Победить - еще полдела...(СИ) (fb2)

- Победить - еще полдела...(СИ) 472 Кб, 77с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Rauco)

Настройки текста:




========== Выбраться ==========


Челнок на скорости влетел в ангар, едва не снеся бортом створку шлюза, и буквально плюхнулся на брюхо крайним в ряду укутанных черной паутиной летательных аппаратов, запоздало выпустив упоры и затем медленно, тяжело на них приподнявшись, будто внезапно чем-то оглушенный зверь. В этот момент сын Броска не думал об аккуратности, он торопился — торопился, пожалуй, как никогда прежде за всю свою жизнь… Сейчас счет шел на минуты.

Все случилось так быстро, что проводник даже не успел опомниться — не то, что как-нибудь повлиять. Перерожденец, о котором самцы на время попросту забыли, занявшись уничтожением более серьезного противника, застал их обоих врасплох, опять каким-то невероятным образом умудрившись обойти все охранные системы и проскользнуть мимо камер. Кошмар засек его поздно, уже в момент проникновения на уровень, а Сумрак вообще, можно сказать, нос к носу с ним столкнулся, когда на эмоциональном подъеме попер вперед, не дождавшись полного отчета напарника. Увы, в последний момент сказалась усталость, и охотник не сумел верно отразить атаку…

Сначала Кошмару показалось, что все кончено. Противники ударили одновременно, а потом два сцепившихся тела содрогнулись и опали, отрывисто подергиваясь в последних конвульсиях: маска Сумрака была пробита, горло Перерожденца пронзено насквозь — никаких шансов… Но… Вслед за тем проводника вывели из наступившего шока четко различимые удары сердца, по-прежнему фиксирующиеся сенсорными системами скафандра поверженного охотника. Каким-то непостижимым образом сын Грозы еще оставался жив! Вопрос, надолго ли?

Первым желанием было попробовать до него докричаться, но каких-то результатов эти попытки, разумеется не дали. Судя по транслирующимся жизненным показателям, Сумрак пребывал на пороге глубокой комы. Значит, шансов оставалось ничтожно мало, и следовало действовать немедленно, чтобы не упустить их.

Взяв себя в руки, сын Броска развернул челнок и срочно направился к станции, одновременно программируя открытие шлюза и экстренно вытаскивая реанимационный набор. Спустя пару минут, Кошмар уже вылетел из вставшего в ангаре челнока, на ходу закрепляя плазмомет, и опрометью бросился через коридоры второго уровня, со страхом прислушиваясь к сбивающемуся сердечному ритму товарища и его хриплому, булькающему дыханию, то панически учащающемуся, то пугающе затихающему. Сейчас организм пострадавшего испытывал невероятные перегрузки. Мало того, что полученная черепно-мозговая травма была сама по себе крайне тяжела, так проблем еще добавил «дом», в ответ на повреждения автоматически выбросивший в кровь охотника ударную дозу стимулирующих веществ, в подобной критической ситуации совершенно неуместных. В результате пульс подскочил до ненормальных величин, и давление крови опасно возросло, а тело Сумрака начало стремительно разогреваться, что усугублялось термоизоляционными свойствами скафандра; начались судороги.

Надежды спасти воина, находящегося в подобном состоянии, уже практически не оставалось, но Кошмар упорно гнал от себя прочь эти мысли. Он обязан был сделать все возможное и невозможное, обязан был вытащить брата…

Заваренную дверь шахты он, не задумываясь, снес зарядом плазмы. Могло привести к нехорошим последствиям, вплоть до разгерметизации, но, право, рассуждать было некогда. Тем более, что все-таки обошлось.

В свете аварийных ламп утопающая в Жесткачовых слюнях лестница оказалась еле видна. Карабкаясь вверх, Кошмар несколько раз впопыхах чуть не сорвался. Наконец, он достиг пятого яруса и, выбравшись из лифтового проема, сразу же увидел лежащего в коридоре напарника.

— Держись, брат, — подбегая и решительно спихивая с Сумрака тело мертвой твари, пробормотал он. — Нельзя сдаваться теперь, когда сделано невозможное…

Запястные лезвия охотника до сих пор были вонзены в глотку Перерожденца, и едкая желтая кровь стекала по ним, шипя и пенясь при контакте с вылившимся на обожженные руки самца нейтрализатором. Зрелище они, конечно, представляли собой весьма плачевное: шкура на запястьях и тыльной стороне ладоней полопалась и оплавилась, лишь роговые щитки, покрывающие эти участки кожи, не дали кислоте разъесть ткани до глубинный слоев… Боги, хорошо, что Сумрак сейчас ничего не чувствовал…

Оттолкнув тварь подальше и окончательно сняв ее с оружия собрата (на полученные при этом собственные ожоги Кошмар даже внимания не обратил), проводник склонился над охотником и вгляделся в основные повреждения, сосредоточенные в области лица и левой части лба. И там, увы, картина была намного хуже, чем на руках. Голову Сумрака до сих пор прикрывала маска, вернее, то, что от нее осталось, но, даже не снимая ее, напарник понимал, насколько дело дрянь. От удара внутреннего рта Перерожденца (немало, кстати, тоже