Вперед в прошлое (СИ) (fb2)

- Вперед в прошлое (СИ) 762 Кб, 164с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - (GrenkaM) - (Jarethina)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Талисман ==========

В далекой-далекой галактике неспокойно. Военная машина Первого Ордена обезглавлена — Верховный лидер Сноук мертв: погиб в результате последней отчаянной атаки Сопротивления. Руководство Орденом взял на себя Кайло Рен, ранее известный как магистр рыцарей Рен. Генерал Армитаж Хакс оставлен в прежней должности. Повстанцы тайно ищут союзников, ходят слухи о возвращении джедаев. Новая Республика после уничтожения системы Хосниан тоже перестала существовать. Почти сорок процентов ее состава отделились и заявили о сепаратном правительстве и переговорах с Первым Орденом. Из Неизведанных регионов пришел неизвестный науке вирус, и две звездные системы попали под карантин, с чем категорически не согласны. Грядет большая война…

Генерал Армитаж Хакс хрипел и цеплялся за ворот мундира. Его душили гнев и ярость. Кайло Рен ждал, пока Хакс успокоится. Дразнить генерала было куда веселее, чем душить его Силой. Наконец Хакс прокашлялся, поправил волосы.

— Если бы вы, генерал, были форсъюзером, то переплюнули бы императора Палпатина на чистой злобе, — Рен уставился на Хакса сквозь визор нового шлема. Этот Кайло заказал себе будто битым и оплавленным, с красными трещинами на черном фоне.

— Позвольте… — Хакс все еще не мог совладать с дыханием.

«Если бы он мог, — отвлеченно думал Кайло, разглядывая генерала, — он бы убил меня голыми руками просто потому… просто потому что я неправильный. Выпадаю из его черно-белой системы ценностей».

— Позвольте, я уточню, Верховный лидер, сэр, — Хакс расстегнул ворот формы, снова зачем-то взъерошил пятерней волосы. — Вы собираетесь покинуть Первый Орден неизвестно насколько, чтобы полететь неизвестно куда и неизвестно зачем…

— Все правильно, Хакс. По вашей смекалке сразу чувствуется потомственный офицер, — Кайло не отказал себе в сарказме.

Хакс осекся, какое-то время просто пялился на него, и вдруг зашипел как его кошка:

— Ты, блять, принц недоделанный, слушай сюда… — Хакс покраснел, рука дернулась к бластеру.

Но Кайло его перебил, получая искреннее удовольствие. Он дергает этого рыжего кота за хвост и усы, и ничего ему за это не будет.

— А вы, генерал, эксперт по чистоте крови, как я погляжу? — Рен издевательски вскинул бровь, а генерал смертельно побледнел. Но не успел произнести и слова, ведь Кайло впечатал рыжую макушку в стену, сжал генеральскую шею стальной хваткой. Не Силы, нет. С этим так называемым соперником он разберется по-мужски.

— Слушай ты сюда, Хакс. Незаменимых людей нет. Я хочу закончить эту блядскую войну и установить протекторат над всеми населенными мирами Галактики, — Кайло сжал пальцы чуть сильнее, свободной рукой перехватив ладонь генерала, что судорожно искала рукоять оружия. — Я всегда буду впереди, Хакс. Сила обеспечит мне преимущество, как бы ты ни пыжился. Признай это или умри. Хочешь быть вторым человеком в Новой Империи или трупом — решать тебе!

Кайло отпустил генерала и для закрепления эффекта повернулся к сопернику спиной. Хакс не шмальнул ему в спину, как Кайло втайне надеялся. К тому моменту, когда новый Верховный лидер вновь уселся на трон и взглянул на генерала, тот уже привел себя в порядок и выглядел удивительно собранным, хотя только что едва ли не бился в истерике.

— Будь по-твоему, — фамильярность, впрочем генерала не покинула.

Кайло усмехнулся: Хакс ведет себя так, словно оппонент только что не душил и стращал генерала, а трахнул его. Да плевать! Пускай что хочет, то и думает, лишь бы выполнял приказы и знал свое место. Генерал тем временем продолжал, безотчетно потирая шею:

— Лети куда хочешь, но мне нужна твоя голограмма… — Хакс поднял глаза, — повторной потери лидера флот не переживет, поползут слухи.

Кайло одобрительно фыркнул в вокодер, побуждая генерала продолжать. Тот кивнул и принялся расхаживать туда-сюда, размышляя вслух:

— Запиши несколько голообращений на разные случаи. И одно длительное, где ты просто сидишь и пялишься сквозь визоры… буду включать его на совещаниях! — Хакс остановился. — Не знаю, насколько этого цирка хватит. Лучше бы тебе вернуться и побыстрей.

— Ты сейчас взвешиваешь варианты, — внезапно сказал Кайло. — Ты хотел меня убить попозже, когда ситуация в Галактике стабилизируется. И даже начал изучать технику сокрытия мыслей.

Хакс поперхнулся. Кайло захохотал, его голос через вокодер сыпался, как коррозийный налет с металла.

— Я не читал твоих мыслей, — пояснил Рен. — Ты слишком, слишком предсказуем. Научись импровизировать!

— Это приказ? — Хакс поднял бровь. — Тогда слушай вот что, Рен. В случае, если ты не вернешься, я найду эту джедайку и отправлю её к тебе. Обеспечу вам, так сказать, счастливую загробную жизнь!

— Если ты это сделаешь, я вернусь и утащу тебя в ад! — Кайло вскочил.

— Отлично, — Хакс надменно усмехнулся. — По крайней мере, я теперь почти уверен, что мой Верховный лидер вернется, а не сбежит в Неизведанные регионы ради девки!

— Один-один, — Кайло махнул дрону, чтоб тот подлетел и записал голограмму с ним. — Напомни, почему я тебя еще не убил?

— Потому что моей способности выбивать деньги из Галактики у тебя нет, — Хакс недружелюбно кивнул на прощание и вышел из тронного зала.

Кайло внял его советам и записал много разных голограмм, с голосом и без, на разные ситуации, пока вибрация под ногами не возвестила, что Финализатор вышел из гипера. Вот та планета, где прячется ситхский артефакт. Кайло поспешил закончить с орденскими делами и занялся подготовкой к отлету.

Ему предстояло покинуть корабль инкогнито, учитывая придуманную Хаксом легенду. По ней Верховный лидер удалился для длительной медитации. Без маски Кайло мало кто видел, да и старый добрый джедайский фокус отвода глаз всегда был наготове. Проблема была в экипировке: ему предстоял марш-бросок по пересеченной местности от места приземления до криффовых ситхских развалин. И продираться через заросли в форме и плаще Кайло не улыбалось.

Поэтому он сделал выбор в пользу объемного жилета-разгрузки, в многочисленные карманы которого умудрился запихнуть все: от аптечки до запаса сублимированного питания и фляги с водой. Форму сменил на чёрный лётный комбинезон, к сайберу на поясе присоединились парочка бластерных пистолетов и несколько электрошумовых гранат — отпугивать зверьё. Мечом тоже можно, но гранаты решают проблемы быстрее и эффективнее.

Чтобы сделать последний штрих к портрету ноунейм-штормтрупера, Кайло собрал волосы в пучок на затылке — скорее в насмешку над самим собой. Из отражения на него глядел кто угодно, только не новый Сноук. Кайло тряхнул головой: о тяготах правления он подумает позже. Все, что ему нужно, — на этой планете, только приди и возьми. А он всегда берет то, что хочет.

До ангара Кайло добрался без происшествий — толика Силы, и служащие флагмана даже не замечали, что кто-то проходит мимо. Ангар все еще напоминал место боевых действий. Его оперативно восстановили после очередной диверсии сопротивленцев, но ремонтные работы все ещё продолжались. Поэтому, кроме армейского контингента, тут толклись техники и ремонтники всех мастей.

Кайло завертел головой, пытаясь понять, что делать дальше. Отводить глаза в толпе было труднее. А еще он проклинал своё спонтанное решение прихватить новый шлем: в тяжёлой разгрузке и с шлемом под мышкой Кайло сам себе казался идиотом. Но тут механический голос объявил:

— Группа пилотов АА2. Боевое дежурство. Всем пилотам проследовать к истребителям. Повторяю…

Вот оно! Кайло пристроился в хвост группы пилотов и усилил внушение. Его так никто и не увидел, когда он, усыпив одного из пилотов и оттащив его подальше от стартовой площадки, забрался в TIE-истребитель. Пропустил мимо ушей нудный инструктаж по внутренней связи. Их отправляли на боевое дежурство, значит, дозор в негостеприимной системе продлится стандартные сутки. Вернуться обратно он должен с этими же бойцами. Или… Не вернуться вовсе.

Кайло сосредоточился на лётной рутине. Топливо, боекомплект под завязку, летательный аппарат в полной готовности… Надел вместо летного свой модернизированный шлем-маску, подключил к пилотской системе жизнеобеспечения.

На него вдруг нахлынула обида. Вспомнилось, каким идиотом он себя выставил в тронном зале над телом Сноука. Поделом сушёному сукину сыну, но стыд жёг Кайло похлеще сайбера за ту ядовитую надежду, которую он посмел лелеять. Не один? Как же! «Подавись теперь этим ядом!» — пробормотал он вслух, но тут же спохватился: инструктаж закончился, пора на вылет.

Он сжал в пальцах штурвал: перчатки не скользили по шершавым рукоятям. Знакомый азарт пробежал по позвоночнику. Кайло начинал на обычной орденской TIE-шке, его личный Сайленсер появился гораздо позже. Сноук не поощрял его летные упражнения, но и не препятствовал — все растил второго Вейдера. Но Кайло Рен не Дарт Вейдер. «Пока у тебя еще все конечности на месте и легкие не превратились в пепел», — шепнул внутри ядовитый голос.

Истребители вынырнули из ангара Финализатора и роем устремились в зеленоватую дымку планетарной атмосферы. Сноук однажды сделал Кайло королевский подарок — отдал ему поврежденный голокрон. На нем было что-то вроде дневников самого Вейдера. Около сорока аудиозаписей — немного о юности, о Силе и ситхах, о страсти и темной стороне. Одна запись была посвящена Падме. Кайло слушал хриплый измененный голос и отвратительное булькающее дыхание самого страшного человека в Империи. Раз за разом задавал вопрос — себе и оплавленному шлему Вейдера: сможет ли пройти по его стопам дальше?

Интересно, как бы отреагировал Вейдер, узнав, что великий ситхский артефакт скрывается на планете самой ненавистной ему расы? Потому что сейчас Кайло искал место для приземления в болотах Тойдарии. Много лет назад его великий дед был никому не известным рабом у отвратительного тойдарианца. Если бы не джедаи, подобравшие мальчишку, кто знает, какой была бы судьба Старой Республики?

Вейдер преследовал и уничтожал тойдарианцев, загнал их в леса и болота их родного мира и всерьез собирался испытывать первую Звезду Смерти тут, но Палпатин запретил. Нет уже Звезды смерти, нет Вейдера, нет Палпатина и Империи, а Тойдария так и воняет болотным газом в Космосе хаттов.

Кайло разобрал не слишком большое наследство Сноука почти сразу — как только позволили верховнолидерские обязанности. И наткнулся на голокрон, где Сноук держал сведения о легендарных ситхских артефактах. Один из талисманов предположительно хранится в заброшенном храме на Тойдарии. И мощь его невероятна. Артефакт остановит войну и принудит Галактику к миру куда быстрее, чем очередное супер-пупер-оружие, которое строит Хакс.

Внизу появилась ярко-изумрудная, весьма заманчивая поляна. Кайло снизился и собрался сесть, но бесполезно чиркнул солнечным панель-крылом по вязкой жиже: снова болото! Он понесся дальше, включив наконец навигационный поиск. Но раз за разом равнодушный женский голос отвечал: «Пригодной для посадки площади не обнаружено». Похоже, болота куда сильнее сместились к полюсам планеты, чем было показано на старой имперской карте.

Кайло выругался. Сначала на всеобщем, потом на хаттском, а в конце на тайном языке контрабандистов. И только потом вспомнил, что это было любимое ругательство от… Хана. Но Кайло не хотел сейчас лезть в собственную голову и рефлексировать. Он сделал тогда, на мосту, то, что считал нужным. Это была ошибка. И поверить девчонке — тоже ошибка. Он учтет это на будущее.

«Найдена пригодная для посадки местность!», — сообщил навигатор. Искомая суша скрывалась в полосе тумана, над Тойдарией заходило солнце. Кайло еще не отключил основной двигатель, посчитав, что для репульсоров рано. Он снизился до опасных значений, положившись на свое чутье и страховку «от дурака» в летных приборах. Вдруг что-то мелькнуло перед углепластиком кокпита, а в следующее мгновение перед Кайло распласталась самая уродливая в Галактике пасть с сотней крючков-жвал и глотательной глоткой, покрытые слизью кольца мышц в которой жадно сокращались. Всего лишь хват-червь, кабина надежно защищает от таких. Но Кайло дернул штурвал, и неудачно: TIE-файтер рыскнул в туманном воздухе, зацепился за лианы и пропахал панелями грязь.

Кайло рванул штурвал на себя, выровнял его, Силой перекинул тумблер с ионного двигателя на репульсоры, но промахнулся мимо узкой полосы земли. TIE-шка рухнула в болотную жижу. Кайло отодрал от своей маски кислородный шланг, проверил, на поясе ли сайбер, и откинул кокпит. Вылез на кабину, посильнее оттолкнулся и прыгнул. Перескочил на сушу и призвал Силу. Выдернул файтер из трясины отчаянным рывком, но в глазах потемнело, и истребитель тяжело рухнул перед ним.

— Сука! — Кайло пнул сломанное панель-крыло. Его великолепный план забрать артефакт, не привлекая ничьего внимания, пошел по пизде через полчаса от начала операции. Ладно — он оказался куда ближе к месту назначения. И вызовет группу прикрытия, после того как заберет свое.

Кайло пользовался навигатором, чтобы оценить дорогу в тумане. Его собственное Силовое чутье сбоило в эманациях древнего ситхского храма, который должен быть поблизости. Быстро темнело, влажный холодный воздух пробирался под комбез, Шлем не пропускал запахи, но Рен был уверен — здесь воняет мокрой гнилью. Вдруг из сизой полутьмы проявился черный огромный силуэт. Очень, очень знакомый. И вовсе это не храм!

Верховный лидер трети обитаемой Галактики, весь в грязи, смотрел, раскрыв рот: перед ним высился «Тысячелетний Сокол». Кайло бы ущипнул себя, но в его экипировке не было места открытой коже — испарения Тойдарии вызывали сыпь.

Ему почудилось: сейчас рампа опустится и появится его отец, молодой, смеющийся. Он позовет сына на корабль и прокатит его в ад. Минута, две — ничего не происходило. Корабль спал и ждал хозяина. Кайло подобрался к опорам, дотронулся до них — вполне материальны. Он прислонился к дюрастали и захохотал в голос. Криффов «Сокол»! Настоящий! А значит, и Сопротивление неподалеку! Отлично, сразу три проблемы одним махом.

Кайло включил налобный фонарик, нашел дублирующую команд-панель и старым отцовским кодом, который никто не удосужился поменять, открыл рампу. Внутри были беспорядок и грязь, на корабле жило слишком много народу. Кайло усыпил какого-то сопротивленца, и без того дремавшего на койке. Схватил бесчувственного человека за нечистый воротник и заметил, что это очень чумазая девушка.

Идиотское воспитание дало о себе знать невовремя — если бы эта девушкомальчик бросилась на Кайло с оружием, то он бы ее убил. А так, спящую… Кайло вынес черноволосую девчонку наружу, устроил на земле и даже накрыл синт-одеялом. А потом заблокировал управление «Соколом» и рампу. Он улетит на корабле отца с артефактом, а Сопротивление пусть сдохнет.

Кайло зашагал дальше, и наконец чернота впереди проступила в ночи четче, обрисовала трехступенчатый зиккурат с уходящей вверх лестницей. Но Кайло не доверял лестницам и тойдарианцам, которые гомонили и стрекотали где-то наверху. Он щелчком кнопки выпустил на подошвах орденских ботинок шипики и полез вверх по стене, благо изъеденный ветром и дождями камень был очень удобен для любого скалолаза. Незамеченным Кайло добрался до площадки.

Храм на вершине зиккурата господствовал над долиной болот, или болотами долины. Он оказался небольшим изящным строением с плоской крышей, опоясанным колоннадой. Тойдарианцы в темноте видели не слишком хорошо — это Кайло выяснил заранее. Поэтому летали только над небольшой освещенной площадкой, где стояли столы с неаппетитным угощением. За ближайшим Кайло увидел Рей. Это точно ад.

Она беспокойно шевельнулась, но Сила темной стороны, сконцентрированная в этом месте, слишком давила на нее. И среди теней былой славы ситхов она не увидела, не почувствовала Кайло. А он смотрел на нее с горечью из темноты. Столько раз пытался сломать ментальную стену, которую она выстроила в попытке защититься от форсбондов. Столько денег объявил за любые сведения о ней. Столько раз представлял, при каких обстоятельствах они встретятся. У Вселенной хорошее чувство юмора.

Кайло коснулся лайтсайбера. Он мог бы убить ее — просто появиться без предупреждения. Остальные форсъюзеру не помеха. Просто выступить из темноты и снести ей голову. Или воткнуть меч ей в спину.

Он сделал шаг назад. Пусть ему не хотелось убить ее — говорить с ней и снова смотреть в эти фанатичные чистые глазенки тоже не было никаких сил. Он просто заберет артефакт и «Сокол». Талисман ситхов уже манил его, пел неслышимую песню соблазна.

Кайло вошел в храм и выругался опять. Жадные и тупые тойдарианцы превратили древнее величественное строение в помесь харчевни и склада! На алтарь установили кривую столешницу, сложили очаг, повесили котелков и черпаков криффовых! И где-то здесь, в кучах барахла, ждал его артефакт, что способен «заставить исчезнуть войны», как говорилось в сведениях из сноукова голокрона.

Кайло стащил с головы шлем, прикрыл глаза. Может это и не самое умное его решение — погружаться в Силу в присутствии Рей, но Кайло надеялся, что прежде чем она его почувствует, он уже свалит с артефактом.

— Ты что тут делаешь, а? — скрипучий голос насекомоподобной твари вырвал его из медитации. Но Кайло успел почувствовать: зов артефакта исходит оттуда же, откуда и мерзкий голос.

Кайло открыл глаза и едва совладал с лицом: прямо перед ним, уперев суставчатую насекомью конечность в жирный бок, парило существо. Хилые крылышки рывками удерживали в воздухе пузатое тело, прикрытое какими-то обносками. Старый носатый тойдарианец с любопытством и без малейшего намёка на страх разглядывал Кайло. Не отводя глаз, существо набрало полную лапу каких-то белесых личинок и запихнуло себе в рот.

— Ты не с ними, — резюмировал тойдарианец с ухмылкой. Пара извивающихся червей выпали из щербатого рта. А Кайло смотрел не на досадную помеху, а на чашу, из которой криффово недонасекомое тащило свою еду. Величайший артефакт ситхов использовался как тарелка для червей!

Кайло все ещё не мог прийти в себя от увиденного и боролся с желанием убить тварь на месте, когда того окончательно подвели крылышки. Тойдарианец мягко плюхнулся на пол, не отводя от Кайло испытующего взгляда.

— Не с ними, — сам не зная зачем протянул Кайло и опустился на корточки. — Я… Турист. Хочу сувенир.

Контрабандистские приемчики отца всплывали в памяти будто бы сами собой. Кайло тряхнул головой и криво ухмыльнулся: торговаться иногда результативней, чем убивать. Тойдарианец медленно кивнул ему, давая понять: он готов выслушать дельное предложение.

— Три тысячи кредитов за любую мелочь из этого зала, — Кайло презрительно скривился, стараясь не показать заинтересованности. Тойдарианец ухмыльнулся и набрал лапой побольше червей из чаши: торг обещал быть долгим.

Кайло не почувствовал, как она подошла сзади. Он сильно отвлёкся, вспоминая сленг контрабандистов, их повадки и подход к торговле, и не заметил волнения в Силе. Только когда у его загривка застрекотал световой меч, Кайло понял, как сильно он недооценил Рей.

— Брось оружие и встань! — её голос напряжённо звенел, а ещё… А еще Рей было страшно. Он чувствовал напряжение, сгустившееся вокруг неё, нечто похожее на стыд и страх… Много страха. Кайло ухмыльнулся и подмигнул замершему с очередной порцией червей в лапе тойдарианцу. А потом схватил его за эту саму лапу и, пригнувшись, крутанул жирдяя к Рей. Левую щеку словно бы окунули в огонь.

Рей вскрикнула. Кайло зажмурился и зарычал, вскочил. Ориентируясь в Силе, он успел подхватить чашу, выроненную тойдарианцем, и вытряхнул её содержимое на Рей, а сам отшатнулся от неё. Лицо пылало, щеку дергало от боли, но он мгновенно нахлобучил на голову шлем. Рей снова пометила его, ткнув в рожу его же собственным — дедовым — сайбером. Но удовольствия видеть это он ей не доставит!

Кайло проморгался и заметил, что тойдарианцу повезло даже меньше: уродливая башка валялась отдельно от тела, а Рей, смешно попискивая стряхивала с себя личинок, даже меч не погасила.

— Ты все же починила его, — резюмировал Кайло насмешливо. — Но пользоваться так и не научилась.

Рей замерла напротив него, а Кайло быстро проверил чашу. Пара капель его крови внутри, а так все в порядке. Он взглянул на Рей. Та переводила виноватый взгляд с мертвого тойдарианца на него. Меч, неловко зажатый в руке, казалось, пульсировал: в его голубом свечении проскакивали цветные всполохи и долгие белые вспышки, иногда меч был готов погаснуть, иногда сиял нестерпимо.

— Я… Я не хотела… — растерянно пробормотала Рей и беспомощно уставилась на него.

— Не хотела чего? — вежливо поинтересовался Кайло, медленно обходя алтарь по кругу. — Убить невиновного? Меня ранить?

Вокодер преобразовал смешок в хрип.

— Тем, что ты «не хотела», ты не вернёшь его к жизни, мусорщица. Ему до криффа твои извинения! — Кайло уже откровенно издевался. — Ты такой плохой джедай, что даже монстр Кайло Рен милосердней тебя.

Он практически ощутил, как из её глаз брызнули слезы. Рей закричала и, неловко обхватив рукоять меча двумя руками, бросилась на него. Кайло легко ушёл от удара. Он даже не стал доставать сайбер. Просто дразнил её, убегая от неё вокруг алтаря. Догонялки ему вскоре наскучили, да и вопли Рей, наверняка привлекли внимание. Кайло Силой призвал из груды хлама старую тяжёлую кочергу с острым наконечником.

— Ты не достойна смерти от светового меча, пустынная крыса, — проговорил пафосно, нарочно стараясь задеть её. — Старая палка как раз подойдёт!

Оскорбление подействовало! Но не так, как он предполагал. Он собирался подбить её на неосторожную атаку, выбить нестабильный меч из её руки и усыпить Рей Силой, но девчонка запрыгнула на алтарь и рыча — куда там ворнскру — ткнула нестабильным лезвием ему прямо в голову.

Вернее, попыталась. Кайло отшатнулся, ударил кочергой по её запястью, наверняка ранив Рей. Но мусорщица только зарычала в ответ, а оружия не бросила. Тогда Кайло отбросил кочергу и, уронив чашу на пол, ухватил Рей за бедра и потянул на себя. Девчонка завизжала. Падая, все же выключила меч. Они рухнули вместе — он с бранью, она с визгом — и покатились по полу. Рей пыталась укусить его и пнуть посильнее, Кайло же старался прижать её к полу и обездвижить. С усилием, даже большим, чем он ожидал, ему это удалось. Рей оказалась под ним.

Она обхватила его ногами, словно они занимались сексом, он прижал её запястья к полу, нависая над ней. Меч она так и не выпустила, скалила на него зубы — ну точно, дикая пустынная крыса! Кайло уже собирался съязвить, когда почувствовал волнение в Силе. Они с Рей одновременно уставились на ситхскую чашу, что валялась рядом с правой рукой Рей. Тонкая струйка крови из раненого запястья как раз добралась до выщербленного обода чаши, окрасив его красным.

Происходящее смазалось. Кайло почувствовал себя странно, и дело было не в реакции его тела на девчонку под ним. Рей испуганно замерла: она тоже это чувствовала. Воздух сгустился — они будто оказались под водой. Предметы размазались цветными кляксами, вокруг них гудела Сила, как если бы их снова связал форсбонд. А потом все слилось в бесконечно белую вспышку света, и Кайло ощутил себя в гиперпространстве, но без корабля. Сияние окружало их, Кайло не мог вздохнуть, не слышал ничего, кроме стука крови в ушах, а Рей вцепилась в него, прильнула к нему так, как если бы ее главным желанием перед странной смертью в Силе было потрахаться.

И вдруг все кончилось. Свет исчез, и они в клубке, как злые лот-котята, покатились по горячим камням, в лицо пахнуло жаром. Рей ударила его ногами в живот, Кайло охнул и отпустил ее. Они оба одновременно вскочили на ноги и схватились за оружие, оба зажгли сайберы. Только вокруг была уже не Тойдария!

Багровые тучи клубились почти над самой головой, под их ногами бугрился черный утес с явно промышленными зданиями. А ниже расстилалось озеро лавы. Такой была только одна планета во всей чертовой галактике.

— Мустафар! — пораженно выдохнул Кайло вслух.

— Куда ты меня затащил?! — выкрикнула Рей в панике, когда прямо на ее глазах целая секция здания рухнула в лаву.

— Рей, — быстро заговорил Кайло, делая шаг к ней, даже про «мусорщицу» и «крысу» забыл. Запнулся о ситхский талисман — ту самую чашу, что валялась теперь между камнями. Продолжил: — Произошло нечто странное, и мы оба в опасности. Давай заключим перемирие, пока не выберемся отсюда.

Хотел сказать «пожалуйста», но сам себе язык прикусил. И молча протянул Рей руку.

========== Лава Мустафара ==========

Кайло не особенно надеялся, что Рей согласится на перемирие. Поэтому когда она кивнула, он еще несколько секунд тупо смотрел на нее. Потом сжал пустую ладонь в кулак так сильно, что перчатка едва не лопнула. Девчонка только нервно выдохнула, она тоже готова была, что он ударит.

— Не имею привычки бить в спину или без предупреждения, — со смешком напомнил Кайло. — Даже отца я убил после двух предупреждений и лицом к лицу. А мог бы просто сбросить с моста.

Он добился «успеха»: лицо Рей пошло гневными пятнами:

— Да как ты смеешь такое говорить?! Хан был… Он… Ты!

Вместо ответа Кайло отшвырнул ее Силой в сторону, а на место, где она стояла, рухнул немаленький раскаленный булыжник.

— Не теряй бдительности, — посоветовал.

Кайло прислушался — грохот камней, шипение лавы, натужный скрип распадающейся фабрики — а теперь Кайло ясно видел, что перед ними комплекс по добыче лавы — все эти звуки не заглушали удивительно знакомого гула и частых взвизгов. Кто-то неподалеку дрался на сайберах! Кайло припустил со всех ног туда, где чувствовал возмущение в Силе. Рей потопала за ним без слов.

Ему открылась очень странная картина: двое сражались на сайберах, скользя прямо по лаве на оплавленном куске обшивки. Да с такими трюками, каких он у криффова дядюшки не видел даже. Кайло остановился, схватил Рей за шиворот. Он поймал себя на том, что пытается запомнить особенно хитрые финты. Лиц не мог толком разглядеть — один — блондин в черном, другой — бородач в грязном.

Мечи скрежетали, ухали и искрили, сталкиваясь. Бородач спрыгнул на «берег» вышедшего из-под контроля механизмов лавового потока, бегом поднялся повыше. Блондин Силой удерживал свою «посудину» на месте. Кайло даже со своего места видел, как ботинки Блондина заливает лава. Но тот не обращал внимания — ярость, боль предательства и стыд взвихрили Тьму вкруг него так, что Кайло передернуло, а Рей в его хватке тихо застонала.

Противники замерли друг напротив друга на мгновение.

— Все кончено! Я стою выше тебя! — крикнул бородач.

— Ты недооцениваешь мою мощь! — последовал ответ — Блондин явно приготовился прыгать, призвал Силу.

Кайло собирался выждать, понять, кто это — джедаи или какие-то совершенно неизвестные форсъюзеры. Но Рей вдруг вырвалась из его руки и бросилась вперед:

— Остановитесь сейчас же! — прокричала она.

И Рей снова влезла под горячую руку, буквально. Блондин в этот момент прыгнул, используя Силовое ускорение, Бородач замахнулся, одновременно толкая противника ментально прямо в воздухе. Он явно был мастером Сокан…

И Кайло не выдержал — вскинул руку и тоже призвал Силу. Три диких, невероятно сильных незримых вихря столкнулись в пространстве на одно биение сердца. А потом Рей подставила свой меч. И лезвие бородатого, которое должно было лишить блондина обеих ног и руки, лишь пропороло бедро насквозь.

Бородач грубо толкнул Рей на упавшего и сползающего в лаву противника, а сам бросился бежать. Кайло же не раздумывал — заскользил вниз, надеясь на крепость орденских ботинок, потому что тряпки Рей уже горели.

Он подхватил ее за шкирку, вздернул на ноги. Стащил с головы шлем, отодрав засохшую корку крови на лице, и сунул в руки надрывно кашляющей Рей

— Надень, быстро! — велел, а сам бросился к упавшему. Тот извивался на раскаленной почве, из последних сил цепляясь механической рукой. Он призвал слишком много Тьмы, слишком самонадеянно поступил, прыгнув на сильного противника. Он проиграл — и Тьма теперь пожирала его изнутри, лишая воли.

Кайло не глядя подобрал сайбер, сунул за пояс. Затем склонился над упавшим, крепко ухватил за плечи и дернул вверх. Так и тащил волоком — подальше от раскаленного алого месива. Одежда на спасенном уже истлела, тело — Кайло видел — покрылось жуткими ожогами. Блондин кашлял и хрипел — похоже, жар и пепел повредили легкие — но пытался отталкиваться здоровой ногой, типа помогал себя тащить.

Кайло споткнулся и упал сам, уронив парня. Благо успел оттащить его достаточно далеко. Блондин зарычал от боли и вдруг поднял на него грязное злое лицо со шрамом и желтыми глазами ситха. И Кайло задохнулся полным пыли и пепла воздухом: он узнал!

— Кто… ты… — прохрипел недоситх, словно уже надел легендарную маску. Кайло же просто потерял дар речи. Да и что он мог сказать?! Не дождавшись ответа, спасенный тяжело уронил голову и потерял сознание. Это вывело Кайло из ступора: нужна помощь, срочно! Дальнейшее прошло словно в тумане: весь его запас лекарств — бакта, обезболивающее, противовоспалительное, коагулянт — пошел в ход. Руки механически выполняли выдолбленные на подкорке мозга реанимационные мероприятия, а Кайло тем временем вспоминал, как мечтал в детстве, что придет и спасет своего знаменитого дедушку Энакина Скайуокера от злого Дарта Вейдера. И дедушка доживет до его рождения и будет с ним играть, раз родители заняты. Лея зачем-то скормила ему старую байку про хорошего Энакина и злого Вейдера, тем больнее было узнать правду. А настоящий, всамделишный Энакин умирал сейчас на его руках, несмотря на все старания Кайло — легкие были обожжены и чернели жутко в Силе.

Только теперь Кайло заметил, что Рей беспомощно металась рядом и все переспрашивала тоненьким голоском:

— Он умрет? Он умрет?

Шлем она так и не надела, дура, и тоже надрывно кашляла. Кайло в панике огляделся. Он не был способен толком лечить, этот редкий талант никогда ему не давался.

Энакин уходил, и отчаяние толкнуло Кайло на безумный шаг: Он решил поделиться Силой напрямую, перелить ее как кровь! Решительно склонился к Энакину, пальцем надавил ему на подбородок, понуждая раскрыть рот. И вдохнул Силу в растрескавшиеся, иссохшие багрово-черные губы. Поцелуй жизни, была такая почти забытая техника. И еще раз, и еще. Сила тратилась бессчетно, только малая часть ее работала на излечение. Но тут Кайло невежливо толкнули. Он вскинул взгляд: Рей. Она смело прижалась ртом ко рту Энакина и повторила трюк Кайло. Быстро срисовала… И они по очереди дышали за человека, который в их мире был мертв, и будто собственной грудью чувствовали, как очищаются легкие Энакина.

Наконец Энакин выдохнул свободно, хоть в себя и не пришёл. Кайло плюхнулся на раскалённую землю и тут же почувствовал, как Рей тяжело привалилась к его боку, закашлялась слабо. У него у самого лёгкие, казалось, горели, а Рей так вообще горячего «концентрата» хватанула, когда благородный джедай толкнул её вслед за Энакином. Кайло вытряхнул из глаз слезы, а из головы лишние мысли. Нашарил у бедра оброненный шлем и посадил Рей ровно. У девчонки закатывались глаза, по лицу градом тек пот. Кайло осторожно надел шлем ей на голову. Рей встрепенулась, вяло попыталась оттолкнуть его руки, но он с силой прихватил её за плечи.

— Ты должна продышаться, Рей, — проговорил чётко. — У тебя уже отравление и ожог дыхательных путей. Посидишь ещё немного без шлема и свалишься рядом с ним. — Кайло мотнул головой в сторону Энакина. — С вами двумя я точно не справлюсь.

Кайло снова хорошенько тряхнул Рей за плечи, старательно вглядываясь в визоры собственной маски.

— Перемирие, помнишь?

Рей слабо кивнула, но спросила другое:

— Кто он? Мне показалось, ты узнал его.

Кайло криво ухмыльнулся и отпустил её. Смешно было слышать голос Рей, искажённый вокодером. И дотрагиваться до неё было странно. Но то, что они сейчас сделали, было страннее всего.

— Это мой дед, Рей, — Кайло выдержал эффектную паузу. — Дарт Вейдер. А мы с тобой провалились в прошлое из-за той криффовой чаши!

Рей явственно дёрнулась, отползла в сторону. Завертела несуразно большой головой переводя взгляд с него на бесчувственного Энакина. Но сказать Рей ничего не успела. Над местом, где они сидели, завис шаттл странной модификации. Одурманенный ядовитыми испарениями Кайло успел удивиться, а потом вспомнил, что эта техника не устаревшая, а наоборот самая новая, и что именно они здесь не к месту. Шаттл снизился ещё, почти задевая брюхом лаву, и приоткрыл рампу. Оби-Ван Кеноби появился перед ними с активированным сайбером. Подпаленная Борода окинул хмурым взглядом их компанию и вопросил:

— Кто вы?

Кайло усмехнулся и, повинуясь одному лишь инстинкту, поднял ментальные щиты — точно так, как сделала раньше Рей, чтобы отгородиться от него и его форсбондов. Девчонка рядом удивлено охнула, но промолчала. А заклятый дедулин друг теперь не распознает в нем форсъюзера! Кеноби нахмурился, переводя взгляд с Кайло на Рей.

— Ты джедай? — задал второй вопрос. И Кайло почувствовал, как Рей несмело кивнула. Кеноби немного расслабился.

— Оставьте его… — проговорил, отводя глаза. — Нам нужно спасти… Он покосился куда-то вглубь шаттла.

— Спасти Падме, — закончил со вздохом. Шаттл ощутимо тряхнуло, когда поднявшаяся волна лавы лизнула его брюхо. Кеноби пошатнулся и выключил меч. На Энакина он старался не смотреть.

А Кайло вдруг осознал две вещи. Спасти Падме — его бабушку — может только Рей. А саму Рей нужно спасти от Дарта Сидиуса, который, как гласила легенда, собственноручно спас Дарта Вейдера из лавы Мустафара. А значит, вот-вот должен был явиться…

Повинуясь наитию, Кайло обернулся к Рей. Снова, уже как-то привычно, взял её за плечи. Вокодер маски превращал её дыхание в хрипы, но дышала Рей уже ровнее.

— Послушай внимательно, Рей! — заговорил Кайло быстро и тихо. — Это Оби-Ван Кеноби. Он хороший, джедай — всё, как ты любишь. Там с ним на шаттле мама Леи и Люка, она умирает. Помочь ей можешь только ты. Сюда сейчас прилетит император Палпатин. Он убьёт тебя, когда поймёт что ты джедай.

Кайло сделал страшные глаза.

— Он намного сильнее Сноука, нам с тобой его не победить.

Рей содрогнулась.

— А ты? — прошелестел вокодер спустя мгновение.

— А я останусь с ним. — Кайло кивнул на Энакина. Сам встал с трудом, поднял Рей на ноги.

— Я заберу чашу, — он вёл Рей за руку к шаттлу, а та шла, словно под гипнозом. Похоже, действительно ядовитых испарений надышалась. Кайло осмелел и наклонился к ней.

— Сила свяжет нас, Рей, по форсбонду. Не закрывайся. И мы вместе решим, как выбраться отсюда. Убьём друг друга в своём времени.

Рей вздрогнула, но не успела ответить — Кайло подхватил её на руки и передал Кеноби, который все так же хмуро смотрел на него, но девчонку взял.

— Я остаюсь! — бросил ему Кайло и поспешил отойти. Кеноби повернулся назад, что-то прокричал, и двигатели зашумели, лава заволновалась.

Кайло провожал глазами корабль, пока тот не скрылся из виду. В голове вопросы вытесняли друг друга: может, не стоило отпускать Рей от себя? Как сильно они изменили ход истории? Смогут ли они вернуться?

Ответов не было. Кайло казалось, что он дышит вот этой вот самой лавой, голова разболелась нестерпимо. Пышущая жаром жижа все прибывала, и Кайло заметил, что его обувь оставляет на раскалённой почве чёрные следы — подошвы плавились. Он даже пожалел, что не забрал у Рей шлем перед тем, как отправить ее с Кеноби. И тут же задумался, насколько она пострадала…

Вялые мысли бегали по кругу, и Кайло пришлось ударить себя по ране на лице, чтобы сосредоточиться. Боль отрезвила, подпитала Силу, позволяя держать ментальные щиты поднятыми. Кайло наклонился и с трудом взвалил Энакина к себе на спину: если повезёт, они улетят отсюда на дедовом шаттле, и Палпатин выкусит. Энакин оклемается, они найдут Рей и со всем разберутся. Таща тяжелое бесчувственное тело вверх по осыпающемуся склону, Кайло кивнул сам себе: то, что в патовой ситуации звучит как хороший план, на поверку окажется хреновым не пойми чем. Но другого у него не было.

И конечно, план оказался хреновей некуда.

К моменту, когда они добрались до взлетно-посадочной площадки, та была оккупирована клонами в белой броне. Они выстроились впереди транспортника отвратительного вида. Кайло усмехнулся и дал себе зарок: броню солдатам сменить, дизайн кораблей переделать. Слишком уж диким и бестолковым подражанием казался антураж Первого Ордена на фоне имперских солдат и машин. Кайло перехватил свою ношу поудобнее и остановился, откровенно пялясь на одинаковых солдат. Сила, каким извращенцем нужно быть, чтобы такое выдумать?!

Тут солдаты расступились, пропуская к ним невысокую фигуру в бесформенном чёрном балахоне из зейд-ткани. Незнакомец остановился на расстоянии нескольких метров. В глубине капюшона сверкнули красные глаза.

— Кто ты? — прокаркал Дарт Сидиус, а Кайло едва не заржал: да этот вопрос его просто преследует!

А ещё Кайло осознал про Императора три вещи: легендарный ситх был коротышкой, уродом и уступал Сноуку в Силе. Сильно.

Кайло не сразу ответил, увлёкшись разглядыванием, но зато заговорил Энакин, который как раз пришёл в себя.

— Он… Спас меня… Мастер.

Повинуясь ментальному приказу Сидиуса, клоны вскинули оружие. Кайло приготовился бросить деда на землю и отражать выстрелы, но Энакин вскинул дрожащую обожженную руку. Его механическая до боли сжалась на плече Кайло. Сила взвихрилась и оставила бывшего джедая, но он не сдавался. Снова вскинул руку, снова попытался…

Кайло прикусил щеку изнутри: сейчас действовать, думать потом!

========== Голос отца ==========

Убить Кайло Рена? Мечта! И на этот раз она сбудется. Так думал Хакс, вышагивая по мрачным коридорам Финализатора. Этот разрушитель был не самым лучшим, мощным или быстрым во всем флоте Первого Ордена. Кайло Рен выбрал его скорее по привычке и распорядился укрепить мощными генераторами дефлекторных щитов и дополнительными гипердвигателями.

Хакс вынужденно переселился вместе с новым Верховным лидером, хотя постоянно настаивал на том, чтобы выбрать флагманом дредноут. На этот счет они долго и жарко спорили с Реном, но кончался любой спор одинаково: разъяренный Хакс вылетал из покоев Верховного лидера в помятой форме. Между подчиненными даже слухи пошли, что Кайло Рен того-этого, по рыжим мальчикам, короче. Парочка особенно трусливых офицеров даже перекрасились.

Считаться любовником Верховного лидера было не так уж плохо. По крайней мере Кайло, не считая того раза в командном шаттле, никогда не возил генерала мордой об стол и пол при подчиненных, обращался уважительно. А прочитав у кого-то из головы слухи о своих предпочтениях, посмеялся и объявил, что берет все, что пожелает. Захочет генерала или майора — возьмет его, захочет техника — возьмет его, и так вплоть до дроидов и поргов залетных. Что подразумевалось под «возьмет», никто не рискнул уточнять. А Кайло начал звать Хакса к себе ежевечерне. Зачем? Чтобы раздеть и гонять палкой в тренировочном зале. Типа, учил генерала драться как настоящий лидер.

Армитаж серьезно раздумывал над дротиком со снотворным или ядом в задницу Кайло Рену, когда на них совершили покушение недружественные оружейные бароны. Вот тогда Кайло впервые показал, на что способен настоящий, очень злой форсъюзер. Посмотрев на то, что осталось от злодеев, Хакс страшно пожалел, что он не обладает Силой. Кайло был нужнее Ордену, чем Хакс. Поэтому Хакс вкрутил в собственных апартаментах крюк, на который пообещал себе однажды приделать законсервированную голову проклятого недоВейдера. А пока работал на благо Ордена и Рена, не покладая рук и ног, но еще и не выключая мозгов.

Хакс запланировал целых три заговора, но сейчас автономные ячейки исполнителей и командные центры спали, ожидая его — генеральской — команды. Пусть сначала Рен не просто вернет Ордену его былую славу, но и сделает его ядром Новой империи. А потом Арми уничтожит Рена и заберет Орден себе. Все просто как дважды два, но самые простые вещи всегда невероятно трудны в исполнении.

Тем временем генерал добрался до медицинского отсека. Дверь с шипением скользнула в сторону, когда он вошел в особую палату для привилегированного больного. Можно много было сказать о Кайло, Хакс даже заготовил целую речь для возможной казни Верховного лидера. Но Рен друзей не забывал.

— Привет, Фазма, — Хакс кивнул высокой бледной женщине, которая лежала перед ним в искусственном сне. Бакта-чан излечил ее тело, Кайло ментально «вытащил» ее разум, не объясняя, как именно. Но пока меддроиды-нейрохирурги работали над мозгом женщины, будить ее было нельзя.

— Я скучаю, — Хакс погладил свою рыжую кошку, которая лениво дремала в ногах больной. Он и правда скучал. Фазма была единственным его другом, они даже иногда спали. Поэтому когда ее обгоревшее тело извлекли из-под обломков, Хакс рискнул поместить ее в медотсек под личную ответственность: Сноук привязанностей не прощал, и Хакс не знал, как отреагирует его чокнутый ученичок.

Кайло Рен оказался другим. И к Фазме имел некий незакрытый кредит. Поэтому помог своей криффовой Силой и велел не считаться с расходами на восстановление.

В палате не было никаких следящих устройств — он регулярно сканировал помещение. Однако, оглядевшись по привычке, Хакс присел у кровати Фазмы и взял её за руку. Долго рассматривал ладонь, сам не зная зачем. Просто позволил себе подвиснуть на пару мгновений. Провёл большим пальцем по выступающим костяшкам, отмечая, как Фаз похудела: вернуться из мертвых — это вам не хухры-мухры…

— Я чувствую, что-то происходит, Фаз, — он поднял голову и вперился взглядом в изумрудные глаза Милли. Кошка смотрела на него, не мигая, и, кажется, внимательно слушала.

— Наш новый Верховный свалил за какой-то ситхской хренью, его поисковый маячок отрубился несколько часов назад…

Хакс выпустил руку Фазмы, растер лицо ладонями — как же он, блять, устал!

— Мне же проще, если он сгинул в тех криффовых болотах… — пробубнил в собственные ладони, понимая, как жалко звучит.

Мохнатая головешка Милли ткнулась в руку, требуя внимания. Хакс сгрёб кошку в охапку, заставив животное возмущённо мявкнуть.

— И нет, я не считаю, что Галактикой проще править сообща… — выдавил он из себя последнюю реплику и застонал: Армитаж Хакс всегда гордился своей интуицией, которая сейчас прямо-таки надрывалась, вопя о неправильности происходящего…

Все вокруг, казалось, давило на генерала. Ему отчего-то представлялось, что его вот-вот вызовут к Верховному, только не Рену. Воспалённое воображение не унималось и рисовало, как сухофрукт в золотом халате выворачивает его наизнанку Силой, карая за… Да крифф его знает за что!!! Паранойя Хакса разыгралась до предела, заставила оставить пост средь бела дня, хлебнуть виски из плоской фляжки, припрятанной в потайном кармане. А затем притащила к Фазме…

Полузадушенный мявк Милли заставил Хакса вздрогнуть. Он выпустил взъерошенную кошку и поднялся, отряхивая с себя рыжий мех. Милли зашипела на него и убралась под кровать, а Хакс решительным шагом направился вон из палаты: он поспит пару часов, и его отпустит! А когда его отпустит, он снарядит поисковый отряд, чтобы отыскать, хатт его раздави, Рена.

Хакс сильнее, чем следует, саданул по околодверной консоли. Пневмодверь с шипением отъехала в сторону, и генерал столкнулся с собственным адъютантом. Бледным и взъерошенным.

— Что?! — вызверился Хакс, отталкивая от себя неловкого придурка.

— С-с-эр…- промямлил придурок, запинаясь. — С вами пытался связаться…

— Кто! — взрычал генерал и едва удержался, чтобы не прихватить адъютанта за грудки. — Р… верховный лидер?!

— К-к-к… — адъютант отчаянно мотал головой и заикался. Хакс отбросил от себя несчастного и взялся за бластерный пистолет. Это подействовало, вероятно, потому что придурок зажмурился и проорал:

— Комендант Брендол Хакс, сэр! Комендант оставил сообщение! — адъютант протянул оторопевшему генералу датапад.

Хакс все же достал пистолет и приставил его к тупой башке адъютанта. Так над ним ещё не подшучивали. Хаксов папаша был бесповоротно дохлым: Арми лично в этом удостоверился. Он никогда не опровергал слухов, что ходили об убийстве его отца, но на деле Брендола убил не он. Все было банально: очередная телка захотела прибрать к рукам «богатство» коменданта. Хакс поржал, глядя, как она разыгрывает безутешную вдову, и позаботился о том, чтобы папенькин прах старательно распылили в космосе. Армитаж отвлёкся, потерявшись в воспоминаниях, однако адъютант вдруг принялся причитать и просить не убивать — слишком натурально для простого шутника… Так что Хакс выдернул из дрожащей потной ладони датапад и запустил сообщение, не убирая ствола от виска адъютанта; ещё и курок взвёл для острастки.

— Генерал, группа курсантов закончила специальный курс подготовки и готова к службе… — обрюзгший и поседевший, но вполне узнаваемый комендант Брендол Хакс говорил что-то ещё, плохо маскируя ненависть за профессиональным безразличием, но Армитаж уже не слушал. Он медленно опустил руку с пистолетом, и смотрел-смотрел-смотрел на того, кто очень умело притворялся его отцом… Мертвым, бесповоротно мертвым, ведь он лично наблюдал за тем, как прах был отправлен в космос…

— И передай этой с… — Брендол ругнулся на чисском, такое ругательство Арми за всю жизнь слышал только в исполнении отца, — своей матери, что судиться против меня бесполезно!

Комендант оставил служебную формальность и прошипел, вперив в сына полный ненависти взгляд.

— Предупреждаю, если ты не угомонишь её, твоё тепленькое местечко под крылом Верховного лидера, да продлятся дни его правления, под бо-о-ольшой угрозой… — протянул папаша с явным намеком и отключился.

Армитаж перевёл взгляд на адъютанта. Тот трясся и приговаривал, что кроме него сообщение никто не видел, ведь оно пришло хоть по официальному, но личному каналу.

— Я разбирал отчёты, а тут это, — частил парень. — Я уверен, комендант просто ошибся адресом, но сэр, уверяю вас, этого кроме меня никто…

Мозг Хакса наконец закончил перезагрузку. Из сбивчивого бормотания адъютанта он понял только одно: парень переживает, что увидел нечто личное, не предназначенное для посторонних глаз. Его совершенно не беспокоит, что мертвый комендант прислал сообщение…

Армитадж решил проблему радикально: вбил в Орденской базе данных собственное имя — вызвал биографическую сводку и уронил датапад. На треснувшем экране высвечивались даты рождения обоих родителей. Дат смерти не было.

— Подготовить для меня шаттл, — услышал Хакс словно со стороны собственный хриплый голос, — Группу штормтруперов через десять минут. В ангаре.

Адъютант бросился бежать так резко, что запутался в собственных ногах и упал. Но быстро подхватился и понёсся прочь, выкрикивая команды в коммуникатор. А Хакс присел на корточки и дрожащими пальцами поднял с пола датапад.

«Это Рен. Это все криффов Рен и его гребанный артефакт» — скалилась интуиция, и Арми кивнул, соглашаясь сам с собой. Он должен разобраться с этим безумием. Чем скорее, тем лучше.

Армитаж связался с командиром эскадрильи, которая обеспечивала дозор на Тойдарии. Выяснил, в каком квадрате один из истребителей пропал, отправил туда дополнительно полтора крыла запаса. Позвал трясущегося адъютанта, отправил его за шинелью. И вдруг почувствовал, что дюрасталевый пол уходит из-под ног. Мама! Мама жива! Пусть это сон и бред, пусть это все криффовы сказки Рена — но его мама жива в реальности, которая сошла с ума.

Он взял рабочий датапад, долго рылся в списках контактов. Он всегда все сохраняет. Если его мать жива, то он поговорит с ней до того, как выяснит, чем там Рен занимается. Даже если это сон — он поговорит. Контакт нашелся быстро. Генерал велел радистам организовать канал связи и записал сообщение. Что-то вроде «привет, как дела» — на большее его не хватило. Ответ ждать было выше его сил, поэтому Хакс спустился в ангар, где уже был готов шаттл.

— Мы ищем что-то конкретное? — просил его ни о чем не подозревающий офицер.

— Мы ищем пропавший истребитель, — холодно ответил Хакс, понимая, почему иногда хочется просто придушить, чтобы слушались. Его побаивались, и выдрессировал он подчиненных хорошо, но не идеально. Генерал даже понимал причину их недоумения: Первый Орден никогда не возвращался за своими. Может, Рен прав и придется многое изменить.

Он еще раз проверил датапад — видеосообщение! Вставил клипсу наушника и запустил. Мама. Сердце сжалось — она так постарела… со дня смерти. Мама улыбалась куда чаще, чем он помнил, благодарила за нанятых телохранителей и адвоката, но просила не судиться с отцом. Хакс поморщился: с каких это пор он обращается в суд за справедливостью? Еще мама радовалась за его карьерные успехи и просила побольше отдыхать, это ему-то! Говорила, что хочет и дальше жить под девичьей фамилией, поскольку волнуется, что великому генералу Первого Ордена будет за нее неловко. Но вновь отказывалась переезжать в подконтрольный Первому Ордену сектор. На прощание осторожно выразила надежду на внуков…

Когда видео закончилось, Хакс чувствовал себя так, будто его избили. Если все пойдет так, как должно, этого видео не будет. И его матери тоже. А потом он все-таки убьет Рена лично за такие издевательства над его разумом!

TIE-файтеры бестолково мотались над планетой и выли так, что все местное население попряталось в ужасе. Хакс сидел в кресле и крутил датапад в руках. Не ломать же его — видео все равно на орденском сервере. А стереть не поднималась рука. У него ведь даже голофото не осталось. Пусть побудет…

Наконец сканеры засекли целых два объекта, которые подходили по характеристикам под межпланетные корабли. Хакс поспешил отдать приказ о посадке. Ипсилон на репульсорах долго плыл над болотами и наконец все увидели через иллюминатор порядком побитую ТIE-шку, всю в тине. «Рукожопый Рен!» — буркнул себе генерал под нос и велел высадить десант и двигаться к следующему объекту. Вряд ли его криффово верхлидерское величество торчит тут и ждет Хакса.

Десант на передвижных платформах и спидерах выдвинулся вперед, командный шаттл со сложенными крыльями поплыл за ними. Предосторожность Хакса ему, как всегда, пригодилась. Уже через двадцать минут разведчики переслали видео с наплечных камер и визоров: криффов «Сокол тысячелетия», легендарная лоханка Сопротивления, просто стоял на своих кривых опорах в этой дыре! А вокруг него бестолково метались три фигурки. Хакс велел брать их живыми.

Они потеряли двоих штурмовиков. Хакс никогда не полез бы воевать против бластеров с сайбером наголо, даже если бы был форсъюзером. Он спокойно дождался, пока всех сопротивленцев приложат парализаторами и скрутят, и только потом вальяжно вышел наружу. И не смог удержать счастливой улыбки — в плен попали тот самый предатель и дезертир, который разнес им осциллятор на Старкиллере, та самая девка, которая укусила его на «Господстве», и тот самый волосатый коврик, который заменял принцессе Органе комнатную собачку. Не хватало только бравого пилота Дэмерона с шутками про мамочек, но нельзя получить сразу все. Хакс испытал мучительно сильное побуждение взять этих придурков наверх, а вонючую Тойдарию просто разнести из ионных орудий. Но вместо этого просто сказал:

— «Сокол» по приказу Верховного лидера уничтожить. Гуманоида и предателя на Финализатор. Фазма лично казнит дезертира, вуки я приготовлю в подарок Верховному лидеру на обед, а с девчонкой поговорю сам.

Недобитое Сопротивление оттащили от корабля, после чего Хакс собрался лично отдать приказ стрелять. Лазерные пушки истребителей нацелились на «Сокол». Вдруг один из военных техников посмел обратиться с нижайшей просьбой. Он просил забрать это корыто наверх и изучить его. В силу ряда причин использованные при перестройке корабля технологии сейчас были уникальными.

Хакс вполне понимал жадность ученого специалиста, хотя и подозревал, что за памятник собственной дурости посередь ангара Кайло Рен не погладит своего заместителя ни по голове, ни по головке. Хотя новый Верховный лидер в целом был удивительно адекватным на фоне Сноука. И Рен даже не бегал за этой джедайской девкой по всей Галактике, как ворнскр в гоне. Раз заявил только: сама придет! И вот теперь, после пяти стандартных месяцев почти адекватного правления пропал. Мир сошел с ума, зато Хакс сможет подарить Рену «Сокол» и «собачку», если лидер вернется.

Хакс отменил приказ стрелять по «Соколу» и распорядился прислать погрузчик с лучом захвата. Пленников спеленали как рафтаров и затащили в командный шаттл, просто потому что больше некуда. Хакс присел перед девчонкой, похлопал ее по щеке, отдернул руку в перчатке от злобно щелкнувших зубов.

— Значит, так. Говори, где искать остальных. Вас точно было больше. Поэтому или ты называешь мне точные координаты, или я режу твоего черного дружка на части виброножом. Прямо сейчас, прямо при тебе!

========== Чудо рождения ==========

— Я наёмник, ваше превосходительство, — Кайло поклонился, придерживая Энакина, который из последних сил хватался за обрывки сознания. — Служу за деньги, но на совесть.

Дарт Сидиус молчал, но Кайло чувствовал, как ситх осторожно прощупывает его ментально. Энакин потерял сознание, обмяк в его руках. Клоны по-прежнему держали их на прицеле. Пауза затягивалась, и Кайло про себя отметил, что Сноук бы начал не с вопроса, а с парочки молний: визжащему от боли оппоненту проще перетряхивать мозг. Но Император был другим. В первую очередь политик, форсъюзер только во вторую. Палпатин прямо сейчас просчитывал варианты, наиболее выгодные для него в дальнейшем развитии событий.

Император завел руки за спину, чуть расслабился. По одному этому жесту Кайло понял: его убьют, но позже.

— Что ты здесь делаешь? — второй вопрос Императора, вернее, ответ на него определял, насколько позже убьют Кайло. Вживаясь в роль наемника, Кайло решил ответить так, чтобы дожить до момента, когда очнется Энакин.

— Меня нанял Генерал Гривус, чтобы убить Оби-Вана Кеноби, — проговорил он с легким поклоном. А сам судорожно вспоминал уроки истории, потому что боялся сказать что-то, чего еще не произошло.

— Я нечувствителен к Силе, поэтому меня называют «Убийцей Джедаев», — тут Кайло позволил себе ухмыльнуться: старое прозвище из его времени пришлось ко двору. — Я проследил Кеноби до Мустафара. Так я оказался здесь.

Из-под глубокого капюшона послышалось насмешливое фырканье:

— Генерал Гривус мертв, — проговорил Палпатин вкрадчиво.

Кайло кивнул в ответ:

— Знаю. Но, как уже сказал, я выполняю работу на совесть. Я появился как раз, когда эти двое сражались. Я знаю, что они раньше работали в паре. Кеноби ранил его и столкнул в лаву. Я выстрелил, но промахнулся, — тут Кайло невозмутимо пожал плечами и позволил себе самодовольную ухмылку.

— Я наемный убийца и должен держать руку на пульсе происходящего. Я знаю, что власть, — Кайло поклонился низко, заодно перехватил Энакина поудобнее, — поменялась. Этот бывший джедай работает на вас, это я тоже знаю.

Кайло выпрямился и паскудно улыбнулся:

— Я решил быть полезным будущему правителю всей Галактики. А Кеноби убить я всегда успею. Ухмылка Кайло превратилась в жестокий оскал. — У меня на него нюх.

Император снова фыркнул, а потом задал свой последний вопрос:

— С Кеноби была женщина. Что с ней?

Кайло безразлично пожал плечами:

— Я видел труп женщины около шаттла, на котором сбежал Кеноби. Я проверил ее — беременна. Ее задушили.

И тут Император сделал то, чего Кайло от него не ожидал. Он расхохотался. Громко, маниакально. Даже клоны содрогнулись. Отсмеявшись, Дарт Сидиус вынес вердикт:

— Когда Энакин очнется, скажешь ему, что он убил свою жену. Как только оклемается, полетишь за Кеноби с ним вместе, — Император был доволен, как обожравшийся лот-кот. — Посмотрим, какой у тебя нюх, нечувствительный, и на что ты способен. Но убить джедая должен он сам.

Палпатин кивнул на бесчувственного Энакина. С этими словами ситх развернулся и поковылял к транспортнику. А Кайло мысленно закончил за него фразу: «И тебя, нечувствительный, он тоже убить должен сам».

Кайло выдохнул, только когда невысокий Император совсем скрылся за спинами рослых клонов в белой броне. Кто бы мог подумать, кто бы мог подумать… И помянул добрым словом бывшего учителя, надеясь, что тому сейчас как следует икается в Силе великой.

Какое счастье, что Кайло не использовал два других варианта, которые крутились у него в голове. Если б он назвался джедаем-отступником, то тут же сдох бы, исходя из ситхского Правила двух. Потому что Палпатину не нужен был еще один ученик, ему даже Энакин нужен был временно. А если б Кайло сказался политиком и родственником Падме, то загремел бы на химическую промывку мозгов — в одно из тех самых пыточных кресел, что применялись потом в Империи повсеместно и перешли по наследству к Первому Ордену.

Мать рассказывала, какое это волшебное, непередаваемое удовольствие — иглы, наркотики и электроток в сочетании с ментальным воздействием на разум. Она так и не простила деда, только непонятно, за что больше — за Альдераан или за тот кошмарный липкий страх пыток, который остался в ней навсегда.

Тем временем к ним уже катились допотопные меддроиды с каталкой. Кайло сам уложил Энакина и пристегнул его, пошел с ним в другой транспортник, попроще. «Для быдла». Чаша круглилась у его бока в петле, пристегнутой к поясу. Кайло в который раз порадовался своей тяге к многослойным одеждам, ведь его сайбер не был виден под туго набитой разгрузкой.

В этом они с Рей были похожи — та тоже скрывала свое тело хотя бы полосками ткани, чисто символически. Он был в ее голове и знал, что это не только из-за жизни в пустыне. Слишком многие смотрели на нее как на лакомый кусочек. И учитывая количество инорасовых отбросов на Джакку, вместо «старого доброго» группового изнасилования ее бы просто изжарили и сожрали. Возможно — живьем.

Транспортники направились к Корусанту. Кайло приказал дроиду проверить состояние деда. Тупая железка механическим голосом сообщила кучу малопонятных фраз, из которых Кайло уловил главное: Энакину херово, но жить он будет. И у самого Кайло есть около часа, чтобы обдумать все варианты.

Чем Сноук был хорош, кроме дрессировки — он учил, что в Силе возможно все. Исцеление смертельно больных, оживление мертвых, воздействие на разумных существ и на движения планет, путешествия во времени и пространстве… Поэтому Кайло легко принял мысль о перемещении во времени. И даже смог сам себе объяснить, как это возможно.

Великий ситхский артефакт предотвращал и останавливал войны буквально — просто не давал им произойти. И работал он от крови форсъюзера. Главное условие — обладать достаточной Силой и быть абсолютно, полностью уверенным в своей правоте. Рей была уверена, да и он сам в момент, когда пролилась его кровь, не испытывал своих извечных сомнений. Вот и итог — переместились.

Кайло задумался: готов ли он пожертвовать своим существованием в мире вообще? Ведь если он уже настолько сильно изменил будущее, то он просто не родится. И возможно, скоро исчезнет бесследно. Идея, что кровавые события можно остановить волей только одного человека — это тоже заблуждение. К распаду Старой Республики привели сотни причин и предпосылок, не будь Палпатина — выдвинулся бы другой политик, жаждущий взять власть в свои руки. Но… возможно, не такой кровью?

Кайло была знакома и привычна кровь на руках, лозунги «Во имя нового порядка», «Ради всеобщего блага». И он, не задумываясь, пожертвовал бы собой, чтобы остановить грядущие события, которые готовы были кровавым дождем пролиться на головы. Ведь великое истребление джедаев было лишь малой частью того, что устроил Палпатин. Но… с ним была Рей.

И хотя он сказал ей почти всю правду о ее родителях, он доподлинно не знал, были ли они уроженцами Джакку или беглецами. Скорее всего, в будущем она тоже не родится. И этот простой факт терзал его сердце, как когти ворнскра добычу.

Транспортники вышли из гипера, Кайло глянул на Корусант. Столбы дыма из пригородов и центра были видны аж из стратосферы. Корабли садились на запасной космодром у какого-то уцелевшего правительственного здания — с собственной больницей, отметил Кайло. Энакина повезли туда, и Кайло заспешил за автоматизированной каталкой.

Его обрадовал бакта-чан, хоть и урезанный по функционалу. Пока дроиды и обычные врачи занимались ранами, ожогами и легкими Энакина, Кайло выпил воды и уставился в окно. Какого эффекта он хочет? Живой бабки с дедом, мертвого Императора и… Кровавый хаос неизбежен, так или иначе. А не можешь предотвратить — возглавь.

Он должен сказать Энакину правду и убедить его взять власть в свои руки, а Императора в расход. Только судя по тому, что Кайло видел, Рей могла бы быть клоном или родной дочерью будущего Вейдера. Оба непримиримо упертые, очень сильные максималисты, все или ничего. Он и сам был таким когда-то.

Сзади зашипела дверь, и волна метафизической вони окатила Кайло с головы до ног. Не раздумывая, он повернулся и встал на одно колено. Больше почтения, больше. А под роем меддроидов как раз застонал приходящий в себя Энакин.

Император, проходя мимо, задел Кайло одеждами. Верховному лидеру, магистру Рыцарей Рен (он всех их убил вслед за Сноуком за то, что хотели его отравить) пришлось призвать все свое мужество, чтобы не дернуться от отвращения. От Палпатина воняло не только в Силе! Он, похоже, пытался излечить свое тело, вернуть себе подобие нормального облика, но препараты, которые он себе вколол, имели абсолютно нестерпимый запах. Палпатин подошел к каталке, а Кайло позволил себе осторожно глянуть через плечо.

— Мастер… — Энакин едва говорил. — Мастер… Падме… Где Падме?

— Наемник! — Император позвал его тихо, даже нежно, но Кайло словно молнией по хребту огрели.

Говорить то, чего от него хотел Палпатин, Кайло не был готов. Он поднялся и на негнущихся ногах подошел к каталке. Энакин выглядел хреново. Волосы практически все сгорели, а остатки шевелюры торчали опаленными клочками. Глаза налиты кровью — сосуды полопались от нестерпимого жара. Красно-черные струпья ожогов по всему телу.

Лицо, что удивительно, пострадало меньше всего, но и на нем живого места не было. Только взгляд Энакина сейчас не светился тяжелым ситхским золотом. Поверх кислородной маски на Кайло пытались сфокусироваться обычные голубые глаза, в которых плескалась бездна боли и горя. А еще страха.

Глядя в эти глаза, Кайло внезапно понял, в какой момент Энакин Скайуокер окончательно стал Дартом Вейдером. Отчего-то Кайло не хотелось таким образом толкать деда в абсолютную Тьму.

— Я скажу то, что видел, — медленно произнес Кайло, не отводя взгляда от обожженного лица Энакина. — Женщина лежала на взлетно-посадочной площадке…

Кайло говорил, а сам по капле, по мельчайшей крупице, призывал Силу… Сноука у него получилось обмануть, значит, и с этим ублюдком Палпатином сработает. Повинуясь его воле, вентиль кислородного баллона, соединенного с маской Энакина, постепенно закручивался.

— Женщина была мертва. Ее задушили! — закончил Кайло и резко дернул пальцами.

Вентиль перекрыл доступ кислорода в маску, и Энакин страшно захрипел, а потом потерял сознание. Молясь Силе, чтоб все вышло правильно, Кайло вернул вентиль на место и судорожно выдохнул. Энакин снова дышал, но был не в себе, и Кайло понятия не имел, удалась ли его уловка. Зато император вскинул руку, и доступ к кислороду потерял уже Кайло.

— Ты… рассказал не так… — прошипел Император, а Кайло почудилось, что вместе со словами ему в уши заливают ту самую лаву с Мустафара.

— Я… не… лгу… — просипел бывший ученик Сноука и приготовился к страшной казни, но вместо этого Палпатин швырнул его Силой в стену медотсека.

— Пошел вон! — велел Император.

Кайло, кашляя так, словно собирался выплюнуть легкие, бросился к двери. Да уж… унизительно это удушение, надо поменьше его практиковать!

Пришел немного в себя только в коридоре и попытался банально подслушать. И для этого ему даже не нужна была Сила — он просто остановил дроида-уборщика, отключил его и поигрался с настройками.

Уж связь с камерами медотсека любой дурак мог установить. Ну ладно, любой рукастый дурак. Дед бы похвалил — вон, в гадком творении детских рук Энакина, СиТрипио, еще треплется жизнь. Может, Энакин еще и похвалит внука…

— Этого приведите в чувство, — голос Палпатина на видео сочился досадой и презрением к «слабому» ученику. Дроиды поколдовали над обожженным телом, и случилось то, чего Кайло ждал с самого начала.

Палпатин приказал Энакину убить придурочного наемника после того, как он отыщет Кеноби. У Кайло и раньше не было никаких сомнений в этом, но сейчас он ощутил себя еще и умнее легендарного Палпатина. Вкус неуместной радости был подпорчен горечью надежды, что удастся дожить до момента триумфа над старым ситхом. Осталось узнать, что случилось в этой реальности с Падме. И еще раз встретиться с Рей.

Словно в ответ на его размышления звуки пропали. Кайло ощутил гудение и пульс Силы — яростный, бешеный. В конце коридора возникла Рей — в паршивой джедайской робе! Кайло ухмыльнулся, а Рей завопила в голос:

— Ах ты сволочь, доволен?!

У Кайло рука сама ко лбу дернулась, а еще захотелось побиться головой об стену. Ну что опять ей не так? Он молча поднял бровь и снова ухмыльнулся, когда понял, что копирует криффову любимую мамочку, которая точно так же на него смотрела, когда он скандалил.

— Я знаю, зачем ты это затеял! Хочешь править Империей! Хочешь создать новый порядок не на обломках былого величия, а на свежей крови! — Рей все распалялась, а Кайло думал, что эта девчонка — его кармическое наказание. — Сам станешь Вейдером, наденешь его плащ и будешь… дрочить в его шлем, вот!

Кайло расхохотался. Смех, резкий и лающий, напугал парочку клонов. Черт, еще немного и он поверит, что ничего не произошло, они снова на «Господстве», он только что получил от Сноука на горячее и в первый раз скрестил форсбондные взгляды с Рей.

— Слушай, почему ты подозреваешь всегда самое плохое во мне? — не выдержал, спросил. Пока Рей судорожно искала ответ без сквернословия, ответил сам: — Знаешь, какой бы сволочью и монстром я ни был, я предпочитаю быть живым. Но мы настолько вмешались в ход времени, что скорее всего, скоро нас не станет.

— Почему? — Рей подрастеряла запал. — Ты опять что-то задумал?!

— Падме жива? — вместо ответа спросил Кайло; он вспомнил, что сеансы форсбонда были всегда недолгими.

— Ничего я тебе не скажу! — выплюнула Рей.

— Ясно, значит жива, — устало кивнул Кайло, догадавшись по ее реакции. Не зря он столько лет был допросчиком у Сноука. — Береги ее.

— Не учи меня жить! — Рей развернула плечи. — Я добьюсь любой ценой, что Империя не восстанет из пепла Республики!

— Знаешь, я тоже! — хмыкнул Кайло. — В животе Падме моя мать, принцесса Лея, и Люк, тот самый Люк. Если они умрут, я тоже исчезну — просто перестану существовать. У тебя все шансы избавить Галактику от монстра. Дерзай, подумаешь, всего-то нерожденные дети.

Глаза Рей наполнились слезами гнева, она почти бросилась на него — и исчезла. Кайло усмехнулся: он хорошо понял Рей, только когда она бросила его — живого, но без сознания. Теперь ее мучают стыд и вина, ее рвет на части, как разрывало его самого после убийства отца.

И она будет ходить за Падме хвостом. Какое там «умерла от нежелания жить» — Рей бабушке покоя не даст, с того света вытащит и будет теребить. А это хорошо.

Кайло не боялся, что Рей расскажет кому-то правду. Без чаши ей никто не поверит, а если и поверят — тем лучше для его бабушки, матери и Галактики.

Форсбонд внезапно вернулся. Кайло не видел Рей, но поймал ее паническую мысль: «Она рожает! Сила всемогущая, она рожает!!! Что мне делать?!»

«Дыши, Рей!» — приказал Кайло, словно она была младшим падаваном, и он на тренировке ей объяснял прием.

«Она умирает, умирает! Мы не успеваем долететь!» — Рей на том конце их идиотской связи паниковала так, что сумела докричаться до Кайло. Все ее ментальные стены пали, бери воспоминания — не хочу.

«Ей просто нужна помощь. Положи руки ей на живот!» — продолжил говорить в своем разуме Кайло. На самом деле в Силовом излечении важно было только прикосновение, а трогать можно было хоть за задницу. Но куда еще роженицу трогать?

Рей, кажется, подчинилась. Кайло закрыл глаза и увидел каюту корабля Падме взглядом Рей. Бабушка и впрямь выглядела худо, даже не кричала. Рей, едва касаясь, трогала ее за не очень большой шевелящийся живот. Оби-Ван стоял рядом с виброножом, подозрительно косился на Рей и пытался Силовым трюком успокоить Падме. А дети внутри нее задыхались от недостатка кислорода и молча взывали о помощи.

«Призови Силу, Рей, и передай ее детям!» — наконец сказал Кайло. Он даже теорию излечения толком не помнил, поэтому понадеялся на упрямство своей девчонки. Да, своей.

Рей послушалась. И форсбонд снова окреп: Кайло увидел ее в коридоре опять: бисеринки пота на лбу, губа прокушена до крови, а через нее льется Сила в детей, которых Кайло тоже чувствовал. Чудо рождения происходило прямо сейчас, и Кайло шагнул ближе, положил Рей ладони на плечи. Он не мог призвать свои способности в такой близости от Палпатина. Но мог создать у Рей иллюзию помощи.

Это сработало — Рей вдруг заулыбалась, глядя на кого-то невидимого, а Кайло почувствовал момент перерезания пуповины. Это наверняка мама родилась. А сейчас Люк, крифф его раздери.

«Ты должна поддержать Падме, иначе она умрет», — Кайло напутствовал Рей, и связь разъединилась.

Очень вовремя — за ним пришел клон и сообщил, что наемнику выделили место для отдыха, пока Энакин или Император не призовут его. Уже на жесткой солдатской койке Кайло в предсонном трансе почувствовал Рей опять.

Перед ней стоял хмурый Оби-Ван, весь в крови Падме.

— Кто ты, девушка с сайбером? — как раз спрашивал он.

========== Учитель ==========

Глядя в глаза Оби-Вану, про которого так много рассказывала принцесса Лея, Рей чувствовала себя не по годам мудрой и смертельно уставшей. Она только что назвалась простой мусорщицей и воровкой, и теперь ей предстояло разгребать последствия. Уж лучше бы выдала себя за тайную ученицу Энакина-мать-его-Вейдера или за гостью из будущего.

Рей порадовалась, что боролась раньше со связью, которая соединяла их с Кайло через пустоту космоса. Потому что теперь не было ничего проще притвориться обычной. Отрезать себя от Силы и изобразить всего лишь форсчувствительную. С разрезанием форсбонда «наживую» пропало эхо мыслей Кайло — тревожных и горьких, и настало то самое одиночество, которого она всегда боялась. Но она закрылась очень вовремя — хитрый джедай попытался околдовать ее, чтоб сама правду сказала.

— Ты мне не веришь! — выплюнула раздраженная Рей. — Что, надо пустить тебя в голову, чтоб мои мысли прочел, а? Ну валяй, допрашивай!

— Девушка, что ты несешь?! — джедай закатил глаза. — Чтение мыслей, особенно насильное, в момент допроса, это ситхская техника! Темную сторону чувствую я в тебе!

Рей захохотала, зачем-то вспомнив, как ее Кайло в первый раз допрашивал. Как толкался в нее и одновременно краснел, словно они легли вместе, как шарахнулся от ее смутных фантазий о том, каково это, быть с мужчиной, и взамен принялся издеваться над ее восторгами по поводу Хана… Да уж, темная сторона, темнее некуда.

Потом, отгородившись от Кайло и запершись на «Соколе», Рей часто фантазировала, что бы случилось, если б за ней не прилетели. Наверное, Кайло бы пытался залезть к ней в разум и дальше, а она бы сопротивлялась. И он бы грозил позвать пыточных дроидов и штурмовиков… но не позвал бы. А потом отвел бы ее к Сноуку и там… Так или иначе, ее выбор бы тогда был гораздо проще. Но у нее есть друзья, которые за ней вернулись. Она все сделала тогда ради них и сделала правильно…

— Откуда ты знаешь про техники допроса? — спросил Оби-Ван, который ни на йоту не поверил объяснению Рей.

Она демонстративно закатила глаза и продолжила свой блеф:

— А у меня учитель есть!

— И кто же он? Тайный ситх из Неизведанных регионов? — джедаю нужны были доказательства.

— Нет… — Рей потрясла растрепанной головой. — Мой учитель… вот этот меч!

И она продемонстрировала ошалевшему от такого наглого заявления Оби-Вану лайтсайбер деда Кайло. Рукоять от починки была уродливо скособочена, после их путешествия в прошлое на мече остались сколы, пятна копоти и следы в тех местах, где металл плавился. Хотя Рей не помнила, чтоб роняла меч на Мустафаре. Она зажгла сайбер, и лезвие в этот раз выстрелило почти белое, все в разноцветных сполохах и колючих искрах.

— Выключи, мы же на корабле! — Оби-Ван аж руками замахал. — У тебя клинок нестабильный!

— Знаю, — Рей кивнула, вырубая подачу энергии. — Там кайбер-кристалл треснувший и склеенный.

— С… клеенный?! — поразился джедай, который даже временно забыл, что перед ним хрен знает кто и, возможно, засланка от врагов.

— Ага, — Рей серьезно покивала, — клей «Наносекунда» творит чудеса!

Она страшно жалела, что Кайло ее не видит. Дорого бы дала, чтоб посмотреть, как у него округляются глаза и отвисает челюсть.

На самом деле Рей медитировала до посинения с осколками кайбер-кристалла в руках. А потом Кайло сумел до нее докричаться, и они поругались с обоюдным наслаждением, но именно эта толика чистого гнева была ей необходима, чтоб Светлая и Темная стороны Силы сошлись в балансе и кристалл снова стал целым. Почти целым.

— Сайбер говорит мне что делать, рассказывает про техники Силы и мое предназначение, — продолжила сочинять на ходу Рей. — Вот прямо сейчас он говорит, что ты много врешь, и что прошлое должно умереть!

Саму ее скрутил приступ неуместного хохота, она чувствовала себя странно. Наверное, у нее сдавали нервы.

— Откуда ты взяла этот криффов меч? Они не бывают белыми! — наседал на нее джедай.

— Он сам меня нашел и позвал, — Рей гордо задрала голову. — Я мусорщица с далекой помойки…

— Какой? — вклинился джедай.

— А вот не скажу, Я, может, стесняюсь, — хмыкнула Рей. — Нашла меч в горе хлама, потому что звал он меня бесплотным голосом. Говорил, хватит общаться с предателями, ворами и убийцами, в тебе есть Сила, тебе нужен учитель и я покажу тебе пути Силы…

— И ты взяла непонятную штуку, которая несет херню? — поразился Оби-Ван.

— На что только не пойдет бедная девушка, чтобы выбраться со дна жизни, — Рей подмигнула.

— И многому научил? — джедай приосанился, сразу почувствовав свое превосходство.

Вместо ответа Рей подняла руку, и с Оби-Вана упали штаны.

— А еще я умею драться и обманывать людей, — Рей чувствовала, что не может остановиться. Теперь она куда лучше понимала Кайло, который вымещал переизбыток чувств на оборудовании.

Она еще долго бы вводила джедая в заблуждение и соблазн надавать гостье по заднице, но тут застонала, приходя в себя, Падме. И сразу же закряхтели близнецы — крохотные и недоношенные.

— Надо приложить их к груди матери! — заявила Рей авторитетно. После жизни на Джакку в максимально естественных условиях она кое-что знала о грудном вскармливании — уж слишком часто смотрела на чужих матерей.

— Я… я не могу! — Оби-Ван покраснел, как подросток, впервые увидевший сиськи. Почему-то принять детей и перерезать пуповину он сумел, хоть бедра Падме и были целомудренно накрыты каким-то одеялом в процессе деторождения. А вот заняться ее грудью джедай не мог.

Рей презрительно фыркнула и взяла ближайшего к ней младенца из их общей импровизированной колыбельки. Это оказалась Лея. «Ну здравствуй, принцесса!», — мысленно шепнула Рей, пока высвобождала налитые молоком груди матери из выреза ее одежды. Младенец зашевелил крошечным розовым ротиком и жадно припал к соску. Люк был более сонным, вялым и мелким, но Рей расшевелила его достаточно. Так что Падме окончательно пришла в себя, когда дети уже вовсю насыщались.

— Привет, — Рей теплоо улыбнулась, придерживая детей.

Абсурд происходящего усиливался тем, что Оби-Ван отошёл к дальней стене, словно один вид голой женской груди мог его убить на месте. Падме дёрнулась в шоке, завертела головой, судорожно дыша.

— Поздравляю, у тебя двое прекрасных малышей, — мягко продолжила Рей, которую потряхивало от стресса.

Падме попыталась поднять голову, но застонала — видимо, была слишком слаба. Она скосила глаза на грудь. Нервно улыбнулась, словно не верила в происходящее, а потом вдруг резко вскинула руку к горлу. Потревоженный движением Люк оторвался от груди и завопил. Лея солидарно подхватила, и Рей несколько минут самозабвенно покачивала близнецов, агукала и заново прикладывала их к материнской груди, судорожно вспоминая каждую крупицу информации, связанной с детьми, которая когда-либо проскакивала мимо неё.

Когда дети наконец успокоились и снова припали к молоку, Рей заметила, что Падме все ещё держится за горло и беззвучно плачет, некрасиво скривившись. Рей положила ладонь ей на лоб, осторожно убрала мокрые от пота волосы.

— Ну что же ты… — Рей не знала, как утешать. Её саму утешали только раз в жизни — Кайло, после той криффовой пещеры.

Рей криво ухмыльнулась и покосилась на Оби Вана. Тот привалился к стене и выглядел так, словно его сейчас удар хватит.

— Иди сюда, помоги! — Рей вызверилась на него, сама не зная, почему. Вспомнилось вдруг, как он толкнул её вслед за Вейдером.

Словно в довесок к воспоминанию, Рей зашлась лающим кашлем. Оби Ван скривился — уж не со стыда ли — но отлепился от стены и подошёл. Рей указала ему взглядом на детей, придержи мол. А сама отошла в сторонку прокашляться. Её лёгкие горели огнём, а ещё Рей мутило. Вспомнилось, как Кайло настойчиво требовал, чтобы она надела шлем… Словно ему было не все равно. Рей растерла лицо ладонями и услышала тихий разговор позади.

— Энакин… Эни… — Падме шептала, она сорвала голос раньше, и сейчас её было едва слышно. — Где он? О, как он мог!

Бедная женщина снова разрыдалась.

— Он был мне как брат, ты знаешь, — голос Оби-Вана был сух, словно песок в пустыне, — Я скорблю по нему так же…

— Неправда! Он лжёт! — Рей взвилась от ярости. Не держи этот придурок сейчас детей, она бы приложила его по голове чем-то тяжелым.

— Энакин жив! Он жив! Мы спасли его! — она обошла стол, на котором лежала Падме, кругом.

Игнорируя яростные взгляды джедая, положила ладони Падме на виски. Та не замечала её, металась, словно в бреду. Рей потянулась «внутрь себя» — как учил Люк. Она была истощена, после драки с Кайло, после перемещения и Мустафара, после того, как делилась с Падме Силой часом раньше…

На самом донышке души Рей по крупицам собирала Силу, приговаривая:

-Борись-борись-борись, ради детей… — сама вспомнила, как вдыхала жизнь в полуживого человека… Который для Падме, похоже, был дороже всего. — Борись, чтобы выслушать его, Падме. Борись… Ты сама убьёшь его, если захочешь. Потом, но прежде ты выживешь…

Падме задышала ровнее, между бровей залегла упрямая складка. Рей наклонилась к ней и коснулась лба бабушки Кайло своим.

— В нем есть свет, я видела это. Он запутался, ошибся. Он испуган и зол. Но он не потерян, нет. Он стоит того, чтобы в него верили, чтобы за него боролись.

Уже оседая на пол, чувствуя, как сознание покидает её, Рей спросила себя, о ком она только что говорила? Ответить себе не успела, её висок жёстко состыковался с дюрасталевой обшивкой пола.

Рей приходила в себя по частям. Первыми, похоже, очнулись её многострадальные легкие, потому что от надрывного кашля Рей скатилась с узкой койки и больно ударилась коленками об пол. Дальше проснулся мозг, который выдал Рей двойную порцию боли — отыгрывался, похоже, за то, что не успел сказать перед отключкой. А желудок так и рвался наружу — посмотреть, что происходит вокруг. Рей не помнила, когда последний раз ела, — ее стошнило желчью. Она застонала и завалилась на бок: так хреново ей давно не было.

В крошечной тёмной каюте не обнаружилось ничего, кроме двухэтажной койки и огромного комка пыли на полу. Внури пахло сапогами. Рей зажмурилась и со стоном стукнулась головой об пол, может, боль подпитает Силу, как у Кайло? Но вместо прилива Силы Рей ощутила горечь во рту и очередной прилив тошноты, а мозги, казалось, взболтались и вот-вот пеной из ушей пойдут.

Она ощущала, что еще немного и снова вырубится.

— Что с тобой? — обеспокоенный голос втянул Рей обратно в сознание.

Она не открыла глаз и не ответила, хоть и ощутила в груди неуместное тепло. Рей мысленно ругала себя, что не почувствовала, как связь установилась: встречать своего заклятого врага, лёжа на полу рядом с собственной рвотой ей совсем не улыбалось. Она слышала, как Кайло становится рядом с ней на колени, чувствовала, как холодная ладонь касается её лба. Рей застонала, когда он, ругаясь, убрал руку.

— У тебя жар, Рей, сильный!

Она промолчала, потому что подтверждать очевидное не было смысла. Рей слышала, как он поднимается, отходит куда-то, и на неё нахлынула детская обида: оставил её так валяться! Но Кайло вернулся быстро, Рей не успела всласть поплакать. Вдруг она почувствовала, как его ладонь забирается под резинку её штанов! Без единой лишней мысли она лягнулась и попала — Кайло коротко охнул.

— Трах по форсбонду?! — прошипела она. — Новая техника Темной стороны? Не дождешься!

Кайло перевернул ее на живот, резко надавил ей коленом на поясницу, порвал пояс ее леггинсов и стащил их к коленям.

— Как я ходить буду, придурок?! — Рей едва не плакала. Почему-то перспектива остаться без последних штанов расстроила ее сильнее, чем потенциальное изнасилование.

— Не как, а в чем, — хмыкнул Кайло. — Обворуй бабушку мою. Круто же, меч дедушки, шмотки бабушки, техника боя моя. Осталось только получить фамилию Скайуокер, ну или Соло хотя бы!

И он вонзил ей в задницу что-то острое! Рей подскочила и завопила бы, если б он не зажал ей рот.

— Разбудишь Лею и Люка, — захохотал Кайло. — Я вколол тебе антидот, потому что ты потратила слишком много Силы после того, как надышалась на Мустафаре ядовитыми испарениями. Не благодари. Задницу ты мою тоже щупала, так что ничья!

Рей лягнулась ещё раз, но как-то вяло уже, на автомате, ведь её злоба мгновенно испарилась. Она вовсю боролась с чувством стыда и благодарности, силясь вызвать раздражение, пока Кайло возвращал штаны на её задницу и поднимал её на руки.

— Покажи, где койка, — велел.

Рей приоткрыла один глаз и ткнула дрожащим пальцем вперёд. Она изо всех сил старалась не прижиматься к нему, боролась с желанием склонить голову на грудь… Кайло осторожно опустил её на койку. Даже по голове погладил и присел рядом с ней на корточки. Рей вздохнула и открыла глаза. Ей уже было лучше. Слабость отступила и раздражение, наконец, вернулось: сейчас этот придурок вообразит себе невесть чего!

— Тебе повезло, что здесь все спят, — проговорил придурок шепотом. — Ты представляешь, они отвели мне койку в общей казарме, где спит сотня абсолютно одинаковый мужиков!

Кайло передернуло, а Рей глупо хихикнула, разглядывая его. Когда Кайло не корчил из себя великого лидера и темного принца, он был безумно похож на Хана! Рей этой мысли грустно улыбнулась. Кайло нахмурился, глядя на неё, а потом, словно прочитал её мысли, дернул с головы резинку, тряхнул волосами, прикрывая лицо. Рей вдруг заметила свежий шрам поверх старого, — крест-накрест.

— Что с тобой, Кайло? — мягко спросила.

— Ты же сама мне его поставила, забыла? — хмыкнул, машинально прикрывая раненую половину лица.

Рей протянула руку и дотронулась до его руки — свою положила поверх.

— Ты давно мог бы убрать этот шрам, — сказала. — Пластическая хирургия и самые лучшие дроиды в Первом Ордене, разве нет?

— В память о тебе оставлю, — Кайло чуть повернул голову и уткнулся в ее ладонь своим длинным носом. Рей вздрогнула, но руку не убрала.

— Как там… твой кумир? Ну, Вейдер? — спросила.

— Пришел в себя, попытался меня придушить, но снова свалился в обморок, — Кайло снова заулыбался. — Тот случай, когда за предков стыдно больше, чем за себя!

— Ты правда-правда не хочешь свою личную Империю? — Рей все-таки спросила и сама расстроилась, когда он помрачнел.

— Рей, я хочу, чтобы не было Звезды смерти и Старкиллера, чтоб моя мать не сошла с ума на старости лет от власти, чтоб они не разводились с отцом… Много чего хочу, но стать Палпатином — точно нет. Кстати, воняет от него преизрядно.

— Зачем ты хотел взорвать моих друзей? — спросила Рей.

— А зачем моя мать хотела взорвать Старкиллер, хотя знала, что я там? — ответил вопросом на вопрос Кайло, и Рей стушевалась. — Форсбонд скоро прервется, я чувствую. Вам надо спрятаться, и лучше всего на родной планете Дарт… Энакина в смысле. Летите на Татуин. Дед его ненавидит и будет искать там в последнюю очередь. Вы должны…

Связь прервалась. Рей со вздохом откинула голову на то, что здесь считалось за подушку, и очень быстро задремала.

Разбудил ее Оби-Ван:

— Мы подлетаем к Набу. Знаешь, где это?

— Мне плевать, где это! — Рей немедленно ощетинилась и призвала свой сайбер с пола. — Мы должны спрятать вашу Падме!

— Откуда ты так много о нас знаешь? Меч подсказал? — хмыкнул Оби-Ван.

— Расскажу только в безопасном месте! — Рей задрала нос.

========== Где мой сайбер? ==========

Кайло повернулся на узкой койке, которая была ему мала по росту, и хмыкнул. Он сам себе напоминал собственный Сайленсер в ангаре с обычными TIE-файтерами. Высокий рост, «нестандартный» внешний вид — и все это на фоне среднерослых крепких клонов, которые с любопытством его разглядывали, но в друзья не набивались.

У такого одаренного менталиста, каким был Кайло, чесались руки в предвкушении — так хотелось узнать, что в голове у этих легендарных созданий. Палпатин поступил с клонами так же, как и с любым орудием, которое теряло свою ценность — просто уничтожил. Хотя официально было объявлено, что их всех отправили в отставку. Сотня миллионов — и в отставку? Хорошая шутка, императорская. Но, если Кайло правильно помнил даты, до отставки еще несколько лет пройдет.

Он прощупал токи силы вокруг себя. Палпатин был далеко и, запертый в отравленной плоти, не чувствовал его сейчас. «Так вот как выжили моя мать и дядя», — подумал Кайло. Израненный Энакин — фактически, обрубок форсъюзера — и разлагающийся Палпатин просто не чувствовали их в Силе. Самому Кайло повезло гораздо, гораздо меньше. Ведь Сноук дотянулся до его еще детского сознания аж из Неизведанных регионов.

Сердце Кайло на миг будто споткнулось в груди — он еще помнил ледяной ужас, который приносило с собой сознание его Мастера. Он сам лично распорядился уничтожить то, что осталось от Сноука, и наблюдал за процессом сжигания. Но иногда, в тяжкие предутренние часы, когда разум еще не проснулся до конца, Кайло чудилось, что ничего хорошего еще не было. Отец убит, Сноук недоволен, а Рей ему только приснилась, ведь шрам он получил от предателя. Это было хуже любого кошмара, где Рей его убивала или казнила связанного.

Кайло потряс головой, пытаясь выкинуть ужасные мысли из головы. Нет, он не позволит «мастеру» гадить из могилы, ведь у Сноука нет и могилы, об этом Кайло позаботился отдельно.

Сын своего отца, внук своего деда рискнул — протянул руку со своей койки и тронул лоб ближайшего к нему спящего клона. Толкнулся в его сознание. С облегчением и одновременно яростью понял, что это обычные люди. Ученым с Камино не хватило желания или умения сделать идеальных рабов. Поэтому клоны подчинялись ограниченно даже своим хозяевам. И их не избавили от «эмоционального компонента».

Кайло с гневом и яростью видел, что перед ним рабы на незримых цепях, которые страдают, хоть и не приучены это демонстрировать. У них было нечто вроде зачатков коллективного сознания, так они лучше исполняли приказы. Но еще и каждый был индивидуален, испытывал обычные человеческие желания. Конкретно тот, который спал перед Кайло, видел во сне девушку из голофильма и улыбался. Он был платонически влюблен в эту девушку, потому что ничего другого ему не оставалось.

Еще клоны были стерильны, но их психофизиологические функции подавлялись медикаментозно. Соблазн сделать идеальных кастратов, по-видимому, у ученых был, но провалился, слишком многое в экспериментах пошло не так. Оставались только сны, в которых каждый был кем-то иным, а не пушечным мясом Империи.

Кайло выскользнул из сознания парня и задумался, глядя в темный потолок. Существовало два варианта дальнейшего развития событий, и Кайло понятия не имел, какой из них гаже. Древние исследователи — в основном ситхи, потому что джедаи не занимались подобным «непотребством» — писали вот что. Есть две теории об изменении прошлого с помощью Силы.

Первая гласила, что изменения невозможны, потому что существует так называемый закон сохранения истории. Даже если ты вернешься в прошлое и убьешь своего врага в детстве, будущее от этого не изменится. Сила просто найдет другого исполнителя. Иными словами: чему быть, того не миновать даже с помощью Силы Великой.

Последователи второй теории считали, что менять прошлое смертельно опасно: даже сдвинутая со своего места чашка в прошлом может погубить Вселенную — в настоящем. По их мнению выходило, что малейшее изменение прошлого расходится, словно круги по воде, и в итоге создает совершенно другую реальность.

Кайло тяжело вздохнул и снова повернулся набок, коснулся пальцами виска клона. Он не планировал этого. Знал бы, что криффова чаша закинет их в прошлое, уничтожил бы ее вместе с Тойдарией — от греха подальше. Но дело сделано, и теперь он будет действовать исходя из обстоятельств. Он попытается сделать все правильно, потому что плакать и рвать на голове волосы, что они запустили цепь изменений, Кайло не собирался. Как и не хотел думать, что все тлен.

«Делай все что зависит от тебя, а в остальном — уповай на Силу», — вспомнилась некстати фраза из затертой джедайской книжки. Кайло ухмыльнулся и опять осторожно проник в сознание к клону. Коснулся его коллективной связи с братьями. Парень беспокойно заворочался, но Кайло легонько подтолкнул его поглубже в сон. Когда они полетят за Оби-Ваном, Палпатин отправит с ними клонов — на тот случай, если Энакин не захочет убить Кайло или последнему повезет больше.

Кайло умирать не собирался, поэтому ментально «погладил» связь клонов — точно примитивный форсбонд. Только не для общения, а для управления. Под его командой все эти люди — Кайло не мог теперь называть их иначе — все эти люди могли бы стать неуязвимым оружием, армией, которой он мог бы управлять силой мысли…

От грандиозных перспектив, невиданной по своему масштабу власти у Кайло на мгновение закружилась голова… Перед глазами замелькали картинки: эпичные битвы, покорение миров… Тяжело дыша, Кайло отдернул руку от виска клона, наспех задав кое-какие блоки. Вселенское могущество, от которого можно свихнуться! Теперь он знал, как это ощущается. Но в упор не понимал, как можно к этому стремиться! Кайло передернуло, он подскочил… чтобы увидеть, как мимо плотных рядов коек к нему пробирается дежурный.

— Наемник, — парень был в шлеме, но старался говорить тихо. — Дарт Вейдер вызывает тебя.

Кайло шел по коридору вслед за клоном и его обуревали нехорошие предчувствия. Он проскользнул к Энакину почти сразу после того, как Палпатин ушел, но тот метался в полубреду. Дроидам пришлось приковать его к койке, чтобы правая рука Императора не навредил себе. Живые доктора ретировались вслед за Императором — не было дураков лезть под горячую руку полубезумному от горя и боли форсъюзеру. А Кайло сунулся, о чем пожалел:

Дед попытался придушить его Силой, но слишком погрузился во внутренний раздрай, чтобы толком держать захват, и Кайло слинял по-быстрому. Он так и не смог понять, помнит ли Энакин что-то из того, что Кайло говорил про Падме. Допотопная дверь с шипением отъехала в сторону.

— Держись, наемник, — шепнул едва слышно клон, — Он там всех дроидов наизнанку Силой вывернул.

Кайло не нашелся, что ответить на такое напутствие, да и времени не было. Он шагнул в палату, и дверь тут же с грохотом захлопнулась за ним — Энакин помог ей Силой. Недовейдер сидел на койке, свесив ноги. Лысый, в больничной робе и бакта-бинтах по всему телу, он бы мог показаться смешным, если бы не раскуроченная аппаратура и изломанные дроиды, что валялись вокруг. Кайло мысленно усмехнулся: так вот в кого у него привычка вымещать злобу на мебели…

Энакин хмуро оглядел его с ног до головы.

— Ты спас мне жизнь, и только поэтому я не скажу о тебе Мастеру сразу! — просипел Энакин. И выплюнул презрительно, словно ругательство: — Джедай!

Кайло аж закашлялся от неожиданности, а Энакин спрыгнул босыми ногами на пол, на секунду замер, скривившись от боли, и похромал к нему.

— Отдай мне мой меч, — Энакин протянул руку, — и сразись со мной.

Кайло ничего не мог с собой поделать, — он расхохотался. Энакин тут же скрючил пальцы, — снова применил свое любимое удушение. Но Кайло с легкостью отмахнулся — дед еще толком не восстановился, а в нем самом Сила бурлила от долгого сдерживания. Энакин отступил на шаг назад, призвал вибронож из груды хлама, в углу, но Кайло его опередил: выхватил из-за пояса свой сайбер, активировал, с мрачным удовольствием наблюдая, как у Энакина округляются глаза.

— Ты ситх? — прохрипел тот, но нож не опустил.

— Падме жива, — выдал Кайло свой козырь, игнорируя вопрос. — Она родила двойню и сейчас в безопасности с Оби…

Кайло не договорил. Энакин закричал страшно, метнул в него нож.

Кайло разрубил нож сайбером и едва успел погасить меч, потому что Энакин бросился на него, вряд ли осознавая, что делает — безумие захлестнуло деда. Скрутить раненого противника — не такое уж плевое дело: несмотря на то, что его повязки и роба пропитались кровью, Энакин боролся яростно. Долбанул Кайло затылком и сломал нос. Кайло зарычал от боли и призвал поломанные оковы, что валялись на полу. Смял их Силой на дедовых запястьях, но это, похоже, было уже лишним: Энакин был на грани болевого шока из-за открывшихся ран. Крякнув от натуги, — здоровый, крифф! — Кайло полудонес-полудотащил Энакина до койки. Хлопнул по кнопке вызова дроида у кровати, прикинул: до появления клонов и единственного не сбежавшего доктора у него всего пара минут.

— Я твой внук, придурок. Из будущего. Нашел ситхский артефакт и решил навестить дедулю! — прошипел Энакину прямо в глаза, вжимая его плечи в койку. Тот зашелся булькающим кашлем. Кайло продолжил: — Я не ситх, не джедай. Выбор стороны — это все сказочки фанатиков. Твоя жена жива, дети живы. Дарт Сидиус врет и использует тебя. Получит свое — раздавит, поверь, я знаю.

Дверь с шипением открылась, Кайло услышал позади себя топот и выпрямился. Отступил к доктору и клонам, которые боязливо жались у входа.

— Лорду Вейдеру нужна помощь, — распорядился верховнолидерским тоном. — И отдых, — добавил, внимательно глядя в глаза врачу. Тот незаметно кивнул в ответ.

Энакина «Вейдера» опять увезли меддроиды и Кайло остался один. Вдруг его желудок издал голодный рев и присосался к ребрам. Кайло хмыкнул, вспомнив две жалкие безвкусные плитки пищевого концентрата, которые проглотил вчера. Он долгое время жил на питательно необходимых белково-углеводных пайках и коктейлях. Но однажды, проснувшись в шесть по утреннему циклу, понял, что забыл вкус нормальной еды. Это напугало его — Кайло тогда почувствовал, что по кусочкам теряет себя. Поэтому он стал выбирать день на неделе и есть что-то особенное, с ярким вкусом. Просто чтобы быть живым.

Но теперь выбирать не приходилось. Кайло тяжело вздохнул и отправился на поиски еды и рефрешера. Навстречу ему как раз шагала группа клонов. Кайло автоматически проверил их разумы — они шли на обязательную тренировку.

В головах клонов разработчики заложили требование поддерживать физическую форму в любом месте. Поэтому во временном пункте дислокации уже организовали импровизированный спортзал. Кайло пошел с ними, предварительно утащив ментальным внушением у какого-то противного по мыслям обычного мужика паек. Он чувствовал себя Ханом Соло в гостях у Вейдера.

И это придавало его разуму удивительную легкость. Он словно отбросил длиннющий хвост из обид и обязанностей. Он должен наладить будущее и еще раз увидеть Рей. А там… И умереть не жалко. Сноука убил, Палпатина тоже достанет!

Кайло поел на ходу и вслух попросил разрешения присоединиться к тренировке. Клоны глянули на него дико: у них никогда ничего не просили. Либо приказ, либо информирование. Но переглянулись и синхронно кивнули.

Кайло вошел в большой пустой зал и огляделся. В углу генератор воды и палки — отлично. Даже тренировочных дроидов клонам не полагалось. Он прошагал вперед, на ходу расстегивая разгрузку, которая к нему практически приросла. Тронул ближайший квотерстафф, взвесил его на руке.

— Нападайте по двое! — по привычке сказал.

Клоны расслабились и мысленно перевели его в разряд командира. Выстроились попарно, и первая двойка бросилась вперед.

Кайло легко отбил их атаку, в четверть силы стукнул одного по спине, другого по голове.

— Выбыли! Следующие! — приказал.

Клоны сражались по заученной схеме. Но Кайло обрадовался, когда ощутил их раздражение. Он остановил избиение и стал показывать приемы. Ему этого не хватало. Сноук сначала дал ему под начало рыцарей, а потом отобрал — слишком был недоволен. Промыл рыцарям мозги и отправил их на форпосты в Неизведанные регионы. А титул для Кайло оставил в насмешку.

Час, отведенный клонам на тренировку, пролетел незаметно. Потом Кайло пошел с ними в рефрешер — конечно, общий и убогий. И пока мылся — поймал мысль одного клона. Тот думал, что их новый командир — «красивый». Кайло аж дернулся, понимая, что у клонов нет родителей и привязанностей, что эмоционально они как дети. И это определение его как красивого — не от сексуальной неудовлетворенности. Клоны, с которыми он взаимодействовал на тренировке, начали общий процесс формирования привязанности к нему. Сами!

Кайло растерянно заморгал. Водяная пыль попадала в глаза, жгла веки и губы. Потоки не отрегулированы… Клоны терпели. Кайло выключил воду и гаркнул построиться. Двадцать пять голых мужиков синхронно повиновались. Кайло внутренне передернулся, заметив, что половые органы у них тоже одинаковые. И он знал, что они тоже меряют его взглядами всего — как из совершенно детского любопытства, так и по причине неистребимого самцового инстинкта. Что ж, он Альфа, определенно, вожак. Самого сухого Кайло послал за инструментами. И через десять минут отрегулировал напор и рассеивание воды в душевой — сам. Он столько раз делал это на «Соколе» с Ханом. С отцом.

Что ж, если все получится, Хан проживет куда дольше, чем было предначертано. Так Кайло искупит свой поступок. Он ведь убил отца не в порыве, а осознанно. Казнил фактически — за разваленный брак, проебанного сына и просранную Галактику. Только получилось, что казнил себя вместо отца, да не до конца.

Кайло из принципа домылся и попросил у клонов термобелье со склада, но оно было ему коротко. Пришлось влезать в провонявшие потом тряпки. Кайло ухмылялся, забирая волосы в узел на затылке. Он слишком привык, что ему заносят хвост на поворотах, всегда в его распоряжении чистая одежда и починенная броня.

В столовую Кайло шел уже с другой группой клонов — первой до вечера пайка не полагалось. Его никто не останавливал и еду не отбирал изо рта. Поэтому Кайло изучил дислокацию — прошелся по зданию, заглянул в протоколы охранных систем и дроидов. Палпатин, разочарованный в ученике, давно удалился. И Кайло точно знал почему: Энакин еще не заслужил титул Дарт.

Так что у него еще есть время, пока Палпатин окончательно выхолостит Сенат и вспомнит про недоситха. А это значит, что надо идти и разговаривать с Энакином снова и снова.

Кайло не испытывал иллюзий. Он сам и принцесса Лея, мама Лея, были фантастически упрямыми людьми, плотью от плоти Вейдера. Так что стоит ожидать собственного сайбера в брюхо, перерезавший юнлингов Энакин шутить не будет. Носатый и небритый мужик в качестве собственного внука — как-то слишком. Кайло бы себе не поверил, риторика и паблик-мать-его-релейшнс не были его сильной стороной никогда.

В палате было тихо. Облепленный и обмазанный бактой Энакин спал, если верить приборам. Кайло опрометчиво приблизился, и Эни — нет, уже Вейдер — ухватил его за горло металлическим протезом. Кайло захрипел. Вейдер смотрел на него желтыми глазами и молчал, а взгляд Кайло съезжал вбок, на спящего на полу врача, из плеча которого торчал шприц — видимо, со снотворным, и все датчики от приборов были подключены к нему.

Вейдер собрал всю свою Силу — Кайло поразился этой фантастической концентрации — и тихо проговорил:

— А теперь ты расскажешь мне все сначала. А я подумаю, верить ли. И помни, протез контролируется только нейросигналами мозга. Я всегда успею вырвать тебе кадык!

«Так вот как он удержался на Мустафаре! На силе воли и крепком протезе!» — понял Кайло. Но надо было отвечать…

— Что, не нравлюсь тебе? — Кайло сказал это совершенно похабным тоном. — А между тем мы похожи страшно, только я повыше, потемнее да посильнее!

— Где. Моя. Падме?! — зарычал Энакин. Глаза его сверкали, постоянно меняя цвет. Душевный надлом и толкал во тьму, и удерживал на грани.

— Кормит грудью, — честно ответил Кайло. Ему прилетел случайный мыслеобраз от Рей. Вот так и узнаешь, что у бабушки были отличные сиськи!

Энакин завис — тоже вспоминал. Именно в эту минуту форсбонд напомнил о себе.

Рей возникла рядом, обалдело уставилась на скульптурную композицию и, потрясая сайбером, заявила:

— Я ему сейчас протез отхвачу!

— Рей, нет! — Кайло каркал, потому что Энакин сжал металлические пальцы сильнее. — Лучше скажи, как дети!

— Какие дети?! С кем ты разговариваешь?! — жаль, Энакин не мог оценить весь абсурд ситуации.

— Дети покакали! — насмешливо заявила Рей, убрала сайбер и достала из своих тряпок отвертку. А затем ловко ткнула в протез и пальцы у деда разжались. А потом она исчезла.

— Дети покакали, — повторил Кайло, но не ранее, чем отскочил к стене. — Здоровы, короче, поздравляю, молодой папа!

Энакин снова сел на кровати. Уставился на свою руку, потом покрутил головой, словно хотел что-то невидимое в воздухе разглядеть. Кайло, тем временем, принял, наверное, самое рисковое решение в своей жизни. Он отстегнул от пояса сайбер и бросил Энакину:

— Лови, дедуля!

Протез с лязгом сжался на рукояти. Энакин активировал меч и некоторое время любовался на нестабильный клинок, поворачивая его и так, и этак. Сделал пробный замах и выключил сайбер. Хмыкнул и уставился на Кайло, состроив странную гримасу. Кайло с трудом подавил смешок, когда понял, что дедуля насмешливо вскинул брови. Но нет бровей — нет и насмешки. Кайло развёл руки в стороны:

— Можешь убить меня сейчас, Энакин Скайуокер. Раб, полюбивший Королеву.

Он добился своего: Энакина прямо-таки подбросило. О его происхождении, об отношениях с Падме знали единицы. Кайло продолжал пантомиму, поддав пафоса:

— Дарт Сидиус лжец и манипулятор. Не знает он никакой тайны жизни и смерти. Твоя королева едва не умерла, это правда. — Кайло стиснул зубы. — Ведь вместо того чтобы включить мозг, ты понёсся убивать всех без разбору по приказу стремного интригана. Ты. Убил. Детей.

Кайло сам не понял, как распалился. Он подступил к Энакину, не думая о том, что тот может располовинить его собственным сайбером в одно движение. И клеймил словами не только Энакина, но и себя самого. Он ведь тоже… Кайло стиснул зубы, выморгал предательские злые слёзы, остановился. Сложил лицо в презрительную гримасу, отмечая, что Энакин как-то весь сжался, опустил голову.

— Она не хотела жить, зная, в кого ты превратился, — холодно продолжил Кайло. Энакин судорожно втянул в себя воздух. — Ты чуть было не убил её на Мустафаре, знаешь?

Энакин содрогнулся, отвёл взгляд.

— Но ей помогли. — Кайло заставил себя смягчить тон. — Не Оби-Ван, нет. И хватит уже этой нелепой ревности, — Кайло закатил глаза, видя, как вскинулся Энакин при упоминании бывшего друга.

— Ей помогла моя… — тут он осекся, а дед повторил свою насмешливую безбровую гримасу.

— Моя подруга, — закончил Кайло и неловко закашлялся.

Видя, что Энакин рассматривает его с любопытством и прямо сейчас убивать, похоже, не собирается, Кайло рискнул спросить:

— Как ты узнал, что я форсъюзер?

Энакин рассеяно пожал плечами:

— Ты использовал Силу. Я медитировал и почувствовал тебя, — детальнее он, похоже, объяснять не собирался, но Кайло понял, что его проделка с клоном в казарме не осталась незамеченной. Не нужно было недооценивать великого деда с целыми конечностями.

Энакин же поинтересовался:

— Где мой сайбер?

Кайло скривился. Вот это был неприятный вопрос.

— Я подобрал его, когда ты упал. Но пока тащил тебя наверх, похоже, потерял, — Кайло ступил ближе. — Мне жаль.

И тут же добавил:

— Ты должен решить, веришь ты мне или нет, ведь нам скоро прикажут искать Оби-Вана. Твоя жена и дети, моя подруга, ее зовут Рей, с ним, — Кайло снова решил рискнуть, добавив: — И только я знаю, куда они летят, ведь Сила связывает меня, с Рей и мы можем общаться на расстоянии.

========== Милли ==========

Когда эта настырная сопротивленка приставила к его голове ствол, время для Хакса остановилось. Арми казалось, что даже отвратительное кваканье гигантских земноводных этой планеты-вонючки стихло. Ствол его любимого, идеально отполированного именного бластерного пистолета больно утыкался ему в ноздрю.

— Ты отпустишь меня и моих друзей, ты, кусок рыжего дерьма, и, возможно, я тебя не убью! — рука девчонки дрожала, голос срывался.

Хакс даже удивился. Она так хладнокровно обманула его, усыпила бдительность… а теперь вон скисла совсем. Эта девчонка шарила взглядом по кустам слишком выразительно, и Хакс подал незаметно знак рукой главе группы штормтруперов, который вскинул на девчонку тяжелый бластер. Группа вдруг рассредоточилась и скрылась в зарослях болотных лиан, или как еще эта дрянь называлась?

Вдруг Арми охватила такая бесшабашная лихость и легкость, что он сам охренел. Кроме него эту сцену — Хакс надеялся — никто не увидит. Стоило командиру группы потопать к кустам, Хакс сместился и обхватил ствол собственного пистолета губами. Сделал несколько пошлых движений — словно сосал чей-то член. Девчонка даже рот открыла и покраснела страшно. А Хакс ей подмигнул и отстранился. Игриво лизнул ствол, заставив юную сопротивленку тоненько пискнуть и отступить на шаг.

— Что же ты не стреляешь? — проговорил насмешливо, чувствуя, как адреналин захлестывает его с головой. У него стояло, несмотря на опасность! Хакс представил вдруг, как вот эта стеснительная девочка берет в рот его палец, а потом член… А, палец уже брала, значит, сразу можно перейти к главному…

Генералу было море по колено. Все еще похабно улыбаясь, он резко и сильно ударил сопротивленку по запястью, выбивая оружие. Она все же успела нажать на спусковой крючок — бедро Хакса обожгло болью. Но он не остановился. Заломил ей руку за спину, вжал коленом в землю. Из кустов послышались выстрелы и брань.

— Раз взяла пистолет, стреляй, — мурлыкнул Арми девчонке в ушко. Хотел лизнуть, но передумал: сопротивленка знатно извалялась в грязи. Но стояком к ее круглому заду он притерся с удовольствием. Мстительно отметил, как она дергается от его прикосновений. Это тебе за палец, детка!

Но порадоваться победе Арми не успел. С дикими визгами: «Отпусти её, урод!» — на него выскочило нечто. Хакс даже сначала подумал, что это особенно крупный тойдарианец. Тойдарианка. С сиськами. Потому что нечто было с ног до головы вымазано в болотной жиже и тине. Но крыльев наблюдательный генерал не обнаружил, зато углядел сучковатую палку, которой вопящее нечто размахивало, и сноровисто защелкнул на сопротивленке под ним наручники. Пожалел, что не успевает сковать пленнице ноги, и распрямился, подобрав оброненный пистолет.

Раненное бедро саднило и наливалось тяжестью, вонь чертовых болот выедала глаза. Чудище наконец добежало до него, запыхавшись. Орать оно прекратило еще на середине своего броска и сейчас, натужно захрипев, замахнулось на него своей палкой. Генерал углядел прореху в комбезе на боку, здоровенное пятно крови… Словно девчонка (еще одна сопротивленка, похоже, да сколько можно!) упала неудачно, напоролась на что-то. Левой рукой она тоже двигала с трудом. Генерал увернулся от неуклюжего замаха — даже с раненым бедром это оказалось просто. А потом выдернул палку из трясущихся рук, сделал девице подсечку и уложил ее рядом с первой. Сопротивленка номер два тут же потеряла сознание — похоже от боли.

Хакс выругался, огляделся. Бойцы рассеялись по периметру, вылавливали сопротивленцев, что прятались по кустам… У Хакса мелькнула мысль, что нужно было отдать приказ Дэмерона — любителя шутить про мамочек — мочить к хренам, а Лею Органу брать живой, да так, чтобы волос с головы не упал, а то Рен ему башку снесёт. И где этого Рена хатты носят! Хакс схватился за голову и застонал, вспомнив вдруг про звонок отца, сообщение от матери… Он не имел понятия, что ещё, крифф, могло измениться, да еще и вместо Верхлида, мать его, нашёл на планете-вонючке двух диких девиц на свою голову…

Генерал плюхнулся за задницу в грязь, а сопротивленка номер один вдруг заголосила. Звала бессознательную подругу, которой Хакс предусмотрительно тоже руки сковал, обзывала его гадкими словами и снова принялась брыкаться. Вернувшийся главный группы обнаружил своего генерала сидящим верхом на ногах рычащей и дёргающейся девицы. Рядом лежала другая, которая, хвала Силе, не очнулась. Генерал зубами зажимал сигарету. Одной рукой держал плоскую фляжку, другой коммуникатор, неловко тыкая пальцем в экран. Он уронил руку и поднял осоловевший взгляд на подчиненного. Икнув, зачем-то пояснил:

— Я вызвал мать на Финализатор!

Старший группы только кивнул. Но приказаний не поступало. Тогда он помедлил еще некоторое время и снова осмелился спросить у генерала:

— Какие еще приказания. Что с пленницами — в расход?

— Я тебе покажу в расход! — вдруг вскинулся генерал. — Одна мне еще за палец не ответила, вторая за… палку, во! Поднять их на Финализатор и вкатить им тройную дозу биоблокатора и бакты. Там у Рена как раз в хозяйстве чудесное креслице имеется, буду их допрашивать. Сначала одну, потом вторую, а потом обеих на глазах друг у друга! Прямо предвкушаю!

Арми выбросил окурок в грязь, стащил перчатку и растер лицо рукой. Сам себе залепил пощечину, на что старший сделал вид, что вообще в другую сторону смотрит.

— Корыто Сопротивления в ангар разрушителя, будем изучать. С планеты стартовать, но никого не выпускать, слушать радиоэфир. Это ясно? — спросил Арми неожиданно трезвым голосом. И, получив подтверждение, вразвалочку пошел к Ипсилону.

Ладно, для начала он проверит, что там изменилось в Ордене и флоте, потом и правда допросит дурочек, навестит Фазму. И встретит маму.

На Ипсилоне Хакс устало опустился в кресло… и снова почувствовал себя странно. Во-первых, он был трезв, как стеклышко. Во-вторых, форма была ему мала. И в-третьих — он, оказывается, щеголял недельной рыжей щетиной! Это он-то, который был помешан на идеально гладком бритье! Но окружающие вели себя так, словно это было в порядке вещей, и Хакс задумался — что это с ним? Может, ничего и не случилось, может, ему просто мерещится это? Может, он сошел с ума?

Генерал зло сжал кулак, так что кожа перчатки явственно заскрипела. Даже если он сошел с ума, ему все равно. Тем веселее жить! А то скучно же — особенно с тех пор как Сноук сдох!

Он с трудом дождался посадки в ангаре и с неприличной для его статуса скоростью устремился в собственные апартаменты, где принялся раздеваться догола. Отлично, просто отлично! Во-первых, он теперь выглядел почти как Рен со всеми этими кубиками, валиками, косыми и широчайшими. Вот почему на нем форма еле сходилась! Еще у Арми обнаружились цветная татуировка на предплечье в виде TIE-файтера в рамочке из имперского лозунга, шрам на заднице и обрезанный член!

— Ну, Рен, спасибо! — Арми погрозил кулаком потолку. — Только вернись, я тебе такое обрезание устрою без анестезии! Придурок криффов, ситх, мать твою!

Арми тщательно побрился и позвал Милли — вроде он слышал шорох в дальнем отсеке. Милли вышла… точнее, вышел. За время его отсутствия Милли обзавелся парой мохнатых яиц, прибавил в весе раза в два, в росте полтора, украсил уши рыжими кисточками.

Хакс едва не расплакался. Милли-то за что?! Но тут же был вознагражден — вслед за огромным кошаком появилась его обычная, привычная и любимая кошечка. То есть у него просто стало на одну животину больше. Котики потерлись о его штанины, оставляя клочья рыжей шерсти, а потом начали трахаться, воем сообщая хозяину, как им вот прямо сейчас хорошо.

Генерал в голос засмеялся — ну хоть кому-то тут хорошо. И, дождавшись новой формы со склада, оделся и отправился к Фазме. Пока шел, думал, что все меняется очень странно. Например, он изменился, а его одежда в шкафу почему-то нет.

Вошел в медицинский отсек и опять застрял. Фазма сидела на краю койки в одних только черных трусах и разминала левую руку. Вскинула на него взгляд:

— Привет, Арми, где наш Верховный лидер шляется?

— Ка-кой ли-дер? — по слогам выдавил из себя бедный Хакс. Он не так давно оставил Фаз в коме с трубкой в горле и заднице, а теперь она выглядит так, словно с курорта вернулась, правда, рука плоховато гнется.

— Кайло-наш-любимый-Хрен! — пропела Фазма. — Хакси, ну ты чего, с Ипсилона рухнул? Мне Кайло запретил выходить, пока я окончательно не поправлюсь! И даже вчера продемонстрировал на мне Силовой захват. Сказал, что оцепенит меня и будет щекотать, пока я не описаюсь, но все равно не пустит к моим обязанностям. И так до момента, когда дроид ему не подтвердит, что я готова! Слушай, я ему даже отсосать предложила в доказательство, что у меня с легкими все супер. А он ни в какую… Хоть ты ему скажи!

Хакс пожал плечами. Его душил хохот. И он не мог припомнить, чтобы Фаз раньше с Кайло дружила, да еще и так панибратствовала. Но сам факт его отчего-то ужасно радовал. Теперь бы еще как-то про Сноука выяснить.

— А ты присутствовала на похоронах Верховного лидера Сноука? — спросил прямо.

— Кайло мне видео показал, — Фаз улыбнулась, почесала свои короткие светлые волосы. — Я у него копию на личный датапад потребовала. Сказала, мастурбировать на кремацию Сноука каждый день буду, а иногда по два раза!

— Ладно, пойду пленников проверю, не скучай! — Хакс хлопнул Фаз по плечу, он улыбался как дурак.

— И ты туда же… — Фаз встала и сразу оказалась на голову его выше. — Передай нашему Верхлиду, который взял моду игнорировать мои звонки, что я сбегу в Сопротивление! А если твой кот еще раз усядется мне на лицо, то я его кастрирую голыми руками!

Фаз его крепко поцеловала, но на оздоровительный секс развести не сумела. Хакс сейчас боялся сам себя — вдруг это все исчезнет, и окажется, что он лунатик и ходит во сне, поэтому тыкает членом в полутруп Фазмы в коме…

Больше никаких зримых изменений не наступило. Хакс не знал, где искать. Финализатор был тем же, только с двумя кошаками вместо одной Милли. Фазма была копия себя прежней и даже наглее, а Сноук был благополучно и бесповоротно мертв.

Хаксов стеб немного неправильно поняли, поэтому взятых в плен девиц раздели, помыли, подлечили — и отправили в допросную. Как заявил дежурный дроид: «По вашему приказу запасное пыточное кресло доставлено». Хакс почувствовал себя врачом-гинекологом. Но пошел посмотреть на отмытых сопротивленок, «жизненные показатели которых были стабильны».

Одну он помнил, даже нашел в датападе ее персональный файл. Роуз Тико, любительница кусать за пальцы. Вторая была ему неизвестна, но красивое личико и длинные светлые волосы генерал оценил. Он пожалел, что не догадался спереть одну из запасных масок Кайло. Например, ту, на которую Кайло пролил какую-то красную дрянь. И выглядело бы суперзловеще, и выражение лица можно было бы спрятать.

— Добрый вечер, дамы! — поприветствовал он их ядовито.

Роуз сразу попыталась прожечь в нем взглядом дыру, а вторая отвернулась. Хакс спокойно вынул нож и поднес к носу Роуз.

— Начнем со знакомства. Я генерал Хакс, вы несомненно обо мне в курсе. Брюнетка может не представляться, я ее знаю. Как тебя зовут? Отвечай, или любопытный нос твоей подруги станет покороче.

Хакс отчаянно блефовал — он вообще не любил резать людей, предпочитал бластер, лазерные батареи и ионные орудия. Быстро, чисто, издалека.

— Кайдел Ко-Конникс! — быстро выкрикнула блондинка.

— Красивое имя, почти как у нашего Верховного лидера, — Хакс убрал нож от лица Роуз и закурил. — Что вы делали на планете?

Ответом ему было молчание.

— Будет честно, если вы станете отвечать по очереди, — сказал Хакс, перешел к блондинке и повторил свой вопрос. Роуз молчала. Хакс тогда схватил Кайдел за волосы и одним махом укоротил их до несимметричного каре.

— В следующий раз это будет ухо, — сказал. — Как думаешь, твоя подруга будет хуже слышать или просто станет чуточку некрасивее?

— Я тебя ненавижу, желаю, чтоб ты сдох, я еще станцую на твоей могиле, криффов ты импотентский ублюдок! — на одном дыхании выдала Роуз.

— Подруги, они такие, только о себе и думают, — шепнул Хакс в ушко блондинки, круговыми движениями поглаживая живот той. — Я тебя прощу, если ты мне скажешь правду вместо подруги. Ну, что вы там делали?

— Заключали соглашение с тойдарианцами! — всхлипнула Кайдел.

— Кайдел, нет! — Роуз всерьез рассердилась.

— Молодчина, Кайдел! — Хакс похлопал девчонку по бедру. Она храбро нападала на него, но сейчас была совершенно измотана и панически боялась пыток. Есть такие, которые смерти не боятся, а вот пыток — до истерики.

— Все равно соглашение провалилось! — Кайдел разрыдалась. — И Рей пропала! И…

— Заткнись! — Роуз окончательно озверела и задергалась в путах так, что кресло застонало.

Хакс обхватил лицо Роуз рукой в перчатке.

— Еще раз заговоришь без разрешения, я тебе лично пальчик откушу! — бросил он ей. — Понятно?

Ему начинала нравиться игра. Кайдел надо запугивать, Роуз злить. А взаимное непонимание девушек только усугубляло пропасть между ними: Роуз была готова стоять до последнего, Кайдел хотела жить.

Вдруг дверь допросной с шипением отъехала в сторону. Хакс со злостью обернулся: кто посмел ему помешать?! На пороге стояла мама. Как она так быстро долетела? Красивая, мама выглядела куда лучше, чем раньше. Чем когда… умерла. И волосы не седые.

— Милый, что тут происходит? — мягко и обеспокоенно спросила она.

========== Дед и внук ==========

— Ты доставишь меня к Падме немедленно! — сказал Энакин. И он не шутил.

Кайло еле удержал тяжелый вздох. Он вдруг вспомнил, что старше своего деда. Умнее и опытнее. И должен действовать тоньше.

— Доставлю, — твердо кивнул. — Но есть две проблемы, похуже и получше. Тебе с какой начать?

— С худшей, — Энакин устало почесал нос.

— Палпатин хочет уничтожить Падме, чтобы вытолкнуть тебя на Темную сторону, — Кайло пожал плечами.

— Ты говоришь как джедай, — Энакин сплюнул. В его зрачках снова заплясали опасные желтые искры.

— А я и есть джедай. Бывший, — Кайло насмешливо развел руками. — И ты джедай. Побыть джедаем для последователя Темной стороны это как разминка. Ну, или необходимое лишение невинности.

— Ты ситх? — снова спросил Энакин.

— Ты уже спрашивал, — Кайло вздохнул. — Желтые глаза, трупный вид, ненависть ко всему живому, член встает не так и не туда, я похож?

— Похож, — Энакин совершенно по-мальчишески ухмыльнулся. А Кайло увидел в нем сейчас мать — Лею. Она так же задорно улыбалась. Когда-то.

— Между прочим, ты приложил руку, и не только руку, к моему творению, — Кайло скрестил руки на груди.

— Не пизди, — отмахнулся Энакин. Это грубое простонародное словечко на диалекте окончательно растопило сердце Кайло. Он сейчас рад был, что сумел встретиться с легендарным героем и убийцей Энакином. Хоть с кем-то из родственников его не охватывает стыд.

Усилием воли Кайло выпихнул из головы память о последнем взгляде отца, который знал, что идет на заклание, но все равно приперся. Мысль о матери, которая собиралась взорвать Старкиллер не только с непутевым сыном, но и с когда-то любимым мужем, так просто из разума не вытряхивалась. Кайло отвлекся.

— Ты сейчас в раздрае, — отметил Энакин. — Что, девушка бросила?

— Ага, подальше, — скаламбурил Кайло. — Девушка у меня форсъюзер, видишь, какие шрамы красивые?

— Это фигня! — авторитетно заявил Энакин. — Вот меня Падме однажды чуть не убила за одну мелкую авантюру за ее спиной!

Повисла пауза.

— Ну и как я умру? — наконец додумался спросить дед.

— Глупо, — Кайло решил пока не вдаваться в подробности. — Самое главное, что тебе надо знать: в моем мире Падме уже была мертва к моменту, когда меддроиды запихали то, что от тебя осталось, в специальный костюм с системой жизнеобеспечения. Выглядел ты херово и всю оставшуюся жизнь дышал, ел и срал через трубочки.

— Я все еще тебе не верю, — Энакин зажег меч Кайло еще раз и полюбовался на отсветы пламени.

— А это легко проверить, — Кайло сместился к выключенному меддроиду. Энакин стразу напрягся. Кайло попытался его успокоить: — Спокойно, сайбер у тебя. Я всего лишь дам дроиду на анализ своей крови.

Пока Кайло возился, Энакин изучал конструкцию меча.

— Топорно сделан. Провода торчат и кристалл внутри говно, — заявил. — Я доработаю.

— Свой найди и доработай, умник нашелся! — искренне возмутился Кайло, а Энакин заржал.

— Проебал ты, тебе и искать, — заявил криффов дедушка.

Меддроид пискнул: он сравнил ДНК Кайло и Энакина и выдал вердикт: родственники. Кайло Силой отправил распечатку пласт-бумаги к деду по воздуху.

— Не вздумай сказать, что я результаты подделал, — добавил. — Когда мне было с этим возиться?

— Ну здравствуй, внучек, — хмыкнул Энакин, просмотрев результаты анализа. — На горшок сходил?

— Даже дрочить умею и бриться, — отмахнулся Кайло. Ситуация начала его чуть напрягать, но Энакину до его дискомфорта не было никакого дела. Дед только устроился поудобней на койке, снова принялся чесаться.

— И не надо на меня так смотреть, — выдал Энакин, не глядя на Кайло. — Ты же никогда не обгорал до косточек, вот и не пялься, как клон необученный…

Кайло закатил глаза и призвал Силой стул, пробормотав в сторону: «Ты тоже не обгорел моими стараниями, придурок».

Он обошел койку и поднял на руки бессознательного врача, предварительно выдернув шприц. Спихнул деда с койки.

— Вызови дроида с одеждой, — заявил безапелляционно в ответ на возмущенное «какого хуя». — Нам с тобой нужно поговорить нормально. Не здесь!

Энакин хотел было возразить, но оглядел себя и хмыкнул презрительно. Отошел и вбил на околодверной консоли какую-то команду, пока Кайло устраивал врача на койке. Спать тому еще часов пять, если верить приборам.

— А кто твой папаша? — Энакин заговорил так резко, что Кайло даже подпрыгнул. Тот продолжил. — Исходя из того, что ты говорил, живых детей у меня двое. Близнецы?

Кайло тяжело вздохнул, прикидывая, почему Энакин не знал про «двойной сюрприз» и с какого конца начать рассказывать волшебную семейную историю. Однако прикатил допотопный дроид, который выдал Энакину какие-то не поддающиеся идентификации тряпки.

Кайло давился хохотом, пока дед распекал железяку на бинарном, а потом наподдал босой ступней так хитро, что громоздкая конструкция перевернулась несколько раз, прежде, чем выкатиться из медотсека с неестественными механическими визгами.

— Что случилось, — Кайло спросил, как только смог говорить, а Энакин тем временем ретировался за ширму.

Вместо ответа дед показался, покрутился вокруг своей оси, еще и зад выпятил — смешно и непристойно.

— Железнозадый приволок мне термобелье стандартное! — Энакин злился и веселился одновременно, а Кайло наконец рассмеялся. Стандартное белье было деду тесно, так же как и ему, и смотрелось комично.

— У тебя двое детей. Лея и Люк. Оба чувствительны к Силе. Лею ты пытал, Палпатина ты убил ради Люка. Люк десять лет назад чуть было не убил меня. А я убил своего отца, — Кайло проговорил все это неожиданно для себя, а последнюю фразу вообще с вызовом.

Энакин какое-то время смотрел на него, не мигая, а потом прошел к койке и принялся молча вытряхивать невезучего доктора из халата и ремня.

— Сверкать задницей в этом трико я не собираюсь, — пробормотал в ответ на немой вопрос. — Побуду пока добрым доктором.

Энакин напялил халат, который на нем не сходился, оторвал бейджик. Подпоясал халат на манер джедайской туники и попрыгал на месте. Кайло заметил, что Энакин повесил на пояс его сайбер, словно отдавать не собирался.

— Хорошо, что хоть ботинки впору, — проворчал дед недовольно и с усмешкой добавил. — Вы хотите поговорить о своих проблемах, молодой человек?

— Да иди ты нахуй, — окрысился Кайло, которому вдруг показалось, что над ним издеваются. — И вообще, это все твои, а не мои проблемы. Вот чем ты думал, когда этому вонючему ушлепку в ножки кланялся?

Энакин скрестил руки на груди и прищурился. Кайло стушевался и отвел взгляд, попутно прикидывая, что молниями швыряться дед вроде не умел. А если умел, но не практиковал?

Кайло напрягся, приготовился отражать молнию или очередной форсгрип, но Энакин молча буравил его взглядом.

— А ты сам-то как на Темную сторону попал? — спросил медленно, а Кайло вдруг стало стыдно.

Да, конечно, Сноук его обрабатывал с детства, да, постоянно пугал и подталкивал. Да, его не понимали родители, а дядюшка тысячелетия пытался его убить, но вот прямо сейчас, под испытующим взглядом Энакина, все эти причины казались не то чтобы несущественными, но недостаточными.

Он в отличие от деда был «золотым ребенком», а не рабом, его мать не изнасиловали до смерти мерзкие кочевые уроды… Кайло услышал жалкий всхлип и даже не сразу понял, что издал его он сам. И тут же зарычал, отмахнувшись Силой:

— А ну свалил из моей головы!

Энакин замер, словно противостоял сильному порыву ветра. Его собственная Сила взвихрилась, противодействуя импульсу Кайло. Аппаратура медблока тотчас сошла с ума. Врач в отключке дернулся, словно его током ударило. А Энакин вдруг засмеялся.

— Как видишь, я тоже кое-что умею, — проговорил сдавленно. Смех перешел в кашель, он все-таки не полностью восстановился еще. Отдышавшись, Энакин заявил: — Ты прав, мне нужно больше знать о том, что будет. Здесь не место.

Энакин повертел головой, нахмурился:

— Здесь есть следящие устройства, я чувствую. Поможешь найти?

Кайло только обессилено кивнул. Он думал о том, как отомстит деду за ковыряние в мозгах… И крифф, он ведь даже не почувствовал почти ничего!

— … пойдем полетаем…

Кайло встряхнулся и понял, что пропустил реплику деда. Тот опять состроил свою безбровую гримасу и повторил:

— Возьмем истребители. Я поколдую над каналами, чтобы никто нас не услышал, — Энакин явно гордился собой. Не дождавшись ответа, он презрительно фыркнул и добавил: — Или ты летать не умеешь?

Кайло даже не нашелся, что ответить на такую наглость. Они немного померились взглядами, Кайло расправил плечи. Все-таки он был чуточку шире легендарного деда. И наконец покинули криффов медотсек.

Энакин, казалось, совершенно не смущался своего побитого вида. Без волос и бровей, с красно-розовой кожей на месте страшных ожогов, он не обращал ни малейшего внимания на то, как на него косятся окружающие. А косились многие.

Временная база напоминала разворошенный улей на Дагобе: наемники, политики, погорельцы — все они мельтешили, орали, и носились бессистемно и бессмысленно. Только клоны передвигались упорядоченно, хотя один раз несущийся бегом малый отряд едва не сбил их с ног.

Энакин вовремя ухватил зазевавшегося Кайло за локоть, больно царапнув механической рукой. Верховный лидер зашипел и едва удержался от едкого комментария, но прикусил язык, когда Энакин процедил, не глядя на него:

— Расслабься, не дёргайся. Чем меньше людей нас заметит, тем меньше узнает Император, — Энакин сжал железные пальцы сильнее, и Кайло едва не застонал. — Я отвожу глаза этим придуркам, а ты топай и не мешай, внучок. Не то выпорю.

— Детей своих пороть будешь, — тихонько рыкнул Кайло и стряхнул с себя хватательную железяку. — Особенно Люка. А то отца он, стало быть, убить не смог, а племянника — запросто.

Кайло неожиданно для себя надулся, но они с разбегу выскочили на частную посадочную площадку, эдакий мини-космодром. Когда они сутками ранее садились, Кайло не успел ее рассмотреть. Зато теперь у него разбежались глаза, он забыл как дышать: он попал в музей! Тут было все! Все легендарные аппараты, о которых он в детстве только читал, были перед ним, исправные и заправленные!

Энакин закатил глаза и подтолкнул его к истребителям.

— Раз ты из будущего, бери эту, — распорядился Энакин и ткнул пальцем в TIE-шку первой модели. — Я сам ещё на такой не летал, расскажешь мне потом все.

Он направился к тому, что больше всего напоминало икс-винг, пояснив на ходу:

— На новых истребителях ещё наверняка не устанавливали каналы связи c землей, только друг с другом. А с этим корытом я быстро справлюсь. У них гипердвигателей нет, так что полетаем вокруг Корусанта, типа патруль.

Он глянул через плечо, и Кайло понял три вещи. Энакину больно, очень больно физически, но душевная боль в разы сильней. Ему страшно — за Падме. И стыдно — за свою слабость, за гнусный поступок и за слепоту. За то, что он позволил себе заиграться. Одно оставалось неизменным: Оби Вана Кеноби Энакин ненавидел со страшной силой! Так может ненавидеть только тот, кто раньше преклонялся и восхищался.

В TIE-файтере первого поколения не было и половины того комфорта, который Кайло застал на орденских истребителях. Ионный двигатель, кажется, в пробных экземплярах чуть ли не на соплях хаттов держался. Аннигилировать вместе с недоработанной версией будущего любимого «коня» в прошлом — вот Сноук в Силе посмеется. Наверняка же не сдох до конца, крифф старый!

Они стартанули и зависли над пузырем мутной загрязненной атмосферы Корусанта. Кайло некогда было раздумывать — голограмма дедушки, вся в помехах, объявилась сбоку.

— А теперь еще раз и чтоб я поверил, — потребовал Энакин.

— Когда Падме умерла, детей разделили. Лею отправили на Альдераан, Люка на Татуин… За ним присматривал старик Кеноби, — хмуро перечислил известные факты Кайло. — Люка потом еще Йода тренировал. А ты своему сыну руку отрубил!

— Зашибись, — пробормотал Энакин. — Застукал за онанизмом?

— Что-то вроде, — Кайло поперхнулся смешком. Как-то неожиданно было узнать, что хтонический ужас Дарт Вейдер когда-то был тем еще пошлым шутником.

— А чем я занимался? — встрял опять Энакин.

— Императору служил. Войсками командовал, воевал, летал. Сублимировал, короче, потому что восстановить твое тело никакая бакта уже не смогла, — признался Кайло. — А потом ты вписался за Люка, помог уничтожить своего старого мастера, но и сам не выжил. Тебя сожгли.

— А что Лея? — Энакин выписывал в космосе петли и восьмерки, Кайло просто пустил истребитель по кругу.

— Вышла замуж за контрабандиста и родила меня. Стояла у истоков Новой Республики, но в итоге ее политическая карьера накрылась, Республика развалилась, брат чуть не прирезал сына, а сын, сволочь такая, ушел на Темную сторону и надел маску. А потом своего мастера убил.

— Круто, — Энакин хмыкнул. — Знаешь, я вот сейчас думаю, можешь ли ты быть моим братом, у которого не все шарики на месте.

— Думай быстрее, — Кайло вздохнул. — Знаешь, Оби-Ван тебе на Мустафаре отрезал все имеющиеся конечности. Ты остановился в развитии как форсъюзер и не стал избранным. И твой сын им тоже не стал.

— А кто стал, ты? — Энакин сейчас неприятно сощурился.

— И я не стал. Пророчества — дерьмо банты, — Кайло едва не укусил микрофон. И тут он вспомнил, что его дед был весьма амбициозен, и догадался, как можно быстро заставить Энакина действовать в его интересах.

========== Дроид ==========

Рей некоторое время молча смотрела на джедая. Она на полном серьезе взвешивала вариант вырубить Оби-Вана Силой. Джедай скрестил руки на груди и изобразил из себя непоколебимую скалу. Скалу с Силой. Поэтому Рей решила пойти другим путём. Она встала и, старательно обойдя джедая, вышла из каюты. Оби Ван увязался за ней.

В кают-компании их встретила Падме, которая полулежала на диване и тихо напевала, укачивая сопящих близнецов в импровизированной люльке. Рядом с ней маячил протокольный дроид, который непрестанно вещал что-то о периодах детского развития, важности взвешивания и грудного вскармливания. Падме, похоже, привычно не обращала на него внимания и внезапно пнула дроида в коленку. Скривилась, схватившись за живот, но дроид резко развернулся на сто восемьдесят градусов и молча потопал прочь, словно у него было важное дело.

— Падме, нам нужно поговорить, — прошелестела Рей едва слышным шёпотом.

Падме подняла на Рей усталый взгляд:

— Кто ты? — голос Падме не дрожал. Она устала, горевала. А ещё Падме была счастлива. Страшная минута прошла.

— Я Рей. Мусорщица.

Падме вскинула бровь и откинула ее оценивающим взглядом. Рей поёжилась: Бабушка Кайло не поверила ей ни на йоту.

— Нам нужно на Татуин. — Рей решила начать с главного. — На Набу лететь опасно. Решение принимать тебе.

— Где Эни? — вот тут голос Падме дрогнул.

— Он не с нами, он против Света! — встрял Оби-Ван. Но Падме на него не смотрела.

— Я не знаю, — призналась Рей. — Но он… Ищет тебя.

Падме отвернулась, её плечи затряслись. Рей подошла, попыталась обнять ее. Но Падме отстранилась.

— Летим на Набу. — её глаза были абсолютно сухими. Голос звучал глухо, но уверенно. — Там друзья. Там он… — Падме стиснула зубы. — Там он нас не найдёт.

Рей рвано выдохнула, потом кивнула.

— Мне нужно помедитировать. — фраза вырвалась у неё спонтанно, Рей опрометью бросилась вон из кают-компании. Ей нужно срочно связаться с Кайло! Сила, пожалуйста, помоги!

Сила отозвалась не сразу. Рей присела — не красиво скрестив ноги, как джедаи на картинках из ворованных книжек. Нет, Рей плюхнулась на корточки, зажмурилась, прижала ладони к вискам. Заорала безмолвно, требуя Кайло немедленно, вот прямо сейчас!

И увидела небритого, зло сверкавшего глазами Кайло в кабине истребителя, который яростно давил на гашетку. Рей видела кабину, потому что Кайло ее касался. Звуков не было слышно, но Кайло, очевидно, в кого-то стрелял или отстреливался. Его полные губы изгибались, и Рей помимо воли залипла, как тогда в допросной — и теперь угадывала его реплики: «Крифф!», «Вот тебе!», «Сука–нахуй–блять!», «Джедай ебучий!».

— Кайло, ты в порядке? — рискнула спросить.

— Сама-то как думаешь? — сердито прошипел Кайло. — Я тут отдыхаю! Видишь твилечек в золотых халатах?! Давай быстро, чего тебе!

— Я за тобой хочу, — пробормотала Рей. — Меня тут не слушают и мне никто не верит! Как бы из звездолета да в гипере не выкинули!

— Бабушка не даст, — уверенно кивнул Кайло, закладывая вираж. — Она тебя сама пристрелит, если что. Главное, не доверяй Оби-Вану. Джедай поганый хочет смерти моего деда, считает, что смысл пророчества в этом. И не позволяй разлучать детей и Падме, иначе вселенная сбалансирует события и все вернется к первоначальной ситуации!

— А еще чего?! — возмутилась Рей. — Сиську им давать, когда твоя бабуля занята!

— Мне дай, — фыркнул Кайло. Но при этом покраснел яростно.

— Кайло, что мне делать? — Рей тяжело вздохнула.

— Куда они летят? — Кайло дернулся, на его лице появились красные отсветы аварийной сигнализации.

— На Набу, — Рей устало пожала плечами.

— К Палпатину в лапы, — Кайло закатил глаза. — Мо–лод–цы! Я попробую опередить их. Но знаешь, мой дедушка тоже идиот упрямый, хуже него только ты!

— Я идиотка?! — Рей оскорбилась.

— Ты человек, ради которого я убил собственного мастера, — Кайло улыбнулся и отвел глаза. — А еще из-за тебя меня сейчас подобьют. Скажи бабуле вот что…

Он прервался — прицеливался. Рей почувствовала, как он призывает Силу. И когда выстрелил, согнул локоть в непристойном жесте.

— Ты вообще на принца не похож! — хихикнула Рей.

— А я не принц, я злобный темный властелин, — Кайло сдул прядку с лица. — Значит так, если ситуация будет критической, скажи бабушке вот что. Энакин ее обожает, он хочет поговорить лично. Скажи ей, что когда он ее увидел, то принял за ангела. И еще…

Форсбонд прервался. Рей со стоном повалилась на пол. Как же достали её все эти важные личности! Не принц, так лорд ситх, не ситх, так королева, не королева, так мастер джедай. Она. Простая. Мусорщица. Родители продали её за пойло. Рей зарычала. Криффа с два она станет с ними расшаркиваться!

Рей подскочила и вынеслась из каюты, задев плечом переборку. На бегу налетела на ошалевшего Оби-Вана, который замер в немом изумлении.

— Сила?.. — только и смог вымолвить он.

— Выйди, нам надо поговорить! — бросила Рей скороговоркой. Джедай завис. Но Рей сейчас было все по криффу! Она развернулась на каблуках и пихнула джедая в плечо.

— Выйди, я сказала!

Оби Ван нахмурился, отступил на шаг и взялся за меч.

— Бен, выйди! — послышался голос Падме.

Рей вздрогнула. Бен… Она вдруг осознала, что давно перестала называть Кайло Беном.

— Падме… — джедай явно колебался.

А Падме ничего не ответила. Она просто встала. С трудом, но встала. И глянула так, что у Рей возникло желание склонить голову. А Оби–Ван повиновался без единого вопроса.

— Нам нельзя на Набу! — заторопилась Рей.

— Нам? — Падме подняла бровь, и Рей увидела в ее лице Кайло. От бабушки он взял эту царственность, которую включал на всех протокольных мероприятиях.

— Вам! — Рей топнула ногой. — Император ждет вас там с распростертыми объятиями.

— Он не император! — голос Падме окреп и зазвенел.

— Теперь это неважно! Он может быть кем угодно, но он ждет там вас и ваших детей!

— И что он с ними сделает? — поинтересовалась Падме. Она думала, что знает ответ, и проверяла Рей словно на экзамене.

— Заставит Энакина убить вас и одного из близнецов. Скорее всего, Лею, — Рей твердо кивнула. Она не знала, откуда к ней пришел ответ, но не сомневалась в его правдивости. — А Люка заберет с собой. И вырастит из него игрушку еще послушнее, чем был Энакин. Потом сын убьет отца, и круг замкнется.

Падме распахнула глаза и стиснула челюсти. Рей бросилась к ней, когда Падме пошатнулась. Рей видела, как королева нырнула в самую пучину боли. Она хватала ртом воздух, обмякла в руках Рей. Взгляд её блуждал где-то далеко… Они сели вдвоём, Рей все ещё обнимала Падме, но слов найти не могла.

Дети в люльке заволновались, тихонечко захныкали, не просыпаясь. Рей оставила мать и метнулась к близнецам. Напела песенку, покачала колыбельку. Погрузилась в Силу, но на детей не стала воздействовать, а скорее попыталась передать через Силу ощущение безопасности, комфорта…

— Откуда знаешь? — голос Падме прозвучал грубо, хрипло. — Кто ты?

Рей обернулась, чтобы уткнуться носом в дуло бластера.

Падме едва стояла, у неё, похоже, открылось кровотечение — на белом одеянии выступили пятна крови. Но рука её не дрожала.

— Я не могу доверять никому, — спокойно сказала она. — Ни Оби-Вану, ни тебе, ни… — помолчала, — Эни. Поэтому ты меня не убедишь ни за минуту, ни за месяц. Но ты очевидно хочешь, чтобы я досталась кому–то живой. Отвечай, кому!

— Энакину, — хрипло сказала Рей. — Тогда Палпатин лишится своего главного козыря.

— А тебе что за дело до Энакина? — спросила Падме с легкой насмешкой. Но Рей вдруг печенкой почувствовала: ревнует.

— У Энакина мой… м–м–м… парень! — сказала она. — И я не хочу его потерять! Вместе с Энакином, так уж вышло, что они связаны.

Падме кивнула, убрала бластер и осела тяжело.

— Меддроида с обезболивающим! — приказала. Но Рей просто снова стала ее лечить Силой, как говорил Кайло. Нельзя обезболивающее тем, кто грудью кормит.

Они все-таки приземлились на Набу, далеко от дворцов и космопортов. Корабль повредил репульсоры при отлете и почти шмякнулся на укрытую в предгорье посадочную площадку. Оби-Ван вынес Падме, Рей вытащила люльку, не доверяя дроидам.

— Куда теперь, джедай? — спросила тем презрительным тоном, который на ней долго тренировал Кайло.

— Надо созвать уцелевших сторонников, — хмуро ответил Оби–Ван.

— Ага, чтоб Палпатин одним махом вас накрыл, — Рей сплюнула ему под ноги, гадая, как скоро ее глаза пожелтеют от такой жизни. Ее мнение не имело веса для Оби-Вана, потому что она не джедай, да еще и женщина.

Оби Ван ничего не ответил на оскорбительную выходку Рей. Он хмурился и словно бы к чему–то прислушивался. Рей и сама уже это ощущала, — всплеск в Силе, который мог значить только одно: где-то поблизости гибнут люди. Очень много людей. А ещё, поверх этого маслянистая удушливая чернота, неприкрытая Тьма, которая словно бы питалась от чужого страдания. «Больше смертей! Больше!» — требовала эта Тьма.

Не выпуская Падме из рук, Оби–Ван бросился к просвету между деревьями, что окружали посадочную площадку. Открывшийся вид заставил Рей отшатнуться, зажмуриться, а Падме издала горестный крик.

Прекрасный город в долине полыхал. Удушливый дым над городом застил небо, а звуки битвы слились в один непрекращающийся звук на грани слышимости: стон умирающего.

— Да что же это… — Оби-Ван явно растерялся, он не ожидал, что Палпатин поднимет руку на родную планету.

— Руки поднять, лицом ко мне! Медленно! — изменённый вокодером шлема голос и одновременный треск активируемых бластеров заставили Рей подпрыгнуть. Она покосилась на джедая, который побледнел и стиснул зубы.

Казалось, что поворачиваться он не собирался. И тут Рей словно молния ударила: Падме — королева этой планеты, Оби-Ван — Джедай. Как только они обернутся к солдатам, в них полетят заряды. Без шансов. Рей торопливо и максимально раболепно поклонилась, привстала на цыпочки и шепнула Оби–Вану на ухо:

— Не оборачивайся, я попробую их отвлечь. Если повезёт, улетим целыми. Если нет… — Рей сама не знала, что, «если нет». Мысли скакали как пьяные эвоки, Рей потряхивало от всплеска адреналина. — Оборачивайся не раньше, чем я отдам детей дроиду!

Оби Ван едва заметно кивнул, а Рей развернулась, чтобы увидеть не менее двух десятков клонов в белой броне во главе с капитаном.

Увидев детей у неё на руках, капитан немного замялся, отступил на шаг. Что–то человеческое в нем осталось. Рей же, изобразив на лице свою саму яростную гримасу, бросилась к нему, незаметно потеребив близнецов, которые тут же проснулись и принялись орать в два голоса.

— Да что вы себе позволяете, — зашипела Рей, уставившись прямо в затонированные визоры уродливого шлема. — Мы направляемся в Галактическую столицу по приглашению самого императора!

Клон молчал, а у Рей не было шанса на провал.

— Дроид, эй, дроид!

— Прошу прощения, мадам, это вы мне? — протокольная жестянка высунула круглую башку в люк.

— Тебе, тебе! Возьми и успокой детей, не то господа будут недовольны!

Дроид выбрался из шаттла, покрутил головой.

— Мадам. Я выполняю приказы только мастера Энакина, мастера Кеноби, и госпожи Падме…

Были бы у Рей свободны руки, она бы свернула шею говорливому придурку в два счета. А так она лишь впихнула орущих детей дроиду, лишь бы не уронил, и пнула его в коленку, как раньше Падме. Тот молча развернулся и потопал прочь, видимо так неизвестный создатель избавлялся от болтуна. У Рей мелькнула мысль, что надо бы разобрать железяку, полюбопытствовать, как там внутри все устроено, а ещё немного поправить настройки, когда в затылок ей ткнулось дуло бластера.

— Падме Амидала? Оби-Ван Кеноби? — механический голос, казалось, насмехался над ней. Рей медленно подняла руки вверх, грязно матерясь про себя: «Кеноби, чтоб тебя кролут драл, сейчас!»

Кеноби резко развернулся, вскинул руку. Рей тоже — она вспомнила кое-что, мысль озарила ее измученный разум. «Используй Силу», «Я научу тебя путям Силы». Этот голос… Рей остановила первый бластерный залп. Она пользовалась знаниями Кайло, которые «скачала» у него из головы в тот страшный и странный день, когда погиб Хан и взорвался Старкиллер.

Смертоносные лучи повисли в воздухе перед ней, потрескивая. Она задыхалась, пытаясь их сдержать и не могла, а к ним медленно, ибо время споткнулось, летели новые выстрелы.

— Кайло, прости, я не смогла, — сказала Рей, прикрывая глаза.

Сильные руки легли ей на плечи, и она почувствовала, как ужасный нематериальный вес с нее сняли.

— А я говорил, тебе нужен учитель, — пробормотал Кайло. — Давай, толкай от себя.

И он пребольно ущипнул ее!

Рей зарычала от боли и со злостью отшвырнула нечто от себя вперед. Лучи полетели обратно. Какие-то столкнулись с новым залпом и аннигилировались, какие–то скосили клонов и дроидов перед ним. Но врагов было слишком, слишком много.

— Слушай внимательно, мусорщица! — Кайло был смертельно серьезен. — Клонами можно управлять. Это не труднее, чем залезть мне в голову и узнать, сколько раз я плакал в детстве и дрочил в юности. У них коллективное сознание, захвати одного — и другие подтянутся. Потом заставь их сражаться друг с другом. Если ты погибнешь, знай, я поставлю всю Галактику на колени и стану чернейшим властелином, детей буду есть на завтрак, девственниц на обед и…

Криффов форсбонд снова разорвался. Рей опять присела — так ей было призывать Силу проще всего. Протокольный дроид и дети вопили в кустах, Падме стояла на одном колене за каким-то большим камнем и отстреливалась, Оби-Ван использовал эффектную, но идиотскую технику отражения выстрелов сайбером: все были при деле.

Рей призвала Силу и тронула ближайшего клона. Влезла в его разум грубо, куда там Кайло. Поняла вдруг, что на том допросе причинила ему столько боли своим неумелым вмешательством, как если бы ударила в голову ногой. Услышала его призрачный смешок в своей голове.

Чуть не словила луч, потому что отвлеклась. Снова схватила клона ментально и нашла ту незримую сеть, которая связывала его с собратьями. Потянула за нее осторожно, едва не порвала. Ближайшие к ним солдаты остановились. Рей торопливо указала на их собратьев и одними губами сказала: «Простите меня!». Оби-Ван посмотрел на нее с крайним отвращением на лице, когда клоны стали сражаться друг с другом.

========== Дредноут ==========

Хакс сидел в допросной и грыз стилус от датапада. Перед ним был транспаристил, прозрачный только с его стороны.

За слоем углепластика сидела его мать. Она как раз сейчас, светски улыбаясь, подносила к губам каф в крохотной чашечке. Напротив в кресле — обычном, без зажимов! — мялась та самая блондинка-сопротивленка, как следует отмытая и наскоро подлеченная. И мать умело вытаскивала из нее информацию. Кто бы мог подумать, что из мамы вышел допросчик не хуже Рена.

— Генерал Органа спустилась в катакомбы… — сбивчиво рассказывала эта Кайдел. — Ее По Дэмерон уговорил, ведь она — символ сопротивления, ее нужно было спасти любой ценой! Девушка кусала губы и нервно теребила рукав рабочего комбинезона, который ей выдали в Ордене.

«Красивая», — отвлеченно подумал Хакс, когда понял, что залипает на роскошные сиськи девицы. Пнул себя мысленно за неуместные фантазии и со вздохом занес новую информацию в протокол допроса: Бахнутая мамашка криффова Рена еще на Тойдарии вместе с придурочным пилотом. Он сделал пометку — «найти». Блондинка тем временем вела дальше:

— Я так волнуюсь, ведь это место плохое! Рей так говорила, а у генерала Леи не переставая болела голова. Я очень за нее переживаю… — девчонка всхлипнула, а Хакс дописал «найти срочно».

— Сколько тебе лет, милая? — спросила у Кайдел мама, а Хакс нахмурился.

— Двадцать… — блондинка шмыгала носом, и мама протянула ей чистый носовой платок.

— У тебя есть муж? — спросила, поглаживая девушку по волосам, а Арми поперхнулся кафом.

— У меня нико-о-ого не-е-ет! — Кайдел разрыдалась. Видимо сказывался пережитый стресс или кончилось действие обезболивающего.

Отряхивая форму от пролитого кафа, Хакс вызвал меддроида — пора забирать девицу от мамы подальше! Но мама словно услышала его мысли, придвинулась к Кайдел поближе и принялась шептать ей что-то на ухо. Девушка отвечала односложно и тоже очень тихо, а потом вдруг распахнула глаза и, враз покраснев, глянула прямо на него сквозь стекло. Крифф, крифф, крифф! Хакс схватился за голову, даже не представляя, что могло вызвать такую реакцию!

Его мама совершенно освоилась, словно всю жизнь глупых сопротивленок допрашивала. Блондинку она совершенно по-матерински утешала, и Хакс поморщился, понимая, что это значит. Мать опять заведет песни про внуков и хорошую девушку в жены. Причем девушек она всегда подбирала странно — не по происхождению или воспитанию, а по томности во взглядах, которые они кидали на Хакса. Мама слишком полагалась на любовь, видно, по себе всех мерила.

Хакс потряс головой. Его мать мертва. Он спит и видит хороший сон, в котором Рен съебался надолго, а мама ожила и получила кусочек гордости за сына — крутого генерала крутого Ордена. И пусть она ему хоть чертов гарем приведет — только чтобы сон не кончался, Хакс всему гарему детей заделает и… Вот же бред в голове! Но маму надо познакомить с Фаз.

Тем временем мама закончила с блондинкой, и ту повели на уровень «комфортабельных» тюремных камер. Ввели вторую пленницу — дикую и кусачую. Мама проявила удивительное здравомыслие и не отпустила штурмовиков сразу, поэтому когда пленница на нее бросилась — мама не пострадала. В общем, разговор не задался. Мама ей даже кафа не предложила. А через какое-то время покинула допросную.

— Милый, ты устал? — промурлыкала она, заходя уже через дверь. — Только не говори, что тебе вторая девушка нравится! Она дикарка! И очевидно не девственница.

— Мам, не начинай, — Хакс устало закатил глаза и дернулся, когда мама его обняла. — Слушай, у меня уже есть друг. Подруга в смысле. В общем, пойдем, я тебя познакомлю.

— Милый, а откуда рыжая шерсть у тебя на форме? Ты кошку завел? — мама начала его отряхивать. — Неужели аллергия больше не мучает?

Вместо ответа Хакс неожиданно чихнул, сам в шоке. У него никогда не было аллергии.

— Так, пойдем в медотсек, — он потянул маму к выходу, понимая, что придется совместить прием антигистаминного и знакомство с Фазмой.

Тут мир мигнул. Когда Хакс снова получил способность соображать, у него пропал аллергический насморк, зато опять была борода, а у мамы отросла рыжая коса до пояса и она выглядела еще счастливее. И поцеловала его в заросшую щеку, не замечая изменений.

Когда они зашли в медотсек, Фазма как раз подтягивалась на самодельном турнике, зажав ногами круглого черного дроида. Дроид оглушительно верещал.

— Пятьдесят один… БиБи, потерпи, всего сорок девять раз осталось… — Фазма тяжело дышала, но руки ее не дрожали.

Хакс засмотрелся, как перекатываются тугие мускулы на спине, а ещё тяжело сглотнул, ведь Фаз, как обычно, подтягивалась топлесс. А потом неожиданно для себя подошёл и с оттягом шлёпнул по накаченной заднице. Фаз бросила дроида и, молниеносно подтянувшись, замахнулась ногой, метя в голову. Арми уклонился и ухватил Фаз за талию — действовал на чистых рефлексах. Видимо с последнего «глюка» он ещё подкачался, потому что он сумел Фаз не только поднять, но оторвать от турника! За что она его тут же повалила на пол и оседлала его бедра, тяжело дыша.

Её грудь красиво вздымалась, тело блестело от пота. Арми разве что слюну не пустил… Он хотел взять её прямо здесь, ведь секса у него уже сто лет как не было, и даже протянул руки к сиськам, когда Фаз вдруг натужно раскашлялась и скатилась с него.

— Чертов токсичный газ! — подруга распласталась на полу, прикрыла глаза. — Нихрена мне не помогает!

Арми неуклюже поднялся на колени, он не знал что сказать. И тут о себе напомнила мама.

— А чем вас лечат? — Хакс ошалело уставился на мать, которая достала откуда-то старомодные очки и, подозвав выпущенного Фазмой, дроида, просматривала какие-то данные.

— И-и-ингаляции из бакты, мэм, — пробормотала Фаз с величайшим почтением.

Хакс уронил челюсть, когда его бесшабашная и дерзкая до крайности Беспощадная Фазма поднялась с пола и прикрыла грудь руками.

— Какой бред! — его мама отпихнула дроида и указала Фазме на кушетку. — Сядьте, капитан, я осмотрю вас. Арми, позови мне местных докторов!

Стальные интонации в её голосе не предвещали ничего хорошего.

— За-ачем?! — только и сумел проблеять Хакс. Мать подошла к Фазме, велела ей задержать дыхание, профессионально отточенным движением подключила к ней какие-то датчики.

— За тем, что главный врач Первого Ордена снимет с них живьём шкуры и заставит сожрать! Распустились тут без меня!

Хакс сел прямо на пол и издал задушенный жалкий звук. Мать оглянулась на него.

— Милый, я знаю, что ты соскучился. Но маме нужно поработать… Давай поужинаем вечером? Девушек твоих позовём… Что скажешь?

Хакс не понял, как оказался за дверью. Там он привалился к стенке и, тихонько поскуливая, сполз на пол. Безумие становилось все безумней! Армитаж Хакс впервые взмолился Великой Силе, чтобы пропавший Верховный лидер Рен поскорее нашёлся!

Он поймал адъютанта и потребовал достать ему сигарет, иначе пригрозил натурально анальными карами. Бедный служака через пять минут припер три блока на выбор. Хакс забрал все три и прогнал адъютанта. Вернулся в свой кабинет, вывел на монитор видео из медблока и с наслаждением закурил, а примчавшегося на верещание сигнализации пожарного дроида сбил снятым сапогом.

Мама на экране хихикала с Фазмой. Когда Хакс подкрутил уровень звука и включил очистку от шумов, он обалдел и сигарету себе на колено уронил. Во-первых, Фаз с наслаждением его закладывала родной мамочке, но это еще были мелочи. Параллельно его мама успевала давать рекомендации по поводу планирования беременности и лечения подпорченных на Господстве легких.

Хакс проверил по базе данных Ордена — да, его мать, которую он полагал горничной, в новой реальности была медиком широкого профиля и главой орденской медслужбы. От очередного приступа головной боли Хакса спас сигнал тревоги: кто-то опять нападал. Вот бы это было Сопротивление! Ведь Хаксу позарез требовалось надрать хоть кому-то зад.

Хакс с некоторым сожалением затушил едва подкуренную сигарету и почти бегом добрался до мостика. Мостик гудел, словно развороченный улей. Из общего шума Арми уловил странное: «Опять хатты». Какие, к криффу, хатты?! Но в панорамном окне маячил древний имперский дредноут: здоровенный, неуклюжий и по-прежнему опасный.

— Генерал Хакс, противник на связи… — слова радиста вырвали Хакса из ступора. Генерал сцепил за спиной руки и стиснул зубы. Помнил он один эпизод, начинавшийся точно так же.

— Соединяй! — велел Хакс, пытаясь понять, как Дэмерон сумел раздобыть дредноут в ситхских катакомбах. Он бросил это гиблое дело, на особенно ярком образе: Лея Органа с палочкой в руках делает странные пассы и жирный тойдарианец превращается в дредноут. Внезапно сиплый, булькающий какой-то голос заставил Хакса подпрыгнуть.

— Отдай мне принцессу, и я оставлю тебе твой маленький кораблик, — пропыхтели пафосно по связи.

Арми окончательно охренел.

— Какую нахрен принцессу? Ты кто вообще?!

— Я Джаба Хатт, рыжий ты пёс! — на том конце связи бульканье и сипение усилилось, слов почти невозможно было разобрать. — Забыл, как вы драпали от моего флота до самой дуги Кесселя? Напомнить?!

Связь наполнилась совсем уж нечленораздельными отвратительными звуками, и генерал содрогнулся от отвращения. Одновременно он осознал, что уже перестал удивляться переменам. Джабба, мать его, Хатт, сдохший тридцать лет назад, вернулся за принцессой, которая его на тот свет и отправила… Чему уж тут удивляться. И тут Армии заржал так, что офицеры отшатнулись от него.

— Ты что, кусок дерьма банты, влюбился? В девчонку, что надрала твой жирный зелёный зад тридцать лет назад? — не сильно вслушиваясь в ответный рёв, Хакс выстучал на датападе команду выпускать истребители, сбивать орудия дредноута, а еще приказал высчитать, какая часть Добивающего пострадает сильнее всего, если идти на таран. Варварство, дикость, безумие? О, вы получите все это!

— Послушай меня, придурок озабоченный! — рявкнул генерал так, что офицеры подпрыгнули. — Забирай свою рухлядь отсюда и быстро, иначе даю тебе слово… — тут Хакс задержал дыхание — только б не заржать. Его отвлекающий манёвр, честно попизженный у наглого пилота, пока работал.

— Даю тебе слово, что когда поймаю, посажу на цепь и отдам Лее Органе в качестве комнатной собачки!

Истребители с Добивающего уже вились роем насекомых вокруг туши вражеского дредноута, связь с Джаббой оборвалась вместе с яростным ревом.

— Идем на таран! — скомандовал Хакс. — Мостик их самое уязвимое место!

Окружающие с ужасом взглянули на него — здесь были выжившие с Господства, память которых о таране имени Холдо была свежа.

— Я сказал просто на таран, без выхода в гипер! — хмыкнул Хакс. — Но пока мы разгоняемся, пусть наводчики дадут отвлекающий залп из всех лазерных батарей разом.

— Сэр, разрешите обратиться, — не очень молодой майор козырнул. Хакс припомнил его имя — Тейлор вроде. — Почему мы не используем ионные орудия?

— Ионные орудия плохо себя зарекомендовали в ближнем бою, — Хакс заложил руки за спину, словно был на лекции в Военной академии. В уме он сделал пометку действительно выступить с лекцией, если все закончится победой. Так, стоп, не если, а когда. Все обязано кончиться хорошо. Рен вернется, а мать останется. Хакс лично подпишет кровью обязательство никогда не свергать этого ушастого придурка, если его гребаное колдовство оставит эту реальность.

— Мы не можем безнаказанно палить ионными пушками в такой близости к планете. Жаль, да. Это вам не Старкиллер, который мог дотянуться через половину Галактики, — добавил Хакс под красно-зеленые эффектные вспышки лазеров за смотровыми иллюминаторами мостика.

Пока девушки-артиллеристки и наводчицы старались, Финализатор набирал скорость. Хакс улыбался. Думал, что надо поощрить девчонок после боя. И вообще больше времени проводить в женском обществе, а не с кошкой. Кошка в этой реальности «замуж вышла». Перед самым столкновением генерал еще успел обдумать мысль, насколько женщины на самом деле способны круто стрелять. Ему определенно нужен отдельный женский летный полк собственного имени, и пусть Рен удавится от зависти. А что — эскадрилья Армитажа Хакса — звучит!

Удар не был слышен, когда два разрушителя — новый и древний — сошлись в черноте космоса. Но каждый всем телом почувствовал контакт — Финализатор сотрясся от носа до кормы. Они взрезали слои старой дюрастали, вскрывали корабль пиратов и работорговцев, словно гребаную консервную банку. «Ножку», на которой торчал гриб мостика, орденский разрушитель повредил, но не согнул. Корабли сцепились антеннами.

— Маршевые двигатели вырубить! Маневровым задать вращение! — велел Хакс быстро. Он командовал боями у Сноука в два раза чаще Рена и даже приходил посмотреть на тактику Кайло, чтобы потом составлять разгромные рапорты и утаскивать к себе удачные идеи.

Дефлекторные щиты у хаттов не работали. То ли большая часть генераторов получила критические повреждения, то ли сидящий у них практически «на голове» Финализатор не давал замкнуть контур. Хакс приказал пилотам ордена расстреливать батареи у имперского корабля.

— Сэр, не проще ли его взорвать? — спросил снова Тейлор.

— Нет, мы заглянем внутрь, — Хакс поскреб ненавистную рыжую бороду. — Наверняка там есть пленники и рабы на продажу. Думаю, среди них и наши найдутся.

Пока техники и дроиды готовили абордажный рукав, Хакс наблюдал через панорамное окно космический бой. И настроение, необъяснимым образом взлетевшее во время перепалки с хаттом, теперь стремилось к низшей отметке. Пилотов на Добивающем было явно недостаточно. Несколько десятков TIE-шек погибло во время тарана, а опомнившиеся работорговцы выбросили теперь в космос все, что летает. Хакс в холодном бешенстве вцепился в поручень капитанского мостика, наблюдая, как разномастные истребители хаттских наемников методично минусуют его пилотов.

— Сопротивленцев мне сюда! Всех! Быстро! — рявкнул генерал так, что приказ выполнять бросились сразу несколько офицеров. Даже майор Тейлор дернулся было на выход.

— Тейлор, соберите оставшихся пилотов и всех офицеров, что умеют пилотировать истребитель! — Хакс говорил сухо и быстро. Его план формировался на ходу, и был еще более безумным, чем идея с тараном. Но первая идея сработала, почему бы сейчас не рискнуть.

— Я предложу сопротивленцам выбор: расстрел на месте, что много гуманней хаттского рабства, если подумать, или сесть в TIE-шки и сражаться вместе с нами против хаттов.

Тейлор попятился:

— Сэр, при всем уважении…

Хакс ухватил его за плечо, впился взглядом в посеревшее от страха лицо.

— Вам, майор, я тоже дам выбор. Или лететь вместе с заградотрядом и отстреливать тех сопротивленцев, которые захотят слинять, или… — Хакс ласково улыбнулся. — Расстрел на месте.

Офицер сглотнул, потом осторожно кивнул. Генерал отпустил его, когда на мостик под конвоем привели человек двадцать в изгвазданной тойдарианской грязью форме Сопротивления.

Арми вгляделся в лица. Злые, ожесточенные. Кто-то боялся, кто-то просто устал. Из толпы выделялась Кайдел, которая снова жутко смутилась, лишь взглянув на него. И что ей мать успела наговорить?! Хакс тряхнул головой, прогоняя неуместные мысли, и обратился к пленным.

— Как вы знаете, Генерал Органа, ваш лидер, является матерью Верховного лидера Кайло Рена.

Мгновение звенящей тишины после его слов смял возмущенный гул — причем возмущались что орденцы, что сопротивленцы. Значит, не все об этом знали. Извиняй, Рен, на войне все средства хороши… Хакс дал людям повозмущаться, а потом просто достал и активировал бластер. Тишина повисла мгновенно, на мостике все замерли. Никто не знал, чего ожидать от отбитого генерала.

— Она на планете. И она умирает.

Сопротивленцы, все как один, казалось, перестали дышать. «Вот это верность», — подумал Хакс с завистью. Но он продолжил:

— Кроме того, вот этот дредноут, с которым мы сцепились, принадлежит Джаббе Хатту. Жирная сволочь явилась за Леей Органой. Ведь много лет назад ваша принцесса сильно унизила его…

Хакс понятия не имел, что в этой реальности произошло между «королем» работоговцев и принцессой. Может они… Рена зачали? Армитаж Хакс приложил титанические усилия, чтобы не рассмеяться от этой мысли.

— Он убьет ее наверняка, — медленно и громко проговорил он. — Мы не можем допустить этого. Защитить Лею Органу — наша общая цель. Готовы ли вы защищать своего генерала?

Тут вперед выступила дикая Роуз.

========== Роба ==========

— Энакин, тебе нужна своя армия, и срочно! Давай возьмем всех клонов под свой контроль! — предложил Кайло. — И ты будешь не просто самым сильным форсъюзером, а правителем! И тогда отправимся за Падме!

Они все еще были в истребителях над Корусантом. Энакин долго молчал, а потом вдруг принялся стрелять по нему!

— Ах ты ж лысый крифф! — Кайло еле ушел из-под обстрела, взяв резко вверх. TIE-шка едва тащилась по сравнению с его Сайленсером, а еще была неповоротливой, как жирный хатт. Энакин раскусил его финт с легкостью и вынырнул прямо у него перед носом, повредив Кайло панель-крыло. Кайло разразился ругательствами — куда там покойному папаше — и привычным движением потянулся к рычагу гиперпривода.

- С-у-у-ука! — он вспомнил, что эта TIE-шка «прыгать» не умеет. И, зарычав от злости, бросил корабль в контролируемое вращение — так сложнее попасть.

Кайло видел вспышки — Энакин стрелял по нему. Убивать явно не собирался, хотел повредить корабль и унизить. Кайло собрался, перестроился.

— Хотел знать, за кого твоя дочь замуж вышла? — гнусно хохотнул по связи. — Сейчас объясню «на пальцах».

И Кайло выжал все из древнего драндулета и нечестных приемчиков Хана. Он вспомнил как подрезать и отстрелить кусочки обшивки, как ослеплять противника рассеянной стрельбой и отпугивать кучными залпами. Он выложился по полной и чуточку сверху, знатно потрепал дедов корабль. Но понял: Энакин все равно лучше. И тогда Кайло вспомнил Сноука. Старый сарлакк рассказал ему, как использовать Силу в космосе.

Кайло только настроился надрать деду подпаленную задницу по-сноуковски, когда Узы опасно зазвенели и рядом с ним возникла Рей. Пришлось опять драпать и отстреливаться. Рей расстроила его дважды. Во-первых, тем, что заклятый дедов дружок Кеноби и упрямая Падме отвергли его гениальный план и летели на Набу — Палпатину и пятьсот первому легиону в лапы. Как раз перед визитом к деду Кайло узнал, что Император полетел срывать зло на родной планете. А еще Кайло огорчился, что в ответ на ее глупую шутку про сиськи он брякнул: «Мне покажи!» — совсем не подумав.

Но форсбонд придал ему мощи, а присутствие Рей смелости. А еще чуток впечатлить ее хотелось, да. И Кайло, призвав Силу, перевернул истребитель деда вверх тормашками! Но Рей пропала, не оценив его старания — он и забыл, что она не видела его окружения. Зато канал связи с Энакином ожил. Кайло напрягся, ожидая потока брани, но дедуля на том конце связи ржал, как помешанный.

-Чува-а-ак!!! Это кру-уто!!! — Энакин изрек что-то на бинарном, и Кайло нервно хихикнул: нихрена не понятно, но смешно.

— А ты бинарного не знаешь?! Так я научу! — «гроза галактики» радовался как ребенок, Кайло даже умилился.

— В обмен на этот фокус научу! — Энакин на секунду замолчал. Канал связи передавал его хриплое дыхание. — Оби ненавидит летать. Вечно зудит, что ему слишком быстро, слишком резко…

Он сам оборвал себя, долго молчал. Когда заговорил снова, в его голосе не было больше веселья.

— Переверни меня обратно и расскажи, кто летит на Набу вместо Татуина и с кем ты там про сиськи треплешься во время боя.

— Завидно? — брякнул Кайло, прежде чем вспомнил, с кем и о чем говорит. Криффова дедушку бабуля как минимум один раз подпустила к себе, раз забеременела. А вот Кайло в соревновании «кто-держался-за-сиськи» вчистую проигрывал Энакину, который явно был моложе сейчас.

Бывший магистр, а сейчас целый Верховный лидер пока несуществующего Первого Ордена раздраженно выдохнул.

— Дай-ка угадаю! — Энакин явно не собирался сдаваться. — Мой внучек вовсе не в меня, и — сколько тебе там лет? — еще не склонил свою принцессу к взаимности?

— У меня мусорщица, а не принцесса! — против воли засмеялся Кайло. — Девчонка с помойки, сама никто и звать ее никак!

— А как выглядит? — дедушка напирал. — Глаза, волосы, сиськи опять же?!

— Обычная, — Кайло пожал плечами, будто Эни его видеть мог. — Худая, поесть бы ей нормально хоть пару месяцев. Глаза аж светятся. Такие, цвета темного меда с Дагобы. Загорелая, всю жизнь в песках провела.

— Ненавижу песок! — Энакин выдал долгую и сочную тираду на всегалактическом матерном.

— Значит, вам с ней будет о чем поговорить, — Кайло хихикнул, представляя, как его Рей гоняет Дарта Вейдера палкой.

— А сиськи? — снова пристал Эни.

— Что сиськи?

— Ну, какие сиськи? — Эни издевался. — Отвечай, давай, а то попозже сам достану у тебя из головы.

— Если бы я видел, я б тебе ответил, — Кайло решил держаться правды. — Скорее всего, мелкие, загорелые и веснушчатые!

— Как часто представляешь? Не ослеп еще? — хохотнул дедушка, намекая на онанизм.

— Еще солдафонские шутки будут? — хмыкнул Кайло. — Кто б мог подумать, что страшный Дарт Вейдер, палач всея галактики, на досуге интересовался сиськами.

— Дарт Вейдер? — спросил Эни таким страшным тоном, что Кайло понял: спалился.

— Твой будущий титул, получишь после смерти своей Падме, — ответил он жестко.

— Охуительно, блять, — дедушка надолго замолчал, потом сказал устало. — Летим обратно. Надо пожрать, отдохнуть, вкатить стимуляторов и лететь за моей Падме. С клонами.

Они приземлились, дедушка почти что выпал из истребителя на руки Кайло, и тот дотащил его до медотсека как Рей — на руках, с помощью Силы и криффовой матери. Он не боялся раскрыться — Палпатина не было в этой звездной системе, а к дальним возмущениям Силы старый ситх был глух. Это было их чистейшей невероятнейшей удачей.

В медотсеке дедушка пришел в себя и отказался там ночевать. Ну хорошо хоть позволил себя полечить на ходу. В итоге они оказались в казармах. Там Энакин развел бурную деятельность — отгородил им командорское место. Кайло вообще заметил, что Эни болезненно относился к вопросам субординации — как бывший раб. Зря его джедаи в Совет не взяли…

— Твой план? — Эни пихнул внучка ложкой, пока они лопали разведенные водой синт-пайки. Кайло долго распинался про ментальный контроль и коллективный разум клонов, дед слушал. Наконец вынес вердикт: — Говно твой план! — и заржал.

Кайло прижал ладонь к лицу и тяжко вздохнул. Дедушка временами его бесил до истерики.

— Что не так? — устало поинтересовался.

— Примерно все, — хмыкнул Эни. — Пытаясь контролировать такое количество единиц в ментальной сети, ты нахер с ума сойдешь.

— Твой вариант? — Кайло сжал руки в кулаки, еле сдерживаясь, чтобы не засветить по лысой самодовольной роже. Впрочем, уже не совсем лысой — голова Эни стремительно обрастала нежным золотистым пушком.

— Нам нужен мой легион и деморализованные клоны в остальных, — Эни задорно улыбнулся. — Ты должен отключить их или заставить сражаться друг с другом.

— Тебе их не жалко? — Кайло нахмурился. — Клоны такие же люди.

— Тебе самому их не жалко, — Эни отмахнулся. — Они просто тебе кого-то напоминают.

— Меня самого, — Кайло поджал губы. — Я был как они. Фактически подконтрольным.

— У тебя свой Палпатин был?

— Был. Я его перерубил надвое твоим же сайбером. Подробности потом, — Кайло поднял руку, предвосхищая новые расспросы.

— Ладно, скажи последнее, — Эни ухмыльнулся, — ты девственник?

— Девственник, трезвенник и плод любви принцессы и контрабандиста, — Кайло отшутился.

Они сошлись на том, что сделают из их планов микс. И легли на пятичасовой сон — Энакин успокоился и прикидывал варианты. Наверняка мысленно в который раз составлял покаянную речь для своей любимой Падме.

В этот раз койка была «улучшенной модификации» и Кайло сумел вытянуться. Энакин сразу обозвал его лысым вуки. Они еще немного поболтали: перед отлетом на Набу нужно было уничтожить переметнувшихся республиканских офицеров и хорошенько припугнуть Сенат. То есть устроить заварушку. Кайло хмыкал, запоминая методы. Терроризмом он еще не занимался, только принуждением, запугиванием и откровенным насилием.

Он уже засыпал, повернувшись набок, вдруг почувствовал движение прямо за своей спиной. И маленькая мозолистая ручка легла ему на голову.

— Что ты делаешь в моей постели? — недовольно спросила Рей. — У меня единственная возможность выспаться!

— Могу тебе задать тот же вопрос, — Кайло не поворачивался, потому что не мог скрыть мгновенную эрекцию. — Где вы?

— На Набу прячемся, — Рей вздохнула. — Здесь Палпатин, и он ищет Падме и ее детей. Мы в древних катакомбах.

— Мы скоро прилетим, — Кайло накрыл ее пальцы своими.

— А меня это должно утешать? — Рей фыркнула. — Ты наверняка с Дартом Вейдером будешь.

— Он еще не Вейдер. Пока, — Кайло не видел смысла скрывать правду. — Все зависит от Падме и от тебя. Что джедай?

— Крифф знает, мутный он, — Рей явно разочаровалась в джедаях. — Ищет выживших из своего ордена, больше ничего не знаю.

— Придурок, — коротко высказался Кайло. Рей зевнула душераздирающе. Тогда он добавил: — Вали спать уже, мусорщица.

— Сам вали из моей постели, — Рей переложила руку на его талию и прижалась крепче. Кайло почти почувствовал спиной те самые сиськи, о которых благодаря дедушке весь вечер думал.

— Знаешь, а с тобой тепло… — напоследок пробормотала Рей и буквально через минуту засопела, будто ребенок.

Наутро Энакин развёл бурную деятельность. Сходу заявил Кайло, чтоб раздевался, и сдавал шмотки в стирку, потому что от него воняет. Кайло прикрыл утренний стояк рукой — форсбонд долго не пропадал, и спящая Рей тискала его просто бессовестно. Затем послал дедулю нахер. Тот только посмеялся и заявил, что с утра стоит у всей казармы хором. Пригрозил вытряхнуть внучка из шмоток Силой. С него бы сталось — мощь у будущего Вейдера была просто невероятная.

Эни оглядел свой клоунский наряд из термобелья и докторского халата и заявил Кайло, что идёт доставать им одежду, а его оставляет на хозяйстве. В трусах. И свалил, посмеиваясь, гад такой.

Кайло с наслаждением обругал его по-всякому и, забравшись с ногами на кровать, принялся медитировать — хотел разобраться с клонами. Так он понял, что на базе клонов шестьсот душ и ещё четыреста обычных человек. Двести беженцев и около сотни офицеров. Тех самых, о которых говорил Энакин. Кайло не мог различать конкретные мысли на таком расстоянии, но беженцы непрестанно боялись, а офицеры держались обособленно, были напряжены до крайности…

Концентрация начала слабеть и Кайло выпал из медитации, задыхаясь, — слишком много сил он потратил, отслеживая чужие эмоции в Силе. А ещё он страшно смутился, когда понял, что вместо одного пучка на его голове красуется целых три. Сила связала его с Рей, а он мало того, что не заметил, так еще и в трусах был! А она его ещё и заплела!

Явившийся как раз вовремя Энакин долго ржал над «вечной» эрекцией и давал советы по сбросу напряжения, пока не был послан на хуй.

— Надевай вот, — Энакин не обиделся. — Смотался домой за шмотками. Ещё кое-чего прихватил.

Он швырнул Кайло кучу каких-то серо-коричневых тряпок. Тряпки оказались джедайской робой. Туника-штаны-пояс. Все, как дядюшка Люк завещал. Сам Эни щеголял такой же, только чёрной. Сарлакк!

Кайло только сплюнул ему под ноги. Ну хоть одежда была по размеру — видно, содрали с какого-то высокого джедая. Но именно тогда, когда Кайло разделся, включился форсбонд. Он дернулся, пытаясь накинуть робу на свое неразряженное оружие, и с тоской задумался о том, что надо и правда подрочить. Иначе он воевать исключительно членом сможет.

Рей дремала сидя. На ней было платье с чужого плеча, а в руках — ребенок. И Кайло сразу почувствовал знакомую ноту в пространстве. Мама…

Лею, как более капризную, Рей сонно покачивала. А Люк сладко спал на ее коленях. Кайло тихо вдохнул-выдохнул. Он представил себе, что это их дети. Что все закончится счастливо, и Рей не исчезнет во времени, будто ее и не было, не погибнет, не бросит его. Она родит ему мальчика и девочку и будет любить его детей…

Ресницы Рей дрогнули, она тихо вздохнула в дремоте:

— Бен… Ах, Бен.

И форсбонд развеялся.

Следующие полчаса Кайло не реагировал на подначки Энакина, дедушка аж удивился. Они долго придумывали, как нейтрализовать офицеров, не убивая их. Массовая резня не входила в его планы — Кайло чернел лицом и отказывался мочить всех без разбора, тогда как Энакин был настроен куда более кровожадно.

В итоге они сломали камеры наблюдения, пробрались в столовую и испортили офицерские сухпайки слабительным. Так что после обеда можно выдвигаться за Падме.

— Что ты ей скажешь? — спросил Кайло.

— Правду, — Энакин тоже был хмур.

— Я своей уже сказал, — брякнул Кайло, надеясь, что форсбонд ему в этот раз не подгадит.

— И что? Выстрел в лицо? — Эни развеселился.

— Сайбер в печень, — хмуро проворчал Кайло.

— Скажи спасибо, ведь могла бы и кастрировать! — дед залился хохотом. — Моя мне как-то обещала…

А вокруг Кайло звуки снова размылись. Он заметил, что форсбонд часто включался, когда он сильно задумывался о Рей. Может, все неожиданные сеансы связи происходили потому, что Рей думала о нем.

Рей была вся в мыле, буквально. Ее чужое платье было испачкано чем-то желтым, на вытянутых руках она держала голого орущего младенца. Судя по смешно торчащей пипиське — дядюшку.

— На, подержи! — Рей злобно сунула младенца Кайло, и тот обалдел, почувствовав в руках реального ребенка. — Эти сраные политики ушли на встречу и поручили следить за детьми, которые все делают хором! Даже какают!

— Ты больше никогда не посмотришь на Лею с восхищением, — Кайло захохотал.

— Сейчас я ее подмою, а потом засуну протокольному дроиду отвертку в блестящий зад! — рычала Рей.

— Откуда у тебя на руках младенец?! — Энакин стоял рядом все это время, оказывается, и смотрел на Кайло. Он явно видел его в силе.

Кайло даже не успел ответить. Энакин протянул руку — казалось, он вот-вот коснётся ребёнка. Но передумал: испугался. Младенец был совсем крошечный — Кайло и сам бы побоялся взять, если бы Рей не сунула вот так. Стоял, держал и не дышал. Энакин замер рядом с ним, глядя на ребёнка во все глаза. Он словно забыл про свою протянутую ладонь и случайно коснулся рукой запястья Кайло. И тут Рей завизжала, а Люк, наоборот, заткнулся.

— Ааааа! Кто это?! — завопила, отпрыгивая и прижимая Лею к себе. Рей запуталась в пышных рукавах платья, выругалась странно — то ли на двоичном, то ли на хаттском. Резко рванув неудобное одеяние, активировала-таки сайбер. Кайло и Энакин выматерились одновременно.

— А ну убери эту хрень от моих детей! — зарычал Эни так страшно, что Кайло дернулся, а Рей уронила сайбер. Она перебросила притихшую Лею на плечо, выдернула Люка у Кайло из рук. Одними губами прошептала Энакину: «Пошёл ты на хуй» — и пропала вместе с детьми. А Кайло не двигался и рук не опустил, потому что доставая сайбер, Рей порвала платье. Вырез съехал на плечо, и Кайло увидел…

— Ничего так сиськи, — авторитетно заявил Энакин. Он в себя раньше пришёл. — Симпатичная. Но за то, что она с моим сайбером сотворила, я её…

Закончить он не успел, потому что Кайло повернулся к нему с рычанием, пропуская молнию между пальцами. Энакин аж рот открыл.

— У-у-у… Научишь? — протянул завистливо. И тут же добавил: — Ладно, сам её выпорешь за то, что она своим мечом сделала. Расскажешь потом.

Он окинул Кайло насмешливым взглядом.

— Мой сын, по ходу, тебя особенно любит, — и указал на большое мокрое пятно на груди Кайло.

Кайло бы наверняка кого-нибудь покалечил от переизбытка эмоций, но Энакин, который ориентировался на базе, словно полжизни на ней провёл, отправил его в офицерский душ. Сам он пообещал, что разыщет комбез Кайло, наверняка уже почищенный. А то в мокрой джедайской робе не прикольно воевать. Да и разгрузка к ней не подходит.

Энакин съебался прежде, чем Кайло запустил в него ситхской молнией, поэтому пришлось топать в душ — сбрасывать напряжение и застирывать робу. Он как раз закончил со всем и немного успокоился, когда в душ ввалился Энакин, задыхающийся, с его, Кайло, сайбером наголо.

— Республиканские уроды напали на меня… Типа, блять, покушение. — Он тяжело дышал. — я убил десятерых, остальные собрали капитанов клонов, подбивают бунтовать. А кодов доступа в башку клонов Палпатин мне не дал…

========== Сюрприз ==========

— Мы не будем воевать за вас без гарантий! — заявила воинственно Роуз.

— Гарантии тебе? — опасно ласковым тоном промурлыкал Хакс. — Отлично, вот тебе гарантии. Я сейчас взорву нахер вон ту убогую планетку, покрытую жидким зеленым дерьмом, где прячется принцесса Лея с кем-то там еще. Знаешь, как здорово пулять из ионных орудий по невинным людям? Круче только из Старкиллера! По целым планетам! Люблю запах ионов по утрам!

— Чего ты добиваешься, крифф рыжий? — выплюнула Роуз.

— Тех из вас, кто не годится за штурвал, я прямо сейчас поставлю к стенке, — пообещал Хакс. — И если ты откажешься стрелять по хаттам, я буду убивать их одного за другим. Вжух, и во лбу аккуратненькая дырочка от лазера. Быстро, чисто, гуманно, блять. Уяснила? Так что двигай своей аппетитной задницей в ангар.

— Ни хера подобного! — Роуз оскалилась.

— Если ты откажешься, я всех убью, — Хакс лениво начал загибать пальцы в кожаной перчатке перед ее носом. — Если ты попробуешь стрелять в нас, а не в хаттов, я всех убью. Если ты попробуешь свалить, я всех убью. И планетку разнесу. Поэтому с нетерпением жду, когда ты примешь правильное решение.

Хакс захотел потрепать Роуз по щеке, но она щелкнула зубами перед его носом. Он улыбнулся — ему безумно нравилось бесить эту девчонку.

— Вот тебе конфетка, солнышко, — добавил он. — Если победишь, я лично отпущу половину пленников живыми. И сможешь выбрать, кто останется, ты или Кайдел.

Наклонился к самому ее лицу с высоты своего роста и доверительно шепнул в круглое ушко:

— Скажи спасибо, что ты не понравилась моей маме, иначе бы через месяц уже заключала со мной брачный контракт. А вот подруга твоя мне очень по нраву. Покладистая блондинка — предел мечтаний каждого мужчины! Давай, двигай сладкой попкой к ангарам!

Что-что, а инстинкт самосохранения у сопротивленцев был отбит напрочь — должно быть, еще при рождении. Их звено усилило последние полтора крыла орденцев и стало сеять хаос среди хаттов. Армитаж сначала закурил прямо на мостике, а потом, пока пускал клубы дыма, призадумался — с каких это пор он кладет болт на технику безопасности и откуда у него в кармане пачка сигарет?

Ну, пачка сигарет — значит, все не так уж плохо на сегодняшний день. И глядя в иллюминатор на серебристо-черные панель-крылья их TIE-файтеров, Хакс потребовал включить связь с Роуз.

— Я тебя поцелую, если собьешь хаттам генераторы систем обеспечения, — пообещал он под сдавленные смешки и удивленные взгляды других офицеров. В ответ получил порцию ругани и мысленно записал себе в план: поцеловать криффову девку так, чтоб на всю жизнь запомнила. То есть прилюдно.

Дикая Роуз аж к хатам в ангар залетела. Хакс за нее даже чуточку обеспокоился. После длинной паузы бок древнего разрушителя вспух огненной опухолью, и помятый, но не побежденный истребитель Роуз вынырнул в космос.

Тут ожила связь с абордажной командой, которая наконец отдуплилась и отчиталась о захвате командного мостика и нескольких стратегически важных точек корабля. Хакс дал команду зачистить корабль и космос, но оставить ему Джаббу Хатта. Он решил, что вручит его Рену и все-таки пошутит про настоящего папашу. А то вот и рот большой, и характер мерзкий, и шкура пупырчатая. Ну, а что без локонов Джабба, так болел поди в детстве!

Все, что у пиратов имело гиперпривод, как раз сейчас улепетывало в гиперпространство. А остальные сыпались кучкой бантовых какашек на планету. Хакс велел высаживать туда элитный десант. Пиратов надо было зачистить, а Лею найти живой. Устроит им свидание с Джаббой и заснимет на видео, вот радости-то будет.

Роуз вынуждена была вернуться. Она довольно аккуратно посадила истребитель, выбралась. Хакс, по этому случаю надевший парадную шинель, уже ждал ее — и взвод штурмовиков тоже.

— Ты обещал отпустить! — напомнила она, стараясь не слишком заводиться.

— Ага, конечно, — Хакс покивал, поправил волосы. — Я тебе кое-что должен.

Стиснул ее в объятиях, напав неожиданно со спины, и быстро поцеловал. А когда она взвыла, ухватил рукой за подбородок и поцеловал еще раз. Пусть знает ребят из Ордена!

— Отпусти Финна, скотина! — потребовала Роуз, как только Арми оторвался от неё под бурные аплодисменты штурмовиков. Хакс подвис, пытаясь вспомнить, о ком она.

— А, предатель… — он с удовольствием облапал ее зад, прежде чем отпустить. — Кто он тебе, жених?

— Муж-он-мне-дети-без-папы-плачут! — вызверилась Роуз в ответ, а Хакс задумался: вдруг правда? От этой реальности крифф пойми чего ждать!

— Значит так, детка, — он скрестил руки на груди, отвлёкся, когда в ангар влетело несколько подбитых TIE-шек. К дымящимся истребителям тут же бросились техники и санитары.

— Значит так. Те ваши, кто вернулся живым из боя, получат медпомощь, еду и отдых наравне с бойцами Ордена. Но в отдельном крыле, — Арми усмехнулся, — под карантином. Когда мы вернёмся с планеты вместе с Леей Органой и Кайло Реном, они вместе решат, как дальше жить: дружно или не очень. У тебя же детка, есть выбор…

Хакс судорожно вспоминал, успел ли он рассказать Фаз, что схватили Финна. Если да, то парень сейчас подвергался справедливому, но суровому анальному наказанию.

Он так и не смог вспомнить, поэтому продолжил, полагаясь на удачу:

-… Либо ты идёшь проверять, как поживает твой как бы муж в камере, либо летишь со мной спасать генерала Органу, — Арми оскалился, куда там вонскру. Он уже видел по физиономии девчонки, что именно она выберет, но решил поднажать: — У тебя минута на размышления.

Он развернулся на каблуках и, тщательно выверяя скорость, двинулся к шаттлу. Если он ошибся, то просто велит запереть её вместе со всеми. А Лею и Рена, хаттова сына, он уже как-нибудь сам…

— Стой!

Арми сделал ещё шаг, просто чтобы позлить её.

— Стой, рыжий ты крифф!

Позади послышался топот, и Хакс остановился. Повернулся как раз вовремя, чтобы разогнавшаяся, словно хаппабор к водопою, Роуз влетела в него на полном ходу. Девчонка впечаталась в его грудь и забавно ойкнула, смутившись. Хакс фыркнул, сдерживая усмешку: бесстрашная воительница во всей красе!

— Я с тобой. Знаю, где они спустились.

Девчонка закусила губу, глянула на него исподлобья.

— Генерал очень слаба. Чем быстрее мы до неё доберёмся, тем лучше.

Арми закатил глаза и изобразил приглашающий жест:

— Тогда чего мы ждём?

Роуз прошествовала мимо него к шаттлу с такой важностью, словно была по меньшей мере адмиралом Ордена. Хакс шикнул на хихикающих офицеров, шепотом отдал распоряжения по поводу сопротивлениев и пленных хаттов: первых кормить и лечить, вторых запереть. Джаббу до его возвращения держать под седативными.

Арми легко взбежал по рампе и, чуть ли не насвистывая, направился в командирский отсек — пока будут лететь, ему нужно делами заняться. Он не сразу заметил, что Роуз увязалась за ним.

Но стоило захлопнуться двери отсека, она выскользнула у него из-за спины. В руках Роуз держала один из его стилетов. Тех, которые он всегда носил в специальных ножнах на предплечье — чтобы можно было вытряхнуть оружие из рукава одним резким движением.

Девчонка нерешительно подняла руку с ножом, а сама почему-то попятилась от Хакса. Генерал вскинул бровь, прикидывая, как она сумела его обмануть, когда вытащила?!

— Ты спасёшь генерала Лею…- Роуз пыталась говорить уверено, но рука ее ходила ходуном.

— Спасу, — Хакс сделал шаг к ней, глядя прямо в темные глаза.

— Ты всех нас отпустишь… — девчонка опёрлась о стол, перехватила стилет двумя руками.

— Отпущу, — он подошёл к ней почти вплотную. Лезвие дрожало в миллиметре от его груди.

— Ты отпустишь Финна… — проговорила Роуз с нажимом. Острый кончик ножа пропорол его форму, ткнулся в грудь. Хакс молча буравил ее взглядом. Дикарку начало колотить. Она отвела глаза, нож с глухим стуком упал на пол.

Роуз тяжело дышала, по ее щекам струились слезы. Неужели и железные цветы иногда сбрасывают свои иглы?

Арми толкнул оброненный стилет под стол носком сапога — потом поднимет. Сердце бешено колотилось, в висках громыхал пульс: он очень рисковал, подставляясь так этой дикой девке. Больше всего на свете ему хотелось прямо сейчас нагнуть ее над столом и вытрахать из нее душу. Еще и кончить внутрь, и если залетит — отдать маме на перевоспитание!

Но Хакс подавил инстинкты. Не спеша обошёл стол, закурил и погрузился в чтение отчетов. Он старательно делал вид, что Роуз в отсеке нет, а она рыдала все громче.

— Ладно, не трону я твоего предателя и пальцем! — Хакс бахнул датападом о стол так, что Роуз аж подпрыгнула. — А теперь вали в рефрешер и приведи себя в порядок, а то в шаттле запру!

Девчонка замерла перед ним, словно испуганный кролик, а потом неуклюже, бочком, погребла к выходу. Когда пневмодверь за ней захлопнулась, Хакс выругался так, что у хатта бы хвост от зависти отпал. Девчонка достала его до самых печенок!

У Роуз не было одежды. И Хакс, внутренне хохоча, распорядился принести копию той формы, в которой она рассекала на превосходстве с предателем. Дроид вкатился в рефрешер, оттуда послышались забористые ругательства. Наконец она вышла — свеженькая, чистенькая, так бы и трахнул.

— А ты ничего, — с ехидцей сообщил ей генерал. — Хочешь умных и рыжих детей?

Роуз сплюнула.

— Ясно, хочешь глупых и лысых, — констатировал Хакс, а затем взял ее под ручку.

И снова кучка камней и болотного дерьма. Хотя нет, в этой части планеты болот почти не было, под брюхом шаттла расстилались унылые каменистые предгорья. Роуз неуверенно указала на черный провал в однообразной серости скал.

— Имперские катакомбы, — мрачно сообщила. — Там все прячутся.

— Десант туда, — приказал Хакс. — Не убивать.

Штурмовики послушно переставили оружие на парализующий эффект, Хакс же стиснул Роуз.

— А ты пойдешь со мной, красотка, и будешь кричать во всю глотку, чтобы не было ненужных жертв с обеих сторон, — промурлыкал он.

И они пошли. К криффу в гости, не иначе, потому что, на спуске в темную и влажную пещеру матерились все. И штормтруперы, чье тяжелое обмундирование тянуло вниз, не давая нормально ухватиться за скользкие выступы, и Хакс, который уже трижды проклял дурацкую идею надеть шинель. Самостоятельная и независимая Роуз сначала прыгала вперед с камня на камень в дрожащем свете мощных фонарей и прилежно кричала:

— Генерал Лея, мы идем за вами, все хорошо!

Когда в третий раз поскользнулась и упала с визгом, вставать не стала. Подошедшему Хаксу сквозь зубы бросила:

— Дальше сам, рыжий. Я идти не могу. Оставь меня.

Арми вслух выругался и вздернул девчонку на ноги за шиворот.

— Да щас. Ты еще поплачь, героиня. Без тебя Лея мне не поверит. Так что полезай на закорки. Будешь моим вещдоком.

Роуз удивленно захлопала глазами, а Арми подозвал одного из бойцов. Совместными усилиями, через криффову мать, они взгромоздили Роуз Хаксу на спину. Генерал только вяло удивлялся сам себе: он мог приказать любому из бойцов нести Роуз, но какого-то хатта решил сам…

Так они и тащились все дальше, все глубже в сарлачий зад. Роуз притихла, потому что когда она попробовала снова покричать, сидя у него на спине, Хакс больно ущипнул ее за зад.

— Ты так оглушишь меня, дура. Тихо будь. Как дойдем, будешь говорить.

Что удивительно, Роуз промолчала в ответ. А Хаксу оставалось только изображать из себя выносливого фатира на горных склонах, ведь девчонка была тяжеленькой. Наконец спуск закончился, пещера расширилась, но дышать легче не стало. Тут, внизу, стоял какой-то по-особенному тяжелый запах. Словно в воздухе было все, кроме собственно воздуха. Арми тяжело опустился на одно колено, и Роуз послушно соскользнула со спины, плюхнулась со стоном на ближайший выступ скалы. А ему нужно было дух перевести. Бойцы начали обходить пещеру полукругом. И тут из самого темного угла полетели бластерные заряды!

Хакс грубо толкнул Роуз за ближайший камень, сам упал на пол. Штормтруперы погасили фонари, вжались в стены. Но Хакс успел различить несколько неподвижных тел на полу.

— Генерал Лея, не стреляйте! Генерал! Мы пришли спасти вас! Это Роуз Тико! Генерал! Не стреляйте!

Девчонка, похоже, пришла в себя, раз панически зачастила.

Хакс поднялся. Отряхнулся, и поклявшись мысленно, что найдет Рена и выебет дурацким сайбером без смазки, включил собственный фонарь, подсветил свое лицо.

— Я генерал Первого ордена Армитаж Хакс, гарантирую вам, генерал Лея Органа-Соло, а также вашим соратникам полную неприкосновенность и защиту. Это приказ Верховного лидера Кайло Рена, вашего сына…

Он бы говорил еще, но из темного угла к нему метнулась чья-то тень. Тычок под колено, подсечка, удар в корпус — мозг вяло фиксировал происходящее и на секунду вырубился, когда затылок Хакса предпринял жесткую стыковку с полом пещеры.

Тело при этом словно бы обрело собственную волю, так что того, кто устроился на нем сверху и развратно ерзал, встретил стилет, приставленный к шее. Ерзанья прекратились мгновенно, и наездник издал разочарованный вздох. Хакс взмолился, чтобы это был не Дэмерон, и открыл глаза. А потом зажмурился. Снова открыл.

Верхом на нем сидел криффов Кайло Рен. В обтягивающем черном комбезе и… с сиськами!

— Хороший вечер, правда? — Хакс нес чушь, потому что не знал, что сказать.

— Мам, это и правда Хрякс, — «Кайла» Рен говорила низким грудным голосом, и ее сиськи так колыхались… Хакс залип.

В глубине пещеры раздался чей-то кашель.

— Если вы нас тут перережете, наверху перережут ваших, — Хакс не потерял присутствия духа. — Так что слезай.

Незнакомка с него слезла. Хакс, пошатываясь, встал. Он лихорадочно думал, что это за явление, но тут «Кайла» помогла сама.

— Мам, похоже, мой чокнутый братец вынул голову из задницы и решился на мировую. Давай поднимемся. Тебе срочно нужна помощь!

«Близнецы!» — с адским облегчением понял Хакс, пока тщательно отряхивал шинель. Кайло Рена с ПМС он был точно не пережил.

— Погоди, Джейна, — мягко произнесла Лея. — Мы еще не обговорили условия.

— Нет никаких условий, — Хакс отмахнулся, пытаясь игнорировать стояк. Кто бы мог подумать, насколько оказался ебабелен женский вариант Кайло. При мысли, что эта крепкая задница поднимется на Финализатор, Хакс срочно запахнулся в шинель.

— Вы на разрушителе получите медпомощь и дождетесь сына. Дальше не мое дело, — сказал Армитаж, изобразив равнодушие.

========== Принцесса ==========

Просто взять и вызвать ужасного и страшного Императора Палпатина обратно на Корусант, чтобы он не поймал случайно Падме с детьми, Рей и довесочком в виде придурочного дроида и не менее придурочного джедая? Что может быть проще! Для этого нужна диверсия — полноценная и красивая.

Когда Кайло услышал, что предлагает Энакин, то молча встал и вышел в коридор. Отловил там растерянного офицера, влез в мозг и без зазрения совести спиздил пачку сигарет. Затянулся, услышал за спиной топот.

— Слышь, пыхарь, я полагал тебя большим авантюристом, — Энакин больно хлопнул его по спине.

— Если я пыхарь, то ты хроник, — огрызнулся Кайло, вспомнив, как лихо Энакин пьет солдатское пойло — и не пьянеет, крифф лыс…пушистый.

— Отличная парочка! — Энакин веселился от души. — А потом про наши приключения фильм снимут.

— И комикс нарисуют, «Пыхарь и Хроник верхом на лэндспидере побеждают страшного и ужасного темного властелина в открытом космосе», — Кайло сплюнул. — Вот скажи мне, будущая правая рука темного властелина. Что тобой двигало?

— Да я совсем чокнулся от видений Темной стороны, — Энакин почти беспечно пожал плечами. — Что ни ночь — так умирающая окровавленная Падме. И шепотки в голове, «я помогу», «я помогу»… Я даже не очень помню, что мне Палпатин говорил. Я совсем помешался и… сделал, что сделал.

Кайло молча кивнул. Не ему тут мораль разводить. Он еще помнил красные отблески собственного сайбера в руках отца.

— Кстати, где мой сайбер? — спросил он, задирая бровь повыше. — В заднице?

— Где надо, — хмыкнул Энакин. — Во-первых, ты задолжал мне мой. Во-вторых, изучу — отдам.

— Что там изучать? — Кайло закатил глаза.

— Я понять не могу, почему эта рухлядь работает так мощно, а не взрывается и отхреначивает тебе руку, — Энакин невинно улыбался.

— Завидуй молча, — Кайло поборол совершенно детское желание показать язык и в который раз задумался о природе мощи родного деда.

Сила Энакина была всесокрушающей, искрила и пульсировала. Дед не слишком был хорош в работе с тонкими потоками и плетениями. Он сам был источником, из которого можно было черпать. И вовлекал в вихрь своих эмоций, в поле своего влияния и других. Несомненно, джедаи сочли его слишком опасным и собирались сплавить подальше в самое ближайшее время. Пусть трудился бы на благо Ордена в Неизведанных регионах, ситхов там недобитых гонял или еще кого. И тут Падме, свадьба, дети в перспективе…

Джедаи испугались сочетания Силы и власти. Стали отрезать деда от влияния и знаний. Отказали не то что в помощи — в понимании. И где теперь Орден?

— Ага, так все и было, — подтвердил Эни, который бесстыдно прочел мысли Кайло. — И мог бы не сам додумать, а у меня спросить. А вот ты все еще непонятен для меня. Так что давай, твоя очередь рассказать что-то. Или сам у тебя из головы выну, быстро, но больно.

— В канонном будущем твоя дочь и твой сын победили тебя и Императора, — Кайло пожал плечами. — Сын попытался возродить Орден и потерпел поражение. Дочь попыталась возродить Республику и…

— Потерпела поражение, я понял. И воспитание не задалось, раз уж ты тут стоишь как криффов девственник, и темной стороной от твоих мозгов воняет, как понятно чем из сломанного сортира! — дедушка не церемонился.

Кайло опять задумался, как из этого самоуверенного весельчака и матерщинника вышло такое чудовище, как Вейдер.

— Не хватит ли семейных воспоминаний? — Кайло закатил глаза. — Нам нужна диверсия. А то мы только и делаем, что крутимся вокруг этой занюханной базы, а тем временем войска новоявленного императора зачищают Корусант!

Понадобилось два отряда клонов и несколько офицеров, которым Кайло промывал мозги лично. Перед этим Эни просто дал каждому по мозгам своим джедайским майнд-триком, и дальше Кайло оставалось внушить каждому задание.

— Напомни никогда не вставать у тебя на пути, — проворчал Кайло, которого ужасала и восхищала дедушкина сила.

— Солдат ребенка не обидит, — хмыкнул Эни, который от простой похвалы аж расцвел. — О, хочешь совет? Короче, как только со своей девушкой встретишься, расскажи ей, что мир в опасности и вот-вот погибнет. И предложи заняться сексом, а то вдруг и вы погибнете!

— И как, удалось тебе потрахаться в такой ситуации? — Кайло скептически отмахнулся.

— Ну, я даже сказать ничего не успел, Падме сама на меня бросилась и давай признаваться и целовать, — Эни улыбнулся совсем иначе — мягко и нежно. — А потом нас попытались казнить, так что секс был после свадьбы. Но мог бы быть!

— История не знает сослагательного наклонения, — привычно процитировал Кайло и замер, когда понял, что сказал.

— Судя по моему хмурому внуку, еще как знает, — Эни пошутил и замолчал. Потом неуверенно сказал: — Палпатин имеет какое-то воздействие на меня. Рядом с ним я становлюсь слабым и неуверенным, и моя Сила не подчиняется мне как раньше.

— Добро пожаловать в клуб, — Кайло закончил с последним офицером. — Красивых и сильных форсъюзеров, которые десятками лет таскали на своей шее старых и уродливых козлов! В обмен на призрачное могущество. Мой «учитель» хотел, чтоб я убил женщину, которую люблю, на его глазах. Типа закончил бы обучение.

— А ты? — спросил Энакин, даже не забираясь Кайло в голову сейчас.

— А я убил его. Обманом. И твоим сайбером! — Кайло хохотнул.

— Вот, я ж говорил, что твой говно, а мой на века! — довольно заржал дед.

Они выдвинулись десантом в корусантский Храм джедаев. Разрушенный, оскверненный, но все еще величественный. Пробрались внутрь, нашли второй сайбер — валялся в куче мусора.

— Женщина владела, — сказал Кайло, коснувшись оружия. Когда активировал — луч оказался фиолетовым.

— Будешь Мейсом Винду, только голову побрей! — Эни опять начал ржать, сводя на нет всю серьезность операции.

— Где твой падаван? — внезапно спросил Кайло. Он помнил, что был у Энакина падаван, вроде даже женщина.

— Ушла из Ордена, — хмуро сказал Эни. — Точнее, ее оттуда вышвырнули, чтобы светские власти могли ее казнить. Я успел в последнюю минуту с неопровержимыми, блять, доказательствами. Сейчас не знаю, где она. Нам бы с ней связаться… Она мне поверит. Сама была в такой же ситуации, что и я.

— С этим разберемся позже.

Они переодели подвластных им людей в джедайское тряпье, вручили парочку сайберов, которые нашли на трупах — в глубине храма их никто не убрал. Изобразили внезапную и стремительную как понос атаку «джедайского десанта» с целью захватить некий могущественный артефакт в суперсекретном джедайском хранилище, до которого не добрались типа войска новоявленной Империи.

А потом Кайло применил сихский талисман и вернул их в прошлое на пару часов. Принцип работы разгадал Энакин. Он слишком много знал об устройстве всяких разных штук — исследователь, хуле!

И они оказались снова в том же здании, откуда всего двадцать минут как утопали играть в джедаев. Причем с выжившими из их группы.

— Ну и везение, — Кайло устало покрутил головой.

— На корабль и к Падме, иначе не разминемся с моим учителем! — Эни волновался.

— Стопэ! — Кайло тормознул Энакина, который стартанул было к транспортнику. Десяток клонов уже навострились за ним — ну точно роботы. Кайло махнул клонам, чтоб шагали дальше, и криво ухмыльнулся Энакину:

— Нам с тобой еще сообщение для императора изобразить нужно.

Энакин оскалился в ответ.

— Мастер… — Энакин начал запись, и почему-то сражался левой рукой, зажав коммуникатор в правой. — Мастер, джедаи снова захватили храм! Они подчинили себе клонов и атакуют!..

Кайло ухмыльнулся и контратаковал, целясь в механическую руку — можно ее и отрубить, дед потом починит сам себя. Но криффов почти-Вейдер увернулся и наподдал ему под зад с такой силой, что Кайло чуть не пропахал носом землю.

Услышал позади обидный смех и зарычал, забыв про повязку на лице, которую чуть ли не на самые глаза натянул. Он развернулся, и бросился на Энакина, вычерчивая фиолетовые мельницы своим «девчачьим» мечом. Меч был ему короток, тонкая рукоять скользила в ладони. Энакин же что-то явно подкрутил в сайбере внука, потому что орудовал чуть ли не столбом алого пламени — тройным. Очень эффектно, особенно на головидео.

Кайло призвал силу, дёрнув Энакина на себя. Тот пролетел несколько метров, как раз закончил записывать сообщение, а потом сам призвал Силу и ускорил свой полет вперёд. Вытянул руку с сайбером и, безумно хохоча, понёсся прямо на Кайло.

— А ебать, ты придурок, — с завистью пробормотал Кайло, стягивая с лица повязку и отступая в сторону. Ему вдруг тоже до ужаса захотелось подурачиться — изобразить живую ракету, но времени не было…

Энакин приземлился, совершил несколько зрелищных, но малоприменимых в бою приёмов, проделал кувырок назад. Задыхающийся — лёгкие его все же ещё не восстановились — но жутко довольный подошёл к Кайло.

— Что ты ему сказал? — Кайло пытался скрыть, как ему досадно, что именно он из них двоих должен быть «взрослым».

— Держаться. Нету. Больше. Сил, — Энакин сделал вид, что задыхается, и закашлялся, давясь смехом. — Я отрубил связь, когда выскочило подтверждение, что он получил видео.

Он окинул Кайло насмешливым взглядом.

-Кто тебя драться учил? Сражаешься, словно киборг. Мощно, конечно, но надо быть гибче…

— Ты, — буркнул Кайло, чувствуя, что краснеет. — Я учился по твоим голокронам. А ты, напомню, в моей реальности двухметровый полукиборг.

Он не стал дожидаться очередной дурацкой шутки и широким шагом направился к транспортнику.

Кайло протопал к пилотскому креслу мимо застывших на своих местах клонов — Энакин, похоже, всмятку им мозги сварил, а «ситхский телепорт» добавил. Придурок дед и выпендрежник! И как он мог часами на его боевки залипать?! Как мог к шлему относиться, как к святыне и годами боготворить…

— Эй, ну хватит там! Чего разнылся, как девчонка! — Энакин пихнул его в плечо. Кайло с рыком развернулся, но тут же осекся: дед протягивал ему сайбер.

— Возьми вот. Нормальная у тебя техника боя. Но под одно оружие заточена, — он улыбнулся. — И сайбер у тебя крутой. Потом покажу, как перебрать кой-чего, чтобы можно было ширину лезвия во время боя менять.

Он резко вскинул руки

— Вжух! И у твоего соперника вместо лица зажарка!

Кайло боролся с улыбкой изо всех сил, но обаяние Эни можно было по бутылкам разливать и прикладывать к душевным ранам.

Энакин отпихнул его плечом от штурвала.

— И летаешь ты тоже очень круто. Но сейчас мне нужно, чтобы ты связался со своей принцессой и сказал, что мир гибнет, но мы к ним летим…

— Не принцесса она…- Кайло ещё пытался ворчать, но послушно плюхнулся на место второго пилота.

— Поверь мне, — Энакин нацепил гарнитуру и, рявкнув клонам: «Пристегнуться и спать!» — повернулся к Кайло. — До женитьбы она принцесса, а после — королева. Твоего сердца, твоего тела, твоей жизни…

Кайло открыл рот от изумления.

— Ты… Однолюб? — выдавил, не зная, что сказать.

— С первого взгляда и до смерти, — серьёзно ответил Энакин, запуская двигатели. — Знаешь, если она убить меня захочет, я сопротивляться не стану.

Кайло с трудом проглотил ком в горле. Сколько раз он представлял себе их «финальную» схватку с Рей. Он даже в фантазиях своих не мог убить её. Резкий толчок в плечо заставил его вздрогнуть. Энакин смотрел на него насмешливо и немного грустно.

— Вали в каюту и скажи ей вот это вот все, о чем сейчас думал, — он подмигнул Кайло, — Тогда, возможно, нас обоих не убьют наши женщины.

«Вали и скажи», как же. Форсбонд установился почти сразу, но Рей на него шикнула, мол, не могу говорить. Очень-очень злая, она слушала кого-то с таким видом, словно собиралась убивать и расчленять.

— То есть вы предлагаете мне уйти? Мусорщица больше не нужна?! — она сказала это с таким гневом и обидой, что Кайло перекосило. Он попытался взять её за руку, но она выдернула ладонь.

— Падме с детьми остаётся со мной, а ты вали куда хочешь, придурок без яиц и совести! — крикнула Рей и тут же активировала сайбер. В её голове соткалась картинка, как Кеноби бросается на неё с мечом. Кайло действовал на чистых инстинктах, когда вскинул руку, призывая силу.

Швырнул сгусток энергии сквозь пространство и почувствовал, что удар достиг цели — смутная фигура с голубым мечом отлетела от Рей, словно пушинка, и смачно хряпнувшись обо что-то, чего Кайло не видел, осела бесформенной кучкой. Правда, когда Рей с распахнутыми глазами обернулась к нему, уронив сайбер, он едва мог дышать. Стоять он тоже не мог — Рей его подхватила, тихонько охнув.

— Ну, дурак… — пробормотала куда-то ему в шею. — Сам же говорил, даже не пытаться… Что убить может…

Но то, что она сделала дальше, было совсем неожиданным: Рей коротко чмокнула его. Просто прижалась губами к коже и быстро отстранилась. Типа случайно. Но он заметил.

— Где вы? — прохрипел.

В ответ в его разуме всплыли координаты и вид на местность глазами Рей.

— Торопитесь. Джедай хочет, чтобы я ушла. Он собрал несколько человек из своих и хочет увести Падме в горы. А у неё лихорадка… — Рей всхлипнула. — Он говорит, что во мне слишком много тьмы и я опасна.

Кайло было слишком хреново, чтобы рычать. Но он честно попытался. Осел на пол — Рей не смогла его удержать. На ощупь нашёл её руку.

— Ты настоящая… — промямлили непослушные губы, а потом связь пропала.

Кайло отрубился и вообще нихрена не помнил с момента форсбонда и до прибытия. Но Эни привел его в чувство — просто заволок к резервуару с питьевой водой, отодрал трубку и пустил Кайло пару галлонов ледяной свежести в лицо.

— Я понял, когда ты забормотал, что ты опять в своем припадочном сеансе связи. Но в этот раз почти не видел твою женщину.

— Близнецов рядом не было, — прохрипел Кайло. — Они усиливают связь. Потому что мои родственники.

— Говори, куда лететь, — Энакин положил внуку руку на лоб, но сильно не давил.

Кайло попытался передать сведения от Рей. Вышло не очень понятно, но Эни хорошо знал Набу.

— Секретное убежище — это вилла семьи Падме, — дед аж сплюнул. — Идиоты. Хорошо, что Палпатин понесся на Корусант лично карать меня и джедаев. Я не прощу ему, что чуть не удушил свою женщину.

— Я чуть не отхватил своей голову сайбером, — Кайло ностальгически улыбнулся. — И в пропасть еще хотел спихнуть в какой-то миг со злости.

— Молодец, а про песок рассказывал? — Эни сам пошутил, сам посмеялся; Кайло шутки не понял, но встать он не мог. Поэтому транспортник сел, и два клона остались с Кайло, а остальные пошуровали куда-то за бодрым и нервным Эни.

Когда Кайло включился еще раз, он застал в транспортнике теплую компанию. Его лишили кушетки в пользу Падме, которая металась в лихорадке, Рей нянчилась с детьми, а в углу отдыхал Оби-Ван. Слегка побитый и без сознания.

— Это она его, — Эни ткнул пальцем в Рей. — Пока Оби рассказывал мне, какой я говнюк, она Силушкой своей немалой подняла камень и стукнула его по башке. Огонь-девка. Только жена моя вот… нездорова.

— Рей, что с ней? — Кайло спросил Рей как единственную женщину тут, но она лишь беспомощно пожала плечами.

— Что-то с молоком, — пробормотала Рей. — Точнее не могу сказать.

Эни вдруг хлопнул себя по лбу и без стеснения потянул вниз вырез простого платья Падме.

— Мастит! — волнуясь, проговорил. — Не кормила как надо, глупая. Надо это, сцеживать, короче. Так, отвернись, внучок, пока я тебе глаза твоим же сайбером не выжег. И нужно решить, что делать дальше. Вот мой план.

========== Пикап ==========

Хакс посмеялся над «гарантиями личной безопасности каждому», которых с него требовала Лея. Однако пообещал. Закурил, набрал на планшете приказ, но в катакомбах не ловила связь с кораблем.

Сумасшедшую сестрицу Рена звали Джейна. Но Хакс, ухмыляясь, назвал ее про себя Кайла и решил, что уж эту-то он трахнет. Благодаря идиотским изменениям реальности, которые он наблюдал вокруг себя единственный, а остальные не замечали, Хакс оказался окружен женщинами. И помимо верной Фаз, которая всегда готова была по-дружески пожать его член, у него оказались на шее блондинистая «дева в беде» Кайдел, которая посматривала на него с романтической поволокой во взгляде, и бешеная Роуз, которую так и хотелось нагнуть. Но Кайла… Хакс покосился на ее сиськи, пытаясь представить ее без одежды. Нет, он просто обязан затащить в постель сестрицу Верхлида, и плевать на последствия!

Обратно выбирались на ощупь. Роуз ехала теперь на здоровенном штормтрупере и — Хакс бы мог поклясться! — посматривала на Кайлу злобно. Лею несли на раскладных походных носилках, нашедшегося в углу бессознательного Дэмерона пристроили на волокушу. Хакс же пытался понять, является ли бешеная сестрица Рена сильным форсъюзером. Пока она его еще ни разу не придушила. Но компенсировала это язвительными остротами.

— Генерал, а это правда, что вам спецлекарства в Первом Ордене дают, чтобы эрекция не отвлекала от важных дел? Или вы просто импотенты все? — как раз спросила Джейна-Кайла.

— У меня не встает на сопротивленок, очень грязные, — немедленно ответил Хакс, с наслаждением прислушиваясь к злому сопению Роуз.

— А что у вас, фонарик был в кармане, когда вы подо мной валялись? — хмыкнула сестрица Рена.

— Вы просто очень похожи на обожаемого Верховного лидера, такая же здоровенная, мужиковатая, наверняка волосы по всему телу, у меня не было шансов устоять! — Хакс поддержал теплый разговор, штурмовики стали подозрительно похрюкивать в вокодеры.

— Слухи правдивы, значит, вы спите с моим братом! — парировала Кайла.

— Нет, но весь Орден мечтает его нагнуть прямо в шлеме, бонусы авторитарной власти, сами понимаете, — Хакс веселился. — У вас будет чем заняться там, наверху! Рекомендую брать деньги!

— Вы отвратительны! — Кайла заскрипела зубами.

— К вашим услугам, — Хакс прямо на ходу раскланялся. — А чего вы хотели от Палача Хосниана?

— Хосниан живет и здравствует, — хмыкнула Кайла. — И то, что вы где-то прячете мифическое «Оружие судного дня» и грозитесь им Новой Республике, не добавляет веса вашим аргументам.

«Ебать! — подумал Хакс слегка растерянно. — Хосниан тоже у меня отобрали?!»

— Мое главное оружие, которое вы жаждете захватить, явно находится у меня в штанах, — заявил он вслух. — Я могу устроить вам с ним секретную встречу, займитесь вербовкой. Надеюсь, у вас хорошо развиты оральные навыки?

— Сопротивление набирает только достойных… членов, — съязвила Кайла. — Ваш не прошел предварительный отбор!

— Я знал, что ты не собиралась убивать меня, милочка, — грубо хохотнул Хакс, которому уже стала надоедать эта перепалка, — Просто время тянула, потому что отборочный орган устал от частого использования.

Кайла подвисла на секунду, видимо не сразу поняла, что он имел в виду. Хакс с удивлением заметил, что штормтруперы вдруг ускорились. А Кайла вдруг натурально зарычала — ну точь в точь братец — а Хаксову шею сдавил захват Силы! Кайла резко развернулась к нему, сверкая глазами.

— Ты! Назвал! Меня! Шлюхой?!

Хакс задыхался, припав на одно колено, но про себя ржал как помешанный: удалось-таки достать самоуверенную девку!

— А Кайло… сильнее… душит, — прохрипел он, совершенно теряя берега и разум. Его отряд и даже те, что несли Лею, уже вышли на поверхность, они остались в темной пещере вдвоем. Арми не мог оторвать глаз от того, как разъяренная фурия, медленно приближалась к нему. Ее вытянутая рука чуть подрагивала, грудь тяжело вздымалась.

— Вся… Сила… ушла брату, а красота — тебе… — Хакс уже не понимал, что он нес, от недостатка воздуха перед глазами плыли цветные круги.

Вдруг хватка на горле чуть ослабла. А эта Джейна-Кайла любит комплименты! Она подошла совсем близко, неотрывно глядя на него своими глазищами сверху вниз. Хакс никогда не наблюдал за собой любви к подчинению в постели, но от мысли, что вот эта женщина потребует ублажать ее по всякому, у Арми пересохло во рту. Кайла же явно ждала продолжения, насмешливо выгнув идеальную бровь. Она даже отпустила захват. Хакс прокашлялся:

— Я сужу только по твоим собственным словам и поведению, — он незаметно для себя «включил генерала». — Женщин, которые так себя ведут, в Ордене лечат…

Договорить обидную фразу он не успел — получил коленом прямо в лоб и упал. Перед глазами замелькали славные такие звездочки, а голос Кайлы-Джейны сверху зазвучал почему-то грустно:

— Ты не знаешь, по чему проходишься, генерал. От чего отказывается Кайло, того не могу и я.

Она злобно пнула его в живот.

— Еще раз так пошутишь, и я тебе голову отрежу, понял, урод?

— Рен ни от чего не отказывается, и нехрен на мне злость срывать! — Хакс упрямо нарывался. Он устал, и ему было страшно. Причем этой бешеной сисястой версии Рена он не боялся. Но он, видимо, слишком полагался на свой рассудок, раз пляски реальности повергли его в такой ужас.

Сильные пальцы схватили его за воротник. Кайла дернула Хакса вверх и приблизила свое лицо к его. Ее глаза метали почти натуральные молнии, а сама она сейчас выглядела натуральной красоткой.

— С раннего возраста я слышала вокруг восторги своим чокнутым братцем! Он самый одаренный, самый умный, самый, блять, красивый! А на меня все смотрели как на дурочку!

— Казалось бы, при чем здесь я или весь Первый Орден? — Хакс вздернул бровь. Вспышек гнева он не боялся, ведь если эта сестрица как Рен, то пошумит и отстанет.

— И Силу, которой я была одарена не меньше, все воспринимали как проклятье для девчонки, особенно дядюшка Люк! — она, кажется, вознамерилась исповедаться прямо здесь и сейчас.

Штурмовики вернулись, сгрудились поодаль и старались не прислушиваться. Схожесть Джейны с Верховным лидером всех смущала, и они не знали, как себя с ней вести. Раз генерал не зовет на помощь, пусть разбирается с девушкой сам.

— Вы хотите поговорить об этом? В Первом Ордене прекрасные психотерапевты! — Хакс улыбнулся одной из тех улыбок, которые так бесили Рена.

Джейна в ярости зарычала и тряхнула его:

— Из-за криффова Бенни я попала на обучение к Люку! И там тоже все хвалили моего брата! А меня нет!

— И почему он на темной стороне? — риторически вопросил Хакс. — Раз это тебя тут заждались, то переходи к нам, у нас бесплатные обеды и вкусные маффины! И самая красивая форма!

— Он на темной стороне, потому что он урод! — из глаз Дженны брызнули слезы. — Моральный! Только до этого дядюшка Люк что-то сделал со мной своим джедайским майнд-триком, и я теперь не могу ничего, чего еще не сделал Бен!

— А мог бы просто изнасиловать в ночи, дядюшки бывают и такие, — пробормотал в сторону Хакс, хорошо, что сестрица Рена не услышала.

— Поэтому раз этот урод ушел на темную сторону, то мне тоже можно, только я не хочу! А вот с мужчиной я не могу встречаться, потому что сволочь Бенни с женщиной еще не лег! — Джейна рычала от многолетней неудовлетворенности.

А Хакс злорадно засмеялся. Весть о том, что он тут обскакал Рена, и пусть не правит Первым Орденом, но хоть член в живую женщину совал и даже не один раз, улучшила генералу настроение на пару порядков.

— Что же, ты обратилась к спецу, милая, — похабно промурлыкал он, даже не пытаясь казаться чем-то большим, чем карикатура на коварного соблазнителя. — Я сломаю твой венец безбрачия, если только пожелаешь!

Глаза Джейны (Кайлы, поправил генерал сам себя) начали расширяться, но Хакс не дал ей времени на раздумья. Он сократил разделяющее их расстояние и припал к ее губам, жарко и яростно. Думал, сейчас глаза лишится, но сестрица Рена ответила с каким-то даже отчаянием. И тут над ними послышался резкий голос Роуз:

— Джейна! Как ты можешь!

Джейна отскочила от него, распрямилась. С минуту женщины зло сверкали друг на друга глазами, и Хакс боролся с хохотом. Он не был влюблен ни в одну из них. Но обе нравились. И как в такой ситуации быть? И кажется, его поползновения взаимны? Может, в нем талант скрывается? Мастер пикапа, гуру соблазна? Денег там с Сопротивления брать? С лекциями ездить?

— Лея уже на борту шаттла, — прервала его мысли Роуз. — И ей хуже. А ты тут… с врагом целуешься.

— Прямо как ваша Рей, — едко вставил Хакс. Он не был уверен насчет поцелуев Рена и дурной джедайки, но должны ж они были хотя б до второй базы продвинуться? И добавил: — Есть что-то в злодеях, что привлекает хороших девчонок, правда, Роуз?

Роуз плюнула ему на шинель и похромала к шаттлу. А Джейна провертела в нем дыру взглядом и побежала догонять подругу.

Хакс глухо застонал растер лицо руками. Бравада с него схлынула, адреналин, что секунду назад бушевал в крови, казалось, напрочь испарился. Генерал чувствовал себя смертельно уставшим и абсолютно безумным. Ему вдруг представилось, что вокруг него не дамский цветник, а добрые санитары, к которым он лезет целоваться, потому что головой подвинулся…

— Сэр? — глава группы неловко переминался с ноги на ногу у выхода из пещеры. — Все уже загрузились, ждем только вас.

Хакс выругался и погреб наверх, клятвенно обещая себе, что как только ступит на борт Финализатора, запрется в своей каюте один и нажрется в хлам. А утром справится с похмельем и попробует жить дальше.

Арми добрался до шаттла. Придал себе очень занятой вид и сделал вид, что не замечает ни смущенной Джейны, ни злой, как сто рафтаров, Роуз, велел бортовому медику оказать помощь раненному Дэмерону и Лее, переслать данные на Финализатор, чтобы подготовили каюты. Капитан По так и не пришел в себя, а Генерал Органа потеряла сознание, как только ее вынесли на воздух.

Хакс забурился в свою каюту, закрылся изнутри. Он со стоном рухнул на диван — как добраться до конца этого бесконечного дня и не скопытиться, Армитаж откровенно не понимал. Еще одно мучило его: криффова Рена словно след простыл.

Генерал задумался, не спросить ли у его отбитой сестрицы, где Рен. Годы службы с Кайло и Сноуком научили его: форсъюзеры ориентируются по Силе, словно по запаху. А Джейна, раз ее связь с братом так сильна, наверняка должна чувствовать, где он. Но ведь придется открыть правду…

Арми выругался так, что мать бы его по губам отлупила как в детстве, и с усилием встал. Он вышел из каюты, не совсем понимая, что собирается делать, и вовремя: они как раз пристыковывались на разрушителе. Хакс долбанулся головой о переборку при посадке, но мозги его на место не встали, потому что безумная идея «спросить у Кайлы про Кайло» его не покинула.

Дэмерона и Лею бегом вынесли из шаттла, командир группы подошел к Хаксу с отчетом, но генерал просто махнул ему, отпуская бойцов. Арми углядел в ангаре маму — она сразу же вколола Лее что-то, видимо, получила данные по анализам. Судя по лицу матери, ситуация была серьезная, но не критичная.

Хакс выдохнул с облегчением: Рен-в-квадрате не испепелят его генеральскую задницу за смерть принцессы. Он еще вяло удивился, как у него получается по выражению лица разбираться в настроении матери, которую он даже помнил смутно… Арми отмахнулся от рефлексий: потом, все потом. За закрытыми дверьми, в компании бутылки виски.

Роуз и Джейна мялись на выходе из шаттла, не зная, куда себя деть. Хакс ухмыльнулся: действительно, что делать в логове врага, когда ты в этом логове гость.

— Роуз, ступай с генералом, — Арми постарался говорить дружелюбно, но сопротивленка взглянула на него так, словно он ее предал…

— Ну ты и шлюха… — пробормотала она неизвестно кому и бросилась вслед за носилками, вытирая слезы на ходу.

Кайла же стояла, ссутулившись, красная до кончиков ушей. Кстати, гораздо более симпатичных, чем у брата! Хакс взял сестрицу Рена за локоток и отвел подальше от любопытных.

— Ты чувствуешь брата в силе? — спросил у нее Арми. — Прямо сейчас?

— Нахера тебе это, умник? По Бенни соскучился? — Джейна на него вылупилась в удивлении.

И тут Хакса прорвало…

========== Одеяло ==========

— Кто такие гунганы? — Рей казалась сама себе конченой идиоткой. Вокруг нее творилось не пойми что, но добро и зло в этом водовороте не смешивались, как слюна хаппабора с водой.

Кайло, которого она совсем недавно старалась ненавидеть изо всех сил, оказался намного адекватнее, добрее, ответственнее… светлее, чем Оби Ван Кеноби, которого так превозносила Лея. «Галактический палач» Дерт Вейдер смотрел на свою жену так, словно готов был отдать жизнь взамен ее, а на детей так вообще дышать боялся.

У Рей не находилось ответов ни на что из того, что творилось вокруг нее с тех пор, как они с Кайло подрались на Тойдарии. Поэтому она решила задать простой вопрос.

— Гунганы-то? Такие смешные чудики с глазами-стебельками. В озере местном живут и говорят странно, — Энакин попытался изобразить какой-то булькающий говор, и Рей хихикнула против воли.

Парень, который едва не сгорел живьем на Мустафаре, удивительно быстро восстанавливался и, казалось, никогда не унывал.

— Давай сюда детей, — распорядился он напряженно. Рей не видела, что он делал, но почувствовала странное волнение в Силе. Отчего-то краснея и косясь то на полубессознательного Кайло, то на Оби Вана в отключке, она передала детей Энакину, который довольно ловко пристроил их на груди у Падме.

Та все еще была без сознания, но, по крайней мере, не металась на койке. Дети захныкали было, однако припали к груди и успокоились. Энакин поднялся, сжимая и разжимая кулаки — пытался скрыть дрожь в руках. Но слова не говоря, он быстро прошел в кабину пилота и почти мгновенно запустил двигатели. По дороге злобно пнул бессознательного Оби Вана в бок.

Рей опустилась на колени около Падме, придержала детей во время старта корабля. Близнецы насыщались как ни в чем не бывало, но груди Падме по-прежнему были очень горячими.

— Ты где мой шлем задевала, мусорщица? — голос Кайло звучал хрипло, он сидел у стены и не двигался. Даже не смотрел на нее, но почему-то ухмылялся.

— Забудь про шлем! — немедленно рассердилась Рей, которая только и искала, на ком злость сорвать. — Уродливая бессмысленная штука! Ты бы еще… ночной горшок на голову надел и гудел в него!

Энакин выглянул из кабины на ее вопли, зачем-то напомнил Кайло про песок и снова скрылся. Судя по забрезжившей ухмылке, Рей его страшно развлекала.

— Помнится, ты мне отказала, — хмыкнул Кайло. — Так что буду носить что хочу. Хоть шлем, хоть горшок, хоть панталоны Вейдера!

— Ну нет, придурок, мы тогда не договорили! — Рей заскрипела зубами.

— Хочешь вернуться к разговору прямо сейчас? — Кайло, кажется, удивился.

— Именно! И теперь предложение буду делать я! — Рей даже ногой топнула.

Кайло демонстративно пожал плечами, мол, валяй, мусорщица. Рей на секунду задержалась перевести дыхание. Только сейчас она поняла то, что было у нее перед носом все эти чертовы недели с момента, как она сбежала со своей Джакку. Ее просто никто не воспринимал серьезно! Никто, кроме этого криффанутого Кайло, чтоб ему носки дедушки пять лет без продыху нюхать!

Финн просто хотел ее помощи, но ему было наплевать на ее проблемы. Биби хотел к хозяину. Хан хотел корабль — и сына. Лея хотела реванша. А глупая мусорщица была козырной картой в их колоде, причем не самой ценной. Такие карты в отбой сбрасывают первыми!

Рей едва не разрыдалась. А Кайло просто был говнюком! Хотя единственный дважды делал ей предложение разделить его умения, его сторону, его власть. Потому что скучно быть говнюком в одиночку!

— Вот так и переходят на темную сторону! — Энакин снова высунулся — почувствовал эманации «неправильной» стороны. — Слышь, внучок, пока твоя девушка не взорвала нам корабль в пути, скажи ей, что она ошибается, и дай себя пнуть пару раз!

— Ни в чем я не ошибаюсь! — Рей сжала кулаки, шмыгнула носом, сдерживая слезы. — Ненавижу вас, ясно?! Особенно тебя!

И действительно пнула Кайло в бедро. От него дождалась только тихого оханья, а сама запрыгала на месте — мышцы у Кайло были почти каменные, большой палец ноги прошила боль. Кайло быстро встал, придерживаясь за переборку, и обнял Рей. И из ее разума словно прохладной океанской волной смыло боль, гнев и обиду.

А Кайло как ни в чем не бывало сел обратно. Только снова был бледным, даже желтоватым.

— Что?.. Как? Как ты это сделал? — Рей не смогла разозлиться второй раз сходу.

— Нужно очень… переживать за человека, просто так не выйдет, — Кайло пожал плечами и снова уставился куда-то вбок.

Снова появился Энакин. Походкой вразвалочку туда-сюда прошелся. Хлопнул Рей по плечу сильно.

— Короче, привет, Рад тебя видеть, ты красивая, хоть и не такая красивая, как моя Падме! — заявил бодро. — Этот стукнутый на голову и прочие части тела носатый парень хочет тебе сказать, что любит тебя. Но никак слова подобрать не может, поэтому объяснение провалил.

Рей бессмысленно глядела на Энакина, она открывала-закрывала рот, словно дурак, потерявший в пустыне респиратор.

— В следующий раз я ему шпаргалку сделаю, и он справится лучше, — утешающе проговорил Энакин. — А ты пока подумай, что он классный парень. И думает о тебе постоянно. У нас, у форсъюзеров, секрета друг от друга нет.

После этого Энакин развернулся к Кайло, сидящему мрачнее тучи, и жизнерадостно заявил:

— Ничего, она тоже про тебя думает постоянно! А еще она никогда не целовалась. Короче, понадобятся рассказы про то, как детей делать — я за штурвалом.

И после его ухода стало еще более неловко, чем раньше.

Они облетели планету разок. Эни как-то странно прыгал — рывками. После очередного «секундного гипера» громко пояснил спецом для Кайло и Рей: он создает помехи на радарах — чтоб не отследили.

— Скоро сядем, — заявил Эни. — Пните кто-то Обичку, он мне нужен будет для разговора.

Рей требование проигнорировала. Она еще не пришла в себя после беспардонного обличения в неумении целоваться. А то, что она о Кайло думает, криффову монстру без маски вообще знать не полагалось.

Поэтому она зашнуровала платье на Падме, у которой снова поднялась температура. И просто подхватила на руки оторвавшихся от груди близнецов. Даже не взглянув на Кайло, вышла из отсека. Нашла крошечную каюту и уже вознамерилась было нырнуть туда, чтобы укачать детей — близнецы раскричались, как только их отняли от матери. Но тут услышала возню и прислушалась внимательнее.

-… везти женщину в лихорадке подальше в горы, прочь от помощи, это конечно же гениально, джедай, — вкрадчиво говорил Кайло. — Ты должен был спасать Падме, а не угробить ее, потому что тебе с дружками хочется в партизан поиграть.

— Где они? — сдавленно прохрипел Оби-Ван, словно его душили.

— Утопали в горы без тебя, — ответил вместо Кайло Энакин. — Хочешь, вали с ними. Но мне нужно укрыть Падме у гунганов — они смогут ей помочь.

Дальше последовали ругань, звук падения, стоны, снова ругань… Рей дернулась вернуться, но тут услышала, как Оби Ван отвечает, борясь с глухим кашлем:

— Эни, блять, хватит! Я согласен, предатель криффов, но только ради Падме! И убери от меня этого урода психованного…

Дальше Рей не слушала. Нервно хихикая, нырнула в темную каюту. Давясь смехом, принялась рассказывать о своих приключениях близнецам — напевом, иногда даже в рифму. Темнота, тишина и мерное сопение детей действовали не хуже снотворного на ее измученные нервы. И Рей сама не заметила, как заснула.

Однако ее кто-то тряхнул за плечо, кажется, спустя всего секунду после того как Рей решила, что вслух рассказывать про убийство Сноука детям точно не стоит. Хмурый как сарлакк Эни нависал над ней темной громадиной на фоне дверного проема. На руках он держал Падме — без сознания, она или спит, Рей не успела заметить.

— Нас выперли отсюда к хаттам, — рыкнул он, укладывая Падме на койку, с которой подхватилась Рей. — Мы должны свалить с планеты не позже чем через два часа.

Он отступил в сторону, и Рей взвизгнула: позади него нарисовалась странная пучеглазая тварь в белом халате.

— Моя лечить мать и осматривать детей, — побулькивая, заявила тварь и протянула лапы к Рей. — Твоя выходить и закрывать за собой дверь.

Рей хотела послать слизняка подальше, но Энакин покачал головой: не вздумай, мол.

Тогда Рей отдала чудику близнецов, которые тут же заорали, как по команде, и вышла. Только для того, чтобы обнаружить еще десяток подобных существ, снующих туда-сюда по кораблю. Ни Кайло, ни Оби-Вана видно не было.

— Они в Ото-Гунга поехали. Поговорить с королем Босс Нассом, — проговорил в ответ на ее мысли Энакин, который вышел вслед за ней. — Неплохо, видимо разговаривают, раз прислали доктора, техников и грузчиков с едой. А когда они вернутся, мы полетим на Татуин.

Он зарычал и выругался на двоичном, добавив «как же я ненавижу блядский песок».

— Я тоже, — ответила ему Рей. Энакин только фыркнул в ответ.

— Криффов придурок Оби с нами летит — добавил Энакин отчего-то виновато. Теперь зарычала уже Рей.

И минут пять Рей ругалась на смеси хаттского и контрабандистского, а Энакин на двоичном.

Вскоре вернулись и переговорщики. Кайло щеголял свежим синяком, а Оби — разбитой губой, друг на друга они старались не смотреть.

— Я не знаю, где ты выкопал этого ебаната, дорогой Эни, но, по-моему, такое чудовище может быть только шпионом, засланным лично Палпатином, — Оби-Ван сплюнул.

— Он мой близкий родственник, смотри, почти одно лицо, — Энакин выпятил грудь, отчего-то страшно гордый.

Эни, побитый, но красивый и улыбающийся, очень странно смотрелся рядом с хмурым Кайло, у которого как всегда лицо вытягивалось, уголки губ стремились книзу, а в глазах были вся боль и печаль темной стороны. Но действительно — было что-то общее. В изгибе губ, разрезе глаз может.

— Так, бегом отчаливаем, спим посменно, — распорядился Эни, — а ты, Оби, чтоб доказать свою преданность делу, назначаешься в няньки. Будешь качать колыбель. Но упаси тебя Великая Сила подойти к сиськам моей жены хоть на метр! Девственник бородатый!

— Давно нет, — Оби тут ухмыльнулся.

Эни развернулся к Кайло:

— Слушай, непорядок. Догоняй его, — сказал трагическим шепотом. — Поэтому идите со своей девушкой спать, пока лететь будем, а утром сменишь за штурвалами! Вон в ту каютку, где еще койка такая узкая, что тебе и одному не поместиться, давай-давай!

Как раз тут его прервал доктор, который вынес притихших близнецов. Молча сунул одного Рей, другого Кайло и проковылял к выходу. Энакин, какзалось выдохнул с облегчением, глядя ему вслед.

— Вы еще здесь? — он недобро прищурился, когда все гунганы свалили с корабля. Оби Ван выскочил вслед за доктором, потом вернулся отчего-то довольный, с последним пластиковым контейнером каких-то «полезных вещей». Оказалось — походными одеялами.

Рей и Кайло опомниться не успели, как детей у них забрали, синт-одеяла вручили, а потом Эни лично закрыл за ними дверь.

— Я на полу лягу, — сказал Кайло и бросил ей свой плед. — Так что не надейся, пинать будешь ночью стенку. И надеюсь, ты не храпишь!

— Судя по твоему носу, храпеть должен ты! — Рей швырнула Кайло его одеяло обратно и злобно плюхнулась на койку. На пол не хотелось совсем.

Кайло поморщился, растянулся на полу и завернулся в вонючую солдатскую тряпку с головой. Рей тоже, сопя, устроилась на койке.

Но криффов дедушка не дремал. Корабль вдруг прыгнул в гипер с таким рывком, что Рей с воплем скатилась вниз… конечно же, на Кайло.

Он не ожидал, ухнул, когда колено Рей задело самое дорогое. Машинально ее схватил, стряхнул одеяло с головы, взглянул с каким-то гневом.

— Что?! — вызверилась Рей. — Отпусти!

— Да ты сама на меня упала! — Кайло не торопился отпускать.

— А сейчас слезу! Отпусти, говорю! — Рей брыкнулась.

Вместо этого Кайло перевернулся, и она оказалась под ним. Оба тяжело дышали и смотрели друг на друга, не зная, что делать дальше.

Его лицо было так близко. Так же близко, как тогда, над пропастью на Старкиллере. И такие же странные огни в глазах, хотя сейчас их не освещали блики лайтсайбера.

В голову Рей лезла всякая хрень. Например, каково это — поцеловать Кайло вот прямо сейчас. Должно быть, это его мысли, а не ее — опять не держит разум закрытым…

Она приподняла голову и легонько коснулась его губ своими. На секундочку. Просто попробовать.

Но Кайло ее не понял. И быстро потянулся за ней, их губы снова соприкоснулись, зубы неловко стукнулись, и нос его слишком длинный и… Он целовал ее так, словно не было никого прекраснее и желаннее, то прикрывал глаза, то снова на нее смотрел, целуя.

Рей некуда было деться из-под него, она вообще в одеялах запуталась. И рискнула приоткрыть испуганно сжатые губы — немного воздуха глотнуть. Но поцелуй от этого только слаще стал.

И в этот раз Кайло не выдержал — первым отстранился. И лицо его было таким, словно у него что-то болело. Хотя Рей по огненным вихрям в его разуме чувствовала — ничего не болело.

— Пообещай мне, — попросила. — Что когда мы вернемся, то поговорим еще раз. И не под обстрелом моих или твоих. Ладно?

— А сейчас? — Кайло снова нахмурился.

— А сейчас я даже думать об этом не хочу! — Рей наконец освободила руки — только для того, чтобы обнять его и снова поцеловать.

Они целовались долго. Придвигались все ближе. Прижимались друг к другу. И Рей удивлялась, как идеально она на нем помещается, словно Великая Сила делала их друг для друга. Они переплели руки, но Рей боялась перейти к большему. А Кайло не настаивал. И они просто целовались молча на жестком полу, в пыльных одеялах, пока Рей не уснула, чувствуя, как саднят губы и странно ноет все тело.

Утро принесло новые проблемы. Энакин лихо принесся прямо на ферму родственников — но сводный брат был не очень рад такой известной компании, и не мог принять их всех. И уж тем более спрятать здоровенный транспортник со свежими символами Империи на бортах.

Кто-то должен был остаться с Падме, но кто?

========== Диван ==========

Джейна долго молчала. Потом спросила устало:

— Ты так подкатываешь? Ну ты и дурак, рыжий…

— Вот всю свою гребаную жизнь мечтал подкатить к копии моего гребаного начальника! — Хакс злобно скривился и сплюнул ей под ноги. — Для пущей красоты еще надо, чтоб ты шлем и плащ надела, а я бы тебя в задницу оттрахал!

Джейна вся пошла пятнами, но Хакс вдруг хлопнул себя по лбу:

— Плащ и маска! Как я мог забыть!

И облапив, чмокнул сестрицу Кайло в длинный нос. За что немедленно получил силового пинка и ушибся головой об опору шаттла. Вскочил, улыбаясь.

— Слушай! — сказал. — У меня к тебе такое предложение, что ты сейчас кончишь, несмотря на ваши джедайские запреты.

Глаза Джейны блеснули интересом, хоть и почти против воли. Хакс подхватил ее под локоток, она вырвала руку.

— Так, ну ты выслушай сначала! — заявил. — Все равно вашу бешеную мамашу сейчас лечат. И заметь, совершенно бесплатно!

— Если ты опять будешь нести крифф знает что, я тебя кастрирую, — пригрозила Джейна.

— Это лучше обсуждать в моих апартаментах, — Хакс повел ее к турболифтам.

Привел ее к себе. Джейна немного растерянно оглядывалась: ее впечатлил Финализатор. Хакс самодовольно улыбнулся: это она еще Старкиллера не видела. Потом проверил по датападу: планетоид был взорван в момент первого испытания, так что никаких массовых жертв. Проворчал: «Понаберут дебилов по объявлению!» — и ткнул в сенсор двери

Джейну атаковали коты с разбега. Она занесла руку, чтоб отпихнуть их Силой, но Хакс перехватил ее руку:

— Стоять, живодерка! Это всего лишь мои животные! — и отпустил.

Пока Джейна в ужасе разглядывала берлогу холостяка, в которую превратилось его уютное и чистое жилье после миганий реальности, Хакс достал себе кореллианский виски и отпил прямо из ствола.

— Мне нужно, — сообщил между двумя глотками, — чтобы ты поискала братца. А за это я тебе все что хочешь, хоть кунилингус. Сам я пока отправлю больше поисковых отрядов.

Джейна пару секунд смотрела на него, как на умалишенного, а потом, подхватив с пола Милли с яйцами, плюхнулась на диван. Заваленный всякой дрянью голубой диван. Хакс растерянно моргнул, уставившись на голубое чудовище, все в подозрительных пятнах. Этого не было здесь, когда он в прошлый раз заходил сюда.

— Что хочу, говоришь… — издевательские нотки в голосе у Кайло и Кайлы тоже идентичные получались. Хакса передернуло: уж не переборщил ли он с обещаниями?

— Никаких политических хотелок, — он оскалился, с завистью наблюдая, с каким удовольствием Милли с яйцами тыкается в роскошные сиськи мордой. Урчала рыжая тварь как TIE-шка на старте. Милли без яиц ревниво муркнула и с разбегу прыгнула на Хакса — он только успел её поймать. А потом забралась на плечо и мавкнула ещё раз, явно обращаясь к Кайле. Хакс глухо охнул, когда четыре набора острейших когтей впились ему в плечо: кошка приготовилась скакнуть сопернице на голову. Генерал перехватил пушистую убийцу в полёте, а Кайла громко расхохоталась, выпустив недовольного кошака.

— Меня не интересует политика, — она встала и подошла к Хаксу, провела пальцами по его лицу. — Мне хочется сломать нос брату, и ещё… — она наклонилась поближе. — Я хочу, чтобы ты исполнял все мои желания, пока не найдёшь его.

Хакса словно электрическим разрядом прошило, когда Джейна-Кайла прихватила зубами мочку его уха.

— Абсолютно все, рыжик… Беспрекословно…

Хакс едва сдержался, чтобы не застонать от одного её голоса. Едва сдержался, чтобы не схватить в охапку немедленно и трахнуть прямо на этом блядском диване.

— Только в пределах этой комнаты, — внес Хакс важное уточнение, костеря про себя гребаные гормоны, что вырубили его мозги нахрен.

Кайла отстранилась от него и недовольно надула губки.

-Скучный ты. — она скрестила руки на груди, но в тёмных глазах плескалось возбуждение и веселье.

— Это значит, договорились? — Хаксу стало немного легче дышать и думать. Кайла ему подмигнула.

— Тогда врубай свою Силу Великую и ищи братца! — Арми постарался грубостью замаскировать своё облегчение.

— Только после того, как ты поможешь мне принять душ, — медленно протянула Кайла, раздевая его взглядом. — Сексом, кстати, мне по-прежнему заниматься нельзя. Бенни все ещё цветочек…

— Что, прости, ты хочешь? — Хаксу показалось, что он ослышался.

— Я хочу, чтобы ты меня вымыл, генерал. При этом сам оставался в кителе. — Джейна-Кайла расстегнула комбез до самого низа. — Я знаешь ли, стесняюсь смотреть на голого мужчину. А военная форма меня возбуждает.

Хакс сухо сглотнул, понимая, что белья на ней нет. Залип на полоску бледной кожи, что расширялась к груди, которую едва скрывала расстегнутая ткань. Джейна щёлкнула его по носу с жестокой ухмылкой.

— Сними с меня обувь! — велела царственно. Ну точно, Верховная лидерша!

Арми молча опустился на колени, обдумывая, как далеко позволит этому зайти. Кайла играла с ним, а он делал это для Ордена, но ещё… Ему было интересно. Унижать себя он не позволит. Но поиграть…

— Ах, какие ножки, — с чрезмерным восхищением воскликнул он, расстёгивая заклёпки. Криффова сестрица Верхлида захихикала, как девчонка.

Он поставил один босую ступню на холодный пол, Джейна взвизгнула.

— Могу вызвать дроида, если хочешь, — медовым тоном продолжил он. — Женщины очень хвалят их за безболезненную эпиляцию…

Он разобрался со вторым ботинком и получил раскрытой ладонью по затылку. Поднял глаза, посмеиваясь, но подавился смехом, потому что Джейна отступила он него на шаг и резко наклонившись, стащила с себя комбез. Самые восхитительные в мире сиськи мелькнули прямо перед его лицом, а когда она выпрямилась, генерал забыл, как дышать. Лишних волос на её теле не было, это точно. Подтянутый живот, стройные бёдра, крепкая задница и кожа, которую нестерпимо хотелось лизнуть…

— Ну как? — она подбоченилась, заставив Хакса ещё раз вздохнуть — он бы эти бёдра…

— У кого лучше тело, у меня или у брата моего?

Хакс поперхнулся слюной, запоздало поднялся с колен, понимая, как выглядел со стороны пялясь на неё вот так.

— Я не видел твоего брата голым, — заявил хрипло. — Но сиськи у тебя точно круче.

Джейна разочарованно фыркнула и, развернувшись на пятках, направилась в душ. От открывшегося вида на ее задницу Хакс чуть сердечный приступ не словил. Как только она скрылась в рефрешере, запустил руку за пояс и сжал основание члена.

— Ты что там, дрочишь, что ли, генерал? — послышался насмешливый голос. — Сюда иди! Мне нужны твои руки!

Он шагнул под струи, морщась — терпеть не мог мокрые тряпки на собственном теле. Джейна швырнула в него мочалкой. Хакс задумался: зачем она в рефрешер полезла, подразнить его? И сам ответил себе: нет, после трех дней блужданий в грязи любая женщина душу продаст за горячую воду и мыло.

Он взял тюбик с гелем, выдавил его себе прямо на перчатку. У девчонки многолетний недотрах и фетиши? Он ей обеспечит влажные сны на год вперед.

Намыленную перчатку в пене положил ей на плечо. Джейна была ростом с него самого, может разве на дюйм ниже брата. Хакс смотрел ей прямо в глаза — такие же темные, как у Кайло. Эрекция его достигла пика. В душе слабо шелохнулось воспоминание о Роуз. С Роуз бы они сейчас подрались, наверное, и Хакс бы ее скрутил и немного повоспитывал.

А с Джейной другое. Он ей восхищался. Но еще и хотел помучить, чтобы эта царственная красотка умоляла его сама. Никакого принуждения и насилия.

Генерал с самым независимым видом стал растирать ее плечи и руки — не слишком жалея нежную кожу, которую скребли швы перчаток. Но ей, похоже, нравилось — Джейна мурлыкнула, как огромный лот-кот. И тогда Хакс сделал то, что приберегал с самого начала — положил руки ей на грудь. И под предлогом, что он ее моет, стал бесстыдно оглаживать, ощупывать и тискать. Крифф, ее грудь не помещалась в его ладони — и несмотря на хлещущие струи, у Хакса было сухо во рту.

— Достаточно, генерал, — хмыкнула Джейна. — Я уже чистая здесь. Встаньте на колени и вымойте мне ноги.

Хакс подчинился. Несколько минут и правда старательно мыл ее, потом холодно, почти равнодушно попросил развернуться к стене. Она повернулась к нему, даже чуть прогнулась в талии. Но не на того напала: Хакс действительно просто мыл ее, лишь иногда сжимая чуточку сильнее крепкие ягодицы, хотя в голове у него была порнуха. Например, Фаз бы отлично смотрелась тут с ними втроем. Они бы уж как-нибудь помогли бедной девственнице получить все, что она хотела.

Генерал тихо хмыкнул: он никогда раньше не чувствовал себя настолько озабоченным, нервным и живым. И это касалось всего, а не только кучи девок вокруг, которые нуждались в воспитании. Как бы так сделать, чтоб хренов Рен вернулся, а мама и этот чертов кошак остались. И Джейна еще осталась бы. Хакс даже на идиотский диванчик посреди его когда-то идеальных апартаментов был согласен.

— Какие-то проблемы, генерал? — сладко пропела Джейна.

— Здесь мыть? — сухо спросил ее Хакс, положив пальцы в черной коже прямо на ее промежность.

Джейна практически подпрыгнула и тоненько простонала:

— Н-нет… Достаточно! Вытирай меня!

Хакс умел держать лицо, даже когда Сноук унижал его прилюдно. Слава криффу, Рен занимался этим куда реже. Поэтому он невозмутимо встал и выключил воду. Принес ей полотенце с вешалки и устроил на ее плечах. Сильно и несексуально растер Джейну, как свою кошку Милли после принудительного купания.

— Еще приказания? Или мне можно пойти и переодеться? — спросил.

Джейна стрельнула в него взглядом, пытаясь придумать что-то срочное, но не унизительное для нее лично. Сдалась:

— Нет. Пока!

— Тогда я жду исполнения своей части договора, — сказал Хакс и подошел к гардеробу. Стащил с себя китель, термофутболку, оставшись голым по пояс. В отражении на дюрастали увидел, как Джейна приоткрыла рот и распахнула глаза. Разобрался с обувью и вообще без стеснения снял штаны с бельем. А потом точно так же быстро, по-военному, надел сухой комплект формы. Девчонка часто-часто дышала. Кажется, ей нравятся рыжие.

— Поиск брата, — скомандовал Хакс. — Быстро!

И тут же понял, что переборщил, ведь горло сдавил захват Силы. Для той, кто якобы не собирался на Тёмную сторону, Джейна-Кайла слишком часто использовала любимые приёмы братца. Её глаза сверкнули яростью, давление на его шею усилилось.

Генерал закрыл глаза и перестал сопротивляться, внутренне ухмыляясь: сомнительно, чтобы девчонка придушила его сейчас — ещё явно не наигралась с новой игрушкой. Но и доставлять ей удовольствие извинениями не входило в его планы. Арми уже почти потерял сознание, когда захват неожиданно спал. Он рухнул на колени, пытаясь восстановить дыхание, а ему на голову прилетела мокрая тряпка. Как оказалось, полотенце.

Джейна без единого слова устроилась на его кровати. Голая. Когда он смог, наконец, отдышаться и забросил полотенце подальше, она сидела, скрестив ноги, закрыв глаза. Величественная и спокойная, словно не она его только что душила. И, кстати, во время экзекуции ни словечка не сказала, в отличие от Рена. Тот любил разжевывать, за что наказывает и почему. В отношении себя Хакс считал такую меру излишней: он всегда знал где накосячил.

Генерал достал из потайного отсека в шкафу фляжку с виски и приложился. Плюхнулся на пол, прислонился спиной к стене. И просто пялился, как вздымается грудь Джейны в глубочайшей концентрации. Как тоненькие ручейки воды с мокрых волос стекают по коже, очерчивая идеальное тело, а она не замечает. Отмёл настойчивое желание подрочить и подумал, что, судя по реакции Джейны на него, спать она захочет с ним сегодня. Интересно, какого именно секса ей нельзя?..

Арми так увлёкся фантазией, что бы он попробовал с ней, помимо собственно вагинального секса, когда Джейна задышала чаще. Присмотревшись, он понял, что не только влага с волос стекает по ее телу. На лбу, на груди выступили бисеринки пота, пальцами она судорожно вцепилась в простыню…

Хакс подскочил, когда Джейна, не открывая глаз, закричала, словно от невыносимой боли. Свет мигнул, мебель затряслась. А Джейна начала приподниматься над кроватью, зависла в воздухе! Он шагнул к ней без лишних раздумий и, размахнувшись, отвесил звонкую пощёчину. Она со стоном рухнула на кровать, а Хакс бросился за аптечкой. Он слабо представлял, как помочь ей, но намеревался, крифф его дери, сделать это!

Когда он вернулся, Джейна лежала на спине, уставившись распахнутыми глазами в потолок. Дышала она по-прежнему тяжело, но уже ровнее. Арми опустился рядом, осторожно убрал с её лба налипшие прядки волос. Джейна закрыла глаза и с трудом проговорила:

— Бена нет… Рей нет…

Хакс приподнял её голову, устроил у себя на коленях. На тело девушки он набросил одеяло. В голове у него не укладывалось: как нет, как же… Нет!

— Они… — Джейна вдруг всхлипнула, свернулась калачиком, — они в другом времени, в прошлом. И я понятия не имею, как это возможно…

Спустя секунду она уже спала.

Хакс отмел сильнейшее в его жизни желание нажраться, вместо этого пожрал, в смысле еды поел. Подозвал кошаков и устроил их прямо на Джейне: Милли у головы, ее безымянного пока ебаря на животе девушки. Говорят же, что коты лечат, вот пусть и отрабатывают содержание!

После этого подождал с часик, распинал по комму рабочие дела и растолкал Джейну без всякой жалости. Навис над ней и, когда она открыла свои красивые глаза, проговорил со значением:

— Ты нужна мне!

Не до конца проснувшаяся Джейна полезла целоваться. Хакс поддержал ее порывы. За что больно схлопотал в челюсть: Джейна поняла, на каком она свете!

— Сарлакк! — рявкнула.

— Я счел, что это твое желание! — хмыкнул Хакс.

— Какого криффа… — Джейна зевнула, — ты меня разбудил? Я совершенно вымотана!

— Значит, душить не будешь! — Хакс обрадовался. — Пойдем играть в детективов и искать, в какую черную дыру Галактики засосало твоего неугомонного братца!

Джейне тоже пришлось заказывать комплект формы Первого ордена — ее собственные тряпки были слишком грязными. А потом они дошли до располагавшихся неподалеку апартаментов Кайло Рена и вскрыли электронный замок с помощью универсальной отмычки, которую Хакс заказал себе, еще когда Сноук жив был.

— Я смотрю, ты у моего братца как у себя дома, — поддела его Джейна.

— Ага, порножурналы почитать беру без спроса, — хмыкнул Хакс.

В комнатах Рена было, как всегда, пусто и чисто. Джедай хренов! Кайло всегда бесил Хакса тем, что не был любителем простых жизненных удовольствий. Только забытая кружка и пара датападов на столе. Датапады они с Джейной поделили и стали рыться по записям. Самое интересное было под паролем. Хакс раздраженно отшвырнул электронную игрушку, но Джейна ее притянула Силой.

А потом (Хакс подглядывал через плечо) ввела на межгалактическом без пробелов «у Люка синие яйца». Датапад мигнул и пустил их в святая святых — облачное хранилище верховного лидера. А Хакс заржал как помешанный.

— Наша старая шутка, — Джейна даже покраснела. — Кайло, то есть Бен, очень… консервативен.

Они быстро просмотрели последнее, чем интересовался Кайло, и нашли ситхский артефакт. Информация к нему была тоже на неизвестном для Хакса языке, но с пометкой Кайло «Артефакт останавливает войны».

— Вот дебил ушастый! — Джейна швырнула бесполезным теперь датападом в стенку. — Там написано «артефакт, убирающий причину войны». Кто-то больше увлекался дрочкой, чем изучением мертвых языков!!!

— То есть ваша джедайка и наш Верховный лидер переместились в прошлое из-за какой-то чашки, которую нашел на Тойдарии Рен? — Хакс уже все понял, но решил уточнить.

— И изменили все! — Джейна чуть ли не плакала. — Но я не знаю, что!

— Я зато знаю… — начал Хакс, но тут раздался сигнал тревоги. Он схватил Джейну за плечи. — Это нападение! Ты нужна мне! Прямо сейчас! Пожалуйста, надень шмотки Кайло и изобрази его на мостике, ты обещала! Все испугаются и возможно боя не будет!

========== Королева ==========

Рей не соглашалась остаться с Падме. Она хотела лететь с Кайло и навалять врагам, а не менять пеленки своей будущей начальнице Лее. Падме пришла в себя, когда они все уже по десять раз поругались, и слабо попросила всех, кроме Энакина, удалиться.

— Кайло, ну хоть ты головой подумай! — потребовала она уже на улице. — Вам нужен форсъюзер! Вам нужна помощь! А с Падме справится жена твоего… двоюродного дедушки, во!

— Рей, я все понимаю. Мы ненадолго, — попытался соврать Кайло. Не вышло — Рей хлестнула его жгучим взглядом, будто он ее предал.

— Я же равна тебе, — сказала тише. — Не прогоняй меня на «женскую половину».

— Рей, ты должна позаботиться о Люке, Лее и Падме, — Кайло нерешительно коснулся ее руки. — Они наше будущее. Буквально. А Падме круче Энакина, только ей в себя прийти надо и избавиться от влияния Оби-Вана.

Из домика вывалился упомянутый Эни: красный и злой. Рявкнул:

— Улетаем завтра! Я должен побыть с женой!

И выставил ногу, когда Оби-Ван попытался пойти к Падме:

— Только через мой труп! Проваливай!

— Сейчас организуем, предатель! — рыкнул Оби Ван и активировал меч. Рей вскинула руку, и спидер, припаркованный у стены лачуги, поднялся в воздух. Таким снарядом она бы джедая придавила насмерть. Кайло перехватил ее запястье. «Не надо», — передал мысленно. Он чувствовал, что задумал Энакин.

— Я убийца, детоубийца, убийца джедаев, — дед скрестил руки на груди, и Кайло на мгновение почудился на его месте мрачный Вейдер из голозаписей. — Но не предатель. Это меня предали. Ты — друг, который бросил на мучительную смерть. Орден, который замышлял за моей спиной. Палпатин, который насылал на меня кошмарные сны, подавлял мою силу и контролировал разум…

Энакин помолчал, а потом развел руки в стороны, глядя прямо в глаза бывшему другу:

— Ну давай, Оби, брат. Казни меня. Соверши свое джедайское правосудие. Именно этого ты всегда хотел: следовать учению без оглядки, без вопросов… ведь твоя вера превыше.

Он замолчал. Вдруг зашипели выстрелы — клоны высыпали из транспортника, увидев, что их командиру угрожает опасность.

Рей с Кайло среагировали одновременно, останавливая заряды. Кайло ощутил тепло в груди — от их единения, командной работы. Ласково погладил узы: «Делаешь успехи, мусорщица!» Рей в ответ закатила глаза, но улыбнулась.

— Убери свой меч, Оби-Ван Кеноби, — бледная Падме появилась в дверном проеме позади Энакина.

После секундной заминки Оби погасил сайбер, Эни дал команду клонам перестать палить во все стороны. Падме величественно их оглядела.

— Все с вами ясно… — устало сказала. — Оба хороши. Изоврались, подрались, Оби навешал мне чертовой лотальской лапши на уши, а ты, Эни, и слова правды не сказал про Палпатина. Волновать не хотел?! Да вот взволновал.

Рей увидела невероятное: непримиримые противники смотрели в пыль под ногами и молчали.

— Похвально твое желание сплавить меня на родную планету, Эни, чтоб не было заметно, как из меня песок сыплется. Но я еще и королева. Я политик и воин, — продолжила Падме ровно.

— Ты мать! — вдруг вмешался Кайло, сам того не ожидая. Все присутствующие, как по команде, посмотрели на него, но он не смутился. После взгляда отца на том проклятом мосту его вообще мало что волновало.

— Думаешь, я должна спасать детей и забыть про галактику? — Падме развернулась к нему всем телом.

— Думаю, что ты должна спасти детей и потом спасти галактику, — Кайло скрестил руки на груди. — Иначе их разделят. Из девочки вырастят копию тебя, только послушную. А из мальчика самоубийцу.

— Ты так говоришь, словно знаешь будущее, — Оби-Ван скривился.

— А я и знаю, — Кайло пожал плечами. Его уже не слишком волновало, сколько народу знает правду. Главное, что дед ему поверил.

Падме разглядывала их. Кайло подавил острое желание поклониться и отряхнуть коленки. Бабуля была круче матери в своем пронзающем взгляде.

— Эни… — Падме смягчилась самую чуточку. — Мы сейчас еще раз поговорим. А потом устроим общий совет и решим что делать.

Рей почти хихикнула — Падме не позволит никому решать за нее. И честно говоря, теперь она терялась: на кого же Кайло больше похож? Ум матери, авантюризм отца, величественность и красота бабушки, яростные порывы и юмор дедушки. И все равно Кайло — ее Бен — другой. «Лучше», — прошло ей на ум.

— Пойдем и мы поговорим, — Кайло протянул ей руку, она приняла. Они прошли дальше, за низкую глинобитную ограду фермы, где в закатных лучах песок светился розовым.

— Не ступай туда, провалишься! — Рей резко дёрнула его на себя. Кайло оступился и чуть не упал на неё. Рей же обхватила его руками, словно могла удержать от падения того, кто в весит в три раза больше и существенно выше. Кайло не упал, но обнял её в ответ.

— Что ты.?

— Тш-ш-ш… Дай потискать.

Кайло уткнулся носом в её макушку, прикрыл глаза. Как объяснить ей все?! Рей не сопротивлялась, молча прижалась к нему. Закат в пустыне догорал — воистину величественное зрелище, но Кайло не хотелось смотреть, а Рей, вероятно, насмотрелась за все годы, проведённые в такой же песчаной дыре.

— Они прекрасны только для тех, кто не знает, как холодно в пустыне ночью, — Рей ответила на его мысли вслух, а у Кайло не нашлось сил отругать ее за чтение мыслей без согласия.

— О чем ты хотел поговорить? — Рей не спешила разорвать объятья, просто чуть отстранилась. Кайло отпустил её и плюхнулся на песок. Рей, морщась, опустилась рядом на корточки.

— Ты знаешь, песок…

-… везде попадает. — он усмехнулся. А потом ухватил её за талию и потянул к себе на колени. Рей попыталась брыкнуться, но он быстро обездвижил её Силой и удобно устроил на своих скрещённых ногах. И только потом отпустил.

— В следующий раз я укушу тебя за нос! — возвестила Рей и надулась. Слезать с него она не рвалась.

— Можешь и сейчас укусить, — он подразнил её щеку своим длинным носом. Рей на подначку не повелась, поэтому Кайло со вздохом продолжил — уже серьёзно:

— Нужно, чтобы ты осталась с Падме, Рей.

Рей тут же брыкнулось, но Кайло стиснул её покрепче и проложил.

— Только ты сможешь удержать её от повторения ошибок Леи, чтобы не… — он судорожно вздохнул. — Чтобы не выросли из детей одинокие монстры с Силой. Ты же видишь, какая она… Рвётся спасать галактику, хотя её саму едва спасли. Сбросит детей этому железнозадому придурку и возглавит восстание…

Кайло не договорил. Ткнулся в плечо Рей, пытаясь скрыть слезы. Они изменили прошлое, будущее, а одна мать по-прежнему готова спасать галактику вперёд своих детей, словно больше…

Кайло не успел додумать. Сила, казалось, взорвалась, потянула его душу из тела. Кто-то очень близкий, почти он сам, но незнакомый, звал его, звал отчаянно сквозь года. Рей застонала в его руках — и её звали! Кайло слышал это: «Бен! Рей! Бен!». Они словно выпали из времени и пространства, зависли где-то между, где-то в Силе. Перед глазами встало искаженное от напряжения лицо… его самого! Только мягче, женственней…

Женщина закричала, да он и сам уже задыхался от боли, вдруг щеку резко обожгло, мелькнула рыжая шевелюра, — у-у-у, сука Хакс! И все пропало в одночасье.

Они с Рей рухнули на прохладный песок, который тут же насыпался Кайло за шиворот. Но он просто лежал и смотрел на сиреневое небо перед собой, на марево вокруг двух солнц, скатывающихся за горизонт. Там, в будущем, у него была сестра-близнец. Она звала его, она у Хакса… Кайло зажмурился и застонал в голос.

Рей, которая приземлилась рядом, взяла его за руку.

— Такая же красивая, как и ты… И меня знает… — протянула задумчиво.

Кайло только жалко всхлипнул и зажмурился. Сил не было дальше смотреть на эти гребанные солнца!

— Она звала тебя «Бен», и меня… Может там, в новой реальности мы… — она не договорила.

— Мы в любой реальности вместе, — прокаркал Кайло, сам не узнавая своего голоса. — Даже как враги, все равно связаны.

Теперь уже всхлипнула Рей.

— Она не в плену. — проговорила спустя пару секунд. — Я уловила эмоции этого, как его…

— Хакса, — Кайло затаил дыхание.

— Хакса, — Послушно повторила Рей. — Он волновался за неё. Ударил, чтобы прервать транс…

Кайло промолчал. Он боролся с бурей эмоций: где-то там его ждали. Кто-то знал, где они. Кто-то звал их с Рей сквозь года. Они нужны там…

— И здесь тоже нужны, — проговорила Рей грустно. — Вернёмся, когда победим…

— Ты точно вернёшься, — вышло резче, чем он хотел. Рей приподнялась на локте и заглянула ему в глаза. Кайло сглотнул и продолжил.

— Чтобы остановить войну, нужно убить Палпатина, не допустить превращения Энакина в Вейдера и не разлучать близнецов. Я сделаю так, чтобы Эни вернулся. Он смешает твою и свою кровь в чаше, и ты отправишься обратно.

Кайло прикрыл глаза. Ему отчего-то стыдно было смотреть на Рей.

— Значит, ты собрался здесь героически погибнуть… — начала она медленно. — А меня отправить в будущее, в котором нет тебя, но есть женщина как две капли на тебя похожая?

Рей ухватила его за челюсть, крепко сжала мозолистыми пальцами — больно! Кайло распахнул глаза в шоке. Глаза Рей, казалось, чуточку пожелтели… Или это отблески заката?

— И что я с ней там буду делать? — Рей едва не рычала.

— Дружить? — выдавил невнятно Кайло.

— Дружи-и-и-ить? Может, ты и целоваться с ней прикажешь?! — и тут Рей поцеловала его!

Поцеловала гневно, словно она решила его так убить. Сайбером не получилось, бластером не получилось, целым флагманом сопротивления не получилось… А вот выпивающим воздух из груди поцелуем — почему нет?

Кайло ответил ей. Он надеялся на поцелуй тогда, в тронном зале. Что она подаст руку, что он обнимет ее крепко-крепко, что коснется нежно ее губ своими…

Но в далекой реальности прошлого они лежали в песке и яростно целовали друг друга. Как в последний раз.

— Я люблю тебя! — Кайло разозлился, иначе, наверное, он никогда бы не смог сказать. — Я хочу, чтоб ты вернулась и жила! И Сопротивление свое гребаное поднимешь! В мире без войн!

— Всегда будут войны, дурак криффов! — Рей больно прикусила его губу, аж до крови. — Нельзя просто взять и прекратить, перечеркнуть прошлое, потребовать забыть, заставить сидеть ровно!

— Ты точно светлая? — Кайло захохотал.

Рей залепила ему пощечину, но он продолжал смеяться.

— Нельзя забывать и нельзя сдаваться! — она больно ухватила его за ухо. — Да послушай ты! Нужно принять это и идти дальше. И делать эту проклятую вселенную, полную тьмы, хоть на миг, хоть на йоту лучше!

— Ага, по принципу «кто не с нами, тот против нас», — Кайло не хотел так говорить, само вырвалось.

— На себя посмотри… — устало сказала Рей и оттолкнула его.

Она встала и принялась с остервенением отряхивать песок. Который, конечно же, был повсюду.

Кайло схватил ее за руку и чуть не схлопотал сайбером. Хвала свету и тьме, выключенным.

— Рей, я был неправ, — сказал. — Тогда, над трупом Сноука. Но я не разделяю ценности и методы сопротивления.

Их прервал гул в небе. Засияли вспышки, и из гипера стали выходить разрушители, сразу выпустившие рой TIE-шек старого поколения.

— Палпатин вернулся за верным слугой… — Кайло потащил Рей к домику. — Бегом! Не представляю, как он узнал, но нам пиздец!

Навстречу им выскочил Эни. Полураздетый, от чего Кайло на ходу закатил глаза.

========== Донор ==========

Нельзя просто так взять и упаковать девчонку в шмотки Кайло, даже если она почти с него ростом. Во-первых, Джейна была худее — на ней штаны и туники Кайло болтались. Во-вторых, его тяжелые ботинки были ей велики. И наконец, она не могла разобраться, как эту чертову упряжь и амуницию застегивать.

Хакс включил профессионала. Трусов у Верховного лидера не было, или он их где-то прятал, чтоб не украли. За своими Хаксу посылать было некогда, поэтому он помог натянуть Джейне две пары штанов — сухо сглатывая от того, как смотрятся сиськи над завышенной талией. Носки нашлись — и две пары надела сестрица Верхлида, а остальное Хакс натолкал в обувь и долго регулировал шнуровку и ремешки, чтобы Джейна смогла ходить. Толстая подошва прибавляла ей роста, но до Рена все равно чуть-чуть не хватало. Хотя он регулярно сутулился, поэтому Хакс просто надеялся, что приглядываться не будут.

Самое сложное было — затянуть сиськи. Хакс воспользовался эластичным бинтом и скотчем, который случайно нашелся у Рена в хозяйстве. Пока он заправлял грудь Джейны под бинт, у него встало так, что хоть против Рена с сайбером выходи. Сайбера кстати не было, но Хакс надеялся, что сестрица сумеет всех придушить, чтоб поверили — Рен сегодня не с той ноги встал.

— Когда мы вернемся, ты будешь мою грудь облизывать! — злобно сказала Джейна. А Хакс задумался — это она его дразнит, потому что он мужчина или он ей сам по себе хоть немножко нравится?

Несколько туник одна на другую, сверху сюрко и пояс. Перчатки Хакс отдал свои — реновы были слишком огромными, Верхлид вообще бы у вуки за своего сошел. Сверху пришлось еще и плащ, хотя Рен так не носил. Но надо было скрыть изящные линии тела Джейны. У Хакса по-прежнему стояло и падать отказывалось, как он в таком виде на мостик попрется, он предпочитал не думать.

Хакс притащил старую маску — которую Рен с какого-то хера из помойки достал и красным клеем «Наносекунда» заклеил. С трудом, но сумел натянуть ее на Джейну (волосы пришлось заплести — мешали). Задрапировал полученное чудовище в шарф.

— Удачи! На мостик бегом! — и поцеловал Джейну в дыхательный аппарат уродливого шлема.

Хакс заскочил к себе за шинелью. Шинелей энная версия его, похоже, не носила, зато в стенном шкафу обнаружилось огромное количество тактических шмоток. Словно любимым занятием Армитажа было в разведку боем ходить. На почетном крючке в шкафу висел тесак с гравировкой по лезвию «Хагзу за врэдность» — сделанной грубо, словно буквы выплавляли на клинке по-живому.

— Интересно, кто у нас такой грамотный, а, Рен?

Хакс схватил ножище со стены, прихватил плащ-палатку — хоть чем-то прикрыться. Провести весь день рядом с Джейной и спровоцировать новую версию слухов «У генерала Хакса стоит на Верховного лидера», Армитажу не улыбалось. А плащ-палатку он объяснит… испытанием амуниции. Точно.

Однако, когда взмокший Хакс в плаще с тесаком в руках влетел на мостик, на него не обратили ни малейшего внимания. Все глаза были сосредоточены на Джейне, которая стояла, скрестив руки на груди перед тремя полупрозрачными фигурами.

Хакс похолодел, опознав в суровых морщинистых лицах поверенных Сноука по особо важным делам. Они были лояльны только старому криффу и с момента его смерти не показывались. А в иллюминаторах маячила та часть флота, которая вроде должна была тусить в Неизведанных регионах и распространять влияние Ордена вширь. «Бухгалтер», «Юрист» и «Духовник» Сноука пялились на ПсевдоРена совершенно неодобрительно.

-…Мне плевать на ваше недовольство! — заявила Джейна. Вокодер в шлеме придал ее голосу нужный ржавый тембр. И ярость в интонации была фирменная, реновская.

— Вы потратили деньги на сотню модернизированных истребителей и до сих пор не предоставили платежные документы, — холодно сказал «Бухгалтер». — Гала-Банк заблокировал счет, потому что вы залезли в минус.

— Пока я Верховный лидер Ордена, я могу делать, что хочу! — выкрикнула Джейна.

— Не так быстро, — вмешался «Юрист». — Мы все еще не уверены, что Верховный лидер Сноук мертв. Все знают об этом только с ваших слов и со слов генерала, а тело его погибло вместе с «Господством».

— Это не Рен, — вдруг вмешался «Духовник». — Обманка, девка в его маске. Это преда…

Старик поперхнулся и захрипел. А Джейна выбросила руку со скрюченными пальцами совершенно реновским жестом.

— Вы принеслись сюда, словно три криффа Апокалипсиса, с моим же флотом, — цедила слова Джейна, а «Духовник», точнее его голограмма, тем временем тоже вскинула руку. Джейна расставила ноги пошире, сжала руку в кулак.

— Поверили этом старому сарлакку… у которого каша вместо мозга… Так смотрите!

Изо рта и носа лысого старика в черном балахоне потекла кровь. Крючкотворы отшатнулись от него с отвращением, когда из ушей «Духовника ” поползла неидентифицируемая каша. По мостику Финализатора пронесся дружный вздох ужаса, кто-то вскрикнул, когда тело в черном безвольно рухнуло и пропало из виду.

Кем на самом деле придурок Сноуку приходился, никто не знал. Он появлялся на совещаниях и вставлял едкие замечания про Силу и высшее предназначение Первого Ордена. В отличие от двух других, Хакс считал придурка совершенно бесполезным.

Впечатленный представлением как и все остальные, Хакс, однако, трепетал по другому поводу: у двух оставшихся были доступы к базам данных и счетам. Они могли уничтожить Первый Орден буквально нажатием пары кнопок, бюрократы херовы!

И тут «Юрист» почтительно склонил голову.

— Прощения просим за беспокойство, Верховный лидер. Произошла трагическая ошибка. Доступ к счетам будет восстановлен в ближайшее время. Однако просим не допускать больше документарных проволочек.

«Бухгалтер» тоже поднял взгляд, и Хакса передернуло: генералу вдруг померещилось, что глаза обоих сверкнули на мгновение красным, а старческая личина исказилась, явив лысые безносые головы, обтянутые бледной кожей… тела нелепо вытянулись. От существ повеяло такой жуткой Силой, что генерал похолодел… А потом все пропало. Два старика коротко поклонились и пропали. А Джейна пошатнулась и начала заваливаться назад.

Хакс подхватил ее за плечо, потребовал меддроидов с грави-носилками. Потому что тащить «Кайло Рена» на руках ему не улыбалось — и без того им отношения приписывают. Персонал, сотрудники и личный состав вели себя тихо, бросали скорее уважительные, чем боязливые взгляды.

— Связь с флагманом мне! — потребовал Хакс.

Его соединили с мостиком незваных гостей. Хакс встал так, чтоб не было видно «Рена», налаял на ни в чем не повинного генерала. Тот, кажется, был слишком ошарашен. Поэтому отчитывался, как зеленый адъютант. Хакс прекратил тиранию, когда вкатились дроиды с носилками. Приказал всем возвращаться к делам и сопроводил Джейну до медотсека, вызвав по комму маму. Внутри первым делом содрал с сестры Кайло шлем и сдал медицинскому дроиду

Хакс сам себе удивлялся: неизвестно откуда он знал, как делать искусственное дыхание, и порывался сделать его Джейне.

Он, наконец, повернулся: с коек на него смотрели дамы: кашляющая Фазма, задумчивая Лея, злая (опять) Роуз и печальная Кайдел. Тут вбежали его мама и парочка медиков рангом пониже. С учетом Джейны в обмороке, он собрал свой полный дамский набор.

Фазма с любопытством глянула на растрепанного Хакса и весело спросила:

— Ну что, финтиплюхнул сестричку Рена?

— Без тебя?! Как я мог! — нашелся Арми, но все же покраснел, как курсант, застигнутый за дрочкой. Фаз подмигнула ему и послала воздушный поцелуй.

— Моя дочь воспитана джедаем, она выше этого! — Лея была слаба, а ещё очень-очень недовольна.

— Да уж, не допускать дочь к сексу до тридцати лет — охренеть, блять, воспитание. А уж сына как воспитали! — Хакс упёр руки в бока, понимая, что его несёт. — Ему даже Сноук не помог, как был джедаем, так и остался!

— Мой сын безнадёжен! — Лея приподнялась на локте, она почти кричала. — Он Люка убил! Моего брата!

— Люк сам его чуть не убил… — Джейна пришла в себя, говорила слабо. Хакс обернулся к ней, чтобы увидеть очень-очень недовольную маму и двух медиков, что срезали бинты на груди Джейны.

— Тот, кто ее бинтовал, садист и идот! — мама смотрела на Арми в упор, давая понять, что прекрасно знает, кто забинтовал Джейне грудь.

— Ну мам! Ну я должен был! Там нападение! А она помогла… — у Хакса страшно разболелась голова, он совершенно взмок в чертовом плаще. Дурацкий тесак неудобно оттягивал пояс. Арми попробовал его переместить, но тут же порезался. В отчаянии сунул палец в рот.

— Вот именно! Помочь! Ты помогаешь этим криффам, а потом тебя подло предают! Все мужики козлы! — Роуз пригвоздила его взглядом и провернула в нем мысленно нож к тому же.

— Что-то я не помню от тебя, Роуз, бескорыстной помощи! — искренне возмутился Хакс. — Сплошная нечестная торговля и шантаж. Могла бы и спасибо сказать за игру в лошадку и поцелуй!

— Арми, что я слышу! — строго сказала его мать, которая наблюдала, как Джейне вкалывают стимулятор и ставят капельницу с глюкозой. — Немедленно извинись. Какая б девушка невоспитанная ни была, ты должен вести себя как джентльмен!

Фазма взорвалась хохотом, Кайдел залилась слезами.

— Что с моей дочерью? — спросила строго Лея, да не на ту напала.

— У нее физическое истощение и нервный срыв, легкая простуда и несбалансированный гормональный состав крови. Вашей дочери скоро понадобится гормональная терапия или услуги мужчины. Арми может их предоставить, но с контролем размножения! — мама скрестила руки на груди и точно так же строго взглянула на Лею.

Пока мамаши мерялись взглядом, подыхающая от хохота пополам с кашлем Фазма подала голос:

— Хакси, мне нужна твоя сперма! Я решила завести ребенка, а ты еще пять лет назад по пьяни поклялся, что будешь донором!

— Ты хочешь детей от этого рыжего криффа?! — Роуз адски расхохоталась. — Вон лучше козла Дэмерона подои. Он хоть красавчик…

Тут поднялась Кайдел. Держась за бок, подошла к Роуз и влепила ей такую смачную пощёчину, что у той дернулась голова.

— Простите, генерал… — пробормотала блондинка, причём непонятно было, у какого генерала Кайдел просила прощения. Она молча вернулась к своей койке и упала без сил. Её поступок подвесил в медблоке почти полную тишину: Роуз всхлипывала, Джейна провалилась в беспамятство и тихо стонала, а Фаз дышала с присвистом. Мама и Лея сверлили его одинаково злобными взглядами, и Хакс вдруг понял, что пора сворачивать балаган.

— Так, — он сел на стул, потёр переносицу. — Слушайте меня все внимательно. Это может показаться невероятным, но наш обожаемый Верховный лидер, он же Кайло, он же Бен, вместе с его ненаглядной Рей, просто Рей, отправились в прошлое и изменили все.

— Что «всё»? — холодно спросила Лея.

— Подробности потом, сначала поверьте, — отмахнулся Хакс. — Мне вы не верите, и не надо, но Джейна подтвердит мои слова…

— Когда очнется, — холодно прервала его Лея. — Сейчас моя дочь без сознания, и я не знаю, что именно вы с ней делали.

— Оттрахал и стер память, конечно, — Хакс оскалился злобно. — Чем еще может заниматься злодей прямо на мостике в виду всего начальственного состава. А так как я хочу Кайло отыметь, то решил заодно переодеть Джейну.

— Арми, — его собственная мама строго погрозила стетоскопом. — Кто ж так разговаривает с матерью будущей жены.

— Что?! — Хакс потерялся в этой логике.

— Ну очевидно, что бедная девочка нуждается в тебе больше, чем я думала, — мама вздохнула. — И я не против породниться с Верховным лидером, рано или поздно ему пришлось бы забирать сестру к себе и перевоспитывать. Но если ты женишься по традиции, которая предусматривает многоженство, то сможешь осчастливить и бедняжку Кайдел, и свою подругу Фазму. Ты же знаешь, главное, чтобы все отношения были узаконенными, по согласию, и чтоб все дети получили равные права.

Хакс не находил, что сказать. Он с трудом помнил маму — и почти не помнил свою новую ебанутую жизнь в изменившемся будущем. Поэтому он предположил, что родившая без брака и всего одного ребенка мама помешалась на идее счастливого сына-многоженца с кучей ее внуков.

— Так! — злобно сказал он. — Я не шутил насчет изменений в ткани реальности. Ты, мама, приводишь в чувство сестрицу Верхлида, и пусть она сама с глупыми курицами разговаривает! С тобой, Фаз, я поговорю насчет донорства позднее и без лишних ушей! Вы, Лея, подумайте головой, а не сердцем с искрами сопротивленческой надежды. Кайдел… у тебя отличный удар. А ты, Роуз, если недовольна мужиками, переключись на девок! Вон их вокруг тебя сколько, и все красивые до усрачки. Ты, конечно, тоже ничего, если вымыть.

Развернулся и пошел к себе. Дверь не желала открываться, поэтому Хакс просто вскрыл ее подаренным тесаком. Кстати надпись на нем изменилась и гласила: «РыЖеМу АнАльНоМу НаГиБаТоРу!»

В его покоях диванчик стал цвета плесени — зеленым в пятнышко. В остальном все было по-прежнему. А нет — вместо минибара стоял ящик кореллианского виски. Хакс разделся до майки и кальсон (были же трусы?), распечатал вискарь и глотнул.

Пока пил, реальность кружилась вокруг него. К половине бутылки он снова лишился бороды, зато прибавил в татухах, а на стене образовалась впечатляющая коллекция виброклинков. Он связался с адъютантом и узнал, что дамы в медотсеке перессорились, и каждой предоставили отдельную каюту.

«А не сходить ли мне навестить кого-то?» — подумал Хакс, с интересом разглядывая появившийся на его стене неизвестно чей лайтсайбер. Трофей, что ли?

========== Чевин ==========

Кайло схватил чашу, которую всегда носил с собой, опасаясь потерять возможность вернуться. Рей без слов вытянула руку, и они смешали кровь. Мир мигнул, и они снова были под палящими лучами вместо закатных, два солнца стояли в зените.

— Что дальше? — Рей раньше не пользовалась чашей и не представляла, что можно с ней сделать. — Уговорим нас же драпать с планеты?

— Нет, подготовим Палпатину теплую встречу. Для этого надо взять спидер и в город! — Кайло потащил ее за собой. — Пока он будет искать нас в одном месте, мы успеем свалить, захватить его флагман и точечно ударить по городку!

— Но как же невинные жертвы! — Рей возмутилась.

— Обеспечим им эвакуацию! — Кайло перестроил план на ходу. — Слушай, чтоб завалить ситха, нужно самому стать ситхом, хоть ненадолго!

Тут Кайло толкнул Рей в сторону, они вместе упали за низкий глинобитный заборчик фермы — они проявились прямо там, где встретили расхристанного Энакина в будущем.

Из дверей вынырнул Энакин, за ним Оуэн Ларс — его сводный брат.

— Ты чего приперся? — прошипел Ларс, чтобы в доме не услышали. — Только сейчас, Эни! Когда тебе вздумалось!

Перед домом послышалась возня, и Кайло осторожно высунул голову поверх заборчика. Рей он при этом прижал к себе так, чтобы даже шевельнуться не могла, но она пыталась брыкаться. Чем жутко веселила Кайло, который страшно обрадовался будущему совместному приключению. Рей, кажется, любит его, хоть и не ответила. Она не хочет возвращаться без него! Но Кайло захлебнулся своей нежданной радостью, когда разглядел, что происходит у дома.

— Где ты был, когда твоя мать страдала в рабстве?! — Оуэн схватил Энакина за грудки и тряс его. Дед Кайло не сопротивлялся. — Где ты был, я спрашиваю?! Ты пришел слишком поздно… И не нужно мне рассказывать про месть! Она так страдала перед смертью! Ей плевать на твою месть! И моему отцу уже плевать! Он умер, Эни! Умер! Он не смог жить без нее!

Оуэн рыдал уже. А Кайло с замиранием сердца смотрел, как Энакин осторожно обнимает сводного брата.

— Я знаю, — тихо сказал. — Я почувствовал, как только приблизился к дому. И я снова облажался, брат. Я убил тех, кто не давал мне выкупить ее, видеться с ней. Я снова отомстил, да не тем. Ты прав, месть не нужна мертвым. А раны живых месть только глубже делает.

Он помолчал. Оуэн теперь просто тихо плакал.

— Мы улетим сейчас, если ты скажешь. Это твое право. Я не смею осуждать тебя, — Энакин был предельно серьезен.

— Пускай остается Падме с детьми и кто-то с ней, — глухо ответил Оуэн после паузы. — Я не стану тем, кто отказал в помощи. Но остальные должны улететь.

— Спа… Спасибо. — Энакину было явно тяжело говорить.

Оуэн оттолкнул его:

— Я не для тебя это делаю.

Они скрылись в доме.

— Воруем транспорт и бегом в поселение, — Кайло подтолкнул ее. — Кажется, оно называлось Анкорхед и было той еще дырой. Ма… Лея в молодости тут знатно поприключалась с Ханом.

— Назови ты их уже отцом и матерью! — вспылила Рей на ходу. — Ты не изменишь свою днк, как не пыжься!

— Ученые с планеты Камино посмеялись бы над твоим заявлением! — Кайло забросил Рей в неопределенного вида и года производства ржавый двухместный спидер, за что получил по голове. Завел агрегат с пятой попытки, ругаясь последними словами. Стартанул, подняв тучу пыли и песка. Рей, кашляя, начала заматывать лицо.

— Накрой голову, — велела, — солнечный удар схлопочешь и обгоришь к криффам! Зачем мне облезлый ноющий придурок в качестве врага?

— Бери в качестве союзника, раз такая разборчивая, — Кайло не рассердился.

Они быстро добрались до жалкого поселения. Кайло притормозил, уж больно узкими и загаженными были улочки. А Рей с мрачным удовлетворением разглядывала жалкие глинобитные домики вперемежку с остовами ангаров и приспособленными под дома песчаными краулерами.

— Здесь хуже, чем на Джакку! — вынесла вердикт.

— А я что говорил?! — Кайло ухмылялся во весь рот. — Убийцы, воры и предатели! Здесь ничего не исправить, господь, жги!

— И что теперь мы делаем? — Рей с интересом смотрела на Кайло, отмечая несомненную схожесть с отцом. — А то смотри, попадешься на крючок старого гадкого старикана-ситха опять, потому что ничему тебя жизнь не учит!

— Идем в таверну. Кажется, она называется Пивная Джаникса, — Кайло ткнул пальцем в нужном направлении и попытался прочесть вывеску еще раз.

— А дальше? — Рей задрала бровь.

— А дальше взрываем ее нахер, — Кайло ухмыльнулся. — Силой нашей криффовой. Так, во-первых, сбегут все причастные. Причем успеют свалить даже хатты.

— А это здесь тот Джабба Хатт жил, про которого Лея рассказывала? — Рей с интересом стала искать означенных хаттов взглядом.

— Здесь, но автограф попозже возьмешь, — Кайло был довольнее хатта после набега. — Сейчас мы должны создать огромное колебание в Силе. Я буду изображать деда, а ты Люка и Лею. Ясно?

— Слышь ты, хаппабор без яиц! Уноси отсюда свой вонючий зад и передай этому жирному червю, что татуинский спайс за нами… понял?

Рей и Кайло не успели зайти в кантину. Из замызганной двери вывалился здоровенный иноземец, владеющий, наверняка, совершенно невообразимой силой… но мертвецки пьяный. Он мотал здоровенной башкой, пытаясь сбросить с глаз занавесь удивительного цвета волос. Гигант-чевин упал, оступившись. За ним вышли несколько десятков человек в примитивных экзодоспехах с гротескными плазмоганами. Вперед вступил прыщавый юнец, пнул развалившегося на песке чевина в ногу.

— Передашь привет Джаббе от Оррина Голта… для этого тебе хватит одной ноги! — он прицелился, но выстрелить не успел.

Кайло сосредоточился и отшвырнул парня Силой. Тот с воплем отлетел, прямо в груду своих приспешников, они повалились как кегли. А Кайло рассмеялся: весело быть Энакином! Копируя деда в Силе, он отпустил себя, не сдерживался, не думал. Кайло привлек Рей и впился в ее губы страстным поцелуем. Рей только пискнула… и в ту же секунду их двоих окутал дрожащий светящийся купол защитной энергии.

Рей прикрыла глаза, мурлыкнув нежно: она защищала их от бандитов, которые как раз начали поливать их бластерным огнем. Но тут, взревев словно дикий зверь, с земли вскочил чевин.

— Долой ментальное рабство! — он с силой оттолкнул Рей и Кайло, бросился на бандитов. Расшвырял людей в тяжелых доспехах, словно разыгравшихся лот-котят. В мгновение ока половина нападавших стонала на земле, другая скрылась в кантине. Чевин выхватил из складок одежды странного вида коробочку, зашвырнул ее в двери пивной.

Подхватив Рей и Кайло, что едва успели подняться, своими жуткими лапами, он бросился прочь. Слишком быстро для того, кто только что был пьян в слюни. От его резкого звериного запаха перехватило дыхание. Кайло сосредоточился, чтобы отпихнуть чудище Силой, когда услышал мысли того, адресованные ему:

— Не нужно, — глубокий голос звучал с насмешкой, — Вы помогли. Эфант Мон помощи не забывает…

Остаток мысленной речи потонул в грохоте взрыва.

— Отлично, — Кайло запрокинул голову, сказал вслух. — А давай сразу рассчитаемся?

— Каким образом, парень? — чевин поставил наконец парочку наземь и заухмылялся.

Рей молчала и с любопытством разглядывала незнакомого инопланетянина. У чевинов были толстые ноги, массивные широкие тела, тонкие хлыстообразные хвосты и трехпалые руки, настолько длинные, что они почти касались земли.

Этой трехпалой рукой незнакомец, назвавшийся Эфантом Моном, сейчас безмятежно чесал свою длинную, чуть ли не до колен, морду.

— Здесь на орбите скоро будет флот, — сообщил Кайло. — Бывший флот Старой Республики.

— Старой? — чевин захрюкал, видно засмеялся.

— Ну если ты не знал, что Республики уже четверо суток как не существует, то я тебя поздравляю! — Кайло был наглым, как контрабадист.

— И что вместо нее? — чевин улыбнулся, и это выглядело жутко.

— Империя с бывшим канцлером Палпатином, — Кайло нагнулся к нему очень низко. — И ты должен сообщить любым доступным способом на флагман, что у тебя командующий пятьсот первого легиона джедай Энакин Скайуокер, а еще два младенца. И Энакин без сознания. Идет? Такая небольшая помощь стоит твоей ноги?

— И что будет потом? — Эфант Мон заинтересованно поблескивал крохотными глазками.

— Снова Республика, но это не точно, — Кайло подмигнул. — А уж мы о твоей роли не забудем!

— А ты кто сам-то? — чевин даже принюхался к собеседнику.

— Я-то? Рыцарь-джедай! — на «голубом» глазу заявил Кайло, и Рей захохотала.

— А эта девочка твой падаван и вы всего лишь медитировали?

— Именно, — Кайло разошелся настолько, что шлепнул Рей по заднице.

— Ладно, парень. Когда тебе голопередачу сделать? — чевин типа сдался на уговоры.

— Да прямо счас, как только мы развалим городок, — Кайло призвал Силу и окунулся во тьму. Но так, будто понарошку, на поверхности.

Разлетались ржавые детали и куски глины, кружились в вихрях силы транспаристил и дюрасталь. И наконец Рей надоело прикрываться Силовым щитом. Она не выдержала и зажгла свой белый лайтсайбер, который скрестила с мечом Кайло.

— Я всегда чувствовал в тебе тьму, — прошептал он, — я всегда знал, что нам суждено быть вместе. Но пока ты не протянула мне руку, я думал наша судьба — погибнуть друг за другом.

— Наша судьба жить друг ради друга, — проговорила Рей, глядя на Кайло в перекрестье мечей. — И остановить войну.

— Да будет так, — Кайло легонько оттолкнул ее, и они одновременно погасили мечи.

— Ну вот, — он улыбнулся ей, пока вокруг с неба сыпалось все то, что было домами и машинами, — мы практически вывесили Палпатину приветственный баннер. Нам осталось только подождать.

— А зачем ждать? — Рей развеселилась и протянула ему руку. — Давай отправим сообщение от твоего нового друга-чевина и сразу вернемся. Организуем эвакуацию твоих предков и прочих родственников. Один разозленный фермер покруче взвода этих ваших смешных клонов!

Раскатистый хохот заставил их оглянуться. Они совсем забыли про Мона, который как раз прятал коммуникатор. Он присел на корточки, склонил голову набок.

— Вы такие занятные. Словно не отсюда… — чевин прикрыл глаза. — Я чувствую вашу Силу. И что-то еще. Это интересно…

— Мы из будущего, — хохотнула Рей и тут же прикусила язык. Кайло злобно зыркнул на нее, но промолчал. Мон же только кивнул рассеянно.

— Вам на флагман нужно? — спросил медленно.

Кайло напрягся, но Мон опередил его вопрос

— Я чувствителен к Силе, а еще я долго живу на свете, детки, — Мон усмехнулся. — Силу я давно не слушал — джедаи выхолостили ее… они шумели.

Мон, казалось, впал в транс. Рей коснулась пальцами его лба и тут же отскочила с паническим писком. Чевин поднялся во весь свой немалый рост.

— Я передал сообщение. Мой статус не вызывает сомнений у Нагибатора Галактики. Он изволил лично откликнуться.

Мон повел своим чудовищным носом, обнажил клыки.

— Чувствуете? Летит… — Он развернулся и быстро двинулся через развалины. Рей и Кайло, переглянувшись, бросились за ним.

— Я доставлю вас на его флагман. Мой корабль недалеко.

Кайло схватил его за руку, Мон резко остановился. Кайло призвал всю свою волю, чтобы не отскочить с криком, когда здоровенное чудище резко обернулось к нему.

— Почему ты нам помогаешь? — спросил, надеясь, что дрожь в его голосе Рей не заметила.

— Со мной говорит Сила, — ответил чевин после паузы. — Но не хватай меня больше, если не хочешь лишиться руки.

Его корабль был странной кореллианской развалюхой, но явно родственником «Сокола» — возможно, тоже дедушкой. Рей присвистнула, глядя на полузнакомые очертания, Кайло сердито выругался.

— Он тебя преследует, — Рей поддела своего друга-врага-возлюбленного и даже локтем ткнула.

— На борт и быстрее! — чевин подтолкнул Рей мордой в задницу.

— А потом он накачает нас сонным газом и продаст работорговцам-хаттам, — Кайло ухмылялся.

— Твои бедра недостаточно хороши, чтоб плясать перед великим Джаббой, — рассеянно произнес Мон, и Рей зашлась смехом.

Какая-то часть ее вопила от ужаса — они в прошлом! И лезут на флагман Палпатина в одиночку! Вооруженные лишь искрящими сайберами и огромной дуростью!

— Вот и я всегда не понимал Сопротивление и повстанцев, — Кайло услышал ее мысли. — Но теперь нам осталась только такая тактика.

Мон вывел корабль за пределы атмосферы и вовремя — радар показал, что из гипера прямо под ними выходят десятки кораблей.

— Пока канцлер стучится в дверь, мы ему в окно постучим, — протянул чевин. — Чердачное.

Он без палева пристроился в хвост тех кораблей, которые вылетали из ангара.

— Что ты делаешь? — поразился Кайло.

— Сила ведет нас, — Мон кивнул на открытые порты. — Я перехвачу позывной одного из кораблей и вернусь на флагман как свое судно. В неразберихе не сразу поймут, что происходит. За это время надо сесть и выйти. Дальше сами, детки.

— Я не рассчитывал на такую невероятную помощь! — честно признался Кайло.

— Я помогаю не тебе, парень, а галактике, — Мон опустил морду к самому полу. — Ага, можно приземляться.

После войн клонов и захвата власти флот Палпатина, который бывший канцлер собрал в ударный кулак, был очень разношерстным. И корабль чевина не сразу привлек внимание.

Рей и Кайло отвлекли немногих техников и клонов в ангаре, Силой затуманив им мозги, и припустили мостик. Какое счастье, что разрушители унаследовали планировку своих республиканских прототипов, иначе бы они заблудились раз десять. Рей, как и Кайло, чуяла Палпатина внизу. Он искал их лично в развороченных, фонящих тьмой развалинах городка.

Что нужно сделать, чтобы захватить командный мостик флагмана, если вы форсъюзер? Правильно, врубить пожарную тревогу. Часть персонала непременно выбежит разобраться. Дальше Кайло и Рей ворвались на мостик, и Кайло успешно применил силовое обездвиживание и усыпление, а Рей — парализатор.

— Тебе нужен учитель, — в который раз напомнил Кайло.

— Тебе тоже, — огрызнулась Рей.

Последнего оставшегося наводчика Кайло взял под ментальный контроль и отдал команду выстрелить по Анкорхеду. И вот внизу расцвел багровый шар выстрела ионного орудия.

— У нас не получится отступать тем же путем, — Кайло был печален.

========== Причина войны ==========

Но прошлое уже изменилось очень сильно и безвозвратно!

— Знаешь, — пробормотал Кайло, который оказался вдруг близко-близко. — А после победы целоваться положено!

И прежде чем Рей успела сказать хоть словечко, он приник к ее губам — требовательно и страстно. Пусть Кайло не был докой в поцелуях, но он ласкал ее так, что Рей плавилась в его руках. Она легонько пихнула его в плечо.

— Вот если бы ты меня так в тронном зале уговаривал, то эффект мог бы быть получше, — поддразнила она.

— Я исправлюсь, клянусь великой Силой, — Кайло опять полез целоваться.

Рей пнула его в бедро уже в полную силу. И указала на обзорные иллюминаторы мостика. На них надвигался корабль хаттов.

— А ебать, — выразился Кайло на хаттском же.

Точнее, кораблей было много, число постоянно росло — все новые и новые пиратские корыта стартовали с планеты.

— Кажется, наш бада-бум привлек не тех гостей, — хмуро сказал Кайло. — Ну что, Рей, хочешь ходить полуголая и в золотых цепях?

— Что?! — Рей подумала, что ослышалась.

— Так я и понял, — Кайло криво ухмыльнулся. — Еще в тронном зале. Иначе бы усыпил тебя Силой. Но ты не из тех, кто позволит над собой доминировать.

— Я даже слова такого не знаю, «доминировать», — Рей скривилась. — Но если я правильно тебя поняла, берегись! А то я тебе твой же сайбер знаешь куда засуну, Бен?!

— Я только тебе позволяю так меня звать, — Кайло улыбнулся. — Остальных всех убил.

Вдруг ожила голосвязь и возник призрачный Мон.

— Вы драпать собираетесь? — весело вопросил. — В том ангаре, где мы приземлялись, есть бесхозные истребители. Но если не поторопитесь, твоя девчонка будет плясать на цепи у Джаббы сегодня же вечером!

Мон отключился, а разрушитель дернулся от носа до кормы — бандиты Джаббы брали на абордаж корабль лишившийся руководства.

— Вот урод длиннорылый, — выругалась Рей, и тут очнувшийся от транса наводчик пальнул по ним с паническим воплем. Кайло отправил заряд в обратный полет — героизм стоил парню жизни. Рей недовольно нахмурилась, но тут же сама пнула в голову пришедшего в себя офицера.

Кайло промолчал. Он порадовался, что Рей не стала сюсюкаться, но она злобно окрысилась на его мысли:

— Они враги! Служат этому… Дарту!

Кайло закатил глаза. Вот она мораль сопротивленцев.

— Они против нас. Убьют нас, если мы не убьем их. Но считать их плохими, потому что они солдаты другой стороны… — он не договорил. Рей схватила его за руку и потащила к выходу.

— Давай без проповедей, умник.

— Да, моя госпожа!

Рей попыталась его пнуть на бегу, но только споткнулась и чуть не пропахала носом коридор. Кайло её подхватил, почти даже не облапал, но все равно получил злобный взгляд.

Они неслись по флагману, который, похоже, стал уже не имперский, а хаттский. На верхних уровнях было пустынно, только тревожная сирена выла под дробь взрывов. Рей удивлялась, и Кайло пояснил, обратившись к ней мысленно:

«Офицеры пытались эвакуироваться, их добивают в космосе. Служащих заблокировали на нижних уровнях… Ещё неизвестно, что хуже. Смерть или рабство у хаттов».

Рей содрогнулась, но ничего не ответила. Они, не сговариваясь, бросились к технической лестнице: застрять в криффовом лифте во время атаки никому не улыбалось. К тому моменту, как они бегом спустились вниз, говорить не было сил даже мысленно.

В ангаре шёл бой. Кайло словил нехилый флэшбэк катастрофы на Господстве, да и Рей, похоже, тоже. Клоны организовали оборону, но истребители хаттов атаковали ангар словно пчёлы вражеский улей. Большая часть TIE-шек горели, шагоходы громоздились, словно сломанные великаном игрушки. Кайло первый заприметил корабль Мона. Целый и невредимый, словно его Сила берегла.

Они устремились к «подаренному» судну. Рей на ходу обернулась.

— Жалко их, — кивнула на штурмовиков-клонов.

— Принцип меньшего зла знаешь? — спросил Кайло, заталкивая ее под опору корабля Мона.

— Поясни, — Рей нахмурилась и покраснела, словно ученица перед строгим преподавателем.

Кайло ухмыльнулся и возбудился одновременно. Взялся за электронный замок и начал над ним шаманить. Параллельно говорил:

— Это этическое понятие. Оно связано с выбором из двух альтернатив, каждая из которых непривлекательна. И ты выбираешь менее плохую. Этот принцип ты использовала в тронном зале Сноука. Бросить друзей на волю судьбы и присоединиться ко мне показалось тебе хуже, чем сражаться со мной и бежать, оставив меня на милость первого, кто найдет.

Кайло горько улыбнулся, чувствуя злость, вину и стыд, которые были с Рей у них на двоих.

— Готово, — добавил совсем другим, обычным тоном. — Кореллианские лоханки все одинаковы!

Рампа с грохотом упала, едва не ударив их по ногам. Кайло заскочил внутрь и протянул Рей руку. Она проигнорировала ладонь и запрыгнула сама.

— Представляю, что бы ты сделал, если б очнулся первым, — скривилась бы она. — Я бы пробудилась уже в темнице.

— В медотсеке, — поправил ее Кайло с ухмылкой и сел за штурвал. Его руки побежали по кнопкам и рычагам, и Рей невольно залюбовалась длинными умелыми пальцами. Случайно упустила это чувство через их узы и страшно заалела.

Кайло издал довольный смешок. Но вслух заявил:

— А сейчас держи штанишки. Я покажу, что тебя ждало бы, если б ты согласилась работать на Хана.

Кайло задал курс, а затем включил ионные и гиперпространственный двигатели одновременно. Рей успела выругаться на хаттском и двоичном, но не успела схватиться за что-нибудь. Она рухнула носом вперед и непременно разбила бы себе все лицо, если б Кайло не поймал ее Силой.

А развалюха Мона выскочила из гипера почти над поверхностью Татуина в виду фермы Ларса.

Кайло оставил штурвал и обернулся к обмякшей в силовом захвате Рей. Держать её и управлять кораблем было трудновато, но эффект того стоил: Рей во все глаза смотрела на него, даже рот приоткрыла. Кайло приосанился и тряхнул волосами. Вознамерился пошутить — ну чтоб эффект закрепить, но Рей прихлопнула веселость моментально.

— Ты похож на него гораздо больше, чем думаешь…

Кайло со вздохом отпустил её из захвата. Взялся за штурвал и, почти не глядя, посадил корабль так, чтобы песчаная дюна скрыла их от фермы. М-да, Рей была бы не Рей, если бы не напомнила… Тонкие пальцы зарылись в его волосы, — Кайло дернулся от неожиданности. Рей распутывала пряди осторожно, гладила незаметно. Кайло уткнулся лбом в собственные сложенные на штурвале руки.

— Знаешь, вот это… Я хотел бы изменить… — ему не хватило сил сказать вслух, на что он надеялся. Чтобы в новой реальности Хан был жив.

— Я знаю.

Рей невесомо провела ногтями по его шее, отстранилась.

— Пойдём. Закончим здесь дела. Нам пора возвращаться.

Кайло с удовольствием просидел бы так криффову вечность, но Рей была права. Вытерев на всякий случай глаза о рукав, он поднялся.

— Очень важно, чтобы мы, те, что в прошлом, не увидели нас… — звучало странно, но Рей сосредоточенно кивнула.

— И самое главное… Рей… — она подняла на него такой сияющий взгляд, что Кайло невольно улыбнулся — Это «главное» я как раз сейчас говорю тебе где-то там, в песках. А ты, кстати, мне так и не ответила.

Рей покраснела дико и отвела глаза, а Кайло продолжил серьезно:

— Я не уверен, что Дарт Сидиус погиб, Рей.

— Не уверен, не обгоняй! — пошутила она и пояснила: — События в смысле. В крайнем случае, еще раз прыгнем через время и убедимся, что главное вселенское зло сдохло.

— Главное вселенское зло — это Сноук, — Кайло скривился. — А Палпатин всего лишь талантливый администратор! Умел лить в уши, напускать кошмары и швыряться молниями.

— Кажется, наши задницы сейчас попробуют молний, — пробормотала Рей, глядя поверх его плеча.

Кайло тоже развернулся и увидел покрытый копотью транспортник, что, вихляясь, летел на одних репульсорах из-за горизонта. Вместе с кораблем двигалось облако тьмы, видное, если смотреть Силовым зрением.

— Бегом к дедушке! — Кайло дернул ее за руку и потащил к ферме Ларсов.

Они таки наткнулись на Энакина снова. И Кайло в двух словах объяснил, что происходит:

— Нам пиздец!

Энакин выслушал окриффоительную историю о несработавшем плане внучка и расхохотался.

— Так вот как Оби меня со стороны видел! — посерьезнел и продолжил: — Нас тут много, форсъюзеров в смысле. А император один.

— Он не император, — влез Кайло под горячую руку.

— И дай нам обещание, что не станешь императором сам! — влезла под вторую руку Рей.

— Он не станет! — на крыльце показалась Падме, которая помахивала старым бластерным ружьем, видно, у Ларсов одолжила. — Дети с дядей.

— Ты нездорова! — взвился Энакин.

— А ты, мой дорогой, рано меня списал, — Падме вскинула голову. — Если б ты почаще говорил о том, что тебя тревожит, мы не оказались бы на твоей родине с голыми задницами и космическим боем в небе. Поэтому мы поговорим позже. И только попробуй еще раз применить на мне удушение, лишишься самого дорогого!

Энакин картинно поклонился. А на сцене появилось новое действующее лицо: Оби-Ван.

— Нет! — сразу заявил Энакин.

— Еще как да! — Оби сверкнул белозубой ухмылкой в щетке бороды. — Меня Падме позвала, а ты мне приказывать не можешь!

Очередную назревающую свару прервал уже Кайло.

— Нам надо взять клонов под контроль, — он дернул разбушевавшегося Энакина за полу одеяния. — И твой бывший учитель номер один нам поможет! А дамы обеспечат огневую поддержку!

Оби нахмурился, глянул на горизонт.

— Клонов… Под контроль… Это практика Темной стороны… — Оби Ван колебался.

— Нет никаких сторон, — заявила громко Рей и все посмотрели на неё. — Есть плохие и хорошие люди.

Кайло вскинул бровь: Рей схватывала на лету.

— Ты либо с нами, либо отойди, не мешай, — она сузила глаза. — Так тебе кодекс велит? Постоять в стороне, пока другие сражаются?

Оби Ван закатил глаза, пихнул Энакина локтем в бок.

— Может вот она вот твоя внучка, а? Узнаю пафос!

Эни хрюкнул, а Падме отвернулась и сдавлено рассмеялась. Рей покраснела до кончиков волос и отступила к Кайло.

— Все думали, что твоя, кстати, — Кайло постарался, чтобы все услышали, взял Рей за руку. — Что ты там говорил про несоблюдение целибата?

Оби Ван поперхнулся смехом. И молча вперил взгляд в Рей, прикидывая что-то в уме. Энакин на секунду подвис, затем отвесил другу подзатыльник.

— Ах ты ж крифф! Меня за женитьбу осуждал, а сам по б-б-б… бабам шарился? — Он покосился на Падме и смягчил выражение.

— Так! Кого там под контроль брать нужно?! — Оби Ван стоял злой и красный.

— Клонов! — буркнула Рей.

— Всех! — заявил довольный Кайло. — И быстро!

Рей и Падме заняли оборонительную позицию в доме — вместе с уцелевшими дедовскими клонами. Ларсы, дети и дроид спрятались в развалюхе Мона. Оуэн хмуро сказал, что сумеет ее завести и улететь на другое полушарие Татуина, случись что.

А Оби, Эни и Кайло встали в кружок. Кайло сквозь стиснутые зубы обрадовал Оби правдой: сначала будет править Империя, потом Новая Республика просрет все полимеры. А еще он назван в честь самого Оби. Джедай счастливым не выглядел от такой чести.

Дальнейшие беседы о политике были прерваны жесткой посадкой неисправного транспорта. Эни перекинул Оби ментально способ, как брать под контроль. И джедай даже не позаботился изобразить изумление.

— Ты всегда был крут в обмане разума! — захохотал Эни.

Палпатин черным чудовищным пятном вылетел из транспортника. Но с ним было всего трое клонов-штурмовиков. И будущее чудовище целой галактики вдруг показалось очень маленьким и даже жалким.

— Давай! — скомандовал Эни.

Оби, Кайло и Эни объединились в Силе и перехватили нити управления разумами клонов, — вообще всех клонов созданных на погибель Ордена джедаев и Республики. Словно в заводных игрушках перемкнули модуль подчинения. И везде, где сейчас шли бои, клоны отступили. Энакин внушил им приказ возвращаться на базу — на Корусант и ждать дальнейших указаний.

А еще, прямо перед ними, бежавший по левую руку от императора вдруг вскинул оружие и выпалил Палпатину в висок. Старик-ситх нелепо запнулся и упал.

— Победа! — торжествующе выкрикнул Кайло. И вдруг ситхская чаша-талисман, что висела на его боку в ременной петле, нагрелась, почти раскалилась. Ему почудился вскрик Рей, а потом все исчезло: Оби, Эни, штурмовики, песок…

«Ты устранил причину войны!»