Хранитель [Алекс Лексин] (fb2) читать онлайн

- Хранитель (а.с. Хранитель -1) 195 Кб, 110с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алекс Лексин

Настройки текста:



Алекс Лексин Хранитель (1) цикл Хранители - кн.1


1. Неслучайные встречи

Недалеко  от оживленной  автодороги, на краю замерзшего и присыпанного  снегом лесного  болота, в центре пятна, свободного от снега и покрытого густым  слоем  мха, косо  торчал обломок  дерева. Мох и  древесный  мусор вокруг  него, как и сам  обломыш, слабо мерцал тусклым серебристо-серым свечением. Иногда внимательный  взгляд мог  увидеть тонкие  светящиеся  нити,  точки, кольца и медленно  кружащиеся вокруг пня искры того же  тускло-серого оттенка. Только здесь  никогда  не  было обладателей  внимательных  взглядов, все  больше  лесная  мелочь, насекомые и болотная  живность. Впрочем все  эти  твари  никогда не  приближались  к  этому  месту, а  неосторожные  и беспечные просто исчезали без  следа. Единственный  обитатель  этого странного  места проживал внутри пня, ибо  порядочный  пень  не обойдется  без  дупла.  Стенки жилища хозяина  были  очень тонкими, но  в  то же  время  обладали  прочностью  камня. Внутреннее пространство  слабо  мерцало тем же свечением что и внешнее  окружение. Сам же таинственный  обитатель выглядел как  небольшой зверек  семейства  лесных грызунов, но  даже  специалист по  лесной  фауне затруднился бы  в  определении принадлежности зверька к  определенному виду. Бесхвостое  и безухое тельце обладало  длинными лапами с мощными когтями  угольно-черного цвета, мех серебристо-серого цвета только  в  районе  шеи и головы. Удлиненная  голова странноватой  формы с сабельно изогнутыми клыками не  помещающимися в пасти, круглые бусины глаз, обращенные вперед и близко посаженные. Было в  его  облике  нечто крысиное, но не вызывающее негатива, скорее что то вызывающее  сочувствие и смутное  чувство какой то  странной  жалости. Зверек был неподвижен, но это  была  неподвижность  натянутой  струны, звенящей  от  напряжения. Впрочем ему  ничего  не  угрожало, лесные  обитатели обходили его стороной, в  дупле  всегда  было  тепло и комфортно. Причина  такого  микроклимата была  та же что и  свечение  и странные  световые  эффекты  вокруг пня. Иногда ночную  тишину  нарушал шум  доносящийся от довольно оживленной дороги  неподалеку. Тогда  грызун привставал на  лапах и медленно водил  головой как  был прислушиваясь к  чему  то.  Не получив нужного  ему знака опять  замирал, но  это  был  не  сон, просто  он  чего  то  ждал… Внезапно он  резко дернулся, выскочил  из  своего обиталища и стремительными, рваными  зигзагами  устремился в  сторону  дороги, он  наконец  дождался!

По пустой в  это  время  суток  трассе не  особенно быстро двигался небольшой  внедорожник серого  цвета, нарушая  тишину  зимней  ночи громким рокотом мотора. Машина была  довольно  старой, но  ухоженной и вполне  исправной, чего, пожалуй, нельзя  было  сказать о водителе, кроме  того, что  он тоже  был  в  приличном  возрасте, далеко  за  шестьдесят. Его имя  в социальных  сетях было  довольно распространенным и без претензий на экстравагантность, просто  Алекс. Алекс, это я. Кругом  бывший. Бывший предприниматель, бывший  муж, бывший  отец. Я сам себя  сделал  бывшим, оставив семье всю  свою  часть имущества, кроме  старой  машины и некоторого  количества денег и уехавший просто в  никуда. Случилось это  после  событий о  которых я  не  буду рассказывать, но от них  осталось  нарастающее  чувство  горечи  и обиды. Я  знал, что  далеко  не  уеду, не  привык к дальним поездкам и быстро  уставал  за  рулем. К  тому же застарелая гипертония, проблемы  со  спиной и прочие  старческие  болячки оставляли  мне  мало  шансов на  будущее. Возраст  давал  о себе  знать, я  отдавал  себе  отчет, что я ,в  случае  чего, не  могу  постоять  за  себя в  конфликтной  ситуации и вообще  почти  не  защищен от возможных проблем любого  вида. Осунувшееся лицо, набрякшие веки, покрасневшие  белки  глаз, красавчик, криво  ухмыльнувшись подумал  я. Несуразно располневший с непропорциональной  фигурой и плохо  одетый. Впрочем  мне  все равно, это  все  не надолго. Слева  светило холодным светом ночное  «солнышко», справа  проплывал лес, близко  подступивший к  дороге, под  ровный  рокот  мотора навстречу ложилась  заснеженная  трасса. Последний  час ни  одной попутной  или  встречной  машины.  Непроизвольным жестом  погладил руль, бросил  рассеянный  взгляд  на  приборку, отметив, что  скоро бы и заправиться  не  помешает, впрочем  было  еще странное  чувство, что это  все  и не  понадобиться. Поводом к  нему  послужили внезапно нахлынувшие воспоминания  о  недавних событиях, о  которых вспоминать не  надо  было и не  ко  времени, но я  сам  себя распалил и растревожил. Горло  сдавило, резко  зашумело  в  ушах, вспотели  и задрожали  руки, стало  нарастать  ощущение  безмолвного  крика и какого то иррационального  страха. Машина вильнула на  дороге, дернулась  к  кювету. Ну  вот и  все,  подумалось  мне, приехали. Все  же  инстинкт самосохранения никуда  не  делся, заставил нажать  на  педаль  тормоза и попытаться  выровнять  машину. Вполне  удалось, хотя,  если  откровенно, мне  было  все  равно как  что  будет. Машина остановилась на самом краю  дороги, буквально в  полуметре  от крутого кювета. Оторвав от руля дрожащие  пальцы, я решил выйти, выкурить  сигарету и попытаться успокоиться. Как  всегда  после подобной  истерики, приходит некоторое  душевное  равновесие  и способность  логично  рассуждать. Ворчливо по  стариковски выругавшись, я  вышел из  машины и обошел  ее,  попутно  привычно  прислушиваясь к  ровному  рокоту  старого  дизеля. Одобрительно мимоходом похлопав  по  капоту, остановился на  краю  кювета, нашаривая в  кармане  сигареты и зажигалку. Прямо возле ног начинался небольшой пологий  спуск и через десяток  метров лес из  небольших елей, бросавших на  снег  черные  тени. Тишина, только  привычный  шум  в  ушах и еще усталость зрения от очков и легкая  боль в  пояснице. Внезапно  показалось, что  под  деревом возникло  некое  шевеление при  полном  безветрии. Напрягая свое ослабшее  зрение в попытке  что то  рассмотреть, непроизвольно сделал короткий шаг и вдруг ступни сорвались с  кромки  я  рухнул  на  спину и  съехал  по  насту в  кювет. Черт бы  тебя побрал, жалкий  неудачник, чувство  обиды  на  судьбу накатило  вновь, я  непроизвольно  всхлипнул и замер зарывшись по  пояс в  снег.  Лес  стал  ближе и можно  было  рассмотреть даже ветви деревьев.  Внезапно от  кромки  леса ко  мне  устремись небольшая, неясная  тень  какого  мелкого  зверя. Я дернулся, загребая  ногами и попытался  повернуться  на  левый  бок, и замер  почувствовав на  себе какую то небольшую  тяжесть. На животе у  меня, в  полуметре  от лица, сидело какое то странное  существо.  Нечто  подобное я  видел в Чернобыльской  зоне много  лет  назад я  там некоторое  время  работал. Крыса или  нечто  на  нее  похожее сидела  неподвижно, я  тоже  не  двигался и старался  не  шевелиться. Замерев, мы  смотрели друг на  друга, глаза  зверька  блестели  в  лунном  свете  как  две  черные  бусины. Я осторожно  пошевелил пальцами  на  руке, подвигал  ногой, попробовал пошевелиться. Никакой  реакции на  мои  действия не было. Слегка расслабившись, я  стал  рассматривать своего  странного пассажира с  опаской поглядывая на  внушительные  когти на  передних  лапах. Странное чувство какого то ментального  родства, как  у  двух неудачников-собутыльников. Вот это сравнение с иронией подумал  я, впрочем у  меня  всегда  был немного  нестандартный  взгляд на  события и некоторая  парадоксальность  мышления. Нащупав ступнями  какой  то  упор, медленно  принял полусидячее  положение, зверек никак  не  отреагировал, даже  не  пошевелился., по  прежнему глядя мне  в  глаза, как  будто чего  то  ждал. Осторожно, но  как  то  без  страха, протянул руку и дотронулся до  шести зверька. Странное  ощущения, все равно  как  дотронулся  до  куска высохшего дерева. Шесть была  очень жесткой, колючей, и твердой. Кто же ты  такой? Осмелев, я уже  увереннее попытался дотронуться до его  спины и головы. Мне  это удалось, даже  страха  не  было. К тому же меня захлестнуло неясное , но  острое чувство  жалости и  сострадания. Все  это  вызвало  рецидив  того, что испытал  недавно перед  тем  как  остановиться. Подкатил  ком в горле, навернулись  слезы и стал  нарастать истерический  синдром. Зверек внезапно дернулся, рванул  когтями одежду, достав до  тела и, высоко  подпрыгнув, кинулся  обратно  в  лес и мгновенно  исчез. Сев  поудобнее, я ощупал  живот, поднес  к  глазам  ладонь со  следами крови на  пальцах. Ладно, засохнет как  нибудь, это  мелочи по  сравнению со  всем остальным. Что  это  вообще  было? Встав на  ноги, обернулся  к  машине и смерив расстояние  до  кромки  кювета, стал потихоньку выкарапкиваться к дороге. Пару  раз  сорвавшись все  таки  выбрался и нашарив  в  кармане  курево, вытащил сигарету  и закурил. Проигнорировав  легкое головокружение, докурил, по  привычке погасив окурок  пальцами и сунул  его  в  карман. Ощупал живот, странно крови  совсем  мало и та почти  высохла, просто  отряхнул рубашку и , снова  обойдя  машину, забрался на  свое водительское  место. Привычно  окинул взглядом  приборы, все  в  порядке, но  топлива  маловато. Поглядев на часы, недоуменно  покачал головой, почти  час  времени  с момента  остановки!  Еще  раз  поглядев  на  ночной  лес, испытал легкое  сожаление и непонятную  жалость  и  тронулся дальше по  дороге  в  никуда….

Из леса на  моховую поляну  медленно  вышел небольшой  зверек, шел  он  с  заметным  усилием, часто останавливаясь и некоторое  время оставаясь  неподвижным. На  поляне произошли  некоторые  изменения,  погас серебристый  блеск  мха, пень почернел, землю  присыпало небольшим  снежком, а  вокруг  пня неспешно  вращалось  туманное  кольцо неяркого  свечения. В нем иногда появлялись  искры разного  цвета, от  зеленого  до  красного, а  иногда кольцо чернело и снова  начинало  светиться меняя окраску и интенсивность  свечения. Зверек медленно  подошел  к  своему  убежищу, с  заметным  усилием забрался  в  дупло лег  набок на  дне.  Кольцо  света, продолжая менять  цвет и интенсивность, медленно стало  подниматься  вверх., вскоре  зависнув  на  некоторой  высоте и стало  принимать  шарообразную  форму. Температура в дупле  почти сравнялась с наружной, погас серебристый  блеск стенок дупла и шерсти зверька, затем  тельце и сам  пень рассыпались мелкой пылью. Некоторое  время искрящийся шар повисел над  поляной, понемногу засыпаемой  снегом, затем  медленно, набирая  скорость, двинулся туда, где находился  новый  носитель.

Я  снова  еду  по заснеженной  дороге, снова в  никуда. Через  несколько  километров придорожный  отель и автозаправка, если  эта  баба  из  навигатора  не  врет. Недавние  события  понемногу  стираются  из  памяти, но странное  чувство  благодарности и жалости к  кому  то или  чему  то остается. Что  бы  это  все  значило? Я с  удивлением  отметил, что эмоции как  то сгладились, какое то  спокойствие, интерес к  жизни  и чувство  защищенности  осталось. Впереди  показались огни цивилизации, видимо та  самая  заправка  и отель. Свернув с трассы, я  подъехал к  заправочным  терминалам, вышел  из  машины, вставил  в  горловину  бака  заправочный «пистолет» и направился к  месту  оплаты. Небольшой  магазинчик авто принадлежностей и касса с сонной  девушкой впридачу. Привычно пробормотав,  на  полторы тысячи дизельного, и назвав  номер терминала, достаю деньги. Так  же  привычно, подавив зевок, хозяйка бензоколонки  прячет  купюры  в  кассу.

Дежурство на работе в  ночную  смену, это сущее  мучение. Подремать можно, но спалиться раз  плюнуть. Проверка или  психованный  клиент, могут  все  карьеру коту  под  хвост засунуть. Истинно наши особенности  национального  бытия, личная  неустроенность, малая  зарплата, народ  какой  то  дерганный, придирчивые  потребители, любители  склок и немотивированной агрессии. Но  сегодня  прямо  праздник  какой  то, первый  покупатель за  всю  смену и вежливый, благодарит вон, сдачу не  взял. Опять подавив  зевок и прикрыв рот  ладошкой, продавщица взглянула  на  клиента и непроизвольно  вздрогнула. С  виду  ничего  интересного, небольшого  роста, староват, машина  какая  то  невзрачная и не престижная, лицо смазанное , резкие  складки и сетка  морщин вокруг глаз, но  что  то внутри  дрогнуло. Вот в  чем дело, выражение глаз! И сами  глаза, густо-синего цвета, какие то  светящиеся, полные  необъяснимой  уверенности и спокойствия. Девушка смотрела на  посетителя слегка  заторможено, приоткрыв рот и несмело  улыбаясь. Он  что то  спрашивает? А, да в гостинице  есть  номера, парковка  платная, охрана…Как  зовут? Оля. Почему  то захотелось поговорить  даже  вывалить свои проблемы, поплакать на  груди  у  него. Он  уже  уходит? Обернулся, улыбается, какие  глаза! Все  ушел… Ольга  бросилась в  подсобку  к  зеркалу, оценить хорошо  ли  она выглядела, глянула  и застыла. Темные  пятна под  глазами  медленно  таяли, заблестели  волосы, желтоватый  оттенок кожи тоже исчезал. Она  долго стояла  возле  умывальника глядя на  свое  отражение, на  медленно выравнивающиеся и светлеющие зубы, матовый с легким  румянцем  цвет лица, на  спокойно-уверенное  выражения  глаз. Была  уверенность, что  это  еще  не  все, к  тому же пропала  боль в желудке из за  начинающейся  язвы. Девушка  вернулась  к  кассе совершенно  не  помня, что было чуть  раньше, вроде  кто то  заходил, что то покупал. Вскочила и снова  бросилась  к  зеркалу…..

Оплатив заправку и направляясь  к  машине, я малость был  в  недоумении, чего это  девчонка на  меня  так  смотрела, как  на  принца, принц на сером  джипе, ага! Забравшись  в  машину, привычно  окинув  взглядом приборы, посмотрел  в  салонное  зеркало. И  тоже в  ступор как  она. В зеркале была  моя привычная, надоевшая своей безликостью, физиономия пожилого  человека, но  что  то  было и не как обычно. Уменьшилась  припухлость век, пропал отпечаток ожесточенности и усталости в  чертах знакомого до оскомины  лица, вообще как  то  все  подтянулось, помолодело  что ли. И  глаза!  Странного, ярко-синего  цвета, слегка  светящиеся и явно  больше по  размерам. А может  просто показалось, все таки почти  сутки езды  без  отдыха, прямо  личный  рекорд. Ладно, потом  все, сейчас  попробую  определиться  с  ночлегом  для  себя  и  машины, но  на  всякий  случай  буду  поменьше пялиться на  людей.  Парковка  при отеле  пустовала, видимо с  постояльцами  было  туговато, тем  лучше, общения не  хотелось, хотя  на  удивление самочувствие было вполне  себе  неплохое. Поставил  машину ближе ко  входу  в  здание и ответив  на  вопрос  пожилого  мужика-охранника  о  предполагаемом  заселении,  вошел  в  вестибюль  отеля. Отелем  назвать  это  здание  можно  было только  авансом,  довольно  обветшалая обстановка,  ресепшн  оказался  небольшим  канцелярским  столом, дама  за столом тоже  как  привет из  прошлого. Полноватая  крашеная блондинка  бальзаковского  возраста, обильно и по  дилетантски  накрашенная, со  скрываемой  настороженностью  глядела на  неведомо  откуда свалившегося  клиента.  И как  тут  без  подозрительности, одет  просто, смотрит в  пол, бормочет что  то про номер  без соседей. С слегка брезгливым выражением лица, двумя пальцами взяла  паспорт, открыла, рассмотрела отнеся  подальше паспортину и  стала  заполнять  бланк прибытия. Поморщилась, посмотрев на  фотографию на  развороте и с  кривоватой, как  приклеенной  улыбкой  сунула документ постояльцу, заодно  вручив корявую  фанерную  бирку с большим  ключом антикварного вида. Деньги, однако, взяла  охотно, воровато  сунув их  в карман. Мне  было все  равно, лишь  бы скорее  забраться  в  номер и наконец  отдохнуть от всего. С  некоторых  пор мне не  хотелось ни  с  кем  разговаривать, больше  стал  ценить  одиночество.  В номере пахло пылью и какой  то  затхлостью. Наскоро умывшись, и  посетив  мрачновато-грязный  туалет, я  , поставив  на  продавленное кресло  чемоданчик с ноутбуком  и  пакет  с бельем, я  не снимая  одежды  завалился на  слегка  продавленный  диванчик. На  сегодня с  меня  хватит.

 Охранник паркинга  в  своем тесноватом  офисе с переменным  успехом боролся  со  сном, иногда на краткий  миг засыпая и сразу же  вздергивая всем телом  сонно посматривая на  экран  старого  монитора, на котором  вместо  картинки  с  камер виднелась надоевшая  игра  в  карты. В  очередной  раз  встряхнувшись  мужчина  бдительным  взглядом окинул  почти пустую  стоянку. Пустовато, но  порядок  налицо, снега  только  вот  насыпало, какие  пустяки. Мельком  посмотрел на  одинокую  машину  неподалеку ,устало  смежил веки  погружаясь в  очередной миг  сна.  Но  какая  то  неправильность  в  окружении  запечатленная тренированной  памятью, заставила  проснуться и настороженно -внимательно  посмотреть  на  площадку. Ч то то было  не  так.  Опыт никуда  не  делся с некоторой  гордостью отметил мужчина, наконец - то  поняв  причину  своего  беспокойства. Вооружившись  своим  спецсредством,  облезшей  резиновой  дубинкой, охранник вышел в  непогоду и зашагал  к  одинокой  машине, старому  внедорожнику странного  клиента. Почему  странного  определенного  мнения  не  было, но  то  что  странный это  факт. Подойдя  почти  вплотную  мужчина неспешно и  пристально  оглядел машину, пока  не  поняв, чем  вызвано его внимание  к  ней. Осмотр ничего  не  выявил, машина как  машина, старовата, но  ухожена, чистая. Слегка  пожав  плечами он  повернулся спиной  к  объекту и сделал  первый  шаг., но вдруг  застыл  на  месте и медленно  повернулся. Чистая машина, необычно чистая при  мокром  снегопаде и недавно с  трассы! А еще на  расстоянии  метра  от  нее  не  было  снега  и сам  кузов  имел  неяркий  серебристо-серый  оттенок, глубокого черного  цвета  резина, сверкающие  чистым  блеском  стекла и по  корпусу иногда  пробегали  тусклые цветные  искры. И  не  было  капель воды от  растаявшего  снега, как  будто  машина  под  колпаком из  немыслимо прозрачного  материала. С облегчением  вздохнув  от  осознания  что вопрос  разрешился, мужчина подумал, опять  что  то  изобрели, какую то мазь, чтобы  снег и грязь  не  липли . Головастые  однако  такое  придумать. Теперь  можно и под  крышу в  тепло и уют с чувством выполненного  долга.  Зайдя в  свою  будочку, охранник с облегчением уселся  в  старое  кресло, еще  раз  посмотрел  в  сторону машины и решил  доиграть  в  надоевшие уже  карты. Сон куда  то  пропал и это  было  хорошо. Мужчина  слегка  улыбался,  спина  не  беспокоит, прошла  легкая  головная  боль,  колени  тоже не  болели,  уже  привычно  напоминая  о  себе  в  сырую погоду. А еще он  еще  не  знал, что седина  под  форменной  фуражкой медленно  таяла, крупная  родинка  за  левым  ухом усыхала, а  главное медленно  таял  сформировавшийся  тромб  в  легочной артерии и  также  медленно растворялись  камни  в  желчном  пузыре, но  об  этом  пожилой  человек  не  знал. Ему  просто  было  хорошо.

Я  проснулся  рано, еще  затемно.  Впервые  за  последнее  время  хорошо  выспавшийся и отдохнувший. Еще мне  снился  какой  то  хороший  сон, не  могу  вспомнить  что  именно, но  оставивший  после  себя чувство  легкой  и необъяснимой  радости  как  в  детстве. Вставать  не  хотелось, чтобы  как  то  не  вспугнуть эти  ощущения. Переход к  бодрствованию произошел легко и быстро. Я открыл  глаза, обвел комнату  взглядом и рывком  сел. Было  еще  темновато, но я  отчетливо  в  деталях  видел  рисунок обоев,  мелкие  пятна и было как  то  необычно  светло. Поглядев  в  сторону  окна, отчетливо  различил  контуры  ветвей  деревьев  за  окном и даже иголки  на  сосновых  лапах. Еще  вчера все  выглядело  как  то  мутно, как  через  грязное  стекло.  Еще у  меня  пропал  привычный  шум и звон  в  ушах, возрастной  признак  нездоровья. Было  отчетливо  слышно как  в  умывальнике изредка  капала  вода, урчало и булькало  в  трубах  отопления, еще какое то  непонятное легкое  шипение. Оказывается  я  спал одетым, но  ощущения  нечистоты  тела  не  было. Слегка было  тянущее ощущение  в  голенях и переносице, но  не неприятное. Медленно  встав с диванчика я  выпрямился, попутно  отметив что  неприятная  тяжесть  в  пояснице тоже  пропала. Еще мне  показалось, что центр тяжести тела  сместился  вверх, но  не  берусь однозначно  утверждать.  Слегка  с  непривычки  пошатываясь, я  направился  в  туалет. Ничего  такого  не  хотелось, просто  в  силу  привычки. Миновав  дверь в  туалет, я  вошел  в  санузел, нашарил на  стене  выключатель и щелкнул им , включая  освещение. Напрасно  я  это  сделал. Вчера  еще тусклая лампочка в  настенном  бра внезапно полыхнула  как  крошечное  солнце, совершенно  ослепив  меня. Судорожно  закрыв лицо  ладонями и крепко  зажмурившись, я  некоторое  время  созерцал  калейдоскоп цветных  пятен и багровых  кругов, видимо произошел  шок  сетчатки  глаз от резкой  смены освещения. Осторожно  приоткрыв веки, я  через  щелочку  между  пальцев  поглядел на  окружающую меня  обстановку. Очень  яркий  свет, но  терпимо. Прикрывая  глаза  ладонью на  манер  козырька, я взял  с  полочки  под  зеркалом  противосолнечные  очки, которые  я  вчера  там  оставил, нацепил  их и огляделся. Почти  хорошо, как  не солнечным  днем. Какого  то  ошеломления и шока  не  было, я  вообще  по  натуре  сангвиник и быстро приспосабливаюсь  к  переменам обстановки. Кстати  никотиновой горечи  во  рту  тоже  не  было, как  и желания  выкурить  натощак  утреннюю  сигарету. Еще  во  рту было  привычное  ощущение  неправильного  прикуса, но это  после  перенесенного  пародонтоза  несколько  лет  назад. Ну  что же, утро началось пора  переходить  к  утренним  процедурам, я  ухмыльнулся , штамп и жертва  рекламы имеет  место  быть.  Сделав  два  шага  к  зеркалу и споткнувшись  непонятно  почему, едва не  наткнулся на  раковину  умывальника. Явно  что то  неладно  с координацией  движений. Ну, свет  мой  зеркальце, скажи … А  вот и шок  с ошеломлением  не заставили  себя  ждать. В  зеркале отразился некий  субъект явно  выше  меня сантиметров  на  десять с худощавой  физиономией и без  глубоких  носогубных складок. Черные  очки  вообще  делали  его или  все  таки  меня  мало узнаваемым.  Сорвав очки  я  уставился на  него или  на  себя. Итак, для  начала  констатация фактов. Чистый  лоб, правильный  абрис  лица, измененная  форма  носа, увеличившиеся  глаза, приличные  ресницы и блестящие  волосы, явно  погустевшие, серебристо-серого  цвета, на  вид  жесткие и утолщенные. Приоткрыв  рот, и слегка оскалившись, увидел не  свои  привычные желтоватые  деформированные  зубы а довольно  ровный  ряд  белых зубных  тел, немного  разной  длины. Отступив  на  шаг, повернулся  боком. Так, шея  стала длиннее, спина  ровная, без  сутулости. Футболка на  груди  чуть  не  лопается, а  брюки наоборот, отвисли  сзади  как  мешок. Что осталось от  меня  прежнего это  ямочка  на  подбородке, моя , так  сказать, визитная  карточка.  Так, хватит лирики и самокопания,  жизнь  только  начинается, это  было  моей  фирменной  фразочкой  когда то. Выйдя  в  комнату, выглянул  в  окно, так, машина  на  месте и даже  снегом  не  занесло, видимо  обдуло  ветром.  С помощью брелка  сигнализации  запустил  прогрев  двигателя и, присев, распланировал  дальнейшие  действия. У меня  полчаса на  принятие  решения. Отсюда  надо  срочно  уезжать, мне  нужно  убежище в  не  слишком  людном  месте. Большой  город  исключается, поселок или село не  слишком  заброшенное, какое то  жилье и некоторое  время. Внутри  черепа  потянуло  прохладой как бы  подтверждая  правильность  намерений. Скоро меня  здесь  не  будет.

Женщина, лежащая на  узковатой  тахте в маленькой  каморке, недовольно  заворочалась, услышав  в  коридоре  чьи то приближающиеся  шаги. Опять  кого то  несет, пробормотала она, вчерашний  постоялец  что ли? Мало того, что  поздно  вчера  заявился, так и рано собрался ехать. Никакого  покою  от  них нет. От  них, это  от  мужиков  бестолковых  и бесполезных к  коим женщина  занесла и этого постояльца.  Короче  все  мужики козлы, а  этот  вообще  на  мужика  не  похож, старый  дурак. Кое  как приведя  себя  в  порядок и нацепив  на  физиономию кислую и брезгливую  улыбка, она  вышла  к столику  регистрации. Ну  так  и есть, идет  шатаясь, черные  очки напялил как  идиот, небось  бухал и курил  в  номере как все  они. Градус  раздражения  ощутимо  повысился, прямо  до  готовности к  скандалу. С  вас тысяча рублей за возможный  ущерб, заявила  она. Пусть  только  не  заплатит, живо Петровича из  охраны  кликну. Такого  наговорю, не  отвертится, ну  а  Петрович  ментяра  бывший,  разберется. К  разочарованию женщины, мужик не  стал  спорить, выложив  заветную  тысячу. То то, победно  ухмыльнулась  баба, а то  взяли  моду, глаза вон  прячет, рожу  кривит как  придурок.  Перегара  вроде  нету, а вид  как  с бодуна, и мой  бывший  такой  же  был, только  посолидней  выглядел. Заполнив листок  убытия, женщина швырнула его  перед  клиентом, процедив -охране  отдайте, а  про себя  подумав, носит же  земля дебилов, ладно хоть покладистый или  трусливый. Даже  поругаться  не  получилось. Клиент, пошатываясь, выкатился  за  дверь, а дежурная прошла  в  номер, осмотреть и лишний  раз  убедится  в  скотской  сущности лохов-недоумков. Зайдя  в  номер, набрала  воздуху, чтобы разразиться  обличительно-матерной  тирадой для успокоения  души, но….В номере было чисто, не  просто  чисто, а  нереально  чисто. Старый  линолеум  матово  поблескивал, стены неярко  светились постепенно  угасая, унитаз и умывальник  сверкали  как  начищенные и хорошо  отмытые. Прозрачные до состояния  невидимости оконные  стекла  поражали  чистотой. Запаха  перегара и табачного  дыма  не  было  совсем.  Женщина, растерянно озираясь , постояла  некоторое  время и вышла зачем то тихо закрыв дверь за собой . Вернувшись  на  рабочее  место, села и подумала, он что  всю  ночь чистил  номер? Маньяк или этот , как  его, фетишист? Затем сняла  трубку  телефона и набрала  номер охранника  стоянки. Петрович, а клиент  уже  уехал, зачем то  тихо спросила  она. В трубке  какой  то  бодрый и энергичный голос Петровича спросил, Зинаида, ты  что ли, прямо  не  узнал, голос  вроде  не  как  у  тебя, выспалась  что  ли или  с постояльцем  опять  поцапалась? Уехал  только  что, машина  у  него  интересная. Ладно, не  бабьего ума  дело, чего  хотела то? Так, ничего, а  ты что  такой  радостный? В карты  свои, поди, выиграл? Я же  сказал уже, не  бабьего  ума  дело. И  старый  черт бросил  трубку.

Машина  как  то  особенно  бодро и плавно неслась по  дороге, Настроение  было  умиротворенным и  немного  приподнятым. Я знал, что  надо  сделать  в  ближайшее  время, найти  недорогое  жилье по  объявлениям или  в  интернете, договориться о  покупке, оформить  сделку, заселиться и затаиться на  время. Ни в  коем  случае не светиться перед  людьми и властями, а  дальше  видно  будет. Попутно в  голове  крутились  мысли  абстрактного  типа, все  таки предпринимательский  склад ума давал  о  себе  знать. Я прочел, наверное, миллион  книг за  свою  долгую  жизнь и всегда отдавал  предпочтение фантастике, альтернативной  истории и другим  жанрам  развивающим  пространственное  воображение и  неординарный  метод  мышления. Вот и сейчас я убежден, что  для  каких то  глобальных перемен требуется  вмешательство  третьей  силы. У кого то из авторов это  супер компьютер в пуговице, интерфейс дополненной  реальности, Божественный  промысел, в  общем  кто  во  что  горазд. Вот и сейчас  происходит  нечто  подобное, правда  без  обратной  связи и обучающего  фактора, надо  будет учиться  самому. Надеюсь вреда  особого  не  нанесу, по  крайней  мере  посторонним  лицам, а  что  касается  себя, то  есть  интуитивная  уверенность, что все  будет  хорошо, а  главное  интересно. Впрочем  противоположный  результат  меня  не  пугал в  силу приобретенного фатализма. Вреда тоже  не  наделаю ибо не  изжились  еще  романтические  наклонности характера, внутреннее  тщательно  скрываемое  благородство и отсутствие  жажды  власти и наживы. Впрочем еще  будет  время  и возможность поразмыслить более  подробно, но  об  этом позже…

 Зинаида никак  не  могла  забыть недавние  события,   этого  нелепого  мужика  и упущенную возможность  разогнать  кровь, устроив  небольшой  скандал, но не  срослось. Мужик  свалил  с  горизонта, попутно обогатив ее  на  деньги, убравшись  в  номере и  развлекши  своим дурацким  видом. Она  еще  больше  утвердилась в  мыслях о козлиной  сущности мужиков не  ценящих настоящих  женщин. Все это  ее  успокоило и настроило на  благодушный  лад. За  входной  дверью послышался  легкий топот  ног  и в  вестибюль буквально  ворвалась девушка с заправочной станции. Как ее  там, Ольга что ли? Девушка с порога крикнула, теть Зина, жилец  еще  здесь? Зинаида, приняв значительный  вид и уверенную осанку, приготовилась  к  нравоучениям  в  адрес этой  невзрачной мышки, только  что  молода, а  так  ни  кожи, ни  рожи, но….Девушка  стремительно  преодолевшая  расстояние от двери  до стола  регистрации  явно немного  выше  Ольги, стройнее и была настоящей  красавицей. Опытный взор умудренной и пристрастной женщины мгновенно отметил  гладкую, матово-аристократичную кожу  лица, пушистые  ресницы, правильные черты, блестящие  волосы. Зинаиду  кольнуло  ощущение  какой  то  тревоги с  привкусом зависти. Взяв  себя  в  руки и приняв  независимо гордый  вид, она  с подковыркой бросила, что  договориться  не успела? Эффект был  совсем не  такой  как  ожидалось. Ольга   спокойным и уверенным тоном произнесла, да  не  успела, он  здесь? Снова хлопнула входная  дверь и звучный  мужской  голос  с  порога  подал  реплику, Зин, опять  ты  за  свое? Чего к  девке  пристала? Произнесший это  мужчина  был  одет в форму  охранного  предприятия, высок, строен и худощав, правда  не молод, но весьма  интересен и импозантен. Имел он  вид  уверенный и какой то основательный. Его  лицо с правильными чертами и мужественным  видом, было украшено  аккуратными  усиками, очень  ему  шедшими. Петрович, севшим  голосом  прошептала  женщина. Ольга, повернувшись вполоборота  к  входным дверям, тоже рассматривала  мужчину  с  заметным  интересом. Уехал  человек, я  тоже не  успел поговорить, Зинка  вот  отвлекла  глупостями  по  телефону. Дядя Миш, нам  бы  поговорить о нем , вопросов  много. Знаю, Оля, вопросы у  нас скорее  всего общие, но  не  при  посторонних. Здесь  говорите, сорвалась  Зинаида. Нет уж, не  бабьего  ума  дело и галантно поддержав  девушку  под  локоток вывел ее за  дверь. Зинаида рухнула  на  стул и разрыдалась от несправедливости и обиды, почему  не  она, почему!

Усадив Ольгу в  свою старенькую машину, Петрович или уже просто Миша,  негромко и уверенно сказал. Искать  нам  надо его, машину  я  помню, а  вот  его  самого  почти  не  запомнил. Я  запомнила, у  него  глаза… Ну хоть  что то, только  не  говори  ни с кем на  эту  тему, неправильно  это  будет. Меня  дома  никто  не  ждет, поэтому  прямо  сейчас  и  поеду, может  догоню. Меня  тоже  никто  не  ждет   ответила  девушка, так  что  я  с вами..с  тобой.

Жилье, вернее дом в деревне, я  нашел  довольно  быстро через  интернет в  разделе Недвижимость недорого. Продавала  его молодая  семья, скорее  всего  бабушкин-дедушкин. Находился он не  далеко и не  близко в довольно  живописной  местности, хотя и с запущенной,  полуразвалившейся  инфраструктурой. С  городом  поселок сообщался  посредством  разбитого и похожего на  полосу  препятствий, направления. И  конечно же почти  непроходимого и не проезжаемого  в  сложные времена  года. Но  так  даже  будет  удобнее, меньше беспокойства. Созвонившись  с владельцами, с  ходу заломивших конскую  цену и взахлеб  расписывающих  прелести деревенской жизни и красоты  местной  природы, совместно  посетили необходимые учреждения  для  оформления  сделки. Поскольку  у  меня немалый  опыт  в  подобных делах, я  постарался  учесть  все  нюансы, чтобы  максимально  обеспечить  юридическую  безопасность  сделки.  Вплоть до  кучи  нотариально заверенных расписок и  правоустанавливающих документов, учтя  каждую  мелочь, потому, что баба –собственник что то  явно  скрывала, маскируя свои намерения  каким то  бубнежом.  Совместный осмотр  мне был  ни к  чему, фотки    никак не  отражали истинное состояние дома, но  мне  в  принципе  было  все равно, лишь  бы  потом  ничего  не  предъявляли и не  совали  свой нос  в  мое  личное  пространство. Как  то нехотя  отдав  мне  ключи и попытавшись  что  то  там выторговать для  себя,  баба  с кислой  миной  поздравила и пожелала  чего  то там. Мужик, производивший  впечатление совершенной  тряпки и подкаблучника, что там  мычавший насчет моей  въедливости и желавший что  там в доме  забрать, получил  четкое  разъяснения, что  сделка  завершена и никаких гостей  у  меня  быть  не  должно. На  том и расстались, причем  вид  у  них  был, как  будто я  их  в  чем то  обманул. Посетив пару  магазинов, продуктовый и одежды  запасся почти  всем необходимым на первое  время. В процессе общений и посещений, я  старался не смотреть  на  людей помня о  своем  несколько необычном  цвете  глаз. Конечно же  не  обошлось без внимания к моей  персоне со  стороны  продавщиц  помоложе, я  отчетливо  слышал смешки и шепотки. Заехал  попутно  за заправку, залил топлива  под  пробку и с  чувством  несказанного  облегчения, взял  курс  к  своему будущему убежищу. По дороге я обратил  внимание  на  поведение  машины, какой  то  особенно  четкий  и правильный  звук  мотора, плавность хода и ощущение что  это  моя  крепость  на  колесах. Кстати, визита  на  мойку  не  понадобилось.  Какая  то особенная  чистота и ощущение  цельности кузова, колес и остекления. В  салоне запах  свежести и почему  хвои. Также есть и пить не  хотелось  совсем со  вчерашнего  утра, это  даже  к  лучшему. Свернув с трассы, я  остановился  рассмотреть  что же нам  предстоит  преодолеть  на  начальном  этапе. Так  называемая дорога петляла вдоль  линии  покосившихся  столбов с провисшими проводами, а  чистили  ее  видимо  летом, что  под  снегом  было   не  видно. Обозначив  примерное  направление, я  тронул  машину, на  удивление  легко  преодолевая  на  вид глубокий  снег. Ехать было  километров пятнадцать, главное  столбы  из  виду  не  терять. Где то посередине  пути  встретилась замерзшая речка, а  может  широкая канава, я ее  как  то  не  рассмотрел. Я   уже мало  чему  удивлялся, даже  легкости и комфортности такого  путешествия, ощущение  правильности  действий  однажды было подтверждено знакомым  холодком в  голове, принесшим  ощущение неясной радости и  спокойствия. Не  спеша и без  проблем добравший до  начала поселка и конца  направления, я  вышел  из  машины  осмотреться  и может  спросить  у  кого местонахождение моей  собственности. С  другой  стороны улицы  раздался чей  то  голос, Мил человек, да  как  же  ты  сюда  добрался, ведь  с  осени не чищено то! Я  обернулся и с  улыбкой  ответил: добрался  вот. Надо бы налаживать  контакты с местными, пригодится. А  не  подскажете  ли, где  вот  этот  дом. Невзрачного  вида  мужичок взял протянутую  мной  бумажку  с  адресом и далеко  отставив ее, сощурясь и шевеля  губами  прочел  написанное. А, дак знамо где, показать  чтоль? Благодарствуем за  помощь, невольно  подстраиваясь  под  манеру речи собеседника ответил я, забыв о необходимости не  глядеть  кому то в  глаза.  Мужчина застыл на  месте, приоткрыв рот и глядя  на  меня с неопределенной  миной.  Потом,   неловко откашлявшись, хрипловато  сказал. Так это, в  машину  то  можно? Наверно мой  вид его  мало  сказать  поразил, вот мол  городской модник, волосья  крашеные, глаза  помадой  намазал, весь такой как  из  кина. В  машине, сидя  на  краешке кресла с робостью огляделся и для  поддержания  разговора  спросил, это  чего не  наша  машина, новая? Я  ему  поддакнул на  всякий  случай и мы  покатили по  улице. Мужик  малость  расслабился, сел  поудобнее и стал  регулировать  процесс, попутно  по  привычке тыча  пальцем в разного  рода  местные  красоты. Я кивал  головой, выражал  одобрение и удивление. Так  и доехали до  места. Домик являл  собой жалкое зрелище, занесенный  снегом, с  рухнувшими воротами и покосившимся  забором. Как Натаха  померла, так  ухода  не  было, дочка  ее  редко приезжала, даже  когда  мать жива  была, выгребут провиант и только их и видели, мужик  неодобрительно  покачал  головой. А  ты, стало быть, жить  приехал, или  посмотреть  чего? Жить  буду  здесь, надоела  суета  городская да и хозяин  домику  нужен. Мужчина  одобрительно  покивал и деловито заметил. В поссовет сходи, как  поселишься, Митричу  документ  показать  надо, чтобы  все  по  закону, стало  быть. Непременно, как  осмотрюсь, так и зайду. Мужик ушел, по  пути пару  раз  обернувшись, видно  удивлялся  чему  то. Я, преодолев, полуметровый  бруствер из  снега  и  всякого  хлама, открыл одну  воротину и оттащив в  сторону  другую, загнал  машину  во  двор. Заглушив  двигатель и выйдя  наружу спокойно, без  удивления посмотрел  на  колею от колес. Она  больше  напоминала  лыжню чем  след от тяжелой  машины. Пройдя  к  крыльцу , осмотрел  хорошо  заржавевший навесной  замок и вытащив  ключи, с некоторым  трудом открыл его. Толкнув с усилием  разбухшую  дверь , вошел  на  холодную, крытую  веранду и открыв еще одну  наконец  оказался  в  самом  доме. Пахло  пылью и сыростью и еще  чем то  неприятным  как  будто  какой  то  кислятиной  и чем  то  сладковатым. В общем  давно  нежилым и сильно  запущенным. На  удивление было  в  наличии  электричество и старый  масляный  радиатор  для  тепла. Из мебели старинный  комод, старый  стол и пару  кособоких  табуреток. В  другой  комнате массивная  кровать с никелированными  шарами на  спинках, без  постельного  белья. И больше  ничего, на  стенах прямоугольные  пятна,  там  видимо  когда то  висело что то, толи  картины, толи  рамы для  фотографий  на  деревенский  манер. Принес из  машины вещи и припасы, сложил  в  угол  почище и еще раз  огляделся. Все  не  так  уж  и плохо, будем  жить. Надо бы осмотреть двор, решил  я. Снаружи  уже  стемнело, одинокий  светильник  вдалеке на  столбе  мотало  ветром, над  головой  чернело  небо, редкие огоньки  в  окнах  домов и пасторальная  тишина. Кстати не  курил  трое  суток и не  хотелось  вовсе. Постояв  некоторое  время  во  дворе, обойдя  машину  по  кругу, вернулся в  жилище. Наверное  я  дома.

Мой  проводник и собеседник отойдя  подальше, стал  внимательно  смотреть, на  бывший  дом, бывшей  своей  зазнобы Натальи. Легкое  недовольство тем, что там  будет  жить  пришлый  городской, заставляло  неодобрительно  покачивая  головой , переступать  с  ноги  на  ногу. Уходить  почему  то  не  хотелось. Вдруг  мужчина  застыл  на  месте и растерянно  уставился  на  дом.  Грязноватый  домик стал  как  будто  чище и по стенам  медленно  ползли цветные искры, крыша  светилась тусклым серебристо-серым  оттенком. Снег  с  самой  крыши  куда то подевался, вокруг дома  был  метровый  пояс  черной  земли, машина  во  дворе тоже  как  намытая блестит. Одобрительно  покивав, мужчина  подумал, рукастый  хозяин, как  заехал, сразу  все  почистил..Будет толк! Забыв, что  собирался к друзьям на  вечерний  выпивон и разговоры, направился  к  своему  дому. По  дороге с ним  кое  что  происходило.  Семенящая, слегка  косолапая походка  сменилась  неторопливым, уверенным  шагом, распрямилась  спина, медленно исчезал  полиартрит , разглаживалась кожа  на  лице, пропали  морщины, зубы  приняли  правильную  форму. Поглощенный  своими  мыслями  мужчина  ничего не  замечал. Зайдя к  себе  в  дом, он  с  порога  сказал, Анна, ты  знаешь…Женщина  в комнате пронзительно крикнула, Ты кто, что тебе  здесь  надо???

Я  проснулся  как  обычно  рано, всегда  был  жаворонком и ранней  пташкой. Спал  на  кровати без матраца, постелив  пару  простыней и одной  накрывшись.  В  доме  было  довольно прохладно, если  верить  старому  градуснику  возле  окна  на  стене., но  мне  было  комфортно и уютно.  С  удовольствием  потянувшись, вышел  как  был босиком на  веранду, слева дверь в  туалет, возле  нее  какой  то  бак с  краном, ага, это этот, как  его, рукомойник. Повернул  кран туда-сюда, потекла  тоненькая  струйка  ледяной  воды, сполоснул  руки и лицо. Вошел  обратно ища чем  вытереться. Однако, вытираться не  понадобилось, руки и лицо  были  чуть  влажные, но  не  мокрые. Пожав плечами, присел  возле  стола, оглядывая обстановку и прикидывая, что  из  мебели  понадобится. Стол, табуретки, кондовая  кровать в  наличии. А больше  ничего и не  надо. Занавески, шторочки, половички  всякие, мебельные  стенки с ненавистным  говорильником, это  я  так  про  телевизор, не  нужны. Хватит того  что  есть. Голода и жажды как и желания покурить  не  было, странно, но  так  и  должно  быть. Странная  мысль, как  не  моя. Теперь  надо поразмыслить  кое  о  чем. Итак, жилье  вроде  бы  есть, спартанская  обстановка  имеется, надо  навесить  ворота, почистить  снег во  дворе и вокруг  дома и пошуршать  по  хозяйству  вообще. Найти поссовет и какого то   Митрича, все  в  целях  легализации. Я  как  то раньше  не  обращал внимания на  чистоту  в  комнатах и чистые  стекла  в  окнах. Даже  стены  и потолок  посветлели, пол  блестит. Теперь более  углубленно, откуда  это  все и зачем. Несомненно эта  та  самая  третью  сила, тему  которой  развивают  авторы  определенного  жанра, и фактор влияния. Изменения  в  моем  облике, психике могут  распространяться и на  окружающих, только  критерий  выбора  объектов и субъектов  пока  не понятен, но, думаю, скоро  станет ясно. Уже  знакомый, очищающий  холодок в  голове  утвердил  в  мысли, что ход  рассуждений  верен. Кстати, мне  стало  нравиться  это  ощущение. Ладно  продолжим  рассуждать, итак, в  момент сильного  душевного  расстройства и стрессового  состояния я остановил  машину на  обочине  дороги. Беззвучный  крик-зов, это  либо  такая реакция  сознания, либо действительно меня  звали. Маленькое  существо странного  вида, носитель третьей  силы? Вполне  допустимо  как  рабочая  гипотеза. Стечение свершившихся  факторов привело  к  нашей  случайной  или  не  случайной  встрече. Передача чего то или кого во  время  рецидива  истерического  синдрома явно  напрашивается как  непреложный  факт. Вспомнив прочитанное  ранее, стал  искать  аналогии  рожденные  творчеством  авторов  целевых  жанров.  Симбиот, мелкодисперсный  посредник, передача  через  кровь и ранку  на  животе, нанокомп  в сверхминиатюрном исполнении, специализированное  излучение  структурирующее в  определенном направлении  мозговые  клетки? В общем  фантазия  разыгралась, но определенного мнения  не  сложилось. Возможно следует подождать  холодного  ветерка  под  черепом или  интуитивной  убежденности, тем  более, что обратной связи нет никакой, кроме  упомянутого  холодка и обостренной  интуиции. Там  видно  будет, пока дела насущные. К  тому надо  учесть некоторые  факторы. Трансформация тела, и облика, окружающей  обстановки, машины, ощущение  безопасности и защищенности возможно что  то  еще. Пока  подожду  с  конкретными  выводами не  забывая о соблюдении инкогнито. Я   решил выйти  во  двор, покопаться по  хозяйству и просто  осмотреться, благо  давно  уже  день. На  улице возле  калитки стоял вчерашний  мужик, стоял  видимо, некоторое  время  терпеливо  дожидаясь пока я  выйду. Мне  понравилась  такая деликатность и неназойливость.  К тому  же он не  проявлял нездорового  любопытства и не  совал  нос туда куда мне  не  хотелось. Просто стоял, терпеливо  дожидаясь моего  появления, ибо  кто  еще  может появиться  кроме  меня  самого. Я  впервые  увидел  тот  самый  фактор  влияния , который  был  частью  моего  анализа и последующих выводов  из него. Мужчина выглядел  заметно  моложе, немного  выше  ростом и держался с терпеливым  достоинством. Увидев  меня, он  степенно  поздоровался каким то другим  голосом  с более  богатым  интонациями и лишенным  вчерашней  суетливости и некой расхлябанности. Я кивнул  в  ответ, продолжая его  удивленно  его разглядывать. Перемены  к  лучшему  явно налицо, хотя может  он  недоволен или обижен, кто там его  знает. Я подошел  поближе, и остановился по другую  сторону  калитки, продолжая разглядывать  моего  гостя. И  тут, как  бы поняв  мои сомнения, мужчина  заговорил. Петр Степанович, можно просто  Степаныч, пятьдесят  три  года, женат, детей  нет, строитель по  профессии. Знаю , что  болтать  не  следует и  на  вопросы отвечать  с пониманием ситуации, пришел  проводить  в  поссовет если  нужно. И еще следует вас  поблагодарить, но  не  знаю  как  к  вам  обращаться. Все  это  напоминало какой  то доклад или  рапорт, видно  мужик  бывший военный. Он добавил  после короткой   паузы, своим присутствием надоедать  не  буду, но всегда буду  рядом  на  всякий  случай.  В  общем в поселковую  администрацию  мы пошли вместе. Насчет дома и машины Степанович  сказал, чтобы  я  не  беспокоился, здесь  нет любопытных, живет  кто то, значит так  надо. В  маленькой  приемной  сидела  скучающая секретарша  средних лет и  занималась тем, чем  обычно  занимаются женщины от нечего  делать, то есть наводила  красоту. Увидев нас  она откинулась  в  своем кресле и ошарашено  уставилась нас, больше, конечно  на  моего спутника. Я, помня, о намерении особо  не  светиться, смотрел  в  пол, немного сутулился и старался  не  привлекать  излишнего внимания. Степаныч, ты  штоль? Я, Валентина, я,  слегка  усмехнулся  мужчина.  Василий Дмитриевич у  себя, не  занят? Женщина  машинально  кивнула и сделала неопределенный  жест  в  сторону двери в  кабинет  своего  шефа. Кабинетом и приемной  назвать все  это  можно  было  с  натяжкой, на  всем  лежал  отпечаток  обшарпанности и легкого запустения. В  довольно  большом кабинете за  монументальным  столом т-образной  формы, задумчиво и как  обреченно рассматривая какие  то  бумаги, сидел  средних  лет  мужчина. Подняв  на  нас  глаза он  медленно  встал, наклонился  вперед и  каким то  севшим и хриплым  голосом  спросил, прямо  как секретарша недавно. Петр, это  ты? Что  это  с тобой? Я, Вася, я. Потом поговорим. Вот человек  домик Натальи  купил, ну  той  самой, ты  знаешь. Документы  принес, надо  бы печать  поставить и подпись  твою. Да-да, конечно , заторможено  произнес  мужчина. Давай прямо  сейчас решим  вопрос, чего  откладывать. Конечно, сейчас Валентина  все  сделает, а  пока  может  чаю, кофе или….Потом  все, видишь человек  занятой, только  вселился, дел  много. В общем  все решилось  довольно  быстро. Забрав бумаги у  секретарши, которая  по  прежнему таращилась  на  дверь  кабинета, где  остался  мой  спутник, на  меня  она  даже  не  посмотрела, я  вышел на  крыльцо и спустился  вниз. Решив  немного  задержаться, я постоял несколько  минут и вдруг  почувствовал, что  под  крыльцом  кто то или  что то прячется. Заглянув  в  пролом сбоку  крыльца, я  увидел там лежащую на  каких то  тряпках собаку. Пес  был  очень стар, шерсть  свалялась и местами  вылезла, гноящиеся глаза  закрыты, уши обвисли и были  покрыты  какой  то  коростой, некогда черный, влажный нос имел  бурый  цвет с трещинками, сочащимися  сукровицей. Я  всегда любил  животных, считая, что они  честнее, добрее и преданнее большинства двуногих  особей. Подчиняясь какому то  душевному  порыву, я  сказал. Пойдешь  ко  мне  жить? Ноздри  собаки дернулись, шевельнулось  ухо, хвост  слабо  дрогнул. Он был  согласен. Дальнейшее меня  не  удивило, просто  было  понимание  правильности происходящего. С  собачьих век мелким  порошком  осыпался высохший  гной, нос  почернел и заблестел, медленно выпрямились  уши и, наконец,  пес открыл  глаза.

Василий, я  хочу  тебе  напомнить где и кем  мы  несли  службу. Это  в  плане  понимания  важности того, что я тебе  скажу. Надеюсь  ты помнишь как  правильно  надо  понимать  что  происходит. Рассказывать в  подробностях  не  буду, когда  надо все  сам  узнаешь, но дай  слово  мужика  старому  другу  детства. Ага, хорошо. Слушай  внимательно.

По  поселковой улице  неторопливо  шагал неприметный  мужчина в  сопровождении  старого, худого пса. Иногда  человек  останавливался и  терпеливо ждал собаку, которая  то и дело, ложилась на  снег  для недолгого  отдыха. Постепенно пес  шел  все более  уверенно, почти не  хромая. Вскоре пес  уже  двигался  быстрой , размашистой  рысью, иногда делая длинные  прыжки, кувыркался  в  снегу и часто оглядывался  на  своего хозяина и друга. Наблюдая  за его кульбитами, я  улыбался и думал  о стороже и защитнике, преданном и обожающим  меня. Ведь  иначе  быть  просто  не  могло.

Некоторое  время  по поселению  бродили  разные  слухи и сплетни о новом соседе, источником  конечно была  та  самая  секретарша. Рассказывала о нем и его  странностях  немыслимые  вещи, но, конечно не затрагивая  свое начальство, и никак не  связывая этих  людей, мало  ли  чего. Вскоре ей кое  что  объяснили и намекнули, что  пустозвонство это  не  к  добру. С той  поры  баба, как  в рот  воды  набрала, помня  какой  взгляд был у  Петровича, когда  он   неторопливо и очень  убедительно объяснил ей кое  что.

Я сидел за  столом  перед  раскрытым  ноутбуком, думал  что  то  почитать на  сон  грядущий  так  сказать. На  интернет я  даже  не  рассчитывал, новый  смартфон  с не активированной  сим-картой лежал  где то среди  барахла. Общаться в  социалках или  по  скайпу не хотелось  совершенно.  К  моему  удивлению какая то  точка  доступа была  активна и не запаролена.  Вместо названия  был кружок с  небольшим  закрашенным  сегментом  серого цвета, на  глаз  около  четверти. Попытка  подключиться, к  моему  удивлению, удалась.  Равнодушно скользнув взглядом по  значкам  уведомлений скайпа, открыл  свою  почту, та же  картина, масса  входящих. Закрыл  не  читая, пошли  все  к  дьяволу, меня  здесь  нет. Выключив  компьютер, стал  рассматривать  свои  ладони, есть у  меня  такая фишка  для отключения  от  внешнего  мира. Пальцы  стали  длиннее, ладонь шире. А вот цвет  кожи  как  то  менялся, возникали слабовыраженные пятна  разного  оттенка, от серого  до  синеватого и розового.  Некоторое  время  я  рассматривал этот калейдоскоп и заметил  некую  закономерность. Интенсивность свечения определенного  оттенка  становилась  отчетливей, если  взгляд как то на  нем  задерживался. Стоило посмотреть  в  сторону, выделенный  оттенок  терялся  на  общем  фоне. Очень  интересно. Кстати рассматривание игры  цвета, усилило его  интенсивность, а разные  цвета  расползлись к  кончикам  пальцев. Середина  ладони  приняла  серебристо-серый оттенок  и это  пятно там  локализовалось. Общая  картина  сложилась  следующим  образом,  пальцы  стали  слабо  светиться  разными  цветами, от зеленоватого до  розового, середина  ладони  осталась  сероватой. Сжатый  кулак стал менять  попеременно  менять  цвет и стоило  акцентировать  внимание на  каком  то  цвете, кулак  окрашивался  в  соответствующий цвет. На  левой  руке такой  же  процесс. Насмотревшись на  все  это, я  решил  проведать  своего, уже  своего, пса. Он  отказался  заходить  в  комнаты и расположился  на  крытой  веранде. Выйдя туда, я  увидел, что  он лежит  на  полу, глаза  светились  неярким  серебристо-серым цветом, тело  было  покрыто шестью  того же оттенка, на  вид  шерстинки  были  утолщенными и производили  впечатление не шерсти, а  скорее  проволоки. Присев  возле  него, я  опустил  руку  на  загривок  собаки. Да, действительно очень  жесткая  проволока-шерсть. Когти на лапах вытянулись, загнулись и приняли  угольно-черный  цвет. От  него веяло  мощью и тяжеловесной готовностью. Идеальный  защитник, я  улыбнулся и привстав, выглянул  в  окно  на  двор. Машина  произвела  впечатление  цельного  куска  серого  гранита, с чернющей  резиной и идеальной  чистоты  стеклами. Постояв  некоторое  время, я  вернулся  в  комнату и решил  поспать, хотя  и  не  очень  тянуло. С некоторых  пор мне  снились какие  то  светлые  сны, которые я  на  утро  не  помнил, но  оставляющие светлое  настроение  после  пробуждения. Человек на  другой  стороне  улицы прямо  напротив дома  кивнул  головой, на  сегодня  его добровольное  дежурство  закончилось.

Придомовой  участок  имел довольно  запущенный  вид, несколько лет бесхозяйственности и визиты мародеров,  сказались на  его  состоянии  не  лучшим  образом.  Среди груд  всякого  хлама и обломков непонятно  чего, дом  и  машина  выглядели инородно, выделяясь  среди  унылой  картины чистотой и   цветом  как  островок  порядка  среди стихийной  разрухи. От  задней  стены  дома  отделилась  какая  то  дымка, вскоре  приняв  шарообразную форму  на  манер  пчелиного  роя. Некоторое  время этот  рой  неподвижно  висел на  небольшой  высоте, затем  произошло  расслоение его  структуры на  части разного  цвета. Теперь  это  выглядело  как  несколько туманных  шаров  разного  цвета, сгруппированных  вокруг  серого шара, несколько  крупнее  других. Затем  серый  шар  остался  на месте, а  остальные неторопливо разлетелись в  стороны как  бы  исследуя  местность. Через  какое  то  время шары вернулись  и влились в серый. Шар  увеличился  в  размерах, почернел  и вдруг рассыпался на  мелкие  частицы, накрыв  участок покрытый снегом  ровным слоем. Затем  снежный  покров  медленно посветлел, а « порошок» собрался  обратно в  шар, подплыл к  стене  дома и растекся  по  ней, приняв  ее  цвет. Теперь  местность  выглядела  несколько  иначе. Засыпанные  снегом  кучи  мусора исчезли, поверхность  стало  ровной, а  снег  сверкал  девственной  белизной. Бесшумно приоткрылась  входная  дверь и из  дома  вышел пес. Бесшумно стелясь  на  землей, он буквально  облетел участок, не  оставляя  следов  на  снегу. Перед  задней  стеной  дома, он   некоторое  время сидел  неподвижно и так  же  бесшумно  вернулся на  свое  место. По его  мнению  все  было  порядке, враждебных действий  не  обнаружено. Хозяин  мог  на  него положиться.

В небольшой, уютном  кафе за  столиком сидели три  человека. Представительный мужчина  неопределенных лет, молодая, очень  красивая  девушка и парень  с военной  выправкой и манерами  полицейского. Парень, несмотря  на  некоторою  самоуверенность и старающийся  выглядеть  солидно и профессионально, иногда тайком  поглядывал  на  спутницу  своего  старшего  товарища, краснел и прятал  взгляд. Девушка  спокойно и немного  отрешенно  слушала диалог  двух  мужчин, но  видно  была, что  ее  мысли где  далеко  витали. Дядя Миша, вы  мне  как  отец, вырастили, выучили и к  делу  пристроили, я  постараюсь  исполнить  любую  вашу  просьбу. Только  скажите, что  с  вами  произошло, я  вас  с  трудом  узнал, вы  такой  молодой Расскажу по  ходу  дела,  Денис, разговор  будет  долгий  и интересный, а  пока  послушай вот. Когда  мужчина  закончил  повествование, молодой  человек , задумчиво и немного  растерянно  произнес. Данных  мало, хотя  машину  вы  помните, а  главное  номер. Надо  узнать, может  машина  в  розыске и человек  тоже. Если  возбуждено  дело, то  подам  рапорт о включении меня  в  разработку клиента. Все  будет  по  закону, не  привлечет  внимания и обеспечит  доступ  к  необходимой  информации. Конечно же болтать  не  буду, если  вы  просите. Особые  приметы  у  человека есть, а то  как  то  все неопределенно.  Девушка  внезапно  встрепенулась, у  него  глаза  светятся, синие! Подробней ,что  значит  светятся , в  темноте, при  свете или  просто  блестят? Девушка  беспомощно  пожала  плечиками и виновато  опустила  взгляд. Через  несколько  дней в  том  же  кафе  молодой  человек деловито и по  военному  докладывал. В  общем, машина  не  в  розыске, владелец  установлен, был в  нашем  городе  пару дней  назад, камеры  видеонаблюдения  зафиксировали ее  на  улицах, возле  магазинов и в  последний  раз  на  заправке  при  выезде. Вот снимки,  может узнаете. Девушка и мужчина, едва  не  столкнувшись  головами, наклонились и стали, лихорадочно их  рассматривая. Далее мужчина и девушка  переглянулись и одновременно воскликнули, мужчина-это  она, девушка-это  он! Так, это  упрощает  дело, произнес  парень. Заправка в  северном  направлении, откуда по  видимому  он  приехал и вы  приехали. Вряд ли он  возвращается  обратно, значит  свернул  по  дороге. Поворот только  один, это  на  поселок Н-ский, больше  вроде  некуда. Мужчина постарше  удовлетворенно  кивнул и одобрительно  сказал. Варит, однако, у  тебя, Денис, котелок  то. Парень  украдкой взглянул на  девушку и слегка  покраснел, он  был  польщен. Петрович  задумчиво  проговорил, так, говоришь, поселок… есть у  меня  там  два  сослуживца, давно  не  общались, живы  ли….

В  кабинете главы  поселения рано  утром  раздался  звонок. Василий Дмитриевич снял  трубку, бодрый  голос  моложавого  мужчины  весело  произнес. Вася, это  ты  чтоль? Здравствуй, как  жизнь молодая, как  семья, дети? В.Д ответил  немного  настороженно, вашими  молитва, с  кем  имею  честь? Честь  имеешь с  Мишкой, который бывший  мент, а  ныне  пенсионер без  масштаба. Ну  вот и узнал, прости, последнее  время  не  звонил, работа, забота и прочие  заморочки мешали. А  сейчас  уже  не  мешают? В.Д обрадовался  звонку  старого сослуживца, мужчины  пустились в  воспоминания, упоминая  общих  знакомых, друзей и попутно делясь новостями с  полей  битв с окружающей  действительностью. Наговорившись  вдоволь,  Михаил сказал, думаю  вот навестить  вас, Петр то жив  еще, его  небесная  коптильня  выдает  продукт  еще?  Жив  конечно, что  нам  сделается, свежий  воздух, витамины, плохие  новости  не  доходят. Только  сейчас  к  нам  не  доберешься, замело  все, хорошо  хоть электричество  подают  пока. Так  к  вам  вообще  люди  не  приезжают  что  ли? Василия кольнуло  нехорошее  предчувствие, но  виду  он не  подал. Приезжай  как  сможешь, в  баньке  посидим, может  на  охоту  выберемся.. Ладно, ждите  скоро, позвоню  как  буду  выезжать. Василий  положил  трубку  и задумался, тон у  Мишки под  конец  разговора стал  разочарованный и попрощался  как  то  поспешно. Надо  с  Михаилом пообщаться, тут  что  не  так.

Чуть  позже  в  этом же  кабинете  состоялся еще  один  разговор  между  сослуживцами.  Петр, Мишка  звонил, тот, который  в  менты  подался, помнишь  его? Помню, сто  лет в  обед  не  общались, чего это  его  надоумило позвонить? Знаешь  предчувствие  у  меня  нехорошее, интересовался, люди  к  нам  приезжают или  нет. Мужчины  обменялись  понимающими  взглядами, и после  паузы, В.Д осторожно  поинтересовался, нет  ли  каких  нибудь  новостей. Петр  понимающе  усмехнулся и кратко  поделился  своими  наблюдениями, зная, что  Василию  можно  доверять  как  себе. Мужчины  помолчали, затем Петр  подвел  итог. Не  иначе как Мишка  что то  вынюхивает. Ментов бывших  не  бывает. Я  не верю, что наш друг  замешан  в  криминале и что его  ищут, поступки и взгляд у  него  не  тот. Наше дело не  мешать и помочь  при  случае. Я  тут  провел  кое  с  кем  разъяснительные  беседы, что бы языком  не  особо трепали. А  если  приедет  то не  говорить  лишнего, хотя  он  сам  не  дурак и может  догадаться, уж  не  знаю, что  будет, но  будет  не  очень  хорошо. Не  хочет  человек  видеть  никого и в  городе  жить  не  хочет. Если есть  тут  тайна, то  житейская. Пока  буду  приглядывать, чтобы  не  тревожили. Кстати, ты  собаку, которая  под  крыльцом  подыхала  видел? Чудо  дивное  не  нашего  разумения. В  общем  предлагаю кое  кого  привлечь из  наших для  охраны. Я бы  позвонил  надежным  ребятам из  нашего  взвода, есть  же  покалеченные  и  раненые, пусть  бы  приехали. Только  как  сказать  человеку об  этом, чую  нельзя  вот  так  просто  пойти  в  гости  и  выложить все. Впрочем  есть  один  способ, если  получится  расскажу. Мужчины  некоторое  время  молчали, предчувствие неизвестно  каких  событий  омрачало  настроение у  обоих.

Вот уже  почти неделю я  живу  в  добровольном уединении, за  это время немного  обустроился, нашел охрану и защиту и немного  разобрался в  себе. Точнее в  смысле  цветовой  палитры на  руках. Черный  цвет это разрушительного  действия, зеленый лечебного, оттенки  красного для  нагревания  чего то, синеватый и его оттенки  наоборот  для  охлаждения. Только непонятен принцип  управления, явно  не  сознательно-волевой, а  скорее реагирующий  на  мои эмоции и настроение. Благожелательное  отношение инициирует лечение и  позитивную  трансформацию, равнодушное ничего не происходит, сильных эмоций  типа  страха  или  ярости я  не  испытывал, тут  на  страже  моего  спокойствия был очищающий  холодок  в  голове. То, что  мне  близко из  обстановки трансформировалось  в  автоматическом  режиме, это я о  машине  и доме. Угроз  пока  не  было, поэтому  я  не  знал  какая  будет  реакция  моей  третьей  силы. Было  предчувствие  каких  то  перемен, добрых  или  нет  неизвестно. Меня  немного  беспокоили  собственное  равнодушие  и отчужденность, нежелание  общения  с  себе  подобными. Может  будут изменения  к  лучшему, но  пока позитивных  признаков  не  было. С другой стороны  прошло  все  го лишь  полторы  недели, слишком  мало  времени. Итак уже  наследил  немало, Петр Степанович, председатель поссовета, с  ним  та  же метаморфоза как   и со Степановичем. Меня  никто  не  беспокоил, хотя мне  казалось, что  есть  скрытное, ненавязчивое  наблюдение за  домом. Своей интуиции  я  доверял, лишь  бы  она  не  переросла  в подозрительность и манию  преследования. Я  как  раз  разглядывал  небольшую  подсобку  на  веранде, когда  услышал  странный  звук. Обернувшись, увидел  собаку в насторожено- угрожающей  позе, похоже  у  нас  были гости. Пес плавно-стремительным слитным движением исчез за  входной  дверью, а я  вышел  вслед  за  ним. Перед  калиткой  стоял Степаныч и явно  ждал  меня. Я  попытался подойти  поближе, но  пес  меня  не  пустил, преграждая мне  путь ,  смещаясь то влево то  вправо, когда  я  хотел  его  обойти. Он  точно  хотел  быть  между  мной и визитером. Прошу  прощения  за  беспокойство, сказал  мужчина, но вас  ищут. Что то  кольнуло  в  груди, тень  гнева на  миг завладела  сознанием. Прозрачный  воздух  между  нами  подернулся  дымкой, стремительно чернеющей, пес  вскочил и издал  странный звук, похожий  на  отголосок удара  большого  колокола, по калитке  поползли  морозные  узоры, Спепаныч  отшатнулся.  Спокойно, только  спокойно!


2. Убежище

Я, все таки сумел справиться  с  самим  собой, да и холодный  ветерок в  голове сработал, хотя и с опозданием, но дел  натворить успел. Побелевший от пережитого Степаныч имел  вид, как  после  попадания  молнии, рукава  куртки до локтей  рассыпались  серым прахом, кисти и запястья выглядели как  обмороженные и одновременно  обожженные. Калитка, нас  разделявшая, была  обильно  покрыта  инеем и частично просто  исчезла. Черный, косматый   шар, посветлел и рассыпался серыми  искрами. Мужчина, опомнившись, прошептал, я  только  предупредить  хотел. Ага, хотели как  лучше, а  получилось  как  всегда. Впрочем немалая  доля  вины и моя, отреагировал  как  истеричная  баба, а последствия совершенно непредсказуемые. Легкое чувство  вины  спровоцировало процесс  лечения, кожа кистей у Степановича  посветлела  и разгладилась. Куртка так  и осталась безрукавкой. Прошу прощения, сказал мужчина, не  подумавши  сказал. Неловко  потоптавшись, мужчина пятясь отошел, развернулся и быстро  ушел. А я  вернулся в  дом. Пес посидел некоторое  время во  дворе и тоже  вернулся  на  свое  излюбленное  место  на  холодной  веранде. Мне  нужно  было  подумать о многом. Кто и зачем  меня  ищет, как  избежать повторных инцидентов, дело  в  следующий  раз может  закончиться хорошо  прожаренным и замороженным трупом или  трупами, как  сложится. Сидя  за  столом  в  доме я  раскладывал  по  полочкам недавние  события. Итак, существует  система защиты, реагирующая  на  эмоциональное  состояние. Обжигающий, замораживающий и разрушительный факторы. Управление недоступно как и степень воздействия. Надо  держать  себя  в  руках. Имеется  сдерживающий фактор, но  срабатывает спонтанно и с  запозданием.  Далее, мое  инкогнито и затворничество  скоро  лопнет  как  мыльный  пузырь. Нельзя  жить  в  обществе и быть  свободным  от  него. Тут два  выхода, либо  забраться в  еще  большую  глухомань или  как  то  встроиться  в  окружающий  социум. Мне  нужны  единомышленники, помощники и возможно  преданные  ученики. Надо  преодолеть  свое неприятие и тягу  к  изоляции. Или  как  вариант  нужен  толерантный  посредник. Я  по  прежнему  никого  не  хотел  видеть и ни с  кем  не  хотел  общаться, налицо  какая  то  деформация  сознания. Я не зал, что  предпринять и надо  ли  мне это  вообще. Что  же мне  делать?

Два старых приятеля, поразительно  похожих  друг на  друга, вели неспешный разговор в  кабинете  главы  поселения. Один , сгорая  от  любопытства, задавал  вопрос  за  вопросом.  Второй  отвечал как  то  заторможено и односложно. Потом неожиданно  заявил. Знаешь, Василий, я  никогда и ничего  так  не  пугался, показалось, что  меня вот-вот  разберут  на  запчасти. И ты  бы  видел  его и собаку  эту, это ужас, летящий на  крыльях ночи. Ладно  обошлось  как  то. Я сам  виноват, нельзя  было вот  так  в  лоб, не  в  психической  атаке  все  же. Вот  только  не  страх  у  него был, а  скорее гнев, видимо  его  хорошо  достали и наверное  кому то  мало  показалось. Не  исключено  баба  преследует после  развода, бандиты это  вряд ли, менты  давно  бы  нашли. Петр, я  тоже  считаю, нет  вины на  нем, скорее  какое то личное  несчастье. Как же, все  таки поговорить, может помощь  нужна или наше  посредничество в  делах или в  суде. В любом  случае  надо  нам  быть  рядом, только не  лезть  ему  на  глаза и не  надоедать  пустяками. В общем  думать  надо.

Денис, Ольга  пропала! Как, когда, что  случилось? Не  знаю, в  комнате  нету, вещи  на  месте кроме  теплой  одежды, телефон  не  отвечает. Дядь Миш, может  записку  оставила? Нет  ничего, просто ушла. Ничего не говорила, может спрашивала  о чем? Вообще  ничего, как  испарилась, со  вчерашнего утра  не  видел. Я  посмотрю сводки  по  городу, может  больница или, не дай Бог, морг. Спокойно, дядь Миша, у  меня  ее  фотография  есть, тайком  сделал. Ты, уж, Денис, постарайся, жаль  ведь, если  пропадет  девка. Знаю, мне  еще  жальче, прямо  до  дна  души. Вот оно  как…..

По  занесенной  снегом  дороге, от  столба  к  столбу, иногда  проваливаясь до  колен, но упрямо  и целеустремленно шла  девушка или  молодая  женщина. Шла  она  налегке, без  багажа, только  сумочка  и  пакет. Пройдено уже  больше  половины  пути, было  одно опасное  место где  снега  по  пояс, а  внизу  предательски  потрескивал  лед. Из  разговоров  мужчин, она сделала  для  себя выводы и верила  в  свою  интуицию, а  еще  больше  в  ощущение, что  делает  она  все  правильно. К  тому  же на  пригорке  она  нашла следы от колес  автомобиля, видно  большого, но  легкого, отпечатки  были  неглубокими. Девушка  некоторое время  сидела на  корточках возле них, приложив  ладони к  ним и к  чему  прислушивалась.  Было  уже  недалеко, на краю  неба  и земли неярко  светились огоньки  окон к  небу  тянулись столбики  дыма  или  пара. Наконец по  сторонам потянулись  вереницы  строений, осталось  только найти  нужное. Искала  она машину, которую  смутно  помнила. В поселке было  всего четыре  улицы и она  терпеливо обошла их все, приглядываясь к домам и высматривая  что то  необычное. Перед одним из  домов, выглядевшим нарядно, и как то отличавшимся от других, она остановилась и некоторое  время присматривалась. Во  дворе  была  машина серого  цвета, хорошо вымытая и на  вид как  новая. Девушка решительно  достала  из  сумочки  телефон, несколько  раз  звонивший  по  дороге, открыла  заднюю крышку, извлекла сим-карту и аккумулятор и выбросили  их  в  снег, корпус  телефона хрустнул под  каблуком.  Она   пришла и нашла  того, кого  искала.

Я  сидел в  доме  за  столом и рассматривал экран  ноутбука, где новостные  порталы  сменялись видеофайлами,  видеофайлы текстами и никак  не  мог  на чем  то  остановиться, просто  листал веб страницы и ни  о чем  не  думал. События  дня отошли  на  второй  план, эйфория от новых  способностей почти  сошла  на  нет. На  душе  было  пустовато, пожалуй  впервые  за последнее  время мне  чего  то  не  хватало. Пожалуй не  хватало  общения с понимающим  собеседником, человек сам  по  себе  животное слишком  стадное, чтобы существовать наедине  с  самим  собой. Так, пожалуй  можно и с ума  сойти, а  это  опасно  не  только  для  меня  самого. Однозначного  решения  проблемы пока  не  было, Не  было даже самого  неопределенного плана. За  стеной на  веранде послышалась  возня, по дереву  заскребли  когти, что то там  происходило. Я с неохотой  поднялся и вышел проведать  собаку. Она  стояла в  нерешительно-настороженной  позе и по  собачьей манере, склоняла  голову сбоку набок, явно  пребывая  в  недоумении. Меня  кто то  ждал  на  улице. Досадливо  поморщившись, я  кивнул  собаке и вслед  за  ней  вышел  на  крыльцо. Опасности  не  чувствовалось, пес  вел  себя  спокойно, но немного  нервничал, то  и дело  посматривая то  на  улицу, то  на  меня. Он  явно  не  знал, что  делать.

Меня  действительно  ждали, по  другую  сторону  калитки стояла  молодая  женщина и, несмело улыбаясь, пристально вглядывалась. На  ее лице, надо  сказать очень  красивом, попеременно  сменялись  радость узнавания, тени  сомнения, вера и неверие. Перед ней стояли  двое, пес и человек. Человек был абсолютно  не  похож на  того, кого  она  искала, среднего  роста, подтянутый, с  серебристым ежиком жестких  на  вид  волос на  голове. Но  стоило  ей встретится  с  ним  взглядом, он  почему то сначала  смотрел  в  землю, как сомнения  испарились, это  все  таки  был он. Те  же  глаза, синие и слегка  светящиеся, она  хорошо их  запомнила. Поначалу равнодушие как  печать отчужденности ее  слегка  испугали, но  вот в  глазах  мужчины  что  то  дрогнуло, тень улыбки немного  смягчило  черты  его  лица, он  несомненно тоже ее  узнал. Он  слегка  кивнул, но  по прежнему  молча  смотрел  на нее, это в  общем  было  не  важно, первый шаг  к  взаимопониманию уже совершен. Рядом с ним  сидела  большая  собака с серебристо-серой  шерстью и каким  то  понимающим, почти  доброжелательным выражением  глаз. Пес  вопросительно посмотрел  на  человека, тот  снова  кивнул и сделал  приглашающий  жест. Девушка решительно  шагнула вперед, открыв  калитку, и оказалась  совсем  рядом. Она знала, что  все будет  хорошо, люди и животные  с  такими глазами не  предадут и не  обманут.

Классика  жанра полна  штампов и и заезженных, стандартных ситуаций. Согласно ее  логике у  меня  должны рухнуть  барьеры  и  плотины на  пути  захлестнувших меня  чувств. Только  вот чувств не  было, во  всяком  случае  пока, и конечно  ничего  не  рухнуло. Элементарная  вежливость и некоторая  степень галантности, с  толикой  иронии и конечно равнодушия. Пригласил я девушку  в  дом во  многом благодаря странному  поведению  пса, животные  чувствительны к  скрытым  недобрым  намерениям. Итак, мы  сидели  за  столом и я  выслушивал, то, что  с  неженской манерой  речи излагала мне моя визави. Поневоле  я  проникся стройностью, последовательностью  и  логикой ее повествования. Я, наконец, с  немалым  облегчением узнал, кто  же  меня  разыскивал. Ситуация была довольно банальна, но  мне не нравилось, что был  еще  один  человек  посвященный  в  недавние события, тем  более полицейский. Но  есть и положительные  моменты, одним  потенциальным  носителем было  меньше. Пока  девушка  мне  это  все  рассказывала, я  не  поднимал  на  нее  глаз и вовсе  не из  опасения испытать  на  себе  ее  обаяние, а лишь по причине изложенной  мною  ранее. Здесь  полагается  немного абстракции  для  понимания. Если поискать в  моем литературном багаже  знаний сходную  ситуацию, то  девушка  должна  обидеться на  недостаток  внимания и отсутствие восхищения  ее самоотверженностью. Затем в  ход пойдет сокрушительное  женское  оружие, слезы, затем обрушение  плотин, открытие  шлюзов и прочих  затворов. Далее  будет попытка  утешения и раскаяния, типа это  ее  победа. И, наконец, ростки  любви. Потом, конечно, прогрессорство под благотворным влиянием. В общем счастье  для  всех и никто не  уйдет  обиженным. От этих  рассуждений  остался  привкус  дешевого  мыла. Еще  я не  чувствовал последствий  явного омоложения, гормональных  штормов и поллюционных снов. Я  остался старым, немного циничным с долей  равнодушия  человеком и  совсем  не  оценил ее душевных порывов  и  готовности  к  самопожертвованию. Логичным  продолжением разговора, было бы поблагодарить  девушку за  информацию и в ближайшее  время препроводить  ее  обратно  в  город, такая  возможность  имелась. За этими  рассуждениями, я  не  обратил  поначалу  внимания, что  мы  оба довольно  долго  молчим. Я, наконец, посмотрел на  нее, бесстрастно  отметив, что  она довольно  молода  и замечательно  красива. Она спокойно, но  с  заметным  интересом, смотрела  на  меня, ожидая  моей  реакции  на  сказанное. Неожиданно она произнесла, если  вас не интересует мой  рассказ, то можно  сменить  тему. Для начала у  меня незаконченное юридическое  высшее  образование и я  могла  бы  взять  на  себя  обязанности  секретаря, биографа,  представителя в  органах  власти или  посредника в  иных  делах. Это  настолько отвечало  моим недавним абстрактным рассуждениям, что я  всерьез заинтересовался. Пожалуй за  последнее  время  это  было  первое  конкретное  предложение без  всяких  обязательств. Если это  реализуемо, то контакт  с  внешним миром будет. Надо только  решить  вопросы  безопасности для моей  потенциальной  помощницы. Ну, вот, я  уже  начал  строить  планы, типа  процесс  пошел. Она  добавила, я не  собираюсь  вас  стеснять и не  претендую  на  ваше  личное  пространство. Я  пожал  плечами, не  претендует и не  надо. Тут меня  проняло. Неожиданно к  нам подошла  собака и , глядя на  меня, положила  голову  на  колени  девушки. Просьба была  вполне  однозначной и я  решил последовать. По  своему  обыкновению, я  кивнул  им обеим в  знак  согласия. Решить проблему  жилья  для нее,  не  составляло  особого  труда. Мы  вышли  на  улицу и с  противоположной стороны  улицы  к  нам  поспешно подошел  Степаныч.  Я  предусмотрительно  уступил инициативу Ольге, как  первое  испытание  на  поприще  представительства. Они  поговорили, мужчина несколько  раз  кивнул и я  понял, что  вопрос  решен. Лед  тронулся, господа  присяжные  заседатели, осталось  посмотреть  куда  уплывет.

В  кабинете В.С. превратившегося в  некий  антикризисный  штаб, вели  беседу  трое  человек. Двое  мужчин и молодая  девушка, которая  назвалась представителем Алекса, его  имя наконец то  стало известно. В ходе  беседы  многое  прояснилось, девушка, представилась Ольгой, и рассказала  незамысловатую  историю о  причинах своего  появления, а  так  же  о  роли приятеля  и  сослуживца обеих  мужчин. Почти весь  налет  тайны  в событиях разъяснился, криминала не  было, за  исключением  личной  истории Алекса до  известных  событий. Его необычайные  способности решили  не  обсуждать, хватало  того, что  они  просто  есть. Самой  главной проблемой было то, что все  это  невозможно  было  сохранить  втайне, все равно рано  или  поздно все  станет  известно, обрастет слухами, домыслами и  вызовет жгучий  интерес властей. И, конечно же, кто  то попробует поставить  все  на  коммерческую  основу и поставить  под  контроль, для извлечения  выгоды в  том  или  ином  виде. Если  нельзя предотвратить, то  надо  возглавить. Нужна  эффективная  охрана, хорошо  оснащенная и имеющая  опыт в  подобных  делах. Развитие  и укрепления  инфраструктуры  неизбежно  вызовет  конфликт  с  государственной  машиной. Нужно  не просто  охранять конкретного человека, а некую   структуру, по  типу лечебницы, приюта  для  стариков, детей, может учебного  учреждения или чего  подобного. Все  это требовало  немалых усилий и средств, а  так  же  людских  ресурсов. Еще  был  вариант  убедить Алекса что  спокойно  жить  никто  ни ему,  ни им  просто  не  даст и надо   сменить  место  жительства, затеряться и не афишировать  свои  возможности. Все  будет зависеть  от его  решения, а  решать  надо  было  немедленно, пока  кто  то не  решил  за  него и за  нас.

Я, пожалуй, впервые решил  нарушить  свое уединение и побродить по  округе, наконец  то  пробудился  какой  то  интерес к окружению. Одевшись по  зимнему, я  в  сопровождении  собаки, направился к  опушке леса неподалеку. Отойдя  на  приличное расстояние от поселка, я  оказался на  берегу  небольшого  озера, из  него вытекал  ручей с заболоченными берегами. Справа  имелся  пригорок  с  плоской  вершиной, Ручей  огибал  его и терялся  в  лесу. Местность  была  довольно  живописной и летом здесь  было  наверное  очень  красиво. Надо будет  побродить по  окрестностям, если  доведется. Как  всегда созерцание  природы и свежий морозный  воздух, привели  меня  в  умиротворенное  состояние и немного развеяло минорное  настроение.  Решил  кое  что  попробовать, давно  пора  бы. Выбрав  на опушке  леса, одинокое  дерево с  частично вывороченными  корнями, я сжал кисть правой  руки в  кулак и представил, что  он  черного  цвета. Ничего  не  произошло, чертов колдун  самоучка. Видно  нужны  какие то  эмоции, скорее  всего, страх или  гнев  для  черного цвета или  жалость и сострадание  для  зеленого. В  состоянии  расслабленности ничего  не  произойдет. Сознательный  контроль  отсутствует. Вполне  возможно, что  его  можно  как  то  развить, но  есть  вероятность отсутствия  такой  возможности  в  принципе. Еще  вполне  возможно, что  инструмент влияния я  не  ношу  в  себе, а управлять им  можно на  небольшом  расстоянии, недалеко  от  дома, служащего  некой  базой  и местом сосредоточения. Я посмотрел  на  пальцы и не  увидел  характерного свечения, которое  видел у  себя  дома. Это  значит, что  вне  дома, я  вообще  беззащитен, воистину  мой  дом моя  крепость. Интересно, одежда, волосы  и  цвет  глаз имеют какое то  влияние или  нет? Не  зря  же  наверное они  так  странно  выглядят. Кто  бы  меня  просветил  на  этот  счет.  Пока я  размышлял, пес явно  пытался  обратить на себя  мое  внимание, тычась  носом в ногу. Добившись этого, пес  отошел метров  на  пять и лег  в  снег. Снежный  покров  вокруг  него внезапно просто  исчез, обнажилась  земля. Вскочив, он  отбежал от меня на  некоторое  расстояние, потом  вернулся, снова  отбежал. И это  в  сторону  поселка! Намек был  более  чем  ясен. Мне  нужно  было  вернуться.

Денис, есть  новости про  Ольгу? Нет, дядь Мише, по  сводками  ничего  нет. Одно  только  вот, ее  видели на АЗС  той самой, где была  та  самая  машина. Мне  рассказали, что от заправки  она  пошла по  обочине  дороги  куда  то  на  север. Может  уехала  домой  на  попутной  машине. Мне  очень  жаль. Вот  оно  что..

Вернувшись к  дому, я увидел Ольгу стоящую возле  ворот и ждущую меня довольно  уже  давно. Хорошее  настроение после  прогулки еще  не  ушло, поэтому я  пригласил  ее  в  дом, усадил  за  стол и улыбаясь, поинтересовался делами. Девушка удивилась, во  первых он с  ней  заговорил  первый, во  вторых  стал  чем  то  интересоваться. Голос  у  него  был  глуховатый и какой  то  надтреснутый  как  у  очень  старого  человека, но  выглядел  он  хорошо, лет  на  тридцать. Отметив  про  себя  это  несоответствие, он  приступила к  изложению  новостей. Подробно  рассказав  об состоявшемся обсуждении в  кабинете  главы, он  приступила  к  выводам и анализу. Алекс  как  то  рассеянно  слушал, иногда  улыбаясь  каким  то  своим  мыслям. Так  было  гораздо  лучше, чем  в  первый  раз, когда  он  выглядел  рассеянным и равнодушным. Это  вселяло  надежду на лучшее, все  таки  какой  то  позитив. Закончив свой  доклад, она  с интересом  стало  изучать его  облик, выглядел  он  как  то  живее и поэтому  интереснее. По  прежнему улыбаясь, Алекс сказал, что  пока  не  готов ответить  однозначно, и, если, время  терпит, то  даст  ответ  позже. Решив  не  форсировать  события, Ольга  встала и  собралась  уходить. Неожиданно он  тоже  встал, видно  захотел  ее  проводить. На веранде они  постояли некоторое  время  глядя  друг  на  друга. Пес  сидел  между  ними и переводил  взгляд  с  одного человека  на  другого. Он чего  то от  них  ждал.

Вернувшись в  дом, я сидел  за  столом и рассматривал  свои  руки. Разноцветное  свечение  снова  появилось, пальцы неярко  светились  разными оттенками, середина  ладони  слабо  серебрилась. Значит  все  таки я  был  прав, фактор  влияния  был  в доме и надо  было  найти место  сосредоточения и  понять  как  это  все  выглядит. И  где, внутри  дома  или  снаружи. Внимательно  осмотрев  стены, пол и  даже  потолок, я  ничего  такого  не  увидел. Интенсивность свечения не  менялась от моего  приближения или  удаления от чего  либо. Поразмыслив, я  решил  выйти  на  двор и проверить все  снаружи. Подсказок не  было  никаких, от  слова  вообще, это  вызывало  чувство  беспомощности и даже  раздражения. Выйдя из  дома, я  постоял какое то время, раздумывая с чего  бы  начать. Между тем, пес сразу  же отправился  на  задний  двор. Мало ли  какие  у  него  собачьи дела, подумал я, но  последовал  за ним, проверить может и дела, но  не  собачьи. Он  сидел перед  задней  стеной  дома и что  то  там  рассматривал. Мельком глянул  на  меня  и  снова  отвернулся  к стене, Я  подошел и  тоже  стал  смотреть  туда, мало  ли чего  он  там  видит. Пес вдруг сделал  небольшой круг вокруг стоящего  человека, снег внутри  круга и вокруг  меня  пропал, круглая  проплешина приняла  матово-серебристый  цвет. Это выглядело  как  какое  то  приглашение, во  всяком  случая я  так  посчитал. Я сел на  землю, подогнув  ноги, пес примостился рядом и все  застыло  в  ожидании  неизвестно  чего. Несколько  минут   ничего  не  происходило, но  мы  терпеливо  ждали. Стена  медленно  посветлела, на  серебристом  фоне  появились неоднородности, где  светлее, где  темнее, затем темная  область  сосредоточилась  посередине, а  светлые  пятна  обрели цветные  оттенки и расположились  вокруг центрального  пятна. Пятна медленно пульсировали, светлее, темнее и почти  неуловимо вращались  по  кругу. Пес  ткнул  меня  в  бок, как  бы приглашая  к  чему. В голове  медленно  нарастал беззвучный  крик-зов. Повинуясь  некому импульсу я  протянул  обе  руки к  стене. Указательный  палец на  правой  ладони  сильно  кольнуло, одновременно  зеленое  пятно резко увеличило интенсивность  свечения, затем   колющее  ощущение  по  очереди коснулось  остальных  пальцев. Одновременно по  очереди свечение пятен  на  стене усиливалось и , наконец середину  ладони  особенно  сильно  обожгло, большое  темное  пятно  налилось глубокой  чернотой, беззвучный крик  в  голове резко  оборвался. Сознание  помутилось и я  стал  заваливаться  на  правый  бок, но  пес  подставил  спину, я  оперся  на  него и постепенно  пришел  в  себя. Ладони  и пальцы  пульсировали  слабой  болью, постепенно замиравшей. Часть  ладоней рук немного  жгло, часть холодило, но  постепенно  все  стало  как  обычно. Теперь  предстояло  понять, что  это было.

Пока происходили  все эти  события, зима  стала  сдавать  свои позиции. Снег  на  улицах и дворах  потемнел, кое где обнажилась  земля, улицы  превратились в  полосу  препятствий, в  глубоких  колеях днем  скапливалась  талая  вода, ночью  превращаясь  в  лед. Я стал  больше  бывать на  придомовом  участке, постепенно осваивая то, что  мне  стало  доступно. Мне, наконец, стал доступен  контроль и управление, правда не  всегда срабатывало, но  надо  запастись  терпением. Как то  взяв  горсть  снега,  я представил  его  таяние и снег  послушно  растаял, а  вода  испарилась с  ладони. Взгляд  на  падающую с кромки  крыши капель, заставил  капли  замерзнуть  на  лету. Высохший  в  старой  паутине  трупик  мухи ожил и стал, деловито жужжа, нарезать  круги и петли в  комнате. Следующим  действием стало оседание  тонкого  пепла в  который превратилось  насекомое. На  подоконнике в  старом  горшке засохший  стебель  пустил  корни  и  листья, правда  листья серого  цвета и жесткие  на  ощупь. Пыльный  стакан на  кухонной  полке рассыпался  серым  порошком. Неопределенность бытия  приобретала характер  понимания и  ощущения покоя и уверенности. Можно  было  подумать и о  перспективах, в  общем  я  решил  остаться  здесь и,  с  помощью Ольги, пробрести  какой  то  легальный  статус. Вообще очень  многое  изменилось  за  последнее  время, я  выбросил из  памяти  почти  всю  свою  прошлую  жизнь. Конечно  жизненный опыт  никуда  не  делся, научив  меня осторожности и взвешенности действий и намерений. В  моем  возрасте друзей  не  заводят, их  только  теряют, если  вообще существует  такое  понятие  как  дружба, есть  соответствующий  опыт  на  этот  счет. Поскольку организационные  вопросы я намерен  свалить на  новоиспеченный  координационный  совет или  как  они  себя  назовут, то на  мне  остается  вопрос финансирования. Обращаться  в  банки  за  кредитом, ни  в  коем  случае, частные  инвесторы  тоже  отпадают по  вполне  понятным  причинам. Остается  найти человека, достаточно  обеспеченного, которому  как  и  мне  надоел  людской  муравейник с его  комплексами, романтически-авантюрного  склада  ума. То есть  почти  самого  себя. Если  быть  циничным  до  конца, то  человек  должен  быть  неизлечимо  болен, но  не  потерявший  вкус к  жизни. Среди  российского  олигархата  такой вряд ли  найдется, слишком  они порой  прагматичны и беспринципны. Настоящих  аристократов духа  давно  выморили или выдавили из  страны. Это убеждение  спорно, но,  все  таки,  имеет право  на  жизнь. А  может это  мои  наивные  бредни, результат интенсивного чтения  книг альтернативно-исторического  плана. Конечно выносить мои умозаключения на  общественное обсуждение  не  стоит ибо  как  сказал  товарищ Эдгар Аллан По, общественное  мнение есть  ложное  мнение, поскольку  большинство  людей  полные  идиоты. Еще  есть небольшая  надежда, что потенциальный спонсор в  процессе  лечения  приобретет уверенность в  правильности и необходимости выбора, как  и мои подопечные из  совета. Фильтрация кандидатов моим  интуитивным  методом будет в  помощь  на  первое  время. Опыта  в  этом  вопросе  у  меня  совсем  нет, но будем  надеяться  на  лучшее. Мои  размышления прервал резкий  звук  за  окном и дробный  грохот  чего то  по  оконному  стеклу. На веранде послышался  скрежет  собачьих  когтей  по  полу и стук  входной  двери. Я  поспешил  выйти  во  двор, совершенно  забыв  про  безопасность, с запозданием напомнив   мне   звук  выстрела и удары  пуль или  дроби по  стеклу. Выскочив  во двор, я  увидел сюрреалистическую картину. Возле  машины  дымились, догорая  какие то  тряпки, а на  улице  стоял  абсолютно  голый  человек, без одежды и обуви, лысый  как  колено и с  вытаращенными  глазами без  ресниц  и  бровей. Между  ним и калиткой  сидел  мой  пес и внимательно  наблюдал  весь  этот безобразный  процесс. Как  потом  оказалось, кто то  решив, что  незаслуженно  обижен и ущемлен  в  чем то, решил свести  счеты  с  пришлым  чужаком, выстрелив  в  окно и пытаясь  сжечь  машину. Машина  сжигаться  не  захотела, а  странное  стекло  с  честью выдержало  выстрел  с  близкого расстояния. Далее, последовала  реакция защитной  системы, а  поскольку  я  противник убийств  в  принципе, просто лишило  напавшего одежды, обуви и оружия. Так наконец  решился  вопрос  моей  личной  безопасности и защиты.

Я  ранее  упоминал, что  интернет  в  нашей  дыре  есть, только  неизвестно  чей. В списке доступных  беспроводных  подключений роутер обозначен частично  заштрихованным кружком и без  какого  либо  имени. Сегодня, включив  ноутбук, и открыв список источников, увидел, что  кружок заполнен  серым  цветом чуть  меньше  половины, то  есть  качество  сигнала  улучшилось. Открыв несколько новостных  сайтов, пробежался  по анонсам. В  принципе  ничего  нового, правительства что то  решают, кто  то  торгует  сырьем, кто то  продукцией, дебилы  совершают безумные  поступки, умные  помалкивают. По  каким  же  критериям искать  моего  больного  спонсора? Поисковики выдают вопли о  сборе  средств для  лечения за  границей, какая  то  звезда эстрады или  спорта попала  в  больницу от запоя  или наркотической  ломки. Где  то  голодают взрослые  и  дети, кто то  вылечился, кто  то  заболел. В  общем  поток информации на  любой  вкус, от  политики  до  порнухи. Задал в  поисковике дурацкий вопрос, как  лечат неизлечимые  болезни и расхохотался, мутная  волна мнений  шарлатанов, кидал, мошенников  всех  мастей, экстрасенсов, знахарей и прочих  специалистов смущала  окрепшие и неокрепшие  умы обещанием  всяческих  благ за  небольшие  и большие  деньги. И  уж  совсем бредовой  была  идея  кого  то  заинтересовать полным излечением и трансформацией тела где  то  в  глубинке с  помощью  совсем  уж  нетрадиционных  воздействий. Кто то предлагал  публичные  дискуссии с  демонстрацией чудесных  исцелений  в  прямом  эфире. Кто то  кричал о лечащих инопланетянах и пробуждении  третьего  глаза и прочей  экстрасенсорике в  модных  клиниках и религиозных  общинах. Клерикалы  призывали  молиться  о  ниспослании  чуда, опять  же  не  бесплатно или  в  рекламных  целях. В общем среди  этой  всей  мути не  нашлось ни  зерен, ни  крупиц  истины. Надо отдать этот агрегат для  интернета Ольге, задав  предварительно критерии  поиска.  Пусть займется делом  на  благо и во  имя. А  мне  предстоит выяснить возможность  поиска и воздействия с  помощью  задней  стены  своего  дома, мало ли   что, может  есть  и  такая  возможность.

Ольга сидела в  своей  комнате в  доме  Степаныча, любезно  предоставленной его семьей  девушке. Скучно, как  любой особе  женского  пола, в  уединении  не  было, была  устойчивая  уверенность в  правильности выбора и ожидание чуда. Иногда она слегка  удивлялась чистоте  тела, одежды, отсутствию надобности  в  питании и отправлении естественных  человеческих следов  метаболизма, но понимала  их  природу и ее  это  устраивало. Сон  как  функция  организма  сохранился, но главной его  особенностью были красивые картинки  и виды мировой  природы, как  виртуальное  путешествие по  материкам, островам, морям, лесам и прочим местам обитания  человечества. Иногда  снился  сам Алекс, его загадочность и, вызванные  его  появлением  в  ее жизни  события,  вызывало  извечное  женское  любопытство, которое  никуда  не  делось. Неожиданно в окно  комнаты, кто то  осторожно  поцарапался. Выглянув в  окно, она  увидела  собаку  Алекса, сидевшую во  дворе  рядом с  домом и глядевшую  прямо  на нее. Поняв, что  на  нее  обратили  внимание, собака  встала и сделала  несколько  шагов от дома, остановилась и обернулась, как  бы  приглашая  куда  то. Мгновенно догадавшись, куда  и к  кому  ее  приглашают, Ольга быстро  собралась и выбежала  из  дома. Воображение  нарисовало  ей множество  вариантов  развития  событий, от чисто  деловых, до  лирическо-интимных. Конечно ей как  и  любой  женщине больше  нравился второй  вариант, поэтому  она  очень  спешила. Поддатый  мужичок, попавшийся навстречу и быстро  протрезвевший от  страха, увидел пса  апокалипсиса со  светящимися глазами и молодую, очень  красивую,  девушку очень куда  то  торопившуюся. Забежав во  двор, пес  не останавливаясь, обогнул  дом  и исчез на  заднем дворе. Последовав  за  ним, Ольга увидела Алекса неподвижно сидящего на  свободном от  снега пятаке  земли и рядом  с  ним  собаку, они  пристально вглядывались в  заднюю  стену  дома по  которой  перемещались  какие то  цветные  пятна. Подчиняясь какому  то  порыву, девушка шагнула в  круг и опустилась рядом  с  мужчиной. Алекс  по  прежнему глядя  на  стену, положил  ладонь  левой  руки ей  на  плечо, ладонь  правой была  на голове пса. Разноцветные пятна ускорили  свое перемещение и стали  ярче. В тишине родилась  странная, но  гармоничная мелодия слышимая  только им.

Я каким то рывком очнулся  от  трансового  состояния, вызванного движением пятен  света  на  стене и с  удивлением увидел  рядом  с  собой Ольгу, моя  рука лежала  у  нее на  плече, накрытая ее ладонью. Справа ко  мне  жался пес. Мне  это  показалось разновидностью  какого  странного  ритуала, проведенного неизвестно  чем и с  какой  цель. Может это  новый  этап  в  развитии и Ольга непременный участник   действа. Может  это  знак  судьбы  такой, все таки  гармония  достигается единением инь и янь, особенно если  женщина  является  идеальным  партнером. Тем  более в  последнее  время моя  добровольная духовная  изоляция  дала  хорошую  трещину. К  тому  же  девушка  мне  нравилась, а  еще  я  откуда  то  знал, что она  часть моей  личности, не  потерявшая своей, присущей  ей  индивидуальности. Она  никогда  меня  не  предаст, поскольку  нельзя  предать  самого  себя. Эти  рассуждения принесли мне уверенность в  правильности действий и покой  в душе. Мы  стояли рядом, глядя друг на  друга и молчали, совместное  молчание  тоже  объединяет, если  есть  о  чем  молчать  вместе. Пес  сидел между нами и переводил взгляд с  меня  на  девушку и обратно. Мы  одновременно  шагнули  друг  к  другу, наши  руки и губы  встретились, стена  дома вспыхнула  радужным  свечением, короткий хрустальный  звон повис  в  воздухе. Мы  все таки  нашли  друг друга  в  этом  жестоком  мире.


3. Миссия провалена

Я  впервые  за  всю  свою  долгую  жизнь был  счастлив, как  бы это  банально не  звучало. Кто бы  мог  подумать, что  всего менее  месяца  назад моя  одиночная поездка по пустынной  дороге не  окажется тупиком и бесславным концом. Я  благодарен  судьбе за ключевой эпизод в  моей  жизни. Особенная  благодарность  тебе неведомый  зверек, желаю  тебе  выжить  в  новом  мире. Ольга теперь  жила  у  меня и нам  было  хорошо вместе, но  об этом много  написано и спето, лучше, чем я бы написал или  спел. Впрочем лирические  отступления  хороши  в  меру, особенно когда   есть  куча  нерешенных  проблем. У меня усилилось чувство  жалости и сострадания, не  то  что бы мне  всех  жалко  стало, но  поубавилось  цинизма и равнодушия. Несомненно  это  хороший стимул к  работе  над  собой. Постоянное  присутствие Ольги  рядом вносило чувство  некого  равновесия и полноты  восприятия. Например  я  стал чувствовать чужое  нездоровье как  диссонанс в  мелодии тела. Да, стоило  сосредоточить внимание  на  конкретной  личности, как в  сознании возникал некий  музыкальный  аккорд. Гармонично и без  искажений он  звучал у Ольги, Степаныча и В.С и конечно  же  у  собаки, только  у  нее  он  был более слабым. Еще  следует  отметить, что кроме  холодка в  голове, появился его  аналог, только  теплый как  знак  поощрения после  хорошо  выполненной  работы. Правда, что  значит  хорошая или  плохая  работа было  абсолютно  неясно.

Как  то  незаметно наступила  весна, снег  почернел и обнажилась  земля. Залежи высохших стеблей  чертополоха, всяких  колючек и пучки  прошлогодней  травы неприятно  напомнили руины и развалины. Возле административного здания на  двух могучих, старых тополях  активизировались  стаи  воронья, орали и гадили вниз. Иногда эти  эскадры  дружно  поднимались в воздух с  почерневших  ветвей и совершали  облет  своих  владений, оглушительно  галдя и шарахаясь из  стороны  в  сторону. Раскисшие улицы превратились в  непроходимые  болота, покосившиеся заборы ощерились  частоколом пьяных  жердей торчавших  вкривь и вкось. С  крыш  домов сошел  снег, обнажив бугры и впадины покрытий. Всего в  поселке  проживало или  точнее  доживало  свой  век пятьдесят  три человек, самому  молодому  было  за  сорок, пожилому далеко за  восемьдесят. Над  всем  этим место-обиталищем витал  дух  запустения и полнейшего  развала. Но  однажды по  домам прошлись четверо  человек, трое  мужчин и девушка. Двое из  них  были  местными, их  помнили  еще  мальчишками, еще  двое были довольно  молодыми, но  все равно  пришлыми  чужаками, их  встречали насторожено и с  опаской, на  вопросы отвечали односложно и скупо. После их визитов все  переменилось  за  одну  ночь. Наутро старики почувствовали себя совершенно здоровыми и отдохнувшими за  ночь. Те,  кто  накануне злоупотреблял, наутро  не  обнаружили у  себя  признаков похмелья и вызванного им  нездоровья. Мало  того, внутри  домов была нереальная  чистота и порядок. Если у  кого то  дома был склад  всякого хлама и залежи мусора, то все  это  куда  то подевалось. Впрочем не  было  никаких  изумлений и потрясений, у людей было приподнятое  настроение и ощущение своей  нужности и полезности  кому  то или  чему  то. Почти на  всех  придомовых участках кипела  работа, люди энергично  принимались за благоустройство и удивлялись, как  это они  дошли  до  жизни  такой. Но  это  была  прошлая  жизнь.

Ветви деревьев на  которых  обитало воронье  сообщество  сегодня  были  пусты, привычного ора не  было  слышно, все  пернатые за ночь  переместились на  участок возле  одного из  домов и теперь неподвижно  и молча сидели,  уставясь на  стену  дома,  рассматривая то, что видно  было  только  им. Перья и клювы птиц медленно  светлели, приобретая  серебристо  серый  цвет, попутно сами особи  стали  крупнее. Рядом со  стаей полукругом чинно  сидели  несколько  дворовых  собак и кошек, перед ними неподвижно  сидел крупный  пес серой  масти  со светящимися глазами. Шерсть  животных тоже  светлела и неярко  серебрилась. Когти  на  лапах  удлинились и почернели. Все  это  происходило  в  полной  тишине нетипичной для  такой  ситуации. Еще  все  животные  и  птицы выглядели  здоровыми и спокойными, как бы зная что  так  и  должно было  быть.

Кто то  неглупый сказал, что любой, даже  идеальный  план хорош  до  первого  столкновения  с  реальностью. Мои недавние  намерения  найти  спонсора накрывались  медным  тазом. Несмотря  на  усилия  Ольги, зарегистрировавшейся  в  нескольких сетях и усиленно мониторившую  информацию по нашей  проблеме, ничего и никого  найти  пока  не  удавалось. Видно  это  было  личной, конфиденциальной  информацией не  для  общего  пользования. Личных  контактов  тоже  не  завязывалось, все  больше извращенцы, маньяки и вымогатели  с  кидалами. Д и наивная  идея, что  сюда кто  поедет даже  за  гипотетическим исцелением, тоже  уже  не  казалась осуществимой. Идею  подала мне Ольга. Она  рассказала  о  своих  снах-путешествиях и напомнила о артефакте  на  задней  стене  дома. Мы  устроили импровизированное  совещание на  эту  тему и идея была  признана  заслуживающей внимания. Конечно  мы  понимали, что  идея  достаточно  безумная, весь  вопрос в  том, насколько  она  безумна, чтобы  быть  верной. Требовалась проверка. Была надежда, что Ольгины  сны могут  стать поисково-направленными, мне, к  сожалению, ничего  такого не  снилось. Женский  склад  характера более  интуитивен и эмоционален, может  это и  требовалось. Итак,  мы  сидели  вдвоем, тесно  прижавшись  к  друг  другу  перед  стеной, когда то  нас сделавшей  буквально  единым  целым. Как  всегда там  светились  разноцветные  пятна, центральная  область пульсировала оттенками  от  серого  до  черного, но  ничего  не  происходило. Наверное задача  для  артефакта  была невыполнимой, а  может мы не  сформулировали вопрос  должным  образом. Да и как  его задать, если  мы  сами не  знали, чего  нам  надо, или  вопрос  был  слишком  осознанным без  эмоциональной  составляющей. Насколько  нам  было  известно, решающим фактором были  чувства. Любовь, гнев, страх, сострадание. А здесь просто  прагматичное желание иметь  информацию и все. Единственным  результатом было  понимание, что  артефакт не  поисковая  система, типа  задал  вопрос  получил желаемый  ответ.  Да и сама идея была сырой и какой  то  непродуманной. Разочарование, это  тоже эмоциональное состояние и если  оно достаточно  сильное, то  реакция  все  же  последовала. Стену покрыла разноцветная  рябь как ответ  на  расплывчатый  вопрос  и только. Нужна была  более  безумная  идея с  эмоциональной  окраской.

Мне  впервые  приснился сон с определенным  смыслом, сначала это было  просто  мельтешение цветных  точек. Иногда точки концентрировались  в  пятна, затем  снова все  перемешивалось. Постепенно хаотичное  движение  точек упорядочилось, теперь они смещались куда  то  вниз, сверху возникали  новые и тоже  ползли по подобию  плоскости вниз. Конечно термин плоскость условен, но  явно  появилась  какая то  определенность. Иногда появлялись  более  крупные точки, почти  пятна в  хорошо  очерченными краями, потом быстро  теряли  очертания  и расплывались. Затем появилось какое  то фрагментированное изображение, состоящее из  точек и пятен  разного  цвета. Изображение  было  нестабильно, все  время  меняло  очертания, хотя  и в  небольших  пределах. Постепенно оно  поблекло, расплылось и я  проснулся. Голова Ольги уютно  устроилась  на  моем  плече, рука у  меня  на  груди, согнутую ногу она  по  хозяйски забросила  на  меня. На губах лежал  отпечаток  легкой улыбки, брови  были  слегка  приподняты как в знак радостного  удивления. Она медленно  подняла  веки, зеленого цвета  глаза  еще  были  затуманены недавним  сном. Уложив голову  поудобнее на  моем  плече, Ольга  легко  вздохнула и прошептала.  Милый, мне  приснился странный  сон, не  просто кусками  как  раньше, а  как целый  фильм. Я шутливо спросил, мыльная  опера или  мелодрама со  счастливым  концом? Нет, это  было  какое  то  место  в  горах, кристально чистый  воздух, белоснежные вершины и первозданная  тишина. Там  был  очень  старый  человек, белобородый и с  длинными  седыми волосами. Он  позвал  нас  с тобой к  себе  в  гости.

Как мало  надо  женщине  для  счастья. Любимый  человек, дом, дети и заботы обо   всем  этом. Все в  принципе  правильно, мужчина воин и добытчик, женщина  хранительница  очагов. А  еще  ей  не  нужен  холодный  аналитический  ум и построение логический  связей  на  перспективу. А  эта  самая  перспектива была  не  очень  обнадеживающей. Соединив  воедино  собственные мысли и  кусочек  женской  интуиции в виде ее  сновидения, я  сделал непротиворечивый  вывод из  всего, о  чем  думал  последнюю  неделю. Ничего  хорошего из  того, что  я  задумывал, типа анклава со своей  специфической моделью, скорее  всего  не  выйдет. И  не  потому, что  мы  вдруг  передумаем, а  просто в  силу  того, что  люди не  готовы  к  такому. В  сказки  верят  только  дети  и то  недолго. Мне  вспомнились произведения двух  мною  уважаемых писателей  братьев, где прогрессорство  потерпело  неудачу именно из за  этого.  А именно из за  неизжитого  пещерного  эгоизма человеческого  общества,  сжигающего  на  кострах и распинающего  на  крестах радетелей за счастье  для  всех  даром.  Костры  и  кресты  прошлых  времен превратились в  элементы обструкции и гонения современными  средствами. Зависть, алчность и тщеславие  правят  миром. Откуда  у  меня  такие пессимистические  настроения, может  это следствие построения  целостной  модели  будущего. Мне  это  не  нравилось, но  с  другой  стороны бесплодно положить жизнь  на  алтарь веры  в  светлое  завтра в  отдельно  взятом  населенном  пункте, не  нравилось  тоже. Возможно  мы  сделали  ошибку  форсировав  события  и сделав  горстку  людей  немного  счастливее. Во всяком  случая я  более  подготовлен  к  возможным  неприятностям, чем месяц  назад. Конечно  идти  на  открытый конфликт  с  обществом  не  следует, задавят  массой, завалят  трупами. Вспомнился рассказ Ольги, о том, что  произошло в том  отеле после  моего  отъезда, а  именно эта  баба администраторша. Если  абстрагироваться от личных  впечатлений, то  следует  вывод, что  часть, возможно  большая  часть, людей  невосприимчива к  воздействию фактора  влияния. И еще  этот  лысый и безбровый  мужик  когда  то  стрелявший  в  меня сквозь  оконное  стекло. Его не  затронули  перемены  инспирированные  нами. И таких подавляющее  большинство. Дальнейшие мои  действия в этом  направлении  приведут к  расслоению  общества по  понятному признаку  с  последующей  конфронтацией. Очень  возможно, что  так было раньше и может  не  один  раз. История содержит множество фактов когда  выдающиеся  личности  опережали  свое  время на научном, политическим или  военном  поприще. Но также нет  свидетельств о благополучном завершении  их  миссий. Почти  все  они удостоились  крестов и костров или  добровольно ушли  из  жизни, не  выдержав  ответственности. По  видимому добровольной передачи  фактора влияния тоже  не  было. Все  было спонтанно и по  воле  стечения обстоятельств. И  как попал в  тело зверька такой лакомый  ресурс, видно другой  хранитель не нашелся в  нужный  момент.  Редкостное  сочетание моего  очень  специфического состояния сознания и нужное местоположение тогда на дороге  в  никуда  сложились  для  меня  более  чем  удачно. Может  это  было  единственное и непременное условие акта  передачи. Очень  вероятно, что с  нами  будет та же  история, что и с  предшественниками. Я  не  претендую  на  роль благодетеля  человечества, да и нет  у  меня могучего  интеллекта и стимула в  виде  властолюбия или  фанатизма. Я  почти  обычный человек, может только несколько  наивен и верящий  в  чудо. Может и есть  где  на  планете места, где можно  реализовать свои  наивные  идеи, но  это  точно  не  здесь. Может их  вообще  нет и любому  носителю  дана  возможность  это  проверить, но  только  один  раз. Надо  отправляться  на  поиски земли  обетованной. К  счастью  я  не  один, будет  легче или  сложнее, время  покажет. Нужно покинуть  это  место, пока не  наделали  слишком  много шума и не  вызвали нездоровый ажиотаж. В  голове потянуло  холодком тут сменившимся теплым  дуновением. Скорее  всего я был прав в  своих выводах.

Денис, представляешь, Ольга  нашлась!  Совершенно  случайно в  социальных  сетях нашлась. Вроде бы  где то  совсем  недалеко, описание  местности совсем  как  у  нас. Да, дядь Миша, я  тоже  кое что  накопал. Дома  она  не  появлялась, заявлений о  розыске не  было, некому  было  побеспокоиться. Я  уверен, что  она в  этом поселке, помнишь  мы это  обсуждали. Еще думаю, что  наш  фигурант  тоже  там и она  с  ним. Согласен, Денис, надо  ехать  к  ним, только  что  ему  и ей  сказать, зачем  мы им  нужны? На  месте  определимся, по  крайней  мере  нужна  ясность.

По  довольно  разбитой  дороге или  направлению, как  кому  покажется, неторопливо ползла  гордость  отечественного автомобилестроения в боевой  раскраске доблестных  органов  правопорядка. Денис  позаимствовал этот танк на  службе, мотивируя свои  намерения, необходимостью  проверки  заявления одного  из  местных  жителей. Заявление  устное, изложенное  по  телефону и  попавшее  прямо  по  адресу, то есть прямо к  нему.  Заявление  было  довольно  бредовым и изложено  человеком  в  изрядном  подпитии. Официального  хода  можно было  пока  не  давать, но  проверить факты  следовало.  Ямы сменялись колеями, колеи  ямами, а  недалеко  от  поселка вообще  пришлось  форсировать канаву с  грязной  водой по  самые  фары. Успешно  преодолев  трудности, машина  остановилась и водитель  с  пассажиром  вышли передохнуть и осмотреться. Дальше  дорога  была вполне  сносной и уже  виднелись контуры  построек. С  вершин  двух полу засохших  деревьев  в  центре  поселка снялась  стая  каких крупных  пернатых и целеустремленно  стала приближаться  к  одинокой машине. Вскоре мужчины  смогла  рассмотреть отдельных  особей, необычайно  крупных и со  странной  окраской. Их  намерения были  пока  неясны, но  носили  явно  агрессивный  характер. Люди  поспешно забрались  в  машину и стали  наблюдать  за  происходящим. Приблизившись, стая  птиц разделилась, большая  часть стала нарезать  круги вокруг  автомобиля, а две  особенно крупные  нагло  уселись  прямо  на  капот, еще  одна  или  несколько приземлились  на  крышу. Вблизи они производили странное  впечатление. Несомненно  это  были  вороны, только  вдвое  крупнее обычных и их  оперение отливало  тускло серым  цветом. Мощные  клювы угольно  черного  цвета и такого  же  цвета длинные, загнутые  когти  на  лапах, несли  в  себе  угрозу незваным  гостям. Самый  крупный  экземпляр  сидел  прямо  перед  лобовым  стеклом и рассматривал  людей, то  одним  то  другим  сверкающим  глазом. Людям  было  страшновато, уж  больно ситуация  была угрожающей. Денис  невольно потянулся  за  табельным  оружием. Вожак  стаи  издал  громкий, хриплый  предостерегающий звук и и провел лапой с устрашающими  когтями  по  капоту, оставив  глубокие  царапины  на  металле. Одновременно этот  летающий  монстр  долбанул клювом  в  лобовое  стекло, оставив  на нем звездообразную  отметину. Наверху  послышался  скрежет и визг  раздираемого  железа. Парень  осторожно  положил руки  на  руль, а  мужчина  постарше  тихо  сказал. Денис, без  резких  движений и оружие  не  трожь.  Впереди на  дороге  показался какой то  крупный  зверь, быстро  приближающийся  к  машине длинными  прыжками. Вблизи  это  оказался  очень  крупный  пес  серой  масти со  вздыбленной на  вид  жесткой  шерстью  на  загривке. Он  был  настолько  велик, что  заглянул  в  окно  автомобиля  не  вставая  на  задние  лапы. Неторопливо обойдя  машину вокруг, пес  уселся  прямо  на  дороге, всем  своим  видом  демонстрируя  нежелание  кого то  пропускать. Впереди на  окраине  показались  еще  несколько  крупных  силуэтов и  стали  медленно  приближаться. Справа  из  кювета  выскочил еще  один  зверь помельче и прыгнул прямо  на  капот. Вид  у  него  был  как  у домашнего  кота, но очень  здоровенного, вздыбленная  шерсть  делала  его еще больше. Склонив  лобастую голову, он  пристально  поглядел на  людей, поднял  переднюю  лапу и медленно  провел когтями  по  стеклу оставив  глубокие отметины. Ситуация была  дичайшая, но  смысл  понятен, их  не  хотели  здесь  видеть.

Михаил Петрович, что  это  было, что  вообще  происходит, сухо и холодно  произнес  молодой  человек. Во  что  вы  меня  втравили. Внутри  него ворочался  холодный комок  пережитого  страха и колюще обидное  чувство ревности. Надо спасать девушку, если  такие  страшилища  нас  встречали, то  что это  за  их  хозяин  и повелитель. Теперь устное  заявление  какого то  придурка получило фактическое  подкрепление. Молодость, ревность и горячность  плохие  советчики, но значительный  побуждающий  фактор. Еще  прибавилось  негодование вызванное  явным  фактом нападения  на  представителя  органов  власти, порчи  казенного  имущества и препятствование  исполнению  служебных  обязанностей. Впечатления  от  рассказов своего  второго  отца  было  смыто  служебным  рвением и жаждой  деятельности, подогреваемые  ревностью  и  обидой. Развернув  машину, Денис  направился  обратно в  город. Он  знал, что  ему  делать  дальше. Михаил Петрович молчал, он  как  бывший мент  понимал, что  будет  дальше и очень  сожалел  о  своей  ошибке.

С  околицы  поселка мы  с Олей в  подробностях  рассмотрели  все, что  происходило на  дороге. Это  было  начало  того, о  чем  я  думал  последнее  время. Наша  спокойная  жизнь, как и наша  миссия  заканчивалась. Слишком  уж наши намерения противоречили социальным  устоям  общества, абсолютно  не готовому к подобным  чудесам. Вернувшись  домой, мы  подробно  выработали  линию  поведения и обозначили  дальнейшие  действия. Как  бы  то  ни  было люди  в  поселке  не  смогли  бы  защитить ни нас, ни  себя от репрессивной  машины  государства. Государственные  умы всегда  полагают, что  если  невозможно возглавить или  использовать, то  надо  уничтожить. И  обязательно не  только источник, но и зачистить результаты  его деятельности. Посетив здание  поссовета, мы рассказали  наши  друзьям все  что думали. В кабинете  воцарилось физически  тяжелая тишина. Затем мужчины  встали и Петрович, положив  руку на  плечо  своего друга, произнес. У нас  нет  слов, чтобы  выразить степень нашей  благодарности за  вашу  попытку  сделать  нашу  жизнь  лучше. Также невозможно  словами объяснить всю  глубину нашего  сожаления и безысходности. Слова  лишь  тень настоящих  чувств и бедны  смыслом. Мы  понимаем, что  вы  совершенно  правы и одобряем  ваше  решение, как  и  все, кому  вы  помогли. Люди  всегда  будут  помнить  вас и  сожалеть  о  вашем  уходе, чтобы  с  нами или  с  вами  не  произошло. От  имени  всех обещаю  вам  никому  и  никогда  не  раскрывать  вашей  тайны и всегда  помнить  вас. Слова  были  искренни  и от  души, я  это  чувствовал и тоже  очень  сожалел о своих  несбывшихся планах, но  такова  действительность. Вернувшись домой, мы  стали  собираться  в  дорогу, пока  еще  было  возможно. Каких  либо вещей  и багажа у  нас  не  было, немного  денег и все. Выйдя  из  дома, мы  прошли  на задний  двор и стали  напротив стены  дома. Сожаление  о  несбывшемся, решимость и сознание  неотвратимости грядущих событий вызвали ответную  реакцию  артефакта. Помедлив, стена пришла  в  движение. От стены  отделилась легкая  дымка, пронизанная  цветными  искрами, собралась  в  рой  или неровный  шар и окутала нас с  ног до  головы, затем втянулась в  одежду, волосы и кожу и пропала из  виду. Артефакт принял  наши  намерения и остался  с  нами. Из за дома  вышел  наш  пес, что  то  неся в  зубах. Это были  пять  крупных птичьих  яиц в небольшом мешке из  травы и мелких  веток. Вслед  за  собакой из  за  дома  вышел маленький  котенок  серого  цвета и уселся  рядом  с  псом. Некоторое  время мы  все  молча  стояли как  бы  прощаясь с  нашей  жизнью здесь, затем Ольга наклонилась и  взяла  котенка  на  руки, я положил  руку  на  голову  пса и взял  у  него  травяной мешочек. Мне  снова  предстояла  поездка  в  никуда, только  я  был  уже  не  один. Ольга, пес, котенок, машина и моя  будущая  стая. Нам  предстояла дорога в  неизвестность, но  мы  были  вместе.  

Через  несколько  дней в  поселок  въехала колонна  автомобилей. Полицейский уазик, большой  черный  внедорожник и автобус в  камуфляжном окрасе. Они проследовали к  административному зданию и остановились  рядом. Из  УАЗа выскочил  молодой  парень и  взволнованно  зашарил  взглядом  по  толпе  людей, молча  стоявших у  здания. Впереди  группы  людей находились  двое моложавых  мужчин, очевидно представителей и переговорщиков. Из  внедорожника  неторопливо  выбрались  двое  солидных  мужчин, один в  форме  полковника, второй  в  гражданке, одетый  дорого  и  с  претензией  на  роскошь. Из  автобуса выскочили  десятка  два военнослужащих в  спец обмундировании, вооруженных и в  масках  скрывающих  лица. Обе группы  людей  молча  стояли напротив, только  молодой  парень  в  форме  продолжал лихорадочно искать  кого  то  взглядом. Была  еще она  группа  участников  событий, на ветвях деревьев так  же  молча  сидела  стая  крупных птиц с  серым  оперением и черными  клювами. На  другой  стороне улицы  мелькали  серые  тени  каких  то животных, то ли  собак, то ли  волков. Довольно  долго  висела тягучая  тишина, затем ее  нарушил  громкой голос мужчины в  гражданский  одежде, требовательный  и  нетерпеливый. Ну  и  где  они? Откуда  то  сбоку  выскочил лысый  мужичонка и захлебываясь  от  нетерпения, брызгая  слюной, завопил. Я, я  все  знаю, все  расскажу! Представительный  мужчина в  форме ожил, откашлялся и громко заявил. Так, здесь  остаются свидетель, и  представители  администрации, остальных  попрошу  разойтись  во  избежание, публичные  мероприятия без  санкции  запрещены. Акции  неповиновения будут  пресекаться  согласно  закону. Нарушители  будут  привлекаться к  ответственности. Попытка  сопротивления выполнению воинского  долга будет  приравнена  к  экстремизму. Всем, все  ясно? Расходитесь, не  то  будем  применять  силовые  акции.

В кабинете главы  поселения  сидели  четверо  мужчин, двое  держались  со  спокойным  достоинством, полковник  скучающе брезгливо оглядывал окружающую  обстановку, гражданский нетерпеливо и  требовательно  уставился на  двух  друзей. Лысого допрашивал  в  приемной молодой  парень. Итак, я  спрашиваю, где  они. Скрывать  что  либо не  советую, тут  государственное  дело. Хозяин  кабинета и Петрович переглянулись и почти одинаково  подумали, прав  был Алекс, как  наперед  знал. Теперь  им  надо  было  держаться  выработанной  линии  поведения и отвечать  на  вопросы не допустив  ошибок. В.С. спокойно  ответил, их  здесь  нет, уехали  вчера, ничего  не  оставили, дом  пустой, задержать  не  было  никакой  возможности. Чем  они  здесь  занимались? Просто  пожили  месяц все, дом  куплен официально, документы  в  порядке. Гражданский  немного  успокоился и спросил, поморщившись, а народ почему  так  выглядел, прямо  как  с  курорта? Не знаем  мы, вечером  было  как  обычно, а  утром как  сейчас. Так, а эти  собаки, кошки и вороны откуда? Так  они  как  и  люди  поменялись  за  одну  ночь. Ага, а  вот  этот  гражданин утверждает, что они  колдуны и подозрительные. А этот наш  местный  алкаш и с  придурью, еще  и  не  такого  нараскажет. Полковник встал и вышел  в  приемную. Ну  что  тут у  вас? Ничего  существенного, несет  какую то ерунду  про  пришлых  колдунов, глаза  пучит, слюной  брызгает, дебил  не  иначе. Не  тебе  выводы делать, знай  свое  место. Из  кабинета  вышел  гражданский и с  досадой произнес, пустышка  по  видимому или  хорошо  скрывают  что то. Так, этих  двоих  забираем  с  собой, лысого  придурка  тоже, у  нас  все  расскажут, главное  правильно  спрашивать. Они  переглянулись и заржали, не  обращая  ни  на  кого  внимания, они  были  выше  каких  то  плебеев. А с этой  историей пусть следователи  разбираются, может  чего и нароют. Двое  мужчин спокойно  сели в  обезьянник  в  задней  части автобуса, а  лысого  пришлось  пару  раз  приласкать по голове  дубинкой и затолкать  туда же. Начальство  село  во  внедорожник и отчалило  к  благам  цивилизации, воины погрузились в  автобус, только Денис подозревал, что  все  не так  просто. Он  никогда  не  узнает всей  правды.

Серый  внедорожник  неспешно перемещался по  довольно  оживленной  автостраде, почти  не  выделяясь  из  потока и не  нарушая  правил  дорожного движения. Путь его  пассажиров вел  к  одному  из  больших  городов, где  можно  было  затеряться и выждать  время. Разыскивать  нас может и не  будут, но  меры  предосторожности не  лишни. В  большом  городе, где  соседи по  многоквартирнике зачастую не  знают друг друга или  скорее  всего  маленький  домик в  пригороде в  любом  состоянии. Степаныч нам  передал небольшую  сумму  денег, собранных  жителями  поселка, якобы  выкуп  за  дом. Отказаться  было  невозможно, ведь  от  чистого  сердца. В машине  была  особенная  атмосфера, котенок  свернулся  клубочком на  руках  у  Оли, пес  чинно  восседал на  заднем  сидении, бдительно  посматривая  по  сторонам, там  же  лежали  птичьи  яйца. Мне  было  хорошо, я  был  не  одинок и среди  преданных  друзей. Иногда по  стеклам  пробегали  неяркие цветные  искорки, передняя  панель мягко  серебрилась, иногда усиливая  свечение. Фактор  влияния, он  же  артефакт, тоже  был  с  нами. Осталось без  приключений добраться до  места  назначения, купить  неприметное  жилье и опять  затаиться  на  время. Впереди  показался  пост блюстителей  порядка, машина  с  люстрой на  крыше и одинокая фигура полицейского с полосатым  инструментом в  руках. Инспектор сделал  пару  шагов к  дороге и махнул жезлом в  сторону  обочины. Я включил поворотник и  стал  притормаживать. Неясное  чувство  тревоги возникло  в  сознании, панель приборов  почернела, пес  насторожился, проснулся  котенок. Оля успокаивающе  положила ладошку мне  на локоть и улыбнулась, все  будет  в  порядке. Машина  остановилась на  обочине, не  ближе и не  дальше  чем  следовало, придраться  при желании  было не  к  чему. Но внутри меня таилось  сомнение, не  подали ли на  нас  в  розыск, всякое  могло  случиться  за  прошедшее  время. Подошедший к  машине хозяин  волшебной  полосатой палочки, наклонился к  окну, рассматривая пассажиров. Я  опустил  водительское  стекло  и спокойным  тоном спросил в  чем  причина. Хорошо, что  я  предусмотрительно нацепил  темные  очки, маскируя  цвет  глаз. Полицейский спросил о  месте  назначения и поинтересовался, почему  собака не  в  наморднике, он  явно искал  повод  придраться. Но  похоже мы  все таки не  были  фигурантами ориентировок. Наверное  он  хотел  развлечься за  нас  счет или  был  не  в  настроении. Но, натолкнувшись, на  взгляд  Ольги, заулыбался, подтянулся и с удовольствием пялясь на мою  женщину, пожелал  нам  счастливого  пути, козырнул  и  отошел, жестом  разрешив  движение. Я  тронул  машины, влился  в  поток и с  неудовольствием  подумал, что  мы только  что оставили  след. Может  я  излишне  подозрителен, но  здоровую  паранойю никто  не  отменял. Скоро  мы  будет  на  месте, в  большом  городе  никому  нет  дела  до  окружающих, если  особо  не  выделяться  из  толпы. Оля погладила  мою  руку, лежащую  на  руле и улыбнулась, все  будет  хорошо. Ее улыбка предназначалась  мне и только  мне. И  так  будет  всегда.


 4.           

В большом кабинете, обставленным с роскошью, но  несколько  аляповато и безвкусно,  неторопливо  вели  беседу  двое  мужчин. Оба  сделали  карьеру  и  обросли связями еще  в  партийно-номенклатурном  гадюшнике, осуществлявшем руководящую и направляющую роль. Нынешнее  время пошло  им только  на  пользу, прошлая  близость к  вершинам власти, дала  возможность    неограниченного  обогащения, а деньги дали новые  связи и новые  возможности. Они  были  бы довольны  своим  положением, если  бы  не  одно «но». В архивах их семей хранилось  несколько документов и дневников с весьма  интересной  информацией  оставленной в  наследство потомкам до лучших времен. В них  упоминалось, что в лесу, на краю  болота был расстрелян человек по приговору ревтрибунала как  активный  враг  народа. Но  не  как рядовое убийство, а как  вынужденная  мера, поскольку даже  под  угрозой расстрела, он  отказался  поделиться  некой  тайной, касающейся особ принадлежавших  к  правящей  династии Российской  Империи. Убийцы  несколько  раз посещали  это  место, приводя  туда специалистов самых  порой неожиданных  профилей, даже  священнослужителей и деревенских  знахарей. Конечно  же все  кто  не  имел  особого  доступа  к  ключевой  информации, там  же  и оставались, а именно в  виде  трупов и корма  для  болотных  тварей. Что  конкретно там  происходило  и в  чем  заключалась роковая  тайна эти  существа с горячим  сердцем и холодной  головой не  доверили  даже  собственным  потомкам. Смутно  упоминалось о каких то невообразимых способностях и невиданных  перспективах. Последний из  этой  компании убийц , окончательно  спятив, потребовал  от  отпрыска отвезти его  на  то  место, пристрелить и сунуть  в  болото. Сынок, имея такую  же  холодную  голову, как  и папаша, равнодушно  пожав  плечами, выполнил  требуемое и, плюнув   вслед  папаше, выкинул  все  это  из головы. Надо  было  делать  карьеру и бороться  с  контрреволюционной нечистью ибо в  семье пламенного  убийцы, мог  вырасти только  такой же пламенный. Внуки, однако, были  более  дальновидными и себе  на  уме. Традиционно  сделав  карьеру в  Органах и получив то, что  имели  сейчас,  имея  неограниченный  доступ  к  архивам  определенных  служб и связав воедино несколько  фактов, они поняли, что  в этой  всей  истории есть  практический  смысл  и перспектива. То, что безуспешно ждали  их  папаши  всю  жизнь, случайно  досталось  какому  то  лоху, случайно  оказавшемуся в нужное  время  в  нужном месте. Требовалось  восстановить  справедливость и вернуть  себе, то, что  у  них  нагло  украли. Вора  надо  было  ликвидировать и зачистить  свидетелей и соучастников. Побывав  на  месте  преступления, в  захолустном  поселке, правда  с  опозданием, они  смогли  оценить крайнюю ценность для  себя вещи украденной  у  них каким то  мутным  типом, не  облеченным  особым  доверием начальства и соответствующих  органов. Кое что  они, конечно, поимели. Лысого  стукача, взахлеб  верещавшего  о  немыслимых  событиях, двух  угрюмых  мужиков  неопределенного  возраста не  сказавших  ничего  особенного и собственные  наблюдения вызвавшие у  них  живой  интерес. Оказалось, что  их  предки  были  не  совсем  спятившими и  умели делать  правильные  выводы. Правда до практической  реализации  дело  не  дошло, не  с  теми  методами к  такой  проблеме. Ну  ничего, у них  получится, воспитанные  в  духе социалистического  реализма, имея деньги, нажитые  капиталистическими  методами и погоны с большими  звездами, нажитые  непосильным трудом, они считали, что  более  достойны всяких  благ, привилегий и возможностей, чем какие  то  простолюдины. Что  касается их самих, то  это  были ухоженные, упитанные, солидные  люди. Правда, внешний  вид малость  подкачал. Полковник имел   выпученные глаза, мясистый  нос и вечное  брезгливо-недовольное  выражение  лица. Второй  имел  несколько  демонический  облик, изломанные  смолянисто-черные  брови, близко посаженные маленькие  черные  глазки и вечно  алчное и несколько  фанатичное  выражение. В  общем  колоритная  парочка, достойные  потомки своих,  свихнувшихся на  почве  классовой  борьбы, овеянных славой и бесславьем, предков. О  них мы  еще  услышим.


Мы, наконец, добрались  почти  до  места, многомиллионного города, где  можно  без  проблем затеряться  на время  или  навсегда. Теперь  надо определиться с местом  пребывания, регистрацией и документами, поскольку  наши  несколько  не  соответствовали  нашему  истинному обличью. Особенно я, значительно  помолодевший и  совсем  не  похожий  на  себя  прошлого. Сменив  документы, вплоть  до  изменения персональных  данных, можно было  рассчитывать  на  надежное сохранение  инкогнито. Также  надо  было проделать  подобное  с  документами  на  машину и гос номерами, а  пока  нужно где  то  ее  спрятать. Тщательно  просеяв информацию в  сетях и городской  прессе, мы  выбрали  небольшой гостевой дом на  окраине с гаражом. Хозяйкой оказалась  довольно приятная женщина  средних лет с  несколько  старомодными  манерами и речью, меня  назвала сударь, а  к  Ольге  обращалась  исключительно барышня. Так же  присутствовала  молодая  девушка, довольно  худенькая и с  каким  то  страдальческим выражением большеглазого  лица. Все  переговоры касаемо  оплаты  и условий  проживания  вела Ольга. Видимо  хозяйкам мы  понравились, Оля  вела  себя  со  скромным  достоинством,  доброжелательно  улыбаясь. Я  держался  несколько  поодаль, сосредоточив особое внимание на  обеих  женщинах, мне  они  тоже  понравились, в  них  ощущалось какое  то  особое  воспитание без  манерности и тем  более  кокетства. Как я  имел  уже  возможность  неоднократно  убедиться, мне не встречались  еще  абсолютно  здоровые  люди. Воспринимаемое мною аккордовое звучание  тела наших хозяек звучало жуткими  диссонансами.  У старшей отчетливо  слышался  царапающее визжащий тон, локализованный  в  районе сердца. Самый  ужас  представился у младшей, каменно скрипучий  шорох, сопровождаемый резким  треском  рвущегося  полотна без  ясной  локализации. У  меня  не  было значительного  опыта  диагностики, во  всяком  случае  традиционного. Но я  решил заняться этим  вопросом позже, после  заселения. Загнав  машину  в  довольно  светлый  и чистый  гараж, который  хозяйка, забывшись,  назвала  каретным  сараем, мы  некоторое время  любовались картинным  сошествием  артефакта с  машины  на  стену  помещения. Серовато серебристая  вуаль  медленно  стекла с  кузова и равномерно  покрыла стену  от  пола до  потолка. Неяркие  цветные  пятна медленно  перемещались, центрального  серое  пятно  пульсировало  от  серого  до  черного  оттенка. Постепенно  стена  посветлела и  стала  однотонной. Две  маленькие  комнаты и крошечный  санузел  знавали  лучшие  времена, но  было  чисто и  опрятно. Пока  Оля  раскладывала наши  немногочисленные  пожитки, я  сидел в  весьма  удобном  кресле и слушал звучание  тел  наших любезных  хозяев. Хоть и  ослаблено, но отчетливо оно  слышалось  и  здесь. Ольга  понимающе и с  одобрением  посматривала  на  мои  манипуляции, как  всегда  одобряя их и молчаливо  поддерживая. Насколько  я,  чисто  по  дилетантски  разбираясь  в  строении человеческого тела  смог понять  состояние  здоровья  женщин, у  старшей  были  проблемы  с  сердцем. У  младшей  состояние  было  вообще  угрожающим, рак  крови, метастазы, истощение и слабость. Я поглядел на Ольгу, по  привычке ожидая  одобрения и поддержки. Она подошла ко  мне и успокаивающе положила  ладони  мне  на  плечи. Я закрыл  глаза, накрыл  своими  ладонями  пальцы  Оли и замер, вслушиваясь в  неслышимое  обычным  слухом. Это очень  приятно  ощущать  состояние  покоя, молчаливой  поддержки и  любви. В  таком  состоянии людьми овладевает чувство  сопереживания, сострадания и счастья, это  непередаваемо  словами. Воздух  вокруг нас  замерцал  серыми  искрами, слегка  закололи  кончики  пальцев. Какофония звуков  в  сознании стала приобретать более  упорядоченные  оттенки, диссонансные скрипы, шорохи, треск и фальшивые  ноты в многоголосье  мира постепенно затихали, уступая  торжеству  гармонии. Ладони Оли  ласково  погладили мои  щеки, легко  коснулись  губ. Теплое  дуновение возникло  в  голове, в  ушах  прозвучал  тонкий хрустальный звон, глаза  увлажнились. Наверное это  и есть естественное  состояние счастья, любви и понимания.

Мария Святославовна сидела  за столом в  гостиной и перебирала старые  фотографии и документы в  шкатулке. На фотографиях  были  запечатлены  мужчины, женщины  и дети давно  умершие, убитые или  пропавшие  без  вести. Мужчины в строгих  мундирах, женщины  в  пышных  платьях, дети в  старомодных костюмчиках или  форменной  школьной  одежде. Немые  свидетели и участники  событий  минувшей  эпохи. Женщина  любила  перебирать  документы, предаваясь  воспоминаниям, иногда  беззвучно  плакала, горько  сожалея, что  жизнь  так  несправедлива  к  ним. Вот и сейчас как  и  всякий раз, те  же  чувства, слезы и привычная  боль в  сердце, отдающая  в левую  руку  и под лопатку. Как  Поленька  без  меня  будет, совсем  еще  девочка и такой  букет болезней, не  иначе Божья  кара  за грехи  наши  тяжкие. Хотя  и  всех  грехов, так  это дворянское  происхождение и дружба с Ольгой Николаевной. Подруга детства и наперстница девичьих  тайн, живет  как  и она в  забвении. Проклятое  время немилосердно и несправедливо к  нам.  Как  долго это длится, почти  сто  лет  прошло, все  благодаря старому  другу  семьи, которого  убили какие то  пьяные мужики в кожаных  костюмах  с  наганами. Чтобы  отвлечься  от  невеселых  дум, Мария вспомнила  сегодняшних визитеров, снявших  на  неопределенный  срок гостевой  домик и каретник. Мужчина, которого  она не  очень  хорошо  рассмотрела, да  и воспитание  не  позволяло пристально  разглядывать  не  представленных ей  мужчин. Молодая  женщина, очень  красивая, какой  то  утонченной, гармоничной  красотой и хорошей, доброжелательной  манерой  поведения. Изумрудные, слегка  светящиеся  глаза, тонкие  черты лица и что  то  аристократическое  в  поведении. Ее  она  хорошо  рассмотрела, а  вот  мужчину  помнила  плохо. К  тому  же он  прятал  глаза за  темными  очками и держался  в  тени, возможно  болен. Что то  сегодня боль в  сердце  особенно назойлива, переволновалась  не  иначе. Не  часто  к  ним  обращаются такие  счастливые  пары  как  сегодня. Бесспорно  счастливые, достаточно  вспомнить женщину, мы  достаточно  тонко это чувствуем. Пожалуй  стоит  принять  пару  таблеток пока  боль не  стала  нестерпимой. Женщина встала и ,невольно  морщась,  пошла  к ночному  столику за  лекарством, но  не  дошла. Боль в  сердце  внезапно уменьшилась и исчезла  совсем. Мария  остановилась и с  недоумением прислушалась к  ощущениям, сердце  совсем  не  болело, прошла легкая  головная боль, неприятная тяжесть  в  спине и ломота  в  суставах. Горечь  во  рту  сменилась  свежестью, небольшое  неудобство  связанное  с  изменением  прикуса. Женщина осторожно  подошла  к высокому, старинному  зеркалу и замерла. В зеркале в  свободной, естественной  позе  отражалась  женская  фигура с прямой  осанкой, горделиво  поднятой  головой на  красивой формы  шее, лицо  с  тонкими  чертами, гладкой  кожей и большими, слегка  светящимися  глазами  небесно  голубого  цвета.  Аристократичная, матово бледная  кожа  лица, красивой формы  губы, нос  с  небольшой  горбинкой. Мария  смотрела  на  свое  отражение  как  зачарованная. Потом  спохватилась. Поленька, внучка! Летящей походкой  обогнула  стол и осторожно  заглянула в  комнату  девушки. Она  знала, что  внучка тяжело и безнадежно  больна, но  держалась молодцом, невзирая  на  периодические  боли. Дыхание  перехватило. Девушка лежала на  спине, дыша свободно и легко. Лицо  разгладилось, глубокие  тени  под глазами  медленно  таяли, волосы  посветлели и  блестели  в неярком  свете  ночника  здоровым  блеском. Легкая  улыбка  бродила  по  ее  лицу, делая  его  светлым и радостно удивленным  как  в  детстве. Неяркий здоровый  румянец отвоевал у  смертельной  бледности свое  законное  место. Мария тихонько отошла и вернулась  к  зеркалу, женщина  в  отражении  плакала, но не  горькими  слезами обиды  и  горя, а слезами  невыразимого  облегчения. Потом она  подошла к  окну, выходящему на  задний двор, и долго  смотрела на  гостевой  домик с чистыми, немыслимой  прозрачности  стеклами. Это  все  ей  было  знакомо и дорого, хотя иногда казалось сном. Слезы  медленно  катились  по  щекам, но это  были слезы облегчения. Губы  прошептали… Хранитель… Дождались….

Мы  проснулись  поздновато, домик  прятался в  тени  деревьев и нас яркие  лучи  солнца не  беспокоили. Я  открыл  глаза, еще  улыбаясь  своим  сновидениям,  и перевел  глаза на Олю. Она тоже  уже  не  спала и смотрела  на  меня с любовью и обожанием. Я вчера  чувствовала  твое  состояние, спасибо тебе, милый, что  ты  у  меня есть. Тебе  тоже  за  то  что ты  есть и мы  вместе. Некоторое  время  мы  еще  лежали и ни  о  чем  не  думали, купаясь в реке  счастья и любви. Немного  погодя, мы встали и одевшись, стали  строить  дневные  планы. Предстояло еще узнать  как  наши  хозяйки, впрочем была  уверенность, что  все  хорошо. Во  входную  дверь  тихонько  постучали, мы  переглянулись и я  пошел  открывать. За  порогом  стояла  красивая девушка, цветущего  вида, одетая  в  несколько  старомодное  длинное  платье с небольшим декольте. Радостно улыбнувшись, она сделала  изящный книксен  и смешливо  чопорно произнесла, сударь, бабушка  приглашает вас на  утреннее  чаепитие, не  извольте  отказываться. Я  пока развлеку вашу  спутницу легкой  беседой, хорошо? Отказать  такому  милому  созданию было  никак  не возможно и я в  тон  произнес, благодарю  за  приглашение, непременно приму  его. Девушка  проскочила  мимо  меня, на  миг  прижалась головкой  к  моей  груди и всхлипнула. Оглянувшись, я  с  улыбкой посмотрел на  девушек, они  уже  вовсю  щебетали о  своем о девичьем, а  между  ними на  диванчике  восседал подросший  котенок  серого  цвета с  голубыми  глазами и вертел  головой, слушая  их щебет. Мне  предстоял по  видимо  серьезный разговор и поэтому  я  приняв  соответствующий  вид, направился к  дому. Постучав в  дверь и услышав  приглашение  войти, я  переступил  порог. Ко  мне  стремительно  бросилась красивая  цветущая  женщина, одетая в длинное платье с серебряным  пояском на  талии, уткнулась лицом  мне  в  грудь и замерла. Я  слегка  растерялся, не  зная,  что  мне  делать  в  такой  ситуации. Женщина опомнилась, отступила  на  шаг и с  видимым  усилием взяла  себя  в  руки. Поскольку мы  не  имеем чести  быть  представленными  друг другу и нас  некому  представить, я  возьму  на  себя  смелость, сделать  это  сама, вы  не против?  Буду  польщен  оказанным  мне  доверием. Позвольте  представиться, княжна  Извольская  Мария Святославовна., для  вас просто  Мария. Я   ответил, что  в  целях  конспирации прошу  звать  меня  просто Алекс. Понятливо кивнув, Мария  жестом  пригласила  меня за  чайный  столик и , помолчав, сказала. Сударь, поскольку некоторые  формальности  представления  соблюдены, есть  просьба провести  беседу в  современной  манере, не  чинясь  и  называя  друг  друга  по имени. Алекс, я  догадываюсь кто  вы  такой и безмерно  благодарна  вам  за  внучку и за  себя и прошу  принять  меня и Полину  на  службу. Вам, несомненно  понадобится  помощь во  многих  делах, касаемых  документов, удостоверяющих  личность, хотя раньше  было достаточно  рекомендации уважаемых членов  общества. Но  таковы  нынешние  реалии. Мы не  будем  докучать  вам своим  присутствием, но  позвольте быть  рядом в  неурядицах. Я  слушал эту   утонченно учтивую  речь и просто  наслаждался  ситуацией. После  современной  казенщины  или фамильярного  обращения  современного  способа  общения, такая  речь  звучала  как  музыка, которую хотелось  слушать  затаив  дыхание. Кроме  прочего прошу  разрешения представить  вас одной весьма важной особе. Уверяю  вас, это совершенно  необходимо  сделать и не  терпит  отлагательств. Полина уже поставила  в  известность  вашу  спутницу, препятствий  не  предвидится. Внутренне  посмеиваясь, я  церемонно  выразил  согласие. Мария  сделала  пару  звонков и через  некоторое  время  к  дому  подъехал  большой  черный  джип  с  сильно  затонированными  стеклами. Демонстрируя светские  манеры, а  я  невольно  подстраивался под поведение провожатой, предложил  ей  руку. Она с достоинством  приняла  помощь и через  некоторое  время, мы  прибыли к небольшому  особняку в  старинном  стиле, располагавшемся в глубине  небольшого, ухоженного сада. Нас уже  ждали и мы  вошли в дом без  доклада. В комнате находилась  женщина, рассмотреть которую сразу в  полумраке не  получилось. Мария сделала  книксен, я  учтиво склонил  голову  в  легком поклоне. Ваше  Высочество, позвольте  представить… Я сдернул темные  очки с глаз в  изумлении. Ваше  Высочество? Хранитель?

Двое  старых  приятелей-конкурентов в  борьбе  за  наследство  своих  предков, которое  им никогда  не  принадлежало, собирались загнать, убить и ограбить случайного, по  их  мнению, обладателя или  носителя  тайны. Методы  планировались те  же, приговор,  вынесенный  заинтересованными  лицами, приведение его в  исполнение, предварительно  вырвав у  жертвы с помощью  пыток, все  нужное и ненужное. Ограниченное количество  участников, а  именно они  двое, чтобы  легче  было делить. Нужная  информация была  собрана, следы  ее были  удалены из  сводок, рапортов, архивов  камер видеонаблюдения, исполнители запуганы, скомпрометированы или зачищены старыми, добрыми  методами. Местонахождение  объекта  установлено,  правда  в  пределах  довольно  большого  города. Дело  оставалось  за  малым, изъять клиента, провести необходимые мероприятия, поделить  добычу и разобраться  между  собой. По  имеющейся  информации искомое не  было  материальным  объектом, а представляло  собой  некий  процесс или функцию, которая  может  передаваться  на  определенных  условиях. В дневниках предков об этом  упоминалось смутно и неконкретно, но они  намеревались  в  этом  разобраться. Присутствие  посторонних  лиц  не  допускалось, поэтому  нельзя  было  привлечь исполнителей и следовало сделать  все  самим, причем  бонус  доставался  тоже  одному, но  это  все  потом. Официально  провести  акцию тоже  не  следовало из  тех  же  соображений. Был  разработан  план  проникновения, обезвреживания и экспроприации. Объект представлял  собой небольшой  съемный домик  с гаражом, без  охраны и сигнализации, где  помещался мужик со  своей  бабой. В хозяйском  доме  тоже  были  две  бабы, поэтому все  было  предельно  просто. Инсценировка ограбления, изнасилование и полная  зачистка всех  кто окажется  свидетелем. В  общем  раз  плюнуть и растереть. Акция  была  назначена на  ночь, ближе  к  утру. Место было не  особенно  людное и народ жил не  особенно  общительный. В нужное  время наши  старики-разбойники  проникли на  участок и попытались пробраться в  дом  через  гараж. В гараже стояла  машина  клиента, к  слову очень  чистая  и ухоженная. Осмотрев пространство  помещения  приятели увидели  что  то по  видимому  нужное им. Одна  из  стен  была  покрыта каким то  составом, состоящим  из  пятен  разного  цвета и слегка неярко  мерцала, меняя оттенки, расположение  пятен и интенсивность свечения. Мужчины слегка  разочаровались, дело  представлялось  элементарным, содрать  со  стены то , что  там  светилось, грохнуть клиентов, инсценировать  ограбление и на  отходе проделать  то же  с  хозяйками  дома. Но  план  забуксовал с  самого начало, стереть, отскоблить или  как  то снять  со  стены  нужное им не  удалось, сниматься, скоблиться и сдираться эта  пакость  не  пожелала. Вдобавок  обнаружились непредвиденные  свидетели. Откуда то  из за  машины  вышел  здоровенный  серый  пес и уселся около  дверей во  внутренние  помещения, на  крыше машины  нарисовался  серый  же котяра и стал  пристально наблюдать  за  налетчиками. Вверху  на  балке  завозилась крупная летающая  тварь, вроде  ворона. Нужно  было  переходить к  плану Б.  Достав из  экипировки оружие  с  глушителем, грабители  неудачники, попытались  пустить  его  в  ход. Но  оружие матово блестя  воронением вдруг  приобрело серый  цвет и объявило  забастовку, клинки  ножей  тоже  отказались  покидать  ножны, посерев  от возмущения. Затем центральная  часть  стены  налилась  угрожающей  чернотой, одежда и экипировка незадачливых  грабителей  осыпалась легкой  пылью, волосы  на  их  глупых  головах пропали, сами  они превратились в  сморщенные  мумии и тоже  осели  на  пол по  ходу  дела рассыпаясь серым  порошком. Вскоре  ничего не  напоминало о  чьем  то  нежелательном присутствии. Все  происходило  в  полной  тишине, ибо  хранителя и его  женщину нельзя  было  беспокоить. Кот  презрительно  фыркнул, пес  лениво  зевнул, ворон  щелкнул  мощным клювом, стена  посветлела. Так  закончилась жизнь и карьера двух  последних  представителей славных  родов борцов за  народное  счастье. Больше  о них  никто и никогда  не  слышал. Пропали и все.

В комнате  старого особняка висело  ошеломленное  молчание. Хозяйка  потрясенно  смотрела на  гостя, гость с не меньшим  потрясением разглядывал женщину в  высоком  старинном  кресле. Первой пришла  в себя Мария, она  негромко  кашлянула, разряжая  обстановку и продолжила. Ваше  Высочество позвольте  вам  представить нашего  гостя. Его  зовут Алекс, более  подобно  он  может  рассказать в  личной  беседе. Алекс, Великая Княжна Ольга Николаевна Романова рада приветствовать  вас в  своих  скромных  владениях. Хозяйка  медленно  кивнула, я склонил  голову и щелкнул  каблуками. Ольга Николаевна, продолжая смотреть  на  гостя, произнесла. Мария, оставь  нас на время. Да, Ваше Высочество, Мария присев  в  реверансе, бесшумно вышла. Я, помня  об  этикете,  продолжал  хранить  молчание. Ольга Николаевна  повела рукой  в  сторону  гостевого кресла, приглашая  меня  присесть. Вроде  бы, это  означало  особые привилегии и доверительность в разговоре с венценосцами. Мы некоторое  время  помолчали, приходя  в  себя, затем женщина произнесла. Алекс, прошу  вас  держаться  проще и изъясняться  свободно, а  так  же называть меня  просто  по  имени. Мой  титул архаичен и важен  только  для  преданных  мне  людей. А также  надеюсь  услышать  вашу  историю и, что  вы  намереваетесь  предпринять. Постепенно обстановка стала  более  непринужденной и мы  наконец  разговорились. Я  принял как  должное, что  передо мной потомок последнего императора и почувствовал  себя  свободнее. Моей  собеседницей  была женщина  средних  лет, с продолговатым  породистым лицом, правильными  чертами и мудрым, проницательным взглядом слегка  выцветших глаз. Ее  манеры  были  безупречны в  отличии  от  моих, хотя я  и старался  соответствовать. Беседа  принимала  все  более доверительный характер и Ольга Николаевна поведала  мне  о  моем  предшественнике и обстоятельствах его  гибели. А  так  же  о  природе артефакта и его  истории. Во времена  ее юности хранителем  был  придворный  советник, к  сожалению человек  флегматичный  и  мало эмоциональный. А  поскольку артефакт или  фактор  влияния как  я  его иногда  называл, реагировал на  состояние  эмоциональной  сферы  сознания  хранителя, то  функциональность  его  была  ограниченной  и  малоэффективной. Это  положение  невозможно  было  исправить, пока жив  был  сам  хранитель. Выбор последующего  хранителя был спонтанным и зависел от душевных  качеств  претендента. Степень  совместимости  хранителя  и артефакта определялся цветом и насыщенностью цвета  глаз. Вот  поэтому я  так  была  поражена в первый  миг  нашей  встречи, интенсивный синий  цвет  говорит о высшей  степени  совместимости, а  так же  о высоких  моральных  качествах  и  эмоциональности  личности хранителя, Ольга  Николаевна с  доброй  улыбкой посмотрела  на  меня и добавила. Возможно  нынешнему  поколению повезло  больше  чем  нашему. У меня на  это  счет  было другое  мнения, однако  я  благоразумно  промолчал. Собеседница осведомилась как я  устроился в  городе и пригласила  меня заходить, когда  будет  удобно, не  стесняясь. Поняв, что  время, отведенное  для  аудиенции истекает, я  откланялся, и выразил  намерение впоследствии стать другом и войти в  круг приближенных. Ольга Николаевна слегка  кивнула и улыбнулась. Выйдя в  приемную, я  увидел  Марию, нетерпеливо меряющую шагами помещение. Увидев  меня, она  устремилась  навстречу  с немым вопросом в  глазах.  Я кивнул и улыбнулся, показывая, что  беседа  протекала конструктивно и в дружеской  обстановке. Женщина немного  расслабилась, лицо  дрогнуло, глаза  увлажнились, из судорожно сжатых  пальцев выпал  платок. Я  его  поднял и, галантно приложившись  к  ручке, вернул  владелице. Мария, мелко  перекрестив  меня, бросилась к  двери гостиной. Я  же  выйдя  на крыльцо, полной  грудью  вдохнул  свежий  воздух и радостно  улыбнулся. Хозяйка  особняка  мне  понравилась, как  и  встреча  с ней. Я  обязательно  о  ней  позабочусь.


Мария  буквально  ворвалась  в гостиную, где в  глубокой  задумчивости, но с улыбкой на  лице,  сидела ее подруга. Ольга, ты  знаешь… прямо  с  порога  выпалила  она.  Знаю, с  мягкой  улыбкой ответила та, и  очень  рада за  тебя  и Поленьку. Но  как? Видишь  ли, дорогая, настоящий  хранитель, тем более  такой  сильный, не  мог  поступить  иначе. Кстати, прекрасно  выглядишь, совсем  как  раньше. Я думаю, нас  всех ждут  некоторые  перемены. Это  просто  невероятно, но нашелся именно  такой  человек идеально  подходящий для  кандидатуры  в хранители. Если  помнишь, мы  бывали на  той  поляне  возле  болота и даже  видели носителя, эту  маленькую  зверушку, но  ничего  не  произошло. Для  современного человека его  манеры несколько  неуклюжи, но  без  притворства. Он  выразил  желание  войти  в  круг  моих  приближенных, представляешь? Еще  я думаю, что  хранитель способен обеспечить  свою безопасность и безопасность своих  близких. Скажи, его  сопровождают какие  либо зверушки? Это  очень  важно. Да, большой  серый  пес, кот тоже  серый и очень  крупный  ворон, возможно  не  один. Вот  даже  как.. Бог мой, Машенька, ты  и  представить  не  можешь, насколько это важно. Если  помнишь, у  советника была  только  серая  канарейка  в  клетке. Будь  любезна, опиши  животных  и птиц подробнее, не  упускай  ни одной  мелочи, или  еще  лучше  поручи это  моей  крестнице, молодые  более  наблюдательны  и любопытны. Только, умоляю, ненавязчиво и с должной тактичностью. Если  у  него  нет подруги, то  ему может  понравиться  Поленька, не  препятствуй. Если  спутница у  него  уже есть, то  хорошо бы, чтобы девушки  подружились. Не  допускай  влюбленности  внучки  иначе  она  будет  страдать. Извести наших приверженцев, только понадежнее, чтобы присматривали  на  всякий случай. Если  у  него  нужда в  деньгах,  позаботься  тоже. Да, если  примет  вас  на  службу или выразит какую  либо  просьбу, поспособствуй. Я не  думаю, что  у  него  темное  прошлое, люди  с  такими  глазами не  способны  на  низкие  поступки, но  следует обезопасить  его от возможных  притязаний  третьих  лиц из  прошлой  жизни. И  еще, пригласи  меня  в  свой  дом, я  хотела  бы  узнать  о  нем  больше. Даже  среди  высшего  света  в  наше  время, я  не встречала  человека с такими  душевными качествами. Ну, с  Богом, моя  дорогая….Оставшись  наедине с собой, Ольга Николаевна  некоторое  время предавалась  воспоминаниям. Артефакт  это  благо с хранителем  подобным Алексу и страшное  зло в  случае нашего бедного  советника  в  той  же  роли. Именно  тогда, когда в  свете  стали  циркулировать  слухи о хранителе и возникли заговоры, как  поганки в  темном  лесу. Появилось  множество  невероятных слухов, один  нелепее другого. Господа  министры  потребовали объяснений  у  государя. Получив  отказ и вознегодовав, решились  на  предательство и используя трудное военное и экономическое  положение  державы, организовали  переворот и  свержение. Затем поссорившись с  друг  другом и окружающими, стали  искать  поддержки у социалистов  имеющих влияние  на  умы. Те, смекнув, в  свою  очередь, вырезали  министров и возмутив  народные  массы, захватили  власть. Участь  нашей  семьи  была  незавидна. Сначала  убрали  в  глушь с  глаз  долой, затем  поняв, что  хранитель  не  выдаст  тайны, убили  всех, но  оставили ее, самую  младшую носительницу  воздействия артефакта, в  надежде все  таки завладеть им самим  или будущим  хранителем, но  не  вышло. Главари заговора поубивали  друг  друга, их  потомкам  не  было  дела  до  всего, а  она и ее  верная  подруга Мария  дождались  нового  хранителя. Может на  этот  раз  будет  все  по другому. На  реставрацию  монархии надеяться не  стоит, но  может  люди  станут  чище, добрее к  окружающим, честнее  и преданнее   нашей бедной  Родине. Дай  то Бог.


5.            

У кабинета  бывшего  начальника Управления, пропавшего  неведомо куда пару  недель  назад, был новый  хозяин в  чине майора. Раньше он был  заместителем и тащил  на  себе  всю оперативную и организационную  работу, пока босс  крутил  свои  мутные  дела со  своим  дружком из  коммерческих  структур. Так на  пару они и сгинули. Бывший отличался  изрядным  самодурством и тупостью, в  среде  профессионалов  его не  уважали и порой  просто  тихо  ненавидели. Тем  не  менее было  назначено  служебное расследование по  факту  исчезновения высокопоставленного чиновника, имевшего высоких  покровителей и многочисленных друзей по  сомнительному бизнесу. По  факту имелось два  заявления от  сознательных  граждан, от некого   мало вменяемого мужчины из поселка недалеко  от  города и администраторши придорожного отеля. Оба заявления были  довольно  сумбурны и содержали нелепые и невозможные сведения, о  странных и фантастических  событиях. Еще  была  непонятна роль одного из молодых  оперативников. По  факту  проверки заявления одного из  жителей  поселка он  выезжал туда на  служебном  транспорте, но  по  какой  то  причине  не  добрался до  места  назначения. В  рапорте главного  механика гаража было  описание  состояния машины марки УАЗ имеющей значительные повреждения  якобы от когтей диких  животных  и птиц. Сам  сотрудник  упорно  твердил  о необходимости  спасения  некой  молодой  девушки, похищенной и преступно  удерживаемой  неустановленным  лицом. Кстати  во  втором заявлении  от   администраторши  отеля содержались  сведения  о пропаже двух  человек, той  самой девушки и охранника парковки  при  отеле. А также, наш  лупоглазый  полкан, со своим дружком бизнесменом посетил  поселок с  группой силовой  поддержки и в  компании с этим  самым  молодым  спасителем  девиц. По  итогам их  визита в  поселение, были  безосновательно и незаконно задержаны  трое  местных  жителей, один  из  них  заявитель и по  его  словам  свидетель и жертва, еще  двое были местным  главой  поссовета и случайным участником  событий. Свидетель и жертва имел странный  внешний  вид, лысый и непросто  так, а  с полным  исчезновением  волосяного  покрова на  теле и, видимо, малость  тронутый  умишком  на  почве  переживаний. Остальные  двое упорно  отмалчивались, но  явно  что  то  скрывали. Новый  хозяин  кабинета  понимал, что  от  него  ждут скрупулезного расследования, оргвыводов а, главное, результативности. Самым  надежным источником  информации может  являться только добровольные и не принудительные сведения от главы  поселения и его  коллеги  по  задержанию, причем это  должен  быть  не  классический допрос, а  нечто  вроде  доверительной беседы. Отдав  соответствующие  распоряжения, полицейский  стал  выстраивать план  предстоящего  разговора. Первым  делом было  приказано доставить обоих из СИЗО, дать  возможность им  привести  себя  в  порядок, накормить и обеспечить небольшой  отдых в относительно  комфортных условиях, иначе ни о  какой  то  доверительности  не  могло  быть и речи. Многолетний  опыт  бывалого  оперативника подсказывал именно  такое  развитие  событий. Сам  майор был из бывших  кадровых потомственных  военных, которые служили Отечеству  несколько  столетий, что, впрочем, не  афишировалось и являлось  семейной  тайной. Закончив  изучать  документы, майор встал  из за  стола, подошел  к окну, созерцание окружающей  обстановки  всегда способствовало процессу  обдумывания и настраивало  на  рабочее  настроение. Важно не  упустить никакой мелочи и правильно  построить разговор. В  тоже  время необходима  результативность и исключались любые  способы давления  и принуждения. Вскоре  адъютант  доложил, что задержанные  доставлены. Майор  поморщился от формулировки и приказал пригласить их  в  кабинет, именно  пригласить и ни  как  иначе. Двое  вошедших  мужчин, держались спокойно, но  настороже. Майор  отвернулся  от  окна и посмотрел на  мужчин, нахмурился, что  то  припоминая и в  изумлении высоко  поднял  брови. У  него  это было фирменное выражение  крайнего удивления. Сделав  несколько быстрых  шагов, он остановился перед  ними и не  веря  своим  глазам стал  вглядываться. Ребята? Командир?

В  нашей  жизни появилась определенность. Мы  были  в  большом  городе, где  в  общем  никому  до  нас  не  было  никакого  дела. Наши новые  друзья  взяли  на  себя  труды по  поводу  новых  документов. У  них  был, видимо, немалый  административный и финансовый  ресурс, так  что  эти  вопросы окончательно  отпали. Существовал  относительно  небольшой  круг  лиц, которые были  посвящены в тайну, касающуюся личности Ольги Николаевны, причем они добровольно и по  зову сердца несли  свои обязательства по отношению  к  ней. Существовала  своеобразная  иерархия, с четко  определенными  обязанностями и правами каждого из ее  окружения. Единственным и существенным  недостатком  было  отсутствие в  ней самого  необходимого  члена-хранителя и оператора  артефакта. Теперь это  наши обязанности и это  меня  откровенно  радовало, настоящая  цель  в  жизни. Как и обещал, я позаботился  о  здоровье Ольги Николаевны, поскольку она  вызывала  у меня  немалую  симпатию и искреннее  уважение. Через  несколько  дней она нанесла  нам  визит и мы  приятно  провели  время за  старинным  самоваром и светской  беседой. Наглый,  серый, довольно уже  большой, кот уютно  устроился у нее  на  руках, наш  пес лежал  на  полу у ее  ног, на  спинке  кресла, вцепившись  когтями  в  обивку восседал  большой  ворон, бдительно  вертя  головой и , издавая горловые  звуки. Картина  была  идеалистическая, прямо богиня  природы  в  окружении  подданных. Мы, на  пару с  артефактом, хорошо  потрудились на ее  обликом. На  удивление, она  была  совершенно  здорова, несмотря на  внушительный  возраст. Теперь она  выглядела просто  превосходно. После  чаепития у  нас  было  время для  приватной  беседы. Ольга  Николаевна рассказала  мне, что некогда  существовало закрытое учебное заведение для подготовки  хранителей. Там они  обучались  наукам, этикету, военному  делу и экономике. Отбор абитуриентов осуществлял большой  артефакт академии и весьма  придирчивая и авторитетная  комиссия по  принципу  наличия высоких  моральных и нравственных качеств. По  окончании адепты  отправлялись в  путешествия по  различным  странам с миссионерской и просветительской  целью, сроком  на  десять  лет. Предварительно они  подвергались  частичной  инициации и получали очень малую  часть  полноценного  артефакта с  перспективой  развития параллельно  с  развитием и совершенствованием  личности будущего  хранителя. За  это  время кандидат  в  хранители проходил  проверку и испытание различными  искушениями, если  была  склонность к властолюбию, стяжательству и чего  ни будь  иному, то несостоявшиеся хранители теряли  способность  управления артефактом и постепенно вместе  с  ним деградировали  как  гармонично развитые  личности. Так появлялись в истории  неординарные индивидуумы  выраставшие в  великих  полководцев, властителей  империй, основателей религий, но  чаще просто в теряющих  рассудок и превращавшихся  в  тиранов и палачей. Постепенно сам  институт хранителей  деградировал  из за  утери соответствующих  знаний, отсутствии  кандидатов с необходимыми  качествами и преследования  со  стороны  власть  имущих. Так что  мой  артефакт был бледным  подобием артефакта  академии, но  сохранил  возможность развития  в  полноценный, если  личность хранителя будет  соответствовать. Ольга Николаевна добавила, что  в  путешествиях  хранителей,  как  правило, сопровождал представитель животного  мира, чаще  всего один. Наличие  нескольких  спутников, а  так же рост их  количества  свидетельствовал о незаурядности и большом  потенциале личности  хранителя. Поэтому она  была просто  поражена известием о существовании  моего зверинца в таком  представительном  варианте. Теоретически  имелась возможность  возрождения академии и института  хранителей. К  сожалению  за  последние  сто  лет человечество  не  может похвастаться выдающимися  одиночками, больший  масштаб  приобрело  коллективное  творчество  посредственных в эмоциональном плане людей. Практически ни в  коем  случае  нельзя резко  менять  вектор  развития  общества. Чревато  потрясениями и социальными взрывами, а  то и войнами. Следовало по  крупицам  собирать людей  достойных и безупречных в  морально этическом  аспекте. Нам  предстояла  большая  работа, но  вот  только  нужна  ли она  человечеству.

С некоторых  пор  заброшенная и разбитая  дорога стало  довольно  оживленной. Так  или  иначе  слухи  о  каких  то  чудесах  в  полу заброшенном  поселке просочились  во  внешний  мир. Народ  в  надежде приобщиться и  проникнуться  или же  просто  из  праздного  любопытства начал  паломничать к сакральному, опять  же, по  слухам месту. Но эти  два  человека  ехали  просто  домой. За  извозчика  у  них был  целый  майор  полиции, правда в  гражданке, а  машина была без  камуфляжа и мигалок. Также их  не  сопровождал взвод  киборгов со  щитами и дубинками. Без особых  приключений они  добрались  до  поселения, по  дороге при  помощи лопаты, наломанных  веток и периодического  упоминания  чьих  то  матерей, форсировал  приличной глубины  канаву. Еще  по пути дорогу  пару  раз перебегали какие  то  звери  похожие  на  крупных  псов  или  волков. Пока  они преодолевали  в  несколько приемов  упомянутую  нехорошими  словами канаву, за  ними бдительно  наблюдал  серый  котище. Один раз  предупредительный  облет сделало  звено  пернатых  страшилищ  величиной с  крупного  гуся и с обличием ворона. Но  добрались без  приключений. По пути в  машине  царила  непринужденная  атмосфера  иногда  прерываемая  взрывами  хохота, общались  трое  хорошо знакомых  людей, некогда  служивших  вместе. Прибыв  на место, водитель  попросил  сразу  проводить  его к  определенному, интересующему дому. У  его  спутников  не  было  оснований  не  верить  своему  бывшему  командиру, иначе  кому  еще  можно  верить. Обойдя дом и участок по  кругу, человек подошел к  задней  стене  дома и довольно  долго  стоял  там. Стена  была  ровной, как  выглаженной и  чем  то  привлекала  его  внимание. Какой  то  неясный  отголосок  родовой  памяти. Казалось  он  вот-вот  что то  вспомнит. В  это  время стена теряла  однотонность, становясь  где светлее, где  темнее. Но он  так  и не  вспомнил. Побывали  они  и в  самом  доме, комнаты  были  чистыми, полы  блестели и было  еще  какое  то  особенное  настроение, ощущение  чего  то  забытого но  с  приятным  оттенком. Н  деревьях возле здания  администрации чинно, а  главное  молча  сидела  стая  крупных  воронов с черными  клювами и мощными  когтями. Иногда  они  парами или  тройками  снимались  с  ветвей и совершали  разведывательный  полет и убедившись в  отсутствии  несанкционированного ими  вторжения, снова садились  на свои  места. Посидели  они и в  кабинете  главы  поселения, поговорили  за  жизнь. По  взаимному  молчаливому  согласию, они  не  касались щекотливой  темы, тем  более  майор не  задавал никаких  вопросов, просто  молча смотрел на  чистые  дома, моложавых  людей  и  странных  животных. Он  уже знал, что напишет в  отчете  по результатам  служебного  расследования. Но еще  осталось  еще  одно  не  завершенное  дело. Нужно снова  побывать возле  стены  того  дома. Что  не  давало  покоя, что то ускользающее, но очень  важное. Собравшись  в  обратный путь, мужчина  тепло и с некоторой  ностальгией, попрощался с бывшими  сослуживцами и снова посетил  то самое  место. Стоя перед стеной  дома, он пытался  понять  или  вспомнить  что  то  очень  важное. Надо  было подольше  побыть  здесь, а  для  начала  поудобнее  устроиться. Он посмотрел  под  ноги и увидел  метровый  круг  земли, немного  светлее по  оттенку, чем весь участок. Шагнув в  круг, мужчина  присел на  высохшую, серебристого цвета  траву и задумался. В памяти вдруг  всплыли  строчки мемуаров  прадеда, участника четырех  войн, полного  георгиевского  кавалера и офицера  генштаба Российской Императорской армии. Он  умер  в  эмиграции в  уверенности, что  его  семья  не  выжила, но  не  знал, что  самый  младший вырос  в  сиротском  доме и пошел  по  его  стопам. Прошел путь от рядового до офицера и честно  отдал  долг Отечеству  как  и  его  предки. Внук, уже гораздо  позже, вместе с отцом  сумели  побывать на  его  могиле на  чужбине, а  так же получили  наследство в  виде  именного оружия и парадного  мундира офицера  Генштаба. Ну  и конечно, путевые дневники и неотправленные письма. Он  обязательно вспомнит, он  должен.

С недавних  пор  меня  преследует  ощущение  дежавю, хотя  у  меня  появились  новые  друзья и некотором  роде  покровители и особо  ценные  источники  информации. В  быту тоже  не  было  проблем, документы и финансы приведены  в  порядок. Казалось  бы  чего  еще  желать. Знания  о природе  артефакта, перспективах  совместного  роста, глобальной  цели и основной  миссии  хранителя, все  в  наличии. Остается заниматься саморазвитием, благотворительностью, приобрести  массу  поклонников, основать новое  направление в потоке  цивилизации  и оставить  заметный  след  в  истории. Однако, я хорошо  знал, что  зависть, подлость, лицемерие и предательство, вторая  сторона  человеческой натуры и в  этом  меня утвердил сегодняшний ночной визит. Поздно  вечером в  окно  осторожно  поцарапался мой  кот, выразительно  посмотрел  на  меня, развернулся и пропал  в  темноте. Выйдя  в гараж, я  увидел  пса, сидящего перед  входной  дверью  в  напряженной  позе. Прямой  угрозы, видимо,  не  было, просто  меня  кто то  ждал. Перед  входной дверью  на  улице, в  спокойной, расслабленной  позе, стоял  незнакомый  мне  человек. Он тихо, без  суеты  и нервозности  спросил, могу  ли  я  уделить  ему  время  для  важного  разговора. Получил  утвердительный  ответ, он  попросил  подождать, куда  то  ушел и , буквально, через  полминуты вернулся таща за  ворот некое  бессознательное тело. Интригующее  начало, неправда  ли? Мы  удобно  устроились в  углу  гаража, человек  небрежно бросил тело  на  пол  возле  нас и с  олимпийским  спокойствием  произнес. Алекс, я  знаю  кто вы, мои  друзья и бывшие  сослуживцы  рассказывали  о  вас  немного, но сделать  выводы    могу и сам. Я майор  полиции и мне  поручено  расследовать  таинственное исчезновение двух  довольно  значительных  особ. Воздух  между  нами  затянула  чернеющая  дымка, кот  на  крыше  машины  издал  короткое  шипение, серый  пес  вздыбил  шерсть и оскалил  клыки. С любопытством посмотрев  на  все  это, человек  продолжил. Итак, это  и есть ваша  защита? Очень  интересно. Впрочем мы  отвлеклись  от  темы. Я  тут  поразмыслил и думаю, что  эти важнейшие  особы  тоже  были  у  вас  в  гостях, правда  непрошенными и не  с  пустыми  руками. Меня  не  интересует куда и каким  способом  вы  их  упрятали, туда  им и дорога. В отчете  все  будет  как  надо, забудем о них. Я  шел  к  вам  поговорить и прояснить  некоторые  вопросы, и на них  ответы  можно  сказать уже  получены. Осталось  узнать  кто  этот  человек и зачем  он  это  хотел  сделать.  Он  ткнул указательным пальцем  телу  куда  то  за  ухо и , когда тело  вытаращило на  нас  глаза, тихо  но  жестко  начал  допрос. Имя, звание, цель, задание быстро, голову оторву. Не  успевший  толком  прийти  в  себя человек  на  автомате  выпалил всю запрошенную  информацию. Майор  вопросительно  посмотрел  на  меня. Я мрачно  кивнул, имена  мне  были  знакомы. Вам  нужен  этот  человек? Я не  ответил. Обида, возмущение, горечь и ощущение крушения  надежд сделали  свое  дело. Человека окутала чернеющая  пелена, а  когда  она  рассеялась, его  уже  не  было. От  слова  вообще, только  серый  порошок, быстро  впитавшийся  в такой же  серый  пол. Так  вот как  оно  происходит, задумчиво  сказал  майор. Впрочем  к  делу. Я не  имею  морального  права  осуждать  вас  после  того что  я  видел  в  поселке, да  и не хотел бы. Я  прошу  прояснить  только  один  вопрос. И  он  рассказал о  своих  бдениях  возле  стены  дома и о том, что  он  там  чувствовал. После  моего короткого  рассказа, он  долго  сидел, опустив  голову, целиком  отдавшись  нахлынувшим  воспоминаниям о прадеде, отце и их  судьбах и о  своей  тоже.  После  чего он, в  свою  очередь, поделился  своими  мыслями, воспоминаниями  и историей  своей  семьи. Затем, поколебавшись, рассказал  мне  еще  кое что, впрочем я уже  почти  все  знал. Я  знал, что он  был трижды  ранен, контужен  взрывом  мины и это  после  многих  лет  дало о  себе  знать. Множественные  аневризмы  сосудов  головного  мозга и спровоцированный  осколком  рак легкого. Я протянул  ему  руку в  знак уважения к  его  мужеству и благородству и задержал его  ладонь  в  своей, глядя  как разглаживаются  морщины, светлеют  глаза и  тает  ранняя  седина. Так  же  я  знал, что сосуды  в  мозгу у  него  приходят  в  порядок, рассасываются  раковые  клетки и обретает чувствительность два  пальца на  левой руке. Ради того, чтобы видеть  его глаза  в  этот миг стоило  жить  на  этом подлом  свете.

В последнее  время Полина  просыпалась с  радостным чувством и нетерпеливым  ожиданием новых событий. Дружба  с  подругой Хранителя крепла и развивалась, у  девушек в  таком  юном  возрасте много страшных  женских тайн и секретов. Они много гуляли  вместе и не  могли наговориться, иногда к  ним  присоединялся  Алекс и было  совсем  хорошо. Сегодня  они  собирались посетить один магазинчик женских  безделушек  и конечно  прогуляться. Приведя  себя  в  порядок  после  сна, она,  прихватив  подносик  с круассанами к  утреннему  кофе, в  припрыжку поскакала  к  гостевому  домику. Постучавшись и выждав  небольшую  паузу, Полина потянула за  дверную  ручку, но  дверь не  открылась. Странно, они  никогда  не  закрывались. Предчувствие чего  то  нехорошего омрачило  утреннее  настроение и тут  она  увидела на  стене  возле  двери ключ на крючке. Посмотрев на  ворота  каретника, увидела замок с торчащим  из  него  ключом. Примятая  трава на  подъездной дорожке довершила увиденное  ранее. Поднос  зазвенел на плитах  крылечка, круассаны покатились  по  земле. Придушено взвизгнув от  подступившего  страха, девушка  бросилась обратно  в  дом. Отчаянный  крик  сквозь  слезы  заставил  Марию  похолодеть  от ощущения  надвигающейся беды.  Выслушав внучку, она  прошла к  гостевому  домику, постояла глядя  на  запертую  дверь, сняла  ключ с крючка и открыв, вошла  внутрь. Алекса и Ольги не  было  в  доме. Что  случилось очень  страшное, если  они покинули  их не  попрощавшись и ничего  не  объяснив. Внимательно  осмотрев обстановку в  доме, машинально  отметив  немыслимую  чистоту, она заметила на  журнальном  столике записку и флешь-накопитель,  явно  оставленные для  них.  Записка содержала  короткое  сообщение для  Полины. Мария, положив в  карман  платья эти предметы, вышла  в  гараж. Машины Алекса  не было, стена, где  раньше располагался  артефакт, была  пуста и безжизненна. На  полу  возле  ворот лежала  укороченная  винтовка с  оптическим прицелом  и что то  вроде больших  мотоциклетных очков. Постояв  некоторое  время и приняв  какое  то  решение, Мария  вернулась  в  дом. Полина была в  своей  комнате и плакала, лежа  на  кровати. Поленька, собери  наши  вещи, бери  только  самое  необходимое. Не  исключено, что  нам  придется  покинуть  этот  дом.  Через  некоторое  время Мария  стояла в  гостиной Ольги Николаевны и ждала  ответ на  свой  некий  вопрос. Молчание  затягивалось и становилось  ясно что,  что то назревает. Маша, прошу, присядь и успокойся. Пойми, это  было  необходимо, я  не  имела  возможности  отказать  этим  людям. Ольга Николаевна,  сухо  произнесла теперь уж бывшая  подруга, значит ли  это, что  вы  заключили сделку с  ними, еще  тогда? Я  была  маленькой  девочкой и хотела  жить…Это  тебя  не  оправдывает, твои  сестры  были  не  намного старше, но  не  пошли  на  предательство  семьи. Не  заговаривайтесь, княжна, как  вы  смеете  меня  осуждать? Вспомни, откуда я вытащила  тебя  и твою  дочь. Моя  дочь  умерла  от  туберкулеза и тяжелого  труда в  этом  месте. Тем  более, должна  ценить мою  заботу. Атмосфера  накалялась, маски  были  сброшены, разговор  уже  шел  на  повышенных  тонах. Внезапно  Мария  как  то  успокоилась и ровным, ледяным  тоном  заговорила. В  свете  услышанного  мною  от вас, считаю, что  наша  дружба отныне  невозможна.  Оставляю за  собой  право  иметь  определенной мнение на  этот  счет, а  также вернуть  вам атрибуты  служения Императорской  семье и вам  лично.  Женщина  решительно, и не  обращая внимания на  боль в  ободранных  пальцах, сняла драгоценные перстни и кольца и демонстративно  уронила  их  на  пол. Затем  высоко  подняв гордую  голову, произнесла, честь  имею  сударыня. В  отличии  от вас она  у  меня  есть и умрет  вместе  со  мной.

Покинув  этот некогда гостеприимный дом, мы приняли предложение Александра пожить у  него  в  доме расположенном в  дачном  поселке  недалеко от  города. Считающий  себя  уже  бывшим  майором, так  как  собирался  подать  рапорт об  отставке, Александр взял  на  себя  все  хлопоты о переезде. Мы  покинули гостевой  домик  по  настоянию  Александра очень  спешно и никого  не  поставив  в  известность. Промедление  было  чревато  нехорошими  последствиями. Мы  уже направлялись в сторону выезда  из  города, когда внезапно увидели идущих  по  тротуару Марию и Полину. В  руках  у  них был  скудный  багаж, а  руки  Марии были  наспех  забинтованы и сама  она побледневшая и напряженная, тем не  менее полна  решимости. Конечно же  мы остановились. Ольга  выскочила  из  машины,  бросилась к  Полине и обняла  ее. Девушка  залилась  слезами, что то  пытаясь  рассказать, но  у  нее  не  очень  получалось. Мы с Александром, быстро  усадили Марию и Поленьку в  машину и принялись  расспрашивать. Причем  вопросы  задавал в  основном я, а Александр  ошарашено  глазел на  Марию и что  то  невнятно бормотал. Мария  держалась спокойно, изредка  слегка  морщась от боли  в  кистях. Затем  она  облегченно  вздохнула, потерла  кисти и с  улыбкой обратилась к Александру. Простите нас  не  представили, но  хотелось  бы  знать причину  вашего  эээ..  любопытства. Тот  взял  в  себя  в  руки и неожиданно  заявил. Я  видел  вас  раньше  на  фотографиях  моего  прадеда. Вот  как, позвольте узнать имя  вашего  родственника, если  это не  семейная  тайна. У  нас  будет  достаточно  времени  поговорить  на  эту  тему, ответил  Александр, по  прежнему  странно  поглядывая  на  женщину. А  поглядеть  было  на  что. Спокойная, величественная, полная  скромного достоинства поза, лицо с  правильными  чертами и большие  глаза с  черными  опахалами  ресниц. Чувствовалось, что  Александр  был  очарован, сказать  больше, поражен  в  самое  сердце. И  кто  бы  его  не  понял. Мария  тоже  проявляла определенный  интерес  к  мужчине  судя  по  мимолетным  взглядам, но хорошо  это  скрывала. Я  подумал, хорошо  бы  было, будь  они вместе. Все  расспросы  мы  отложили  до  прибытия  на  место.  У нас у всех  был крайний  дефицит  времени, события  неслись  галопом, все  очень  резко и неожиданно  поменялось. Наконец  мы  прибыли на  место, двухэтажный  домик с  небольшим  садом и огородиком  на  заднем  дворе. Мы с Олей с улыбками  посмотрели, как  наш  гостеприимный  хозяин  первый  выскочил из  машины и поспешно и несколько  неуклюже  подал  руку  Марии. Женщина, порозовев от  сдерживаемого смеха, церемонно приняла  помощь и величественно  проследовала в  дом. Александр по  прежнему  имел  вид несколько растерянный и слегка  неуклюжий, впрочем  как  почти  все  мужчины в  обществе  красивой  женщины. Она  ему  явно  очень  понравилась и по  некоторым  признакам  симпатия  была  обоюдной. Дай  им Бог. Теперь  наступило  время  обмена  информацией. Все  посерьезнели и первым  начал Александр. Попросив  меня  официально  представить его  присутствующим  женщинам, он,  тщательно  следя  за  словами и мимикой кратко  изложил ход  событий, специально  обходя  неловкие и острые моменты. Затем Ольга и Полина  отправились  осматривать  дом, а  мы перешли  к  более  серьезным  делам. На  этот  раз уже  Мария рассказывала о их  приключениях, тоже  кое  что  не  договаривая. И, наконец, главные персонажи, я и Мария, получили  возможность для  откровенного  разговора. Я  постарался  объяснить  поспешность  нашего  бегства, ссылаясь на  опыт Александра в  таких  вопросах. Мария  в  свою  очередь  рассказала о  разрыве  дружбы с Ольгой Николаевной, объяснила  их  причину, заранее  попросив  разрешения, скрыть  семейные и слишком  личные  сведения. Действия  были  признаны  своевременными и адекватными.  Жизнь  снова  входила  в  спокойное  русло, правда  неизвестно как  все  будет  дальше. В  любом  случае люди глубоко  симпатичные друг  другу  были  вместе и возможные  проблемы  пока  отошли  на  второй  план.

Мария  сидела на  лавочке в  садике с  удовольствием  вдыхая  свежайший  воздух и слушая звуки окружающей  природы. Она знала, что  недалеко от нее, не  решаясь  подойти, топчется на  месте их спутник. Женщина, улыбнувшись  своим  мыслям, сказала. Александр, довольно  прятаться, прошу  вас  подойти и разделить  мое  одиночество. Мужчину  от  этих  слов  обдало  жаром, как  влюбленный  юнец, право  слово. Осмелев  от  собственной  решимости, он  подошел к этой  удивительной  женщине и неловко  поклонившись, заговорил. Прошу  прощения за вторжение, но  не  могли  бы  вы….Могла бы, лукаво  усмехнулась Мария, ее от чего  тянуло  подшучивать  над робеющим  мужчиной, хотя  он  был  высок, строен и с  военной выправкой, все  как ей  нравилось. Жестом  пригласив Александра присесть рядом, Мария  неторопливо  заговорила. Александр, я  хочу  рассказать  вам  одну  историю о себе и своей  жизни. Нас было две  сестры двойняшки, Мария и Александра, княжны  Извольские.  Александр  дернулся. Женщина  успокаивающим  жестом  коснулась  его  руки и продолжила. Войдя в брачный  возраст, Александра  была  выдана  замуж за бравого  капитана  лейб-гвардии его Императорского  Величества. Брак  был  по  любви обещал  быть  счастливым. У них  было  трое  детей, две  девочки и младший  мальчик. Во время  смуты, семью  разлучила и разбросала  злая  судьба. Капитан был  в  армии, а его супругу с сестрой  и  детьми  бросили в  застенки. В ужасных условиях содержания погибла Александра и старшие  девочки. Младшего  отправили в детдом, где  он  и вырос. Муж узнал о их  печальной  судьбе и едва  не  застрелился из  именного  оружия, но  успели  вмешаться. После этого  он  навсегда  уехал из  России во Францию и следы  его  затерялись.  Вторая  сестра  выжила и родила в  заточении  ребенка  девочку, назвали  ее Александрой в  честь  тети. Их  сумели  освободить в  результата  некого  соглашения, о котором я  недавно  узнала и что  послужило  причиной  разрыва  дружеских  отношений с  лучшей подругой. К  сожалению моя  дочь  умерла  родами, подорвав  здоровье  в заключении. Моя  судьба и судьба  моей  внучки, так  же  была  незавидна. Я должна  была умереть  от  болезни  сердца, а  Поленька  от рака  крови, но  вмешался  счастливый  случай, и у  него  есть  имя, которое  вы  тоже  знаете. Это  имя  Алекс с волнением  спросил  мужчина. Да, но  если быть  точным, его  имя Хранитель.  Александр  торопливо  проговорил, пожалуйста  побудьте  здесь, я  сейчас  вернусь. Стремительно забежав  в  дом, он  из  сейфа достал  семейную  реликвию, шкатулку с  документами и фотографиями и быстро  вернулся  в  садик. Вот, смотрите, здесь  вся  история  моей  семьи. Мария  перебирала  пожелтевшие письма и мутноватые  фотографии и думала, это  судьба. Хранитель, его  женщина, Поленька, она  сама и, наконец  внучатый  племянник. И его  имя, Александр.  Очень  давно  был  составлен  шутливый  договор, называть  детей мужского  пола  именем Александр. Жива  традиция, несмотря  ни  на  что. Промокнув  глаза  платочком, Мария  продолжила. У  меня  тоже  есть  почти такая же  шкатулка. Сестра, ее  дети и ваш прадед  всегда были с нами, хотя и в  виде  фотографий. К сожалению, я  ничего  не  знала  о  вашем  отце и о  вас  до  этой  встречи, как  не  знала и о отце  моих  племянниц и племянника. Оба после  короткой  паузы  продолжили  разговор. Александр  рассказал о прадеде, умершем  на  чужбине и о  себе  самом, кратко  упомянув, что он  мог  и  не  дожить  до  этой встречи, если  бы не  судьба  случайно  встретить Алекса. Они  опять  помолчали и вдруг  почти  одновременно  решили  сменить  эту  печальную  тему, Александр учтиво сделал комплимент  собеседнице, сказав  правду. Мария, вы  прекрасно  выглядите, в  первые  минуты  нашей  встречи я  был  поражен  вашим  обликом, вы  удивительная  женщина. Вы умны, красивы и еще  будете  счастливы. Вы  почти  не  изменились  с  тех  пор, как  вам  это  удалось? Мария  улыбнулась и ответила. Этот  вопрос  будут  задавать нам  всем  потомки  через  несколько  десятков  лет. Ответ уже  известен, но  пока  только  нам. Этот  ответ  только  одно  слово. Хранитель.


6. Финал

Полгода  минуло  с  тех  памятных  событий на  ночной  дороге. Теперь я  понимаю, что  все  они  были  неслучайны. С  точки  зрения  обывателя, все  было как  в  кино, ехал  мужик  по  дороге, перенервничал, распсиховался  и  остановился  покурить. Вдруг, откуда  не  возьмись.. ну  и  так  далее, в  общем  повезло. Если  же собрать  воедино  разрозненные  факты из  разных  временных отрезков, то  все  не  так  просто. Несколько  десятилетий артефакт был  в  режиме  ожидания  подходящей  кандидатуры, отвечающей  определенным  условиям. Вполне  могло  быть  и  так, что  я  мог  там  и не  появиться  никогда. Все  кто был  осведомлен так  или  иначе не  один  раз  пытались инициировать  артефакт, но  он  не  реагировал  на  осознанные  попытки. Кандидат  не  должен  был  знать о  нем  вообще, быть  достаточно  эмоциональным  человеком и без  негативных особенностей  личности. Абсолютно исключался  любой  вид  наблюдения и контроля  за  ситуацией. Эта  концепция  была разработана компетентными  специалистами  под  эгидой государственных  органов. Близость автострады  подразумевала  наличие  у  кандидата  транспорта. Вероятность того, что он  придет  из  глубины  леса и туда  же  вернется  расценивалась как  исчезающее  ничтожной . Поэтому  предполагалось  наблюдение  за  транзитным транспортом имеющим некие  отличительные  признаки. Долгое, очень  долгое  ожидание  притупило  остроту  проблемы, даже были  мнения что решения  не  будет  вообще. Поэтому событие  прошло как  то  не  замеченным и реакция  была  слишком  запоздалой. Инициированный оказался энергичным и грамотным в  житейских  делах  человеком, сумевшим  не  привлечь  к  себе  внимания, и быстро исчез в  неизвестном  направлении. По  сценарию  предполагалось вычислить его  транспорт, по  некоторым  особенностям  лица и облика, его  самого, задержать  под  благовидным  предлогом и попытаться  склонить к  сотрудничеству. Причем  исключались любые методы  давления, шантажа или  принуждения. Лучшим  вариантом  считалось появление  женщины, миловидной, скромной и без  опыта  оперативной работы, накладывающей  на  личность  отпечаток  профессионализма  и некоторой  доли цинизма. Лучшие  профессионалы все  время опаздывали к  событиям. В  отеле, у  нотариуса, на  городских  улицах. В  конце  концов фигурант под  кодовым псевдонимом «хранитель» просто  как  испарился. События  получили новый  импульс после того  как  стало  известно о  частной инициативе трех  дураков, одного  с  погонами, другого  с  деньгами и третьего  с неуместной влюбленностью. За  это  время Хранитель, теперь  уж  в  полном  смысле  этого слова, обзавелся сторонниками, своеобразной  охраной и даже  подругой. Прошел почти  полный  цикл  инициации и опять  пропал  неведомо  куда. На  рапорт инспектора  дорожной  службы  обратили  внимание  только  через  неделю. Был  замечен  автомобиль, имеющий признаки, указанные  в  ориентировке. Затем  поступило  донесение  от  законспирированного  агента о  появлении Хранителя и успешной  привязке его к определенному  месту и окружению. Все  начало укладываться  в  разработанный  ранее  сценарий, но, как  известно, страшнее  дурака, это  дурак с  инициативой. Агент, работающий  под  прикрытием, проявил неуместное  служебное  рвение, установив  за  Хранителем  слежку да  еще и использованием явных  непрофессионалов. Вмешался  еще  один  непредвиденный  фактор, старательный  служака с идеалистическими заскоками. Он  провел собственную  акцию, ликвидировав  наблюдение  и Хранитель  снова  исчез. Вроде  как  осознав  собственную  ошибку и подав  соответствующий  рапорт  об  отставке, он передал  результаты  официального  расследования по  факту  исчезновения полковника и его  подельника-бизнесмена, намеренно  исказив  некоторые  факты. Причем  сделано  все  было  умело и профессионально и не  привлекло  должного  внимания. Поскольку основной  план оказался не  выполненным, существовал запасной  вариант. Принудительная  изоляция  причастных  лиц, зачистка местности, где  побывал Хранитель и подача информации  об  успешной  ликвидации  очага  опасного  заражения, бактериями, токсичными  веществами, радиоактивными  материалами  или  сочетанием их. Все  как  всегда, не  смог возглавить, значит  надо ликвидировать.


С  недавнего  времени, я обрел  замечательную  способность  распознавать  неискренность собеседников и их  скрытые  намерения. Это  как  сродни  мелодии  тела, определенный  диссонанс звучания. Мои  спутники не  проявляли подобных признаков, однако, я  знал, что угроза  никуда  не  делась, просто  она  может не  успевать за  нашими  перемещениями. Поэтому  мы  с Александром  провели совещание  по  этому  вопросу. Мы  сошлись во  мнении, что нас  ищут и в  конце  концов  найдут. Что  будет  дальше, мнения  разделились. Александр настаивал, что  нас изолируют  или  убьют, объяснив  случившееся  стечением  обстоятельств. Я полагал, что  попытаются сотрудничать. Слабым  звеном  были  женщины, абсолютно  беспомощный  источник информации и объект  шантажа. У Александра была  уверенность, подогреваемая  здоровой  паранойей  и жизненным  опытом  не  всегда  благоприятным. Был  разработан детальный  план, смысл  которого  мы  держали  в  секрете, но  интенсивно приводили  в  жизнь. Используя  свое  служебное  положение, пустив  в  ход определенные  связи и некоторое  количество  дензнаков, почти  бывший  майор обеспечил нашу  маленькую  группу  подлинными  документами и соответствующими визами для  выезда. Через  цепочку  посредников и анонимных  адресов в  интернете была  найдена  недвижимость за  рубежом в  одной из  стран, где  законопослушному  гражданину не  задавали  лишних  вопросов. Сделка  по  приобретению и легализации  права  собственности, была  проведена  в  кратчайшие  сроки. Конечно  же  нам  помогали  не  просто  так. Кто  за  деньги, кто  за  излечение якобы  нетрадиционными мануально  ментальными  методами. С   помощью транспортной  компании, осуществляющей  международные  перевозки, моя  машина, животные в  клетках и необходимые в  быту  вещи, были  отправлены  по месту  назначения, абсолютно  не  совпадавшем с  реальным местом. Женщины были отправлены  транзитными авиарейсами по  сложному  маршруту, исключающему  всякое обнаружение  окончательного  места. Мария  и Полина приняли это  как необходимое действие, Оля  тоже  не  устраивала  сцен, все  понимая , настоящая  подруга  жизни. Александр и Мария  долго  о  чем  то  говорили, выражения лиц  у  них  были  счастливые, можно  сказать и влюбленные. Искренне  рад  за  них. Сам  я  решил  задержаться  втайне  даже от Александра, глупо и непрофессионально, но  я  не  мог  его  бросить, было  убеждение, что  нас  раскрыли, но  как  всегда  запоздали с действием. Артефакт отказался  меня  покинуть, подарив еще одну  очень  важную  возможность, что  то  вроде  мимикрии или  отвода  глаз. В  общем  я  мог  стать  малозаметным  физически, что  было  не  в  диковину, учитывая  опыт прежней  жизни. Не  мог я  не  посетить и Ольгу Николаевну, едва  не  ставшую моим  кумиром и образцом для подражания. Меня в  этом  городе и в  стране почти  ничего  не  удерживало, дорогие  мне  люди  были  в  безопасности, задержания  я  не  боялся, не  выйдет  у  них  ничего. У  Хранителя  есть  свои  маленькие  секреты. На  Ольгу  Николаевну  я  посмотрел  издали, когда  она  прогуливалась  в  парке. Лицо  у  нее  было  спокойно-высокомерное, ни  следа  огорчения или  раскаяния. Она  была  выше  проявления искренних  чувств, холод  и  высокомерие. Я  подумал, до какой  степени  лицемерия  можно  дойти, ведь  мы  так  доверительно  беседовали, мне  так  понравилась  ее  улыбка. Это  была  настоящая  игра, без фальши и неестественности  поведения. Гениальный  артистизм и виртуозность  истинного  профессионала. Если  бы  она  тогда  не  поспешила, могло  бы  все  и  получиться. Тот  человек  в  гараже невольно  раскрыл  ее  планы, отвратительные  по  замыслу и циничные  по  сути. Заметил  я  и  тщательно  скрываемую  слежку, причем  двух  независимых  групп, здесь  она  играла  роль наживки. Уловом  был  бы  хранитель, а  призом благосклонность  начальства. В общем, я  довольно  равнодушно  отнесся  к  ситуации, посмотрел  и  ладно, можно  было  восхититься  ее артистизмом и возненавидеть  за  предательство. Впрочем  история  ее  уже  осудила, лишив  лучшей  подруги  за долгие  годы и почти  купившегося  на  ее  аристократизм и обаяние,  хранителя-недоучки.

Александр собирался  завершить  свою  недолгую  карьеру  начальника отдела. Сейчас  он методично  приводил  в  порядок свое рабочее  место, раскладывая  на  столе бумаги, папки и прочие  атрибуты чиновничьего  местопребывания. Помня  о  возможном и даже  непременном  скрытом  видеонаблюдении, он  сохранял  на  лице  невозмутимое и деловитое  выражение. Ни  одного  лишнего  движения и в  то же  время без  неестественности поведения. У него  был  специально  запущенный  вид, легкая  небритость и небрежность  в  одежде, плюс  легкий  макияж, подчеркивающий некий  гражданский имидж. Почти  все  дела  были закончены, сданы  соответствующие  отчеты, табельное  оружие и форменная  одежда. Осталось посетить отдел  собственной  безопасности и убедится  в  отсутствии  претензий. Он  был  здесь  почти  посторонним и чужим. Собрав  личные  вещи, всякие неказенные  мелочи, сложив  их  в  пакет, оглядел  кабинет и направился  к  выходу. Аккуратно  постучавшись в  дверь кабинета УСБ и, получив  разрешение  войти, Александр  переступил  порог. За  столом  секретарши  почему  то  сидел  сам  начальник  отдела. Это  было  необычно и немного  настораживало. Присев на  предложенный  гостевой стул, Александр  коротко  доложил  о  цели  визита. Начальник  отдела вертел в  пальцах  карандаш и почему  то  не  смотрел на посетителя. Внезапно из  соседнего  помещения  вышел  незнакомец в  возрасте, гражданском  костюме и с  манерами  большого  начальника. Так  это  он  и  есть, тот  самый  майор? Одновременно за  спиной Александра  возникли  двое  крепких  парней и, положив  ладони  на  плечи  мужчины, зафиксировали  его, ограничив в  свободе движения. Что  все  это  значит? Ответ  на  ваш  вопрос я  дам после ваших  правдивых  ответов на  мои  вопросы. Итак, что вы  делали в поселке и кто  были  ваши  спутники? Почему  вы  их  освободили и лично  отвезли к  месту  жительства? Что  вы  делали  на  участке  дома номер  такой  то? Почему  отчет о порученном  вам  деле, это  стандартная  обтекаемая  отписка? И   последний  вопрос, где  люди, которые жили в  вашем  доме в  дачном  поселке? Александр  ничего  не  скрывал, но  конечно  умолчал  о  том, о  чем  его  не  спросили. Так, с  этим  ясно, теперь  о  главном. Вы  побывали в  населенном  пункте имеющий  особый   статус. По последним  данным поселок  подвергся  заражению  неизвестной формой  вируса. Все  жители  изолированы в  специальном  карантине,   постройки уничтожены, земля  под  ними  продезинфицирована. Кстати люди, участвовавшие в  акции, подверглись  нападениям мутировавших  животных и даже отдельных  людей. Нападавшие нейтрализованы, но успели  нанести  травмы  людям и ущерб  оборудованию. Возможно, как  лицо  побывавшее  на  месте  событий, вы  тоже  опасны и непредсказуемы., так  что  прошу  вести себя без  резких  движений, ребята  не  поймут. Если  я  ответил  на  ваши  вопросы,  то  ответьте  на  мой,  что  все  это  значит?  Это  значит, что  ты  сунул  свой  ментовский  нос туда, куда  не положено и  то, что  ты  тут изображал  из  себя, это  все  фуфло. Ты  что  то  скрываешь, как  и  твои  дружки. Если понадобится, мы  тебя  наизнанку  вывернем, по  косточкам  разложим, по  капельке  разольем и под  микроскопом  изучим. Начальник  отдела  поморщился и нехорошо  зыркнул на незнакомца. А  ты, капитан, не кривись, проморгал  врага  у  себя  под  носом и  может, с  ним  в  одной  камере будешь  ночевать. Капитан встал и ровным  тоном  заявил, если этот  человек арестован, то предъявите  соответствующие  полномочия и документы, так  же  просьба вести  себя  корректно и без  хамства. Мы еще  поговорим  на  эту  тему, капитан, как  бы  не  пожалеть  тебе. Уже  жалею. Так, увести  задержанного, оформить  подписки  о  неразглашении и ответственности. Капитан, забудь пока  не  началось. Сидел  бы  тихо и  смирно, так  лезешь  куда  не  надо. Мы  тобой  еще  займемся. Капитан и бывший  майор на  миг  зацепились взглядами, чего  никто  не  заметил. Когда все  вышли, капитан, выждав  определенную  паузу, достал  свой  телефон, набрал номер и после  ответа, произнес заранее  оговоренную  кодовую  фразу. Спрятав  аппарат, капитан  подошел  к  окну  и  стал  наблюдать  за событиями, которые  не  заставили  себя  долго  ждать.

Получив от сотрудника управления  собственной  безопасности телефонный  звонок с  кодовой  фразой, группа  наблюдателей  выдвинулась  к  зданию  управления. В ее  задачи  входили наблюдение и , в  случае  необходимости, силовая  поддержка группы  захвата, которая  в  свою  очередь  должна  была пресечь акцию  освобождения  заложника и проследить  пути  отхода  нападавших или  напавшего. Предполагалось, что в  этом  качестве  выступит  некая  личность именуемая «хранитель». В  случае  удачного стечения  обстоятельств захват  самого «хранителя»  был  приоритетным. Пока в  округе  не  наблюдалось  перемещения подозрительных  лиц, групп  или  транспорта. Задержанного  вывели  из  здания и повели к небольшой  колонне  автомашин без  опознавательных  знаков и с  наглухо  тонированными  стеклами. Конвоиров  было пятеро, впереди вышагивал человек  важного  вида и властных  манер, четверо замкнули  периметр  вокруг последнего из  группы. Подойдя к блестящему  черному  джипу, важный  и  властный,  попытался  сесть  в  машину, но  ручка  дверцы  осталась  у  него  в  руке,  краска  на  кузове  машины  потускнела и стала  хлопьями  падать на  землю, стекла  помутнели  и покрылись  трещинами, резина  на  колесах полопалась и распалась  на  куски. Дальше  начался  какой  то  ужас, одежда  на  конвоирах превратилась  в  лохмотья, с  голов  серым  порошком  осыпались  волосы, оружие из  черного  стало  серого цвета и  распалось тем  же  серым  порошком. Все  это  не  коснулось  задержанного, он  не  останавливаясь  пересек  улицу  и  скрылся за зданиями. Попытка  проследить  за  ним не  удалась, преследователи  возвратились  лысыми, голыми и малость  невменяемыми. Самый главный вообще  пропал  куда  то. Был  свидетель, который  видел как он  сморщился  в высохший труп и распался в  тот  же  порошок. Зрелище проходило  почти  в  полной  тишине, ни  криков, ни  тем  более  выстрелов в жуткой  тишине. Вероятно  было  применен  неизвестный вид  оружия  массового  поражения  дистанционного  действия. От  машин остались  бесформенные кучи  мусора, от  бравых  конвоиров группа  лысых, голых и безумных  людей. Капитан, стоя возле  окна, мельком  отметив, что  запись  происходящего  ведется  непрерывно, продолжал  наблюдение, в  душе  малость  позлорадствовав. Тишину  кабинета  нарушил негромкая  трель телефона  спецсвязи. Голос  в  трубке произнес, докладывайте, все  подробно, сначала  факты. Капитан скупо и сжато  доложил о произошедших  событиях, начав  с  ситуации  задержания, поведения отдельных  лиц, диалогах, репликах  и общей  атмосфере. Затем огласил  субъективную  информацию, отметив, что  не  ручается  за  сохранность  систем  видеонаблюдения и результатов  записей. Его  выводы гласили, что  установление  личных  контактов с бывшим  майором и «хранителем» вряд ли  возможны, по  крайней  мере в  ближайшем  будущем, уж  слишком  много  ошибок  сделано. И  «хранителя»  явно  недооценили.  Налицо  нарушение доктрины  поведения в общении с  фигурантом. Допущены  акты  насилия и попытки давления  и  шантажа. Причина в  несогласованности  действий  и вопиющей некомпетентности  исполнителей. Выслушав, прервавшего его  абонента, капитан ответил. Попытки установления  контакта  могут  быть  продолжены, если не  будет никакого  вмешательства.  По  некоторым  признакам  бывший  наш  сотрудник имеет  доверительные  отношения  с  Хранителем.  Нет, семьи и близких  людей  у  майора  нет, это тупиковый  вариант из  того  же  сериала  про  некомпетентность.  Как  прикажете  понимать?  Нет, с  Хранителем  не  знаком, не  был  допущен  к  операции. Проявить  инициативу? Другие  уже  проявили. Не  могу  знать. Письменный  приказ  пришлите. Не  будет  приказа, не будет  действий.  В  кармане  одежды  завибрировал  телефон, номер  не  определился. Незнакомый  голос в  трубке  спокойно и без  интонаций  сказал. Заложники из  числа  жителей поселка  должны  быть  освобождены, потеря  имущества  должна  быть  компенсирована, поиски  прекращены, нас  здесь  не  было. Капитан опустил  голову и задумался, окончание  сообщения  странным  образом  совпадало  с  кодовой  фразой сказанной  им перед  началом  известных  событий.

Мы с Александром  проводили  совещание  по  последним  событиям. Он  был  под  сильным  впечатлением  от  возможностей  Хранителя. Результаты  моего  вмешательства  впечатлили  бы  кого  угодно. Нашим  общим  мнением  было  не  отвечать  на  попытки  установления  контактов  и готовиться  покинуть эту  страну при первом  удобном  случае. Еще  я  был  абсолютно  в  курсе событий.  Оказывается  можно  было  ставить метки или сказать точнее  точки  привязки к  определенным  людям  или  объектам. Особо  доверенных  лиц  я  мог  сделать носителями этих  самых  точек с  возможностью их  фиксации в  выбранных  местах. Точки  имели  возможность  трансляции информации с места  событий и несли  защитные  функции по  отношению к  носителю.  Так была точка  привязки в  кабинете  начальника  отдела УСБ, бывшем  месте  работы  самого  Александра, в доме дачного  поселка.    В  принципе  нас  здесь  ничего  не  задерживало, кроме  решения  вопроса с моими  подопечными из  поселка. Их, кстати, всех  отпустили, но  вопрос  о  компенсации за  потерянное  имущество решать  даже  не  попытались. Причем  конкретно ответственное  лицо, как  и кукловодов всей  заварухи, тоже  не  было  известно.  Этакая  коллегиальная  безответственность, а  точнее  конгломерат группировок, отдельных инициаторов, объединений и противоборствующих сторон. Этот постулат  справедлив  для  любой из  сторон  здешней  действительности. Никто ни  за  что  не  отвечает, все  мешают  друг  другу и каждый  хочет  урвать  что  то  для  себя  лично. Воздействовать  на  эту  рыхлую  массу, слепленную  из отдельных  личностей  эффективно, было  просто  невозможно. Еще было  неясно с начальником отдела УСБ, ведущим  двойную игру и имеющего  куратора в  некой  структуре, возможно  он  совершит  попытку  контакта. Тем  более он  затребовал  из  архива личное дело  Александра и сделал  запрос  в  Министерство  обороны. Через  него можно  контролировать выполнение наших  условий. От  Марии  пришла  информация через  точку  привязки. Люди были  на  условленном  месте, понемногу  обживались, места  были  очень  красивые, а  главное  никто  не  беспокоил неуместным  любопытством. Осталось закончить  свои  дела  здесь и присоединиться  к  ним. Воспрепятствовать Хранителю и его  спутнику  никто не мог, да  и не  решились бы. Неожиданно  попытку  установить  контакт  сделала Ольга Николаевна Романова, потомок  последнего  императора и секретный  сотрудник некого  ведомства. Причем  весьма  оригинальным  способом, приехав  в  дачный  поселок и дернув  входную  дверь. Метка  прилежно  донесла  до  нас  информацию о  этом визите. Мы с Александром  не  отреагировали, Бог  вам  судья Ольга Николаевна. Людям из  поселка все таки  выплатили  какие  то средства, как  всегда  слишком  мало и слишком  поздно. Наш  знакомый капитан, так  и не  получив  письменного  приказа, отказался  подчиниться  устному и подал  рапорт  об отставке  по  состоянию  здоровья.  Больше никаких  попыток  контакта или  розыска  не  было. Выждав месяц для  страховки, мы уехали. Наш  путь к  цели  проходил  по  сложному  маршруту со  всеми  возможными предосторожностями. Считайте, что  нас  здесь не  было.




Оглавление

  • Алекс Лексин Хранитель (1) цикл Хранители - кн.1