В черной жаркой Африке … [Вячеслав Юшкин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



В черной жаркой Африке ...

Глава 1 Начало.

С утра шел дождь, то затихал, то вновь начинался с новой силой. Небольшой приморский город медленно просыпался. Курортный сезон закончился, в городе остались одни "социальники" / пенсионеры, прибывшие на отдых по путевкам собеса. Так как в платежеспособном смысле они были не выше нуля, то город их не воспринимал. "Социальники" шарились по рынкам в поисках дешевых сувениров моря, мужская часть искала дешевого вина. Как врачи в пансионатах не предупреждали о вреде неумеренного пития вина, помогало мало практически каждый день у кого-нибудь не выдерживало сердце и всё. Однако, несмотря не на что, надо было идти на рынок за продуктами и как не было грустно идти в дождь, идти надо было обязательно холодильник был пуст.

Я веду жизнь простого пенсионера МВД, пенсия небольшая, но на мои небольшие потребности хватает. Из развлечений чтение книг да интернет сёрфинг. недавно пристрастился к чтению книг про попаданцев во времени и пространстве на портале Автор Тудей. Бывают интересные вещи, в последние дни пристально слежу за несколькими авторами: Вадим Агарев с циклом Совок" произведение роман/ альтернативная история. попаданцы/ Общее впечатление от книги -приятное. Автор позиционирует себя новичком, тем не менее впечатление мастерски написанная цельная вещь. Сюжет-пенсионер МВД после авиакатастрофы попадает в тело молодого участкового инспектора милиции, на самую низовую должность. Сергей Егорович Корнеев новое имя ГГ и теперь все проблемы нового тела стали его собственными. Сверхзадача выжить и наказать виновных...Роман Путилов с циклом "Оболочка цвета маренго «Роман о попаданце в самого себя, на тридцать пять лет назад. Детектив, расследование преступлений. Рафаэль Дамиров Курсант: назад в СССР В далеком 1978 году попаданец Андрей Петров по прозвищу Курсант обезвредил маньяка-душителя. Он обрел друзей и делает карьеру в местном УВД, твердо намереваясь поступать в Новоульяновскую школу милиции. Казалось, что жизнь, наконец, вошла в размеренное русло. Но судьба снова преподносит испытания. Вот, собственно, и все авторы которые меня заинтересовали.

Собираясь, слушал новости НТВ "тяжелые бои с ВСУ в Херсонской области, налет беспилотников на базу Черноморского Флота в Севастополе, диверсии в Брянской области" начиналось утро 30 октября 2022 года. Мобилизация не затронула меня, возраст как никак за 60 лет, да и последствия контузии и ранений все это уже не позволяло скакать молодым конем по жизни. Идти на рынок нужно было по узкой тропинке между домами, затем вдоль новых только что сданных многоэтажек, где поселили семьи офицеров полка ВДВ и военных пенсионеров, стоящих на очереди, было много приезжих. Утро несмотря на хмарь и дождь было многолюдным и громким. У входа в рынок стояло три гитариста и ударник и под довольно слаженный ансамбль выдавали хиты вех времен и народов, естественно тематика была своя военная. Народ был весь свой, для многих это были песни молодости, хватало и молодых мамаш с детьми ...

В небо задорно рвалось


А на войне, как на войне
А нам труднее всегда вдвойне
Когда взойдёт над сопками рассвет
Мы не прощаемся ни с кем
Чужие слёзы нам зачем
Уходим в ночь, уходим в дождь,
Уходим в снег
Мы не прощаемся ни с кем
Чужие слёзы нам зачем
Уходим в ночь, уходим в дождь,
Уходим в снег

небольшая пауза и припев, который подхватило несколько человек


Батальонная разведка
Мы без дел скучаем редко
Что ни день, то снова поиск
Снова бой
Ты сестричка в медсанбате
Не тревожься бога ради
Мы до свадьбы доживём ещё с тобой
Ты сестричка в медсанбате
Не тревожься бога ради
Мы до свадьбы доживём ещё с тобой.

И снова


А если так случится вдруг
Тебя на век оставит друг
Не порицай его
Война тому виной
Тебе наш ротный старшина
Отдаст медали, ордена
В разведке заработанные мной

И тут мне бросилась в глаза, на проезжей части стала замедлять ход черная "приора" заниженная так, что полное впечатление скребла днищем по асфальту. Затормозила, но двигатель не заглушила, взгляд царапала эта остановка и против правил и никакого практического смысла в остановке: ни товар выгрузить, да и пассажиров здесь некуда высаживать. Открывается правая задняя дверь и выскакивает парень молодой лет 25-ти одет чистенько и без молодежных примочек, так примешь за чиновника. Кричит "Слава Украине" и широко размахнувшись кидает предмет круглой формы с поверхностью, покрытой клеточками, мысли пошли рысью. Предмет привычно идентифицировался: ручная граната РГД — 5, .лять, вокруг полно людей вход в рынок. На автомате прыжок, нога полыхнула огнем, но до гранаты дотянулся и сразу руку на живот и в падении на живот, вспышка и какой— то несильный толчок в живот и все ...

Только издалека постепенно пропадая лилось...


Когда закончится война
Мы все оденем ордена
Гурьбой усядемся за дружеским столом
Мы вспомним тех, кто не дожил
Кто не допел, не до любил
И чашу полную товарищу нальём

Никаких полетов в черном туннеле к свету не было. Не было и высшего разума со сверхценными откровениями, не было даже ворот и Апостола Петра, даже как-то обидно ...

Щелчком возвратилось сознание, в мозг с трудом проникал гулкий отрывистый стук, на голову сыпался какой-то мусор, щепки и почему-то перья. Открыв глаза вижу перед собой автомат ППШ и рядом диск, мысль бьет аж зубы свело, если диск пустой, то конец. Эти черножопые обезьяны, сожрут и не поперхнуться. Почему жуткая уверенность, то сожрут в физическом смысле и без соли. В голове бьется, откуда негры-каннибалы в приморском российском городе, откуда у меня ППШ и откуда мысли, то после акции нужно уходить, как можно быстрее так как группа уже ушла. Автоматически вставил диск в приемник автомата рукой до щелчка. Все теперь оглядеться, Крупнокалиберный "Браунинг" сечет на д головой, давит огнем, собака. Осмотрел себя в общем цел, слегка контузило, но это мелочи. Надо подавить пулемет и уходить пока не поздно, если задержаться, то от африканцев — охотников не уйти. Вдоль стены ползком, потом по канаве к углу дома, где стоит БТР, какой-то старый американский, боевое отделение сверху открыто, это мне в масть гранатами я его возьму только так. В канаве отходы и всякое дерьмо, но дополз. Одна граната, вторая и все кончился экипаж машины боевой. И теперь на базу. Сначала через этот разрушенный африканский городок, когда-то красивый в колониальном стиле. Хорошо жили проклятые колонизаторы. А затем по джунглям каких-то 40 километров и база.

Пока шел приходил в себя, ну как в себя, меня уже не было я остался в 2022 году и сейчас мое сознание попало в тело лейтенанта Советской Армии, направленного в Анголу в качестве советника по административной работе, как я попал в РДГ. Это был обычный советский бардак, старший военный советник уехал, за него остался полит рабочий. И когда партия у нас прикажет, то героем становится любой. Вот так мое новое тело попало на передовую базу. Спецы удивились, но они видели и не такие фортеля. Мне выдали автомат, четыре гранаты, нож и еще какие вещи, я их успешно про..ал пока шла вся это заваруха. Теперь я был Кузнецов Виктор 22-х лет от роду, окончивший университет юрфак и призванный в звании лейтенанта на службу в Советскую Армию, как нас называли "пиджаком". Затем срочно понадобился юрист в нашу миссию в Анголу и меня ткнули сюда. Как выше сказано у КПСС было одно правило: "надо и точка". Ну, а затем местный замполит, решил, что из меня получится диверсант, на время пока пришлют новых. В общем лютый трэш...

Хорошо если это мое прошлое, но вряд ли, скорее параллельное. Хотя ППШ один в один , как у нас.

Лезть к Брежневу, если это моя реальность, не стоит, там дурка без вариантов. Значит будем тащить службу и будем очень надеяться и, наверное, молиться всем богам, чтобы меня вернули из спецназа к знакомым предметам. но мне было интересно и на передовой базе, здесь были не только диверсанты, но и различные подразделения, как наши так и кубинцы. Кубинцы прислали очень серьезный состав. Но, к сожалению, забегая вперед доставили немало хлопот своей политической деятельностью.

Жоржи Амаду приводит в мемуарной книге «Каботажное плаванье» следующий диалог о ситуации в Анголе на 1979 год:

«Ну а кубинцы?» —спрашивал меня в Лиссабоне писатель Фернандо Намора. — К ним относятся с симпатией?

— Да не сказал бы.

— Так называемых освободителей не любят, — с глубокой убежденностью говорит Намора. — От освободителя до завоевателя — один шаг, один шаг солдатских сапог.


Пока шел в голове гремело
Когда закончится война
Мы все наденем ордена
Гурьбой усядемся за дружеским столом
И вспомним тех, кто не дожил
Кто не допел, не долюбил
И чашу полную товарищу нальём
И вспомним тех, кто не дожил
Кто не допел, не долюбил
И чашу полную товарищу нальём
Батальонная разведка
Мы без дел скучаем редко
Что ни день, то снова поиск
Снова бой
Ты сестричка в медсанбате
Не тревожься бога ради
Мы до свадьбы доживём ещё с тобой
Ты сестричка в медсанбате
Не тревожься бога ради
Мы до свадьбы доживём ещё с тобой

Но до отвальной и отбытия в Союз было еще два года...


Справочный материал.
Гражданская война в Анголе (1975—2002) — крупный вооружённый конфликт на территории Анголы между тремя соперничающими группировками: МПЛА, ФНЛА и УНИТА. Война началась в 1975 году после завершения войны за независимость Анголы и продолжалась до 2002 года.

После того, как вооружённые силы МПЛА в преддверии провозглашения независимости установили контроль над Луандой, стал очевиден срыв Алворских соглашений о коалиционном правительстве. Три ангольских движения — МПЛА, ФНЛА, УНИТА — обратились за помощью к своим внешним союзникам.

25 сентября 1975 года с севера на территорию Анголы вступили войска Заира. Президент Мобуту Сесе Секо оказывал военную помощь ФНЛА и своему родственнику Холдену Роберто. Вооружённые формирования ФНЛА — Армия национального освобождения Анголы (ЭЛНА) — при заирской поддержке развернула наступление на Луанду.

Поскольку марксистская МПЛА сотрудничала со СВАПО, 14 октября армия ЮАР вторглась на территорию Анголы с юга, оказывая поддержку УНИТА — дабы оградить свой оккупационный режим в Намибии.

В то же время с территории Намибии ангольскую границу пересекли немногочисленные, но активные отряды Португальской армии освобождения (ЭЛП), выступавшие на стороне сил, враждебных МПЛА. В составе ФНЛА воевали также боевики-коммандос Демократического движения за освобождение Португалии (МДЛП) под командованием Жилберту Сантуш и Каштру. Целью их продвижения была Луанда.

В этой ситуации председатель МПЛА Агостиньо Нето обратился за помощью к СССР и Кубе. Кубинский лидер Фидель Кастро отреагировал сразу же, направив в Анголу на помощь МПЛА добровольческие кубинские отряды. Прибытие в Анголу кубинских военных специалистов дало возможность МПЛА в кратчайшие сроки сформировать 16 пехотных батальонов и 25 зенитных и минометных батарей вооружённых сил Народной Республики Ангола (НРА). СССР до конца 1975 года направил на помощь МПЛА около 200 военных специалистов, к ангольским берегам также прибыли боевые корабли ВМФ СССР. СССР и его союзники поставили МПЛА много различного вооружения.

Кубинская и советская поддержка обеспечили МПЛА значительный военный перевес над формированиями ФНЛА. Войска Холдена Роберто были укомплектованы плохо обученными солдатами-баконго и оснащены в основном устаревшим китайским оружием. Наиболее боеспособным подразделением ФНЛА являлся отряд наёмников, завербованных в Западной Европе под командованием Костаса Георгиу, но он был немногочисленным и не имел тяжёлого вооружения.

В ночь с 10 на 11 ноября войска ФНЛА и Заира потерпели решающее поражение в битве при Кифангондо. Командир ЭЛНА Тонта Афонсу Каштру возложил полную ответственность на главнокомандующего Роберто с его некомпетентными авантюрными приказами.

11 ноября 1975 года Агостиньо Нето в Луанде провозгласил независимость Народной Республики Ангола (НРА) под властью МПЛА. В тот же день УНИТА во главе с Жонасом Савимби учредила своё государственное образование, получившее название Социальная Демократическая Республика Ангола (СДРА) со столицей в городе Уамбо. ФНЛА Холдена Роберто провозгласил Демократическую Республику Ангола (ДРА) со столицей в Амбрише.

12 ноября колонна южноафриканских войск «Зулу» перешла в наступление. За 20 дней южноафриканские войска продвинулись на более чем 700 км вглубь ангольской территории . Однако уже 17 ноября войскам МПЛА, при поддержке кубинцев, удалось остановить южноафриканскую бронетанковую колонну у моста через реку Кеве, севернее города Гангула. Спустя несколько дней войска МПЛА начали наступление в районе Порту-Амбаин. К 5 декабря объединённые силы правительственных войск МПЛА — ФАПЛА — и кубинских добровольцев отбросили противников к северу и югу от столицы на 100 км .

23 ноября 1975 в Уамбо объявлено об объединении ДРА с в Народно-Демократическую Республику Ангола (НДРА) и создании коалиционного правительства ФНЛА — УНИТА. Холден Роберто и Жонас Савимби являлись со-президентами НДРА, премьер-министрами — Джонни Эдуардо Пиннок (ФНЛА) и Жозе Нделе (УНИТА). Однако эта структура, получившая название Объединённый национальный совет революции, фактически просуществовала лишь до 30 января 1976 и формально — до 11 февраля 1976.

6 января 1976 года Кармона — политический центр ФНЛА на севере Анголы — перешла в руки МПЛА. 11 января был сдан Амбриш — главная военная база. В начале февраля 1976 года боевые действия на северном фронте шли уже в пограничной с Заиром зоне. 8 февраля бойцы МПЛА при кубинской поддержке заняли важный стратегический город Санту-Антониу-ду-Заири. 13 февраля войска МПЛА и кубинцы, сломив сопротивление гарнизона ФНЛА под командованием американского наёмника Густаво Грильо, вступили в Сан-Сальвадор-ду-Конго — родной город Холдена Роберто. С захватом 18 февраля города Педру-да-Фейтису силы МПЛА установили контроль над северной границей страны[16]. ФНЛА как военная сила практически перестал существовать. Остатки его войск беспорядочно отступили на территорию Заира. Летом состоялся процесс над наёмниками в Луанде, по результатам которого четверо наёмников ФНЛА — Костас Георгиу, Эндрю Маккензи, Дэниэл Герхарт, Дерек Баркер — были расстреляны, ещё девять человек осуждены на длительные сроки. Этот суд нанёс сильный удар по престижу ФНЛА, уже разгромленного в военно-политическом отношении.

МПЛА получило возможность перебросить свои силы на юг. Сильные бои развернулись в районах Вила-Лузу и Тейшейра-ди-Соуза. 8 февраля 1976 года правительственные и кубинские войска вступили в город Уамбо (Нова-Лижбоа). Формирования УНИТА — Вооружённые силы освобождения Анголы (ФАЛА) — во главе с Савимби начали Longa MarchaДлинный марш — переход по труднодоступным районам, продолжавшийся до конца августа. Развивая успех, отряды МПЛА и кубинцы в течение последующих дней взяли портовые города Бенгела, Лобиту и Сада-Бандейра. Савимби объявил о переходе УНИТА к партизанской борьбе.

К концу марта 1976 года вооружённым силам НРА при прямой поддержке 15-тысячного контингента кубинских добровольцев и помощи советских военных специалистов удалось вытеснить с территории Анголы войска ЮАР и Заира. Войну продолжило движение УНИТА в главе с Жонасом Савимби, сумевшее быстро преобразоваться в партизанскую армию.

https://ru.wikipedia.org/

Глава 2 Учебный центр.

Возвращение на базу прошло тяжело, но без проблем. Мошки отбивались специальной мазью, а крупного зверья не осталось, распугали его двуногие истребляя друг друга. в этой местности произошла обычная история для Африки, пара племен не поделила источник пресной воды и всё , просто всё — самоистребление как оно есть без прикрас. Теперь здесь был только учебный центр и рейдовые отряды каких то народных фронтов да патрули из Родезии и ЮАР. Пока шел вернулась память моего нового тела, в диверсанты меня привела любовь. Ну, как любовь, скорее болезненная ревность политического советника. Политрук из всех сил охранял свою любовницу 30 летнюю жгучую брюнетку из штата посольства. Увидев во мне возможного соперника, старый козел, решил отправить меня под любым предлогом из столицы в джунгли, что и с успехом у него получилось. Советник учебного центра и по совместительству главный диверсант недолго думая прикрепил меня к группе спецназа которые числились инструкторами в учебке. Ни на какие серьезные операции меня не посылали, во избежание проблем, да и политрабочий не пользовался авторитетом, а так думаю и мявкнуть бы не успел, люди в группе были суровые и не отличались гуманизмом. Так и шла служба, местный контингент из призывников был воровит до изумления, поэтому меня назначили на должность розыскника и следователя одновременно. В мои обязанности входили: принятие заявлений и поиск пропавшего имущества. На выход меня брали только в одном случае, инспекция морального облика советников проверяющим из штата главного политического советника. Во избежании конфликтов так сказать.

Обучение местных шло очень тяжело, желания воевать у них отсутствовало совсем. Несмотря на то что ангольскую армию тренировали опытные советские инструктора, случались и курьезы. что больше всех боялся столкновений с противником не кто-нибудь, а бойцы ангольского спецназа. Они упорно не желали участвовать в боевых действиях против солдат ФНЛА и «петухов» (так ангольцы называли солдат УНИТА), а своё умение и мускулы предпочитали показывать на пляже перед девушками. Однако регулярная армия Анголы со временем стала мощным боеспособным соединением. Советские офицеры, инженеры и инструктора выполнили свой боевой долг.

Обучение начиналось не с того, что бойцу выдавали "калашников", выдавали ппш или ппс и смотрели, что будут делать.

Чистить то ни один африканец не стал, в приклад забивались заколдованные гвоздики, приклад отпиливался и весь автомат в ленточках. Вообщем цирк уехал, а клоуны задержались. К обучению ещё вернемся, а сейчас о моей розскной деятельности.

Через зону ответственности местные гнали стада коров, а другие местные не имеющие крупного рогатого скота, жутко страдали и когда получалось, скот угоняли. И тогда скотоводы шли на базу с требованием вернуть похищенное. Похищенных коров особо не прятали, просто новое клеймо перекрывало старое и больше примет не было. И когда в очередной раз было похищено несколько десятков коров, меня озарило есть же наука дактилоскопия. И почему же не откатывать коров, носы у них тоже в теории разные. Сказано-сделано, у оставшихся коров откатали носы, сажи было в избытке. И поехали к деревне похитителей , она состояла из двух десятков разного вида шалашей по кругу и загона для скота в центре. Естественно все похитители были членами местной компартии и по их словам коровы были их личными.

Переводчик сообщил местной элите и прибытии очень умелого колдуна, который может отличить одну животину от другой , несмотря на местные клейма. Сила оружия она очень убеждает и знаменитый колдун, то бишь я, был допущен в кораль / так у местных поэтично звался походный коровник/ и достав бумаги с отпечатками носов стал осматривать скот. В это время параллельно со мной по кивку вождя начал свое колдовство местный слуга богов , весьма экзотически наряженный. Взгляд притягивал сосуд из местного дерева такого размера и длины, что даже немного удивляло. Местные место штанов цепляли к мужскому достоинству вот такое изделие, у местного колдуна этот предмет упирался в землю. Крики, завывания и удары в бубен, множество спецэффектов. Китайские петарды отдыхают. Но великий советский колдун был неумолим. Отобрав коров по числу похищенных, я потребовал вывести их к ожидавшим справедливости перегонщикам. А трех бычков потребовал в качестве жертвы богам отвести к БТР на котором прибыл спецназ, нам тоже хотелось шашлыков и настоящего борща. Что и было исполнено немедленно. Местные были ошарашен полностью и не спорили, выведенные коровы были действительно из свежеспиж...х. Скептики будут утверждать, что невозможно по отпечатку носов установить тождественность крупного рогатого скота, так на то и скептики и критики литературные, такая у них гнусная природа.

Но не смотря на все эти критические мнения, коровы были отобраны правильно. В чем же секрет колдовства. Как пел Высоцкий "кроме мордобития, никаких чудес". Секрет был в том, то клейма на украденных коровах были свежие , а на остальных старые и уже зажившие. Прибыв на базу, бычки пошли на прокорм очередной политкомиссии прибывшей проверять наше идеологическое состояние. Потом было заседание парткомиссии и мне был объявлен выговор без занесения в учетную карточку с формулировкой "за занятие оккультной практикой без разрешения политического руководства", а от личного состава получен позывной "ковбой".

В дальнейшем я колдовал уже без противодействия со стороны представителей местных культов. Скот украденный отдавали молча и без противодействия. Но время шло и появился новый враг, колдун с непроизносимым африканским именем. Это "черный властелин" создавал зомби, которые полностью парализовали местный спецназ. И настолько этот "черный властелин" охамел, что стал похваляться что белые колдуны слишком слабы, что бы уничтожить его изделие "зомби африканский особо ужасный". Я был призван к местному советнику начальнику учебного центра и без рекламы этого , начальником местного отряда спецназа. Будучи правильно мотивирован, я немедленно согласился выдвинуться и привести в чувство местный религиозный элемент. На усиление была придана группа советников. Убывая из лагеря я прихватил на всякий случай местную дубинку полиции колонизаторов /практически копию РП-73 в будущем/. Имея перехват радиопереговоров этого "черного властелина" и какого абонента на территории ЮАР группа не плутала и прибыла к деревне где была расположена штаб-квартира этого лже-колдуна довольно быстро. Было стратегически неверно просто перестрелять этих недоумков, надо было показательно разоблачить этих шарлатанов и показать истинное величие коммунистического колдовства. Будучи коммунистом я полностью поддерживал эту установку. Через нашего переводчика был озвучен вызов как "черному мудаку" так и его черным "зомби". Вызов они приняли. под громкие, практически оглушительные крики и завывания своего "босса", "зомби" шатаясь побрели ко мне, руки вытянуты, когти и лица светятся в отблесках костров, жуть жуткая. Первым приблизился с воем, самый высокий и наиболее раскрашенный субъект , руки вытянутые к моему горлу, казалось все конец. Оказалось, что показалось-удар резиновой палки по яйцам очень больно, иногда смертельно. От визга этого клоуна заложило уши, затем зомби лег и свернувшись в позу эмбриона перестал двигаться, замер. Остальные трое недоделанных "зомби" дали стрекоча. За ними побежал и главклоун. Все они были перехвачены на путях отхода, допрошены и признались, что являются агентами скаутов /спецподразделение/ армии Родезии. Так что африканские колдуны против коммунистических не пляшут.

Есть одно распространенное заблуждение — мы помогали странам третьего мира, потому как марксизм велел. Это не так, интересы в дальних странах у СССР были вполне прагматичными. И второе заблуждение — СССР разжигал войны. Это не так, конфликты в тех краях закипали по причинам сугубо внутренним, завязанным на историю империализма.

Ангола, как и многие государства Африки — это государство не национальное, это бывшая колония Португалии, в границах того, что португальцы могли захватить и присоединить. Собственно, крупных народностей в стране три. А еще Ангола очень богатая земля — нефть, алмазы, железная руда, плодородные земли... И страна, в которой борьба за независимость шла с 1961 по 1975 год. Причем у самих инсургентов единства не было, они сражались вместе против португальцев, не более.

В рамках логики холодной войны все стороны действовали в своих интересах, при этом войну они не разжигали, и такая смесь народностей и религий ее гарантировала в любом случае. Лидер МПЛА Агостиньо Нето обращается за помощью к СССР и Кубе. В страну введен кубинский контингент. Только в 1975 году в Луанду прибывают 27 крупнотоннажных транспортов с нашим оружием. Взамен Ангола передает СССР все свои ВВП и военно-морские базы.Результат был мгновенным — ФПЛА разбита, УНИТА переходит к партизанским действиям. Начинается создание регулярной ангольской армии. Попытка наступления войск УНИТА и армии ЮАР была также сорвана, в итоге же — стало ясно, что это надолго. В 1976 году еще никто не знал — насколько. Всего СССР вложит в Анголу 4 миллиарда долларов, через ангольский фронт пройдёт огромное количество советских военных специалистов.

Всего с 1975 по 1991 год через Анголу прошли 10 тыс. 985 советских военных. Официальные потери СССР составили 54 погибших и десять раненых.

К апрелю 1976 г. СССР поставил в Анголу несколько партий вертолетов, 10 истребителей МиГ-17 и 12 — МиГ-21 (на них летали кубинские летчики), 70 танков Т-34, 200 — Т-54 и 50 — ПТ-76, около 300 бронетранспортеров и боевых машин пехоты.

И это было только первыми каплями в море. Следом зашли 30 «Град-П», артсистемы, стрелковое вооружение...Для понимания: только Су-25 в Анголу было поставлено 14 штук, и еще для ясности: некоторые современные страны НАТО имеют в составе ВВС столько боевых самолетов всего. С другой стороны не отставали — если МПЛА выражало желание строить социализм, то УНИТА — демократию. Для ее поддержки тоже выделялись и средства, и оружие, а ЮАР оказывала поддержку и непосредственным участием вооруженных сил. Просто цифра — за период с 1985 по 1990 год численность УНИТА выросла с 37 до 65 тысяч человек.В итоге же в узле противоречий сцепилось прямо или косвенно несколько государств, не стесняясь применять все. И это случилось благодаря глубокому конфликту внутри самой страны.

50 000 русских солдат и офицеров прошли через Ангольскую войну, не менее сотни — погибли в Анголе. На пике противостояния Советский Союз посылал в Анголу ударные авианосные группировки и стратегические ядерные бомбардировщики, во время «африканского Сталинграда» — Куито-Куанавале — русские офицеры пилотировали истребители, командовали гигантскими танковыми колоннами, работали операторами систем ПВО. Несмотря на масштабное участие СССР в боевых действиях, официальной советской позицией было «вас там нет», участие русских в боях официально отрицалось, на фронт офицеры отправлялись без документов, в чужой форме. Поэтому вы ничего не знаете о подвиге прапорщика Пестрецова, о легендарном любимце Фиделя Кастро — генерале Курочкине, о совершившем невозможное подполковнике ВВС Жукове, о подводных схватках русского и южноафриканского спецназа, о том, как генерал Варенников вербовал пигмеев, и о том, что русские в Анголе победили — «наш сукин сын» Душ Сантуш ушел с поста президента Анголы лишь в 2017 году.

Справочные материалы:
Скауты Селуса — универсальное военное подразделение сражавшееся на стороне белых колонистов (по умному — правительства Яна Смита). Создали их в 1973 году.Состав на 80% состоял из местных африканцев, 15% белых колонистов и 5% наемников со всего мира. Отличала их подготовка. Все солдаты умели выживать в дикой африканской природе, читать следы, охотиться, действовать как в составе группы, так и по одиночке. Помимо этого, спецназ задумывался как антипартизанский. Грубо говоря, они вели партизанскую войну против партизан.Устраивали засады, выслеживали базы противника, хитростью проникали туда и уничтожали её. Занимались разведкой, вербовкой, шпионажем и уничтожением противника. Универсальные солдаты на все случаи жизни. Общая численность достигала 800 военнослужащих. Название получили в честь национального героя Родезии британского путешественника Фредерика Кортни Селуса.

Отбор в спецназ проходили всего 10% от общего количества претендентов. Отборочный курс составлял 18 дней на тренировочной базе "Вафа-васара" (с местного наречья — "выживет, кто останется"). Спали претенденты прямо на земле, а ели то, что сами добудут — змеи, жуки, дичь. При этом, шел отбор рукопашной схваткой, стрельбой, физическими упражнениями и хитрыми испытаниями. Например, вечером воину давали яйцо. На утро он должен был предоставить его сваренным вкрутую. Как это сделать? Никого не волнует! Предоставь!По окончанию курса на ногах оставались те самые 10% солдат. Сразу после отбора начинался основной курс. Изучалось искусство следопытов и навыки ведения боевых действий в условиях буша (южноафриканский девственный лес).

Расскажем лишь об одной операции родезийских скаутов. В 1976 году скауты совершили налет на крупную военную базу чернокожих (по умному — ЗАНЛА — освободительная армия). Началось всё так. 60 бойцов ЗАНЛА, накануне, совершили налет на военную базу Родезии и убили 4-х солдат.


В ответ, уже на базу ЗАНЛА, был отправлен отряд из 84-х спецназовцев Родезии. Скауты, проникли в лагерь противника с помощью перевербованного командира африканцев Моррисона Ньяти. Таким образом, скауты проникли "зайцами", замаскированных под ЗАНЛА. Попав на базу, они вступили в бой и перебили до 3000 солдат противника. Еще 2 тысячи солдат ЗАНЛА бежали. Их база была уничтожена. Напоминаем, скаутов было 84 человек.


Ву́ду (англ. Voodoo) — общее условное наименование синкретических культов, распространённых в странах Западной Африки, Карибского бассейна, а также в США среди значительной части афроамериканцев.

Вуду представляет собой конгломерат из всевозможных анимистических культов, который включает в себя традиционные верования африканской диаспоры (англ.)рус. в Новом свете, как, например, гаитянская вуду (англ.)рус. (англ. Voodoo, Vodun, Vodoun, кандомбле (англ. Vodum) в Бразилии, винти в Суринаме, луизианская (новоорлеанская) вуду и сантерия на Кубе и в Доминиканской республике. Все эти направления имеют синкретическую природу, соединяя с народным католицизмом африканские традиционные религии, зародившиеся в среде народа конго на территории современных Республики Конго, Демократической республики Конго и Анголы.

Корни вуду, а по мнению некоторых исследователей, само вуду зародилось в Африке не позже XVII века на основе традиционных верований народов фон, гбе, эве. Родиной вуду называют Бенин. Пантеон включает в себя верховного бога Маву, его сына Легба и духов-посредников. Позитивную роль в вуду играют змеи-питоны. Вудуистским считается Храм Питонов в городе Уида. Также "водуистский праздник Зангбето" и поныне отмечается в деревнях Того и Бенина, который подразумевает сопровождаемые танцами и посыпанием кукурузной муки вокруг соломенных чучел.

В процессе ритуала доволоко дух-лоа овладевает человеком, который пьёт кровь жертвенного животного (обезглавленной курицы) и исступленно танцует под звуки барабана. Во время ритуала коку пляшущие танцоры общаются с добрым духом Ганбада, обсыпая себя мелом или мукой.

В религии вуду состоит также верховный жрец Бенина. С 1991 по 2017 им был Сосу Гедехунге.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Вуду

Глава 3. Россия родина слонов...

"...Куда нас, дружище, с тобой занесло,
Наверно, большое и нужное дело?
А нам говорят: «Вас там быть не могло,
И кровью российской Анголы земля не алела…

Вообще, конечно, Россия родина очень многих слонов. Надо отдать должное. Резуновские завывания про какую-то невероятную агрессивность СССР надо, конечно, задвинуть подальше, как не имеющие под собой основания. Но ведь нам надо было выжить среди толпы врагов. Среди сборища подлых кровипийц и беспринципной сволочи. Посмотрите, какие страны вокруг сейчас. Какую политику ведут, какие устремления имеют. Как там общественное мнение настроено. Раньше, думаете, было лучше? И, конечно, кто-то должен встать на пути кровавой демократии. Как-то получается, что кроме нас некому. Мусульманская фанаберия пока не смотрится. Индии-китаи тоже. А тогда их вообще не было. Япония и Германия были американскими ледоколами в борьбе США против Великобритании за звание главного паразита планеты. Янки победили. Нам же оставалось отбиваться. Но и тут мы сподобились забить Гитлера, создать соцлагерь в Европе этой сраной, создать нынешний Китай, который без нас ползал бы на коленях по сию пору. Да и не было бы его вообще. При Сталине мы действовали очень успешно. Потом побледнели постепенно, что правда, то правда.

Надо сказать, что основой советников на передовой базе были десантники. Как наши советские, так и кубинцы. Что можно сказать наши были круче всех. Про парашютистов могу сказать следующее. Конечно, самые лучшие были наши. И самые многочисленные. Немцы со своим Критом сосут. Просто мы про наших знаем очень мало. Успешные десантные операции все засекречены. В материалах по ним слишком много интересного, чтоб на весь мир орать. Про менее успешные можно кое-что встретить в мемуарах. Там видно, что выучка и мужество нашими были продемонстрированы недосягаемые. Однозначно, повторить все это по пунктам не может никто до сих пор. По ходу неуспешной операции парашютно-десантный батальон(да-да, вот так выбрасывали) воюет по вражеским тылам вместо трех дней две-три недели. Не спрашивайте, что они жрут, где берут патроны, это отдельная песня. С оперативной точки зрения — полная жопа, зато какой простор для подвига. И не забывайте, что дом Павлова в Сталинграде — это тоже парашютисты, которых в пехоту переделали. Туда подбирали людей получше и учили очень неслабо. Например, они умели читать карту и двигаться по азимуту. Не смейтесь, тогда это было круто, да и сейчас заблудших будет немало, если что. А еще они умели действовать в условиях плохой видимости и в темноте. А еще они умели(не все) десантироваться с оружием. Думаете, все современные воздушно-десантные подразделения во всех странах(где они есть) десантируются с оружием? Не угадали. Это сложное и опасное упражнение. Словом, наша десантура уже тогда была круче всех. Жаль, что этого мало, чтобы победить любого врага, да по-быстрому.

Вот что вспоминал специалист при командире разведроты в Анголе Валентин Гаев: «Я командировался в страну по линии десятки (10-е Главное управление Генерального штаба). В Генштабе при инструктаже наставляли — только обучать, тренировать, консультировать, но за «анголан» ни в коем случае не «работать». В руководстве советской военной миссии в Анголе в те времена существовала некая двойственность позиции по нашему участию в боевых действиях в горячих точках. Москва их, мягко говоря, не поощряла, страхуясь от международных скандалов и боясь, что при гибели или захвате в плен советских советников наш «идеологический противник» получит в полемике преимущество. А главный военный советник генерал-полковник Константин Курочкин практически вопреки Москве дал добро. Боевой был мужик. Так и сказал: «Где подсоветный, там и советник, специалист. А иначе вы здесь не нужны».

Следует сказать, что опасения Москвы имели под собой основания. Например, в Эфиопии 16 июня 1978 года в засаду сомалийцев попали шесть советских военнослужащих из состава отдельного медицинского батальона: подполковник Н.Удалов, капитаны В.Князев, В.Филиппов, сержант Н.Горелов и рядовые С.Дулов и Н.Козлов. При попытке к бегству пятеро из них были убиты, а подполковник Н.Удалов был вывезен на территорию Сомали. В 1988 году советские военные советники в Эфиопии полковник Ю.Калистратов, подполковник Е.Чураев и военный переводчик лейтенант А.Кувалдин были захвачены в плен боевиками оппозиционного Фронта освобождения Эритреи. Они провели в плену три года.

В Анголе унитовцами были захвачены несколько гражданских специалистов, а в августе 1981 года во время очередной агрессии ЮАР двое офицеров и две жены советских специалистов убиты, а один военнослужащий — прапорщик Н.Пестрецов попал в плен к солдатам ЮАР. В Мозамбике в провинции Замбези в августе 1983 года вооруженные боевики антиправительственного движения МНС захватили 24 наших специалистов-геологов, а двоих убили. Этот список можно продолжать.

Поэтому прямых приказов на участие в боевых действиях часто никто не отдавал. А если отдавали — то исключительно устно и весьма своеобразно. О том, как однажды советник командира бригады подполковник Вадим Сагачко получил от главного военного советника (ГВС) в Анголе генерала П.Гусева такой приказ, советник вспоминает: «Изначально мне была поставлена задача находиться при командире бригады на КП. Цели — планирование, обучение, контроль. Задача бригады — охрана стратегического шоссе Менонге–Куито–Куанавале. Но если бригада выходила в рейд на прочесывание местности, то я должен был быть рядом с командиром. Как-то прилетел в Луанду. Был вызван к ГВС. Доложил обстановку в зоне ответственности бригады.

Он сказал: «Почему вы бездельничаете и не уничтожаете противника? Почему вот здесь база УНИТА находится в 40 километрах от вас? Приказываю ее уничтожить! Одолжите у кубинцев танковую роту, посадите десант на броню и мощным танковым ударом уничтожьте базу противника».

Я возразил: «Но без приказа сверху ангольский командир бригады действовать не будет. Для этого нужно, чтобы ангольский министр обороны отдал приказ командующему фронтом или округом, а тот моему командиру бригады. Вы, товарищ генерал, советник министра обороны. Отдайте приказ, чтобы бригада уничтожила эту базу».

Гусев просто вскипел: «Ты что чушь несешь? Как я могу отдать приказ министру обороны чужой страны?»

Последовал мой ответ: «Товарищ генерал, а как я могу отдать приказ командиру бригады чужой страны?»

После этого диалога Вадиму Сагачко было приказано отправляться в бригаду и, не рассуждая о высоких материях, выполнять задачу. Поставленную устно.

Отсутствие записей в личном деле объясняется теми же соображениями секретности. Поэтому столь знакомые всем военнослужащим «Карточки учета поощрений и взысканий личного состава» в аппарате ГВС иметь было запрещено. Кстати, увлечение секретностью в наших совзагранколлективах выливалось порой в весьма занятные с точки зрения сегодняшней действительности формы. Так, партийные собрания, как и сами организации, за рубежом назывались «профсоюзными», а комсомольские — «спортивными». Ангольцы, прекрасно осведомленные об этом, шутили: «Советские товарищи очень продвинуты, у них даже военный профсоюз есть».

Когда я прибыл в Анголу , оказалось , что по бумагам я иду как переводчик. Это позже меня перевели в административную группу. «С португальским языком мне ранее работать не приходилось, и главный военный советник в Анголе генерал Константин Курочкин высказал довольно серьезное неудовольствие по этому поводу во время моего представления ему. Поэтому референт ГВС майор Борис Кононов после некоторых раздумий решил отослать меня куда-нибудь подальше от Луанды. Чтобы набраться опыта и уму-разуму, отправили меня в группу ЗРК «Оса-АК», дислоцированную в районе Шибембы, южнее Лубанго. Однако в Лубанго оказалось, что в группе «Оса-АК» переводчик уже есть, а вот во 2-й «боевой» бригаде ФАПЛА в Кааме, почти на самой границе с оккупированной ЮАР Намибией, у переводчика заканчивался срок пребывания, и его пора заменить. Старший группы СВС в Лубанго полковник Гаркавка сказал: «Поезжай пока в Кааму┘ на природу!»

В расположение бригады приехали затемно. «Хозяйство» располагалось километрах в двух к югу от Каамы, за небольшой рекой под названием Какулувар. Местность вокруг была изрыта воронками от взрывов снарядов и бомб — зримые следы, оставшиеся от прошлых агрессий ЮАР. Поселили меня в одной из землянок, или так называемый рефужий (португальское слово, означает убежище, настолько прочно вошло в обиход «русских ангольцев», что даже склонялось как русское). Это заглубленное помещение площадью примерно три на три метра. Две кровати с пологом от москитов, стол. Стены и потолок обшиты досками. На полу тоже доски. Сверху насыпан грунт толщиной около метра, и для маскировки — кустарник. Вот в этой рефужии я прожил чуть больше месяца, а многие наши военные советники и специалисты жили годами».

Обратите внимание на то, что вопрос о посылке «служащего СА С.Некрасова» в боевую ангольскую бригаду, дислоцировавшуюся на границе с оккупированной ЮАР Намибией, решался устно. Никаких командировочных документов старший группы СВС в Лубанго полковник Гаркавка не оформлял, да и в Луанду, как потом оказалось, сообщить об этом забыл. Это был настоящий замполит.

Находясь там я вел дневник.

«24.12.75 года (суббота). С утра спокойно. В 13.00 первый налет авиации. В 14.00 — второй. Выезжали на батарею «Оса-АК» При возвращении попали под обстрел НУРСами, взрывы метрах в 300 от нас. В 15.30 третий налет, в 18.25 — четвертый, во время ужина. Обошлось без жертв. Осколки попали в цистерну с водой. В 23.00 начался артобстрел, продолжался до часов 5 утра.

25.12.75 года (воскресенье). В 5 часов утра — налет авиации. Сброшены три бомбы на роту связи. Одна не разорвалась. К 6.00 все смолкло. В 13.55 и до 14.35 снова появилась авиация ЮАР. Взрывы далеко. В 17.00 поехали на зенитную батарею. Из батареи поехали заправляться, снова налет. Такое впечатление, что бьют как раз по батарее, где мы только что были.

26.12.75 года (понедельник). В 10.40 налет авиации. Стоял у входа в «рефужиу». Вдруг звук близкого разрыва, обдало взрывной волной. В 11.00 самолеты улетели. Много бомб замедленного действия. В 16.30 одна взорвалась где-то рядом».

как я уже рассказывал в истории с заколдованными коровами , что иные высокопоставленные политработники и штабисты (а также финансисты, кадровики и даже работники военторга из Луанды) делали все, чтобы организовать себе командировки, например, в Менонге, Куиту-Куанавле или другой район, объявленный приказом ГВС зоной боевых действий. Всего на несколько часов, в крайнем случае на одни сутки. Зачем? Чтобы провести «партсобрание, которое без них состояться на может», или устроить «разбор полетов», «дать разъяснение по финансовому обеспечению личного состава» и т.д. И, соответственно, за несколько командировок получить «в зачет» двое-трое суток пребывания в зоне боевых действий. Этого вполне хватало для оформления заветной зеленой книжицы «Свидетельства о льготах».

Наша же помощь в Африке в то период основывалась на идеологических постулатах «поддержки национально-освободительного движения» и поэтому считалась бескорыстной. Но советские военные советники и специалисты работали в этих странах далеко не бесплатно. И этого забывать нельзя. В Анголе, например, советник в период с 1975 по 1990 год зарабатывал более тысячи долларов, а специалист и переводчик от 600 до 800 долларов. Я, как переводчик ежемесячно расписывался в ведомости за 750 долларов. И официально считалось, что платила нам ангольская сторона.

Были и юморные моменты. Прибыли танки начальнику/ советнику/ передовой базы, как всегда в кратчайшие сроки была поставлена задача обучить экипажи. Но что то пошло не так. Экипажи сформировали, но работали они плохо, неслаженно. И никакие меры не помогали. Был призван знаменитый африканский колдун советского происхождения. Делать было нечего, в голову нечего не лезло. И тогда мне вспомнились истории моего отца-фронтовика, как их учили танковом училище в 1942 году, танков не было, а тактику применения учить надо. Вот от бедности и придумали способ-танковый по пешему, экипаж строился в порядке как располагались в боевой машине. Так как были в Африке, я это дело содной стороны упростил, но и усложнил, чтоб выработать слаженность экипажей, им выдали бревно с которым экипажи не расставались. Причем нигде кроме сна. Через неделю экипажи танков, действовали слаженно и их оккультные воззрения им больше не мешали. Выпуск был вовремя и успешный. Мне в очередной раз пообещали награду, но я ее не ждал. Через пару месяцев на базу прибыл советник танкистов и сообщил занятную новость. В ходе боевого выхода , танковая колонна наткнулась на "черных" лесорубов везущих, уже срубленные стволы. Колонна браконьеров Была безжалостно раздавлена, причем особенно жестоко были уничтожены бревна, копии близнецы тех учебных бревен.

Вопрос о боевых наградах — это отдельная тема. Меня за время командировки в Анголу дважды представляли к награждению орденом Красной Звезды. Но уже в Москве в наградном отделе 10-го Главного управления ГШ ВС СССР никаких следов представлений обнаружить не удалось. А ведь было же офицерское собрание, которое рекомендовало командованию представить офицера к награде за проведение операции «Жираф»! Было и представление командования.

Вот так и награждали в Анголе.

Справочные материалы
На стороне вооруженной оппозиции воевали наемники, но и УНИТА и ФНЛА тщательно старались скрыть сей факт. В 1974-1975 годах на стороне ФНЛА сражалось несколько сотен наемных солдат: португальцев, бразильцев, французов. Были среди них и американцы и англичане. Лидер УНИТА Жонас Савимби португальцев особенно не жаловал, но в то же время охотно пользовался услугами южноафриканцев. ЮАР в свою очередь для действий внутри Анголы вербовала «солдат удачи» во всех странах. В южноафриканской армии того времени даже имелись отдельные части и подразделения, целиком сформированные из наемников, как белых, так и темнокожих. Из них состоял батальон «Буффало», специально предназначенный для действий на ангольской территории. Он официально даже не входил в состав южноафриканской армии. Его солдаты и офицеры оставили на земле Анголы многочисленные кровавые следы. Батальон имел разветвленную структуру, на его вооружении стояли и тяжелая боевая техника бронеавтомобили, артиллерия, портативные противотанковые и противовоздушные комплексы Спецподразделения батальона состояли из нескольких рот по 80 — 100 человек. Имея в своем составе португалоговорящих чернокожих, «буффоловцы» часто переодевались в форму правительственных войск, проводили разведку, совершали диверсии, иногда целиком сжигая целые деревни. А потом представляли дело так, как будто это сделали фапловцы. Роты батальона действовали автономно, могли несколько месяцев находиться в отрыве от основных баз. Каждое подразделение «буффаловцев» имело свою символику и кодовое «звериное» название: «Волк», «Гиена», «Лев», «Лисица» и т. п. Кроме «Буффало» в составе армии ЮАР существовал и другие наемнические части, имевший аналогичную структуру и задачи, например батальон № 101, целиком состоящий из чернокожих выходцев из Намибии (т.н. батальон «Овамбо»).

Глава 4 Вызов в Луанду.

Прошел Новый год и зима прошла. В Африке я был уже год . Воспоминания о прошлой жизни в будущем, вот так парадокс. Здесь же и сейчас прошлое — настоящее время, Африка, как кому, а мне не мечталось о африканских странах и племенах. Ни в прошлом ( будущем), как выяснилось и Кузнецов/ человек/ который теперь я о Африке не мечтал. Но как говорится человек предполагает, а жизнь располагает. После университет в городе на Волге, меня призвали в Советскую армию и после нескольких дней, кто то решил , что я могу быть переводчиком с португальского и отправил меня в Анголу. Было бы смешно, но это правда. А ведь говорили мне: кабаки и бабы, доведут до цугундера. Это сейчас я умный, а тогда в "Метрополе" , кто меня тянул за язык? Надо было ту блондинку зажимать в фойе у оркестра. Оказалось она не одна, а с каким— то возрастным спутником, ну и тогда все обошлось бы, но нет надо было довести все до конфликта, а спутником блондинки оказался генерал армии из "райской группы" МО СССР. Кто не знает это группа генералов при Министре Обороны, без обязательств но с правами, ох и большими правами. Этих прав хватило, чтобы юридической факультет выпустил переводчика и 10 управление с этим согласилось и в двадцать четыре часа я убыл в Африку. Ну а в Анголе нашли мне место службы, сначала бригада, а затем ещё дальше передовая база. Здесь же я нашел себя в "колдовстве", вот такая битва экстрасенсов.

И вот после года в джунглях, срочный вызов в столицу Анголы — Луанду, прилетела вертушка с целым полковником и срочный приказ" бросить все и прибыть к ГВС (главному военному советнику). Зачем им обычный лейтенант, ума не приложу. Сопровождающий даже не захотел попробовать шашлыки, странно но это так. Все сборы заняли 10 минут и "аллюр три креста". Полет прошел спокойно, даже стало тревожно.

При подлете к Луанде, виды города шикарные, после наземного так сказать осмотра, сложилось мнение город контрастов. Прямо-таки в духе советских рассказов, лекций и телепередач, посвящённых жизни в «капстранах». Но столица Анголы, небольшой страны в Южной Африке, действительно является одним из самых типичных «городов контрастов».А всё потому, что здесь нет отдельных элитных районов и районов трущоб. Фешенебельные здания и картонные домики нищих здесь чаще всего располагаются в одной и той же дислокации: прямо по соседству или в шаговой доступности друг от друга.

Если взглянуть на набережную Луанды, можно обалдеть — и от зависти, и от фантастичности и даже неуместности открывшегося зрелища. Перед глазами предстанет солидный и красивый город, который некоторые сравнивают с Панамой или Тель-Авивом. Шикарные небоскрёбы, чистый и ухоженный пляж, усаженный аккуратными рядами пальм, хорошая дорога вдоль всего этого великолепия.

Не зря Луанда считается одним из самых дорогих городов мира. На африканском континенте городов с таким статусом совсем немного, хотя Луанда в этом смысле не единственная: так, в Камеруне расположена Дуала — ещё один мегаполис из списка самых дорогих в мире (и самых современных и благоустроенных в Африке).

Во всей этой красоте и живут сегодняшние ангольцы. Избранные. Таковых здесь не особо много, хотя масштабы современной городской застройки поражают. Это вам не типичный «африканский мегаполис», в котором имеется единственная «собственно городская» улица в центре (застроенная советскими высотками или колониальными зданиями) и бесконечный лабиринт трущоб.

Это с виду вполне «западный» мегаполис. Но если приглядеться, то легко видно, как в паре десятков метров от небоскрёба или нескольких богатых вилл ютятся бедняцкие лачуги или старые, полуразвалившиеся многоэтажки.

Зачастую элитная и нищая застройки находятся буквально по разные стороны проезжей части. Один из богатых жилых комплексов здесь так и называется — «Новая жизнь»; а по другую сторону от дороги раскинулся заваленный под завязку мусором картонно-фанерный муравейник, который местные шутники прозвали «Забытой жизнью».

Мусора, кстати, в этом городе не просто много. Может показаться, что местные бедняки живут в буквальном смысле на свалках. Поскольку город расположен вдоль моря, тонны мусора ежедневно выбрасывают в воду, и он образует плотную поверхность вдоль берегов. В этой запруженной мусором воде местные рыбаки даже умудряются ловить рыбу. А совсем рядом — оживлённый порт, в котором краны разгружают предназначенный для немногочисленных «хозяев города» товар — наряды от лучших модельеров мира, бытовую технику, автомобили, предметы роскоши. Но если вы думаете, что в благополучных районах мусора нет вовсе — вы серьёзно ошибаетесь. Стихийная свалка может образоваться и возле главной достопримечательности города — крепости Сан-Мигель, где висят портреты местных генералов, выставляется военная техника и куда каждый день наведываются высшие чиновники; и перед культурным учреждением, расположенным в прекрасном колониальном доме.

«Элитная» Луанда продолжает расти, и она неизбежно наступает на «трущобную». С несчастными обитателями трущоб здесь вообще не церемонятся: просто приезжают бульдозеры и сносят все домики.

Правда, некоторую компенсацию им всё-таки выплачивают, и её вполне хватает для продолжения скудного существования. А новый домик из подручных средств можно легко соорудить где-нибудь в другом месте.

Трущобы Луанды часто именуют фавелами, также как в Бразилии, ведь население страны тоже говорит на португальском (Ангола — бывшая колония Португалии). Однако это название используется только португальцами, сами же ангольцы именуют их «муссеке», что в переводе с одного из африканских языков означает «красный район» (по цвету местной глины).

Так что новый социалистический строй строят успешно. Здесь как и в Союзе, актуален анекдот, как всегда антисоветский заканчивается словами: список этих людей прилагается.

Причина вызова оказалась простой и сложной одновременно. Суеверия никуда не делись из голов народа и партбилет не мешал суевериям, слава опытного колдуна, который переколдовал африканских вудуистов достигла ушей зама по политической части в очень извращенном виде. Я не только победил колдуна но и уничтожил десятки порождений ада. И смешно и грустно. Теперь о причине срочного вызова. Было обнаружено, что стали пропадать чиновники и местные партийцы, пока пропадали мелкие никто не чухался. Но пропал любовник секретаря местного горкома местной компартии и поднялся шум. Местное МВД и госбезопасность не смогли найти этого героя нетрадиционной любви и местный партийный руководитель пошел на поклон к местному советнику по политической части. Среди ангольцев тоже знали о советском колдуне.

Задача была поставлена просто: найти в любом случае и несмотря на ориентацию героя-любовника, политика превыше всего. Хоть он и пид...с, но это просоветский пид...с.

Так как вилла , где был штаб политических советников была на берегу, охранялась она боевыми пловцами, из их состава выдернули двоих и поставили ко мне на усиление. Парни были бравые, но к сожалению могли только сторожить или взрывать. Использовав прикомандированных в качестве грубой физической силы занял один из участков местных сил поддержания порядка, потом в этом здании освободили помещение местного ленинского зала. Парни приволокли школьную доску и несколько столов с десятком стульев. Пока устраивались приехала госбезопасность подавлять мятеж. Кто то из местных стражей порядка подсуетился, затем этого суетливого негра, долго били на заднем дворе, чтобы не отвлекал занятых людей, кстати госбезопасность оказалась полезной, в комнату очищенную от портретов местного политбюро свезли все дела о без вести пропавших, ну как все те которые завели. Таких дел оказалось почти тысяча, если точно девятьсот девяносто восемь.

На школьную доску повесили крупномасштабную карту города и стали наносить отметки, где последний раз видели пропавшего. Переводчиком работал анголец, хорошо говоривший на русском языке. Отметки собрались в три концентрированных пятна. Первое — порт, второе общежитие железнодорожников / это был целый комплекс зданий/, третье район вилл " новая жизнь". Наибольшее количество пропавших было в районе порта более семисот человек и сразу же выявилась закономерность, люди пропадали каждые три дня примерно пятьдесят пропавших каждые три дня. Версия лежала на поверхности, преступная группа имеет доступ в порт каждые три дня и по всей видимости график работы сутки-трое. Но куда девали тела и зачем их похищали. В интересующий нас период работали 15 человек, это была бригада докеров и несколько кладовщиков и сразу стало понятно куда исчезали тела, преступники получали и отпускали соляную и азотную кислоту. Просто в будущем я сталкивался с таким способ сокрытия тел, путем уничтожения / растворения / тела в кислоте. Как говориться " нет тела, нет дела". Дольше пришлось втолковывать представителям ангольской госбезопасности, как и что, затем силами стражей порядка был грандиозный обыск складских помещений и арест подозреваемых . в одном из пакгаузов были обнаружены вещи, очень много вещей и десяток комплектов формы. Так как дело было засекречено, всех задержанных расстреляли в том же пакгаузе, где они убивали своих жертв. Расстреляли так как не обнаружили связей с зарубежными врагами ангольской революции. На весь этот процесс у нас ушло 24 часа. Усталость и впечатлений от следствия силами госбезопасности была тяжкой и тягостной, вынесение приговора заняло меньше времени, чем его исполнение. Переводчик оказался заместителем руководителя ДИСА Элдер Феррейра Нето. В личном общении милый и воспитанный человек. Он же вручал мне награду золотой брегет с надписью" за заслуги в защите завоеваний ангольской революции" но это было позже , а сейчас нужно было искать любовь политического руководителя.

Поспав десять часов, позавтракали . после первого успеха и под присмотром Директората с бытовыми условиями стало получше. По краней мере завтрак был из ресторана.

Второе крупное пятно мест пропажи было в районе комплекса зданий министерства железнодорожного транспорта. Около двухсот пропавших. Наш переводчик несмотря на должность остался с нами, еще при первичной проверке материалов и их отборе, мне что то царапнуло слух. Вторично прошерстя материалы в голову пришло "группа Векслера", в будущем я читал короткий , но очень страшный рассказ о разоблачении и уничтожении группы бандеровцев в 1946 году на Луганщине / написал Глеб Бобров. Здесь было очень похожее дело, все пропавшие имели вес от 80 до 90 килограмм. После уточнения у нашего переводчика стало ясно подозреваемые, это семья украинцев-эмигрантов приехавших в Анголу сразу после войны. Эта семья держала подсобное хозяйство со свиньями и столовую в комплексе железнодорожников. Очередной обыск и захват подозреваемых вылился в короткое но ожесточенное боестолкновение, подозреваемые отбивались до последнего, у них оказалось на руках три немецких пулемета МГ-42, после того как они посекли пулеметным огнем группу оперативников госбезопасности, свиноферма и жилые помещения были накрыты орудийным огнем и стерты с лица земли. При разборе завалов были найдены фотоальбомы, где первое поколение этих эмигрантов щеголяли в форме дивизии СС "Галичина" и в немалых званиях, а также приходные книги, где потерпевшие шли на вес с указанием даты захвата.

Справочные материалы.
11 ноября 1975 года была провозглашена независимость Анголы. К власти пришла марксистско-ленинская партия МПЛА во главе с Агостиньо Нето. В Народной Республике Ангола (НРА) установился режим по типу «реального социализма». Важным его элементом стало создание службы госбезопасности, подчинённой партийному руководству.

Директорат информации и безопасности Анголы — DISA — начал действовать уже с конца 1975 года. Структурно он входил в систему Министерства внутренних дел НРА. Директором DISA стал полковник, затем генерал Луди Кисасунда (он же Жуан Родригеш Лопеш), член Политбюро ЦК МПЛА. Своим заместителем Кисасунда назначил Энрике Сантуша Онамбве. Главой МВД являлся Ниту Алвиш, однако DISA фактически находился в двойном подчинении, замыкаясь на президента Нето и генерального секретаря МПЛА Лусио Лару.

Оперативную подготовку DISA и его кадров вели инструкторы из КГБ СССР и Министерства госбезопасности ГДР. Использовались модели португальской службы ПИДЕ. Исследователи сравнивают DISA с НКВД и гестапо.

Первой задачей DISA являлось налаживание системы контрразведки в гражданской войне и установление жёсткого политического контроля на территориях, подвластных МПЛА. Управления DISA создавались во всех провинциях и муниципалитетах. Выявлялись и жёстко ликвидировались организации УНИТА и ФНЛА, любые антиправительственные группы. Оперативные и следственные действия осуществлялись с большой жестокостью, вплоть до пыток средневековыми методами.

DISA предоставлялись расширенные полномочия в производстве арестов, следствии и определении мер наказания. Ведомство активно занималось вербовкой агентуры, установлением негласного контроля, силовыми спецоперациями. Насилие применялось практически без ограничений, не только против политических противников, но и в сугубо бытовых ситуациях. DISA обрёл репутацию «могущественной и устрашающей структуры».

В 1977 году в МПЛА произошёл жёсткий конфликт между партийно-государственным руководством и группой радикальных коммунистов во главе с бывшим министром внутренних дел Ниту Алвишем. 27 мая 1977 Алвиш и его сторонники предприняли попытку вооружённого переворота. Среди своих доводов они называли произвол DISA. Один из руководителей DISA Элдер Феррейра Нето был захвачен мятежниками в заложники и расстрелян.

В тот же день мятеж был подавлен при решающем участии кубинских войск. Начались массовые репрессии — не только против участников мятежа, но и против всех, подозреваемых в нелояльности. Под руководством директора Луди Кисасунды и его заместителя Онамбве DISA произвёл десятки тысяч арестов, регулярно применялись пытки. По информации, оглашённой в 2001, сам Ниту Алвиш был убит после пыток по приказу Кисасунды.

Среди жертв репрессий были и сотрудники самой DISA, многие из которых считались сторонниками Ниту Алвиша.

Это был час торжества дьявола. ДИСА тоже была жертвой. Нет, не структура. Но — люди, которые в ней служили. Поэтому, когда я слышу, что ДИСА это палачи, то всегда отвечаю: палачом была система.Педру Гомеш, в 1977 году офицер госбезопасности в Бенгеле

Общее количество жертв досконально неизвестно, различные источники называют от 15 тысяч до 80 тысяч убитых.

Аббревиатура DISA до сих пор употребляется в Анголе как обозначение органов госбезопасности (по аналогии с «ЧК» или «КГБ» в СССР и РФ). Ветераны признают, что спецслужбы Жозе Эдуарду душ Сантуша значительно превзошли ведомство времён Агостиньо Нето.

Бывший директор DISA Луди Кисасунда занимал губернаторские посты в провинциях Маланже и Заире. Время от времени участвовал в торжественных мероприятиях, в том числе с участием иностранных (кубинских) представителей. Получал юбилейную медаль к 35-летию независимости в ноябре 2010, благодарственную грамоту командования военного округа Луанды в июне 2017. Умер в Португалии, торжественно похоронен в Луанде. В церемонии участвовал президент Анголы Жуан Лоренсу.

Бывший заместитель директора DISA Онамбве занимал пост министра промышленности. После выхода на пенсию приглашался на официальные церемонии, награждался президентом душ Сантушем.

В массовом сознании DISA ассоциируется прежде всего с политическим террором, особенно с кровавыми событиями 1977 года. Репутация ведомства в целом негативна как в Анголе, так и за её пределами. Отношение к DISA и его функционерам, в том числе после их смерти, становится поводом для резкой полемики, отражением современных политических конфликтов.

" Группа Векслера" Глеб Бобров


Основанная на реальных событиях история о группе ворошиловградских оперов УГРО, противостоявших в 1946 году банде душегубов в Каменном Броде.

Глава 5 продолжение

Доклад в миссии был промежуточный, несмотря на раскрытие двух огромных многоэпизодных дел, задача не была выполнена. Пропавший без вести друг политического деятеля из столичного горкома найден не был.

Привычно позавтракали, континентальным фирменным завтраком , группа наслаждалась прекрасно приготовленным кофе. Начинались третьи сутки поисков.

В очередной раз прочесали материалы, по последним данным, пропавших без вести оказалось немного всего двенадцать человек. Все они пропали в один день и практически в одном месте. Мало того, по информации из Директората, все они сопровождали нашу цель поиска. Взяв группу из госбезопасности , на старом помнящем ещё вторую мировую войну джипе , выдвинулись к вилле инициатора розыска. Как я помнил из будущего, розыск без вести пропавших начинался всегда с осмотра помещения, где до исчезновения проживала жертва. Был привлечен кинолог инструктор из штази с великолепным псом немецкой овчаркой. Даже стало грустно, фильм "коммисар Рекс" ещё не снят. Был привлечен эксперт и вот всей этой толпой прибыли на осмотр места происшествия.

Вилла была великолепна, размеры сада впечатляли. Настраивались на долгую муторную работу. Но все произошло много быстрее чем ожидалось. По моей просьбе хозяин этой великолепной усадьбы предоставил вещи пропавшего, овчарка практически сразу взяла след и привела к кустам каких то тропических цветов, которые по всем признакам посажены были совсем недавно. Хозяин усадьбы угрожал карами небесными и расстрелами, но руководитель Директората приказал ему помолчать, а сопровождающий его конвой надёжно зафиксировал грубияна. Нашли лопаты в сарае садовника и через пятнадцать минут были выкопаны все пропашие из третьей группы. Все оказалось банально и грустно, ссора окончилась убийством , остальные оказались ненужными свидетелями. Вилла стала бесхозной практически сразу, приговор был исполнен здесь же у ямы с жертвами. А может и правильно, так и надо с убийцами. Дальше было просто, меня оставили в столице и прикрепили к группе боевых пловцов охраняющих порт.

Обстановка была напряженной.

В те годы у берегов Анголы было взорвано более 15 гражданских судов, принадлежащих различным странам и компаниям. Также было совершено несколько диверсий в прибрежной полосе: подрывы мостов, нефтехранилищ, навигационных сооружений. Считается, что все эти диверсии совершили боевые пловцы 4-го разведывательно-диверсионного (морского) полка коммандос ЮАР .

Двумя минами было взорвано транспортное судно из ГДР «Арендзее». На борту, кроме гуманитарного груза, находилось 10 тонн оксида урана, добытого геологами совместного советско-немецкого предприятия «Висмут» в Намибии. Из-за опасения заражения акватории порта Луанда, судно было затоплено на глубине 500 метров в Атлантическом океане.

В порту ангольского города Намибе диверсантами были подорваны три гражданских судна: советские сухогрузы «Капитан Чирков», «Капитан Вислобоков» и кубинский транспорт «Гавана», доставившие более 25 тысяч тонн оружия, боеприпасов и продовольствия для предстоящего широкомасштабного наступления ангольской армии, СВАПО и АНК (операция «Альфа Центавра»). «Гавана» затонула, а советские суда остались на плаву, взрыва боеприпасов не произошло, никто из членов команд судов не пострадал. Диверсанты также обстреляли из гранатомётов топливную базу в городе и взорвали мины под пятью опорами ЛЭП, обесточив город.

А ситуация была такая, что черт ногу сломит. Президент страны и глава правящей Революционно-Трудовой партии, бывший партизанский вожак доктор Агустиньуш всерьез собирался строить социализм по примеру советских друзей и даже предпринимал к этому кое-какие попытки. Беда только, что реально он контролировал не более, а, пожалуй что, и менее двух третей страны. На севере со своими отрядами прочно сидел, держа под седалищем немаленькую территорию, доктор Сабумба, еще один бывший партизанский вожак и лидер собственной партии, как водится, с гордым и красивым названием. Вообще-то он тоже намеревался строить в Анголе социализм — но на какой-то свой манер и уж безусловно с самим собой со своей партией во главе. Горький юмор ситуации заключался еще и в том, что в колониальные времена будущий доктор юриспруденции со швейцарским дипломом изучал тактику партизанской борьбы на некоем мало кому известном интересном военном объекте в Крыму.

Что еще печальнее, это были не какие-то бродячие партизанские шайки, а настоящее государство — с местными органами власти, профсоюзами, Лигой женщин и даже некими аналогами комсомола и пионерии (именовавшимися, конечно, иначе). А поскольку на подвластной несостоявшемуся юристу территории вовсю добывали золото, алмазы и нефть, недостатка в деньгах Сабумба не испытывал. И сколотил неплохо организованную армию чуть ли не в сорок тысяч человек. Юаровские инструкторы, противотанковые и зенитные средства из США, разнообразная помощь от Англии и ФРГ, десятка арабских и африканских государств… Одним словом, серьезная собралась компания.

На юге угнездился еще один доктор, на сей раз философии, с парижским дипломом — как водится, со своей партией, вооруженными отрядами, маскировавшимися под простых бедных наемников юаровским регулярным батальоном. Этот деятель к социализму любых разновидностей никаких симпатий не питал и собирался строить как раз капитализм. Правда, калибром он был помельче сеньора Сабумбы. Но кое-какие золотые рудники тоже подгреб и помощь из-за границы получал. Иногда «швейцарский юрист» и «парижский философ» меж собой грызлись, но воевали в основном против Агустиньуша.

Хватало игроков еще мельче — парочка сепаратистских фронтов, собиравшихся отторгнуть от Анголы свои провинции и завести там суверенные державы. Несколько сильных племенных вождей со своими ополчениями — одни держали нейтралитет, попросту отбиваясь от любого, кто сунется, другие повоевать кто против «швейцарца» с «французом», кто против соседей, кто против центральной власти. Бродило множество крайне мутных отрядиков, обученных и вооруженных кто китайцами, кто северными корейцами, кто португальцами или англичанами. Из Намибии и Родезии, отрываясь от погони, на ангольскую территорию непринужденно переходили отдохнуть и отсидеться отряды тамошних партизан — как правило, не ставя о своем визите в известность центральные власти — а следом за ними порой, не заворачиваясь ангольским суверенитетом, вторгались родезийские и юаровские коммандос. По лесам и горам болтались шайки так называемых «фузилейрос», аборигенов, когда-то служивших у португальцев в полицаях, агентах охранки, на прочих малопочтенных должностях. Наворотившие столько, что половина из них не попадала ни под какие амнистии, а другая половина имела все основания опасаться кровной мести. Бродили вовсе уж непонятные банды, о которых ни одна разведка не знала, чего они, собственно, от жизни хотят. И, наконец, старатели, авантюристы, шпионы…

Одним словом, если отбросить дипломатические обороты, гадюшник невероятный. Правительственная Народная Гвардия особыми боевыми успехами похвастать не могла, и слишком многое тянул на себе сорокатысячный кубинский контингент. Регулярных советских частей тут не было — одни советники (которым частенько приходилось и участвовать в боях, когда ситуация подопрет).

И уйти отсюда никак невозможно. Во-первых, на одной шибко закрытой политинформации мы услышали примечательную фразочку: «Превратить Анголу, в эталон африканского социалистического государства, целиком и полностью ориентирующегося на СССР». Во-вторых — большая геополитика. В рамках глобального противостояния США. А потому на бывших португальских военно-морских базах отстаивались советские эскадры, а на бывших португальских базах ВВС регулярно садились на дозаправку советские красавцы-гиганты «Ту-95», самолеты стратегической разведки, действовавшие в Северном полушарии. И уж на этом фоне мелкими выглядели стычки на южной границе, где советские зенитно-ракетные комплексы кубинско-ангольскими расчетами лупили по вторгавшейся южноафриканской авиации…

Отдых был недолгий. Вызвали к главному военному советнику.

Столица казалась прифронтовым городом — частенько попадаются усиленные пешие патрули, кое-где на перекрестках торчат броневики, справа, на тротуаре, кого-то поставили лицом к стене и обыскивают… Дело, конечно, не в том, что Сабумба, выступая вчера у микрофона собственной мощной радиостанции «Черный петух», пообещал в ближайшее время взять столицу, разобраться со всеми идейными противниками, а «самозваного президента с его приспешниками предать народному суду». Подобное он обещал уже раз пять, но кишка все же тонка. Зато ходили упорные слухи, что юаровцы вознамерились наконец напакостить не по мелочам, а устроить полномасштабное военное вторжение. Чего от них вполне можно ожидать…

Приехали к ГВС , однако сразу перенаправили к кубинцам.

До кубинской базы добрались без приключений. Несколько минут торчали у ворот — с базы, поднимая красноватую пыль, выезжала длинная колонна «тридцатьчетверок». Здесь они себя показывали очень даже неплохо, тем более что у оппозиции бронетехники — кот наплакал. Противотанковых средств ей, правда, в избытке подбрасывают добрые иностранные друзья, и тут уж кому как повезет — не только «тридцать четверки» горят, но и гораздо более современные «пятьдесят пятые», получив в борт, кончают печально…

Мы долго ехали мимо бесконечной, казалось, шеренги самолетов — советские «Ту-95» и «МиГи» кубинского авиаполка. Эта база тоже была построена португальцами и победителям досталась целехонькой — аэропорт, танкодромы, казармы, целый квартал двухэтажных домиков, прямо-таки близнецов того, в котором разместилась группа боевых пловцов.

К одному из них джипы и свернули. Пропусков оказалось достаточно, чтобы без проблем миновать двух бдительно-хмурых автоматчиков, а потом и офицера, сидевшего за столом в прихожей. В доме стояла тишина, они поднялись на второй этаж, никого не встретив — ну конечно, генерал Санчес, как бывает с персонами его положения, обитал тут единолично.

Сопровождающий уверенно распахнул первую дверь слева, жестом пригласил нас. Это определенно была приемная, где за столом с батареей телефонов сидел чернокожий офицер. Чернокожие в кубинском контингенте составляли большинство — в полном соответствии с провозглашенным Фиделем Кастро лозунгом: «Когда-то колонизаторы увезли в рабство из Африки множество предков кубинцев, а теперь их потомки вернулись в Африку, чтобы помочь братьям в борьбе с мировой реакцией». Признать по совести, тут имелась трудно опровергаемая логика…

Обменявшись парой фраз с адъютантом, безопасник, сказал на приличном русском:

— Придется подождать, у генерала здешний министр обороны…

Мы присели поближе к двери кабинета. Присмотревшись к столу адъютанта, я испытал нешуточное для советского человека потрясение: там, рядом с официальными бумагами, преспокойно, на виду, обложкой вверх лежал свеженький номер журнала «Плейбой» с крайне скупо одетой блондинкой в легкомысленной позе. Я откровенно позавидовал порядкам, царившим у союзников с Острова Свободы — как отреагировал бы на этакую литературу советский замполит, и какие это имело бы последствия, догадаться нетрудно…

Довольно скоро дверь кабинета распахнулась (чересчур уж энергично), оттуда быстро вышел знакомый по газетным фотографиям министр обороны, здоровяк лет сорока с кудрявой бородкой, в красном берете, отягощенном замысловатой золоченой эмблемой, в белой парадной форме, украшенной полудюжиной местных орденов и советской Красной Звездой. Вид у него был мрачный и даже, пожалуй что, сердитый. Ни на кого не глядя, зло поджимая губы, он размашистыми шагами пересек приемную и стал спускаться по лестнице, преувеличенно громко топая.

Генерал Санчес, стоя в распахнутой двери кабинета, смотрел ему вслед спокойно и где-то даже философски, с видом опытного дипломата — но на губах у него играла едва заметная улыбка.

— Ага, — повернулся он к нам. — Приехали. Отлично. Пойдемте, компаньерос.

Произнесено это было на довольно приличном русском. Кабинет оказался слишком скромным, к генеральскому столу был приставлен перпендикулярно второй, всего-то рассчитанный на четырех человек — видимо, многолюдные совещания Санчес проводил где-то в другом месте.

Усевшись, я огляделся, как учили, — чтобы и заметить все достойное внимания, и не вертеть при этом головой туда-сюда с видом невоспитанного вахлака.

Кубинское знамя в углу, портрет Фиделя над генеральским креслом. Несколько гораздо более интересных увеличенных фотографий в застекленных рамках. Всадник на лошади, на боку деревянная кобура «Хай Пауэра»[4], весьма похожая на маузеровскую, круглый берет, знаменитая бородка — Че Гевара, конечно.

Дарственная надпись в углу. «Т-34» на песчаном пляже, судя по спокойной воде слева, попавшей в кадр, это морской берег — уж не Плайя-Хирон ли? Несколько человек рядом, ага, вот и Санчес среди них, еще с бородой. Знаменитый снимок, когда-то обошедший газеты всего мира — трое совсем молодых бородачей радостно, во весь рот улыбаются, стоя у борта открытого броневика. Фидель, Че и Санчес, повстанцы только что вошли в Гавану…

Сейчас генерал Санчес выглядел донельзя обыденно — крепкий мужик за пятьдесят с красивой проседью на висках, в простой полевой форме без знаков различия и наград. И все равно, я испытывал нешуточный прилив этакой романтической восторженности, с которой ничего не мог поделать. В пионерские времена этот человек был легендой. Фидель, Че и Санчес. Революционеры, свергшие кровавого диктатора. Барбудос. «Куба, любовь моя, остров зари багровой…» Именно мне (чему многие завидовали) выпало нести портрет Санчеса тогда, на торжественном открытии смены в пионерском лагере. «Слышишь чеканный шаг? Это идут барбудос…»Я еще не успел истрепать свой первый пионерский галстук — а этот человек ходил с автоматом по джунглям, воевал с батистовскими карателями, терял боевых друзей, отступал и побеждал, чтобы в конце концов во главе революционных бородачей войти в ликующую Гавану. Легенда.

— Товарищ Жоакиньо вышел с таким видом, словно остался очень недоволен… — я произнес нейтральным тоном.

Санчес усмехнулся:

— Не то слово, компаньера… Я бы сказал, кипя от злости… — он доверительно улыбнулся мне. — Уж с вами-то, компаньеро Вячеслав , можно быть откровенным, я знаю, советские товарищи с этой проблемой тоже сталкивались… Товарищ Жоакиньо, как и некоторые другие руководители, настаивает, чтобы наши войска принимали самое широкое участие в борьбе с местной оппозицией… на что наше руководство никак не может пойти. Позиция Гаваны известна: мы находимся здесь, чтобы при необходимости защитить братскую страну от иностранного вторжения. Со своей внутренней контрреволюцией нашим ангольским друзьям следовало бы более активно справляться самим. Товарищ Ленин не зря говорил: только та революция чего-нибудь да стоит, которая умеет себя защищать. Пример Советского Союза и Кубы это прекрасно доказывает. Увы, не все здесь склонны крепить собственные силы, многим кажется, что сильные старшие братья обязаны постоянно заслонять их широкой спиной… А это идет только во вред революции, вы согласны?

Я кивнул, совершенно искренне, поскольку был с этим согласен на все сто.

Давайте перейдем к конкретным делам?

Глава 6 Операция "Черный петух"

В желтой жаркой Африке не видать идиллии ...
В. Высоцкий


Согласно известной америкосовской песенке — ура, ура, вся шайка в сборе… Акция была не одноразовая, нам тут работать и работать, так что настраивайся. Сколько нам тут торчать, знает только высокомудрое начальство, а у него как-то не спросишь…

— Как это у вас говорят, компаньеро Виктор? Сухая ложка рот дерет…

Он открыл высокую дверцу лакированного шкафчика, выставил на стол бутылку рома с незнакомой Виктору этикеткой, бокалы, блюдца с нарезанными фруктами, конфетами без оберток, копченым мясом. Наполнил рюмки весьма щедро.

«Правильный генерал, — подумалось мне , зажевывая конфеткой великолепный ром. — Отец-командир, можно сказать. Вряд ли такого гостеприимства удалось бы дождаться от своих генералов. А впрочем… Вряд ли Санчес распивает ром со своими подчиненными. Сейчас, как ни крути, имеет место быть международное совещание представителей двух братских армий. И все равно, правильный генерал, другой на его месте мог бы и газировкой ограничиться».

— Ну, а конкретика… — сказал Санчес. — Она не особенно и сложна. Мне хотелось бы, чтобы вы присутствовали при той или иной специальной акции — и, разумеется, представили бы потом надлежащий отчет вашему командованию. Чтобы у нас не было тайн друг от друга…

Я кивнул — с дипломатичным, хотелось верить, видом.

Интересные были ощущения — впервые в жизни мне приходилось участвовать в подобном мероприятии, причем в качестве высокой договаривающейся стороны, да вдобавок генерал был не абы какой, а живая легенда…

— У вас будут вопросы? — любезно осведомился Санчес.

— Пожалуй, нет, — ответил я , тщательно взвешивая слова. — Если понадобится какой-то инструктаж, его наверняка дадут в свое время. Вот только основная служба…

— Об этом не беспокойтесь, — заверил Санчес. — Я прекрасно понимаю, что у вас за группа, что мелочами она не занимается… Все учтено и обговорено: будем вас привлекать исключительно в тех случаях, когда это не помешает основной службе. Как, например, сегодня вечером. Меня заверили, что ваша группа будет бездействовать еще два дня, если не дольше… За будущие успехи!

И он второй раз наполнил пузатенькие бокалы — правильный генерал, что уж там… Одно слово — барбудос…

…Как и все остальные, я был в штатском, в полотняных брюках, какие носила чуть ли не вся штатская Луанда, и просторной рубахе навыпуск, прикрывавшей кобуру на поясе.

Маленький фордовский микроавтобусик со сдвигавшейся набок дверью кузова и непонятной, но определенно гражданской надписью по борту был без окон. Правда, перегородки меж кузовом и сиденьем водителя не имелось, так что можно видеть, что происходит впереди — ровным счетом ничего интересного. Редкие, обшарпанные дома, перемежавшиеся обширными густыми рощицами, восточная окраина столицы.

Я покосился на Пабло — на его лице присутствовал некоторый охотничий азарт. Остальные двое — кряжистый негр лет сорока и белый помоложе с лихими ухоженными усиками гусарского поручика — сохраняли полнейшую бесстрастность. Всем нутром чуялось битые спецов, что угадывалось по массе деталей, неведомых человеку цивильному.

Фургончик стал замедлять ход, прижался к обочине, пропустил пассажирский автобус. Затрещала рация впереди, тот, что сидел рядом с водителем, выслушал пару отрывистых, непонятных мне фраз, обернулся:

— Они приближаются. Полная готовность, компаньерос!

Их обогнал бело-синий «бьюик» далеко не самой последней модели — тот, насчет которого инструктировали.

Дальше все происходило в лихорадочном темпе. Водитель резко прибавил газу, «фордик», явно снабженный форсированным мотором, обошел американский драндулет, как стоячего, вырвавшись вперед, резко развернулся, перекрывая дорогу, затормозил. Негр, держа в правой руке дулом вверх «Скорпион» с глушителем, левой молниеносно распахнул сдвижную дверь на всю ширину, и четверо ринулись из кузова, рассыпаясь веером.

Хромированная решетка радиатора «бьюика» оказалась не далее чем в паре метров. Пабло , закусив губу, выпрямился, держа обеими руками вороненый «кольт», паля в водителя сквозь стекло, моментально покрывшееся дырками с паутиной трещин.

Остальные уже летели. Белый распахнул дверцу рядом с водителем. Сидевший там человек, судя по всему, обладавший неплохой реакцией, уже успел выхватить из-под легкого пиджака короткоствольную «кобру» — но негр выбил револьвер ногой, ухватив пассажира за запястье, выдернул его наружу, коленом и ребром ладони успокоил на продолжительное время. Слева от него стрекотал «Скорпион», звонко разлетелось стекло — это другой кубинец, расставив ноги, оскалясь, поливал очередями двоих на заднем сиденье. Работа была чистая, красивая, но некогда ею любоваться — негр и белый, ухватив оглушенного пленника за шкирку, забросили в фургончик, заскочили туда сами, следом запрыгнул Пабло , звонко захлопнувший дверцу — и «фордик» рванул прочь так, что все повалились кто на пол, кто друг на друга. Народ был тренированный, падать умели, так что никто ничего не отбил и другим уши не оттоптал. Бешеная гонка с резкими поворотами вправо-влево, визг покрышек, белый проворно защелкивает наручники на запястьях пленного, пожилого, но крепкого кафра, сует ему в рот кляп. Кафр остается в беспамятстве, мешком болтаясь на рифленом железном полу — физиономия довольно благообразная, по виду и не скажешь, что этот дядя Том, этакий караван-баши, руководит маршрутами, по которым наркотики с контролируемой Сабумбу территории идут в столицу, в порт, а оттуда в тайниках кораблей уходят в море…

Потом, удалившись на изрядное расстояние от места акции, оказавшись на центральных улицах, «фордик» сбросил скорость и покатил дисциплинированнейшим образом, соблюдая все правила (в отличие от большинства здешних водителей).

Маршрут закончился на той самой кубинской базе. «Форд» остановился у длинного кирпичного здания с часовым возле крыльца, негр с белым накинули на голову начавшему приходить в себя пленнику плотный мешок из темной ткани и потащили в дом, следом направился тот, что сидел рядом с водителем. Водитель, не оглядываясь на двух оставшихся пассажиров, очевидно, получивший подробные инструкции заранее, тронул машину.

Секреты так секреты.

Только вообще-то — боевая тревога…

Наша группа , все двенадцать, заняли очень выгодную со всех точек зрения позицию — на вершинах двух отлогих холмов, поросших редколесьем, отстоящих друг от друга метров на двести. Некоторую пикантность ситуации придавало то, что холмы эти не менее чем на полкилометра отстояли от ангольской границы, так что наша группа хамски нарушила пару-тройку законов. Однако это никого не волновало, ни исполнителей, ни штабных. Во-первых, они пребывали на территории оккупированной ЮАР Намибии — а эту оккупацию не признавала ООН, о чем имелась соответствующая резолюция. Во-вторых, в африканских заварушках к любым государственным границам по давним добрым традициям относятся наплевательски. И, наконец, такая уж нам выпала веселая служба, разрешавшая при необходимости чихать на любые границы, где бы они ни пролегали…

Ну, что поделать, если место очень удобное? Позади, в сторону ангольской границы и далее, более чем на километр до границы леса тянется голая саванна с невысокой травой, крайне неподходящая для засады либо оборонительного рубежа. Так что извиняйте, господа буры, вы и сами сюда влезли разбойным образом, чья бы корова мычала…

— Ну, что там? — спросил командир . Радист сбросил наушники на шею:

— Из того, что они там тарахтят, ни словечка разобрать не могу, сам знаешь, не учен… Однако ж идет интенсивнейший радиообмен между доброй полудюжиной абонентов, и не так уж далеко. А это наталкивает...

Все прекрасно понимали, на какие мысли это наталкивает: группу, которую они должны здесь встретить, давненько уж гонят, висят на хвосте. Ну, предусмотрен и такой вариант развития событий…

Я оглянулся назад, на ангольскую территорию — но, разумеется, в ночной темноте не смог разглядеть затаившегося там серьезного подкрепления — только темная полоска леса, заслоняющая яркие звезды. Впрочем, он и днем бы ничего не углядел — там все отлично замаскировано…

— Есть сигнал! — вдруг тихонько сообщил радист.

И на душе у всех стало невероятно легко. Чертовски неприятное занятие — ждать… Часами, в темноте, в тишине. Когда начинается, нешуточное облегчение испытываешь…

— Готовы! — распорядился командир.

Командир передал команду, дважды мигнув фонариком в сторону соседнего холма. Опустил на глаза прибор ночного видения, успевший изрядно натереть лоб. Впереди, в призрачно-зеленоватом свечении, пока что никакого движения не наблюдалось — только равнина, далекий лес, причудливые кроны…

Потом на опушке возникло движение — с полдюжины уродливых силуэтов, карикатурное подобие людей, вылетело из леса и на четвереньках чесануло вдоль опушки. Ветерок донес пронзительные вопли. Ага, они близко. Стайка бабуинов ни за что не станет устраивать ночью такие спринтерские забеги, не окажись поблизости опасного зверя или человека…

Очень быстро меж крайних стволов показались другие силуэты — уже двуногие, передвигавшиеся бегом. Они вереницей выбегали на равнину, держа курс аккурат меж холмами. Я машинально их считал: девять… четырнадцать… семнадцать… вроде бы все.

Приближавшихся аккуратно держали на прицеле — мало ли кто мог нагрянуть под видом ожидаемой группы. Далеко-далеко, на пределе слышимости, послышалось размеренное, частое, длинное стрекотание — пулемет, судя по звуку, не перемещавшийся, а занявший стационарную позицию. Ага, они оставили кого-то прикрывать отход, и следует заранее помянуть добрым словом неизвестного пулеметчика — в девяноста девяти случаев из ста, человек, оставленный в такой ситуации прикрывать уходящих, обречен…

Бегущие преодолели уже три четверти расстояния, отделявшего лес от холмов. Далекий пулемет еще строчил. К его треску присоединились гораздо более тихие автоматные очереди, дважды бухнули гранаты. «Кранты мужику, — как то отстраненно подумалось. — Ночью, в лесу, быстренько обойдут и загасят…»

На высоте груди бегущего первым трижды блеснул колючей синей вспышкой сильный фонарик. Условный сигнал был правильный — но и это еще ни о чем не говорило, мало ли что могло произойти…

И тем не менее нужно было действовать по инструкции.

— Пошли, — распорядился командир.

Мы , держа автоматы наготове, бегом спустились с пологого склона. Соседний холм тоже покинули двое . Вчетвером мы встали посреди широкой прогалины меж двумя холмами, держа на прицеле замедлившую бег вереницу. У меня в голове всплыло совершенно постороннее:

Будь зорок, встретив пригорок, не объявляй перекур.

Пригорок — всегда пригорок, а бур — неизменно бур…

Правда, ни единого бура среди приближавшихся не имелось, он уже рассмотрел, что там одни кафры. Что опять-таки ничего еще не доказывало: апартеид апартеидом, расизм расизмом, но в юаровской армии есть немаленькое подразделение «Черные мамбы», состоящее сплошь из негров, и это классно подготовленные коммандос, отчего-то не испытывающие понимания к угнетаемым соплеменникам…

Вереница превратилась в плотно сбитую группу, остановившуюся от них в нескольких шагах. Новоприбывшие точно так же держали встречающих на прицеле, шумно дыша, сплевывая наземь.

— Симба уквонто.

— Сизве, — откликнулся кто-то.

Тот, что откликнулся на непонятный пароль еще более непонятным отзывом, подошел к нам в сопровождении невысокого кафра. У него одного британская штурмовая винтовка висела за спиной, и он как-то странно прижимал к груди правую руку: правда, на раненого не походил, ни повязки не видно, ни кровь вроде бы не идет… Ага, в кулаке у него что-то зажато…

Тот, что произнес отзыв, придвинулся вплотную и почти шепотом заговорил на приличном русском:

— Компаньерос, ваша задача — доставить товарища в столицу, (они и сами прекрасно знали, в чем их задача, но промолчали, чтобы не разводить ненужной болтовни). Берегите его. Если все же что-то случится — эта вещь, кровь из носу, должна попасть к нашим…

«Ах, вот ты кто, — Такой же кафр, как я балерина».

Кубинец — а кому ж это еще быть? — произнес непонятную фразу, и человек с винтовкой за спиной показал им руку. В кулаке у него зажата кругленькая бельгийская граната (с выдернутой чекой, бля!) и к ней надежно примотан прозрачным скотчем темный цилиндрик величиной с тюбик губной помады.

Он тут же, правда, вставил чеку на место, но усики загибать не стал, лишь чуть-чуть развел. Хорошенький же попутчик попался…

— Компаньерос, уходите быстрее, — деловито добавил кубинец. — Погоня идет серьезная…

Он что-то сказал одному из своих, тот громко скомандовал — и пришедшие развернулись, цепочкой залегли, выставив стволы в ту сторону, где все ближе слышался собачий лай. Следовало бы им сказать, что тут и без них обойдутся, что им бы тоже сломя голову чесать на ангольскую сторону — но давать такие советы они как раз не имели права…

Собачий лай быстро приближался. Справа послышалось тугое, шелестящее стрекотание, плывущее низко над землей. Они как раз оказались в промежутке меж очередными холмами, и прекрасно видели, как над лесом, откуда шла погоня, возникли два темных силуэта, приближавшиеся с нехорошей быстротой. Два вертолета, широко разомкнувшись, шли по прямой прямо к тому месту, где залегли партизаны.

Я подумал: ну, вы сейчас, ребята, огребете…

На опушке леса, на ангольской стороне , засверкало и загремело даже раньше, чем они ждали, три пары огненных трасс скрестились на вертолетах, правый почти сразу же взорвался ослепительным оранжево-багровым клубком огня, по причудливой траектории ушел к земле, разбрызгавшись высоким костром. Второй дернулся было в сторону, но тут же попал под трассы, задымил, оставляя за собой пронизанную мелкими огненными язычками черную полосу, пошел к земле.

В лесу до поры до времени затаилась тройка старых добрых «ЗСУ-57–2», неплохих для своего времени двуствольных зенитных самоходок. В Союзе их давненько сняли с вооружения, но здесь они, как и многое другое, оказались к месту. Современный истребитель они уже не достали бы, но с вертолетами управлялись прекрасно.

Погоня униматься не собиралась — в лесу ревели моторы, броневики в разных местах показавшиеся меж деревьев, вылетев на равнину, прибавляли газу. Следом появились цепочки бегущих солдат — несколько вырвались далеко вперед, потому что им придавали ускорения азартно несущиеся на длинных поводках собаки.

Лес на ангольской стороне ожил — оттуда показались вереницы бегущих, пригибаясь, кубинских десантников — их там насчитывалось аж две роты. Лихие союзники спешили занять те самые высоты, господствующие над местностью. Ага, вот и первая самоходка выехала на равнину… Броневики у юаровцев неплохие, но пятидесятимиллиметровые автоматические пушки им быстро покажут, что почем…

— Вперед!

Мы кинулись бегом, все так же параллельно линии холмов. В заранее назначенном месте свернули влево и напрямик помчались к далекому лесу. Завязавшегося боя мы уже не видели, но развернулся он на полную катушку: многочисленные вспышки раздирают темноту, палят пушки броневиков, грохочут зенитки, перекрывая густую пулеметно-автоматную пальбу, слышны взрывы гранат… «Мать твою так, — подумалось— это уже не погоня за кучкой партизан и не прием пришедшего с той стороны агента, это натуральная войсковая операция, если прикинуть, сколько с обеих сторон задействовано всего и всякого. Не говоря уж о том, что это — классический пограничный конфликт, причем „наши“ беззастенчиво вторглись на территорию „ихних“, что вообще-то идет вразрез с обычной практикой, с полным запретом для регулярных частей пересекать границу. Что же такое важное ухитрился спереть у буров этот тип, бегущий рядом хоть и тяжело дыша, но сноровисто? Наверняка не эскизы нового парадного мундира, коли уж буры пришли в такую ажитацию».

— Ложись!

Плюхнулись в невысокую траву.

— Двенадцать десять.

Если представить перед глазами циферблат часов, то именно в точке «двенадцать десять» показались две рычащие моторами невысокие тени, покрытые какими-то странными выростами — ага, на обоих броневиках сидит куча народу… Броневики то ли шли им наперерез, то ли хотели выйти тишком на левый фланг противника.

Они были метрах в пятидесяти. В переднем по силуэту без труда угадывался английский «Фокс» — так себе броневичок, с двадцатимиллиметровой пушечкой. А вот следом перла зверина посерьезнее — «Раталь», броня чисто юаровской разработки, и пушечка у него калибром в девяносто…

Нет, все-таки они именно что собирались зайти во фланг — но перли по маршруту, который вскоре должен был пересечься с тем местом, где залегли мы. В голове мелькнуло: «Ах, какая несуразица, нас же теперь тринадцать, не самое веселое число…»

И спрятаться негде, не успеешь отползти достаточно быстро в редких зарослях невысокой травы, и на своих двоих не убежишь, положат на равнине, как куропаток…

Очень хорошо, что группа в таких делах была записным пессимистом — на подобные задания она отправлялась, нагрузившись всем, что только можно было с собой прихватить на плечах…

— Сначала бура!

Нет, не заметили пока, но сближаются под узким углом, до них уже метров двести… Ага! Какая-то сука у башни «Фокса» заорала благим матом, указывая прямехонько в их сторону: заметил-таки. Зоркий Глаз, чтоб тебе… Вот только поздненько, родной ты наш, востроглазенький…

Двойное негромкое буханье, характерный тугой свист, две огненных полосы, метнувшиеся над саванной… Английскому самоходу ухитрились влепить прямо под башню, каковую и сорвало к чертовой матери, окутанный дымом броневик проехал еще пару метров и замер. «Раталь» получил в борт, что тоже было неплохо — и тут же на нем скрестились еще две огненных трассы — и вот тогда он взорвался уже качественно, десант смело с брони, расшвыряло. Тем временем рванул боекомплект на «Фоксе», во все стороны засвистели осколки, люди инстинктивно вжались в землю, прикрыв головы прикладами автоматов — хоть это и не особенно поможет, если прилетит здоровенный обломок…

Потом настала относительная тишина. Впереди, метрах в восьмидесяти, вяло горели раскуроченные останки броневиков — диковатое зрелище на фоне звездного неба. Кто-то там, впереди, вопил истошно, нечеловечески, на одной ноте. А вот выстрелов с той стороны не было.

Впереди, у пылающих броневиков, послышалось несколько скупых очередей. После чего всякие вопли прекратились, слышался только слабый треск пламени, тянуло чадом горящей солярки и характерным запашком жареного — к которому все здесь присутствующие уже успели привыкнуть, а потому ни с чьей стороны не последовало никаких интеллигентских штучек вроде вдумчивого блеванья. Хотя неприятно, конечно…

Втянулись в лес.

Минут через десять мы вышли к обширной прогалине, где стоял «МИ-8» и приданная ему для охраны пара «крокодилов» — все с кубинскими опознавательными знаками. Их, конечно, встретило бдительное клацанье затворов залегших вокруг винтокрылов кубинских десантников, но формальности с помощью пароля-отзыва уладили быстро. Блаженно расслабившись на железной скамье вертолета, я покосился на темнокожего соседа (тот прикрыл глаза, с бесстрастным лицом привалившись затылком к борту, но в руке по-прежнему стиснута граната с примотанным к ней пенальчиком) и вновь с любопытством подумал: что же этот парень такое интересное спер, что ради него разразилась такая катавасия?

Увы, я слишком хорошо знал: можно до пенсии дослужить, так и не получив ответа на подобные вопросики…

Глава 7 Речная охота

Обстановка была идиллическая. Безмятежно светило с лазурных небес знойное африканское солнышко, щебетали на все лады экзотические птахи (впрочем, иные орали премерзко), жужжали и зудели разнообразные насекомые, не далее чем в полуметре от меня на ветке вольготно устроилась небольшая желто-лазоревая змея, прямо-таки согласно поговорке прикинувшись шлангом — долгая неподвижность ее успокоила. Поскольку — точно знал — змея была не из ядовитых, некультурно было бы ее шугать или бить прикладом по роже — в конце концов, она ничем не мешала.

Река с заковыристым местным названием лениво несла свои зеленовато-бурые воды. Слева направо по каким-то своим делам проплыл, оставляя треугольную, разбегавшуюся к берегам волну, некрупный крокодил — как-то меланхолично, не спеша.

Чащоба подступала к самому берегу — так что группа разместилась буквально в двух шагах от воды, каждый из четырех в своем наблюдательном пункте убрал-отогнул пару-тройку веток, и река перед нами простиралась, как на ладони. Правее, метрах в двухстах, она резко сворачивала вправо — за что именно это место и выбрали.

Глянул на противоположный берег, заросший так же вплотную подступившим к воде лесом. Конечно, он и не рассчитывал разглядеть отсюда Мануэля с его четверкой — да и он бы наверняка их не разглядел, оказавшись в двух шагах, не те мальчики… Зато место, где расположились кубинцы, знал точно — и выглядело оно со стороны совершенно безобидно, как и то, где они сами укрывались.

В глубине души самую чуточку волновался — впервые предстояло участвовать в таком серьезном выходе. Давно знал, но не ожидал, что это случится здесь и сейчас. Ощущение, как бы наиболее точно выразиться, весьма даже своеобразное. Оказавшись в роли бойца, в иную плоскость переходишь. Отныне именно ты, а не кто другой, отвечаешь за выполнение боевой задачи.

Задание вообще-то нехитрое. Когда на реке объявится плавсредство, описанное им точнейшим образом, так что ошибки быть не может, его предстоит самым беззастенчивым образом взять на абордаж. Работа не особенно и ювелирная: поскольку выяснилось, что никакого конкретного субъекта в плен взять не придется (а подобные задачи, между прочим, самые муторные в условиях скоротечного боя). Нет никакого конкретного субъекта, интересовавшего бы начальство. Цель — само суденышко, вернее, его груз. А потому всех, кто вздумает огнестрельно огрызаться, можно без церемоний отправлять на Равнины Великого Духа — хотя пленного, в общем, взять не мешает, но не конкретного, а любого. Тоже не бином Ньютона, легко выполнимо…

От нечего делать взглядом оглядел свою группу. Снайпер расположился на своем месте исключительно грамотно, обеспечив себе широкий сектор обстрела — как и второй снайпер, коему в отличие от остальных предстояло палить редко, зато метко — снайперская винтовка от глушителя до затыльника приклада обмотана свободно свисающими тряпочками, как и оптический прицел, снабженный светофильтром, чтобы не бликовал.

Судя по лицам, все находятся в должной степей боевой готовности, а морально-политическое состояние группы сейчас, слава богу, в проверке не нуждается.

Я встрепенулся, заслышав на реке стрекот мотора, но тут же расслабился — судя по звукам, плавсредство было хиленькое, отнюдь не то, которое они подстерегали уже три часа.

Ну да, так и есть: по реке неспешно проплыла длинная моторная лодка — классическое местное каноэ, выдолбленное из цельного ствола, но снабженное обшарпанным стареньким мотором, тарахтевшим, что комбайн. На корме, время от времени лениво поворачивая румпелем, полулежал пожилой жирный кафр в полосатой накидке, курил длинную трубку в совершеннейшей нирване и по сторонам не смотрел. Чуть ли не вся лодка была забита желтыми гроздьями бананов и поросятами со связанными ногами, порой отчаянно визжавшими. В носу сидела негритянка в линялом красном платье и желтом тюрбане, тоже с трубкой во рту, по возрасту годившаяся рулевому в жены.

Картина была будничная, неопасная, но тем не менее зорко разглядывали лодку и ее пассажиров, пока они не скрылись за поворотом. С одной стороны, могло оказаться, что это мирный пейзанин отправился на ближайшую мелкую ярмарку. С другой, учитывая местные реалии, нельзя исключать, что это разведка, пущенная впереди цели, которую они поджидали, и под накидкой у кормчего упрятана небольшая рация малого радиуса действия, а в лодке заныкан ствол. Подобное случалось, и не только в Африке…

Змея зашевелилась и непринужденно попыталась переползти на плечо.

— По-ошла, рептилия… — буркнул я , легонько отпихнув змейку дулом автомата. Она, похоже, обиделась и проворно уползла вниз по стволу.

Минут через десять справа послышался совершенно другой звук — ритмичное шлепанье, погромыхиванье-фырканье какого-то движка, чересчур сильного для прозаической лодчонки. Очень походило на то, что мы дождались…

Звуки по воде разносятся далеко, и потому ждать пришлось долго. Наконец на воде показался… показалась… показалось… Короче говоря, довольно уморительная посудина показалась. Основой для нее, похоже, послужила плоскодонная речная баржа. За кормой вода не бурлит, винта нет — зато по бокам вертятся гребные колеса, размеренно хлюпая по зеленовато-бурой воде широкими плицами. Колеса высокие, потемневшие от времени, смастеренные, очень может быть, еще в те времена, когда нас и в проекте не было. На корме помещается рулевой, голый по пояс кафр с головой, повязанной красным платком — что придает ему не пиратский вид, а самый что ни на есть деревенский. Штурвал здоровенный, в пол человеческих роста, тоже потемневший от времени и явно снятый в былые времена с настоящего судна размером побольше. Будочка рулевого представляет из себя деревянный ящик с незастекленными окнами на четыре стороны, крытый пальмовыми листьями, словно заурядная деревенская хижина. Центральную треть судна занимает продолговатый, сколоченный из старых досок домик с окнами-щелями, опять-таки крытый пальмовыми листьями. Кроме рулевого, на палубе ни души. Вместительное суденышко, судя по габаритам, но вид у него такой, словно это чудо речное слямзили прямиком из какой-нибудь кинокомедии. Однако к тем, кто на нем плывет, следует относиться серьезно — коли уж предупредили, что эта компания вооружена и сопротивляться будет по-лютому. «Интересно, кто? — Чьи-нибудь шпионы? Диверсанты? Контрабандисты? Нелегальные старатели? Ну, скоро узнаем…»

Я не мог видеть Мануэля и его людей, но не сомневался, что они тоже заметили плавучее уродство и пребывают в полной боевой готовности. Ждут, когда начнем, потому что нам начинать.

Снайпер, двигаясь плавно, сноровисто, положил ствол на заранее облюбованный сук и приник к прицелу. Жить рулевому оставалось всего ничего — ну, так уж карта легла… Диспозиция разработана подробно: метров за двадцать до поворота снайпер снимает рулевого, после чего неуправляемое суденышко с огромной долей вероятности врезается в берег, откуда на него прыгают Мануэль с ребятами — а группа тем временем их подстраховывает, если из рубки-хижины откроют огонь. Если лайбу все же понесет по течению дальше — и у Мануэля, и у нас имеются резиновые лодки с легкими моторами. Надуть их сжатым воздухом из баллонов — секунд пятнадцать, спустить на воду и разместиться — еще максимум минута. Догонят вмиг и пойдут на абордаж — для этого варианта тоже подробная диспозиция разработана…

Мануэль сейчас наверняка приник к биноклю…Я поднял к глазам свой, рулевой оказался от него словно бы в двух шагах — рожа равнодушная, скучающая, челюсти размеренно двигаются, наверняка жует смолу какого-то дерева, в смеси с некоей высушенной травкой дающую легкое наркотическое опьянение, наподобие листьев коки.

Прошелся взглядом по «хижине», особое внимание уделяя ее окошкам-щелям, абы как выпиленным в старых досках. За ними не видно никакого шевеления, никаких стволов. Тишина и благолепие. Ну, извини, парень, что так получилось, ничего личного…

Щелчок, словно сломали тоненькую сухую ветку. Содрогнувшись всем телом, рулевой постоял пару секунд, запрокидываясь, пока не уперся стеной в дощатую стену «рубки», руки соскользнули с темных рукояток штурвала, покойник медленно осел на пол, так что виднелась лишь его повязанная красным платком макушка.

Упади он на штурвал, вышло бы хуже, суденышко могло выписать непредусмотренный зигзаг. А так получилось отлично, прямо-таки по расчетам: неуправляемый кораблик шел прежним курсом, то есть прямо на берег, безмятежно дымила торчащая над «хижиной» высокая черная труба, безмятежно шлепали плицы, глухо постукивала и фыркала машина, определенно паровая, до берега метров десять, восемь, пять, всего ничего…

Мы держали палубу под прицелом. На том берегу, в должном месте, легкое шевеление — Мануэль с ребятами шли на рывок…

Пулеметная очередь, длинная, неожиданная, хлестнула по лесу как раз в том месте, где обозначилось шевеление — и вслед ей тут же заработало не менее трех автоматов.

Огонь!.

А в следующий миг, я так и не успев выпустить очереди, отпрянул за дерево, по которому глухо шлепнули пули — теперь уже в их сторону лупило два пулемета с несколькими отрывисто подтявкивающими автоматами. Глянув вправо-влево, я убедился, что никто не пострадал. Постарался, осторожно высунувшись, оценить обстановку.

Послышался хруст — суденышко уткнулось в берег не носом, а всем левым бортом, ломая колесо на мелководье. Правое колесо вдруг замерло, словно кто-то перебросил рычаг — а так оно, вероятнее всего, и было…

Смешной кораблик отстреливался с обоих бортов, ничуть не заботясь об экономии патронов. Насколько удалось разглядеть, группа Мануэля так и не пошла в атаку (и правильно, их срезали бы в упор всех до одного) — укрываясь за деревьями, вступила в перестрелку. Мы тоже подключились, сосредоточив огонь на «хижине».

Судя по всему, оборонявшиеся так и не могли пока засечь ни одного из нападавших — пули то ударяли далеко справа, то слева, огонь велся яростный, но неприцельный…

Однако кое-что крайне не нравилось. У меня было достаточно опыта, чтобы быстро сообразить: нам противостоит опытный, хорошо владеющий оружием противник, и командир там неплохой, и люди там вышколенные. Полное впечатление, что они столкнулись не с недотепами-контрабандистами и не с обученной кое-как «гвардией» какого-нибудь местного вождя, а с серьезными, прошедшими неплохую подготовку солдатами. Напоролись на кого-то серьезного. Сабумбисты? Южные сепаратисты? Белые наемники? «Леопарды»? Поди угадай с ходу, коли тут сыщется десятка два группировок с такими вот обученными нездешними инструкторами умельцами…

Снайпер — одного внутри, кажется, снял…

Даже если так, там, внутри, оставалось еще достаточно народу, и огонь они вели беспрестанно. Они так и не смогли точно засечь укрывающегося в чащобе противника, но пули ударяли в стволы и свистели меж ними в опасной близости. Нащупывают. Что характерно, после нехилого обстрела с двух сторон «хижина» должна превратиться в решето, а она выглядит целой ...

Я, не отнимавший от глаз бинокль, тихонько охнул сквозь зубы: мне прекрасно было видно, как пули ударяли в потемневшие, трухлявые доски — и рикошетили. В больших дырах виднелось что-то тускло поблескивающее, сероватое, ничуть не похожее на дерево…

Эта чертова хижина была выложена изнутри стальными листами, и сталь неплоха, раз автоматные пули почти ее не берут. Да вдобавок огонь ведется очень уж профессионально… Мать твою за ногу, на кого ж это мы напоролись? На инструктаже будущий противник представал гораздо более растяпистым и слабым — а на деле вон как обернулось… Группа встретила кого-то, едва ли не равного себе…

Но как бы там ни было, а приказа никто не отменял — эту лайбу, кровь из носу, нужно было взять.

— Будем выполнять приказ! — прокричал командир. — Будем брать! Экономьте патроны, постарайтесь подобраться…

— Понял, выполняю!

Паршивая ситуация. Конечно, помощи этим сволочам ждать неоткуда — но две нападающих группы оказались разобщены. Мануэль на одном берегу, мы на другом, и ситуацию никак не изменить. Выйти на реку на лодке — верная, бессмысленная гибель, всех перестреляют вмиг. Остается одно: продолжать перестрелку, экономя патроны, вся надежда на Мануэля — авось сумеет, швырнув несколько гранат, все же ворваться на кораблик, как-то там закрепиться…

Тугой шелестящий свист, полоса дыма. Метрах в десяти от меня, справа, грохнуло, осколки секанули по деревьям. Так, у них еще и гранатомет имеется… Что ж за твари?

В какофонию ожесточенной пальбы, гремевшую на обоих берегах и на судне, вплелись новые звуки, поначалу тихие, но быстро крепнущие. Приближались они слева, с той стороны, откуда приплыла лайба, и очень быстро я опознал шум вертолетов — не менее двух.

— Прекратить огонь! — распорядился старший.

И тут же, с отставанием в какие-то несколько секунд, перестала стрелять группа Мануэля. Мануэль явно рассудил в точности, как наш командир: у ближайшего серьезного супостата, парижского доктора философии, найдется с дюжину вертолетов, подаренных на бедность добрыми зарубежными дядями, тоже, наверное, питавшими слабость к философии. Вертолеты, разумеется, у него, как и у Сабумбу, не военные, гражданские модели «Ирокезов», «Алуэттов» и «Левасеров». Однако любой понимающий человек знает, что на них в два счета можно навесить легкие автоматические пушки, многоствольные пулеметы и ракеты — что давным-давно оба доктора со своими винтокрылыми и проделали. Вообще-то зона влияния Философа кончается далеко отсюда, но мало ли каких сюрпризов от него можно ждать — в особенности, если суденышко принадлежит ему… Вполне возможно, осажденные на кораблике давным-давно орут на весь эфир, прося помощи — нас отправили на задание без настоящей серьезной рации и без аппаратуры, фиксирующей радиообмен, и мы не задавали по этому поводу вопросов — значит, так надо…

Те, на корабле, тоже перестали стрелять, и стало очень тихо, только шелестящий стрекот приближался с каждой секундой. Эх, что бы стоило дать им в качестве воздушного прикрытия один-единственный «крокодил» — тогда гораздо меньше было бы возни с этим загадочным корабликом.

Когда мы их увидели, от сердца отлегло — на небольшой скорости, метрах в десяти над рекой шли уступом два «крокодила» с опознавательными знаками кубинских ВВС. Вот только как с ними связаться и попросить чуточку подмогнуть? Они явно летят по каким-то своим делам. А у нас — ни хорошей рации, ни сигнальных ракет даже, чтобы обозначить себя, как своих, одни игрушки-переговорники…

Вертолеты снизились, повисли над рекой метрах в пяти, так что по зеленовато-бурой воде пошла кругами рябь. Замерли в воздухе, чуть-чуть не достигнув корабля. В прозрачных пузырях кабин виднелись головы в шлемах, пилоты оглядывали лес, вертолеты вдруг разомкнулись, оставаясь на месте — один развернулся носом в ту сторону, где засела группа Мануэля, другой, такое впечатление, целился примерно на то место, где укрылась наша группа…

Я не смог бы описать словами, что чувствовал. Просто-напросто меня, как очень и очень многих, прошило предчувствие опасности. Со временем, поднабравшись опыта, такие вещи начинаешь чуять, что бы ни ворчали о мистике иные материалисты…

— Бегом! За мной!

Петляя меж стволами, стараясь передвигаться так, чтобы его не заметили с реки, я кинулся бегом вдоль берега, вверх по течению, в ту сторону, откуда приплыло суденышко. Остановился, пропустил несущихся в хорошем темпе ребят, помчался замыкающим…

И тут вертолет врезал. Из всего бортового, почти что по тому месту, где наша группа располагалась с полминуты назад. Свист ракет, тявканье автоматических пушек, непрерывный стук осколков по стволам, словно великанские гвозди забивают…

— Наддай! — рявкнул командир.

Мы наддали. Разрывы чуточку передвинулись — но не двинулись им вслед. Значит, не заметили, лупят вслепую… неужели по наводке тех, с корабля? Но тогда выходит, что и корабль…

Группа остановились примерно через полкилометра, шумно переводя дух. Вертолеты уже не стреляли — ну да, летчики должны понять, что не стоит зря жечь боекомплект, «крокодил» все же мало приспособлен для того, чтобы накрыть прицельным огнем затаившуюся в густой чащобе невеликую кучку людей…

Два немаленьких куска леса, тот, откуда они вовремя убрались и тот, где засел Мануэль, словно великанской косой выкосило: торчали разнокалиберные пни, исхлестанные осколками и пулями деревья повалились беспорядочной кучей, кустарник будто выстрижен — на совесть потрудились винтокрылые, мать их так…

Один из вертолетов висел над самой «хижиной», отчего крышу из пальмовых листьев немилосердно трепало тугой струей воздуха, а кое-где и разметало. С него выбросили трап, и на палубу проворно спускался штурман. Второй вертолет висел высоко над рекой, порой разворачивая нос вправо-влево, напоминая змею, готовую нанести удар. Ни черта не понятно. Ясно одно: случилось некое трагическое недоразумение.

Ну, и как ты все это объяснить?

Сделаем крюк и выйдем к условленной точке рандеву.

И будем надеяться, что Мануэлю с его ребятами тоже повезло, есть кому выходить в условленную точку, чтобы сделать оттуда десятикилометровый переход к поджидающему их вертолету…

Глава 8 Разбор полетов.

Сесть им пока что не предлагали, так что вся группа осталась стоять в положении «вольно» — напротив сидевших за небольшим столом двух генерал-майоров в летней форме. Генерал-майоры представились кратко: «заместитель ГВС (главный военный советник, фактический командующий, находящимся в стране пребывания воинским контингентом) Петров», «заместитель ГВС Иванов», не озаботившись уточнить своей функции. Впрочем… Тот, кто служит не первый год, легко может сделать для себя некоторые выводы. Петров, несомненно, стопроцентный строевик, у него лицо такое. А вот Иванов, есть сильные подозрения, не кто иной, как заместитель по политчасти. Опять-таки лицо у него такое, что невольно наталкивает на такую именно догадку. Мне вспомнилась фраза из какого-то романа: «Человек с лицом и голосом праздничного оратора». Вот-вот, очень похоже, есть отпечаток ярко выраженной, присущей замполитам идейности…

— Ну, значит, все в сборе, — хитро сказал Петров ровным голосом. — Командир подразделения, командир действовавшей группы и прикомандированный специалист… С кого начать, орлы вы наши боевые? Кому первому вставить фитиля на полметра, вашу мать? — он обвел всех по очереди тяжелым, неприязненным взглядом. — Что-то никто не разевает рот и не трещит о своей экстерриториальности… Ну да, я прекрасно знаю, что ваша шарага…

— Подразделение, товарищ генерал-майор, — поправил командир пловцов.

— Мы с гонором? — усмехнулся уголком рта Петров. — Ну да, я знаю, что ваше подразделение абсолютно никому здесь не подчиняется, даже гэвээсу. Подчиняется оно исключительно… кому, я запамятовал?..

— Главному штабу Военно-Морского Флота, — тем же бесстрастным тоном доложил наш командир.

Спасибо, что напомнили, а то я запамятовал… — и Петров неожиданно улыбнулся во весь рот, но без малейшей доброты в глазах. — А хорошо вы устроились, ребятки, ага? Не подчиняетесь тут ровным счетом никому, сами себе хозяева. Захотели погулять — погуляли, захотели пострелять — постреляли, и ни одна живая душа не имеет права спрашивать, с чего это вам вздумалось… Лафа! Мне бы так… А вы, часом не забыли, товарищи офицеры, что военно-морской флот — не какая-то там лейб-кампанская рота, а неотъемлемая часть советских Вооруженных Сил? Не слышу ответа.

— Никак нет, товарищ генерал-майор. Не забыли.

— Ну, значит, не совсем еще пропащие… — ухмыльнулся генерал уже откровенно враждебно.

Я прекрасно понимал, что тут много намешано: дело не только в злополучной истории с судном, но и в некоторых чертовски стародавних армейских сложностях. Дело и не в том, что генерал — сухопутчик, а они — флотские. Нет на свете такого генерала, которому нравилось бы, что на подвластной ему территории, во вверенном ему гарнизоне обитает шарага, над которой генерал не имеет ни малейшей власти и ровным счетом ничего приказать не может. Поскольку такое положение установлено заоблачными верхами, оспаривать его генерал не может, ставить палки в колеса не имеет права, ибо чревато — но подсознательно будет испытывать нешуточное раздражение. Тут дай только повод… А повод есть… А повод-то и появился…

— Вы, кажется, сказать что-то хотите? — ухмыльнулся Петров. — Извольте…

— Я, собственно, хотел бы знать, в чем причина этого вызова… и такого тона, — отчеканил наш старший.

То есть вы у нас — невинное дитятко? — хмыкнул генерал. — Дитятки невинные, вы ведь не варенье без спросу съели. Вы напали на судно с экипажем из кубинских военнослужащих, совершавших засекреченный рейс, причем один из военнослужащих был вами убит… Мало того: исключительно по вашей инициативе в эту историю была втянута группа кубинского спецназа, в результате боя потерявшая одного человека убитым и двух ранеными… Хорошее вареньице получается. И ведь никто из вас не будет отдуваться… Объясняться с командующим кубинским контингентом придется главному военному советнику… По-хорошему, за такие фокусы погоны обрывать полагается, если не хуже… В такой истории всегда полагается искать виновных, — он перевел тяжелый взгляд на меня. — Менее всего виноват, сдается мне, прикомандированный лейтенант — ему поставили задачу, он дисциплинированно выполнил.

Меня так и подмывало ляпнуть: «Вот спасибочки, милостивец!» Но я, конечно, промолчал, как положено в таких случаях, придавая лицу выражение некоторой тупости.

— А вот с вами, товарищи командиры, обстоит несколько потяжелее, — продолжал генерал. — Командир подразделения санкционировал операцию, а данный товарищ, — как раз и был инициатором данной операции по каким-то секретным соображениям, о которых простым смертным и знать нельзя…

— С политической точки зрения дело выглядит весьма… гадостно, — хорошо поставленным, характерно вкрадчивым голосом сказал генерал Иванов. — В результате ваших непродуманных действий погибли двое военнослужащих братской армии и двое ранено. Непростительная оплошность для людей вашего рода занятий, командиры…

— Насколько нам известно, товарищ генерал-майор, за время пребывания в стране советских и кубинских… советников из-за разного личного рода несогласованностей четырежды оружие применялось против своих, в результате чего погибли двое советских военнослужащих, двое кубинских и шестеро ангольских…

— Вы считаете, что это вас оправдывает?

— Я просто хочу сказать, что трагические недоразумения неизбежны.

— Вы член партии?

— Разумеется.

В таком случае, хотел бы напомнить, — так же вкрадчиво сказал Иванов. — На случай, если вы забыли. Существует единое Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота… Охватывающее, разумеется, и ваш Главный штаб… Вы прекрасно понимаете, что я обязан информировать вышестоящие инстанции о ваших подвигах. Бросающих тень на советско-кубинское сотрудничество, дискредитирующее нашу деятельность в этой стране…

«Этот проинформирует, — подумал я. — Этот доложит так, что мало не покажется…». Решительно вклинился Петров:

— Позвольте уж попроще… Писать мы будем. Писать придется. Не знаю, как вы там будете решать с вашим начальством, но первыми придется отписываться нам. И первые шишки посыплются на гэвээса и на нас, поскольку командуем здесь мы. И что прикажете делать? Опустить глаза, как нашкодившие школьники, и лепетать: мы, дескать, не при чем, у нас тут, знаете ли, обосновались бравые морские волки, которые никому не подчиняются и творят, что хотят… и как мы в таком случае будем выглядеть? И кем? Поставьте себя на наше место: вы бы стали ныть этаким макаром? Судя по молчанию, вряд ли…

— Чего же вы все-таки от нас хотите, товарищ генерал-майор? — спокойно спросил старший группы.

— Хоть чего-то, — сказал Петров, насупясь. — Хоть какой-то конкретики, которая может сойти за оправдание. Я не имею права лезть в ваши секреты, это азбука. Но хоть что-то я должен буду сказать кубинцам…

Пожалуй, — кивнул командир. — Кубинцам можно сказать следующее: вся эта трагическая случайность произошла оттого, что по агентурной линии нас неправильно информировали. Может быть, это было сделано неумышленно. Может быть, имела место провокация. Все это чистая правда…

— Другими словами, вы публично расписываетесь в собственной некомпетентности? — с улыбочкой спросил генерал-замполит. — Признаете, что не смогли отличить провокацию от правдивой информации? Это, конечно, не политическое упущение — но это серьезнейшее служебное упущение… Скажу вам откровенно, как коммунист коммунисту — это я тоже намерен отразить должным образом, когда буду составлять докладную…

— Это, конечно, мое личное мнение, но вашему командованию следовало бы тщательнее подходить к отбору офицеров, направляемых в столь сложный регион… — сказал Иванов с самодовольной уверенностью в себе.

— Действия командования обсуждать не приучен, — кратко ответил командир.

— И совершенно правильно, — буркнул Иванов, заглянул в лежащую перед ним бумажку. — Вы, надеюсь, поняли главное? Ваши действия получат там, — он величаво направил указательный палец в потолок — крайне негативную оценку и с военной, и с политической точки зрения, о чем должен вас честно и открыто предупредить… — он снова глянул в бумажку. — Да и с моральным обликом, как мне докладывают, у вас обстоит не лучшим образом… Лейтенант Кузнецов…

— Да, товарищ генерал-майор?

— Что за шашни вы там разводите с иностранной гражданкой? Я имею в виду переводчицу.

Я легонько пожал плечами:

Мы с ней координируем некоторые совместные действия определенных служб…

— И в койке тоже координируете? — с довольно гаденькой улыбочкой осведомился Иванов. — Когда на ночь исчезаете из расположения части и объявляетесь только поутру? Да еще самым беззастенчивым образом обжимаетесь в машине?

Иванов наставительно сказал:

— Товарищ лейтенант, зарубите себе на носу: конечно, с Республикой Куба мы находимся в союзных, можно сказать даже, братских отношениях. Но это не означает, что эти отношения нужно доводить до совместных кувырканий в койке. Речь, повторяю, идет об иностранной гражданке.

Я видел, как Петров украдкой покосился на напарника, как по его лицу пробежала легкая тень недовольства. Но он тут же придал себе самый равнодушный вид: ну понятно, и ему против этакого рожна не попрешь… Он только проворчал:

— В конце концов, главное не в этом…

— Ну разумеется, — живо подхватил Иванов. — Однако никак нельзя упускать и такие вроде бы мелочи. Моральный облик советского человека, представляющего здесь нашу Родину в столь непростых условиях, должен быть безупречен… Я надеюсь, товарищ лейтенант, вы сделали для себя должные выводы?

— Так точно. «Умеет работать, сволочь, — подумал я не без некоторого уважения. — Вроде бы и не было посторонних свидетелей их расставания с смуглянкой, а вот, поди ж ты…»

— Ну что же… — сказал Петров, словно подводя итог. — Некоторую ясность мы внесли… И вот вам мой дружеский совет, товарищи офицеры: постарайтесь жить скромнее… Вы поняли?

Иванов добавил:

— Если случится очередное ЧП или… — он многозначительно глянул на меня, — или какая-нибудь аморалка… Дела, я обещаю, примут гораздо более жесткий оборот. Напоминаю: при всем вашем нынешнем выгодном положении вы остаетесь частичкой Вооруженных Сил, что является как большой честью, так и большой ответственностью…

Из здания они вышли молча, понурив головы. И довольно долго еще шагали молча по вымощенному булыжником плацу. Потом командир словно скинул с себя тяжелый груз, его походка стала чуть ли не пританцовывающей, и он довольно громко замурлыкал под нос:

— А если что не так — не наше дело, как говорится — Родина велела… Как славно быть ни в чем не виноватым, солдатом, солдатом…

Ну вот, сейчас явно предстоит огрести еще и от кубинцев, — думал я, сидя в приемной генерала Санчеса. Вот только почему генерал вызвал его одного, а не всех ? Или у них свои традиции, и принято вздрючивать конкретного командира, не выясняя, кто его послал и зачем? Вроде бы не должно так быть…

Минут через десять из кабинета вышли трое кубинцев — без знаков различия на пятнистых комбинезонах, но, судя по возрасту и осанке, старшие офицеры, уж такие вещи опытный армеец определяет легко. Едва они вышли из приемной, адъютант, словно имел надлежащие инструкции заранее, любезно сказал:

— Прошу вас, компаньеро.

Вошел не без внутренней робости. Однако Санчес, расставлявший на столе уже знакомый по прошлому разу дастархан, вовсе не выглядел сердитым, наоборот, улыбался вполне радушно. Что-то это никак не походило на подготовку к грядущему разносу… Пожав ему руку, Санчес сказал:

— Я слышал, у вас неприятности?

— Идиотская нестыковка получилась.

— Или провокация, что вероятнее всего, — сказал Санчес. — Мне уже доложили подробно. Здесь столько двойных и тройных агентов, что ничему уже не удивляешься… Вам грозят неприятностями? И отнюдь не ваше непосредственное начальство?

Я уклончиво пожал плечами: каким бы легендарным ни был Санчес, друг и ближайший союзник, он все же представляет другую армию. Честь мундира требует не выносить сор из избы. Будь на его месте свой, но принадлежащий, скажем, к сухопутчикам, точно так же следовало бы промолчать…

— Не принимайте все слишком близко к сердцу, — сказал Санчес. — Я встречался с главным военным советником и, думается, сумел ему объяснить, что в сложной работе неизбежны трагические случайности. Так что можете считать, что эта печальная история списана в архив…

Вспомнив физиономию Иванова, исполненную гнусненького охотничьего азарта,я мысленно добавил: списана, да не вся. Замполит преспокойно может накатать телегу по своей линии, в чем ему никто не сможет воспрепятствовать…

Санчес наполнил рюмки:

— Сейчас предстоит выпить за вас, компаньеро . Вы не знаете испанского, но все равно, взгляните…

Он подал небольшой бланк сугубо официального вида: с кубинским гербом справа, какой-то, несомненно, военной эмблемой слева, замысловатой подписью внизу и двумя печатями, круглой и пятиугольной. Весь текст был напечатан типографским способом, но в свободную строчку, каллиграфическим почерком, черными чернилами (и, разумеется, на латинице) вписаны его имя и фамилия. Коим предшествовали два непонятных слова.

— Командующий только что подписал представление, — пояснил Санчес. — Лейтенант Виктор Кузнецов представлен к награждению медалью «Гранма» — как и все остальные, участвовавшие в захвате того мерзавца. Важная птица, давно гонялись… Скажу вам по секрету, что еще не было случая, когда Гавана отклоняла бы представления главнокомандующего. Так что вручение медали — вопрос времени. Мои поздравления, компаньеро.

Я неловко ерзнул на стуле. Поскольку награда была кубинская, уж, безусловно, не стоило вставать навытяжку и рявкать «Служу Советскому Союзу!» А как полагалось поступать в таких случаях у кубинцев, я представления не имел.

— Сидите, сидите, — сказал Санчес, очевидно, заметив его растерянность. — Стоять навытяжку будете через недельку, когда я вам буду вручать медаль…

Вот теперь настроение поднялось. Конечно, щенячьего восторга не испытывал, но тут у любого его ровесника душа воспарит на седьмое небо: получить славную боевую медаль, названную в честь легендарного корабля, к тому же из рук легендарного генерала…

— Поздравляю! — Санчес поднял рюмку. Разделавшись со своей, я неожиданно бухнул:

— А я когда-то нес ваш портрет. Чуть ли не двадцать лет назад, в пионерском лагере…

— Я, наверное, был еще с бородой? — усмехнулся Санчес.

— Да, как все.

— Вот это и есть самое неприятное в жизни, — доверительно сказал Санчес. — Когда твои портреты вешают во множестве, носят… Не ради этого старались. Как человек, знающий толк в проблеме, могу вам пожелать одного: чтобы вам никогда не пришлось видеть, как ваши портреты вешают или носят. Возможно, это и необходимо с точки зрения агитации и пропаганды, но самому оригиналу это не доставляет ни малейшего удовольствия…

Я подумал, что мне такая честь не грозит, учитывая специфику моих занятий. Портреты людей его ремесла если и появляются где-нибудь, то исключительно в комнатках боевой славы , как правило, с неизбежным дополнением в скобках (посмертно). А вот такого как-то категорически не хотелось…

На столе щелкнул динамик и разразился быстрой испанской скороговоркой. Выслушав и кратко что-то ответив, Санчес огорченно развел руками:

— Увы, нам придется убрать бутылку до лучших времен…

— Удачи, компаньеро!

Впереди была свободная от службы ночь. И меня как я надеялся ждет моя смуглянка.

Одна из лучших новинок талантливого автора Вадима Агарева " Совок -3" рекомендую всем https://author.today/reader/226533#

Глава 9 Суеверия бессмертны.

Шагали хмуро. Вряд ли генерал Петров вызывал их к себе в прежнем составе для того, чтобы поблагодарить за успехи в боевой и политической подготовке. Скорее уж, опять дрючить будет… Словно прочитав мои мысли, командир сказал задумчиво:

— Объявят, поди, сверху слетевший втык…

— Не помирай прежде смерти, — усмехнулся снайпер. — Оно конечно, Главное политическое управление и все такое… Однако, друзья мои, слишком мало времени прошло. Даже если Иванов откатал телегу сразу после нашего ухода… Нет, все равно. Не верю я, простите за ересь, в столь потрясающую оперативность верхов. Махина медленно крутится. Даже если бы мы, боже упаси, спьяну вломились в кабинет президента республики, слопали у него все запасы виски, а самого обматерили, и то не успели бы с такой оперативностью отреагировать…

— Спасибо, утешитель, — буркнул командир , ничуть не повеселев лицом. — Но ведь зачем-то он нас четверых опять выдергивает? Роди версию.

— А черт его знает, что ему там в голову взбрело, — пожал плечами утешитель. — Если уж и далее впадать в ересь… Я гораздо лучше знаю психологию разных экзотических аборигенов, чем родных генералов. С первыми доводилось тесно общаться, а со вторыми — бог миловал…

— Еще один втык, — сказал я. — Углубленный и расширенный.

А зачем?

— А кто их знает. — Может, замполиту это нужно для какой отчетности… Ничего умнее просто в голову не приходит, хоть ты тресни…

Когда мы прибыли на место, то бишь в приемную Петрова, началось что-то определенно интересное…

В прошлый раз в означенной приемной их минут сорок продержали без всякой нужды, при отсутствии посетителей в кабинете и ждущих очереди тех, кто пришел раньше. Определенно только для того, чтобы лишний раз на них, грешных, потоптаться. Теперь же все получилось как раз наоборот: едва их узревши, адъютант, такое впечатление, просиявши, вскочил из-за стола и быстрее лани рванул в кабинет. Они и оглянуться не успели, как оттуда адъютантом был вежливо, но непреклонно выпровожен осанистый подполковник с толстой папкой под мышкой, выглядевший удивленным до крайнего предела. Тут же, распахнув дверь, вытянувшись в струнку, адъютант отчеканил:

— Проходите, товарищи офицеры!

Мы направилась в кабинет. Четверо пришедших прежде так на них и вытаращились, а один, не утерпев, кинулся к адъютанту, громко поминая о срочности и важности своего дела. Я, входивший последним, успел расслышать, как адъютант бесстрастно ответил:

— Срочная оперативная необходимость, товарищ полковник…

И дверь захлопнулась. Ясно было одно: так разносы не обставляются. Даже если я ошибся, и сверху в самом деле обрушилась грозная бумага касаемо мыслимых и немыслимых кар, все обстояло бы чуточку иначе…

На сей раз в кабинете, кроме Петрова и Иванова, обнаружился еще незнакомый подполковник, хмурый, как туча. Наметанным глазом подметив, что костяшки пальцев у незнакомца заросли ороговевшими мозолями, Я начал всерьез подозревать, что подполковник не имеет отношения ни к штабистам, ни к политработникам. Не тот человеческий тип, знаете ли…

Если подполковник был просто хмур, то генерал Петров— хмурен, как грозовая туча. Что до Иванова, то на этом форменным образом лица не было. Казалось, толкни пальцем — и растечется, как медуза. Вот уж у кого был вид грешника, да непростого, совершившего нечто вовсе уж ужасное: примерно так выглядел бы лейтенант, спьяну заехавший в ухо министру обороны, да еще пославший его по матушке.

Я едва не переглянулся с товарищами, но вовремя спохватился и остался стоять по стойке «смирно». Что бы это ни было, но никак не похоже на готовящийся разнос…

А в общем, ко всему нужно относиться философски. Есть вещи незыблемые и вечные: рявкающие генералы, занудные замполиты… Подвергать сомнению основы — смешно и глупо, протестовать — себе дороже, нужно просто постоянно учитывать иные реалии службы, а как идущий в лес надолго охотник учитывает непогоду, снежный буран, болото, медведя…

Оба генерала косились на дверь с явным нетерпением. И не торопились начать разговор. Петров лишь обронил, не глядя на них:

— Садитесь, товарищи офицеры…

Они сели. Командир первым потянул из кармана сигареты — как всерьез подозревал я, еще и для того, чтобы прозондировать почву. Вполне мог последовать властный рык: «Вас сюда вызвали не раскуривать, а задницу под батоги подставлять!»

Ничего подобного не последовало. Хмурый подполковник пододвинул пепельницу — кроме нее, на столе имелись еще две. И подполковник, и Петров, нещадно смолили — несмотря на распахнутые окна и работающий под потолком вентилятор, хоть алебарду вешай. А вот Иванов явно некурящий, иначе в том душевном состоянии, в каком он сейчас находился, не только бы до фильтра тянул, но и сам фильтр, похоже, скурил бы, не заметив. Ох, как ему плохо, видно же, гораздо хуже, чем двум остальным…

Адъютант пропустил в кабинет человека в штатском. Все уставились на него с нескрываемой надеждой: и Петров, и подполковник, а уж Иванов… Однако тут же помрачнели еще больше: вошедший с видом удрученным и угрюмым пожал плечами:

— Ничего нового… как и следовало ожидать.

И уселся к столу с видом человека, имеющего полное право тут быть. Поведя головой в его сторону, Петров сказал лишь:

— Товарищ Сидоров…

Я ухмыльнулся, естественно, про себя: а больше никаких разъяснений и не надо. И так ясно: возраст полковничий, но ни следа военной выправки, запросто садится за стол к генералам, отрекомендован лишь по фамилии. Голубоглазый, ага. Чистые руки, холодная голова и горячее сердце. Чего уж там, задачка не из высшей математики…

— Ну вот, все в сборе, — сказал Петров, загасив бычок и тут же вытащив новую сигарету. — Да, я не представил… Руководитель группы военных советников… — он обвел нас едва ли не затравленным взглядом. — Товарищи, я вас вызвал… пригласил… в расчете на содействие… Ситуация щекотливейшая, возможно, мы ее решим, если так можно сказать, в неофициальном порядке…

«Что угодно, но не втык, — подумалось. — Теперь окончательно ясно. Все ж полегче жить…»

— Разрешите, товарищ генерал? — спросил товарищ все с тем же видом равного. — Несколько часов назад произошло ЧП.

Личность Короля леопардов вам знакома?

— Знакома, — кратко ответили мы.

Помянутый король был не пешкой, а, пожалуй что, определенно фигурой. Ферзей, если прикинуть, в игре три: власть и два ее наиболее крупных оппонента. Ну, а Король леопардов, пораскинув мозгами, будет вроде ладьи…

Королевство его начиналось километрах в ста от столицы и простиралось на территории этак парочки Бельгий. Богатенькое королевство: серебряные и медные рудники, лесозаготовки с ценными породами дерева, подозревается наличие алмазов, но пока точно не установлено. Да и племя довольно многочисленное.

Если вкратце, этот тип, щеголявший вместо короны в леопардовой шкуре, был хитрющим прохвостом, пробы ставить некуда. Против властей — что прежних, что нынешних — он открыто не выступал никогда. Причина в обоих случаях ясна: если у тебя есть немаленькое и небедное хозяйство, не стоит дергаться, сидя всего-то в сотне километров от столицы, где полно боевой авиации, бронетехники и пехоты. В прежние времена он добрых двенадцать лет, с тех пор как унаследовал престол от папаши, ухитрялся балансировать меж португальцами и партизанами, ни к кому открыто не примыкая и ни против кого открыто не выступая — а вооруженных молодцов у него имелось, по здешним мерам, приличное количество. Как-то так умел повернуть дело, что ни раньше, ни теперь не находилось веской причины браться за него всерьез — у кого бы то ни было. И португальцы, и нынешние власти были чертовски заинтересованы, чтобы рудники и лесозаготовки, взятые у короля в концессию, работали исправно. И чтобы фигура наподобие ладьи, если уж ни к одной из сторон не примыкала, то хотя бы держала стойкий нейтралитет.

Иванов скривив рот, как от целого лимона. Обратился ко мне, — товарищ лейтенант, за что Вы получили партийное взыскание, с формулировкой "занятие оккультной деятельностью, без партийного поручения". Спецы слегка оху..ли да мне было странно слышать такой вопрос. Но ответ родился сразу, — колдовал.

— Ну, вот теперь партия приказывает, надо вылечить Короля леопардов. А вы товарищи сопровождение этого колдуна.

Товарищ генерал-майор, вы прекрасно должны понимать, что многие здешние народности, в том числе и племя леопардов, собственно, пребывают даже не в феодализме, а в состоянии родоплеменных отношений. Многовековая колонизаторская политика… Вы ведь знакомы с соответствующей литературой?

Краешком глаза я подметил, что и товарищи, и подполковник взирают на Иванова, как бы это выразиться… Без особой симпатии и уж, безусловно, без всякого сочувствия. Что давало почву для кое-каких выводов. Далеко не все замполиты и штабисты, мягко скажем, люди невеликой храбрости. Но немало среди них и таких, которые в подобных обстоятельствах носа не высунут из столицы, разве что в сопровождении танковой колонны или десантного батальона. Есть такое, что уж там. Не исключено, что именно Иванов обязан был сопровождать товарища колдуна.

— А что Москва?

Петров, хмуро понурившийся над столом, все же, в конце концов, поднял глаза и посмотрел, мне в лицо:

— В Москву пока не сообщали. Мы полагаем, что все же существует возможность уладить ситуацию оперативно и бескровно. Ситуация очень деликатная. Главный военный советник беседовал с товарищами из здешнего ЦК партии, и товарищ Иванов тоже. Нас прямо-таки умоляют помочь лечению болезни Короля леопардов. Для них очень важно сохранить существующие отношения , очень…

«Ну, разумеется, — подумал я. — Серебро, медь и ценное дерево — экспортные товары, приносящие твердую валюту молодой республике. Вдобавок геологи говорят, что там должны быть и алмазы. Ну, и уж безусловно никому не хочется заполучить еще один очаг напряженности в сотне миль от столицы — таких очагов и без этого племени столько, что тушить замучаешься. В здешнем руководстве, кроме непременных идеалистов-романтиков, достаточно жестких прагматиков. В конце-то концов, самое жуткое, что может случиться — группу Колдуна изжарят и съедят под пальмовую водочку… А двум ответственным товарищам, партийному и военному, и вовсе ничего не грозит, кроме неприятных переживаний…»

«М-да, ситуация, — подумал я. — Сие осложняет дело. Королевския резиденций, расположена, в отличие от всех прочих, не на суше, а на небольшом островке одноименного озера. Куча островков, речушек и заводей, сущие камышовые джунгли, каскад озер, болота… Идеальное убежище».

— Теперь понимаете всю сложность ситуации? — спросил Петров. — Сухопутные силы задействовать невозможно. На борту наших кораблей есть морская пехота, но командующий эскадрой вряд ли нам ее выделит без прямого приказа из Москвы. Но даже если бы и выделил… Мало чем поможет.

— И вы, значит, хотите, чтобы мы…

— Больше просто некому, — угрюмо промолвил Петров. — Я прекрасно понимаю, что ваша группа — на особом положении, и приказывать вам что-то может только ваш Главный штаб. Даже если мы доложим все Москве немедленно…

— Я могу вас только просить… — сказал Петров.

Вот к нему я чувствовал некоторое сочувствие. Подобная просьба таила в себе толику унижения генерал-майора перед лейтенантом, пусть крохотную. И абсолютно все это понимают…

— Вы же коммунисты, в конце концов! — уже откровенно жалобным, срывающимся голосом Иванов.

Тишина настала гробовая. Мы имели полное право встать и уйти, даже не откозыряв на прощанье — поскольку были без головных уборов, да и без погон. И остались бы полностью чистыми перед командованием. И это понимали абсолютно все, даже, наверное, бледный, как стена, Иванов.

Как-то неловко опустив голову, я буркнул:

— Сделаем, что сможем…

Лица присутствующих просветлели, а что до Иванова, тот пребывал прямо-таки в экстазе.

— Товарищ лейтенант… — пробормотал он (честное слово, с увлажнившимися глазами!). — Как коммунист коммунисту...

Товарищ генерал-майор, вы готовы для успеха предприятия пожертвовать кое-чем?

— О чем вы говорите, товарищ лейтенант! — с превеликим энтузиазмом воскликнул приободрившийся Иванов. — Готов чем угодно…

— Прекрасно.

И в мгновение ока, ловко расстегнув булавку, снял с рубашки Иванова висевшую над двумя орденскими планками медаль в честь столетия со дня рождения В. И. Ленина. Иванов так растерялся, что не успел воспрепятствовать или хотя бы удивиться вслух.

…Я плыл на второй лодке, как и остальные, держась на глубине посудины — вряд ли королевские часовые так уж бдительно наблюдали за безмятежно чистой водной гладью. Товарищ Сидоров, надо отдать ему должное, умел работать на совесть — перед высадкой мы изучили полдюжины снятых с воздуха фотографий королевской резиденции, готовились серьезнейше, как и во времена всех прошлых операций. С учетом специфики этой, конечно…

А вот и берег. Береговая линия почти на всем протяжении, если не считать гавани, представляла собой крутой обрыв высотой примерно в метр, и на обрыве кое-где произрастали редкие рощицы — но именно такая точка высадки и годилась. Мысль человеческая работает по шаблонам. Как явствует из тех же снимков с воздуха, во время пребывания здесь короля его гвардия охраняет главным образом «гавань» и еще парочку отлогих мест, наиболее удобных для причаливания. Ну, и за воздухом послеживает.

Несколько секунд — и мы вчетвером стояли в рощице, держа стволы наизготовку, увешанные короткими мотками нейлоновых веревок и рюкзаками с медицинскими справочниками и наборами лекарств. Стояла тишина, разве что подавали голос неизвестные птахи. Время известное, самая жара, здесь в эти часы все, кто только имеет такую возможность, укрываются в тени, даже не особо дисциплинированные аборигены часовые.

В пределах видимости один-единственный часовой, не далее трехсот метров…

Бесшумно перебегая меж стволами, мы двинулись в ту сторону и вскоре узрели часового. Некоторые остатки бдительности тот все же сохранял — не забился куда-нибудь в тенечек, а лениво прохаживался над берегом.

Увидев его впервые, мы на миг испытали нешуточное удивление, и было от чего: показалось, что они вдруг оказались в далеком прошлом…

Часовой был облачен в полную тропическую форму/ военных электриков/ СС: песочного цвета легкий френчик с короткими рукавами, такого же цвета шорты, характерное кепи с длинным козырьком, на плече висит классический «МП-40», который как-то повелось именовать «шмайсером», хотя конструктор Шмайссер к этой модели не имеет никакого отношения. Вот только издали видно, что в форму облачен босой чернокожий элемент…

Ну, конечно же, никакой мистики и провалов во времени. Просто-напросто и в этих местах когда-то немцы хлестались с англосаксами, вот только главная драка полыхала гораздо севернее, и о здешней войнушке помаленьку забыли. Но она была. До сих пор порой находят немецкие склады-схроны, оборудованные с немецким тщанием: так что оружие, освободив от консервирующей смазки, можно преспокойно пускать в ход, и оно не подведет, как и боеприпасы. Вон, у кафра за ремень на немецкий манер заткнуты две гранаты — «колотушки» с длинными деревянными ручками — неплохие игрушки, вот только запальный шнур чересчур длинный, так, что их порой успевали в ту войну перехватить в полете и запулить обратно.

Не прошло и десяти секунд, как за спиной у лениво шагавшего часового вырос командир— и еще через миг часовой оказался на земле, был проворно связан и украшен надежным кляпом. И мы двинулись дальше опушкой рощицы. Справа, на расчищенном месте, виднелась королевская резиденция — высокие глинобитные дома странного облика, напоминавшие то ли пулю редкого экзотического образца, то ли наполовину надутое известное резиновое изделие: этакий марсианский городок из фантастического фильма, домики светло-рыжего благодаря здешней глине цвета, круглые окошки хаотически разбросаны там и сям — по их расположению видно, что ни один из домишек не планировалось использовать в качестве огневой точки, строили, как предки столетия назад…

Глава 10 "Битва экстрасенсов"

Даже в будущем ( мне это хорошо помнилось ). Суеверия и вера в Сверхъестественное, именно так с большой буквы, охватывали, если не большинство, то очень значительно число людей в Европе и Америке и Азии, что уж здесь говорить о Африке в настоящем ( прошлом). Передачи вроде" Битвы экстрасенсов" в моём мире собирали миллионы людей, которые хотят верить в чудеса, сейчас же и здесь, таковых людей свято верящих в чудеса абсолютное большинство. Таким образом "эффект плацебо" подействует обязательно. Так что я не унывал при подходе к королевской резиденции.

Тут и предстояло самое трудное — пересечь голое пространство шириной метров в двести, оставшись незамеченными — а ведь они бросались в глаза, как чернильная клякса на белоснежной скатерти. Ну, вряд ли кто-то в этакую жару пялится в окошко… А если и сыщется такой экземпляр, что делать, придется успокаивать, успеет только выскочить из хижины, а вот заорать ни за что не успеет. Ну, а если начнет палить в окно? Тут-то и загвоздка, дело пойдет непредсказуемо…

Вперед ...

Недлинной цепочкой, короткими зигзагами мы по всем правилам кинулись к крайним хижинам, каковых и достигли очень быстро — без чьих-то испуганных воплей и пальбы навстречу.

Командир встал возле круглого окошечка и прислушался. Остальные рассредоточились у этой же хижины и двух соседних. Внутри хижины определенно кто-то был — судя по скудным и тихим звукам, валялся на циновке, временами лениво ворочаясь. Тянуло потом и табаком. Потом послышались характерные звуки — обитатель хижины определенно откручивал жестяную головку бутылки и наливал в какую-то емкость уж конечно, не молоко — легонько потянуло спиртным.

Нам , кажется, с ходу повезло: в хижине явно пребывало некое начальство. Только начальство здесь потребляет импортное спиртное в бутылках с откручивающейся пробкой, и нижние чины без затей берут флягу и глотают из горлышка местное пойло…

И, очень похоже, он там один… Послышался шумный выдох — ага, бокал опорожнен, щелкнула зажигалка, потянуло сигаретным дымком.

Вновь короткий обмен взглядами. Бесшумными кошками кинулись вперед, прижались к пыльной и жаркой глиняной стене по обе стороны от ничем не занавешенного, лишенного двери аркообразного входа — и решительно, громко постучали рукоятью ножа по стене рядом с проемом. И еще раз, погромче.

Послышалось короткое сердитое ворчанье, непонятно на каком языке, судя по звукам, хозяин хижины неторопливо встал и направился к двери, бурча что-то под нос, твердо ставя обутые, несомненно, ноги.

Теперь было время присмотреться не спеша, что за птичка нам попалась. Белый, в тропической форме СС и английских солдатских ботинках, дочерна загорелый, неопределенного возраста, жилистый, сухопарый, с короткими усами. По облику — классический белый наемник, каких здесь немало на службе у всевозможных королей, вождей, атаманов и лидеров вооруженной оппозиции. Даже не трепыхнулся, стоит смирнехонько, пялится без особого испуга, хмуро, исподлобья — как человек, привыкший к тому, что жизнь, особенно здешняя, то и дело подкидывает сюрпризы…

Командир подпер его и нижнюю челюсть стволом пистолета с глушителем, чуть нажал, приподняв голову, тихонечко осведомился по-английски:

— Это понятно?

Основным языком общения у здешнего бродячего, прости господи, интернационала служил как раз английский, так что с него и следовало начинать.

— Что ж непонятного… — так же тихо пробурчал по-английски же пленник, рыская взглядом вправо-влево — успел их разглядеть всех, количество, вооружение. Ну что же, волк битый, оценит…

— Особо предупреждать, чтобы не пискнул? — спросил командир с ухмылочкой.

— Не надо, — буркнул пленный.

— Жить хочется?

— Как всем. Вы кто?

Мы, парень, как говорят янки, работаем на правительство…

— На которое? — хмуро поинтересовался пленник. — Их тут — как шлюх на Пляс Пигаль…

— Неправильно мыслишь, — сказал старший группы . — Правительство тут одно — в столице. Все остальное — рвань и бестолочь. Уловил?

— Учтем… Вы кто?

— А раскинуть мозгами.

— По-моему, ты, парень, похож на человека, умудренного жизнью…

Пленник вновь обвел окрестности угрюмым цепким взглядом:

— Русские, — сказал он скорее утвердительно. — Кому ж еще… На кубинцев не похожи. Говорил я старому бабуину, что добром не кончится, но он понятия не имеет, что такое «цьека капьеэсэс»…

— А ты?

— Я европеец, — с некоторым даже достоинством сообщил пленник. — Не без образования. Будете высаживать десант?

— А как же еще? — Что с людьми?

— А что с ними будет… Бабуин все же не дурак, он только ни уха, ни рыла в политических тонкостях… Все живы и здоровы. «Синие беретки» в столице, ваши все здесь.

Глаза командира стали, как две ледышки.

— Ну, а советников он уже успел обидеть?

— Нет еще, — хмуро ответил не лишенный образования европеец. — Полагает, что спешить некуда. Гурманствует… Ты не смотри на меня так, я тут ничего сам не придумываю, мое дело — служба…

— И кем же служим? Это вот что?

Командир потеребил свободной рукой странное украшение, свисавшее с левого плеча пленника пониже нагрудного кармана — связка из трех кистей, пышных, шерстяных, выкрашенных в зеленый, черный и золотой. К СС эта штукенция безусловно не имела ни малейшего отношения.

— Знак различия, — сообщил пленник. — Я у короля, можно сказать, министр обороны.

— Надо же, какая персона… — Сколько часовых выставил, министр?

— Пятерых. Я так понимаю, они все уже… — он возвел глаза к жаркому безоблачному небу.

— Да что ты, — Мы же не звери. Женевскую конвенцию соблюдаем… иногда. Деловые предложения с твоей стороны будут?

— Конечно. Полное содействие в обмен на жизнь.

— А боевой дух?

Пленник вяло усмехнулся:

— За те деньги, что он мне платит, согласен воевать только против здешних макак. С вами воевать не нанимался.

— А заплати он как следует?

— Но пока что речи не было, — настороженно отозвался министр обороны. — Говорю, нанимался только против макак…

— Знаешь, это только прекрасно, что ты не романтик, не идеалист, не идейный человек. — Проще договориться. Идет, считай, по рукам. Сколько у тебя здесь лбов?

— Двадцать… то есть теперь, я так понимаю, пятнадцать.

— Дислокация?

— Двое у королевского вигвама. Остальные прохлаждаются по домам, посты сменять еще минут через сорок…

— Ну ладно, — сказал старший. — Я тебя особо не предупреждаю, чтобы был паинькой, если хочешь жить, сам все понимаешь, человек опытный… Короче, сейчас пойдем по деревне, ты нам будешь быстренько показывать, в каких хижинах есть люди, и сколько… Потом мы уже без тебя пойдем к королю побеседовать.

— Только сначала свяжете и дадите по морде…

— Да ради бога. — Хоть раз, хоть два… Сколько там тебе полезнее. Ну, пошли?

Командир отодвинулся, убрал от шеи министра обороны пистолет, но бдительно держался за его плечом. Господин министр, тяжко вздохнув, пошел меж хижинами, а за ним бесшумными тенями двинулись мы. С меня семь потов сошло, как наверняка и с остальных, но тут уж ничего не поделаешь, бывает и хуже…

Все шло гладко — «министр» указывал на хижину и поднимал несколько пальцев, после чего туда врывались и справлялись моментально. Быстро и почти бесшумно, как вовсе не операция, а прогулка… тьфу, лишь бы не накаркать…

— Вот здесь… ваши. Солдат там нет, только колдун…

Рванули внутрь. В окошки проникало достаточно света, чтобы рассмотреть все внутри. В самом деле, никаких ужасов, никто не то что на цепь не посажен, но и не связан. Товарищи советники лежали на циновках босые, без пиджаков, в расстегнутых рубашках, с полуразвязанными галстуками. Тут же помещался третий, помоложе, в парадной летней форме с капитанскими погонами. Ага, надежный кадр товарища Иванова…

Ни медицинская помощь, ни даже сочувствие троице определенно не требовались. Судя по храпу, расхристанному виду и витавшему в воздухе густейшему аромату местной пальмовой водки, все трое были попросту пьяны в стельку. Ну что же, Король леопардов пока что не проявил себя зверем и особенным антисоветчиком, что ему обязательно зачтется…

В углу имелся еще сидевший на корточках старик негр в блестящей черной накидке , сидевший возле трех огромных калебасов — сосудов из сухой тыквы (два плотно закупорены, а третий открыт и распространяет запах пальмовой самогонки, которую я, испробовав раз, зарекся брать в рот). Дряхлый с самого начала повел себя правильно — при виде ворвавшихся белых с оружием на изготовку сжался в комочек, всем видом показывая, что он — существо безвредное. Поэтому его связали без единой плюхи. Присмотрелись к троице — ну что ж, она, пребывая в глубоком алкогольном дурмане, не требовала ни помощи, ни участия. Сами проспятся, если что, а опохмелка — вот она, только руку протянуть. Вряд ли первые стаканы они опорожняли так уж добровольно, но потом, надо полагать, втянулись, такова уж человеческая натура в отношении алкоголя…

— Трое, — вслух сосчитал командир. —

Ну что же, господин министр, если тебе верить, остались только те, что в королевском, мать его за ногу, дворце и часовые возле оного…

— Так и есть, — пробурчал пленник.

— Если врешь — вернусь и прирежу.

— Да не вру я… Крайне невыгодно. Вяжите. И не забудьте в морду…

Тот полетел с копыт, но двое стоявших ближе ловко его подхватили и потащили вязать в ближайшую хижину. Оставалось, можно сказать, всего ничего…

О своей непосредственной охране Король, сразу видно, позаботился — над входом в «королевский дворец» был устроен навес из того же полиэтилена, и под ним дремотно скучали двое со «шмайсерами». Все до единого окошки тщательно занавешены кусками темной материи, слышен стрекот кинопроектора — ага, его величество продолжает развлекаться культурной программой, тем лучше…

Часовых сняли в три секунды. Вообще снимать здешних часовых одно удовольствие, и никаких тебе сложностей. Мог бы и белых нанять, не бедный. С белыми наемниками пришлось бы потруднее, хотя, конечно, тоже упаковали бы…

Мы бесшумно скользнули внутрь с немаленькой королевской хижины, прижались к стене по обе стороны от двери, оценивая обстановку. Белая материя натянута у противоположной стены напротив входа, киноаппарат стрекочет в двух шагах, возле него стоит не похожий на солдата тип, вроде бы белый, трое зрителей расположились на шкурах, устилавших пол, справа батарея бутылок, и возле них сидит на корточках еще один старый хрен . Ни единого телохранителя, не соврал министр обороны, жить хотелось… Эх, ваше величество, кто ж в вашем положении садится спиной к двери…

Кинопроектор, похоже, был новенький, фильм цветной, не широкоэкранный, правда, но все равно интересно. Два голых мускулистых субъекта вытворяли с голой крашеной блондинкой всякие замысловатые штуки, напрочь противоречащие здоровой советской морали. Его величество возлежал в исполненной достоинства позе, этакий римский патриций. Девушки расположились в гораздо более скованных позах — прически порассыпались, обе раздеты до нижнего бельишка, на экран таращатся старательно, должно быть, не хотят прогневить сурового хозяина. Одна пьяно хихикнула, зашептала что-то на ухо соседке — ну да, гостеприимный король и их уже малость накачал…

Поскольку следовало разрешить ситуацию как можно более дипломатично, мы особо не жестили — командир попросту шагнул вперед и молодецким ударом ноги сшиб кинопроектор на пол, попутно двинув локтем в ухо киномеханику, а я поднял автомат дулом вверх и засадил в потолок очередь на полмагазина. В конусообразном потолке моментально возникла куча дырок, пропустивших внутрь целую охапку тонких солнечных лучиков. Слышно было, как с окон торопливо отдирают занавеси, и в хижине быстро стало светло. Раздался отчаянный женский визг.

— Спокойно! — рявкнул командир на родном языке. — Советская Армия!

Немая сцена. Старикашка-виночерпий проворно упал ничком и закутался с головой в просторную накидку — сразу видно штатского человека. В углу охал и поскуливал от боли киномеханик — довольно молодой патлатый белый, зажимавший ушибленное ухо ладонью. Он тоже не походил на воителя.

Обе девушки, стоя на шкурах на четвереньках, таращились на визитеров с этакой интересной смесью ужаса и восторга. Судя по личикам, в них-таки немало успели влить. Вид у обеих был, чего уж там, несколько пикантный.

Его величество король оказался крепким орешком: обернувшись к двери и не двигаясь, он все же явно пытался сохранить некую толику монаршего достоинства. Не таким уж оказался бабуин и старым, всего-то лет пятидесяти — и крепок, черт, отъелся на королевских харчах… Сделав пару шагов, командир с ласковой, прямо-таки отеческой укоризной покачал головой:

— Ай-яй-яй… Ваше Величество и такое смотрите…

Во время этой процедуры король оставался недвижим, как статуя.

— Хорошо держится, сволочь, — ухмыльнулся второй снайпер. Я тоже чувствовал некоторое уважение к старому прохвосту. В конце-то концов, Король не мог точно знать, оставят его в живых или оформят несчастный случай. И, тем не менее, не из тех, кто умирает ползком.

— Девушки, это не ваша ли одежда вон там, в углу? Вы уж себя приведите в надлежащий вид быстренько, у нас времени мало…

Они молча подчинились. Пока обе одевались, командир стоял, поигрывая пистолетом, глядя на короля с нехорошей улыбочкой. Наклонившись, не сводя с них глаз, король присел на корточки, поднял леопардовую шкуру, выпрямился, набросив ее на левое плечо и на голову.

— Корону напяливает? — хмыкнул первый снайпер.

— Не совсем, — серьезно отозвался командир. — Готовится принять смерть со всем достоинством… Ч-черт! Я и не подумал! А как мы с ним объясняться-то будем? Он из всех иностранных только португальский знает, а у нас ни одного человека… Ага! — он подошел к дверному проему и распорядился: — Первый, сбегай за белым, развяжи и волоки сюда, живенько!

«Ну, разумеется, — подумал я . — Чтобы командовать здешним воинством, министр обороны непременно должен знать здешний язык — вряд ли его воинство владеет португальским…»

Появился Первый, подталкивая перед собой хмурого министра обороны, у коего под левым глазом уже появился великолепный синяк.

— Ну, вот что, ваше превосходительство, или кто ты там, господин фельдмаршал… — сказал командир деловито. — Местный язык, конечно, знаешь? Молодец. Надбавка за знание языка идет? Ах, непонятно тебе… Ладно, проехали. Становись вот сюда и начинай прилежно переводить. Итак… Ваше королевское величество, в отношении вас никто не питает злых намерений. Не спорю, в гости мы явились довольно невежливо, но лишение свободы советников, выходила за рамки договора о строительстве социалистического общества. Мы военные, получили приказ и его выполнили. При этом нет ни убитых, ни раненых, так что его величество, думаю, оценит нашу деликатность… — он повернулся к наемнику. — Только, фельдмаршал, переводи так, чтобы он не подумал, будто мы очень уж расшаркиваемся. Уловил нюанс?

— Уловил, — буркнул «фельдмаршал» и довольно бойко затараторил на языке, казавшемся едва ли не сплошным набором согласных.

На лице Короля не дрогнул ни один мускул. Все так же замерев величественным изваянием, он заговорил.

— Король говорит: он сразу понял, что вы очень деликатные люди…

— Это он, конечно, сволочь, иронизирует? — спросил командир.

— Ну да, — флегматично ответил «фельдмаршал». — Далее, король говорит: слово «лишение свободы» совершенно неуместно. Его величество прекрасно знает, что все эти люди — весьма высокопоставленные особы у себя на родине, и потому пригласил их в гости, где принял с надлежащим почетом и щедрым угощением, в чем вы наверняка успели уже убедиться.

Глава 11. Битва экстрасенсов — продолжение.

Пока все это происходило...

В моей голове прокручивалась мысль, группа знает больше, чем я. Сначала было обидно, затем я себя успокоил и что с того, что я не знал о захвате советников в заложники. Незнание этой части задания не отменяла моего задания и мне все равно каким то образом лечить этого мудака Короля мать его леопардов. Еще бы понять от чего его лечить и какими препаратами. Значит будем работать на внушении . Даже в будущем внушение и НЛП работали отлично ( мне это хорошо помнилось ). Суеверия и вера в Сверхъестественное, именно так с большой буквы, охватывали, если не большинство, то очень значительно число людей в Европе и Америке и Азии, что уж здесь говорить о Африке в настоящем ( прошлом). Передачи вроде" Битвы экстрасенсов" в моём мире собирали миллионы людей, которые хотят верить в чудеса, сейчас же и здесь, таковых людей свято верящих в чудеса абсолютное большинство. Таким образом "эффект плацебо" подействует обязательно.

— Лейтенант, лейтенант, не спи, твой выход. Это командир, значит мой выход, ну, что ж вперед.

Смотрю на Короля, оценка внешнего вида — очень хитрожопый слегка подержанный негр, хотя если он смог поставить себя королем и эти местные товарищи терпят и исполняют его хотелки вот уже двадцать с лишним лет, то ухо надо держать востро. Помолясь, начинаем. Работаем через фельдмаршала, он за переводчика.

Сначала король рассказал по моей просьбе, как он стал королем.

История была занятной. Король пришел к власти, через постель ... Двадцать четыре года назад, он прибился к племени леопардов на правах наемного воина, сам он был из племени меру из Кении. Так, что мы знаем о племени меру, а знаем неожиданно больше, чем думалось. А именно:

В начале 20-го века территория, занятая племенами меру, составила в Кении административно-территориальную единицу Меру. Региональное название дало начало этнониму. Впоследствии происходит процесс стирания различий между народами меру, сближения их с кикуйю, образования единой народности.

Общаются на языке меру, иногда рассматриваемом как диалект языка кикуйю. Здесь повезло, есть переводчик с португальского.

Традиционные занятия — ручное земледелие (террасное на склонах холмов), современные — плужное (просо, кукуруза, бобовые); скотоводство (преимущественно развит мелкий рогатый скот, крупный рогатый скот имеет главным образом престижную ценность). Развито отходничество. Ремёсла — развитое гончарное ремесло (занятие женщин; производились горшки двух видов и воздуховоды для кузнечных мехов), плавка и ковка железа (изготовление оружия и украшений), плетение из растительного волокна, обработка кожи, резьба по дереву. В 20-м веке ремёсла приходят в упадок. Теперь понятно, зачем через пол-Африки будущий король мигрировал, искал лучшую долю.

Традиционные разбросанные поселения. Жилище круглое, стены — переплетённые прутья (из жердей), глиняный каркас. Какой новатор однако, внедрил в племя новый вид строительства, вся столица племени состоит из таких построек.

Традиционные верования — культ предков, колдовство, знахарство. Так так, значит наш клиент.

Здесь на месте приглянулся наш будущий король дочери племенного колдуна и как говорится. Знает только рожь высокая, как поладили они. Колдун извел, с помощью яда прежнего вождя леопардов и сообщил племени о новом послании богов. Вот новый руководитель племени, вот его жена.

Для меня ничего нового, в 2000— х Кения будет столицей секс туризма. Мне как то попалась заметка в интернете.

В Кении широко распространен так называемый «романтический туризм» — когда пожилые европейки платят молодым кенийцам за сопровождение… и другие услуги.

В 2009 году некая Софи Амали Клугарт отправилась в кенийскую столицу Момбаса в составе некоммерческой организации ActionAid. Ее основной задачей было осветить проблему бедности в этой африканской стране. А по вечерам и выходным восхищенная Кенией Клугарт путешествовала в поисках интересных сюжетов. Как-то раз, оказавшись на пляже, фотограф поразилась тому, что пожилые европейки вовсю флиртуют здесь с местными молодыми людьми. Когда она пообщалась с одной из туристок, то узнала, что это называется «романтический туризм» — одинокие мужчины и женщины прибывают в бедные страны в поисках компаньонов среди местных жителей, готовых добровольно стать «подчиненными» для этих людей в обмен на подарки, бесплатные обеды, а иногда и просто наличные.

Впервые Клугарт узнала о «романтическом туризме», прогуливаясь по пляжам Момбасы. Там она увидела много пожилых белых женщин, окруженных молодыми кенийцами.

Так что новоиспеченный Король леопардов был одним из первых мигрантов получивших свою должность через постель.

Но было, одно но. Колдун проводя обряд, сообщил новоиспеченному монарху-"ты будешь королем леопардов, пока сможешь за ночь совершить два половых акта за сутки, и пока будет жива королева /колдун подразумевал свою дочь/, то количество и время не ограничены, и ты король. Если моя дочь умрет, то количество половых актов ограничено 10 000 /десять тысяч и ни одним больше. По исчерпании числа актов, должность короля леопардов будет уйдет к другому претенденту". Вот таким немудреным способом неизвестный мне по имени племенной колдун, хотел устроить женское счастье своей дочери и сохранить власть в племени за собой. Но с новым королем леопардов этот номер не прошел. Служителя культа и его дочь практически сразу съели какик то мимо бегущие левые крокодилы и вновь свободный король ударился в разгул. Правил он достаточно разумно, не переходя неких границ, поэтому устраивал всех.

Затем через десятилетия разгульной жизни прозвенел звонок. Король стал ощущать все меньше мужской силы. Был изловлен бельгийский геолог, который исчислил количество истраченных актов. Бельгийца снова съели какие то левые крокодилы и был поставлен на должность близкий человек, который вел счетную книгу подвигов короля леопардов. И вот число приблизилось к опасной черте, нужно было что то делать.

Сын короля леопардов в свое время был послан в СССР для обучения. Учился данный монархический потомок в Москве, в знаменитом РУДН, как он учился история умалчивает. Но один рассказ о северной стране и обычаях запал в голову короля. Сын рассказал королю о великом вожде большевиков, который до сих пор жив. Жилище у него на большой площади в огромном городе Москве. И везде висят надписи : "Ленин жил, жив и будет вечно жив". Король подивился силе колдунов далекой северной страны и почти забыл. И вновь вспомнил, когда обстоятельства стали жутко намекать, конец близок. А значит нужно заставить советских колдунов продлить его сексуальную жизнь.

Первая мысль. "бл... сколько тяжести волокли с собой".

Вторая где-то я слышал такой анекдот. Но к сожалению здесь и сейчас это не анекдот.

Третья — нас отсюда не выпустят при любом раскладе.


В кресле щурится змея,
Ночь в окне безлунная,
За стеной цветёт жасмин,
Топится камин.
Я сижу, в тетрадь гляжу,
Заклинания вяжу,
Получается такое — хоть не говори!
Тёмная магия –Гримуаромания,
Тёмная магия –Запретный интерес.
В кресле щурится змея,
Ночь в окне безлунная,
За стеной цветёт жасмин,
Топится камин.
Я сижу, в тетрадь гляжу,
Заклинания вяжу,
Получается такое — хоть не говори!
Тёмная магия –
Гримуаромания,
Тёмная магия –
Запретный интерес.
Знаю заранее –
Не найти признания.
Ничего,
Не впервой,
А змея не съест!
За рекой запретный лес,
Я в него недавно влез,
Любопытство — не порок,
А там единорог!
Книги старые хранят
Всё, что прячут от меня.
Сам возьму и прочитаю, подведу итог.
Тёмная магия –
Гримуаромания,
Тёмная магия –
Запретный интерес.
Знаю заранее –
Цвета нет у знания.
Ну и пусть,
Разберусь,
А молва не съест!
Я мечтаю у огня,
Как мечтали до меня:
Свитки древние найти,
Дракона завести,
Башню вырастить до звёзд,
На луну построить мост…
Если это против правил — нам не по пути!
Тёмная магия –
Гримуаромания,
Тёмная магия –
Запретный интерес.
Знаю заранее –
Скажут: «До свидания!».
Ну, и что?
Я готов.
А змея не съест!
https://911pesni.pro/1/Alkor/tekst-pesni-Malenkiy-volshebnik


Колдовство и магия в Африке не просто продолжают жизнь, они процветают. Более того, в определенные моменты колдовство как бы получает дополнительный импульс, с новой силой просыпаясь в умах даже образованных африканцев. Так, в Уганде во времена правления диктатора Иди Амина колдунов расплодилось великое множество. У самого президента, человека неграмотного, суеверного, свято верившего в свою исключительность, имелось несколько личных колдунов, выходцев из его родного племени какво, которое издавна имело сильную «колдовскую» репутацию.

Отношение правящих вождей к колдовству отличается некоторыми особенностями. Как правило, они твердо верят в колдунов и постоянно обращаются к оракулу, чтобы найти тех, кто колдует против них. У азаиде оракул вождя считается высшим авторитетом, который выполняет приговор по всем случаям колдовства, включая убийство, он также защищает от колдовства своих людей.

На берегах Черной Вольты живут колдуны, которые, согласно поверьям, передвигаются на летучих мышах и, кроме того, способны превращаться в гиену и даже в камень, чтобы скрыться под землей. Тура уверены, что колдун может одновременно находиться в двух разных местах, превращаться в животное, делаться невидимым и летать по воздуху.

Любопытно, что взгляд на колдунов мало–помалу осовременивается: в сказаниях бете, например, колдуны передвигаются на мотоциклах и самолетах и даже используют управляемые ракеты!

Отступление:
История изложенная в данной главе практически правда. Одна из групп ГРУ по приказу командования занималась чем то похожим в одной из латиноамериканских стран. Но предупреждаю совпадения случайны. Это фантастика. Ни одно животное не пострадало.

Ну, и что?

Я готов.

А змея не съест!

Посмотрел на командира и остальных, ребята рассредоточились и контролируют входы и выходы. Вся группа теперь в курсе, при любом раскладе нас будут валить. Здесь или при отходе, будет понятно позже.

Будем колдовать, начинаю перечислять, что мне нужно для колдовства и спасения короля леопардов.

Необходимо разжечь огонь, изготовить отвар, принести большой котел с водой, черного петуха и черный перец.

Отвар я приготовлю из черного перца, произвольного набора трав, крови черного петуха.

И дальше по сказке, строго по тексту — в котел с отваром посадим голого короля и танец с бубном. Все по сказке-


Три котла больших поставить
И костры под них сложить.
Первый надобно налитьД
о краёв водой студёной,
А второй — водой варёной,
А последний — молоком,
Вскипятя его ключом.
Вот, коль хочешь ты жениться
И красавцем учиниться
—Ты, без платья, налегке,
Искупайся в молоке;
Тут побудь в воде варёной,
А потом ещё в студёной.

И будем твердо надеяться на силу внушения.

Долго как говорится сказка сказывается. Все нужное принесли быстро. В кипящую воду пошли чебрец и ромашка, чистотел и подорожник и много чего лекарственных трав был целый тюк. Отвар остыл до комнатной температуры, черного петуха зарубили. Этой кровью окропили короля и отправили в котел мыться. Держал я короля в котле часа три-четыре.

Затем закутали в простыню и самое главное. После долгого пения песен, на специально подготовленное копье было прибито полотнище красного цвета и прикреплена медаль изъятая у Иванова. Король леопардов был не просто потрясен, но был в полном исступлении. Теперь пока сохранялось копье с полотнищем и прикрепленной медалью, его мужская сила была неизменной и должность короля сохранялась за ним, пока у него был этот амулет.

Справочные материалы:
Во многих странах Африки чтут вековые традиции, заложенные предками. В том числе и самые жестокие. Ритуальные убийства и колдовство до сих пор часть повседневной жизни африканцев. Самое ужасное и не поддающееся пониманию западного человека — это то, что жертвами шаманов и знахарей на Черном континенте регулярно становятся дети. Хотя власти и пытаются с этим бороться, но особых успехов в искоренении варварских обычаев пока не заметно. В нюансах африканских воззрений на жизнь и смерть разбиралась «Лента.ру».

Охота на альбиноса

Альбиносы (светлокожие негры, с нарушением пигментации кожи и волос), пожалуй, самая преследуемая группа на Черном континенте. Рождение такого ребенка, согласно верованиям в ряде стран Центральной Африки, — очень плохой знак. Зато из органов и частей тела альбиноса, при должном колдовском сопровождении, можно изготовить сильнейшие обереги и целебные амулеты. Особым спросом органы «белых» пользуются у знахарей Кении, Конго и Танзании. Цена на отдельные части тела убитых альбиносов может доходить до 1000 долларов. Полный «комплект» тянет на 75 тысяч, для большинства африканцев — деньги просто сумасшедшие. Особым и очень высоким спросом пользуются обереги из половых органов. Виной тому — распространение СПИДа. Существует поверье, что поедание сушеных гениталий избавляет от этой болезни. Как и от многих других.

Охотники на альбиносов долго оставались практически безнаказанными. Их жертв просто объявляли пропавшими без вести. Первый приговор по такому делу в Танзании был вынесен лишь в 2009 году. Убийц повесили. Теперь охотники не убивают своих жертв, а отрубают им конечности. В итоге, если они и попадают в руки Фемиды, то судят их по статье о нанесении тяжких телесных повреждений, что карается тюремным сроком от пяти до восьми лет. В прошлом году в Танзании шестилетнему ребенку-альбиносу отрубили руку. Среди нападавших был и отец мальчика.

Весной 2013 года организация Humane Africa опубликовала шокирующий доклад «Человеческие жертвы и увечья детей в Уганде». Согласно его данным, в стране регулярно совершаются жертвоприношения детей, еженедельно гибнет как минимум один ребенок. Причем ритуальные убийства превратились в настоящий бизнес. По мнению клиентов, детское жертвоприношение способствует успеху в делах. Несколько лет назад в столице Уганды Кампале был арестован и приговорен к пожизненному заключению состоятельный бизнесмен, заказавший убийство мальчика. Части тела ребенка он захоронил на своем участке, где шло строительство. И это не уникальный случай. Местные предприниматели пытаются таким образом заручиться «поддержкой» духов перед запуском крупного проекта. На закланье колдунам приводят даже близких родственников. В 2011 году один клиент привел к жрецу 12-летнего племянника, заявив, что духам нужна кровь ребенка, а он взамен получит власть. Иногда колдуны идут на хитрости, требуя от заказчиков принести в жертву собственных детей. В результате некоторые родители отказываются от ритуала. Однако статистика показывает ежегодный рост числа подобных преступлений. Официально счет идет на десятки. Неофициально — на сотни. Действует специально созданное подразделение полиции по борьбе с ритуальными убийствами. Но обряды никто не афиширует, а полицейские колдунов тоже побаиваются. К тому же за определенную сумму стражи порядка всегда готовы «не заметить» преступление.

Согласно исследованию 2008 года, Уганда — не единственная страна, где практикуются жуткие обряды. Похожие инциденты зафиксированы также в ЮАР и Мозамбике. Подавляющее большинство жертв — это дети от 3 до 18 лет. Иногда убивают беременных женщин с целью изъятия и убийства плода.

Африканские колдуны, или те, кто таковыми считается, сами периодически оказываются жертвами. В 2014 году в одной из деревень в Танзании были убиты семь человек, которых местные жители заподозрили в проведении магических обрядов. Ежегодно гибнут до 500 знахарей. Но как говорится, свято место пусто не бывает. На их место приходят новые и продолжают дело предков.

Глава 12 Дело сделано — уносим ноги.

Дело сделано — уносим ноги. После всех этих утомительных процедур по восстановлению мужских качеств Короля леопардов надо было быстро уходить. Повторять судьбу пламенного вождя и его дочери, которые пошли на корм местным левым кракодилам не было ни малейшего желания. Отход осложнялся наличием водной преграды в виде озёра . Вода как таковая не представляла особых проблем, но была одна тонкость. Существовала крокодиловая ферма на которой по словам фельдмаршала имелось около сотни прикормленных особей и прикормка была в виде людей, которые шли на корм в наказание за различные прегрешения перед королем.

Вертолет вызвать было не вариант, мы здесь были неофициально и инструктаж был закончен словами " мы вас выручать не будем и в случае если вы попадаете в руки юаровских или родезийских скаутов это ваши проблемы". Скауты увели бы нас в плен и руководство автоматически записало бы нас в предатели и политические проститутки. У нас не было желания идти на корм местным зверушкам , да и в руки скаутам попадать было не комильфо. Подготовка к отходу была начата сразу после окончания камлания.

Оба снайпера убыли на охрану лодок которые мы хотели использовать для прорыва в джунгли. Те три , что мы хотели использовать охранялись как зеница ока, а вот остальные были старательно превращены в дрова. Как только работы по изготовлению дров были закончены Первый ушел на заготовку мяса , захват пяти коров заняли немного времени больше ушло на скрытый коровий марш на лодочную пристань и маскировка в камышах. Мы же с командиром группы накачивали пальмовой самогонкой Короля и фельдмаршала и конечно их свиту с адъютантами. Вряд ли бы мы смогли бы перепить этих черных алкоголиков, но было секретное оружие, перед этим алкогольным шабашем , старший группы скормил мне, как мне показалось не меньше килограмма сливочного масла и сам закинулся не меньшим количеством этого секретного ингредиента.

Тосты шли один за другим, пили за все и вся. За Короля, за леопардов, за Леонида Ильича, за Ильича, за Компартию и коммунаров, за взятие Бастилии и за день гранёного стакана. Легли все и всё равно кто выпустил этих бля...х ящериц ( крокодилов). Но мне было море по колено, хорошо наши первый и второй были трезвые и скинули по дороге домой через озеро — коров, которые и приняли на себя удар ритуальных водных убийц. Старший группы на себе принес меня к лодкам. Все веселье было мной пропущено в силу полного алкогольного забвения. Затем был марш через дикие мрачные джунгли...

Карты не было, местность не была картографирована, шли по примитивной схеме, направление и примерное расстояние до места сбора. И рисунок примерно здесь река, примерно здесь болото, примитивно и примерно как старые карты в средние века, здесь живут люди с песьими головами, а здесь великаны. В лучших традициях авантюрных романов 30-40 годов. У меня был нештатный груз -— фотоаппарат "Зенит", любил понимаешь поснимать природу, да и в отношениях с женщинами не последняя вещь. Нет женщин, какая бы отказалась от фотосессии / это был мой лайфак из будущего/.

Шли достаточно быстро и перед привалом на ночь ожидаемо нам река преградила путь, брод очевидно был прямо перед нами, Первый занял позицию прикрытия на берегу, второй броском преодолел речушку по броду и занял позицию прикрывая нас с командиром. Мы пошли, жесточайшее похмелье просто скручивало меня, но надо было идти, погоня ожидалась по любому. Прохладная вода была по пояс , течение слегка толкала в бок и тут грянула стрельба. Прикрытие лупило по чему-то справа по течению, командир короткими очередями бил в том же направлении и только я как зачарованный пялился в сторону откуда неслось нечто.

Прямо на меня летело какое-то странное создание. Острые перепончатые крылья со свистом рассекали воздух, огромный рот был растянут, точно в злорадной улыбке, его окаймлял белый полукруг острых зубов. Птеродактиль! Исполинский крылатый ящер, который должен был умереть еще в доисторические времена!.. Прежде чем сумерки опустились на землю, это химерическое существо пролетело еще раз над рекой, но в обратном направлении. Оно скрылось на болоте, в мглистой дымке сизого тумана, поднимавшегося над водой. Все время пока это существо парило над нами я лихорадочно нажимал на спуск фотоаппарата . Мысли о открытии века и слава фотографа снявшего доисторическое животное были прерваны и довольно грубо, меня командир тянул к берегу при этом умирая от смеха. хохот и ржание и крики " что ж ты крышку не снял, горе ты фотограф". Да облом был эпический, вся сьемка прошла с закрытым обьективом. Мое горе было неописуемым ...

Описание кажется цитатой из научно-фантастического произведения. Но есть материал из отчета научной экспедиции, в 1932–1933 годах исследовавшей внутренние районы Камеруна. Автор отчета — американский исследователь Айвен Сандерсон, посвятивший свою жизнь поискам различного рода тайн и сенсаций. По словам Айвена Сандерсона, крылатый ящер именуется местными жителями призраком смерти, ибо тому, кто его увидит, грозит неминуемая гибель.

Другой исследователь, Питмен, сообщает, что не раз слышал от аборигенов рассказ о мифическом существе, “которое меня очень заинтересовало. Оно обитает в густых лесах болотистой местности, примыкающей к долине Конго и соседним провинциям Анголы. Большинство признаков этого существа, судя по описанию очевидцев, сближает его с птеродактилем”.

В 1913 году малоизученные районы Камеруна исследовала экспедиция, которой руководил Штайн фон Лаузниц. Многие племена рассказывали ему о таинственном и страшном звере, живущем в джунглях. Но описания этого животного расходились: кто говорил, что животное — размером со слона, а кто — с бегемота. Одни рассказчики считали, что таинственный зверь опасен для человека, ибо нападает на лодки. Другие утверждали, что животное питается травой и лианами, и даже показывали, какую именно разновидность лиан предпочитает неведомый науке зверь. У животного, по словам рассказчиков, бурое тело с гладкой кожей, длинная шея и очень длинный рог, или — по другой версии — зуб. Хотя Штайну фон Лаузницу показывали свежие следы, оставленные, по словам местных жителей, чудовищем, немецкий исследователь считал, что данные о нем весьма странны и “существо скорее всего живет в больном воображении местных жителей”.

В Лондоне в 1933 году вышли записки Джона Хьюга, почти два десятилетия проведшего в Африке. “Вот уже много лет жители говорят о крупном доисторическом животном, живущем якобы в озере Багвеулу. Они называют его чипекве или чимпекве, “— писал Хьюг. Джон Хьюг приводит любопытные сведения, из которых явствует, что чипекве — не мифическое, а реальное живое существо.

От отца к сыну передается в окрестностях озера Багвеулу история об охоте на чипекве, который был убит за несколько десятков лет до того, как здесь появился Хьюг. Охотники убили чипекве с помощью гарпунов. Животное имело гладкое темное тело, рог его был цвета слоновой кости и напоминал рог носорога. Однажды ночью друг Джона Хьюга Кроуд слышал на берегу озера сильный всплеск. Утром он пошел обследовать побережье и обнаружил следы, непохожие ни на следы бегемота, ни на следы слона, ни на следы какого-либо другого известного крупного животного.

На соседнем озере, называемом Шива-Нгаду, Джон Хьюг также услышал рассказы о некоем существе, которое топит лодки с людьми и является злым духом… По мнению Джона Хьюга, “доисторическое животное существовало раньше, но сейчас вымерло, ибо за последние 15 лет я не обнаружил ни одного вещественного доказательства его существования”.

Пока мы приходили в себя и выжимали одежду слегка расслабились, однако вбитые намертво навыки практически на уровне рефлекса заставили в первую очередь дозарядить оружие о снарядить использованные магазины. После птеродактиля, бегемот хоть и крупный не вызвал таких эмоций. Хоть он и был крупнее обычного, против гранат и автоматического оружия эта туша не сыграла. Группа отошла в джунгли, нашли поляну и пока окончательно не стемнело разбили лагерь.

Когда я читал про джунгли, везде отмечалось, что ночью в джунглях стоит дикий ор и рёв — кто-то на кого-то охотится, кто-то с кем-то переговаривается. В эту и во все последующие ночи я ничего подобного не слышал.

Перед рассветом начинали голосить птицы, но всё затихало, как только первые лучи солнца касались верхушек деревьев. Далее эстафету на какое-то время подхватывали цикады, звеневшие подобно линии высоковольтного электричества, но затем вновь наступала тишина, теперь уже дневная.

В джунглях водится громадное количество живности, которое кишмя кишит вокруг путешественника. В ручьях — зачастую прямо руками — можно поймать креветок, черепах, лягушек и даже рыбу. Причем все они съедобные и даже вкусные. Чего не скажешь о растительных плодах. Фрукты — даже спелые, даже те, которые у вас на глазах едят животные — лучше не трогать. Некоторые съедобно выглядящие растения и грибы могут быть очень ядовиты. Ни в коем случае не пытайтесь отведать меда диких пчел, если вы не умеете обращаться с пчелами. Мало того, что вас могут покусать, укусы шершней могут быть даже смертельны. При приготовлении еды в тропиках трудно соблюсти гигиенические стандарты. Поэтому будьте готовы как минимум к легкому несварению желудка.

Джунгли только с непривычки кажутся пугающим местом. Громкие странные крики, гигантское количество незнакомых пресмыкающихся, летающая, кусающая и жалящая мошкара и угнетающая жара — все они как будто сговорились, чтобы заставить путника пасть духом. На самом же деле, джунгли — райское место. Если вы раздражены, расстроены, потеряли смысл жизни и близки к самоубийству — немедленно отправляйтесь туда. Мир, в который вы попадете, будет до того необычен и удивителен, что времени на самоедство просто не останется. А опасности, пусть даже мнимые, закалят ваш дух. Многие казавшиеся неразрешимыми проблемы перестанут существовать.

И при этом на инструктаже перед выходом командир зачитывал выдержки из иностранной прессы. Газета "Гардиан" сообщала, что "практика людоедства восстановилась по всей площади восточной части Анголы... Большая часть покрытого джунглями региона контролируется группировкой "Майи-майи" — представителями ополчения из разных племен, объединённых тёмными верованиями и вкусом к человеческой плоти".

Вот такие мысли одолевали меня, пока после ночевки группа двигалась к месту встречи.

Тропа по-прежнему идёт по джунглям. В некоторых местах заросли такие густые, что расстояние между стволами покрытых мхом деревьев не превышает 5 см. Сквозь такую чащу просто так не пробиться только с помощью мачете. Встретили красивую синюю птицу — рувензорского турако, которая обитает только здесь. Когда она взлетает, становится видно яркое красно-оранжевое оперение под крыльями. До места следующего привала дошли за 7 часов.

Вечером, поставив палатку , сидим на крутом склоне и любуемся природой. Над головой пролетают громадные летучие мыши — так называемые летучие собаки. Здесь, в условиях тепла и повышенной влажности, вообще всё очень большое. Даже дождевые черви толщиной в палец и длиной в метр.

С самого утра надели сапоги. Болото началось сразу за рекой. Прыгнул на кочку, затем — на другую, потом не удержался и провалился в чёрную жижу. Оперся на автомат, вытащил ногу, но оружие выдернуть не смог, ушло в болото. Подоспевший на помощь Второй вырыл метровую яму и всё же сумел вытащить автомат. Решили не идти через болото напрямик, а обойти по краю. Обошли нижнее болото, поднялись на перемычку и увидели озеро . Около него опять болото, причём в одном месте я оступился с брошенного в топь ствола дерева и провалился почти по пояс. Прыгать по кочкам, высоким травяным пуфикам, очень утомительно, проще идти прямо по грязи и тут сапоги очень помогают. Растительность кардинально изменилась — это царство сенеций. Они стоят с растопыренными пальцами-листьями посреди зарослей вереска и покрывают все окрестные холмы. здесь они образуют такие большие и высокие заросли, достигая в высоту 10 м

До места встречи оставалось несколько километров. Силы были на исходе.

Бой в джунглях характеризован длительными периодами выяснения обстановки и поиска противника; и короткими периодами напряженных и иногда неожиданных боевых столкновений. Плотная листва и пересеченный ландшафт джунглей ограничивают сектора огня и скорость движения. Следующие моменты могут ограничить огонь и движение: Малая дальность видимости и экраны зарослей могут разрывать визуальную связь между группами, исключать возможность ведения перекрестного огня . Звуки в джунглях отличаются от звуков других областей. В джунглях имеется большое количество животных и шум, производимый ими (или его отсутствие) может служить признаком нарушения естественной среды. Звуки в джунглях не распространяются так же далеко, как на обычном поле боя из-за плотной листвы джунглей. В результате дальность до источника звука кажется дальше, чем на самом деле.

Движение через джунгли также очень тяжело, так как: высокая температура, плотная растительность и пересеченный ландшафт быстро утомляют , особенно несущих тяжелое оружие или радиостанции.

В бою в джунглях сторона, которая начинает контакт и имеет огневое превосходство в первые несколько секунд, обычно будет иметь решающее преимущество.

Здесь нас и прихватили. До места сбора оставалось всего ничего какой-то километр. Четыре пулемета рвали лианы и пальмы и практически заглушали автоматы. Мы ждали охотников леопардов а нарвались на юаровских скаутов, зажали нас качественно и уйти было и некуда да невозможно. Первыми очередями свалило дозорного , это был Первый , Второго идущего замыкающим порвало на части выстрелами из гранатомета. Мы с командиром укрылись за поваленными стволами деревьев и не поднимая головы палили в направлении пулеметов. В плен не хотелось, от слова совсем. Командир спросил— есть ли у меня последняя граната. Я ответил, что у меня они кончились, когда валили бегемота. Старший группы перекинул мне лимонку и сказал, только в самый последний момент. Я затупил— в смысле в последний момент. В ответ длинные загибы русского матерного. Наконец до меня дошло "песец котенку" больше в жизни ничего не будет.


В голове всплывали слова
Ну, вот и всё, остались мы
Я и Андрюха с Костромы
В живых на нашем блокпосту среди акаций
Есть пулемёт, есть автомат
Есть мой подствольник без гранат
И где-то далеко комбат хрипит у рации
Нам батя в рацию кричит
"Всем действовать по плану "Щит!""
А нам с Андрюхой всё равно что щит, что меч
Наш лексикон предельно прост
Идёт атака на блокпост
Нам не до планов, нам бы головы сберечь
Горячих "Скатов" чёрный дым
Орём: "Спецназ непобедим!"
Хоть чёрным стал андрюхин краповый берет
И у его КПВТ
Есть нотки в голосе не те
Как говорится, чем богат — другого нет
Я посчитал сквозь эту тьму
Примерно сорок к одному
А это — пуля или плен, одно из двух
И оба поняли — хана

Стрельба приближалась


Потом всё было, как во сне
Пришли ребята на броне.

Брони не было, был вертолет , наш МИ . Как он туда попал, куда летел или откуда мы не узнали. Из нурсов он накрыл всю площадь схватки. Скауты ушли, а я потащил командира к точке, где нас ждал МИ-8. Первого и Второго приняли джунгли Анголы они навсегда остались в Африке...

Похоронок не было, Было сообщение, что два старших лейтенанта пропали без вести при исполнении служебного долга.

Глава 13 Снова столица.

Лопасти вертолета мерно молотили воздух. Командира ещё раз перевязали и сделали укол из аптечки, чтобы продержался до базы. А потом бездумно смотрел на джунгли внизу, мысли были мрачные и будущее было во тьме. Второй раз подряд неизвестно откуда появляются боевые вертолеты и разносят вдребезги место , где находится группа. Из знаний будущего в голову лезли мысли о маячке который и наводит на группу боевые машины. Причина вырисовывалась только одна, работа с кубинцами . Кому же мы перешли дорогу? Да ещё так, чтобы нас зачищать так радикально. Так до самой посадки гонял в голове мрачные мысли. Красота джунглей завораживала полосы светло— зелёного сменялась полосами темно — зелёного , пятна болот и извилины рек пролетали подо мной и несмотря ни на что временами казалось, что мне удалось вернуться в свое время и всё происходящее сейчас сон, тяжёлый но сон. Ан нет меня толкнул борттехник он же бортстрелок и я откинулся к стенке салона. Посадка была мягкой, затем сначала выгрузили командира, а затем и меня, ноги просто не держали. Меня отволокли под руки на КДП ( командно диспетчерский пункт) . А затем ждали Иванова , чтобы доложить о выполнении поставленных задач. Сил не было, диспетчеры заварили чай, не чефир но крепкий. Так и сидел. Держал в руках кружку с чаем и ждал командование. Пришла " скорая " командира увезли, предварительно сказали , рана тяжёлая, но врач дежурит опытный...

Затем прибыли Иванов ( наш главный коммунист ) и Сидоров ( думаю, что из госбезопасности). Так как он забрал пленки, на которых были запечетлены наши усилия по лечению Короля леопардов от мужского бессилия. Он же взял с меня очередную подписку о неразглашении сведений ставших мне известными в период выполнения задания. Иванов в очередной раз прочел лекцию о облике советского человека за границей. Все было как всегда ничего нового. И наконец то прибыла машина с базы и я поехал домой, база уже давно была домом, Союз и дом там уже давно виделся как сказка.

На базе ждал разбор полетов. Случай когда из выхода которого не было вернулся только командированный здесь еще было. То что я вытащил командира еще ничего не решало, я был чужим для парней и собственно у всех был вопрос — " не я ли виноват, в происшедшем". Но вначале необходимо было почистить оружие, доснарядить магазины, те которые были для немедленного реагирования , привести в порядок одежду и снаряжение и только потом мыться. На базе была баня, даже не так, а БАНЯ — это было основное средство снятия стресса после выхода. Баня была сложена из пальмовых стволов и отделана внутри деревом, а именно досками от снарядных ящиков и обожженных паяльной лампой. Внутри было три помещения: предбанник, парилка и душевая и небольшой бассейн для которого приспособили резиновый резервуар для хранения воды. Пар был как всегда целебный и после трех подходов в парилку и бассейна с холодной водой , я чувствовал себя младенцем и был готов рассказать о всех обстоятельствах на выходе. Подписка меня не беспокоила, сдавать было некому. В предбаннике за самоваром сидели пятеро старших групп и трое наиболее опытных и авторитетных спецов ну и я в качестве исповедуемого.

Рассказ занял почти три часа, всех так же как и меня смущал факт появления "левого" боевого вертолета. Один из старших групп долго расспрашивал меня как выглядела медаль к юбилею В.И. Ленина, её размеры и толщина. Долго молчал, затем произнес — "ретранслятор", для меня это была абракадабра, но остальных интересовало, откуда Иванов мог взять этот прибор и почему он был уверен, что мы его унесем с собой. Я сам не знал, что его возьму. И вообще политрабочий не имел репутации умного человека, у всех было сомнения, что он понимал хоть что нибудь в чем либо, а здесь сложное и редко применяемое оборудование. Хорошо это по пути туда , а обратно — это просто маячок в кинокамере, которую вынес командир, она и вывела на боевую позицию вертолет, который снес огнем нурсов огромный кусок джунглей. Осталось понять кому же мы так наступили на хвост, чтобы зачищать так радикально. В ходе разбора возник эпизод на реке с кубинцами, там так же вертолеты били по месту вероятного нахождения группы. И сразу всплыла информация, пока мы были на выходе в авиакатастрофе погибла группа кубинцев, которые ходили с нами на два выхода по приказу генерала Санчеса. Получалось , что группу хотели зачистить кубинцы. Дело житейское, но как выяснить правду и если виноваты кубинцы, то надо было ответить и отомстить виновным.

Мои действия признали правильными и было принято решение принять меня в круг спецов и вручить тельняшку, разрешив её ношение, до этого у меня была зеленая майка. а ретранслятор по общему мнению, Король леопардов получил , чтобы всегда знать его местонахождение. Он достал всех своей таинственностью.

До проведения каких либо акций, необходимо было разобраться детально, кто из кубинцев решился на убийство советских военнослужащих и в чем причина таких действий. Мне была нарезана задача — поговорить со знакомым из ангольского Директората. Для них наша группа захватывала курьера. А остальным была поставлена задача взять двух кубинцев , адъютанта генерала и его делопроизводителя из канцелярии.

Выход в город для встречи с моим хорошим знакомым был подготовлен как разведвыход на чужую территорию. Меня прикрывали четыре человека. Предварительно я созвонился с коммутатора порта с Элдером Феррейрой , он хотел чтобыы его называли его двумя именами и никак иначе. Встречу забили на территории бедняков и бродяг, за городской чертой. Добравшись на место и распугав всех кто мог нам помешать, затаились и стали ждать гостя. Мы прибыли за четыре часа до назначенного времени, а два часа до встречи появилась охрана Нето . Нас они не увидели, послали сигнал и тут прямо к назначенному времени прибыл мой гость. Эффектно появившись из темноты, я ввел в ступор охрану полковника, но к слову Элдер не дрогнул. Посмеялись, обнялись здороваясь и тут же вопрос— к чему такая таинственность и срочность.

Я изложил суть дела, рассказав о двух случаях стрельб вертолетов по группам сецназа и о своих подозрениях, что это генерал Санчес и уже по наитию добавил, зачем кубинцам контролер из компании Де Бирса. Элдер посмеялся и ответил:-странно, что с такими знаниями я ещё живой. Во многих знаниях, многие печали". Однако, рассказал, что сейчас идет большая игра по захвату активов Де Бирса в Африке в частности в Анголе и Леваев уже контролирует большую часть алмазных разработок Анголы. Видимо генерал Санчес желает тоже участвовать в этом разделе. А мы можем знать и слишком непредсказуемы. Это мне отлились мои рассказы и пионерском детстве. Я был признан идеалистом, а с идеалистами нельзя иметь дело. Для меня из будущего ничего нового в рассуждениях полковника не было. Но что делать сейчас и здесь, простить убийства своих нельзя было абсолютно. Полковник продолжил— генерал Санчес стал мешать всем и поэтому если он куда то пропадет, никто не опечалится но и наград не будет. Вот такой парадокс. Отход был быстрый и без особых маскировочных мероприятий. Нам не пришлось захватывать языков из окружения Санчеса.

Утром нас ждал вызов к ГВС и приказ убыть к генералу Санчесу для сопровождения генерала в поездке по кубинским частям и торжественным мероприятиям посвященным советско — кубинской дружбе на территории Анголы. Состав группы : я и о трое оставшихся спецов из той группы которая ходила на захват контролера. Из этой поездки мы не должны были вернуться, лететь мы должны были на отдельном вертолете. По мнению всех , нас ждала авиакатастрофа, подобная аварии с кубинской группой. Ну, что ж, на войне как на войне, снайперская пара выдвинулась на позицию, кромка джунглей у кубинской части аэродрома. Наша задача была прибыть на аэродром и не спугнуть генерала раньше времени. Ровно 8-45 группа прибыла на встречу с Иудой /генералом Санчесом/. Торжественный парадный строй , слабый ветерок колышет флаги, перед строем идет генерал Санчес, за ним группа приближенных. Тишина слышны местные комары. Эти кровожадные твари даже солнца не боятся.

Неожиданно для всех на груди генерала расцветает красный цветок, алые брызги летят во все стороны, еще несколько бутонов на груди генерала и собственно никто из этой группы перед строем не уцелел, легли все иуды и смерть их забрала, надеюсь в тот круг ада, где находятся предатели. Поездка не состоялась, мы вернулись на базу. Преследования снайперов не было, направление стрельбы и позиции снайперов обнаружены не были. Как мне сказал Элдер — "наград не было, как не было и наказанных".

Справочные материалы:
1/De Beers (англ. «Де Бирс») — международная корпорация, которая занимается добычей, обработкой и продажей природных алмазов, а также производством синтетических алмазов для промышленных целей. Основана в 1888 году на территории нынешней ЮАР. Рекламный слоган: «Бриллианты — это навсегда».

История компании неотделима от истории южноафриканского месторождения алмазов.

В 1866 году в долине реки Оранжевая мальчик находит первый южноафриканский алмаз. Находка весом в 21 карат не привлекла никакого внимания, но уже через три года местный пастух примерно в том же месте находит ещё один алмаз, и в ЮАР устремляются сотни искателей драгоценных камней.

Братья, давшие имя будущему монополисту рынка алмазов, никак не участвовали в его основании. Компанию создал Сесиль Родс, сын английского приходского священника, приехавший в 1870 году в Южную Африку на лечение. Испытав на себе «алмазную лихорадку», и не добившись значимых успехов, он создаёт обслуживающую компанию для других искателей драгоценностей: от продажи инструментов и продуктов питания до откачки воды из шахт — для этого он приобретает единственную в регионе паровую помпу. Оплатой этих услуг служат найденные алмазы, паи, участие в прибыли.

Уже в 1883 году компания Сесиля Родса контролирует главное месторождение ЮАР — Кимберли. Свою компанию он назвал в честь владельцев этих земель — De Beers.

Компания De Beers подписывает договорённости с банком Ротшильда и рядом других английских банков об эксклюзивных правах на поставку алмазов — Лондонский Синдикат. Задушив таким образом мелких конкурентов, фирма фактически становится монополистом на рынке добычи алмазов. К 1902 году — год смерти Сесиля Родса — De Beers контролирует 95 % мирового производства алмазов.

Строительство мировой монополии завершается созданием Эрнестом Оппенгеймером в 1933 году CSO (Central Selling Organisation) — организации, взявшей под контроль процесс обработки и продажи бриллиантов.

Всеобъемлющая монополия позволила De Beers диктовать цены на алмазы в прямом смысле этого слова. Десять раз в год компания приглашает в Лондон своих клиентов, крупных покупателей алмазов, так называемых сайтхолдеров. Там каждому предлагается коробочка с необработанными камнями и заранее определённой ценой. Никакой торговли, никакой дополнительной информации, клиент либо покупает коробочку за объявленную De Beers цену, либо уходит с пустыми руками. Более того, купив алмазы, клиент обязуется не перепродавать их в необработанном виде, что позволяет De Beers чётко контролировать мировые запасы алмазов, при необходимости играя на темпах добычи камней.

2/В 1996 году к Леваеву (эмигранту из СССР) переходят месторождения Анголы, за ними следуют месторождения Конго, Намибии. По всему миру открываются его фабрики по обработке алмазов и центры продажи бриллиантов. За 15 лет Леваев смог потеснить De Beers. По состоянию на 2008 год компания De Beers (юридически) контролирует всего 40 % рынка.

3/Гражданская война, а именно участие советских специалистов в конфликте, нашла свое отражение в стихотворении белоруса С. Ерошова, который проходил службу в Анголе в 1986—1988 годах в качестве военного переводчика. Произведение записано его коллегой И. Ждаркиным в 1988 году.

Добры дзень, радзімая, добры дзень, каханая!Зноў паштоўку шлю табе, можа як дайдзе…Толькі не хвалюйся там — нават не паранен я,Мы ўсе тут вучымся на чужой бядзе!Ой-ёй-ёй, ой, Божа ж мой!Ой-ёй-ёй, што ж тэта са мной?А ў Анголе ўсё не так… у марах Беларусь мая!Веру, што ўсё скончыцца, я звярнусь дамоў.Моцна абдыму цябе, пацалую горача…I пасля на чарачку запрашу сяброўОй-ёй-ёй, ой, Божа ж мой!Ой-ёй-ёй, што ж тэта са мной?Вось і ўсё, каханая, выбачай, што коратка.Чую вой — заходзяць зноў з поўдня «Міражы»…Дасылаю нітачку з абгарэлай вопраткі,Калі што і здарыцца — маме не кажы!Ой-ёй-ёй, ой, Божа ж мой!Ой-ёй-ёй, што ж тэта са мной?

4/11 ноября 1975 года была провозглашена независимость Анголы. К власти пришла марксистско-ленинская партия МПЛА во главе с Агостиньо Нето. В Народной Республике Ангола (НРА) установился режим по типу «реального социализма». Важным его элементом стало создание службы госбезопасности, подчинённой партийному руководству.

Директорат информации и безопасности Анголы — DISA — начал действовать уже с конца 1975 года. Структурно он входил в систему Министерства внутренних дел НРА. Директором DISA стал полковник, затем генерал Луди Кисасунда (он же Жуан Родригеш Лопеш), член Политбюро ЦК МПЛА. Своим заместителем Кисасунда назначил Энрике Сантуша Онамбве. Главой МВД являлся Ниту Алвиш, однако DISA фактически находился в двойном подчинении, замыкаясь на президента Нето и генерального секретаря МПЛА Лусио Лару.

Оперативную подготовку DISA и его кадров вели инструкторы из КГБ СССР и Министерства госбезопасности ГДР. Использовались модели португальской службы ПИДЕ. Исследователи сравнивают DISA с НКВД и гестапо.

Первой задачей DISA являлось налаживание системы контрразведки в гражданской войне и установление жёсткого политического контроля на территориях, подвластных МПЛА. Управления DISA создавались во всех провинциях и муниципалитетах. Выявлялись и жёстко ликвидировались организации УНИТА и ФНЛА, любые антиправительственные группы. Оперативные и следственные действия осуществлялись с большой жестокостью, вплоть до пыток средневековыми методами.

DISA предоставлялись расширенные полномочия в производстве арестов, следствии и определении мер наказания. Ведомство активно занималось вербовкой агентуры, установлением негласного контроля, силовыми спецоперациями. Насилие применялось практически без ограничений, не только против политических противников, но и в сугубо бытовых ситуациях. DISA обрёл репутацию «могущественной и устрашающей структуры».

Массовые репрессии в Анголе продолжались до смерти Агостиньо Нето. Общественная репутация DISA как органа политического террора сделалась крайне негативной.

Многие люди жалуются на DISA. Справедливо или несправедливо, но жалуются. Не проходит недели без писем «мой сын исчез». И я, товарищи, не знаю, что отвечать. Мы должны изменить эту ситуацию.Агостиньо Нето

Недовольство выражали и главы африканских государств, чью позицию Нето не мог игнорировать. Резкую критику ему пришлось выслушать на саммите ОАЕ в Монровии в 1979. Вернувшись с саммита, президент объявил о расформировании DISA. Кисасунда был обвинён в эксцессах и смещён вместе с Онамбве. На руководителей ведомства госбезопасности возлагалась ответственность за «нарушения законности».

Была проведена реформа аппарата госбезопасности: учреждено новое Министерство государственной безопасности Анголы. Ему передавались такие функции DISA, как контрразведка, контроль за иностранцами, операции против УНИТА, пограничная охрана и содержание тюрем с преобладанием политических заключённых. Полиция, региональные администрации, экономический контроль и большинство учреждений лишения свободы резервировались за МВД. Партийно-государственное руководство разделило карательные органы, дабы укрепить свой политический контроль и не допустить превращения репрессивного аппарата в самостоятельную политическую силу.

Первым министром госбезопасности Анголы стал полковник Кунди Пайхама (впоследствии министр обороны, губернатор ряда провинций). Примерно через год его сменил Дину Матруш (впоследствии генеральный секретарь МПЛА).

Глава 14 В борьбе и тревоге... Кабинда

После смерти генерала Санчеса никаких поездок советско — кубинской дружбы по гарнизонам не стали проводить. Мало того, руководство кубинского контингента поменяли и поменяли радикально. Новые руководители решали задачи не привлекая советских специалистов и это радовало. В моей жизни не было теперь особых приключений. Но за меня не забыли и внезапно 27 декабря 1976 года на базу нагрянула большая делегация состоящая из всех руководителей советской военной миссии и в составе имелись руководители ангольских вооруженных сил и МВД. Базу застроили и выведя меня перед строем объявили, что приказом Министра Обороны СССР мне присвоено внеочередное звание "капитан". Сказать, что я был удивлен это ничего не сказать. Когда прозвучал приказ выйти из строя, я ожидал ареста или ещё чего в том же духе, ждал я только неприятностей , а тут внеочередное звание "капитан", "пиджаки" к коим я относился по армейской терминологии, отслужив два года увольнялись в звании "старший лейтенант" при отсутствии залетов понятное дело, а тут "капитан" ...

По армейской традиции, знаки различия вновь присвоенного звания обязательно обмывались в кругу офицеров части, где проходил службу вновь испеченный офицер. Не было исключений и в нашей части. Вечером в помещении войскового кафе с традиционным названием "Звездочка" собралась рота, где я был прикомандирован и с кем ходил на выходы. Сейчас часть читателей возмутится и обвинит меня в искажении традиций. Мол вся рота не может собраться, так как рядовые и сержанты не участвуют в офицерском застолье и будут не правы. Наша рота была офицерской, все должности комплектовались лицами в офицерском звании. Так что помещение было забито полностью. Хоть рота и не большая по численности, чуть больше полу-сотни человек, а потери и кто-то на выходе и на дежурстве, но кафе небольшое. На столе все как обычно при таком случае, самогон и деликатесы черный хлеб сало и баночная ветчина. мне подают стакан в нем самогон и четыре маленьких звездочки, надо выпить и сложить звездочки на погон, потом можно уже не напрягаться, обычай соблюден Звание "капитан" обмыто и представление состоялось.

Утро было тяжелым, самогон и есть самогон. Хотелось пить и пить, но все это было отложено на потом, подъем был по тревоге. Поступил приказ, "срочно. прибыть в распоряжение отдела ДИСИ в город Кабинда" касалось это меня и оставшихся трех членов группы. приказ есть приказ. Собрадись, выдвинулись на аэродром и вот самолет TAAG Angola Airlines посадка на борт и взлет. По пути не кормили, стюардессы тоже были так себе, никакого комфорта. Лету было около часа и мы в Кабинде аэродром с одной стороны огибает какая то грязная река, но вид на океан на Атлантический океан величественный. Город застроен малоэтажной застройкой, но особых шанхаев не видно. Аэропорт Кабинды это простое двух этажное здание, внизу на первом зал прилета на втором административные службы. Для Африка роскошное здание. Нас уже ждала группа встречающих, два джипа и джип с пулеметной турелью для охраны. Пожали руки и в дорогу к месту службы , по дороге слушали обзорную лекцию по месту , где будем жить и работать по приказу командования. Центр города с первых минут показался мне по африканским меркам чистым и ухоженным.

В процессе деколонизации Анголы после Португальской революции 1974 ФЛЕК провозгласил независимость Кабинды. Официальный акт состоялся 1 августа 1975 года, более чем за три месяца до провозглашения независимости Анголы. Декларацию зачитал на саммите ОАЕ в Кампале президент Республики Кабинда Луиш Ранке Франке. Сепаратистское временное правительство возглавил Энрикеш Тиагу.

Пришедшее к власти в Луанде социалистическое правительство МПЛА не признало отделения Кабинды. Жёсткая позиция центральных властей в значительной степени определялась экономическим значением провинции — с начала 1970-х в Кабинде интенсивно добывается нефть, причём местные объёмы составляют, по разным оценкам, 60-80 % ангольской нефтедобычи. Самопровозглашённое государство не было признано ни одним правительством в мире. Другие антикоммунистические движения Анголы заняли двойственную позицию. Жонас Савимби (личный друг Тиагу) поддержал ФЛЕК. Холден Роберто отнёсся к кабиндскому сепаратизму скорее негативно, поскольку преследовал цель объединения всех баконго.

В начале 1976 года территорию Кабинды взяли под контроль войска МПЛА, поддержанные кубинским экспедиционным корпусом. Отряды ФЛЕК отступили в сельскую местность и возобновили партизанскую войну.

Отделение ДИСИ в Кабинде располагалось у берега океана на относительно роскошной вилле . Большой дом в колониальном стиле буквой П . Сразу отвели к руководству в кабинет. Кабинет скорее зал размерами под 100 квадратных метров . обставлен строго и минимум декораций, на стене ангольский флаг, карта провинции , два портрета Дзержинский и Нетто. Очень деловой стиль. Затем была лекция.

Фронт за освобождение анклава Кабинда (порт. Frente para a Libertação do Enclave de Cabinda, FLEC), ФЛЕК— военно-политический конгломерат партизанских движений и подпольных организаций в ангольской провинции Кабинда. Добивается отделения Кабинды от Анголы и независимости самопровозглашённого государства. Ведёт вооружённую борьбу против правительства МПЛА.

ФЛЕК как единый фронт сторонников независимости Кабинды был создан объединением трёх антиколониальных сепаратистских организаций: Движения за освобождение анклава Кабинда, Комитета действия национального союза Кабинды, Национального альянса Майомбе. Учредительный съезд состоялся 2-4 августа 1963 года в Пуэнт-Нуаре. Лидером объединённого движения являлся Луиш Ранке Франке.

ФЛЕК не примыкал ни к одному из общеангольских освободительных движений, поскольку добивался отделения Кабинды. Формально-правовым основанием для такой позиции являлся Симуламбукский договор 1885 года, по условиям которого Португалия предоставила данной территории в лице местной племенной аристократии статус протектората, предполагавший несколько большие права, чем в колониальной Анголе.

Население Кабинды составляют в основном этнические баконго, которые заметно не отличаются по языку и культуре от соплеменников из ангольских северных провинций, однако большинство считает себя отдельным этнокультурным образованием.

Характерно, что ФЛЕК рассматривает Кабинду именно как анклав на конголезской территории, а не как эксклав Анголы.

Во время войны за независимость ФЛЕК осуществлял партизанские действия против португальских колониальных властей.

Кабинда (порт. Cabinda) — провинция в республике Ангола, имеющая эксклавное положение. Бывшая португальская колония Португальское Конго. Территория — 7270 км².

На севере граничит с Республикой Конго, на востоке и юге — с Демократической Республикой Конго, на западе имеет выход к Атлантическому океану. От основной территории её отделяет 37-километровый участок провинции Центральное Конго, принадлежащей ДРК.

На территории провинции находятся крупнейшие месторождения нефти и порт Кабинда. Эти факторы обеспечивают около 80 % поступлений в бюджет Анголы. На протяжении десятилетий существует сепаратистское движение, добивающееся независимости Кабинды.

Крупнейшее озеро — Масаби.

В дверь постучали, секретарь доложила подойдя к начальнику отдела, что именно доложила мы не разобрали. Но встреча была закончена и наш провожатый вывел нас по коридору на лестницу и на третий этаж, нам достался кабинет с видом на океан. Вид роскошный. Обстановка в кабинете была скромной , у стены две двух — ярусные солдатские койки, посредине и под окном столы и стулья, два шкафа для бумаг и вот собственно и вся мебелировка. Наш Вергилий предложил осмотреть пока город , так как до начала рабочего дня / он в ДИСИ начинался в 18 часов и до утра/ еще было время. Делать было нечего, вещи свалили на койки и пошли.

По дороге обзорная лекция продолжилась.

Кабинда  второй по численности город Анголы. Здесь проживает почти пол миллиона человек. Сам город разделен на три района: Малембо , Тандо — Зинце и Кабинда. В первых двух живет не более 10 процентов населения в Кабинде 90 процентов. Жителей города называют Кабиндас. Основным языком Кабинды является Ибинда это сочетание нескольких диалектов языка Конго. Официальным португальским языком пользуются в административных целях.

Достопримечательностей было немного. Главная католическая церковь Кабинды и на площади перед храмом установлен четырех метровый крест с распятым Христом у ног распятого Христа скульптура Девы Марии и вокруг Креста по кругу идут женщины. С этим памятником связана легенда. Если женщина пройдет определенное количество кругов произнес молитвы. То у нее хорошо сложится семейная жизнь. Родится много здоровых детей и все они выживут и не умрут во младенчестве от болезней. Такая стандартная молитва — желание женщин , это желание главное у всех женщин независимо от цвета кожи.

Следующая достопримечательность еще один католический собор в историческом центре города. Здесь нам надоели католические соборы и наш соправаждающий повел нас на рыбный рынок. Этот рыбный рынок являлся аналогом Торгово развлекательного центра 21 века. Здесь продавали рыбу всех видов и пород, рынок выходил на берег океана а в воде африканские днвушки мыли какую то тару так как были эти африканские девушки уж совсем легко одеты, то стриптиз в Кабинде не требовался, достаточно было сходить на рыбный рынок. Мои товарищи купили какую то рыбу , радист был с юга и пообещал уху сказку. Но развлечение кончилось пора было возвращаться.

Вечером, после ухи работать не хотелось совсем, от слова совсем. Но труба звала. Кабинет посетил наш подсоветный начальник и сообщил зачем нас дернули из Луанды.

За очень небольшой период, порядка трех месяцев, в отделении ДИСИ провинции Кабинда скончалось шестнадцать человек, практически каждую неделю погибал страшной смертью один сотрудник. В Анголе вообще рано умирают, средний срок жизни 20-25 лет. Но так плотно смерть все таки не косила. Ходили упорные слухи, что ФЛЕК привлекла сильных колдунов, да не одного а как бы не десяток, и теперь ДИСИ вымрет в Кабинде полностью. Задача ставилась с таким серьезным видом, то даже я засомневался а вдруг...

К нам в кабинет занесли шестнадцать личных дел и многие стопки уголовных дел, которые вели погибшие. Опять у меня был выписан открытый лист с правом допроса любого сотрудника или жителя Кабинды, что позволяло применять любе методы и способы допроса. Я не мог не приколоться и спросил -"могу ли я при допросе превращать допрашиваемых в лягушек". Переводчик и начальник отдела побелели, но так как они были негры, то скорее посерели. Через пару минут молчания ответ -"Да. Могу, если будет такая необходимость. Но сотрудников ДИСИ с санкции начальника отделения". И место превращения должно охраняться членами группы, местных не привлекать, во избежание утечки информации. Дел которые вели умершие, было много почти две тысячи.

У каждого умершего в производстве их было по сотне и больше. Уголовное дело стандартно состояло:

Постановление о возбуждении уголовного дела

Заявление о совершении преступных действий, со стороны лица привлекаемого к ответственности

Протокол допроса подозреваемого

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого

Протокол допроса обвиняемого

Обвинительное заключение и решение трибунала

справка коменданта полигона.

Все больше никаких процессуальных и следственных действий.

Родственникам ничего не сообщали.

После прочтения нескольких дел пахнуло годами репрессий и стало жутковато. Полезли мысли, что зря мы с этими неграми связались, никакого социализма они не построят. Собственно, я знал, в моем будущем, ангольцы будут сотрудничать с США и будут враждебны к России. Но здесь и сейчас, надо разобраться со смертями в отделении.

Разобрали личные дела умерших. Все они были из молодых, в революционной борьбе не участвовали, призваны в ДИСИ из аналага Комсомола и без раздумий выполняли любой приказ руководства. Все умершие входили в кадровый резерв на повышение. И некоторые впоне могли уже сейчас руководить отделением ДИректората в Кабинде, а некоторые и в столице занять солидные посты. Надо было подумать, оставив охранять кабинет подрывника и взяв остальных членов группы, вышли на берег океана и развели большой костер, когда прогорели дрова соорудили мангал и сели делать шашлыки и под закуску стали обсуждать сложившуюся обстановку. Ребята тоже были под впечатлением от методов и результатов Директората. Участвовать в пытках и убийствах, не хотелось никому из нас. После шашлыков вернулись в кабинет и отдали часовому его долю шашлыка.

Ближе к 12 часам ночи принесли медицинские документы умерших , они умирали в двух больницах и военном госпитале. Посадив рядом с собой переводчика, стал записывать что за диагнозы ставились жертвам.

По прибытии в медучереждении в первые 1-1.5 часав гастроэнтерит, сопровождающийся рвотными позывами, болями в эпигастрии, диареей (иногда кровавой) или запорами. У двоих моча окрашена в зеленый цвет.

Симптомы поражения ЖКТ сохраняются несколько суток, затем к ним присоединяются дыхательные и кардиоваскулярные расстройства: одышка, кашель, тахикардия, аритмия, повышение АД (реже — артериальная гипотония), боль в груди.

Поражение зрительного нерва проявляется двоением в глазах, птозом, снижением зрения, косоглазием. Возможны психические расстройства в виде дезориентации, неадекватного поведения, галлюцинаций.

В течении трех суток наступала коматозное состояние и пациент погибал от паралича дыхательной мускулатуры, острой сердечной недостаточности, отека мозга и кишечного кровотечения.

У всех шестнадцати погибших сотрудников были практически идентичные причины смерти. Это были классические признаки отравления солями таллия. Из будущей следственной практики.

В 1987 году несколько учеников и работников школы № 16 Минского района Киева оказались в больнице. Двое детей и двое взрослых скончались. При расследовании оказалось, что школьная посудомойка Тамара Иванютина, её родители и сестра смертельно отравили как минимум 13 человек раствором Клеричи, который получили от работавшей в геологическом институте знакомой. Тамара была расстреляна, родители с сестрой были осуждены на продолжительные сроки заключения.

В ноябре-декабре 2017 года произошло массовое отравление солями таллия на ТАНТК имени Г. М. Бериева. Пострадало более 20 человек. Наиболее пострадал ведущий инженер-конструктор Колесников Константин Владимирович, у которого возникли жалобы на состояние здоровья в начале ноября По словам пострадавших, медики приняли недомогание работников завода за различные заболевания от ОРВИ до остеохондроза и выписывали соответствующее лечение. В городской больнице скорой помощи Таганрога настаивают, что первого пострадавшего от отравления таллием увидели 4 января 2018 года, а 9 января были получены результаты анализов, которые показали большое содержание таллия. 1 марта 2018 года руководство предприятия провело совещание с сотрудниками завода по поводу инцидента, на котором отрицало свою причастность к инциденту и заявило, что яд был умышленно занесен в административное здание, а «отравитель находится среди отравившихся». Между тем 30 декабря 2017 года скоропостижно скончался от отёка мозга 23-летний слесарь-сборщик, работавший на предприятии. Мать погибшего заявила журналистам, что ее сын умер вследствие отравления таллием.

Глава 15 Кабинда продолжение

Открытие меня ошеломило. Кто — то проникал в отделение организации с репутацией прямо скажем страшной и еженедельно отправлял на тот свет очередную жертву. Кто — то открыл охоту на охотников. Делиться своим мыслями с товарищами я не стал. Решил надо все проверить и перепроверить, больно дико все это звучало. Задача все равно пока не имела решения. Надо было выяснить кто это делает, а что и почему были факультативными вопросами, не главными. Так в тяжелых раздумьях я встретил утро. Океан в лучах восходящего солнца сверкал и переливался красками, но все это буйство красок проходило мимо моего сознания. Местные строители социализма, на каждом шагу рассказывали о В. И. Ленине и марксизме , но то что должна быть законность, тем более социалистическая похоже не знали. Обычные африканские царьки, которые сначала меняли своих подданных на бусы, сейчас рабы не были нужны и ребята перестроились сменяли нефть, алмазы и золото на поддержку их власти. И теперь как ни странно, рабами по сути были советские офицеры и инженеры , правда название нам было советники. И великая держава СССР меняла нас на алмазы и нефть. Как учит нас марксистская философия: единство и борьба противоположностей. Первая планерка по графику была в пять часов и те кто не входил в дежурный наряд мог отдыхать. Обязанности старшего были возложены на меня, со мной в группе были Радист — старший лейтенант из Центральной России, подрывник позывной — Сапер звание у него было капитан сам он был, судя по рассказам с Юга России /Дон или Кубань/, что собственно одно и тоже, с Дона переселили множество народу, так что в одной станице балакали, а в другой — гуторили. третий был гранатометчик позывной Бомба, этот был москвич причем типичный. Распределив смены дежурств, поели и отбились.

Но отдохнуть удалось немного, прилетел наш начальник Феррейра и нас опять подняли. Оставив группу на базе, вывел Элдера на воздух к океану и доложил обстановку.

Неустановленное лицо или лица, применяя соединения таллия ,/отличительным признаком отравления таллием является выпадение волос (по этой причине таллий сначала использовался как депилятор, пока не было доказано, что он токсичен) и повреждения периферических нервов (жертвы могут испытывать ощущения хождения по горячим углям), хотя утрата волос, в общем, происходит только при низких дозах таллия. При высоких дозах таллий убивает жертву раньше, чем происходит выпадение волос. Когда-то таллий был эффективным орудием убийства, до распознания его воздействия и открытия противоядия — берлинской лазури. Таллий был назван «ядом отравителя», поскольку он не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, действует медленно, безболезненно и вызывает широкую гамму симптомов, присущих другим заболеваниям и состояниям/. убивают сотрудников, причем выбор убийцы это перспективные сотрудники госбезопасности. Предложил не подымая шума, проверить все провинциальные отделения на предмет однотипных смертей и разного рода однотипных происшествий. И кроме этого, силами центрального аппарата выяснить к какому клану принадлежали погибшие и умершие товарищи. Эл /так меня попросил наедине называть Феррера/ был согласен со мной, что возможно имеет место фракционная борьба, существовала фракция считающая руководителя Анголы Агустинно Нетто слишком слабым и мечтала отодвинуть его от руководства страной, при этом эта фракция все свои действия оправдывала политической целесообразностью и выступала за усиление репрессий против всех недовольных и вообще всех, кто по каким либо причинам не поддерживал этих святее Карла Маркса социалистов. Пообщавшись со мной на океанском берегу и пообещав выполнить просьбы Феррейра ушел давать особо ценные указания местному начальству.

А меня обступили местные девушки, в составе ДИСИ имелось много женщин, это были родственники старых революционеров /дети этих самых революционеров , пока шла борьба с колонизаторами учились в СССР/ всех этих молодых и не очень сильно интересовал один , но очень важный вопрос, умею ли колдовать по личным вопросам.

Ответ у меня был один. Конечно умею, но для правильно изготовленного заклинания, мне необходимы многие знания о жизни и работе вопрошающих. Нет более информированной части населения, чем женщины. Не зря говорят, женщины свято хранят тайны, группами по пятьдесят — шестьдесят человек. От бесплодия по моему мнению, весьма пригодился бы Сапер, тем более он неоднократно просил, чтобы я его привлекал в оккультный процесс с молоденькими мулатками.

Несмотря на обучение в СССР, местные девушки плохо знали русский язык, при этом с течением времени забывали и то что знали. В качестве ассистента решил привлечь нашего сопровождающего Вергилия /имя у него было другое созвучное с Петрилионо/ в связи с чем, он стал Вергилием. Запросив встречу с местным руководителем и немедленно её получив, ауедиенцию конечно, а не то, что вы подумали. Спустившись на этаж, через бдительную секретаршу вошли к начальнику. Я изложил суть дела, для разработки отдельных лиц, мне необходимо провести обряд с воздействием на Вергилия. Переводчик перевел и лег в обмороке под портретом вождя Нетто. Начальник горячо одобрил мой выбор и предложил в случае чего обращаться ещё. Феррейра сильно вздрючил местного безопасника, за хлопанье крыльями и ротозейство приведшее к гибели сотрудников.

Учитывая, что соединения таллия и сам таллий на дороге не валяется, необходимо было установить, как убийца добывал отраву и уже от этого идти к личности убийцы. Отравление трудно доказуемое преступление.

Хотя различные отравляющие вещества, специальные химические препараты, сильнодействующие наркотики, иные подобные средства используются при совершении убийств довольно редко, их применение свидетельствует о высоких криминальных навыках.

В этом случае последние, как правило, имеют надежные подходы к своим жертвам или же тесные контакты с их окружением, обладают информацией о состоянии их здоровья, а также некоторыми познаниями в соответствующих разделах медицины.

Первый вопрос — где взяли таллий.

Второй вопрос— кто имел подходы, к жертвам.

Соединения таллия могли быть в удобрениях и лекарствах. Здесь в Африке применяли еще лекарства, которые в США и Европе уже были запрещены. Например — лишай лечили таким. Удобрений в округе не было или были, этот вопрос задали в местном сельхозуправлении, аналог советского. Был при этом учреждении и советник, ветеринар по специальности и агитатор по призванию. Лекцию о преимуществах советского способа разведения коров мясо молочной породы он читал нам с Сапером, около часа, читал бы и больше , но мне надоело и я прервал лекцию и потребовал предоставить справку о наличии в Кабинде удобрений и ядов с примесью таллия. Справка была предоставлена еще через час. Это направление расследование было закрыто за отсутствием и удобрений и ядов.

Аптеки в Кабинде конечно были, их было целых три штуки. И это радовало, объем проверки можно было поднять быстро. Обойдя все три и поговорив с провизорами мы установили, лекарство от лишая заказывалось и получалось двумя лицами, имелись и приметы. Но приметы не требовались, провизоры четко называли этих покупателей — начальник местного отделения ДИСИ и его секретарь.

Так собственно, было установлено и где взяли таллий и кто имеет тесные и надежные подходы к жертвам. Но иметь яд и доказать его применение, это две разные песни.

Собрались снова на шашлыки, это становилось традицией. С собой взяли Вергилия на оккультные дела. Развели костер , а я взяв Сапера и Вергилия присели невдалеке от костра и занялись камланием, из специального сосуда /раскрашенный кувшин с рыбного рынка и нурсики /колпачки с НУРСов , традиционно используемые советскими военнослужащими в качестве стопки/ и стали колдовать. В кувшин была перелита литровая бутыль " Столичной" редкий дефицит для Анголы , колдовской напиток разливался по нурсикам и алга /татар. вперед/. Как известно в татарском языке нет команд "назад" и "отступление". Если надо отступить, то команда "кругом" и "алга". Вот так и у нас алга нурсик за нурсиком. Я только пригубливал, а Сапер и Вергилий не пропускали, когда в Вергилии было уже около литра напитка, колдовской сосуд вовремя пополняли "Столичной", он поплыл и начал уверять нас в своей полной преданности и дружбе навек. Я ему не верил и дразнил. При 1.5 литрах Вергилий в доказательство своей дружбы и преданности сдал закладки микрофонов в кабинете и сдал начальника, что тот сильно переживал, что умершие могли обойти его и занять любимое и родное руководящее кресло. после чего отключился. Вергилия укрыли пледом и оставили лежать, где он сидел.

Шашлык был хорош, но не такой хороший как у Сапера. У нас был мотив, способ убийства, даже показания откуда яд.

Но всего этого было мало. Нужно было как то выманить убийцы и спровоцировать на нападение на группу и там, уже как получится. Как говориться: или пан или пропал". Уходя с места пикника Вергилия прихватили с собой и занесли в кабинет постелили у стены и поставили ведро у головы. У дневального была строгая инструкция приглядывать за "заколдованным". Вергилий признался , что докладывает начальнику обо всем и всех, это решили и использовать. Утром когда наш очарованный проснулся, он услышал, наш разговор о том, что сегодня будет встреча с информатором, который может сдать его куратора и привезет доказательства его вины. Встреча будет в М Бако пригороде Кабинды у католической часовни в 17 часов. Вергилий ночью в бессознательном положении сообщил о группе которая выполняет особые задания начальника и их адреса. Всего в группу входило три человека и они должны будут нас убрать, если мы подбиремся слишком близко и будем составлять угрозу положению его куратора. Один из группы Радист, хоть и был из местности далекой от казачества, виртуозно владел плетью / как он поведал, в детстве хотел бежать в Америку биться за права индейцев и негров, а так как оружия не было выучился плетью наносить удар в любую точку/. Если в кончик плети вшить грузик из свинца — оружие становилось летальным, а если небольшой кожаный мешочек с песком, то человек терял сознание, но оставался жив, и мог стать языком, что и было нужно нам.

Вергилий услышав наш разговор, мгновенно вскочил и отпросился по делам, был благополучно отпущен, но за ним пошли Сапер и Бомба, контролировать встречу и дальнейшее поведение. Радист же отстучал, в центр ДИСИ в Луанде, радиограмму для Феррейро, здесь я похулиганил, перед самым отбытием в Анголу читал прекрасную книгу " В августе 44-го". Текст был следующий -"Бабушка приехала" По этому сигналу группа захвата подрывалась и летела к нам в Кабинду. После радиосеанса убрав рацию, переоделись в гражданку и выдвинулись в район ожидания. Выдвинулись с шиком, на фаэтоне, к операции мне удалось привлечь нашего советника из сельхозуправления, ему было жутко скучно, В ветеринарах он был недавно, а до этого 20 лет был 345 десантно-парашютном полку старшиной роты. И сейчас вспоминал молодость, правил фаэтоном, а под сиденьем у него был ППШ , вообщем дядька веселился как мог.

Как мы и планировали, начальник решил перевести все дело в партер и взять и нас и нашу связь с компроматериалами. Вергилий бодро бегал по адресам, мы ждали его по очередности в каждом, ликвидаторы из спецгруппы получали сигнал, выходили из адреса . Радист хлопал плетью, ликвидатор оседал, Сапер и Бомба подхватывали тело, пеленали и грузили к нам в фаэтон, и так одного за другим осечеки не случилось, последним прихватили Вергилия. Ну, чтоб не бегал без присмотра.


Рвусь из сил, и из всех сухожилий
Но сегодня опять, как вчера
Обложили меня, обложили
Гонят весело на номера
Из-за ели хлопочут двустволки
Там охотники прячутся в тень
На снегу кувыркаются волки
Превратившись в живую мишень
Идёт охота на волков, идёт охота
На серых хищников — матёрых и щенков
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты
Кровь на снегу и пятна красные флажков
Не на равных играют с волками
Егеря. Но не дрогнет рука!
Оградив нам свободу флажками
Бьют уверенно, наверняка!

Так и мы уверенно собрали всех четверых, что направлялись по наши грешные души. После того, как мы собрали исполнителей, то направили коней к дороге ведущей от аэропорта в точку встречи с группой захвата. Она уже была на месте, опознались обменявшись паролями и меня проводили к Феррейре, он лично прибыл сюда в Кабинду, что бы на месте принять решение по делу. Задержанные нами исполнители, раскололись сразу и как говорится — " до жопы", Стенографист еле успевал фиксировать показания. Группа действовала по приказу начальника и кроме жертв отравления, которых без изысков изымали травили и в больнице уже фиксировали смерть, спорить с безопасностью никто не захотел. Ну и конечно расправы по приказу начальника и разбои на дороге и многое многое другое. Парни пели как соловьи, то бы ещё немного пожить. Умирать они не хотели.

Погрузились в транспорт группы захвата и поехали за начальником и его секретарем. Долго ли коротко , но приехали и при входе в здание нарвались на фигурантов, чуйка сработала у них и начальник рванул в бега, но поздно мы были на подходе и перехватили беглецов. Захвата не получилось, безопасник разрядил обойму в спину секретарше и обняв тело прокусил воротник рубах, там была ампула с ядом. Несмотря на то что он был врагом, ушел он красиво, убил любимую женщину, что бы спасти от пыток и сам ушел. Феррейра был зол, но нас это не касалось, мы нашли врага и пресекли дальнейшее убийство своих. Феррейра при отлете, сказал мне обстановка в Луанде все хуже, враги Нетто готовы к активным действиям и нам недолго прохлаждаться на пляжах Кабинды и дал две недели на отдых.

Справочные материалы:
Член руководства МПЛА Ниту Алвиш придерживался наиболее жёсткой линии во внутренней и внешней политике. Он настаивал на ужесточении репрессий, максимальной централизации власти и идеологизации, размещении на территории Анголы не только кубинских, но и советских войск, выходе из Движения неприсоединения. Относительно умеренный курс, проводимый на том этапе президентом Агостиньо Нето, генеральным секретарём МПЛА Лусио Ларой, премьер-министром Лопу ду Нашсименту, министром обороны Энрике Каррейрой характеризовался Алвишем и его единомышленниками как «антикоммунистический и антисоветский». В политике этой группы усматривалась «измена идеалам МПЛА».

Алвиш и его сторонники — они получили собирательное наименование Nitistas — требовали также расовой чистки властных структур — удаления из партийно-государственного аппарата мулатов, замещение вакансий чернокожими африканцами. Нето и его сторонники настаивали на многорасовом характере партии и правительства. Это противоречие оказалось самым острым. Nitistas возмущало сохранение прежней социальной иерархии, при котором неквалифицированный физический труд оставался уделом чернокожих, а госаппарат и интеллигенция в значительной степени комплектовались из белых и мулатов. Такую ситуацию они воспринимали как «превращение в Родезию» — сохранение расистских порядков после провозглашение независимости[3]. Алвиш стал выступать с популистскими обращениями к беднейшим слоям чернокожего населения Луанды, разжигая ненависть к чиновникам-мулатам и зажиточным горожанам.

Белые и люди смешанной крови играют непропорциональную роль в управлении преимущественно чёрной нацией.Ниту Алвиш

В ноябре 1975 — октябре 1976 Ниту Алвиш возглавлял МВД НРА. Это ведомство превратилось в средоточие ультрарадикализма и орудие персональных амбиций министра. Административный ресурс МВД использовался для создания так называемого «Объединения коммунистов Анголы», что шло вразрез с принципом однопартийности.

Алвиш имел сильных союзников в парторганизации Луанды (он длительное время возглавлял столичный военно-политический округ МПЛА), армейском политуправлении, генеральном штабе и частях спецназа. Кроме того, он старался развить тесные связи и заручиться поддержкой ЦК КПСС. Именно Алвиш представлял МПЛА на XXV съезде КПСС.

Важным побудительным мотивом Алвиша и его сторонников было перераспределение власти: от верхушки МПЛА, сложившейся в годы войны за независимость — к новой партийной генерации, поднявшейся в гражданскую войну. Не случайно особенно популярен Алвиш был в молодёжной организации МПЛА.

Глава 16 Кабинда и океан

Отдых, по утверждениям многих отдыхающих, расслабляет, нам же вместо пляжа и волейбола на песке, пришлось опять идти в джунгли. Как говорил в мое время, широко известный в узких кругах товарищ с позывным Домовой — "Опять поп, опять кадило". Группу укомплектовали: прибыли — старший группы настоящих имени — отчества я так и не узнал , назвался "Камень", разведчик — пулеметчик имя было наше русское Иван, на вид татарин татарином, да еще по оговоркам стало понятно из Казани / по его словам в его городе Ленин университет заканчивал/ и разведчик — снайпер по имени Кобра, откуда так и не узнали. После укомплектования, немедленно пришло ЦУ в районе действует РДГ /разведовательно — диверсионная группа / из состава скаутов и нам приказывалось в кратчайшие сроки её ликвидировать. Никаких радиоперехватов и дополнительных данных не было. Вертитесь как хотите, а задачу выполняйте. Так и пошел наш отпуск ...

Задача была поставлена просто обнаружить и ликвидировать РДГ действующую в районе провинции Кабинда. Вероятная принадлежность скауты ЮжноАфриканской Республики. Ответственные: старший группы и прикомандированный специалист.

О том, что прикомандированный специалист, вообще имеет только смутные теоретические и не очень большие практические знания, а старший группы принял командование несколько дней назад, командование не волновало совсем, от слова абсолютно. Из исходных данных было известно немного. На территории провинции появилась небольшая, но дерзкая и умелая группа противника. Несколько налетов на конвои перевозящие продукты и необходимые инструменты на нефтяные и алмазные предприятия. Убийства активистов поддерживающих центральное правительство в Луанде и разгон нескольких участков МВД. О составе было известно еще меньше 3-4 человека, белые хоть и применяющие средства маскировки под негров. Одна из последних операций проведенная в 1976 году. В 1976 году скауты совершили налет на крупную военную базу чернокожих (по умному — ЗАНЛА — освободительная армия). Началось всё так. 60 бойцов ЗАНЛА, накануне, совершили налет на военную базу Родезии и убили 4-х солдат. В ответ, уже на базу ЗАНЛА, был отправлен отряд из 84-х спецназовцев . Скауты, проникли в лагерь противника с помощью перевербованного командира африканцев Моррисона Ньяти. Таким образом, скауты проникли "зайцами", замаскированных под ЗАНЛА. Попав на базу, они вступили в бой и перебили до 3000 солдат противника. Еще 2 тысячи солдат ЗАНЛА бежали. Их база была уничтожена. Напоминаем, скаутов было 84 человека.

Наша группа была подключена после разоблачения, захвата и уничтожения группы отравителей из состава ДИСИ. Вопрос о особой опасности группы скаутов, был поставлен, когда батальон центрального правительства был разгромлен вдребезги, от больших потерь спасло, что группа противника состояла из двух человек, то есть еще и не в полном составе. Базировалась группа на территории Буко — Зао (порт. Buco-Zau) это город и муниципалитет на востоке провинции. Название состоит из двух слов на языке киконго mbuku (место) и nzawu (слон). Состоит из главной коммуны — города Каконго, и коммун Инхука (или Нхука) и Некуто. Площадь составляет 2115 км. Население составляет около 20 тысяч человек. Плотность населения была низкой три населенных пункта и остальное природа, в основном дикая природа.

Выдвигались под утро, в нашем распоряжении было два джипа / времен второй мировой войны/ но вполне на ходу и бегали резво. Кроме штатного вооружения, взяли два трофейных пулемета МГ — 3 /после окончания Второй Мировой войны и восстановления в ФРГ вооружённых сил (Бундесвер) на его вооружение в 1958 году был принят вариант пулемёта MG 42 под патрон 7,62×51 мм НАТО, под обозначением MG 1. Выпуск нового пулемёта был налажен концерном Rheinmetall AG на основании документации, полученной от компании Großfuß. Так как установка производства новых пулемётов потребовала значительного времени, Бундесверу пришлось закупить за границей значительное количество пулемётов MG 42, захваченных у нацистской Германии, и переделать их под патрон 7,62×51 мм (заменив ствол и детали механизма подачи ленты). Такие переделанные пулемёты получили в Бундесвере индекс MG 2. После некоторой модернизации пулемётов MG 1 в производство был запущен окончательный вариант пулемёта, известный как MG 3. Благодаря его высокой технологичности и боевым качествам этот пулемёт широко поставлялся на экспорт, как под своим «армейским» обозначением, так и под коммерческим индексом компании Рейнметалл — MG 42/59. Состоит на вооружении Бундесвера и широко экспортируется в различные страны. Производится также по лицензии в Австрии, Греции, Иране, Пакистане, Мексике, Судане, Испании и Турции/.В пулемётах MG3 приёмник ленты модифицирован так, что он может использовать как ленты с нерассыпными звеньями, так и с рассыпными. Его отличает такой же высокий темп стрельбы, как и у его предшественника. Темп стрельбы очередями зависит от массы затвора: чем легче затвор, тем выше скорострельность пулемёта. Для MG3 выпускаются два варианта комплектов затворов и возвратных пружин — стандартный (затвор массой около 600 граммов), обеспечивающий темп стрельбы порядка 1200 выстрелов в минуту, и тяжёлый (затвор весит около 900 граммов) для темпа стрельбы порядка 800 выстрелов в минуту. Из-за высокой скорострельности при интенсивной стрельбе необходимо менять ствол через каждые 150 выстрелов. Замена ствола занимает 5—8 секунд. Отличный пулемет, умеют Гансы делать оружие, этого у них не отнимешь. На каждом джипе, мы установили по пулемету и подготовили все необходимое для мгновенного открытия огня во все стороны. Ожидали подлянки в виде засады в любой момент. Действия противника ясно показывали, в правительственных структурах у врага есть информаторы и нас ждет засада практически на 100%. штатный пулемет и гранатомет демонстративно загрузили в чехлах всем своим видом показывая, что хлопаем ушами и эти уши больше, чем у слона.

Удобных мест для устройства засады было много, но перспективных только два. Недавно мятежники из ФЛЕКа сожгли два моста через ручьи и теперь переправа была вброд. Джунгли подходили с одной стороны , с другой же были возделанные поля. Названий ручьи не имели, в европейском понимании смысла этого слова, африканские же нам были неизвестны. Выехав в пригород, подготовили оружие к немедленному открытию огня и подготовили на каждом автомобиле граны и гранатометчиков. Первый ручей находился примерно в 40 километрах . Подъезжая к месту переправы, сразу же увидели, брод перекрыт стволом пальмы, якобы случайно упавшей. Не доезжая до упавшей пальмы метров пятьдесят , наши автомобили резко затормозили и мы выпрыгнув заняли оборону вокруг машин и сразу же немедленно открыв огонь на две стороны. Один пулемет длинными очередями стриг джунгли, второй же причесал поле гле было посеяно, неизвестное мне сельхоз растение. Туда же ушли и гранаты, после первого разрыва из нескольких малозаметных бугорков вскочили фигурки людей и по ним немедленно отработал снайпер и перенесший огонь второй пулемет. Засада у скаутов не удалась, все таки мы были не негры, которые относились с фатальным безразличием к возможности засадных действий противника. После того, как закончилась стрельба, осмотрели трупы один белый в раскраске а-ля африканец и четыре негра , оружие у всех было прилично почищенное , а это признак , что это не бродяги. Да и белый был прилично накачан, вооружен снайперской винтовкой. По общему мнению, вполне возможно одного из разыскиваемой группы мы обезвредили. Дальнейшее путешествие в город Каконго прошло без происшествий, воздух на скорости приятно освежал и было полное впечатление, мы на экскурсии.

Город Каконго состоял из двух частей. Европейская застройка и африканский вариант застройки — трущебы. Нас встречали представители МВД в городке их было пять человек и стрелковая рота правительственных войск. Настроение у них было подавленное после разгона батальона направляющегося на помощь гарнизону. Наше прибытие не подняло их боевой дух и тут один из представителей местного органа правопорядка узнал меня. Прошелестело — белый колдун. Нас приняли по-богатому, в представлениях африканцев. Стол ломился от закусок и самогона. Особо стоял боботай (мясная запеканка) и шима (мясное блюдо с тонкой лапшой). Было море фруктов. После традиционных тостов, компания закурила и начались разговоры, африканцы между собой и мы отдельно. Нашим было скучно и начались цирковые номера плетью доставали сигарету из губ у одного из негров, напугав того до обморока. Затем были стрельбы по бутылкам и кувшинам, такие традиционные развлечения. До борьбы на кулаках дело не дошло, старший группы разогнал всю компанию, кого на пост , а остальных на отдых, объявив отбой. Мы же четверо: начальник отделения правопорядка, командир комендантской роты, старший группы и я и примкнувший местный переводчик удалились на ночной мозговой штурм. Ареал обитания скаутов тайной для местных жителей не был, искомая группа обитала на болотной местности, но была одна заковыка , та местность была запретной для аборигенов это была земля мертвых. Один из родов местных каннибалов издавна проживали в том болоте. И местные жители не посещали эту землю мертвых во избежании попасть на обед в качестве первого блюда. И носили эти лихие негры тотемные знаки в виде черепа и двух скрещенных костей и это тавро выжигали на лбу. Мы со старшим переглянулись и старший задал вопрос, а сколько этих хулиганов на болоте. Нам ответили шестнадцать семей. Старший дико удивился и произнес фразу, которая потом стала легендарной. По этой легенде, все наши разведчики сначала служат в войсковых подразделениях отлавливающих людоедов. А сказал старший — "пряямо как у нас и пропел — нас немного и не мало нас шестнадцать человек. Дальше был перевод для африканцев и трудности перевода сыграли свою роль. Для местных все было понятно — охотники на людоедов плюс с ними белый колдун, теперь все нормально будет и прервав совещание убыли продолжать банкет и продолжался тот банкет еще сутки.

Местные после праздника расслабились и службу несли спустя рукава. Изучив местность вокруг болота и опросив местных живущих поблизости от запретного места, выяснили: скауты пришли три недели назад, убили у людоедов вождя и четырех негров и полностью подмяли это племя. Белых первоначально было четверо, сейчас видят только троих из племени осталось восемь человек. Но особо встал вопрос, как этих деятелей выманить из болота, идти по тропинки через болото было неправильно, перестреляют по одному. Тропинка была примерно с километр шириной такой, что мог пройти один человек и не более.

Решение было принято следующее.

Местный аптекарь, со слов местных, раз в два — три дня ходил на охоту в джунгли рядом с болотом, а сейчас стал ходить каждый день, что собственно было очень подозрительно. Наш вывод был следующим, аптекарь на связи с скаутами и информирует врага об всем происходящем в городке. Учитывая, что местные не видели советских фильмов, а этот в этом времени ещё и не сняли. Я предложил план:

1/ через агента скаутов /аптекаря/ слить дезу, гарнизонная рота идет на стрельбы

2/на входе в город , ставим засаду и тремя пулеметами, крошим скаутов в капусту.

Так и поступили. В шпионской аптеке, были закуплены медикаменты, для обеспечения мед.службы на маневрах гарнизонной роты и представителей МВД о чем аптекарю и поведали при консультациях о количестве и наименованиях необходимых медикаментов. Выход был назначен через три дня.

Через три дня рота и силы правопорядка торжественно убыли на маневры и стрельбы. Мы на джипах тоже торжественно проехали по улицам города и промаршировали к полевому лагерю, как стемнело скрытно вернулись в город и заняли позиции в домах на окраине вплотную к дороге, ведущей в город из местности, где была земля мертвых. Ждать пришлось недолго, вскоре после рассвета, мы обнаружили колонну негров в количестве около двухсот человек/ потом выясняли местный батальон ФЛЕКа присоединился/ и возглавляющих колонну трех белых скаутов. Место для засады было идеальным, дорога и вокруг дороги огороды жителей пригорода, местные огородные культуры еще не взошли, укрытий не было. Колонна африканцев маршировала так себе но при этом еще и пели какой марш. Троица скаутов маршировала впереди за ними с флагом мятежников группа знаменосцев. У нас было три пулемета расставленных в домах в окнах на дорогу, еще один крупнокалиберный ДШК , который мы позаимствовали у местных был на чердаке и мог сверху накрать как дорогу так и окрестные огороды. Когда колонна подошла на дистанцию 50 метров, мы открыли огонь, пулеметы рвали колонну , а снайпер отстреливал, наиболее быстросоображающих и наладившихся уйти по огородам к джунглям. Не ушел никто, легли все и первыми ДШК покрошил на части скаутов, это была наша цель и задача стояла просто — уничтожить.

Тела собирали африканцы из местного гарнизона, они же и закопали трупы. А вечером старший группы на меня обиделся. Местное руководство восприняло нашу победу слишком просто, — мол белый колдун ещё и долго возился и зачем ещё столько патронов потратили. Надо было просто превратить их во что нибудь мелкое, да и все дела. Но я пообещал, что их самих превращу во что нибудь мелкое. А командиру сказал — Африка, что ты хочешь, дикие люди.

Справочные материалы:
это более поздний афганский вариант, но более ранний был посвящен событиям в Венгрии.


Нас не много и не мало,
Нас шестнадцать человек.
Все в одежде для спецназа,
Ладно скроенной навек.
Не в одежде только дело,
Лишь бы был здоровый дух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Заграница нас сплотила
Крепкой дружбой боевой
Мы роднее братьев стали
Под кабульскою звездой.
Друг за друга, брат за брата,
Мы не ходим меньше двух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Все шестнадцать, все с усами.
Только двое с бородой.
За афганцев нас не примешь,
Даже скрытых паранджой.
На зеленых и нарядных мы косим на молодух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Мы не мыты, мы не бриты,
Лица пылью поросли.
Мы мечтаем о корыте,
Про ханум мы видим сны.
Как получишь здесь письмишко,
Сразу станет крепче дух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Как ходили мы в походы,
Получили мы приказ
Захватить генштаб Якуба,
Чтоб не вякал лишний раз.
ГСС на все готова, разнесется в прах и пух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
По вечернему Кабулу
При потушенных огнях
Две машины легковые
Мчат черниговских ребят.
Тормоза скрепят лениво.
Русским матом режет слух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух...
Захватили, как сказали,
Эту хату целиком,
Сорок пять минут держали,
Hе струхнули под огнем.
Сам Якуб лежал смиренно,
Пол от крови не был сух
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух...
Пять министров, сотня пленных
Уцелели в том бою,
Остальные оказались
C нашей помощью в раю.
Шурави всем показали,
Kоли кто к советам глух
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух.
Если хочешь есть варенье, не лови ебалом мух...

Глава 17 Возвращение в столицу.

Отдых на пляжах Кабинды не задался, к сожалению всех нас. Оказалось в этой провинции осталось достаточно белых женщин, потомков португальских колонизаторов и собственно говоря, несмотря на языковой барьер, наша группа нашла общий язык и не только с несколькими прекрасными португалками. Пару дней продлился праздник , но затем кто — то политических советников почуял наше легкое поведение и группа получила приказ вернуться в Луанду. Я хотел задержаться, Мария была восхитительная девушка. Но в аэропорту, группу тормознули и спросили : — где прикомандированный, почему не с вами. Командир , доложил, что вызывали только группу, поэтому прикомандированный остался на базе в Кабинде. Наивный спец хотел меня скинуть с хвоста, но приказу ГВС вернулся назад на базу и лично доставил меня к самолету. Никому не удался его план. Часовой перелет и вновь знакомая столичная полоса. И вновь стоим строем перед представителями советского командования и получаем очередную порцию воспитания. Всегда смеялся с рассказов других более прослуживших товарищей, сейчас понял, не врали они, даже не преувеличивали. Смысл и слова были таковы: "Здесь вам не детский сад. Я не позволю вам пить водку и спать с женщинами". И все такое в том же духе. Концовка воспитания— пить не больше литра, баб на базу из госпиталя не таскать. Свободны товарищи офицеры."

Меня опять направили в ДИСИ, группа обрадовалась, но их отпрвили туда же на соединение со мной, через час с напутствием, пока этот здесь в Анголе, будете с ним. В главном здании нас не оставили, а отправили на виллу в белой части города, общий забор нашего пристанища граничил с виллой Феррейры . Та была могучей и по площади тоже восхищала взор. Феррейра жил широко, но купеческих загулов не устраивал, в отличии министра внутренних дел. В МВД входило и ДИСИ на правах отдельного Главного управления. На фоне партийных распрей поразивших руководящую и направляющую силу Анголы. Министр МВД Анголы находился в оппозиции к Руководителю Анголы и ничем хорошим это закончиться не могло. Нас опять привлекли к борьбе с политическим бандитизмом.

По столице и пригородам произошло три десятка разбойных нападений и это за менее чем за два месяца, банда убивала всех кого заставала в доме, в отдельных случаях дожидалась возвращения членов семьи и убивала и этих людей. Свидетелей не было, причем от слова совсем не было. Эксперты — криминалисты были в наличии, но с чем сравнивать следы, если нет никаких баз, тупик на тупике и тупиком погоняет. Несколько засад и повальные облавы в известных местах скопления криминальных элементов, не дали никаких результатов. Глухариная стая в полный рост. Почему же мы, оказалось Феррейра был склонен думать, что я могу разговаривать с мертвыми и вообще, хватит шланговать идите и найдите бандитов и живыми, ну в крайнем случае мертвыми, хватит торговаться.

На базу привезли дела и переводчика. Как сказать переводчика, скорее переводчицу / у нее было все прекрасно и все свое натуральное/, через час вся группа сияла начисто выбритыми лицами, благоухала одеколоном и блистала белейшими подшитыми подворотничками и форма была наглажена и кабинет выметен и вымыт, мужики были покорены и искали случая завоевать сердце прекрасной женщины. Работать и ломать голову, кто же эти бандиты, никто не хотел у всех были иные мысли. Пришлось выставить за дверь красавицу, построить группу и долго орать в том же стиле, как генерал на аэродроме, благо было это недавно и я еще помнил все обороты речи командного русского языка. Это немного помогло и начали изучать дела. Все налеты были как под копирку, дом захватывали в сумерках и к утру до рассвета, убив всех в доме и унеся все захваченные ценности и по возможности убрав следы банда уходила. При анализе похищенного, поразила одна деталь совокупный вес и объем похищенного явно превышал возможности банды, количество бандитов участвующих в налете не превышала шесть — семь человек, напрашивался вывод похищенное вывозилось на транспорте, а так в основном автомобили принадлежали организациям, то и второй вывод напрашивался у бандитов есть свои люди в МВД, так как не сработала ни одна засада. Таким образом привлекать кого либо из местных не имело смысла, можно было нарваться на крота. Пока изучали дела, пока смотрели дела оперативного учета, банда совершила очередной налет.

Мы выехали на место разбоя. Обычная вилла для белого района, не самая большая но и не самая маленькая, небольшой сад и цветники. Судя по клумбам, здесь был или хороший садовник, либо цветы любила хозяйка. Но к сожалению, все они были убиты и убиты выстрелами в затылок, так в общем однотипно убиты. Стреляли им в затылок по одному и всех убили в одной комнате, убивали по одному, сначала взрослых, а затем детей и всех в одном месте этакая пунктуальность. Дом вывернут досконально, все тайники найдены и вскрыты, ценные вещи и приличная одежда пропали, нет и ценной кухонной утвари. И здесь у бандитов случился прокол, хозяйка этого дома была из первых поселенцев в Африке и вела книгу доходов и расходов, что в Африке редкость среди негров, но эту книгу нашли и пытались уничтожить, сжечь в камине, но книга была в тяжелом кожаном переплете, закрывалась на массивную металлическую застежку и не сгорела Обуглилась по краям, но сгорела. При осмотре этой книги, на страницах оказались следы пальцев рук, пригодные для идентификации. Эксперт начал бубнить, для чего снимать, все равно не с чем сравнивать, я кивнул старшему группы, — проконтролировать и заставить откатать все жертвы, был реальный шанс исключить отпечатки жертв и получить пальцы бандитов. Такую книгу доходов расходов обычно ведет жена, муж хоть просматривает, но ведет жена и никто кроме них, а сейчас бандитов не стал бы эту книгу трогать. Мои мысли прервал звук подзатыльника и звук голоса старшего группы — тебе сказали всех откатывать , а ты куда собрался. Это воспитывали эксперта. В конце концов , откатали жертв и в первом приближении сравнили. Имелось три группы отпечатков, две из них мужские и одна женская. Это были отпечатки мужа и жены, третья группа мужских отпечатков не принадлежала ни одной из жертв. И эти отпечатки были приметные , на указательном и среднем пальце правой руки, были шрамы от характерных порезов. что облегчало поиск и сравнение пальцевых отпечатков. Видя что эксперт — криминалист уже отгреб. Судмед эксперт решил не нарываться и добросовестно делал осмотр, по окончании его доклада, мне стало понятно, что у нас появилась и другая зацепка. Все жертвы были убиты однотипно в нижную часть затылка, типично для расстрельной команды. Врач выезжал и на другие налеты и подтвердил, там была сходная картина, взрослых убивала первыми, затем убивали детей. Это было понятно, родителям обещали оставить детей живыми, если отдадут все деньги и ценности и вскроют все тайники. Затем убивали родителей, за ними детей. Такого подхода ранее в Анголе не фиксировали. так и напрашиволось порядок, превыше всего. Прямо немецкая педантичность. Пока шел осмотр приехал Феррейра, ему доложил по итогам. Банда пришла в сумерках под вечер, сначала вошли, затем подогнали два грузовика, следы шин залили гипсом, слепки следов пригодны к идентификации, трассологическая экспертиза возможна. Таким образом, у нас три зацепки, пальцевые следы, следы шин, по всей видимости после изьятия пуль из голов жертв и пули дадут свой след к оружию. Под конец доклада вернулись два бойца с переводчиком, которые делали подомовой обход и сообщили найдено место , где стояли грузовики до налета. Оставив на месте происшествия, для охраны двоих бойцов, я и старший группы и еще трое бойцов и прихватив переводчика и эксперта — криминалиста, естественно с нами пошел Феррейра с парой охранников. Двор где стояли грузовики был на противоположной стороне улицы через два домовладения. Были обнаружены следы шин, залиты гипсом и оп-ля со слов эксперта предварительно совпали со следами шин во дворе места налета. Немедленно опросили живущих в доме. Грузовиков было два на обоих кузов накрыт тентом, номера замазаны, люди которые были у грузовиков были одеты в тропическую форму вооруженных сил Анголы и было их четверо, уехали они вечером, но свидетель видел, что грузовики поехали во двор дома где и происходил налет и окончательно грузовики уехали перед рассветом. Это был не прорыв, но больше, чем узнали до нас.

После изъятия пуль и экспертизы к нам на базу доставили заключение эксперта. Все пули выпущены из пистолета типа Вальтер ППК, что совпадает с гильзами изъятыми на местах преступлений и это был один ствол. Всех жертв убили из одного пистолета Вальтер ППК. Мы могли допустить все жертвы убиты одним преступником. Следующими добрыми вестниками были трассологическая экспертиза— гипсовые слепки совпали не только на последнем налете, но и на более раннем /на одном более раннем изымали гипсовый слепок следов шин. А дактилоскопическая показала следы на книге доходов расходов которую пытались сжечь и следы пальцев рук с гильз на нескольких налетах и на последнем налете совпали. Человек который убивал всех жертв, по всей видимости и руководил пытками потерпевших и поисками ценностей. Практически мы установили старшего группы налетчиков. Версия вырисовывалась такая: группа работает под МВД /поэтому они так спокойно входили в адрес/ у них по всей видимости было постановление на обыск, затем пытала потерпевших собирала ценности и вывозила на грузовиках. У этой группы были свои люди в МВД, поэтому все действия направленные на их поиски и задержание не давали результата. Вот как то так.

Утром после завтрака , наслаждаясь крепким кофе на утренней планерки. Старший группы меня удивил, вопросом: — а чего мы не проверим гараж МВД, свои люди у банды в МВД есть может они и транспорт здесь в гараже взяли. Сказано сделано, под предлогом поисков грузовика для поездки на охоту прошли гараж. И куче старых выброшенных шин нашли шины с характерными следами, прямо при нас их снимали с двух грузовиков. Установить водителей и принадлежность к отделу, не составило никакого труда, эти грузовики были приписаны к коменданту полигона. Именно там на полигоне исполняли приговоры к ВМСЗ / высшей мере социальной защиты/ проще говоря расстрелы. Со всем этим пришли к Феррейре и сообщили кого мы подозреваем... Руководитель Директората мне поверил, долго рассказывал, что на полигоне работает группа немецких товарищей из Штази и местные товарищи прошедшие обучение в ГДР и вообще руководит полигоном товарищ заслуженный, которого даже пытками не заставили предать революционное движение а пытки были страшные ему срывали ногти и резали пальцы. Феррейра сам того не понимая дал доказательства вины этого монстра. Следы на пальцах, подозреваемое лицо неоднократно участвует в приведении к исполнению расстрельных приговоров, плюсом оружие используемое на полигоне Вальтер ППК. Я не стал спорить с Директором, вернувшись к себе поставил задачу группе — скрытно проникнуть на полигон и добыть образцы пистолетных гильз, задача осложнялась прошлым этого палача, доказательства должны быть неопровержимыми, поэтому на полигон потащили двух понятых и эксперта, что бы на месте отобрать более или менее пригодные образцы. Но перед этим была проведена операция по поиску фотографий команды с полигона, эта задача была решена очень просто. Все сотрудники полигона Были на доске почета , удостоенные этой чести — " за ударный труд" это видимо принесли в МВД Анголы инструкторы и советники из СССР. Фотографии показали свидетелям из двора дома где стояли автомобили перед налетом, четверых из них и опознали свидетели, как лиц которые находились при грузовиках, а пятого опознали как лицо уведшее эти в автомобили во двор виллы, где было совершено преступление.

Мы имели показания и доказательства на пятерых членов банды, все они были сотрудниками МВД Анголы и руководитель Департамента отказывался верить в их виновность. Прежние заслуги и характер их деятельности сейчас , по его мнению исключал их виновность. Нужны были ещё доказательства. Для полной уверенности провели операцию по проникновению на полигон и изъятие гильз, это проникновение прошло без сучка и задоринки. Охраны полигона не было, страх охранял это место лучше, чем часовые. При свете фонарей были изъяты гильзы с отпечатками коменданта полигона, всех участников этой операции спрятали на базе. Отпечатки пальцев коменданта сняли со стакана из котрого он пил спиртное после очередной казни, эти отпечатки совпали с отпечатками изъятыми на местах разбойных нападений. Но Феррейра не хотел все равно верить этому. В свое время , в джунглях комендант спас ему жизнь. Нам не оставалось ничего другого, как выманить банду на себя в качестве живца и тогда уж все будет окончательно понятно. Мы со старшим группы в столовой, громко обсудили, что у нас вилле слишком много золота и алмазов и неплохо бы все это убрать в Союз ...

Справочные материалы.
1/ Дактилоскопическая экспертиза — вид экспертизы, проводимой с целью выявления следов папиллярных узоров на объектах, установления пригодности следов для идентификации, отождествления лиц по следам пальцев рук, ладонных поверхностей, ступней ног, а также определения времени и условий образования следов.

Возможность использования следов рук и босых ног для идентификации лица, их оставившего, обусловлена такими особенностями папиллярных узоров, как индивидуальность и относительная устойчивость.

Индивидуальность — сочетание элементов строения папиллярного узора в полном отпечатке пальца может повториться один раз на 10^40 — 10^50 отпечатков. Вероятность такого совпадения настолько мала, что ею можно пренебречь.

2/Трасологическая экспертиза является одним из видов криминалистической экспертизы. Предметом трасологической экспертизы является изучение следов в цепях установления оставившего их объекта и определения механизма (условий) образования следов. Различают 4 вида трасологических экспертиз: гомеоскопические (следов человека — рук, ног, зубов, обуви, одежды и следов крови человека), механоскопические (следов орудий и механизмов, запирающих и предохранительных устройств), транспортные (следов автомототранспорта, водного и железнодорожного транспорта) и следов животных (следов зубов и следов ног (лап, подков), экспертиза тавра (клейма) и т.д.)Задачи трасологической экспертизы подразделяются на идентификационные и диагностические. Идентификационными задачами являются: установление тождества и групповой принадлежности людей, орудий, механизмов или животных, оставивших следы, а также на задачи установления тождества целого по морфологическим особенностям и признакам взаимодействия, отобразившимся в его частях. Диагностическими задачами являются: определение пригодности следов для идентификации, установление времени и механизма контактного воздействия, которое привело к появлению следов, установление последовательности возникновения следов, свойств и состояния исследуемых объектов.

3/ Предметом экспертиза оружия и следов выстрела (баллистической экспертизы) являются фактические данные, устанавливаемые при исследовании огнестрельного оружия, патронов и следов их действия, которые свидетельствуют о наличии (отсутствии) обстоятельств, относящихся к предмету доказывания по конкретному уголовному делу.

Глава 18

Прошла ночь. На нашу засаду никто не напал. Утро, как всегда начиналось с завтрака. Сегодня завтрак запаздывал, хмурясь от недосыпа, в зале собирались бойцы группы. Зевая с чердака пришел наш снайпер. Все довольно злобно смотрели на меня, злясь за бессонную ночь. Рассевшись по кругу бойцы неторопливо начали готовить оружие к чистке, ворча от отсутствия протирочного материала. Все шло как обычно, но завтрак отсутствовал и вот это было странно. В группе только я ранее имел дело с этим рестораном и знал, что ресторан "Лиссабон" славился двумя вещами: отменной кухней и очень педантичным подходом к доставке, всегда очень точно по времени и всегда точное количество по заказу. А доставка завтрака опаздывала, уже на пятнадцать минут. Решив про себя, что хорошие и добрые командиры на войне, это верный путь в могилу — подаю команду "тревога" и "по местам", "приготовиться к бою", "огонь по команде". Бойцы группы имели отличную подготовку и команды выполнили без пререканий и буквально через три минуты к воротам подъехал грузовичок с фургоном и требовательно посигналил. Фургончик был ярко раскрашен в цвета ресторана и на бортах имелась реклама ресторана. Беда в том, как говориться — "дьявол в мелочах", краска которой был раскрашен грузовик была свежей и нанесена слегка небрежно, в бинокль было прекрасно видно, что кое где до конца не прокрашено и были видны следы ладоней и некоторые места были совсем свежие. Если не знать как в этом кабаке всегда все делается заранее и очень требовательно относятся к рекламе, то у нападавших все бы получилось. А так ворота открылись грузовик въехал во двор и по моей команде был расстрелян из всех стволов. через несколько минут осев на пробитых колесах лжересторанный фургон весело занимался пламенем. Однако, было рано расслабляться, атака продолжилась с тыла к нам перебрались четверо и попытались прорваться в дом, что у них не получилось, снайпер положил всех, последним самого быстрого, но быстрота и ловкость этому беглецу не особо помогли, он умер уставшим на заборе и никуда не смог убежать.

Тем не менее плотность огня нарастала, по дому работали как минимум десяток пулеметов, что резко превышало число ожидаемых в нападении. И что хуже всего, квартал начали блокировать, на перекрестах встали БТР и развернув башенки с крупняком присоединились к обстрелу. Спасало то, что дом был старинный и кирпичная кладка была почти метровой толщины , а особенности архитектуры здания привели к тому, что наиболее опасные крупнокалиберные пулеметы с БТР могли бить только в острый угол торца здания и не пробивали кладку. Блокирование квартала и нападение со стороны виллы Феррейры и огонь с той стороны, говорило о том, что в принципе живые мы им не нужны. Пока раздумывали и рядили, один из блокирующих сдал назад и освободил проезд для танка это был т-34-85 с эмблемами ангольских вооруженных сил, но по номеру я опознал его, этот танк был из приданной танковой роты и подчинялся руководителю ДИСИ / фактически Феррейре/, проехав по улице, танк встал напротив фасада и стал разворачивать башню, ствол танковой пушки повернулся и немедленно прозвучал выстрел , дом сотрясло и тут же с чердака , часть крыши мы разобрали и замаскировали дыру, вылетела граната из противотанкового гранотомета, граната пролетела и врезалась в моторную группу танка, моторный отсек нехотя задымил из машины черными тараканами ловко выскочил экипаж и бросился под защиту забора. Снайпер не стал по моему приказу добивать экипаж. Надо было уходить, засада была обречена, нас приговорили и шансы кончались. Постепенно разгорался дом в котором мы оборанялись, у нас уже были раненные и тогда я и снайпер остались прикрывать, а остальные унося раненных и добытые уликовые материалы уходить.

Уходить надо было из города в джунгли и разбираться , что же произошло и есть ли у нас шансы на жизнь. ДИСИ конечно работало отлично, но нас спасла дотошность Сапера, при осмотре подвалов он обнаружил пустоты за стеной и прибежал с восторженным криком — я нашел клад. Но это было лучше клада, это был заброшенный подземный ход и слава богу, несмотря на то что этот подземный ход давным давно замуровали , он оказался проходимым и вел в овраг у стены виллы через два квартала от нас. На всякий случай, по моему приказу его немного почистили, при этом основная работа упала на Сапера, от чего он долго ворчал. но сейчас это было спасение, положив раненных на плащ-палатки , эксперты и понятые укрытые нами до этого в подвале потащили раненных по подземному ходу на волю к свету. Передовая группа и замыкающие были спецы из нашей группы. место встречи мы выбрали в пригороде там было хорошее место, нами оно уже не раз использовалось, но для местных это было тайной. Отправив раненных по ходу на волю и солнце, мы со снайпером, стали перемещаясь по разным комнатам, вести отвлекающий огонь. Мы смогли отбить две атаки, подбили еще один танк, но боеприпасы подходили к концу, крыша и верхние этажи уже горели в полный рост, очередной танк смог выйти на позицию и методично посылал снаряд за снарядом в окна обороняемого нами дома. Впечатление было, что ничего живого не осталось, но мы продолжали стрелять. На переговоры к нам никто не шел , Феррейра тоже на связь не выходил. В принципе все стало более или менее понятно. Налеты совершались не бандитами, а сотрудниками ДИСИ, а ценности шли на какие то цели, финансирование которых было невозможно из официальных источников, мы опять вляпались в большую политику, чтоб ей было пусто. С момента ухода наших в подземный ход, прошло уже четыре часа. Пора было уходить и нам. Умирать не хотелось совсем, от слова абсолютно. Жар огня и дым сушил горло и вызывал сильный кашель, прикрывая друг друга огнем мы упали в подвал и закрыв наглухо крышку и прикрутив гранату , что бы тот кто первый поднимет крышку, самый так сказать любознательный, получил за свою любознательность сполна, нырнули в проем подземного хода. Светя электрическими фонариками под ноги и необремененные грузом, мы проскочили подземелье на одном дыхании. Перед тем как вылезать на свет, скинули форму и натянули шорты и рубашку разлетайку и сверху по белой легкой панаме плюс легкие шлепки на ноги, оружие и снятую одежду уложили в сумки и застегнув молнии вылезли на свет. Запасная одежда и пара фляг с водой для умывания лица, была оставлена нашими ушедшими раньше товарищами для нас . За нашей спиной гремела стрельба, пулеметы заглушали танковые выстрелы, по мере нашего удаления стрельба становилась все глуше и глуше.

До места сбора добрались уже ближе к ночи, нас ждали и встретили радостными объятиями. Но что делать дальше ? Первым делом по моему приказу раненных мы ночью тайно доставили в военный госпиталь там у нашего Сапера оказалась и знакомая врач и знакомые медсестры, как говорится очень близкие знакомые, но нам это было на руку, наших парней записали под чужими фамилиями и до возвращения главврача нам нечего не грозило, в госпитале их никто искать не будет. Там же в госпитале и помылись и отдохнули, поели горячего и вернулись на свою тайную базу. Теперь когда раненные бли у врачей и получили медицинскую помощь руки у нас были развязаны. Разногласий не было, надо взять Феррейру и выбить из него правду. Очень были на него злы и если его собирались брать живым, команду полигона решили зачистить под ноль. Темной африканской ночью пошли мы убивать палачей на полигон. Идти было достаточно далеко, поэтому мы позаимствовали патрульный джип у местного островка правопорядка. Местные блюстители закона на ночь забивались в адрес к девушкам с низкой социальной ответственностью и до утра не показывались на улице, во избежании неприятностей так сказать ... Взяв джип дальше покатили с комфортом, орога заняла около часа, патрулей уже не было, так что доехали быстро, с ветерком . Порядки с охраной, с её полным отсутствием, остались прежние. Перед въездом проверили оружие и глушители на автоматах и пошла работа. Живым взяли коменданта , он полностью подтвердил наши подозрения и выложил места хранения золота и алмазов взятых на разбоях, причем алмазов с его слов было много, это были алмазы добытые нелегально и это была добыча за год. И всё это Феррейра собирался напрвить на подкуп членов Центрального Комитета местной так сказать компартии, называлась она по другому, но смысл был такой.

Когда забирали последний схрон, комендант решился на побег, вырубил Сапера который его конвоировал и побежал к кромке джунглей, умер он уставшим одним выстрелом его снял снайпер. У нас на руках был солидный груз из золота и алмазов, по ценам того времени на сумму примерно тридцать миллионов долларов США, но это ориентировочно, а скорее больше, с этим грузом мы поехали на базу о которой считалось мы ничего не знаем, там совершенно секретно находились советники из Комитета государственной безопасности, туда мы и поехали, мы знали о том, что Феррейра там не в друзьях. Охраны опять как таковой не было и к комнате главного так сказать комитетчика мы прошли практически без шума и пыли. Охрана как было сказано отсутствовала. Аккуратно разбудив полковника Сидорова, его я знал, так как он мне неоднократно давал напутствия ранее, один из них был перед выездом лечить Короля Леопардов , так что я не опасался неожиданностей. Сидоров проснулся, потянулся за пистолетом под подушку, а там нет пистолета, затем сохраняя видимое спокойствие сел на постели и полез рукой под кровать доставая сапоги, но и там не было пистолета, я на всякий случай, чтобы беседа протекала спокойней изъял оба пистолета. Надо отдать должное выдержке чекиста, не было истерики и криков после на тему как вы посмели как вы могли. Мой рассказ о событиях последних дней был сначала кратким, но затем пришлось рассказывать все до мелочей. Про штурм виллы на которой мы базировались наши ангольские товарищи в лице Феррейры сообщили следующее: мятежники ночью захватили виллу, где располагались советские советники и убили всех, кого там нашли. Затем доверенные части Феррейры штурмовали усадьбу, понесли серьезные потери , все мятежники погибли, трупы советских товарищей и мятежников уничтожены в огне пожара возникшего в следствии боевых действий.

Рассмотрение улик и ценностей, изъятых нами у банды производилось без нашего участия, но заняло не так много времени. Со мной согласились, что улики доказывают вину в налетах, коменданта полигона и его команды и что есть вопросы по деятельности Феррейры, но как всегда проклятое "но", действия Феррейры по подкупу членов ЦК партии и вообще его политическая деятельность вне нашей компетенции, а товарищ Нето информирован о действиях Феррейры и одобряет его методы работы. Поэтому советские товарищи: — всем спасибо, но наказаний не будет. Жертвы при совершении революции обычное дело. Все новое рождается в крови. К советским товарищам претензий нет, но пусть эти товарищи далее будут в другом месте работать советниками.

Так закончилась наша деятельность в МВД Анголы и после краткого отдыха, нас вернули из столицы в Кабинду и приписали к ангольскому батальону пехоты в качестве советников. Как только мы прибыли к новому месту службы, батальон подняли по тревоги и погнали скорым маршем на границу с Конго.


Пыль

(Пехотные колонны)

День-ночь-день-ночь — мы идем по Африке,
День-ночь-день-ночь — все по той же Африке
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!)
Отпуска нет на войне!
Восемь-шесть-двенадцать-пять — двадцать миль на этот раз,
Три-двенадцать-двадцать две — восемнадцать миль вчера.
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!)
Отпуска нет на войне!
Брось-брось-брось-брось — видеть то, что впереди.
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!)
Все-все-все-все — от нее сойдут с ума,
И отпуска нет на войне!
Ты-ты-ты-ты — пробуй думать о другом,
Бог-мой-дай-сил — обезуметь не совсем!
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!)
И отпуска нет на войне!
Счет-счет-счет-счет — пулям в кушаке веди,
Чуть-сон-взял-верх — задние тебя сомнут.
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!)
Отпуска нет на войне!
Для-нас-все-вздор — голод, жажда, длинный путь,
Но-нет-нет-нет — хуже, чем всегда одно, —
Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог,
И отпуска нет на войне!
Днем-все-мы-тут — и не так уж тяжело,
Но-чуть-лег-мрак — снова только каблуки.
(Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог!
)Отпуска нет на войне!
Я-шел-сквозь-ад — шесть недель, и я клянусь,
Там-нет-ни-тьмы — ни жаровен, ни чертей,
Но-пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог,
И отпуска нет на войне!

Новое место называлось муниципалитет Белиз, в него входило три коммуны — Непосредственно Белиз , далее Луали и Миконье. Все три поселения маленькие и собственно население состоит из африканцев белых не было, вокруг джунгли и пара дорог к центру провинции, в школу детей водили под давлением новой власти. ФЛЕК контролировал всю территорию муниципалитета только территория населенных пунктов контролировалась центральной властью, но ночью и здесь все вопросы решала ФЛЕК. "Снова поп, снова кадило", снова партизанская война и снова мы должны каким то образом уничтожить партизанское движение поддерживаемое местным населением. Мне оставалось до замены совсем немного времени, сейчас был февраль, а замена должна была прийти в июне. И по рассказам старших товарищей замена не задерживалась, так как оплата в долларах США манила людей сильнее идеологических штампов. У меня уже сейчас хватало денег на кооперативную квартиру и обстановку, мне ежемесячно капало 700 долларов США, даже при переводе в инвалютные рубли это была солидная сумма.

Место для дислокации выделили в коммуне Луали с нами была пехотная рота неполного состава или мы с ними это как посмотреть. Луали представляла собой несколько улиц домов из деревянных брусов и три каменных здания : администрация, часовня имени какого каталического святого и дом местного лесопромышленника, сейчас школа и собственно всё. В пехотной роте было полсотни рядовых четыре сержанта и один офицер. Вооружены немецкими карабинами, пулеметов нет. Вот и вся дислокация. О том, что я тот самый белый колдун, что устроил побоище в соседнем муниципалитете узнали практически сразу, Африка большая деревня это утверждение подтвердилось в очередной раз. Ко мне на прием пошли чередою один за другим страждующие, проблемы были разные и медицинские и оккультные и кража скота и утвари. Дни были заполнены полностью, с раннего утра и до поздней ночи. Кого лечил современными лекарствами а "заколдованных" и прочих подвергнутых порчей, для тех было плацебо. Африканцы свято верят в колдовство и магию. Даже в мое время они поголовно верили в чудеса, а сейчас это просто слепая вера. Так и шла жизнь. ФЛЕК решил выдавить из этого поселения правительственные войска, но сначала решили запугать. в один далеко не прекрасный день ночью натянули веревку вокруг места расположения роты и солдаты отказались идти на посты и даже офицер командир роты не стал заходить в периметр, поселок застыл в ужасе. Прибежали к нам и сообщили, что все теперь роты нет, все солдаты умрут, их испортили. Делать нечего, собрался пошел, положив в карман фляжку с водкой. Пока шел ловил на себе взгляды какие сочуствующие а какие и злорадные. Пришел на место , вокруг периметра бродят солдаты , посты бросили, все потерянные и в панике. Ну, что ж делаю глоток из фляги и с магической формулой — " дебилы, .ля ..." ножом режу веревку и сматываю эту снасть в клубок. У присутствующих глаза размером с блюдце и все ждут , что меня убьет молния. Но наш Бог сильнее всех.

Глава 19

Луали, Луали ...

День шел за днем, казалось другого мира нет. Только бескрайние джунгли, после обеда прием местного населения и бесконечная чистка оружия. в условиях местного климата оружие приходилось чистить и утром и вечером, а иногда и в обед. У меня из развлечений было прием местного населения, группа развлекалась — снятием часовых из гарнизонной пехотной роты и охотой на местное зверье. Сапер смог заняться действительно полезным делом и построил самогонный аппарат и стал моим конкурентом в борьбе за влияние среди местного населения. Однако и его от чистки оружия никто не освобождал. От Сапера я и узнал, старую армейскую мудрость, первая операция при чистке оружия — проверить номер автомата, чтобы не почистить случайно автомат товарища. Так и шли день за днем. Я считал дни до замены, парни повышали навыки снятия часовых, Сапер создавал новые сорта самогонки и колдовал над настойками и ликерами. Заодно завел себе гарем из негритянок, здесь наличие ребенка не являлось препятствием для вступления законный брак, а наоборот приветствовалось. Наличие ребенка, было вроде знака качества. Вот такие африканские порядки. А мы с командиром в джунглях спасли двух белых женщин, это были сестры, дочери местного лесопромышленника , Португалия бросая колонию в Анголе, не вывезла белых, под предлогом, что оставшись в Анголе белые колонисты, смогут стать агентами влияния от бывшей метрополии. Дурацкая идея выдвинутая людьми не понимающих в африканской жизни ничего. Но эти люди принимали решения, что привело к гибели многих и многих, мужчин убивали, женщин же местные черные царьки обобществляли создавали гаремы. Местный лесопромышленник понадеялся на то, что все местные работали у него на лесопилке. Но пролетарский гнев, несмотря ни на что, настиг и его, местные негры убили и его и жену, дочери ушли в джунгли, они с детства родителем привлекались к охоте и были в джунглях как дома. Но затем к Луали отступил отряд ФЛЕКа и узнав о наличии белых женщин в чаще, устроил загонную охоту на женщин, против такого количества охотников их навыки и умения не шли ни в какое сравнение.

В тот день когда мы познакомились, как раз эта охота и шла, а я с командиром или скорее не так, у меня была тренировка по передвижению в джунглях, зачет так сказать. И мы встретились лоб в лоб, с группой загонщиков, которые уже стреножили беглянок. Только умений старшего группы хватило, на них всех. Затем мы вытащили сестер к коммуне и здесь привели в порядок. Идти им было собственно некуда и женщины остались с нами. Меня выбрала младша сестра а старшая стала жить с командиром. Так что жизнь пошла семейная, почти семейная, сразу же я расставил точки над и, вывезти в Союз Марию было невозможно и брак с иностранкой тоже была фантастика. Я мог только при замене, вывезти свою девушку в город в столицу и уже оттуда отправить в Европу , либо идти в Конго и отправлять оттуда в ту же Европу. были и сложности с финансами, но здесь опять выручил Сапер. Оказалось, что он прихватил часть алмазов, изъятых из тайников банды коменданта полигона. Причина была простая. Эти об.. пардон негры социалистические все равно бы присвоили все ценности, а так и мне и командиру, есть на что отправить в нормальные страны своих женщин. И теперь стоял вопрос, как вывезти наших женщин, мы не питали иллюзий, что командование нас поймет и поможет. Все надо было сделать тихо и без шума. Надо было идти в соседнюю страну, искать документы и отправлять уже оттуда. Вариант с Луандой отпадал, там была уже таможня, а мы ни разу не контрабандисты, что бы надежно спрятать алмазы. Обсуждение дальнейшей судьбы Софи /старшая сестра/ и Мари вылилось в долгий разговор и наши планы с Конго и Заиром были отвергнуты. Софи предложила другой маршрут — Габон столица этой республики Либревиль, а в этой столице есть аэропорт и прямые рейсы во Францию и таможня там не особо зверствует, а документы у них есть, старые португальские паспорта, а с алмазами во Франции они смогут купить ферму или виноградник и прожить безбедно. Мы все равно вывезти алмазы в Союз не могли, да и куда в Союзе пристроить алмазы мы не представляли, кроме того и Софи и Мари уже по утрам мучились от приступов тошноты и ели соленья. Так что исходя из этих данных нужно было срочно, что то решать, поход через джунгли на большом сроке беременности — ненаучная фантастика. И я и командир ломали головы, но выхода найти не могли.

Условия задачи:

— необходимо эвакуировать из джунглей двух беременных женщин;

Имеется алмазов на два миллиона долларов США.

До цели около тысячи километров.

Спасло нас чудо. Бог он на стороне влюбленных и беременных.

Через четыре дня после мозгового штурма, я проснулся от тишины, отсутствовала привычная перекличка часовых. Но сигнала тревоги не было. Чуйка вопила об опасности, как корабельный ревун. Я подскочил с постели и одевшись, гораздо быстрее сорока пяти секунд, подхватив автомат, подошел к оконному проему и не трогая занавеску, осмотрел окрестности. Дело было плохо , на площади с безучастным видом стояли солдаты и местные жители, и судя по всему их контролировали всего три человека. Стараясь не производить лишнего шума и двигаться максимально бесшумно перешел к комнате командира , он тоже не спал. Тихо переговариваясь, мы прошли по дому, никого из наших не было, вернулись на наблюдательный пункт к окну и внимательно осмотрели толпу на улице, увидели среди черных тел, стоят наши и с таким же дебильным отсутствующим видом, кругом толпы стояло трое и контролировали толпу, периодически к ним подводили жителей коммуны и после краткого ритуала вновь приведеннные с видом зомби шли в толпу на площади. Мари прижавшись сзади к спине прошептала, что то на португальском, её била крупная дрожь. Командир вполголоса на русском командном перебирал возможные наши действия. В принципе, это была группа сильных гипнотизеров, но откуда она взялась здесь и что теперь с ними делать. В процессе наблюдения, было видно, группа состоит не более чем из десяти человек, гипнозом владеют и применяют пятеро. Тот что главный метис , не чистый африканец да и одет он был в европейскую одежду, некий полувоенный полуохотничий костюм и довершала картину тирольская шляпа с пером какой-то птицы, очень колоритный персонаж. Очень тихо посовещавшись, приняли план боевых действий. Девушки с винтовками поднимаются на чердак и из чердачных окон ведут огонь по колдунам, контролирующих толпу на площади, а мы уничтожаем бандитов не владеющих гипнозом и берем в плен тирольца, что руководит этой бандой гипнотизеров.

Сигналом была очередь из автомата. Очередь. Одиночные выстрелы с чердака, мы прыжками летим к тирольцу, он поворачивается к нам и очень удивляется, на нас его гипноз не действует. А надо знать секретные слова. Мы в полный голос орем — " Взвейтесь кострами, синие ночи. Мы пионеры, дети рабочих". Затем ударом в голову тиролец отправлен в нирвану, я остаюсь вязать узлы, командир зачищает площадь. Все нападавшие двухсотые, уцелел и взят в языки один из простых бандитов, у него пули пробили оба предплечья и его даже не надо связывать руки, но на всякий случай и его стреножили по полной. Тирольцу заткнули рот какой-то тряпкой, уши заткнули кусками веревки и на голову одели мешок. После чего позвав девушек приступили к допросу раненого бандита. Первый вопрос был, знает ли он как вернуть в первоначальное состояние стоящих на площади людей, он знал, как. Произнести кодовое слово.

Второй вопрос — зачем они пришли в городок, ответ был, но мы были в ступоре, за золотыми монетами. У одного из жителей городка, хранится золотой запас ФЛЕКа / часть этого запаса, они не складывали в одну корзину, все яйца/ и группа контрабандистов решила взять этот запас и отчалить в Европу. Тирольцу захотелось нормальной цивилизации а не африканской романтики. Мы его где-то понимали, самим надоело. Бандит отвел нас к захоронке, мы вытащили пять небольших кожаных мешка, в каждом было по тысяче золотых монет, это были царские червонцы, откуда они здесь бандит не знал. Золото занесли в мою комнату и спрятали в шкаф. Тирольца не развязывая перекрестили автоматными очередями. раненый злодей прокричал свое кодовое слово, народ начал приходить в себя, о том, что произошло никто не помнил. Своим мы разъяснили, что и как, остальные пошли сочинять легенды. Золото поделили просто, одну тысячу на пятерых, золото все таки представляли как его можно продать в Союзе, да и здесь золото принимали в качестве платежной единицы. Приведя в чувство группу и оставив старшим Сапера, мы выдвинулись к базе Тирольца.

На выход пошли: Командир, обе наши женщины они же конвой бандита и я в качестве арьергарда. До базы было двадцать километров, прошли за один переход и ночевали уже на базе. База была прекрасно оборудована и была изюминка, из за чего так спешили, при базе была взлетно-посадочная полоса и самолет в укрытии. Именно эта изюминка и позволяла нам решить проблему эвакуации в Габон и Софи и Мари и сделать это в один прием и после вернуться к месту службы в кратчайшие сроки, скрыв от командования свои походы. Ночью спали мало, допрос летчика, прощания с девушками и сбор ценностей на базе. Пленных пришлось зачистить, это были совсем уж лишние языки. Командир учился в аэроклубе и мог управлять бортом, таким образом самолет хоть и на приделе но мог поднять всех нас и груз. Пока мы чистили базу, Софи сделала сопроводительные документы на груз, ценности — золотые монеты и приисковое золото шло как имущество переданное им по наследству, данные бланки были обнаружены в сейфе пилотского отсека. В Габоне как мы узнали, была неохраняемая взлетно — посадочная полоса. От места посадки до столицы Габона было всего пятьдесят километров, от полосы до трассы через джунгли к столице было меньше пяти километров. А на трассе надо было разжиться автомобилем и там просто доехать до цели. Взлет был с первыми лучами солнца. Лететь нам было около пяти часов, но если идти через джунгли нам бы понадобилось более 1,5 месяцев. Шли по полетной карте бандитов, весь маршрут был рассчитан до мелочей и полет шел легко, вовремя появлялись приметные ориентиры и мы ложились на следующий курс, ветер был попутный, что радовало топливо было в обрез, полет был на максимально доступную дальность полета, возвращение на этой заправке не предусматривалось. Полет прошел прекрасно, впечатление не было испорчено и тем что, женщинам нужен был туалет практически каждый час. Но мы взяли с собой пару ведер и проблема решилась, хоть и не самым удобным образом, но решилась. Вообщем, прямо по песне — под крылом самолета, о чем то поет зеленое море тайги. Хоть и по показаниям пилота, полоса не охранялась, на всякий случай приготовили оружие.

При посадке неожиданностей не было, а вот после ... Полоса охранялась, нас встречало трое и спасла нас реакция командира, из приоткрытой форточки летного фонаря, он этих троих и положил стреляя двойками. нас это спасло. Любое повреждение самолета и все , мы дезертиры без вариантов, а это по любому заочный смертный приговор. Меня пробило на нервный смех, когда осознал, по какому краю идем, командир же просто улыбается. Самолет отогнали в полевой капонир, замаскировали и проверили полосу и окрестности, судя по продуктам и их количеству, охрана здесь менялась каждую неделю. Мы это посчитали по консервным банкам, пустым и полным. Идти на большую дорогу не пришлось, тропинка привела к замаскированному джипу у трассы. Для самолета на полосе было горючее, бак у джипа тоже полон, в джип грузим ценности и оружие, так чтобы в любой момент оружие было под рукой. На базе и полосе, мы взяли трофеями семь тысяч американских долларов, это решало проблему билетов, расплачиваться алмазами за проезд, так себе идея. Джип завелся с полпинка и полетели к городу Либревилю столице Габона. Софи немного знала город, в свое время ездила с отцом по каким-то делам. Главное она знала дорогу к аэропорту ...

Справочные материалы
1/ Габон расположен на западе Центральной Африки. На востоке и юге граничит с Республикой Конго (длина границы 1903 км), на севере — с Камеруном (298 км), на северо-западе — с Экваториальной Гвинеей (350 км), на западе страна выходит к водам Гвинейского залива Атлантического океана.

Общая протяжённость границы 2551 км, длина береговой линии — 885 км. Береговую линию страны на две части разделяет мыс Лопес. К югу от него берега прямолинейные, плоские, с мелководными лагунами. К северу от мыса береговая линия имеет более сложные очертания, здесь расположены удобные бухты — эстуарии рек страны.

Общая площадь Габона — 267 667 км². Из неё на водную поверхность приходится 10 000 км² (3,7 % от общей площади), а суша занимает 257 667 км². Большая часть (77 %) земельного фонда занята лесами, на пастбища приходится 18 % земель, а 2 % отведено под пашню.

Габон находится в экваториальном и субэкваториальном поясах. Благодаря жаркому и влажному климату около 80 % территории страны занимают густые вечнозелёные леса. Местность повышается с запада, где находится заболоченная приморская низменность шириной 30-200 км, на восток, где расположены плоскогорья и горные массивы

2/ Цессна 172 «Скайхоук»(англ. Cessna 172 Skyhawk) — американский лёгкий самолёт. Выпускается компанией «Цессна». Самый массовый самолёт в истории авиации. С 1956 по 2017 год было построено свыше 44 000 самолётов в более чем 25 модификациях. Производство было остановлено в середине 1980-х годов, но было возобновлено в 1998 году с более мощным двигателем.

Экипаж: 1 пилот при 3 пассажирах или 2 пилота при 2 пассажирах

Пассажировместимость: 3 пассажира при 1 пилоте и 2 пассажира при 2 пилотах (1 пассажир во время полёта может сидеть на кресле 2-ого пилота)

Длина: 8,28 мРазмах крыла: 11,0 м

Высота: 2,72 м

Площадь крыла: 16,2 м²Коэффициент удлинения крыла: 7,32Профиль крыла: NACA 2412 (modified)

Масса пустого: 736 кг Максимальная взлётная масса: 1159 кг

Масса полезной нагрузки: 376 кг

Двигатели: 1 × Lycoming O-320 flat-4

Мощность двигателя: 160 л. с. (Lycoming IO-320-H2A flat-4)

Вместимость топливных баков по 105,5 л (28,0 галлонов): максимально 211 л

Коэффициент лобового сопротивления при нулевой подъёмной силе:

0,0319Эквивалентная площадь сопротивления: 0,52 м²

Лётные характеристики

Крейсерская скорость: 226 км/ч

Максимальная допустимая скорость: 302 км/ч

Скорость сваливания: 87 км/ч

Практическая дальность: 1289 км при 55% мощности на высоте 3700 м

Практический потолок: 4100 м

Скороподъёмность: 3,7 м/сНагрузка на крыло: 68,8 кг/м²

Тяговооружённость: 108 Вт/кг

Аэродинамическое качество: 11,6

3/

В эпоху правления Николая 2 выпускалось два вида десятирублевых монет из золота 900 пробы.

Первые — «Империалы», чеканились в 1895–1897 года на Санкт-Петербургском монетном дворе. Такие дензнаки весят 12,9 г, а диаметр составляет 24,6 мм. Их ежегодный тираж был 125 штук, поэтому сейчас такие экземпляры достаточно редки.

Вторые — «облегченные» червонцы изготавливались до 1911 г. включительно, массой 8,6 г, диаметром 22,6 мм. Всего их тираж составил около 60 миллионов. Но среди них есть и редкие экземпляры:

«Русы». В 1895 году была отчеканена пробная партия в количестве 5 образцов.Десятирублевки 1906 г., тираж которых составил 10 штук.Червонцы 2011 г. По документам Санкт-Петербургского монетного двора было выпущено 50 011 экземпляров.

Глава 20

Джип летел по трассе. И полет и трасса понятия были относительные. Скорость не превышала 50 км/ч так как трасса использовалась для вывоза бревен из массива джунглей, где была замаскированная взлетно — посадочная полоса и промежуточная база контрабандистов. Уже в 2000 — х здесь будет заповедник и отличный хайвей но сейчас об этом знал только я. На базе мы изъяли карту с нанесенной обстановкой / где обычные патрули, где скрытые посты и т.д./ поэтому шли как по навигатору, вовремя объезжая препятствия. До города оставалось пару километров, мы остановились, что бы девочки смогли оправиться да и мы должны были решать, какой путь выбирать — аэропорт или морской порт. Оба варианта имели свои плюсы и минусы. В морском порту легче сесть на судно и затеряться в пассажирах но плавание слишком долгое и с рейсами тоже не все просто, аэропорт только одна подходящая компания Air France три рейса в сутки нам нужен был рйс во Францию через Марокко, но неясно, что там с билетами. Пока мы с командиром судили что да как, к нам вернулись наши девочки и предложили свой план. При въезде в город есть банковское отделение немецкого банка POSTBANK, там помощник управляющего старый друг отца и Мари сопровождая отца была представлена этому немцу. часть не самых законных операций шла через этот банк и этот клерк был более или менее надежным. Часть алмазов и золото через службы банка уйдет во Францию и кроме того он же сделает билеты на самолет и через сутки они будут во Франции в безопасности. У нас не было своего плана, решили довериться женской интуиции. Рванули к банку и действительно примерно через два часа нам в ресторан, где мы ожидали новостей привезли два пакета с документами для наших женщин. Поездка в аэропорт тоже сложилась спокойно. Проблем с таможней не было, как и не было фактически таможни, мы прошли через зал ВИПов и застряли у выхода. Началась женская истерика, рыдания и наши женщины решили, что они останутся здесь и потом уедут с нами в морозную и снежную Россию а если нас накажут, то уедут с нами в Сибирь на катаргу как жены декабристов, они читали, что в России так можно. Мы с командиром ошалели от таких перспектив. Мы то знали, что каторга в СССР не предусматривает сопроваждения женами и детьми, да и за наши приключения и свободные телодвижения с алмазами и золотом, в случае обнаружения, нас ждут гигиенические процедуры с зеленкой. Проще говоря высшая мера. единственно, что как то примирило наших девочек с отъездом это наше воззвание к разуму и беременности. Я поклялся, что в СССР нет платных роддомов и Франция будет гораздо спокойнее в плане родов. Логики в женских поступках и поведении нет, но опаска за здоровье малышей сделала свое дело. Мы все таки смогли погрузить наших женщин в самолет и поклялись, что как только сможем приедем во Францию или заберем их с детьми в Союз. Как понимаете, с нашей стороны это была ложь во спасение ...

За своих женщин мы не боялись, если даже подведет банк, у них с собой было алмазов на сумму около миллиона долларов США и ещё наличные. Да и здравомыслие и житейская смекалка у них присутствовала. Если не пропали в африканских джунглях, то и в городских справятся. А нас ждала обратная дорога. На душе было неспокойно, слишком всё шло легко и спокойно. Это было не к добру. Впереди был бросок к самолету и обратный перелет. Но как гласит народная мудрость: "хочешь рассмешить бога, приготовь планы".

Прямо у городской окраины, нас тормознули местные инспектора ГАИ, вернее аналог этой службы. Традиция однако никуда не делась, золотая монета и мы поехали дальше. Только достали пулемет из под тряпок, мы решили, что лучше так, чем в канаву, уж очень выразительный был взгляд вымогателя и держали нас на этом посту долго, а как в джунгли скользнул один из постовых, то приметил командир. На душе было тяжко, все таки девочки прикипели к сердцу, да и судьба будущего ребенка тревожила. Аналогичные мысли терзали и моего напарника. А тут ещё местная гопота решила нас положить и ограбить. К месту засады мы подъехали с мыслью, как же эти негры зае..ли и когда пальма стала рушиться поперек дороги, мы сразу среагировали. Джип сбавил скорость и на медленном ходу переваливаясь с бока на бок преодолел преграду, лень наказала бандитов, они решили не париться и срубили пальму по тоньше, что и погубило горе разбойников, я практически на расплав ствола поливал огнем кусты , а затем одну за другой закинул в джунгли две гранаты. Вообщем проскочили и понеслись дальше. Дорога была прктически пустой, лесовозов не было а пара автобусов нас не задержала.

Подъехав к месту хранения джипа, мы вывели автомобиль из строя и быстрым шагом поли к спрятанному самолету. Дальше был тяжелый труд, горючее хранилось в прикопанной цистерне, насос завести мы не смогли, была какая то секретка, пришлось таскать ведрами, тот ещё геморрой, но все когда то кончается. Мы все таки заправили самолет, но световой день заканчивался, а в ночных условиях, только по приборам, таких умений у нас не было. Решили ждать утро, собственно других вариантов и не было. Разогрев пару банок тушенки накатив по пятьдесят грамм ужинали. командир откровенно рассказывал о своей жизни. Сам он был из семьи потомственных военных, его предки воевали еще в руско — японскую, затем была Первая Мировая, затем Гражданская, зацепили они и интербригады в Испании, Финскую и естественно Великую Отечественную в большие чины не выходили , но до полковников служба доводила. У командира не было сомнений и он поступил в военное училище в Киеве. Там все и случилось, как все курсанты он бегал на танцы знакомился с девушками и естественно, что в конце концов одна из девушек сообщила ему, что беременная. Пятый курс до выпуска считанные дни, планировалось распределение в Москву, в гвардейскую придворную дивизию. А тут вызов к начальнику училища и предложение ехать на Дальний Восток нести службу в разведпункте "Холуай" /Секретная часть "Холуай" Тихоокеанского флота, она же 42 МРП СпН (в/ч 59190), была создана в 1955 году в бухте Малый Улисс вблизи Владивостока/. Воспитанный в жестких рамках, он даже не подумал отказываться. И стал строить планы как он вместе с этой девушкой поедет на службу, как родится мальчик и он его воспитает настоящим мужчиной. Эта новость мягко говоря не обрадовала его избранниц и поступил ультиматум или или. Либо он едет в Москву и тогда у него есть жена и ребенок, или она некуда не едет. Командир решил , что это блажь пройдет, но через пару дней придя в гости к подруге, он её не застал. На столе была записка "Ты не достоин быть отцом, ребенка не будет, делаю аборт". Так собственно он и не стал счастливым мужем и заботливым отцом" и уехал на Дальний Восток. Потом был вызов в Москву и отправка сюда в Африку. А здесь снова женщина и будущий ребенок. Только здесь ребенок желанный, но в Союз не взять. поэтому родился авантюрный план вывезти женщин и будущих детей, благо средства позволяли. Так и прошла ночь в откровенных разговорах и мечтах лет через ... приехать во Францию и разыскать и любимую женщину и любимого ребенка. Долг победил любовь.

Тени пришли под утро, к костру кинулись тени с копьями и стали колоть спящие фигуры, счастья это теням не принесло. Автомат одиночными выстрелами положил все тени. Окружающие джунгли не сильно даже обеспокоились. На автомате был надежный глушитель. Рассвело, больше теней не было. Осмотрели трупы. Набедренные повязки, головные уборы из какой то ерунды и копья, да на поясах ножи скверного металла. Классические голожопые африканцы, даже не интересно. Никаких трофеев. А нам предстояло чинить шасси и стойку, эти бл.. нехорошие африканцы, зачем то сломали самолет. Ремонт был не самый трудный, просто замена шасси мы справились и это радовало, шло время надо было вылетать , а мы возились на земле. Стали грузиться, вещей было собственно мало, взяли на всякий случай боеприпасов и два пулемета. Почему взяли патроны — как сказал командир, патронов бывает мало и бывает мало, но больше не унести. А тут машина — увезет. И наконец — то обратный путь ,пробег по взлетно-посадочной полосе и самолет оторвался от земли и мы летим домой. ну как домой, пока на чужую базу к Луали, а что там будет видно, пока летим и ладно. Полет шел трудно, шли через грозу но я отвлекся от всех природных катаклизмов и мечтал. Вернусь в Союз, попробую взять путевку за границу во Францию и найду Мари или пойду работать в МИД и поеду во Франию и опять найду Мари и ребенка и тогда возьму их в Союз. Вообщем, не зря наукой доказано, любовь отупляет. Ни один из вариантов мечтаний и близко был выполним. Так розовые сопли. А молнии били все чаще и всё ближе, а парашютов не было. Командир оторвался от своих дум и спрашивает, что будем делать. Что делать. А у нас типа море вариантов, только лететь к цели. Я отвечаю, — вперед и никаких гвоздей. За все это время мы пролетели территорию Габона и вышли к границе Конго и дважды пересекли границу с Конго и подошли к границе с Кабиндой и тут грозовой разряд ударил, практически рядом, молния прошла на расстоянии вытянутой руки от остекления кабины. И ничего, мы не успели среагировать, а вот приборная доска успела отреагировать на электрический разряд и все приборы отказались работать в таких условиях. Не работал ни один прибор, самолет накренился и повернул, у нас остался один ориентир это берег океана. Летя вдоль берега, мы могли спокойно долететь до порта Кабинда и там либо садиться, либо по сетке дорог идти к Луали. Дорожная сеть не развита вполне будет хорошим ориентиром. Через час полетного времени, появились огни как портовые так огни на топах мачт, на рейде стояли суда крупные а в районе море огней мелких рыбацких суденышек. Поворот на новый курс и мы пошли вдоль дороги вглубь провинции. Время шло, топливо неумолимо шло к концу, но пока тянул двигатель каждая минута полета приближала нас к базе. На саму базу решили не идти, без приборов слишком легко промахнуться и уйти в Африку а из глубин континента возвращаться ещё то удовольствие, да и время поджимало. В Луали нас ждали сегодня и уж совсем край завтра. Двигатель зачихал и всё тишина, планер из этого самолетика посредственный и на выбор места посадки нет времени. На посадку пошли прямо на то пространство, что было под крылом . Страшный треск удар и тишина. Живы, сели. Полезли наружу на воздух. Самолет вдребезги, ремонт не подлежит это ясно даже нам. Хорошо не было топлива и не было пожара, сгорели бы к гадалке не ходи. В очередной раз наши ангелы хранители спасли нас, не зря говорили — на войне нет атеистов. Будь ты коммунистом или беспартийным, все общаются с Богом. Но у каждого это дело личное. началась выгрузка оружия , боеприпасов и имущества. Сложили все хабари в кучу. До захода солнца еще два часа, надо теперь определятся где мы. Что на Земле, в Анголе и в провинции Кабинда понятно, а вот подробности нужны были срочно. Звук работающего двигателя грузовика услышали мы одновременно, приготовили пулемет и ждем.

И нам повезло откуда и куда ехала эта группа боевиков ФЛЕКа мы не узнали. Но зря они пошли проверять упавший самолет, все пятеро умерли не мучаясь, как сказал командир. Он их положил из пистолета, у него был стары добрый Люгер артиллерийский / это тот что с длинным стволом/ пять выстрелов и всё кончилось, у нас был небольшой грузовичок грузоподъемностью тонны полторы с грузом коровьих туш и собственно мы наконец определились, где мы. До Луали по этой дороге было меньше сорока километров. В очередной раз погрузочно-разгрузочные работы, грузим в грузовик то, что выгрузили из самолета. Взяв запасную канистру с бензином поджигаем обломки самолета и в путь, до базы совсем немного.

Ехать на машине это не самолете лететь, никакого сравнения. Но у нас нет выбора и надо ехать на чем угодно, чем хорошо идти пешком, хотя сейчас мы дойдем и пешком, осталось совсем немного. Грузовик сильно не разгонялся, так 30-40 км/ч не больше, не позволяла дорога. Где-то через час дорожной идиллии стали слышны выстрелы, Луали опять атаковали какие то деятели, пришлось опять ехать на подкрадухах , километра за три тормознули и загнали машину в джунгли, опять взяли пулеметы и навьючились боеприпасами и пошли сквозь джунгли на стрельбу, планируя выйти в тыл нападавшим и сильно их огорчить пулеметным огнем.

Справочные материалы.
1/В 1950 году в Вооруженных Силах Советского Союза в каждой армии и военном округе были сформированы отдельные роты специального назначения. В Приморском крае, в частности, были сформированы три такие роты: 91-я (в/ч № 51423) в составе 5-й общевойсковой армии с дислокацией в Уссурийске, 92-я (в/ч № 51447) в составе 25-й общевойсковой армии с дислокацией на станции Боец Кузнецов и 88-я (в/ч № 51422) в составе 37-го гвардейского воздушно-десантного корпуса с дислокацией в Черниговке. Перед ротами специального назначения ставилась задача поиска и уничтожения в глубоком тылу противника наиболее важных военных и гражданских объектов, в том числе средств ядерного нападения противника. Личный состав этих рот проходил обучение ведению войсковой разведки, минно-взрывному делу, совершал прыжки с парашютом. Для службы в таких частях отбирались люди, по состоянию здоровья годные для службы в воздушно-десантных войсках.

2/ Директивой Главного Военно-морского Штаба от 24 июня 1953 года подобные формирования специальной разведки формируются на всех флотах. Всего было сформировано пять "разведывательных пунктов специального назначения" — на всех флотах и Каспийской флотилии.

На Тихоокеанском флоте свой разведывательный пункт создаётся на основании директивы ГШ ВМС № ОМУ/1/53060сс от 18 марта 1955 года.

Однако "Днём части" считается 5 июня 1955 года — день, когда часть закончила свое формирование и вошла в состав флота как боевая единица.

Само слово "Холуай" (а также и его вариации "Халуай" и "Халулай") по одной из версий означает "гиблое место", и хотя споры на этот счет всё еще продолжаются и китаеведы такой перевод не подтверждают, версия считается вполне правдоподобной — особенно среди тех, кто проходил службу в этой бухте.

В тридцатые годы на острове Русский (в то время, кстати, широко практиковалось и его второе название — остров Казакевича, которое исчезло из географических карт только в сороковых годах двадцатого века) шло строительство объектов противодесантной обороны Владивостока. Объекты обороны включали в себя береговые долговременные огневые точки — ДОТы. Некоторые особо укрепленные ДОТы имели даже собственные имена, к примеру, "Ручей", "Скала", "Волна", "Костер" и другие. Все это оборонительное великолепие обслуживалось отдельными пулемётными батальонами, каждый из которых занимал свой сектор обороны. В частности, 69-й отдельный пулеметный батальон Владивостокского сектора береговой обороны Тихоокеанского флота, располагаясь в районе мыса Красный в бухте Холуай (Новый Джигит), обслуживал огневые точки, расположенные на острове Русский. Для этого батальона в 1935 году была построена двухэтажная казарма и штаб, столовая, котельная, склады и стадион. Здесь батальон дислоцировался до сороковых годов, после чего был расформирован.

И вот в марте 1955 года сюда заселяется новая воинская часть с весьма специфическими задачами, секретность существования которой была доведена до наивысшего предела.

В открытом обиходе среди "посвященных" часть носила название "База отдыха "Иртек" Главной военно-морской базы "Владивосток". Часть также получила условное наименование в/ч № 59190 и открытое наименование "42-й морской разведывательный пункт специального назначения". В народе бытовало "народное" название части — "Холуай" — по названию бухты.

Глава 21

Успокоив дыхание, я , осторожно выглянул сквозь ветки куста неизвестного мне растения / ну не ботаник я, не ботаник/ и что же я увидел, обстановка сложилась просто полный песец и не тот, что полярный. Наша группа держала площадь и северную окраину поселка, а пехотная рота которая и должна была охранять и оборонять периметр поселка, сбилась у себя в казарме и отстреливалась. вяло отстреливалась, но хотя бы вела бой. Я оказался в тылу группы боевиков, которая атаковала казарму коменданта была близка к победе, выстрелы обороняющихся звучали все реже, боевики на своем африканском, что то требовали от коменданта. Устроившись поудобнее, пристроив пулемет между двумя ветками стал короткими очередями отстреливать этих негодяев, которые сорвали нам и ужин и отдых. Боевики были чем то обдолбаны, как говорили в моем будущем, были на позитиве и собственно не дергались до последнего, их было восемь и умерли они в уверенности, что они победили. Командир вышел с другого фланга и собственно свою часть врагов он положил быстрее меня, а было их побольше, чем у меня. Затем все застопорилось, так как оставшиеся в живых боевики увидели и услышали , что их численность резко уменьшилась и появились новые игроки, которые изменили ситуацию для них с положительной на проигрышную и тогда оставшиеся заняли позиции в домишках местных батраков и лесорубов и непрерывно меняли позиции, что весьма затруднило работу снайпера. ситуация стала патовой , у нас не хватало сил зачистить этих бандитов а они не могли зачистить нас, им мешал как пулеметный обстрел, так и снайпер на крыше дома, где размещалась наша группа. Наступил вечер, солнце ушло и освещался поселок ярко горящими домиками жителей. На фоне огня, который стал слепить глаза, результативность огня резко упала. Но банда не стала продолжать бой, увеличивая свои потери , а ушла огородами. Тогда стали считать раны, у группы потерь не было. а вот комендантская рота пострадала сильно, только раненых было больше десятка а еще убитые, в общем рота превратилась во взвод из 28 стрелков при одном сержанте и одном офицере.

После осмотра трупов и перевязки раненных, трофеев заслуживающих внимания обнаружено не было. Но когда я сказал, чтобы наши подсоветные смотались в джунгли и пригнали грузовик с трофеями, сержант с группой стрелков метнулся и пригнал и теперь всех ждал праздничный поздний ужин. Раненых снесли в один дом, выставили посты и я пообещал страшные кары тому несчастному который будет спать на посту. И мы собрались у себя по уже укоренившейся привычке, сел чистить оружие. За мной получилось было закреплено — ППШ выпуска 1944 года, пулемет мг — 42 и пистолет, себе я урвал маузер / мечта детства, наследие просмотра фильмов о гражданской войне/ это иногда мешало, но убирать далеко все перечисленное железо, я не хотел. Временной парадокс здесь и сейчас оружие это железо, там далеко в моем времени — железо это компы и прочее. Вот такой выверт филологии.

Остававшихся на базе членов группы живо интересовал вопрос, как прошел выход и все ли в порядке у наших женщин. Мы кратко обрисовали ситуацию — все живы здоровы, уехали в Европу через порт в Кабинде, Доверие в группе было полное, но на всякий случай, подробностей не доводили, во избежание так сказать излишней информированности. Как потом мне объяснил командир, никто не обиделся, потому что была такая формула — доведение приказа, в части касающейся исполнителей. Потом Старший разогнал гарем в комнате у Сапера, тот пока нас не было набрал очередной состав жен / старше 16 лет там у него не было/, в будущем сел бы как педофил, а сейчас и в Африке такой практики нет. Собственно и жалоб не поступало. Здесь в Африке рано начинали взрослую жизнь и так же рано умирали, практически те кому было больше тридцати считались аксакалами. Затем Старший назначил тех, кто завтра пойдет на базу контрабандистов и принесет уже на нашу базу трофеи которые мы там оставили в схроне, боеприпасы и консервы лишними не будут, снабжение отсутствовало, считалось мы не воюем, а учим подсоветных. На деле мы воевали в полный рост и снабжение налаживали самостоятельно.

Затем был поздний праздничный ужин, нам принесли котел с каким то африканским овощем, по вкусу картошка и поднос с жареным мясом и пир начался. Старший решил, воспитать Сапера и весь вечер рассказывал тому о моральных принципах строителя коммунизма, утомив нас и выбесив Сапера. Сапер свалил в деревню и сказал, что у его жен будет отдельный праздник, а мы зануды. Затем был отбой, дежурный полез на фишку со снайперской винтовкой / никто не собирался вручать свои жизни часовым из ангольской роты/ а мы наконец отбились и провалились в сон.

Утро началось, как обычно с диких криков петухов, котрые с первыми лучами солнца оповестили округу о новом дне. Подъем был трудный тело не отошло от пробежек с пулеметом на плече и с лентами обмотанными вокруг тела, наподобие революционных матросов, жутко неудобно. А мысли ещё были о Мари и будущем ребенке, по времени они уже были во Франции, но мысли все равно бродили разные как прошел перелет и благополучно ли прошли таможню, не обманет ли херр из банка в Габоне и как они устроятся в Нормандии, где Мари хотела взять ферму. Мысли, мысли, мысли...

Тишину порвал громкий командный крик Старшего, он на русском матерном доводил до личного состава, что приехала агитбригада с замполитами. Нашему удивлению не было предела, агитаторы в такой глубинке, с артистами и самодеятельностью, кинопередвижка, что они забыли в этой глуши. Утренние процедуры были завершены раньше, все были выбриты и даже подшиты подворотнички. У Старшего был принцип, подшиваться должны были все это по его мнению отличает армию от бандитов. Как то так. На площади разворачивали сцену на грузовике, опустив борта. там собирались выступать самодеятельные артисты, вечером обещали кино. Жизнь кипела, праздничная суета и гомон. А меня сосало под ложечкой, чуйка просто ревела корабельной сиреной — тревога. Что то резало глаз, но что я понять не мог. На всякий случай я поделился своими мыслями со Старшим, тот по тихому отослал Снайпера на крышу и приказал внимательно отслеживать приехавших артистов. Артистов в бригаде было два десятка, все крепкие и мускулистые и какие то востроглазые и цепкий взгляд они не прятали. Были и белые и негры и все они делали так ловко и слаженно, что было странно обычно такие агитбригады сборные солянки, а тут как одно целое. Старший бригады белый мужик представился — советник по культуре при Минкульте Анголы и представил фотокорреспондента из журнала "Советский воин", который прибыл сделать репортаж и Анголе и её революционной армии, если мы хотим он может и нас сфотографировать и сделать нам фотографии для родных. Советник и фотограф были солидными людьми, по форме и с орденами на груди.

Мой взгляд остановился на корреспонденте. Молодой парень от силы лет 25 накачанный фигурой напоминает Старшего, костяшки пальцев и ребро ладони жесткие и видно, что занимается парень рукопашным боем, такой боевой фотограф и на груди медаль "За боевые заслуги" и орден "Красной звезды" и тут меня прошибает как молнией у него орден неправильный красноармеец в обмотках и ботинках и стойка со штыком вперед. Обычно, в книгах и фильмах так и ловят вражеских диверсантов, мол красноармеец должен быть в сапогах и стоять по другому. Меня начинает пробивать дрожь и я потихоньку пятясь к дому, где оружие бормочу, что хочу фотографию с маузером в одной руке и ППШ в другой, мол всю жизнь мечтал о такой фотографии на память и тут такая оказия подвалила. Заодно тащу Старшего под руку со словами — Ты же хотел фотографию с саблей, пошли возьмешь и я тоже с саблей с тобой сфотографируюсь. Наши на меня и командира смотрят как на дебилов, да и сабель у нас, как таковых не было. До дома мы добрались, ввалились в зал, Старший говорит— что бля за цирк. Какие сабли. Перегрелся. Я в ответ, это ряженые, сейчас нас не сфотографируют а убьют, хватай пулемет и давай их положим и потребуем документы. Ты вообще командир их документы видел. Он в ответ — нет не видел. У них документы наверное на блокпосту на въезде проверяли. А затем матерно, если перевести — что эти обезьяны могут проверить ... только свой зад и то на пинках...

Я полез на крышу с пулеметом, командир взял свой и пошел к фотографу и советнику. Я довел до Снайпера обстановку и тот стал страховать командира подходящего к этим белым артистам. Когда Старший подошел и спросил документы его попытались обезоружить, но убивать не стали, хотели взять живым, но Снайпер не сплоховал, положил обоих. Я расстрелял артистов на сцене, они не успели достать оружие из своего реквизита. Кинопередвижку расстрелял командир. Живых мы никого не взяли. Все опешили и спросили только одно. но в разных вариантах, что это было . Мне пришлось объяснять, орден "Красной звезды" не мог быть на груди фотографа , он слишком молод для этого. Посыпались возражения, что он вполне мог получить орден и что это ерунда. Пришлось объяснять про ботинки с обмотками и сапогами и про стойку со штыком и что штык у него не показывает на букву" О" и не показывает на другие буквы. Еще в школе я увлекся наградами и знал некоторые тонкости.

Были ордена и с обмотками и сапогами. А на груди фотографа был самый первый тип. который был изготовлен из серебра 925° и латуни с использованием рубиново-красной эмали. Размер между противолежащими концами звезды — 47,5 мм. Сделан из двух искусно спаянных между собой деталей. Такая конструкция напоминает конструкцию первого типа орд. Ленина. Внутри знак полый. В центре аверса звезды припаивался медальон. Красноармеец на медальоне развернут прямо, а не вправо, как на последующих типах. Реверс так же отличается от последующих типов. В центре припаяны латунный винт, а в основании двухступенчатый фланец, выступающий над поверхностью реверса. Клеймо "ГОЗНАК" выбито ниже основания винта. Порядковый номер выбит в верхней части реверса, над винтом, цифрами высотой 1,5 мм. Диаметр серебряной гайки крепления — 36 мм. В центре реверса гайки припаяна двухступенчатая латунная шайба с резьбовым отверстием. Всего изготовлено около 800 экз. Самый маленький известный номер — 18, а самый большой — 781. И вручался очень недолго до 1935 года.

Фотографу от силы 25 лет, а чтобы орден был его ему должно быть за шестьдесят. Вот это видимо и резало глаз и подсознание било тревогу.

Справочные материалы.
Орден «Красной звезды» учрежден в апреле 1930 года. В наградной системе Советского государства он был одним из первых боевых орденов, учрежденных до Великой Отечественной войны. Авторами эскиза знака являются Куприянов В. К. — художник, и Голенецкий В. В. — скульптор. Они же авторы ордена Ленина. Статут определяет награждение военнослужащих СА, ВМФ, погранвойск, войск МВД, сотрудников госбезопасности, а также различные госучреждения, воинские части и соединения, военные корабли. В числе награжденных могут быть и иностранные граждане. Награждение производится за определенные заслуги в обороне и обеспечении безопасности Советского государства как в мирное, так и военное время.

Право представления к награждению принадлежало командным структурам Министерства Обороны, Министерства Внутренних Дел и Комитета Государственной Безопасности Советского Союза. Статут в течение его существования изменялся несколько раз. Окончательная редакция статута утверждена в марте 1980 года. Согласно статута марта 1980 года, знак ордена надлежало носить после «Отечественной войны» 2 ст. на правой стороне груди. Конструкция знака «Красной Звезды» достаточно проста и представляет собой звезду, покрытую красной эмалью. В центре размещен круглый щит, на котором нанесено изображение красноармейца в форменной шинели, буденовке, с винтовкой наперевес. Вокруг щита нанесена надпись «Пролетарии всех стран соединяйтесь», а на нижней его части — «СССР». Ниже расположено изображение серпа и молота. Материал, из которого он изготавливался, серебро. Все детали, за исключением звезды, оксидированы. Для крепления к одежде в конструкции предусмотрен резьбовой штифт и гайка, расположенные на оборотной стороне. Орденская лента на планке — муаровая, шелковая, темно — красного цвета. Посередине ленты нанесена серая полоса. За все время существования в наградной системе СССР, с 1930 по 1994 годы, внешний облик знака ни разу не был изменен.

Орден Красной Звезды. Первый тип. "ГОЗНАК". 1930 — 1936 гг.

Изготовлен из серебра 925° и латуни с использованием рубиново-красной эмали. Размер между противолежащими концами звезды — 47,5 мм. Сделан из двух искусно спаянных между собой деталей. Такая конструкция напоминает конструкцию первого типа орд. Ленина. Внутри знак полый. В центре аверса звезды припаивался медальон. Красноармеец на медальоне развернут прямо, а не вправо, как на последующих типах. Реверс так же отличается от последующих типов. В центре припаяны латунный винт, а в основании двухступенчатый фланец, выступающий над поверхностью реверса. Клеймо "ГОЗНАК" выбито ниже основания винта. Порядковый номер выбит в верхней части реверса, над винтом, цифрами высотой 1,5 мм. Диаметр серебряной гайки крепления — 36 мм. В центре реверса гайки припаяна двухступенчатая латунная шайба с резьбовым отверстием. Всего изготовлено около 800 экз. Самый маленький известный номер — 18, а самый большой — 781.

Первые награждения «Красной Звездой» состоялись в 1930 году. Знак под номером первым получил Блюхер В. К. за успешно проведенную военную операцию на КВЖД. В этом же году были награждены советские летчики, совершившие «Большой Восточный» авиаперелет. Всего в тридцатые годы было произведено более двадцати тысяч награждений. В числе награжденных значатся семнадцать различных воинских частей и других государственных учреждений.

Орден Красной Звезды. Второй тип. "Без клейма". 1936 — 1937 гг.

Изготовлен из серебра 925° с использованием рубиново-красной эмали. Размер между противолежащими концами звезды — 49 мм. Состоит из трех деталей. Основание цельноштампованное, выполнено из серебра в виде пятиконечной звезды, лучи которой покрыты рубиново-красной эмалью. Вторая деталь —центральный медальон, изготовленный из серебра и припаянный к основной детали. Красноармеец на медальоне развернут вправо, а не прямо. Третья деталь — это серебряный винт с двухступенчатым фланцем в основании, припаянный в центре реверса пятиконечной звезды. Клеймо монетного двора на реверсе отсутствует. Порядковый номер выгравирован штихелем и расположен в нижней части реверса. Всего было изготовлено около 1800 экземпляров. Самый маленький известный номер — 814, а самый большой — 1805.

Орден Красной Звезды Седьмой тип. "Новый медальон". 1954 — 1991 гг.

Медальон слегка отличается от медальонов предыдущих типов: правая нога у красноармейца развернута вправо, туловище слегка наклонено вперед, штык немного опущен вниз (кончик штыка указывает не на букву "О", а на пробел между буквами "О" и "Е"). Диаметр звезды 48,5 мм. Концы лучей тупые. Клеймо "МОНЕТНЫЙ ДВОР" выбито маленькими буквами. В нижней части реверса между лучами нет ямки. Самый маленький известный порядковый номер — 3107689, а самый большой — 3837072.

В списках награжденных орденом Красной Звезды за период 1941 — 1945 годов, числится более 3 млн. человек. Алфавитные, пофамильные списки вряд ли когда то будут составлены, но есть возможность просмотреть практически все приказы военного времени, в которых наряду с другими награжденными присутствуют и кавалеры ордена Красной Звезды. Также есть возможность зная фамилию и имя участника Великой Отечественной войны, проверить какими боевыми наградами и за какие конкретные отличия он был награжден в годы войны.

Глава 22

Пока я объяснял тонкости изображений красноармейца на ордене "Красная звезда" и какие обмотки и сапоги, да как должен стоять с винтовкой красноармеец, подтянулись наши черные друзья с претензиями и вопросами — почему сорвался концерт самодеятельности ? и будет ли кино и что с киньщиком? Им ответили — артисты народной самодеятельности скончались от передоза свинца в организме. А кина не будет, электричество кончилось. От особо продвинутого сержанта поступил вопрос — а что с электричеством и что это такое электричество ? Чем выбесил окончательно Сапера, который наконец осознал, к чему могли привести фотосессии с лжефотографом. Сержант — африканец поймал "леща" и осознал, что его не должны волновать проблемы электриков и теории электротока. Сержант свалил по своим делам, возвращать на посты часовых. Лейтенант был все таки офицер и свалил без вопросов, видимо понял у советников какие то свои проблемы и не стоит отсвечивать, можно поймать тоже "леща". У нас же было много работы — обыск грузовиков и трупов артистов самодеятельности и белых неизвестной принадлежности.

Обыск занял все время до ужина. Сначала перенесли все трупы к краю площади и сложили в ряд. Всего получилось десять трупов, получается группа состояла из десяти человек — восемь негров и двое белых. Затем трупы раздели, по ка не наступило трупное окоченение и сложив у ног каждого — одежду и вещи найденные при каждом из убитых. Затем осмотрели грузовики и отнесли к тому же краю площади найденное там. Затем я и командир стали тщательно осматривать одежду и обувь убитых лжеартистов и фотографов , при обыске одежды и обуви, методично распарывали швы как одежды так и обуви. Появились первые находки, которые одновременно встревожили и успокоили нас. Успокоило то, что в лацканах рубах советника по культуре и корреспондента журнала "Советский воин" обнаружились стеклянные капсулы с мутным содержимым — это явно не входит в экипировку советских военнослужащих, также при вскрытии швов в кофре с фотоаппаратурой и портфеля советника, были обнаружены бланки ангольских документов и золотые монеты выпуска ЮАР и также топографические карты иностранного не советского производства. Пистолеты с глушителями тоже явно не входили в перечень имущества и вооружений работников культуры. Мы окончательно успокоились, мы не убили случайным образом своих. А насторожило другое, у бандитов и боевиков ФЛЕК не могло быть такого однотипного набора оружия и принадлежностей для убийства людей. Воняло шпионами какой то иностранной державы. Затем стали осматривать тела убитых и снова открытие — белые имели татуировки, три буквы "SBC" так сразу в голову ничего не приходило. Телосложение у обоих белых было одинаковое широкая грудная клетка, мощный плечевой пояс и были прокачаны все мышцы, лица гладко выбриты. Африканцы не имели таких примет, спортивного телосложения но и только нет такого плечевого пояса да и грудь не такая широкая. Из этого мы делали вывод, белые особая статья а негры приданная группа от какой то другой структуры но судя по всему за ними тоже государство. И зачем какому то иностранному государству, далекая провинция и забытое Богом поселение в котором нет ничего примечательного и квартирует неполная стрелковая рота да пять советских советников. Бред какой то. Трупы налетчиков закопали в общей могиле у кромки джунглей, оружие и прочее занесли в каптерку. И на этом световой день закончился, да остовы грузовиков на буксире отволокли на свалку поселения у той же кромки джунглей.

Ужин проходил молча, все переживали, то что прошли по кромке и остались живы чудом. Настроение было невеселое, но уныния как такового не было. На завтра задача стояла старая, то что не смогли сделать сегодня из за визита народной самодеятельности неизвестного происхождения. После всего этого отбились и спать, но посты усилили — снайпер на крыше и еще один боец в тамбуре. Смена по три часа. Единственно кого не привлекли к охране, это меня. Старший считал, что я как прикомандированный не настолько подготовлен по сравнению с группой. Собственно, я не протестовал. Ночь прошла спокойно, но под утро приснился мне сон из того времени, о котором, я уже и временами забывал. Мне приснился кусок лекции на военной кафедре в Университете. Лекция посвящалась зарубежным разведслужбам и вот ...

Образовано в 1940 году под названием Особое лодочное отделение Британской армии (англ. Army Special Boat Section). После Второй мировой войны Королевской морской пехотой Великобритании был сформирован отряд сил специального назначения, которому в 1951 году присвоили название Особая лодочная рота (англ. Special Boat Company), в 1974 году — Особый лодочный эскадрон (англ. Special Boat Squadron).

Утром я сразу же пошел и посмотрел рисунки на которых было изображены татуировки на трупах советника по культуре и корреспондента "Советского воина". Буквы совпадали с названием Особая Лодочная Рота , получалось что против нас начала игру Британия или все же это отставники, но теперь работающие по найму. На версию о том, что против нас все таки не государство а какая то частная компания был возраст советника по культуре, на вид ему было под пятьдесят лет, а в таком возрасте из активной деятельности своих диверсантов выводит, поэтому и второй корреспондент мог быть на контракте у частной компании. На эту версию работали награды, которые мы нашли в вещах нападавших — медаль "За отвагу" которая была на красной колодке, а не серо-голубой. Награды были старыми и не соответствовали современным описаниям. Государство бы изготовило бы награды по соответствующим описаниям и эти ордена и медали соответствовали современным образцам. Оружие которым были вооружены налетчики — это были НК — G3 это автоматическая винтовка использовалась Португалией на территории Анголы в период колониальной войны , оружие было массовым, а вот состояние было отличным за оружием следили и эксплуатировали правильно, чувствовался контроль белого человека, чистые африканцы не смогли бы так хорошо содержать оружие. Подбор оружия тоже не совсем соответствовал государственной разведывательной службе , так как УЗИ было только два экземпляра у белых. Из всего этого напрашивался вывод, группа подготовлена крупной компанией и действует эта компания на территории Анголы и имеет возможность нанимать на контракт бывших спецназовцев Британии. Вывод это крупная компания называется Де Бирс с вероятностью более 90 процентов. Для нас это практически точно. На нас охотится компания Де Бирс. И теперь надо понять, где же мы перешли дорогу и так сильно наступили на хвост алмазоторговцам. Решили оставить размышления на потом, а сегодня обыскать базу контрабандистов и забрать трофеи из схрона.

Сказано — сделано, завтрак и повеселевшая группа выдвинулась к кромке джунглей к точке выхода на тропу к базе. В джунглях построились следующим образом: первым в головном дозоре Сапер с задачей не пропустить возможное минирование тропы, затем ядро группы Старший, я, Радист и замыкал группу на расстоянии метров десять — Снайпер. Дистанцию мы сократили, из за джунглей.

Расстояние до базы было около семи километров на два — три часа марша , но получилось дольше. Не отойдя и ста метров по тропе Сапер поднял руку и остановил движение, присели на колено и приготовились , Сапер убирает растяжку с гранатой. Движение продолжилось прошли километр, опять остановка теперь противопехотная мина, опять на колено и оружие наизготовку в готовности немедленно открыть огонь. Мина снята , движение возобновлено, через сто метров опять Сапер — команда Стоп, опять на колено оружие в готовности. Растяжка снята, движение продолжено. Через сто метров Сапер подпет команду стоп и начинает осматривать куст и ветки нависающие стеной у тропы. Знак Старшему, Сапер зовет командира, тот поднимается с колена и подходит к Саперу, оказывается новый тип мины, срабатывает при пересечении светового луча человека идущего по тропе и осколки идут не вверх как у обычной мины а пересекают тропу, поражая цель на уровне груди среднего человека. Наконец, обезврежено и движение возобновлено. У самой базы растяжка с сигнальной ракетой Сапер снимает и её. Группа растягивается в цепь и с края поляны на которой расположена база и ВПП со сгоревшим ангаром для самолета начинает наблюдение, на ВПП у края полосы две Сесны укрытые маскировочными сетями и на самой базе движение — идет восстановление ангара и двух домов / которые мы взорвали, но видимо плохо/. ищем часовых — один на вышке, а через пару часов выявили еще двух в кустах вокруг базы, смена каркула вскрыла систему постов. Всего двенадцать человек, пулемет один на вышке. Все спокойные, как танки, видимо сильная уверенность в минах на тропе, да и возможно есть мины вокруг базы. Начинается разбор целей, мне достаются те, что на ремонтных работах. Снайпер берет вышку , затем караульное помещение на контроль. Часовых берут Старший и Сапер, со мной Радист / его берегут/ связь нужна всегда. Сигнал к открытию огня — крик кукушки. Напряжение растет, проходит пять минут — десять минут, напряжение ещё выше, хотя куда уж выше. И тут КУ-КУ-КУ, твою мать наконец, пулеметчик перевернувшись летит с вышки, у снайпера прибор бесшумной стрельбы и затем огонь по ремонтникам и караульной смене, что отдыхала. На все про все пять минут и база наша снова. И снова куча трофеев-автоматические винтовки с запасным боекомплектом, пулемет, гранаты и два самолета. И вишенка на торте — пилоты и белый по пояс голый, спал в караулке пьяный и та же татуировка на предплечье . Есть язык, живых стреножит Старший, мы собираем трофеи в кучу. Допрос пилотов дал немного, наняты анонимно, деньги хорошие, полеты на известную нам базу в Габоне, еще несколько точек нам неизвестны. Долго упирались по грузу, типа не знаем , что вывозили, сломались когда увидели костер в котором раскалился металлический прут, грузом является золото и алмазы. Компания дочерняя с Де Бирс, но управляющий компанией решил подзаработать помимо Де Бирса. Работает так уже пару лет и все было нормально пока не появились мы в этой глуши. Управляющий нанял "диких гусей" из ЧВК и вот вчера часть из них ходила в Луали, зачищать русских, но судя по всему зачистили их. Перешли к алкоголику, Сапер реанимировал это синие тело. Синебот сообщил, все то же самое и назвал, того кто нанимал и где находится контора. Информация была интересная, вышли на связь с центром и дали шифровку. Ответ пришел неожиданно быстро. "Ждать, охранять, языков беречь. Организовать проход от Луали к обнаруженной базе. " Организовали оборону и Старший с Сапером ушли на Луали.

Справочные материалы.

Особая лодочная служба (англ. Special Boat Service), сокращённо SBS) — подразделение специального назначения Королевского военно-морского флота Великобритании. Образовано в 1940 году под названием Особое лодочное отделение Британской армии (англ. Army Special Boat Section). После Второй мировой войны Королевской морской пехотой Великобритании был сформирован отряд сил специального назначения, которому в 1951 году присвоили название Особая лодочная рота (англ. Special Boat Company), в 1974 году — Особый лодочный эскадрон (англ. Special Boat Squadron) и только 28 июля 1987 года — Особая лодочная служба с включением в обязанности проведения контртеррористических операций на море.

Особая лодочная служба является подразделением морского спецназа, входящим в Войска специального назначения Великобритании и родственным 22-му полку Особой воздушной службы: обе службы имеют общее происхождение от британских коммандос, а также подчиняются директору войск специального назначения Великобритании В октябре 2001 года весь личный состав Особой лодочной службы был переведён на флот и тем самым получил зелёные береты коммандос. 18 ноября 2003 года службе был присвоен собственный герб с девизом «Силой и хитростью» (англ. By Strength and Guile). Комплектуется в основном из рядов Королевской морской пехоты.

Ведущими ролями Особой лодочной службы являются:

специальная разведка — получение информации, определение целей;

наступательные действия — корректировка авиационных ударов, наземной и морской артиллерии, а также управляемых боеприпасов; использование стрелкового оружия и взрывчатки для уничтожения противника;

поддержка и влияние — учебные задания за пределами Великобритании, отправка антитеррористических отрядов для участия в операциях на суше и на море.

Оперативные возможности Особой лодочной службы и Особой воздушной службы в целом схожи, однако Особая лодочная служба специализируется на морских операциях, вследствие чего её бойцы проходят специальное обучение по ведению боевых действий в море, с использованием плавающего транспорта и переправ. Оба подразделения подчиняются Директорату войск специального назначения, процесс отбора в них также схож, а уровень подготовки достаточно высок.

В состав Особой лодочной службы входят четыре эскадрона: C, Z, M и X. Они подготовлены для участия в стандартных военных операциях на суше, в том числе в горах Афганистана и пустынях Ирака. Один из эскадронов по принципу ротации выбирается для участия в морских операциях. Эскадроны выполняют задания по сбору информации, проведению контр-террористических операций (оборонительные или наступательные действия), саботажу, разрушению вражеской инфраструктуры, захвату отдельных личностей, охране высокопоставленных военных и политических лиц, а также занимаются непосредственной разведкой и ведением боевых действий на территории противника.

2/По улицам жаркого южного города едут джипы с хорошо вооруженными людьми. Суровые мужчины в военной форме разительно отличаются от местных солдат — они «белые». Но это — не миротворцы и не второе пришествие колонизаторов. Частные военные компании давно и широко востребованы на африканском континенте. В какой-то степени Африку даже можно считать родиной ЧВК в их современном виде. Именно эпоха деколонизации и многочисленных национально-освободительных и гражданских войн в африканских странах и создала колоссальный спрос на зарубежных наемников, которые в силу опыта и наличия воинских профессий были куда более боеспособны, чем собственно африканские военнослужащие.

Во-первых, иностранные наемники были подготовлены куда лучше собственно африканских военнослужащих, имели большой опыт участия в боевых действиях в самых разных уголках планеты. Так, среди наемников, прибывавших в Африку в 1950-е — 1070-е годы, было много ветеранов Второй мировой войны, различных колониальных конфликтов. Многие из наемников имели качественное военное образование, некоторые в прошлом были старшими офицерами регулярных армий различных государств.Во-вторых, к частным военным компаниям, не связанным трайбальными отношениями и не вписывавшимся в клановые схемы африканских обществ, всегда было больше доверия. Многие африканские диктаторы предпочитали комплектовать личную охрану именно из иностранных наемников, которым доверяли куда больше, чем соплеменникам.Наконец, европейцы и американцы, служившие в частных военных компаниях, всегда были более дисциплинированными и ответственными воинами, чем собственные солдаты. Советская пресса в то время рисовала портреты наемников в очень негативных красках, однако в действительности иностранные «солдаты удачи», служившие в Африке, хотя и не были «мальчиками-одуванчиками», но все же значительно уступали в «отмороженности» и криминальных наклонностях местным солдатам и офицерам, даже служившим в правительственных войсках и полицейских формированиях.

Глава 23

Суета началась сразу же после ответа из Центра. Старший призвал Сапера и из дома, где располагалась группа немедленно были изгнаны подруги Сапера и кухарка, цех по производству самогона и вся заготовочная часть / брага и т.д./ также были изгнаны и началась генеральная приборка в помещениях силами черного контингента из состава женской половины поселка. был объявлен конкурс в санитарки среди наиболее симпатичных африканок и силами местных плотников начато ударное строительство банного комплекса с временным бассейном. Так как все эти мероприятия были простимулированы золотыми монетами, то и строительство шло по-стахановски ударными темпами. Снайпер с группой поддержки из числа стрелков комендантской роты на трофейном грузовике убыл в столицу провинции с наказом привезти три-четыре ящика виски разных сортов и приказом совершить чудо — добыть на советских грузовых судах — черный хлеб, сало, русской водки /"Столичной"/ на эти подвиги ему было выделена нехилая часть трофейной валюты и золота. Он же должен был с помощью группы поддержки добыть на армейских складах армейские палатки и особо пирамиды для хранения оружия , РД — 54 и прочее снаряжение. Радист должен был постоянно находиться на связи, но и он был вовлечен в практическую деятельность, его привлекли писать планы учебных занятий и конспект для командирской учебы. Такого масштаба мероприятий я не ожидал увидеть и поэтому поинтересовался у Старшего — а зачем столько суеты, мы что ожидаем строевой смотр. Ответ командира был кратким,— не болтайся без дела, иди готовь командирскую сумку, тебе тоже привлекут. Своей полевой сумки у меня не было и я не знал, что там должно быть и опять полез к Старшему с вопросами — что и как...

Оказалось с полевой сумкой все непросто — сумка должна содержать следующие предметы:— авторучка;— командирская линейка;— компас;— конверты;— курвиметр;— склеивающая лента;— набор цветных карандашей;— перочинный нож;— рабочая карта;— рабочая тетрадь;— резинка;— фонарик;— циркуль.

Этот перечень, в виде описи на отдельном листочке прикреплялся в сумке. А компас вообще крепился на сумке с обратной стороны и компас не всякий туристический , а специальный армейский назывался компас Андрианова. Что сказать о компасе он не был лучшим или более защищенным, но армейская логика требовала именно его и без обсуждений. Рабочую карту мне нарисовал сам Старший, рабочую тетрадь на потоке изготовил Радист. Остальное снаряжение привезенное к вечеру Снайпером / вещмешок, автомат АК-47 и пистолет Макарова и прочее/ чистил и подшивал уже вечером , особенно поразила палатка и кровати все это заправили и сложили базовый так сказать комплект в шкафчики пирамиды и тоже опись и тоже особый порядок укладки. На этом все не кончилось, оказалось оловина из нас не знает слов Гимна Советского Союза и за ужином учили Гимн и статьи Строевого Устава. Если Вы думаете, что на этом все кончилось, то нет, вы, ошибаетесь началось привидение в аналогичный порядок пирамиды в доме и укладка вещей и оружия в еще одну пирамиду . Второй комплект составили трофейные автоматы, ранее был разнобой и мой ППШ и МП -40 Сапера были отобраны и спрятаны в одном из домов поселка, Старший пояснил — ибо не х.. Кратко и категорично. Отбой наступил в три ночи, подъем в шесть и в новом камуфляже двое убыли охранять захваченную базу остальные шлифовали расположение в поселке.

Создание мишенного поля заняло времени немного, основную часть сделали ещё вчера. Что такое это мишенное поле. Мишенное поле это подготовленный для проведения боевой стрельбы и других тактических занятий участок местности, на котором создаётся мишенная обстановка и размещаются мишенные установки для показа (движения) целей и имитации их огня; приспособления для освещения целей ночью; электрические линии питания и связи; укрытия для силовых агрегатов и операторов; декоративные сооружения н ориентиры. Скажите за сутки силами двух человек сделать невозможно и будете правы, были привлечены и сержант и офицер и десяток солдат из роты и довольно большое количество жителей поселка и хотя многие вещи на этом поле были сделаны не совсем так, как положено по наставлению , но для Африки это было отлично. Мой вопрос на какой ... мы уродуемся с этим полем и зачем баню лепим здесь же. Ответ Старшего был опять лаконичен и загадочен -Сам скоро увидишь. Радисту для его таблиц связи и прочего выдали патронный ящик от пулемета Максим и для сохранения секретности в этот же ящик установили бутылку с горячей смесью смотанную вместе с "лимонкой".

И самое непонятное — за оконную занавеску Старший поставил пару пустых бутылок из под виски и опять мой вопрос — зачем и опять ответ — увидишь.

Первый вертолет пришел к 12 часам дня, прибыли наши командиры из столицы Луанды, пробежались по расположению, взяли на борт Снайпера и улетели на захваченную базу, с нами остался зам по боевому применению и затем борта пошли один за другим, часть оставалась на импровизированном летном поле /площадь в поселке/ часть сразу же уходила на базу контрабандистов. Но суета с улетом прилетом, нас особо не трогала. Два прибывших генерала из Москвы проверяли у нас и несение службы и внутренний порядок. Из дома нас немедленно выселили, там заседал штаб из непонятно кого / и госбезопасность и какие — то представители ЦК КПСС, как я услышал краем уха особая экспедиция секретариата ЦК/, Вот здесь я понял зачем стояли пустые бутылки из под спиртного. Генералы с ходу наехали на Старшего, мол мы бухаем и не правильно несем службу, и стали шариться по кубрику и тут нашли эти бутылки и тут же снизили градус напряженности. Наш генерал сказал генералу проверяющему, — видишь, я тебе говорил, пьют но не увлекаются чисто норму.

Затем был строевой смотр, особо проверяли наполнение командирских полевых сумок и их соответствие с описью, компасы тоже проверили. Затем по одному проверяли личное оружие ПМ ну и напоследок знание Гимна СССР и основные положения строевого устава. Веселились как могли, но претензий к Старшему не было. При проверке палатки и пирамиды, долго придирались к фанерным табличкам на вещмешках, но сошлись, что за границей не стоит писать наименование подразделения. К вечеру генералы и штабные немного угомонились и отправились в баню, где уже было накрыто и выставлено все спиртное, у проверяющих начался вечерний прием пищи сопряженный с выпивкой и стрельбой по мишеням. Гудели штабные всю ночь, утром подобревшие генералы и прочие, уже особых строгостей не устраивали. Что происходило на захваченной базе нам не доводили. Через трое суток увех нас отобрали подписки о неразглашении сведений составляющих государственную тайну и большая часть проверяющих убыла из поселка. Мы перевели дух. Поставленная нам новая задача гласила — в район базы не ходить, продолжать нести обычную службу, в случае появления каких либо подозрительных личностей мгновенно оповещать, как базу так и центр . Радисту выдали новую таблицу связи. Так что по мнению командира, мы отделались малой кровью. Форма одежды вернулась к прежней вольнице, палатку свернули и убрали в кладовку пирамиды поставили в оружейку. Я ППШ брать не стал, мне весьма понравилась трофейная винтовка и к ней я прибавил личное оружие люгер. И пулемет, я решил больше таскать не буду. Пусть стоит в пирамиде. Хорошее настроение командира я весьма расстроил, когда рассказал, что такое особая экспедиция при ЦК КПСС и почему не стоит доводить до сведения кого либо, что мы знаем, где расположены алмазный и золотой рудники, которые теперь работают на ЦК, чем это чревато. Старший раздумывал недолго, все знали только мы вдвоем, вот так и должно быть дальше, а то будет дальше, то и будет видно.

Тяжелые раздумья и куда же девать трофейные алмазы и золото, при сложившихся обстоятельствах, нас при выводе на основную базу аккуратно прошерстят и при обнаружении хоть одной монеты и камня, нас просто здесь же осудят военным трибуналом и возить никуда не будут, здесь и исполнят приговор. Общий совет решил, ценности поделить и затем самостоятельно спрятать в окрестностях поселка и в дальнейшем не вытаскивать на свет божий во избежании проблем. Про алмазы знали только трое : командир, я и Сапер так и решили оставить. Камни поделили на три части поровну, золото тоже. Каждый клад закопал сам. Пока мы занимались дележом и прятками. пришел приказ. Наша командировка продлена в Луали на шесть месяцев и на весь срок пребывания, нам увеличены выплаты за особые условия службы и теперь мне выходило не семьсот долларов США , а одна тысяча восемьсот долларов США. Было и уточнение, с дополнительных сумм взносы по партийно — комсомольской линии не платить. Это немного примирило с фактическим отказом от камней и золота, хоть отказ и был связан с чувством самосохранения, но товарищи переживали. Только я знал, пройдет менее 15 лет и можно будет свой клад забрать и использовать. А золото партии его судьба ...

26 августа 1991 года из окна своего дома выпал управляющий делами КПСС Николай Кручина. Гибель главного казначея партии породила немало вопросов. Он считался близким к Горбачёву человеком и не имел никакого отношения к ГКЧП. Через месяц с небольшим аналогичным образом погиб давний соратник Брежнева Георгий Павлов, предшественник Кручины на посту управляющего делами. Эту должность он занимал на протяжении 18 лет. И Павлов, и Кручина, несомненно, были хорошо осведомлены о финансовых делах партии.

Ещё через несколько дней из окна своей квартиры выпал заведующий американским сектором международного отдела ЦК Дмитрий Лисоволик. Этот отдел был своеобразным аналогом прежнего Коминтерна и осуществлял коммуникации с заграничными компартиями. Таинственная гибель сразу трёх высокопоставленных чиновников, хорошо осведомлённых о скрытой финансовой деятельности партии, породила весьма убедительную легенду о золоте партии, которое таинственно исчезло в последний год существования СССР. Легенда была настолько популярна в 90-е годы, что пропавшее золото искали даже высшие государственные чины.

Когда Ельцин после августовского путча издал указ о переходе всего имущества КПСС в собственность государства, оказалось, что сделать это невозможно. И не только потому, что его указ неконституционен, но и по причине того, что практически невозможно определить, где чья собственность. Конституционный суд тогда постановил: "Неопределённость субъектов права собственности на имущество, находившееся в управлении КПСС, не позволяет однозначно признать их его собственниками. Имущество легко трансформировалось из одной формы социалистической собственности в другую по воле органов КПСС, управлявших имуществом, но не формального собственника. КС исходит из того, что имущество, управлявшееся КПСС, принадлежало трём категориям собственников: а) государству; б) КПСС; в) иным собственникам. Однако в отношении того, где кончается собственность одного субъекта и начинается собственность другого, а в некоторых случаях и в отношении того, кто является собственником, существует правовая неопределённость, которая может быть устранена лишь в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства".

Справочные материалы.
1/ Автоматическая винтовка НК G3 A3 под патрон НАТО 7,62x51 разработана и выпускается фирмой Heckler Koch GmbH (НК) в Оберндорфе. Несколько ее модификаций приняты на вооружение армии ФРГ в 1959 году. Первоначальная модель винтовки имела индекс G3, далее была выпущена винтовка с укороченным стволом G3А1, затем вышла усовершенствованная G3 А2. Эти винтовки поставлялись на вооружение армии и полиции ФРГ. Винтовки G3 используются вооруженными формированиями в 47 странах. Лицензии на производство версий винтовок G3 были проданы Швеции, Турции, Таиланду, Португалии, Саудовской Аравии, Филиппинам, Норвегии, Пакистану, Мексике, Ирану, Малайзии, Великобритании, Бразилии, Греции, Бирме, Франции.

В ФРГ винтовки G3 производятся в четырех версиях: стандартного исполнения G3 A3 с постоянным пластмассовым прикладом и G3 А4 со складным плечевым упором, а также снайперские версии — G3 A3 ZF и G3 SG 1 с оптическим прицелом. Оружие G3 легко разбирается на шесть узлов без использования каких-либо инструментов путем выталкивания четырех крепежных штифтов.

Стандартные модели, которые при дополнительном оснащении гранатометом НК-69, позволяют вести стрельбу гранатами, имеют следующие одинаковые параметры:

высота с магазином — 220 мм,дальность прицеливания — от 100 до 400 м,длина прицельной линии — 572 мм,практическая скорострельность одиночным огнем — 40 выстр./мин.,при стрельбе очередями — 100 выстр./мин.

В отличие от выпускавшихся ранее образцов это оружие имеет ограничитель длины очереди в три выстрела. Оно комплектуется также клинковым штыком.

По принципу действия автоматики винтовка G3 относится к оружию с запиранием канала ствола полусвободным затвором. Внешне боевая личинка этого затвора напоминает аналогичный узел с жестким запиранием двумя роликами пулемета MG-42 с тем отличием, что опорные поверхности роликов в казеннике ствола выполнены наклонными. При выстреле, под действием давления пороховых газов, боевая личинка начинает движение в направлении отката, при этом ролики, скользя по наклонным поверхностям казенника, вдавливаются внутрь боевой личинки, и воздействуя на коническую поверхность массивного стебля затвора, ускоренно отбрасывают его назад.

Питание патронами винтовки осуществляется из прямого коробчатого магазина на 20 патронов. Корпус магазина изготавливается из стального листа или из листа алюминиевого сплава.

Полный стальной магазин имеет вес 0,75 кг, алюминиевый — 0,63 кг.

Спусковой механизм всех версий винтовок G3 куркового типа с автошепталом для ведения огня очередями и устройством, разобщающим при откате затвора спусковой крючок с шепталом, для стрельбы одиночным огнем. Он представляет собой отдельный, легкосъемный для чистки узел, совмещенный с рукояткой управления оружием.

2/ Пистолет Люгера (Люгер, Парабеллум; нем. P08, Parabellum, Borchardt-Luger) — немецкий самозарядный пистолет, разработанный в 1898 году австрийцем Георгом Люгером на основе конструкции пистолета Борхардта. Использовал патроны, специально сконструированные для него: сначала калибром 7,65 мм, после 1902 года и 9 мм.

Главным достоинством «Парабеллума» является высокая точность стрельбы, достигнутая за счёт удобной анатомической рукояти с большим углом наклона и лёгкого спуска. Он сочетал высокую мощность с достаточной компактностью, по сравнению с другими армейскими пистолетами на начало XX века.

Сложный и дорогой в производстве, «Парабеллум», тем не менее, оказался очень удачным, и стал передовой оружейной системой для своего времени.

М.1904

Вариант М.1904 стал первым массовым вариантом пистолета «Люгер». Первая закупка этого оружия произошла после того, как германским флотом был принят на вооружение «9-мм Зельбстладепистоле 1904» с длиной ствола 147.32 мм, впоследствии известный как «морская модель».

В вариант М.1904 были внесены определённые нововведения, которые затем стали стандартными для всех пистолетов «Люгер». Обычный пружинный выбрасыватель был заменён выбрасывателем нового типа с вертикальным зубом. Выбрасыватель совмещён с указателем наличия патрона в патроннике. Находящийся в патроннике патрон поднимает выбрасыватель вверх. Данная модель имеет перекидной прицел на дистанции 100 и 200 м. Внизу тыльной части рукоятки сделан паз для крепления кобуры-приклада. Калибр 9 мм, длина 262 мм, длина ствола 147 мм, вес 915 г, начальная скорость пули 350 м/с.

С 1905 г. по 1918 г. фирмой DWM было изготовлено 81 250 пистолетов Модели 1904 г. для военно-морских сил Германии.

Глава 24

Прошло несколько дней, с момента Большой проверки. Мы переселились обратно в дом но теперь все было по другому. прежнее свободное расположение по комнатам было отменено. Радист и спал и работал в радиорубке оборудованной на втором этаже. Все остальные спали вы кубрике — одной из больших комнат, кровати купили за свои и выбрасывать было жалко. Во второй большой комнате был и учебный класс и Ленинская комната и здесь же происходил и обед и ужин, собственно и завтрак тоже. По приказу старшего сделали две оружейки -— в одной хранился официальный набор, а в другой все что в данный момент не использовалось. Кроме того в спальном помещении поставили пирамиду и там расположили наши новые винтовки / это были трофейные НК из числа наиболее ухоженных/. Кухня естественно и душевая с туалетом . Устроились мы с комфортом, по приказу шесть ближайших месяцев будем на одном месте нести службу. Во дворе во флигеле я устроил себе служебное помещение, каждый день приходило несколько посетителей с самыми разными проблемами, около меня все время был Сапер, который в сарае рядом с флигелем оборудовал мастерскую, где были мины и взрывчатка и производство спиртных напитков и встречи с женщинами. Помещение у Сапера было многофункциональное. День начинался как обычно и ничто не предвещало хлопот.

Но все хорошее быстро заканчивается, на обед я не попал. Прилетело два борта МИ-8 и сели на площади. Из вертолетов посыпались черные фигурки которые без суеты оцепили площадь. Затем появились важные гости — Феррейра и еще какие то три важных негра одетых в европейскую одежду, ну как три она из них оказалась женщина в европейском брючном костюме и щедро украшенная золотом. Снайпер и радист с пулеметом, уже были на чердаке и контролировали периметр. Феррейра не стал заходить в дом и остановился за воротами. Забор был каменный но едва доходил до колена, так заборчик. Делать было нечего, Старший позвал меня и мы вышли к калитке на переговоры. Никто не забыл обстоятельств последнего нашего общения и собирались к бою. Мы вышли к калитке без оружия но с пистолетами за ремнем на спине под рубахой. На всякий случай в руке по гранате чисто на всякий случай. Ожидали наездов за алмазы, которые мы взяли при уничтожение банды с полигона и которая собирала ценности для Феррейры. Но речь пошла о другом, Феррейра хотел, что бы я вылечил африканку, очень важная и богатая семья, но суеверная как и все африканцы / как я ранее приводил примеры, вера в сверхестественное не зависит от образования, достатка. Феррейра прощал нам все наши проступки и алмазами и с его оперативной группой / это изящное определение банды / и даже готов проплатить практически любую сумму за лечение. Я был удивлен, это такое слабое определение моего состояния изумления, но согласился осмотреть больную и затем определиться с ценой и длительностью лечения.

Мы прошли ко мне во флигель , осматривать женщину пришлось в присутствии тех двух негров прибывших с нашим "другом" . Мужское сопровождение оказалось отцом женщины и её мужем. Делать нечего, одел свой халат в котором я вел прием. Если ждали что будет обычный для этого времени белый халат, то вы ошибаетесь, халат был пурпурный. Колдун я или так погулять вышел. Осмотрел я женщину и опросил её жалобы. негритянка была здоровая как слон и жалоба была только одна — огромная бородавка, чуть выше линии грудей. Бородавка была огромной и висела на толстой ножке, вид омерзительный. Врачам они не верили, но сексуальная жизнь отсутствовала, брак был по расчету — но дети тоже нужны были и Феррейра посоветовал меня еще полгода назад. Зти черные банкиры провели собственное расследование, опросили очевидцев моих оккультных подвигов / особо повлияло мое лечение Короля леопардов/ и теперь вернулись к прошлому разговору. Феррейра не хотел ехать ко мне, но все его алмазы шли через эту семью и вариантов не осталось. Пришлось ехать ко мне и договариваться. У него просто не было выбора в противном случае ему перекрывали кислород со сбытом алмазов в Европе. И вот они здесь.

Врачом я не был, медицинской подготовки какой то особой тоже. Базовая подготовка имелась, перевязать раненного и сделать искусственное дыхание, ну и опыт пить таблетки при простуде практически все. Но эти банкиры ришли не за врачебной помощью они пришли за чудом. Цену назначил стандартную, вот там блюдо типа большого подноса, туда после лечения положите столько, сколько Вам не жалко за счастливую жизнь дочери и супруги. Лечение начнем завтра после полной луны, если бы не было полной луны назначил после той , что была на тот момент. Чем мне нравился флигель, там стоял огромный бильярдный стол, игрой на нем мы с Сапером проводили нечастое свободное время. За оставшееся время собрал дрова для пяти костров четыре по сторонам света и один в центре, нашел большой котел для обработки инструментов и несколько больших белых простыней и четыре обрезка веревки для фиксации больного / как шутили, хорошо зафиксированный раненный, в наркотиках для снятия боли не нуждается/. Вот и пришло время доставать священный нож — клинок сантиметров 20 и украшенный рубинами лезвие из дамасской стали и острый гвозди рубил и не тупился, вот такой чудо нож. Думаю, Король леопардов до сих пор его вспоминает, там у него я этот нож и позаимствовал. И не жалею, там таких и похожих было много, правда я забрал самый красивый на мой вкус.

Ожидали, что Феррейра свалит, но ожидания не оправдались, из вертолетов выгрузили две палатки и поставили прямо на площади. В одно разместился сам Феррейра в другой черные банкиры. Еду и напитки у них тоже были свои, нам предложили, но Старший запретил во избежании проблем и мы гордо отказались. Прилетевшие недолго вечером гуляли, быстро поужинали и легли спать. А меня начал мучать Старший — смогу ли я сделать операцию или лучше завалить всех и списать на нападение. Да и нападение на нас он Феррейре не простил. Все таки решили провести удаление бородавки и пусть улетают с миром. Так и прошла ночь.

Встал по будильнику в четыре утра. Умылся но завтракать не стал, выпил чашку кофе. В доме не уже , а вообще никто не спал, кроме меня — остальные опасаясь ночной атаки были настраже. Разложил один за другим пять костров на пятом поставил сорокалитровый котел с водой. Переоделся в рабочий пурпурный халат и пошел и принес нож которым собирался делать операцию. Все приходилось делать самому, взгляды из палаток просто прожигали спину. Приехавшие тоже не спали, тоже ждали утра. Стол я застелил клеенкой и сверху положил простыню , пока готовил импровизированный операционный стол и освещение для операции шло время и вода в котле закипела . Пора было начинать операцию, которая для меня была операцией. Для черных банкиров это был колдовской обряд и очень опасный так как необходимо было изгнать очень злого и мстительного демона. В своем времени, моя женщина обожала смотреть "Битвы экстрасенсов" — терминологии я нахватался по самое ... Позвал семью черных финансистов, отца посадил у окна смотреть , что там на улице. Муж поставил следить за раздеванием супруги. Но сложностей не возникло, тетка как и все африканки стыдливостью не страдала. Уложил на стол и привязал руки и ноги к столу, чтобы не дергалась. Накрыл простыней. в простыне сделал отверстие, чтобы добраться до бородавки. Протер спиртом вокруг ножки бородавки. Спирт у меня хранился в колбасе, но не в той колбасе что могли подумать а в африканском сосуде для хранения жидкости. Имидж обязывал, что бы все было красиво.

Когда делал первый надрез за спиной раздался двойной грохот, без чувств легли оба родственника — пощупал пульс, пульс был у обоих родственников. А женщина на столе вообще не переживала и не дергалась. Операция продолжилась надрезав с четырех сторон кожу вокруг бородавки, я оголил её корень и удалил его. Затем наложил четыре шва и собственно операция была закончена, теперь был только послеоперационный уход. Женщина за время операции не издала ни звука, затем спокойно перешла на кушетку и улеглась там. Для обычного врача данные манипуляции не вызвали бы ни малейшего затруднения, но я то ни разу не врач. Так что нервных клеток погибло масса.

Пришло время приводить в чувство родственников, пару пощечин одному затем другому, поднялись трясут головами, дал выпить самогонной настойки Сапера, выглатали по стакану и им похорошело. Затем наколов на наж показал вырезанную бородавку. Старший удержался в сознании, а младший опять ушел в спасительное забытье. Опять пощечины и еще один стакан тут старший попросил и ему зелья налить. Налил, не жалко. Вышел во двор и демонстративно театральным жестом бросил в огонь бородавку. Постоял у огня предаваясь раздумьям о жизни. Вспоминал свою жизнь там 2022 году. Подумалось, что там в Донбассе и Луганщине, победили ли наконец хохлорейх или СВО еще продолжается. Затем пришло понимание, как это сейчас далеко от меня и пошел заканчивать операцию. Семья банкиров о чем то тихо трещали у кушетки с лежащей на ней дочерью и супругой. Та слабо улыбалась, хотя когда переходила со стола на кушетку никакой слабости не было, обычные женские хитрости. А мужики здесь в Африке уверены, что они все решают, а женщины слабые и покорные существа. Впрочем такие заблуждения распространены и у белых мужчин и в более цивилизованных местах. Снимать швы тетка осталась во флигеле и мне пришлось познать и такой вид секса, как восстанавливающий. Женщина была ночью неутомима, зато днем страдала вовсю. Но все когда нибудь приходит к финалу. Пришли и наши африканские ночи к финалу. Через три дня были сняты швы и эту хитромудрую женщину унесли на носилках в вертолет и наконец вертолеты унесли и Феррейру и всех кто с ним был.

Вы спросите, что с оплатой, оплата была достойной. На указанном блюде а-ля поднос лежало не много не мало почти два килограмма золотых изделий, как с камнями так и без. Себе я выбрал золотые фигурки большой африканской пятерки.

Большая пятёрка, или Большая африканская пятёрка, — традиционное название пяти видов млекопитающих, являющихся наиболее почётными трофеями африканских охотничьих сафари:

Слон;Носорог (оба африканских вида — чёрный и белый);Буйвол;Лев;Леопард.

Бегемот и крокодил, хотя и являются крупными толстокожими животными, не относятся к «большой пятёрке».

Про охотника, убившего хотя бы по одному представителю каждого из видов «большой пятёрки», принято говорить, что он собрал «большой шлем» (англ. «Grand Slam»).

Выбирая эти фигурки, я уже представлял, как вернувшись в Союз буду заливать охотничьи байки о охоте на зверей — слонов, носорогов и особо напирать что они двух цветов и какие они агрессивные и как опасно на них охотиться. И еще про львов и леопардов. Красота. Великий охотник.

Ну а пока пришлось их убрать подальше, от любопытных взглядов.

В будущем в моем времени 2000-х будут хорошо известны так называемые хилеры, очень модные парни. Делающие операции без вскрытия кожного покрова. Жулики конечно но очень модные жулики. Зачем я расположил материалы о хилерах. Это показывает то, что мои рассказы о Африке основаны на реальном опыте.

Однако, все совпадения случайны и вы читаете не ореальной а альтернативной истории.

Справочные материалы
Хи́лер (от англ. heal — исцелять) — народный целитель, якобы выполняющий хирургические операции без использования каких-либо инструментов, путём особых манипуляций.

Деятельность хилеров не признаётся современной медициной, механизм воздействия на пациента полагается аналогичным действию плацебо, а видимое хирургическое проникновение в тело больного и мгновенное заживление места операции является ловкостью рук.

Кроме того, деятельность хилеров в ряде стран рассматривается как форма медицинского мошенничества. В частности, Федеральная торговая комиссия США (англ. The Federal Trade Commission (FTC)) расценивает их как «полный обман» (англ. «total hoax»), а Американское противораковое общество (англ. The American Cancer Society (ACS)) видит прямой вред в опасности смертельного исхода из-за возможной задержки начала обычной медицинской помощи.

Вне зависимости от конкретного исполнителя и места действия проведение операций имеет общие черты. Они состоят в том, что сначала хилер массирует пальцами область поверхности тела, собирая складку кожи. Далее создаётся впечатление, что его пальцы, погружённые в складку, проникают внутрь тела и выделяется некоторое количество крови. Из тела якобы достаётся некий органический материал. В конце подвергнутая воздействию поверхность кожи очищается от следов крови и никаких ран или шрамов не остаётся.

Обычно дело обходится без практической хирургии, но иногда хилеры совершают реальные разрезы. В некоторых частях света, где сильна вера в суеверия типа сглаза и т. п., хилеры могут извлекать из тела пациента посторонние предметы вроде стекла, проволоки или ткани, объясняя их материализацией болезни.

Первые известные операции проводились на Филиппинах в конце 40-х годов XX века. Они выполнялись Элеутерио Терте (Eleuterio Terte) и его учеником Тони Агпэоа (англ. Tony Agpaoa).

Внимание мировой общественности хилеры привлекли в 1959 году, когда появились публикации Рона Ормонда (англ. Ron Ormond) и Ормонда МакГилла (англ. Ormond McGill). Деятельность хилеров называлась там «хирургией четвёртого измерения», и откровенно отмечалось, что суть происходящего пока непонятна — то ли работа обычного фокусника, то ли чудо Господа.

Первым человеком, назвавшим себя оперирующим хилером, стал Алекс Орбито (Alex Orbito), известный по связи с актрисой и писательницей Ширли Маклэйн. Он, кстати, позднее был арестован в Канаде по обвинению в мошенничестве, но вскоре выпущен за недоказанностью.

Деятельность хилеров широко освещалась в американских бульварных газетах весной 1984 года. Тогда популярному конферансье Энди Кауфману поставили диагноз рака лёгких (карцинома) и он поехал для лечения на Филиппины. Считалось, что лечение было успешно проведено, однако Кауфман в конце весны того же года умер от почечной недостаточности, возникшей вследствие метастаз.

Одним из известнейших во всём мире хилеров был бразилец Жозе Ариго.

В настоящее время хилеры, с гастролями или на постоянной основе, практикуют во многих странах мира. Не миновала этой участи и Россия, где, как и везде, имеются погибшие.

Кстати, слово «хилер» для определения филиппинских целителей используется только в странах бывшего СССР. В остальном мире, включая Филиппины, где английский является государственным языком, это понятие определяется выражением экстрасенсорный хирург (англ. psychic surgery).

В конце 90-х годов XX века, на первом этапе освоения российского рынка, филиппинские хилеры пытались сами приезжать в Россию. Например, целая группа во главе с известным представителем профессии и автором книги «Исцеление пониманием» Виргилио Гутиерресом (англ. Virgilio D. Gutierrez, Jr.) посетила Москву в апреле-мае 1996 года. Их силами было проведено обучение порядка ста человек, троих из которых пригласили стажироваться на Филиппинах. Проводились также консультации больных. Однако дальнейшего развития дело не получило.

По состоянию на 2012 год, желающие общения с хилерами прибывали на Филиппины сами. Например, тот же В. Гутиеррес проводил свои сеансы на острове Себу. Пациентами преимущественно являлись жители России и Украины. С одной стороны, они располагали необходимыми средствами (лечение без учёта дороги и проживания стоило порядка $2000), с другой, в больших странах, где мнение мирового сообщества относительно хилеров малоизвестно, всегда обнаруживается достаточное количество ищущих чуда. Особого дохода это не приносит, да и отношение властей к хилерам постепенно ухудшается. Поэтому никаких специализированных клиник не существует, а шестидневные лечебные курсы организуют в съёмных номерах небольших периферийных гостиниц.

Глава 25

После внезапного посещения черными банкирами и Феррейры с охраной нашего захолустья наступило затишье. Очередные проверяющие прибыли без особого шума, как и было предписано инструкцией, о прибытии проверки сообщили в центр и получили подтверждение о проверке и количестве проверяющих и приметах которые должны быть в их предписаниях / точка, вместо запятой. неправильное написание одного из слов/. Приметы совпали, все необходимые точки стояли вместо запятой, слово было написано неправильно. Всё совпало. Не совпало только количество, не было запасного водителя на одном из автомобилей, объяснение было обычное — оставлен в Кабинде, заболел. Повторно вышли на связь с центром, сообщили что не хватает одного человека. Центр ответил, что в курсе, что один из водителей заболел и находится в больнице, с переломом руки. Пока происходили эти переговоры, возник скандал с нашим дополнительным комплектом оружия, председатель комиссии с гневом указал, что трофеи необходимо было сдать и приказал загрузить в грузовик. У оружейной пирамиды стояли члены комиссии и тщательно проверяли чистоту оружия и не подпускали к пирамиде никого из членов группы. Пока все стояли в строю, я отпросился в туалет. Так как я шел по списку как прикомандированный переводчик, то меня с легкой гримасой брезгливости майор командовавший проверкой нашего строя отпустил — мол, что можно взять с "пиджака". Отойдя с площади, обойдя её по кругу через огороды и заборы я добрался до того края площади, где стояли прибывшие к нам грузовики и подняв тент, заглянул в кузов и остолбенел, в кузове лежали рядком обнаженные тела, подтянувшись я перевалился через борт и прикрыл полог тента, чтобы меня не было видно. Зажег фонарик ,у меня был тонкий новомодный и сильно светящий при этом узко направленный луч света. Осмотр не принес ясности, но вызвал уверенность, надо уходить. Мало того, что тела совпадали по приметам так и на двух на предплечье были татуировки самолет и парашюты с подписью ВДВ. Ясно было, что дело темное и надо брать паузу на раздумье. Выбравшись из тента, перевалился через забор ближайшего домика отошел за сараи и выстрелил из ракетницы вверх ракету красного дыма и быстро быстро стал уходить в сторону кромки джунглей к месту встречи. Группа стоявшая на строевом смотре увидев ракету красного дыма ушла в одно мгновение в разные стороны с площади в прилегающие дворы и разными маршрутами пошла к месту сбора. Группа была готова к тому, что нас приедут убивать / слишком много секретов и слишком много денег/. Проще и надежнее нас зачистить и списать на боевиков. Одной группой больше, одной меньше и еще не на Родине а в далекой Африке. Секрет на секрет, вот и тайна соблюдена. Эту ситуацию долго обсуждали между собой и приняли общее решение — если придут наши зачищать, возьмем ценности и уйдем в Европу или Латинскую Америку. Если другие, то зачищаем пришедших и несем дальше службу.

В джунглях сделали пару схронов и затарили их по самое не могу , оружие в полном комплекте на группу, продукты и т.д. сроком автономности на три месяца. И отработали разные варианты ухода из городка, предусматривая петли на маршрутах отхода, собаки вряд ли будут, но и негров-проводников со счета сбрасывать нельзя было, поэтому Сапер по каждому маршруту отхода поставил мины — ловушки и каждый отходя по своему маршруту по пути ставил эти мины на боевой взвод. Сделано это было, с двойной целью возможная погоня несла потери, а отходящая группа понимала по взрывам за кем пошла погоня. Были отработаны сигналы "тревоги" моя ракета красного дыма и была сигналом наивысшей опасности. Первые признаки опасности было отсутствие одного из членов проверочной команды, затем изоляция нас от оружия, ну а трупы в кузове окончательно приводили всю группу в движение на отход. При этом сигнале Радист уничтожал таблицы радиосвязи , шифроблокноты и рабочие документы, которые у него хранились в патронном ящике вместе с бутылкой с горючей смесью. Радист вырывал кольцо из гранаты примотанной к бутылке с горючкой и прыжком уходил в окно, там было приготовлено сено для мягкой посадки и прыжками уходил в соседний двор и потом огородами в джунгли. Когда я добрался к джунглям, столб дыма уже поднимался и становился все толще. Я встал на маршрут и вспоминая места закладки мин — ловушек не теряя времени размеренно побежал к схрону. Мне предстояло поставить на боевой взвод пять мин и пробежать двенадцать километров, у меня был наиболее легкий маршрут. Радисту выходило двадцать пять километров петлять по джунглям и он должен был выйти ко второму схрону и только потом оставшаяся группа подходила и смотрела, чисто ли он ушел от погони и нет ли засады. Про местоположение нашего схрона ему не сообщали, так как вероятность захвата Радиста была слишком велика. Пока бежал и взводил мины, нигде не было слышно не сигналок ни взрывов мин ловушек. Добежал резво на испуге за два часа. При тренировках, хорошо если укладывался в пять часов. Пришел первый, залез в схрон и расконсервировал землянку и первым делом стал чистить оружие и готовить оборону. Меня ждала старая моя знакомая НК /автоматическая винтовка/ вскрыв цинк с патронами стал набивать патронами обойму / у меня были и двадцати— и тридцати— патронные/ и кроме того, надо было приводить в порядок пулемет и набивать ленты, дел было много. перед тем как сесть приводить оружие в порядок я поменял одежду на всякий случай и нижнее белье которое сбросил в двухсот литровую пустую бочку из под бензина, что была прикопана в 20 -х метрах от схрона, там в бочке был разведен огонь и одежду надо было сжечь, что бы уничтожить возможные маячки, которые могли выдать нас. Через пару часов пришел Старший, тут же переоделся отнес в огонь старую одежду и тоже сел чистить оружие, затем с интервалом в пятнадцать минут пришли Снайпер и Сапер. И так же молча сели за приведение оружия в порядок. К тому времени, я закончил с чисткой оружия и принялся за разведение огня в печке для приготовления ужина. Ужин был простой разогретая на огне банка тушенки вложенная в миску и пара сухарей из пайка. На сладкое был чай.

Молча поели, затем сразу после ужина Сапер помыл чашки и сорвался на крик. Если перевести с мата на русский — Сапер не понимал, зачем он пошел в разведку вообще и спецназ в частности. Какие нетрадиционной национальности из ЦК и вообще решили так нехорошо поступить с нами. Мы же присягу давали и почему бы этим людям не пойти в определенном направлении а нас оставить в покое. Его речь страстно поддержал Снайпер. Я и Старший промолчали. Помолчали, мне не хотелось начинать первым обсуждение нашего положения, но все молчали. И я начал — рассказал, что было под тентом, описал приметы покойников и что одежды они лишены, по всей видимости их отравили, так как не огнестрельных ранений ни ножевых ранений не было. После того, как у двух обнаружил приметы в виде татуировки "ВДВ" я дал сигнал отхода выстрелом из ракетницы ракетой красного дыма. Ещё помолчали, Старший сказал — с нас поляна, но потом. Сейчас нам нужно быть трезвыми. Сапер тебя это касается в первую очередь. Сейчас надо понять откуда прилетело.

Версия первая

-особая экспедиция при ЦК КПСС "за" — отличные почти правильные документы

" против" — группа ЦК уничтожена.

Версия вторая

-прежний владелец алмазной и золотой шахты

"за" -профессионально убранная группа проверки.

"против"— владелец под плотным контролем КГБ СССР.

Версия третья

-управляющий из банка в Габона, который готовил документы и отправлял ценности наших девочек.

"за"— знание местности и обстановки

документы хоть хорошо изготовлены, но с ошибками.

"против" — не было обнаружено никаких доводов.

Решили рискнуть и выйти на запасной волне непосредственно на руководителя экспедиции. Довести обстановку, привести доводы к тому, что в Анголе в руководстве "крот", просить разрешения на действия самостоятельно. В автономном режиме. Старший / он был вторым радистом — запасным/ взял таблицы для аварийной связи и Снайпера для охраны и пошел делать сеанс связи. Он отошел от нашей землянки на двадать километров отстучал радио. Ответ пришел сразу — выйти на связь на следующий день в это же время. Старший и Снайпер вернулись поздно, уставшие и их не стали ставить в дозор. Мы с Сапером отстояли ночь, утром мы остались в схроне, а Старший и Снайпер пошли за Радистом.

Весь день ждали возвращения наших. После проверки Радиста , они шли на новый сеанс связи , но уже из другого района, в целях предотвращения засады на старом районе выхода в эфир. Сеанс связи состоялся, группа с аэродрома проверила и подтвердила наши сведения. Они нашли сожжеными дом, где мы базировались и два грузовика, в одном из грузовиком убитых членов группы проверки. Никто не знал, где мы. На связь вышел сам Кручина и согласился, что крот может быть в руководстве службы в Анголе. Предложил самостоятельно выдвинуться в Габон и принять меры к задержанию управляющего алмазными шахтами и самостоятельно проверить эту версию. В случае задержания Советский Союз не имеет понятия, кто мы такие. Помощи и поддержки не будет. Срок на проведение операции десять дней.

Ничего нового. Все как всегда. Пойди туда, сделай все сам. А как меня не волнует. Родина была не оригинальна, так было всегда. Радиста оставляли на хозяйстве. Сами решили поступить просто. Захватить самолет на поплавках, на гидробазе ДИСИ и лететь на гидроплане в Габон, там брать управляющего и брать внаглую налетом с колес в банке и вывезти в джунгли и там получить ответы на все вопросы. Авантюра чистой воды, но в Африке и не то срабатывало. На базе где базировались гидропланы, была у меня связь через черных банкиров. Ну, как через банкиров , через его жену. Она с её слов, там она часто отдыхает от трудной семейной жизни. Стали готовиться к выходу снова чистить оружие. Если кто скажет, сколько можно чистить, то в тропиках и влажных джунглях, оружие можно чистить постоянно без перерыва влажность и липкая жара, ржавчина мгновенно появляется. Идти пешком ломало, решили взять у роты коменданта, трофейный грузовик. Самого командира решили не отвлекать, взять тихо и на рысях в Кабинду.

Вышли ночью, под утро встретились на перекрестке на повороте на Луали трасс на Кабинду. Старший ходил в Луали забирать грузовик, а мы перли на горбу снаряжение как свое так и Старшего. Пришли практически одновременно, командир на ходу бросил — мабута, не пыли . Прикололся по полной. В ответ — сам мазута. Погрузились и с ветерком рванули в столицу провинции. Опять ветерок в лицо и дорога вьется. Ехать лучше, чем идти эту аксиому любой кто ходил на дальнее расстояние в походы знает отлично. По дороге посты не тревожили, сразу видно советники едут по делам лучше не трогать. Тронешь начнут показывать фокусы, пи..ны называются. Вот едут и пусть едут. Так и мчались. Никто так и не остановил. Аэродром с гидросамолетами нашли с трудом, но нашли. Нашли и мою пациентку только сразу не смогли улететь. Был и самолет и горючее и проблем со взлетом не было. Но на аэродроме она была не одна, а с подругами и им всем скучно от тяжелой жизни банкирских жен. Пришлось задержаться на ночь. Сапер был счастлив, но и мы со Старшим оторвались. Снайпера захватили две белых красотки и он им до утра жаловался на тяжкую судьбу спеца, а те о трудностях супружеской жизни. И это при полном незнании языков. Так что было весело, но утром Старший поднял всех загнал в самолет и мы взлетели и полетели. маршрут был проверенный, полетная карта в наличии. Навыки имелись. Сапер в наушники долго пыхтел на меня и Старшего, что от него скрывали столько женщин. И добухтелся, наушники у него отобрали и дальше летели в тишине.

А мне почему то на ум пришло знание из будущего.

Только кажется, что крепостное право и рабство — это страшилки из учебников истории. Международные наблюдатели насчитывают больше 40 млн невольников по всей планете. Эти несчастные служат для сексуальных утех в борделях, работают за еду на тяжелом производстве, с оружием в руках умирают за чужие интересы. Самое ужасное проявление этой беспредельной власти — отъем внутренних органов, которые даны человеку от природы. В $600 млн оценили международные наблюдатели рынок незаконной трансплантологии на открывшемся в Гватемале первом региональном конгрессе по проблемам торговли людьми. Специалисты Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) тесно связывают этот бизнес с работорговлей.

Официально борьба с незаконной эксплуатацией людей и вытекающими из нее сопутствующими явлениями ведется уже 130 лет. Первый Международный конгресс по борьбе с торговлей женщинами состоялся в Лондоне в 1899 году.

Последние данные об этой беде на планете говорят о том, что как минимум 40,8 млн людей не принадлежат себе в прямом смысле этого слова. Проблемными регионами, согласно данным сайта Глобального индекса рабства (ГИР), остаются несколько стран Южной и Центральной Америки, Центральная и Восточная Африка, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия.

Настоящий прорыв в области трансплантологии произошел с первой успешной пересадкой сердца человеку, которую осуществил кардиохирург из ЮАР Кристиан Барнард.

Проблема незаконного оборота органов человека с участием организованной преступности и связанных с этим похищений и убийств людей стала особенно заметной в 80-х и в начале 90-х годов прошлого столетия. Несмотря на наличие доказательств причастности организованной преступности, государства не предпринимают решительных мер по пресечению этой деятельности.

«Отсутствие надлежащего законодательства, регулирующего пересадку органов и связанные с этим коммерческие интересы, коррупция и мошенничество, создают значительные предпосылки для развития незаконной торговли органами человека», — говорится в докладе.

Его авторы утверждают, что маршруты незаконного оборота органов человека проходят по всему земному шару, причем прослеживается общая тенденция с юга на север, от «бедных» к «богатым». Добровольными или невольными донорами выступают уязвимые слои населения. Во многих странах люди сознательно идут на продажу своих органов, чтобы избавиться, хотя бы на время, от крайней нищеты.

Ежегодно в мире осуществляются тысячи незаконных операций по пересадке органов. Самый высокий спрос существует на почки и печень. Что касается пересадки тканей, то самым большим является число операций по пересадке роговицы. Из 70 000 случаев пересадки органов в год в 50 000 случаев — это замена почки. Согласно данным ООН, в Европе приблизительно 40 000 человек нуждаются в пересадке почки. Время ожидания органа для пересадки составляет сейчас около трех лет, а к 2010 году, как ожидается, оно увеличится до 10 лет. От 15 до 30 процентов больных умирают из-за отсутствия необходимых донорских органов.

В ряде стран процветают преступления, связанные с незаконным извлечением органов умерших. Однако международные медицинские и правозащитные организации особенно обеспокоены подпольной продажей органов человека, которые берутся у живых людей, и часто преступным путем. Особую обеспокоенность у международного сообщества вызывают случаи продажи детей в целях извлечения органов. Так, недавно в Финляндии расследовалось дело российского гражданина, который занимался перевозкой детей из России в Испанию с целью продажи их органов. Расследование проводилось совместно правоохранительными органами Финляндии и Испании, однако из-за нехватки доказательств обвинений предъявлено не было.

Точных данных о масштабах незаконного оборота органов человека нет. Это объясняется отчасти тем, что подобные действия рядом государств не признаны в качестве уголовно наказуемого деяния в уголовном кодексе.

К чему бы это. Станет понятно в следующих главах.

Глава 26

Все приятное заканчивается быстрее, чем хотелось бы. Так и полет закончился. Жаль, что прилетели и хорошо не было грозы, сели на воду у приметной скалы, которая закрывала вход в небольшую бухту, сверху бухту прикрывал каменный карниз, под карнизом небольшой естественный причал и поставив самолет на якорь можно не сильно беспокоиться о том, что сверху кто — нибудь усмотрит самолет. Идеальное место для людей не желающих афишировать свое присутствие в этой стране. На причале разбили палатку, оборудовали кухню и собственно, если не срок в десять дней для решения вопроса, кто устроил бойню в Луали и кто же "крот" — чисты отпуск был бы, просто курорт. Самолет поставили на якорь, сгрузили надувную лодку с мотором, накачали и подняли на причал. Выход в город был в паре километров от нашего тайного причала. Был и ближе и дальше, но на этом выходе поднявшись наверх по тропинке в скале, мы попадали на виллу банкирской жены, её личную виллу и обслуга четко выполняла приказы именно её а не мужа или отца, что для нас было ценным приобретением. Перед выходом перекусили и пристроили пистолеты под рубахами навыпуск, накрылись шляпами, последний инструктаж — Сапер везет нас на лодке к точке высадки и определенные часы ждет нас у воды на краю тропинки и так все десять дней, если мы не придем, то дальше Сапер и Снайпер поступают по своему разумению. Могут надеяться на милость партийных начальников, либо бежать подальше. Наша резиновая лодка была производства фирмы "Зодиак" по крайней мере так мы перевели её название, очень удобная вещь. Два километра пролетели мигом / автор в курсе, что на море расстояния меряют морскими милями, в километрах расстояния даю для удобства, для тех кому важна точность расстояние было одна морская миля и два кабельтова/. Сапер подвел лодку к микроскопическому пляжу и мы высадились на берег, Сапер остался ждать нас пятнадцать минут / контрольный срок/ а мы по пятистам ступеням вырубленным в скале полезли наверх к вилле. По дороге едва не выплюнули легкие и перестали завидовать альпинистам. Поднялись, встретили нас вначале неприветливо, аккуратно под прицелом двух автоматов передали рекомендательное письмо и на ломаном французском с употреблением неопределенного артикля бля отрекомендовались знакомыми мадам. Старший охранник расплылся в улыбке и предложил не ломать язык, а перейти на русский. Сразу представился Лобанов — младший Юрий Петрович. Ну, Юрий Петрович значит, Юрий Петрович. Единственно спросили, из "власовцев" ли он. Лобанов ответил — нет, он второе поколение русского моряка из Бизерты. Нам это ничего не сказало.

Поднялись на второй этаж, как отрекомендовал эту комнату Лобанов — малая гостиная. Мы изложили, весьма туманно цель нашего прибытия, Лобанов улыбаясь, произнес — ему уже звонила мадам и дала указание помочь захватить управляющего банком и предоставить оружие, машину и помещение для допроса. Старший предупредил меня, что удавит меня собственными руками за болтливость с бабами. Удавит, но потом, если у нас , что то пойдет не так. Вообщем, пошутил. Подали кофе, коньяк, сигары — чтоб я так постоянно жил, а не только на задании. За кофе Лобанов рассказал, о том, как русский флот попал в Бизерту. В конце октября 1920 года положение войск Русской армии генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля в Крыму приняло критическое положение. Войска не смогли удержать Чонгарский и Перекопский перешейки и вынуждены были отступить за озеро Сиваш. Командованию армии стало ясно, что полуостров не удержать, и эвакуация войск за пределы России стала неизбежной. 28 октября эвакуация была объявлена. Для помощи в организации эвакуации в Севастополь прибыл французский крейсер «Вальдек Руссо», на котором был представитель французского флота адмирал Дюмениль. Была подписана конвенция, по которой армия и мирные беженцы передавались под покровительство Франции. В качестве залога для покрытия расходов, которые могли возникнуть в результате этого покровительства, были выставлены русские военные корабли. Тем не менее основная тяжесть проведения эвакуации легла на командование флота и его офицеров.

Трудностей хватало. Желающих эвакуироваться оказалось намного больше, чем планировалось. Многие корабли и гражданские суда были не в лучшем состоянии, а кроме того, команды многих транспортных судов были просто ненадежными. Практически две недели шла эвакуация и проводилась из нескольких портов. В том числе из Ялты было эвакуировано 13 тысяч человек, из Феодосии — около 30 тысяч, из Керчи — 32 300. Всего Крым во время этой эвакуации покинуло около 150 тысяч человек.

Несмотря на то, что война нанесла значительный ущерб флоту, он все еще представлял значительную силу. Из Крыма на чужбину отправилось 126 кораблей. Их путь лежал в турецкий Константинополь. Здесь сразу пришлось продать часть судов, чтобы поддержать совсем неимущих. В помощи нуждалось большинство, в том числе и генералы.

В декабре 1920 года Франция согласилась принять Русскую эскадру в тунисском порту Бизерта. На 33 кораблях, пришедших в Тунис, помимо матросов и офицеров флота было 5400 беженцев.

Эскадрой командовал контр-адмирал Беренс, который очень много сделал, чтобы сохранить корабли и экипажи, помочь гражданским беженцам, но всё равно ситуация постоянно ухудшалась. Состав эскадры постепенно сокращался, средств катастрофически не хватало. Французское правительство начало уничтожение судов Русской эскадры. Часть кораблей увели из порта и ввели в состав торгового флота Франции, еще часть выкупили мальтийские и итальянские судовладельцы.

Личному составу кораблей было предложено принять французское гражданство, но не все этим воспользовались. Многие так и остались с документами о российском подданстве.

Пять лет семьи русских жили на корабле «Георгий Победоносец». В порту суда стояли очень плотно, с палубы на палубу люди перебирались по мосткам. На кораблях была создана школа, работали мастерские. Сами моряки называли свой плавучий остров военно-морской Венецией или последней стоянкой. Каждое утро на кораблях поднимался Андреевский стяг. На сушу морякам выходить было запрещено.

Русская диаспора в Бизерте жила очень сплочённо, здесь сложилась особая обстановка — островок православия в старинном мусульманском городе. Суровая жизнь сплотила оставшихся русских, и сами отношения между людьми, оторванными от родины, были особенными.

После заключения дипломатических отношений между Францией и Советским Союзом эскадра официально была расформирована. В Бизерту приехала советская техническая комиссия, был составлен список судов, которые должны быть возвращены. Но корабли так и не вернули, в дальнейшем они были проданы на металлолом.

К 1925 году, когда русский флот прекратил своё существование в Бизерте, русских здесь оставалось всего 149 человек.

А дедушка нашего Лобанова уехал в Габон и стал работать охранником и проводником богатых охотников приезжающих в Африку на сафари. А вот он Лобанов— младший стал начальником охраны на этой вилле, одновременно начальником службы безопасности нашего черного банкира с ответственностью по Республике Габон.

— Сейчас будем обедать, после подготовят материалы по нашему управляющему и подготовят нам оружие и машину, что бы можно было поехать и посмотреть место будущей работы. Располагался дом этого финансиста недалеко от города по трассе L -101 в моем будущем в 2000-х там будет Бульвар Джорджа Равири / Равири родился в западном Габоне. Свой первый пост в правительстве он занял в 1967 году, когда президент Омар Бонго вступил в должность. Бонго и Равири были близкими друзьями.

С 1971 по 1974 год Равири был министром иностранных дел, затем был первым вице-премьером по вопросам транспорта и морского флота.

В 1980 году стал офицером Ордена Почетного легиона.

В 1997 году, когда Сенат был создан, стал его первым председателем, Равири был единогласно переизбран на пост председателя Сената 26 февраля 2003 года, оставался в этой должности до своей смерти.

Жорж Равири умер в апреле 2006 года в госпитале в Париже.

На момент его смерти, Равири также был сопредседателем Африки, Карибского бассейна, Тихоокеанского региона и Европейского Союза (ACP-EU), Совместной парламентской ассамблеи/.

После его смерти президент Бонго объявил семидневный траур, начавшийся 10 апреля 2006 года. Бонго назвал Равири «больше, чем своим братом и родственником», охарактеризовав его, как деятеля беспрецедентного масштаба в истории Габон.

Его дочь, Анжель Равири, является известной в Габоне писательницей./.

Сейчас в этом районе живут богатые, как негры так средний класс белых.

Все дело упрощалось. И я решил, задать вопрос о самом наболевшем — если он настолько информирован, то возможно он знает кто "крот" у нас в аппарате Главного Военного Советника. Ответ меня не очень удивил, скорее расстроил, до конца не верилось, что это кто то из своих. Лобанов помрачнел — дело не в том, скорее не только в том, что у Вас там крот. Хуже всего то, что этот полковник сел на линию "мясников" и поставил два "мясоразделочных" завода и теперь гонит запчасти в ЮАР и Латинскую Америку. Ваши шалости с алмазами и отправкой Ваших женщин в Европу, не особо затронули наши интересы или интересы других банкиров. Вы уничтожили линию по которой везли контейнеры с запчастями, а немцы которые и занимаются этим производством, не прощают таких вещей. Старший не выдержал, что за "мясники".

Лобанов — в 1944 году, когда судьба третьего рейха, была уже решена, умные люди из СС и несколько врачей работающих над проблемами трансплантации органов (в частности, почек, печени, сердца) ушли из лабораторий в концлагерях и перебазировалась в ЮАР и Анголу. Те врачи, которые выкачивали кровь для раненых Вермахта и СС должны были уйти позже, но некоторые не успели и поэтому о тех опытах общеизвестно, а вот работающие над более фундаментальными проблемами ушли и осели здесь в Африке. Здесь они провели исследования, нашли сбыт в Европе и стали торговать запчастями из людей. В основном из негров, но и белые попадаются. А завод это линия по разборке живых людей на органы и транспортировка к месту назначения. Уничтожив тогда те две базы Вы сорвали поставку, долго хранить изъятые органы нельзя. Кроме прямых потерь это еще и удар по репутации поставщиков. Это очеь большие деньги, сотни миллионов долларов США и ваш полковник купился на большие деньги, хотя и сам из семьи потомственных комиссаров. Даже я знал, кто у нас в аппарате ГВС потомственный замполит.

Старший первый задал вопрос, я не успел на мгновенье — а в чем твой интерес Лобанов.

Лобанов— интерес простой уничтожить немцев и их учеников, уничтожить начисто, вырезать и сжечь до тла лаборатории и заводы. Вместе со всем этим, уничтожить и всю документацию, что бы и памяти не осталось. Сделать это нашими руками и не иметь проблем с семьей Ротшильдов, которые имеют свой пакет в этом бизнесе. Если это сделаем мы, все проблемы будут у Советского Союза. полковника изымут без нас и предоставят все доказательства измены с его признанием и возможностью изъять деньги полученные за предательство. Но самого полковника придеться пустить в расход, так как живой он расскажет и о "запчастях" и "мясниках" и как решит Ваше начальство неизвестно.

Он пощадил наши нервы, но я понимал, за такие возможности для престарелого Политбюро и ЦК КПСС, нас зачистят и даже не охнут. Проблема у Лобанова была в отсутствии кадров, не было людей. Операция в очередной раз меняла свое направление. Нам нужно было планировать налет на "мясников". Предателя нам могли привезти через два дня, управляющего изъять безболезненно через три дня. У нас оставалось еще пять дней до срока установленного Кручиной.

Старший принял волевое решение — везите обоих сюда, побеседуем соберем материалы и пока все будет собираться , спланируем и подготовим операцию "мясник".

Справочные материалы.
1/ Пистолет-пулемёт MP5 был впервые представлен фирмой Heckler Koch в 1966 году под названием HK54. Это название было выбрано согласно старой системе нумерации моделей фирмы: число «5» определяло оружие как пистолет-пулемёт, а число «4» определяло, что пистолет-пулемёт создан под патрон 9×19 мм Парабеллум. Современное название он получил после того, как в середине 1966 года правительство ФРГ приняло его на вооружение полиции и пограничной службы как Maschinenpistole 5 или сокращённо MP5. Благодаря использованию пистолета-пулемёта немецким контртеррористическим отрядом GSG 9, который являлся частью пограничной службы, аналогичные специальные подразделения других западных стран получили возможность ознакомиться с его характеристиками.

Для расширения области возможных применений пистолетов-пулемётов были созданы различные ответвления: малокалиберное личное оружие самообороны (англ. Personal Defense Weapon (PDW)), например HK MP7 и компактные карабины такие как G36C — укороченный вариант автомата HK G36 и XM8, также основанный на G36. Фирма Heckler Koch начала замещение линейки MP5 более дешёвой моделью HK UMP, которая доступна в вариантах под патроны .45 ACP, .40 SW и 9×19 мм Парабеллум. Однако, поскольку UMP использует более простую автоматику со свободным затвором, он не может быть достойным конкурентом MP5 для требовательных стрелков.

Автоматика MP5 действует по принципу полусвободного роликового затвора, стрельба ведётся с закрытого затвора. Ударно-спусковой механизм куркового типа обеспечивает стрельбу в автоматическом и одиночном режиме. Предохранитель одновременно является переводчиком режима огня. Его рычаг расположен возле рукоятки управления огнём с левой стороны. При постановке на предохранитель блокируется спусковой крючок и курок, что обеспечивает безопасность в обращении с оружием.

Замедление движения затвора осуществляется роликами, одновременно играющими роль ускорителя затворной рамы. Такая конструкция позволила снизить отдачу и повысить кучность стрельбы. Прицел барабанного типа, диоптрический или открытый (выбирается поворотом барабана целика).

Длина ствола в 225 мм гарантирует максимальный переход энергии пороха на разгон пули (дульная энергия около 650 Дж), при этом значительно ослабляя дульное пламя.Низкая отдача по сравнению с оружием со свободным затвором.Высокая точность одиночного огня за счет стрельбы с закрытого затвора.Рукоятка имеет удачные наклон и форму, позволяя надёжно удерживать оружие. Размещение флажка предохранителя и режима огня вблизи неё позволяет удобно его переключать, не ослабляя хватку рукояти.Малые габариты, компактность.Возможность использования прицелов различных типов, глушителя и тактического фонаря расширяет возможности оружия. Фосфатированное покрытие деталей делает оружие устойчивым к неблагоприятным внешним условиям. ПП легко разбирается для чистки и смазки.Добротная, прочная конструкция.Недостатки Себестоимость производства MP5 выше, чем пистолета-пулемёта со свободным затвором. Невысокая надежность, обусловленная сильной чувствительностью к загрязнению. Необходим тщательный выбор патронов, оружие не рекомендуется заряжать патронами с экспансивной/полуоболочечной пулей вообще из-за проблем с подачей патронов из магазина в ствол (утыкание). Лучшими боеприпасами для МP5 являются патроны с оболочечной (FMJ) пулей массой 124 гран (8 грамм), использование патронов с легкой пулей массой в 115 гран (7,45 грамма) приводит к сильному падению кучности огня даже на небольшом (свыше 25 метров) расстоянии. Патрон с более тяжелой (больше 9 грамм) пулей или патрон +Р или +Р+ создаёт очень сильную отдачу из-за особенностей затвора и возвратно-боевой пружины, которую в этом случае надо менять на более жесткую, что ещё сильнее ухудшает точность и кучность стрельбы.Сравнительно долгая процедура перезарядки оружия полным 30-зарядным магазином. При попытке зарядки полным магазином при закрытом затворе верхние патроны в магазине упираются в затвор с очень большим усилием. Поэтому стандартная процедура перезарядки следующая: нужно оттянуть затвор и поместить рукоятку в паз затворной задержки, затем сменить магазин, после чего снять затвор с задержки нажатием на рукоятку. Данные недостатки свойственны всему оружию на базе винтовки G3. Проблему можно обойти, заряжая магазин на 28 патронов. В этом случае можно пользоваться обычным способом перезарядки.

Глава 27

Нам выделили двухэтажный гараж, под сбор материалов и планирование операции. Второй этаж был одной сплошной комнатой где то 15 на 10 метров, просто огромный зал. Туда подняли столы и стулья и несколько огромных досок типа школьных. Затем пошла документация — карты местности, аэрофотосьемка и планы помещений они были двух типов — достоверные / подтвержденные свидетелями/ и предположительные / отработанные архитекторами и строителями/ и фотографии лиц, которые, если так можно сказать, работали на разделочных линиях и лаборатории, отдельно шли фотографии немецких хирургов из тех еще военных концлагерей. Фотографии поражали, сначала даже не верилось практически каждый из этих нечеловеков перешагнул столетний рубеж, а на вид не больше 60-ти лет и цветущий цвет лица. Совесть их не мучила и спали они спокойно. Документов было все больше и больше. Окончательная цифра была большой но принципиально выполнимой. Смена "мясников" на линии была восемь человек, нет нелюдей. Смен на каждом заводе по две — всего четыре и обслуживающий персонал по четыре нелюдя на каждом заводе. В лаборатории было двенадцать немцев и десять местных учеников, которым передавали опыт плюс охрана три смены по девять охранников. Таким образом, надо было зачистить восемьдесят девять нелюдей. Во внешнем мире, полностью информированными было два человека управляющий банком и наш иуда потомственный комиссар. Их изымали первыми и они уже не влияли на ход событий. Банковские вклады изымали люди Лобанова. Эмоций от поступившей информации было много и мозг отключил сознание, чтобы мы поспали.

На следующий день поступили новые документы — уже не несущие принципиально новой или важной информации, уточнялись детали. Прибыли бойцы для боевых групп — групп должно было быть четыре. Каждая группа зачищала свой объект.

Первая группа — зачистка периметра от охраны и затем блокирование периметра, что бы воспрепятствовать бегству тех, кто по каким — то причинам ускользнул из цехов или лаборатории.

Вторая группа — зачищала лабораторию и уничтожала нелюдей и всю документацию и закладывала заряды, что бы сравнять с землей помещение лаборатории.

Третья и четвертая группа — зачищали цеха, где разбирали на части еще живых, но уже списанных из числа живущих жертв. Они же также закладывали заряды для подрыва помещений цехов.

Первой группой командовал Снайпер и в группе у него было еще девять человек.

Вторая группа — командир Старший и я с обязанностью проконтролировать уничтожение документов и по фотографиям и приметам проконтролировать уничтожение немецких нелюдей в белых халатах. Возмездие должно было настигнуть нацистских преступников. Возмездие должно быть неотвратимым. В группу также входило три тройки боевиков из числа родственников тех жертв, которых поглотили эти линии.

Третьей и четвертой командовали Сапер и сам Лобанов. У них было по десять боевиков.

За нами была внезапность и яростное желание уничтожить этот филиал ада любой ценой. У каждого из нас кто то из родных остался на полях той войны которая и Великая и Отечественная. А то что творили врачи-изуверы в Освенцциме, Бухенвальде и прочих лагерях смерти требовали от нас уничтожить этих фашистов безо всякой жалости.

К вечеру привезли управляющего финансами этих упырей, он сразу понял пощады не будет. Заговорил сразу и полностью сдал всё и всех, счета были номерные — достаточно только цифрового пароля, банковские ячейки были арендованы в отделении известного французского банка которое было расположено под Марселем. Фирма получатель изъятых органов тоже была в Марселе. Уже оттуда частными самолетами, органы доставлялись в специальные клиники в трех странах — Мексика, Канада и Греция. Но в клиниках не имели информации по методикам пересадки, бригада врачей прилетала вместе с органом предназначенным для пересадки. Это были как раз те самые ученики, которых надо было уничтожить, что бы зло не расползалось по миру.

А уже утром привезли нашего иуду. Иуда сначала угрожал смертью каждому причастному к его захвату и требовал его отпустить и снова угрожал всеми смертными карами каждому причастному к этому жуткому преступлению. Старшему хватило терпения хватило на пять минут, затем он сломал один за другим три пальца на левой руке этому грозному телу. Тело заткнулось и перешло в деловой формат общения. Дальше беседа потекла плавно и без осложнений. Вопрос — ответ. На черных хирургов вышла одна из групп проводящих разведку в джунглях, на нелюдей вышли случайно, взяли одного охранника с поста и ушли. Погоня их не догнала, но у города у столицы в подпольном борделе взяли нашего замполита и на этой хлипкой компре и на обещании будущих гонораров Иуда сдал точку выхода этой группы. Наших взяли, встречающий замполит было конечно экзотикой, но иногда его привлекали к дежурству поэтому и смогли их взять. Ребят ждала жуткая смерть и порезали на органы живыми и в сознании. Если до этого, где-то в глубине души и была слабая тень мысли взять кого то живым то сейчас она исчезла. Всех кто уцелеет при захвате — решили сжечь живьем. Для этого запросили у Лобанова не напалм — пирогель. Пирогель — представляют собой напалмы с добавкой щелочных металлов (магний, натрий) и других веществ, которые повышают температуру горения зажигательной смеси до 1 600 °С. Металлические добавки используют в качестве порошков, гранул и стружки. Чаще всего применяют полуфабрикат магниевого производства — пасту «Гуп». Пирогели представляют собой вязкие зажигательные смеси — тестообразную липкую массу серого цвета с удельным весом 1,1-1,2 г/см3, которая горит 2-5 минут с яркими вспышками, выделяя большое количество черного дыма; из-за высокой температуры горения пирогели способны прожигать тонкие листы металла.

Замполит — иуда рассказал все о последнем налете на нашу базу в Луали, это были люди черных хирургов и были они из состава охранников. О проверке и кто именно поедет и пароли он узнал будучи дежурным по части. Просто слушал и запоминал, иуда подслушивал инструктаж выходящих групп. Вот от того и были небольшие нестыковки, которые нас насторожили и помогли уйти. А проверяющую группу Иуда отравил угостив модной газировкой. После фиксации части признаний этого продажного замполита, остальное знать Москве не надо было, его убил Старший, Отвел на берег океана и порезал ножом на части. Объяснил мне, за погубленных ребят мало пули, да и ножом не много, но все таки подлюка хоть немного помучился, немного но хоть что то.

Привезли оружие автоматы немецкого производства НК 54. То что было раньше, отложили. Эти были более компактные и больше подходили для боя в стесненных условиях. Светошумовые гранаты, пластиковую взрывчатку и по нашей просьбе пирогель в контейнерах по десять литров. Таких контейнеров было восемь. По два на завод и четыре на лабораторию и спальные помещения. Пирогель прожигает металл — при пропуске тайника с документацией, огонь доберется до носителя в любом случае. Об оружии все рассказано в предыдущей главе. Добираться надо было по реке на лодках и о джунглям четыре километра от точки высадки. Только сейчас Лобанов уточнил место, где будем работать, до этого были карты крупного масштаба и планы, они не давали привязки по местности. Лобанов пояснил — для своего полного спокойствия да и пока не убрали предателя, полного доверия не было.

Собрали оружие и вещи, упаковали рюкзаки и подогнали камуфляж, проверили лодки и моторы, проверили опознавательные альбомы с фотографиями и приметами тех, кого надо было персонально зачистить и пошли на выход. Надо было убрать этих мстительных тварей из жизни.

До точки посадки на лодки добрались на грузовиках. Сняли лодки и погрузились, караван пошел. Мне всегда нравились водные прогулки, легкие брызги во все стороны, солнечные лучи преломляются в водных каплях парящих в воздухе — многоцветная радуга парит над головой. Водную часть маршрута пролетели за два часа и выгрузились по боевому на берег реки. Дозоры прикрыли место высадки по течению и против течения с обеих сторон реки, незаметно никто не подойдет. Сапер пошел проверить подходы к производственной и жилой зоне. На расстоянии километра по периметру стояло все что возможно. Здесь были мины и сигналки и на проход крупного зверя и на дрожание земли от шагов, было всё. Но был и человеческий фактор, охрана поставили в чаще землянку и варила пальмовый самогон. И проход от лагеря упырей к землянке, случайно заметил Сапер. Проверил в районе джунглей, так и есть тропинка была. Был лаз и в колючке вокруг этой базы. Под покровом ночи можно было идти, а можно было идти прямо сейчас. Часть дежурной и еще несколько из отдыхающей смены находилось в месте изготовления самогона.

Немцев подвела уверенность в охране. Охранники из СС службу охраны несли в лагерях смерти. А в Африке немецкого порядка не было. Африканцы несли службу небрежно и даже смертельные выговоры за нарушения караульного устава не помогали надолго. Месяц — другой и вот опять самогон и бабы. И нечего не поделаешь, негры они фаталисты, от судьбы не уйдешь. А для нас это был подарок с небес, Бог был на нашей стороне и помогал. Первый этап — проникновение на базу и уничтожение охраны и блокирование периметра прошло без сучка и задоринки. Горе-самогоноварильщиков взяли в ножи, пересчитали — здесь были все охранники, кроме двух их наказали и оставили сторожить базу. Четверо боевиков из первой группы Снайпера переоделись в камуфляж охранников и прошли по тропинке к колючке забора, подняли пролет и прошли на территорию базы . Что же послужило паролем и почему к ним не приглядывались с вышек и мало того чуть ли не бегом подошли к нашим переодетым боевикам. Все просто в руках наши несли канистры, в таких канистрах местные заносили пальмовку / местная самогонка/. Сигнал — путь свободен. Пригнувшись остальные три группы понеслись к проходу в колючем заборе и тут же стали делиться на три цепочки фигурок, стремящихся каждая к своей цели. Время казалось остановилось, сердце колотилось но я бежал к лаборатории, таща из последних сил контейнер с пирогелем. Пирогель был упакован в канистры и на канистре был установлен кусок взрывчатки с взрывателем часового типа. Такие же контенеры несли к каждой цели, взрывчатка была и кроме пирогеля. План уничтожения лаборатории состоял из нескольких этапов.

1/ штурм лаборатории.

2/уничтожение всех находящихся внутри помещения.

3/контроль особых целей по фотоальбому опознания нацистских преступников.

4/минирование и установка контейнеров с пирогелем

5/подрыв и контроль пожара.

Штурм прошел удачно, штурма никто не ожидал. По распорядку в лаборатории был обед, все и находились за столом и принимали пищу. Немецкий ордунг /порядок/ подвел упырей. Боевые тройки огнем из автоматов снесли всех. Затем пришел черед альбома с фотографиями, я доставал фото — Старший проверял тело. С одним телом пришлось повозиться, автоматная пуля вошла в затылок — пулевая рана небольшая, вышла пуля через лицо и лица не стала. пришлось срезать рубашку и искать примету — немецкий орел наколотый во всю спину и название лагеря под ним "Бухенвальд" и год !943 . Примета нашлась, список сошелся. Более этих нелюдей на этом свете не было, а на том свете пусть болит голова у Архангелов, мы свое дело сделали. Дальше минирование — в лаборатории два контейнера и пластид в уязвимых местах строительной конструкции у несущих стен и выход на свет божий и воздух свежий. Остановка и связь с группами штурмующих цеха.

В цехах не все прошло гладко, одна из технического персонала выпрыгнула в окно и дернула к лазу в заборе. Видимо, была участницей праздничных застолий с охраной. Успела добежать и встала как вкопанная — прлет поднят и охраны нет. дернулась назад к строениям, видимо хотела спрятаться там, но выстрел Снайпера прервал эти метания. невиновных в периметре не было. Все участники этого нечеловеческого проекта должны были умереть, чтобы прервать этот проект упырей. Затем все пошло по плану, подрыв сооружений прошел штатно, все стены сложились и тут из под руин рвануло пламя, хорошо отошли огонь был жаркий и мы отошли за периметр. Надо было проконтролировать и этот этап. Огонь ревел как дикий зверь, тепло пожара проникала и за периметр. Прозвучало еще несколько глухих взрывов и началась яростная стрекотня порывов боезапаса базы. Черный дым стоял столбом. Секретность была нарушена. Мы втроем— Старший, Лобанов и я стояли на наблюдательном пункте и смотрели на огонь и не разговаривали были смяты нечеловеческой усталостью от проделанной работы.

Наблюдательный пункт— настил из досок сбитых на деревянной основе и прибитый к дереву на высоте чуть ниже кромки деревьев на одном из высоких стволов. С этой площадки хорошо просматривалась база черных хирургов и походы к ней. Пожар заканчивался, прошло уже четыре часа или чуть больше. Тональный вызов по рации в ответ два таких же тона и доклад, к месту высадки идет катер идет тяжело груженный. ответно— приказ подпустить и захватить. Экипаж и охрана катера не ожидала такой засады и были взяты без единого выстрела. Грузом катера было два десятка человек, практически все негры и только две белые женщины — это были наши со Старшим женщины. Старший бросился на пленных, его сбили с ног и привязали к дереву, женщины были помяты но в порядке . Допрос был жестким , охрана не знала нечего и показала на соправаждающего груз пленников — начальника из состава базы. Судьба женщин быыла решена управляющим и контрольные знаки о благополучном перелете одавали женщины сами— но сразу после их захватили и повезли назад . Наш добрый управляющий из немецкого банка не смог расстаться с алмазами. И решил забрать и алмазы и продать в рабство женщин, белые женщины в гаремах вождей африканских вождей шли по хорошей цене. Продавал он их в гарем, а этим упырям нужны были беременные белые женщины и перекупщик выкупил наших. Как говориться — не было бы счастья, да несчастье помогло". Мари вцепилась в меня и не отпускала, так я ходил а за меня она держалась. Негров отпустили они нечего не видели. Как только бывшие рабы привычно ушли в джунгли, работорговцы покинули мир живых. Отвязали командира и полетели по воде на лодках к следующей точке маршрута. Здесь все прошло тихо.

Перегрузились в грузовики и ушли на виллу, где мы и базировались. По дороге высадили боевиков. Они ушли своим маршрутом. Я млел от счастья, Старший носил свою женщину на руках, не мог расстаться. Из отведенных нам на все про все десять дней прошло четыре дня. У нас оставалось ещё шесть и был вариант превратить эти шесть в пару месяцев. По одному из вариантов, мы могли оставить документы в посольстве и сами уходить по варианту "Джунгли". Из названия "джунгли" уже должно быть ясно, идти будем через джунгли, а займет этот переход пару месяцев. Мы могли отвезти наших девочек во Францию, проконтролировать покупку фермы или виноградника и вернуться через Лобанова назад. Вариант Старшему и группе понравился, особо ликовал Сапер. Надо только немецкого управляющего навестить — забрать свое, компенсации и вынести пулевое порицание за неисполнение статей договора. И окончательно прикопать эту тушку в бескрайних зеленых окружающих город Либровиль джунглях. Во избежании повторных недоразумений.

Передача документов в посольство произошло так ...

Глава 28

Ночь прошла. Спать улеглись под утро. Всю ночь обсуждали — Что делать? Кто виноват? С беременными женщинами в частности и вообще с женщинами ответ ясен, ещё до начала обсуждения вопроса. Мы со Старшим не спорили и даже особо не говорил. Да, любимая. Да, хорошая. Конечно сделаем так. Когда женщины выговорились и устали и ушли спать. Мы со Старшим ушли к обрыву поговорить спокойно. Нечего нового не придумали. Либо Франция, либо Испания. Испания даже предпочтительней. В Испании те же виноградники, что и во Франции. В Испании меньше мигрантов — арабов и негров. В Испании меньше связей с Африкой и алмазным монополистом Де Бирсом. Вывод надо ехать в Испанию. Но это не точно. Проснутся женщины — продолжим обсуждение.

Обсуждение было коротким и решение парадоксальным — Франция, Нормандия, два виноградника рядом. Жилье не в городе и не коммуне, на винограднике должно быть свое жилье. Нам нужно два шато, два имения с виноградниками. Вопрос закрыт обсуждению не подлежит. А так как есть вариант продлить нашу командировку на два — три месяца, то и рожать они будут с нами. Мы не должны их бросать в таком состоянии, прошлый раз бросили и результат плачевный, рабство и неминуемая смерть. Место тоже не обсуждается — Франция, Нормандия, два шато рядом и виноградники. Дискуссия окончена. Старший даже не спорил. После потери первого неродившегося ребенка, был готов бросить всё и ехать куда угодно. Присяга и долг его практически не держали. Я был менее категоричен, можно было и уехать. Проблема была в другом — мы влезли в дела откуда нет выхода.

Первым делом надо было снять с себя обязательства перед особой экспедицией и Кручиной. Прямой связи не было, вышли на сеанс связи с радистом и скинули ему шифровку — доказательства предательства добыты. Отход прежним маршрутом невозможен. просим согласие на отход через джунгли. Через два часа пришел ответ — отход о вашему усмотрению. Документы по банку и доказательства измены заместителя Главного Военного Советника передать связнику на теплоход "Туапсе". Приход теплохода в порт Либревиль через сутки.

Кто бы сомневался, банковские документы в первую очередь и доказательства измены представителя Министерства Обороны — интриги продолжаются. Мы в принципе, можем по этим джунглям хоть до скончания века бродить, нечего страшного. А вот Банковские проводки и счета с паролями это да, это архиважно. /Как говорил В.И. Ленин/ или не говорил.

Подготовка к встрече со связником была не особо сложной. Собрали и упаковали, Документы по банку, счетам и паролям, показания управляющего о связях с потомственным замполитом и собственноручные показания изменника в части не связанных с черными хирургами и изъятием органов и перевозкой этих органов. Получилось три упаковки, для устойчивости сделали обрешетку из тонких реек для придания жесткости и Сапер заминировал каждую упаковку, тем же способом как и документы Радиста ранее. Опять небольшой брикет взрывчатки и бутылка с пирогелем. Больно нам понравилось как горит. И взрыватель с кнопкой — нажал и откинул и через четыре секунды взрыв. Сложность только в том, что надо нажимать на каждой упаковки. Еще раз проверили нет ли намеков на алмазы и наших женщин. Сложили доказательства ликвидации управляющего финансами и полковника. Ещё раз проверили упаковку. Этими делами занимался я и Сапер, Старший и Снайпер катались по городу и осматривали место встречи со связником. Мест было два и оба удачно расположенные, укрытые от чужих глаз и хороший подъезд с трех сторон. Первое рыбный ресторан на окраине порта. Не в порту и не далеко от порта, а на самом краю припортового района. Посетители как моряки, так и горожане. Дорогой относительно рыбный ресторан — не забегаловка на один стакан. Место хорошее. Второй бар бифштексов. Взаимоисключающее место. Обычно или бар или мясо. Здесь совместили, получилось два зала. В одном выпивка, в другом и выпивка и хорошие бифштексы. Места хорошие. Подъехали, опознались, перекинули упаковку и уехали. Машины взяли у Лобанова, уехали со своим оружием. Встреча прошла спокойно, встретились назвали число "двенадцать" в ответ "восемь" в сумме двадцать / принцип числового пароля число в сумме двадцать, называют одно число, отзыв другое число, в сумме пароль/ передали упаковку и получили устное сообщение — отход проводить не спеша и максимально осторожно. Если нас возьмут, то Союз помогать не будет. Для нас это было лучшее указание из ожидаемых. Мы могли теперь спокойно зачистить управляющего из Постбанка / продавшего в рабство наших девочек/ и спокойно ехать во Францию, устраивать личные дела, на время всех этих мероприятий нам выдали увольнительную.

С Постбанком и его управляющим, первым побуждением было просто приехать и покрошить всех причастных. Первые желания самые опасные именно они приводят к печальным результатам. После того, как немного остыли и успокоились, план сложился сам собой.

1/ наблюдение за объектом.

2/скрытый захват объекта.

3/допрос и изъятие ценностей.

4/организация последней поездки объекта в джунгли.

Наблюдение проводили трое суток, тремя экипажами, машины опять из гаража Лобанова. Приняли под наблюдение п повели вечером от банка. С работы вышел 19-20 и проехал к дому. Автомобилем управлял сам, приехал в 19-50 . Ночью дом не покидал. Утром в 7-00 прибыла служанка, она же горничная, она же повар. Ровно 8-00 объект выехал и поехал в банк, прибыл 8-30. И весь день пробыл в банке, никуда не отлучаясь. С работы вышел 19-20 и поехал домой, прибыл в 19-50. Ночью не выходил. Утром в 7-00 опять появилась служанка. И опять ровно в 8-00 объект отправился на работу в банк.В банк прибыл в 8-30. Весь день пробыл в здании банка. Управляющий не посещал ничего, кроме работы и дома. Даже любовница отсутствовала. Только работа и дом. Такой работящий и правильный. Только людей в рабство продает и грабит, а так правильный слов нет.

Захват провели тоже просто . Решили брать при возвращении домой. Объект в 19-20 и поехал домой. Объект возвращался домой, его машину мы заблокировали на трассе. Здесь и выяснилось, что как "наружное наблюдение" мы полный отстой и зря почивали на лаврах. Автомобиль управляющего скрыто сопровождали три автомобиля и еще три пошли в погоню от виллы, засада была и там. Управляющего под стволом перевели в другую машину и уехали. А нас на трассе блокировали с двух сторон. Съездов не было. Старший был за рулем, я контролировал управляющего. Сапер остановил свою машину поперек трассы с одной стороны, а снайпер развернул свою с другой и стали ждать погоню, а мы сдали на обочину и ждали развязки. Преследователи не ждали такой плотности огня. Пулемет в руках Снайпера — это сказка. Очередь казалось, сама находит цель. Минута с четвертью и все три автомобиля, что летели от дома управляющего в кювете и горят. Ответного огня нет, Старший по газам и мы пошли на отрыв. Погоня скрытой охраны от банка, напоролись на огонь Сапера и с более дальней дистанции огонь Снайпера. Там тоже все было кончено быстро. Однако была расстреляна машина Сапера. Тогда Сапер завел брошенную машину управляющего и погнал её к джунглям. Автомобиль объекта отогнали в джунгли и оставили, пусть макаки поживут в автомобиле, в комфорте. У кромки джунглей Снайпер подхватил Сапера и они покатили на базу. Здесь обратная дорога наконец то обошлась без погонь и перестрелок.

На базе Старший провел воспитательную беседу. Он вспомнил наших и своих родителей, указал на плохое воспитание детей. Вспомнил инструкторов в учебном центре и наше прохладное отношение к усвоению необходимых знаний и вообще наше умственное развитие, говорит, что мы хитрые дауны. Обманом пробравшиеся в ряды военной разведки. Дальше последовало определение того, в чем разница военной разведки и спецназа. / Спецназ может выбить любую дверь и сломать любой замок. а военный разведчик подумает и откроет закрытую дверь ключом. вообщем как то так/. И что, мы совершенно случайно успешно выполнили задачу. И в таком духе минут двадцать. Все было правильно, мы промухали и подвижное скрытое наблюдение и засаду в доме управляющего. Но нас спасла избыточная огневая мощь. И мы все таки захватили объект. Старший закончил кратко. Опять таки переводя с русского матерного. Вам повезло и хорошо то, что хорошо кончилось.

После воспитательной беседы, разобрали свои действия по частям и пунктам. Главной промашкой было, что не сделали установку — ни в банке, ни в адресе управляющего. Извиняло только одно, никто из бойцов в принципе не готовился к действиям такого рода. Виноват был я, из своего будущего и из той далекой жизни, мне не раз приходилось договариваться о установлении наружного наблюдения и проведении полной установки фигурантам дела. Здесь же в 1977 году я расслабился и даже не подумал, что у тех, кто вез в рабство наших девочек, может быть установлен срок выхода на связь и сигнал тревоги. О об этом я также хотел поговорить с вероломным управляющим, перед тем как вынести ему последнее пулевое взыскание / внушение/.

Допрос опять был в гараже, на втором этаже. Документы по черным хирургам уже были убраны и уничтожены и представлены были только фотографии с наблюдения и документы по немецкому Постбанку. Собеседование шло тяжко Пауль Вассер плохо шел на откровенность, понимал — прекрасно понимал, что живет пока есть к нему вопросы. Не понимал, он только одного. Сапер успел пошарить в его автомибиле и нашел и маленький тайник так и основной тайник и сейчас у нас был полный расклад по всем операция и пароли ко всем счетам герра Пауля и нам даже не нужны его показания. Мы не собирались устраивать официальный процесс по привлечению герра Вассера к ответственности. Так, хотели поговорить за жизнь и сжечь эту пад..у на костре. Не быстро напалмом, а по старинке на дровах, как жгли нечисть в далеких средних веках. Была мысль посадить на кол, но данное предложение было отвергнуто под давлением Лобанова, у него было какое иррациональное предубеждение против казни "посажение на кол". нас устраивало и аутодафе по германски. Как говориться — германской твари-германский костер. Даже символично. Девочкам решили не говорить, что бы не расстраивать слабых беременных женщин.

И опять прокололись, девки нашли нас и попалили на допросе этого герра. С трудом не допустили самосуда. пауль мотал нам нервы и тянул время играя в настоящего белокурого рыцаря. Он не знал, крест уже устанавили, вот вот привезут дрова и парень расстанется с жизнью понеся наказание за свое предательство. в будущем, сказали пошел не по понятиям. Пауль очень удивился, когда его подняли и сволокли со второго этажа ангара /гаража/ и перевязав руки назад , вновь связали и привязали к кресту и стали обкладывать связками хвороста и дровами. В своем милосердии мы зашли наверное слишком далеко, но Паулю дали последнее причастие и исповедаться. Затем Старший поднес факел к связке хвороста и Пауль Вассер был сожжен и взят в ад, где надеюсь и будет прибывать до скончания времен.

Затем, на следующий день мы проехали по пяти отделениям известных французских и американских банков, где у Пауля были арендованы банковские ячейки и выгребли оттуда все до последнего алмаза. В одной из ячеек были и наши алмазы, которые Пауль обещал отправить во Францию, но вероломно украл. В течении первого дня мы обошли все банковские филиалы в Либервиле и где были Паулем арендованы банковские ячейки. В дом, где он проживал мы не пошли, несмотря на то, что там тоже был тайник и не один. Твердая уверенность в наличии в этом доме засады имелась у нас и нам не хотелось ненужного риска. Уже изъятого золота и ценностей хватало на безбедную жизнь нашим детям и женщинам.

Остро стоял вопрос с дальнейшим проживанием нас и наших женщин. Женщины настаивали, что бы мы не возвращались в Союз, а жили во Франции. Вопрос решился просто. Лобанов сделал нам Со Старшим документы, мы сильно рисковали, но документы сделали именно на наши настоящие фамилии и данные. И мы сделали предложения и поженились с нашими женщинами по настоящему. Регистрация была и в муниципальном совете и в церкви. Все как положено и наши девочки стихли. Традиционное воспитание дало свои плоды. Мужчина должен обеспечить женщину и заниматься делами, а женщина вести хозяйство и воспитывать детей. я просто умилялся этой идиллии. Свадьбы гуляли вместе, на вилле у черных банкиров. Нашлись и цыгане и казачий хор. Было всё как положено. Только платья были не белые, невесты были беременные, поэтому платья были светлые. И также наши милые грешницы, почитали молитвы для искупления грехов. Вот так мы со Старшим стали мужьями, только жить нам семейной жизнью было недолго. Впереди было возвращение в Союз.

А перед свадьбой у нас еще было посещение джунглей и поиск и выемка захоронок Пауля. Дело это было сложное и опасное. Пауль даже будучи мертвым, оставался опасным противником. Каждый схрон был заминирован по немецки тщательно и хитроумно. Было все и мины ловушки и мины поставленные на неизвлекаемость. Были мины немецкие, были американские, французские и даже наши советские и те были. Особую опасность представляли мины ловушки, они были самодельные и оригинальные. Но и Сапер имел уже столько опыта, что справился со всеми проблемами и всеми минами.

Банковские счета решили пока не трогать. Доберемся до Франции и откроем там счета, куда и перечислим в безналичной форме и подозрений меньше, да и проще с налогами. Совсем скоро, через каких-то пять семь лет, все крупные финансовые операции вызовут пристальный интерес государства. Разгорится жестокая борьба с отмыванием денег от торговли наркотиками, уклонениями от уплаты налогов да и финансированием террористов борьба начнется нешуточная. Мы не собирались нарушать законы Страны, где собирались осесть, но и лишний интерес государства к нашим деньгам, нам не был нужен. Нам нужна была респектабельность и буржуазность. Для этого и приобретались шато и планировалось часть денег вывести в офшор на Мальте и уже оттуда часть денег вложить в трасты дающие стабильный доход позволяющий легализовать траты. Виноградники в шато — были для развлечения и что бы не колоть глаза соседям — неизвестно откуда внезапным богатством.

Медового месяца не получилось. Без проблем прожили только пять дней. На шестой виллу скрытно блокировали и пытались прорваться в дом. Были отбиты, все прежние неприятности и нападения заставили быть готовыми к любым неожиданностям. Женщин увели в дальние комнаты с выходом на тропинку ведущую со скалы к океану и приготовились к штурму.

К калитке подошел одетый в прекрасный костюм с бабочкой мужчина лет сорока . Он держал вытянутой руке — белый носовой платок и вежливо постучал в калитку кольцом. Молча стоял и ждал отклика на свой стук в калитку. Лобанов и я подошли к калитке и поинтересовались, чем мы обязаны такой чести видеть нам лично незнакомого человека. Мужчина сообщил — разговор не для посторонних и он хотел бы его продолжить в доме. Лобанов распахнул калитку и предложил проследовать за ним. Молча поднялись в гостиную на втором этаже. Лобанов предложил кофе, гость не отказался. Принесли кофе, коньяк и сигары. гость попросил сливки, подали сливки. Лобанов дождался пока гость выпьет кофе, разлил по маленьким рюмкам коньяк, попробовали коньяк и затем от нас последовал вопрос — кто Вы и чем вызван ваш такой настойчивый визит. Господин сообщил — я представляю Моссад подразделение по поиску нацистов ушедших от отвественности. ...

Глава 29

Итак — пробурчал Лобанов — что же нужно подразделению по розыску и задержанию военных преступников такой уважаемой организации как Моссад, от нас простых жителей Габона, который пока не входит в такое уважаемое государство Израиль. У Лобанова было стойкое предубеждение против еврейских организаций, как сионистского толка, так и коммунистического. В 1920 году в Крыму были расстреляны его близкие родственники и он прощать некому и нечего не собирался. Многие из таких непримиримых ушли в Русский корпус и сражались на стороне третьего рейха. Лобанов и этих не любил, называл идиотами и блаженными. У него любимое выражение было — Россию спасут только русские и после вопроса, что только одни русские и все. Уточнил и буряты и чеченцы и украинцы все остальные — когда до них наконец дойдет — Европе не нужны люди любой национальности проживающие в зоне экономических интересов европейцев. Гитлер устроил войну в интересах европейского крупного капитала и совсем не в интересах одних немцев.

Гость элегантно раскурил сигару и сообщил — нашему государству необходимо знать, где находятся вышеперечисленные военные преступники и те ценности, которыми они незаконно распоряжаются. Все эти ценности либо украдены у еврейского народа либо созданы на украденное золото и алмазы. А также мне должны быть переданы все медицинские и иные научные материалы и образцы. Все это перечисленное принадлежит нам еврейскому народу. И не вам распоряжаться этими ценностями. после этой страстной речи, гость вынул из внутреннего кармана список на пяти листах и положил на стол. Затем этак манерно сообщил — у вас три часа, затем штурм и живые позавидуют мертвым. Наша месть неотвратима. И прошел к выходу, по пути якобы ошибся, хотел пройти на галерею и посмотреть, есть ли там кто. Я подорвался и взяв гостя под руку силой вывел на улицу и проводил до выхода из виллы.

Вернувшись назад, застал за столом и Лобанова и Старшего. Они внимательно изучали списки требуемых у нас людей и ценностей. Никто и не собирался идти на поводу ни у Моссада ни у его подразделений. Взял эти листочки и я просмотрел. Что-то резало глаз в этих списках. Где — то всё это я уже видел и причем совсем недавно. Старший и Лобанов спокойно обсуждали, что и как сделать, как укрепить окна и предотвратить прорыв в дом и где ставить пулеметы, если допустим снять сейчас с позиции. Вывозить женщин сейчас или тогда , когда атакующие дом, втянутся в бой и отвлекутся от блокирования морского пространства. Деловое обсуждение военных вопросов шло оживленно и по деловому. Поднялся и вышел из комнаты, мне нужно было отдать пару приказов и кое что сделать. Найдя Сапера и кое что ему приказав, нашел Снайпера и он с Радистом ушли за забор, проведал женщин и сказал пару теплых слов , вернулся к Лобанову и Старшему задал им вопрос. Я своим вопросом — а откуда мы взяли, что это Моссад. Вопрос вызвал столбняк и у Лобанова и у Старшего. И зачем вообще Моссаду эти военные преступники. Если они знают об изъятых нами ценностях, то должны знать и о судьбе всех этих внесенных в список военных преступников. Судя по всему их интересует не поиск и захват военных преступников. Их судьба нашему гостю известна. Им нужны алмазы и золото и банковские счета этих тварей. и закончил, внимательно почитайте эти списки, не находите их странными. Особенно те пункты, связанные с камнями и теми банковскими счетами, которые не были известны на базе. Пункты о изъятым ценностям у иуды из остБанка. Эти ценности совсем не проходят, как изъятые у бедного еврейского капитала. И странно, почему наш Гость не предъявил служебного удостоверения, ведь нелегалы так с ним и уходят на выход.

Обсуждение военных вопросов прекратилось и мои товарищи, внимательно прочитали листки с требованиями этой известной организации имеющей весьма зловещую репутацию. Внимательно прочитав данные списки по второму разу, Лобанов произнес — что тут странного, здесь перечислено, все, что мы изъяли на базе черных хирургов. Перечислены все хирурги. Ничего странного.

Я не согласился — странного много. Зачем им требовать мертвецов, по уму хватило бы места захоронения либо доказательств смерти этих лиц.

Старший — в принципе да, странно, зачем им трупы.

Я продолжил — берем список ценностей тоже странный. В нем не все ценности. А только те, что остались у нас.

Лобанов и Старший, еще раз просмотрели список требований Моссада. Затем Лобанов поднялся и вышел из зала гостиной. Вернулся через пару минут со списком всего изъятого в том выходе и стал карандашом выделять отдельные позиции в обоих списках. Проверив списки и подчеркнув карандашом совпадения, передал нам листы бумаги.

Старший потрясенно — откуда они знают такие тонкости. Здесь же точно все как и было поделено с теми помощниками, что брали с нами базу хирургов. В требованиях нет, того, что и так мы отдали. Ведь такое возможно, только если есть крот у нас.

Я возразил — не только так. Есть ещё вариант, те кто блокировал виллу и есть те помощники и они хотят все трофеи, а не часть. Хотя если мы даже отдадим всё, нас все равно убьют, им не нужно таких свидетелей, как мы.

— и еще я сомневаюсь, что эти люди имеют отношения как к Моссаду, так и к любой другой спецслужбе и вряд ли их много здесь. Мы видели Гостя и четверых боевиков.

Старший— кто то им помогает изнутри.

Лобанов — у меня в доме, нет евреев.

Я — естественно. Это дело рук не евреев, это ложный след. На всякий случай, если кто — нибудь останется живой, то и мстить не будет. Кто в здравом уме в одиночку будет воевать с Моссадом. Так все и задумано.

-Больно ты умный, советский. Жаль только, поздно. Теперь я Вас всех здесь положу. Что те были глупые баре, что Вы хоть и советские, из быдла. Все одно — нехристи. Только мы христоверы умные. И теперь наш корабль, со всеми этими ценностями спасется. — произнес эту речь лакей, который готовил и приносил нам кофе и оперативную комнату, где и готовился план захвата базы и где собственно шла потом инвентаризация трофеев.

-Петрович, опомнись. Ты же у моих родителей служил, а твой отец был вестовым у моего деда. -Это Лобанов.

-И как твои родители, так и твой дед, померли , как собаки. Все как мне мой отец завещал. я кормщик корабля , вас нехристи и деньги заберу. Это был уже Петрович.

Петрович, браво держал пулемет и контролировал, все наши движения.

— Все хватит, молиться будете твари или так умрете. Пошли к стене— приказал он.

Лобанов и Старший пошли к стене. Я как сидел, так и сидел. Наоборот взял чашку с кофе и демонстративно сделал глоток. Петрович ласково:

— что советский, обделался, ноги не держат. Те вот покрепче тебя будут. Небось большевик. Они все хлипкие на расправу, как и офецерики. Все вы нехристи слабые, только мы сильные. Вставай, а то там и убью. А так может, минуту лишнюю поживешь.

— Я, Петрович, еще поживу. Мне цыганка нагадала, умру я от гранаты и очень не скоро. / мне вспомнился тот день, в том далеком приморском южном городке/. и нагадала, она мне, что не хлысты меня убьют. Так что, проиграл, ты, Петрович. Проиграл.

Лакей вскинул пулемет и зло ощерившись нажал спусковой крючок, пулемет не выстрелил. Лобанов перекрестился, а Старший одним прыжком подлетел к Лакею и как то так сильно ударил того, что Петрович беззвучно лег под стенку и не шевелился.

— И что это было. Почему пулемет не стрелял. Это какое то колдовство. Ты его заколдовал. — Это смог говорить Лобанов.

— Нет. Не колдовство. Это Сапер фокусник. Снял боёк и оставил пулемет на виду у Петровича — отвечаю Лобанову

Слишком часто этот лакей, шнырял у нашего ангара, слишком часто Лобанов, ты, бросал свою одежду без присмотра. Вот лакей и присмотрел ключи от сейфа. А затем жадность. Кстати, сейчас последних этих лжеевреев повяжут и пойдем с Гостем и остальными поговорим. Моссад они понимаешь. Дебилы, бл..

Спустились к ангару — гаражу и прошли в ангар. Эти так называемые христоверы, в разной степени помятости стояли под стеной.

— Ну и кто теперь будет кормщиком. Или есть кормщица.

Один из хлыстов вышел вперед на шаг и спросил :— где наш кормщик. Жив ли он.

-Ваш кормщик ушел в ад. -ответил я.

Вышедший вперед . Завыл, как собака. И опустив руку к сапогу, вытянул нож и перерезал себе горло. Пока стояли смотрели, оставшиеся тоже самоубились. Мы стояли и смотрели. Затем Лобанов плюнул и сказал.

— Собакам собачья смерть.

Неудачливых лжеевреев прикопали в джунглях. Вечером того дня, мы мрачно напились в хлам.

Стало ясно, что все кто знал о наших приключениях и трофеях ушли в мир иной и нам пора, как то идти дальше. И вот стали собираться в путешествие в Европу. С нами шли и Сапер и Снайпер. Сапер радовался, как ребенок — Европа другие женщины, парижанки они такие они сякие. Сапера расстроили, Париж будет проездом — жить будем в Нормандии. Сапер не согласился за три месяца и не попасть в Париж, быть такого не может. А я ждал неприятностей, слишком просто всё кончилось, будет ещё какая нибудь проблема. Я уже не верил, только ждал — откуда будет прилет. И пока все паковали вещи и шарились по магазинам, мы со старшим чистили оружие и ждали нападения. Лобанов проникся нашей чуйкой и выставил в порту и аэропорту людей. Странных людей с багажом, в котором будет оружие. Мы ведь уничтожили только изготовителей. А были еще потребители и среди них был один самый опасный . Расположен этот адресат был в Чили и назывался Вилла Бавьера , также Баварская Вилла (исп. Villa Baviera), более ранний почтовый адрес Колония Дигнидад (исп. Colonia Dignidad) , носившее официальное название «Благотворительное и образовательное общество „Дигнидад“» (исп. Sociedad Benefactora y Educacional Dignidad). Наиболее активная переписка шла именно с этим адресатом и почтовые отправления и туда и обратно доставлялась и частными самолетами и фрахтом пароходов. Вес отправлений был велик. И кроме того, знал, что многие военные преступники именно в Чили и Аргентине спасаются от справедливого суда. Предположить, что будет ответка, для этого не надо было быть семи пядей во лбу. Ждали рейсы из Латинской Америки.

И дождались. На одном рейсе из Аргентины прибыли молодые и прекрасного атлетического сложения прибыли блондины прям нордического типа, чистокровные арийцы — харон их забери. Багаж прошел, как дипломатический прямо во Французское посольство. Ну и кто был прав, но легче от своей правоты мне не стало. Африка как говорится просто большая деревня. И я уже даже не надеялся, что все кончится с уничтожением этой группы, хотелось просто вырваться из Габона и вообще Африки и немного пожить спокойно. Но вариантов не было. Надо было рубить концы, вывозить жен во Францию и затем шумно уйти обратно вСоюз. В Союзе нашим врагам не светило ничего. Просто представил немцы — мы ищем таких то, они убили наших камрадов. Улыбнуло. Лобанов уходил в Европу. В Союз не захотел. Сдал виллу новому коменданту. И тут приехала моя так сказать милка — мулатка, а у меня и жена уже есть и ребенок в проекте. Но обошлось — она сама была с мужем. Пронесло беду рядом, да не задело.

Арийцы поселились в гостинице и вскоре мы засекли осторожный пригляд за виллой. Поставили контр — наблюдение и пришло в голову — ловить на живца. Зеркало с нашей той операции, где мы сами нарвались. И я поехал по маршруту — банк-порт-аэропорт-вилла и все мои действия строго по времени и по часам, минуту в минуту. Хвост за мной пошел сразу. Арийцы даже машины не меняли, сели на хвост и не отпуская по маршруту. А уже за ними шли две наши машины и вели контр — наблюдение. Зеркало с той нашей операции. Наши машины меняли каждый день и еще вели наблюдение за посольство, когда возьмут оружие, вот значит и пришло время воевать с этими сверхчеловеками. Гостиницу мы проверили, пока эти арийцы свалили в местный бордель. Видимо, вырвались на волю и понеслась. Сначала было как то непривычно, потом успокоились — мы уже унтерменши — недочеловеки. Так генетический мусор. Поэтому в багаже этих белокурых бестий не было даже простейших секретов.

Водили они меня четыре дня и затем пришел сигнал от нашего наблюдательного пункта у посольства. Пришла машина и в нее погрузили несколько плотно набитых сумок, даже по виду тяжелых. Засада взбодрилась и время полетело вскачь. Мест для засады было два на трассе и в городе при подьезде к морскому порту. Первая часть засады ушла по трассе и ждала меня на подходе к городу, а вторая часть засады шла за мной на расстоянии. Наблюдатель от гостиницы вел арийцев. Время летело, а меня било нервами. Выехал с виллы и полетели. Арийцы посчитали себя сильно мудрыми и встали у одного из съездов трассы и ждали меня. А к этой точке шли три группы. От города шла машина с первой засадой и от виллы шли две машины со второй частью засады. И уже я летел к точке засады. По временному расчету мы должны были подойти к точке встречи практически одновременно. Сначала я, затем с зазором в минуту обе части засады одновременно и двух сторон отправить в гости к Харону вражескую засаду. Мне нужно было уцелеть и продержаться всего минуту и как это сделать. Автомобиль был самодельно подготовлен к обстрелу. Только бы не было, его нибудь крупнокалиберного а натовский калибр — ерунда. Вот такие мысли крутились в голове. Все кончается и я подлетел к съезду и резко повернул машину капотом к врагу и упал под рулевую колонку. По моей машине вражеские засадники открыли шквальный огонь. Машина сначала накренилась в одну сторону, затем были пробиты все колеса и машина выпрямилась и осела на ободах. Сверху сыпалось стекло в виде мелкого стеклянного крошева Стрельба длилась секунд двадцать. В ушах звенело и я не слышал пошли они меня добивать или нет. В руках у меня был НК 54 и я ждал момента, как только какая то голова в окне появится туда и уйдет весь магазин, затем открываю дверь и вываливаюсь на поверхность и там уже будет видно, что дальше будет. лан так себе, но у меня и роль активности не предусматривает. Я играю роль живца и вся надежда, что сейчас подлетят товарищи и как же долго идет время прошло только сорок секунд и еще никого нет. Вот слышу хруст стекла, идут меня брать и допрашивать, сука почему идут так медленно и где группа поддержки. Вот же засада.

Шестьдесят секунд вышло — помощь не пришла. Нас с тобою нае..ли и подмога не пришла. Чье то лицо в проеме разбитого окна боковой двери — очередь, лицо скрывается в красных брызгах, открываю дверь. Не угадали, дверь заклинена и не открывается, а если двумя ногами, а не выдержала открылась, броском вперед, кувырком в сторону, в то место , где я был очередь приходит с секундным опозданием. Сука, почему они в меня стреляют, они же должны брать языка. Да кому они должны, они всем простили. Опять рывок и вот кювет, теперь все будет не так просто. Вырываю гранату, кольцо долой и держи фашист гранату. Выражение снова актуально. И вторая по тому же адресу. И сразу после второго взрыва, пулеметы с двух сторон и гранатные разрывы и арийцы кончились. Против пулемета не пляшут сверхлюди. Как ошибочно утверждают Киплинг сказал:


— Все будет так, как мы хотим.
На случай разных бед,
У нас есть пулемёт «Максим»,
У них Максима нет/.
Whatever happens, we have got The Maxim gun, and they have not./


Так вот у нас было два пулемета и по утверждениям военных специалистов — лучших пулеметов второй мировой войны — МГ — 42.

Глава 30

Стрельба стихла. Арийцы кончились. Снайпер и Лобанов прошли посмотрели трофеи и вообще нет ли выживших. Выживших не было. С трудом встал на ноги, попросил воды. Сапер протянул флягу. На автомате беру и делаю большой глоток. Вкуса не чувствую и делаю второй глоток. Сапер с криком — куда это же первач. Отбирает флягу. У меня начинает жечь горло и я наконец отошел от страха. Да, было очень страшно. Особо когда ждал подхода к машине после расстрела автомобиля. Я не видел врага и только ждал. Это оказалось труднее, чем я думал.

Трупы скинули в трофейные машины и ребята на буксире потянули мою разбитую и расстрелянную в джунгли — прятать. кто — то уехал наблюдать за посольством и гостиницей. На случай, если кого пропустили и оставшийся побежит за вещами или паспортом. Оставшиеся на трассе принялись за уборку. Сметали осколки битого лобового стекла, гильзы и прочие явные следы боестолкновения. Ясное дело, любой эксперт — криминалист найдет микроскопические следы от крови и пороха. Да — для этого этому криминалисту надо найти само место и кто то должен сообщить в полицию. А здесь каждый день дождь и такой, который смывает все следы, сильный дождь. А ещё нас здесь уже не будет, уезжаем. Осталось изъять вещи арийццев из гостиницы, да связь в посольстве Франции зачистить. И еще меньше свидетелей останется.

В гостиницу выдвинулись ночью. Подъехали. Наблюдатель доложил — только, что ушли девушки с пониженной социальной ответственностью / проститутки/. Этим девушкам понравились щедрые иностранцы и они пришли продолжить банкет. Блокировали на всякий случай выходы и окна гостиницы и прошли к портье на входе. Лобанов дал денег портье и закрыл счет на проживание немецких аргентинцев и проплатил за молчание. Поднялись в номера и начали обыск и сбор вещей гостей Либревиля. Вещей у командированных было немного, приехали то не отдыхать. Зачистили номера и направились к посольству. У посольства было тихо. Наблюдатель доложил — связь немцев посольство не покидал и никто не приезжал.

Пока наблюдатель докладывал. Активизировалась связь. Немецкий связной / военный атташе/ выехал за ворота дипмиссии и направился к гостинице. Взяли мы этого связного. через пару кварталов блокировали и взяли. Сразу же, не стали тянуть поехали в лес /джунгли/. На место, где собирались прикопать изъятые вещи почивших арийцев. На полянке поставили автомобиль и в свете фар поговорили с дипломатом. Военный атташе Франции, оказался очень гордым сначала и слизняк слизняком, когда понял, что его связи неонацистами больше не тайна. Что то рассказал, что то утаил и внезапно наша беседа прервалась. Француз внезапно захрипел и осел на стволе пальмы, к которой был привязан. Проверили пульс а пульса нет. Слабое сердце и куда же ты в шпионы, с таким слабым сердцем. Активного допроса не было, поэтому вещи арийцев прикопали. А француза погрузили в машину и доставили к ближайшему борделю. Утром найдут остывший труп в собственном автомобиле. Пусть полиция гадает, до посещения борделя умер или после. Это если охрана борделю не вывезет труп в те же самые джунгли, во избежание скандала. Но скандалы в борделях, как и проблемы охраны борделей нам не интересны. Не наши проблемы.

Вернулись на базу и наконец то смогли помыться и поесть. Почти сутки на ногах. Голод навалился — только по возвращении в безопасное место. Задерживаться не стали. Документы были готовы. Вещи и ценности упакованы. Нас ждал самолет. Вилла была сдана новому управляющему и мы с легким сердцем отправились на аэродром. Нас ждал полет на чартере. Лобанов, через подставное лицо зафрахтовал пассажирский самолет. В 2000 — х -это был бы маленький самолет, сейчас целый авиалайнер. Назывался наш самолет "Фалькон -50", немного о самолете. Dassault Falcon 50 был создан для длинных межатлантических и межконтинентальных перелетов. За основу разработки был взят Falcon 20. Однако, из-за требований к дальности полета до 6440 км в Falcon 50 были произведены такие значительные изменения конструкции и узлов, что его можно считать самостоятельным новым аппаратом. Максимальная крейсерская скорость 880 (км/ч): крейсерская скорость при дальних перелетах 797(км/ч): дальность полета с восемью пассажирами 5715(км).экипаж: 2 ,пассажиры: 8-9 с кормовым туалетом, до 12 с носовым туалетом. У нас был вариант на 8 пассажиров. Немного груза — только алмазы много не весят, да и места много не занимают.

Формальностей с таможней не было. Все необходимые платежи, как официальные, так и неофициальные были произведены заранее. Погрузились в самолет. Так как мест было впритык, разместились плотно. По салону прошел второй пилот, сначала ошибочно принятый за стюарда и проверил, как мы пристегнули ремни. Леденцов "взлетные" не было. Еще не пришло то время. Второй пилот скрылся в кабине летчиков. По громкой связи нас поблагодарили за то, что мы выбрали именно этот самолет для фрахта. И самолет взлетел. Стюардов не было, поэтому второй пилот после взлета прошел и сообщил, что можно отстегнуть ремни.

Маршрут у нас был проложен через Марокко и лететь нам было около 12 часов. Промежуточная посадка была одна в том самом Марокко. Можно было проложить рейсовый маршрут через Египет. Но там пришлось бы делать две промежуточные посадки. А это и больше времени в полете и больше расходов и больше риска. Так, что решили лететь с наименьшим риском.

Вот так надеюсь закончилась эта Габонская эпопея. Теперь мы сами лично сопровождали наших жен и надеялись, что все пройдет без приключений. Надеяться то надеялись, но в глубине души понимали, еще ничего не кончилось и при легализации во Франции не просто будут проблемы, а местный криминал — увидев покупку двух шато и виноградников / это будет солидная сумма/ захочет откусить кусок, а то и всё проглотить. А мы со Старшим должны стать тем комом в горле , который и не даст проглотить всё и не только всё не даст проглотить, а и маленького кусочка не даст в корм криминалу. Для этого мы с собой прихватили оружие. С нами была группа и Лобанов у которого были хорошие связи в среде первой эмиграции. Это были и хорошие документы. И при должной подготовке и легализация наших алмазов. У представителей первой эмиграции имелись скрытые выходы в США И Канаду. Имелся план, провести все камни, как наследство и сразу же большую часть продать.

Мои мысли сначала нарушил Сапер — ему хотелось добиться моего и Старшего разрешения — на остановку в Париже и гульнуть на всю катушку. Разрешения Сапер не получил. В конце концов Сапер успокоился и видимо согласился с нашими доводами о необходимости конспирации. Хотя хитрый Сапер добился согласия, на то, что потом после покупки недвижимости и установления нормальных отношений с криминалом / криминальные элементы поймут, что навара с нас не будет, одни неприятности и убытки/ он сможет осуществить свои планы. А мы со Старшим, как солидные семейные люди, обремененные семьей и детьми, тихо обсуждали, как нам обустроить жизнь. И вновь и вновь возвращались к проблеме — как скинуть возможный хвост из Либревиля и как нам лучше положить петли, что бы запутать следы. В Касабланке нам придется задержаться минимум на сутки. Сменить документы и пустить возможную погоню по ложному следу. Лобанов с комплектом наших документов должен был на этом самолете, на котором мы летели сейчас уйти в сторону. На Мальту и какое время изображать наше присутствие там на острове. Арендовать несколько домов и пробивать возможность получить мальтийский паспорт. Всячески делать вид, что нас очень интересует этот остров в плане получения возможности проживания там.

Мы же делились на две группы :

Первая

Старший и я с женами и основным грузом, на аэроплане 20-х годов лететь в Испанию и потом поездом добираться до Франции.

Вторая группа

Сапер, Снайпер и Радист на другом самолете летели в Швейцарию в Берн и потом также поездом уходили во Францию и в условленном месте ждали нас и скрыто охраняли от возможного нападения.

В Испании у нас была связь к одному из контрагентов Лобанова по сбыту слоновой кости и шкур большой африканской пятерки и связь по мнению Лобанова надежная. Данный человек контролировал погранпереход на Испано— Французской границе и мы с его помощью спокойно эту границу пересекали / без досмотра и прочих формальностей/, что для нас с нашим — то грузом было идеально. Если этот момент не особо волновал нас. То полет на аэроплане тридцатых годов — это было слегка рискованно. так мне казалось по крайней мере. Что это был за аппарат.

Фарман Ф.70 — двухстоечный биплан, фюзеляж деревянный, обшивка фюзеляжа и крыльев полотняная. Кабина пилота открытая, за ней размещалось отделение для пассажиров или груза. Аппарат был солидного возраста даже для Африки. Однако исправно возил грузы мимо таможни и прекрасно уходил от радаров, за счет никого полета над поверхностью. Ждать его нам нужно было в Касабланке. Зазор между рейсами был четыре часа.

Мы провожали Лобанов, затем группу, и только потом с другими документами улетали в Испанию.

Что бы успокоить нервы решили не просто ждать а посидеть в местном ресторане при аэропорту. Сказано — сделано. Подхватили сумки и пошли. Взяли такси и попросили отвезти в ресторан /адрес и название мы узнали от Лобанова/. Таксист немедленно начал торговаться, но стоимость и место мы знали/ таксиста добило, что мы знаем даже то , где мечеть Хасана 2/. Зал небольшой, но обслуга сразу принесла меню и резво принесли все заказанное. Это было суп из баранины для нас со Старшим, женщины взяли какое то рыбное блюдо. Салаты овощные и кофе. Настоящий черный кофе. Ресторан был для европейцев, поэтому проблем с женщинами не возникло. А так и в ресторан бы не пустили. Вот такие дикости. Я не стал говорить, что и через много лет по Марокко лучше без паранджи женщинам не ходить. Исключение только в курортной зоне и европейском сегменте .

Поели и главное отвлеклись от того напряжения, которое с нами с начала полета. Такси вызвали к ресторану, бродить не хотелось. Вернулись к аэропорту. Нас уже ждал пилот. Опять не было формальностей, пилот принес наши проштампованные паспорта и полет дальше. Теперь сидели плотно одной группой и когда самолет проваливался в воздушную яму, то женщины громко молились. А мы со Старшим молча переносили все тяготы и лишения воздушного перелета. Средиземное море не сильно отличается от океана, да и немного мы там рассмотрели. Смеркалось, к Испанской территории подлетели уже почти в полной темноте. У нас собой были уже наготове наши проверенные НК 54. Встреча прошла в теплой и дружеской обстановке. Встречающие не знали русского, а мы испанского. Подошел для взаимного общения французский.

Автомобили были не новыми, но летели по трассе быстро и не останавливались дорожной службой. Автомобили были служебными и принадлежали к службе охраны границы и к дорожной полиции относились пренебрежительно. К утру были в зоне ответственности нашего связника и немного успокоились и спрятали оружие.

Здесь нас встретили по царски. Предоставили и комнаты для отдыха и ванные для купания. Затем мы проспали почти до следующего вечера. Вечером на усадьбе были шашлыки и вино. Вино было из числа конфискованного у контрабандистов. Несмотря на диктатуру, контрабанда процветала, жить как то населению надо было. Вот и наш дорогой хозяин этого участка границы — жил сам и за малую мзду давал жить другим. Не Верещагин однако — не Верещагин. Гулянка была от души широкой, не удивительно хозяин усадьбы по происхождению был русский. Его отец русский эмигрант вступил в Испанский иностранный Легион и довольно успешно воевал на стороне Франко в тридцатых годах, когда к власти пришла военная хунта. А его сын уже спокойно поступил на службу по охране границы. И продвигался по службе весьма успешно /заслуги отца/ перевесили русское происхождение. К тридцати годам его чин был сопоставим с полковничьим, для Испании такое возможно только аристократам.

В процессе совместного распития спиртных напитков. Я охмелел и позволил себе широкими мазками описать как дальше пойдет мировое развитие и неосторожно сказал, что мигранты заполонят всю Европу и толерантные власти не смогут нечего с этим эмигрантским беспределом поделать. Хорошо, что все это приняли за пьяную шутку, для себя принял решение более ста грамм не принимать, более ста грамм чревато пьяными откровениями, которые могут повлечь неприятности.

На следующий день, мы отправились на станцию. Когда — то это была одна из самых оживленных железнодорожных станций — в Канфранке на испано-французской границе .Когда-то отсюда каждый день отправлялись поезда, соединявшие Испанию с соседней Францией. Линия Pau–Canfranc была частью железной дороги соединявшей испанскую Сарагосу с французским Бордо. Открытие железнодорожного тоннеля неподалёку от Канфранка было задумано еще в 1912 году, но помешала Первая мировая, работы были завершены только к 1915 году. Тогда же началось и железнодорожное движение на этой линии, названной "Somport" в честь одноименного тоннеля длиной 7875 метров. Всего же на этом участке железной дороги было сооружено 80 мостов, 24 тоннеля и 4 виадука.Строительство грандиозного вокзала началось в 1923, автором стал испанец Рамирес де Дампьер (Ramírez de Dampierre). Чтобы представить масштабы и размеры здания вокзала: в нем 365 окон, по одному на каждый день календарного года, а также сотни дверей, платформы — более 200 метров в длину. 8 июля 1928 года вокзал был торжественно открыт, на торжествах присутствовали Король Испании Альфонсо XIII и Президент Французской Республики Гастон Думерг.Дорога, несмотря на масштабы строительства, прибыльной не оказалась, но на вокзале кипела жизнь: у испанских и французских дорог разная ширина колеи, поэтому в Канфранке шла активная перегрузка грузовых поездов, пассажирским меняли колеса. После Великой Депрессии 1929 года ситуация начала выравниваться, но тут разразилась Гражданская Война в Испании. Вокзал несколько лет стоял законсервированным для международных поездов. В 1940 году открывается новая, очень короткая, но интересная и невероятно драматическая страница в жизни вокзала и станции. Германия, оккупировав Францию, договорилась с Испанией о возобновлении железнодорожного движения: дорога соединила III Рейх и Франкистскую Испанию. На торжественное открытие на сей раз прибыли Гитлер и Франко. Железная дорога имела в эти годы огромное стратегическое значение: на север через Францию шли вагоны с так необходимым для военной промышленности вольфрамом и целые эшелоны с зерном и продовольствием. Поезда приходят полностью загруженные и со стороны Рейха, их перегружают в обстановке абсолютной секретности. Именно через Канфранк нацисты вывозили золото партии, награбленные ценности, уникальные предметы искусства для отправки в Южную Америку.Есть еще один не слишком известный, но очень важный эпизод в работе станции и вокзала связан с французом Альбертом Ле Лэе (Albert Le Lay). Во время войны он служил начальником французской таможни на станции и организовал спасение сотен людей, бежавших от нацизма. Об этом удивительном человеке даже есть документальный фильм "Король Канфранк". Именно благодаря этому скромному человеку, о подвиге которого узнали после войны, сумели покинуть III Рейх и остаться в живых Марк Шагал, Жозефина Бейкер и Макс Эрнст.

А нам достаточно было пересечь станцию. последняя платформа это уже Франция. Раз в два дня приходит поезд из нескольких вагонов и увозит немногочисленных пассажиров. И вот мы в поезде. Следующая станция — Бордо...

Глава 31

Поезд состоял из нескольких вагонов. Места были только сидячие, но поезд шел недолго и устать никто не успел. По дороге мы рассматривали местность, которую проезжали — зеленые деревья и узкие реки. Никакого сравнения с африканскими джунглями. Мари разговорилась с женщиной, сидящей рядом с нами, и внезапно выяснилось, что в окрестностях городка, где проживает собеседница продается две усадьбы, расположенные рядом и места там сказочные. Яблоневые сады и молочные фермы. А так как Мари и её сестра в положении то и роды прошли бы спокойно и для детей там прекрасное место и фрукты свои и молоко, и творог и сметана. Мари очень подумала и потащила меня поговорить, где и заявила, что виноградники — это хорошо, но яблоки и молоко она любит больше. Шато требует много затрат, а усадьба это им с сестрой по силам и так как мы все равно всегда пропадаем по своим противным мужским делам то и выбор места жизни за ней. Принципиальных возражений я не имел. Не успел я вернуться на свое место как поговорить меня потащил Старший. Не успел я спросить и что такого срочного случилось как услышал — нам надо ехать в Лизьё и там в окрестностях купить две усадьбы. Я засмеялся и сказал — согласен, можешь меня не убеждать.

При прибытии поезда на вокзал в Бордо, мы уже дальше поехали с лоцманом / Козеттой — так звали рекламного агента, женщину, которая и смогла уговорить Мари и сестру ехать в Лизьё/. Женщин мы отправили на одной машине такси, а на другой поехали за ними. Ехать здесь оказалось недолго какой-то час с минутами. По деньгам вышло тоже немного. Правда местные катались на поезде выходило и дешевле и быстрее. И вот перед нами Лизьё (French: Lisieux) — коммуна на северо-западе Франции, находится в регионе Нормандия, департамент Кальвадос. Центр одноименного округа и кантона. Лизьё является главным городом исторической области земли Ож, которая примечательна своими долинами и сельхозугодьями. Козетта рекомендовала гостиницу и предложила отдохнуть а на завтра встретиться с покупателями и обсудить условия сделки осмотрев предварительно усадьбы и хозяйство. Мари прыгала от восторга её сестра только болезненно хмурилась её беременность протекала тяжелее.

Уже ночью оставив меня охранять женщин, Старший наведался на вокзал, там в одном из кафе его должен был ожидать Сапер. Сапер был на все руки мастер, в том числе и в наружном наблюдении. Сапер подхватил нас еще на вокзале в Бордо и отследил до Лизьё а здесь пошел за нашим агентом по продаже Козеттой. Сейчас он должен сообщить результаты.

После всех неприятных и неожиданных событий, мы уже не ждали ничего хорошего и от неожиданной удачи с дешевыми усадьбами. Расстраивать женщин не хотели, но и терять бдительность тоже. Потеря бдительности обходилась очень дорого.

Из — за этого мы и сообщили в парижскую гостиницу время прибытия на вокзал Бордо, и задача Сапера была посмотреть нет ли за нами хвоста от Испании и посмотреть за нами, когда двинемся дальше. Что Сапер и сделал, приехал на вокзал Бордо и отсмотрел нет ли хвоста и двинулся за нами в Лизьё и отследил Козетту куда она двинулась после расставания с нами. Мы никому не доверяли совсем, от слова совсем.

Старший вернулся хмурый и злой. Вытащил меня на улицу в сквер у входа в гостиницу где мы остановились и сходу предложил — давай завалим эту бля..ь Козетту и поедим дальше. Мне захотелось узнать с чего такие радикальные меры применять к женщине. Старший неохотно рассказал — Сапер довел нас до гостиницы и двинулся за женщиной. Женщина после расставания с нами направилась не домой, а в кафе и там имела продолжительный разговор с четырьмя мужчинами и покинула это кафе весьма поздно. Разговор Сапер подслушал частично — женщина предлагала в очередной раз продать усадьбы через нотариуса и потом нас убрать. деньги поделить как в прошлый раз. Мужчины не соглашались и упирали на то, что прошлый раз Козетта получила слишком много. из переговоров Сапер понял не все так как активно употреблялись жаргонные слова. Старший делал вывод, нас хотят обмануть и ограбить и затем убить.

Я предложил другой план. Убивать нас если и будут, то после получения денег. Объясняться с Мари мне не хотелось слишком все было построено на предположениях. Поэтому предложил другой план — осматриваем усадьбы если понравилось покупаем через оформление официальным путем через нотариуса и если нас хотят как минимум ограбить применяем «джокер» Сапера и пресекаем планы Козетты и других в корне. Насколько радикально по обстоятельствам. Здесь все же не Африка, а Франция и здесь мы оставляем жить самое дорогое что есть у нас наших женщин и будущих детей. Зачем оставлять на них проблемы с законом. А эти проблемы всплывут когда-нибудь и тогда опять все бросать и в бега. Такой ли жизни мы желаем для наших женщин. Старший очень того не желая все таки согласился со мной.

План согласовали следующий:

Мы с Козеттой и женщинами утром отправляемся на осмотр предложенных усадьб. За нами аккуратно следит Сапер во избежание неприятных ситуаций, по имеющимся сведениям, ничего и не должно произойти до расчета и получения денег Козеттой и владельцами усадьб, которые они продают. Кроме того, чтобы усыпить нашу бдительность всеё должно пройти через оформление сделок через нотариуса и только после этого ожидались какие-то активные криминальные действия и тут входил в дело Сапер. И на этом этапе мы переигрывали нашу милую Козетту и играли дальше по нашим правилам и на наших условиях. Я даже готов был оставить деньги за усадьбы их владельцам и отпустить Козетту и прочих мошенников с миром. Не хотелось лишних трупов это все-таки не Африка. Старший со скрипом, но согласился. Саперу было все равно. Но место ему нравилось, особенно местное яблочное бренди. Уже утром прибыл Снайпер и его отправили к Саперу для подстраховки. Шансов у местных жуликов не было.

Наступило утро, и мы как солидные семейные пары спустились на завтрак. Завтрак был плотный и несмотря на ожидание неприятностей мне понравился. Мари откровенно блаженствовала от такой жизни и обстановки.

Пришло такси, и мы попарно расселись в автомобилях и поехали смотреть усадьбы. Менее чем через десять километров была первая усадьба на продажу. Владелец нетерпеливо подпрыгивал у ворот ожидая нас. Большой двухэтажный дом и хозяйственные постройки — конюшня в ней пять лошадей / в лошадях понимал Сапер, но его не было поэтому положились на оценку владельца/, коровник и в нем трактор и несколько прицепов / коровы были отдельно на ферме/ и сараи в которых и хранилась продукция и винодельня, для хранения вина / здесь производили яблочный сидр, кальводос и поммо/.

Я заинтересовался что за поммо. Владелец усадьбы гордо разъяснил — поммо это сладкий алкогольный напиток средней крепости. Настоящий поммо имеет красно — коричневый цвет из-за смешивания яблочного сока и яблочного бренди / кальводос/ и настаивают его два, а то и два с половиной года в дубовых бочках. А иногда и год и пол тора, но это уже для туристов. У него в подвале есть десяток бочек поммо и он готов продать его вместе с усадьбой. Поехали смотреть яблоневые сады и ферму всё было ухожено и видно было что хозяин ухаживает за усадьбой.

Начался торг. Я не стал особо торговаться я видел моей жене все нравиться о она уже примеряется, где что будет стоять и какие занавески будут висеть на окнах. Жена вся была в мечтах и не хотелось её расстраивать.

Цена неожиданно не была задрана, вполне вменяемые пятнадцать тысяч долларов США. Такие деньги у нас были, и мы предварительно согласились, только оплата услуг нотариуса пополам.

Следующая усадьба примыкала к уже осмотренной и которую хотели купить мы. Старшему понравилась не усадьба. Ему понравилось, как обрадовалась его женщина и он даже не стал все осматривать и торговаться.

Из-за этого у него цена вышла двадцать тысяч долларов США и услуги нотариуса оплачивал он. Старшему было наплевать на деньги, и он уже, по-моему, забыл, что нас будут возможно убивать. И тут к нам подошел мужчина средних лет и спросил не хотим ли мы приобрести еще одну усадьбу. Его усадьба примыкала к нашим и только через территорию этой усадьбы мы могли добраться до воды / река протекала с таким изгибом, что удобный подход был только через предложенную усадьбу/. Осмотрели и его усадьбу. Ухожена она была гораздо хуже уже купленных, но удобства подхода к воде склонила нас к покупке. Старший предложил, потом эту усадьбу поделить и части присоединить к своим. Мысль была дельная и мы согласились купить. Еще пятнадцать тысяч долларов США и оформление за наш счет. Вроде бы дорого. Но у нас в сумках только наличными было один миллион девятьсот тысяч долларов США. Поэтому м особо не торговались.

Поехали к нотариусу и поехали с еще одним продавцом. У нотариуса уже были готовы договоры купли продажи на две усадьбы и оформление не заняло много времени. Затем оформляли третью / внеплановую/ усадьбу. Здесь пришлось задержаться. Передачу денег оформили через нотариуса, но фактически деньги решили по моему предложению после оформления собственности на усадьбы в местном органе, оформляющем права на землю.

Здесь неожиданно возник спор — Козетта и бывшие владельцы двух усадьб были против / займет много времени/ но третий продавец немедленно опроверг эти утверждения и сказал, что при небольшом пожертвовании оформление займет по десять — пятнадцать минут на каждый договор купли продажи усадьбы и нужно всего на всего триста долларов США. Деньги я ему предложению к Козетте домой. У неё все готово к празднику и там она хочет получить свои проценты за сделки. Ну что ж к тебе так к тебе. Поехали.немедленно выдал, и мы поехали в мэрию.

Там действительно управились быстро и получили все бумаги. Наш внеплановый продавец немедленно откланялся после завершения сделки и получения денег. Но Козетта и её подельники так поступить не могли и предложили обмыть покупки. Ну что ж мы согласились и поехали по тому адресу, который она назвала. Страхующие нас Сапер и Снайпер не отставали.

Место куда мы приехали было весьма мрачное. Но наши женщины этого не заметили. Сели за стол ни я не Старший пить не стали. Жены не пили из-за беременности. Козетта стала настойчиво предлагать выпить. Не просто настойчиво, а скорее ультимативно. Сапер уже должен быть в доме и поэтому оглядев стол и не увидев Поммо я спросил, а есть ли этот напиток в наличии. Козетта немедленно согласилась принести нам выбранный нами бренди и понеслась в погреб. Отраву она скорее всего будет подмешивать на кухне а там уже бдит Сапер с приказом — если начнутся манипуляции с напитком — брать манипулятора тихо и живьем. Прошло достаточно времени, чтобы принести бутылку, Козетты все не было тогда пошли двое продавцов и зло зыркая глазами из-под бровей прошли в подвал, где их приняли Сапер и Снайпер. Когда злодеи вышли нотариус немедленно собрался и со словами — я что-то устал немедленно прошел к выходу и быстро исчез. Старший произнёс — пойду посмотрю, что за дела и ушел. Не прикасаясь к еде — предложил нашим женам, что-то праздничный ужин не задался поехали домой и здесь пришел Старший и сказал — странные люди эти французы налакались в одно лицо и легли спать поехали домой. Так и сделали. Мы уже все деньги передали и, собственно, не были никому нечего не должны. Пройдя по улице пару кварталов у кафе, увидели стоянку такси и уехали в гостиницу. Такси были те же машины, что и привезли нас сюда. Это пригодилось позднее при полицейском следствии по факту пожара. Приехали в гостиницу и поднялись в номера жены тотчас легли спать и мгновенно уснули счастливые что мечты сбылись, и они хозяйки усадьб, которые они сами и выбрали.

Мы же со Старшим по темным улицам осторожно вернулись к дому Козетты. Участников шоу уже рассадили по стульям в гостиной. Первое, что сказал Сапер, увидев нас было — третья усадьба моя вам и того хватит. Кто бы спорил, а мы со Старшим не стали. Сапер мечтал, отслужу двадцать пять свои выйду на пенсию и уеду пить кальвадос к себе на усадьбу. Сапер в качестве соседа был идеален. Затем приступили к опросу участников банды мошенников и убийц. Из этих рассказов получилась следующая картина. Козетта находила желающих прикупить яблоневый сад или усадьбу, а эти упыри представляли для продажи свои усадьбы. Затем везли покупателей на праздничный ужин и травили вином. Нотариус убирал сомнения покупателей полным оформлением договоров купли — продажи.

И просто как с нами хотели поступить, так и мы поступим. Бутылка с поммо и порошок, приготовленный для нас. Смешиваем и вливаем в рот Козетте и получаем тот результат, что был приготовлен для нас — смерть через несколько минут. Тихая смерть. Так же поступили и с двумя её подельниками. Рот открывается, зажимается нос, и виновник пьет свое вино и умирает. Перенесли в комнату к столу и посадили на стулья. Сапер хотел искать и забрать деньги. Я объяснил почему не надо забирать деньги. После пожара будет полицейское расследование. Будут обыскивать пожарище и если найдут деньги, то у нас будет алиби. Если бы мы были причастны, то такую сумму забрали бы обязательно. А так несчастный случай и вся недолга.

Вряд ли полиция будет копать глубже после обнаружения денег. У нотариуса наши сделки купли—продажи недвижимости зарегистрированы и в мэрии тоже. Мы добросовестные приобретатели. Когда мы уехали из гостей установят через водителей такси. Уехали задолго до пожара. И все дело закрыто.

Снайпер подошел ко мне и спросил— нет ли здесь еще одной усадьбы на продажу для него. Пообещали спросить. Проехали в тот район, где купили сами и пока женщины по новой уже как хозяйки осматривали свои владения обошли округу и нашли еще одну усадьбу для Снайпера и купили на хороших условиях. Снайпер был счастлив. И я его понимал, теперь у него был якорь, и он мог всегда приехать на свою землю и жить независимо от чего-либо. Когда мы со Старшим сидели у реки и пытались поймать какую-нибудь рыбу Старший спросил — откуда он знает имя Козетта, что-то ему это имя напоминает.

Я ответил — Эфрази́ Фошлева́н по прозвищу Козе́тта — главная героиня романа»Отверженные», написанного в 1862 году Виктором Гюго. Её имя стало символом детей-мучеников Франции , эксплуатируемых взрослым.

Старший помолчал и сказал какая ирония.

Нотариус оформил документы на куплю-продажу усадьбы Снайпера быстро и в срок и поклялся, что он не принимал участия в убийствах и если мы его оставим в живых, то он будет делать все как мы скажем. Мы не хотели лишних смертей и предложили ему более не нарушать законы и жить честно. Или мы передумаем. Все-таки Франция, а не Африка. Надо соответствовать. А полицейское расследование пришло к выводу, жертвы выпили лишнего и погибли в результате неосторожного обращения огнем. Деньги, кстати, при обыске нашли и это сыграло свою роль в принятом решении.

А мы зажили на земле. Все равно пришлось делать ремонт и нанимать рабочих. К нам перешли ранее работавшие на этих фермах и садах. Даже мастера пришли которые готовили алкогольные напитки. Вся эта суета по изменению занавесок и прочего заняла около месяца. Что по хорошему отвлекло наших женщин о мыслях о родах. Рожали наши милые у частного врача в один день с разницей в два часа. А пили мы со Старшим так как будто сами рожали. Это были наши первенцы и мальчики. Мы были абсолютно счастливы.

Глава 32

Работа в сельском хозяйстве — это не мое. Я горожанин до мозга костей и максимум моего участия в сельской жизни это участие в приготовлении шашлыков. Здесь это называется барбекю /американские названия уже проникли во Францию/. После рождения детей Мари и Софи не отходят от малышей, максимум дать указание домашней прислуге. Управлением всей сельскохозяйственной частью занят управляющий и тот откровенно побаивается Мари, та досконально знает все тонкости. Видимо правда у них было большое хозяйство в Анголе. Я просто не вникал в тонкости мне все равно через месяц максимум два уходить в Африку и демонстративно через джунгли выходить в Луали.

Но сегодня шашлыки и Сапер уже колдует над мангалом и создает свои шедевры. Снайпер ему помогает, и они втихую выпивают и трут о жизни. Кто куда вложил свои деньги. Мы со старшим тянем яблочный сидр и тоже говорим за жизнь. Сегодня его опять интересует почему не поймали компанию Козетты раньше, и они так долго совершали свои махинации. Рассказываю Старшему схему их деятельности.

Жертв находила Козетта. Действовала она следующим образом с конечной пограничной станции она ехала до Бордо по дороге высматривала семьи перебравшихся через границу и старавшихся по возможности не попадать на глаза французской погранохране. У неё был маркер все кто не хотел особо светиться шли по тропинке которая обходила пост жандармерии и не составляло труда вычислить возможных жертв. Дальше дело техники подсесть к женщине и завязать разговор. Так как граница пересечена бдительность падает, и она легко узнавала нужные сведения. Есть ли деньги, родственники и где хотят осесть. Привозила в Лизьё и выводила на двух продавцов усадьб и потом при сделке купли — продажи появлялся свой нотариус, который оформлял нотариально сделку с недвижимостью чем усыплял бдительность покупателя. До регистрации прав на землю и недвижимость в мэрии дело не доходила. Пока осмотрят усадьбы пока оформят документы у нотариуса световой день и прошел. И теперь следует предложение отметить сделку в гостях у Козетты и здесь отравленное вино делает свое черное дело.

И особо следует отметить Козетта при всей своей простоте и близости к людям имела степень магистра по психологии и работала в социальном центре для женщин в трудной жизненной ситуации и прежде, чем стать на скользкий путь преступлений приобрела солидный опыт в общении с женщинами и очень ловко воспользовалась как своими профессиональными знаниями так своим специфическим опытом. Могла развести на откровенность любую женщину. Козетта была очень опасной особой. Жаль что мы уже не узнаем что же толкнуло такую неординарную женщину на такую преступную жизнь.

Затем нотариус убирает сведения о сделке, у него для этих сделок была особая книга учета сделок бланки заверенных сделок к нему возвращались и следов нет. Все чисто.

Старший проговорил в нашем то случае не сработало. Отвечаю почему не сработало.

— Мы битые жизнью ехали с подстраховкой, которую осуществляли Сапер и Снайпер.

— На нас столько раз нападали, казалось бы, в самых безопасных местах что мы ожидали проблем везде и ото всех.

— При продаже нам усадьбы в процесс вмешалось третье лицо и внесло неразбериху, преступникам пришлось на ходу менять планы.

— При оформлении у нотариуса третье лицо вмешалось и преступникам пришлось ехать в мэрию.

— И всё равно жадность заставила их идти до конца. Но конец программировали уже мы.

Вот поэтому у Козетты и её компании нечего не получилось.

И сейчас нечего не кончилось у них все равно может оказаться сообщник или сообщники в суде или жандармерии или городской полиции. Решение о том, что смерть преступников произошла от несчастного случая может быть частью плана прикрытия и к нам ещё придут заинтересованные лица. Эти лица сейчас могут копать во всех известных и неизвестных нам источниках собирая сведения о нас. Есть ли кто-то за нами или нет.

Первым к кому они придут это нотариус. он конечно скажет им правду. Но документы я проверил в порядке все прошло официально. И теперь разборки с нами будут только в неофициальной форме. Налет или что-либо подобное. Но сначала они придут к нотариусу, а он сообщит нам. Я видел его глаза он хочет жить и ставку он сделал на нас. Ведь нотариус попал в эту лихую компанию через Козетту. Она влюбила его в себя и подставила. Инсценировав изнасилование Козетта создала компрометирующую ситуацию и на первое преступление нотариус пошел вынужденно его шантажировали. А после первых трупов назад дороги не было. А мы ему позволили уйти и не стали сдавать полиции. Тем более я ему пообещал долю при неофициальных разборках с крышей Козетты и компании. Старший задумчиво произнес — я их всех закопаю если они создадут угрозу моей семье и никакие различия между Африкой и Францией не остановят. И спокойно отпил глоток сидра. Мы спокойно сидели и ждали шашлык.

Мы спокойно сидели и ждали шашлык. Жизнь шла, и мы просто жили с пониманием того, что скоро всё это кончится и впереди будут джунгли смерть и грязь.

На следующий день приехал Лобанов и обрадовал. Ушел он чисто, документы поменял и здесь во Франции имеется хороший человек выходец из хорошей семьи первой волны эмиграции. Сейчас этот хороший человек достиг определенного уровня. Работает инспектором в криминальной службе полиции и в случае чего может весьма нам помочь. Его служба занимается выявлением лиц, совершающих преступления по прикрытием службы в правоохранительных органах. Лобанов привез подарки на рождение детей. Осмотрел наши приобретения и неожиданно похвалил — не ожидал, что сами так хорошо устроимся. Сам же он приобрел гостиницу в самом городке. Гостиница была небольшой на три десятка номеров и имела небольшой ресторан в первом этаже. Это было его прикрытие и средство для отмывания денег. Я оценил хватку Лобанова в будущем рестораны и общепит будут использовать в тех же целях для легализации доходов, полученных преступным путем. Часть денег, которые мы могли показать при выезде из Анголы и Габона, когда мы уничтожали наших преследователей нам удалось обеспечить справками и разного рода бумагами. Эти деньги один миллион девятьсот тысяч долларов США мы частью вложили в землю и недвижимость. А большую часть разделили на четверых и получилось по четыреста тысяч долларов США и вложили в банк, расположенный в Бордо. Это был Societe Generale вернее филиал в Бордо, расположенный по адресу — 28 COURS DE L'INTENDANCE. Как я не пытался перевести на русский, так и не смог добиться точного перевода.

В том банковском филиале случилась занятная история. Заходим мы туда всей толпой — Старший с Софи, я с Мари и Сапер со своей бандитской мордой да Снайпер, но тот интеллигентной наружности и сообщаем — нам хотелось бы открыть счет в Вашем банке. А банковские служащие в ответ скоро обед идите и приходите после обеда. Для открытия счета нужна виза от управляющего филиалом, а он уже занят и по мелочам отвлекать его не будем. И тут Софи отожгла — говорит жаль, а то м хотели вложить полмиллиона долларов. Подскажите, где тут есть небольшие банки мы туда пойдем. А то отвлекаем занятых людей. При этих словах управляющий вылетает из своего кабинета и начинает строить коллектив своих клерков. Так что обед у них сорвался. Зато банк получил вложения в виде миллиона шестисот долларов а мы получили возможность легально платить за все свои приобретения банковскими чеками а не светиться наличными.

Теперь необходимо было сбыть алмазы и не сильно при этом прогадать. Дисконт мог составить до 50 процентов от нормальной стоимости в официальной продаже. Здесь нам помогли связи Лобанова. У него был знакомый скупщик трофеев, работающий с наемниками и с лицами, получившими какие-либо ценности, но официально продать которые эти лица не могли. Но в основном он имел дело с наемниками из Африки. Для этого мы выехали в Англию. Это была не совсем Англия это был островок у побережья Англии в моем времени весьма знаменитый офшор. Но и сейчас здесь крутились большие деньги. И мы со своими алмазами не привлекали особого внимания. Скупщик принимал в скромном двухэтажном домике, пара комнат внизу и пара комнат на втором этаже. Но в обстановке чувствовалось, владелец этого скромного дома не так прост, как кажется на первый взгляд. На стене пара картин — лошадки бегут по ипподрому. Вроде бы чего особенного. Лобанов просветил потом, каждая такая картинка стоит как пароход. Мило побеседовали они с Лобановым, и мы выложили на стол то, что привезли. Наш покупатель сразу предложил цену, которая нас устроила. Дисконт вышел в 12 процентов. Нас это устроило. Деньги мы попросили перевести на наши счета в Бордо. Часть оставили на месте в одном хитром месте. Остров предлагал шесть процентов годовых и мы оставили на острове по миллиону и еще по три миллиона спустя неделю пришли безналом и со всеми бумагами подтверждающими законное происхождение этих денег. Теперь наши женщины и дети были достаточно обеспечены и могли спокойно развлекаться выращиванием молочных коров и яблочных садов. Они не зависели от выкрутасов рынка. Мы же в Союзе и так не зависели от капиталистического рынка. В СССР не было капитализма, собственно, до появления капитализма России было ещё долгих пятнадцать лет. Мы со Старшим практически все деньги вложили на счета жен. На нас были оформлены только счета на острове. Но я считал этих денег будет достаточно для жизни в будущем /или в моем прошлом настоящем/.

Вернулись мы с подарками и на неделю зависли с детьми соскучились пока ездили на остров. Так неделю и просидели по усадьбам в тихой семейной жизни. А Сапер и Снайпер нашли веселую жизнь в городе. В гостинице Лобанова после переоформления документов собственности при ресторане немедленно сформировался небольшой круг женщин невысокой социальной ответственности, но прелестной наружности и эти двое немедленно там пропали


Но как говорил один знаменитый человек — всё проходит. Прошло и наше спокойное времяпрепровождение. Нотариус дал знак, что были гости. Ну, как знак приехал ко мне на усадьбу и сообщил. Лицо, которое прикрывало Козетту приезжало и узнавало обстоятельства последней сделки. Нотариус сделал всё как мы и договаривались и слил «крыше» Козетты следующую информацию — мошенники сами виноваты из жадности согласились провести третью сделку с лицом, не входящим в шайку / процент Козетты за услуги риелтора/ и дальше всё пошло не по плану. Пришлось проводить все сделки официально и проводить оформление через мэрию официально. Сейчас мы добросовестные приобретатели и законным путем нас не прижать. А вот если изъять у нас автоматическое оружие и множество алмазов. Мы попадем в зависимость от «крыши» и тогда можно выдоить нас полностью. А затем и отомстить за Козетту. «Крыша» имела какие-то чувства к погибшей. Судя по всему, информация была принята к исполнению. Нотариус был послан на разведку нас посетили дополнительно какие — то левые муниципальные служащие с нелепыми обоснованиями своих визитов.

Но всё это происходило под контролем парижского друга Лобанова и оперативной бригады из того же города Париж. Мы же заблаговременно всю свою амуницию и оружие убрали в тайник. Тайником был водонепроницаемый контейнер и спрятан контейнер был в рядом протекающей реке на дне. Для Старшего и группы это не составило большого труда. Ловушка была готова охотники были на номерах. Вся драма разыгрывалась как по нотам. Дичь сама лезла в капкан. Что бы лишний раз не тревожить жен, местоположение тайника слили на участке Сапера. Сапер долго ворчал, что эти идиоты обязательно, что ни будь сломают чинить буду за ваш счет. Безлунной ночью эти ухари полезли на усадьбу Сапера. Сильные фонари мы заранее установили по периметру двора, где и было помещение, где якобы хранятся сокровища. «Крыша» действительно состояла из сотрудников городской полиции. Как действующих, так и бывших уволенных на пенсию. Как только сработало сигнальное устройство произошел взрыв и сильный свет ослепил проникших в помещение воров одновременно с ослеплением произошел хлопок хим. ловушки и теперь воры были не только ослеплены, но и помечены несмываемой краской и даже если кому ни будь удастся уйти розыск клоунов с раскрашенным лицом не составит труда. Двор был залит светом в мегафон кричали и призывали выйти с поднятыми руками. Наивные воры вышли и были задержаны.

При допросе они пытались уйти от обвинения. Наивно сообщая о наличии огромного числа криминальных вещей у нас. Очень убедительно сообщать. Прокурор даже провел обыск на моей усадьбе и в доме у Старшего. Закономерный итог ничего не обнаружили. И не могли обнаружить все было надежно спрятано на речном дне.

А вот у этой банды все было гораздо хуже. Пока они лезли к Саперу в дом. Снайпер посетил дом, где жил главный из «крыши» и оставил в тайнике несколько интересных схем. /Нотариус всё-таки поверил в нас и сдал места захоронений жертв/. Следствие провело обыски и обнаружило схемы и провела проверку на местности. Когда при раскопках появилось тело жертвы. Главный просто по-волчьи завыл он понял теперь его ждет не тюремный срок, а гильотина. Было выкопано тридцать семь тел, но идентифицировано только тринадцать жертв. Остальных так и не опознали бы, если бы не признание Козетты. При дальнейшем расследовании была обнаружена шкатулка, в которой в хронологическом порядке были скрупулёзно перечислены все жертвы. Эта шкатулка была обнаружена несколько позже в банковской ячейке. И хотя ячейка была арендована на чужое имя почерк все равно выдал эту женщину. Нас она не успела внести в список жертв, и мы проскочили мимо. Мы были признаны потерпевшими от налета и наши имена не связывались с деяниями этих нелюдей. Из всех потерпевших только три семьи имели каких-то родственников во Франции и то эти родственники их не искали. Козетта практически не разу не ошиблась, выбирая жертв. Прокол вышел с нами. Нотариус прошел через очные ставки и не признал своего участия в злодеяниях этой банды. Документы у него все были в порядке. Ревизия не обнаружила подлогов и оправдала нотариуса. А потом был процесс. На процессе бандиты и убийцы пытались и нас замазать, но не удалось. Итог был закономерный. Все участники банды ушли под нож гильотины.

Более во Франции хвостов у нас не было. Деньги были легализованы. В банке в Бордо я арендовал ячейку на длительный срок на двадцать лет. В ячейку сложил банковские документы на финансовый вклад на острове. Я все-таки был циничным человеком. Как слова из песни— любовь бывает долгая, а жизнь ещё длинней. Мне предстояла разлука с любимой женщиной и срок разлуки был большой. Я знал свободный выезд за границу будет только после распада СССР в 1992 году. А это не много не мало пятнадцать лет. Может оказаться слишком долго для любви. Денег У Мари оставалось достаточно для безбедной жизни. А нас ждала Африка…

Глава 33

Если мы думали, что наши приключения закончены и впереди мирная и спокойная жизнь то мы жестоко ошибались. По окончании процесса над бандой Козетты вся местная деревенская общественность узнала, что у нас подозревали наличие огромного количества алмазов и золота. По мнению деревенских наличие у нас алмазов жуткая несправедливость местные Жаки гораздо лучше могут распорядиться нашими богатствами.

В одну тихую ночь практически уже перед отправлением в Африку меня разбудили жесткие толчки в грудь чего-то железного. Пробуждение было рывком я хотел вскочить, но удар в затылок меня выключил. Очнулся от того, что на меня плескали водой из ведра. После водных ванн очнулся окончательно и оценил обстановку. Я привязан к стулу руки связаны за спиной и веревки дополнительно пропущены через спинку стула ноги связаны и дополнительно привязаны к ножкам стула. Стреножили меня основательно. Осмотрел комнату глаза мне не завязывали. В комнате три местных Жака / самоназвание местного деревенского населения/ стоят ухмыляются в руках ножи у одного охотничья двустволка. Мари примотали к креслу рядом с ней кроватка с ребенком. Заходит в комнату служанка и бьет Мари по щекам и орет — что-то типа откомандовалась сука. Сейчас тебе наши мужики покажут, что такое настоящие мужики. По кругу не пробовала сейчас попробуешь. Смотрю на эту деревенскую гопоту и думаю — боже ж мой и я еще спорил, чтобы этим ган..ам оплату нормальную сделала Мари. И платили вовремя. Да понимаю русских помещиков крепостников. В голову приходит дурная мысль не убивать этих идиотов из огнестрельного оружия, а запороть кнутом за страх Мари и мой страх за неё и ребенка. Слушаю злобный лай очередного Жака и гадаю как же мне добраться до моих сапог у кровати. Приходит очередной грабитель и сообщает, мы ему должны передать немедленно все деньги и тогда они не будут убивать меня и Мари с ребенком. Так позабавятся с этой гладкой сучкой как настоящие французы чтобы она знала, что такое настоящие мужики. После передачи денег надо будет написать дарственную на землю и дом. И тогда мы свободны. Всё ясно. Живыми мы отсюда не уйдем. Нас просто закопают. И ещё эта дарственная значит нотариус су.а решил все таки отомстить. Сижу привязанный к стулу и молчу. Глянул на Мари в глазах у неё ярость она тоже понимает живыми мы не уйдем отсюда. Су.а как добраться до сапога. Приходит в комнату нотариус и глумливо так говорит — зря ты русский думал, что у нас Нормандии будешь хорошо жить. У нас к таким как ты одно правило попользовать твою женщину и раздеть тебя догола. Лучше нас захотел жить не получится. Всё понял мразь.

Посмотрел я на эту падаль и говорю. Ладно твоя взяла, но какие гарантии что, когда я отдам деньги и перепишу имущество, что мы уйдем живыми. Эта мразь заявляет после того, как мы получим деньги мы все равно попользуем Мари, а потом идите на все четыре стороны. Это только подтвердило мою мысль используя страх за ребенка нас заставят передать ценности и имущество и убьют. Бля.ь как добраться до сапога.

— Хорошо говорю. Ребенка не трогайте. Пусть будет, по-Вашему, только мне обуться надо в туфли, а то босым я не могу серьезно принимать решения. Один из Жаков кричит — пусть эта мразь обувает сапоги, а туфли я себе заберу они из крокодиловой кожи.

Меня развязывают и ведут к обувному шкафу. Внезапно к шкафу бросается нотариус и проверяет сапог он естественно пустой этот проверяющий машет рукой — типа можно пусть идет. Подхожу к шкафу беру сапоги и сажусь на обувницу /пуфик небольшой у обувного шкафа / и начинаю одевать сапоги. Из стопки беру портянку и под стопкой нащупываю пистолеты Браунинг № 1 модель 1906 года. Очень маленький его длина всего десять с половиной сантиметра калибр 6,35 мм и шесть патронов в каждом. У меня в шкафу на всякий случай было припрятано два браунинга маленькие и бьют не так чтобы сильно. На расстоянии двух трех метров это неважно. Итак, у меня двенадцать выстрелов и пять противников. Никогда не был сторонником стрельбы по-македонски, но здесь и сейчас буду стрелять с двух рук. Уже поворачиваясь к Жакам, пришла мысль — жаль не смогу запороть их придется ложить всех и сразу наглушняк. Время тянется медленно— медленно. Вижу как поднимается ствол охотничьего ружья к голове Мари и вижу какое то детское недоумение на лицах остальных. У нотариуса из открытого рта бежит тонкая струйка слюны. Выстрел выстрел и еще шесть выстрелов каждому по два в углу верещит неблагодарная служанка Мари и еще два выстрела. Визг выключается. Поворачиваюсь к шкафу и из -за стопки беру запасные магазины перезаряжаю пистолеты пусть будет полностью заряжено оружие. Осматриваю тела выживших нет. И только после этого иду и развязываю Мари. Мари женщина железная не слезинки ни истерики. Только прижалась ко мне и поцеловала. Спрашиваю — сколько Жаков.

Ответ — еще двое в кабинете.

Иду в кабинет. Жаки нашли мою бутылку и празднуют удачу. Но удача уже отвернулась от них. Еще четыре выстрела. Опять мысли — зря оставили в живых тогда нотариуса. Гнилой же человек сразу было видно. Проверил дом больше никого в доме не было. Затем проверил двор и постройки. За Мари я не волновался. Она сразу подняла двустволку и сняла с тела патронташ. Железная женщина. Поднялся в дом. Да Мари с ружьем. Говорю пойду проверю что там у Старшего и Софи. перед выходом отложил карманное оружие так выручившее меня и достал из тайника Люгер. Машинка понадежнее будет, хотя и Браунинги меня не подвели.

Аккуратно и тихо подошел к дому Старшего. Там крики — где деньги, где алмазы. сейчас я ей ухо отрежу.

Дверь настежь Жаки вообще никого не боятся. А зря, стрелять начал от порога. Положил их было всего двое. Разрезал веревки на Старшем, тот бросился к Софи и стал её ощупывать искать повреждения. Софи глянула на меня и спросила — как Мари и ребенок. Мягко вывернулась из рук Старшего и пошла к ребенку.

Мы со Старшим стащили трупы во двор к измельчителю деревянных отходов. Такой большой короб для подачи деревянных досок либо веток деревьев и затем зубья измельчителя. А продукт измельчения затем вывозят на поле типа удобрение. Переложили тела ветками и досками и врубили измельчитель. Зубья перемололи всё что мы предложили этой машине. Утром надо погрузить на тележку вывезти в поле и удобрить землю. Что же мешало спокойно жить этим Жакам.

Все пошедшие на этот налет не имели семей и авторитета в деревне тоже. Только пьяные выходки мелкое воровство у соседей. Вот и все их «добрые дела». Искать их никто не будет. Только с облегчением вздохнут. а нотариус тварь. Ведь не стали его убивать, ведь как клялся. Только гнилое нутро не переделаешь. Ладно хорошо, что так кончилось. А ведь его /нотариуса / будут искать. Хорошо пусть ищут. У нас его уже нет. А в поле перемешаем с землей. До анализов ДНК пока далеко. А затем будет поздно. Так что пусть ищут и ищут хоть до скончания времен. Мы нечего не знаем. Единственно, пистолеты нужно разобрать и вывезти подальше, и утопить в реке. не откладывая в долгий ящик то, что можно сделать сразу. Раскинул на части пистолеты и пробежался. Три километра не так много. А береженого бог бережет. А не береженного конвой стережет. Народная мудрость она такая. Затем помыли комнаты и выбросили обломки. Так и утро пришло.

Закидали в тракторную тележку опилки от Жаков и нотариуса и вывезли успешно на поле. Там они и успокоились. Чтоб их души черти жарили. Мари благодарно меня поцеловала. И больше мы не вспоминали этот эпизод с жадными деревенскими гопниками. Как его и не было.

Не вспоминали мы этот эпизод только с женами. Так как от волнения может пропасть молоко, а грудных малышей лучше кормить материнским молоком. А вот мы со Старшим волновались — мы уйдем, а наши семьи будут беззащитными. И здесь нам помогла Софи — найдите нам пистолет типа твоего браунинга №1, и мы будем более или менее спокойны. Пистолет я нашел дерринджер от ремингтона небольшой и если в кобуре на ноге, то не один разбойник такого облома не будет ждать. И заряжать просто переломил как охотничье ружье зарядил и стреляй. Заказ Лобанову ушел сразу и выполнен был в течении пяти дней. Мы вооружили наших жен. Для своего спокойствия и женской безопасности.

Полиция пришла через два дня после ночных событий. Все-таки французская полиция работает неплохо. Опросили свидетелей и нашлось пара человек, которые пояснили, что Франсуа / так звали нашего коварного нотариуса/, собирался посетить меня и Старшего тем вечером, когда и было нападение. Нашелся и таксист, что привез его в наши края. И полиция пришла ко мне с вопросами — что да как. Ответ мой был прост — возможно и приезжал в наши края Франсуа. Да не ко мне. У меня его не было. Два дня искали труп и у меня во дворе и реку прошли сетями и осматривали дом и перекопали полы в конюшне и других сараях. Полиция твердо была уверена труп я не мог хорошо спрятать. Труп гнусного Франсуа где-то здесь. Так два дня и провели безотлучно у меня во дворе и доме. Так же два дня около меня находилось два адвоката опять помог Лобанов.

И пока шел обыск. Я находился в полицейском участке и меня допрашивали — куда же я дел труп нотариуса. Периодически полицейские пытались создать видимость, что труп нашли. При приоткрытой двери допросной комнаты один из полицейских докладывал — труп найден в конюшне или допустим, как во второй раз — найден в подвале в бочке. Ну, прямо как дети. Я прекрасно знал, трупы налетчиков найти невозможно, они теперь удобрение на поле в виде древесно — мясных опилок. И собрать их невозможно. Но полиция хотела развлечений кто я такой что бы мешать этим играм. Все равно всё, когда ни будь кончается. Кончился и этот допрос. И вышел я нив чем не виноватый на волю. У выхода на волю меня встречали друзья. Адвокаты подъехали чуть позже и привезли бумаги, что ко мне претензий нет и я могу ехать по своим делам в любом направление во Франции так и волен ехать за границу. Если у меня есть такая необходимость. Необходимость была и вот у нас прощальная вечеринка.

Вечеринка была широкой и хлебосольной. Были приглашены все соседи и мы славно попировали. Лобанов подсуетился и к нашему отъезду провели телефонные линии как ко мне, так и к дому Старшего. В домах в нескольких местах установили и замаскировали тревожные кнопки. теперь в случае необходимости помощь можно было вызвать экстренно. Лобанов получал сигнал тревоги и мчался на выручку. Это нас немного успокаивало. Хоть какая-то гарантия безопасности. После вечеринки у меня была долгая ночь прощания с женой.

Наутро мы погрузились в такси и на трех машинах поехали на вокзал Бордо чтобы отправиться на границу Испании и Франции. На вокзале Бордо нас всех задержали и обыскали багаж. Полиция Лизьё не могла смириться с провалом в деле исчезновения нотариуса. Задерживали нас со Старшим прямо в вагоне и счастливые были, когда задержали. Отвели в помещение вокзальных касс стали обыскивать багаж на глазах изумленных пассажиров. Проводящий обыск был счастлив и решил поглумиться и заявил, что обыск проводится в такой форме из-за отсутствия адвокатов. Зря он глумился.

Адвокаты были здесь же и собирали свидетелей нарушения наших прав действиями полиции. И минут через десять подтянулись представители полиции города Бордо и хмуро поинтересовались, а когда это полиция города Лизьё стала федеральной и так вызывающе посягает на юрисдикцию полиции города Бордо. Наш активист полицейский начал блеять что у меня лично в багаже есть доказательства причастности к убийству нотариуса города Лизьё. Представитель полиции Бордо предложил предъявить хотя бы постановление на производство обыска и получил изумительный по откровенности ответ — сейчас что ни будь найдем и тогда получим постановление. Полицейские из городского управления практически легли на пол от хохота./Предварительное расследование. Собственно предварительное расследование проводится следственным судьей. Оно начинается не иначе, как с информации, представленной следственному судье в заключении прокурора (ст. 80 УПК Франции). Однако уголовное дело может быть возбуждено и по заявлению потерпевшего следственному судье, который обязан передать это заявление прокурору, компетентному давать заключение о возбуждении дела (ст. 86 УПК Франции)/. Полицейский инспектор вообще ни разу не мог нас задерживать или допрашивать /В отличие от российской процедуры привлечения в качестве обвиняемого во французском уголовном процессе предъявлению обвинения предшествует допрос подозреваемого. Следственный судья, намереваясь предъявить обвинение, сначала направляет уведомление об этом подозреваемому, излагая существо и юридическую квалификацию вменяемых ему деяний, разъясняет его права, обеспечивает право на защиту, разъясняя возможность пригласить адвоката по выбору или назначенного защитника. За 4 рабочих дня перед первым допросом подозреваемого адвокату предоставляется возможность ознакомиться с материалами досье следственного судьи (ст. 114 УПК Франции).После этого следует допрос, который протоколируется. В допросе может участвовать не только следственный судья, но и прокурор (ст. 119 УПК Франции)./Судя по лицам наших адвокатов, компенсация за наивность и глупость инспектора будет значительной. Нас опять погрузили с почестями в поезд, и мы отправились к испанской границе к погранпереходу. А наши юристы пошли в суд раздевать мэрию Лизьё за глупость полиции. И пусть будет рад этот активный инспектор если отделается только увольнением и штрафом. Вновь конечная станция, пошли через таможенный пункт, у нас откровенно не было нечего запрещенного. Оружие и новые документы через границу пронес Лобанов он же руководил юридическим сопровождением нашей поездки. С самого начала инспектор полиции города Лизьё вызывал подозрение в том, что он будет пытаться нас задержать под любым предлогом. Входил ли в состав крыши банды нам даже не было интересно. Здесь работало правило — бодливой корове бог рога не дает.

А мы же перебрались через границу и вновь были встречены хлебосольным хозяином этого участка границы. И уже вскоре сидя со столом отмечали удачное завершение первого этапа возвращения к месту службы. Поделились своими злоключениями и глупым поведением полиции Лизьё. Снова посмеялись. Спели песни. Вечер удался, и мы ушли спать перед автомобильным путешествием по Испании к побережью Средиземного моря. Уже когда укладывались спать Старший спросил — что теперь будет с полицейским столь глупо и грубо нарушил всё что только мог.

-Скорее всего сядет. Нам это на руку остальные забудут дорогу к нашим домам.

-а о чем ты говорил с теми жителями деревни, что приходили к нам. Это опять Старший.

-Да благодарили, что я закопал их местную гопоту. просили не увольнять жителей деревни и не забирать земельную аренду у арендаторов деревни. По факту земля наша. Арендаторы же имеют право даже при смене владельца продолжать пользоваться земельным участками

Глава 34

Возвращение. Мысли и мысли. После практически мирной жизни. Конечно, приключения и нападения и опасности были. Только и мирная жизнь была. Рождение ребенка семейная жизнь с её семейными обедами и приготовленным руками любящей женщины завтраком. Отсутствие джунглей как за окном, так и вообще рядом. Красота. А главное нет чувства постоянной готовности к налету банды ФЛЕКа или ещё какого-либо гордого негритянского освободительного движения. По первому времени я по хлопку автомобильного глушителя — занимал позицию к бою в противоположном кювете или обочине. А однажды вообще цирк был. В наш городок приехала театральная труппа и давала спектакль / уж о чем там была пьеса не запомнилось/. Идем с женами со спектакля — белые рубашки смокинги и тут хлопок петарды, и мы со Старшим во всех этих праздничных костюмах кувырком расходимся в разные стороны, чтобы сбить прицел и естественно все костюмы в грязи и пыли. Жены в смех. Костюмы были в прокат, но ничего расплатились.

А сейчас опять. Возвращаемся к району боевых действий. Опять вся эта нервотрепка. Опять дикие негры и опять джунгли. Когда первый раз ехал в Африку было проще. Организм пытается возражать возвращению. Да кто ж будет его слушать. Жди нас Африка — мы идем. У меня такое чувство было в моем прошлом / для этого времени будущем/ перед командировками в Чечню. Очень похоже с Африкой особенно зимой сплошная «зеленка» и мятежники с их верой в собственную исключительность …

Ночь прошла. Утром приняли на «посошок» любезный наш хозяин хоть и был уже по рождению испанец обычаи далекой Родины не забывал было и на «посошок» и «стременная» и «закурганная». А затем автомобилям «старт» и долгая дорога через пол — Испании. Так и осталась Испания за окном автомобиля. По своей военной привычке — спать сразу, как только выпадает такая минута / времени поспать может и не быть/ вырубились со Старшим и всю дорогу спали. Только на заправках и выходили посмотреть на мир. Вот и все впечатления от Испании.

К полуночи уже были на базе контрабандистов. На самолет не успели уже рейс ушел. Следующий рейс через день. Делать нечего — будем ждать. Место было обжитое и блага цивилизации присутствовали. Да вот и не угадали со спокойным ожиданием. Старший поднял всех поутру и пошла жара — пробежка, силовые упражнения и опять пробежка. Затем чистка оружия и приведение в порядок полевой форм. С подшивкой воротничка. Хорошо забытое старое хоть и не столь старое. Сначала бесило, а потом ничего пошло по крайней мере отбило настроение нежелания возвращаться в Африку. Так и прошел день в заботах и хлопотах.

Заодно нам прочитали лекцию о видах полиции в Испании.

Состояла она /полиция/ из трех частей.

Первая Полисия Локаль — это аналог муниципальной полиции.

Вторая Гвардия Сивиль — это только в городах и поселках с населением не более двадцати тысяч человек. Эта же полиция принимает заявления от граждан о совершенных против них преступлений.

Третья Полисия Насиональ — вот эта структура и занимается охраной границы и под её контролем и была база, на которой мы и находились. Очень похоже на Россию 90-х — кто что охраняет тот и это и имеет.

Так в лекциях и занятиях пролетело время до прилета самолета, на котором мы должны были перелететь Средиземное море и приземлиться в КасаБланке в Марокко. самолет был все тот же — этажерка, обтянутая перкалем. Однако для полетов через границу подходила идеально. Не привлекала внимания и незаметно пересекала линию границы при этом была дешевой. Полет проходил ночью и особо увидеть ничего не удалось. Внизу в лунном свете плескалось Средиземное море потом резко пустыня. В темноте ночи и неверном лунном свете не сразу и поняли, что всё море кончилось летим над пустыней. Сели на самой дальней полосе.

Рейс у нас был стыковочный. Билеты и комплект был готов ещё во Франции. Вышли из самолета отошли к краю полосы и сожгли тот комплект что использовали до этого. Проход через таможенные формальности и границу был оплачен заранее. Проблем не было. Посидели в аэропорту выпили кофе и собственно ожидание рейса Либревиль окончилось.

Опять посадка в самолет. В салоне кроме нас еще пассажиры из Франции. Летят в свою бывшую колонию Габон. Инженеры — будут работать в горной компании. Из Франции совсем недавно в Африке впервые и все для них внове и интересно. Любопытные и непосредственные настоящие французы. Почувствовал себя прямо — старым опытным путешественником. Хорошо хоть нет больше пересадок. Сели в аэропорту Либревиля и как белые люди поехали к вилле черных банкиров за остальной амуницией.

На виллу сразу не полезли. Сначала сели в окружающей застройке, надо было посмотреть — всё ли в порядке. Стоит ли цветочный горшок на подоконнике. Или всё спокойно. Это шутка. Знака тревоги предусмотрено не было. Но всё равно вели наблюдение. Как оно говориться — береженого и бог бережёт, а не береженного конвой стережет. Именно здесь в Либревиле мы попадали и в подвижную засаду и пару раз нарывались из-за спешки на скрытую засаду. Наблюдение не зря вели. Вечером из ворот выехало две автомашины такого типично служебного вида плюс на каждой была антенна радиосвязи. Весьма сложно представить зачем на вилле любимой жены черного банкира такие машины. Вилла была для загулов и отдыха.

Сапер пошел за продуктами на перекусить пока ведем наблюдение. Пошел, ворча — вот почему именно он всегда за едой должен ходить. Что он крайний. Сапер всегда ворчал, но ещё больше был недоволен если ходил не он. Больно любил пожрать. И если ходил не сам, то и приносили ему или не то или мало. поэтому Сапёр и ходил. Ночь провели на чердаке дома наискосок от объекта наблюдения. Утром в шесть часа приехали те же машины и через десять минут выехали обратно.

На вилле были чужие наблюдатели. Что там происходит было неясно. И на кого поставили капкан — тоже непонятно. Варианты были разные, но идти проверять было не нужно. Имелась запасная точка. Квартира в доходном доме. Там не было запасов амуниции и оружия. В критическом положении там можно было укрыться и прояснить обстановку. С виллы мы сняли наблюдение и скрыто выдвинулись к доходному дому. Здесь имелся уже сигнал тревоги и сигнал что все спокойно и можно входить.

Рисковать не стали. На улице нашли нищего. Дали аванс и записку с адресом. И послали этого нищего в адрес. Сами наблюдали, что будет дальше. Посланца вывели в наручниках и посадили в автомобиль и увезли. Прости нас мужик, но жизнь она такая. Бесплатное угощение только в капкане.

Оставался ещё один вариант. Рискованный и авантюрный. На гидроаэродроме в районе яхт клуба стоял в ангаре самолет на поплавках. Там нас не должны были ждать. Выдвинулись к схрону. У каждого уважающего себя спецназовца имеются схроны с чем-то полезным. Схроны у всех разные. Все зависят от возможности. С прошлого нашего посещения Либревиля у нас в джунглях что только не было спрятано. Вскрыли схрон достали пять комплектов оружия и амуницию. Сели снимать консервационную смазку и чистить оружие. Командир дополнительно чистил пулемет а у Снайпера была дополнительная винтовка. У Сапера запас мин и взрывчатки. Дел было море.

Переоделись вооружились и пошли к машине. Пока мы чистили оружие и амуницию. Сапер уже пригнал машину. Погрузились и поехали в яхт-клуб. По дороге мы никому не понадобились и спокойно доехали. Но приключения нас не оставили. В ангаре, где хранился наш будущий гидросамолет. Оказалось и штаб-квартира вымогателей. Там собственно обстановка прояснилась. Моя пациентка в очередной раз попала в беду. Несколько местных военных решили, что у её мужа много лишних денег и они нужнее им чем банкиру. Сказано сделано. Жену взяли на вилле и выслали требование денег. На вилле и квартире поставили засаду. А саму пленницу решили хранить в самолетном ангаре в яхт — клубе. Собственно, в ангаре на настоящий момент были — дежурная смена из трех человек и двое боевиков, которые допрашивали нашего посланца в квартиру и сам посланец в довольно помятом виде.

Женщину мы освободили. Но с отлетом пришлось повременить. Жадные вымогатели захватили и мужа моей пациентки с выкупом и теперь хотели ещё от отца получить выкуп уже за двух пленников. Жадность и сгубили этих военных вымогателей. После допроса пока мы совещались, как вынимать с виллы содержащегося там захваченного в плен с выкупом мужа. Захваченных здесь перестреляла местная заложница. Теперь оставалось только ехать на виллу и выручать её мужа.

Сколько там боевиков было неясно. Постаралась наша освобожденная. На был вход, который вряд ли контролировался. Тропинка от моря. Все скопом погрузились в «зодиак» и на полном ходу рванули к вилле. Нас там действительно с моря не ждали. Боевиков было четверо. Впереди пошли Старший и Сапер. Зачистили они этих горе охранников практически сходу. Оставались еще четверо на квартире и четверо в казарме. Там же в казарме был, и тот майор, которому захотелось лишних денег. Новая смена должна была приехать утром. Но до утра практически стопроцентно руководитель захвата узнает о освобождении заложников. И опять будут проблемы. Решили зачистить и квартиру. А потом ехать к казарме и выманить майора на улицу и там просто пристрелить. Снайперу было не привыкать. Расстояние для снайперского выстрела минимальное — сто метров. Погода нормальная. Улица будет освещена. Фонари как прожектора. Условия идеальные.

Поехали к квартире. Опять пошли Старший и Сапер. Справились. Даже взяли подранка. Теперь решали, как выманить майора. решили не мудрить. По телефону наш пленник сообщил — еще один посетитель.

Приехали сразу все и оставшиеся четверо боевиков и майор и технический персонал водители на двух машинах. Майора взяли живым он даже пикнуть не сумел. Остальных зачистили и сложили в машинах. Майор долго не мог поверить, что его операция провалилась.

Майор долго не мог поверить, что его операция провалилась.Ведь у него всё было просчитано и спланировано. Как мы и думали в живых никто не был бы оставлен. По плану майора убивали всех. И захваченных заложников и участников банды. Главарь хотел всё и только для себя любимого. При этом майор все-таки умом не отличался. Стал просить его не убивать он раскаялся. Видимо окончательно сошел с ума. Самолет три раза уходил в полет над океаном. Вывозили трупы и скидывали в океан. Тела были в мешках. С грузом, чтобы утонул так утонул. Задержались в Либревиле на сутки. Зато в Анголу мы возвращались с комфортом. За два рейса гидросамолет вывозил нас на озеро в пятнадцати километрах от Луали и мы через джунгли возвращались в гарнизон.

За два дня мы перебрались на озеро. А затем был марш через джунгли. За несколько километров до Луали услышали звуки выстрелов и опять кто-то штурмует многострадальный городок. Мы разделились на две группы и стали выбираться к городку с двух сторон. После комфортной жизни бежать по джунглям довольно проблематично. По джунглям вообще бегать проблематично. Прорубались по чаще к городку, чем ближе подходили, тем слышнее была стрельба. Бой разгорался. Нападавшие настойчиво штурмовали поселок и давили обороняющихся плотным пулеметным огнем. Слышны были по крайней мере два крупнокалиберных пулемета. По характеру стрельбы Сапер опознал ДШК у боевиков ФЛЕК имелись трофейные пулеметы ДШК у них вообще много чего имелось. Трофеи брались не только у правительственных войск из Луанды, а были ещё и португальские трофеи. Да и несколько гарнизонов перешедших на сторону мятежников ушли в джунгли не с пустыми руками.Отрядам ФЛЕКа было чем давить малочисленный гарнизон Луали.

Тем не менее мы подоспели вовремя и огонь с тыла по флангам нападавших немедленно охладил наступательный пыл штурмующих. а когда прекратился огонь из крупнокалиберных пулеметов то и наступательный пыл и вовсе испарился. Атакующие растворились в джунглях. Мы же геройски прорвались в Луали. Нас встречали как героев. Мы опять были вовремя и спасли гарнизон.

Традиционно теперь предстояла долгая работа над сочинением как я провел лето или где мы шлялись почти полгода. Работа в эпистолярном жанре нас не особо привлекала. Но нам казалась неотвратимой как стихийное бедствие. И мы ошиблись. Местным представителям госбезапасности мы не подчинялись. Мы числились за ЦК КПСС за особой экспедицией. И только они могли нас опрашивать. Так что надо было выходить на связь и сообщать о выходе к своим.


Собрали рацию, пришлось искать батареи. и вышли на аварийной частоте и сообщили, что мы вышли. Ответ нас озадачил по полной. По неизвестной нам причине нас освободили от проверки в карантине. То есть проверки как такой не будет. Нам разрешили покинуть Луали и сообщили. что мы поощрены двадцатью окладами по должности в инвалютных рублях первой категории. Несмотря что денежное довольствие нам считали в долларах США при выходе в Союз доллары переводили в инвалютные рубли. А так как валюта была доллары США то и инвалютные рубли были первой категории. Здесь была хитрость в том, что были инвалютные рубли второй категории /валюта социалистических стран / и купить на них можно было гораздо меньше нужных и дефицитных вещей.

Так как наше пребывание в Луали было закончено то и нужно было выбираться на аэропорт и лететь в Столицу Анголы в Луанду. Было грустно здесь в джунглях было проведено много времени. Здесь же я нашел женщину своей мечты и провел немало счастливых дней. Трудности как-то отступили на второй план.

Мое мечтательное состояние уничтожил Сапер свои вопросом — какие оклады будут считать базовыми при начислении премии. Суммы у него получались разные. Но все очень большие и неправдоподобные. Старший обматерил Сапера и загнал собирать вещи. А мои мысли свернули в сторону. Как вывозить фигурки большой африканской пятерки. Там золота почти килограмм. Фигурки небольшие, да золото очень тяжелое. Сапер вылез с предложением покрасить бронзовой краской и так везти. Сапер был послан. Правда вежливо. Я ему сказал — да вы верно шутите. Сапер не поверил в мягкость и пошел консультироваться с Старшим. Старший ему перевел — интеллигенты не говорят — пошел на х.й. Они говорят — да вы верно шутите.

И уже послал Сапера делать полезные дела по русски на русском матерном. Так мы и собирались.

Затем грузовик повез нас в центр провинции на аэродром в аэропорт.

И опять вокруг были джунгли. Кромка джунглей часто была опалена огнем. Здесь боевики ФЛЕКа нападали на караваны правительства. Вот здесь нас сбили когда мы тянули к Луали. А вот бронетранспортёр сожженный выстрелом гранатомета. Вот остатки грузовиков. Вся дорога в отметинах войны. И воевали мы не только здесь.

Воевали и в других провинциях Анголы. Честно бились с врагами. Защищали социалистическое государство Ангола и его строителей. Куда же все это делось в 2000 -х. Почему ангольское руководство так легко предало Россию и переметнулось к американцам. Почему?

Глава 35

Рейс в Луанду был прямым. Полет продлился около часа. При заходе на посадку, как всегда, рассматривал окрестности в иллюминатор и вдруг при взгляде на столицу Анголы я поразился в городе в небо устремились столбы дыма и не один не два, а десятки над городом стояли столбы дыма от десятков горящих домов. Самолет сел. При выходе из салона нас уже ждал один из заместителей Главного военного советника. Приказ для нас был кратким — выдвинуться в главную штаб-квартиру ДИСИ и поступить в распоряжение руководителя ДИСИ. Машина нас ждет.

Про обстановку нам нечего не довели. Возможно, он сам нечего не знал. Переезд по городу показал — произошел мятеж и в городе идут уличные бои. Доехали без столкновений, хотя пару раз нас пытались остановить. Приехали и сразу попали на начальника ДИСИ. Сразу же он довел обстановку.

Лидеры мятежа — командир 9 — ой бригады спецназа Бессмертный монстр, политический комиссар спецназа Эдуарду Эваристу, мэр Луанды Педро Фортунату пытаются захватить власть и привести к власти только чистокровных африканцев. Лозунг мятежа — «Белые люди и люди смешанной крови играют непропорциональную роль в управлении преимущественно черной нацией».

Все началось с демонстраций и митингов в черных кварталах Луанды. Правительственный комплекс атаковала 9-я бригада, из тюрьмы освобождены все заключенные. Не пошли только пленные британцы. Часть населения Луанды присоединилась к грабежам и убийствам. Белых и мулатов убивают, женщин перед смертью насилуют. Мятежники захватили радиостанцию и требуют отставки Агостиньо Нето. Они захватили членов ЦК МПЛА и часть руководителей ДИСА среди перечисленных фамилий ухо выхватило — Элдер Феррейра Нето. Эти товарищи объявлены заложниками и будут расстреляны мятежниками в случае, если их требования не будут выполнены.

Это кратко обстановка на сейчас. Кто хочет высказаться. Все молчат. Встаю представляюсь и продолжаю.

-Ожидать что наши товарищи живы глупо. Мы все знаем товарища Феррейра его не могли взять живым. Он бы отстреливался до последнего патрона, а затем взорвал бы себя и врагов, которые рядом. Надо вывезти уцелевшие семьи сюда в штаб — квартиру, а затем разогнать всю эту черную сволочь. Это фашисты товарищи. У нас в СССР с ними разговор короткий.

Не ожидал, но мое предложение было принято. Часть ушла строить оборону, а нашу группу с усилением из оперсостава ДИСА поставили на розыск уцелевших и эвакуацию в штаб — квартиру. Адреса нашли в кадрах и поехали колонной — два джипа с пулеметами на турели и три автобуса. В нескольких адресах мы уже опоздали, но были и спасенные. Загрузив автобусы вернулись и выгрузили спасенных пошли на второй круг. За это время мародеры и грабители достигли наших кварталов и приходилось пробиваться. Но пулеметов у мародеров не было, и мы пробивались без особого труда. На последнем адресе мы застали чудовищную картину. Банда захватила семью сотрудника — мать, жену и трех дочерей. Мать убили сразу. А жену и дочерей привязали и стали по очереди насиловать и одновременно пожирать. Одна группа насиловала, а другая, вскрыв череп ложками жрали мозг несчастных женщин. Мы озверели. Захватив каннибалов живыми, выволокли во двор и сожгли на костре живыми. Женщины были еще живые, но спасти их уже было невозможно. Старший подарил им легкую смерть и добил жену и двух девочек. Третья ждала своей очереди. Каннибалы оставили её на потом. когда мы бросали людоедов в огонь во двор дома заехал джип с парой человек. Их немедленно взяли. Оказались координаторы у них обнаружили списки адресов сотрудников ДИСА с семейным положением. В списках стояли отметки кого уже уничтожили. Осталось несколько адресов, где ещё не побывали убийцы. Координаторы тоже пошли в костер. Мы объехали и собрали последних уцелевших. Вернувшись на базу, доложили больше спасенных не будет.

«Мятежники не остановились перед убийством наших товарищей. Они действовали как фашисты. Мы найдем их живыми или мертвыми.» Агостиньо Нето.

Был введен комендантский час и на улицу пошли танки. Часть экипажей укомплектовали товарищами из числа сотрудников ДИСА. Затем утверждалось, что бронетехника полностью была кубинской. Это было не совсем правдой.

Расчет на помощь СССР был очевидной ошибкой мятежников. Советский Союз не поддержал черных фашистов.

Затем мы начали чистить город и МПЛА. В своем выступлении президент Нето требовал — «вязать и стрелять». Создали военный трибунал. Но туда мы никого не возили. После того как мы увидели, как живьем едят людей. Мы уже никого некуда не возили. Суд был на месте. Сотрудники ДИСА потерявшие семьи просто давили виновных танками. И осуждать я их действия не буду.

Нашей группе удалось захватить Ниту Алвиша. Взяли его тихо и просто. Автомобильный кортеж блокировали танками. Этот главарь людоед вылез из машины и стал орать, что он верный ленинец марксист и прочее. Его повязал Сапер, а остальной кортеж раскатали танками в плоскость.

Когда мы сдавали в тюрьму этого «марксиста» нас нашел посыльный нас отзывали на базу. Собрали вещи, вещи так и пролежали в выделенном нам кабинете и поехали на базу.

/ Сейчас в наше время, в моем прошлом будущем. Агустиньо Нето палач. Время очень толерантное. Не знаю для людоедов наказание должно быть одно — смерть./

Взяли свои вещи и сели в джипы и погнали к базе. В городе еще стреляли. Для экстренной высадки я свои две сумки повесил на плечи крест-накрест. Сумки у меня были простые для укладки парашютов после прыжка. Только я их немного улучшил один наш умелец пришил ремни что бы можно было носить через плечо. в одной лежали мои вещи, а в другой диски для пулемета / второго номера у меня не было/ правило были одно все своё ношу с собой. В один джип не влезли, и радист сел во второй джип. Там было меньше народу. Только представитель из нашей миссии и водитель. Радист развалился сзади и продемонстрировал нам палец. Радист был еще тот шутник. Только он не знал, что Атропос /Клото сплетает нить судьбы из всего, что попадёт ей в руки. Лахесис не глядя сплетает нити судеб разных людей между собой. А третья — Атропос, расстригает нити судьбы, таким образом убивая их. / уже поднесла ножницы к нити его жизни.

Подъезжая к базе, мы увидели несколько черных рек, идущих по направлению к базе, мы объехали колонны по параллельной улице и полетели к воротам. Здесь нас и перехватили. База была блокирована. Нас хотели взять живыми. Но не угадали. Джипы осели на ободах и заглохли были пробиты двигатели. Мы бегом рванули к завалу в воротах базы. Первый джип, на котором были мы практически у ворот был остановлен мятежниками. И мы успели взлететь по обломкам завала во двор базы и сразу же развернуться, чтобы прикрыть второй джип. Пассажиров второго постигла нелегкая судьба. Водитель и представитель из миссии хотели сдаться. Радист принял бой. Он успел застрелить несколько мятежников, а потом взорвал гранату и погиб сам и те из врагов, которые были вокруг него. Смерть его была легкой по сравнению со смертью водителя и представителя миссии. Их оттащили за угол дома и съели живьем, а головы насадили на копья и воткнули в землю у ворот базы. Те ублюдки, которые принесли и воткнули копья были расстреляны Сапером сразу же. Уйти он им не дал.

Затем начался штурм черная волна штурмующих неслась на нашу хлипкую защиту и что-то вопила. Восторг атаки им сбил Сапер. У него в вещах было несколько самодельных мин направленного действия, и он их успел установить и привести в действие. Потери штурмующих были страшные, и волна откатилась. Помощи не было хотя кубинская бронетехника была рядом. Но в бой кубинцы не шли. Кто-то кричал за моей спиной в эфир вызывая помощь, но кубинцы отморозились и в бой не шли.тогда я обернулся и забрал у начальника штаба гарнитуру.

И вышел на волне ДИСА. Вызвав на связь всех, кто меня слышит. Отозвались трое. Двое были далеко им до нас было идти не менее двух трех часов и помочь нам они не успевали. Третий абонент оказался командиром усиленной танковой роты и был на подходе в пределах 45 минут. Командиром оказался тот сотрудник, с которым мы вытаскивали его дочь в начале событий. Командир танкистов развернул роту и повел её нам на помощь.

А у нас дело было не очень. Плотный огонь мятежников прижимал нас и давал высунуться и второй атаки на прежней позиции нам было не устоять. Сапер заминировал площадку за воротами куда должна была ворваться толпа атакующих. И мы, придерживая атакующих редкими очередями отошли к домам. Толпа негров ворвалась во двор и была опять сметена взрывами мин. Редкие выжившие мигом откатились. Домики, к которым мы отошли в качестве защиты не годились. Тонкие стены прошивались насквозь любым калибром.

Связь уже у нас отсутствовала рацию и штабного офицера уничтожили. Нас ждала третья атака. Старший откуда-то тянет АГС притянул и сообщает. Гранат мало на пару очередей. Но хоть что-то. Вылетают эти негры в третью атаку, и мы кладем серию гранат. Всё теперь это просто железо. Но атаку отбили. Патронов осталось совсем немного диск другой и все. Пистолет был была граната, которая у меня она была зашита во внутреннем кармане и наружу была только веревочка. Старший, глядя на меня тоже так же носил последнюю гранату. Сидим молчим и тут Старший спрашивает -а откуда ты знаешь, что гранату надо так носить. Мне мол дед рассказывал, а ты откуда знаешь.

Ответить я уже не успел. Подошла помощь/танковая рота/ и стала гусеницами и броней наводить ужас на атакующих. Вся эта толпа была выдавлена на нас и прошла через нас. Погибли практически все. Сапер ранили первого, Снайпер тащил его на себе в сторону к нам /патронов у него уже не было/ мы со Старшим расстреляли все и собрались умирать, Снайпер тащил к нам Сапера так как свои гранаты они бросили раньше. Танки ревели рядом, но не успевали. Негры летели через нас, но самые упертые бежали именно к нам.

Одной из последних пулеметных очередей нас всех и положили. Мы упали и танки прошли в метрах от нас. Победа была за нами. Мы же ничего уже не видели и не слышали. Не слышали, как нас разминировали, как грузили в вертолет. Как везли в аэропорт. Как грузили на военный борт. Грузили навалом. Бои шли по всему городу. И много кто из советников был ранен. Всех загрузили в самолет и повезли.

Мы так никогда и не узнали, что специальная группа ликвидаторов, приехавшая по наши души, попала в засаду мятежников и была уничтожена традиционным для черных патриотов способом их съели и запили водкой «Особой» с красным колпачком. Черные патриоты так и не узнали откуда пришла смерть. Закуска не была ядовитой, смерть была в водке. В водке был растворен специальный препарат, который давал при вскрытии картину инфаркта миокарда. Черные патриоты могли остаться живыми если бы выпили только те бутылки водки «Особой», которые были запечатаны зеленой пробкой. Полковник, который руководил операцией по нашей ликвидации умер сам банальный инфаркт миокарда. Но у него это была естественная смерть / видимо Всевышний устал от самодеятельности этого помощника смерти /, и Бог прибрал полковника.

Полковник поспешил и заранее сообщил о нашей успешной ликвидации — был конец месяца и надо было давать показатели. И мы пошли по тем ведомостях как умершие. А по другим ведомостям нам начисляли премии и оплату. И слава советской бюрократии эти ведомости никто не стыковал. Нас больше не искали что бы убить во славу секретности алмазных рудников ныне работающих исключительно на ЦК КПСС. Мы могли жить если выживем после ранений.

Всю дорогу весь полет, который продолжался с посадками на дозаправку пости двадцать четыре часа у меня в голове звучала песня. Думал глюки, но нет сопровождающий крутил кассету на магнитофоне. Так и осталось в голове.

Нас везут в медсанбат,Двух почти что калек,Выполнявших приказ не совсем осторожно,Я намерен еще протянуть пару лет,Если это, конечно, в природе возможно.Мой товарищ лежит,И клянет шепотком,Агрессивные страны, нейтральные тоже,Я ж на чутких врачей уповаю тайком,Если это, конечно, в природе возможно.Перед нами в снегахЛесотундра лежит,Медицинская лошадь бредет осторожно,Я надеюсь еще на счастливую жизнь,Если это, конечно, в природе возможно.Так и еду я к вам,В этих грустных санях,Что же вас попросить, чтоб вам было не сложно?Я хочу, чтобы вы не забыли меня,Если это, конечно, в природе возможно.

****
Книга окончена. Во всяком случае приключения в черной жаркой Африке. Вернуться ли герои опять в эту африканскую страну или судьба забросит их в другие дальние страны. Где будет проходить их дальнейшая служба в министерстве Обороны или Министерстве внутренних дел или вообще среди тех, кто отринул закон и живет по уголовным понятиям. Всё это будет в следующей книге.

https://author.today/work/242183/edit/content

****
Как события развивались в реальной истории.

Член руководства МПЛА Ниту Алвиш придерживался наиболее жёсткой линии во внутренней и внешней политике. Он настаивал на ужесточении репрессий, максимальной централизации власти и идеологизации, размещении на территории Анголы не только кубинских, но и советских войск, выходе из Движения неприсоединения. Относительно умеренный курс, проводимый на том этапе президентом Агостиньо Нето, генеральным секретарём МПЛА Лусио Ларой, премьер-министром Лопу ду Нашсименту, министром обороны Энрике Каррейрой характеризовался Алвишем и его единомышленниками как «антикоммунистический и антисоветский». В политике этой группы усматривалась «измена идеалам МПЛА».

Алвиш и его сторонники — они получили собирательное наименование Nitistas — требовали также расовой чистки властных структур — удаления из партийно-государственного аппарата мулатов, замещение вакансий чернокожими африканцами. Нето и его сторонники настаивали на многорасовом характере партии и правительства. Это противоречие оказалось самым острым. Nitistas возмущало сохранение прежней социальной иерархии, при котором неквалифицированный физический труд оставался уделом чернокожих, а госаппарат и интеллигенция в значительной степени комплектовались из белых и мулатов. Такую ситуацию они воспринимали как «превращение в Родезию» — сохранение расистских порядков после провозглашение независимости. Алвиш стал выступать с популистскими обращениями к беднейшим слоям чернокожего населения Луанды, разжигая ненависть к чиновникам-мулатам и зажиточным горожанам.

Белые и люди смешанной крови играют непропорциональную роль в управлении преимущественно чёрной нацией.Ниту Алвиш

В ноябре 1975 — октябре 1976 Ниту Алвиш возглавлял МВД НРА. Это ведомство превратилось в средоточие ультрарадикализма и орудие персональных амбиций министра. Административный ресурс МВД использовался для создания так называемого «Объединения коммунистов Анголы», что шло вразрез с принципом однопартийности.

Алвиш имел сильных союзников в парторганизации Луанды (он длительное время возглавлял столичный военно-политический округ МПЛА), армейском политуправлении, генеральном штабе и частях спецназа. Кроме того, он старался развить тесные связи и заручиться поддержкой ЦК КПСС. Именно Алвиш представлял МПЛА на XXV съезде КПСС.

Важным побудительным мотивом Алвиша и его сторонников было перераспределение власти: от верхушки МПЛА, сложившейся в годы войны за независимость — к новой партийной генерации, поднявшейся в гражданскую войну. Не случайно особенно популярен Алвиш был в молодёжной организации МПЛА.

Лидеры Nitistas — Алвиш, Ван Дунен, командир 9-й бригады спецназа Жакобу Каэтану (он же Бессмертный монстр/Monstro Sagrado/), политкомиссар спецназа Эдуарду Эваристу, мэр Луанды Педру Фортанату, политкомиссар ФАПЛА Эдуарду Эрнесту Гомеш да Силва (он же Бакалов) — и их сторонники решили действовать на упреждение. Однако при этом они не имели чёткого военного плана выступления, расчёт строился на личной популярности вожаков мятежа. Предполагалось, что массовая народная поддержка обеспечит перевес сил.

27 мая 1977 года начались демонстрации Nitistas в пролетарских кварталах Луанды. 9-я бригада атаковала правительственные учреждения. Nitistas освободили близких им по взглядам политзаключённых (предложение присоединиться к мятежу получили даже британские наёмники, осуждённые за участие в войне на стороне ФНЛА, но они отказались покинуть камеры). Часть населения Луанды действительно поддержала эту акцию. Тому способствовали крайне тяжёлые социально-экономические условия, ответственность за которые возлагалась на правящую группу во главе с Агостиньо Нето.

Захватив радиостанцию, мятежники обратились к народу. Сита Валлиш повела агитацию среди рабочих, стараясь поднять их на восстание. Призыв получил определённый отклик. В Луанде произошла серия нападений на правительственные объекты и их охрану. Несколько видных деятелей МПЛА, ФАПЛА и DISA были взяты в заложники. Среди них оказались генералы и члены ЦК МПЛА Паулу да Силва Мунгунгу, Энрико Мануэль Коррэа Гонсалвиш, Эуджениу Вериссимо да Кошта, один из руководителей DISA Элдер Феррейра Нето, министр финансов Виейра Диаш Мингаш. Все они принадлежали к высшему руководству МПЛА и ближайшему окружению президента Нето.

После попытки переворота начались партийная чистка МПЛА, а также повальные обыски и аресты. В выступлениях по телевидению и радио президент Нето требовал «вязать и стрелять». Специальный военный трибунал под председательством генерала Каррейры был назван Comissão das Lágrimas«Комиссия слёз».

Сегодня мы продемонстрировали: никакой революции в Анголе нет.Агостиньо Нето, 27 мая 1977

Сторонники неудачного мятежа — Жозе Ван Дунен, Сита Валлиш, Жакобо Каэтану, Эдуарду Эваристу, Педру Фортунату, министр торговли Давид Машаду — были заключены в тюрьму, судимы и вскоре расстреляны. Также сообщалось об обнаружении и расстреле «главаря фракционеров». Точные даты ареста и казни Ниту Алвиша неизвестны, но в мае 2001 года бывший ангольский военный по имени Жоау Кандада (к тому времени проживавший в Испании) сообщил, что лично совершил убийство Ниту Алвиша по приказу директора DISA Луди Кисасунды с санкции генерала Каррейры и других высокопоставленных силовиков МПЛА. Труп Алвиша был утоплен в океане.

Кроме того, показательный процесс был проведён над политкомиссаром ФАПЛА, членом ЦК МПЛА Эдуарду Гомешем да Силвой. На его примере демонстрировалось, что статус национального героя не только не даёт иммунитета, но может послужить отягчающим обстоятельством при выступлении против государственной власти.

Развернувшиеся репрессии продолжались около двух лет, практически до смерти Агостиньо Нето.

Главным инструментом репрессий являлась ДИСА. Но даже её функционеры в немалом количестве попадали под каток. «Это был час торжества дьявола, — через 35 лет рассказывает Педру Гомеш, в мае 1977-го офицер госбезопасности в Бенгеле. — ДИСА тоже была жертвой. Нет, не структура. Но — люди, которые в ней служили. Поэтому, когда я слышу, что ДИСА это палачи, то всегда отвечаю: палачом была система». Что же это за система, напрашивается вопрос. Прямо Гомеш не отвечает. Но догадаться можно. Хотя бы из его же фразы: «Если МПЛА считает себя невиновной, отчего не сделать такое заявление? Зачем молчать?»С Гомешем беседовала в мае 2012 года португальский историк Далила Матеуш. Потом журналисты беседовали с ней. И спросили: кто совершил резню, Каррейра или Лара? «Несомненно, они тоже, — отвечала Матеуш. — Но главным чудовищем был Нето».


Оглавление

  • Глава 1 Начало.
  • Глава 2 Учебный центр.
  • Глава 3. Россия родина слонов...
  • Глава 4 Вызов в Луанду.
  • Глава 5 продолжение
  • Глава 6 Операция "Черный петух"
  • Глава 7 Речная охота
  • Глава 8 Разбор полетов.
  • Глава 9 Суеверия бессмертны.
  • Глава 10 "Битва экстрасенсов"
  • Глава 11. Битва экстрасенсов — продолжение.
  • Глава 12 Дело сделано — уносим ноги.
  • Глава 13 Снова столица.
  • Глава 14 В борьбе и тревоге... Кабинда
  • Глава 15 Кабинда продолжение
  • Глава 16 Кабинда и океан
  • Глава 17 Возвращение в столицу.
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35