Суданская Альтернатива (СИ) (fb2)

- Суданская Альтернатива (СИ) 3.16 Мб, 966с. (скачать fb2) - Кирилл Николаевич Чернов

Настройки текста:



Кирилл Чернов СУДАНСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

Глава 1. МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

Проснулся я от духоты. Было душно, для географического центра России, где отопление отключают, если температура в климатической норме, 15 мая, ситуация для начала апреля нормальная. Открыв глаза, я понял, что я не дома. "Стоп! Как не дома?! Вчера было день рождения дочери. Всё было в норме, в смысле выпитого. Были родители, брат, крёстный, завтра на работу. То есть избытка, и последствий от этого быть не могло. Я уже давно вышел из такого возраста. Но, я точно не дома! Жёны рядом нет, кровать не моя, низкая, комната явно больше моей в трёшке хрущёвке. Машинально я рукой провёл по лицу. "Борода! У меня борода! Но, у меня нет бороды! Щетина есть. Бороды, нет!!! Что со мной???!!! Где я!!!???", — меня начал охватывать страх, паника проникала в голову. И тут у меня голове раздался вопль, — "Кто ты!? Дух Иблиса!?" Я на автомате спросил, у вопящего в моей голове: "А ты кто?" "Я, Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед аль-Таиша, по прозвищу Халифа, ученик Муха́ммада А́хмада, Махди Суданского, правитель государства Махди!", — с достоинством был дан мне ответ. "Кто!? — тупо переспросил я. И вновь услышал, — "Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед аль-Таиша, по прозвищу Халифа, ученик Муха́ммада А́хмада, Махди Суданского, правитель государства Махди!" "Год сейчас какой, — спросил я. -1315, месяц зуль-када, день 15-й, — прозвучал ответ. "Хрень какая-то!" У меня случился ступор, потом, я понял, что это по хиджре. " А, по европейски? — спросил я, мой собеседник замолчал на минуту. Потом выдал, — " Примерно, 1898 год". Тут уже надолго замолчал я. Значит я это — Абдаллах Халифа или точнее я в нём. Год 1898, и я точно знаю, что против махдистов или как их ещё называли дервишей, воюют англичане с гаубицами, Максимами, магазинными винтовками и канонерским лодками, числом более 25 тысяч, командует ими Китченер и есть там ещё молодой Уинстон Черчилль, хотя чисто бритов меньше половины, египтян более 15 тысяч. При Омдурмане 2 сентября, махдисты будут разгромлены, их накрошат шрапнелью и пулемётами тысячами, их столица будет взята, сам Халифа, в 1899 году убит, значит, и я буду убит. Это я знал точно, читая про события в Судане в пространстве сети и "Войну на реке" Черчилля.

Мля!!! Капец!!! Мечты сбываются! Я ПОПАДАНЕЦ!!! Я который любил альтернативить и попадать в историю ещё с детства, потом стал завсегдаем ветки Альтернативная история на морском форуме, Самиздата, спорил, обсуждал и советовал на форумах и комментариях разновременные попадания у разных авторов, в том, числе и на тему войны в Судане с бритами. Прочитал десятки книг про попаданцев, и даже сам написал фанфик на тему испано-американской войны, и теперь я в своём любимом 1898 году от Рождества Христова, но не в императоре лузере Николае 2-м, не великом князе и даже не в адмирале Сервере, а в Абдалла́хе ибн, как его там дальше, ещё и Халифа. На меня прёт армия в 25 тыс штыков, вооруженная самым современным вооружением на то время, моя армия терпит поражения, скоро её разобьют совсем, и потом убьют меня. Значит, я потеряю всё, я уже, скорее всего, потерял, ту свою жизнь, а теперь могу потерять ещё и здесь. И я выругался матом. Под конец такой эмоциональной разрядки пришёл к варианту, в духе "Да, ну на х…!!! Надо, делать, чтоб этого не случилось". Немного успокоившись, решил осмыслить, что у меня в активе, что не получился такой печальный финал, теперь не только у Абдаллаха, но и у меня. Надежды на то, что я после его смерти попаду к прекрасным гуриям, или ещё в кого-либо, было мало, хотя к гуриям я был не прочь. Значит надо жить здесь, а туда попозже.

"Эх, — подумал я, — сейчас бы накатить разика три алкоголя градусов в 40, чтоб снять напряг. Но, с этим, тут точно тишь да блажь, ещё и смертная казнь за это. Итак, что мы имеем", — начал я подбивать бабки.


Я повелитель огромной территории, правда весьма разноплеменной, и уже урезанной в размерах, мне здесь примерно от 45- х до 48 лет, ровесники ли почти ровесники с Халифой, кстати получаемся. Третий год идёт война с бритами, и махдисты её проигрывают. Это и понятно. С карамультуком, мечом, против пулемётов, канонерских лодок и скорострельной артиллерии. Где сейчас они стоят? В Бербере, Атбаре? У меня очень хорошее, я бы сказал отличное… средневековое войско для Африки, которое имеет разные карамультуки, винтовки Ремингтона, дульнозарядную артиллерию, пару казнозарядных Круппа, вроде есть как орудие Норденфельда, и даже пароходы. Я имею (уже получается я) отличных воинов, Фуззи-Вуззи и прочих, которых Киплинг ставил даже выше афганцев, они шли в атаку под шрапнелью, и на пулемёты, фанатичные, отчаянно смелые воины, но против скорострельной артиллерии и 600 выстрелов в минуту этого было мало. И я должен сделать так, чтоб суметь этим войском одолеть Китченера, ведь мне выпал шанс, попытаться вдуть бритам. А год то 1898, взятие себе русскими Квантуна, испано-американская война, Фашода, не за горами англо-бурская. Узнать месяц то какой? И как сойтись со своим носителем Абдаллахом? Кстати если вчера, было день рождения дочери, значит и здесь должно быть начало апреля. "И как же я без неё? — вдруг болью ударил этот вопрос. — Всё. Я её и всех своих остальных больше никогда не увижу?!" И я бестелесный, без звука и слёз разрыдался. Вернулся я в рабочее состояние, когда ещё было темно. "Слезами горю не поможешь. Надо действовать, это будет отвлекать. Где там мой носитель?"

Его я застал за горячей молитвой, значит, он меня до этого не слышал. Хм, то есть я могу отключаться, от него, это и хорошо и плохо, плохо, что в это время он будет типа на своей волне. Хотя, через зрение, слух, контроль как я понял будет сохраняться, но он нужен мне весь. Что я знал про Абдаллаха? Много и не очень. Он с племени баггара, и рода тааиша. Грамотен, даже по местным меркам образован, харизматичен, конечно умён, умелый политик, установил в Судане по сути средневековую теократию во главе с собой, и несмотря на неудачи в войне удержался у власти, при Омдурмане собрал войско, как писали до 60 тысяч человек. И после поражения не пал духом, собрал вокруг себя, тех, кто остался ему верен, а таких было тысячи и тысячи, продолжил войну, и смерть принял достойно, человек, который вызывает уважение. И теперь я в нём, и он мне нужен весь, чтоб он стал мной.

"Абдаллах послушай меня, — обратился я к нему, он вздрогнул. Значит, слышит меня, отлично!-подумал я про себя. "Я не дух Иблиса или шайтана!" "Но, кто ты!!!???",и даже мысленно я почувствовал, огромный страх у него, но он всё равно себя держал в руках, не отдавая себя ему во власть. " Крепкий мужик, этот Абдаллах!!!", — даже немного с завистью подумал я.

" Я, Махди, твой наставник и учитель, ты не раз в молитвах просил помощи у Всевышнего. Пришло время, и он тебя услышал! Я послан им к тебе, чтоб помочь остановить неверных, сохранить на земле Судана истинную веру. И чтоб, ты мне поверил, я расскажу теперь, чтоб было и что будет! Аллаху акбар!!!" И я рассказал ему, что помнил, про то как мы (то есть Махди и он скрывались на острове Аобба), потом осаждали и брали Хартум, разгромили отряд генерала Хика, и казнили Гордона, его войну и победу на Абиссинией, попытку заговора против него, неурожаи, предательство и бегство Слатин-паши, неудачный поход против Египта, начало войны с "турками" и англичанами, поражение у Донголы, про канонерки и пулемёты, нехватку патронов для винтовок, железную дорогу, про его переписку с Менеликом, восстание против него племени джаалин и взятие его войсками их столицы Меттемы, англичанах, которые сидят у него в подвалах, его слугу мальчика эфиопа. Узнал он и о возможном поражении при Омдурмане, разрушении моей гробницы, и о том, что мое тело бросят в Нил, а его голову в спирте отвезут в Лондон.

Абдаллах был в шоке, но чувствовалось, что он верил после всего сказанного, что я, это Махди, ведь это были реальные факты прошлых событий. И тут я его быстро спросил, — "Скажи Абдаллах, были вести из Атбары или ещё нет?" "Нет, учитель. Не было вестей от эмира Махмуда и Османа Дигны".

"Значит первая декада апреля, сражение при Атбаре, было вроде 8 апреля, — сделал я вывод из сказанного. "Твою мать!!! Что ж так поздно попал! Хотя бы за год до Омдурмана, в своё день рождение. Можно было бы у Менелика винтовки, артиллерию, патроны выторговать. Берберу не отдать бритам, при Атбаре дать сражение по другому! Учитель? Значит он признал во мне Махди. Зае…сь! Под таким напором фактов и я бы признал, за кем хочешь, учителя. Если б дурку не угодил. Но, ему это не грозит. Если у нас в через 120 лет по ТВ есть каналы, с потомственными колдуньями в прямом эфире, то здесь верят в чудеса по-настоящему".

Итак, получается, сейчас ранее утро 7 апреля 1898 года, поражения у Атбары уже не избежать. А вот потом, уже можно менять ход событий, вернее нужно менять. Халифе было озвучено, что скоро будут вести о поражении. Его надо воспринять и озвучить, как очередное испытание посланное своим верным детям, Аллахом. Пусть в проповедях говорят, что дальше будут успехи, и все должны сплотиться вокруг учения Махди и его ученика Абдаллаха ибн аль-Саи́да Муха́ммеда, он со мною согласился.

И так, что мы имеем в итоге, Халифа почти мой, после того, как подтвердится поражение при Атбаре, надеюсь, станет на 120 процентов, домой я вряд ли попаду, теперь здесь "моё" время, и я настроен это время менять в пользу других стран и народов. Начнём с Судана, а там и до России-матушки дотянемся, и вновь при мыслях о семье, России, я загрустил, но теперь у меня есть цель, значит надо двигать вперёд. Как, я часто говорил своим ученикам, — "Главное, что? Главное не ссать!!!"

Что у нас есть по матчасти и сил противника. А вот, что! После Атбары Китченер, будет сидеть там, и ждать большой воды на Ниле, а это август-сентябрь. Точно помню, у Черчилля, что бриты вышли 20-х числах августа, и 27 были уже на Шаблуке или Вад-Амиде. Пехота, часть обоза, артиллерия по реке, конница, дромедария, конная артиллерия, другая часть обоза шла вдоль реки.

В Кассале на сентябрь было всего 1350 туземных солдат, без артиллерии, пулемётов, и всего семь британских офицеров! После поражения у Атбары часть сил махдистов, несколько тысяч, отойдет в Гедарефу, там есть свой гарнизон. Значит надо собрать здесь отряд в тысячи две отборных стрелков, усилить их артиллерией, орудий шесть дать, и отправить их через Гедарефу, соберётся тысяч под шесть штыков, и идти ими на Кассалу. Брать её штурмом, а лучше после обстрела артиллерией предложить гарнизону сдаться, выдать белых офицеров живыми или мертвыми, лучше живыми. И так и так будет военный успех, да и полторы тысячи винтовок, пусть и однозарядных, да и прочие запасы не помешают. До Кассалы правда более 600 км если через Гедарефу, но Голубой Нил судоходен, и дервиши мастаки быстро ходить по своим пустыням и степям, и за месяца два-два с половиной точно смогут обернуться туда обратно.

Вот точно Уини озвучил, — война на реке. Реки, реки одновременно и помощники и враги. По ним идёт враг, на них можно его остановить. Если есть большие реки, точнее река — Нил, то должен быть и речной флот, и он у дервишей был. Три парохода "Исмаилия", "Теффик" вроде и ещё, какой-то названия не помню, итого три, против британских речных канлодок с 127 мм, они конечно не смотрятся, но и им можно найти дело, и были ещё нильские большие лодки, — гайсасы, с парусом и веслами.

Дальше. Стрелковка, и вообще вооружение пехоты, из винтовок в войске махдистов — джихадия или его ещё называли Ансара, в основном Ремингтоны, слоновьи ружья у гвардии Халифы, у остальных различные дульнозарядники. Патронов к винтарям мало, бриты перекрыли все пути доставок, надо будет провести тотальный шмон на предмет винтовок и патронов, может, ещё немного найдётся. Может через контрабанду в Эритреи прикупить, из Эфиопии не успеть до сентября. Что делать с карамультуками? Их здесь заряжали, чем придётся, вплоть до кусков железа и телеграфных проводов, не, так не пойдёт. Вуаля! Классика попаданца, пули Нейслера, а ещё лучше пробовать Фостера или Бернеке сделать, для их отливки формы сделать не так сложно. Надо будет собирать местных умельцев, рисовать им пули и пусть думают. Для упрощения задачи с пулями, придётся провести инвентаризацию дульников по калибрам, чтоб создать относительное однообразие в вооружении подразделений. Срочно меры предпринимать по увеличению выделки пороха, и потом его гранулировать, через сита и барабаны. И делать развесовку в мешочках из ткани, для ружей и пушек. Ткани, это корпия, бинты и будущие маскхалаты. Так, чтоб не забыть, что я уже наработал, мы с Абдаллой сели, и он начал, записывать, и стал носить с собой а-ля блокнот с планшетом и переносную чернильницу, чтоб, если что всплывёт в голове сразу фиксировать на бумаге. Поэтому в записях и были переходы от одной темы к другой. Так же им или нами было объявлено, что все дела на сегодня халифой отменены, было решено, что сегодня будем писать по максимуму. Я вещал, а Абдаллах записывал "глас" Всевышнего, который шёл, через его учителя Махди, который теперь вновь был с ним, точнее в нём, вот такой получился симбиоз. Ну, начали! Хотя будет конечно сумбурно и не системно.

Точно помню, что дервиши делали типа ручных гранат, метали их руками или пращами. Неплохая тема, лить из отходов в местных кузнях, гранаты типа эфки, разного веса, для пехоты и растяжек, для пушек делать тяжёлую картечь, для больших фугасов поражающие элементы. Для будущей штурмовой пехоты, начать делать броники и каски. Вот ещё, может штурмовые щиты делать? Они у них и так есть, только из кожи слона, бегемота, носорога, дерева. Новые делать деревянными, железом обшить, может, смогут пулю держать, хотя бы по касательной, шрапнель и осколки. Из стрелков выбрать лучших, и сделать из них снайперов, чтоб устроили бритам ночной и дневной снайпинг, использовать местность и маскироваться местный умели не хуже современных мне диверсантов спецов. Кузнецы? Ещё, что от них можно получить? Вот! "Чеснок" для конницы, верблюдов, мулов и тех, кто босой будет. Сеять его там, где 100 % будут проходить и стоять бриты, ну и растяжки и фугасы там же, чем больше у бритов неприятностей, тем для нас лучше. Что ещё со своей стрелковой пехотой можно сделать? В цепи их разворачиваться, залегать и вести огонь, в колоннах двигаться и перестраиваться учить? Не надо их этому учить, они это умели сами, и этим удивляли англичан, типа дикари, а ведь умеют, ещё и под огнём. А вот нормальные окопы делать, блиндажи, блокгаузы, полевые укрепления, дервиши умели плохо, вот тут надо работать с ними. Хотя форты на Ниле строили.

Была ещё и другая пехота, из века так 14-го, копьеносцы и мечники, их и было больше всех. Днём бросать их в генеральном сражении под артиллерию и пулемёты, глупо, а вот ночью в рукопашке, в общей свалки им цены не будет. По воспоминаниям самих же бритов, фуззи-вуззи с сотоварищами рубились на пять с плюсом, значит в массовой рукопашке даже у шотландцев, (а я помню, точно, что они участвовали в войне в Судане), будет мало шансов выстоять, против моих ребят. Но, до генералки ещё далеко.

Вот! Вспомнил про артиллерию, точно было у дервишей два Круппа, вероятно ещё с 1885 года от англичан досталось. Битва при Омдурмане началась с орудийного залпа со стороны дервишей, и как отметили бриты с 3 000 ярдов, до них не достали ярдов пятьдесят. Вспоминается, что командовал артиллерией дервишей некий Якоб, вроде австрияк, количество пушек 56 штук и 156 пушкарей, но это наверно на начало войны, при Омдурмане писали о 19-ти орудиях, и плюс ещё были батареи на Ниле, ещё упоминалось о Норденфельде, толи об орудии, толи о пулемёте. Если пулемёт, исправный ли он? И есть ли для него патроны? Ясно. Со временем разберёмся с этим богатством, а для начала так же по схеме как с дульнозарядными, создать батареи с одинаковыми калибрами, здесь заряды в мешках, порох для зарядов гранулировать, если вообще нет никаких приспособлений для наводки, то попытаться сделать клиновый прицел, смотреть, что там с лафетами. Пробовать создать из наиболее легких орудий конную артиллерию? Ядра то отлить, отольют, а вот гранаты сделать смогут в местных мастерских?

Вспомнил!!! Абдаллах уступил Менелику область Бена-Шонгуль, и эфиопы туда пришли с 30 тысяч воинов, но чёрт побери в феврале 1898 года!!! Значит, они уже ушли оттуда, и прикупить у них хотя бы несколько тысяч винтовок и патронов к генералке уже не получиться… твою мать! Но, засылать послов к Менелику надо, выторговать у него винтовок с патронами хоть французских Гра, тех же Ремингтонов или наших бердан, у них у него должно быть 30 тысяч и 5 миллионов патронов к ним, может и несколько горных орудий, но это на перспективу.

Хотя есть вариант, где можно будет получить под сотню стволов и немного патронов к ним, причём винтовки магазинные, на бездымном порохе. Дать их своим лучшим стрелкам для снайпинга, они ими смогут неплохо, прежде всего, офицеров у британцев настрелять. Источник винтовок, капитан Маршан! Он в июне или июле придёт в Фашоду! Вот его и надо встретить, и сделать предложение, от которого он не сможет отказаться, примерно отрядом человек 1 000 человек, заодно и провиант соберут с местных, именно так дервиши и вышли на французов. У Маршана будет 120 или 150 человек, белый он и ещё несколько офицеров, солдаты черные, из Сенегала и других африканских колоний Франции. Его надо запустить в Фашоду, и там его зажать, желательно по тихому, без стрельбы, и доставить в Омдурман. Если одолеем британского супостата, то будет свидетелем этому, отправим его через Кассалу к итальянцам в Эритрею, пусть миру расскажет, что, да как было, и свои предложения через него Парижу передадим.

Есть ещё один человек, кого можно, и точнее нужно, было бы встретить на Белом Ниле… подполковник Генерального штаба Артамонов. Он с несколькими казаками, французами и эфиопами в 1898 году из Эфиопии двинули на Нил, дошли, казаки переплыли реку с крокодилами и повесили флаг на том берегу… французский!!! Сами французы и местные проводники зассали, и когда наши переплыли, поставили флаг и вернулись, эфиопы кричали им, — "Русские львы!" Ещё там, в будущем у меня было подозрения, что он шёл к нам, сюда в Судан, чтоб попытаться ещё раз отработать схему как с Менеликом и итальянцами, только дервишами против бритов. Только где и когда мне его найти на Белом Ниле!? А вот связь с Родиной через русских в Эфиопии надо установить, даже есть мысли с кем. Прадедам своим, денег подкинуть? Тогда они в Сибирь не переселятся, ладно об этом я подумаю завтра, а сейчас дела суданские.

Гранаты значит попробуем лить, если местные оружейники сумели сделать речную мину или даже две, то может и гранаты для пушек смогут. Точность и дальность надо увеличить артиллерийского огня. Гранулированный порох, клиновый прицел, пристрелка конечно поможет, но мало. Там будущем меня интересовал вопрос, почему для гладкоствольной артиллерии, не создали компрессионный снаряд, вариант как с пулей, снаряд Нейслера? В Инете искал информацию на эту тему, нашёл вариант шарохи Михайловского. Может здесь пробовать, лить из мягкого чугуна, вместо ядер, снаряды Нейслера? К ядрам как у шарохи типа юбки добавлять? Будем экспериментировать. Расчёты орудий в броники, каски одеть, может щиты для орудий, и на позициях ставить, что хоть как то защититься от шрапнели и осколков. Тут тоже у меня карт-бланш. Про мешки с песком или грунтом вспомнил, тоже могут пригодиться. С артиллерией пока всё, что ещё вспомню, запишем. Так Абдаллах пошёл третий намаз делать, значит, время вечер. Пусть он возносит молитвы к Аллаху, ему есть за, что его благодарить, и ещё попишем.

А,пришёл мой носитель. Погнали дальше, Абдаллах. Пиши, пиши, только, что записал никому не показывай и не рассказывай. Конница. Она у дервишей хорошая…, но тоже для века 14-го, 15-го, афары и баггара были в основном конными и на верблюдах. Если уланы 21-го полка будут без револьверов и карабинов, то эти ребяты в кольчугах и шишаках, с мечами и копьями, порубают их в капусту. Но, у них есть Максимы, а у нас их нет, так вроде писал об Омдурмане какой-то английский поэт, только наоборот писал. Против чистых бритов никаких кавалерийских атак, вот против египтян и местных иррегуляров при благоприятных условиях можно. Значит надо из них делать драгун, давать им ружья, и терзать ими колоны островитян на переходах днём и ночью. Тем более, точно знаю, что кавалерия и конная артиллерия бритов пойдёт берегом. В генералке можно ночью их в конную атаку бросить. Кстати конный парк у них должен быть здесь хороший по качеству, скорее всего, завязан на арабских лошадок.

Связь. Ну, здесь мы с Китченером на равных, пешие и конные посыльные, гелиографы. Может даже у нас есть преимущество… в голубях, уверен, что голубиная почта здесь есть, а у сирдара, как ещё называли Китченера нет. По гелиографам, попадалось упоминание, что дервиши бликами и солнечными зайчиками, от лезвий холодного оружия, имели типа своей азбуки Морзе, если так, то добавим зеркал, хотя бы медных или серебряных, и устроим себе гелиографы, сделаем линию. Проблема только, что многие мои комдивы, комбриги, комполки и по нисходящей, увы, неграмотные. Придётся им искать грамотных адъютантов, думаю это решаемо.

Дальше, разведка. Дальняя разведка возможна, хотя по Нилу придётся её вести в землях племени джаалин, которые восстали против Махди, и перешли на сторону англичан. С ближней проще, местность своя, знакомая наблюдай, докладывай, маскироваться дервиши умели. Вот оптику стоит поискать бинокли, трубы, может от прошлых англичан осталось, она бы пригодилась.

А теперь контрразведка! Что-то, а разведсети бриты умели создавать, надо хоть как-то их нейтрализовать. И так первое, Слатин-паша, по-моему австрияк, служил в Египте, принял ислам, попал в плен к махдистам, служил им. В 1895 году сбежал, сейчас идёт обратно с англичанами. Уж, что, что, а своих людей он здесь оставил точно, недовольных порядками дервишей, и самим халифой и до войны было много, а сейчас ещё больше стало. Так, что устанавливаем контакты, круг общения Слатин-паши до побега, далее их контакты и дальше по спирали. Кого сразу можно будет прижать, за кем-то следить и выявлять дела и связи. Второе, — иностранцы, работающие здесь, были австрийцы, итальянцы, евреи, навскидку так помню, потом уточним. Ну, не могут они быть "чистыми", кто-то обязательно стучит бритам, так же слежка за ними, связи, контакты, чем интересуются. Записывая это, Абдаллах, спросил меня, — "Стучит? Это как понять?" Про зоны, оперативные источники информации и дятлов, я ему не стал объяснять, сказав, это те, кто работает на врага. Он проговорил про себя, — "Правильно, никогда не стоит верить неверным, даже если они приняли истинную веру!". Я его размышления остановил, и сказал, чтоб писал дальше. Третье, — тех из знатных людей, вождей племён, кого, ты Абдаллах, подверг опале, гонениям, тоже проверить, нет ли у них связей с англичанами, пусть и через посредников. Тот даже перестал писать остановился. Да. Не все готовы тебя предать, в отместку за свои обиды. Но, такие обязательно, найдутся. Так, что надо взять под контроль самых недовольных и подозрительных. А с тех, кто испытал твой не всегда праведный гнев, но не склонен к измене, снять опалу, приблизить вновь. Но, об этом позже. Четвертое, — торговцы, которые ведут торговлю, особенно внешнюю. Ты им тоже возможность получение барышей сильно урезал. Они молчат, конечно, бояться потерять голову, но, то что, кто из них связан с британцами это точно. Задачи, для контрразведки есть, а самой её нет. Может предложить Абдалле назвать её СМЕРШ? А что род деятельности тот же. Будет у меня свой Смерш. Пятое, — все работы, которые намечены нами по армии, вооружению и прочие, засекретить, со всех кто будет в них участвовать взять клятву на Коране о неразглашении, если проболтается, обещать смерть ему и его близким и попадание в ад, и о тем, кто будет у них интересоваться их делами сразу сообщать твоим людям, — смершавцам. Заодно и на живца половим шпионов. Что ж попробуем поиграть в шпионские игры, дезу. "Что?", — спросил мой носитель, — Ложные сведения", был мой ответ. Кстати, к слежке и сбору информации, а так же её распространению, надо будет привлекать пацанов. Им будет интересно, а нам полезно. И наиболее подозрительных уже сейчас попытаться, через провокации, золотом, выгодой, соблазнами выявить. Но, не пытать и казнить их сразу, а следить за ними, и заставить работать на себя. Так, что уже завтра надо найти человека, кто тебе предан до конца, образован и умён, такой и должен стать главой Смерша. Абдаллах согласился. Шестое, — сделать мнимых перебежчиков от нас к англичанам, вот они и будут им сообщать и ложь, и правду, чтоб им верили. Надо подобрать для этого верных и смелых людей. Пока с делами шпионскими, всё.

Медицина. Из тканей наделать корпии, бинтов, в каждом подразделении попытаться создать вариант штатного медбрата, так же протомедсанбаты, госпиталя, собрать лекарей, костоправов, наделать запасы мазей, настоек и прочей реально помогающей народной медицины, хирургические столы, лампы, носилки, санитарные повозки, лошадей, ослов для вывоза и доставки раненых. Вот со спиртом, здесь беда, а он нужен для обработки ран, а йодом тем паче. Короче, Абдаллах, надо заставить, иностранцев делать брагу, и перегонять её в спирт, алкоголь, слово то это арабское. И на основе полученного самогона и местного антисептика, делать заменитель йода. Заставить врачей угрозой ада, гневом Всевышнего и отрубанием головы, кипятить воду и инструменты, руки перед операциями мыть, самогоном их протирать, инструменты тоже, одежды чистые, чтоб у всех медиков были, маски им сделать, чистоту в палатах и операционных создать. Про шины при переломах здесь знают? В общем, придётся мне самому давать занятия по первой медицинской помощи, и правиле "золотых" минут и часа, надо бороться за жизнь каждого воина.

Пиротехника. Эй, Абдаллах? Спать полюбил? Понятно. Давай пятый намаз и спать. Утро вечера мудренее. Эх, а я бы сейчас зефиру бы съел, с чаем! Вот тебе раз, вроде бестелесный, а желания остались. Или фантомы таковых?

Ну, Абдаллах, да благословить Всевышний наш новый день! Мы опять сегодня пишем. Хотя отдай распоряжения и рисунки, по Смершу, пороху, пулям, гранатам, броникам и каскам, чтоб начали разбираться с калибрами пушек и ружей, медицине. С привлеченных к делам уже начать брать клятву о молчании, заодно посмотрим как тут с исполнительской дисциплиной.

Итак, пиротехника. Ручные гранаты, пусть даже с трубкой или фитилём, корпус а-ля Ф-1, грамм на 700. Терочный запал, надо звать лучших мастеров, рисовать и объяснять самому про бикфордов шнур, точнее около того. Растяжки на основе ручных гранат, и фугасы по мощнее, можно и направленного действия, их рвать дистанционно или через терочный запал на растяжке или через ружейный замок. Ракеты? Боевые, осветительные. Лучше даже не заморачиваться. Вот мины только речные, будут нужны, хотя бы для устрашения. Только делать их не из котла как в реале, а большого глиняного горшка, как и фугасы, а вот взрывать их придётся дистанционно.

Флотилия. Главный противник на воде это английские канонерские лодки и плюс к ним вооруженные пароходы, штук десять в сумме если не больше. У канлодок, пушки, пулемёты, корпус металл, и бл…ский папа, специально сделанная малая осадка, по-моему меньше метра. Свои пароходы, по возможности отремонтировать, сделать запасы топлива, рубки зашить деревом, металлом, мешки с песком, что пули держали. Ставить пушки толку мало, а вот шестовые мины можно, только каких взрывать? Может через винтовочные патроны? Использовать как тараны? Жалко. Вдруг победим Китченера, и остаться без пароходов. Гайсасы их если использовать, то только ночью, днём их расстреляют из пушек и пулеметов. Вот их можно как тараны, бревно на нос, весла, плюс течение, можно и металлический борт пробить, и шестовые мины на них ставить можно. Или даже абордажить с них британские канонерские лодки ночью. Проходы можно бонами перекрывать, теми же лодками лодки с камнями топить, но Нил река широкая и не мелкая. Есть конечно 6-й порог и Шаблука. Но, как действовать против канлодок, пока чётких мыслей нет. Многое зависит от дел с артиллерией и пиротехникой.

Фортификация. Эх, если б я успел за несколько месяцев до сражение при Атбаре попасть в Абдаллаха, то можно было бы окопов, блиндажей, блокгаузов, позиций для орудий, даже ружейных ДЗОТов наделать, и плюс новшества, винтовки от эфиопов получить, то тогда, можно было бы попробовать врезать бритам действуя от обороны. Вот пока вспомнил, пиши, — сделать в генералке ложные батареи. А сейчас от обороны проигрышно будет, если только на правом берегу против майора Уортли, где он будет командовать иррегулярами из местных, тысячи три их будет, племя джаалин будет у него много. Хотя у него гаубицы в 127 мм будут, против них надо блиндаж в три наката делать, если не больше. Вот форты и батареи на Ниле против канлодок будут нужны, их точно будем делать. Можно и на возвышенностях у Омдурмана укрепления сделать, Сугрэм и Керерри кажется они называются. Рабочие руки есть, инструмент тоже, материалы — камень, глина, кирпич, как на солнце, так и в печи обожжённый, лес, тростник.

Маскировка и "обманки". Маскхалаты, накидки, для снайперов и диверсов, можно, точнее нужно, джиббе рядовых воинов окрасить в цвета местности, и заплатки пусть камуфлированные шьют. Ткани есть, красители найдутся, теперь художника бы найти, особенно исходя из того, что в исламе сильно пейзажи не порисуешь, чтоб цветовую гамму подобрал, и делать трехцветку. Зато лица сажей для маскировки мои бойцам мазать не нужно… они и так чёрные. Ха-ха! Масксети для позиций и батарей, и ложные батареи и позиции, делать, делать и ещё раз делать, вплоть до чучел из тростника, нервы помотать, силы поотвлекать само то будет. Так, про дымовую занавесу вспомнил. Надо ещё розу ветров здесь выявить. Эх, мне бы нефть раздобыть! В Судане её в моё время добывали, а сейчас, где её искать. А, то можно было бы устроить огненную реку детям Альбиона.

Диверсии. Стрелять, взрывать, сжигать, не давать спать по ночам, и даже отлучиться по нужде без охраны. Тут придётся действовать против кавалерии, которая по берегу пойдёт, и уже против пехоты, когда она пёхом на Омдурман двинет, из Вади — Амида или Хамида. Несколько ночей у нас будет, первая должна быть самой результативной, фактор неожиданности должен сработать. Может, стоит пытаться изобразить речных диверсантов? Хоть саванна и пустыня, но Нил то есть, значит, есть кто плавать умеет. Мины рвать у борта, да может винты и, колеса канонерских лодок из строя выводить. Это конечно шахидством попахивает, особенно если брать в расчёт крокодилов, но стоит иметь в виду и такой вариант. Опять канонерки! Ладно! Итак, перегородить 6-й порог затопленными лодками с камнями вряд ли получиться, будет большая вода, осадка у них маленькая, преграды могут растащить, взорвать, и идти дальше. Значит, их надо встречать в Шаблуке, Нил там сужается вроде до 100 и менее метров, течение ускоряется, там и надо ставить форты, боны, мины, со скал можно вести обстрел, гранаты кидать. Задача хотя бы часть канлодок вывести из строя, чтоб они не смогли участвовать в генералке. В общем Абдаллах надо нам будет сходить по Нилу, до этой Шаблуки, берега и окрестности заодно посмотрим, может, есть удобные места для позиций, чтоб дать бритам бой на подходе к Омдурману.

Мысль дать бой бритам перед ней, может и не плоха. Подготовить основательно позиции на высотах, сделать военно-инженерные сооружения. Вот их я то и упустил! Хотя "чеснок" был, колючку из проволоки вряд ли сумеют сделать, а если колючки на крепких веревках делать? Надо попробовать. "Паутину" тоже из верёвок можно сделать. Сочетать местную зерибу, протоколючку, паутину, рогатки, волчьи ямы, чеснок, растяжки, фугасы, и пусть бриты лезут через всё это, под винтовочным огнём и может артиллерийским. Полевой артиллерией, нормальные окопы с ячейками и блиндажами они не разобьют, а гаубицы у них будут на левом берегу у майора Уортли с местными предателями. А вот этих товарищей надо бы купировать до того, как они подойдут к моей столице. На переходе Вади — Хамид — Омдурман, на первом же ночлеге, рано утром, их там будет около 3,5 тысяч, значит тысяч восемь воинов получше надо будет, чтоб наверняка и быстро их растерзать, вот тут можно и конницу использовать. С Уортли и предателей можно будет трофеями взять винтовки, хоть и однозарядки, и главное гаубицы, применить их против бритов у нас сомневаюсь, что получиться, но то, что они не смогут их задействовать против нас тоже хорошо. М-да, были бы у меня русские как у Менелика в советниках, можно было бы и гаубицы поюзать. А может быть, если всё срастётся с Фашодой, капитана Маршана просить подсобить?

Ну, что Абдаллах давай намаз твори, и займёмся политикой, социалкой и делами управленческими.

Значит, так. Твоё племя баггара и твой род таииша почти на всех постах это конечно хорошо, но в целом плохо. Самых ленивых и нерасторопных твоих соплеменников надо поменять, в армии, твоей гвардии, среди чиновников, на людей преданных и исполнительных из других племён и территорий — донгольцев, хадендоуа и прочих. Для баггара ты будешь чист поскольку убрал ленивых и дурных, а среди других племён твой авторитет и влияние может даже усилится. Пусть улемы и муллы, в проповедях усилят моменты, о том, что если победят белые и турки, то жизнь станет ещё тяжелее, обычаи и законы будут нарушаться, что неверные и те, кто им служат, хотят только денег и власти. Истинных сторонников ислама, которыми являются все мусульмане Судана, будут подвергать гонениям и унижениям. Чтоб этого не случилось, все до единого должны сплотиться вокруг учения Махди и его ученика, то есть тебя, и тогда Всевышний увидит это и начнёт помогать своим верным детям в их правом деле.

Обещать после войны снизить налоги, сборы, подати. У Абдаллаха даже дух перехватило, — "Как? Зачем?" Я ответил, — "Чтоб все увидели, что ты уверен в победе, и проявляешь заботу о простых людях". Но, снижать только тем, кто воевал сам в твоём войске или отцы, сыновья, братья и тем, кто активно помогал тебе во время войны здесь в тылу. Надо давать какой-нибудь значок, документ, который подтверждал это, составить списки воинов по племенам, родам, кто и как помогал. И одновременно с этим объяви о чрезвычайном военном налоге, но упор сделай больше на богатых, пусть муллы и улемы призывают к пожертвования в пользу войска, внеси сам большую сумму денег и призови к этому остальных. Всех кто не захочет вступать в войско, будет покидать его самовольно, не будет платить налоги, работать в тылу, причислять к пособникам неверных, угрожать конфискацией имущества, такие быстро сообразят, что лучше отдать меньше, чем потерять всё. Часть налогов и податей, которые больше всего вызывают недовольство, снизить буквально с завтрашнего дня. Всем кто отличится в боях и на службе тебе, надо обещать часть добычи и землю, рабам, кто захочет вступить в войско свободу… но после войны. Уже сейчас выбери сотню отличившихся воинов и дай им землю из своих владений…, но получат они её после войны, если продолжат и дальше так же храбро сражаться. Иностранцам негласно предложи выгодные условия для ведения дел, но за это они должны заплатить сразу деньгами или выполнением твоих заказов. Надо сделать еженедельную газету, пусть и рукописную… во! "Вестник Судана"! Где будут, объявляется твои указы, и сообщаться новости. Есть пленные англичане и египтяне, пусть с последними поработают улемы и муллы, и попробуют перетянуть их на нашу сторону, не только разговорами, конечно, обещать им свободу и деньги. И надо, чтоб ты, на конкретное направление, дело, для выполнения твои распоряжений назначал, людей с полномочиями от твоего имени, но и спрос тоже с них. Но, новость о снижении налогов, пожалование землей, свободе рабам, надо объявить сразу после, того, когда придут известия о поражении у Атбары. Немного подумав Абдаллах сказал, — "Хм, чтоб плохую новость покрыть хорошими". "Молодец. Умный. Хотя и так понятно, что не дурак. Столько лет у власти, даже несмотря на последние поражения", — подумал про себя я. "А точно поражение?", — грустно спросил Абдаллах. "Да. Скоро об этом тебе сообщат", — ответил я.

Ну, что Абдаллах за работу, если мы сможем сделать многое из того, что здесь записали, то, это поможет нам взять вверх над британцами, несмотря на их пулемёты и канонерки. "Пулемёты? Мне о них рассказывали, но мало. В чём их сила и почему их надо бояться?", спросил он. "Пулемёт, это ружьё, которое может сделать за шестьдесят ударов сердца, 600 выстрелов". Он замер и начал считать удары нашего общего сердца. "600 выстрелов!!!", — ощущалось, что халифа был в страхе. "Да", — сказал я, и у британцев их много, несколько десятков. Ещё есть пушки, которые, один снарядом, шрапнель называется, могут выпускать по 200 пуль, а снарядов в минуту шесть-восемь. И могут вести огонь на 6 000 шагов. И таких пушек тоже у них, наверное, под 30-ть, если не больше". "1800 пуль в минуту! 30-ть пушек! 54 тысячи пуль!!!- посчитал Абдаллах. Мой носитель от такой математики впал в уныние. Я его подбодрил, сказав, что если будем готовиться, мы сможем победить. И, что у меня даже есть план как. Последовал вопрос, — "Как?"

"Можно, одним броском копья или пулей убить слона или носорога?", — спросил я. " Скорее всего нет, — ответил мне Халифа. — Пулей можно если удачно попадёшь". "Вот так и мы не сможем в большом сражении сразу победить англичан. В этом и была твоя ошибка. Но, если слону нанести множество ран и заставить его истекать кровью, то потом можно будет добить его одним сильным ударом. Надо нашим врагам наносит много не сильных, но болезненных ударов, заставить белых и турок истекать кровью, ослабить их перед главным сражением. И уже в ходе его взять над ними вверх".

"Но, как им наносит эти удары?", спросил он меня. "Я точно знаю, что конница и конная артиллерия англичан пойдет к Омдурману берегом. Пехота, остальная артиллерия, обоз, боеприпасы и припасы по реке. Надо будет по ночам, постоянно нападать на их стоянки. Вырезать часовых, тех, кто отстал, кто идёт последними, кто пошёл справлять нужду, обстреливать из винтовок, метать гранаты, уничтожать их запасы, выбивать лошадей, верблюдов, мулов, уничтожать их линии телеграфа. Не давать им спать по ночам, на пути в удобных местах ставить и взрывать мины, бросать чеснок, делать всё, чтоб враг ещё до большого сражения нес потери, терял силы и уверенность в себе. Так тебе, Абдаллах, следовало начать воевать с белыми с самого начала, и не давать им строить и использовать железную дорогу. Теперь мы так и будем делать. Для этого надо отобрать самых умелых, опытных воинов и стрелков, дать им хорошие винтовки и маскхалаты". "Но, неверные днём могут использовать свою конницу против наших отрядов, чтоб обезопасить себя от нападений. И усилят охрану стоянки по ночам", — включился в разговор мой носитель. "Так они и сделают. Поэтому мы воинов посадим на коней и верблюдов, чтоб они могли быстро уходить от врага и возвращаться к нему. И наши конные отряды прикрытия вооружить винтовками, и попробовать заманивать белых в засады. Даже специально это делать. А то, что усилят охрану, это даже хорошо, я уверен, что это не сильно им поможет против "детей львицы", — усмехнулся я. "Да, хадендоуа большие мастера, незаметно подбираться к врагу даже днём, — согласился со мной Абдаллах. " За несколько ночевок, я думаю, можно будет, нанести им урон в несколько десятков человек убитыми, десятки ранеными, десятки и десятки это уже сотни, — продолжил я. — Скажи, после Меттемы перед Шаблукой, какой-есть большой посёлок или деревня?" "Вад Хамид", — сразу мне ответил халифа. "Вот туда по Эн-Нилу, и придут главные силы белых. Там надо будет, на улицах и в домах наставить мин, набросать железных шипов. И первой же ночью, силами в несколько десятков человек атаковать с разных сторон неверных. Они ещё будут не готовы для таких нападений, и это надо использовать, чтоб нанести им как можно больший урон. А потом и дальше нападать по ночам, до самого Омдурмана. Далее на склонах и скалах Шаблуки, в местах, где дорога ближе всего, посадить лучших стрелков, чтоб и днём держали под обстрелом их колоны. Отстреливать в первую очередь надо будет белых офицеров, там же нужно ставить мины. Кстати, по их пути следования и у Омдурмана надо будет сжечь всю зерибу, чтоб они не могли её использовать для своей защиты. Или оставить им часть, но в них заложить мины".

Я продолжил, — "В районе деревни Керрери, если там есть хотя бы небольшие холмы, на расстоянии от Нила в 5–6 тысяч шагов, будем строить укрепления, делать заграждения. Для этого нам нужны будут бревна, кирпичи, ветки, камни, глина, верёвки, инструмент и много работников. Мы посадим туда стрелков, поставим пушки, и заставим англичан их атаковать. И хорошенько там пустим им кровь. Есть там такие возвышенности?", — спросил я. — Абдаллах! Ты там не уснул!" "Нет, Махди!!! Как я могу, когда ты говоришь со мной!- почтительно ответил он. — Есть там холмы Керрери и гора Сугрэм, но находятся от Эн-Нила дальше, чем 6 тысяч шагов". Он задумался. "Есть! Есть там небольшие холмы! Между Сугрэм и селом Керрери, в сторону Омдурмана, как раз примерно на этом расстоянии от реки". "Отлично!- сказал я, — Когда поедем смотреть местность разберёмся на месте. То есть у нас будет возможность зажать англичан между холмами Керрери, Нилом, Сугрэмом и этими высотами, ими же мы закроем дорогу на Омдурман. Главное, чтоб они пришли туда, куда нам надо".

"А как мы их вынудим атаковать нас? — спросил меня мой внимательный слушатель. "Мы их обстреляем их наших пушек. Поэтому и важно, чтоб были такое расстояние до берега, чтоб мы их достать". "Но, в ответ они ответят из своих орудий, и разрушат наши укрепления, как было при Донголе", — высказался Абдаллах. Я хотел сказать, — "Не ссы! Не разрушат". Но, успел остановиться. "Не бойся, мы построим такие укрепления, которые устоят против пушек белых, — был мой ответ. — Мы отобьём их атаки, с потерями для них. После этого заставим весь день проторчать на позициях, на солнце, делая вид отдельными отрядами, что атакуем их. Ночью, будем их обстреливать, не давать им спать, и ближе к утру атакуем их все нашими силами. Темнота даст нам возможность сойтись с ними в рукопашной, где их пулемёты, шрапнель, скорострельные винтовки мало помогут, против наших копий, мечей, дубин, против смелости и желания победить наших воинов!" "Но, настоящие воины сражаются днём, а не нападают ночью, как воры и трусы!!! - воодушевленно сказал Абдаллах. Ну, что ж я ждал этого. " 54 тысячи, плюс 24 тысячи, и к этому ещё тысяч 60… пуль, за шестьдесят ударов сердца. Воины ислама будут погибать тысячами, так и не дойдя до врага! Ты этого хочешь? Ты хочешь погубить войско дервишей, чтоб после этого неверные и турки, захватили Судан? Загубить дело пророка? Тебя для этого Всевышний наделил властью? Для этого он послал меня к тебе? — бил я наотмашь вопросами Абдаллаха. — Отвечай!!! "Нет!!! Нет!!! Нет!!!- кричал он. — Прости меня!!! Прости глупца!!!" Его истерика длилась ещё некоторое время. Я его успокаивал, говоря о том, что Аллах прощает ошибки тем, кто во время понимает, что он ошибался, и начинает их исправлять. После этого Абдаллах наверно, совершил одну из своих самых, искренних молитв в своей жизни, неистово прося прощения у Аллаха за свою глупость и гордыню.

После молитвы, успокоившийся халифа, задал мне нелегкий вопрос, — "А большие железные пароходы с пушками и пулемётами. Как с ними быть?". Тем самым ещё раз, указав на то, что он опытный и практичный правитель и военачальник.

"Канонерки!-с раздражения сказал я. — Что ж и на них управу найдём. Думаю в самой Шаблуке построить форты. Есть там такие места? Абдаллах сказал, что не знает. — Ладно пойдём по Нилу увидим. Там он сильно сужается, течение быстрое, удобно будет вести огонь по англичанам. Сверху, со скал можно вести стрельбу из винтовок и кидать гранаты. Перегородить русло, плотами и лодками, может и пару мин сделать, рвануть, что они начали их опасаться. Таранить их большими лодками в крайнем случае. Нил у позиций при Керерри тоже перегородить, чтоб их канонерки не могли к берегу подходить и участвовать днём в бою. Так же придётся это делать выше по течению, что не пустить их к городу. А ночью, если сойдёмся с англичанами в рукопашную, они им не помогут. Ночью их даже можно будет пробовать захватить, действуя с реки".

Время записей закончилось, теперь должно было наступить время дел. Мы, то есть я и Абдаллах, начали отдавать распоряжения, чтоб записи стали по большей частью реальностью. Для этого было решено, при Абдалле некий вариант правительства с министерствами, — военным, финансов, строительства, МИД, промышленности и кустарную спецслужбу- СМЕРШ. Во главе их он хотел ставить людей исходя из их преданности ему, но я потребовал, ставить преданных, но и одновременно сведущих в своём деле, даже если они не из баггара, и даже не очень преданных, и даже не мусульман, но относительных профессионалов. Всё! Отказываемся хотя бы частично от родоплеменного варианта вертикали власти.

Вызван был эмир Вад Бишара, один из самых преданных лично халифе и делу Махди, ему было поручено за две недели сформировать отряд из 2-х тысяч стрелков и 200 всадников, взять шесть орудий получше, запасы и выдвигаться в Гедарефу. Там он должен был их передать Амхед Федилу и возвращаться обратно. Амхед Федил из своих сил и прибывшего отряда сформировать отряд, и выдвигаться на Кассалу. Полностью её блокировать, основательно обстрелять, после этого предложить сдаться. Условия сдачи следующие, — передача в целости и сохранности, вооружения, запасов и прочего имущества, взамен жизнь и свобода, кто захочет, может вступить в войско Махди, белых офицеров лучше выдать живыми. Если будет отказ, вновь обстрел и штурм. Для штурма заранее приготовить разборные лестницы и мины для взрыва ворот, стен ещё здесь. После этого, оставить там гарнизон в 1000 человек, остальным силами возвращаться в Омдурман. Подготовку к походу, делать максимально скрытно, а всех кто, активно будет им интересоваться, задерживать и выяснять, зачем им это надо, кто их об этом просил. 22 апреля отряд моего одного из самых верных эмиров, Вад Бишара ушёл в Гедарефу. "День рождения Ильича однако, — вспомнилось мне, — он ещё в Шушенском наверное, "Развитие капитализма в России" дописывает. Дай, Бог, и до него доберёмся".

Своему тезке, бывшему египетскому офицеру, инженеру моего пароходства Абдалле Мухаммеду и ещё нескольким египетским военным, создали очень хорошие условия для жизни, отправили к ним красноречивых мулл, чтоб они обработали их в нужном нам направлении. Они, начальник арсенала, наиболее головастые работники и ремесленники должны были на основе моих рисунков, объяснений, создать тёрочный взрыватель, на основе ружейного замка и винтовочного патрона, создать ещё варианты взрывателей, и пытаться реализовать мои технические задумки в силу возможностей материально-технической базы, весьма скудной.

Когда я, показал Мухаммеду рисунки, вид сбоку, в разрезе, пуль Нейслера, Фостера и Бренке, его глаза округлились, он одновременно с удивлением и страхом посмотрел на меня. В его взгляде был вопрос, — "Откуда ты это знаешь?!" Я ему ответил вслух, — " Всевышний нам помогает в нашем деле защиты истинной веры, посылая нужные нам знания". Было видно, что мой ответ, его впечатлил. "Толи ещё будет!", — усмехнулся я про себя.

Начальнику арсенала было приказано, начать лить из чугуна гранаты в варианте Ф-1, весом не более 700 грамм, плотно запрессовывать туда порох, взрыватель пока через фитиль. Планировалось их метать вручную и пращами, использовать для растяжек. Делать картечь, с её калибром, что не мудрить, для дальней взяли за основу размер моего большого пальца, там, где ноготь, для ближней мизинца. Эти пули планировалось использовать и для фугасов. Чтоб ускорить процесс появления таких поражающих элементов, были решено, привлечь к этому делу пацанов. Пусть собирают камешки, таких размеров и сдают их на вес за деньги. Для картечи хотелось жестяных стаканов, но с жестью, здесь была жесть. Поэтому решили делать вязаную картечь, использовать для этого холст или кожу.

Оружейникам был поставлена задача, очень быстро сделать вариант гранат для гладкоствольных орудий средних и больших калибров. Но, ещё больше Мухаммед, руководитель арсенала и начальник артиллерии Якоб, выпучили глаза, когда я им показал рисунок шарохи и юбки-приставки для ядер из мягкого чугуна.

Для того, чтоб систематизировать производство пуль, ядер, гранат, картечи, начальник артиллерии и командиры частей джихадии, то есть стрелковой пехоты у который были гладкоствольные ружья. Они должны были очень быстро провести ревизию калибров пушек и ружей, чтоб свести к единообразию вооружение батарей и стрелковых частей, знать какие есть калибры, и начать для них производить, пули, ядра, гранаты. Касаемо артиллерии, распределить боеприпасы уже какие есть, по калибрам, и разобраться, сколько есть у нас казнозарядных орудий и сколько для них есть боекомплекта. Так же было поручено, начать гранулировать порох, через барабаны и сита, начать делать развесовку зарядов для ружей и пушек по калибрам и весу пуль и ядер. Мешки для зарядов для пушек решили делать из тонкой ткани, для ружей из холста, в виде сосисек. Главному артиллеристу моей армии Якобу, начальнику арсенала, была поставлена задачи разобраться с орудийными лафетами, если их недостаточно сделать дополнительно, негодные отремонтировать или заменить, и снабдить все орудия клиновым прицелом.

Броники и шлемы решил делать комбинированными, — кожа, ткань, металл, так будет быстрее и дешевле. Они нужны будут для штурмовой пехоты рукопашников, тех, кто пойдёт в атаку первых рядах, расчётов орудий и части стрелков. Хотел шлемы в варианте британских тазиков, против шрапнели они помогают, но без листового металла и пресса долго, поэтому стали делать местные варианты шлемов, только без острого верха, и я их модернизировал, ремешком через подбородок, что держался лучше. Броники, сделали так, грудь кожа плюс металл или кожа, живот — пах кожа, спина кожа. Для изготовления броников пришлось загубить большое количество слонов, бегемотов и носорогов, но, Гринписа не было, а штыком их кожу было не взять, да и осколки, камни она могла держать, здесь из неё щиты делали. С размерами броников и шлемов поступило просто, вызвали нескольких портных, взяли сотню воинов, замерили им размеры груди, тела и голов, усреднили полученные данные, разбили по пропорциям по отношению к ста, и сделали выкройки по полученным размерам.

Для самых лучших рубак, которые будут на пике атаки, приняли решение делать ещё наручни, воротники на брониках для защиты от ударов, защиту лица и а-ля тактические перчатки, что могли даже за штык хватать. Ноги прикрыть вставками из кожи на штаны. И Абдаллах отдал приказ, что все, у кого есть кольчуги, доспехи, шлемы, и они лежат без дела, передали их в войско, за сокрытие, грозило суровое наказание.

Щиты мы тоже решили делать, но не для ближнего боя, они и так были, а для защиты от пуль, что-то вроде штурмовых у спецназа. Как выяснилось, с юга можно доставить красное и черное дерево, насколько я знал плотность древесины у них даже больше чем у дуба. Стали комбинировать, дерево, кожа толстокожих, металл, подбирать размеры и вес. Щиты получились тяжелыми, но винтовочную пулю держали метров со ста, сделали прорези для глаз, местные воины впечатлились полученным результатом. В щитоносцы выбирали самых сильных и выносливых, поставили их на усиленное довольствие, улемы и муллы разрешили воинам во время джихада не соблюдать посты, чтоб беречь и копить силы. Заставил их таскать на себе тяжести постепенно доведя до веса щитов, и даже немного больше, когда щиты были готовы, начали отрабатывать их применение в строю. Так же сделали щиты для перекрытия окопов, защиты орудий и их расчётов, для пароходов и гайсасов, и их команд, от шрапнели, пуль и осколков. Для защиты орудий, зарядов, пустили в дело мешки с песком, к ним здесь проблем не было.

Отряды рубак, тоже обвешали сначала грузами, потом доспехами, и прокачивали и без того хорошие и умения. Отряды стрелков и пехоты, которые уже были в моём распоряжении, и прибывали в течения лета в Омдурман, так же чаще обычного занимались, отработкой манёвров, передвижений по местности, действий подразделения в атаке, обороне, метали гранаты, стреляли из ружей, не из винтовок, берегли винтовочные патроны. Вновь созданные сапёры учились, ставить растяжки, закладывать фугасы, делать паутину, волчьи ямы, устанавливать рогатки, натягивать колючие верёвки. Ответ на робкие вопросы, — "Зачем всё это? Мы и так всё умеем", был классическим, — "Тяжело в учении, легко в бою! Чтоб меньше проливать своей крови в бою, надо больше пролить своего пота на учениях!" Воин — профессионал, неважно кто он, полудикий араб из Судана или великий Суворов, понимают и знают правила войны, и путь к победе без слов. Поэтому больше таких вопросом не задавали, а следовали правилам всех воинов во все времена, и готовились к будущим боям.

Касаемо, фугасов, то их делали из глиняных горшков разных размеров. Я нарисовал схему фугаса, заряд пороха, тоже спрессованный, взрыватель, поражающие элементы. Тут в ход шли камни, осколки чугуна, рубленый металл, глиняные шарики. А простой терочный взрыватель, мастеровые в моём арсенале мне таки сделали, хоть и не сразу. Но, в июле уже были созданные вполне надежные образцы, и чтоб увеличить вероятность подрыва, на растяжки и фугасы ставили по два, три взрывателя. Были случаи и подрывов с гибелью воинов. Для речных мин, больших фугасов, в качестве взрывателя стали использовать патроны и затворы от винтовки Ремингтона, взяли самые негодные стволы, но с исправными затворами, чтоб не очень жалко было, они срабатывали на 100 %.

Проведенный позже тотальный шмон на предмет наличия у населения, огнестрельного оружия, пороха, патронов, свинца, доспехов дал несколько сот винтовок и ружей, боеприпасов, кольчуг, шлемов. Тех у кого нашли это были объявлены предателями и врагами, у тех кто был побогаче, конфисковали имущество, кто позволил себе возмущаться были обращены в рабов, остальным дали срок и отправили на работы, что могли искупить свою вину. Всё это было прописано в еженедельной газете, и озвучено на площадях, и предложили добровольно сдать оружие, кто это ещё не сделал, после это ещё принесли несколько сот ружей, винтовок, боеприпасов к ним, элементов доспехов, заплатили штрафы и были прощены Халифой.

Было трудно с медициной. Здесь мне пришлось максимально лично участвовать. Собранным лекарям, я прочитал лекцию о важности чистоты рук, инструментов и всего, что связанно с медициной. Всё они подписали письменно обязательство, что отныне в своей деятельности эту самую чистоту будут соблюдать, иначе по отношению к ним тоже будут проведены ряд хирургических операций, но уже без соблюдения чистоты. Надиктовал, а писари размножили памятки об оказании первой медицинской помощи по всем направлениям, кроме поражения током, об обработке ран, даже рисунки были. Эскулапам, чтоб не расслаблялись, обещал устроить лично экзамены (и сдержал обещание), и потребовал, чтоб они набрали себе помощников по сообразительней, а чтоб они не сильно грустили, от всего на них свалившегося, им из казны выдали небольшие суммы денег.

Самого активного и деловитого из них, я назначил главой медицинской службы армии Махди, и в беседе с ним, рассказал ему о медсанбатах, госпиталях, "золотом часе", важности выносе раненых из боя и доставки их к медикам, и о том, что для меня и дела джихада важна жизнь каждого раненого, заболевшего воина, и что надо прилагать все усилия, чтоб их спасать.

А спирт мне всё-таки сделали! Среди иностранцев моей столицы и Хартума был объявлен конкурс, кто сделает или предложит чертеж лучшего перегонного куба, самогонного аппарата самому Халифе, и сделает ему максимально чистый и крепкий продукт. Победили итальянцы. Они получили обещанную награду, а я спирт или около того, для медицинских нужд. Сделали ещё несколько аппаратов, фиников здесь было сколь хошь, и спирт производился уже десятками литров, у меня стали возникать мысли о его применении для военных целей.

Я для себя с удивление узнал, что здесь не проблем с мылом, его здесь варят и продают, в основном за пределы страны. И как-то моя руки перед едой мылом, меня шарахнуло мыслью… спирт, мыло, жиры ё… твою мать!!! Это ж коктейль Молотова, напалм, пирогель!!! Вот надо же быть таким развиздяем! Хоть немного, но сделать надо, для диверсантов, очень даже в жилу будет.

Для медицины в армии нужно было много тканей, поэтому я вызвал к себе торговцев ими и владельцев ткацких мастерских. Им были озвучены мои нужды и условия, на которых они их должны реализовать. Условия не мягкие, но они всё равно зарабатывали на этом, пряник всегда должен быть, рядом с кнутом. Ни кто из них не отказался от предложения пожертвовать некоторые суммы, для достижения победы, ещё бы, ведь сам халифа это уже сделал. Моё внимание привлёк австрийский миссионер И.Орвальдер, который в Судане зарабатывал ткачеством. Я велел ему остаться, и сразу в лоб спросил о Слатин-паше, они ведь соотечественники, и до предательства и бегства последнего они не могли не общаться. Он был человеком умным, и выдал мне всё, под запись, что знал о Слатине и его окружении, и обещал сообщать, о всех попытках моих врагов связаться с ним. Получил за это благодарность и зарубку о том, что от него ожидают понимания ситуации и помощи в делах, и что он теперь под колпаком.

По такой же схеме был отработан итальянский миссионер П. Россиньоли держатель харчевни, он обязался поставлять еду и провизию в армию; его соотечественник, также бывший член миссии, П. Агати, возродивший при ней давно исчезнувшее в Судане производство обожженного кирпича, и после установления власти махдистов открыл собственную кирпичную фабрику, он получил большой заказ на кирпичи, принявший со всей семьей ислам багдадский еврей Израиль Дауд Беньямин торговец одеждой в Омдурмане, так же получивший заказы от меня.

Все более крупные местные и иностранные дельцы, были мною и моими людьми обласканы, им были розданы заказы, а с них были взяты письменные заверения, об их законопослушности и преданности мне. И они взяты были под наблюдение своими же усилиями… стали следили за друг другом, теперь ещё более внимательно, дельцы они такой народ подозрительный. Получалась сплошная экономия, сил, средств и людей.

Для реализации этих грандиозных по местным меркам планов нужны были люди, порох, железо, чугун, кожа, ткани, верёвки, канаты, лес, кирпич, провиант и многое другое, но главное… деньги.

С железом, тканями, кожей, кирпичами, лесом особых проблем не было, а вот с порохом и людьми было сложнее. Для увеличения производства пороха было решено тотально зачистить все сортиры и свалки в Омдурмане, Хартуме и других городах и сёлах на предмет селитры, и заложить новые селитряницы. Проблему кадров для арсенала, порохового заводика, обувной фабрики и прочих мастерских решили незатейливо, мобилизовали на работы ремесленников-частников разных специальностей, дали многим заказы на дом, привлекли мастеровых кто уже был в войске, направили на работы рабов, но не только из под палки, но за деньги, конечно небольшие, плюс бонусы после войны за работу в тылу.

С деньгами были как всегда сложнее, пришлось мне помимо введения чрезвычайного военного налога, добровольно-принудительного сбора пожертвований со всех слоев населения, залезть в свою собственную кубышку, а зачем она мне будет нужна если в случаи поражения меня убью или выдадут британцам? Кроме пожертвований, я решил, сделать экстренный заём у населения, люди приносили деньги им выдавали расписки, что деньги взяли и обещали вернуть с процентами.

Был в Омдурмане большой кошелёк, у которого можно было занять много денег, и даже через контрабанду получить оружие, это был Бенцион Кошти, глава левантийских дельцов в Судане, который начал дела здесь делать ещё в 50 — е годы, ссужал деньгами генерала Гордона, Махди его не тронул, Абдаллах, с ним имел эти годы дела, и вот он вновь перед мной, и с ним ещё несколько самых богатых торговцев и дельцов из его земляков.

Лицо этого старого еврея, выражало в мою сторону внимание и уважение, и одновременно читалось, "ничего мы и при новых хозяевах приспособимся, правители приходят и уходят, а деньги нужны всем". Я ему напрямую сказал, что мне нужно много денег, его связи для контрабанды, прежде всего винтовок и патронов к ним, взамен я ему и другим умным людям, частично отменю, свою монополию на торговлю золотом, рабами, слоновой костью, гуммиарабиком и некоторыми другими товарами, снижу им ушру -10-ти процентный налог на товары сверх таможенных сборов и сами таможенные сборы, снижу другие налоги, на их заём, куплю у них же контрабандное оружие, и сделаю необходимые мне заказы и поставки.

Так же сказал, что ситуация сложная, враг скоро придёт к столице, и мне точно, известно, что ряд людей из их круга, имеет отношения с ним (100 % — х сведений, я об этом не имел, но, чтоб, эти люди, не вели двойную игру, такого быть просто не могло), поэтому я готов и на очень крайнее меры, для получения того, что мне надо. Бенцион Кошти от такой прямоты даже оторопел, Восток дело тонкое, а тут такой напор сразу. Ему и его сотоварищам, дали бумаги с суммой, сколько мне надо денег, сколько они получат от моих уступок, и чего и на какие суммы я у них сразу же сделаю заказы. "Решение надо принимать здесь и сейчас", — твердо сказал я. И они его приняли, в обоюдную пользу сторон, а, чтоб деньги, появились у меня как можно быстрее и договорённости соблюдались, я им сообщил, что их семьи, согласились принять моё приглашение, и пожить у меня. Их лица после услышанного, выразили страх и тревогу, но я их заверил, что если всё будет у нас хорошо получаться, то всё у нас будет хорошо, а семьи они смогут навещать хоть каждый день. Пусть робяты не думают, что только они в эти игры умеют играть, особенно в игру "обмануть гоя это не грешно".

С посольством к Менелику, я тянуть не стал, оно и отряд который будет его сопровождать было сформировано, отобраны подарки. Тем более, что в Омдурмане с января 1898 г, находилось посольство от него, оно передало мне его совет, негус советовал, навтыкать везде флагов Франции, признать её протекторат и тем самым защититься от англичан. Можно и так, конечно, но меня вряд ли поймут местные парни, это раз, и два, против бритов это, увы, не сработает, не для этого они начали эту войну.

Так в ответном послании я его поблагодарил за мудрый совет. И просил продать мне, винтовки, французские Гра, Ремингтоны или русские Берданы, немного магазинных винтарей с итальянских трофеев, и патронов к ним с хорошим запасом, который, как известно карман не тянет, так же просил пушки. Взамен просто — золото. Посольство ушло в середине апреля, если всё получиться хорошо, то оружие я увижу только к концу года.

И раз затронули дела внешнее, то было ещё две темы — Фашода с капитаном Маршаном и полковник или подполковник Артамонов, если про француза знал, что придёт он в Фашоду, в июне или июле, то про наших, русских, знал только, что выйдут они на Белый Нил летом, но, когда, где хоть убей не помнил. Поэтому решено, Маршана встречаем в Фашоде, делегацией в тысячу штыков и двумя легкими орудия, берём под белы ручки, и ласково просим, пожаловать ко мне в гости. Артамонова с его дончаками, решил искать по Нилу, который Белый, скорее всего он выйдет к нему южнее Фашоды, и вероятнее всего, в местах впадения в него его притоков, точнее правых притоков, если они идут из Эфиопии, значит, для нас они будут слева, в общем, искать и найти, кровь из носу. Поэтому на Белый Нил южнее Фашоды, спешно отправили десять отрядов по три-четыре мукаддама, взвод по-нашему, численность в 20–25 человек.

Им я поставил задачу найти отряд, где будут эфиопы и белые, среди белых будут французы и русские, и тех и других, отправить в целости и сохранности ко мне, со всем почтением, и эфиопов тоже. Артамонову я написал письмо… по-русски, но без ятей, чтоб он не сомневался, что его ждёт много интересного и полезного в Омдурмане. Отрядами поставил командовать своего сына, — Османа Шейх-эд-Дина, но, замами у него были опытные и верные мне, а значит и ему эмиры. Пусть опыта набирается, а его статус, убедит Маршана и Артамонова, в моей заинтересованности в них. Заодно, отряды Османа Шейх-эд-Дина, совместят полезное с полезным, соберут продовольствие, подати с местных, напомнят, кто их правитель, но, дал установку без фанатизма, тыл должен быть лоялен, набьют толстокожих животин для броников и мяса, и других для шкур и мяса, леса нарубят. Для того, чтоб ускорить движение отряда, который должен искать русских, дали им два парохода побыстрее, большие лодки, припасы, а для усиления вооружения, выдали по несколько винтовок на муккадам, то есть взвод по-русски. Уж очень мне хотелось найти русских как можно ближе ко мне, чтоб потом не искать их в Эфиопии, хотя они точно были в Аддис-Абебе. И Артамонов был именно, тот человек, который мне нужен был как попаданцу, офицер Генерального штаба, профессиональный разведчик, настоящий офицер и патриот России, в будущем участник войны с Китаем 1900–1901, русско-японской, Первой мировой уже генералом.

Сына и некоторых командиров, заставил выучить такое обращение по-русски, — "Здравия желаю, полковник Артамонов! Добро пожаловать в страну Махди! Халифа ждёт вас!", для его казаков "Здорово бывали, казаки!", и научил отдавать честь по-русски. "Русскому" отряду на месте должны были объявить, что тот, кто найдёт белых получит награду от Халифы, золото и землю. В отряд включили несколько человек, кто эфиопский язык знал. Уже через неделю после моего попадания сюда, "русский отряд" ушёл на задание, для всех этот отряд и "французский", который двинулся в путь в конце месяца ушёл за податью и провиантом. И была им поставлена ещё одна задача, навербовать нилотов, именно навербовать, а не забирать насильно, я то знал, что они одни из самых рослых народов мира, поэтому и поручил Осману Шейх-эд-Дину, набрать сотню другую и желательно самых рослых из рослых. Откормить их уже здесь, и поставить щитоносцами, да и мечом научить работать, копьём и дубьём они и так умеют.

Мне позарез нужны были специалисты в разных направлений, всех своих постепенно включали в работу, но нужно было ещё, я вспомнил, о резерве, который у меня есть… это пленные. Я лично решил с ними разобраться, из белых был некий Чарльз или Карл Нейфельд, который тут уже даже детей настрогал от местной бабы, обычный нормальный авантюрист, готовый на всё ради денег и власти, власти и денег, мутный тип, вроде, что-понимает в экономике, но от греха подальше решил его держать подальше от дел, то есть так же в тюрьме. Был ещё грек, тоже уже с местной женой и детьми. Пленных египтян, которые изъявили желание поработать и послужить, помыли, улучшили кормежку, муллы-политруки их несколько дней обрабатывали, потом их раскидали по их умениям и специальностям. Остальных сидельцев, отправляли на работы, но кормить стали их лучше, чтоб были силы работать.

Чтоб хотя бы отчасти решить вопрос с питанием и его качеством, растущей в численности армией, решили, временно на время войны убрать строгие посты и ограничения в еде. Улемы вывели формулу, что грехи в плане еды воины искупают участием в джихаде, и своей кровью в сражениях. Отправили команды охотников, на заготовку всего, что можно было есть, увеличили вылов рыбы, и даже стали есть крокодилов, а их кожи обрабатывали и складировали. Мне нужны были сильные воины, а мясо эту силу даёт.

В конце второй недели моего пребывания здесь, я устроил среди бойцов своей армии игры с названиями, — "Найди меня!", "Я убью тебя издалека, и сразу в голову!", " Я метаю гранату дальше и точнее всех!", "Я убью тебя очень быстро!". Начался отбор в диверсанты и разведчики, наверно, инструкторы спецназа истекли бы слюной, если б видели, что это ребята, вытворяли. Претворялись камнями, кустами, местностью вообще, зарывались в песок, лежали часами неподвижно, выбирали идеальные позиции для стрельбы и атаки, стреляли, метали копья, кинжалы, гранаты, рубили мечами и наносили удары копьём, идя шагом, на бегу, в прыжке, в перевороте, лежа, сидя, и ещё много чего интересного удивительного. Особенно были хороши фуззи-вуззи, они же "волосатики", они же "дети львицы", из племени хадендоуа, народа беджа. Хороши они были, прежде всего, в маскировке, и неожиданном нападении, я сам убедился, что не зря Киплинг им посвятил свое стихотворение, и выдели в нём именно их, поставив их выше зулусов и афганцев, тоже весьма неслабых ребят в плане умения ведения войны.

По итогам учений-соревнований похвалили и накормили всех, наградили лучших, а из лучших из лучших создали, два батальона по 400 человек спецназа-диверсов, разведчики, снайперы, "вырезаторы" часовых, караулов, сапёры, им придали для усиления конных стрелков. Им дали хороший конный парк, верблюдов, для мобильности, позже дали маскхалаты, накидки, коврики, сделали для них питательные сухпайки, снайперам отобрали лучшие винтовки. И отправили их подальше от глаз, тренироваться на местности и на друг друге, чтоб стать ещё смертоносней для врага.

После того, как я отдал распоряжение начать полную ревизию стреляющего, взрывающегося, металлического и прочего, что может пригодиться для войны, из арсеналов Омдурмана, Хартума, пришли радостные и одновременно интересные новости. Там нашли исправный пулемёт Норденфельда, в смысле многоствольный (пяти) прообраз его, и немного патронов к нему, как выяснилось позже на три полностью заряженных магазина. Инженер египтянин Мухаммед, привёл его в рабочее состояние, выбрали бойцов ответственных, кто показал, что хорошо умеет обращаться винтовками, они и стали первыми пулемётчиками в армии Махди.

Вторая находка была я б сказал прикольная… это были кареты, которые остались ещё после египтян, они были рессорные. Карета, пулемёт, степь, всё это складываем, и получаем… тачанку! Но, пулемёт один, и у меня на него другие планы, что делать с каретами я пока не знал, их внесли в опись имущества, отремонтировали, и убрали до лучших времён.

Начал приносит плоды Смерш, круг знакомых и тех кто часто общался со Слатин-пашой установили быстро, потом по цепочке их связи и круг людей, многие, как я и предполагал, были торговцами и иностранцами, вышли и на агентов из местных, в госаппарате и армии. Решили пока их не хватать, и сразу вешать, как предлагали некоторые эмиры, а хватать, допрашивать, наиболее упёртых даже пытать, но без увечий, а кого то и казнить, но не как шпиона, стараться перевербовывать, и через них пытаться засылать дезу Китченеру. Типа Халифа то в унынии, то в ярости, дуркует, казни устраивает, собирает армию, народ волнуется, не все эмиры и племена надёжны, винтовок и патронов к ним мало, в принципе всё это и было правдой.

Разобрались и со связью, голубиная почта была, частных голубятников Смерш взял под контроль, мало, кому, через птиц мира идут послания. Система сигналов солнечными зайчиками и правда была у махдистов, я приказал сделать медные зеркала с оптимальными размерами, и, чтоб начиная с батальонов в подразделениях были свои световые связисты, в дивизиях и корпусах, должна быть и голубиная связь. Позже от Омдурмана, через Шаблуку до Вад Хамида, и на юг до Хартума, на высотах поставили вышки, с кустарными гелиографами, точнее там были воины с зеркалами.

Через неделю после моего попадания сюда, 14 апреля, пришли новости о поражении, под Атбарой, пошла волна пораженческих настроений, среди знати, эмиров, народа, — "Опять поражение! Это явил нам свою немилость Всевышний! Халифа, всё делает не так!" и в том, же духе. В ответ я включил машину агитпрома и репрессий, красноречие и софистику улемов, мулл, аресты и казни наиболее громких и глупых крикунов.

И выложил свой пиар-козырь, сразу после новостей о поражении, было объявлено, о снижении налогов, а именно, ушр (десятину с урожая зерна и фиников в 10 % товаров, доставляемых на продажу в город), закят — налог со скота и некоторых других видов имущества, а также фитра — подушный налог, налоговые послабления для торговцев (военный налог, то всё равно есть). Снижении арендной платы для крестьян кто работает на государственных землях и Халифы. О наградах и пожалованиях землей, тех, кто хорошо воевал и трудился, для достижении победы над неверными и турками, о списании им части неуплаченных налогов. И не совсем громко, об уступках женщинам, разрешили им вновь торговать, ходить на рынки, пасти скот (объяснения такого решения, мужики же на войне), разрешили не закрывать лицо постоянно, отменили жестокое наказание на общение со странствующими женщинами. И совсем втихаря отменили указы о запрете торговли предметами роскоши, разрешили, но ограничено, и с большим НДС, налогом с оборота и продаж. Так же были публично казнены различные коррупционеры, прежде всего амины, сборщики налогов, о чём говорилось и писалось, в городах и "Вестнике Судана".

Это стало информационной бомбой, и полностью перекрыло новость о поражении, везде говорили об этих новостях, а не о нём. Даже без помощи местного агитпрома, мой рейтинг у населения пошёл вверх. И после новости о поражении, которое я предсказал, Абдаллах окончательно, убедился, что послан ему в помощь высшими силами, он стал полностью моим.

После того, как мы с ним перестали делать масштабные записи откровений пророка, через Махди, то есть меня, начались трудовые будни правителя страны, которая проигрывает войну, и отстаёт от противника века так на три. Трудовой день от 12 часов, с перерывами на намазы, еду, послеобеденный сон и упражнения с оружием. Я стал делать по утрам зарядку, тренироваться с оружием, на коне и без него, и через день таскать на себе кольчугу, Абдаллах и так бы в неплохой физической форме и оружием владел вполне, но я решил, всё улучшить. Ведь мне предстояло лично, вести свою армию в бой, и биться вместе со своими воинами, подобно Александру Невскому, Дмитрию Донскому. Так я решил для себя, и мой носитель бы "за". Тем более мне, как и им придётся действовать копьём, мечом, хотя нашли мне пару револьверов, патроны к ним и привели их в порядок, несколько раз я сумел пострелять из них и винтовки.

Из-за навалившихся дел, только 26 апреля (решил для себя вести и европейский календарь, что не сбиться), я сумел выйти на осмотр местности, около Омдурмана, поле будущего сражения, и пройти вверх по Нилу. 26 апреля, Чернобыль, вспомнил я дату, а несколько дней назад у отца было день рождение. Грустные мысли о потерянном будущем, из-за занятости не часто приходили ко мне в голову, ну, тут как-то вспомнилось.

Решил дойти до 6-го порога, по суше и реке, особенно меня интересовала Шаблука на предмет установки батарей, препятствий, мин для канлодок англичан, мест где можно сделать закладки больших фугасов, стрелковых засад. В эскорт было взято две сотни конницы и две сотни гвардии на пароходе и лодках, тут я решил поработать на своим имиджем. На два полка, конный и пехоты были отобраны воины примерно одного роста, выше среднего, подобрали максимально единую экипировку, коней подобрали по размерам и мастям. Когда я выезжал в город или куда-нибудь недалеко мне сопровождала минимум одна муккадама, смотрелось солидно, Восток дело тонкое.

Как и указал Абдаллах, у поселка Эгейга и горой Сугрэм, были небольшие высоты, которые закрывали путь на Омдурман. Здесь мне и виделся махдистский вариант Шевардинского редута. Пройти к моей столице, можно было через холмы Керрери, горой Сугрэм, то есть тоже высоты, при этом нужно было удалиться от реки километров на семь, значит, поддержки от канлодок не будет. Самый удобный путь, как раз и получатся через редут, от этих высот до реки всего километра три, а до дороги километра полтора. И что ещё радовало, что здесь на Ниле большие острова, и протоки с этой стороны узкие, значит, их можно перекрыть бонами, плотами и не пустить британские канлодки для поддержки своих с реки. Я помнил, что часть канлодок пойдёт к Омдурману и будет бить по гробнице Махди, чтоб подорвать дух дервишей, там, на берегу и острове Тутти и стоит делать форты и ставить батареи. Итак, решили здесь будут наши укрепления, укрепрайон так сказать. Весь оставшийся день и утро следующего, я лазил по этим холмам, и прикидывал, где делать окопы, блиндажи, позиции для орудий, ДЗОТы, инженерные сооружения, лично делал приблизительную трассировку и расположение сооружений. Всё, что я знал о полевых укреплениях, решил, реализовать здесь, и заставить бритов атаковать наши позиции в лоб. На примерно полтора километра позиции, посадить в окопы несколько тысяч стрелков и расставить несколько батарей, плюс резервы, и пусть бриты их атакуют в лоб, как раз к реке с высот идут пологие склоны. Чтоб залегендировать работы, было объявлено, что Халифе здесь в очередной раз явился Махди, и сообщил, что если здесь будет построена мечеть, то Аллах обязательно поможет одержать победу над неверными.

После дел на будущем редуте, двинулись дальше, пейзаж был унылый конечно, пустыня, скалы, кусты, бесконечные сухие протоки идущие к реке, величественный Нил. Касаемо селений и людей, бедность голимая, но радовались мне искренне, я останавливался, разговаривал, особо нуждающимся давал деньги, то есть почти всем. На повороте Нила в Шаблуку, было ещё неплохое одно место для устройства укрепрайона, тоже холмы, от них до берега менее двух километров, у реки гряда скал закрывали их от канлодок. У Шаблуки тоже были место удобные, там вообще без этих чёртовых лодок бритам пришлось бы вести бой, но, нам бы, у Омдурмана успеть бы построить хотя бы половину из намеченного, а тут до него километров 75. Поэтому решили здесь делать, стрелковые засады, со скал удобно стрелять, решили фугасы ставить, а так же в районе 6-го порога, там тоже скалы и узости есть. Лучше даже здесь сделать с размахом, англичане ещё беспечные будут, потом, то уже на стороже будут. От 6-го порога до Вад Хамида было недалеко, пару часов верхом, но туда я уже не поехал, его же было решено отдать бритам, добавив в него взрывоопасных и колющих сюрпризов.

Как я и хотел прошли по Шаблуке вверх по течению, были там места, где можно было бы поставить батареи, но тоже далеко от Омдурмана, сложно будет их устанавливать. Поэтому наметили несколько мест, где будут расположены стрелки, гренадёры, будет стоять бон и мины или мина, планировали здесь потрепать или даже проредить эти канлодки, которые торчали как заноза в заднице. Уже возвращаясь обратно, решил, что их надо брать ночью на абордаж, в момент, когда будет ночная атака пехоты, помощи от них в её отражении будет мало, а их внимание отвлечёт, и у берега они будут стоять, вот тут и брать их в ножи с воды. Значит, по приезду надо будет заняться этим вопросом. Пусть подберут лодки, людей, нужно сделать кошек, трапов с крюками, лодки покрасить в цвет Нила ночью, и тренировать речных абордажников на наших пароходах, но подальше от глаз, шпионы бритов, точно не дремлют.

И начались дни сурка, арсенал, разные мастерские, обувная фабрика, пороховой завод, верфи, Шевардино, дела армейские, денежные, шпионские, чуть 9 мая не пропустил, только к полудню, вспомнил, что сегодня -9 мая, день Победы! Через 47 лет, наши солдаты должны будут, поставить победную точку, над самым страшным злом в мировой истории. В 1898 г мои деды, ещё не родились, один из них в Карелии воевал, другой с японцами. Зато уже ходит в школу, тот, кто устроил величайшую войну в истории человечества, Адольф Гитлер. Хотя конечно всё валить на него не верно, он исполнитель, и к сожалению очень талантливый, но заказчики, оказались его умнее, хотя в итоге перехитрили, в том, числе и сами себя. И вот я здесь, с ним в одном времени, но обременённый знаниями о будущем. И у меня возникла проблема, под названием "эффект бабочки", хотя я и так уже начал менять историю, точнее готовиться, чтоб её изменить. Я рассчитывал победой над бритами, изменить ход истории мировой. Возьму я верх, не будет Фашоды, значит, Франция не будут опущена ниже плинтуса Лондоном, и её поведение с бритами будет более уверенно, может они свою Антанту в апреле 1904 году, не сотворят, что России будет в плюс для русско-японской. Проигрыш, бритов мне, усложнит их дела с бурами, надеюсь, они не будут тормозить и начнут войну, в том же 1899 году, может несколько раньше по срокам, им это выгодно, ведь бриты бросят силы на защиту Египта от меня, и они получают две войны, со мной и бурами. Это снизить их активность в мировых делах и статус пойдёт вниз, что тоже плюс, для России, и может вызвать изменения в мировых делах не в пользу бритов, чтоб победить и там и там, им надо будет очень постараться. В общем, проигрывать варианты событий можно долго и нудно, но для начала надо победить Китченера. Эх, что ж меня угораздило попасть в Халифу, сиди тут в глухомани, и после победы над бритами! Вот для этого мне и нужны французы и особенно Артамонов, чтоб ему и через него нужным людям в России донести мои знания о будущем. Хотя до некоторых фигур я смогу дотянуться и здесь, — Китченер, Черчилль, Маршан, негус Менелик, первых точно буду выводить из игры, а последних наоборот вводить в игру активней. А некоторые фигуры, я всё больше склонялся убрать с доски совсем, — Ильича, Давидовича, Алоизовича, да и Виссарионича тоже наверно, "божьего человека" из Тобольской губернии, Александровичей, Юльевича ещё бы. Я убеждён, что если их и других убрать, то вместо них могут быть другие, например, вместо Гитлера, Гесс, но уверен, что их заменители будут пожиже, что должно сказаться и на событиях, в которых они участвовали или были их инициаторами. Хм, вот так и получается, что я распоряжаюсь жизнями людей и историей, быстро я однако вкусил вкус власти. Не, на делать бы делов! Ладно, всё это весьма отдалённое будущее, а ближайшая перспектива, это сражение войска из 14-го века с вкраплениями из века 17-го и 19-го с пулемётами и шрапнелью, хотя стоп! 20-го века с моей стороны теперь тоже будет много.

И вновь пошли дни сурка, — армия, мастерские, арсенал, заводы, Шевардино, Смерш, финансы, СМИ, то есть моя газета и слухи, и вновь по кругу, в разной последовательности, под моим личным контролем и людей мною приставленных, и дела пошли, набирали обороты. Мой тезка и мой инженер египтянин Абдалла Мухаммед, сделал пули Нейслера, Фостера и Бреннеке, отстреляли ими из карамультуков разных калибров, самой оптимальной, по цене, производству, дальности, точности, получилась пуля Фостера, её и запустили в массовое производство, но пока не сильно афишируя. Смотря на эти гладкоствольные стволы, мне пришла мысль, а не сделать из самых больших калибров… дробовики? Дробью в 5 мм с метров полста уже можно и стрелять, думаю, будет польза, приказал сделать опытные образцы и испытать, результаты доложить.

За египтянином был грех предательства, это я помнил. Поэтому его, обложили со всех сторон, я, со своей стороны, уважительное отношение, подарки, золото, рабыни, политруки-муллы, которые поталантливее и поизощрённее, и конечно Смерш, с сексотами в арсенале и в его окружении, и рабынь конечно. Он был для меня весьма продуктивен, лафеты для орудий ремонтировали или делали новые, с прицелами для пушек мудрили. Начали лить картечь, делать гранаты, для орудий и ручные, увеличили количество выплавки чугуна, и выделки железа, в брусках, полосах, листах, начали делать чеснок и колючие элементы для колючих верёвок, цепи, скобы. Большую роль в этом играли кузнецы частники, которые от меня получали заказы, тем, кто из них умел делать доспехи, их и делали, пусть в упрощенном для них варианте, главное, чтоб побольше и побыстрее.

Вот со снарядами типа Нейслера, юбками для грант и ядер, шарохами дела шли не очень. Меди, свинца для них было мало, по этому решили работать с максимально ковким чугуном и предельно мягким железом, чтоб обеспечить обюрацию. Когда, я сказал этот термин Абдалла Мухаммед и Якуб, буквально выпали в осадок, и после этого стали смотреть на меня с неподдельным почтением и немного со страхом, особенно Якуб. Может им ещё про пироксилин, динамит и тринитротолуол, задвинуть? Хе-хе! Хотя про последний они вряд ли сами знают, сидят то у меня здесь они уже давно.

Мой командующий артиллерией Якоб или уже Якуб, окончательно разобрался с её стандартизацией, были сформированы батареи по калибрам. Стрелковые части с карамультуками тоже приводили к единообразию по вооружению. Запустили процесс, чтоб из самых легких орудий сделать пару конных батарей в четыре орудия. В его верности я был уверен, в реальности, он честно бился при Омдурмане, поэтому я с ним поделился такой идеей. Сделать ложные батареи! Пусть бриты на них отвлекаются огнём артиллерии в их сторону. Предложил орудия делать из глины, чтоб снять угрозу разрыва, делать как орудия Паррота или вариант бутылки, заряд рассчитать, главное дыма и грохота побольше, чтоб было. Покрасить их в цвет чугуния или бронзы, для глаз шпионов, лафеты, расчёты, всё чин почину, бабахнуть раз несколько, и как начнут её бриты подавлять, бросать их и уходить. И пусть англичане борются с многочисленной артиллерией противника, а мы их будет пробовать доставать из реальной. Якуб идею воспринял на ура, решили делать шесть керамических батарей по четыре орудия. Так же гончарам были заказаны, кувшины разных размеров для фугасов и мин.

Для развесовки зарядов и патронов у торговцев взяли попользоваться весами и сделали простые для себя. Для этого даже пришлось привлечь женщин, тем более они более усидчивые, работали они или на дому или в отдельных помещениях, сидели и рассыпали порох в мешки и мешочки, которые шили другие женщины. С пожаробезопасностью было здесь отлично! Ведь никто не курил! Я тут кстати продлил трудовой день, модернизированными светильниками, им добавили медные и даже серебряные отражатели, и вуаля, вторая смена.

Проблему взрывателей решили так, для речных мин и больших фугасов, в дело пошли, затворы и патроны от винтовок, два-три десятка винтовок в бою, где их применяют тысячами роли не сыграют, а как взрыватель они сработают надежней, чем кремневые замки. Тем более, что винтовки брали с самыми убитыми стволами. На средние и растяжки на основе ручных гранат, ставили терочные взрыватели и кремневые замки. На ручные гранаты в варианте а-ля лимонка, терочные, но чаще добрый старый фитиль.

С производство камуфляжа и различной маскировки развернулись от души, ткани есть, красители, швеи тоже. Для диверсантов сделали двухцветные дневные и ночные накидки и маскхалаты, для батарей, окопов маскировочные сетки. Для ночной атаки в генералке, решили, не усложнят себе задачу, джиббу и штаны, замазать сажей, вот с маскировкой лиц и открытых частей тела у моих воинов проблем не было, хе-хе.

Я обратил внимание, что местные ходят босиком, в сандалиях или типа сланцев, нет, климат позволяет, конечно, но, ноги, пальцы то всё равно сбиваются. Поэтому сказал, что надо закрыть пальцы и пятки, кожей или толстой тканью, местные оценили, голени для боя защитить вариантом обмоток. Конницу пришлось прямым приказом одевать в сапоги, хотя бы кожано-тканевые, одевали их сначала только для боя. Мне нужно, как можно больше сберечь воинов. Потом, местные со временем обувные нововведения заценили.

Экзамен лекарям, я как обещал, устроил, 1 июня, почти попал в тематику, День защиты детей, детская смертность была здесь очень высокая, даже по меркам Европы образца 1898 года. Среди моих учеников нашлись и двоечники, двойки я им (не сам конечно) ставил на спине и ниже её. И пообещал, если кто, не будет не замотивирован на учебу, лишу лицензии на медпрактику… вместе с головой. Вот так надо повышать мотивированность к обучению и различные универсальные компетентности учащихся, а то ФГОСЫ там разные придумали. Мне нужно, как можно больше сберечь воинов, а они уроки не учат.

Вот и нашлось дело для карет! Вывоз раненых с поле боя в медсанбат. Для это было решено привлечь гужевой транспорт, делали носилки ручные, и чтоб можно было вывозить на мулах, ослах и верблюдах. Для оказания первой медицинской помощи и выноса с поля боя раненых привлекли рабов. Хочешь получить свободу? Заслужи её, чем большему количеству раненых окажешь помощь и вынесешь, тем больше шансов стать свободным, не говоря уже о милости Всевышнего за благое дело. Врачам тоже мотивировка была, тем больше раненых выживет, тем больше, будет к ним мое благоволение, может даже и деньгами, и наоборот. Я настойчиво выстраивал схему оказания медпомощи, по возможности оказание ПМП на поле боя или в медсанбате, в нём же полевая хирургия, и далее в госпиталя. Примитивно, конечно, но эффект всё равно даст. Будущих раненых, я велел размещать, кроме госпиталей, в домах людей среднего достатка и выше, чем богаче, тем больше раненых, за их счёт конечно. Желающих отказать в помощи воинам джихада не нашлось. Но, это было уже объявлено перед самой битвой.

Начали делать артиллерийские батареи, укрепления для пехоты в Омдурмане, в районе моего мавзолея (я же Махди в голове Абдаллаха) и острове Тути. Поскольку дистанция для ведения огня будет небольшой, делали всё основательно. ДЗОТы ваяли так, сруб, кирпич-сырец, камень с глиной, тростниковые маты, грунт поверх всего этого, то есть получался дзото-ДОТ. Их ставили на обоих берегах и острове, что был перекрёстный огонь. Делали основательные траншеи с ячейками для стрелков, блиндажи.

Батареи тоже старались делать основательно, насыпной вал, в нём орудия, в валу сделали проёмы, чтоб увеличить горизонтальные сектора обстрела. Для расчётов сделали перекрытые щели, мешки с песком и щиты, чтоб на время обстрела закрывать орудия, ходы сообщения, перекрытые тростниковыми матами с прослойкой песка, позже расчёты одели в броники и каски. Пороховые погреба закопали в землю и перекрыли брёвнами, кирпичами, грунтом, тростниковыми матами и вновь грунтом. Батареи расположили тоже по берегами и на острове, чтоб они своими секторами обстрелов перекрывали всю реку, в час Х планировалось выставить мины, получалась, прям, минно-артиллерийская позиция какая-то. Что такое сектора обстрелов, строителям и артиллеристам, объяснял рисунками, поняли. Планировали сделать по две батареи на берегах, и одну на острове, дзото-ДОТы так же. И так же как на Шевардино, и у Эгейгы, ложные батареи, добавили ложные блокгаузы и траншеи с солдатами из тростника, чтоб заставить противника рассеивать огонь на настоящие и ложные цели. Поставили на берегах и русле вешки, и позже пристрелялись по ним, чтоб добиваться как можно больше попаданий. И задумали ещё, вот что, заготовить, выше по течению на обеих Нилах, связки из бревён по массивней, старых лодок, и во время боя сплавить их, чтоб заставить бритов маневрировать, может они, и колеса на суднах повредят, и придумал наделать макеты рогатых мин из тростника и ткани, может, испугаются, приняв на настоящие. Для ускорения работ, внедрены были ручные тачки, носилки, поддоны для кирпичей, начали выковывать лопаты, штыковую и совковую. Когда я объяснял, на словах и рисунках, что нужно сделать, я себя хлопнул по лбу, охрана и мастера с удивлением на меня посмотрели… МСЛ!!! Япона мать! Как я про неё забыл! Малая сапёрная лопата!

Речные мины я и моё КБ делали вместе. Нашли самые большие по размерам глиняные горшки в Омдурмане и Хартуме, спросили у самых лучших гончаров могут ли они сделать больше? Те могли. Сделали капельвидной формы, только с ручками внизу и на корпусе, чтоб крепить якорь и перемещать удобней было. Плавучесть выявляли путём экспериментов, плюс усилили обмоткой из тростника, так же методом тыка определяли длину минрепа и массу якоря. Взрыватели сделали дистанционные, две штуки на основе затвора от Ремингтона, килограмм под 15-ть пороха туда сумели запрессовать. Провели испытания подрыва сначала на земле, потом и в воде, правда стоячей, только не весь заряд клали, вроде работало. И тут возникла проблема, течение реки, думали и я придумал. Чтоб не рвануло раньше времени из-за натяга троса взрывателя течением, удерживать его двумя прочными веревками, и отпустить их в нужный момент. Ставили с плотов, взводили взрыватель в самый последний момент. Вот такая конструкция вышла. Нил здесь был широкий около 500 метров, по стремнине бриты не пойдут, прям у берега тоже, значит надо перекрывать метров 300–350, решили делать шесть мин, ставить в шахматном порядке, и надеяться на удачу и милость Аллаха. Если не повредить, то напугать сможем.

Работы на суданском Шевардино, начались ещё в начале мая. Моих эмиров, от командиров корпусов до полковников вначале удивляли глубокие траншеи с ячейками ломанной линией, в два ряда и с ходами сообщений, блиндажи, ДЗОТы, укрытия для орудий и расчётов, щиты для перекрытия траншей. Но, после прочтённой мною им лекции, что такое шрапнель, фугасные снаряды и артподготовка, и сколько по нашим позициям ударит шрапнельных пуль и осколков, вопросов не стало. Тем более, что эмиры Вад Бишара, Осман Дигма могли это подтвердить своим опытом сражения за Донголу и Атбару. После понимания ситуации с артиллерией, ДЗОТы и блиндажи эмирам понравились ещё больше, точнее им понравилось всё. Пулемётный ДЗОТ, увы, был один, по причине единственного у меня пулемёта, точнее он был пулемётно-винтовочный, остальные просто винтовочные. Для ДЗОТов выбирали как и положено для них максимально выгодное положение для ведения обстрела противника, и так, чтоб они перекрёстным огнём контролировали пространство, так же места где он будет атаковать вероятней всего. Особенно уделили внимание большому сухому руслу, на левом фланге. Сухим руслам уделяли особое внимание, их закрывали инженерными заграждениями, впрочем, как и другие позиции, паутиной, зерибой, ямами, рогатками, планировалось ставить там фугасы и растяжки, до препятствий и на них самих. Заграждения решили ставить метров от четырехсот от траншей, чтоб стрелки могли уверенно бить по групповым целям, а потом и по одиночным. От залпового огня я приказал отказаться, моя стрелковая пехота, неплохо стреляла, а чтоб навык не потерять и приумножить и патроны с экономить, стрельбы проводили из карамультуков, но новыми пулями, девиз был прост, — "Один выстрел, один убитый враг!" Для пулемёта выбрали такое место, где противник увидит самое выгодное направления для атаки, и попрёт именно там, и получит встречу от всех души, позже туда же решили добавить четыре легких орудий, чтоб бить картечью. И я только по второму приезду на Шевардино, вспомнил о том, что надо сделать наблюдательные пункты и командные пункты, тем более я сам там собирался находиться во время боя.

Замысел боя на суданском Шевардино был прост, своим арт огнём, заставить бритов атаковать нас, выдержать их артиллерийские обстрелы, подпустить пехоту противника, задержать его на заграждениях и ответным огнём нанести ему как можно более тяжелые потери, может, придётся выдержать два-три обстрела и три-четыре атаки, на большее бритов не хватит, не говоря про египтян. Для этого в тылу позиций готовили место для резервов, делали ходы сообщений, там должны были ставить и медсанбаты. То есть мы всеми силами готовили бритам сюрприз, они то ждут от нас, массированной атаки пехоты с копьями и мечами, под шрапнель и пулемёты, а мы им оборону, фугасы, пулемёт, картечь и винтовочный огонь.

В общем, заставлял я всеми правдами и неправдами закапываться в землю, славных воинов, детей саванн и пустынь, хотя жители-трудяги Эль-Гезиры (междуречье Белого и Голубого Нила) копать умели ещё ого-го как, поэтому их и привлекли на работы, по строительству архитектурного комплекса, а на самом деле миниукрепрайона.

В день рождения жены, когда я, было, вновь решил взгрустнуть о своих потерях, пришли новости… хорошие! Точнее их принесли голуби. Мой один из самых верных моих эмиров, Ахмад Федил, занял Кассалу!!! Предложенный мною вариант сработал. Вот, что он мне рассказал о событиях в Кассале.

"При приближении к Кассале. как ты и приказал Халифа, конные и пешие отряды перехватывали всех кто шёл в ту же сторону, и мог предупредить гарнизон крепости. Поэтому утро 31 мая, полковника Парсонса, который как потом выяснилось, был командиром гарнизона не радовало. Ему доложили, что дервиши силами примерно тысяч в шесть, полностью блокировали крепость. Местные солдаты заволновались, а белых вместе с ним было семь человек, их 1350. Начался обстрел из пушек, били по воротам, и по внутренней части, появились разрушения и раненые. Недалеко от крепости были видны наготове штурмовые колоны с лестницами. После окончания обстрела, к крепости двинулась группа под белым флагом, гарнизону предложили сдаться, и им всем будет гарантирована жизнь, ответ дать в течении часа, потом будет штурм. Солдатам из местных они прокричали, — "Выдайте белых! Сдайте крепость! И будет вам жизнь и свобода!" Парсонс понимал, что шансов у него нет, солдаты одни чёрные, пулемётов, пушек нет, запасов мало. И солдаты явно, что-то задумали. Не успели офицеры закончить совещание, по поиску ответа на вопрос, — "Что делать?", как на улице раздались крики, выстрелы, в комнату ворвались вооружённые солдаты, направив на них винтовки. Кто-то из офицеров попытался вытащить револьвер, и получил пулю в ногу, на остальных накинулись, начали избивать и вязать руки. Через час после этих событий, я, увидел, как в крепости начал спускаться британский флаг, открылись ворота, вышли несколько десятков солдат, которые вели связанных белых офицеров и нескольких военных из местных. Армия Махди вошла в крепость, Кассала вновь стала нашей, полная победа! Случилось так, как ты и предсказывал, Халифа!" Трофеи были не велики, 1500 однозарядных винтовок, небольшой запас патронов к ним, разное снаряжение и прочие запасы. С города за плохое поведение, взяли денег, нескольких ярых пособников англичан казнили, остальных помельче в цепи и тоже конфисковали имущество. Сдавшемуся гарнизону как и обещали дали свободу выбора, кто хочет, уходит или остаётся, кто пожелает, может вступить в армию Махди, но, в Кассале служить они не будут, присоединились четыреста с небольшим солдат, остальные рассеялись. Через неделю Ахмед Федил с оставшимися силами, трофейными винтовками и пленными белыми пошёл обратно в Омдурман. В городе оставили гарнизон в две тысячи штыков под командованием эмира Саадалла, он должен быть укрепить Кассалу и набрать ещё воинов.

Столица, Хартум, другие города и селения победе радовались искренне. Ведь побед не было с самого начала войны, если не считать успешное подавление восстания племени джаалин, а тут сдались белые и турки, целый город с территориями вернули под руку халифы. Мой агитпром работал во всю, мой рейтинг рос. И, что ещё важно через Кассалу, контрабандой, я в итальянской Эритреи, мог закупать оружие, боеприпасы и другое необходимое мне. Несколько сот винтовок, пусть и однозарядных, с патронами, мне не помешают в генеральном сражении и после него.

Ответного хода Китченера против теперь вновь моей Кассалы, я не сильно опасался. Далеко, началась жара, вода в Ниле и Атбаре низкая. Дробить силы? А вдруг я буду наступать дальше? На Меттему, Шенди. Лучше покончить со мной разом, и потеря легко вернётся сама. Были опасения по поводу итальянцев, но к ним в Массау я отправил посланников, что дальше Кассалы и её земель, я ни ногой. Ну, и особая задача была на них возложена, это поставки оружия, её решали, люди Бенициона Кошти, у него были связи во всех крупных городах региона.

Глава 2. РУССКИЕ НА НИЛЕ

21 июня в обед, находясь на Шевардино, я получил известие, на которое так надеялся. Мои орлы, нашли Артамонова и его отряд!!! И они уже в Омдурмане! Я всё таки закончил дела на месте, и поехал в столицу. Их нашли 12 июня у устья реки Собаты крупного притока Белого Нила, 12 июня, "День России", по сути, праздник иуд, но сейчас не об этом. У меня теперь будет три русских человека!!! Свои! Наши! Русские!!! Хотя конечно, своими и нашими нам ещё предстоит для друг друга стать, но с Артамоновым шансы на это очень велики, а вот, Булатович, и особенно Петр Краснов, который в это время тоже был в Эфиопии, вызывали бы у меня сомнения.

Первая встреча, с русскими и французами состоялась в тот же день, вечером. Перед мной стояли полковник, Леонид Константинович Артамонов, младший урядник Василий Архипов, чьи воспоминания я и читал, и казак Щедров, французские офицеры Февр и Поттер. Она была официальной, поэтому говорили через переводчика. На мой вопрос, кто они и что делали на Ниле, в моих владениях, французы начали вилять, что они типа энтузиасты путешественники, а Артамонов сказал, что на службе у негуса Менелика, и выполнял поставленную им задачу выйти к Белому Нилу.

— Задачу вы выполнили, полковник, — сказал я, — но, почему, русские на берегах Нила поднимают флаг Франции? Лица французов и русских вытянулись, казаки даже рот открыли от удивления.

— Вероятно, у французов, не хватило смелости это сделать самим, — продолжил я, и мои эмиры засмеялись. — Ну, ничего, скоро мы получим возможность увидеть отчаянно смелого французского офицера. И смотря на французов сказал, — Капитана Маршана с его отрядом. Это было, что-то с чем-то, бедные сыны Франции, краснели, бледнели. На их лицах, читалось, — "Как? Откуда?" Правильно, откуда, я дикарь по их мнению, могу знать государственную тайну Франции!!! Но, я, то знал!

После этого, спросив, что им ещё нужно для обустройства, и получив ответы. Сказал французам, — "Оrevoir Monsieur!",чем опять их удивил. Русских тоже, сказав им, — "До свидания!", завершил встречу. Расположили их комфортабельно, в моём дворце, русских и французов отдельно, полковнику отдельную комнату, приставили прислугу. Личные вещи кроме оптики, оружия в том, числе и холодного, оставили, обещав, потом вернуть. Эфипов их сопровождающих, тоже разместили, неплохо для них, хотя им сказали, что за то, что они хотели убить русских, их следовало повесить. Но, Халифа добр, и милует их, ответ они будут держать перед негусом, они были в шоке и ужасе одновременно, ведь про них ТУТ знали такое. После первой встречи, нашим отнесли поллитра из местного спирта, Артамонову мою записку, где на русском я ему сообщал, что завтра в обед, у нас будет беседа тет-а тет. Того воина кто нашёл русских и его командира наградили, как я и обещал, ему дали землю и золото, второму денег и повышение, остальному взводу денег. И немного это распиарили, вот — "Халифа обещал наградить, Халифа слово сдержал. Служите ему верно и честно, и вас он наградит". Утром, сгорая от нетерпения, я занимался текущими делами, и ждал, время встречи с Артамоновым. "А ведь сегодня 22 июня. 12 июня Артамонова нашли, а 22-го у нас первый серьёзный разговор, который много определит для будущего. Опять знаки? — подумал я.

В комнате был только я и полковник, этого его удивило, на лице у него читался вопрос, — "Как разговаривать то будем?" Я сразу начал по-русски, — Здравствуйте, господин полковник! Садитесь, и не удивляйтесь, говорить мы будем именно по-русски. Ответ на вопрос откуда я знаю язык вы получите после. Вашим казакам о том, что здесь услышите, ничего не говорите. Артамонов был не просто удивлён, он был поражён. Полудикарь, тиран и пожиратель детей, если верить английской прессе, в Африке, говорит с ним на чистом русском, есть от чего впасть вступор.

"Вы Леонид Константинович, будете ещё много чему удивляться, — продолжил я. — Причину этого, если всё будет хорошо узнаете потом". И задал ему вопрос, который меня волновал ещё в будущем, — Скажите, вы шли на Белый Нил, только с миссией от негуса или вы шли ко мне, что попытаться ещё раз реализовать вариант как с Менеликом. Помочь мне против британцев?

Он молчал, где-то полминуты. "Мы шли на Нил по распоряжению негуса. Добираться до вас задачи не было", — был его ответ.

"Шли, что войсками негуса усилить Маршана и не дать продвинуться на юг Китченеру. Хорошо. Вы разведчик, и я понимаю вас. Вот так с ходу, выложить мне своё задание, — улыбнулся я. — Но, вы у меня и если будете мне, помогать, тем самым выполните задание негуса и поможете России". После этих слов Артамонов внимательно на меня посмотрел.

"Да-да. Поможете России, — повторил я. — Потому, бритов остановить здесь могу только я. У них 25 тысяч штыков и сабель, из них более 8 тысяч чистые англичане и шотландцы, десятки полевых орудий и гаубиц, сколько же пулемётов, канлодки с пушками и пулемётами и вооружённые пароходы. Сможет Маршан со своим отрядом в 120 или 150 человек, и вашим или даже отрядом эфиопов, который побольше остановить их? Нет!!! А я могу, и готовлюсь это сделать". Было видно, что он удивился назваными мною цифрами, 25 тысяч, это ведь целый корпус.

" Вы знаете, полковника или подполковника Максимова? От тоже разведчик как и вы, — спросил его я. И опять волна удивления и даже страха в глазах. — Да, — ответил Артамонов.

"Так вот, ваш коллега, скоро будет действовать тоже в Африке…на юге, у буров, — сказал я, — Точнее уже в следующем году. Осенью там начнётся война, и начнут её… буры. Они её проиграют. Это и понятно, но кровь они бритам пустят неплохо.

"Но, откуда вы знает про Максимова и войну?!- не выдержал, и перебил меня Артамонов. — Я, Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед, ещё меня зовут Халифа, я ученик и духовный наследник великого Махди! Ему были видения, от самого пророка Мухаммеда! А посланнику Аллаха через пророка Гавриила, повеления и откровения от самого Всевышнего!!! Я знаю и могу узнать больше, чем даже монархи, власть, которых освящена свыше! Я вижу вы мне не верите? — сказал я посмотрев на Артамонова. Он ни как не отреагировал. " Ну, что ж, полковник будем тебя сейчас прессовать, — ухмыльнулся я про себя. — Ты мне нужен весь и полностью. Ты должен стать моими устами и десницей в России и мире!!!"

"Вы в Абиссинии (то есть Эфиопии), с какого времени? — спросил я. — С поздней осени 1897 года, — уклончиво ответил он. — Штирлиц, блин", — усмехнулся я про себя. И начал его раскатывать в блин.

Как обстоят дела у господ Булатовича, Леонтьева, донского казака Петра Краснова? Леонтьев уже ушёл при вас или только собирался к озеру Рудольфа? 30 тысяч берданок и пять миллионов патронов к ним, итальянцы или французы Менелику уже отдали? — смотря на него спросил я. Тот сидел пока спокойно, ну, а что? Вдруг у меня агенты в Адисс-Абебе, вот и владею информацией. Хорошо идём дальше.

"Скажите, полковник, а броненосный крейсер "Россия" уже ушёл на Дальний Восток? Ведь его совсем недавно ввели в строй. Балтийский завод умет строить быстро, не то что, казённые верфи. Интересно его в "Морском сборнике" сравнивая с американским "Бруклином", хвалили и поругивали? Четыре трубы, три мачты, скорость под 20 узлов, хороший корабль, — начал я вываливать на него мореманскую тему. — Жаль погибший русский броненосец "Гангут", слава Аллаху, погибших вроде нет. Даже сам адмирал Степан Осипович Макаров, создатель пластыря, теории и практики борьбы за живучесть корабля, не смог его спасти. В июле или июне это случилось, Леонид Яковлевич? — быстро я его спросил. — В июне, — тихо ответил тот. Я продолжал, — Вы не знаете, кто это на 60-лет правления старухи Виктории, оконфузил Роял Нэви? Не Парсонс на своей "Турбинии"? На трёхлинейки Мосина, уже вся армия перешла? По моему ещё нет. Аэростатами всё ещё генерал Кованько командует? Вы участвовали в дискуссии по поводу новой скорострельного полевого орудия по примеру французов? Французская мода берёт вверх в русской артиллерии над герром Круппом? Вы уезжали в Африку, первую всеобщую перепись населения в России уже провели? Золотой рубль изменник Витте уже вёл? Зря кстати. России в ущерб, французам и Ротшильдам в пользу. Его ещё за винную монополию ругают? КВЖД строить в Маньчжурии начали? Большой сухой док имени цесаревича Николая во Владивостоке вели в строй? Это ведь он его закладывал в 1891 году. А перед этим в Оцу получил по голове от японского полицейского. Жаль, что то его не убил! Вы что любите читать леонид Константинович, — "Русскую старину" или "Вестник Европы"? Хотя нет, вы же военный, значит "Русский инвалид". Правду ли говорят, что талант Антон Павловича Чехова восходит в зенит? А Лев Николаевич Толстой молчит. Развёл своё толстовство, а ведь был артиллеристом, в Севастополе сражался, на Кавказе воевал. Ксешинская всё ещё в Мариинке? И кто там у этой шлюхи из великих князей в любовниках, не великий князь Сергей Александрович?". Тут я остановил это поток вопросов, так полковнику и поплохеть может.

Артамонов был очень бледен, даже густой африканский загар не скрыл это, руками он вцепился в край стола, в глазах одновременно был страх и восхищение.

"Кто вы? — тихо, с опаской спросил он, в упор смотря на меня. — Кто вы?!- уже громче повторил свой вопрос.

"Я, Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед, ещё меня зовут Халифа, я ученик и духовный наследник великого Махди! Я знаю и могу узнать, больше чем другие! Верьте мне, Леонид Яковлевич, и мы сможем помочь России! И, я не воплощение ЕГО. Сатана здесь не причём, скорее наоборот. А сейчас выпейте!" И я достал бутылку, и налил ему самогона, но трижды очищенного, настоянного на каких то местных травах, и не меньше 40 градусов, грамм так сто пятьдесят сразу, подвинул ему поднос, где были закуски. Он выпил. Мы молчали. Было видно, что его немного отпустило. Я налил ему ещё, но уже меньше.

И повторил, — "Верьте, мне. А мосинки и берданы с патронами я у вас заберу полковник. Они мне для снайперов нужны". "Снайперов? — спросил оживший Артамонов. Да, снайперов, — ответил я. Самых метких стрелков, которые с первого выстрела и издалека попадают в цель. — На сегодня всё. Это был трудный для вас день. Главное вы, верьте мне, Леонид Яковлевич, и этот день станет самым главным для вас, и может для России". На этом мы расстались.

На несколько дней я вновь погрузился в текучку, время шло, а очень многое было ещё в начальной стадии, да и Артамонову нужно было отойти о нашей беседы. Я немного побаивался, что у него может крышу сорвать, от того, что он услышал от меня. Но, я наделся на его аналитический ум, крепкие нервы, моральную стойкость и желание служить России. Как минимум вариант, когда бриты будут вынуждены вести две войны, в Судане и с бурами, ему был ясно виден. И французы на Белом Ниле, выгодней России, чем британцы. Поражение Лондона от меня, позволит, заиграть новыми красками русско-британским отношениям по всем направлениям, — Персия, Тибет, Дальний Восток, проливы, при чём в пользу России, а если ещё и война с бурами начнётся, так вообще, такие перспективы открываются.

Через несколько дней после первой беседы один на один, я полковника Артамонова вновь пригласил к себе. Выглядел он хорошо, был спокоен, собран. Я ему сказал, что в открытую привлекать его и его людей я не могу, если бриты узнают, то будет официальный повод, для предъявления претензий России, лучше я французов засвечу. Пусть Париж и Лондон собачатся. Поэтому быть им у меня пленниками, которых суданский тиран принудил, служить себе, такая будет легенда прикрытия. Их переведут в тюрьму, но условия будут максимально комфортные. Полковник с таким вариантом согласился.

Далее я назвал ему, где он и казаки могли бы помочь, — фортификация, артиллерия, медицина, технические вопросы, разведка, контрразведка. Щедров оказался артиллеристом, его забрал к себе мой главарт Якуб. Сам Артамонов был, конечно, спецом широкого профиля. Правда, когда увидел, укрепления Шевардино (названию он удивился уже спокойно), услышал мои объяснения и увидел сам, признался, что здесь он может мало чем помочь, наоборот ему надо учиться. Это было понятно, я то старался воплощать в жизнь как минимум вариант укреплений, времён Великой Отечественной. А его в училище учили редутам, люнетам, реданам, флешам, открытым позициям артиллерии, залповой стрельбе, прямым траншеям, хотя одно улучшение он подсказал. Полковник предложил делать щиты для орудий, как в Севастополе, из канатов, осколки, камни вполне могут держать. Удивили его маскнакидки и халаты, маскировочные сети, оценил он броники и каски, растяжки воспринял ровно. Молча аплодировал ДЗОТам, особенно, когда я его попросил представить, что в них стоит пара пулемётов. Я показывал ему все новшества, что здесь воплощал в жизнь. Ему и его единомышленникам, которые у него в России обязательно появятся, пробивать это через драгомировщину для русской армии. Пусть смотрит, мотает на ус, обдумывает, переваривает, впитывает. Подсказал Артамонов, где ещё можно на Шевардино, поставить заграждения и добавить позиций для стрелков, предложил в нескольких местах сравнять холмики, кучи, то есть, то зачем можно было бы укрыться. К этому уже я предложил на расстоянии от 500 метров и до позиций убрать все большие кусты, а большие ямы, углубления, промоины, опять же, где можно залечь и укрыться от огня, засеять колючкам, острыми камнями, поставить растяжки. Вызвала у него интерес задумка с ложными батареями и позициями. Со временем показал ему и ДРГ (диверсионно-разведывательные группы), это конечно для него было не открытие, охотничьи команды, пластуны в русской армии были, партизаны 1812 года, но его неприятно удивила, системность и беспощадность, с которой должны были они действовать против противника. В это время ещё на войне баловались благородством, а потом всё-таки пришли к газовым атакам и огнемётам. Хотя на НЕ белых, это не распространялась. В сражении при Атбаре многих моих раненых воинов бриты просто добили, при Омдурмане тоже добивали. Вот! Сейчас запишу в блокнот на будущее — противогаз, огнемёт, напалм, вакуумная бомба. Полковник вновь хотел удивится нашему примитивному гелиографу и голубиной почте, но, я заметил, как он махнул рукой, наверно вспомнил наш разговор.

Армейская дальняя разведка с голубями, его заинтересовала, ещё бы. Противник ещё за десятки верст, а ты о нём уже получаешь сведения. Отметил он топорную эффективность Смерша, хотя сама служба вызвала у него неподдельный интерес. Я его и попросил, добавить моим людям оперативных приёмов и гибкости действий, методов в играх разведок. Не напрямую конечно, через меня, а я старался минимизировать вариант испорченного телефона.

В ходе разговоров выяснилось, что в Абиссинии они активно оказывали местным медицинскую помощь, сам Артамонов, Архипов и Щедров, ьыли сведущи в медицине и имеют опыт врачевания. Ура! Теперь у меня есть помощники! К опиуму как обезболивающее и анестезию, теперь можно эфир добавить, главное его получить. Улемы и муллы было начали говорить, что запрет на использование опиума не надо снимать, но я включил свой властный ресурс, ещё и на цифрах показал, сколько можно сберечь жизней воинов, используя маковое молоко, а у нас вообще-то джихад идёт, вокруг враги, каждый воин на счёту. Позже эфир Артамонов получил, как оказалось здесь всё для этого есть, спирт, сера, перегонный куб. То есть сначала, он получил серную кислоту, а потом эфир. Его дозировку для проведения операций полковник знал, но для верности их проверили на ослах. Хотя Абдаллах предлагал использовать заключенных, но я уверил, что ослов достаточно. Мои инструкции по оказанию первой медицинской помощи его очень заинтересовали, как и схема — ПМП вынос с поля боя — медсанбат, качественная медпомощь — госпиталь. Мои уже послушные слушатели медицинских курсов, внимали теперь и Артамонову, казаки обучали санитаров делать перевязки, обрабатывать раны. Полковника, привлекали к делам пушкарским, он оценивал состояние орудий, лафетов, обучал расчёты. Помогли и с конной артиллерией, указали, что и как делать. Эту неожиданную помощь из России я задействовал в полную силу.

С Артамоновым нашли вроде общий язык, "прощупали" так сказать друг друга, мне то он нужен ого-го как, теперь надо сделать, чтоб и я стал для него многим и даже более чем. Слава Богу, с Абдаллахом у нас случился полный симбиоз, и он всё больше уходил в мою пользу. Мой носитель видел и осознавал, что то, что начало происходить в его государстве, армии, на войне, это всё я, а не он. Поэтому получалось, что он всё больше становился мною, а не я им, он всё чаще выступал в роли консультанта по местным людям, вопросам и проблемам, с этих тонкостями, чтоб я не наломал дров или не перегнул палку. После успеха с Кассалой, он отмёл уже все сомнения, что я Махди, и имею связь с пророком Мухаммедом, и дальше с Богом.

10 июля встречали победителей. Вернулся Ахмед Федил из Кассалы, со своим отрядом, пленными англичанами и солдатами из местных, кто не сдался, трофеями, 1400 винтовок, патроны, деньги, взятые с Кассалы за плохое поведение. Взяли не со всех, с тех, кто имел выход на итальянскую Эритрею, и могли заняться поставками оружия контрабандой, не взяли. Зато их дети, внуки поехали гостить в Гедарефу, Восток дело тонкое. Пленных я приказал провести по улицам Омдурмана и Хартума, но, чтоб без дури фанатиков всё было. Сработало, конечно, положительно, плюс агитпром усилил эффект. Возвращение Кассалы, оживили старые возможности, прежде всего это торговля с Эритреей, появились и новые. Смерш начал, через неё, рассылать агентов, в Эритрею, Джибути, Джедду, в города юга Аравии, Каир, Александрию, Суэц, Порт-Саид, Британское Сомали, даже в Занзибар и Европу, в Марселе уже полно арабов. Мне нужны были глаза, уши и руки в регионе и его окрестностях.

Не успели остыть эмоции у народа от победы и показа пленных, как сообщили о новой победе Халифы, ученика великого Махди, который был устами пророка на земле. 23 июля из Фашоды вернулся мой сын Осман Шейх-эд-Дин с… капитаном Маршаном и его отрядом, винтовками Лебеля, патронов было правда к ним мало, плюс к этому три стальные лодки, которые могли ходить как на веслах, так и под парусами, запасами провизии, для солдат на три месяца, для офицеров аж на шесть, и тремя сотнями нилотов. Все они были под 190 см, их распределили по отрядам в щитоносцы и рубаки. Отлично!!! Французы у меня, теперь можно начинать операцию "АнТиАнТанТа"

Взяли капитана Маршана так. Дали высадится, и в момент разгрузки, окружили их отрядом численностью более тысячи человек, по реке подошли лодки с воинами. Наиболее решительные, кто решил оказать сопротивление, были ранены или убиты, остальные сложили оружие. Распределили их, и трофеи по лодкам, и быстро пошли домой. Показали народу в Хартуме и Омдурнаме белых французов, и их чёрных солдат, потом разбили на группы, и держали отдельно, к чёрным ежедневно приходили муллы поязыкастей и иезуистей, ведь все они были мусульмане, вели с ними разъяснительную работу, водили группами по городу. Они увидели лучшие улицы Омдурмана, мавзолей Махди, подразделения моей Гвардии, стрелковые части и артиллерию, арсенал, пароходы, в общем богатство и силу государства Махди, после этого им предлагали перейти на службу к Халифе. Несколько десятков опытных, прошедших испытания солдат моей армии для обучения бойцов очень бы пригодились. Через месяц почти все солдаты Маршана служили уже у меня, а сам он стал при мне как бы негласным военным советником.

Я решил французов на первой же встрече, шокировать. Когда они вошли ко мне в зал, я им рубанул, — "Вonjour messieurs!!! Аsseyez-vous!!! (Садитесь пожалуйста) Сomment ça va messieurs? (Как дела господа?)" Смотря на их обалдевшие лица, мне хотелось рассмеяться. Что я и сделал. Я вновь обратился к ним, — "Сomment ça va messieurs?" Кто-то закивал в ответ, Маршан сказал, — "Мerci bien!" "C" est très bien!", — ответил я. На этом мои школьные знания французского были исчерпаны, и дальше общались через переводчика.

"Вы вторглись в мои владения, с целью захватить их. Вы белые любите брать чужое, сами себе, давая такое право. Прикрывая свои действия, миссией белого человека, расизмом, утверждая, что белые лучшая раса на земле. Ваш Гобино писал же об этом, — нанёс я ещё один удар, по душевному состоянию французов. После слов о Гобино, они вошли во вторую фазу ступора. — Но, у вас это не получилось, не получиться и у англичан. Тут французы оживились. — Они скоро будут здесь. Цель такая же, как и у вас. Захватить мои земли и земли моего народа. Правда, они подготовились лучше, чем вы. Но, ничего мы с ними справимся, как и в первый раз. Хотите нам помочь в этом, капитан Маршан? — спросил я его в лоб. Он немного растерялся, и ответил, — "Но, я служу Франции".

"И служите на здоровье дальше, — сказал я ему. — Помогая мне против англичан, вы служите Франции. Ведь вы должны были занять мою Фашоду, — я сделал ударение на "мою". И тем самым не пустить британцев дальше на юг по Нилу. Так?" Тот кивнул. Я продолжил, — "Если я остановлю здесь, Китченера, и не пущу дальше, Франции это будет выгодно. Значит, вы, помогая мне, помогает своей родине. Если англичане меня разобьют, то они заберут себе весь Нил, и плевали они на интересы вашей Франции. И ничего вы с ними сделать не сможете. У них флот сильнее, и сил на Ниле больше. У вас то их сейчас совсем нет. Здесь я ухмыльнулся. — Перекроют вам всю торговлю, ещё и Германию натравят на вас. И всё! Вы уступите, унизив самих себя на весь мир". Французы опять вошли в большое изумление, дикарь в Судане, даёт им политический расклад событий. — Так, что я ваш шанс, господа офицеры, не допустить унижения и поражения Франции. Наоборот! Шанс помочь нанести британцам поражение и получить от него выгоду. Русские же помогли Менелику, победить итальянцев. Чем вы хуже? Вы можете вернуться домой победителями! Ваши мушкетёры в таком бы себе удовольствии не отказали, — играл я одновременно, на любви к родине, нелюбви к бритам и самолюбии соотечественников д, Артаньяна.

"— Ведь я могу, с вами поступить и по-другому, продолжил я разговор, — Ведь вы вторглись в мои земли с оружием, хотели занять мой город. Значит вы мои враги, — сказал я посмотрев на Маршана. — Я могу взять ваших самых молодых соратников, и начать у них разными способами выяснять зачем вы здесь. Мы же в Африке, а я по мнению ваших газет фанатичный дикарь. И вы чтоб, не подвергать их мучениям, всё равно будете мне помогать. Я же даю вам право выбора, помогать мне добровольно, во имя Франции или недобровольно, что избавить от пыток и смерти своих людей.

" — Мне нужен ваш ответ, здесь и сейчас, капитан Жан-Батист Маршан, — требовательно сказал я. Надо дожимать их сразу, не жевать сопли. И мягко добавил, — Если вы сделаете правильный выбор вас ждёт сюрприз. Приятный".

"Вы и ваши люди, согласны помочь мне и Франции, остановить этих наглых британцев?", — давил я на него. И сделал знак своим людям, и они проделали три шага в сторону французов.

"Да, — ответил Маршан. — Согласен".

"Даёте слово, офицера французской армии, что вы и ваши люди не будут мне изменять?", — потребовал я. — Да, даю". Прозвучал ответ. По моему знаку мои воины отошли назад.

— Что ж добро пожаловать в мой плен! -рассмеялся я. — Не сомневайтесь, месье! Вы сделали верный выбор. И во Францию вы вернетесь героями! -глядя на унылые лица французов, попытался я их приободрить. — И как я обещал в этом случае… приятный сюрприз. И сказал, что привели других наших гостей. В зал вошли Поттер и Февр. Увидев друг друга, европейцы взорвались эмоциями, обнимались, смеялись, громко говорили. Вот тут им и поднесли бумаги, где было по-арабски написано, что они добровольно согласились оказывать в различных делах, Абдалла́ху ибн аль-Саи́д Муха́ммеду, по прозвищу Халифа, законному правителю Судана (там шёл список земель). И будучи на эмоциях, от такой встречи, бумаги то и подмахнули своими подписями, не глядя и не вникая в суть дела. Протокол нашей беседы с французами в нужном мне русле вели на своих языках, и подписали их, вынутый из тюрьмы Карл Нейфельд, и европейцы торговцы, австрияк И. Орвальдер, итальянцы П. Россиньоли и П.Агати, Артамонов потом их проверял, толи они написали. Мне все эти бумаги пригодятся. Мало того, я подстроил так, чтоб, выходящие от меня радостные французы, и пленный полковник Парсонсон и другие офицеры из Кассалы, гарантированно пересеклись между собой, увидели, друг друга и пообщались. Это тоже пойдёт в копилку для дальнейшего развития англо-французских отношений. Хе-хе! Французов я конечно решил использовать, но не светить пока. Их отправили в арсенал к египтянину Абдалле Мухаммеду, они занимались, артиллерией, подсказывали по ремонту оружия. И именно французы стали "мозгами" моего КБ, с их приходом, пошли в гору дела с терочными взрывателями, запальными трубками для орудийных гранат, и, что важно, по улучшению ядер и гранат. Подобрали для разных калибров юбку, которую делали по схеме компрессионной пули, в юбку ставили ядро, увы, гранату не получалось, с юбкой не зажигалась запальная трубка, можно было юбку сверлить или лить с отверстием, но мой арсенал, это не завод Крёзо по оснащенности. С выбором металла для юбки, к их чести справились местные кузнецы, опыт обработки железа здесь сотни лет, так, что была им честь и хвала, и награда от Халифы. И с юбками орудия ядрами стали бить дальше и точнее, это был успех! Теперь можно будет и пехоту пощипать на подходе к позициям и канлодки. Маршанцы же и закончили успешно эпопею с развесовкой зарядов для орудий и карамультуков, и довели до ума угловые прицелы, научили правильно раскладывать картечь в холстяных мешках. Именно они практические своими руками привели в максимально работоспособное состояние все казнозарядные орудия Круппа, то есть целых два и мой единственный протопулемёт. Всё таки они кадровые офицеры одной из лучших армий мира. Но, легенду их плена мы блюли, на нужные им объекты они передвигались под конвоем.

На творения герра Круппа я очень рассчитывал, именно они должны были заставить Китченера, атаковать моё Шевардино. Французами орудия были определены как, 7,5 см Feldkanone Л/27 Крупп М 1873, с дальностью фугасом, аж до 5 700 м, шрапнель до 3 000, выдали ТТХ они. Пушки, скорее всего, достались дервишам ещё при самом Махди, может после египтян или разгрома Хика и Гордона. Неважно, главное, что они у меня в руках, и есть люди, которые могут обучить моих артиллеристов обращаться с ними правильно, снарядов и зарядов было к ним, увы, мало, по нескольку десятков фугасов и шрапнели. Французы занялись обучением расчётов и других орудий. Шевардино и попаданские нововедения, я им не показывал. Зачем? Не надо им этого. На речных батареях они работали, подсказывая, как усилить их защиту, и выверяли сектора обстрела. С русскими маршанцы не пересекались. Мы с нашими, ещё до появления у меня в "гостях" Маршана вообще разыграли сцену, где в ходе беседы с ними, вдруг начинаю на них кричать, обвинять в связях итальянцами и англичанами, и отдаю приказ заковать их в железо и бросить в тюрьму. Это было сыграно на широкой публике, были и французы Поттер и Февр, мои то дервиши поверили, те тоже вроде как да. После этого все контакты Артамоновым были у меня секретными.

Французские трофеи тоже, конечно пошли в дело. Магазинные винтовки и Гра ушли лучшим снайперам спецназа, как и две мосинки и берданы, оптику, что была у них, я взял себе и раздал своим эмирам, револьверы тоже, медикаменты и инструменты ушли в пользу моих медиков. Одну стальную лодку, что была похуже распустили на листы. Часть их ушла на противопульные щиты. Провели испытания, комбинация сталь, толстая кожа слона, бегемота или носорога держали пулю трёхлинейки на 100 метров, значит и английские их не пробьют. Несколько листов отобрали мне на броник, получит шальную пулю, осколок или штык не хотелось, поэтому решил себя беречь по полной программе, а сталь есть сталь, тем более, что для лодок она должна была быть судовой или как минимум хорошей. Хотел я ещё использовать и французских чёрных солдат, которые как выяснилось были из Сенегала, Дагомеи, Берега Слоновой Кости, и все мусульмане, а мне нужны были опытные солдаты, для обучения моей армии. И из-за чёрных французских солдат появилась у меня в голове, одна тема, — Золотой трон государства Ашанти! С Ашанти бриты воевали несколько раз, в последний в 1900 году предпоследний вроде как 1897, а Дагомея, Берег Слоновой Кости, как рассказали французские офицеры рядом с Ашанти или даже граничит с ней! То есть можно пробовать через их территорию и людей, попытаться вбросить туда оружие. И Смерш по моему указанию, как говориться начал это тему вентилировать с пленными французами, белыми и чёрными. Офицеры сообразили быстро, что к чему, чёрные которые шаристые тоже, но если первых интересовала, сначала политика, а потом деньги, то их бывших подчинённых в основном деньги. Но, без выхода к морю это всё равно было не реализовать, так, что пока оставил себе на заметку дела по Ашанти, и продолжить сбор информации.

В конце июля пришло посольство от Менелика, он явно осторожничал, пожелал победы, и прислал всего тысячу Ремингтонов с патронами к ним и ещё немного сверху и всего двадцать магазинных Каркано 91. На двух стульях решил усидеть хитрец, если победят бриты, он типа не очень то и помогал мне, если я, то он очень желал победы и помог чем смог. Ну, что ж пусть так, не в обиде, сам такой же. Винтовки сразу ушли на перевооружение наиболее боеспособных и опытных стрелков с карамультуками, тысяча стрелков, сидящих в окопе полного профиля это сила, магазинки самым лучшим, кто был с Ремингтонами и Мартин-Генри.

Всё были заняты делами, разогнанный мною ВПК государства Махди набирал обороты, лились пули, гранаты, изготавливались броники и шлемы, мины и фугасы, строились укрепления, ремонтировали вооружение и пароходы, к Омдурману прибывали новые отряды воинов, мы готовились встречать врага.

Глава 3. В АВГУСТЕ 98-го

Наступил август. Битва при Омдурмане в той реальности, была 2 сентября, значит, скоро, Китченер придёт в движение, наверное, числа 10-го двинет конницу по берегу, а потом по Нилу и всё остальные силы. Из района Меттемы мне уже точно сообщат о появлении бритов, и можно уже будет пустить в ход своих доморощенных диверсантов, которые стояли в Вад-Хамиде.

Шли последние приготовления для встречи с противником. В подразделения, которые будут держать оборону на Шевардино, набирали обстрелянных воинов, особенно тех, кто прошёл Донголу и Атбару, и были под артиллерийскими обстрелами. Они осваивали траншеи, окопы, блиндажи, ячейки, по команде ставили щиты от шрапнели, причём делали это всё уже в брониках и касках, чтоб освоиться и привыкнуть к ним. Артиллеристы, выкатывали орудия из укрытия и закатывали его обратно, закрывая их щитами и мешками с песком. То есть шёл нормальный вариант армейского дроча, реализовывался суворовский принцип, — "Тяжело в учение, легко в бою!" Чтоб получили примерное представление, что их ждёт, я приказал, пару раз забросать их позиции боевыми гранатами, и даже слегка обстрелять ядрами, конечно это не настоящий артобстрел, но во второй раз раненых уже не было, все быстро заныкались по укрытиям. Всех шевардинцев вооружили винтовками и самыми дальнобойными карамультуками, здесь трофеи из Кассалы очень пригодились сразу 1400 стволов прибавилось и винтовки из Эфиопии.

Боги войны, тоже занимались тренировками, пристрелкой местности, прикидывали дистанции, намечали, где будут ставить для себя метки. Выбирали позиции для ложных батарей, и конной артиллерии, две батареи по два легких орудия, сделали ещё такую дразнилку-отвлекатора для бритов. Сапёры тоже готовили позиции, но, со своей спецификой, закладки фугасов, наведение растяжек, заграждений.

Речная флотилия, уже лучше брала на абордаж, наши пароходы, хотя сначала были падения в воду, и бойцам быстро кидали спасательные круги из тростника, крокодилы то не дремали, и я сам видел несколько раз особей размером, метров за пять точно. Но, с каждым разом получалось лучше. Решили бросать по 60-80-ть человек на канлодку и пароход, чтоб повысить шансы на успех, вооружали их дробовиками, гранатами, коктейлями и холодным оружием, сделали противопульные щиты, но небольшие, и тем, кто шёл первыми, простые броники, грудь прикрывала железная пластина, живот кожа. Своих воинов надо беречь. Лодки и одежду абордажников покрасили в цвета ночного Нила, реально хрен увидишь. Минёры учились ставить реплики мин, пусть сначала на кошечках отработают навыки, настоящие уже в час "Х".

Ещё мне одну предстояло решить задачу. Основные силы Китченера пойдут по левому берегу, а по правому предатели иррегуляры, джаалин и другие племена, я это помнил из "Войны на реке", и что ими командовал майор Уортли, будет их тысячи три или три с половиной, и главное у них были гаубицы! Из которых обстреливали, гробницу Махди и сам город. Боеспособность у местных была низкая. Вот это я и хотел использовать. План действий против Уортли и предателей был, таков, — в первую, и особенно во вторую ночь помучить, потерзать их ночными нападениями, и на рассвете бросить в бой… танки, то есть конницу, две тысячи всадников, по 500 со всех сторон, они их за минуты покромсают и затопчут, не дадут разбежаться. Собрать винтовки, патроны и марш-марш обратно, пленные под охраной пусть гаубицы дальше тащат к Омдурману. Посоветовался с Артамоновым, тот уточнив момент о боеспособности иррегуляров, согласился с планом. Для ускорения переправы через Нил, ещё в апреле из лодок, бревен и тростника сделали плоты, и лодками под парусом и на веслах таскали их от берега к берегу. Плоты подсказали мне идею с наводными понтонами, вместо автомобилей, пока их на повозки и в воду, а потом и на автомобилях делать.

10 и 11 августа пришли вести, что британцы начали движение силами конницы по Нилу на юг. Всё началось! "Слышишь Абдаллах? Началось. Теперь либо мы их, либо они нас. На всё воля Аллаха!-ответил он. — Э, нет! Как говориться на Бога надейся, да сам не плошай!-парировал я. — Вы, не поняли меня учитель. Ваше появление во мне, и есть воля Всевышнего. Он через вас, ваши знания, дал возможность ещё раз покарать неверных, усилиями воинов джихада, — объяснил он свой подход. — Да, ты прав Абдаллах, именно так и есть".

Ну, всё! Погнали наши городских!!! Смершу был отдан приказ начать операцию "Длинные руки", ну это я конечно для себя так назвал. Моя спецслужба в течение суток, арестовала всех вычисленных агентов англичан, теперь Китчинер, получал сведения как бы от них, а на самом деле от нас. Если, что-то сообщает один источник, не факт, что это факт, если два, сомнений становиться меньше, а верна ли информация? Ну, а если три и более, то сомнения минимизируются, из этого и исходили. Поэтому британцы получали сведения, что народ заволновался, узнав об их выходе к Омдурману, в войске тоже не спокойно, некоторые вожди и эмиры не верят в победу Халифы, растёт угроза дезертирства, ну, так это отчасти было правдой. Нехватка винтовок, и патронов к ним, и это было верной информацией.

Командиру бригады спецназа, давнему врагу англичан Осману Дигне был отдан приказ начать действовать против сил противника.

Первое ночное нападение на бритов было совершенно на первом же их ночлеге после Меттемы. После полуночи, диверсы вырезав часовых, закидали лагерь гранатами и коктейлями Молотова, в свете пожара вели огонь из винтовок и луков. Их стали использовать как подствольники, привязывали к стрелам бомбочки с дробью, отсекли по времени нужную длину фитиля, и запускали в сторону противника, получалось неплохо. Это были первые потери англичан, после Атбары. Нападение привело к тому, что противник сумел двинуться дальше, только на следующее утро. Перед этим ночью вновь получив удар из темноты пустыни. Часовых, как и в первый раз, нашли зарубленными или заколотыми, раздетыми, и конечно без оружия и патронов, снова были пожары и стрельба.

Вкус первого нападения днём, англичане почувствовали, когда проходили скалы, в 30 км севернее Вад Хамида, тут они на себе испытали, что такое растяжки и снайперская стрельба. Здесь же они потеряли убитыми первых офицеров, их выделять среди общей массы диверсы научились быстро, что тут трудного то, по форме, поведению и шарфам. Счёт убитыми и ранеными пошёл уже на десятки. В нападениях диверсы участвовали взводами по очереди, чтоб все приобрели первый опыт, и отдохнуть могли, дальше так и работали каруселью. Лошадей, мулов, верблюдов был приказ не трогать, как ни как потенциальные трофеи. И наверняка бриты удивлялись, а почему нет уже столь привычной им зерибы, и именно в тех местах, где, скорее всего они будут делать ночлег.

В Вад-Хамиде авангард островитян, опять попался на растяжки, и дистанционные фугасы. Их рванули с двух сторон, когда они в большом количестве вошли на центральную улицу, кроме осколков был применён местный напалм, спирт с пальмовым маслом. Как потом описали сами взрывники, это было более чем просто страшно, они сказали наверно так выглядит ад. Рёв пламени, людёй, животных, горящая земля и заживо люди. Искать подрывников в образовавшимся ужасе и хаосе после взрывов, и среди пламени было бессмысленно, тем более, что на улицах их ждал железный чеснок и растяжки. Уверен, такая война британцам нравилась им всё меньше и меньше. До прибытия главных сил, противника не трогали, готовились ударить по нему, когда он пойдёт вокруг Шаблуки, это массив скал загонял Нил в свои узости, и заставлял делать петлю вокруг себя, что снова выйти к реке. Пока диверсы, уменьшали количество солдат у врага и минусовали его боевой настрой, мы тоже сопли не жевали.

Моя армия сосредотачивалась, стрелковая пехота и артиллерия, полностью переместилась на Шевардино, и шлифовали варианты будущего боя, часть из них изображала противника, определяя своими действиями, возможные направления атак пехоты Китченера. Где было тонко и рвалось, там и усиливали оборону стрелками и инженерными заграждениями, к тому, что уже было.

Корпусные и бригадные эмиры, по нашему комдивы и комбриги, выбирали маршруты для атаки противника с расчётом на то, что он встанет лагерем в Керрери или Эгейге, скорее всего в первом, тем более, что будем его туда зазывать. Определяли позиции на местности, куда надо будет выдвинуться, чтоб взять англичан в окружение. На возможных направлениях атаки, был проведён гигантский субботник, тысячи солдат убирали или закапывали крупные и средние камни, вырубали кусты, делая себе, таким образом, типа шоссе. Стрелки-снайперы, выбирали и делали себе позиции, щитоносцы, авангард бронированных рубак, пращники, лучники-гранатомётчики и стрелки с дробовиками, отрабатывали совместное движение и действия в строю, но пока днём. Мои славные эмиры, ещё не знали, что атака будет ночной. Об этом знал, только я и Абдаллах, а значит всего один человек.

Речные моряки, готовили боны, чтоб в нужный момент перекрыть ими русло, у Шевардино и на Шаблуке. Две мины на Шаблуку уже доставили, и ждали начала движения флотилии противника, чтоб их выставить. Абордажники каждый день проводили учения. В принципе всё было готово, для встречи с Китченером и его армией, если можно говорить о 100 %-й готовности к войне.

И он шёл на встречу с нами. Как пелось в песни, разведка доложила точно, 26 августа началось движение главных сил в обход Шаблуки, а майор Уортли, с иррегулярами и гаубицами, переправился на правый берег. Пока всё шло по плану, как в той реальности, так и моей уже здесь.

Конница под командованием Османа Шейх-эд-Дина (моего сына), которая уже была на переправлена на правый (восточный берег) двинулась на встречу… победе. 2 000 бронированных всадников, атакой на рассвете, со всех сторон, не могут НЕ одержать победу над местными, числом до 3 500 человек, пусть и с однозарядными винтовками, которые до этого будут измотаны нападениям днём и ночью, и дневным переходом. Чтоб довести их до нужной кондиции, Осман Дигна отправил против них два взвода спецназа. Для охраны пленных и будущих трофеев, за конницей по Нилу пошла и пехота, три сотни.

26 августа в Шаблуку, входил чирей, который вылез на неудобном месте… чертовы британские канонерские лодки, — "Тамай", "Эль Теб", "Метемма", "Хафир", "Мелик","Шейх", "Султан" и вооруженные пароходы "Абу Кли", "Кайбар", "Дал" и "Акаша", их названия мы узнали позже. Они все вместе несли на себе десятки орудий и пулемётов, и вот в Шаблуке, я решил их пощипать.

В узости перед первым поворотом, со скал по канлодкам внезапно был открыт винтовочный огонь, и полетели гранаты, причём с обоих берегов, бриты получили убитых и раненых в экипажах, они ответили стрельбой из винтовок и пулемётов, сначала били наугад, потом стали ориентироваться по дыму от выстрела, но мои парни бы в курсе, что позиции надо менять. Через огонь шли и остальные, канлодки, с потерями, это им не нравилось, но, не в сказку попали, и шли… к другому сюрпризу.

Там где был каменный остров, установили бон, вне стремнины, то есть там, где и пойдут суда, наши самопальные речные мины, должен был состояться их дебют. На берегу я приказал растянуть большие белые полотнища с надписью, — "Welcome to Hell!!!" и тоже самое на арабском, плюс рисунок черепа с костями. Когда головной корабль, стал выходить, на бон, рванули мины. Два столба воды встали, перед ним, корабль, увы, не повредили, но, рулевой, наверно от неожиданности крутанул руль или ещё что там произошло, поэтому канлодку развернуло в сторону и течением вынесло её на берег. В момент взрывов, и крушения, слышались крики, в разных варианта, от "Боже мой!" до разных факов, щитов и buggerов! В ответ им с берегов победно звучал, — "Аллаху акбар!!!" Это ещё повезло бритам, что не понесло её на другие суда, а сразу выбросило на берег. Дебют речных мин был признан успешным обеими сторонами.

Канлодки встали и, отрабатывая машинами, начали приставать к берегам, их ждала бурная ночь, по ходу которой для некоторых членов их команд надпись на полотнищах стала актуальной. Дальше Шаблуку бриты проходили, высаживая десант на берега, проверяя их на наличие засад, но, чтоб их напрягать, был оставлен всего один взвод спецов. Когда они полезли снимать полотнища с зловещей надписью, погремели взрывы, растяжки однако, 21 век вносил свои поправки в финал 19-го. Только 28 августа канлодки и речной обоз, пришёл к острову Руян, где и встал лагерем своей армией, мой визави- генерал Горацио Китченер, он же сирдар, то есть типа главнокомандующий. Естественно он был недоволен, таким ходом дел и потерей канлодки и людей, хотя и ему не особо было чем хвастаться.

26 августа главные силы его армии пошли в обход скал Шаблуки, с расчётом на ночлег или ночной привал в пустыне, чтоб 27 — го прийти в новый лагерь, уже за Шаблукой. Сирдару доложили командиры кавалерии, о ночных и дневных нападений дервишей, что они закладывают фугасы. Даже предложили неожиданный вариант, решения проблемы, помимо выставления усиленных караулов, ещё до Вад Хамида, англичане начали собирать у местных жителей… собак, чтоб их сделать сторожами для себя, но это сработало частично, часть псов и не псов, просто сбежали, другие, не хотели служить новым хозяевами лаяли и бросались на них, да и в пустыне, по ночам слишком много звуков, которые заставляли собак лаять. Генерал, сирдар Гора́цио Ге́рберт Ки́тченер и его штаб, не достаточно серьёзно отнеслись к предостережениям своих уже получивших печальный опыт младших товарищей по оружию, психология военных частно не сложная, рулит в варианте, — "Вы лошары. Смотрите как надо делать". Как выяснилось зря так думали.

Матерый военачальник Осман Дигна, ночью против неверных и турок, с которыми он начал воевать ещё под знаменем самого Махди, бросил все свои силы, даже спустил на землю всадников, которые должны были прикрывать его людей, в случаи их преследования. Прятаться и стрелять они тоже умели, пусть уже не так умело как, его "дети львицы". Тем более, даже он был вынужден признать, что все эти цветные накидки, штаны и рубахи с мешком для головы, которые придумал Халифа, так прятали его бойцов, что даже опытные воины не всегда могли их найти. Вот, что он потом рассказал о своих действиях.

"Напали как всегда, под утро, когда спать врагу хотелось сильнее всего, немного мешали собаки, англичане, решили ими усилить охрану лагеря. Но, воины начали издавать, вой гиен и другого зверья пустыни, и собаки заходились лаем, не на тех, кого надо. Сначала вырезали караулы, затем полетели в спящих солдат врага стрелы с гранатами и пули. Использовали и глиняные бутылки, с горючей смесью, когда она разливалась, казалось, что горит даже земля и вода. Белые и турки, тушили пожары в лагере, а по ним из темноты стреляли, они в ответ тоже стреляли, пытаясь хоть, что-то сделать в отместку нам".

Только, когда начался восход, спецназ армии Махди ушёл в пустыню. Дервиши разменяли нескольких раненых, за три сотни убитыми, ранеными и обожжёнными у британцев и египтян. Только к полудню они навели порядок в частях, разобрались с ранеными, и были вынуждены в самую жару быстрым темпом идти дальше, к новому лагерю.

Генерал Китченер, двигаясь в колоне, был хмур и очень раздражён, потери за триста человек! И это без вступления в большое сражение! Так дело не пойдёт! До Омдурмана, ещё несколько ночей и нападения могут повториться, придётся резко усилить охрану ночью, и часть сил перевести ночевать на пароходы, лодки и баржи. С канлодок и пароходов освещать местность прожекторами. В это время, по рядам солдат и офицеров пошёл какой-то шум, который докатился до него словами, — "Смотрите, смотрите туда!!!", он повернул голову куда указывали офицеры. На большой скале, которая была в футах четыреста от дороги, он увидел, большое белое полотнище, с какими-то надписями. Ему подали бинокль, и он прочитал, "Welcome to Hell!!!", вторая надпись тоже самое по-арабски, между ними был нарисован "Весёлый Роджер", он приказал это снять. Ему так же доложили, что после стоянки в Вади Хамиде, у суданцев и египтян, находили листовки, где им предлагали переходить с оружием на сторону дервишей. "Эти грязные дикари решили таким образом запугивать его солдат. Умно", — подумал генерал, и ухмыльнулся. Удивив этим своего адъютанта, ведь повода для этого было мало. Китченер уже оставил позади скалу с полотнищем, когда оттуда пришёл звук мощного взрыва. Это добавило ещё около двадцати убитых и раненых, зеваки и добровольные помощники, заплатили дорого за свою отзывчивость и любопытство. При повороте в лагерь произошёл новый взрыв, тоже давший потери. "Дьявол, кто же их научил такому!!!- с яростью подумал Китченер, и ударил хлыстом своего коня, когда ему доложили о потерях от взрыва фугаса. — Может французы? Ведь были сообщения, что их отряд в идёт к Нилу, с запада. Или русские? Менелику они против итальяшек помогли, и сейчас их там много у него". Ответа пока у него на этот вопрос не было, хотя агенты вскользь упоминали в своих донесения о каких-то белых у дервишей.

Днём воины Османа Дигны, ещё постреляли со склонов Шаблуки по колонам кавалерии, которая двигалась вслед за главными силами британцев. Эти уже были научённые своей кровью, мгновенно слезли с коней, повозок, залегли или укрылись, и открыли в ответ огонь из винтовок и пулемётов, но несколько убитых и раненых не избежали. После такого пускания крови, бриты стали выставлять усиленные караулы, все вызывающие подозрения места на предмет фугасов на местности и селениях, проверялись… ослами или мулами, пробрасывали кошками, всё это снижало темп движения. И всё равно при патрулировании Вади эль Абида подразделениями суданской бригады было два подрыва, и вновь там было полотнище с приглашением в ад, и листовки для не белых солдат.

28 августа в Омдурман утром прилетела с голубем весть о запланированной победе. Отряд иррегуляров как оказалось в три тысячи, из местных племён, которые перешли на сторону англичан, в основном племя джаалин, и расчётов гаубиц из белых, под командованием майора Уортли-Стюарта, ждал нелёгкий путь и бесславный финал. Сначала его измочалили ночными нападениями диверсы, две ночи подряд, и с рассветом 28 августа, местной бронетехникой, то есть латной конницей, втоптали в землю, перекололи и перерубили. Живых белых было всего несколько человек, раненых местных добили, из племени джаалин и не раненых тоже, увы, тут свой пока монастырь по таким делам, оставшихся 888 человек, с гаубицами и обозом передали пехоте, и те повели их в Омдурман. Конный отряд Османа Шейх-эд-Дина с трофейными винтовками, днём 30 августа переправлялся уже на левый (западный) берег и присоединился к главным силам.

Все эти успехи, особенно с иррегулярами, шли на пользу моему войску, в плане моральном и материальном. И без того моя боеспособная армия, от этих успехов и побед, напитывалась уверенностью, боевым духом, за счёт победы над майором Уортли, две тысячи стрелков сменили карамультуки на винтовки, пополнился запас патронов, Китченер был лишён тяжёлой артиллерии, но, увы, сразу в дело мы не могли её пустить, пока не умели с ней обращаться.

Армия британцев медленно, но верно двигалась к моей столице, выпуская перед собой щупальца в виде не менее полуэскадрона для разведки, с ними иногда, наша конная разведка вступала в перестрелки, дразня британцев. Один раз заманили их погоней за собой в засаду, где их огнём, встретили две сотни спешившихся стрелков, потеряв ранеными и убитыми, 36 человек, бриты отошли. По ночам на теле армии англичан продолжал делать кровоточащие надрезы своими нападениями мой спецназ. Каждую ночь противник терял людей, причём это были суданцы или египтяне, именно их части, бриты ставили между собой и пустыней, откуда приходила к ним смерть. Так же они делали и днём, британская дивизия двигалась слева и потом был Нил, египетские части — справа, а дальше шла ставшая столь опасной пустыня. Бриты никогда не были дураками, они всегда других заставляли умирать за свои интересы. Сработала ловушка с зерибой, которой для создания ограждения на время ночевки было последнее время мало, а на очередной стоянке оказалось много. Начали её растаскивать… и один за другим прогремели мощные взрывы. Земля приняла новых погибших, госпиталь раненых. Полотнища с приглашением в ад красовались на самом видном месте в каждом селении, которое проходили войска Китченера, листовки лежали на улицах и висели на стенах домов, солдаты, у которых дух и настрой был пожиже, чем у остальных, начали воспринимать надпись уже вполне серьёзно, а листовки с предложением сложить оружие стали для них актуальными. Срывали полотнища теперь на удалении, и из-за укрытий кошками, бриты учились быстро. Связь по телеграфу с Большой землёй я решил Китченеру не рвать до последнего момента, пусть общаются, её я хотел использовать для себя, но 31 августа вмешался дождь, кабель замкнуло где-то в пустыне, и только после сражения сумели восстановить линию, поэтому в шпионские игры играли сначала голубями. Был потерян британцами и контакт с отрядом Уортли, с канлодок его колонну не наблюдали, хотя дорога приблизилась к реке менее, чем на 2,5 мили (4 км).

И всё равно день за днём, Китченер шёл к Омдурману, хотя было уже ясно, что 2 сентября генерального сражения не будет. В это день он ещё был на полпути к Керрери, именно туда мы его и приглашали.

Глава 4. ГЕНЕРАЛКА

Часть 1. Это вам не Атбара!!!


К этому времени моя армия была полностью отмобилизована, по докладам эмиров, то есть комдивов, комбригов (командиры дивизий и бригад), в этой реальности я сумел собрать более 62 тысяч человек. Население нашего город, блин! В основном это была, конечно, пехота с холодным оружием, копьями, стрелков теперь у меня было больше реала, 19 тысяч, но большая часть с карамультуками, хотя пули Фостера, увеличили их эффективность, но всё-таки это были не винтовки. Последних стало немногим около 5000, за счёт трофеев с Кассалы, отряда Уортли, Маршана, оружейного шмона и ремонта. Артиллерия, была представлена сорока орудия разных калибров, из них два Круппа, остальные бронзовые, медные гладкоствольные. Двадцать орудий ушли на речные батареи у Омдурмана, четыре на конную артиллерию, несколько на пароходы и большие лодки, остальные стояли на Шевардино. И там же был один протопулемёт Нордефельда.

Махдисткая армия делилась, как и было положено полуфеодальной армии на флаги, знамёна (по сути дивизии и бригады), был отряд "Черный флаг", "Красный флаг", "Белый флаг", "Светло или темно зеленый" и другие цвета по необходимости. Флагами командовали наиболее опытные и авторитетные эмиры, между ними всегда шло соперничество, кто, какими флагами и каким количеством. Позже такую систему командования надо будет ломать, точнее менять.

"Черный флаг" я взял на себя, в него входили стрелки с винтовками, моя Гвардия пешая и конная, со мной был Якуб, мой командующей артиллерией, эмиры Ахмед Федил и Вад Бишар. Мой флаг должен был занять позиции на суданском Шевардино, и мы должны были принять главный удар британцев, там же была и моя ставка. Светло-зеленом флагом, которой в основном состоял из племён дегейм, кенана командовал Али Вад-Хелу, темно-зеленое знамя было у Османа Азрака, красное знамя за эмиром Шерифом, Белый флаг у Ибрагима Халила, легендарный Осман Дигна командовал бригадой фуззи-вуззи и спецназом, Осману Шейх-эн-Дину я вновь отдал конницу, на речную флотилию и батареи у Омдурмана на Ниле был поставлен эмир Саадал.

4 сентября был проведён общевойсковой смотр. Я постоянно бывал на парадах на 9 мая в нашем небольшом городе, смотрю по ТВ в Москве. Но, здесь более 60-ти тысяч человек сразу! Это было грандиозно!!! Вот она мощь государства дервишей!!! Все смотрят на тебя, приветствую криками твоё появление, такая энергия шла от этого, я ее, можно сказать, ощущал физически, Абдаллаха даже потряхивало от возбуждения, хотя такие флешмобы ему были не впервой. Войска стояли коробками, уже по своим знамёнам и полкам, первые ряды даже по ранжиру. Я, в смысле Абдаллах тоже был красив и хорош! В сверкающих на солнце доспехах, на отличном скакуне, мы проехали вдоль рядов своей армии, потрясая копьём, и обращался к каждому флагу со словами приветствия, — "Здравствуйте, храбрые воины такого-то племени, знамени!!!", они отвечали мне воинственными криками. Ещё раз, промчавшись перед рядами, и встав на специально сделанной возвышенности, гарцуя, я сказал речь, которую готовил и даже репетировал, хотя немного сплагиатил,-

"ВОИНЫ!!! От имени Аллаха, через его уста на земле Махди, я Абдаллах Халифа, его верный приемник, обращаюсь к вам!!! Враг опять пришёл в наши земли! Он хочет вновь отобрать завоеванную ваши отцами, братьями и вами свободу, стремиться лишить нас истинной веры!!! Враг проделал большой путь, и сумел за счёт своего коварства даже добиться побед. Но, всё это сделал для того, чтобы здесь, у стен Омдурмана и гробницы Махди, найти себе, только одно — СМЕРТЬ!!! Вы воины ислама, станьте карающим мечом Всевышнего для неверных, и тех изменников веры кто им служит! Он выбрал для этого — ВАС!!! Вы… их… СМЕРТЬ!!! Смерть!!! Я зову вас на СМЕРТЬ!!! Смерть!!!" "Смерть!!! Смерть!!! Смерть!!!", — громом зарокотало в воздухе, это отвечали мне тысячи и тысячи сердец и голосов моих воинов.

Когда, немного стихло, воодушевлённый эмир Осман Азрак крикнул, — "Такбир!!!" И вновь на километры вокруг пошла звуковая волна, сотрясая спокойствие пустыни, — "Аллаху акбар!!! Аллаху акбар!!! Аллаху акбар!!!"

Смотря на своё войско в полном сборе, увидев эти лица, глаза, я только сейчас понял, почему они, тогда шли на пулемёты в атаку, и сейчас готовы пойти. Они верили, верили, что смерть это часть жизни, что погибая в бою за веру, за свободу, ты обретаешь жизнь и даешь её другим. Они готовы были погибать за свою веру и свободу, у них было огромное желание побеждать. Я очень надеялся, скорее всего, уже верил, что если у нас, получиться хотя бы часть того, что мы задумали и сделали, эти люди победят.

И здесь даже не вера сыграет главную роль, просто 25 тысячам (а уже меньше, и будет, дай Бог, ещё меньше) англичанам, шотландцам, ирландцам и тем более египтянам, ночью, в рукопашной, не устоять, против свирепости, безграничной смелости этих воинов, которые готовы с копьями и мечами идти на пулемёты, тем более их будет тысяч под пятьдесят пять.

Артамонов и казаки издалека смотрели смотр, капитана Маршана и его людей я расположил поближе и открыто. И позже специально подъехал, к ним, что оценить их впечатление, было видно, что их неплохо накрыло. Они точно, никогда не видели, такого количество вооруженных людей сразу, и вероятно думали увидеть толпы дикарей, которые в плясках будут потрясать дубинами, а увидели построенное войско в десятки тысяч человек, полками, побатальонно. Оценили количество огнестрельного оружия, и во многом ими же приведённую в порядок артиллерию, только всю сразу (но, Круппа я не показал, береженного Бог бережёт). И французы наверно только сейчас поняли, с кем им бы пришлось иметь дело, если бы англичане не начали войну с государством Махди, а они бы дальше ломились бы на Нил.

Селение Керрери, после марша на жаре и биваках в полуразрушенных селениях, так и манило к себе. Оно было довольно большое, стояло на крупной протоке Нила, там даже были на удивление бритов целые дома, и вполне приличные деревянные пристани. Прямо на запад шла пологая равнина с уклоном к реке, там же в пяти милях (8 км) высокие холмы, ещё дальше каменистые холмы Керрери, на юго-запад примерно в двух милях (3,2 км), небольшие высоты с какими-то не законченным постройками, на севере от него относительно перпендикулярно к Нилу идёт несколько сухих русел. На юг была разрушенная деревня и ещё холмы, и виднелся город… и выделявшийся на фоне остальных зданий купол гробницы Махди. Именно это и увидела конная разведка британцев, обогнув холмы Керрери, правда это было больше похоже на авангард, несколько эскадронов, верблюжий корпус и даже конная артиллерия. Бриты после кровавого пути к Омдурману, были склоны осторожничать.

Мои войска они увидели со следующего холма к югу от Керрери, им их намерено показали, и двинули на них со стороны города и Шевардино, тысяч 30-ть, чтоб заставить их отойти к главным силам, что они и сделали.

Сам Китченер утром 7 сентября, главными силами вышел к Керрери, но в посёлок не полез, он встал лагерем от его северной окраины до большого сухого русла к югу, как бы прикрывшись ими с флангов, предлагая атаковать себя в лоб. Ага, щас, разбежались! На крайних здания селения, опять увидели полотнища на двух языках, но надпись была уже другой, — "So you came to hell!!!" (Вот вы и пришли в ад). На видном месте на одном из домов висел мешок, проверив вокруг него, нет ли ловушки, его сняли и развязали и увидели это… там лежали вещи британских офицеров, некоторые были в крови. Их отнесли в штаб и там опознали по портмоне, погонам, другим предметам, что это вещи майора Уортли-Стюарта и лейтенанта Вуда. Это подтвердило, появившиеся подозрения, что их отряд разгромлен, значит, гаубицы и обоз потерян. Настроение среди офицеров упало, Китченер видя это, категорично приказал готовиться к решающему сражению, заявив, что без победы они отсюда не уйдут. Зебиры опять не было, пришлось копать по жаре хоть какие-то траншеи, делать насыпь и ставить повозки.

Канлодки англичан хотели пройти по протоке вверх по течению, но на их форзейле, увидели в узости боны и что-то круглое. Пришлось им вернуться и идти по основному руслу к городу, где их уже ждали береговые батареи, ДОТы-ДЗОты, стрелки в окопах, плоты, боны, мины, всё, что должно было остановить их продвижение, нанести им повреждения, потери или даже утопить. Сначала должна была произойти речная часть генерального сражения.

После мин и потери канлодки в Шаблуке владыки морей поссыкивали, и не спеша подходили к острову Тутти. Первыми в бой вступили стрелки с правого берега, но англы учли урок Шаблуки, ходовую рубку, пулемёты, орудия, прикрыли какими-то щитами и мешками вероятно с песком. Вскоре к ним присоединилась береговая артиллерия, против которой такая защита уже не помогала. Вот тут англичане и рассмотрели, что им противостоят построенные по европейскому образу батареи, с брустверами, проёмами для орудий, и четыре форта, из бойниц, которого беспрестанно велся ружейный огонь. Попытка ближе подойти к батареям, чтоб с убойной дистанции расстрелять их, закончилась попаданиями ядер, дервиши стреляли весьма метко в отличие от боя у Донглы в 1896 году, и одна канлодка вышла из боя, её понесло вниз по течению, — "Алахху Акбар!" прокричали вражеские для англичан берега. Вести бой под перекрёстным артиллерийским и ружейным огнём становилось всё тяжелей, ещё одна канлодка с повреждениями от попаданий ядер и книппелей, в колеса и надстройки вышла из боя. После этого британцы увидели, что сверху по реке на них движется, масса брёвен, плотов, лодок, которые были ещё и связанные между собой. И вдобавок к этому ближе к левому берегу произошёл взрыв. "Мина!!!", — мгновенно пронеслась мысль в головах команд канонерок и пароходов. После этого суда сбавили ход и стали уходить вниз по течению. Пройти по реке к городу и мавзолею Махди, у англичан с ходу не получилось, они отошли ниже по течению, имея повреждения на судах и потери в командах. Их провожал победный крик их врага, — "Алахху Акбар!" Канлодки британцев вернулись к главному лагерю, по пока ещё свободной протоке.

После того, как заставив своими манёврами отойти конницу противника к своему лагерю, и показав ему, что атаки сегодня не будет. Я начал после обеда разворачивать свою армию, для действий на завтра.

Основные силы "Чёрного флага" и артиллерия начали выдвигаться к Шевардино, чтоб вечером занять свои позиции. Бригада "детей львицы" под командование Осман Абу Бакр Дигна, усиленная тремя сотнями стрелков и двумя конницы, встала у деревни Эгейга, за сухим руслом, между Шевардино и Нилом. Остальные знамёна-дивизии расположились таким образом, — на высотах к западу от Шевардино встал с темно-зеленой дивизией Осман Азрак, между ним и холмами Керерри должна была расположиться красная дивизия Шерифа и белая Ибрагима Халила, с конница под командованием Османа Шейх-эн-Дина. На холмах Керерри светло-зеленый флаг Али Вад-Хелу с ним было и 2 тысячи конницы эмира Юнуса, чтоб в случаи необходимости перекрыть пространство между холмами Керерри и Нилом.

Утром 8 сентября моя армия должна была расположиться буквой "Г", чтоб охватить позиции противника, и иметь возможность оказать помощь, если он решит атаковать, какую-либо её часть. А перед главной атакой встать гигантской дугой от Нила до Нила, взяв англичан в окружение, и одновременно атаковать со всех сторон.

Отряды копьеносцев и мечников усилили стрелковыми сотнями (джихадия), довооружили их, выдали 10-ть винтовок лучшим стрелкам, у остальных карамультуки, чтоб они могли огнём отгонять конницу противника, коннице для этого же тоже пришлось выделить винтовки.

Перед выдвижением войск на свои позиции, я провёл военный совет, где уже полностью раскрыл план сражения. Когда мои эмиры узнали, что дневной атаки не будет, многие недовольно нахмурились, но я им ещё раз напомнил, о 600-х выстрелах за шестьдесят ударов сердца пулемётом, и сотнях пуль в шрапнельных снарядах за тоже время, и о том, что пулемётов и пушек у неверных… ДЕСЯТКИ!!!. Поэтому, днём будем изматывать их обороной Шевардино и демонстрационными атаками, а ночью против одновременной массовой атаки пехоты с разных сторон им и пулемёты не помогут. Объяснил, что прожектора на пароходах англичан не глаз Иблиса, а наоборот, помощь Всевышнего, они и будут указывать, куда надо идти в темноте, и что их можно погасить меткими выстрелами. На вопрос, что воины могут потеряться в темноте, я ответил, что впереди будут идти проводники, на спине у них будет фонарь, они и выведут куда надо. Воины по краям строя будут связаны между собой бечевкой, чтоб не давать другим, кто внутри строя, выйти из него и заблудиться. А джиббы? Они же белые? Воинов много, увидят. Я ответил, — "Их измажем грязью, станут темные". Были ещё вопросы на уточнение, и были на них мои ответы. Когда закончили и стали расходится по свои частям, пожелав друг другу удачи, и благосклонности Всевышнего, эмир Осман Азрак остановился около меня и сказал, — "Так вот зачем тысячи воинов, рубили кусты, засыпали ямы, убирали камни, и складывали их кучами. Чтоб мы могли, ночью, как по дороге быстро дойти до неверных". "Да, — ответил я. — А ещё часть этих куч из камней, на днях покрасили белой краской с нашей стороны", и улыбнулся. Осман немного помолчал, посмотрел на меня, и по его взгляду было видно, что он понял, эту хитрость. Потом он глубоко поклонился, и сказал, — "Халифа, я преклоняюсь перед твоим умом, и пойду за тобой до конца. Даже если мы проиграем. "Не говори, так!!! Делай, что должен!!! И мы, обязательно победим!", — ответил ему я. Осман кивнул, ещё раз поклонился, и вышел из палатки.

Наступала последняя тихая ночь перед большим сражением, скажем относительно тихая, диверсы не должны были дать бритам, спокойно спать, это для них лишнее накануне решающего сражения. Первый день противостояния закончился в нашу пользу, к городу канлодки не прошли, значит Китченер, будет желать завтра взять реванш за неудачу на реке, и решить исход сражения в свою пользу, а значит и войны в целом. Но, я своей армией на пулемёты для этого не полезу, сосать ему придётся, а не моих воинов из Максимов расстреливать.

Как и планировалось, ночью противнику не спалось, диверсам не ставилась задача нанести ему потери, просто он не должен был спать этой ночью, поэтому с наступлением темноты, началась ночная карусель спецназа. В бритов стреляли, кидали из луков гранаты, из пращей коктейли Молотова. Пожары, прожектора с канлодок иллюминировали этот ночной клуб, в нём было весело, даже без музыки, алкоголя и наркотиков, хотя был и минус, в нём не было девок.

Вечером после совещания я лёг спать, силы нужны будут, завтра весь день на ногах буду. Перед самым рассветом, как я и приказал меня разбудили, Абдаллах быстро прочитал молитву, в темпе поел. И я пошёл по траншеям, там кто уже не спал, кто ещё дремал, знаком руки я садил людей, когда они вскакивали. Подбадривал их, хвалил за службу, говорил, что верю в них. "Прям как Суворов", — усмехнулся я. Мои эмиры Якуб, Ахмед Федил, Вад Бишар были уже на ногах и доложили, что всё готово. Я их поблагодарил, и сказал, — " Ждём рассвета, и начинаем".

Рассвет 8 сентября. Стоп!!! Так это же Куликовская битва!!! Опять совпадение? Символично!" Солнце всходило, как и всегда на востоке. Поэтому оно начало слепить моих артиллеристов. Нет, проблем! Наводчики и командиры орудий одели а-ля солнцезащитные очки, стекла на них закоптили так, чтоб комфортно для глаз было. Мы так в детстве делали, чтоб на солнце смотреть. "Утро начинается, начинается!", почему-то вспомнилась мне песня из мультика, и начинает его герр Крупп! Точнее его орудия. Якуб сказал, что можно открывать огонь, я махнул рукой, и через пару минут, раздался выстрел, через несколько минут другой, началась пристрелка. В расчёты орудий Круппа, из всех моих артиллеристов отобрали самых башковитых и умелых. Сначала с ними работал Артамонов и Щедров, потом Маршан со своими, не пожалели даже нескольких снарядов на боевые стрельбы, и теперь они должны были себя показать.

План боя был таков, Китченера нужно было заставить атаковать суданский Шевардино. Расчёт был прост, обстрелом лагеря бритов, обязать его это сделать, сначала конечно будет артобстрел, а потом атака пехоты. Вот в обороне и надо будет постараться нанести ему как можно больше потерь.

Смотря в подзорную трубу с артиллерийской вышки, которую собрали и поставили ночью, используя рупор командир батареи вёл корректировку огня, в свою трубу я видел, как снаряды начали разрываться в лагере англичан. — "Гуд монинг! Козлы!", — сказал я. Козлы начали отвечать минут через пятнадцать, поначалу хаотично, просто в нашу сторону, потом по дымному пороху вычислили, и стали бить достаточно прицельно. Расчёты и их подручные укатили орудия с позиций в укрытие, закрыли щитами и мешками, расчёты ушли в перекрытые щели, командир батареи покинул вышку, бриты били и шрапнелью и фугасами.

Я там, в будущем служил в Чечне, но под обстрелы не попадал, так, что, был так сказать новичок, в отличие от того же эмира Вад Бишара. Пережидал обстрел, я в самом лучшем блиндаже, сруб, четыре наката, кирпичи, камни, тростниковые маты залитые глиной, грунт. Шрапнель вообще никак не ощущалась, а от близких попаданий фугасами, слегка дрожала земля.

Обстрел прекратился. Командиры пошли выяснять потери, когда доложились, что, раненые были, убитых нет, стало быть блиндажи, ячейки, щиты, броники и шлемы, и ненавистный солдатами всех армий дроч учений сработали! Я тоже уже был в доспехах, впрочем, как и все здесь, своих солдат я был категорично намерен беречь.

Орудия Круппа снова выкатили на позицию, и заново начали обстрел, благо, данные для стрельбы были уже известны, в ход пошли опять фугасы, шрапнель берегли для пехоты. Били десять минут, а потом стали быстро перекатывать орудия на другую позицию, ручками конечно, но дорогу расчистили заранее, точнее орудие несли. Положили на несколько крепких бревён и понесли, французы, говорили, что вес орудия 1800 кг, они то конечно должны знать будущего врага в лицо, то есть как у "Волги"! Дюжина здоровых мужиков не унесёт её на брусьях! Унесут! Для этого даже выделили носильщиков, суданских мужиков покрепче, они до боя тренировались носить орудия, ящики с зарядами и снарядами на носилках и катать на тачках, принцип "Тяжело в учении, легко в бою!", я жестко требовал от своих эмиров соблюдать, хотя моего главарта Якуба, тормозом назвать нельзя, он был толковым командующим богом войны. Я просто, чувствовал, как Китченеру неприятен, огонь по его лагерю из скорострельных орудий в 75 мм, как он его бесит. А он как думал? Артиллерия Бог войны. Я ведь на Д-30 служил, правда, связистом.

В этот раз британцы тоже били 20 минут, но явно добавили орудий. И тут огонь по бритам открыли огонь две батареи… это стали вести огонь ложные керамические орудия. Ух, дыма было! Палили ведь из восьми орудий.

В ответ, по нам стали хлестать, наверно батареи четыре, и полчаса. Грохот, пыль, но блиндаж в четыре наката, это основательно, тем более два из них были из черного или красного дерева, вот такой роскошный блиндаж. Потери выросли, появились убитые, раненым оказали ПМП, увели или унесли в медсанбат, который расположился за холмами. Вместо убывших пришла замена из резерва, который стоял там же. Лица бойцов уже были спокойнее, три обстрела пережили, уже ветераны. В этот раз мы молчали, я ждал и надеялся на атаку пехоты, так по науке положено после подавления артиллерией, атакой пехоты добить противника. Генерал Китченер же учился в академиях, значит должен атаковать. Обстрел стих, мы молчали. Ну? Давай Горацио, не тупи!

Да!!! Будет атака пехоты!!! Я видел в трубу как он выдвинул вперед по центру и в сторону холмов Керерри, пехоту, артиллерию, пулемёты и конницу, на случай атаки со стороны других моих сил. И готовился атакой пехоты покончить, со столь досадившие ему дервишами на холмах, то есть со мной.

Ближе к полудню, против меня пошёл пехотный микс, белые, египтяне и суданцы, белые шли сзади, бригады две, наверное. Много. Ну с Богом! Ударили по ним сначала ядрами и гранатами на 1 500 метрах, даже попали немного, они шли, сработало несколько растяжек, пылью вздыбились взрывы фугасов, они шли. С метров 700 подключились к артиллерии, мосинки, берданы, Гра снайперов, солдаты противника падали и не вставали, но пока противник шёл, хотя местные солдаты сбавили шаг, белые их начали подпирать. Ещё растяжки сработали. Я чувствовал, видел, как моя пехота хочет начать стрелять, бойцы оглядываются на КНП, но он молчит, на это был приказ. 500 метров, книппеля пошли в ход. Всё! Пехота, огонь!!!

Первым залпом скосили первые шеренги, второй, третий, тоже был кровавым для противника, потом пошла стрельба в разброс. Он попытался побежать в атаку, но винтовки и картечь его остановила. Немного за 400 метров противник лёг, сначала местные потом и белые, многие навсегда, пошла перестрелка, не в его пользу. А вы как хотели, козлы!!! Это вам не Атбара! Лежащим под винтовочным огнём так хотелось найти, бугорок, ямочку, чтоб укрыться от пуль. Но, чьи-то заботливые руки убрали всё это, и именно перед позициями противника. Через четверть часа такой дуэли, бриты и не бриты стали отползать, я видел, как кто из моих воинов влез на бруствер и явно орал про атаку, но его быстро стянули обратно. Нет, б…ть!!! Никаких пока атак! Сидим в обороне. Пошёл по траншеям приказ, — "Огонь прекратить!" За 500 метров, от наших позиций стали солдаты противника вставать и отходить, но некоторые падали опять, мосинки, Гра, берданы работали, они такие… дальнобойные. Снайперам ещё можно пострелять, но, вскоре замолчали и их редкие выстрелы. Враг отошёл, но, потерял много, не ожидали падлы, такой горячей встречи. Думал умник усатый, что будет а-ля Атбара. Артобстрел, а потом ружейным огнём, числом и штыками задавишь. Э, нет! Х… тебе!!! "Аллаху акбар!!!- понеслось над нашими позициями, что ж, покричать можно, а в атаку нет.

Так теперь все вон, из первой линии, уходим на вторую. Сейчас нас будут кромсать, артиллерией. Ну-ну, Китченер, твой вариант дальше сосать, а мы уходим на вторую линию. А ты её и не видел, потому-то её у тебя в голове нет. Как у дервишей может быть вторая линия обороны!? Её у европейцев то сейчас не всегда бывает, и она у нас ещё и замаскирована.

Тут моё внимание привлёк Ахмед Федил и показал рукой на протоку. "Угу!", — сказал я смотря в подзорную трубу в ту сторону. "Так. Решили, зайти нам в тыл позиции канлодками по протоке, и пройтись по нам артиллерией. Хрен тебе, Китченер! Там уже боны стоят, а в них мины, правда, всего две и несколько муляжей. Спать надо меньше! Мои речные моряки ночью уже организовали водные преграды. Плюс стрелки у Османа Дигны, наверно уже проснулись, после посещения ночного клуба, под название "лагерь противника", и готовы к действиям.

Во время боя на Шевардино мои эмиры — комдивы и комбриги, выполняли свою часть плана сражения, они держали своими действиями англов в напряжении. Делали вид, что вроде атакуют, потом стоп, отходят. Я отдал твёрдый приказ, ближе, чем на 3,5 — 3 км, большими силами не подходить к противнику, иначе они артиллерию в ход пустят. Пару раз отряды конницы сошлись в перестрелках, но бритов заставили отойти к себе ответным огнём и манёврами пехоты. Стрелки, кто порисковей, подбирались на дальность выстрела и били по расчётам орудий, пулемётов, построениям пехоты, они то в чистом поле стояли, зерибы то нет, её мы сожгли перед приходом бритов. Целей много, стрелков тоже, начались потери, ещё и жара.

Многочисленные громкие крики раненых солдат около наших позиций после отхода бритов, заглушил непрерывный грохот взрывов от нового артиллерийского обстрела. Засекли время, били долго, 45 минут! Ещё бы столько белых было убито, в первой же атаке, отвыкли они от таких потерь.

Четвёртый… самый мощный артобстрел, мы выдержали даже без потерь, а почему его и не выдержать? Сидя в блиндажах и перекрытых бронещитами траншеях на… второй линии или на обратной стороне холмов. Вовремя обстрела я был на своём втором командно-наблюдательном пункте, и смотрел на это действо. Было внушительно красиво, грохот, взрывы, вздымание земли, свист снарядов, шрапнели и осколков, но всё это по пустым позициям. Всё заканчивают! Все назад! На позиции! Зазвучали сигналы, и пополненная из резервов пехота, побежала на свои прежние места. В этот раз они уже были разрушены прилично, в некоторых местах осыпались траншеи, брустверы, стрелковые окопы и ячейки, несколько орудий перевернуло вместе со щитами, но они были целые, два были повреждены, но спрятанный в ямах-укрытия Крупп был цел, блиндажи тоже устояли. Да-да, сэр, Китченер полевой артиллерией, относительно нормально сделанные позиции по варианту Великой Отечественной войны, не раздолбать сразу и легко, а твои гаубицы у меня. Быстро поправляем укрепления прихваченным с собой шанцем, и ждём. Сейчас должна случиться самая мощная атака пехотой.

Так, время около трёх. Жара! Но, мы то в окопах, а англы во чистом поле! Они пошли. Накопились во время артподготовки, за небольшими высотами у селения, и в сухих руслах у Керерри. Отлично!!! Всё так же, сначала местные солдаты, потом белые. Часть из них пошла на мой левый фланг, чтоб по большим сухим руслам, и, прикрываясь горкой, дойти до позиций, как можно ближе. Что ж, их там ждёт джентльменский набор, растяжки, просто фугасы и фугасы-филиалы, паутина, рогатки, колючие веревки, винтовочные ДЗОТы и ДЗОТ с моим единственным пулемётом.

Вижу мужиков в юбках. Следовательно там пойдут шотландцы. Они конечно славные ребята, я бы с ними даже выпил за здоровье Уильяма Уоллеса, но сегодня они для меня противник. В это раз много их, Вад Бишар, говорит на глаз тысяч восемь. Пушки или пулемёты катят? Пулемёты, шесть штук. Хотят их огнём поддержать атаку, что ж умно. Я дал приказ вызвать из резервов три сотни стрелков и три сотни своей Гвардии, тесновато будет в траншеях, но зато плотность огня будет больше. На второй линии ещё три сотни, и всё, у меня в резерве осталась только часть конной Гвардии, и моя охрана, шесть сотен бойцов.

На расстояние примерно в 1 км, начали разворачиваться в цепи, весьма густые кстати, и очень красивые. Бриты то в своих красных мундирах! Хорошо, выделяются на фоне выжженной летним солнцем пустыней. Значит, встретим пехоту остатками шрапнели из Круппа, ядрами и книппелями толку мало бить по цепям. Вот по пулемётам можно, на какой расстоянии они их поставят? Тем ближе, тем лучше, конечно. Так, есть, ещё растяжки сработали, наверно уже последние, на этой дистанции от позиций. Начал бить Крупп. Да, бриты, вы всё правильно видите, здесь не только у вас есть шрапнель. Бу-бух!!! Рыже-чёрный гриб взрыва встал над землёй, и вскоре стали слышны дикие крики заживо горящих людей. Это сработал напалмовый фугас! Но, почему-то один. Было видно, что на это участке египтяне остановились, и даже попятились назад, но шедшие сзади англичане погнали их снова вперёд. Так, метка 600 метров. Ага, пулемёты встали на метрах 600-сот, открыли огонь по позициям, с брустверов хотят согнать, только они-то не простые, а со стрелковыми ячейками, плюс окопы то, стрелковые.

Опа! А это, что за поеб. нь? Конная артиллерия!!! Километра полтора. Не нужна она нам здесь. Я хотел отдать приказ о переносе огня на новые цели, но Якуб сам сообразил, ядрами и гранатами из гладкостволов стали бить по пулемётам, снайпера должны были подключится. Круппом тоже не торопясь, чтоб точнее было, по артиллерии, последней шрапнелью. Но, НЗ в восемь фугасов и четыре шрапнели, оставили, его только в самом крайнем случае. Что хреново, сэры голубые яйца, без поддержки канлодок? Они бы мне продольным огнём хорошо бы врезали. Так, метров 500 уже, пора встречать из винтовок, их больше чем, в первый раз, прозвучал сигнал, и стрелки открыли огонь в разброс, залпами палить по цепям патронов нет. Не нравиться им под огнём идти, почти бегут…но вперёд, вот уроды! Их конная артиллерия ввязалась в дуэль с нашей артиллерией, это хорошо, меньше пехоте будет доставаться. Взрывы на левом фланге, опять рыже-чёрный дым, это указывает, что вошли в сухие русла и стали пропалывать собой растяжки и фугасы. Мы, готовились джентльмены, насадили их там немало.

Эти прошли-таки 400 метров, сейчас в центре и на правом фланге побегут в атаку, как раз на вторую линию заграждений, в сухих руслах, перед ними паутина, растяжки, большие фугасы, рогатки, ямы, прикрытые присыпанным тростником и потерявшуюся зерибу они тут найдут. Что-то типа, "ура" кричат, что-то поют, а гимн, про старую суку Викторию. Взрывы от растяжек, гулкий бу-ух, бабахнули большие фугасы. Всё! Нарвались! Не зря, не зря, плели паутину, наверно несколько километров, веревок и тонкой кожи извели, пусть бриты теперь полежат под огнём, на колючках и острых камнях. На левом фланге, тоже были взрывы, и оттуда пришёл, этот звук… тах-тах-тах, голос нашего единственного пулемёта. На левом фланге египтяне и суданцы, пропололи своими телами, грядки растяжек и фугасов, проложили путь через кустарный напалм и паутину, волчьи ямы, зерибу, и дали возможность Камеронскому Шотландскому полку выйти напрямую для атаки позиций врага. В момент, когда мужики в юбках вышли из узости русла, и начали разворачивать на ходу в цепи, по ним с двухсот метров, со скрытой батареи ударили картечью, а два бугра вдруг ожили, и встретили их шквальным винтовочным и пулемётным огнём, открыли огонь и стрелки из траншей. Полк шотландцев лёг убитыми, ранеными и сообразившими, что к чему сначала на землю, многие позже уже и в землю.

Лежавший на земле, по всей линии нашей позиции, противник выбивался винтовочным огнём, один их пулемёт замолчал. Были с его стороны попытки подняться в атаку, но их давили активной стрельбой, шла перестрелка. Эффект от огня, если бить по стрелкам противника, которые прикрыты бруствером и сидят в окопах, а другие лежат в чистом поле, получается не высокий. А вот у него наоборот. Это вам, суки, не Атбара!!!

Мы их остановили, и положили на землю, и теперь они должны либо выбить нас с позиций, либо отойти, если они не отступят, то останутся здесь все. У меня здесь тысячи стрелков и артиллерия.

Через четверть часа такого лежания под огнём, солдаты противника начали отползать назад, первыми начали не белые, потом начали и они. Вот здесь начался уже пятый артобстрел наших позиций. Ведь тоже самое, что и я, понимал и Китченер. Под прикрытием обстрела было несколько попыток белых офицеров поднять своих солдат в атаку, но под наш огонь и свои же снаряды и шрапнель, которые бывало, рвались и совсем близко с ними, они не пошли. Начали отходить, из-за обстрела стрельба вдогонку была с нашей стороны, не очень результативна, но и не без результата.

Противник вновь сегодня отступал. "Алахху акбар!!!", покатилось по позициям, несмотря на ещё шедший обстрел. У меня появилась уверенность, что третьей атаки на позиции суданского Шевардино не будет, слишком, много лежало убитых и раненых, солдат и офицеров противника, для него это было недопустимо много.

Мои комдивы тоже не сидели сложа руки. Перед второй атакой англичан, по моему приказу, они ещё раз изобразили массированное наступление. Конная артиллерия под прикрытием пехоты и конницы, даже вышла на позиции и дала пару залпов, с недолётом конечно, в ответ прилетела шрапнель, всё быстро свернули и отошли. Угроза общей атаки, заставило Китченера отойти обратно в лагерь, под прикрытие канлодок, которые на удалении от реки были бы бесполезны.

Третья атака всё-таки состоялась, и именно со стороны реки. Упрямые бриты сумели взорвать наши кустарные мины из пулемётов, разбить и растащить боны, и пошли вверх по протоке, чтоб помочь своей пехоте, но не успели, боны скрепляли на совесть, цепями, железными скобами. Пошли осторожно вверх, чтоб получить в новой узости новый бон, правда уже не такой основательный и встали у него. Огонь по нашим позициям они всё — таки открыли, но издалека, в ответ получили ответ от пушек Круппа, было вроде даже попадание, цели то не маленькие, стоячие и их было несколько, добрались до них и пули стрелков, которых Осман Дигна отправил туда. Канлодки ушли обратно, а НЗ орудий Круппа сократился до четырёх выстрелов на ствол.

Первая часть сражения на суше закончилась. Я был ею доволен, да и не только я, мои эмиры и воины вкусили вкус победы. Но, впереди была главная часть битвы… ночная.


ГЕНЕРАЛКА


Часть 2. У нас нет Максима, но и у них его тоже почти нет


Наступал вечер. После отхода канлодок, у Шевардино вышли трофейные команды, собирать всё ценное с убитых которые лежали поближе, после этого трупы были голыми и раненые тоже, кто смог выжить на этой жаре. Были такие, но немного. Приказ был жёсткий раненых не добивать! Собрать, оказать помощь и в медсанбат. Оценил навскидку, количество тел перед нашими позициями, которые мне было видно, по ходу их было сотни.

После успешного дневного боя надо было окончательно расставить армию для ночной атаки. Она должна была встать гигантской дугой, от Нила до Нила.

Первым если от Нила на запад стоял Осман Дигна, потом "Черное знамя", Гвардия Халифы, то есть я, темно-зеленая дивизия Осман Азрака, далее красная дивизия Шерифа и белая Ибрагима Халила, конница Османа Шейх-эн-Дина, далее шёл светло-зеленый флаг Али Вад-Хелу и между ним и рекой две тысячи конницы эмира Юнуса. Свои диспозиции для ночной атаки мои комдивы знали, к полночи они должны были уже на них выйти.

Чтоб получилось относительно синхронно начать атаку, радиус дуги должен быть не более 4 км к центру, сам центр это лагерь противника. Время для атаки было определенно в три часа ночи, как раз успеют отдохнуть после марша и перед битвой. Хотел сигнал дать ракетами, забранными у французов, но это может насторожить бритов. И меня осенило… часы!!! У Артамонова и офицеров французов есть часы, вот по ним и синхронизируем ночную атаку. Часы был вежливо и не очень изъяты, и розданы мои комдивам, комбригам и одному адмиралу.

Построение для атаки я немного перетасовал, — первый ряд щитоносцы-рубаки, потом пращники гранатомётчики, лучники-бомбомётчики, стрелки, далее безбронная пехота и только потом бронированные рубаки, и после всего этого уже основная масса пехоты. Щитоносцы прикрывают от пуль, стрелки, лучники отвечают в ответ, гранатомётчики добавляют огоньку, пехота принимает на себя первый удар, латные рубаки сминают оставшиеся сопротивление в рукопашке, из тех, кто им попадётся на пути, остальная масса пехоты начинает давить собой, возникает общая свалка, из которой мы и должны выйти победителем.

Послезнание это конечно сила, но бритов за дураков я не считал. После постоянных ночных нападений, сам Китченер или кто из офицеров сообразит, и наверняка выдвинут дальние посты, с целью предупредить о нападении даже ценой своей гибели. Наставит их в три слоя, где-нибудь да сработает такая сигнализация. Выходит, её надо отключить, и с помощью её задергать противника, спать то ему вредно, особенно после такого трудного дня проведённого на жаре. Для этого спецы и просто добровольцы, должны были всю ночь тиранить британцев, вырезать дозоры, стрелять, кидать гранаты, коктейли Молотова, заодно их огонь будет целеуказателями. Для этого же на правом (восточном) берегу, который в этой реальности остался за нами, напротив лагеря Китченера, должны зажечь три больших костра, чтоб дать ориентир для движения и примерно обозначит фланги и центр позиции противника. С кострами для ориентирования помог подсказкой Артамонов, он объяснил, что нужно ещё зажечь костры и позади нашей армии, что было лучше выверять направление движения, и не сбиться с маршрута. Да, всё — таки военные училища это сила, я вроде как много знающий попаданец, а не сработал здесь. Пока ещё светло, отправили на охоту немного отдохнувших после боя на Шевардино снайперов, которые имели мосинки (целых две), берданы и Гра. Их цели это расчёты пулемётов и орудий. Пулемёты могут начать хлестать огнём сразу, по атакующим, да и артиллерия может начать бить картечью. Поэтому надо было в этом направлении хотя бы чуть-чуть подстраховаться, "Береженного Бог, бережёт!!!

После боя на суданском Шевардино, частично собрали винтовки Мартини-Генри и Ли-Метфорда, патроны к ним, и сразу пустили их в дело. В первую очередь они попали в Гвардию и бригаду ближайшего ко мне Османа Дигна, Мартини-Генри были дервишам давно знакомы, и его фуззи-вуззи уже через несколько часов вышли с ними на снайпинг, и чтоб шуметь ночью. А магазинные британские винтовки Ли-Метфорды, как позже выяснили, оказались оружием так себе, изрядно хуже Мосина и Леббеля. Но, бриты не имея теперь опыта Омдурмана поняли это далеко не сразу. С убитых офицеров достались револьверы Веблея, я себе взял сразу два. У меня были уже револьверы, но какие то старые модели, я для них даже две кобуры заказал, ковбойский вариант, повзводил, пощелкал трофеями, зарядил, пригодятся, ночью в бой идти.

И была у меня кроме Шевардино, ещё затея, близкая мне по интересам, морская, точнее речная. Три британских судна из дюжины вооружённых уже вне игры, одна на Шаблуке, две у города, осталось девять, главная угроза это полноценные канлодки, вооружённые пароходы не так страшны как они. Поэтому абордажить их в первую очередь, кстати, консерватизм и понты бритов нам были в помощь, канлодки и пароходы были… белые, отлично для опознавания ночью, да и прожекторами будут работать.

План бы таков, 1-я эскадра, абордажники, на своих челнах в темноте сплавляются вниз по течению, встают чуть ниже лагеря бритов, и оттуда уже вверх по протоке идут на дело, их снизу по течению могут и не ждать, сверху то лучше подходить. В идеале их атака должна начаться синхронно с атакой все силами на суше, чтоб выключить из боя пушки, пулемёты и прожектора канлодок. Вчера во время боя у Омдурнама на реке их внимательно рассматривали командиры абордажных команд и сами бойцы. Для движения по реке нашли самых опытных лоцманов, наставили знаков, что легче было ориентироваться, и в конце августа — начале сентября несколько раз прошли путь ночью, правило "Тяжело в учение, легко в бою!", ответственный и требовательный эмир Саадал, неуклонно воплощал в жизнь. Для отвлечения внимания от атаки абордажных лодок, должны будут пустить тоже лодки, но сверху по течению. Их предложили специально засветить бритам, в них даже чучела из тростниками посадили с палками. Кошки, трапы с крюками, гранаты, коктейли, дробовики, броники, штурмовые щиты, весла с глушителями, холодняк само собой, всё было готово, готовы были и люди.

2-я эскадра должна будет идти вниз по реке, и в ближайшей узости, перекрыть его связанным лодками, и ждать тех, кто решит уходить вниз по течению. В дело пошли, большие нильские лодки, стальные лодки Маршана, старые лодки для преграды, и захваченный позже, чем сам Маршан у Фашоды французский паровой катер "Файдэрб", он и должен был вытягивать против течения лодки для перекрытия узости. Старые лодки набили деревом и тростником, чтоб труднее было потопить, соединяли цепями и сцепками из брёвен. К лодкам для устойчивости добавили как у запорожских чаек були из тростника. Очень не хотелось мне упускать большой речной обоз бритов, там точно было много чего полезного.

3-я эскадра из трёх моих пароходов и больших лодок, будет зажимать противника, идя на него сверху. На пароходы поставили легкие орудия на самодельных поворотных тумбах, прикрыли их, рубку, котлы щитами из черного и красного дерева, вот такое роскошество! Мешками с песком, добавили в команды стрелков. У меня появилась речная флотилия и речные морпехи, теперь я прям как Петр Великий " у всякого потентанта должно быть две руки, армия и флот". Эх, осталось только этими руками теперь сработать правильно и довести дело до конца, успешного. Должны!!! Обязаны!!! Столько сил потратили! Шевардино, же сработало!

Мои невольные гости-пленники, русские и французы были во время боя на Шевардино в разных местах. Артамонов был со мной на КНП и в блиндажах, в окопы я его не пустил, потом, когда стало понятно, что бой закончился, он смог пройти по позициям. Пусть всё смотрит, оценивает, ему служебную записку составлять и докладывать, что и как происходило, пару имён, кому это он должен вложить в голову, надо будет ему назвать, — Кондратенко, тем более он ещё не генерал, проще общаться будет, генерал Гриппенберг, Самсонов, Юденич, Брусилов, Линевич, Штакельбергер, Засулич, может последние не так облажаются в русско-японскую, может ещё кого вспомню. Французов я держал в тылу, нечего им делать на передовой, они тоже умеют смотреть, думать и составлять аналитические записки.

Отдав последние распоряжения, и получив доклад о потерях, я поел, и пошёл немного поспать, день был трудный, первый бой был у меня, как ни как, теперь я обстрелянный. Потери по сравнению, с Атбарой и реальным Омдурманом, просто смешные, немногим за шестьсот человек убитыми и ранеными, больше раненых, чем убитых, значит дали результат, фортификация, броники с касками и ненавистное особенно солдатами срочниками дрочилово. О потерях у моих комдивов я ещё не знал. Теперь надо, чтоб и модернизированная медицина, сохранила как можно больше жизней.

Эмирам и младшим командирам, а они своим бойцам ещё перед сражением довели категоричный приказ, брать как можно больше пленных. Как только противник бросил оружие, поднял руки или встал на колени, в общем решил сдаться, НЕ убивать!!! Кто сопротивляется, уничтожать. Гуманизм здесь у меня стоял не на первом месте. Пленные это хорошо для агитпрома, это рабочие руки, это специалисты, которых я всячески будут переманивать к себе, и пленные это деньги, здесь речь конечно о белых пленных, суданцев и египтян, конечно, никто выкупать не будет, а вот белых, особенно офицеров будут, если не сама Англия, так родня и общественность могут. А ещё они залог хорошего поведения Британии по отношению к Судану, если, что, то секир башка и посылкой в Каир, крайне цинично конечно, но зато практично.

Эфиопы так и сделали с итальянцами, в смысле не убивали, а взяли за них денег, только по-своему старинному обычаю, многих пленных кастрировали, гуманисты, хе-хе, но тоже выгодно, детей, то есть потенциальных воинов и матерей воинов у них уже не будет. Кастрировать я никого не собирался, я же не отмороженный дикарь, особенно в Судане, отмороженный, ха-ха. За пленных я обещал платить награду, за белых больше, за офицеров ещё больше, в пределах разумного конечно.

В полночь я уже был на ногах, был трудный день, но сейчас наступает решающая ночь, я начал волноваться, а мой носитель Абдаллах наоборот был спокоен. А ему, что волноваться? После боя на Шевардино он окончательно уверовал, во всемогущество Махди, то есть меня в себе, и был само спокойствие и уверенность. "60 тысяч, ладно пусть 50-т против, наверное, уже 22–23 тысяч, ночью, в рукопашном бою, причём мои воины копьями, мечами владеют лучше тем те же суданцы и египтяне, да и белые, винтовками со штыками", — ещё раз прошёлся я в мыслях по соотношению сил. Вот поэтому наверно Абдаллах такой спокойный и уверенный, он то спец в таких делах. Главное, чтоб получилась общая свалка. 70–80 тысяч, на одном квадратном километре, достаточно тесно, нет, ещё меньше, у них же ещё обоз, верблюды, мулы, ослы, лошади. Должны, должны мы взять верх!!!", — взволновано я размышлял.

Ещё один момент, волновал меня, я, именно я, должен был руками Абдаллаха убивать людей. Ему проще, он уже это делал, а я ещё нет. Так, стоп, бриты сейчас и в будущем для России враги, от убийства Павла до операции "Немыслимое", список большой предъявить можно, самое свежее, дело Скрипалей, и хамство их министра обороны, педика, с затыканием России, не люблю, когда хамят, тем более пидоры всякие. Интересно, попадётся ли мне Уинстон Черчилль, живым? Уж, он вражина ещё та. Так сейчас не об этом. Убьют его, стало быть, убьют, попадёт в плен, тогда и будем думать. Сейчас вот о чём. Присягу России давал? Давал. Бриты враги России, всегда ими были и будут, а хороший враг, это мертвый враг. Всё! Тема закрыта.

Так, спецназ и добровольцы уже работают, стрельба идёт на нашем фланге (правом, южном) взрывы, значит и гранатами достают, и по центру тоже, уверен, что и на другом фланге тоже шумят. Ага, канлодки прожектора врубили, засветили себя и лагерь. 02.30, выходим на старт, дали сигнал потаённым фонарём Осману Дигне, чтоб тоже выходил, 02.45 начинают разгораться костры-ориентиры на правом берегу, 02.57. Всё!!! Сигнал по цепочке "Вперёд!!!" Ну с Богом! Тьфу, чуть "Аллаху акбар!!!" про себя не заорал.

Оставалось надеяться, что мои эмиры, кому были даны часы, тоже двинулись вовремя вперёд, часы мы сверили, только было это полтора суток назад, ну думаю, разбег в несколько минут не так страшно.

Двигался я в центре своих сил, вокруг меня, телохранители, конная Гвардия, пешие доспешные гвардейцы, колоны "Черного флага", щитоносцы, гранатомётчики впереди. Относительная тишина, только звук от тысяч идущих ног, и вой и лай недовольных гиен, мы же им ужинать мешаем. Ведь часть пути, пришлось идти практически по трупам, тех, кого днём здесь убили и умерли от ран, их же не убрали всех, душок уже пошёл, тела от жары разбухли. Поднялись на небольшую возвышенность, пошёл спуск, значит, осталось, около двух км. А-ха-ха!!! А бриты то не спят!!! Стрельба, шум, огни прожекторов. Распоряжаюсь дать сигнал, герру Круппу, пусть по площадям кладёт весь НЗ, эти орудия, точнее их расчёты, сегодня сыграли огромную роль в бою за Шевардино, награжу обязательно. Всё Крупп отработал, теперь дело за нами.

Генерал Горацио Китченер, когда начался ночной обстрел лагеря из артиллерии понял, что его переиграли. Дневной атаки всеми силами, на которую он надеялся завтра, точнее утром… не будет.

Дервиши обстрелами его лагеря из скорострельных орудий, вынудили атаковать эти чертовы укрепления, связали там боем, демонстрациями атак с других направлений заставили остальными силами сидеть в обороне. Даже после артобстрелов, атаки его пехоты, махдисты на удивление сумели отбить дважды с тяжёлыми потерями для него, одних шотландцев далеко за сотню полегло, такого раньше не было!!! Их артиллерийский огонь фугасами и шрапнелью, картечь, книппеля, глубокие траншеи, фугасы в земле, и опять на земле, эти колючие веревки, земляные блокгаузы с пулемётами, всё это рассказали уцелевшие офицеры, сержанты. А мины на реке, полноценные береговые батареи, боны. Кто их этому научил?! Такого у них в Фиркете, Донголе и Атбаре не было в помине. И вот теперь ночной артобстрел лагеря. Значит скоро будет, общая атака… сейчас, ночью!!! Днём силы дервишей оценили в тысяч 40–45. Дьявол!!! В ночном бою они нас просто задавят массой, и перебьют копьями и мечами. Кто-то, а он то знал, как опасны махдисты в ближнем бою, полжизни прослужил в Египте и Судане, и воевал с ними. "Вероятно, придётся здесь, и погибать", — мелькнула у него мысль в голове. Он отдал приказ, приготовиться к отражению ночной атаки.

Опыт как говориться не пропьёшь, примерно через четверть часа, по фронту лагеря резко участилась стрельба из винтовок, ударили пулемётные очереди и выстрелы из пушек, послышались взрывы, и заглушая всё это, уже совсем рядом, раздался рёв тысяч голосов, — "Аллаху акбар!!!", земля начала дрожать, и через несколько минут ночь разорвал, шум большой битвы. Вскоре всё повторилось и на флангах, начался бой и на реке.

С высоты это смотрелось бы грандиозно, колоны в десятки тысяч вооружённых людей, идут в атаку на другие десятки тысяч, кино 21 века нам это показывало, здесь это была не графика, а реальность. Но, дронов у меня не было, и была ночь, а сам я шёл в бой в строю со своими воинами, поэтому всё это я мог только представлять.

Ночью 9 сентября на берегу вечного Нила началось большое сражение, двадцатого века против тринадцатого, с добавление элементов девятнадцатого. Вероятно в этом момент, сюда слетелись духи войны и ангелы смерти, одни помогали в бою своим, другие принимали в свои объятия души павших воинов с обеих сторон. Пир смерти начался!

Наши колоны увидели метров за сто пятьдесят, открыли огонь, в щитах после боя выковыривали по двадцать и более пуль, в ответ мы тоже начали стрелять, полетели гранаты из луков и пращей. После этого пошла уже в атаку прослойка из пехоты, которые нанесли первый удар, потом уже и мы, мы это танки, конница. Коням специально закрыли морды, грудь и бока толстой кожей, штыки она точно выдержат, проверяли. Из всех кто был в доспехах создали три старых добрых проверенных в битвах "свиньи", конную и пешие, они должны были пробивать ряды противника, сминать, топтать, рассеивать его, а добивать уже будет моя многочисленная полубосоногая пехота.

Началось ночное сражение, которое должно было решить мою судьбу здесь, и не только мою. Планов то у меня было громадьё!

Сначала я стрелял (точнее это был Абдаллах) из револьверов, попадал вроде, потом бил копьём, рубил каскарой, здесь точно попадал, видел брызги крови, распластанную плоть, падающих пораженных мною солдат противника. Меня без телесного охватила ярость боя, я рычал, кричал, и хотел только убивать, Абдаллах был в таком же состоянии, колол, рубил, топтал конём… убивал всех кто вставал перед ним в кителях, и пытался в его — меня вогнать штык.

В той жизни я испытывал подобное в драках, когда, ты берешь верх и хочешь добить противника, хотя он уже на земле, в крови, и закрывает голову руками, там останавливали, тут никто никого не останавливал, все хотели убивать, и делали это.

Мой конный отряд и латная Гвардия, смяли ряды толи суданцев, толи египтян, и врубились ряды уже белых солдат, эти оказались покрепче, встали плотным строем и отбивались штыками, выстрелы уже звучали не часто. Безбронных воинов они били штыками, хотя и тех тоже доставали копьями и мечами, вот тут конница и Гвардия, сыграли роль бронированных таранов, мы пробили бреши в их строю, их штыки не брали наши броники и кольчуги.

В момент прорыва строя, какая-то падла, застрелила моего коня, попала ему прямо в глаз, и он начал падать мордой вперёд, но Абдаллах как бывалый каскадёр, соскочил с него через голову вперёд, и нарвался на троих белых. Один сразу ударил меня штыком в грудь, но броник из слоновой кожи и стали, был не пробит, ему Абдаллах сходу отрубил руку у плеча, он, заорав от боли, упал на землю, потом с разворота рубанул второго ударом сверху, тот успел поставить блок винтовкой, брызнули искры от удара металла об металл, они разошлись. Дальше Халифа его обманул, снова обозначил удар сверху, противник вновь поставил блок винтовкой, и получил рубящий удар мечом в бок выше поясницы, дико закричав, он, упал.

С третьим мы сошлись удар на удар, он мне штык в грудь, Абдаллах ему меч, у меня есть броник, у него его нет. Было слышно, как меч входил в его грудную клетку с хрустом, звук похож, когда мясо разделываешь, с Халифой мы в этом момент в унисон глухо рычали как дикие звери, у него даже слюна от этого действа выделилась. Вражеский солдат замер, открыл рот, я услышал какой-то хрип, кашель, у него пошла кровь из рта, глаза я его не разглядел, было темно. В этот момент мои телохранители уже встали рядом и закрыли меня двумя рядами, после в бой меня уже не пускали, и тут я услышал шум битвы.

В темноте были слышны крики ярости и боли, ругательства, лязг от ударов оружия, выстрелы, ржание лошадей, рёв ослов, мулов и верблюдов, что-то падало, ломалось, на реке на горящем пароходе, что-то взрывалось, вокруг стоял разнотональный гвал, но постепенно "Алахху акбара" становилось все больше и больше. Гвардия шла бронированной лавой вперёд, я шёл за первыми рядами, шёл по телам своих и чужих, если не успевал обойти, некоторые ещё были живы, стонали или кричали от боли и страха. И вскоре я услышал крики по арабски, — "Не убивайте!!! Сдаёмся!!!" И увидел как вражеские солдаты подняли руки вверх, некоторые стояли на коленях с поднятыми руками, их уже не трогали.

Бой продолжался, мы бешено давили и явно брали вверх, попались на глаза брошенные орудия и пулемёты, встретили другие свои отряды, и через четверть часа я ясно услышал крики, — "Don" t kill please!!!" "Not kill!!!" "Не убивать! Брать в плен!!!", — закричал я, выйдя вперёд, и приказ пошёл по рядам. Всё, б…ть!!! Начали ломаться и бриты, как там, у А.С. "ещё удар и гнуться шведы". Ударов по ним было много, со всех сторон, даже с реки, бриты местами конечно ребята крепкие, но не настолько, чтоб выдержать долго ярость рукопашного боя воинов Судана.

Когда начал светлеть горизонт с ними было уже покончено, кто был убит, ранен, сдался, шум жестокого сражения утихал, и победный клич "Алахху акбар!!!", гулко зазвучал над пустыней и великой рекой.

"Алахху акбар!!!", — кричал Абдаллах, "Ура-а!!! "Победа!!!", — кричал я вместе со своими воинами, всех охватило всеобщее ликование, мы победили и мы живы. Что ж главное испытание я здесь прошёл, теперь как говориться, — "Не стоять на месте! Вперёд и только вперёд!!!"

Глава 5. ВПЕРЁД И ТОЛЬКО ВПЕРЁД

С рассветом я увидел поле сражения. На сотни метров вокруг, были разбросаны тела убитых, брошенное оружие, целые и разбитые повозки, палатки, к нашему счастью, так и не пущенные в дело стояли и были повалены на бок пушки и пулемёты, валялись и аккуратно лежали, ящики, тюки, мешки, в общем, галактическая картина хаоса, после Большого взрыва.

Но, в этом бардаке, были элементы порядка, которые радовали глаз… это группы пленных, лежащие и сидевшие на земле с руками за головой или уже связанными, руки вязали всем. Я сразу приказал, отсеять из массы пленных, офицеров, сержантов, капралов, и взять их под усиленную охрану, эти вполне могут устроить попытку побега. Британские врачи были отправлены для оказания помощи своим же раненым, которых собирали повсюду. И конечно начали искать немолодого офицера с большими усами, то есть генерала Горацио Китченера, живым или мертвым, хотел ещё конечно молодого Уини найти, но главное Китченер пока.

Три парохода англичан сгорели, два сумели отчалить, и хотели уйти вниз по реке, где и были перехвачены 2-й и 3-й эскадрами, один взят на абордаж, второй сдался, остальные были взяты на штык у берега. Часть британцев, египтян и суданцев, то же хотели уйти на лодках, но были остановленные и пленены.

К полудню нашли Китченера… он был убит, видно было, что его рубанули мечом и нанесли несколько ударов копьём, но награждать, за это было некого, мои воины были убиты, может им самим, может другими офицерами, двое убитых находились рядом со своим генералом. Сабля его была в крови, револьверы пусты, свою жизнь он отдал не дешево. Что ж, значит будет ещё более значима победа над ТАКИМ противником. Вот теперь я и думал думу, что делать с его телом? В реале гробница Махди была разрушена, а его тело сброшено в Нил, и даже, по-моему, без головы, которую чуть не в Лондон отправили, но, то, что в Нил бросили это точно помню, труп Абдаллаха тоже вроде обезглавили, и голову в спирте отправили в Лондон. В общем млять, типичные, просвещённые европейские цивилизаторы, особенно, когда они вне Европы.

Из пленных египтян выбрали, кто хорошо говорил и по-арабски и по-английски, и я начал допрос пленных бритов.

Я сидел на коне, поджав правую ногу под себя, доспехи ещё были в крови, в руке у меня был хлыст, пленные английские офицеры связанные стояли на коленях, многие были в бинтах.

"Hello, gentlemen! Welcome to Sudan!!! - начал я разговор, и искренне, и радостно громко засмеялся, после перевода заржали мои эмиры и воины, которые стояли вокруг. — Зачем вы всё время приходите сюда?! Вам нравиться здесь умирать и попадать в плен?! Как видите, мы, добрые люди, и предоставили вам такое удовольствие!" И уже заржал в голос, меня понесло. "-Вы вновь доставили нам своё оружие? Спасибо!!! Вы, наверное, почтальоны? Жаль, что главный почтальон, не может расписаться в бланке, что посылка доставлена адресату!" Обведя хлыстом офицеров, я сказал, — Ваша старуха в короне, может вами гордиться. Вы хорошо выполняете данную вами ей присягу… дохните за неё и за жирных котов из Сити, — продолжал издеваться я. — Но, вашей старой, толстой суке, пора сменить имя… Викторией, здесь и не пахнет. Тут воняет дерьмом, в очередной раз обосравшихся белых!!! Она получается королева тупиц, засранцев и ссыкунов!!!" Вокруг стоял повальный ржач. Бриты играли желваками и молчали.

"— Ну, что ж будем знакомиться. Я, Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед, по прозвищу Халифа, ученик и приемник Махди, правитель это страны и ваш двухкратный победитель! А ты кто? — ткнул я хлыстом в офицера, постарше. Он встал и молчал. — Звание, должность, имя, фамилия?", — спросил я. Молчание. Тогда, я сказал охране, чтоб они вывели и сильно избили троих молодых офицеров, но не калечили. Что они и сделали не без удовольствия и одобрительные крики, на глазах у остальных англичан. Через несколько минут, их избитых, в крови, стонущих, вернули обратно, пленные бриты стали выглядеть ещё более уныло.

"— Вы, думаете, я буду с вами церемониться?! -громко сказал я. С теми, кто добивал моих раненых воинов и отдавал такие приказы, осквернял наши храмы, грабил селения! Тех расстреливал сипаев из пушек, обрекал и обрекает на голодную смерть тысячи ирландцев и индийцев, с теми кто пришёл в мою страну войной? Нет!!! Вы сами своими действиями, лишили себя достойного отношения к вам. Если вы будете молчать, вас будут пытать, и вы всё равно будете говорить, — зло сказал я. Было заметно, что когда, я сказал про сипаев и ирландцев, на лицах некоторых бритов мелькнуло удивление.

"— Stand up!!! Звание, должность, имя, фамилия? — повторил я, опять ткнув хлыстом в возрастного офицера. — Генерал-майор Хантер, командующий египетскими и суданскими частями, — ответил тот. — Был охотником стал добычей, — засмеялся я своему каламбуру. После него назвались и остальные офицеры, среди них был генерал Гатакр, командир британской бригады, которая была создана из первых батальонов Уорикширского королевского, Линкольнширского и Камеронского Шотландского полков, 1-го батальона Сифортского Шотландского полка.

"— Англичане как всегда, других заставляют воевать за свои интересы, "тонкая красная линия" при Балаклаве шотландцы, и здесь тоже льют свою кровь за тех, кто их лишил их родину свободы. Брюсы наверно со стыда сгорают глядя на таких потомков, — съязвил я, англы вновь глаза выпучили, услышав от меня про "тонкую красную линию" и Брюсов.

Улов мой был таков, ещё из старших офицеров, был полковник Бродвуд командир кавалерии, полковник Мартин из штаба, полковник Джексон, капитан Брук из штаба Китченера, артиллеристы Пики и Махон. Комбриги Льюис, Макдональд, Максвелл, полковник Слоггет, коммандор Кеппель погибли. Попал ко мне в плен и лорд Эдвард Сесил, адъютант Китченера, как вскоре выяснилось сын Роберта Артура Талбота Гаскойн-Сесила, 3-й маркиза Солсбери… премьера Великобритании на тот момент!!! Вот вам и не ходите дети в Африку гулять, млять!!! Позже ещё один потомок нашёлся среди пленных.

Остальные офицеры были помоложе или вообще молодым, к одному из них я и обратился, поскольку узнал его, хотя лицо его было в грязи или крови.

" — Уинстон Черчилль, из герцогов Мальборо, и вы здесь!? — иронично воскликнул я. Указав на него хлыстом. Его подвели ко мне, и поставили на колени. — Решили начать делать политическую карьеру? Участник войны, победитель дикаря и деспота, мститель за генерала Гордона, в сумме получается герой! Плюс родовитость, для начала было бы весьма неплохо. С либералов хотели начать? По молодости все либералы". Бриты были в шоке услышав такое по их мнению от полудикаря, в глухой Африке. — Но, увы, победителем, вам уже не быть, насчёт политика пока не знаю. Не решил ещё. Не решил, какой за вас запросить выкуп. И за живого или мертвого? Что-то не нравиться мне ваша рожа, — Уинстон Черчилль!". И не специально, но от души злорадно рассмеялся. Молодой Черчилль побледнел, и даже немного пошатнулся, руки задрожали. Конечно, задрожишь, если тебя по имени называет тот, от которого, ты этого совсем не ждал, и ты у него ещё и в плену и твоя жизнь в его руках.

А я продолжил над ними стебаться. "Не тяжело бремя белого человека? — спросил я у них. — Цивилизаторы хреновы! Ну, теперь, вы свою цивилизаторскую миссию, будет воплощать реально… своими руками, и лет десять… если кто доживёт!" Под конец я бритам сказал, — "Вы теперь мои пленники!!! Вы моей стране принесли горе, потери, нанесли ущерб, и будете всё это возмещать! Будете работать, наравне с остальными, уступки будут только на возраст и здоровье. Не будете работать, вас заставят". И не удержался, съязвил, сказал, что это будет для них примером истинной демократии, где все равны, а не как у них "гнилые местечки". Бриты продолжали от таких знаний тонкостей британской избирательной системы с моей стороны, выпадать в осадок.

Когда позже мне принесли составленный список пленных британских офицеров живых и погибших, в осадок выпал уже я сам, точнее ох…л. С начала просто просматривая имена, фамилии, род войск, звания, мне попалось вот это… David Beatty, leitenant the Royal Navy, Horace Lambert Alexander Hood, leitenant the Royal Navy, твою мать!!! Про Битти я вспомнил, а у Худа за фамилию зацепился. "Бисмарк" против "Худа" для тех кто хоть немного интересуется история флота это хрестоматия, Битти линейными крейсерами в Ютланде командовал, ему там дойчи врезали по соплям, Худ по-моему вообще там погиб. И эти оба красавца здесь у меня! В Судане! Правда, Худ погиб. А ведь Черчилль должен был стать морским лордом!!! Будущая элита Роял Нави у меня в плену!!! А, это значит их карьере конец. Уж я то расстараюсь. Это реально можно охренеть!!! Да мне за это дойчи, падлы, должны весь Судан бесплатно обустроить и флот в придачу дать! После этого я ещё раз внимательно просмотрел список, и зацепился ещё за две фамилии, и опять у моряков, A.G. Stevenson и W.S. Gordon, первый просто однофамилец писателя, а вот второй оказался не кем иным как племянником убитого в Хартуме после его падения, генерала Ча́рльза Джорджа Го́рдона. Абдаллах видел его тело сам лично, и был свидетелем обезглавливания уже убитого Гордона. Парень пришёл, мстить за дядю и позор Британии, и теперь сам в плен попал. Ну, что ж, бывают не состыковки в жизни. Может ему место гибели дяди показать?

Попались мне ещё одни полезные пленные… фотограф, аппарат уцелел, хотя часть негативов, которые он уже на снимал погибли, но фотопластинки ещё имелись. Капитан фон Тидеманн, германский военный атташе, он был ранен, но мне сообщили, что вскоре встанет на ноги, это хороший улов. Будем его использовать во благо, у меня на Германию большие виды. И был ещё один очень значимый трофей… его Величество Телеграф, он ещё пока не работал, но наладим конечно.

К вечеру подвели предварительные итоги сражения по потерям и трофеям. По данным британских штабных, перед наступление на Омдурман у них было, 8200 британских и 17 600 египетских солдат, 44 артиллерийских орудия и 20 пулеметов Максима на суше, а также 36 пушек и 24 пулемета на военных кораблях. В армии было 2469 лошадей, 896 мулов, 3524 верблюда и 229 ослов, не считая личных животных. За всё это время, похода и сражения, стало более чем 8 000 меньше египтян и суданцев, белые уменьшились что-то около 3000, и ещё будет прибавка, когда посчитают, сколько легло у Шевардино, и будут ещё умершие раненые.

Трофеями мне достались пока приблизительно тысяч 25 винтовок, в основном Мартини-Генри, от чистых бритов достались Ли-Метфорды, все орудия, пулемёты, повреждённых было немного. Целые и с повреждениями канлодки и пароходы, в количестве шесть единиц, обоз земной и речной, боеприпасы, снаряжение, припасы, госпиталь и вся животина, которую ловили и собирали ещё пару дней. Особое внимание я уделил, конному парку бритов, теперь будет, чем местные породы улучшать. Взята была и походная касса бритов, там оказалось очень-очень немало фунтов, и что было приятно и отрадно, золотом и серебром, а кому здесь бумажки нужны? Так перешли в мой актив и моих воинов, личные вещи пленных и убитых. Чего только не было, виски, бренди, табак, трубки, сигареты, бритвы, часы, портсигары, сами сигары, и ещё много чего полезного и не очень для жизни в Судане.

Лагерь у острова Руян, у Шаблуки, был захвачен днём 9 сентября судовой ратью. Конные разъезды вылавливали тех, кто сумел сбежать. Именно эти охотники за головами и поймали Слатин — пашу, который зная местные реалии решил попытаться вновь уйти от меня, вернее Абдаллаха, как в 1895 году. Ему устроили быстренько военно-полевой суд, сначала его немного попытали, а потом обманули… пообещали жизнь, если он выдаст своих людей здесь в Судане и вообще, он написал список, и его сразу повесили… публично, а именно перед пленными англичанами. Не всё время же ему обманывать, и ему тоже могут солгать, а им зарубочка будет на будущее.

Мои потери были, приемлемы, более 12 тысяч убитыми, ранеными, утонувшими, пропавшими без вести, раненых больше. Фортификация, ночь, щиты, броники, свирепость в битве, лучшее владение холодным оружие и превосходство в количестве живой силы, дали такой результат. Сам я отделался, ушибами и синяками, кроме удара штыком в грудь, я ещё получил по касательной в бердо, но кольчужная юбка сработала, оставив мне большой синяк.

Ещё два дня стояли на месте сражения, хоронили убитых, собирали трофеи, мы хоронили своих, белые белых, египтяне и суданцы своих. Позже на месте захоронения павших воинов Судана поставили мечеть и сделали мемориал.

Китченера похоронили по-людски, я же русско-суданский варвар, поэтому не отдал приказ отрубить ему голову и насадить на копье, чтоб продемонстрировать своей армии и народу, а потом с посыльным в Каир и Лондон отправить.

Фотограф похороны снимал, чтоб потом, этих гнид европейских ткнуть в дерьмо, ведь они напишут, в таком духе, что над телом Китченера измывались, глумились, а потом зажарили и съели. Держали пленных пока на острове у Керерри, заставили мыть руки, в воду добавляли спирт и серебро, эпидемия нам не нужна, не среди своих не среди чужих. Мой день рождения пролетел в заботах, и мой ли он теперь день рождения?

14 сентября, как и положено, устроили парад победы. По центральной улице одноэтажного Омдурмана, прошла конница, стрелковая пехота, мечники и копейщики, Гвардия, и я почти на белом коне. Далее была кульминация, пленные и трофеи. Трофеи, пушки и пулемёты, белых пленников вели всех кто мог ходить, египтян четыре тысячи, за ними шли муллы и молитвами зачищали след от неверных и изменников веры. Проход пленных фотографировали. По Нилу провели бывшие английские канлодки и пароходы. Всё это я сделал похожим, совмещенный проход пленных по Москве в летом в 1944 году и парад Победы 24 июня 1945 года, вражеские знамёна бросили к мавзолею Махди, в первую очередь бросали "Юнион Джека", потом знамёна полков. Это тоже снимали на фото.

Это был мой триуфм!!! Народ при моём появлении буквально сходил с ума от того, что увидел меня, падал на колени, тянул руки, ох не зазвездится бы.

Была моя речь, её смысл был прост. Вы верили и Всевышний дал нам победу, ведь все мы только исполнители его воли, поэтому надо дальше верить и делать так, как говорит уста пророка на земле — Махди, который приходит ко мне, ведь я его приемник. В заключении сказал, классику, — "Кто с мечом к нам придёт, тот от меча и погибнет!!!", "Не в силе Бог, а в правде!!!"" Только в ответ мне было, не — "Верно княже!!!" или "Ура!!!", а "Алахху акбар!!!"

На параде я перед бритами засветил Маршана и его людей, белых конечно, им выдели почётное место среди зрителей, заставили одеть форму, операция АнТиАнТанТа продолжалась.

После парада был военный трибунал, судили всех кто попал в плен, не мудрствуя лукаво всем впаяли 10 лет исправительных работ. Кто захочет раньше выйти на свободу, тот может выкупиться через восемь лет или начать работать на меня, таким сроки будем скашивать. Главное, что? Мотивацию создать. 10 лет вкалывать в Судане, это хорошая мотивация. Египтяне и суданцы сразу пошли десятками ко мне на службу, попрыгунчики, мля. Но, через Смерш, Восток дело тонкое. Но, это было ещё не всё. Смерш начал следствие, по поводу добивания раненых и пленных, карательных действий против мирного населения, грабежа, насилия, преднамеренного уничтожения зданий, мечетей, оскорбления их действиями и словами, тех, кто был замаран кровью, ждала петля, у кого вина менее тяжкая, плети, причём не сразу все удары, а порциями, по мере восстановления после экзекуции. Жестоко конечно, но зато будет работать как профилактическая мера.

Порадовали местные медикусы, схема ПМП на месте и вынос из боя, или вынос из боя — ПМП + медсанбат — госпиталь, относительная стерильность и гигиена, занятия со мной, Артамоновым, французами, применение опиума, эфира, а может и моё обещание лишить лицензии с головой вместе или наградить за низкую смертность не прошли зря, раненых умирало немного.

За несколько дней армия пришла в себя, стрелков спешно с б\у винтовок перевооружали на свежие Мартини-Генри, с карамультуков на б\у винтовки которые были у нас до сражения, магазинки Ли-Метфорда, достались Гвардии, и самым опытным и борзым бойцам. И получалось теперь у меня было, около 35 тысяч стрелков с винтовками, патроны для них были сэкономлены нашей ночной атакой, хотя их всё равно было не много. Хотелось пулемёты и пушки в строй ввести поскорее, с орудиями ещё шатко-валко, тем более у бритов было шесть полевых Круппа. Мне нужно было сформировать хотя бы три — четыре батареи, пушкари эти дни потели и проклинали, что они пушкари, я их подбодрил своим посещением, похвалой и деньгами, сказав, что артиллерия очень нужна, и они боги войны. Были подключены Артамонов, Щедров, маршанцы, но отдельно друг от друга, пленные египтяне тоже кто, что-то умел в области артиллерии. С пулемётами ещё сложнее было, там то белые в основном были, пришлось пойти на крайнее меры. Англичанам пообещали пытки своих, на их же глазах, если не согласятся обучать моих людей работать с их орудиями и пулемётами, они согласились. Значит начали мне доверять, хе-хе. Никогда мне сюсюкаться с ними, не в сказку попали. А вот уже конкретно этим помощникам обещали срок уменьшить, кормить, содержать лучше, от работ освободить, если будут учить качественно. Часть их них даже с собой в поход взяли, чтоб по пути продолжали обучать.

И мне можно сказать феерично повезло, что остался в живых фотограф и его агрегат и прибамбасы тоже. Конечно, он начал снимать, несколько раз меня на фоне британских орудий, пулемётов, канлодок, моих эмиров, парад победителей, могилы англичан, их самих, хоть они и не горели желанием. Такие фотографии это не только информационная бомба, но и большие деньги, и хотелось, чтоб они попали в карман ко мне и Артамонову, а не Маршана.

Нужно было торопиться, чтоб успеть снять стратегические сливки с победы у Омдурмана. 20 сентября я перешел в наступление.

30 тысяч стрелковой пехоты и 6000 тысяч конницы с верблюдами, 44 орудия (трофейные и свои гладкостволы), 16 пулемётов, шесть пароходов, и всё это двинул вниз по Нилу, во главе с самим собой. Чтоб сбить с толку бритов и их союзников, в сторону севера отправляли слухи и победе Китченера, пока разберутся, что к чему, там и я поближе подойду. Дошли до Метемы и оттуда Вад Бишар с 8-ю тысячами пехоты, 1 600 конницы и верблюдов, 12 орудий и 4 пулемёта (назвал это армия "Нил"), был отправлен в Донголу и дальше до Вади Хальфы, брать реванш за 1896 год. Приказ был действовать быстро, местное население не резать зря, взять с них за предательство провиант, лодки и денег, и на них же частично покупать провиант, набрать новобранцев. После захвата Хальфы, укрепиться там основательно, сходить в большой набег на Египет.

С остальными силами пошли дальше, на пароходы с баржами и на большие лодки, был посажен "летучий отряд" ("Центр") в шесть тысяч штыков, с 8-ю орудиями и четырьмя пулемётами, под командованием Османа Азрака. С флагом бритов он должен был полететь по Нилу до Абу Хамида пока вода высокая, и занять его, что не дать по железной дороге уйти гарнизонам и угнать потенциальные и очень нужные трофеи в виде подвижного состава. Для правдоподобности, одели бойцов в английскую форму, и лица гримирнули в белый цвет.

Я с главными силам должен был занять Атбару и Берберу, и не мешкая отправлять армию "Море" в район Суакина и Токары, мне нужен был выход к морю, как воздух утопающему, как нужду справить после пары литров пива перед санитарной зоной Москвы, ха-ха. Поэтому я торопился, нагонят туда бриты крейсеров и канлодок, и хрен его возьмёшь потом.

За Суакин поквитаться должен был Осман Дигна, он в 1896 году был оттуда вытеснен англичанами, когда-то это была его вотчина. Для повышения результативности действий, диверсы шли впереди главных сил, резали телеграф, перехватывали путников. Войска города занимали ночью или на рассвете, а агенты распространяли слухи, что вниз по Нилу идёт караван с трофеями и пленными. Местные гарнизоны должны были получать противоречивые сведения и не иметь связи между собой. Рвать связь к едрене фене и засылать дезу, и это даст нам козыри в руки.

С городов взяли денег, всех кто служил и явно сотрудничал с бритами, обрели быстрый и правый суд, кому петля, кому конфискация, в цепи и на работы, не ярым коллаборантам, но богатые получили возможность откупиться. Пленным и предателям срок по десятке, и предложение служить, работать меня, особое и очень чуткое и трепетное отношение было к работникам ж\д, телеграфа и кто служил там, они мне очень нужны были для броска на Вади Хальфу и поддержания связи.

К 30 сентября весь Нил от Атбары до Абу Хамида был мой, оборонять то, города было не кому, все силы англы на меня бросили. Гарнизоны, рота, другая, и то наполовину из больных и раненых, что они могли сделать против батальонов противника, которые ночью или под утро входили в города. Теперь нужен был рывок до Суакина, к морю, километров 450, без железной дороги и реки. И я решил молненосить дальше, по ж\д сделать бросок до Вади Хальфы, не ждать пока туда придёт Вад Бишар. Чтоб использовать фактор внезапности в этих направлениях, во вновь возвращенных городах забрали себе всех голубей, выезд из городов запретили, выставили круглосуточные разъезды. В Атбаре сформировали два ж\д состава, на которые погрузились войска, 3 октября он ушёл в Абу Хамид, где к ним добавились ещё силы. Всё это, пехота 6 тысяч, немного конницы, артиллерия и пулемёты пошли по ж\д на Вади Хальфу. Авантюра, но расчёт был на отсутствие сведений о реальном положении дел, противоречивости слухов, уверенности в победе Китченера и внезапности моих действий. Кто ждёт войска дервишей в Вади Хальфе, ещё и по железной дороге? Никто. В Суакине? Тоже никто. 7 октября я сам с 14 тысяч пехоты, 2 000 конницы, артиллерией и пулемётами пошёл на Суакин.

Перед наступлением, я занимался разными вопросами и демонстрациями, переформатирование армии, снабжение, администрирование и прочая текучка, это само собой. Организовал я для своих эмиров от комдивов до комбатов и Артамонова, одну инсталляцию, "батальон в атаке" называется. Навязали из тростника солдат поставили их в ротные боевые колоны по уставу русской армии, и врезали из пары пулемётов, начали с 800 метров, постреляли, подсчитали убитых и раненых, заменили на новых, с 600 метров повторили действия, потом с 400 и 200 метров. Всё были поражены убойностью нового вида оружия. Своим эмирам я сказал, — "Теперь вы поняли почему нужна была именно ночная атака". Ответ был положительным. Я добавил, — "А у англичан были ещё и пушки". Полковник Артамонов тоже был впечатлён, увиденным и подсчитанным. Потом тростниковый батальон атаковал, пулемёты цепями, вновь посмотрели, подсчитали, сравнили, сделали выводы. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Провёл своих эмиров по укреплениям Шевардино, пусть впитывают новинки, нам воевать ещё долго. Артамонова попросил совместить полезное с полезным, набросать для меня кратко Боевой устав по образцу русского, но с учётом того, что узнал и увидел здесь. На коленке, конечно, всё это, но точно пригодиться и нам, и в России.

Несмотря на дефицит времени, спал по пять часов, ограничился двумя намазами, жён перестал посещать, нужно было решать вопросы — французский, бурский, шотландско — ирландский, первый коренным образом, второй продолжить, остальные начать.

Вызвал к себе Маршана, и сказал ему, что делать ему со своими людьми здесь уже не хрен, пусть домой собирается, земли на Белом Ниле им не видать, а с теми, кто захочет мои земли себе взять силой, он сам видел, что будет. Хотя это может быть темой для разговора между мной и Францией, была у меня задумка дать франкам полосу от моих владений на самом юге и отгородиться ими от бритов, пусть срутся между собой. И чётко озвучил, что лучше начинать сразу жить дружно, например, торговать начать, железную дорогу построить от Красного моря до Атбары для начала, и добавил, что русские и, особенно немцы тоже очень любят строить дороги, и делают это быстро и качественно. Письмо дал, где благодарил, Францию за помощь, в отражении агрессии англичан, и выражал надежду на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. Публиковать его вряд ли будут, но утечка вполне возможна. Отправил французов к пленным бритам, что письма взяли у них, ну, типа европеец европейцу друг и брат, чуть до мордобоя не дошло, операция АнТиАнТанТа уже стала давать свои плоды… ха-ха! Выделил отряд для сопровождения, вернули им часть вещей, оружие оставил себе, частично компенсировал деньгами, то что, у них забрали, и отправил их к итальянцам в Массауа, через Кассалу. С ними двинулась и новая партия моих ушей и глаз.

Через итальянские владения, с помощью еврейской диаспоры, четыре белых суданца, со слугами, у которых кожа посветлее, охраной и ликвидаторами, если что, в одном лице. Все должны были попасть к бурам, и отдать письма, папаше Крюгеру, Де ла Рею, Луису Боте, Жуберу, Кронье, они ушли в Массауа вместе с Маршаном.

Операция "Бурелом" тоже должна была вступить в активную фазу. В письмах был ряд советов, в первую очередь не тянуть резину, готовиться к войне и нападать первыми, быстро закупать вооружение, особое внимание уделить, тяжёлой и полевой артиллерии, пулемётам и гатлингам, взрывчатке, сырью и оборудованию для её производства, закупить патронную фабрику и станки, чтоб снаряжать снаряды. Получили буры рисунки импровизированных броне и артиллерийских поездов, тачанок, образцы ручных гранат, вот тут уже с ручками, про которые вначале своего попадания я забыл напрочь, схему растяжек из гранат, патронные и иные мины противопехотки, колючку. Подсказывали закупить аэростаты, полевые телефоны, телеграф. Уж у кого, кого, а деньги у буров на всё это есть. Предложено было эффективней использовать умения и знания буров своей страны, создавать конные и диверсионные отряды, рвать связь и снабжение бритов, терзать нападениями, им дали рисунок и краткое описание приспособы в виде клина, чтоб спускать поезда под откос.

Озвучили взгляды и на стратегию, призвали не воевать по старинке, не сидеть в осадах, а пока у них будет превосходство в силах и вооружении, брать штурмом города, где засели бриты или оставлять против них сильные заслоны и наступать дальше, то есть не сидеть у Кимберли, Ледисмите, как я помнил. Выходить на перевалы в горах с линиями ж\д и перекрывать их укреплениями, ставить закрытые батареи, артиллерийские поезда использовать, и пусть бриты ломятся через всё это большой кровью. Прямо указывали, что нужно активней готовить и поднимать восстания буров во владениях англичан, в Европе и САСШ, набирать добровольцев и наёмников, призывать к себе на помощь, через газеты, создать сеть вербовочных пунктов, особенно активно работать среди ирландцев. Играть на мировой англофобии, предлагать использовать войну с англичанами, великим державам в свою пользу, с помощью буров, прежде всего, чтоб они не давали перекрыть англам порт снабжения бурских республик в Мозамбике, порт Лоренсу-Маркеш. Добиться успеха на первом этапе, затянуть войну, превратить её в позиционную, не выгодную для британцев, и обращаться за помощью в для её завершения к великим державам.

Предложил бурам врезать по бритам там, где они от них не ждут удара… на море!!! Купить два, три, четыре в 3-4-5-6 тысяч тонн парохода, яхт, но со скоростью от 16-ти узлов, закупить для них пушки, в 3 дюйма или ещё меньше за глаза хватит, команду набрать из голландцев, немцев, ирландцев, накануне войны забить их углём и запасами, расположить в портах англичан, под нейтральными флагами. В час Х они выходят в море, и начинают наводить страх на английское судоходство, призы и грузы брать себе или продавать, можно к немцам или французам. Эффект от этого будет огромен, в первую очередь это приостановит переброску войск в Африку из Индии и Европы, прежде всего из Индии, она ближе, что очень даже на руку бурам, это создаст им резерв времени, в неделю и больше. Пока бриты не решат проблему с флотом буров, доставка войск будет под угрозой, значит, будет стоп-приказ на перевозки. Чтоб не стать добычей британских крейсеров, дней через десять уходить в нейтральные порты, там интернироваться или меняя флаги, пройтись по Святой Елене, Фоклендам, английским владения в Африке, Австралии, Новой Зеландии, по судоходству, и после этого в большом нейтральном порту, Африки, Южной Америки, Индонезии, Китая или Индокитая, США или Европы командам раствориться в массе уже обеспеченными людьми. Деньги на покупку пароходов и найма экипажей у буров есть, желающих тоже найти небольшая проблема, особенно среди ирландцев.

Напоследок бурам написали, что им уже помогли, более 8 тысяч кадровых военных Великобритании, десятки стволов артиллерии не будут участвовать в войне против них, так, что они должны теперь и сами постараться. Ведь их смог разбить, суданский Абдаллах со своим войском, в принципе такой же кафр, как другие чёрные.

И под всем этим стояла подпись, — "Ваши друзья волей судьбы, ставшие свидетелями поражения англичан. Капитан Маршан и Тундеманн". Получилось прям, — два капитана. Мне чёрному, буры — упёртые расисты могут и побрезговать поверить и принять советы, а от европейцев вполне могут, тем более военных. И скорее всего Маршан будет выставляться в европейских СМИ как участник битвы при Омдурмане, и наверняка журналюги припишут ему статус победителя англичан руками дикарей.

Кроме передачи писем, мои люди должны были завести знакомства и связи, в Лоренсу-Маркеше, в порту, на железной дороге, в Претории, Йоханнесбурге, их усиленно подтягивали по-английскому, и дали очень не мало фунтов. Так же выжал из себя, Артамонова, французов всё что знали о бурах. Но, это была только часть операции "Бурелом".

Ещё предстояло начать операцию "Рыжики". Шотландцев был не трудно выделить из общей массы белых пленных по фамилиям, и особенно… по юбкам, ирландцев выявили, с помощью, брошенного клича среди пленных об Изумрудном острове, Святом Патрике, трилистнике и через местных католиков (были у меня и такие), среди них было реально много рыжих. "Рыжики", — невольно подумал я глядя на эти многочисленные рыжие не бритые рожи. Собрали их без офицеров, и начал я их угощать, стыдить и раздраконивать.

"Шотландцы, — начал я, — что ж вы забыли, про заветы Уильяма Уоллеса, Роберта Брюса и "битву голозадых", они бились за Шотландию, а вы за английскую старуху и кошельки англичан из лондонского Сити". На их рожах вылезло чрезвычайное удивление. После этого всем дали по грамм 150-т из запасов офицерского бухла, сигары, папиросы и немного закуски, тут удивление смешалось с удовольствием. Я продолжил, — "Вы теперь здесь будете в плену работать на меня, из-за англичан, которые вас сюда отправили, как выяснилось погибать и в плен, а ваши семьи, ни черта не получат, от старухи в короне, и будут погружаться в бедность. Вас просто используют! Что от гибели ваших товарищей и вашего плена получит Шотландия? Очередных героев, которые погибли за хитрозадых англичан? Вашей родине, благословенной самим Святым Андреем, от этого станет лучше?" Послышалось бурчание. Налили ещё по 100 грамм. "А, вы ирландцы, — обратился к ещё более рыжим пленникам, — что тут у меня забыли? Фении и другие настоящие патриоты Ирландии, и истинные наследники вашей воительницы, которая не боялась убивать англичан, забыл как её зовут? "Грануаль! Грайне! -выкрикнуло несколько голосов, я кивнул им в ответ. "Борются за свободу вашего Зеленого острова, а вы воюете ЗА англичан. При Елизавете Ирландию англичане обставили всю Ирландию висельницами, Кромвель вашу свободу утопил в крови, англичане сделали вас рабами и продавали дешевле, чем чёрных, костями ирландцев усеяны Ямайка и Барбадос. При никак не сдохнувшей Виктории случился Великий голод, от него умерли десятки тысяч ирландцев, а другие десятки и даже сотни бежали от него со своей родины в Америку, где опять же у власти англо-саксы. Англичане, забравшие у вас же лучшее земли, вам помогли во время голода? Она вам помогла? Ваша королева! -презрительно сказал я. Точнее переводчик. — Ирландцам запретили въезд в Англию, заставляя уезжать из страны в Америку или умирать с голоду! Она и англичане срали на ваших матерей и отцов и умирающих ирландских детей, вы для них были, и остаётесь просто скотами!!! Впрочем, как и шотландцы! -не дал я расслабиться всяким Макам и Дональдам.

Уже пошёл глухой гул, было видно, что мужички захмелели, кормёжка средняя, дело до ужина было, жарко ещё, выпивка хорошая. Ну, что будем завершать. Налили по третьей, 75 грамм, немного закуси, рыжики одобрительно загудели, выпили, задымили, а я продолжил. "Почему я, как вам про меня рассказывали тиран и убийца, тупой и необразованный дикарь, должен помогать Ирландии и Шотландии бороться за их свободу, убивая англичан и нанося им поражения? А вы, ирландцы и шотландцы, помогает англичанам, держать ваши страны и народы на коленях, под своей властью, они же используют вас как шлюх для свои интересов. А вы с радостью гибните, ради английской старухи и английских лордов, которые плевали на вас и ваши родины. Да, вы просто… предатели!!! Вы не настоящие ирландцы и шотландцы, раз вы присягнули на верность мучителям своих народов!!! Вы трусы и дурачьё, которое вместо того, чтоб сражаться за свободу своих стран, воюет против них на стороне англичан!!! А они смеются над вами, говоря вам какая это честь служить английской короне!!!" "Нет!!! Врешь!!!- закричали вскакивая несколько захмелевших рыжиков. Их усадили, направив на них винтовки.

"Stand up!!!", — крикнул я. — "Stand up!!!", продублировала охрана. Они встали. — "А ну как пойте вашу "Боже храни королеву"… иуды и каины!!!" Кто-то крикнул, — "Нет!", кто-то начал петь, некоторые начали на него шикать, другие молчали. Постепенно замолчали, те, кто пел. После этого я сказал, — "Идите, и помните, что вас могут ждать более значимые дела, чем махание кайлом у меня в плену. Может, стоит оставить это удовольствие только англичанам? Ведь их родина свободна и богата, в том числе благодаря таким как вы, которые отдали свои жизни, ради их свободы, славы и богатства. Взамен же получаете презрение, унижение и бедность!"

После этого их увели к себе. Они еще, будучи под хмельком попели свои песни, произошло несколько драк между собой и с англичанами, процесс пошёл. Механизм в варианте "Divide et impera!", в таких жестких условиях, ещё и между ирландцами, шотландцами и англичанами должен сработать. Через несколько дней после моего агитпрома, несколько ирландцев сами изъявили желание служить мне, что ж, враг моего врага, мой друг.

Глава 6. ПИСЬМА В РОССИЮ

С Артамоновым было всё сложнее, я должен был снабдить его знаниями, письмами к нужным людям, деньгами, поэтому в поход я взял его с собой. Решил, что отправлю его домой из Суакина, оттуда либо к итальянцам, либо сразу в Порт-Саид, в Эфиопию ему уже незачем будет возвращаться. Письма в Россию я начал писать давно и разным адресатам, адмиралам С.О. Макарову, П.Чухнину, Дубасову, З.П.Рожественскому, Н.И.Скрыдлову, Н.И Небогатову, К.П. Иессену, Тыртову, Авелану (руководители Морского Министерства, их мне уже подсказал Артамонов) кораблестроителю А.Крылову, будущему генералу Р.И. Кондратенко, Гриппенбергу, Линевичу, А.А.Брусилову, генералу Кованько, Мосину, ученым Д.И. Менделееву, Н. Жуковскому, Склифософскому, Боткину, силовикам К.В.Плеве, С.В.Зубатову, политикам К.П. Победоносцеву, П.Н.Дурново, П.А.Столыпину, профессору Шарапову. Получалось весьма сумбурно и не всегда системно, времени то не хватает, поэтому шёл вариант о чём вспомнил, о том и написал, систематизацией Артамонов дальше сам займётся, армия, флот, политика, экономика, кадры, наука и т. д

Нужно было, что адресаты мне поверили, поэтому я взял уже события с 1899 года, и такие моменты, о которых знали немногие, например, что один из основателей МХАТа Станиславский, никакой не Станиславский, а промышленник Алексеев, владеющий фабрикой по выпуску золотых и серебряных нитей для шитья парадных мундиров. Чехов напишет свои "Три сестры", "Вишнёвый сад", Столыпин родственник по бабушке М.Ю. Лермонтову. Или про заказ по программе строительства 1898 года, крейсер 1-ранга и эскадренный броненосец в САСШ у Крампа и броненосный крейсер и эскадренный броненосец у французов Тулоне, и имена прописал "Варяг", "Ретвизан" наблюдающий за строительством капитан 1-го ранга Щенсович и "Баян" и "Цесаревич", написал вплоть до тактико-технических характеристик (ТТХ), сначала не поверят, конечно, а потом когда 100 % совпадёт, поверят и в другое. И про будущую проблему с котлами "Варяга" тоже указал.

Обозначил на 1899 год, доктрину "открытых дверей" госсекретаря Хэя в Китае, восстание боксёров там же, спуск крейсера "Громобой" в том же году, прибытие и успех "Ермака" в Финском заливе, о том, что дойчи купят у Испании Ландорские и Каролинские острова, о принятии на вооружение морской мины 1898 года и самоходной тоже вроде. Начало гражданской война в Колумбии.

1900 год, про оборону посольского квартала в Пекине, интервенцию в Китай, и что командовать немцами будет именно фельдмаршал Вальдерезе. Обстрел китайцами Благовещенска, серьёзном разрушение Китайско-Восточной железной дороги восставшими и хунхузами. Про заказ у немцев двух крейсеров 2-ранга "Новика" на "Шихау" и 1-го ранга "Аскольда" и его пять труб, у Дании 2-ранга "Боярина" у "Бломм и фост" и броненосца "Победу". Про то, что для будущей войны, Япония закажет броненосные крейсера, по два во Франции, Германии и Англии, указал их имена и ТТХ, два последних из шести эскадренных броненосцев в Англии, "Асахи" и "Микаса" и их ТТХ. О дальномерах Барра и Струда написал, цементированную броню Круппа, о том, что русские орудия скрепляются кольцами, а британские проволочным вариантом. Указал год смерти Фридриха Ницше и Владимира Соловьева, 1900 год, что оба были в момент смерти не в своём уме, вспомнил работу Соловьева "Три разговора", его героев, — Политик, Генерал, его стихотворение "Панмонголизм". И,что в этом же году мир потеряет великого мариниста — И. Айвазовского, который армянин и жена у него молодая для него очень. В общем, много чего ещё дописывал, и мои адресаты, увидев совпадение событий, и посмотрев или вспомнив, дату получения письма и ОТКУДА им его писали, будут вынуждены верить в мои предсказания, тем более, что они будут продолжать сбываться, если нет, то они полные бараны, а они таковыми не были.

Для совсем неверующих добавил 1901 и 1902 год. Закладка броненосцев тип "Бородино" четыре штуки, 1901 год заказ крейсера 1-ранга "Богатырь" в Германии у "Вулкана", 1902 год англо-японский союз, январь вроде, в том же году сгорел на стапеле крейсер "Витязь", на Черном море заложили "Очаков" и "Кагул", встреча Вильгельма 2 и Николая 2 в море и "Адмирал Атлантики, приветствует адмирала Тихого океана", появление государства Панама, давление на Россию Англией, Японией и САСШ, чтоб она ушла из Маньчжурии, появление "безобразовской клики" сам ротмистр Безобразов, Вонлярянский, Абаза и о концессиях на реке Ялу купца Бринера, и у Николая 2-го рождаются пока одни девчонки, уж после этого должны были поверить.

Сначала решил отвести душу… написать адмиралам всем и по отдельности. Всем написал об этом, 47 и 37 мм пукалки и пулемёты надо снимать с больших кораблей, к чёрту, пользы от них ноль, отдать армии, лучше вместо них добавить 75 мм. И ещё по одной 75 мм ставить на контрминоносцы, у японцев ведь по две 76 мм будет стоять, и для 75 мм сделать фугасы, а не только бронебойные снаряды. Сами контрминоносцы, делать не менее 300 тонн, а лучше за 400 с тремя — четырьмя 75 мм и четыре минных аппарата, чтоб бить сразу залпом.

Снять с броненосцев и не ставить на новые броненосцы, особенно французов громоздкие боевые марсы, палубную артиллерию "Рюрика", "Дианы", "Паллады", "Варяга" прикрыть хотя бы щитами, лучше полубашнями, расчёты орудий, дальномерщиков, сигнальщиков, и всех кто будет открыт для осколков и взрывной волны одеть в броники и каски (рисунки и образцы Артамонов взял с собой). Далее указал, что новые взрыватели на снарядах фуфло и ВВ в сами снарядах намного меньше, чем у потенциального противника, японцев, и надо вернуться у нормальным тяжёлым фугасам с большИм количеством ВВ, лучше мелинит, чем пироксилин. Попытался напугать моряков шимозой.

На "Рюрик", "Россию" и "Громобой" добавить ещё по два и даже четыре 8 дюймовых орудия, чтоб они могли сравняться с японскими и английскими броненосными крейсерами по артиллерии, и снять с них к чертям третью мачту и погонное орудие. Броненосцу "Победе" забронировать всю ватерлинию и борт поосновательней, для этого скинуть запасы угля, рейдер из него с его 18 узлам хреновый, так хоть броненосец по бронированию нормальный сделать, вспомнил про грибообразные боевые рубки.

Писал, что надо начать учиться стрелять дальше 30 кабельтовых, на 40, 50 и дальше, фугасные снаряды не бронебойные, для них дистанция роли не играет. Ими противник, который умеет хорошо стрелять, может нанести повреждения, ещё до того, пока выйдут на дистанцию для бронебойных снарядов. О способе пристрелки плутонгами, и об офицере лейтенанте фон Гревенице или Греневице, который разработает эффективный способ пристрелки. Предложил японский вариант ведения артиллерийского огня в морском бою. Флагман определяет и даёт всему отряду дистанцию, те вносят свои поправки и ведут огонь, это ускорит процесс пристрелки и повысит эффективность огня.

Нарисовал и объяснил Артамонову про эскадренный углезаправщик с несколькими ярусами для подачи угля и механизацией углеподачи, как у амеров были на время похода "Большого Белого флота", нашим они для 2-й Тихоокеанской эскадры очень бы пригодились, а может и пригодятся. Крейсер "Богатырь" и его собратьев, предложил наделить бронёй по ватерлинии в 38 или 54 или 63 мм в дополнение к карапасной. Писал о камуфляже для кораблей, что он способен прятать и обманывать противника в определении дистанции и скорости.

Бил в колокола о том, что не хрен с собой броненосцам и крейсерам таскать десятки мин, и вообще категорически разгружать корабли, перед боем снимать катера и шлюпки, их один фиг осколками и пожарами изничтожит. Против чувствительных японских взрывателей, затянуть борта кораблей, типа рыболовной сетки, но из проволоки (заодно и сетка Рабица изобретётся), и часть фугасов не ударит в борт со всей силой. И по возможности закрыть тонкой бронёй как можно побольше, защиться её от осколков и взрывной волны.

На базах флота ставить очень мощные радио, чтоб могли с морем держать связь, и на эскадре иметь два-три корабля с мощными радиостанциями, и хотя бы один аэростатоносец и аэростат на берегу. Предложил адмиралам, выбить флоту, береговую оборону портов и крепостей к себе, начать с Порт-Артура. На береговые батареи ставить орудия в башнях, уж они то поймут насколько это повысит живучесть батарей. Снять башни с "Петра Великого", бронефрегатов для начала.

Про Порт-Артур, что как главная база флота он плох, и надо сразу углублять проход, оба бассейна, и делать большие сухие доки, тем более, что док один уже есть, надо поменять батапорт, чтоб эскадренные броненосцы могли туда входить, да и во Владивостоке ещё доки нужны, и судоремонтный и строительный завод. Хотя это и так знали. И указал где взять деньги на это… с Либавы и Дальнего, полностью прикрыть эти проекты не получиться, слишком много оттуда воруют, но часть средств на Порт-Артур и Владивосток перекинуть можно будет, но это без смены генерал-адмирала и Витте не получиться. Про уголь Сучана и Сахалина для флота написали. Вот про нее, кстати, указал на то, что на Ляотешане надо ставить батарею, чтоб нельзя было вести перекидной огонь по внутреннему рейду. Что 9-ти дюймовые пушки и тем более мортиры (и 11 дм-вые) дадут эффективности почти ноль, малая дальность и скорострельность, так, что вместо них надо ставить современную артиллерию, с той же Либавы. И о том, что на складах Порт-Артура очень много интересного от китайцев можно будет найти, для усиления его обороны, хотя после Омдурмана, решил о китайских трофея не сообщать высокому начальству, а попытаться их своими силами взять под контроль. Написал, чтоб отбросили стеснения, и энергичней трофеились, во время войны с Китаем, глядишь не только "Бураков" перепадёт, может, чего побольше и посолидней. О том, что в Японском море зимой надо закрывать о попадания воды стволы орудий, слабых подъёмных механизмов на 6-ти и 8-ми дюймовых орудиях, что они будут ломаться при стрельбе на максимальных углах возвышения и о том, что шесть болтов для крепления механизма отката на 12 дюймовом орудие мало.

Если об этом пишет какой-то бабай из Судана, может эти долбанные работники Морведа, хоть, что-то сделают!

На десерт, дал описания подводной лодки, двойной корпус, дизель+ электродвигателя, торпедные аппараты в носу и корме, емкости для воздуха, рули глубины, даже про шнорхель написал, и нарисовал ПЛ времён Второй Мировой, указал на важность больших ёмкостей аккумуляторов. Подкинул идею подводного минного заградителя. Назвал имена офицеров, которые в реальности двигали подлодки в жизнь, Беклемишев (но, не командир "Наварина"), Бубнов, инженер путей сообщения Налётов. Им кстати полковник Артамонов должен был отдать этот дубликат этих материалов лично в руки, уверен это пригодится для развития русского подводного флота.

Ягодкой на десерте стал его величество линкор! Нарисовал линейно-возвышенный вариант на четыре башни с 12 дюймами, а-ля "Бисмарк", прописал ТТХ как у германского "Нассау", (он на паровой машине был), но без тарана, и сразу с 120 мм противоминного калибра. Вот бы парочку ЛК заложить вместо "Андрея" и "Павла". Кстати мачты для новых броненосцев, крейсеров и линкоров предложил британские треноги, а не башни Шухова. Про трёхорудийную и четырёхорудийную башню упомянул с их плюсами и минусами. Двух и четырёх лучше ставить на линкоры, 4-е на 2 получается восемь, схема подходить и линкору и крейсерам. Две башни в четыре орудия сразу дают четыре орудия нос — корма и восемь на борт, к ним можно добавить двух орудийную как у "Кинг Джорджа".Но, мне больше нравился вариант французов, две башни в четыре орудия впереди, одна или две сзади. И создавать башни в четыре ствола проще, берешь две двухорудийные, соединяешь их, ставишь бронеперегородку, и вот тебе и новая башня. Повреждение одной половины, может на влиять на боеспособность другой, а трёх орудийной, алесс капут вся башня выйдет из строя. Так, что их если ставить то на легкие крейсера, ради экономии веса.

К новым кораблям, естественно паровая турбина, сообщал о том, что она будущий двигатель кораблей и нефтяном топливе, хотя на "Ростиславе" скоро будут экспериментировать в этом направлении. О Парсонсе и его "Турбинии" они наверняка уже слышали, а я им про русского изобретателя турбины Кузьмина-Каравайского или просто Кузьмина, не помню, найдут, тем более он военный моряк по-моему. Сообщил о том, что винты могут быть и четырехлопасные и больше. Турбины и новые винты это скорость, а скорость, всегда нужна кораблям в избытке, скорость это эсминцы типа "Новик", торпедные катера, ой, как бы С.О. Макаров опять ими не увлёкся с переизбытком своей энергии.

Про Мурманск озвучил, и, что надо во время англо-бурской войны (пока бриты отвлечены) занять остров Медвежий и Шпицберген, и район Киркенеса желательно обменять у Швеции на кусок Финнмарка, это даст России стратегические выгоды для флота, уголь, железо, морские ресурсы. О аэродромах, стратегической авиации, РЛС, подлётном времени пока не сообщал.

Предложил вариант закаливания брони, твердый слой-помягче-вновь твердый, а не как сейчас твердый слой-помягче, это резко должно усилить качество брони, даже без увеличения её толщины, а значит веса. В помощь им металлурга Дмитрия Чернова, уверен многие моряки уже знакомы с его работами, как никак один из основателей отечественного и мирового металловедения. О способе стыковке бронеплит в варианте "ласточкин хвост", новая броня плюс новый тип соединения плит, было бы неплохо, но к русско-японской точно не успеют. Про теорию непотопляемости А.Н. Крылова и вообще его роль в кораблестроении, ясно написал, что это то, что доктор прописал для развития кораблестроения в России.

Эх, хотя бы небольшую часть из того, что написал, сделали и то толк уже был бы. Поэтому и писал, начальникам и наиболее продвинутым адмиралам, их коллективную активность проигнорить нельзя будет. Тем более им многоопытным морским волкам и адмиралам, всё это пишет, житель пустыни и тут тебе раз — рисунок дредноута и про паровые турбины! Не могут они не начать, из мною предложенного хоть что-то реализовывать на практике.

Решил что, про флот часть знаний от делах флотских должны получить и перспективные каперанги, — Бэр ("Варяг", "Ослябя"), Э.Щенсович ("Ретвизан"), Бухвостов, Серебряников (эбры Бородинцы), Вирен ("Баян"), Н.О. Эссен, Грамматчиков ("Аскольд"), Рейценштейн ("Аскольд"), князь Ливен ("Диана), Васильев ("Петропавловск"), Зацаренный ("Пересвет"), Н.Миклухо-Маклай ("Ушаков") вот его бы на "Варяг" вместо Руднева, Родионов ("Нахимов"), Г.Д. Фелькеразм (сейчас на "Николае 1-м" командир), Беклемишев ("Наварин"), Успенский ("Полтава"), главный артиллерист 1 — й ТОЭ, Мякишев, Клапье-де-Колонг, Егорьев ("Аврора"), Чагин ("Алмаз"), Добротворский ("Олег").

Степану Осиповичу Макарову, написал лично, чтоб никогда не забывал о минной опасности, что винты "Ермаку" на носу не нужны, и не стоит тяжёлые льды таранить в лоб с ходу, ледовая разведка нужна. И следующий ледокол делать с классическим ледокольным носом и обводами корпуса (рисунок прилагался, думаю многие видели модели и рисунки советских ледоколов) и тоннаж побольше, чем у "Ермака". И обкатать модель в Опытном бассейне у А.Н. Крылова. И не в коем разе не стоит ссориться ему с Д.И. Менделеевым из-за экспедиции на "Ермаке".

Дал денег для публикации его "Рассуждений", но попытался объяснить, что работу надо распространять только среди офицеров флота России. Про его больную тему… снаряды тоже написал, о том, что надо вернуться нормальным снарядам, а не облегченным, по крайней мере фугасным, поскольку вес ВВ в русских облегченных снарядов в разы меньше, чем у других флотов, и прежде всего у японцев, а ему с ними воевать. Баллистику и скорость тяжёлых снарядов можно улучшить, через аэродинамику, кто-то в России уже обдувал снаряды в аэротрубе, короче сделать их более заостренными и длинными, с помощью баллистического наконечника. Про его любимые бронебои отписал, предложил ему подкалиберные катушечной формы, со бронестрежнем и кумулятивные снаряды.

Про недостаточность ВВ в русских снарядах и японскую шимозу, и плохих новых взрывателей, и вновь по мелинит в русских снарядах вместо пироксилина, сообщалось всем адмиралам и руководителям Морведа, генерал-адмиралу великому князю Алексею Александровичу и Александру Михайловичу, а то Макаров может и психануть и похерить проблему, облегченные снаряды во многом его детище или один не сможет продавить тему улучшения снарядов в Морведе. Написал, С.О.Макарову, чтоб он пробивался в командующие флотом на Тихом океане, ДО начала войны, а не ждал своего назначения после первых неудач. Для того, чтоб поверил моим посланиям, я ему указал, что 13-я глава его "Рассуждений" будет о минном оружие, и во время Ахал-Текинской операции, на его голове из растительности были только усы, это были знания о будущем и малоизвестном прошлом адмирала.

Не выдержала душа поэта, потратил я время и бумагу на изложение своей концепцию развития флота для России.

Первые линкоры с паровой машиной и 12 дм\45 калибров, восемь орудий линейно-возвышенная схема, противоминный калибр сразу 120 мм, скорость не менее 20 узлов, строить сразу пару на Балтике вместо "Андрея Первозванного" и "Павла" и пару для ЧФ взамен "Евстафия" и второго эбра.

Броненосные крейсера с восемью 203 мм, тоже линейно-возвышенная схема, скорость уверенно за 23 узла. Легкие бронепалубные крейсера 8 орудий в 120 или 152 мм, скорость от 25 узлов. То есть предлагал отказаться в будущем от крейсеров типа Богатырь и Баян.

Эсминцы с тоннажем эдак под 800 тонн, 4 -75 мм, шесть торпедных аппаратов, под\за 30 узлов скорость, миноносцы в два раза меньше, и чтоб и те и другие могли мины брать для постановок. Вариант салазок и тележек описал и нарисовал. Быстрые минные заградители, типа "Енисея", но больше и быстрее, узлов 25. Ну и торпедные катера.

Подлодки двух классов средние и большие, подводные минные заградители. Десантные корабли, полноценные тральщики, дирижабли для разведки и налётов и морская авиация сначала с берега.

Потом второй виток развития, линкоры второго поколения, турбинные, быстрые, с 12-ть новыми орудиями в 52 калибра в 12 дм. Линейно-возвышенная схема, но нижние башни четырёх орудийные, верхние двух, как у британских "Кингов" было, ну на фиг эти трёх орудийные башни.

Броненосные крейсера второго поколения, с новыми 203 мм орудиями. И НИКАКИХ линейный крейсеров!!! Пусть ими бриты и дойчи меряются. Легкие бронепалубные крейсера больше и быстрее, можно уже с башнями и броней по ватерлиниии скорость 30 узлов.

Эсминцы типа "Новик" более 1200 тонн или около того, скорость 35 узлов и уже 107 мм пушки, спаренные или строенные торпедные аппараты, восемь, девять, двенадцать значит, понятно, что новые торпеды и опять возможность брать мины. Субмарины, тоже новое поколение, торпедные катера, десантные корабли, точнее уже большие десантные корабли, сторожевики. Морская авиация с берега и гидроавианосцев.

И к мировой войне выходить уже третьим поколением, хотя линкорами. ЛК с 356 мм в восемь, десять или дюжину орудий. Или сразу выходить на 381 мм, чтоб противники и союзники были явно слабее. Делать на вариант линкоров Второй мировой, типа Бисмарка или французского Дюнкерка, но только с 10-тью или 12-ю орудиями главного калибра. Броненосные или тяжелые крейсера с новыми 12 дм, тем более они уже будут разработаны, легкие крейсера с 6 дм в башнях. И всё остальные классы 3-го поколения. Плюс к этому морская авиация, Эсминцы уже выходят на усиленные "Новики", и естественно не в количестве один штук, и тоже башни на них ставить. Плюс к этому морская авиация, может уже на авианосцах. Их я сразу изобразил островного типа с носом-трамплином, ангарами, лифтами, самолётами со складными крыльями

Строить линкоры, тяжёлые и легкие крейсера по четыре единицы, эсминцев не менее дюжины в одном поколении. Больших крейсеров можно и по паре. Четыре ЛК, два тяжёлых и квартет легких крейсера, восемь — двенадцать эсминцев, авианосец, подлодки, получается эскадра, если располовинить эти силы бригада флота. К мировой войне иметь хотя бы по паре гидроавианосцев и одному авику во флоте. Для Чёрного моря можно и по два ЛК и тяжелый крейсера, против Турции столько тяжелых кораблей не надо будет.

Если Россия будет в союзе с Германией, то на Балтике могучий флот не нужен будет, будет Япония союзником России и Германии в мировой войне, значит, количество ЛК и больших крейсеров можно и сократить и на Тихом океане. Можно будет висеть Северным флотом над Англией, но придётся правда усиливать своими линкорами Германию.

Да, отдохнул, отвёл как говориться душу. Поигрался в корабли, аж из Судана, ха-ха. Кстати и Судану флот нужен будет, сторожевики, миноносцы, торпедные катера, ПЛ. Линкоров точно, не надо будет, может если только мониторы.

Армии от меня достался, миномёт! Артамонов, когда понял, представил на, что он способен, прям таки возбудился энтузиазмом, калибры назвал не совсем классические, 76–87 и 120 мм, но, с попаданием в ряд калибров русской артиллерии начала 20 века. На него я ему выделил денег, найдёт толковых артиллеристов, того же Гобято, подкинёт идею, рисунки, и что важно денег, и может в русско-японскую пробная партия будет кромсать самураев на перешейке у Цзинчжоу.

Броники, каски, маскировочные сети, камуфляж, ДЗОТ, растяжки, ручные гранаты, колючку (классики и спиралью), паутину, снайпинг, взводный, ротный и так далее укрепленный или опорный пункт, индивидуальные пакеты, первую медицинскую помощь, медсанбаты, он уже видел в деле. ДЗОТы я предложил делать сборные, каркас, листы металла, собрали и усилили деревом, грунтом, про ручные гранаты добавил, о наступательных и оборонительных. Противопехотные мины (было видно по нему, что идея и понравилась и не понравилась) нажимного действия и попрыгунчик, мину на основе патрона и гвоздя для пехоты, принципа растяжки, МОНка.

О передвижных радиостанциях пока на телегах, потом на автомобилях и переносные, тема связи вызывал у Артамонова 150 %-й интерес. Связь же!!! Бронепоезд, ж\д установки с тяжелой артиллерией, тут Артамонов аж дыхание затаил… правильно, такие установки же универсальные, и по крепостям, и по позициям и по кораблям могут бить. Щиты для орудий и пулемётов, для последних именно треногу, а не колёсный тяжеленный станок! И получил он от меня Максим варианта 1930 года, но на ТРЕНОГЕ! И Максим со стволом воздушного охлаждения и сам принцип работы такого ствола.

Подтвердил то, что у русских полевых 87 мм и будущих 76 мм орудий нет нормальных фугасных снарядов, а надо, хотя на пироксилине, мелините для начала, а потом на тротиле. Удивил его ПТУРом, РПГ и РСЗО. Про ракетные установки, что были в армии он знал и видел их, конечно, их, кстати по дурости именно в 1898 году сняли с вооружения, и запасы ракет стали уничтожать. Я ему и предложил представить, как возрастёт огневая мощь батальона, если у него будет допустим четыре ракетных установки в два или даже четыре дюйма. Ракеты Константинова в 4-е дюйма имели дальность за 4 км, в 2 дюйма под 2 км, они легче и дешевле орудий, как и их боеприпасы, тем более такие установки уже есть!!! Здесь я мог добавить только ракету крыльями, можно и складными, и то, что ракеты тоже надо в стволе установки заставить вращаться, и дальность и точность возрастут. РПГ поразил полковника простотой, труба с двумя рукоятками, ракета, прицел, зажигание, и противник получает осколочные или шрапнельные фугасы, с дистанции в несколько сот метров, и ракеты к ним есть уже, те же двухдюймовые. Но, когда он представил залп РСЗО из десяти установок на каждой по десять направляющих ракетами в четыре дюйма, он опять возбудился неподдельным энтузиазмом. "Это же так просто!", — воскликнул он. Тем более, что ракеты для РСЗО уже были, осталось создать саму установку, я её ему нарисовал… только на повозке, автомобиле, ж\д платформе, дрезине, речных судах, и назвал людей, которые могут двигать дальше развитие ракетного оружия, — Поморцев, полковник он был или подполковником уже, и Константин Эдуардович Циолковский, и сказал, где его искать, в Калуге, в одной из школ. Для него лично был нарисована гагаринская ракета (и расписаны её схема), к ней космодром, главное, что у него от всего этого разум не помутился, а что? Вполне возможно. Пришлось и туда денег дать немного, вдруг наступающие японцы на Ялу получают залпы из РСЗО. На огнемётах Артамонов, стал тихо возмущаться, что это не честное оружие. Я парировал это, сказав, — "Леонид Константинович, огнемёт чрезвычайно эффективное оружие, особенно первое время будет. И византийцы применяли греческий огонь против своих врагов без каких-либо угрызений совести, а были они православными, и было для них всё честно!" Артамонов был вынужден с моим доводом. Вспомниля и о том, что надо решительно бороться с одной тупой привычкой в русской армии, стрельбой с открытых позиций артиллерией. Возможности современной скорострельной артиллерии полковник видел при Омдурмане сам. Надо отказываться от такого ведения артиллерийского боя, иначе просто будут сметать батареи ответным огнём с полузакрытых и закрытых позиций. Надо учиться стрелять с них обязательно, и к этому вдобавок чётко выделил важнейшую роль тяжелой полевой артиллерии в будущих войнах, а у русской армии её просто нет. Даже у испанцев было 120 мм орудие, которое могло быть использовано как полевое, а у русских все 107 и 152 мм орудия стояли в крепостях, береговой обороне и были в осадных парках.

Ага, больная тема, стрелковка, я озвучил свой вариант, пехотная винтовка, длина ствола 600,620,630, ну 650 мм, а не как сейчас 800 или 730 потом, точность будет такая же на средних и малых дистанциях. Ну, не будет обычный солдат с 800, 600 да и 500 метров, куда-то там часто и метко попадать и из длиннющей винтовки. Карабин ствол 500, 510,ну 530 мм и снайперская винтовка, и ВСЁ! Никаких драгунских, казачьих. Будет дешево, эффективно, удобно. Цевьё поудобней и полупистолетную ручку на приклад, и… штык нож, лезвие длиной 240–250 мм им колоть, резать и рубить можно противника в рукопашной, а игольчатым только колоть, вообще мосинка а-ля Маузер 98к. Спросил Артамонова, как с длиннющей мосинкой, плюс штык, биться в рукопашную в окопе? Задумался полковник, траншеи и окопы на Шевардино наверно вспоминал. А штык-нож ещё и в солдатском быту пригодиться, в разведке, саперам. Так, что надо настойчиво предлагать Мосину, его мосинку сделать ещё лучше, что он впрочем и делал, но из-за мудаков в эполетах и кабинетах не смог продавить в жизнь. Котелок универсальный солдатский описал и нарисовал, и конечно полевую кухню, но многофункциональную, насмотрелся на них, когда в наряде по кухни бывал. Тачанку я не удержался, точнее прообраз, конечно, сделал после Омдурмана и показал Артамонову, он сел, покрутил пулемётом туда-сюда, по нему было видно, что слов нет, одни буквы.

Завёл я речь о солдатах, заботы о них, тогда в армии было мало, смертность от простуд, травм была большая, поэтому пошёл разговор, о шапках-ушанках, трехпалых рукавицах, зимних подстёжках, спальных мешках, фуфайках, тактических перчатках, наколенниках, всё это для солдатосбережения. Артамонов не был туповатым солдафоном и к солдатам не относился как с серой скотинке, но он всё-таки полковник Генштаба, поэтому, чтоб усилить момент для понимания, зачем это, прикинули, сколько стоит обучить и содержать солдата, и сколько это будет, стоить опять, если он умрёт от простуды или заражения крови от царапины.

"Что дороже будет шапка-ушанка, перчатки или обучение нового солдата? — спросил я у Артамонова. Он ответил расплывчатым, — "Много". Я продолжил, — А ведь солдат это потенциальный налогоплательщик, работник, покупатель товаров, будущий отец будущих налогоплательщиков, солдат, матерей, и вновь по кругу тех и других". С этим он не мог не согласиться. Ага, задумался ваше высокоблагородие, надо по государственному к делам подходить. Не считать солдат за серую скотинку и не подходить к службе в армии с моделью "бабы опять нарожают". Гнать надо на хрен таких, офицеров из армии. С этим он согласился, и отметил, что не ожидал, здесь в Судане увидеть такую заботу о простых солдатах и раненых. Я ему сказал, — "Воины, солдаты присягая дают обещание, что если потребуется отдадут жизнь на войне, службе за мир и свободу для своего Отечества. А это стоит гораздо больше, чем шапка, полушубок для солдат, хорошая винтовка для него же или мелинит вместо чёрного пороха в снаряде. И кто этого не понимает, тот либо полный дурак, не важно генерал он или великий князь или, что страшнее… предатель! Хотя военные тайны никому не выдавал. Все те кто предлагает на армии, флоте, и тем более солдате или матросе сэкономить, прикрываясь заботой о казне, в лучшем случае дурак, хуже вор, и совсем плохо изменник! И всех их надо выжигать калённым железом из армии, флота, и вообще государственной службы, независимо от званий и титулов!" Мне нужен был определённый настрой в душе у Артамонова, для более важных тем, вот я его и создавал. О Генштабе сказал просто и ясно, что его давно пора выделить в отдельную структуру, чтоб занимался своим прямым делом, разработкой планов войн, операций, оперативным управлением войсками, разведкой, но начальник Генштаба при этом подчиняется военному министру, так же и на флоте, в общем пусть смотрят на Германию. И здесь мы с полковником Генштаба Артамоновым так сказать думали в унисон.

Армия одарена идеей о камуфляже для бойцов и офицеров, маскировочных сетях, спецназе, диверсионном и штурмовом. Артиллерии был отдан дульный тормоз, рисунки ЗИС-3, М-30, лафет из двух станин и из труб, трёхстанинный лафет от гаубицы Д-30, я на них служил, колеса из стальных дисков и резиновом ходу, стрельба с закрытых позиций и по квадратам. Отдана идея об унификации калибров армейской и флота, 75 мм и трёхдюймовка, уже в пролёте, значит 107 мм для корпусных орудий, легких гаубиц и эсминцев, тральщиков и. т д. 152 мм для среднего калибра на флоте и тяжёлой полевой и крепостной (пушки и гаубицы) и 203,305 мм и дальше линкоровский калибр для ТАОН (тяжёлая артиллерия особого назначения) на ж\д платформах, такие же калибры для крейсеров и линкоров. От пушки в 254 мм предлагал отказаться, для линкоров слаба, для тяжелых крейсеров избыточна. Только для дел артиллерийских, надо свалить или завалить "сладкую парочку" великого князя Сергея Александровича и Матильду Ксешинскую, уж эти гниды наделали делов в русской артиллерии перед Первой Мировой.

Вновь вспомнил про пулемёты, ленты делать, сразу металлические или тряпичные, но усиленные металлом, чтоб не клинило. Ручной пулемёт, и сразу сказал, где его брать, в Дании, "Мадсен" называется, во время русско-японской его заказали там под 7,62 мм. Полковник Генштаба Артамонов соображал быстро, туда таких и стараются брать, вот он наверно и рисовал картину, два ручных пулемёта только уже на роту, и её возросшую огневую мощь как в обороне так и в атаке. Только тут я его сразу шлифанул, — пистолетную рукоятку, сошки, магазин побольше (работу магазина с пружиной от калаша описал и рисовал), рукоятку для переноски добавил, приклад как у ПК. Хотя бы по паре на батальон ручников для начала уже было бы мясо. Озвучил мысль о крупнокалиберном пулемёте, начать с бердановского калибра 10,67 мм, здесь упомянул и вновь нарисовал ствол с воздушным охлаждением. От пулемётов перешёл к автоматам, полковник, был в восторге от них, я назвал, оружейников Федорова, Токарева и Дегтярева, на первых двух он вполне выйти может, хотя они и молодые конечно.

С касками вышли у меня душевный разлад, я знал, что шлем фашиков был лучший во время войны, но меня коробило, когда я представлял русских солдат в таких шлемах, в общем, нарисовал я наш советский шлем, только ремешок для подбородка добавил. Вот, чуть не забыл! Остроконечные пули, тяжелые пули! Их всё равно будут делать, может здесь начнут пораньше.

И теперь десерт, — бронетехника! Про самобеглые коляски, автомобили по-нашему Артамонов конечно знал и даже видел их. Я ему и сказал, представьте, если их обшить броней, установить пулемёт или пушку, и для наглядности нарисовал броневик в варианте БА-64 с пулемётом, и двухосный с пушкой и пулеметом, Артамонов смотрел на них, как ребёнок на новую игрушку, с восхищение и удивлением. Из его глаз восторг просто выплескивался. Я взял новый лист, и изобразил, СУ-85, СУ-76, Т-34, указав на гусеницу он спросил, — "Это бесконечное колесо?" "Да. Лучше её назвать гусеницей", — ответил я. Полковник, опытный военный, разведчик, смотря на эти рисунки, вероятно, пребывал в нирване или уже крушил огнём и бронёй, врага. Но, я вернул его на землю деталями, рисунки и схемы это одно, а воплощение их в металл это другое, это огромная работа.

Нужны двигателя, создание и отработка узлов, агрегатов, поэтому пара часов было посвящена автопрому. Рама, кардан, мост, полуоси, дифференциалы, колеса на пневматике, движки, четырёх цилиндровый, шести, восьми, V-образный, свечи, аккумуляторы, зажигание, стартер, насосы, фильтры, рессоры, амортизаторы, дисковые тормоза, коробка передач, фары. Слава Богу, что Артамонов закончил, Константиновское и Михайловское артиллерийские училища, потом Николаевскую инженерную академию, а не был кавалеристом, это значительно упрощало, мои объяснения, по фортификации, артиллерии, технике. Назвал ему и имена, русских и нерусских двигателистов и автомобилистов, Сергей Луцкой или Луцкий, Доливано-Добровольский, Рудольф Дизель. Движки и на авто нужны, надо будет, и на подлодки, катера, дирижабли, самолёты, для генераторов. Работы, ого, как будет много и денег для этого нужно тоже много. Вот ещё одного технаря вспомнил, уже известного, кстати, Шухов. У него не только Шаболовка, 37, была, но, и трубопровод, паровой котёл, и много-много ещё чего, то есть весьма нужный человек.

Теперь феерия, это значит авиация. Уж очень мне хочется, что первый самолёт был 100 % в России, а ни какой не Флаер.

И так! Для этого есть генерал Кованько, а Артамонов поправляет, он ещё не генерал, ничего будет. Ему, Менделееву, Жуковскому рисунки крыла, фас, профиль, вид сверху, в разрезе, материалы для самолёта, бальса, полотно, шёлк, лак, фанера, шпон, тросы. С механизацией крыла у меня плохо вышло, вспомнил элероны, закрылки, рули на хвосте, вертикальный и горизонтальный, и как у Пе-2 для торможения при пикировании. Части самолёта отобразил, — фюзеляж, крыло, оперение. Дал рисунок крыла в разрезе, с указанием подъёмной силы, потока воздуха, лобового сопротивления, о центре тяжести в целом указал, расчёты пусть Н.Жуковский делает. Нарисовал, схемы биплана и моноплана, с одним, двумя, тремя, четырьмя и пятью двигателями, Артамонов от них ушёл в нирвану или в бой ещё дольше, чем от танков. Сразу расписал, классификацию самолётов, и что винты могут быть и трёх и четырех лопастные, но начинать надо с двух конечно, и что для винтов нужно не тяжелое, но прочное дерево. И дал расклад, как стать пионерами авиации, — 1) создать модель самолёта на основе планера, и поработать с ним; 2) заказать максимально легкие, но мощные двигателя; 3) ставить его на проработанный планер (несущая конструкция), прогнать через стенд с полной нагрузкой на работу двигателя и на центр тяжести; 4) погонять первых лётчиков уже на готовом самолёте, но, на стенде, чтоб научились держать равновесие, курс и управлять аппаратом. Нарисовал дельтаплан, мотодельтаплан, он вполне за первый самолёт сойдёт. Напомнил об аэродинамике и аэротрубе, и что надо обдувать части самолёта и его модель. И дал на это реально много денег (более 30 тысяч фунтов золотом, за него давали 9,6 рубля, хотя теперь фунт может и упасть немного), теперь если русские после всего этого не полетят первыми на первом самолёте, я приеду в Россию и лично всех кастрирую. И опять люди Циолковский, Гаккель (собирал в детстве наклейки с самолетами на спичечных коробках, запомнил), Игорь Сикорский, Григорович (сделал ответвление на гидросамолёты), Петр Нестеров, Лебедев, Мациевич, они летчики, но тоже пригодятся. И для всего научно — технического послезнания нужен крутой покровитель, лучше покровители, серьёзно техникой интересуется великий князь Александр Михайлович, надеюсь с Д.И Менделеевым, Н.Жуковским и энтузиастами авиации, они дадут на основе послезнания и моих денег, первый в мире самолёт в России, и заложат основы русского авиапрома и двигателестроения. Дал схему аэродрома, роль метеослужбы, не забыл и про полосатый колпак.

К авиации добавил дирижабли, и чётко написал, что с водородом и против авиации, у них мало перспектив. Гелиевые это, да. Но, гелевые дирижабли для дальних перелётов, в роли радиотранслятора, доставки грузов и пассажиров в глушь и экспедициям, съемки местности, разведки военной и экономической, будут эффективны, особенно, пока авиация из песочницы не вышла. И изобразил классический полужесткий аппарат, с описанием особенностей, но, громко написал, что авиация первостепенна.

Теперь об очень важном и сложном, личности в истории, как не верти, а они очень даже сильно могут двигать и изменять истории… вот хотя бы взять… меня! Хе-хе! Я её уже изменил, и буду дальше менять, причём как можно кардинальней и в пользу своих родин, России и Судана. С последним дело уже пошло, а вот с матушкой ещё нет пока, только писанина.

Личности по флоту вдобавок к адмиралам, я добавил великого князя (ВК) Александра Михайловича, весьма деятельный дядя на фоне остальных Романовых, великий князь Алексей Александрович, генерал-адмирал, мудило, который прое…л флот, с печальными последствиями конечно, как итог Цусима. Может ему вообще не стоит давать послезнание? Сумеют ли продвинутые адмиралы + ВК Александр Михайлович, имея козыри на руках, которые я им дал, реализовать их, хотя бы часть, через препоны в виде ВК Алексея Александровича и его адмиралов. Вопрос.

Артиллерию и армию, решил отдать ВК Михаилу Николаевичу, он пушками вроде рулил, Артамонов подтвердил, в общем решил ставку сделать на Николаевичей и их сыновей, они не такие гнилые казались как Александровичи и их потомство. Им же доставалась и политика и внутренняя и внешняя. Имея послезнание на руках, они вполне могут побороться с Александровичами и их дорогими шлюхами, Витте и его кодлой, Куропаткин, Ламздорф, а в помощь Николаевичам я дам ещё ряд людей, Мишкина, то есть Михаила Александровича младшего брата Николая 2-го, их сестру Ольгу Александровну и весьма серьёзный "таран" против Александровичей, "гневную", вдовствующую императрицу Марию Федоровну. И получат они у меня суперкозырь против гессенской мухи прежде всего… гемофилию!

Ещё люди, которые должны были вновь или раньше реальности пойти в бой, Петр Николаевич Дурново, Петр Аркадьевич Столыпин, Вячеслав Плеве, но, и как в реале жертвой, думал и о Константине Петровиче Победоносцеве, он конечно уж слишком кондовый консерватор-монархист и зануда.

Кроме личностей, с самых верхов, назвал и тех пониже рангом, уже генералы, будущие Р.И. Кондратенко, Белый им Порт-Артур оборонять, Величко (за ДОТы должен зацепиться, и он будет строить укрепления Порт-Артура), В.О.Гриппенберг, Линевич, Штакельберг, Мищенко, Засулич (хотя последнего бы заменить надо бы), им в Маньчжурии с японцами биться. Полковники ещё Третьяков, Самсонов, Реннекампф, А.А. Брусилова, надо бы на русско-японскую отправить, и брат у него моряк кстати толковый. В дело должны быть пущены будущие генералы, Н.Н. Юденич, А.И. Деникин, Л.Г.Корнилов, П.Н.Врангель, Мамонтов, Шкуро, Слащев. Так раз беляки пошли, то, как же без Колчака, он скоро в полярники уйдёт, Врангеля не спасёт, а ревматизм получит, остров в честь него назовут. Может его от Севера, эсминцами, залповой стрельбой торпедами и подлодками отвлечь, поскольку нет ни какой земли Санникова. Сейчас, эти будущие генералы и адмирал от лейтенанта и выше, но, если им помочь послезнаниями и протекциями, они могут добиться лучшего результата для себя и страны уже в этой реальности.

Была ставку у меня ещё на одну грандиозную личность… Дмитрия Ивановича Менделеева, он ведь не только хрестоматийную таблицу и водку сделал, свой бездымный порох для России тоже его, руководил палатой мер и весов, работа в Академии наук, ледокол "Ермак" он тоже пробивал, и я ещё студентом мельком посматривал его работу о развитии России практические по всем направлениям, там такой масштаб, ого-ого! Так, что послезнания Дмитрию Ивановичу в руки надо дать обязательно.

E=mc2? Строение атома? Кварки? Базон Хикса? Плутон открыть? Космические скорости дать? Можно. Но, нужно в первую очередь, что ближе к телу и делу. Алюминий например, электросварку (Славянова помню, второго с мудреной нерусской фамилией нет), нержавейку, полезные ископаемые, которые есть у нас и в мире, органическую химию и пластик, переменный ток, 220 вольт в быту, 380 в промышленности, частоту в 50 Герц.

С полезными ископаемыми, сделал так, русским нефтемагнатам, но, имено русским, а не Нобелям, Манташеву, Лазареву, будет сообщено, что Д.И. Менделеев знает, где в России и в мире есть богатые залежи нефти, Тюмень и Западная Сибирь, Татарстан, Эмба, Сахалин, Персия, Ирак (тут назвал точно, Киркук, Мосул), Персидский залив в целом, Мексиканский залив, Венесуэла, Ливия, Сирия, Северное море, Аляска и конечно Судан. Он то знает, но скажет и ткнёт пальцем, только при условии, что эти ребята, вложат туда, куда он скажет, и будут давать ему деньги, а уж Дмитрий Иванович, найдёт в какие проекты их вложить. И нефтяникам, будут сообщено, что идёт эпоха ДВС, а это ГСМ, значит надо им вкладываться в ДВС, двигателестроение, автопром, авиацию. Получил Менделеев данные о Курской магнитной аномалии (КМК), горе Магнитной, никеле в Карелии, Новороссии (Кривой Рог, Запорожье), что там же марганец, хром, Норильском никеле и цветмете, алмазах Якутии, антраците Донбасса (а то Россия сидит на английском кардиффе), угле Шпицбергена, железа Киркенеса, огромные запасы цветмета и полиметаллов в Конго, прежде всего в Катанге, золото Колымы и Северного Казахстана (Жолымбет, Бестобе, Аксу) и конечно Судана, меди Джезказгана, огромные запасы каменного угля Караганды, Экибастуза, Кузбасса, бурого в Енисейской губернии, города Бородино, Канск, деревня Переясловка, на Амуре, пусть и с них получит деньги для реализации проектов в жизнь. Предложил, Менделееву, проверенный путь для развития науки и техники, НИИ, сумеет создать при Академии Наук, несколько профильных НИИ, честь ему будет и благодарность от потомков. Жаль жить Дмитрию Ивановичу недолго осталось, в 1907 году его не станет. Может написать ему, чтоб, дочь за А. Блока не выдавал? От этого одни расстройства для него будут. И о том, что не надо ему ссориться с адмиралом Макаровым, кто из них должен возглавить экспедицию на "Ермаке", у них дел по горло и без этого будет. И конечно написал про классику жанра… Тунгусский метеорит, что летом 1908 года, упадёт оный в районе Нижней Тунгуски. Пусть ставят экспедиции в городах, посёлках, которые будут ближе к месту падения, и после него сразу стартуют туда, информации получат, точно намного больше, чем в реальности. Из катастроф помнил ещё про землетрясение на Сицилии в Мессине, в 1908 году, зимой вроде, там моряки с броненосца "Слава" первые пришли на помощь жителям.

И вот ещё, что… пусть русские первыми покорят Южный полюс, они Антарктиду открыли, значит и полюс должен быть наш! Эту тему и тему Арктики вообще, выделил Артамонову, особо, вновь указав на занятие Россией, острова Медвежий, Шпицбергена, и желательно обмен территориями, чтоб Киркенес ушёл к России.

Менделееву, Боткину, Склифосовскому ушли витамины и конечно пенициллин. Группы крови, её переливание, капельницы, физраствор, схематично аппарат Елизарова, и о том, что опиум и его производные надо гнать из аптек и медицины, как и кокаин и героин. Позор мне!!! Я только сейчас вспомнил, ещё про одного, титана, русской науки… академика Ивана Павлова. Собаками он пусть сам разбирается, а медицина ему уйдёт в руки однозначно.

Отдельно расписал русско-японскую, свою любимую! Генералу Величко, "нашим" великим князьям, что лучше делать на Квантуне оборону в несколько эшелонов, на север и юге горы Самсон, на перешейке за Цзиньчжоу и потом западней на высотах у Нангалина или Наншаня, поставить там ДОТы, форты, ДЗОТы, батареи, и японцы у Японии закончатся быстрее, чем они смогут пробить такую оборону. Там высоты, узости, на севере залив Цзиньчжоу мелкий для больших кораблей, а канлодки можно и 107 мм, 6-ти дюймовками гонять, на юге залив Талиевань, он может быть прикрыт минами, береговой артиллерией, флотом, и оттуда можно с кораблей левый фланг противника накрывать. Высаживать десант, без господства на море противник не будет, возможные места высадки прикрыть минами и батареями. Так же остаётся весь Квантун под контролем для снабжения армии и флота. Получается экономней и эффективней, чем городить оборону вокруг Порт-Артура, перешеек можно хоть весь бетоном залить, и всё равно будет дешевле. Против тяжелой артиллерии, которую может притащить противник, выставить свои батареи пушек и гаубиц, из 107 мм, 6 дюймов, 9-ть и 11-ть, и ничего он не сделает, заодно они и против флота. Написал, что высаживаться японцы будут в Бицзыво, базу флота делать на Эллиотах, про реку Ялу, что там будут давить артиллерийским огнём будут, поэтому надо закапываться в землю, делать блиндажи ДЗОТы, и обойдут русские позиции слева, выше по течению, через острова, у деревни, название китайское хрен запомнишь, во, Тюречэн!!! И заставят угрозой окружения отойти в Маньчжурию.

Артамонову предложил вариант, что он накануне войны должен обязательно, передать полковнику Третьякову, командиру 5-го полка Восточно-Сибирского полка, все новинки по полевым укреплениям, чтоб тот закопал свой полк по макушку в землю, попрятал в блиндажах, окопах и ДЗОТах, особенно левый фланг, и чтоб к нему попали хотя бы шесть-восемь картечниц Горлова-Гатлинга или лучше Барановского, хоть через взятки, пулемёты в дефиците ещё будут. Миномёты, ракетные установки, противопехотные мины, каски, броники, колючку, пусть за свои, мои деньги, но его этим снабжает, а богатым Артамонова я сделаю. Может это поможет, даже если не черта не сделают на перешейке из бетона, удержать перешеек на первый раз, глядишь у генералов после это мозг включиться, вспомнят, чему их в академиях учили.

Транссиб!!! Как я мог его забыть, и о его слабой пропускной способности на начало войны. И ещё, переводчики с китайского и японского, и карты ТВД!!! А иначе будет, как в реале блуждание по местности, и обозначение деревня один, деревня два. Придётся дать деньги на пару путешественников, которым очень станет интересна природа Маньчжурии, и они будут делать её съёмку… топографическую в основном или даже троих натуралистов.

В руки Р.И. Кондратенко, должно попасть всё, что узнал Артамонов по фортификации, ДЗОТам, ДОТам, пулемётам, картечницами и прочие новации, дивизия Романа Исидоровича, должна быть ими обеспечена (хотя бы частично), а как этим распорядиться он сам сможет додуматься. Если пойдёт дело как в реале, то пусть он перевалы закроет ДЗОТами, это сможет задержать японцев и добавит им потерь. На линии укреплений тоже их и импровизированные ДОТы ставит, их японцы смогут разбить только тяжелой артиллерией, пусть противопехотки ставят, хотя бы из тех же патронов. Свою артиллерию использует активней, а именно пушки и мортиры береговой обороны, в боях выяснится, что пользы от них против флота мало, вот и пусть 9 дм пушки и мортиры, 6 дм в 120 пудов, 107 мм пустят в дело на суше, пользу они там принесут немалую, помощником ему будет генерал Белый.

На высотах, особенно горе Высокой, заливать укрепления в бетон, ДЗОТы и ДОТы ставить. Всё это может привести японское командование к пониманию, что солдаты у них не бесконечные. Против цинги сделать запасы квашенной капусты, смородины, клюквы, брусники, их на Дальнем Востоке полно, и лимоны можно, там юг рядом, может недорогие будут.

И ещё один важный момент, он ушёл к "нашим" великим князьям, на войну с Японией надо отправлять кадровые части, а не резервистов, которые ещё с берданками служили, или хотя бы добиться баланса 50 на 50, кадровики — резервисты, а про то, что, Германия нападёт, это провокация, как раз для того, чтоб не отправлять кадровые части на Дальний Восток, причём преднамеренная. Гвардию тоже стоит размять, создать сводную гвардейскую бригаду, а лучше дивизию, тем более, что великий князь Николай Николаевич — мл. командовал 2-й Гвардейской кавалерийской дивизией.

Командующим в русско-японской войне, я видел генерала Линевича, а не Куропаткина, который будет отступать и отступать, до своего снятия с должности, то есть сделает всё, чтоб, Россия войну проиграла. Линевич особыми военными талантами не блистал, но авторитет в армии имел большой, и постоянно отступать, имея превосходство в силах вряд ли будет, особенно если будет указ сверху этого не делать, и наместника Алексеева сможет приструнить, генералам пинка дать.

Поделился я и своими стратегическими мыслями по войне на суше, стратегия не сложная, кутузовская. Отступать, эффективно обороняясь, наносить потери японцам, растягивать им коммуникации, и накопив силы и опыт, достигнув превосходства в силах, вооружение, средствах перейти в наступление и разбить японцев или просто измотать их обороной на важнейших направлениях.

Для действий в Корее сформировать усиленный полк, полностью конный, усилить его артиллерией, пулемётами или картечницами, ракетными установками. И начать замедлять продвижение японцев в Корее на север, в сторону Маньчжурии, рек там много, местность гористая. По принципу встретили — задержали- отошли на новые позиции, и так до Ялу.

На Ялу дать большое сражение на хорошо подготовленный позициях, тем более я расписал, как оно будет происходить. И сил и артиллерии у русских там должно быть больше реала, создать сильные укрепления, и раза два умыть японцев там кровью, и отходить на север в Маньчжурию, также используя местность, задерживая продвижение японцев. Далее поближе к ж\д закрыть укрепленными позициями выход им на равнинную Маньчжурию, с гор Ляодуна. У русских от ж\д будет короткое плечо снабжения и от неё до предгорий бросить полевую ж\д, у японцев длинное, через горы и без ж\д. Вот и пусть штурмуют укрепления, бросая на русские ДЗОТы, свой генофонд.

Такую же схему, сотворить и по квантунскому направлению. Если флот позволить высадиться японцам в Бицзыво, плохо, лучше, чтоб они пешком топали от Дагушаня. На юге Ляодуна много рек, которые впадают в Корейский залив с севера на юг, это для русских удобно, для перекрывания пути, есть там и высоты, узкие проходы между ними. Небольшими силами можно замедлять продвижение японцев, к перешейку. Если всё-таки высадятся в Бицзыво, то встретить их минными полями и артиллерией с позиций, чтоб её с моря не могли достать, и потом отходить к перешейку, на позиции у горы Самсон, пусть через них тоже пробиваются. После этого держать перешеек всеми силами, и не пускать японцев на Квантун, категорически не отдавать им Дальний, попади он им в руки, это резко улучшит снабжение японцев и на Квантуне и Маньчжурии. Создать там укрепрайон, стянуть тяжёлую артиллерию вплоть до 11-ти дюймовых мортир, добиться поддержки флота из Талиеваня. Двух штурмов, которые для японцев должны закончатся потерями в тысячи и тысячи, заставит их ждать, пока они не доставят сверхтяжёлую артиллерию, гаубицы в 280 мм.

Если получиться не выпустить японцев из гор Ляодуна на равнину, то армия, рвущаяся в Квантун, может получить удар от русских с юга. Но, всё равно надо подготовить его для блокады, сделать запасы всего и вся, увеличить численность русских сил. Японцам надо устроить потерю времени, людей и ресурсов, если Россия не разобьёт их в сражениях, то просто тупо измотает по ресурсам.

Флот! Командовать им на Тихом океане, и желательно перед войной, должен кто-то из этих трёх адмиралов, — Макаров, Дубасов или Чухнин. Они и готовность флота подтянут, и под Алексеева ложиться не будут. По мне, лучше С.О. Макаров. Предложил и свой состав, и дисклокацию сил, — "Петропавловск", "Полтава", "Севастополь", "Сисой Великий", "Ретвизан", "Цесаревич", (особенно если ей усилят защиту), возможно ещё и "Наварина", даже если не успеют поменять главный калибр и средний на современные орудия в Порт-Артуре, там же "Баян", "Паллада", "Диана", "Варяг", "Новик". "Пересвет", "Ослябя", "Победа","Рюрик", "Громобой" и "Россия" (эх, усилили бы им артиллерию или хотя имеющуюся прикрыли защитой), "Аскольд", "Богатырь", "Боярин" во Владивостоке, даже если богини не довооружат, то собачек Уриу они всё равно, утрамбуют, последний как разведчик, и отдать во Владивосток два минных крейсера для усиления минных сил там. И успеть усилить лёгкие силы в Порт-Артуре, добавить хотя бы 4–6 эсминцев, по той же железной дороге или морю и собирать уже на месте. "Ослябя", "Победа","Аврора","Светлана", вскр, старые крейсера на подходе к ДВ.

И пусть адмирал Того делит свои главные силы, между Порт-Артуром, Владивостоком, подкреплениями и действиями вскр, и он не сможет постоянно иметь преимущества над главными силами русских. Вспомогательных крейсеров (вскр) иметь на ТВД перед началом войны не менее четырёх, с началом войны тотчас отправлять их против морской торговли Японии, базироваться могут на островах Бонин, Бородино, французский Индокитай, север Калимантана, и ходить челноками, Владивосток — Япония — Южно-Китайское море. Клипер "Забияку" (у него дальность под 5 тысяч миль) держать стационером в Шанхае, и с началом войны сразу отправить в Южно-Китайское море, через Формозский пролив до 60 % ввоза — вывоза Японии шло. В течение войны, как можно быстрее, ещё добавить вспомогательных крейсеров (вскр), тут я как раз собирался России помочь, если я займу Суакин и возьму под контроль берег Красного моря, а я собирался это обязательно сделать, то — "Добро пожаловать, дорогие россияне!!!", как вспомогательные крейсера (вскр), так и 2 Тихоокеанская эскадра могут стоять у меня сколько им будет надо, могут даже войну Японии объявить!!! Устроить в Суакине призовой суд, часть грузов я бы покупал сразу на месте, всем было бы выгодно. Если бриты начнут лезть туда своими крейсерами, я им в ответ набеги на Египет устрою, "отбившимися" от рук племенами, хотя лучше напрямую в войну с Японией мне не лезть.

Крейсерам из Владивостока (с "Пересветом" или без него) не только ходить к Цусиме, но и бить по портам Японии, первая жертва — Отару на Хоккайдо, прийти, высадить десант на беззащитный порт, захватит и утопить тоннаж, что будет там стоять, разрушить сам порт, город не трогать. Тоже самое делать вскрами на тихоокеанском побережье Японии, Хоккайдо, островах Рюкю, наносит удары не только по судоходству, но и по небольшим портам (которые беззащитны), это выгодней, чем за шхунами и каботажем гоняться по морям и океанам, они же в портах стоять будут. В океан большим крейсерам ходить не надо, пусть там вскр работают, только можно их отправлять для усиления их, когда они японцев достанут сильно, и они начнут охоту за вскр. В сумме японцы получают три ТВД на море, — Жёлтое море, Японское и действия вскр, как у берегов Японии, так и далеко от них, плюс угроза от идущих подкреплений.

Для успешного ведения крейсерской войны в важных портах Европы и САСШ, Порт-Саиде, Суэце, Сингапуре рассадить агентов, чтоб они добывали и отправляли сведения о судах, грузах, датах выходов, чтоб вскр эффективней работали.

Специально для Владивостока, изложил, что японцы в ответ на действия русских крейсеров придут обстреливать его, из Уссурийского залива, и что их можно подловить на минах и береговой артиллерии, и даже задействовать для этого крейсера. Притопить один борт, чтоб дать более больший угол возвышения и вести огонь, зону обстрела разбить на квадраты, Артамонов уже про это знает. И как можно быстрее, доставить во Владивосток русские подлодки, надеюсь, они будут более совершенные, чем в реале.

Предложил я сотворить Японии весьма большие проблемы, как на суше, так и на море и имя этим проблемам… Формоза! По сути открыть им второй фронт на суше и четвёртый на море На морском форуме я выкладывал свой вариант, предложил его и здесь, ведь здесь его можно реализовать. На лайнерах-вспомогательных крейсерах, доставить к Формозе батальон или два, полк с артиллерией, пулемётами и берданками тысяч 30, патронов миллионов десять, несколько батарей старых пушек. В Китае найти лидеров республики Тайвань, которая была объявлена в 1895 году, и уничтожена японцами. Высадить десанты в южных портах острова, тем самым спровоцировать антияпонское восстание, сейчас в 1898 году, там оно в виде действий партизан ещё идёт, японцы очень жёстким кнутом и пряником, сумеют его подавить только в 1902 году. Раздать берданы и пушки местным. Полковник Акаси помогал "нашим" революционерам, почему бы не ответить взаимностью? Если привести туда более значительные силы флота и десанта, то можно и японскую базу на Пескадорских островах захватить, они как аккурат почти посередине Формозского пролива находятся.

Задача флота максимум, разбить япов на море, минимум, не дать им достичь господства на море, что заставить их высаживать и снабжать свои армии, в невыгодных условиях, через Корею и Дагушань. Плюс к этому удар по морской торговли Японии и её каботажу.

Чётко указал, что японцы ударят внезапно, ДО официального объявления войны, ударят по стационерам, так, что по мере нарастания напряжённости убрать все крейсера и канлодки и оставить на заклание клипера. По главным силам в Порт-Артуре будут бить миноносцами, понятно, что ночью, а утром придут на добивание их главные силы, даже назвал, где они встанут, перед тем как прийти к русским, остров Раунд. Можно устроить япам ложную эскадру, и насадить пару, другую миноносцев на камни или даже ответную торпедную атаку главных сил японцев, вот её они точно ждать не будут. Или просто соблюсти все условия, чтоб ночная минная атака японцев, закончилась для них ни чем. Светомаскировка, противоминные сети, прикрыть боевые корабли, гражданскими судами от мин. И утром их встретить по полной, береговой артиллерией и флотом, можно даже минами. Ночью, рано утром, выставить мины по линии от мыса на Ляотешане параллельно берегу, и чуть мористее неё, ближе Того не полезет. Он приведёт 11–12 больших кораблей, пара из них вполне может подорваться, заманчиво, конечно с минами, но слишком лихо даже для С.О.Макарова. Впрочем, даже и без мин и ответной торпедной атаки, можно будет япам врезать хорошо. И дал русским адмиралам шанс, я точно помнил, что концевыми были в линии у Того в бою 27 января у Порт-Артура, большие "собачки", бронепалубные крейсера, а ещё точнее "Иосино" шёл концевым. И когда Того дал приказ уходить из под огня эскадры и берега, эти крейсера сделают поворот "все вдруг" и будут уходить строем фронта, и "Иосино" будет ближе всех к русской эскадре, а именно, к эскадренным броненосцам! Одно попадание 12 дм-го снаряда, может предопределить дальнейший путь крейсера… на дно. Для этого русским надо поставить впереди самые быстрые эбры, чтоб иметь как можно более долгий огневой контакт с противником, то есть "Ретвизан", "Цесаревич", "Победа", и если не останутся во Владивостоке "Пересвет" и "Ослябя", от огня трёх — пяти эбров, "Иосино", будет уйти практически невозможно, потом за ним может настать очередь, следующего крейсера. Маневрировать японские крейсера не смогут потому-что справа от них будет идти Того с эбрами и броненосными крейсерами, и своим манером они могут смешать его строй, и даже если, этого не случиться, они всё равно будут концевыми, то есть остаются под огнём русских. Если Того решит их прикрыть главными силами, то русские могут сделать ему палочку над "Т", он сам под неё залезет или разойтись с ним контркурсами, и уйти под прикрытие берега. Поэтому им остаётся только надеется на свою скорость, и неопытность русских артиллеристов, но в случае с пятью и даже тремя эбрами, может сработать правило больших чисел, которое уменьшает шанс на везение. Я даже нарисовал схему, боя у Порт-Артура, как она была в реальности, вдруг пригодиться, тому, кто будет командовать 1-й Тихоокеанской эскадрой. Получить потерю даже одного, достаточно неплохого крейсера, в первый день ещё НЕ объявленной войны, будет не очень приятно, особенно если "Варяга" или другого русского крейсера не будет в Чемульпо стационером.

По-русски написал, что после этого пойдут брандеры, именно брандеРЫ, закупоривать проход, поэтому надо быть во все оружие, эсминцы, канлодки, дежурные крейсера, прожектора, береговые батареи. Указал на фирменные приёмы японцев, — выбивание флагманов и палочка над "Т", он же кроссинг, охват головы, поэтому флагманами должны быть самые защищенные корабли, то есть не "Петропавлоск" и не "Пересвет".

Против охвата головы, пусть разрабатывают манёвры, адмирал В.К. Витгефт в начале боя 28 июля, переиграл Того, и ушёл от охвата, значит и другие смогут. Дал примерную схему установки мин с салазок, что могли их быстро ставить с эсминцев, так же сообщил, что минрепы, крепление мин надо делать более надежные, иначе мины во время шторма срывает, и могут подорваться свои же корабли, судьбу "Енисея" и "Боярина" я помнил. Ещё раз напомнил, что мины с эбров и крейсеров надо убрать, это гарантированная гибель корабля при их взрыве, и что надо увеличить запас мин на базах, если не хватает новых, то брать мины Герца и ставить их пучками, чтоб усилить их действие. Ткнул пальцем, что для охраны внешнего рейда нужны будут, легкие силы, и миноноски для этого само то, увидел противника — поднял тревогу, перекинуть их хотя бы дюжину в Порт-Артур с Балтики и Черного моря, с Амура, чтоб потом во время войны не хвататься за голову.

2-я Тихоокеанская эскадра (ТОЭ), командовать ею должен точно, не Рожественский, Чухнин, Дубасов, если никого из них не будет на Тихом океане, ну, Скрыдлов на крайний случай. Снабжать углём с эскадренных угольщиков, и обеспечить её боекомплектом, запасами, амуницией, снаряжением, что её командующий думал о боевой подготовке эскадры, а не о кальсонах и ботинках для матросов. Сделать ход конём с броненосцами с Чёрного моря, как в одной из альтернатив, под флагами императорской семьи вывести на соединение с 2-й ТОЭ "Три Святителя", "Потёмкина", "Ростислава", лучше, конечно два первых.

На эскадру взять, полк морпехов, с артиллерией, пушками, и захватывать Пескадоры, мины, артиллерию для береговой обороны. Захватывать порты на юге Формозы, и там реализовывать вариант антияпонского восстания, если его не сделают раньше и русские оттуда смогут тиранить безнаказанно судоходство в сторону Японии, и крейсерами и вскр дотягиваются до портов Тихого океана. Или встать на островах Мияко или Яейема, там места много, стоянки глубокие, таким образом, и оттуда под удар попадает вся морская торговля Японии. И даже если Япония сможет взять Порт-Артур и уничтожить 1 ТОЭ, то со 2 ТОЭ, ей придётся начать бороться с самого начала, и за сотни миль от Сасебо и даже от Окинавы. 2 ТОЭ на этих островах могут снабжаться с Индокитая, Манилы, даже Гонконга, смогут японцы вытянуть ещё несколько месяцев войны, имея под ударом морские пути и полумиллионую русскую армию в Маньчжурии. Вопрос.

Даже если 2 ТОЭ будет иметь состав как в реале, но с другим командующим, снабжением и стоянкой, это уже будет другая 2 ТОЭ, а ведь к ней могут прийти для усиление крейсера из Владивостока, эскадра в этой реальности, может получить эбры с Чёрного моря, крейсера, купленные у Германии или Испании. И Того получает против себя 6–8 эбров, три-пять больших броненосных крейсеров, которые отдохнули, набрались сил имея базу, а не эскадру, которая прошла тысячи миль и с ходу вступает в бой, в шаговой доступности от баз противника.

Или другой вариант для 2 ТОЭ снабжаясь углём с эскадренных угольщиков, от Камрани она идёт на острова Бонин, оттуда на Курилы, и через Лаперуза во Владивосток, вскр и крейсера из Владивостока, отвлекают на себя внимания, чтоб держать Того у Цусимы.

И ещё один момент, которому я уделил внимание, разведка и контрразведка, как раз профиль Артамонова. Здесь был полный швах! Морскому атташе Русину, в реале получилось вербануть нескольких японцев, и они давали ему сведения, и на этом всё! Потом во время войны, русские в Китае, Франции, через телеграф много сведений получали, но это было потом, а не сразу. Агентов в портах и базах флота Японии у России не было, и получалось, японцы через своих агентов знали у русских очень много, а русские о них около нуля. Переводчиков с японского и китайского в армии и флоте тоже близко у нулю, хотя в 1899 году должны открыть Восточный институт во Владивостоке. Здесь решили так, об этом, полковник будет бить в колокола, в Генштабе, Министерстве и жандармов теребить, может чего и родят, и будет действовать сам, отберёт людей, и пусть учат языки, и ведут работу по выявлению японских агентов, в Порт-Артуре, Владивостоке, Дальнем, в частном порядке, под видом пинкертонов, места известны, бордели, кабаки, парикмахеры, портные, прислуга, иностранцы, телеграф, голубятни, тоже брать под контроль. И отправить несколько человек как иностранцев в Японию, или завербовать таковых уже там. Во Владике можно корейцев, китайцев подключить, чтоб помогали японскую агентуры выявлять, на Квантуне китайцев из местных, они должны помнить резню, которую японцы учинили заняв Порт-Артур. Вот! Во Владивостоке, под видом портного, сидит уже или скоро появиться матерый разведчик, даже член "Черного дракона" вроде. Конечно полковник Акаси, чтоб его брали под колпак ДО войны, и от него ниточки приведут ко многим людям и местам, в России, Англии. Так, что перед войной надо будет зачищать выявленных агентов, с теми, кто выгоден, вести шпионские игры, всё легче будет дела вести во время войны.

Вот вспомнил! Упомянули телеграф, и пришли на память моменты из "Одиссеи "Варяга" и Егорьева. Можно, а точнее нужно, перерезать телеграфные линии на острове Цусиме, как в "Варяге" вряд ли получиться, а вот на Рюкю вполне и Формозе тоже, и в нескольких местах, и мину на обрубок поставить, чтоб, когда будут его поднимать рванула. И ещё дело для вспомогательных крейсеров, в первый же выход к океанскому побережью Японии… залив Хамамацу, там дамба, мост, а по ним ж\д идёт, если это хорошенько рвануть, то это резко затруднить переброску войск и средств, в порты юга Японии для отправки их в Корею, это была в том время единственная ж\д с север на юг и в районе Хамамацу, она шла очень близко от берега. Вот рвануть бы всё это, и японцам пришлось бы этот участок пешком топать или по морю, а там их вскр и ждали бы, это снизило бы темпы мобилизации и переброски войск на материк. Думаю, С.О.Макаров дал бы добро на разработку и реализацию такой операции, может Дубасов и Чухнин, тоже, но будут ли они командовать ТОФом перед войной, вопрос открытый, уйдут ли сразу в поход вспомогательные крейсера тоже. Вот, для того, чтоб деньги для флота были не из бюджета надо активизировать Доброфлот, и общество по помощи флоту, может, соберут на пару вскр, вот граф Строганов дал денег на целый вскр.

Ещё одна морская тема всплыла… предвоенные покупки японцев в Италии, броненосный крейсера "Ниссин " и Касуга", перекупить их России бриты не дадут, да и в самой России тот же Рожественский может опять затупить как в реале, что они не вписываются в концепцию флота России. Бараны! Вписывается не вписывается, война на носу, купи, чтоб противнику не досталось. Как в "Одиссее" взять их на абордаж не получиться, утопить подводными пловцами тоже вряд ли. А вот устроить случайный таран, когда они бункероваться в портах будут очень даже можно, взрывчатку в котёл бросить, в Сингапуре, нанять ловцов за жемчугом и японские крейсера вполне могут намотать на винты, сети, канаты, тоже случайно. Ведь тому, кто согласиться это сделать будут платить золотом, а может и не будут. Это тоже придётся отдать в руки Артамонова, его люди, должны появиться в важнейших портах мира, задолго до начала войны, "Если хочешь сделать хорошо, сделай это сам!", ждать пока разгонится военная машина империи нет времени. В ответ на покупку Японией крейсеров, купить у Испании, крейсер "Император Карлос 5-й", может даже не перевооружать, в отряд к "России", "Громобою", "Рюрику" он очень даже впишется, а ещё лучше, у немцев "Фюрст Бисмарк" он вообще для рюриковичей будет как родной. Испанцев соблазнить деньгами, дойчев надеждой на будущий союз, а лучше турбинами, линкорами, можно у них же и бронепалубник прикупить в комплект, был у них большой в единичном экземпляре, с каким-то женским названием, и усилить их 2 ТОЭ, он по-своим ТТХ к "Богатырю" близок.

Рассматривал я и самый худший вариант, если мои письма дадут около нулевой результат на верху по Квантуну и Порт-Артуру, то Артамонов и его люди, должны будут за свои, мои деньги, с помощью взяток, шантажа, как угодно, но обеспечить, как минимум, полк Третьякова или тот, который назначат на перешеек, и дивизию Кондратенко, материалами для создания более основательных укреплений, ДЗОТов, ДОТов, брониками, касками, картечницами вместо пулемётов, ручными гранатами, противопехотными минами, ракетными установками, миномётами и пару аэростатов. Если Третьяков удержит перешеек, то события войны могут пойти и по другому сценарию для России. И ещё была у меня несколько задумок для Артамонова и его людей, которые должны будут у него обязательно появиться. Одна из них, ЧВК. Из отставных военных сформировать, батальона два, три, вооружить, экипировать их по последнему слову техники, плюс ништяки послезнания, и отправить как добровольцев на Квантун в помощь армии. Частный бронепоезд, бронеавтомобили, тачанки, аэростат, вооруженные яхты, может дирижабль, со своими ДОТами, ракетными установками и. т д

Но, главные сражения должны были начаться ещё до начала русско-японской, они должны были идти в Петербурге, между большИм злом и меньшим.

Противники в этом противостоянии, Николаевичи и Михайловичи, Мария Федоровна, Победоносцев, Дурново, Сипягин, Плеве, Столыпин, относительно адекватные консерваторы в госаппарате, ещё не скурвившиеся генералы и адмиралы в армии и флоте, против Александровичей, Владимировичей, Александры Федоровны, камарильи, Витте и его банды, а поле битвы получается — Россия.

Козыри послезнания решил я дать более менее "нашей" стороне, меньшему злу, Николаевичи, Михайловичи, Мария Федоровна, адекватные консерваторы, толковым адмиралам, генералам, будущим генералам и адмиралам. "Наши" великие князья должны были начать борьбу за усиления своего влияния в правительстве, Госсовете, армии и флоте, должны способствовать возвращение в высшие эшелоны власти Дурново и ввести туда Столыпина. Марии Федоровне и княгине Ольге доставались, сыновья и братья, — Николай 2-й и Михаил, первый, чтоб по чаще вылазил из под каблука жены и делами империи занимался, второй, чтоб нашёл у себя яйца и понимание, что он пока ещё наследник, и тоже занялся делами страны, а не только великосветской херней страдал.

Адмиралы, генералы, офицеры, мысль о том, что если они приложат усилия для реализации этих предложений и новинок в жизнь, подключат к этому других толковых, радеющих за офицеров, и как можно больше таких, то и войну они смогут выиграть, и помогут России в будущем избежать революций и вероятной её гибели в них.

Высший уровень, получал тоже самое, помогут России в будущем избежать революций и вероятной её гибели, в том числе и своей гибели. Плюс к этому, высший уровень получал более внятное описание внутренней и внешней ситуации, в моём варианте и доказательной базой на основе послезнаний.

А именно о том, что Россия ещё немного и забеременеет… РЕволюцией, и начнёт её вынашивать. Николай 2-й не тот царь для России в это время, и в основном его окружают не те люди вокруг него, начиная с родных дядь, Витте и его кодлы. О том, что Ноздря (это кличка Витте) втягивает Россию в союз с Францией и Британией, где она будет иметь роль пушечного мяса, его золотой стандарт удобный инструмент для вывоза из России денег в виде процентов, что влечёт за собой новые кредиты, увеличение вывоза капитала, и так по кругу. А кредиты же можно брать и на более выгодных условиях для России, чем они берутся сейчас и потом, Витте перестал работать на Россию, он теперь работает на Ротшильдов, в должности министра финансов Российской империи. Он враг!!! И те люди, которые в его команде тоже, в частности Куропаткин, Ламсдорф, Коковцев, а так же великие князья Александровичи, со своими великосветскими и не очень шлюхами, может только Павел Александрович ещё не так скурвился.

Политика экономии на армии и флоте, когда бюджет профицитный, а угроза войны с Японией растёт, и при этом вбухивание миллионов в Дальний и Либаву. Заказ разнотипных кораблей перед войной. Это дурость или предательство? Витте и К не дураки, значит предатели. Куропаткин, вместо, того, чтоб выбивать средства для перевооружения пехоты и артиллерии, рассуждает о важности мирной конференции и разоружения. Делает заведомо ложные выводы, после своего посещения Японии, что её армия слаба, она не сможет перебросить большие силы на континент, хотя японо-китайская война, и расходы Японии на армию и флот их рост как на дрожжах, говорят об обратном. Выбор самого экономного плана строительства крепости в Порт-Артуре. Что это дурость или предательство?

Писал, буквально крича о том, что России надо решать срочнее срочно внутренние вопросы, крестьянский, рабочий, еврейский, национальный, религиозный, сословный и многие другие. Но, прежде всего крестьянский, пока крестьяне социальная, духовная и экономическая основа и опора империи и монархии, и надо немедленно начать давать им землю. И предложил столыпинский вариант крестьянской реформы, чтоб подталкивать выход из общины снижать тем, кто вышел и взял себе отруб, хутор начать снижать, а потом и отменять выкупные платежи, налоги. В первую очередь тем, кто захочет выйти из общины, а затем в течение нескольких лет отменить платежи уже всем. Крестьянам ссуды давать через Крестьянский банк, в сохранившуюся общину внедрять кооперативы разных видов, ТОЗЫ так же рублём поощряя их создание. Землю давать и из госфондов, их пополнять, выкупая земли разорившихся дворян, а не спасать этих бездельников.

Программа массового переселения крестьян в Сибирь и на Дальний Восток. Это всё принципе и так, витало в головах думающих людей во власти, только реализовать начать не хотели или не давали. Если крестьянам начнут хотя бы так, давать землю, то они в большинстве будут хотя бы не против власти, а агитаторов против неё как минимум будут посылать подальше. И начало крестьянской реформы ослабит позиции критиков власти, революционеров что, она, не хочет решать проблемы крестьян, а что очень большой плюс в её пользу. Но, только начинать всё это нужно было даже как говориться даже не вчера.

Рабочим надо дать хотя бы минимальные социальные, гарантии и права, в отношениях с работодателями, на профсоюзы власть сама пока не пойдёт, значит, роль профсоюзов она должна взять на себя, стать арбитром в отношения работник — работодатель. Рабочих она защищает от жадных работодателей, последних от буйных рабочих. Империи нужна стабильность, и выстраивать отношения работник — работодатель нужно именно в этом направлении, чтоб были все относительно довольны, перекос всё же немного должен быть в пользу рабочих, их уже миллионы, они платят налоги, покупают товары, служат в армии и флоте, а буржуи не сильно обеднеют, если рабочие будут жить лучше, они своё возьмут всё равно. Власть должна решать проблемы, которые будут, возникают в этой области. Численность быстро рабочих растёт, их социальное и материальное положения очень нелегкое, а многие из них грамотные, отличное поле деятельности для революционеров, особенно марксистов, поэтому здесь реформами тоже надо, выбивать у них почву из под ног.

Поделился мыслями о еврейском вопросе, наработки правда были не совсем мои, а из произведения АИ про царя Георгия. Смысл прост, давать евреям права, постепенно, в течение лет 10, и они должны за это заплатить, миллионов 150–160. Израиль им пообещать. Сплошная выгода получается! Империя получает деньги, снижает напряженность в обществе, хотя конечно тупые националисты орать буду, что жиды погубят Россию во всю глотку. Конечно, погубят, если их гнобить и дальше, они тысячами и тысячами, пойдут к революционерам, и их будут спонсировать из-за границы сионисты. Так нужно сделать так, чтоб часть из них стали как минимум нейтральны, а часть вообще служила в интересах империи. И решение еврейского вопроса, закроет рот всяким борцам за свободу евреев заграницей.

Так и со старообрядцами сделать. Зачем продолжать делить русских, православных на два народа? Постепенно, но быстрее, чем с евреями, лет за пять, снять ограничения и денег взять меньше, миллионов под 50. Решения этих вопросов, придаст империи и власти стабильность и критиков заткнёт, и денег тоже даст.

Вопрос национальный тоже взрывоопасный, предложил ускорить процесс встраивания в империю инородцев, для начала отказаться от самого понятия "инородец", уже в это время вызывающий отторжение. Встраивать не русские народы в империю, через службу в армии, гослужбу, мягкую русификацию. Начать призывать в армию ограниченным числом, всё большее число, нерусских народов, и делать и это не из под палки, а наоборот, что это честь служить в армии Российской империи. Из татар, казахов, башкир, калмыков, бурятов, народов Кавказа, получатся неплохие солдаты и офицеры. Казахам, народам Средней Азии, Сибири, Дальнего Востока создать письменность на основе кириллицы, открывать побольше двойных школ, русско-казахских, татарских, бурятских и. т д. Пусть кириллица постепенно среди мусульманских и тюркских народов вытесняет арабский, а светские школы медресе, люди поймут, что это открывает больше возможностей, чем арабский и медресе, заодно и по пантюркизму можно будет ударить. И назвал, человека, может помочь создать алфавит и уже сам продвигает идеи о важности изучать русский язык и культуру среди казахов, Абай Кунанбаев. Эти предложения Артамонов должен был кроме "наших" передать ещё, в МВД, его департамент по делам религий и исповеданий, им уже руководит или будет князь Эспер Эсперович Ухтомский, ему мои предложения будут понятны, а сам предлагал такой же вариант действий в отношении распространения православия и подход к другим религий.

В общем, я писал, что Россия должна начать строить социальное государство на основе самодержавной монархии и государственного капитализма, где монарх, гарант прав, свобод своих подданных… любых подданных, перед монархом и законом все равны. Россия должна стать страной, где всем живётся более менее хорошо, — "Империя превыше всего!!! Ты для Империи, Империя для тебя!", такой должен быть подход. Монархическое социальное государство, с сильной властью, но государство которое не подавляет общество, а гарантирует социальную и правовую защиту, с нормальным набором, прав и свобод, на основе умеренного, адекватного консерватизма, способного реагировать на изменения. И подавляет всех тех кто контрпродуктивны, хе-хе, и не важно кто он, бывший батрак или великий князь, — "Империя превыше всего!!! Ты для Империи, Империя для тебя!"

Пусть разработкой идеи социальной монархии занимается Лев Тихомиров, Иван Ильин, им эти идей близки, тем более, что под их влиянием я и сформировал свой подход, ха-ха. Есть даже готовый теоретический каркас для такого устройства России… проект Сперанского, его только отрихтовать под современные реалии и потребности будущего. Есть там и орган для любителей не мешки ворочать, пусть там для начала трепятся, пар выпускают, далее постепенно переродить его в нормальный работоспособный законосовещательный орган. Трудный вопрос для России, национальная идея, триада, "Самодержавие. Православие. Народность" уже устарело, может кроме народности, предложил его решить так, — "Империя. Величие. Народность". Россия, где всем людям и народам живётся относительно хорошо, с перспективой на ещё большее улучшение, и она занимает своё достойное место в мире, чтоб обеспечивать в нём свои интересы. Таким я видел будущее России, и хотел, чтоб оно стало таким.

Написал и про место России в мире сейчас и потом, без соплей. О том, что России готовиться судьба агнца на заклание, войной с Японией и одновременно с ней революцией, на которую бриты и японцы буду давать деньги и создавать условия для революционеров, хотят ослабить Россию, через это и французские кредиты затянуть её в свой союз, Англии и Франции, и с помощью неё и французов в будущей мировой войне англо-саксы хотят сломить, ослабить Германию, а потом добить Россию очередной революцией и смутой, лишив её плодов победы. И убить сразу трёх зайцев, ослабить или уничтожить всех своих потенциальных противников, — Францию, Германию, Россию, её уничтожить. Правда бритов здесь переиграют их кузены, янки, но, от этого легче не станет, ещё хуже. Будет делаться всё, чтоб не допустит сближения и тем более союза с Германией. Сообщил о том, что влияние Александры Федоровны, а она внучка Виктории, на Николая будет только расти, особенно после рождения сына… с гемофилией, это был их козырь против неё и Александровичей и всех кто за ними стоял.

Ясно, написал, что Россия и Германия должны быть вместе, тогда им будет легче выстоять и победить англо-саксов, прежде всего в мировой войне. Ведь стоит посмотреть на взаимный торговый оборот, внимательно на историю последних столетий и будет ясно, кто для России главный внешней враг, а кто потенциальный союзник. Зачем России воевать с Германией? Ради чего? Братьев славян? Сербии, Болгарии, чтоб они через русскую кровь, вновь получили новые земли. Ведь братушкам славянам плевать на интересы России, и у власти у них такие же предатели, типа Витте и К, которые служат не интересам своих стран и народов, а других. Пусть будет панславизм, но практичный в пользу, а не вред России. Хотят сербы, чтоб Россия им помогала, пусть гонят в шею от себя бритов и французов, и следуют в русле российской политики. Если нет, то в задницу их, они по своей дурости и начала Первую мировую войну раньше срока. А-а!!! Вспомнил, в 1903 году будет переворот в Сербии, Карагеоргивичи скинут Обреновичей, это для тех, кто ещё будет сомневаться в моих предсказаниях.

Есть проблема для союза в лице союзника Германии Австро-Венгрии, и противника России. Хотя в реале Вильгельм, когда в Бьёрке предлагал России союзный договор проблем с ней не ощущал. Короче делить её между Германией, Россией, Сербией, можно Италии кусок бросить. Взять себе, что считаешь нужным и создать из остального кучу слабых государств.

В общем, предложил, своё видение внешней политики России, — вариант "ласковый телёнок двух маток сосёт", "завидная невеста". Россия находится в союзе с Францией, и сближается с Германией, тут она в своём праве. Это сделает франков сговорчивей, и в поддержки России в мире и в условиях получения кредитов, так же и с Германией, чтоб они шли на уступки России в политике, экономики, поддержали её во время русско-японской. Пусть бриты, французы и дойчи борются между собой ЗА Россию, чтоб переманить её к себе, а Россия от этого получает выгоды. Брать у всех выгодные для себя кредиты, технологии для развития, обещать всем себя, и снова получать выгоды. Даже заключить новый, договор с Францией, но под удобный для себя кредит. Но, при этом договориться с Германией, что в час Х с ней будет заключён союз с ней. И Россия за это получит, Проливы, долбанную Галицию, сразу или потом, Персию, нужные ей куски Турции, влияние в Афгане, базу ВМФ в Средиземном море. То есть Россия, в мировой войне будет плотно воевать только с турками, и может опять с Японией, и флотом помогая немцам, ВСЁ!!! А не как в реале одна против троих, потеряв при этом из-за войны своего главного экономического партнёра, — Германию и отрезана от других, Франции, Англии, Голландии и других.

Дойчи захотят, конечно, сами разбить Францию, пусть, разобьют сразу, хорошо, увязнут там, ещё лучше, будут больше зависеть от России, и может даже попросят у неё помощи. Даже если в войну влезут амеры, Англии и Франции это поможет временно, против Германии и России им на суше не устоять, даже если за них будет Италия.

И получается, что имея союз с Германией, Россия получает всё, что она хочет, только с гораздо меньшими потерями, если она бы воевала в союзе с Англией и Францией, тем более, что они с Россией не собирались делиться победой, устроив в ней смуту и революцию. И воюя в союзе с Германией, Россия после победы, по принципу "Vae victis" скинет с себя франко-английские долги, да и с Германией может рассчитаться в счёт, поставок во время войны.

И чтоб ещё с меньшими потерями пройти будущую мировую войну, нужно победить Японию в русско-японской войне или хотя бы измором взять. Бриты после проигрыша их будут склонять к реваншу, а Россия и Германия, должны ей предлагать британские, французские, голландские и американские владения на Тихом океане, плюс к этому искушение скинуть долги англо-саксов. А так же обещать миллионы китайцев вооружённых германским и русским, оружием, которые тоже будут не прочь выпнуть, бритов и франков из Китая и вернуть Формозу.

Но, для реализации этого сценария, и особенно послевоенного мира, Россия должна стать сильнее, и быть настолько сильной, чтоб у не особо умных дойчев, у которых в башке под касками будет сидеть идея о мировом господстве, было намного меньше, чем тех, кто понимает, что союз с Россией это благо для фатерланда, а война с ней это его гарантированная гибель. Тем более, что и англо-саксы в лице уже США, не будут дремать, а готовить реванш, потому-что у них в головах уже прописалась, "Рах американа" и град на холме, особенно после победы над Испанией в этом году.

Поэтому прямо написал, о, том, что Николая надо либо менять на Михаила и окружать его людьми, которые будут по-настоящему радеть во благо России или убеждать Николая, что нужно начать править по-другому и привлечь для этого других людей. Но, он упрям, поддаётся влиянию окружающих, и прежде всего своей жены, и на первом месте у него свои интересы и семья, а не Россия, он не правит по велению сердца, а несёт крест, выполняет обязанности императора, — такой император России в такое сложное время, НЕ НУЖЕН, он и его окружение погубят и страну и себя, ВСЕХ. Причём скоро… в течение ближайших 20 лет.

Высшему уровню было прямо написано, если они не начнут серьёзно и немедленно реформировать, менять Россию, людей во власти, то получат проигранную войну с Японией, революцию, общий кризис, невыгодную и тяжелую для России мировую войну, роль пушечного мяса в ней, предательство союзников, новую революцию, свержение монархии, бардак, захват власти революционерами, гибель империи и династии. И то том, что представителям династии и её сторонникам не будут хотя бы через формальный суд рубить головы, как во Франции, их будут расстреливать БЕЗ суда и следствия, ВСЕХ, кто попадёт в руки революционерам, и как следствие всего этого гибель миллионов людей в России и её самой. То есть если не начнут действовать здесь и сейчас, то они просрут — ВСЁ!!!

Артамонов когда это писал, стал, постепенно бледнеть, когда мы закончили, спросил меня, — "Это всё правда!!!???" "Да. Так и будет, если оставить всё как есть", — ответил я. "Как всё это остановить, избежать и спасти Россию!?", — спросил он меня. "Россию надо лечить. Лечить терапией и хирургией, реформировать и ампутировать", — был мой ответ. — Реформы в масштабах России, увы, не ваш уровень, но лично вы и люди которые за вами пойдут, сделать сможете для России многое. Первое, — начал я, не давая ему успеть задать вопрос, — "Как?"

И он услышал от меня следующее, — "Вы Леонид Константинович Артамонов должны стать по возвращению в Россию новатором в военном деле, найти себе единомышленников из знакомых, тех, кто с высокой степенью гарантии воспримет новинки положительно, и всячески пропагандировать и внедрять их. Для этого нужны, старшие офицеры, энергичные, толковые генералы, полковники, командиры корпусов, дивизий, бригад, полков, далее должна сработать цепочка по вертикали и горизонтали, если "наши" великие князья воспримут сведения из писем, хотя бы частично положительно, то будет и поддержка сверху".

"Далее в китайском походе вы должны показать эффективность себя как военного, с помощью новшеств, хотя китайцы конечно противники будут, так себе, но, всё же это будет практика, а не теория. После Китая вы получите звание генерала, авторитет и появиться возможность, более широко, распространять новые идеи, — излагал я свой план для Артамонова.

Затем шла задача максимум, Артамонов должен был вместо Засулича, получить командование Восточным отрядом на Ялу, или стать его начштаба или хотя бригадой в его отряде командовать, и занять ею левый фланг позиции, там, где японцы будут совершать удар в обход русских, и не дать им этого сделать. После успеха у Ялу или поражения, без разницы, японцы даже после поражения там всё равно возьмут вверх, нагонят солдат и артиллерии и пробьются, пусть, главное, чтоб как можно с большими потерями и без окружения русских сил. После Ялу он должен будет перевестись на Квантун, это будет не сложно, желающих будет мало. Тут Артамонов усмехнулся и сказал, — "Это точно!" "И там вместе с генералами Кондратенко, Белым, Надеиным, и держать перешеек сверх своих сил и не пускать японцев на Квантун и Дальний, — продолжил я. — И потом после войны, будет она выиграна или проиграна, вы будете и дальше, прилагать все усилия, чтоб сделать армию России сильнее… если останетесь живым. К вам будут прислушиваться, особенно если вы займете серьёзный пост в военном министерстве".

Полковник молча смотрел на меня. Я продолжил, — "Это трудный путь, вас будут ждать неудачи, менять старое на новое, особенно в армии, очень не просто. Вы сами это знаете". Он молча кивнул. "Но, Леонид Константинович, это будет только часть вашей деятельности… видимой, — сказал я, посмотрев на него. — И её будет недостаточно, чтоб, решать проблемы, и попытаться спасти Россию. Этого будет мало. Надо будет делать больше… и не явно".

"Нечестно, без суда и следствия, чужими руками, возлагая вину на других и проливая кровь, — продолжил мою мысль Артамонов, глядя на меня. "Да. И я рад, что вы это сказали сами. Значит, вы понимаете, что без этого не обойтись, и готовы к этому, — проговорил я. " Я понимаю. Но, готов ли я к этому, ещё пока не знаю, — ответил он. "Вы будете готовы, когда, окончательно поймёте, что мои предсказания о будущем верны. И чем это быстрее произойдёт, тем лучше будет для России, — сказал я в ответ. — Вы должны стать скальпелем врачевателя, который будет не только лечить, но и вырезать, то, что уже нельзя вылечить или на это просто нет времени. А поражена тяжёлой болезнью ваше Отечество, Россия!!! И вы присягали, ей верно служить". "Но, служить, честно! Без подлости!- сказал Артамонов. — "Всё!!! Леонид Константинович!!!- взорвался я. — Время служить честно с сохранение чести закончилось, давно! А точнее и не начиналось у врагов России. Врагов надо уничтожать любыми методами. Без пощады! Они щадить никого не будут, тем более каких-то русских и Россию. Которую всегда считал варварской, враждебной, она всегда для Запада, особенно англо-саксов будет врагом! Мы с вами для них НЕДОЧЕЛОВЕКИ!!! Зачем к нам относиться на равных? Нас надо использовать себе во благо, даже если мы, точнее наши страны при этом обречены на гибель и уничтожение. России они подписали смертный приговор, как свободной и независимой стране, с её великой, многовековой историей, культурой, так же как и моей стране и её народам. Если я сумел хотя бы на время его отсрочить. То и вы обязаны сделать ВСЁ для своей страны. Почему я должен вам помогать! Точнее уже помог, нанеся поражения бритам. А вы не хотите?! Глаза Артамонова вспыхнули гневом. " Давай, давай, злее будешь!", — подумал, я и продолжил. — Вам сделать экскурс в историю как европейцы, англичане на протяжении веков боролись против России? Ледовое побоище, Смута, войны с Турцией, убийство Павла, Кавказ, Севастополь, теперь революционеры. Вы сами бывали на Востоке и многое, что знаете. Нельзя бороться с бесчестным врагом, опираясь на кодекс чести. Это даёт ему преимущество, а вам проигрыш. Надо отвечать удар на удар, бить в слабые места врага. Тем более они у него есть!!! "

"Цель оправдывает средство! -продолжил с запалом я. — Ваша и моя цель это спасение наших отечеств от гибели, и для это ВСЕ средства хороши, тем более в борьбе, где враг не соблюдает кодексы и правила, а борьба идёт за жизнь или смерть своей страны. Так, что делайте ваш выбор полковник Артамонов. От вас в судьбе России будет, зависит очень многое. Поскольку вам уже даны и будут ещё по сути знания о будущем". Я замолчал. Артамонов сидел, неподвижно, смотря перед собой. Через несколько минут, он встал из-за стола и сказал, — "Я готов!" "По-другому и быть не могло!", — произнёс я в ответ. — Тогда, продолжим!"

И мы продолжили, я назвал имена, имена тех людей, которые не нужны в истории России, конечно на мой субъективный взгляд, хотя не только на мой, ведь я был завсегдай форумов и Самиздата.

Лев Давидович Бронштейн, уже или скоро станет Троцким, Владимир Ильич Ульянов — Ленин, Иосиф Виссарионович Джугашвили, Феликс Эдмундович Дзержинский, Зиновьев, Евно Азёф, Каменев, Радек их настоящие еврейские фамилии я не помнил.

Николай Бухарин, Вячеслав Михайлович Молотов, хотя Молотов это псевдоним, Лев Красин, князь Александр Кропоткин, Георгий Плеханов, Александр Парвус, Юлий Мартов, Борис Савинков, Александра Коллонтай, Спиридонова, А.Ф. Керенский, В.М. Чернов, Чхеидзе, американский банкир Шифф и его компаньон, Григорий Распутин, Георгий Гапон, А. Гучков, С.Ю. Витте, Родзянко, князь Львов, Н.Милюков, М.И. Калинин, Бауман, Тер-Петросян, Фрунзе, Адольф Гитлер, Гесс, Геринг, Геббельс, Муссолини, Савва Морозов, великие князья Александровичи, Симон Петлюра, историк Грушевский. Генералы Куропаткин, Стессель, Фок, последние могут геройски погибнуть в китайском походе, а лучше уже в японскую, в самом начале от рук японских шпионов. О тех о ком знал более менее подробно, сразу составляли справку, Ф.И.О, где и как найти, сейчас и потом. Артамонов сказал, что о Кропоткине, Плеханове знает, один анархист, другой народоволец, марксист, про Витте ничего не спросил, мы уже говорили о нём.

Спросил про остальных, и получил мой ответ, что это люди готовые словом и делом, бороться против России, готовые её уничтожить и попытаться вместо неё создать, новое общество, страну, где будет как будто всем счастье, использовать её как ресурс для воплощения в жизнь идеи мировой революции, другие просто националисты и политиканы хотящие славы и власти. При этом гибель миллионов людей, культуры, истории России их не волнует, для них это всё враждебное и чужое, это щепки, и все те, кто выступает, против их идей и деятельности должны быть уничтожены или как Гитлер просто уничтожить Россию. Отдельно назвал, Азёфа, Каменева, Зиновьева, Керенского, Мартова, Плеханова, Гучкова, Морозова, Пуришкевича, остальных в пекло!!! Этих можно запугать, перекупить, убедить, и использовать по их профилю, провокаторы, трепачи, социология, экономика, статьи и речи на заказ, но без революции, политический лидер, финансист, если у Артамонова это не получиться, в пекло! Гучкова можно уже в англо-бурской начать обрабатывать, постепенно, убедить фактами, предсказаниями и перетянуть на свою сторону, богатея — дуралея Морозова за яйца брать шантажом, и чтоб денег другой стороне давал. Нет, конечно, Артамонов может и должен поиграть в игры с наиболее значимыми фигурами из этого списка или с теми, кто ещё молод и может быть переформатирован, даже Адольф Гитлер, точнее ещё не Гитлер, когда у него появятся люди и ресурсы. Может и Сталина попытаться переформатировать, уж он то ресурс наигромаднейший, особенно если ему дать системное образование по раньше.

Но, большинство из названных в пекло!!!

Ленин своё "Развитие капитализма в России" уже наверно дописал, она, по-моему, вышла в 1898 году. И я указал сроки, к 1904 году люди из списка должны быть взяты в оборот, часть из них работать на Артамонова или гарантировано не действовать против России, остальные должны быть уничтожены или лишены возможности заниматься своей деятельностью на 100 %. Шиффа, например, чем раньше, тем лучше. Он или Троцкий должен быть первым, из высших эшелонов, первым великий князь Алексей Александрович, но только после того, как Александр Михайлович вес для флотских дел наберёт, примерно конец 1901 от ликвидации семь пудов, точно флоту польза будет, далее ВК Сергей Александрович, Владимир Александрович, тут Ники ну никак не сможет отвертеться от ужесточения мер борьбы с революционерами. Потом Витте, с ним как раз думаю, сумеют отработать его связи и людей в России и во вне неё. Куропаткина, нельзя пускать на русско-японскую, и желательно убрать его пораньше, чтоб не мешал подготовке к войнес Японией.

В 1902 году, начале 1903-го, должна состояться большая резня высших эшелонов власти, и хотелось бы верить, что это поможет. И назвал кандидатов на роли ликвидаторов, Григорий Котовский, Нестор Иванович Махно, и инструменты, бомбы само собой, и классика, снайперская винтовка. Убивать и заявлять, что ответственность на себя берёт, РСДРП, эсеры и прочие революционные организации и партии, чтоб за них взялись пораньше и по серьёзному. Для легенды прикрытия сделать постановку покушений, на "наших" великих князей, его сестёр, Марию Федоровну, Александру Федоровну, дочерей, не предупреждая их об этом, чтоб Ники проняло, наконец, и августейшее бабы ему плешь проели, что нужно бороться с революцией. И вот тут ставка на его мамАн, великих князей, сестёр, здравомыслящую консервативную часть общества, окружение царя, которые и до этого, должны будут ему внушать, убеждать, что репрессии это правильно, но, чтобы ослабить революционеров и прочих противников власти, нужны серьёзные реформы, новые идеи для страны и народа. А убийства великих князей, министров и покушения на мать, жену, сестёр, его дочерей, должно обеспечить давление на него со всех сторон с требованиями начать менять страну, они должны стать катализатором. Надеюсь, Дурново, Столыпин, и кто будет с ними действовать, уже план реформ разработают, а Лев Тихомиров или Победоносцев, хотя про него сомнения, представят идеологический проект социальной монархии в отдельно взятой стране.

Если после этого от Николая будет действий по нулям… в пекло его!!! И желательно в сроки, чтоб не успел зачать Алексея, он вроде летом 1904 года родился, июнь или июль. Царём станет Михаил, он тоже тютя ещё та, но если в реале пошёл на морганатический брак против воли Николая и матери, то дай Бог и здесь, под давление родни и окружения, нашарит у себя в кальсонах яйца, и может быть, он будет лучшим правителем, чем его брат. Артамонов, когда зашла речь об убийствах великих князей молчал, но, когда начали о Николае, он не выдержал. "Я должен убить государя!?", — практически воскликнул он. "Да, полковник, должны!!! Империя превыше всего!!! Ты для империи, империя для тебя!!! Иван 3-й Великий, братьев родных загубил, Петр согласился на казнь Алексея… своего сына, Екатерина на убийство Петра 3-го, Николай 1-й повесил декабристов, князей и гвардейцев, они это сделали в первую очередь для России!!! Если правитель не хочет, менять себя, страну, чтоб её сделать лучше, чтоб спасти её от гибели. Он не должен ею править и вести к пропасти, даже если он помазанник Божий! Не для это Господь поставил его властвовать! Если не вы, то это сделает другие, сделают, и после этого ввергнут Россию в ад, похуже Смутного времени!!! Царь сам в первую очередь, обязан служить России, и требовать этого от других. Если он сам этого не делает, то к дьяволу такого царя, султана, любого правителя!!! Родина превыше всего, полковник Артамонов!!! Dulce et decorum est pro patria mori!!! Если он не может Россией править должным образом, так пусть хотя бы умрет для её блага!!!", — уже кричал я.

После такого накала страстей, мы сделали перерыв до завтра. Если он не согласиться, явно выскажет сомнения, то и его в пекло, решил я, будем искать другие выходы на Россию, тем более, что были задумки на этот счёт. Артамонов как рассказала мне охрана и филёры долго ходил по двору после нашего разговора угрюмый и задумчивый, и пинал камни.

Вновь встретившись в моём так сказать в рабочем кабинете, я его спросил, — "Вы готовы?" Он понял, о чём я его спрашиваю. "Да. Я готов!", — твердо ответил он мне. Глаза, мимика, жесты вроде говорили от том, что не врёт. "Тогда, продолжим", — ответил я. "Но, за тобой по наблюдают", — подумал я про себя. И мы продолжили писанину.

Сергея Владимировича Зубатова в дела антиреволюционные ещё активней бы подключить, более основательно в вести в курс дела, может тогда, он поймёт, что кроме его интеллигентских методов, типа обществ для рабочих и воскресных школ, должен быть кнут и скальпель. Вот ещё имя- Георгий Гапон, его можно юзать и в нужную сторону, только контролить надо. Зубатова надо максимально эффективно в делах против революционеров и всего антиправительственного, большого таланта в таких делах человек, только добрый и щепетильный излишне в вопросе о способах борьбы с врагами. Артамонов должен им заняться обязательно и постараться наладить с ним контакт или вообще переманить к себе. И, наладить в целом не официальные контакты с охранкой и жандармами, одно дело делать будут, только они, к сожалению его, в белых перчатках делали.

Если был список на стирание людей, то должен быть и список будущего. Составили и его, — Г.К. Жуков, И.С.Конев, К.К. Рокоссовский, Р.Малиновский, С.М. Буденный, Говоров, И. Баграмян, Л.П.Берия, Токарев, Федоров, Дегтярёв, А.Н.Туполёв, И.Сикорский, Гаккель, Григорович, С.П. Королёв, Л.Ландау, П.Капица, А.Чаянов, Кондратьев, П.Сорокин, И.Ильин, Г.М.Кржижановский, Г.Седов, Русанов, И.Сикорский, Г.Тринклер, И.Луцкой, Боткин.

Дальше шли методы помягче, собирание компромата, шантаж, черный пиар, на того кого надо убрать с дороги, первыми под удар должны попасть генерал-адмирал, его люди во флоте, Александровичи, Витте, Ламсдорф, тем более он пидором был. Как это делать полковник знал и без меня, а уж компромат найти на этих "товарищей" было не так сложно. Надо, расчищать путь для "наших товарищей" в Морское ведомство, военное министерство и во власть вообще.

Далее опять шли варианты действий не для чистоплюев, использовать убийства, в том числе и свои, покушения на госслужащих, для раскрутки кампании по ужесточению ответственности за антигосударственную деятельность, терроризм, организацию терактов, участие в них хоть каким боком, поддержку во всех проявлениях. А то гниды, в ладоши хлопали, когда полицейских, министров убивали, и телеграммы поздравительные японцам высылали, а потом всякие гершензоны и веховцы, взывали к власти спасти их от вселенского хама.

Пока работали, я утвердился в мысли, что Марию Федоровну тоже лучше убрать с дороги. Если станет царём Михаил, то тоже будет ему мозги компостировать.

Для всего этого полковнику Артамонову предстояло создать свою частную серьёзную спецслужбу и ЧВК, а для этого нужны деньги и люди, прежде всего деньги. Людей можно привлекать из армии, полиции, охранки, жандармов, националистов, криминала, а деньги? Деньги для старта собрался дать на это я, причём много тысяч фунтов стерлингов, в фунт к рублю шёл один к 9,6 рублей, так, что на первое время должно хватить, чтоб создать и пустить в дело, этот скальпель.

Потом деньги надеюсь, пойдут от Менделеева, ведь он не бесплатно будет открывать кладовые мира разным буржуинам, а за долю и не очень малую. И полковник Артамонов должен был стать русским Эдисоном! Не официально, конечно. Все технические новинки в военной сфере, мосинка а-ля Маузер 98к, остроконечная пуля, русский "Максим", гатлинг с электроприводом, бронетехника, усовершенствование Мадсена и другие усовершенствования и изобретения, и не только они, должны были патентоваться, в России и мире.

Он и его люди должны были придумать, изобрести, — конвейер, панельное строительство, шины с кордом, электроплиту и духовка, фен, сушилка для волос в парикмахерской, велосипеды типа "Урал", "Кама", спортивные и дамские велики, различный электроинструмент, промышленная гильотина, радиальный сверлильный станок, офисное кресло, конвейер, авторучку, сигареты с фильтром, пули Фостера, Брейнке, саморезы, дактилоскопи́ю, электро и пневмобормашину, только на неё можно заработать хрен знает сколько, легированные стали, нержавейку, самолёт, автомобиль и их узлы и агрегаты. Рельсоукладчик и шпалы из железобетона, двигателя внутреннего сгорания разной компоновки, в том числе и "звезду", электророзетку и вилку, электроплойку, электропаяльник, сетку Рабица. Ватные палочки, гофрированный металл, шифер, принцип радиолокации, газовую турбину, женская гигиена, зубная нитка, лейкопластырь, чайные пакетики, шариковую ручку, носки с вшитыми резинками. Пылесос, электропулевизатор, электрический фонарь, нить из хрома и вольфрама для лампочек, киносъёмка с двух и более камер, с тележки, с подъёмника и другое, всё это должно было со временем дать ему миллионы, и финансово питать Артамонова и его организацию.

Так, что придётся ему создавать у себя в организации юротдел и техотдел, информационной, службу безопасности и много ещё чего, технически и юридически оформлять "изобретения", и я ещё раз поблагодарил Бога, что полковник был технарь по ВУСу, сам поймёт и другим сможет объяснить. Позже меня можно сказать осенило! Нужно создать частную научно-производственную корпорацию! С НИИ, КБ, лабораториями, производствами, заводами, фабриками, банками как у транснациональных корпораций, а то пока Академия наук, обсудить, примет решение и не факт, что в нужную сторону, могут уйти… годы! Научные мужи, мать их! Тут и Менделеев может не помочь. С помощью корпорации, можно будет быстрее двигать задумки в жизнь, привлекать людей, капиталы, открыть при ней свой частный политехнический университет, и школы по профилям, через разные олимпиады, конкурсы, конференции находить и привлекать толковую молодежь в науку и производство. Даже нашёл, ему помощников технарей, полковника Меллера, очень деятельный человек оказался в делах обороны Порт-Артура, Шухова.

Подкинул идею найти гробницу Тутанхомона, но в ближайшие годы, бриты русских вряд ли будут пускать в Египет, хотя есть ещё Гватемала и инки, "Золотой человек" озера Иссык, вот терракотовое войско хоть убей не помню, где искать, если не брать Китай в целом. С деньгами от изобретений решили так, 70 % Артамонову, 30-ть мне, для развития Судана много чего и кого придётся покупать, нанимать, его бюджет мог такую нагрузку и не потянуть, хотя эти средства не так скоро и придут в руки.

Отдельно написал Менделееву об атомной энергии и бомбе, про радиоактивные элементы и где на территории империи добывать уран, Каджи-Сай на южном берегу Иссык-Куля и Заозёрное в Акмолинской области, и людей, которые сейчас и потом, занимаются этой темой, Мария и Пьер Кюри, Резерфорд, Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Пётр Капица, Лев Ландау, что при Академии надо создавать отдельный НИИ для этого направления. Пусть уже сейчас закладывает будущую безопасность страны.

Артамонову предстояла огромная по масштабам работа, которую надо будет делать многие годы. Не всё, но многое у него должно получиться, у него будет и уже есть для этого уже, деньги, знания, главное, чтоб он окончательно поверил, в мои предсказания и тогда, надеюсь, он начнёт действовать в полную силу. Думаю, сопоставив события 1898 года и 1899, он убедиться, что я прав и мне можно верить. И другие акторы, к кому попадёт в руки послезнания тоже, думаю после 1900 года, мало кто будет сомневаться в сведения, которые попали им в руки. Особо упёртых и недоверчивых предсказанные события 1901 и 1902 годы, должны убедить окончательно, факты вещь упрямая. Я был уверен, что, первые кто вцепиться в послезнания, это технари, адмиралы, военные, политики сначала проверят, сбылись предсказания или нет, и после этого начнут действовать.

Но, это должно было быть в перспективе и в России, а мне дела делать надо было, как говориться здесь и сейчас, поэтому моя армия шла к Суакину, Судану нужен был выход к морю.

Глава 7. СУДАН ФОРЕВА

9 октября окончательно подтвердилось, что Осман Азрак занял Вади Хальфу, и пошёл вниз по Нилу как можно дальше на север с целью пограбить и навести панику, распуская слухи по телеграфу, что это идут англичане с трофеями. Пару рот одели в английскую форму и они придавали правдивость слухам о победе Китченера. В Асуане их даже с оркестром встречали, когда разобрались, поздно уже было, "победители" заняли телеграф и порт, а потом хлынули поток уже и самих суданцы.

Таким макаром прошли аж до Кены по реке на легких лодках. Конные отряды пошли дальше, сумели продвинуться ещё на полтораста километров на север. Городу Асьюту повезло, до него не дошли, а вот Тахте нет. Дальше не пошли из-за усталости и трофеев. Взяли много всего, это снизило скорость продвижения. И Осман Азрак принял решение, возвращаться, хотя до Каира было соблазнительно близко, всего 400 километров! Несколько дней пути. Но, он решил иметь синицу в руках. Да, и наверняка англичане, в жесточайшем форс мажоре готовились оборонять Каир.

Забирали всё ценное и полезное, а так же людей, и руками пленников разбирали железную дорогу, рельсы, шпалы, стрелки, оборудование, уголь, скот, зерно, всё это грузили на свои и захваченные пароходы, баржи, лодки и гнали в Вади Хальфу по воде и по суше. Рельсы, шпалы, оборудование пригодятся для ремонта своей ж\д, и можно будет строить навстречу ветки из Суакина. Что не могли забрать, уничтожали, чем меньше достанется бритам добра и людей тем лучше.

И всё-таки две сотни смельчаков, взяв из захваченных лошадей, лучших коней, запасы, опять английскую форму, отриконь пошли по обеим берегам Нила на север в сторону Каира. Наверно Осман Азрак вспомнил, местный вариант поговорки, — "У страха глаза велики!". Увидят сотню всадников, а расскажут про пять.

Другая часть сил прибывшая из Абу Хамида ушла вверх по Нилу для занятия Сарраса и соединения с Вад Бишаром идущего с юга. После полного взятия под контроль территории, у Вади Хальфы, и вниз по Нилу должны были в наиболее удобных местах начать строить форты и укрепления, пока из кустарного суданско — римского железобетона, кирпича-сырца и туда планировалось по ж\д перебросить 76 мм орудия с канлодок. Нужно было плотно перекрывать путь из Египта в Судан для англичан.

С занятием Вади Хальфы все построенные бритами железные дороги в Судане и вообще всё, что они построили с 1896 года, ими терялись, по Нилу вновь мы им перекрывали путь в Судан, теперь мне оставалось выйти к морю, чтоб полностью прорвать блокаду Судана.

11 октября, 12 тысяч пехоты, 2 000 конницы, с артиллерией и пулемётами вышли из Атбары на Суакин, армию возглавил я сам, со мной был Осман Дигма, это была земля его народа, и когда-то его вотчина как работорговца, а в порту был рабский рынок, и сейчас мы шли, чтоб взять реванш за поражения и вернуть себе порт.

Вот что я о нём узнал. Суакин был удобно расположен и неплохо укреплён. Остров, на котором расположен город, соединен с материком небольшой дамбой, у въезда на которую высятся ворота, называемые "Ворота Судана". На материке расположен имеющий форму полумесяца поселок эль-Кафф. Он состоит из нескольких больших домов из коралла, глинобитных хижин, в которых живут арабы и рыбаки, несколько солдатских бараков и построек военного назначения. Весь поселок окружен стеной длиной полторы мили, высотой пятнадцать футов и толщиной шесть футов. Стена имеет тыльный траверс и укреплена бастионами, на которых установлены орудия.

Оборонительные сооружения Суакина дополняются тремя мощными отдельными постами. В десяти милях к северу, находится форт Хандуб. Его собрат Тамбук расположен в двадцати пяти милях вглубь страны, и, несмотря на то, что это стоящее на скале укрепление состоит лишь из склада, укрытия и дозорной башни, его практически невозможно захватить без помощи артиллерии. Третий форт, Токар, был расположен на побережье, в пятидесяти милях к югу от Суакина. Он прикрывал плодородную дельту реки Токар, не позволяя устроить там свою базу. Это было большое укрепление, в нем имелась артиллерия и был расквартирован гарнизон может быть около батальона.

На форты было решено не тратить времени, их обойти, блокировать и потом принудить к сдаче осадой. Шли к Суакину про принципу "всех впускать, никого не выпускать", чтоб обеспечить элемент внезапности. И я рассчитывал, что вторжение моей армии уже в сам в Египет, заставит бритов там собирать силы, что оборонять свои владения, и помощи Суакину не будет.

Эх, как хорошо всё таки воевать с одной стороны без телеграфа и тем более радиосвязи. Представляю лица местных и бритов, когда из железнодорожных составов, пришедших из Абу Хамида, на рассвете на станции Вади Хальфа начали выгружаться сотнями мои воины.

30 октября моя армия уже стояла у стены поселка эль-Кафф, предложив гарнизону сдаться, условия были такие же, как в Кассале, при этом активно готовясь к штурму и… очень энергично собирая по округе всё, что могло держать человека на воде. 30–31 октября вели неспешный обстрел ворот, стены, бастионов, делали лестницы, располагали колоны для штурма, начали рыть траншеи-проходы к стенам, вели огонь по смельчакам, которые мелькали на стене. 1 ноября пристрелявшие боги войны, после обеда открыли ураганный огонь, фугасами, по воротам, бастионам, стене, разрушая их и пробивая бреши, ночью должен был состояться штурм с суши и с моря. Но… штурм не случился, через час после окончания обстрела, за стеной послышалась стрельба, и вскоре на стене появился белый флаг, ещё через час, я уже въезжал в "Ворота Судана", Суакин стал нашим!!! Тем, кто пытался уйти морем, перекрыли путь на захваченных лодках и винтовочным огнём. В городе кроме офицеров гарнизона были белые некомбатанты, несколько сот человек, их не трогали, а наоборот всячески привечали, в Суакине наконец-то я получил в руки телеграф с выходом в большой мир! Его сразу пустили в дело.

Отбили телеграмму на имя королевы Виктории, я поблагодарил её за доставленное мне вооружение, сообщил, сколько у меня пленных её солдат и офицеров и сколько их было до того, телеграммы ушли не только в Лондон, но и Париж, Берлин, Петербург, Мадрид, в редакции крупных газет.

Продолжил операцию АнТиАнТанТа, во Францию, на имя военного министра ушла телеграмма, — "Мол, спасибо, месье министр за ваших мушкетеров на берегах Нила!" После таких сообщений в Лондоне и Париже, и в Европе вообще должно было начаться веселье в прессе, в МИДах, на разных стритах и полях. И пригласил всех кто хочет торговать с Суданом, зарабатывать в нём, именно в нём, а не НА нём может начинать это делать.

Оставалось занять форты, к Токаре ушёл Осман Дигна, чтоб уговорами или пушками вернуть его нам, и отправить отряды вдоль побережья на юг и север, и чтоб местные узнали, что власть Халифы вернулась, покарать эмиров предателей, которые открыто, перешли на сторону англичан, и сражались против меня, в частности Омара Тита. Особенно меня интересовал район будущего Порта-Судан, и места на берегу, где можно подходить судам для разгрузки, морская блокада теперь моего берега, со стороны бритов более чем возможна, а так же место под название Гебейт, там уже тысячи лет назад ещё при фараонах добывали золото, потом и железо. А золото нам будет ой, как нужно! Дойчам я его не отдам всё, пусть русские тоже участвуют, примерно на равных будут.

Всё, я вернул себе все земли, которые были потеряны Халифой с 1896 года, и бритам придётся начинать всё сначала! У-ха-ха, а-ха-ха!!! Даст ли денег парламент в третий раз для войны с Суданом, после второго поражения, потери тысяч солдат и офицеров и кучи денег? Очень спорно. То есть он даст, но далеко не сразу, на носу война с бурами, катастрофичное ухудшение отношений с Францией, с другими грандами и странами помельче, надо от меня оборонять Египет, так, что был уверен, что на несколько лет бриты оставят меня в покое, тем более у меня их пленные, как заложники и рычаги давления в большом количестве, и я им готовил сюрпризы. Поэтому я смогу заняться делами, внутренними и внешними.

В Суакине я прощался с Артамоновым и его казаками, решили, что им лучше идти сразу в Порт-Саид, а оттуда в Россию, это лучше, чем из Массауа или Джибути, порт большой, все суда идут через него, быстрее уедут домой и меньше глаза мозолить будут. Для этого были наняты суда местных торговцев, им пообещали щедрую награду, а их семьи были приглашены в гости к новому главе Суакина, гостить они будут пока мне не привезут, письмо от полковника написанное его рукой, что он и его спутники уже отбывают в Россию. Так же они должны были, сообщить местным по городам и весям, что Судан снова имеет выход к морю, открыт для торговли.

Мы ещё раз с Артамоновым обговорили алгоритм его действий, кому какие письма и бумаги вручить, с кем иметь личные встречи, в какие банки переводить деньги, кому деньги переводить и многие другие моменты. Всё деньги, а это были реально большие деньги, которые Артамонов должен был получить для реализации проектов он взять собой, не мог, часть взял с собой фунтами золотом, и золотую местную ювелирку, она дороже будет стоить при продаже. Остальные он должен был получить в разных банках Европы и России, туда их должны были их перевести наши еврейские друзья во главе с Бенционом Кошти, в частности левантийская группировка торговцев. Суммы были немаленькие, в десятки тысяч фунтов стерлингов, взамен я им давал привилегии в торговле, промышленности в Судане и для их душевного спокойствия… золото. Полковнику была дана охрана, из несколько молодых людей отличавшимися умом и сообразительностью, склонностью к языкам, они должны были под видом слуг, сопровождать его до самой Одессы, и в случае каких-либо неправильных движений, Артамонова и его людей, их ликвидировать, и пытаться отправить письма по адресатам уже самостоятельно. Полковник это прекрасно понимал, но не возражал, мои люди должны были стать связными, осесть в Одессе, и при необходимости приезжать ко мне из России. Договорились, что мои заказы он начнёт выполнять в первую голову, и организует мне доставку главных европейских и русских газет, так же русских толстых журналов. Первым же транспортом пришлёт энциклопедию Брокгауза и Эфрона, разные справочники по технике, строительству, сельхозу и другие, военную энциклопедию и справочник по флотам от великого князя Александра Михайловича, самые свежие издания.

Решили, что будем держать связь по телеграфу, если линию от Суакина перережут, то, через, Массауа, Египет, Джибути, телеграммы, письма я буду отправлять на имя фон Штирлица в Одессу, Москву и Питер, а мне на имя Абдурахмана ибн Хоттаба или Алекс — Юстасу.

Прощались без лишних глаз и естественно слёз, полковник, когда они уже садились в лодку спросил меня, — "И всё таки, кто вы? Откуда у вас такие знания?" "Я, Абдалла́х ибн аль-Саи́д Муха́ммед, по прозвищу Халифа, человек, которому Всевышний соблаговолил дать больше знаний, чем остальным, для того, чтобы этот мир сделать лучше", — ответил я. "Но, почему в помогаете, России, а не Франции? — спросил он меня. Я ответил, — Россия ближе к Богу, чем европейцы. Ницше же сказал, что Бог умер! Но, это у них на Западе. Поэтому я, точнее, — и показал вверх, — помогаю России, чтоб она не убила Бога в себе, и сохранила его для других на это грешной земле. Верьте мне Леонид Константинович! Если Россия спасёт себя, она сможет спасти и мир, хотя бы часть его, от потери главного дара от Бога человеку… души! Поэтому сделаете всё возможное и невозможное для этого! С Богом! В добрый путь!" И я перекрестил его, мы с ним обнялись на прощание.

Теперь в руках этого человека, можно сказать была судьба мира, а не только России… и это было не совсем, по-моему, мнению правильно. Поэтому копии моей писанины для России с верными людьми, по морю из Суакина, я отправил через Джибути к Николаю Леонтьеву, который служил Менелику, и в 1899 году должен с его войском совершить поход к озеру Рудольфа, что закрепить эти территории за негусом. Военный, звание только ниже, чем у Артамонова, поручик или есаул, человек рисковый, добровольцем ушёл на русско-японскую, да и в Эфиопию попал ясно дело не просто так, помогал побеждать Менелику итальянцев в роли военного советника, Менелик победил. Вот ему и хотел я вручить, второй экземпляр писем в Россию, риск, конечно, был, но я надеялся, что Николай Леонтьев наш человек, не "наши" в жопу мира, которой была Эфиопия, с риском для жизни, не ездят и не служат там во благо России. Поэтому я был уверен, что после того, как он ознакомится с записями, сопоставит факты из жизни и истории России, которые мог знать только русский человек, поймёт, ЧТО попало ему в руки. Бросит всё, и немедленно поедет на родину, для этого мои люди даже покинут ему деньжат, и включатся в помощь со своей стороны. Ведь, когда, мои адресаты в России получат сведения ещё и от Леонтьева, то наверняка перестанут считать Артамонова, чудаком или даже сумасшедшим, может быть и такое. Два сошедших с ума офицера, профессиональных разведчика это уже перебор, и бьющие в яблочко предсказания, которые они им предоставят, это уже не бред и не просто совпадение. Мои адресаты, были людьми рациональными, думающими, логичными, расчётливыми, на это и была ставка.

Леонтьев так же мог мне помочь с установлением ещё лучший отношений с негусом, он имел влияние на Менелика, и должен был на основе моих доводов, а они были просты, — "Кругом нас враги!!! И нам надо водить дружбу против них". Присоветовать негусу дружить со мной, хотя он теперь, конечно, будет так делать, хотя мы, точнее Абдаллах, начали улучшать отношения ещё до вторжения бритов в Судан. Менелику Халифа даже отдал до появления меня, область Бени-Шонгуль для закрепления хороших отношений. Теперь после моих побед, мы просто обязаны или дружить или воевать, я предлагал Менелику и то и другое одновременно. Он уже знал о моей победе, и наверняка его посольство было уже на подходе к Омдурману, что ж надувать щеки и мне было не резон, будем дружить и сотрудничать.

Из Суакина вслед за Артамоновым, на родину я так же отправил своих врагов, коммандора Кеппеля и пару совсем больных офицеров. Через них я сообщал, что к пленным я допущу Красный Крест, но не британский, можно будет передать им небольшие посылки.

И внятно, на хорошем английском языке Лондону сообщалось, что, если они решать меня убить, то у них это не получиться, и после этого, первое, — начнутся казни их пленных, лорда Солсбери, Черчилля, родовитых офицеров в первую очередь и ухудшение положения остальных пленных, второе, — я вновь вторгнусь в Египет, третье, — в Уганду, Восточную Британскую Африку и Конго, в четвёртых, — начну засылать своих эмиссаров в Нигерию, британские владения на юге Аравии и Британское Сомали, и раздувать там восстания, в пятых — организую туда поставки оружия, и в шестых — если будут обстрелы, блокада берегов, портов Судана и разрыв телеграфа, воплотятся в жизнь первые пять пунктов.

К этим условиям прилагался список казнённых по приговору военного трибунала, британских офицеров, сержантов и солдат, и их фотографии… уже казненных. Кеппель и другие офицеры так же будут свидетелями этому, и подтвердят серьёзность моих слов.

Об этих условиях должна была узнать и британская пресса, у них же демократия!!! Для этого СМЕРШ выбрал семейного англичанина из Суакина, и сделал ему предложение, от которого он не смог отказаться. Его семья останется в Судане, а он сгоняет в Лондон, передаст информацию прессе, и потом может возвращаться, забирать семью и возвращаться домой. Даже денег ему дали. Вот так то, мы с вами будем выстраивать отношения, мои "дорогие партнёры", по принципу "как только, так сразу".

И ещё один человек покидал меня через Суакин, германский военный атташе при армии Китченера, капитан Тундеманн. Он уже более менее оклемался от ранения, и ему лежала путь дорога домой. Пленником он моим не был, ему присвоили статус гостя и вип-персоны, создали максимальные комфортные условия содержания, даже женщины у него были. Я имел с ним ряд встреч, мой посыл был прост, — Судан открыт для Германии! Строительство портов, железных дорог, телеграфа, рудников, различных предприятий, хлопок в будущем, стоянка для флота хоть завтра, закупки материалов, оборудования, наём разных специалистов, и конечно вооружение. Я ему сказал, что если он поможет в кратчайшие сроки организовать покупку и доставку для Судана 5–8 тысяч новейших винтовок Маузера и сотню-полторы легендарных "товарищей Маузеров" и патронов к тому и другому. То Судан ему будет очень благодарен, точнее уже говорит "спасибо" в размере пятьсот фунтов золотом, а если, поставка случиться, то ему переведут ещё полторы тысячи. И конечно, надо обязательно передать, почтение герру Круппу от суданских артиллеристов.

Ещё до Омдурмана я начал расширять сеть своих агентов, Египет от Александрии до Асуана, Итальянская Эритрея, Джибути, Эфиопия, в портах Красного моря, юг Аравии, Европа теперь будут и в России свои люди, — "Кто владеет информацией, то владеет миром". Ну, миром мне не владеть, но, что твориться в регионе знать мне надо. Как пример, тут мне Абдаллах перед битвой при Омдурмане, сообщил, что оказывается в Сомали, есть наши братья дервиши, которые так же с оружием в руках борются против белых, я спросил, каких белых, англичан или итальянцев? Он не знал. Дал задание, срочно узнать, узнали, когда я уже был в Атбаре сообщили, оказывается это Британское Сомали! Охренеть! И я задумался от военной экспедиции туда по морю, теперь у меня есть порт, берег моря, поэтому можно думать об отправке экспедиционного корпуса в Сомали к бритам… сразу в Берберу. Даже без наёма пароходов, парусные шхуны, местные большие доу, и несколько сот бойцов с пару орудиями можно отправлять. Гарнизон там наверняка небольшой, пару рот, и как всегда солдаты черные, офицеры и сержанты белые. Чего, чего, а десант с моря они, точно не ждут, тем более выяснилось, что там есть свои воины ислама воюющие с бритами, а враг моего врага, мой друг.

Были ещё у меня экспансионистские планы, негусу Менелику я предложил, заманчивый план совместных действий. Захватить сообща итальянские владения, мне север Эритреи с Массауа, Асмэрой, ему остальную с Асабэ и Рахейтой. Плюс к этому негусу Итальянское Сомали, могу отдать приграничную часть, где живут в основном христиане.

Да, я получал, наиболее развитую часть Эритреи, но и негус получал порты — Асабэ, Могадишо. Европейцы построят ему ещё порты на Красном море и Африканском Роге, железные дороги вглубь страны, и плевать он может на французов с их Джибути. Против Италии, Англии, надо заручиться поддержкой Германии, России, а за это дать им стоянки для их флотов, строить железные дороги, торговать, открывать предприятия, вкладывать деньги, Франции гарантировать, что Джибути не тронут. Так же заключить союз со мной, я буду сдерживать англичан, а уже битая Италия не захочет воевать сразу с двумя странами, и не попрут против грандов, утрутся, раньше реала на Ливию бросятся. А то, что Италия союзник Германии, то я то, точно, знал, какой она союзник. И прямо указал Менелику, что со временем итальянцы захотят завоевать ВСЮ Эфиопию, и вполне могут это сделать, ведь никто не гарантирует, что в следующий раз ей опять кто-нибудь поможет, а портов своих у неё нет, нет портов, нет развития страны, а отсталая страна это легкая добыча, да он сам это прекрасно понимает. Я ему писал, сейчас, точнее скоро наступит удобный момент начать войну, у нас с ним сейчас самые сильные армии в Восточной Африке. Франция будет с англичанами конфликтовать, и скоро у них начнётся новая война, что нам будет только на пользу. Поэтому надо плюнуть, ему на мирный договор с итальянцам, как это сделали они в своё время, и получить то, что так нужно нашим странам и народам, другого шанса может и не быть, внушал я негусу.

Я был уверен, что русские помогали Эфиопии, не только по доброте душевной, но, в том числе и для того, чтоб получить себе Асабэ или Рахейту для флота, в 1896 году канонерская лодка "Запорожец" проводила там, замеры глубин, итальянцы, громко возмутились, их поддержали бриты и французы, союзники мать их. У СССР была база ВМФ на островах у Массауа, когда она была ещё эфиопской. Потом устроили войну Эфиопии и Эритреи, и опа! База стала натовской. Теперь я хотел переиграть эту ситуацию в истории, в пользу России, Судана и Эфиопии.

Пока я находился в Суакине, ждал донесений, от Артамонова из Суэца, пришла вести из Джибути, посланцы к Леонтьеву и Менелику, сообщали, что они двинули в Адисс — Абебу. И из Претории тоже дошла весточка. Телеграф это всё таки сила! Посланцы к бурам в октябре туда прибыли, и передали письма адресатам, некоторым лично, очень хотелось, чтоб хотя бы часть из них использовала переданные им сведения на практике. С Артамоновым связь надеюсь на время прервалась по он в пути в Россию, мне оставалось ждать от него вестей, как и из Адисс — Абебы.

За это время пал форт Токара, были доставлены эмиры предатели, как живыми, так и мертвыми, точнее, их головы. Живых судили и казнили, имущество тех и других ушло в мою пользу. Пленных военных белых и местных, кто совершал военные преступления, и рьяно служил англичанам, тоже судили и казнили, остальные были осуждены на 10 лет, им сделали предложение о службе и сотрудничестве со мной. Местных толстосумов… простили, конечно за деньги, гражданским белым я гарантировал безопасность, если они будут лояльны, призвав их и дальше работать, и даже повысил жалование, чистые англичане уходили в мой актив, хотя продолжали работать на телеграфе, в порту.

Чтоб не сидеть без дела в ожидании новостей от посланцев и засланцев, я приказал, начать работы по улучшение города, порта, привести в порядок причалы, строить новые, начали строить, что-то типа маяка. Приступили к расчистке берега, улиц города и предместья, ремонтировать здания, начали разбирать остатки железной дороги, что здесь строили англичане. Думать о сооружении плотин и прудов на хорах. С Суакина же прибывшие в Судан начнут получать о нём представления, вот пусть и получают сразу приятные впечатления.

Сразу после сражения у Омдурмана я начал прогрессорствовать в гражданской сфере, улучшать дорогу Омдурман — Хартум, делать её двухполосной с разделительной линией, мосты через реки и сухие русла, которые в сезон дождей заполняются водой. Со временем восстановили телеграф по всей линии. Запустили несколько паромов через Нил, начали строить ещё два кирпичных завода и завод по производству бетона, пока римского, мясокомбинат, нужна была тушёнка, планировали лесопилки в лесной зоне, ставить на Ниле водяные двигателя, на местности ветряные мельницы, с водой в Ниле и ветром в Судане проблем не было. Начали строить металлургический завод с домнами, я создал свой конозавод, в трофееях англичан были и весьма породистые коники, а местные скакуны были родней арабским лошадкам, так, что симбиоз должен быть на высоте.

Вообще всем кто хотел открыть какие-либо мастерские, производство, торговлю был дан зеленый свет, налоговые льготы, кредиты, госсубсидии, я планировал устроить бум предпринимательства. Вот для этого я и начал создание Государственного банка, чтоб установить правила и процент, согласно установкам Пророка, золотой запас создать, надо были и налоговую систему менять, опять занялся национальной валютой и её курсом. Для консультаций был всё — таки вынут из тюрьмы и приведён в порядок, Чарльз Нейфельд, который уже тринадцать лет был пленником дервишей, и ему предложили разработать налоговую реформу для меня, консультантами стали местные буржуины, пленные англичане, особенно армейский казначей. Были отправлены в места добычи металлов люди, что оценить запасы и начать поиски новых месторождений, особенно меня интересовало золото, я сам и с помощью пленных, вспоминал, способы промывки породы, чтоб увеличить его добычу. Помнил же, что нефти и золота в Судане много, нефть пока не тренде, а золото… оно всегда в теме.

В Омдурмане и Хартуме начали расчищать центральные улицы, их планировали замостить, начали садить деревья и облагораживать рынки, строить общественные туалеты и частные, тех, кто гадил на улице теперь били плетьми и штрафовали, убирали свалки. Улучшали речные порты, делали пристани, верфи получили второе дыхание, с берегов убирали хлам, старые лодки, поставили даже примитивные подъёмные краны. В городах решили делать пруды, в Омдурмане на реках Кхор аль Каба, Хор Абу Анге (хор это засохшие русла) и на хорах в других городах, тоже создавать плотины, пруды в сезон дождей они наберут воду, между ними и рекой пробросить каналы, сделать арыки, чтоб увеличить количество земли для земледелия, и сделать города более комфортными для жизни.

На базе военной медицины, были открыты, кроме госпиталей, больницы, местные медики теперь следили за качеством воды, открыли медицинское училище, преподавали там местные, и заставили пленных англичан.

Пленных к работам подключили активно, провели их перепись. Ф.И.О, национальность, год рождения, семейное положение, ВУС, гражданская специальность, вероисповедание. Все кто имел какую-либо специальность, направили работать по профилю, арсенал, верфи, различные мастерские, кузницы, металлургический, кирпичные и бетонный заводы, обувная фабрика, заставляли пленных брать учеников, таким делали послабления режима. Те, кто был до службы в армии простым работягой, шли даже с охотой, лучше по своей специальности работать, чем кайлом махать и с тачкой бегать. Те, кто был без специальности, строили дороги и другие объекты, в основном это были египтяне и суданцы.

Пленным создали вполне сностные условия, они сами себе построили бараки, хозпостройки, больничку, зинданы тоже вырыли. Подъём до рассвета, чтоб успели поработать, работали по 12 часов, в самую жару спали, зачем зря рабочие руки гробить, кормили четыре раза, два раза в неделю помывка. Почти санаторий! За не соблюдения режима и СанПиНов били плетьми, особо буйных ждали цепи, плети и зиндан. Всех пронумеровали, разбили на отряды, форму и ботинки забрали, нашили роб и сандалей, шлемы им оставили. Офицеров и сержантов держали отдельно, но они работали на равных с остальными, как и обещал. Со временем появились среди них надзиратели из своих же, особенно быстро у НЕ белых.

Офицерам первый урок общения не пошёл впрок, они начали быковать, пытались права качать. Сука, раса господ, белые сахибы, мля!!! "Мы типа военнопленные, и работать не должны!", — им сказали, что Судан ничего не с кем не подписывал по поводу содержания военнопленных, они пришли к нам с войной, пусть пишут своей королеве, что она возмещала их содержание, тогда они не будут работать. И, чтоб поставить точку в вопросе, самым дерзким и каждому пятому публично всыпали плетей по два десятка, но без фанатизма и отправили на неделю в зиндан, остальным добавили работы и ужесточили режим. После этого дали вариант для выбора, либо они будут работать на меня в достаточно сносных условиях или их превратят в рабов, и они всё равно будут на меня работать, в рабы они не хотели.

Металлургию, горное дело, строительство гражданское, промышленное, дорожное, даже машиностроение, химпром, транспорт, судостроение, медицину, образование, финансовую систему и многое другое они мне с течением времени неплохо подтянули, и конечно армию. Особенно дорожили бывшими военными и гражданскими железнодорожниками, телеграфистами, инженерами, технарями им платили очень хорошее жалование, были хорошие условия содержания и режим, с гражданских почти сдували пылинки.

В столице и Хартуме, планировал открыть ремесленные училища и несколько школ, муллы и улемы, если и бухтели, что-то против, то про себя, в Атбаре и Вади Хальфе железнодорожное училище. Школы и училища, я приказал в ближайшее время создать в каждом крупного городе Судана, финансировались они за счёт местного бюджета и немного государства, дети погибших воинов учились за счёт него, другие за небольшие деньги.

Начал я развивать и военное образование, начали создавать училища, не высшие, конечно, сержантские по профилю, потом будут и офицеров учить. Здесь пустили в дело, кадровых военных из пленных египтян и суданцев, мои политруки работали с ними постоянно, позже появились и белые из ирландцев и шотландцев. Мне нужна была регулярная армия, и обученный резерв.

Сразу после занятия Саукина, начали возводить укрепления на берегах прохода в порт, поставили по берегам, и на острове Карантин батареи, по два орудия, пусть и временные, но делали основательно, замаскировали их, сделали ложные батареи, мины, из бочек, и выставили их на фарватере, на счёт повредить не знаю, но напугать могут, по берегу поставили наблюдательные посты. Заставил артиллеристов провести стрельбы по целям в проходе, в Суакин я взял свои лучшие расчёты, ветеранов Шевардино. Бриты парни активные, могут канлодку или даже крейсер прислать на разведку. Сначала в порт пришли торговцы, это радовало, процесс пошёл, с них взяли сборы меньше, чем были до этого, пообещав, что и дальше так будет, и их тут ждут. Опасаясь блокады с моря, я решил, что нужно определить всё удобные места на берегу от будущего Порт-Саида и южнее Суакина, куда могут в обход бритов приходить суда с грузами.

Англы таки пришли, перед самым моим отъездом, 15 ноября. Наблюдательные посты сообщили о явно военном корабле идущим в Суакин, кто мог сюда идти военным кораблём, так быстро? Только бриты. Я с охраной рванул, на ближайшую батарею, и в бинокль увидел канлодку, она шла медленно, явно всматриваясь в берега, отправил несколько всадников помаячить перед ними. Когда они начали входить в узость прохода, я отдал приказ на подрыв мин и открытия огня с батарей. После подрывов канлодка встала, и дала задний ход, открыв огонь, в направления города, наши снаряды начали ложиться вокруг неё, доставалась ей и шрапнелью. Вскоре англы получили попадания, их огонь усилился до истеричного, но доставалось, прежде всего городу, трофейные Крупп уже были бездымные. Когда дистанция, достигла более трёх км, мы прекратили огонь, противник тоже замолчал.

Через несколько часов мир узнал, чтоб дикарь из пустыни отбил нападение бритов с моря, телеграммы об этом отправили в газеты Парижа, Берлина, Питера, Мадрида, Амстердама. В ней поблагодарили герра Круппа за помощь в этом деле и выражали надежду на дальнейшее сотрудничество с ним, как говориться намёк ясен. То, что визит рано или поздно может повториться, сомнений не было, я распорядился, делать батареи уже долговременные, каменно-бетонные, увеличить количество мин и улучшить их качество. Эх, сюда бы торпедные аппараты! Проход в самом широком месте, всего то метров семьсот, с двух сторон их поставить и убойная дистанция даже для уже устаревших аппаратов Шварцкопа. Надо будет покупать всеми правдами и не правдами торпедные аппараты, настоящие морские мины, артиллерию. У кого только? Турки, итальянцы, испанцы, французы, русские, из них турки самые коррумпированные, а это, как известно, упрощают задачу в таких делах. Хотя я был уверен, что мои условия по обеспечения безопасности Судана, будут приняты, хотя публично, конечно громко отринуты, — " Принять ультиматум дикаря!!! Ни за что!!!"

После визита британцев с моря, оставив здесь на хозяйстве Османа Дигну, я с частью войска пошёл обратно в Атбару, и дальше в Омдурман, к середине декабря я уже был в столице. Но, перед этим еще, будучи в Суакине я получил сообщения от фон Штирлица, что он прибыл на место, что ж он в России и это уже хорошо.

Я вновь входил в Омдурман как победитель, последние опорные точки врага были уничтожены, страна получила выход к морю, активные боевые действия закончились, теперь надо было заняться делами внутренними и внешними.

В Омдурмане мне ждало много интересного, во-первых сам город стал лучше, навели порядок на улицах, в речном порту, шли работы по реконструкции улиц, строительство дороги на Хартум пленными, во-вторых прибыли все главы племён и родов, из провинций Бербер и Донгола, Кордофана, Дарфура, провинции Бахрэль Газаль, земель Такали и Шиллук, Тама и Масалит, в принципе были представлены все крупные земли и племена, только несколько отморозков с самого юга и пограничных земель с Чадом, решили поиграть в крутых парней, в-третьих меня ждало посольство от Менелика.

Все прибывшие главы родов и земель признали мою власть, покаялись за глупости, которые делали, преподнесли дары, я им в ответ показал арсенал, где рядами стояли орудия, пулемёты, тысячи винтовок, ящики с патронами, снарядами, канонерские лодки и пароходы на реке, армейские регулярные части, одетые в форму и полностью экипированные. Увидели они тысячи пленных, египтян, суданцев, белых, которые работали теперь на Судан, особый интерес вызывали у них генералы и старшие офицеры. Ну, кто из них после этого всего будет спорить со мной? Дурных нема.

Поэтому, с этого момента мы с ними начали жить по-новому, они признали мою абсолютную верховную власть, дали мне клятвы верности за себя, детей и своих людей, стали мне подотчётны, обязались снять преграды торговле, платить налоги, которые будут собирать мои люди, в их землях, с их земель будут призываться в армию, на границах и важных городах стоять гарнизоны, им оставлялись только отряд личной охраны, и то ограниченной численностью, они будут жить по общим законам для государства Махди, и на десять лет у них появятся полномочные представители Халифы, вертикаль власти однако.

Я при огромном стечении народа и его ликовании, был объявлен верховным правителем Судана, главой церкви, естественно главверхом и верховным судьёй. При мне создавался кабинет министров, которых я назначал, премьером был пока сам, как и главой МИДа. Появился Совет земель Судана, совещательный орган, где думали все, решал я. Знать получала в нём по два места, так же они получали возможность занимать должности высшего уровня, конкретно их владения не трогали, но налоги они с них платили, впрочем, как и я сам со своих, чтоб даже вякнул, никто не смел, по этому поводу. Часть собранных налогов, сборов, оставалось на территориях, чтоб на них их же развивать.

В общем, я создавал, авторитарное, единое, централизованное государство, с общим экономическим пространством, законами, системой управления, налогами, правительством, регулярной армией, надо как можно быстрее расставаться с феодализмом и трайбализмом. Тем более, что сами бриты мне в этом весьма помогли. Они оставались врагом, значит стране надо сплачиваться, и оставили после себя, много полезного, железные дороги, депо, мастерские, порты, телеграф, вооружение, тысячи пленных, всё это пригодиться мне для развития страны. Ещё и денег дадут… за пленных, ну, по крайней мере, за некоторых.

Встретился с послами Менелика, он пока явно осторожничал и жадничал, поздравлял с великой победой, подарки само собой. Он спрашивал как жить дальше будем? В ответ я отвечал, что надеюсь мирно и дружно, врагов и так вокруг полно, и надо нам быть вместе против них, то есть предлагал, союз. Озвучил, что Бена Шонгуль он, конечно, оставляет себе, спорные земли на юго-востоке, предмет переговоров, предложил, активно развивать торговлю, обоюдно снизить пошлины и сборы, сделать постоянные посольства и торгпредства в столицах и городах. Вернул людей, которые были с Артамоновым, про него сообщили, что русские заболели, и решили вернуться домой.

И конечно была экскурсия для послов, сам проводил, опять по схеме, — арсенал, трофеи, канлодки, Гвардия, пленные, было видно, что послы негуса впечатлены, будет, что рассказать, моему, партнёру Менелику. И уже тет-а тет, главному в делегации, изложил свой план, изгнания итальянцев из Эритреи и Сомали, и получения Эфиопией, земель, подданных и главное портов. Как и когда сделать так, что о наших общих действия против Италии, и не подозревали. Для этого мы должны с негусом начать ссориться, и начать готовиться к войне друг с другом, как будто из-за спорных земель, тем более между нами религиозный вопрос, старые обиды, для европейцев это будет нормально, два дикаря, опять хотят воевать между собой. Итальянцы, бриты, французы, будут в ладоши хлопать от радости, сразу начнут для себя выгоды искать, вооружение продавать нам. А мы под этим прикрытие, закупим у них же оружие, мобилизуем силы, подтянем войска к границам и начнём вторжение… в итальянские владения. Я получаю север Эритреи, негусу всё остальные владения итальянцев. Пока Менелик не построит порт и железную дорогу, он может пользоваться портом Массауа, взять часть территории порта сделать себе там причалы, склады, сборы и пошлины будут низкие. Так можно говорить о том, что города Адди-Куала или Тсерона и Гуна Гуна с землями, один вариант на выбор, могут уйти к нему. Для закрепления успеха надо мне и Менелику обещать России и Германии, стоянки для их флота и другие выгоды, и они не будут помогать Италии, а англичане заняты мной и скоро получат новую войну. Французам дать гарантию не прикосновенности их владений на западе от меня и Джибути, ведь и без него, негус получает то, что хочет, и воевать против нас двоих им тоже не выгодно. Внятно, сказал ещё раз, ссылаясь на пример англичан и Судан, что итальянцы не оставят свои планы завоевать ВСЮ Эфиопию, они всё равно туда придут вновь с войной, а без портов страну не развить, значит будет поражение! Так, может сейчас, когда складывается выгодная ситуация, нанести по ним удар и выпнуть их с этих земель. В союзе со мной Эфиопия получит порты, железные дороги, начнёт быстро развиваться, сможет создать свои заводы, фабрики, торговый и военный флот, тем более, что я буду наносит удар по главным силам итальянцев в Эритреи, негусу достанутся более легкие направления, что потребует меньше сил и средств, а успех гарантирован. Италия не такая сильная как кажется, и Менелик своей победой при Адуа над ними это доказал.

Посол негуса слушал меня, и в его глазах виделось удивление и страх, да, такое ему вряд ли кто мог предложить. Когда я закончил излагать свои предложения и доводы, он выразил восхищение моими планами и знаниями, и сказал, что у его правителя мирный договор с Италией. Я рассмеялся, и сказал, ему, что мы для белых всегда будет дикарями, хотя наши страны имеют сотни и даже тысячи лет истории и культуры, в отличие от тех же англичан, французов, итальянцев. Поэтому они в отношении нас никогда, не будут соблюдать договоры, которые с нами заключили, почему мы должны это делать по отношению к ним? Они сами нам дают повод не делать этого. Белые понимают и уважают только силу, значит им эту силу надо показывать. Как это сделал мой, брат, Менелик, при Адуа, а я здесь, у Омдурмана, и мы доказали, что белые не непобедимы. Следовательно, надо делать как они с нами. "Как?", — спросил посол. "Надо брать себе, то, что, ты считаешь нужным!!!", — ответил я. И добавил, — Впрочем, я способен и один победить итальянцев, раз я взял верх над англичанами и взять ВСЁ себе". Посол после этих слов напрягся. Я продолжил, — "И моему брату Менелику можно начать воевать с итальянцами не нарушая договора". Посол выразил мимикой удивление, типа "Это как?" Я ответил, — "Асабэ, пограничные земли на севере, Сомали, захватят мятежники". У посла непроизвольно брови взлетели вверх. "Пусть появятся мятежники, которые решат, что негус им не повелитель, и пустить слух, что их поддерживают итальянцы. Менелик обвинит их в нарушение договора и соглашений, а потом Менелик их быстро разгромит псевдомятежников и захватит, то, что надо, но возвращать полученное уже будет не обязательно. Пленные мятежники признаются, что брали деньги и оружие у итальянцев, и того и другого в Эфиопии полно. А так же потому-что, владений у Италии в Африке к этому времени уже не будет. Для занятие Могадишо, так же надо поднять восстание против негуса на границе, это будет прикрытием для того, чтоб сосредоточить там войска для наступления на итальянцев", — закончил я излагать свои предложения.

Посол, не сразу пришёл в себя и закрыв рот, сказал, — "Они начнут требовать вернуть им потерянное, и просить помощи у других европейцев против нас". "Требовать вернуть итальянцы будут, но после очередного поражения, вряд ли Италия будет иметь силы попытаться вернуть силой. Для того, чтоб им не помогали надо сделать Германии, Франции, России выгодные предложения, и плевать им будет на Италию с её проблемами. Они во всём ищут выгоду, вот и надо сделать, чтоб было выгодно НЕ помогать итальянцам", — ответил я ему.

Через несколько дней состоялась повторная встреча с послами Менелика, на ней был заключён договор, о приграничной торговли в районе Галлабат — Метема, Гедарефе, обсудили проект масштабного договора о сотрудничестве и торговле, тет-а-тет вновь обсудили предложения о союзе и войны против Италии. С нашей стороны сформировано суданское посольство, что стать постоянным, моему послу были даны полномочия заключать от моего имени договора и военный союз, что можно отдать и где уступить я его чётко проинструктировал.

Теперь мне оставалось только ждать ответов из России, Эфиопии, реакции на события во Франции, Германии и конечно англичан, и заниматься делами внутренними. Я представлял себе, как островитян, сейчас опускаю в европейских газетах и столицах, второе поражение от фанатичного дикаря, потеря всей армии и завоеваний, опять гибель генерала, белые сахибы в плену у суданских бабуинов, вторжение в Египет, у них сейчас уровень ниже Испании, те хоть белым проиграли, даже Рим сейчас наверно злорадствует. Лондон и Париж должны сцепиться друг с другом, Маршан уже в Европе, плюс мои телеграммы. Интересно правительство в Англии уже слетело? Может Викторию с горя кондрат хватил? Наверно даже Португалия, притормозила своё соглашение по колониям с бритами. Надеюсь и буры, начали энергичней чесать затылки и шевелиться быстрее в сторону войны.

Россия по идеи должна будет наглее и увереннее себя вести в Китае, Персии, в вопросе по Тибету, раз британскому льву надавали по мордам. Все, сейчас будут из этого извлекать выгоду для себя, я стал интересен, для гросс-политики, так что, был уверен, что скоро у меня будут гости… всякие ловцы бабочек, любители редких животных и разных танцев с бубнами, но почему то с военной выправкой. Хе-хе! Первыми думаю, будут итальянцы и французы, у макароников есть грешок за Кассалу передо мной, а лягушатникам, нужен Белый Нил, и безопасность на своих границах в Африке, потом уже будут наши и дойчи, тем более сигналы и намёки они от меня получили. Обещать надо всем, и доить тоже всех. Что ж будем ждать, и готовить предложения и ассиметричные ответы.

После дел с послами Менелика я вновь, погрузился в будни мирной жизни правителя, рутина, и полный трендец! Совещания, заседания, раздача плюшёк и волшебных пенделей, плетей и сроков, личный контроль, в общем пока, максимально ручной режим управления, иногда отвлекался, чтоб немного развеяться на рыжиках, то есть ирландцах и шотландцах их угощали трофейным спиртным, самогоном, куревом, и я вёл с ними беседы, о том, что они ирландские и шотландские дурни, расходный материал для англичан.

Вон во время Гражданской войны в США ирландцы совершали нападения на Канаду, ирландец, мистер Голланд проектирует, подводные лодки, чтоб можно было топить английские броненосцы, ИРА бузит, а вы предаёте свой народ, историю, служите англичанам. Спрашивал их, — "Где ваша королева? Что-то не спешит к вам на помощь". Потом шло по накатанному, песни и драки, но уже больше с англичанами. Разрешил рыжикам написать короткие письма домой, и распорядился через торговцев в Массауа отправить их в Европу, но через цензуру Смерша.

Я даже предложил, устроить боксёрский поединок, рыжики против англичан. И когда, шотландец свалил соперника, я громко сказал, — "Да, здравствуют, потомки Уильяма Уоллеса! И сыны Ирландии!" Многие рыжики уже достаточно активно меня поддержали. Именно они начали первые, после моих бесед переходить ко мне на службу, уже не из под палки, тем более, что их веру я вообще не трогал, даже разрешил часовенку построить. А египтяне и суданцы так вообще валом повалили, шкуры продажные.

Пришли первые весточки из города Лондона, неофициально конечно, через еврейско-левантийскую братию и местных итальянцев, интересовались судьбами, некоторых офицеров, среди них был и Уини Черчилль, и конечно лорд Солсбери. Доложили мне об этом мои спецслужбы, точнее, им братия, а они мне. Ответ был прост, пока повкалываю у меня лет восемь, а там посмотрим, может можно будет говорить и о выкупе. Почему так долго? Чтоб проняло посильнее, и торговались меньше о цене выкупа. Ведь в сумму выкупа включалось, ущерб, который был нанесён действиями английских войск, сколько страна потеряла денег от гибели воинов и гражданских, от неуплаченных налогов на захваченных землях, сборов, за это время, за содержание, медицинскую помощь, доставку к месту передачи, моральный ущерб, все вполне цивилизованно. Напакостили, пусть теперь расплачиваются, условия я озвучил, будем ждать продолжения разговора. И предупредил, что своё обещание я сдержу, если вдруг, "как только, так сразу".

Армию я распустил, точнее пехоту, которая родом из 14-века, все дембеля получили небольшие деньги, трофеи. Герои войны, десятники, сотники, эмиры денег получали больше, особо отличившиеся в боях, как и обещал дал землю. В строю остались только стрелковые части, те, кто с винтарями, артиллерия, часть конницы, сапёры, спецназ и флотилия с морпехами, появились и железнодорожные войска.

Начал реформировать армию, оставил деления на десятки, мукадамы (25 человек), сотни, чтоб привычней было, две сотни это рота (200 чел), четыре роты полный батальон (800 чел). Полк, это два батальона, плюс саперы, по сотне конницы и верблюдов, на полк два пулемёта, два орудия, получалось около 2 100-2 200 человек. Два полка бригада (около 4 500 чел), две бригады, это дивизия (9 тыс), две дивизии корпус — знамя (18 тыс). И получилось у меня, десять стрелковых полков, стрелковый полк Гвардии, только там шесть пулемётов и батарея в шесть орудий, гвардейский артиллерийский дивизион и восемьсот сабель гвардии на конях и верблюдах с тачанками. Полк спецназа, там был батальон штурмовиков и диверсы разного профиля, конно-верблюжий полк с шестью тачанками, связисты, медики, железнодорожники. Две батареи 3-х дюймовок и гаубицы сделал армейской артиллерией. К этому добавлялась речная флотилия, две роты морпехов, минёры и речная и береговая артиллерия.

В сумме получалось тысячи 32 чистых регуляров, вооруженных магазинными и однозарядными винтовками, оставшиеся ушли на склады, так же пулемётами, казнозарядной артиллерией, хм, получалась реальная сила! Было ещё племенное ополчение, оно несло гарнизонную службу на юге и западе, у них были карамультуки, остальные тоже ушли в резерв. Всё стрелковку тотально изъяли у населения ещё раз в ходе очередного шмона, совсем хлам отправили в утиль, остальное отремонтировали и отправили на склады.

Срок службы, определили в три года, ввели контрактников, от родоплеменной организации частей, решил постепенно избавляться, официальный язык в армии стал арабский. Призывали с 19 лет и до 27, семьям служивых давали послабления по налогам и сборам, после службы уходили в резерв. Все кто в армии отслужил, должны были стать грамотными, сначала будет нелегко это организовать, но постепенно количество тех кто способен будет обучать возрастёт, и страна получит тысячи грамотных и образованных молодых людей. Для того, чтоб резко увеличить количество учителей в армии и вообще, стали приглашать молодых образованных людей из всего арабского мира, обещая им неплохие деньги и условия для жизни. И уже к концу 1898 года, через Саукин и Эритрею, стали прибывать первые кадры.

Инвалиды войны в меру своих сил и способностей, получали гарантированные рабочие места, совсем увеченные пенсии и места в домах для них. Тех кто помоложе и сообразительней отправили учиться, на специалистов по работе с личным составом в армии, учителей, чтоб потом своим знаниями и авторитетом растить правильную молодёжь и солдат.

Пока была передышка в войне планировал прогнать через армию, побольше народу, призывали через каждые полгода, для ополчения в межсезонье основных работ проводили сборы, раз в год. Создан был и типа Генштаб, штабы в армиях, корпусах, дивизиях и по нисходящей, карты начали рисовать, планы составлять, мобилизации, военные. Для несения службы и боевой подготовки за основу взяли уставы написанные Артамоновым, в моём переводе на арабский, с новшествами от меня и то, что было у бритов.

С уставами возникла проблема, большинство командиров от десятника до комбригов были неграмотные, быстро создали для них ликбез, курсы "Выстрел" и усадили их за парты. Заодно и за отчёты, пусть расписывают все плюсы и минусы, как их исправить и сделать лучше или ещё лучше.

Определили штатную боевую экипировку бойцов, стрелка, штурмовика, морпеха, кавалериста, начали по моим эскизам создавать походные кухни. Организовывать подвижные госпиталя на повозках и лодках, начали отрабатывать комплект индивидуальных медицинских пакетов. И конечно тыловые службы, сделал их централизованными, чтоб сильно тыловую бодягу не разводить.

Силы распределили так, дивизию "Нил", командир Вад Бишар поставили в Вади Хальфе и вниз по Нилу, дивизию "Море", во главе с Осман Дигна в районе Суакин — Токар, бригаду во главе с Османом Азраком район Абу Хамид — Атабара, там же часть флотилии, часть её стояла в Омдурмане и Вади Хальфе, её возглавил эмир Саадал. Кавалерию пришлось раскидать на наиболее опасные направления — Вади Хальфа и Суакин. Спецназ, Гвардия, пешая и конная и ещё некоторые части были в столице. В Вади Хальфе, Суакин и южнее будущего Порта-Судана, строили укрепления на реке и берегу, прям сейчас и в ближайшее время бриты на меня не попрут, но готовиться надо заранее.

Что касается Суакина, то после канлодки англы пока больше не лезли, может мой ультиматум их сдерживал, а может и задумали чего.

Незадолго перед Новым годом через местных итальянцев, не местные решили выяснить моё отношение к ним, их уверили, что за удар в спину, я не в обиде, своё я вернул, и склонен развивать отношения, особенно торговлю, про Менелика сказал, что особых дружественный чувств к друг другу не питаем.

А ещё англы решили меня убить, сделать себе подарок под Новый Год. В европейское Рождество на меня было совершенно покушение.

Во время моего движения по улицам Омдурмана, с крыши одного из домов прозвучал выстрел… и раненым упал мой телохранитель. Остальные сработали неплохо, меня повалили на землю, и закрыли своими телами, взяли под контроль территорию, тренировки не прошли зря. И моя ближняя охрана была примерно одного роста со мной, всегда одевалась одинаково со мной, ну как минимум в один тон и тип одежды, и все мы были бородатые. Я и телохранители носили броники из хорошей стали. Я же все таки попаданец, и прочитал много попаданческой лит-ры, киношек всяких пересмотрел, чтоб дать так просто себя убить. Стреляли из карамультука, поэтому засранца быстро вычислили по дыму и взяли живым, он был из племени джаалин, которое сначала загеноцидил слегка Абдаллах, а потом ещё накануне Омдурмана в пустыне, их перерубал под две тысячи Осман Шейх-эн-Дин. Пытали его жестоко, и он много поведал, выдал, связных, кто деньги давал… это были англы, их заказ. Конечно, убив меня они решат сразу кучу проблем, после моей гибели Судан, скорее всего погрузиться в межплеменные междоусобицы и они смоют позор поражения.

Ну, раз меня убили, грешно этим НЕ воспользоваться! Я решил провести импровизированную операцию — "Иван Грозный".

Меня "убитого" охрана доставила во дворец, по столице пошёл слух о моей гибели, тысячи людей пришли ко дворцу, другие пошли громить лагеря с пленными, но охрана и войска не дали им этого сделать.

Я был "убитым" немного более двух суток, слух о моей гибели достиг Хартум, другие поселения, народ волновался. И вот тут то и прорезались, недобитки, в госаппарате, среди знати, богатеев, торговцев и даже армии. Смерш и Гвардия начали аресты, начался масштабный розыск и дознание. В круг только в Омдурмане получилось за две сотни, а ведь волна пойдет по всей стране. Получая сведения о количестве арестованных недобитков и смутьянов, передо мной всё явственней, вставала картина моего великого земляка… "Утро стрелецкой казни". Что ж мужик сказал, мужик сделал, я бритов предупреждал.

28 декабря случилось чудо… Всевышний забрал у ангела Азраила и вернул праведному народу Судана его правителя, Халифу, преемника великого Махди, который был устами пророка Мухаммеда на земле!!!


Десятки тысяч людей в течение нескольких дней пришли в Омдурман, чтоб увидеть это чудо собственными глазами, и я давал им такую возможность. Они видя меня падали на колени, тянули ко мне руки, выкрикивали моё имя. Разве мог я обмануть этих людей, которые верили мне!!! Я просто обязан сделать их жизнь и будущее их детей лучше.

После 7 января начались казни, одним из первых на эшафот взошёл, — Уи́нстон Леона́рд Спе́нсер-Че́рчилль. С ним наиболее упрямые и дерзкие офицеры, сержанты все англичане, всего двадцать человек.

Один из главных врагов России в 20 веке если б он вернулся на родину как в реальности, принял смерть достойно. Он не истерил, не просил о пощаде, с вызовом и чудовищной ненавистью смотрел на нас с Абдаллахом, даже, когда ему одевали петлю, от мешка он и многие английские офицеры отказались.

Казнь англичан и их тела были сняты на фотоаппарат, составлены и подтверждены свидетельства о смерти английскими врачами, старшими офицерами, лордом Солсбери. Похоронили казненных на кладбище, где были захоронены убитые и умершие от ран офицеры и солдаты армии англичан после битвы у Омдурмана.

В Англию по Нилу отправили пару больных офицеров, они и должны были сообщить наглым хозяевам мира, весть о казни их соотечественников, по их же вине. И о том, что Абдаллах ибн аль Саид Мухаммед, он же Халифа, правитель свободного Судана, держит своё слово, и не стоит с ним играть в опасные игры.

Вверх по Нилу, на юг, с задачей добраться и вторгнуться в британские владения был отправлен крупный отряд на лодках и пароходах. Вниз по великой реке вновь пошли суданские отряды в набег на и так уже опустошенный и напуганный Египет. Смерш получил приказ начать помогать раздувать пламя борьбы за свободу в городах и землях юга Аравии против англичан. Решился вопрос и о вторжении в Британское Сомали. С англами только так, надо дела делать, по-другому, они, увы, не понимают.

Вот так в трудах, радостях и печалях, незаметно заканчивался 1898 год и наступал 1899-й.

Глава 8. 1899 год

После казни англичан, по смыслу окончательно наступил 1899 год, новогоднего поздравления от меня стране не было, потому-то наступил он по европейскому календарю. Это год не обещал быть мирным, хотя мирная жизнь в стране постепенно налаживалась. Десятки тысяч дембелей вернулись домой, работало более семнадцати тысяч пленных, оживилась торговля внутренняя и внешняя, вернулись в экономику потерянные ранее территории, с их ресурсами.

А я ждал и готовился к войне. Ждал англо-бурскую войну, готовился против бритов и итальянцев, против бритов точно, с итальянцами неплохо бы, ещё один порт Судану не помешает. Окончательно вывести из игры пусть слабого, но противника, тоже хорошо, и приобрести в лице Эфиопии стратегического союзника было бы просто отлично, на нас двоих вряд ли кто полезет.

В январе пришли приятные известия, из Суакина, туда в конце месяца кроме местных красноморских судов, пришли немцы и русские, точнее грузы из России, но судно французское. Расчёт был на то, что вряд ли бриты решаться их остановить для досмотра. Это были транспорты с моими заказами, которые выполнил для меня Артамонов, мы договорились, что он отправит ко мне несколько судов, с различными грузами. Предоплату сделает он, остальное оплатят получатели, то есть я. Заказан был цемент, уголь, паровые машины, различный инструмент, станки, металл, паровые катера, химию, взрывчатку, оптику, медикаменты, тушёнку, оборудование для химпрома, драги, телефоны, телеграфы и их станции, провода, кабеля, патроны для Ремингтонов и Мартин — Генри и многие чего ещё. Запрошенные орудия и митралье́зы увы, не привезли пока, снарядов и зарядов для Круппа тоже. В России заказали зерно, медикаменты, металл, цемент, ракетные установки, керосин, лампы, список хотелок был большой, привезли не всё, оружия пока не было.

Но, несколько очень важных заказов полковник Артамонов выполнил сразу, мне доставили все тома последнего издания энциклопедии Брокгауз и Эфрона, географические атласы…в первую очередь Африки, "Энциклопедия военных и морских наук" под главной редакцией генерал-лейтенанта Г. А. Леера, справочник по флотам и портам от великого князя Александра Михайловича и другие книги. Европейские, русские газеты и журналы. Они мне очЕнь пригодятся. А так же вероятно всё, что сумел наверно найти по истории Ирландии и Шотландии, рыжиков я должен обрабатывать регулярно. Просил — заказывал и специалистов всяких и побольше, они нужны военные и гражданские, я на Ниле хотел мини ГЭС ставить, электричество запускать, тут немцы со своим Сименсом и АЕГ очень даже могли помочь.

Из ожидаемых гостей по итогам поражения англичан в Судане пока прибыли только германские типа натуралисты, собиратели фольклора и наверно тостов, ха-ха, один наверно в звании капитана, другой старлей. От наших никого было, скорее всего переваривают пока сведения от Артамонова. Если транспорты начнут ходить с частотой месяц — полтора, и их количество увеличиться хотя бы в два раза, то они будут доставлять тысячи тонн грузов. Блин как плохо, что нет ж\д из Саукина на Атбару. Надо начинать делать будущий Порт-Судан, что увеличить грузопоток. Натуралистов я приказал, сразу ко мне доставить, у нас будет, о чём с ними пошпрехать.

Другие новости пришли из Южной Африки, мои посланцы, которые ещё в октябре 1898 года, были уже у буров и передали им мои письма-шпаргалки, они сообщили, что получили ответную реакцию, от буров, точнее от Пита Кронье и Луи́са Бота́, она была положительная, то есть сказали спасибо за информацию, остальные точно получили письма, но молчали. Теперь дело за бурами, будут эти бородачи тупить или примут к сведению, и главное к действиям, советы тех кто видел, как победили англичан? Очень хотелось, чтоб они начали войну пораньше. Тем более я им готовил помощь, я хотел захватить Британское Сомали, может и Сокорту, и отправить сразу с началом англо-бурской войны тысячу или две своих солдат с артиллерией, пулемётами для этого мне и нужен был Маузер и Крупп, и побыстрее. Или может даже сразу по Дурбану врезать десантом, хотя конечно это сильно авантюрно.

Для формирования батальона или даже полка суданских добровольцев, ну как добровольцы, по-моей доброй воле, отбирали лучших офицеров, сержантов и солдат со всей моей армии, выше среднего по-интеллекту и физическим данным. Офицеров, сержантов натаскивали по-английскому языку, они зубрили уже наши суданские уставы. Добровольцам я хотел дать Маузеры, две гаубицы, восемь английских орудий в 76 мм и шесть Максимов, экипировать и обеспечить их на ятъ. Собирали и проводили учения с ними в районе Суакина, программа была насыщенная, взвод, рота, батальон, полк в атаке, обороне, взаимодействие друг с другом, артиллерией, в общем, потели мои солдаты, — "Тяжело в учении, легко в бою!", всё гениальное просто. Планировалось, чтоб добровольцы, помогли бурам взять Ледисмит, а то в реале они сели в осаду, и дождались пока к бритам прибудет подкрепление. Если они его возьмут в самом начале, то дорога на Дурбан в принципе будет открыта.

Знать бы, когда буры начнут войну, чтоб сразу отправить к ним суданских добровольцев, шепнули бы мне они, "когда". Поэтому свои агентам я поставил задачу, отслеживать ситуацию, и найти достоверные источники у буров, чтоб знать, когда они начнут. Кто мне в этом деле мог помочь? Правильно, люди которые ворочают большими деньгами, у них чуйка на большие деньги, а война это большие деньги, поэтому в этом мне помогут наши братья евреи, у них то, везде есть свои люди, особенно там, где золото добывается тоннами. Операция "Бурелом" выходила на более высокий уровень.

Часть грузов и немцы прибыли в Омдурман, 23 февраля, в День защитника Отечества, хм опять совпадение или знак? Натуралистов из германского Генштаба я отложил на потом, а сам бросился на энциклопедию, меня интересовала буква Б, — "Бербера — гавань и торговый пункт на Сомалийском берегу, при Аденском заливе, в 270 км к Ю от Адена. На плоской косе, образующей бухту, у основания ее, виднеются покрытые дюнами остатки старинного поселения Геллет-Аббас. Оно, по всей вероятности, возникло в свое время на развалинах античного города Малао в стране Барбарика, с которой греки познакомились в кульминационное время торговой предприимчивости Птоломеев, и до мыса Аромата, нынешнего Гвардафуй, называли также "страною благовоний". Кроме превосходной гавани, Б. замечательна здоровым климатом, хорошей пресной водой и плодородной почвой. В 1875 г. Б. была занята египетскими войсками и теперь представляет собою административный центр".

М-да, не густо. О Британском Сомали вообще ноль, о Сомали общие сведения, природа, климат, народы, языки, кто и когда туда приезжал. Хотя это уже не важно, по моему поручению, начали собирать сведения о Сомали, и узнали, что там есть некий Саид Мохаммед Абдилле Хасан, известный там проповедник, совершил хадж и учился у нас в Судане, и вроде он решил идти по нашему пути, создавать государство дервишей, в том числе и вооружённым путём, и у него есть немало сторонников. В доску наш человек!!! Значит надо готовить десант в Берберу, соединять силы с этим Саидом, и бриты точно потеряют Сомали, плюс он будет и против итальянцев воевать. Уверен он уже знает о моей победе над англичанами, то есть я в авторитете, и он как союзник мне гарантирован. Может и Менелик мне как союзник не нужен? Хотя нет, его, тогда сразу начнут превращать в моего врага, так, что надо, чтоб мы стали подельниками, а между ним и Саидом я вполне могу стать арбитром и посредником в будущем. Да, и французам яйца прищемим в их Джибути, если вокруг не будет владений Италии и бритов, сговорчивее станут. Буквы И и Ш порадовали больше, для ирландцев и шотландцев я нашёл, нужные для их раздраконивания исторические факты.

Через несколько дней я общался с немцами, перед этим им провели экскурсию. Им показали канонерки, единообразно вооружённую и экипированную Гвардию, артиллерию, другие части которые стояли в столице, вполне чистые улицы Омдурмана и Хартума, речной порт, арсенал, заводы, и, не показывая самих немцев предъявили им сотни пленных англичан работающих на стройках Судана.

Поэтому на их лицах не было выражения, когда они вошли в зал для встречи со мной, — "Ну типа здравствуй, вождь папуасов!", хотя выглядели они как истинные арийцы, рослые голубоглазые блондины. Ходить вокруг да около я не стал, — "Guten Tag, господа офицеры!", с ходу заявил я. Удивление пробежало по их лицам. — Вы наверно, гауптман, а вы обер-лейтенант, — сказал я указав на того кто постарше и помладше. У них мелькнула растерянность. — Впрочем, это не важно. Главное, чтоб вы передали, мои предложения ещё раз, куда надо. Итак, Судан страна большая и богатая, Нил, лес, скот, земные недра, рыба, Красное море, храбрые и умелые воины. Я заинтересован сотрудничать с Германией, и она может получить доступ к этим богатствам. Например, стоянка для флота в Красном море германскому флоту не помешала бы? — спросил я, дойчи кивнули, — Но, мы не папуасы, и нам не нужны стекляшки и побрякушки. Нужна железная дорога для начала от моря к Нилу под английскую колею, телеграф по всей стране, уголь, поставки вооружений, оборудование для портов, заводов и многое другое. Нужны геологи, гидротехники, различные инженеры и ещё много кто. Подробный список вам дадут позже. Если Германия готова сотрудничать с нами, то мы готовы поделиться с ней частью богатств Судана. И важно понимать, что желающих получить их немало, тех, кто хотел их получить силой вы видели, но теперь есть и более разумные желающие, французы, итальянцы, американцы, австрийцы, русские. Но, мы будем рады видеть великую Германию нашим первым и самым надёжным партнёром!- вывалил я на них объём информации для размышления, точнее для передачи дальше и выше. "И ещё один момент, господа офицеры, — продолжился мой монолог. — Скоро у англичан будет ещё одна война. Ваш кайзер в телеграмме папаше Крюгёру, уже выражал поддержку гордым бурам в январе 1895 года, когда они взяли в плен вояку Джеймсона с его отрядом. Может и сейчас он не оставит их без своей поддержки? Чужая война это удобный случай не только заработать, но получить боевой опыт. Его могли бы получить десятки, сотни офицеров, унтер-офицеров, — я сделал паузу, — точнее добровольцев, и оружие прошло бы испытание войной. И британскому льву в южной Африке можно вновь, подрезать когти и подпалить шкуру… как это сделал я. И получить от этого выгоды. Ваш кайзер вполне может, выступит с предложением защиты свободы торговли, например, с помощью вооружённого нейтралитета, особенно в бухте Делагоа. Флоты Германии, России, Франции легко смогут это сделать. Тем более, что англичане как всегда обманули немцев, которые ведут дела честно… в вопросе о колониях Португалии, и Манилу не дали занять". Было видно, что дойчи офигевают, такого предложения услышать в анусе мира, от какого-то бабая, они точно не ожидали. А на посошок я сделал Вилли подарок… алмазы Намибии. У дойчев возник вопрос по этому тему, и они вежливо спросили, достоверны ли эти сведения? Я задал им встречный вопрос, — "Видели сколько у меня англичан в плену? Даже лорд есть. При чём какой!" Немцы только кивнули на это.

Бурская война негативно повлияет на "Де Бирс", вот тут и можно будет получить для себя плюшки, да и интереса к бурам будет у Германии больше. На этом мы распрощались, что надо показать показали, что хотели через них передать передали, так, что пусть чешут обратно в фатерланд. Они как истинные натуралисты — генштабисты выбрали путь возвращения по Нилу, чтоб увидеть всё, ну, что ж посмотрим, как будут реагировать дойчи на мои предложения.

А вот то, что Менелик молчит на моё предложение о союзе немного беспокоит, не хотелось бы воевать с Италией один на один, с негусом мы должны быть связанные одной целью, скованные одной цепью.

В первой декаде марта было много событий, в основном приятных, в Суакин пришли очередные суда из России и Германии, пришли и французы из Марселя. Из России мне передали весточку от Артамонова, он сообщал, что деньги на счёта поступили, со следующим судном мне доставят мои заказы, и что ещё важно, прибыли спецы, точнее военспецы, четырые наших отставника, и четыре серба, военные инженеры и артиллеристы. Что ж хороший ход, Россия вроде здесь и не причём, русские в отставке, сербы, тоже сами по себе.

Вот значит, мне они в Суакине и Вади Хальфе и будут делать минно-артиллерийскую позицию. Мне для неё ещё бы морские или крепостные орудия в шесть дюймов, Крупп, Шкода, Шнейдер, может даже испанская Онтория, лишь бы продали, и ещё бы торпедных аппаратов, и Суакин и будущий Порт-Судан, можно было мы с моря прикрыть надежно. Артиллеристы пусть её и займутся, а инженеры портом, городом и окрестностями займутся, хотя какие в Судане окрЕстности, ха-ха.

Пришёл ответ от Менелика. Он хотел и на х… сесть и рыбку съесть, что ж, это нормально для руководителей государства. Из предлагаемых вариантов городов, с землями, Адди-Куала или Тсерона с Гуна Гуна, он хотел первый, и с ним кусок территории до реки Обел и её восточному притоку, до западного притока реки Мереб, было понятно, что этот кусок выгодней чем, Тсерона с Гуна Гуна, и чтоб северная граница между нами шла по прямой от реки Рагали до Красного моря. Хочет, получит, поторгуемся для приличия, просил так же продлить льготы в порту Массауа, на больший срок, чем пять лет, и это понятно, с двух портов хочет бонусы стричь, за пять лет ему точно, и порт в Асабэ и железную дорогу из него построят, ладно годик можно накинуть. Но, и это было не всё! Он был согласен воевать, если англичане, точно будут заняты другой войной. Ну, это я мог ему гарантировать на 200 %! Достигнув соглашения по главным вопросам, отдали проекты договора на доработку, чтоб подписать их в ближайшие дни здесь в Омдурмане. Всё это проходило, конечно, негласно, всё-таки тайный военный союз.

27 марта, в день внутренних войск, теперь толи Нацгвардия толи Рос, заключили военный союз, между Суданом и Эфиопией. По нему я и Менелик были обязаны прийти на помощь в случае агрессии со стороны любой другой державы силами не менее 30 тысяч, согласовывать действия в ходе войны, обмениваться сведениями, оказывать помощь поставками вооружений, продовольствием и прочие моменты военного союза. Официально оформили постоянные посольства и торгпредства, но их тоже решили это пока не афишировать, чтоб не вызывать опасения у потенциальных противников. С подарками жадничать я не стал, кроме традиционного набора подарков, в виде разного барахла, Менелику ушли бинокли, образцы ручных гранат, бронещитов, то есть явный намёк на войну в скором времени. Вопрос войны с итальяшками решён, значит надо готовиться, точнее уже начали готовиться. Собирали сведения о гарнизонах, силах флота в Массауа, фортах, дорогах, линия телеграфа, городах, благо связи были многовековые, и знали всё или можно было узнать.

Мой кустарный Генштаб, получил распоряжение разрабатывать план войны на два фронта, против англичан и итальянцев на базе имеющихся данных, с поступлением новых вносить поправки, через месяц должны будут предоставить план для обсуждения и оценки. СМЕРШУ, увеличить количество агентов в городах Тэсэней, Акордате, Кэрене, Асмэре, Массауа, и населенных пунктах на перевалах, усилить сбор разнообразных сведений. В Гедарефе и Кассале начали накапливать запасы провианта, амуниции, снаряжения, мы начали готовить операцию "Чао бамбино".

В марте поспело ещё несколько рыжиков, как ирландцев, так и шотландцев, тех, кто был потупее, отправили натаскивать пехоту и пушкарей в Суакин, а квартет сынов Изумрудного острова начали готовить для более сложных задач. Двух я хотел отправить в Штаты, чтоб там вербовал среди ирландцев добровольцев для буров, и пару самых шаристых, в Ирландию, есть уже Ирландская Республиканская Армия или нет, я не знал, но то, что фении есть и Ирландская лига знал точно. Если те не грохнут их сами, и поверят им, то они смогут попытаться отправить к бурам десятки, сотни бойцов, так же и из США, а может и больше, ярых рыжих англофобов. Пришлось им для этого дать фунтов, они должны были покинуть Судан со следующим германским судном, их предупредили, что в случаи предательства, отвечать будут они сами и их семьи, у нас типа длинные руки. Операция "Рыжики" продолжала давать свои плоды, это радовало.

Мирная жизнь набирала обороты, достроили дорогу Омдурман — Хартум, и повели дальше, вверх по Нилу, и на юг в междуречье Белого и Голубого Нила, открыли больницы в Омдурмане, Хартуме, Атбаре, Вади — Хальфе, Суакине, школы, новые мастерские и предприятия разного профиля, сделали государственные элеваторы, точнее амбары, голод здесь частый гость. В городах и на караванных путях делали новые колодцы. Сами города приводили в порядок, оживала торговля. Создан был золотовалютный запас и запустили Центробанк, в него пустили капиталы частников, но только на одну треть. Возродили национальную валюту, назвали обычно, — суданский динар, золотой, серебряный, его серебром и медью разбили на мелочёвку. Начали унифицировать меры, веса и. т д, позже будем дублировать с метрической системой.

Жить становилось лучше, жить становилось веселее! Я хотел успеть превратить Судан в развитую страну… по-африканским меркам конечно, за тот срок, который мне отведён здесь, поэтому практически по всем направлениям форсмажорил, этакий суданский Пётр Первый. А, что похож. Реформы запустил, врага победил, регулярную армию и флот создаю, иностранцев к себе зазываю, Прутский поход бы себе не устроить.

Сегодня 7 апреля! Год как я здесь! Уже целый год! Устроить себе годовой отчёт? Значиться так, Фашоды нет, англичане мною разбиты и изгнаны из Судана, уже история пошла не так, не в пользу англичан. Между Лондоном и Парижем наверно не кошка, а лев пробежал, удар по будущей Антанте я нанёс, смертельный или нет не знаю, вряд ли, уж больно большие ставки для обеих строн.

Перспективный для англичан генерал Китченер погиб, мегаполитика Черчилля не будет в 20 веке, тысячи британских кадровых военных погибли или попали ко мне в плен, стало быть, их не будет против буров и в мировой войне, Лондон потерял большие деньги.

Престиж бритов я уронил, им давно не наносили, такого крупного поражения, следовательно, другие гранды гросс-политик будут вести себя увереннее, а у бритов будет меньше возможности вести дела как им хотелось бы. Поражение от меня ослабит их положение в мире, в Китае их влияние будет меньше, с Японией им станет сложнее работать в свою пользу, в Персии, Тибете, Афгане дела пойдут в минус, уверен, что оживится борьба против англичан в Индии, Ирландии, везде, где они чувствовали себя уверенно. И всё это идёт на пользу Судана и России. В ней самой англофильская группировка наверняка, ослабла, а прогерманская и французская усилились, жаль, что и про французская. Что ж, получается России я уже помог, сделал ей ситуацию в истории лучше, чем было, но главное это послезнания, которое есть у меня, Артамонова и Леонтьева, надеюсь предпринятые нами действия в совокупности должны сыграть решающую роль в изменении истории России в лучшую сторону. Они пусть там действуют, а я здесь и не только здесь подсоблю, порты для стоянки флота в Красном море у России теперь есть и ещё должны появиться, надо теперь ещё бритам проблем создать, побольше и по масштабней, прежде всего через буров.

Можно с уверенностью сказать, Судан уже, не тот! И слава Богу! Спасены тысячи жизней, изменяется и дальше будет меняться жизнь к лучшему населения Судана, дай Бог, не быть ему колонией бритов. Да, я использую Судан в пользу России, но это явно пойдёт ему на пользу, правда для этого надо местные народы держать в узде, отпустишь, и попрёт дуром межплеменная рознь! И бриты в первую очередь окажутся тут как тут, начнут продавать оружие, разделять и властвовать. Поэтому моя задача вбить в бошки местной племенной знати, и главное населению, что в едином Судане будет жить выгодно и безопасно и снести бошки тем, кто будет уж очень сильно этому мешать. Тем более пример тому уже есть… победы на бритами во времена Махди и его ученика и продолжателя его дела, то есть меня. Мой авторитет и власть сейчас безгранична, поэтому этот ресурс нужно мне использовать, чтоб заложить фундамент единого Судана, фундамент экономический, политический, социокультурный. Надо окончательно устанавливать тоталитарный режим светской теократии, религией, культурой, экономикой связывать между собой разноплеменное население, ударными темпами развивать страну опираясь на абсолютную власть. Пока я жив будут вести так дела, и мой сын Осман Шейх-эд-Дин после меня, вполне толковый молодой человек, сейчас ускоренно подтягивает своё образование, языки учит.

В Африке сейчас четыре по-настоящему суверенных государства — Судан, Эфиопия, Трансвааль и Оранжевая республика. Судан правда, его ещё никто не признал официально, но это дело времени и действий с моей стороны. Надо сохранить статус кво, это случиться если буры сумеют устоять против британцев. Могут, если правильно используют мою победу у Омдурмана и советы, и я постараюсь им помочь. Если получиться с итальянцами, то история Эфиопии, Эритреи, Сомали станет, так сказать позитивнее, не будет новой войны с Италией, войн и между собой и гражданских, хотя гарантии нет конечно. Собственные порты дадут Эфиопии дадут ей шанс, на более быстрое и успешное развитие, а сомалийским пиратам наверно всё таки быть, хе-хе, уж, больно народ там буйный и работать не привык.

Как итог, получается многое сделано, но ещё больше предстоит сделать, и в этом году особенно.

Апрель прошёл в управленческой рутине, ярким пятном стала очередная страница в летописи борьбы с коррупцией. СМЕРШ регулярно выявлял казнокрадов и мздоимцев, мелким и средним давали сроки, конфисковали имущество и отправляли на ударные стройки на просторах Судана, а вот тех, кто в особо крупных, отправляли на эшафот. Сведения о борьбе с коррупцией регулярно освещали в еженедельной газете "Вестник Судана", рукописная она появилась ещё в мае прошлого года. Ручные типографские машины, купленные в Германии, резко упростили процесс и увеличили тираж.

9 мая! День Победы! Будет ли в этой реальности Вторая мировая и Великая Отечественная? Не хотелось бы. Если случиться русско-германский союз, то после его победы в мировой войне, здесь у меня не было сомнений, должен сложиться баланс сил Суши и Моря. Поражение англо-саксов, будет их толкать к реваншу, но, сила России и Германии, и память о поражении, от него должна их и удерживать. Сомнений в том, что они будут ссорить их, нет, и вот тут германский национализм, русское идолопоклонство перед Западом им будет на руку, остаётся надеется, что выгодность союза с Россией, благоразумие, правильная политика с обеих сторон, помогут этого избежать. Хотя мне сейчас об этом, что думать? У меня 1899 год, на носу англо-бурская война, и она отличный момент, чтоб ещё больше ослабить англов. Пока "наши" люди, через "своих" у нас говорят, о том, что буры активно закупают вооружение в Европе, и идёт рост военных настроений. Но, так было и в той реальности, насколько эта реальность отличается от той, мне было не известно. Сработали ли мои советы или не очень, я мог только предполагать, но, то что, их вообще проигнорируют я сомневался, советы то дельные. Кто будет против того, чтоб в будущей войне у твоей армии было преимущество? Хотя есть такая страна, где страдают такой фигнёй… увы, страна эта, Россией зовётся. Очень хотелось, чтоб благодаря моему послезнанию и действиям, от этого в России начали хоть немного избавляться.

Из Суакина пришли вести приятные и интересные, уже традиционно пришли транспорты из Германии, России, вновь французы, заглянули итальянцы, голландцы, и наконец-то русские без подачи Артамонова, наверно, какой-то пароход из Доброфлота, и те и другие решил посмотреть сами, что тут такое происходить. Надеюсь приведённый в относительный порядок Суакин, не оправдает их надежд увидеть очередной полудикарский портишко. Осман Дигна, как и другие руководители регионов и полпреды, мне присылали ежемесячные отчёты, что сделано, и будет делаться. Сильно врать им мне смысла нет, я и так всё более менее знаю, не только же они мне пишут мне отчёты, хе-хе.

Из Германии пришло два судна, на одном из них прибыли представители Сименса, натуралисты — генштабисты быстро, однако сработали. Вновь прибывшие немцы выехали в Атбару, прибыли ещё герры, от Круппа и Маузера, им я тоже передал весьма перспективные предложения, закупки вооружений у обеих фирм, патронный завод, железные дороги, горное дело, металлургия, это как раз крупповский профиль, промышленная химия, экскаваторы, грейдеры, паровые трактора и другую строительную технику и другие направления. Дойчи поначалу удивились, перечню заказов, вроде жопа мира, а заказывают паромобили. Из России тоже приехали дельцы, нефтяники, зерновики, металлисты, паровозники, текстильщики, речные пароходчики. Весь рынок дойчам я отдавать не собирался, тем более в этих областях наши были вполне уровне, в отличие от электротехники и промхимии. Французы привезли товары уже актуальные, а не бусы, и доставили старого знакомого… капитана Жермена, одного из маршанцев, но в штатском. Так, что меня ждали интересные встречи и переговоры. Прибыли ещё военспецы-отставники, несколько из них были моряки… военные конечно, и вот почему.

Ещё ранее мною были заказаны две немаленькие паровые шхуны, тоннаж более тысячи тонн и достаточно быстрые на машине 13–14 узлов, но они ещё не прибыли. В Суакине, было уже четыре паровых катера, но они для побережья. Шхуны нужны были для моря, против контрабандистов, перевозок и прочих морских дел, вот морякам как говориться и шхуны в руки, заодно и береговой обороной займутся, берега, бухты, заливы изучат. Покупки должны были скоро прийти в Судан, в экипажи набирались в основном ирландцы, голландцы.

Русские военспецы доставили и весточку от Артамонова, — "Посылки передаются. Проявили явный интерес мои коллеги и вторая рука. Из верхних пределов пока тишина. Ждите доставку своих причуд". Понятно, военные, армия и флот, в лице адресатов, стали Артамонову задавать вопросы, что да как, по темам наших писем, политические верхи молчат, и следующим пароходом мне доставят мои заказы. Наконец-то! Чтоб не тратить время на переезды я сам двинул в Атбару, что там встретиться с гостями, провести встречи переговоры, заключить контракты.

Вот, сука! Всё-таки, немчура молодцы! Куют железо! Они на встрече заявили мне, что готовы немедленно начать модернизировать телеграфные линии какие уже есть, тянуть линию из Суакина в Токар, и вообще куда ещё надо, отправить геологоразведочные экспедиции, и начать намечать маршрут для железной дороги, от портов в Атбару, красавцы просто! При заключении контракта по телеграфу, чтоб немцы не сильно меня надули, подключили в качестве экспертов телеграфистов бритов. Договорились, о том, что уже летом, начнутся работы по оборудованию современного порта в Суакине и начнут изыскательские работы в будущем Порт Судане. Заключили контракты на поставку угля, цемента, металла, патронный завод, винтовок Маузера, а орудий Круппа, увы, мне пока не видать. Что ж придётся включать запасной вариант, раз здесь голяк.

Испанцы!!! У них есть и полевые, горные пушки, гаубицы, морские орудия для береговой обороны, хоть многие и бронзовые, и качество не крупповское конечно, но на без рыбье и рак сгодиться. Они сейчас битые и обобранные амерами, вооружения у них получается переизбыток, оно не новое, а я буду платить золотом, и англичан они не любят преизрядно.

Но, Крупп будет делать мне верфи и судремонт в Порт-Судане, заключили с ним предварительные соглашения о металлургическом комбинате, с Сименс о миниГЭС и электросетях. Вот как надо дела делать! Почему так много немцам? Так они уже здесь, у меня! Они продвинутые! Сделают быстро и качественно. Дойчи были привлечены к сельхозу и гидротехники, здесь они тоже были мастаки. Нашим досталось тоже не мало, зерно, мука, керосин, поиски нефти, часть поставок металла, и изделий из него, цемента, больше половины паровозов и подвижного состава, естественно лес, текстиль, если вначале морское судоходство, будут развивать немцы, то речное судоходство я отдал нашим, они в нём продвинутые. И деньги я хотел тоже брать у наших, сотни миллионов мне не взять, в том плане, что это неподъёмно для Судана, а несколько миллионов, ну может десяток-другой и в России могут дать. И брать именно у русских, а не франко-еврейские деньги в России. Я бы нашим бы всё отдал, но, увы, они многое чего мне не могли дать, а дойчи могли.

Эти герры — херы, поначалу решили меня нае…ь, естественно на деньги, я конечно не папуас, но в их глазах был, точно НЕ равноправный партнёр. Поначалу они ломили цены, условия ставили не выгодные, где это я сам видел, а где мне мои эксперты и советники из местных дельцов и пленных англичан помогли разобраться. Поэтому дойчам было сказано, если вы герры, не прекратите херней маяться, то, что вы можете получить, уйдёт к французам и русским, которые тоже здесь, у них тоже есть пушки, винтовки, промышленность, железные дороги умеют строить, телеграфы тянуть. После этого они перестали борзеть, и переговоры пошли дальше в адеквате.

К справедливости сказать наши, то есть русские дельцы, тоже пошли, этой же дорогой, им, что первый раз с нерусью дела иметь? Над соотечественниками я решил стебануться, по-русски я с ними не говорил, блюл тайну, но одну фразу вставил. После того, как им изложили, что они туфтят, и это у них не получиться, и тоже упомянули только про немцев и французов, я им сказал… по-русски, — "Не получиться у вас сильно меня обё…ть, дельцы х…вы!", и засмеялся. Их лица надо было видеть, у них, в самом деле отпали челюсти и глаза стали в два раза больше, после этого переговоры пошли в нужном русле. Договора заключали со сторонами на трёх языках, арабском, английском, немецком и русском, сверяли фразы, обороты, запятые, на всех трёх, и немцы и русские, что ещё раз увидели, что имеют дело не с папуасами или тунгусами. А когда немцам и русским заявили, что договора будут заверяться в престижной европейской юридической конторе, они даже немного загрустили, то-то рЕбяты, мы тоже не лыком шиты.

А французы в плане денег остались, по сути, с носом, сами виноваты, я звал всех, а капитан Жермен прибыл, обсуждать дела больше политические. Париж интересовался больше безопасностью своих владений, опасались, вдруг я начнут продвигать идею джихада туда, а во Французской Африке большинство населения были мусульмане. Моя победа при Омдурмане получили большой резонанс среди мусульман. Воины ислама в Судане вновь взяли верх над белыми!!! Волна от этого по миру ислама пошла не малая, вот они и переживали. Жермену было сказано, — "Не ссыте! Не понесём на кончиках копий идею всемирного джихада, к вам! Но, Белый Нил вы не получите". Договорились о начале переговорах по границам, торговле, пусть конкурируют с дойчами.

И как и немцам сказал Жермену, что скоро будет война англов с бурами, можно и руки погреть, и бритам по мордасам врезать, и почему бы бравым французским офицерам и сержантам не набраться опыта на чужой войне? Дойчи точно в ней будут участвовать… добровольцами и флотом, опыта набираться. Да и для Франции вариант вооружённого нейтралитета совместно с союзницей Россией, Голландией вполне приемлем. Провоцировал я франков конечно, а что, провокация тоже эффективный метод достижения результата.

После всех этих дел, Жермен, русские и часть дойчев, поехали через Кассалу в Массауа, там пока на пароход, идущий в Европу попасть быстрее, чем в Суакине, да и страну посмотрят.

Так в переговорах и встречах прошёл остаток мая и начало июня. В самом его конце пришли долгожданные грузы из России и новости из Южной Африки. М-м, какие это были грузы!!! Полевые кухни, броники, каски, бронещиты большие, со смотровой щелью и поменьше, снайперские винтовки, форма-камуфляж, разгрузки, обувь, плащ-палатки, вещмешки, спальники. Фляжки, солдатские котелки, шанцевый инструмент, армейские палатки и печки для них, рессорные повозки для тачанок и армейские повозки, свежие консервы, медикаменты, медицинские материалы и инструменты, лампы, полевые телефоны, телеграфы, кабеля, провода, оптика. Сборные ДЗОТы, колючку, отлитые корпуса для ручных гранат, противопехотных мин и для морских мин, взрыватели для всего этого, порох и другие ВВ, и прочие материалы и снаряжение.

Пришла из России и партия штатных пехотных мосинок в полсотни, сделанные по тому варианту, который я предлагал, а-ля Маузер 98к. Мы ещё с Артамоновым решили сделать экспериментальную роту, вооружить взвода, штатными пехотными мосинками, АИ мосинками, Ли-Метфордами, Каркано, Лебеля и Маузер 95, и сравнить их с их плюсами и минусами, чтоб потом предложить наиболее лучший вариант винтовки для России и Судана, тем более, что такая возможность для сравнения в боевых условиях скоро будет.

Для чего всё это? Убивали двух зайцев, первый ушастый, — это всё получал мой экспедиционный корпус, которому лежит дорога к бурам, как только там начнётся война, второй беляк, был в том, что готовые образцы всего этого, теперь есть у Артамонова, налажено производство, и сделано это за мои деньги. К русско-японской он уже за свои деньги может, экипировать полк Третьякова, дивизию Кондратенко, например, свою ЧВК.

Винтовки был торт, а вишенкой на нём стали двадцать картечниц Гатлинга-Барановского образца 1873 года, с ЗИПом и по 60 тысяч патронов к ним, от колесных лафетов отказались, сделали для неё треногу и повозку для перевозки всего барахла и тачанки одновременно, а так же щиты. Ещё вишенкой стали двадцать ракетных станков с тройным боекомплектом двух (51 мм) и четырёх (102 мм) дюймовых ракет, инструкции, правда, на русском, но, главное с ракетами прибыли и отставники-ракетчики, офицер и два унтера, они должны были обучить и уехать, но могли, если появиться желание и остаться. Завершали вишенку, крепостные ружья Гана, прототип противотанковых ружей и крупнокалиберных снайперских винтовок, их было двадцать четыре штуки и по три сотни патронов к каждой, вместо крюка, поставили сошки, добавили пистолетную рукоятку, ручку для переноски, подушку на приклад, несколько оптических прицелов для них. Бить по бронепоездам бритов, крупным целям само то будет.

Возникли вопросы с обувью и холодным оружием для корпуса, мои то босиком или в усиленных сандалях щеголяли, а тут им ботинки а-ля берцы выдали, решили оставить и то и то, в бою в ботинках, вне боя хоть босиком. С холодным оружием тоже нашли компромисс, типа винтовка со штыком ножом в рукопашном бою, заменяет копьё, так хотели ещё, чтоб и мечи были. Я сказал нет, мечи на парадах, но суданские кинжалы разрешил, зачем ломать устои через колено, но офицерам мечи разрешили, хотят пусть таскают. Ко всему этому, добавлялась МСЛ, фляжка, подсумки, разгрузка, котелок в комплекте, индивидуальный пакет, вещмешок с пайком и солдатским барахлом.

Форма вышла комбинированная, гимнастёрка не очень длинная, с отложным воротником, разрез имеет закрытые пуговицы, усиленными локтями, нагрудными накладными карманами с клапаном, пуговицы тоже скрыты, такой же карман на левом плече. Брюки НЕ галифе и не шароварного типа, взял за образец, в каких сам служил, только ещё задницу усилил тканью, и накладной карман с клапаном на правом бедре сделал, на голову кепи-таблетка. Перчатки, наколенники и налокотники с поножами и полукрагами, ремни, кобуры офицерам делали в Судане, их в Атбаре и Суакине шили.


По ночам у буров бывает прохладно, поэтому моим жителям пустыни, забацали бушлаты из армейского сукна, по образцу 21 века, без карманов на рукаве, с башлыком и ватиновой подстёжкой, к "зимнему" варианту шла ещё балаклава-пидорка.

Нижнее бельё, это была футболка, армейские сатиновые трусы и теплые кальсоны, портянки. Солдатский сидр сделал получше, с каким сам служил, усилили спинку, дно, объём побольше, два отделения, карманы внутри и снаружи, на лямках поперечные ремни на груди и поясе, ремни для приторачивания бушлата и одеяла. Сделали и спальные мешки, но они были объёмными, не как из синтетики, на себе не потаскаешь, поэтому их отправили в обоз.

Масксети, костюмы для диверсов, всякие там "Лешие", "Кикиморы" делали уже в Судане, шили и вязали ленты и тряпочки, на комбинезоны, которые заказывали в России и на рыболовные сети купленные там же.

Сержантам и офицерам выдали компас, последним ещё часы, но ещё пока не командирские, полевую сумку с принадлежностями, ручной фонарик, револьвер с кобурой. Револьвер был не Наган, а русский Смит-Вессон образца 1880 года, их сняли с вооружения и производства, как мне рассказал Артамонов, и теперь их в России полно и они недорогие. А вот офицерам корпуса должны были достаться Маузеры С96. Знаки различия я взял современные мне, лычки и звезды, то есть в моей армии были введены погоны, но для корпуса полевые.

Получался по экипировке боец вариант а-ля 21 век, только с магазинной винтовкой и без тактических очков. Корпус постоянно проводил, учения, стрельбы, марш-броски, для разного уровня подразделений, и со временем стал самым подготовленным подразделением моей армии, даже Гвардия им, теперь уступала в подготовленности и экипировке, а по огневой мощи в соотношении огневые средства к численности соединения они точно были впереди планеты всей. Корпусом командовал опытный в военном деле, и предельно верный мне эмир Ахмад Федил, который так же постигал военную науку в теории и практике, только получается в звании генерал-майора.

Появился и свой флаг у "Львов Судана", на зеленом фоне могучий лев возлагающий лапу на поверженного другого льва, и надпись на арабском, — "Не в силе Бог, а в правде".

Корпус должен был по моему замыслу, хотя бы немного изменить ход англо-бурской войны в пользу буров, а значит Судана, России и в итоге мировой истории. Сделать её для бритов ещё более тяжёлой и дорогой.

Мои солдаты должны были помочь бурам взять Ледисмит, после его падения им открывается дорога на Дурбан, главный порт Наталя, оттуда до него, если судить по картам, километров 250-т, по железной дороге шесть-семь часов ходу. Опыт броска по ж\д из Абу-Хамида на Вади-Хальфу Османа Азрака мог здесь пригодиться.

План действий против бритов в Ледисмите, виделся, так. Полная блокада, тщательная разведка позиций противника, что и где у него, прицельная и достаточно долгая артподготовка, особенно по передовым позициям, потом вглубь по резервам и штурм как минимум с двух направлений, лучше с трёх, четырёх, сил у буров там будет достаточно для этого, мой корпус добровольно возьмёт на себя самый трудный участок обороны британцев. Такая схема должна сработать.

Перед штурмом поизматывать англов пару суток, днём и ночью, артобстрелами, ложными атаками, снайпингом. Нельзя бритам позволят сидеть в осаде и притягивать к себе главные силы буров, давая возможность накопить силы для деблокирующего удара, надо крушить их в Ледисмите и идти захватывать Дурбан. Это приведёт к потере Наталя англами, одно направление для будущего наступления для них будет потеряно, а буры получат возможность перебросить оттуда свои силы на другие фронты, плюс трофеи, ресурсы Наталя, положительный эффект от победы среди буров и в мире.

Дурбан бриты с моря несомненно закроют, но если, Германия, Россия или Франция, Россия, а ещё лучше Россия, Германия, Франция, и мелочь, типа Голландии, Испании, как в старые добрые времена, начнут вдруг защищать свободу морской торговли, то буры смогут с двух портов получать подпитку для ведения войны, то может такая каша завариться не в пользу Лондона, мама не горюй! Они нагонят, конечно, десятки тысяч солдат, потом сотни, индусов, с доминионов мясо, с Острова, тех же ирландцев и шотландцев, и сломят буров, но в той истории на это ушло два с половиной года, и то методами, где типа цивилизованные белые, загоняли в концлагеря других белых, причём и некомбатантов. Если буры и гранды гросс политик споются, то бриты могут получить вариант, "лосося", а не золото и алмазы Южно-Африканского союза, они и другим нужны тоже.

Это была, теория… пока. Пока 20 июня, от "наших" людей у буров не пришли весточки, что эти бородачи, похоже, взяли курс на войну, и начали, обострят отношения с бритами, и скоро наверно, теорию можно будет пробовать воплощать на практике.

Отправили им телеграмму в духе, "Неужели наш дядя Изя так сильно болен?", через несколько дней пришёл ответ, — "Ему все хуже и хуже. Диагноз врачей пока подтверждается", в ответ ушло, — "Жаль дядю. Регулярно сообщайте о его состоянии". И засобирался в Саукин, я хотел сам всё проконтролировать, операция "Бурелом" похоже, вступала в активную стадию, а подготовка "Чао бомбино" ускорится. Ушло распоряжение в Европу, Порт-Саид, Александрию, чтоб искали транспорты и собирали нужных людей. В Атбаре 30 июня меня ждала телеграмма, — "Дяде хуже. Диагноз врачей подтверждается", я рванул в Суакин, — "Чёрт, скорее бы железную дорогу построили, целую неделю в пути!" 9 июля я был в Суакине. Со мной туда прибыл и переформатированный в ярых патриотов Ирландии и Шотландии, взвод "рыжиков", которым сказали, что вскоре они смогут от души поанглофобстовать. Возможно кто-то из них и решил через это слинять из Судана, и так может быть.

Суакин приятно преобразился, город стал реально чистым, центральные улицы, площадь и порт мостили камнем, казармы построили, в порту проложили линию из остатков английской железной дороги и таскали по ней платформы, добавили кранов, причалов, строили каменные, временный маяк доделали, площадки, склады для грузов и угля, здание таможни, правления порта, появились новые мастерские.

Порт не пустовал, в нём была масса парусных доу разного тоннажа, стояло на разгрузке-погрузке несколько паровых шхун, пара турецких небольших парохода, европейских судов не было.

Были здесь и все силы ВМФ Судана, две паровые шхуны, которые недавно пришли и четыре катера. Береговые батареи, расширяли и из временных делали долговременные, одевая их в железобетон, скоро на них поставят орудия может в 150 мм, плюс мины, и не просто придётся бритам если они сюда сунутся с моря.

Дойчи уже начали работы для того, чтоб протянуть телеграф в Токар и будущий Порт-Судан, так же и по теме ж\д, вот, что часть предоплаты золотом делает. Деятельностью Османа Дигны на посту генерал-губернатора я остался доволен, а Ахмед Федил, командир экспедиционного корпуса скажем прямо порадовал, его бойцы умели очень многое, что они должны были уметь по обновленному боевому уставу, который сделал Артамонов.

Пехота умела быстро разворачиваться в цепи с разными интервалами, атаки волнами, перебежками, стрелковый бой без залпов и с ними, окапываться на местности и использовать её для себя. Делать опорный пункт отделения, взвода, роты, батальона и полка, в таком же порядке действия в атаке и обороне. Штыковой бой, метание гранат с разных положений, прохождение полосы препятствий, действия в городской застройке, вынос раненых из боя и оказание первой медицинской помощи тоже неплохо показали.

Боги войны, научились быстро разворачивать батареи и открывать огонь, с полузакрытых и даже закрытых позиций, вести корректировку огня используя сигналы и разнообразную связь, пулеметчики тоже в грязь не ударили, сапёры вполне умеючи ставили колючку, растяжки и мины и снимали их.

Бойцы корпуса выглядели сытыми, опрятными, больных было немного. Нагрузки были большие, но и режим, почти курорт, питание пять раз в день, сон семь часов и плюс сон-час, намазы муллы разрешили сократить, до трёх — утро, обед, вечер, но, выходных не было.

Я конечно не профи в делах военных, но выучка, слаженность, скорость действий, настрой меня впечатлил. Как и ирландцев, русских и сербов которые тоже всё это наблюдали и оценивали.

Ахмед Федил, дрючил их тут видать по полной, реализовывая простое правило "Тяжело в учении, легко в бою!", он, кстати, и сам неплохо английский подтянул. Сейчас корпус форсировано осваивал новую экипировку и вооружение, старую сдав на склад для передачи другим частям, снаряга им явно нравилась. Ещё бы, броники, которые закрывали не только грудь и живот, но пах, каски, перчатки, наколенники и налокотники, полукраги к ним. И выглядели они в ней как львы, готовые растерзать любого противника. Вот, "Львы Судана"!!! Их будут звать "Львы Судана", и издаваемый ими боевой клич, — "Аллаху акбар!", вскоре будет заставлять поссыкивать врагов, как рык льва обитателей саваны, в этом я не сомневался.

В Суакине меня ждала телеграмма про дядю Изю, по мнению врачей, он был практически безнадёжен. О резком росте военных настроений сообщали и мои агенты, которые с письмами для буров, уехали в Трансвааль ещё в ноябре 1898 года.

Всё!!! Значит, буры решили начать войну раньше реала, и правильно! Молодца! Они один хрен, сейчас лучше готовы, чем бриты, по отношению к реалу. Успели они закупить больше вооружения, особенно тяжелой артиллерии, чем в той истории, приняли мои советы действию, мне пока было неизвестно. Хотя один же приняли, начинают войну раньше той истории, есть вероятность, что, и другие предложения могли воплотить в жизнь. Ладно узнаем после. Своим и "нашим" отправили весть, ждать родственников на похороны, и готовить поминки, то есть начать закупать, провиант, лошадей, скот, повозки в Лоренсу-Маркиш и Трансваале, всё же взять с собой корпус не мог. Корпус "Львы Судана" тоже начал собираться в путь, укладывалось снаряжение, боеприпасы, провиант и многое другое.

Сидя в рабочем кабинете в своей резиденции, я смотрел на рейд Суакина, взгляд привлекли мои шхуны. Стройные, трехмачтовые, со стальным корпусом, под полторы тысячи тонн, на машине должны со слов их капитанов дать более 13 узлов и под парусами ходкие, они и станут рейдерами, которые могут шугануть, не пуганых бритов, наделать шуму, в первые дни войны, сбить график перевозок подкреплений, прежде всего из Индии. Надо вооружить команды, придать по взводу морпехов, и можно по Сейшелам, Маврикию, Мальдивам врезать, к их столицам не лезть, а портишки помельче вряд ли смогут отразить нападение десанта в сотню — полторы вооружённых моряков.

Вызвал командиров, спросил, как корабли, команды, настрой, нравиться ли служба. Ответили, корабли не новьё, но вполне, думали хуже будет, команды полусброд конечно, но озорной в меру. Ещё бы, я дал им право вешать тех, кто уж слишком накосячит, за убийство, насильников и конечно за прямое неподчинение приказу. Сами они пока не решились, а вот Осман Дигна нескольких ублюдков, как раз за все эти преступления повесил без вопросов. Служба не трудная, даже рутинная, ходить рейсами в порты Красного моря и по пути гонять контрабандистов не сложно, со стоимости их грузов они и команды получали долю.

Вот я им и предложил, выйти уже в океан, стать каперами, скорее пиратами и по окончании их похода реально богатыми людьми, жопится не стал, предложил 60 на 40. И поскольку капитаны были русские, прямо сказал, что их действия пойдут во вред Британии, стало быть в пользу России, а важности нарушения перевозок по морю им мне объяснять не надо было, роман "Крейсер "Надежда"" наверно читали оба.

Читали, и как выяснилось, были знакомы с работами теоретика крейсерской войны в России, толи Семенова, Семенюка, Семеновича, здесь они меня вежливо поправили, Семечкин Леонид Павлович, и не "Крейсер "Надежда"", а "Крейсер "Русская надежда", автор Конкевич Александр Егорович.

Их мои знания русской военно-морской теории удивили, но когда я им сказал, — "Господа! Вы в отставке, но бывших офицеров не бывает, и поэтому я считаю, что вы НЕ можете отказаться от шанса ещё раз послужить России! Тем более уверен, что в мыслях вы не раз топили и захватывали английские корабли и суда. Я предлагаю вам сделать это в реальности! Не под славным Андреевским флагом, но неся его в своём сердце. Мечты сбываются!!! Дерзайте!" Шок и ещё раз шок, был на их лицах, трепета не было. Мы распрощались с условием, что завтра они мне дадут ответ за себя и команды.

Пришло завтра и они дали ответ, они были готовы, команды в основном тоже, несколько человек с обеих шхун отказались, греки, итальянцы, где тонко, там и рвётся, их списали на берег, дали расчёт, запретили покидать порт и взяли под наблюдение, береженого Бог бережёт, убивать не стали. Их заменили на опытных местных моряков, им пиратами быть не впервой, ха-ха, и решили набрать ещё из тех, кто придёт в порт на больших транспортах.

Хотел отдать свой справочник по флотам капитанам шхун, теперь уже вспомогательных крейсеров, но они отказались, сказав, что у них есть свои. Ведь приглашая на службу ко мне им говорили, что могут и опасные моменты и авантюрные предложения, но, правда, про пиратов им не намекали. Мы вместе посмеялись, хм, вот, что значит, опыт не пропьёшь.

Шхуны решили вооружить двумя старыми нарезными пушками, пальнуть по берегу и пугнуть торговцев пойдёт, установить их на поворотных тумбах, пулемётом Норденфельда и британскими ракетами, они и для десанта сгодятся, команду, десант вооружить винтовками Мартини-Генри, револьверами, ручными гранатами. В команды добавили армейского медика, второго кока и аж три десятка бойцов десанта, шхуны начали ремонтировать, увеличивать запасы угля, провизии, готовить для размещения новых членов команды, флот Судана готовился к дальнему походу.

Раз по факту получалось пиратство, то будет игра без правил, начнём под флагом Трансвааля, а потом хоть под ирландским, японским, Юнион Джеком или весёлым Роджером дела делать. Для острастки момента вначале потопить несколько британских судов на линии Индия — Кейптаун, в районе Сейшельских островов, но желательно без человеческих жертв. Врезать десантом по Порту-Виктории, столице Сейшел. Его население по Брокгаузу 16 440 человек в 1891 году, французские креолы, негры, индийские кули и китайцы, как правило, в таких местах, цветных подавляющее большинство, значит, сопротивления двухсот вооруженным бойцам будет ноль, особенно если на рассвете прийти, под английским флагом. Главное вырубить в городе телеграф, и можно спокойно дня два экспроприировать город на предмет материальных ценностей. На Маврикий в Порт-Луи опасно соваться, там, оказалось, есть армия, как сообщил премудрый Брокгауз, 40 офицеров и 794 солдата, а "Военные флоты", что и военная угольная станция есть, да и далеко.

С Сейшел с трофеями и призами, если будут таковые, в Занзибар, пиратов там может уже и нет, но центр контрабандисткой торговли точно есть. Там скинуть или к немцам в их порты Восточной Африки, который по богаче, Дар-Эс-Салам, Багамайо, Саадави, Пангани, Килоа, Линди, Микиндани и Танга под флагом Трансвааля. Мир уже будет гудеть от начала войны, тем более она неудачно для бритов начнётся, Германия симпатизирует бурам, так, что, примут по доброму, тем более с товаром на продажу. Но, потом подумали, прикинули и решили, что лучше сразу к дойчам, а у Занзибара, лучше бритов половить перед этим, ведь он под ними уже несколько лет, и добычи там много

С начала действий в районе Сейшел, до прихода к немцам, мы с моряками отсекли дней десять, максимум двенадцать, к этому сроку бриты разберутся, что к чему, и бросят на поиски наших рейдеров сразу несколько крейсеров с Кейптауна, Адена, Бомбея, Коломбо. Поэтому после этого надо, под видом нейтральных торгашей не спеша, по одному пробираться домой.

Надо, чтоб они дошли, их опыт и тоннаж будет нужен уже здесь, я собирался Судану создать флот, небольшенький такой.

Обсудили и маскировку, одна труба, две трубы, три мачты, четыре мачты, разная окраска, названия кораблей, флаги, ложные надстройки. Провели учения на предмет, подъёма на остановленное судно и высадку десанта на берег, первый раз получилось, с падениями в воду, но, никто не утонул, с третьего раза стало получаться уже лучше.

Расчёт был на то, что удар будет там, где не ждут… на море!!! На внезапность, обман и гонористость бритов, "Удивить! Значит, победить!!!", так говорил великий Суворов. В Лондон, адмиралтейство уходит телеграмма, — "На сообщили, что английские суда задерживает и топит корабль под флагом Трансвааля!!!" Оттуда, — "Вы рехнулись!? У буров НЕТ флота! Перепроверьте сведения!" В Лондон, — На сообщили, что английские суда задерживает и топит корабль под флагом… Ирландии!!!" Оттуда, — "Да там совсем, что ли с ума сошли!!!??? У Ирландии НЕТ флота!!! Перепроверьте сведения!" Можно думать, что на такую переписку уйдет не менее суток, а то и больше. Было видно, что у моих морских волков, в ходе обсуждения операции, глаза загорелись, ну, так, конечно, ведь можно будет, стать настоящими рейдерами и топить британцев, хоть и торговцев, но по-настоящему! Топить, кстати будут пиропатронами.

Шхуны назвали "Хартум" и "Омдурман" в честь побед на британцами, потом их имена передадим новым, по-настоящему боевым кораблям. Эх, жаль, что я успел только две шхуны, купить, действия квартета заставили бы волосы на жопе у лордов адмиралтейства шевелиться. Хотя думаю и так оплеуха будет неплохая, дикари из пустыни топили, захватывали суда и города владычицы морей!!! В европейских газетах бритов обсмеют и в дерьме за это утопят.

Наверняка ответка прилетит, такого спустить бриты не могут себе позволить. Нил у Вади Хальфы прикрыли мощно, форты, ДЗОТы, потом ДОТы, с британских канлодок сняли 76 мм, по реке и ж\д доставили туда, и поставили на двух трёх орудийных батареях, пока временные, но добротные, потом в бетон зальют. Четыре орудия 57 мм привезли в Суакин, и сделали из них береговые батареи, жаль нельзя было 76 мм привезти, там поставили две и 127 мм гаубицы. Получилась береговая оборона из МАП, от шести до двенадцати полевых 75 мм, четыре 57 мм и две 127 мм гаубицы и под три десятка полукустарных морских мин, донных и управляемых, плюс четыре паровых катера с шестовыми минами. В узком проходе Суакина, можно и от легкого крейсера отбиться, и может даже утопить, ведь мины добавляли английскую трофейную взрывчатку и тротил 1 к 3, а мины сделали с ВВ в три пуда. Порт-Судан ещё есть, но там сейчас дичь полная, но правило, "Береженного Бог, бережёт" должно работать, и там мины поставим, вдруг бриты решать десант высадить, чтоб Суакин захватит. Хотя вряд ли, тут у меня дивизия "Море" стоит и другие части, да и бурами будут они заняты.

Пока ждали вестей о кончине дяди Изи, в конце июля пришли очередные транспорты из Германии и России, встали на разгрузку. В привезённых газетах, были заметки об ухудшении англо-бурских отношения, писали и о скорой войне между ними, все были за буров, кроме английских газет конечно.

Прибыли в Судан и очередные военные и гражданские приглашенцы, сербы, русские. Среди них был человек, которого в Судане я не ожидал увидеть… Евге́ний Я́ковлевич Макси́мов!!! Собственной персоной!!! Вот это да! Вероятно, сумел Артамонов убедить начальников, отправить ко мне опытного человека. Выходит, есть положительное движение, появления здесь разведчика такого уровня уже показатель. Наверно оттуда и растут ноги, поставок оружия из России.

Максимов был не под своим именем, новое имя у него звучало… Хайрамов Максим Юстастович!!! Это они с Артамонов после какой бутылки придумали!!! Но, расчёт был верен мимо ТАКОГО имени я пройти не смог бы. После ознакомительных бесед, он и ряд военспецов, убыли в корпус "Львы Судана". От судьбы не уйдёшь Евге́ний Я́ковлевич! Ты у буров нужнее будешь, чем здесь у меня в Судане. Он был назначен замом Ахмед Федила, Максимов брал на себя роль представителя "Львов Судана" и передатчика идей бурам, они всё таки расисты. А когда увидят, что чёрными рулят белые воспримут это как норму, но Ахмед Федил, должен был следить за нашими белыми внимательно, — " Доверяй, но проверяй!!!"

30 июля пришёл нанятый транспорт, немец, здоровенный пароход, как мне растолковали мои моряки, за 13 тысяч тонн, и способный забрать сразу всё, и от Суакина на 10–11 узлах дойти на одной бункеровке до Лоренсу-Маркиш, то есть то, что и надо, агенты молодцы справились.

Получалось, что у меня в порту стояло три больших европейских парохода, тут у меня возникла мысль, а не вербануть моряков с них на мои рейдеры старым добрым способом? Напоить их до полусмерти, и "Добро пожаловать на борт!". Нет, не стоит, капитанов транспортов пропажа членов команды насторожит. Решили пойти другим путём, самые общительные и красноречивые моряки европейцы с рейдеров, в течение нескольких дней уговорили перейти несколько немцев, голландцев и русских на чуть-чуть опасную, но хорошо оплачиваемую службу. Ну, а потом сработает вариант "да, куда ты денешься с подводной лодки", а — ха-ха!!!

2 августа на день ВДВ пришла телеграмма, "Дядя Изя умер. Через три дня похороны", значит, буры начнут 6 августа. Всё пора! Вот он, ещё один шанс изменить историю в пользу России и Судана!

Третьего августа, рано утром началась погрузка. Когда заспанный капитан транспорта увидел, что к нему на борт поднимаются десятки солдат, он наверно очень неприятно удивился, но его недовольство сглаживалось этими самыми солдатами, которых уже были сотни, и фунтами, которых ему обещали тоже сотни, дали и предоплату… золотом.

Грузились двое суток, днём и ночью, лодки с грузами и людьми, как поросятки, облепляли транспорт, и он вбирал их в своё огромное нутро, тяжелые грузы поднимали грузовыми стрелами. Брали по принципу "всё своё ношу с собой", всего и побольше, на первое время точно надо будет своё, потом наладят снабжение на месте.

Готовились к переходу основательно, ведь многие "Львы Судана", море то увидели впервые не так давно. Так, что пытались создать массу комфорта, в помещениях установили двухъярусные нары, муллы разрешили им быть в нижнем белье, душ поставили из бочек, должны были обливать водой из шлангов, тенты натянули, минимизировать нахождение во внутренних помещениях, рацион питания сделали, что поменьше мутило, запасы пресной воды, емкости для блевотины поставили, да и пароход был здоровый, болтать поменьше будет, всё это должно было помочь полегче перенести неслабый морской переход, в 4 500 миль всё-таки.

Перед посадкой провёл смотр корпуса. Красота! Солдаты стояли по ранжиру, крепкие, рослые, единообразные в форме с иголочки. На общем тёмнолицем фоне корпуса белыми пятнами, выделялись лица офицеров и взвода рыжиков.

На смотре я был на коне, как и положено, сказал речь, — " Воины!!! Львы Судана! Вы вновь отправляетесь на войну в далекие края! Мы одержали победу над врагом здесь. Но, война не окончена, и надо наносит новые удары по нему. Чтоб враг слабел, и истекал кровью. Ослабел и устрашился на столько, чтоб даже думать боялся вновь прийти войной на хранимую Всевышним землю Судана! И вы должны это сделать, даже там, на краю света!!! Вы разящий меч Пророка!!! Вы их Смерть! Вы их Смерть!", и подняв коня на дыбы, рысью прошёлся перед строем с обнаженной каскарой. "Такбир!!!", — крикнул эмир, он же генерал-майор Ахмед Федил, командующий корпусом "Львы Судана". "Аллаху акбар!!! Аллаху акбар!!! Аллаху акбар!!!", отозвались рыком войны сердца моих воинов.

Смотря на своих лучших солдат, которых опять посылал на смерть врагам, я был даже немного горд собой, что сумел их создать, они на сам деле были хороши. "Похоже, пришёл бритам легкий пи…ц, "Львов Судана" они запомнят навсегда, так же как русских солдат под Севастополем и Петропавловске", — подумал я, глядя как солдаты грузятся на лодки и баржи и отходят к транспортам.

Окончательно состав корпуса получился таким, стрелковый полк в две тысячи четыреста штыков, на месте решили добавить ещё две роты.

Экипированы по нынешним временам они были мегасупер! Два полных комплекта формы, полевая и повседневная, так же обувь. Броник, каска, наиболее удобные варианты выбирали по отзывам бойцов, я сначала хотел заказать их из судовой стали, но Артамонов подсказал, что котельная лучше, хоть и дороже, даже ворот сделали из кожи слона. Работая над брониками, я "изобрёл"… липучку! Точнее вспомнил о ней. Объяснил полковнику принцип на примере, репейника и собаки. Были подсумки, разгрузка, перчатки, наколенники, налокотники, наручни, поножи, маски, для штурмовиков наплечники единственно не было защитных очков. Всё это повышало живучесть моих солдат в бою, а стало быть и боеспособность, в рукопашке они были почти неуязвимы, а здесь она ещё была в почёте. Можно представить лицо брита, который со всего маха, всаживает штык в грудь…, а противник жив и целёхонек, и делает тоже самое с ним. К этому прибавлялось плащ-палатка, бушлат, теплое бельё, балаклава — пидорка, одеяло, фляжка и конечно малая сапёрная лопата. Хотя шанец присутствовал тоже.

Пехота вооружена была Маузерами 95 года, был ещё экспериментальная рота, с модернизированными мосинками, штатными мосинками, Ли-Метфордами, Лебелями, Маузерами и Каркано, плюс ручные гранаты. В батальонах были пулеметы и картечницы, часть ракетных установок и ружей Гана. Артиллеристы, ракетчики, саперы, связисты, конница получили карабины Маузера. Офицеров вооружили Маузерами С96, дорого, но, эффективно и солидно, сержантов русскими Смитами-Вессонами. Диверсанты-спецы имели свои особенности в экипировке и снаряжении. Пехотные батальоны имели двенадцать Максимов и столько же русских картечниц Гатлинга- Барановского обр.1873 г, они и пулемёты получили щит, часть ракетчиков были в составе батальонов. Артиллерия имела четыре 5-ти дюймовых (127 мм) гаубицы, шесть английских орудий в 76 мм и шесть Круппа, к орудиям добавили щиты, ракетные установки. Корпус включал в себя роту сапёров, два взвода диверсов — спецов, сотню конницы с двумя пулемётными тачанкам, два взвода связистов, санитарные и материального обеспечения.

По меркам 1899 года это соединение обладало большой огневой мощью, используя её корпус должен был сметать огнём бритов, нанося им тяжёлые потери и заставлять их отступать или сдаваться.

Бурам через белых офицеров "Львов" от имени больших друзей буров, было передано очередное письмо, где их призывали объявить себя форпостом борьбы против британского засилья в мире, британцев агрессорами и вообще врагами рода человеческого, хоть слугами Сатаны, и приглашать к себе всех защитников свободы, англофобов и просто наёмников.

Что нужно обратиться за помощью к Германии, Франции, России, Голландии, призывая их сделать мировой миропорядок более справедливым, то есть уменьшить размер и роль Рах britannica. Писал напрямую, чтоб буры говорили великим державам об использовании схемы "вооруженного нейтралитета" в том или ином варианте. Просить державы давить на бритов, выступать с мирными инициативами, обещая им сейчас и в будущем тонны, десятки тонн золота, сотни и тысячи каратов алмазов, концессии, многомиллионные заказы, если они помогут бурам сохранить независимость.

Тут я сам собирался подлить масло в огонь, транспорт был германский, а "Львы Судана" могут в Делагоа, выдать себя за… французских арабов и африканцев, в состав корпуса, кстати, вошло два взвода сенегальцев, которые пришли с Маршаном в Фашоду, и потом перешли ко мне на службу, вот они, русские и сербы крикнут раз несколько "Viva la France!", чего-нибудь брякнут по-французски. И всё мир узнает, что французы отправили помощь бурам с помощью немцев, свои колониальные войска или вообще Иностранный легион, пока разберутся что, да как, скандал будет до небес!

Главная цель "Львов Судана", это военные успехи буров. Вот Ахмед Федил должен, точнее белые офицеры должны были убедить буров словами и действиями, изменить свою стратегию ведения войны, не сидеть в осадах, а брать штурмом города, и двигать дальше. Используя временное превосходство в силах и средствах, наступать и наступать. Чтоб успеть занять и укрепиться на выгодных позициях в горах и железных дорогах.

Кронье, Луис Бота, Де ла Рей, Жубер были вроде не бесталанные в военном деле, давали бритам при равенстве сил просраться, глядишь они на волне успеха просветлятся и их таланты разгорятся ещё больше, чем в реале. Очень хотелось бы на это надеется.

Примером, действий корпуса "Львов Судана", подтолкнуть буров в суперфорсированном темпе из территориального ополчения и коммандо создавать для начала хотя бы несколько регулярных полков, бригад, по образцу "Львов" или других армий. Активней действовать в тылу англичан силами диверсантов, рвать связь, мосты, пускать под откос составы, создать конные отряды в несколько сотен бойцов и устраивать рейды вглубь британских владений, это будет отвлекать у них значительные силы для защиты коммуникации и различных объектов.

Вновь написал он бронепоездах и артиллерийских поездах, я помнил, что у буров перед войной было несколько шести дюймовых французских Крезо и 120 мм Круппа, повторил мысль, о покупке в Европе паровых тракторов для того, что бы успешней таскать тяжелые орудия и вообще грузы, может на их основе и до бронетехники додумаются, но подсказывать не буду. Делать рокадные дороги, полевые и ж\д.

Уж если вторая группа белых офицеров, говорит от том же, что и первая в своих письмах, то может эти тормоза буры, начнут шевелиться в нужных направлениях.

Для того, что подтолкнуть буров к скорейшему штурму Ледисмита, им отправили восемьсот наших кустарных броников, касок, немного ручных гранат, пару пулеметов Нордефельда, всё это Ахмед Федил, должен был передать им, чтоб создали себе штурмовой батальон, а именно Луису Боте.

Для их генералов был подарок, полный защитный комплект промышленного варианта, так же им отправили отличных коней и легендарные Маузеры С96 с дарственной надписью "От победителя англичан, былым и будущим победителям!", хотел и так ребят мотивировать. Ледисмит и Дурбан должен был взят!!!

4 августа в поход ушли суданские рейдеры "Хартум" и "Омдурман", звучит, конечно, феерично, суданские рейдеры! Потопят, захватят нескольких англичан, уже будет хорошо, шуму от этого много будет, и перевозки войск из Индии в Дурбан, могут тормознуть.

5 августа, прогудев на прощание, из Суакина ушёл, теперь уже военный транспорт с "Львами Судана" в Лоренсу-Маркиш, дней за 12 должны дойти. И, чтоб прибытие и разгрузка в пункте "Б", точнее "Д" прошла более менее гладко, готовили встречу в португальском Делагоа.

"Город Лоренцо-Марквец, названный по имени основателя (в середине XVI в.), имеет всего около 800 чел. белого населения. Кафры (несколько тысяч), не терпимые в городе, живут вблизи на холме Берее. В городе живет португальский губернатор всей колонии, носящей то же имя. Вблизи большие сооружения Вост. — африк. телеграфной компании. Гавань Д. (1,5 км ширины, 11 км дл., 8-13 м глуб.) хорошо защищена и служит единственным удобным портом для богатого золотом Трансвааля", сообщал нам Брокгауз, справочник по флотам молчал.

Надо было сделать так, что португальский губернатор Мозамбика не подумал, что город хотят захватить, ведь будет выгружаться более трёх тысяч вооружённых человек, чёрных, ещё и с артиллерией. В день отправки бурам должны были сообщить, что к ним идёт большая подмога, надо обеспечить лояльность португальцев в Лоренсу-Маркиш, подготовить ж\д составы для её доставки уже на фронт. Подключили и "наших" людей в Лоренсу-Маркиш, они должны были помочь именно с ж\д составами, чтоб сразу через Преторию начать перебрасывать корпус к Ледисмиту, буры к этому времени должны были его уже обложить. Ну, в крайнем случае, Ахмед Федил, возьмёт город под контроль и обеспечить себе отправку к бурам, но чтоб 100 % без дури по отношению к населению, потом вежливо извиниться, прям "вежливые люди", блин.

Всё, все отправлены, теперь остаётся только ждать новостей из Южной Африки, и надо заняться подготовкой захвата британской Берберы и итальянской Эритреи, наладит регулярную отправку подкреплений "Львам Судана" и вывоз оттуда раненых, то есть опять дела морские.

7 августа пришла телеграмма, что буры 6-го августа начали боевые действия против англичан. Что ж всё срослось, в той истории они начали в первой половине октября, получается разбег на два месяца, без моего влияния здесь не обошлось.

Я же ещё раз доказал, что бритов можно побеждать, да и восемь тысяч пятьсот кадровых военных с вооружением минуснул. Эх, они бы ещё моих советов о закупках вооружений, массового привлечения добровольцев, наёмников, стратегии и тактики ведение войны и политических играх с великим державами, хотя бы немного послушались, всё бы польза была бы.

После отправки занимаясь морскими вопросами я ждал в Суакине новостей, ждал и дергался изрядно, ведь то, что я задумал, могло ещё раз повернуть историю по другому пути. Хорошо хоть в море купался и воздухом морским дышал, как ни как соленые ванны.

Глава 9. ТРАНСВААЛЬ, ТРАНСВААЛЬ, СТРАНА МОЯ

17 августа пришли наконец-то новости о моих "Львах" из Лоренсу-Маркиш… от Пьера Ришара, то есть самого Ахмеда Федила, а что, если отыгрывать роли, так до конца, "Собираемся в путь. Скоро будем у друзей", ну, что ж, хотя бы так, у меня спало напряжение. Ещё бы про моих рейдеров бы узнать. 23 августа от него пришла весть "Письма передал адресатам. Гранпапа лично. Послезавтра увидимся с мадемуазелью", так, значит, мои письма он передал "папаше" Крюгеру лично, остальным направил с просьбой передать лично в руки, и они выдвигаются к Ледисмит.

30 августа пришли суда торговцев и транспорты из России и Германии, привезли новости, слухи, газеты. Мир уже вторую неделю стоял на ушах, всех мало-мальские газеты писали, что двухтрубные крейсера БУРОВ захватывали и топили торговые суда ВЛАДЫЧИЦЫ МОРЕЙ!!! Мало того, они совершили нападение на Порт-Виктория, звучит то как, — "Напали на Викторию!" Разграбили, сожгли её, предварительно изнасиловав всех белых женщин и даже мужчин.

Особенно издевались французы, что-то в духе "Буры трахнули Викторию", и карикатуры намалевали на эту тему весьма непристойные. Писали, что один крейсер под флагом Трансвааля, другой с арфой на зеленом фоне, как выяснили потом… это флаг свободной от англичан Ирландии, и ещё один с чёрным флагом пиратов или сипаев бесчинствовали к северу и югу острова Занзибар. Потом зашли в порты германской Восточной Африки, сдав пленных и продав грузы, опять ушли в море… и исчезли. Британские крейсера рыскали от Индии до Африки, но впустую, их визави сразу троих врагов Британии больше не появлялись на просторах океана.

В Европе Англию пинали за её неудачи все кому было не лень, буры бьют наглых островитян на суше и на море. Писали, что в Африке бритам зазнайкам явно не везёт, их там долбят как фанатики-дервиши, так теперь и полуграмотные буры. И открыто звучали призывы помогать свободолюбивым бурам отстаивать свою независимость в борьбе с наглыми английскими мордами. Прекрасно костёр англофобства ярко пылал, мои крейсера туда не масла, а бензина фуганули.

Стало быть, моих корсаров бриты не поймали, и скоро они должны прийти домой. Отлично!!! Но, почему их стало три?

6 сентября, мир узнал, что Ледисмит взят бурами, и вместе с ними были толи солдаты Французского Иностранного легиона, толи их колониальных войск, но точно не белые. Сообщалось, что в плен попало более 10 тысяч англичан вместе с генералом Уайтом. 8 сентября пришло известие о потере британцами города Эсткорта, европейская пресса зашлась в англофобской истерике.

Из воспоминаний генерала Уайта "На службе Британии. Война в Африке", — "24 августа противник сомкнул кольцо вокруг Ледисмита, куда мы были вынуждены отойти после неудачных боев у Данди и Гленко, с превосходящими силами буров. Но, они почему только 28 августа перерезали железную дорогу, и мы успели перед этим получить подкрепления из Дурбана. Как мы посчитали буры решили нас взять в осаду. 26 августа на их позициях было видно оживление, мне доложили наблюдатели с аэростата, что к ним прибыло подкрепление, пехота, артиллерия.

И уже со следующего дня наших солдат и особенно офицеров, начали подло убивать, прицельным огнём стрелки-одиночки, позже таких стали называть снайперами, по ночам стали постоянными нападения на караулы, после них никто в живых не оставался. Так же противник стал активно вести разведку наших позиций, и прокладывать к нашим позициям крытые, глубокие траншеи. Продолжал вести обстрел из тяжёлых орудий, их у него стало явно больше, к ним добавились полевые орудия и огонь стал точнее, наши потери стали расти, это несомненно работали невидимые для нас корректировщики огня. Мы пытались отвечать ответным огнём используя для корректировки наш шар, но 30 августа его сбили из каких-то особо мощных винтовок, при чём как мы выяснили, вели огонь с двух точек. Из них же были обстреляны несколько раз и расчёты орудий, у нас вновь были потери. По подобранным пулям мы поняли, что это применялись крепостные ружья.

Я и мой штаб отчетливо понимали, что буры готовят штурм, и начали готовиться к его отражению, укрепляли позиции пехоты, делали новые для артиллерии. Но, противник всячески мешал это делать, огонь снайперов днём и ночью, артиллерийские налёты, начались ночные обстрелы.

4 сентября командующий войсками буров доморощенный генерал Пе́трус Яко́бус Жубе́р, предложил нам сдаться, мы отказались, тогда, он предложил вариант, что мы покидаем Ледисмит, но без вооружения и запасов, и это было для нас неприемлемо. Мы верили, что помощь придёт и готовы были выполнить свой долг перед Британией и королевой до конца. Мы его выполнили, но высшие силы были в тот раз не нашей стороне.

На рассвете 6 сентября, на наших храбрых но, измученных тягостями осады и обстрелами, офицеров и солдат, обрушился Ад. Буры открыли шквальный артиллерийский огонь по нашим позициям, били десятки орудий, у них даже были ракеты, которые с дьявольским свистом летели к нам. Земля ходила ходуном, не успевая от взрывов падать, как от новых падений снарядов вновь поднималась вверх.

Вражеские снаряды перепахивали наши траншеи, батареи, от разрывов, осколков, кусков земли и камней, десятками, сотнями гибли и получали ранения наши доблестные солдаты, защитники Британии. Этот ад на земле устроенный нашими врагами, длился три четверти часа, после этого противник перенёс огонь вглубь наших позиций нанося удары по идущим на смену павшим солдатам подкрепления. После этого в атаку тысячами пошла вражеская пехота, затянув свои унылые псалмы и крича, — "Аллаху акбар!"

Противник перед обстрелом и во время его сумел накопиться большими силами на местности и устроенных им траншеях, и поэтому его пехота сумела приблизиться к нашим позициям, на шестьсот и менее ярдов, и сумела быстро подойти к нашим разбитым артиллерией укреплениям.

Они шли в атаку цепями, но, впереди были группы в несколько человек, которые несли перед собой большие щиты, и их не пробивали пули даже с близкого расстояния. Они на себя и отвлекали огонь наших немногочисленных защитников, тех кто, сумел выжить и вступить в бой после небывало сильного обстрела.

Солдаты противника притащили с собой пулемёты, их расчёты прикрывали тоже щитами. Установив эти машины смерти, они стрельбой из них подавляли наш ответный огонь.

Наши бойцы сражались отчаянно, но врага было много больше, и он атаковал наши растянутые и разрушенные позиции сразу с трёх сторон, беспрестанно при этом, ведя огонь из орудий вглубь наших позиций не давая полноценно подвести подкрепления, к тем участкам обороны, где происходила атака.

Доблестные солдаты его величества сошлись с врагом лицом к лицу в рукопашной, но, перед тем, как этому произойти, бесчестный противник обрушил на их град ручных гранат, которые своими осколками, убивали и наносили ранения, храбрым солдатам его величества. Но, и это было не всё, почти все солдаты врага, были одеты в панцири и шлемы, которые не брала даже пуля, не говоря о штыке. Они боялись сойтись в честном рукопашном бою, и прятались в своих кирасах от британского штыка.

Такого напора огнём и числом, и свирепость фанатиков дервишей было невозможно долго выдержать даже бесстрашным и стойким британским солдатам. Истощенные осадой, обстрелами, коварством противника, они прилагали сверхусилия, но и их было недостаточно, чтоб сдержать атаку, многочисленного, и как оказалось очень сильного противника.

В этот раз он сумел взять вверх, британские солдаты раненые и обессиленные были вынуждены начать сдаваться. К полудню Ледисмит был уже полностью в руках буров. Позже находясь уже плену, я узнал, что решающую роль в штурме Ледисмита, сыграли дервиши-махдисты из Судана, так называемые "Львы Судана", которых наняли за золото буры.

Эти махдисты фанатики, только по воле случая сумели нанести нам поражение в Ледисмите, как и доблестному генералу Китченеру. Ведь они сделали это ночью, а не днём, боясь как все дикари сойтись лицом к лицу в бою с белым солдатом".

Потом после своего возращения из Южной Африке Ахмед Федил, рассказал мне, бурскую эпопею "Львов Судана". Вот его рассказ, — "Во время морского перехода меня самого мутило в первые дни, потом стало, лучше, как и бойцам корпуса, и чтоб не давать им бездельничать и не расслаблять я заставлял их, утром и вечером, когда по прохладней, в полной выкладке, заниматься рукопашным боем и отрабатывать умения по занятию позиций на местности. Наблюдавшие за этим русские офицеры, через день предложили показать нам приёмы их штыкового боя, я конечно согласился. Ведь ты, Халифа, приказал, быть полностью открытыми для русских и особенно для главного среди них, Максимова. Он же в дальнейшем, как ты и велел мне, и стал для буров и других белых, как будто командиром "Львов Судана". Показанные русскими приёмы оказались очень хороши, и мы начали их тоже отрабатывать. Пулемётные, ракетные расчёты отрабатывали доставку и установку пулеметов на позиции и её смену, боги войны, как ты Халифа называешь артиллеристов занимались своими делами. В жару днём изучали уставы и наставления.

В Лоренсу-Маркиш как и хотели пришли на рассвете. Сонных таможенников, которые поднялись на борт, предельно вежливо расспросили сколько сил гарнизона, где располагается телеграф, казармы, дом генерал-губернатора. Начали высадку, и так же вежливо, как ты и велел, заняли порт, ж\д вокзал и ещё не проснувшийся город. Губернатор был крайне возмущён, но ему наши белые офицеры объяснили, что мы друзья буров, разгрузимся в порту, погрузимся в ж\д составы и покинем вверенные ему владения. И если он поможет это организовать, то всё произойдет быстро и тихо, и за беспокойство даже заплатят… лично ему… фунтами… золотыми. Он кстати, так и не понял тогда, что мы из Судана, думал, что мы служим французам или немцам.

Вечером 21 августа, как выразился русский Максимов, галантно занявшие Лоренсу-Маркиш "Львы Судана", выдвинулись по железной дороге в Преторию, где их уже ждали буры. Прибыли туда днём 22-го, нас встречали с настороженностью, но вежливо, ну, насколько могли это сделать буры, по отношению к вооружённым НЕ белым. Когда, они окончательно убедились, что вся эта масса чёрных солдат и вооружения прибыла бить англичан из Судана, искренне обрадовались, и чрезвычайно удивлялись, узнав, откуда мы прибыли. Буры и впрямь решили по началу, что "Львы Судана" это французские колониальные войска, хотя все были в курсе наших побед над британцами. Разгружаться в Претории не стали, решили не тянуть время и сразу отправить нас, куда ты и направлял, к Ледисмиту.

23-го августа, русский Максимов, вместе с другими белыми "Львами" встретился с папашей Крюгером и другим важными людьми из местных, передал твои письма и подарки, и организовал доставку подарков и писем остальным. На встречи он просил буров отправить нас как можно скорее на войну. Не белые здесь были явно не в почёте, на нас многие местные смотрели не очень одобрительно. 26 августа мы прибыли в расположение сил буров у Ледисмита. Буры вроде и радовались такой внушительно подмоге, но с сомнением, опаской и неприязнью смотрели на вооруженных чёрных солдат. Уже на второй встречи с генералом буров Жубером и другими их командирами, Максимов назвал своё воинское звание, где и как служил и воевал, звания наших белых офицеров. И предложил ему подготовить штурм, взять Ледисмит и наступать дальше на Дурбан, чтоб не дать англичанам используя его как порт накопить силы, получить превосходство и начать наступление из Наталя. Жубер сказал, что они готовятся к штурму. Максимов заявил, что суданцы готовы нанести главный удар на самом трудном участке. Как и ты, хотел, так мы и сделали. Его поддержали генералы Лукас Мейер, Шалк-Бургер и генерал Оранжевой республики Гроблер. Мейер сказав, что им надо действовать быстрее и решительнее, бойцы его коммандо готовы хоть сейчас идти в бой. Там же Максимов передал письмо от "друзей" буров, как ты и велел, Жуберу и Луису Боте. Последнего русский пригласил к нам в гости в корпус, показал ему артиллерию, вооружение, снаряжение и изложил план действий для подготовки штурма и ход его самого. От увиденного тот то и дело, что-то восклицал на своём языке, вспоминая как я понял Бога. За коня, Маузер и защитный комплект он искренне поблагодарил. И обещал убедить своего генерала, Лукаса Мейера, поддержать предложенный Максимовым план штурма, тот сказал, что лучше будет, если его генерал выдвинет его сам, потому-то нам здесь ещё не доверяют. Бота согласился с этим доводом. Буры оказались молодцы не стали тянуть время, и уже на следующий день на совещание командиров они спорили, штурмовать или нет Ледисмит в ближайшее время. Генералы Лукас Мейер, Шалк-Бургер, Гроблер и часть офицеров помладше во главе с Луисом Бота убедили Жубера принять план Мейера — Максимова и ускорить подготовку к штурму. После этого мы передал Луису Боте бронежилеты, каски, гранаты и пулемёты для бойцов его отряда.

Как ты и предсказывал, нам дали самый трудный участок для наступления. Мы провели тщательную разведку позиций англичан, наметили пути движения, распланировали атаку. Начали расставлять орудия на позиции, а четыре орудия направили в помощь к Луису Боте, как ты и указывал. Сразу по прибытию на место стали вести уничтожение англичан снайперами, они же и предложили сбить из больших винтовок их воздушный шар, которые они поднимали каждый день для наблюдения за бурами. Через несколько дней найдя скрытые подходы, они прошли через линию обороны англичан, стрелки сумели подобраться поближе и сбили его.

Для подготовки штурма мы сделали всё как ты мне рассказывал и учил, крытые траншеи, щиты, использовать пулемёты и ракеты при атаке вместе с пехотой. Максимов и другие офицеры ходили, наблюдали, спрашивали, делали записи, он сказал мне, что не ожидал увидеть у нас такой выучки, слаженности и оснащенности. Мне и другим нашим офицерам было приятно это услышать, я его поблагодарил, и сказал ему, что этому всему нас учил наш великий правитель и полководец, — халифа Абдаллах!

Когда начался штурм, наши воины первыми, после артобстрела ворвались на позиции англичан!!! Винтовочным и пулемётным огнём, ракетами, гранатами и штыками, "Львы" сломили сопротивление англичан, и они, как и при Омдурмане, начали сдаваться, хотя надо сказать там они продержались дольше, чем в Ледисмите.

Вторыми кто на своём участке прорвал оборону англичан и тоже принудили их к сдачи, были бойцы из отряда Луиса Боты. Он после боя поблагодарил за отданные ему бронежилеты и шлемы, сказав, что они помогли избежать больших потерь.

Буры в Ледисмите взяли в плен командующего войсками англичан генерала Уайта, других генералов и полковников, и большие трофеи, 48 орудий, несколько орудий из них, как мне объяснил Максимов оказались морскими с больших военных кораблей, более 12 тысяч винтовок, пулемёты, боеприпасы к артиллерии и патроны к винтовкам, снаряжение, амуницию, провиант, лошадей, мулов, повозки, паровозы и вагоны, часть законных трофеев получили и "Львы Судана. Всё повторилось как у нас в Судане, пленные генералы, офицеры, захваченное оружие. Буры были очень рады победе, радуясь, они пели свои унылые песни, псалмы, как пояснил мне Максимов. "Львы Судана" в честь победы, прокричали "Аллаху акбар!" и в молитвах поблагодарили Всевышнего за посланную нам победу. Буры не смотря на охватившую всех радость, оказались сообразительными, они без наших подсказок, сделали "телеграфное молчание", только немногие в их правительстве получили сообщения, что Ледисмит взят.

На следующий день, рано утром 7 сентября, буры воодушевлённые большой победой и малыми потерями посадили бойцов на паровозы, повозки, и на все лошади которых нашли, в том, числе и захваченных английских двинули на город Эсткорт. Вместе с "Львами Судана" они собрали более 15 тысяч бойцов, полевые орудия и часть пулемётов погрузили в вагоны, ракеты и остальные пулемёты погрузили на повозки. Мы достаточно легко прошли 30 миль, и атаковали город ближе к вечеру с трёх сторон. Отход на юг в город Питермарицбург, буры перекрыли несколькими конными отрядами, были там и наши конные "Львы" с пулемётами. Британский отряд генерала Гильдьяра был сметён натиском, огнём и нашими штыками и пленён в течение двух часов. Здесь вновь отличился Луис Бота, он первым ворвался со своим коммандо в город и пробился к центру города, "Львы" здесь были вторыми, остальные отряды позже вошли в город. Попав в окружение, англичане вскоре сдались, путь на Питермарицбург был открыт. Потери буров были небольшими, внезапность и численность давала свои плюсы. Кто-то из офицеров буров, как рассказал Максимов, предложил отправить из Эсткорта англичанам "хорошую" телеграмму, — "Из Ледисмита пробрался человек. Буры большими силами нас осаждают. Крепим оборону. Ждём помощи. Генерал Уайт". И я заметил, что в Ледисмите и Эсткорте, уже в первый день к бурам стали присоединятся местные, сначала их были десятки, позже счёт пошёл на сотни. Они им пока доверили охрану и сопровождение пленных, трофеев, гарнизонную службу, опытные воины были нужны для наступления. После занятия города командующий генерал Жубер хотел было приостановить наступление на Питермарицбург на несколько дней, чтоб собраться силами, но генералы и офицеры буров его не поддержали, выступив за продолжения наступления без перерывов, пока противник в неведение положения дел и не собрал значительных сил и не укрепился.

Было решено, что завтра утром, конными коммандо быстро пройти 20 миль до селения Моой-ривер, и так же ударить по противнику с трёх сторон. Отдельные конные отряды и разъезды, идущие впереди их, опять должны зайти в тыл, чтоб прервать телеграф и перекрыть пути отхода. Чувствовалось, что буров, как и нас, после Омдурмана охватил азарт наступления. Они одерживали быстрые и легкие победы и хотели идти дальше. Максимов сказал, что буры решили брать города изгоном, как он мне объяснил, по-русски это значит с ходу. Вообще действия буров мне стали напоминать, поход Осман Азрак по Нилу и в Египет, после великой победы при Омдурмане, он тоже там брал города изгоном. Для этого у него был Нил, а у буров железная дорога.

Решили, что главные силы будут двигаться по железной дороге и конными колонами вдоль её, так же по шоссе. Они пройдут через Моой-ривер и должны будут встать как можно ближе к Питермарицбургу. Рассчитывали пройти до 45 миль к селению Ховик, подтянуть силы, отдохнуть, и через сутки выступить на рассвете. И совершив марш-бросок в 15 миль, сходу атаковать город, и занять его.

В Моой-ривере буры, шутя сотнями всадников с разных сторон, смяли охранные посты англичан, некоторые из них даже не успели зарядить винтовки. Через несколько часов через него прошли их главные силы в направления Питермарицбурга. "Львы" шли вместе с ними. Успешное и быстрое наступление буров продолжалось. Они немного нас удивили, сумели выдержать взятый высокий темп движения, прошли намеченные 45 миль. Англичане не были способны на такое. Здесь им помогли взятые добычей в Ледисмите и Эсткорте, лошади, повозки. И как потом рассказывал Максимов их природная выносливость, взращённое природой, религией и семьёй, терпение и упрямство, умение с детства часами находится в седле.

Буры оказались во многом похожи на нас, жителей Судана. Они любили свободу, верили в Бога и ненавидели англичан. Хотя и относились к своим чёрным очень плохо.

К вечеру 10 сентября передовые отряды армии буров вошли в селение Ховик, и встали на левом берегу реки Умгени. Их передовые отряды, которые были отриконь, уже были здесь, часть из них забрали у местных всех лошадей, мужчин и парней собрали в одном месте. Остальные ушли вперёд, чтоб перехватывать всех, кто едет в Питермарицбург или из него. Точно так же делали и мы, когда наступали на англичан. Они не должны были знать, что в 15 милях от них стоит армия в 14 тысяч человек, и готовится нанести удар. Для составления плана атаки города, буры пригласили Максимова и белых офицеров. Он был таков, отряд в пять тысяч на поезде и конными входит в город с правого фланга по железной дороге, на передние платформы они по нашему предложению, озвученное Максимовым, поставили пулемёты, ракетные установки и прикрыли их мешками с песком. Между вагонами ставили платформы или вагоны с пулемётами, на крышах вагонов расположили стрелков. С поезда часть сил высаживаются в городе, которые, действуют там, двигаясь на соединение с другими отрядами. Поезд идёт дальше, если путь будет свободен. Конный отряд в три тысячи отделяется от поезда, и, через ж\д мост, вброд, вплавь переходит реку Мзундузи и охватывает Питермарицбург с юга, заходит в него, отсекая пути к отступлению англичанам. "Львы Судана" и отряд Луиса Бота, всего четыре тысячи штыков, вновь атакуют в лоб, входя в город по шоссе с севера. Конное коммандо в две тысячи бойцов, обходили город с левого фланга. Общая задача была взять город и англичан в нём в окружение и одновременно перекрыть им пути к отступлению. Ещё несколько небольших отрядов на лучших конях уходили далеко вперёд, чтоб рвать телеграф, вылавливать беглецов.

По подсказке Максимова среди буров отыскали офицеров и солдат, кто не раз бывал в городе. Они дали сведения о дорогах, главных улицах, зданиях, расположения казарм, местности, на их основе и составили план атаки, определили её главные направления. Для того, чтоб действия получились относительно слаженно, прикинули хронометраж и составили планы движения отрядов, придали им проводников. Это тоже им предложил Максимов. Он сделал как ты перед битвой при Омдурмане, и привёл нас к победе. Для ликвидации английских постов и караулов, которые могли, были быть расставлены вокруг города, были задействованы диверсанты "Львов Судана" и самые опытные в таких делах буры.

Желая узнать численность сил в Питермарицбурге, буры допросили пленных взятых Эсткорте и Моой-ривере, если солдаты и сержанты, что-то сообщали, но, много знать они не могли, то офицеры молчали. Я предложил, Максимову, что самых упрямых отдали нам, обещав, что мы их разговорим. Для этого, как и в Судане выбрали самых здоровых и с рожами пострашнее бойцов, разложили ножи, клещи, костёр, кипятили воду, некоторые заговорили сами, ну, а к тем, кто молчал, пришлось совершить действия. После этого узнали, что англичан в городе вместе с местными волонтёрами около 10 тысяч, волонтёров из них более трети, есть орудия, но не более двенадцати, исходя из этого у буров получалось даже превосходство в силах".

Из книги генерал-лейтенанта Максимова Евгения Яковлевича, "На страже Империи", глава "Львы Судана", — "12 сентября около девяти часов утра жители окраин более чем двадцатитысячного Питермарицбурга, увидели столбы пыли, те, кто жил вдоль железной дороги, дым подходящего на большой скорости поезда, у которого почему-то две платформы с мешками были впереди паровоза. Вскоре показались сотни и сотни неизвестных всадников, кто-то глазастый разглядел флаги, которые они несли с собой. И практически синхронно, на северной, западной и восточной окраине, можно было услышать крики, — "Буры!!! Это буры!!!" В основном в этих криках слышался страх, но звучала иногда и радость, — "Буры!!! Это буры!!!"

До центра было далеко, чтоб сообщить о нападении, а буры уже галопом врывались, как казалось в далекий от войны город, и сотнями растекались по его улицам, двигаясь вглубь его. Жители северных районов Питермарицбурга, увидели, вооружённых… ЧЁРНЫХ!!! И их было много! Их стал охватывать, страх, а потом и ужас, сотни вооружённых чёрных, в Питермарицбурге, это СТРАШНО!!! Это были вновь идущие на острие атаки "Львы Судана"!

Англичан, как часто было в этой войне, подвела их гордыня, они рассчитывали быстро разгромить своей регулярной армией это полуграмотное мужичьё, буров. Они начинали действовать без разведки, не всегда выставляли караулы, таскали с собой большие обозы, и за это платили дорогую цену поражениями и большими потерями. Так случилось и в Питермарицбурге. Нападения целой армии буров на город никто не ждал, тем более, 7 сентября из Эсткорта пришла телеграмма губернатору Наталя от генерала Гильдьяра, что буры взяли в полную осаду Ледисмит, но генерал Уайт держится. Это сообщение ушло и в Капштадт, командующему английскими силами на юге Африке, генералу Редверсу Буллеру. И вдруг буры в Питермарицбурге!!!

К 10 часам город был охвачен паникой, местные волонтеры, увидев сколько у буров сил, практически сразу побросали оружие и начали разбегаться, кто не успел, сдался в плен. Англичане продержались дольше, завязались уличные бои, буры брали верх, числом и меткой стрельбой. Вскоре их отряды соединились, окружив отдельные группы английских солдат, те видя что, они окружены и израсходовав патроны, начали сдаваться. Самими упорными оказались, офицеры, ирландские и шотландские части, они засели в казармах, ратуше и дворце губернатора. Буры вели с ними перестрелку, но попытки выбить их из зданий не предпринимали. Что ж пришлось, этим кельтским дурням дать возможность доблестно умереть за королеву. К очагам сопротивления подтянули орудия снятые с ж\д состава, ракеты и пулеметы. Именно "Львы" должны были решить проблему с упёршимся противником. Не давая вести стрельбу из окон и укрытий, огнём снайперов и пулемётов, мы поставили орудия и ракеты на прямую наводку и расстреляли здания в упор. И пока не осела пыль от взрывов, на штурм пошли суданцы. Кидали сначала гранаты в окна и двери, и прикрываясь щитами, шли дальше, зачищая здания огнём и штыками, через полчаса, пришёл ещё не привычный мне, тогда сигнал, — "Чисто!" Пленных было мало, в основном они были раненые. Буры, которые видели, как действовали "Львы" против засевшего в зданиях противника, кто восторженно кричал, а кто-то и крестился. Вообще после штурма Ледисмита, занятия Эсткорта, Питермарицбурга, буры стали относиться ко "Львам Судана" уже более ровно и спокойно, но всё равно не равных. Мой же авторитет и других белых офицеров корпуса значительно вырос. Буры теперь постоянно приглашали нас на свои советы и совещания. Показателем улучшения отношений стал дележ трофеев.

В Ледисмите "Львы" взяли трофеями несколько орудий англичан, винтовки, боеприпасы и прочее армейское имущество живое и неживое, часть добычи мы оставили себе, "что на штык взято, то свято", часть отдали бурам даром, остальное было продано, правда далеко не за реальную стоимость. Тоже самое произошло после взятия Эсткорта, только в меньших масштабах. А вот о том, что они сами не взяли штурмом в Питермарицбурге ратушу и дворец губернатора буры пожалели. Там "Львы Судана" взяли на штык городскую казну и деньги британской колонии Наталь. Сумма впечатляла. Столько золота сразу я видел впервые.

К часу дня Питермарицбург столица Наталя, был взят полностью под контроль, губернатор британской колонии Наталь сэр Генри Биннс пленён, на дворце губернатора подняли флаги Трансвааля и Оранжевой республики. Буры просто кричали от радости или пели псалмы в честь новой победы. Мы русские кричали "Ура!", "Аллаху акбар!!!" "Львов Судана", вновь победно звучал над просторами Южной Африки".

Из книги генерал-лейтенанта Максимова Е.Я. "На страже Империи", — "До Дурбана оставалось 50 миль, это расстояние буры бы способны были преодолеть за 12–14 часов. И они намеривались его взять уже завтра, несмотря на то, что это было 13 сентября.

После обеда, восемь тысяч бойцов вышли в направлении, главного порта Наталя, чтоб до ночи успеть пройти часть пути и сократить миль на 10-15-ть расстояние до города. Столько сил для занятия Дурбана уже не требовалось. Пленные, взятые в Питермарицбурге рассказали, что там стоит батальон в гарнизоне и для охраны складов, моряки с орудиями снятые с крейсеров, плюс немного волонтеров. Но, многим бурам, хотелось лично поставить точку в этом победоносном рейде. "Львов Судана" вежливо попросили остаться, мол, сами справимся, взяли с собой только несколько пулемётных и ракетных расчётов, с ними был я и ряд белых офицеры нашего корпуса.

Взятие Дурбана прошло уже по отработанной схеме, режим тишины при движении колон, их заход в город по ж\д и шоссе. Волонтёры быстро разбежались, гарнизон тоже не стал особо усердствовать в сопротивлении, когда буры дали по ним несколько очередей из своих пом-помов, а "Львы" ракетами. Дольше всего держались моряки, но их обошли, и просто перестреляли из переулков и с крыш. Позже выяснилось, что в списках убитых был и артиллерист капитан Перси Скот, который занимался переделкой морских орудий для действий на суше.

13 сентября в три часа дня на здании городской управы были подняты флаги буров, они вышли к океану. Через несколько дней, когда об этом узнали в Натале, там началось восстание, часть его населения шла к бурам, что вступить в их армию, а часть бежала от них. Было ясно, что Наталь британцы потеряли. Зато буры приобрели уверенность в своих силах, боевой опыт и высокий дух, тысячи новых солдат и огромные для тех мест трофеи.

По итогам, штурма Ледисмита и молниеносного наступления с взятием городов изгоном буры получили трофеями, более двадцати тысяч винтовок Ли-Метфорд, они были хуже Маузеров, но всё-таки магазинки, несколько тысяч Мартини-Генри, они ушли в запас и новобранцам, более 70 орудий разных калибров, в том числе морские 120 мм и 76 мм пушки, боеприпасы ко всему этому, запасы снаряжения, амуниции, провианта в Ледисмите, Питермарицбурге, Дурбане. Всё что было собрано для британских войск в Натале. Попали в руки буров паровозы, подвижной состав, депо, мастерские, угольные копи Данди, сотни повозок, тысячи лошадей и мулов. В Дурбане к ним перешло и содержимое, его четырёх банков, а в их хранилищах было немало золота в разном виде. Наверно и поэтому они не хотели, участия "Львов" в занятие города. В порту к ним попали в руки несколько британских транспортов, ещё несколько попали в ловушку, зашли в порт не зная, что он теперь не английский. Через несколько дней появился британский крейсер.

Буры, как говориться были на кураже, но не все их офицеры потеряли голову от успеха. Видя морские орудия и моряков, им было ясно, что военные корабли скоро вновь придут в Дурбан. Пленные это подтвердили. Готовые британские орудия они установили в городе, ближе к берегу, но, так чтоб можно было вести огонь в направлении моря. Орудия прятали, наставив вокруг них, всякой всячины, расставив их по одному или парами.

Британский крейсер появился 17 сентября, сначала он быстро и уверенно шёл к Дурбану, но вскоре сбросил ход и стал осторожничать. В оптику было видно, что на нём сыграли боевую тревогу. Орудия расчехлили, расчёты заняли свои места. С расстояния немногим более 4 — х вёрст, буры открыли огонь по крейсеру, но не все сразу. Тот пока молчал, повернувшись в сторону берега, и, встав к нему бортом открыл ответный огонь. Тогда ударили все орудия буров, всплески на воде от снарядов стали появляться ближе к крейсеру. Вероятно командир крейсера не ожидал такой горячей встречи в своём порту и растерялся, огонь по берегу вёлся больше наугад и беспорядочно. Буры же не торопливо пристреливались, хотя ведения огня по морским целям им было в новику. Но, постепенно всплески от попаданий сгущались вокруг крейсера, потом кто-то утверждал, что было и попадание или даже два. Через минут двадцать пять после начала боя, крейсер сделал поворот в сторону моря и дал большой ход, выходя из боя. Берег в ответ разразился залпами радости и ругани в адрес трусливых англичан.

Позже узнали, что кто-то из уцелевших и не попавших в плен моряков, сумел крейсеру дать сигнал об опасности, поэтому он и не стал близко подходить к порту и приготовился к бою. Сам же крейсер отошёл в море и блокировал Дурбан, он сумел перехватить пару транспортов, не дал им зайти в ловушку. Через несколько дней подошло ещё два корабля. Главный порт Наталя англичане закрыли морской блокадой.

К бурам после взятия Ледисмита и броска к океану, кроме материальных трофеев попало более 20 тысяч пленных англичан и волонтёров, среди них несколько генералов. И бородачи-африканеры не знали толком, что с ними делать в таком количестве, когда они спросили, что сделали с пленными в Судане. Их вопрос я перенаправил к Ахмеду Федилу, его ответ их крайне удивил. "Они у вас работают!?", — спросили они "Да. И тем самым окупают своё содержание и приносят пользу стране. Своим нападением они нанесли ей ущерб, теперь его возмещают", — дал он им разъяснения. Буры были весьма практичным народом, и тема работающих на них пленных их явно привлекала.

В Дурбане спокойные, набожные и непьющие бородачи-африканеры, на радостях немного пошалили, разграбили несколько магазинов, были случаи насилия. Жубер, генералы и офицеры, пасторы быстро навели порядок среди расходившихся бюргеров. И они разрешили жителям захваченных городов, кто хочет уйти, уходить безбоязненно. "Львы" тоже в Дурбане отличились не лучшим образом, троих из тех пулемётных и ракетных расчётов, что ушли туда с бурами за то, что насильничали, Ахмед Федил повесил, решили белых женщин попробовать. Узнав от том, что его солдаты в Дурбане стали насильниками, он ни минуты не колебался в принятие решения об их казни. Мне он сказал, что их Халифа приказал ему самым жёсткими мерами пресекать у солдат корпуса "Львов Судана" желание убивать мирных жителей, насиловать, мародерничать, скрывать трофеи. После трибунала и немедленной публичной казни последовавшей за вынесением приговора, Ахмед Федил обратился ко мне с весьма неожиданной и деликатной просьбой. Он сказал, что "Львы Судана" это тысячи молодых, здоровых мужчин, у которых вообще или давно не было женщин. Нет, они и дальше могут не обращать на это внимания, и выполнять приказы своего правителя со всем усердием, сказал он. Но, Питермарицбург город большой, а у белых в городах насколько он знает всегда есть блудницы, которые совершая этот тяжкий грех, зарабатывают себе на жизнь. Да, честно говоря, я такой проблемы не ожидал встретить в рядах воинов мусульман. И спросил, а как на это посмотрит Халифа, когда узнает? Муллы и улемы здесь и в Судане? Ахмед Федил меня заверил, что Халифа ещё в Судане дал добро на это и священники уже нашли или придумали оправдание этому греховному деянию. Тем более, что он пойдёт только на пользу воинам ислама для продолжения своего служения своему повелителю и вере.

Пришлось нам с остальными белыми офицерами корпуса, на следующий день заняться решение этого "богоугодного" дела. В столице Наталя нашлись такие заведения и женщины вообще. И пока "Львы" стояли в Питермарицбурге местные жрицы любви, практически без перерыва испытывали на себе, так же как и англичане, всю силу и боевой дух бойцов корпуса. Не были они обижены и в плане заработка. Местные газеты потом долго это историю ещё смаковали. Так же мы успешно решили проблему с ранеными и убитыми. В ходе боев их уже было более двухсот, но раненых в разы больше, чем убитых. Погибших сразу хоронили с почестями на месте. Легкораненые и больные находились в санитарном обозе и вагонах. И заранее в Йоханнесбурге, люди Халифы, которые здесь, оказывается, были ещё до войны сняли большой двухэтажный дом с пристройками, где расположился госпиталь для тяжелораненых "Львов Судана", медики были из корпуса и добавили нанятый персонал. Когда в Южную Африку прибыл русский Красный Крест и санитарные отряды, "Львы" безвозмездно предложили нашими врачам целый этаж, что значительно облегчило и ускорило обустройство русских медиков, которые в свою очередь консультировали суданских коллег.

После того как эйфория победы немного улеглась, победители решили занять Порт-Шепстон, на реке Умзимкулу, выйти на западные границы Наталя и на реках, которые были южнее, начать строить укрепления. Совершить рейды вдоль побережья и вглубь Капской колонии, чтоб создавать угрозу железной дороге на север из Ист-Лондона и вероятностью соединением с войсками буров наступающие с территории Оранжевой республики. Для этого оставили три тысячи бойцов, не считая новобранцев, которые прибывали с каждым днём, две батареи, помимо береговых. Остальные силы, более десяти тысяч бойцов с десятками орудий погрузив в вагоны всё первоочередное двинули обратно, через покоренные им города, чтоб усилить войска буров на других направлениях, "Львы" уходили с ними. За время перехода, я, наши офицеры и уже Ахмед Федил, часто общался с Луисом Ботой и другими активными офицерами буров, обсуждали прошедшие бои, минусы-плюсы, они внимательно изучали, "Львов Судана", точнее их организацию, подготовку, вооружение. Что впрочем, делал и я с самого начало моего появления в рядах "Львов Судана".

Я сам и наши офицеры, внушали упрямым бородачам мысль, о том, что с регулярной армией должны сражаться регулярная армия. Мы говорил Боте, что буры отличные воины, но, чтоб и дальше побеждать англичан они должны стать хорошими солдатами. Луис Бота, когда мы стояли в Стандертоне на перегоне, заявил, что он будет на основе своих коммандо создавать регулярную стрелковую бригаду, взяв за образец организацию "Львов Судана", и будет убеждать других генералов идти таким же путём. И попросил нас помочь ему, расписав штаты, структуру и прочие моменты.

Это неделя с 6 сентября по 13-е вошла в историю как "1-я чёрная неделя" для британской армии. Англичане, сами буры и мир были просто ошеломлены, успехами армии организованной на основе ополчения над регулярной армией, как казалось одной из сильнейшей державы мира. Лондон кусал локти от позора и досады, европейские столицы, кто в открытую, кто втихаря, радовались неудачам наглых островитян. Париж, Берлин и Петербург особо не таились, прежде всего, Париж и Берлин. Даже лондонская биржа несмотря на золотой стандарт, отреагировала, небольшим падением фунта, а вот английские бумаги упали сильно.

22 сентября, когда "Львы" и часть натальской армии стояли на ж\д развилке у Йоханнесбурга, ожидая, куда их решат направить дальше, пришла радостная весть, о том, что генерал Пит Кронье, взял штурмом Кимберли".

Как выяснилось позже, письма, отправленные мною бурам из Судана, от лица белых офицеров частично сработали. Что, войне быть африканеры понимали и без моих советов, поэтому закупали вооружения, особенно артиллерию, французские Крезо-Шнейдер в 155 мм, будущие знаменитые буровские "Лонг Томы", конечно Крупп, 120 мм гаубицы и полевые орудия, я в будущем даже про Шкоду читал у буров, пулеметы, того же Максима, винтовки Маузера. Фирмы классные, слов нет, и заказов у них много, поэтому в той истории все заказанные орудия они получить не успели, это конечно бы им не помогло войну выиграть, но потери бритов были бы точно больше. Вот я бурам и указал, неплохой рынок для закупки вооружений… Испания. Войну они амерам проиграли, колонии потеряли, армию сокращать начали, большая часть флота вообще на дне, денег нет в бюджете, так, что вполне могли буры и испанцы найти в вопросе продажи оружия друг друга, тем более против британцев. У испанцев были свои фирмы, выпускавшие артиллерийские орудия, Онтория, помню точно, по качеству конечно даже не Шкода, но, как говориться дорога ложка к обеду. Вот буры заказав и купив, что можно было у пушечных мэтров, вышли на испанцев, и как оказалось не зря.

У пехоты у них были тоже Маузеры, своя разнообразная артиллерия, от полевых гаубиц и мортир от 210 мм до 87 мм и весом всего 182 килограмма, полевые пушки и гаубицы в 150 мм, полевые орудия, горные. Орудия были бронзовыми, но порох применяли уже бурый и бездымный, и их можно было купить достаточно быстро и недорого. Что буры и сделали, когда поняли, что многие сделанные ими заказы не успевают, к тому сроку, который они наметили для начала войны.

У испанцев были куплена тяжелая артиллерия, — шесть орудий, 15-cm BL Verdes Modelo 1891. Масса орудия: 2950 кг, дальность около 7 500 м; шесть орудий гаубиц Br. 15-cm BL Mata Modelo 1891. Калибр: 149,1 мм/15 кал, масса снаряда: 35 кг, дальность — 6500 м; шесть орудий С.Br. 12-cm BL Plasencia Modelo 1891, калибр: 120 мм/25 кал., масса орудия: 1615 к, масса снаряда: 18 кг кг, шрапнель 130 свинцовых пуль, дальность: 35º=9100 м.

Уговорили испанцев блеском золота продать бурам четыре корабельных, 12-cm BL Hontoria Modelo 1883 Калибр: 120 мм/35 кал. Масса орудия: 2600 кг Масса снаряда: до 24,1 кг Дальность: 25º=10500 м, буры любили, чтоб у них были длинные руки.

Из полевой артиллерии они прикупили себе испанскую бронзовую копию стального Круппа, в количестве двенадцать орудий C.Bс. 9-cm BL Plasencia Modelo 1878 Калибр: 87 мм/23,7 кал. Масса орудия: 516 кг Масса снаряда: 6,3 кг Дальность: 16,2º=6340 м

Соблазнились и легкими горными орудия Пласения, C.Ac. 8-cm Cr. BL Plasencia Modelo 1874 Калибр: 78,5 мм/12,6 кал. Масса орудия: 102 кг. Дальность: 20,6º=3260 м, их купили тоже дюжину.

Брали по шесть и двенадцать орудий, чтоб можно было разбить на пары и тройки, морские орудия купили, оказывается для артиллерийских поездов, по одному на ж\д направление, — Наталь и Капская колония. К началу войны они не успели их доделать, но потом быстро сделали, один из них Ахмед Федил видел на перегоне у Йоханнесбурга, по его описанию у них были щиты и выдвижные опоры. Бронепоезда буры стали делать позже в ответ на британские, для этого и подвижного состава, материалов, промышленных мощностей после занятия Наталя и поставок из вне у них стало больше, так на бронелисты для них они стали разбирать английские разгруженные транспорты, стоящие без дела в порту Дурбана.

Хотели разгулявшиеся буры купить у испанцев и Максимы в 37 и 7 мм, но им отказали и предложили 25-мм митральезу Норденфельта-Пальмкранца и 11-мм митральезу Норденфельта, понятно, что старьё, но выбирать им сильно приходилось. Взяли и тех и тех по двенадцать, и испанцы продали им и винтовок Маузеров 10 тысяч с патронами. Жаль, что буры перед войной не дотянулись до Кольта-Браунинга 1895 года.

Двадцать два орудия калибром в 150 и 120 мм, двадцать четыре полевых и горных скорострельных орудия и четыре морских по 120 мм, для бурской армии ополченческого типа, это было более, чем внушительно.

По рассказу Ахмед Федила, Е. Я. Максимова, а они в свою очередь опирались на повествование разных участников событий, с Кимберли вышло следующее.

Генерал Кронье взяв в блокаду родину бриллиантов Кимберли и ждал прибытия четверок гаубиц и пушек в 150 и 120 мм, шесть 87 мм и четыре 80 мм горных орудия. Получив их в дополнение к своим орудиям, буры поставили артиллерийские вышки и, корректируя с них огонь, стали расстреливать восьмимильный периметр обороны англичан, в наиболее слабых его местах. Дюжина тяжелых и двадцать одно орудие поменьше делали своё дело, фугасы разрушали укрепления, сделанные из земли и отвальных пород, фугасы и шрапнель выбивала из них защитников, англичане несли большие потери. На четвёртый день обстрелов они решились на вылазку, конный отряд в четыре сотни состоящий из Конницы Алмазных Полей, небольшое подразделение Капской Полиции, Конной Пехоты и подразделение, называемое Кимберлийской Легкой Конницей попытался атаковать, артиллерийские позиции. Их встретили шрапнелью, потом 37 мм "пом-помами", испанскими митральезами и винтовочным огнём, потеряв хорошо за сотню убитыми и ранеными англичане, начали отходить, буры решили их отсечь от города, но прибытие двух рот Северо-Ланкаширцев спасло ситуацию, они сами, неся потери, сумели дать возможность отряду вернутся в Кимберли. Обстрелы продолжились.

Успехи Жубера в Натале, подзадоривали буров у Кимберли, в Ледисмите взяли в плен генералов, большие трофеи, в Питермарицбурге губернатора, в Дурбане банки. А они возьмут кладовую алмазов, родину бриллиантов… Кимберли! И пленят одного из главных врагов свободных буров… Сесиля Родса, возьмут себе его алмазы, шахты, мастерские, железные дороги, рабочих. И "папаша" Крюгер с политиками, настоятельно просил взять город как можно быстрее, это был бы один из козырей в начинающейся большой политической игре. По его просьбе к Питу Кронье срочно прибыли офицеры, которые участвовали в штурме Ледисмита и Эсткорта, чтоб поделиться опытом и участвовать в разработке плана штурма Кимберли

20 сентября, рано утром буры пошли на штурм, в городе сыграли тревогу, его защитники заняли свои позиции, готовясь отражать атаку, а атакующие буры вдруг залегли. Атака оказалась ложной, а выманенные ею англичане на свои позиции попали под сильный обстрел артиллерии, которая уже пристрелялась по их укреплениям. Буры за это время приблизились к разбиваемым артиллерией позициям, и после прекращения обстрела, подавляя понесших потери британцев, огнём легких пушек, пулеметов и винтовок, пошли в настоящую атаку, которая велась с двух сторон, после двухчасового боя на позициях и в городе, Кимберли пал. Глава "Де Бирс Компани" не коронованный король Южной Африки, Сесиль Родс с прострелянной ногой и хорошо избитый попал в плен, добытые алмазы, шахты, мастерские его компании, всё, что было его, попало в руки буров.

В клетке буры его, конечно, не провезли по городам хоть ранее обещали это сделать, но в Претории и Йоханнесбурге, публике его показали, она ревела от восторга, один из главный зачинщиков этой войны теперь у них в плену. Ему и ещё ряду лиц "Де Бирс компани", грозил трибунал, бурам было, что им предъявить.

Падение Кимберли, аукнулось бритам восстанием в приграничных районах с землями буров, там жили такие же буры, только волей судеб оказались на территории Капской колонии под властью англичан, теперь этой власти не стало. Часть таких шли в армию своих собратьев, часть устанавливала теперь во владениях Британии свои порядки.

Взятие родины алмазов и пленение Родса, ураганом радости пошло по бурским землям, подняло новую волну насмешек над англичанами в Европе, и вызывало бурю негодования в Лондоне. Конечно!!! Здесь дело было даже не в очередном поражении англичан, на шахтах Кимберли "в 1892 г. добыто алмазов на 23,5 милл. мет. руб.", сообщила мне местная Вика в лице Брокауза и Эфрона, то есть почти 2,5 миллиона фунтов стерлингов, на эту сумму можно были два эскадренных броненосца построить, самое совершенное на то время орудие войны. А наверняка выработка за эти годы увеличилась! Бриты потеряли кучу денег!!! А это хорошо, и для Судана и России.

Во французской газете появилась карикатура, где здоровенный бородатый бур, ногой наступив на подол платья, одной рукой прижал к трону понятно, что королеву Викторию, другой ножом выковыривает из её короны бриллианты, со словами, — "Тебя, старая карга, в Аду заждались, а ты всё бриллиантами балуешься!"

После этих громких событий, командования буров отправили "Львов Судана", решать проблему Мафекинга, это небольшой городок на границе Трансвааля, Бечуаналенда и Капской колонии, который буры тоже держали в осаде. Он был последним оплотом англичан у бурских владений, и открывал путь в британскую Родезию. Ставший генералом Луис Бота с войсками убыл к Колесбергу, часть сил из Наталя буры направили для усиления своих сил идущих на Стромберг и к покорителю Кимберли генералу Питу Кронье. На волне побед они хотели наступать дальше.

Из книги генерал-лейтенанта Максимова Е.Я. "На страже Империи", глава "Львы Судана", — "Под Мафекинг наш корпус был переброшен по железной дороге до Крлексдорпа, дальше миль сто по вельду. Идя по нему бойцы корпуса говорили, что, как дома побывали, такие же бескрайние просторы, трава, кустарники, редкие лесочки, животина всякая бегает, здесь им было более по душе, чем в гористо — холмистом Натале.

28 сентября прибыли на место, дальше заработал военный механизм, разведка, снайпинг, рекогносцировка, обстрелы импровизированных фортов англичан и укреплений, в том, числе и ночные. Подготовка к штурму, рассвет, артподготовка, штурм.

3 октября Мафекинг был взят, его тысяча шестьсот защитников, из которых только несколько офицеров были кадровыми военными, остальные местные войска, волонтёры и городское ополчение, не могли оказать внятного сопротивления, элитным солдатам, опытным "Львам Судана". Когда боги войны, (я стал тоже вслед за Ахмедом Федилом называть артиллерию, а он это взял от Халифы) пристрелялись по их укреплениям, наметили и распределили цели, англичан рано утром выманили туда ложной атакой, и накрыли артогнём, нанеся им большие потери, после этого "Львы" и буры которые осаждали город, атаковали с четырёх сторон, и буквально втоптали его защитников в землю. Британские офицеры были почти все убиты, в плен попал какой-то лорд Чарльз Бентинк, родня его потом выкупала у суданцев. Буры наблюдавшие подготовку и штурм, были впечатлены действиями "Львов", так воевать они не умели. С трофеями Ахмед Федил не жадничал, четверть от них досталась бурам.

Следующей целью уже только отрядов буров стали города Лобасти и Габеронес, пятьсот бойцов усиленные трофейными пушками и пулемётами, должны были выбить из этих городов и округи англичан и идти дальше на север, по Бечуаналенду до города Палатье, занять его, чтоб потом соединиться, со своими отрядами, которые стояли на границе с Родезией. "Львы" и остальные буры с генералом Сниманом двинулись в Кимберли 5-го октября, им предстояло преодолеть 220 миль, часть буров осталась гарнизоном в Мафекинге.

Всем было очевидно, что британцы после ряда тяжёлых поражений хотели реванша, желали смыть позор своих поражений кровью врага, и восстановить вновь пошатнувшуюся репутацию своей армии, здесь и после поражения в Судане. И они пошли в наступление, их вёл командующий силами в Южной Африке, генерал Редверс Буллер он собрал в кулак всё, что у него было в Капштадте и около него, 14 тысяч человек, 24 орудия и двинулся по железной дороге к Кимберли, не дожидаясь прибытия основных сил экспедиционного корпуса.

Вероятно он рассчитывал, что хоть город и взят, но буры понесли потери при штурме, следовательно их силы ослаблены, этим он и хотел воспользоваться, и одним ударом решить две задачи, разгромить главные силы противника и вернуть Кимберли. Костяком его сил была 1-я дивизия лорда Метуэна, был у него и импровизированный бронепоезд, который должен был прикрывать железную дорогу от действий буров.

На подходе к реке Моддер, 28 и 30 сентября Буллер с немалыми потерями, свыше пятьсот убитыми, ранеными сумел сбить буров с передовых позиций, но их не преследовали и они организованно отошли. 3 октября англичане вышли на главные позиции буров, которые нельзя было обойти, оставалось или атаковать или отойти.

4 октября британцы пошли в атаку, после недолго обстрела артиллерией по тем местам, где как им казалось, были позиции противника. Атака была явно не согласована, в бой их силы вступали разрозненно, и получили за это от буров, которых возглавлял генерал Кронье, как говориться по полной. Сначала их встретили снаряды тяжёлых орудий, потом подключилась и полевая артиллерия, только упрямые шотландцы и гордые гвардейцы, сумели под таким огнём, дойти до расстояния, с которого по ним начали бить 37 мм пом-помы, картечницы, остальные части тоже были остановлены орудийным огнём. Бриты потеряв 136 офицеров и 1806 солдат убитыми, ранеными и пропавшими без вести, отошли в свой лагерь у селения Моддер-Ривер. Буры их тоже не преследовали. До середины октября возникло тактическое затишье, воюющее стороны взяли паузу, только энергичный генерал Френч, сумевший уйти от буров в Натале, заняв Ноупорт, рыскал конными отрядами между ним и Колсбергом, вступая с такими же отрядами буров в перестрелки.

К этому времени буры закончили переброску сил из Наталя, "Львы Судана" и другие части пришли к генералу Кронье из под Мафекинга. В войсках буров появились сформированные части добровольцев, роты, а позже и батальоны, из голландцев, немцев, французов и выделявшиеся количеством рыжих ирландцев. Прибыли русские, сербы, черногорцы, греки, скандинавы, итальянцы, испанцы и даже индусы. Из них немцы, французы и русские, отличались большим количеством добровольцев с явно военной выправкой, что их и отличало от тех же голландцев, ирландцев, скандинавов и итальянцев. Добровольные борцы с засильем британского империализма в мире из Германии, начали активно участвовать в работе импровизированного Генштаба буров.

18, 19, 20 октября буры перешли в наступление по трём направления, — Пит Кроньё, Якобус Деларей с 15 тысячами на Де-Ар против генерала Буллера с его 12 тысячами, Петрус Жубер с 10-ю тысячами на Миддельбург — Росмид, имея против себя генерала Фрэнча с более 5-ю тысячами, кроме этого Жубер после занятия города Ноупорта, должен был отправить 2 тысячи по железной дороге на Де-Ар, чтоб перекрыть путь отступления генералу Буллеру, Луис Бота и генерал оранжистов Христиан Девет шли на Стромберг имели 8 тысяч, их противником был генерал-майор Бартон и его 4 тысячи бойцов.

В сумме у буров было более 33 тысяч человек, за сотню орудий, десятки пулемётов, четыре артиллерийских поезда, ещё один сделали из британских морских 120 мм орудий взятых в Ледисмите. Действия буров в этот раз отличало почти синхронность действий, сосредоточение сил и средств на направлениях наступления здесь явно виделось участие добровольцев из Германии.

В идеале эти добровольцы хотели, используя превосходство в силах и мобильности окружить силы противника, уничтожить и пленить их. Продвинуться за линию Де-Ар — Росмид — Стромберг, и получить для себя связку железных дорог между своими силами. У буров получилось 50 на 50. Будь на их месте хотя бы испанская армия, наверно они решили бы обе эти задачи, но буры были армией милицейского типа на желании и доверии, желание бойцов воевать и доверии к своим командирам, которые были ещё и выборными.

Лучше всех справились подвижные Девет и Бота, идя тремя колонами, вдоль ж\д и на удалении от неё, они и Стромберг заняли, и связывая англичан фронтальными боями по линии ж\д, двумя другими колонами окружили их, и заставили сдаться, взяв в плен генерала Бартона. И пошли дальше, города Стрекстором, Куинстаун, Таркастад были заняты, бурские отряды растеклись по округе.

Генерал Фрэнч, который в Натале показал себя умелым противником, вновь не дал себя окружить, не торопливому Жуберу, используя местность и выставляя заслоны он отходил на юг в направлении Крадока. Жубер шёл за ним занимая Ноупорт, Росмид, Миддельбург, и дойдя до слияния рек Гроот виз Ривер и Гроот брак Ривер остановился, хотя до Крадока оставалось 23 мили (37 км). Мало того, что Фрэнч ушёл от буров он успел отправить отряд майора Гарри Кейна в тысячу всадников, с двумя пулемётами в Де-Ар, который весьма умело, задерживал буров. Прибывшие к нему оттуда на помощь подкрепление и не дали им пройти туда, остановив их на реке Seekoei river. Жубер упустил своего противника и дал возможность уйти другому.

Кронье тоже не особо торопился, сбив передовые посты, и заставив генерала Буллера артиллерийскими обстрелами и угрозой окружения спешно покинуть лагерь и отходить по железной дороге на юг. Англичане даже мост через Риетривер не успели взорвать. Они отходили по железной дороге давая бои на выгодной для обороны местности, их сбивали артиллерий и обходами с флангов. Я, генерал Якобус Де ла Рей, предлагали Кронье взять их в клещи и окружить, но то не хотел. Зачем? Он успешно наступает, потери небольшие, а при окружении Буллера, он может решиться на прорыв, может помощь прийти из Капштадта, а это рост потерь.

Так и продолжалась дальше, англичане отступают, буры за ними наступают. Неожиданно англичане упёрлись в обороне на холмах у железнодорожного моста через реку Оранжевая, два батальона с батарей стояли там твердо, давая возможность перейти через реку главным силам, что даже арт обстрелы и атаки буров не заставили их покинуть позиции. Только яростная атака "Львов Судана" и обход их с тыла Де ла Реем, где он получил ранение, заставили их сдаться. Это были добровольцы, которые решились даже ценой своей гибели, дать уйти главным силам британцев от противника, в этом случае даже "Львы" смотрели на них как на по-настоящему достойного уважения противника, они из-за их упорства и мужества понесли серьёзные потери, более ста пятидесяти человек убитыми и ранеными. Бой у моста и его повреждение англичанами, дали им возможность немного оторваться от буров. Но, они быстро нашли броды и удобные места для переправы через Оранжевую, и, догнав их через сорок миль (64 км) на станции Потфонтен стали вновь наседать на отступающего генерала Буллера и его измождённую армию. Ему до Де-Ара оставалось 35 миль (56 км), в сухих руслах на юге от города он вновь поставил отряд заграждения, но буры просто избили их артиллерией и по таким же руслам его и обошли. Буллер в городе не задерживался, маршем прошёл через него, сея в нём панику, страх и забирая с собой всех кто решил бежать от страшных буров, с которыми идут ещё и вооружённые чёрные.

Они и вошли в Де-Ар победителями, толпа в несколько сотен человек встречала их с радостью. Часть сил, пройдя ещё 30 миль (49 км) заняли город Деелфонтей и позиции на столь любимых бурами холмах, и остановились. Через несколько дней отряд буров занял город Бристаун в 40 милях (61 км) к востоку от Де-Ара.

Их наступление закончилось, а для англичан завершился поход "Железных людей" в 145 миль (230 км), так назвали это отступление генерала Буллера, которое шло две недели. Из 12 тысяч человек и 24 орудий, он вывел 7-ь тысяч и 6-ть орудий, остальные остались там… в вельде, городах и станциях, которые проходили англичане, убитыми, ранеными и пленными. 28 октября для Британии закончилась "2-я чёрная неделя".

Волна паники прокатилась по городам и весям Капской колонии, — "Буры!!! Идут буры!!! С ними черные!!!" С севера пошли беженцы, выросли цены на продовольствие, жильё, билеты в Европу и Индию, и вообще на всё.

Альфред Милнер губернатор Капской колонии и верховный комиссар Южной Африки в одном лице, объявил в колонии чрезвычайное положение. Из мужчин с 18 и до 60 лет, формировали отряды ополчения, из экипажей военных кораблей, что стояли в портах колонии, создали десантные роты, с них же снимали пушки и пулёметы, даже часть команд торговых судов, отправили на позиции. Этими силами перекрывали подходы к городам, готовясь встретить вторжение страшных буров. Метрополия сняла с рейса два трансатлантика, вновь привлекла большие крейсера и срочно грузила на них войска для отправки в Южную Африку, опять перебрасывали войска из Индии. В самой Британии очередное поражение восприняли тяжело, правительство Роберта Гаскойн-Сесила, маркиза Солсбери, сильно зашаталось, ходили слухи, что королеву Викторию хватил удар. В Европе над Британией безжалостно смеялись и издевались в прессе, англофобия росла как на дрожжах. Знакомые мне после говорили, что даже послы Португалии, Греции стали смотреть на британских дипломатов нагловатыми взглядами.

Но, буры дальше не пошли, отправив свои коммандо на десятки миль вперёд, захватывать скот, продовольствие и всё, что нравиться, разрушать ж\д пути. Получив железнодорожную линию Де-Ар — Росмид — Стомберг, они решили не отрываться далеко от своих территорий, остановились на достигнутых рубежах и начали строить укрепления. Хотя от Куинстауна до Ист-Лондона оставалось всего 105 миль! Все кадровые добровольцы и те, кто следили в Европе за войной и мал-мала смыслил в стратегии, наверно волосы на голове рвали, от досады, что буры не хотят идти дальше, их убеждали не терят темпа и занимать Ист-Лондон, ещё один порт Капской колонии, но те упёрлись и не шли.

Возникшую стратегическую паузу, противоборствующие стороны использовали каждый в свою пользу. Англичане насыщали оставшуюся у них под контролем территорию Капской колонии войсками. Новый командующий фельдмаршал Фредерик Слей Робертс, 1-й граф Робертс Кандагарский потребовал от Лондона не менее 150 тысяч штыков и сабель, артиллерию, пулемёты, бронепоезда и артиллерийские поезда. Битый британский лев, зализывал раны и готовился к прыжку, чтобы, всё-таки растерзать, добычу, которая оказалась вдруг такой кусачей.

Буры тоже не сидели, сложа руки, обучали пополнение, строили укрепления, дороги, точнее выбирали лучшее направление в вельде, это и становилось полевой дорогой. Бросились они строить и железные дороги, чтоб связать между собой Блумфонтейн — Кимберли, Кранс — Линдлей — Кронстад, это было явно влияние добровольцев из Германии и Франции. Буры как практичные люди, слушали и тех и тех, сравнивали, и выбирали лучший вариант. На строительстве дорог и других объектов работали, чёрные, белые, но не ойтлайдеры, а… пленные.

Кормить под 30 тысяч здоровых мужиков было даже для богатых буров накладно, поэтому они предложили им работать на себя. Кто из пленных англичан был пошустрее пристроились работниками на фермы буров, остальных распределили на строительство дорог и различные предприятия, им платили небольшие деньги, питание, содержание было получше, разрешали выходы в город, делать покупки. Опасность побегов была, конечно, но особо не сбежишь, везде полно вооружённых буров от подростков до стариков, да и женщины умели стрелять и обращаться с ножами, и черные слуги и работники следили за пленными, и кроме этого беглецов ждал зубастый, клыкастый, когтистый, рычащий, воющий и вечно голодный и часто безводный вельд.

Офицеры поголовно отказались работать, многие сержанты тоже, их содержали буры отдельно, и достаточно скромно. С пленными ирландцами буры сами додумались или кто подсказал, начали работать, прежде всего, ирландцы добровольцы. Уж как они своих соплеменников поначалу не называли, и английскими подстилками, жополизами, содомитами, иудами, каинами, заблудшими баранами и наконец, обманутыми братьями. Устроили им ликбез об истории Ирландии и роли англичан в ней, через несколько недель такой обработки в "Ирландской бригаде" уже были взвода из бывших пленных ирландцев.

Ойтландерам начали предлагать вступать в армию, чтоб потом получить гражданство, но во вспомогательные части, бывшим рабочим, шахтёрам ополченцам Кимберли, вновь заняться добычей алмазов".

По телеграммам моих людей с мест и газетам, которые попадали мне весьма не свежими мне стало ясно видно, что после второй "черной недели" резко активизировался механизм большой политики.

Папаша Крюгер сделал заявление, что после такого кровопролития, нужно остановиться, объявить перемирие, сесть за стол переговоров, он говорил, что буры не хотят дальше войны, они хотят, чтоб их оставили в покое и не лезли в их дела, а спорные вопросы решали не угрозами и силой оружия, а переговорами. И обратился за поддержкой своих мирных инициатив к Берлину, Парижу для проформы Амстердаму, и зачинателю мирной конференции в Гааге — Российской империи, и вообще всему прогрессивному человечеству, большую часть, которого бриты достали, а многим успели не слабо напакостить. Лондон на призыв Крюгера гордо промолчал, а остальные стороны, ответили бурам возгласами, — "Отличное предложение! Мы за мир!!! Хватит белым убивать белых!"

И в залив Делагоа вскоре пришли французские, германские, русские крейсера, даже итальянцы и испанцы прислали свои крейсера. Всех удивили испанцы, они прислали свой единственный боеспособный крейсер, большой и красивый "Император Карлос V", это было понятно, после поражения от США, им надо было восстанавливать статус, и тут такой момент, англичан опять бьют!

Посыл держав был ясен, — "Какой может быть мир без права свободной торговли!?" Вот они его и будут защищать, по сути "владычице морей" неофициально вновь объявили "вооруженный нейтралитет".

Бурам открыли свои закрома Франция, Германия, Голландия, вновь Испания, САСШ и Габсбурги, артиллерия, пулемёты, картечницы, винтовки, патроны, снаряды, амуниция, снаряжение, паровозы, вагоны, металл, цемент, рельсы, колючая проволока, в общем, всё, что так необходимо для достижения мира. Даже Россия через Черногорию продала бурам партию картечниц и горных пушек Барановского.

Как позже рассказал мне Ахмед Федил и Максимов, начали буры в это время формировать и регулярные части, Кристиан Девет из своих оранжистов, Кронье, Жубер, Луис Бота, Де ла Рей из трансваальцев, особенно усердствовали первый и последние, остальные не спешили, хотя и Кронье, Жубер видели в боях в Натале и с Буллером преимущество регулярной армии в лице "Львов Судана". Для этого у них было всё, обстрелянные, мотивированные бойцы, вооружение, деньги, советники.

К началу нового этапа боевых действий, генералы нового, "второго поколения" Кристиан Девет, Луис Бота и Де ла Рей, имели под своим командованием по стрелковой бригаде, три — три с половиною тысяч штыков, с шестью орудийной батареей полевой и легкой артиллерии, пулемётами или картечницами, бригады получились, правда, не совсем стрелковые, или совсем не стрелковые, все стрелки были на конях. Остальные генералы "первого поколения" ограничились полками, в некоторых бурских коммандо тоже пытались внести элементы регулярной армии, но палку не перегибали. Увеличилось количество батарей тяжелой артиллерии за счёт покупок и трофеев, в мастерских Претории, Йоханнесбурга, Кимберли, Дурбана, Блуфонтейна, делали артиллерийские и бронепоезда, купили в Германии даже аэростаты.

Из мемуаров Е.Я. Максимова "На стражи империи", — "Уже в первый месяц войны из местных иностранцев в бурских республиках были созданы отряды добровольцев, голландский отряд в составе 120 человек, немецкий отряд численностью в 200 человек во главе с полковником Адольфом Шилем, скандинавский отряд из 40 человек и так называемая "Ирландская бригада" из 150 человек, которой командовал отставной полковник армии США Блэк.

И теперь в довесок к ним хлынули через Лоренсу-Маркиш добровольцы… в начале десятками, а после "2-й черной недели" сотнями. И получилось голландских свыше 1400 человек, немцев более 1200, французов и ирландцев свыше девятисот, и тех и тех, русских, сербов, черногорцев, за восемьсот, испанцев, аргентинцев более семьсот, итальянцев под пятьсот, скандинавов за триста, были греки, португальцы, франкоканадцы и неожиданно много индусов, более пятисот человек. Это были так сказать местные индусы, в Натале их было наверно под пятьдесят тысяч, были и из Занзибара, и несколько десятков из Европы и Индии.

Немцы, французы, русские, испанцы, многие голландцы, выделялись военной выправкой, субординацией в отношениях между собой, некоторые добровольцы наверняка имели звание не меньше подполковника. Немцы, прибыли сразу со своими орудиями, Маузерам 98 и германскими Максимами, французы с винтовками, пулемётами, орудиями, тоже своими. Русские не отстали от своих коллег, они прибыли с батарей новых трехдюймовых орудий, с мосинками и купленными у англичан же пулемётами Максим-Виккерс. Хотя конечно официально всё это было куплено бурами для себя.

Складывалось ясная картина, что все хотят испытать на англичанах свои новые вооружения, проверить на них военную теорию и практику. Португальские власти не сильно интересовались, что там, в трюмах привезли с собой транспорты с флагами великих держав, и зачем прибывали в Делагоа, десятки и сотни мужчин явно не штатского вида. Формально документы были в порядке, и этого им было достаточно, как и золота, которое они за это получали, так и количества военных кораблей Германии, Франции, России и Испании стоявшие у них в заливе.

У добровольческих частей были достаточно звучные названия, — у французов "Жанна д, Арк", у русских "Петропавловск", испанцы тоже особо не мудрили, назвали себя "Гибралтар", ирландцы почему-то "Ирландская бригада Патрика Сарсфилда", индусы зачем-то выбрали для себя флаг сипаев. Но, самыми известными всё-таки были и остались "Львы Судана", как и самыми многочисленными, более трёх тысяч человек, их в период затишья, через Лоренсу-Макреш на германских транспортах пополнили новыми бойцами, забрав тех, кто уже не мог воевать.

Белые добровольцы редко общались с ними, чаще всего это были русские и ирландцы, они стали постоянно посещать "Львов", в силу того, что мы были среди них и ирландский взвод, кроме нас они встречались с Ахмедом Федилом и другими офицерами суданцами. Немцы, французы, голландцы, испанцы приходили посмотреть на "Львов" скорее как на дрессированных животных, которых белые, то есть мы, научили обращаться с оружием, хотя выправка, состояние вооружения, произвело на них впечатление. Камуфляж, средства маскировки, полный комплект вооружения, защиты, снаряжения бойца показывали только русским.

С появлением кадровых добровольцев резко изменилась в лучшую сторону положение не только в планированием и подготовки операций, но дела со стратегической разведкой и контрразведкой, военной цензурой, всё это было у буров наверно на уровне зародыша. Чувствовалось, что наши коллеги из туманной Германии крепко взялись за дело.

Получалось добровольцев более девяти тысяч человек, вольных или невольных "любителей" Британии, они получили негласное название Иностранный легион, но единого командира над ним не было. В целом он подчинялся главному командованию буров, а там всё больший вес набирали немцы, вытесняя оттуда французов.

Стало ясно, что великие державы и не очень, решили использовать англо-бурскую войну и неудачи в ней англичан в свою пользу, тем более, что почти за всё платили буры, причём золотом, а позже и алмазами.

Британия конечно, крайне возмущалась поведением держав, грозила в прессе карами, включила рычаги давления в столицах, но британский лев оказался сильно битым, и поэтому уже не таким страшным, как казалось раньше. И тоннаж флотов Германии, России, Франции не так уж сильно уступал Роял Нави. И ещё была Закаспийская железная дорога".

Глава 10. ШОК и ЛЕПЕТ

До 19 августа я находился в Суакине, где получал новости из Южной Африки и дожидаясь подтверждения, что "Львы Судана" прибыли на место, затем вернулся в Омдурман, приближалась годовщина победы над англичанами.

Отметили дату не пышно, но и не скромно. Провели военный парад, вознесли молитвы Всевышнему за посланную победу, почтили павших, наградили, тех, кто заслужил и не был отмечен после битвы. 8 и 9 сентября были объявлены праздниками. Было видно, что люди искренне радуются победе и мирной жизни, все, как и у нас на День Победы, всем нормальным людям, нужен мир, а мир без войны, увы, не возможен. Так, что предстояло ещё повоевать.

Уже в столице я получил сообщения, о возвращении к родным берегам своих рейдеров-пиратов. Они приходили в Суакин, начиная с середины сентября с интервалом в несколько дней, и было их не два… а четыре!

Делов они наделали! Из-за их действий бриты отдали таки стоп-приказ на перевозки войск из Бомбея в Дурбан. Моими рейдерами были потоплены несколько английских транспортов, сожжён главный порт на Сейшелах, Порт-Виктория, слегка разграблен сам город, так же взяли себе первый трофей, паровую шхуну или баркентину, подобную своим. После этого ушли к Занзибару, и там ещё распотрошили несколько судов под английским флагом и приобрели второй трофей. В разных портах германской Восточной Африке быстро продали захваченные грузы, и не спеша пошли домой, по пути опустошив судовые кассы, карманы и трюмы на предмет ценных грузов, ещё нескольких англичан, выдавая себя за мадагаскарских, занзибарских и сомалийских пиратов.

Добычу я выкупил, как и договаривались 50 на 50, корабли, один трофей уходил мне в счёт добычи, другой был выкуплен у команды взявшего его призом. Таким образом, ВМФ Судана прирос на два корабля, а капитаны и команды "Омдурмана" и "Хартума" реализовали воплощение мечты в жизнь, и стали по-настоящему обеспеченными людьми, некоторые моряки сразу отказались служить дальше, и отправились восвояси, другие взяли отпуск и обещали вернуться вновь. В августе, сентябре пришли уже ставшие привычными в порту Суакина транспорты, с различными грузами, инженерами для железной дороги, геологами и другими специалистами, как из Германии, так и России. Мне нужно было успеть сделать многое, для будущего Судана пока я у власти.

Находясь в Омдурмане и получая приятные новости с англо-бурской войны, я плёл паутину заговора. Эритрея должна быть разделена между мной и Менеликом, Британское Сомали и итальянское должно перестать быть британским и итальянским. Пока шло всё по плану, англичане терпят поражения, Менелик, готов выполнить союзнические обязательства, связь, кстати, с ним упростилась. Французы почти достроили телеграфную линию Адисс-Абеба — Харар.

С началом англо-бурской войны операция "Чао бамбино" начала набирать обороты. Вдруг начали обостряться отношения Судана с Эфиопией, стягиваться войска с обеих сторон. В города Акордат, Барэнтеу, Кэрэн, Асмарэ и Массау отправились люди, которые в час Х, должны оборвать связь по телеграфу, вбрасывать слухи, устроить взрывы, поджоги, в общем, всё, чтоб отвлечь итальянцев, дезорганизовать их в момент моего вторжения, и прежде всего от главного направления… с моря! Именно с моря!!! Они его оттуда не ждут.

Я планировал начать всё как всегда, войска вторгаются из района Кассалы и двигаются, главные силами через Тэсэнэй, к Барэнтеу, в Барэнтеу делятся на две группировки. Северная, главная из этих двух, занимает Акордат, Кэрэн и северные перевалы и выходит к Асмаре, южная поменьше через Шамбуко, Арезу к Мэндэфэра на южный перевал у Гинды и тоже Асмару. На штурмы фортов решили силы не тратить, обстрел предложение сдаться, сдались хорошо, нет оставить силы для блокирования и дальше вперёд. В Асмару входить с ходу, её форты берутся в блокаду. С юга в Эритрею заходят войска Эфиопии, занимают, оговоренные в соглашении земли и создают угрозу с юга. Расчёт был опять на внезапность, скорость продвижения и нестандартность действий, пока новости о вторжении дойдут до Массау, мои войска займут уже Акродат и будут двигаться дальше.


Но, самый главный удар должен был быть по Массауа… с моря. Лезть прямо туда морским десантом глупо, там, у итальянцев есть силы флота, а вот высадить десант на севере и к югу от города возможно. И синхронно войти в город с двух сторон, тут и флот не поможет. Брать на транспорты сразу по две-три тысячи, плюс шхуны по сотни две-три возьмут, от Суакина до мест предполагаемой высадке всего миль 280, на 10-ти узлах менее, чем за сутки дойти можно. Высадка в километрах не далее чем 30 км для марш-броска, места для высадки желательно пустынные, и как всегда на рассвете в город входить. И такие места для высадки нашли. Южнее Массауа, 10 морских миль по морю от него, у входа в залив Адулис и севернее, тоже в 10-ти милях, недалеко и селения Эмбереми, берега дикие, но местность привычная для суданцев, земля, песок, сухие русла, кустарник, так описали их агенты.

А, что нам сообщает Вика 19 века, — "Эритрея жителей 329 516, в том числе 2 014 европейцев. Войско Эритреи состоит из 187 офицеров, 1 021 итальянца и 5 313 туземцев", Массова "Население (5–6 тыс. чел.) почти сплошь магометанское и очень смешанное: туземцы-негры (носильщики, лодочники, рыбаки), абиссинцы, сомали, галласы, данакили, баньяны (индийцы), арабы-купцы", "Асмара — главный пункт итальянской колонии в Африке Эритреи, в 70 км к ЮЗ от Массовы, на высоте 2438 м над ур. моря. Сильный форт. Белого населения 600 чел." — сообщил Брокгауз и Эфрон. Сведения были, конечно, устаревшие, агенты сообщили, что белого населения больше, а вот солдат немного было, в самом деле.

Война проиграна, мир подписан, границы определены, зачем держать большой контингент войск. То есть при внезапности нападения, сопротивления пяти-шести тысячам солдатам в городе не будет, итальянцы вояки так себе, опасность может только флот представлять. Что там может быть у них? Какие-нибудь старые канонерки, крейсера 3-го ранга, может бронепалубник, другой, десант высаживать они не станут, стало быть, могут только обстрелять с моря. Надо, чтоб агенты собрали сведения о силах флота, подходах к порту, как чаще всего стоят корабли. После, того как Массауа будет занята, вся Эритрея упадёт к моим ногам, как там любят выражаться, как спелый плод, а затем рывок на Берберу.

Для всех этих дел, в Кассале и Гедарефе потихоньку накапливали силы, запасы, ещё летом. В Саукине можно были смело хоть шесть тысяч бойцов на борт брать из дивизии "Море", их даже тренировали на момент высадки, на необорудованный берег. Мой подельник Менелик нервничал, но сообщал, что он скоро будет готов.

Было решено, под прикрытием информационного шума от событий войны на юге Африке, решить эритрейско-сомалийскую проблему. 1-ю " чёрную неделю" британской армии как шум пришлось пропустить, не успевали довести подготовку до конца, транспортов ещё не было, с негусом мы ещё не окончательно поссорились.

И перед началом действий против Италии и вновь британцев, необходимо было сыграть в гроссполитическую игру. Артамонову было сообщено, что скоро произойдут события, которые могут резко улучшить возможности базирования флота России в районе Африканского рога, и дадут возможность заработать денег на биржах. Об этом нужно обязательно сообщить великому князю Александру Михайловичу, в народе известного как Сандро. Помимо него адмиралам Макарову, Дубасову, Чухнину, а так же Дурново. Это даст им возможность увеличить свой вес, громко заявить о себе, и обскакать своих конкурентов в аппаратных гонках. Из России пришло подтверждение, что Юстас сведения получил.

Как только пришли новости, что буры вновь пошли в наступление, начали и мы, операцию "Чао бамбино". 20 октября, пришёл, ответ, что Менелик готов, 21 октября я дал отмашку на старт операции.

Морской частью операции в шесть тысяч бойцов командовал Осман Шейх-эд-Дин, мой сын и наследник, с ним был и Осман Дигна, наземной гроза Египта, быстрый как гепард Осман Азрак, у него было 10 тысяч человек, восемь пулеметов и восемнадцать орудий. Эмир Али Вад Хелу командовал, силами, которые должны были занять Берберу в Британском Сомали, он имел под своей рукой тысячу двести человек, четыре орудия, четыре ракетные установки и четыре пулемёта.

"22 октября войска Судана без объявления войны, вторглись на территорию итальянской Эритреи", так должно было бы прозвучать по радио сообщение о начале войны с Италией, опять знаки? Очень бы хотелось, что такого сообщения, мои соотечественники не услышали через много лет в будущем.

26 октября конные сотни армии Судана, вошли в Акродат. Дождавшись авангарда главных сил, они двинулись дальше. 4 ноября их уже могли наблюдать у Асмэры, её стали обкладывать разъездами.

23 октября семь тысяч солдат погрузились на турецкие транспорты, суданские шхуны и ушли к Массауа, много с собой экипировки не брали, чтоб легче идти было к городу, но броники были взяты, мои бойцы должны были встретиться в бою можно сказать с роднёй… с аскари из Королевского корпуса колониальных войск в Эритрее, его сформировали в 1891 году, а набирали туда можно сказать, родню жителей Судана побережья Красного моря, беджа — хадендоуа, бени-амер, афары. Эти ребята тоже, не слабы, побиться, в том, числе и в рукопашную. И, чтоб быстро решать вопрос возникшего сопротивления взяли шесть орудий, пулемётов и ракетные установки на каждую группировку, "Юг" и "Север".

Почти всё получилось хорошо, агенты в час "Х" устроили переполох в Асмэре, Массауа и других городах, слухи, пожары, обрыв телеграфа, итальянцы и местные и так были в мыле, забегали ещё больше. 25 октября десанты высадились, почти там, где хотели, плюс минус пару миль.

Получилось немного не синхронно, северный десант вошёл в Массауа на рассвете 27 октября. Город спал, как и многие часовые, несмотря на тревожное время, хотя нарушение службы спасло им жизнь, кто службу нёс исправно, был убит диверсами. Входили в город тихо, можно сказать на цыпочках и растекались по нему беря под контроль улицы, арсенал, казармы, телеграф, ключевые здания, порт, мостов в Массауа не было, хе-хе, дамба была. Возникшие было перестрелки, со стороны некоторых очухавшихся итальянцев и аскари, быстро погасила волна южного десанта, которая вошла в город через часа два.

Как и предполагалось флот у итальянцев сработал лучше, чем армия. Вскоре поняв, что город, а затем и порт подвергся нападению пока неизвестного противника, корабли, две старые канонерки подняли пары и отошли в море, не сумела это сделать только стоящая у причала, её команда была частично вырезана, остальные сдались в плен.

К полудню Массауа пала, так и не начав сопротивляться, только отдельные группы итальянских офицеров с солдатами, засевшие в зданиях отстреливались, но их сопротивление подавили снайпера и артиллерия. Наиболее упорное сопротивление оказали не итальянцы, а, как и намечалось, аскари Королевского корпуса колониальных войск в Эритрее, часть из них уговорили сдаться, особо упёртых расстреляли из пушек и зачистили штурмовиками, заняли и островной Массауа.

Губернатор Эритреи генерал Антонио Балдиссера с группой офицеров, тоже был вынужден сдаться, после того как, как во дворец губернатора засадили несколько снарядов. С 1896 года после поражения от Эфиопии, он приложил немало усилий, что сохранить и укрепить в Эритрее власть Италии. Его страна с 1885 года, вкладывала миллионы и миллионы лир, тысячи жизни итальянских солдат, и теперь всё это потеряно в одночасье. Массауа главный порт этих земель, без обладания им борьба за них бессмысленна, теперь все силы, которые остались в Асмэре и других городах обречены.

Это понимал и Осман Дигна, поэтому два батальона с двумя орудиями и пулеметами, на трофейных лошадях, точнее уже своих, с рассветом 29 октября ушли занимать Гидну и перевал в горах. В этот же день канонерки, решили подойти поближе, к порту, но были встречены огнём из восьми орудий с берега, орудия ставили в застройках, чтоб не подставлять под ответный огонь, если он будет. Он был, канлодки сделали несколько выстрелов по бывшему своему порту, в сторону, откуда велся огонь, но получив в ответ шрапнель, ушли на острова Далах.

9 ноября Осман Азрак с главными силами вошёл в Асмэру, форт и другие укрепления города были блокированы, обстреляны из артиллерии, после этого гарнизонам предложено сдаться на милость победителя, штурмовать их было незачем, их сдача это дело времени, зачем тратить на штурм жизни солдат.

К середине ноября можно было говорить, что блицкриг удался, оставались только уж сильно упёртые гарнизоны. Чтоб склонить к себе и так не очень сопротивляющееся население Эритреи, кроме идеи освобождения от власти жадных и наглых европейцев, ему предложили несколько меньшие налоги, сборы, повинности и прочие экономические моменты, чем при итальянцах, торговцам открывался беспошлинный доступ к рынку Судана. Явных коллаборантов судили, делали как в Судане, сроки, конфискация, кто имел кровь на руках, на эшафот, остальных на стройки Судана. Сдавшихся аскари соблазняли амнистией через службу у меня, но не в Эритреи.

Местных толстосумов не сильно трогал, и они были благодарны за это, и выражалось это у них в драгметаллах, белых тоже не прессовали, спецам всех цветов даже стали платить побольше. То, что успели настроить итальянцы, уходило в пользу Судана, хотя им позже было сделано предложение, что, когда он поймут, что вернуть у них не получиться от слова совсем, они могут начать говорить о сотрудничестве, чтоб могли хотя бы зарабатывать на том, что они вложили в Эритрею. Христианам было объявлено, что их никто не тронет, притеснений не будет, налоги будут как у всех, а кто захочет уехать, его выбор.

Судан не сказать, что на халяву, у него были потери, но, получил от итальянцев немало, — порт с инфраструктурой, канонерскую лодку, несколько катеров и буксиров, два небольших итальянских парохода. Досталась недостроенная железная дорога Массауа — Асмэр, телеграф, флотские и армейские склады, арсенал, мастерские, немного итальянских лир в разном виде, и вполне лояльное население свыше трехсот тысяч чело