем — и гвардии, и стражам кланов. Большой удачей было то, что им ещё не попадались противники, способные сдержать убийственный натиск Алисы. Однако, чем дольше они находились на улицах столицы, тем с большей вероятностью это произойдёт. Фома хорошо понимал это и потому торопил всех как мог, ведя группу кратчайшим путём. Благо у него имелись в личном кпк карты столицы и потеряться здесь они никак не могли.

В этот момент Алиса вдруг остановилась, как вкопанная, смотря куда-то вправо.

— Что за, Алиса…? — Фома было хотел возмутиться, но, проследив за её взглядом, замер на полуслове, в его горле заклокотало что-то отдалённое напоминающее слова. Дворец Императора, находящийся в самом центре колоссальной столицы Империи, сейчас затягивало серое марево, в котором он мог различить, благодаря возможностям боевой брони Яна, миллионы бесплотных человеческих фигур, кружащихся в сером вихре. Фома никогда не был трусом, но от вида этой бесплотной массы его душу накрыл иррациональный ужас, пришлось даже сделать над собой усилие, чтобы взять себя в руки.

— Нам надо, — собственный голос ему показался чужим, какой-то хрипящий и далёкий. — Нам надо идти, Алиса!

Девушка, наконец, очнулась, вяло кивнула, говоря, что услышала его и продолжила бег, уже больше несмотря на то, что происходило с дворцом.

«Проклятье, что это такое?» — Фома же не мог успокоиться, пытаясь разобраться, что же он такое увидел.

Впереди появилось здание гильдии, он никогда не был раньше в столице, но конструкция построек наёмников всегда была одинаковая и перепутать их с чем-то ещё было нереально. Как Фома и предполагал, передние двери были заблокированы тяжёлой бронеплитой, согласно протоколу защиты. Такую плиту не пробить даже мастеру кристального значка, а то и даже выше.

Группа подбежала к дверям, не встретив сопротивления, площадь на которой находилась гильдия, видимо, никому не была нужна, раз здесь никто не устроил наблюдательного пункта, кроме того, что сожгла недавно Алиса, конечно.

Фома подбежал к специальному электронному замку, введя свой личный номер и подав сигнал к открытию. Без результатов. Или внутри здания сейчас никого не было, в чём Фома сильно сомневался, или их просто не хотели впускать. Проклятье.

— Проблемы? — лаконично спросила ледяная леди, как он уже привык мысленно называть Алису. Уж очень редко стрелок видел на её лице проявления хоть каких-то эмоций.

— Да, нас, похоже, не собираются впускать, — ответил он без утайки и с силой ударил по бронеплите ногой, ничего этим, естественно, не добившись.

— Ты просто не умеешь стучаться, — флегматично заметила Алиса. — Отойди.

— Что ты собираешься делать? — настороженно спросил стрелок, но от греха подальше отошёл к стоящему в стороне с Юлией Алексею.

— Сейчас увидишь, — ответила девушка и через мгновенье вдруг преобразилась, превратившись в истинное воплощение огня. Это впервые, когда Фома видел соединение стихийного божества со своим медиумом. Пламя охватило Алису с ног до головы, даже несмотря на боевую броню, Фома отчётливо ощутил силу этого огня и сглотнул вмиг ставшую вязкой слюну, а девушка, между тем исчезла на мгновение из его поля зрения, появившись прямо перед бронеплитой и не церемонясь ударила по ней кулаком.

От грохота не спасли даже шумодавители брони, стрелок на мгновенье оглох, а в голове раздался противный звон, который не желал никак проходить. Пламя вокруг фигурки Алисы вспыхнуло невероятной силой и вот уже бронеплита, которую ставили для того, чтобы сдержать попытку прорыва тварей уровня Хесед и Тиферет, прогнулась и вдруг разлетелась, вворачиваясь внутрь здания гильдии. Алиса застыла перед огромной дырой проделанной ей с одного удара уже в привычной своей форме обычной девушки…

«Ну и силища, это же уровень адаманта, а то и Опоры?» — мелькнула у него мысль, когда он смотрел на дела рук Алисы, не веря собственным глазам.

— Чего застыли? — послышался её голос. — Заходим.

— Да-да, я первый — кивнул Фома, направляясь к проходу, телеметрия его боевой брони разведчика показывало, что помещение впереди чисто, теперь следовало найти главу этого отделения и поговорить с ним. Однако стоило стрелку сделать несколько шагов, как по его затылку пробежала паническая волна страха. Непроизвольно он обернулся, вновь бросая взгляд на дворец Императора как раз в тот момент, когда серая пелена вдруг начинала разлетаться в разные стороны, поглощая столицу.

— Живо внутрь! — от голоса Алисы, в котором слышалась невероятная сила, внутри Фомы всё перевернулось, он понял, что, если прямо сейчас не выполнит приказ, можно смело записывать себя в покойники и рванул вперёд, рыбкой прыгнув в недавно созданный проход.

Уже через пару секунду Алиса, прикусив до крови губу, запечатывает истинным огнём прореху, создавая нерушимый барьер на месте бронеплиты. Пот застилает её глаза, а сама она уже с трудом стоит на ногах, но успевает. Сокрушительный удар обрушивается на здание гильдии, Фома судорожно хватается за пол, пытаясь непроизвольно удержаться на месте, секунда и всё заканчивается. Каким-то невероятным образом им удаётся спастись.

Глава 27. Возвращение без триумфа

Дворец Императора оказался под ударом неизвестной силой, внешний слой магической защиты содрогнулся от этой атаки, но устоял. Чего нельзя было сказать о городе, в сердце которого находился дворец. Разрушения оказались ужасающими, часть кварталов, прилегающих к императорскому дворцу, попросту перестала существовать. Небоскрёбы делового центра, рухнули, в буквальном смысле разламываясь пополам. Идущие внутри столицы бои затихли и на умирающий город опустилась удушающая тишина.

Император невозмутимо смотрел на разрушения из окна своего кабинета. Высота, на которой находился дворец и сам кабинет, располагающийся на верхних этажах, позволяла рассмотреть всё в деталях, особенно с магическим зрением Императора.

— Твоя слабость привела к этому, — раздался голос из тёмного угла, там в тенях прятался человек, вид которого говорил о его крайнем измождении.

— Это лишь тени, — бросил Император.

— В тебе говорит Сиятельный, Михаил, — покачал головой человек.

— А заключение в коробке и превращение в живую электростанцию тебя ничему не научило, — не глядя ответил ему Император.

— В любом случае, какой-то Скульптор заставил тебя сидеть здесь, как раз когда начался заключительный этап резонанса. Я прямо слышу, как Сиятельный сейчас смеётся где-то. Его план воплощается в реальность, а мы ничего не можем с этим сделать.

Император повернулся к своему собеседнику и хоть его лицо оставалось спокойным яростное пламя в глазах ясно говорило том, что это было не так.

— Уриил, ты, в отличие от меня, сохранил тело и не ограничен законами вселенной Соцветия, так может воспользуешься этим, чтобы приостановить резонанс?

— Увы, с моей сегодняшней силой это невозможно, брат. И ты это хорошо знаешь.

— В таком случае, почему бы тебе тогда не помолчать?

Император вновь повернулся лицом к окну, о чём-то думая.

— Уриил, почему Сиятельный не «выпил» тебя? — вдруг спросил он спустя несколько секунд молчания. — С твоей сегодняшней слой ты бы даже против ничего сказать не успел.

— Понятия не имею, — покачал головой человек в углу комнаты. — Ты его знаешь, он ничего не делает просто так, значит какие-то причины были.

— Да, — кивнул Император. — Так или иначе, теперь, когда ты здесь, мы можем найти Гавриила. Он единственный, кто способен сейчас сдержать резонанс. Хотя бы на некоторое время.

— Это может оказаться его планом, — нервно заметил человек. — Ты же помнишь, местоположение Гавриила было первым, что он у меня спросил тогда…

— И пусть. Сейчас у нас просто нет другого выбора.

С этими словами Император отошёл от окна и, подойдя к столу, нажал на кнопку коммуникатора, вмонтированного в стол. Это технология уже очень давно устарела, но его полностью устраивала своей простотой и неприметностью.

— Да, Ваше Императорское Величество? — послышался голос его личного секретаря.

— Передайте научному отделу, что я даю разрешение на использование «Теневого крысолова» и твари Когорты. Предоставляю полную свободу и снимаю все ограничения.

— … слушаюсь, Ваше Императорское Величество, — с некоторым колебанием ответил секретарь, явно понимая о чём говорит Император.

* * *
Я торопился. Если моё ковыляние можно было назвать так, конечно. Переставлять быстро ноги оказалось физически больно, приходилось терпеть, но идти вперёд. Ещё и Белый Тигр постоянно подгонял своим ворчанием, которое с каждой минутой становилось всё более невыносимым.

«Седьмой, что там со Связью Единства, ты всё ещё не можешь пробиться к нему?» — спросил я, перебегая опасный участок дороги, который мог контролироваться кем-то из воюющих сторон.

«Всё ещё не отзывается, Носитель. Однако, в отличие от первых часов, я куда чётче ощущаю эхо Связи. Вероятно, скоро мне удастся открыть проход».

«А можно, чтобы это «скоро» произошло быстрее?»

Седьмой даже отвечать не стал, явно считая мою последнюю реплику, как не требующую ответа.

Вечерние сумерки всё более сгущались, превращаясь в полноценную ночь. Мне пришлось переключить фильтр визора боевого шлема на ночное видение. Стало светлее, но окружающий мир мгновенно выцвел, окрасившись в серый. По городу то и дело прокатывался гул взрывов, гвардия и стражи помимо друг друга, получили ещё одного врага и, очевидно, к этому готовы не были. Каждую минуту я ждал появления тёмных тварей, хорошо помня столкновение с ними не так давно в родном городе М. В моём текущем состоянии сражаться с ними будет непросто.

— Ян, — возле меня появился тигр. — Впереди группа стражи, идут в нашу сторону.

— Почувствовали меня? — первое, что приходит мне в голову.

— Думаю, нет. Скорее всего, спешат куда-то в центр города, трудно сказать, — ответил он. — А ещё поблизости ошивается целый выводок тех ящериц. Похоже на поводке у этих стражей.

Я быстро осмотрелся, выбирая лучший маршрут, куда уйти и замер, почувствовав внезапное появление хорошо знакомой магической силы. Этого ещё не хватало. Сжав до боли в руках рукоять Одинокого, бросаюсь вперёд. Сражаться сейчас я никак не могу или рискую рухнуть на месте без сознания. Особенно с тем количеством лекарств и обезболивающих, что во мне сейчас было намешано.

В этот момент мир тряхнуло так, что мне пришлось использовать все оставшиеся силы, чтобы удержаться на ногах. Проклятье, что это такое?

«Каскадное искажение, Носитель», — тут ответил мне Седьмой. — «Сейчас через чёрный портал пытается попасть существо, чья сила выходит за рамки реальности вашего мира. Предполагаю, что это кто-то из Когорты».

Слушал его вполуха. Вариантов у меня сейчас было не так уж и много. Поэтому действовал быстро. Раньше у меня толком никогда не хватало времени на то, чтобы использовать это. Закрыв глаза, обратился к источнику своей силы. Использовать магию, когда ты выжат, как губка — значит сильно рисковать. Можно легко повредить каналы, а вместе с ними и собственный дар, оказавшись в положении калеки, неспособного использовать собственный дар.

Но выбор всё равно у нас был небогатый. Тем более что в отличие от обычных магов, у меня имелся магический конструкт.

«Седьмой, нужна твоя помощь в управлении источником», — сказал я, ощущая, как по телу прокатывается дрожь. — «Нельзя допустить его повреждении, как и моих каналов».

«Носитель, моя помощь не гарантирует успех…» — заметил конструкт.

«Всё это понятно, делай», — не стал я его слушать, прекрасно понимая о чём он.

Это походило на то, как если бы кто-то пытался вывернуть мои кости из тела, и хоть я никогда это в своей жизни не проходил, было полное ощущение, что это именно оно. От боли в глазах помутилось, как если бы я вновь схватился с Опорой, пытаясь сдвинуть гору. Стараюсь не обращать внимания. Магическая сила отзывается на мой призыв, но ощущения при этом словно я ворочаю раскалённые валуны. Движение руки и кусок земли под ногами поднимается вместе со мной ввысь. Иш`кафэль успевает запрыгнуть и устроится возле. На меня он при этом не смотрит, понимая, чего стоит удерживать валун в моём нынешнем состоянии.

Поднимаюсь на несколько метров ввысь, останавливаясь где-то на уровне пятого этажа, и направляю валун прочь. Ветер в ушах. Уже не пытаюсь скрываться, в текущем положении это уже не так важно.

«Лево!» — мысль, словно вспышка, со стороны Седьмого, и я делаю резкий рывок влево, уходя с линии атаки нескольких Метателей гвардейцев, притаившихся в развалинах одного из домов. Проклятье. Где-то позади разрываются огненные цветки взрывов, и уже через миг меня догоняет взрывная волна, из-за чего приходиться всеми силами удерживать кусок асфальта под ногами, чтобы его не отбросила на одну из многоэтажек, что проносятся мимо.

— Этих я не заметил! — кричит тигр, явно раздосадованный тем, что не смог обнаружить гвардейцев, я лишь киваю, понимая, что тигр не всесилен.

Где-то над головой «лопается» небо и из появившейся бреши на город проливается чёрная тягучая жидкость, похожая на смолу. А вот и твари Чёрного мира, быстро они. Усилием воли подавляю непроизвольно подступивший к горлу комок. И, подчиняясь предупреждению Седьмого, кидаю своё транспортное средство вниз, подныривая под арку опрокинутой высотки. На такой скорости сделать это оказалось непросто, но мой первоначальный план пролететь над зданием оказался невыполним из-за огромного количества чернильных тварей «упавших» на дом с неба.

Вместе с ними на город обрушился самый настоящий чёрный ливень. Моя одежда, надетая поверх боевой брони в один миг, промокла до нитки, а сам я, такое ощущение выглядел так, будто искупался в бочке с дёгтем. Чувствую, как предательски закрываются глаза.

«Носитель, я ощущаю усиление отклика от Связи Единства», — в голове появляется голос Седьмого. — «Я думаю, скоро появится возможность открыть проход к нему».

«Первая хорошая новость за последние часы», — я делаю рывок вверх, в очередной раз уходя от появившегося впереди препятствия. — «Есть понимание, когда это может произойти?»

«Это лишь моё предположение, Носитель».

Расспросы приходится оставить на потом. Видимость из-за чёрного дождя настолько ухудшается, что даже продвинутые системы боевой брони Трибунала становятся не эффективны. Впрочем, это действует и в обратную сторону. Мою стремительно несущуюся сквозь вечерний сумрак сферу земли, стало очень трудно отследить. А чёрный дождь содержал в себе немного магической силы, благодаря чему заметить меня с помощью усиленного магией зрения было уже куда сложнее. Не опасаясь огня с земли, я поднялся выше и позволил себе немного расслабиться. Столкнуться со зданием на такой высоте нельзя.

Где-то вдалеке раздался яростный вой, мгновенно заглушённый шумоподавителями брони. Похоже, тварь чёрного мира уже практически пробилась в наш мир. Не уверен, что её сможет остановить даже несколько Опор, как это было в городе М. Кажется, то существо было куда слабее, несмотря на то что Седьмой классифицировал его, как входящего в сотню Когорты я сильно сомневался в том, что это было действительно так. Конструкт утверждал, что одно из этих существ могло запросто уничтожить мир равный по развитию Алому, а тут его остановили всего несколько Опор.

«В моих словах не было неправды, Носитель», — тут же появился голос конструкта. — «Сила Когорты — это относительное понятие. Сущности входящие в две первые две сотни все, без исключения потенциально способны уничтожать миры. Многое зависит от степени их разумности, умении адаптироваться в реальном мире, а не на изнанке и их инструментах пополнения силы. Как вы помните, ту сущность успели уничтожить во время перехода, когда она ещё даже не успела освоиться с новыми законами реальности мира, в котором оказалась. Всё было бы куда хуже, если бы ей дали время…»

Ещё один рёв, на этот раз уже куда более яростный и сильный, моё средство передвижение основательно тряхнуло. Где-то под ногами звучно и ёмко выругался Тигр. Попытался что-то ему крикнуть, и тут же поперхнулся собственной кровью. Весь передний экран боевой брони окрасило в красный цвет, по голове словно кувалдой огрели. Пришлось заткнуться и сосредоточиться на том, чтобы не рухнуть без сознания. Перед глазами вспыхивали звёзды, а в ушах шумела кровь.

«Седьмой?!» — мысленно крикнул я, ощущая, как над головой смыкаются тёмные своды беспамятства… секунда и всё прошло.

«Вы подошли к собственному пределу, Носитель», — спокойный ответ конструкта. — «С этого момента использование магической силы опасно серьёзными внутренними травмами. Сейчас я помог, но это вопрос времени, когда приступ повторится с куда более сильными эффектами».

— Иш`кафэль, мы уже за пределами города? — крикнул я фамильному богу.

— А я знаю? — раздражённо крикнул он в ответ. — Мы на такой высоте, ещё и этот проклятый дождь, ни зги не видно же!

Ничего не говоря, я начал быстро снижаться, пока внизу не появилась земля с какими-то посадками. Похоже, таки вырвались.

— Мы за городом! — крикнул мне тигр, подтверждая эту мысль.

Я не стал сразу снижаться, решив, что даже несмотря на всё опасность куда хуже сейчас будет останавливаться в пригородах. Существа чёрного мира сейчас захватывали город, а тварь из когорты вот-вот готова была рухнуть на него сверху, не самое лучшее соседство. Особенно когда ты выжат, как лимон и неспособен противостоять даже мухе. Поэтому недолго думая я начал подниматься выше, мысленно надеясь на то, что не потеряю сознания в ближайшие полчаса. Подтверждением того, что я делаю всё правильно, стала резкая прекращение дождя, из которого я вырвался уже спустя пару минут. Где-то вдалеке, из покинутого мной города, раздавались раскатистые взрывы. Гвардия и стражи, наконец, отвлеклись друг от друга и схватились с тварями Чёрного мира. Среди грохочущих отголосков силы, долетающих до меня я мог различить несколько довольно мощных. Похоже кристальные и адамантовые значки ещё оставались в городе, по крайней мере, так мне показалось.

Наконец, когда стало понятно, что ещё минута полёта и я рискую даже не потерять сознание, а просто рухнуть с высоты, начал постепенно снижаться. Впереди показались редкие постройки, одна из которых привлекла моё внимание сразу. Амбар, довольно большой и при этом находящийся на отшибе от дороги и выглядевший заброшенным.

— Иш`кафэль, можешь проверить тот амбар? — я кивнул в сторону постройки, приземляя кусок асфальта возле кромки леса, так, чтобы если что в любой момент скрыться в нём.

— Хорошо, — тигр пропал, мгновенно переместившись через изнанку.

«Последнее время он часто пользуется этим способом, тогда как раньше предпочитал обычное передвижение. Надо бы поинтересоваться, что изменилось», — мелькнула у меня мысль на самом краешке сознания.

— Чисто, Ян, — его появления в очередной раз отследить не получилось.

— Отлично, — кивнув ему я, и, сделав несколько вдохов, бросился вперёд к постройке, мысленно призывая своё тело продержаться ещё немного.

Моему появлению в брошенном амбаре мог бы позавидовать любой медведь. Не сумев остановить своё непослушное тело, я просто на полном ходу протаранил створки и ввалился внутрь постройки, сметя с петель хлипкую дверь.

— Да ё… — не удержавшись в очередной раз выругался вслух, последнее время я всё чаше срывался на откровенный мат.

Тяжело поднявшись на ноги, осмотрелся вокруг себя. Ммм. Хорошее место. Сухо, тихо и вот тот угол выглядит достаточно сухим, чтобы устроиться там в боевой броне часов на двадцать или тридцать. Или сорок. Хотя, конечно, рассчитывать на то, что чёрные твари не появятся здесь уже через десяток, не стоит. Очень сомневаюсь, что ребятам из гвардии или стражи по зубам их остановить. Если бы среди них был Опора Мира, другое дело или хотя бы парочка сильных адамантовых значков. Мда-а-а.

Глаза слипались, в голове стучала кровь, и я уже был готов прямо сейчас потерять сознание, чтобы проспать несколько часов, но, видимо, не судьба.

«Носитель, предполагаю, можно сейчас попытаться открыть проход к Связи Единства», — в моей голове словно гром прозвучали слова Седьмого.

Я замер, боясь спугнуть конструкта.

«Ты сможешь открыть его?» — стараясь не торопиться, спроси его.

«Могу попытаться, не факт, что получится, Носитель».

«Приступай».

Тяжело поднявшись, я направился, под любопытным взглядом Белого Тигра, к одной из стен барака. Жаль, но в момент моего прикосновения так ничего и не произошло.

«Седьмой?»

«Погодите немного, Носитель».

Секунды сменяли друг друга. Я уже начинал терять терпение, ноги предательски дрожали, а прилив адреналина от его слов сходил на нет. Однако, вопреки всему у конструкта всё же получилось. Миг и вот уже я стою перед проходом, который шёл вниз.

— Что? — моё удивление передалось, похоже, и Белому Тигру. — Ты мог всё это время открыть проход к Связи?

— Не, — я мотнул головой. — У Седьмого это только сейчас получилось, и то он на это потратил куда больше времени, чем обычно.

Мы несколько секунд постояли, смотря на хорошо знакомый спуск. Я почему-то чувствовал внутреннюю робость, всё внутри пронзило плохое предчувствие.

— Ну и чего ты ждёшь? — отвлёк меня тигр. — Спускаемся?

— Да, пошли, — я вздохнул, двинувшись к спуску и одновременно с этим борясь с приступами боли. Я, конечно, сейчас рисковал, не зная, что происходит в Связи Единства, но, с другой стороны, без вмешательства автодока помочь Алисе быстро никак не получится. Как и попасть к ней. Приходилось идти на этот риск. Впрочем, если вдруг произойдёт что-то непредвиденно, я всегда могу подняться обратно.

Не знаю, поменялось ли что-то, или это из-за боли и истощения, но спуск до Связи мне показался по-настоящему бесконечным. Не помню, чтобы раньше было настолько долго.

Наконец, я добрался до конца лестницы и осторожно выглянул в погружённый во мрак холл.

— Твою-то мать, — на этот раз это были не мои слова, а Белого Тигра, следующего за мной по пятам.

— По-другому и не скажешь, — согласился я с ним, наблюдая за раскуроченными Якорями Реальности. Навскидку здесь взорвалось как минимум половина всех Якорей, по крайней мере, из того, что я видел благодаря запущенным светлячкам. Стол деда, основательный и прочный сейчас был переломан в нескольких местах и грудой лежал возле саркофага. Последний же и вовсе оказался переломан посередине, его перечёркивала глубокая трещина. Однако, несмотря на такие повреждения, похоже, Связь всё ещё работала, что внушало мне определённые надежды. Вот только эта трещина на саркофаге… как бы она ни повредила малые порталы. К счастью, всё обошлось. Нажав на нужную кнопку, тут же открылся проход к жилой зоне. Отлично. Разбираться, что произошло? Каков урон? Всё потом, вначале собственное здоровье.

Добраться до медблока не составило большого труда. Пару раз, пока шёл, в некоторых коридорах я видел залатанные ремонтными автоматами Трибунала трещины. Один раз даже видел заплатку, которая соединяла коридор сплошной текстурой, вероятно совсем недавно тут был самый настоящий взрыв.

Последнюю сотню шагов до медблока я помнил смутно, там уже меня вёл тигр. Не помнил я и того, как раздевался и задавал программу автодоку. И лишь спасительная серая пелена, на фоне успокаивающего пощёлкивания работы автодока, наконец, дала мне возможность расслабиться.

Глава 28. Взаперти

Белый Дракон шёл по выжженной земле. Вся местность до самого горизонта превратилась в тлеющую пустыню с тысячами не погашенных очагами пожаров. Жар поднимался от земли такой, что даже магам с Золотым значком здесь было крайне тяжело находиться. Это мало беспокоило главу Великого клана, он не отрываясь, смотрел на группку из трёх человек, стоящих в нескольких сотнях метрах впереди. Очевидно, что они уже давно заметили приближение Белого Дракона и не нападали по какой-то одной им известной причине.

— Глава, — по левую руку от него появился старик. — Позвольте сопровождать вас. Чувствую, скоро здесь начнётся хорошая драка.

— А тебе лишь бы кого-нибудь отметелить — усмехнулся мужчина.

Сражение «лицом к лицу» с этой троицей было неизбежно, Белый Дракон хорошо понимал это. Они превратили частную территорию клана в выжженную пустыню, играючи взломав защитные массивы заклинаний, и вели себя настолько нагло, что закрадывалась мысль их связи с кем-то куда более сильным. Отчасти именно поэтому Белый Дракон захотел поговорить с ними, хотя кое-кого из этой троицы уже узнал.

— Вы же понимаете, только в хорошей драке я могу почувствовать себя по-настоящему живым, — между тем сказал старик.

— Да, понимаю… — кивнул Белый Дракон. — Можешь присоединиться.

На лице старика появилась радостная улыбка, которая напоминала скорее оскал зверя, а в глазах его заплясали искры безумия. Помешанный на сражениях сильнейший воин клана имел свои причины на то, чтобы стремиться участвовать в каждой драке.

— Белый Дракон, — один из троицы, высокий мужчина с длинным, изящным мечом подал голос первым, лишь только глава со стариком подошёл достаточно близко. — Кажется, я обещал, что мы ещё встретимся? Это же территория вашего клана? Была.

— Директор, — Белый Дракон проигнорировал слова мужчины. — Кто вас надоумил прийти сюда?

— Ты и твои люди разрушили мою школу, — лицо говорившего было невозмутимым, но в глазах разгорался золотистый огонь магической силы. — Нарушили проведение ритуала нового медиума и разозли нашего бога. Теперь мы пришли выплатить этот долг.

В этот момент Белый Дракон неожиданно почувствовал облегчение, одной загадкой меньше, за тройкой стоял Золотой бог, а не какая-то неучтённая им сила.

— А как ваш город, директор школы? — улыбнувшись задал свой вопрос Белый Дракон. — Я так понимаю, вам пришлось приложить много усилий, чтобы сохранить его хотя бы частично.

Вместо ответа фигура директора вспыхнула магической силы, а его клинок словно бы удлинился, напитываясь мощью своего хозяина. Спутники мужчины так же, как и он загорелись мощной аурой сильнейших Опор мира.

«Ну надо же, они ничуть не слабее директора», — мелькнула мысль у Белого Дракона. — «В Золотом мире ещё остались сильные маги? Это будет интересно».

Секунда и мир вокруг взрывается от одновременного сокрушительного удара магов Золотого мира. Используя целый каскад стремительных и быстрых атак на основе множества стихийных атрибутов, они попытались оттеснить Белого Дракона, заставить его ошибиться. Несколько объёмных взрывов грохнули так, что по уже порядком исстрадавшейся, выжженной земле пронёсся ураганный огненный вихрь в одно мгновение, превратив большую часть пустыни в самый настоящий огненный ад.

Одновременно с этим директор Золотой школы шагнул вперёд, рассекая своим клинком пространство, где мгновенье назад ещё находился Белый Дракон, меч без труда подобно духовному клинку Яна, разрезал реальность, создав прорехи в ней, из которых тут же начала сочиться изнанка. Однако, достать дракона не удалось, тот оказался уже в нескольких метрах левее, возле одного из членов директората Золотого мира и не раздумывая швырнул в него чем-то невероятно мощным. Что это было такое, глава школы понять не успел, возле него мелькнула тень старика, который всё это время неприметной тенью шагал позади Белого Дракона. Яркая вспышка, резанувшая по глазам и вот уже директор Золотой школы оказывается вынужден сам уходить с линии атаки старика. Ему хватает лишь мимолётного ощущения опасности, чтобы понять — старик далеко не так прост, как ему показалось вначале.

По территории клана Белых Драконов прокатился рокот разрывов магической силы, которая ураганом обрушилась на исстрадавшуюся землю.

* * *
Без сознания я провалялся больше двенадцати часов, о чём мне с обычным своим раздражением рассказал тигр. Автодок всё это время не прекращал работать и завершил моё излечение лишь только час назад. Само моё пробуждение хоть и нельзя было назвать лёгким, но чувствовал я себя сносно. Если вспомнить, то в каком был состоянии, когда ложился на кушетку автодока, то и вовсе можно было сказать, что ощущал я себя на все сто. Если не считать какого-то странного грызущего чувства глубоко внутри, которое я ощущал после пробуждения, то, можно сказать, что моё излечение прошло наилучшим образом.

— Хреново выглядишь Ян, — прокомментировал моё состояние Белый Тигр. — Краше в гроб кладут. Тебе бы отдохнуть немного.

— И так двенадцать часов провалялся тут, — я с некоторым трудом поднялся с кушетки автодока, привыкая к движениям тела. — Пока Алиса, Юля и другие пытаются выжить в столице, которую атакуют кланы. Надо возвращаться.

— Ага, — хмыкнул в ответ тигр. — Если получится.

— В каком это смысле? — у меня появилось плохое предчувствие.

— Тут последнее время постоянные перебои с энергией, свет то и дело гаснет, переключаясь в аварийный режим. Судя по тому, что этот автодок продолжал функционировать, ключевые вещи продолжают работать, чего не скажешь про те же порталы.

И словно в подтверждение сказанного тигром освещение медблока тут же мигнуло, переключившись на тусклый красный свет, который мгновенно всё окрасил в алые цвета.

— Вот, о чём я и говорю, — хмыкнул тигр, ничуть не удивившись произошедшему.

«Нужен доступ к любой консоли Зала Управления, Носитель», — сказал между тем Седьмой. — «Для такой устойчивой системы, как Связь Единства, происходящее признак серьёзных нарушений её рабочих процессов. Следует разобраться».

«У нас нет времени на то, чтобы разбираться», — возразил я.

«Я знаю, Носитель, вы хотите спасти близких, но без понимания того, что происходит со Связью, перемещаться по мирам Соцветия сейчас будет слишком большим риском. Эти перебои с энергией могут повлиять на настройку порталов и точек выхода, предполагаю именно это и произошло с группой недавно при попытке использования портала».

Определённый резон в словах Седьмого, конечно, был, но я, с другой стороны, я и так уже провалялся двенадцать часов без сознания и за это время могло произойти всё что угодно. Проблемы нужно решать по степени их важности, и Связь Единства сейчас может немного подождать. Об этом я и сказал конструкту, спрыгивая на холодный пол медблока и прислушиваясь к ощущениям своего тела. Вроде бы всё в порядке, чувствую себя полным энергии и… невероятно голодным.

Только сейчас заметил, что обнажён. Остатки боевой брони и лёгкого нательника пропали. Сомневаюсь, что это мог сделать Белый Тигр, значит, автодок избавился от одежды и брони сам.

Пришлось натянуть бумажое одеяние медблока в качестве временного решения. На некоторое время сойдёт, раздобыть новую одежду в Связи Единства не было особой проблемы.

Первым делом я в сопровождении Белого Тигра, посетил арсенал, а точнее, соседний с ним защищённый блок отсеков с заключёнными Скульпторами реальности. Происходящие проблемы с энергией вызвали у меня кое-какие подозрения, которые, слава всем богам, оказались беспочвенными. Целостность отсека с содержащимися там Скульпторами была в норме. Сами саркофаги казались не тронутыми и выглядели точно так же, какими я их и запомнил. Седьмой подтвердил, что не ощущает никаких изменений внутри отсека. Ну хоть одна хорошая новость за сегодня.

Закончив с проверкой, я зашёл в сам арсенал, переодевшись в лёгкую форму инициативы Трибунал, которую использовали в качестве «поддоспешника» и задумчиво остановился напротив приметного костюма, возвышающегося как минимум на две головы надо мной. Тяжёлая боевая система поддержки Трибунала. В отличие от той же тяжёлой брони, используемой в моём мире, эта штука была как минимум в два раза массивнее и использовалась совместно с лёгкой боевой бронёй. Получалось что-то вроде двойного защитного костюма. Большой, даже скорее огромный и мощный.

Раньше я даже не рассматривал использования этой штуки, мало того, что опыта управления ею не имелось, так ещё и привлекать всеобщее внимание одним лишь видом этой футуристичной брони такое себе решение. В той обстановке, которая сейчас была в моём мире, это уже перестало быть настолько актуально. Сейчас мне куда важнее усилить себя любыми доступными способами, и эта махина вполне подходила, да. Особенно если в её управлении мне поможет Седьмой, надеюсь, его вмешательство сгладит проблемы с отсутствием опыта пилотирования.

Я глянул на установленные в руках брони пусковые установки массивных метателей. Если всё правильно помню, то где-то в арсенале находились специальные снаряды под этих монстров.

— Ладно, с этим разберёмся чуть позже, — сказал тигру, который, как и я сейчас задумчиво осматривал тяжёлую боевую систему Трибунала. — Давай глянем, что там с порталами, раз ты говоришь, что они нормально не работали.

— Это ещё мягко сказано, — хмыкнул в ответ Иш`кафэль. — Сейчас сам поймёшь.

Зал с порталами, когда мы переместились в него, оказался полностью обесточен. Здесь не было даже аварийного света, к которому я уже успел привыкнуть в жилых отсеках и арсенале. Арки порталов не реагировали на мои прикосновения. По какой-то причине сюда энергия не поступала совсем. Звучно выругавшись, я отошёл от портала, который пытался оживить уже несколько минут. Без каких-либо успехов.

Как ни крути, а посетить Зал Управления и попытаться разобраться, что же происходит со Связью, мне придётся прямо сейчас. Седьмой был прав.

«Как всегда, Носитель».

— Да-да, — хмыкнул я в ответ.

Зал Управления, в отличие от большей части всего комплекса Связи Единства не была обесточена. Здесь было нормальное освещение, все консоли работали, а антрацитовый шар отсчитывал время до условного «конца света».

Присев за одну из ближайших консолей мы вместе с Седьмым начали просматриваться отчёты систем за последние несколько дней, пытаясь разобраться, что же произошло. Постепенно картинка начала складываться, хотя кое-какие моменты я уловить так и не смог. Причиной произошедшей аварии стало «критическое накопление нарушений причинно-следственных связей, связанных со Связью Единства» из-за чего один из трёх темпоральных стоков, установленных где-то внутри системы, взорвался, вызвав цепную реакцию. За короткое время Связь потеряла больше половины Якорей Реальности, что, в свою очередь, послужило причиной повышенной нагрузки на другие установки Якорей. Как я понял, проблема была не в энергии, её то как раз было более чем достаточно.

Всему виной оказалось искажение реальности, из-за которой часть комплекса оказалось под ударом неизвестной силы и была обесточена для удержания целостности реальности. Иными словами, по Связи Единства был нанесён удар кем-то очень сильным, причём удар как с помощью изменения реальности, так и во времени вследствие чего один из темпоральных стоков и был уничтожен.

— Почему именно сейчас и как раз в тот момент, когда мы совершали переход? — спросил я вслух, задумчиво смотря на экран консоли.

Естественно, ответа на этот вопрос ни у меня, ни у Седьмого не было. Тут мы могли лишь только гадать. Как и гадать насчёт того, кто это мог быть. Тогда же мы выяснили, почему полностью обесточены некоторые залы и отсеки. В защитном режиме, в котором сейчас находилась Связь, работали лишь ключевые структуры, а все прочие останавливались до того момента, пока не будет снята боевая тревога. Ну или кто-то не запустит вручную питание. Первое, к сожалению, мы сделать так и не смогли, системы Связи Единства считали, что опасность всё ещё остаётся, а со вторым появились некоторые проблемы.

Включить питание сразу же не получалось. Седьмой отчитался о том, что подключение портального зала происходит последовательно и запустив эту процедуру мы всё равно должны будем ждать некоторое время. Как я понял, сделано это было в качестве некоего «предохранителя» и «снижения рисков». Почти десять часов на то, чтобы запитать зал с порталами. И что мне делать всё это время?

«Носитель, я предлагаю воспользоваться этим временем, чтобы поглотить полученные в Сиреневом мире фрукты», — тут же предложил Седьмой.

А я уже и забыл о них, если честно. Но раз уж время действительно появилось, то ничего против не имею. Для этого мы с Белым Тигром, который старался не отходить от меня, переместились в мир с плотной магической силой, тот самый, где я обычно тренировался внутри Связи Единства. Лишь только шагнул на траву этого мира, как тут же вдохнул свежий воздух, наполненный магической силой. Потрясающее чувство, особенно после серых, выкрашенных в алый цвет аварийного освещения, коридоров Связи.

Удивительное дело, но по какой-то причине алгоритм комплекса не отключил от питания это место. Здесь всё так же светило яркое солнце, а далеко впереди виднелись развалины какого-то древнего сооружения. Вот только в отличие от того, как это было раньше, я перестал ощущать над ним магическую защиту.

— Так, погоди, — сказал я Белому Тигру, кивая в сторону развалин. — Если магическая защита выключена, тогда, может быть, открылся проход внутрь того места?

Я хорош запомнил, ту запечатанную дверь внутри полуразрушенного сооружения, куда мы с Седьмым так и не смогли проникнуть. Конструкт предполагал, что там находился склад магических артефактов или чего-то подобного. И, похоже, сейчас мы, наконец, проверим так ли это на самом деле.

Глава 29. Пепел столицы

Подойдя к полуразрушенному древнему строению, я хорошо ощутил слабый магический фон, отличный от того, что был здесь ранее. Мягкий, но при этом заставляющий почувствовать какую-то странное беспокойство, сродни плохому предчувствию.

Войдя внутрь строения, я сразу увидел, что ранее заблокированный барьером проход, оказался сейчас не защищён ничем, кроме самой обычной, ветхо выглядящей, деревянной двери. Хватило лишь одного прикосновения, чтобы эта дверь рассыпалась прахом к моим ногам. Похоже, без магической поддержки дерево не выдержало груза времени.

Заглянув внутрь, я осмотрел полупустое помещение, в центре находился лишь вытянутый пьедестал, на котором лежали самые обычные булыжники буроватого цвета. Именно эти камни и распространяли вокруг себя странную магическую ауру, которая привлекла моё внимание.

«Камни основания Шпиля», — оказалось полной неожиданностью, но эти слова в моей голове произнёс Утренняя Звезда.

«Звезда? Что тебе известно о Шпиле?» — тут же попытался разговорить его, но без особого толку. Сказав одну фразу, тот замолчал, игнорируя все дальнейшие вопросы.

Передав то, что мне сказал Звезда Седьмого и Белому Тигру я подошёл ближе к пьедесталу, рассматривая кучку камней, лежащих на нём. Из интереса взял один в руку, но ничего особенного так и не почувствовал, разве что он казался мне чуть тёплым и слегка фонил всё той же необычной магической аурой.

«Моих возможностей не хватает, чтобы понять точное назначение и потенциал этого камня, Носитель», — тут же отчитался Седьмой, впрочем, я особо и не надеялся на него.

Повертев один из булыжников и так и эдак, пытаясь разобраться для чего они нужны, был вынужден положить его обратно, без Дэниела тут совершенно точно не разобраться. Решив на время отложить этот вопрос, я вернулся к нашим первоначальным планам, а именно поглощение плодов бессмертного дерева из Сиреневого мира.

Несмотря на то что сейчас мне было очень трудно сосредоточиться хоть на чём-то из-за грызущего изнутри чувства беспокойства об Алисе, Юлии и товарищей, я понимал, что сидеть просто сложа руки и ждать, когда можно будет открыть портал, совсем не дело. Тем более что, будучи сильно занятным каким-то конкретным занятием, я не успевал думать о чём-то ещё…

Выйдя из полуразрушенного древнего строения и отойдя от него на приличное расстояние, я вытащил из специальной сумки добытые в Сиреневом мире плоды.

— Ты уверен, Ян? — спросил Белый Тигр, подозрительно молчаливый последний час. — Выглядят они не так, как обычные плоды бессмертного древа.

— Я ни в чём не уверен, но Седьмой утверждает, что сумеет помочь в их усваивании, — пожав плечами отвечаю ему, усаживаясь на траву.

«Возьмите фрукт в обе руки, Носитель и мы начнём», — подтверждая мои слова, сказал магический конструкт. — «Я абсолютно уверен в безопасности процедуры поглощения».

И достаточно мне было прикоснуться второй рукой к слегка шершавой и мягкой кожуре фрукта, как невероятная магическая сила захлестнула меня с головой. От этого невероятного потока я даже забыл, как дышать, едва сдерживая распирающую изнутри мощь, приходилось прилагать все силы, чтобы не потерять себя в накатывающих волнах энергии. Я и оглянуться не успел, как фрукт в моих руках истончился и осыпался прахом прямо на колени.

— Воу, неплохо, — выдохнул я от неожиданности и перевёл взгляд на сидящего возле тигра. — Сколько прошло времени?

— Двадцать минут, не больше, — спокойно ответил тот, словно замерял по чёткому таймеру. — Ну и как тебе эффект поглощения этой хрени?

— Двадцать минут, — я проигнорировал вопрос тигра, сосредоточившись на подсчётах. — До включения зала с порталами я смогу поглотить не больше половины фруктов, неплохо. Хотя надо оставить время ещё и на сборы…

С этого момента мы вместе с Седьмым занялись поглощением фруктов, а Белый Тигр следил за временем. Конечно, если бы не вмешательство магического конструкта усвоить изменённый фрукт бессмертного древа, поглотить столько энергии и, что главное, направить её в нужном направлении у меня бы не получалось. С каждым часом я всё отчётливее ощущал растущий «пузырь» внутри меня, который вот-вот должен был взорваться. Седьмой целенаправленно пробивался к тому, что мы уже несколько недель пытались сделать. Этап «Пробуждения энергии» в закалке тела. То, что должно было дать мне возможность сражаться на равных с сильнейшими магами и воинами родного мира.

Пожалуй, самый эффективный из всех этапов развития воина, мгновенно усиливающий человека в несколько раз, а уж тот факт, что Седьмой подготовил под взятие этого этапа сразу два движения Создателей, делал освоение «Пробуждения энергии» и вовсе бесценным.

Не знаю, сколько потребовалось фруктов, чтобы прорвать тонкую «преграду», отделяющую меня от нового этапа, но далось мне это очень непросто. Пару раз даже пришлось использовать предусмотрительно взятый «Сферум», чтобы стабилизировать собственное состояние и получить время на усваивание того моря энергии, что вылилось на меня.

Но результат того стоил. В какой-то момент я ощутил, как меня буквально распирает изнутри, мгновение и вот я уже валяюсь на зелёной траве, полной грудью вдыхая свежий воздух. Боль от перестройки тела оказалась настолько сильной и пронзительной, что, кажется, я даже пару раз терял сознание. Может быть, больше. Седьмой же, несмотря на моё состояние с упрямством продолжал перестраивать мой организма, подготавливая его соответствующим образом под новый этап.

Несколько часов прорыва для меня превратились в бесконечную пытку, где каждый час можно было смело приравнивать к сотне лет. Как этот этап берут обычные воины не понимаю, возможно они это делают постепенно, а не так, как это происходило сейчас со мной, но даже в таком случае… это же настоящая пытка.

Момент прорыва оказался для меня таким же неожиданным, как и скорость, с которой происходило поглощение фруктов. Вот я под руководством Седьмого пытаюсь пробиться к новому этапу, секунда и вот уже прорываюсь к нему. Это чем-то напоминало мгновенный переход из темноты на свет. От нахлынувшей эйфории и собственной силы я поперхнулся, закашлявшись.

Окружающий мир преобразился, налившись красками и становясь, такое ощущение, глубже и резче. Сила и энергия бурлила во мне. Теперь мне стало понятно, почему этот этап назывался «Пробуждением энергии». Воин, прорвавшийся на этот этап, получал полный доступ к энергии, заключённой в собственном теле, помимо духовного усиления и воли. Подняв руку, я почувствовал, как вместе с ней поднимает невидимый энергетический барьер вокруг него. Воздух дрогнул, при этом движении и я с удивлением посмотрел на то, как в месте, где мгновенье назад была моя рука, медленно угасал энергетический след. Это что, был «послеобраз»? Полумифическое состояние, когда тело двигалось настолько быстро и было объято настолько плотной защитной энергией, что оставляло после себя остаточные слепки в виде полупрозрачных фигур.

«Носитель, сосредоточьтесь, пожалуйста», — моё удивление прервал голос Седьмого. — «Энергии от фрукта ещё достаточно, чтобы направить её на развитие вашей магической силы».

Конструкт, по-видимому, решил воспользоваться оставшимся временем и возможностью, чтобы попробовать укрепить мою магическую силу. Очевидно, что прорваться к шестому кругу мне при всё желании сейчас не удастся, слишком уж он был далёк, но вот укрепить пятый, улучшить состояние магических каналов и подготовить основу для прыжка к уровню «великого магистра» магии, это да.

Пришёл я в себя, когда в процесс наших тренировок вмешался Белый Тигр.

— Ян, ты просил предупредить, до момента подачи энергии в портальный зал остался ровно час, — сказал он почти у самого моего уха, вырывая из казавшегося вечным процесса поглощения и усваивания энергии фруктов.

«Проклятье, Седьмой», — мысленно выругался я, ощущая, как всё тело потряхивает после сумасшедшего кульбита развития. — «Мне же через час нужно попасть в столицу Империи, где сейчас настоящая война идёт, а я идти нормально не могу».

«Не волнуйтесь, Носитель. Ваша способность передвигаться вернётся уже очень скоро, а силы полностью придут в норму к концу этого часа», — успокоил меня конструкт.

«Надеюсь, что так и будет», — я чуть ли не кряхтя, как старик, поднялся на ноги и еле перебирая их направился к выходу.

— Ян, ты в порядке? — тигр, естественно, прекрасно видел моё состоянии.

— Пока нет, но всё будет хорошо, не беспокойся.

Действительно, стоило нам появиться в жилых отсеках Связи Единства, как я уже почувствовал себя лучше, ну а когда шагнул в помещение арсенала, то и вовсе от былой слабости уже практически не осталось и следа. Лишь лёгкая головная боль, что должна была пройти ближайшее время.

Облачившись в новенькую, с иголочки, лёгкую боевую броню я остановился перед тяжёлой боевой системы поддержке Трибунала. У меня откровенно не хватало опыта управления этой штукой, а это крайне важно в ситуации, когда приходится сражаться за собственную жизнь, с другой же стороны, эта боевая система позволит мне быстрее решать проблемы с многочисленными противниками низких рангов, которые в ином случае могли даже ранить меня…

К тому же у меня есть Седьмой. С помощью него время привыкания к костюму и его управлению может снизиться до минимума. Поразмышляв ещё некоторое время, я встряхнулся и направился к возвышающемуся доспеху. В ситуации, когда ты один против всех эта броня может спасти мне жизнь, согласно утверждениям Седьмого вскрыть её может только очень сильный маг или воин.

Правда, одеть эту штуку без посторонней помощи в одиночку оказалось не так-то просто, мне пришлось потратить на это много времени, благо определённый запас его у меня ещё оставался. Отдельной проблемой было расположить Одинокого. Пришлось на время расстаться с духовным клинком, положив его в специальный контейнер на поясе костюма.

— Ну ты, конечно, и кабан… — ёмко прокомментировал моё появление в тяжёлой боевой системе Белый Тигр.

— От кабана слышу, — беззлобно огрызнулся я, проверяя боезапас наручных Метателей.

Пятнадцать простых зарядов, с огненным и молниевым поражающими магическими элементами, пять особо мощных, с пометкой «не применять в непосредственной близости» и по одной штуке в каждой руке с записью «особая осторожность». Предполагаю, последние предназначались против самых опасных целей. Знал бы, что в этом костюме имеются такие мощные Метатели…

Сделав несколько шагов, приноравливаясь к «тяжести» и инерции костюма, я с удивлением понял, что его управление не настолько тяжёлое и интуитивно понятное. Боевая броня сама каким-то образом интерпретировала мои движения, преобразуя их в нужные движения. Удобно и просто. Помимо этого, Седьмой помогал мне не запутаться, выполняя функции эдакого «второго пилота».

Добравшись до зала с порталами мне пришлось ждать ещё почти двадцать минут до момента включения питания. Появившееся время я заполнил практикой использования боевой системой поддержки Трибунала и выяснения некоторые её интересные функции. Например, двойные клинки выдвигающиеся из локтевого сустава руки вначале показались мне жутко неудобным и странным решением, пока до меня не дошло, что эта система поддержки не предполагала сражения один на один, а её главной задачей являлся прорыв через группы врагов. Именно поэтому с выставленной вперёд рукой, где прочность брони была намного выше стандартной, острый клинок работал лучше всего.

В какой-то момент, когда я был сосредоточен на изучении собственных движений, в зале вспыхнул свет, прервав мою практику. Седьмой был прав, от прошлой усталости после взятия нового этапа, не осталось и следа. Сейчас я был сосредоточен и бодр.

— Ну что, двигаем? — Белый Тигр появился возле нужной нам арки портала, ожидая её активации.

— Да, — мне не потребовалось много времени, чтобы активировать врата ведущие прямо в сердце Империи, секунда и вот уже серебряная плёнка растеклась по всей поверхности врат. — Готов?

— Поехали, — хмыкнул тигр.

Моё потаённое желание, что ощущения от использования телепорта в костюме Трибунала будут легче, не оправдались, в очередной раз меня чуть не вывернуло при переносе, благо сами отвратные ощущения тут же пропали, стоило мне только шагнуть на землю одного из парков столицы Империи, куда вёл портал. Ну или когда-то это было парком… сейчас я бы назвал это выжженной пустыней с оплавленными остовами редких небольших зданий, занесённых пеплом. Чуть дальше, в паре километров, можно было разглядеть такие же выжженные остовы многоэтажных зданий. К сожалению, из-за гуляющего по всему городу ветра с пеплом видимость оставляла желать лучшего, но, предполагаю, примерно так выглядела вся столица.

— Что здесь произошло? — вырвалось у меня, когда я повернулся в сторону дворца Императора, и на его месте обнаружил поднимающуюся ввысь воронку хаотической энергии.

Боевая броня Трибунала между тем, за считаные мгновения проверила с помощью магических сенсоров местность вокруг, выдав целый ворох информации, среди которой говорилось, что живых существ в радиусе полутора километров не обнаружено. Хотя сам город был, несомненно, жив, я отчётливо слышал гулкий грохот разрывающихся магических ударов сразу с нескольких направлений и судя по их интенсивности в столице сейчас шли жаркие бои. Специальные отсеки на моей спине выпустили рой небольших летающих автоматов, стайкой взлетевших на несколько десятков метров надо мной и уже через секунду, дав картинку всей местности вокруг. Удобная вещь, почему в Серебряном мире всё ещё не додумались до чего-то подобного, я не знаю.

— Ян, — возле меня появился Белый Тигр. — Кажется, я чувствую Алису, она жива.

— Можешь сказать, где она? — тут же вернулся я в реальность, стоять истуканом посреди голой площадки, занесённой пеплом, не самая лучшая идея, особенно когда за спиной медленно закрывается огромный портал Связи Единства.

— Точное местоположение нет, — с сожалением ответил тигр. — Но она жива, и я могу определить её направление.

— Тогда веди, — я ещё раз проверил, как выходят локтевые клинки и двинул за Иш`кафэлем, который стремительной тенью побежал вперёд.

* * *
Алиса с огромным усилием вместе с Фомой и Алексеем отодвинула массивную плиту, преграждающую им путь по коридору гильдии. Можно, конечно, было её снести магией, но привлекать к себе внимание лишний раз волшбой не хотелось, да и удар могу сделать только хуже, вовсе обрушив коридор, которому и без того досталось. После случившегося накануне катаклизма, уничтожившего часть города вокруг дворца Императора, их группа оказалась заперта в здании гильдии Наёмников. Первые несколько часов они отлёживались в одном из помещений здания, приходя себя от обрушившегося магического удара, а позже начали изучать место, в котором оказались заперты. А то, что они были заперты, никаких сомнений не вызывало — снаружи, мало того, что всё ещё бушевал магический шторм, способный сильно навредить даже магу высокой ступени, так ещё и продолжались боевые действия между стражами и гвардией. Как в таких непростых условиях у них ещё находились силы на дуэли, Алиса понять не могла. Но уже то, что они не лезли в гильдию, обходя здание стороной было большим плюсом.

Уже через пару часов они наткнулись на первую группу укрывавшихся в здании наёмников и выяснили, что до всех событий практически всех членов гильдии вызвали на аудиенцию в Императорский дворец. Зачем — неизвестно, но сейчас кроме обслуживающего персонала и пары наёмников-охранников в здании никого больше не было.

— За пару часов до мятежа Великих кланов всех наёмников вызывают во дворец… похоже, Император знал, что что-то готовиться, — вслух предположил Фома, когда они смогли-таки чуть отодвинуть каменную плиту, преграждающую им путь.

— Или он просто решил использовать Наёмников для какой-то другой цели, — внезапно сказала Алиса, прислушиваясь к чему-то одному ей слышимому.

Возможно, ей показалось, но она почему-то почувствовала на миг слабый отголосок ритуала вызова Золотого бога…

Глава 30. Предел риска

Глава Золотой школы склонился над одним из товарищей, вливая в него целительную энергию. Всё пошло совсем не так, как они планировали и продуманное совместно с Императорской гвардией нападение на головную резиденцию пошло не так уже в первый час. Мало того что здесь оказалось куда больше сильных стражей клана, так ещё и вдобавок к самому Белому Дракону они столкнулись с ещё одним монстром. Тот старик лишь вначале показался ему слабым простачком, но уже спустя несколько минут стало понятно, насколько же это было ошибкой.

— Глава, — возле мужчины появился один из высших офицеров Золотой школы. — Шестой мастер скончался от ран.

Мужчина поднял голову, взглянув на своего подчинённого и, показывая, что услышал его, кивнул. Он видел во что превратил Белый Дракон шестого мастера и ожидал этого известия давно. С другой стороны, договорённость с Императором была выполнена, и они сумел сделать то, ради чего напали на территорию вот только своих целей, ради которых директорат всё это и затевал, они так и не достигли.

Поняв, что состояние третьего мастера, в которого он вливал целительную энергию, восстановилось, глава Золотой Школы устало поднялся. Повернувшись, он направился к лежащему в дальнем углу помещения старику, несмотря на ужасное состояние, множество ран и истощение он всё ещё был жив и умирать даже не собирался. Из-за того, что старику удалось на долгое время отвлечь главу Золотой школы, совместная атака на Белого Дракона провалилась и как результат они были вынуждены убегать. Единственным успехом оказался захват этого монстра…

Если бы ни появление сразу двух открывшихся чёрных порталов всё могло оказаться куда хуже. Под прикрытием их магической силы им удалось отступить, не потеряв практически никого, кроме гордости. Глава Золотой школы от накатившей ярости непроизвольно сжал руку на рукояти своего меча. Ничего, следующая их встреча уже будет без лишних свидетелей и на его условиях.

— Приходится постоянно обновлять опутывающие заклинания, глава, — пожаловался один из мастеров, приставленных к старику. — Он всё ещё пытается освободиться от пут.

— В таком состоянии? — глава удивлённо перевёл взгляд на раненого старика.

— Да и с каждым часом удержать его становиться труднее, — кивнул мастер. — Если честно, я не уверен, что кто-то, кроме вас или других директоров способен удержать его.

— Не думаю, что тебе придётся так долго его сдерживать, — усмехнувшись ответил директор Золотой школы. — Предполагаю, что Белый Дракон уже скоро должен почувствовать своего подчинённого…

Мужчина вновь с силой сжал рукоять своего меча. На этот раз ему никто уже не помешает стереть оскорбление и позор, который навлёк на всю школу и его самого Белый Дракон.

* * *
Высоко в небе летела едва заметная точка. С земли на неё мало кто обратил бы внимание. Однако, для людей одарённых, способных на таком расстоянии различать магический фон, эта точка сильно бы их удивила. У неё словно бы отсутствовал магический фон, как если бы она не существовала. И если бы эту точку смог разглядеть Ян или Алиса, они бы, несомненно, узнали в ней один из автоматов, появившихся несколько недель назад в комплексе Трибунала на территории Белых Драконов.

Во время сражения с атакующим Кроу один из двух автоматов оказался критически повреждён, а второй был погребён под рухнувшим от столкновения Тёмного Бога и Звезды дома. После того как Ян и Алиса скрылись в Связи Единства, автомат вошёл в спячку, потеряв объекты, за которыми должен был следить. Всё изменилось больше суток назад, когда автомат почувствовал одного из объектов в нескольких тысячах километров от себя.

Ему хватило меньше десяти секунд на то, чтобы освободить себя из-под завалов, используя полные возможности усиленного каркаса и миомических мышц.

Теперь автомат инициативы Трибунал мчался с максимально возможной скоростью к одному из объектов наблюдения, ни на что не обращая внимания. По всему Серебряному миру стремительно открывались Чёрные порталы, а существа из них стремительно захватывали целые области вокруг них. Далеко не везде находились воины и маги, способные противостоять вторжениям. Младшие и старшие кланы, не затронутые вспыхнувшей войной, оказались сметены этой волной, а гвардии Императора и Великим кланам было сейчас совсем не до того.

Серебряный мир стремительно охватывал пламя катаклизма, уничтожившее большую часть Соцветия.

* * *
Я легко перемахнул через небольшой завал, очутившись на засыпанной пеплом улице и тут же дёрнулся в сторону, ощущая направленный на меня с одного из остовов ближайшей многоэтажки взгляд. Ощущение опасности стало сильнее, по месту, где я только что стоял, ударило сразу два штатных огненных снаряда Метателей. Одно из окон ближайшего здания, из которого по мне выстрелили, тут же подсветилось системой поддержки боевой брони Трибунала, подсказывая, где спрятался противник. Делаю рывок вперёд, уходя с линии обстрела. Врываться и зачищать здание не вижу смысла, потому просто на полной скорости пробегаю дальше.

Сразу десяток зданий на разворачивающейся прямо в реальном времени миникарте подкрашиваются серым цветом, обозначая, что там никого нет. Мои летающие разведчики успели проверить половину строений всего сектора. Жаль я пока не разобрался с выставлением приоритетов, так бы уже видел, что это здание занято кем-то и обошёл бы его стороной… А этот тяжёлый комплекс поддержки действительно удобная штука. Мало того что мне удавалось обойти стороной мелкие и крупные стычки, происходящие в городе, так ещё и комплекс оказался способен оценивать местность на степень опасности, выстраивая безопасный маршрут. Правда, я уже понял, что доверять ему полностью всё же не стоило, только что он меня подвёл и далеко не факт, что этого больше не повторится.

В этот момент комплекс поддержки выдал предупреждающую трель, заставляя резко остановиться и замереть возле какого-то одноэтажного кирпичного здания. Это впервые, когда я видел что-то подобное.

«Носитель, фиксирую ментальное воздействие высокого уровня», — тут же появился голос Седьмого.

И словно в подтверждение его слов перед моим взором развернулась уже детальная карта местности, которую сняли сверху выпущенные комплексом разведчики. Она медленно закрашивалась алым цветом, словно заливаясь кровью. По крайней мере у меня тут же в голове появилась именно эта мысль. А на самом алом цвете можно было разрешить пиктограммы в виде человеческого мозга. Не нужно быть гением, чтобы не понять, что это означало. Комплекс поддержки предупреждал, как и Седьмой, о высокой опасности ментального подчинения.

«Могу с уверенностью сказать, что защита вашей боевой брони, а также общая устойчивость, достигнутая нами в процессе тренировок, позволит вам без проблем выдержать такой уровень ментального воздействия. Однако это в любом случае дополнительная нагрузка на ваш разум, которую следует избегать. К тому же все другие порабощённые будут воспринимать вас, как приоритетную цель к уничтожению», — магический конструкт объяснил всё быстро и доходчиво.

«Тогда нужно постараться обойти эту местность», — согласился я с ним.

— Боюсь, это невозможно, Ян, — ответил мне Белый Тигр, когда я объяснил ему, почему так резко остановился и предложил скорректировать наш маршрут.

— И почему же?

— Потому что Алиса находится там, — тигр повернулся в ту сторону, где, согласно полученным от комплекса данным, находился эпицентр ментального воздействия.

— Вот же… — я звучно выругался, последнее время мне всё труднее было удерживать себя в рамках. Выдохнув, я успокоил разум, трезво взглянув на всю ситуацию. — Ладно, раз уж так сложились обстоятельства, будем действовать решительнее. Судя по тому, что в захваченной зоне больше не слышно звуков там все люди уже под контролем, так?

— И что? — не понял меня тигр, я же в это время мысленными приказами настраивал комплекс поддержки Трибунала. Массивная броня комплекса Трибунала начала преображаться. Меомические мышцы экзоскелета на ногах удлинились, а руки увеличились в размерах, расширившись и позволяя закрыть большую площадь перед собой.

— А то, что мы сейчас попытаемся прорваться к месту, где находится Алиса. Наверняка её разум ещё не порабощён, она, всё же, очень сильный медиум, а стихийное божество способно на некоторое время защитить даже от такого сильного поля. Это же касается и Юли. А вот с Оцелотами всё сложнее…

Я замолчал, выдохнув сквозь зубы воздух и вновь просчитывая все возможные варианты действий.

— Звучит, как чистая авантюра, — проворчал тигр.

— Так и есть. Предложи, что получше и я с удовольствием последую твоему совету, — ответил ему, завершая преобразование комплекса. — А если нет, то вперёд. С максимальной скоростью Иш`кафэль, я буду за тобой.

— Тогда не отставай, — хмыкнул Белый Тигр и уже не рассусоливая бросился вперёд.

Я, не задерживаясь, бросился за ним. Изменённые возможности комплекса позволяли легко удерживать взятую тигром скорость. Аналитический блок работал вовсю, выдавая лучшие маршруты, подсвечивая потенциально опасные повороты, закутки или проходы. И уже через минуту моего бега мигнул и погас один из индикаторов, отвечающих за разведчиков комплекса, кто-то только что сбил его. И это очень плохо, в один момент я лишился трети своего зрения, а запасных у меня не было. Это не считая вопроса, каким образом замаскированный автомат удалось обнаружить?

В какой-то момент в голове начали появляться голоса, совершенно точно не принадлежащие ни Седьмому, ни Звезде. А ещё чуть позже пришла настырная и раздражающая боль. Это походило на зудящую мигрень, противную и надоедливую. Это оказался единственный эффект ментального воздействия, которое я почувствовал на себе. В остальном всё было более чем терпимо.

Предупреждающий сигнал. Делаю рывок вперёд, используя усиленные меомические мышцы ног и одновременно с этим активируя острейшие локтевые клинки. На пути оказывается несколько человек в форме гвардии и стражей кланов, за спиной разрываются снаряды Метателей. Несмотря на порабощение, навыки они не растеряли, и действуют очень грамотно. Моя скорость, правда, оказывается для них некоторой неожиданностью. Взмах одного из клинков рассекает сразу двух гвардейцев. И тут же получаю заряд из Метателя вплотную. Неожиданно. В руку словно бьёт увесистой кувалдой, из-за чего она мгновенно отнимается.

Бедолага-страж, выстреливший в меня с такого расстояния, превращается в пепел, а часть его товарищей катаются по земле воя от боли. Кручусь волчком, подсекая и добивая тех, кто ещё способен сражаться. Перед глазами ровным красным светом мигает миниатюра в виде костюма, рука на которую пришёлся выстрел Метателя, окрашена серым.

Останавливаюсь, когда становится понятно, что сражаться уже не с кем. На весь бой у меня ушло меньше двадцати секунд. Осматриваюсь и, найдя глазами Белого Тигра, бросаюсь к нему. И одновременно с этим кидаю взгляд на повреждённую руку. Плохо дело, встроенный Метатель на ней, очевидно, вышел из строя, хотя клинок всё ещё работает. Да и броня, судя по всему, в относительном порядке, стражу повезло попасть ровно в механизм Метателя, из-за чего я и получил такой урон.

«Комплекс поддержки брони запустил систему восстановления, однако, согласно его прогнозу, восстановление системы Метателя в текущих условиях невозможно», — отчитался Седьмой, который не был так сосредоточен на дороге и выборе маршрута.

Чем глубже мы с тигром углублялись в город, тем больше встречались места ожесточённых схваток. Разрушения и следы бушующих здесь совсем недавно сражений. Отпечатки битв Опор мира, кристаллов и адамантов. Ментальное воздействие также усилилось, сейчас это уже ощущалось, как стальной обруч, который с каждой минутой сильнее и сильнее стискивал голову. Но ничего такого, чего нельзя было бы вытерпеть.

Мой план действительно был авантюрой, но лишь отчасти. Здесь ставка была не только на комплекс поддержки боевой брони, но и на мою личную силу, которая значительно возросла за последнее время. В самом крайнем случае я всё ещё мог убежать в Связь Единства. А вот времени на то, чтобы искать подходящий и безопасный путь не было. У Алисы и Юли совсем немного времени.

Когда до места, где находилась сестра, оставалось не больше километра, на карте возле меня появляется странная пульсирующая точка и тут же ещё один автомат-разведчик умирает, оказавшись под ударом неизвестной силы.

Я сразу подаю знак Белому Тигру, чтобы он остановился, но слишком поздно. Секунда и вот уже откуда-то сверху на меня падает сущность, которой, совершенно точно, не место в нашем мире. Успеваю среагировать в последний момент и, использовав максимальное ускорение брони, вырываюсь из-под шваркнувшейся за моей спиной туши. Разворот и оказываюсь нос к носу с чем-то отдалённо напоминающим кляксу, с которой когда-то очень давно сражался, помогая магу-Алексею во время его сна. И то, что эта тварюга далеко не из слабых говорить, совершенно точно, не приходиться. Как минимум класса Нецах или даже Бина.

Сразу десяток сокрушительных ударов обрушивается на то место, где я мгновенье назад находилось, превращая остатки остановки и тротуара в груду раскуроченного металлолома и камня. Сильная.

«Тут не до экономии», — в голове мелькает мысль, и я разряжаю Метатель из неповреждённой руки в невообразимо огромную тушу, преграждающую мне путь. С такого расстояния промахнуться невозможно. Заряд особо мощного снаряда влетает прямо в сущность и, без проблем пробив вязкую оболочку, разрывается прямо внутри твари. От яростного взрыва земля под ногами вздрагивает. Сущность буквально выворачивает наизнанку, разбрызгивая все окрестности и меня в том числе своими внутренностями.

«Откуда здесь ещё и эти твари?!» — мысленно ругаюсь и тут же смещаюсь в сторону, уворачиваясь от настоящего шквала магических атак.

— Ходу! Ходу! Ходу! — кричит возле меня появившийся Белый Тигр. — Ян, за мной!

И я бросаюсь за ним, ощущая, как за моей спиной на землю падают ещё несколько существ подобных той, что я убил мгновениями ранее.

— Ещё немного! — кричит тигр и ускорятся. Далеко впереди я вижу хорошо знакомое здание гильдии наёмников. Ну да, логично, куда ещё могли пойти найёмники? Слышу как от перегрузки начинают «визжать» искусственные мышцы ног комлекса поддержки.

За моей спиной звуки тварей всё ближе. Последний разведчик, перед тем как взорваться успевает дать мне картинку с высоты. Вот я, а вот за моей спиной… один, два, пять, семь! Семь, мать его, сущностей класса Нецах! Это даже не смешно. Такое ощущение, что их тут разводили.

«Скорее захватили с помощью капкана, а затем использовали в качестве западни», — поправил меня Седьмой, но я пропустил его замечание мимо ушей заряжая Метатель новым зарядом.

И вновь делаю рывок в сторону, уходя от яростной магической атаки. Твари уже приноровились и бьют на упреждение. Если бы не предчувствие в самый последний момент колоколами взорвавшееся в голове, эта атака бы по мне, наверняка, попала. Наконец, улучив момент, я на ходу не целясь, разряжаю Метатель в ближайшую из тварей. И тут же, не смотря на результат своего выстрела, ускоряюсь ещё сильнее. На этот раз Метатель выстрелил одним из зарядов с ремаркой «особо осторожно». Я предполагал, что он в пару раз сильнее предыдущего.

Когда за моей спиной зажглось рукотворное солнце, я понял, что несколько ошибся в своих прогнозах, а когда в спину шваркнуло взрывной волной в первые мгновения даже чуть не потерял сознание. Собственным телом, ускоренным силой взрыва, я влетаю в большую дыру проделанную кем-то прямо в бронеплите двери гильдии. Походя уничтожая несколько столов и стульев, а так же снеся стойку администратора. Само же здание вздрагивает от удара взрыва, но умудряется выдержать не только первую ударную волну, но и все последующие.

Настоящий каскад взрывов сейчас разрывался на улице, а из проделанной мною в дверях дыры вырывается яростное пламя. Но, слава богам, оно тут же опадает, встречаясь с магическим барьером, наложенным на здание гильдии. Из груди рвётся безудержный кашель, голова разрывается от боли, а сам я с трудом понимаю, что происходит вокруг меня, после оглушения от взрыва.

— С ума сошёл, Ян? — возле меня появляется тигр. — Ты же сейчас половину квартала выжег одним этим ударом.

Глава 31. Убежище

— Всё готово? — Император посмотрел на вычерченный магический круг посреди комнаты, Уриэль за его спиной молчаливо осматривался вокруг.

— Да, господин, благодаря помощи представителей Золотого мира мы завершили порабощение сущности Когорты и подготовили ритуал по вашим чертежам, — ответила ему светловолосая девушка, Опора мира из свиты бывшего Аудитора. — Всё готово к его началу.

За её спиной немой фигурой застыл «теневой крысолов», с которым, наконец, закончили заниматься и теперь он был полностью покорен воле Императора, став, по сути, лучшим из возможных исполнителей.

— Отлично, — кивнул Император, подходя к магическому кругу и осматривая его.

Это был лишь верхний слой. Этажом ниже располагался следующий слой чуть больше, ещё ниже следующий, тоже побольше и так до самого низа. В подвалах дворца Императора был нарисован самый крупный магический круг, колоссальных размеров. В результате получалась пирамида силы с основанием, внутри которого находились имеющиеся сейчас у Императора камни основания Шпиля. Плетения, полученные от директората Золотого мира, а также их помощь при создании заклинаний-печатей оказались тем недостающим кирпичиком, что мешал Императору закончить.

Теперь оставалось сделать последний шаг. Он повернулся к Уриилу.

— Брат, насколько хорошо ты сейчас чувствуешь Гавриила?

— Не так хорошо, как хотелось бы, — ответил тот. — Как я уже говорил, он совершенно точно где-то в Фиолетовом мире, как я понимаю, но вот конкретное место ощутить у меня пока не получается… Мне всё ещё не хватает сил.

— Думаю, нет смысла мучать себя дальше. Тем более что у нас на это уже нет времени. Отправишься в Фиолетовый мир с моими людьми. Не смотри на меня так, я понимаю, что сейчас ты слаб, но я должен остаться здесь и контролировать пирамиду, скоро она начнёт собирать тени и удержать её смогу только я. Пойдёшь с сильнейшими моими людьми. Во что бы то ни стало, мы должны вытащить Гавриила, ты это и сам понимаешь…

В этот момент удар сотряс дворец, заставив с высокого потолка здания сыпаться пыль. Император замер, прислушиваясь к себе. Благодаря, его силе дворцу ничего не угрожало, но сам характер неизвестной силы казался ему странно знакомым.

Подойдя к окну, он выглянул из него, сразу заметив поднимающийся над одним из районов города купол золотистого сияния.

«Тяжёлый заряд Метателя Трибунала?» — удивлённо подумал он, всматриваясь в яростный магический купол, разрастающийся с каждой секундой. — «Откуда здесь оружие элитных отрядов инициативы?»

Император прислушался к своим ощущениям. Это странно. Он ощущал, какое-то смутное беспокойство, и это беспокойство казалось ему странно знакомым.

— Что-то случилось, брат? — за спиной появился Уриил, глядя на разрастающийся купол магической атаки, но, очевидно, не понял, что это такое.

— Нет, — нахмурившись ответил ему тот. — Всё в порядке, просто…

В этот момент он сфокусировался на чём-то лишь только одному ему видимом. Что-то было не так, на хмуром лице Императора появилась тень сильного беспокойства. Кто-то или что-то появилось в городе, и он не понимал, почему из-за этого его естество сковывало отвратительное предчувствие. Дворец вновь содрогнулся от удара, на этот раз нанесённого Скульптором Реальности. Сейчас Михаил, находясь в «слабом» теле Императора, мог лишь только защищаться, но очень скоро всё измениться, когда пирамида заработает должны образом.

Но всё же, почему ему сейчас было так неспокойно, словно бы он упускал что-то очень важное?

* * *
Глава клана Защитной Чаши с советниками и сильнейшими стражами стоял на аэродроме Белых Драконов, неподалёку от сотен конвертопланов, которые запускали свои двигатели.

— Погодите, вы сказали столица? Там же сейчас ад?! — он повернулся к старшему распорядителю полётов, отвечающих за координацию между старшими кланами.

— И что с того? — отстранённого спросил тот, делая записи ручкой в планшете. — Сейчас везде ад, в столице нашим силам больше всего нужно подкрепление. На месте вас встретит девятый старейшина ему и задавайте вопросы.

Глава Защитной чаши договорился со старейшинами и его приняли под крыло Великого клана драконов, и вот к чему это привело, большая часть его стражей сейчас сражались во всех уголках мира, от былой силы Старшего клана сейчас осталась лишь одно название. Разве он хотел этого для своего клана? Раздражение вырывалось из него вместе с магической силой, первый и второй старейшина за его спиной также не могли сдержать себя от накатывающей ярости. За какие-то несколько суток они потеряли практически всё.

— Вы посылаете моих людей на убой! Я хочу поговорить с первым старейшиной! — рявкнул на распорядителя глава.

Распорядитель замер, ручка остановилась словно бы на полпути. Подняв взгляд на главу и старейшин, он внезапно преобразился, словно бы став выше. Яростная аура мага шестой ступени закрутилась вокруг него.

— Твоих людей? На убой? — спокойно спросил он и в ту же секунду глава почувствовал, как что-то сжимает его горло, захрипев, он рухнул на пол, пытаясь всеми силам вдохнуть воздух. — Вы все отправляетесь в столицу! Это приказ самого Белого Дракона, который, к слову, также участвует в сражении. Стражи Белых Драконов и других Великих кланов гибнут каждую минуту, а вы тут трясётесь, над своей жизнью. Если Император победит, кланов больше не будет, даже таким тупым людям, как вы это уже должно быть понятно. Вам всё ясно… глава.

Последнее слово распорядителя было сказано с явной издёвкой.

— Да, понятно, — прохрипел тот, пытаясь отдышаться.

— Вот и замечательно, а теперь экипируйтесь и садитесь на конвертопланы. Скоро вам предстоит поездка в ад, — распорядитель уже не смотрел на валяющегося у его ног главу Защитной Чаши и советников, пытающихся помочь ему.

* * *
Я прислушался к своим ощущениям. Ничего вроде бы не болело. Комплекс поддержки сделал своё дело, защитив и оградив. Да и заряды Метателя комплекса оказались невероятно действенным средством. После моего эффектного «полёта» через дыру в двери и появления в главном холле гильдии прошло не больше минуты, но я уже успел разрушить большую часть мебели здесь.

— Насколько там всё плохо? — спросил я у тигра, кивнув в сторону дыры и поднимаясь на ноги. Вокруг меня валялась переломанная мебель, большую часть которой разнёс я сам, вваливаясь в зал гильдии на полной скорости.

— Ну, ты выжег почти целый квартал этой штукой, — хмыкнул в ответ тот. — Там даже изнанка оказалась выжжена, удар пришёлся почти по всем верхним слоям, мне удалось спрятаться лишь чудом. А так не было бы сейчас меня здесь.

«Снаряд Метателя задевающий не только реальный мир, но и все верхние слои изнанки?» — я мысленно повторил за тигром. — «Получается этой штукой можно убить даже сильнейших тварей из Чёрного мира?»

«С некоторой долей вероятности, или серьёзно ранить, Носитель», — подтвердил мои мысли Седьмой. — «Данный заряд не является универсальным средством подавления сущностей изнанки. Те же представители Когорты способны выдержать удары куда не одного и даже не двух подобных снарядов».

Пока слушал конструкт, аккуратно выглянул в проделанную кем-то прямо в бетонной плите, закрывающей вход, дыру. Золотое магическое пламя начинало понемногу опадать, но его жар всё ещё опалял, по крайней мере, об этом меня предупредили тут же взвывшие сигналы системы поддержки брони. Кстати, о ней, восстановление повреждений руки уже практически завершилось, я мог ей нормально пользоваться и даже использовать локтевой клинок, а вот с Метателем пришлось попрощаться. Седьмой сказал, что повреждения слишком серьёзны, чтобы починить его в полевых условиях. Жаль, но тут уж ничего не поделать. Хорошо хоть заряды к нему не пострадали и у меня ещё оставался один выстрел «особо сильного заряда».

— Это здание защищено очень сильным магическим барьером, — возле меня появился Белый Тигр. — Даже это магическое пламя не пропускает и умудряется выдерживать настоящий шквал ударов.

— Да, и, надеюсь, оно также хорошо держит ментальные атаки, — кивнул я. — Где-то здесь находится Алиса, как у тебя с чутьём? Сможешь понять, где она?

— Нет, кроме того, что она совершенно точно где-то поблизости, я не могу сказать пока ничего более определённого. Дай мне немного времени.

— Нет проблем, — я направился в сторону двери, ведущей во внутренние помещения Гильдии. — Просто обыщем здесь всё. Итак, если бы мы прятались от идущий боёв на улице здесь, куда бы пошли первым делом?

— В убежище? — тут же предположил тигр. — Это было бы самое логичное.

— Верно, потому проверим его первым делом.

Вот только быстро сделать всё у нас не получилось. Прежде всего выяснилось, что я в комплексе поддержки боевой брони просто не прохожу в большинство дверей. Конечно, можно было бы просто разрушать косяки и двери, расширяя проходы, но зачем эти лишние трудности и трата времени? Да и шума это делало слишком уж много.

Поэтому я принял решение снять систему поддержки в одном из соседних с центральным холлом гильдии помещений. Сейчас мне хватало и лёгкой боевой брони, да и Одинокий, находясь в изолированном контейнере, был сильно расстроен фактом своего вынужденного безделья. Саму систему никто, кроме меня, всё равно использовать бы не смог, она защищала себя сама, поэтому в её сохранности я был уверен.

Извлекать из ножен Одинокого я посчитал лишним, просто взял его за ножны и двинулся по длинным коридорам здания Гильдии, которое оказалось куда больше всех тех, что я встречал раньше.

— Конечно, больше, — ворчливым тоном сказал Тигр. — Это головной офис Гильдии. Он в несколько раз больше любого отделения. Пошли уже.

Мы заглядывали в некоторые пустующие помещения по дороге до убежища, когда Иш`кафэль что-то чувствовал, но ничего кроме тьмы и тишины там не находили. Тигр говорил, что это отзвуки изнанки и теней в ней, давали какие-то фантомные иллюзии, из-за чего он перестал нормально ощущать окружение. А позже уже Седьмой огорошил меня новостью, что вновь потерял контакт со Связью Единства. Наш мир и, похоже, всё Соцветие стремительно разрушалось в резонансе.

— Так, судя по всему, мы здесь не первые, — я остановился перед дверью, за которой должен был находиться лестничный спуск к убежищу под зданием Гильдии, вот только основательная дверь была снесена кем-то с петель и валялась на лестничной площадке покорёженной грудой.

— Это Алиса, — сказал тигр, осматривая дверь. — Тут использовали мощь стихийного божества.

— Значит, мы на верном пути, — кивнул я. — Спускаемся.

Стоило мне шагнуть в темноту лестницы, как боевая броня мгновенно переключилась в режим ночного видения, подсвечивая цели, находящиеся в поле внимания. Это не так удобно, как в той же системе поддержки, но тоже неплохо. Особенно на фоне тех разработок, которыми располагал мой родной мир.

Спускаться пришлось довольно глубоко. То и дело здание сотрясалось от ударов, но без каких-либо проблем выдерживало. Судя по всему, моё недавнее использование сильнейшего заряда Метателя лишь на небольшое время остановило бои в этом районе. Что же касается неизвестного ментального воздействия, захлестнувшего эту часть столицы, то у меня было впечатленье, что оно даже усилилось. Перейдя на уровень выше. Но из-за того, что я с каждым лестничным пролётом спускался всё ниже, понять это становилось всё сложнее. Здание Гильдии было хорошо защищено.

— А вот и вход в убежище, — сказал Белый Тигр, когда мы, наконец, оказались перед массивной раздвижной дверью. — Смотри, Ян.

Дверь оказалась вскрыта всё тем же пламенем. Точно какой-то невероятно мощной горелкой части одной из створок было спилена и валялась неподалёку. По самым грубым прикидкам тут было больше метра магически укреплённой стали. Сломать такое мог далеко не каждый. Я, если честно, даже сильно сомневался, что сам смогу это сделать. Но раз часть двери вскрыта то…

Я обратился к своей магической силе использовав «ощущение земли», здесь под землёй эта способность должна была работать куда лучше, чем в здании гильдии на поверхности. И действительно я сразу же почувствовал множество людей, находящихся сейчас внутри убежища. Персонал здания, не эвакуированный вместе с наёмниками во дворец Императора, очевидно, решил укрыться здесь, вот только… почему я отчётливо ощущаю ауру смерти?

Одинокий с лёгким шелестом вышел из ножен.

— Иш`кафэль, — сказал я тигру, но тот уже и без слов всё понял, нырнув в вырезанный в дверях проход. — Ну, прямо ностальгия…

Сразу вспомнилось, как мы с Белым Тигром прочёсывали подобные руины Алого мира в поисках безделушек умершей цивилизации. Да уж, такая себе ностальгия.

Внутренние помещения убежища практически ничем не отличались от того, что я видел наверху. По крайней мере, вначале, шли исключительно залы практик и совещаний, а также рабочие офисы. Но стоило чуть углубиться, как всё поменялось. Почти весь персонал, судя по «ощущению земли» собрался в каком-то большом помещении. Столовая или актовый зал?

— Ян, эти люди что-то с ними не так, — возле меня появился тигр. — Они просто стоят на месте и смотрят в одну точку. Не двигаются, не говорят.

«Это признак сильного ментального удара, Носитель», — тут же подал голос Седьмой. — «Думаю, они подчинены неизвестным разумом».

«Значит здание гильдии не так уж хорошо защищает от ментальных атак, проклятье», — не удержался и мысленно выругался.

Приостановив шаг я прислушивался к «ощущению земли», кое-кто из людей всё-таки двигался. И судя по тому, что я чувствовал, эта группа людей сейчас находилась в другой части убежища. Возможно, это Алиса с Юлей?

* * *
Всем доброго времени суток.

Прежде всего в очередной раз хочу поблагодорить вас всех за то, что продолжаете читать «Седьмого»! Ваша поддержка очень важна для меня. Спасибо!

Сегодня я стартую с новой серией (которая должна будет прийти на смену заканчивающемуся «Небесному шагу») и я хотел бы порекомендовать вам её к прочтению, особенно потому, что она во многом похожа на Седьмого — https://author.today/work/194559

Первая книга новой серии написана мной практически полностью и сейчас выкладывается по мере редактуры (где-то глава в день). График прод «Седьмого» и «Небесного шага» при этом не меняется.

Я буду очень рад если вы загляните в новую книгу и оцените её.

Всем мир!

Глава 32. Встречи и опасения

Коридоры подземного убежища казались мне одинаковыми и, если бы не присутствие Белого Тигра и «ощущение земли» помогающие ориентироваться в них, я бы уже давно потерялся.

«Да уж, без маяка Тесея здесь делать нечего» — мелькнула у меня непрошенная мысль, когда я проходил очередной типовой коридор с типовыми помещениями.

Само по себе убежище штаб-квартиры гильдии Наёмников занимало не так много места, ей было далеко даже до той же Связи Единства, но из-за нескольких этажей и запутанности переходов ориентироваться здесь было куда сложнее.

Уже несколько минут я продвигался по убежищу, но не встретил ни одной живой души, большая часть помещений пустовало. Почти весь персонал неподвижными куклами застыли в одном из залов убежища. И, как утверждал Белый Тигр, они сейчас ни на что не реагируя, просто смотрели в одну точку.

Я сжал рукоять Одинкого, прислушиваясь к «ощущению земли», люди которых я почувствовал недавно в другой части убежища, должны были устоять перед ментальным ударом, по крайней мере, об этом говорила их активность, они явно что-то делали там. Жал, ь не получилось ощутить, что именно.

Первых «захваченных» мы с тигром обнаружили лишь когда прошли большую часть пути, я специально не стал обходить их стороной, чтобы взглянуть поближе. Правда, для этого пришлось заглянуть в один залов, оказавшийся самым обычным офисом, с сотнями рабочих мест, изолированных деревянными перегородками. Всё, как и говорил Иш`кафэль. Люди стояли неестественно прямо, даже с далёкого расстояния я видел, как они были напряжены. Все смотрели в одну точку, взгляды обращены наверх, и каждый явно находится в состоянии далёком от бодрствования. Это какой-то транс? Или что-то другое?

«Вероятно, они захвачены неизвестным источником ментальной атаки, но находятся в спящем режиме. По какой-то причине управляющее ими существо вывело их из активного состояния», — пояснил Седьмой. — «Вам лучше не приближаться к ним, чтобы не спровоцировать».

Я ещё раз посмотрел на замерших людей. Незавидная участь, очень надеюсь с Алисой, Юлей и Оцелотами всё в порядке и их не задело ментальной волной.

Добраться до места, где, как я чувствовал, находились незахваченные люди, не составило труда, хоть и пришлось потратить на это прилично времени, блуждая по пустым коридорам убежища. Тигр, ушедший сильно вперёд, специально чтобы проверить, кого мы почувствовали, вернулся очень скоро.

— Ян! Это Алиса, — с ходу подтвердил он, появившись возле меня. — Быстрее, у них проблемы.

Повторять второй раз не потребовалось, бросившись вперёд, я вместе с указывающим путь Белым Тигром оказался возле входа в небольшой зал, из которого доносились звуки борьбы. Не раздумывая, я дёрнул дверь на себя, оказываясь внутри помещения.

Алису я увидел сразу, сестра, склонилась над телом Фомы и вместе с Алексеем и Ладиславой сдерживала бьющегося в конвульсиях стрелка. Слава при этом вливала в него тонны целительной энергии, но, похоже, без особого толку. Моё появление никого не удивило, очевидно, тигр успел предупредить обо мне. Ну и помимо этого, ребятам явно было сейчас не до удивлений. Тело Фомы выгибалось дугой, от боли испытываемой им. Подбегая ближе, я успел краем глаза заметить сильно повреждение шлема боевой брони Фомы, по переднему экрану, который в обычное время был прозрачным, пробегала паутина трещин, даже защита Трибунала не выдержала.

«Носитель, судя по внешнему виду, боевая броня Трибунала была повреждена и сейчас неспособна защитить от полного воздействия ментальной атаки», — тут же пояснил Седьмой. — «Похоже, в отличие от разработок кланов и гвардии, Трибуналу хоть и не полностью, но удалось оградить людей от ментальных атак. Хотя у меня были на этот счёт сомнения. Теперь понятно, что даже в лёгкой комплектации присутствует достаточная защита. Предполагаю, из-за полученного удара она вышла из строя и это дало возможность неизвестному существу атаковать разум Фомы».

«Что мы можем сделать?» — спросил я конструкта, подбегая к бьющемуся в конвульсиях стрелку и пытающихся его удержать Оцелотах.

«Попробовать изолировать его разум от ментального воздействия, Носитель. Я могу попробовать использовать некоторые приёмы и заклинания из Золотой школы, но успех будет не гарантирован, к тому же это всё равно будет лишь временным решением».

«Попробуем, выбора у нас всё равно нет. Что нужно делать?»

«Следуйте моим инструкциям, Носитель», — в голове яркой вспышкой появилось понимание и плетение необычного заклинания, которое представляло собой какой-то необычный сплав Золотой школы и знаний Создателей.

— Помогите мне, — быстро сказал я, и принялся снимать с Фомы повреждённый шлем.

— Но… — начала было возражать Слава, но столкнувшись со мной взглядом, кивнула и принялась помогать.

Нам быстро удалось снять защитный шлем боевой брони Трибунала с Фомы. Подняв руку, я сконцентрировал в ней магическую силу, преобразуя её в плетение, которое было передано мне Седьмым. Провернуть это оказалось непросто, даже с полным пониманием того, что нужно было делать магическая сила отказывалась подчиняться мне, приходилось силой закручивать её в нужном направлении и делать это быстро, пока не распались связи. Из-за того, что это плетение я ещё ни разу не использовал, приходилось в буквальном смысле продираться на ходу разбираясь в некоторых решениях и импровизируя в тех местах, где помощь Седьмого уже не помогало. Но у меня получилось. Мгновение и вот уже рука наполнилась целительной силой магии. Не раздумывая, кладу её на голову Фому и активирую созданное заклинание. Плетение срабатывает мгновенно, тело стрелка в очередной раз выгибается дугой, а зубы скрипят так, что даже я это слышу, и вот уже он затихает, забывшись тяжёлым сном.

— Ха-а-а, — тяжело выдыхаю, отходя в сторону от прекратившего сопротивляться Фомы, и, наконец, поднимаю взгляд на всех. — Привет.

— Ян! — Слава, стоящая ближе всех, бросается мне в объятия. — Мы уже думали, что с тобой что-то случилось. Тебя и Кости не было, а мы оказались прямо посреди настоящего ада.

От переизбытка нахлынувших чувств девушка совершенно неожиданно для меня расплакалась, последние часы её явно сильно подкосили, к тому же, даже находясь в боевой броне Трибунала, ментальное воздействие всё равно ощущалось. Я несколько секунд стоял столбом, но чуть придя в себя, обнял Славу, успокаивая. Одновременно с этим поймал взгляд Алисы.

— Всё в порядке? Как вы? — спросил я у сестры и стоящего возле неё Алексея.

Последний выглядел плохо, на его лице пролегла тень, а в глазах я видел недосып, явный признак того, что наш маг опять столкнулся с какой-то проблемой на изнанке.

— Бывало и лучше, — не стала отрицать Алиса, у неё на плече появился огненный котёнок, взглянув на меня любопытным взглядом. — Сюда добрались без проблем, а потом накрыло какой-то силой, выкручивающей мозги. Поначалу мы этого даже не заметили, а потом Фоме стало становиться всё хуже, как и местным, пришлось даже перебираться от них подальше.

— А где Юлия? — спросил я, стараясь при этом успокоить вырывающееся из груди сердце.

— С ней всё в порядке, — Алиса махнула куда-то в дальнюю часть зала, где было оборудовано что-то вроде закрытого спального места. — Но всё ещё без сознания, хотя Ладислава говорит, что состояние стабильное.

И точно в подтверждение её слов я заметил появившееся фамильное божество Юли, молниевую обезьянку, которая с любопытством смотрела на нас.

— Ты Костю не видел? — между тем спросил меня Алексей. — Мы вышли без тебя и без него.

— Нет, я оказался в одном из городов северного континента. Один. Выкинуло прямо посреди сражения гвардии и кланов. Снаружи сейчас настолько жарко, что лучше не высовываться.

— Не получится, нужно выбираться из-под поля ментального воздействия, Ян, — сказала Слава, сейчас она отошла от меня и, склонившись над Фомой продолжила вливать в него поток целительной энергии. — Не думаю, что у нас получится долгое время продержаться здесь. Поле, такое ощущение, с каждой минутой становится всё сильнее, и я уже плохо соображаю от головной боли. А про Алексея я и вовсе молчу.

— Я могу помочь, судя по тому, что Фоме стало лучше, это действенный способ, — кивнул в сторону замершего стрелка. — Мой способ, конечно, не решит проблемы, но…

— Для этого надо снять шлем, — ответила мне Слава, криво улыбнувшись. — Слишком опасно.

— Ты сможешь открыть проход в Связь Единства, Ян? — спросила Алиса, когда я отошёл от Фомы и Славы, чтобы переговорить с сестрой.

— Пока не могу, — развёл я руками. — Предположительно там опять случилась какая-то авария. Из-за прошлой Связь недосчиталась нескольких Якорей и начались перебои с питанием. Всё очень плохо, не думаю, что наше убежище просуществует долго.

«Как бы мне ни было жаль, но Связь стремительно разрушается вместе со всем Соцветием…» — мелькнула в голове мысль, я уже слишком привык к тому, что у меня было место, где я бы мог спрятаться от большинства проблем.

Поговорив с сестрой, я направился к месту, где лежала Юлия. Девушка спала на самой простой лежанке, наспех сделанной из подручных средств, и внешне выглядела совершенно нормально. Здоровый цвет лица, ровное дыхание и спокойный вид давал впечатление, что девушка просто решила ненадолго прилечь отдохнуть. Вот только этот сон уже длился непозволительно долго. Молниевая обезьянка, сидящая возле Юлии, узнала меня, судя по тому, что спокойно отреагировала на приближение к своему партнёру.

Я присел возле девушки, пытаясь с помощью магии и «ощущения земли» обследовать тело Юли. Без особых результатов. Ничего плохого мне обнаружить не удалось, по всему впечатлением это был просто здоровый и глубокий сон. Седьмой также ничего определённого сказать не смог, заметив лишь, что вероятно всё должно решиться само собой. Мне просто нужно было дать телу девушки окончательно восстановиться.

В какой-то момент, когда я сидел возле Юлии, изучая её, вдруг почувствовал что-то необычное. Восприятие мазнуло гадкое ощущение присутствия поблизости сущности изнанки. Я поднял голову, отвлекаясь и осматриваясь вокруг. Что-то действительно было не так.

«Седьмой, что это за ощущение?» — спросил я, сам затрудняясь разобраться в этом.

«Очень похоже, что рядом появилось несколько теней, Носитель», — ответил тот.

Тени — это остаточные воплощения личности людей, души. Если говорить проще, они всегда находились рядом с нами, уходя за грань изнанки тогда, когда им этого самим хотелось. Но сейчас я ощущал, что-то другое, несомненно, очень похожее, но другое.

Поднявшись и отойдя от лежащей Юлии, я прошёлся по залу осматриваясь. Здесь находилось множество столов и разного рода законсервированное офисное оборудование, которые Оцелоты убрали к стенам, чтобы оно не мешались.

Одинокий вдруг дёрнулся в руке. Краем глаза заметил движение среди столов. Когда сосредоточил внимание на этом движении ничего не увидел, словно его и не было. Но я точно уверен, что видел что-то или кого-то. Похоже, Седьмой прав. Больше всего это походило на Тень. И она здесь была не одна. Глаз постоянно ловил какие-то быстрые перемещения, но стоило лишь на них сфокусироваться, как всё пропадало.

Мне в голову сразу же пришла нехорошая мысль… вспомнился один из Хорьков, управляющий тенями. Ощущения от его способностей были примерно такими же. Не знаю, что с ним произошло тогда, но не удивлюсь, что в этой войне он мог вылезти на любой стороне.

Одинокий, похоже, был со мной согласен. С каждой секундой я всё отчётливее ощущал его безумное желание жажды. Главное предназначение духовного клинка — это сражение с тварями изнанки и сейчас он, похоже, даже лучше меня чувствовал их близость. Рукоять меча дёргалась от нетерпения, посылая вокруг себя угрожающую ауру.

И уже через секунду я увидел. Одну из стремительных теней промелькнувшей по самому краю зала, на пределе видимости. Тень-наблюдатель. Я дёрнулся, пытаясь успеть за ней, но тварь оказалась слишком далеко, даже с моей скоростью добраться до неё было невозможно.

«Вы правы, Носитель. С высокой вероятностью этой тенью кто-то управляет», — согласился со мной Седьмой.

«А значит, скоро здесь будут гости», — согласился я с ним.

«Совсем необязательно, Носитель. Это всего лишь разведчик, далеко не факт, что такой маленькой группой заинтересуется тот, кто управляет тенью».

«Не думаю, что в такой ситуации риск оправдан. Как ни крути, а нам нужно уходить из убежища и гильдии. Если Слава права, мы в любом случае не сможем здесь находиться из-за усиливающегося ментального давления. Даже у меня уже от него раскалывается голова», — ответил я, вспомни ещё и про комплекс поддержки брони, который мог сильно помочь если мы собирались уходить из города.

«Мы можем попробовать дождаться открытия прохода в Связь Единства. Но это не выглядит надёжным планом», — добавил Седьмой.

«Куда ни кинь — всюду клин», — процитировал я. — «Но из всех вариантов, в моём случае мы не полагаемся лишь только на одну удачу».

«Согласен, Носитель».

Стараясь выглядеть обычно, я направился к Алисе, которая о чём-то сейчас разговаривала с Алексеем. Похоже, маг пытался объяснить, откуда черпал собственные силы, но сталкивался с непониманием девушки.

— Алиса, нам нужно уходить, и немедленно. Понимаю, что вы добирались сюда долго, и место выглядит надёжным, но, как по мне, оно слишком уж легко может стать ловушкой для нас.

И словно в подтверждении моих слов где-то над нашими головами раздался грохот взрыва.

Глава 33. Одни мы над миром

Уриил перешагнул через груду человеческих костей, разбросанных вокруг колоссальной башни, уходящей ввысь. Он не обратил на это никакого внимания, как не обратил внимания на то, что сейчас за ним и отрядом, который сопровождал его, пристально следили. Боги Фиолетового мира оказались не готовы к тому, что к ним «в гости» нагрянет отряда из нескольких полноценных Опор возглавляемым существом, которое они не могли понять.

— Стоп! — скомандовал Уриил, замерев на месте и прислушиваясь к собственным ощущениям. Он чувствовал Гавриила поблизости, но никак не мог понять, где конкретно.

В этот момент башня, возле которой находился отряд, содрогнулась от невероятной силы. Опоры Мира, находящиеся около Уриила, отреагировали мгновенно. Над группой появился полупрозрачный магический купол, принявший на себя удар Фиолетового бога, а уже через секунду сразу десяток стремительных вспышек вспыхнули на башне. Последняя содрогнулась от яростного давления, сила проклятого бога была велика, но даже ему пришлось непросто, когда сразу несколько Опор Мира ударили одновременно.

Уриил же не обращал на происходящее никакого внимания. Склонившись к земле, он обратился к своему внутреннему миру, пытаясь вычислить местоположение брата. Когда-то лишь им троим удалось попасть в соцветие миров и именно на Гаврииле стояла задача постройки «пути». Без него ни Уриил, ни Михаил не смогли закончить начатое. Особенно когда выяснилось, что Сиятельный сумел обойти запрет и каким-то невероятным образом проникнуть в соцветие вслед за ними.

«Нужно найти брата как можно быстрее», — эта мысль продолжал биться в его голове.

Он всё ещё с трудом отходил от тысячелетнего заточения и предшествующее этому предательства Трибунала, но уже сумел вернуть себе достаточно силы, чтобы не быть полностью зависимым от людей, переданных ему братом в качестве защиты.

Яркая вспышка появилась перед внутренним взором Уриила. Он обнаружил то, что так долго искал. Поднявшись на ноги и не обращая внимания на то, что его сопровождающие сейчас были заняты сражением с Проклятым богом, Уриил быстро двинулся к одному ему видимой цели. Его мало волновало, то что происходит вокруг. Он ощутил брата и двигался к цели.

— Следуем за господином! — крик командующего группой прервал разгорающееся сражение, сотрясающее башню и её окрестности. Люди не высказали никакого недовольство, что их цель не стала дожидаться решения ситуации и начала двигаться. Поддерживая магический купол над Уриилом групп Опор гвардии, двинулась за ним, сосредоточившись лишь на защите и редких контратаках по Башне.

* * *
В это же время Император продолжал наблюдать за стремительно погибающим городом. Он потратил на развитие столицы и всей Империи не одну сотню лет, но никакого сожаления от происходящего сейчас не испытывал. То, что происходило было следствием его недальновидности и множества ошибок в управлении. Такое случается, когда даёшь слишком много воли своему «человеческому» я. А он предпочитал по большей части спать…

В этот момент его вновь привлекло странное ощущение, которое он начал чувствовать с недавнего времени. Что-то неуловимо знакомое, но «поймать» мысль он никак не мог.

В этот момент сокрушительный удар в одном из районов столицы поднял ввысь облака пыли вперемежку с огненными всполохами. Император подозрительно прищурился, этот удар был нанесён Скульптором реальности. И судя по направлению удара он пришёлся прямо по зданию гильдии наёмников. Во только зачем? Император лично распорядился привести всех членов гильдии во дворец и сейчас они сражались плечом к плечу с его гвардией. Почему Скульптор решил ударить по этому месту?

«Что-то не так», — ощущение скребущего чувства тревоги охватило Императора, разум Михаила внутри него говорил, что происходило что-то, чего он не смог предугадать.

Император не мог покидать свой дворец… по крайней мере, уходить от него на большое расстояние, но сейчас предчувствие буквально кричало о том, что он обязан находиться там. Даже если это будет означать прямое столкновение с одним или несколькими Скульпторами. И если сам Император никогда бы так не сделал, то почти всегда спящий внутри него Михаил не сомневался ни секунды.

Движением руки он активировал пирамиду силы, созданную недавно, и открыл перед собой портал-переход ведущий прямо к гильдии. Он должен разобраться. А пирамида будет его страховкой на случай чего-то непредвиденного.

* * *
Раздавшийся взрыв прокатился по убежищу, выводя из сна всех захваченных ментальным воздействием людей. Я почувствовал своим восприятием, как они, очнувшись, начали двигаться, направляясь к выходу из убежища. Что привлекло их внимание не знаю, но всё происходящее мне сильно не нравилось.

Спустившись в подземелье под гильдией, мы невольно оказались в ловушке и теперь придётся постараться, чтобы выбраться из неё. Понятное дело, Алиса с Оцелотами действовали исходя из ситуации, и в их положении искать спасение в убежище было самым правильным решением, вот только сейчас это всё оборачивалось против нас.

— Ты прав, зря мы решили сюда прийти, — точно прочитав мои мысли, кивнула сестра, хотя дело наверняка было в этом взрыве. — Но теперь к Юле нам добавился ещё и Фома… и я не уверена, что с двумя ранеными мы сможем уйти далеко.

Непроизвольно кинув взгляд на замершего на полу стрелка, я вздохнул. Сестра права, даже одной Юли сейчас достаточно, чтобы «связать» наше передвижение, а тут ещё и Фома. Но как будто у нас был какой-то другой выход. Придётся положиться на комплекс поддержки брони Трибунала и его возможности.

— Нужно рискнуть, — между тем ответил я сестре. — Оставаться здесь куда хуже. И это, даже не говоря про ментальное поле, которое становиться с каждым часом всё сильнее.

Возле нас появился Белый Тигр, осмотрев внимательно меня с Алисой, он быстро затараторил:

— Я только что проверил изнанку и могу с уверенностью сказать, что надвигается какая-то буря. Ни одной даже самой простой тени на трёх-четырёх слоях, лишь несколько Божественных духов, перепуганных так, что даже говорить не могут. Не знаю, что тут происходит, но вы совершенно точно правы — оставаться здесь нельзя ни при каких условиях.

Не часто увидишь тигра настолько взбудораженного, как это было сейчас. На моё левое плечо посыпалась штукатурка с потолка, а пол под ногами слегка дрогнул, это не было повторение недавнего удара, скорее его эхо или что-то подобное. У меня имелось чёткое впечатление, что здание гильдии выдержало этот удар, но сказать наверняка насколько всё плохо было тяжело. То и дело на самом краю взгляда я видел мелькание теней и, такое ощущение, их становилось всё больше. Нужно подниматься. И немедленно.

Быстро собрав немногочисленные пожитки группы, мы выдвинулись к выходу из убежища. По здравому размышлению мы решили, что Юлию и Фому понесут на себе те, кто меньше всего был способен сражаться. Слава, будучи магом жизни, была мало полезна в прямом столкновении, а Алексей слишком уж давно не спал, чтобы представлять из себя серьёзную опасность кому бы то ни было. Благодаря экзоскелету, встроенному в их боевую броню, эта ноша не была для обоих слишком обременительной, но даже так наше передвижение сильно замедлилось.

Ещё одной проблемой оказались гражданские скрывающиеся в убежище и оказавшиеся под ментальным контролем, несмотря на то что они не представляли никакой угрозы для нас из-за отсутствия навыков и оружия, приходилось всё равно оставаться начеку. Они не считались ни с чем, пытаясь хоть как-то остановить нас и используя любые средства вплоть до нападений из-за угла. Благо для меня не составляло большого труда обнаружить их заранее и обойти стороной. Да и Белый Тигр, шныряющий по коридорам словно молния, помогал ничуть не хуже.

Однако, я хорошо понимал, что на поверхности против нас уже будут сражаться хорошо обученные и экипированные стражи и гвардейцы. А это уже совсем другая история. В прошлый раз, когда я прорывался с боем сюда, мне относительно везло, да и вооружение комплекса поддержки брони оказалось более чем достаточно, чтобы прорыв получился. Сейчас же, когда мы вынуждены нести на себе двух «раненых», использовать тактику прорыва в лоб, очевидно, нельзя.

Наконец, мы добрались до раздвижных дверей, ведущих к лестнице на верхние уровни гильдии. За время с момента, как я проходил здесь недавно, практически ничего не поменялось. Во вратах всё так же зияла огромная дыра, пробитая Алисой и Оцелотами. А вот возле этой дыры ошивалось как минимум десяток гражданских в ожидании, очевидно, нас.

— Алиса, давай без жертв, они находятся под ментальным контролем и ни в чём не виноваты, — сказал я сестре, заметив, как непроизвольно вздрогнула Слава, после произошедшего с её кланом я её хорошо понимал.

— Без проблем, — пожала плечами в ответ сестра, и рванула вперёд, оказавшись возле ближайшего к нам бедолаги. Незамысловатый удар рукой и парень отправляется в беспамятство ещё до того, как понимает, что произошло.

Мне с сестрой хватило лишь пары минут, чтобы справиться с необученными людьми. Будь на их месте стражи или гвардия, так легко мы бы точно не отделались…

К огромному моему счастью, лестничные пролёты и сама лестница за дверью убежища оказалась не повреждена, и мы смогли без проблем начать подъём.

Ещё один яростный магический удар заставил вздрогнуть здание, а нас остановиться и замереть на одной из пролётов, прислушиваясь к какофонии звуков над нами. Несмотря на то что сила хорошо ощущалась, даже на такой глубине штаб-квартира гильдии опять устояла, моё восприятие ясно говорило, что контуры магических щитов, развёрнутых над зданием, продолжали держаться. Стоило снять шляпу перед неизвестными строителями этого места и магами, которые занимались установкой барьеров. Это, без шуток, выдающиеся результаты. Мне на ум почему-то приходили лишь две Опоры Мира гильдии, которые когда-то участвовали в закрытии чёрного портала над городом М.

— Ян! Юля приходит в себя! — голос Славы отвлёк меня от попыток услышать что-то ещё.

Подскочив к Славе, я склонился над Юлей заглядывая ей в лицо, закрытое полупрозрачным забралом шлема боевой брони. Ресницы девушки сильно дрожали, словно бы пытаясь всеми силами открыться, но что-то ей мешало…

— Юля, ты меня слышишь? — я приблизил шлем своей брони к ней, продолжая заглядывать в лицо и отслеживать её реакцию.

«Она находится в сне-яви, Носитель», — вдруг подал голос Седьмой. — «Не знаю как долго, возможно, с момента попадания в её тело проклятья проклятого бога, но теперь, благодаря вашему возросшему потенциалу мне это совершенно точно известно.

Я могу попытаться вытащить её оттуда, но для этого мне потребуется время».

«Последнего у нас как раз и нет», — я быстро обдумал ситуацию и так, и эдак. — «Что насчёт Связи Единства?»

«Пока ничего, Носитель, я постоянно пытаюсь пробиться к нему, но без результатов».

Ну нет и нет, придётся пока сосредоточиться на том, что имеется на этот момент.

— Она застряла во сне-яви, — вслух ответил я, отстраняясь от Юлии. — Пока вытащить её не получится, на это надо время. И немало.

— Тогда лучше здесь не задерживаться, — неожиданно заметил обычно молчаливый Алексей. — Духи изнанки замолкли, а им на смену пришли какие-то непонятные твари. Я даже глаза не могу прикрыть, настолько всё плохо. Мне кажется, скоро здесь что-то произойдёт Ян, и та тварь, с которой мы когда-то дрались, покажется по сравнению с этим детской игрушкой.

Я глянул на прислушивающегося к нашему разговору Белому Тигру, он понял меня без слов, уходя на изнанку. Если что действительно не так с ней, то Иш`кафэль сможет разобраться, что конкретно.

— Я с тобой полностью согласен, Алексей, — кивнул между тем я. — Давайте продолжать подъём, чем быстрее доберёмся до моего комплекса поддержке, тем нам будет спокойнее.

Недавно я в общих чертах обрисовал спутникам конструкцию и возможности системы Трибунала, оставленной мной наверху, чтобы хоть немного приободрить их и заодно обрисовать первую цель.

Оставшиеся несколько пролётов мы преодолели на одном дыхании. И странное дело, когда в прошлый раз спускался к убежищу мне показалось, что всё было куда быстрее, хотя тот же Седьмой подтвердил, что количество лестничных пролётов не изменилось. Возможно, фокусы человеческого восприятия, не знаю…

Как я и предполагал, здание гильдии практически не пострадало от взрывов, лишь в нескольких местах сработала магия воды и воздуха, гася вспыхнувшие пожары, зато стоило нам выглянуть через одно из окон-бойницы, как стало очевидно насколько всё плохо. Моё недавнее использование сильнейшего заряда Метателя даже ни в какое сравнение не шло с этим. Такое ощущение, что весь район превратился в выжженную пустыню с остовами многоэтажных зданий, посреди которой стояло одинокое здание гильдии наёмников, окутанное голубоватым сиянием магических печатей и барьеров.

— Ни хрена себе, — ёмко и метко заметила Слава, когда выглянула в соседнее окошко. — Что тут произошло?

Мне нечего было ей ответить. Это было чересчур даже для столкновения Опор Мира. Или тут происходила дуэль сразу несколькими Опорами?

— Алексей прав, Ян, — в этот момент из пустоты вынырнул тигр. — На изнанке сейчас хозяйничают твари из нижних слоёв изнанки и самое отвратительное их кто-то контролирует, готовясь использовать.

— Тогда тем более надо уходить. Двинули.

Добраться до зала, где я оставил комплекс поддержки, оказалось не так просто. Несмотря на то что штаб-квартира пережила удары неизвестных магов, некоторые из её коридоров и помещений оказались обвалены или разрушены, приходилось искать обходные пути. А после, я ещё потратил немного времени на то, чтобы вытащить из повреждённого Метателя особо мощный заряд и перекинуть его в рабочий. Пока копался с этим вместе со Славой, которая вызывалась мне помочь, сестра осторожно выглянула из дыры, проверяя обстановку снаружи и вдруг ошеломлённо спросила:

— А-а если я скажу, что вижу накрытый белой скатертью стол, сервированный и подготовленный к чаепитию, и он сейчас стоит посреди пепла выжженной земли, вы мне поверите?

Я замер, удивлённо смотря в её сторону, то же самое сделали и остальные. Белый Тигр, первый пришедший в себя оказался возле Алисы и удивлённо хмыкнул, явно увидев именно то, что описывал сестра.

— А старика за ним ты, получается, не заметила? — спросил вдруг он. — Он, похоже, приглашает нас всех к столу…

Глава 34. Владыки

Белый Дракон шёл во главе небольшого отряда из сильнейших стражей его клана. По правую от него руку шагала женщина-медиум, которая быстро докладывала ему.

— Всего открылось больше двух сотен порталов. Большая их часть фиолетового и чёрного типа. Города под нашим контролем практически все находятся в бедственном положении, младшие и старшие кланы не справляются с ситуацией. Помимо этого, Великий клан Ткачей оказался практически полностью уничтоженным под ударами двух открывшихся чёрных порталов над их резиденцией.

«Всё пошло в разнос с начала нашей атаки и подключения того старика», — Белый Дракон слушал вполуха, направляясь к установленному на открытой площадке порталу. — «Совпадение ли это? Что-то мне так не кажется. Но перед тем как разбираться с этим, надо закрыть вопрос с Золотыми и Императором».

— Задействуйте резервы, — между тем ответил он женщине, которая завершила свой доклад. — Планировалось, конечно, использовать их в войне, но если не закроем появившиеся дыры, война и вовсе потеряет смысл. Не стесняйтесь использовать и младшие, и старшие кланы. Они также являются защитниками городов, как и мы.

— Да, глава, — кивнула женщина.

Белый Дракон уже не обращал на неё внимания, подходя к порталу и стоящим возле него людям, среди которых можно было заметить и профессора Зиновьева. Его в срочном порядке вызвали сюда сразу после столкновения с представителями Золотых школ. Пускай изначальный план Белого Дракона оказался невыполним — объединённая сила директората оказалась куда выше его ожиданий, он всё равно собирался обернуть недавнее «поражение» себе в плюс. Да, именно поражение, пускай Золотые отступили первыми, глава Великого клана не смог помешать им забрать своего человека. Это он расценивал, как проигрыш и никак иначе. Правда благодаря способностям старика Белый Дракон планировал обернуть своё поражение в уверенную победу.

— Глава, — профессор заметил приближение дракона. — Нам удалось локализовать местонахождение старшего мастера. Дайте нам ещё полчаса, и я смогу открыть тоннель…

— Главное — это клетка, в прошлый раз они ушли от меня слишком легко, — поднял руку Белый Дракон.

— Всё готово, гарантирую, что в течение часа никто, даже самая сильная Опора не сможет открыть проход и уйти от вас, — Зиновьев повернулся, указывая на простое с виду устройство, похожее на кубик со слегка скруглёнными гранями.

— Отлично, раз так, то открывайте проход сразу, как будете готовы, мы подождём.

— Будет сделано, глава!

Белый Глава обернулся к своим людям. В прошлый раз он недооценил директорат и их умение бегать, сейчас всё будет по-другому. На этот раз он возьмёт с собой полноценный отряд сильнейших Опор, и это не считая старика, который сейчас находился у Золотых. То, что он жив и здоров, у дракона не было никаких сомнений, этот человек настоящий монстр, если говорить о выносливости и живучести.

* * *
Я переключил внимание на Белого Тигра. Слова Алисы уже вызывали молчаливое недоумение, а то, что говорил Иш`кафэль и вовсе выглядело как бред сумасшедшего.

— И незачем на меня так смотреть, если не веришь глянь сам, — кивнул тигр в сторону выхода.

Со щелчком приладил к Метателю один из зарядов с пометкой «опасно», я двинулся к выходу. Комплекс поддержки одновременно с этим запускался, выводя строчки лога на самом краю моего взгляда, чтобы не мешать. К сожалению, за время своего бездействия комплекс так и не восстановил второй Метатель, о чём сразу и предупредил.

Проверив нормально ли выдвигаются локтевые клинки, я осторожно заглянул в дыру, проделанную когда-то Оцелотами, чтобы проникнуть внутрь гильдии и… первое, что увидел, действительно оказался большой круглый стол накрытый белой скатертью и стоящий прямо посреди выжженной земли столицы. Контраст между полуразвалившихся кирпичных зданий, чёрной гарью, пепла и столом с белой скатертью оказался настолько силён, что я даже не сразу заметил старика, сидящего за столом. Зато система комплекса его обнаружила сразу. В голове взвыли звуки сирены, чуть не оглушив меня, а фигура старика вдруг окрасилась алым, выделяя его на фоне серых обожжённых и развалившихся стен зданий.

В левом верхнем углу визора комплекса появился мигающий значок неизвестного мне назначения, похожие на ладонь с растопыренными пальцами и глазом посередине.

«Носитель, перед вами Скульптор Реальности», — тут же ответил Седьмой. — «Напоминаю, что любой контакт со Скульптором без поддержки со стороны Якорей Реальности крайне опасен и нежелателен».

«Как будто у нас есть выбор», — ответил я конструкт, замечая, как старик поднял руку и сделал характерный жест, подзывая к себе. — «Он же может одной мыслью размазать нас по земле, а мы даже спрятаться в Связи Единства не можем».

«Восстановить контакт со Связью мне всё ещё не удалось, Носитель», — подтвердил мой последний тезис Седьмой. — «Однако, даже если восстановить контакт удастся, я не уверен, что при таком близком контакте со Скульптором у меня получится открыть его».

«Спасибо за предупреждение. Будем надеяться, что нам не понадобится проверять твоё предположение на практике».

— Я пойду, — тем временем обратился ко всем.

— !?!?! — закономерная реакция группы и, прежде чем кто-то попытался возразить, я уже поднял руку.

— Это непростой старик. При любом раскладе нам его не обойти, а сражаться с ним самоубийство. Сейчас просто следует понять, что ему от нас нужно. Захоти он нас убить, сделал бы уже давно. Алиса, ты за старшую, если я подниму левую руку — это будет означать, что опасности нет и вы можете приблизиться. А если будет поднята правая рука… пробуйте уйти через чёрный выход здания, я попытаюсь прикрыть вас хотя бы на несколько минут.

«Это даже звучит нереально», — мелькнула у меня мысль, но вслух я говорить, конечно, ничего не стал. Вместо этого, встряхнувшись, двинулся вперёд. Внутри комплекса поддержки боевой брони я ощущал какую-то уверенность и лёгкость. Не уверен, что это правильно, но ощущения эти в любом случае сейчас мне больше помогали, чем мешали.

Спокойно вдыхая фильтруемый боевой бронёй воздух, я уверенно шёл к старику, сидящему за столиком. Благодаря оптике комплекса я хорошо видел лицо этого человека, серьёзное и сосредоточенное. Я бы не мог назвать его внешне угрожающим, но от одного взгляда на фигуру старика у меня внутри всё почему-то переворачивалось.

«Это существо может убить тебя одной лишь мыслью, парень», — вдруг в голове появился голос Утренней Звезды.

Лёгок на помине. Его появления всегда вызывали у меня небольшую головную боль, так как в иное время его просто не дозовешься.

«Ты бы поменьше отвлекался на пустые мысли, парень. На этот раз ты собственными силами точно не справишься, если этот дед попытается убить тебя, он это сделает, не пошевелив и пальцем. Более того, с твоей нынешней силой, даже если вмешаюсь я, твоя победа будет не гарантирована».

«И что ты предлагаешь?»

«Ударить первыми», — тут же предлагает Звезда. — «Сейчас ты даёшь мне контроль над своим телом, и я решаю вопрос, нападая на старика. Шанс не стопроцентный, но высокий».

Я мысленно хмыкнул, приближаясь всё ближе к столу. Звезда не так просто это всё затеял, наверняка это будет мне стоить.

«Сутки», — тут же подтвердив мои мысли, ответил тот.

«Нет, пока твоя помощь не нужна», — отрезал я, останавливаясь напротив столика.

— Присаживайся, — старик выразительно посмотрел на меня и лёгким движением руки указал на один из стульев напротив.

От неожиданности я даже замешкался, всё-таки снимать комплекс поддержки — это та ещё морока. Но стоило мне об этом подумать, как я уже неожиданно оказался за столом. Без комплекса и боевой брони, которые так и остались стоять на том месте, где я был совсем недавно. Хотя… приглядевшись, я неожиданно понял, что сейчас находился одновременно в двух местах. За столом, без боевой брони лишь в лёгком комбезе Трибунала и одновременно внутри комплекса поддержки боевой брони. Что за херня тут происходит?

«Носитель, это иллюзия. Сохраняйте спокойствие. При нужде я смогу вывести вас из неё», — слова магического конструкта немного успокоили.

— Чай или кофе? — участливо спросил старик, хотя в его взгляде я не увидел ничего кроме стального блеска.

— Без особой разницы.

— Значит, чай, — миг и вот уже передо мной появилась чашка, наполненная тёмным ароматным напитком, от которого поднимался пар, старик же между тем продолжил. — Подождём к нашему чаепитию ещё одного гостя.

О каком госте говорил старик, мне стало понятно, когда перед столиком вдруг появился разрыв изнанки, из которой, словно прогуливаясь, шагнул высокий мужчина. И вот так номер, я хорошо знал его. Не лично, но видел часто на тех же бумажных кредитах. Его Императорское Величество собственной персоной. Секунду он смотрел на нас, словно бы раздумывая о чём-то, после чего, словно бы так и было задумано, проследовал до свободного стула и уселся на него, уставившись на старика.

— Чай или кофе? — даже интонации у старика не поменялись, когда он задал Императору тот же вопрос, который задавал мне буквально пару мгновений назад.

— Чай, — не задумываясь ответил ему мужчина и, сложив руки перед собой, принялся ждать.

В этот момент я ощутил внутри себя шевеление Утренней Звезды. Именно так, до этого такого никогда не происходило, но что-то взбудоражило моего «гостя», из-за чего я почувствовал… даже не знаю, как это выразить, почувствовал движение у себя в груди. И тут же взгляд Императора переместился со Старика на меня, глаза при этом у мужчины оказались залиты ярчайшим светом, отчего я даже невольно вздрогнул, настолько это оказалось неожиданно.

«Михаил», — едва слышный отголосок мысли Утренней Звезды мелькнул в голове. — «Дай мне поговорить с ним…».

— А ты хорошо научился прятаться, брат, — вдруг обратился ко мне Император.

«Брат?» — додумать я не успел, так как мужчину прервал старик, обратив на себя наше внимание.

— Думаю, родственные разборки мы можем оставить на потому, не так ли? — бросил он, при этом в его голосе явственно ощущалось раздражение.

— Ты не настолько силён, чтобы указывать мне, когда и что говорить, — и вновь взгляд Императора переместился с меня, на старика.

— И это говорит правитель великой Империи, запертый в собственном дворце под защитой тысяч печатей и не способный высунуть головы из собственной столицы, да? — усмешка появилась на лице старика, и это впервые за всё время, как я его увидел было явное проявление его эмоций. — А вот этого делать не нужно. Вы приняли правила игры, сев за стол Император. Не зачем нарушать собственное слово, не думаете?

— Говори, пока у меня ещё остаётся терпение, старик, — ответил ему Император.

В этот момент наш стол, и все сидящие за ним неожиданно оказались посреди космической пустоты. Где-то по правую от меня руку я увидел синюю планету, которая, судя по очертанию материков, была нашим миром. При этом стол всё так же хорошо освещался, я видел в мельчайших подробностях лицо Императора и старика. Последний же неспешно потянулся за своей чашкой с чаем и сделал глоток из неё, явно наслаждаясь вкусом напитка.

— Ваше появление в соцветии миров стало начало конца, — вдруг сказал он, смотря прямо в глаза Императора. — Многие мои… товарищи, погибли из-за вашего вмешательства в конфликт.

От меня не укрылась заминка, с которой вспомнил других Скульпторов, старик. Между тем, тот продолжал говорить, обращаясь к Императору.

— Представили всё так, как будто вы спасители, снизошедшие к людям. Дали Трибуналу силу и технологии. И чуть не обхитрили. Это даже иронично, что Инициатива, созданная для противодействия Скульпторам, оказалась практически порабощена сущностями в сотни раз опаснее. Не смотрите на меня так ваше Императорское величество. Сейчас из-за этого тела вы неспособны быстро победить меня, а с учётом того, что рядом находится Сиятельный, не думаю, что захотите этого делать. Ведь так, господин Утренняя Звезда? — старик повернулся ко мне, вопросительно взглянув в глаза.

И вновь шевеление Звезды в моём духовном сосуде, где-то в области груди. Очевидно, он был согласен со стариком.

— Ладно, давайте уже перейдём к делу, — кивнул старик, ощутив, как Император успокаивает свою силу и возвращает себе невозмутимость. Очевидно, взвесив всё, правитель решил вначале услышать, что скажет Скульптор, у уже дальше решать, имеет ли смысл ввязываться в драку.

— Ваше Императорское Величество, я знаю, что у вас есть несколько камней основания Шпиля. Я предлагаю сделку. Вы отдаёте мне камни, взамен же я помогаю вам вернуться в план Непроницаемых. Обратно к ткачу времени и судьбы.

— Старик, твоя осведомлённость поражает, но ещё больше поражает наивность… — лицо Императора исказилось, а в глазах вновь заплясал свет. Ещё более яркий, чем раньше.

В этот момент Ян неожиданно понял, что смотрит на происходящее, казалось бы, со стороны. Как старик говорит с Императором. Как последний резко ему что-то отвечает. Они о чём-то спорят, а в облике правителя всё меньше видится человеческое.

«Посмотри на него внимательно Ян», — в моей голове появляется голос Скульптора Реальности. — «Это один из твоих будущих выборов. Один из четырёх возможных. Я сильно сомневаюсь, что ты выберешь сторону Непроницаемых. Но всё равно».

— Зачем вы это всё устроили? Какую цель вы преследуете? — спрашиваю его, но, такое ощущение Скульптор меня даже не слышит.

«Ты должен был уже встретиться с Дэниэлом. Так? Вижу по твоим глазам, что так. Время скручивается странным образом. Ян помни, когда встанешь перед выбором, Дэниэлу нельзя доверять. Шпиль должен быть закончен! Изнанка и реальность должны объединиться, это единственная возможность для соцветия миров выжить».

Глава 35. Нам зверь подчиняется дикий

Круглый стол, накрытый белой скатертью, плыл в бесконечном космическом пространстве. На самом краю сознания я ощущал холод мёртвого космоса. Двое «людей», сидящих сейчас со мной за столом и людьми-то назывались с большой натяжкой. И вот главный вопрос — что я вообще здесь забыл? Слова Скульптора понимания не прибавили, а скорее запутали.

Последний, кстати, сейчас смотрел прямо на меня, ожидая реакции на сказанное недавно. Если эту шараду можно было так назвать, конечно.

— Все эти слова мне непонятны. Какие выборы? Разрушить Шпиль? Уничтожить его? Моих сил не хватает даже на то, чтобы защитить своих близких. — наконец, ответил ему.

Я отчётливо почувствовал насмешку во взгляде Скульптора, несмотря на то что внешне он никак не изменился.

«Сиятельный, что находится внутри тебя, а также магический конструкт алого мира считают иначе. Оглянись на свой путь, чего ты достиг за такое небольшое время? Скажу тебе откровенно, Ян, мне бы очень хотелось сейчас убить тебя. Из-за вмешательства твоего деда и не только, появилась сила, способная влиять на всё Соцветие и планы многих полетели в бездну».

— Так почему не убьёте? — я знал, на что способен Скульптор реальности и не думаю, что у него могут возникнуть с этим проблемы.

В этот момент глубоко внутри я почувствовал презрительное хмыканье. Утренняя Звезда ясно говорил своё отношение и к Скульптору, и к происходящему сейчас здесь. Между тем шёпот старика ответил мне:

«Тому есть несколько причин. Главной, конечно, является Сиятельный, для того чтобы победить, его придётся использовать куда больше сил, чем я готов потратить на это. По крайней мере, сейчас. Что же касается других причин… скажу так, ты с сестрой один из немногих кто способен войти в Шпиль, именно поэтому Даниэл так трясся над вами. Он ведь потратил столько сил, чтобы «создать» вас».

Создать? Я несколько секунд пытался понять, о чём говорит старик.

«Именно «создать», Дэниэл долгое время работал с твоим дедом, несмотря на то что основное его тело застряло в сне-яви серого мира, рядом со Шпилем. Ему хватило сил, чтобы воплотиться в вашем мире и стать доверенным помощником Александра», — продолжил говорить Скульптор. — «Или ты считал, что твой дед сам умудрился найти путь к сердцу Инициативы Трибунал? Он был умён, этого не отнимешь, но имплантировать себе родословную инициативы? Не переоценивай его».

Я не знал, что сказать ему в ответ. Как дед нашёл Связь Единства? Как получил доступ, кем был таинственный помощник, помогавший ему? Всё, что мне было известно о нём, так это то, что он был из Гвардии, и только. Пазл складывался с большим скрипом, всё ещё многого не хватало.

«Помни о том, что я тебе сказал, Ян. Если или когда тебе удастся встать перед выбором… Шпиль должен быть закончен, это единственный путь для Соцветия освободится от оков смерти и непроницаемых. Отправляйся в серый мир и закончи то, что мы начали когда-то».

Реальность вокруг меня стала стремительно выцветать. Император, спорящий со Скульптором на фоне, в один момент отдалились. Напоследок в моей голове вспыхнули слова старика.

«И предупрежу, скорее всего, если мы встретимся, то это уже произойдёт в сером мире Шпиля и там мы уже будем врагами. Можешь считать это предопределённостью, против которой даже мне не пойти. А теперь прощай, мне нужно ещё кое о чём поговорить с его Императорским Величеством».

Моё появление в реальном мире походило на вспышку. Вот я сидел за плавающим в пустоте столом и уже через секунду вынырнул посреди серой выжженной пустоши столицы, неподалёку от штаб-квартиры Гильдии. Причём уже находясь в комплексе поддержки боевой брони. Словно ничего и не было.

В голове вихрем крутились мысли. Я пытался осознать, что же недавно услышал. Принимать на веру то, что сказал Скульптор? Совершенно точно нет, как и то, что говорил мне Дэниэл. Одно я знал точно, всё началось со Шпиля и им же должно было закончиться. Оставалось только разобраться, как это сделать без оглядки на Скульпторов, Звёзд и Дэниэлов. И что-то мне подсказывало, что лишь в самом Шпиле я смогу найти ответы на многие свои вопросы. В этом со мной был согласен и Седьмой. Его прогноз казался неутешительным — уже через несколько недель резонанс выйдет окончательно из-под контроля и обрушиться на Золотой, Фиолетовый и Серебряный миры, сокрушая их и расслаивая реальность на множество отражений. Как это произошло с другими мирами.

Встряхнувшись, я вынырнул из потока своих мыслей и стремительным шагом направился обратно. Как ни крути, а из города нужно было уходить. И быстро. Возвращение Императора было лишь вопросом времени, у меня почему-то были сомнения, что старик и владыка устроят дуэль между собой во время своих «переговоров». Я на это, конечно, надеялся, но совершенно точно не собирался рассчитывать.

Оказавшись возле здания Гильдии, я нырнул внутрь здания через огромную дыру, предварительно послав сигнал Оцелотам и Алисе, что это я.

— Ян, ты в порядке? — тут же ко мне подбежала Ладислава, проверяя с помощью магии моё состояние. — Ты пропал вместе со стариком на несколько минут. Мы уже думали, что тебя схватили.

— В порядке, — коротко ответил ей. — У нас мало времени, надо уходить и побыстрее. Скоро здесь может стать очень жарко.

Я вспомнил взгляд Императора. Он явно хотел задать пару вопросов Утренней Звезде и лишь присутствие сильнейшего Скульптора Реальности возле, не позволило ему это сделать.

Алиса, подошедшая на пару мгновений позже Славы кивнула и подала знак Алексею, который тут же взвалил на себя тело Фомы, начал закреплять специальные застёжки, удерживающие стрелка на его спине. Тем же самым через мгновенье занялась и Слава.

Белый Тигр, находящийся возле сестры, видно тоже хотел что-то спросить у меня, но моя поднятая в предупреждении рука оборвала его на полуслове. «Не здесь и не сейчас» — более чем понятный жест.

Уже больше не обращая внимания на их сборы, я направился на выход, проверяя, не появился ли кто на горизонте и пока нам везло. Тварей из чёрного портала, сил гвардии или стражей на горизонте заметно не было. Зато повсюду сновали тени. И последнее мне сильно не понравилось.

— Я первый, Слава и Алексей за мной. Алиса, ты замыкающая и прикрываешь нас, Иш`кафэль на тебе разведка, всё ясно? — быстро спросил я и, не услышав возражений, зарядил в Метатель один из снарядов средней мощности. Что-то мне подсказывало, что обычные боеприпасы сейчас не лучшие помощники.

Продвигаясь по выжженному городу, я старался держаться полуразрушенных остовов многоэтажек, скрываясь в их тенях. Телеметрия комплекса поддержки на удивление оказалась способна отслеживать многие из теней, появляющиеся у нас на пути благодаря чему мне не нужно было сосредотачивать всё своё восприятие. И судя по постоянно вспыхивающим новым отметкам мелких теней становилось возле нас всё больше. Похоже, мы приближались к источнику их появления и как я бы этого ни хотел, свернуть мы никак не могли. Белый Тигр, появляющийся возле меня, время от времени, говорил о том же самым. Местность впереди буквально кишело тенями. Мелкие тени никогда не нападали на людей, но их я и не опасался, куда опаснее были твари наподобие той, что когда-то пыталась поглотить Алексея. Хищный обитатель изнанки.

Появление Хорька я сумел ощутить каким-то шестым чувством. Не знаю, что это было, возможно, наша связь после преображения в резервуарах Алого мира, но в какой-то момент я вдруг почувствовал чей-то очень знакомый взгляд, направленный откуда-то со стороны нескольких зданий рухнувших друг на друга и создавших что-то похожее на переплетенную железобетонную пирамиду. Само существо, которое раньше было Хорьком, сидела на вершине этой пирамиде и сейчас оно было меньше всего похоже на человека. Двуногое белёсое нечто, вместо рук клубившаяся тьма изнанки, а на лице лишь только один рот с рядами тонких, словно иглы, зубов. Оптические системы комплекса поддержки услужливо приблизили картинку, благодаря чему я смог разглядеть хорька очень хорошо. За спиной белёсого урода мне почудилось движение и точно, спустя мгновение я заметил сразу три хищных чёрных тени.

«Пожиратель теней», — вдруг прокомментировал увиденное Седьмой. — «Очень сильная сущность из нижних слоёв, не подчиняющаяся когорте и даже иногда охотящаяся на неё».

— Иш`кафэль, — задумчиво бросил я замершему в ужасе тигру. — Скройся пока на изнанке. Эта тварь не то, с чем стоит шутить, и она нас уже заметила. Алиса, то же самое касается и тебя, спрячь Огненного котёнка и постарайся, не привлекая к себе внимание, с ребятами отступить, хотя бы на пару кварталов.

— Да, — никто со мной спорить не стал. Медиумам очень сложно сражаться с этими тварями, а Слава и Алексей слишком устали, чтобы помочь мне даже просто отвлечь кого-то. Скорее я буду отвлекаться на их защиту.

Двинувшись вперёд, я выдвинул из руки с повреждённым Метателем телескопический клинок. Насколько мне известно, это был аналог духовного клинка, не такой эффективный, как Одинокий, но вполне способный нанести очень неприятные раны даже сущностям Когорты. Если бы последние каким-то образом появились в городе.

«Ну вот мы и встретились вновь…», — я сделал шаг вперёд, заметив, как бывший Хорёк повернул голову вслед уходящим прочь товарищам.

— На что ты уставился? Кажется, мы с тобой так и не решили пару вопросов ещё с прошлой нашей встречи, — крикнул я существу.

Делаю ещё один шаг вперёд и одновременно с этим отдаю команду комплексу поддержки на использование стопроцентной мощности. Мой рывок, благодаря усилению экзоскелета, стремителен. Одним прыжком я сокращаю расстояние в несколько десятков метров. Метатель уже на взводе и, оказавшись перед тварью-хорьком, разряжаю его прямо ей в морду. Мгновенья вязкие словно клей, вижу, как снаряд с невероятной скоростью летит к Хорьку. И не попадает. Одна из стремительных теней, скрывающихся за спиной твари оказывается на пути удара Метателя, принимая на себя сокрушительный шквал пламени разорвавшегося заряда. По ушам ударяет беззвучный вопль боли сущности изнанки, который могу слышать только я. Не останавливаюсь, на ходу перезаряжая Метатель. Использовать особо сильный снаряд не хочу — не факт, что смогу пережить такое. В голове яростно звучит набатом чувство опасности и тут же, используя прыжковые усилители комплекса, подпрыгиваю на несколько метров ввысь.

Там, где находился миг назад, разрывается тёмное нечто, из которого тянуться тысячи щупалец изнанки. На лету вскидываю метатель и чуть ли не в упор разряжаю его в ещё одну чёрную сущность, оказавшуюся у меня на пути. На этот раз яростный взрыв вспыхивает прямо передо мной, задевая своим краем. Сразу десяток оповещений об опасности вспыхивают перед моим взглядом, но комплекс выдерживает, а сам я уже оказываюсь возле Хорька, что всё это время оставался стоять на месте, внимательно наблюдая за мной.

И в следующий миг такое ощущении, что врезаюсь в бетонную стену. От боли перед глазами вспыхивают десятки ярких кругов. Меня отбрасывает назад с такой силой, что я своим телом без особого труда пробиваю несколько стен рухнувших высоток и, подняв огромные клубы пыли, оказываюсь погребён под обломками многоэтажек.

«Вот же сильная паскуда», — мысленно ругаюсь я, краем уха слушая Седьмого и телеметрию боевой брони. Опять многострадальные рёбра. Второй метатель превращён в труху, и я остался перед Хорьком с одними лишь телескопическими клинками.

— Ну хорошо, тварь, — говорю сквозь зубы и мысленным усилием снимаю ограничение с комплекса поддержки, тут же слышатся предупреждающие сигналы, которые я заглушаю приказом.

Миг и пространство из железобетонных блоков вокруг меня разлетается в разные стороны. Я не могу себе позволить долго задерживаться здесь, как и вновь встречаться с Императором, который, несомненно, попытается поговорить со мной с глазу на глаз сразу, как вернётся в город.

Телеметрия выхватывает из фигуру Хорька, вокруг которого опять закручиваются две сущности. И когда только успел новых вызвать, вот же. Руки твари сейчас больше похожи на острые чёрные серпы, а рот искривляется в гримасе, похожей на улыбку. Которая мгновенно гаснет, когда я оказываюсь возле него и завертевшись волчком ударяю клинками наискось, стараясь задеть лицо Хорька. Один из мечей перерубает появившуюся из ниоткуда сущность изнанки, а второй оказывается блокирован клинком белёсой твари. А в следующий миг я уже вынужден изворачиваться в воздухе, используя импульсные ускорители, установленные в ногах комплекса поддержки. В отличие от меня у Хорька ничего подобного нет, но он каким-то невероятным образом умудряется ударить меня с помощью второго клинка, при этом перерубая остатки сущности, что мгновенье назад спасла его жизнь. Клинок врезается в левую руку, перерубая её вместе с Метателем, благо моя собственная рука при этом находится ниже разреза.

Сила от удара Хорька бросает меня вниз, и я с трудом, но успеваю зацепиться правой рукой за один из откосов стен здания, замедлив своё падение. В голове проносится целый вихрь мыслей и вариантов дальнейших действий, удивительно, но в такой ситуации я мыслю предельно чётко и рационально. «Воплощение земли» во мне отзывается с готовностью, словно бы ожидая, что это случится. Даже использование комплекса не мешает мне. Хорёк, полностью сфокусированный на мне, замечает опасность слишком поздно.

Железобетонный вал обрушивается на него, грозя подмять под себя, из-за чего существо взрывается вихрем стремительных атак, стремясь разрубить своими чёрными клинками-рукам всё, до чего удаётся дотянуться. В это же время я оказываюсь возле твари. Существа изнанки легко переносят магию нашего мира, но вот отвлечь с помощью неё их вполне реально.

Мой безумный рывок хорёк таки «проморгал», если это слово применимо к твари с одним ртом. Мне удалось прорваться сквозь вихрь его атак, оказавшись практически вплотную и словно бы повторение около хорька опять оказались его «сущности-защитники», вот только на этот раз, я даже не стал пытаться атаковать их, на полную мощь используя импульс ускорителей комплекса поддержки и врезаясь сначала в сущность, а затем, не останавливаясь и в Хорька. Миг и я выхожу из комплекса, используя экстренное отделение, одновременно с этим хватая Одинокого, находящегося в одном из контейнеров на спине.

— Выкуси, урод! — росчерк первого движения и сразу четыре сильнейших стихийных удара обрушиваются на Хорька, без сопротивления разрезая его, словно это кусок масла. Одинокий упивается силой, поглощая сущность, в которую превратился один из некогда обычных людей.

Чтобы приземлиться нормально и не переломать себе все кости, пришлось очень постараться. На время я даже забыл о том, что где-то рядом со мной находятся вызванные Хорьком сущности. А когда вспомнил… оказалось, что я стою посреди развален нескольких многоэтажек совсем один. Сущности ушли вслед за умершим повелителем. Над вымершим и разрушенным впервые за долгое время опускается тишина.

— Ха-а-а, — выдохнул я, расслабляя судорожно сжавшуюся руку на рукояти Одинокого.

Вижу, как ко мне бегут товарищи. Белый Тигр впереди всех, очевидно, он первый почувствовал смерть Хорька.

«Носитель, мне удалось ощутить Связь Единства», — в голове неожиданно появился голос Седьмого. — «Контакт устойчивый, возможность открытия прохода восстановлена».

«Это самая лучшая новость из всех возможных за сегодня», — мысленно вздохнул я. — «Но как же она запоздала».

* * *
Белый Дракон присел перед лежащим на земле директором школы Золотого мира. Грудь последнего судорожно поднималась и опускалась, а сам он был с ног до головы залит собственной кровью.

— Знаешь, ты мог бы и дальше жить нормальной жизнью, вместо того чтобы лезть к нам? — с некоторой усмешкой заметил дракон, за его спиной появился старик так же залитый с ног до головы кровью, но при этом как своей, так и чужой.

— Дело… чести, отомстить, — с едва уловимой усмешкой на бледном лице ответил дракону директор, из последних сил пытаясь сохранять сознание.

— Не очень-то у тебя получилось, — заметил ему глава и осмотрел то, во что превратилось поле боя, где полегли почти все маги объединённого директората.

— Напротив, — уже едва слышно сказал Золотой маг. — Теперь ты лёгкая цель для всех…

«Вот же урод, взял и умер», — Белый Дракон поднялся на ноги и поморщившись посмотрел на то, что у него осталось от руки, последняя атака была действительно неожиданной. Но директор заблуждался, думая, что какая-то рука остановит его. С этого момента всё только начиналось.

___________________________________
Всем привет! Вот и закончился седьмой том приключений Яна Алесандрова. Мне очень приятно, что вы, всместе со мной наблюдаите за его путишествием. И я не перестану говорить — спасибо Вам большое, за ту поддержку, что вы оказываете мне, мотивируя писать дальше и развиваться (очень надеюсь, что у меня это получается:))))

Традиционно следующая книга уже опубликованна, вместе с небольшой бонусной главой: https://author.today/work/219318

Восьмой том цикла «Седьмой» планируется мной, как заключительный. Всё, конечно, может поменяться, но пока в планах именно так.

И ещё раз — спасибо Вам всем, за то, что читаете меня!:)


Оглавление

  • Глава 1. Начало
  • Глава 2. На острие
  • Глава 3. Прорыв
  • Глава 4. Встреча
  • Глава 5. Разговоры
  • Глава 6. Противостояние
  • Глава 7. Поднимается ветер
  • Глава 8. Принцесса
  • Глава 9. Всё больше проблем
  • Глава 10. Плохой день для Кроу
  • Глава 11. Тёмный Бог
  • Глава 12. Друзья и товарищи
  • Глава 13. Тёмные тучи
  • Глава 14. Шпиль
  • Глава 15. Непроницаемый
  • Глава 16. Приближаясь к краю
  • Глава 17. Возвращение
  • Глава 18. Алый мир
  • Глава 19. База и война в небесах
  • Глава 20. Эксперименты
  • Глава 21. Сомнения
  • Глава 22. И вновь проблемы
  • Глава 23. Погоня
  • Глава 24. Наперекор
  • Глава 25. Передышка и цель
  • Глава 26. Чёрное небо
  • Глава 27. Возвращение без триумфа
  • Глава 28. Взаперти
  • Глава 29. Пепел столицы
  • Глава 30. Предел риска
  • Глава 31. Убежище
  • Глава 32. Встречи и опасения
  • Глава 33. Одни мы над миром
  • Глава 34. Владыки
  • Глава 35. Нам зверь подчиняется дикий