Инициал Спящего (полная книга) [Данияр Сугралинов ] (fb2)

Данияр Сугралинов Дисгардиум 2 Инициал Спящего



Глава 1. Спящий бог



В абсолютно чистом небе грянул гром. Земля содрогнулась, а по болотной трясине пошла рябь. Оттуда полезли гнусные твари, бешено наползая, запрыгивая друг на друга, и стараясь выбраться из воды. От нее пошел пар, она вскипела, и заживо сваренные гады замирали кверху белеющим брюхом. Огромные пиявки-кровососы и тускло светящиеся «шары» лопались, разбрызгивая капли отвратительной бурой жижи.

Глобальное уведомление, прокатившееся по всему Дисгардиуму, сбило меня с мысли. Голос Бегемота продолжал что-то нашептывать, но это было больше похоже на бормотание спящего, нежели на что-то осмысленное. Его приветственные слова на время стали последним разумным, что я от него слышал.

Зарегистрированы искажения струн мироздания! Могущественное зло пробудилось в Дисгардиуме!

Оценка потенциального класса угрозы: A.

Оценка текущего класса угрозы: Q.

Вероятная локация аномалии: невозможно распознать.

Мир никогда не видел угрозы такой мощи! Не дайте пробудившемуся злу набраться сил, уничтожьте его раньше, и награда сильных мира сего будет щедрой!

Да будут благосклонны к вам боги, храбрецы и герои!

Хвала всем богам, что они не смогли распознать мое местоположение! Видимо, искажения струн мироздания столь сильны, что тряхануло весь мир, а не одну конкретную локацию.

Я почувствовал, как устал. Тех нескольких часов суррогатного сна — сначала в инстансе, потом в ожидании того, когда «дементоры» дойдут до финального босса, — помогли, но полноценным отдыхом не стали. Я даже в Дисе чувствовал, как начинает раскалываться голова. Мне хотелось довести ситуацию до логического конца, поняв, чего от меня хочет спящий бог, и выполнить квест Патрика.

Думать обо всем остальном решил потом. Мне просто хотелось отдохнуть от Диса, к тому же к вечеру должны были вернуться родители, и я хотел провести время с ними.

Когда я взобрался на островок посреди болота, увиденная мною сущность меньше всего была похожа на бога. Маленький, расплывающийся в очертаниях комок зеленоватой протоплазмы.

Если не вглядываться, можно было подумать, что это затянутая ряской лужица, колеблющаяся под порывами ветра. И только пояснение системы убеждало в том, что это нечто большее: «Бегемот, Спящий бог». Существо неопределенного уровня, либо уровня столь высокого, что такому нубу, как я, и не определить.

После обмена приветствиями лужица внезапно оказалась у моих ног и попросила впустить. И я впустил — как оказалось, она имела в виду мою голову. А потом грянуло уведомление о повышении как потенциала «угрозы», так и текущего класса.

И все изменилось — речь Бегемота стала разумной и осмысленной, а передо мной появилась призрачная фигура аватары бога, и он даже намеком не походил на гиппопотама. Мне сложно описать его словами, как непросто найти хоть какое-то сходство с каким-либо из известных мне животных или фэнтезийных существ.

Чудовище? Монстр? Кошмар? Ни один из боссов пройденных мною инстансов даже близко походил не Бегемота. При всем при этом он был одного со мной роста и недобро смотрел мне прямо в глаза.

— Думал, ты больше, — признался я. — Все-таки бог, хоть и Спящий. И технически, если ты уже не спишь, значит, ты больше не Спящий бог?

— Размер не имеет значения, инициал Скиф, — пророкотал голос. — То, что ты видишь — всего лишь отпечаток одного из моих обликов в твоем сознании, и размер именно такой, чтобы нам было удобно общаться. Моя истинная сущность заперта очень глубоко, а ты и всё, что тебя окружает, — всего лишь мой сон.

— Думаю, несколько сотен других богов, чьим именем раскалывают горы в этом мире, с тобой не согласятся.

— Как и все остальные разумные, — на удивление легко согласился Бегемот. Из его многочисленных хоботов на морде и жутковатых зубастых отверстий по всему массивному телу вырвался густой пар и шипение, и я не сразу понял, что он смеется. — Никто из нас — Спящих — не контролирует свои сны. Но стоит нам проснуться, как всё исчезнет. В том числе, и так называемые «боги», вроде того убогого, что нацепил на тебя свое право владения. От тебя смердит его меткой.

— Меткой? — я навострил уши. — Ты о Чумном море?

— Чумной мор… — он издал недовольный глухой рокот, похожий на рычание. — Пустые слова, не говорящие ничего о том, кто это затеял. Маскарад. Но этот убогий дает тебе силу, и пока нам это на руку, пусть будет.

— Нам? Я бы так не спешил, Спящий. Я ещё не в твоей команде! Но ты прав, я пришел тебе помочь, — мне надоело стоять, и я присел на пожухлую травку. — Меня прислал житель Тристада Патрик О'Грейди. В награду за мою будущую помощь прошу то, что ты ему обещал и не сделал.

— Тристад… Патрик… Снова пустые слова, не несущие никакого смысла. Если ты о том безумце, явившемся сюда с несчастным, отлученным от матери, волчонком, то я ему ничего не обещал. То, что с ним произошло, случилось не в этом мире, а то, что он считает, было ему обещано, обещал ему не я. И ты здесь не потому, что тебя прислал какой-то Патрик, а потому что я тебя перехватил на глубинных путях.

— Постой, Бегемот! Я не понимаю… Ты меня запутал!

— Тебе нечего понимать об этом, — голос Спящего бога прозвучал устало и заметно тише, чем до этого. — Это не имеет значения, инициал. Ты слаб, а потому слаб и мой отпечаток. Он тает. Мы зря теряем время.

— Нет, это имеет значение! — зато мой голос, напротив, окреп.

Меня категорически не устраивал ответ Бегемота, и я не собирался проваливать свой единственный полноценный квест, если не считать тех, что были пучком собраны с доски объявлений тюрьмы.

— Мною было обещано Патрику О'Грейди выполнить то, что он просил. Я готов помочь тебе, но взамен ты должен сделать что-то для него! Что ты ему пообещал?

— Он потерял невесту и смысл жизни. - Хоботы бога обвисли, но как это интерпретировать, былонепонятно.

— Я не могу вернуть ему ни того ни другого. Но я могу помочь ему найти новый…

 Или новую…

— Невесту или смысл?

— Первое станет вторым, а со вторым ему не понадобится первое.

Неважно. Пустые слова. Я скажу, что ему передать, чтобы бы он снова обрел утерянное. Ты доволен, инициал?

Задание почетного гражданина Тристада, бывшего капитана патрульного отряда стражи,Патрика О’Грейди выполнено.

Вам удалось добраться до указанной им точки в Болотине, предложить помощь Бегемоту и попросить наградой то, что он обещал Патрику.

К сожалению, это будет не та награда, на которую он надеется.

Сообщите Патрику О’Грейди о разговоре с Бегемотом, чтобы получить награду.

— Я доволен. Почему ты называешь меня инициалом? Что это значит, Спящий?

— Ты — самый первый. Предшествующий всему остальному. Ты — мой инициал, и теперь мы неразрывно связаны… — Бегемот чуть склонил голову и сверкнул глазами. — Это лишнее. Я убрал

ту досадную помарку, которую тот безумец моим именем привлек на тебя.

Не сразу мне удалось понять, о чем он. А когда до меня дошло, и открытый профиль подтвердил мысль, я не знал, радоваться мне или огорчаться. «Мятежная душа», то самое проклятие Патрика,позволявшее мне возрождаться на месте гибели, исчезло.

— Мой отпечаток тускнеет, — продолжил Спящий. — Ни я, ни другие Спящие более не контролируем свои сновидения, ибо порождения наших снов не верят в своих создателей. Без нашего контроля всё рано или поздно будет поглощено Бездной, а ваши убогие «боги» только ускоряют этот

процесс. С Бездной придет бесконечный кошмар, от которого нам не будет пробуждения.

— Но что я могу сделать?

— Ты — мой инициал. Это значит, что в этом мире я — это ты, а ты — это я. Не пугайся, смысл лишь в том, что ты — мой главный проводник. Чем больше будет моя сила, тем сильнее станешь ты сам.

Ты сможешь привлекать новых последователей, и каждый, кто примкнет к тебе, усилит всех, и усилится сам! — последние слова я едва расслышал. — Во имя единства!

Спящий бог Бегемот дарит вам божественную способность «Касание

Спящего бога»!

Касание Спящего

Активная способность.

Позволяет обращать разумных в новых адептов Спящего бога Бегемота.

Требуется подтверждение обращаемого.

Спящий бог Бегемот дарит вам божественную способность «Единство»!

Единство

Пассивная способность.

+1 к случайной характеристике всем последователем за каждого адепта Бегемота.

— Ничего себе! — воскликнул я. — Да за такую плюху можно весь мир на свою сторону обратить!

— К сожалению, пока это число ограничено тринадцатью… — аватара Спящего растворилась в воздухе. Но голос остался, разве что шелестел он теперь только в моей голове. – Спрашивай…

— Как увеличить это число?

— Остров в Бездонном океане к западу от побережья материка.

Найди там руины древнего святилища. Это место силы, расположенное ближе всего ко всем Спящим. Построй там храм, который будет концентрировать веру, и развивай его.

Спящий бог Бегемот хочет, чтобы вы отстроили новый храм на безымянном острове в Бездонном океане.

Награды: неизвестно.

— Понял. Пока не знаю, с чего начну, но постараюсь. Что передать Патрику?

— Направь его в Каратас. Его Джейн жива и учится там в Университете магии. Но прежде чем направиться туда, ему стоит вернуть себе прежний облик и разум.

— Что-то еще?

— Она никогда не была его невестой. Поэтому скажи ему, что она ничего не помнит. И раз уж он, кроме тебя, единственный, кто меня видел, убеди его стать адептом.

— Думаю, это будет несложно после того, что я ему расскажу о Джейн. Кстати, он упоминал, что ты называешь себя единственным истинным богом. Но ты сам рассказал, что таких, как ты, Спящих,несколько.

Как так?

— Единственный и истинный остался в его мире. Безумец просто напутал и разучился разделять реальность с бредом. Мои силы на исходе, Скиф…

— Постой! Как к тебе вернуться? Вдруг мне надо будет спросить что-нибудь или…

— Так же, как ты сюда попал…

Шелест чужих мыслей окончательно исчез. Я огляделся и заметил, что трясина вокруг острова отошла дальше от берега, а уровень болота снизился. Солнце клонилось к закату, откат до Глубинного телепорта будет длиться до завтра…

Пока я, как Патрик, не начал путать миры, надо возвращаться.

Выход


Глава 2. Альянс «превентивов»



Вечером вернулись родители. Те несколько часов, что прошли между выходом из Диса и их приездом, я приводил себя и квартиру в порядок. Во всех смыслах, в том числе по учебе. Пропущенные дни в школе достигли критической отметки, и то, что родителей уже уведомили, я был уверен. Несколько пропущенных звонков от них и гневное сообщение от мамы были тому ярким доказательством.

Так что я спешно наверстывал пропущенные уроки, штудируя учебники. В это время позвонила Тисса, чтобы узнать, как дела и где я оказался после Глубинной телепортации. Как оказалось, всех «дементоров» раскидало по самым разным отдаленным частям песочницы, и чтобы вернуться, им понадобится много времени.

Я же все гадал, какой класс получу. В Болотине мне было как-то не до этого, потом был разговор с Бегемотом, а потом я вышел, забыв глянуть системное сообщение. Тисса, кстати, сказала, что завтра после школы они собираются у Эда отпраздновать «Первое убийство», и между делом поинтересовалась, не хочу ли присоединиться. Я ответил, что с удовольствием это сделаю.

В общем, когда я дошел до квантовой теории поля, пройденной без меня на физике, входная дверь открылась, и в квартиру завалились донельзя уставшие и мрачные папа с мамой.

— Алекс, Алекс… — покачала головой мама. Вопреки ожиданиям, она не начала сразу орать. — Тебе несколько месяцев до гражданских тестов, потом тебе придется жить самому. На что ты рассчитываешь с таким отношением к учебе?

Пока она меня отчитывала, отец потрепал меня по затылку и закрылся в ванной. Следующие полчаса оттуда доносились брызги, бульканье и кряхтение.

— Как слетали? — поинтересовался я.

— Так себе… — буркнула мама и долго молчала. — Они не приняли проект. Хорошо, хоть аванс не заставили возвращать, хотя могли.

— Как так? Почему не приняли?

— Мы с ним снова сильно поссорились, — ответила она, и я понял, что она говорит об отце. — Расчеты пошли к чертям, и на испытании полезли критичные баги. Заказчики были в ярости. Они готовятся к какому-то глобальному ивенту в «Дисгардиуме», новой локации с топовым рейд-подземельем. Их инсайд в «Сноусторме» выдал им характеристики и механику боссов, и нашей задачей было, используя эти данные, собрать им бета-полигон.

— А что за клан?

— Один из самых влиятельных в Дисе — «Модус». Победители последней взрослой «Арены» и самые успешные «превентивы».

— Почему они не дали вам время все исправить, мам?

— О, им вдруг стало не до нас. В Дисе появилась новая «угроза» А-класса. Подобной еще никогда не было! Естественно, что они встали на уши, и теперь роют землю, чтобы найти ее! — мама засмеялась.

— Может, потому они и не стали настаивать на возврате аванса. У них там срочный сбор всех «превентивов», и им точно стало не до нас…

— Сбор? Зачем, мам? Они ведь, обычно, стараются найти «угрозу» первыми, чтобы не делить награды.

— После ликвидации «угрозы» D-класса никому не известный клан из восьмой тысячи топа вошел в тройку лучших. Как думаешь, Алекс, эти ребята знают, что могут получить за «угрозу» тремя уровнями выше, за класс А? Там ведь награды чуть ли не в геометрической прогрессии растут с каждым уровнем! Так что из того, что мне удалось подслушать, они собираются создать Альянс «превентивов».

Только в этот момент до меня дошло во всей красе, с чем мне придется столкнуться. Один против сего мира, если не считать неведомый Чумной мор и кучку протоплазмы, называющую себя Спящим богом.

Ева… С ней все сложно, и, боюсь, если я не отвечу на ее чувства, они могут кардинально измениться.

А «Дементоры» рядом — это как привязанная к тебе пороховая бочка. Ее можно перепутать с пивной, но ровно до момента, пока они не поймут, с кем связались. Если уже не поняли…

Завтрашняя встреча с ними позволит мне на многое открыть глаза.

Думаю, будет алкоголь, и будут развязанные языки. Надеюсь, это позволит мне понять, как с ними вести себя в дальнейшем.

— Мам… — я запнулся, формирую мысль помягче. — А вы с папой…

— Что, Алекс?

— Вы с папой не пробовали помириться? Вы же столько лет вместе!

Мой вопрос застал ее врасплох. Она долго не отвечала, делая вид, что занята приготовлением чая, и когда она все-таки села напротив, поставив передо мной чашку, в ванной стихла вода — папа закончил мыться. Мы молча сидели, слушая, как отец по старинке бреется электробритвой, вместо того, чтобы раз и навсегда удалить щетину кремом (он считал, что она придает ему мужественности), я повторять вопрос не решался, а она отвечать на него нет хотела.

Но все-таки ответила, уже тогда, когда папа зашелестел полотенцем, вытирая лицо:

— Я не люблю твоего отца, сынок. Я не люблю Марка. У меня есть другой.

Я догадывался об этом, но такое подтверждение вдарило под дых сильнее Молота. В горле застрял комок, мое лицо перекосило, как у маленького, и я просто закрыл его ладонями, сдерживая слезы. Это был окончательный приговор.

Всю прошедшую неделю я все еще на что-то надеялся, где-то подсознательно рассчитывал, что они все-таки перебесятся и изменят свое решение, но теперь все было кончено. Папа не будет жить с ней, зная, что у нее есть любовник. Мама тем более ждет не дождется свободы, чтобы поскорее перебраться к своему…

Я посмотрел на нее другими глазами — ей тридцать шесть, она все еще привлекательна и у нее сногсшибательная фигура. И теперь ее обнимает не папа?

Чувствуя бешеный приступ ненависти к какому-то похотливому придурку, заморочившему маме голову, я ушел к себе, не став допивать мамин порошковый чай. Старик Фуртадо был прав, то, что сделала мама, не имело никакого отношения к благородному напитку.

Чтобы отвлечься, я попробовал связаться с Евой, но ее комм был недоступен. Тогда я с головой ушел в учебник физики. «Квантовая теория систем с бесконечным числом степеней свободы…»

Захватывающее чтиво.

***

— Шеппард, задержись, — сказал мистер Ковач, не отрывая глаз от панели с моей успеваемостью.

— Да, Грег? — я остановился рядом с учителем. Он удивленно вскинул глаза, хотя сам на прошлой неделе позволил называть себя по имени, и я поправился: — Мистер Ковач.

— Мы подождем, — кивнул мне Эд, и задержавшиеся «дементоры» вышли из класса.

— Лучше присядь, — мистер Ковач указал мне на стул рядом с его столом. — У нас будет долгий и серьезный разговор, Шеппард.

Подобное на моей памяти было впервые. Никогда раньше он не говорил со мной таким серьезным, сухим и официальным тоном, называя меня по фамилии. Обычно он, напротив, всегда играл в равенство между собой и учениками.

Ковач встал, закрыл дверь и вернулся. Потарабанил пальцами по поверхности стола, и резко сказал:

— У меня мало времени, Шеппард, поэтому буду немногословен.

Посещаемость последнего блока — восемьдесят процентов.

Комплексный показатель успеваемости — семьдесят девять процентов. Еще не фатально, но очень близко к этому. Допустить этого я не могу. Поэтому я связался утром с твоими родителями, чтобы выяснить причину происходящего, и, знаешь, что они мне сказали?

— Что они разводятся?

— Что? — удивился мистер Ковач. — А они разводятся? Тогда многое проясняется… — Он снова забарабанил пальцами по столу.

— Так-так… Что ж, я чувствую, что несу еще большую ответственность за твое будущее, Алекс. — Его тон смягчился. — Я назначаю тебе два дополнительных урока каждый день до полного исправления комплексного показателя успеваемости. Начиная с сегодня. Учебное место в лабе на тебя уже оформлено, так что сразу после нашего разговора можешь идти туда и приступать.

Я ничего не ответил и просто кивнул. Как он говорил, не смертельно, переживу. Да я и сам понимал, что надо подтянуть учебу.

Прослушать в обычном VR-шлеме пропущенные уроки и повторно сдать по ним тесты — ничего страшного.

— Это не всё. Твоя мама, миссис Шеппард, сообщила мне о твоем нездоровом увлечении «Дисгардиумом».

— Что? Нездоровом? Вы хотите сказать, что весь мир страдает нездоровой фигней?

— Возможно, я неправильно выразился. Впрочем, я лишь передал эпитет твоей мамы. Скорее всего, она имела в виду твой резко выросший интерес к Дису. Ты знаешь, я не сторонник конкретно этой рекомендации Департамента образования… Как бы помягче…

Мне кажется, они перегибают палку с этим обязательным временем в игре. Понимаешь? Это могло бы сгодиться низшим гражданским статусам, потому что им действительно после школы идти некуда, и Дис отлично снимает социальную напряженность в этом плане… — он пожевал губами и почесал нос. — Но ведь ты из благополучной семьи, Алекс! Статус F! Тебе прямая дорога в полноценные члены общества!

— Вы забыли? Они разводятся!

— Но еще не развелись! — Грег треснул ладонью по столу и привстал. В его глазах плескалась ярость, и от неожиданности я откинулся к спинке стула. — И если они достаточно разумны, то не станут это делать как минимум до твоих гражданских тестов!

Он был прав. Высокий гражданский статус родителей может дать в глазах комиссии дополнительные баллы. А может и не дать, это лишь слухи, но упорные, и статистика это подтверждает.

Хотя, может, всё дело просто в том, что у высокостатусных семей больше возможностей дать отпрыскам лучшее здоровье, социальные навыки и обучение с самого детства, если не сказать, с момента зачатия. Генетические корректировки стоят больших денег, но они возможны и доступны почти всем желающим, только плати.

Мистер Ковач долго буравил меня взглядом, но, наконец, морщинка, залегшая между его бровями, разгладилась, ноздри перестали грозно раздуваться, а сам он нашел под собой стул и сел. Говорить он продолжил своим обычным тоном, словно и не было той вспышки:

— Час назад я подал прошение в Департамент образования о временном бане твоего персонажа в «Дисгардиуме». Привел все формальные обоснования, в том числе, учитывая твою потенциальную ценность для общества… этого мира, а не Диса.

Прошение удовлетворили. Твой персонаж забанен на две недели. Надеюсь, тебе хватит этого времени, чтобы наверстать упущенную программу.

— Что? Вы, наверное, шутите? Вы не можете! Мистер Ковач… — я чуть было не рассказал о своем обязательстве, как «угрозы», проводить в игре не менее восьми часов в день, но он меня, к счастью, перебил.

— По-твоему, я похож на шутника? Еще как могу! — он снова разъярился. — Встать, Шеппард! В VR-лабораторию на дополнительные уроки! Немедленно!

Захлопывая за собой дверь, я подумал, что слухи о боевом прошлом нашего школьного учителя имеют под собой основания. В коридоре я увидел изумленные лица подслушивавших «дементоров» и шутовски вытянувшегося по стойке «смирно» Ханга.

— Сэр, да, сэр! — заорал он, выпучив глаза.

— Ханг Ли! — донесся из класса голос Ковача. — Два дополнительных урока вместе с Шеппардом! Выполнять!


Глава 3. Запрет на погружение



Письмо от «Сноусторма» пришло, когда я ещё проводил время с «дементорами» у Эда. Как бы я не затуманил себе мозги крепким алкоголем, мне хватило ума не читать письмо сразу.

Приоткрыв ладонь, я глянул уведомление в коммуникаторе: из плывущего текста я вычленил название корпорации и тут же сжал кулак, пока не вчиталась любопытствующая Тисса. Она сидела между мной и Эдом, периодически касаясь меня то плечом, то волосами, а пару раз клала руку мне на колено. Справедливости ради, другая рука в то же время лежала на колене Эда — как будто наши ноги заменили ей отсутствующие ручки кресла.

Почувствовав, что поплыл, и у меня вот-вот окончательно развяжется язык, и даже не сколько от непривычного алкоголя, сколько от душевности посиделок и чувства дружелюбного тепла от окружавших ребят, я скомкано распрощался, но они не дали мне уйти одному. Вышли всей компанией проводить до флаера, потом Ханг убедился, что я назвал точку назначения верно, потом они долго обнимали меня, хлопая по спине, а Эд заплетающимся языком говорил, что они проведут ревизию налутанного в данже и начнут неспешно распродавать всё ненужное, и я обязательно получу свою долю за весь инст, а не только за последнего босса, и только потом они меня отпустили…

Дорогу до дома я продремал, и не знаю, сколько проспал, сидя в приземлившемся на крыше нашего дома флаере — может, минуту, а может час. Потом я, врезаясь плечами в косяки и протирая стены, доковылял до дома, дотащил себя до кровати и провалился в густой дремучий сон.

Проснулся я от раздирающей нутро жажды только под утро, причем раздетый и накрытый одеялом — кто-то из родителей позаботился о своем впервые в жизни напившемся сыне. Свидетельствуя об этом, на прикроватной тумбочке стояли бутылка воды и стакан, а рядом белел диск шипучей таблетки, хорошо знакомый мне по отцовским похмельям.

Утолив жажду пузырящейся жидкостью с анальгетиком, я поднялся с кровати. Эйты лежал рядом, опустив голову на лапы. Заметив мое пробуждение, он поднял ухо, но считав моё настроение, подходить не стал.

С раскалывающейся башкой я бесцельно побродил по комнате, собираясь с мыслями. До школы было еще много времени, и начать я решил с самого простого — забрался в душевую кабину и долго стоял под оживляющими тело и разум потоками. Боюсь даже представить, сколько денег скрутил счетчик потребления воды.

Но мне стало легче. Решив проверить реальность угроз Грега, я залез в капсулу, но ожидаемо услышал сообщение о временном запрете на погружение во все игровые миры. Тогда-то я и вспомнил о письме от корпорации. Короткое письмо от Марианны, всё той же сотрудницы «Сноусторма»:

 Дорогой Алекс!

Настоящим письмом я хочу сообщить вам, что мы уведомлены о поступившем на ваше имя школьном запрете на двухнедельное посещение Дисгардиума.

Принимая во внимание ваш особенный статус в мире и ваши обязательства по обязательному времени в игре, я решила написать вам лично, чтобы успокоить. Все мы здесь, в «Сноусторме», когда-то учились в школе. :-) Так что мы прекрасно вас понимаем и готовы войти в ваше положение.

На время школьного запрета мы снимаем с вас все обязательства по присутствию в мире Дисгардиума.

Желаю как можно скорее решить все вопросы, препятствующие вашему погружению! Пусть небо Дисгардиума будет всегда чистым над вами!

 С дружеским приветом,

Марианна Да Силва, специалист отдела по работе с клиентами,

«Сноусторм Инкорпорейтед».


Удовлетворённо хмыкнув, я собрался в школу и выбрался из своей комнаты. Под сочувственным взглядом отца я выслушал мамины нотации, позавтракал и полетел на учёбу.

Уроки пролетели незаметно. Впервые за последнее время я почти не думал о Дисе, внимательно слушая преподавателей и добросовестно выполняя задания. На переменах мы болтали с «дементорами». Они предвкушали, как доберутся до Тристада и сдадут квест первому советнику Уайтекеру — всем нам выпал скорпионий глаз с финального босса, ставший квест-стартером.

В честь грядущего Дня благодарения Грег не стал настаивать на моих дополнительных уроках, но я их всё равно отсидел, изучая пропущенные уроки.

Четыре выходных праздничных дня пронеслись как один. В четверг к нам пришли гости и смели со стола всё, что наготовила мама. Хотя, «наготовила» звучит слишком громко, это заняло у неё не больше часа: она просто «развернула» в кухонном комбайне премиальный кулинарный набор «День благодарения» на восемь-десять человек стоимостью всего девяносто девять фениксов. Стол украсили запечённая индейка, картофельное пюре, сырная запеканка с кукурузой и тыквенный пирог, не считая прочего.

В пятницу по гостям пошли уже мы. Родители тщательно скрывали свой будущий развод и искусно разыгрывали счастливую семью. Подыгрывать им было легко, тем более они почти обманули и меня, и я бы поверил, не признай мама до этого, что больше не любит отца.

В субботу и воскресенье я занимался своими обычными делами — учился, смотрел кино и видеоматериалы марсианской экспедиции Лемана, а ещё безуспешно пытался вытащить на свиданиеТиссу. Она долго не отвечала, зависая в Дисе, но когда ответила, её сообщение прозвучало сухо: «Не

могу. Не до этого». Я ещё подумал, стоит ли обижаться, но решил, что абсолютно точно — нет.

Со скуки я даже пытался связаться с Евой, но вместо неё ответила её мать, сказав, что процесс восстановления затягивается, так как «дочка вошла во вкус».

В общем, за выходные я успел подустать от отдыха, а в понедельник полетел в школу с радостью.

Там-то всё и выяснилось.

***

Убитые горем. Мрачные. Опустошённые и сокрушённые. Именно такими я нашёл «дементоров» в школьном дворе. И хотя с безоблачного неба ослепительно светило солнце, вокруг ребят царили холод и уныние, будто «дементоры» стали именно теми, в честь кого и назвали клан.

На первом уроке их не было, на второй они явились с опозданием, на перемене меня задержал Грег, и только после мне удалось найти их. Они сидели на скамейке, нахохлившись, как замерзшие воробьи.

— Привет… — осторожно протянул я. — Как дела?

— Привет, — хмуро ответила Тисса и отвернулась, но я успел заметить, что у неё глаза на мокром месте.

Остальные промолчали. Их ощутимо напрягало моё присутствие: похоже, я прервал их разговор, а продолжать при мне они не хотели.

— К чёрту, — выплюнул Ханг. — Его это тоже касается.

Эд смерил меня пустым взглядом и опустил голову, закрывшись руками.

— Что случилось? Кто-то умер?

— Да мы все умерли! — нервно рассмеялся Малик. — И очень много раз!

— Ладно… — пробормотал Эд, что-то решив для себя. Он поднял голову и воскликнул: — Алекс, мы в полной заднице!

— Это я уже понял, — я сел рядом, распихав Ханга и Малика. — А подробнее?

— Аксиома… — начал было пояснить Малик, но Эд его остановил и заговорил сам.

— В прошлый четверг Большой По занёс нас всех в КОС-лист и объявил награду: пятьдесят золотых за каждое убийство любого из нас.

— И меня?

— Насчёт тебя мы не в уверены, но можешь посмотреть форумы, — ответил Эд. — Там пока только четыре имени: я, Тисса, Бомбовоз и Инфект. Что касается тебя, то у них есть к тебе вопросы, но если что, мы сказали, что тебя с нами не было.

— Вы хоть лут донесли?

— Ни черта мы не донесли! — неожиданно взорвался Ханг. — Никто из нас до города не дошёл!

Перехватили каждого!

— Где вы сейчас?

— Всё там же, — буркнул Эд. — На точке возрождения в Олтонских каменоломнях. Всех опустилидо десятого уровня. Раздели полностью! Выйти не дают, там постоянно пасутся хедхантеры, чередуют киллы, чтобы не сработал диминишинг на убийство.

— Это что такое?

— Нельзя одному и тому же игроку или его группе убивать другого в течение суток более трёх раз подряд, — пояснила Тисса. — После третьего их атаки перестают наносить урон. Вот они и меняются.

— А телепорт?

— Он же кастуется не сразу, — пожаловался Ханг. — Контролят, не дают свалить. Эд, вон, успел разок — попал к нагам, те его быстро сложили.

— А что я мог сделать? — фыркнул Эд. — Голый, на десятом уровне!

— И долго это будет продолжаться? — спросил я.

— Пока не покинем песочницу. Мы вместе с Хангом слетали к Большому По сегодня утром. Хотели договориться… — Эд сплюнул. — Он только посмеялся! Заявил, что оценивает моральную и материальную компенсацию в сто тысяч золотых. У нас никогда не было таких денег, так что…

— Что?

— Не знаем, Алекс! — простонала Тисса. — Не знаем! Подождем несколько дней, может все утихнет.

Нам, главное, добраться до города и одеться. Оттуда мы уйдем куда-нибудь в безлюдные края, в ту же Болотину, и будем качаться там. Другого выхода у нас нет.

— Если это не сработает, тогда бросим Дис до выхода в большой мир, — отрезал Эд и спохватился:

— Слушай, а ты можешь пойти с нами? Если найдём новый инст, можно спокойно только там и качаться! Алекс!

— Не получится, Эд. На мне больше нет того проклятия.

— Как нет? — всполошился Родригез. — Почему?

— Я выполнил квест Патрика. Сразу после проклятие снялось.

— Бездна! — «дементоры» выругались одновременно…

— Значит, всё… — выдавил Эд.

Всё… Так прервалась моя короткая дружба с «дементорами». Явно об этом никто не говорил, но это чувствовалось. Нас связывал Дисгардиум, но когда он исчез из наших жизней, общаться стало не о чем. Они молча отсиживали уроки, сухо отвечали на мои приветствия, не выказывая желания

общаться, а на переменах где-то пропадали. Впрочем, я не навязывался, да и времени совсем не было.

Единственное, что удалось узнать через неделю после — им всё-таки удалось прорваться в Тристад, забиндиться там, и теперь они готовятся к задуманному побегу в Болотину. Грег, обрадовавшись моему вновь вспыхнувшему интересу к учёбе, грузил меня не только на дополнительных уроках, но и в домашних заданиях, не ограничиваясь рамками обязательной школьной программы. Я же старался уйти по ней вперёд, максимально полезно используя время перед возвращением в игру.

Дома родители заключили пакт о ненападении, и в этом шатком перемирии и отец, и мать были особенно осторожны в словах и поступках. Отец бросил пить, мама перестала его пилить — оба погрузились в новый проект, решив не налажать и заработать как можно больше денег до развода. Не знаю, как там мамин хахаль, но она за все две недели моего бана ни разу не покидала дом без отца.

Всё как будто стало по-прежнему, и даже лучше, но это была лишь иллюзия благополучия.

Ева, едва выписалась из клиники, улетела на юг восстанавливаться.

Миссис О’Салливан, видимо, договорилась в школе о дистанционном обучении на это время.

Встретиться со старой подругой мне так и не удалось, она улетела сразу из клиники, но мы пообщались по комму. Она очень изменилась — ничего, кроме лица, мне разглядеть не удалось, но и того, что я увидел, хватило, чтобы впечатлиться. Ева стала совершенной. Идеальной. Но всё так же не в моём вкусе.

Вечером последних суток бана мне снова пришло письмо от Марианны. Она поздравляла меня с окончанием срока запрета на погружение и напоминала о возобновлении обязательного времени в Дисе. Это был вторник.

А в среду, сразу после школы, я пообедал и полез в капсулу.

Добро пожаловать в «Дисгардиум», Скиф


Глава 4. Кто хочет стать миллиардером?



Островок, на котором я встретил Бегемота, увеличился и порос травой за две недели моего отсутствия за счет понизившегося уровня воды. О Спящем боге ничего не напоминало — остатки накопленной энергии он, видимо, влил в меня, дав силу новым навыкам, и теперь беспокойно спит в ожидании новых адептов и храма.

В момент погружения я успел подумать, как насыщенность и яркость жизни меняют восприятие времени: с известия о разводе родителей я провел в Дисе неделю, а после бана от Грега не заходил сюда две, но по ощущениям казалось иначе. Будто в мире меча и магии я прожил всю предыдущую жизнь, был из него изгнан и, наконец, возвращаюсь. Странное чувство, особенно учитывая, как скучно мне было в Дисе раньше.

Какое-то время я размышлял над тем, с чего начать. Горевшие иконки конвертов, уведомлявшие о новых письмах, системные уведомления о невыбранном классе и нераспределенных очках характеристик, несданные Патрику и Уайтекеру квесты, сетовый эпик в инвентаре — всё было любопытно, но хотелось… посмаковать, что ли.

Здесь же, на болоте, ко мне в любой момент могут выбраться местные недружелюбные твари, и противопоставить им мне теперь нечего. Если погибну, то потеряю опыт и окажусь на кладбище Тристада. Метка Чумного мора мне здесь не помощник — проклятие нежити давно слетело, а вероятность того, что метка снова прокнет — лишь восемь процентов.

Значит, решено: мне надо в Тристад в личную комнату и как можно скорее. Но там меня могут подстерегать люди Большого По. Не думаю, что они просто так меня отпустят, прежде чем не вытрясут всё, что их интересует.

Дело за малым — чтобы великий глубинный рандом навыка телепортации сработал, как нужно. Ну, Спящий, не подведи…

Глубинная телепортация!

Но оказался я не в городе.

Уныло-тоскливое, но всё же светлое, благодаря яркому солнцу, болотное окружение сменили вечные сумерки Мраколесья. Едва я это понял, как сразу же рухнул на сухую растрескавшуюся почву, спрятавшись в Скрытности. Подо мной что-то хрустнуло, впилось в грудь, а руки тут же оказались в зеленоватой слизи.

Вокруг заслышался неумолчный трескучий шорох. Осторожно оглядевшись, я вскочил на ноги — поле зрения завалило уведомлениями о проваленной проверке на скрытность. Никакая скрытность не спасет, если ты оказался в центре огромной охраняемой кладки паучьих яиц. За стенами растянутой паутины деревьев было не видно! Тысячи яиц усеивало всё пространство вокруг, и из некоторых из них пробивались наружу маленькие паучки. Но это меркло в сравнении с чудовищными силуэтами взрослых арахнидов. Я быстро просканировал одного из них:

Порченный арахнид-страж, 14 уровень

Рядом с ним возвышались ноги-колонны существа помощнее — Порченный арахнид-смотритель выводка семнадцатого уровня.

Собственно, на этом демонстрационная часть экскурсии в новое Мраколесье была окончена. В следующий миг все пауки одновременно атаковали.

Под Каменной кожей мне удалось выстоять полминуты, и ещё секунд десять благодаря Устойчивости в девяносто процентов, и за это время я смог уложить полдесятка пауков, не щадя чумную энергию и Жуткий вой, но итог был закономерен. Без висящего на мне проклятия нежити надеяться на что-то иное было глупо.

Новорожденный арахнид нанес вам урон: 16.

Очки жизни: 0/405.

Вы мертвы. ...

Скачать полную версию книги