Новая реальность [Олеся Шеллина] (fb2) читать онлайн

- Новая реальность (а.с. Петр -2) 800 Кб, 231с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Олеся Шеллина

Настройки текста:



Глава 1

Прошло всего три дня с того знаменательного для меня момента, когда я сумел преодолеть принцип самосогласованности Новикова и повернуть историю в другое русло. И все эти три дня я вершил Великие дела! Сотрясал вселенные! Завоевал уже полмира, и следующая половина была запланирована на завоевание до пятницы. Меня везде встречали, как Великого победителя, в все женщины только и мечтали, чтобы…

— Государь, Ушаков Андрей Иванович явился, примешь? — Репнин был растрепан, с красными от недосыпа глазами. Я посмотрел на стол, где стояла чашка с кофе, как оказалось, дед был большим любителем этого напитка, и на мою просьбу узнать, есть ли нечто подобное на кухне Лефортовского дворца, Митька сразу же притащил целый кофейник. Кофе был очень крепкий, подавался без сахара и сливок, и, судя по привкусу, был пережженный. Но я выпил уже три чашки, и сейчас мне казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, а в глаза словно кто-то песка сыпанул. Но положительный момент в этом все же был, я абсолютно не хотел спать. Вот только временами на меня накатывало отупение, во время которого я очень красочно себе представлял завоевание вселенной. Но тут скорее дело было в ассоциациях. Когда я выехал из дворца верхом, чтобы мои подданные смогли меня лицезреть – слегка бледноватого, но абсолютно живого, мне так рукоплескали. Я даже умилился. Словно я что-то для них хорошего уже сделал. А ведь, чтобы получить некоторые результаты, мне через колено этих же самых людей, что счастливо плачут, осеняя меня крестным знаменем, ломать придется. Но ничего, я уже многое пережил, и возможный теоретический бунт переживу.

— Приму, пускай проходит, — я махнул рукой и вылил в чашку остатки кофе. Он уже остыл, был горьким и противным на вкус, но в голове через пару глотков немного прояснилось, хотя я и подозревал, что эффект это временный, и очень скоро у меня сядут батарейки. И вот тогда я упаду и не встану, пока не высплюсь.

Ушаков выглядел не лучше, чем мы с Репниным, во всяком случае, глаза у него были настолько красными, что я невольно подумал про вампиров. Насколько он был взъерошен мне было сложно судить – Андрей Иванович оставался верным огромным парикам, лежащим буклями на плечах. А вот лицо было немного помято, но и забот у него за эти три дня было не в пример больше, чем у меня, шутка ли, арестовать членов Верховного тайного совета, проводить с ними беседы, пока еще беседы, зато в любое удобное для него время дня и ночи, и по результатам этих бесед продолжать аресты… Работал Андрей Иванович, как говориться, на износ. Я его не тормозил, эту плантацию необходимо было как следует прополоть, чтобы уже не оглядываться и не ожидать каждую минуту удара в спину. К тому же Андрей Иванович не увлекался слишком сильно, он ко всему подходил с определенной долей осторожности, всех подряд не хватал, только после полноценного разбирательства со всеми участниками этого «процесса века», когда вина причастных не вызывала уже даже удивления. Меня пока к допросам не привлекали, да и сам я не лез по причине неопытности в подобного рода делах. С самими же нарушителями пока просто мирно беседовали, если и прибегая к давлению, то пока что больше морального плана, нежели физического. Правда, они все напирали на то, что вовсе не хотели погубить государя-императора, а «Кондиции» были всего лишь гарантиями того, что Российская империя не погрузится в пучину бунтов и не настанет новое смутное время, но кто им поверит, правда? Государь император-то жив здоров и вовсе не собирался тапки отбрасывать, как объяснил всем желающим его слушать наконец-то выпущенный на свободу Бидлоо.

Пока я пил кофе, размышляя о насущном, Ушаков тем временем расположился в кресле напротив стола, возле которого я стоял, потому что за ночь уже задницу отсидел так, что один только вид кресел вызывал стойкий позыв к рвоте, поэтому садиться я не собирался.

— Устал, Андрей Иванович? — я снова отхлебнул из чашки кофе и поморщился.

— Не без этого, государь, — Ушаков протер лицо руками и только после этого посмотрел на меня.

— Тебе бы отдохнуть чуток, — поставив практически пустую чашку на стол, я повторил жест Ушакова, протерев лицо обеими руками.

— Вот скотину эту поймаю и отосплюсь, — мрачно сообщал он, глядя исподлобья, словно подозревая меня в том, что это я прячу где-то здесь сбежавшего государева преступника, которого уже три дня не могут найти, хотя ищут тщательно.

— Ну куда Ванька мог деться? — для меня исчезновение Ивана Долгорукого оказалось полной неожиданностью.

— Не знаю! С сестрой в бега подался, — в сердцах воскликнул глава Тайной канцелярии.

— У Шереметьевой искали?

— К Наталии Борисовне первой наведались. А потом еще несколько раз, когда мимо пробегали. Нет его там, более того, не появлялся Иван Долгорукий у своей невесты.

— Да как вы умудрились такую приметную личность как Ванька вообще потерять? — я потер шею. Жесткий ворот камзола натирал шею так, что на шее оставались следы, даже кружевной воротник рубахи не спасал.

— Да вот умудрились, сукины дети, учить еще их да учить.

— Плетьми? — я прикусил губу, чтобы сдержать неуместную здесь и сейчас улыбку.

— Если потребуется, — жестко ответил Ушаков и поднялся из кресла, поведя плечами. Наверное, ему хотелось потянуться как следует, но мое присутствие действовало как хороший такой сдерживающий фактор. — Ты точно своего любимца не прячешь, государь? — он подозрительно посмотрел на меня, чуть сузив глаза, а я едва не поперхнулся от такого заявления.

— Ты совсем ума лишился, Андрей Иванович? — спросил его так ласково, что тот вздрогнул.

— Извини, государь Петр Алексеевич, уже бред несу. Наверное, точно поспать нужно. Но как это злодей Ванька умудрился уйти от меня? Не понимаю. Словно колдовством глаза отвел, окаянный, — и он, поднявшись из кресла, побрел к выходу.

— А ты зачем приходил-то? — опомнившись задал я ему вопрос.

— Чтобы предупредить, что скоро Шереметьев жаловаться прибежит. Уже грозился, только забота о твоем здоровье не позволяет дружку сердечному тебя государя кляузами огорчать. Вроде бы нельзя в одном и том же месте несколько раз одного преступника ловить… Дурость, вот ей-богу дурость.

Я пожал плечами, ну пускай прибежит, поговорим и все обсудим. Петр не глуп, и все поймет. К тому же, складывается у меня ощущение, что если до сих пор не прибежал с жалобой, то и не прибежит. Так-то он каждый день у меня ошивается, все помочь чем-нибудь хочет, да я пока не знаю, куда его пристроить, не разобрался, где он наиболее силен будет. Мне пока кризис власти решить надобно, потому что есть еще те, кто или не определился, или инерцией большой обладает, все пытаются на Верховный тайный совет намекать. Их пока осаждают, но не дело это с каждым посетителем государю лично лаяться, и место его указывать. Может и правда, болвана какого поставить, чтобы видимость создавал? Нет, я даже головой покачал, так не пойдет. Так мне еще лет десять придется доказывать, что, как бы пафосно это ни звучало, государство – это я. Луи, который Четырнадцатый, быстро понял, что нельзя власть из рук отпускать, хватило-то всего лишь из Лувра в телеге с соломой от фрондистов драпать. Его, кстати, капитан королевских мушкетеров д’Артаньян тогда, в фермера переодевшись, увозил. Я, когда хроники читал в свое время, все этому факту поражался. Деду тоже хватило разок портками с лошади, несущейся галопом от стрельцов, сверкнуть, чтобы больше демократией не баловаться даже в самом мягком ее варианте. А мне, разве откровенного предательства совета, которое было, и это свершившийся факт, не хватит, чтобы этот орган ликвидировать, как подрывающий все основы государственности в Российской империи? Думаю, что хватит, и мои соратники, которые, слава Богу, начали вокруг образовываться, полностью меня в этом решении поддержат, как сейчас поддерживают.

Ушаков ушел, я же остался тупо смотреть на стол, заваленный бумагами, на единственном свободном островке которого стоял пустой кофейник и чашка с безнадежно остывшими остатками кофе.

Все время, прошедшее с арестов, я просматривал записи «доверительных бесед» с арестованными временщиками, которые весьма оперативно поставлялись мне людьми Ушакова. Довольно увлекательное чтиво, надо сказать. Подробное и дающее отсылки на документы, считай, что государственной важности, о которых я даже не подозревал никогда, и которые мне иногда хотелось схватить, скрутить в тугую трубку и забить кого-нибудь из этих деятелей до смерти. Потому что ставили те документы Россию в очень невыгодное положение, и что самое обидное, что это были начинания деда, только вот, думаю, что он сбрендил к старости, раз такое допускал. Больше всего меня порадовал Венский союзный договор, особенно его второй артикул, в котором говорилось, что Россия обязана была в случае войны, затрагивающей интересы Австрии, незамедлительно присоединиться к испано-австрийскому союзу и брала на себя обязательства оказывать помощь Австрии против агрессоров: «наступательную войну объявить и против оного с общего согласия оружием выступить, и с ним мира не учинить и не заключить, разве по поправлению обид и вреда и с совершенного соизволения Его Цесарского Католического Величества». А девятый артикул вообще мечта. В нем говорилось о приглашении к этому союзу Речи Посполитой и Саксонии. Ну давайте, Польшу на нашу вечеринку позовем, а чего не Швецию? В остальных артикулах было вроде бы про обоюдные гарантии, но почему-то только Россия должна была сделать то, сделать это… Ни Австрия, ни Испания при этом ничего, кроме создания общего военного совета во время проведения совместных военных действий делать была не должна. В паре фраз упоминалось, что Австрия берет на себя те же обязанности в отношении России, если на нее нападет кто-то, но с маленькой оговоркой. Если такое все-таки случится, то император берет на себя «гарантию всех государств, провинций и областей, от Ея Величества Всероссийской в Европе владеемых». То есть он будет «крышевать» мои владения в Европе, которых у меня целых… ни одного, в то время, когда моя страна будет кровью захлебываться, отбиваясь и надеясь на помощь союзничков. А больше его Католическое величество ничего не хочет? Ну там, чтобы я ему пятки почесал, а Лизка спинку потерла?

Вот за изучением данного документа я и просидел почти трое суток, вникая в его пункты и подпункты. Прошли уже целые сутки с тех пор, когда я на пункте о том, что Австрия якобы поддержит Россию в ее начинаниях в борьбе с Турцией я не удержался и воскликнул вслух:

— Ну да, конечно, я прямо во все это поверил. Поддержит она нас. Это ведь единственное место, где наши интересы конкретно так пересекаются. Нет уж, шиш им. Или договор будет переписан, или я его разорву. Слава богу он не ратифицирован, на хрена мне нужно небо над Аустерлицем, вместо того, чтобы как следует оборону подготовить? Ну, не мне, а моим потомкам, если они у меня все же появятся. Репнин! — дверь тут же распахнулась и появился вызываемый мною Репнин.

— Ты бы, государь, не изводил себя так, болел же недавно. Поберечься надо бы, — тут же выдал с порога адъютант, глядя преданно и с нескрываемой тревогой.

— Как только с этим дерьмом разберусь, так сразу и на боковую, — я придавил пальцем к столу договор. — Посла австрийского ко мне.

— Когда? — Репнин помотал головой, чтобы в ней хоть немного прояснилось.

— Вчера, — отрезал я и снова погрузился в изучение на этот раз не только Венского договора, но и всех остальных побочных, заключенных уже Верховным тайным советом. Эти договора просто изумительно учитывали интересы членов совета и Австрии, но почти никак не касались России и ее благосостояния, точнее касались, только в противоположных от благосостояния интересах.

Процесс доставки ко мне австрийского посла несколько затянулся, наверняка это было связано с тем, что я его секретаря выслал, предварительно выдав за него свою теперь уже бывшую невесту Екатерину Долгорукую. Меня это ожидание сильно напрягало, потому что почти все, что я так старательно изучил, просто кричало о том, что придется ехать в Вену самому, хотя бы просто для того, чтобы познакомиться, и обозначить намерения. Слишком уж много всего лишнего эти затейники навертели. Остальным займутся дипломаты, если, конечно, я не разорву вообще все отношения с империей и не вернусь, чтобы войска к войне готовить. Вот этого-то мне конечно же не слишком хотелось. Но ничего исключать я не мог, слишком шаткое положение было у России, слишком многим хотелось бы ее на зуб попробовать. Единственное, что сдерживало европейских соседей, это все еще не очухавшаяся и не вставившая выбитые зубы Швеция. Но долго так продолжаться не может, и вот это было понятно абсолютно всем. Недаром же Англия, паскуда такая, до сих пор посла нормального не прислала. Хоть с Испанией немного с самого моего появления слегка подфартило. Деньги во всяком случае выделены, и уже начали осваиваться. Накануне радостный Миних письмо с курьером прислал, что в Кронштадте все верфи заняты, и он даже умудрился дополнительные заложить, потому что денег пришло много, гораздо больше, чем раньше выделялось. Это какого же объема казнокрадство-то было, если Миних так возбудился и хочет на остатки много чего хорошего построить? Ведь цена одного фрегата выверена и испанцы ни полушки лишней не дадут сверх оговоренного.

Но Испания преследует собственные интересы, тем более, что ей, похоже, вывезенное из Америки золото руки жжет, вот они и расстарались, чтобы флот Российской империи усилить, дабы потом под любым более-менее удобоваримым предлогом нас с англичанами лбами столкнуть. А вот с Австрией вообще ничего не ясно. Понятия не имею, что собой представляет Карл Шестой. Знаю только, что благодаря многочисленным родственным и околородственным связям каждый из европейских монархов может претендовать на корону еще как минимум парочки государств. Если хорошо покопаться в моей родословной, то я, возможно, тоже на что-то имею право, причем на самых что ни на есть законных основаниях. Ну а что, вроде бы жена того же Карла моя родная тетка. Причем она тетка еще роднее Лизки, все-таки моя мать и она – родными сестрами были. Так могу я или нет навестить тетушку чисто по-родственному? Решение будет зависеть от того, что мне скажет посол, может, и не придется тащиться в Вену, потому что я не слишком хорошо представляю себе, как долго может подобная поездка продлиться, а у меня и здесь дела найдутся.

В коридоре послышалась какая-то возня, звуки ударов и просто площадная брань. Интересно, кто там развлекается? Но интерес интересом, а пока сделаем вид, что ничего не происходит, и что я банально оглох.

— Государь Петр Алексеевич, — Репнин на этот раз выглядел растерянным. Я поднял на него глаза, про себя отмечая, что возня в коридоре как будто бы прекратилась. — Там это… — он замялся, а я почувствовал, что еще немного и меня просто разорвет от любопытства.

— Что там, Юрий Никитич? Что там такого, от чего ты выглядишь так, будто тебя по башке огрели.

— Ну, тут станешь огорошенным, — Репнин заметно сконфузился. — Особливо, ежели узнаешь, что там Ванька Долгорукий к тебе рвется.

— Кто? — я захлопал глазами. Вот это фортель так фортель, прямо с переплясом.

— Иван Долгорукий. Но он… — Репнин запнулся. — Он…

Что такого интересного мой адъютант разглядел в разыскиваемом Долгоруком, который приперся сюда сам и которого охрана вот так запросто пропустила, Репнин не успел сказать, потому что дверь распахнулась настежь и в нее ввалилось в прямом смысле этого слова крупное тело, от которого несло таким сивушным перегаром, что я даже сидя на отдалении за столом закашлялся. Тело растянулось на полу, при этом до пояса оно лежало в кабинете, тогда как остальная часть осталась в коридоре. Когда лежавший приподнял голову, то я с трудом узнал в этом опухшем забулдыге красавца и любимца женщин Ивана Долгорукого. С трудом сфокусировав на мне мутный взгляд, он расплылся в пьяной улыбке и произнес.

— О-о-о, нкц-то, я пишл, — после этого голова упала на пол с глухим стуком, а тело начало из кабинета выползать. Я несколько раз моргнул, пока до меня, наконец, не дошло, что Ваньку кто-то схватил за ноги со стороны коридора и пытается вытащить из кабинета.

— Вот об этом я и пытался сказать, — Репнин с любопытством наблюдал, как постепенно Иван исчезает из поля моего зрения. — Пьян аки свин, и такой же грязнючий. Андрей Иванович его все по салонам разыскивал, а надо было в лужах, что позади кабаков разлиты, поискать.

Я с каким-то нездоровым любопытством смотрел на то, как медленно исчезает Долгорукий. Когда в кабинете осталась уже треть тела, почему-то тащили его довольно медленно, то я, словно опомнившись, крикнул.

— Отставить! Юрий Никитич, Долгорукова в комнату какую определи, охрану к нему приставить. Известить Ушакова и утром не давать опохмеляться, пока не расскажет, почему он в таком виде ко мне приполз, и что так усердно праздновал, да сколько дней. Судя по его морде – он не первые сутки развлекается. А где он такую гадость мог добыть, что у меня в зобу дыхание сперло?

— Известно где, в Немецкой слободе, где же еще, — Репнин поморщился и направился к двери, чтобы выполнить мой приказ. — Только они этот свой грог гонят, ежели по вони судить, то из помоев.

— Зато безотходное производство. Что свиньи не съедят, можно и перегнать и вон Долгоруких незнамо сколько времени поить. И как он только жив после такого загула остался?

— А что же ты, государь Петр Алексеевич, исправить сие досадное недоразуменье хочешь? Апосля такого запоя не дать опохмелиться – это просто живодерство какое.

— А ты его не жалей. Ванька молод и здоров, оклемается, — я залпом допил кофе. — Митьку кликни, пускай уберет здесь. И где австрияк?

— Не знаю, я его как Ушаков Ваньку найти не могу. Может в кабаках поискать?

— Иди уже, шутник. Ежели завтра посланника не будет у меня…

Тут к Репнину подскочил один из офицеров связи, я теперь так называл ребят, пришедших с Юдиным, и что-то шепнул ему на ухо.

— Да ладно, — Репнин озадаченно потер бровь и повернулся ко мне. — А не получится тебе, государь Петр Алексеевич, принять посланника Австрии, потому что такого в посольстве нет.

— То есть, как нет? — я поднялся из-за стола, опершись на руки, и процедил, сквозь стиснутые зубы. — Что ты хочешь этим сказать?

— В основном интересы Австрии, как это ни звучит странно, представлял дюк де Лириа. Частично граф Миллезимо. Де Лириа, государь, вышвырнули из страны, ну и слава Богу, графа ты с Долгорукой под мышкой турнул. Был еще какой-то консул, который даже из посольства ни разу не вышел, но как только де Лириа уехал, он подхватил вещички и был таков.

— Он что, без подорожных документов рванул? — я продолжал сверлить Репнина тяжелым взглядом.

— Почему же? Консул попросил подписать ему бумаги, Остерман и подписал, он тогда еще не знал, что их буквально через пару часов арестовывать придут, все честь по чести.

— Да, вот только император оказался не в курсе, что его без связи с Карлом оставили. А Остерман, он специально это сделал, или не подумал, что подобный конфуз может случиться? Вряд ли не подумал. Старый лис такие дела на годы просчитывал. Неужели саботаж? Но зачем? Вот что, Юрий Никитич, отпиши Ланчинскому, пускай тот делает что хочет, хоть всем фрейлинам двора жениться пообещает, но, чтобы Карл отправил кого-нибудь уже к нам, а то странные какие-то между нами отношения происходят. А еще, подозреваю, что в Вену мне ехать все-таки придется. Поэтому пускай поставит моего «дядю» в известность, что во мне взыграли все родственные чувства разом и я просто мечтаю навестить своих родственников со стороны матери. Просто ночами не сплю, ажно исхудал весь. И что терпежу больше нету, и я в середине мая отправлюсь в путь. С Австрией надо что-то решать. Мне в Черном море искупаться охота, и австрияки начнут мешать с дикой силой, а нам это надо? Вряд ли. Так что нужно на берегу договориться, если не о помощи, то хотя бы о невмешательстве. Что мы можем предложить взамен, не по этому дурацкому пакту, просто квинтэссенции дурости, а на деле? — я задумался. — А можем мы поддержать его законы о наследстве и уже реально помочь моей кузине усидеть на троне и не растерять части территорий, которые у нее обязательно попытаются оттяпать другие претенденты на престол Священной Римской империи. Если нужно, то и войсками. Вот на это и будем давить. Нам те земли не надобны, нам бы Сибирь уже переваривать начать, да Беринг, глядишь, чего откроет. Так что в данный момент Российская империя – самое независимое государство в борьбе всех со всеми за кусок европейской землицы, что побольше, — мои пространные рассуждения прервал сильный всхрап. Я встрепенулся, вспомнив, что Долгорукого так и не вытащили отсюда полностью. — Ступай, Юрий Никитич, дел я тебе много задал, все бы успеть исполнить, а сам я спать иду. Устал я что-то.


Глава 2

Не знаю, как он успел так быстро добежать до дворца, из которого уехал, потому что проспал я всего пару часов, и, сомневаюсь, что приказ о том, чтобы оповестить его, выполнили незамедлительно, вот только Ушаков уже был у Ваньки в комнате в то время, когда я туда зашел.

Затащили Долгорукого далеко не в хоромы, это точно. Комнатка была маленькой, даже без окна. Вся обстановка – это кровать, стол и три стула, а также узкая дверь в уборную. Вообще, создавалось впечатление, что князя засунули в первую попавшуюся кладовку, а потом уж принесли туда кровать. Но наличие уборной опровергало эту теорию. Долгорукий сидел на кровати, обхватив голову руками, а Ушаков расположился за столом, на котором лежали листы бумаги, заточенные перья и стояла чернильница. Андрей Иванович основательно приготовился к ведению допроса неуловимого Ивана Долгорукого.

Как только я вошел в комнатку, Ушаков проворно вскочил со стула и коротко поклонился, пламя свечей, стоящих на столе колыхнулось, и по стенам поползли изломанные тени. А вот Долгорукий никак не отреагировал на мое появление, похоже, не заметив, что в комнате, кроме его самого и Ушакова появился кто-то еще. Скорее всего, он просто еще не до конца протрезвел, хорошо еще, что хоть немного в себя пришел, или же ему без моего ведома экстренный опохмелин выписали, как вариант. Я махнул рукой, призывая Ушакова садиться и продолжать прерванное, ради приветствия моего императорского величества, дело. Сам же я немного отодвинул стул и сел в тени, так, что свет от свечей даже краем не задевал меня, оставаясь с некоторых точек комнаты практически невидимым.

В допросе образовалась пауза, Андрей Иванович что-то писал, Долгорукий страдал, а я терпеливо сидел, оглядывая помещение и расположившихся в нем людей. Все чаще и чаще мой взгляд останавливался на двери, ведущей в «кабинет раздумий». Забавно, практически все уборные, предназначенные для царей, а сейчас и для императоров, практически во всех резиденциях, где мне суждено было побывать, были обиты красным. Даже сиденье, на котором так здорово думать о вечном, были красными. Да, стульчаки были, и даже содержимое улетало куда-то вниз, подозреваю, что в какую-нибудь выгребную яму, а вот смыва не было. Так же как не было и системы канализационных труб. Кое-где был водопровод, а канализации не было. А ведь в той же Англии нечто подобное вроде бы уже использовалось. Не повсеместно, но использовалось. А тут – выгребные ямы. А ведь еще Фридрих Барбаросса чуть не утонул в сортире, когда пол тронной залы провалился, и он вместе с придворными ухнул в нечистоты с головой. И то, что в Российской империи ямы чистились гораздо чаще, нежели в Европах, это не отменяло того, что и в окно ненароком могли выплеснуть содержимое ночной вазы, в моем случае ярко-красной. И запашок хоть и не вызывал рвотных порывов, но иногда заставлял морщиться. Я не был в гостях у моих царственных собратьев и не могу сравнивать, но, говорят, что тот же Версаль так зас… ну, не будем верить досужим слухам, будем верить только собственным глазам и носу.

А ведь, кроме просто неприятия, присутствовали еще и различные эпидемии, например, чума не обойдет империю, как раз где-то в тридцатых годах, та же оспа, а сколько всяких там дизентерий, тифов и других менее заметных в плане жатвы болезней? И дед пытался что-то вроде санитарной полиции организовать, только, похоже, это его начинание просто послали вместе с ним еще, когда жив был, дружно проигнорировав. И есть у меня подозрение, что желательно реформацию не со стрингов и пулемета начинать, а с теплого сортира, мусорных бригад, мощения улиц, канализации и массовых прививок, хотя бы от оспы. И, кстати, есть у меня несколько особо провинившихся товарищей, которых, вполне можно к этому делу приспособить. В Сибири мемуары писать и вздыхать по бездарно профуканным возможностям – по-моему, это слишком расточительно. Товарищи эти достаточно умны, чтобы вот так не слишком великими ресурсами, коими я владею, распоряжаться. Нет, дороги и мостовые я им не поручу, это почти неограниченный источник наживы, поэтому они будут у меня на личном контроле, а вот осушить выгребные ямы и наладить контроль за чистотой, с примерным наказанием виноватых – это вполне можно будет им поручить. Разделить Россию на регионы и в путь. А самое забавное, что, если подать им это как милость мою императорскую, то жопу порвут, выполняя, чтобы снова в фавор войти. В столице они мне точно не нужны, конфискованного им никто не вернет, пока, во всяком случае, потом, может быть, ежели с нужниками нормально справятся, какой дом и верну. Надо же репутацию поддерживать, что не только в рыло могу, но и конфетку от меня можно получить за примерную службу. И те гвардейцы, что в качестве конвоя должны будут в Сибирь сопровождать, вполне способны роль расстрельной команды выполнить, буде, кто дернется и на попятный пойдет. Одних-то я их в вояж по нужникам России точно не отпущу.

С вакцинацией сложнее. Вариоляцию я не собираюсь вводить, хоть ее вовсю применяют турки, да и семейство Ганноверское вроде бы привилось таким варварским образом, но риски слишком высоки. А Дженнер, чтоб его, еще пока не родился.

— И что же заставило тебя, душа моя, Иван Алексеевич, на такое злодеяние супротив императора нашего Петра Алексеевича пойти? Завещание от его имени составить? Волею государя нашего пренебречь?

— Бес попутал, — не отнимая рук от головы, пробормотал Иван. — Да и шел я сюда, чтоб предупредить государя, молить, чтоб не подписывал…

— И что же, бес энтот, который с пути сбил, не подсказывал, что сам можешь подпись поставить, кое уже проделывал не раз, на шалости государя подбивая? — этакий добрый дядюшка, пеняющий сорванцу за то, что тот натворил. И где, спрашивается, тот самый Ушаков, от одного имени которого у многих нехороших личностей сердце екало? — А ну отвечать, сукин сын! Погубить захотел государя? Со свету сжить, и по поддельному завещанию самому, через сестрицу править? — Ушаков привстал и шандарахнул по столу кулаком так, что чернильница и свечи подпрыгнули, а уж после начал орать. Я аж присел и голову в плечи втянул. Почему-то возникло острое желание в чем-нибудь покаяться перед начальником Тайной канцелярии.

— Да не хотел я государя губить! Христом Богом клянусь, вот тебе крест! — Иван вскочил на ноги и принялся осенять себя крестом. Он был небрит, и от него разило таким суровым перегаром, что я едва удержался, чтобы не закашлять. — Я ж живота не пожалею за него, ежели что. Говорю, бес попутал, послушался от… — он осекся, и снова сел на кровать, глядя на Ушакова красными воспаленными глазами, смотрящими с опухшей рожи. Но вот то, что остановился и папашу не выдал, мне внезапно понравилось.

— Так это был бес, или отец твой, Алексей Григорьевич? — тон Ушакова сменился так резко, что я едва со стула не упал. Это снова был добрый дядюшка, который степенно сел обратно за стол и взял в руки перо. Мимо него не прошла невольная оговорка Ваньки, которую тот едва не выпалил сгоряча. Иван молчал, глядя в одну точку на стене.

Я встал и подошел к столу. Собственно, было не столь уж и важно, сам он додумался до такого, или подсказал ему кто, суть самого проступка от этого не меняется. Вот тут только Иван обратил на меня внимание. Наверное, думал, что какой-то помощник Ушакова в углу притаился. Теперь же, когда свет свечей падал на меня, наконец-то узнал и неловко поднялся на ноги.

— Государь Петр Алексеевич.

— Очень разочаровал ты меня, Иван. Даже самому удивительно, как горе от твоего предательства сердце сжало.

— Государь? — Иван так удивленно смотрел на меня, словно действительно не узнал или не увидел, когда я только вошел. — Разве не должен ты в постели сейчас находиться? Или же я все-таки окочурился в какой-нибудь луже, и теперь ты явился ко мне немым укором, чтобы сообщить, что недостоин Ванька Долгорукий небес?

— Э-э-э, — я повернулся к Ушакову, но тот ответил мне удивленным взглядом и развел руками.

Ванька в это время отодвинулся на кровати к стене, практически завалился на нее, истово крестясь.

— Спаси, господи, раба твоего грешного, — бормотал Долгорукий, мне же, глядя на него очень сильно захотелось подойти и вмазать ему по морде. Отказывать себе в этом удовольствии я не стал, подошел поближе и сунул ему кулак в рожу, даже без замаха. Что не говори, а удар у меня, несмотря на юный возраст, был хорош. Голова Ивана откинулась назад и стукнулась о стену. Он взвыл, и принялся барахтаться на кровати, пытаясь принять сидячее положение, но хотя бы перестал креститься, перемежая крещение с молитвами.

— Аккуратнее, государь Петр Алексеевич, — ко мне подскочил Ушаков. — Ну как можно-то, собственноручно? У нас для мордобития специальные людишки обучены, а то поранишься еще об эту харю разбойную?

Я смотрел на него и не знал, плакать мне или смеяться.

— А скажи мне, Андрей Иванович, ты чему детишек в классах, что на паях с Минихом открыл, учишь? — я покосился на Ваньку, который наконец-то сел прямо и теперь настороженно смотрел на меня, словно бы еще не веря, что я – это я, но уже начав испытывать определенные сомнения в своем мракобесии.

— Пока что письму, счету и языкам, государь. Специальные науки начнутся не ранее следующего года, — он вздохнул. Я его понимаю, мне бы лично не хотелось своих птенцов на учителей оставлять, тем более, что рядом этот солдафон Миних обретается, который не знает, что специальные мордобитные людишки существуют, а предпочитает самолично рыло чистить. — Ты лучше скажи, государь, где планируешь столицу оставлять? — хороший вопрос. Очень животрепещущий. Потому что, я не знаю. Для меня всегда столицей была Москва, но строящийся Петербург тоже был важен, и что случится, если двор не переедет туда? Это строительство, на которое было так много брошено, просто загнется. Сейчас зима, и у меня есть время, чтобы подумать. Разобраться с более насущными вещами, а потом… не знаю, смотреть буду. Нужно сначала туда съездить, осмотреться.

— Государь мой, Петр Алексеевич, это взаправду ты? — хриплый голос Долгорукова избавил меня от ответа.

— Ну а кто, коль не я? — я повернулся к Ваньке, который хмурился, разглядывая меня. — Кого ты увидеть-то хотел, если не меня?

— Не знаю, — Долгорукий осторожно обхватил руками голову. — Башка трещит, ничего не приходит в нее окаянную.

— Сколько же ты пил, не просыхая? — я продолжал смотреть, не подходя, однако ближе.

— Как одно завещание Катюхе отдал, а второе, уже подписанное отцу, по его требованию, так и на зеленого змия потянуло. Забыться хотел. Думал, умираешь ты, государь.

— Вот это номер, — я быстро взглянул на Ушакова. — Значит, два завещания было. И куда второе делось? Вот что, некогда мне тут князя убеждать, что я жив и даже здоров, оставляю тебе его, Андрей Иванович. Сейчас обстоятельства изменились, Иван уверовал, что со мной все в порядке, и завещание пока не пущено в ход, и, может быть, станет от этого более разговорчивым. Так что, разузнай все, как было, и мне доложи. Я твоего доклада ждать буду.

Повернувшись, я вышел из этой конуры, оставив Долгорукова и Ушакова наедине. Ванька не дурак, быстро сообразит, что отца с дядькой повязали, и сидят они не в кладовках со всеми удобствами, а в самых настоящих камерах, с Остерманом перестукиваются. Так что слишком запираться не должен. Тем более что, похоже, с сестрой Петра Шереметьева у него и правду не только расчет играет. Наталия-то Борисовна влюбилась как кошка, пойдет за ним хоть в Сибирь, хоть на Луну полетит, даже завидки берут. Я-то жениться буду на том, кто сумеет принести Российской империи хорошие дивиденды. Хорошо будет, если мы с женой терпеть друг друга сможем, что весьма необходимо для рождения наследника.

Когда я уж подходил к кабинету, ломая голову над тем, с какой стороны приступить к задуманным обустройствам городов, ко мне подскочил Репнин.

— Государь Петр Алексеевич, тут к тебе Брюс и Плещеев рвутся. Изволишь кого принять, или обоих? Или, может, гнать пока в шею?

— Конечно обоих, тем более, что Брюса я уже заждался совсем, — таким нехитрым способом обозначив приоритет в том, кого из посетителей хочу видеть первым, я зашел в кабинет.

Не успел я даже подойти к столу, как ворвался возбужденный Брюс, тряся какими-то веревками.

— Какая радость, что все обошлось, и болезнь минула тебя стороной, государь, — выпалил он, без разрешения падая в кресло. — Я как раз проверял, как идут работы по разбору в нашем будущем училище, когда появились эти листы, в которых о задуманных Верховным тайным советом злодеяниях говорилось. Вот прямо так и захотелось выскочить и броситься Алешке Долгорукому бока наминать, но потом вспомнил я, старый осел, что арестовали его, выволокли прямо посреди ночи, чуть не в исподнем, и успокоился, сразу понял, что все в порядке у тебя.

Да, Юдин такую душещипательную историю написал, что у меня самого руки в кулаки сжимались, когда я читал, так обидно за мальчика-царя было. Получилось коротко, но емко. Он был весьма ограничен изначальным размером текста, чем был сначала жутко разочарован, а то бы целый том умудрился накатать. А вот то, что это именно Ушаков любил людей по ночам из постелей в холодную тянуть, это я уже понял, не Бирона то было извращение, а вот такое интересное чувство юмора у начальника Тайной канцелярии. Затея с листовками сработала на ура. Но это было не ново, про памфлеты, разбрасываемые по Парижу еще при Луи Тринадцатом, по-моему, все знают. Я пока не привнес в этот мир ничего существенно нового, всего лишь добывая из загашника памяти то, что уже было известно, только по каким-то причинам не получило распространения.

— Ну что ты, Яков Вилимович, никак не мог я землю эту покинуть, дел-то еще много не сделано, — я дернул шнур, вызывая Митьку. — Принеси нам сбитня, а мне пускай кофе сварят, да не ведро, а чуток поменьше, лучше свежий потом сделаете, — Митька, как обычно продемонстрировав мне одну только голову, кивнул и исчез. — Я вижу, что ты пытаешься с задумкой дедовой разобраться, а ведь я тебе еще одну хочу подкинуть.

— А, да, разобрался, очень, очень толково, — Брюс закивал головой. — И польза от такого устройства очень и очень немалая, только есть одна проблема – вот! — и он бросил веревки, которые держал в руках на стол. — Медная проволока, латунная, дорого, конечно, но можно подумать, как упростить. Я даже уже придумал, как можно сматывать, чтобы не повреждались, и даже парусину пропитал воском, чтобы воду не набирала, — Брюс говорил быстро и возбужденно, перескакивая с одного на другое, но я его не перебивал, внимательно слушая. — Как можно протянуть этот шнур на большое расстояние? Ведь расстояние должно быть большим, иначе это изобретение будет всего лишь любопытной диковинкой, игрушкой, коей дети будут развлекаться.

— Под землей? — задал я невинный, в общем-то, вопрос. Я ждал его, готовил какие-то аргументы, но все вылетело из головы из-за невиданного энтузиазма Брюса. — А что, я планирую, как только снег сойдет, дорогами вплотную заняться. Вот рядом с дорогами и траншею сразу для шнура пробить?

— Под землей? — он посмотрел на меня слегка затуманенным взглядом. — А ведь может сработать, да. Только зима стоит самая середина, когда же все растает? — он вскочил и тут же сел обратно под моим насмешливым взглядом. — Прости, государь Петр Алексеевич, я увлекся очень этой идеей.

— Ну дык именно это я в тебе и ценю, Яков Вилимович, — я прислонился поясницей к краю стола и сложил руки на груди. В кабинет вошел Митька разлил сбитень по чашкам, сунул одну Брюсу, и неслышно удалился. Яков Вилимович сделал маленький глоток и одобрительно кивнул. — Я вот что хотел предложить. В училище будут отроки не только учиться, но и проживать, и быстро возникнет проблема общей загаженности, понимаешь, о чем я говорю? — Брюс кивнул, но довольно неуверенно. — Ты же инженер, вот и реши эту инженерную задачку – заложить канализацию, как в Вавилоне али в Древнем Риме, дабы все, что извергнут отроки из себя, вывести за пределы. С системой коллекторов и самое главное, место определи, для отстойника, где будем, ну, скажем, известью всю заразу сжигать. Да подумай, как можно воду прямо в комнаты специальные подавать, дабы омовения отроки и наставники оные могли совершать, не думая, куда воду грязную девать.

— Хм, — Брюс задумался, а затем посмотрел на меня. — Я так понимаю, что это будет иметь последствия?

— Да, ежели все получится в лучшем виде, то сначала Москву всю канализацией окутаем, затем Миниху поручу, пущай сразу ее закладывает, дабы не переделывать, ну а получится – так каждый губернатор указания строгие получит, и срок для того, чтобы все выгребные ямы изничтожить.

— Почему тебе это в голову пришло? — осторожно спросил Брюс. Идея не то, чтобы ему не понравилась, она ему казалась лишней тратой времени и денег. Ну какая разница, куда людишки опорожняются? А ведь разница была, да еще какая.

— Пока лежал я, а тело мое пылало в огне, то вспомнил, что самые страшные болезни приходят, когда лето наступает, когда все от жары гнить и вонять начинает. И словно озарение на меня нашло, словно ангел с ликом Наташеньки коснулся плеча и молвил про то, что это так и есть, и что я – помазанник Божий могу все исправить. И что, ежели была такая штука ранее, то и не преставилась бы сестрица моя любимая, подхватившая лихоманку в самую жару и смрад, — интересно, сколько я могу еще тему Наташи эксплуатировать? Но, пока работает, буду, да простит меня ее душа безгрешная.

— Прав ты насчет жары и болезней, ох, как прав, — кивнул Брюс. — Дозволь тогда к делу привлечь племянника моего. Инженер он знатный, может, что посоветует дельное.

— Дозволю, — я кивнул. — Как только Андрей Иванович скажет, что зять злодея Долгорукова никакого участия в делах тестя своего не принимал.

Брюс быстро глянул на меня и кивнул, с удовольствием потягивая сбитень.

— Ладно, так тому и быть, я уж с Андреем Ивановичем сам свяжусь, чтобы тот меня в курсе относительно племянника держал, позволишь так посвоевольничать? — вот теперь я кивнул, допивая пряный сладкий напиток и ставя чашку на стол.

— Как дошел до меди и латуни? — я взял в руку самый первый провод, который должен был появиться немного позже и не у нас, а в Англии. Что-то я новое все же потихоньку пропихиваю. И телеграф, если заработает, станет эксклюзивом, который позволит мне здорово заработать на те же дороги, которые пока реально не на что было строить, дед выжал не только казну, но и страну почти досуха, пытаясь успеть реализовать все свои реформы сразу. Вот только сразу все делать нельзя, и неудивительно, что добрая половина его начинаний так потихоньку и похоронится, не реализовавшись даже наполовину.

— А, вспомнилось что-то в трудах сэра Стивена Грея, — махнул рукой Брюс и поднялся. Я улыбнулся. Не зря я вспоминал про труды этого самого Грея и, чертыхаясь, медь с латунью крутил в парусину заматывая, и мечтая о каучуке. — Ну и повозиться, конечно, пришлось, но тут-то мне опыт праздного «колдуна» пригодился. Огненные драконы и другие игрища весьма развивают умения и воображение. Могу ли я идти, государь Петр Алексеевич, обдумывая и новое твое поручение, и нашу забаву продолжать до ума доводить? Да за людишками, что дворец, выделенный тобой чистят, глаз да глаз нужен.

— Иди, Яков Вилимович, не смею задерживать, коль столько дел накопилось, — я отпустил Брюса. Когда он выходил, в кабинет скользнул Митька, притащил кофейник и чашку, ну и заодно убрал использованное. Его молчание и отточенные движения означали только одно, Репнин впустил Плещеева без предварительного оглашения.

— Государь Петр Алексеевич, — московский градоначальник весьма бурно начал выражать свой восторг, от вида моего величества. И все-таки у нас очень самобытная манера обращения, мне очень нравится, зря дед пытался навязать иноземную, подобно кринолинам и парикам.

— И тебе здравствовать, Алексей Львович, — я, продолжая стоять перед столом, махнул рукой в кресло. — Ты садись, в ногах правды-то нет. Я вот давно хотел тебя вызвать, но дела навалились, а тут на ловца и зверь бежит, как говорится, — Плещеев осторожно сел, глядя на меня настороженным взглядом. Он явно не ожидал подобного приема и ощутимо напрягся, и не зря, потому что, как только он сел, я плеснул себе кофе и пристально посмотрел на него, отпивая горький, бодрящий напиток. Самому Плещееву я кофе не предложил. — Ну, так ответь мне, Алексей Львович, а как наказ моего деда Петра Великого выполняется, в коем говорится о мощении всех улиц за счет домовладельцев, а ежели трудности у них в этом возникают, то и за счет городской казны?


Глава 3

В который раз убеждаюсь, что в Российской империи проживают удивительно чуткие, понимающие и добросердечные люди. Самые понимающие из всех, понимающие даже малейшие намеки, если захотят, конечно. Вот, например, стоило мне только рассказать Плещееву, какая беда происходит с дорогами в Москве: про отсутствие мощения, водостоков, что превращает эти самые дороги иной раз в непроходимое болото, про выгребные ямы, прямо возле домов, и это в Москве, что уж говорить о других городах моей воистину необъятной страны, там ведь наверняка еще хуже! как он сразу же «вспомнил» о выделенных еще дедом на эти самые дороги двенадцать тысяч рублей. Более того, по его словам, деньги по странным причинам оказались нереализованными, черт знает почему, возможно, камня не смогли найти, и он готов пожертвовать любимому городу еще десять тысяч сверху из личных сбережений. Ушаков, зашедший на огонек, после окончания допроса Долгорукова, просто умилился и, скептически глядя в свои бумаги, заявил, что, согласно его данным, денег выделено было двенадцать тысяч триста пятнадцать рублей пятьдесят три копейки. И что выделены эти деньги были камер-коллегией за подписью самого Алексея Львовича в то время, когда он был ее президентом.

В общем, мы так душевно поговорили с ним. Я едва на груди у сего великого мужа не рыдал. Все пенял себе, что слишком его нагружаю: ведь, кроме дорог, велено было ему связаться с Брюсом, с Академией наук, съездить на Урал и там местных умельцев потрясти, ведь еще стояла зима на дворе и время на подготовку было, да что угодно сделать, хоть на луну скататься, но принести мне к маю план рабочей канализации. Я прекрасно понимаю, что современной мне канализации я не получу, но что-то сделать все-таки было можно. Хотя бы систему коллекторов составить, ведущих в определенное место, я пока не решил, что это будет, скорее всего, все-таки отстойник, который будет обеззараживаться, и жидкая составляющая после примитивной фильтрации пластом земли уйдет все в ту же землю. Что делать с хм… твердыми отходами буду думать, сейчас мне главное все дерьмо за пределы городов вывести и сделать так, чтобы в реки не попадало. Уж если древние римляне до своих клоак додумались, то уж нам ума, поди, хватит. Туда же я решил присоединить водостоки и ливневки с улиц, и вместо цельного камня использовать брусчатку. Да, трудоемко, но зато долговечно и надежно. А пока будут ту брусчатку умельцы делать, произвести отсыпку слоями песка и щебня, и утрамбовать. На вопрос «как?» чуть не сказал, что самому бегать целыми днями, мол, веса как раз хватит. Но сдержался и посоветовал телеги катать с теми же камнями. Посмотрим, что мне в итоге предложит сам Плещеев. Может, какой умелец найдется, да что-нибудь этакое предложит. Да, я был так расстроен, что Алексей Львович буквально на износ работает, и будет еще больше работать с новыми-то обязанностями, что забрал у него управление Московским монетным двором. Чего только не сделаешь для столь верного и преданного отчизне и императору человека, чтобы нагрузку на него снизить.

Монетные дворы Москвы я собирался собрать под одну крышу. Нечего по всему городу быть разбросанными. К тому же, в мои планы входило создание первого российского банка полностью государственного, тесно прилегающего к монетному двору. Пока что, ничего нового я не придумал, а всего лишь ускорил то, что в свое время организовала Лизка, или кто-то поумнее за ее подписью. Точнее, надеюсь, что Лизавета уже ничего не организует, потому что на престоле находится законный правитель. До вкладов, конечно, еще далеко, но составить конкуренцию ростовщикам, пожалуй, можно попытаться, особенно, если утвердить отдачу долга не всей суммой целиком, а частями. При этом, кто мешает мне сделать как бы три отделения: для дворян, которым часто непонятно на что нужны деньги, под залог их земельного имущества и крестьян; для купцов – для развития торговли под божеские проценты с точным указанием на что, собственно, хочет тратиться; и, наконец, для начинающих промышленников – вот здесь процент совсем небольшим сделать и очень четко отслеживать, на какие именно нужды нужны деньги. Большинство же людей живет по принципу – никто мне все равно не поможет, так что и хрен с ним. И одному Богу известно, сколько толковых изобретений и нововведений прошло мимо, только потому, что у изобретателей не хватило денег? Но, просто так я ничего, что носит частный характер, финансировать не собираюсь. Слишком хорошо знаю, что подобное рождает чувство непрекращающейся халявы, и тогда я получу ноль целых хрен десятых КПД на выходе, а оно мне надо? Люди у нас умные и головастые, но в большей своей массе инертные и ленивые. Вот если над новатором будет висеть дамоклов меч в виде отдачи ссуды, пусть практически беспроцентной, но все-таки, то тогда восемьдесят процентов и пошевелится, а на нет и суда нет, как говорится, зато деньги хотя бы в казну вернутся.

Ну и в качестве собственного бзика, попробую кредитные билеты начать выпускать – то есть, фактически бумажные деньги. Во Франции ассигнации уже давно в ходу, чем мы хуже? Правильно, ничем. Главное, эту новость до населения донести, про то, что мы не хуже. Это всегда и во все времена работало. И самое главное, я хочу сделать акцент в распространении ну, прежде всего, конечно, на купцов, а вот во вторую очередь на женщин. Да-да, на наших прекраснейших дам. Деньги – это всегда престижно, но очень тяжело, да и с кошельками особо не разгонишься, это всегда мешок на завязках. А ведь, если взять за основу клатчи, ну или как там называются эти то ли маленькие сумочки или большие кошельки, которые вместе с карманными собачками носят современные мне ляди, то тут такой простор для воображения. Застежку я быстро самую примитивную изобрету, вон как на старых кошельках – рамку с защелкой, а там хоть полкило брюликов на сумку вешай и хвастайся. Ну и мужички со временем до портмоне дойдут, это просто неизбежно, потому что так удобно, не в карманах же банкноты таскать, и статусно. А хорошие понты – они всегда дорого стоили.

Пропагандой Юдин займется, у него сейчас служба постепенно разрастается, и его самого никто никуда не гоняет, так что пускай работает там, где у него больше всего показать себя выходит. Думаю, что благодаря стараниям двух непримиримых соперников священного Синода количество умеющих читать постепенно увеличиться, тогда и о газете можно будет подумать. Пока в один листок и бесплатно, а там, видно будет.

Хотя газету можно и сейчас попробовать. Вот! Монетный двор, плюс печать билетов, плюс печать наших «желтых страниц». Оборудование Монетного двора дополнить печатными станками и в путь. Раз неделю страничку на распечатку и по гостиным. А там подсядут, как на наркоту, и уже можно требование выкатить, например, двадцать копеек за лист. Хочешь быть в курсе последних сплетен, возьмешь. Побурчат и начнут брать, как миленькие. А там и купцы, и просто состоятельные горожане присоединяться: всем охота быть в курсе последних новостей, сплетен по типу: «Князь Д. вчера был замечен в Немецкой слободе пьяный вдрызг, где он открыто приставал к добропорядочным фрау…» Это всегда продается, во все времена и в любой стране мира. Ну, а между проказами знати пускать действительно нужную информацию. Придется Юдина выводить из курьеров, и помощников ему организовывать: несколько кавалеров посмышленей, чтобы по салонам шлялись и самый смак собирали – ну тут надо Ушакова подключать, думаю, что ему идея понравится. Часть информации он будет себе забирать, естественно, ну а часть, которая далека от политики, Юдину сливать. Надо же, а ведь, похоже, я сейчас первых в мире журналюг начну готовить. Вот сейчас выйду из мастерской и займусь.

Все это я обдумывал, возясь с проводом для телеграфа. У меня не получалось из того, что я имел в своем распоряжении соорудить достаточную изоляцию. Отшвырнув очередную загубленную заготовку в сторону, я задумался. Мне нужен каучук! Мне нужна резина, мать вашу! Ну когда уже этот Кондамин поедет в Америку? Хоть самому экспедицию организовывай!

Я замер. А почему, собственно, и не организовать экспедицию? Та часть, которая известна как Патагония – сейчас совершенно точно даже не изучена, не то чтобы не заселена. И думаю, что войны с Испанией или Португалией за клочок джунглей по ходу Амазонки я точно не получу, надо все тщательно обду…

— Государь Петр Алексеевич, — дверь в мастерскую распахнулась без стука, что в принципе было невозможно, если только не произошло что-то в высшей степени возмутительное. Репнин выглядел взъерошенным и растерянным. — Там… уф, — он перевел дыхание, видимо, несся сюда на своих двоих как на коне. — В Стародубской слободе старообрядцы бузят.

— А этим что доспелось? — я нахмурился. Вроде я этих товарищей нигде не притеснял.

— Так к ним Дашков Григорий и Смола Игнатий пожаловали. То ли как проповедники, то ли как члены Священного Синода с отповедями и угрозами. Не слишком понятно, но попов уже почти на вилы подняли, когда шедшие мимо дозором семеновцы вмешались. Сейчас всех бузотеров в кольцо взяли и ждут твоего решения.

— Как же они мне все надоели, кто бы знал? — я не удержался и глаза закатил. — Вот, не поверишь, но самое лучшее, что сейчас можно было сделать, чтобы избежать проблем в будущем – это подпереть двери слободы бревнами и сжечь этот рассадник смуты к чертовой бабушке, вместе с Дашковым и Смолой, которым никак не сидится на жопе ровно. И зачем их вообще с богомолья выпустили? Неужто грехи свои уже замолили, сволочи? — я сжал кулаки и несколько раз ударил по каучуковому мячику, который нашелся среди диковинок Петра Первого. Ну да, этот момент я помню, такую вещь как каучук только вот для этих игрушек и использовали, да и то редко. Вроде немного полегчало. Я посмотрел на мячик, потом на Репнина, и прищурился. Что там нам историчка, которая мне отдельный котел в Аду приготовила, говорила? Что освоение Латинской Америки очень быстро зашло в тупик, и только благодаря вмешательству иезуитов, а вовсе не клинков и пушек, сдвинулось с мертвой точки. Замечательно, просто замечательно. — Вели Цезаря запрячь, я, кажется, знаю, что с этими козлами упрямыми делать. Да, Юдина кликни, будем первый выпуск нашей газеты осваивать.

Все-таки вот так пронестись по Москве верхом на великолепном жеребце, во главе небольшого отряда – это было одно из немногих удовольствий, доступных Петру Второму, и я прекрасно понимаю, почему этот ребенок так много времени проводил в седле и на охоте, но даже там его умудрялись использовать все, кому не лень.

Пока мы ехали, я умудрялся еще и осматриваться по сторонам. Не слишком ли я мудрю с канализацией? Может проще нужно быть? Вон на соседнюю пустошь вывести коллекторы и пускай там дерьмо естественным образом гниет? Нет, не слишком, тут же одернул себя. Где-то уже близко чума, и мне проще один раз напрячься, тем более, что по моим приблизительным расчетам денег одного арестованного Головкина хватит, чтобы покрыть затраты в крупных городах. А уж если к ним присоединить то, что удалось выгрести из загашников Остермана, то Европейская часть вся будет обеспечена. Наворовали эти товарищи за столько лет очень даже неплохо, я аж присвистнул, особенно, когда с казной сравнил. На Москве потренируемся, доведем до приемлемых на сегодняшнее время результатов и в обязательном порядке введем повсеместно. Да, еще в портах карантинные зоны надо бы организовать. Нехрен морячкам по кабакам шляться и заразу разносить. Пара дней в этой эпохе, где время течет неторопливо, и никто не несется сломя голову, не изменят ровным счетом ничего. А что такое изоляция в связи с эпидемией, и к каким последствиям она может привести – это знает каждый. Гораздо проще предотвратить, особенно, когда знаешь и про то, что в перспективе может произойти, и про последствия.

В Стародубской слободе царило настороженное молчание. Толпа попов, не только Смола с Дашковым, они еще полтора десятка притащили с собой, толпа бородатых мужиков, хмурых и вооруженных кто чем. Между ними напряженные семеновцы. Женщин не видно, но это и понятно почему. Мужики, кстати, угнетенными не выглядят. Одеты нормально, добротно, не истощены, ух ты, на парочке одежда явно из полотна моей экспериментальной мануфактуры, это можно использовать для популяризации. Я указал на этих мужичков Юдину и вполголоса сообщил, что штаны хоть и утеплены, а верх у них из денима. Вот только на вид ткань более похожа именно на известную мне джинсу. И как они этого добились? Почему мне никто не сообщил о нововведениях? Указав Репнину на данный факт, я выждал еще с минуту, затем обвел всех собравшихся грозным, я надеюсь, что именно грозным, взглядом, и тихо проговорил.

— И что случилось на этот раз? — секундная пауза, а затем на меня обрушился шквал жалоб с обеих противоборствующих сторон. Я слушал этот гомон и даже не пытался выяснить подробности. Наконец, наступила тишина. Я снова выдержал театральную паузу и негромко произнес. — Вот что, волей деда моего и последнего архиепископа всея Руси именно помазанник Божий отныне считается главой церкви православной. Ваше стремление сохранить корни мне понятно, не слишком понятно только желание оставаться беспоповцами, но, наверное, слишком молод я, чтобы такие тонкости понимать. С другой стороны, негоже это, когда раскол происходит в самом сердце нашей многострадальной родины, укрытой покровами Богородицы. Больно мне видеть это. Поэтому, ночей не спамши, и едва от смерти ушедши в болезни, что не так давно меня сразила, — я заметил, как кто-то из старообрядцев тихонько меня перекрестил. Ну что же, сочтем это за благой знак. — Я много думал, и сердце кровью обливалось, и ангелы на небе уже даже вопрошали меня, послав к моему одру Наташеньку, сестрицу безгрешную, кою уже приняли в свой отряд ангелы небесные. И уже когда я хотел велеть запрягать сани, чтобы к ней вознестись, молвила она кротко: «Нет, Петруша, не дело это за моими юбками скрываться, когда такие дела творятся». Очнулся от бреда и понял, что пора российский народ объединять под покровами православной церкви. Как вы смотрите на то, чтобы и верными себе остаться, и снова к таинствам приобщиться? — мужички переглянулись неуверенно. Ну точно, не в вере дело, это просто своего рода оппозиция. — Печально мне это видеть и слышать, а уж ангелами тем паче. Но вот мое вам слово. Объединению церкви быть! Вы можете проводить таинства по старым обрядам и вот эти мужи вам будут способствовать в этом, — я с нескрываемым наслаждением указал перстом на попов-придурков, которые воду замутили. — А чтобы вырабатывалось у них должное смирение, жить им здесь в святости и смирении. А порядок поручается Семеновскому гвардейскому полку обеспечивать. И еще, в ваши обряды я не лезу, но единственное условие, что следует соблюдать неукоснительно, это помазанника Божьего как главу упоминать, — перевел дух. Прищурившись, посмотрел на насупленного мужика, стоящего впереди всех. — Имя, — он явно такого не ожидал, поэтому уставился на меня с удивлением и опаской.

— Игнат Лаптев, государь, — после полуминутной паузы выдавил он из себя.

— Вот что, Игнат Лаптев, вижу я, что главный ты и здесь в слободе, и среди всех тех, кто тайно старые обряды совершает. Так что приглашаю тебя к себе в гости. Все вопросы обсудим, и все нерешенности решим. Вот только есть самое важное, мне не нужны бунты, поэтому, чтобы их больше не допускать, заберу я у вас слободу. В качестве компенсации, кроме попов, оснащу несколько кораблей, что повезут вас за окиян. Там земля есть, опасная, но благодатная – там тепло круглый год и, если постараться, можно по нескольку урожаев в год снимать. Солдат дам для охраны, деньжат подброшу, и самое главное, там вам никто не будет мешать молиться так, как вы хотите. Но, с условием, которое я недавно объявил.

— Сослать, значит, хочешь, государь, — хрипло проговорил Игнат.

— Хочу, — а зачем скрывать то, что и так всем понятно? — Только не в Сибирь, где пока перспектив никаких, а в Америки, в ту часть, что еще португальцами не освоена. Ты же умный, не зря тебя главой избрали, прекрасно видишь, какие это барыши принесет, в случае успеха, нужно только рискнуть. Да и я, и вся империя Российская поможем, ежели что.

— Это оттуда испанцы свое серебро и золото везут? — ха, я же говорю – оппозиция, но умный, уже хмурится по-другому, перспективы просчитывает.

— Оттуда, — я кивнул. — Ну что, поедем договариваться? Ведь вас же гораздо больше, чем на территории слободы проживает. На пяток кораблей наберется, это точно.

— А кто поведет корабли? — он прищурился.

— За идиета-то меня не держи, — я вздохнул. — Знаю я, что не ходили мы так далеко. Так что, ежели договоримся, начну капитанов, лоцманов и других специалистов искать, кто уже бывал в Америках и знает, что к чему.

Игнат оглянулся на своих. То ли они умели телепатически общаться, то ли что-то еще, но он тяжело кивнул.

— Ну, давай, государь, попробуем договориться, все равно жизни нам никакой не дадите, а беспоповцами, прав ты, хуже некуда жить.

И он кивнул двум молодым парням, видимо, сыновьям. Те быстро метнулись в сторону домов, за лошадью, наверное. Ко мне же подскочил бледный Дашков.

— За что, государь? За что наказываешь так грозно? — вот сказать бы тебе матом. Я вообще не хотел лезть к старообрядцам, но из-за тебя пришлось, и еще не известно, чем все это закончится. Сомневаюсь, что все они дружно соберутся и на корабли попрыгают. Все равно очередной раскол теперь уже среди них подавлять придется. Но эти товарищи к подобным фортелям привычны, у них каждые десять лет кто-то в свою секту откалывается, а вот мне сейчас брожения никак ни к месту. Вообще, как показала история, которой уже не случится, староверы вполне договороспособны, но нужно всегда подкреплять свои требования с позиции силы. Хотя Игнат за теорию злата и серебра лихо ухватился. Но Дашков ждет, а Смола смотрит, как на врага номер один. И кто тебя выпустил-то? Узнаю, а я узнаю, потому что Ушаков дела Синода уже оформил у себя как отдельное подразделение, убью.

— Вы, когда сан принимали, клялись нести слово Божье туда, куда поведет вас рука Господня. Вот вам шанс. Там, куда вы отправитесь, просто уйма некрещенных туземцев-дикарей. Проповедуйте. Обращайте в веру предков своих. Это же подвиг во имя Господа нашего, и вы мне должны быть благодарны, что я вас на сей подвиг благословил. Так что готовьтесь внутренне, а пока таинства вспоминайте старые, чтобы обвенчать перед походом невенчанных и детишек крестить некрещеных, хотя, можете просто к суровой, но благородной жизни проповедников готовиться, а здесь рукоположить кого-нибудь, кто уже готов принять сан.

— Я готов, государь, — отвернувшись от Дашкова, я повернулся к Игнату. Он сидел на добротной лошади, и смотрел на меня с высоты ее роста. Ну-ну. Ко мне уже подводили Цезаря, с которого я соскочил, чтобы с народом пообщаться. Правда, близко к народу меня охрана не пустила, Михайлов очень быстро учился на ошибках, особенно своих, но зато видимость и приличия были соблюдены. Вскочив на лошадь, я поднял руку, призывая кому надо двигаться следом. Не все выдвинулись, несколько человек остались, следить, как семеновцы организуют охрану. Это уже люди Ушакова, которых быстренько ко мне вездесущий Андрей Иванович приставил. Повернувшись к Игнату, я с трудом удержался, чтобы не подмигнуть. Потому что я теперь был на порядок выше. Мы с моим конем были под стать друг другу.

— Двинули, — я махнул рукой и первым устремился во дворец, чтобы начать такие неожиданные переговоры, к которым я, если честно, совсем не был готов. А ведь мне еще с Синодом бодаться предстоит, если мы с Игнатом о чем-то договоримся.


Глава 4

Наступил февраль, но весной даже и не пахло. Было морозно, снежно и очень ветрено. Метели мели почти ежедневно. Я мрачно перебирал бумаги, удивляясь собственной наивности, которая по началу позволяла мне думать, будто я смогу быстро разобраться с делами армии, флота и всего остального. Ага, счаз. Для человека, имеющего отношение к армии только в том аспекте, что работал в НИИ, подчиненном нашему министерству обороны, я уже довольно неплохо начал разбираться в том, какими вообще войсками располагаю. Это было уже хорошо, потому что, когда я взял армейские сказки впервые в руки, то едва чувств не лишился от обилия терминологии, о которой даже не подозревал.

Я встал, потянулся и отложил те документы, которые старательно изучал сегодня, в сторону. Хорошего помаленьку. А Петра высечь не помешало бы. Вот какого хрена он уроки прогуливал? Его хоть чему-нибудь, кроме языков учили? Почему я с самых азов вынужден изучать, чем именно Конный полк отличается от Кирасирского Его Величества полка? Все послезнания Петра в моем сознании сохранены, вот только знаний тех даже не кот наплакал, а еще меньше. Вопросы к Остерману все увеличивались в объеме, как будто их и так мало. Но, что бы Петр ни делал, а мне изучать азы все равно приходится, тут уж никуда не деться, и рассчитывать особо не на кого. Нет, можно, конечно, в охоту упасть, как в пропасть, да так и веселиться всю оставшуюся жизнь, но почему-то не хочется.

В комнате становилось темно. Февраль, темнеет рано. Не так как в январе, но все же. Дверь приоткрылась и в комнату скользнул верный Митька, которого без моего на то повеления, принялся натаскивать Ушаков. Чему он его учил, то мне неведомо, но результаты не заставили себя ждать. Митька – парень и так неглупый, начал под руководством Андрея Ивановича превращаться вообще хрен знает в кого. Он уже явно перерастал свою должность, но даже намека не давал о том, что сам думает на этот счет. Лично я хотел его к марту произвести в свои личные денщики, и сделать секретарем по совместительству. Но разговоров пока подобных не начинал, все присматривался. Иногда мне хотелось самого себя пнуть как следует, чтобы уже прекратил осторожничать до такой степени, но ничего с собой я поделать не мог: мне требовалось все проверить и перепроверить много раз, прежде, чем пускать в дело.

— Что скажешь, Митя, про Матюшкина и Лёвенвольде? — я подошел к окну, за которым уже практически ничего не было видно, кроме моего отражения, и так и встал, разглядывая мальчишеское загорелое лицо с впалыми щеками. На фоне загара, который настолько въелся в кожу, что никак не хотел сходить, волосы выглядели еще светлее, чем были на самом деле. Та англичанка права, черт ее подери, Петр Алексеевич довольно красивый тип.

— Михаил Афанасьевич повторно отцом стал, и снова сына они родили с Софьей Дмитриевной. Михаилом назвали мальчонку.

— Я знаю, я им подарок отписал, — я махнул рукой, чтобы продолжал.

— Тесть его, Дмитрий Алексеевич Соловьев в печаль ударился, говорит, что бумагу, матушкой-императрицей Екатериной подписанную о его баронстве потомственном утерял где-то, — Митька зажег свечи и принялся расставлять на столе тарелки с ужином. В последнее время я предпочитал есть в одиночестве. Это не то, чтобы не одобрялось, но, учитывая мой нежный возраст, спускалось. А там, глядишь и привыкнут, вовсе перестанут волками смотреть. Но, новость Митька мне принес знатную, что ни говори.

— А что, Андрей Иванович так и не нашел выхода на англицкий банк, где Александр Данилыч свои сбережения сохранил, и куда сам Соловьев, кажись, деньгу хоронил?

— Никак не может найти, все сокрушается, горемычный. Хочет уже просить тебя, государь, Бестужева-Рюмина к ногтю прижать…

— Обойдется, — я хмыкнул. — Ему дай волю, он и меня к ногтю прижмет, дабы на измену за вымя пощупать.

— Ну так недоволен Андрей Иванович, как ты, государь, с Ванькой Долгоруким обошелся. Считает, что слишком уж мягко ты с любимцем своим поступил, — я только хмыкнул. Ну это как посмотреть, как посмотреть.

Вместе с Иваном провинившихся, знавших аж о двух заговорах: про поддельное завещание и про "Кондиции", направленные Анне Иоанновне, но так и не дошедшие, Ушаков выявил почитай полторы сотни человек. И все они, как один, принадлежали Преображенскому полку. Все шло к тому, что я или расформирую этот проклятый полк, или отправлю куда-нибудь в полном составе. Достали уже. Круговую поруку устроили, уроды мамины. Семеновцы вон, на тех же щах вскормленные и ничего, сидят и не отсвечивают, только пользу государству приносят. Я сжал и разжал кулаки. Ладно, о полке потом подумаю, многое от сегодняшнего вечера будет зависеть. А Долгорукий сейчас в Голландии, фрахтом занимается. На личные деньги наймет корабли с условием, что команды будут смешанные, да еще и к капитану, и к лоцману нашего человека приставят, дабы учился. Посмотрим, как справится. Ведь ему вместе с молодой женой ехать, осваивать Южную Америку придется, во главе с теми придурками преображенцами. Орудием, порохом в достатке и всем, что посчитает нужным с собой взять, я его обеспечу. Ну а вдруг они что-нибудь приличное у португальцев отожмут? Чем черт не шутит. Тем более, что я очень сильно сомневаюсь, что границы по всей Южной Америке уже точные и разнесены на картах, а на пакт папы римского мне нас… наплевать с большой колокольни, я его святейшеству не подвластен. Пускай попробуют у моей рожи этим пактом потрясут. Вместе с испанцами. Тем более, что испанцы не полезут. Им это вообще невыгодно. Я же корабли не на их деньги построенные буду использовать, а фрахтованные. Я вон сам, и без их участия с Англией скоро сцеплюсь за наследство Меншикова, которого немало на счетах именно что в Англии осталось, и прикарманить эти деньги Георгу я не хочу позволить.

Кроме Долгорукова с молодой женой и преображенцами, которых ссылать в Сибирь невыгодно, будут еще там воду мутить, а казнить жалко, все-таки отборнейшие кадры, чтобы такими направо-налево разбрасываться, согласились плыть от произвола и ущемления… чего мы там им ущемляем, я так до сих пор и не понял, почти две тысячи старообрядцев. Почти все согласились. Лишь три сотни не захотели признавать Дашкова со Смолой первичными еретиками, я понятия не имею, что они имеют в виду, и отказались признавать попов ими рукоположенными. Ну и хрен с ними. Три сотни – это не тысячи, как-нибудь справимся. Чтобы внести поправки в обозначение старообрядцев именно старообрядцами и позволить рукоположить их попов, я выдержал такой бой в Синоде, что меня до сих пор тошнит, когда кто-то о нем даже вскользь упоминает. Но я выдержал, правда, пришлось пойти на уступки и выпустить из застенок митрополита Сильвестра, который выпустил этих двух идиотов с богомолья.

Вместе с этими притесненными со всех сторон в бой за души туземцев отбудут и те попы, под руководством Дашкова и Смолы, которые семеновцам попались. Может хоть дурь из башки вытрется, пока проповедовать будут.

М-да, народу много набирается, Долгорукову придется флотилию где-то брать, но это его проблемы, где он до мая корабли, да еще на наших условиях возьмет. Или так, или плаха, это я к тому, что у любого человека обязательно должен быть выбор, не так ли? Он же не один по Голландиям шляется. Ему любезно Миних компанию составляет вместе с тремя ротами ингерманландцев. У меня же было всего несколько требований: кроме обучения наших моряков хождению по океанам, и обучению капитанов, привезти саженцы гевеи и обеспечить их выживаемость. А дальше, пускай крутятся, как хотят. Нет, если им удастся, то всестороннюю помощь они получат – это даже не обсуждается. Но пока сами, только сами. Где мы будем гевею культивировать я пока не думал. Нужно сначала саженцы получить жизнеспособные.

Почему я отправил Долгорукова в Голландию? Все просто, я прекрасно знаю психологию. Пришлось научиться, причем именно здесь, применив на практике все то, что так упорно игнорировал при собственном обучении. Я предполагаю, что куда-то, где нет приличной бухты и неподалеку пресной воды ни один капитан не поведет свои суда, тем более, что даже не для своего государства. И высадятся наши переселенцы не в пампасах, а гораздо севернее, именно там, где мне и надо.

Жестоко? Ну а как еще идиотов учить?

Остальные участники заговора пока сидят в застенках у Ушакова, следствие еще не закончилось, и их судьба пока туманна, хотя от тех перспектив, которые у меня на уме я пока что не отказываюсь.

— Государь, ты же к Лёвенвольде на ассамблею сегодня идешь? — Митька поставил кофейник и подошел ко мне, преданно заглядывая в глаза. Я только кивнул, не отвечая. — Слыхивал я от горничной его супружницы Настены, что сегодня можешь ты скоморохов графских не увидеть. Граф сам будет гостей развлекать.

— И что же со скоморохами случилось? — я повернулся и посмотрел на него с любопытством.

— Ушли в крестьянские платья переодетые, да не куда-нибудь, а в Лифляндию, к брату своему старшему Карлу Густаву, по делам неведомым.

— О как, — я присвистнул. — Ну что же, раз мой бывший воспитатель так прыток, то и дело ему следует подобрать такое, ему под стать. Соловьев с Матюшиным на ассамблее будут?

— Много кто будет, — Митька хмыкнул. — Как узнали, что надоело тебе, государь, только делами заниматься, повеселить дух юный пожелал, поплясав на ассамблеи, то тут же за приглашения битва едва ли не Куликовская началась. Слишком ты от двора отстранился, негоже это.

— Учту, — я кивнул. Не будем пренебрегать добрым советом, даже если его дает простой слуга.

В дверь постучали, и, не дожидаясь приглашения войти, в кабинет ворвался растрепанный Репнин. Я только покачал головой. Не на то, что без приглашения – этот момент был нами оговорен. Пока рабочий день в разгаре, а работал я аккурат до семи часов вечера, то и для адъютанта моего вход без каких-либо преград должен быть. Ежели я с дамой изволю развлекаться, и Репнин застанет меня без штанов – то это мое личное дело, и мой косяк, запираться перед таким надо, а не голой жопой потом сверкать. Вот в спальню ко мне, без дозволения только Митька может ввалиться. А в кабинет человек пять точно.

— Ты пошто такой встрепанный, словно подрался по дороге, — я поджал губы.

— Шапку потерял на ходу, да волосья ветер растрепал, галопом же скакал, — развел руками Репнин.

— И что же, Юрий Никитич, такого важного ты где узнал, что в галоп по улицам Москвы захотелось?

— Ответ от Меншикова пришел, курьера по дороге перехватил, — и он достал пакет, запечатанный сургучом. Я тут же выхватил у него из рук бумаги и принялся читать. Дочитав до конца, опустил письмо и улыбнулся. — Александр согласился. Только вскользь упомянул, что насчет английских банков мы ошибаемся, в других банках отец его кубышку заделал, но это уже не суть, разберемся. Готовь приказ о возврате семейству Меншиковых Алексеевского дворца со всем его содержимым, а также деревни Горенки с крепостными. Возвращается звание прапорщика Преображенского полка. Опять этот Преображенский полк, — я остановился, но переведя дух продолжил. — Так, возвращается звание прапорщика и титул князя потомственный. Александру, сестру его, приблизить ко двору. Как только появится у Российской империи императрица, назначить статс-фрейлиной при императрице. Взамен Александр Александрович обязуется открыть доступ к счетам отца Александра Данилыча в иноземных банках. Записал? — Репнин кивнул. — Отлично. Завтра утром отдашь на подпись и отправляй нарочных за сиротами. Да проследи, чтобы дворец в порядок привели и какое-никакое имущество назад вернули.

— Сделаем, — Репнин, сыпанул песком на лист, который заберет с собой, и свернул его трубочкой. — Я курьера перехватил, когда из мануфактур ехал. Там шум и гам стоит до потолка. Опять тот самый ткач отличился. А теперь лаборатория, тобой организованная вцепилась мертвой хваткой в дело его криворукости с одной стороны, староверец Игнат, что у тебя чаи распивал, с другой, а с третьей хозяин сидит и волосы на голове рвет, не зная, как тебе о случившемся доложить.

— Да что у них там произошло? — у меня просто засвербило от любопытства в одном месте.

— Этот идиет покрашенную основу умудрился в плавленом воске извозюкать, когда к станку своему нес. Никому не признался и пустил в дело. В итоге ткань получилась странная, но со своей изюминкой.

— Я этого убогого скоро награжу, — я хмыкнул. — А Игнат, значит, распробовал и все себе хочет заграбастать?

— Не просто заграбастать, он же ту партию под видом брака купил. Ее хотели сперва испанцам втюхать, но староверы перехватили.

— Охренеть, — я только руками развел. — В общем так, ткань отдать в лабораторию, пущай дорабатывают. На нее налагаю запрет на продажу до получения конечного результата, а когда результат будет получен, оценю и уже дальше решу, что делать. Игнат перебьется. Пущай латекс на новом месте осваивает, — последнюю фразу я пробормотал себе под нос, чтобы даже Репнин не расслышал. — И еще. Раз они такие вумные, что ткань в воске купают, вот, — я протянул ему отрезок провода, который мне просто жить не давал. И каждый день все больше и больше убеждал меня, что без качественной связи никуда. — Это нужно сделать так, чтобы ни одна проволока не промокла, даже, если на них дождь пойдет. Пусть хоть черта лысого в воске купают, но результат должен быть готов уже через месяц. Иначе все пойдут нахрен, дармоеды. Газета готова?

— Готова, — Репнин замялся. — Юдин совсем стыд и страх потерял.

— Что еще? — я почувствовал, что накатывает мигрень. А ведь мне еще на ассамблее плясать сегодня. Посмотрев на стол, я рявкнул на Митьку, который тихонько сидел в сторонке. — Я же просил картохи пожарить! Где она?

— Повар не хочет, и стряпуха уперлась, — Митька потупился. — Боятся они, не знают, что делать.

— И как я буду пробовать крестьян заставлять картоху сажать, ежели сам не могу ее к столу получить? Завтра с утра и повара и стряпуху сюда, раз уж они не в состоянии государя накормить, то государю самому придется руки приложить к готовке.

— Но… — Митька встрепенулся.

— А я тебя не спрашиваю, Митенька, я приказываю, — оторвавшись на Митьке, я повернулся к Репнину. — Что там Юдин за чудачества устраивает?

— Мало ему одного листа. Он печатника уже с двух сторон заставил оттиск сделать. Все равно мало. Говорит, что на его задумки и идеи как минимум три листа с двух сторон надобно.

— Я еще одного не видел и разрешения на тираж не давал, — глаз все-таки задергался. Вот заставь дурака Богу молиться, без башки останется.

— Так там только про староверов, и про то, как ты за души их грешные бился, аки святой Михаил, и как корабли сейчас снаряжаешь, чтобы нашли они себе землю обетованную на целую страницу, — любезно сообщил Репнин, который по всей видимости газету уже видел. — Да и по мелочи хватает, — и он жестом фокусника достал из-за пазухи свернутый трубочкой лист. — Читай, государь.

— Ты когда-нибудь, Юра, доиграешься, — я выхватил новенький выпуск и, не удержавшись, треснул его по лбу. Развернув, принялся читать. Так и есть, мое решение вышвырнуть всех неугодных, но в принципе достаточно полезных людей с глаз долой на край мира описано так, что слезы за душу берут. Талант все-таки Юдин, талантище! А что у нас на второй странице? Перевернув лист, я принялся читать, чувствуя, как все больше и больше расширяются мои глаза. Прочитав, я перечитал заново, затем посмотрел на Репнина, сидевшего за столом как агнец безгрешный. — Я… э-э-э… Охренеть, — выдавил я из себя и принялся зачитывать вслух:

Вчерашнего дня графиня К. застала своего супружника за совершением им недостойных графа действий с прислугой Парашкой прямо на туалетном столике графини. После чего граф К. получил ущерб имущества в виде разбитой об его голову вазы, что куплена была у китайцев и стоила графу двадцати пяти рублев. Также ущерб был нанесен крепостной прислуге Парашке в виде вырывания половины косы и избития морды украшенной самоцветами пудреницей…

Что? Я предупреждал, что здесь должна быть написана только правда. Пусть пикантная, но правда?

— Конечно, — Репнин кивнул. — Только это правда. Так Куракины вчерась куролесили.

— Но откуда вы, гады, узнали такие подробности? — я снова перечитал страницу. Да, эта газета не как горячие пирожки, она еще быстрее разлетаться будет.

— Так Парашка Юдину и рассказала, когда он ее у дома графского застал, рыдающую на задворках. Пожалел бедняжку, да еще и деньгой медной одарил, ну и… — Репнин развел руками, я же потер лоб. — Да ты не сумлевайся, государь, Юдин все проверил. И осколки вазы, и фингал графа, который все сокрушался, что сегодня на ассамблею не попадет из-за такой безделицы. Ну, подумаешь, прислугу слегка потискал. Не ссильничал же, Парашка и сама не против была, все хвостом крутила перед носом у барина.

— Кха-кха, — я откашлялся и кивнул. — Пущай тираж делает. Да, и передай, что денег больше не дам. Сумеет сделать так, чтобы за ту же сумму больше листов выходило, Бога ради, хоть тридцать страниц пущай делает, но только на таких условиях. Что там с дворами монетными?

— К концу недели переедут все под сень Кремля, — Репнин посерьёзнел. Он еще не верил до конца во власть газет. В то, как мощно эти листки могут формировать общественное мнение и манипулировать сознанием. Ничего, скоро узнает. А Юдин-то каков, ну просто прирожденный журналюга. Вот он и будет формировать в головах людей то, что нам будет необходимо в определенный момент. И, самое главное, похоже, что Юдин как раз уловил всю суть мощи печатного слова. С почином тебя, Петр Алексеевич, ты сегодня родил четвертую власть, не знаю, как насчет мира, но в России – это точно. — Черкасский спрашивает насчет бумажек, мол, ты это серьезно, государь?

— Конечно, — я кивнул. — У франков они уже давно в ходу, но мы будем умнее в плане распространения и обеспечения. Он не забыл, что я его с макетом жду второго дня?

— Не забыл, ну, а забыл, так напомним, — Репнин уже вовсю что-то строчил. Мне же, глядя на него, захотелось себя по голове погладить. Какой же я молодец, сумел потенциал разглядеть. Черкасского же я вместо Головкина на должность канцлера утвердил. Пока временно, а там посмотрим. Он слишком богат, чтобы на мою почти нищую казну покуситься, потому-то я его и выбрал.

— Ты бы уже поел чего, остынет же, — проворчал Митька, возвращая меня с небес на землю.

— Да, точно, — я сел за стол, ополоснул руки в специальной чаше, мне пришлось долго биться, чтобы ее вообще приносить начали, но сумел и то радость. — Юрий Никитич, составь компанию, не побрезгуй.

Когда Репнин уселся и, глядя на меня омыл руки, прежде, чем кусок рыбы себе отломить, я также приступил к раннему ужину. Мне же скоро переодеваться, чтобы на ассамблею ехать.

Несколько минут было слышно только негромкое чавканье и стук столовых приборов. Только начав есть я понял, насколько проголодался. Вообще еда меня устраивала, обилие каш и печеностей вполне усваивалось, так же, как и мясо. Правда, сейчас пост Великий шел, но отсутствие мяса меня пока что не сильно напрягало. Больше отсутствие картошки бесило, но завтра я сам ее себе приготовлю. А повара велю к стулу привязать, чтобы смотрел, а потом и пробовал. Каналья, не может элементарного блюда приготовить. Когда первый голод был утолен, я сидел и потягивал кофе, поглядывая на Репнина.

— Ну, чем еще порадуешь? Или на сегодня хватит потрясений? — по его виду сразу стало понятно, что самый смак он приберег напоследок.

— Тут Царен-Дондук и Дондук-Омбо прибыли. Хотят свою проблему на твой суд вынести. Чтобы спор свой попытаться миром разрешить.

— И? — я вопросительно посмотрел на Репнина. Внутри все похолодело. Вот только калмыков, которые что-то не поделили мне здесь не хватало.

— Так известно что, кого из них на ханство к далай-ламе посылать будешь?

— А почему этот вопрос я должен решать? — очень тихо задал я такой интересный вопрос.

— Ты их сюзерен, кто как не ты? — Репнин задумался. — Только решай быстрее. А то до меня слухи дошли, от армейских моих товарищей, что Дондук-Омбо в сторону Порты посматривает. Да и калмыков за ним стоит немерено, — черт. Вот только калмыков на стороне осман мне не хватает. А вообще, очень ненадежные товарищи эти калмыки, но Репнин прав, нужно что-то решать. Вот только что? Я же вообще о них ни бум-бум.

— Вижу, что еще новость есть? — я уже боялся его о чем-то спрашивать.

— Есть, сегодня прибыло посольство из Пекина. Император Инь Чжэнь хочет поздравить своего царственного собрата с восшествием на престол. Посланник Тоси вручил сегодня верительные грамоты и теперь ждет момента, когда сможет лицезреть твое величество, дабы лично передать дары от своего господина.

— Ты хочешь сказать, что два калмыцких вожака, претендующих на роль ханов, и представитель цинского правительства Пекина сейчас одновременно находятся в Москве? — Репнин только руками развел. — Ну ты умеешь новости выдавать, Юра, — я встал из-за стола и бросил Митьке. — Пошли одеваться, а то мне скоро, может быть, еще пожары тушить придется, надо наплясаться напоследок.


Глава 5

Ассамблея, праздник жизни, созданный моим дедом Петром Первым. Деление на комнаты по интересам, красавицы в бальных залах, звуки музыки, звон бокалов, смех до утра, об этом я думал, выходя из своего громоздкого экипажа перед парадным входом во дворец Рейнгольда Густава Лёвенвольде, назначенного когда-то моим учителем. Учитель из него был так себе, я бы даже сказал, что хреновым учителем он был, но именно ему я обязан знанием трех европейских языков и отдельно матерным немецким. Ну что же, посмотрим, насколько хорошим организатором он является, ведь данная ассамблея первая, которую я посещаю официально, после снятия годичного траура по великой княжне, и моего полноценного выздоровления. Правда, Бидлоо, каждую неделю осматривая меня, не стесняется мне в лицо тыкать моим здоровьем, утверждая, что я здоров, как молодой жеребец, но ему простительно ворчать, шутка ли – целый месяц в четырех стенах провести, для его деятельной натуры – это очень большое потрясение.

Рядом со мной из экипажа выскочил Петр Шереметьев, который постепенно начал входить в ту пятерку, допущенных ко мне в любое время дня и ночи людей. Ну что тут поделаешь, друзья всем нужны, так, почему бы мне друга детства не привечать? Тем более что помешанный на армии Шереметьев очень сильно помогал мне разбираться именно в этом аспекте. Вместе с ним мы занимались не только делами, но и фехтованием. А еще в последние дни он начал проявлять недюжий интерес к моей мастерской, в которой я пропадал по нескольку часов в день, делая макеты известных мне приборов и размышляя о том, что из этого можно потихоньку внедрять в жизнь.

Из второго экипажа вышли Юдин и Репнин, а также решивший тряхнуть стариной Брюс, который узнал, что Лёвенвольде мне в угоду пригласил видных ученых, которые тусовались сейчас здесь в Москве, потому что в Петербурге скучно, а тут им целую лабораторию отгрохали, которую можно разнести к чертовой бабушке, главное – это следить, чтобы никто не пострадал. Многие уже заметили, что Петруша взялся за ум и активно начал науками интересоваться. Правда, сам вроде формул не строчил и чертежи не рисовал, как дед бывало делал, но наука получила дополнительное финансирование, а Блюментрост был вызван в Москву, и теперь ждал аудиенции, периодически потея, так как не понимал, что именно нужно взбалмошному мальчику-императору.

— Какая чудесная музыка звучит, — Петька расплылся в улыбке, постукивая ногой по ступени.

— Тебя Юдин покусал? — лениво поинтересовался я, наблюдая за игрой света в больших, недавно заново застекленных окнах. Прислушался, музыка и впрямь прекрасная. — Ладно-ладно, не злись, это я Лёвенвольде на сегодняшний вечер императорский оркестр одолжил.

— Шутки у тебя, государь Петр Алексеевич, дурные, — Шереметьев насупился. Ну да нам можно подкалывать друг друга, мне пятнадцать, ему семнадцать – краса России, мать вашу.

— Ничего, потерпишь, — я кивнул подошедшему к нам Брюсу, уже на ходу начавшему брюзжать по поводу того, что молодежь торчит на холоде и его, пожилого господина, заставляет то же самое делать. Переглянувшись с Шереметьевым, я не удержался и прыснул в кулак, а Петька и вовсе заржал аки конь, запрокинув голову, отчего его буйные кудри, тщательно уложенные цирюльником, вмиг растрепались. — Пошли, а то пожилые господа нас заклюют до смерти.

Настроение, несмотря на навалившиеся проблемы было на высоте, сказывалась молодость и ожидание чего-то волшебного. Ну на дискотеку же парни пришли, надо веселиться! Сильно захотелось взбежать по лестнице с гиканьем, и я не стал отказывать себе в этом маленьком хулиганстве. Петька меня поддержал залихватским свистом, и под неодобрительные высказывания Репнина и Брюса, а также под завистливыми взглядами Юдина, который по возрасту не так и далеко от меня ушел, мы с Шереметьевым взлетели к дверям аки птицы. Дверь распахнулась практически сразу и на пороге нас встретил держащийся за сердце и запыхавшийся Лёвенвольде.

— Ваше имп… аторское величество, — и он так низко поклонился, что его парик едва не упал. — Я так счастлив видеть вас в моей скромной обители.

— Ну полно, Рейнгольд Герхардович, встаньте, негоже хозяину дома ни перед кем расстилаться. Еще дед наш завещал, что все гости на ассамблеях равны, а кто будет выделять кого званием, тот палками будет бит нещадно, — я поднял вверх указательный палец. — Лучше показывай, где у тебя тут зала бальная, полная девиц-красавиц.

— Так ведь только вас и жд… — под моим насмешливым взглядом он встрепенулся и быстро поправился. — Тебя ждали, говорю. Девица Лисавета уже исстрадалась, полонезом танцы открыть ожидая.

— Ну так и открывали бы, — я пожал плечами. — Ежели память мне не отшибло, хозяин должен к танцам гостей зазвать.

— Так ведь это, никак нельзя мне полонез в первых рядах.

— Это почему еще? — я невольно нахмурился. Лёвенвольде и при настоящем Петре на волоске находился, сильно почему-то юный император невзлюбил его. Как бы не замыслил чего совместно с братцем и Аннушкой, которая уже вся извелась в Курляндии своей, все приглашения на царствование ждет.

— Так ведь мне еще припозднившихся гостей встречать да до забав провожать, что каждому по нраву, — ну ладно, выслужиться хочет, это понятно. Засчитаем прогиб, а то всю ночь здесь возле дверей простоим, непонятно что изображая.

Елизавета ждала меня, прохаживаясь у дверей бальной залы.

— Петруша, ну наконец-то, — она всплеснула руками и тут же повисла на мне, прижавшись полуобнаженной грудью к плечу. У меня аж мурашки по коже побежали. Так, пора заканчивать свой целибат, он в таком возрасте до добра точно не доведет.

— Спешил как мог, Лиза, но дела, сама понимаешь, — решительно отодвинул ее от себя. Не нужны мне такие проблемы. Хоть и тетка она мне так, троюродная, но лишний раз давать повод тем, кто в поддержку Остермана про наш брак с Лизой заговаривают, нет уж. Я ведь и Бутурлина ей вернул, когда Миниха с Долгоруким отправлял, только что-то она к нему, похоже, охладела уже. Ничего, другого охмурит, ей не впервой.

На ассамблеях докладывать о гостях было не принято, поэтому мы вошли, как только объявили полонез.

Полонез – это как пробежка по кругу на выставках собак. Себя показать, других посмотреть. Женщинам килограммами камней сверкнуть, а мужичкам сверкнуть дамами в драгоценностях. Мы с Лизаветой шли первыми, я кланялся в нужных местах, но особого удовольствия от танца не получал.

Наконец этот первый самый торжественный танец закончился. Я поклонился Лизке, поцеловал кончики ее пальчиков и сплавил проходящему мимо офицеру. По-моему, это был Нарышкин, но который я даже не разглядел.

Так получилось, что я не отошел от танцевальной зоны и как-то так само собой получилось, что меня взяли в оборот аллеманда. Музыка заиграла, и я сделал шаг вперед, только сейчас разглядев свою партнершу. Ею оказалась Джейн Рондо, жена уже второго английского консула. То есть, сначала он был помощником, но, когда старый внезапно скопытился, Рондо досталась и должность, и жена. Наши руки почти соприкоснулись, и я увидел, как она стрельнула в меня глазами из-под густых ресниц и провела кончиком языка по губам. Совершенно мимолетные движения, но, черт меня побери, если она не пытается меня соблазнить. Другой вопрос, зачем ей это вообще доспелось?

— Вы прекрасно танцуете, ваше императорское величество, — проворковала Джейн, когда мы с ней в очередной раз сблизились.

— Вы тоже очень грациозны, мадам, — танец развел нас в стороны, а когда мы снова встретились и медленно пошли по кругу, я решил спросить ее прямо о тех знаках, что она мне подавала. Благо говорили мы по-английски, а в этом зале мало было людей, знакомых с языком Шекспира. — Вы пытаетесь меня соблазнить?

— А вы весьма прямолинейны, ваше императорское величество, — она присела, склонив голову в реверансе, и я имел возможность увидеть весьма и весьма красивую грудь, в глубоком вырезе бального платья.

— Вы мне это уже однажды говорили, — я подал ей руку, и мы пошли по кругу. Это был единственный момент в танце, когда руки партнеров соприкасались. Время было такое. Любое прикосновение считалось намеком на сексуальность. — Но так и не ответили, хорошо это или плохо?

— Это необычно, — она наклонила голову. Такого движения в танце не должно быть, значит, оно сделано несознательно. — Но вы правы, ваше императорское величество. Многие дамы в этой зале хотели бы оказаться сейчас на моем месте.

— Вот как, — обозначение движения касания ладонями, и мы разошлись. Круг, еще один, и снова встретились, чтобы дойти вместе до финала. — Мне бы хотелось список всех тех дам, которые желают скрасить мое одиночество. Так почему вы пытаетесь меня соблазнить? Потому что я император? — ну давай. Прямые вопросы подразумевают прямые ответы.

— И это тоже, — Джейн повернулась, и встала ко мне лицом. — Но еще и потому, что вы очень красивы и выгодно отличаетесь от мужчин, что присутствуют в этом зале. Это тем более странно, учитывая, кем были ваши родители, — я приподнял бровь, и Джейн прикусила язык, закончив. — Плюс, вы очень молоды, а это может гарантировать долгие удовольствия.

— Знаете, а вы очень откровенны, — я не стал отказывать себе в удовольствии, и скосил глаза в ее обширное декольте. И я не буду упоминать, что молодость еще и может таить за собой скорострельность, хотя Петру с его образом жизни до меня, это явно не грозило.

— Это плохо?

— Это необычно, — я склонил голову, и когда поднял ее, то посмотрел ей в глаза. — Но, не могу сказать, что во мне вызвало отрицание ваше отношение.

Мы поклонились друг другу и разошлись в разные концы танцевальной зоны, как это было в самом начале. Очень странный разговор у нас вышел, но пробирающий до мурашек по позвоночнику. Я, прищурившись, посмотрел ей вслед, воспользоваться или нет столь интересным предложением?

Меня отвлекли звуки менуэта, который я танцевал снова с Лизой. Руки, ноги и тело прекрасно знали, что им надо делать, а вот мыслями я был далеко, что тетушку не слишком обрадовало.

— И о чем ты разговаривал с леди Рондо? — внезапно спросила Лиза. Я удивленно посмотрел на нее.

— Да так, о том, о сем, в основном об особенностях красоты в молодом возрасте, — я ухмыльнулся, увидев, как сжались ее губы, превратившись в тонкую линию.

— Это весьма неприлично.

— Да брось, что же здесь может быть неприличного? Тем более что нас все равно никто не понимал, — я поклонился и снова припал к ее ручке. Слава Богу, танец закончился. Почему она спрашивала о Джейн? Что хотела понять? Я даже пытаться не буду разбираться в ее тараканах.

Пока оркестр не заиграл очередной танец, я ретировался из залы, пока точно до греха не дошло с очередной дамочкой, решившей вышедшего в свет императора в койку попробовать затащить.

Оказавшись за дверьми бальной залы, я задумался, а где ученые мужи собрались? Один из гвардейцев Михайлова скользнул за мной. Эти орлы уже так научились маскироваться, что я иной раз их и не замечал. Из приоткрытой двери соседней комнаты раздались приглушенные голоса, странные шипящие звуки, а затем сдержанные аплодисменты. А ведь секунду назад оттуда не раздавалось ни звука. Я быстро прошел к этой комнате и заглянул внутрь. Ага, это я удачно попал, и я быстро зашел, прикрыв за собой двери.

В полукруглой комнате собрались все те ученые мужи, которых пригласил к себе хозяин дома. Они столпились возле стола, и один из них вещал по-немецки, подняв вверх указательный палец.

— О движителе, способном работать, используя силу пара, писал еще Герон Александрийский, в первом веке до Рождества Христова. И вот Папен решил воскресить это начинание, которое осталось лишь как детские игрушки для забав. Он создал предохранительный клапан, применение которого ему подсказал Лейбниц. А уж Ньюкомен довел его процесс до вот этого, — и говоривший, в котором я не без волнения узнал Георга Бильфингера снова запустил макет паровой машины Ньюкомена. Толпящиеся вокруг люди сдержано поаплодировали. И тут вперед выступил незнакомый мне мужик.

— Позвольте, а каково применение подобных машин? Могу ли я использовать нечто подобное в своих шахтах? — говорил он тоже на немецком, видимо, чтобы не терять смысл от скверного русского языка собравшихся здесь в основном иноземных ученых.

— Конкретно эта машина придумана Ньюкоменом, Акинфий Никитич, для откачки воды из шахт, — Бильфингер вздохнул. — Но я уже сейчас вижу перспективу в данном направление.

— Да? И какие же перспективы вы от этой штуковины видите? — я вышел вперед. Все настороженно замолчали, уставившись на мое величество. — Может быть, такая штука сможет сталелитейный пресс тягать? Или может быть корабль по реке толкать, куда захочется нам, а не куда ветер дует? О, а может быть, вообще самодвижущие повозки на такую махину поставим, и о лошадях думать не надо будет? Не мелите чушь, вы же ученые мужи, а не сказочники какие, — я скрестил руки на груди, внутренне усмехаясь. Ученые, они же, как дети в некоторых вопросах. Живут в своих странных мирах, изредка выползая оттуда, чтобы на солнышко взглянуть. А мужик этот, значит, Демидов, собственной персоной. И зачем ты сюда приехал? Явно не на этот макет полюбоваться. Но с Демидовым позже, надо пока цвет научной мысли, собравшийся в этой комнате подогреть на достижение одной поставленной перед ними задачи, которую они сами себе сейчас выбрали. А для этого необходимо всего ничего, раскритиковать их порыв, с пеной у рта доказывая, что Земля плоская и стоит на трех китах, а затем взять на слабо. Они в лепешку расшибутся, сдохнут, но докажут, что я кретин, и меня нужно носом в мое невежество натыкать. Но мне-то что, пускай тыкают, главное, чтобы работа поперла.

— Вы не правы, ваше императорское величество, — надо же, Бернулли в чем-то поддержал Бельфингера, где-то что-то большое сдохло. — Все, что вы перечислили, теоретически возможно. И с помощью силы пара, а также используя систему поршней и возвратных клапанов можно и в воздух машину поднять. И это не только герр Лейбниц, про эту возможность Леонардо да Винчи писал в своих работах.

— Ну да, ну да, — я продолжал издевательски усмехаться. — О чем еще мог написать художник, — какое кощунство я сейчас несу, самому противно, но ученые мужи уже пятнами пошли, и это хорошо, скоро созреют. — И, герр Бернулли, если о таких удивительных вещах давно известно, то почему еще никто не сделал ничего подобного, кроме, как вы его назвали? — я указал рукой на стоящий на столе макет.

— Ньюкомен, его звали Томас Ньюкомен, — тихо проговорил не знакомый мне молодой мужчина, стоящий особняком.

— Да, точно, Ньюкомен, — я покрутил в воздухе кистью. — Вот этот Томас создал нечто, что красиво выглядит вот здесь на столе, но я глубоко сомневаюсь, что данная штуковина работает в шахте.

— Это вы сейчас несете чушь, ваше императорское величество, — вспылил Бильфингер.

— Смелое заявление, — я чуть наклонил голову. — А вы не боитесь, что я попрошу вас, герр Бильфингер, доказать на деле то, что я сейчас не прав?

— Нет, не боюсь! — запальчиво вскинул голову Бильфингер.

— Замечательно, просто отлично. Я так понимаю, что все присутствующие здесь готовы помочь герру Бильфингеру поставить на место зарвавшегося мальчишку? — я обвел насмешливым взглядом всех, находящихся в этой комнате людей. Они молча кивнули. — Тогда заключим пари? Если вы побеждаете, герр Бильфингор, то я без раздумий отдам вам место ректора в университете, что планирую открыть здесь в Москве. И все, помогающие вам возглавят кафедры с двойной оплатой от той, что вы получаете сейчас. Ну а если у вас ничего не получится…

— Условия?

— Создать по действующему образцу хотя бы двух из всех перечисленных здесь сказочных механизмов. Действующие образцы, господа мои хорошие, то есть те, которые пройдут проверку… да вот, хотя бы на предприятиях Акинфия Никитича, — и я указал на Демидова, который, похоже, сам не слишком понял, как оказался заложником в такой неоднозначной ситуации.

— Так вы за этим меня вызвали, ваше императорское величество, — подал голос, немного побледневший, Блюментрост. — Насчет открытия университета? — я сдержанно кивнул. Еще раз обвел взглядом научное собрание и снова спросил.

— Ну что, согласны?

— Согласен, — Бильфингер протянул мне руку, которую я крепко ухватил. — Но помните, ваше императорское величество, долги пари – долги чести.

— Я-то буду помнить, главное, вы не забудьте, — Демидов с видимым удовольствием разбил наше пари. Ну вот, а я думал, как буду их к работе над паром подталкивать. Зато теперь они делом, наконец-то займутся, и перестанут баклуши бить. А то уже от ничегонеделанья междоусобицы затеяли, в которых Россия почти всех их потеряет. Теперь уже точно не потеряет, а герцог Карл обломится. Мне работы над фортификациями больше, чем его вшивому Вюртембергу нужны.

— Если государь не возражает, то я поучаствую в вашем пари, как-никак заинтересованное лицо, — вставил внезапно Демидов. — Часть финансирования, что уже на действующие образцы пойдет, на себя возьму, с тем условием, что ежели все заработает, то данные машины за мной останутся.

— Думаю, что это справедливое предложение. Я не против, ежели господа ученые согласны, — ну этим-то по барабану, кто в итоге машинами владеть будет. Для них главное создать то, что прославит их имена в веках. Мирские низменные материи их не интересуют. Я знаю, таким же был, пока со всего размаху да прямо мордой в весьма неприглядный быт не окунулся. Так что Демидов получит свои машины, возможно не сразу и уж точно не в этом году, но получит, и он же поможет мне их распространить. — Акинфий Никитич, ты, я думаю, не для того, такой путь проделал, чтобы в моем беспроигрышном пари поучаствовать, — немного бахвалясь, обратился я к Демидову. — Так что жду тебя завтра в десять утра у себя в Лефортово. Побеседуем, дела наши скорбные обсудим, ну а здесь положено веселиться, иначе, согласно заветам деда моего, быть нам нещадно палками битыми. — Демидов степенно кивнул, и отошел в сторону, настраиваясь на беседу с Брюсом, который сейчас что-то яростно обсуждал с Бернулли. Не иначе решил поделиться с более молодым умом телеграфом. А что, это тоже неплохо, вдвоем, глядишь и усовершенствуют, тем более сам Бернулли почти все время здесь в лаборатории мануфактуры обретается. И именно ему изоляцию на провод придумывать, потому что, скорее всего, тянуть придется по столбам. Под землю до появления полноценной вулканизированной резины и думать нечего соваться. А все-таки интересно, что Демидову от меня надо, если он даже спиртное не употребляет, словно хочет ясный ум сохранить. Я же немного вина выпью, пожалуй, давно уже не баловался ничем подобным.

Вино оказалось молодым и терпким, приятным на вкус, но бьющим в голову. В комнату постоянно кто-то заходил, кто-то уходил, несколько раз заглядывал охранник. Прибежал, а затем убежал Шереметьев. В соседнем зале звучала музыка, и мне было почти хорошо. В голове приятно шумело, но я нашел в себе силы, чтобы подойти к стоящему особняком Бакунину, самому известному специалисту по калмыкам.

— Василий Михайлович, знаешь новости? — он резко повернулся ко мне и поклонился.

— Ежели про цинского посланника и калмыков, говоришь, государь Петр Алексеевич, то, знамо дело. Через наш иностранный приказ же они идут.

— Что, думаешь, делать надобно?

— Не знаю, государь, щекотливо все. Надо, сперва китайца послушать.

— Маньчжур он, не китаец, и это-то как раз создает проблему, — я задумался. Вино не давало сосредоточиться. — Вот что, завтра к полудню жду тебя вместе с Кером.

Бакунин кивнул, а я вышел из комнаты и отправился искать Репнина. Найдя, быстро передал с кем и когда назначил встречи и отошел, оставив его развлекаться дальше. Я его как раз от какой-то разбитной вдовушки оторвал, когда искал. Расслабляться всем иногда нужно, перезагружаться время от времени.

Мне же захотелось посидеть где-нибудь в тишине, пока в голове шумит и тянет на подвиги. Поднявшись на второй этаж, нашел пустую комнату. Кивнув охраннику неслышной тенью следующему за мной, вошел в полутемное помещение и побрел к креслу, виднеющемуся в свете луны, проникающем в комнату через окно.

— Кто здесь? — немного испуганный женский голос, произнесший фразу на английском, заставил меня вздрогнуть, а дверь стремительно отворилась, и в комнату заглянул охранник.

— Оставь, — приказал я гвардейцу, и он, понятливо усмехнувшись в усы, я разглядел это, потому что свет из коридора падал ему на лицо, исчез из комнаты и прикрыл за собой дверь. Представляю, что он про меня сейчас подумал.

— Ваше императорское величество, это вы?

— Это я, леди Рондо, а вот, что вы здесь делаете? — я видел только ее силуэт, поднимающийся с диванчика, стоящего недалеко от облюбованного мною кресла.

— У меня разболелась голова, и наш любезный хозяин предложил мне отдохнуть в этой тихой гостиной.

— Значит, я помешал вашему уединению?

— Как вы можете кому-то помешать? — она подошла ко мне почти вплотную. Настолько, насколько ей позволили фижмы ее бального платья.

— На самом деле, много кому, — я усмехнулся и не добавил, что, например, твоему королю. — Леди Рондо, если вы не отойдете, то сможете потом всем, кто захочет вас слушать, рассказывать, что русские действительно варвары.

— Я живу в этой стране уже несколько лет, и все надеюсь, что найдется мужчина, который мне это покажет, но увы, пока что все русские просто омерзительно вежливы, — и она сама потянула вниз лиф своего платья.

Ну что же, императорам тоже иногда нужно расслабляться, мелькнуло у меня в голове, когда я поднимал ее за талию, рывком сажая на стол, поднимая юбки и безжалостно сминая панье, благословляя про себя маркизу де Помпадур, которая еще не родилась и не надела на женщин панталоны.


Глава 6

— Это было так необходимо? — хмурые Репнин и Шереметьев уже полчаса читали мне нотации, отбивая аппетит. — Так сильно в штанах засвербело, что за первой же юбкой, у носа махнувшей побежал? — завтрак в это утро, после памятной ассамблеи, проходил для меня не в одиночестве, а в обществе этих двух деятелей, которые кудахтали надо мною как мамки, у которых ребенок внезапно загулял и не ночевал ночью дома. Хотя я-то дома как раз ночевал, в отличие от них двоих. Просто с утра, заявившись на службу, они узнали свежую сплетню, которая, похоже, вовсю ходила между гвардейцев Михайлова, обрастая смачными подробностями, хотя я строго-настрого приказал своему вчерашнему охраннику молчать.

— А откуда вы вообще узнали, что я вчера приятно провел вечер, и самое главное, с кем провел? — я бросил вилку на стол и требовательно уставился на моих добровольных нянек, которые с чего-то вздумали блюсти мою честь, аки девицы безвинной.

— Юмашев сказал, — если у Петьки совести хватило немного покраснеть, и отвести в сторону глаза свои бесстыжие, то Репнин сверлил меня прокурорским взглядом. — И не думай, государь, не чешет Николай языком почем зря, выставляя на свет божий твою кобелиность, просто просил нас, как не чужих тебе людей, направить на путь истинный. Народу нравится, каким ты стал, государь Петр Алексеевич. Да, все осознают, что горе безмерное повлияло на изменения эти, но не стоит возвращаться к тем кутежам, коими с Ванькой Долгоруким успел за год прославиться на всю Москву.

— Вот ведь, воспитатели нашлись, где раньше только были? — я раздраженно поднял вилку.

— Раньше, ты, государь Петр Алексеевич, никого к себе, кроме Долгоруких и цесаревны Елизаветы не подпускал, — тихо ткнул мне в морду упрек Петька. Верно говоришь, Петруха, вот только то не я был. А жрать-то хочется так, словно неделю голодал, все-таки любовные игрища способствуют растрате сил, которые восстановления требуют.

— И что же мне теперь до свадьбы терпеть? — я раздраженно зыркнул на этих поборников морали молодого императора.

— Да никто не требует от тебя, государь Петр Алексеевич, терпения такого, — отмахнулся Репнин. — Понятно, что дело молодое, и в чреслах свербит иногда так, что ум потерять можно, но разборчивее надо быть.

— Ханжей из себя не стройте. Можно подумать, что сами вчера в одиночестве остались, — я вертел вилку в руках и никак не мог приступить к трапезе.

— Не в одиночестве, — покачал головой Шереметьев. — Но то мы, а ты – совсем другое дело. Найди себе вдовушку повеселей, из молодух, да и захаживай к ней вечерами. Никто слова тебе не скажет. И тебе хорошо, и ей почет, да ласка мужская, кою потеряла рано. Но с этой… — он так поморщился, словно не об английской леди говорил, а об бомжихе подзаборной. Надо же, какие мы разборчивые. — Ведь не просто же так она хвостом перед тобой мела. Что-то ей было нужно от тебя, государь.

— Я знаю, — я пожал плечами и внезапно успокоился. Значит, они не только за мой моральный облик переживают, но и за то, чтобы я ничего англичанке не выдал невзначай. Все-таки не ошибся я на счет этих двоих, а с Митькой и троих. Если у меня с десяток таких вот, рынд, как в старину их называли, наберется, то я уж точно повоюю.

Вообще, после учиненных репрессий знать начала с величайшей осторожностью приглашать к себе в дома представителей различных посольств и консульств, которые до недавнего времени, как дома у некоторых семейств себя чувствовали. Везде и всем пока мерещилось всевидящее око Ушакова, который реял над гостиными аки коршун, выискивающий крамолу как добычу. Одно его появление, улыбающегося добродушно как любимый дядюшка, заставляло сердца замирать, а то и выпрыгивать из груди, в зависимости от степени провинности. И оттого шпионы различных мастей начали испытывать самый настоящий информационный голод. Ну нечего им было писать своим королям. И начали они потихоньку присылать мне привет и намекать на личные встречи, или же вот, как англичане сделали – хорошенькую лядь послали. Запросы я пока в кучу складывал, оставляя без ответа, но в иностранном приказе только плечами пожимали, они-то уже давно привыкли к таким закидонам, их мои «изменения» не слишком коснулись. И начали иноземцы потихоньку нервничать. А усугублялось дело тем, что я так и не разрешил англичанам пеньку и парусину поставлять. Испанцам отгружали, а вот островитянам – шиш. И тут выяснилась интересная деталь, оказывается, сами они умеют все это делать, только не тех количествах, что им были нужны, а голландские товары почему-то оказались не такими качественными, как наши. Такой вот кордебалет. Я же делал удивленное лицо и руками разводил, забыл, мол, но ничего, еще немного и все поправлю. Почти год уже поправляю, уже на плохую память не спишешь.

А ведь по моему повелению Андрей Иванович не спускал пристального взгляда с самих представительств иноземцев, принося мне слухи о том, что и иноземцы, и наши начали высматривать в моем окружении серого кардинала, который все это, по их мнению, заварил. Ну, пускай ищут. Пока ищут, я многое успею предпринять. Сенат собирался сейчас редко, и новых указов мне на ознакомление вообще почитай полгода уже не приносили. Теперь же и вовсе затаились, словно мыши под веником.

И, кроме того, в отданных Ушакову классах в Петербурге шла вовсю подготовка уже наших шпионов для дальнейшей их службы за рубежом для сбора информации и оперативной передачи ее на родину, которая их не забудет. Сегодня утром Андрей Иванович как раз отправился навестить своих птенчиков, оставив мне копию письма Джейн Рондо к своей «подруге», которое перехватили с самого раннего утра. Пока я спал, сном полностью удовлетворенного человека, Джейн строчила свои мемуары, часть из которых когда-нибудь будет даже опубликована. Ушаков явился ко мне, когда я еще потягивался в постели, и нравоучения, которые я сейчас выслушивал, были за этот только что начавшийся день далеко не первыми. Правда, Андрей Иванович пенял мне на то, что я слишком сильно рисковал. Ну как же, не имея специфического опыта так подставиться. И мои аргументы о том, что случай больно удачный подвернулся, пропускались мимо ушей, упирая на то, что существуют специальные людишки для подобных дел, и это никак не должен быть император.

Вместо того чтобы что-то доказывать двум новоявленным моралистам, я просто протянул Репнину ту самую копию письма, которую мне притащил Ушаков. Он вообще обожает копаться в диппочте, и совесть его при этом никак не мучит, и спит Андрей Иванович спокойно только тогда, когда полностью уверен, что ни одна записулька не прошла мимо его орлиного взора.

Репнин, развернув письмо, тут же приступил к чтению, а за его плечом пристроился вскочивший со стула Шереметьев. Письмо было переведено максимально точно, дальше был приведен и оригинальный текст. Переведен он был для Ушакова, который скверно знал английский, и этим переводом сейчас воспользовались Шереметьев и Репнин, которые не знали данного языка вовсе. Я же смог, наконец-то спокойно доесть картофельное пюре, собственноручно приготовленное, под причитания всей челяди кухни, включая шеф-повара прусака Фельтена, который едва ли волосы на себе на рвал, но вынужден был сидеть смирно под присмотром двух гвардейцев. После того как блюдо было готово, я едва ли не силой впихнул в него несколько ложек, потом последовательно кухарке и помощнику повара, которого завали Николя, без какой-либо фамилии. Нет, фамилия, конечно же у парня была, но мне ее никто не называл, а я не интересовался. Следующим подопытным был Юдин, который выглядел так, словно его сняли с луны, но это понятно, он всю ночь не спал, систематизируя богатый улов, который сумел нарыть на ассамблее, для пропесочивая счастливчиков в следующих номерах газеты. Газета шла пока без названия, но произвела небывалый фурор. Все, кто не танцевал и не присутствовал на опытах ученой братии, по углам обсуждали то, что было написано в этом листе, множество экземпляров которого разнесли по домам мальчишки, работающие при типографии. Они сильно не заморачивались, а просто подсовывали листы в каждый дом, стоящий по пути их следования. Куракины на ассамблее вчера так и не появились. Вместо одного номера в неделю Юдин сумел у меня выбить три, и поклялся, что со следующей недели его листки станут платными. На мой вопрос, а как он с наборщиком договорился, я получил просто гениальный ответ. Наборщику самому интересно, и он готов за порцию смачных сплетен ночами сидеть без продыху. Я только пальцем у виска сумел покрутить и поинтересовался насчет вкуса нового для него блюда. Борис Михайлович сунул еще одну ложку в рот, и задумчиво возвел взгляд к потолку, после чего заявил, что вкусно, и что просит разрешения написать про это. Ну, я, собственно, поэтому его и позвал, чтобы он начал потихоньку рекламировать картошку, которая никак не могла пока прижиться на просторах Российской империи, а ведь для Сибири это был бы идеальный овощ. Навязывать силой я ее не собирался, решив попробовать то, что работало в моем мире на ура. Я решил попробовать применить рекламу, и Юдин был в этом плане первопроходцем.

Пока Шереметьев с Репниным читали письмо, а затем перечитывали, пытаясь вникнуть в написанное, я доел завтрак и сейчас наслаждался свежесваренным кофе. Наконец, письмо легло на стол, а Репнин поднял на меня ошарашенный взгляд.

— Это правда?

— А как, по-вашему, правда или нет? — я жестко усмехнулся. — Вот вы поверили, и это на сегодняшний момент самое главное. А еще, в это поверила милейшая Джейн, которая, еще не остыв от наших бурных ласк, понеслась писать письмо разлюбезной «подруге».

— То есть, мы не намереваемся вторгаться в Крым вместе с войсками Надир-шаха, который, узнав о несравненной красоте цесаревны, решил взять ее в жены, а взамен помочь нам укрепиться на Черном море, прежде чем идти дальше на османов? — Шереметьев, произнося это, снова поднял письмо, буквально цитируя написанное.

— Красивый план, правда? — я отставил чашку. — Как вы думаете, Елизавета стоит Крыма в качестве калыма? Я вот думаю, что стоит. С ее красотой, изворотливостью и амбициями, тетушка очень быстро султан-баши станет.

— Так это правда? — в голосе Шереметьева звучало напряжение, а в глазах уже разгорались огни предстоящих битв, когда он уронил письмо на стол.

— Что именно? Что я собираюсь вторгнуться в Крым? Конечно, правда, и об этом все знают. Что Надир-шах где-то увидел Лизкин портрет и воспылал к ней страстью? Тоже, правда, я не в этом, так в следующем году посольство для сватовства жду, и вы были бы в курсе, если бы делами Иностранного приказа интересовались, как я и велел. То, что все это произойдет одновременно и вот-вот, чуть ли не в апреле – нет, это неправда, это то, что я рассказал Джейн в тот момент, когда она старательно ублажала мое естество.

— И какую цель ты этим преследовал, государь? — тихо спросил Шереметьев.

— Ну включи мозги, Петька, — я вздохнул. — Во-первых, если мы часто будем орать о своем нападении на Крым, как тот мальчик, что про волков кричал, в тот момент, когда мы действительно двинем туда войска, нам сначала никто не поверит, а потом будет уже поздно. Ну и я хочу проверить, насколько тесные объятья у царственного собрата моего Георга с турецким диваном. Ежели вскоре османы с нотой прискачут, невзирая на мороз, то, о чем тут вообще говорить можно?

— А не понесет от тебя англичанка? — Репнин смотрел на письмо как на змею ядовитую.

— Нет, — я покачал головой. Для того, чтобы понесла, нужно чтобы семя в тело женщины попало, а я этого не допустил. — Я уверен в этом.

— Я могу сейчас в Иностранный приказ отлучиться? — с какой-то мрачной решимостью спросил Шереметьев.

— Можешь, раз раньше не успел, делами замученный, — я язвительно ухмыльнулся. — Как только мне про Радищева все расскажешь. Он под началом отца твоего служил, должен ты его помнить.

— Простой, временами может быть жестким, и неподкупный, — Петька задумался. — Отец часто шутил, что оттого его семейство и бедное такое, — я кивнул. Именно такую характеристику мне на него Ушаков принес, когда кандидатуры на пост начальника полиции предлагал. Сам уже понимает Андрей Иванович, что не справляется. Для полицейских дел нужны именно что полицейские, нечего там Тайной канцелярии делать. — За Натаху просить тебя, государь Петр Алексеевич, бесполезно? — Шереметьев даже не спрашивал, он утверждал.

— Это был ее выбор, Петя, — я отвечал тихо. — Я не заставлял ее ни замуж за Ваньку бежать, ни в путь далекий собираться. Думаю, что и ты над сестрой власти уже никакой не имеешь.

— Я ее без приданого грозил оставить. И Ваньке грозил, но они уперлись, что любят друг друга и ему все равно, что она бесприданница, он сам скоро гол как сокол останется. Что, если это не проверка их чувств, то что тогда считать проверкой?

— Да, даже завидно где-то становится, — я передернул плечами. — Но даже ради Натальи, не могу я смягчить участь Долгорукова. Слишком Ванька провинился передо мной.

— Я понимаю, потому и не осуждаю, — Петька снова вздохнул. — Будем свечки ставить, чтобы все обошлось, и они и взаправду землю обетованную нашли, как Борька Юдин пишет, — он замолчал, затем встряхнулся. — Пойду я в приказ, может тоже что смогу выяснить, что стряпчие пропустили, думая, что ерунда это.

Он вышел, насвистывая что-то бравурное. Мы с Репниным проводили его взглядами.

— Этот не предаст, — наконец сказал Репнин. — Столько лет верен был, даже когда почитай в опале находился.

— Я знаю, Юра. Петька мне предан был еще в то время, когда наследники каждый день менялись, в зависимости от дедова настроя. Не для корысти ради, а просто потому что считал, что так будет правильно Петр Шереметьев возле меня обретался. Только я вовремя не увидел этого блеском забав, Долгорукими созданными, ослепленный.

— Главное, что сейчас прозрел, — Репнин сказал это тихо. Так тихо, будто надеялся, что я не услышу. Я услышал, но промолчал, потому что нечего было ответить. Репнин тем временем продолжил как ни в чем ни бывало. — А что, Елизавету Петровну и впрямь за Надир-шаха отдашь?

— В гарем? Православную царевну? Бог с тобой, — я махнул рукой. — Никогда не заставлю я Лизку вере своей изменить. Вот ежели сама захочет, тогда препятствий чинить не буду. И, знаешь, ведь всякое может произойти: Надир-шах красавец мужчина, закаленный в боях бесконечных войн. Такие женщинам нравятся. Вдруг у Лизки, где засвербит, на его мужественность глядючи, и она сама в жены к нему побежит впереди его коня? Я ее неволить в этом случае не буду, — я покачал головой. В это время в комнату проскользнул Митька и принялся убирать со стола.

— Демидов у дверей мается, — как бы невзначай бросил он, ставя на тяжелый поднос серебряный кофейник. — Сказать ему чего, или пущай пока ожидает?

— Скажи, что сейчас приму. Да, приготовь сбитня и чая душистого. Сомневаюсь, что Акинфий Никитич кофеем балуется, — я кивнул Репнину, который быстро поднялся, схватил брошенное на стол письмо, тщательно сложил его, и спрятал за пазухой.

— Мне присутствовать? — деловито спросил адъютант, который по совместительству был секретарем, но скоро я его все же разгружу, а то он загнется у меня от таких нагрузок.

— Присутствуй, может поручения какие по ходу разговора всплывут, — я думал недолго, прежде, чем принять решение. Разговор с Демидовым предстоит тяжелый. Для меня, вряд ли для него. Этот колос я, конечно, могу снести, но вот вопрос, а дальше что? На заводах Демидова сейчас и еще очень долго будет вся промышленность Российской империи держаться.

Репнин занял место за соседним столиком, расположив на нем писчие принадлежности. Митька, дождавшись, когда мы примем приличный вид, вышел, груженный посудой, и практически сразу в кабинет, который мне заменял и гостиную, и столовую, и библиотеку вошел Демидов. С полминуты я смотрел на его спокойное лицо уверенного в себе человека. Богат, не скрывает богатства, но и сильно не кичится им. Я смотрел и ловил себя на мысли, что этот жесткий и прожженный делец мне нравится.

— Присаживайся, Акинфий Никитич, — я махнул на кресло за столом напротив моего. — В ногах правды нет, — дождавшись, когда он усядется, я продолжил. — И что же привело тебя так далеко, да еще и в самые морозы и метели?

Демидов без лишних слов сунул руку в карман, Репнин слегка напрягся и приподнялся на стуле. Надо же, беспокоится. Но зря. Демидов не идиот, чтобы что-то мне сделать. К тому же, Михайлов лично обыскивает посетителей, прежде чем к моему величеству пускать. Он вообще параноить любит, все простить себе не может, что тогда на охоте умудрился потерять. Акинфий Никитич покосился на привставшего адъютанта, усмехнулся краешком губ и положил на стол передо мной два бруска, с клеймом его заводов посредине.

— На Алтае нашли. Хорошие залежи, и реки золотоносные. Я уж и заводики начал закладывать под это дело.

— Вижу, — я с каким-то благоговением провел пальцем по брускам. — Но у государства на такие месторождения монополия, — я поднял на него глаза.

— Вот об этом и договариваться приехал, — он замолчал, затем решительно продолжил. — Дозволь разработки вести. От твоего имени. Так оно лучше же для всех будет, я в состоянии мелкое жулье отвадить.

— Знаю, Акинфий Никитич, что за Уралом ты власть большую имеешь, — я убрал руки и откинулся на кресло. — И на какой процент рассчитываешь?

— Пятнадцать, — я приподнял бровь. Не обделяет себя Демидов. Но, с другой стороны, в тайге один хозяин – медведь, и прав Демидов, если я сейчас вые… хм, зарублю его начинание, то ни копейки я с тех копей не увижу, или же пол-армии нужно будет посылать, чтобы уберечь от посягательств. Думай, голова, думай, что делать?

— А правду ли молвят, что деньгу свою ты чеканишь в своих подвалах? — я тянул время, ответ Демидову нужен был прямо сейчас. Иначе возникнут никому не нужные напряжения. Но я могу ставить свои условия, и он это знает. Что мне нужно прежде всего? Что?

— Брешут, государь Петр Алексеевич, — он усмехнулся. — Про меня много чего паскудного брешут. Завидуют людишки, а кто не дает того же достичь? Работать просто надобно.

— Верно говоришь, Акинфий Никитич. Все верно, главное, работать надо рук не покладаючи, — пятнадцать процентов, черт, что делать-то? И самое главное, если даже я сейчас возьму тайм-аут, то принятие решения все равно упадет на меня. Никто мне в этом деле не поможет, никто.

Меня спас от немедленного ответа Митька, который снова просочился в комнату и принялся расставлять на столе сбитень, чайник из китайского фарфора, мед, молоко и… бублики. Где он, паразит, бублики-то взял? А почему меня ими никто не кормит? Демидов одобрительно посмотрел на стол, налил себе чая, и принялся потягивать, с куском сахара вприкуску. Я же ограничился сбитнем, который просто обожал. Некоторое время мы молчали, наслаждаясь горячими напитками. После того как чашки наши опустели, я снова откинулся в кресле и медленно проговорил.

— Хорошо, я принимаю твое предложение, Акинфий Никитич, хоть и зело грабительское оно. Но у меня есть несколько условий.

— Каких же условий, государь Петр Алексеевич, — ждал Демидов, что условия я буду ставить, и теперь приготовился торговаться. Ну что же, попробуем поторговаться.

— Во-первых, там, где заводы твои серебряные строятся, крепость поможешь заложить, — и я даже знаю, как город, который там образуется, будет называться, Барнаул это будет. — А, во-вторых, дороги, Акинфий Никитич. До-ро-ги. До Урала, по Сибири, до Алтая, в Приамурье. Нет у нас их, а ведь нужны, и как еще нужны. Треть расходов на себя берешь, и тогда пятнадцать процентов от выработки – твои.

— Хм, — Демидов задумался. Дороги – это дорого. Но необходимо, ему самому, прежде всего, необходимо. — А, давай, государь Петр Алексеевич, на благое дело и мошну растрясти не жалко, — и он протянул мне руку. Крупная рука, обветренная, вся в подушечках мозолей. Я, не колеблясь, ударил по ней и повернулся к Репнину.

— Юрий Никитич, организуй все бумаги надлежащим образом заверенные, в коих укажи, что дозволяю я Демидовым вести разработки серебра и злата на Алтае, на поименованных условиях. И еще, уведоми Якова Вилимовича, что ежели он все еще хочет приблизить племянника своего Александра Романовича, то позволяю я ему искупить вину за шашни с Долгорукими, ежели в качестве инженера тот построит мне те дороги, о которых мы только что с Акинфием Никитичем сговорились. Дозволяю также к помощи Якова Германа обращаться. А ежели Шумахер примется чинить препятствия, то уволить того к чертовой матери, об этом особливо Блюменпроста предупреди.

Репнин быстро все записал и вышел, а я повернулся к Демидову, который смотрел на меня очень внимательно, слегка прищурившись, словно что-то вычислял про себя. Я же коротко улыбнулся и указал на стол.

— Еще чаю? — вот съем пару бубликов и к нашим восточным друзьям перейдем плавно.


Глава 7

У меня оставалось немного времени, чтобы настроиться на предстоящий разговор с моими востоковедами. Основной вопрос, который я хотел с ними обсудить, касался не отношений цинского Пекина с Джунгарским ханством, и даже не отношений калмыков с каждым из них по отдельности. Эти отношения были всегда очень запутанными, как и все, что касалось Востока, и равно непредсказуемые. Ну, Восток – дело тонкое.

Пока Митька убирал со стола остатки нашего чаепития с Демидовым, я обдумывал проблему со связью, точнее с ее отсутствием, а также то, каким образом свалить ту трудность, которую я так и не смог преодолеть при создании телеграфа на радиосигналах. Из-за которой я вынужден изгаляться с проводами, точнее с их изоляцией. А не смог я воспроизвести радиопередатчик Герца, или хотя бы какой-нибудь его аналог из того дерьма и палок, что были мне доступны. Точнее, я не сумел воссоздать катушку Румкорфа. Вот, казалось бы, я – кандидат физических наук и тут такое фиаско. А все потому, что я все эти катушки всегда воспринимал как обычные расходники. Мне в голову не приходило, что надо бы поучиться их собирать. Естественно, я знал принцип их работы, и даже из чего они состоят, но, как оказалось, знать и уметь делать – это две разные вещи. Не понимаю, каким образом, герои немногочисленных книг, что я прочитал про различные попадания, умудрялись буквально на необитаемом острове изобрести и соорудить чуть ли не синхрофазотрон. Это как смастрячить машину времени в джакузи. Или, может быть, это у меня руки не из того места растут? И вот у меня теперь моральная проблема – кому-нибудь подкинуть эту гениальную идею, чтобы товарищ опередил и Румкорфа и Герца, и, чем черт не шутит, забрал их славу себе. И я даже знаю кандидата, который может попробовать с данными вещицами повозиться. Когда там Михайло Ломоносов должен в Москву приехать?

— Государь Петр Алексеевич, тут такое дело, — в кабинет вошел взъерошенный Репнин. — Посланник австрийский прибыл.

— Что? — я повернулся к нему, даже не пытаясь скрыть своего удивления. За окном сияло яркое, все еще зимнее солнце, тяжелые шторы был распахнуты, и в кабинете было настолько светло, что видно было как в луче играют пылинки, поднятые в воздух нашими движениями. — Так быстро? Вроде бы еще даже курьер до места не доехал.

— Его раньше отправили, и, это не посол, государь, — Репнин протянул руку и попытался пригладить свои растрепанные волосы.

— Что значит «не посол», а кто тогда? — я потер лоб. Что значит это прибытие? Почему сейчас?

— Посланник, приехавший специально, дабы принести весть государю императору Российскому, — Репнин оставил попытки пригладить волосы.

— И где этот посланник?

— Так за дверьми стоит, — мой адъютант совершенно растерялся, а мне стало любопытно, это что за посланник такой, который сумел пробиться через все кордоны и буквально ворваться ко мне без назначенной встречи. — Нижайше просит соизволения говорить с государем императором.

— Это очень интересно, — я медленно направился к столу. — А Кер с Бакуниным еще не явились?

— Пока нет, — Репнин покачал головой. — Так ведь ты назначил им только через час, государь Петр Алексеевич.

— А, ну да, конечно же, через час. Тогда зови посланника, послушаем, что он нам скажет.

Репнин кивнул и пошел к дверям. Выйдя, он распахнул створки и громко произнес:

— Граф фон Хаугвиц Фридрих Вильгельм к его императорскому величеству, — отступив чуть в сторону, он пропустил изрядно возмущенного графа, который нервно одергивал богатый камзол, одновременно поправляя на голове парик.

— Ваше императорское величество, — увидев меня, он прекратил дергать камзол и склонился в глубоком придворном поклоне. — Как счастлив лицезреть я вас в полном здравии. Весть о вашей болезни достигла Вены и мой господин и повелитель был весьма огорчен подобным известием.

— Но ведь не только известие о моем недуге заставило вас проделать такой тяжелый путь? — я пристально смотрел на графа, и даже не пытался быть гостеприимным. Во всяком случае, сесть я ему не предложил.

— Вы правы, ваше императорское величество, я прибыл не только, чтобы удостовериться в вашем добром здравии, но и доставить радостную весть от моего господина вам как его союзнику и родственнику, дабы вы порадовались вместе с ним, потому что его ликование уже не может вместиться в границах нашей благословенной империи.

— И что же это за весть такая? — я слегка наклонил голову.

— Рождение сына и законного наследника, после стольких лет неудач, которые преследовали венценосную семью, — с придыханием произнес фон Хаугвиц. — Чудо, это истинное Чудо, даже вы, несмотря на свою юность способны понять, что о явно божественное вмешательство, не иначе, помогло на сей раз королеве разрешиться мальчиком.

Что?! Какой наследник?! У Карла же не было наследников мужского пола! Это и только это заставило его создать свою «прагматическую санкцию», и заключить договор с Россией в качестве ее поддержки, потому что Российской империи его трон вообще никуда не уперся. Но, нет санкции – нет никакой надежды на то, что Австрия останется нашим союзником даже на бумаге, даже на такой неоднозначной как Венский договор.

— Это действительно просто чудесная новость, я очень рад за своего царственного дядю, — выдавил я из себя. — Но даже такая радостная новость не объясняет того, что вы прибыли сюда, чтобы передать ее.

— Я всего лишь посланник, и мое дело передать только весть о счастье своей Вены, — граф снова поклонился. — Но его императорское величество отправил меня не только для того, чтобы посетить вас, ваше императорское величество. Также я должен предстать перед королем Августом, блистательным монархом Речи Посполитой.

Блеск, просто волшебство, вашу мать!

— Как бы ни была велика моя радость за моего дядю Карла, я вынужден настаивать, чтобы вы отдохнули с дороги. Вам выделят покои, я же пока составлю письмо и приготовлю дары, которые не посрамят меня, и будут приятны наследнику, — я сам чувствовал, что моя улыбка напоминала оскал. Вопросительно посмотрел на Репнина, тот кивнул, показывая, что все понял.

— Ваше императорское величество, я позволю себе обратиться к вам, нижайше прося приказать вашим людям вернуть мне мое оружие, — фон Хаугвиц прекрасно понял, что аудиенция закончилась и теперь спешил выдать все свои просьбы. А Михайлов молодец, то-то граф камзол одергивал, не удивлюсь, если узнаю, что его обыскали, причем очень тщательно.

— Конечно же, вам все вернут, граф, — я махнул рукой, а Репнин снова молча кивнул и, распахнув двери, сделал приглашающий знак рукой. — До скорой встречи, граф.

Я дождался, когда за ним закроется дверь, и только потом вскочил из кресла и принялся метаться по комнате. Дьявол все раздери! Почему я думал, что в тот момент, когда я остался жив, история изменилась только для меня? Она вообще изменилась, и я не могу уже предугадать последствий в ответ на то или иное действие, потому что и для меня будущее стало неопределенным. Той истории, что я знал – ее больше нет! Наличие наследника у Карла исключает попадание на трон Марии-Терезии. Ему не нужны больше санкции. Думаю, этого ребенка будут охранять надежнее Папы Римского. А раз Мария-Терезия не станет императрицей Священной Римской империи, то она и для отца превращается всего лишь в разменную монету, которую можно продать куда выгоднее, чем отдать за безвольную размазню Франца, который никогда не помешал бы его дочке править. Не будет союза Мария – Франц, не родится Мария-Антуанетта, которая была, конечно, не главной причиной, но одной из них, для возникновения Великой Французской революции. Ведь вполне может случиться, что Людовик не прошляпит момент в отсутствие дражайшей половинки и революция будет подавлена в зачатке, а то и вообще не состоится. Не будет революции – не будет Наполеона со всеми вытекающими. Причины и следствия, это причины и следствия. Я своим спасением создал новый рукав, и известная мне история рухнула, как карточный домик. Я не думал, что все изменится настолько. Думал, что слегка подвинется во времени и на этом остановится хотя бы небольшой отрезок, в котором я еще не успел ничего существенного изменить, но все оказалось гораздо сложнее. Как в принципе домино, толкнув всего одну костяшку, я опрокинул всю конструкцию и теперь стою посреди совершенно новой и главное абсолютно пустой дороги, на которой уже появился совершенно новый для меня путник – младенец мужского пола, наследник Священной Римской империи. Я не могу строить анализ, основываясь на своих знаниях, потому что они изначально ложны, не могу. Так что я могу сейчас сделать? Сейчас я могу попробовать решить калмыцкий вопрос, которого тоже не могло быть и не было, а сейчас он возник. Ну и решить, нужна ли мне война с Джунгарским ханством в союзе с цинцами, потому что именно теперь я не уверен, что Пекин в итоге победит. И если все-таки нужна, то что я хочу получить от нее? Кроме некоторых территорий самого ханства, куда в итоге сплавлю калмыков, чтобы они дончакам на нервы не действовали, и не ушли однажды непонятно куда, найдя там только смерть. Не факт, что сейчас это произойдет, но будем надеяться на все тот же принцип причинно-следственных связей наряду с законом Мерфи, если какая-то херня может случится, то она обязательно произойдет.

— Кер и Бакуниным прибыли, — Репнин вошел на этот раз без стука. Он не понимал, что со мной происходит, да я и сам не совсем осознавал этого.

— Зови, — я немного успокоился и теперь мыслил более рационально. Ну и что, что ты уже не можешь предугадать последствий, тем и хороша жизнь, в своей непредсказуемости, и не следовании по тропинке с пуком соломы наготове, чтобы в любой момент можно было ее подстелить. На этот раз я не сидел за столом, а стоял у окна, глядя на улицу, на блестящий снег, отражающий солнце и слепящий. Улицы чрезвычайно плохо прочищены, и когда снег начнет таять… Нужны дворники. Вот прямо такие, каких видел в фильмах и про которых читал: физически крепкие мужики из вольных, которые кроме поддержания порядка на дорогах еще и порядок на улицах будут поддерживать как первейшие помощники полицейских. Радищева завтра пригласить и переговорить об этих чрезвычайно полезных людях. Причем создавать подразделение этих младших полицейских чинов необходимо сазу во всех губерниях. И не только в крупных городах. Да, хорошая идея.

— Государь Петр Алексеевич, — в комнату вошли приглашенные мною востоковеды. Вошли очень скромно, постоянно оглядываясь. М-да, не привыкли, чтобы их к императору вызывали. Ну ничего, привыкнут, мне много чего нужно у них узнать.

— Проходите, садитесь, Георгий Яковлевич, Василий Михайлович, — я кивнул на стоящие перед столом кресла. Сам же остался стоять у окна. Дождавшись, когда они усядутся, примостившись на краешке кресел, не решаясь противоречить, снова посмотрел в окно. Да, дворников обязательно в штат полиции вводить. Ушаков даже расщедрился и тех своих людей, которые сейчас были задействованы именно в уголовных расследованиях, протекающих ни шатко ни валко, Радищеву обещал отдать с наилучшими пожеланиями. Постояв так недолго, вздохнул и сел за стол напротив своих посетителей. — Василий Михайлович, сейчас дело больше вас касается. Что там у нас с калмыками?

— Дед ваш, государь Петр Алексеевич, обещал Аюке, что наследником его будет Церен-Дондук, но его племянник Дондук-Омбо решил опротестовать данное заявление, и теперь они явились сюда, чтобы ты, государь, выступил для них третейским судьей и определил, кто из них больше подходит на роль хана калмыков.

— Какая интересная дилемма, — я потер подбородок, начавшая отрастать растительность на лице жутко раздражала, а бритье – это то еще приключение было. По-моему, я понял, почему русские отказывались бороды брить, да потому что почитай каждый день переживать процесс бритья, не каждый на такое пойдет, особенно, когда брить его некому и приходится самому опасной бритвой орудовать. — И каким образом я должен решить эту задачу, ежели я ни одного, ни другого в глаза не видел? Откуда мне знать, кто там у этих калмыков лучшим ханом может сделаться?

— Полагаю, государь, что Церен-Дондук надеется на то, что ты просто подтвердишь заверения деда своего, Петра Алексеевича. И только для этого уговорил племянника совершить столь долгий путь, да еще и зимой.

— Да, это очень правильное решение с его стороны, вот только если исключить крохотную деталь – я не мой дед, — откинувшись на спинку стула, я задумчиво переводил взгляд с Бакунина на Кера и обратно. Они сразу потупились и принялись разглядывать ковер. И почему они такие зашуганные? Даже как-то неудобно становится. — Василий Михайлович, я ведь спрашиваю тебя как знающего и опытного человека, что каждый из них собой представляет?

— Церен-Дондук более хозяйственный, но более мирный. Не такой славный вой, как племянник. Дондук-Омбо – задиристый, любит сражения. Каждый в чем-то хорош, но они разные, государь. Совсем разные.

— Так, хорошо, а кого нам выгоднее видеть на месте хана? — Бакунин пожал плечами.

— Неведомо мне это, государь. Но за Дондуком-Омбо сила. Многие калмыки его поддерживают. Он способен за собой почти пять сотен кибиток увезти.

— Вопрос, куда увезти?

— На Порту он все посматривает. Сдерживает только разница религии. Османы сразу заставят ислам принять, а он не хочет, его и заветы далай-ламы. Но Артемий Петрович больно Церен-дондука поддерживает. Даже без твоего одобрения уже объявил его ханом.

— Почему? — я попытался понять, о ком идет речь, но не преуспел. Ладно, потом узнаю.

— Боится, что калмыцкое ханство слишком сильным станет, и с ним невозможно будет справиться.

— А-а-а, а значит, подарить полханства османам – это очень хорошо, и ослабит калмыков. То, что при этом укрепятся османы – это совершеннейшая ерунда, — протянул я. — Почему мне не доложили о подобном произволе Артемия Петровича?

— Так ведь отписывали тебе, государь, что так, мол и так, князь Волынский не совсем понимает, что творит, и что нужно много раз подумать, прежде, чем судьбу калмыков таким образом строить, — Бакунин всплеснул руками. — Но, похоже, что челобитная не дошла до тебя, государь Петр Алексеевич.

— Похоже, что не дошла, — я снова задумался. Туркам калмыков нельзя отдавать, но как предотвратить между ними раскол? Самому разделить, если только. А что, вполне себе выход. Один пускай границу охраняет, второй родные земли отвоевывать вместе с цинцами пойдет. А ханом вообще себя назначить! Принять буддизм и править всеми в мире и нирване. Или это откуда-то из другой оперы? Ну, посмеялись и будет. Скорее всего, придется разделить, скажем претендентами назвать или младшими ханами, как там у них дозволяется? Условие поставить, что кто из них докажет, что круче, тот по итогам соревнований станет ханом великого калмыцкого ханства, если они его завоюют, конечно. Я чем могу помогу, почему нет-то? Нужно с цинцем встречаться. Потом уже с калмыками. — Юрий Никитич, думаю, что нужно пригласить князя Волынского сюда, чтобы побеседовать с ним за жизнь. Скорее всего, он сумеет объяснить, чем руководствовался, делая именно такой вывод о калмыцком ханстве. Да, Радищева ко мне завтра, а на второй день посланника цинского зови. Георгий Яковлевич, знаком ли ты с тем посланником?

— С Тоси лично не знаком, — Кер покачал головой. — Но цинцев, даже, если знаешь, то все равно не знаешь до конца. Такой вот странный и по-своему опасный народ.

— А толмачом сможешь побыть? — я не хотел привлекать много лишних людей. Чем меньше людей знает о подобных встречах, тем проще сохранить их в секрете.

— Могу, — он кивнул.

— Отлично, тогда… — я не успел сформулировать мысль, как дверь распахнулась и в комнату вбежал какой-то семеновец. Отдышавшись, прислонив руку к груди, он тихо произнес.

— Пожар, государь. Немецкая слобода горит. И еще, там, в общем…

— Не мямли! — я привстал, опиравшись руками на крышку стола. — Что случилось?

— Кто-то из гвардейцев там покуролесил, государь, но пожар сильный, как бы на улицы не пошел.

— Идиоты, — прошептал я. — Седлать Цезаря! Узнаю кто мне Москву сжечь захотел, прибью как бешеную собаку.

Я выбежал из кабинета, на ходу натягивая протянутый мне Митькой тулуп. Тулуп я себе с боем выбил. Хороший, теплый, тяжеловатый слегка, но не критично. На голову легла шапка из чернобурки. Вот сапоги не переобул, выскочил на улицу в каких был. Цезарь уже пританцовывал от нетерпения, стоя возле крыльца. Рота гвардейцев личной охраны была на конях, все ждали только мое величество. Взлетев в седло, насколько быстро мне помог сделать тулуп, я тут же пустил Цезаря рысью, выскочив в едва открывшиеся ворота.

Столб дыма и даже зарево огня было видно даже отсюда. Стиснув зубы, я пригнулся к шее своего верного коня, который все ускорялся, пока не перешел в галоп.

Возле слободы уже собрался народ, организуя линию к ближайшему колодцу. Точнее, таких линий было уже несколько, и они справно работали, передавая друг другу ведра с водой. У того колодца, где я с трудом затормозил, явно не хватало людей.

— Стройся! В цепь! — я соскочил с Цезаря, бросая поводья уже подъехавшему Репнину, схватил ведро, которое протягивала мне хорошенькая девушка, в глазах которой горело пламя пожара, и от этого она не замечала не разметавшихся, вырвавшихся из тугой косы русых волос, ни то, что ведро из ее рук принял император. Я передал воду вставшему передо мной гвардейцу и тут же схватил следующее. Потому что пожар в наполовину деревянной Москве – это страшно. Не успеешь оглянуться, как твой дворец уж заполыхает. Поэтому-то у меня даже мысли не возникло, что это как-то неправильно, чтобы император ведра тягал с водой. Да и у других тоже таких дурацких мыслей не возникло.

Мимо пробежали четверо мужиков с баграми. Пламя уже не взметалось выше костела, и я понял, что устал. Руки практически не двигались, но, передающая мне ведро за ведром совсем молоденькая девчонка, может моего возраста, может на пару лет всего старше, не давала упасть и опустить руки, чтобы хоть немного передохнуть, потому что вот перед ней было стыдно. А еще у меня жутко замерзли ноги, и я был грязным как свинья.

Наконец ведра стали возвращаться реже, а со стороны слободы раздался треск и удары. Пострадавшие здания доламывали, чтобы сбить пламя окончательно, и не дать перекинуться на соседние дома. Откуда-то послышался плач и крики, а ведь еще минуту назад все посторонние звуки заглушал рев бушующего пламени.

Раздался выстрел, и… Что? Выстрел? Я посмотрел на девушку, которая вытирала лоб дрожащей выпачканной в саже ладошкой, оставляя на белой коже черный след. Ведер больше не было, значит, можно было заняться тем делом, за которым я сюда приехал.

Из ворот слободы выскочили шесть гвардейцев в мундирах Преображенского полка, один из которых угрожал заряженной фузеей шедшим прямо на них весьма решительно настроенным людям. Я почувствовал, что у меня глаз дергается. Все, достали.

— Всех офицеров Ушакову на правеж, всех рядовых пока запереть по казармам. Выяснить, что там произошло и через два часа ко мне с докладом, — процедил я, направляясь к привязанному неподалеку Цезарю. Хватит с меня преображенцев. Доигрались они, похоже, окончательно.

Ноги слушались плохо, руки дрожали, но я довольно бодро вскочил в седло, и тут увидел во все глаза смотрящую на меня девушку, до которой, похоже, только что дошло, с кем именно в паре она только что работала. Я не удержался и подмигнул ей, отчего ее личико вспыхнуло, и она прижала к ним руки. Как же ноги-то замерли, да и руки тоже, я же только заметил, что с трудом удерживаю поводья в окоченевших пальцах. Вот же придурок, надо же было варежки забыть. Я тронул пятками бока Цезаря. Домой и в горячую ванну. Мне только снова заболеть не хватало.


Глава 8

Митька категорически отказался готовить для меня горячую ванну, а затащил в жаркую хорошо протопленную баню, приговаривая при этом, что все эти ванны – это баловство, и ничто не заменит настоящей баньки с хорошим жаром и березовыми веничками, которые весь холод вмиг выбьют из любого, а вместе с холодом и нарождающуюся хворь. Перед походом в баню он стянул с меня сапоги, который явно не были предназначены для долгого пребывания на улице, особенно, когда там стоял, не собирающийся сдавать свои позиции мороз. В процессе снятия сапог он вполголоса матерился, пытаясь руками согреть мои ледяные стопы, которые сразу после того, как сапоги были сняты, потеряли малейшую чувствительность. Когда он растер ноги до такой степени, что я их хотя бы почувствовал и мог идти самостоятельно, Митька подхватил меня под руку и потащил в парную. Только там в клубах пара, сидя на полке, я понял, как сильно замерз. Сначала мне даже жарко не было, а потом, постепенно начало трясти такой крупной дрожью, что я сам сначала перепугался, но дрожь быстро прошла, и потянуло в сон так, что я едва держался, чтобы не уснуть, таращась в стену и пытаясь сосчитать из скольких бревен состоять она состоит. Да еще Митька грозно сопя очень выразительно повертел передо мной березовым веником, хорошо распаренным и готовым к тому, чтобы им отстегали меня как следует. Прекрасно понимая, что без этой экзекуции отсюда не выйду, я вздохнул и лег на полке, прикрыв глаза и прислушиваясь к ощущениям. Пропарив, Митька выгнал меня на улицу, прямо на мороз и заставил натереться колючим, обжигающим снегом. Ох, как я орал при этом… А потом снова в парную, где просто сидел, наслаждаясь жаром, чувствуя, как вяло перекатываются расслабленные мысли в голове, напоминая мне огромные булыжники, которые вяло барахтались, пытаясь подняться на поверхность из моего внезапно опустевшего разума.

Я находился в парной уже с полчаса, когда дверь чуток приоткрылась, и в нее заглянул Репнин. Увидев меня, он кивнул головой, то ли в качестве приветствия, то ли из-за того, что нашел пропажу, и попытался скрыться, но я его остановил.

— Юра, раздевайся и иди сюда; я так понимаю, что все разузнал и по полочкам все разложил, а теперь еще доклада дожидаться? — он снова кивнул, соглашаясь. — Давай-давай, заодно согреешься, мы все замерзли как собаки.

— Только шибче, Юрий Никитич, — недовольно пробурчал Митька. — Весь жар выпустишь, и нечем будет тебе согреваться.

Вскоре рядом со мной на полке расположился Репнин, блаженно жмурясь, впитывая в себя целебный жар. Он очень быстро покрылся испариной, и с непередаваемым удовольствием, выхватив из шайки березовый веник, принялся сам себя им охаживать.

— Ну и что удалось выяснить? — Ушаков уехал, и официальные допросы офицеров откладывались, а знать мне нужно было сейчас, чтобы определить, что это было: дурацкое стечение обстоятельств или злонамеренный план.

— Драку затеял подпоручик Выхрицов. Он частенько наведывался в кабак в слободе, вместе с товарищами. Но в отличие от остальных, подпоручик был неравнодушен не только к немецкому пиву и самогону, но и к жене владельца кабака фрау Хельге, и, поговаривают, что интерес его был очень даже взаимным.

Митька плеснул кваса на каменку, и голова закружилась от запаха хлеба и сусла, и глаза сами собой закрылись. Мне не нужно дальше объяснять, что там произошло. Скорее всего во время нежного свидания зашел уже изрядно рогатый муж. Слово за слово, и началась драка, которую подхватили сидевшие в пивном зале. В какой-то момент все вышло из-под контроля и начался пожар.

— Жертвы есть? — я спрашивал, не открывая глаз. Репнин ответил не сразу. Его, видимо, тоже разморило, и он не сразу сообразил, что у него спрашивают.

— Нет. До смертоубийства не дошло, только бока друг другу намяли. А вот кабак и еще три дома сгорели дотла. Хорошо еще люди выскочить успели.

— Это плохо, — я дотянулся до ковша с холодной водой и плеснул ее себе на лицо, пытаясь хоть немного заставить размякшие мозги работать. — Значит, указ подготовь. О выделении помощи пострадавшим: не деньгами, а вещичками на первое время, пока не обживутся, — я задумался, а сколько каждой семье нужно вещей? — С Черкасским вместе покумекайте, сколько можно чего выделить, после мне на ознакомление и, ежели утвержу, то на подпись.

— Слушаюсь, государь Петр Алексеевич. А ресурс откуда брать?

— Из конфискованного и частично из хозяйства полка, что накуролесил. Что там с преображенцами?

— Полк по казармам заперт, охраняется почитай всеми семеновцами. Офицеры в казематах у Ушакова маются, так же, как и те шестеро, что в слободе были. Подпоручик Выхрицов отдельно заперт.

— Ну и хорошо, пущай посидят. У тебя еще есть, что сказать? — пот начал понемногу щипать кожу на лице, что означало, что вылезать уже понемногу нужно. Вечер уже, поужинать и спать пораньше завалиться, чтобы поутру с цинцем встретиться на свежую голову.

— Письмо от Бестужева прибыло, — Репнин замолчал ненадолго, видимо, обдумывая, как известия преподнести. Обдумав, продолжил. — Вот только почти все, что пишет, дел франков больше касаемо, нежели англичан.

— Вот как? — я даже слегка один глаз приоткрыл, чтобы посмотреть на Репнина, который сосредоточенно разглядывал стену бани. — И как там франки поживают?

— Эм, — Репнин снова запнулся, затем, глубоко вздохнув, начал говорить. — Начнем, пожалуй, с уполномоченного посла. Луи Пятнадцатый решил, что лучше всего на эту роль вместо Маньяна, — о, точно, вот как того придурка звали, которого я пнул под зад из страны, — Жаокена Тротти, маркиза де ля Шетарди, — вот это номер. Я открыл оба глаза. Шетарди? А меня, кажется, начали уважать. Ну, или не меня, а того, кого подозревают в правлении страной через малолетнего императора, который сам по себе никому нахрен не нужен. — Шетарди этот, проездом заедет в Пруссию в Штеттин дабы предложить союз дофина Людовика Фердинанда и Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербской, — ну а что, вполне себе интересно будет понаблюдать, кого у франков задушат шелковым шарфиком, чтобы малышка Фике начала править. Правда, Франция – не Россия, размах не тот, негде будет развернуться, но ничего, она быстро найдет применение своей бурной энергии. Лично я поставил бы и на Луи Пятнадцатого, и на дофина. Потому что сына она убивать не будет – это точно, тем более, что без малолетнего ребенка мужского пола хрен ей, а не французский престол, франки у себя что-то с законами намудрили, и править там может только мужчина, женщина максимум на что может рассчитывать, это стать регентом, но, думаю, что София Августа придумает, что делать, чтобы стать полноправной королевой.

— Интересные новости. И то, что они именно от Бестужева пришли, меня вовсе и не удивляет, Англии всегда были интересны дела своего ближайшего соседа, — я снова закрыл глаза. — Что еще пишет Бестужев?

— Этот Бестужев – ничего, а вот брат его старший из Стокгольма прислал известие о том, что Фредерик Первый в срочном порядке заключает союзы с Францией и османами, и ведет переговоры тайные с Курляндией. Некто Бирон был замечен нашим послом при дворе Фредерика.

Та-а-к. Я резко поднялся и едва не упал из-за сильного головокружения. Опершись на полки, восстановил равновесие.

— Парься, приходи в себя и через час жду тебя в кабинете, — бросив это хмурому Репнину, я вышел из бани. Спать как-то резко расхотелось. В предбаннике Митька накинул мне на плечи роскошный халат и шубу, после чего я быстро переместился во дворец.

Пока Митька готовил мне одежду, я смотрел на свое отражение в зеркале. Ну и что делать собираешься, Петр Алексеевич? Все еще думаешь про войну на стороне цинцев? Да, думаю. Сейчас даже больше, чем раньше. Потому что войн мне, как ни крути не избежать. Но Фредерик, вот сука! Но сука довольно умная. Правильно, сейчас самое время напасть на Россию, чтобы вернуть то, что дед у них отжал во время Северной войны. У Карла Шестого родился наследник, так что ему не до своего якобы союзника, да и Франция должна будет придержать своего вечного оппонента от быстрой помощи, которая, я даже не сомневаюсь в этом, не слишком-то быстрой и будет. Курляндия, ну тут понятно, пообещали посодействовать Аннушке в случае чего стать императрицей. Только вот не слишком понятно, а что они с Речью Посполитой будут делать? Эти товарищи пока не то чтобы крепко, но все еще держатся на ногах, а вот удара в спину от них можно в любой момент ожидать. Шетарди спешно едет в Россию. Луи французский – зять короля Польши, это что-то значит? Скорее всего. Опять же союз с Пруссией вследствие женитьбы дофина на одной из ее принцесс. Хотят обложить нас по всей Западной границе? Похоже на то. Османы нападут, или будут ждать, чем дело кончится? Диван очень осторожен в принятии невыгодных для него решений. Испания почти всегда поддерживала Францию. Как они поведут себя на этот раз? Разорвут все наши отношения, пока всего лишь экономические? Вот уж вряд ли, слишком много денег они вбухали за просто так. Да и от наших товаров по заниженным ценам отказываться, ради кого, ради Швеции? Ха-ха, три раза. Даже, если папа на них надавит, они будут та-а-к стараться, ну просто та-а-к стараться… Что же поделать, если Швеция далеко и помощь не сумеет подойти вовремя. Думаю, что Испанию можно пока в расчет не брать, конкретно в этом случае она будет придерживаться нейтралитета.

Будет Шетарди обольщать Лизку? Хороший вопрос. Она обожает французов и поэтому вполне может поддаться на сладкие речи маркиза, и совершить глупость, вроде той, чтобы попробовать переворот с водворением себя на трон.

Я даже не заметил, как оказался одетым и уже бежал бегом в кабинет, где меня ждал Репнин.

— Отзывай Миниха. Пускай кого посмышленей с Ванькой оставит и как можно быстрее едет сюда. Да приказ приготовь о назначении его главой Военной коллегии. Также пошли гонца за Баршем, Мятлевым, Ласси и Румянцевым Александром Ивановичем.

— Все-таки война? — Репнин поднял голову от стола, на котором он старательно и быстро писал, что ему нужно делать.

— Похоже на то, — я неопределенно пожал плечами. — Только пока не слишком ясно с кем еще, кроме Фредерика. Нужно подготовиться. Но пока все очень неясно. Гонца за Ушаковым, возвращай его, он здесь нужнее, — я вскочил из-за стола и подошел к окну.

— Все будет сделано немедленно, — невозмутимо отрапортовал Репнин. — Государь Петр Алексеевич, перечисленные – это все, коих я вызвать должен?

— Да, пока их достаточно, — я кивнул. — Все равно год, может чуть больше у нас есть. Кто у Ушакова отвечает за шведское посольство?

— Лейтенант Соколов, — Репнин поднялся. — Я отдал приказ ему явиться. Сейчас Андрей Михайлович должен уже вызова к тебе, государь, дожидаться.

— М-да, — я развернулся и посмотрел на своего подтянутого адъютанта. И когда он так заматерел? Начал чувствовать моменты? Вот что значит, нашел человек свое призвание. — Зови, что человека мурыжить, ему надо-то всего на пару вопросов ответить, да дальше на свою нелегкую службу отправляться.

Репнин кивнул и быстро вышел из кабинета, чтобы буквально через несколько секунд вернуться позади зашедшего щеголеватого офицера, который вытянулся передо мной.

— Лейтенант Тайной канцелярии Соколов явился по твоему приказу, государь Петр Алексеевич.

— Вольно, лейтенант, — я повернулся к нему лицом, отмечая, что парень совсем молод и хорош собой. Да, такой вполне может за послами из постели их жен следить. Молодец Ушаков, кадры что надо подобрал. — Меня интересуют последние телодвижения шведского посла.

— Йоаким Диттмер практически ежедневно наносит визиты царевне Елизавете, государь Петр Алексеевич. Зачастую с дорогими подарками.

— Этого стоило ожидать, — пробормотал я и кивнул лейтенанту. — Благодарю за службу. — Но к моему удивлению Соколов не ушел сразу, а немного сконфуженно замялся, словно не зная, как сказать мне что-то еще. — Да, лейтенант, что ты еще мне хочешь сообщить?

— Я еще к посольству прусаков кое-какое отношение имею… Намедни, подпоручик Преображенского полка Выхрицов к послу сиганул. Оглядываясь, едва ли не огородами. Вот я и подумал, может быть, это важно? Особливо сейчас, когда пожар в слободе был.

— Да что ты говоришь, — я прищурился. В свете этого сообщения пожар в слободе выглядел совсем по-другому, чем я думал изначально. Судя по поджатым губам Репнина он тоже не слишком доволен тем, что не сумел сам докопаться до сего замечательного факта. — Это очень, очень важно, ты прав, Андрей Михайлович, ты прав, — я задумчиво смотрел на этого молодого офицера и думал о том, могу ли я как-то премировать его за службу, или это привилегия Ушакова, подавать мне список своих сотрудников, кто на его взгляд заслуживает поощрения. В итоге, так ничего и не придумав, отпустил Соколова, который вышел из кабинета, едва ли шаг не чеканя.

Репнин собрал свои бумаги и вышел из кабинета, чтобы тут же заняться рассылкой гонцов. Ко мне вошел Митька.

— Ужинать будешь, государь Петр Алексеевич? — спросил он, меняя свечи в подсвечниках и начиная их зажигать.

— Картоху хочу. Круглую, вареную со сметанкой, — я даже сглотнул, представив ее на тарелке, такую горячую, дымящуюся… Желудок тотчас отозвался руладой на этот образ, всплывший в моем разуме. — Пущай картохи отварят и довольно будет. Посолить только чтобы не забыли.

— Эм, — Митька внезапно замялся и принялся вертеть в руке свечу, которую следовало поставить в подсвечник. — Нету картохи.

— Как нету? Я, когда ее варил, целую корзину на кухне видел, — от подобного заявления я аж оторопел. — Куда ее дели, ежели никто не жрет, окромя меня?

— Сперли, — Митька с силой вогнал свечу в подсвечник так, что едва не сломал. — Как листки Юдина твоего вышли, так вскорости и сперли всю корзину.

— Что? Ничего не понимаю, зачем кому-то воровать овощ, который все равно никто не ест? О каких ты листках говоришь? — я растерянно смотрел на слугу и не мог понять, что происходит, и почему мир вокруг меня постепенно сходит с ума.

— Да вот об этих листах, о каких еще-то? — Митька вытащил из-за пазухи мою первую газету и положил ее на стол. — Ты бы, государь, Юдину чего-нибудь укоротил, что ли, а то он совсем стыд потерял, срам всякий о тебе писать удумал.

Я схватил газету и принялся читать. Мне было посвящено не слишком много места на второй странице, но вот что он там писал…

Из статьи выходило следующее:

Картофель – любимый продукт государя императора Петра Алексеевича. Он настолько любимый, что повара даже к готовке не подпускают и держат его подальше от картофеля целым караулом гвардейцев, чтобы ни дай боже, этот немчура не съел то, что должен был приготовить. Далее шло описание сидящего под охраной повара, который мог только рыдать и сглатывать слюну, глядя на то, как государь собственноручно варит, а затем ест овощ, давая его попробовать лишь немногим избранным, в кое число попал автор статьи. Потом шло описание вкусовых качеств картофеля, как очень необычно и вкусно, ну а вот дальше шло то самое безобразие, о котором говорил Митька. Оказывается, картофель не только был полезен, и государь император только благодаря тому, что поглощал его в больших количествах, сумел преодолеть болезнь, от которой едва не помер, он еще и увеличивает мужскую силу, чему стала свидетельницей некая дама, чье имя скромно умалчивалось, и гвардейцы личной охраны, которые охраняли государя, разумеется, оставаясь за дверями запертой комнаты. А Юдин, который случайно увидел, как дама выпархивает из той самой комнаты, по ее абсолютно счастливому лицу, убедился, что да, благодаря картофелю государь теперь может осчастливить любую женщину.

Медленно отложив газету, я подобрал челюсть и медленно сосчитал до десяти, чтобы не приказать прямо сейчас удушить этого монстра пера. Потому что статья получилась очень убедительной. Я даже сам на мгновение поверил, что все мои, хм, мужские силы только из-за того, что я картошечкой балуюсь.

— А это правда, что из-за картохи у тебя, государь Петр Алексеевич, ну, это самое? — слегка покраснев, спросил Митька. Митька, который знает, сколько раз я в туалет хожу!

Я очень прямо подошел к двери. Мне вот прямо сейчас нужно прогуляться, чтобы никого не убить. Я уже открыл дверь, когда Митька задал свой вопрос. С красным от злости лицом я повернулся к нему и прорычал.

— Ну а ты, как думаешь? Конечно, правда. В картохе же крахмалу столько, что когда ее жрешь, то жабо само как надо встает, даже крахмалить отдельно не нужно, и все остальное тоже… встает.

После чего я вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Вот черти, аж аппетит пропал. Повернувшись, я поймал задумчивый взгляд дежурного гвардейца. Вот же, мать вашу, и Юрьев день.

Выйдя в парк, я немного постоял, вдыхая морозный воздух, который, казалось оседал в легких, оставляя легкую боль и одновременно ощущение свежести. Задрав голову посмотрел на небо: чистое и уже звездное, хотя луна еще не взошла. Нашел Большую медведицу и с полминуты смотрел на Алиот, который словно подмигивал мне с небес. Почувствовав, что начинаю замерзать, сунул руки в карманы камзола, что было не легким делом, и направился к входу во дворец. На моем пути располагалась казарма императорской гвардии. Уж не знаю зачем меня туда понесло, но зачем-то понесло. Войдя внутрь, я обнаружил, что она практически пуста. Видимо, все гвардейцы несли службу, лишь один молодой парень сидел за столом и вертел в руках свою фузею. Мне стало интересно, что же он делает. Подойдя поближе, я понял, что ошибся. Это была не фузея. Почувствовав легкое головокружение, я тихо спросил.

— Что это? — парень аж подпрыгнул. Повернувшись ко мне, он вытянулся, и попытался весьма неловко закрыть своей широкой спиной стол, на котором лежало оружие. Я, обошел его по кругу и поднял то, что я принял за фузею. Повернув оружие так, чтобы видеть механизм, я повторил вопрос. — Что это? Ты что же, гвардеец, оружие решил испортить?

— Никак нет, государь Петр Алексеевич, — в голосе звучала легкая паника, но он быстро с ней справился. Вместо паники в глазах зажегся интерес исследователя. — Я придумки разные делаю, чтобы лучше стало работать. Вот, придумал, что было бы хорошо, если не ударно-кремневый замок будет, а вот такой. Вот этот молоточек ударял бы по… чему-то, что будет на этом патрубке, чтобы тот посылал искру по трубке, поджигал порох и выталкивал пулю.

— И в чем проблема? — я осторожно положил на стол самое первое ружье с капсюльным замком. Идея, которая так и не была реализована в известной мне истории.

— Я не знаю такой штуковины, которая при ударе бы малюсенький взрыв давала, — честно признался парень. — Вот ежели знал бы… Я тут все хочу так сделать, чтобы через казенную часть заряжать. А чтобы не надкусывать патрон, можно было бы ту штуковину прямо на патрон цеплять. Тогда молоток пришлось бы переделывать, но, это не беда, придумал бы что-нибудь.

— А ежели я дам тебе вещество, которое при ударе взрывается, ты доведешь ее до ума? — я смотрел исподлобья, стараясь не спугнуть удачу.

— Ну да, чего там доводить-то осталось? Ну может с длиной трубки повозиться придется, — парень несмело улыбнулся.

— Замечательно, — я развернулся к выходу. Нужно срочно пройти в мастерскую, которая превращалась постепенно в мастерскую и частично лабораторию, и начать «изобретать» гремучую ртуть. Уже у двери я посмотрел на гвардейца. — Звать-то тебя как?

— Калашников Степан Юрьевич.

— Ну ни хрена себе, — я едва не заржал, но вовремя остановился. Это гены таким удивительным образом сработали, или что-то другое, и они просто однофамильцы? — Я попробую у цинцев что-нибудь добыть, они же славятся своими фейерверками, может и вещество, о котором ты говоришь, найдется, — и я вышел, очень аккуратно прикрыв за собой дверь.


Глава 9

Я сидел в тронной зале Кремлевского дворца, разодетый, как на собственные поминки, в короне и со всеми полагающимися атрибутами власти, такими как держава и орден Андрея Первозванного на груди. Зала была небольшая, как и всякие другие помещения старого Кремля, нагоняющего на меня зевоту и ощущение того, что я провалился еще глубже по времени, и теперь совершенно не понимал, что же мне делать.

Рядом с моим троном стояли Ушаков, буквально только что прибывший, которого повернули взад во время его поездки в Петербург, Кер, Шереметьев и Репнин, при этом Кер находился по правую руку от меня, потому что именно ему предстояло быть на церемонии «котоу» моими устами и руками, ведь император по мнению китайцев, а теперь и маньчжуров, не должен снисходить до какого-то там посла.

Двери распахнулись и в зал вполз, в прямом смысле этого слова, посол Тоси. Переползя порог, он встал на колени и поклонился девять раз в залу, затем пополз дальше и остановился уже недалеко от трона, снова встав на колени.

Я отстраненно наблюдал за проползанием Тоси по довольно-таки большой зале, раздумывая над тем, сумеем ли мы договориться хоть о чем-нибудь, и что именно Россия может потребовать от маньчжурского богдыхана, точнее, чем именно сможет пожертвовать Айсиньгьоро Иньчжэ́нь, чтобы, как можно быстрее завершить изматывающую цинцев войну с джунгарами, и заняться уже наведением порядка в собственной стране. Джунгары – это была головная боль не только цинцев, мы тоже сколько раз уже отбивали, а то и не могли отбить их дикие набеги. Богдыхану же и кроме джунгар было, чем заняться, потому что его верные маньчжуры морально разлагались, не желая заниматься ничем, кроме, ставших привычными для них завоеваний, и это, если не брать продолжение прополки собственной родни и китайской аристократии, которая все еще не смирилась с его главенством.

На том, чтобы встретить Тоси по всем правилам «котоу» настоял Кер, и я, подумав над этой проблемой в течении двух дней и взвесив все «за» и «против», согласился, хотя остальные мои приближенные предлагали совсем иной подход, включающий пальбу из пушек и даже проведение шикарнейшей ассамблеи с обязательными здравницами, массовой попойкой и танцами. Я где-то был даже с ними согласен, но в принятии окончательного решения все-таки решил довериться здравому смыслу, и принять посольство так, как это принято у них на родине, дабы сохранить лицо и иметь возможность говорить с цинцами, не опасаясь их насмешек за моей спиной.

Ползать перед императором для китайцев не было зазорным, и Тоси вовсе не был оскорблен, наоборот, в быстром взгляде, брошенном на меня, я успел заметить зарождающееся уважение. А ведь сколько миссий и не только российских провалилось из-за гонора послов и нежелания выдерживать кажущиеся им унизительные процедуры. При этом национальные обычаи тех стран, куда их послали многими просто не воспринимались всерьез. А зря, потому что у меня сейчас появился уникальный шанс первым о чем-то договориться с закрытым и не пускающим на свою территорию чужеземцев Китаем, потому что, если будет нужно, я Митьку отправлю послом, которому «котоу» выполнить будет легче, учитывая его происхождение, нежели какому-нибудь боярскому сыночку, и в итоге это к чему-нибудь, но обязательно приведет.

Бакунина сейчас рядом не было, он в это время обхаживал калмыков, намекая на то, что император приготовил для них сюрприз, и что, вполне возможно, места по итогу хватит для обоих претендентов на роль хана.

Тоси между тем встал на колени и отвесил еще три поклона уже лично мне. Я в это время сидел с каменным выражением на лице, глядя как бы сквозь него. Этому трюку меня научили еще в будущем, которого, вероятно уже не будет: нужно смотреть собеседнику куда-нибудь в район переносицы, и тогда создается ощущение, что вроде бы смотришь в глаза, но с взглядом не встречаешься.

— Богдыхан Юнчжен велит передать светлоликому императору свои поздравления с воцарением и пожелания на долгие и славные годы правления, — я слегка повернул голову к Керу, который в этот момент переводил вполголоса речь Тоси, которая была обращена к нему. По правилам котоу мне нельзя было ни говорить с послом напрямую, не принимать ничего из его рук. Кивнув, я снова сел прямо, глядя в никуда. Корона была жутко тяжелой и неудобной, и я чувствовал, как начинает болеть голова. К тому же подобное поведение было настолько не характерно для нас, что я чувствовал напряжение на физическом уровне. И хотя мои ближники молчали в тряпочку, так то – это я молодец, вчера весь день тренировались, чтобы показать послу, что с нами можно иметь дело. Тоси протянул грамоты Керу, который сделал пару шагов и принял их из его рук. При этом самому Тоси никто не предлагал встать с колен, и вообще сидел только я, но лучше бы я стоял, чем изображал истукана, обвешанного побрякушками, от которых уже болела не только голова. Но посол выглядел вполне довольным, и это значило, что пока я все делал правильно.

Дальше пошли подарки, которых должно быть много, ведь, опять-таки по китайским обычаям, явиться пред очи императора без подношения – значит, вообще его не уважать, и о чем тогда говорить с подобной личностью? Двери согласно регламенту распахнулись именно тогда, когда это было необходимо, а Кер умудрился рассчитать время практически до минуты, надо ему премию выписать, и гвардейцы Михайлова принялись вносить огромные сундуки с дарами. Из того, что я смутно помнил, это количество сундуков, привезенных Аннушке. Кажется, их было девятнадцать. Точнее, подарки везли Петру, только слегка не успели, тот помер, пришлось срочно перестраиваться и дарить новой императрице. Теперь все это добро пришло точно к адресату. И было сундуков двадцать три. И этот момент не смог меня не заинтриговать. Получалось, что маньчжуры больше рассчитывали именно на меня, чем на мою замену. Гвардейцы чеканили шаг, и это был единственный громкий звук, раздававшийся в пустоте зала, отражающийся от стен и бьющий по ушам, заставляющий внутренне морщиться. Когда последний сундук был поставлен перед троном, гвардейцы вышли, закрыв за собой двери.

— Эти дары богдыхан Юнчжен велел передать светлоликому императору, с наилучшими пожеланиями и надеждами на то, что начнется дружба как между двумя великими императорами, так и между нашими народами, — Кер снова переводил негромкую речь посла, держа при этом его грамоты и не спеша их передавать мне. Хотя толку было бы мало от того, передал бы он мне туго свернутую рисовую бумагу или нет, иероглифы я читать не умею.

Я снова кивнул и взмахнул рукой, на этот раз глядя Тоси прямо в глаза. Тот склонился в глубоком поклоне, поднялся на ноги и в полусогнутом положении попятился из зала. Дверь перед его спиной распахнулась, словно в нее датчики движения вставили, и посланник покинул зал. Как только дверь за ним закрылась, я выдохнул и откинулся на спинку трона, расслабив затекшую спину. Повернувшись к Керу, задал интересующий меня вопрос:

— Ну, что скажешь, Георгий Яковлевич?

— Скажу, что цинцы весьма нуждаются в помощи, и мы можем попробовать потребовать немало. Ради улучшения своего положения, полного закрепления в Китае и расширения границ, они пойдут на многое, и здесь прослеживается не только воля богдыхана, но и его советников, — он указал на сундуки. — Количество превышает положенное регламентом, а это означает крайнюю заинтересованность в полноценном сотрудничестве.

— И что же ты хочешь требовать от них, государь Петр Алексеевич? — подал голос Ушаков. — Если я правильно понял, мы ввяжемся в войну на стороне цинцев?

— Ввяжемся, — я кивнул. — Если договоримся. Я хочу от них пересмотреть границы, наложив лапу на уже существующие территории и еще не захваченные. Из существующих – они не сильно потеряют, тем более, что, ломанувшись через стену, некоторая часть их северных территорий сейчас пустует. Они отдают нам Приамурье, Ляодунский полуостров… — я встал, решительно снял корону, и поставил ее вместе с державой на столик, стоящий рядом с троном, туда же легла цепь с орденом. — Лучше показать на карте, — я взял протянутую мне Репниным карту и показал ее Ушакову и Керу, которые не были в курсе моих измышлений. На карте уже была нарисована линия границы, как я ее на востоке видел. — Вот, смотрите, граница по Амуру, — я пальцем провел по нарисованной границе, какой я ее помнил, включающую в себя тот самый Ляодунский полуостров. — Здесь можно несколько портов организовать и флот поставить. Японцы все равно нападут, самураи очень агрессивны и, надо сказать, опасны. Но, у Японии нет нормального флота, они вообще не моряки, так что флот нужен. Плюс – это очень удобные базы для дальнейших продвижений, в том числе и для плаваний через океан, который Магеллан назвал Тихим, — Ушаков задумчиво кивнул, и потер подбородок. Я же подвинул карту и принялся показывать дальше. — Алтай, вот эту часть Казахского ханства, — полностью Казахстан мне был не нужен, так, кусочек – пастбища для моих калмыков и немного территории для выращивания хлопка, — остальное пущай цинцы осваивают. Джунгары им столько крови попили, и столько еще попьют, что, боюсь, они всех до последнего младенца вырежут. Вот пущай опустевшую землю и заселяют. И еще, — я задумался. Это был экспромт, но если он удастся… — Вот здесь, — я ткнул пальцем в интересующую меня область, — есть государство, населенное кхмерами, Камбоджа. Эти бедные кхмеры вовсю избиваются с двух сторон, — я указал на территории Вьетнама и Сиама, которые обозначались как Давьет и Аютий, соответственно. — Вот я и хочу помочь этим бедным кхмерам, приняв их под свою руку. Они, по-моему, до такого отчаянья доведены, что готовы к любому кинуться, лишь бы он их от постоянных набегов оградил.

— То есть, воевать еще и здесь? — Ушаков рассматривал территорию Индокитая, нахмурив лоб. — Зачем тебе эти хмеры, государь Петр Алексеевич?

— Кхмеры, — поправил я его, задумчиво разглядывая карту. — У них на территории можно попробовать свой чай растить и рис, — я не буду говорить, что, если мне привезут саженцы гевеи, то их вполне возможно начать выращивать именно здесь. — К тому же Давьет и так в рот богдыхану заглядывает. Уговорить цинцев, если все пойдет, как задумано, взять Давьет под свою руку, не должно составить труда. Они на волне побед и не на такое пойдут, — я задумчиво разглядывал карту. — Кроме этих территорий мне просто жизненно необходимо отсечь англичан от торговли с Китаем. За возможность помощи богдыхан пойдет на это, но для возмещения убытков, ему понадобится увеличить торговлю с нами. Поэтому Репнин уже подготовил приказ, изъять из оборота все серебро. Оно на торговлю с цинцами пойдет. Они почему-то именно серебро предпочитают. Кроме того, наконец-то произошло объединение всех Монетных дворов под сенью Кремля, и Черкасский на днях должен мне принести бумажную деньгу, или ассигнацию. Вот ее для внутренних расчетов и будем повсеместно в России-матушке внедрять.

— А иноземцы? — Ушаков снова потер лоб. Он уже не успевал за некоторыми событиями, которые выходили за пределы его полномочий, но не собирался оставаться в неведении, наверстывая знания, ограничивая себя в отдыхе. Я уже пенял ему, чтобы не загонял себя, потому как я не представлял, кем смогу заменить его на занимаемом им посту, но он только отмахивался от моих слов, ведя очень активный образ жизни.

— А иноземцы только золотом и серебром, — жестко отрезал я, сворачивая карту.

— Значит, хочешь хвост Ост-Индейской компании прижать, — Ушаков снова потер подбородок. — Не опасно?

— А мы тут при чем? Это цинцы совсем закрыться хотят. А с нами торгуют, так серебро нужно, и мы не пытаемся нахрапом брать, в отличие от тех же англичан. Не сумели приспособиться, ну, я могу письмо с соболезнованием отправить своему царственному собрату Георгу, — я плечами пожал. — Шетарди заявился?

— Едет еще, — махнул рукой Шереметьев, которого, похоже, засосала Коллегия иностранных дел. Он очень увлекся всеми этими хитросплетениями и уже начал понемногу в них разбираться. Я вздохнул с облегчением, потому что должность главы, после ареста Остермана, оставалась до сих пор вакантной. — Да, я тут подумал, может, голубиную связь наладить? А то курьер слишком долго доставляет некоторые депеши, — он слегка покраснел, но упрямо вскинул подбородок, ожидая моего ответа.

— Я думал об этом, — кивнув, я подошел к одному из сундуков с подарками. — Вот на себя создание сети и возьми. Голубятни во всех городах на казенный кошт поставить надобно. К концу недели расчеты приготовь, сколько денег из казны понадобится на содержание. И еще, голуби только государственные должны быть, отдельным указом. Ежели заплатит кто, то письмецо, так уж и быть, переправим. Но частные голубятни только по особому разрешению содержать, я каждое прошение сам рассматривать буду, — мне нужна была связь. Когда я делал свой телеграф, то не думал, что столкнусь со столькими трудностями в его использовании. А быстрая связь была мне как воздух необходима, поэтому я уже подумал о голубях, да вот Петька первым сообразил, что новым может быть очень хорошо забытое старое. — Еще что по иноземцам сказывают?

— Османы послов отправили, — отрапортовал Шереметьев.

— Откуда знаешь? — я удивленно посмотрел на него.

— Так Андрей Иванович за Шетарди следит, вот и дошло до нас, что османы встретились с ним по дороге и имели беседу.

— С Шетарди? Ты ничего не путаешь? — я почувствовал, как дернулся глаз. — При чем здесь Шетарди?

— Так они же во Францию едут, с Людовиком разговаривать, а больше с кузеном его Людовиком Орлеанским, — я моргнул. Зачем они едут с ними говорить? И о чем шведский посол болтает с Лизкой?

— Вот что, организуйте мне охоту, — я открыл замок на сундуке ключом, протянутым мне Кером. — И царевну Елизавету оповести, Юрий Никитич, что жду ее с нетерпением, чтобы зверя покрупнее вместе загнать, — Репнин кивнул, я же рывком открыл сундук, но, прежде чем приступит к изучению содержимого под любопытными взглядами, повернулся к Керу. — Завтра же приступайте к переговорам, Георгий Яковлевич. Цинцев к калмыкам не допускать, пока мы к определенным договоренностям не придем. Богдыхан не идиот, и прекрасно понимает, что за военную помощь придется расплачиваться.

— Я возьму карту, государь? — я кивнул, и Кер забрал брошенную на стол карту, на которой я рисовал предполагаемую границу. Я же убрал наваленное сверху сено, или что это такое защищало содержимое и вытащил книгу. Повертел ее в руках и пожал плечами, и как я буду ее читать? Китайский я не знаю от слова совсем. Ладно, отдам Керу для перевода, когда освободится, пускай поработает. Но, прежде, чем отложить книгу в сторону, я ее открыл и едва не подавился, увидев, что она написана на кириллице. Прочитав то, что было написано на первой странице, я задумчиво посмотрел на каждого моего ближника рассеянным взглядом, а затем снова перевел его на книгу. Буквы, складывающиеся в слова, никуда не исчезли, тогда я начал судорожно листать этот труд, прекрасно понимая, что китайцы сунули мне в подарки именно ее, для того, чтобы хоть таким образом сохранить свое наследие от маньчжуров, которые повсеместно его сейчас уничтожали. Для всех остальных русских – это была всего лишь книга, но я-то знал ее ценность, особенно сейчас в надвигающейся стремительно войне.

— Посмотрите, что там еще есть, — я махнул рукой на другие сундуки и продолжил листать книгу. Где же оно?

— Государь, что это? — Шереметев крутил в руках весьма изящную чернильницу, сделанную из нефрита.

— Не знаю, тушь наверное. Они бы еще рецепт ее приготовления приложили, это было бы куда более ценным подарком, — я на мгновение отвлекся от своих поисков и посмотрел на Репнина, который в это время вытаскивал из очередного сундука… плуг?

— А это что такое присобачено, — Репнин щелкнул по отвалу, и я замер. Плуг с отвалом? Повернувшись к Керу, я вопросительно посмотрел на него. Востоковед пожал плечами.

— Еще Петр Великий весьма интересовался различными диковинками, и китайцы знают об этом. Вот они и привезли что-то, чего не видели у чужеземцев как те самые диковинки, — Кер погладил карту. — Они очень уважали твоего деда, государь Петр Алексеевич.

— Я в курсе, — плуг с отвалом, это хорошо. И хорошо, что его приперли именно китайцы. Люди падки на все иноземное. Если грамотно разрекламировать данное немного переработанное изделие, чем займется проштрафившийся Юдин, то оно быстро займет свою нишу и начнет приносить дивиденды. — Китайцы любят во всем тягу воды использовать. И вообще, у них многому можно поучиться, так что я считаю, что это очень хороший дар.

Посмотрев на плуг еще с минуту, я вернулся к книге. Это был «Холунцзин», и, если это была точная копия с оригинала, то тут должны быть гравюры с пояснениями. Да где же она? И тут я увидел то, что так старательно искал. «Хо Лун Чу Шуй», многоступенчатая ракета, которую Лю Цзи рекомендовал использовать в морских битвах, но я могу найти ей и другие применения. Так, вот и схема, и подробное описание, как ее сделать, как собрать стартовый двигатель, весьма подробно и поэтично описывается запуск ракетной стрелы из пасти дракона. Ну нам такие финтифлюшки в виде стилизованных драконьих голов даром не нужны, нам и простая труба подойдет. Я встал, бросил взгляд на выставляемые прямо на пол предметы роскоши: статуэтки из нефрита, шелковые ткани, фарфор… Вот именно сейчас у меня появилось весьма и весьма неотложное дело, которое нельзя отложить. Быстро пройдя по залу, зажав под мышкой книгу, я выскочил из зала под изумленными взглядами отвлекшегося от созерцания выставляемых богатств Ушакова. Ему, между прочим, еще работать сегодня предстоит, офицеры-преображенцы сами себя не допросят. Мне же было необходимо забежать в лабораторию, захватить гремучую ртуть, подобие капсюля, который я сделал, чтобы облегчить Калашникову работу. Карета ждала меня во дворе Кремлевского дворца. Добраться до Лефортовской резиденции было делом пяти минут. Чтобы захватить все самое необходимое, забежать в казарму, чтобы забрать переделываемый ствол, который лежал на столе бесхозный, потому что сам Калашников получил звиздюлей и сейчас безвылазно охранял мои покои. Собрав все свое добро в кучу, я бросился к человеку, который был весьма сведущ во всех этих китайских тонкостях. Я поехал к Брюсу. Нашелся Яков Вилимович в нашем будущем училище, за заваленным бумагами столом, напротив которого стоял телеграф, который тот, похоже, везде таскал с собой.

— Как идут дела? — я постарался перекричать шум, который раздавался со всех сторон.

— Идут, куда им деваться, — Брюс указал мне на чертеж, над которым он корпел в ту минуту, когда я вошел. — Как расположить трубы, я понял, и даже просчитал все углы, под которыми трубы должны быть уложены, но я никак не могу понять, куда именно эти трубы будут выходить?

— В центральный коллектор, — я положил перед ним книгу, открытую на нужной странице. — Мне пока не принесли плана, каким образом он будет проходить, чтобы все улицы учесть, но, не сомневайтесь, к моменту строительства все будет готово.

— Так зачем ты здесь, государь Петр Алексеевич, — Брюс слегка напрягся. — Если про племянничка моего спросить изволишь, так согласен он, через меня пытался к тебе пред ясны очи попасть, но я наказал ему своим умом поступать, и на встречу с государем пытаться лично пробиться.

— Не волнуйся, Яков Вилимович, не о племяннике твоем речь пойдет. Лучше сюда посмотри, — я положил перед ним заготовку капсюльного замка, сам капсюль и склянку с гремучей ртутью.

— Гм, интересно, — он задумался. — Вообще идея здравая, так не будет вспышка рожу опалять, все безопасней будет, да и на флоте применять можно будет. И кто додумался до такого?

— Гвардеец моего императорского полка Калашников, — тут же ответил я. — Это можно заставить работать? — я подвинул притащенные мною вещи поближе к Брюсу.

— Надо подумать. Время свободное образуется, сразу же приступлю.

— Отлично, тогда вот тебе еще сказка для раздумий, — и я открыл книгу на нужной странице. — Вот что мне китайцы подарили. И если то, что здесь написано, правда? Сможешь сделать по этим схемам нечто похожее? — я чуть ли не заискивающе улыбнулся, в то время как Брюс уже углубился в описание многоступенчатых ракет.


Глава 10

— Удалось выяснить, что османы делают во Франции? — я шел по коридору, на ходу натягивая перчатки, подбитые мехом.

— Нет, — Петька Шереметьев, шедший рядом, покачал головой. — Пока нет. Андрей Иванович все сокрушается, что никто еще из его птенцов не закончил ту учебу, что он им организовал, и что у нас нет шпионов при многих европейских дворах… Государь Петр Алексеевич, а что вот это за одежда, что ты велел себе сшить, она удобная? — он недоуменно посматривал на мое величество, невольно хмуря лоб. Скажем так, ему было от чего хмуриться, а все потому, что мне надоело мерзнуть, а после болезни я мерз гораздо чаще и сильнее, чем раньше, и я попросту велел убрать с моих глаз иноземную одежду, так почитаемую дедом, хотя бы зимнюю. Но вот заменить ее было нечем, и последнюю неделю для меня шили нечто принципиально новое. Так как молний в этом времени не предвиделось, и вводить их в моду было пока рановато, то пришлось обойтись пуговицами, но это было полбеды. Беда пришла в тот самый момент, когда я, залезая в очередной раз в карету, чтобы ехать в Кремль для репетиции встречи с цинцами, увидел на конюхе самую настоящую дубленку! Она еще и выкрашена была в темный цвет. Вот тут-то я и не выдержал, и приказал убрать из своей гардеробной всю верхнюю зимнюю одежду и заменить ее на теплую и удобную.

Как оказалось, дубленки назывались в это время «романовскими полушубками», хрен пойми почему, но вот так. И носили их только низшие слои населения. Нет, не совсем бомжи, конечно, но даже крестьяне среднего достатка уже пытались мех наружу выпустить, то бишь, шубу напялить. Но я-то знаю, насколько дубленки могут быть хороши. В общем, в моем маленьком мирке, который вследствие февральских метелей, разыгравшихся не на шутку, но, говорят, предшествовали постепенному наступлению весны, произошла самая настоящая модная революция. Дошло до того, что я лично огромными ножницами искромсал какой-то особо отвратный для меня сюртук, прежде чем мои слуги поняли, что я не шучу и носить эту иноземную, красивую не спорю, но жутко неудобную и холодную одежду просто не буду. Тогда-то Митька, стеная про попранную честь государя-императора, про которого будут говорить, что ему даже одеть нечего, настолько он обнищал, а на его верных слуг показывать пальцами, притащил мне несколько шуб и злополучную дубленку. Также были вызваны мастера с целым ворохом шкур и меха. После долгих споров сошлись на том, что мне сделают нечто среднее между дохой и дубленкой, слегка приталенную и не слишком длинную, все-таки я собирался на Цезаре в ней скакать. В качестве украшений пошли меха, на большее я не согласился. В тот же заказ я включил теплые штаны, ну а так как молний все-таки за эту неделю никто не придумал, как и не трансформировал клапан, прикрывающий самое дорогое в теле любого мужчины в привычную для меня ширинку, пришлось довольствоваться пуговицами и этим самым клапаном. Хорошо, хоть гульфики вышли из моды лет десять назад. Ну и в качестве бонуса шли перчатки и теплая шапка. Хоть с этим спорить не стали, то ли поняли, что это бесперспективное занятие, то ли смирились с моим самодурством. Когда я получил свой первый зимний комплект, то узнал еще и то, что его изготовление обошлось для казны очень дешево, гораздо дешевле, чем иноземные излишества. Потому что сукно нормальное мы делать еще не научились, и оно шло к нам по бешеным ценам, а вот шкуры и меха были дешевы, потому что их было много, и они не пользовались спросом. Это, кстати, решило мою моральную проблему в плане смены одежды для армии и флота. Попробуем-ка своими силами обойтись. Случайное изобретение моего криворукого гения от ткачества уже принесло дивиденды, моряки постепенно перелазили из суконных и шерстяных вещей в нашу джинсу, и это, полагаю, только начало. Плюс кожа и меха, да у меня будет самая модная армия в мире. Трапперы американские от зависти удавятся.

Петька вопросительно посмотрел на меня, оценивающе сравнивая свой камзол и кюлоты с моими длинными штанами, поверх которых я надел ботфорты, вроде бы самые обычные, но на самом деле внутри которых был все тот же мех.

— А что тебе не нравится? — я поправил шапку и насмешливо посмотрел на одного из очень немногих своих приближенных.

— Странно смотреть, — Шереметьев нахмурился. — Но… Не знаю, просто странно, — это еще в ботфортах мои длинные штаны не видно. Вот бы для всех удар был. Это же верх вульгарности! Но мне было удобно и комфортно, а на мнение окружающих что мне, что Петру Второму, когда тот был еще собой, наплевать. Подросток я или нет? Имею право на бунтарство и отрицание всего и вся! Вот все ходют в этих своих кюлотах, а я надену брюки! А самое смешное, что этот мой демарш против одежды почему-то заставил многих увериться в том, что я все тот же мальчишка, и кто-то возле меня ловко убрал Верховный Тайный совет, чтобы править без этих выскочек.

— А ты сам попробуй, вдруг понравится? — я пожал плечами.

— И попробую, — запальчиво вскинулся Шереметьев. — Велю такое же себе пошить.

Я криво усмехнулся. В этот момент мы вышли на крыльцо через распахнутые перед нами двери и сразу стало невероятно шумно от лая рвущихся с поводов собак, ругани доезжачих, громких разговоров всех и вся, прерываемые вспышками серебристого женского смеха. Эта охота, я погляжу, вызвала небывалый интерес у высшего общества.

Оглядев пеструю разодетую в пух и прах толпу, я повернулся к материализовавшемуся передо мной Репнину.

— Где царевна Елизавета? Почему я ее не вижу среди охотников?

— Вон же она, сюда направляется, — Репнин кивнул на Елизавету, которую я в очередной раз не узнал, потому что все время забывал, что она предпочитала охотиться в мужском наряде.

— Лизонька, тебя когда-нибудь от церкви отлучат за вид неподобающий, — я позволил ей себя приобнять. Лизка постоянно пыталась всем показать, как сильна наша родственная связь, и ради этого не брезговала ничем.

— Ну что ты, Петрушенька, что же срамного ты видишь в моей одежде? Сам-то напялил на себя не пойми что, сразу и не признать: государь перед тобой, или мужик дворовый, — и она отступила на шаг и чуть распахнула тяжелый мужской камзол, продемонстрировав мне затянутые хоть и в теплые чулки, но все же чулки, ножки, словно бы показывая, что ее одежда очень даже благопристойная. — Ты совсем забыл меня, — она капризно надула губки, но глаза смотрели внимательно, в них не было ни тени той показной дурашливости, которую она мне демонстрировала так старательно. — А ведь я приказываю картоху готовить к каждому ужину, любимого племянника дожидаючись, — она так произнесла «любимого», что у меня на мгновение дыхание перехватило. Но тут до меня дошло. Картоху? Она сказала «картоху»? От немедленного ответа меня спас конюх, подведший к нам белоснежную кобылку Елизаветы.

— Твоя лошадь готова, Лиза, думаю, что нам еще выпадет шанс поболтать по-родственному.

Я наблюдал все время, пока Елизавета садилась в седло. Вот ее нога наступает на сцепленные руки того самого конюха, что привел лошадь, вот он словно подталкивает ее вверх… мгновение и Елизавета Петровна уже восседает на лошади, раскрасневшаяся и возбужденная в предчувствии любимой забавы.

— По-моему, ее жутко возбуждает кровь, и вообще всплеск адреналина, — пробормотал я практически про себя, делая все, чтобы стоящий рядом Репнин меня не услышал.

— Что? Ты сказывал что-то, государь Петр Алексеевич?

— Юдин написал про то, что все выдумал? — я повернулся к адъютанту, размышляя над тем, что мне делать с Елизаветой.

— Эм, — Репнин замялся, но тут же встал слегка боком и вытащил из-за пазухи какие-то сложенные листы. — Вот, не успел отдать. Как и было велено, каждый выпуск теперь тебе будет приносится для утверждения печати.

— Я не отдавал таких повелений.

— Я отдал, чтобы опять никаких конфузов не произошло, — приподняв бровь, внимательно посмотрел на его совершенно невинную рожу, покачал головой и принялся рассматривать газету.

— Так, может я чего-то не понимаю, но тут не один листок, — я нахмурился и взял протянутые мне листы, так же, как и Репнин развернувшись, чтобы мои действия не были заметны из толпы.

— Так ты же вроде Юдину обещал, что ежели тот сумеет сделать листы в ту же цену, то хоть сотню пускай кропает. Вот он и сделал, — Репнин позволил себя улыбнуться уголками губ, когда я с полнейшим непониманием разворачивал листы. Бумага была тоньше. Она была намного тоньше и по качеству приблизилась к той, что я привык видеть в современных мне газетах. Я поднял вопросительный взгляд на Репнина, разворачивая листы, стараясь найти ту самую заметку, которую Юдин обещал мне написать. Юра понял мой вопрос без озвучивания и принялся излагать. — Они вдвоем с Шереметьевым пошли к послу китайскому. Шереметьеву же велено было почтой голубиной заняться, вот он и занялся, да так прытко, что только пятки засверкали. А одним из условий для почты голубиной – это бумага тонюсенькая, но прочная, которую можно в скатку скатать и к лапке птахи привязать…

— А китайцы большие спецы в изготовлении подобной бумаги, — перебив Репнина, закончил я. — Ну, а Юдин свою корыстную цель преследовал. Но как же быстро ему удалось этого добиться.

— Так это токмо болванка. На самом деле тут три номера, а не один, но Юдин просил их все показать, чтобы и содержание оценить и показать, ежели такую бумагу погонят, то она и дешевле будет аккурат в три раза, то есть, условие твое выполнено, государь.

Я перестал шуршать газетой и уставился на входную дверь, к которой сейчас стоял лицом, повернувшись к своим подданным филейной частью, но вот конкретно сейчас мне было все равно. Когда-нибудь Карл Юнг назовет этот эффект «синхроничностью», а в концепцию его теории ляжет предположение, что ничто в этом мире не происходит случайно, и что любое событие в той или иной степени влияет на другие, вроде бы никак не связанное с ним. Мое появление, а затем и сдвиг истории в другое русло, породило цепь событий, которые уже от моего влияния никак не зависели, но, тем не менее, были связаны хоть и очень отдаленно с моим появление, или же являлись следствием когда-то принятых мною решений, которые не были изначально решениями этого мира. «Синхронность», это Юнг правильно скажет, или не скажет, или это скажет кто-нибудь другой и, подозреваю, что гораздо раньше, потому что некоторые вещи начали всплывать передо мной, хотя до их официальных использований было еще лет сто. Я зло прищурился: а не все ли теперь равно? Главное, что я знаю цену этим вещам, и нужно только сделать так, чтобы они остались здесь в Российской империи, в крайнем случае, у моей страны должна появиться на эти вещи монополия, или же абсолютное право, с помощью которого она сможет позволять другим странам пользоваться этими вещами, но в любой момент может это право и отозвать. Юнг считал свою «синхронность» чем-то вроде Мировой души, объединяющей все и вся, я с ним никогда не был согласен, но сейчас, чаща моего скептицизма изрядно опустела.

Посмотрев на газету, мой взгляд уцепился за знакомые слова, и я отбросил мысли о пространстве, времени и их связующих компонентах. Проще надо быть. Телеграф сначала запустить, потом и до чего-нибудь еще дойдет, причем без моего участия. До парового движителя – точно дойдет. Кстати, надо бы узнать, как там дела у моих ученых мужей. Что-то давно от них известий не было. Ни хороших, ни об их вечных склоках и скандалах. Или заняты сильно, или все вместе Шумахера удавили, чтобы не мешался под ногами… Что-о-о?

— Это что такое, вашу мать? — прошипел я, ткнув пальцем в крохотную записульку о том, что автор газеты ошибся, когда связал проявленную государем активность в отношении некоей дамы с поеданием картофеля, однако сейчас, когда во дворце наблюдается некоторый кризис и отсутствие данного овоща на государевой кухне, почему-то имя государя не упоминается даже дворовыми девками шепотом на кухне, а российский двор в этом плане может являться примером для подражания даже для славящегося своим ханжеством двора мадридского. — Что это такое?!

— Государь, тише, ты внимание привлекаешь, — нагнувшись ко мне, прошептал Репнин. — Вот поэтому я и велел от твоего имени сначала с тобой все согласовывать. Чтобы опять никакого конфузу не произошло. Передать Юдину, чтобы заметку переделал?

— Передай, что если он опять что-нибудь этакое выкинет, то я его лично плетьми на конюшне отхожу, — мрачно пообещал я Репнину, сунул в руки немного помятые листы и повернулся как раз в тот момент, когда ко мне подводили Цезаря. — Почему так долго готовили? — я потрепал коня по морде и протянул ему сахар, который тот очень аккуратно снял с моей ладони губами.

— Да что-то Цезарь сегодня капризничать удумал, еле уговорил узду принять, — развел руками конюх.

— С ним все в порядке? — я обеспокоенно принялся рассматривать жеребца. — Может, заболел чем?

— Да все у него хорошо, здоровее зверюги не видал я, хоть при конюшне всю жизню провожу. Настрою у него сегодня нету кататься. Как бы не выкинул какой фортель. Мож кого другого седлать? — Цезарь словно поняв, о чем говорит конюх, замотал головой, оскалился и злобно всхрапнул. Я тут же принялся его успокаивать.

— Ну что же ты буянишь? Застоялся поди, вот и норов решил показать? Ничего, сейчас разомнемся, только ветер будет в ушах свистеть, — и, не доживаясь помощи, я вскочил в седло, продолжая поглаживать вороного по шее. — Тронули!

На мое откровенно хамское поведение на крыльце мало кто обратил внимания, может и правда в простой одежде не признали, особенно те, кто издалека смотрел.

Кавалькада выехала за ворота и понеслась по заснеженным улицам, все больше и больше увеличивая темп, однако не переходя пределы разумного – по городу все-таки едем, мало ли кого на дорогу может вынести. Но как только мы миновали последние дома, полетела впереди спущенная свора, а за ней и я уже пустил Цезаря в галоп, что тот принял с большим энтузиазмом. Охота шла на лосей. Получив мой приказ об организации охоты, Петька поручил парочку лосей выследить. И теперь мы неслись в том направлении, где нас должны были ожидать эти благородные быки. Рядом со мной мелькнуло белое пятно, в котором я узнал кобылку Елизаветы. Она весело смеялась и пыталась удержать на голове шляпу. Вот ненормальная, замерзнет же, отморозит что-нибудь очень важное для женщины. Тон лая своры сменился, теперь было очевидно, что собаки гнали крупного зверя. В пылу охоты я вырвался вперед, и когда свора зачем-то разделилась, на автомате свернул за отделившейся частью. Где-то сбоку снова мелькнуло белое пятно и тут собаки резко сдали назад, а одна из них заскулила. Не понял…

Рев, раздавшийся впереди вовсе не был похож на трубные звуки, издаваемые лосем. Я осадил Цезаря, который и сам охотно остановился, услышав этот столь неприятный для нас звук. Не слезая из седла, я протянул руку и вытащил из специального чехла у седла ружье, недавно преподнесенное мне испанцами. Хорошее ружье, я его даже успел испытать. Упаковать его в чехол вместе с набором для зарядки приказал еще тогда, когда один на один с волком остался. Нет, я молодец, и держу себя в хорошей форме, но шрамы на руке, оставленные клыками хищника нет-нет, да и давал о себе знать, чтобы испытывать желание повторить этот не слишком потрясающий опыт.

Надорвать патрон зубами, всыпать порох в ствол, патч из бумаги патрона с пулей – протолкнуть шомполом, долго, как же долго, нужно как-то ускорить этот процесс, или подтолкнуть кого к этому ускорению. Шомполом утрамбовать так, чтобы никакого зазора не осталось. Взвести курок и насыпать порох на полку… Цезарь переступил с ноги на ногу, и я негромко выругался, потому что просыпал порох мимо полки. Быстрее, черт вас всех возьми! Порох на полке, теперь захлопнуть крышку и вскинуть ружье, глядя в ту сторону, откуда пятились собаки, и уже совсем близко раздался рев.

Из-за деревьев вышел медведь, которого наша охота, похоже, подняла из берлоги раньше срока. Он заметил меня и заревел, одновременно поднимаясь на задние лапы, чтобы стать выше здоровенного коня с всадником на спине. Я прицелился и выстрелил. Отдача ударила в плечо, но на этот раз толщина моей куртки смягчила ее. А вот огонь от замка неприятно опалил лицо так, что едва не обжёг. Надо Калашникову пинка дать, чтобы поскорее эту проблему убирал, особенно это для моряков будет актуально.

Я видел, что попал. Медведь взревел так, что Цезарь слегка присел на задние ноги, а вот рядом со мной раздался вскрик. Резко обернувшись, я только и успел увидеть развивающийся белый хвост. Оказывается, Елизавета ехала все время рядом и дала мне выстрелить, сидя на кобыле, не издавая ни звука, чтобы не отвлечь меня. Но вот нервишки у ее лошади оказались послабее, и, увидев бешенство раненного медведя, белогривая кобыла просто понесла, не обращая внимания на команды всадницы, и отчаянный крик Лизы лишь подтверждал мое предположение. Сунув ружье в чехол, краем глаза разглядев, что медведь сделал три не слишком уверенных прыжка и завалился на бок, я развернул Цезаря и послал вслед обезумевшей лошади Елизаветы. Медведь был жив, и к нему уже неслись доезжачие и всадники из моей охраны, но меня его добивание уже мало волновало, только бы успеть перехватить, до того момента, когда эта дрянь все-таки скинет мою дрожащую тетушку на землю, и та процентов на восемьдесят, свернет себе шею.

Испуганное животное смогло развить такую фантастическую скорость, что даже Цезарь, самый быстрый жеребец сегодняшнего выезда, догнал кобылу не сразу. Мы унеслись достаточно далеко, чтобы наше сопровождение начало волноваться. К счастью следы на снегу было видно отчетливо, так что никаких проблем с нашими поисками я не видел.

Лиза уже с трудом держалась в седле, когда я догнал ее. Приблизившись, я попытался ухватить поводья, но кобыла тряхнула головой и немного сменила направление.

— Ах ты, зараза, — я стиснул зубы и снова потянулся к лошади, опасно при этом свесившись с седла. И тут мне помог Цезарь. Умное животное прекрасно поняло, что я пытаюсь сделать. Грозно заржав, показывая кобыле, кто в доме хозяин, мой жеребец изогнулся и несильно укусил ее за шею. Кобыла жалобно вскрикнула, и тут мне удалось-таки схватить поводья, натягивая их, когда я выпрямлялся в седле. Некоторое время мы еще скакали, постепенно замедляя ход, и когда остановились, я сорвал с рук перчатки, соскочил с Цезаря, подошел к кобыле, которая дрожала крупной дрожью, и попытался стащить с седла Лизу. Но это было легче сказать, чем сделать, потому что она так вцепилась в поводья, что выдернуть их из ее рук не представлялось возможным.

— Лиза, посмотри на меня, это я Петр, — я принялся уговаривать Елизавету, хотя бы посмотреть в мою сторону, потому что она сидела в некоем подобие ступора, и, казалось, не замечает ничего вокруг. — Ну же, посмотри на меня, я стою перед тобой, и значит, что все обошлось.

Она опустила глаза, и я увидел, что ее зрачки расширились так, что светлую радужку почти не было видно за их чернотой.

— Петя? Это ты? — в голосе было столько удивления, что я едва не выругался, но взял себя в руки.

— Это я, отпусти поводья, и дай мне тебя вытащить из этого проклятого седла, — она моргнула, и тут же ее руки легли мне на плечи, и мне удалось стащить ее с лошади. Неподалеку стояло дерево, к которому я ее подтащил, прислонив к стволу спиной. — Все хорошо, видишь? А мой Цезарь позаботится о твоей дурынде пугливой.

— Я ее на живодерню лично сведу, — слабым голосом проговорила Елизавета и только сейчас я ощутил, что она начала дрожать. Ну слава богу, значит шок не такой уж и глубокий был. Зато адреналина мы с тетушкой сейчас хапнули не по-детски. Я криво улыбнулся, взял в ладони ее холодные руки и поднес к губам, стараясь отогреть своим дыханием. А вообще это очень хороший шанс кое-что выяснить. Лиза в шоке, запираться не будет.

— К тебе приходил швед с визитом, зачем, Лиза, что ему было надобно? — очень тихо спросил я, продолжая дышать на ее ледяные руки.

— Просто так, чтобы немного мою хандру развеять. Такой смешной, все спрашивал, не хочешь ли ты меня в гарем сплавить, или еще кому в жены отдать? — что-то, похоже, ее никак не отпускало, потому что она продолжала дрожать, а зрачки все так же были расширены.

— И все? Это все, о чем он тебя спрашивал?

— Все, — она вырвала руки из моих, и тут я с каким-то восторженным удивлением понял, что пара пуговиц на моей куртке расстегнулись, видимо в тот момент, когда я в джигитовке тренировался, и теперь ручки царевны Елизаветы с настойчивостью, достойной лучшего применения, пробрались прямо в образовавшуюся щель, и требовательно ощупывали мышцы на моей груди, которые под этими прикосновениями начали непроизвольно сокращаться. — Петруша, какой ты стал красивый, — пробормотала тетушка, прижимаясь все теснее и теснее ко мне. — Такой сильный, уже мужчина, не мальчик.

— Лиза, остановись, — я сделал весьма слабую и не убедившую даже меня самого попытку отодвинуться. — Христом Богом прошу, остановись.

Вместо ответа она вытащила руки из-под моей куртки, положила мне на шею и заставила наклонить голову, после чего провела одной рукой по щеке, второй продолжая удерживать за шею, и прошептала прямо в губы.

— Зачем? Зачем останавливаться? — и правда, зачем, спросила меня крыша, прежде чем сорваться и со свистом улететь.

— Лиза, — я вжал ее в злосчастное дерево, и дал волю рукам и губам, проклиная зиму и то, что на нас так много одежды…

— Государь! Петр Алексеевич!

— Елизавета Петровна!

Взволнованные голоса ворвались в практически ничего не соображающий мозг, окатив как ведром ледяной воды. Что я творю? Я стою почти посреди чистого поля и тискаю собственную тетку там, где нас может увидеть огромное количество народа. Отпрянув от Елизаветы, я как мог дрожащими руками привел в порядок ее одежду, которую успел немного… хм… помять, и отпрыгнул еще дальше в сторону, застегивая на ходу куртку и поправляя шапку. Два шага, и я стою возле того места, где бросил на землю свои меховые перчатки.

— Мы здесь! — мой голос немного охрип, во рту пересохло, а тело ломило от нереализованного возбуждения. Зачерпнув пригоршней снег, я сунул комок в рот, и протер лицо, стараясь хоть немного успокоиться. Наши лошади стояли неподалеку, и Цезарь успокаивал кобылку Лизы, которая уже не дрожала, а старательно делала вид, что обиделась на его укус. Весна скоро, вот гормоны и взбесились, это если отбросить в сторону мои пятнадцать лет, я невесело усмехнулся и еще раз протер лицо снегом. На поляну вылетел отряд всадников. Петька соскочил с коня едва ли не на ходу, и сразу же бросился ко мне.

— Государь, что с тобой? Не расшибся?

— Нет, обошлось, — я повернулся к Лизе, увидев, что вокруг нее уже вовсю хлопочет Лесток. Судя по тому состоянию, в котором она пребывала, кому-то сегодня обломится весьма жаркая ночка. — Кобыла царевны понесла, насилу догнал. Все обошлось, Петька. Обошлось, — тут я увидел среди всадников, торопливо спешивавшихся, незнакомое лицо. — Кто это? — Шереметьев проследил за моим взглядом и поморщился.

— Шетарди это. Только приехал и сразу на охоту царскую увязался. Не посылать же его. Пришлось подле себя держать.

— Молодец, — я оперся Петьке на плечо, потому что ноги все еще дрожали. — Шетарди, значит. А англичане так никого, и не прислали. Не уважают они нас, Петруха, но ничего, будут уважать, это я тебе обещаю.

— Ваше императорское величество, — Шетарди спрыгнул со своего жеребца и склонился передо мной в глубоком поклоне, при этом он с явным неодобрением разглядывал мой наряд. Плевать. — Чудесный выстрел, я никогда такого не видел, а та храбрость, с которой вы рванули за княжной Елисаветой, когда ее лошадь обезумела, достойна самых высоких наград.

— Полноте, маркиз, — я вздохнул. Вот чему-чему, а языкам Петра учили на совесть. Он, а значит и я, знал их пять, включая сложнейшую латынь. И как при такой памяти и обучаемости он остался полуграмотным во всех остальных науках лично для меня удивительно. Шетарди распрямился, и расплылся в улыбке, как же император его титул знает. — Мой конь на тот момент был самым быстрым, и я находился к Елизавете ближе других, поэтому не нужно преувеличивать мои заслуги, — я повернулся к Петьке и спросил уже по-русски. — Медведя добили?

— Юдин. Злой был сильно, вот на звере и отыгрался.

— Ага, художника все обидеть могут. Но, если свой шедевр не перепишет, быть ему битым. По коням! — я махнул рукой и похромал к Цезарю. Похоже, что какую-то связку потянул. Что-то не везет мне с охотой. Да так не везет, что частенько мне подленькая такая мыслишка проскальзывает, объявить ее кощунством и запретить отдельным императорским указом. Надо будет обдумать на досуге, и уже не взлетев как обычно, а очень осторожно взобравшись в седло, я повернул Цезаря к дому.


Глава 11

— Шетарди засвидетельствовал свое почтение царевне Елизавете, — Ушаков закрыл папку и осторожно, словно великую драгоценность, к тому же очень хрупкую драгоценность, положил ее на стол.

Папка – еще одно нововведение, опередившее свое время. Каюсь, данную диковинку привнес в мир я сам. Просто мне надоело, что документы постоянно разлетались кто – куда, и сделал себе первую папку сам. В общем-то, дело было нехитрое – взять два куска кожи сшить между собой, вставив в середину несколько деревянных тонких прутьев для придания формы – это была крышка. Сама основа, куда вставлялись документы, представляла собой нечто, напоминающее обложку на тетради все из той же кожи и гибких, но прочных ивовых прутьев. Соединить крышку и основу через полоску кожи было делом пяти минут, во время которых я исколол себе пальцы портняжным шилом, пока делал проколы и сшивал плотные куски. Все, примитивная папка готова, зато мне сейчас не приходилось бумаги по всей комнате ловить, если придет в голову приоткрыть окно, чтобы проветрить комнату. Ушаков сие изделие увидел на моем столе, заинтересовался, и очень быстро обзавелся подобной. К тому же Андрей Иванович постоянно совершенствовал свою папку добавляя в нее все новые и новые детали, типа маленького замка, или металлического зажима, который, во-первых, распрямлял постоянно норовящую свернуться в рулон бумагу, а во-вторых, играл роль дополнительного держателя, для уже готовых документов. Думаю, что очень скоро он и до дырокола дойдет собственным умом, чтобы все было аккуратно подшито в полном соответствии с нумерацией документов. Но пока он бумаги таскал в своей папочке, от вида которой уже у многих придворных начинался нервный тик.

— О чем они говорили? — я задумчиво рассматривал замок на папке Ушакова и размышлял на тему: что мне, собственно, делать с Лизой.

— Я не знаю, царевна, вопреки всем принципам морали, с присущем ей бесстыдством принимала мужчину у себя, оставаясь с ним наедине, — Ушаков поджал губы.

— Попридержи язык, Андрей Иванович, — я вяло ему попенял. — Все-таки об особе императорской фамилии сейчас говорим, — Ушаков ничего не ответил, только еще плотнее поджал губы. Понятно, не одобряет. Но тут уж не до жиру. Надо понять, зачем иноземцы вокруг Лизки танцы с бубнами устраивают. Иначе можем в большущей такой луже оказаться, что уже не выплывем.

Мои затребованные генералы еще не прибыли, а вот гонцы с вестью о том, чтобы пограничные крепости на границе с цинцами были приведены в режим боевой готовности, уже выехали, хоть и договоренностей с самими цинцами у меня достигнуто пока не было. Калмыки приняли новость о предстоящей войне с джунгарами воодушевленно, оставив даже на время свой знаменитый буддистский пофигизм. Но не все. И таким вот нехитрым образом мне удалось снизить напряженность в степи, оставив постигших Дзен пасти свои стада в степях Придонья с сезонными миграциями в сторону Кавказа во главе с Церен – Дондуком, а вот их воинственных собратьев с Дондук-Омбо в качестве старшего отправив на покорение нового и возвращения себе родного, но давно потерянного. Куратором над калмыками я оставил Бакунина, который понимал с кем имеет дело и к моему удивлению обладал среди сынов степей определенным весом. Также я очень удивился, когда Бакунин подошел ко мне и попросил отправиться вместе с Дондоком-Омбо в поход. На мой вопрос, зачем ему это надо, ответил, что хочет себя увековечить. Вот ни больше не меньше, именно так. Я только и смог, что вздохнуть и мысленно пальцем у виска крутануть. С другой стороны, ну хочет человек, чувствует, что может как-то себя на той войне проявить, так почему бы не пойти ему навстречу? Тем более, что навыки у Василия Михайловича были весьма специфичны и не востребованы ежедневно. За мое согласие он пообещал произвести картирование вновь завоеванных земель и подготовить себе здесь достойную замену.

Так что калмыки уже отбыли готовиться, но с цинцами пока к полному соглашению мы не пришли. Я в переговорах не участвовал, не императорское это дело с точки зрения самих цинцев, а вот Кер уже забыл, как совсем недавно жаловался на хандру и ощущение своей ненужности. Теперь он работал за двоих, пахал как лошадь, и умолял отпустить его назад к скучны переводам. Ничего, пускай вкалывает, ему полезно.

Ушаков тем временем сидел, поглаживая кожаный бок своей папки и молчал, но уходить не спешил, видимо, обдумывая что-то очень важное. Наконец он поднял голову и пристально посмотрел на меня.

— Так что, государь, с царевной делать думаешь? — я снова вздохнул. Не знаю я, что с ней делать, не зна-ю-у-у. Швед, как мы и предполагали, к ней не просто так захаживал, а, чтобы предложить мою корону на ее прелестную головку надеть. Она вроде отнекивается, но что на самом деле у нее на уме, не известно никому. Единственное, что удалось выяснить – французы почему-то не спешили к шведам с распростёртыми объятьями, имелся у них какой-то другой интерес, но вот какой? На этот вопрос я пока ответа не получил.

Дверь распахнулась и, оттолкнув бросившегося было наперехват Репнина, в кабинет влетел предмет нашего разговора.

— Петруша, мне необходимо с тобой поговорить, — Елизавета села напротив меня, напрочь игнорируя прищурившегося Ушакова. — Наедине.

Настроена она была очень решительно. Что бы ни пришло в ее хорошенькую головку, она способна была устроить скандал, если не получит сейчас желаемого, а желала она говорить со мной. Я окинул ее внимательным взглядом, и едва не присвистнул от удивления, потому что одета она была более чем скромно, во всяком случае обширное декольте ее платья было задрапировано наброшенной на плечи кружевной шалью. Что это с ней?

— Что-то случилось? — я привстал в своем кресле, невольно нахмурившись.

— Мы можем поговорить без посторонних? — Елизавета демонстративно повернулась к Ушакову, который иронично усмехнулся и поднялся со своего места, подхватив папку.

— Я буду за дверью, государь Петр Алексеевич, — он вышел, я же откинулся на спинку кресла и смотрел на тетушку, соединив кончики пальцев.

Лиза поерзала в кресле, затем повернулась ко мне.

— Что за блажь пришла тебе в голову, вводить обязательное именование всех по имени и отчеству, то бишь ставить вторым имя отца?

— Чтобы избежать путаницы, а что тебя не устраивает? — я действительно начал вводить изменения в табели о рангах, пытаясь сделать её проще и понятнее, прежде всего для меня.

— Но, а как же выделения почтения к лицу вышестоящему?

— Брось, это казуистика, — я чуть не прикусил себе язык, ввернув незнакомое для Елизаветы слово, но она промолчала, значит сочла просто за блажь. К тому же она ни латыни, ни греческого не знала, в отличие от меня. — Вот, взять, например, наш с тобой разговор. Разве ты не знаешь, что обращаешься к императору? — она вспыхнула, а я усмехнулся. Мы впервые встречались, да еще и наедине, после злополучной охоты, и сейчас старательно избегали этой весьма щекотливой темы. — А именовать друг друга так, как я прописал в табели о рангах – это всего лишь дань вежливости. Ты об этом пришла поговорить? О табели о рангах?

— Разумеется, нет, — Елизавета прикусила нижнюю губу, и я невольно проследил за этим движением. Черт, когда же меня перестанет на ней клинить? Проклятый Петр, неужели не мог более доступный объект для обожания найти? — Шетарди, это французский посол, намедни был у меня, но тебе, наверняка, доложили твои ищейки, — она бросила неприязненный взгляд на дверь и снова посмотрела на меня. — Он приходил, чтобы узнать, как я отношусь к возвращению темы замужества с герцогом Орлеанским…

Что?! Я с трудом вернул челюсть на место, и сел прямо. И с чего это франки метнулись ко мне? Что, вашу мать, творится сейчас в Европе и почему молчат мои, хоть и немногочисленные, но все-таки имеющиеся там шпионы?! Кого мне нужно казнить, чтобы получить ответы?!

— И что ты думаешь по этому поводу? — я с большим трудом заставил себя озвучить вопрос.

— Я намерена умолять тебя согласиться на предложение французов. Меня всю мою сознательную жизнь готовили к этому замужеству. То, что у отца не получилось… Наверное, это потому, что я незаконнорожденная.

— Угу, это учитывая то, что мамаша самого Луи Орлеанского дочурка Короля Солнце и одной из его любовниц, признанная, но от этого более законнорожденной не ставшая. Конечно то, что твои родители все-таки поженились, хоть и после твоего рождения, сыграло здесь большую роль, — я лихорадочно пытался понять, что нужно французам. Почему сейчас? Это как-то связано с рождением у Карла законного наследника? У меня сейчас голова лопнет. Так, вдох-выдох. Наверняка мотивы, хоть и завуалированные мне озвучит Шетарди, а пока нужно говорить с Лизой. — Ты справишься? По сравнению с нами, французский двор покажется тебе воплощением Содома с Гоморрой.

— Я справлюсь, — она жестко усмехнулась, и я впервые увидел в ней не ветреную красавицу, а дочь Петра Великого, которая в нереализованном будущем была далеко не самой худшей императрицей такой огромной и противоречивой страны как Российская империя. Ну а что, история любит глупо шутить. Французы вроде бы своего дофина замуж за несостоявшуюся Екатерину Вторую уже отдали. Будет снова власть из Лизкиных рук принимать, только уже во Франции.

— Что нужно было шведам? — раз пошел такой разговор, то будем играть по-взрослому.

— Ты. Им нужен ты. Точнее, не совсем ты, а тот, кто от твоего имени правит… Правда, даже я не могу вычислить этого плута. Мне предложили твою корону на некоторые территориальные претензии, существенную безделицу, учитывая награду.

— Я полагаю, что ты отказалась, учитывая наши откровения, — я поднес соединенные пальцы к переносице. — Можно узнать, почему?

— Мне двадцать один год, уже практически перестарок, сам понимаешь. Я, что бы обо мне ни говорили, хочу замуж. Но есть одна маленькая преграда. Есть ты, Петруша. Ты, который из щеночка, что ел с моих рук, внезапно превратился в волка. Еще молодого, и где-то неразумного, но безумно опасного и притягательного, — ее глаза загорелись, и я невольно подался в кресле назад. — Я молилась несколько ночей подряд, потому что жаждать собственного племянника – это неправильно, это грешно, но плоть моя слаба, и выйди я замуж здесь в России, никто не знает, чем все может обернуться. Мы погубили бы друг друга, Петенька. А я не хочу, чтобы ты погубился. Я хочу видеть, как ты вырастешь в истинного вожака стаи, хочу гордиться тобой. Думаешь, это первое предложение, которое иноземцы мне делали, лишь бы избавиться от тебя и тех, кто стоит за твоим креслом? Я люблю тебя, и когда ты еще до смерти Натальи плакал на моих коленях и умолял подождать, потому что ты сумеешь избавить всех нас от совета, как сумел избавить от Меншикова, я верила тебе. Разве я не была права в своей вере? — Елизавета откинулась на спинку, и плотнее закуталась в шаль, потому что даже через кружево было видно, как вздымается в декольте ее грудь. Я же тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение. Значит, Петруха сам замысливал бунт, правда, не успел его осуществить. Вопрос о том, была ли оспа случайностью, снова встает в своей неприглядной красе. — Когда Остерман сказал, что сможет убедить Священный Синод в том, что в нашей связи не будет ничего постыдного, я даже на мгновение поверила в это, но потом лишь убедилась, что все это глупые мечты наивной Лизки.

— Тебе придется принять католичество, — выдавил я из себя.

— Да, я знаю. Меня же готовили к этому, ты что, забыл? Наверное, именно поэтому я поверила Остерману, у католиков такой брак считается обычным делом, — Елизавета покачала головой. — Но, я хочу, чтобы ты помнил, что я всегда останусь, прежде всего, русской, а потом уже католичкой.

Она встала, обошла стол, я же сидел не шевелясь. Как было бы проще, окажись она обычной хищницей, охотницей за короной. Как мне было бы проще. Елизавета наклонилась и очень целомудренно поцеловала меня в лоб. Прощай, Лиза. Какое бы решение я в итоге ни принял, это наша последняя встреча наедине.

Когда Елизавета вышла, я сидел, задумчиво разглядывая руки. Ушаков вошел неслышно и снова расположился за столом, стоящим в некотором отдалении от моего.

— Все это существенно меняет дело, — проговорил он, начинаясь рыться в своей папке.

— Подслушивать – отвратительная привычка, Андрей Иванович, — я, наконец, отошел от слишком уж откровенного разговора, произошедшего только что с Елизаветой.

— Служба у меня такая, государь Петр Алексеевич, — Ушаков вытащил бумаги, которые искал, и внимательно прочитал написанное. — Вот, Август польский болен. Скорее всего, он выздоровеет, как делал это неоднократно, но вопрос о престолонаследии поднимается уже не в первый раз. Польские шляхтичи и магнаты весьма недовольны правлением Августа, да и всем союзникам Речи Посполитой уже начинают надоедать его метания. В этом он Мазепу мне напоминает, что целый орден от деда твоего заслужил, имени Иуды.

— А Станислав Лещинский, тесть Людовика, — я провел пальцем по губам. — Карлу в связи с рождением наследника поддерживать меня, ежели я вступлюсь за Августа и его саксонское семейство, не только вредно, но и где-то противопоказано. Моя поддержка в его законе о престолонаследии сейчас даром никому не нужна, и Франция решила, что вот он шанс попробовать решить польский вопрос в пользу Лещинского, не прибегая к таким затратным забавам, как война. И вот в чем дело, Андрей Иванович, я тоже раздумываю о том, чтобы закрыть все вопросы с Польшей, не отдавая ей на потеху моих солдат и офицеров. По большему счету мне наплевать, кто будет во главе Речи Посполитой стоять. Они все равно ненавидят Россию, и будут стараться как-то ей подгадить. Думаю, нужно послушать, что нам предложит сам Шетарди.

— Я немедля пошлю за ним, — Ушаков спрятал бумаги обратно в папку и вышел из кабинета, в который тут же зашел Репнин и доложил, что Кер пришел, вымотанный цинцем по самую маковку.

— Приветствую, Георгий Яковлевич, — я махнул рукой, разрешая Керу садиться. Тот не просто сел, а рухнул в кресло, на мгновение прикрыв ладонью глаза. — Что скажешь?

— У меня складывается ощущение, что богдыхан выдал нашему посланнику определенные инструкции, которым тот должен следовать.

— Странно было бы думать иначе, — я пожал плечами. — Чаю?

— О, нет. У меня этот чай уже в голове булькать начинает, — Кер состроил страдальческую гримасу.

— Так на чем удалось сойтись? — мне уже надоело переливать из пустого в порожнее с цинцами. Необходимо было определиться с будущими границами и подписывать договора, ведь и так понятно, что Тоси ехал так далеко не для того, чтобы вернуться к хозяину за дальнейшими инструкциями. Все-таки проблемы со связью были не только у меня.

— Все на том же. Посланник уперся и ни в какую не сдвигается со своего места, — Кер махнул рукой, и устало прикрыл глаза.

Так, что там у нас получается? А получается интересная картина. Цинцы к моему огромному изумлению отдают мне Ляодунский полуостров. Вот это поворот, как говорится. То ли корейцев боятся, то ли японцев опасаются, и, надо сказать небезосновательно. Далее, они подтверждают мою претензию на Алтай и Камбоджу. Насчет последней, Тоси вообще махнул рукой и предложил мне её вместе с беспокойным Давьетом забирать. Только вот, а мне Давьет за каким чертом сдался? Ладно, там посмотрим, главное, что возражений со стороны цинцев по поводу Камбоджи нет. И, кстати, в переговорах с французами я эту тему отдельно подниму, и имею все шансы на то, что они поухмыляются и махнут рукой в мою сторону, мол, забирай, потому что пока не понимают ценности своей будущей бывшей колонии, а «потом» для них не настанет. Границу по Амуру цинцы со скрипом, но в итоге подтвердили, так же, как и небольшую часть Монголии. А вот с казахскими степями уперлись и ни в какую не желали уступать ни пяди земли. А нужен ли мне сейчас кусок Казахского ханства? Может, хрен с ним? И так мы получаем больше, чем переварить сможем, учитывая, что я совсем не рассчитывал на полуостров, который совсем не маленький, к слову.

— Юра, пиши приказ о передислокации бывшего Преображенского полка в районы Сибири и до реки Амур по три роты в каждый город и крепость, под командование местных губернаторов. Офицеров, которые непричастны ко всем произошедшим беспорядкам, туда же, не более, чем по двое. Приказ в военное ведомство о выделении дополнительного огневого запасу и по пушке на каждые три роты. В тех районах скоро жарковато станет, — пробормотал я, и повернулся к Керу. — Составляй документы, как положено на двух языках. За правильность головой отвечаешь. Курьер намедни передал, что Миних сегодня-завтра в Москву прибудет, я организую вашу встречу. Опишешь детали и привлекай к составлению пакта. Все равно нужно будет с Тоси согласовывать. Даю вам две недели, чтобы дельный документ составить, — и я повернулся к Репнину, показывая тем самым Керу, что аудиенция для него закончилась. Востоковед вскочил из кресла и, поклонившись, вышел из кабинета, оставив меня с моим адъютантом. — Юра, приготовь также приказы для губернаторов, что за Уралом у нас лямку тянут, чтобы каторжников начали к строению оборонных сооружений допускать. А тех, кто и так с оружием по тайге бегает, есть у них такие, точно знаю, в ополчение набирать. Пусть гарантии моим именем заверенные дают, что тем, кто своим беспредельным мужеством на благо родины послужит, император Петр Второй лично вольную выдаст. Особливо уточняй, чтобы на границу их привлекать.

— Не опасно? — Репнин посмотрел на меня, одновременно посыпая песком исписанный лист.

— Опасно, но джунгары и так сколько нам крови попили, сколько раз границу пересекали и крепости наши в руины превращали? Сейчас же все по-другому будет. И может так оказаться, что тех каторжников и охранять-то некому будет. И что опаснее, Юра? Дать им оружие, чтобы у них надежда впереди маячила, или пущай сами ситуацией пользуются и в побеги рванут? Потому что нам здесь только беглых, очень озлобленных и готовых на все каторжников не хватает. Эти беглые такие затейники, кто знает, а не найдется ли среди них того, кто будет орать, что он царевич Алексей, и что не умер он смертью бесславной, а заточен был в батогах на каторге. Сколько за ним пойдет, чтобы встречу отца и сына организовать?

— Ну и сказочник ты, государь Петр Алексеевич, — Репнин покачал головой и вышел выполнять мои поручения. Я же уронил голову на скрещенные руки.

— Если бы, Юра, если бы я это все придумал. А закон Мерфи всегда действует, даже, если в него не веришь.

— Маркиз де Шетарди, государь, — объявил Митька, проскользнувший в кабинет и начавший зажигать свечи.

— А где Ушаков? — тихо спросил я, глядя, как в кабинет входит носатый француз, низко кланяясь, подметая ковер перьями своей шляпы.

— Откушать изволил отъехать. Говорит, что с утра мутит его что-то. Решил, что кашка свежая поможет, — так же тихо ответил Митька.

— Ладно, ты французский язык понимаешь? — очень тихо спросил я у него.

— Не все, — признался Митька. — Андрей Иванович только полгода назад велел его изучать, да еще немецкий.

— Слушай и пробуй понять. Я маркиза долго не задержу, мне лишь пару моментов уточнить. Потом с Ушаковым обсудим… …Маркиз де Шетарди, как быстро вы откликнулись на мое приглашение, — я старательно растянул губы в улыбке, и привстал из кресла, приветствуя французского посла, как всегда поражаясь, насколько легко я перешел с родного языка на иноземный. — Присаживайтесь, нечего стоять, когда кресло пустует, — и я радушно указал на стоящее напротив меня кресло. Шетарди сел, улыбаясь во весь рот, в котором я заметил отсутствие нескольких зубов. Ну а что ты хотел, коронки циркониевые в начале восемнадцатого века? — Совсем недавно меня царевна Елизавета посетила, умоляла выслушать вас, потому что вы с моим царственным собратом Людовиком хотите мне что-то предложить?

Я сел и принялся внимательно рассматривать француза. Тот выдохнул и принялся вещать.

— О, ваше императорское величество, его величество мой король Людовик так сильно надеется, что Российская империя и Франция наконец-то станут добрыми друзьями, как на это надеялся дед вашего императорского величества, посетивший однажды Версаль, что он прислал меня, дабы уведомить ваше императорское величество в том, что те посылы, кои делались еще дедом вашим, наконец-то услышаны. Вы же знаете, что его величество был слишком мал, чтобы принимать самостоятельные решения, но отказ Филиппа, герцога Орлеанского, который был в то время регентом при его королевском величестве, до сих пор глубоко ранит его величество. И он надеется исправить ситуацию, особенно, узнав, что княжна Елисавета все еще ни с кем не помолвлена. Ее будущий супруг Людовик, герцог Орлеанский также выражает надежду, что княжна не затаила обиду, нанесенную его отцом, и примет его предложение руки и сердца, и станет прекрасной супругой и матерью его малолетнего сына.

— Я так понимаю, что это еще не все? Если бы дело касалось только Елизаветы, то давние договоренности действительно существовали, я проверил, и возобновить подготовку к этому союзу – дело достаточно быстрое, как и подготовка к путешествию Елизаветы во Францию. Полагаю, что в путь можно отправляться, не ожидая того момента, когда сойдет снег. Как только все полагающиеся бумаги будут подписаны, разумеется.

— Разумеется, — Шетарди поклонился. — Ваша проницательность, в столь юном возрасте, просто пугает, ваше императорское величество. Но, вы правы, ваше императорское величество, его королевское величество также полон надежд, что вы рассмотрите сестру суженого княжны Елисаветы, Филиппу Елизавету Орлеанскую в качестве преданной супруги и достойной императрицы Российской империи.


Глава 12

Филиппа Елизавета Орлеанская, что я о ней помню? Я рассматривал личико большеглазой брюнетки, на портретной миниатюре, оставленной мне Шетарди, и пытался понять, нравится она мне, или все-таки нет. Очень юная, но это и не удивительно, мы же с ней оказывается ровесники, не лишенная очарования и уже сейчас определенного шарма. Красивая? Не знаю. Красота вообще очень субъективное понятие. Скорее все же нравится, во всяком случае чисто внешне. Не неприятна – это точно. Почему-то взгляд постоянно останавливался на ее темных, почти черных волосах. Что-то меня привлекало в них, но что? И тут до меня дошло: девушка на портрете не пудрила волосы. Хотя, возможно, это художник таким образом решил изобразить все достоинства этой девочки и настоял, чтобы она не уродовала себя пудрой, румянами и мушками, которые французы клеили в самые неожиданные места.

Так что я о ней помнил? А вот ничего. Абсолютно ни-че-го. Я даже не помню, что такая принцесса когда-то существовала. Вот про папашу ее я мог бы многое вспомнить и почти все оно будет исключительно матом. Если у маркиза де Сада и был когда-то кумир, то, вероятно, Филипп, герцог Орлеанский занимал это почетное место. Остается только гадать, как такое родство отразилось на этой девочке с карими глазами. Художник изобразил эти глаза печальными, а вот тот же Шетарди утверждал, что Филиппа Елизавета обладает весьма приятным и веселым нравом. Я потер лоб, и отложил портрет в сторону. И что мне делать? Как оказывается это сложно, решать вопрос о собственной женитьбе. Хорошо тем высокопоставленным холостякам, за которых все решили еще в детстве. Не надо голову ломать, обдумывая все выгоды данного союза, взвешивая все плюсы и минусы.

А какие у меня еще есть варианты? Да практически никаких. Если только ждать, когда совсем уж молодая поросль подрастет, или на ком-то, кто меня старше женится. Нет уж, у меня уже были «невесты» более взрослые, чем я сам. Самое смешное заключается в том, что их никто и не воспринимал никогда всерьез, ни Марию Меншикову, ни Екатерину Долгорукую, да и Лизу, хоть и прочили мне в жены, так никто и не принял в качестве оной. Наверное, поэтому само мое расставание с Катькой прошло так… незаметно. Все вокруг просто сделали вид, что и не было никакой «государыни-невесты». Хотя, после того, как Петр поступил с Марией Меншиковой, никто, если честно, даже не удивился тому, что очередная невеста сбежала. Но Шетарди застал меня врасплох, не скрою. Разве не всех французских принцесс тут же пристраивали, стоило им только на свет появиться? Что-то не припомню, чтобы Франция сама свои лилии кому-то предлагала. Я снова посмотрел на портрет. По словам Шетарди, Филиппа воспитывалась в монастыре, потом было обручение с инфантом Карлом, но там что-то не срослось, и она вынуждена была вернуться во Францию. А ведь они родственники с этим инфантом, и куда ближе, чем мы с Елизаветой. Все-таки православная церковь стоит на страже родственных браков почище цербера. Ничего не зная о ДНК и наследственности в целом, наши попы строго пресекают все попытки инбридинга и как его следствия – вырождения. А с этой точки зрения мы с брюнеточкой – просто идеальная пара. Да и я такой весь из себя породистый получился, потому что дед неплохую в этом плане селекцию провел в свое время. Но вопрос, зачем французам нужна эта двойная родственная связь с правящим домом, никак не хочет покидать мою многострадальную голову. Мы с европейцами всегда, сколько существуют наши государства, любили друг друга издалека. Стоило кому-то хоть на сантиметр приблизиться, и такой фейерверк начинался, как будто водой раскаленное масло полили. Неужели мы настолько разные? Вроде те иноземцы, что меня окружают вполне русским мышлением обладают. Говорят, правда, с акцентом, а так, вполне «свои». Остерман, скотина, так вообще обрусел. Его заначек, что удалось Ушакову выбить из моего бывшего учителя, который так ничему Петра и не научил, хватает как раз на то, чтобы нормальную дорогу из Москвы в Петербург построить. Дорогу с верстовыми столбами, почтовыми станциями и конюшнями, которые в последующем смогут использоваться для приема и дальнейшей передачи сигнала по телеграфу. С трактирами, где путешественники смогут нормально отдохнуть и даже с кое-каким освещением. Все-таки я бредил собственной почтой, и создать ее было моим идефиксом.

Я решил пока столицу не переносить из Москвы, слишком мне расположение города на Неве не нравится, но вот как административный центр, таможенный центр и главный порт – он вполне сгодится. Более того, я вовсе не планирую прекращать его строительство. Я очень люблю Екатерининский дворец, и в будущем планирую его существенно расширить, чтобы некоторое время проводить именно там. Плюс адмиралтейство я оставлю в Петербурге. Наряду с некоторыми военными ведомствами. И школа для подготовки офицерского состава, как морского, так и сухопутных войск. Под эти цели я отдаю Петропавловскую крепость. Ну как крепость – крепость в том виде, в каком я привык ее видеть, еще строится. На днях обсуждался вопрос о закладке равелинов. Но именно туда я планирую перевести морскую академию, которая уже захирела совсем, всего треть от доступных мест занято, куда это годится? Как я планирую решить проблему с обучением? Да очень просто: больше никто, будь то даже мой не родившийся еще сын, не сможет получить офицерское звание без соответствующих документов о полном курсе обучения в офицерской школе. Пока, слава богу, офицеров у нас хватает, а когда отцы, пытающиеся отроков своих пропихнуть на хорошее местечко, встретят там большой шиш, то быстро сообразят: либо они школы и академии заполняют своим выводком, либо Митрофанушек выращивают, либо отроки зарабатывают звания с самого низа – из солдат, но опять-таки через обучение. Вот какой я добрый и демократичный – всегда предоставляю людям свободу выбора. И прежде чем отдавать такой приказ, внося соответственные изменения в табели о рангах, я заручился поддержкой армейских генералов, которые приняли эти изменения весьма благосклонно, потому что им самим до смерти надоело терпеть малограмотных, но заносчивых детишек высшей аристократии, которых я про себя называл «Лунтики», которые единственное, что сделали в жизни – это на свет родились.

Я хмыкнул, вспомнив, как потеющий Плещеев притащил мне чертежи будущей московской канализации с ливневками. Кроме этого он припер проекты дороги даже с тротуарами, по которым должны будут передвигаться пешие москвичи и «гости столицы». Довольно грамотные решения, надо сказать. Особенно учитывая, что некие подобия канализации из домов, правда, в выгребные ямы, уже имелись. Пока точно не решили, куда будет вести канализация: засорять реку не слишком хотелось, но, возможно, у меня не будет особого выбора. Только отстойники я все равно велел продумать. Ну а что, не за казенный же счет строить будем. Верховники такими щедрыми людьми оказались, а уж богатыми… Я едва ранний инсульт не получил, когда узнал, сколько только по предварительным данным они успели наворовать.

Да и проект дорог мне понравился. Их предлагалось сделать из нескольких слоёв, применяя для каждого слоя нечто, очень сильно напомнившее мне каток. Только это был громадный камень, который должны были тянуть лошади, но принцип был похож. Верхний слой предполагался из щебня, а центральные улицы – мощеные камнем. Щебень постепенно тоже заменять камнем, но не все сразу, как говорится. И вот тут я встрял со своей так внезапно прорезавшейся гениальностью. Как я и предположил, эти проекты предложил Брюс-младший. Будучи военным инженером, он и на большее был способен, и, находясь из-за родственных связей с Долгорукими, в опале, будущий граф стремился во что бы то ни стало поправить свое пошатнувшееся положение. Он и дороги в Сибири был готов ставить, лишь бы из опалы выйти. Все-таки, когда на кону стоит жизнь, у многих людей открываются все скрытые до этой поры чакры, и просыпается храпящая до этого времени трудоспособность. А ведь я всего лишь дал ему выбор: или в Сибири дороги строить в качестве инженера, или в качестве каторжника. Ну а гениальность моей идеи заключалась в том, что я предложил ему заменить камень на тот самый каток – здоровую железяку, цилиндрообразную, чтобы не насиловать лошадей – цилиндр все-таки гораздо лучше катится, утрамбовывая слои, чем каменная глыба.

А может быть жениться на этой брюнетке? Что там за ней в качестве приданого дают? А дают за принцессой, по предварительному сообщению посла, не больше, не меньше, примерно полмиллиона экю. Много это или мало? И надо ли брать деньгами или просить что-то взамен? А что тут голову ломать, мне нужен флот. То, что строят мне испанцы – это конечно хорошо, но маловато будет. Линейный корабль, который бы меня устроил, несет на себе около сотни различных орудий, и стоит порядка шестидесяти-семидесяти тысяч ливров. Один экю – это пять ливров, если мне память не изменяет. Ну, допустим, корабль стоит сто тысяч ливров. Это двадцать тысяч экю, а за моей потенциальной невестой дают почти пятьсот тысяч. Так что можно выкатить условие – полноценная флотилия из порядка двадцати линейных кораблей, каждый из которых будет достоин привезти французскую принцессу на ее новую родину. Да, так и скажу Шетарди. Посмотрим, насколько Франция заинтересовалась союзом с Российской империей. Правда, я пока все еще не понимаю, с чего такой аттракцион невиданной щедрости, но, полагаю, что к моменту подписания бумаг, если до этого дело все-таки дойдет, мы выясним подробности. Хотя одна из них мне, скорее всего известна – османы. Турки всегда «дружили» с французами, и вполне могли попробовать склонить своих друганов к тому, чтобы они защитили Крым от Надир-шаха, в том случае, если тот всерьез намерен взять в свой гарем Лизку. Так что, тут расклад простой: герцог Орлеанский – не первой свежести жених, уже вдовец, с сыном-наследником женится на российской царевне, и, тем самым устраняет эту хоть и потенциальную, но все же возможную для османов угрозу. Так что с Елизаветой все понятно, правда, подозреваю, что она роль второй скрипки недолго будет играть, не та личность, но это я знаю, а вот франки могут свято верить, что тут никакой угрозы для них нет, за что получат большой сюрприз в виде шелкового шарфика на шею или более традиционный апоплексический удар табакеркой по темечку, тут как карты лягут. Но это будут уже их проблемы, я-то тут при чем?

А вот что им от меня, кроме польского наследства, и попытки кинуть Австрию нужно? У меня слишком мало данных. Даже для того, чтобы попытаться вывести хоть какую-то теорию, необходимо получить больше вводных. Ну тут как бы время есть, можно и в дипломатию поучиться поиграть с отменным игроком и интриганом с большим опытом выживания в той клоаке, что представляет собой французский двор, потому что все, что я знаю о Шетарди, просто кричит о том, что я скоро буду видеть его едва ли не выглядывающим из дырки моего красного императорского унитаза, в общем, встречаться с ним мы будем часто.

В кабинет вошел Ушаков, на этот раз даже без стука, что заставило меня невольно поморщиться и напрячься, но тут я обратил внимание на его лицо, и выскочил из-за стола, потому что Ушаков был землисто-серый, и весь покрыт липким потом, который заливал ему глаза так, что тот не успевал вытирать его платком, зажатым в дрожащей руке.

— Государь, я спешил, как мог, но мне уже с утра нездоровится, и я… — и тут он закатил глаза и рухнул на пол, закатывая глаза.

— Митька! — я заорал и бросился к Ушакову. Черт! Что с ним? Удар? Вполне возможно, все-таки не мальчик уже. Вырвав из его рук папку, в которую Андрей Иванович вцепился так, что я еле разжал пальцы, отбросил ее в сторону и склонился над ним, чувствуя, как меня накрывает с головой панический ужас от осознания того, что я могу потерять его. Как, как мне помочь ему? Что делать? Я же не мед… и тут до моего обоняния донесся слабый аромат чеснока. Чеснока?! Ушаков уже давно жалуется на изжогу и не ест чеснок. Внезапно перед глазами пронеслись кадры из прошлой жизни.

Вот я только-только поступивший в аспирантуру юнец, впервые попавший в солидную лабораторию, был привлечен этим самым запахом к одному из столов, где на весах лежала горстка серого порошка. Именно от этого порошка и доносился этот самый запах. Но я-то ни черта не химик, поэтому придвинулся слишком близко, принюхиваясь, за что и получил по шее от Сереги, который именно что химик и в нашей связке отвечающий за химические составляющие выбранного нами совместного проекта.

— Отойди от стола, идиот! Ты что свою носопырку куда не надо тянешь? Еще лизнуть бы додумался.

— Что это? — я тогда потер шеи, пытаясь вспомнить, какое именно из опасных соединений пахнет чесноком.

— Это мышьяк, Петька, слыхал о таком?

Мышьяк. Ушакова кто-то попытался отравить самым распространенным в данном временном промежутке ядом. Но Андрей Иванович не ест чеснок, так что добавить яд в пищу не получилось бы ни у кого, тогда его должны были попробовать доставить в организм другим путем, и именно этот путь сейчас не дает мне покоя. Дверь распахнулась, и в комнату влетел Митька. Я на секунду прервался от обнюхивания Ушакова и повернувшись к слуге приказал.

— Дохтура, быстро! Хотя нет, воду, много воды, и мыло, а потом дохтура.

Пока Митька соображал, что от него требуется, пока до него дошло, что с его наставником что-то не то, пока побежал бегом, вопя во все горло, выполнять мои распоряжения, я наконец нашел источник запаха. Парик. Чертов парик, которые давно нужно было все приказать в топку отправить. Именно он вонял чесноком. Выхватив из кармана платок, я сорвал с головы Ушакова эти длинные букли и отшвырнул его в сторону. Затем подбежал к столу, на котором стоял кувшин с обычной водой, схватил его и ринулся обратно. Прежде всего нужно было убрать остатки яда с почти лысой головы Андрея Ивановича. Воды в кувшине было немного, но все, что было, я вылил ему на голову. Это действо привело Ушакова в чувство, и он попытался встать, но я не позволил ему этого сделать, навалившись всем телом.

В этот же момент в кабинет заскочил Митька, тащивший два ведра воды. И кусок мыла. Ушаков вяло сопротивлялся, пока мы в четыре руки мыли ему голову. Затем предстояло самое сложное.

— Андрей Иванович, пей, — я приподнял его голову, пока Митька, повинуясь моим приказам, выпаивал Ушаков воду кружку за кружкой. — Ну а сейчас немного поблюем, — пробормотал я, засовывая ему пальцы в рот, и надавливая на корень языка, и едва успев вынуть пальцы, одновременно помогая Ушакову наклонить голову над ведром, чтобы излить из себя выпитую только что воду. Когда все еще крепкое тело начальника Тайной канцелярии перестало содрогаться от спазмов, я снова с помощью Митьки перевернул его на спину. — А теперь повторим, — еле слышно прошептал я, беря в руку кружку.

Когда прибежал Бидлоо, Ушаков уже сидел, привалившись спиной к столу, нам удалось с Митькой оттащить его от поганого ведра с блевотиной, хоть и большую часть которой составляла вода. Обессиленного Ушакова утащили в ближайшие покои, в которых стояла кровать, я же с трудом поднялся на ноги. Руки дрожали, и жутко болела голова.

— Прибрать здесь вели, и ковер поменять, — я подошел к злополучному парику. — И кому тут слава Екатерины Медичи покоя не дает? — парик нужно было забрать, но я понятия не имел, куда его можно было поместить, чтобы никто больше не траванулся. Тут мой взгляд упал на кувшин, из которого я поливал Ушакова. Засунув парик в кувшин с помощью кочерги и закрыв крышку, я поискал глазами место, куда его можно было поставить. На полках с книгами стояло несколько ваз, и я тут же поставил к ним кувшин, пряча его на самом видном месте.

— Государь Петр Алексеевич, а зачем ты Андрея Ивановича так наизнанку выпотрошил? — Митька скатал ковер и встал на ноги, легко закинув его себе на плечо.

— Чтобы яд из нутра его вывести, — я поднял уже становившуюся знаменитой папку, на которую чудом не попало ни капли того, что вытекало из Ушакова.

— Так ведь ежели яд через голову попал, то как как он в нутре-то оказался? — я посмотрел на Митьку и покачал головой. Вот как ему объяснить?

— Так надо было, Митька, сам же видел, что очухался Андрей Иванович, а то труп трупом валялся.

— И то верно, — Митька, подумав с полминуты, кивнул и направился к выходу.

— Не забудь потом помыться, а одежу с себя в стирку кинуть, — крикнул я ему вслед. Митька даже оторопел и остановился в дверях.

— Зачем?

— Ты мне поотнекивайся, — я сдвинул брови. — Ежели узнаю, что не выполнил наказа моего, выпорю.

Митька вышел, что-то бормоча себе под нос, вот ведь чучело, ну ничего, мы еще сделаем из тебя человека. Я же смотрел на кувшин, и чувствовал, что меня начинает потряхивать.

— Репнин! — Юра влетел в кабинет, словно и не отлучался по моим поручениям. — Пиши указ. Ежели кто еще раз во дворец, али на любую ассамблею явится обильно духами политый, али от кого потом будет разить так, что запахи сторонние, присущие отравам различным, будет их вонь перебивать, получать тому десять плетей, независимо от пола и возраста. Написал? Отлично, давай сюда, на подпись. Пущай Юдин в газете указ пропишет, а Михайлов вместе с Трубецким продумают, кого в качестве нюхача приставлять.

— При всех ассамблеях? — Репнин икнул.

— Нет, пока только при дворце. Пущай пока всех, кто тут постоянно трется, перенюхают, да с самих себя начнут, — меня трясло и я не мог успокоиться. Что если бы брезгливый и немного параноидальный Ушаков, уподобляясь другим не мылся неделями, а только духами на иноземный манер поливался? Сумел бы он не схватить гораздо большую дозу яда, чем ту, что в итоге получил? Сумел бы я распознать, где именно этот яд был сконцентрирован, если бы от Андрея Ивановича чем другим разило? Почему он сам его не унюхал, ведь этот лис точно знал, как должен пахнуть мышьяк. И самое главное: что бы я без него делал сейчас?

— Государ… — я резко обернулся и встретился с удивленным взглядом Бидлоо. Он смотрел на мою правую руку, и морщил лоб. Я опустил взгляд и спрятал руку за спину, потому что, совершенно не думая, выхватил кинжал, висящий как всегда на поясе, готовый отразить возможную атаку. Так и до психушки недалеко. Я криво улыбнулся.

— Да, Николай Ламбертович, ты мне что-то хочешь сказать?

— Яду попало в кровоток немного, Андрей Иванович скоро поправится. Да и помош он получил вовремя. Но от кровопускания категорически отказался…

— И правильно сделал. Он и так ссать будет кровью пару дней, — мрачно предсказал я, засовывая кинжал в ножны. Отравления мышьяком делятся на два вида: смертельные и тяжелые, других в отсутствие известных мне методов выведения этой дряни из организма не существует, так что для Ушакова все только начинается и всех нас ждет очень веселая неделя, потому что я ни хрена не химик и не смогу набодяжить унитиол, чтобы хоть немного помочь его организму в этой очень нелегкой борьбе. — Я благодарю тебя, Николай Ламбертович, за службу. Значит, большего для Андрея Ивановича мы пока сделать не сможем?

— Нет, — Бидлоо покачал головой. — Остался толко один лекар – время. Я хочу осмотреть тебя, государ. Ты слишком тесно помогал ему, мог и сам получить мышьяк на руки.

Сначала я хотел отказаться, но, бросив невольный взгляд на лужу, которую еще не убрали с пола, ответил согласием. Осмотр занял совсем немного времени. Посмотрев напоследок мою мочу и понюхав ее, что вызвало во мне сильнейший рвотный позыв, и, судя по выражению лица Репнина у него тоже, Бидлоо сообщил, что я все еще здоров, как молодой бык, и удалился, прихватив с собой свой чемоданчик.

Я некоторое время после его ухода смотрел на Репнина, затем моргнул.

— Что там преображенцы, не бузят?

— Бузят, — Репнин скривился. — Но их не в кандалах отправляют в Сибирь, поэтому те же семеновцы их пристыдили, что мол, служба у гвардии там, куда ее пошлют, а преображенцы совсем совесть потеряли, вместе со стыдом и, похоже, честью.

— И что, подействовало?

— Как ни странно, но да. Все-таки они славные вои. Многие еще в Северную войну себя славой покрыли, и еще помнят, кому присягали на кресте. Так что побузили и успокоились.

— Дай-то бог, — я покачал головой. Самое главное, чтобы их до места распределения хватило. А там им джунгары скучать не дадут. Забудут про свои выкрутасы, когда за жизнь воевать придется, да еще и с таким неудобным противником, как степняки. — За исполнение указа последнего головой отвечаешь, а я пойду Андрея Ивановича навещу. Коль он в сознании, поговорить нам не помешает.


Глава 13

— Итак, в качестве приданого царевна Елизавета получает триста тысяч золотых рублей, а также драгоценности, меха и различную утварь, кою царевна сама решит взять с собой, еще на двести тысяч рублей, — я прочитал вслух один из последних пунктов договора о браке между Елизаветой и Людовиком, герцогом Орлеанским. Именно это приданое когда-то приготовил ее отец, и оно лежало невостребованным, ждало своего часа. — Все верно, господин посол? — повернувшись к Шетарди, я внимательно посмотрел на француза. Тот кивнул, и я поставил размашистую подпись под договором, который перед этим историческим моментом был прочитан всеми, кто хоть маленько разбирался в подобных нюансах. К сожалению, специалистов в международном праве пока не было даже в теории, да и само определение международного права звучало как довольно изысканное ругательство, вот и приходилось как-то изворачиваться, чтобы не оставлять ни каких недомолвок и двойного трактования подобных документов.

Прошла уже неделя с того дня, когда неизвестные злоумышленники пытались отравить Ушакова. Всю эту неделю я ломал голову, пытаясь понять, кому и зачем все это нужно, но следователь из меня не слишком удачный получился, поэтому я единственное, что смог сделать – это изучить вдоль и поперек папку, в которой на тот момент, когда Андрей Иванович пришел ко мне, практически ничего не оказалось. К счастью я очень хорошо обучаем, поэтому понял быстро, что от моего вмешательства в расследование, которое, как мне было известно уже проводили и сам Ушаков, правда из своей постели, выполняя руководящую функцию, и Радищев, которого я назначил в срочном порядке полицейским генералом и велел, кроме непосредственно расследования покушения на начальника Тайной канцелярии, заняться уже организацией полицейской службы, в том числе и отделами, которые смогут заниматься непосредственно розыском. На примере нового полицейского управления, я также проводил небольшую реконструкцию массивных названий, присущих этой эпохе. Меня просто бесило, когда я слышал про коллегии и все, что этим коллегиям соответствовало.

Афанасий Прокофьевич в общем-то уже раздумывал над вопросом организации так внезапно на него свалившегося еще даже не разработанного до конца ведомства, прикидывая, и так, и этак, что необходимо сделать в первую очередь. Моя идея с дворниками ему, кстати, понравилась и дюжие мужики весьма скоро начали осваивать это непривычное для всех ремесло.

Шетарди, как уполномоченный посол, поставил свою подпись, и раскланялся, забирая свой экземпляр и направляясь к выходу из кабинета. Он был явно не в духе, потому что я все еще колебался по поводу собственной женитьбы, не давая вразумительного ответа и даже не выдвигая пока никаких условий.

— Могу я узнать у вашего императорского величества, кто будет сопровождать невесту к ее жаждущему встречи жениху? — спросил он меня в то время, как два гвардейца распахнули перед ним двери. После происшествия с Ушаковым Михайлов усилил охрану, и я не мог его в этом упрекать.

— Граф Румянцев Александр Иванович, и граф Шереметьев Петр Борисович, со свитой, разумеется, — любезно ответил я на вопрос Шетарди, прежде чем дверь за ним закрылась.

По французу было видно, прямо большими буквами на лбу высечено, что он явно не рассчитывал на то, что царь этих северных варваров еще и размышлять будет, а не ухватится за такую потрясающую возможность породниться с Бурбонами сразу же, особо не вникая в детали. Да еще и этот мой указ, насчет нюхачей во дворцах.

Сначала все восприняли указ как своеобразную и довольно пикантную шутку, но это происходило ровно до тех пор, пока Волконскому и, несмотря на приближенность ко мне, Петьке Шереметьеву в самом натуральном смысле не всыпали плетей. Не десять, конечно, десятью при особой сноровке можно и кожу всю содрать, но плетей они получили. Было не столько больно, сколько унизительно, зато сработало – теперь наша аристократия, а за ней и купцы, которые тоже время от времени на ассамблеях различных появлялись, начали мыться ну очень даже часто. Ну а как тут не вымоешься, если при каждом вечере обязательно появлялись гвардейцы и с невозмутимым видом объявляли, что, возможно, именно тут в этот вечер появится государь, что им их головы дороги, и они даже близко не Шереметьевы, которые дружки государевы, и вполне могут за ослушание этих самых голов лишиться.

Так что на что злился Шетарди – это еще вопрос: то ли действительно из-за моей нерешительности, то ли из-за того, что сам однажды едва на конюшне не оказался. Трубецкой вовремя заприметил, кого его орлы схватили, и едва сумел отбить, правда, сделал серьезное предупреждение насчет того, что в другой раз его может близко не оказаться.

Хорошо хоть с цинцами наконец-то было покончено, точнее, договор с ними заключен и Тоси убрался восвояси, пока дорога еще проходимая. Параллельно с посольством, весьма довольным собой и своей миссией, в ту же сторону выдвинулись калмыки и проштрафившиеся преображенцы. Я планировал также усилить сибирские войска, и теперь дожидался вызванных генералов, проклиная про себя так неторопливо текущее в этом промежутке истории время.

Указ же мой, написанный сгоряча, не обдуманный, но, как оказалось, весьма полезный, имел совершенно неожиданные последствия: Москве срочно понадобилась вода. Вопрос о водоснабжении встал ребром, но меня, как ни странно, это только устроило. Если появится водопровод, то и канализация станет лишь вопросом времени. Пока же наконец-то заработали мои органы контроля за золотарями, а в портах выставили первые санитарные кордоны. Мне чума не нужна, я вообще любых болезней как огня начал бояться, до паранойи в самой глубокой и запущенной ее форме, потому что мне даже сниться стали «чумные одеяла». Я боялся до такой степени, что мое утро вот уже почти два месяца начинается с того, что я вообще никогда не делал и даже где-то в глубине души презирал: я делал зарядку, чтобы привести себя в рабочее состояние, а того, кто будет утверждать, что жизнь монарха – это сплошные празднества, я лично велю на кол посадить, потому что мой день начинался в пять утра. Так вот, за зарядкой шло или обтирание снегом, пока он еще лежал и таять не собирался, или обливание холодной водой, если лень было тащиться на улицу, затем гигиенические процедуры, включая тщательную чистку зубов мелом, бриться мне к счастью пока часто было не нужно, завтрак в обязательном порядке содержащий овощи, так как выскочить в ближайшую аптеку за витаминками было невозможно еще лет… триста, может даже чуть больше, вот и приходилось есть овощи, в которых я уже через пару недель начал находить некое удовольствие, прямо как тот кот в анекдоте про гречку. А вот то, что делал император очень быстро подхватывали его подданные, некоторые, чтобы подражать, некоторые, чтобы попробовать, чего это он такого вытворяет? Петьку вот пристрастил, который жаловаться мне на произвол Михайлова притащился, да застал голым по пояс в сугробе. Обтирание снегом после бани – это еще куда ни шло, но чтобы вот так. Шереметьев даже забыл, зачем приперся. Долго смотрел на меня, а затем скинул дубленку, которую по моему примеру все-таки приказал себе пошить, и даже серебряным шитьем умудрился украсить и тоже в снег нырнул. Быстро оценив все качества новой одежки, Петька тут же избавился от камзолов, ну а по его примеру этим начали заниматься и все остальные. Я никого не принуждал, вот еще. А все потому, что я знаю, как работает современная мне индустрия навязывания чего-либо. Нужно всего лишь нарядить в какой-нибудь костюм кого-то, на кого равняется большинство, добавить пару хвалебных статей, и вуаля, все хотят того же. А люди… ну а что люди, люди никогда не менялись и вряд ли поменяются, меняется лишь воспитание и отношение к жизни, ведь если тебе не приходится буквально выгрызать зубами, причем ежедневно так необходимые для этой самой жизни ресурсы, то и ценить их ты очень быстро перестаешь и начинаешь херней страдать, вместо того, чтобы делом заниматься, вот и вся арифметика.

После завтрака шел обязательный кофе, вредно, но без него окончательно проснуться мне никак не удавалось, и начинался мой рабочий день на должности императора Российской империи. И вот честно, быть ученым было гораздо легче и проще.

Расписание так резко сместилось в сторону совсем уж раннего утра в тот самый момент, когда я понял, что не успеваю. А не успевал я сделать многое, когда день уже заканчивался, а дела не заканчивались, и начинали копиться. А ведь мне всего пятнадцать, и я хочу время от времени сбрасывать напряжение и просто веселиться. Вот только на веселье времени оставалось все меньше и меньше.

— Государь Петр Алексеевич, голова казачий Арсений Выхристин челобитную подал, с просьбой принять его и выслушать, — Репнин вошел неслышно, плотно прикрыв за собой двери.

— Кто это? — я удивленно вскинул брови, повернувшись к Юре. Отравление Ушакова отодвинуло немного введение Митьки в новую должность моего секретаря, поэтому Репнин пока страдал за десятерых.

— Не знаю, — Репнин развел руками. — Да ведь каждого казака разве ж упомнишь? И каждый пятый – голова. А каждый второй Стенька Разин, — Репнин с трудом удержался, чтобы не сплюнуть на пол, так его перекорежило от одного имени знаменитого бунтаря.

— И о чем же он хочет со мной говорить? — я потер лоб. Немного болела голова, но и день был на редкость насыщен.

— Говорит, что хочет вслед за Шестаковым на Камчатку податься. Говорит, что Шестаков не прав, и с местными по-другому надо договариваться.

— А он, значит, знает, как с чукчами и тунгусами можно договориться? — я нахмурил лоб, нет, не помню такого атамана. А вот с местными на Камчатке и Чукотке делать что-то нужно было, это факт. Скоро Беринг вернется и про Аляску расскажет, нужно будет новую экспедицию собирать, и опыт мирного урегулирования конфликта с местным населением мне очень даже пригодился бы.

— Получается, что знает, — Репнин посмотрел в окно. Уже смеркалось, и на лице моего адъютанта была написана усталость. Мы все устали. Надо бы развеяться, да выходной себе устроить. Все равно все насущные вопросы вроде бы решены, а для других еще маловато народа было. — Вот, он набросал тут, о чем думает, — Репнин бросил на стол несколько свернутых бумаг.

— Ты же ознакомился с ними, сказывай теперь, что нам этот сказочник пытается в уши втереть?

— Если кратко, то он предлагает не строить остроги, а наоборот убрать существующие. Продвигаться в глубь постепенно, а в тех местах, где хотим заложить поселение не остроги ставить, а разворачивать торги. Местные же кочевники в большинстве своем, но те шкуры и меха, что они смогут нам на торгах отдать, точнее, обменять, компенсируют любые поборы, которые могут быть, а могут и не быть. Ну и миссионеры. Несколько попов обязательно должно быть в отряде.

— И сколько он людишек сможет набрать, чтобы свои надумки испытать? — я смотрел на бумаги, лежащие на столе. Как этот казачок дошел до того, что станет в итоге единственно верным решением?

— Говорит, что не меньше, чем пару тысяч, — круто взялся, молодец. Надо бы и вправду встретиться, и поговорить с ним. А ведь Шестакова еще только ждет его разгром и полное уничтожение его отряда в полторы тысячи казачков, теми самыми коряками и чукчами, которых в мое время за людей-то не все считали.

— Передай, что челобитная рассмотрена и что встреча назначена этому Арсению Выхристину послезавтра в полдень. Послушаем, что он нам скажет. Да, Павлуцкому отпиши, что ежели Арсению препоны будет чинить, то не доживет до того момента, когда его коряки прирежут. Пущай лучше перечень составит, что туземцы любят, и на чем мен устроить можно будет, — Репнин кивнул и принялся быстро записывать то, что ему нужно было сделать, чтобы не забыть.

— Да и, Юра, сегодня ассамблею кто-нибудь проводит?

— Толстые решили потихоньку в свет выходить, — с готовностью ответил Репнин.

— Хорошо, значит, навестим Толстых. Вели запрягать, — Репнин позволил себе улыбнуться. — И Петьку позови, а то шельма носу не кажет, все в Посольском приказе ошивается. Указ готов о том, что в армии суконные камзолы зимние на романовские полушубки менять надобно, а ботфорты на валенки?

— Готов, — Репнин достал оформленный по всем правилам приказ. — Куда остатки девать будем?

— Как парадную пока оставить. Новую только на пошив не заказывать. Мастерские и пошивочные сумеют перестроиться?

— А куда им деваться? — Репнин посыпал указ песком, сдунул и скатал в трубочку. — Такую же штуковину как у Андрея Иваныча что ли сделать, — он задумчиво смотрел на свернутый указ. — Зело удобная вещица получилась.

— Ну так сделай, — я подошел к окну и сложил за спиной руки. — А еще лучше, тем же пошивочным мастерским заказец сделай. Может им понравится и начнут делать такие, да еще лучше и краше, и с задумками разными. — Репнин потер подбородок и кивнул, я же лишь улыбнулся. Папка – удобная вещь и скоро ее удобства оценят многие, а я продавать их начну, помаленьку, чтобы сперва привыкли в новинке. — Ну что, к Толстым пойдем, девиц потискаем, да…

Мои мечты прервались самым радикальным способом. В дверь постучали, и не дожидаясь приглашения войти, в кабинет заглянул Михайлов.

— Государь Петр Алексеевич, Андрей Иванович рвался к вам, едва в постели его удержал, шибко поговорить ему хочется, — я направился к выходу, даже не дослушав его. Раз Ушаков так сильно рвется до разговоров, значит, что-то произошло, какой-то прорыв. Что-то, видимо, нарыли его соколы вместе с Радищевым.

Ушаков сидел в постели и просматривал какие-то бумаги. Андрей Иванович хмурился, и выглядел непривычно без своего парика, который, подозреваю, он уже никогда в жизни не оденет.

— Что случилось? — спросил я прямо от порога, с тревогой глядя на начальника Тайной канцелярии, внешний вид которого не был еще цветущим. Хорошо хоть кровь перестала уже с мочой отходить, значит, на поправку пошел. Кстати, он меня с некоторых пор недолюбливал, потому что я, перепугавшись, что останусь без него, а замены у меня пока нету, пересмотрел рацион питания Ушакова. Сейчас он давился кашами, пил молоко, от которого его пучило, но это был самый универсальный из доступных мне сорбентов, и жрал овощи, недовольно поглядывая при этом на меня. Мясо конечно присутствовало, но только не жирное, и в ограниченных количествах.

— Кроме того, что ты, государь Петр Алексеевич, козла из меня сделать на старости лет хочешь? — мрачно ответил вопросом на вопрос Ушаков, но, разглядев мой сжатый в тонкую полоску рот, заткнулся и вздохнул. — Как я сам запаха не учуял?

— Потому что сразу парик и не пах, — я вздохнул. Не объяснять же ему все премудрости химических реакций. Да я их сам толком не знаю. Знаю только, что медики так определяют, чем именно отравлен пациент, пока анализа из волос дожидаются. Выдох пахнет чесноком – отравлен мышьяком, ацетоном – сахара смотри. Мне потом Серега на пальцах объяснял, когда я чуть не траванулся, что в организме происходят процессы окисления и хрен знает, чего еще, и на выходе мы и имеем этот волшебный запах. И что у него на столе не мышьяк в чистом виде лежал – в чистом виде он белый, а не серый, а его вонючее соединение. Я оттого такой указ и сочинил, чтобы этот тонкий реактивный запах сразу можно было учуять, не продираясь между миазмами застарелого пота. — Я у наших ученых мужей интересовался, всегда ведь есть вероятность быть отравленным, так они сказали, что в пище он вонять начинает, потому что процессы начинают протекать, а парик твой начал миазмы издавать, потому что с потом и жиром с волос смешался и… я не знаю, что произошло, но вот так. Кстати, Карл Девятый Валуа был отравлен книгой, пропитанной ядом. Страницы оказались слипшимися, и он слюнявил пальцы, чтобы их отделить друг от друга, — я криво усмехнулся, когда разглядел в полумраке комнаты сдвинутые брови Ушакова.

— Это правда?

— Не знаю, — я пожал плечами, подошел поближе и сел в кресло, стоящее возле кровати. — Может и правда. Медичи и не на такое были способны. Но, если по заключению Амбруаза Пере смотреть, то от чахотки он умер, — вздохнув, я поставил локти на колени и положил подбородок на скрещенные руки. — Как много можно узнать, если сидеть в тиши почти безлюдного дворца во время глубокого траура и от нечего делать все время что-то читать. Но ты же так рвался ко мне, Андрей Иванович, не затем, чтобы Валуа обсуждать?

— Нет, не затем. Речь не про Францию пойдет, это уж точно, — Ушаков вздохнул и откашлялся. Ему все еще было тяжеловато дышать, но он уверенно шел на поправку. — Мы с Афанасием Прокофьевичем почти поняли про заговорщиков, которые нашли новый Тайный совет в моем лице и попытались от меня избавиться. Но я опасаюсь за твою жизнь, государь. Особливо сейчас, когда многих ломать через колено придется. Но эту заразу нужно клейменым железом выжечь, дабы другим неповадно было.

— Кто замешан? — я сидел не шевелясь. Как же все не вовремя!

— Много кто, в основном те, кто хотел бы на тебя влияние поиметь после того как я преставлюсь. Не понимают, идиоты, что это ты на меня влияешь, но так даже лучше. Пущай думают, что снова тобой вертят как хотят такие вот старые пердуны, вроде меня и Брюса, да и Миниха, что греха таить. Но вот только, боюсь, недолго они в таком блаженном состоянии пребывать будут, и тогда могут отчаянно решиться на цареубийство, сволочи.

— Шереметьев? — я старался не делать лишних движений, боясь ответа. Что я буду делать, если и Петька замешан? Кому вообще верить после этого?

— Петька твой, что ли? — Ушаков глаза закатил. — Побойся бога, государь, этот блаженный с детства за тобой аки привязанный бегает. Потому и попросил я тебя его отрядить царевну к жениху сопровождать, дабы дел не наворотил, как узнает про заговор. Горячий он слишком, молод потому как, — я на мгновение глаза прикрыл. Слава Богу, прямо от сердца отлегло. — Только вот и тебе следует на время схорониться. Дела какие важные, что безотлагательно должны быть исполнены, доделать, да сказаться больным и удалиться в тот же Елизаветин дворец, где тоске по сестрице предавался прошлого году.

— У меня есть предложение получше, — я встал и подошел к окну. — Гонца Шетарди уже выслал, дабы ждали Елизавету и встречу подобающую обеспечивали. Через две недели поезд должен тронуться, царевну на ее новую родину сопровождаючи. Думаю, что лучше будет, ежели я с ними отправлюсь. И на невесту, предполагаемую, посмотрю, и что в Европе творится собственными глазами увижу. Дед мой с Великим посольствам так же куролесил. Так что мне сам Бог велел на себя имечко Петра Михайлова примерить, мелкопоместного помещика с десятком крепостных и одной коровой на всех, которому повезло, и Петр Шереметьев которого приглядел да к себе приблизил.

— Это не решит проблемы… — я обернулся, чтобы полюбоваться на сверкающие глаза и играющие желваки на скулах Ушакова.

— Решит. Ежели мы Петра Алексеевича Романова отправим туда, куда ты и думаешь его отправить, под присмотром Бидлоо, — я невольно поморщился, как представил визги медикуса, которому опять предстоит себя запереть, да еще и минимум на несколько месяцев, да еще и с моим предполагаемым двойником в глуши, где ближайшие соседи в Петербурге обитают. — А правит пока пущай Сенат. Заодно и поглядим, на что эти крысы попрятавшиеся способны. На тебе, Андрей Иванович, как на главном кукловоде при царе право вето оставим, чтобы тормозить, ежели совсем распоясаются. А то глядишь по возвращению я не только Шетарди к себе призову, дабы о скорейшей свадьбе возвестить, да еще и Сенат упрошу, и объявлю себя государством, как один франкский король уже сделал.

— Надо бы все обдумать как следует, — после минутной паузы, во время которой Ушаков был погружен в собственные мысли, наконец изрек он довольно неохотно. Я же думал о превратностях судьбы. Еще недавно рассуждал, чисто гипотетически, что поеду в Австрию, тетку навестить, а тут уже надо вещички скидывать в сундуки и убираться пока из дворца, дав Ушакову без опасения за мою жизнь, а, следовательно, и за собственное положение, прополоть уже точно как следует место возле трона. Ведь ему не простят того, что он сейчас делает, если со мной что-нибудь случится, и Андрей Иванович это прекрасно понимает. Но слишком уж он подсел на эту иглу, на дело, которое ему в радость и коим я позволяю ему заниматься почти без ограничений. Этот будет биться за меня до последнего.

— Подумай, Андрей Иванович, подумай. Посоветуйся с верными людьми. Я же со своей стороны клятву дам, что высовываться не буду, как дед. Тихо как мышка вести себя буду, зато многие тайны европейские откроются пред нами, и знать мы будем, как себя дальше вести. И, самое главное, не узнает меня никто. Портретов моих давно не писали, а я изменился дюже, сам себя иной раз в зеркале не узнаю.

— Еще бы больше со шпажонкой скакал с Петькой на пару, так никто и не признал бы, — проворчал Ушаков, неодобрительно разглядывая мою спортивную фигуру, которая мне самому очень даже нравилась.

— Ну так ты подумай, пока, а я на ассамблею рвану, на наших красавиц напоследок перед путешествием полюбуюсь, авось еще вспомню не раз, на иноземную красоту глядючи, — и я вышел из комнаты, оставив Ушакова в глубоких раздумьях относительно того, как обеспечить мою безопасность.


Глава 14

Варшава встречала дщерь Петрову не так чтобы слишком уж пышно. Никаких тебе согнанных горожан с цветочками, ни хлеба-соли. Несколько шляхтичей, среди которых явно выделялся Казимир Чарторыйский, восседающий на мощном кауром жеребце, в котором мой Цезарь тотчас почувствовал соперника и даже дернулся, оскалившись, за что получил несильный шлепок между ушей, обиделся и теперь шел, гордо подняв голову, и полностью игнорируя сидящего на нем всадника, меня, то есть. Хорошо, хоть команды выполнял, и не артачился, а то показали бы мы номер с конями.

Делегация выразила все полагающиеся восторги, я понимал то, что они говорят разве что через слово, поэтому быстро отвлекся от беседы, рассеянно следя за дорогой и пытаясь систематизировать в голове случившееся за те недели, которые предшествовали нашему выдвижению.

Отправив Выхристина договариваться с чукчами, устроить первые торги, выспорив в Якутске, а что чукчей вообще интересует, основав при этом какой-нибудь торговый поселок, который в перспективе вполне сможет перерасти в город, а также встречать Беринга, который все никак до Москвы добраться не может, я пересмотрел весь список дел, которые рассортировал на две кучи: те что требовали моего внимания немедля, и те, которые можно было отложить на потом.

Из неотложных дел – обсуждение сложившейся политической ситуации с Минихом, Ласси и Румянцевым. Последний возглавлял кортеж царевны Елизаветы, и совместно мы пришли к мнению, что пока стоит лишь усилить границы с Швецией и османами, а когда мы с Румянцевым вернемся, то будем иметь более конкретные данные, что позволит нам более точно сориентироваться и принять конкретные меры.

Далее у меня на повестке дня побывал Брюс, который был мною наделен полномочиями наряду с Плещеевым, и которому было поручено начать реорганизацию Москвы, в соответствии с моими хотелками. Хотя бы вменяемый план предоставить к моему возвращению и начать разгребать бардак, царивший на улицах, которые необходимо было расширить, снеся многие деревянные строения и заменяя их на новые. Также я потребовал полной перестройки Кремля, а то надоело уже как побродяжке по чужим дворцам слоняться.

Из-за того, что строительство Петербурга временно было приостановлено, точнее размах существенно умерен, так как отказываться от этого наследия дедова я не намеревался в полной мере, слишком много жизней было принесено ему в жертву, то первое, что я сделал – это отменил глупейший приказ Петра Великого на производство кирпича только для нужд Петербурга. Кирпич был необходим для всей России, не только для города на Неве. И тут мне помог Кер, который каким-то неведомым мне способом среди многочисленной цинской делегации умудрился отыскать непонятно, как оказавшегося в ней, китайца, который к тому же знал секрет производства кирпича, из которого была сделана Великая Китайская стена. И более того, улыбающийся китаец, оказывается испытывал глубочайшую неприязнь к захватчикам, поэтому с превеликой радостью сдал нам этот секрет, и даже более того, он остался в России, лишь бы не возвращаться на родину, которую губили эти «варвары-маньчжуры». Ну, тут не поспоришь, после завоевания Китая маньчжурами, для просвещенной страны, владеющей небывалыми секретами ремесла и науки наступил стремительный откат, потому что маньчжур наука, искусство и развитие ремесла не интересовало. Их интересовала лишь война, точнее ее итог – наращивание территорий.

Верил ли я, что цинцы сдержат обещания по договору? Да ни в жизнь. Поэтому-то я и стремился именно сейчас захапать те территории, которые уже принадлежали маньчжурам и по договору должны были отойти мне. Их надо было усилить, хоть немного, но заселить, и охранять. Поэтому умница Бакунин уговорил часть калмыков – пацифистов, не желавших воевать, все равно отправиться с ними, дабы начать хоть как-то осваивать те самые территории, которые теперь, согласно договора, принадлежали нам.

С китайцем смешно получилось. Он просто пропал. Исчез из занимаемых делегацией домов, и когда пришло время уезжать, то его списали как умершего, загулявшего и вообще ненадежного товарища, который в дурной для него час нарвался на лихих людей. А когда Тоси убрался восвояси, китаец заявился к Керу и потребовал свой заводик, на котором он сможет себя реализовать как творца хотя бы кирпичей по старинным рецептам. Так что предполагаемое строительство по моему свеженькому указу в любом городе должно было вестись только из кирпича, в крайнем случае, если руки кривые и мозгов не хватает завод организовать, или же с глиной внезапно напряженка настала, из камней. При этом этот указ сопровождался угрозой, что вот вылечусь и устрою вояж по Российской империи, дабы лично убедиться, как мои приказы исполняются, с занесением в табло, ежели что не так идет. И если на момент создания угроза могла казаться кому-то смешной, то вот по моему возвращению, сомневаюсь, что она таковой останется. Слишком уж Ушаков свое отравление близко к сердцу принял, особенно последующую за этим отравлением диету.

Из неотложных дел я также посчитал указ об обязательным введении в рацион моряков компота из сушеного шиповника и ежедневный суп из сухих белых грибов, которые начали скупаться тоннами. При этом денег особо не жалели, и все бабки снесли едва ли не последние свои заготовки, чтобы денюжку с этого поиметь. Также я распорядился уже сейчас открыть заготовительные пункты для приемки этих дикоросов в сезон, оснащенные сушильнями. Я просто не знал, как еще справиться с цингой, а то, что в шиповнике витаминков, особливо таких полезных, как аскорбиновых, гораздо больше, чем в тех же цитрусовых – это мне еще бабушка в детстве говорила.

Подготовить именно этот приказ меня подтолкнуло возвращение Ивана Долгорукого из Голландии. Потратив все средства, кои у него остались после конфискации, и продав то единственное поместье, где я так здорово «отдохнул» осенью, единственное, что я оставил всем Долгоруким, ну а теперь и того не было, он умудрился нанять флотилию из двенадцати кораблей на тех условиях, которые были мною озвучены. Миних лично встретился с капитанами, осмотрел предполагаемые судна еще до заключения сделки и остался доволен. Что заставило самих голландцев пойти на этот шаг лично мне интересно не было, но вот уйдут они явно в мое отсутствие, так что я подстраховался, как мог. Хоть все отправляющиеся к дальним берегам и считаются преступниками, но это мои преступники, и сопровождать их будут мои моряки и солдаты. Так что торжественно вручив приказ об обязательном питье и употреблении в пищу того, что я велел закупить и на корабли загрузить, я заочно попрощался со всеми участниками экспедиции. Если не полные кретины, то не будут приказ игнорировать и выживут, чего нельзя с уверенностью сказать об голландцах.

Остальные дела были не слишком безотлагательны и их можно было отложить до лета, когда мы планировали вернуться.


Цезарь всхрапнул и пряданул ушами, а я повернулся к подъехавшему ко мне Шереметьеву. Почти все представители сопровождения были одеты в дубленки, а на женщинах красовались короткие шубки и муфты. Из-за просто аномальных холодов, которые несмотря на наступивший уже март, не собирались сдавать свои позиции, мало кто сильно привередничал, буквально окоченев к тому времени, когда наш поезд добрался до Смоленска. Там пришлось делать остановку, во время которой и приобрелась более теплая одежда. Из-за того, что мы были ограничены во времени, особой красотой и богатством наши одежды не страдали: все было предельно строго, но мне нравилось, я, как истинное дитя своего времени предпочитал элегантную простоту кричащей роскоши. Но заставлять не расшивать одежду тоннами золотых нитей и увешивать брюликами я не собирался, сам испытывая к подобному искреннее отвращение. Ну ничего, скоро через Пруссию поедем. Фридрих Вильгельм, говорят, очень большой поклонник простоты и ярый противник различных излишеств, так что он явно оценит наш облик. Или это про его сына так хорошо говорят, который будущий Фридрих Великий? Ну а те, кто по роскоши одежды судит об общем положении в обществе, живут гораздо южнее, и, когда мы подъедем к их границам, то шубы уже можно будет снять.

А ведь мы с Фридрихом-младшим почти ровесники. И это очень интересно на самом деле. Но как быть с тем, что Георг является дядей будущего Великого? Когда Фридрих планировал свалить в Англию? Вроде бы вот-вот. А что, если я ему в этом помогу? Тогда-то Фридриху Вильгельму точно удастся протащить в наследники Августа Вильгельма, который вроде бы показал себя не слишком удачливым генералом. Ладно, до Пруссии доедем, разберемся.

Я искоса посмотрел на поляков. Едут, носы задрав и посматривают на наши скромные одеяния с чувством глубочайшего презрения. И вот каким образом они собираются с нами о чем-то договариваться, если от них так и веет пренебрежением? Я покачал головой и слегка повернулся к Петьке.

— Это ты усадьбу Долгоруких выкупил? — от мороза щеки Шереметьева и так были алыми, а теперь вообще заполыхали.

— Я, — неохотно ответил он. — Ну как я сестрицу без дома-то оставлю, Петр Алексеевич? Не по-людски это, — во время поездки ко мне было строго настрого запрещено обращаться как к государю. Не у всех, правда, это получалось в полной мере, но многие искренне старались.

— Не по-людски, — я кивнул и задумчиво посмотрел в спину едущему впереди Казимиру Чарторыйскому, затем снова взглянул на Петьку. — Ты же вроде по-польски разумеешь?

— Не так чтобы отлично, но понимаю, — Шереметьев кивнул. — Ежели толмача нужно, то Трубецкого проси, он вроде по матери какой сродственник Чарторыйским приходится.

— Нет, Петруха, мне пока толмач не нужен, я же не переговоры приехал вести, — покачав головой, снова посмотрел на шляхтичей. — Я плохо понимаю, о чем они говорят, но мне показалось, что промелькнуло упоминание вскользь Георга Второго, к чему бы это?

— Да, было такое, — Петька задумался. — Вроде Карл Шестой переговоры начал с Георгом, именно как курфюрстом Ганновера, насчет брака его дочери Марии-Терезии и Фредерика, принца Уэльского.

Что?! Я едва не подавился заполнившим легкие морозным воздухом. Если этот брак состоится, то политическая ситуация в мире, уже ставшая для меня совершенно непредсказуемой, повернет на много градусов в сторону. Отдать Марию-Терезию этому ничтожеству, но тем самым укрепить свои позиции и в Священной Римской империи и вообще в мире – это Карл хорошо придумал, не спорю, но, черт возьми… И кстати, если этот брак состоится, то, скорее всего, Семилетней войне не бывать, потому что Фридрих останется практически в гордом одиночестве, а это ведет к непременному поражению. Теперь становится понятен интерес французов, а также то, что встречающих наш поезд здесь в Речи Посполитой возглавляет именно Чарторыйский, обожающий Францию и Станислава Лещинского. Хоть они все и не уважают и вообще терпеть не могут Российскую империю, но не считаться с ней не могут. Ну, Карл, вот жучара. Ведь знает же, что союз с Георгом не вписывается в наше с ним соглашение. Нет, я его понимаю, правда, понимаю, но вот так, даже не предупредив… Я так и знал, что договор белыми нитками шит, теперь предстояло в этом убедиться. Но, с другой стороны, пока Австрия с Англией будут бодаться с Пруссией, а Франция завязнет в Речи Посполитой, потому что максимум, что я смогу пообещать – это нейтралитет, Швеция не сможет найти союзников, которые бы за нее впряглись, разве что османов, которым французы, в случае моей женитьбы на Филиппе Елизавете, помогут только морально, подставив жилетку. У нас появляется шанс обойтись в неизбежной войне с Швецией и османами не такими жуткими потерями, которые всегда нас сопровождали?

Черт, мало данных, слишком много неизвестных, нужно больше констант, чтобы составить реальный прогноз. Но в этом случае нужно попробовать Фридриха выловить и довезти его до Франции, а там пускай сам до дяди добирается, хоть вплавь. А на все обвинения папаши делать большие глаза и твердить: да мы-то откуда знали? Ну прибился какой-то немчура к нам, что мы в каждом принце разбираться должны?

Я так задумался, что даже не заметил, как наша процессия въехала на территорию дворца.

Август Второй по какому-то недоразумению прозванный «Сильным» встречал Елизавету сразу за дверями королевского замка, и эти двери выходили прямиком на площадь. Ни тебе парка, ни-че-го. То ли ради нас не стали сильно напрягаться, чтобы встретить царевну где-нибудь за городом, то ли была еще какая причина, встречать нас здесь, но вряд ли эту причину нам озвучат. Лиза, Румянцев, Шереметьев и свита сопровождения вошли в двери замка с минимальной охраной, а остальные отправились за выделенным провожатым в посольский квартал, чтобы все телеги с приданым и кареты, а также людей, распределить на территории посольства Российской империи.

Внутри замка меня посетило ощущение недавнего ремонта, а заглянув в один из боковых коридоров, я увидел, что там установлены строительные леса. Но в целом внутренние помещения были довольно неплохо оформлены, хотя на мой вкус здесь было слишком много красного цвета во всех его проявлениях. Август принял нас в зале совещаний, я так понимаю, что это было единственное место во дворце, способное вместить всех желающих присутствовать на этой встрече. Понеслись слова приветствия, наши ответки – обычное регламентское словоблудие. На пожелание оставаться здесь столько, сколько царевна захочет и Лиза, и Румянцев ответили, что они бы с большой радостью, но и так опаздывают из-за вынужденной остановки. Причины остановки озвучены не были, но оно и не поляков дело, знать, почему царевна где-то задержалась.

Все это время я рассматривал уже пожилого короля, с бульдожьими щеками, маленькими бегающими глазками и обилием румян на лице. Наверное, эти румяна должны были как-то его омолодить, но лишь добавили гротескной омерзительности. Никогда не встречал настолько мерзких стариков. Он не сводил похотливого взгляда с Лизки, а королева Кристиана все время молчала и делала вид, что все в порядке. Я медленно огляделся, рассматривая окружение короля, и пытаясь понять, кто из них кто. Сейчас во мне говорила не память когда-то учившего историю парня, а скрупулезное натаскивание на дворы европейских королевств тем же Румянцевым, который во многих из этих дворов уже бывал и знал про царившие в них порядки не понаслышке. Время от времени к Румянцеву присоединялся стремительно поправляющийся Ушаков, точнее, уставший валяться в постели, когда столько дел вокруг. Иногда их оценки того или иного господина совпадали, иногда нет, но общее представление о том, что меня ждет я все же получил.

Было непонятно: нравится повышенное внимание Августа к ней Елизавете, или нет. Она сидела скромно опустив глаза, и безмятежно улыбалась. Все-таки она очень красивая, я горько усмехнулся и тут почувствовал, как зашевелились волосы где-то на затылке. Вздрогнув, принялся осторожно оглядываться по сторонам и практически сразу же наткнулся на изучающий взгляд темных карих глаз симпатичной брюнетки. Ну что же, Петька, радуйся, что сумел привлечь интерес хотя бы одной девушки в этом зале. На Шереметьева вон порядка шести фрейлин поглядывают. Ну тут просто, Шереметьев граф, а ты просто Петр Михайлов, подпоручик Семеновского полка, честь сопровождать Елизавету которому досталась. И то, что тебя вообще не на конюшню отправили, заслуга графа Шереметьева, у которого ты в фаворе оказался.

Тем временем разговоры прекратились, и гостей позвали обедать. Как не слишком почетному гостю, но и не местному шляхтичу, мое место оказалось где-то посредине длиннющего стола. Елизавету усадили по правую руку от Августа, слева сидела королева, ну и дальше пошли: Румянцев, Шереметьев и гости поскромнее.

— Вы очень интересный молодой человек, — я поднял взгляд на соседку, сидящую напротив и узнал в ней ту самую брюнетку, которая рассматривала меня в зале совещаний.

— А вы, очень хорошо говорите по-русски, пани…

— Графиня Ожельская, — и она вопросительно посмотрела на меня. Я же мысленно присвистнул. Внебрачная дочь Августа и возлюбленная Фридриха, какой интересный расклад. Я окинул ее оценивающим взглядом. А ничего так, я бы даже сказал, что графиня хороша. Ее мой откровенный взгляд отнюдь не смутил, напротив, тихо рассмеявшись, она протянула свой кубок слуге, который быстро наполнил его вином. Ах да, Румянцев упоминал, что сия дева, которая давно уже не дева, увлеченно дружит со спиртным.

— Петр Михайлов, подпоручик, — я резко наклонил голову, обозначая поклон.

— Что вы скажете на то, Петр Михайлов, если я оставлю вам два танца на предстоящей ассамблее? — графиня лукаво улыбнулась, глядя на меня поверх бокала.

— Я скажу, что это большая честь для меня, — как же тебя зовут? О, вспомнил, Анна Каролина.

— Тогда я оставляю за вами менуэт и гавот. Вы умеете танцевать гавот?

— Думаю, что у меня получится, — я улыбнулся, и принялся разглядывать рыбу у себя на тарелке. После некоторых колебаний, решился попробовать, а ничего так, вкусно. Оглядев стол, увидел блюдо с отварным картофелем и потянулся к нему.

— А правду говорят, что царь Петр постоянно ест этот овощ, тем самым увеличивая свой успех у дам? — громкий шепот справа от меня застал меня врасплох и я едва не уронил тарелку. Повернувшись к сидящему рядом господину, я осторожно спросил.

— С чего вы взяли? — говорящий также, как и графиня Ожельская неплохо владел русским и у меня не было причин думать, что просто ослышался.

— Все говорят. Более того, при многих дворах кавалеры пытаются или оспорить, или подтвердить эту байку. Все из-за картофельного бума в Москве, — господин, кажется, один из Сапег, подумав, а затем бросив быстрый взгляд в мою тарелку принялся накладывать картофель и себе.

— Какой картофельный бум, о чем вы говорите? — я обескураженно смотрел на него, понимая, что, занимаясь делами, я, похоже, снова выпустил из вида сверхактивного Юдина. Вот скотина!

— Похоже, что вы далеки от столицы, юноша, раз не знаете таких подробностей, — Сапега снисходительно улыбнулся. — Три раза в неделю москвичи получают, не бесплатно, разумеется, листы со всеми свежими сплетнями, и освещениями новейших указов, и значимых событий. Более того, сейчас уже эти листы можно за определенную плату приобрести у нашего посольства, посол с удовольствием высылает эти весьма забавные листы, и мы остаемся в курсе того, что происходит у наших соседей. Именно оттуда мы узнали такие пикантные подробности. Я скажу, что это весьма полезная задумка и его величество царя Петра стоит поблагодарить за нее.

Та-а-ак, я опустил вилку, которую держал в руке, на стол. И что я еще упустил из того, что так живо заинтересовало «соседей». Картофельный бум?

— Да, я слышала про эту удивительную историю с картофелем, — кивнула графиня Ожельская. — Говорят, что этот овощ сейчас настолько трудно найти в Москве, что царь Петр удалился в дальнее имение, потому что испытывает некой дискомфорт, лишившись привычной еды.

— Так это правда? — сосед слева решил, видимо, меня добить.

— Что именно? То, что царь Петр жалует картофель, и что его действие может подтвердить некая дама, про которую было написано в листах, или то, что он уехал из столицы, потому что не может обходиться больше без картофеля? — все трое кивнули, и я закусил губу, чтобы не заржать. Люди никогда не меняются, и если высшие чины волновала внешняя и внутренняя политика, то народ попроще со смаком обсасывал новости про связанные с картошкой размеры члена и выносливости у русского царя, а также то, что тот подсел на картошечку, как на наркоту.

— Вы же приближенный графа Шереметьева, фаворита царя Петра, неужели вы действительно ничего не знаете?

— Отчего же не знаю, конечно же, знаю, — я внезапно поймал кураж. Двор Августа славился своей распущенностью в крайней степени, неудивительно почему их такие вещи привлекают. Подцепив вилкой картошку, я отправил ее в рот, тщательно прожевал и только после того, как сглотнул, продолжил. — Все, о чем вы говорите, истинная правда. И мы все, глядючи на государя, стараемся употреблять сей овощ в достаточном количестве, чтобы не пришлось краснеть перед дамами. Я вот, например, ежедневно его употребляю, — произнеся последнюю фразу, я весьма откровенно посмотрел на графиню Ожельскую, и медленно поднес ко рту еще один кусок картохи. Она слегка покраснела и одним глотком допила вино, тут же протянув руку с бокалом слуге за добавкой. Похоже, мне сегодня предстоит на деле доказывать полезность картофеля. Интересно, а как отреагирует Фридрих, когда узнает, что мы с ним почти родственники, потому что в наших постелях побывает одна и та же женщина? Не испортятся ли наши отношения? Хотя, с графиней будет спать Петр Михайлов, а император Петр сейчас нервишки, связанные с тем, что картошка закончилась, лечит, так что тут возможны варианты. Ну и еще, надо поручить Петьке достать все новые выпуски юдинских газет, чтобы хотя бы представление иметь о том, что этот журналюга доморощенный в них про меня накатал, и что сейчас смакуют в салонах Европы. А также разузнать, кто и на какие языки газету переводить удумал, и кто переводы эти печатает.


Глава 15

С графиней у меня не получилось ничего. Нет, я виноват в этом не был, просто она слегка перебрала спиртного, и когда мы добрались до ее спальни, она упала на кровать и стала напоминать мне бревно, причем бревно, пропитанное насквозь алкогольными парами. Я и сам не сказать, что очень трезв был, но внезапно мне стало не до любовных утех. Тем более, что, нагнувшись над ней, я ощутил запах тяжелых духов, которые смешавшись с другими не слишком приятными запахами внезапно вызвали протест. А ведь я специально пил больше, чем обычно, потому что подозревал подобную реакцию собственного тела. Постояв над пьяно улыбающейся во сне молодой женщиной, я помотал головой и тихонько направился к выходу из комнаты. Нет, если бы она не отрубилась, то при известной доле сноровки, возможно, все бы и получилось, тем более, что графиня не девочка, и можно было бы обойтись и без предварительных ласк, как бы цинично это ни звучало. Она была всего лишь незаконнорожденной дочерью Августа, одной из многих, кстати говоря, поэтому никакой охраны при ней не было, и никто не знал, что в ее комнату мы вошли вместе. Догадывались, конечно, как тут не догадаться, если мы уходили из бальной залы вместе, при этом графиня смеялась и висела на моей руке.

Нетрудно было догадаться, что при таком наплевательстве со стороны папаши, графиня Ожельская не зря искала покровительства кронпринца Пруссии, и даже тайком ездила к нему в Берлин. И не хватился же ее никто. Такие вот веселые нравы царили при этом польском дворе.

А еще мне интересно, для кого все-таки меня так сильно хранит провидение? Я же с такими раскладами скоро узду не смогу в руки взять из-за кровавых мозолей. Прыснув над собственными мыслями, я, покачиваясь, побрел к выходу из комнаты. По дороге зацепился за стул и растянулся на полу, благо покрытому пушистым ковром, так что обошлось без сильного грохота. Лежа на животе, я собирался с силами, чтобы подняться, но тут меня привлек тусклый блеск из-под ножки секретера, которая находилась сейчас прямо у меня перед глазами, и до того, как я сумел сосредоточить на ней взгляд, сильно качалась из стороны в сторону. Любопытство сгубило не только кучу кошек, но и меня однажды оно не пощадит, я просто в этом уверен, говорил я сам себе протягивая руку к привлекшему мое внимание блеснувшему предмету. Это оказался небольшой серебряный ключик. Кто прячет ключи под ножками секретеров? Только тот, кто не хочет таскать их с собой, и хочет постоянно помнить, где он находится. И логично предположить, что этот ключ прекрасно подойдет к одному из ящиков секретера.

Хмель сразу же начала выветриваться из головы, когда я поднялся и принялся осматривать многочисленные ящики этого сооружения, которое практически все из тех самых ящиков состояло, периодически поглядывая на спящую графиню. Думать тут было не о чем, во всех ящиках, кроме одного, ключи были вставлены в замки. Это было глупым решением. Следовало и этот ключ оставить на своем месте, тогда на фоне всех остальных ящиков этот не выделялся бы, а потенциальному вору пришлось бы повозиться, прежде чем проверить каждый, дабы найти нужный. Учитывая же количество этих самых ящиков, для того, кто не знает, что и где находится, нужен был как минимум час, чтобы все как следует осмотреть, а у воров обычно в распоряжении гораздо меньше времени. Но графиня слишком умной мне не показалась, так что то, что это ее решение так сильно облегчившее мне жизнь, вместо того, чтобы ее осложнить, было все-таки довольно закономерно.

— Вместо того, чтобы любовью заниматься, ты по чужим столам шаришь, поздравляю, Петр Алексеевич, ты истинный извращенец, — тихонько пробормотав это напутствие, я открыл пресловутый ящик и, заглянув внутрь, увидел то, что и хотел увидеть – аккуратно свернутые бумаги со взломанными печатями, похожие на письма. Брать или не брать? Вот в чем вопрос. Еще раз оглянувшись на Анну Каролину, я вытащил одно письмо наугад и повертел его в руках. Письмо было без обозначения адресата, скорее всего, доставлено курьером, или отданное лично в руки графине Ожельской. Открыв его, я поднес поближе к свече и принялся читать. Написано оно было на немецком, что уже вызывало определенные подозрения.

Пару раз графиня повернулась и весьма не эстетично всхрапнула, тогда я замирал, чувствуя как бешено колотится сердце, боясь, чтобы меня не застали врасплох, потому что объяснить подобное было бы сложновато. Прочитав письмо до конца, я задумался, а затем выгреб все, что было в секретере и выбрал письма, их было всего три, запечатанные подобным образом. Остальные принадлежали, вероятно, многочисленным любовникам графини и их содержимое вызывало у меня тошнотные спазмы, настолько они были фальшивы и от них просто несло пороком. Только одно из них резко отличалось от остальных, оно не было подписано, но и стихи были хороши, и чувствовалась искренняя влюбленность автора. Письмо тоже было написано на немецком, и я даже догадываюсь, чьему перу оно могло принадлежать. А может это и хорошо, что у нас с ней ничего не получилось, а то еще какую болезнь подхватил бы, учитывая количество весьма откровенных опусов.

Быстро запихав остальные письма на место, я спрятал те, что отобрал за пазуху, закрыл секретер и сунул ключ на место под ножку. Проведя по сюртуку, проверяя, чтобы ничего нигде не торчало, я внезапно напомнил самому себе де Брильи в известном фильме, который всю дорогу носился с бумагами Бестужева для французского правительства. Ассоциация была настолько сильной, что мне пришлось прикусить костяшку указательного пальца, чтобы не заржать.

Еще раз посмотрев на спящую графиню, я подхватил канделябр и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Мне было, о чем подумать. Те письма, которые сейчас лежали у меня за пазухой были адресованы графине не кем иным, как Фридрихом Вильгельмом, отцом Карла Фридриха, кронпринца Пруссии. В этих письмах он всячески поощрял связь между сыном и графиней, и даже призывал ее действовать более упорно, погружая нелюбимого сына в пучину развращенности. Также в том письме, которое я мельком просмотрел, Фридрих Вильгельм высказывает опасения по поводу того, что Австрия все более и более отдаляется в сторону Англии. Видимо, Карл решил таким образом упрочить свое пошатнувшееся положение, потому что роль императора в Священной Римской империи все больше и больше напоминала синекуру. И в этом своем стремлении он не брезговал ничем, даже пригласил в качестве учителя для Марии Терезии Бенгеля, после рождения сына. Неокрепший разум девочки-подростка очень гибок, а лютеране могут быть крайне убедительны. Тем более, что опыт сосуществования с католиками у них имелся и довольно неплохой. Высказавшись, король Пруссии требовал от графини усилить влияние на отца, чтобы тот хотя бы разузнал к чему все скатывается.

Для меня же эти наметки значили лишь то, что Карл всерьез решил выдать дочь за Фредерика. Лично я считаю эту партию не слишком разумной, но лишь в разрезе самой принцессы. Все-таки артист Фредерик, если судить по донесениям Бестужева, тот еще. Да и для меня этот вариант просто отвратителен: тандем Австрия –– Великобритания доставил в другой, известной мне истории, так много геморроя, что и не вышепчешь. Но этот тандем вредит прежде всего Франции, да и Пруссии, чего уж там. Поэтому Франция хочет вернуть в Польше трон Лещинскому и породниться так срочно с такой темной лошадкой, как я, дабы получить поддержку в случае чего.

Могу ли я как-то использовать эти письма? Пока не знаю. Но графиня не простой финтифлюшкой оказалась, и подозрения Румянцева в том, что она причастна к шпионажу, только что нашли свои подтверждения.

Так, вроде бы вот эта дверь – вход в комнату Шереметьева. Толкнув дверь, и убедившись, что она закрыта, я несколько раз стукнул в нее. Открылась дверь не сразу. Заспанный денщик высунул недовольную рожу, но, увидев меня, тут же распахнул ее передо мной, давая беспрепятственно пройти.

Петька не спал. Он сидел в кресле и с мрачным видом смотрел в окно.

— Ну, и что случилось? — я сел в другое кресло, глядя на друга, который щелкал пальцами, и сжимал зубы так, что я даже слышал, как они скрипят.

— А у тебя тоже ничего не получилось, государь? — он с такой яростью посмотрел на меня, что я невольно отшатнулся.

— Что? Я не понимаю тебя, — я даже опустил то, что Петька чуть ли не орал на меня, превратившись в слух.

— Вот и я не понимаю, — он вздохнул, и протер лицо руками. — Ты со своим дурацким указом, за неисполнение оного меня однажды едва не выпороли эти михайловские мордовороты, играете со мной сейчас злую шутку.

— Какую? — я честно пытался понять после изрядного излияния посреди ночи в чем я виноват перед Шереметьевым и при чем здесь мой указ.

— Знаешь, Петр Алексеевич, какой сейчас самый модный запах в салонах Москвы и на ассамблеях? — я покачал головой. Откуда? Я был занят так, что спал урывками. Это вот Петька может по ассамблеям шляться, а я старался все успеть закончить перед поездкой из насущных проблем.

— Фиалка. Едва заметный, летучий как летний ветерок. Этот запах мыло издает, которое специально для дам сделал Эйлер, поддавшись их стенаниям и ненадолго оторвавшись от того спора, который ты с учеными мужами затеял.

— А что, Эйлер тоже решил поучаствовать? — я хмыкнул.

— А то, в Академии наук вообще, похоже, только Шумахер остался кунцкамеру сторожить. Ты, Петр Алексеевич, давно-то мастерскую, что при мануфактуре поставить велел, навещал?

— Давно, — я вздохнул. — Времени у меня на все не хватает. Я Сенат-то пинками собрал, прямо перед отъездом. Распущу я этих дармоедов, вот помяни мое слово. Создам вместо коллегий, ну, например, министерства, наделю министров полномочиями в их сфере деятельности и буду каждое утро кабинет собирать, да возникшие вопросы в рабочем порядке решать, ну и отчеты по проделанной работе принимать. Так оно, похоже, лучше будет и эффективней.

— А и создай, — махнул рукой Петька. — А то я во всех этих коллегиях до сих пор путаюсь. А так, будет министерство дорог – коротко и понятно, чем они там занимаются. Или министерство общевойсковое. Тоже все понятно, и не ломаешь голову с кого спросить, ежели портянками не все войска обеспечены в полном объеме. А внутри себя, они пущай как хотят делятся, как им угодно. Количество только ограничь различных кабинетов, и то дело будет. А вот мастерская или лаборатория, или что ты там создать хотел, теперича занимает целое подворье. И мануфактура разрослась так, что и вслух подумать страшно. Они же два соседних дома с подворьями выкупили, да забором обнесли. А еще у Радищева дворника вытребовали и кобелей держат злющих, говорят, чтоб иноземцы чего не сперли, а то уже вертятся вокруг аки вороны над кладбищем.

— Министерство путей и сообщений, — пробормотал я, разглядывая Петьку, словно только что впервые увидел. — Целого министерства на одни дороги – жирно слишком будет. Я тут вообще все пытаюсь в голове держать, так что… Надо же, как я от жизни-то отстал. Ну а как мужи ученые поживают, есть ли у них успехи? — вообще я надеялся, что успехи будут, иначе, зачем все вообще начинать?

— С движителем паровым, пока на месте топчутся, зато какой-то пресс сделали, сейчас испытывают, да какой-то ток получили, дюже Бернулли матерился, когда руку, зашибленную этим самым током, потирал, — прекрасные новости, просто прекрасные. А как по-другому, если все предпосылки уже были, только руку протяни и сорви. А тут крупнейшие умы вместе собрались, конечно, по дороге к достижению основной цели они кучу всего полезного изобретут, просто походя. Ну да экспериментальные лаборатории для того и создавались в мое время.

— Еще Эйлер с Бернулли полаялся, в чем-то не сошлись они, и сказал, что быстрее шар огромный, способный тяжести тягать в небо запустит, чем у Бернулли его расчет сойдется, потому как тот совсем убогий и не слушает хороших советов. И ведь пошел шар лепить. У цинцев весь шелк скупил, коий те на взятки привезли, да невостребованным оказался.

— Ну, раз ты ученых наших мужей курировать взялся, то тебя и назначу ответственным куратором. Они люди увлекающиеся дюже, за ними контроль должен быть, особливо за финансами, — если Эйлеру, закусившемуся с Бернулли, удастся реализовать воздушный шар… Перспектива очень недурная вырисовывается.

— Э-э-э… — только и сумел выдавить из себя Петька. А как ты хотел? Инициатива наказуема и беспощадна.

— А что у тебя не вышло-то? — я посмотрел с любопытством как на Петькином лице заиграли желваки.

— Да перед дамой едва не опозорился, — Петька снова протер руками лицо. — Уже привык, понимаешь, когда от девицы тонкий запах фиалок на ветру идет. А тут, как до дела дошло, как я ощутил эту жуткую смесь потов да духов восточных, так меня на фрейлину эту едва ли не вырвало. Хорошо еще, что Васька рядом был, быстро сориентировался да увел меня, якобы по делам неотложным. Это просто чудо, что я в коридорах начал активность проявлять, да и дамочка ох и горяча, но вот такой конфуз… И что делать, Петр Алексеевич?

— До дому терпеть, Петька, — я хмыкнул и ничего не добавил. Ну а что тут можно добавить, ежели со мной почти тот же конфуз едва не случился. Не такого я эффекта от своего указа ждал, ну что теперь поделать, коль так получилось?

— Я вот все думаю, как ты Волынского сумел убедить коней великих статей для всех конных сопровождающих выделить? — Петька не выдержал и расхохотался, а потом резко сменил тему. — Я думал, что его удар хватит, когда ты приказ выкатил.

— Да, пришлось, — я протер шею. — Во-первых, это ваше вознаграждение за миссию, ну, а, во-вторых, я не мог Цезаря дома оставить, а он слишком на фоне ваших кляч выделялся. Ну и иноземцам надо же пыль в глаза пустить, а хорошие кони – это всегда хорошие кони. У Волынского же кони такие, что и дарить королям не стыдно. Пришлось, правда, раскошелиться и отдать ему полностью Конюший приказ, да указ о создании завода на его конюшнях выпустить, с половинным содержанием за счет казны. Зато он мне пообещал драгун полностью обеспечить, и тяжеловозов для артиллеристов улучшить.

— М-да, щедр ты, государь, без меры, кони на которых едем – вознаграждение за посольство свадебное, — Петька снова хохотнул. Я же насупился. Да, я не слишком уж балую своих ближников, и не собираюсь этого делать, но мне пока на идейных везет. Хотя систему наград надо все-таки придумать, а то нехорошо как-то получается.

— Этих коней можно на племя пустить и неплохие заводы организовать, а ты говоришь, что не щедр я с вами, и, вообще, а как же чувство гордости за хорошо проделанную работу? — теперь мы прыснули вместе. — Ты нашел газетные листы?

— Вот, в общем-то, ничего особенного, как поручил ты Репнину за Юдиным глаз да глаз держать, вроде срамоту больше про тебя не пишет. И вообще, штиль сдержаннее стал, это точно. Про переводчиков узнать не получилось, а перепечатывают листы, не поверишь, Петр Алексеевич, в Пруссии. Туда доставляют почтовыми курьерами юдинские поделки, и уже оттуда на разных языках оне разлетаются по всей Европе. Да еще и с добавками про своих.

— Ко мне Козловский приходил, просил разрешения на строительство большого бумажного завода под Москвой, грозится, что выйдет на небывалый уровень производства бумаги, — я смотрел на огонь в камине, чувствуя, что начинаю засыпать. — В том числе и газетную бумагу обещал делать. Я разрешил, даже от налогов избавил, но часть бумаги на нужды государевы должны будут уходить по заниженным ценам, в том числе и для Юдина. Он все еще мечется по Москве, для своей придумки в виде книжного и газетного дома ищет здание?

— Ищет, и даже про станки уже печатные успел с кем-то договориться. И таких же наглых и сующих нос во все дела молодцов начал подбирать, — Петька покачал головой.

— Молодец, правда, напомни мне, чтобы я намордник у какого собачника приобрел, коий на Юдина надевать время от времени буду. Но молодец, что уж тут сказать. Так развернуться за такой короткий срок. Вот что значит, человек нашел свое призвание в жизни, — я потянулся. — Ладно, пойду-ка вздремну чуток, чтобы завтра поутру из седла не выпасть. А ты задумайся насчет конного завода, Петя, задумайся. Скоро через Пруссию поедем, там славных кобылок сможешь приобрести под стать твоему Грому. В Пруссии-то мы задержимся ненадолго, отдых коням дать не мешало бы, да и осмотримся потихоньку.

Под тихий бубнеж Петьки о несправедливости жизни я, посмеиваясь, вышел из его комнаты и направился к себе.

Когда я подошел ближе, то увидел, как из-под двери пробивается неяркий свет. Дверь запиралась только изнутри и, чисто теоретически попасть в нее мог каждый.

Рука сама легла на рукоять кинжала, который я вытащил, зажав обратным хватом, чтобы сразу в глаза не бросался, поднял повыше канделябр и лишь потом резко распахнул дверь, возле которой замер, остолбенев.

За столом сидела Лиза, перед ней были расставлены различные блюда, в которых я узнал те, что она везла с собой в качестве приданого. На блюдах лежала еда, в основном холодные копчености, которые мы взяли с собой, чтобы перекусить по дороге.

— Какого черта ты здесь делаешь? — прошипел я, убирая кинжал в ножны, и поднимая канделябр повыше, чтобы осветить всю комнату.

— Петруша? А что ты здесь делаешь? — Лизка удивленно взглянула на меня, словно это я, внезапно перепутав комнаты, собираюсь к ней вломиться. — Я думала, ты приятно проводишь время с той… хм, графиней, с которой ты так ловко отплясывал на ассамблеи.

— А ты что же ревновать удумала? — я вошел в комнату, пинком закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной, разглядывая тетушку. Она была в простом «домашнем» платье, простоволосая и явно готовилась ко сну.

— Если только немного, — она слабо улыбнулась. — Но я думала, что ты заночуешь в другом месте, и отправила Ксану за горячей водой, дабы совершить омовение перед сном, поэтому дверь не заперта была.

— Так, поправь меня, если я тебя неправильно понял, — сильно растягивая слова, проговорил я. — Это моя комната? — она кивнула. — Она была мне выделена, и здесь даже мои вещи лежат, в коих я спать собирался ложиться, все правильно? — Лиза снова кивнула. — Тогда ответь уже на вопрос, что ты здесь делаешь?!

— Я есть хочу, — Елизавета насупилась, а затем снова посмотрела на стоящие перед ней блюда, выбрала куриную ножку и принялась ее обгрызать. — На меня весь обед смотрел этот старый козел Август. Мне даже показалось, что еще немного, и он попробует меня облапить. У меня кусок в горле застревал, и я почти ничего за столом не съела. Да и комнаты мне выделили совсем недалеко от королевских покоев. Вот я и подумала, глядючи, как ты с графиней этой едва не в обнимку уходишь, что твоя комната будет сегодня свободна. Расположена она далеко от апартаментов высокой знати, и ежели я в нее проскользну незаметно, то вполне смогу спокойно остаток ночи до подъема проспать. А попробуй Август в мою опочивальню ломиться, да не найдя никого, сразу подумает, что я сладко провожу время с кем-то из сопровождения.

В это время дверь толкнули, и я вынужден был отойти в сторону, чтобы дать возможность личной служанке Елизаветы просочиться с ведром горячей воды в комнату.

— А вот это тебе зачем? — я указал на ведро.

— А это ты во всем виноват! — Лиза ткнула в меня пальцем. — Со своим дурацким указом! Мало того, что я вынуждена была все свои духи выкинуть, так еще и платья теперь женщины вынуждены шить из более легких материалов, а самые смелые уже и от фижм отказываться начали, чтобы платья чистить было удобнее, и выглаживать. А все твои нюхачи, что указом возле каждого дома трясут. Но и этого мало, теперь, я привыкла к омовениям, при-вы-кла! И теперь мне дурно становится, ежели я их пропускаю, мне даже Михайлов с плетью снится в такие ночи.

— Ну у тебя и фантазии, — пробормотал я. — Это вертеп какой-то. Я всего лишь хотел вас всех уберечь от ядов, которыми так удачно научились пользоваться, а теперь я во всем виноват оказался. У одного не стоит, и тошнит от местных барышень, второй фантазии срамные с Михайловым в заглавной роли спать не дают, а виноват в этом я. Просто отлично, — и я вышел, хлопнув дверью так, что Ксана вздрогнула, и едва воду не пролила, которую наливала в это время в таз.

Постояв посреди коридора, я поплелся обратно к Шереметьеву, комнаты которого находились как раз в тех самых уголках дворца, выделенных для знати. Практически во всех нишах, мимо которых я проходил, слышалась какая-то возня. Дворец, похоже, спать не собирался и предавался повальному греху. Если честно, то мне самому захотелось вымыться после всего увиденного и услышанного.

На мой стук в дверь снова выглянул Петькин денщик. Посторонившись, он дал мне пройти, после чего закрыл дверь, заперев ее, и побрел на свою кровать, которая была поставлена в гардеробной. Петька уже лежал в постели, но еще не спал. Раздеваться я полностью не стал, лишь стянул камзол, сапоги и снял перевязь. Оставшись в одной сорочке и штанах, я грубо ткнул удивленно смотрящего на меня Шереметьева в бок.

— Подвинься, — после этого завалился поверх одеяла и практически сразу уснул, и мне в этот момент было наплевать, кто и что может обо мне в этот момент подумать.


Глава 16

От замка Гогенцоллернов я вышел на Унтер ден Линден и огляделся по сторонам. Неподалеку от места, где мы сейчас стояли, раскинулся огромный парк, но мне он был в данный момент неинтересен. Если информация, которую раздобыл Петька верна, то нужно пройти по улице вдоль Цойгхауза и свернуть во второй поворот. Маленькая улочка, которой даже названия еще не придумали, должна закончиться тупиком, и вот тот дом, который этот тупик образует, нам и нужен. На схеме была схематически показана дверь, значит вход в здание расположен со стороны тупика.

— Государь, разумно ли ночью ходить по городу? А коли на лихих людей нарвемся? Ежели их много будет, то я не смогу защитить тебя, — гвардейцу моей личной охраны, сопровождающему меня в этой поездке, было явно не по себе. Он вовсе не жаждал авантюрных вылазок, и, вероятно, с ужасом представлял себе ситуацию, в которой в ходе уличной стычки я случайно погибаю, а он почему-то нет. В этом случае ему нужно будет или в бега подаваться, или руки на себя накладывать – все будет безболезненнее.

— Не пори чушь, Михайло, — на улице было темно, фонарей, освещавших Берлин еще не было предусмотрено, во всяком случае здесь, где еще совсем недавно шло большое строительство большого арсенала для нужд огромной армии. — Какие лихие люди могу быть возле Цойгхауза? Ай, зараза, — я с остервенением тряхнул ногой. Теперь я прекрасно понимаю, почему европейцы все остальным видам обуви отдавали предпочтение именно ботфортам. Во всяком случае то дерьмо, в которое я только что наступил, с малой долей вероятности внутрь сапога попадет.

Весна как-то слишком уж неожиданно заявила о себе, застав нас всех врасплох. Как только мы пересекли границу Речи Посполитой, так сразу же на нас обрушилось яркое солнце, заставившее вылезти из шуб и мехов. И все бы ничего, но в то время, как мы подъехали к границам Пруссии, начали падать дороги. Кто сказал, что в Европах были хорошие дороги? Я лично хочу посмотреть этому проходимцу в глаза. Хорошо еще, что тракт окончательно превратился в практически непроходимое грязевое болото, когда мы уже подъезжали к Берлину, но та пара оставшихся миль, запомнилась мне надолго. Кареты и телеги толкали все вместе, я тоже не остался в стороне. Самое поганое наступало в тот момент, когда колеса кареты вроде бы начали выбираться на твердое покрытие, лошади, почувствовав облегчение, рвались вперед и ты со всего размаху летишь прямо мордой в самую грязную и вонючую лужу, потому что карета – это единственное, что тебя держало в вертикальном положении.

В очередной раз выползя из грязи, сплевывая ее и зло отмахиваясь от бросившихся помогать подняться гвардейцев, я поклялся себе, что приму дороги, которые начнет вести Брюс-младший, только если смогу нормально и без подобных выкрутасов проехать, например, от Москвы до Новгорода. Все-таки мы сошлись на том, чтобы он под присмотром дяди сначала потренировался на дорогах до Урала, прежде чем отправится Сибирь осваивать.

Так что нечего удивляться, что по прибытию в Берлин нам даром не нужны были все торжественные ассамблеи, потому что мы неделю только отмывались и чистили извазюканные вещи. И лишь спустя неделю, наконец-то начали понемногу показываться при дворе Фридриха Вильгельма. Разместили нас во дворце кронпринца, но самого Фридриха мы практически не видели, он постоянно где-то пропадал, так что дворец был почти весь в нашем полном распоряжение. О дальнейшем передвижении не могло быть и речи еще пару недель как минимум, пока дороги не станут более-менее проходимы.

Фридрих Вильгельм быстро взял в оборот Румянцева и Шереметьева, Петька уже на стены пытался лезть, потому что ничего полезного от короля добиться было невозможно. Большую часть времени тот посвящал самолюбованию и демонстрации своей новой, такой замечательной армии, для которой вон, даже арсенал выстроили недалеко от дворца.

Елизавета откровенно скучала, прусский двор – это не польский вертеп, здесь женщинам отводилось больше декоративное место. Больших свобод дамы не имели, и вынуждены были ждать, пока занятые делами кавалеры обратят на них внимание. Не удивлюсь, если узнаю, что знаменитое «Киндер, кюхен, кирхен» зародилось именно здесь и именно в это время.

Ко всему прочему Фридрих Вильгельм оказался весьма скуп. Уже через несколько дней стало ясно, что тратиться ради русской царевны, устраивая ей различные увеселения, он не собирался.

Тем не менее, в качестве места для отдыха Берлин нам подходил, если бы не одно «но». Пруссия была все той же Европой, а это значило, что мылись здесь не так чтобы часто. Вообще-то это происходило только по назначению врачей, вероятно в тот самый миг, когда лекаря начинало рвать от стоящего перед ним больного. В первую же ночь меня искусали клопы. И не только меня. Лизка весь следующий день провела в слезах, показывая мне следы укусов. Хорошо еще, что тело не демонстрировала – только руки. Также она жаловалась на то, что на кровати, стоящей у нее в апартаментах спать невозможно из-за мешающей ей штуковины, расположенной в районе изголовья. Когда я увидел это производство столярного искусства, то долго ходил вокруг и морщил лоб в надежде понять, что это за вещь, и для чего ее сюда поставили. Вроде у поляков ничего подобного не было. Но поляки уже не совсем европейцами считались, еще не такими варварами, как мы, но и не совсем белая кость. Поэтому у них так причудливо переплелись традиции: и «наши», и «ваши». Может быть, поэтому они такие неуравновешенные? Их же бедных просто штормит от востока к западу, а золотой середины полякам никто никогда не подсказал.

В общем, в женской спальне кумира одного невысокого немца с забавными усиками, родившегося триста лет вперед, на кровати стояла какая-то хреномуть, предназначение которой даже я, вполне успешный физик, определить так и не сумел. Тогда я просто высунулся в коридор, схватил первую проходящую мимо служанку и втащил ее в комнату Лизы. Девчонка заверещала и начала отбиваться. Видимо думала, что меня ее сомнительные прелести привлекли, и я решил среди бела дня удовлетворить естество. Ага, в комнате царевны, которую мы сейчас выставим ненадолго, пускай в коридорчике погуляет. Решительно встряхнув девчонку за плечи, я ткнул пальцем в штуковину в изголовье и рявкнул.

— Что это такое? — она замерла, потом недоверчиво посмотрела на меня, но хоть верещать перестала. Увидев же царевну, она попыталась сделать книксен, но я снова ее встряхнул, заставляя посмотреть на себя. — Отвечай, что это за штука!

Немецкий язык удивительно подходит для того, чтобы отдавать команды. Моргнув, служаночка принялась быстро говорить. Елизавета морщила лоб, но так как немецкого она не знала, пришлось ей ждать, пока я переведу. Выслушав ответ, я почесал висок и повернулся к Елизавете, с трудом сдерживая смех. Ну вот никогда бы сам до такого не додумался.

— Вот это предназначено для того, чтобы женщина, ложась спать, укладывала на нее свою сложную прическу. Тогда эта прическа не мялась, и сохраняла укладку. И она спрашивает, ты не хочешь, чтоб тебе волосы уложили?

— Что? Нет-нет, я прекрасно помощью Ксаны обхожусь. И вообще, я боюсь, Петруша, — она понизила голос. — Я видела, как по чепцу одной из служанок, что мне ванную наполняли, пробежала вша. Давай уедем отсюда, Петруша, я очень тебя прошу.

— Мы не сможем уехать, а свой шар, на котором можно улететь, Эйлер еще не построил. Что касается вшей… Ну, они верят, что вши – это «божьи жемчужины», или что-то в этом роде, — я с философским видом почесал руку, чувствуя, что еще немного и начну чесать голову, как только Лиза упомянула вшей. — Но вот нашу одежду, которую мы здесь носим, я предлагаю оставить местным слугам. Они так за нами хорошо ухаживают, что их обязательно надо вознаградить.

— Петруша, ты грозился выкупить у меня мой дворец, что мне мать оставила, — Лиза очень аккуратно обошла кровать и встала передо мной. — Так вот, я продам его тебе. Прямо сейчас. Можешь приготовить бумаги. И все деньги, которые я могла бы получить, ты используешь на то, чтобы соорудить в Москве мыловарню, в которой мыло будет производиться разное, и чтобы оно было так дешево, что даже крестьяне могли себе его позволить. Это же кошмар какой-то. Нет, мы не мылись так, как ты заставил нас это делать часто, но клопов и вшей у нас не было!

Буквально через час часть сундуков вернулась на телеги, которые прекрасно себя чувствовали на конюшне. Я же, бесстыдно воспользовавшись положением, точнее моим объявленным положением младшего помощника главного в отряде, перебрался на ту же конюшню. Пусть это будет колючее сено, зато в нем не живут клопы и его не очень уважают вши. А одежду я все равно здесь оставлю. Лиза же и поносящий весь белый свет Шереметьев вынуждены были остаться в замке. Румянцев не впервые гостил при европейских домах, поэтому относился к подобным неудобствам философски.

Но Лизка пускай привыкает. Или она думает, что во Франции ее ждет что-то лучшее? Да там Людовик, который Четырнадцатый всего два раза в жизни мылся по настоянию врачей, и ему не понравилось. Делать было особо нечего. Все, что можно было подсмотреть в Берлине, я подсмотрел, но тут процветал культ армии, поэтому мне было не слишком интересно, тем более, что я не собирался копировать армию Фридриха Вильгельма. Как показала практика на примере другого Петра, который еще и Ульрих и который никогда не станет русским императором, прусская модель нам не подходит. Почему? А черт его знает. Просто не подходит и все тут.

Дни шли, а возможности как-то пересечься с кронпринцем мне все не предоставлялось. Он вообще не жил дома, даже не ночевал. Пока Шереметьев искал для меня типографию, я бесцельно слонялся по Берлину в сопровождении одного гвардейца, чтобы не привлекать внимания, ну гуляют два приятеля из сопровождения русской царевны, что с них взять?

Сегодня днем я забрел на раскинувшийся посреди площади рынок. Бродя по рядам, я рассматривал предложенные товары. В лавке одного итальянца я увидел диковинку, в которую сразу же вцепился как тот клоп в нежную Лизкину кожу: я увидел самую настоящую зубную пасту в банке с притертой крышкой. Купив сразу несколько банок, я решил сначала отдать их кому-нибудь из своих химиков, чтобы они мне состав хотя бы приблизительно выявили. Если там все безопасно, то намешать саму пасту времени много не займет. Так глядишь мы и зубки чистить научимся.

Весна все больше и больше захватывала власть. Было так жарко, что я даже расстегнул несколько пуговиц на мундире. Мне на глаза попалась лавка ювелира. Заходил я в полутемное помещение с вполне определенной целью. Немного рискованной, но весна как-то странно действовала на мозги: хотелось похулиганить просто до одури. Приобретя то, что хотел, заметил, что сопровождающий меня гвардеец смотрел недоуменно, не совсем понимая, зачем мне эти штуковины, я уже двинулся было на выход, когда до меня наконец-то дошло – рынок, больше похожий на ярмарку? Повернувшись к хозяину лавки, я задал интересующий меня вопрос:

— А как вы сюда добрались?

— Так уже можно проехать, господин, — любезно ответил хозяин. — Мы немного переждали близ Вены и без задержек успели сюда приехать.

— Надо же, какие интересные новости, — я оскалился и вышел из лавки, быстрым шагом направляясь во дворец.

Там я застал Шереметьева в покоях скучающей Елизаветы. Он попросту сбежал от короля и слушавшего его тошнотворные излияния Румянцева.

— О чем вы так долго болтали все это время с его величеством? — я бросил подарки на стол, даже забыв про то, что собирался преподнести их в торжественной обстановке.

— Да ни о чем, — раздраженно ответил Шереметьев, которому тоже до смерти надоело сидеть в этом клоповнике. — О муштре на плацу, и о том, что его сыновья с пяти лет мундиры носят.

— А что говорят о нашем отъезде? — я сжал и разжал кулаки. За каким-то хреном Фридриху Вильгельму было нужно, чтобы мы сидели безвылазно во дворце, который даже не королевский, а принадлежащий кронпринцу.

— Говорят, что еще пару недель нужно подождать, — Елизавета подошла к столу, с любопытством разглядывая брошенные на него предметы.

— У меня другие сведения, — я пытался понять суть интриги, но у меня ничего не получалось. Для чего нужно, чтобы мы тут торчали? — Собирайтесь, послезавтра мы уезжаем.

— Слава Богу, — Шереметьев истово перекрестился и упал в кресло. — А адрес типографии тебе, Петр Алексеевич, уже не нужен?

— Еще как нужен, но ради него я сидеть здесь не собираюсь, — Петька без лишних слов протянул мне кусок бумаги, на которой был даже не адрес был написан, а подробная схема нарисована, как попасть в искомое место. — Все-таки странно, ни одной ассамблеи, ничего. Или это из-за нас такое затишье?

— Хм, — Петька глубокомысленно хмыкнул и замолчал. Я принялся буравить его пристальным взглядом, и он вскоре не выдержал и, покосившись на Елизавету, тихо проговорил. — Тут такое дело… В общем, его величество намедни орал так, что даже я слышал, хоть и в соседней комнате находился. Меня недалеко от принца Фридриха поселили, ежели что. Я так понял, что отец с сыном дюже лаются. Король даже в запале вскрикнул, что никогда не думал, будто его сын и наследник станет таким жеманным… он его содомитом назвал. Сказал, что стыдно такое порождение гостям показывать. Я так понял, что Фридриху запрещено с нами встречаться, поэтому-то мы его и не видим почти никогда. А еще его величество кричал, чтобы этого… фон Катте духа не было поблизости от Фридриха. И что они оба очень сильно пожалеют, ежели не прекратят. Но я не понял, что они должны прекратить. Неужели это правда, насчет Фридриха?

— Думаю, что в запале отец его так назвал, — я задумчиво провел пальцем по губам. Фон Катте, имя знакомое. Это не тот ли друг Фридриха, которого Фридрих Вильгельм убил на глазах у сына? Так может быть король пытается нас удержать вовсе не по политическим мотивам, тем более, что именно этот король, вроде бы помешанный на армии, практически не воевал. Может быть, мы нужны ему в качестве свидетелей? — Когда люди ссорятся, чего только не наговорят друг другу. А вот от тебя, Петька, я, если честно, не ожидал, что ты по стопам Андрея Ивановича решишь пойти и начнешь подслушивать.

— Да они просто кричали шибко, а я как раз мимо проходил…

— А потом развернулся и опять мимо прошел, — я усмехнулся, глядя на порозовевшие скулы друга. Шереметьев не ответил, лишь выпрямился в кресле, гордо задрав подбородок.

Был ли Фридрих на самом деле связан с мужчинами любовными связями? Историки моего времени до сих пор спорят об этом. Доподлинно известно только то, что у него была как минимум одна любовница – графиня Ожельская. А вот с женой он не спал и у него не было детей: ни родных, ни побочных. Наличие Анны Каролины уже делает его бисексуалом, если все остальное все-таки правда. А оно мне вообще надо – гадать об ориентации будущего Фридриха Великого? Еще как надо. За такие шалости вообще-то казнят, если шалость удается доказать. Я ведь, в случае чего, молчать в тряпочку не буду, всем, кто меня захочет услышать про это расскажу. Будут ли солдаты уважать и слушать своего прославленного командира, если такая неприглядная правда всплывет? Вряд ли. Не то сейчас время. Когда про его брата Генриха начали вслух подобные мысли измышлять, тот сразу же перестал быть военачальником, удалившись в дальнее загородное поместье.

— Вы сейчас говорите о таких откровенных гадостях, при этом совершенно не стесняясь меня, — голос Лизы прозвучал капризно, но из него исчезли истеричные нотки. Новость о скором отбытии подняла настроение не только Шереметьеву.

— Привыкай. При французском дворе и не такое услышишь, — я искоса посмотрел на нее. Лиза в это время вертела в руках мои подарки. — Это нам должно быть с Петькой противно. Все-таки про мужчину говорим, будущего короля.

— Оставьте эти свои разговоры, — Лизка протянула руку с зажатой в ней длинной палочкой с инкрустированной драгоценными камнями рукоятью. — Что это? Такая шпилька любопытная?

— Ну-у-у, — протянул я и как бы невзначай отступил поближе к двери. — Это специальная такая палка. Ты же слышала про прически, что носить тебе придется, дабы не опозориться при дворе. Вот этой палкой в такой прическе можно башку почесать, — выражение лица Елизаветы менялось со скоростью звука, с которым вылетали слова из моего рта. — А вот эта интересная коробочка, которую ты во второй руке держишь, это вошница. Очень удобная штуковина. Ловишь вошку с короля и таким кокетливым движением раз в вошницу убираешь…

Я успел пригнуться, потому что злополучная вошница, украшенная россыпью сапфиров, полетела мне прямо в голову, а учитывая, что Лизка сама знатная охотница… В общем, я успел пригнуться. И довольно изящная на самом деле вещица с весьма неприятным стуком ударилась в дверь. Ну это уже совсем не по правилам. Табакерками русских царей убивали, было дело, а вот вошницами – никогда. И я просто не могу позволить себе погибнуть в столь юном возрасте такой позорной смертью.

Пока Лиза набирала в грудь воздуха, и явно не для того, чтобы поблагодарить меня за подарок, я сумел выскочить за дверь. Уже закрывая ее, я услышал отборный мат, который издавал нежный женский голос. Прислушавшись, покачал головой, а она умеет. Ну, собственно, чему удивляться-то? Ее отец всем известный загиб изобрел, грех таким генам пропадать втуне. Громко засмеявшись, чем вызвал еще более разнообразную брань, я пошел к себе на конюшню, чтобы приготовиться для визита в одну типографию.

— Что там происходит? — я обернулся и увидел испуганные глаза той самой горничной, которая про подставку для прически рассказывала.

— Я умудрился вызвать гнев ее высочества, и меня прогнали вон, — состроив скорбную мину, я вполне натурально вздохнул. — У ее высочества очень вспыльчивый нрав, — еще раз вздохнув, я удалился, провожаемый сочувствующим взглядом.

— …Государь, — я повернулся к Михайле. Мы уже стояли возле двери, которую с трудом разглядели в неярком свете молодой луны. — Мы или пойдем, или вернемся. По мне так лучше второе, но, разве мое мнение тебя остановит?

— Нет, разумеется. Я не для того в дерьмо вляпался, чтобы в последний момент сыграть труса. Тем более, что мы не к разбойникам в логово суемся, а к свободным художникам, если их можно так назвать, — и я толкнул дверь ногой, чтобы убедиться в том, что она закрыта, и нужно придумать способ попасть внутрь. К моему невероятному удивлению дверь тихо открылась, явив нам черный провал, идти в который было совершенно неохота. — Факел нужно было взять с собой, что ли, — я поморщился. И почему я не додумался свечу захватить?

Посмотрев на черноту за дверью еще раз, я решительно шагнул вперед, высоко подняв ногу, чтобы не запнуться о воображаемый порог. Сзади Михайло практически неслышно повторил мой маневр. Как только мы оказались в доме, стало заметно светлее. Скорее всего виной этому был лунный свет, освещающий комнатку через стекла окон. Да, стекла на этих окнах были из стекла, что выдавало немалый достаток хозяина, или хозяев этого дома.

Коридора не было. Сразу от дверей начиналась комната, а чуть дальше слышался шум пресса, и через щель в двери пробивался свет. Я тут же направился в ту сторону. Михайло тенью следовал за мной. Но у самой двери он меня оттолкнул и рванул дверь на себя.

Это была мастерская. В ней стояло два печатных станка, везде валялись наборные шрифты, а по полу тонким слоем разлетались высохшие чернила. На звук открываемой двери повернулись двое юношей, лет восемнадцати на вид. Один из них держал в руках газетные листки, а второй быстро набирал страницу, высунув от усердия кончик языка.

Немая сцена длилась недолго. Выйдя из-за спины Михайлы, я склонил голову, обозначив поклон и обратился к юноше, держащему газету.

— Доброй ночи, ваше высочество. Разрешите представиться, подпоручик Семеновского гвардейского полка Петр Михайлов.


Глава 17

Грязь на дороге все еще кое-где попадалась, но в целом ехать было можно. Хотя сейчас меня все чаще и чаще посещала мысль о том, а не повернуть ли нам обратно? Слишком уж тягостными были впечатления о последних трех днях, проведенных в Берлине. Да и как объяснить гибель французского посланника, которого Шетарди отрядил для сопровождения Елизаветы? Зато сейчас все потихоньку становилось на свои места, и стала понятна наша такая странная и совершенно неожиданная задержка в Пруссии.

Когда я узнал, кто именно из французов поедет в качестве сопровождения свадебного поезда, я едва платок не съел, потому что этого пылкого юношу, чуть старше меня самого, с горящими глазами и весьма выдающимся носом, звали шевалье де Брильи. Почему не поехал сам Шетарди, все-таки не абы кого, а саму царевну везут к жениху, объяснялось очень просто: если он уедет, то кто будет императора уговаривать жениться на принцессе Филиппе? Все верно, я сейчас хандрю в Елизаветинском поместье, точнее, в уже моем поместье, может быть, это действительно картошка так повлияла, точнее, ее отсутствие. И у Шетарди вроде бы есть все шансы, чтобы прорваться к хандрящему императору и наставить на путь женитьбы.

Торжественно выехав из Лефортово, и едва ли не платочком махая из окошка кареты, я устремился в путь-дорогу. Поезд Елизаветы должен был отправиться следом. Отъехав от Москвы на довольно приличное расстояние, я переоделся в мундир, вылез из кареты, вскочил на Цезаря, и, пожелав, Митьке и Репнину достойно отбиваться от надоедливых посетителей, потому что я оставлял их в России, выехал навстречу покидающей родную страну Елизавете.

Глаза де Брильи нужно было видеть, когда он заметил наконец меня в толпе сопровождения. А толпа была далеко не маленькая. Хорошо еще Лизке в голову не взбрело своих любовников с собой тащить во главе с Бутурлиным. Видимо, кто-то умный ей намекнул, что данное обстоятельство будет не слишком уместно, но это был не я, мне было все равно, кого Лиза за собой потащит.

Молчать французику никто не велел, но он ни разу моего инкогнито не нарушил, а из иноземной знати было мало представителей, знавших меня в лицо, так что до сих пор я оставался неузнанным. Все-таки шпионаж в это время плохо работал, но я и Ушаков это досадное недоразумение быстро исправим, тем более что работа в этом направлении кипит.

И все было почти хорошо еще три дня назад, пока наша миссия не оказалась впутана, благодаря стараниями де Брильи в очень некрасивую и местами страшную историю. Чисто с политической точки зрения все было просто великолепно, я о подобном даже мечтать не мог, но осадок неприятный в душе остался, этакой островок гадливости, очередное доказательство того, что, потакая своим интересам, люди способны пойти на все. На фоне произошедшего крещение малолетней дочери в другую веру, ради политических амбиций, кажется невинным развлечением.

Я покосился на едущего рядом невысокого худощавого парня, в стареньком мундире прусской армии без знаков отличий, который в последние пару часов не сказал ни слова и ехал, тупо глядя перед собой, похоже не слишком хорошо осознавая, что вообще вокруг него происходит.

Когда мы с моим телохранителем вошли в типографию, то застали в ней того, кого я подсознательно ожидал увидеть: кронпринца Фридриха, который вместе со своим другом Гансом Германом фон Катте трудились в поте лица в самом прямом смысле этого слова. Вместе они верстали газету, которую планировали распространить поутру. Вообще-то я догадался, что переводчиком являлся Фридрих после того как прочитал один из листков. Это был его стиль, с которым я познакомился, просматривая его письмо к графине Ожельской. Он был немного мягче едких выпадов Юдина, и на мой взгляд статьи теряли без этих выпадов часть своего очарования.

— И что же вас сподвигло, ваше высочество, заниматься столь недостойным наследника престола делом? — это был первый вопрос, который я задал растерянному принцу.

Фон Катте соображал быстрее. Вскочив, он попытался выхватить шпагу, но тут его остановил Фридрих, положивший руку ему на предплечье.

— Не нужно, Ганс, — он сопроводил это движение покачиванием головы, заставляя друга, а так как в постели я этих двоих не ловил, то они для меня навсегда останутся просто добрыми друзьями, сесть. — Вас граф Шереметьев сюда прислал, господин Михайлов? — вот тут я удивился. На всякий случай кивнув, я сел на стоящий возле двери табурет. Михайло остался стоять в дверном проеме, подпирая собой косяк. — Я обещал графу, что в том случае, если ко мне придет его посланник, ничего не утаивать, так что спрашивайте.

Петька… у меня даже матов для этого деятеля не нашлось, долго мучился поиском неуловимой типографии, и, наконец, плюнув на все, просто подошел однажды к собирающемуся ускользнуть из собственного дома Фридриху и задал вопрос в лоб. Кронпринц опешил, а затем, что-то для себя решив, написал на клочке бумаги этот адрес. Почему-то он подумал, что Шереметьев узнал про его готовящийся побег и таким образом предлагает помощь русской миссии в обмен на его лояльность.

Как оказалось, типография нужна была Фридриху для того, чтобы заработать деньги на поездку, потому что любящий папаша вообще ничего сыну не давал, даже на леденцы. Если Фридрих и совершал какие-то траты, то счета шли напрямую во дворец. В газете принц увидел быстрый и достаточно надежный способ заработать, а так как своего ничего в голову не приходило, то он воспользовался юдинскими творениями, благо объем становился с каждым разом все больше, и, если грамотно его делить и разбавлять своими заметками, то материала хватило бы надолго.

Мне даже стало его немного жаль. Бедняга с детства слова доброго не слышал. Даже странно, что из него в итоге «старый Фриц» получился.

— А почему вы расположились так близко от дворца? — невольно вырвалось у меня.

— Чем ближе к глазам находишься, тем больше шанс, что тебя не заметят, — Фридрих пожал плечами и набросил на плечи мундир. — Так граф сможет нам помочь выбраться из страны?

— Главный в миссии не граф Шереметьев, — я задумчиво смотрел на него. Надо же. Я думал, что это я буду его упрашивать и уговаривать принять помощь, а тут, как оказалось, совсем все запущено. — Но, думаю, что, если мы все объясним графу Румянцеву, то он не станет препятствовать и посмотрит в другую сторону, когда мы будем уезжать. Что, кстати, состоится уже через день. Ведь это же не преступление – желание молодого человека познакомиться с родственниками и взглянуть на девушку, чью судьбу с ним желает соединить его мать, — это я намекнул на одну из дочерей Георга. Вроде кого-то из девочек сватали за Фридриха, только ничего не получилось.

— Да, вы правы, господин Михайлов, это совершенно естественные желания, которые обусловлены исключительно молодостью, — и Фринрих слабо улыбнулся.

— Ну, тогда не стоит засиживаться здесь, — я встал. — Нам всем необходимо выспаться.

Если бы я знал тогда, к чему приведет это возвращение домой. Но я не знал, к тому же, положа руку на сердце, могу сказать, что ничего и не изменилось бы, потому что Фридрих все равно бы вернулся во дворец, только чуть позже.

Идти было недалеко. Кронпринц действительно организовал свой подпольный бизнес практически на заднем дворе своего дворца. Дальше они с фон Катте пошли одни, я же по привычке свернул на конюшню, где мне было вполне комфортно.

Упав на свежее сено, я стянул ботфорты и бросил их Михайле, которому в отсутствие у меня слуги приходилось выполнять роль денщика. Напрягал я его не так чтобы часто, и гвардеец не слишком роптал.

— Почисти, будь другом, — вытянув ноги, я пошевелил пальцами. Хотелось в баню. Чтобы натоплена была так, что дух перехватывает. И с веничком пропариться как следует. Глаза начали закрываться, и я уже засыпал, когда со стороны дворца послышались крики, звон разбитого стекла, а затем послышался звук выстрела. Сон мигом слетел с меня, и я побежал к выходу, обуваясь уже на ходу.

Возле входной двери было светло, потому что эта часть дворца явно не спала, и все окна были ярко освещены. На земле лежало тело с неестественно вывернутой головой, в котором я узнал де Брильи.

Снова раздавшиеся крики заставили меня шевелиться, точнее, они заставили шевелиться гвардейцев. Оттеснив меня в сторону, и, наплевав на разные там конспирации, они взяли меня в коробочку, и вот так и рванули к двери, потому что где-то в замке находилась еще и царевна, за которую они тоже головой отвечали. Взглянув на Михайло, я сразу же понял, что он лично бы меня на конюшне запер, и одно только его останавливало, боязнь, что эти замки будут ненадежны, а так я хотя бы прикрыт со всех сторон.

Не обнаружив никого в холле, мы вполне организованно поднялись на второй этаж, где, собственно, и происходило основное действо.

В тот момент, когда мы появились в большой бальной зале, нас даже никто не заметил. Народу в комнате было прилично, и всем было явно не до меня.

Разглядев Петьку, я шепотом приказал пробиваться к нему. Лейтенант Белов кивнул, показывая, что понял, и вскоре внутри коробочки уже находился растрепанный, стоящий в одной сорочке и исподнем Петька. Зато со шпагой в одной руке и длинным кинжалом в другой. Вот это рефлексы, я даже на мгновение позавидовал, сам-то максимум кинжал выхватываю, но тут же переключил внимание на творящееся посреди зала представление, велев Петьке шепотом посвятить меня в детали. А детали оказались премерзкие.

Оказалось, король Фридрих Вильгельм настолько ненавидел своего старшего сына, что начал процедуру лишения Фридриха прав на престол. Но тут некоторые европейские монархи встали в позу, мол ни черта ты, Фридрих Вильгельм, делать не будешь, прецеденты нам не нужны. Европу и так каждые лет двадцать лихорадит из-за очередного наследства очередного откинувшего тапки монарха, который не догадался обзавестись наследником. Так что ему посоветовали процедуру эту засунуть куда подальше, и радоваться тому, что, когда Фридрих станет королем, ему будет все равно, потому что мертвым на живых наследников обычно глубоко наплевать.

Фридрих Вильгельм поджал губы, но подчинился, потому что Пруссия в это время вообще была всего лишь пятном на карте, от которого вообще ничего не зависело. Она стала бы государством, с которым все считаются именно во времена правления твоего нелюбимого сына, но, ты сам своими руками все испортил.

В общем, Фридрих Вильгельм процедуру свернул, но действовать не прекратил. Заручившись поддержкой не кого-то там, а Франции – Шетарди по дороге в Россию долго гостил в Берлине, король решил сделать так, словно кронпринц решился на отцеубийство в присутствии свидетелей, чье слово европейские короли услышат. А тут мы так кстати нарисовались. В общем, этот подонок де Брильи все то время, пока мы страдали от скуки, не понимая, что пруссаку от нас нужно, собирал гадкую доказательную базу против фон Катте, в которой обвинял того в содомитстве. Эта свинья знатно постаралась, грязи откопала на зависть многим, мне, например. Жаль, что сдох, я бы его купил, потому что прекрасно видел, что больше, чем даже себя, шевалье любил золотишко и его таланты пригодились бы России. Но вот то, что французы просчитались – это факт. Хотели усилить свою мелкую, но союзницу, а получилось совсем наоборот. Ну так они же не знали, поэтому опростоволосились, бывает, чего уж там.

В моей истории фон Катте и Фридриха арестовали за предполагаемое дезертирство, когда они свалить решили. Здесь же все было круче. То, в чем обвинялся Ганс – это казнь чуть ли не на месте. Вот такой забавный парадокс – о мужеложестве всем было известно, и даже известно, кто предавался подобным утехам, и ничего, все молчали, всем было плевать. Но стоило только устроить даже подобие судилища и предоставить доказательства, я даже боюсь представить, что именно предоставляли суду в качестве неоспоримых доказательств, и смерть была обеспечена. Расчет был на то, что Фридрих кинется в защиту друга и тогда папаша ткнет в него пальцем и возопит, что сынок едва не стал отцеубийцей. Забавный расклад, и, черт возьми, он сработал бы, если бы все пошло так, как было режиссировано. Вот только Ганс терпеть обвинения не стал, и бросился на де Брильи, который зачитывал то, что ему удалось нарыть, явно смакуя подробности. Никто не успел среагировать, когда шпага фон Катте вошла глубоко в грудь французу, а затем Ганс с силой толкнул своего обвинителя, и тот выпал в окно, разбив телом стекло.

Фон Катте в тот же миг развернулся в сторону короля с налитыми кровью бешеными глазами, и даже сделал в эту сторону пару шагов, когда приглашенные пасторы, представители дипмиссий, разбуженная российская миссия и заполнившая немаленькую залу гвардия зашевелились. Один из телохранителей Фридриха Вильгельма выхватил пистолет. Выстрелом Гансу снесло полчерепа, этот снайпер попал парню прямо в лицо. Чуть сзади и в стороне от друга в это время стоял Фридрих. Он так и продолжал стоять, глядя на тело Ганса потухшими глазами, не обращая внимания на то, что все его лицо было залито брызнувшей кровью убитого. План Фридриха Вильгельма трещал по швам. Вместо того, чтобы броситься к отцу, вопрошая того, за что его так ненавидят, Фридрих впал в своеобразную душевную кому, и стоял полностью безучастный ко всему происходящему.

Я чуть подвинулся, желая увести отсюда юношу, чей друг только что был убит у него на глазах, но тут король решился на отчаянный шаг.

— Я долго терпел, я делал все, чтобы искоренить порок из собственного сына, но терпение даже отца не бывает безграничным. Видит Бог, я старался. Привлекал лучших куртизанок, вопреки морали и потворствуя греху, чтобы вытравить из Карла Фридриха отраву, которая поглощала его. Со своим богомерзким приятелем, презрев то, что написано на роду Господом нашим, он, вместо того, чтобы сеять семя свое в чревах женщин, чтобы не прервался род человеческий, стал к радости самого Дьявола самым истовым его поклонником, которыми являются все содомиты. Но я не хочу выносить позор из этой запятнанной обители, поэтому сам, собственными руками свершу правосудие, которое все равно вынесет любой суд, как светский, так и церковный.

Твою мать, он сошел с ума! Прилюдно обвинить сына не просто в содомии, но и в сатанизме – он только что подписал Фридриху смертный приговор. Теперь никто не сможет спасти принца, несмотря на то, что он принц. И я шагнул вперед, чтобы снять с себя инкогнито и оградить одного из величайших полководцев от такой позорной смерти. Это неправильно. Так не должно было случиться. Король шагнул к сыну, вытащив кинжал. Фридрих и не думал сопротивляться. Он наконец-то поднял голову, и в его взгляде, обращенном на отца не было ничего, кроме чистой, ничем не замутненной ненависти. А вот в глазах Фридриха Вильгельма промелькнули явные огоньки безумия. Засохшая кровь на лице Фридриха выглядела как чудовищная маска. Внезапно он откинул голову назад и расхохотался. Король ощерился и замахнулся кинжалом, а я рванул было вперед, но меня удержал Петька. Все происходило в полной тишине. Никто не знал, как реагировать и что вообще делать. Я попытался сбросить руку Шереметьева со своей, но тут увидел того, из-за кого Петька меня и дернул.

Кинжал должен был вот-вот войти в незащищенное тело, когда крепкая рука перехватила руку короля, держащую оружие.

— Не стоит этого делать, ваше величество, — мягкий голос Румянцева прозвучал в полнейшей тишине, совсем недавно прерванной страшным смехом принца. Выглядел Александр Иванович под стать своему имени: румяный и добродушный на вид. Вот только мало кто знал, как этот добродушный дядюшка строил неуправляемых башкир, твердою и жесткую рукою. Король обернулся с бешенством глядя на русского посла, тот же мягко улыбнулся, жестко фиксируя руку с кинжалом при этом. — Не стоит входить в историю как сыноубийца, ваше величество. Я искренне сочувствую вашему горю, но кто мы такие, чтобы самим решать Божью волю? Ведь только Господь может покарать такого нечестивца, коим вы представили на людской суд Карла Фридриха. И помогать в этом Господу, отведя его праведную руку, в своей гордыне заменив ее своей, самый большой грех, который не сможет искупить ни один смертный.

Я понимаю, как ему удается даже османов в некоторых ситуациях убалтывать. Ну не зря же я его от башкир выдернул и в этот евротур отправил.

— Я не позволю…

— Конечно не позволите, ваше величество, конечно, — голос Румянцева был настолько сладок, что у меня скулы свело. — Но, как вы сами сказали, не стоит убийством марать душу и еще более осквернять место греха, которое несомненно очистилось пребыванием кроткой девы, царевны Елизаветы под его сенью, — несмотря на дикость происходящего, я закусил губу, чтобы не издать неподобающий звук, слушая о Лизкиной святости. Благо немецкий из нашей миссии знали очень немногие, иначе кто-нибудь точно не сдержался бы. — Но, ведь если Карл Фридрих сейчас добровольно откажется от прав на престол и станет добровольным изгнанником из родной страны, не будет ли это означать, что он ступил на путь исправления и искупления своих грехов?

Вот тут окружающие короля люди зашумели, призывая монарха прислушаться к мудрым словам графа, который продолжал кротко улыбаться. По внезапной судороге, исказившей лицо короля, я понял, что Румянцев надавил на одну из весьма чувствительных точек на руке, чтобы заставить выпустить оружие.

— Хорошо, я не позволю этим жутким известиям покинуть эти стены, если мой сын прямо сейчас подпишет отречение, и покинет Берлин не позднее третьего дня, считая от этого, — наконец произнес король, опуская руку. — И если все, собравшиеся здесь поклянутся своей душой молчать о произошедшем.

Конечно поклянемся, даже не сомневайся. Только я своим солдатам переведу, как ты только что сына называл, и они сразу же клясться начнут. У него явно что-то с головой случилось, это точно. Может быть микроинсульт какой-нибудь, который спровоцировал шизу?

Сначала мне показалось, что Фридрих не станет ничего подписывать, но у него не было времени, чтобы отойти от шока, поэтому, почти минуту глядя в строки отречения, он в конце концов поставил размашистую подпись, и покачиваясь пошел из залы, даже не взглянув на тело фон Катте.

А через три дня мы выехали из Берлина. При этом лошадь мы ему выделили из своих, а из вещей у Фридриха был с собой только кошель с заработанными им в типографии деньгами, да старый уже маловатый ему мундир без знаков различия.

Внезапно сзади раздался топот копыт и чьи-то крики, призывающие подождать их.

Я придержал Цезаря, и моему примеру тут же последовали все остальные. Нас догоняли два всадника, но кто это такие я так и не понял, пока они не представились. При этом дышали они так, словно это они неслись за нами вслед, а не лошади.

— Георг Венцеслаус фон Кнобельсдорф, — отдышавшись назвал себя склонный к полноте молодой парень. Указав на второго, отличающегося более худощавым телосложением, да возрастом постарше, Георг произнес. — Иоганн Иоахим Кванц, к вашим услугам, господа.

— И что же заставило вас, почти загнать лошадей, догоняя нас? — переговоры взял в руки Петька, потому что ехавший в карете Румянцев был от нас далековато.

— Мы желаем добровольно сопровождать его высочество в ссылке, куда бы он ни отправился, — вздернув подбородок, заявил Георг.

— Похвально, господа, такая преданность всегда в цене, — кивнул Петька. — Вот только сдается мне, что его высочество сам не знает, куда именно он едет.

И тут Фридрих поднял голову и удивленно посмотрел на нас, словно впервые увидел.

— Я пока с вами еду, господа. Я обязан вам жизнью и даже честью, так что я готов ехать в Россию, и быть представленным императору Петру. Я слышал, что ваша необъятная страна дает приют таким вот изгоям как я, становясь для них домом, — я отвернулся и икнул. Поехали, ваше высочество. Я тебя лично по возвращении с императором Петром познакомлю.


Глава 18

Евгений Савойский, несмотря на преклонный возраст, а ему уже стукнуло шестьдесят семь, не выглядел дряхлым. Все время, пока длился обед, он не сводил с меня пристального взгляда, словно пытаясь что-то найти. Это, если честно не могло не нервировать. Так и хотелось встать и спросить в лоб: «Ну что?»

Сам же маленький принц не произнес за обедом ни слова, да и ел он мало. Из разговоров конюхов, которые донеслись до меня на конюшне, куда я зашел проверить, как обихожены наши лошади, я вынес, что принц Евгений сам просил Карла позволить ему принять свадебный поезд Елизаветы у себя в Бельведере. Встретили нас здесь по первому разряду, впервые за наше путешествие. Во время иной раз кажущейся бесконечной войны с османами, которых принц Евгений считал своими непримиримыми врагами, он сумел перенять от них некоторые привычки, которые сделали пребывание в его замке удивительно комфортным. Впервые с тех пор как поезд пересек границу России, всем нам удалось расслабиться. К каждой спальне примыкала купальня, а для слуг была построена общая, потому что Евгений ненавидел грязь, и вовсе не считал вшей благословением божьим.

Когда он проводил нас впервые по анфиладе комнат, то все, начиная от самодовольной улыбки до пространных лекций о той или иной комнате, просто кричало о том, насколько он любит свой дом и гордится им. Остановившись возле одной комнаты, он внезапно повернулся к нам и произнес:

— Несмотря на великолепный вид, мой дворец недостаточно велик, чтобы выделить каждому гостю по комнате, — при этом он развел руками, словно извиняясь. — Полагаю, что господа офицеры не будут против совместного проживания? Тогда, думаю, что можно уже располагаться, провести омовение, отдать одежду слугам, чтобы они ее привели в вид божеский, а самим немного отдохнуть перед обедом, после которого его величество Карл ожидает вас в своем дворце, дабы приветствовать и устраивает ассамблею в честь очаровательнейшей из женщин, что мне довелось видеть, а я признаюсь видел много прекрасных женщин, включая гурий сералей. Эта ассамблея целиком и полностью будет в вашу честь, ваше высочество, и именно вам предстоит стать на ней хозяйкой, — из-за Лизки, не знающей немецкого, Евгений говорил по-французски. Заслужив одобрительный взгляд Елизаветы, он кивнул, и затем сам открыл дверь в комнату, возле которой мы стояли. — Ваше высочество, принц Фридрих, надеюсь, вы не будете против разделить эту скромную обитель с подпоручиком… Михайловым? — Фридрих пожал плечами и вошел в комнату, а я в упор посмотрел тогда на принца Евгения, который, после незначительной паузы наклонил голову, обозначив поклон. Ну что же, этого надо было ожидать, все-таки двор Австрийский просто кишит моими родственниками, в большинстве своем довольно близкими, которые даже соглядатаев подсылали к деду, чтобы выяснить, как у меня дела. Тогда-то, в общем-то, Петрушу, который и по-русски говорил с трудом, потому что с ним вообще никто не занимался, начали обучать языкам.

Войдя в комнату, я остановился на пороге. Это было нечто. Мраморный пол, покрытый толстым пушистым ковром, колонны, две кровати с поднятыми балдахинами. Все просто сверкало, а запах свежего белья я ощутил даже отсюда.

Фридрих стоял рядом, растерянно оглядываясь по сторонам.

— Я еще бы мог понять, что меня одарили подобной милостью в то время, пока я еще был наследником своего отца, но что сейчас послужило поводом для столь поразительной щедрости?

— Я, — ответив Фридриху так, что вызвал еще больше удивления, я решительно стянул сапоги и поморщился. Да, воняло от моих ног знатно. — Ну, раз мое инкогнито для хозяина никакая не тайна, грех не воспользоваться его гостеприимством. И да, раз нам предстоит спать в одной комнате, я хочу, чтобы мой сосед был чист, не завшивлен и не вонял. И, похоже, у нас с принцем Евгением единое мнение на этот счет.

— А… — пока Фридрих пытался сформулировать мысль, дверь в одну из смежных комнат приоткрылась и оттуда вышла девушка в одной шелковой сорочке, с распущенными волосами, которые закрывали ее словно плащ до самой талии.

— Купальни готовы, господа, — она широко улыбнулась и жестом показала, что нам желательно последовать за ней.

— Вот это да, — я потянулся к застежкам перевязи. — Вот это сюрприз так сюрприз, — я протянул снятую вместе с оружием перевязь в ручки девушки, которая тут же положила все это добро на стоящий рядом с ней столик. — Полагаю, что купальни для двоих гостей расположены рядом? — она кивнула, я же повернулся к Фридриху. — Раздевайтесь, ваше высочество. Сейчас нам дадут возможность окунуться в негу восточного омовения. И пока эти нимфы будут соскребать с нас грязь, а за эту дорогу ее на мне налипло предостаточно, мы с вами побеседуем, и я проясню некоторые моменты, что приводят вас в такое замешательство.

Войдя в купальню, я вдохнул запах благовоний, а ко мне тут же подбежали еще две девушки, которые в один миг меня раздели, оставив, в чем мать родила. Хотя вряд ли мать родила меня с серебряным крестиком на шее, но распятие – это было то единственное, что осталось на мне.

Фридрих нерешительно зашел в купальню, когда я уже блаженствовал сидя в довольно странного вида ванне, довольно короткой, зато высокой, положив голову на специальный валик и закрыв глаза. Послышалось тихое девичье хихиканье, а потом звук погружаемого в воду тела. Приоткрыв один глаз, я отметил про себя, что эти ванны так сделаны специально, чтобы не смущать друг друга излишней наготой, потому что видно было только руки, лежащие на бортах, голову и очень небольшую часть груди.

— На самом деле, вы не простой подпоручик, а родственник императора Петра, — довольно уверенно произнес Фридрих, который сидел в ванне сжавшись, словно его заставили погрузиться в чан с кислотой. — Но я догадывался, слишком уж почтительно к вам относится ваше окружение, даже граф Шереметьев, и граф Румянцев.

— Нет, ваше высочество, вы немного ошиблись, — я снова закрыл глаза, чувствуя, что на меня накатывает дремота. — Я и есть император Петр.

В комнате воцарилось молчание, прерываемое лишь время от времени плеском воды. Мне на лицо легла легкая ткань, приятно холодная. Промокнув пот, она исчезла, а я почувствовал, как вода колыхнулась, и ее стало заметно больше, потому что она полностью скрыла грудь. И тут же я ощутил на бедрах плотно прижавшееся ко мне тело, в то время как на голову легли нежные руки, заставляющие еще немного откинуться. На волосы полилась теплая вода, и те же нежные ручки принялись втирать в них какую-то жирную субстанцию, наверное, такой вот вариант мыла. Я едва не замурлыкал, но тут же чуть не подавился воздухом, потому что сидевшая на моих бедрах в воде девушка чуть подвинулась, и я ощутил, как к обнаженной коже прижалась упругая грудь, а еще одна пара рук принялась меня намыливать ласкательными движениями. Это было… весьма волнительно. Настолько, что это ощутила девушка. Но чертовка лишь тихонько рассмеялась и направила ручки именно туда, где бунтующее естество требовало так давно не получаемой разрядки.

— О-о-о, — я стиснул борта ванной, чувствуя, как напрягается каждая клеточка моего тела.

— Что вы делаете? — сбоку раздался сдавленный голос Фридриха, которого, скорее всего подвергли той же нежной пытке.

— Расслабьтесь, ваше высочество, расслабьтесь и получите уже наконец-то хоть от чего-то удовольствие, — не открывая глаз посоветовал я ему, отдаваясь во власть ощущений. Я не видел, кто именно находится со мной в ванне, мне было плевать, лишь бы она не прекращала своих действий. Она оперлась обеими руками мне на плечи, немного приподнялась, а затем опустилась, принеся чистое наслаждение. — В такие моменты… — я не досказал, потому что слова застряли в глотке, оставив только горячую потребность брать то, что мне так бесстыдно предлагалось. А ведь мне в это время еще и голову мыли. М-да, не думал, что принц Евгений может быть таким затейником.

Когда сердце перестало выпрыгивать из груди, я почувствовал, что вода уже не горячая, и сидеть в ней не слишком комфортно, да еще и ощущение гадливости, от только что пережитого оргазма. Вот что значит тело подростка, пусть и весьма физически развитого подростка, переполненное гормонами. А ведь беспорядочные половые связи ведут к серьезным венерическим заболеваниям.

Не знаю, что делал Фридрих, я пропустил момент его омовения по весьма прозаичным причинам, но, когда я вылез из ванны, его уже в купальне не было. Какая-то девушка, уж не знаю та ли, что так хорошо меня вымыла, или какая-то другая, тщательно вытерла меня жестким полотенцем и помогла одеться. Шелковая сорочка и исподнее, остальное я решил пока не надевать. Вот чего мне очень сильно не хватало, так это трусов, и я даже подумывал о том, чтобы их «изобрести», но все руки никак не доходили. Из купальни вела еще одна дверь, приоткрыв которую, я обнаружил вполне приличную уборную, в которой даже был слив. Куда все это девалось я понятия не имел, но выяснять даже не пришло мне в голову. Все равно мне это не пригодится, зато я сейчас со спокойной совестью смогу самостоятельно сделать смываемый унитаз, рассказав всем и вся, что видел нечто подобное у принца Евгения, и чем мы, собственно, хуже?

Фридрих лежал на кровати, закинув руки за голову. Когда я подошел к своему лежбищу, он покосился на меня, но только вздохнул. Я же, последовал его примеру, завалившись на кровать и заложив руки за голову.

— Когда рыцари начали возвращаться из крестовых походов, они привозили с собой традиции такого вот омовения, — негромко произнес я, не поворачиваясь в сторону Фридриха. — Это даже изменой не считалось, полагалось, что подобное в порядке вещей.

— Зачем вы мне это говорите, ваше императорское величество? — послышался негромкий голос Фридриха.

— Я очень долго думал, и никак не могу найти ответа на вопрос: что пошло не так? Почему мы все так резко изменились? Ведь в Риме все еще существуют термы, построенные еще Юлием Цезарем, и они в рабочем состоянии! И тут же рядом обосновался Ватикан, который говорит, что вода – это грех, а мытье – смертный грех. Но ведь еще Архимед доказал, что вода – это жизнь, — я понятия не имею, доказывал ли нечто подобное Архимед, может и доказал, орал же про свои эврики в ванной, так что можно и ввернуть ради красного словца. — Но как жизнь может быть грехом?

— Вы сейчас говорите странные вещи, ваше императорское величество, странные и опасные, — Фридрих продолжал говорить все так же тихо.

— Я путешествую инкогнито не просто так, ради сиюминутной прихоти. Уж поверьте, ваше высочество, без слуги мне было, особенно в первое время, не слишком комфортно, — замолчав, я обдумывал следующую фразу. — За последний год я два раза тяжело болел, во второй раз едва не умер, и вылечился во многом благодаря воде. Горячие ванночки для ног, смывание пота, который заливал постель так, что перину приходилось менять, и баня. Вы слышали по русскую баню, ваше высочество?

— Я слышал, но ни разу не видел, — осторожно произнес Фридрих.

— Увидите, — я повернулся набок и посмотрел на принца. — Вы, наверное, размышляете над тем, к чему я все это говорил? Так я поясню. Одно из обстоятельств, приведших меня сюда в виде обычного подпоручика – неудавшееся покушение на главу моей Тайной канцелярии. Его хотели отравить, и мне удалось его спасти только благодаря тому, что он брезгливый чистюля, и в практически полном отсутствии посторонних запахов, я сумел унюхать запах уже начавшего свое страшное действие яда. И сейчас в Российской империи существует приказ, за выполнением которых следят специальные люди, о том, чтобы принимать омовение ежедневно, и что если от человека будет сильно пахнуть, то его ждет вполне на мой взгляд заслуженное наказание. Лично я готов вас принять, ваше высочество, слишком уж несправедлив был с вами ваш отец, который еще и попытался втянуть меня и моих подданных, а самое главное царевну Елизавету в эту неприятную историю. Но вот теперь вам решать, согласны ли вы подчиняться правилам и обычаям, а также законам страны, готовой распахнуть перед вами двери? Вы подумайте, ваше высочество, от некоторых привычек очень непросто отвыкнуть, — я уже не улыбался. Фридрих всё так же был предельно сосредоточен.

— Нам нужно собираться на обед, ваше императорское величество, — он сел и передернул плечами. Одет принц был почти так же как и я. — После купания я чувствую усталость, но это приятная усталость, а тело мое словно налилось небывалой свежестью. Думаю, что смогу отринуть некоторые мои привычки и принципы, если они будут противоречить принятым на моей новой родине законам.

После обеда принц Евгений предложил всем прогуляться по саду, чтобы скоротать время перед ассамблеей. Задерживаться мы уже не могли, и так слишком много времени проторчали в Пруссии, поэтому все развлечения носили сжатый формат, и максимум, что удавалось сделать, это Румянцеву переброситься парой слов с послами, если в странах, через которые мы проезжали, были наши послы.

Фридрих почти все время проводил с теми двумя господами, которые отправились с ним. Как выяснилось, Ганс – это друг детства, почти как Шереметьев при мне, и был этот Ганс архитектором, несмотря на молодость уже подающим большие надежды. Второй оказался флейтистом и учителем Фридриха, который был помешан на игре на флейте. Сблизиться он ни с кем не стремился, да и представители миссии немного сторонились опального принца, из-за все еще живых воспоминаний произошедшего во дворце. Сейчас же я увидел, как Фридрих весьма решительно подходит к Петьке, таща за собой на буксире архитектора.

— У вас ее глаза, ваше императорское величество, — я резко обернулся и уставился на подошедшего ко мне принца Евгения. От подошел так тихо, что я не заметил, и теперь никак не мог успокоить колотившееся сердце. — Шарлотта Кристина не казалась мне счастливой, уезжая к вашему отцу. Никто не сомневался, что этот брак будет катастрофой, что и произошло в итоге. Но кое-что у них все-таки получилось создать вместе, — он указал рукой вперед. — Не хотите прогуляться, ваше императорское величество? Составить компанию старому солдату, слишком долго обманывающему смерть, чтобы не понимать: она уже ждет, распахнув свои жадные объятья.

Не говоря ни слова, я медленно пошел рядом с ним, возвышаясь над невысоким принцем, наверное, на целую голову.

— И все-таки, как вы меня узнали, ваше высочество? Мы ни разу не встречались, а веду я себя максимально корректно, чтобы не быть узнанным.

— Я же сказал, у вас глаза вашей матери, а они легко узнаются как на вашем лице, так и на лице вашей кузины Марии Терезии. Фамильное сходство. Тот, кто когда-то видел вас троих – ни за что не ошибется, — некоторое время мы шли молча, а затем принц Евгений продолжил. — Этот мальчик Фридрих, я поселил вас вместе, уважая ваше желание не выделяться слишком сильно из окружения, потому что вижу, вам двоим просто необходимо что-то обсудить, но вы почему-то не решаетесь. Я же в свою очередь хочу, чтобы вы его здесь оставили, ваше императорское величество, забрав на обратном пути.

— Зачем? — невольно вырвалось у меня.

— Всю свою жизнь я посвятил войне. Но из всех, с кем я воевал, истинными врагами для меня всегда останутся только османы. И я знаю, что у Российской империи с этими лживыми, подлыми тварями всегда были и будут напряженные отношения. Именно поэтому я настаивал на нашем договоре, именно поэтому являлся его гарантом. Но я стар, и как только меня не станет, вам будет нельзя всецело полагаться на договор. Открыто его величество Карл, конечно, не нарушит его, но всегда найдется уйма подводных камней, которые сложно будет обойти, не поранившись. Он уже начал открыто заигрывать с Георгом, вопреки моим предостережениям.

— Вы слишком откровенны, ваше высочество, — я смотрел вперед, думая, что, между тем, ничего нового он мне не открыл.

— Я просто стар и мне все равно, что могут подумать мальчишки, уж простите за откровенность, ваше императорское величество, — мы снова замолчали. Я же смотрел на Евгения, и с досадой думал о том, что всем бы такую дряхлость, как у него, потому что мне иногда приходилось его даже догонять, так быстро он шел. — Изначально рассматривался вариант, при котором Марию Терезию отдают вам, убивая тем самым несколько жирнющих зайцев, но ваша бывшая невеста графиня Меллизимо объяснила, что это невозможно, что ваша церковь никогда и ни при каких обстоятельствах не даст согласия на этот брак, который считается в ее канонах близкородственным. Почти сразу за этим пришло сообщение о том, что вы выгнали очень много католиков из страны… все это в совокупности сыграло весьма значительную роль в дальнейшем развитии отношений Австрии и России.

— А кое это имеет отношение… — невольно вырвалось у меня.

— Почти никакого, кроме того, что когда война с османами все-таки вас захлестнет с головой, а она захлестнет, будьте уверены, и уже очень скоро, потому что подобные флюиды давно летают в воздухе, вы не получите помощи Австрии, на которую будете надеяться, а я буду уже кормить червей, и ничем не смогу помочь.

— Раз уж у нас такой откровенный разговор, ваше высочество, то и я признаюсь, что пришел к тем же выводам несколько месяцев назад. Но это не приближает нас к тому, зачем вы хотите оставить здесь принца Фридриха?

— Знаете, что у меня там? — Евгений остановился и махнул рукой вперед. Я покачал головой. Откуда я, интересно, могу знать такие подробности? — У меня там зверинец. Больше всего люблю львов и орлов, знаете ли. Лев прекрасно себя чувствует и в клетке, главное, что нельзя ему намекать о том, что он сидит в клетке, но вот орлы… Орлы совсем другое дело. Они начинали болеть, когда их доставляли мне, быстро слабели, и в конце концов погибали. Я вынужден был их всех отпустить на волю, — снова пауза, от которых я уже начал уставать и понимающая усмешка одного из самых успешных генералов мировой истории, да и дипломата не из последних. — Принц Фридрих – не лев, нет, он как раз орел, а орлов нельзя держать взаперти. Я вижу в нем небывалый потенциал так же ясно, как увидел на вашем лице глаза вашей матери, ваше императорское величество. За то время, которое вы проведете во Франции, я сумею его подготовить к противостоянию османам, потому что может так оказаться, что он станет вашим джокером, которым вы очень сильно удивите турецкий диван, — Евгений развернулся в сторону дома. — Идемте, ваше императорское величество, а то нас скоро хватятся, а я не хочу объяснять вашим бандитам с большой дороги, что у меня не было ни одной мысли насчет того, чтобы принести вам хоть какой-нибудь вред, ваше императорское величество. И, ваше императорское величество, не я один смогу сравнить ваши глаза и глаза вашей кузины, Марии Терезии. Если вы хотите остаться не узнанным перед большим скоплением народа, вам лучше не сопровождать ее высочество, Елизавету на сегодняшнюю ассамблею.

Больше мы с ним ни о чем не разговаривали, и вернувшись к дому, я, сказавшись больным, а голова у меня действительно побаливала, отказался от посещения Карла Шестого. А наутро мы неслись во весь опор к границам Франции, больше нигде надолго не останавливаясь. Фридриха я прямо спросил, хочет ли он остаться у Евгения, чтобы поучиться искусству ведения войны, на что получил осторожное согласие.

Через неделю мы пересекли границу Франции, благо дороги окончательно высохли и ехать можно было очень быстро. Ну что же, осталось совсем немного до конечной точки нашего путешествия, а именно Париж, Пале-Рояль.


Глава 19

Пале-Рояль – величественный и прекрасный, хранящий сотни тайн, вместилище небывалых преступлений и самых изощренных заговоров, свидетель того, как вел дела кардинал Ришелье, и в тоже время на протяжении веков старающийся сохранить неприступность своих стен, в окружении почти свального греха и порока, окружившего его в последнее время. Никому доподлинно не известно, сколько всего мерзкого и прекрасного, жестокого и невероятно невинного свершилось в его стенах, и самое главное, в его огромном, невероятно притягательном парке, наполненном различными лавками иностранных торговцев, кафе, павильонами, на окраине которого раскинул свои шатры балаган бродячих актеров.

Вообще, традиции вроде бы предписывали нам передать невесту людям жениха где-то на границе, но наша миссия преследовала не только цель сплавить мою драгоценную тетушку французам и тем самым облегчить бремя казны на ее содержание, а меня от головной боли, потому что я устал уже гадать, что могло произойти первым: она устроила бы все-таки переворот или я уступил в конце концов нашему взаимному и совершенно ненормальному желанию и переспал бы с ней. А если бы переспал, то не явилось бы это причиной устроить все-таки переворот? Истинной целью нашего визита была попытка французов убедить русское посольство, что их императору крайне необходимо взять в жены французскую принцессу.

И сейчас, неделю спустя, после того как мы поселились в Пале-Рояле, стоя где-то сбоку в знаменитом Нотр-Дам де Пари и наблюдая за обрядом венчания, я чувствовал, как с моих плеч скатывался огромный такой камень, и в то же время испытывал легкое разочарование, потому что мою невесту мне так и не показали, и даже здесь на торжестве этого года она почему-то не присутствовала.

Хотя Лизка могла бы быть и поскромнее. Это ее белое платье – символ невинности… Ну, она так захотела, и я не смог отказать ей в этой последней просьбе, высказанной еще в Москве. Платье, расшитое серебряной нитью, жемчугом и украшенное алмазами, стоило мне целого состояния. Если срезать с него все камни, и распустить драгоценные нити – можно на полученные средства купить вполне приличный домик где-нибудь на окраине Парижа. Но траты окупились с процентами, потому что белокурая красавица в подвенечном платье пленила всех, присутствующих на свадьбе, приглашенных. Да что уж там, король Людовик не сводил с нее глаз, наверняка сейчас в глубине души жалея, что отказал ее отцу и не женился на Лизке сам.

Ну вот священник в позолоченных одеждах дал отмашку, герцог Орлеанский откинул с лица невесты вуаль из тончайших золотых нитей, и запечатлел на ее губах скромный поцелуй. Все, теперь Елизавета официально стала герцогиней Орлеанской и хозяйкой Пале-Рояля. Она влюбилась в это поместье с первого взгляда, и никто из миссии даже не сомневался, что уже очень скоро весь шалман, что развел в чудном парке Филипп Орлеанский, а закрепил отец нынешнего герцога Орлеанского, тоже, кстати, Филипп, будет убран жесткою рукою. Елизавета очень ревностно относилась к своему дому. Она никому больше не позволит осквернять его, если надо, то применит силу, но очистит его и вернет былое величие. Даже в Москве никто, включая меня, не мог запросто вломиться в ее дворец, без последующей незамедлительно отдачи.

Мужу, судя по его отстраненному виду, было плевать и на молодую жену, и на Пале-Рояль, он уже долгое время жил в Орлеане и не собирался оттуда перебираться в Париж. А вот Елизавета быстро зачахнет без восхищения и столичной жизни, так что она при первой же возможности рванет в Пале-Рояль, наводить в нем свои порядки. И проживут они вот так долго и очень счастливо: он там, она здесь. Идеальная семейная жизнь для моей немного ветреной тетушки.

Из всех свитских, что она притащила с собой, особенно недовольным выглядел Лесток. А чем он недоволен-то? Здесь ему предстоит настоящая битва титанов, потому что французская знать от нечего делать вовсю практиковалась в различного рода интригах, так что у него будет масса впечатлений и достойных соперников.

Однако, несмотря ни на что, Лиза выглядела вполне довольной жизнью и собой, и это меня вполне устраивало.

После обряда венчания вся толпа, наполняющая собор, переместилась в Пале-Рояль. Вообще-то я думал, что Людовик для таких целей выделит на вечерок Версаль, но тут все гости жестко обломились, хотя мне было все равно, где состоится пьянка королевских масштабов. При этом гулять предстояло без молодоженов, которые удалялись в Орлеан, чтобы провести там медовый месяц. Мы с Лизкой не успели и парой слов перекинуться. Хорошо хоть все было обговорено заранее. Нашей миссии же предстояло прожить в Париже еще неделю, после чего мы отчалим в направлении дома, все, кроме Румянцева, который останется в российском посольстве, ожидая решения по поводу свадьбы императора, чтобы в случае положительного ответа сопровождать Филиппу Елизавету к ее жениху. Заодно он будет вести дела, и запасаться различными разведданными, так сказать.

Уже сейчас ему, а значит и мне, стало известно, что будет стоять на первом месте в требованиях французов при подписании брачного договора – ну тут сюрпризов никаких не ожидалось, это действительно был хотя бы нейтралитет Российской империи в отношении Польши и становлении Лещинского королем. Снова, потому что Станислав уже занимал эту невероятно почетную должность. В свою очередь Франция гарантировала теперь уже свой нейтралитет в разборках России со Швецией, и обещала сильно не пакостить, если начнутся осложнения с турецким диваном. Я также попросил Румянцева поставить одним из пунктов отказ от притязаний на Камбоджу. Французы пожали плечами и обещали подумать. У них там пока не было интересов, а то, что эти интересы начнут сильно расти через каких-то пятьдесят-шестьдесят лет, они даже не догадывались, пытаясь на сегодняшний день переварить Канаду и весьма ловко захваченные острова в различных морях и океанах. Подозреваю, что переговоры будут долгими, но за эту неделю основные пожелания учтутся и будут переданы Шетарди через очередного помощника, которого отправят вместе с нами взамен слегка испортившемуся де Брильи.

В бальном зале, в котором проходила пьянка за здоровье отсутствующих молодоженов, было душно, несмотря на раскрытые окна. Невыносимо воняло очень несвежим потом и таким разнообразием различных духов, что, когда на небе зажглись первые звезды, а праздник все продолжался, и еще даже не было обещанного фейерверка, я почувствовал, что еще немного и где-нибудь рухну, потеряв сознание как самая чувствительная барышня.

Петьку окружили дамы, и он затравленно озирался по сторонам, ища защиты и поддержки, но я ничем не мог помочь другу, я и так весь вечер прятался за колонной, изображая ничего не понимающего чурбана, если кто-то из будущих придворных дам Елизаветы на меня случайно натыкался. Охота за всеми представителями русской миссии была объявлена нешуточная, даже за Румянцевым, которому уже полтинник стукнул, что было достаточно солидным возрастом для этого времени. Русские были диковинкой, настолько редко встречающейся в столице Франции, что заполучить в постель хоть один экземпляр становилось для придворных дам – делом чести. Особенно все оживились, когда на торжественной встрече нашей миссии удивленно увидели такое количество молодых офицеров сопровождения, да и вообще молодых русских дворян, самым старым из которых был граф Румянцев. Граф же Шереметьев так вообще пользовался повышенным спросом, и это, кстати, его пока спасало – повышенный спрос порождал невероятную конкуренцию, и он всегда сумел бы отбрехаться, что просто не смог выбрать самую красивую розу из этого цветника. Сильно от французов мы в плане одежды не отличались, а пребывание при французском дворе хоть и недолго заставило нас вытащить из сундуков помятые парики, чтобы хоть таким образом защититься от насекомых.

Представляю, как мы будем чиститься на первом же привале по дороге домой. Как бы стричься коротко не пришлось, используя вместо ножниц кинжалы.

Но духота нарастала, и я бочком-бочком выскользнул через распахнутое французское окно в парк.

На меня сразу же обрушилась прохлада. Весна в конце апреля все еще не давала жаре окончательно обрушиться на Париж, делая жизнь в нем совершенно невыносимой. Так, например, ночи все еще были довольно холодными, и придворные не разъезжались по своим имениям, спасаясь от смрада большого города на лоне природы. Вдохнув полной грудью, я прошел немного по темной аллее, стараясь не уходить далеко, потому что про этот парк ходили различные слухи и не все они были веселыми.

— Ох, это же были мои новые чулки, — раздавшийся неподалеку нежный женский голос заставил напрячься. Подсознательно я ожидал, что ему вторит мужской, но ничего подобного не происходило, и это было как минимум любопытно. — Да еще и кровь, ну почему я такая неуклюжая?

Любопытство усилилось, я сделал несколько шагов по тропинке, которая делала резкий поворот под углом в девяносто градусов, где я сразу же наткнулся на сидящую прямо на тропинке девушку.

— Что с вами приключилось, мадмуазель? — я присел на корточки, чтобы не напугать ее, возвышаясь всем своим немалым ростом.

— Ой, — она шарахнулась от меня, и тут же всхлипнула, хватаясь за колено правой ноги.

— Тише-тише, я вовсе не хотел вас пугать, просто меня не учили проходить мимо попавшей в беду женщины, — я поднял руки в универсальном жесте, показывающим добрые намерения. — Я так понимаю, вы упали? — она кивнула. В ярком свете луны парк выглядел все более интересным: одновременно зловещим и романтичным. А раздававшаяся из замка музыка лишь усиливала впечатления. — Позвольте вам помочь, — я встал и решительно протянул ей руку. Она недолго колебалась, затем вложила свою маленькую изящную ладошку в мою ладонь, которую от мозолей не спасали даже перчатки. Хорошо хоть от настолько долгой верховой езды ноги колесом не выгнуло. — Здесь недалеко я видел беседку. Если вы позволите, мы расположимся там, и я помогу вам осмотреть повреждения. Они могут быть довольно опасными, знаете ли.

— Вы один из русских офицеров, сопровождающих герцогиню Орлеанскую? — девушка поднялась и тут же охнула, но я подхватил ее за талию, помогая устоять на ногах.

— Да, разрешите представиться, подпоручик Петр Михайлов, — держать ее было приятно. Девчушка была совсем молоденькая, худенькая, но у нее была теплая, нежная кожа, а еще от нее пахло свежескошенной травой. Да она бунтарка, которая похоже свалила из замка, чтобы искупаться в каком-нибудь из многочисленных прудов, разбросанных по парку. За прудами следили гораздо более тщательно, чем за собственным телом, чтобы золотые рыбки, невероятно чувствительные к различным загрязнениям, не передохли.

— Я увидела какую-то тень, когда возвращалась от… — она закусила губу, а затем гордо вскинула голову и продолжила. — Я купалась в озере, возле павильона Венеры, — я хмыкнул, ну вот, как хорошо оказаться правым. — Вас это не шокировало?

— Нет, — я негромко рассмеялся. — У нас в России действует строгий приказ императора, говорящий о том, что тело должно содержаться в чистоте, а нарушившего приказ ждет наказание. Вот граф Шереметьев однажды оказался на конюшне и отведал плетей, когда осмелился явиться ко двору, не освежившись перед этим.

— Правда? — в голосе девушке послышался смех. — О, я буду смаковать эту новость, правда, мне никто не поверит, — она вздохнула. — Да и рассказывать мне ее особо некому. Я практически не жила в Париже и у меня нет здесь подруг.

— И где же вы приобрели эти замашки русалки? — мы добрались до беседки, и я помог ей сесть на удобную лавочку, размышляя, каким образом задрать ей юбки, чтобы осмотреть рану и не напугать до полусмерти, потому что она точно подумает, что я хочу совершить над ней насилие.

— Я воспитывалась в монастыре кармелиток, что в Булони. Там были строгие нравы, и сестры заставляли нас дважды в день мыть руки, лицо и шею, а когда… эм, — она замялась, но потом продолжила говорить, хоть тема была крайне деликатной. Я даже головой покачал, надо же какая сила духа. И тут же одернул себя, осторожней, так можно и голову потерять. — Когда у девушек проявлялись их женские дни, сестры заставляли скоблить тело почти ежедневно, чтобы смыть с себя все следы первородного греха и убрать женскую сущность. Вот только мы привыкли, — она снова вздохнула. — Как оказалось, очень сложно не бежать к тазу, хоть и с ледяной водой, чтобы утром не умыться. Но священники, да и лекари говорят, что это вредно, что монастырь защищен святостью сестер, а в светских обителях открытые поры становятся открытыми воротами для болезней.

— А вот император Петр с ними не согласен, — пробормотал я, и, решившись, опустился перед ней на колени. — Позвольте мне осмотреть вашу рану, я клянусь, что не сделаю вам ничего плохого, хотя не могу обещать, что не причиню боль, когда буду очищать ее.

Ответом мне было долгое молчание, а затем я увидел, как приподнимается юбка, обнажая стройные ножки.

— Это ужасно безнравственно, и, наверное, вы меня будете считать падшей женщиной, Петр Михайлов, но мне очень больно, и пускай это совсем бесчестно, но я лучше переживу несколько минут унижения, чем буду терпеть эту боль, — сказав это она прикусила нижнюю губу, а я внезапно ощутил странное волнение. Нет, это не было даже близко похоже на то болезненное возбуждение, которое охватывало меня иногда в присутствии Елизаветы, это было совершенно новое чувство, которое я даже не мог охарактеризовать, а еще я почувствовал, что краснею. Этого только мне не хватало! — Это ведь сильно безнравственно? — я скорее почувствовал, что она наклонилась ко мне, а подняв голову увидел темные карие глаза прямо напротив моих. Сглотнув внезапно образовавшийся в горле комок, я кивнул и прошептал.

— Ужасно безнравственно, но мы никому не расскажем, — она тихонько хихикнула, я же принялся рассматривать ее разбитую коленку. Ссадина была глубокой, и если я ее сейчас не очищу и не обеззаражу, то может развиться воспаление. Отцепив от пояса небольшую флягу, в которой я в последнее время таскал водку, чтобы сразу же прижигать малейшие царапины, потому что боялся получить гангрену, если вовремя не подстрахуюсь, я смочил ею платок и поднес к ссадине. — Прости меня, но сейчас тебе будет очень больно, — и я принялся очищать рану, стараясь действовать как можно более аккуратно. Тем не менее, девушка вцепилась в мои плечи и тихонько застонала, а когда я, подняв голову, заглянул ей в лицо, то увидел, что по щеке скатилась слеза. Поразившись, с каким терпением она переносила весьма неприятную процедуру, я снова ощутил то самое волнение, которое мне так не понравилось.

— Какой он, расскажите мне, — она говорила сквозь стиснутые зубы, но в ее голосе появилась твердость и даже требовательность, как у человека, привыкшего приказывать.

— Кто? — я снова смочил платок, перевернув его другой стороной, и вернулся к прерванной экзекуции.

— Император Петр. Просто, когда мы разговариваем, мне не так больно, — призналась она. Снова тихонько застонав. — О нем столько разных слухов ходит. И что он очень красив, высок, и женщины от него без ума. А еще он осмелился бросить вызов самому Святому престолу, выслав из страны многих католиков, — в ее голосе звучало искреннее восхищение, а я внезапно ощутил глухое раздражение. Мне стало неприятно, что эта пигалица так говорит обо… мне? Я что, ревную? К самому себе? Внезапно мне стало смешно, и я сдавленно хмыкнул.

— Да, а еще он жрет картошку, чтобы женщинам особо нравиться, — грубо ответив, я закрыл крышку на фляге, и осторожно опустил юбку, скрывая от своего нескромного взгляда ножки, открытые до колен, еще по-детски голенастые, как у породистого жеребенка.

— Я вас чем-то обидела? — она удивленно посмотрела на меня, а я едва не пнул сам себя. Что на меня нашло?

— Нет, — я вымученно улыбнулся. — Просто сложилось впечатление, что он вам нравится, хоть вы его ни разу не встречали. Это немного странно.

— Некоторые поступки императора вызывают искреннее восхищение. Но на то он и император, чтобы принимать ответственность за такую огромную страну, которой он правит. Но император Петр так молод, сколько ему лет? Шестнадцать?

— Еще пока нет шестнадцати, но скоро исполнится, — я протянул руку. — Нам стоит вернуться во дворец. В этом парке ночью небезопасно… — и в этот момент меня заглушил свист, потом раздался грохот и в небе распустился первый огненный цветок.

— Фейерверк, смотрите, Петр, как красиво, — и она, забыв о своей ране вскочив, захлопала в ладоши. Я же смотрел в ее сияющие глаза и с тоской думал, что, кажется, влюбился. Кто она? Наверняка из небогатых дворян. Во всяком случае простое платье без намека на драгоценности, простая прическа и переживание насчет порванных чулок, ясно указывают на это. Да и монастырь кармелиток. Я слышал, что эти монастыри отличаются очень суровым воспитанием. Вряд ли знать отдала бы туда свою дочь. — О, а я только сейчас заметила, что вас зовут Петр, как и вашего императора, — опять император Петр, я снова ощутил раздражение. Заставив себя не сходить с ума, я улыбнулся, глядя на фантастическую картину в небесах.

— Это распространенное имя, графа Шереметьева тоже Петр зовут, — говоря это я смотрел на очередную взорвавшуюся в небе ракету. А затем, повернувшись, я столкнулся с внимательным взглядом карих глаз. — Так что вас так испугало, что вы упали?

— Когда я возвращалась от озера, то мне показалось, что за мной кто-то идет, а потом я увидела темный силуэт и побежала, — она сама протянула взяла меня за руку. — Пойдемте, Петр, а то мне становится холодно.

Буквально заставив себя включить остатки порядочности, которую я, казалось бы, давно утратил, я не принял протянутую руку, лишь еще раз позволил себе подхватить ее за талию, спуская из беседки на тропинку. Дальше мы шли не касаясь друг друга. Фейерверк все продолжался, но никто из нас не посмотрел больше на небо. Я думал о том, как же меня угораздило так вляпаться? О чем думала идущая рядом незнакомка, именем которой я так и не догадался поинтересоваться, я не знал, и не хотел знать, чтобы не усугубить и так очень даже пикантную ситуацию.

— Филиппа Елизавета! — женский голос, в котором звучало такое непередаваемое изумление, что я опешил, особенно, когда узнал в оравшей женщине вдовствующую герцогиню Орлеанскую, мать укатившего с Лизкой герцога и моей предполагаемой невесты. Оглянувшись, и убедившись, что ее никто не услышал, она стремительно подошла к нам и ухватила мою спутницу за плечо. — Вы где были? И почему в таком виде? Его величество уже пенял мне за то, что не увидел вас в соборе на бракосочетании вашего брата! Вы что, вознамерились разрушить еще один весьма перспективный союз? — последние слова она практически прошипела. Затем резко повернулась ко мне. — А вас, молодой человек, я попрошу держаться от моей дочери подальше. Неужели вы не в курсе, что она обещана вашему императору? Так вы служите своему господину? — пока я пытался прийти в себя от такого наезда, одновременно переваривая новость, что так понравившаяся мне девчонка – моя перспективная невеста, герцогиню Орлеанскую несло все дальше. Теперь она всерьез взялась за дочь, волоча ее к какому-то черному входу, видимо, чтобы гости в этой простолюдинке не дай Бог, не признали мадмуазель де Божоле.

— Где вы были, государь Петр Алексеевич? — так, а теперь, похоже, возьмутся за меня. Я повернулся к Петьке, смотрящему на меня прожигающим взглядом и заметил играющие на его лице желваки.

— Не порть момент, Петруха, — я снова повернулся в ту сторону, куда утащили принцессу. — Я только что принял решение. Я женюсь, Петька, правда, сначала найду того художника, что рисовал ее портрет, и руки ему оторву, — говоря это, я вытащил миниатюру и, рассматривая ее, покачал головой. Совершенно не похожа, неудивительно, что я ее не узнал.


Глава 20

— Где её черти носят? — я пнул попавшую под ноги ветку, раздраженно посматривая по сторонам. Начинало смеркаться, а освещение парка Пале-Рояля оставляло желать лучшего. — Неужели она не понимает, что этот парк очень опасен?

— Успокойся, государь, — рядом со мной шел Румянцев, а так как я пребывал не в самом лучшем расположении духа и шел, положив руку на эфес шпаги, то со стороны наше шествие выглядело так, будто граф вышел прогуляться, а рядом с ним шел напряженный телохранитель. — Ее высочество, принцесса Филиппа, естественно, осведомлена об опасностях парка, как-никак это ее дом, но она также знает, что во дворце ей оставаться еще более небезопасно. Ее свежесть, невинность и стойкость влечет к ней, как пчел к цветку, распутников самого разного толка. Я вообще удивляюсь, как она сумела остаться такой в этом царстве разврата, начало которому положил ее отец, устраивая в этих стенах самые разгульные оргии, которым позавидовали бы жрецы и жрицы Вакха.

— Вы узнали, Александр Иванович, почему была расторгнута помолвка с инфантом Карлом? — я снова огляделся, чтобы найти хотя бы какой-нибудь указатель, указывающий, где находится этот чертов пруд с павильоном Венеры, в котором Филиппа так любит зависать. Указателей нигде не было, и мы двигались по спирали, стараясь не пропустить заветный поворот. Я искал ее, чтобы попрощаться и раскрыться, потому что утром мы уезжаем, и я с Филиппой не увижусь почти год. Румянцев нужен мне был для того, чтобы я не наделал глупостей. Александр Иванович все понимал и только усмехался, как бы говоря, что это ничего, он тоже был когда-то таким же молодым и пылким.

— Там какая-то очень некрасивая история произошла, государь. Родная сестра ее высочества была помолвлена с инфантом Луисом, но когда, согласно договору, ко двору прибыла Филиппа Елизавета, ее отношения с сестрой резко ухудшились, поговаривают, это случилось потому, что инфант Луис не на шутку увлекся ее высочеством. В итоге произошла безобразная сцена между братьями, да еще и Луиза Елизавета подлила масла в огонь. Королева Изабелла приняла сторону Луизы, и помолвка Карла с Филиппой была разорвана. При этом саму Филиппу никто не спросил о том, как она к этому относится, но я немного поболтал со старым другом, прибывшим на днях из Мадрида, так вот он утверждает, что никаких даже скрытых намеков Филиппа Елизавета Луису не подавала, и со стороны казалось, что она искренне пытается отыскать в нем положительные черты, чтобы их семейная жизнь сложилась удачно.

Я только сжал и разжал кулак. Да где же этот чертов павильон?


С Филиппой мы практически не виделись наедине, да она вообще крайне редко посещала увеселения, проводимые в нашу честь, которые были ежедневными и уже на третий день сидели в печенках не только у меня. Но я исправно появлялся на этих сборищах, потому что на них всегда можно было узнать что-нибудь действительно интересное. На четвертый день я столкнулся с Филиппой на одном из празднеств, и едва не прошел мимо, потому что едва узнал. Ее упаковали в роскошное платье, которое на ее хрупком теле смотрелось глупо, сделали высокую прическу, обильно посыпав волосы рисовой пудрой, и разукрасили лицо. Она стояла за одной из колонн, за которыми я сам любил прятаться, а ее маман занималась своим любимым делом – шпыняла дочь как могла.

— Вы только посмотрите на себя, — герцогиня шипела, как рассерженная змея. — Этот вульгарный загар никак не убирается даже тем количеством пудры, что нас вас сейчас присутствует.

Я слегка притормозил, и едва не упал, разглядев девушку, потому что я ее реально не узнал. Да как ее мать-то узнала, когда буквально оторвала от меня? Хорошо, что колонн в зале много, и можно спрятаться за одной из них, и спокойно понаблюдать за Филиппой. Держалась она достойно дочери герцога Орлеанского, регента Франции, ходила с высоко поднятой головой, но я видел, что праздник ее угнетал. Она держалась особняком, и не примыкала ни к одной из групп людей, на которые в итоге оказались разбиты все гости. Ко мне подошел Шереметьев и тихонько сказал по-русски.

— Надеюсь, ты запретишь ей так уродовать себя, когда женишься. Я, признаться, даже не сразу ее узнал, настолько она отличается от той девушки, которую увела герцогиня, — я покосился на Петьку, но промолчал, продолжая смотреть на Филиппу, остановившуюся недалеко от нас, и спрятавшуюся за веером.

И тут к ней подошла довольно миловидная блондинка.

— Ах, ваше высочество, вам так идет это платье, — промурлыкала она, оглядывая Филиппу, и останавливая взгляд на декольте девушки. — Вы должны признать, что французские портные настолько талантливы, что умудряются показать то, чего вовсе нет. Жаль, что вашего жениха здесь нет, он бы оценил подобное зрелище, — ах ты ж стерва, намекаешь на то, что у хрупкой девочки, которой едва исполнилось пятнадцать лет, нет таких же пышных форм как у тебя? Пальцы Филиппы, которыми она сжимала веер, побелели, и я уже готов был услышать треск ломаемых пластинок, а также был готов к тому, что она сейчас просто уйдет. Подняв подбородок, но уйдет, потому что действительно трудно было что-то противопоставить тому, что ей сейчас сказали. Ну нет у нее третьего размера, и что? Она худенькая невысокая девочка с глазами олененка, у нее и не должно быть… так, спокойно, Петр, спокойно, ей это не впервой, а при нашем дворе, она и не такое услышит. Но, к моему удивлению, Филиппа не ушла. Она улыбнулась сладкой улыбкой и таким же приторным тоном ответила.

— Ах, боюсь вас разочаровать, графиня, но это платье я привезла из Мадрида. О, вы должны признать, что насколько искусны испанские портные, чтобы показать то, чего нет, настолько же бездарны французские, чтобы скрыть то, что, по-вашему, имеется в наличии. А теперь прошу меня извинить, вдовствующая герцогиня Орлеанская желает меня видеть подле себя, — и она отошла от опешившей блондинки с истинно королевским видом.

Мы с Шереметьевым переглянулись, и Петька прыснул.

— А у нее очень даже змеиный язычок. Думаю, что тебе на этот раз действительно повезло, государь Петр Алексеевич, — и Шереметьев в знак одобрения сжал мое плечо. Я кивнул ему и направился за Филиппой, которая стремительной походкой направлялась в сторону открытых окон.

Когда я вышел вслед за ней, то увидел, что она стоит, прислонившись лбом к колонне в тени, так, что падающая на нее тень практически скрыла ее от любопытных взглядов.

— Ваше высочество, — я подошел и остановился, не подходя слишком близко. Она выпрямилась и обернулась, внимательно меня разглядывая. Молчание затягивалось, и я уже думал, что нужно что-то сказать, но Филиппа меня все же опередила.

— Я хочу попросить прощения за то, что повела себя в тот вечер слишком вольно, и, возможно, дала вам повод думать, что я вполне доступна, но вы меня не узнали, и это было так… необыкновенно. Нам нельзя больше встречаться, Петр Михайлов, это неправильно.

— Что же в этом может быть неправильным? — я невольно нахмурился.

— То, что я две ночи думала о вас, и совсем не думала о своем женихе! — она прижала руки к заполыхавшим щекам и попыталась проскочить мимо меня. Я же перехватил ее руку, думая, что сейчас вполне подходящий момент, чтобы отвести ее немного дальше в парк и закончить весь этот фарс.

— Филиппа…

— Оставьте меня, прошу вас, — она так сильно рванула руку, что я не сумел ее удержать, а стиснуть сильнее – это оставить на нежной коже синяк. — Оставьте мне хоть немного гордости, — и она, подхватив юбки убежала. Я же стоял и тер лоб, соображая, что сейчас произошло.

— Ну ничего, в Москве мы во всем разберемся. Там ты не сможешь бегать от меня вечно, — прошептал я, направляясь прямиком в выделенную мне спальню, чтобы перед сном еще раз просмотреть начинающий приобретать вид полноценного договора, наброски брачного соглашения.


Свернув на очередной виток спирали, мы с Румянцевым подошли к какой-то лавке, и я уже хотел пройти мимо, но тут меня привлекла арабская вязь на вывеске. Резко развернувшись, я вошел внутрь. На меня обрушилось такое смешение запахов, что я несколько раз чихнул, чем привлек внимание хозяина лавки, маленького с бегающими глазками, чернявого. Именно такими я всегда представлял себе восточных торговцев.

— Господа желают что-то приобрести? Может быть, духи, или румяна? — затараторил торговец, но я прервал его, властно подняв руку. Что меня всегда поражало в этих людях – они всегда четко могли распознать, кто действительно правит бал. Торговец практически не смотрел на Румянцева, он обращался ко мне и только ко мне, безошибочно определив, кто из нас главнее.

— Нет, духи меня не интересуют, — я навалился животом на прилавок и заговорщицки прошептал громким шепотом. — Я хочу что-нибудь совершенно необычное, из самого сердца сераля, — я знал, что у восточных женщин, особенно проживающих в гаремах владык имеется испокон веков небывалое количество всевозможных приблуд, используя которые они старались привлечь внимание господина, и хна с сурьмой здесь стояли далеко не на первом месте – это был так, эконом-вариант, для самых бедных. У меня же куча скучающих химиков дома, которым можно дать задание сделать нечто похожее, и куча Лизкиных денег, которые я уже прикидываю, как можно потратить с пользой.

— О, кажется, я знаю, что имеет в виду молодой господин, — хозяин развратно мне подмигнул, за что едва не получил в рожу. Я в последний момент сдержался, чтобы ему не зарядить в нос. — Вот, — хозяин нырнул под прилавок и тут же вынырнул обратно, протягивая мне какую-то мазь в широкогорлом флаконе. Крышка была плотно притерта, а когда я ее открыл, то тут же поморщился из-за резкого запаха, который заглушил даже запах различных духов.

— Что это? — спросил я резко, выпрямляясь и пристально глядя на хозяина.

— Это мазь, которая может удалить волоски с тела гурии, делая ее кожу нежной, как попка младенца, — ответил хозяин и расплылся в сальной улыбке, которая быстро погасла. — Но она почти не пользуется здесь спросом, и это так обидно, особенно когда видишь, сколько времени французы уделяют ублажению плоти.

Депилятор? Серьезно? Нет, я слышал, что наложницы султана не должны были иметь на теле ни волоска, но…

— Покажи, — я указал на его запястье, покрытое густыми черными волосами. Хозяин было дернулся, но я приподнял бровь, демонстративно положив руку на рукоять кинжала. — Покажи, живо.

Мазь легла поверх жестких волос на руке араба. Прошла пара минут, когда он с таким вздохом, словно я потребовал его отдать мне единственную дочь, начал соскребать мазь специальным серебряным скребком. Когда последние следы мази были убраны, мы с Румянцевым с недоверием уставились на абсолютно чистое запястье.

— Это какой-то фокус, государь? — повернулся ко мне Александр Иванович.

— Нет, это не фокус, — я покачал головой. — Беру три флакона. Что еще есть на складе? — сказав последнюю фразу, я не сумел сдержать усмешку. Никогда не думал, что ее можно будет где-то ввернуть.

— Вот, — хозяин протянул мне какой-то брусок. Я взял его, повертел в руках и недоуменно посмотрел на хозяина. — Этим трут кожу, чтобы уменьшить потливость, — я быстро провел бруском по ладони и поднес к глазам. До меня донесся очень тонкий, невесомый запах в котором я опознал вербену, а ладонь была как будто я ее намазал антиперспирантом.

— Я слышал, что это один итальянец придумал подобную вещь, — медленно проговорил я, вытаскивая золотой.

— Итальянец не мог придумать то, чем пользовался еще благословенный Сулейман Первый и Хюррем-султан, если только он не украл эти знания, — хозяин аж побагровел от такого несправедливого на его взгляд обвинения.

— Я верю, и беру эту штуковину… тоже три, — и я кинул на прилавок золотой, который исчез едва ли не быстрее, чем успел коснуться почерневшего от времени дерева.

Мы вышли из лавки, и я снова быстро зашагал по тропинке. Румянцев догнал меня и пошел рядом.

— Я могу узнать, государь, зачем…

— А почему бы и нет? — я покосился на графа. — Елизавета, теперь уже герцогиня Орлеанская, выделила значительную сумму денег, чтобы я построил большую мыловарню, чтобы мыло стало дешево и доступно даже беднякам. Конечно, разное качество мыла будет порождать разные цены, это естественный процесс. Но, почему бы наряду с мылом не делать что-то еще? Вот эту мазь, например, — я потряс холщовой сумкой, в которую торговец упаковал мои покупки, которые стоили, конечно, меньше золотого, так что на сумку я мог рассчитывать. — Задать Юдину задачу, рассказать про историю Хюррем, которую до сераля звали Роксоланой, и чтобы он обязательно упомянул про то, что своим успехом она была обязана именно вот таким интересным вещицам. Ну и название погромче, что-нибудь типа: «Из глубин сераля в вашу баню», — я не выдержал и хохотнул. — А вообще это благодатная тема. Вот кто знает толк в омовениях, так это османы. Так что и у них есть чему поучиться, потому что, знаешь, Александр Иванович, чего у османов мало? — он покачал головой, а я глядя на тропинку сразу же ответил. — У них мало болезней, которые принимают вид ужасных жатв. Так что да, я пойду на многое, чтобы научить тому же мой народ, если в итоге это убережет его от беды.

И тут мы вышли к живописному пруду, на берегу которого раскинулась беседка, внешне напоминающая каменный грот. На берегу располагались в произвольном порядке огромные плоские камни, и было так легко представить, что на одном из этих камней, нагретых солнцем, сидит Филиппа, распустив длинные черные волосы, чтобы они быстрее высохли после купания. Мне на глаза попалось какое-то белое пятно. Подойдя поближе, я увидел, что это была раскрытая книга. Значит, мы действительно нашли это место, которое так любила принцесса. Но почему она ушла, оставив тут книгу… Внезапно я вспомнил обстоятельства нашего знакомства – она бежала, потому что была уверена, что за ней кто-то следит.

— Филиппа, — я быстро вошел в грот, но он был пуст. — Филиппа!

Тут, словно в ответ на мой призыв, невдалеке раздался женский крик. Бросив книгу и сумку с купленными восточными диковинками, я бросился в ту сторону. Кто бы знал, каким словами я ругал себя за то, что потерял в арабской лавке драгоценные минуты, потому что, в противном случае мог бы быть уже здесь, а не бегать кругами, с ужасом думая, что опоздал.

Раздавшийся совсем близко крик, привел меня к очередному пруду, скорее к большой луже, возле которой какой-то хрен пытался повалить на землю, отчаянно вырывающуюся Филиппу.

— Отпустите меня! — она махнула в очередной раз рукой, и мужик грязно выругался, невольно отшатнувшись, и схватившись за щеку.

— Ах ты, сука… — но этой секундной задержки хватило мне, чтобы одним прыжком оказаться возле Филиппы и встать перед ней.

— Вам же было ясно сказано, сударь, что девушка не жаждет вашего внимания, — я обратил внимание, что Филиппа замерла у меня за спиной, а мужик отнял руку от лица и ощерился. Он был хорошо одет, при шпаге, что являлось прямым доказательством того, что передо мною дворянин. На щеке у него было глубокая кровоточащая царапина, да, доказательства того, что Филиппа не слишком хотела очутиться в его объятьях, были, так сказать, налицо, точнее на лице.

— Отойди, щенок, и не мешай мне. Я уже не первый вечер наблюдаю за этой мещаночкой, и поклялся себе, что буду у нее первым, — понятно, он ее не узнал, и не мог знать, что именно меня, согласно договору, который почти готов, назначили, чтобы быть для нее не просто первым, а единственным.

— Вы ошибаетесь, сударь… — он не дал мне его разочаровать, объявив, что за коронное преступление, а то, что он только что хотел сделать, считалось именно коронным преступлением, полагалась смерть и была эта смерть не особо приятной. Я не сумел всего этого ему объяснить по одной простой причине, он бросился на меня и сумел повалить на землю, точнее, мы упали в пруд. Филиппа завизжала. Ну что ты, маленькая, я с волками один на один выходил, с матерыми, вооруженный лишь кинжалом, так что и с этим весьма озабоченным господином, с божьей помощью, справлюсь.

Он был грузнее меня, и менее гибким, а в воде много не навоюешь, так что я весьма ловко вывернулся и вскочил, обнажив шпагу. Мужик, через секунду уже стоял напротив меня, с перекошенным от бешенства лицом.

— Защищайтесь, сударь! — и он бросился на меня со шпагой, как носорог.

Не зря мы с Петькой столько времени убили на бесконечных, практически ежедневных тренировках. Круговой батман, поймать равновесие, стойка и удар. Классический ку де коте а гош, от которого он почему-то не сумел защититься.

На самом деле шпага очень легко входит в тело человека, встречая препятствие только тогда, когда задевает кость. Вот и моя шпага вошла очень легко, затем пришло ощущение сопротивления, а потом траектория движения слегка изменилась, и шпага словно провалилась в пустоту. Сердце. Именно провалом в пустоту описывают попадание в сердце. Рывком выдернув шпагу, я смотрел как он медленно падает на колени, на его лице ярость сменяется изумлением, а затем он валится лицом прямо в ту самую лужу, в которой мы с ним до этого искупались.

— Государь! Петр Алексеевич! — на эту небольшую полянку вывалились два гвардейца, Румянцев, в одной руке сжимающий шпагу, а в другой мою холщовую сумку, Петька Шереметьев, тоже с обнаженным клинком… Я прислушался к ощущениям. С того момента как я услышал крик Филиппы, и выскочил сюда, прошло всего две минуты, именно на таком расстоянии от нас с Румянцевым «прогуливался» граф Шереметьев с парой гвардейцев.

Я подошел к Филиппе и очень осторожно вытащил у нее из руки короткий нож, которым она порезала морду своему несостоявшемуся насильнику. На меня девушка не смотрела, она не отрывала взгляда от тела, неподвижно лежащего неподалеку.

— Я слышала, что больше всего он любит глумиться над девушками, не достигшими шестнадцати лет. Он ведь не просто их… он… — она закрыла глаза. — Я никогда не думала, что он зайдет так далеко, но в этом виде он меня не узнал, принял за мещанку, гуляющую в парке. Парк ведь открыт для посетителей, — ее ровный безэмоциональный тон мне очень не понравился. Чтобы привлечь внимание Филиппы к себе, я схватил ее за плечи и несильно встряхнул.

— Филиппа, посмотрите на меня, — она перевела взгляд с тела на меня. — Теперь вы наконец-то поняли, что нельзя в этом парке гулять одной без охраны?

— У меня нет охраны…

— Есть, с этого дня есть, — я взглянул на Румянцева, который в этот момент вкладывал шпагу в ножны. Заметив мой взгляд, Александр Иванович утвердительно кивнул. Я снова посмотрел на мою принцессу. — Обещайте мне, что никуда больше не выйдете, пока не дождетесь сопровождения, которое выделит вам граф Румянцев?

— А зачем? — Филиппа все еще говорила спокойно. — Когда твоя родная сестра кричит прилюдно, что ты шлюха, что ты похищаешь чужих женихов, а тот, кого ты уже стала считать своей защитой и опорой ничего не делает, чтобы тебя защитить… Зачем? Если все во Франции и в Испании уверены, что Филиппа Елизавета – порченый товар, который сейчас важно продать кому-нибудь, кто не в курсе этих подробностей и как можно быстрее, пока он не узнал? Зато я впервые почувствовала свободу. Свободу делать и говорить все, что захочу, потому что испортить мою репутацию еще больше – просто невозможно!

— Пойми, дурочка, что сейчас речь идет не о твоей репутации, а твоей жизни! — я снова ее слегка встряхнул. — Да посмотри ты на меня! — поймав взгляд карих глаз я тихо добавил. — Поверь, я способен тебя защитить. Обещай, что будешь во всем слушать графа Румянцева, поклянись.

— Кто ты? — она смотрела мне прямо в глаза. Сейчас, мне казалось, что кроме нас в этом маленьком тупичке, одном из многих в этом парке, никого больше нет. — Ты ведь не просто Петр Михайлов?

— Нет, не просто. Я император Петр, тот самый, кому тебя хотят побыстрее отдать.

— Я догадывалась. Просто не могла поверить, что мне может хоть раз в жизни повезти. Что тот Петр, который мне снился, и мой жених – это один и тот же Петр. Мне ведь никогда не везло, ни разу в жизни, так почему сейчас должно было быть иначе, — она говорила все тише и тише, под конец я уже с трудом мог расслышать, о чем она вообще говорит. И тут она уткнулась мне в плечо и всхлипнула раз, другой, а затем разревелась, судорожно стискивая в руках лацканы мокрого камзола. Я лишь растерянно оглянулся на Петьку, который пожал плечами и склонился над телом убитого мною мужика. Я прислушался к себе, пока осторожно гладил по голове Филиппу, которая со слезами выплескивала все, что так долго копилось на душе: все свое разочарование, всю безнадежность, в которую превратилась ее жизнь. Наверное, это странно, но я не чувствовал ни сожалений, ни раскаянья, только глухое удовлетворение – этот подонок заслужил, чтобы его прирезали как бешеную собаку. Наконец, слезы пошли на убыль, и Филиппа немного отступила от меня, опустив взгляд в землю. Ну что еще? — Мне нужно будет учить русский язык, а он мне показался очень сложным, и… мне же придется принять православную веру?

— Да, — я серьезно кивнул. — Ты сменишь веру? Ты приедешь ко мне?

— Когда? — она подняла глаза, и я вновь увидел в них тот самый блеск, как тогда, когда она с детской непосредственностью радовалась фейерверку.

— Через год.

— Да, я приеду, — и она повернулась к Румянцеву. — Граф, я прошу подобрать мне учителей русского языка, русских обычаев и пригласить православного священника, чтобы он подготовил меня, — эта девочка была предельно серьезна, и теперь никто не замечал ее растрепанного вида и порванной одежды, все видели в ней будущую императрицу, и Румянцев первый принял ее в этой роле, склонив голову.

— Конечно, ваше высочество. Да, я просил бы вас послушать совета государя и не выходить из дома без надежного сопровождения, — теперь уже кивнула она, признавая его правоту.

Петька тем временем поднялся и кивнул на тело.

— А кто это вообще был?

— Граф Жан Батист Франсуа Жозеф де Сад, — Филиппа пожала плечами, презрительно поджав губы. Мне вообще показалось, что она с трудом сдерживается, чтобы не отпинать хорошенько его труп.

— Кто? — невольно вырвалось у меня. — Граф? Не маркиз?

— С чего бы де Садам становиться маркизами? — Филиппа передернула плечами. — К счастью он не успел обзавестись наследником, и их проклятый род пресекся, — она подошла к нему, и под нашими изумленными взглядами вывернула карманы, забирая все ценное, даже с пальцев перстни стащила и бросила свою добычу в мою холщовую сумку, первое, что попалось ей на глаза. Затем она поднялась, и с нескрываемым удовлетворением произнесла. — Граф подкарауливал свою очередную жертву, а в это время грабители подкараулили его, такое случается, особенно в парке Пале-Рояль.

Я подобрал челюсть и в последний раз посмотрел на темную кучу, бывшую когда-то графом де Садом, приходящимся, скорее всего, отцом того де Сада, которого в моем мире знали, как маркиза. Ну, можно сказать, что я немного почистил этот мир. Как там говорится? Убив змею, ты тем самым сорок грехов с себя снимаешь. А принцесса хороша. Только вот не могу понять, мне такая ее хозяйственность, она ведь не выбросила драгоценности, снятые с графа, а аккуратно сложила в сумку почти мужа, нравится, или все же не очень?

По шее потекла капля с мокрых волос. Я передернулся. Сделав шаг к Филиппе, на мгновение прижал ее к себе и поцеловал – коротко, жестко, и тут же отпустил. Она смотрела на меня широко открытыми глазами, поднеся руку к губам, я же повернулся к Румянцеву.

— Привези мне ее, Александр Иванович, — затем кивнул гвардейцам. — Сопровождайте.

И пошел прочь, не оглядываясь, а сзади за мной неслышной тенью шел Петька.

Утром мы уехали очень рано, еще даже толком не рассвело.

Сейчас нас не задерживали кареты и обозы, мы практически нигде не останавливались, лишь затем, чтобы дать коням отдых. Все под конец слилось в непрерывную серую ленту дороги.


Окончательно определившись с приданым, Румянцев завершил подготовку брачного договора аж на одиннадцати листах. Видимо, Филиппа была права, французы ко всему прочему так сильно хотели избавиться от опозоренной принцессы, что, почти не торгуясь в качестве приданого обязались доставить четыре линкора, и семь фрегатов в полной оснастке. Эти корабли и должны будут через год доставить Филиппу в Россию, чтобы она стала моей женой. Ну а мне за этот срок нужно было очень много проблем решить, чтобы хотя бы медовый месяц полноценный провести, не подпрыгивая из-за очередного кризиса.

Сейчас же меня ждали результаты деятельности Ушакова, и куча до сих пор нерешенных проблем.

Проезжая по Австрии, мы заехали за Фридрихом, который не оставил своих планов поехать в Россию, и с готовностью присоединился к нашему отряду.

В Европе не происходило ничего, от слова совсем. Словно мир замер в ожидании чего-то, способного кардинальным образом изменить существующий порядок. Словно перед грозой, когда даже легкий ветерок не тревожит такое хрупкое спокойствие, или же как в глазе бури: но как бы его ни называли, оно в любом случае приводит к буйству стихии, сметающему все на своем пути. И самое главное – это устоять, а то и оседлать эту бурю, и кто сумеет сориентироваться первым, тот в итоге и станет царем горы.

К Москве выехали в солнечный ясный день. Было жарко, камзолы у всех были расстегнуты, но с тех пор, как пересекли границу Российской империи, почти все члены отряда чувствовали небывалый подъем.

— Что это? — Фридрих привстал на стременах и протянул руку, показывая куда-то вверх. На его лице при этом отразилось сильнейшее удивление. Я посмотрел туда, куда он показывал, приложив ладонь ко лбу, и не удержавшись, присвистнул. В небе над Москвой парил самый настоящий воздушный шар.

У него получилось! У Эйлера получилось! Опустив руку, я закрыл глаза. Я дома, и моя история только начинается.


Nota bene

Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/135729



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Nota bene