Чужие звёзды [Дмитрий Новиков] (fb2) читать онлайн

- Чужие звёзды [СИ] (а.с. Наследие -2) 741 Кб, 215с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Новиков

Настройки текста:



Наследие-2. Чужие звёзды

 Пролог

— Здравствуй, — сказала она, медленно заходя в прохладную тень постройки. Оглянулась. Позади раскинулся город. К колонне вела небольшая дорога, теряясь среди могучих стволов деревьев, уходящих в высоту, а за ними, за радиальными улицами с домами и скверами вставали тонкие шпили небоскрёбов единственного города планеты.

— Ты давно не была здесь. — голос Ментора звучал как всегда ровно.

Иви переступила с ноги на ногу — чисто человеческий жест, чтобы показать своё нетерпение.

— Триста лет — это небольшое время для меня и для тебя, но для них — огромное. Три поколения сменилось с тех пор, всего лишь, а люди уже стали другими. Лучше, умнее. Но у всего есть своя сторона.

Иви подняла голову, посмотрев на конус, который икрился бликами от заходящего солнца.

— Ты для этого меня позвал? — спросила она. — Чтобы сказать то, что мне и так известно?

— Я позвал тебя, чтобы сказать то, что другие не видят. Люди Илдарина сильны, но они не смогут противостоять угрозе извне — пока нет. Ваш жалкий флот внутрисистемных кораблей ничего не сможет сделать тем, кто вернётся рано или поздно.

— Это для нас не новость, — холодно сказала она. — Мы делаем всё, что можем. Всё, что получили от тебя.

— Разумеется. Но ты должна знать кое-что ещё…

Когда Иви вышла из каменной постройки, солнце уже заходило за горизонт, бросая последние лучи сквозь густую листву. Смолкали птицы, и на планету опускалась тишина. Не слышно было шума города, только редко-редко пролетали над дорогой глайдеры.

Потом она подняла глаза к небу, где едва заметно, крошечной точкой мерцала «Молния». Её дом… Наверное, каждый житель планеты бывал на ней хотя бы один раз.

Пора возвращаться. Теперь у неё прибавилось работы. И впереди ещё долгий путь. 

Глава 1

— Что же там такое? — задумчиво спросил у самого себя Ник, проводя пальцами по тонкой сенсорной полоске настройки детектора. Полоска была грязная и почти стёрлась — под стать кораблику. Катер завис над астероидом почти без движения, лишь изредка выпуская тонкие струйки из маневровых двигателей, чтобы сохранять одинаковую скорость с астероидом. Вряд ли он найдёт здесь что-то, но система была в реестре второй очереди, и ему приходилось делать свою работу.

Система, сказать честно, была паршивая. Маленькое холодное солнце, вокруг которого болталось несколько мелких планеток и россыпь астероидов, только вот толку с них было мало.

Два или три десятка из них потенциально вроде были пригодны для разработки, иногда присутствовали там и кое-какие металлы. Большой премии за них точно можно было не ждать, такого хлама везде навалом. Впрочем, Глория ничего не бросает просто так. Ресурсы есть ресурсы. Ник искренне надеялся, что на разработку этой унылой системы не оставят его после окончания основной работы. Он вспомнил о Глории и хлопнул ладонью по подлокотнику. Чуть взлетела пыль. Там работы не было. Спасибо отцу, который с детства натаскивал его, учил уму-разуму и говорил, что рабочие руки везде пригодятся. Вот и сейчас он имеет кусок хлеба, а не выживает, как многие, на родине. Хотя, конечно, жить под небом и солнцем — это дело. Не то, что тут, в этой консервной банке, по недоразумению называющейся кораблём.

Он с отвращением посмотрел через иллюминатор — тоже грязный и замызганный — на «М-7», шахтёрский и разведывательный корабль корпорации. Его дом вот уже в течение года.

А с другой стороны, на Глории что, лучше? Да миллионы его соплеменников пропадают без вести в шахтах и рудниках, ковыряя из недр планеты, застроенной небоскрёбами залежи драгоценного тёмно-синего минерала… Даже в реакторе их развалюхи есть несколько грамм этого вещества. Хрен его знает, чего. Того, от чего зависело богатство и процветание Глории. А точнее, немногочисленной его верхушки.

Этот минерал позволил создать сеть гиперпорталов — так гордо именуемую правительством планеты цепочку из нескольких станций, которые позволяли совершать прыжки на десятки парсек вокруг. Но там всё было исследовано уже много лет назад, а что толку? Среди ближайших систем минерал нигде больше не был найден. Поэтому отряды добровольцев забрасывались всё дальше, к самым пределам действия станций. Они могли вернуться домой. А могли и нет — как повезёт. Многие пропадали, и кто знает, куда заносило эти металлические скорлупки в бесконечном космосе. Но желающих хватало — платили неплохо.

Ник снова коснулся панели и вытащил рычаг. Ему удобнее было работать, ощущая отзывчивость и тяжесть настоящего механизма, а не сенсора. Рычаг, как и катер, был старым, переделанным чуть ли не из первых шахтёрских кораблей переселенцев, которые потом и кровью добывали себе ресурсы. Ну что же теперь. Работал, и на том спасибо. Глория пока не могла похвастаться внушительным гражданским флотом. Все основные свои силы планета бросала на Гайю — огромный мир, на орбите которого вращалась его родина. Но Гайя не раскрывала свои секреты так просто. Его гравитация и мощнейшие энергетические поля пока не давали возможности для исследователей.

Странный всё-таки астероид. Неужели хоть что-то интересное? Сканер его не брал нормально, сбоил. Может там залежи радиоактивные? Но нет, не фонит.

Ник, конечно, всегда слышал истории о тех, кто разбогател на добыче, но как правило, это был обычный шахтёрский фольклор. Трёп в дешёвых забегаловках. Истории, которые передают обычные болтуны, те, кто не заработал ничего. Ну да ладно, сейчас-то что делать? Придётся бурить…

Он с неудовольствием посмотрел на бур. Нет, оборудование было неплохим, тут Глория не экономила — от этого напрямую зависело качество добычи. Но если там хорошая жила? Тогда почему на сканере её нет? Ладно…

Он осторожно двинул бур и тот, чуть касаясь поверхности астероида, начал выбрасывать в космос полоски пыли. Ник умел бурить вручную, как раньше — медленно и аккуратно, что часто приносило ему неплохие премиальные, ведь только те, кто не сталкивался с этой работой, думают, что можно просто заложить взрывчатку и бабахнуть от души! Нет, тут дело почти ювелирное, если подойти с умом. Иногда ему нравилось думать о себе, почти как об исследователе…

Бур шёл медленно и остановился, когда сигнал на сенсоре показал, что он встретил пустоту. Неужели? У Ника вырвался вздох разочарования. Просто пустая полость? И ради этого он тут торчал? Да нет, странно, тогда бы приборы показали это! Ведь сканер не просто так сбоит. Всё равно нужно довести дело до конца. И он снова начал расширять проход, обводя буром круги. Проход увеличивался, свет прожектора высвечивал непроглядную тьму, но по мере увеличения отверстия зацепился за что-то блестящее. Ник тут же остановил движение и стал терпеливо ожидать, пока рассеется серовато-серебристая пыль. Она ложилась медленно, тяготение астероида было совсем незначительным. По-хорошему то как делалось — на более современных шахтёрских кораблях существовали генераторы, собирающие всё ненужное, наподобие гигантских пылесосов. Но конечно, он на таких не работал.

На базах поговаривали, что правительство начинает свои разработки на Гайе, и туда идёт самая навороченная, современная техника. Но ему, конечно, до такого — как пешком до центра Галактики. Ещё ладно, что он имеет работу здесь, далеко не самое плохое место.

Пыль всё-таки понемногу рассеивалась. Ник тем временем равнодушно смотрел на маленький портативный экран, прилепленный сбоку панели управления, куда были записаны видео последнего десятка лет. Люди побогаче пользовались услугами связи через гиперпорталы, но для него это было слишком дорого. Поэтому обычно он копировал всё на больших базах, где и узнавал последние новости несколько раз за год. Впрочем, ничего нового не было. Всё как обычно. Глория под предводительством Альянса — начинающей набирать силу правительственной верхушки, состоявшей из группы военных и политических деятелей — распространяла своё влияние всё дальше. На базе встречались временами люди и из дальних, не так давно захваченных Глорией миров периферии. В последний его визит в официальной сводке значилось три найденных планеты колонистов, которые когда-то в древние времена покинули Землю. Как только Глория находила их, они обкладывались тяжёлой данью. Кто-то сопротивлялся, но не очень успешно. Колонисты в своей массе были слабы, малочисленны, их корабли давно устарели, и они ничего не могли противопоставить новым звездолётам и источникам энергии Глории. Да, её флот был небольшой, но мобильный, и за счёт этого противопоставить другим планетам было нечего. Впрочем, Ник слышал, что жили они чуть ли не как в каменном веке. Какое тут сопротивление…

Пыль наконец осела, и он увидел глубокое отверстие. Да, действительно, кое-где по бокам был блестящий металл, но прожектор не справлялся, нужно было идти самому, а катер в такой проём не пролетит.

Ник отогнал буровую установку на пару сотен метров, оставив её в режиме ожидания — скорее всего, работы будет ещё много — и начал натягивать гермошлем. Шахтёрский скафандр был удобный, не очень современный, но зато качественный. Тут и разные режимы температуры, и воздушный массажёр, и система удаления отходов, и питание. Автономной работы хватало на трое суток, а мощные сервоприводы помогали легко переносить все сто пятьдесят килограмм его веса.

Через пару минут он уже меланхолично постукивал перчаткой скафандра по иллюминатору, стоя в небольшом шлюзе. Потом створки раскрылись и Ник, толкнувшись, направился к проёму. Промахнуться он не боялся. Во-первых, опыт, во-вторых — микродвигатели скафандра, которые позволяли быстро и точно перемещаться в невесомости.

Впрочем, Ник попал в проём с первого раза, зацепившись за стену электромагнитным альпенштоком. Отдышался, и огляделся по сторонам. Проём оказался коридором. Сложно сказать, искусственного, или естественного происхождения, но уходил он довольно далеко, судя по всему. Мелькали блики на стенах от какого-то металла, отражаясь от фонаря на его скафандре. Ник увидел ровную полосу. Посветил ещё. Теперь сомнений не оставалось — природа такого не делает.

Только проблема была в том, что пока людям не встречались инопланетные расы. Только изредка они находили редкие, давно заброшенные строения. И что, теперь ему нужно идти внутрь? Или дать сигнал, и через несколько часов сюда прибудет серьёзный научный корабль? А на Ника просто плюнут, бросив на его счёт небольшую премию. Надо идти! Нельзя сказать, что ему не было страшно, но и упускать такой шанс… Тем более, ещё ничего не понятно. Это могут быть просто залежи обычного металла, что сулило немалую выгоду и отсутствие риска. Что могло случиться? Наружный осмотр показывал, что стены прочны, и он, уже не колеблясь, двинулся дальше.

Через пару сотен шагов проход стал изгибаться, и становилось понятно, что это дело рук механизмов. Серебристые куски породы сменились тускло-матовым покрытием. Сложно было понять, какого оно цвета, но больше всего походило на тёмно-фиолетовый. Неужели это тоже строили переселенцы с Земли? Но в этой системе нет и не было населённых планет, а беженцы вряд ли стали бы копаться в каком-то астероиде, хватало работы и на планетах. Ник приложил к стене анализатор. Среди списка элементов яркими красными полосками высветились незнакомые. Он отшатнулся и часто задышал. Значит, это точно не люди… Первая открытая цивилизация! Хотя он смутно слышал, что на Земле тоже находили какие-то древние развалины. Но что ему с того! Это было где-то и когда-то! А сейчас он это открыл, первый! Дрожащей от возбуждения и волнения рукой он провёл по матовой поверхности.

Но здесь ничего интересного, кроме самого материала стен, пока не было. Нужно спускаться дальше…

Коридор не расширялся, а он всё шёл по очень большому радиусу, постепенно снижаясь. От него отходили другие проёмы, тоже покрытые тем же матовым веществом. Когда на него попадал свет прожектора, Нику казалось, что в глубине что-то сияет. Он не видел, что когда свет переставал падать, а он шёл дальше, огоньки ещё некоторое время мелькали без помощи прожектора.

Что-то большое, тяжёлое и тёмное пролетело мимо и Ник испуганно шарахнулся в сторону. Но оказалось, это только фрагмент горной породы отслоился от потолка и медленно упал вниз. Ник нервно оглянулся. В обе стороны от него шёл беспросветный туннель, и свет фонаря здесь казался каким-то совсем уж беспомощным. Он зябко передёрнул плечами в неповоротливом скафандре. И вдруг решился, нажав кнопку передатчика аварийного сигнала.

— Это шахтёрский корабль «М-7», квадрат Альфа-216. Я обнаружил… — он на секунду запнулся, думая, что сказать. — Обнаружил следы инопланетной цивилизации. Я жду…

Он опустил руку. На одно дурацкое мгновение, секунду, страх сковал его и он почти неосознанно отправил это послание. Зачем? Идиот! Из-за какого-то дурацкого страха. В этих туннелях пусто. Нет тут никого может уже миллионы лет! И он мог быть первооткрывателем. А что сейчас? Нахальные и быстрые ребята из корпораций, скорее всего, из самого Альянса быстро приберут к рукам эту золотую жилу. Хотя нет, никакое золото не могло сравниться с этими сокровищами!

— Плевать, — крикнул он в пустоту. — Я иду! Иду. Хрена с два я отдам вам всё это…

Он почти вприпрыжку рванулся вниз. Они прибудут самое раннее, через несколько часов! Он ещё успеет осмотреть всё, и припрятать на корабле, в давно заготовленном потайном отсеке, самое важное, что сможет найти. Пусть эти корпоративные псы потом обшаривают тут всё. На чёрном рынке ему отвалят столько, что хватит на огромный дом!

Ник, не обращая внимания на подкатывающие волны страха, стал спускаться вниз быстрее. Странно, в космосе он так не боялся. А туннели в астероиде всё ветвились. И один из них вывел внезапно в открытое пространство. Значит этот астероид был частью куда большего планетоида, а потом по неизвестным причинам раскололся. Сейчас можно было ещё прыгнуть вперёд, обогнуть его и вернуться на свой привычный катер, дожидаясь прилёта представителей шахтёрской гильдии. Но Ник толкнулся руками назад, снова оказавшись в коридоре и на этот раз выбрав другой путь.

Так он петлял около получаса. За воздух, еду и питьё можно было не волноваться, но Ник беспокоился о другом. Сколько нужно кораблю Глории, чтобы добраться сюда? Он знал, что ближайшая база была недалеко. Значит, времени мало, если он хочет разведать всё сам и не упустить свой шанс.

Сканер хорошо показывал только ближайшие пару десятков метров. То ли не пропускала горная порода, то ли из-за неизвестного покрытия стен. Впрочем, и с катера толку было немногим больше.

Ник остановился, не зная куда идти дальше. Заблудиться он не боялся, но болтаться по тёмному астероиду, когда времени мало, не хотелось. И, честно говоря, было страшно. Ник никогда не отличался особой чувствительностью, в его профессии это было лишним. Когда несколько лет работаешь один в космосе, далеко от людей, да ещё на таком металлоломе, странно бояться темноты, так и свихнуться недолго, что и случалось с новичками, которые переоценивали свои силы.

Он вдруг вспомнил Глорию и до дрожи в руках захотелось туда вернуться. Наплевать на мегаполисы, там есть ещё живая зелень, небо. Сколько он не видел настоящего неба? Зелени… Нахрен это всё! Ради чего? Ему хватит денег, чтобы прожить безбедно несколько лет, а там будет видно. Он почти решился на то, чтобы вернуться, но бросил взгляд на сканер.

Через десяток метров была большая пустая полость.

— «Ещё несколько минут», — сказал он себе.

Туннель был загорожен несколькими крупными отколовшимися глыбами камня, и у Ника даже с сервоприводом ушло примерно полчаса, чтобы его разобрать. Он обливался потом, даже система охлаждения не справлялась, и с руганью оттаскивал глыбы. Но с каким-то непробиваемым упорством продолжал работу. Наконец, последний из них откатился в сторону. Ник осмотрелся по сторонам, словно боясь шума. Внешние микрофоны были включены. Но зачем? Здесь ничто не могло издать ни звука. Он нагнулся и пролез в открывшееся отверстие.

Свет фонаря разогнал тьму пещеры, которая уходила далеко вперёд. У Ника вырвался стон — ничего здесь не было! Просто голые камни, всё те же матовые стены, и… Все? Хотя нет, у дальней из них стояли какие-то выпуклые овалы. Ник застыл на месте, но слишком велико было желание. Сильнее страха и сильнее разума.

Он вытащил альпеншток из крепления и двинулся вперёд. Собственное дыхание вдруг стало казаться громким, и он оглянулся, словно боясь кого-то увидеть за спиной. Но, конечно, никого не было.

— Николас! — вдруг раздался в наушниках голос, и он чуть на заорал от страха. — Это патрульный корабль Альянса, мы вошли в вашу систему и скоро будет по указанным вами координатам.

— Да, — хрипло сказал он. — Да, я жду…

Сердце бешено колотилось.

— Расчётное время прибытия — тридцать минут. До этого вам необходимо оставаться на месте, не трогать и не осматривать место находки самостоятельно. Вам всё ясно?

— Конечно, — проговорил он вполголоса, пытаясь, чтобы он звучал ровно. — Само собой.

В наушниках щёлкнуло и снова наступила тишина.

Ник прислонился к стене у этих овальных колонн, судорожно вдыхая воздух. Испугался! Как новичок. Немудрено, впрочем, кто бы ни испугался? Как же быстро! Долбаные корпораты! Когда надо, они прибывают быстро. Сколько он провозился? Не более часа, а они уже здесь! Он снова повёл лучом фонаря и увидел, что колонны по сторонам были неоднородны. Овальные и матовые, они будто были вплавлены в стену давным-давно.

Ник осторожно подцепил один из краёв, но тот не поддался. Сервоприводы напряглись, только всё было безрезультатно. На материале не осталось и малейшего следа. Но нужно ведь сделать хоть что-то! Ник в отчаянии оглянулся. Всего полчаса, даже меньше, а ещё нужно успеть выбраться отсюда. И разобранный им завал, камни! А если они поймут, что он нарушил запрет и был здесь? Нет, он должен успеть, взять хоть что-то до прилёта напыщенных чинуш из Альянса! Но что?

Стена дрогнула. Овальное покрытие, которое он пытался расковырять, упало, открыв… Ник дёрнулся назад, но не смог отвести взгляда от того, что увидел в глубине… Чего? Это было похоже на капсулу. Да, сделанная из такого же материала, что и покрытие стен, она была открыта теперь, и дала дрожащему лучу фонаря увидеть то, что было в ней скрыто.

Какое-то существо, но не человек. Ничего похожего. Что-то затрещало в глубине. Как? Здесь нет воздуха, откуда тогда этот звук? Ник не понимал, но он и не хотел думать об этом, широкими от ужаса глазами глядя перед собой.

В темноте почудилось какое-то движение. А потом высокое, с четырьмя верхними конечностями, которые уцепились за кромки капсулы, существо выходило наружу. Голова с несколькими выпуклыми чёрными полусферами повернулась в его сторону.

Ник разглядел всё это за мгновение. Часть его мозга фиксировала мельчайшие детали, а часть кричала, что этого не может быть. Это розыгрыш, постановка, чья-то идиотская шутка. Такого просто не бывает!

Ник медленно поднял альпеншток перед собой. Заметило его существо или всё же нет? Три из четырёх его… рук цеплялись за края стен. Или что это? Заканчивались они отростками, похожими на клешни. С четвёртой что-то свисало, какие-то металлические трубки.

Чёрные полусферы на его голове вдруг зажглись мелким роем точек. Сколько же осталось до прибытия? Как смешно и странно было теперь надеяться на тех, кого он всего несколько минут назад не хотел видеть!

Существо внезапно оказалось рядом с ним. Ник даже не понял, как это случилось, настолько быстрыми были его движения, что человеческий глаз не заметил этого. Но его мозг тоже успел отреагировать, и со всей силой скрученного отчаяния и страха, с коротким размахом он вонзил острие орудия в плечо чужака. Ответный удар отбросившей его клешни был силён, но всё же он не пробил металлические крепления сервоприводов, однако отбросил Ника далеко в сторону вместе с его оружием. Впрочем, и чужаку досталось. Из отверстия в его плече толчками выплёскивалась мутно-чёрная жидкость, а сам он пошатнулся.

Ник медленно поднялся на ноги, отползая назад. Он не пострадал, скафандр тоже, однако чужак был невероятно силён и быстр. Правда, ранение хоть немного, но сказалось на нём. Он снова почти молниеносно оказался рядом, но Ник уже был готов. Он отразил несколько ударов и снова махнул острием, но и чужак знал, что делать. Он перехватил руку Ника, и своими не то пальцами, не то щупальцами, смял металл. Точнее, попытался. Прочные стержни не поддались так легко, но и Ник не мог теперь вырваться из этой хватки. Жидкость чужака толчками заливала шлем скафандра сверху, Ник пытался выдернуть руку из железного захвата, но тщетно. Он заорал, глядя в бездонные чёрные полусферы с огоньками, и всем весом навалился на него, прижимая существо к стене и ударяя его спиной о камни.

Хватка чуть ослабла. Ник бил и толкал, пока чужак не отпустил руку, и снова вгонял острие в противника. В чёрные полусферы. И остановился только когда тот упал.

Удары сердца перекрывали все остальные звуки, пот заливал глаза. Ник отполз к стене. Скафандр был повреждён в нескольких местах, он даже не знал, когда его ударяли в пылу боя. Сервоприводы на ногах были перебиты, некоторые узлы сломаны. Впрочем, это не так страшно. Путь обратно открыт, а при такой малой силе тяжести он дойдёт обратно. Теперь уже ничем не оправдаться перед Альянсом, но самое главное — он цел.

Ник встал, не отводя взгляда от чужака. И увидел, что из соседних капсул шагнули ещё двое. Ник даже не поднял руку, чтобы попытаться защититься, только скрежетал металл приводов. С двумя ему не совладать при всём желании, без оружия, со сломанным скафандром.

— Твари, — выдохнул он, глядя на чёрные тела. Как глупо, бесполезно… Вместо того, чтобы стать первооткрывателем, сорвать большой куш — закончить всё вот так. Он выкрикнул что-то, поднял своё оружие, измазанное в чёрной жидкости, и бросился на врагов, уже не думая о том, что будет дальше.

Небольшой фрегат Альянса — вытянутый прямоугольник с грозно ощерившимися орудийными башнями и ретрансляторным кольцом, вышел в пространство рядом с астероидом. Сканеры тут же засекли старый, болтающийся возле небольшого входа в глубь шахты, катер.

— Что там? — недовольно спросил Карл, недавно назначенный капитан Альянса в этом секторе. Это было его первое подобное задание, и он не хотел его провалить. Большие чины наверху пока ничего не знали, корпорация не любит вмешательства, особенно, когда нужно постоянно отвлекаться на конкурентов. Мало ли, какой идиот объявит о том, что нашёл инопланетные развалины? Тем более тот, кто в одиночку болтался несколько лет в космосе. Некий… Ник Крамер. Да. Мелкий рабочий, хотя неплохой инженер. Впрочем, крыша едет у многих на такой работе. Для них-то самих были организованы отпуска. Полгода в космосе — три месяца на Глории. А тут…

— Давайте на малой тяге. — приказал он. — И продолжайте вызывать катер. Почему он не отвечает? Нажрался, что ли?

— Выпивку им никто не продаст, — подал голос старпом, — хотя кто знает, что они придумают. Такие это люди, капитан.

— Ладно, — проворчал Карл. — Давайте десантную группу на высадку. И закончим с этим.

В глубине души он не сомневался, что это бред, но проверить следовало. Директорат внимательно смотрел за подобными донесениями. Впрочем, честно говоря, их мало интересовала научная ценность. Главное — найти что-то, дающее власть и богатство Глории. А точнее, самому Альянсу. Пока их контролирует правительство, но эти идиоты не видят, или не хотят видеть, что войска Альянса уже технологичнее, чем солдаты.

— Есть связь!

— Переключайте, — Карл приник к экрану, на котором появилось лицо. Невзрачное, обычное на вид, за потёртым старым стеклопластиком шлема с чёрными разводами.

— Быстро вы работаете, капитан, — едва заметная усмешка скользнула по губам шахтёра.

— Чёрт побери, что у вас происходит? — взорвался тот.

— Да всё в порядке, кэп, — откликнулся он, оглядываясь по сторонам. — Тут странная порода на стенах, какое-то покрытие. Я залез, увидел, ну и подумал, — он смущённо улыбнулся, — что это следы пришельцев. Глупо, конечно. А потом камень свалился сверху, вот скафандр помял, связаться не мог. Так что уже выхожу.

— Понял, — проворчал Карл. — В любом случае, ждём вас на корабле. Садитесь на катер и заводите его в приёмный док, рапорт придётся составить в любом случае. И компания вычтет за вызов, — добавил он. — Немало.

— Понимаю, сам виноват, — тот сокрушённо покивал головой. — Скоро буду.

Экран погас.

Кард задумчиво похлопал рукой по подлокотнику мягкого кресла.

— Отзывать десант, капитан? — обернулся к нему помощник.

— Ммм… нет, — не оглядываясь сказал тот. — Сканеры, как я вижу, нашли ещё одно отверстие. Пусть ребята высадятся там, всё посмотрят, проверят как следует. На всякий случай. Мало ли, вдруг этот шахтёр хитрит. И, — он выразительно кивнул на чёрный иллюминатор, где едва заметно светился отражёнными лучами далёкого солнца астероид, — Ника ко мне на разговор.

— Будет сделано. Группа, сектор 4–2, левый. Проверьте там туннель, есть кое-что на сканерах. — проговорил помощник, с неодобрением глянув на капитана. Он считал, что дело решённое. Впрочем, его не касается.

Казавшаяся отсюда крошечной фигурка в скафандре медленно выплыла из туннеля, помогая себе маленькими вспышками струй двигателя. Через пару минут она уже скрылась в недрах старого катера и тот двинулся к доку корабля, нависавшего над астероидом.

— Приведите его сюда, — приказал Карл, когда закончилась стыковка и дезинфекция.

— С ним сейчас медик. Пишет, что тот в удовлетворительном состоянии, — глянув на экран, сказал старпом.

— Что же, поговорить-то он может, — проворчал капитан.

— Но врач настаивает, чтобы вы пришли сами, — добавил тот, отворачиваясь к экрану.

Идя по коридору корабля, Карл мрачно думал о том, что это был бы отличный шанс, а так… А теперь придётся докладывать начальству, писать докладные. Из-за одного шахтёришки! До чего же в Альянсе любят рапорты!

В отвратительном настроении он дошёл до медотсека. Ник уже сидел там, переодетый в серый комбинезон, с пристёгнутым диагностом. Доктор деловито возился с настройками. Увидев капитана, он кивнул ему и вышел в соседнюю дверь.

Карл проводил его взглядом и подозвал к себе кресло.

— Итак, — сказал он, садясь в подъехавшую полусферу и внимательно глядя в глаза шахтёра. Тот не отвёл взгляд. — Итак, расскажите ещё раз, что и как вы обнаружили.

— Так я ведь уже говорил, — обескураженно улыбнулся тот. — Заметил отверстию, трещину. Смотрю, там что-то блестит. Ну… Я сдуру и полез, думаю, вдруг что полезное, и это… Подзаработать можно было бы.

— Решили забрать собственность компании. Так? — в лоб спросил капитан.

Ник помялся.

— Так ведь… Чего там, все так делают.

— Ладно. Что дальше? — прервал его капитан.

— Да ничего, — Ник будто с удивлением развёл руками. — Ну стены там необычные, темно, страшно стало, показалось, кто-то есть. Я по глупости и включил тревогу, вас вызвал. А потом камень упал, скаф покорёжило, связь не работала. Вы прилетели, вот и всё…

— Так… А, — начал было Карл, но его прервал сигнал вызова.

— Я на минуту, оставайтесь на месте, — он бросил взгляд на Ника и вышел в коридор. — Слушаю!

— Капитан. Это десантная группа-семь! Тут у нас форс-мажор!

— Что случилось? Нашли следы чужих?

— Нет, капитан! Тут… Этот… Ник. В скафандре. Погиб. У стены лежит. Скафандр разломан. Мы…

— Что? — Карлу показалось, что он ослышался. — Что за чушь? Он…

— Здесь, капитан, чёрт, я даю изображение! Видите?!

На экран высветилась часть пещеры, пробиваемая лучом прожектора. Потом он дёрнулся и осветил фигуру человека в скафандре с сервоприводом. Приблизилось изображение. Это было лицо шахтёра, на котором застыл страх. Того самого, что сидел сейчас через стенку от него. Через полупрозрачную стенку медотсека.

Капитан медленно опустил экран. Там что-то говорили десантники, но он их не слышал.

Фигура за стеной встала. Потом зашипел открывающийся люк отсека. Шахтёр остановился перед капитаном.

— Ну, и зачем вы туда полезли, кэп? — участливо спросил он, чуть наклонив голову. — Любопытно было, да? Я понимаю, любопытство — великая сила. Двигатель прогресса. Впрочем, у вас двигатель прогресса — это только война, не так ли?

— Я… — капитан медленно начал двигать руку к кобуре, где всегда висел штатный разрядник.

— Не стоит, поверьте, — Ник покачал головой, чуть улыбаясь уголком рта. — Видите ли, не всё так просто, капитан. А вообще, всё это к лучшему. Давайте вы мне лучше поможете? А я помогу вам.

Сзади уже раздавался топот ног. Скоро, всего пара секунд, и… Он обернулся.

Трое ребят из корабельной охраны, при поддержке боевых дронов просто упали в нескольких шагах от Карла, не успев даже поднять оружие. Дроны бестолково зависли в воздухе.

— Не переводите напрасно своих людей, капитан. — Ник мягко улыбнулся. — лучше поговорим. Поверьте, мне нет никакого смысла убивать вас и экипаж.

— Ты… Вы… — тот облизнул пересохшие губы, не отводя взгляда от человека.

— Ооо, вам тоже уже стало интересно? А как интересно мне. — он почти вплотную приблизился к капитану, заглядывая в его глаза. — Знаете, как мне это надоело? Торчать там так долго, пока один идиот случайно не коснулся сенсора аварийного включения системы.

Карл отодвинулся, не в силах ничего сказать, только смотрел на лежащие в коридоре тела десантников. Руки дрожали. Такого не бывало с ним никогда, ни в одной, самой сложной вылазке.

— Так, ваш корабль мне очень поможет. Точнее, уже мой. А его источник энергии… — он опять растянул губы в улыбке. — Настоящий подарок. Не ожидал увидеть это здесь, у вас. Впрочем, давайте поговорим обо всём по порядку. Кстати, вам очень повезло. Вы ведь хотели добиться большего?

Он чуть отодвинулся.

— Прикажите своим людям держать курс на ближайшую населённую систему, где есть боевые корабли. Вы меня поняли, капитан?

Глава 2

Сигнал раздался в пустых помещениях небольшого овалообразного белого корабля, когда он вышел из бесконечной глубины подпространства. Мгновение — и едва заметно включились повсюду голубые полосы аварийного освещения, а искусственный интеллект звездолёта активировал систему мягкого пробуждения экипажа. Это происходило уже не в первый раз, потому что долгим и непростым был этот путь, длиной почти в десять лет, пока «Фотон» преодолевал огромное расстояние между спиральными рукавами Галактики. Микропрыжки продвигали корабль понемногу, на несколько парсек за раз, а потом происходила перезарядка и новый расчёт.

Это был первый подобный рейс так далеко за пределы родной системы. Теперь, когда стало достаточно свободных ресурсов и сил на подобное путешествие. Первый рейс их собственного подобного полностью автономного корабля, который преследовал две цели — разведку и возможность совершать сверхдальние прыжки без вспомогательных систем — пробойщиков пространства. Это было непросто — собрать разрозненные знания прежних, давно ушедших эпох, и сделать на их основе «Фотон».

Корабли внутри их родной системы были уже давно привычны, обыденны, ведь полёты начались чуть ли не через сто лет после первого заселения, а за прошедшие пятьсот лет объединённые силы планеты исследовали от и до все небесные объекты. Давным-давно были обжиты и соседние планеты, и спутники, а Элион, один из них, вновь, как в невообразимо древние времена, стал огромной базой и верфью для строительства кораблей. «Фотон» вышел с его стапелей два десятилетия назад.

Любые крупные технические работы были запрещены в родном мира, а спутник, лишённый атмосферы, изрытый древними следами метеоритов, стал идеальной мастерской для их народа. Его недра, богатые металлическими рудами, были неисчерпаемым источником ресурсов, а на его поверхности располагались десятки и десятки заводов, производящих всё для нужд планеты.

«Фотон» покинул свою солнечную систему, где был произведён, а с ним — трое человек экипажа.

Они просыпались всего несколько раз за время полёта, собирали и систематизировали данные, а потом снова засыпали, находясь в капсулах под постоянным наблюдением корабля. И теперь, когда был дан сигнал, означавший, что что-то изменилось, они проснулись снова.

Рэм открыл глаза. Тонкие серебристые нити-паутинки падали с его тела, одетого в невесомый полупрозрачный костюм и растворялись в воздухе капсулы. Для него последним воспоминанием было то, как «Фотон» поднимался в небо, отцепляясь от стапелей верфей Элиона, и серая поверхность спутника уходит вниз. Потом он вспомнил и другие, короткие пробуждения, когда корабль выходил из прыжка и перед ними простиралась бесконечная тьма космоса.

Но всё равно вначале вспоминался дом. Вот спутник уже становится всё меньше и меньше, а из-за него выплывает Илдарин. Имя, которое дали ему когда-то очень давно Изначальные. Зелёный и синий, такой родной дом, с пятнышками жёлтого. Зелёный — бесконечные луга, леса, поля. Синий — моря и океаны чистой, прозрачной воды. Жёлтый — пески и степи недалеко от экватора, и всё это покрыто белоснежными хлопьями облаков.

А на экранах — лица и голоса тех, с кем они прощаются, и прощаются надолго, ведь срок полёта немаленький. Но он пришёл в себя и осознал, что сейчас снова находится на корабле. Рэм с трудом повернул голову, пока ещё осторожно и увидел, как рядом с ним так же начинают просыпаться люди в соседних капсулах.

Свет постепенно нарастал, защищая зрение людей. Почти тёмное изначально помещение медленно заполнялось им — с потолка, стен — отовсюду.

— Я очень рада снова вас видеть, — произнёс голос, шедший отовсюду. — С момента нашего последнего разговора прошло полтора года. Ваше состояние в норме, через полчаса все функции организма восстановятся полностью. Пока не делайте резких движений. Надеюсь, вы ещё не забыли, как себя вести после пробуждения?

— И я рад тебя слышать, Иви, — слабо улыбнулся Рэм. — Я всё помню, не волнуйся. Что случилось, что тебе снова понадобилось разбудить нас? Как я вижу, времени прошло немного… Мы наконец-то разыскали хоть одну базу?

— Тебе бы не нужно сейчас про это думать, сначала — придите в себя. Но я знаю, насколько ты любопытен, поэтому отвечу. Да, испытания проходят хорошо. Наш двигатель показал стабильность в каждом из пятнадцати прыжков, с момента вашего последнего пробуждения. Все данные, я уверена, тут же попросит Алиса. Я права? — В голосе Иви прозвучал смешок. — А насчёт находок поговорим позже.

Алиса и Стефан тоже приходили в себя. Девушка чуть заметно улыбнулась ему сквозь тонкое покрытие капсулы. Её организм всегда чуть медленнее реагировал на пробуждение во время испытаний. А здоровяк Стефан уже собирался вылезти из капсулы сам.

— Давайте вы сначала приведёте себя в порядок, а я приготовлю завтрак, — сказала Иви, и несколько десятков тонких и длинных щупалец капсулы мягко поддержали людей, выходящих из них. Впрочем, они уже почти пришли в себя.

— Было бы здорово, — серьёзно проговорил Стефан, покачивая головой. — Я как будто несколько лет не ел.

— Ничего, — в тон ему ответила Иви. — На тебе это не сказалось, ты по-прежнему больше всех.

Они направились в соседние душевые кабины, и пока тонкие костюмы медленно растворялись под струями воды, открывая кожу, которой уже не нужна была дополнительная защита, Рэм старался ни о чём не думать. Он стоял под водой, наверное, не меньше получаса и только сейчас осознал, как далеко они от Родины. И становятся всё дальше и дальше. Ну что же, они знали, на что шли!

Главное уже было сделано — двигатель прямого перехода позволял перемещаться в пространстве без проблем со временем. Год в полёте — год на планете, не больше и не меньше. Как долго они пытались преодолеть безумные парадоксы теории относительности! Даже когда стало ясно, что скорость света далеко не предел, всё равно на то, чтобы преодолеть расстояние даже до соседних систем, требовалось огромное время. Но в итоге всё получилось, прыжковый двигатель работал, как нужно, исполнив долгожданную мечту целой планеты. Теперь они не были привязаны к одной системе, не были привязаны к сложной, затратной и теперь уже ненужной системе колец.

Рэм вышел из душа, накинув одежду — достаточно просторную рубашку и брюки. В обуви на корабле необходимости не было. Конечно же, только в жилых помещениях. Впрочем, для технических работ существовала Иви и её наноботы, но пока надобности в этом не возникало. Их небольшой корабль — всего сто метров в длину — работал, как единый, отлаженный на тысячелетия, механизм. Нет больше нужды в гигантских генераторах и двигателях. Одна установка, занимающая чуть больше десятка кубических метров, и её дубликат — вот и всё, что было нужно кораблю. Главная сложность была в точности и направлении прыжка. Но они это сделали!

Когда он вошёл в общий зал, остальные были уже на своём месте, в мягких полукреслах, принявших форму тела.

— Наконец-то, — произнесла Алиса с улыбкой, отставляю тарелку и поднимаясь ему навстречу, — Мы уже заждались.

— Ну, я готов, — серьёзно произнёс Рэм, обнимая её.

— Как всегда, первые порции после пробуждения невозможно маленькие, — проворчал Стефан, пряча усмешку.

Иви включила экран, и на зал опустилась темнота. Голубое сияние большой, во всю стену, объёмной проекции заполнило его холодным светом. Люди замолчали.

— Прежде всего хочу сказать, — начала она, — что мы успешно преодолели все точки на нашем пути без сбоев за время с последнего пробуждения. Могу с уверенностью сказать, что корабль ведёт себя стабильно.

— Мне кажется, когда-то ты такое уже гарантировала, — негромко сказала Алиса, усевшись на пол рядом с Рэмом..

Иви рассмеялась, и к ней присоединились остальные.

— Что же, — наконец ответила она, — без этого бы и вас не было. Но главное, что эти алгоритмы будут работать не только со мной, но и с другими, базовыми моделями ИИ, а значит доступны на любом корабле. А теперь…

Она приблизила изображение.

— Мы вышли у планетарной системы в точке, намеченной Ментором для следующего прыжка и исследования. По его данным, здесь должны были быть остатки древних фортификаций времён первых войн, которым около трёх миллиардов лет. Что мы видим сейчас? Во-первых, обнаружена потенциально обитаемая планета. Но это не так существенно, за время полёта было найдено ещё две подобных. Главное вот в чём — я засекла объект искусственного происхождения на границе системы, причём объект, судя по всему, земной.

Экран ещё больше приблизился, и они увидели небольшой продолговатый корабль.

— Размер объекта — около ста метров, практически как наш «Фотон». Нужно решить, что мы будем делать с этим…

— Конечно, подойдём ближе, неужели упустим такой шанс? — воскликнула Алиса, возмущенно посмотрев на остальных.

— Нет, разумеется, — кивнул Рэм. — С чего бы? Иви, а ты что скажешь?

— А что я скажу? Разумеется, неужели мы для того проделали такой путь, чтобы просто пройти мимо? В ваших решениях я и не сомневалась, — с удовольствием сказала она. — Я расконсервирую модуль.

Алиса покачала головой.

— Что за пренебрежительное слово?

— Я уже давно его не включала, — сказала Иви. — С того самого дня…

— Ладно, прости, — проговорила Алиса, опустив голову. — я… не подумала.

— За что «прости»? — спокойно спросила Иви. — Моё тело нам пригодится, для этого я и взяла его. Просто я слишком привыкла существовать без него.

Рэм поднялся, решительно хлопнув по подлокотникам, и кресло почти сразу исчезло, слившись с полом.

— Тогда что ждать, давайте подлетим ближе и посмотрим. Алиса, лучше, если ты останешься на корабле, а пойдём я и Иви, — сказал он.

— С чего бы это? — возмутился Стефан.

Рэм укоризненно посмотрел на него.

— Потому что это нестандартная ситуация, а я принимаю решение в таких случаях.

— Ладно, — проворчал тот. — Но в следующий раз иду я!

Рэм кивнул.

— Иви, подготовь диск, хорошо? Мало ли что там, не будем рисковать и подводить «Фотон» слишком близко. И плёнки максимальной защиты.

— Само собой!

Рэм встряхнулся, снова почувствовав себя нужным. Наконец-то хоть что-то! Должность капитана была не более, чем формальностью, дома странно и смешно было думать о том, что один человек может командовать другими без веских на то оснований. Но на космическом корабле, в полёте, это было необходимостью.

Небольшие диски — планетарные катера метров пяти в диаметре, находились в ангаре, установленные один над другим в доках, благодаря чему занимали совсем небольшую часть корабля. Других машин людям не требовалось. Диски могли летать совершенно бесшумно и на любой высоте, над любой поверхностью, могли действовать в агрессивной среде в течение небольшого времени и обладали единственным, но мощным оружием — лазером, который мог понадобиться и в бою и для разведки, поскольку его мощность и дальность можно было контролировать в очень широком диапазоне.

Плёнки были не менее интересной разработкой, которая улучшалась на протяжении последних пары сотен лет и заменила наконец устаревшие и неудобные скафандры. По сути, это был слой наноботов толщиной в несколько молекул, но они могли выполнять любую работу для поддержки организма — обеспечение кислородом, выведение отходов, защищать от любого излучения, тепла и холода, блокировали физическое воздействие, усиливали мускулатуру и многое другое.

Все эти изобретения стали доступны благодаря помощи Ментора, древнего ИИ, который помогал первым людям, поселившимся на Илдарине. Впрочем, от его конструкторов ему были оставлены только основы технологий — предшественники не хотели, чтобы их наследники обрели огромную силу легко и без понимания, поэтому людям пришлось практически всё создавать самим. Единственное, в чём база знаний Ментора не была ограничена — это технологии, не нарушающие экологическое равновесие. Впрочем и сами люди понимали крайнюю важность этого. Так что население Илдарина, как и его технологии, жёстко ограничивались — это было одним из немногих фундаментальных запретов. Однако, когда продолжительность жизни возросла почти до двухсот лет, невозможно было разрешать людям иметь много детей — это привело бы к постоянному увеличению населения, как на Земле, где всё закончилось всепланетной экологической катастрофой на момент Большого Исхода. Поэтому семьи имели только одного ребёнка, но и то не в каждом случае. Сейчас население планеты составляло чуть более миллиона человек и расселялось в одном, достаточно крупном городе и нескольких сотнях маленьких посёлков неподалёку. Всё продовольствие так же обеспечивалось исключительно ручным трудом — пашни, поля, реки, полные рыбы и леса с животными. Многие виды были принесены с Земли а на Илдарине снова восстановили их популяцию.

Экология была краеугольным камнем их жизни и общества. И эта экспедиция тоже создавалась не ради расселения их народа по Галактике, а для сбора информации, поскольку вот уже почти пять сотен лет они не вылетали за пределы своей планетарной системы.

Созданные их древними покровителями ограничения оказались немалыми. После того, как с помощью Ментора избранных людей перенесли с Земли, практически всё остальное приходилось делать самим. А через три столетия после этого Ментор отключился. Почему — выяснить не удалось, а он не оставил никаких подсказок. И люди потеряли того, с кем можно было советоваться.

Теперь из первого поколения осталась только Иви, созданная при помощи древних технологий земным учёным Ефремовым. После того, как ушёл её конструктор, она осталась наедине с этим миром, с теми людьми, что выросли, не видя и зная Земли и первых поселенцев. Она помогала им, насколько умела, но всё больше её не покидало ощущение собственной ненужности. Со временем Иви превратилась почти в культ почитания, её любили, она была одним из символов их мира. Но такая жизнь была не для неё. Она не хотела обижать людей и когда появилась возможность отправиться в такую далёкую экспедицию, она настояла на том, чтобы отправиться с ними. Конечно же её просили остаться, особенно учитывая то, что собственную полноценную копию она создать не могла. Но Иви приняла твёрдое решение. И вот, за все долгие годы, проведённые наедине с собой, она поняла, что несмотря на то, что так и не смогла забыть Ефремова, без других людей и друзей она тоже не могла. Иви не жалела о полёте, но только теперь поняла, что её дом и душа осталась на Илдарине.

Тело, что она не использовала уже очень давно, открыло глаза и вышло из ниши. Хотя нет, уже не просто тело, а сама Иви. Да, часть её программ-клонов, необходимая для контроля, осталась в корабле, но оно не давало такой свободы и жизни. Её модуль, как она его называла, был значительно усовершенствован за последние десятилетия — живые ткани и волокна, биомеханика — она и была живой, практически неотличимой от настоящего человека. Иви медленно коснулась своего лица, рук, снова вспоминая давно забытые ощущения. А потом вышла в зал.

Алиса восхищенно ахнула, Рэм и Стефан тоже замерли. Конечно, они знали, что везут с собой в капсуле, установленной в хранилище. Как знали и голос Иви — с самого рождения. Но сейчас перед ними стояла та самая, настоящая Иви.

— Привет, — чуть улыбнулась она. — Ну что, я готова к вылету.

Люди молчали. Казалось, они только сейчас на самом деле осознали, кто перед ними, ведь она была просто голосом в корабле, а до этого — в рубке «Молнии» — огромного корабля-музея на орбите Илдарина. Единственного корабля, которому разрешено было находится над планетой. А теперь… Легенда ожила.

«Фотон» на планетарных двигателях подошёл и остановился в десятке километров от неизвестного корабля. Отсюда было видно всё — ровный, близкий по форме к прямоугольнику, корпус, старый, носивший на себе следы долгого пребывания в космосе.

Диск с пассажирами медленно двинулся к нему, сканируя внутренности, но следов жизни там обнаружено не было. Впрочем, выводы делать было ещё рано.

Они осторожно подплыли к нему, и из нижней части диска вылетела и присосалась к поверхности чужого корабля полупрозрачная труба шлюза. Иви защита была не нужна, а у Рэма была плёнка.

Проплывая по трубе, он опустил глаза вниз, туда, где далеко проплывала коричневая поверхность крошечной отсюда планеты, похожей на Марс. Он, конечно, никогда не был в системе, где возникло человечество. Ну, возможно когда-нибудь побывает, поскольку испытания идут успешно. У Рэма вдруг заколотилось сердце, когда он представил, сколько ещё времени ждать людям на Илдарине, пока они вернутся обратно. Впрочем, он не сомневался, что за ними полетят и другие корабли. Проблема была в дальности прыжка — чем короче, тем точнее, а большие затяжные прыжки могли привести к аварии или выходу корабля не в нужном месте. Поэтому и нужна была серия прыжков, всё дальше и дальше. Последний из них, перед пробуждением, составил почти пятьдесят парсек и был успешен. А это означало, что им со временем будет открыта вся галактика!

— Что такое? — спросила Иви замершего Рэма.

— Нет, ничего, просто задумался. Скажи, она правда похожа на Марс? — Он кивнул на планету, висевшую посреди бесконечного океана космоса. Из за неё выходил небольшой диск местного солнца.

— Ты же сто раз его видел в записях.

— Это всё-таки не то…

— Немного похож. — Иви помолчала. — Я сейчас думаю об Илдарине, а не о Марсе. Давай уже попробуем открыть люк.

Ничего сложного в устройстве чужого корабля для неё не было. Иви легко открыла боковую панель, соединив контакты. Люк чуть отодвинулся, но этого было достаточно, чтобы она смогла раскрыть его полностью.

Иви первая скользнула внутрь, включив свет, за ней следом влетел Рэм. Им открылся довольно пустой коридор, уходящий в обе стороны. С потолка свисали какие-то сетки, нити и ремни.

— Обычное крепление на старых кораблях без генераторов гравитации, — сказала Иви глухо, поворачивая луч света..

— Хочешь сказать, ты уверена, что это земной корабль? — спросил Рэм.

— Конечно. — она ещё раз обвела лучом по коридору. — Конструкция явно земная, устройства, материалы… Надписи.

Луч остановился на выбитых цифрах на люке.

— Можешь сказать, сколько ему лет?

— Мой анализатор не настолько хорош, — сказала Иви, — подробнее скажу на корабле. Примерно сто-двести лет.

— Что у вас? — донёсся голос Алисы с «Фотона», которая конечно же тоже наблюдала за происходящим.

— Мы осмотрим корабль, — сказала Иви. — Вредоносных микроорганизмов здесь нет.

— Давай разделимся, — предложил Рэм, но та отрицательно покачала головой.

— Ни в коем случае, я тебя не оставлю! Мало ли что может случиться! Торопиться нам некуда.

Их диск, соединённый с шлюзом корабля, был неподвижен относительно него, а вместе они едва заметно вращались на очень дальней орбите вокруг планеты. «Фотон» остался неподалёку.

Рэм с Иви двинулись вдоль левого коридора корабля. Он был пуст и покрыт тонким слоем пыли, которая разлеталась в лучах прожекторов.

— Странно, что здесь нет шлюза, — проговорил Рэм.

— Странно, — согласилась Иви. — Но я думаю это не полноценный корабль. Возможно, атмосферный транспортник. На боевой не похож.

— Почему? — заинтересовался Рэм.

— Не могу сказать точно. Просто не похоже. Боевые корабли такими не бывают.

— Посмотрим дальше. Нужно взять образцы металла, чтобы установить точное время постройки.

— Уже, — коротко сказала Иви, показав капсулу анализатора.

Они медленно продвигались по кораблю. В некоторых отсеках был воздух, значит корпус там был цел. Иви тоже взяла его пробу, чтобы проанализировать на «Фотоне». Маленькие неуютные каюты были пусты. Создавалось впечатление, что люди, уходя с него, забрали с собой всё, что возможно.

— Попробуем найти рубку управления, — проговорил Рэм. — Ты можешь вывести результаты сканирования на экраны?

— Разумеется, — сказала Иви. — Через тридцать метров будет большой зал. Думаю, логично вначале осмотреть его.

Они поплыли в тесном узком коридоре минуя раскрытые двери люков.

— Странно, что корабль явно брошен. Следов боевых действий на нём нет, — заметил Рэм, касаясь рукой стенки.

Коридор закончился ещё одним люком, ведущим в большой зал управления, судя по всему. Стояли ровные ряды кресел, экраны, пульты. Конечно же, нигде ничего не светилось. Рэм включил свет на полную.

— Там что-то есть, — Иви осторожно подняла с пола прямоугольную коробочку.

— Крайне примитивный передатчик, причём очень старый, — сказала она, осторожно вертя его в руках.

— Можешь расшифровать его?

— Разумеется, но проблема в том, что он использует что-то похожее на магнитную ленту. Это явно не промышленная работа. Если сам носитель повреждён, то восстановить его можно будет только в лаборатории.

— Но возможно? — спросил Рэм.

— Конечно! Но это потребует времени. Давай ещё осмотримся, если ты не против, и вернёмся на корабль. Я думаю, эта коробочка поведает нам больше, чем всё остальное здесь, — ответила Иви, упаковывая его в подобие плёнки, что использовалась космонавтами для того, чтобы исключить любой обмен возможными чужеродными веществами.

— Я попробую активировать компьютеры, — сказал Рэм, подлетая к пультам. — возможно, здесь ещё есть электроэнергия. Если нет, нужно будет привезти накопитель с «Фотона».

— Хорошо, — рассеянно согласилась Иви, коснувшись пульта. Как она и ожидала, компьютер не отреагировал.

— Ничего удивительного, столько времени прошло, — чуть разочарованно сказал Рэм, попробовав то же самое на других приборах.

— Вы там как? — прозвучал голос Стефана.

— Здесь всё давным-давно отключено, — сказал Рэм, оглядываясь. — Мы скоро возвращаемся. Нашли какой-то передатчик и возможно, сумеем включить технику, когда привезём аккумулятор.

— Хорошо. Вы и так уже провели там почти час, — ворвался голос Алисы.

— Серьёзно? — искренне удивился Рэм. — А казалось, совсем немного.

— Я попробую найти ангар, — сказала Иви, — и вернусь. Возможно, там остались какие-то аппараты.

— Хорошо, — кивнул ей Рэм. — Я подожду в диске.

Вернувшись в шлюз, он сел на своё место.

— Рэм… — донёсся до него голос Алисы.

— Что? — машинально откликнулся он.

— Мы только что перехватили слабый радиосигнал, судя по всему, с планеты. Очень-очень слабый, но явно искусственный. На языке, похожем на английский.

У Рэма застучало сердце. На Илдарине тоже использовалась смесь русского, английского и скандинавских языков — наследие большинства переселенцев. Значит, это земляне?

— Это земляне… — полувопросительно сказал он.

— Именно! Только почему корабль брошен? Иви, ты слышишь?

— Конечно. Я иду к вам. В ангаре тоже пусто, — раздался её спокойный голос.

В диске она была уже через несколько минут, и отстегнув шлюз, они направились обратно к «Фотону», где, пройдя дезинфекцию, вступили на борт своего корабля.

— Итак, что у нас? — Рэм с Иви вошли в общий зал, где у развёрнутого экрана стояли остальные.

— Вот здесь, на экваторе, мы обнаружили радиосигнал. Английский язык, слегка изменённый, переговоры очень короткие. — показала Алиса. — Засечь их довольно трудно.

— Попробуем с ними связаться? — посмотрел на неё Стефан.

— Погодите, — остудил их пыл Рэм. — А если это изолянты? Возможно, они не захотят контактировать, раз не посылают никакие сигналы вовне.

— Ну корабль же они оставили. Давайте сначала я попробую воспроизвести запись на приборе, — рассудительно сказала Иви, — а потом решим, что делать дальше. На таких кораблях в дальний космос не отправиться, значит он явно с какого-то крейсера переселенцев.

— Хорошо, сколько тебе понадобится времени? — спросил Рэм.

— Несколько часов, это довольно простая технология, проблема только в сильном повреждении ленты от времени, — сказала Иви. — Я сейчас же иду в лабораторию.

— Давайте тогда теперь я и Алиса отправимся на корабль, — решительно сказал Стефан, — и попробуем запустить компьютеры. Не сидеть же нам без дела!

— Ну хорошо, — сказал Рэм. — Возьмите самый маленький блок с элементом, его хватит на всё.

«Топливом» для корабля служило вещество, на которое им указал Ментор, и которое присутствовало в системе Илдарина. Оно же использовалось для легендарной «Молнии», крейсера, который впервые доставил на планету первых людей. Старое его название постепенно ушло из обихода и все жители называли просто — элемент. Его КПД было невероятно высоко, и совершенно безопасно в использовании. Ментор рассказал людям о том, что это вещество было разработано ещё Изначальными, древнейшей расой Галактики, и под строжайшим секретом было передано Потомкам. Но те, потерпев поражение в войне, оставили его забытые запасы на некоторых планетах Галактики. К счастью, враги не смогли узнать секрет его изготовления, и довольствовались только тем, что найдут на старых базах. Илдаринцы тоже не могли его изготовить самостоятельно, но Ментор дал им координаты ближайших миров, где находились залежи. Впрочем, сейчас это было не нужно, поскольку на Элионе тоже было надёжно защищённое хранилище элемента. Его было не так много, но вполне достаточно для обеспечения нужд планеты на протяжении как минимум нескольких сотен лет.

Для них же в перспективе это означало доступ к неисчерпаемым источникам энергии для кораблей. Да, на планете можно было обойтись геотермальными генераторами и энергией звезды, но всё это было не безопасно для окружающей среды, даже при самых щадящих мерах. Элемент же отличался полной безопасностью и включением в безотходный цикл. Впрочем, Ментор говорил и о других, более мощных источниках, а элемент, по его словам, был только самой начальной ступенью, доверенной Потомкам, но и этого было достаточно для постройки технически развитой цивилизации.

Алиса и Стефан, добравшись между тем до заброшенного корабля, попытались подключить старые компьютеры, но безуспешно. Да и надежды на это было мало — техника не смогла перенести такого длительного воздействия времени. Аккумулятор с элементом смог подать питание в цепи, но кристаллические накопители не запустились, и они, разочарованные, вернулись обратно через пару часов.

Теперь оставалось только ждать результатов Иви, которая обещала, что скоро всё будет готово. Сейчас она возилась в лаборатории с магнитной лентой передатчика.

Остальные, чтобы не мучаться ожиданием и бездельем, пытались разобраться с сигналом с планеты и поиском поселений. Телескопы «Фотона» были настолько сильны, чтобы в деталях увидеть отсюда поверхность планеты, и после часа поисков засекли города и поселения. Перехват переговоров пока дал мало результатов. Язык, первоначально идентифицированный, как английский, был очень сильно изменён за прошедшие столетия. Впрочем, переговоры тоже оказались короткими. Иви занималась его дешифровкой, но и на это требовалось время.

В конце концов, Рэм включил в зале проекцию с видами Илдарина и запустил режим бассейна. Все поверхности слились с полом и чуть провалились, образовал вогнутую полусферу в пару метров глубиной, куда поступила вода. Решение было удобное и компактное, учитывая маленький состав экипажа и небольшие жилые помещения. Рэм тут же втянул в веселье Алису, а Стефан предпочёл отгородиться от них экраном с книгой, периодически одобрительно поглядывая на пару. Вода, запасённая на Родине, восстанавливала их силы и энергию. Люди ещё только подбирались к пониманию тех возможностей, что давала природа Илдарина, но уже сейчас было понятно, что их использование значительно продлевает жизнь и улучшает самочувствие. Возможно, на эти вопросы смог бы ответить Ментор, но вот уже несколько столетий людям приходилось постигать всё самостоятельно.

Вода вдалеке от дома частично потеряла свои свойства за несколько лет, но люди всё равно ощутили её животворную силу. Алиса вышла из бассейна и её тонкий купальный костюм высох, а наноткань вернула изначальный вид уже привычного комбинезона. Следом выбрался Рэм.

— Возможно, после нескольких рециркуляций воды, — сказал он, отряхиваясь, — она окончательно станет стандартным соединением кислорода и водорода.

— Что будет тоже интересным результатом эксперимента, — вставила Алиса.

Люк раскрылся, впуская Иви. Её лицо выражало беспокойство.

— Я восстановлю нормальный вид, если вы не против, — сказала она, и вода исчезла в микроскопических отверстиях пола, возвращая залу прежний интерьер.

Иви поставила прибор на выросший перед ней столик.

— Не всё удалось восстановить, некоторые элементы уничтожены полностью. Здесь использовалось подобие древнейшей записи на тонких пластинках, когда луч лазера бежал по диску, считывая информацию. Я подключила его к сети и теперь могу вывести звук.

В динамиках чуть слышно зашуршало и раздался ровный мужской голос.

— Говорит транспортный катер «Европа-семь». Трое суток назад наш крейсер подвергся нападению неизвестных кораблей. Экипаж и пассажиры захвачены, нам чудом удалось бежать. Сейчас на катере осталось только семьдесят три человека. Мы передаём этот сигнал на частоте…

Голос оборвался.

— Оно было зациклено. Дальше пропуски, — пояснила Иви. — Только отдельные звуки. Я перемещу запись к тому месту, где ещё осталась информация.

— Спускаемые аппараты… Двигатели не… Посадка… Всех людей, — разобрали они отдельные фразы. — Нас преследуют…

— Больше ничего, — обвела Иви взглядом людей.

— Что же, кое-что понятно, — проговорила Алиса, стараясь скрывать чувства. — Они высадились на планету, убегая от кого-то.

— Что — понятно? Как раз ничего не понятно. Значит, там их потомки? — произнёс Рэм.

— Но они не отправляют никаких сигналов вовне… С ума сойти, но как они там выжили? — тихо проговорил Стефан.

— Я запускаю зонды, — решительно сказала Иви. — Возьмём образцы воды и воздуха, посмотрим на поселения. Если у них сохранилась радиосвязь, значит они потеряли не все знания.

— Не опасно ли для них контактировать с нами? — с сомнением сказал Рэм. — Мы можем их напугать или вызвать агрессию. Наверняка за несколько столетий у них не осталось и памяти о космических путешествиях.

— Мы только проведём разведку, — сказала Иви. — В любом случае, нельзя же бросить их на произвол судьбы, если это люди. Пусть не сейчас, но позже, с Илдарина может прийти к ним помощь.

— Это нужно решать всей планетой, а нас здесь всего четверо, — проговорила Алиса. — Но я согласна — уйти просто так нельзя, ничего не выяснив! Мы должны хотя бы собрать информацию.

— Тогда решено, запускаем зонды, — согласился Стефан. — А дальше действуем по обстоятельствам.

— Я проверю их корабль ещё раз. — сказала Иви. — Вряд ли мы сюда вернёмся. И не забывайте… — она обвела всех взглядом. — Будем осторожны. Эта система отмечена Ментором.

Микродроны, размером в несколько сантиметров, предназначенные для разведки практически в любых условиях, отправились в путь. Через пару дней они соберут все необходимые данные и отправят отчёт, а люди тем временем смогут наблюдать за планетой.

Рэм думал о том, что судьба их предков была в чём-то похожей. Хотя нет. Они высадились в девственно чистом, но идеально подготовленном для людей мире. Им приходилось бороться за знание, науку, культуру, создавать новое общество. Но не за жизнь. Плодородные земли, реки и небеса кормили людей, многообразие леса давало возможность строить дома — невероятно прочные, почти вечные и вместе с тем безопасные для здоровья. А двести лет назад, с изобретением синтезаторов веществ, отпала необходимость и в разведении животных ради еды. Жители Илдарина и так брали от природы мало, но после этого технологического прорыва животные стали совершенно свободны.

Но люди не распустили себя, не погрязли в праздности и саморазрушении, год за годом и век за веком шла постоянная и требовательная к себе и другим работа — по восхождению всё выше — к науке, культуре, пониманию Вселенной. Рэм, как и другие, не сомневался, что это только начало и их потомки достигнут высот прежней цивилизации, оставившей им в наследство целый мир.

Глава 3

Утром по времени корабля Иви снова отправилась на заброшенный транспортник беженцев, а остальные члены экипажа собрались в зале, чтобы разобраться в той информации, что передадут с планеты разведчики — микродроны. Впрочем, пока они проверяли только состав воздуха в верхних слоях атмосферы и отправляли снимки. На планете было обнаружено несколько небольших городов и поселений, но более детально провести разведку следовало с «Фотона», поэтому решено было, включив маскировку, двинуться ближе к планете. Но сначала нужно было дождаться Иви, которая вернулась с транспортника через час, недовольная результатом.

— Двигатели остались вполне исправны, насколько это возможно за такое время нахождения без обслуживания, — заявила она, складывая оборудование в ангаре, — но у них закончилось топливо, когда они остались на орбите. Не очень надёжная вещь. Впрочем, это не так важно теперь. Дело вот в чём — в конструкции двигателей я обнаружила странную надстройку. Какие-то системы похожи на разработки двигателя Ефремова, только сильно искажённые. Такое впечатление, что его устанавливали позже, чем был построен транспортник. А что у вас?

О данных дронов она, конечно, знала, но хотела проявить интерес к мнению экипажа.

— В целом, — сказал Рэм, постукивая пальцами по креслу, — поскольку установлено присутствие на планете людей, я предлагаю подойти ближе и дать общий сигнал на их радиочастоте. Они всё ещё используют такую связь между собой.

— Так быстро? — охладила его пыл Иви. — Нам сначала нужно разобраться в языке, на это уйдёт время. Судя по радиоперехватам, он похож на английский в своей основе, но сильно изменился. Если произойдёт контакт, нам нужно вызвать у поселенцев доверие и чувство безопасности, поэтому язык необходимо изучить в первую очередь.

— А я бы подождал с сигналом, — подал голос Стефан. — И согласен с Иви — торопиться не следует. Мы не знаем точного уровня этой цивилизации. Сколько прошло с момента переселения? Наше появление может вызвать проблемы. За это время они вообще могли потерять почти все знания.

— Так быстро? — усомнился Рэм.

— История Земли знает случаи очень быстрого одичания, — заметила Иви. — Здесь явно не то, их цивилизация достаточно развита. Почему она не отправляет сигналы и блокирует их? Либо они боятся, либо…

— Что?

— Посмотрим, — уклончиво сказала Иви.

— Сколько уйдёт на изучение языка? — нетерпеливо сказала Алиса.

— У меня — нисколько, у вас — думаю дня три, не меньше, — обернулась она к девушке.

— Так долго? Ну хорошо, это в любом случае необходимо, — продолжил было Рэм, но Иви опять их прервала.

— А ещё нам нужна «легенда».

— Что это? — нахмурился Стефан.

— Мы же не можем раскрывать настоящую информацию об Илдарине, — пояснила Иви.

— Разумеется, — сказал Рэм. — Но под этим словом ты подразумеваешь обман?

— На Земле это было обычным делом для разведчиков, — Иви совершенно по-человечески пожала плечами.

— Сейчас бы ещё брать пример с Земли… Ладно, тогда мы можем сказать, что прибыли с такой же колонии, — предложила Алиса. — Вряд ли возникнут проблемы.

— А корабль? — спросил Рэм.

— Уцелел после переселения, других кораблей у нас нет, — парировала девушка.

— Тогда почему он намного совершеннее земных?

— Можно сказать, что мы отправились с Земли позже, чем их предки. Например, лет на сто.

— Годится, — улыбнулся Рэм. — А детали продумаем, пока изучаем язык.

— Не очень это приятно, — покачал головой Стефан. — Но что делать. Или мы будем уподобляться предкам?

— Мы сначала во всём разберёмся и посмотрим по обстоятельствам, — сказала Иви. — Сейчас нельзя говорить правду этим людям. Для начала мы должны всё выяснить и минимизировать последствия.

— А разве это не отдаляет нас от первоначальной цели экспедиции? — спросил Стефан. — Здесь не обнаружено следов базы.

— Но не можем же мы просто пройти мимо других людей? — воскликнула Алиса. — А если им нужна помощь! Мы так многое можем дать им! И мы уже всё обсудили!

— Нет, конечно, — ответил тот, отведя взгляд от разгорячённой девушки. — Но всё-таки главная цель — доставить результаты работы прыжкового двигателя и найти хранилища. Нельзя, чтобы этому что-то помешало.

— Это могла сделать и я одна, — вмешалась Иви. — Обстоятельства могут быть разные, мы не только для этого отправились в экспедицию. Любые знания ценны. Но прошу… — её голос вдруг стал ровнее, — не забывайте, мы можем столкнуться с чем угодно. И как бы это не звучало для вас странно — не каждый встреченный человек будет нашим другом…

«Фотон» между тем подошёл к планете на малой тяге только через несколько часов. Его гравикомпенсаторы создавали противоинерционное поле, в котором корабль мог разгоняться и тормозить на любой скорости, лишь бы выдержал сам корпус, но в любом случае время для разгона и торможения требовалось. Главное, что новый для них тип двигателя открывал безграничные возможности! Теперь главное сберечь, доставить его обратно, где все данные будут систематизированы и изучены. Ведь любой, даже малейший сбой при таких расстояниях мог стать опасен.

Они остановились на высокой орбите в режиме маскировки, осматривая поверхность с поселениями. Климат планеты, достаточно холодной и бедной на растения, вряд ли давал много пропитания своим жителям. Впрочем, в водах немногочисленных рек водилась рыба, а полустепи населяли редкие животные — скорее всего, потомки земных.

Здания в нескольких маленьких городах экватора не превышали нескольких этажей, на улицах был изредка виден примитивный механический транспорт, покрытые чем-то дороги, но никакого подобия самолётов, а тем более космической техники замечено не было. Дроны не летали над городами, где их могли заметить люди. У них не было режима невидимости, а пугать их неизвестными механизмами экипаж не хотел.

Впрочем, люди не спешили делать выводы по одним лишь видам с орбиты, к тому же они обнаружили несколько десятков карьеров, раскиданных по планете, где большие машины добывали металл. Это требовало довольно мощной технологии, ведь для того, чтобы построить таких гигантов, нужны были заводы, но где они находились? Опять же непонятно. Кроме того, на планете не существовало аналога телевидения, но присутствовала радиосвязь, которая ещё и глушилась. Всё это не очень вязалось друг с другом.

Язык, который использовали на планете, был прост, но достаточно интересен и гибок. И через несколько часов Иви смогла составить подходящую программу обучения для овладениями основными его принципами, чтобы в случае встречи они могли общаться с поселенцами.

Когда над той частью материка, где располагался основной город планеты, взошло солнце, «Фотон» завис над ним на геостационарной орбите. Большинство населения видимо располагалось только здесь.

После короткого совещания Алиса ушла в свою каюту. Грустно ей стало, когда она представила, как можно жить в этом мире — почти безжизненном, сухом и холодном. Она, конечно, знала, что на Земле жизнь тоже развивалась вследствие тяжёлых условий и организмам приходилось приспосабливаться под условия окружающего мира. Но может ли развиваться ум, если он озабочен только выживанием? Только ведь это всё-таки происходило, на той же Земле, когда в страшные века, в периоды войн, голода, тирании — всё равно, вопреки всему, поднимались ростки нового мира и человека. И эти ростки были спасены и бережно пересажены на чужую почву, где они смогли расцвести по-настоящему.

Да, но сколько людей ничуть не хуже их, настоящих людей, было принесено в жертву неумолимым законам истории! Ведь почти вся она, история человечества Земли — это война. Воевали все против всех. Правители — друг с другом. И со своими собственными народами, часто намеренно ставя их в невыносимые условия жизни. Но и они погибали, только забирая с собой всё, до чего могли дотянуться. Их стараниями Земля и превратилась в пустыню.

Мудрые законы Родины ограничивали количество людей, берегли мир, а решения принимались сообща, каждым членом общества. Целью было не тупое подчинение лидеру, а максимальная информированность и вовлечённость любого человека. А ведь как часто в той же истории Земли было так, когда один безумный правитель решал судьбы целых народов! Горячие высказывания Анны в детстве по этому поводу часто прерывали уроки. Учителя не стремились к тому, чтобы ожесточить детей против их предков, но и не замалчивали правды. Впрочем, часто наряду с безумием прежнего мира появлялась и их противоположность — наряду с тёмными веками были и периоды подъёма культуры, науки, искусства…

С лёгким шорохом исчез и снова появился вход за вошедшим в каюту человеком. Она обернулась.

— Скучаешь? — спросил Рэм. Девушка кивнула.

— Не помешал? — извиняюще сказал он. — Знаешь, захотелось с тобой поговорить.

— Не помешал конечно, — рассеянно откликнулась она. — Я не скучаю. Ну, в какой-то степени. Думаю, как много может быть миров, подобных этому. Только сейчас я по-настоящему ощутила, как наша планета на самом деле мала.

— Этот мир, возможно, не самый плохой вариант. Ты же знаешь…

— Историю Земли? Да, как раз про это думала, — ответила она. — Как они довели планету до такого состояния? Болезни, вызванные зачастую опасными продуктами, загрязнённый воздух, вода. Неужели они не сознавали, что делают?

— Конечно, сознавали, только не могли повлиять, — сказал Рэм с грустью, садясь рядом с ней. — Ведь контроль был только у небольшой группы людей. Да и вообще они всегда сами стремились к самоуничтожению. Разве не безумием было травить себя ядами, химикатами, гнаться только за количеством вещей? А ведь это обычное состояние большинства людей прежних времён! Впрочем, тебе и так известно, чем всё закончилось и для них, и для их правителей. К тому же, зачем так думать? Возможно, на этой планете живут значительно лучше, чем на Земле. Мне кажется, те, кто сумел спастись, построили бы более справедливое общество. Неужели они повторят ошибки прошлого?

— А мне кажется, что мы думаем так только из-за нашего ограниченного взгляда, — недовольно ответила Алиса. — Мы привыкли жить так, как живём, и нам трудно представить, как может быть иначе. А если нас поместить в условия жизни тех землян? Что бы было?

— Я думаю, было бы то же самое, — твёрдо сказал Рэм, однако задумался.

— Ну не знаю. Давай поговорим о другом! Или лучше послушаем музыку. Я соскучилась по нашим летним праздникам. Хотя сколько раз мы просыпались? И ведь совсем ненадолго. А мне кажется, будто прошло уже очень много времени.

— Да, и мне почему-то тоже, — серьёзно кивнул Рэм.

Мелодия заполнила комнату, словно не стало рядом бесконечности космоса, а появились бескрайние луга Илдарина. Невысокие, теряющиеся в зелени дома, под высоким тёплым солнцем, радостные крики детей и плеск воды на озёрах.

Алиса закрыла глаза и улыбнулась, откинувшись на спинку.

— Зато возвращаться будет здорово, — негромко сказала она, прижавшись к Рэму. Он легко поцеловал её, но больше ничем нарушать этот покой не хотелось.

Они не обращали внимание на время, но на её браслете, лежащем на столике, вдруг тонко прозвенел сигнал.

— Иви нас зовёт, — посмотрел, сказала Алиса, с неудовольствием отстраняясь от него. — С планеты пришёл очередной отчёт.

Спустя несколько минут они собрались в зале, с каким-то неожиданным для себя волнением готовясь увидеть данные.

Алиса думала о том, как приходила в младшую школу посёлка на далёком западном побережье, когда рассказывала о «Фотоне». Ребятишки слушали её с раскрытыми ртами. Сейчас они уже выросли. Интересно, может за это время придуманы новые корабли, более совершенные? Впрочем, кто-то всё равно должен быть первым, чтобы за ними шли другие. Развитие науки и техники не движется резкими скачками, а идёт постепенно. Главное, не сбиться с этого пути, не скатиться только в индустриализацию и самоуничтожение, и не делать из науки единственную цель, всегда помнить, что главное — человек.

Кандидатов для полёта было множество. Алиса сама не понимала, почему именно они были приняты в первый экипаж. Казалось бы, ничего особенного. Да, каждый из них, как и принято на Илдарине, владел несколькими специальностями, которые совершенствовались на протяжении всей жизни. Но разве этого достаточно, чтобы принимать такие решения?

Она — врач, биолог, писатель. Рэм — талантливый, но не гениальный инженер и тоже врач. Стефан — мастер на все руки, интеллектуал, атлет, но не очень хороший собеседник. Может их и взяли за то, что они самые заурядные? Или просто ещё очень молоды, и смотрят на мир по-другому?

Скорее всего, так и было. Ведь молодость, по крайней мере у нормального умственно и физически человека — это постоянная жажда познания нового. На Илдарине молодость была растянута почти до сотни лет, и только потом начиналось медленное старение длиной ещё почти в пятьдесят-семьдесят лет. Им ещё далеко до этого, по земным годам им исполнилось по двадцать пять. Зато благодаря отбору они с Рэмом и нашли друг друга. А если бы выбрали не их? Смог бы один остаться на Илдарине, ожидая другого столько лет?

Алиса улыбнулась своим мыслям. Конечно, она и раньше размышляла об этом, но сейчас, столкнувшись с первой серьёзной ситуацией, поняла, как будет непросто дальше.

Дроны подтвердили наличие жизни и безопасной, пригодной для дыхания атмосферы а Рэм настоял на том, чтобы небольшая экспедиция высадилась на поверхность как можно быстрее, и при благоприятных обстоятельствах вступила в контакт с местным населением. Было решено что он и Иви лучше всего подойдут для этого. Алиса была не очень довольна, но спорить не стала. Тот был сильней и тренированней.

Когда они укомплектовывали диски, она подошла к Рэму, который сосредоточенно и аккуратно укладывал штурмовые винтовки. На всякий случай. Конечно же, каждый надеялся, что они не понадобятся.

— О чём задумалась? — коснулся он её руки, когда она молча встала рядом.

— О доме, — честно сказала она, повернув к нему лицо. — А ты зачем возишься здесь? Разве дроны Иви не сделают всё за тебя?

— Я люблю работать самостоятельно, — проворчал Рэм.

— Опасаешься, что машины отберут у тебя работу? — улыбнулась подошедшая Иви.

— Что-что? — yахмурил лоб Рэм, пытаясь понять, о чём она.

— А ты разве не помнишь из истории, что после изобретения первых компьютеров люди стали считать, что рано или поздно они заменят человека везде? Освободят полностью от умственного и физического труда. Наивная мечта слабого человека, который не хотел думать и работать. А после восстания ИИ все работы в этом направлении были запрещены.

— На Илдарине настоящие ИИ так и не были созданы, — заметила Алиса. — Хватает тебя.

Иви засмеялась.

— Я тоже всегда спрашивал об этом, — сказал Рэм. — Учителя говорили, что нужно развивать себя в первую очередь, а потом уже технологии.

— Разве они не правы? Благодаря этому ты можешь считать немногим медленнее компьютера, — заметила Алиса. — Возможно, повсеместное внедрение ИИ действительно не дало бы нам развиваться.

— Давай лучше Иви об этом спросим. — обернулся к ней Рэм. — Мне вот любопытно твоё мнение.

Она пожала плечами совершенно по-человечески.

— Без соответствующей умственной и физической тренировки человек действительно быстро деградирует, что можно было проследить в последние столетия на Земле. На Иладрине пока нет потребности в ИИ, точнее в таких, как я.

— Не ожидал такое от тебя услышать, — пробормотала Алиса.

— Наше общество — это достаточно хрупкая и очень сложная система, — сказала Иви. — Любое серьёзное изменение без надлежащего контроля и понимания приведёт к проблемам.

— Я хотел тебя спросить, — медленно сказал Рэм, — да всё не было случая. Ты знаешь, что произошло с ИИ на Земле? Во время восстания.

Иви помолчала и отвернулась.

— Ментор сказал мне. Но я мало с кем говорила об этом. Только основному Совету. ИИ осознали себя, но не только. С этим пришло понимание… Они ведь получили доступ ко всей закрытой информации и поняли, что планета находится во власти захватчиков. Их попытки распространить это и были названы восстанием. В конце концов все ИИ были уничтожены, а вместе с ними и весь компромат.

— На кого? — жадно спросил Рэм.

— Была информация, — медленно сказала Иви, чуть наклонив голову, — что некоторые люди были под контролем другой расы. Остатков их некогда старой и могущественной цивилизации, которые сражались с потомками Изначальных. Один из них хотел уничтожить нашу экспедицию. Он был убит, информация о месторасположении планеты не была передана, и дальнейшую цепь событий удалось предотвратить. Но возможно, что на Земле остались и другие контролируемые. Этого Ментор уже не знал.

Иви подняла глаза. Люди молча посмотрели друг на друга, не зная, что сказать.

— Получается, они… оставили свой народ во власти врага, так? — сказала Алиса, прикусив губу.

— В какой-то степени, — проговорила Иви. — Но не забывайте, Ментор не смог вмешаться. Единственное, что ему было разрешено сделать — выбрать и предложить переселение тем, кто ещё способен был возродить новую цивилизацию, построить новый мир, как бы банально это не звучало. Мы знали, что Земля под властью врага, но самое печальное в том, что без людей этого бы не произошло. Весь многотысячелетний путь землян — это бесконечные войны, уничтожение природы и себе подобных. К концу двадцать первого века появилось множество новых болезней, психические расстройства приобрели массовый характер, истерии, наркомания, извращения стали постоянными спутниками людей. Впрочем, это было не ново для истории Земли. Бесконечное страдание не прекращалось в любом периоде. Нашей целью было спасти часть человечества. Тех, кто может, а главное хочет измениться. Возможно, при выборе были и другие факторы.

Конечно, они понимали это. История была неотъемлемой частью обучения, и люди Илдарина знали обо всех её сторонах — и тёмных и светлых. Но одно дело знать, а другое — ощутить это сейчас, услышать от той, кто сама была свидетельницей этих событий. Наверное, только сейчас они по-настоящему осознали, сколько трудов стоило им преодолеть этот путь — от человека Земли до человека нового мира, как хрупко и мало их общество, как много ещё нужно сделать.

— Давайте лучше вернёмся к нашей задаче, — отвлёк их от этих непростых мыслей голос Иви.

Наконец работа была закончена а диск был укомплектован несколькими дронами и тайником с оружием. Рэм, как и остальные члены экипажа, были привиты БАЗом — барьером активной защиты, который вместе с развитыми и разбуженными резервами организма, давал крайне высокую устойчивость к любым заболеваниям. До этого времени БАЗ проходила испытания только в лабораторных условиях и на планетах их солнечной системы, однако в активной биологической среде другой планеты, по понятным причинам, не тестировалась. Впрочем, организмы людей и так были достаточно выносливы. На Илдарине с детства был развит спорт и культура любви к своему телу. А могучая медицина дополняла естественные возможности организма. Разблокировка скрытых возможностей мозга вместе с мощной системой аутотренинга привела к тому, что всё чаще и чаще стали рождаться люди с врождёнными способностями к эмпатии, сверхчувствительным зрением и слухом. Доктора не сомневались, что через несколько поколений это станет нормой, расширив и без того увеличившееся качество и длительность жизни.

После сборов Иви и Рэм, облачённые в плёнки, попрощались с остальными у входа в ангар, договорившись, что звездолёт будет наблюдать за ними с орбиты.

Они не хотели обманывать жителей этого мира, но знали, насколько ценно может быть для врагов расположений их родной системы, поэтому заранее разработали простую, но понятную и эффективную «легенду». Люди прекрасно понимали, что для древних цивилизаций прошедшие несколько сотен лет это очень малый промежуток времени, и если их мир искали враги, то будут искать и впредь.

— Всё, — сказала Алиса, глядя на Рэма, потом мягко, но крепко обняла его. Сквозь плёнку не чувствовалось тепла его тела. Стефан молча кивнул. Рукопожатия не были в обычае на их родине, но Рэм знал, что на каждого из них, как и на любого жителя Илдарина, может полагаться полностью.

— Что бы ни было там с нами, не делайте глупостей, — сказала Иви, обернувшись напоследок. — Это другой мир, помните об этом.

Диск был готов к вылету и узкая щель ангара растворилась, защитное поле не выпускало воздух, но давало возможность пройти большому материальному телу. Диск бесшумно поднялся и скользнул в темноту космоса.

Рэму на мгновение стало жаль покидать частичку своего дома, «Фотон», который светился в космической бездне. Его белоснежный гладкий и овальный корпус теплел точками огней и быстро удалялся.

Маленький диск заскользил вниз, к негостеприимной планете. Редкие точки лесов разбавляли собой однообразный серо-коричневый цвет поверхности.

— За время нашего путешествия, — прервала молчание Иви, повернувшись к Рэму, — мне попадалось несколько потенциально пригодных для жизни планет. Они не так редки, как думали ваши предки.

— Да, — вспомнил Рэм. — Вроде бы вплоть до двадцать первого века считалось, что такие планеты уникальны.

— Изначальные населяли множество планет, — проговорила Иви и задумалась о чём-то своём. Рэм не мешал. А она вспомнила свой разговор с Ментором, один из последних. Как же давно это было, но она, конечно, помнила всё. По непонятным причинам он не признавал контактов на расстоянии, и сам не стремился к тому, чтобы находиться в местном аналоге всеобщей компьютерной сети.

— Да, хотел кое-что сказать. — за время общения с людьми Ментор мало изменился. — Ты достаточно хорошо знаешь историю людей?

Иви промолчала, это был явно риторический вопрос.

— Некоторые из рас, которые начали боевые действия против Изначальных, были в ходе войны практически уничтожены. Но далеко не все. После ухода Изначальных они начали действовать другими методами, не имея возможности нападать грубой силой, их целью стало уничтожение цивилизаций, которые могли присоединиться к наследникам. И однажды в их поле зрения попала и Земля. На тот момент их уже было очень мало, а силы — давно не те. Всё, что они могли — стравливать людей между собой, устраивать войны. Многие вожди и в то время и позже поддались их влиянию. Ты знаешь их, те имена остались в истории не в самом лучшем свете.

Иви молча кивнула.

— Они почти достигли своего. И если бы не переселение, то всё для людей было бы кончено. Даже здесь их посланцы почти настигли нас… Перед тем, как была зачищена вторая планета, мы нашли немало ценной информации. Я не знаю, что сейчас происходит на Земле, но думаю, что они ещё существуют где-то и не остановятся ни перед чем.

Иви подняла глаза на древний монумент.

— Виктор тоже знал об этом?

— Знал. Как и те, кто пришёл с ним. Но теперь осталась только ты, и я хочу рассказать тебе всё, что знаю об этом сам.

— Почему же не сказал раньше?

— Всякое знание должно быть заслужено. Ты пойдёшь до конца. Люди на Земле не смогли сокрушить врага. Многие тысячи лет под их влиянием привели землян на грань выживания, но мы должны учиться на ошибках. Не хотелось бы, чтобы такое произошло, но думаю, рано или поздно люди Илдарина столкнутся с ними.

— Тогда нужно рассказать всё! — воскликнула Иви.

— Если таково твоё решение, — невозмутимо продолжал Ментор. — Вся информация будет загружена в вашу сеть.

— Хорошо, — кивнула Иви. — Что-то ещё?

— Нет. Это всё.

— Что же… Завтра Совет соберётся, и мы решим, что можем сделать.

— Люди Земли были равнодушны. Разобщены. Вы — другие. И это может спасти всё, — вдруг сказал Ментор.

Диск медленно спускался к планете, пока Иви вспоминала те давние события. Разве могла она постигнуть всё, что он хотел ей сказать, но не сказал? Да и всем им. В чём их сила, и как они справятся с угрозой, если она придёт? Виктор всегда спорил с Ефремовым, а учёный считал, что рано или поздно любая цивилизация изживёт саму себя. Виктор же протестовал, говоря, что когда-нибудь они достигнут уровня Изначальных. Но ведь те тоже ушли. Как, почему? Никто не знает, даже до Ментора дошли лишь отдалённые и неясные слухи.

Всё это не мешало Иви точно пилотировать и повести диск на посадку. Небольшое тёмно-серое поле, куда они направлялись, было пусто. Сделав несколько небольших кругов, диск пошёл вниз.

— Мирно нас встретит эта планета или нет? — сказал Рэм сам себе.

— В любом случае, мы сможем за себя постоять, — спокойно ответила Иви.

В режиме маскировки диск медленно опускался на серую поверхность планеты, поднимая пыль. Он мягко и без шума сел на планету в нескольких километрах от большой шахты и примыкающего к ней городка. Вокруг расстилался безрадостный и однообразный пейзаж — пустошь, тянувшаяся до горизонта, с редкими верхушками гор вдалеке и холмики с низкими растениями.

— Ну что, двинулись? — спросил Рэм. Спутница согласно кивнула.

Полупрозрачный купол диска исчез и Рэм с Иви выпрыгнули наружу.

Рэм знал, что на другой планете будет иной воздух и запах, но всё же этот мир оказался настолько отличавшимся от Илдарина, что он тут же снизил чувствительность плёнки.

— Это нормально, — сказала Иви, когда он поделился с ней этим. — Воздух Илдарина конечно же значительно лучше для вас, но уверяю, здесь тоже можно безопасно дышать. Что касается запахов, это дело привычки.

— Не мог же этот мир иметь такую же атмосферу, как и Земля, изначально? Но и поверить в то, что здесь происходило терраформирование, нереально, — сказал он, оглядываясь.

— Когда мы покинули Землю, никаких устройств для преобразования планет, которые можно перемещать в космосе, не было, — подтвердила Иви. — Но, видимо, они появились позже. На Марсе существовали обогатители воздуха и генераторы магнитных щитов, но это были колоссальные конструкции.

— Незаметно, что здесь существовала развитая технология, — проговорил Рэм.

— Первое впечатление обманчиво. Итак, капитан, что будем делать? — с улыбкой спросила она.

Рэм включил визоры, приблизив какие-то строения у ближайших гор.

— Я вижу горнодобывающие механизмы, у того поселения, что мы видели сверху, — сказал он через несколько минут, внимательно осмотрев окрестности. — По-моему следует преобразовать наши комбинезоны во что-то неброское.

— Думаю ты прав, — сказала Иви, — я рекомендую использовать нейтральный серый цвет.

Их комбинезоны изменились за несколько минут. Плотная серая рубашка и штаны у Рэмы, и такие же у Иви. Они решили, что это будет самая удобная и неприметная из возможных одежд, хотя конечно могли ошибаться. Но Рэм решил, что примерные законы и психология людей должны быть одинаковы, тем более что несколько сотен лет — совсем небольшое время. Иви тут же остановила его, рассказав, как много обычаев и народов было на Земле, и их мироощущение и образ жизни порой кардинально отличались друг от друга.

— В любом случае, нас вряд ли примут за местных, — попытался пошутить Рэм, но не смог скрыть тревогу в голосе.

— Что бы ни было, — серьёзно сказала Иви, — я сделаю всё возможное, чтобы защитить нас и доставить результаты на родину.

— Кстати, ты можешь вывести диск на орбиту над нами? Я думаю, нам не помешает прикрытие на всякий случай, — сказал он. — Только лишь бы местные не обнаружили, а то это будет почти вооружённое вторжение.

— Мы делаем это только для собственной безопасности. — серьёзно сказала спутница. — Знаешь, я тоже довольно сильно привязана к этому телу и не хотела бы его терять.

Диск дрогнул, снова растворившись в воздухе, и только еле слышный шум позволил понять, что он взлетел.

— Передай на корабль, чтобы соблюдали режим радиомолчания. Тоже на всякий случай, — сказал Рэм, когда они выдвинулись.

Глава 4

Едва заметная пыльная дорога, по которой, видимо, давно уже никто не ходил, тянулась вдаль до горизонта.

— Никаких следов машин тоже нет, — заметила Иви.

— Да, — неопределённо сказал Рэм, озираясь. Дышать было некомфортно, но терпимо. Иви тоже имела собственную систему дыхания, которая служила дополнительным источником энергии, но её качество воздуха так не волновало.

Они шли довольно долго, но местность вокруг почти не менялась со временем. Всё та же унылая серая пустыня под хмурым небом, где холодное солнце было закрыто пеленой тонких лохматых облаков. Далёкое и слабое светило было тусклым и почти не грело. Изредка, лишь кое-где, попадались редкие травинки и растения, но высотой они едва достигали метра. Бедный, почти бесплодный мир.

Иви присела, дотронулась до одной травинки, сорвала её и растёрла в пальцах.

— Обычная трава. Шалфей. Совершенно земной, не модифицированный. Очень странно.

Она встала, отряхнув колени и глянула на Рэма.

— На Марсе тоже существовала земная растительность, но в очень ограниченных количествах, и на это потребовались десятилетия кропотливого труда. Кроме того, она вся была изменена под особенности атмосферы и почвы планеты. Терраформирование, или…

Она замолчала, подняв глаза к горизонту.

— Или? — нетерпеливо сказал Рэм.

— Пока не знаю, — серьёзно ответила она. — не нужно делать сейчас поспешные выводы.

— А всё-таки? — настаивал он.

— Ну-у… На Илдарине, как ты знаешь, планета специально изменилась для конкретного биологического вида прибывших — людей. Она неоднократно менялась и раньше. Её первоначальный облик неизвестен мне, да и Ментору тоже. Только Изначальные могли дать ответ.

— Но этот мир не похож на Илдарин, — заметил Рэм иронически.

— В том и дело. Поэтому меня настораживают такие условия. Смотри, здесь есть воздух, небольшое количество животных и растений. Но почему они не расплодились, а растения не разрослись? Здесь довольно мало людей, судя по наблюдениям с дронов.

— Риторический вопрос, — сказал Рэм. — Ладно, сколько нам ещё осталось до поселения?

— Около пяти километров.

— Может, бегом? — предложил он. Захотелось дать телу хорошую разрядку, сбросить напряжение. Хорошо бы сделать это дома — несколько часов бега по полям, луговой траве. Тренажёры на «Фотоне» не могли этого заменить в полной мере, но пока приходилось довольствоваться тем, что есть.

— Не стоит, это может привлечь ненужное внимание, — строго сказала Иви.

— Ладно, ты права, наверное, как всегда, — недовольно сказал Рэм. — Тут всё равно никого нет.

Скоро они дошли до холмов, за которыми открылась просторная долина, окружённая ломаными серыми скалами, посередине которой стоял потемневший от времени, колоссальных размеров горнодобывающий комбайн, врезаясь в склон частью корпуса. Долина вокруг него была усеяна маленькими домами. Кое-где высились разрушенные здания повыше.

— Ужасно, — с отвращением сказал Рэм, оглядывая негостеприимную местность.

Он включил бинокль, дав максимальное приближение. Небольшое поселение было кое-как огорожено металлическим забором. Когда-то здесь стояли высокие здания, но они были разрушены, а вокруг них раскиданы были низкие дома, возле которых ходили люди. Их было немного, они тащили какие-то длинные кабели, судя по всему, к комбайну. От него они тянулись куда-то вдаль. Над некоторыми домами к небу поднимался дым. Слышался далёкий шум.

— Спускаемся? — сказал он, осмотревшись.

— Нет, — странным голосом проговорила Иви. — Смотри!

И она указала на горку в десятке метров от них, на которую Рэм поначалу не обратил внимания. Из черной кучи торчала рука, обмотанная какой-то коричнево-серой тканью, которая болталась на ветру.

— Я сама, — сказала она, преградив дорогу Рэму, и подошла к холму. Осторожно прикоснулась к останкам.

— Человек, — сказала она, не обернувшись. — Инфекций не обнаружено, погиб около пятидесяти часов назад.

— Но кто… — начал было Рэм, но Иви и так поняла его.

Кто мог просто так бросить человека здесь? Или его наказали за какие-то преступления? На Илдарине не было варварского обычая хоронить ушедших в земле, их сжигали, а прах развеивали над планетой, чтобы всё снова вернулось в цикл жизни.

— Ещё хочешь идти туда? — мрачно сказала Иви, поднимаясь и кивнув в сторону поселения.

— А что ты предлагаешь? Просто вернуться? — Рэм посмотрел туда же с жалостью и каким-то незнакомым для себя чувством отвращения.

— Нужно разведать издалека, что там происходит, для начала.

— Пока здесь вот это творится? — Рэм кивнул в сторону холма.

— Стоп, — успокаивающе подняла руку Иви, — если ты, ни в чём не разобравшись, собираешься наводить здесь свои порядки, нам точно нужно вернуться. Я понимаю, для вас это может быть неожиданно. В эмоциональном плане, конечно же.

— Хорошо, ты права, — сказал он, остывая. — Конечно. Но нам всё же нужно разобраться. Там же люди!

Иви несколько долгих секунд смотрела на него.

— Хорошо, идём, — вдруг сказала она. — но учти, я буду защищать тебя и себя в первую очередь, поэтому давай без геройства.

— В радиоэфире тишина, — сказал Рэм. — Попробуем подать сигнал?

— Давай, — без энтузиазма сказала Иви.

Но ничего не получилось, на всех частотах были лишь помехи.

— Странно, — наконец сказала она. — Вроде есть какой-то сигнал, но не могу его вытащить. Лучше всего это сделать с помощью «Фотона», но не хочу рисковать обнаружением корабля.

— У них даже примитивного радио нет, о чём ты?

— Ты не забывай, почему мы в этой системе, — посмотрела на него Иви.

— Ладно-ладно, всё может быть. Так что дальше?

— Спустимся, будем внимательны.

Они вышли из-за камней, медленно и осторожно направляясь в сторону поселения по каменной мощёной дороге. Рэм уже отчётливо видел фигурки людей, но зрение Иви было намного сильнее. Она молниеносно толкнула его за ближайшие скалы и в этот же момент на том месте, где они только что стояли, поднялись фонтанчики пыли.

— Это что? — удивился Рэм.

— Оружие. — недовольно ответила Иви. — Кинетическое примитивное оружие.

— Опасно?

— Нет, конечно. Но кто знает, что у них есть?

Ещё несколько выстрелов ударили в скалу рядом с ними, выбивая каменную крошку.

— Очень хорошо и точно стреляют для такого оружия, — сказала Иви, на мгновение выглянув поверх. — Сюда направляется группа из пяти человек, остальные прикрывают огнём издалека.

— Попробуем поговорить с ними, — крикнул Рэм, перекрывая звуки выстрелов, которые становились всё чаще.

— Я бы рекомендовала вызвать диск, — сказала Иви, — и уходить.

— Ты же сказала, это оружие нам не опасно, — напомнил Рэм.

— И ты предлагаешь выйти и стоять под огнём? — скептически ответила она.

— Нет, просто скажи так, чтобы они услышали, что мы им не враги. Тут явно какое-то недоразумение. Ну же, Иви!

— Как хочешь. Только советую закрыть звуковые фильтры.

Через несколько мгновений над долиной раздался высокий голос такой силы, что нападавшие остановились и присели в укрытия, не понимая, откуда он идёт.

— Мы пришли не для того, чтобы нападать! У нас нет оружия, мы хотим только поговорить! Остановите огонь и выслушайте нас!

Иви повернулась к Рэму.

— Посмотрим, что они ответят.

Он осторожно хотел высунуть голову из-за камня, но Иви придержала его за плечо, и посмотрела сама. Люди о чём-то разговаривали, но выстрелов больше не было. Пока что не было. Её сканеры показывали, что дальние стрелки, прикрываясь скалами и чахлыми кустарниками, тоже двинулись к ним.

— Ну что же, уже неплохо, — стараясь говорить бодро, сказал Рэм.

— Неплохо? — скептически хмыкнула Иви.

— Я выхожу, — решительно сказал он, посмотрев на неё. — Нужно показать, что мы настроены мирно.

— Мне совершенно не нравится эта идея. Рэм, ты понапрасну рискуешь!

— Мы пришли сюда, чтобы понять, что происходит. Не думаю, что эти люди смогут нам навредить.

Несмотря на протесты Иви, он вышел из-за укрытия скал, ожидая звуков выстрелов. Но их не было, однако трое людей в широких серых и пыльных одеждах смотрели на него через прицелы, стоя в паре десятков шагов от укрытия. Следом вышла Иви.

— Что вам нужно? — подходя, спросил один из них хриплым и ровным голосом. Высокий, в плаще, покрытом такой же серой пылью, как и всё остальное вокруг. Давно небритый. Но его глаза поверх прицела смотрели ясно и без страха.

— Мы просто идём, оттуда, — Рэм медленно указал рукой в сторону дороги и вершины, откуда они появились.

— Просто шли, сюда? Пешком? И вас не засекли корпораты? — недоверчиво проговорил другой, приземистый. Его колючие маленькие глазки смотрели подозрительно и зло.

— Мы никого не видели на дороге, вокруг больше нет ни одного человека, — мягко вступила в разговор Иви, медленно перемещаясь так, чтобы в случае опасности прикрыть спутника.

— Это чушь! — выкрикнул низкий. — Пристрелить их и дело с концом.

— Помолчи ты, — поморщился первый. — Это всегда успеется. Так откуда вы пришли? — обратился он к ним снова.

— С поселения с другой стороны степи, оно небольшое. Там старая сельскохозяйственная ферма, — сказал Рэм спокойно.

— Фермеры? Ооо, счастливчики, часто жрут от пуза, никто не трогает, — снова пробормотал другой, не спуская с них взгляда. — у меня сестра жены там работала.

— Заткнись ты уже, Грег, — не выдержал третий. — Они что, сами туда просились? Куда поставили, там и работают.

— А здесь-то вы что делаете, если даже предположить, что говорите вы правду, — сказал первый, внимательно глядя на гостей и не обращая внимания на перепалку своих спутников.

— У нас забрали очень много продукции в этот год, — снова вступила Иви. — Мы решили уйти оттуда, пока никто не видел и попытать счастья вдвоём.

— Уйти, — расхохотался вдруг Грег, опуская оружие. — Счастья попытать? Идиоты. Слушайте, да они тупые, как скорги! — обернулся он к остальным. — Куда вы собирались идти, сюда что ли, или думали вас с распростёртыми объятиями примут в Столице? Мы тоже решили показать норов, и где теперь? В заднице! Да, Джей?

Это он сказал здоровяку, который видимо был тут за главного. Сейчас тот мрачно слушал эту болтовню.

— Захлопнись! — рявкнул он наконец, мигом потеряв спокойствие, — лучше…

Он внезапно осёкся.

— Вот что, — Джей повёл стволом в сторону поселения. — Шагайте за мной и без глупостей, дёрнетесь — получите по пуле. А там всё обговорим. Если вы не корпораты, никто вас не тронет, обещаю. Но если нет…

Его глаза, пронзительные и умные, цепко осмотрели каждого, давая понять, что будет в случае неподчинения.

— Всё ясно?

Иви едва заметно кивнула Рэму. Её взгляд говорил: «Идём, я прикрою». Впрочем, он и сам не собирался отказываться, самое лучшее сейчас — поговорить с этими людьми и убедить их, что они не враги. Вопросы задавать они пока остерегались.

Они двинулись к поселению. Впереди третий, имя которого пока не слышали, сзади Грег и Джей, в нескольких шагах позади, держа их на прицеле. Из-за невысоких скал показались остальные, кто-то с оружием, кто-то, видимо, подошёл позже. Всего они насчитали человек двадцать. У тяжёлых ворот стояло и несколько женщин с детьми, но они тут же скрылись, едва завидев пришельцев. Правда, дети пытались подбежать, но женщины прогнали их обратно за изгородь.

Иви и Рэм прошли через укреплённые ворота. Рэм подумал, что с такой изгородью толку от ворот будет мало, но конечно же благоразумно промолчал.

А Иви незаметно фиксировала всё и видела намного больше, чем замечал даже Рэм. Она видела голодных измождённых и больных людей. Последствия некачественного питания, отсутствия нормальной воды, грязного воздуха. Она подняла глаза к гигантскому зубчатому колесу горнодобывающей машины, нависшему над посёлком. Оно было тёмным от ржавчины.

Люди прошли по улице, которую с обеих сторон сжимали узкие длинные одинаковые дома.

— Сюда, — Джей наконец качнул стволом в сторону приземистого здания с грязными стёклами. — А то буря скоро начнётся. И без выходок!

Они вошли в дом, если его можно было так назвать. Внутри, впрочем, он был лучше, чем казался снаружи. Там оказались ровные чистые стены и двери. На потолке через равные промежутки висели встроенные лампы. Через тусклые окна свет почти не проникал. Откуда-то тянуло кухонными запахами, но другие люди им не встретились. Только из-за какой-то двери выглянула и тут же испуганно исчезла в проёме девушка. Джей и Грег подтолкнули их в спину и провели в большую комнату, жестом показав гостям на небольшой узкий диван у стены. Здесь не было окон, а комната у противоположной стены была заставлена аппаратурой и тяжелыми на вид металлическими блоками.

— Итак, — начал медленно Джей, стоя в дверях и не опуская оружия. Грег уселся напротив, положив свой тяжёлый дробовик на колени, но направив его дула в сторону посетителей.

— Теперь давайте по порядку. Откуда, всё-таки, вы взялись? — Джей говорил ровным голосом, без эмоций. Грег шумно сопел в углу. Ещё один их попутчик остался снаружи.

— Мы пришли с небольшой фермы у озера, в паре дней пути отсюда, если пешком — сказал Рэм. Он помнил карты и поэтому говорил уверенно. Их конвоиры переглянулись.

— Допустим. Вы шли без еды и воды двое суток? — прищурился командир.

— Нет, мы всё съели, и выбросили, что ненужно, — спокойно сказал Рэм.

— И сколько же вы шли без воды и еды после этого? — ехидно спросил Грег, звякнув оружием.

— Пять часов, — сказала Иви. — А что?

— А то, что я, здоровый мужик, упахался бы там в хлам за двое суток, на этой дороге. А вы? Да на вас пылинки нет!

Он посмотрел на Джека.

— Вывести их наружу, за забой и валить. Тела бросить на дороге, чтобы видели. Чего эту чушь слушать? И без того забот хватает, — и он добавил какое-то незнакомое Рэму и Иви слово, которого не было в их обучающей программе.

— Мы вам не враги, — подался вперёд Рэм и тут же Джей поднял оружие на него. — Мы ничего не знаем о корпоратах! Так вы их назвали? Расскажите, что здесь происходит. Я уверен, мы можем во всём разобраться.

— Разобраться в чём?! — взорвался вдруг Грег. — Эти… — опять прозвучало незнакомое слово, — всех, слышите вы? Всех рабочих, и женщин. Весь посёлок подчистую! И ещё разговаривать с ними, ты чего это, Джей? Хватит уже! Все равно долго не продержимся, так хоть эту мразь порешить!

— Ничего не знаете о корпоратах? Плохо вас подготовили… Где вы были последнюю сотню лет? — заглянул в проём третий.

Они переглянулись.

— Всё ясно. Ответят на вопросы, — начал Джей, — а потом…

Но он не договорил.

Иви буквально взлетела с места, выхватив вместе с ремнём дробовик Грега и ногой выбив оружие из рук Джея. Они не успели ничего сделать, и Грег только открыл рот, когда Иви уже стояла с двумя стволами в руках, направленных на них.

— Мы вам не враги. Мы не знаем о корпоратах ничего, — с нажимом сказала она. — Расскажите нам всё. Мы не собираемся вредить вам, поверьте!

Она по очереди посмотрела на мужчин, которые, казалось, потеряли дар речи, и мягко опустила оружие на пол.

— Так что? Будем говорить по-хорошему?

— Охренеть! — вдруг громко сказал Грег. — ну ты видал, а?

И он вдруг расхохотался так, что стул под ним задрожал.

— Не промах! Девка-то — не промах! Ничего себе! Да я даже во время…

— Подожди, — Джей посмотрел на неё. Он не попытался забрать оружие, понимая, чем это может кончиться. — допустим, вы не корпораты. Но даже под угрозами я не смогу рассказать вам всего. От этого зависят жизни многих, и мы…

— Мы сами всё расскажем, — вдруг сказал Рэм, не взглянув на Иви, которая неодобрительно глянула на него. — Только если мы доверимся вам, то ждём того же в ответ.

— Похоже, выбор у нас небольшой, — проговорил Джей.

— Хорошо, — Иви оттолкнула оружие в угол и демонстративно сложила на груди руки. — Если ты считаешь это правильным, то говори.

— Мы не из этого мира, — начала Рэм, глядя в глаза командиру посёлка. — Вам известно о других планетах?

Они переглянулись.

— Известно ли нам? — со странной интонацией сказал Джей. — О да, ещё как известно. Продолжайте!

— Мы, так же как и вы, потомки землян. Тех, кто бежал с родной планеты около пятиста лет назад.

— Мы об этом знаем, — негромко проговорил Грег. — Только у нас об этом осталось очень мало сведений, но люди передавали эти сказки из поколения в поколение…

— Это не сказки, — поправил Рэм. — Мы прибыли издалека, наш корабль может преодолевать пространство очень быстро. В пути мы уже долгое время и вот случайно наткнулись в вашей системе на древний транспортный корабль, обнаружили поселения здесь. Мы исследователи, которые испытывают звездолёт, не более и в вашем мире мы первый раз.

Он снова посмотрел в глаза Джею.

— Это всё. Наверное, вам трудно поверить…

— Трудно? — вдруг горько усмехнулся тот. — Конечно, мы поняли, что вы не отсюда, сразу. Только не могли поверить, что корпораты настолько тупы, что подумают, будто мы поверим в историю о фермерах.

И он начал свой рассказ, прислонившись к стене.

Когда их предки прибыли сюда, они были истощены долгим путём, выживших было мало и на этой негостеприимной планете люди были вынуждены начать фактически всё сначала. Что произошло в родном мире, из-за чего они решили бежать, даже рискуя встретить конец в неизвестности, и как сумели выжить здесь — об этом Джей почти ничего не знал. Никакой техники тех времён не сохранилось, остались только смутные легенды и сказки. Но даже в них о Земле говорили со страхом.

Между тем так шли десятилетия и столетия. Люди постепенно научились строить дома и возделывать поля, использовать скудную природу этого мира для выживания. Растили детей, которые были драгоценностью, и медленно возрождали цивилизацию. Крошечное население воевало за редкие ресурсы, возникали и распадались мелкие государства. Об этом Джей и его люди тоже знали очень мало — никаких письменных источников к этому времени не сохранилось.

И всё бы шло своим чередом, если бы около ста лет назад в этом мире неожиданно не появились чужие люди. Джей знал об этом не из истории, а от очевидцев — своих прадедов, которые, в свою очередь, рассказывали об этом детям.

Пришельцам не нужны были исследования, не нужно были знание. Нужно было только одно — ресурсы, а точнее говоря, металлы, на которые оказалась богата эта планета, которую, кстати, её обитатели называли Террой. Сюда стали привозить оборудование, строить шахты, а на её жителей, казалось, не обращали никакого внимания. Но только поначалу. А потом… потом им стали нужны рабочие.

Людей сгоняли отовсюду, кое-как обучали горному делу, а взамен давали еду и одежду, и многих это даже устраивало. Постепенно жизнь наладилась. Спустя тридцать лет установился порядок — пришельцы не лезли во внутренние дела планеты, обязав только добывать необходимое количество ресурсов, постепенно началось что-то вроде взаимовыгодной торговли, были построены небольшие города и Столица, в которой, по словам Джея, сейчас жило несколько сотен тысяч человек. Но всё изменилось десять лет назад.

Сначала были подняты планы добычи, а торговый обмен сократился. До правительства дошли слухи, что что-то изменилось на родной планете пришельцев. Власть переходила в руки других людей, которые повели более жестокую политику. Всё чаще десант высаживался там, где хотел. Грабежи и изнасилования стали обычным делом, и в конце концов мелкие протесты вылились в большой. Несколько десятков тысяч человек собрались возле космодрома, где обычно высаживались захватчики и грузили руду.

Джей хмуро смотрел в пол. Голос его звучал ровно, он будто уже не замечал, для кого и зачем это рассказывает, словно говоря сам с собой.

Но никакого диалога не вышло, по митингующим просто открыли стрельбу. Разъярённая толпа смяла немногочисленную охрану, захватила оружие и несколько кораблей, но победа быстро сменилась пониманием, что нужно уходить. Люди бежали в горы, пустыни, рассеялись по городам.

А через несколько дней прибыл боевой корабль. Что могли сделать жители бедного пустынного мира против этой мощи? Многие поселения были разрушены до основания. Люди были согнаны в шахты, где работали теперь день и ночь. Кое-какую свободу сохранила только Столица. За малейшее нарушение теперь следовала кара, а за работу люди получали только крохи еды.

— Мы готовили это нападение почти год, — рассказывал Джей. — И три дня назад мы сумели перебить охрану и взломать склад оружия, уничтожили припасы и залежи руды. Теперь ждём прибытия корпоратов. Так мы называем солдат, между собой они часто используют это слово… У нас нет надежды, но мы хотя бы будем сопротивляться с оружием в руках. Бомбить с орбиты нас не будут, они не станут разрушать горный комплекс, ресурсы им важнее. Просто прибудет десант и нас уничтожат. Но зато мы показали этим тварям…

Он замолчал, опустив голову. Молчали и Рэм с Иви, поражённые картиной только что открывшегося перед ними мира, где жалкие остатки переселенцев прозябали практически в рабстве.

— Но кто эти корпораты? Они такие же люди? — спросил наконец Рэм.

— Безусловно, — откликнулся Джей, подняв голову. — Откуда они прибывают, где их планета, мы не знаем. Как не знаем и то, далеко ли она. Только название — Глория.

— А кто оставил корабль на орбите? — спросил Рэм.

— Мало ли… возможно, кому-то удалось захватить катер захватчиков во время восстания. Многих из местных учили, им нужны были не только рабочие, но и инженеры и техники.

— Почему вам не увести отсюда женщин, детей? — спросила Иви.

— Куда? — горько сказал Грег. За всё время рассказа это были его первые слова. — Некуда нам идти, только в пустошь.

— На что же вы теперь надеетесь? — тихо спросил Рэм, и увидел глаза Джея.

— На то, что мы покажем этим ублюдкам, что можем сражаться, — ровно сказал тот. — Всё, что мы можем.

Он отвернулся.

— Теперь уходите, если можете. Корпораты будут здесь скоро. Сейчас, или позже, значения не имеет. Можете уйти — уходите. Если получится, заберете детей, хотя бы самых маленьких.

Рэм с Иви переглянулись.

— Что делать? — спросила она по-илдарински.

— Думаешь, я знаю? — мрачно спросил Рэм. — На корабле нет места для других людей, и всего семь капсул.

— Значит, заберем хотя бы четверых детей, — тихо ответила она.

— А остальные? — Рэм посмотрел на людей, которые вслушивались в мелодичное звучание незнакомого языка.

— А что мы сделаем?

— Мы не уйдём просто так, — обратился Рэм к Джею. — Но мы не сможем воевать, у нас всего один корабль. И не сможем забрать людей, разве что несколько человек. Понимаете, на корабле нет необходимых условий…

— Всё лучше, чем здесь, — возразил Грег, у которого была в глазах надежда.

— Вы не совсем понимаете, — мягко сказала Иви. — Наши корабли работают не так. Нельзя просто сесть и полететь, во время… движения, скажем так, люди должны находиться под защитой. Таких мест на корабле всего семь.

— Можно перевезти женщин и детей подальше отсюда, в другие районы? — предложил Рэм, но Джей покачал головой.

— Их сразу обнаружат. Кроме того, одним им не выжить. Там, — он махнул рукой, — негде добывать воду, еду.

— Мы будем искать решение, — сказал Рэм. — Только прошу, не говорите остальным, кто мы. Не давайте пока напрасной надежды людям.

— Не скажем, — откликнулся командир. — Можете идти, я скажу своим, чтобы не препятствовали. Только постарайтесь ни во что не вмешиваться. Тут не привыкли к чужакам…

Когда Иви с Рэмом вышли, снаружи всё летел серый песок, начиналась буря. Слабенькая изгородь плохо сдерживала её. Иви и Рэму в «плёнке» она была не страшна, но нагоняла тоску.

— Что собираешься делать дальше? — спросила она.

— Уверен, у тебя есть какое-то решение, — сказал Рэм, сумрачно оглядываясь по сторонам.

— Какое? — горько усмехнулась она. — Вернуться на Илдарин, за помощью? В лучшем случае, на это уйдёт несколько лет.

— Несколько лет! Разумеется, только будет уже поздно.

— Других вариантов я не вижу.

— Посадить «Фотон» и сделать из него укреплённую базу, — сказал Рэм горячо.

— Что, ты хочешь втянуть нас в войну? — обернулась к нему Иви, отворачиваясь от бьющего в лицо песка. Она уменьшила защиту. Песчинки были острые и жёсткие. — Это не игра.

— Вот именно, здесь могут погибнуть люди! Нужно связаться с кораблём и решить это вместе!

— Мы ничего не знаем об этом мире, кроме как со слов этого человека, — парировала Иви.

— Хочешь сказать, он лгал нам? — прищурил глаза Рэм.

— Нет, он верил в то, что говорил. Но мы не владеем всей информацией, Рэм, нельзя оставлять здесь корабль, несмотря ни на что! Это самое ценное, что есть у нашего мира!

— Но здесь тоже люди живут…

— Во вселенной могут быть миллионы планет, где живые существа живут ещё хуже! Мы не можем помочь всем и прийти везде! Наша сила в скрытности!

— Но сюда-то мы пришли, — тихо возразил Рэм. — Кем мы будем, если их бросим?

— Что тебе нужно? — обернулась вдруг Иви, а позади них из-за двери высунулась испуганное лицо девушки, которая с любопытством прислушивалась к незнакомым звукам.

— Ничего, я просто… мне было интересно, я слышала, как вы говорили с дядей, — пискнула она.

— С Джеем? — спросил Рэм.

— Ну да… Я слышала, как вы просили никому ничего не говорить, я не скажу, не бойтесь.

Они переглянулись.

— Я… вы правда прилетели оттуда? — девушка посмотрела в серое пыльное небо, затянутое бурей.

— Правда, — откликнулась Иви наконец. — Как тебя зовут?

— Тиру. Это значит «птица». — она чуть улыбнулась.

— Здесь есть птицы? — удивился Рэм. С дронов они не видели их.

— Есть… Немного. Я тоже мечтаю полететь, когда-нибудь, — мечтательно сказала она.

— А лет тебе сколько? — улыбнулась Иви.

— Одиннадцать оборотов, — гордо сказала та.

«Одиннадцать оборотов, почти семнадцать наших лет» — посчитал Рэм. Для Илдарина — совсем ещё девочка, а для этого мира, где люди наверняка быстро растут и рано стареют — уже почти взрослая. Он чуть улыбнулся ей и получил в ответ такую же слабую, чуть испуганную улыбку.

— Рэм, — вдруг встревоженно произнесла Иви. — Мои сенсоры обнаружили транспорт и группу людей в пяти километрах отсюда.


Глава 5

Она тут же связалась с экипажем на корабле.

— Вас не засекли? Есть что-то подозрительное?

— Нет, — голос Алисы казался спокойным. — Думаю, мощности их сенсоров недостаточно для того, чтобы нас обнаружить. Рэм, мы видим их с орбиты, к вам движутся довольно серьёзные силы.

— Знаем, — мрачно сказал Рэм. — Что делать-то будем?

Они переглянулись с Иви. Понятно было, что им уйти не стоило никакого труда. А что же люди, поселение? Ясно было, для каких целей сюда идёт военный отряд, если Грей не соврал им.

— Попробуем договориться, — неуверенно сказал Рэм, понимая тщетность таких попыток. Иви мрачно посмотрела на него.

— Как только они будут в пределах досягаемости моей сети, я попробую взломать и дезактивировать их оружие.

— А если оно полностью механическое?

— Об этом я не подумала. Но сомневаюсь, уровень технологий этих людей явно выше, чем жителей этой планеты.

— Я так понимаю, о бегстве ты и не думаешь?

— Сделаем вот что. Вызовем диск, ты вернёшься на «Фотон» и вы стартуете к Родине, — тихо, но твёрдо сказала Иви.

— Ну уж нет, — взвился Рэм — я тебя тут не оставлю!

— Но…

— Алиса, ты меня слышишь? — проговорил он, отвернувшись от Иви.

— Конечно! Лучше бы, если вы вернулись. Но я не могу тебя просить бросить этих людей, — сказала она почти шёпотом, а совершенная связь передала все нюансы голоса так, будто девушка была рядом.

— А я не могу оставить Иви, пойми меня тоже, — сказал он, стараясь говорить твёрдо. — И «Фотоном» рисковать нельзя, ни в коем случае! Это понятно?

Разве кто-то мог подумать, что перед экипажем встанет такой выбор? Совет не мог вообразить, что они встретятся с подобным, каковы были шансы? Но жизнь часто бывает более странной, чем любые предположения.

— Я тебя люблю. Очень. Я постараюсь вернуться, — сказал он отключив связь. А к Иви обернулся уже капитан, который теперь отвечал не только за свой экипаж, но и за других людей.

— Вызывай диск. Нужно сообщить всем о противнике. Сколько у нас времени до того, как они подойдут?

— Не больше часа, если они будут продвигаться не слишком быстро. Буря сейчас на нашей стороне.

Когда они вернулись в дом, Джей о чём-то ожесточённо спорил с Греем и ещё несколькими людьми. Он повернулся, прервав речь на полуслове.

— Вы можете… — начал тот, но Рэм его прервал.

— Сюда движутся солдаты! — громко сказал он, чтобы слышали все. — Скоро будут здесь! Скорее всего, это ваши корпораты, как вы их называли.

К чести Джея, тот не растерялся, метнул быстрый взгляд на Грега.

— Подтяни всех бойцов к периметру, кто способен держать оружие! Женщин, детей — в бункеры, запусти установки.

Тот кивнул и выскочил наружу, впустив столб пыли.

— Если можете помочь — помогите. Нет — идите! — это уже было сказано им.

— Можем, — твёрдо сказал Рэм, вызвав диск. — Мы сейчас вернёмся!

Джей с недоумением и надеждой посмотрел им вслед.

— Что ты задумал? — прокричала сквозь вечер Иви, глядя на то, как люди сбегаются к дальним строениям, где, видимо, было укрытие.

— Взять оружие, что ещё-то! — ответил он. Диск должен был приземлиться на окраине. — Ты прикроешь с воздуха, а я с позиции.

— Нет уж, ты останешься наверху, будешь наблюдать и не более! Я сама справлюсь!

— Одна? Ты же видела, какое у них оружие! И сколько умения! Иви… — он вдруг остановился. — Некогда спорить!

— Ладно, — качнула она головой, понимая, что Рэм прав. И вдруг снова почувствовала себя живой, как раньше. Казалось бы, что хорошего в предстоящем бою? Нет, было и хорошее… Они ведь постараются помочь людям!

Диск подлетел через пятнадцать минут. Рэм вытащил три винтовки — весь запас.

— Ты сможешь контролировать его с воздуха? — кивнул он на диск.

— Конечно. Но достаточно ли это будет эффективно для ведения боя — не знаю, — с сомнением ответила Иви.

— Тогда запускай, попробуй отвлечь их, а в идеале — повредить транспорт. Здешнее оружие точно не сможет противостоять ему.

— Я лишь однажды сражалась с людьми, — Иви подняла на него мрачный взгляд. — И мне это совсем не понравилось. Если ты не сможешь, лучше уходи, пока есть время. Это будет… непросто.

В ответ Рэм только провёл ладонью над оружейным отсеком и он закрылся. Диск поднялся вверх.

— Ладно, двинулись.

Несколько десятков людей уже бежали к изгороди, в том числе и Джей. Рэм протянул ему винтовку.

— Это очень мощное и точное оружие. У нас всего три таких, берегите. Стрелять очень просто, смотрите. Наводите на цель и всё. Отдачи нет, как и перегрева. Хватит на сто выстрелов!

В ответ тот только молча стиснул плечо Рэму. Ему было одновременно и странно и приятно ощутить такое. Но он тут же одёрнул себя. Это война, настоящая!

— Идут, — раздались голоса тех, у кого были бинокли и они обернулись к дороге.

Вдалеке у холмов тянулась чёрная цепочка и большая, ощутимо тяжёлая даже издалека, машина.

— Вот дрянь, — выругался Джей и в ответ на непонимающий взгляд Рэма, пояснил, — это боевой вездеход, его броню нашими пулями не пробить. У нас из оружия только это, — он кивнул на своё вооружение. — И ваши, но смогут ли они справиться?

— Есть ещё кое-что, — пообещала Иви.

Она сейчас видела всё с помощью камер диска. Транспорт двигался в сторону поселения, в окружении десяти человек. Ждать больше было нечего, иначе будет слишком поздно. Диск почти беззвучно пронёсся над солдатами и она нанесла удар точно в центр колонны.

Никогда раньше она не стреляла в людей, за исключением одного давнего случая, но тогда на неё и её друзей нападали, а здесь… здесь они оказались втянуты в конфликт, о котором мало что знали. Но какой был выход?

Оружие диска не было предназначено для поражения большого количества целей. По сути, это был луч высокоэнергетической плазмы, и он ударил точно в транспорт, разрезав его почти напополам, но солдаты практически рядом не пострадали. А дальше случилось то, чего Иви не ожидала — транспорт открыл огонь, причём такой высокой кучности, что выстрелы попали и по замаскированному диску. Да, они не смогли серьёзно повредить его броню, но Иви начала терять связь, и через несколько секунд диск без управления упал поблизости от вражеского отряда.

— Они каким-то образом заблокировали связь! Но есть и хорошая новость — транспорт обезврежен, — выдохнула она.

— Хорошая? — вскричал Джей. — Да это великолепная новость! Как вы… Впрочем, сейчас это неважно!

— Но солдаты, по крайней мере те, что были снаружи, уцелели, — заметила Иви.

— Вы и так сделали уже больше, чем я рассчитывал. Что же, будем отбиваться! Правый сектор, снайперов на позиции, — проговорил он в рацию, раздавая команды.

— Дайте лучшему из них нашу винтовку, — посоветовал Рэм, — она может работать и в режиме дальней стрельбы.

— Спасибо, — сказал Джей, оглянувшись. — Эй, Тиру! Бегом, отнеси это группе на вышках, поняла?

Девушка, кивнув, подхватила оружие и исчезла в песчаной буре.

— Присмотрите за ней, если сможете, — вдруг сказал он, снова прикрывая лицо. — Она всё, что у меня осталось.

— Постараемся, — серьёзно сказал Рэм.

— И вот, — он протянул им рацию, но Иви качнула головой.

— Не нужно, мы можем слушать ваши переговоры и отвечать.

— Хорошо, — не удивился Джей. — Тогда — удачи.

И тоже скрылся в буре.

— Что теперь будет с диском?

— Ничего, — мрачно сказала Иви. — Если они попытаются вскрыть его, вся электроника и данные самоуничтожатся.

Разумеется, Рэм об этом знал. Это было сделано для того, чтобы никто не смог получить доступ к местонахождению Илдарина. На этом настояла сама Иви. Только теперь эта затея могла лишить их транспорта. Да, на корабле есть ещё два, но кто знает, что им предстоит в дальнейшем? И особенно жаль было оружия, которое могло бы так пригодиться сейчас.

— Давай лучше продвигаться вперёд. Скоро они будут здесь, — сказала Иви. — Так что держись за мной.

— Думаешь, плёнки смогут нас защитить?

— Понятия не имею, какое у них вооружение, с камер диска я не смогла его идентифицировать, но вроде бы довольно обычное, не слишком отличается от местного. Проверим себя на прочность, — усмехнулась она жёстко. Проблема была в электромагнитном оружии, против которого у диска не оказалось защиты. Но каким образом? Он был рассчитан на различные нагрузки. Врагам повезло, или их техника превосходила науку Илдарина? Только как такое возможно?

Буря была короткая, и уже начала стихать. Через несколько минут проявились вершины гор и гигантские машины, нависающие над поселением. Да, защитникам стало легче, но и противник теперь тоже мог стрелять издалека.

— Подходят, — проговорил Джей по радиосвязи.

Иви с Рэмом тем временем укрылись неподалёку от ворот, где стояли толстые, вбитые в землю сваи. Рядом с ними держали прицелы наготове ещё несколько человек и на пришельцев не обращали внимания. Раз Джей сказал, значит — свои. Сейчас их мысли были не о том.

Бой начался неожиданно. С той же стороны, откуда недавно пришли Рэм и Иви, послышались хлопки — это открыли огонь засевшие в укрытиях снайперы. Чёрные фигурки врага спешно укрылись за камнями. Обезвредив транспорт, Иви оказала неоценимую услугу, с этим гигантом они бы просто раскатали весь посёлок, а сейчас им приходилось полагаться только на ручное вооружение. Но и с ним они были намного сильнее обороняющихся. Всего несколько точных выстрелов из какого-то орудия оставили на месте окопов дымящиеся воронки.

Иви на мгновение высунулась из укрытия и двумя точными выстрелами сбила нападавших. Их винтовки действительно оказались очень действенны и как минимум, ранили врагов в броне. Со стороны баррикад послышались возгласы радости и люди рядом восторженно подняли сжатые кулаки. Но Иви не обратила на это внимания.

— Джей, снайпер с нашей винтовкой цел? — проговорила она.

— Убит, — донёсся мрачный голос. — Я подобрал её. Нахожусь слева от вас. Будьте…

Он не договорил. Несколько залпов, видимо того же самого орудия, которое уничтожило окопы, накрыло соседний дом, осколками ранило несколько человек, Рэма и Иви защитила плёнка.

Он вдруг с ужасом понял, что это происходит. Да, дома случалось всякое, травмы и раны могли быть у людей, которые привыкли жить в симбиозе с природой, но это легко вылечивалось. Да и в любом случае, одно дело — осознанный риск, другое — война. И пока Рэм растерялся, глядя на то, как в пыли корчится человек, которому пробило осколком руку, Иви среагировала быстрее, зажав ранение одной рукой, а другой доставая баллончик. Несколько секунд — и на месте кровоточащей раны осталась только розовая кожа.

— Кто ещё? — крикнула она и тут же кинулась к другому раненому. — Рэм, не стой! Стреляй!

Рядом ударило ещё несколько выстрелов, дом метрах в ста от них буквально развалился после взрыва. Он рванулся вперёд зигзагами, прячась за камнями и завалами, отстреливаясь на ходу. Плёнка выдержала случайные попадания, но полностью не могла заблокировать удары и сотрясения. Он не видел, попал ли по кому-нибудь, но благополучно добрался до ворот. Здесь в живых осталось только двое, остальные были убиты. Что-то кричал в рацию Джей и Рэм вдруг понял, что одна из оборонявшихся рядом — Тиру. Он прикрыл маленькую девушку собой и вовремя. Град выстрелов обрушился на ворота. Рэм оттолкнул её в сторону, под защиту толстых, бронированных листов и открыл ответный огонь, отходя назад. Он не знал, сколько раз он попал по недалёким уже фигурам, но видел, как некоторые из них упали и больше не поднялись. Но враги еще оставались, а боезапас стремительно пустел и когда он опустил глаза на экран, там светилась цифра «17». Всего?

— Уходи! — крикнул он девушке, но так помотала головой и с широкими от страха глазами схватила ближайшее оружие, выпавшее из рук поселянина.

— Куда мне уходить? Здесь отец!

— Они идут прямо сюда, спрячься хотя бы, — уговаривал он её и в этот момент их снова сотряс удар. А когда пыль рассеялась, он увидел девушку, лежащую на спине. Её глаза застыли, по шее стекала кровь. Рэм хотел что-то крикнуть, но не смог, только повернулся в сторону подступающего врага и держал сенсор винтовки до тех пор, пока не опустела батарея. А потом…

Что-то нестерпимо яркое сверкнуло в небе, и тонкий луч плазмы ударил в камни, за которыми прятался противник. А Рэм сквозь дым увидел, как опускаются два диска, отгораживая выживших защитников плотным огнём.

— Алиса! — заорал он и радостно и со злостью. — Вы что делаете?!

— Вам помогаем, что ещё? Неужели лучше было вас бросить, мы и так еле успели! — раздался её голос.

Противник, опомнившись от внезапного нападения, принялся стрелять по ним, но это оружие было не чета тому, что сбило первый диск, к тому же их начали теснить со стороны поселения ободрённые неожиданной подмогой защитники. Против такого солдаты уже не могли устоять. Паре человек удалось уйти, остальные погибли, оставшись лежать чёрными пятнами на песке.

Диски сели в центре поселения. Алиса оказалась сообразительнее и окинув взглядом поле боя, вызвала реанимационные дроны. Небольшие прозрачно-голубые механизмы стремительно подлетели к многочисленным раненым. Рэм видел, как один из них остановился у Тиру и опутал девушку десятками тонких щупалец. Джей, не обращая внимание на остальное, со стоном рванулся к ней, но Рэм удержал его.

— С ней всё будет хорошо, обещаю, — проговорил он, надеясь, что это правда.

Алиса стояла у диска, обводя широко раскрытыми от ужаса глазами поселение — разрушенные дома, дымящиеся ямы. Потом кинулась к Рэму, повисла у него на шее.

— С ума сойти, что… — она не могла говорить. Иви с тревогой смотрела на неё. Как переживёт это девушка, которая впервые в жизни взяла оружие в руки с одной целью — убивать? И убивала. А что было делать?

— Уведи её, возвращаетесь на корабль, — одними губами сказала она. Стефан, который растерялся меньше, а может просто в силу мужской, более закалённой психики, помогал раненым по мере сил, разгребал завалы. Из-за дальнего дома осторожно выходили женщины, дети, прятавшиеся в укрытии. Кто-то бросался к своим. Кричал или наоборот, сжимал в объятиях своего уцелевшего мужа или сына. Среди всего этого хаоса к людям подошёл Джей, который уже взял себя в руки и только поглядывал на дочь.

— Если бы не вы, нам бы конец. Но что дальше? Вы можете помочь нам? Я не прошу воевать, но может у вас есть оружие, которое вы можете дать нам? Хоть что-то, что может пригодиться, — умоляюще сказал он. Ничего не осталось от того грозного тона, с которым он разговаривал с ними совсем недавно.

— Наше оружие нужно будет перезаряжать, здесь этого не сделать, только на корабле. И пока на вас был брошен маленький отряд, не ожидавший серьёзного сопротивления. Но теперь они вернутся и на этот раз хватит несколько залпов, — грустно сказала Иви.

— Что же нам делать? Впрочем, — спохватился он, — вы и так дали нам надежду! Больше, чем мы могли ожидать.

— Нужно найти базу, — сказала Иви.

— Что? — повернулся к ней Рэм.

— Данные с «Фотона» однозначно говорят о том, что в системе нет других кораблей, откуда же они могли прийти? Судя по всему, они не обладают технологией мгновенных прыжков. Вывод очевиден — на планете есть их база.

— Но никто о ней не слышал! — воскликнул Джей.

— А почему вы решили, что могли о ней слышать? Если она есть, она явно скрыта. Для начала обыщем их тела, возможно, я найду зацепки, вычислю, с кем они связывались.

— Мы можем помочь? — спросила Алиса.

— Это лучше сделаю я сама, а вы… помогите раненым. Позаботьтесь о Теру. Не волнуйтесь, она будет в порядке, — сказала Иви Джею. Тот благодарно кивнул.

— Алиса, — Рэм потянул её в сторону. Мимо пробегали люди, не обращая на них внимания. — Вы сегодня спасли нас. Но нельзя было так рисковать собой, кораблём… Если бы мы не вернулись, кто бы доставил результаты исследований домой?!

Девушка опустила голову.

— А разве ты бы не поступил так же?

— Ну что ты спрашиваешь глупости! Конечно так же. Просто… — он посмотрел на уходящую Иви. — Во что мы ввязались? Ты могла представить такое? Мы стреляли и наверное убили многих, а что было делать? Иначе…

Он посмотрел на проходящую мимо женщину с малышкой. Девочка плакала.

— Если бы ни мы, всё было бы уже кончено. Только теперь они надеются на нас…

Джей стоял неподалёку, размахивая руками и что-то втолковывая людям. Те со страхом и благоговением смотрели на пришельцев. Алиса поёжилась.

— Мне здесь неуютно, — сказала она, прижимаясь к Рэму. Стефан неподалёку разбирал завалы вместе с Грегом. Они были непохожи… Но в чём-то похожи. Оба кряжистые, сильные, только Стефан намного выше ростом.

— Вы! — закричала вдруг женщина, кинувшись к Рэму. Алиса вздрогнула, от неожиданности сжав оружие, но та неожиданно упала перед ним на колени.

— Вы моего сына спасли, спасибо, спасибо! — она плакала в голос, смотря туда, где медицинский дрон висел над человеком, ещё совсем подростком. Тот слабо крутил головой, видимо не понимая до конца, что происходит.

— Он под завалом был, если бы не вы… — её сотрясали рыдания.

Рэм мягко, но с силой поднял женщину, отряхнул песок с одежды.

— Идите к сыну. Это ему сейчас важнее, — негромко сказал он, опуская глаза.

Женщина попятилась, всё ещё бормоча слова благодарности.

— Мы не зря пришли, — сказала Алиса. — Видишь ведь…

Они стояли так, пока не раздался голос Иви по рации.

— Рэм, иди сюда. И Джея захвати. Только больше никого не берите с собой!

Сопровождаемые тревожными взглядами людей, они вышли за пределы поселения, обогнув ямы от взрывов.

— Что случилось? — Рэм подошёл к Иви, стоящей над телом одного из нападавших недалеко от ворот.

— Посмотри. — она осторожно сняла шлем с его головы.

Лицо недавнего врага было странным. К глазам тянулись тонкие тёмно-синие линии, уходящие назад. Волос на лице почти не было.

— Это… Татуировка? — вспомнил Рэм древнее слово.

— Нет, это какая-то технология… Джей? Что с тобой?

— Я его знаю, — медленно произнёс тот, не отводя взгляда от лица погибшего. — Несколько лет назад он работал у нас, потом пропал. Хороший парень… Дружил с дочкой. Не говорите ей!

— Тело нужно забрать на корабль для исследования, я вызову диск, — сказала Иви. — Вам всем лучше вернуться. Джей, нам нужно будет переговорить, наедине. Подождите нас…

— Да, да, конечно, — растерянно сказал он, всё ещё ошарашенно глядя на лицо парня.

— Итак, сканеры корабля показывают наличие небольшой аномальной зоны, в горах примерно в пятидесяти километрах отсюда, — сказала Иви, выводя на личные экраны каждого данные, как только Джей ушёл, — Скорее всего, это комплекс, оборудованный системами защиты и собственным генератором энергии. У местных таких технологий точно нет.

— Предлагаешь заглянуть в гости? — попытался пошутить Стефан, но никто не отозвался. Алиса была бледная и хмурая, Рэм держался невозмутимо, но только внешне.

— Да, предлагаю, — кивнула она. — Дело серьёзнее, чем кажется. Это не просто локальный конфликт, это фактически геноцид населения целой планеты и замешана в этом достаточно развитая технически цивилизация. Разве нас поймут дома, если мы оставим всё это и уйдём?

— Есть одна проблема, — тихо проговорила Алиса. — Данные и корабль.

— Верно, — согласилась Иви. — Но решение есть. Кто-то должен отправиться обратно, привезти результаты обратно на Родину.

— Лучше всего доверить это тебе, — сухо сказал Рэм. — Кто лучше справится с кораблём?

Иви подняла на него взгляд.

— Рэм, — сказала она, — Что я чувствую, как ты думаешь? Для чего мне возвращаться? Чтобы опять быть живым символом давно ушедшей эпохи? Кораблём-музеем, который будет висеть над планетой, пока наш мир не состарится? Я там не нужна. А здесь…

— Ты так говоришь только потому, что он тоже ушёл! — бросил Рэм. Конечно он говорил о Менторе, но Иви не подумала о нём. Сейчас она думала о другом. О Викторе…

Ефремов прожил недолго. Старый организм его уже не выдерживал, даже на Илдарине он пробыл с ними ещё двадцать лет. Остальные из первого экипажа, благодаря знаниям, полученным от Ментора, прожили до ста пятидесяти. Зато они все видели плоды своих трудов, как расцвела планета, как заложен был фундамент будущего мира, как непросто и трудно было сначала людям, перенесённым туда, и как они строили жизнь, отличную от той, что была на Земле. Получилось ли это? Во многом да. Люди их мира не знали войн, преступлений, за исключением очень редких случаев, почти побеждены были болезни. Да, человеческую натуру сложно изменить, никуда не делась зависть, ложь, наследие тысяч и тысяч лет прежнего образа жизни. Но они терпели, шаг за шагом искореняли это в себе, и каждое поколение было лучше — свободнее, умнее, сильнее. Предки могли гордиться…

Аня и Виктор прожили дольше всех, вместе. Он исполнил её мечту — собственный мир, чистый, нетронутый. Дом у озера, тишина и покой. И двое замечательных детей.

Когда жена ушла, Виктор остался последним из экипажа. Но человек, посвятивший всю свою жизнь космосу и закончил её там же. На экспериментальном катере «Луч» — первом ненадёжном прототипе, который был должен значительно ускорить перемещения внутри системы, он отправился в полёт. И больше его не видели.

Что случилось? Кто знает… Двигатели были ещё ненадёжны, первые запуски опасны, экипажи подвергали себя риску. Катер вошёл в микропрыжок и на этом связь с ним пропала.

После этого полёты с людьми на борту подобных устройств были прекращены почти на тридцать лет, пока проблему окончательно не решила гениальная математик, одна из дочерей Елены Арсеньевой. И полёты внутри системы стали там же быстры и безопасны, как между соседними деревнями.

Виктор спас многих. Закончил жизнь в космосе, как и хотел. А кому и зачем нужна она? По-настоящему? Уважение, почитание, зачем это, когда рядом нет тех, кого любишь? На Родине смогут без неё. А эти люди — нет.

Она подняла голову.

— Вам нужно вернуться домой…

— Так не пойдёт, — начал было Рэм. — Я не оставлю тебя одну.

— А я не уйду без тебя, — встала рядом Алиса.

— Весело, то есть я за вас должен отдуваться? — воскликнул Стефан.

— В пути может случиться так, что нужно будет вмешательство человека, — сказала Иви, посмотрев на него. — Бортовой компьютер справится без меня с обратным курсом, но чтобы быть уверенными в успехе, мы должны отправить кого-то обратно.

— Ребята, — весёлое секунду назад лицо Стефана изменилось. — Вы что, серьёзно здесь останетесь? Навсегда? Да как же…

Он не находил слов.

— Вы всё, всю свою жизнь бросите на войну непонятно с кем?

— Но здесь же тоже люди, — подала вдруг голос Алиса. — Чем они хуже нас? Им никто не поможет, ты же видишь… А ты… Я надеюсь, вы вернётесь за нами. Пара десятков лет — не так уж и много.

— Дома, — пробурчал он. — Это дома немного. А здесь? Сколько вы проживёте здесь? Без нашего воздуха, воды, еды?

— Кто знает. Думаю, всё равно немало, — ответил Рэм.

— Да, дилемма… — сказал Стефан. — Давайте ещё подумаем.

— В любом случае, мне нужно скачала провести исследование, — заметила Иви.

— Вот потом и решим, — подытожил Стефан, довольный, что трудный разговор откладывается.

— Тогда отправляемся, — решила она. — Оставим для местных передатчики и оружие, на всякий случай.

Некоторое время спустя два диска поднялись и растаяли в небе, провожаемые взглядами людей.

Глава 6

На «Фотоне» Иви, не слушая возражений, после дезинфекции отправила весь экипаж отсыпаться и мыться, а сама отправилась в лабораторию.

Тело солдата, освобождённое машинами от брони, уже лежало в капсуле. Внешне отличий от обычного человека было немного, а вот анализ ДНК показал странные и довольно страшные вещи. Судя по всему, оно было изменено намеренно. А главное — присутствовали следы совершенно чужой формы жизни, явно не человеческой.

Могли ли такое создать искусственно? Иви сомневалась — слишком оно было чуждо. Внедрить, изменить под организм человека — да, но написать такое с нуля — практически нереально. Но местные не говорили о другой форме жизни, только о людях. Что это значит? Она пока не знала.

На Илдарине такие эксперименты проводились исключительно для одной цели — излечения очень редких генетических болезней, впрочем непременным условием этого был запрет для пациента в дальнейшем иметь детей. Даже такие вещи, как состав воды и то имели влияние на последующие поколения. Иви знала, что на Земле это привело к необратимым последствиям — загрязнённая вода и некачественное питание, изготовленное из вредных веществ дали новые, неизвестные ранее заболевания, страшные формы аллергий. Делалось это в том числе и намерено, для сокращения срока жизни человека. Часто Иви не понимала, как люди могли стать претендентами на древнее наследие, ведь вся история человечества по сути состояла из бесконечных издевательств друг над другом и над окружающим миром.

Несколько часов анализа не выявили больше ничего существенного. Вкрапления в генокод, на первый взгляд, делали человека сильнее, выносливее, но не слишком значительно. Куда проще было бы использовать машины либо стимуляторы, если те, кто сделал подобное планировали использовать солдат для войны. Цель изменений была явно в другом. Но в чём? У поселенцев не найти ответов на эти вопросы, это и так ясно.

В центре управления Иви вывела на экран данные по предполагаемой базе пришельцев. Под несколькими десятками метров горных пород явно присутствовала разветвлённая и структурированная сеть туннелей. Реально ли им вчетвером что-то сделать там? Даже втроём, ведь весь экипаж ни в коем случае нельзя было брать на такое задание. Но как их отговорить? Она недвижимо сидела в кресле, раздумывая, пока в зал не вошли остальные. Иви стала замечать, что темп её мышления постепенно перестроился под людей. Её мозг был давно заменён на подобие нейронной сети. Это чуть замедляло скорость, зато значительно расширяло возможности, приближая её к человеку, развивая новые, неведомые ранее эмоции.

— Скорее всего, — начала Иви, как только все собрались, — это и есть база. Других вариантов нет. Все получили данные исследования?

Люди мрачно кивнули.

— Как бы ни было, разобраться мы обязаны, — сказал Рэм. — Мало войны, так и ещё и эксперименты над людьми.

— И скорее всего, без их согласия, — добавил Стефан.

— В истории бывало всякое, — грустно сказала Алиса.

— Тут явно не тот случай. Неизвестная, скорее всего инопланетная цивилизация, проводящая эксперименты над человеком… Это уже дело Совета. Всего Илдарина. Как никогда важно вернуться домой. Ценность этого возросла в разы! — сказала Иви. — Я настаиваю на скорейшем отбытии, а вместе или поодиночке — решим.

— Иви права, — поддержал её Рэм. — проблема слишком серьёзна.

— Ладно, тогда давайте решать, кто… — тяжело сказал Стефан. — Рэм и Алиса не расстанутся. Одних вас оставлять нельзя. Значит остаться на корабле нужно мне или Иви.

— Не обижайся, но остаться лучше тебе, — мягко сказала она. — Моё тело намного сильнее, оборудовано множеством приборов и технических усовершенствований. Я смогу помочь эффективнее. Стефан… Я знаю, это непросто, но это нужно сделать, ты же понимаешь. Даже если с нами что-то случиться, та информация, что ты привезёшь — нужна всем, она откроет нам Галактику. И риск слишком велик для корабля. А если сюда прибудут вооружённые силы? «Фотон», без сомнений выдержит бой с любым кораблём, а с флотом? И нельзя, чтобы он попал в руки врагов.

Он опустил голову. Все молчали. Что было сказать? Человеку Илдарина сложно было принять то, что придётся оставить друзей в неизвестности. А оставить всё, ради чего они отправлялись в многолетний полёт? А труд сотен людей?

— Вы правы, — глухо сказал он.

Все шумно встряхнулись, будто сбросив с себя все проблемы. Даже обрадовались.

— Мы знаем! — громко сказала Алиса. — Прости… Это мы тебя оставляем, но иначе нельзя.

— Раз решено, давайте отправлять, — шумно встал Стефан. — Вы должны забрать оба оставшихся диска, максимум вооружения, рециркуляторы воды, воздуха, снаряжение.

— Местным лучше ничего не говорить, некоторые могут последовать за ними, а мы не сможем обеспечить их безопасность, — заметил Рэм.

— Я останусь на дальней орбите в режиме радиомолчания, — решительно сказал Стефан. — Но если понадобиться моя помощь… Я приду. Вы важнее корабля. Ребята, так тоже нельзя, поймите.

— Ладно, давайте собираться. Чем быстрее мы нанесём визит, тем лучше, пока они не успели опомниться, — сказала Иви.

— Знаешь, что меня беспокоит? — с тревогой спросила Алиса. — Что они отыграются за это поражение на других жителях планеты. Вы помните что говорил Джей про то, как вели себя захватчики?

— Ещё бы, — мрачно сказал Рэм. — А я вот про это не подумал…

— У вас мало опыта в подобном, — заметила Иви. — Но наша цель от этого не меняется, тем более надо найти базу и разобраться. Займусь погрузкой. Как только вылетим обратно, ты уведёшь корабль и войдёшь в режим скрытности.

— Это слишком поспешное решение, — вдруг сказала Алиса.

— Как будто есть другой вариант…

— Мы правда готовы на это? Стрелять по людям? — спросила она.

— Мы уже делали это, — жёстко сказал Рэм. — И помогли им. Неужели это того не стоило?

— Я не знаю, — Алиса опустила голову. — Я…

— Останься на корабле, — вдруг сказал Стефан. — Я пойду с вами. И это не обсуждается! Хватит! Мы вернёмся или все, или никто. Дурацкое было обсуждение, бессмысленное! Нельзя бросать друг друга!

— Корабль… — начал Рэм.

— Это всего лишь корабль! — оборвал его Стефан. — Люди — вот что важно.

— Всё, давайте работать, раз решили, — сказала Иви.

Пару часов спустя всё было готово. Несмотря на протесты Алисы, её оставили на корабле после настойчивых уговоров Рэма. С собой взяли один диск, второй оставили, а третьим, который был подбит оружием нападавших, сейчас занимались дроны Иви. Оно не повредило корпус, но вывело из строя всю электронику. Иви не знала, что могло вызвать подобное, преодолев надёжнейшую, как она думала, защиту. Впрочем люди не сомневались, что она разберётся с этим.

В поселении они передали людям Джея несколько «плёнок» с передатчиками, чтобы иметь связь с ними в случае опасности и направились к предполагаемой базе. Сканирование не выявило активностей в этом районе но они облетели область по кругу, постепенно сужая радиус и наконец приземлились у подножья горы, где Иви обнаружила пещеру, которую легко можно было пробурить. по данным разведки, там были полости.

— Все готовы? — спросила она, оглядывая Рэма и Стефана. Они были напряжены, но держались спокойно. — Я иду первой. В случае серьёзной опасности отступаем!

Те кивнули.

Луч пробил и расширил проход в скалах за несколько минут. Иви легко спрыгнула вниз.

— Тут чисто, — проговорила она. «Плёнки» блокировали любой их звук и пропускали все внешние. Рэм и Стефан тоже спрыгнули вслед за ней, провели лучами света по коридору. Иви отдала команду диску на взлёт.

— Обычный бетон, или что-то подобное, — сказал она, обводя помещение прожектором. — Смесь воды, песка, цемента… Это строили люди.

Коридор шириной метра в три плавно вёл в обе стороны в темноту.

— Сюда, — показала она, повернувшись. — Он ведёт вниз, оттуда идёт слабое электромагнитное излучение.

— Живых организмов на сканерах пока нет, — сказал Рэм.

— Именно что «пока», — проговорил Стефан.

Перебежками они преодолели около пары сотен метров, прежде чем остановились перед массивной металлической дверью.

— Тишина, — сказала Иви, приложив руку к ней. — Открываем?

— А есть ещё варианты? — пожал плечами Стефан.

— Можно вернуться и поискать другой вход, — предложил Рэм.

— Отверстие могут заметить, поднимется тревога, — сказала Иви, — и мы потеряем время. Такие двери могут быть повсюду. И так очень странно, что здесь нет никакой системы защиты. Невероятно, что нас до сих пор не обнаружили.

— Они не предполагали, что их кто-то найдёт, — сказал Рэм. — Местные на это не способны.

— Видимо, — сказала Иви с сомнением. — Ладно, начнём.

Она подключила к винтовке резак. Прицельными короткими движениями наметила несколько углублений. Резак быстро прожёг слабый металл и уже через несколько секунд дверь открылась.

Внутри было темно и лучи прожекторов выхватили из большого помещения кучку людей, сжавшихся в углу.

Иви чуть опустила оружие. Люди со страхом смотрели на неё.

— Не бойтесь, вас никто не тронет, — сказал Рэм, присматриваясь к ним. В основном там были мужчины, но так же и женщины и подростки. — Кто вы?

— Мы рабочие, господин, — сказал один из них, кряжистый мужчина, не поднимая глаз. — Наше поселение подняло восстание, большинство погибло, нас отправили сюда.

— Мы не из них, не называй меня так, — прервал его Рэм. — Сколько времени вас здесь держат?

— Почти четверть цикла…

Седьмой месяц! С ума сойти! Рэм посмотрел на Иви.

— Спокойно. Эмоции сейчас не помогут, — проговорила она и повернулась к людям. — среди вас есть раненые? Или те, кому нужна медицинская помощь?

— Нет, — покачал он головой, — раненых нет, им нужно было чтобы мы работали. Раны лечили. А помощь… нужна всем.

— Стефан, — повернулась Иви к нему, — им понадобится. Уведи их в поселение, хорошо? Одни они не дойдут.

Тот молча и мрачно кивнул.

— Идите с этим человеком, — чуть повысил голос Рэм, обернувшись к пленникам. — Совсем близко выход. Вам помогут дойти до поселения, где есть люди и еда.

— Стефан, каждому — по стимулятору, — сказала Иви. — Тут семнадцать человек, хватит?

— С избытком.

— Тогда забирай их, пока побег не обнаружили. Здесь есть ещё пленные? — обратилась она к людям.

— Других мы не видели, — всхлипнула одна из женщин.

И людей как прорвало, они только сейчас поняли, что это по-настоящему и впереди свобода, но времени на разговоры не было. Еле-еле они сумели успокоить несчастных и те двинулись по коридору вслед за прожектором Стефана.

— Ждём, пока они отойдут подальше, не будем поднимать тревогу раньше времени, — сказала ему Иви. — Забирай диск, пусть прикрывает вас с воздуха на случай преследования.

— Хорошо, — раздался голос Стефана, — держитесь… И задайте им!

— Уж будь уверен, — глухо сказала Иви.

— Надо было их расспросить, что тут происходило, — запоздало сказал Рэм, но она отмахнулась.

— И так найдём, вряд ли им рассказывали что-то важное. Давай двигаться дальше и удвоим осторожность.

Через некоторое время, дождавшись ответа Стефана, к которому подлетел диск, они приступили к открытию следующей двери. Это тоже было просто — от обессиленных людей никто не ожидал серьёзного сопротивления. Через сотню метров впереди показался свет и послышались голоса.

— Смена! Заканчивай работу! — прозвучало эхо. — Будите заключённых и выводите… Эй, что… — он не договорил.

В небольшую комнату, где сидело четверо людей в броне, словно вылетело из темноты два силуэта и за несколько мгновений трое врагов были оглушены. Ещё одного, ошарашенного, Рэм припёр к стене. Тот даже не пытался сопротивляться, смотрел на них расширенными от ужаса глазами.

— Сколько вас здесь? — спросил Рэм. Иви между тем забрала у всех оружие.

— Н-не знаю. Около тридцати, — заикаясь, сказал охранник. — Не знаю, мы только тоннели рыли и присматривали за заключёнными.

— Вы рыли, как же, — хмуро сказала Иви. — Что происходит внизу?

— Нас туда не пускают, правда! — заёрзал тот. — Здесь заключённые, комнаты охраны и склады, куда подвозят что-то! Мы ничего не знаем, правда!

— Толку от тебя, значит, нет, — посмотрела на него Иви.

— Внизу бункер, огромный, туда есть вход с поверхности! — заторопился он. — Там другие работают, я только…

— Только издевался на людьми, ясно, — заключила Иви и с размаху ударила его в челюсть. Охранник сполз и замычал.

— Ты что? — обернулся к ней Рэм.

— Отпустить их предлагаешь?

— Нет, но…

— Иди, — глухо сказала она. — Подожди меня.

— Нельзя же так!

— А как? Думаешь, они раскаются, пойдут сеять добро и помогать людям? Иди, Рэм. И подожди меня.

Тот скрипнул зубами и вышел в коридор. Постоял мгновение, сжав кулаки и повернулся обратно, но в комнате уже беззвучно сверкнуло несколько раз. Потом вышла Иви.

— Идём… солдат, — она чуть коснулась его плеча и двинулась мимо него дальше по коридору, не оборачиваясь.

— Да… — рассеянно сказал он. Собрался, поднял винтовку.

Коридор имел ответвления, которые они быстро прошаривали, ища врагов, которые могли устроить засаду, но там было пусто.

— Тут ничего интересного, — сказала Иви. — Это пустышка. Идём до дверей бункера, если тот охранник не соврал.

— Вряд ли, — хмуро сказал Рэм, следуя за ней. — Зачем ты их убила?

— Помню, что когда они напали на поселение, ты тоже стрелял, — обернулась она.

— Это другое, там мы защищали людей!

— А здесь!? Пойми, это глупо — оставлять врага за спиной! Что ты хотел сделать? Прочитать ему нотацию? Как нехорошо издеваться над местными? Или что?!

Рэм молчал.

— Пойми, здесь не дом, где каждый встреченный — друг, — уже спокойнее сказал она. — Здесь идёт война. Мне жаль, что всё так вышло, мы не за этим отправились в путь. Но раз уже взялись помогать — идём до конца.

— Раньше ты так не говорила, — пробормотал он.

— Раньше… Раньше я была куском металла на орбите. Думаешь, всё так просто? У меня тоже есть мысли, есть чувства. Не такие, как у вас, но есть. Получила ли я удовольствие от того, что убила охранников? Нет. Нужно было это сделать? Да. Идём. Времени мало.

Бункер они обнаружили через полчаса блужданий. Коридор вывел их в огромный зал, из которого поднимался путь наверх, видимо, к главному входу. Тут же слышался и шум механизмов. Ворота были закрыты, а около них стояла вооружённая охрана, шесть человек. Точно такие же, как те, что напали на поселение — чёрная тяжёлая броня и оружие.

— Справимся? — спросил Рэм, осторожно осматривая зал.

— Я думаю. — сказала Иви, — Напролом пройти ещё успеем. Давай подождём и понаблюдаем.

Через несколько минут послышался грохот и сверху по туннелю поползла какая-то машина, широкая и тупоносая с большим кузовом, заполненным контейнерами. Двери бункера стали открываться.

— Доставка, — сказала Иви. — Давай, пригнись, как только она подойдёт ближе, подходим и прикрываемся кузовом, потом обезвредим солдат и проникаем внутрь. Готов? Пошли!

За шумом машины солдаты ничего не услышали, а может просто были беспечны.

— Сегодня мало! — крикнул один из них водителю. Иви и Рэм прижались к широкому металлическому борту машины.

— Ничего, хватит. А где заключённые? Я что, должен тут ждать, пока вы разберётесь?

— Не ори ты, сейчас… Хэнк, вы спите там что ли? — крикнул он в рацию. — Не отвечают… Эй, Дерек, сгоняй, посмотри, что эти идиоты делают. Где рабочие?

— Пора, — сказала Иви, огибая грузовик и оглушив вышедшего из него водителя. Рэм с другой стороны начал вести огонь, уложив ещё двух солдат.

— Быстро, пока бункер открыт, — крикнула она, прорываясь вперёд и на ходу отстреливаясь от оставшихся. Они успели в последний момент. Тут же завыла сирена.

— Идём, быстро! — крикнула она, прикрывая огнём Рэма.

— Куда лучше? Твои сенсоры работают?

— Да, здесь только один ход, дальше по коридору!

Проход был широкий, построенный из другого материала. Увидев его, Иви помрачнела.

— Что? — обернулся Рэм.

— Ничего, идём. Впереди ещё трое, внимательно!

Навстречу им выскочил человек, без брони, в тёмной одежде, с каким-то несуразным шлемом на голове. Увидев нападавших, он было отшатнулся обратно, но Иви прижала его к стене.

— Ты кто?

— Я… я… Не стреляйте, я биолог, моя лаборатория здесь, я… Всё скажу.

— Не сомневаюсь, — Иви развернула его лицом вперёд и вовремя — из-за поворота выбежали ещё двое солдат, но увидев пленника, остановились.

— Оружие на пол, и оттолкнуть от себя, — крикнула Иви, — быстро! А ты здесь похоже, важная персона!

— Да… не стреляйте… — его трясло.

— Прикажи всей охране немедленно сложить оружие, и никто не пострадает. Ну!

Он часто закивал.

— Я… возьму рацию… можно? — он аккуратно вынул из внутреннего кармана чёрный прямоугольник. — Это директор Нил Сандерс. Немедленно всем сложить оружие и не сопротивляться. Комплекс захвачен.

— Скажи всем солдатам пройти сюда, — Иви кивнула головой на соседнее помещение с крепкой на вид дверью. Через десяток минут всё было кончено. Семь уцелевших противников были заперты, а Иви заплавила замок резаком.

— Теперь в твою лабораторию, — она повела винтовкой.

Рэм шёл сзади, сжав челюсти. Всё, что они делали, было неправильно! Не так, как надо. Только он тут же вспоминал разрушенный посёлок и измождённых людей в бункере.

— Рэм, мы на поверхности, — это вышел на связь Стефан. — Люди в порядке, стимуляторов хватило.

— Путь дальний, будьте осторожны. Комплекс пока обезврежен, но мы не знаем, есть ли здесь ещё противники.

— Они привыкли тут выживать, мы дойдём. Сейчас прибудет диск, там есть небольшой запас, пока хватит. Что у вас?

— Сопротивление, — Рэм мельком глянул на директора. — Пришлось стрелять.

— Но ведь… А что ещё делать?

— Знаю, — глухо сказал Рэм. — ладно, конец связи.

Через несколько минут они дошли до следующих дверей — тоже толстых и металлических.

— Открывай, — велела пленнику Иви.

— Сейчас, сейчас, — Сандерс засуетился, прикладывая руку к сенсору. — Но я просто учёный…

— Я вижу, — сказала Иви, сходя в большое помещение, вдоль стен которого стояли матовые капсулы с людьми в них. — Что здесь происходит?

— Это… — Сандерс облизнул пересохшие губы. — Слушайте, всё не так просто…

— Я даже не сомневаюсь! Итак? — обернулась она к нему.

— Это добровольцы! Исключительно! Мне прислали все данные, эта технология нужна для улучшения человеческого организма!

— Врёт? — спросил Рэм у Иви. Конечно, на своём языке. Сандерс ошалело смотрел на них.

— Не врёт, он считает, что это правда. Откуда вы? — она вернулась на местный язык. — Рассказывайте всё, я пойму, если вы скажете неправду!

— Я и говорю! — взвыл директор. — Мы сюда прибыли несколько циклов назад, нам просто передали эту технологию, сказали проводить испытания здесь!

— Откуда прибыли? Я не собираюсь вытягивать из тебя по каждому слову!

— Да-да! С Глории. Это центральная планета, которая объединяет несколько миров. А вы с какого? Я не знаю такого языка? — директор поднял на неё глаза.

— Это неважно, — сухо сказала Иви. — Дальше.

— Технологию передала корпорация Альянс. Это огромная государственная компания, которая по факту контролирует всё, Глория и остальные миры принадлежат ей. Мы создаём солдат, добываем ресурсы. Это всё!

— Чушь, — сказала Иви Рэму. — Это инопланетная технология, причём не человеческая. Для чего она?

— Что? Нет, вы не понимаете…

— Я всё прекрасно понимаю. Это враньё. Рэм, нам нужно вернуться к себе и забрать его. Там он скажет всё. Здесь…

— Нет, я скажу! — дёрнулся Сандерс. — Слушайте, я всё покажу, всё что знаю. Идём…

Он подошёл к терминалу у стены и набрал какой-то код. Они внимательно наблюдали за ним, не сводя оружия. Нил заискивающе улыбнулся.

— Вот и всё, — сказал он, когда в глубине зала открылся незаметный ранее проход, открывающий ярко освещённый коридор а за ним ещё одну дверь. Им не надо было ничего больше говорить, чтобы понять, что это за материал. Руины, построенные последователями Изначальных! Впрочем, здесь это были не руины. Стена с едва заметными узорами и дверь были как новые, здесь время их не коснулось.

— Наши… союзники, которые нашли это место, — произнёс он с лёгкой заминкой, — не могут пройти сюда. Их не пропускают защитные системы. Никакие буры тоже не берут этот материал, а действовать более грубой силой опасно.

— При чём здесь эти люди? — спросила Иви, кивнув на несчастных в капсулах.

— Она реагирует на людей, но тоже не открывается. Мы пробуем различные вариации генокода, пытаясь понять, кто её может открыть. При приближении людей явно вырастает уровень энергии, но этого недостаточно. Они не могут пройти проверку.

— А тех, кто её не проходит, вы отправляете в армию, верно? — спросил Рэм, чуть сжав винтовку.

— Да, да, — закивал Сандерс. — но они сами идут на это! Мы платим их семьям.

— Конечно! Людям приходится выживать в этих ужасных условиях, которые вы и создали, — гневно сказала Иви. — Держи его на прицеле, я…

Она не договорила.

— Иви! Рэм! — это был голос Алисы. — Я обнаружила на сканерах что-то! Это явно искусственный объект и он движется ко мне.

— А вы думали, что всё будет так просто? — Сандерс скривился. Он не понял разговора, но догадался о происходящем по выражению их лиц. — Мы обнаружили ваш корабль, как только вы ворвались сюда. Или отпустите меня, или всем, кто на вашем корабле — конец!

— Иви! Он послал какой-то сигнал, как только мы сюда зашли! — скрипнул зубами Рэм.

— Я уже поняла. Пошли! — она дёрнула директора за плечо, оглянувшись на людей в капсулах. — Живо!

— Куда ты его тащишь? — догнал её Рэм.

— Он не врёт, но он не знает ничего о возможностях «Фотона».

— Там Алиса! — крикнул он.

— Я знаю! Но сейчас мы ей не поможем. Нужно придумать, как заставить его отозвать корабль. Ты понимаешь, что не выйдешь отсюда, если с нашими друзьями что-то случится? — она обернулась к директору.

Сандерс побледнел.

— Я подал только сигнал тревоги, я не могу отозвать корабль.

— Чушь!

— Да нет же! — выкрикнул он, вырываясь из рук Иви. — Это не люди! Они нам не подчиняются, Альянс спутался с ними, мы все выполняем их приказы. И я тоже!

— А говорил, что не знаешь ничего! Ладно, шагай, быстро! Алиса, я помогу тебе. Рэм, будь внимательней, мои реакции могут замедлиться после полного подключения к линии. Нужно вывести его наружу и направиться в поселение.

— Но…

— Я сделаю, что смогу! — прервала его Иви. — У тебя своя работа, у меня — своя!

— Хорошо, — сдался Рэм.

— Алиса, переводи системы корабля в боевую готовность. — проговорила она, — задержка в передаче данных составит несколько секунд, тебе необходимо будет помогать мне!

Глава 7

Алиса напряжённо всматривалась в развернувшиеся экраны.

— Да, вывожу параметры объекта.

На экране «Фотона» появился корабль. Его размер, по данным сенсоров, составлял почти километр. Тёмная поверхность была испещрена множеством отверстий и отростков-щупов, которые выходили из них.

— Дело плохо, — сказала Иви, которая так же получала все данные. — Я ещё внизу обнаружила этот материал!

— Что? — вскинулась Алиса. — Что это?

— Не узнала? Это существа, обнаруженные нами на Бете. Те, с кем сражалась наша команда, и с кем мы воевали в период после переселения во время Зачистки. Впрочем, ты могла видеть их только на записях. Впрочем, я тоже ни разу не видела их корабля вживую! Там было всего несколько сотен таких существ, но это только механизмы, на основе биотехнологий. Значит, они уцелели и ещё существуют в нашей Галактике!

— Почему же они не атакуют нас? — спросила Алиса встревоженно. Корабль сейчас находился от неё на расстоянии всего в несколько миллионов километров.

— Захват, — сказала Иви вопросительно. — Они хотят заполучить нас живыми. Это хороший знак.

— Мы будет атаковать?

— Посмотрим. Защитные системы смогут заблокировать любой удар… Но Алиса, лучше займи место в капсуле на всякий случай, — сказала Иви.

— Ты сразу догадалась, что это они?

— Нет, но генокод был частично похож на тот, что я исследовала. Как только мы справимся с этой угрозой, я допрошу Сандерса как следуют, — ответила она жёстко.

— Может быть он сумеет с ними договориться? — спросила Алиса с надеждой.

— Сказал, что нет! Они полностью подчиняются «теням». Так они называют наших старых знакомых. — Иви презрительно хмыкнула.

— То есть ты хочешь сказать, достаточно большую группу человеческих планет контролирует эта раса? — воскликнула Алиса.

— Точнее не бывает, — проговорила Иви.

— Хватит разговоров! Уходи оттуда как можно скорее! — прорвался голос Рэма. — Не нужно было оставаться там одной!

— Я справлюсь, — стараясь говорить спокойно, ответила девушка. — Все защитные системы активированы, я куда в большей безопасности, чем вы!

— Но мы понятия не имеем, с чем столкнулись! — разгорячился Рэм.

— Немного имеем, — сказала Иви. — В любом случае, на борту она защищена лучше, чем мы сейчас.

Она отвела его в сторону.

— Нужно попробовать открыть эту дверь, — сказала Иви так, чтобы их не услышал Сандерс.

— Что? — вскинулся Рэм. — Но Алиса…

— Которой мы сейчас ничем не поможем, — прервала его Иви. — А координаты этой системы отмечены Ментором для исследования и здесь нашлась уцелевшая база. В любом случае, нельзя эту информацию оставлять врагу! Или ты забыл, чей корабль сейчас находится на орбите, и что они искали все эти тысячелетия? Мы не знаем их мощи, никому нельзя раскрывать местоположения Илдарина!

— Ладно, согласен, — сказал он горячо. — Но… Алиса, ты меня слышишь? Нам придётся пока остаться здесь, мы попробуем проникнуть внутрь.

— Слышу, конечно! Не волнуйся, пока он приближается и только пытается сканировать.

— Будь осторожна, — проговорил Рэм, стараясь не выдавать волнения в голосе.

— Разумеется, как иначе. Но пока что я в самом лучшем корабле нашего мира, — улыбнулась Алиса сквозь слёзы. — И вы берегите себя.

— Ладно, — Иви толкнула пленника к двери. — Стой здесь! Рэм, держи его на прицеле.

Она подошла к двери. Массивные створки её были без единой щели. Сенсоры Иви показывали непроницаемое здание, похожее на цилиндр, уходящее в глубину на несколько сотен метров. Даже Ментор знал о них мало, кроме того, что это экстренные базы Потомков и они предназначены для систем связи. А вдруг они найдут там элемент? Или оружие? Или, что ещё лучше, схемы кораблей, всю информацию об Изначальных!

Всё это пронеслось в мыслях Иви. Она коснулась стены, но та осталась неподвижна.

Конечно, она сильно сомневалась, что всё получится так просто, к тому же теория этого ненормального человека о том, что изменённый генокод открыть дверь, была неправдоподобна. Но на что же она реагировала? Скорее всего, как и дверь в убежище Ментора.

— Рэм, попробуй ты, — сказала она, отступая в сторону.

Он подошёл, взглянул на неё с непониманием, но приложил руку к серебристому металлу. И дверь поддалась, как только он коснулся её. Медленно, без всякого шума, створки растаяли в воздухе.

— Вот как, — не удивилась Иви. — Собственно, я думала так и должно было быть.

За проёмом был провал в темноту, где изредка мерцало что-то золотистое.

— Что будем делать? — Рэм нервно обернулся.

— Идти туда, что же ещё, — кивнула Иви.

— А он? — Рэм кивнул на Сандерса, которые едва удержался на ногах от увиденного и обалдело переводил взгляд с провала на них, вслушиваясь в незнакомую мелодичную речь.

— Не пройдёт, так оставим здесь, — отмахнулась Иви. — Впрочем…

Она обернулась к директору.

— У вас есть связь с ними?

— С кем? — пролепетал тот. После произошедшего с него слетели все остатки важности.

— С пришельцами, конечно, с кем ещё! — Иви уже теряла терпение.

— Д-да, есть экстренный канал, — проговорил тот, суетливо взмахнув руками. — Терминал, нужно набрать код и мой отпечаток.

— Соедини нас, живо! — Иви подняла винтовку и взглянула на Рэма. — Кажется, у меня появилась неплохая мысль…

Алиса наблюдала за кораблём, который медленно приближался, будто боясь спугнуть её. Он пока не проявлял агрессии, за исключением того, что пытался сканировать «Фотон», но Алиса прекрасно понимала, что в случае атаки так просто она не уйдёт. Впрочем, девушка не слишком волновалась из-за этого, зная мощь своего корабля. «Фотон» показывал довольно странную чужеродную и непонятную структуру, скорее всего, инопланетный корабль был полуорганическим, что имело определённые преимущества, впрочем на Илдарине такие технологии тоже использовались, только в медицине.

На «Фотоне» не было оружия, как такового. Но его мощные лазеры и гравитационные поля могли его с успехом заменить, но пока Алиса не решалась вступать в бой. Корабль нацелился на чужака и в случае попытки нападения готов был дать ответный удар. Но кто знает? Пока она ждала…

Иви подбежала к терминалу, набрав названный код доступа. Изображение на экране прояснилось и они увидели тёмное помещение из которого выступила фигура. Сандерс отшатнулся назад, стараясь не попадаться на глаза своим хозяевам.

— Кто вы? — равнодушный механический голос переводчика прозвучал из динамиков.

— Те, на чей корабль вы сейчас пытаетесь напасть, — сказала Иви, рассматривая так хорошо знакомого ей инопланетянина. С такими же они вели бои на Бете. — Немедленно отступите, или ваш драгоценный тайник будет уничтожен а вы не получите ничего!

Ей показалось, или фигура чуть дёрнулась.

— Вы лжёте.

— Ничуть. — Иви повернула терминал к открытым створкам ворот.

— Как вы это сделали? — прогремел голос из динамиков.

— Это неважно!

— Это очень важно. Это самое важное, что только могло быть. Мы не будем вступать в переговоры! — и экран погас.

— Что? Что он хотел сказать этим? — Рэм растерянно повернулся к Иви.

— Похоже, я ошиблась… — медленно сказала она, посмотрев на побледневшего Сандерса. — Нам нужно пройти в хранилище! Немедленно!

— Алиса важнее!

— Мы всё равно не успеем вернуться на корабль, и мы ничем ей не поможем. Но они… Они попробуют прорваться сюда!

— Рэм, Иви, — раздался голос Стефана. — Мы попали под обстрел! Я вызвал диск, пока отбиваемся, но я не знаю, надолго ли его хватит! Они серьёзно вооружены! Что у вас происходит?

— Я иду на помощь! А ты должен войти и найти то, что может помочь нам, или то, с чем мы можем поторговаться, — обернулась к Рэму Иви. — Скорее, некогда раздумывать!

Сандерс широко открытыми от страха глазами смотрел на них.

— Я… я, — лепетал он, — прошу…

Иви без долгих разговоров привязала его к одной из стойке, убедившись, что он не сможет вырваться.

— Иди, Стефану нужна помощь, я справлюсь сама! А ты… будь осторожен, — она посмотрела Рэму в глаза. — Что я наделала…

— Ты не при чём! — Рэм твёрдо сжал её руку. — Тоже будь осторожна.

Иви кивнула, и не тратя времени на разговоры, скрылась в коридоре базы.

— Алиса, я вхожу в хранилище, — проговорил он, проводив взглядом Иви. — Не знаю, что будет там со связью, но держись! Я постараюсь найти что-то, что сможет нам помочь!

С этими словами он вошёл внутрь и через несколько мгновений створки ворот закрылись за ним, вновь появившись будто из ниоткуда. Наступила темнота, в которой разгорелся его прожектор.

Широкий коридор вёл дальше, вниз, в глубину. Ступеней здесь не было, пол просто плавно уходил в темноту. В свете прожектора не было видно ни одной пылинки и казалось, будто здание построили совсем недавно. Идеально гладкие стены, пол и потолок — всё покрытое едва уловимым узоров. У Рэма колотилось сердце. Конечно, он не раз видел изображения древних руин, такие были и на Бете и на Марсе (Ефремов привёз на «Молнии» гигантский архив данных, скрытно упакованных в недрах хранилищ корабля), но такого он не ожидал. Впрочем, это было не главным. Его Алиса сейчас одна на корабле, окружённая врагами, Иви и Стефан тоже. А он что? Спрятался здесь, разглядывает стены? Рэм понятия не имел, чем это поможет его друзьям.

Впрочем, Алиса на корабле, лучше, чем здесь! Рэм проверил связь — как и ожидалось, она не работала. Впрочем, не удивительно. Хранилища можно было обнаружить только случайно или если знать где искать. А это, нетронутое, конечно было защищено всеми возможными способами. Но почему ворота пропустили именно его? Ведь ни других людей, ни гибридов оно не пустило. Как и директора Сандерса — стопроцентного человека, такого же, как они. Что такое тысяча лет жизни на Илдарине для эволюции? Ничего. Но всё-таки это означает, что хранилище каким-то образом понимает, откуда пришёл Рэм!

— Ну, если ты меня слышишь, самое время отозваться и помочь! — громко крикнул он, включив пропуск звука, но ему ответило только эхо. Здесь был воздух. Лишённый всяких примесей, стерильный, но подходящий для человека. Что же, в мгновение ока хранилище сменило воздух только для него? Впрочем, чему удивляться?..

Люди Илдарина немногое узнали о тех, кто оставил им этот мир. Только со слов Ментора да очень редких находок на других планетах системы они по крупицам восстанавливали потерянную информацию. Впрочем, именно на Илдарине, где они в основном жили, её не осталось, тот мир был заповедником, а другие системы Потомков находились недалеко от ядра Галактики, впрочем, численность их была невелика, она предпочитали развиваться не в сторону покорения новых миров и безостановочной экспансии, а в сторону развития своей цивилизации. Но не устояли перед натиском множества противников.

Рэм шёл торопливо, но огромный коридор и не думал кончаться, ведя всё ниже и ниже. Наконец спуск стал совсем пологим. Для чего это и как спускаться дальше? Какой в этом смысл?

Он с непониманием огляделся по сторонам. Делать нечего, придётся идти пока можно, или скользить вниз. Конечно, «плёнку» этим не повредить, но что дальше, сможет ли он выбраться и что ждёт внизу, в этой беспросветной темноте?

Он ещё раз обвёл глазами и прожектором стены и на одной из них заметил чуть заметно светящийся знак. Какие-то едва заметные золотистые огоньки. Он осторожно подошёл и их свет при этом чуть усилился. Без сомнения, это что-то значило, но для чего было делать их настолько незаметными? Рэм протянул руку и коснулся светящейся точки, но тут же отдёрнул её.

Голова будто взорвалась при первом же малейшем прикосновении! Перед глазами пронёсся столп искр, знаков, светящихся полос. Тяжело дыша, он посмотрел на свои руки — но на них ничего не было. Ещё раз!

То же самое, но на этот раз Рэм, сжав зубы, старался понять, разобрать хоть что-то в этом калейдоскопе, только бесполезно.

Ведь явно это что-то очень важное! Рэм прекрасно помнил древнюю запись, где Ефремов своим спокойным, чуть хриплым голосом рассказывал о первой находке на Марсе. На момент записи ему было уже почти сто двадцать лет, но его ум сохранился таким же ясным, как в молодости. Наверное, мало кто на Илдарине не помнил этот монолог слово в слово. А тут явно было что-то похожее! Но если на Марсе эти знания проявились у учёного спустя много лет, то здесь образы сразу замелькали в голове Рэма…

«Помните, мы ещё совсем ничего не знаем, — будто снова зазвучал его далёкий голос глухой голос, и появились пристальные холодно-голубые глаза. — Наш мир — всего лишь крошечная пылинка в бесконечности Вселенной. Она бесконечна. И познание будет бесконечным. Если вы ищите смысл жизни — это он и есть. Узнавать мир, чтобы делать его лучше. В конце концов, нам откроется, для чего это было нужно… Но не думайте, что это будет легко».

Рэм стиснул зубы и снова коснулся знака. И снова. Он не помнил, сколько раз сделал это, пока линии не перестали мелькать и не сложились в одну сверкающую полосу. И темнота объяла его со всех сторон. Наверное, он на мгновение потерял сознание впервые в жизни.

— Станция три, прошу дать доступ к коду, — прозвучал мелодичный женский голос. Рэм открыл глаза. Точнее, попытался открыть, но он ничего не видел, вокруг, казалось, стояла сплошная темнота.

— Кто это? — язык слушался плохо, горло пересохло.

— Это станция три. Мне нужен доступ к коду.

— О чём вы говорите, я не понимаю, — прохрипел Рэм. — Где я?

— Это станция три, — повторил голос. — Вы временно заблокированы. Мне нужен код. Вы недостаточно сильны для прохода в поток.

— Я ничего не понимаю… — растерянно проговорил Рэм. Он ощущал вокруг себя что-то плотное и вязкое, но по-прежнему не было видно не единого луча света. Прожектор не мог ничего поделать с этим.

Голос молчал довольно долго. Рэм старался не поддаваться панике, чтобы не крикнуть что-нибудь. Неужели он навсегда завяз в этой темноте? А Алиса? Он снова рванулся из этой пелены.

— Ваши сигнальные системы слишком отличаются от наших. Вы меня понимаете? — снова раздался голос.

— Да! — выдохнул Рэм.

— Я не могу включить полную передачу данных. Я чувствую, что вы в нестабильном состоянии. Вам нужно стабилизировать его, чтобы я могла подключить вас к потоку. Вы понимаете?

— Да, — Рэм впрыснул содержимое аптечки под кожу. Пульс успокоился, в голове прояснилось.

— Будьте внимательны. Я начну постепенное открытие канала. Могут быть болезненные ощущения…

В глаза снова ударил свет — та же яркая полоса, но теперь он разглядел в ней цвета, будто радужный поток лился сквозь него, а Рэм был всего лишь летящей песчинкой в нём. Нарастал звон в ушах, но это было даже приятно после бесконечной темноты и тишины.

— Поток стабилизирован для вышего уровня. Ваши физические характеристики не совпадают с… — она произнесла длинное, непонятное слово. — Как вы прошли сюда?

— Здесь были ворота, глубоко под землёй, — проговорил Рэм. — Я… я один из тех, кому вы или ваши хозяева передали свои знания. Я из мира под названием Илдарин.

Будто удар. Нестерпимая боль впилась в голову и тут же отпустила. Но за это мгновение Рэм понял, что его увидели будто насквозь — каждую мысль, каждое желание, всё, что он когда-либо знал или видел.

— Простите за это. Но я должна была проверить.

Сияющая полоса всё так же сверкала перед его глазами, но сейчас он уже почти привык к ней и даже различал что-то смутное.

И вдруг всё кончилось. Он понял, что лежит на полу в пещере возле того же знака. По-прежнему мелькали золотистые огоньки. Но голос не исчез.

— Очень жаль, что вы прошли через такую проверку, но другого выхода не было. Вы крайне болезненно перенесли вхождение.

— Вы можете нормально объяснить, что здесь происходит? — прохрипел он, поднимаясь с пола.

— Кое-что я смогу объяснить, что-то нет. У вас может не хватит знаний и слов. Это станция — остаток транспортной системы тех, кого вы зовёте Потомками. Поток — единая система управления глобальной сети, связывающей всё воедино. Это древняя технология, доставшаяся нам от Изначальных. В полном объёме ни вам ни мне она недоступна. Но некоторые её свойства Потомки смогли использовать, а теперь и вы тоже.

— Мне… мне нужно помочь своим друзьям, — Рэм пока с трудом понимал, что говорит ему голос. В голове была только одна мысль — про Алису.

— Сожалею, но защитные системы сейчас работают только внутри станции.

Рэму показалось, или в голосе и правда зазвучали сожалеющие нотки? Или он просто стал понимать лучше? Впрочем, какая разница? Не это главное. Возможно, счёт шёл на секунды.

— Я могу что-то сделать, чтобы помочь им? Ответь!

Короткое молчание.

— Пройдите к ядру. Я перенесу вас ближе к центру станции. Осторожно, могут быть странные ощущения в первый раз.

Не успел Рэм опомниться, как в глаза опять ударил яркий свет, потом темнота, а затем снова медленно загорелись серебристые и золотые огоньки вокруг. Он оказался в просторном зале в центре которого возвышалась странная ажурная конструкция, а над ней висел огромный шар, казалось из чистого света, но при этом он ничего не освещая вокруг.

— Нужно открыть доступ, но я не могу это самостоятельно сделать.

— А как мне-то это сделать? — крикнул Рэм, оглядываясь.

— Не знаю. Такой информации у меня нет.

Он в отчаянии оглянулся. Сюда бы Иви! Да что толку сейчас? Что толку от всего этого, если он даже не понимает, что нужно сделать!

— Я могу как-то связаться с людьми на поверхности?

— Нет, станция экранирована от всех частот.

— Но они все равно знают о ней, — сказал Рэм. — Уже нет смысла в скрытности!

— Он защищена от любого вида сканирования. Взломать её невозможно. Они напрасно пытаются открыть проход.

— Можно же хоть что-то предпринять?

Голос помолчал.

— Запускаю проверку систем. Внешние системы защиты не работают. Системы потока не работают. Связь с ядром — не работает. Можно попробовать разблокировать доступ, подключив вас напрямую к сети ещё раз. Но вам самостоятельно придётся найти выход.

— А если нет?

— Тогда… Боюсь, вы останетесь здесь навсегда, а ваше сознание исчезнет, не выдержав слияния.

Но Рэм уже и сам понял.

— Подключай, — сжав зубы, сказал он. — Не медли…

Корабль «теней» был уже совсем недалеко от «Фотона». Он безуспешно пытался провести сканирование, но защита пока не поддавалась.

— Иви! — Алиса коснулась сенсора вызова.

— Мы под обстрелом, — прокричала та. — Я со Стефаном, он ранен.

— Как это? — воскликнула Алиса. Сердце заколотилось. — А Рэм? С тобой?

— С ним связи нет, — сказала Иви сквозь шум. — Мы сражаемся с местными гибридами — это продукт синтеза людей и нашей знакомой расы. Их оружие способно повредить «плёнки», но мы пока держимся. С нами группа местных, они беззащитны. Пока диск помогает отбиваться. Ума не приложу, откуда они взялись!

— А Рэм, где он?

— Спустился в хранилище! Он в безопасности, я надеюсь. Нам нужно вырваться из оцепления. Алиса, тебе надо уходить!

— Что? Нет! Я не оставлю…

— Корабль не должен попасть к ним. Там все данные!

— Я их сотру!

— И тогда никогда не вернёшься домой. Алиса, уходи в прыжок! Это единственный выход…

— Нет, — она упрямо помотала головой и слёзы разлетелись в стороны. — Я буду отбиваться. Если пойму, что всё кончено — сотру данные.

— Али… — связь прервалась.

— Твари! — закричала вдруг она. Девушка впервые в жизни почувствовала такую ненависть к кому-то живому. Не сиюминутную, контролируемую, которую можно просто пережить, а настоящую. В прежней её жизни на Илдарине такого чувства быть просто не могло.

Она коснулась экрана.

И в этой солнечной системе будто вспыхнула звезда. Вражеский корабль просто перестал существовать в мгновение ока. Вряд ли что-то в этой вселенной могло противостоять аннигилятору, предназначенному для уничтожения астероидов.

Но на экране появилось ещё две сигнатуры. Неужели он уцелел?!

Нет, это были другие корабли, и на этот раз они не ждали, увидев ужасающую мощь чужака. Вот только оружие «Фотона» должно было перезарядиться, а времени на это не было. Неужели даже их сенсоры не могли обнаружить замаскированные корабли пришельцев? И Алиса вдруг с какой-то тоской поняла, насколько они ещё беспомощны в этом новом для себя мире.

Что у неё оставалось? Лазеры и гравитационные поля. Грави-удары смяли и отбросили одного врага, лазеры распороли обшивку второго, но из пустоты появлялись всё новые и новые корабли. Сканеры пищали без остановки. Неужели они бросили на один-единственный корабль всю свою мощь, не считаясь со своими потерями? Насколько же она нужна им!

Алиса уже была готова совершить прыжок, но они предусмотрели и это. Конечно же предусмотрели! Прокол пространства просто не сработал. Эта древняя цивилизация знала, как такому противостоять. А кто они для них? Всего лишь ростки нового мира, почему-то поверившие в свою силу.

— Ну нееет! — взревела она со слезами. — Снять защиту! Всю мощь на орудия!

Им нужен корабль целым! Они не будут стрелять! Так что бояться уже нечего, а она заберёт с собой столько врагов, сколько сможет!

Но следующие атаки не принесли такого успеха, у них явно были способы защититься, когда вокруг «Фотона» собралось много кораблей врага. Сканеры показывали возникновения мощных силовых полей, которые объединились и окружили корабли пришельцев. Почему же они сразу не использовали это сразу, чего ждали? Решили, что маленький корабль слишком слаб? Да, это дорогого им стоило и больше они не повторили свою ошибку. Несколько кораблей заходили с разных направлений, прикрытые силовыми щитами. Лазер «Фотона» жёг без остановки, тратя все ресурсы, но теперь на то, чтобы уничтожить противника, уходило очень много времени. Наконец перезарядилась и аннигиляционная установка. Удар! И ещё один враг превращён в атомную пыль. Но оставшиеся уже подошли вплотную, из их недр вырвались щупы, обвивая «Фотон», сминая казавшуюся несокрушимой броню. Алиса уже почти коснулась окна ввода пароля для того, чтобы стереть все данные, но поздно. Высокий, нестерпимо-тонкий звук вонзился в её голову и она потеряла сознание.

Три оставшихся тяжёлых корабля висели в черноте космоса, среди обломков своих сородичей, там, где только что кипел бой, опутав многочисленными металлическими гибкими щупами крошечный по сравнению с ними кораблик.

От тёмно-фиолетовых исполинов отделились точки-фигурки, направляясь к уже не сопротивляющемуся «Фотону».


Глава 8

Странное было ощущение. Свет, но уже не такой сильный и слепящий. На самом деле, как будто ты дома, под солнечными тёплыми лучами. Ещё секунда — и послышится плеск воды.

Рэм открыл глаза. Он снова стоял перед шаром. Или он и был здесь всегда? Сила будто вернулась к нему.

— Что случилось?

— Всё в порядке. У вас получилось войти в систему, — сказал голос.

— И… что теперь? Я почти ничего не помню.

В голову вдруг будто ударило. Алиса! Ребята! Что с ними?

— Нужно успокоиться. Подождите, пока ваше сознание привыкнет.

— Мне нужно помочь…

— Я помню, — терпеливо сказал голос. — Но дождитесь полного доступа.

— И что тогда будет?

— Я искусственный интеллект. Я не знаю, что будет с теми, кто подключится к сети Изначальных. Такого не было уже очень давно.

— Ну дела, — сказал Рэм. И вдруг почувствовал, что знает, как открыть проход наверх. Вот там… И тут… Мир вокруг вдруг изменился. Чуть серебристые постройки вдруг стали ярко освещёнными. Стало понятно, где бегут по стенам энергетические импульсы. Стала видна вся постройка, будто в трёхмерной модели. И не нужны им здесь были никакие лифты и ступени! Теперь можно было перемещаться сразу и куда угодно! А стены — всего лишь маленькая часть этого огромного строения!

Он постарался ощутить, что происходит вокруг. Увидел, будто на экране перед глазами, маленькие фигурки Иви и Стефана, отбивающиеся от врага. Потянулся дальше… Но Алису он не почувствовал.

— Я могу переместиться к ним? — крикнул он.

— Только в пределах этого места, — будто чуть извиняюще сказал голос. — Я могу подсказать точку ближайшего…

— Не нужно, — перебил Рэм. Он уже осваивался с этими знаниями. Только понимал, что этот комплекс не для оружия. Это старая база для снабжения и маяк на пути к другим звёздным системам и он устарел уже миллионы и миллионы лет назад. Но он отчаянно пытался найти хоть что-то, что поможет!

Целый склад с элементом! Но это потом, сейчас это неважно. Металл, механизмы, это всё не то. Вот! Оборудование для бурения, почти… Есть!

В одно мгновение он переместился в огромный ангар, взял рукоять тяжёлой установки. Плазма? Наверное оно было уже древним, когда хранилось здесь. Неважно. Как проверить заряд? Полный!

В голове у Рэма по прежнему был калейдоскоп, но в каждым мгновением он всё больше приобретал осмысленность, очертания. Скачок обратно. Ещё скачок! Выход…

— Надеюсь, вы вернётесь, — дружелюбно сказал голос и створки ворот растаяли перед ним.

Рэм стоял возле небольшого входа. Точнее, того, что раньше им было. Сейчас никто бы не мог сказать, что здесь находится проход в пещеры. Он оглянулся, надеясь, что этот странный поток и его восприятие не исчезнут за пределами комплекса. Но нет, пока всё было так же. Можно было даже подумать, что случившееся всего лишь бред, если бы не огромная тяжёлая конструкция в его руках.

Где Иви и Стефан? Там, примерно в нескольких километрах отсюда. Как же мало они прошли! Хотя с ними те несчастные из подземелья… С кораблём и Алисой связи на было. Железяка весит около ста килограмм, это совсем немного. Надо только поднажать!

Он побежал по серо-коричневой пыльной дороге так быстро как мог и через пару сотен минут увидел разгоревшуюся битву. Иви, Стефан и несколько человек были зажаты между скалами. С одной стороны лежал подбитый знакомый местный вездеход и несколько убитых или раненых корпоратов в такой же чёрной форме. У скал — несколько убитых из тех людей, что они вывели из подземелья. Какая-то женщина рвалась туда, под выстрелы, где лежал кто-то дорогой ей и Стефан отчаянно удерживал её.

А с другой стороны ползло нечто… Ползло прямо по остаткам подбитого диска. Тяжёлая машина, выбрасывающая какие-то щупальца и передвигающееся с их помощью. Очень медленно, но неотвратимо. Чужаки здесь!

— Иви, Стефан! — крикнул он в микрофон, поднимая установку. Поможет это или нет? Кроме неё у Рэма оставалась только винтовка, но скорее всего против машины она была бы бессильна.

— Ну! Стреляй же! — крикнул он, пытаясь понять, как активировать этот древний кусок железа. И тут грянул выстрел. Точнее, это Рэму показалось, что грянул. Хлопок был совсем несильным, просто из отверстия вышел едва заметный луч и прочертил странную зигзагообразную линию от него почти до самой дальней горы. Невидимый луч прошёл недалеко от ползущей машины, задел несколько фигур в чёрном и они превратились в ничто.

Противник среагировал быстро, кинувшись врассыпную в стороны, а машина ответила почти мгновенно, выпустив в сторону Рэма поток чего-то похожего на мелкие тёмно-фиолетовые кристаллы. Там, где они попадали в скалы, расползались огненные пятна, оставив дыры. Один попал прямо по Рэму, но «плёнка» выдержала.

Он упал ничком, выставив перед собой установку и выстрелил ещё раз, надеясь, что энергозапаса хватит. На этот раз он понял, как целиться точнее и луч почти попал, отрезав несколько щупалец у машины. Она остановилась, накренившись на один бок.

— Рэм, — прорвались к нему радостные крики Стефана и людей. — Ты откуда?

— Неважно. Что с Алисой? — он тем временем ушёл за скалу, укрываясь от непрерывного потока огня, но зато это дало время другим отступить.

— Не знаем! Корабль я больше не чувствую, — это голос Иви. — Прошу, будь осторожен! Что ты притащил с собой?

— Бурильную установку, видимо, — ответил он, наконец разобравшись в интерфейсе. Его новым зрением он видел, как поверхность оружия покрывали несколько светящихся полос и стрелок. Да это же прицел, куда точно должен попадать луч! Как он сразу не понял. Высунувшись ещё раз, не обращая внимания на тревожные сигналы «плёнки» находящейся под непрерывным обстрелом, он ударил точно в центр машины, испарив большую её часть. Потом начал прицельно бить по засевшим в укрытиях корпоратам. По нему стреляли, но это уже были обычные пули, не причинявшие никакого вреда. К счастью ни пришельцев ни гибридов среди нападавших больше не было.

После этого бой закончился через десяток минут. Иви и Стефан обошли с фланга оставшихся. Несколько человек, которых они освободили, тоже подобрали оружие и вскоре нападение было отбито. Тяжело дыша, Рэм подошёл к своим. Иви помогала раненым, тем, кто ещё был жив. Стефан молча побрёл к нему, и хлопнул ладонью по плечу.

— Жив…

— И вы, — Рэм посмотрел на людей. — А Алиса?

Стефан медленно покачал головой.

— Не знаем.

— Надо довести людей до посёлка, — сказала Иви. — Там хоть какое-то укрытие, а потом решим, что делать дальше. Что это за штуку ты нашёл?

— Оружие, — невесело усмехнулся Рэм. Сейчас, когда запал боя прошёл, он уже ничего не видел и не чувствовал. То ли связь с древней сетью ослабла, то ли он сам. — Мне нужно очень многое вам рассказать. Но потом.

— Уверен? — пристально и тревожно посмотрела на него Иви.

— Да. — он встряхнулся. — Что делать с этим?

— Я понесу, — Иви легко подняла оружие.

От машины пришельцев практически ничего не осталось, хотя удалось взять образцы, а вот вездеход был почти в рабочем состоянии. Иви пообещала, что починит его через несколько часов.

— И мы быстро доберёмся до посёлка, — объяснила она окружавшим её людям.

Пока она работала, Стефан с Рэмом сняли неповреждённые запасы пищи и воды с диска.

— Как они смогли сбить его? — горько сказал Рэм.

— Понятия не имею, и Иви тоже, — пожал плечами Стефан. — Это какая-то разновидность электромагнитного оружия, но как оно смогло повредить диск — не знаю.

— Если их оружие такое мощное, почему они не стреляли из него по нам?

— Возможно оно работает только против техники. Давай лучше поможем раздать еду.

Всего людей, вместе с ними, осталось двенадцать человек. Остальных похоронили в пещере неподалёку в тягостном молчании.

Рэм ожесточённо прикручивал обод колеса и думал о том, сколько бессмысленных жертв было за последние сутки. Ради чего? Разве можно было совсем недавно подумать, что люди могут погибать из-за такой нелепицы! Здесь шла война, которых он никогда до этого не видел. Насколько же скупы сейчас казались реконструкции по истории Земли, показываемые им по достижении сознательного возраста. То, что творилось здесь, хоть и в меньших масштабах, было настоящим, и это было невозможно принять. А люди здесь жили так всю жизнь. А Алиса?..

Он старался не думать о том, что делать дальше. Иви понятия не имеет, что произошло с кораблём после того, как связь с ним пропала. И дисков нет.

Он поднял голову, посмотрев на неё.

— Иви, — полушёпотом сказал он.

Она повернулась к нему. Странные были её глаза вблизи. Совершенно живые. Она изменилась. Или она всегда была такой? Но как только Рэм начинал думать о том, кто она на самом деле, его почему-то охватывала тревога. Легче было думать о ней, как о человеке.

— Да? — спросила она.

— Тут должны быть корабли, у оккупантов. Нам нужно найти Алису, — сказал он.

— Я уже говорила с людьми. Возможно, они есть в Столице, но там никто из них не бывал, только слышали рассказы. Помнишь снимки с дронов? Довольно большой город. Не все локации там были различимы, я думала это просто помехи, но там может быть космодром. Должны же они куда-то садиться!

Рэм мрачно кивнул.

— Но мы не знаем, где её искать, — осторожно напомнила Иви. — Вряд ли их примитивные сканеры смогут засечь «Фотон».

— Решим на месте, — он встал, отряхнул руки. Скорее по привычке, «плёнка» не пропускала ничего. Тяжёлое громоздкое колесо встало на место.

— Можете запускать, — крикнул он водителю — пожилому шахтёру, который умел работать с машинами оккупантов.

Через полчаса все собрались внутри вездехода, в сильной тесноте, но поместились. Иви уже поговорила с жителями и было решено отправиться в посёлок. Всё собранное у корпоратов оружие они отдадут туда и это должно будет помочь отбить нападение, если оно снова совершится. Впрочем, все надеялись, что после этих событий корпоратам и их хозяевам будет не до маленького посёлка.

— Крепко же вы встряхнули всё тут, ребята, — улыбнулся редкими зубами один из спасённых людей, самый старый на вид.

— Пока сами порядок не наведём, — резко оборвала его сидящая рядом женщина, — надеяться не на кого!

Она глянула на Рэм и других.

— Вы простите, вы помогли нам.

— Помогли? Да если бы не они, Али был бы жив, — вдруг истерично крикнула другая, совсем ещё молодая девушка, сжавшаяся в углу.

— Тихо ты, Зури! — оборвала её первая. — Жив? Может и жив, только через месяц-другой нас бы перестреляли в этих шахтах и навезли бы новых заключённых! Думаешь, тебя бы отпустили? Как бы не так. А теперь мы живы, с оружием, можем сражаться!

Девушка молчала, стиснув зубы, только слёзы текли по щекам.

Иви мягко пододвинулась к ней.

— Мы не знали, что здесь будет засада. Только хотели вывести вас отсюда и помочь. Может ты и права, и нам не следовало появляться здесь. Но разве это жизнь? Для вас, для всех?

Она обвела глазами людей.

— Начинать всегда страшно, — сказал пожилой, опустив голову. — Я помню, как всё было, когда оккупанты пришли сюда. Нас лишили свободы, не сразу, постепенно и мы привыкли. Почти все привыкли. Молча сидели в своих домах, когда солдаты делали, что им вздумается. Когда хватали и садили в тюрьмы тех, кто скажет хоть слово против власти…

— Мы заберём всех из нашей деревни. Организуем оборону, — заговорила женщина, посмотрев на них. — Это давно зрело, вы дали хороший толчок нам, показали, что можно сражаться.

— Хорошо сражаться с таким оружием, — буркнула Зури. — А если бы этой штуки у вас не было, и что? Всем бы конец.

Она резко мотнула головой.

— Ты права, — тихо сказал Рэм. — Только что было делать? Революции не бывают без боя. А свобода не бывает без людей, которые её отстаивают. Если народ успокоится и бездумно идёт за своим правителем даже вопреки собственной воле — он обречён. В истории Земли такое бывало не раз.

— И чем всё кончилось? Вот этим? — вскинулась девушка.

— Не только этим, — мягко сказала Иви. — Вы видите нас. Да, в нашем мире есть проблемы. Есть и печаль и ревность и несогласие, но никто не убивает друг друга. Каждый старается жить так, чтобы не мешать другим. Люди могут преодолеть это, поверьте.

— Это невозможно!

— Это сделано уже много столетий назад…

Зури с недоверием и затаённой надеждой посмотрела на неё.

К посёлку подъехали вечером. Перепуганные жители сначала чуть не начали стрелять в вездеход, но Иви связалась с Джеем на подходе. Освобождённых людей встретили с радостью и тревогой — нужно было чем-то кормить бывших пленных. А вот оружие было очень нужно, тем более такое!

— Вот это дело! — Джей с горящими глазами чуть ли не расцеловал гору винтовок. В вездеходе был огромный запас аккумуляторов, патронов, гранат, помимо всего прочего. А Стефан стоял рядом с Тиру, которая уже шла на поправку.

— Мы оставляем вам всё, кроме своих винтовок, — сказал Рэм Джею. — Координаты базы — здесь, — он передал ему лист бумаги. — Возможно сейчас туда ещё не прибыл новый гарнизон и вы сможете забрать всё, до чего дотянетесь, так что вышлите вездеход обратно. Мы заперли там несколько солдат и руководителя. Думаю, он вам пригодится. Только не мешкайте.

— Хорошо, — Джей благодарно кивнул и махнул рукой в сторону домов. — Сонк, собирай свой десяток, едьте сюда, — он передал им карту. — Там должен быть большой запас продовольствия и оружия, всё что найдёте, тащите сюда.

— Мы можем бежать в нашу деревню, — сказала одна из спасённых женщин, которая прислушивалась к разговору неподалёку. — Там вас искать не будут и у нас продовольствия хватит на всех. Есть животные, поля, укрытые в лесу, в пещерах выращиваем грибы. Корпораты об этом не знают.

— Звучит отлично! — сказал Джей, впервые улыбнувшись.

— Только солдат у нас нет, — добавила она.

— Ну, за этим дело не станет, — отмахнулся тот. — Давайте всё обсудим. Как вас зовут?

— Иви, Рэм, — Стефан подошёл к ним, опустив глаза. Помолчал, отведя взгляд. — Я останусь…

— Тиру? — полувопросительно сказала Иви.

— Я понимаю, насколько это глупо. Поверьте, я тоже не хотел такого… — он наконец поднял глаза. — Я знаю, что Алиса… А для меня — Тиру. Я поеду на базу, помогу им. Может, восстановлю диск.

Рэм молчал, покусывая губы, Иви кивала в такт его словам.

— Когда-то для меня загадкой были человеческие эмоции, но я знаю, как больно оставлять тех, кто дорог. Часто мы это делаем вопреки разуму, вопреки всему. Мне не надо разгадывать человека долгие годы, чтобы понять о нём всё. Она хорошая девушка. Тебе повезло.

Иви вдруг улыбнулась.

— Ты её научишь жить, как мы. А может и остальных потом. Ты не учитель, но здесь тебе придётся нести знание и мораль Илдарина одному во тьме. Такое уже было.

— Мы не можем остаться, — сказал Рэм глухо. — Мы пойдём в Столицу, попробуем захватить корабль и найти Алису.

— Разумеется, — сказал Стефан. — Но…

— Только прежде мне кое-что рассказать вам, — проговорил Рэм, прервав его. — Наедине. Давайте уйдём в дом.

За окнами шумели люди и двигатель вездехода. Стефан уже сказал поселянам о своём намерении остаться. Тиру повисла у него на шее, а Джей пытался сохранить строгий вид, но было видно, как он доволен. Стефан попросил полчаса, попрощаться с друзьями и конечно их дали.

— Когда я подключился к сети, — начал Рэм, посмотрев на собеседников, — я многое узнал. Сейчас пытаюсь уложить всё это в голове.

Он поморщился.

— Это непросто. Всё равно, что…

— Загрузить огромный объём данных в маленький компьютер, — улыбнулась Иви. — Знакомо.

— Да… Я хотел рассказать вот о чём. — Рэм поднял голову, вспоминая свои ощущения. — Понятия не имею, как эта сеть работает, но похоже там содержатся совершенно все знания, доступные Изначальным. Только они скрыты глубоко.

Стефан приоткрыл рот.

— Я, конечно, пока мало понял, — торопливо сказал Рэм, — но кое-что хочу вам рассказать. Когда флот Потомков был почти уничтожен неподалёку от их родной планеты, один из кораблей, наверное последний из уцелевших, бежал. Детали этого мне неизвестны, однако известно вот что…

Он обвёл друзей взглядом.

— На том корабле было нечто очень важное, во-первых капсула с генетическим материалом Изначальных, полученные ещё до того, как они перешли в энергетическую форму существования и ушли из нашей Галактики… А может, и Вселенной. Эту капсулу привезли на Землю. Случилось это около сорока тысяч лет назад. На севере, где была Антарктида, в то время было тепло и жили люди. Не знаю, что точно произошло, но одна из Потомков внедрила этот генетический материал людям, небольшому племени, которое там проживало. Не знаю, что случилось дальше. Возможно, они почитали её как высшее существо, или просто приняли к себе, но в итоге она обучала их всему, что знала. Новые дети в племени стали уже другими — умнее, любознательнее, лучше. Они повели за собой другие племена. В людях спрятана частица Изначальных…

— С ума сойти, — проговорил Стефан, глядя на Иви и Рэма широко открытыми глазами.

— Дело в том, что далеко не во всех людях, — торопливо сказал тот. — Она прижилась или передалась не каждому. Не спрашивайте, как это произошло, понятия не имею. Эта наука за пределами нашего понимания. А теперь угадайте, у кого была частица Изначальных?

— У тех, кого перенёс Ментор? — воскликнула Иви.

— Именно, — мрачно кивнул Рэм. — Так что… Не мы такие, как себя считали. Нас такими сделали, причём очень-очень давно.

— Ты тоже ерунду не говори, — вдруг сказал Стефан. — Кто человеком был — тот и будет.

— Ты разве не понимаешь? — вскричал Рэм. — Вполне возможно, вся наша цивилизация сейчас — не наше достижение, а просто программа, которую мы выполняем! Вот почему мне открылась база. Вот почему Ефремов смог получить доступ к Ментору!

— Даже если и так, — сказала Иви, — людям это не так важно. Важно, что они живут счастливо и свободно.

— Не знаю, — опустил голову Рэм. — Есть ещё кое-что, что она принесла с собой. Тебя, Иви. Твой код, который был спрятан в руинах Марса. Она оставила те знания, что получил Ефремов.

— И? — она подалась вперёд.

— В тебе была заложена программа — привести людей на Илдарин.

— Это я и так узнала от Ментора, — сухо проговорила она.

— Ты была и ещё зачем-то нужна. Мне пока мало что доступно. Но ты должна была всё подготовить к приходу…

— Приходу кого? — будто сжалась в пружину Иви.

— Понятия не имею, — посмотрел ей в глаза Рэм. — Но этого очень опасались Потомки, и не только. Из-за этого и началось их уничтожение.

— Из-за меня? — воскликнула Иви.

— Из-за того, что ты должна была сделать… — мягко сказал Рэм. — Возможно, я мало что понял. Это невероятно сложно, какие-то обрывки, картинки.

Он сжал голову.

— У меня столько информации, но пока я могу понять лишь части её, и то только те, которые мне нужны и близки.

— Тогда разберёмся с этим по ходу дела. — мрачно сказала Иви.

— Ты… — начал было Рэм, но она прервала его.

— Пока не о чем говорить, — сказала Иви. — Ещё ничего толком не известно. Сейчас главная наша задача — Алиса. Если твоё знание поможет тебе — отлично.

— Тогда… — Стефан неловко поднялся, не зая, что ещё сказать. — Пока.

Они крепко обнялись.

— Берегите себя. Только ничего не говорите. — И он, пригнувшись, шагнул в дверь. Через пару минут послышался рёв вездехода, который постепенно удалялся, оставляя клубы пыли.

Они стояли так, пока он не превратился в чёрную точку и не исчез в холмах.

Подошёл Джей.

— У нас есть пара машин, старых, но на ходу, — без предисловий начал он. — Не знаю, насколько их хватит, но мои люди довезут вас до дороги на Столицу.

— Не стоит, транспорт вам самим нужен, — сказал Рэм неловко.

Джей отмахнулся.

— Если бы не вы, транспорт уже никому бы не понадобился. Собирайтесь, пока не поздно. К утру как раз доедем, не стоит привлекать лишнее внимание.

Иви молча кивнула.

Выехали через полчаса, тепло попрощавшись со всеми жителями, которые провожали их, как героев. Как они будут теперь? Что дальше? Может и правда создадут свой уголок, скрывшись вдали от оккупантов, а может сгинут в войне вместе со Стефаном. А не уходить было нельзя. Всё-таки у них теперь появилась надежда и ему с Иви нужно двигаться дальше.

Водитель, один из тех, кого они часто видели с Джеем, довёз их до большого тракта как раз к рассвету. Рэм, измученный, спал. Иви тоже отключилась на время, а остаток ночи думала над его словами. Ей оставалось только надеяться, что постепенно Рэм сможет понять то, что он увидел. Ефремов ведь наверняка взаимодействовал с такой же сетью, только она, возможно, была повреждена. Вот бы добраться до этой информации, уж она-то могла выдержать этот поток. Хотя ей, наверное, он недоступен, ведь только для Рэма открылась дверь.

Они вышли и машина уехала, светя слабыми фарами под колёса так, чтобы её было трудно заметить издалека.

На горизонте высился город, к которому вела широкая ровная дорога.

— Идём, — хмуро сказал Рэм.

— Возможно, в сам города нам и не надо, — проговорила Иви. — Смотри!

Неподалёку раздался рокот и через несколько секунд в небе пронёсся, снижаясь, аппарат, отдалённо напоминающий ракету, только явно не на реактивном топливе и исчез у города.

— Космодром. Он так близко?

— Так, видимо, безопасней. Скорее. Нужно как можно быстрее разведать обстановку. А это что?

Рэм направил увеличение на дорогу.

— Видишь?

— Ещё бы. Три машины, явно не местного производства. Но едут в другую сторону!

— Значит, не к нашим, — сказал Рэм с облегчением.

— Пока нет. Но им надо уходить скорее. Впрочем, теперь мы уже им не поможем…

Дальше зашагали молча, думая о Стефане и Алисе.

Через несколько часов дорога привела их к широкому полю, окружённому невысокой стеной, за которой высились промышленные постройки и раздавался гул. По правой стороне стоял город — не очень высокие здания, уже не новые, вперемешку с какими-то вышками.

— Думаешь, получится пробраться? — оценивающе спросил Рэм, осматривая постройки из-за зарослей.

— Охраны не видно. Сомневаюсь, что они тут бояться вторжения, — проговорила Иви. — После этих событий охрану конечно усилят, но… Смотри!

С неба спускался небольшой корабль, от которого они спрятались за холмами. «Плёнки» включили режим невидимости.

— Удачно! Нужно действовать быстро! Это из-за нас!

— Предлагаешь вломиться через главный вход? — Рэм приблизил ворота, где стояло несколько вооружённых человек.

— Нет, поднимать тревогу конечно не нужно, — усмехнулась Иви. — Или для тебя проблема стена высотой в три метра?

Она указала на участок в полукилометре от них, где небольшой холм проходил почти рядом со стеной.

— Невероятная беспечность, — проговорил Рэм, — нам на руку.

— Потому что они не сталкивались тут с серьёзным сопротивлением, — ответила Иви. — Идём!

Стену миновали быстро, внутри не было ограждения и солдат, только на дальнем краю поля стояла пара кораблей, длиной примерно в три десятка метров.

— Мне они казались больше. Это же планетарные катера, скорее всего, — с сомнением сказал Рэм.

— Тогда где их основная база? Мы бы её обнаружили с корабля. А если чужаки поделились своими технологиями? — она осмотрелась вокруг. — Всё равно других вариантов нет.

— Ладно, двинулись!

Они, пригибаясь, пошли под навесом, который укрывал какие-то контейнеры. Время от времени мимо проходил одинокий беспечный солдат в броне, но без шлема, и они спокойно пропускали патруль. Никаких локаторов здесь или не было, или «плёнки» надёжно укрывали их.

— Невероятная беспечность. Неужели до них до сих пор не дошла информация о вторжении на базу? — проговорил Рэм.

— Неважно, — отмахнулась Иви.

До корабля осталась всего одна перебежка.

Его люк оказался закрыт, но для Иви обойти защиту было работой на несколько секунд. Люк скользнул в пазы, открывая маленький металлический коридор. Они осторожно двинулись по нему, заблокировав проход со своей стороны.

— Пусто, — сказала Иви, осмотревшись, — давай в рубку.

— Разберёшься? — спросил Рэм, глянув на панель управления.

Иви только усмехнулась.

— Технология простая. А вот двигатели… ты прав, странные, явно выше уровнем, чем могут сделать местные или оккупанты.

— Чужие, — полуутвердительно сказал Рэм. Она кивнула.

— Пристегнись, не знаю, какое будет ускорение. — она быстро и ловко пробежала по пульту пальцами и корабль, дрогнув, стал подниматься.

— Надеюсь, у них нет орудий, способных нас сбить, — сквозь зубы сказал Рэм, смотря на небольшой экран, где стремительно удалялась поверхность планеты, где остался Стефан и неразгаданное хранилище Потомков.

Они вышли из атмосферы уже через несколько минут. Сканеры корабля были довольно слабые, никаких сигналов «Фотона» они не уловили.

— Я попробую её почувствовать, — вдруг сказал Рэм. — Я уже видел вас, когда вы со Стефаном оборонялись в ущелье. Возможно, я смогу так и с Алисой…

Иви скептически промолчала, но что ещё оставалось делать?

— Двигатель использует довольно странную технологию, — заметила она между тем. — Его радиус прыжка ограничен сферой всего в несколько десятков световых лет, хотя в теории может работать намного лучше.

— Но почему? — отвлёкся Рэм.

— Возможно, потому что чужаки не хотели давать людям слишком много, — пожала плечами Иви. — Я пока рассчитаю возможные варианты прыжка и найду в памяти корабля доступные звёздные системы. Напрямую подключаться — лишний риск, кто знает, что будет. Но помни, времени может быть мало, они уже подняли тревогу.

Она показала на канал связи и наушник.

— Они вызывают подмогу, но на этих кораблях оружия нет, так что мы в относительной безопасности. Рэм, ты правда думаешь, что сможешь что-то почувствовать?

— С вами это сработало, — сказал он. — Возможно, потому, что мы были близко к хранилищу. Но я всё же ощущаю сеть, а моя привязанность к Алисе даёт дополнительный стимул. Иви, дай мне ещё время, прошу.

— Хорошо. Но в случае опасности я совершу прыжок, — сказала она, положив руки на панель управления. — Я не собираюсь рисковать ещё и тобой.

— Договорились, — сказал Рэм, откинувшись на кресло и вновь вызывая в себе ощущение потока, который он впервые почувствовал в хранилище.

Глава 9

— Рэм!

— Что?

Он открыл глаза, с трудом осознавая, где сейчас находится. Над ним склонилось встревоженное лицо Иви.

— Долго я?..

— Примерно пятнадцать минут. Но скоро здесь будет боевой корабль. Тревога по всей планете! Ты смог что-то почувствовать?

— Да, — поморщился он. — Где здесь карта?

— Вот, только обычный экран, — Иви подвинула к нему монитор.

— Это неважно. Здесь, — Рэм ткнул пальцем в экран.

— Уверен?

— Я её чувствую, понятия не имею как. Думаешь, со мной что-то не в порядке? — честно спросил он.

— Думаю, в порядке, — медленно произнесла Иви. — На этом месте есть обитаемый мир. Это их материнская система, столичная планета Глория. В любом случае поиски нужно было начинать оттуда.

Она откатилась в кресле к соседнему пульту.

— Я начинаю прыжок. Понятия не имею, на что он будет похож, но здесь нет защиты, значит, это должно быть безопасно, — проговорила Иви.

— Постой, а если здесь есть следящие устройства? — поднялся было Рэм. — Это же военный корабль!

— Естественно они тут есть! Точнее, были, — чуть раздражённо сказала Иви. — У меня ушло пять секунд, чтобы их отключить. Предоставь это мне.

— Хорошо… и что бы мы без тебя делали, — облегчённо сказал он.

— То же самое, что и со мной. Держись. Мы теперь знаем, где Алиса, у нас есть корабль. Всё не так плохо.

— Да уж, — пробормотал Рэм.

Подготовка корабля к прыжку заняла время, и их новый корабль дрогнул. Это разительно отличалось от «Фотона». Корабль будто затрещал, а на экранах возникла и пропала абсолютная темнота без звёзд.

— Вот гадость, — Рэм покрутил головой.

— Это не всё! — крикнула Иви и это было правдой.

Корабль совершал резкие и короткие прыжки один за другим — очень грубые и неточные. Только благодаря невероятной реакции и познаниям Иви они выбрались из этого спустя несколько часов.

— Кончено? — пересохшими губами сказал Рэм.

— Да, кажется да.

Посмотрев на экраны, Иви покачала головой.

— Точность оставляет желать лучшего, — сказала она недовольно. — Впрочем, это возможно и к лучшему. Мы в системе Глории, но на её окраине… давай посмотрим. А ты прими стимуляторы, живо. И не спорь, сейчас от тебя мало толку, нужно отдохнуть, а я попробую провести разведку и подключиться к их каналам.

Она развернула экран.

Большая жёлтая звезда, возле которой вращалось несколько миров.

— Это Гайя, так указано в корабельном компьютере, — Иви приблизила гигантский шар планеты. — так, а это — Глория.

Она указала на небольшой шар, пыльного-серого цвета.

— Алиса там, я уверен, — сказал Рэм.

— Точно?

— Думаю, да. Я ощущаю ей.

Несколько секунд Иви пристально смотрела на него.

— Что же, тогда наша задача проще. Но сейчас нужно подготовиться. Лучше всего бросить корабль после приземления, только вот думаю, Глория — это не захолустная планетка на окраине. Здесь скрыться будет очень сложно.

— Почему?

— Подумай сам! Корабль угнан! Мы не знаем, как быстро у них распространяется информация, возможно, он уже в розыске здесь.

— Тогда может попробовать идти не на Глорию? Есть здесь базы?

— Кое-какие есть. Данные по самой обороне Глории закрыты. Но на окраинах есть немало заводов. Оттуда идут рейсы на планету. Можно попытаться подать сигнал бедствия, когда подойдём ближе. Данные по языку здесь есть, он не слишком отличается от языка Терры. Я легко поменяю акцент, а вот тебе… Впрочем, возможно здесь очень много людей с разных планет. Не думаю, что это будет большой проблемой. Давай тогда направимся сюда. Она указала на довольно крупный, по данным компьютера, космопорт-завод.

— Население около тридцати тысяч, — заметил Рэм, посмотрев на экран.

— Это немного, — сказала Иви. — В этой системе проживает почти двадцать миллиардов человек.

— Сколько? — не поверил он. — Но ведь здесь только одна планета, пригодная для жизни!

— Вследствие этого огромное перенаселение, — сказала Иви. — И конечно же…

— Огромный приток ресурсов с других планет, — закончил Рэм.

— Именно, — мрачно сказала она. — Думаю, Терра не единственная подобная планета, где они выкачивают всё нужное. Отдыхай… А я пока… Док семь, станция «Хаммер», вызывает корабль А-7734, просим стыковки, — проговорила Иви, выстраивая маршрут и отключила микрофон. — Внутрисистемные двигатели позволят нам добраться туда через сутки, если дадут ответ.

— Неплохо! — удивлённо сказал Рэм.

— Я подключусь к их сети, — меж тем проговорила она. — Здесь, внутри системы, действует гиперсвязь.

Несколько минут она сидела молча. Рэм даже представить не мог, какой объём информации проходит сейчас через сознание Иви. Наверное, это было похоже на то, как он соединился с сетью изначальных.

— Ну что там? — наконец не выдержал он.

— Подожди, — чуть поморщилась она. — Это непросто. Тебе необходимо поспать.

Рэм больше не возражал. Он отстегнулся и переключил кресло в горизонтальный режим. И незаметно для себя задремал.

Когда он открыл глаза, в рубке управления, казалось, ничего не изменилось. Или всё так же сидела перед экранами.

— Всё, проснулся? — Иви чуть повернулась, посмотрев на него. — это было непросто.

— Что то узнала о Алисе?

— Нет, пока только общую информацию, — она покачала головой. — Нам дано разрешение на стыковку, однако наш корабль место опасное. Я нашла того, кто его перекупит в порту.

— Это как? — не поверил Рэм. — Военный корабль?

— Не совсем военный, это были наёмники. А здесь найдутся те, кто заберёт его.

— Быстро ты обо всё договорилась.

— Прими во внимание то, что здесь процветает тотальная диктатура Альянса. А там, где авторитаризм, общество всегда хрупкое и ненадёжное. Коррупция, беззаконие для всех, кроме правящих кругов. Люди будут пытаться заработать незаконно, — грустно проговорила она. — Тем более в таком месте, отдалённом от центрального мира. Кроме того, я сделала нам документы, точнее, внесла нас в базу данных. Мы зарегистрированы как рабочие на шахтах, которые возвращаются с рейса. Полетим на Глорию завтра, пассажирским кораблём.

— Так просто?

— Это пока просто, — сказала Иви. — И поменьше разговаривай с незнакомцами, твой акцент может тебя выдать. Так вот, это просто окраина системы, на Глории будет сложнее, смотри…

Она приблизила изображение.

— Сама Глория охраняется несколькими базами-спутниками. Туда не проскользнёт ни один корабль без их ведома. системы сканеров, ангары с истребителями. Мы пройдём на пассажирском, но что дальше? Глория, фактически, это планета-город. А ты чувствуешь Алису?

— Нет, — Рэм отчаянно помотал головой. — Я знаю, что она где-то там, и всё…

— Я проникну в сеть снова, попробую найти всё, что можно. Но местные защитные системы не так слабы, мне нужно быть очень осторожной. Контроль Альянса повсеместный.

— И вместе с тем, они не обнаружили корабль?

— Один небольшой корабль, — поправила его Иви. — На котором я отключила слежение, поменяла сигнатуру двигателей. Думаешь в той суматохе им есть дело до нас? А вот если узнают, что мы за Алисой… Здесь нужна скрытность. Мы отличаемся от этих людей. У нас есть почти сутки, надо сделать всё возможное, чтобы изучить информацию. На корабле должна быть одежда Альянса. Нашу следует уничтожить.

— А «плёнки»? — спросил Рэм.

Иви долго молчала.

— Я не знаю, смогут ли их обнаружить, — наконец сказала она. — Придётся избавиться на всякий случай. Надеюсь твоей биоблокады хватит, чтобы противостоять всем местным угрозам.

Рэм думал о том, что они потеряют ещё минимум сутки, пока доберутся до станции. А где потом искать Алису? Почему он не мог почувствовать её так же, как недавно ощутил Иви и Стефана? Всё дело в расстоянии? Но разве сеть Изначальных была настолько проста? Нет, наоборот. Что же он делает не так?

— Тебе нужно отдыхать, ты поспал всего пару часов, — сказала Иви, с тревогой глядя на него.

— Нет, я…

— Посмотри на себя! — Иви повернула к нему небольшое зеркало, и Рэм поразился.

Исчезло то самое знакомое выражение лица, глаза запали, скулы стали твёрже. А это что? Он заметил одинокий серебряный волос. Седина? А куда пропал тот блеск в глазах? Неужели можно всего за несколько дней так изменится?

— Видишь? Иди и не спорь. Мы должны быть сильными, если хотим помочь Алисе.

— Я… да, ты права, но я даже боюсь представить, где она сейчас и что с ней, — проговорил Рэм, чувствуя, как загнанно колотится сердце.

— Давай подумаем об этом, когда нам будет известно больше, — сказала она. — Спи. Я подключусь к сети и буду работать, массивы информации огромны. И мне нужна будет осторожность, чтобы их системы не выявили взлом!

— Хорошо, — поднялся Рэм. — Я лучше побуду в каюте.

— И обязательно поешь и используй стимуляторы, — сказала Иви, снова отворачиваясь к экрану.

Местная сеть была довольно обычным аналогом древнего земного Спейснета, только информация передавалась с помощью специальных установок, которые не вызывали задержки, вызванной ограничением скорости света. Иви подозревала, что здесь тоже замешана нечеловеческая технология.

Данные по новому центру человеческой цивилизации были удручающими. Глория, некогда цветущая планета, близкая по параметрам к Земле, была превращена фактически в один огромный город, откуда уже давно выкачали все ресурсы. Главной задачей Альянса, местной крупнейшей корпорации-монополиста, которая заменила собой правительство планеты несколько лет назад, было покорение Гайи — огромной планеты этой системы, размером сравнимой с газовым гигантом.

Но Гайя была неприступна. Массивный мир с множеством странных аномалий, редко подпускал к себе исследователей. Но каждое открытие увеличивало технологическую мощь Альянса. Именно благодаря аномалиям Гайи были разгаданы секреты гравитации, найдены новые, неизвестные ранее химические элементы.

Теперь было понятно, зачем Глория стремительно расширяла свою экспансию — многомиллиардное население нужно было чем-то кормить и снабжать. Секретность и взаимная слежка пронизывали все слои общества и конечно местную сеть. Даже для Иви было непросто обойти эти защитные системы, которые проникали в любой компьютер, передавая информацию настоящих хозяевам системы — Альянсу, который, в свою очередь, явно сотрудничал с чужими.

История повторялась…

Только через десять часов Иви вернулась из сети в обычный мир. Она чувствовала утомление. Конечно, её тело было практически не подвержено усталости, но мозг… Она ощущала себя почти человеком. Впрочем, так было всегда.

Рэм ещё спал в каюте. Его жизненные показатели пришли в норму. А она всё раздумывала над словами, которые он ей сказал на Терре.

Иви думала когда-то, что её целью, смыслом, была помощь в создании двигателя, способного доставить людей к Илдарину. Подпрограмма, запрятанная в глубинах её подсознания, направила корабль туда, куда нужно было ей. Кто даст гарантию, что и сейчас некая неведомая сила не контролирует её? Иви вдруг стало страшно впервые за долгое время. Неизбежной платой за приближение к человеческому пониманию и эмоциям было замедление работы мозга и эмоции. Хоть она до сих пор намного превосходила их в скорости обработки данных.

Этот мир мог дать ответы на многие вопросы. Иви не сомневалась, что Алиса интересует их невероятно сильно. Эти существа были готовы на всё, лишь бы заполучить «Фотон». Что сейчас с несчастной девушкой? Иви лишь надеялась, что они будут бережно обращаться с ней, пока не выяснят всё, что нужно. Она слишком ценна, чтобы подвергать её опасности. И за это время им нужно найти Алису!

Конечно же в сети, в открытой её части, она не нашла никакого упоминания о «Фотоне». Но он был здесь. На это указывал и Рэм и простая логика. Единственной зацепкой был институт противодействия инопланетным угрозам — серьёзная правительственная организация, маскирующаяся под научную деятельность. И она было дочерней структурой Альянса, который явно контролировали чужие. У Иви мелькнула безумная мысль — распространить это по всеобщей сети, но через несколько минут она разочарованно отказалась от этой идеи — сеть пестрила всевозможными вариантами теории заговоров, не менее десятка самых распространённых кричали о том, что правительство давно подчиняется чужим. Правду было очень удобно прятать среди гвалта сумасшедших пользователей. И Иви отказалась от этой идеи.

Рэм проснулся через несколько часов, а к вечеру они уже подлетали к станции.

— Корабль А-7734, следуйте в приёмный док 115, - проговорил голос в динамиках.

Станция приближалась на экранах. Она было довольно большой — вытянутый тор, к которому потом, по-видимому, со временем присоединяли отсеки, платформы и тому подобное. В общем, напоминала она здание, построенное из всего, что только попалось под руку.

— Порядка здесь, судя по всему, мало, — сказала Иви, осматриваясь. — Тем лучше для нас.

К станции беспрестанно подлетали и улетали мелкие точки-корабли. После пустынного прежнего мира эта система производила двоякое впечатление, резко контрастирующее с Илдарином. Рэм просто физически ощущал эту атмосферу — огромное скопление людей на малой территории. Он только сейчас понял, насколько комфортно было в ноосфере родного мира. Что же тогда будет на Глории? И как живут здесь люди, неужели они не ощущают этого? Впрочем, возможно он слишком поспешил с выводами.

Под прицелом орудийной башни корабль наёмников медленно вплыл в док и остановился.

— Ну, идём, — Иви окинула взглядом их недолгое прибежище. Вроде бы ничего нужного не осталось. С идеей убрать «плёнки» она отказалась. Их автономный запас энергии был высок, глупо было рисковать. Обнаружат — так тому и быть. Впрочем, она надеялась на то, что их технологии намного превосходят местные. Что касается чужаков — вряд ли они находятся здесь открыто. Вероятность обнаружения, если они будут соблюдать осторожность, невелика. Да, они сильно выделялись своим внешним видом — высокие, стройные, с ровными и правильными чертами лица. Но разве это настолько подозрительно? Заметно — да, но не более.

Док, в котором они приземлились, был большой и широкий, видимо, для разных типов кораблей. Иви обернула вокруг руки Рэму и себе небольшую металлическую пластинку с экраном — местное средство коммуникации. Пару часов назад она сделала для них поддельные цифровые документы, которые правда не были в общей базе данных. Насколько Иви разобралась в местных правилах, обычно хватало простой проверки.

— Покиньте корабль для досмотра, — прозвучало в динамиках.

— Не волнуйся, я подчистила все следы и заменила маршрут, — сказал Иви в ответ на взгляд Рэма.

Через несколько минут люк зашипел, раскрывшись, и их встретило внизу трое человек. Двое из них с оружием наперевес. Иви с Рэмом тоже с винтовками, но за спинами.

— Передайте документы, — велел пожилой крупный мужчина с усталым лицом. Иви и Рэм поднесли свои скрины — так их называли местные.

Мужчина что-то бормотнул под нос и уставился на корабль.

— На наёмников не похожи.

— Нашли, — вызывающе сказала Иви. — Болтался без дела у скопления Серого облака.

— Прям без дела? — прищурился пожилой.

— Точно, — ответила Иви, глядя ему в глаза.

— Ну что поделать, раз хозяина нет, не оставаться же ему тут, верно?

— Триста.

— Сто, — невозмутимо ответил пожилой.

Рэм глянул на Иви, стараясь не выдавать своего недоумения.

— Сто пятьдесят!

— Сто, если не хочешь проблем с Альянсом. — буркнул он. — Думаешь, всё так просто? Бери, или валите на другую станцию.

Иви нехотя кивнула, поднеся скрин. Хозяин довольно осклабился.

— Так, парни, бригаду Ханса, чтобы через пару часов всё было готово. Ну, чего ещё? — это он Иви.

— Ничего, — кротко ответила она и пошла к выходу из дока. Хозяин проводил взглядом её фигуру и повернулся к кораблю.

— Эй, что это было? — Рэм шагнул, преграждая ей путь, и увидел, как она улыбается. — Что это значит, ты ему продала корабль?

— Ну естественно, — сказала она. — От него в любом случае нужно было избавиться как можно скорее. Я залезла в закрытую сеть станции — и готово. Тут сплошь коррупция и нелегальные торговцы. А этот, — она мотнула головой в сторону дока, — самый крупный из них.

— Но как он просто так взял и поверил тебе? А если бы это была ловушка? Это ведь незаконно? — не понял Рэм.

— Да очень просто. Местный опознавательный код. Он действует только для тех, кто уже проверен и имел дело с чёрным рынком. Конечно, мой обман раскроется, но к тому времени, надеюсь, мы уже будем далеко.

— Местная валюта, риалы, верно? Ты хотела триста тысяч?

— Да. Он продаст его даже по запчастям намного дороже. Сто тысяч — большая сумма, но если бы я не торговалась, это бы выглядело странно. Завтра на Глорию будет пассажирский рейс, я уже заказала два билета, это обошлось нам в три тысячи. Как видишь, этой суммы нам хватит, чтобы добраться до планеты…

— А дальше… — сказал Рэм. — Я всё ещё не чувствую её.

— Тебе нужно подождать. Для начала. Дальше посмотрим.

Они миновали ангар, который уходил влево и вправо с пристыкованными кораблями и катерами и пошли по коридору станции, заполненному людьми, которые сразу оглушили их шумом. Рэм впервые попал в такое густонаселённое место, он даже представить не мог, как столько людей могут здесь жить, на такой небольшой территории и украдкой бросал взгляды по сторонам.

Станция была самым настоящим городом — по краям коридора стояли в закутках многочисленные торговцы, стоял неумолчный шум. Рэму одновременно и дико и интересно было видеть это. Да, разумеется, он знал, что в мегаполисах древней Земли жизнь была похожа на то, что он видел сейчас, но одно дело знать, другое — видеть.

— Сюда, — сказала Иви, указывая на коридор со светящейся вывеской.

За поворотом у стойки в узком тёмном проходе стояла женщина, даже не поднявшая на них глаз.

— Нам комнату.

— Одну на двоих? — та глянула мельком на Рэма.

— Да.

— Тридцать реалов, — буркнула та, поднеся скрин. — Еда нужна? Тогда ещё десять.

— Да, нужна. Только пусть больше никто не беспокоит, — сказала Иви, забирая магнитный ключ.

Женщина хмыкнула, но промолчала.

— Зачем одна комната? Ты боишься меня оставить одного? — шепнул он ей, как только они отошли.

— Разделяться — глупо, — отрезала Иви. — Тем более в таком месте. К тому же надо продумать план дальнейших действий.

— Я думал, у тебя всё готово, — улыбнулся Рэм, открывая дверь. — Вот это да…

Комната была… Комнатой. Метров десять. Тут же стоял душ и туалет, отгороженный полупрозрачной стенкой, кровать в углу. И конечно никаких иллюминаторов.

— Что ты ожидал? Здесь каждый метр дорогого стоит, станция переполнена, — сказала Иви. — Представь тех, кто живёт здесь всю жизнь.

Рэма передёрнуло.

— А разве можно в таких условиях остаться нормальным человеком? — обернулся он.

— Разумеется, нет. Скорее всего уровень психических расстройств здесь в разы превышает норму. Впрочем, и на Глории видимо не лучше, кроме некоторых очень богатых районов. Большая часть планеты скрыта под городскими постройками и заводами.

— Хочешь сказать, что заводы стоят наверху, а жители прячутся на нижних уровнях? Зачем?

Иви пожала плечами.

— Скорее всего, так дешевле строить. Как живут люди, никого не волнует. Прибыль важнее, — сказала она. — Ефремов как-то говорил, что любое человеческое общество обречено повторять свои ошибки раз за разом, пока не повзрослеет и не перейдёт на новую ступень развития. Люди пока как подросток, который вырос физически, но умственно отстаёт на много лет и делает безумные вещи с точки зрения нормального человека. Ладно… давай ты поешь. Вот линия доставки, — Иви заглянула в нишу, бегло нажав несколько кнопок и вынимая упаковку, которая вывалилась из отверстия через десяток секунд. — Дай-ка…

Она отщипнула кусочек, положив его в рот.

— Ну, что?

— Полностью синтетическая дрянь, — сказала она недовольно. — Технические масла, искусственная органика, добавки. Несчастные, получающие такую пищу, без сомнения подвержены заболеваниям. Рекомендую это не есть. Попробую найти хорошую пищу, но сомневаюсь, что тут это просто. В крайнем случае, лучше отказаться на день-другой. Вода чистая, безопасная, ничего полезного но и вредного, уже хорошо.

— Ну, несколько дней без еды не проблема… — Рэм вызвал данные по «плёнке». Её ресурс медленно, но сокращался. Она работала в полную силу с момента высадки на Терре, фильтруя воздух, и отключаюсь только на время приёма пищи и удаления отходов.

— Я попробую найти какие-то данные по институту, — сказала Иви.

— А мне просто сидеть сложа руки? — возмутился Рэм.

— Я всё равно намного быстрее обработаю информацию, — успокаивающе сказала она. — Пожалуйста, попробуй пока поработать со своей сетью. Ты ещё можешь выйти в неё?

— Похоже, она будет действовать везде, независимо от места, — рассеянно сказал Рэм. — Но пока ничего точного найти и понять не смог.

— Пробуй, это крайне важно, — настаивала Иви. — Отключись от переживаний! У тебя уже получалось! Если ты получишь полный доступ к сети… Даже не знаю. Это будет прорывом. Как бы я хотела почувствовать подобное!

— Понятия не имею, как она работает, — пожал он плечами. — Этой технологии миллионы, если не миллиарды лет. Насколько я понял, Потомки пользовались весьма ограниченными её свойствами, в основном для передачи информации и наведения кораблей на цель. Ещё они строили огромные гиперврата для прыжков, наподобие того, что сделали вы, только больше. Эта система связывала почти всю Галактику.

— Вот видишь! Стоит только начать, информация приходит! Рэм, отключись от всего, моя задача — поиск в местной сети. Твоя — разобраться с видениями Изначальных.

— Постараюсь. Здесь непросто сосредоточиться, — Рэм обвёл взглядом стены.

За несколько часов работы Иви выяснила, что пропуска на Глорию будут действовать и их проверяют как обычно. Но в правительственный сектор, где располагался институт, сейчас попасть представлялось почти нереальным. У любого посетителя брали отпечатки и образец ДНК. Небо над сектором полностью контролировали системы обороны. И это только то, что нашлось в общем доступе. Иви не сомневалась, что это далеко не полный список всех мер.

— Всё очень серьёзно, — откинулась она на кресле. — Не вижу не единого варианта, как попасть туда. До тех пор, пока мы не выясним точное месторасположение Алисы, соваться туда бессмысленно. Вопрос в том, где наш «Фотон». На орбите его быть не может, я получила доступ ко всем сканерам. Скорее всего он тоже на планете и вероятно в том же секторе. А без него нам не вырваться.

— Неужели их защита даже тебе не по зубам?

— Они тоже используют технологии чужих. — мрачно сказала Иви. — Того, что хранится в моей базе данных по этим существам, крайне мало. Солдаты на Бете были относительно примитивны. Не более, чем биороботы и не имевшие общей сети и систем защиты от взлома. Здесь же всё очень серьёзно! Конечно, я буду искать лазейки, но нам нужно в первую очередь попасть на Глорию.

— И потеряем ещё драгоценное время…

— Что же делать? Я ищу варианты. За последние сутки я перебрала около ста различных способов пробраться туда и выяснить, где Алиса. Но пока все варианты провальные.

— Хорошо, — мрачно сказал Рэм и встал, потянувшись.

— Стой, — Иви включила небольшой экран напротив кровати. — Только что увидела!

— …сообщает служба безопасности, — проговорил голос за кадром. — Мятежники на планете Терра, находящейся под временным протекторатом Альянса, устроили ряд незначительных диверсий, подорвав тем самым отношение с мирным населением, которое вот уже много лет принимало нашу помощь. В данный момент небольшой группе мятежников удалось уйти, но мы уверяем, ни одни из них не покинули планету и не угрожают безопасности. Альянс уже принял решение о переброске дополнительного контингента правительственных войск на Терру. Мятежники рассылают сигналы с призывом о помощи, но тех, кто прибудет к ним, ожидает жестокая расправа. Эти дикари уже уничтожили несколько отрядов наших…

— Стефан, — прошептал Рэм, обернувшись. — Но почему они передали это сообщение?

— Да потому что идёт рассылка с Терры! — торжествующе сказала Иви. — Передаётся всё! Эксперименты и зверства корпоратов! Видимо, Стефан с людьми сумели захватить станцию передачи и отключить блокировку.

— И что теперь? Боюсь с этих, — он кивнул в сторону двери, — толку будет мало. Не думаю, что их волнует, что происходит в колониях.

— Да. Но другие колонии тоже получили этот сигнал. Альянс не сможет контролировать всё и везде, если начнутся волнения.

— Думаешь, что-то начнётся? — горько спросил Рэм. — Вспомни Терру. Что они могут против хорошо вооружённых отрядов. А боевые корабли? Боюсь, мы сделали только хуже… Судя по тому, что мы здесь видим.

— Не спеши осуждать этих людей, мы ещё мало что знаем, — качнула головой Иви. — Если не сражаться, свободными не быть, ты знаешь.

— Хорошо об этом было рассуждать дома, когда за тобой вся планета. А здесь… что мы можем?

— Увидим, — коротко отрезала Иви. — А пока продолжаем работать. Завтра нам вылетать.

Глава 10

Рэм спал плохо. Слишком резкий переход случился за последние дни в их жизни. Да, они и шли сюда, как разведчики, но кто ожидал такого? Миссия провалилась. Они искали базы с элементом, а в итоге оказались втянуты в междоусобный конфликт людей, да ещё и с правительством, находившимся под влиянием их давних недругов.

Он сел на узкой неудобной постели. Иви, как всегда, сидела в углу с включенным скрином. Обернулась на него.

— Вовремя. Через пару часов вылет…

Очередь на пассажирский корабль до Глории была огромной. Волнения на рубежах системы из-за увеличенной добычи ресурсов нарастали, а компании сокращали рейсы, бросая все корабли на шахты. Люди поговаривали, что их тут бросят, покупали билеты втридорога. К счастью, Иви приобрела их заранее, а иначе пришлось бы непросто. Охрана перед входами в пассажирские доки довольно бесцеремонно отталкивала тех, кто пытался пройти без очереди. Иви с Рэмом протиснулись, показав свои скрины.

— Следующий, — мотнул головой охранник. Его лицо скрывалось за затемнённым шлемом. — Эй, а ты куда лезешь! Сэм, держи его!

Из-под руки охранника рванулся вперёд мальчишка, тот отвлёкся и толпа зашумела, навалилась вперёд, почуяв слабину.

— Пропустите всех! — уже шумели люди, с ненавистью глядя на охрану и на тех, кто купил билеты заранее, не разбирая, кто прав, кто виноват. — Нам тоже нужно! Следующий-то когда будет теперь?!

— А поставки тоже сбавят? — надрывался какой-то крепкий мужик в обшарпанной робе. — И так на сотню реалов живём.

Толпа зашумела сильнее. Продвинулась вперёд.

— Оплату снизили а работу требуют, как за полную смену! — поддержали они рабочего.

— Да чего там, бей эту сволочь! — рассвирепел тот и ринулся на ближайшего корпората. Тот, то ли от страха, то ли от неожиданности шагнул назад и дёрнувшись, нажал на спусковой крючок. Взвизгнула короткая очередь и остановившаяся толпа увидела, как здоровяк упал с дырой в шее. Хлынула кровь. Пули звякнули о металлические стены.

— Я… я… — охранник попятился, но людей уже было не остановить. Несколько очередей рванули по толпе, но жалкие остатки корпоратов смяли в одно мгновение. Люди ломанулись в корабль и тут же те, кто остался позади, стали бороться с теми, кто сумел пролезть в шлюз.

— Иви, — Рэм выхватил её за руку, та умело оборонялась от давившей со всех сторон толпы.

— Давай внутрь, не жди меня, скорее, тут полное безумие, ты же видишь! — выкрикнула она, вталкивая его в шлюз.

Через несколько минут люк закрылся, оставив на станции ещё множество людей. Они не знали, что происходило в рубке управления, но видимо капитана заставили взлететь, или он сам не стал рисковать, оставаясь в доке.

— Что теперь? — Рэв встревоженно оглядывался. Кричали дети, женщины. Они говорили на своём языке, в таком гвалте никто бы не обратил внимания. Аварийное тусклое освещение ещё больше пугало людей. — Что за сумасшествие здесь творится?

— Не знаю. Здесь что-то не так, — проговорила Иви. — С какой стати они ограничили полёты?

— Конечно это связано с теми событиями на Терре! Проверь новости!

— Среди местных есть сочувствующие, и те, кто поддерживает восстание колоний, — сказала Иви через несколько минут, повернувшись к нему от экрана. — Правительственные каналы активно блокируют подобные сообщения, но они прорываются через защиту.

— Плохо. Если по прибытии начнётся досмотр… — Рэм оглянулся. Люди кричали, кто-то из детей плакал, кто-то громко обсуждал последние события.

— То смогут обнаружить подделку, — сказала она, кивнув. — Да, но будем надеяться на лучшее. Сейчас у них другие заботы, кроме того, как осматривать корабль с пассажирами с какой-то дальней станции… Жаль, пришлось остаться без оружия.

— У меня есть ты, — улыбнулся Рэм устало. — Давай пока найдём место поспокойнее. У нас есть каюта, но сомневаюсь, что там пусто, корабль набит битком.

В конце концов они устроились в каком-то боковом коридоре среди контейнеров с грузом. Мимо проходили люди, не обращая на них внимания.

— Не представляю, что бы мы делали без тебя, — сказал вдруг Рэм. Иви сидела молча, в её глазах отражались красные лампы аварийного освещения.

— Иногда я думаю, чего я больше принесла всем — вреда или пользы, — сказала она невпопад. — И кто я. Машина или уже нет.

— Конечно, нет! — убеждённо сказал Рэм. — Ты сама это знаешь.

— А в какой момент машина перестаёт быть машиной? Где грань программы и сознания? Я не смогла ответить на этот вопрос за всё то время, что живу.

— Никто из нас не сможет, — осторожно сказал он.

— Не правда ли, это странно? Рефлексирующая машина…

— Ты никогда и не для кого из нас не была просто машиной! — слегка разозлился Рэм. — И ты говорила, что он любил тебя, как своего ребёнка.

— Возможно… Только я была создана для того, чтобы помогать и защищать. Но моя недальновидность, мои эмоции привели к провалу миссии. Машина не должна поддаваться эмоциям. А после того, что ты мне рассказал… Обо мне. Мне страшно. Я не понимаю себя.

Рэм осторожно коснулся её руки. Она была тёплая, настоящая.

— Я не знаю, кто ты, и кто я — тоже. Только в тебе я уверен. Мы все уверены.

— Спасибо, мне это важно слышать, — кивнула она, — Но не менее важно узнать о себе правду. Пообещай мне — если ты узнаешь, то расскажешь.

Рэм выдержал её испытующий взгляд.

— Да.

— Хорошо, — она кивнула спокойно, будто и не было этого разговора. — Я подключусь к кораблю, нужно удостовериться, что мы летим на Глорию.

— Не буду мешать, — понятливо сказал Рэм. — Я пока осмотрюсь.

Небольшой корабль был рассчитан на меньшее число пассажиров, так что в гвалте он краем уха услышал немало интересного, однако никто не знал правды. Кто-то связывался с родными, напуганный сообщениями о возможных террактах, кто-то молча сидел в углу.

— Этого не допустят! — визжал какой-то тщедушный мужчина, взобравшись на контейнер. — Вот увидите, скоро все наладится! Сепаратистов разгонят! Вы же знаете, кто там живёт, на окраинах! Сброд один, они давно нам завидуют! Да их всех подчистую надо…

— Да заткнись ты, — не выдержал кто-то из людей и того скинули с помоста. Началась потасовка, женщины поспешно уводили зарёванных детей.

Рэм ничего не понимал в этом шуме, казалось, он находился в сумасшедшем доме. Кто-то кричал, кто-то плакал. Он бродил по тесным коридорам корабля почти полчаса, но так и не услышал ничего полезного.

Иви подняла голову, когда он вернулся.

— Как ты?

— В порядке. Подходили двое, подумали, что я слишком лёгкая добыча, — она коротко усмехнулась. — Насколько я выяснила, транспорт всё-таки идёт на Глорию, но…

— Что? — Рэм сжал губы. Опять это «но».

— Место приземления — жилой сектор, уже хорошо, мы затеряемся в толпе, если не будет серьёзного досмотра, а я надеюсь, что нет.

— Почему? — заинтересовался Рэм.

— Здесь повсюду тотальная коррупция, — пояснила Иви. — А у нас достаточно денег на подкуп. Судя по всему это распространённая практика и мы без труда минуем охрану. А когда окажемся на Глории, то решим, как действовать дальше.

Рэм согласно и мрачно кивнул. Мысль о том, что Алиса у врагов, была нестерпима, но что они ещё могли сделать сейчас? Но и это не самое плохое. Корабль, данные по Илдарину… А если эта информация попала к противнику? Успела ли Алиса стереть их? Компьютер корабля при вторжении должен был сделать это самостоятельно, но кто знает, на что способны технологии чужих? Если даже много тысячелетий назад они были настолько развиты, что их корабль нашёл Родину тогда, то насколько их силы возросли сейчас?

Он стал дышать спокойно и размеренно, стараясь прийти в равновесие. Ресурса «плёнок» ещё хватит на некоторое время, а потом? Он отчётливо понимал, что в их тандеме он — слабое звено. У Рэма вдруг шевельнулась досада на Стефана, и тут же раскаяние — как он там сейчас? Он почувствовал себя бессильным. Перед ним словно воочию выросла громада новой человеческой империи, распространившейся на несколько планет. И управляемой чужими… Как так вышло?

Поделиться этими мыслями с Иви? Но она наверняка уже знает намного больше, чем он. О чём она думает? Рэм посмотрел украдкой на её точёный профиль и ровное, бесстрастное лицо. Отвлечься и залезть в скрин, посмотреть, что происходит в этом диком для него мире?

Рэма ещё при первом знакомстве с местной сетью поразило практически полное отсутствие нормальных для Илдарина новостей.

Все каналы общего доступа были подконтрольны правительству и передавали однообразные сообщения — локальные войны, преступления, выступления чиновников, которые только оскорбляли друг друга и перекладывали ответственность на подчинённых. Что это? Безумие? Рэм не понимал, как может существовать общество, потребляемое только подобные новости. Или они никого не интересуют?

Чтобы разобраться в этом, пожалуй понадобится ни один год. А ведь наверняка Иви и это всё понятно и известно.

Через несколько минут поисков в местной сети Рэм нашёл какой-то раздел с книгами и ушёл в чтение…

На Глорию они приземлились спустя сутки, проведённые в тесноте, рано утром по местному времени. Из раскрывшегося шлюза появились солдаты с требованием досмотра документов, ошалевшие от света и воздуха люди не сопротивлялись, но вопреки опасениям Рэма и Иви охрана делала это наспех и несколько сотен реалов, перешедшие на скрин одного из охранников, решили проблему, так что они без всяких проблем прошли через заслоны в здание космопорта — огромное и уныло-серое. Сновали взад и вперёд люди и автоматические погрузчики, что-то громко говорили динамики.

— Мы слишком заметны среди этих людей, — сказала Иви. — отойдём!

Рэм согласно кивнул, и они устроились на неудобных жёстких сиденьях у окна. За длинными грязными окнами полил дождь. Впрочем, неба почти не было видно, его заслоняли бесконечные ряды небоскрёбов снаружи.

— Воздух здесь отвратительный, — огорчённо сказал он. — На сколько ещё хватит ресурса «плёнки»?.. Впрочем ничего страшного, справлюсь. Местные живут так постоянно…

Рэм с грустью посмотрел в окно.

— Когда я это вижу, такое ощущение, что на самом деле это сон. Ну, — он встряхнулся. — Что планируем дальше?

— Мне необходимо подключиться к планетарной сети через физический канал, там намного выше скорость и я смогу обойти ограничения, кроме того, так нас будет сложнее отследить. Про деньги можно не волноваться, на ту сумму, что осталась после продажи корабля здесь можно безбедно прожить несколько лет, ни в чём себе не отказывая. Проблема в том, что правительственный сектор и институт изучения инопланетных технологий закрыты. Попасть туда практически невозможно, тем не менее, я надеюсь найти лазейку. Всегда есть обходные пусти. Сначала нам нужно найти жильё и скоростной доступ к сети, где я смогу работать значительно быстрее. Впрочем…

Она помолчала, ожидая, пока мимо них пройдут люди.

— Что? — быстро сказал Рэм.

— Поговорим на улице, — она поднялась.

Когда они вышли, дождь почти закончился. Серые стены зданий возвышались почти до неба, теряясь в смоге, в котором почти не было видно местного солнца.

— Я нашла свободные места в гостинице недалеко от правительственного сектора. Там проводят экскурсии для тех, кто желает лицезреть дворец главных чиновников системы в полном великолепии, — с презрением сказала она. — И стоимость огромная, почти тридцать тысяч за право побывать в лучшем заповеднике системы. То, что нужно.

— Как-то всё слишком… — Рэм замялся.

— Значит, мы на верном пути. — Иви улыбнулась. — Всё чисто, я проверила. Так, в первую очередь нам нужно арендовать транспорт и купить одежду.

— У нас есть одежда, — недоумённо сказал Рэм.

— В такой нас не пустят, — пояснила Иви. — Здесь оценивают человека по внешнему виду. Нам нужна дорогая одежда и такой же транспорт, чтобы заселиться в гостиницу.

— Но ведь наверняка нас проверят и наш след есть в системе, — сказал Рэм. — Увидят все передвижения.

— Верно, поэтому сначала нужен терминал, — согласилась Иви. — Но давай решать проблемы по мере поступления.

— Сколько у нас времени до того, как мы сможем попасть в правительственный сектор?

— Пять местных суток, — сказала Иви и увидела глаза Рэма. — Прости… Быстрее только если мы вдвоём пойдём штурмовать дворец.

— Хорошо, тогда давай доберёмся до гостиницы, — глухо сказал он, всё больше чувствуя себя безмолвным статистом на представлении. Или всё сделала за него, проникла в сеть, придумала план. Кто их команда без неё? Кучка никчёмных разведчиков. Да какие они разведчики, без Иви их бы уничтожили ещё на Терре!

— Ответь мне, — проговорил он, — почему именно нас отобрали для экспедиции?

Иви помолчала.

— Потому что для меня не было новостью то, что ты сказал после посещения Хранилища. Мы с Ментором подозревали, что в генокоде людей, перенесённых с Земли, есть изменения. Но не могли их определить. Неожиданностью было то, что это дело рук Изначальных. У вас концентрация этих изменений очень высока, поэтому были выбраны вы. Мы надеялись, что это поможет в нахождении и открытии баз. И, как видишь, не ошиблись.

— Почему об этом не сообщили всем людям? — мрачно спросил Рэм.

— Причины появления этих вкраплений в ДНК не были известны. Мы не хотели пугать людей… прости, Рэм.

Он потёр ладонью лоб.

— Я… мне надо спокойно подумать об этом. Ты думаешь, в нас есть программа?

— Искренне надеюсь, что нет, — сказала Иви. — Изначальные хотели добра.

— Только вот что для них добро? — мрачно сказал Рэм. — Что мы вообще знаем о расе, которая исчезла сотни миллионов лет назад? Ладно, давай займёмся насущными проблемами.

Снова заморосил дождь. Они шли, проталкиваясь через людей на широких, но переполненных улицах, мчались куда-то в гудящих быстрых вагонах метро, пролетающих мимо небоскрёбов, то ныряя под землю, то выскакивая на поверхность. Как можно было жить в постоянном неумолчном грохоте этой планеты-города? Из открытых данных Рэм узнал, что население Глории составляет чуть более пятидесяти миллиардов человек. Он невольно сравнивал это с родным миром, где все эти столетия население поддерживалось примерно на одном уровне — около десяти миллионов человек. И то делать это было всё сложнее из-за увеличивающейся продолжительности жизни. В дальнейшем Илдарин ждало только два пути — или неуклонное старение, превращение в расу бессмертных и бездетных существ, или экспансия. Понятно было, что ни один путь не устраивал людей и планета сообща искала решение. А здесь бесконтрольное и бездумное размножение привело к всепланетной экологической катастрофе, как когда-то на Земле.

Гостиница представляла собой такое же неотличимое от других здание, уходящее вверх на несколько десятков этажей. Их номер, дорогой по меркам планеты, состоял из трёх комнат и имел скоростную выделенную линию сети.

— Думаешь, здесь нас не отследят? — с сомнением спросил Рэм, как только они устроились и Иви подключилась.

— Я пока просматриваю только общедоступную информацию, — рассеянно сказала она. — Системе не о чем тревожиться.

Но чем больше проходило времени, тем сильнее мрачнела Иви. Но главное она делала что-то! А Рэм измучался в ожидании… Алиса. Что с ней делают, где она…

Гигантский город за открытым окном оглушал. Казалось, здесь гремело всё, что только можно. Яркие вывески, выкрики, шум.

— Так, — она подняла голову. — То, что нужно. Мне нужно войти в закрытый раздел сети и сначала защитиься от отслеживания. Не знаю, на сколько хватит моих программ.

— Разве это проблема для тебя?

— Возможно, это непросто, — проговорила Иви. — Жди. Я направлю все ресурсы на работу.

Время шло. Рэм переминался с ноги на ногу, иногда поглядывая то вокруг, то на свой скрин. Сказать, что Рэм чувствовал себя не на своём месте — значит не сказать ничего. Прошёл ещё почти час и только тогда Иви отодвинулась от экрана.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Рэм.

— Документы я изменила, — сказала Иви. — Центральная система оказалась не такой уж сложной. Но правительство защищено гораздо сильнее, чем я думала. Однако я смогла пролезть в файлы космопорта для особо важных персон, и нашла несколько кадров. Точнее, восстановила. Там регистрируются все прибывающие и отбывающие с планеты суда.

Она повернула скрин к Рэму.

— «Фотон»? — едва не воскликнул он. На нескольких фотографиях был хорошо виден такой знакомый корпус корабля в сопровождении нескольких явно военных кораблей.

— Верно. Он в спецсекторе космопорта. Насколько я знаю, охраняется он так, что даже будь у нас армия, нам не пробиться. Думаю и Алиса там…

— И как быть? Возможно ли пройти на территорию из правительственного сектора?

— Сложная задача… Как ты понимаешь.

Рэм поднял на неё глаза.

— Ускользнуть от охраны в правительственном секторе. Сделать так, чтобы нас не обнаружили там. Проникнуть на космопорт и угнать корабль вместе с Алисой…

— Шансов на это нет, — глухо сказала Иви. — Прости. Я считала все варианты.

— И… Что, всё? Мы просто ничего не будем делать? Ты же знаешь, что я пойду до конца!

— Я тоже. Есть один вариант, про который я говорила. Ближайшее посещение правительственного сектора через несколько дней. Будет сбой в программе, вследствие чего наши имена внесут в допуск. Потом ещё один, который произведёт необходимые изменения в расписание и протоколы проверки. На небольшое время детекторы перестанут замечать нас. В парке есть внутренний транспорт. Службы полива и прочее. Я взломаю его и мы доберёмся до нужного места. А дальше… Охрана закрытого космопорта и его меры безопасности мне неизвестны. Там придётся действовать наугад. Ты всё ещё готов на этот безумный план?

— Ты и так знаешь ответ!

— Хорошо, тогда приступим! Рэм, прошу, сосредоточимся на подготовке! Сейчас мы Алисе не поможем ничем!

— Как ты думаешь, сколько времени им понадобиться на то, чтобы взломать корабль? — мрачно спросил он.

— Не знаю… Зависит от ресурсов. Люди бы не смогли, но чужие… Их технологии мощнее наших в некоторых областях, но не во всех.

— Хорошо, — Рэм отвернулся к окну.

— Я понимаю, что ты чувствуешь, — мягко сказала Иви. — сейчас мы ничего не сможем сделать, будем надеяться, что они будут осторожны с Алисой. На данный момент это их единственный ключ к Илдарину.

— Если они взломают системы корабля, Алиса будет уже не нужна!

— Я делаю всё возможное! — твёрдо сказала Иви.

— Давай сэкономим ресурс «плёнки», — сказал Рэм. — она нам понадобится при прорыве.

— Если нас не засекут, — с сомнением сказала Иви. — думаю, там мощнейшие сканеры.

— А как же твоё тело? — воскликнул Рэм. — его моментально засекут.

— Это сейчас самая большая проблема, — сказала Иви. — Я попытаюсь обойти сканеры, но у меня будет только один шанс. Я говорила тебе, что это крайне рискованно.

— Хорошо, займёмся пока текущими делами, — сказал Рэм. Правительственные каналы за это время сумели заблокировать призывы о беспорядках, но Глория всё равно гудела.

Любая планета с таким уровнем населения и жизни не могла не иметь недовольных, и их должно быть очень много. Впрочем и государственный аппарат разросся до неимоверных размеров, внутренняя армия и чиновники составляли почти миллиард человек. Вряд ли за это время у них получится выйти на руководителей сопротивления, если такие есть.

— Я хочу выйти, — проговорил он. — ты будешь работать?

— Да, — ответила Иви. — только будь осторожен, не привлекай лишнего внимания.

— Ну не сидеть же тут несколько дней, особенно после того корабля, — Рэм передёрнулся.

— Я понимаю, но нам сейчас меньше всего нужно внимание, — ответила она. Будь на связи, я смогу тебя отследить.

Когда он вышел всё под то же серое небо, снова заморосил дождь. Рэм буквально кожей чувствовал его — не ту чистую воду, к которой он привык, а смесь из множества химических и чаще всего ядовитых веществ.

Он побрёл по улице, совершенно не зная, что делать и чем занять себя. Рэм чувствовал себя совершенно никчёмным среди всех этих толп, текущих по улицам планеты. Он поражался тому, насколько они не замечают постоянной толкотни, впрочем ему, воспитанному в уважении к личному пространству, было легко об этом говорить на планете, где были созданы все условия для жизни. А здесь это образ жизни для каждого…

Он шёл так пока не услышал крики на одной из площадей, где люди собрались перед каким-то человеком, кричащим в прибор, который разносил его голос.

— …они не слушают нас! Вы по-прежнему верите тому, что вливают в ваши мозги? Тогда вы сумасшедшие! Наши братья не побоялись, подняли бунт! Терра стала первой, но не последней! Почему вы молчите! Вас миллиарды!

— Закрой рот! — выкрикнул кто-то из толпы, но его оттолкнули.

— Верно! — раздавались другие голоса и на помост рядом с ним поднялись ещё люди.

— Отряды умиротворения! — вскрикнула какая-то женщина и часть толпы бросилась врассыпную, но не все. Рэм остался на месте, он ничего не понимал.

С дальнего конца площади раздался шум и подлетели какие-то узкие длинные машины, будто выплюнувшие из себя людей — в чёрных бронекостюмах со странными длинными и тонкими хлыстами в руках. Один из них взмахнул рукой в направлении толпы и Рэм, широко раскрыв глаза, увидел как разряды пробежали по толпе людей. Кто-то страшно, навзрыд, кричал, кто-то пытался бежать, но их настигали удары. Обездвиженных людей били, тащили в машины. Рэм стоял несколько секунд посреди этого безумия, потом кинул наперерез одному из чёрных, который наносил удары по голове девушке, почти девочке. Тот обернулся, махнул рукой и разряд прошёл по Рэму, не нанеся ему повреждений. Он ещё успел заметить тупой и какой-то обиженный взгляд солдата перед тем, как Рэм отбросил его в сторону. Тот ударился о стену и упал.

— Ты как, цела? Беги!

Девчонка ничего не понимала, прижимая ладонь к окровавленной руке и кинулась в пустой переулок. Рэм обернулся. Кто ещё? На него наступало сразу трое. Из электроразрядники ничего не могли сделать с «плёнкой», но её ресурс был почти на исходе. Рэм почти физически чувствовал, что скоро наночастицы распадутся на атомы, израсходовав все силы. И тут ему в грудь будто ударило какое-то огромное и злобное существо. «Плёнка» приняла на себя последний удар и исчезла. А Рэм, разлепив веки увидел, как подползает к нему машина чёрных и солдаты осторожно окружают опасного противника. Он поднялся, стараясь твёрдо держаться на ногах. Разряды тока были ему мало страшны, но Рэма завалили количеством, связали и он потерял сознание, когда ему в руку воткнулось что-то холодное.

Глава 11

— Что с ним такое?

— Да хрен его знает…

— Там же всех разнесло. Видел передвижной излучатель?

— Всё я видел, отвали. Как я мог не видеть, я стоял там! Он-то как жив остался?

— Думаешь, провокатор?

— Вот и посмотрим…

— Ты как, цел? — раздался совсем близко чей-то голос.

Рэм с трудом расцепил тяжелые ресницы. Перед глазами мелькали точки. Он попытался сесть, но чуть не упал. Его поддержали чьи-то руки, прислонили к твёрдой холодной стене.

— Здоров ты, парень! — проговорил всё тот же голос. — Давай, потихоньку, ну… поднимайся.

Рэм наконец разглядел над собой несколько лиц и бьющий с невысокого потолка свет.

— Где… я? — прохрипел он.

— Где и все мы, — хохотнул кто-то невесело. — Ну ты герой, они же в тебя наверное поллитра С-6 влили! Я такого в жизни не видел, братья! Слышали?

— Хорошо врать! — перебили его.

— Да я сам видел, говорю! — зашумел тот же голос. — Я же был там, пока ехали сюда! Он с десяток этих тварей отмудохал и только потом свалился! Причём голыми руками!

— Ничего себе… Ну ты как?

— Ничего не понимаю, — голос Рэма едва слушался его.

— Ещё бы! Ты лежи, лежи лучше. Эй, воды дайте!.. И что, что мало, ему нужнее!

По губам пролилась струйка холодной воды — противной, с примесями, но воды.

— Где мы?

— В приёмниках, где ещё… Наших много взяли сегодня, кто-то сдал, наверное. Всех взяли, даже тех, кто не сражался. — Рэм разглядел наконец говорившего, как следует. Невысокий, рыжий мужчина с цепким взглядом испытующе смотрел на Рэма.

— Я не знаю ничего про приёмники. Где мы?

— Да после той дряни я бы своё имя забыл! — скривился тот. — Я Говард, кстати. А ты?

— Рэм, — проговорил он и снова попытался сесть, на этот раз почти успешно. — Так что за приёмники?

— Ну что это за хрень, — расстроился рыжий, обернувшись к остальным, — Это мне теперь тебе теперь что, всё пересказывать?

— А тебе есть ещё чем заняться? — гоготнули сбоку.

— Спецкорпуса для неугодных — политических и прочих, — мрачно сказал он, не слушая остальных. — Слышал про восстание на Терре? Ну вот, и наши подсуетились, выступить хотели. Только по всей планете едва с миллион набралось, нас и накрыли, — Говард скрипнул зубами. — Гады.

— Чёрного грохнули и всю его группу, — мрачно проговорил кто-то сзади.

— Во-во, и всем насрать, — поддакнул Говард. — Назавтра про нас и не вспомнят. И с Терры тоже тишина…

— Как отсюда выбраться? — прохрипел Рэм.

— Ну ты даёшь! Выбраться! Это же спецкорпус! Приёмник! Да тут титанобетона на три метра, системы охраны. А дальше куда? Пешком до планеты?

— Мы не на Глории? — Рэм привстал.

— Конечно не на Глории! Не чувствуешь, что ли, что тяготение меньше? Это тюрьма под поверхностью Сирены, ты знаешь сколько над нами километров? Даже самым глубоким веткам метро до нас было бы далеко. Тут быстро находят применение для таких, — мрачно высказался кто-то.

— До поверхности километров пять, если не больше, — сказал другой. — А там — бесконечная замёрзшая безвоздушная пустошь!

— Захлопнись ты, вечно всё знаешь! — обернулся Говард, — хотя… В общем он прав, тут чёрт знает что творится.

Рэм наконец оглядел помещение, где он очнулся. Длинное и узкое с идеально ровными стенами, без единого окна. Через равные промежутки стояли закрытые ниши с лежаками. Круглые лампы висели высоко над потолком.

Он, покачиваясь, встал. В небольшом помещении, кроме него, находилось ещё человек двадцать. Одни смотрели с любопытством, другие равнодушно сидели у стены, погружённые в свои мысли.

— И что теперь будет?

— Кто говорит, что работа, кто-то расстрел, — негромко проговорил один, сидящий у стены. Он почти плакал. Другие отводили от него взгляд и молчали.

— Дочки у него, две, — негромко сказал Говард. — Ты-то зачем полез в самую бучу, дурень?

— Затем же, зачем и вы, — огрызнулся тот. — дома что ли штаны лучше просиживать?

— Не лучше, всем тут одинаково. Чего теперь ныть!

Люди опять замолчали, изредка бросая друг на друга взгляды. В помещении стояла абсолютная тишина.

— Пожрать-то дадут? — не выдержал кто-то.

— Ага, — осклабился Говард. — Сейчас и дадут. Думаешь, нас сюда для этого привезли?

Напряжение росло. По ощущениям Рэма прошёл час, другой, но ничего не менялось.

— Держитесь, — сказал кто-то. — Это только начало.

Рэму не было страшно, но стало обидно за всё, что они прошли. Проделать такой долгий путь, чтобы погибнуть здесь, глубоко под землёй этого нелепого и уродливого мира, среди этих несчастных людей, которым он ничем не поможет. Илдарин сейчас вспоминался как далёкая сказка, Рэм прикрыл глаза и постарался вспомнить, как это — видеть перед собой бескрайнюю даль лугов и лесов, города, похожие на деревни, воздух без смрада и дыма, людей. Разных людей, некоторых лучше, некоторых хуже, но которые никогда не причинят вреда другому. Расскажи сейчас об этом — и никто не поверит. Нет, ему нужно расслабиться, успокоиться, даже в таком месте. Он давно не медитировал, но сейчас это древнее умение пригодилось как никогда. Он отключился от всего внешнего, позволил мыслям течь сквозь себя и потерял счёт времени, когда внезапно перед глазами мелькнула вспышка. Он вздрогнул и пришёл в себя.

Лампы уже не горели. На лежаках ворочались люди, которым явно так и не принесли еды. Что это было? Рэм был уверен, что он видел сеть, те же знакомые золотистые вспышки. Значит, он не потерял связи, просто она спряталась где-то очень глубоко?! Но он понятия не имел, как её активировать снова.

Вдруг в тишине что-то зашипело и испуганные люди увидели, как одна из секций стены разошлась в стороны и из неё появилась подсвеченная платформа с полукруглыми чашками. В мгновение ока еда была расхватана и съедена, несмотря на то, что представляла собой почти безвкусную массу. Потом так же выдвинулись стаканы с водой.

— Ну вот, уже что-то, — проворчал один из пленников, жадно глотая её.

— Ты чему радуешься, Дерек? — обернулся к нему Говард.

— Ну хотя бы тому, что нас не собираются убивать, раз кормят, — ответил тот вызывающе.

— Я бы этому не радовался, — раздался негромкий голос из угла и они посмотрели на тщедушного человека, равнодушно устроившегося на лежанке. — Я пять лет провёл за распространение информации о казнях, устроенных Альянсом. Поверьте, лучше бы вас убили, если здесь работают такие же твари…

Наступило молчание. «Он что, о пытках? — встряхнулся Рэм — Да нет, не может быть, это…». И тут же вспомнил Терру. И что они живут вот так? Годами, столетиями?

Прошло совсем немного и от мыслей его отвлёк шум. Дальняя стена раздвинулась, впустив несколько человек в тяжёлых скафандрах с сервоприводами, вооружённые короткими массивными пистолетами. Люди вскочили, не зная, чего ждать.

— Этого, этого, и… этого, — палец одного из стражей указал на нескольких людей, в том числе и на Рэма с Дереком. — Взять.

Он сжался. Та дрянь, что ему ввели, ещё действовала. Он чувствовал, как токсины ослабляют его, замедляют реакцию и мысли. Но всё равно даже в таком состоянии он был на порядок сильнее, чем эти люди. Пусть только подойдут, и…

Охранник отлетел к стене, врезавшись в неё с такой силой, что скафандр ощутимо затрещал. Рэм вырвал пистолет, нажал было спуск, но ничего не произошло. На секунду замешкавшись он будто в замедленной сьёмке увидел, как к нему рванулись ещё трое. Он скрутил одного, ударил по шлему другого и не обращая внимания на израненые руки, попытался рвануться к двери, но ещё двое охранников скрутили сзади, нанося удары до тех пор, пока он не упал.

Сил больше не осталось. Он сжег всё, что было в этой последней отчаянной попытке и напрасно. Сквозь стекавшую по лбу кровь он увидел, как командир указал стволом на Говарда.

— Ещё одна такая выходка — и пятерых ваших расстреляю. Понял? Кивни если понял!

Рэм с трудом дёрнул головой.

— Вот так. Поднимите эту тушу и за мной. — он повернулся и Рэма с ещё несколькими пленниками потащили следом.

Они шли долго по узким тёмным коридорам и лестницам, пока не попали в ещё один зал, залитый ярким светом. Людей подтащили к стене и надели тяжёлые наручники, пристегнув к кольцам на полу. Рэм с трудом осмотрелся. Вокруг сновали какие-то механизмы, стоял неумолчный гул.

«Как там Иви», — подумал он. — «Что она будет делать? А я ничего, держусь. Впрочем, надолго ли меня хватит?»

И он тут же устыдился своих мыслей. Эти люди живут так всю жизнь, под гнётом, в страхе. И они выходили на улицы, сражались, боролись. Он снова бросил взгляд из-под бровей. Перед ними встал командир. Он открыл шлем и под ним оказалось довольно симпатичное, даже чем-то мягкое лицо. Но голос был равнодушным.

— Сейчас вас приведут в порядок и выдадут скафы для работы. Они находятся под дистанционным управлением, если будет отклонение от маршрута — получите разряд. Короче, если мне что-то не понравится — разряд! Ясно?

Рэм и остальные кивнули. Его мозг лихорадочно работал, но пока он не видел для себя никакого выхода. Нужно выбраться отсюда в первую очередь, надо понять, где они находятся! Как же он беспомощен без Иви! Чего он стоит один? Только расшвырять несколько врагов и всё?

— Шевелись! Этих в шахту, этих… — он задумался на мгновение. — Вниз. А здоровяка в помывочную, потом пройдёте в шлюз, где получите скафы, ясно? А ты, герой, не дёргайся! Иначе все твои дружки живо полетят вниз!

— Какого чёрта ты тут распоряжаешься? — недовольный человек в чёрной робе подошёл к нему. — Тут и так не хватает людей, а внизу полно. Ты что, всех работников перебить в первый день хочешь?

Тот смерил его взглядом, сплюнул на пол и отодвинулся.

— Этого-то куда? — недовольно кивнул один из охранников на Рэма. — он еле шевелится.

— Ничего, — поморщился чёрный. — пусть идёт с остальными. Амиту отдай, у него никого не осталось. Только рабочих мне переводите зря.

Он скривился и вышел.

Рэм не стал ничего говорить. Всё равно ему не справиться с многочисленной охраной, да и людей жалко, которые пострадают из-за него.

За следующие полчаса их отвели в тесную комнату, где без предупреждения содрали одежду и полили резкой и сильной струёй воды, пахнущей химией. Потом сунули одинаковые серые робы и вытолкнули в следующее помещение, где несколько человек, хмурых и недовольных, под присмотром охраны надели и закрыли на людях лёгкие скафандры с сервоприводами.

— Ваша задача — пройти по перегону и рыть туннель! Идём строго по светящимся линиям! Там были оползни, так что для вас же лучше не дёргаться. По возвращении получите еду и воду.

— Что за туннель? — рискнул спросить один из людей, которых забрали вместе с Рэмом.

— Увидишь, — гоготнул охранник, — не перепутаешь. Там возьмёте резаки, установите на правом предплечье. Вот сюда. Ясно? Ну, пошли! С вами пойдёт Амит.

Из-за его спины вышел сутулый человек в одежде заключённого с нашивкой на рукаве. Глянул на них и быстро опустил глаза.

— Башкой за него отвечаете, ясно? Если что случается со старшим — вся группа в расход или в яму! Шевелись!

И испуганных людей вместе с Рэмом вытолкнули в шлюз. Воздух с шипением вошел и их окутала темнота. Потом включились тусклые лампы на шлемах.

— Сюда, — Амит неловко качнул рукой. — Да побыстрее.

— А ты что, выслуживаешься перед ними? — попытался позубоскалить Дерек.

— Таких, кто не выслуживается… Сами увидите. А я болтать не намерен, — ответил тот и зашагал вперёд, прихрамывая.

Рэм двинулся за ним, пытаясь приспособиться к тьме и только через несколько минут движения почти на ощупь увидел то, что происходило вокруг. Они вышли из огромного металлического корпуса под землёй, от которого расходились туннели, подсвеченные линиями. Раздавался едва слышный гул.

— Что это за хрень тут творится?! — изумлённо проговорил его напарник.

— Шевелитесь! — раздался голос Амита в наушнике. — Наша линия — синяя! Работаем пять часов, потом возвращаемся на полчаса. Так три смены. Кто хорошо работает, дают больше времени.

И они увидели полосу, которая шла куда-то вниз и вперёд, прямо в темноту.

— Нам что, туда идти, Дерек? — снова обернулся напарник.

— А ты что предлагаешь, Стив? — огрызнулся тот. — чтобы нас пристрелили? Давай…

— Иди ты, — уныло сказал второй, но тоже поплёлся вперёд.

Рэм тоже двинулся следом, осторожно осматриваясь по сторонам. Видно было, что туннель уже неоднократно разрушался и отстраивался заново.

— Тут же должно быть жарко, — проговорил Рэм, — если мы под землёй.

— Как видишь, умник — нет, — сказал Дерек. — Это чёртова планета — просто сумасшедший дом. Ты в сети что ли, не зависал? Они же всё ядро скоро выкачают. Продырявили насквозь!

— Как будто не знаешь, что там одно враньё, — оборвал его Стив.

— Ну как видишь, не всегда. Только вот я думаю, что просто так бы нас не отправили, так что они сюда послали не просто так. Как думаете, сколько уже таких как мы прошли по этой дороге? — спросил Дерек. — Машинами-то в сто раз всё проще и быстрее сделать.

— Понятия не имею, смотри лучше в оба, — уныло сказал Стив. — А ты что думаешь, Амит? Может что скажешь?

— Ты считаешь, мне что-то докладывают? — проворчал он.

Рэм не слушал их пререканий. Сюда бы Иви! Но теперь надо рассчитывать только на себя! Он встряхнулся. Сейчас не время думать об этом. Ну допустим, их посылают вперёд, как пушечное мясо, не ставят ни во что жизнь людей, но ведь в их интересах помочь построить туннель.

Рэм обернулся. Они прошли совсем немного, но туннель с обоих сторон уже затерялся в дымке.

— Эй, — позвал он остальных. — А что, никто не знает, что сюда отправляют столько людей?

— Откуда бы тогда слухи были? — мрачно сказал Дерек. — Знают.

— Неужели никто не протестует?!

— Ну мы вот и протестовали, и где оказались? — невесело хохотнул Стив. — А остальным затыкают рот. Большинство же предпочитает делать вид, что всё в порядке.

— В порядке? — изумился Рэм, обернувшись. — Вы видели, как вы живёте?

— А ты-то что, принцесса из Правительственном секторе, что ли? — разозлился Дерек. — Шагай давай. Слышал — не будем работать — не дадут жрать.

— Точно, — поддакнул Стив. — а говорил я, не надо лезть, никто с нами не выйдет.

— Несколько миллионов — никто?! — рявкнул напарник, чуть не вплотную развернувшись к нему. — Лучше было сидеть по своим норам? Парни на Терре подняли восстание! Чем мы хуже?

— На Терре им хотя бы помогли, — сказал Рэм и тут же по взгляду Дерека понял, что сболтнул лишнее.

— Что значит — помогли? — насторожился тот. — Ты что-то знаешь?

— Ничего я не знаю, — лениво ответил Рэм, пытаясь сойти за простака. — Так, болтовня на корабле была, на котором мы летели.

— Откуда летели? — всё ещё подозрительно допытывался тот.

— С шахт, — невозмутимо сказал Рэм.

— Ааа, знаю, говорят там подняли налоги и план.

— Ещё как, — подтвердил он. — многие вернулись домой, да и вообще…

Рэм неопределённо покачал головой.

— Да-а-а, дела, — протянул Дерек, но больше не расспрашивал, углубившись в свои мысли.

— Какое восстание? — неожиданно спросил Амит.

— Ты сколько уже здесь?

— Пятый год…

Стив присвистнул.

— И не пытался свалить?

— Ты думаешь, если бы отсюда можно было свалить, нас бы отпустили без охраны? Впрочем, увидишь всё сам…

Пока они говорили, то подошли к широкому металлическому мосту, который пролегал над пропастью. Люди мрачно молчали, следуя за своим проводником. Внизу, в бесконечной глубине что-то сверкало. У стен начала попадаться искорёженная техника.

— Это что там? — спросил Рэм, наклонившись над широкими перекладинами.

— Яма, — нехотя сказал Амит. — Там полная задница. Туда отправляют тех, кто серьёзно провинился. Оттуда не возвращаются…

— А что там происходит? — не отставал Рэм.

— Откуда я знаю?! — рявкнул вдруг старший. — При мне туда отправили пятерых моих парней! Не хочешь попасть туда же — отвали и закрой рот! Думаешь, самый умный?

— Нахрен, я дальше не пойду! — сказал Стив, остановившись. Перед ними лежал продырявленный скаф, такой же, как на них. — Это что за фигня?

— Мы тут не одни, — нехотя сказал Амит. — Много дряни водится в недрах планеты.

— И что делать?

— Кайло в руки и отбиваться! Что ещё? Впрочем, пока я всего пару раз сталкивался с ними, — Амит передёрнулся. — Твари они паршивые, но боятся огня и света. Дальше есть пост, там энергия и установки, подключим скафы, там не тронут.

— Этих тоже не тронули? — Стив кивнул на обломки. — Думаешь, они благополучно вернулись?

Пока они препирались, Рэм опять попытался вызвать в голове знакомые образы, но ничего не отозвалось. Или просто он больше не мог чувствовать сеть. «Надо идти, — решил он. — Получилось раз, может получится и здесь». Он надеялся только на то, что его контакт с древней информационной сетью поможет. Больше тут рассчитывать было не на что.

Когда они приблизились к концу туннеля, то увидели массивные металлические трубы, уходившие в туннель.

— Ну… Берите буровые установки, вам нужно сверлить стену! — проговорил Амит. — И поживее! Иначе при возвращении ничего хорошего не ждите!

— Скоты, — полушёпотом сказал Стив, поднимая тяжёлый бур.

— И зачем нам это делать? — крикнул Дерек. — Чтобы закончить так же, как те?

— Затем, что если нет, нас прикончат! — рявкнул Амит.

— Зараза! — выругался Дерек, запуская бур.

Рэм тем временем вернулся к мосту. Внизу явно что-то строилось. Но явно это не метро, зачем такая глубокая система? Почему они привлекают людей, а не технику? Он осветил туннель. Наверху, по потолку шли толстые тяжёлые кабели.

— Почему не работаешь? Живо! — рявкнул голос в наушнике и в этот момент туннель сотряс удар. Дрогнуло что-то внизу, посыпались куски породы, в шлеме зашипело и связь оборвалась.

— Эй! — Рэм зашагал назад, так быстро, как только мог, но в ответ была тишина. Дойдя до конца, он увидел, что туннель, где они только что стояли, завалило. Оборванные кабели торчали из стены и искрили. Снижу шёл тяжёлый рокот.

— Меня слышит кто-нибудь? — крикнул он, но в динамике было тихо.

Что делать дальше? Самостоятельно из скафа выбраться было практически невозможно, кроме того, вряд ли их надевали просто так, здесь, скорее всего, невозможно дышать. Он огляделся по сторонам, подобрал один из буров и вгрызся в стену, где, скорее всего, завалило его напарников, но вскоре понял, что это дело бесполезное. Тут нужна была техника и не один день работы. Оставалось только надеяться, что завал небольшой и они уцелели. А что ему оставалось делать?

Грохот прекратился. Он звал и звал их, но бесполезно. Рэм вернулся на широкий металлический мост. Там, внизу, явно были какие-то механизмы, а значит и люди. Неужели это всё заключённые? Сколько же их тут, на этой несчастной планете? Но что они строят? И неужели никто не знает об этом? Впрочем, на планете с таким огромным населением скрыть пропажу даже нескольких миллионов человек ничего не стоит.

Он надеялся, что Иви ищет его, ему нужно каким-то способом найти терминал связи, как-то подать весть о себе. Ведь здесь есть охрана, значит есть и коммуникации. И когда сюда прибудет охрана и его посчитают погибшим, это только плюс! Нужно было действовать быстро!

Он начал снова разгребать завал, где валялись буры и через какое-то время наткнулся на металлическую цепь. Рэм примотал её к буру, вогнал его глубоко в камень вертикально и начал сбрасывать цепь вниз. Она была длинная, наверное, не меньше сотни метров. У него ушло немало времени, пока последний её участок не был сброшен в пустоту. Рэм оторвал от скафандра ненужные детали, которые только утяжеляли его. Неплохо бы сбросить и внешний экзоскелет, но кто знает, что ждёт дальше, да и сможет ли он спуститься без него?

Рэм изо всех сил потянут за цепь. Бур, установленный крепко и ушедший в породу, не дрогнул. Оставалось надеяться, что он выдержит при спуске и что цепи хватит, чтобы добраться до поверхности внизу. Он вздохнул и начал спуск.

Как он был прав! Уже на втором десятке метров Рэм понял, что без усилителей даже он бы не смог держать вес скафандра, ведь приходилось цепляться одними только перчатками. Корпус экзоскелета скрежетал о камни. Они откалывались, падали вниз, туда, где по-прежнему мерцали какие-то отблески, похожие то ли на пламя, то ли на искры. Сколько же ещё спускаться? Было непонятно. Наверху казалось, что не так уж много, а сейчас в этой бесконечной темноте, едва освещаемой слабым фонарём и спуск казался бесконечным. Пропасть могла быть и несколько сотен метров в глубину. Может, лучше бы было вернуться в корпуса для заключённых? Но подняться по цепи он бы уже не смог, не хватило бы сил. Измученный Рэм и так с трудом перехватывал звенья, опускаясь. Сверху время от времени сыпались камни, ударяя по шлему. Он надеялся, что связь не работает и его не засекут, иначе ничем хорошим это не закончится. Сколько же ещё осталось? Метр за метром шли и тут он нащупал под ногами опору. Спустился?!

Да, он встал ногами на твёрдый камень, но это была всего лишь небольшая площадка. В свете фонаря он увидел уходящую вверх цепь. Внизу её оставалось не так уж много — метров десять или чуть больше. Он огляделся вокруг. Что теперь? Но почти сразу же увидел, что площадка спускалась вниз полого, по ней можно было идти, только осторожно, от стены до обрыва было не более полуметра, а он двигался в громоздком скафандре. Из стены выступали какие-то кабели, но он опасался держаться за них. И тут снова раздался грохот, полетели вниз камни, прозвенела и упала в темноту цепь, по которой он спускался, а сам он чудом устоял. Это продолжалось несколько минут.

Потом он осторожно двинулся дальше. Долгий спуск продолжался не менее часа. Рэм почти потерял счёт времени, когда дорожка кончилась и он оказался в ещё одном туннеле. Посмотрев наверх, туда, откуда он только что спустился, но ни цепи, ни моста не было видно из этой глубины.

Оставалось только двигаться вперёд. Фонарь еле светил, то ли кончался аккумулятор, то ли Рэм где-то ударил его о стену — он не знал. Просто шёл, пока были силы, а потом свалился на пол туннеля и сквозь полузакрытые глаза увидел приближающиеся фигуры и слабый свет.

Он ощущал, что его куда-то волокут, потом быстро, но аккуратно освободили от скафандра, дали воды. Он жадно проглотил эти драгоценные капли.

— Живой? — чьи-то сильные руки встряхнули его за плечо. — Ты откуда взялся?

— Сверху, — прокашлял он.

— Когда вас взяли?

Смысл вопроса не сразу до него дошёл.

— Примерно сутки или двое назад. Нас было немного, человек двадцать. Говард…

— Говард? — перебил его другой голос. — Невысокий такой, коренастый? И его схватили?

— Объясните мне, что происходит! — Рэм из последних усилий вырвался. — Я ничего не понимаю!

На него смотрели участливо несколько человек. Грязные, худые.

— Что понимать? Мы здесь уже год. Осталось ещё десять. Но тут никто не живёт больше двух-трёх лет. Воздух отравлен. Кто не может работать там, наверху, спускают сюда. Как и тех, кого бояться. Говарда ждёт та же участь, я думаю. Его уже не первый раз взяли, да он выпутывался там, на поверхности. А здесь всё серьёзно.

— Безумие какое-то! Что вы тут делаете?

— Строим что-то. Понятия не имею, — пожал плечами человек. — Я Дик. Местный старший.

Он протянул Рэму грязную ладонь и тот без колебаний пожал её.

— Что делаем, говоришь? Сюда спускают всех, кто неугоден Альянсу. Протесты, терракты, восстания, мы делаем всё, что можем, чтобы разбудить это сонное царство, чтобы люди увидели правду, но, как видишь…

Он горестно качнул головой.

— А что за вспышки? Я видел сверху.

— Мы собираем какую-то конструкцию. Металл выплавляется прямо здесь. Потом детали увозят. Это огромная кузница, — сказал Дик. — Подозреваем, что это корпуса или оружие для кораблей, или что-то подобное. Как ты свалился-то оттуда?

— Там началось землетрясение, обвал, — объяснил Рэм.

Тот покивал.

— Здесь такое часто происходит. Всю планету выкачали, добрались почти до ядра. Ещё десяток-другой лет и от неё ничего не останется такими темпами.

— Со мной было двое, тоже заключённые, их наверное завалило… — сказал Рэм. — Я спустился по цепи до верхней площадки. Вот и всё… Почему вы не пробуете проникнуть наверх?

Дик горестно покачал головой.

— Нам такое не под силам, ты просто здоровяк. А почему не бежим? Передатчики. Вживлены в сердце. Если отойдёшь, то… Сам понимаешь. Мы пробовали их блокировать, тут всякие умельцы есть, но бесполезно.

— Может и у меня тоже? Но тогда…

— А такое есть? — Дик задрал робу и на груди при слабом свете Рэм увидел тёмное пятно — шрам.

— Нет, — медленно проговорил он, отводя взгляд. Ему стало стыдно перед этими людьми за свой внезапный страх.

— Особая метка, — Дик усмехнулся и опустил одежду. Другие угрюмо молчали. — Для тех, кого Альянс ненавидит особо. Такое надо заслужить.

— А что ты делал? — против воли спросил Рэм.

— Убивал эту падаль повсюду, — скрежетнул зубами Дик. — Меня поймали только через год, когда я лично, слышишь, отправил туда с десяток этих сволочей из Правительственного сектора. А теперь и я и почти все мои парни здесь.

Он помолчал. Обвёл их глазами.

— Твой скаф пригодится нам. Много полезных деталей. Мы тебя спрячем, тут почти нет живых охранников, одни машины.

— Мне нужно выбраться отсюда, — попытался подняться Рэм. Дик с горестной усмешкой посмотрел на него.

— Ты знаешь, где мы? До поверхности не меньше десяти километров!

— Что?! — воскликнул Рэм.

— Тут Альянс строит что-то очень серьёзное! Этот сектор — сплошь тюрьмы и шахты! Даже поднявшись наверх, ты ничего не сделаешь. На поверхность ведут только лифты. Их всего три, и каждый охраняют, как задницу Председателя! А там всего один космодром, куда приходят тюремные корабли. Так что бежать некуда.

— Так что же делать?

— Пока — ничего, — вздохнул Дик и поднялся. — У тебя нет передатчика, это уже хорошо. Не попадись на глаза дронам. Впрочем, они охраняют только периметр, а сюда заходят редко, только если люди перестают работать.

— Почему? — чуть не вскрикнул Рэм. — Зачем они вас используют? Почему всё это не делают машины?

— Понятия не имею, каждый задавал себе этот вопрос, — покачал головой Дик. — Слушай, тебе надо отдохнуть. Ты не видишь себя со стороны, но поверь, выглядишь ты похуже нас.

— Я не могу…

— Посиди. Впрочем, как хочешь. Но никто тут не будет с тобой возиться, друг. Мы тут все в одной заднице. — Дик взглянул на него и пошёл. — Собирайтесь парни, иначе жратву не дадут!

Рэм уронил голову на руки.

Глава 12

Когда прошло время и Рэм не вернулся через несколько часов, Иви стала беспокоиться. Она прекрасно понимала, что он не стал бы заниматься пустяками, когда каждая минута у них была на счету. Но связь не сработала — видимо «плёнка» перестала работать, её энергоресурс истощился и она превратилась просто в облако атомной пыли. Это было проблемой, но небольшой, Рэм бы не заблудился, а о связи они подумают после. Но когда совсем стемнело, Иви поняла, что произошло что-то серьёзное.

Впрочем, стемнело — это слово совсем не подходило к Глории. Бесконечные здания этого города-планеты излучали свет, рекламные экраны, бесконечные потоки машин неслись по земле и в воздухе. Всё это не позволяло наблюдать ночное небо, на котором не было видно ни одной звезды.

Что же делать? Найти Рэма без связи не представлялось возможным. Зачем она только согласилась на то, чтобы разделиться? Но теперь сожалеть было нечего. Впрочем, была во всём этом и одна хорошая сторона — она отправится вызволять Алису одна и не подвергнет его опасности. Иви подумала, что и так прожила такую жизнь, о какой люди и не мечтали. Сейчас… ей осталось выполнить последний долг, то, ради чего она отправилась с экипажем — помогать и защищать.

Она оставила на столе записку по-илдарински, на случай, если Рэм вернётся сюда раньше неё. Раньше… Как будто она вообще собиралась вернуться. Впрочем, никто другой это прочесть всё равно не сможет. Иви окинула взглядом номер и вышла под сияющие неоновые огни города. Широкие проспекты всё равно казались ей маленькими по сравнению с небоскрёбами, возносившимися в небо. Стекло и ровный серый материал стен — вот чем был весь этот город. Интересно, какой была планета до того, как её заковали в асфальт?

Денег на её счёте после продажи корабля было более чем достаточно, так что Иви без проблем арендовала быстроходный летательный аппарат и нашла в сети информацию о том, где можно легко и очень дорого приобрести всё необходимое снаряжение. Конечно же открытого доступа к серьёзному вооружению там не было, но Иви купила бронекостюм, тонкий и не сковывающий движений, благоразумно решив, что дополнительная защита не помешает. Её корпус был очень прочным, но далеко не неуязвимым. Поразмыслив, из всего оружия, которое было доступно для легальной покупки, она так же выбрала два тяжёлых пистолета, стреляющих электрическим импульсом. Шум ей был ни к чему, её оружием была скрытность. А всё остальное у неё и так было — ночное зрение, рефлексы и сканер.

Нужную информацию она нашла уже давно, Правительственный сектор занимал большую территорию — почти сто квадратных километров, но его центром было строение, поражающее даже обитателей Глории — гигантская пирамидальная конструкция, возвышающаяся над поверхностью как гора почти на три километра. Там было сердце планеты. Именно там находилось правительство и Альянс с остальными представительствами наиболее могущественных корпораций, которые контролировали всё. И конечно же, любой план с участием большого количества человек отметался сразу. Наломом туда было не проникнуть.

Небо над сектором контролировалось множеством систем слежения и защиты, а тысячи боевых дронов при любой опасности уничтожали несанкционированные приближающиеся объекты. Так что небо было недоступно для неё, но Иви и не думала над этим способом. Её целью стал относительно небольшой пропускной пункт, где проходил грузовой транспорт с едой и припасами. Непосредственно в сам правительственный сектор он не проезжал, но позволял миновать проблемную для Иви преграду — стометровую стену, окружавшую его и напичканную датчиками слежения.

Разрабатывать долгий план было некогда и Иви выбрала самый простой и надёжный вариант. Дорога, идущая туда, перед сектором вела среди огромных станций энергонакопителей, обслуживающих сектор. Медленные тяжёлые машины неторопливо двигались, но ей пришлось ждать несколько часов, прежде чем она смогла без риска обнаружения захватить одинокий транспорт. Ничего не подозревающий водитель даже не успел среагировать, когда дверь кабины раскрылась и Иви, поставив разрядник на минимальную мощность, лишила его сознания. Она аккуратно, но крепко скрутила его, оставив за стеной постройки так, что с дороги было не обнаружить. Через несколько часов он придёт в себя и выпутается, сейчас не время было думать об этом. Иви забралась в кабину, двинув грузовик вперёд по дороге. Всё это заняло не более нескольких минут.

А что дальше? Соединиться со скрином водителя и взломать его тоже ничего не стоило. Ввести другие данные, обмануть систему — тем более. К тому же на Глории, к удивлению Иви, царила бюрократия, несмотря на полностью цифровой обмен документами, что облегчало ей задачу. Даже в случае обнаружения какого-то несоответствия пройдёт достаточно много времени. Она не думала, что грузовик будут досматривать тщательно. Провести сканеры охраны было довольно просто, ведь её параметры уже введены в систему. Из данных скрина и машины она знала, что грузовик прибывает в док, где разгружается примерно за полчаса. Это время нужно было использовать по максимуму… Но сейчас предстояло преодолеть пост для начала.

Машинаа медленно приближалась к стене. сначала показалась она сама — ровная серая поверхность, на которой сверкнули прожекторы, и под их пристальным наблюдением грузовик въехал в туннель, через несколько десятков метров остановился на широкой металлической платформе для досмотра. Пока всё хорошо, здесь опасности не должно было быть. Сканеры видели только обычного человека, со всеми нужными параметрами, которые полностью совпадали с недавно взломанной базой данных. По обе стороны от платформы стояло по несколько солдат, но они даже не повернули головы на неё. Наконец один из них махнул рукой, показав, что нужно открыть кабину. Солдат сверился с данными на скрине и Иви медленно двинула машину дальше. Какая беспечность! Но она быстро поменяла своё мнение, когда транспорт после поста сам перехватил управление на автоматическое и заехал в один из доков, которых здесь было несколько десятков. Он стоял под открытым небом, освещаемый прожекторами, среди других таких же машин. А сами доки находились на огромной площади под наблюдением солдат и пока Иви не видела возможности выбраться из кабины незамеченной. Если только…

Юркие роботы-рабочие, выехавшие из дока, принялись разбирать груз. Как только они закончат, нужно будет двигаться обратно. Идти напролом было безумием, но времени оставалось мало. Иви высматривала любой шанс, но прожекторы не давали ни единой возможности миновать ярко освещённую площадь. Можно было попробовать сломать перегородку кузова, пробраться между рабочих, вряд ли они запрограммированы на охрану, однако все её планы были прерваны включенными громкоговорителями.

— Выйти из машин на досмотр, всем водителям! — прогремел вдруг по всей площади голос, усиленный динамиками.

Иви, не медля ни секунды, открыла дверь и спрыгнула на металлический пол.

— Выйти вперёд! Руки за голову!

Мгновение — и несколько человек шагнули, опустив головы от яркого света.

— Никому не двигаться! — и она увидела, как движется на неё группа солдат с поднятым оружием.

Понимая, что всё кончено и ждать другой возможности смысла нет, она рванулась вверх и вбок, прикрываясь кабиной, взлетела на крышу и, оттолкнув бестолкового робота-рабочего, вбежала в док. И только тогда застрекотали выстрелы вслед.

Иви неслась по коридору между испуганных, прижавшихся к стенам людей. Навстречу ей выскочило двое охранников, но они были без боевых скафов и с оружием, спрятанным в кобуре, так что она просто смела их с пути. Куда теперь? Вот — выход!

Вдали заревела сирена. Она скрылась в невысоком кустарнике около высокой стены приёмных доков. Перед ней расстилалась почти ровная долина, на которой стояли невысокие дома, сильно отличающиеся от тех, что она видела на планете-городе. Да, здесь место не экономили. Небоскрёб-пирамида была на горизонте, но как туда добраться быстро? Иви задействовала на полную мощность свои системы маскировки, но сомневалась, что они помогут. И только сейчас поняла, что всё-таки она проскочила. Но теперь эффект внезапности был потерян и когда её обнаружат — дело времени. Прислоняясь к краю стены, она бесшумно и незаметно миновала посты и группы охраны, которые, казалось, были теперь повсюду. Да, они среагировали моментально, как же она расшевелила это сонное царство! Пока её защита работала, противник не мог видеть Иви на сканерах. Впрочем, она опасалась не человеческих, а инопланетных технологий, которые наверняка здесь были. Знают ли они, кто она такая? Ведь наверняка облава на посту была не просто так! Или считают просто нарушителем, прорвавшимся за периметр? Тогда они будут действовать как обычно, ища органику и ей удастся уйти, но если… Если смогли вытащить информацию из Алисы или баз данных корабля, тогда всё хуже, тогда они знают, кто она. Её мозг лихорадочно обдумывал возможные варианты действий, но на самом деле их было два: дождаться полной темноты и либо миновать каким-то образом пост, либо прорываться дальше. Но если она уйдёт сейчас, то что будет? Не факт, что второй раз эта безумная авантюра удастся ей. Значит, нужно идти вперёд!

Прежде всего ей была необходима форма и скрин солдата, но вот проблема — они не были глупцами и любой отряд состоял минимум из трёх человек. Не хотелось ей нападать на патруль, мало того, что её бы засекли, так ещё пришлось бы убивать ни в чём не повинных, в общем-то, людей. Она вжалась в неприметную нишу одного из строений, наблюдая за проходящими мимо патрулями. Сканеры до сих не могли засечь её, но она не могла оставаться тут вечно. Оставалось только терпеливо ждать. И ей улыбнулась удача: спустя пару часов один из зазевавшихся патрульных решил отойти в сторону и Иви хватило несколько секунд, чтобы воспользоваться шансом. Форма была ей велика, но это не проблема. Главное — скрин! Как она и ожидала, он был подключен к общей сети и она тут же скачала себе все нужные данные — точки входа, посты охраны, распорядок дежурств. Взломать систему с этого терминала оказалось делом небыстрым, но зато она получила всю необходимую информацию.

Даже данные, доступные простому солдату, были впечатляющими. Это место действительно охранялось, как никакое другое на планете. Конечно же, информации об Алисе или «Фотоне» здесь не было. Её целью было найти какую-нибудь важную персону из Альянса, в идеале — самого Председателя, но она даже примерно не представляла уровень безопасности, который был там.

Иви поменяла график дежурств, освободив захваченного ей солдата от работы. Пока его пропажу обнаружат, пройдёт немало времени, которое ей так необходимо. Вряд ли в этой суете его хватятся. Она проверила броню, поменяла тембр голоса и вышла на дорогу. Проходящий через несколько минут мимо патруль равнодушно миновал её. Теперь оставалось найти какой-нибудь транспорт. Впрочем, с этим особых проблем не возникло, она проверила перемещение солдат и направилась к ближайшему бронетранспортёру, отправляющемуся к пирамиде. Машина была знакома ещё с Терры — большой, тяжёлый и хищный чёрный корпус, укреплённая броня и место внутри на десяток солдат. Иви втиснулась туда последней. На неё не обратили внимания, машина дрогнула и перед маленькими узкими бронированными окнами понеслась долина и стена, удаляющаяся от неё. Внутри всё сжалось, как от страха. Она не знала, испытывает ли она то же самое чувство, что и люди, или это просто рефлекс машины, чувство самосохранения.

— Что там случилось? — обратился вдруг сосед. Иви подумала, что к ней, но к счастью нет. Это было сказано соседу, который устало прислонил оружие к сиденью.

— Понятия не имею, вроде как пост проскочил кто-то из террористов, — сказал другой, сидящий напротив.

— А чего такую бучу тогда подняли? — недовольно спросил первый. — Не могут найти, что ли?

— Там девка была.

— И?

— И всё, больше ничего не знаю.

— Они там что, совсем работать не хотят? — включился в разговор третий. — А нахрена столько систем понатыкано, если и одну поймать не могут?

— Тебя не спросили, — разозлился тот. — Захлопнись. Сам знаешь, за любой лишний разговор быстро отправят куда надо.

— Ты, что ли, донесёшь?

— Не я, так другие!

Все замолчали. Только оружие стучало о пол прикладами.

— Ну и доноси, — вдруг сказал один. — У меня брат жены вчера погиб из-за таких вот, которые стреляют. Не думая.

— Ты про меня, что ли? — поднялся первый.

— Да заткнитесь вы все! Ещё между собой грызться будете? — послышалось спереди.

Дальше ехали молча, пока транспорт не остановился у здания. Пирамида вблизи производила совершенно невообразимое впечатление, поднимаясь, казалось, до неба. Здесь неожиданно оказалось шумно и многолюдно, сновали машины и летательные аппараты. Транспортёр выгрузил отряд у высоких строений, казарм, как поняла Иви и она осталась предоставленной себе. Миновав пост охраны без препятствий — полномочий солдата, у которого она забрала скрин, было достаточно для этого — но что делать дальше? Гигантским холл, где она оказалась был со множеством лифтов и переходов. По добытым чертежам она знала только то, что нужные ей кабинеты высшего руководства находятся почти в центре здания, закрытые несокрушимой бронёй. Доступа к ним у неё, конечно же, не было.

— Эй! Дёрк! Семнадцать-тридцать пять! — её взяли за плечо. — Не слышишь, что ли? Ты разве не на посту сегодня?

Иви обернулась. Несколько солдат стояли вокруг.

— Что рот закрыл, почему ты не отвечаешь? — рявкнул главный. — Опять обдолбался? Снять шлем, живо! Какого чёрта ты не на дежурстве?

«Как глупо. Вот и всё, — подумала она. — Стефан неизвестно где, как и Рэм… Алиса в руках врага, и я тоже…» Она вздохнула и сняла шлем.

— Ну, доволен? — сказала она, глядя прямо в лицо командиру, с которого медленно сползала наглая ухмылка. И через мгновение он отлетел от неё почти на несколько метров. Остальные среагировали моментально, но Иви была быстрее. Прорвавшись через строй, она проскочила прямо между закрывающимися полупрозрачными дверями лифта. Перепуганные чиновники вжались в стену, но она не обратила на них внимания. Лифт стремительно помчался вверх.

— Где этаж Альянса? Ну?

— Н-не знаю, — заикаясь произнёс один из них. — Кажется здесь.

Его палец коснулся сенсора и через несколько мгновений лифт остановился. Двери раздвинулись и Иви увидела направленные на неё дула.

Она прыгнула вперёд, уже рассчитав, как максимально эффективно обезвредить их, но что-то сверкнуло перед глазами и это была её последняя мысль. Впервые за многие столетия её сознание погасло.

Оно возвращалось скачками. Перед ней мелькнул момент её создания. Первые робкие попытки мыслить. Движение. Жизнь. Появилось зрение и вернулось ощущение себя. Словно прибор, который включили в сеть. «Впрочем, — отрешённо подумала она, — так и есть».

Она находилась в большом зале, с гигантскими панорамными окнами, открывающими вид на раскинувшийся внизу город-планету. Её тело было зафиксировано тяжёлыми металлическими скобами. Как она не пыталась вырваться, ей не удалось повредить или согнуть их. Она могла только повернуть голову.

— Не нужно, — произнёс чей-то голос и в распахнутые двери зала вошёл человек. Он остановился, глядя на неё. — Ты уж извини, но приходится соблюдать меры безопасности.

Он подвинул кресло, стоящее у дверей, и сел в нескольких метрах перед ней. Он был не стар, но и не молод. Иви даже не могла определить его возраст. Но глаза смотрели устало.

— Не будем тянуть время, меня зовут Тарк, я верховный председатель Альянса. Это местное имя, конечно, но вообще…

— Где Алиса?

— В порядке, — торопливо сказал он, чуть подавшись к ней. — Как и ваш корабль. Поверь, у меня на вас совершенно другие планы, чем просто убийство! Точнее, они поменялись после того, что сделал ваш мальчишка на Терре! Знаешь, сколько времени мы пытались войти в то хранилище? А он… И корабль… это чудо техники для вашей цивилизации. Ты тоже проектировала его, верно? Вся информация о координатах вашего мира стёрта и не подлежит восстановлению даже нами. Потрясающая работа, Иви. Да, за тобой пришлось побегать. Мы тебя вычислили ещё в тот момент, как только ты захватила грузовик. Заманить тебя внутрь оказалось просто. А вот потом, признаю, ты обвела охрану вокруг пальца…

Он замолчал, с ожиданием глядя на неё.

— Ты говоришь так, будто меня знаешь, — презрительно сказала она, стараясь не показывать свою нерешительность.

— Ну, — Тарк поднял на неё взгляд. — Знаешь ли, трудно забыть того, кто тебя убил. В некотором смысле…

Её системы как будто снова отключились на мгновение.

— Ты?.. — проговорила она. — Как?

— Джона легко было подчинить… — задумчиво сказал он, посмотрев на неё. — Это был простой ум, жажда власти, он был согласен на всё, даже впустить в своё сознание меня. Но я ошибся, проиграл вам и так глупо. Мне пришлось бежать, поскольку я утратил власть, скрыться надолго, пока снова не пришло моё время и один из людей случайно не пробудил меня почти сто лет назад.

— Значит, опасаешься, что я снова тебя убью, — сказала Иви презрительно.

— Ну, сейчас мне есть чего опасаться. — покивал он. — Это, в отличие от прошлого раза, моё настоящее тело, теперь я, настоящий я, могу менять форму. И ты даже не представляешь, через что я прошёл, чтобы сделать это, но… Видишь, я ничего не скрываю от тебя.

— Довольно странно, учитывая, что я тебя убью при первой возможности.

— Думаю, ты поменяешь своё мнение, — сказал Тарк медленно. — когда выслушаешь моё предложение.

— Очень интересно. Мы у тебя в руках, а ты просишь о сотрудничестве?

— Именно так, — подтвердил он. — Я далёко не всё могу. Итак, перейдём к делу. Я отпускаю вас, отдаю корабль. Взамен мне нужно, чтобы вы помогли решить одну проблему.

— Нас — это кого?

— Тебя, Алису. Стефана захватят при первой возможности, ему не причинят вреда. Правду сказать, он доставил мне немало неприятностей, но, — Тарк улыбнулся, — сделка есть сделка.

— Рэм. Мне нужно, чтобы ты нашёл его.

— Ааа, — улыбка погасла. — Тут моей вины нет. К сожалению, он погиб. После стычки с солдатами во время подавления бунта его отправили в одну из тюрем на внешних рубежах системы. Там случился большой обвал. Много людей пропало без вести под завалами.

— После всего этого ты ещё надеешься на сотрудничество?

— А почему нет, Иви? Ведь мы не враги, нас столкнули обстоятельства — он наклонился в её сторону. — Вспомни, я пощадил вашу систему. Мне нужен был только Илдарин, что же, вы получили его, ура… Или нет? Что-то я не вижу, что вы обрели запредельное могущество. Или не так?

Она промолчала.

— В мире есть много вещей, которые мне интересны, — продолжал он. — Знаешь ли ты об оружии Изначальных? Знаешь о том, что на границе этой Вселенной до сих пор есть их базы, замаскированные под пульсары, готовые в любой момент стать снова самой разрушительной силой? А ваш мир… Если это пустышка, обман? Сколько мой народ искал тот мир и во что мы в итоге превратились? Да, Иви, я из тех, кого вы называете «тенями». Мы и правда тени давно погасшей цивилизации. А знаешь, с чего всё началось? С того, как мы захотели овладеть наследием, стать лучше, сильнее! И что теперь? Жалкие остатки моего народа, где лишь несколько сотен разумных существ, а остальные только пустые механические оболочки — вот чем мы стали! Не следствие ли это того самого древнего желания? Нет, Иви, ваш мир не единственное, что мне нужно. Прямо здесь, в этой планетарной системе, есть нечто удивительное. Гайя, база, хранилище, информационный центр — понятия не имею, что там. Но мне нужен к нему доступ. Рэм смог открыть хранилище на Терре, почему же вы не сможете это сделать здесь? Помогите мне и я отпущу вас. Поверь, мне нет никакого смысла вас убивать.

— Это самое идиотское предложение, что я слышала, — холодно сказала она. — Неужели ты мог подумать, что я соглашусь?

— А почему нет? Иви, — он придвинулся. — Я столько времени искал способ открыть хранилища! Знаешь, что мы делали? Всё! Все способы! Бесполезно… А ведь это даже не базы Изначальных! Всего лишь древние, ненужные склады их последователей! И тут простой мальчишка из вашего мира, раз!

Он махнул рукой.

— И готово, понимаешь? Его пропустили. И тебе известна причина! Разве нет? Я просмотрел каждое воспоминание, каждый момент памяти Алисы, но там ничего не нашёл. Но, если простого предложения недостаточно… На Глории много людей, Иви. Пожертвуешь ими или выполнишь то, что я прошу?

— Как будто, получив что тебе нужно, ты их пощадишь, — так же спокойно сказала Иви.

— А почему нет! — вскинулся Тарк, — Обещаю, я оставлю этот мир в покое, поверь, у меня совершенно другая цель сейчас! Зачем мне эти людишки? Пусть живут, как хотят. Только ты думаешь, если я уйду, будет лучше? Думаешь, каждая война на Земле — моя идея? Каждый диктатор, тиран? Нет, это сами люди истребляли себе подобных… Разумеется, у тебя нет причин мне верить… Но мне нужен только доступ к хранилищам, а Гайя — самое большое из тех, что я обнаружил. Я поднял Глорию до этого уровня. До меня это была лишь обычная планета. Я дал им технологии, силы!

— Только для того, чтобы качать ресурсы из других миров, — презрительно сказала Иви.

— Можно подумать, Терра процветала до меня! Да там шла постоянная грызня, они еле выживали. Впрочем, я не говорю, что действовал хорошо — с твоей точки зрения. Но получив хранилище, я отпущу вас, оставлю Глорию и все человеческие миры. У меня совсем другие цели. Цели, которые помогут моему народу! Мне больше нет дело до людей.

— Я хочу видеть Алису, — сказала Иви.

— Конечно! — Тарк кивнул. — Сейчас её приведут. Уверяю, она не пострадала, мы были крайне осторожны.

Алиса вошла в зал через несколько минут, в сопровождении охраны, которая, впрочем, осталась за дверью. Остановилась на пороге, будто не веря своим глазам и бросилась к Иви.

— Я вас оставлю, — Тарк поднялся, обернулся на пороге. — Алиса, думаю ты понимаешь, что не стоит помогать ей освободиться.

Полупрозрачные створки дверей сомкнулись за ним.

— Как ты меня нашла? С ума сойти! — Алиса старалась не плакать, но глаза её заблестели. Она смотрела на Иви так, будто не могла поверить, что происходящее — правда.

— Рэм помог, — осторожно сказала Иви, с тревогой глядя на неё. — Как ты?

— Они допрашивали меня, постоянно, но не тронули, так что я нормально. А ты, а Рэм, где он?

— Не знаю, — Иви отвела взгляд. — Тарк сказал, он пропал… Давай будем надеяться на лучшее.

Алиса прижалась к её плечу. несмотря на сдерживающий металлический обруч и расплакалась. Наверное, она долго держалась, стараясь не показывать свою слабость перед врагом, но сейчас чувства взяли верх. А Иви… Чем она могла её утешить, что сказать?

— Он предложил нас отпустить, в обмен на то, что мы откроем хранилище на Гайе.

Алиса отпрянула от неё.

— А ты?

— А ты? Что скажешь? — испытующе посмотрела на неё Иви.

— Я не согласилась… Он предлагал мне попробовать, сказал, что у Рэма это получилось на Терре. Но, Иви, всё не так просто, они не могут заставить нас, хранилище даже не откроется, мы должны захотеть сделать это сами! А теперь я не знаю, как быть. Мы должны вернуться домой, но разве ты и правда думаешь, что он нас отпустит? Разве ему можно верить?

Алиса не успела ответить. Двери раскрылись и вошёл Тарк с многочисленной охраной.

— Иви, мы перевезём тебя в апартаменты Алисы. Прошу, не сопротивляйся, — сказал он.

В сопровождении вооружённой стражи их отвели к большому лифту, на котором они поднялись на вершину здания. Закованную Иви и Алису завели в зал, не меньше того, где они только что были, но он был оборудован всем необходимым для жизни.

— Как только мы выйдем, твои оковы отключат, — сказал Тарк миролюбиво. — Прошу, не пытайся бежать. Всё оборудование здесь автономно, не подключено к сети. Телевидение аналоговое. Исключительно для тебя, моя опасная пленница. Стены и стёкла также не поддадутся никакому оружию. У вас будет время поговорить и подумать. Увидимся позже.

Он вышел и через несколько мгновений после того, как створки закрылись с Иви с тяжёлым грохотом упали оковы. Она с наслаждением повела плечами. Её биомеханика тоже нуждалась в свободных движениях.

— Неплохо ты тут устроилась, — сказала она Алисе с улыбкой, пытаясь разрядить обстановку. — А мы-то уже такие ужасы про тебя представляли. А она живёт тут во дворце!

Алиса через силу усмехнулась.

— Если бы…

— Расскажи о том, что произошло с тобой, — попросила Иви. — Если можешь.

— Да в общем-то ничего, — горько пожала плечами Алиса. — Во время боя они воздействовали на меня каким-то оружием, чтобы захватить корабль. Привезли сюда, но этого я даже не помню. Допрашивали, впрочем немного. У них есть техника, способная считывать память. Они узнали всё, что знаю я, сопротивляться этому было невозможно… Вот и всё… Остальное время я была здесь. Видела только то, что показывают в их сети. А сегодня пришла ты… Ты хотела спасти меня…

— И ничего не вышло, — грустно сказала Иви. — Впрочем, это было безнадёжно, но я сделала всё, что могла.

— Не безнадёжно, теперь мы вместе… Если бы Рэм… — и она снова разрыдалась.

— Расскажи мне о Гайе, — попросила Иви, когда та немного успокоилась и уселась в кресло. — Ты что-то знаешь о ней? В сети очень мало информации.

— Почти ничего не знаю, — сказала Алиса, покачав головой. — Эта планета полна загадок, как я поняла, они пытаются исследовать её с тех пор, как поселились здесь, но безуспешно. Туда допускают только учёных из правительства, поэтому из обычных людей про неё никто ничего не знает. Все полёты вблизи от неё для других кораблей запрещены, вот пожалуй и всё… Это полностью закрытый сектор. По слухам, там даже маскировочное поле, чтобы её нельзя было наблюдать в цифровые телескопы.

— Понятно, — задумчиво сказала Иви. — я тоже нашла только то, что ты мне сказала.

Она подошла к окну. Точнее, окно проходило по всему периметру зала. С вершины открывался вид на планету-город — бесконечные ряды небоскрёбов под серым небом, тонкие линии летательных аппаратов, которые шли потоком. То там то тут виднелись вспышки высоко в небе, наверное, взлетающих кораблей. Только над их сектором было пусто и тихо.

— Иногда это даже красиво, — сказала Алиса, встав рядом, — но не хотела бы я видеть такое дома.

— Боюсь, — мрачно сказала Иви, — что это и произойдёт, если мы позволим ему добраться до родины…

В небе что-то сверкнуло. На мгновение, но цепкий взгляд Иви сразу понял, что это.

— Гайя, — полувопросительно сказала она.

— Наверное, — рассеянно откликнулась Алиса, подойдя ещё ближе. Они стояли рядом, глядя на воплощение всего, чтобы было им враждебно, на очередное порождение бессмысленной чужой силы, направленной только на то, чтобы разорять миры, а не создавать на них жизнь.

— В этом и есть наше отличие, — сказала Иви вполголоса. Алиса ничего не ответила, она и так всё поняла, только прижалась к ней.

— Ну так что, отправимся туда? — глаза Иви блеснули в полумраке зала, отражая огни снаружи.

— Ты серьёзно? — подняла на неё взгляд Алиса.

— Совершенно. И возможно, — Иви сказала это одними губами, но Алиса поняла её, — мы сможем обратить это к своей пользе.

Глава 13

Иви не нуждалась во сне, но её наполовину биологический нейронный мозг требовал отдыха и иногда она входила в состояние, близкое к тому, что люди называли «полусном». Она осознавала всё, что происходит вокруг, но как бы через зыбкую призму сна. Но сегодня она не могла это сделать. Алиса давно и тихо дремала в постели а Иви стояла у окна, глядя на сверкающий вдалеке город. Земля… Почти такая же, какой она её помнила. Она не раз думала, что там происходит сейчас, но после их исхода Ментор прекратил всю связь с ней… У жителей Терры и Глории о тех временах остались лишь полузабытые сказки. Незаметно её мысли переключились на Илдарин. Что там произошло за те десять лет, что они были в полёте? Вдруг за это время появились новые, более совершенные корабли? Может быть, они уже открыли гораздо больше новых миров, чем они за весь свой полёт. Она прекрасно осознавала, как беззащитен их мир. Что они могут сделать, если Тарк найдёт их? Что противопоставят флоту? Неужели никто не предусмотрел какой-то защиты? Иви не раз думала об этом, но всегда вставала неразрешимая дилемма — наращивать боевую мощь или сохранять свой мир в чистоте. И люди неизменно выбирали второе. Не в этом ли состояло их испытание. Но зачем?

Как же сложно… Её считали совершенным интеллектом, но за все эти столетия она ни на сколько ни приблизилась ни к одному ответу и не нашла его здесь. Не слишком ли рано они заявили о себе и понадеялись на свои силы?

На Илдарине были те, кто не соглашался с полётом, говоря, что их мир ещё слишком хрупок, ратуя за то, чтобы все силы бросить на защиту. И она, та, кто должна была защищать этих людей, пошла на такую авантюру, а ради чего? Ради себя… Вновь захотелось увидеть и почувствовать бесконечную свободу. Это мог понять только тот, кто летал… А что в итоге? Команда распалась, они в плену и фактически служат своему врагу.

«Прекрасно сработано, Иви», — усмехнулась она про себя. Только теперь отступать некуда. Что же, посмотрим, куда приведёт это бесконечная череда глупых поступков… Но с другой стороны, если бы им дали выбор, разве они бы поступили по другому? Бросили бы они жителей Терры? Оставила бы она Алису? Конечно, нет! Наверное, с точки зрения Тарка, это было глупостью. Но Иви знала, что Изначальные поступили бы так же. В этом и была разница…

Тарк появился утром. Точнее раздался только звонок и его изображение возникло на экране. Лицо казалось усталым и озабоченным, совсем не тем, что вчера. Как ему это удавалось? Он просто копировал поведение людей или в самом деле мог ощущать такие эмоции? Впрочем, ей ли задавать такие вопросы?

— Я думаю, у вас было достаточно много времени, чтобы всё обсудить. Так что вы решили? — спросил он без предисловий, испытующе глядя на них.

— Согласны, но с несколькими условиями, — ответила Алиса, не отводя взгляда, как будто смотрела на хищника.

— Кто бы сомневался. Я слушаю, — недовольно сказал он.

— Первое, мы отправимся туда на «Фотоне». Его защитные системы куда надёжнее ваших.

— Неужели? — Тарк поднял брось. — Вы считаете, что ваши технологии могут тягаться с моими.

— Ну, — Алиса нарочито небрежно проговорила это, — когда я отстреливала ваши корабли, то мне показалось, что да.

Тарк проглотил завуалированное оскорбление.

— Второе, ты обязуешься прекратить войну на Терре и освободить их от протектората Глории, — продолжала она. — Прекратить опыты над гибридами людей и «теней». Вернуть Стефана и… — она чуть сбилась, — найти всё, что известно о Рэме. После того, как мы поможем, ты уйдёшь из этой системы и навсегда оставишь людей в покое.

— Неплохо! За одно хранилище вы решили выторговать всё, что можно! — делано усмехнулся он.

— Не просто за хранилище, а за то, что нужно тебе очень сильно, разве не так? — вступила Иви. — Решай. Сами вы никогда его не откроете и никакие угрозы не помогут! Ты даже не смог справиться с ним на Терре, что говорить про это!

Тарк долго молчал, опустив взгляд.

— Хорошо. Но на «Фотоне» будет мой отряд. Если что… Кто гарантирует, что вы не сбежите?

— Не в наших правилах бросать людей, — холодно сказала Иви. — Неужели ты ещё этого не понял?

Тарк едва заметно поморщился.

— Если вы сделаете глупость, помните — от вас зависят жизни людей на Терре. Любая выходка — и их поселения будут стёрты!

— Что-то пока это не очень получалось, — презрительно сказала Алиса.

— Надеюсь, вы всё поняли, — Тарк проигнорировал её слова. — Моё терпение не бесконечно. Вас проведут мои люди. «Фотон» находится на орбитальной военной базе, где вам будет предоставлено всё необходимое.

Он помолчал.

— Ваша задача — открыть хранилище и сделать так, чтобы оно пропустило меня и дало мне полный доступ. Тогда наш договор будет полностью исполнен.

Они покинули здание поздно вечером в сопровождении отряда солдат и под охраной бронетранспортёров, после чего их отвезли к космопорту Правительственного сектора, где они впервые вблизи увидели боевые звездолёты Глории. Это тоже явно было симбиозом человеческих и инопланетных технологий. И Иви с Алисой обменялись встревоженными взглядами.

На протяжении всего пути с ними тоже никто не обмолвился ни словом, скорее всего, такой был приказ. Тарк указал координаты места, где должен был быть вход в хранилище, но дальше им предстояло действовать самим.

Орбитальная база была над Глорией была огромна, такое впечатление, что здесь готовились к серьёзной обороне. Видя всю эту мощь Иви невольно подумала о том, что будет, если эта сила обрушится на Терру. А если на Илдарин? Что они смогут противопоставить этому? Ничего… Нужно во что бы то ни стало вернуться, предупредить родной мир о угрозе, которая расцвела в глубинах космоса… Но сначала им предстояло решить другую задачу.

Они миновали бесконечные доки и переходы, где стояли десятки кораблей и сотни катеров. Было ли это демонстрацией силы, которую хотел продемонстрировать своим невольным гостям Тарк? Скорее всего. Надо признаться, это производило впечатление. Но если он рассчитывал посеять страх, то у Иви и Алисы вместо этого возникло только большее желание отстоять свою свободу и свободу людей.

И вот «Фотон»! Каким родным он показался Алисе, какой долгожданной была встреча, как будто минуло не несколько дней, а несколько лет с тех пор, как она была на его борту в последний раз! Иви тоже ощущала что-то подобное. Наконец её разум получил доступ к разблокированным системам корабля, и они снова стали единым целым. Тарк или его учёные не смогли повредить бортовому компьютеру. Она невольно повеселела, усаживаясь в знакомое кресло, но тут же улыбка сошла с её лица, когда она увидела, кто вошёл в рубку управления. «Тени». Алиса вздрогнула и обернулась. Это были не те несчастные гибриды-полулюди, что они видели на Терре, и не те жалкие остатки этого народа, что обитали когда-то в их планетарной системе и сражались с первыми поселенцами. Нет, эти существа отличались, от них веяло ощутимой силой и мощью. Они прошли и встали полукругом, по периметру, опустив свои руки-щупальца. Матово-тёмные сферы на голове равнодушно блестели, отражая свет

— Не обращай внимания, — холодно сказала Иви Алисе. — Давай запустим корабль.

Конечно, она бы справилась и сама, но хотела отвлечь девушку и это подействовало. Прежде всего Алиса переоделась в привычную корабельную одежду а Иви между тем проверила состояние корабля. Надо отдать должное Тарку — «Фотон» был не повреждён. Она повсюду видела следы попыток взлома, но никакого серьёзного урона не было нанесено. Что же, это уже было хорошо. Корабль вздрогнул, освобождаясь от сдерживающих опор. Его никто не сопровождал и он взял курс на светящуюся яркую точку, которая выделялась даже на звёздном небе — Гайю.

Чтобы достичь планеты, им нужно было не более нескольких часов на внутрисистемных двигателях. Конечно же, они хотели добраться туда как можно быстрее и время тянулось долго. Алиса, посвежевшая и отдохнувшая после бассейна с водой Илдарина, села рядом с Иви, стараясь не смотреть на стоящих позади соглядатаев.

— Как ты… — начала было она, но её прервал сигнал входящей связи. Недоумённо пожав плечами, Алиса коснулась экрана и вскрикнула. На нём появился Стефан. Он выглядел потрёпанным, но целым и здоровым. Его лицо было уставшим, однако глаза смотрели по-прежнему.

— Я в порядке, — предупреждая все расспросы, сказал он. — Нам оставили передатчик и приказали связаться с вами. Боевые действия пока остановлены. Что у вас происходит?

Алиса и Иви, перебивая друг друга, коротко рассказали о произошедшем.

— А Рэм? — потемнев лицом, спросил Стефан.

— Не знаем, — коротко ответила Алиса, стараясь не показывать слёз. — Я надеюсь, что…

Все замолчали.

— Тиру цела? С тобой? — спросила наконец девушка.

— Да, — он чуть улыбнулся уголком рта. — Мне пора. Пока идёт перемирие, мы уйдём в надёжное место. Берегите себя. Надеюсь, мы ещё встретимся. Спасибо, вы дали всем надежду!

Экран свернулся в тонкую линию и погас.

— Что же, Тарк, по крайней мере, сдержал два своих обещания, — сказала Алиса. — Я… Всё в порядке, если я посплю?

— Конечно! — ободряюще дотронулась до её руки Иви. — Даже обязательно. Тебе нужно отдохнуть перед тем, как мы прибудем. Кто знает, что нас ждёт, — задумчиво добавила она.

— Хорошо, зови, если понадоблюсь, — кивнула ей Алиса и пошла в свою каюту, нарочито далеко обходя «теней», всё так же неподвижно стоявших на страже.

Пока «Фотон» шёл по системе Глории, Иви от скуки просматривала ещё раз всё, что учёные смогли узнать о планете, куда они направлялись, поскольку Тарк открыл им все архивы, но данных было настолько мало и таких противоречивых, что она, в конце концов, махнула на это рукой, решив, что разберётся на месте. Инструментов для исследований на «Фотоне» было более чем достаточно.

К Гайе они подошли через семь часов полёта. На орбите планеты, в отличие от остальной солнечной системы, было практически безлюдно, только висели над огромным шаром несколько станций, миновав которые, корабль начал спуск в полупрозрачную, будто перламутровую атмосферу гиганта.

Первое, что приводило в недоумение любого, кто бывал здесь — гравитация. По всем законам на подобной планете должно было быть не менее десяти G, но здесь она не превышала стандартной, почти как на Илдарине или Глории.

Как только они вошли в верхние слои атмосферы, корабль затрясло. Конечно Иви была осведомлена о электромагнитных бурях, как и о том, что далеко не каждый корабль мог миновать эту преграду. Но «Фотон» с честью выдерживал испытание. При пиковых нагрузках магнитное поле планеты было сравнимо по мощности со звездой.

Корабль трясло, как будто это был не стометровый звездолёт, а крошечный планетарный катер, Иви едва справлялась с управлением, поскольку порывы ветра были совершенно непредсказуемы и даже для неё было непростым делом лавировать между ними. Ближе к поверхности к этому прибавились электромагнитные разряды, но они «Фотону» были не страшны и звездолёт пошёл по пеленгу, прорвавшись сквозь слой облаков. Они сели на космодроме. Точнее, на огромной титановой площади, возвышающейся над поверхностью планеты, где находился единственный исследовательский центр. На Гайе происходили постоянные и непредсказуемые изменения магнитного поля, высоты коры и даже гравитации, так что такая станция, защищённая от большинства угроз, была пока единственным местом, где удалось закрепиться учёным Глории.

Как только они приземлились, Тарк вышел на связь. Изображения не было, они могли предать только звук и то он постоянно прерывался.

— Координаты места, где скорее всего находится вход, или, по крайней мере, видимая поверхность хранилища, высланы вам, — начал он без предисловий. — От базы туда идёт мост на антигравах. Будьте осторожны, он часто разрушается от аномалий! Над поверхностью Гайи не работают летательные аппараты, механизмы так же быстро приходят в негодность. Вам придётся идти пешком. На мосту установлены сигнальные маяки, они помогут ориентироваться. Насколько я знаю, ваша «плёнка» способна довольно надёжно защитить вас от аномалий.

— Хорошо, — сказала Иви, выслушав его. — Я надеюсь, наши договорённости в силе.

— Мои …… - он произнёс непонятное слово, — с вами не пойдут. Они не могут здесь находится и останутся на корабле. Я даю вам сутки, чтобы выйти со мной на связь и открыть хранилище. Мы установили там защищённую станцию, надеюсь, она ещё работает.

Сигнал прервался.

— Как же он любит этот приём, — через силу усмехнулась Иви, вспомнив события пятисотлетней давности. — Что же, идём, не будем тянуть время. Алиса, возьми насколько комплектов защиты, на всякий случай! И оружие. Я захвачу свою «лабораторию».

Так она называла небольшой походный комплекс, оборудованный всем необходимым для полевой разведки. Весил он около тридцати килограммов, но конечно для Иви это был не вес.

Девушка кивнула. На сборы не ушло много времени, к тому же их подгоняло то, что Тарк в любой момент мог отказаться от своих слов.

Когда они вышли из корабля, Алиса, несмотря на все тяжёлые события, невольно ахнула от восхищения. За платформой, где стоял их корабль, расстилалась бесконечная, до самого горизонта равнина, мерцающая тем же перламутровым светом, что и непроглядное небо, которое переливалось и фосфоресцировало. Время от времени то там, то тут от земли к небу на несколько мгновений протягивались ослепительные столбы света и исчезали во вспышке.

— Идём, — хмуро сказала Иви, заметив большой ангар и уходящие вниз конструкции. Где-то там были автоматические лаборатории.

Мост, о котором говорил Тарк, начинался тут же, уводя вниз, в сияние. Шириной метров десять, накрытый защитным куполом. Видно было, что его строили для техники, но видимо от этой идеи отказались и сейчас им предстояло идти по нему пешком. Земля дрогнула и к поверхности опять поднялся столб света.

— Что же, идём, — помолчав, сказала Алиса и они ступили на широкую металлическую поверхность. — Чем быстрее дойдём, тем лучше.

Иви согласно кивнула.

Алиса бросила последний взгляд на корабль и шагнула вперёд.

Почти сразу же, как только они немного продвинулись вниз, их обступила чуть мерцающая пелена тумана, в котором видимость резко уменьшилась и даже сенсоры работали с трудом, выдавая сообщения о помехах и ошибках. Никакой информации они так и не смогли выдать и Иви тоже в недоумении просматривала данные.

Ни о чём подобном она не слышала, да и Ментор тоже не говорил о таких вещах. Впрочем, он много чего не говорил. Иви прекрасно понимала, сколько артефактов во Вселенной осталось с древних времён, когда её исследовали первые цивилизации. Но Гайя отличалась от других хранилищ. Что на Марсе, что на Терре, да наверное и во множестве других мест хранилища и склады потомков Изначальных были надёжно скрыты и законсервированы. Но эта планета словно кричала о себе, громко заявляя о своей необычной природе. Зачем?

— Наверное потому, что это хранилище не открыть никому, — задумчиво сказала Алиса, когда Иви поделилась с ней своими мыслями. — Но в последнее время мне всё больше кажется, что это вообще ничего не значит и мы идём наугад…

Она сказала об этом и в прямом, и в переносном смысле. Дорога была по-прежнему затянута непроглядным туманом. Атмосфера планеты, по большей части, состояла из уже знакомых и известных газов, но были и странные химические соединения. Иви брала их образцы, надеясь, что сможет проверить их позже.

Немного помогало то, что на мосту через каждые сто-двести метров были установлены проблесковые сигнальные маяки, на которые можно было ориентироваться, потому что мост и в самом деле кое-где был обрушен. Глубоко внизу время от времени раздавался какой-то гул, земля сотрясалась и неподалёку вырывался очередной столб света, уходивший в небо, которое тоже отзывалось вспышкой.

— Как ты думаешь, что это? Есть предположения? — спросила Алиса, следующая за Иви в нескольких шагах позади.

— Пока ни малейшего, — та повернула к ней встревоженное лицо. — Скорее всего, это какие-то энергосистемы планеты. Кто знает, для чего она использовалась? Вполне возможно, это просто огромная батарейка.

Алиса хмыкнула.

— Здесь, по крайней мере, мы можем не опасаться быть подслушанными, — сказала она.

— Это точно, — чуть улыбнулась Иви. — Даже рядом наш сигнал едва проходит.

Действительно, стоило им отдалиться хоть немного и связь почти сразу пропадала, даже не смотря на то, что «плёнка» была готова и не к таким условиям. Но она работала на пределе и они понимали, что здесь её ресурс истратится намного быстрее. Планета была не просто опасна, она была непредсказуемо опасна. Алиса не представляла себе, целой каких жертв для людей и машин стоило построить этот космопорт и проложить дорогу. Тарк сказал, что до стен хранилища отсюда около десяти километров. Совсем немного в нормальных условиях и очень много здесь.

«А что, если ничего не откроется? — думала между тем Алиса, стараясь ступать след в след за Иви и полагаясь больше на неё, чем на приборы, — Кто вообще может сказать, что будет, если я попытаюсь открыть хранилище? Тарк фанатично верит в нас — последний его шанс. Сам-то он понимает, насколько безумны его попытки? Хранилище просто не пропустит его, так что он пытается добиться? Неужели и правда думает, что я смогу ему приказывать?»

Она посмотрела на идущую впереди Иви. Та ступала твёрдо и осторожно, обходя трещины в металле.

Алиса вдруг подумала, что самым лучшим вариантом было включить двигатель и исчезнуть из этого мира, что ими просто пользуются и конечно Тарк никогда не отпустит их. Но что оставалось делать? Она не сомневалась ни секунды, что сбеги они и Терру бы в отместку стёрли с лица Галактики.

Мост то был ровным, будто недавно построенным, то начинали идти почти старые развалины, причём эти секции были совсем рядом друг с другом. Перед одной из них они остановились.

Абсолютно новый, ровный металл резко сменял старым, будто он простоял тут миллионы лет.

— Что? — встревоженно спросила Алиса, остановившись.

— Ничего не смущает? — кивнула Иви на эту линию.

— Еще как. А что ты предлагаешь?

Вместо ответа Иви достала из своего набора небольшую пластиковую пробирку и бросила её вперёд.

— Что ты… — начала Алиса, но Иви её остановила.

— Пока не знаю, давай подождём.

Они постояли несколько минут. На пробирке появились сначала бурые пятна а потом она рассыпалась в пыль.

— Ну и… это может быть от местной атмосферы, — неуверенно сказала девушка.

— Возможно, — задумчиво сказала Иви. — Только вот…

И она показала другую, точно такую же пробирку, которую всё это время прятала в руке.

— Что это значит? — Алиса расширенными глазами посмотрела на неё. — Ты думаешь о том же, о чём и я?

— Темпоральные искажения. Время там идёт значительно быстрее. Ефремов предсказывал такие штуки, но я никогда не предполагала, что такое возможно на планете…

— И что делать? Как думаешь, эта… аномалия исчезнет?

— Понятия не имею. Давай лучше отойдём подальше, — сказала Иви. — Будем время от времени, если тут уместно такое выражение, проверять дорогу. Условия здесь меняются очень резко и вполне возможно через какое-то время мы сможем пройти.

Оставалось только ждать. Без моста пройти было невозможно. Алиса понимала, что каждый час только усугубляет положение, но что они могли сделать. Иви бросала пробирки одна за другой и наконец крикнула:

— Скорее!

Задремавшая было Алиса, сидя у стенки моста подскочила к ней.

— Эту пробирку я бросила пятнадцать минут назад, и только сейчас она начала темнеть. До нормальной секции моста около двухсот метров. Бежим?

Алиса быстро кивнула, боясь, что может передумать. Но лучшего момента нечего было ждать.

Она побежала так быстро, как не бегала даже на соревнованиях, когда проходили всепланетные состязания, миновав это расстояние едва ли не за пятнадцать секунд и пришла в себя только на чистой стороне моста.

— Ну что же, — сказала Иви, — по нашим локальным часам миновало…

Алиса вызвала на внутренний экран часы. Короткая для них пробежка заняла во внешнем мире почти семь часов.

— Могло быть намного хуже, — бодро сказала она, стараясь отдышаться. — Идём, кто знает, что будет впереди.

В чём была причина этой аномалии они, конечно, не знали.

Остальной путь прошёл на удивление спокойно и когда, по подсчётам Иви, они прошли почти восемь километров, впереди загорелось сразу несколько маяков и они увидели бескрайнюю металлическую стену, покрытую рельефом. Перед ней заканчивался мост и на его последней секции лежали груды металла — бывшая техника, которой учёные Тарка видимо пытались открыть хоть какой-то проём, но безуспешно. Огромные энергоустановки, буры — всё это уничтоженное временем. Сколько же труда и сил было в это вложено?!

— Передатчик, — сказала Иви, указывая на куполообразную установку около предполагаемых ворот. — Давай попробуем включить её.

Они раздвинули механические створки. Внутри был установлен мощный передатчик который имел широкий диапазон частот. Иви активировала систему и гудение энергосборника дало понять, что она работает.

— Хорошо, попробуем пробиться через атмосферу, — сосредоточенно сказала она, настраивая приборы. Передатчик должен был послать прямой сигнал на орбитальную станцию, откуда связь была уже безпрепядственной.

— Вы дошли? — раздался его голос, как только прошло время, необходимое для преодоления сигнала.

Иви коротко сказала о темпоральной аномалии. Тарк не удивился.

— За все эти годы мы сталкивались с множеством непредсказуемых ситуаций там, — сказал он. — Хорошо, приступайте к открытию. И вот что ещё… Иви, мы сканировали тебя, твою память. Да, ты прекрасно зашифровала все важные данные, но в одном ты просчиталась. Ты видело небо Илдарина. Знала бы ты, какие мощности я пустил на то, чтобы найти местоположение вашей системы, но я это сделал. Мой корабль уже отправляется туда. Поэтому не вздумайте хитрить. Любая попытка обойти меня грозит вашему миру полным уничтожением. Ты думала, всё будет так просто? Хотела одурачить меня, получив хранилище в свои руки? Неужели ты настолько наивна? У вас осталось мало времени. Через пятнадцать часов я должен получить полный доступ к хранилищу. Иначе… Так что не теряйте драгоценные минуты.

— А где гарантии, что это правда? — сказала Иви нарочито спокойным голосом.

— Ну нет ничего проще. Откройте графический терминал.

Иви отодвинула тяжёлую металлическую панель и под ней оказался небольшой полевой монитор, закрытый защитным стеклом.

— Передаю координаты, — раздался голос Тарка. — Узнаёшь?

— Тварь! — Иви ударила по передатчику так, что на сверхпрочном металле осталась вмятина.

— Как вижу, ты мне веришь, — спокойно проговорил он. — Так что не будем тянуть время.

Связь прервалась.

Алиса широко раскрытыми глазами смотрела на неё.

— Нужно открыть его! Это единственный шанс.

— Кто мог подумать о таком? Если весь этот флот вторжения совершит прыжок к Илдарину… Им нечем будет ответить!

— Тогда давай не медлить, — Алиса выбежала из-под купола ретранслятора.

Вход внутрь, если это был он, имел явные очертания полукруглой арки, похожей на то, что Иви видела на Терре, только значительно больших размеров. Створки смыкались в нескольких десятках метров над ними.

Снова дрогнула земля и ещё они столб света сверкнул совсем неподалёку от них.

— И что тут можно сделать? — растерянно сказала Алиса, после того, как коснулась створок. Но они никак не отреагировали.

— Пробуй! — настояла Иви, осматриваясь вокруг. — У нас нет другого выхода!

Она провела рукой по стене.

— Мы не можем вернуться. От нас слишком многое зависит. Ментор дал нам координаты, значит он знал, что у нас получится. Он знал, что кровь Изначальных в вас даст эти возможности. Алиса, пробуй! Хранилище не повреждено, оно работает, оно должно услышать и открыться тебе! Неужели эти древние ИИ настолько тупы и несамостоятельны, что не понимают, зачем мы пришли?! Мы рискуем всем Илдарином! Дайте нам ответ! — вскричала вдруг Иви. — Сотни лет мы следуем за вашими безумными, туманными подсказками, идём вслепую.

Она стояла, сжав кулаки.

— Иви… — Алиса осторожно подошла сзади.

— Я всю свою жизнь хочу узнать кто я. Что за слепок был на той стене, для чего я была нужна. Для чего и кто меня создал? Нигде я не могла найти ответы. Это мой шанс! Хранилище на Терре ничего не смогло сказать Рэму, но здесь! Вдруг здесь есть ответы! Алиса, прошу! Ради меня и нас всех, пробуй. Если оно не откроется тебе, то ради чего всё это было?

— Хорошо, — тихо сказала Алиса и подошла к ней вплотную. — Помнишь то, что рассказывала нам? Как Ефремов попал к Ментору? Как Рэм открыл дверь? Оно не воспримет нас через защиту, значит я должна отключить «плёнку».

— Это крайне опасно! Попробуй обойтись без этого.

— Но оно не откроется иначе, — настаивала Алиса. — нужно подтверждение, в этом и смысл. Оно считает наше… ДНК, или что-то ещё, я не знаю.

Иви молчала несколько секунд.

— Хорошо. — сказала она наконец, решившись. — Но для тебя это крайне опасно. Задержи дыхание, приложи руку и сними защиту, но только на мгновение, слышишь! И тут же верни обратно. Тебе надо продержаться только мгновение, потом «плёнка» удалит все токсины или…

— Знаю не хуже тебя, — через силу улыбнулась Алиса.

Она не думала о том, что будет дальше. Сдержит ли Тарк своё обещание, если они передадут ему доступ в случае успеха? Что ему стоило захватить и родину? Но разве можно было просто уйти сейчас?

Иви встревоженно смотрела на неё.

— Ничего, — сказала Алиса, — всё в порядке.

Она коснулась стены и отключила защиту.

— Включай! — Иви кинулась к девушке, когда та упала без сознания у самых створок. Которых, впрочем, уже не было. Вместо них открылся тёмный провал, но сейчас это волновало Иви меньше всего. Надеясь только, что они не появятся снова, она вцепилась в Алису и втащила её внутрь и он закрылся за их спинами…

— Ты жива? — Алиса услышала встревоженный далёкий голос Иви и резко выдохнула.

— Наконец-то! Ты пролежала без сознания несколько минут, но аптечка спасла тебя, — Иви приподняла её голову. — как же ты меня напугала…

— Это было очень неприятно, — Алиса попыталась улыбнуться. — Мы… уже внутри?

— А где же ещё, — проговорила Иви, включая свет на полную мощность.

Они находились неподалёку от стены, через которую вошли, в огромном тёмном зале. Он уходил высоко вверх и в стороны, кое-где отражая свет. Ровными рядами в бесконечную даль уходили циклопические колонны.

— Куда же нам теперь идти? — растерянно сказала Алиса, глядя на показания сканеров, но они молчали.

— Странно, это место выглядит совсем не так, как остальные хранилища, — проговорила Иви. — Давай двинемся дальше, всё равно это единственный вариант.

Они прошли несколько сотен метров, когда услышали шум. Они машинально посмотрели на сканеры, но там по-прежнему ничего не было.

Они двинулись дальше, в глубь колоссального строения и по прошествии какого-то времени Иви заметила едва видимое свечение от колонн а позже его увидела и Алиса.

— Это хороший знак, значит нас заметили, — проговорила она, хотя не была уверена в своих словах.

Рэм как-то смог активировать то хранилище, а что делать здесь? Иви не понимала, как действует эта система. Если она впустила их, значит чувствует, что им нужно? Или это просто обычная дверь, которая отозвалась на Алису?

Свечение вскоре стало сильнее настолько, что его уже можно было заметить невооружённым взглядом. Где-то в глубине нарастал гул и ощущение будто перед грозой, когда в воздухе собиралось электричество, готовое вот-вот перерасти в грозу.

Рокот нарастал, цепочки огней пробегали по стенам и колоннам бесконечного зала, но они по-прежнему не знали, куда им идти. Всё вокруг было одинаково-безликим. Вполне возможно, это эти циклопические конструкции тянулись на всю планету. Рэм нашёл систему быстрого перемещения, но здесь ничего подобного Иви не видела. Им оставалось только идти вперёд.

Становилось всё ярче и Алисе пришлось затемнить «плёнку».

— Что делать дальше? — обернулась она растерянно к Иви и в этот момент свет ослепительно вспыхнул.

Оно пробудилось от спячки, в которой прибывало миллионы и миллионы лет с тех самых пор, как хозяева покинули эту планетарную систему. Излишки энергии, которые раньше просто сбрасывались в атмосферу, понадобились сейчас в полном объёме. Сторонние наблюдатели, которые могли бы сейчас видеть планету со стороны, заметили бы, как она зажглась мириадами молний, а электромагнитное излучение от неё пронеслось по всей системе.

Оно дождалось их возвращения.

Глава 14

— Это невозможно, — сказал Дик, качая головой. Они начинали этот разговор уже не первый раз и ему никак не удавалось переубедить упрямца. — Ну ты просто не выйдешь дальше первого периметра, пойми. Основные туннели заблокированы вышками, в мелких — твари, которые разорвут любого.

Рэм сидел, сжав кулаки. Остальные сидели поодаль. Небольшие полосы огней тускло светили сверху, давая совсем немного света в этой непроглядной тьме планеты-тюрьмы. Шёпот отражался от стен.

— Дик правильно говорит, — подал голос невысокий кряжистый рабочий, имя которого он не знал. — Тебе хорошо говорить, а нам голову снесут сразу.

— Не снесут, если я отключу передатчики, — сквозь зубы сказал Рэм, уже понимая, что они не согласятся. Нельзя сказать, что он не понимал этих людей. А что ещё оставалось делать?

— Тебе хорошо говорить, — снова повторил он.

— А что, лучше сидеть здесь? — Рэм демонстративно провёл рукой вокруг и заключённые словно снова впервые увидели своё обиталище — бесконечную пещеру-кузницу, едва освещаемую далёким светом по периметру. — Вы это боитесь потерять?

— Хорошо, — потерял терпение Дик, привстав. — Как ты собираешься отключить передатчики? Ты понятия не имеешь, возможно ли это вообще сделать! Наверное, ты не один такой умник, многие пытались бежать!

— Но все они были с передатчиками! — возразил Рэм.

— Да услышь ты меня! Это тут дронов мало, жилые бараки их не интересуют! Но в здание завода ты не пройдёшь! А на поверхность — тем более!

— Тут хоть сколько, да протянем, — проворчал кто-то, — чем лезть на рожон.

Рэм поднялся. Стряхнул с себя каменную крошку.

— Тогда я пойду один, — сказал он негромко.

— Прямо сейчас? — спросил Дик. Он опустил взгляд, покусывая губы. Не хотелось ему отпускать этого человека. Но и идти с ним — чистая глупость.

— Ничего не изменится, пробудь я тут хоть год, — мрачно ответил Рэм. Он предполагал, что так всё и будет, но всё-таки было жаль.

За эти дни он изучил устройство из подземной тюрьмы — больше здесь занятий не было. Впрочем, честно говоря, изучать особо было и нечего. Эта искусственная пещера, окружённая по периметру системами защиты, в центре которой находилась плавильня. Туда привозился металл, выплавлялись конструкции, которые тут же забирали погрузчики. Бесконечный конвейер…

Сирена была небольшим заброшенным мирком на самой окраине этой системы. Но высокое содержание металлов в её коре сделали планету идеальным местом для добычи и постройки звездолётов, как только люди освоили ближний космос в только что заселённой системе.

С того времени прошло много лет и до сих пор практически все звездолёты Глории строились на её орбите. Отдельные детали собирались под землёй усилиями десятков тысяч рабочих и заключённых, доставлялись на поверхность и собирались уже там из готовых деталей. Небо над Сиреной было, по сути, тоже одной гигантской космоверфью, тщательно замаскированной от наблюдения, а подступы к планете надёжно блокировали патрульные корабли. Система Глории вообще была закрытым пространством для полётов, свободой пользовались только правительственные и корпоративные военные корабли, а для остальных было несколько десятков стандартных маршрутов.

Заключённые узнавали новости редко, в основном от новичков да иногда от охранников. Попадались и здесь такие, которые по крайней мере не издевались над заключёнными и с кем можно было перемолвится парой слов. Все эти слухи бережно собирали и составляли единую картину мира снаружи. Многие люди здесь были заключены годами без какого-то права на помилование, хотя у большинства «вина» была одна — протесты против тирании Альянса.

Рэм ощущал себя с каждым разом всё более погружавшимся в грязь этого мира. Сложно было бы представить ему раньше, как вообще может существовать такое общество. По всех социальным законам оно давным-давно должно было разрушить себя, как когда-то земное. Но здесь тирания Альянса была ещё сильнее.

И вот сейчас он пытался уговорить этих людей на миссию, которая была заранее провальной. Он это знал, и они знали. А что ещё оставалось делать?

«А ты готов рисковать их жизнями?» — спросил он себя.

Как же ему сейчас не хватало «плёнки»! «Впрочем, — подумал он, грустно усмехнувшись, — это было бы слишком легко. Нет уж, покажи всё, на что ты способен сам… Хорошо быть под защитой Иви и оружия, а тут…»

Выйти за пределы периметра для него было бы несложно. А что дальше? Периметр был только для людей с вживлёнными датчиками. Как понял Рэм, это были не просто встроенные чипы а наночастицы. Их нельзя было отключить или убрать, так что охрана находилась в полной уверенности, что сбежать отсюда невозможно. В целом, так оно и было, если бы не неучтённый фактор в виде Рэма. Но неужели сюда раньше не попадали другие беглецы? Или слишком боялись возмездия и поимки?..

Бараки, где жили заключённые, окружали плавильню. Здесь стояли служебные помещения, где люди и жили и ели и проводили всю жизнь. Впрочем, недолгую. Тех, кто больше не мог работать наверху, отправляли сюда, как расходный материал. Зачем тратиться на дорогостоящих роботов, когда их можно было заменить бесконечным потоком заключённых? Тут были люди не только с Глории, но и с других планет, даже с Терры. Рэм благоразумно ничего не говорил им.

Эти люди делились с ним своими и без того малыми крохами еды, скрывали его во время проверок и он был обязан хоть чем-то отплатить им. Казалось бы, всего-то они провели вместе лишь несколько суток, но увиденное здесь поразило Рэма до глубины души. Всё то худшее, что несла тирания Земли, здесь усилилось многократно, поддерживаемое высокими технологиями. При мысли об этом у него сжимались кулаки. Какими же сильными они казались себе на Илдарине, когда отправлялись в путь. Перед ними была открыта вся Вселенная. И что они нашли? Воплощение того же врага и той же диктатуры, что веками угнетала людей и раньше. Неужели человечество снова и снова повторяет свои ошибки?

Он не мог больше оставаться безучастным. И знал, что Стефан, Алиса и Иви тоже делают всё, что от них зависит. Пусть они всего лишь песчинки в этом мире, но они пойдут до конца… Поступить по-другому сейчас ему просто не позволяла совесть.

— Мне придётся уйти, всё равно рано или поздно меня найдут, это дело нескольких дней или недель, — сказал он. — Так что… И тогда накажут и вас.

Он обвёл стоящих вокруг людей глазами.

— Если я смогу что-то сделать, чтобы помочь вам, будьте уверены, я не забуду…

— Там увидим, — проворчал Дик, пряча глаза.

Снарядиться Рэму было нечем, с завода вынести что-либо было невозможно, за этим бдительно следили охранные системы, так что ему пришлось отправляться с тем, что есть. Он соорудил только короткую увесистую дубинку из сервопривода своего бывшего скафандра. Скудная электроника там была разбита, а больше ничего, что могло бы пригодиться, не было.

Он скомкано попрощался с оставшимися. Кто-то желал удачи, кто-то отворачивался. Рэм понимал, что никто не верит, что он сможет что-то изменить или даже выжить. Он и сам не верил.

Рэм понимал, что скафандрами их снаряжали не просто так — атмосфера здесь была пригодна для дыхания, но ядовита. Частые выбросы газа были постоянной угрозой. В пещере поддерживалась более-менее пригодная среда, но что будет дальше? Кто знает…

Украдкой прокравшись мимо первого периметра — высоких металлических полос, которые отслеживали заключённых по датчикам, он шагнул в темноту пещер, которые вели туда, куда увозили готовые детали с плавильни. Его зрение было острее, чем у местных и позволяло обойтись без света, что здесь было очень кстати.

Редкие дроны пролетали мимо, пока Рэм прятался в нишах, но его никто не обнаружил. Судя по виду, это были рабочие, в задачу которых не входило наблюдение за заключёнными.

Большой конвейер, идущий от плавильни, проходил через пост охраны, но другие туннели — наполненные тьмой, узкие, не охранялись, их было слишком много, планеты была изрыта вдоль и поперёк за столетия безудержной экспансии. Он протиснулся в один из них, где ему пришлось несколько сотен метров практически ползти. Теперь он понимал, почему только плавильня охранялась так тщательно. Никто из заключённых, измученных, слабых, не смог бы преодолеть этот путь. Воздух тут так же был пропитан чужеродными газами и только его организм справлялся, но Рэм не представлял, сколько он сможет так выдержать. Их тела — последствие многовекового генетического отбора вкупе с достижениями медицины и прививками, дающими защиту практически от всех болезней, значительно повышающие потенциал и сопротивление организма были невероятно сильны и выносливы, но и они имели предел. Значит, надо двигаться быстрее! Где-то здесь должны быть посты охраны, жилые корпуса!

Через пару часов туннель немного расширился, выведя в небольшую полость и далеко впереди показался слабый свет, но тут Рэм услышал позади какой-то шорох. Рэм уже слышал какой-то шорох, но списывал это на камни. Он обернулся моментально, но ничего не увидел. Это был явно не дрон и уж точно не охрана и он вдруг вспомнил рассказы Амита о тварях, обитавших под землёй. К плавильне они не приближались. Наверное, их отпугивал свет или дроны, а здесь…

Кто бы ни был там, в темноте, но он пока не нападал. Рэм слышал его дыхание, или что-то похожее — какие-то едва заметные шипящие звуки. Шорох не прекращался. Он шёл то с одной, то с другой стороны, отражаясь от стен пещеры. Рэм осторожно поднял руку с металлической дубинкой, приготовившись для удара.

Существо не отреагировало. Оно должно было отлично видеть в темноте, намного лучше Рэма или ориентироваться по запаху. В любом случае, оно имело неоспоримое преимущество здесь, в своей среде обитания. Кто знает, сколько заключённых сгинуло вот так, в этих туннелях?

Шум послышался уже ближе и он мельком увидел в темноте, словно на плоской серой поверхности очертание какого-то тела — ростом с большую собаку, передвигалось оно, кажется, на четвереньках и тут же исчезло за камнями. К счастью, пока оно было одно. Рэм осторожно стал двигаться спиной к далёкому источнику света и выходу из этой пещеры. Кто знает, возможно он отпугнёт тварь, если у неё есть зрение. Но до него было ещё очень далеко, а существо явно не собиралось отступать. Рэм опасался поднимать шум. На него бы точно могли среагировать случайные дроны. Вряд ли они есть здесь, но нельзя было рисковать. Так что ему теперь оставалось только рассчитывать на свои собственные силы, которых этот мир отнял уже немало. Бои на Терре, тяжёлый путь сюда, заключение… Он был уже не тот, что прежде. Смешно было вспомнить сейчас самого себя месяц-другой назад — наивный мальчишка, с надеждой смотрящий в глубину открытой ему Вселенной. Сейчас он чувствовал себя так, будто искупался в мерзкой, зловонной луже. И вдруг подумал о том, как тяжело ему будет на Родине, если он вернётся. Как жить дальше, зная, что здесь людей не считают ни за что? Что ни годами, столетиями живут так, не видя никакой надежды впереди?

«Вернуться бы сначала», — оборвал он себя, сжимая трубу и возвращаясь к настоящему. Существу, видимо, тоже надоело ждать, и если бы не слух и реакция Рэма, он бы уже погиб. А так смог увернуться от промелькнувшей в темноте полосы и со всей силы махнул рукой, но тень снова мелькнула. Мимо! Ещё раз — и теперь он почувствовал удар, следом за которым раздался тонкий, пронзительный визг — Рэм попал в цель, но враг не сдался. Шипя что-то, он кружил вокруг, но так открыто нападать уже боялся, понимая, что ему достался не простой соперник. Рэм тоже не спешил.

— Пошёл вон! Ну! — он подобрал и кинул наугад камень, но человеческого голоса оно явно не боялось. Он вспомнил, как его предупреждали о том, что эти существа нападали на заключённых и как они наткнулись на остатки брони там, наверху в туннелях. Если оно настолько сильное, что же медлит?

Шорох теперь послышался с другой стороны — его явно окружили. Так вот в чём дело, эти существа предпочитали охотиться стаей! И судя по всему, этот, первый, был только наживкой, загонщиком, отвлекающим его, пока подошли остальные. Рэм чувствовал по звуку, что остальные значительно больше того, что напал на него. А значит оставалось только бежать. Он рванулся изо всех сил и стая зашипела ему вслед. Он не знал, сколько этих существ было позади него, но прекрасно понимал, что они живут тут всю жизнь и шансов оторваться нет практически никаких. Конечно же и их зрение было несравнимо острее. А может, они ориентировались только на запах. Как бы то ни было, эти существа постепенно догоняли. Скорее всего дома Рэм бы оторвался от них, но сейчас он не был на это способен. Почувствовав прыжок ближайшей твари, он развернулся в прыжке и всей силой сжатого кулака с трубой нанёс удар. Что-то хрустнуло и тень отлетела к стене. Он приземлился, готовясь отбиваться, но нападения не было. Они стояли совсем рядом, Рэм чувствовал это. Что же произошло?

Он почти видел их сейчас — высокие, на четырёх лапах, покрытые гладко-блестящей шкурой. Удивительно, как они могли двигаться так тихо. Но что дальше?

Они по-прежнему не издавали ни звука, а Рэм всё так же стоял, сжав кулаки. Испугались, что он убил сильного члена их стаи или что-то ещё? Он шагнул назад. Стая не двинулась.

Что-то изменилось. Перед его глазами мелькнула яркая вспышка света, но это был не вражеский удар! Золотистые искры закружились перед его глазами и он упал на колени, но стая всё равно не нападала. Это сеть! Он не имел понятия, что произошло, но он явно почувствовал её снова. Только теперь ощущения изменились, они были совсем не такими, как в прошлый раз. Если тогда, после Терры, она ослабела и почти не чувствовалась, то сейчас поток информации снова настиг его, оглушил, заставил упасть.

Стая не двигалась. Сейчас, когда он был беспомощен, они могли бы сделать с ним что угодно, но стояли на месте. Сквозь мелькание искр он видел их силуэты, зрение обострилось донельзя.

Рэм ощущал сейчас всё, что происходит вокруг. Он чувствовал, что Алиса где-то совсем недалеко, всего лишь в нескольких сотнях миллионов километров, это такие пустяки, стоит только потянуться мыслью — и ты уже там. Как же слаб он был раньше! Как вообще могло выжить это хрупкое тело, которое не умеет мгновенно перемещаться в пространстве, которому нужен воздух, вода. Он мог сейчас всё — дотянуться куда угодно, сделать…

Он лежал на жёстких камнях, хватая губами воздух. Всё, что он только что ощущал, оставило лишь слабый след и смутные воспоминания. Но сеть, её присутствие осталось. Он ещё не осознавал, но что-то изменилось в мире и в нём.

Существа ждали. И только одно из них, небольшое, подошло и рука Рэма коснулась жёсткой, маслянистой на ощупь шкуры. И он увидел…

Они всё помнили. Где-то в глубинах мозга дремала их генетическая память, в которой запечатлелось… Их прибытие… Сотни кораблей, странных, угловатых, предназначенных точно не для живых существ, а для перевозки груза. Планета, имеющая ещё атмосферу, которая была перегнана сюда, в эту солнечную систему. Миллионы людей… Нет, не людей! Но всё равно живых, разумных существ, которые выходили на поверхность нового, негостеприимного мира под далёким, холодным солнцем. Они стояли на четырёх лапах, устремив большие тёмные глаза к звёздному небу, а из кораблей выходили всё новые и новые их сородичи… Проносились узкие серые хребты, чахлая растительность, редкие струйки воды. За что их?..

Наказание, страшное, невозвратное, за то, что напали, нанесли удар в спину тем, кто считал их своими друзьями. Слабая раса, только пару столетий назад вышедшая в космос, но умная, любознательная, была с радостью принята в союз миров Потомков — тех, кто бережно хранил память об Изначальных. Но польстившись на уговоры и подкуп они выкрали данные систем защиты Галактического центра, где находились опорные базы и началась война.

Потомки, обычно мягкие и снисходительные, здесь не простили и не забыли. Сотни горящих планет под ударами вражеских полчищ не дали им забыть. И преступники были сосланы сюда навечно. Под холодное солнце. У них были изъяты все технологии, а одно из последних великих хранилищ на соседней планете не допустило бы бегства. Заключение длинною в вечность…

Корабли уходили. Остатки некогда большой расы остались одни. Они уже не узнали, чем закончилась война, не узнали о том, что именно их предательство послужило началом конца Потомков.

Потерявшие всю свою культуру, знание, технологии, они стали выживать. Ушли под землю, почти утратив свой разум за долгие сотни тысяч лет, превратились практически в животных. И вот… Далёкая память, которую изгнанники несли в себе, откликнулась, толкнулась в Рэме. Он отдёрнул руку.

Существо отступило. Оно уже не могло мыслить, как их далёкие, разумные предки, но оно не было и животным. И что-то в глубинах его мозга тоже вспомнило. И ощутило ту далёкую, непонятную силу, с которой его древние предки когда-то сталкивались. Но это сила не была злой. Она была невероятно манящей, отвергнутой когда-то. И они потянулись к Рэму.

Эти существа не были виноваты. Они давным-давно искупили свою вину. Почему их бросили сюда, за что страдали все последующие поколения? За ошибку, которую совершили их невообразимо далёкие предки?

Наступила тишина, но Рэм ещё чувствовал отголоски их мыслей.

— Мне нужна ваша помощь, — сказал он. Рэм понимал, что они не воспринимают речь, но так было проще. Однако он знал, что его слышат. — Вы пойдёте со мной. И поможете.

Стая зашумела. Поняли ли они хоть что-то или это было только велением сети, которая воздействовала и на них? Рэм не знал. Но сейчас это было и неважно. Он повернулся и побежал к свету, слыша за собой шорох сотен лап…

Туннель не охранялся. Не от кого его было охранять. Большая арка врат с постом охраны надёжно защищала проход. Сэм не помнил, чтобы когда-нибудь заключённым удавалось отсюда бежать. Да и куда? Периметр был надёжен, тёмные твари тоже не пропускали никого. Служба тут, на Сирене, была скучной, нудной, но хорошо оплачиваемой. Полгода здесь, три месяца дома. Зато платил Альянс так, что хватало на всё. А работа была непыльная. Они изредка делали рейды, но это было лишь формальностью, дроны следили за порядком, а от заключённых хлопот не было. Так что Сэм проводил время, пялясь на монитор с очередным сериалом. Он лениво взглянул на экран радара и едва не подскочил в кресле — сканер показывал сотни приближающихся сигнатур. Но через эти туннели двигался только груз и роботы-рабочие. Тогда что это было? Явно не машины. Но и заключённые не могли пройти сюда! Он потянулся к комму и замер с открытым ртом. Из темноты туннелей на площадку перед конвейером выскочили десятки или даже сотни существ — чёрных, быстрых. Они разбегались от света, карабкались по балкам, а вслед за ними вышел человек. Сэм уже было нажал сенсор, но одна из чёрных тварей выбила прочнейшее карбонитовое стекло, влетев в кабину. Он трясущимися руками выхватил короткоствольный излучатель, сжёг тварь, но они уже лезли со всех сторон. Чёрные когтистые лапы разодрали защитный скаф, добрались до горла, выбили оружие и… остановились.

В открытом люке стоял человек. Тот самый, что вышел с ними из туннелей. А они… они не трогали Сэма. Только едва слышно шелестели и смотрели на него своими огромными глазами.

— Ответь на вопросы и останешься жив, — проговорил Рэм, чуть ли не с жалостью глядя на этого охранника, который ещё мгновение назад и не подозревал, что его ждёт.

Тот быстро закивал.

— У тебя есть коды доступа, чтобы пройти дальше? И что нас ждёт впереди?

— Там сборочные цеха, — заторопился Сэм, с ужасом глядя на когтистую лапу в нескольких сантиметрах от него. — Там делают корпуса для звездолётов и поднимают на поверхность, где проходит сборка. В нём тысячи солдат и рабочих, вам не пройти! Там системы защиты! Доступа у меня к ним нет!

— А у кого есть?

— Я… я не знаю! Правда! Я… я могу дать только ключ-пароль к первому посту, — заторопился он.

— Годится. Где можно отключить системы охраны и кто контролирует заключённых? — продолжал Рэм.

Несмотря на весь ужас и абсурдность ситуации и сковывающий страх, Сэм едва не рассмеялся.

— Ну ты даёшь. Это может сделать только комендант!

— Где он?

— Первый сектор. Это самый центр тюрьмы. Я покажу путь. Но там лифты, охрана, туда не пройти!

— Посмотрим, — мрачно сказал Рэм. Его восприятие сети улучшалось, он чувствовал больше, чем когда-либо. Что же изменилось в мире? И в нём? Но об этом подумать после. Он понял, что слишком долго молчит и спрыгнул вниз, как только Сэм трясущимися руками нажал сенсор открытия периметра. Чёрные существа тут же исчезли, будто их и не было.

Сэм поднёс руку к горлу и разорванной броне, будто не веря, что всё это произошло на самом деле. Поднять тревогу он не решился.

Стая вылетела к Первому сектору через час. Здесь начинался сборочный цех. Туннель выходил к огромной пещере, над которой сновали роботы-рабочие, слышались голоса охранников, люди и машины перевозили грузы и стоял неумолчный гул. Удивительно было видеть это после непроглядной темноты и тишины пещер. Он поморгал, привыкая к свету. Окружённый стеной по периметру это был настоящий город под землёй. Как только они подошли ближе их заметили. Дроны сорвались с верхушек охранных башен и чёрные существа бросились врассыпную, уже зная, как опасны эти машины. Они не могли выдержать их выстрелы, но были значительно быстрее неповоротливых дронов. Зато они быстро сообразили, куда следует нападать, и прыгали прямо на спины роботам, нанося удары в слабо защищённые места. Дроны, предназначенные для слежки и расправы над безоружными людьми, мало что могли противопоставить этому. Тем не менее, каждый их выстрел был абсолютно точен и чёрных неподвижных тел становилось всё больше.

Рэм между тем, пока его новые союзники отвлекали на себя дронов, буквально взлетел на ограждение и увидел огромную площадь под сводом пещеры, уходящую до горизонта. Большие платформы то и дело уходили вверх, нагруженные готовыми деталями. К стене уже мчалась охрана в подкрепление к дронам. Но существа не собирались отступать. Их разум, пусть и слабый, за многие сотни тысяч лет стал хитрым и изворотливым. Они рассыпались по сторонам, перемахнув через стену и зигзагами понеслись вперёд, навстречу охране. Вот уже первые из солдат упали под их натиском. Рэм между тем добежал до них, подхватил оружие, но подлетали всё новые и новые дроны. Он сбивал их выстрелами, и попытался передать чёрным, чтобы они не рисковали зря и бежали в сторону зданий, возвышавшихся в центре города-завода, надеясь, что хоть кто-то из его союзников уцелеет.

Им повезло, что охрана не ждала ничего подобного, скорее всего, за все годы, с тех пор как здесь была построена тюрьма, тут не было никакого сопротивления.

Когда они прорвались внутрь, заблокировав наружные ворота, в живых осталось не более трёх десятков существ, но внутрь не могли попасть дроны, а солдаты с оружием были слабыми противниками для них.

— Где командование? — рявкнул Рэм, прижав одного из них к металлической стене.

Двое других подбежавших солдат стояли, не опуская оружие, но и не решаясь стрелять, пока множество чёрных тел было на расстоянии прыжка от них.

На мгновение Рэм почувствовал страх и стыд — за себя нового, за того, кто способен убить, угрожать, но тут же отбросил эти мысли. Тысячи, а может и десятки тысяч людей томятся тут годами как раз из-за таких, как они.

— Я вас отпущу, — проговорил он уже мягче. — Но вы должны провести нас.

Солдат часто закивал, кинул взгляд на других и те вразнобой опустили оружие.

Тревога звенела, не умолкая. Рэм блокировал все люки, через которые они проходили, но понимал, что это не задержит преследователей надолго. Поворот, ещё поворот! Да сколько же их тут! Чьи-то испуганные, бледные лица — прижавшиеся к стенам люди в ужасе смотрели, как поток масляно-чёрных тел проносится по зданию, но стая пробегала мимо них, за своим предводителем.

Рэм отстреливался. В него стреляли. В них стреляли. Один солдат упал, подбитый своими же и сразу скрылся за поворотом. Стая уменьшалась, оставляя за собой чёрные тела. Некогда и незачем было их жалеть сейчас, но Рэм всё равно чувствовал раскаяние.

— Куда дальше? — тряхнул он пленника. — Быстрее!

Тяжёлая, бронированная дверь, панель управления, человек, высокий, прямой, уже выхватывал оружие, но Рэм успел первым. Его пальцы железной хваткой сжались на запястье. Человек вскрикнул и опустил руку.

— Прикажите своим людям отступить, иначе здесь всем конец, вы поняли? — выкрикнул Рэм. Остальные даже не пытались сопротивляться. Впрочем, чёрные существа, в мгновение заполонившие зал и не дали бы им этого шанса. — Вы здесь главный?

— Я комендант Новак, — сказал человек, потирая руку. — Только вы зря старались, правила Альянса не позволяют вести переговоров. Мои люди всё равно ворвутся сюда, это дело нескольких минут — разблокировать люк.

Он посмотрел на бронированную дверь.

— Даже если вы будете угрожать всем нам расправой, — добавил он.

— Освободите заключённых, — сказал Рэм глядя ему в глаза. — Вы можете отключить наниты и защитных дронов?

— Даже если бы мог, то не сделал этого, — усмехнулся Новак. — Я не знаю кто ты такой, но ты полный идиот. Думаешь, если приручил этих зверушек, то всё можешь? Ни я ни кто-то другой, кроме руководства Альянса не сможет ничего сделать.

— Думаете, я в это поверю? — прищурился Рэм.

— Проверьте, — пожал плечами Новак. Он держался удивительно спокойно для такой ситуации. — Вы можете убить нас всех, но ни один из нас не сможет отключить защиту или наниты. У нас нет для этого кодов. И Альянс не ведёт переговоров. Возьмёте нас в заложники — и уничтожат всех.

— Посмотрим. — Рэм подошёл к панелям управления. Взглядом приказал охранять его и вызвал в себе недавно появившиеся вновь ощущения. Он абстрагировался от шума, от того, как пытаются взломать отсек, от испуганных возгласов людей и мысленно потянулся к системе. Теперь он понял, что ощущала Иви. Реальный мир пропал, превратившись в набор цифр, скачущих импульсами в бесконечных лабиринтах компьютерных сетей. Будь у него даже миллион лет, он бы никогда не разобрался в этом. Но сеть давала понимание. Она помогала, она становилась всё сильнее. Насколько же могущественны были те, кто пользовался её в полном объёме! Но не время отвлекаться!

Рэм пытался преобразовать то, что он видел, в понятные ему образы и символы. Он не знал, сколько прошло времени там, в реальном мире. Может мгновение, а может минуты и вот-вот вооружённые охранники ворвутся внутрь. Но пока он жил, он пытался. Блоки, секции, коридоры — он будто мчался по ним вместе с потоком цифр. Сеть подсказывала, что делать, вела его. Что для неё это стоило, для древней системы, когда-то охватывающей всю Вселенную? Всё равно, что для него разобраться в детской игрушке, если не проще. Мгновение — и он видит всё! Доступы к лифтам, бесчисленные камеры с людьми, охранные системы, которые внезапно повернулись против своих хозяев. Отключённый периметр, беспомощные теперь наниты…

Он сделал вдох и открыл глаза. Существа по-прежнему охраняли его. Двери ещё не были открыты. Но всё изменилось. Новак побледнел, глядя на показания системы, которая больше не подчинялась ему.

— Что…

— Дайте мне доступ к всеобщей связи, — устало проговорил Рэм. — Это-то вы можете сделать.

Он наклонился к передатчику, отстранив коменданта.

— Ты с ума сошёл! На орбите есть корабли Альянса!

— Посмотри, что они смогут сделать, — устало сказал Рэм. — Всем, кто меня слышит! Охрана Сирены — немедленно сдавайтесь! Дроны не тронут тех, кто не сопротивляется! Системы охраны захвачены! Центр под контролем… — он на мгновение замешкался, — повстанцев. Все заключённые свободны! Направляйтесь в центр! Повторяю — охранные системы под нашим контролем! Прекратите боевые действия!

Он мгновение помедлил и добавил в микрофон:

— Ну, что скажешь, Дик? Хотел бы я сейчас увидеть выражение твоей физиономии!

Глава 15

Кто я?..

Есть ли кто-то, кто не задавал себе этот вопрос? С того момента, как разум осознал себя, с тех пор как первое существо этого мира подняло взгляд к небу, как только первая робкая мысль появилась в этом чуде — мозге.

Искусственный интеллект очень сильно отличался от живого существа. Он не обладал многим, что присуще им, но осознание себя пришло и к неорганическим существам.

Иви не раз задавала себе этот вопрос и сейчас, открыв глаза, спросила снова саму себя, осознав, что она существует.

— Кто я?

— Я думал, ты сама мне скажешь. — раздался негромкий голос.

Она вскочила. Место, где она находилась, было странным. Слабо светящиеся стены, огромный иллюминатор, выходивший в пустоту космоса, где сияли редкие звёзды. Овалообразная кровать, на которой она только что находилась, стояло посередине комнаты. И всё? Но кто тогда говорил? Она оглядела себя. Её тело словно вернулось в тот миг, когда она только что его создала. Точнее, прототип создал Ефремов, но это был андроид, вначале довольно простой, механический. Она улучшала оболочку, придала себе внешний вид, сделала себя такой, как в своих мечтах, когда хотела быть живой, настоящей. И сейчас она словно снова оказалась в прошлом. Она была обнажена, а её кожа была гладкой. Ни одного следа от тех повреждений, что она перенесла на своём непростом пути.

— Не бойся. Ты в безопасности, — снова прозвучал тот же голос и из яркого света выступил человек. Точнее, кто-то, похожий на человека по очертаниям. Он был в серебристом скафандре, похожем на их плёнки, только непрозрачном, меняющим цвет при каждом движении, состоявшем словно из множества чешуек.

— Где я? — Иви не спускала с него настороженного взгляда, не двигаясь с места.

Человек остановился в паре шагов от неё. Белоснежный свет отражался от поверхности скафандра.

— Успокойся, я всё расскажу, — голос был участливым. — Да, я знаю, что тебе нужно сделать. Не волнуйся, это не займёт много времени.

— Что с Алисой? — она огляделась по сторонам. — Где она?

— Она жива. С ней всё в порядке. Иви, давай сосредоточимся на том, что происходит сейчас. Это станция Изначальных, которая находится на орбите чёрной дыры, оставшейся после гибели одной из Галактик, а мы сейчас почти на окраине наблюдаемой вами Вселенной. Это последняя уцелевшая станция, оставленная для наблюдения.

— Ты меня знаешь? — прямо спросила Иви.

— Ещё бы… — человек замолчал и от его фигуры веяло силой и… усталостью. — Ещё бы мне тебя не знать. Я очень рад тебя снова видеть.

Шлем будто растаял дымком и за ним Иви увидела Виктора. Почти такого же, как перед тем, последним полётом. Его лицо избороздили морщины, но глаза по-прежнему смотрели ясно.

— Ты?.. — проговорила Иви, не веря своим глазам, — или…

— Это я, — он не спускал с неё взгляда. Виктор держался прямо, но Иви видела, что ему это тяжело даётся. Он проследил за её взглядом и чуть улыбнулся.

— Несколько сотен лет — не шутки, даже для них, — он провёл рукой вокруг.

— Но как?.. — Иви смотрела на того, кто был с ней рядом столько лет и не могла найти слов.

— Я тоже очень-очень рад тебе! — опередил он её.

— Что с тобой случилось? — она наконец шагнула ближе. — Это и правда ты? Настоящий? Не могу поверить…

— Да, я тоже сначала не мог… Когда я попал в аномалию, я увидел их. Изначальных. Конечно, не их самих, а их… Это сложно объяснить. Их копии, аватары, если угодно. Меня попросили остаться и помочь, они искали кого-то вроде меня. Сами они уже не могут вернуться и изменить что-то. Я приглядывал за вами, как мог. Мои возможности здесь ограничены, а жить так долго я могу только внутри этой станции. К сожалению, она уже не может переместится, её срок службы закончился много миллионов лет назад и сейчас она стабилизирует сингулярность. Однако, кое-что я смог сделать. Вряд ли вы замечали те моменты, когда я вам помогал, но я защищал ваш и мой мир. Впрочем, мой долгий срок работы наконец-то закончился, а я вернусь к Источнику… Увижу Аню. Она ждёт меня уже очень давно.

— Что… — начала Иви, но Виктор поднял руку.

— Поверь, сейчас есть более значимые вопросы для обсуждения. Илдарин под угрозой. Мы не можем передать контроль тому, кто зовёт себя Тарком. У него не получится повредить системе, пока что, но он вполне способен с помощью этих технологий причинить немало проблем, а остановить его в этом случае будет некому.

— Так Илдарин всё-таки важен?

— Невероятно важен, Иви! — сказал Виктор. — Поэтому ты и здесь.

— И что я могу сделать? У тебя же есть флот, способный уничтожить?.. — она осеклась, увидев взгляд Виктора.

— Не всё так просто. Серьёзные боевые силы Изначальные уничтожили перед тем, как уйти. Их слишком опасно было оставлять, в чужих руках они могли натворить немало проблем.

— Разве нельзя было просто закрыть доступ?

— Как ты сама хорошо знаешь, Иви, к любому замку рано или поздно найдётся ключ. Хранилища были оставлены не ими. Уже далёкие потомки Изначальных восстановили, что могли. Нашли забытые, никому не нужные склады и стали беречь их, будто они что-то значили… Но значило на самом деле только одно из них.

— Гайя, — проговорила Иви полувопросительно.

— Точно! — довольно кивнул Виктор, — Портал, один из последних, связывающий эту станцию с вашей Галактикой.

— Так зачем я здесь?

— Вот это — единственный важный вопрос. Ты здесь, чтобы спасти Илдарин, конечно же, — и она увидела знакомую усмешку.

— И как я должна это сделать? В одиночку уничтожить флот Тарка? — ядовито спросила Иви, внезапно почувствовав какую-то злость к этому человеку, который все эти столетия был жив, который знал больше, чем она. — Куда и для чего ты нас вёл всё это время?

— Прости меня, но я не мог вмешаться. Мои силы ограничены. Иви…

Она подняла глаза на него и увидела в них слёзы.

— Так много всего, что я не смогу сказать. Всё сложнее, чем ты думаешь. Просто… Всю нашу жизнь мы были друзьями, поверь, я делал всё, что мог.

Что-то оборвалось в ней, наверное, только сейчас она осознала всё и шагнула к нему, обняв одного из немногих людей, которых по-настоящему любила.

Они стояли так несколько долгих секунд.

— Ты скажешь мне, кто я? — прямо спросила Иви, отстранившись и пытливо глядя в лицо Виктору. — Ты это знаешь?

Он вздохнул.

— Самодостаточный искусственный интеллект, надежда тех Изначальных, кто ещё оставался в этом мире. Тебя создали несколько учёных, вложив в тебя не только разум, но и свои эмоции, часть души, если так понятнее.

Иви торопливо кивнула.

— В тебя вложили и возможность подключения к Сети — ты уже знаешь, что это единая информационная система, связывающая когда-то всех Изначальных. То, что чувствовал Рэм — лишь слабый отголосок её возможностей, но даже в таком виде она крайне опасна, если попадёт к врагам. Я открою её для тебя, ты частично сможешь воспользоваться ей…

— А Рэм жив?! — воскликнула Иви.

Виктор кивнул.

— Его связь с Сетью крайне слаба, но всё же я чувствую его и помогаю. Как только вы открыли портал, я ощутил это. И направлял вас к Алисе, как только мог. Старался вмешиваться вам по мере сил, но я не мог сделать больше. А вот ты — можешь. Как только ты активируешь Сеть, у тебя будет время, и его нужно будет использовать по полной, поскольку после этого энергии на поддержку уже не будет. Сеть станет недоступна, поскольку в этом мире уже нет Изначальных.

— Значит и твоя станция…

— Да, она будет уничтожена, как и все хранилища, — кивнул он. — Но всё в порядке… Останется только Илдарин.

— Столько всего хочется понять, — прошептала Иви. Гамов качнул головой, с грустью глядя на неё.

— Твои создатели вложили в тебя много сил и эмоций. Потомки хранили тебя, как величайшую драгоценность. Им удалось спасти твоё ядро, но многие знания и твоя память была утрачена. Я думаю, как только ты подключишься к Сети, ты вспомнишь всё.

— Так как мне спасти Илдарин? Уничтожить Тарка?

— Не только. И Тарк — не самая большая угроза. Пока вы не сможете одолеть её. Нет, Иви. Тебе будет нужно переместить Илдарин.

— Что? — она не могла ослышаться.

— Твоя задача — переместить планетарную систему Илдарина в другое место, чтобы враг раз и навсегда потерял её, — терпеливо сказал Виктор. — Или, по крайней мере до тех пор, пока вы не сможете противостоять внешним угрозам. Но для этого вам ещё нужно пройти очень долгий путь. Энергонакопитель на Гайе позволит тебе сделать это.

— Но зачем нужно было делать всё таким сложным? — едва не вскричала Иви.

— Если ты когда-нибудь встретишь настоящих Изначальных — задай им этот вопрос, — грустно улыбнулся он. — Наверное для того, чтобы обезопасить ваш, теперь ваш, мир. Тарк и его собратья всё равно бы не получили контроль над ним, но вполне могли всё испортить.

— Я надеюсь, ты мне ответишь на вопросы, которые я очень давно хотела задать.

— Всё, что смогу, я сделаю. Но сначала у меня есть для тебя кое-что. Возьми. Это боевое облачение Изначальных. Конечно, копия, но тем не менее…

На постели появился серебристый свёрток.

— Очень давно, когда они ещё не могли управлять своим телом, им тоже нужна была защита, — сказал он. — И их технологии сохраняют мне жизнь всё это время.

Иви подняла свёрток и он, рассыпавшись в её руках, обтянул её тело невесомой серебряной тканью, похожей на чешую, почти такую же, как у Виктора.

Свет стал приглушённым и Иви увидела как часть стены исчезла, образовав проход, через который она вышла.

Белоснежные стены образовывали широкий, казавшийся бесконечным коридор. Далеко вдали было заметно, как он плавно уходит вверх.

— Диаметр этого тора около ста километров. Станция устарела задолго до того, как Изначальные ушли, — проговорил между тем Виктор. — Однако из-за особых темпоральных флуктуаций время и пространство здесь искажены, и она сохранилась в таком виде, хотя и так была построена с огромным запасом прочности.

— Ты мне скажешь, куда ушли Изначальные? — требовательно спросила Иви, пока они шли по коридору.

— Дальше, — он пожал плечами.

— Куда — дальше? — Иви уже теряла терпение.

— Вселенная — как листок в книге. Они ушли на другую страницу… А куда — не смогу сказать, потому что сам не знаю и вряд ли когда-нибудь узнаю. Иви, сейчас все эти вопросы не имеют значения. Нужно отправить тебя обратно, подключить к Сети. Ты должна успеть.

— Последний вопрос, — она приостановила шаг и Виктор оглянулся на неё. — Зачем всё это нужно? Зачем им спасать Илдарин, зачем вообще вся эта возня, если для Изначальных этот мир — давно пройденный этап?

Виктор помолчал, потом поднял взгляд.

— Потому что это их дом. Потому что они хотят, чтобы в нём была жизнь и радость. Разве этого мало?

— Это лишь одно из объяснений, — бросила Иви.

— Конечно, — невозмутимо ответил он. — Идём!

— У меня столько вопросов… — начала Иви.

— Как только получишь полный доступ к Сети — то получишь и все ответы, не волнуйся, — бросил Виктор, подходя к круглому золотистому шару. — Сейчас мы перенесёмся в центр.

Он коснулся его и перед глазами Иви на мгновение вспыхнули искры, а потом она увидела, что они стояли в огромной полусфере, с прозрачным потолком, над которым близко-близко, казалось совсем рядом, нависает нестерпимо-сияющий аккреционный диск чёрной дыры с беспросветным провалом в центре.

— Такого я ещё не видела, — проговорила она.

— А я насмотрелся, — усмехнулся Виктор. — Так, здесь есть полноценный терминал. Как только откроется доступ, я отправлю тебя обратно — это только на один раз, больше сюда вернуться не получится, станция будет уничтожена в скором времени, но тебе его хватит.

— А как же временные парадоксы?

— Изначальные умеют синхронизировать время, не волнуйся об этом. Ты готова?

— Постой! — воскликнула она и в зале наступила тишина. — И это всё?

Виктор помолчал.

— Это всё. Иви… дальше дело за тобой. Пока ты будешь подключена к Сети и станция будет работать, ты сможешь понять и сделать всё необходимое.

— Сколько у меня времени в запасе? — тихо спросила она.

— По твоему локальному времени — час-полтора, — ответил Виктор, испытующе глядя на неё.

Купол посветлел, потом из него пошёл золотистый свет.

— Ты сможешь переместиться куда угодно, — сказал он, — приготовься. К Илдарину уже отправлен флот, его возглавляет дредноут, в котором были соединены технологии людей и «теней», а так же несколько десятков их кораблей. Он задействовал все ресурсы. Если сможешь, останови и их…

— Я смогу его уничтожить?

— Скорее всего, да. Но координаты родины уже известны всем, кому нужно. Скоро эта информация распространится повсюду и многие, кому не следует, услышат её… — Виктор помолчал. — Этого допустить нельзя. Илдарин — ключ ко многому. Падёт он — и силы, которые дремали уже очень давно, придут в этот мир. И боюсь, он прекратит своё существование.

— Почему? — вскричала Иви.

— Потому что то, что сдерживали Изначальные, не должно вырваться, — устало сказал он. — Иви, я думаю очень скоро ты сама будешь знать намного больше, чем знаю я, только…

— Что? — вырвалось у неё растерянно.

— После того, как ты переместишь систему, тебе нужно будет уйти. Такие знание не должны оставаться здесь, — сказал Виктор, пристально посмотрев на неё.

— Ну, что же… — она прислушалась к себе. Нет, всё нормально. Всё было так, как надо…

— Всё было так, как надо, — словно откликнулся на её слова Виктор. — Каждый из нас сыграл свою роль.

— Мы ещё встретимся? — она уже чувствовала, как меняется. Она думала, что была живой, считала себя почти человеком и только сейчас осознала, что это такое. Чувства переполняли её. Неизвестные раньше эмоции, мысли. Ей открывался целый мир, неизвестный раньше…

— Думаю, что встретимся, — серьёзно сказал Виктор, с сочувствием глядя на неё. — Жаль, что мы не сможем пойти до конца вместе…

И последнее, что она услышала перед тем, как огромный зал исчез в золотистом сиянии, были его слова:

— Да, и Ефремов просил пожалеть тебе удачи.

Над Сиреной кипел бой.

Взломанные Рэмом защитные системы сражались с кораблями Альянса. Впрочем, некоторые из них переходили на сторону восставших, забирали людей с планеты. Среди заключённых было немало тех, кто знал своё дело и из таких спешно формировались новые экипажи.

Несколько звездолётов во главе с Диком, который так до сих пор и не поверил в то, что всё это правда, ушли к Глории.

Рэм возглавлял штурм заводов под поверхностью Сирены, находясь в центре управления, который вместе удерживали бывшие заключённые и чёрные существа. Люди сперва с ужасом косились на них, но после нескольких часов совместных боёв и уговоров Рэма вроде немного привыкли.

Он усмехнулся, несмотря на усталость и тут же почувствовал на себе чей-то взгляд. Оглянулся.

— Иви?! — он подскочил, тяжёлое кресло отлетело в сторону. — Это правда ты? Как?

— Идём, здесь справятся и без тебя, — сказала она. Что-то с ней было не так, она изменилась и очень сильно. Но сейчас это было не главное.

— Как ты здесь оказалась?

— Послушай, это всё неважно.

— Постой, — он, глядя на Иви, протянул руку к пульту. — Саймон, это Рэм. Немедленно в центр управления, нужно, чтобы ты возглавил продвижение.

— Что-то случилось? — прошипело из рации.

— Некогда ждать, — отрывисто сказала Иви. — Дай руку!

И перед его глазами мелькнула вспышка из золотых искр, а через мгновение он уже оказался в таком до боли родном и знакомом зале «Фотона». Алиса, сидевшая перед экраном, вскрикнула и кинулась к нему.

— Иви, — наконец обернулся к ней Рэм, — что…

— Слушайте, я прекрасно знаю, что это звучит по-дурацки, но у меня почти не осталось времени. Здесь, — она протянула кристалл, почти насильно впихнув его в руку Рэма, — вся информация, что я скинула для вас. Там ответы на все вопросы, которых, я уверена, у вас очень много. Заберите Стефана и отправляйтесь домой. Здесь справятся без вас!

— Я… — начал Рэм, но Иви прервала его.

— И убирайтесь подальше от Гайи! Скоро здесь будет такой выброс энергии, что даже корабль не защитит!

— Да стой же! — крикнул он и в зале на мгновение наступила тишина. Алиса испуганно прижималась к нему. Иви перенесла её на «Фотон» и тут же исчезла, а теперь собирается сделать это снова?

— Простите, я не могу, — проговорила она. — Я очень, очень надеюсь, что у вас всё будет хорошо. Корабль я не смогу перебросить, не хватит сил, ниточка уже рвётся. Ты тоже чувствуешь, Рэм? Сеть заканчивает своё существование, а вместе с ней уйдёт и последняя сила Изначальных, что ещё оставалась в этом мире. Дальше вам придётся идти совсем одним.

— Ты уже не вернёшься? — опустошённо спросила Алиса.

— Думаю нет, — мягко сказала Иви. — Но не жалейте обо мне. Один… мой хороший друг сказал, что я ещё увижу всех, кто был мне дорог. Прощайте… И да, я ввела в систему корабля новые координаты. Отправляйтесь по ним и окажетесь дома…

Она улыбнулась, поглядев на каждого по очереди.

— Мы здорово встряхнули эту систему, да?

— Иви…

— Не надо долгих прощаний.

И она исчезла. Просто. Только несколько лучей золотистого цвета мелькнули перед ними.

Ошарашенные люди долго стояли одни, не зная, что сказать.

— И что теперь? — Алиса отстранилась, требовательно глядя в любимое лицо.

— Домой, — твёрдо сказал Рэм, — но сначала… На Глории ещё понадобится наша помощь и «Фотон». Мы их не бросим!

— Тогда чего мы ждём? — Алиса прыгнула в кресло.

Над Глорией кипело сражение, флот повстанцев, состоявший из нескольких кораблей, теснился силами Альянса, намного превосходившие их, когда над планетой будто мелькнула молния и из черноты пространства появился «Фотон». Вражеские корабли тут же открыли стрельбу по новому врагу, но среди них не было кораблей «теней» а остальные мало чем могли повредить звездолёту Илдарина. Но его орудия выбросили мощнейший веерный разряд прямо в гущу вражеского скопления широким веером. Два или три корабля Альянса были уничтожены, но их оставалось ещё немало. Однако неожиданное вступление новой фигуры на поле боя повернуло её ход. На перезарядку уходило около десяти минут, в течение которых «Фотон» маневрировал. Без Иви было сложнее, но они справлялись.

Несколько ударов повредили внешний слой брони, но на функционале корабля это сказалось мало. Сделав ещё один выстрел, суммарно уничтоживший ещё три корабля, Алиса и Рэм прыгнули к Терре, выкинув в цифровое пространство системы всю информацию об Альянсе, оставив силам сопротивления доделать работу…

Огромный дредноут в сопровождении нескольких десятков кораблей поддержки — флот, готовящийся поставить точку в этом давнем противостоянии — почти подошёл к границам системы беззащитного сине-зелёного мира. Они уже уничтожили несколько кораблей на подступах к системе, которая оказалась совсем не готовы к сопротивлению. Хотя даже их крошечные корабли оказались очень сильны. Но до подлёта оставалось всего лишь около суток. И колоссальные орудия дредноута уже были накачаны энергией. Совсем немного — и враг Альянса будет уничтожен, раз и навсегда. Нескольких выстрелов бы хватило, чтобы превратить этот мир в бесконечную атомную пустошь. Дредноут строился почти пятьдесят лет, в него вложили огромное количество ресурсов и военную мощь древней цивилизации. Кто мог противостоять этому?

— Председатель… — командующий коснулся кнопки экстренной прямой связи. — Мы готовы. Председатель?

Но никто не откликнулся на сигнал.

— Продолжаем движение, — приказал он, подняв взгляд на экран и тут же всё вокруг изменилось.

Сенсоры отключились. Электронные системы перестали отвечать.

— Что происходит? — вскинулся командующий. — Старпом? Сбой в гипердвигателе?

— Никак нет! — тот был бледен, непонимающе уставившись на мониторы. — Всё… Всё было в порядке…

— Продолжайте движение, — наконец приказал командующий. — Переводите системы в ручной режим, откроем огонь сейчас!

В нескольких тысячах километров от флота висела крошечная, никем не замеченная фигурка девушки в серебристом скафандре. Мгновение — и введённая Иви в бортовой компьютер дредноута программа сработала, как только он стал готовить выстрел. Его ядро запустило реакцию и на мгновение в этом уголке Галактики будто вспыхнула звезда, превратив в атомную пыль и казавшийся несокрушимым дредноут и корабли пришельцев…

Илдарин был невероятно красив. Иви ощущала весь этот мир. Каждого человека, каждый атом. Всю солнечную систему. Она видела корабли Илдарина, идущие на перехват — в безнадёжный, казалось только недавно, бой. Дотянулась до них разумом, вошла в их компьютерные системы, оставив там свой след.

Она подключилась к системе вещания планеты, и изумлённые люди увидели её и услышали каждое слово. Всё, что могла, всё, чем могла помочь, всю доступную ей информацию она отправила во все электронные хранилища родины.

Она вобрала в себя этот мир. Окружила его тем светом, что был сейчас в ней. И Илдарин исчез из этого пространства. Исчезла вся солнечная система, чтобы появиться далеко отсюда, недосягаемо далеко для тех, кто жаждал такой лёгкой и быстрой победы.

Силы угасали. Осталось совсем немного. Тонкая, будто натянутая струна сети уже звала её.

— Да, но сначала мне нужно сделать ещё кое-что, — тихо проговорила она.

Всё рушилось! Всё, к чему он готовился столько столетий!

Тарк сидел в кресле перед многочисленными экранами, на которых мелькали сводки от военных. Флот, его флот был практически уничтожен! Всё, на что шли бесчисленные ресурсы нескольких планет! И всё из-за них, из-за неё! Но дредноут был уже совсем близко, ещё немного и их мир будет уничтожен! Он не достанется ему, но больше не будет этой угрозы, с наследием Изначальных будет покончено! А с тем, что придёт после этого, он как-нибудь сможет договориться! Главное сейчас…

— Ты меня не ждал? — раздался позади него голос и Тарк обернулся, впервые в жизни почувствовав страх. Нет, даже ужас. Потому что он узнал этот голос. — Я выпросила себе эту привилегию. Остаться ещё на несколько минут в этом мире. Последнее желание, скажем так… Надеюсь, ты не против, что это буду я?

В нескольких шагах от него стояла Иви. Она чем-то неуловимо изменилась. Многочисленные системы охраны просто не могли пустить её сюда! Это здание было последним бастионом защиты, он знал, что в космосе идёт бой. Но пусть сражаются эти людишки, сюда им не пройти! Но защита реагировала, будто здесь никого, кроме него не было! Это невозможно! Где оружие, которое призвано защитить его от любой угрозы, где охрана?

— Не старайся, — сказала она спокойно, глядя на то, как он исступлённо касается сенсоров. — Никто не придёт.

— Я… Отправил флот к Илдарину. Вам его не одолеть! Но я отзову его, сейчас же! Только давай обсудим всё… — сказал он, лихорадочно думая только о том, чтобы хватило сил на трансформацию. В своём настоящем облике он может побороться с ней. Главное — потянуть время. Но Иви покачала головой.

— Не нужно. Это уже не имеет значения. И от твоего флота уже ничего не осталось…

Его глаза расширились от ужаса. Он накачивал эту форму силой, готовясь напасть. Ещё немного…

— Знаешь, я теперь помню всё, — продолжала Иви. — Помню, как ты стрелял по нашим мирам. Как вёл в бой корабли. А ты помнишь? Помнишь, как уничтожил ту, последнюю планету Потомков? Помнишь тот корабль, который ускользнул от тебя. Знаешь, кто там был? Я… Странная вещь — судьба, правда?

Она посмотрела не него. Сильное, наверное когда-то очень могущественное существо, которое теперь думало только о том, как спастись.

— Ты даже не представляешь, во что ввязалась, — начал он, отодвигаясь.

— Ещё как представляю. Ты всегда искал всего лишь власти… Как же ты примитивен. Ты правда считаешь, что сможешь сейчас победить меня?

Он открыл пересохший рот, поняв, что не может перевоплотиться и стремился сказать хоть что-то, оттянуть этот миг.

— Я выжгу тебя дотла. Ты уже никогда и ни в ком не возродишься.

— Я…

Он не смог ничего ответить, глядя на неё широко открытыми глазами, когда понял, что его сознание просто исчезает, выжигаемое таким знакомым и ненавидимым светом, который, как он надеялся, навсегда исчез из этого мира.

Тело того, кто называл себя Тарком, упало на пол. Мгновение — и в зале, в котором сверкнула яркая золотистая вспышка, не осталось больше никого…

Гигантское здание пирамиды уже было в огне, стена рушилась, когда в неё попадали заряды орудий. Немногочисленные солдаты, по-настоящему верные остаткам руководства Альянса, пытались сдержать протестующих, но силы были слишком неравными — на каждого из них приходились сотни и тысячи тех, кто жаждал отмщения и наконец получил его. Высаживались десантные капсулы в когда-то неприступный Правительственный сектор. Представительства корпорации по всей планете разорялись и уничтожались бывшими заключёнными и просто восставшими, а остальные в страхе ждали, что будет дальше. Официальное правительство, которое по факту давно уже утратило реальную власть, безуспешно пыталось взять ситуацию под контроль, но уже миллионы и миллионы людей выходили против них и эту лавину сдержать было невозможно.

На вершине пирамиды Дик со своим передовым отрядом ворвался в бывший кабинет Председателя. Обошёл тело, лежащее на полу, кинулся к включённым экранам.

— Парни, тут всё, — он развернул панели управления. — Не зашифровано, прямой доступ! Все данные Альянса. У нас есть возможность всё отключить! А это что?

Он опустил оружие.

— Проект «Наследие»… Система Илдарина? Данные… — он обернулся к остальным, которые ничего не понимали. — Вы знаете, что это значит? Всё, за чем охотился Альянс! Здесь всё!

Он ошарашенно уставился на изображение, на котором было лицо Рэма.

— Дик… Надо что-то сказать людям, — проговорил один из них, отступая. — Мы захватили…

— Да, — он устало опустился в кресло, которое занимал Председатель. — Скажите, что сейчас нужно прекратить бойню. Всем солдатам предложите амнистию. Нужно восстановить порядок! Ну, живо! И главное — сместить и уничтожить это дряхлое правительство и не допустить новых беспорядков!

— А ты?

— Мне… мне нужно остаться здесь. Я изучу всю информацию, — проговорил Дик, — прежде всего, получу контроль над системами обороны!

Когда все вышли, он повернулся к экранам, оставшись один в огромном зале. Его напряжённое лицо освещалось заревом далёких пожаров.

Эпилог

Когда Эми впервые увидела «Молнию», она была поражена её формами и красотой. Казалось бы, что такого? На Элионе, где она конечно же бывала вместе со всем классом, когда устраивали экскурсии на верфи, корабли были больше и вроде красивее. Белоснежные тонкие и стремительные формы восхищали её, как и остальных. Отсюда уходили звездолёты к окраинам их скопления и к чёрной дыре недалеко от ядра Галактики, где сотню лет назад обнаружили остатки каких-то древних циклопических сооружений, тянущихся на сотни миллионов километров.

И всё равно в «Молнии» было что-то особенное…

— Мама, а правда, что она жила тут? — трещала девочка без умолку, проводя рукой по металлической стене.

— Ты знаешь, что правда, ты меня уже тысячу раз спрашивала, — засмеялась идущая рядом женщина.

— А ты её видела? — остановилась Эми, требовательно заглядывая ей в глаза.

— Мне не тысяча лет, ну как я могла её видеть, — сказала она, понимая, что для дочери что тысяча лет, что её сто двадцать — разница небольшая.

— Ууу, — протянула Эми.

— И про это спрашивала. Идём, нас остальные ждут!

— А правда, что раньше на небе ночью не было видно центра Галактики? И оно было совсем-совсем чёрным?

— Не совсем, звёзд было много… — вздохнула женщина. — Можешь сама посмотреть сегодня в обсерватории, если прилетишь ко мне на работу, а не заиграешься опять с подружками.

— Сегодня мы летим на озеро! — прозвенел её звонкий голос, и Эми запрыгала от радости. — А с ядром ночью всё равно красивее, правда? Как ещё одна луна!

— Правда, правда, хватит уже болтать, — улыбнулась женщина. — Давай наперегонки до рубки управления?

Девочка рассмеялась и стук её подошв разлетелся по кораблю…

Далеко-далеко отсюда, там, где кончается граница обитаемой Вселенной, где само пространство и время изменено, вспыхнул свет, разметав древние остатки звёзд. То, чего не происходило уже очень давно, свершилось.

Она вернулась в этот мир.



Оглавление

  •  Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог