Туристскими тропами Крыма: Путеводитель [Валентина Махнева] (fb2) читать онлайн

- Туристскими тропами Крыма: Путеводитель 5.49 Мб, 156с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Валентина Алексеевна Махнева - Галина Сергеевна Сергеева

Настройки текста:



В. Махнева, Г. Сергеева ТУРИСТСКИМИ ТРОПАМИ КРЫМА Путеводитель



Издательство «Таврия»

Симферополь — 1971

* * *
За многие тысячи километров едет в Крым неугомонная армия туристов. Сотни крымчан в выходные и отпускные дни на троллейбусах, автобусах, собственных и попутных машинах уезжают к «исходным рубежам», откуда начинают увлекательное путешествие по туристским тропам полуострова. Пешеходный туризм уже давно стал массовым. Автомобильный тоже. Теперь это не только отдых, но источник познания, эстетического обогащения, которое дает соприкосновение с историей и природой Родины.

Крым для массового туризма — поистине благодатный край. Еще несколько лет назад можно было говорить о нехоженых его уголках. Теперь это понятие устарело. В самых глухих крымских лесах, на яйле, в степи, на северо-западном побережье, недавно пустынном, — всюду можно встретить людей с рюкзаками, выйти к палаточным городкам. В Крым влекут его природные достоинства: теплый климат, по-южному ласковое море, живописные горы, изумрудно-зеленые долины, широкий разлив степей. Природу полуострова не раз воспевали в стихах и прозе поэты и писатели, и даже ученые при соприкосновении с ней теряют свою обычную бесстрастность.

Тот, кого интересует история, познакомится здесь с памятниками античности и средневековья, побывает на местах сражений гражданской и Великой Отечественной войн. Интересно знакомство и с сегодняшним днем полуострова. Крым — не только огромная, всемирно известная здравница. Это край садов и виноградников, полей пшеницы и риса, это молодые многоэтажные города и заводы, выросшие на вчерашних пустырях, это слава города-героя Севастополя и железорудной Керчи. Это новые широкие проспекты и площади городов, музеи, театры, библиотеки, Дворцы культуры, парки.

В среднем за год Крым посещают свыше 130 тысяч человек, имеющих туристские путевки, и около полумиллиона так называемых неорганизованных туристов. До 10 тысяч человек принимают одновременно 16 турбаз Крымского областного совета по туризму и экскурсиям. В его ведении, кроме того, 17 горных приютов. Запланировано строительство новых турбаз, спальных корпусов, приютов — в Севастополе, Алуште, Евпатории, Феодосии, Судаке, в селах Портовое и Стерегущее. Проектируются пансионаты, кемпинги в районе Карабаха, Судакских ворот, Большого каньона; приюты, хижины — на Байдарском перевале, у Чатыр-Дага и в других местах горной части полуострова.

Канатные дороги будут поднимать туристов на Ай-Петри, Красный Камень, Чатыр-Даг. Намечается благоустройство наиболее посещаемых пещер.

Турист — человек любознательный, ему хочется как можно больше узнать, сохранить в памяти увиденное и услышанное. Ему помогут в этом инструкторы по туризму и экскурсоводы, фотоаппарат и краеведческие книги. Мы надеемся, что этот путеводитель тоже станет добрым помощником и для обладателей туристских путевок, и для тех, кто самостоятельно путешествует по крымским дорогам и тропам.

Авторы выражают благодарность заместителю председателя Крымского областного совета по туризму и экскурсиям В. Д. Солохе, старшему инструктору совета А. В. Зубареву, старшим инструкторам турбаз А. А. Антонову, С. В. Кирьянову, инструктору Е. И. Маркову, кандидату исторических наук Е. Н. Шамко, ученому секретарю Крымского отдела Института археологии АН УССР О. И. Домбровскому, полковнику в отставке А. П. Гарану за помощь, оказанную ими в работе над книгой.


В горный Крым

Маршрут № 22 Симферополь — Бахчисарай — Соколиное — Ялта Протяженность маршрута — 192 км

Почти все туристские маршруты, в том числе и этот, берут свое начало в Симферополе. Основанный во второй половине XVIII в.[1] на пересечении путей, соединяющих север и юг, восток и запад полуострова, город исторически сложился как административный центр Крыма. Это отразилось и в его названии: слово «Симферополь» — греческого происхождения, оно означает «город пользы», «город-собиратель».

Во время пребывания на симферопольской турбазе «Таврия» туристы могут совершить прогулку на Петровские высоты. Отсюда открывается широкая панорама города.

Он лежит в котловине между Внешней и Внутренней грядами Крымских гор, в долине реки Салгир. В центре города высится бронзовая скульптура В. И. Ленина, установленная на площади его имени. Рядом — большое здание Дома Советов. В северной части Симферополя видна башня железнодорожного вокзала, правее его тянутся кварталы нового жилого района. Далее к северу в голубой дымке просматриваются очертания градирен Симферопольской ГРЭС.


Улица Гагарина в Симферополе.


В западной части расположены основные промышленные предприятия областного центра. Отсюда, с возвышенности, хорошо видно одно из самых высоких зданий города — дом технической учебы ДОСААФ; за ним находится кожевенно-обувной комбинат им. Ф. Э. Дзержинского, вырабатывающий более трех миллионов пар обуви в год; перед ним у Севастопольского шоссе — мясокомбинат, молокозавод, телевизорный завод. Телевизоры «Крым», выпускаемые этим заводом, в 1970 г. экспонировались на международной выставке в японском городе Осака.

Во все концы Советского Союза и в 46 зарубежных стран отправляет режущие части для сельскохозяйственных машин завод «Сельхоздеталь». Автоматические поточные линии по изготовлению жестяных банок, закаточные машины и другую продукцию завода продовольственного машиностроения им. В. В. Куйбышева можно встретить на консервных заводах Херсона, Калининграда, Омска, Семипалатинска, а также во многих зарубежных странах. Поступает это оборудование и на симферопольские консервные заводы. Один из них — завод им. С. М. Кирова — расположен у подножия Петровских высот. Всего в Симферополе около 80 промышленных предприятий.


В сборочном цехе завода телевизоров.


Городу стало тесно в котловине, и маленькие белые домики его взобрались вверх по отрогам Внешней гряды, окружили плотным кольцом телевизионную вышку и, перешагнув через Петровскую балку, заняли северные отроги Внутренней гряды. В юго-восточной части города находится большое светлое здание Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе. В стенах Таврического (Крымского) университета, на базе которого возник институт, вели преподавательскую и научную работу многие видные ученые нашей страны. Среди них — первый президент Академии наук Украинской ССР академик В. И. Вернадский, академики Н. И. Андрусов, В. И. Палладин, Б. Д. Греков, Герой Социалистического Труда академик В. А. Обручев и другие. В 1923 г. университет окончил выдающийся физик трижды Герой Социалистического Труда И. В. Курчатов.

В настоящее время Крымский педагогический институт — одно из крупных высших учебных заведений Украины. Кроме него, в Симферополе имеются медицинский, сельскохозяйственный институты, филиал Севастопольского приборостроительного института, 12 средних специальных учебных заведений и их филиалов, около 50 школ, несколько научно-исследовательских учреждений.

К югу от пединститута расположена плотина, за которой в зеленой оправе берегов сверкает гладь Симферопольского водохранилища. Замыкает панораму величественный Чатыр-Даг (Палат-гора). Он действительно напоминает огромный шатер, установленный на возвышенности. В прошлом веке силуэт Чатыр-Дага входил в герб Симферополя.

Туристы могут осмотреть расположенные рядом, на треугольном мысу между скалами и Петровской балкой, остатки древнего города, всемирно известный археологический памятник — Неаполис (Неаполь скифский). На первый взгляд, мало что здесь напоминает о существовании с III в. до н. э. по III в. н. э. столицы могущественного Скифского государства. Много веков назад мощные оборонительные стены преграждали доступ непрошеным гостям в город, занимавший площадь около 20 гектаров. Жилые дома скифов были построены из местного камня — известняка и покрыты черепицей. Общественные здания украшали статуи из мрамора, стены внутри помещений были оштукатурены и расписаны яркими красками по греческим образцам.



Сейчас на территории Неаполиса можно увидеть руины оборонительных стен, городских ворот и башен, остатки жилых и общественных построек, зернохранилища. Лучше всего сохранился открытый в 1946 г. археологом П. Н. Шульцем мавзолей — усыпальница скифской знати, над ним построен павильон, предохраняющий его от разрушения. На обратном пути к туристской базе можно осмотреть склепы, вырубленные в скале, в них скифы хоронили умерших.

Панорамный обзор, разумеется, недостаточен, он не дает полного представления об областном центре Крыма. Чтобы восполнить этот пробел, туристы совершают экскурсию по городу в сопровождении опытного экскурсовода. Они увидят места, связанные с пребыванием в Симферополе А. В. Суворова, В. А. Жуковского, Л. Н. Толстого, Н. И. Пирогова. В Симферополе несколько раз выступал В. В. Маяковский, более двадцати лет жил писатель К. А. Тренев. На сцене симферопольского театра играли знаменитые русские актеры М. Савина, П. Стрепетова, Ф. Горев и другие.

Мемориальные доски на многих зданиях города рассказывают о героической борьбе советских патриотов с врагами в годы гражданской и Великой Отечественной войн. Одна из них установлена на доме № 33 по ул. Карла Либкнехта, где во время немецко-фашистской оккупации находился подпольный горком ВКП(б), возглавлявшийся И. А. Козловым. О событиях тех дней он рассказал в книге «В крымском подполье».

В Симферополе много исторических памятников, относящихся к разным периодам жизни города. Особенно популярен у гостей Крыма установленный на постаменте в сквере Победы танк Т-34. Он навечно остался стоять здесь в память о героях-танкистах, погибших при освобождении Крыма в апреле — мае 1944 г.

В другом сквере, названном Комсомольским, на братской могиле 66 борцов за установление Советской власти в Крыму возвышается серый обелиск, сооруженный на средства, собранные комсомольцами Симферополя.

Гордость симферопольских ребят — великолепный Дворец пионеров; они получили этот замечательный подарок в канун 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Здание дворца с граненой осветительной мачтой, ажурной эстакадой, напоминающей палубу корабля, привлекает внимание необычностью линий, красивой внешней отделкой. (Авторы проекта — молодые архитекторы Б. Д. Ябчаник и Е. В. Попов.)

Дети занимаются здесь в отлично оборудованных лабораториях и мастерских, кружках технического творчества, любителей искусств, в спортивных секциях. Имеется кабинет краеведения и туризма, оснащенный красочными картами геологии, флоры и фауны Крыма, коллекциями минералов, гербариями. Кабинет является методическим центром детского туризма на полуострове.

Заканчивается экскурсия в центре города у памятника В. И. Ленину. Бронзовая 5,5-метровая скульптура вождя установлена на четырехметровом постаменте, выполненном из полированного красного гранита. Авторы проекта памятника — известный скульптор В. Г. Стамов и руководитель творческой мастерской «Ленпроекта» архитектор В. В. Попов.


Дворец пионеров — гордость симферопольских ребят.


Итак, дни пребывания в Симферополе заполнены экскурсиями, подготовкой к походам. Вечернее время отводится отдыху. Часто туристы устраивают вечера художественной самодеятельности. Некоторые предпочитают вечером посидеть на скамейке, полюбоваться стройными туями, растущими в небольшом скверике против столовой. На турбазе уютно, много зелени, даже трудно себе представить, что всего 10―15 лет назад на этом месте был пустырь. Особенно оживленно на туристской базе летом. Одновременно она принимает туристов семи маршрутов, а также отдыхающих из братских социалистических стран — ГДР, Польши, Венгрии, Чехословакии.

После двухдневного пребывания в областном центре туристы отправляются на автобусе в Бахчисарай. Вот промелькнули в окнах окраинные домики Симферополя, впереди — ровная лента дороги. Справа, у подножия Внешней гряды, видны корпуса птицефабрики «Южная», одного из передовых предприятий Украины. Коллектив птицефабрики уже не первый год является экспонентом ВДНХ. На предприятии работают три Героя Социалистического Труда: птичницы А. П. Гетьман, В. В. Козина и директор фабрики Г. А. Хачирашвили.


Памятник командарму П. Е. Дыбенко в Симферополе.


Дорога на Севастополь, по которой мы едем, проложена в середине прошлого столетия. Прежде она, конечно, мало походила на нынешнее широкое асфальтированное шоссе, одно из лучших в Крыму. Это о ней упоминается в рассказе Л. Н. Толстого «Севастополь в августе 1855 года»: «В густой и жаркой пыли… неподвижным облаком поднявшейся на дороге, пешим строем двигалось пополнение в осажденный город, навстречу ему медленно тащились наполненные ранеными повозки».

Параллельно шоссе проходит линия железной дороги, построенной в 1875 г. На 6-м километре, за полотном дороги, на небольшом холме стоит белый обелиск. Это братская могила революционных матросов и рабочих Севастополя, павших в бою с белогвардейскими бандами в январе 1918 г. Севастопольский отряд шел на помощь рабочим и красногвардейцам Симферополя, поднявшим вооруженное восстание за власть Советов 12 января 1918 г. Он вошел в губернский центр в ночь на 14 января. Силы контрреволюции были разгромлены, в Симферополе установлена Советская власть. Вскоре она победила во всем Крыму. В бою под Симферополем принимал участие военный врач Дмитрий Ильич Ульянов — младший брат В. И. Ленина.

На 8-м километре пути раскинулось село Чистенькое — центральная усадьба колхоза «Советская Украина», специализирующегося на производстве зерна и молочном животноводстве.

За Чистеньким начинаются земли Бахчисарайского района. Отсюда, с вершины водораздела рек Булганака и Альмы, открывается вид на горные гряды. К северу от шоссе за линией железной дороги тянется самая низкая Третья, или Внешняя, горная гряда, к югу — Вторая, или Внутренняя.

А вот к шоссе выбегают белые домики села Приятное Свидание. Существует несколько версий о происхождении его названия. Согласно одной из них, во время первой обороны Севастополя 1854―1855 гг. в этом месте какой-то предприимчивый делец открыл трактир под названием «Приятное Свидание», куда могли заглянуть на огонек проезжавшие мимо офицеры.

Это село — своеобразный ландшафтный рубеж. За ним вместо просторных, ровных полей пшеницы, кукурузы и подсолнечника к дороге подступают зеленые холмы. Еще немного пути — и вы въезжаете в живописную долину реки Альмы. По обе стороны дороги растут стройные красавцы — вековые тополя; за ними на сотни гектаров раскинулись сады совхоза им. В. П. Чкалова. В хозяйстве трудятся известные садоводы Герой Социалистического Труда Н. Г. Гржибовский и К. Д. Лукьянов, добившиеся высоких урожаев фруктов.

Привлекает внимание стоящая справа у дороги скульптура советского солдата с автоматом в руке. Она установлена на братской могиле воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. Здесь же похоронены партизаны Альминского партизанского отряда, павшие в борьбе с белогвардейцами во время гражданской войны.

На 14-м километре влево от шоссе отходит дорога в Крымскую астрофизическую обсерваторию Академии наук СССР и поселок Научный. По этой же дороге можно проехать на Альминский комбинат строительных материалов, где добывают прекрасный строительный материал — известняк, который широко используется не только в Крыму, но и во многих городах нашей страны, и даже служит предметом экспорта. В 1954 г. на Альминском комбинате впервые в стране стали добывать крупные блоки.

А мимо уже бегут плантации розы и ровные ряды приземистых подушкообразных кустиков. Это лаванда — ценная эфирномасличная культура. Родом она из горных районов Средиземноморья. В Россию была завезена в начале XIX в., выращивалась в Воронежском питомнике, с 1813 г. — в Никитском ботаническом саду. Промышленные плантации лаванды стали закладывать в Крыму в 1928―1929 гг. Теперь она чувствует себя у нас не хуже, чем под лазурным небом Италии. Всего в Крыму примерно 3000 гектаров лаванды, здесь, у дороги, — около 100 гектаров


Цементный завод в Бахчисарае.


Справа от шоссе у подножия Внешней гряды дымят трубы Бахчисарайского цементного завода, выпускающего ежегодно более 400 тысяч тонн высококачественного цемента.

Еще немного пути — и перед нами первые постройки Бахчисарая. Справа от шоссе находится крупнейший в Крыму эфирномасличный завод. Он работает на сырье с тех плантаций розы и лаванды, мимо которых мы проезжали. Производит в год более 20 тонн эфирных масел (это больше, чем дают вместе остальные пять крымских заводов). Немного далее — винный и сокоэкстрактный заводы. Новый Бахчисарай — современный город, административный центр большого сельскохозяйственного района. На территории района расположены три научно-исследовательских учреждения, крупнейший в республике комбинат строительных материалов.

С шоссе не виден другой Бахчисарай, старая часть города, овеянного легендами, воспетого великим Пушкиным, запечатленного в картинах многих мастеров живописи. В этот Бахчисарай с бывшим ханским дворцом, узкими, кривыми улочками, круто поднимающимися по склонам ущелья, с минаретами, дюрбе и другими памятниками средневекового Крыма ведет дорога, уходящая влево от Дома культуры. На развилке — можно сказать, на стыке старого и нового города — высится обелиск, установленный в память о погибших партизанах Бахчисарайского отряда.

Неширокая улица углубляется в узкое ущелье Чурук-Су, она приведет вас к зданию восточной архитектуры. Это и есть бывший ханский дверец, ныне Бахчисарайский историко-археологический музей, который ежегодно посещают сотни тысяч гостей Крыма.



Минуя его, автобус следует на восточную окраину города, туда, где находятся корпуса туристской базы «Привал».


Бахчисарайский дворец-музей.


На этой базе встречаются туристы, путешествующие по четырем маршрутам. Отсюда открывается вид на окрестные причудливые скалы, на лежащий внизу город. С восточной стороны к турбазе подступает каменистое плато, прорезанное небольшими оврагами. А за ним вдали, точно из марева, выступают строения мертвого города Чуфут-Кале.

В первый день туристы обычно совершают экскурсию в историко-археологический музей, туда, где «северный певец в садах Бахчисарая задумчиво бродил, мечтами окружен…». Они спешат увидеть знаменитый «Фонтан слез», осмотреть дворец, его интерьеры, побродить в тенистых садиках среди пышных деревьев каштана, широколистной павловнии, кустов самшита, красивых южных роз. Дворцу, равно как и обилию зелени возле него, город обязан своим названием: Бахчисарай в переводе означает «дворец среди садов».

Строился дворец в XVI в. руками итальянских, турецких, иранских мастеров (своих строительных традиций татары, недавно перешедшие к оседлости, тогда не имели). Впоследствии дворец неоднократно перестраивался. Особенно большие работы проводились в нем в 1784―1787 гг. в связи с предстоящим приездом Екатерины II, совершавшей путешествие по Крыму. Многие помещения дворца были отделаны в псевдовосточном стиле. В бывших покоях хана оборудовали комнаты для императрицы, пробили нижний ряд окон. Лишь специальные реставрационные работы помогли восстановить первоначальные росписи и архитектурный облик некоторых помещений.

Бахчисарайский музей имеет два отдела: археологический и исторический. Экспонирующийся археологический материал, полученный при раскопках в юго-западной части полуострова, дает представление об истории Крыма с древнейших времен. Интересен раздел о так называемых «пещерных городах». Некоторые из них вы посетите на пешеходных маршрутах, поэтому полезно будет предварительно ознакомиться с экспозицией. В историческом отделе музея экспонаты посвящены истории Крымского ханства, русско-турецким войнам XVII―XVIII вв., прославленному полководцу А. В. Суворову, который жил в Бахчисарае около года (1778―1779), будучи командующим русскими войсками в Крыму. Специальная комната отведена для экспонатов, рассказывающих о пребывании здесь А. С. Пушкина и его произведений «Бахчисарайский фонтан».

С Бахчисараем связано немало событий, происходивших в Крыму в различные исторические периоды. В дни первой обороны Севастополя (1854―1855 гг.) в бывшем ханском дворце находился госпиталь. В нем размещался госпиталь и во время Великой Отечественной войны. В 1941 г. из партийного и советского актива города был сформирован партизанский отряд. Командиром отряда стал К. Н. Сизов, а после его гибели М. А. Македонский, комиссаром — первый секретарь Бахчисарайского райкома партии В. И. Черный.

В самом Бахчисарае в период временной оккупации действовала подпольная патриотическая группа под руководством коммунистов А. М. Болека и И. Л. Касиева. Немногим из подпольщиков удалось дожить до светлого часа освобождения, большинство их погибло в застенках гестапо…

13 апреля 1944 г. партизаны шестой бригады Южного соединения под командованием М. Ф. Самойленко помогли Советской Армии изгнать фашистов из Бахчисарая. В конце экскурсии следует осмотреть братское кладбище воинов, погибших при освобождении города. Оно расположено здесь же, на территории музея.

На второй день туристы из Бахчисарая совершают пеший поход в «пещерный город» Чуфут-Кале, расположенный в трех километрах от туристской базы. Тропа, ведущая к Чуфут-Кале, идет в восточном направлении по каменистому плато, затем пересекает небольшую балку Канлы-Дере. В этом месте в 1952―1956 гг. археологом А. А. Формозовым была обнаружена и исследована стоянка первобытного человека, жившего в мустьерскую эпоху — свыше 40 тысяч лет назад. Наряду с костями животных и орудиями труда из кремня найден костяк ребенка полутора лет. Это переходный тип от неандертальца к человеку современного облика. Стоянка, получившая название Старосельской, имеет мировую известность.

Поднявшись снова на плато, вы подходите к крутым, обрывистым скалам. Внизу, в глубоком живописном ущелье Майрем-Дере (овраг Марии), расположились строения бывшего Успенского монастыря. На противоположной стороне ущелья видны следы каменных ступеней, ведущих к естественным навесам и искусственным пещерам. Сразу появляется желание рассмотреть все это поближе. Но как преодолеть многометровую крутизну обрывистых скал? Оказывается, жившие здесь некогда монахи вырубили в отвесной скале 84 ступеньки, по которым вы легко спускаетесь прямо к пещерному храму бывшего монастыря. Снизу в него ведет широкая каменная лестница. И эта лестница, и кельи, и церковь вырублены в толще известняковой скалы.

Монастырь был основан, предположительно, в конце VIII — начале IX в. н. э. монахами-иконопочитателями, бежавшими из Византии от притеснений императорской власти. Во время нашествия татаро-монголов в 1299 г. в юго-западном Крыму погибло много пещерных монастырей, но Успенский продолжал существовать еще несколько веков. Он был центром крымской епархии.

В 1778 г. русское правительство через православное духовенство добилось переселения христианского населения полуострова в Приазовье. Там выходцами из Крыма был основан город Мариуполь (ныне Жданов), а также села Ялта, Керменчик, Ласпи и другие, сохранившие до сих пор эти названия. Цель переселения состояла в том, чтобы экономически ослабить Крымское ханство, поскольку в нем именно православное население занималось земледелием и ремеслами. После ухода христиан монастырь захирел и постепенно пришел в запустение. Только в 1850 г. он был снова открыт под названием Успенский скит.

В годы гражданской войны монастырь стал убежищем контрреволюционеров, местом заговора против Советской власти. В доме игумена заговорщики хранили оружие. Они были разгромлены бахчисарайскими красногвардейцами, которыми командовал С. С. Мануйлов. Успенский монастырь прекратил свое существование в 1921 г.


Там Чуфут-Кале.


Дальше наш путь идет среди ореховых деревьев к конечной цели — Чуфут-Кале. Широкая тропа проходит мимо братского кладбища. Над белыми памятниками низко склонились ветви вековых деревьев. Здесь похоронены воины Советской Армии, участники боев за освобождение Севастополя в мае 1944 г., скончавшиеся от ран в госпитале, который находился в то время в гостиных домах бывшего монастыря.

Дорога уводит дальше на восток, мимо фонтана Газы-Мансур. Когда-то от него поднимались по горной тропе девушки с кувшинами, мужчины возили воду в бурдюках в город на высоком плато. Отсюда уже хорошо видны оборонительные стены Чуфут-Кале, его постройки и темные дыры пещер, расположенных в несколько ярусов. Это зрелище неизменно привлекает внимание своей необычностью. Издавна город над обрывом поражал воображение путешественников.

И. М. Муравьев-Апостол, посетивший эти места в начале прошлого века, писал: «Венеция — водяной город. Чуфут-Кале — воздушный… Жилища караимов подобны орлиным гнездам на вершине крутой, неприступной горы. Стены домов их стоят по отвесу со стремниною, и ничего нет любопытнее, как смотреть на них из лощины, где, отличаясь цветом от скалы, они представляются как забралы древнего укрепления».

Возникновение «пещерных городов» относят к периоду раннего средневековья, когда Крым подвергался постоянным набегам кочевников. Местное население, спасаясь от них, уходило в труднодоступные районы юго-западной части полуострова и основывало там укрепленные поселения и крепости. С развитием в Крыму феодальных отношений некоторые поселения превратились в крупные города — центры ремесла и торговли. Как правило, рядом с поселениями и городами возникали христианские монастыри с церквами, часовнями, кельями — зачастую вырубленными в скале.

В самих городах и поселениях возводились наземные постройки, а в скалах высекались сооружения оборонительного, хозяйственного или культового назначения. Со временем наземные постройки разрушились, пещерные же сооружения хорошо сохранились. У первых путешественников, посетивших Крым вскоре после присоединения к России, создалось впечатление, что в них когда-то жили люди. Отсюда произошло название «пещерные города», употребляемое и в настоящее время. С некоторыми из пещерных монастырей и городов вы ознакомитесь на маршруте.


Туристы в «пещерном городе».


О точном времени основания Чуфут-Кале пока нет единого мнения. Одни исследователи считают, что он был построен Византией в VI в., другие — что его основали потомки сармато-аланов в X―XI вв. Когда полуостров подвергся нашествию татаро-монголов, город, по преданию, был взят ими в 1299 г. после длительной осады. Татары назвали его Кырк-Ором (Сорок укреплений).[2] На рубеже XIV―XV вв. они поселили в восточной части плато ремесленников-караимов, которые построили вторую оборонительную стену. Скоро город стал крупным ремесленным и торговым центром. В XV в. сюда из Солхата (Старого Крыма) была переведена столица Крымского ханства. С постройкой в XVI в. нового ханского дворца в долине речки Чурук-Су татары ушли в Бахчисарай, и в Кырк-Оре остались жить только караимы — потомки древнего тюркского племени хазар. Татары считали их евреями, и с этого времени город стали называть Чуфут-Кале, что означает «Иудейская крепость».

После присоединения Крыма к России (1783 г.) плато с его суровыми условиями жизни постепенно опустело: у населения теперь не было нужды укрываться за стенами крепости. Последние жители покинули город в середине XIX в.

Подъем к Чуфут-Кале нелегок. Каменистая тропа, делая несколько плавных поворотов, приводит к южным, или малым, воротам. По стертым от времени ступеням мы входим в город. Тихие узкие улочки с остатками строений заросли травой и кустарником. Но если всмотреться, можно увидеть следы многовековой жизни укрепленного города. На дороге, проложенной в скальном грунте, выбиты две глубокие колеи. Чем ближе к городским воротам, тем колеи становятся глубже; местами они достигают полуметра. Это следы колес арб и повозок, проходивших по улицам Чуфут-Кале в течение веков. А вот чьи-то руки уложили вдоль улиц каменные тротуары, теперь уже наполовину стертые. Сколько людей прошло по ним за все время существования города! Руками тех, кто жил здесь, построены мощные оборонительные стены, храмы, жилые дома.

В центре города возвышается хорошо сохранившийся мавзолей Джаныке-ханым, о которой сложено немало поэтических легенд и преданий…

У северного обрыва Чуфут-Кале нет оборонительных сооружений, они и не нужны были здесь: крепость с этой стороны неприступна. Когда смотришь вниз, на память приходят строки из сонета Адама Мицкевича «Дорога над пропастью Чуфут-Кале»:

Вниз не гляди! Упав туда, о дно зеница,
Как в саладиновом ключе, не зазвенит;
Руки не простирай: бескрыла, не взлетит,
И мысли запрети своей туда клониться.
Где-то здесь, в крепости, была тюрьма, в которой ханы держали знатных пленников, дожидаясь богатого выкупа. Двадцать один год (1660―1681) томился в мрачных застенках Чуфут-Кале русский воевода и дипломат В. Б. Шереметьев.


Караимская кенасса.


Странное ощущение рождает этот давно угасший город, его мертвые улицы. Вдруг налетит легкий ветерок, хлопнет ставня на веранде старого домика, и тотчас представишь себе одинокую фигуру его хозяина — последнего жителя города. Этим «последним из могикан» был известный караимский ученый, знаток древних рукописей А. С. Фиркович (1786―1874). Он жил весь в прошлом, тщетно стараясь возродить это прошлое. Но так и не вернулась жизнь на плато Чуфут-Кале. И гуляет лишь ветер над развалинами города, над уже отслужившими людям оборонительными стенами…

После осмотра города надо спуститься вниз. У водосборного колодца свернуть влево и по пологой тропинке подняться на плато. Сбегающая вниз каменистая дорога приведет вас к туристской базе.

На третий день туристы едут автобусом в Севастополь. Они знакомятся с историческими местами города-героя, посещают панораму «Оборона Севастополя 1854―1855 гг.» и диораму «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г.». А вернувшись, готовятся к долгому пешему переходу.

В первый день предстоит пройти десять километров; такое уж правило у туристов — нагрузка увеличивается постепенно. Каменистая дорога, идущая в юго-западном направлении, ничем не примечательна, кругом серый, унылый пейзаж. Впереди виднеется гора, напоминающая своей формой Чатыр-Даг, но гораздо меньше размером. Это Бешик-Тау (Колыбель-гора). К ней, постепенно поднимаясь, ведет дорога. У подножия горы — источник питьевой воды, от него следует свернуть вправо и идти на юг.

Через несколько минут открывается широкая панорама юго-западного Крыма. Тянется к югу Внутренняя гряда. Северные склоны ее пологи и покрыты темно-зеленым мелколесьем. Южные склоны обрывисты, у подножия скал лежат радующие глаз живописные зеленые долины. Рядом высится стоящая особняком гора, имеющая форму усеченного конуса. Это Тепе-Кермен. На вершине горы в средние века стоял укрепленный замок.

К югу от Тепе-Кермена, также слева от дороги, на выступающем скалистом мысу находится еще один памятник раннего средневековья — Кыз-Кермен (Девичья крепость). Как показали проводившиеся здесь раскопки, жизнь на городище прекратилась в конце IX в.

Далее туристы следуют на юг, к селу Баштановке. Туда ведут два пути. Один — мимо рощи ореховых деревьев. Против мыса, на котором расположено средневековое городище, надо спуститься вниз, в ущелье Кая-Арасы, а затем по каменистому склону пройти к селу. Однако мы рекомендуем второй, более интересный маршрут: лучше идти прямо, среди зарослей кизила, грабинника, лещины, строго на юг; дойдя до абрикосового сада и обогнув его с правой стороны, свернуть на северо-запад, а примерно через 200 метров найти тропу, уходящую в лес опять в южном направлении. Эта тропа, постепенно снижаясь, уходит в небольшое ущелье. Внезапно лес кончается, и вы видите живописную долину реки Качи. Здесь она прорезала Внутреннюю гряду гор и вырвалась на простор межгрядового понижения. Река берет начало у подножия Главной гряды гор в зоне высокоствольных буковых лесов, ее длина достигает 69 километров.

Отсюда ваш путь лежит к интересному археологическому памятнику — остаткам средневекового пещерного монастыря Качи-Кальон. Тропа приводит к каменной глыбе, внутри которой выдолблена пещера. Она имеет два входа — с востока и юга. У стен сохранились небольшие каменные скамьи; под самым потолком в восточной стене вырублен крест. Отсюда виден весь комплекс пещерного монастыря.

Огромный нависающий обрыв имеет два естественных грота, дно их лежит на основании массива, а стрельчатые по форме своды почти достигают края обрыва. Крутой спуск в долину завален огромными глыбами камней, которые когда-то откололись от скалы и каким-то чудом удержались на такой крутизне. И в обрыве скалы, и в этих каменных глыбах высечены искусственные пещеры. В скале они расположены в пять ярусов и когда-то сообщались между собой лесенками, висячими террасами и мостиками.

Для осмотра пещер надо подняться к подножию скалы и двигаться в юго-восточном направлении. Поскольку определенной тропы нет, идти следует, выбирая удобные проходы между нагромождениями каменных глыб, до скального выступа, круто обрывающегося в сторону долины. Здесь в IX в. и был основан христианский монастырь. На склонах вокруг монастыря располагалось средневековое поселение. Помимо сооружений культового назначения, на его территории найдены зерновые ямы, остатки виноградных прессов, давилен для винограда, загоны для скота и другие хозяйственные помещения, вырубленные в скале. Предполагают, что монастырь был разрушен в XIII в. татаро-монголами.

Чтобы осмотреть пещеры, высеченные внутри Большого грота, надо пройти на площадку перед ним — туда ведет калитка, от которой сохранились два вертикально стоящих тесаных камня. На площадке имеются следы наземных каменных построек. В центре ее в скале высечена небольшая искусственная ниша с широкой скамьей. Над нишей — следы какой-то постройки, вероятно, часовни.

С площадки можно подняться в Большой грот — естественную пещеру со «стрельчатым» сводом. В глубине ее — три яруса вырубленных в скале келий и источник.


Качи-Кальон.


После осмотра грота нужно вернуться назад и, пройдя калитку, спуститься вниз, придерживаясь западного направления. Местами сохранились каменные ступени, тоже вырубленные в скале. Спуск заканчивается у шоссейной дороги. Еще полкилометра пути к юго-востоку, и вы у Баштановки. На южной ее окраине — небольшое водохранилище, источник хорошей питьевой воды, много зелени. Здесь ваш первый бивуак.

Баштановка — одно из отделений совхоза «Долинный». Основное богатство хозяйства — сады.

Рано утром с восходом солнца туристы снова отправляются в путь. Хорошая проселочная дорога ведет в поселок городского типа Куйбышево. Справа тянется уже знакомая вам Внутренняя гряда гор с обрывистыми южными склонами. Перед грядой несколько отступает к востоку конусообразная гора Курушлю. На крутых ее склонах видна осыпь мергелей, кое-где встречаются кусты грабинника, и только на плоской вершине растет несколько сосен. С этой горой связан один из эпизодов Великой Отечественной войны. В июне 1942 г., в очень тяжелое для защитников осажденного Севастополя время, командование 3-го партизанского района получило задание от командующего Черноморским флотом, стоявшего во главе Севастопольского оборонительного района, вице-адмирала Ф. С. Октябрьского направить в тыл врага группу партизан с радиостанцией для корректировки огня наших батарей и наведения на цель летчиков-черноморцев.

В группу вошли присланный из Севастополя радист Н. И. Дмитриев, разведчики-партизаны В. Н. Шмелев и Д. М. Шилин; возглавил группу начальник штаба Евпаторийского партизанского отряда А. Д. Махнев. Для наблюдения и была избрана гора Курушлю, откуда хорошо видны Бахчисарай и уходящие на Севастополь шоссейная и железная дороги. Под покровом ночи партизаны поднялись на гору и, заняв удобную позицию, связались с Севастополем. Вскоре они передали координаты вражеской дальнобойной батареи и трех гитлеровских аэродромов. Черноморские батареи открыли огонь по этим объектам.

Пятеро суток корректировали партизаны огонь батарей, но у них кончился запас воды. А. Д. Махнев вспоминал: «Три дня без воды, кружится голова, в глазах огненные круги, от жары потрескались губы и струйками течет кровь. Ночью над нами снова пролетают самолеты, неся смерть фашистам. В это время мы забываем о своих невзгодах и мучениях. Но вот Николай вручает мне радиограмму: „Благодарю за оказанную помощь, возвращайтесь в отряд. Октябрьский“». Только через десять дней партизаны вернулись в свой отряд, где их уже считали погибшими…

Переход от Баштановки к поселку Куйбышево занимает немногим более часа. Утопающий в зелени садов поселок расположен в долине реки Бельбек, у автотрассы Бахчисарай — Ялта. В ней живут труженики колхоза им. Ильича, одного из передовых хозяйств Крыма, специализирующегося на садоводстве и табаководстве. Здесь выращивают отличный табак сорта «Крымский-572», который идет на изготовление высококачественных папирос и сигарет.



Сады колхоза славятся своими яблоками: Ренет шампанский, Ренет Симиренко, Кандиль-синап, Кальвиль королевский и др. В селе Большое Садовое имеются теплицы для выращивания ранних овощей. Много лет подряд доходы хозяйства составляют несколько миллионов рублей. В поселке за последние годы построен ряд культурно-бытовых предприятий, в том числе Дом культуры, широкоэкранный кинотеатр, детсады и ясли. Дошкольные учреждения колхоза являются образцовыми: они были представлены на ВДНХ. Сам колхоз — тоже неоднократный участник выставки.

От поселка Куйбышево нужно пройти полтора километра по шоссе к селу Большое Садовое. Здесь осмотрите памятник прославленному летчику-черноморцу Н. Т. Хрусталеву.

…Это произошло в трудные дни ноября 1941 г. К концу октября гитлеровские войска после тяжелых боев прорвали наши укрепления на Перекопе и Ишуни. Стремясь преградить Приморской армии путь к отступлению, противник обошел ее с запада, захватив Евпаторию и Саки, и вышел к Бахчисараю и Каче. Приморская армия вынуждена была с боями отходить к Севастополю кружным путем, через горы. В первых числах ноября фашисты сосредоточили крупные силы в Бельбекской долине, чтобы не допустить продвижения по ней частей Приморской армии для соединения с севастопольским гарнизоном. Смелые налеты для уничтожения живой силы и техники противника совершали летчики Черноморского флота. Во время одного из боевых вылетов 12 ноября 1941 г. гитлеровцами был подбит самолет капитана Хрусталева. Отважный летчик направил горящую машину в механизированную колонну врага.

В 1956 г. на месте героической гибели Хрусталева был установлен памятник. Именем его названа одна из улиц Севастополя.

На противоположной стороне долины раскинулось село Малое Садовое. Чтобы пройти к нему, надо у автопавильона свернуть влево. Над селом возвышаются три больших скалистых мыса. На одном из них хорошо видны на фоне зелени круглая башня и идущая от нее к краям обрыва оборонительная стена. Это Сюйренская крепость, построенная в VIII в. Археологи предполагают, что в средние века здесь был феодальный замок. Зависимые от феодала крестьяне жили в долине, а в случае опасности находили убежище за стенами укрепления.

На соседнем (к западу) мысе находятся остатки небольшого пещерного монастыря Челтер (Чилтера). От него сохранились высеченные в скале кельи и церковь. В скалах вокруг монастыря и крепости найдены остатки давилен для винограда, яслей для скота и других пещерных сооружений хозяйственного назначения.

От южной окраины Малого Садового надо подняться по тропе, проходящей у подножия западного мыса, на плато, затем свернуть на левую тропу и идти на юг. Местами тропа переходит в дорогу. Вскоре справа от нее покажется небольшая возвышенность с причудливыми формами выветривания, напоминающими фигуры диковинных животных. Эта возвышенность все время должна оставаться справа от вас.

Через 30―40 минут покажутся белые домики села Залесного. Сады, виноградники, табачные плантации раскинулись в живописной Каралезской долине, орошаемой множеством источников, дающих начало горной речушке Пелагос. Долина зажата с двух сторон ровными как стена утесами. В самом узком ее месте и расположилось Залесное. Пройдя село, вы увидите пруд, а у подножия скалы (справа) источник чистой как хрусталь воды. За селом слева от дороги установлены палатки горного приюта «Мангуп». Здесь ваш второй ночлег.



Над Каралезской долиной господствует величественная гора с четырьмя выступающими мысами. На плато этой горы находятся руины большого средневекового города Мангупа. Плато обрывается со всех сторон неприступными скалами, высота которых местами достигает 40 метров. Туристская тропа проходит по оврагу Гамам-Дере. Подниматься на плато нелегко, вы за эти тридцать-сорок минут не раз остановитесь, чтобы немного отдохнуть. Но то, что вы увидите на Мангупе, с лихвой возместит трудности подъема.

Тропа вьется лесом, и вдруг, совершенно неожиданно, перед вами вырастает обвитая зеленым плющом мощная оборонительная стена. Крепкая каменная кладка, полукруглая башня, неглубокие пещеры. Вы на Мангупе. Еще несколько шагов — и поманит прохладой источник. Здесь можно напиться воды, отдохнуть на тенистой поляне. А затем тропа поведет в самый конец оврага и дальше на плато, к топографическому знаку.

Около шестисот метров высоты. Много ли? Но каким видом одаривает эта не столь уж большая высота! На востоке возвышается Чатыр-Даг (1525 м), чуть правее его — конусообразная гора Черная (1311 м), от нее начинается хребет Синаб-Даг с вершинами Большая Чучель (1337 м) и Малая Чучель (1289 м). Юго-восточнее виднеется Бабуган-яйла с вершиной Роман-Кош (1545 м), затем цепь Главной гряды тянется до самой Балаклавы. На западе вдали мерцает голубая полоска Черного моря; в ясную погоду отсюда видны Севастополь и легендарная Сапун-гора. На юге высятся скала Орлиный Залет и гора Бойка, куда вам предстоит держать путь на следующий день. Как на ладони и плато Мангупа, вытянутое с востока на запад, почти вся оборонительная система города с мощными стенами, остатками башен.

Плато поросло густой, сочной травой, деревьями, кустарником. Особенно хорошо здесь в мае, когда цветет сирень и воздух насыщен ее благоуханием.

Интересна история Мангупа, хотя она еще и недостаточно изучена. Археологические исследования позволяют предполагать, что на месте Мангупа уже в VI в. н. э. имелось поселение. Более ясные сведения об истории города дошли до нас с XIV―XV вв.

В это время Мангуп был столицей феодального княжества Феодоро, занимавшего северные склоны Главной гряды в юго-западном Крыму до левого берега реки Качи. На юге княжеству до появления генуэзцев принадлежало почти все побережье от Алушты до Балаклавы. В начале XV в., при энергичном и умном князе Алексее, Феодоро достигло наивысшего расцвета.

Жители принадлежавших княжеству долин выращивали пшеницу, просо и другие культуры; было развито садоводство, огородничество, виноградарство и виноделие. Городское население занималось ремеслами, главным образом гончарным, кузнечным, кожевенным.

С 1471 по 1475 г. Мангупом правил князь Исаак (по русским источникам — Исайко). Документы того времени говорят о тесных политических связях Феодоро с Московским княжеством. Великий князь Иван III даже намеревался женить своего сына на дочери Исаака. Для переговоров об этом на Мангупе в 1474 г. побывал русский посол Н. В. Беклемишев. Но на пороге уже стояла беда. Весной 1475 г. в Крым вторглись турки.

За несколько дней до высадки турецкого десанта умер мангупский князь Исаак, и на престол после небольшой междоусобной борьбы вступил его сын Александр. Через неделю под ударом турок пала Кафа (Феодосия), были захвачены и другие колонии генуэзцев. В июле турецкая армия подошла к стенам Мангупа. Жители города оказали неприятелю героическое сопротивление. Осада длилась почти шесть месяцев. Только зимой, в декабре, изнуренные голодом защитники крепости сложили оружие.

Захватив город, турки разграбили его, многие здания сожгли, почти всех жителей истребили или увели в плен. Князь Александр был казнен, а члены его семьи стали пленниками султана.

Оборонительные сооружения крепости турки частично восстановили, вплоть до XVIII в. там стоял их гарнизон. В цитадели содержались особо важные узники, знатные пленные. Русский историк Н. М. Карамзин писал, что в 1569 г. на Мангупе был заточен русский посол Афанасий Нагой, с 1572 г. здесь томился в плену Василий Грязной. К названию города Мангуп турками было прибавлено слово «кале», что означает крепость.

Потерпевшие поражение в войне с Россией (1768―1774) турки ушли из Крыма, и Мангупом недолго владели татары. Вскоре после присоединения Крыма к России плато покинули последние его обитатели.


Цитадель Мангупа.


Шли годы. Время разрушило прежде грозные бастионы Мангупа. Находясь в стороне от проезжих дорог, город привлекал внимание лишь отдельных любителей старины да русских и иностранных путешественников. С годами стал возрастать интерес к Мангупу, и сейчас он завоевывает все больше приверженцев и своей интереснейшей историей, и удивительной, диковатой красотой.

Экскурсию по Мангупу лучше начать с восточной его части: осмотреть остатки давильни для винограда, хозяйственные пещеры, погребальные склепы, раннесредневековое кладбище с могилами, некогда вырубленными в скале и закрытыми каменными плитами. Высокая крепостная стена пересекала мыс Тешкли-Бурун с запада на восток; у ворот возвышалось большое двухэтажное здание, снаружи оно имело вид неприступного укрепления, отделка внутреннего фасада придавала ему сходство с дворцом. Это главное здание цитадели. Турки, захватив Мангуп, капитально отремонтировали оборонительные сооружения цитадели, приспособили их для ведения огня из огнестрельного оружия. Недалеко от ворот, ведущих в цитадель, находятся остатки небольшой церкви, имевшей в плане форму восьмигранника.



После осмотра церкви подойдите к восточному обрыву мыса Тешкли-Бурун. Здесь много искусственных пещер оборонительного назначения, из которых хорошо просматривается дорога, ведущая в город. Здесь же пещерная церковь — она была сооружена для защитников цитадели. На самом конце мыса стояла дозорная башня, нижняя часть которой вырублена в скале. Западная и восточная стены пещеры разрушились: образовалось сквозное отверстие, хорошо видимое тем, кто подъезжает к Мангупу с севера. Отсюда и название мыса (Тешкли-Бурун в переводе означает «дырявый мыс»). От этой пещеры по крутым лестницам можно спуститься вниз, в подземную тюрьму, состоящую из зала с подпорным столбом посредине и одиночных камер, вырубленных в северной и восточной сторонах зала.

После осмотра тюрьмы надо вернуться к воротам цитадели, затем повернуть направо и спуститься к восточным воротам города (от них сохранилась лишь груда камней). Это были главные ворота крепости. Отсюда каменистая дорога ведет к центру города.

Справа у дороги высится хорошо сохранившаяся оборонительная стена, сложенная на известковом растворе из небольших камней. Двигаясь далее к западу, можно заметить очертания городских усадеб, различить планировку площадей, улиц и переулков. Над оврагом Гамам-Дере усадьбы были расположены террасами. За оврагом, примерно в ста метрах от его верховья, находятся остатки предполагаемого дворца владетелей Мангупа. Неподалеку от него — развалины большого христианского храма. Осмотрев их, туристы проходят в Табана-Дере (Кожевенный овраг). Здесь второй источник воды, от него идет тропа к подножию Мангупа.

От Залесного к турбазе «Орлиный Залет» (около 20 км) следует идти по старой проселочной дороге, ведущей на Мангуп. Мыс Тешкли-Бурун надо обогнуть с восточной стороны и, оставив дорогу, круто поднимающуюся к Мангупу, продолжить путь в южном направлении до выхода на довольно широкую дорогу, ведущую к развалинам заброшенной деревни Истоки. Не доходя до источника, нужно свернуть влево и идти к глубокому ущелью.

От деревни тропа идет по верхнему краю ущелья, а у леса круто спускается на его дно. Здесь всегда прохладно и тихо. Светлые стволы деревьев, словно стройные колонны, тянутся вверх. Солнечные лучи не проникают в ущелье, им преграждают путь мощные кроны бука, образовавшие сплошной зеленый шатер. По дну ущелья ранней весной тихо журчит небольшой ручей; в жаркое время он высыхает. Кое-где встречаются небольшие площадки, укрытые прошлогодней листвой. Создается впечатление, что здесь когда-то были землянки. На самом деле в этих местах до революции выжигали древесный уголь, который использовали в то время для отопления жилых помещений (приспособления для отапливания углем — мангалы — вы видели в Бахчисарайском дворце). Древесного угля добывалось много, его вывозили даже в Турцию. При этом хищнически вырубались леса в горном Крыму.

Ущелье постепенно сужается, тропа становится круче и скоро выводит на обширную, залитую солнцем поляну. Вокруг растут дикая черешня и другие фруктовые деревья.

После отдыха путь следует продолжить в восточном направлении. Небольшая тропа через некоторое время переходит в дорогу, которая очень скоро пересекает вторую поляну. В конце ее нужно свернуть вправо, на широкую тенистую тропу, ведущую к селу Путиловке, в полутора километрах от которого находится село Новополье. В конце села следует свернуть вправо и, пройдя ручей, подняться по проселочной дороге на небольшой холм. Здесь ландшафт резко меняется. Впереди — широкая Бельбекская долина, на востоке возвышается гора Бойка, а прямо у ваших ног тянутся обширные плантации розы, за ними у белых зданий, словно огромные свечи, стоят стройные тополя. Плантации розы принадлежат совхозу «Аромат», объединяющему Путиловку, Новополье, Аромат, Соколиное и другие села. Совхоз специализируется на эфирномасличных культурах; среди них первое место принадлежит розе, под которой занято более 300 гектаров. Цветет роза с конца мая до конца июня. В это время по утрам здесь идет сбор лепестков, из которых получают розовое масло. Еще недавно сырье увозили для переработки на бахчисарайский завод; сейчас в совхозе «Аромат» построен свой эфирномасличный завод. В этом хозяйстве выращивают также фрукты и ягоды. Примерно на 750 гектарах растут фруктовые деревья, 40 гектаров занимают плантации земляники.

Неподалеку от этих мест, северо-западнее Соколиного, находится уникальный целебный источник Аджи-Су. По своему химическому составу вода близка к мацестинской. Она с успехом применяется для лечения ревматизма, радикулита, некоторых кожных, гинекологических заболеваний и заболеваний суставов. У минерального источника построена водолечебница, которая может отпускать до 150 ванн в день.

Далее тропа выходит к горной речке Коккозке. Еще небольшой переход по шоссе Бахчисарай — Ялта, и вы у ворот туристской базы «Орлиный Залет». Первый этап путешествия закончен, впереди — трехдневный отдых.


Турбаза «Орлиный Залет».


Туристская база расположена в двух километрах от села Соколиного на берегу Коккозки, реки хотя и мелководной, но вполне пригодной для купания благодаря сделанной на ней плотине. Над долиной на востоке высится гора Бойка (1110 м), на юге тянутся отроги Ай-Петринского нагорья, с юго-запада поднимается горный массив Седам-Кая со скалой Орлиный Залет (985 м). Здесь никогда не бывает изнуряющей жары, с гор веет прохладой, воздух чист и прозрачен.

Все, кто останавливается на турбазе «Орлиный Залет», совершают прогулку в Большой каньон, расположенный в шести километрах отсюда у подножия Ай-Петринского нагорья. Первая часть пути проходит по шоссе Бахчисарай — Ялта мимо Соколиного, домики которого ютятся в живописной долине и по склонам горы Бойка. С дороги хорошо видны четырехэтажное здание школы-интерната и расположенное напротив него необычное сооружение — бывший охотничий дом князя Юсупова, построенный в 1910 г. по проекту архитектора Н. П. Краснова (автора проекта знаменитого Ливадийского дворца). В облике здания отчетливо видны элементы восточной архитектуры; кое-что было сделано по образцу Бахчисарайского дворца. Охотничий дом князя окружали пристройки, веранды, башни, водоемы; здесь даже был свой «фонтан слез».

Перед Великой Отечественной войной в Юсуповском дворце размещалась туристская база. От некогда существовавшего парка ничего не осталось — его уничтожили фашистские захватчики во время оккупации Крыма. Сейчас здание принадлежит школе-интернату.

Все ближе к дороге подступают мощные деревья: дуб, бук, граб. В лесу много дикорастущих груш, яблонь, кизила. Перед входом в каньон высится отколовшаяся от горного массива Седам-Кая остроконечная скала Сююрю-Кая, прозванная туристами Сахарной головкой. У подножия скалы стоит дом лесника, напротив — металлический указатель с надписью «Большой каньон». Широкая тропа спускается вниз, к речке Сары-Узень, которую можно перейти по камням. Рядом журчит речка Аузун-Узень; она вытекает из каньона. Сливаясь, обе они дают начало реке Коккозке.

Оставив позади оба потока, надо идти влево по широкой тропе. Дальнейшее направление покажет второй указатель. Начинающийся здесь подъем заканчивается у могучего скального дуба, стоящего на площадке. Как утверждают знатоки, этому дереву не менее 500 лет. Там, где от ствола отходят три огромные ветви, зияет большое дупло. По традиции туристы используют его как почтовый ящик, оставляя в нем записи своих впечатлений от общений с природой.

Вот одно из оставленных здесь писем: «Правы те, кто назвал Большой каньон музеем редчайших растений. Нас, уральцев, лесами не удивишь, но Большой каньон! Это словно сделанная талантливым художником декорация к еще более талантливому спектаклю-сказке».


На дне Большого каньона.


И еще письмо: «Нас четверо. Учимся в Ленинградском художественном училище. На одном курсе — третьем. Живем в одной комнате, и всей комнатой приехали на летние каникулы в Крым набивать руку на эскизах. В наших рюкзаках мало места для хлеба и колбасы, но много для красок, карандашей и альбомов. И вот билеты на самолет уже в кармане. Гарька увозит с собой пейзажные эскизы, в этюдниках Володьки и Жени плещется только море. А мое призвание — графика. Наброски каньона ребята считают лучшим из того, что я успел нацарапать. Прощай, Крым! И спасибо тебе за твою удивительную красоту».



От дуба надо идти по правой тропинке, постепенно поднимающейся вверх. Поворот, и сразу за ним открывается вид на гигантскую расселину с отвесно стоящими стенами 350-метровой высоты. В этом месте стены отстоят друг от друга на 20―25 метров, но в глубине каньона они сближаются, высота их увеличивается, и все грандиознее становится ущелье.

От поворота тропа спускается вниз, все слышнее шум горного потока. Вот уже сквозь зелень мелькает голубая полоска воды, которая прорывается между нагромождениями камней и с грохотом устремляется вниз. У Яблоневого брода в текущую по дну каньона Аузун-Узень впадает речка Алмачик. Перейдя на левый берег, можно вдоль русла Алмачика подняться на Ай-Петринскую яйлу. Но наш путь лежит по правому берегу, тоже вдоль русла, еще до одного брода, затем надо перейти на левый берег речки Аузун-Узень. В этом месте из густого, темного леса по замшелым камням несется поток. Это источник Пания, самый крупный в верхнем течении реки. На омываемом им утесе растет несколько экземпляров реликтового тиса. Когда-то в Крыму шумели тисовые леса, а сейчас отдельные экземпляры этого растения можно изредка встретить в тенистых местах горных ущелий.

Тропа проходит вдоль самого берега, а затем спускается на дно каньона, где особенно хорошо видна работа воды. Веками перемещаемые ею камни высверливали в известняковом ложе каньона своеобразные котлы и ванны различной формы, достигающие порой большой глубины. У подножия Соснового мыса находится самый большой котел, туристы назвали его «Ванной молодости».

Здесь заканчивается экскурсия в Большой каньон. Осмотр остальной его части требует специального снаряжения. Возвращаться на туристскую базу надо тем же путем.

Остальное время отводится отдыху и подготовке к следующему этапу путешествия. Оно начинается на четвертый день после прибытия на турбазу.

Путь туристов лежит к горе Бойка, куда ведет хорошая лесная тропа протяженностью семь километров. Начинается она сразу за рекой Коккозкой и идет в восточном направлении. Ночуют туристы в горном приюте вблизи села Богатырь, на опушке леса. Рядом искусственный пруд.



Путешествие второго дня нужно начинать пораньше, чтобы пройти первую часть пути по открытой, лишенной растительности местности до наступления жары. От села Богатырь надо спуститься по дороге в Бельбекскую долину, а затем, повернув вправо, продолжать движение по шоссе, идущему по правому берегу реки Бельбек в восточном направлении, к селу Счастливому. Вдоль дороги тянутся сады, табачные плантации совхоза «Аромат». Вот уже позади осталось село Зеленое. Еще час ходьбы — и вы в Счастливом. Над ним почти отвесной стеной нависают покрытые лесом склоны горы Лопата, а с запада живописные вершины Бойкинского горного массива — Караул-Кая и Сатира.

Войдя в село, нужно свернуть влево на проселочную дорогу, поднимающуюся на водораздел рек Бельбек и Стиля. С вершины водораздела открывается вид на чашу водохранилища, вмещающего 12 миллионов кубических метров воды. В пути вам уже не раз приходилось видеть искусственные водоемы, созданные в основном для орошения полей; это водохранилище снабжает водой курорты Южного берега — Ялту, Мисхор, Алупку, Симеиз, Гурзуф.

Крым, как известно, беден водой, хотя на территории полуострова насчитывается около 150 рек и ручьев. Крымские реки, конечно, не похожи на реки центральных областей нашей страны. Они имеют небольшой сток воды, быстро пересыхают, но наполняются за несколько часов во время сильных дождей и таяния снега.

Еще недавно Южный берег остро нуждался в воде, и это обстоятельство сдерживало развитие курортов. Со временем родилась идея о переброске воды с северных склонов Главной гряды на южные. В районе сел Счастливого и Многоречья в 1963 г. была построена система водохранилищ, из которых вода по трубам поступает в тоннель, а затем самотеком — на Южный берег.

В четырех километрах северо-восточнее Счастливого находится небольшое, затерявшееся в горах и окруженное садами село Лесниково. От его южной окраины надо свернуть на север и по проселочной дороге пройти в долину речки Каспана. Там на обширной, залитой солнцем поляне расположен горный приют. К востоку от него тянется невысокий хребет, покрытый дубовым и сосновым лесом, на юге видна часть Главной гряды с вершиной Кемаль-Эгерек (1527 м). Вокруг поляны много фруктовых деревьев, ежевики, лещины, кизила.

На следующий день туристам предстоит совершить восхождение на Главную гряду, пересечь яйлу, а затем спуститься в Ялту. Начинается этот путь от восточной окраины села Лесниково. Минуя сады, вы выходите на широкую горную тропу, идущую среди дубового леса. Тропа усыпана сухими листьями, она плавно поднимается вверх, часто меняя направление, что смягчает крутизну подъема. На одном из поворотов покажется величественный Чатыр-Даг, на другом откроется вид на северные склоны и горные долины с белеющими домиками селений.

Эта тропа существует с незапамятных времен. До революции жители горных деревушек ходили по ней в Ялту, неся в специальных корзинах, прикрепленных к спине, фрукты для продажи на рынке. К вечеру тем же путем они возвращались домой. Чтобы не заблудиться в непогоду или туман, на яйле выложили специальные каменные сооружения — туры, сохранившиеся до наших дней.

Подъем заканчивается на высоте 1400 метров над уровнем моря. И опять открывшийся перед вами великолепный пейзаж вознаградит за все трудности подъема. Далеко на севере тянется светлая полоса южных склонов Внутренней гряды и стоящая перед ней знакомая нам гора Тепе-Кермен, где начиналось наше путешествие. Гора Бойка своим огромным массивом закрыла туристскую базу «Орлиный Залет». Справа, совсем рядом, — вершина Кемаль-Эгерек, за ней Демир-Капу, или Железные ворота (1540 м), на северо-востоке поднимается самая высокая гора Главной гряды — Роман-Кош (1545 м).

Вы «расстаетесь» с северными склонами Главной гряды. Впереди переход по плоскому нагорью — яйле.

По климату яйла резко отличается от остальной части полуострова, особенно от Южного берега Крыма. В зимние месяцы здесь лежит снег, дуют сильные ветры. В то время, когда внизу, на побережье, уже тепло, на пляжах загорают и купаются в море, в садах идет сбор первых фруктов, — на яйле еще холодно, в воронках и трещинах лежит снег. Робко зацветают крупными темно-фиолетовыми цветами крокусы, горная фиалка. Чуть позже появляется красавец ковыль, распускается крымский эдельвейс, цветут горный василек, белая ромашка.

Двигаться по яйле надо, ориентируясь на туры, указывающие направление к югу. И вот вы видите лежащую далеко внизу красавицу Ялту. Кажется, что это великолепное живописное полотно, на котором за темно-зеленым сосновым лесом, у голубого, как небо, моря изображен залитый солнцем белоснежный город.

Дорога идет вниз, все ближе прославленный город-курорт, жемчужина Южнобережья. На смену буковым деревьям появляется крымская сосна.

Позади — величественная панорама гор. Как заботливая мать, оградили они курорты Южного берега от северных ветров. Потому и климат Ялты теплый и мягкий (среднегодовая температура +13,1°). В сущности, здесь нет четырех времен года, а только два: прохладных 3―4 месяца и теплых 8―9. Воздух здесь особенно чист; легкие бризы несут не только прохладу с моря, но и частицы солей калия, натрия, хлора, кальция, магния, брома и других элементов.

Слово «Ялта», как считают исследователи, произошло от греческого слова «ялос» — берег. Первые упоминания о Ялте встречаются в письменных источниках XII в., тогда ее называли Джалита. В документах и на картах XIV в. она именуется Ялитой, Каллитой. В XV в. Ялтой завладели турки. В конце XVIII в., ко времени присоединения Крыма к России, это была небольшая рыбацкая деревушка, домики которой ютились у подножия Поликуровского холма, в районе нынешнего морского вокзала. Деревушка была столь неприметной, что ни А. С. Пушкин, ни А. С. Грибоедов, посетившие Крым почти одновременно (первый — в 1820, второй — 1825 г.), проезжая мимо, ни единым словом не упоминают о ней. В 1838 г. местечко Ялта было преобразовано в уездный город. Однако как город и курорт Ялта стала развиваться спустя сто лет после присоединения Крыма к России. Большая заслуга в пропаганде целебных сил Южнобережья принадлежит известному русскому клиницисту профессору С. П. Боткину и врачу В. Н. Дмитриеву. Сюда стали приезжать для лечения туберкулеза легких, сердечно-сосудистых и других заболеваний.


Ялта.


Однако пользоваться благами Южного берега Крыма до революции могли только богачи. Ялта была типичным буржуазно-помещичьим и аристократическим курортом. Лишь после Октябрьской революции, разгрома и изгнания белогвардейцев из Крыма она стала курортом для народа. 21 декабря 1920 г. В. И. Лениным был подписан декрет Совета Народных Комиссаров республики «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». «Прекрасные дачи и особняки… дворцы бывших царей и великих князей» передавались отныне «под санатории и здравницы для рабочих и крестьян».

В 1921 г. в Крыму открылся первый советский курортный сезон. Управление курортами возглавил тогда младший брат В. И. Ленина Д. И. Ульянов. В первый сезон на Южном берегу отдыхало и лечилось около восьми тысяч трудящихся. Прошло 50 лет со дня подписания декрета, и сейчас большая Ялта принимает на отдых и лечение свыше полумиллиона человек в год. А с теми, кто приезжает сюда отдыхать без путевок, — более полутора миллионов.


Мемориал на холме Славы.


С каждым годом хорошеет административный и курортный центр Южного берега Крыма. При въезде в город с левой стороны дороги на еще недавно пустовавших холмах и в долине речки Дерекойки выросли новые жилые районы. Обращает на себя внимание необычное здание, издали напоминающее огромный телевизор. Это автовокзал. Он сооружен по последнему слову строительного искусства. Автор проекта — архитектор Г. В. Чахава.

На первом этаже вокзала расположены кассовый зал, ресторан «Джалита». Находясь в вестибюле, вы можете отдохнуть на берегу речки Дерекойки. Вас приятно удивит это маленькое чудо: она шумит у ваших ног, под самым зданием. На втором этаже — удобные залы ожидания, через стеклянную стену можно без устали любоваться панорамой гор. К услугам пассажиров — гостиница, междугородный телефон.

В Ялте много построек юбилейного года, сооруженных к 50-летию Великого Октября. Это и автовокзал, и кинотеатр «Сатурн», и открытый плавательный бассейн с подогреваемой морской водой. Гордостью ялтинцев является канатная дорога, соединившая набережную города с горой Дарсан, и мемориал на холме Славы, где горит вечный огонь, зажженный в честь отважных борцов, отдавших свою жизнь в годы гражданской и Великой Отечественной войн…

Во время шестидневного пребывания на ялтинской турбазе «Магнолия» туристы знакомятся с городом, совершают экскурсию от Ялты до Алупки, осматривают ливадийский курорт, здравницы Мисхора, Алупкинский дворец-музей, великолепные парки Южнобережья. Незабываемое впечатление оставляет знакомство с Никитским ботаническим садом.

Путешествие по этому маршруту дает право на получение значка «Турист СССР».

Маршрут № 24 Симферополь — Бахчисарай — Соколиное — Ай-Петринская яйла — Ялта Протяженность маршрута — 184 км

Этот маршрут тоже начинается в Симферополе, откуда туристы едут в Бахчисарай. В областном центре и в Бахчисарае они совершают экскурсии, уже описанные выше, в маршруте № 22. После четырехдневного пребывания на турбазе «Привал» туристы отправляются в поход до села Соколиного.

В первый день предстоит пройти 14 километров. От турбазы каменистая дорога ведет на юго-восток, к горе Бешик-Тау. От источника, вытекающего у подножия этой горы, нужно свернуть влево и идти к востоку. Через несколько минут широкая тропа спускается в тенистое ущелье. Ветки кизила, лещины, грабинника, соединившись вверху, создали сплошной зеленый коридор. После перехода по открытой местности под палящими лучами солнца прохлада леса освежает, идти здесь намного легче. При выходе на седловину перед туристами внезапно вырастает уже знакомая небольшая гора своеобразных очертаний — Тепе-Кермен. Северные и западные ее склоны покрыты лесом, а на южном склоне насчитывается около трехсот искусственных пещер, высеченных в скале в несколько ярусов. На вершине горы в средние века стоял, по-видимому, укрепленный замок феодала. Само название Тепе-Кермен в переводе означает «крепость на вершине».



Для осмотра этого археологического памятника нужно, оставив рюкзаки внизу, подняться на гору по древней, частично сохранившейся до наших дней дороге. В северо-восточном обрыве вблизи тропы можно увидеть остатки пещерной церкви с двумя выходами и окнами, вырубленными в скале. На самом плато имеется около 20 пещер, но найти их нелегко. Территория укрепления поросла густой травой, кустарником, все переплетено крымской лианой — ломоносом. Рука археолога едва коснулась этой целины, и кто знает, какие тайны хранят серые скалы Тепе-Кермена…

С плато Тепе-Кермена хорошо видны полусферические серебристые купола обсерватории. К ней лежит ваш путь. Хорошая тропа, идущая в восточном направлении, пролегает в небольшом сосняке, посаженном в послевоенные годы Бахчисарайским лесхозом. Молодые посадки бука, граба, сосны, а также фруктовых деревьев часто встречаются в предгорной и горной части полуострова. За годы Советской власти, а особенно в послевоенный период, площадь лесов Крыма только за счет искусственных насаждений увеличилась на 28 тысяч гектаров и составляет в настоящее время около 300 тысяч гектаров.

Выйдя из сосняка, вы попадаете на проселочную дорогу. По ней надо идти к дому лесника. Рядом так и манит к себе тенистая балка. Небольшие рощицы дуба пушистого сменяются живописными полянами с растущими на них скромными полевыми цветами, с зарослями боярышника, лохолистной груши, держидерева, шиповника. Чем дальше уходит дорога, тем у́же балка, выше деревья. Наконец короткий подъем — и вы в поселке Научном. Здесь живут и работают сотрудники одной из крупнейших в стране Крымской астрофизической обсерватории Академии наук СССР, занимающейся изучением физической природы и химического состава планет и звезд, а также происходящих на них процессов.

Это один из научных центров всесоюзного и мирового значения. В обсерватории работают около тридцати докторов и кандидатов наук, десятки младших научных сотрудников, инженеров, лаборантов. В определенные дни для туристов здесь устраиваются экскурсии, которые проводят научные сотрудники обсерватории.

В километре от поселка Научный на поляне у дома лесника ваш первый бивуак. На другой день рекомендуется встать рано — предстоит двадцатикилометровый переход к следующему горному приюту. Следует запомнить общее направление этого перехода — идти нужно на юг, в сторону Главной гряды гор. От места ночлега надо вначале пройти по дороге, а затем свернуть вправо на тропу, убегающую вниз по небольшой ложбине, в которой растет дубовый лес. В горном Крыму дубовые леса являются самым распространенным типом лесного сообщества. Им принадлежит более 60 % площадей, занятых лесами. В этом месте растет дуб пушистый, выше в горах ему на смену приходит дуб скальный, или, как его иногда называют, зимний. Это дерево обладает интересной особенностью: листья его, пожелтев осенью, остаются на ветвях всю зиму до появления новых. В дубовых лесах всегда имеется примесь других пород — ясеня, липы, граба и даже бука. Из плодовых здесь можно встретить дикорастущую черешню, яблоню, крупноплодную рябину; много орешника, кизила.



Тропа тем временем выходит в широкую долину речки Марты. На противоположной стороне ее виден белый домик; он стоит в том месте, где в Марту впадает речка Финарос. В дальнейшем ваш путь пройдет по долине, вверх по течению Финароса, в густом тенистом лесу. Лучи солнца сюда не проникают, тихо журчит вода, пробиваясь среди камней, покрывающих дно.

Наконец лес кончился, и вы выходите на безлесный хребет — водораздел рек Марты и Качи. Идти надо вправо по тропе, которая то поднимается на небольшие холмы, то спускается с них. Справа открывается вид на Тепе-Кермен и обсерваторию. Но вот подъем окончился, внизу, в живописной Качинской долине, показались белые домики утопающего в зелени садов Шелковичного. Село связано с Бахчисараем хорошей шоссейной дорогой. В период временной оккупации Крыма в этом затерявшемся в горах селе были сосредоточены для борьбы с партизанами гитлеровские карательные отряды.

Каратели жестоко расправлялись и с населением, помогавшим народным мстителям. В пяти километрах к востоку от Шелковичного (бывш. Коуш) до войны находился небольшой рабочий поселок Чаир, где жили шахтеры Бешуйских угольных копей. В начале войны взрослые мужчины ушли в армию и в партизанские отряды; в поселке остались старики, женщины и дети. В Чаире часто находили приют народные мстители, отправлявшиеся на боевые операции или возвращавшиеся с них. Здесь прятали и лечили раненых партизан. Это стало известно гитлеровцам. Рано утром 4 февраля 1942 г. в поселок на пятнадцати машинах прибыли каратели. Жителей согнали на площадь перед клубом, раненых собрали в деревянный сарай и подожгли его. После этого палачи подожгли все дома, а стариков, женщин и детей расстреляли на краю пятнадцатиметрового обрыва. Лишь очень немногим удалось спастись.


Вид на село Соколиное.


Тяжело переживали шахтеры потерю близких. Партизаны решили отомстить карателям. Был разработан план операции. Перед рассветом 8 февраля 1942 г. под покровом тумана несколько партизанских отрядов сосредоточились в 100―200 м от Шелковичного. Когда рассвело и туман рассеялся, по сигналу с командного пункта отряды ворвались в село. Застигнутые врасплох каратели стали отходить. Окруженные партизанами немцы вызвали помощь из Бахчисарая и близлежащих селений.

Но партизанские отряды, оседлавшие дороги и тропы на подступах к селу, задерживали и уничтожали подходившие подкрепления. Бой длился восемь часов. Нанеся гитлеровцам серьезный урон, партизаны вернулись в лес.

О тех грозных днях, о героизме патриотов напоминают обелиски. Один из них установлен у въезда в Шелковичное, другой — в поселке Крымском, на территории санатория «Крымская здравница», где некогда стояли дома поселка Чаир. Он высечен из диоритовой глыбы отдыхающими санатория И. Ф. Борисюком, В. А. Агаповым и Н. К. Ефимовым.

Горный приют «Каспана», конечная цель второго дня путешествия, находится в двух километрах от села Шелковичного. К нему ведет проселочная дорога в долине речки Каспаны.

Дальнейший путь туристов лежит к селу Соколиное. Вы уже читали о нем в описании маршрута № 22, только по маршруту № 24 туристы идут в обратном направлении.

После четырехдневного отдыха на турбазе «Орлиный Залет», во время которого вы совершите прогулки в Большой каньон и на Мангуп, — снова в путь. На этот раз вам предстоит совершить восхождение на скалу Орлиный Залет, а затем переход к Ай-Петри (протяженность пути — 24 км). Вначале — то же шоссе Бахчисарай — Ялта, идущее мимо села Соколиного. На втором километре за селом нужно свернуть с шоссе вправо, на широкую лесную тропу. Она постепенно поднимается к мелькающей среди стволов деревьев обрывистой скале Почти у подножия ее приходится ступать на осыпь крупных камней, идти становится труднее, но этот участок пути — небольшой. Вот уже осталась позади узкая седловина, вас встречают мощные стволы буковых деревьев Еще несколько метров подъема по крутому склону, и вы у пещеры Данильча-Коба, напоминающей огромную раковину. У самого входа справа — шарообразной формы сталагмит, в глубине — небольшое озеро с хорошей питьевой водой.



После отдыха у пещеры поднимитесь на видовую площадку Орлиного Залета. Отсюда, с высоты 985 метров, открывается широкая панорама Голубой и Бельбекской долин с селами Соколиное, Голубинка, поселком Куйбышево, связанными узкой лентой шоссейной дороги, по которой бегут маленькие, похожие на жуков машины. Белые домики турбазы «Орлиный Залет», словно спичечные коробки, прячутся в зелени небольшого парка. На севере хорошо видны обрывистые склоны Внутренней гряды Крымских гор и «вездесущая» Тепе-Кермен, правее ее — купола астрофизической обсерватории.

Весь путь, пройденный от Бахчисарая, виден отсюда как на ладони. В годы Великой Отечественной войны скала Орлиный Залет служила хорошим наблюдательным пунктом для партизан, базировавшихся вблизи этого места, в урочище «Чайный домик», куда ведет хорошая лесная дорога, вымощенная щебенкой. Построена она была в 1912 г. для князя Юсупова, приезжавшего сюда из своего поместья в Кореизе на охоту (поэтому дорогу называют иногда Юсуповской).

До «Чайного домика» — 30―40 минут ходьбы. Дорога ровная, почти без подъемов и спусков, проходит в высокоствольном буковом лесу, по обочинам ее много полевых цветов. Проходящие туристы собирают их по пути, чтобы возложить скромные букетики к подножию памятника на братской могиле партизан.

Сейчас в лесу тихо. Ветви деревьев склонились над могилой, ласково шелестят листья. Ничто не напоминает о трагедии, что произошла здесь в марте 1942 г. Район «Чайного домика» был тогда местом базирования 5-го партизанского района, куда входили Севастопольский, Балаклавский и Ак-Мечетский отряды. Партизанам приходилось действовать в очень сложных условиях. Рядом сражался осажденный Севастополь. Кругом в селах стояли сильные немецкие гарнизоны, но и в этой обстановке партизаны вели успешные боевые операции. В конце концов гитлеровцами был разработан план окружения расположенных здесь отрядов. Узнав об этом, командование партизанского района приказало оставить территорию урочища «Чайный домик» и перейти в заповедник. Выход назначили на 27 февраля. Но фашисты начали операцию против партизан на день раньше, и в заповедник пришлось пробиваться с боем. Раненых товарищей укрыли в пещере Борю-Тешик (она находится рядом с памятником и называется теперь Партизанской).

Однако гитлеровцам удалось обнаружить пещеру-госпиталь, и они зверски расправились с находившимися там ранеными. Вернувшиеся из заповедника партизаны похоронили своих товарищей в братской могиле.

От пещеры Партизанской надо продолжать путь по дороге, идущей вначале в юго-восточном, а затем в восточном направлении. Виды здесь исключительно живописны. Высокоствольные леса сменяются обширными полянами со множеством цветов и дикорастущими грушами и яблонями. Через три километра — дом лесника, а напротив него, в роще мощных буковых деревьев, — колодец. По пути к горному приюту это последний источник воды. Урочище носит устаревшее название МТФ (молочно-товарная ферма), хотя теперь здесь никакой фермы нет. Самодеятельным туристам у колодца можно устроить бивуак, а плановым предстоит девятикилометровый переход к Ай-Петринскому горному приюту.


Памятник погибшим партизанам на Ай-Петри.


Еще некоторое время дорога идет лесом, но это уже не те высокие, стройные деревья, которые вы видели на Орлином Залете и у «Чайного домика». Чем выше поднимается дорога, тем ниже деревья; сильные ветры изуродовали их стволы, прижали к земле. Еще небольшой подъем — и вы на Ай-Петринской яйле. Первое мгновение туристов охватывает разочарование — шли на вершину горы, а здесь расстилается равнина с возвышающимися кое-где холмами, со впадинами, имеющими форму больших блюдец. «Равнина» безлесна, покрыта травянистой растительностью. Значение таких плато, или яйл, очень велико: они являются огромной водосборной площадью. Большинство атмосферных осадков, выпадающих на яйле, просачивается сквозь толщу известняков, которыми сложена Главная гряда гор, и дают начало многим источникам и рекам Крыма. А в том, что вы находитесь на высоте более чем 1000 метров над уровнем моря, убедитесь сами, когда дойдете до южных обрывов Ай-Петринского нагорья. На яйле много дорог и тропинок, но выбрать нужно ту, которая идет строго на восток. Слева небольшая возвышенность — это Бедене-Хыр, высшая точка нагорья (1320 м).

Наконец проселочная дорога выходит на асфальтированное шоссе Бахчисарай — Ялта, то самое, по которому вы начинали свое путешествие. Отсюда пройдите к памятнику, что высится слева у дороги. Он установлен на братской могиле партизан Ялтинского отряда, погибших на Ай-Петринской яйле в декабре 1941 г.

Ялтинский партизанский отряд был сформирован на базе истребительного батальона в октябре 1941 г. Командиром отряда стал Д. Г. Мошкарин, комиссаром — С. Н. Белобродский. В первых числах ноября 1941 г. партизаны этого отряда ушли из города к намеченным стоянкам, где к тому времени были вырыты землянки, окопы. В конце ноября отряд перебазировался на северные отроги яйлы. В конце 1941 г. начался период активных действий партизан Крыма. В декабре гитлеровцы, готовясь ко второму наступлению на Севастополь, решили укрепить свой тыл и обеспечить безопасность коммуникаций, находившихся под ударами народных мстителей. Для прочеса крымских лесов фашисты сосредоточили крупные силы.

Карателям удалось установить место базирования Ялтинского отряда. На рассвете 13 декабря, когда в горах при восемнадцатиградусном морозе свирепствовал ураган, гитлеровцы окружили стоянку. В тяжелом неравном бою отряд понес большие потери. Погибло и все командование отряда, а с ним вновь назначенный начальник 4-го партизанского района генерал-майор Д. И. Аверкин. После освобождения Крыма останки партизан были захоронены на яйле в братской могиле. Памятник, выполненный по проекту архитектора А. С. Хотелова, установлен в 1960 г.

В этих местах весной 1944 г. наносили удары по врагу части Отдельной Приморской армии.

15 апреля 227-я Темрюкская стрелковая дивизия под командованием Г. Н. Преображенского вместе с 257-м танковым полком вышла на Ай-Петринское плато со стороны села Соколиного. Здесь в то время лежали сугробы снега, мешавшие продвижению артиллерии. Но это не остановило наших воинов. Проделав ночью в снежных сугробах проходы, они перекатили по яйле орудия вручную и открыли огонь по скоплениям немецких и румынских войск в районе Ялты. Пехотинцы и танкисты спустились вниз с Ай-Петри и перерезали врагу дорогу на Севастополь. В боях за освобождение Ялты участвовала 7-я партизанская бригада Южного соединения, которой командовал Л. Вихман; в ее состав входил и Ялтинский отряд.

Поднявшись на расположенную рядом с памятником видовую площадку, можно с высоты 1185 м полюбоваться великолепными видами Южнобережья. Скала, где находится площадка, носит имя инженера Шишко, по проекту которого строилась дорога Ялта — Бахчисарай. Отсюда игрушечными кажутся белые здания Ялты, корабли, стоящие в порту. С северо-востока город прикрывают отроги Никитской яйлы с горой Авинда (1475 м). В море вдается мыс Мартьян, который заполонила наша зеленая сокровищница — Никитский ботанический сад; за ним, замыкая панораму, далеко выступает в море Медведь-гора. Внизу, у подножия скалы Шишко, поднимается конусовидная гора Могаби (808 м), прикрывшая Ливадию и Ореанду. Отроги этой горы протянулись до самого моря, один из них заканчивается мысом Ай-Тодор с «прилепившимся» на нем Ласточкиным гнездом. За Ай-Тодором в зелени парков расположены белые корпуса здравниц мисхорского курорта, выше раскинулись поселки Гаспра и Кореиз. Венчают эту панораму знаменитые зубцы Ай-Петри (1233 м). До них отсюда около трех километров.

Рядом с видовой площадкой стоят серые здания Ай-Петринской метеостанции, основанной в 1895 г. В наши дни она расширена и оснащена современным оборудованием. В зимнее время дорога от Бахчисарая до Ялты закрывается на 4―5 месяцев, сводку о погоде передают отсюда по телефону и радио в Киев, в Институт прогнозов.

Неподалеку на холме виден большой металлический шар — глобус, установленный на каменном постаменте, на котором нанесены координаты этого места. Это основной репер, заложенный партией крымских водных изысканий в 1913 г. Необычное сооружение называют Ай-Петринским меридианом. Ниже белеет здание горного приюта «Ай-Петри», отделения турбазы «Ялта». Здесь туристы останавливаются на ночлег. Сюда приезжают зимой любители лыжных прогулок: в приюте можно взять напрокат необходимое снаряжение.

На следующий день постарайтесь встать до восхода солнца, чтобы увидеть незабываемое зрелище. Огненный диск, поднявшись из голубой глади моря, бросает первые лучи на вершины гор, окрашивая их в нежно-розовые тона. А там, далеко внизу, прикрытые легкой дымкой тумана, еще спокойно спят приморские города и поселки. Солнечные лучи, постепенно спускаясь, освещают лес и, наконец, заливают ярким светом все побережье.



Пора в путь. Предстоит последний 14-километровый спуск в Ялту по живописной Таракташской тропе. Тропа надежно маркирована, и всем туристам нужно строго придерживаться указателей; малейшее отклонение от маршрута может привести к нежелательным последствиям. Первый указатель стоит у шоссейной дороги Бахчисарай — Ялта. Хорошо протоптанная тропа идет почти параллельно обрывистому склону среди молодых сосен. Лесоводы Крыма в 1960 г приступили к планомерным посадкам на яйле. За последние годы на нагорьях высажено около трех тысяч гектаров леса, в том числе на Ай-Петринской яйле — 1200.



После полуторакилометрового перехода по яйле — новый указатель: здесь нужно свернуть вправо на тропу, круто спускающуюся вниз. Проходит она в лесу, только местами выходит на небольшие прогалины, и тогда перед взором туристов снова открываются причудливые скалы, внизу — Ялта и синее-синее море. Неизменно привлекают внимание великаны-сосны, растущие на головокружительной высоте. Многие задают вопрос: каким чудом держатся они на голых отвесных склонах? Попав в скальную расщелину, в которой имеется хотя бы немного почвы, семена сосны прорастают, корни постепенно углубляются даже в самые незначительные трещины. Трещины эти расширяются, в них накапливаются почва и влага, которые и дают дереву необходимое питание. Вы уже обратили внимание, что крымская сосна не похожа на северную? У крымской — серый ствол, по-иному формирующаяся крона, длиннее хвоя и большие шишки. Эту сосну называют еще сосной Палласа — по имени ученого, впервые описавшего ее. Растет она преимущественно на южных склонах Главной гряды, от Судака до Байдарских ворот. В сосновых лесах намного больше озона, чем в лиственных, поэтому дышится здесь особенно легко.

Чем ниже спускается тропа, тем теплее, к смолистому запаху сосны примешивается соленый запах моря. Вот тропа выходит к водопаду Учан-Су. Вода небольшой горной речки падает с высоты 98 м. Учан-Су особенно красив весной, во время таяния снега в горах, и осенью, в пору дождей, когда масса воды с шумом низвергается со скал, перекатываясь через огромные камни. У водопада есть ресторан, имеются стоянки для транспорта. После завтрака и небольшого отдыха на рейсовом автобусе можно доехать до Ялты. Здесь, на турбазе «Ялта», ваше путешествие заканчивается. Оно дает право на получение значка «Турист СССР».


В горный Крым ведет еще один маршрут — № 183 (Бахчисарай — Соколиное — Ай-Петри — Ялта). Первая часть маршрута — до села Соколиного — совпадает с маршрутом № 22, вторая часть, от Соколиного до Ялты, — с маршрутом № 24. Заканчивается он на Ялтинской туристской базе «Магнолия».


В город-герой Севастополь

Маршрут № 26 Бахчисарай — Соколиное — Севастополь Протяженность маршрута — 152 км

Первая часть этого маршрута совпадает с маршрутом № 24, а переход от села Соколиного до Мангупа подробно описан в маршруте № 22 (только здесь туристы идут в обратном направлении).

После ночлега в горном приюте «Мангуп» у села Залесного путешествие продолжается. В первый день предстоит пройти 15 километров.

От пруда, что на окраине Залесного, надо свернуть влево, в ущелье Джин-Дере. Небольшой подъем по ущелью, и Каралезская долина осталась позади. Хорошая проселочная дорога, идущая в западном направлении, плавно сбегает по северному склону Второй гряды. Впереди просматриваются горные ущелья с разнообразными формами выветривания. Отдельные скалы напоминают замки со сторожевыми башнями, охраняющие вход в ущелье, в глубине которого белеют домики. Вот впереди показалась длинная столовая гора. На ней находится интересный памятник истории Крыма — руины средневекового города Эски-Кермена (само название его в переводе означает «старая крепость»). Гора, на которой расположено городище, вытянута с севера на юг почти на километр, ширина плато — всего 200 метров. Обрывистые скалы, имеющие здесь обтекаемую форму, нависают над долиной.

Эски-Кермен основан в начале VI в. В первый период его существования это было хорошо укрепленное поселение, окруженное мощными оборонительными сооружениями. В отвесных скалах, снизу неприступных, высечены пещерные казематы с бойницами и амбразурами; доступные места строители перекрыли боевыми стенами, достигающими двухметровой толщины. Эски-Кермен представлял собой крупный ремесленный и торговый центр; жители окрестных деревень занимались виноградарством, виноделием, садоводством, огородничеством.

Как показали исследования археологов, в конце VIII в. первоклассные для своего времени оборонительные сооружения Эски-Кермена были разрушены, по-видимому, хазарами. После этого город просуществовал еще несколько столетий, но уже как открытое, почти незащищенное поселение.

Осмотр городища рекомендуется начинать с северной части плато. Поднявшись по тропе к скалам, надо свернуть вправо, найти замаскированный вход в дозорное укрепление с небольшим пещерным казематом, затем по лестнице подняться на обширную площадку. На ней видны следы дозорной башни, с которой хорошо просматривались все подходы к крепости с севера.


Эски-Кермен. Каземат в восточной части городища.


После осмотра северных оборонительных сооружений нужно вернуться обратно и, пройдя вдоль нижнего края обрыва по узкой тропке, высеченной в скале, подняться по расселине на плато. Тропа, идущая в южном направлении, пересекает пустырь; некогда это была торговая площадь, здесь же в момент опасности могли укрыться жители окрестных сел со своим имуществом и скотом. Тропа выходит к восточному обрыву плато; вдоль него расположены самые интересные памятники городища. Замечательным сооружением на Эски-Кермене является так называемый «осадный колодец». (По-видимому, он был построен на случай длительной осады.) В него ведет крутая шестимаршевая лестница, вырубленная в скале. Она заканчивается каптажной галереей длиной около 10 метров. Наружные подступы к колодцу защищал пещерный каземат. У нижнего марша лестницы в скале пробито (вероятно, хазарами) отверстие, открывшее доступ в колодец из долины.


Пещерный храм на Эски-Кермене.


Осмотрев осадный колодец, продолжайте путь в южную часть плато. Тропа приведет вас к христианскому храму, имевшему форму базилики. Он построен тогда же, когда создавалась крепость, — в VI в. Это был большой трехнефный храм с белыми мраморными колоннами. В более поздний период на месте базилики находилось кладбище с небольшой часовней.

После осмотра храма надо вернуться к восточному краю плато. Здесь вы найдете следы жилых домов, дворов, разделенных улицей и узким переулком. В результате проведенных раскопок археологи установили, что дома жителей города были в основном двухэтажными. Небольшие помещения нижнего этажа использовались для хозяйственных нужд, верхний этаж отводился под жилье. Крыша покрывалась черепицей местного производства.

Рядом с раскопанными участками жилых домов находилась калитка, вход в которую со стороны долины прикрывали несколько оборонительных сооружений. Недалеко отсюда было городское кладбище (некрополь). В центре его стоял небольшой храм, вырубленный в одной из пяти каменных глыб, отвалившихся от скального массива Эски-Кермена. Это Храм трех всадников: на северной его стене сохранились остатки фрески с изображением трех всадников. Она датируется XII — началом XIII в. Роспись сильно пострадала — не столько от времени, сколько от рук горе-туристов, порой с бессмысленным рвением уничтожающих памятники культуры прошлых эпох. В 200 метрах южнее восточной калитки, на краю обрыва находится еще один пещерный храм с фрагментами росписи. Это Храм Успения (на фреске было изображено успение божьей матери).

Оборонительные сооружения хорошо прослеживаются на каждом выступе скалы восточного обрыва, у главного входа в крепость. Городские ворота помещались в передней части высеченного в массиве скалы коридора и были защищены надвратной башней; от нее на восток и запад отходили крепостные стены. Рядом с главными воротами находился большой пещерный храм, сооруженный одновременно с крепостью, а позднее значительно расширенный.

Прежде чем покинуть Эски-Кермен, осмотрите пещерный каземат, расположенный на западных обрывах плато, вблизи ворот. Он представляет собой большую пещеру, потолок которой поддерживает массивный опорный столб. Шесть отверстий, сильно измененных временем, уже мало чем напоминают бойницы каземата. В северное отверстие защитники города могли сбрасывать камни по узкой расщелине, идущей сверху вниз, на неприятельских воинов, штурмующих крепость. Из каземата каменная лестница вела к соседнему мыску, где находились зерновые ямы, частично сохранившиеся до наших дней.

Уйдя с плато через южные ворота, туристы спускаются в долину, обходя Эски-Кермен с запада. На противоположной стороне долины, северо-западнее Эски-Кермена, стоит башня Кыз-Куле (Девичья башня). Это остатки феодального замка-крепости, предположительно датируемого XI―XIV вв. К башне ведет пешеходная тропа из села Крепкого. К нему лежит ваш путь.

Расположено село в узком горном ущелье, западнее Кыз-Куле. Жители Крепкого трудятся в одном из передовых хозяйств Бахчисарайского района — колхозе «Украина». Центральная его усадьба находится в Каралезской долине, в селе Красный Мак, что в шести километрах отсюда. Основная отрасль хозяйства — табаководство, дающее колхозу две трети денежного дохода. Славится «Украина» и своими фруктами, овощами, которые выращиваются в основном в Каралезской долине. От села Крепкого проселочная дорога ведет в лесничество. Там отдых и ночлег. Затем — последний переход, протяженность его — 15 километров.

Каменистая горная дорога, извиваясь среди низкорослого грабинника, пушистого дуба, кустов держидерева, выводит вас на Мекензиевы горы.

Свое название горы получили от некогда находившегося на них имения контр-адмирала Ф. Мекензи — первого командующего Севастопольской эскадрой. Горы прикрывают подступы к Инкерману и Северной бухте, за которой раскинулся город. В период героической обороны Севастополя 1941―1942 гг. здесь шли ожесточенные бои. Из 250 дней обороны 240 дней отважные воины Приморской армии и морской пехоты стояли насмерть на Мекензиевых горах, отражая натиск фашистов, стремившихся любой ценой прорваться к Севастополю. На склонах гор, обращенных к северу, проходил главный рубеж обороны города.

Ваш путь лежит по третьему сектору главного рубежа. В этих местах сражались 25-я Чапаевская дивизия, части 7-й бригады морской пехоты, 79-я курсантская стрелковая бригада и другие части.

В декабре 1941 г. на северном склоне Мекензиевых гор близ деревни Камышлы горстка храбрецов — комсомольцев пулеметного дзота № 11 — в течение трех дней вела жестокий неравный бой с фашистами. Воины гарнизона маленькой крепости предпочли умереть, но не сдаться врагу. В живых остался лишь один защитник дзота — Григорий Доля, который был послан с донесением на командный пункт.

Когда наши бойцы вновь отбили дзот, они обнаружили вокруг него десятки вражеских трупов, а в развалинах дзота — тела погибших героев. В сумке противогаза была найдена записка Алексея Калюжного, написанная им в предсмертные минуты: «Родина моя! Земля русская! Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне мое сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Моряки-черноморцы! Держитесь крепче, уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал. Калюжный».

На месте дзота № 11 установлен памятник. На нем высечены имена павших героев.

Сколько крови героических защитников Севастополя, впитала в себя эта земля! Не потому ли так много алых маков цветет здесь по весне?.. В них, наверное, есть капли крови смертельно раненной 1 марта 1942 г. Нины Ониловой, прославленной пулеметчицы 25-й Чапаевской дивизии, участницы обороны двух городов-героев — Одессы и Севастополя. На ее боевом счету несколько сот уничтоженных гитлеровцев, она поражала всех своей беспримерной отвагой, находчивостью и выдержкой в бою. Посмертно Нине Ониловой присвоено звание Героя Советского Союза.

Где-то здесь, по этой земле, пробиралась ползком на позицию прославленный снайпер той же дивизии Герой Советского Союза Людмила Павличенко.

Растут сейчас на Мекензиевых горах пушистые сосенки, а памятники напоминают о том суровом времени, когда решалась судьба нашей Родины…


Севастополь.


У въезда в Севастополь установлено монументальное сооружение: столбы из светлого камня, внизу — черные чугунные якоря. Рядом — макеты Золотой Звезды, ордена Ленина, ордена Красного Знамени, медали «За оборону Севастополя 1941―1942 гг.» — эти высокие награды украшают знамя города-героя.

Неподалеку вас ожидает автобус туристской базы. Знакомство с северной частью города продолжается из окна автобуса. Справа осталась железнодорожная станция Мекензиевы Горы; за ней на небольшой возвышенности виден белый обелиск с пятиконечной звездой. Он напоминает еще об одной героической странице боев за Севастополь. Это было в июне 1942 г. Фашистам удалось прорваться в район станции и вплотную подойти к 365-й зенитной батарее, прикрывавшей подходы к Северной бухте. Несколько суток зенитчики отбивали атаки превосходящих сил противника. Они сражались до последнего снаряда. Когда весь личный состав батареи вышел из строя, ее командир И. С. Пьянзин вызвал огонь нашей артиллерии на себя. Старшему лейтенанту И. С. Пьянзину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За небольшой каменной оградой находится Братское кладбище времен первой обороны Севастополя (1854―1855 гг.). На нем захоронены 127 583 защитника города. До наших дней сохранилось 117 памятников на могилах офицеров; рядовых хоронили в братских могилах. На кладбище можно найти могилы руководителей первой обороны А. С. Хрулева, Э. И. Тотлебена, М. Д. Горчакова, умерших позднее, но пожелавших быть погребенными рядом с теми, кто пал в битве за Севастополь.

На берегу Северной бухты стоит памятник воинам 2-й гвардейской армии, погибшим при освобождении Севастополя в мае 1944 г.

На самом берегу моря расположилась туристская база, куда вы держите путь. Вас уже ждут в ее светлых, уютных корпусах. Рядом — отличный пляж. Туристская база построена в 1962 г. Она носит имя героя гражданской войны, командующего партизанским движением Крыма в годы Великой Отечественной войны Алексея Васильевича Мокроусова. После войны он около десяти лет возглавлял Крымское туристско-экскурсионное управление ВЦСПС. Под его руководством были разработаны многие маршруты, созданы туристские базы.

Итак, вы в Севастополе, легендарном городе русской славы. Здесь предстоит прожить восемь дней. Вы ознакомитесь с историей, интересными памятниками, музеями, трудовыми буднями города, его широкими улицами и тенистыми бульварами…


На Малаховом кургане.


Первые здания Севастополя были заложены 14 июня 1783 г. на берегу Ахтиарской бухты. Биография города неразрывно связана с историей Черноморского флота. Слава русских моряков становилась и его славой. Более ста лет назад ему пришлось принять на себя удар объединенных армий Англии, Франции, Турции. 349 дней и ночей русские матросы и солдаты под руководством флотоводцев адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова героически защищали Севастополь.

Он вошел в историю нашей Родины как город славных революционных традиций. Восстание на броненосце «Потемкин», вооруженное выступление моряков в ноябре 1905 г, — вот славные вехи борьбы революционного Севастополя в начале века. «Кронштадтом юга» называли его в годы революции и гражданской войны. При помощи моряков-черноморцев была установлена Советская власть не только в Крыму, но и на Дону, на Кубани, во многих городах юга Украины.

Эстафету мужества принял город в грозном сорок первом. Тысячи его защитников бессмертными подвигами навсегда прославили Родину.

Гитлеровские захватчики разрушили город до основания. В 1944 г. севастопольцам предстояло совершить еще один беспримерный подвиг — трудовой. И они возродили город из руин и пепла. Сегодняшний Севастополь — город красивых архитектурных ансамблей, парков и скверов. Он стал еще краше, благоустроеннее, чем был до войны. Ведущим предприятием Севастополя является Морской завод, награжденный орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, получивший на вечное хранение памятное знамя ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС.

Балаклавское рудоуправление им. А. М. Горького по праву носит звание предприятия коммунистического труда. В Камышовой бухте, где когда-то ютились домики небольшого рыболовецкого колхоза, вырос большой порт, целый городок рыбаков, ведущих промысел в океане. В городе имеются приборостроительный институт, несколько научно-исследовательских учреждений, четыре техникума, два профессиональных и два народных театра, десятки клубов и Домов культуры, свыше двухсот библиотек…

Приехав на катере с Северной стороны в центр города, к Графской пристани, вы увидите установленные на ней мемориальные доски. Они расскажут вам о преемственности боевых традиций нескольких поколений севастопольцев.

«Здесь 22 ноября 1853 года произошла торжественная встреча севастопольцев с вице-адмиралом П. С. Нахимовым после Синопской победы».

«С этой пристани 27 ноября 1905 года лейтенант П. П. Шмидт отбыл на крейсер „Очаков“, где принял командование восставшими кораблями флота».

«9 мая 1944 года над Графской пристанью штурмующим отрядом моряков-черноморцев был водружен военно-морской флаг в знак освобождения Севастополя от фашистских захватчиков».

На площади Нахимова воздвигнут мемориал Славы. Величественный монумент венчает барельеф воина с автоматом в поднятой руке. Внизу, на гранитных досках, золотыми буквами высечены названия соединений, частей и подразделений, участвовавших в беспримерной обороне Севастополя 1941―1942 гг., имена пятидесяти четырех Героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за подвиги, совершенные ими во время обороны города.

Во время экскурсии по Севастополю вы побываете на всемирно известном Малаховом кургане, постоите у Вечного огня, зажженного в память о павших героях; посетите знаменитую панораму обороны Севастополя 1854―1855 годов, диораму «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года».

Знакомством с городом-героем и его памятниками заканчивается это путешествие. Оно дает право на получение значка «Турист СССР».


Крымский автомобильный

Маршрут № 21 Симферополь — Алушта — Ялта — Севастополь Протяженность маршрута — 180 км

Знакомством с областным центром Крыма начинается это путешествие. Туристы совершают экскурсию по городу, посещают областной краеведческий музей, экспонаты которого дают полное представление о природе, истории и экономике полуострова, выезжают в Бахчисарай, где осматривают экспозицию историко-археологического музея.

После двухдневного пребывания в Симферополе ваша группа покидает гостеприимную турбазу. Теперь путь лежит к югу — в Алушту. Автобус мчится по широкому, ровному шоссе, поминутно обгоняя троллейбусы с надписями на табличках: «Симферополь — Алушта», «Симферополь — Ялта». Такое удобное шоссе появилось в Крыму сравнительно недавно. Первая почтовая дорога от Симферополя до Алушты была проложена в 1824―1826 гг., а в 1837 г. продолжена до Ялты. Узкая, со множеством поворотов старая дорога причиняла много неприятностей и пассажирам, и водителям. До Великой Отечественной войны ее несколько раз перестраивали, но это не решало транспортной проблемы. В 1959 г. было начато строительство новой магистрали — горной троллейбусной трассы.


Турбаза «Таврия» в Симферополе.


Полотно дороги значительно расширено, срезаны многочисленные повороты, в результате путь до Ялты сократился на 16 километров.

На седьмом километре пути раскинулось село Лозовое. С ним связаны страницы биографии великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Во время первой обороны Севастополя он, тогда молодой подпоручик, жил в этом селе с ноября 1854-го до середины января 1855 г. (артиллерийская часть, в которой он служил в Севастополе, была переведена сюда на пополнение и переформирование). В конце села, слева у дороги, установлен бюст писателя.

На противоположном берегу Салгира видны корпуса Лозовской школы-интерната, в них живут и учатся более 500 ребят. В находящемся чуть поодаль небольшом старинном здании с квадратной башенкой, принадлежавшем в прошлом русскому химику и метеорологу А. Э. Кесслеру, часто бывал в детстве выдающийся советский ученый — минералог и геохимик академик А. Е. Ферсман.

Села, попадающиеся на пути, утопают в зелени. Вишневые, яблоневые сады, плантации розы и табака тянутся до села Перевального, расположенного у отрогов Крымских гор. Это земли крупного совхоза «Перевальный», центральная усадьба которого находится в селе Добром. На 18-м километре трассы у села Заречного сливаются две небольшие речки — Краснопещерная и Ангара, дающие начало Салгиру, самой длинной из крымских рек (232 км).

В нескольких километрах от села Перевального находятся знаменитые Красные пещеры (Кизил-Коба). Общая протяженность исследованных спелеологами галерей составляет 12,5 километра. Уже начаты работы по благоустройству пещер; через несколько лет посещение этого интереснейшего памятника природы войдет во многие туристские маршруты Крыма. Перед въездом в Перевальное справа у дороги высится обелиск. Это памятник крымским партизанам. Мы проезжаем места их активных действий в годы Великой Отечественной войны.

За Перевальным начинается подъем в горы. Лесистые горные кряжи все ближе подступают к магистрали. На 27-м километре слева у дороги стоит еще один памятник партизанам. Он необычен. Серая диабазовая глыба, пересеченная наискось лентой из красного полированного гранита, напоминает по своим очертаниям партизанскую шапку. Рядом на каменной стеле высечены суровые лица народных мстителей. Автор эскиза памятника — бывший партизан художник Э. Грабовецкий, рельефы на камне выполнены скульптором Б. Усачевым.

Еще несколько километров пути, и вы на Ангарском перевале, самой высокой точке трассы (752 м над уровнем моря). Справа возвышается Чатыр-Даг. Здесь гора повернулась к шоссе своей восточной стороной: вы видите крутые, обрывистые скалы ее вершины Ангар-Бурун (1453 м). Склоны Чатыр-Дага поросли смешанным лесом — дубом, буком, грабом, ясенем. Вам еще представится возможность познакомиться с этой горой поближе.

С перевала дорога устремляется вниз. Отсюда сквозь зелень леса кое-где уже просматривается море, хотя и трудно с первого взгляда отличить, где кончается море и начинается нежно-голубое небо. Но не печальтесь — вы еще успеете налюбоваться лазурной морской гладью. Слева появляется живописный силуэт горы Демерджи. Местные жители говорят, что это самая красивая гора в Крыму. Сколько часов имеет день, столько раз меняется ее цвет. Будто радуга переливается на склонах…



На одном из поворотов шоссе на обширной площадке сооружена каменная стена с мемориальными досками, изображением оружия XVIII в. В центре — барельеф полководца М. И. Кутузова (выполненный скульптором Л. С. Смерчинским). Вблизи этого места в июле 1774 г. в одном из сражений русско-турецкой войны он был тяжело ранен в голову (это и привело к потере правого глаза). Молодой подполковник Кутузов командовал тогда батальоном гренадер. Их форму напоминают костюмы девушек, обслуживающих посетителей в кафе «Привал», что прячется в зелени леса против Кутузовского фонтана. На тему русско-турецкой войны 1768―1774 гг. оформлены и витражи небольшого павильона троллейбусной остановки у села Верхняя Кутузовка. Около этого села (в прошлом оно называлось Шума) произошло сражение русских войск с турками.

Отсюда открывается широкая панорама Алуштинской долины. Позади остается наш старый, знакомый Чатыр-Даг, на юго-западе возвышается Бабуган-яйла с хорошо видимыми вершинами Куш-Кая, Чамны-Бурун и Урага. И словно сбежали с гор и остановились у моря в немом изумлении белые домики Алушты. В долине вас встречают первые на вашем пути стройные кипарисы.



Алуштинская туристская база «Чайка» — одна из старейших баз Крымского областного совета по туризму и экскурсиям. Первых туристов она приняла в 1948 г. Размещались они тогда в палаточном городке среди виноградников. Сейчас здесь высятся современные комфортабельные корпуса.

В алуштинском курортном районе более 30 здравниц — санаториев, домов отдыха; десятки пионерских лагерей. Здесь несколько туристских баз, спортивно-оздоровительных лагерей. Море, благодатный климат, близость гор и леса привлекают сюда сотни тысяч отдыхающих и туристов.

Границы Большой Алушты уже раздвинулись до села Приветного на востоке, поселка Фрунзенского на западе. С каждым годом растет и хорошеет этот перспективный южнобережный курорт. В недалеком будущем здесь будет построена высотная гостиница; в городе и его окрестностях поднимутся новые корпуса санаториев, пансионатов, домов отдыха, кемпингов, зазеленеют парки и сады.


Вид Алушты.


Алушта — не только курорт, где ежегодно лечится и отдыхает свыше миллиона человек, это один из центров виноградарства на Южном берегу Крыма. В ее окрестностях шесть виноградарских совхозов, поставляющих отличные столовые и технические сорта винограда, а лавандовое масло Алуштинского эфирномасличного совхоза-завода французские парфюмеры считают лучшим и охотно закупают. Деревянные детские игрушки, изготовленные мастерами Алуштинского горпромкомбината были представлены на всемирной выставке ЭКСПО-70 в Японии.

Совершая экскурсии по городу, вы обязательно подойдете к высокому обелиску, стоящему у моря. Это памятник членам первого правительства Советской Республики Тавриды, погибшим от рук контрреволюционеров в апреле 1918 г.

Несколько лет назад в центре города, рядом с кинотеатром «Южный», установлен еще один памятник: вертикальная и горизонтальная стелы, украшенные мозаикой. Это в память о тех, кто пал в боях за Родину в годы гражданской и Великой Отечественной войн.


Мужеству борцов, павших в борьбе за Советскую власть.


Во время экскурсии по городу вам непременно покажут интересную его достопримечательность — остатки средневековой крепости Алустон, построенной в VI в. Вы посетите и курортный район Алушты — ее Рабочий уголок. Попасть в него можно по шоссейной дороге, идущей вдоль берега моря, но лучше пройти верхней тропой: там много зелени, с моря веет прохладой.

С юго-запада Рабочий уголок прикрывает небольшая гора Кастель. В 80-х годах прошлого века на склоне этой горы появились усадьбы известного ученого профессора Н. А. Головкинского и профессора А. Е. Голубева. Позднее здесь построили себе дачи видные представители русской науки Д. И. Тихомиров, А. И. Кирпичников, А. Н. Бекетов, Н. А. Умов и другие. Этот район стали называть Профессорским уголком.

После Великого Октября курортный пригород Алушты стал называться Рабочим уголком. От старых зданий почти ничего не сохранилось; то, что видят сейчас туристы и экскурсанты, создано в послевоенные годы. Справа на высоком холме разместился дом отдыха украинских кооператоров, внизу, на набережной, — санаторий «Рабочий уголок», за ним — многочисленные корпуса пансионата «Скала». У подножия горы Кастель находится пансионат «Морской берег», немного дальше — пансионат киевских автомобилистов «Кристалл». В этом пансионате в ближайшее время построят первый в Алуште пассажирский лифт, который будет доставлять отдыхающих к морю.

В небольшом домике на Орлиной горе, окруженном кипарисами, более 50 лет прожил известный советский писатель-академик С. Н. Сергеев-Ценский. В тиши его кабинета создавались романы, повести, стихи, эпопеи «Севастопольская страда» и «Преображение России», получившие мировую известность. Здесь писатель скончался 3 декабря 1958 г. В доме С. Н. Сергеева-Ценского в 1962 г. открыт литературно-мемориальный музей его имени.

Как ни интересны экскурсии по окрестностям Алушты, лучшей из них является двухдневный поход на Чатыр-Даг. «Быть в Крыму и не сделать посещения Чатырдагу есть дело предосудительного равнодушия», — восклицал писатель и судья П. И. Сумароков, одним из первых посетивший Крым вскоре после присоединения его к России.

Пешеходная часть этого маршрута начинается от Ангарского перевала, куда туристы едут на троллейбусе или автобусе. От турбазы «Ангарский перевал» можно пройти на Чатыр-Даг двумя путями. Один приведет вас вначале на нижнее плато горы, с которого на другой день можно подняться на вершину Эклизи-Бурун; второй путь приводит туристов сразу на верхнее плато. Этот путь более интересен.


Алуштинская турбаза «Чайка».


От турбазы широкая лесная дорога поднимается круто вверх, через некоторое время надо свернуть влево и продолжать путь по лесной дороге, придерживаясь правой стороны. Минут через сорок она приведет вас к обширной поляне, окруженной вековыми буками; на ней имеются скамейки для отдыха и источник кристально чистой, холодной воды. Туристы прозвали эту поляну Буковой.

Здесь нужно запастись водой, до привала источников больше не будет. Лесная дорога пересекает поляну с севера на юг. В конце поляны надо покинуть дорогу и свернуть вправо на тропу, круто поднимающуюся вверх. Вначале она идет по густому буковому лесу, затем выходит на открытый склон горы. Идти становится легче, веет легкий, освежающий ветерок. Чем выше подъем, тем прохладнее. Среднегодовая температура на Чатыр-Даге +4° (в Алуште +12,2°). За несколько часов подъема Туристы попадают в умеренный климат среднерусской полосы.


Чатыр-Даг. Пещера Длинный грот.


Поднявшись по восточному склону горы, следует двигаться на юго-запад до тропы, идущей со стороны села Изобильного и Крымского заповедно-охотничьего хозяйства. Затем крутой поворот на север. Достигнув центра верхнего плато, можно оставить рюкзаки и подняться на вершину Эклизи-Бурун (1525 м). Картина, открывающаяся оттуда, трудно поддается описанию.

Прямо внизу расстилаются леса Крымского государственного заповедно-охотничьего хозяйства, площадь которого составляет 32 тысячи гектаров. Всех, кто побывал в заповеднике, поражает красота леса, гор, причудливых скал, эффектно выступающих на фоне зелени, глубоких ущелий, горных долин с изумрудной травой и пестрым узором цветов. Особенно живописна центральная котловина, лежащая у подножия горы Черной (1311 м). За ней виднеются горы Большая Чучель (1337 м) и Малая Чучель (1289 м). Левее Бабуган-яйлы сверкает беспредельная гладь моря. На востоке вырисовываются очертания Демерджи- и Караби-яйлы; далеко на горизонте вдается в море мыс Меганом. Отсюда видно зеркало Симферопольского водохранилища, за ним — и сам город; на западе сверкают на солнце купола Крымской астрофизической обсерватории…

С Эклизи-Буруна можно спуститься на нижнее плато Чатыр-Дага, изобилующее карстовыми воронками и пещерами. Большой популярностью у туристов, в особенности молодых, пользуются пещеры Бинбаш-Коба (Тысячеголовая) и Суук-Коба (Холодная). От Эклизи-Буруна до них около пяти километров. Почти столько же — до Барсучьей поляны, где обычно останавливаются на ночлег те, кто взял с собой палатки.

На другой день туристы осматривают пещеры Бинбаш-Кобу и Суук-Кобу, затем через тисовое ущелье возвращаются на Ангарский перевал, а оттуда на троллейбусе — в Алушту. Они приносят из этого интересного похода заряд бодрости, массу незабываемых впечатлений. По традиции, возвратившаяся из похода группа перед отъездом в Ялту дает концерт художественной самодеятельности. А утром следующего дня — снова в путь.

Дорога от Алушты до Ялты — широкая, ровная. Она ничем не напоминает существовавший здесь десять лет назад узкий серпантин шоссе, на крутых поворотах которого с трудом расходились встречные автобусы. Этот участок троллейбусной трассы вступил в строй в июле 1961 г. Слева мелькают живописные курортные поселки, отдельные здравницы, разместившиеся на берегу моря.


Остановка троллейбуса у села Малый Маяк.


Справа на протяжении всего пути тянется Главная гряда Крымских гор. Она, словно крепостная стена, ограждает Южный берег от холодного дыхания севера.

Пока автобус медленно поднимается на невысокий Кастельский перевал, можно поближе рассмотреть и саму гору. До сих пор вы видели ее только издали, во время экскурсии в Рабочий уголок, а здесь она рядом. Гора Кастель — вулканического происхождения, ее высота — 441 м. На северо-восточном склоне сохранились остатки стены средневекового укрепления (вероятно, отсюда ее название: Кастель в переводе с латинского означает крепость).

В районе села Малый Маяк, домики которого «рассыпаны» по юго-западному склону конической горы Ай-Тодор, выделяется серая скала, напоминающая своей формой гигантскую трапецию. Это Парагильмен, скала-путешественница. По предположению геологов, она, отколовшись от Главной гряды, медленно сползала к морю и остановилась, дойдя до мощных пластов диабаза.

От села Кипарисного, через которое проходит трасса, хорошо видны две здравницы: санаторий «Утес» — красивое здание его с остроконечной крышей выделяется среди темной зелени на обрывистом мысу Плака, и санаторий «Карасан», к которому ведет широкая платановая аллея, отходящая влево от дороги. Здравница расположена в бывшем имении Раевских — потомков известного героя Отечественной войны 1812 г. Перед въездом в Карасан установлен бюст А. С. Пушкина. Поэт бывал в этих местах в 1820 г. Тогда здесь пролегали только узкие тропки, огибающие Аю-Даг (Медведь-гору). А вот показалась и сама эта гора, ставшая эмблемой Южнобережья. Действительно, когда смотришь на нее с дороги, кажется, что огромный медведь, сойдя с гор, вошел в море, погрузив в него свои передние лапы, опустил голову и пьет. На два с половиной километра протянулся каменный массив в длину, высота его — 565 м.

У подножия Медведь-горы находится последний курортный поселок Большой Алушты — Фрунзенское. На берегу моря поднимаются современные корпуса санатория Министерства обороны; на склоне Аю-Дага виднеются продолговатые здания пионерского лагеря Крымского обкома профсоюза работников коммунального хозяйства. Летом в нем отдыхают дети, весной и осенью — взрослые.

За поселком Фрунзенским начинается территория Большой Ялты. Она простирается от Медведь-горы до Байдарских ворот. Первая здравница Большой Ялты — известный во всем мире Всесоюзный ордена Трудового Красного Знамени пионерский лагерь Артек им. В. И. Ленина. Артек основан летом 1925 г. Пионеры молодой Страны Советов жили тогда в брезентовых палатках, установленных на берегу моря. В тот год в лагере отдохнуло всего триста ребят. В наши дни в Артеке ежегодно отдыхает до 30 тысяч детей из Советского Союза и многих зарубежных стран. На его территории свыше 200 различных зданий и сооружений. Один лишь новый лагерь «Прибрежный» больше, чем весь Артек 1960 г. В ближайшее время подвесная канатная дорога свяжет корпуса лагеря «Горного» с морем.


Вид на Гурзуф.


От села Краснокаменки дорога спускается в долину речки Авунды, в которой расположен Гурзуф. Курорт надежно защищен от северных и северо-западных ветров Бабуган-яйлой, отрогами Никитской яйлы, с востока Медведь-горой. Море образует у Гурзуфа залив с ровным, чистым дном. Чудесный мелкогалечный пляж, обилие солнечных дней, прекрасный парк — все это делает Гурзуф одним из лучших курортов Южного берега. Среднегодовая температура здесь +13,4° (выше, чем в Алуште и Ялте). Удивительно красив Гурзуф с троллейбусной трассы. У самого моря возвышается Генуэзская скала, на которой сохранились остатки средневековой крепости VI―XV вв. На западном ее склоне приютились небольшие домики старого Гурзуфа с узкими, кривыми улочками; на самой скале построено современное здание здравницы, органично вписавшееся в рельеф. За Генуэзской скалой в море выделяются две небольшие живописные скалы Адалары, и словно устремился к ним мыс Суук-Су.

Среди зелени старинного тенистого парка разместились корпуса санатория Министерства обороны СССР.

В Гурзуфе есть несколько памятных мест, связанных с именем великого Пушкина. Он жил здесь в августе — сентябре 1820 г., приехав сюда с семьей генерала Раевского. Одна из скал у берега моря, гроты, в которых бывал поэт, названы его именем.

Летом на набережной Гурзуфа можно услышать разноязычную речь — русскую, английскую, немецкую, французскую.

В Дом творчества им. К. А. Коровина приезжают на отдых и для творческой работы советские и зарубежные художники и скульпторы. В международном туристском лагере «Спутник» (на юго-западной окраине Гурзуфа) отдыхает молодежь из многих стран мира.

Рядом с Гурзуфом, в урочище Ай-Даниль, заканчивается строительство высотного здания — здравницы на 500 мест.

У новой здравницы — прекрасное соседство. Живописными тропинками, ведущими через рощу можжевельника, заросли держидерева, отдыхающие смогут, обогнув мыс Мартьян, попасть прямо в Никитский ботанический сад (свое название сад получил от села Никиты, через которое пролегает ваш путь). В зеленой сокровищнице страны собраны редчайшие деревья и кустарники со всех континентов земли. В любое время года красив этот уникальный уголок Южнобережья.

Западнее Сада на территории Массандровского парка видны светлые корпуса пансионата «Донбасс». В нем одновременно отдыхают 1200 человек — в основном это шахтеры Донбасса. Ниже строится шестнадцатиэтажная гостиница на 2700 мест для советских и иностранных туристов. Рядом будет кемпинг для туристов из-за рубежа, путешествующих на своих машинах.

Ближе к дороге видны здания одного из заводов винкомбината «Массандра», слава о десертных винах которого давно перешагнула границы нашей страны. 133 золотых и серебряных медали и два Больших приза (серебряный и хрустальный кубки) получили вина «Массандры» на международных конкурсах.



В восьмой пятилетке комбинат выпустил более 100 миллионов литров вина, в том числе марочного 44 миллиона. Сырье для его продукции поставляют одиннадцать виноградарских совхозов на южном и восточном побережье от Фороса до Судака. На головном заводе «Массандры» выдерживается около 20 миллионов литров марочных вин (здесь завершается технологический процесс). За многолетнюю успешную работу завод награжден орденом Трудового Красного Знамени, а когда страна отмечала 50-летие Великого Октября, ему было вручено на вечное хранение памятное знамя ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС.


В новом районе Ялты.


От «Массандры» дорога круто спускается вниз, в Ялту.

Обычно туристы, путешествующие по этому маршруту, останавливаются на старейшей в Крыму турбазе «Ялта». Они совершают экскурсии по городу (с обязательным посещением дома-музея А. П. Чехова), в Никитский ботанический сад, а также в Алупку.

Хотя экскурсии в Алупку для плановых туристов проводятся в автобусе, рекомендуем совершить туда пешеходную прогулку. Маршрут проходит через ялтинский парк им. Гагарина: у входа в него установлен памятник А. М. Горькому, выполненный по проекту украинского скульптора И. М. Гончара. Чуть дальше возвышается белый обелиск со стелой, на которой высечен полный текст декрета Совнаркома РСФСР «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Он был подписан В. И. Лениным полвека назад, 21 декабря 1920 г. То, о чем мечтал Владимир Ильич, сбылось: Крым стал всесоюзной здравницей для трудящихся. Ежегодно в Большую Ялту приезжают лечиться и отдыхать свыше полутора миллионов советских людей, десятки тысяч гостей из-за рубежа. Здесь построены первоклассные санатории, дома отдыха, пансионаты. Всего от Медведь-горы до Байдарских ворот функционирует 108 санаторно-курортных и оздоровительных учреждений. Многие здравницы вы увидите на пути.

На западной окраине Ялты стоит белокаменное здание санатория «Россия», рядом — закрытый плавательный бассейн с подогреваемой морской водой. А слева, ближе к берегу, раскинулись современные корпуса санатория «Черноморье». Интересно, что проект этой здравницы был удостоен первой премии на Всесоюзном конкурсе и серебряной медали на Всемирной Брюссельской выставке 1958 г. С пляжем санаторий связан подвесной канатной дорогой. Теперь многие здравницы Южнобережья имеют вертикальный транспорт; эта дорога была первой.

И вот вы входите в парк санатория «Ливадия». Высокие стройные деревья секвойи гигантской стоят словно часовые, ветви глицинии обвивают опорные стены и здание дворца, раскидистые кроны платана восточного создают тень и прохладу. С ранней весны и до глубокой осени в парке цветут розы.

Большой Ливадийский дворец построен для царской фамилии в 1911 г. по проекту архитектора Н. П. Краснова. В нем около 60 комнат и примерно столько же холлов, коридоров и т. п. В 1925 г. в Ливадии был открыт первый в мире санаторий для крестьян… В 1927 и 1928 гг. сюда приезжал В. В. Маяковский. Он читал крестьянам свои стихи, о чем впоследствии рассказал в стихотворении «Чудеса».

В феврале 1945 г. в Большом Ливадийском дворце проходили заседания Ялтинской (Крымской) конференции трех союзных держав военного времени — СССР, США и Великобритании. Здесь же жила американская делегация.

Сейчас «Ливадия» — одна из крупнейших кардиологических здравниц Крыма. Ежегодно в санатории проходят курс лечения свыше 10 тысяч человек — это больше, чем отдыхало на всем Южном берегу Крыма в первый курортный сезон 1921 г.



После осмотра «Ливадии» лучше всего продолжать путь по «царской» тропе. Она пролегает среди леса, очень удобна для пешеходной прогулки — здесь нет ни больших подъемов, ни спусков. Кое-где с тропы открываются виды на море, на живописные уголки побережья.

Пройдя немногим более километра, вы увидите над крутым обрывом беседку полукруглой формы — полуротонду. Внизу, среди зелени парка, белеют корпуса санатория «Нижняя Ореанда». Один из них, лечебный, расположился у подножия Крестовой горы, с восточной стороны виднеется здание церкви. Беседка и церковь — это все, что сохранилось здесь из старых построек, остальное создано в послевоенные годы.


Санаторий «Горный».


В «Нижней Ореанде» неоднократно отдыхал выдающийся советский ученый-физик трижды Герой Социалистического Труда академик И. В. Курчатов. Отсюда он часто уходил на прогулки в горы, любил подниматься на скалу Ай-Никола (355 м), что возвышается над Ореандой (вы увидите ее немного позже). Сейчас тропу, по которой он поднимался на Ай-Николу, называют тропой Курчатова.

Продолжая путь, туристы пересекают нижнее шоссе, идущее в Алупку. От одного из поворотов открывается вид на корпуса санатория «Горный». От верхней площадки ежеминутно отделяются красные вагончики канатной дороги, доставляющие отдыхающих к лучшему на побережье Золотому пляжу. Рядом — санаторий «Золотой пляж», за ним уже знакомая «Нижняя Ореанда»; хорошо видны ялтинский рейд, Никитская яйла, мягкие очертания Аю-Дага; впереди безбрежная даль моря…

На одном из отрогов мыса Ай-Тодор — восточном — возвышается большое светлое здание санатория «Парус». Вероятно, он назван так по имени скалы, что стоит в море перед мысом и действительно напоминает по форме парус. Вам надо продолжать двигаться по тропе до тех пор, пока не будет хорошо виден Ай-Тодорский маяк (он стоит на западном отроге мыса). Здесь можно спуститься вниз, чтобы получше рассмотреть знаменитое Ласточкино гнездо. Этот висящий над обрывом замок построен в 1912 г. для богатого бакинского нефтепромышленника Штейнгеля по проекту А. В. Шервуда, сына известного архитектора В. О. Шервуда, строившего здание Исторического музея на Красной площади в Москве. Не так давно здание было в аварийном состоянии; сейчас оно реставрировано, скальное основание укреплено и в этом романтическом «гнездышке» открыто кафе.



От Ласточкиного гнезда до Мисхора можно проехать на рейсовом катере. Заодно полюбуетесь «гнездышком» с моря: оттуда оно выглядит особенно эффектно…

С моря хорошо видны корпуса санатория «Днепр» и белое здание санатория «Украина» со скульптурами на крыше.

А вот к берегу спускается кресельная канатная дорога. По ней «приезжают» на пляж те, кто отдыхает в мисхорской здравнице «Марат» (она расположена немного западнее и выше санатория «Украина»). Еще выше среди зелени парка проглядывает старинное серое здание дворца с двумя зубчатыми башнями. Это один из корпусов гаспринского санатория «Ясная Поляна». Во дворце, ранее принадлежавшем графине С. В. Паниной, с 8 сентября 1901 г. до 25 июня 1902 г. жил Лев Николаевич Толстой. Здесь он встречался с А. П. Чеховым, А. М. Горьким, В. Г. Короленко.

Тем временем катер, обогнув небольшой мыс, подходит к пристани. Обращают на себя внимание находящиеся справа от нее дворцы мавританского стиля. Тот, что ближе к морю, — дворец «Дюльбер» — до революции принадлежал одному из великих князей. Второй, такого же типа, сооружен в 1938 г. Сейчас это дом отдыха «Красное знамя». В нем укрепляют здоровье трудящиеся нашей страны и стран социалистического содружества.

Мисхор — одно из самых теплых мест на Южном берегу Крыма, среднегодовая температура здесь +14°. Это крупный курортный поселок, в нем насчитывается более 20 здравниц.

Сойдя у причала с катера, вы можете осмотреть набережную Мисхора, интересную ее достопримечательность — скульптурную группу «Девушка Арзы и разбойник Али-Баба», выполненную эстонским скульптором А. Адамсоном по мотивам народной легенды. В море, у самого берега, — скульптура русалки с ребенком, составляющая с первой единую композицию.

Через Мисхорский курортный парк можно следовать дальше, в Алупку. В начале парка стоит бюст А. М. Горького. Установлен он на месте сожженной фашистами дачи «Нюра», в которой писатель жил зимой 1901/02 г. В то время он работал над пьесой «На дне».


Алупкинский дворец-музей.


На границе между Мисхором и Алупкой — беседка «Приют туриста», с нее открывается вид на спускающийся амфитеатром город-курорт. В Алупке 13 здравниц. Из беседки видны здания санаториев «Шахтер», «Алупка», «Железнодорожник». В одном из корпусов «Железнодорожника» в 1898 и 1909 гг. жили мать и сестра Владимира Ильича Ленина — Мария Александровна и Анна Ильинична Ульяновы.

От моря город отделен великолепным парком, который, конечно, уступает Никитскому ботаническому саду по разнообразию представленных в нем видов растений. Но по композиции это, пожалуй, одно из лучших произведений садово-паркового искусства в нашей стране.

В центре парка стоит величественное здание Алупкинского дворца, некогда принадлежавшего генерал-губернатору Новороссийского края графу М. С. Воронцову. Дворец строился по проекту английского архитектора Эдуарда Блора русскими и украинскими крепостными мастерами в 1828―1848 гг. В его архитектуре органически сочетаются элементы поздней английской готики и восточного стиля. Ныне это музей, в котором экспонируются произведения искусства русских и зарубежных мастеров.

Осмотром Алупкинского дворца-музея заканчивается эта интересная экскурсия. В Ялту туристы возвращаются на автобусе (самодеятельные могут вернуться на катере).

Знакомство с Ялтой и ее окрестностями закончилось. Туристам предстоит продолжить свое путешествие. Теперь путь лежит в город-герой Севастополь. Покидая Ялту, автобус выходит на новую дорогу, которая пролегает на высоте 300 метров над уровнем моря. Справа сквозь стройные стволы сосен мелькают серые обрывистые скалы горы Ай-Петри. Иногда покажется ее вершина с причудливыми зубцами, напоминающая развалины фантастического замка. Слева то появляются, то исчезают кромка берега, море, здравницы среди зелени парков. Вот показался уже знакомый Алупкинский дворец — теперь вы видите его сверху. Мелькают корпуса санатория «Светлый», расположенного рядом с дорогой, а впереди уже четко вырисовывается силуэт горы Кошка.

У ее подножия раскинулся утопающий в зелени курортный поселок Симеиз. Здесь очень живописен берег, хороши пляжи, оригинально сочетаются старинные особняки (бывшие виллы богачей, ныне корпуса здравниц) и постройки современной архитектуры. Всего в Симеизе десять здравниц. Климатические условия особенно благоприятны для лечения легочных больных, поэтому санатории курорта специализируются на таких заболеваниях, как туберкулез легких, костный туберкулез. Образцовым по условиям лечения и отдыха является в Симеизе санаторий им. XXII съезда КПСС.

На хребте Кошки виднеются среди зелени три башни с куполами Симеизского отделения Крымской астрофизической обсерватории Академии наук СССР, а за горой, на берегу Голубого залива, в поселке Кацивели, установлен уникальный гигантский радиотелескоп с диаметром зеркала 22 метра. Электронная вычислительная машина управляет радиотелескопом по заданной программе.

В поселке Кацивели находится еще одно научно-исследовательское учреждение — Черноморское отделение Морского гидрофизического института Академии наук УССР (сам институт — в Севастополе). Сотрудники института занимаются изучением теплового режима моря, взаимодействия между морем и атмосферой, законов возникновения и распространения штормовых волн и других проблем, имеющих большое значение в практике мореплавания и строительстве гидросооружений.

За горой Кошкой начинается менее обжитая часть побережья, здесь не так много здравниц, нет таких многолюдных курортов, как в районе от Ялты до Симеиза. Однако недалеко то время, когда развернется и в этих местах большое курортное строительство.

На берегу Голубого залива по гигантскому полукружию Лименской долины поднимутся в зелени парков дворцы санаториев, многоэтажные здания пансионатов, домов отдыха, гостиниц; к услугам отдыхающих будут предоставлены новые спортивные сооружения, курортный зал, летний кинотеатр, плавательный бассейн, кафе, столовые, рестораны. Солнечный курортный городок уже существует на чертежах проектировщиков. Одновременно он сможет принять на отдых до 10 тысяч человек.

Но пока мы покинем широкую и удобную новую трассу Ялта — Севастополь и переедем на старую дорогу, которая сразу выходит к селу Оползневому.

Современное название села (ранее оно называлось Кикенеиз) не случайно. На несколько километров тянутся здесь нагромождения огромных каменных глыб. Это следы оползней. В 1786 г. оползень увлек в море участок земли шириной в два километра, с садами, виноградниками, постройками.

На 35-м километре пути отвесная громада гор резко понижается, образуя седловину — перевал Шайтан-Мердвень (Чертова лестница). В 1820 г. по этой лестнице поднимался А. С. Пушкин, направлявшийся из Гурзуфа в Бахчисарай, а через пять лет — А. С. Грибоедов. За перевалом горы снова повышаются; из окон автобуса, движущегося рядом с ними, уже не видно вершин. На одном из поворотов шоссе показались внизу у моря два старинных особняка с белыми квадратными башенками. В одном из них (том, что увенчан четырьмя башенками) в 50-х годах прошлого века жил русский поэт А. К. Толстой. Здесь он написал цикл лирических стихотворений «Крымские эскизы».



Сейчас в этих особняках и в корпусах современной архитектуры разместился санаторий «Мелас». В здравнице отдыхали в свое время известная певица А. В. Нежданова, дирижер Н. С. Голованов, выдающийся живописец П. П. Соколов-Скаля.

Немного восточнее «Меласа» находится село Снитовское (бывшая Мухалатка). В 30-х годах в этом тихом, уютном селе отдыхала — иногда подолгу — Н. К. Крупская.


Форосская церковь.


А вот впереди показалась церковь, будто висящая над обрывом. Она была построена на скале по прихоти бывшего владельца форосского имения, «чайного короля» А. Г. Кузнецова.

Еще несколько витков горной дороги, и вы подъезжаете к знаменитым Байдарским воротам. Они сооружены в 1848 г., в год окончания строительства первой дороги от Ялты до Севастополя. Здесь сделайте небольшую остановку, поднимитесь на площадку у ворот, чтобы полюбоваться открывающейся отсюда великолепной панорамой.

Внизу на берегу моря раскинулись корпуса санатория «Форос». Здравницу окружает замечательный парк, один из лучших на Южном берегу Крыма. Там можно увидеть секвойю гигантскую, японскую мушмулу, александрийский лавр, калифорнийское красное дерево, аризонский и португальский кипарисы, нумидийскую, греческую, испанскую и кавказскую пихту, атласский и гималайский кедры и многие другие растения. В парке устроена система искусственных озер с мостиками, каскадами и т. п.

В полутора километрах от Фороса на даче «Тессели» («Тишина») в 1933―1936 гг. по нескольку месяцев жил А. М. Горький. В мемориальной комнате, в которой он работал над книгой «Жизнь Клима Самгина», писал свои последние статьи, бережно сохраняется все связанное с именем великого писателя.

За Тессели находится мыс Сарыч — самая южная оконечность Крымского полуострова, да и всей европейской части СССР. За ним начинается живописная Ласпинская бухта, на берегу которой и немного западнее, в соседнем Батилимане, в пионерских лагерях отдыхают дети. Это место очень удобно для размещения большого детского курорта.

Мысом Айя, который возвышается над Батилиманом с запада, заканчивается Южный берег Крыма.

За Байдарскими воротами пейзаж резко меняется. Горы принимают более мягкие очертания, северные склоны покрыты лиственным лесом — буком, грабом, дубом. Автобус спускается в обширную Байдарскую долину.

Первое село на вашем пути — Орлиное: чистые белые домики его тянутся вдоль дороги. В селе расположена центральная усадьба совхоза «Красный Октябрь», который объединяет 14 населенных пунктов. Совхоз снабжает Севастополь овощами и молоком. На окраине Орлиного, справа у дороги, на братской могиле стоит памятник — фигура советского воина с автоматом в руке. Чем ближе подъезжаете вы к Севастополю, тем чаще встречаются памятники. На священной земле города-героя каждый метр ее хранит память о мужестве и стойкости нашего народа.

Еще несколько километров пути, и машина вновь выходит на новую трассу Ялта — Севастополь. На 68-м километре дорога пересекает Сухореченскую котловину, ограниченную с севера Гасфортовой горой. Здесь проходила передовая линия обороны города в 1941―1942 гг. На Гасфортовой горе стояли насмерть воины прославленных 7-й и 8-й бригад морской пехоты.

У подножия горы, у самой дороги, высится белый обелиск — памятник мужеству воинов Приморской армии, погибших при обороне и освобождении Севастополя. На северо-западном склоне Гасфортовой горы стоит памятник воинам 7-й бригады морской пехоты, грудью вставшим здесь на защиту города русской славы. На одной из стел памятника высечены слова песни, написанные бывшим командиром бригады генерал-лейтенантом Е. И. Жидиловым:

Отважно сражалась
Морская пехота,
Чтоб матери больше
Не слепли от слез,
И нет среди вас
Безымянных героев,
Вам званье дано —
Черноморский матрос!
От Гасфортовой горы открывается вид на Сапун-гору, справа — небольшие Федюхины высоты. Здесь находились главные позиции наших войск перед штурмом Сапун-горы в апреле — мае 1944 г. А кругом, куда ни глянь, простираются виноградники совхоза «Золотая балка». Обилие солнца, благоприятные почвенные условия позволяют совхозу выращивать сорта винограда высокого качества, идущие на изготовление шампанских вин. Видимо, неспроста этот район иногда называют «Украинской Шампанью». Шоссе подходит к легендарной Сапун-горе, вершину которой венчает обелиск Славы. На его постаменте установлены мемориальные доски с наименованиями соединений, частей и кораблей Советской Армии и Военно-Морского Флота, принимавших участие в боях за Севастополь весной 1944 г. Рядом диорама — замечательный памятник подвигу освободителей города.


Диорама и обелиск Славы на Сапун-горе.


Но ваш путь лежит на туристскую базу, расположенную на Северной стороне Севастополя. Ехать к ней нужно, минуя город. Автобус перед самым подъемом на Сапун-гору свернул вправо, в сторону Инкермана. Слева — восточные отроги горы. До сих пор земля не залечила свои раны — видны глубокие воронки, траншеи. Миновав Федюхины высоты, вы въезжаете в долину речки Черной, берущей начало на северных склонах Главной гряды Крымских гор. В верховьях ее построено водохранилище, снабжающее водой Севастополь.

На правом берегу речки показались обрывистые скалы. На вершине одной из них, носящей название Монастырской, находятся руины средневековой крепости Каламиты; внизу — остатки монастыря, возникшего, как предполагают археологи, в VIII―IX вв. Его пещерные сооружения сообщались между собой внутренними ходами и лестницей, вырубленной в скале.

В период второй героической обороны Севастополя 1941―1942 гг. в пещерах бывшего монастыря размещался штаб 25-й Чапаевской дивизии.

В инкерманских скалах в течение многих десятилетий добывали для строительства камень-известняк. В результате образовались глубокие штольни. В одной из них во время обороны Севастополя был склад боеприпасов. В июне 1942 г., когда фашисты подошли к Инкерману, начальник склада лейтенант П. П. Саенко взорвал его. В результате взрыва скала осела на несколько метров. В штольнях на противоположной стороне Каменоломного оврага был спецкомбинат № 2, в котором женщины Севастополя ремонтировали и шили обмундирование и обувь для защитников города.

Рядом с большим карьером, где добывается знаменитый инкерманский камень, находятся штольни, в которых разместилось крупнейшее хранилище вин «Золотой балки». Это целый подземный город с улицами, переулками и даже площадями. Инкерманское хранилище — одно из крупнейших в мире; оно может вместить три миллиона декалитров вина.

Несколько крутых поворотов, и автобус въезжает на Мекензиевы горы и далее через Северную сторону подъезжает к турбазе им. А. В. Мокроусова. Четыре дня пребывания на турбазе до предела заполнены экскурсиями по городу-герою; обязательно посещение панорамы обороны Севастополя 1854―1855 гг., диорамы «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года», памятников Малахова кургана и многих других достопримечательностей. Все это оставляет у туристов и экскурсантов, у всех гостей легендарного города незабываемое впечатление.


Дорогой крымских партизан

Маршрут № 25 Симферополь — Доброе — Краснолесье — Стоянка «Криничка» — Зуйский лес — Белогорский лес — Старый Крым — Феодосия Протяженность маршрута — 283 км

Это один из самых сложных и интересных маршрутов Крыма. Он обогатит туристов массой впечатлений, сведениями о примечательных событиях Великой Отечественной войны, о борьбе партизан с гитлеровскими оккупантами, откроет перед ними живописнейшие уголки юго-восточной части полуострова, познакомит со страницами давней его истории.

Старт этого маршрута — тоже в Симферополе. Во время четырехдневного пребывания на турбазе «Таврия» туристы подробно знакомятся с достопримечательностями города, готовятся к походу. Затем поездка по троллейбусной трассе до села Доброго и далее в село Краснолесье (поездка по трассе Симферополь — Ялта описана в главе «Крымский автомобильный»).

К дороге, уходящей от трассы, подступают вначале сады, затем кустарник, а потом лес, не такой, правда, величественный, как в глубине горных массивов, однако по-своему живописный, густой, с уютными, тенистыми полянами.

Село Краснолесье расположено на землях совхоза «Перевальное», богатого, обширного, многоотраслевого хозяйства. Наряду с другими типичными для Крыма культурами здесь выращивают розу для эфирномасличного производства — душистые ее плантации раскинулись на окраине села.

Во время гражданской войны в окружающих Краснолесье (тогда Тавель) лесах базировался партизанский отряд. Он совершил ряд налетов на белогвардейские гарнизоны.

В тавельские леса, в расположение отряда, прибыла группа А. В. Мокроусова (подробнее вы прочтете об этом в главе «По юго-восточному Крыму»). Отсюда 3-й Симферопольский повстанческий полк двинулся на боевую операцию к Бешуйским копям — единственной топливной базе Врангеля. Шахта была выведена из строя. Это было в 1920 г., а спустя двадцать один год, в ноябре 1941 г., снова гремели здесь бои.

С окраины Краснолесья начинается пешеходная часть маршрута. Тропа ведет на юго-запад, вдоль ручья Тавельчук, затем в обход небольшого водохранилища и дальше лесной дорогой, порой напоминающей парковую аллею, к обеим сторонам которой льнут заросли лещины и кизила. Рядом журчит, обвевает прохладой речка. Несколько раз дорога пересекает ее русло, потом выводит на живописную поляну, плотно забранную частоколом вековых буков.

Очень тихо на поляне Тавельчук. После недолгого привала скроется в лесу очередная туристская группа, и снова опустится безмолвие. Совсем не нарушает этой прочно устоявшейся лесной тишины негромкая жизнь обитателей домика лесника, примостившегося у края поляны.

Огонь и время стерли следы казармы, стоявшей здесь до ноября 1941 г. Однако память о тех днях жива. И каждый день на туристской тропе в лесу звучат имена Кособродовых, потомственных хранителей зеленого богатства Крыма, лесников. Здесь, на поляне, была усадьба Ивана Кособродова; неподалеку, в урочище Суат, жил Яков Кособродов; отлично знал крымские леса, каждую их тропку симферополец Дмитрий Кособродов.

Еще во время гражданской Кособродовы активно помогали партизанам. В 1941 г. в тавельчукской казарме семья Ивана Кособродова укрыла пятилетнюю дочь командира 3-го партизанского района Г. Л. Северского и сына партизана Ф. А. Снегового.

В усадьбу нагрянули каратели. Была арестована вся семья лесника. Казарму гитлеровцы разграбили, а затем подожгли. Дети партизан погибли.

В эти же дни произошла трагедия и в семье Якова Кособродова — гитлеровцы схватили самого лесника, его жену и дочь-подростка и, привезя в село Биюк-Янкой (ныне Мраморное), подвергли издевательствам и пыткам, стараясь выведать места расположения партизанских отрядов. Все трое погибли, ничего не открыв врагу…

С поляны Тавельчук туристы следуют в урочище Суат — вначале по левой лесной дороге (метров 200), затем, перейдя еще раз речку, по тропе, сразу же круто берущей вверх. По пути встречаются площадки, с которых открываются великолепные виды лесов и горных вершин. Почти вплотную придвинулся Чатыр-Даг, огромный, неприступно-величавый.

Вскоре меж деревьев мелькнут палатки. Это и есть урочище Суат, где расположена стоянка «Криничка», а также усадьба лесника. А в стороне — совсем почти ушедшие в землю, заросшие травой и кустарником развалины.

И здесь до войны все выглядело иначе. Стояла усадьба Дмитрия Дмитриевича Кособродова — основателя славной династии; в гражданскую у него размещалась явочная квартира повстанцев. В 1937 г. в урочище был построен Дом туристов, и с тех пор до самой войны каждое лето через кордон шли к Чатыр-Дагу и дальше, в Алушту, туристские группы.

В ноябре 1941 г. здесь располагались партизанские отряды 3-го района, а в 1943―1944 гг. — отряды Южного соединения. Отсюда уходили на операции к шоссе Симферополь — Алушта, в район Курлюк-Су, Таушан-Базара, Ангарского перевала, Верхней Кутузовки боевые группы партизан.

В первые же дни пребывания в Крыму гитлеровцы почувствовали: не они хозяева на полуострове. Даже на тщательно охраняемой дороге за каждым поворотом оккупантов подстерегала засада, взрыв или партизанская пуля.

22 ноября 1941 г. подразделения фашистской горнострелковой дивизии, углубившись в лес, с трех сторон пошли на партизан 3-го Симферопольского отряда. Двигались они от села Биюк-Янкой, спустились с нижнего плато Чатыр-Дага; часть их поднялась из долины речки Тавельчук. Попытка взять партизан в кольцо не удалась, с первых же минут боя каратели встретили решительный отпор.

То был памятный — первый крупный, затяжной бой. Гремели взрывы гранат, автоматные очереди, вспыхивало «ура!» перед внезапной партизанской атакой.

Бой закончился полной победой партизан. Фашисты отступили. Вслед ушли одиннадцать больших грузовых машин с убитыми и ранеными.



…Вечером на поляне вблизи стоянки «Криничка» горят костры. Звучит неторопливый рассказ о патриотах, об их подвигах. Память о них хранят обелиски, названия кордонов. На окраине Суата высится памятник партизану Мануйлову. Имя Ивана Крапивного, отважного командира боевой группы, а потом отряда, присвоено лесному кордону.

Отдохнув на «Криничке», туристы совершают восхождение на вершину Чатыр-Дага Эклизи-Бурун (1525 м). Тысячи людей поднимались на Чатыр-Даг, и никого не оставляли равнодушным эти застывшие горы и холмы, и сверкающее море, и спокойные овалы озер и водохранилищ, и россыпи домов Алушты, Симферополя, окрестных сел, и бескрайние степи, и какая-то особая звенящая тишина…

На следующий день туристы совершают переход на стоянку «Сосновка». На нижнем плато Чатыр-Дага они осматривают пещеры Бинбаш-Кобу (Тысячеголовую) и Суук-Кобу (Холодную).

Вот строго «деловое» их описание: Холодная — 7 залов, длина до 20 м, ширина — тоже. Есть источник с питьевой водой. Тысячеголовая — 6 залов; самый большой 4-й, длина его — 20 м, ширина — 7,5 м. Главный создатель этих огромных подземных полостей — вода, дождевая и талая, насыщенная углекислым газом, растворяющая и размывающая известняки. А далее в уже образовавшихся пещерах под воздействием изменений температуры воды или воздуха, атмосферного давления или содержания углекислоты на стенах и потолках пещер оседают мельчайшие известковые частицы. Они и дают начало каменным сосулькам — сталактитам, а упавшие вниз — сталагмитам.

А если отвлечься от этой сухо-деловой информации, то в мир пещер всегда ступаешь как в сказку. Это настоящие подземные дворцы, украшенные причудливой «лепкой» и «хрусталем», изящным орнаментом и ажурными драпировками, окаменевшими водопадами и витыми колоннами. Мерцают звонко падающие с высоты капли и скользят по стенам и сводам волшебные тени…

Из подземного возвращаешься в мир земной — разогретый солнцем, наполненный запахом хвои. И как бы властно ни брала в ледяной плен хрупкая пещерная краса, все равно такое возвращение всегда радостно, желанно.

Ночевка на «Сосновке», и опять в путь вместе с солнцем. Вначале тропой, затем по трассе до ущелья Курлюк-Су. С одной остановкой — у памятника «Партизанская шапка».

Он стоит здесь, у дороги, где во время оккупации Крыма гитлеровцами партизаны вели бои с врагами, стоит на пересечении троп, соединявших отряды зуйских, белогорских и заповедных лесов. Он хранит народную память о патриотах разных национальностей, плечом к плечу сражавшихся с фашизмом.

От Партизанской шапки до памятника погибшим партизанам Зуйского отряда — около 17 километров. Много впечатлений дают туристам эти километры. Живописно узкое и прохладное ущелье Курлюк-Су с грабинником по склонам. Красивая панорама открывается с плоскогорья Заман — поросшие лесом горные хребты, обрывистые склоны, густо затененные ущелья. А затем тропа переходит в проселочную дорогу, и вот уже вдали показался силуэт не совсем обычного памятника: снарядная гильза крепко вбита, вцементирована в скалу, рядом — обелиск.

Пожалуй, на всем пути по ущелью Курлюк-Су мимо кордона «Буковый», по плоскогорью Заман и дальше не было ни одного километра, который не лег бы в огненные дороги крымских партизан. Но здесь и далее по пути к стоянке «Партизанская» мы проходим места, где шли наиболее ожесточенные бои с гитлеровскими карателями.

…Июль 1942 г. На зуйские леса, где базировались отряды 2-го партизанского района, пошли в наступление до 22 тысяч вражеских солдат и офицеров. К лесу подтягивались дальнобойные пушки, шестиствольные минометы, шли танки. А партизан в тот период в зуйских лесах было всего около 500 человек, да еще больные и раненые.

Первыми заметили врага заставы. Они и приняли на себя удар. Одна из них — Зуйского отряда — занимала позицию неподалеку от того места, где сейчас стоит памятник. А рядом сражалась группа бойцов Зуйского отряда под командованием Павла Володина и политрука Никиты Бараненко. Среди бойцов была и Клава Юрьева комсомолка из Зуи.


Памятник партизанам Зуйского отряда.


Одна атака следует за другой. Погиб Никита Бараненко, пулеметчик. И вот уже огонь по врагу ведет Клава. Когда атака отбита, она перевязывает раненых. Еще атака. Надо отходить — гитлеровцев во много раз больше. Клава остается в заслоне. Стучит, бьется в ее руках пулемет. Группе удалось соединиться с основными силами отряда. Клава Юрьева погибла…

В одной из экспозиций Крымского краеведческого музея есть ее фотография. С виду обычная девчонка. В глазах затаилась усмешка. Открытое, красивое, очень мягкое лицо. Жизнерадостная, веселая, мужественная — такой навечно осталась она в памяти тех, кто ее знал.

От памятника партизанам проселочная дорога, петляя под низко нависшими над ней ветвями деревьев, сбегает вниз, в зажатую между склонами гор неширокую балку, по дну которой неторопливо перебирается от камня к камню, от поворота к повороту речка Малая Бурульча. Затем подъем по тропе на высоту Дедов курень и спуск к Большой Бурульче. По правому берегу ее на поляне выстроились палатки стоянки «Партизанская».

Туристы проводят здесь сутки. После отдыха — подъем на высоту 1025. Она совсем рядом со стоянкой. Несколько шагов от последней палатки над берегом Бурульчи, затем тропа сворачивает вправо и сразу же — подъем. Не очень трудный, довольно пологий и недолгий. Тропа ведет к памятникам партизанам Красноармейского, Зуйского и других отрядов, геройски погибшим в боях с фашистскими карателями.

Затем тропа приводит к наблюдательному пункту. К очень высокому, развесистому грабу приставлена лестница. Если подняться по ней, а потом по ветвям к вершине дерева, — на много километров вокруг откроется горизонт. Этот широкий обзор позволял партизанам замечать врага далеко отсюда. И тогда боевые группы выходили ему навстречу, завязывали бой, не подпуская к местам базирования отрядов.

Рядом с наблюдательным пунктом — пушка. Знаменитое партизанское орудие, хорошо знакомое всем туристам, побывавшим в зуйских лесах. Во время июльских боев 1942 г. у партизан было две пушки. Вечный пьедестал одной из них — высота 1025.


Партизанская пушка.


Спустившись с высоты, туристы осматривают на берегу Бурульчи партизанскую мельницу. Построена она была в 1942 г. партизанами К. Загородним и А. Зыковым, во время июльских боев разрушена, а в 1943 г. вновь отстроена отрядом О. Козина.

Глухо шумит речка. Повисло над ней неподвижное мельничное колесо. А было время, мельница работала, молола в сутки 120―150 килограммов муки.

На следующий день туристы совершают поход к водопаду Джур-Джур. Вначале идут по широкой тропе вверх по течению небольшой речушки, затем выходят на лесную дорогу, которая вскоре сворачивает вправо и перерезает лесной массив на северном склоне горы Тырке; поднимаются на высотку, откуда виден и гигантский гребень Тырке, вершина горы Кара-Тау (1260 м), самая высшая точка плоскогорья, и участками сама Караби-яйла.

От высотки часа полтора пути по горной дороге, затем спуск по тропе к водопаду. Описание его читатель найдет в главе «По юго-восточному Крыму».

На стоянку туристы возвращаются в тот же день. А утром следующего — опять переход (18 км) на стоянку «Бурульча». Тропа идет вначале вдоль русла речки, потом, делая плавные повороты, поднимается к скалам. Зовутся они Мокроусовскими. На просторной поляне можно увидеть остовы разрушенных шалашей, построенных в апреле 1942 г.

В годы гражданской войны отряды повстанческой армии под командованием А. В. Мокроусова ходили отсюда на боевые операции. В 1942 г. в этом районе базировались Центральный штаб крымских партизан и штаб 2-го района.

Тропа, проложенная много лет назад народными мстителями, ведет на безлесное плоскогорье Орта-Сырт.

Метрах в трехстах к востоку хорошо просматривается сравнительно ровная, обширная площадка. В годы войны здесь был малый партизанский аэродром (большой, главный, находился на Караби-яйле, в десяти километрах к востоку отсюда). На малом аэродроме в марте 1942 г. первым сел летчик С. Н. Морозов. С тех пор здесь неоднократно приземлялись неутомимые и бесстрашные У-2.

Неподалеку в неширокой, заросшей лесом Голубиной балке в июле 1942 г. на заставе Красноармейского отряда отважно дрались с врагом Петр Пурис, Гаймай Назметинов и Андрей Сурков. Они остались в прикрытии, чтобы дать отряду уйти из вражеского кольца. Погибли все трое, выполнив до конца свой воинский долг. Похоронены они на склоне высоты 1025.

От Голубиной балки поднимаемся к горе Яман-Таш, «родной сестре» высоты 1025. Обе они принадлежат плоскогорью Орта-Сырт. Обе были ключевыми позициями в боях крымских партизан с гитлеровцами.

Бои на Яман-Таше шли на протяжении всей партизанской войны. Мы расскажем о декабрьских 1943-го, январских 1944 гг. Гитлеровское командование разработало план очередного генерального наступления на партизан. Около месяца велись артиллерийский обстрел и бомбежка лагерей. К лесам стягивались вражеские соединения. Бои шли среди скал, в ущельях, по склонам гор.

На Яман-Таше дрались с врагом 5-я и 6-я бригады, позже на помощь им пришла 1-я бригада. Бои велись под руководством центральной оперативной группы, командиром ее был П. Р. Ямпольский, комиссаром — Н. Д. Луговой.

Нелегко пришлось партизанам, особенно если учесть, что под их защитой в то время находилось около четырех тысяч стариков, женщин, детей — жителей окрестных сел, спасавшихся от фашистского произвола.

Маневрируя, проявляя величайшее мужество, защищали патриоты свои позиции. Немало славных страниц в боевую летопись вписали в те дни 17-й отряд 6-й бригады во главе с О. Козиным, 5-я и 1-я бригады.

Только в ночь на 3 января согласно приказу центральной оперативной группы партизаны оставили Яман-Таш, истребив более тысячи гитлеровцев.

Погибшие в боях партизаны покоятся в братской могиле; над ней высится обелиск.

С Яман-Таша туристы спускаются к небольшой поляне под навесом скал, где был партизанский госпиталь, затем пересекают еще одну поляну, где проходили митинги и собрания народных мстителей, и подходят к стоянке «Бурульча». Здесь ночевка.

На шестой день путь лежит к полянам Уч-Алан, где также стояли партизанские дозоры и заставы, затем еще к одной, зеленой, просторной, в обрамлении кудрявых кустарников, столь характерной для зуйских лесов поляне Чуюнча. Отсюда до стоянки «Нижний Кокасан» туристы следуют на автомашине.

Первое село на пути — Курортное (до войны Фриденталь). Это одно из отделений богатого колхоза «Победа», на плантациях которого выращиваются отличные урожаи фруктов, винограда, эфирномасличных культур.

Далее туристы следуют обычно через село Цветочное прямо на Белогорск. Но мы предлагаем иной, на наш взгляд, более интересный маршрут — через село Красногорское. 7 ноября 1943 г. на подступах к нему произошел памятный для партизан бой. Фашисты были выбиты из села. В честь 26-й годовщины Великой Октябрьской революции на площади состоялся митинг.

От Красногорского дорога идет среди плантаций розы, лаванды, шалфея. Это владения Всесоюзного научно-исследовательского института эфирномасличных культур.

Впереди Зуя, одно из старейших в Крыму русских поселений, — ей более 150 лет.

Некогда небольшая грязная, нищая деревушка, ныне Зуя неузнаваема. Новые улицы, большие многоэтажные дома, больница, Дом культуры, широкоэкранный кинотеатр, парк, сквер…

О некоторых примечательных событиях истории поселка рассказывают памятники. Мемориальная доска на доме, где жил комсомолец Петр Вербовский, убитый кулаками в 1932 г., возвращает нас в те годы, когда в упорной борьбе с явными и скрытыми врагами становился на ноги колхоз «Красная нива».

Справа от дороги в центре поселка высится памятник из черного лабрадорита над могилой воинов Советской Армии и партизан, погибших в боях за Зую.

В годы Отечественной войны с врагом боролся партизанский отряд, состоявший из жителей Зуи, а в самом поселке — подпольная патриотическая организация, созданная в начале 1943 г. комсомольцами И. Кулявиным, М. Буренко и Ю. Крыловым. Ивану Кулявину, отважному подпольщику и партизану, геройски погибшему в боях с карателями в районе Яман-Таша, в поселке установлен памятник.

В первых числах декабря 1943 г. в Зую вошли отряды 1-й и 5-й бригад Северного соединения. В бою за поселок было уничтожено более двухсот гитлеровцев, сожжены вражеская комендатура, штаб, телефонная станция, склады, захвачено большое количество оружия, боеприпасов. Вся страна узнала тогда о зуйской операции из сводки Совинформбюро, переданной по всесоюзному радио.

Далее вы проезжаете через живописные села Крымская роза и Цветочное, также памятные в биографии крымских партизан. В окрестностях и в самих селах нападали на вражеские автоколонны и гарнизоны группа партизан Зуйского отряда под командованием С. Мозгова, 5-я бригада Северного соединения, которой командовал Ф. Соловей (комиссар — М. Егоров). В составе бригады дрался и 6-й отряд во главе с Ф. Мазурцом; отряд в основном состоял из жителей Новой Бурульчи, как называлось тогда Цветочное, ушедших в лес в ноябре 1943 г.

…О близости Белогорска возвещает приметный его ориентир — скала Ак-Кая (Белая), круто взметнувшаяся известковым обрывом, а сверху словно срезанная одним махом гигантского резца.

На плоскогорье Ак-Кая в год присоединения Крыма к России князь Потемкин принимал клятву верности от татарских мурз. Отсюда взирал он на пыльный, грязный городишко, и, может, именно здесь пришла ему странная мысль сделать Карасубазар столицей Крыма. Однако столица вскоре перешла в Симферополь, а Карасубазар долгие годы был типичным восточным городишком (узкие, кривые улочки, глухие, длинные заборы, жалкие лавчонки, шумный базар). Были, правда, здесь заводы. Но о скудных масштабах их деятельности можно судить хотя бы по такой цифре: в 1915 г. на карасубазарских сафьяновом, кожевенном, чугунолитейном и прочих заводах трудилось всего 114 рабочих.

Во времена более древние Карасубазар был городом довольно известным, в особенности купцам многих стран, — через него шел большой караванный путь в Кафу. Торговали здесь главным образом невольниками — русскими, украинцами, поляками, схваченными татарами во время их разбойничьих набегов. Стон и плач стояли над мрачным укрепленным караван-сараем Таш-Хан (каменный двор), развалины которого сохранились возле городского рынка.

Стены караван-сарая слышали не только плач невольников, но и звон мечей. В 1630 г. взял город штурмом, освободив земляков-невольников, отряд запорожских казаков. Во время русско-турецкой войны в 1777 г. Карасубазар был занят армией А. В. Суворова. Об этом событии напоминает памятник в центре города. На нем надпись: «А. В. Суворову в ознаменование одержанных побед в районе Белогорска над турецко-татарскими войсками в марте — апреле 1777 года».

С Белогорском связаны интересные страницы не только старой, но и новой истории Крыма. При въезде в город, справа от дороги, высится обелиск, надпись на котором не нуждается в комментарии: «В Великую Отечественную войну 1941―1945 гг. на этом месте 13 апреля 1944 г. соединились героические войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии, с севера и востока победоносно громившие по генеральному плану крымскую группировку войск фашистских захватчиков».

В наши дни Белогорск приобретает облик современного города. Здесь выросли многоэтажные дома, школы, больница, Дом культуры, комфортабельная гостиница. Все дальше к окраинам уходят асфальтированные улицы. Труженики сельского хозяйства района выращивают высокие урожаи фруктов, винограда, овощей, табака. В городе работают деревообделочный, кожевенный заводы, ряд предприятий занимается переработкой фруктов, производит высококачественные овощные консервы.

Дорога огибает слева долину речки Биюк-Карасу. Слева от дороги на возвышенности в окружении молодых сосенок — памятник. Скульптурная группа — моряк, пехотинец, партизан. На пьедестале надпись: «Воинам и партизанам Великой Отечественной войны от трудящихся Белогорского района».

Это и в память о тех, кто сражался с врагом в лесах, в подпольно-патриотических группах. Во время оккупации их было несколько — группы П. Делямуре, И. Попова и другие. Активно действовали патриоты Ф. Демченко, И. Бронковский, И. Пуковский, Н. Плужников, Н. Бойко, Л. Колосова, Ю. Чалухиди, И. Мирошниченко. Почти все они погибли.

Из Белогорска туристы следуют вдоль берега речки Тыназ дорогой на Приветное, через села Криничное, Головановку, Красноселовку. Дорога идет вначале среди виноградников, садов, табачных плантаций, затем втягивается в ущелье. На 23-м километре — стоянка «Нижний Кокасан». Возле нее на поляне — памятник.

Здесь произошел первый в белогорских лесах бой партизан с карателями. Это было в ноябре 1941 г. Гитлеровцы преследовали наши части, отступавшие от Перекопа на Судак, Феодосию. Из Белогорска отходил на Приветное батальон пограничников, на него наседали два батальона гитлеровцев. Надо было дать возможность пограничникам оторваться от врага, и в районе Нижнего Кокасана встал в заслон Ичкинский отряд под командованием М. И. Чуба. В бою партизаны уничтожили 123 гитлеровца. Мужество и отвагу проявили И. Ясиновский, Д. Денисов, А. Кузнецов, Я. Крым, С. Коновалов, многие другие бойцы отряда.

От стоянки по тропе или проселочной дороге можно подняться к поляне Верхний Кокасан, где также установлен памятник партизанам, погибшим в боях с гитлеровцами.

На стоянке «Нижний Кокасан» туристы ночуют. Наутро новый переход, самый, пожалуй, трудный на маршруте — до стоянки «Воронский домик». Двадцать пять километров пути — и нелегкий подъем на вершину Сахарная головка.

От поляны Верхний Кокасан туристы идут лесной дорогой к источнику Гаруча, затем поднимаются на высоту Сахарная головка (1009 м), зовется она еще Сори и Аю-Кая (скала-медведь).


Белогорск. Советским воинам и партизанам.


Великолепный вид открывается отсюда. На юге — море, внизу, в глубокой долине, домики села Зеленогорье, а слева на безлесном плоскогорье — Громовка. И живописные, совершенно разных очертаний горы: справа от Зеленогорья за горбатой скалой — гора Катран, еще дальше — чуть вытянутая Хрыколь, рядом с ней — словно пики, Острые горы. На западе — Караби-яйла с Каратау, правее — Долгая, за ней виднеется Северная Демерджи, еще правее — Чатыр-Даг. Виден и Бабуган, и Демир-Капу… Весь юго-восточный горный Крым. И ближняя перспектива: высоты Берлюк, на севере — продолговатая Средняя, слева — вытянутая Скирда. Более четверти века назад здесь также шли сражения партизан с оккупантами.

Январские бои 1944 г. были особенно ожесточенными. После прочеса зуйских лесов гитлеровцы пошли на штурм белогорских. Позиции здесь занимала 2-я партизанская бригада.

16 января на партизан обрушился шквал артиллерийского и минометного огня. Несколько раз из рук в руки переходила высота Средняя. Геройски дрались здесь командиры отрядов Н. Косушко, Я. Кушнир, Н. Галич, бойцы А. Кобыльский, И. Крючковенко и многие другие.

Бои на высотах продолжались до 23 января. К концу месяца каратели ушли из белогорских лесов. Уничтожить партизан им не удалось и на этот раз.

В марте 1942 г. к высоте Сахарная головка, на которой располагался Ичкинский отряд, подошли крупные соединения гитлеровцев. Бой шел весь день, одна атака на партизанские позиции следовала за другой. Беспрерывно строчили пулеметы, рвались гранаты, гитлеровцы откатывались и лезли на высоту вновь. Смертью храбрых пали в этом бою пулеметчики В. Аникин, Д. Денисов, А. Кузнецов.

Август 1942 г. Снова пытаются фашисты взять штурмом Сахарную головку, и снова насмерть стоят здесь народные мстители.

Январь 1944 г. Гитлеровцы устраивают еще один «генеральный прочес» партизанского леса. Бои в районе высоты Сахарная головка начались 16-го и продолжались до 23 января. Партизаны лишены были возможности маневрировать, недоставало боеприпасов, в неравных схватках гибли товарищи. Но и на этот раз гитлеровцам не удалось уничтожить отряды — они вырвались из окружения, ушли от преследования. Фашисты потеряли на подступах к Сахарной головке более сотни своих солдат.

Далее туристы следуют к высоте Караул-Тепе, затем совершают переход к Шеленскому домику; потом выход на стоянку «Воронская». Здесь ночевка, а на восьмой день пути — подъем на гору Бурус, затем спуск в долину речки Суук-Су.

Гора Бурус — тоже место боев крымских партизан с гитлеровцами. В январе 1944 г. на ее склонах отражал атаки карателей комсомольско-молодежный отряд А. Вахтина.

Первую вражескую цепь партизаны подпустили почти вплотную и только тогда открыли шквальный автоматный и пулеметный огонь. Гитлеровцы отступили, потом опять полезли на высоту. И снова с большими потерями откатились. После минометного обстрела — третья атака. Фашисты получили подкрепление, теперь каждый партизан сражался против десятков врагов.



И эта вражеская атака захлебнулась.

Опять минометный обстрел. Еще одна попытка атаковать партизанские позиции…

Шесть атак карателей отразили в этот день отважные. Взять высоту приступом фашистам не удалось. В бою геройски погиб юный разведчик Юра Стоянов.

…Далее туристы идут по тропе до развилки дорог, одна из них ведет из села Земляничного через перевал Маски́ на с. Междуречье. Пройдя тропу, срезающую крутой поворот у перевала, выходят на дорогу, соединяющую через Земляничное и Междуречье шоссе Симферополь — Феодосия и Алушта — Судак. Здесь еще в раннем средневековье пролегал торговый путь из Судака. В 1472 г. этим путем Афанасий Никитин возвращался в Россию из Индии.

Продолжая путь, туристы следуют до поворота на Судак; не доходя до села Переваловки, сворачивают влево на тропу, которая приводит к стоянке «Лесная». Со стоянки туристы совершают экскурсию в поселок Судак, знакомятся с его достопримечательностями.

Затем последний пеший переход — со стоянки «Лесная» в Старый Крым. Тропа, а затем лесная дорога, ведет склонами гор на восток. Туристы минуют заросли орешника, небольшой сосновый лесок, затем выходят в густо поросшее лесом ущелье, и как-то неожиданно возникают перед ними среди лесного безмолвия чуть розоватые древние стены, полуразрушенная лестница, старинные фонтаны. Это монастырь Сурб-Хач (Святой крест). Основан он был в XIV в. армянами, когда-то стоял около большого, ныне исчезнувшего совершенно поселения Хазарат, на оживленной дороге, соединявшей Старый Крым с побережьем.

Монастырь хорошо сохранился. Его постройки (храм, кельи, трапезная, хозяйственное здание и другие) возводились в разное время; постепенно в архитектурном облике монастыря армяно-малоазиатские элементы вытеснялись элементами позднероманского зодчества: стрельчатыми арками, сводами на нервюрах. Ныне это памятник архитектуры, находится под охраной государства.

От Сурб-Хача до Старого Крыма — 4 километра. Дорога идет вначале сквозь буковый лес, потом по лесу кустарниковому.

Вначале покажется среди сосен белая арка санатория «Старый Крым», а затем и сам город. Город в прошлом нелегкой, бурной судьбы.


Сурб-Хач.


Встреча двух туристских групп на стоянке «Лесная».


История его отчетливо читается с XII в., когда звался он Солхатом, лежал на большом пути, которым проходили караваны из русских земель с дорогими мехами, льняными тканями, изделиями из кожи, а с далекого Востока — с благовониями, пряностями и т. п.

В XIII в. многоязычный Солхат был захвачен и разрушен татарами. Они отстроили его вновь и сделали резиденцией наместника золотоордынского хана. Когда столица была перенесена в Бахчисарай, Солхат — Старый Крым постепенно пришел в упадок.

После присоединения Крыма к России волей того же влиятельного Потемкина он был наименован пышно Левкополем (Тихий город), наречен уездным, но титул этот носить ему было явно не под силу, и он уступил его вскоре Феодосии, превратившись в заштатный провинциальный городок.

«Тихий город» Старый Крым был свидетелем бурных событий в годы революции, гражданской, Великой Отечественной войн.

В январе 1918 г. в городе провозглашена Советская власть, создан ревком во главе с членом партии с 1905 г. А. П. Ткаченко. Затем старокрымцы становятся бойцами 1-го Черноморского Феодосийского отряда, который формировал и которым командовал И. Ф. Федько. Потом были годы борьбы в партизанских отрядах, в подполье. В ноябре 1920 г. Старый Крым приветствовал полки Красной Армии, разгромившей врангелевцев. На митинге в городском саду присутствовал С. М. Буденный.

Первым председателем исполкома городского Совета был избран Г. Д. Стамов, пламенный революционер, старый большевик. Он был зверски убит кулаками в октябре 1923 г. на пятом километре от Старого Крыма, по дороге в Белогорск; на этом месте ныне стоит памятник.

Те, кто погиб в боях за город в апреле 1944 г., покоятся в городском сквере, где воздвигнут величественный обелиск. А на здании средней школы — мемориальная доска: «Здесь учились братья-партизаны Юрий, Анатолий и Дмитрий Стояновы». Братья Стояновы боролись с врагом в подполье, в партизанском отряде. Все трое погибли как герои.

Со Старым Крымом связано имя писателя Александра Грина, автора «Алых парусов», «Бегущей по волнам» и других не менее популярных произведений. Он жил здесь в 1930―1932 гг. на тихой улочке (К. Либкнехта, 56) в маленьком белом домике, — сейчас здесь филиал феодосийского музея А. С. Грина. Вся в тени огромных акаций, улица до сих пор, вероятно, помнит негромкие шаги этого человека, сумевшего в тишине ее услышать шум больших городов, рокот морских волн, услышать биение другой, сказочной жизни.

На городском кладбище — могила писателя-романтика. Над памятником склонились ветви алычи, у подножия всегда цветы.

Сегодняшний Старый Крым — перспективный курорт. Здесь отличный климат (солнце светит 2270 часов в году, целебный воздух, господствуют мягкие западные и юго-западные ветры), рядом с городом растут сосновые леса.

Многие люди, страдающие малокровием, хроническими заболеваниями дыхательных путей, нервными расстройствами, обязаны исцелением Старому Крыму и его окрестностям.

Старый Крым — не только курорт, но и труженик. Его пищекомбинат отправляет в разные уголки страны фруктовые экстракты, соки, воды. Завод строительных материалов производит железобетонные детали домов, облицовочные плиты. Хорошие урожаи зерновых, фруктов, винограда выращивают близлежащие совхозы.

Из Старого Крыма туристы автобусом следуют на турбазу «Маяк» в Феодосию, пребыванием на которой завершается 25-й маршрут.

Этот маршрут отвечает требованиям второй категории трудности. Дает право на присвоение 3-го разряда по туризму.

Маршрут № 111 Симферополь — Зуя — Стоянка «Партизанская» — Ангарский перевал — Алушта Протяженность маршрута — 180 км

Начинается маршрут в Симферополе, на турбазе «Таврия». От площади Куйбышева — на пересечении проспекта Кирова и улицы Киевской — путь лежит строго на восток. Вскоре дорога, минуя городские окраины, вырывается на простор равнины, протянувшейся между Второй и Третьей грядой Крымских гор.

Из областного центра на автомашинах туристы следуют по Феодосийскому шоссе до Зуи. Это шоссе — рабочая магистраль полуострова, соединяющая Симферополь не только с курортом Старый Крым и с Феодосией, но и с промышленной Керчью. По обе стороны шоссе тянутся лесополосы, за ними до горизонта — возделанные поля.


На стоянке «Партизанская».


На 4-м километре шоссе справа — памятник на братской могиле воинов, павших в боях за освобождение Крыма в апреле 1944 г.

Далее поворот на село Трудовое, справа от дороги видны его дома, силосные башни. С этим селом связан один из эпизодов борьбы крымских партизан против гитлеровских захватчиков.

В апреле 1944 г. на боевую операцию к селу вышла группа под командованием Якова Саковича. Крупному вражескому гарнизону, намного превосходившему силы партизан, народные мстители противопоставили точный расчет, хладнокровие и мужество, смекалку и дерзость.

Переодетые в форму оккупантов, партизаны промаршировали через все село к казарме. И только тут затрещали пулеметные очереди. В этом бою группа Я. Саковича уничтожила 215 фашистов.

Далее дорога идет по открытому полю. Ни лесов, ни гор. Но и здесь партизаны устраивали засады, нападали на вражеские автоколонны. Не раз участвовали в этих операциях боевые друзья крымских партизан — словаки.

Так, ноябрьским днем 1943 г. к шоссе подошла группа словаков — Антон Ланчарич, Иозеф Хоцина, Павел Лилко, Штефан Capo и другие. Под видом патруля они остановили две вражеские машины. Обезоружили, взяли в плен 9 солдат и 3 офицеров противника.

На следующий день к шоссе вышли бойцы 2-го отряда во главе с Ф. Федоренко и словаки под командованием Юрая Жака. На этот раз пришлось вступить в бой. Было уничтожено около 30 гитлеровцев, разбито 10 автомашин. В память о боевых походах друзей по оружию возле поворота на село Мазанку укреплена мемориальная доска.

За поворотом шоссе спускается в долину речки Бештерек. Она открывается сразу, очень живописная, вся в садах.

Стройные тополя придают своеобразие и какое-то очарование спокойному пейзажу предгорья. Невольно вспоминаются слова Е. Маркова, автора превосходных «Очерков Крыма»: «Прекрасный… тополь, стройный, то грациозно группирующийся, то убегающий рядами — вот что составляет главную прелесть долины. Без тополя Крым не Крым…»

За Бештерекской долиной дорога бежит через село Донское, затем вновь распахиваются по сторонам ее поля, шумят по обочинам молодые сады.

На 19-м километре — поселок Зуя, далее туристы следуют теми же местами, по которым проходит 25-й маршрут (только в обратном направлении). Со стоянки «Криничка» спускаются к Ангарскому перевалу и на машине едут в Алушту на турбазу «Восход». Во время 10-дневного пребывания здесь знакомятся с достопримечательностями Алушты и ее окрестностей.

Маршрут отвечает 2-й категории трудности, дает право на присвоение 3-го разряда по туризму.


По юго-восточному Крыму

Маршрут № 182 Симферополь — Ангарский перевал — Водопад Джур-Джур — Караби-яйла — Село Морское — Новый Свет — Судак — Планерское — Феодосия — Керчь Протяженность маршрута — 300 км

Это самый «молодой» крымский маршрут; впервые он был предложен туристам в 1966 г. и сразу завоевал популярность. Иначе и быть не могло — ведь восточный Крым так богат живописнейшими местами. Тут и гора Демерджи с ее Долиной Привидений, и водопад Джур-Джур, самый мощный и, пожалуй, самый красивый на нашем полуострове, и Караби-яйла с ее «лунным» пейзажем, и уютные, тенистые зуйские леса, и бесконечные разливы виноградников на землях богатейших хозяйств — совхозов «Морской», «Коктебель», «Судак», и прозрачная голубизна новосветских бухт, и «геологическая поэма» Кара-Дага, Планерское с его давней историей и впечатляющим сегодняшним днем, памятники древней Феодосии, картинная галерея Айвазовского, город-воин, город-труженик Керчь.

Начало маршрута — в Симферополе. Во время двухдневного пребывания на турбазе «Таврия» туристы знакомятся с историей и достопримечательностями города, совершают экскурсии в Бахчисарай и Севастополь, готовятся к походу.

Дорога от областного центра до Ангарского перевала тоже интересна в познавательном отношении и на редкость живописна. (Этот отрезок пути описан в главе «Крымский автомобильный».)

Турбаза «Ангарский перевал». Россыпь небольших, уютных домиков в окружении буковых и сосновых лесов. Эго совсем недалеко от дороги, тем не менее здесь стоит удивительная тишина. Поутру медленно тают облака над вершиной Чатыр-Дага (она высится над турбазой с запада), ущелья еще полны синими тенями, моря не видно, но чувствуется его мощное, свежее дыхание…

На второй день пребывания на турбазе группа совершает тренировочный поход на вершину Чатыр-Дага Эклизи-Бурун (это восхождение уже описано на стр. 84―85), затем экскурсия в Алушту.

И, наконец, утром в путь. Хотя час ранний, троллейбусная трасса, которую пересекают туристы, уже вовсю живет шумной своей жизнью.

Вначале по лестнице, а потом тропой туристы поднимаются в гору и выходят на лесную дорогу, идущую сквозь невысокий грабинник; здесь прохладно даже в палящий летний зной и сумеречно в самый ослепительный июньский полдень. Вокруг — лес, поднимающийся сплошным зеленым частоколом. И вдруг слева от тропы выплывает поверх деревьев вершина обелиска.

Мы привыкли видеть памятники на площадях и улицах городов, на возвышениях возле дорог, а этот, затерянный в лесу, открывающийся так неожиданно, действует с особой силой. Обелиск поставлен в честь строителей первого южнобережного шоссе, которое связывало в прошлом веке Симферополь с Алуштой; узкая, полустертая эта дорога заметна и сейчас.

Два с лишним года (1824―1826) строилась дорога через Ангарский перевал. Вручную долбили камень, настилали площадки в отвесных склонах, тачками возили щебенку, мерзли, голодали, мерли от болезней солдаты Козловского и Нашембургского пехотных, 35, 36, 40-го егерских полков. Два с лишним года беспрерывно мотался от участка к участку неутомимый Петр Васильевич Шипилов, корпуса инженеров путей сообщения подполковник, руководитель работ. Он увидел завершенным начатое им дело. В 1833 г. под руководством П. В. Шипилова строилась дорога из Алушты в Ялту и одновременно — участками — между Ялтой и Севастополем. П. В. Шипилов умер в конце апреля 1834 г. Уже после его смерти присланы в Крым с Луганского литейного завода мемориальные доски. Одна из них гласила: «Дорогу сию работали 2-ые батальоны Козловского и Нашембургского пехотных полков».

Между той дорогой, которую строили в прошлом веке русские солдаты, и нынешней, первой в стране горно-троллейбусной магистралью огромная разница. И все же надо отдать должное пионерам, первопроходцам.

От памятника лесная дорога идет на юго-восток через мелколесье, перелесками. Неожиданно открывается вид на Алуштинскую долину. Видна Нижняя Кутузовка и дома Алушты, и море — далекий белесый треугольник, отсюда спокойный даже в шторм.

Слева высится Демерджи. Она приковывает взор сразу своими зубцами-вершинами, ущельями, которые и днем затянуты синими тенями, Долиной Привидений, заполненной причудливыми изваяниями. А грандиозный обвал у подножия горы впечатляет даже издали, и каждый, кто впервые едет южнобережным шоссе, обращает на него внимание и порой наслушается небылиц о деревне, погребенной под огромными камнями, о многочисленных жертвах и прочих ужасах.

С Демерджи, с Долиной Привидений связана легенда, давняя, мрачная, о жестоком кузнеце, ковавшем в огнедышащей кузнице на вершине горы оружие для завоевателей, пришедших на полуостров, о самоотверженной девушке Марии, пожертвовавшей жизнью ради спасения своих односельчан. Согласно легенде, каменные изваяния Долины Привидений — окаменевшие фигуры кузнеца и его подручных. В действительности же все причудливое «население» долины на протяжении многих веков создала природа.


Демерджи.


Долина эта — своеобразный выставочный зал: при осмотре его обязательна приличная дистанция. Вблизи изваяния теряют свою причудливую оригинальность, смотрятся как обычные скалы и если поражают, то не формой, а размерами — один из каменных столбов высится на 25 метров, другие поменьше, но тоже внушительного «роста» — по 12―15 метров.

Что касается обвала (это беспорядочное нагромождение камней иногда называют Демерджийским хаосом), то он случился в 1894 г., был грандиозным — в хаосе есть глыбы величиной с трехэтажный дом, однако большой беды деревеньке, приткнувшейся к подножию Демерджи, не принес: погибло всего несколько домиков на окраине. Люди тогда переселились подальше от опасного места, туда, где сейчас расположено село Лучистое.

Мы приближаемся к Демерджийскому хаосу. Неподалеку от него на возвышенности находятся развалины средневекового укрепления и церкви, левее — остатки поселения, метрах в трехстах к северу — погребения жителей деревушки. Ученые датируют возникновение поселения концом VIII — началом IX в. К XII в. оно разрослось, дома выстроились по обе стороны дороги. Укрепление возникло позже, в XII―XIII вв., тогда же была построена и церковь. Демерджийская крепость существовала до конца XV в. Церковь и поселения — до XIX в.

Поселение у подножия горы звалось Фуной — в патриарших грамотах 1384-го и более поздних годов упоминается деревня с таким названием в окрестностях Алушты. Название это мелькает и в записях, составленных в 1836 г. на основании опроса христиан-греков, переселившихся из Крыма в Приазовье.

В XIX в. этот средневековый памятник изучали известные исследователи крымских древностей Кеппен и Бертье-Делагард.

Бертье-Делагард составил план укрепления, нарисовал и сфотографировал храм и его детали.

Несколько лет назад разведочные работы на Демерджи вели крымские археологи. В результате вырисовался облик Фуны — ее центральная улица и отходящие от нее улочки и кривые переулки, ее небольшие, об одну или две комнаты, дома, тесные дворики с хозяйственными пристройками.

А в Долине Привидений в те времена возделывался виноград: во многих ее местах и до сих пор растут одичалые лозы.

В мирную жизнь Фуны ворвались завоеватели. Население сопротивлялось, и кто знает, может, и Мария — реальная героиня: ведь недаром имя ее передавалось из поколения в поколение, а фигуру выветривания на южной оконечности горы считали изваянием героической девушки. Это уже много позже верноподданнически нарекли ее Екатерин-горой…



В древней истории крымской земли так и оставалось бы многое легендой, полусказкой, если бы не памятники — зримые, каменные страницы истории, которые многое могут рассказать людям и к которым еще можно встретить варварское отношение отдельных горе-туристов. Ведь те, кто растаскивает в качестве сувениров камешки и камни древних укреплений, лазит по таким хрупким от времени стенам, разрисовывает их «автографами», уничтожает фрески, — тот расписывается в собственном невежестве, неуважении к истории родной земли, тот грабит эту историю, порой лишая ее интереснейших страниц.

«Уважение к древности есть признак истинного просвещения», — писал Энгельс. Этому завету должны следовать все, кто проходит крымскими древними городищами, крепостями, поселениями.

Поднявшись по Долине Привидений на Демерджи, вы увидите открывшуюся перед вами широкую панораму. Зеленый наряд берегов. Буйство красок и форм Южнобережья. Серпантин дорог. А на востоке — вереницы холмов спокойно спускаются в море, замыкая мягкие овалы бухт. В ясную погоду видны изрезанные вершины Караул-Обы у Нового Света, дальше — мыс Меганом. А с севера — долгая протяженность Караби-яйлы, самой обширной среди крымских яйл.

Перед вами юго-восточный Крым, край, несколько отличный от знаменитого Южнобережья. Главная гряда, значительно понижаясь, отступает, не нависая над берегом. Весь пейзаж спокойней, мягче, нет эффектных изгибов рельефа, пышной растительности. Юго-восточное побережье менее защищено от северных ветров, поэтому зима здесь холоднее, чем в окрестностях Ялты.

Когда-то юго-восточный Крым, особенно местность между Алуштой и Судаком, считался землей безотрадной, унылой. Выдающийся русский гидрогеолог Н. А. Головкинский, знаток и популяризатор Крыма, писал в своем путеводителе о «пустынных холмах, наводящих уныние на путника». Е. Л. Марков называл эту местность дикой и не советовал вообще сюда ехать. Уже в начале нашего века профессор И. И. Пузанов определил, что между Алуштой и Судаком все «безотрадно, уныло и консервативно».

Сейчас юго-восточный Крым не назовешь ни унылым, ни консервативным. Склоны его холмов покрыты виноградниками, садами, молодыми лесами. Даже отсюда, с высоты, можно различить зеленые квадраты будущих лесов и парков с четко распланированными аллеями, по сторонам которых уже выстроились молоденькие сосны и кипарисы. Над проблемой озеленения еще недавно пустынных склонов работают сотрудники Крымской горно-лесной опытной станции. Заботами их и сотрудников лесничеств склоны холмов на много километров одеты в зеленый покров.


Водопад Джур-Джур.


Нищими и убогими были села юго-восточного Крыма. Кучки жалких домишек лепились к горам. Нищета да болезни, да полуголодная жизнь столетиями были уделом здешних поселян. Теперь богатые села раскинулись в просторных долинах, выбегают своими домиками-коттеджами к самому морю. На маршруте вы познакомитесь с ними поближе.

Еще несколько лет назад юго-восточное побережье называли курортной целиной и только строили проекты его освоения. Теперь же — россыпи домиков в устье балки Сотера, лагеря отдыха в Солнечногорском и Малореченском… Дальнейшую перспективу скрывают холмы. Там, между ними, лагеря отдыха, палаточные «города», пансионаты, пионерские городки здоровья. Многие из них вы увидите в пути.

В первый день пройдено 12 километров. Ночевка — на склоне Демерджи у водопадика Джурла. Утром спуск по восточному склону, заросшему буковым лесом, в ущелье Хапхал. Там, внизу, в темно-зеленом сумраке шумит вначале едва слышно, а затем все сильней река Улу-Узень. Тропа, вьющаяся среди высокоствольных буков, приводит к водопаду Джур-Джур. Он вполне оправдывает свое имя: не грохочет — именно журчит, не летят стремительно, а скользят с 15-метровой высоты чуть косые струи.

Сверканию воды служат великолепным фоном и обрамлением поросшие мхом, увитые плющом скалы. Сюда только в полдень пробиваются солнечные лучи, все остальное время царит полумрак от склонившихся над водопадом, убегающих вверх по склонам буков, граба; растут в ущелье Хапхал и дуб, липа, клен, кизил, лещина. А выше водопада в ущелье встречается тис, редкое для Крыма дерево, третичный реликт, славящийся своей крепкой, необыкновенно прочной древесиной.

Если подняться вверх по ущелью, Джур-Джур позади, уже почти в километре, Улу-Узень то затихает в широких заводях, то стремительно мчится по узкому, глубокому руслу. И вдруг несколько живописных каскадов, а немного дальше крутой поворот и еще один водопад — трехъярусный, общей высотой в сотню метров. Опять не рокот, а журчание воды, она не мчится бешено, не падает, а скользит плавно по уступам.

От водопада Джур-Джур туристы идут вначале лесной дорогой, затем тропой к хребту Тырке, огибают его и выходят к стоянке «Восточный Суат». Отсюда после отдыха поднимаются на высоту 1025 (эта часть маршрута описана в предыдущем разделе).

На четвертые сутки — подъем на Караби-яйлу в районе метеостанции; не доходя ее — поворот вправо, и вскоре вы на яйле.

Через полтора часа пути правее заповедного леса покажется приметная островерхая скала. Тропа, обогнув ее, приведет на Караби-яйлу.

Караби с ее карстовым рельефом — гигантскими воронками, котловинами, шахтами, пещерами, — отличная, вполне готовая съемочная площадка для какого-нибудь научно-фантастического фильма с местом действия, скажем, на Луне. Если долго брести по нагорью среди нагромождения серо-белых раскаленных камней, и впрямь почувствуешь себя словно на другой планете. И захочется поскорей добраться до края плато и увидеть земное море, зеленые склоны гор, россыпи домиков, сады, уходящие вдаль дороги…



Крымские яйлы дают неисчерпаемый материал для исследований геологов, ботаников, почвоведов, географов, спелеологов. Караби в этом отношении не исключение. Здесь расположена одна из самых глубоких естественных шахт страны — Молодежная, интересные пещеры Ледяная, Туакская (на южных склонах Караби, выше села Рыбачьего), Мамина (в нижней части южного плато).

Ледяную пещеру советуем осмотреть. Расположена она в средней части плато на высоте 1000 метров над уровнем моря. Очень живописен вход в пещеру — большая карстовая воронка, в глубине поросшая буком. Вокруг все величественно, царит торжественная тишина. И вдруг в этом величаво-застывшем безмолвии встрепенется и пролетит мимо маленький теплый комочек — в пещере живут голуби.

Пересекая яйлу с запада на восток, туристы подходят к озеру Тинах. Впрочем, вода в нем бывает только весной, в период таяния снегов, или осенью после сильных дождей. В остальное время года озеро — просто неглубокая овальная котловина, неприметная на изрезанной поверхности яйлы.

Придерживаясь в пути северо-восточного направления, туристы выходят к горе Топарчик-Кыр, отсюда к источнику в ущелье Череш-Дере, по склонам его спускаются к речке, затем выходят на дорогу Белогорск — Приветное и идут по ней в сторону Приветного до стоянки «Нижний Кокасан». Если проследовать по этой дороге дальше, выйдем к подковообразному откосу, нависающему над дорогой; она огибает откос и далеко просматривается с него.

В 1942 г. партизанский отряд под командованием М. И. Чуба дал здесь бой фашистам; эта операция считается примечательной в истории партизанского движения Крыма.

Накануне разведка донесла командиру, что гитлеровская воинская часть собирается двинуться из Карасубазара в Ускут (Приветное). В ночь на 13 января командир привел отряд к дороге. Утром показалась вражеская колонна. Когда гитлеровцы втянулись в «подкову», на них обрушился огонь партизанских винтовок и пулеметов. Попав в ловушку, фашисты поначалу пытались сопротивляться, отстреливаться, но вскоре в панике отступили…

Со стоянки «Нижний Кокасан» туристы совершают восхождение к урочищу Верхний Кокасан, осматривают памятник партизанам, погибшим в боях с фашистскими карателями (события, связанные с этими местами, описаны в предыдущем разделе).

Затем туристы отправляются в дальнейший путь — к перевалу Гаруча и вершине Сахарная головка. С этой не очень высокой (1009 м) горы открывается обширный вид на восточный Крым. Отсюда можно проследить километр за километром почти весь пройденный путь; видны и село Морское, и характерные очертания вершины Караул-Оба, прикрывшей знаменитые новосветские бухты, а восточнее — крутой взлет Крепостной горы, зубцы и башни Судакской крепости — отсюда они маленькие, словно из сказочной декорации к детскому мультфильму. Еще восточнее — похожий на крепость Кара-Даг, темный, таинственный; дальше в сиреневой дымке лежат Феодосия, Керченский полуостров и сама Керчь.

О событиях, происходивших на склонах Сахарной головки в 1941―1944 гг., мы уже говорили в разделе «Дорогой крымских партизан». С вершины Сори туристы идут по хребту до домика лесника, а затем — по лесной дороге к скале Шайтан-Кая, спускаются к водохранилищу и далее по ущелью выходят к с. Громовке, отсюда следуют в с. Морское (б. Капсихор). Спуск вначале идет проселочной дорогой, а от села Громовки — шоссейной. Расположившись в Морском лагерем, туристы знакомятся с селом и его окрестностями.



Морское — центр одноименного совхоза. Капсихорская долина, в которой расположено село, издавна славилась целебным климатом и отменным плодородием. Недаром еще в ту пору, когда царские чиновники делили между собой крымские земли, эту долину облюбовал правитель потемкинской канцелярии В. Попов. Курортные достоинства этой местности (среднегодовая температура +12°, осадков 350 мм, много солнечных дней) тоже оценены уже давно: здесь лечили больных песочными ваннами, а в 1910 г. была организована дачная «колония»; в числе членов ее были писатель Леонид Андреев, певец Федор Шаляпин. Но курортом тогда Морское не стало, а жители его не могли выбиться из нужды, несмотря на плодородие этой земли.


Здесь в 1920 г. высаживался десант А. В. Мокроусова.


Теперь Морское — курортная местность. В просторной бухте — пляжи пионерлагеря «Прибой», туристского лагеря «Зенит», пансионата. В недалеком будущем здесь вступит в строй целый городок отдыха, всего он сможет одновременно принимать до пяти тысяч человек.

Виноградники совхоза «Морской» по площади уступают лишь плантациям таких крупнейших хозяйств, как «Виноградный», «Коктебель», а по урожайности с гектара (в среднем по 130―140 центнеров) хозяйство многие годы держало первенство. Давно уже выплеснулись виноградники «Морского» за пределы Капсихорской долины, отлично чувствуя себя на склонах холмов, ранее считавшихся бесплодными. Особенно хорошо плодоносит на новых землях сорт Бастардо Магарачский. Красное вино, приготовленное из винограда этого сорта, отличает исключительно приятный букет.

Если пройти от Морского к западу по шоссе немногим более километра, взгляду откроется еще одна просторная бухта характерных для юго-восточного Крыма очертаний — неглубокая, овальная, с прекрасным пляжем. Шоссе подходит к нему вплотную, и слышно, как тихо набегают на берег волны. Справа застыла над морем на мысе Агира башня Чобан-Куле (Пастушья). К самому ее подножию подобрались палатки — это автостоянка «Чобан-Куле».

По правую сторону шоссе укреплена на парапете мраморная доска с надписью: «Здесь в августе 1920 г. была высажена группа партизан во главе с А. В. Мокроусовым для организации партизанской борьбы в Крыму».

17 августа 1920 г. ранним утром к этому берегу неслышно подошел катер «Гаджибей». С него сошли люди — было их одиннадцать. Выгрузили ящики с патронами, пулеметами, другое оружие. Группу возглавлял Алексей Васильевич Мокроусов, балтийский революционный матрос, прошедший к тому времени не один десяток километров огненными дорогами гражданской. Центральный комитет Коммунистической партии Украины поручил Мокроусову собрать разрозненные партизанские отряды Крыма в единую повстанческую армию.

Спустя некоторое время партизанские полки, объединенные единым командованием, укрепленные командными кадрами и вооруженные, стали для врага грозной силой. Белогвардейская газета «Вечернее время» писала: «Существование партизан приняло такой угрожающий характер, что замалчивать это явление — значит закрывать глаза на огромную опасность. Фактически дороги Крыма стали непроходимыми».

Что дороги! Партизаны наносили удары по селам, поселкам, где стояли крупные вражеские гарнизоны. В сентябре 1920 г. партизанские полки вступили в Судак.

А в ноябре 1920 г. к этому же берегу опять подошло судно-истребитель МИ-17. Посланный на Большую землю И. Д. Папанин вернулся в Крым с подмогой.

Дивизии М. В. Фрунзе уже гнали белогвардейцев с крымской земли. Врангель вынужден был бросить к Перекопу свое воинство, чтобы остановить наступавшие полки. Это не удалось. Оставшиеся на побережье части разоружили десантники, двинувшиеся к Алуште…

Десятилетия отделяют нас от подвига первых советских десантников на крымской земле. Многих из них нет уже в живых. В боях с врангелевцами погибли Алексей Васильев, Николай Ефимов. Нет Алексея Мокроусова, Григория Кулиша, Александра Григорьева, Всеволода Вишневского. Их помнят боевые друзья. И народ хранит о них память.

А теперь о Пастушьей башне (Чобан-Куле). Пройти к ней лучше всего с 58-го километра шоссе, где ведет влево колесная дорога. По ней можно дойти до моря, а потом по тропе подняться к башне. Побывать здесь стоит. Открывается отсюда великолепный вид на далекие мысы, входящие в море справа и слева.

По предположениям археологов, Пастушья башня — остатки генуэзского укрепления XV в., принадлежавшего феодалам ди Гуаско. Надменные и жестокие братья владели несколькими деревнями в окрестностях Судака, в частности Скути (ныне Приветное) и Тасили (ныне Громовка). Ставили в подвластных им селах виселицы, позорные столбы, чинили беззаконие — суд и расправу над жителями. Брали дань со всех, кто проезжал из Судака в Скути. Недолгой была их власть, но оставила по себе недобрую память; об этом говорят документы тех лет, дошедшие до наших дней.

Стоит башня, никому сейчас не страшная, чуть декоративная, словно построенная кем-то «понарошку», ради экзотики, что ли. Старые-старые, позеленевшие от времени, но еще крепкие стены и после заката долго хранят солнечное тепло, и хорошо посидеть здесь, прислонившись к ним, послушать тишину и море…

В районе Пастушьей башни в будущем раскинется новый курорт с пансионатами, кемпингами, лагерями отдыха (один из них уже разместился у ее подножия); всего курорт сможет принять 1000 человек одновременно.


Чобан-Куле.


Впереди еще один день пути — на восток, к уступам мыса Ай-Фока, замыкающего Капсихорскую бухту. Тропой туристы поднимаются на хребет Панеа, затем спускаются в Кутлакскую бухту. Здесь отличный пляж. В будущем тут тоже разместится курортный комплекс на 4000 мест. Пока что бухту освоили «робинзоны», гости Крыма из Ворошиловграда; их лагерь отдыха — у самого берега. Влево уходит долина с садами и виноградниками совхоза «Веселовский».

Миновав бухту, туристы по тропе поднимаются по склону прибрежного холма и, обогнув его, попадают в местность экзотическую: нагромождение скал и яркая зелень сосновой рощи, каменный хаос на берегу, ущелья, обрывы, теснины, и над всей этой броской красотой высятся скалистые уступы Караул-Оба (Сторожевой вершины).

Тропа круто берет вверх, вьется среди скал и дальше по склону, над группами сосен и сосенок. Пахнет разогретым камнем и морем. Возле двух островерхих скал — двух рогов Караул-Обы — туристы сворачивают влево в ущелье, поднимаются по нему. Вскоре на пути — небольшая площадка, слева щель в скале.

…Отвесно поднимаются стены. Поворот, и вдруг неожиданно — лестница. Далеко не идеальная, явно «аварийного» состояния: ступени обвалились, а кое-где и вообще провалы, но самая настоящая лестница, и нет никаких сомнений, что сотворил ее человек, а не природа. Это первое из новосветских чудес — ущелье «Адамово ложе», все увитое плющом, неизменно прохладное. Лестнице лет столько, что и счесть трудно; время ее постройки относят к таврским временам.

Несколько изгибов «Адамова ложа», подъем по глубоко провалившемуся дну его, и вы выходите на вершину Караул-Обы. Вид отсюда великолепен…

С вершины можно по тропе спуститься к первой из новосветских бухт — Голубой.

Бывает, море неспокойно, даже штормит, бегут по нему белые гребни, волны с шумом разбиваются о подножие Караул-Обы. А в Голубой бухте вода почти недвижна. Прекрасный песчаный пляж. Мыс Капчик, невысокий, длинный, расплющенный, напоминает древнего зверя из породы каких-нибудь «завров», тяжело вползающего в море. Тропа дальше идет боком этого зверя, а он, похоже, пытался сбросить ее в море, заваливал камнями, но не одолел. Местами идти по тропе трудно, но вот преодолены самые коварные участки, и вы — у Сквозного грота; он прорезает мыс Капчик и выводит к отвесным скалам следующей за Голубой — Синей бухты.

Туристы поднимаются к вершине мыса; тропа здесь, кстати, вполне благоустроенная, переходящая в лестницу. С вершины мыса хорошо видна Синяя, или Разбойничья, бухта. С востока ее ограничивает Хоба-Кая (Пещерная скала); своим именем мыс обязан огромному гроту. Туда можно спуститься, обогнув бухту по тропе и полуразвалившейся лестнице. Грот просторен; под сводами его вполне мог бы разместиться целый туристский палаточный городок. В конце прошлого века владельцем Нового Света Л. С. Голицыным здесь был устроен подвал для хранения шампанского в бутылках; до сих пор в глубине грота сохранились каменные «соты».

Далее следует опять идти по тропе, выбитой над обрывом в каменном теле скалы Хоба-Кая, к третьей новосветской бухте — Зеленой. Вскоре открывается вид на поселок и здание, увенчанное башенками, — завод шампанских вин. В зелени парка высятся легкие здания пансионата — Новый Свет постепенно приобретает известность и как курорт.

Более полутора веков насчитывает история шампанского виноделия в Судаке. Вначале производилось его очень мало: за 5 лет (с 1822 по 1827 год) всего 100 ведер. Но шампанское было отличного качества, им заинтересовались на родине этого великолепного напитка — во Франции. Долгое время предприимчивый представитель знаменитой фирмы Клико даже сбывал судакское шампанское под маркой своего предприятия.

В 80-х годах прошлого столетия производством шампанского занялся в своем имении Новый Свет Л. С. Голицын, патриот и основоположник отечественного промышленного шампанского виноделия.

Голицын вел дело на строго научной основе и очень широко. О его подвалах, где выдерживалось шампанское, вскоре заговорили как о диковинке. Подвалы эти, заложенные под землей на большой глубине, тянулись почти на 4 километра. Славилась его богатейшая коллекция — свыше тридцати тысяч бутылок с винами всех стран. А в 1900 г. прославилось и новосветское шампанское — на Всемирной выставке в Париже оно завоевало золотую медаль.

Л. С. Голицын был не предпринимателем — скорее энтузиастом. Он действовал без какой бы то ни было поддержки со стороны государства. И после разорения и смерти Голицына в 1916 г. забвение грозило всем его начинаниям.

Вторая жизнь Нового Света началась после Октябрьской революции. Новосветский завод возродился, и вскоре шампанское марки «Новый Свет» вновь заслужило высокую оценку специалистов.

После Великой Отечественной войны разграбленный фашистами завод в третий раз вернулся к жизни, и эта третья жизнь «Нового Света» — самая славная, богатая, масштабная.

Новосветское шампанское отмечено большой золотой медалью на Всемирной выставке в Брюсселе (1958 г.), золотой медалью на Всемирном конкурсе вин в Тбилиси (1965 г.).



Зеленая бухта, на берегу которой расположен поселок Новый Свет, не менее живописна, чем Голубая и Синяя. Горизонт над ней замыкают с севера величественный Сокол и гора Перчем, с запада гора Сандык с Караул-Обой, на юго-западе Пещерная скала. Взяв в полукольцо Новый Свет, горы обеспечили ему очень мягкий и ровный микроклимат. Зимой здесь почти никогда не бывает снега, а весна приходит значительно раньше, чем в Судак, хотя до него всего пять километров. Растения в Новом Свете в основном средиземноморские. Роща древовидного можжевельника спускается к самому пляжу. А рядом с можжевельником растет сосна Судакская, или Станкевича, третичный реликт, остаток флоры незапамятных времен, от которых отделяют нас миллионы лет. С можжевельником и сосной соседствуют в Новом Свете дуб и грабинник, терпентинное дерево, скумпия и держидерево. Новый Свет — заповедный памятник природы, он требует к себе бережного отношения.

Этот тихий солнечный уголок земли тоже не миновали невзгоды и войны. Когда-то здесь были средневековые христианские храмы и пещерный монастырь, поселение и гавань. Теперь открывается та давняя, так далеко ушедшая жизнь только археологам.

В центре поселка в тенистом парке стоит обелиск. Здесь покоятся советские воины-десантники, сражавшиеся с гитлеровцами на этих берегах в декабре 1941 — январе 1942 г., патриоты, казненные фашистами за помощь десантникам.

Из Нового Света в Судак ведет хорошая дорога. Шагать по ней легко даже очень уставшему. Виды она с каждого поворота преподносит отменные — то задорно поднятый нос мыса Алчак, а за ним спокойный силуэт Меганома, то отвесный, даже чуть выпуклый склон горы Сокол слева от дороги. Вблизи гора куда величественней. И удивления достойно, как удерживается на каменистых обрывах сосна Станкевича — стволы ее у основания узловатые, словно мускулы, окаменевшие в усилии раздвинуть камень.

Еще один поворот дороги, и открывается крутой, горделивый взлет Крепостной горы с зубцами и башнями Судакской крепости, а справа внизу — стоящая особняком, затененная горой и потому всегда мрачная, насупленная башня Астагвера (Портовая). А вот показались и здания пансионатов. Это уже окраина Судака, описанного в путеводителях, исследованиях, исторических романах.

У этого города[3] за его многовековую историю (по предположениям ученых, он основан в начале III в. н. э. ираноязычным племенем аланов) было несколько имен. Его звали Сурдак, Солдадиа, Солтак; древние греки именовали его Сугдеей, генуэзцы Солдайей, русские — Сурожем.


Судакская крепость.


О Суроже упоминают «Слово о полку Игореве» и «Задонщина». В VIII―IX вв. под его стенами бился русский князь Бравлин со своей ратью. Город тогда был сильным, могущественным, вел оживленную торговлю со многими странами Европы и Азии, пережил нашествие хазар и печенегов, но пришел в упадок и долго набирался сил под властью Византии, потом был «наибольшим из городов кыпчакских», т. е. половецких; к этому времени в его порту вновь стало тесно и оживленно. В XIII―XIV вв. — новые завоеватели. Вначале это турки-сельджуки, которым пришлось уплатить огромный выкуп, затем — грозные полчища татар… Однако прочно и надолго обосновались лишь генуэзцы. В июле 1365 г. они откупили у татар золотом Судак и еще восемнадцать сел в его окрестностях. Город становится одним из главных опорных пунктов Генуи на крымском побережье.

Среди жителей Судака в ту пору было немало русских. Есть даже гипотеза о существовании в районе порта русской слободки; археологи пытаются придать этой гипотезе историческую достоверность.

В 1475 г. генуэзские крепости в Крыму, в том числе и Судак, пали под ударами турок. Потом жизнь пошла глухая, медленная, лениво нанизывались год за годом, десятилетие за десятилетием. Хотя Судак и был центром турецкого кадылыка (округа), он постепенно приходил в запустение. Пришла в упадок торговля.

После присоединения Крыма к России крепость назвали Кирилловской; в ней стоял гарнизон, строились казармы. Наместник Тавриды князь Потемкин нарек Судак Афинеем и тоже прочил его в столицы Крыма. Но эта роль была явно не по плечу Судаку; он остался заштатным местечком, хотя и заметно окреп экономически. В 1804 г. здесь открылось винодельческое училище; его возглавил П. С. Паллас.

Еще в прошлом веке этот уголок юго-восточного Крыма сложился как винодельческая и виноградарская область, здешние вина отличались высоким качеством. При Советской власти эти отрасли получили невиданный ранее размах. Многие марочные вина, гордость нашего полуострова, вырабатывают судакские заводы. Среди них «Крымское рубиновое», «Кокур десертный», портвейн «Сурож» и др.

«Душистая» — так говорят об Ай-Савской долине, что соседствует на востоке с Судакской. На много километров протянулись здесь плантации розы и лаванды совхоза-завода «Долина роз». Продукция этого хозяйства — розовое и лавандовое масло — получила признание парфюмеров и кондитеров многих стран мира.

В Ай-Савской долине расположены и земли совхоза «Судак». Это известное в Крыму хозяйство, дирекция которого находится в Судаке, производит главным образом виноград таких признанных сортов, как Кокур, Алиготе, Мускат, Семильон. Кроме винограда, в совхозе выращивают яблоки, персики, груши; 70 гектаров занимают табачные плантации.

Всему Крыму и за его пределами известны имена людей, которые своим трудом прославили это хозяйство, — дважды Героя Социалистического Труда М. Д. Князевой, Героев Социалистического Труда Б. Н. Машиной, Л. Г. Квапель, В. Н. Сандетовой.

Если раньше о Судаке говорили только как об очень перспективном сельскохозяйственном районе, то теперь это известный курорт.

Вдоль всего побережья обширной Судакской долины, между горой Сокол на западе и мысом Алчак на востоке, простирается мелкогалечный пляж. Долина прикрыта горами, отчасти и с севера, что обеспечивает ей мягкий, достаточно теплый, устойчивый климат. Среднегодовая температура воздуха +12°, солнце сияет до 2550 часов, больше, чем в прославленной Ницце (2300), среднегодовое количество осадков — 323 мм. Склоны гор покрывают леса, много зелени и в самом поселке.

Сейчас в Судаке два санатория, два дома отдыха, пансионаты. Есть гостиница «Сугдея» на 500 мест (Ленина, 56), рестораны, столовые, экскурсионное бюро (Ленина, 32), квартирно-посредническое бюро.

В ближайшие годы будут построены еще пансионаты, санатории, кемпинги. Всего курорт сможет принять до 10 тысяч отдыхающих одновременно.

Немало интересного в природных чертах, экономике, истории, курортных перспективах Судака. Но главная его достопримечательность — овеянная легендами Судакская, или Генуэзская, крепость.

Крепость уже много лет привлекает внимание археологов, историков, писателей, художников, кинематографистов. Это памятник архитектуры, здесь проводятся реставрационные работы, ведутся археологические раскопки.

Осмотр крепости туристы начинают с крепостных ворот, над которыми прикреплена небольшая плита с надписью на латинском языке, повествующая о том, что сооружены ворота «1389 года девятого дня июля». Ворота прикрыты двумя полубашнями; обе они носят имена солдайских консулов, западная — Якобо Торселло, восточная — Бернабо ди Франки ди Пагано. Отсюда надо идти в юго-западном направлении, вдоль крепостных стен с башнями (они ограничивают территорию крепости площадью в 29,5 гектара). Туристы осматривают также храм с аркадою, расположенный в восточной части крепости, Консульский замок, а затем по крутой тропинке поднимаются к башне Кыз-Куле. Отсюда открывается обзор побережья на многие километры к востоку и западу — видны Аю-Даг, Ай-Петри, Ай-Тодор, Меганом и туманные очертания Керченского полуострова. Из Судака туристы на автобусе следуют в Планерское, на турбазу «Приморье».

Многое ли можно разглядеть в мелькании километров за окном автобуса? Если краски ярки, а пейзажи, сменяющие один другой, впечатляющи, дорога может быть очень интересной. Дорогу из Судака в Планерское не назовешь скучной.

В самом ее начале минуете еще одну виноградную долину, это тоже земли винсовхоза «Судак». Затем перевал Синор и на 12-м километре — спуск в Козскую долину, где расположен совхоз «Солнечная долина» с центральным селом того же названия. Места эти славятся отличнейшими сортами винограда, встречающимися только здесь и нигде больше. Названия их причудливы: Эким-Кара (Черный доктор), Капитан-Кара (Черный капитан) и другие. Букеты приготавливаемых вин неповторимы. На международной выставке в Югославии дегустаторы высоко оценили белое десертное вино «Солнечная долина»; оно удостоено золотой медали.

…Еще один подъем шоссе — к хребту Эчки-Даг (Козья гора), и вы въезжаете в Отузскую долину.


Дом отдыха «Судак».


Слава крымских курортов начиналась с Южнобережья, однако путников чаровала и эта долина; в начале прошлого века А. С. Грибоедов сказал: «Самая миловидная… полоса Крыма, по мне, Отузы». Много позже, когда слава Южнобережья ушла за пределы России, об Отузах очень тепло говорил писатель и краевед С. Елпатьевский. Он любовно называл долину «зеленой-раззеленой».

Сейчас долина привлекает не только зеленым разливом виноградников, не только силуэтом Кара-Дага, вонзающегося в спокойный пейзаж здешних мест. Во всей стране известен совхоз «Коктебель».

Перед вами Щебетовка (б. Отузы), в которой живут труженики совхоза. Многоэтажные дома (в них — паровое отопление, газ, горячая вода) с такими уже привычными телевизионными антеннами. По вечерам улицы залиты неоновым светом, Дворец культуры — в подлинном смысле слова дворец; прекрасная школа, детский сад, отличные магазины; столовая не уступит по оформлению, выбору и качеству блюд любому ресторану… Но все это приметы внешние. Главное в Щебетовке — ее люди.


В Отузской долине.


Имя Марии Александровны Брынцевой широко известно в нашей стране. Дважды Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР четырех созывов. Мать семерых детей. Человек нелегкой, очень славной судьбы. Эта ее судьба, такая житейски простая и сложная, — ключ к пониманию того пути, который вывел за пятьдесят с небольшим лет не очень богатые, несмотря на благодатную землю и климат, захолустные Отузы в центр первого в Крыму совхоза коммунистического труда, куда журналисты настоятельно приглашают не только туристов, но и социологов.

Директором совхоза «Коктебель» многие годы был Михаил Александрович Македонский, командир партизанского соединения в годы Великой Отечественной войны, Герой Социалистического Труда. Когда после освобождения Крыма от гитлеровцев он приехал в Щебетовку, мало что здесь радовало глаз: разоренное село, запущенные виноградники. Сколько было трудностей, и сколько надо было первому директору «Коктебеля» иметь воли, мужества, понимания людских характеров, чтобы преодолеть эти трудности.

Вместе с партийной организацией совхоза он приходил на помощь виноградарям Тарханкута и Присивашья, экспериментировал, как сохранить свежие ягоды до нового урожая. «Первопроходец», — говорили о нем журналисты, и он действительно был им. И когда присматривался к первым шагам Брынцевой и поддерживал смелые начинания, выросшие затем в рекорды, и когда шел навстречу каждому, кто закладывал камень в фундамент новой Щебетовки.

Сейчас доходы совхоза исчисляются миллионами, а коктебельские марочные вина ценятся не только крымчанами. Это портвейн белый Крымский, десертное Розовое, Рислинг, Алиготе. Завоевал популярность и коньяк, который коктебельцы стали производить первыми в Крыму.

Всего семь километров отделяют Щебетовку от Планерского. Но эти километры переносят нас в местность, настолько отличную от всего ранее виденного, что порой даже не верится, что совсем рядом, по ту сторону Кара-Дага, веселый, «зеленый-раззеленый», простой и понятный щебетовский мир.

Коктебельская долина совсем иная. Обычно, увидев ее впервые, разочаровываются: вереницы оголенных серо-палевых холмов. А потом и сами не замечают, как властно забирает душу обаяние этого места. Вот что сказал о Коктебеле писатель С. Елпатьевский:

«Должно быть, нужна эта голая, выжженная плоскость и серые, опаленные солнцем холмы, окружающие Коктебель сзади, нужен этот огромный, серый, без красок и узоров экран сзади, чтобы вся красота моря, вся строгость суровых линий Карадага и все переливы красок, вся эта красочная симфония встала ярче и выпуклее, чтобы, не затушеванная чужими красками и неподходящими линиями, стала ярче красота Коктебели, ей одной принадлежащая…»


Планерское. У пляжа турбазы «Приморье».


В Планерском на турбазе «Приморье» туристы проводят восемь дней — вполне достаточно, чтобы познакомиться с достопримечательностями этого места. Многие интересуются самим именем поселка, старым и новым. Старое — Коктебель — звучит загадочно, поэтически, переводится как «поселение у голубой вершины». Второе имя родилось уже в наше время, незадолго до Великой Отечественной войны.

Неподалеку от поселка на горе Клементьева проводились всесоюзные соревнования планеристов. В 1931 г. в Коктебеле была организована высшая летно-планерная школа, которую по праву называли колыбелью советского планеризма. Здесь впервые поднял в небо свои планеры «Красная звезда» и «Коктебель» будущий академик, конструктор космических кораблей С. П. Королев, опробовали крылья прославленные авиаконструкторы С. В. Ильюшин, А. С. Яковлев, О. К. Антонов и другие, ставшие впоследствии известными, летчики-испытатели.

В память об энтузиастах советского планеризма поселок в 1937 г. и был переименован в Планерское.

Давнюю историю этого места обычно связывают со средневековым городищем Тепсень — пройти к нему можно по улице Дачной, а потом по грунтовой дороге. Здесь осмотрите фундаменты двух больших домов, могилы, надгробные памятники. Какому народу принадлежал город, пока не установлено. В 20-х годах раскопки на Тепсене проводил Н. С. Барсамов, в наши дни — археологи П. В. Бабенчиков, М. А. Фронджуло. Многие находки, сделанные здесь, первоначально связывали со славянской культурой, но впоследствии предположение это было опровергнуто. Известно только, что жители Тепсеня — довольно большого города — были христианами: открыты развалины христианских храмов.

Современное Планерское — перспективный курорт, у которого с каждым годом появляется все больше приверженцев. Немаловажную роль в становлении курорта сыграли его природные достоинства.

Микроклимат в Планерском особый. Несмотря на то, что среднегодовая температура и наивысшая летняя, и количество осадков здесь такие же, как, скажем, в Феодосии, дышится в Планерском легче даже в самый разгар июльской жары — долина постоянно продувается свежим ветром. Пляж в поселке — один из лучших на побережье. А кто не слышал о знаменитых коктебельских камешках, не любовался агатами и халцедонами, отполированными морем кусочками мрамора и сердолика!.. Многие отдыхающие заболевают здесь «каменной болезнью». Часто надолго…

Гости поселка отдыхают на турбазе «Приморье», в доме отдыха «Голубой залив».

В недалеком будущем за турбазой раскинется целый городок, который одновременно сможет принять более 5000 человек. Будут построены многоэтажные гостиницы, морской вокзал, телевизионный ретранслятор. В общем, здесь будет создан современный, комфортабельный курортный комплекс.

Есть в поселке Дом творчества Литфонда СССР. С ним тесно связано имя известного поэта и художника М. А. Волошина (1877―1932). Долгие годы он жил здесь, посвятил этому краю множество стихов и знаменитую живописную коктебельскую сюиту, состоящую из тысяч акварелей. Его по праву называют певцом Коктебеля. В доме Максимилиана Волошина бывали многие крупнейшие русские писатели, поэты, художники, артисты. Перед смертью он передал свою усадьбу в дар Союзу писателей.

Из Планерского туристы совершают экскурсию на горный массив Кара-Даг.



Кара-Даг… Сколько сложено о нем стихов и поэм в прозе! Даже ученые, говоря о Кара-Даге, теряют привычную сдержанность, язык их обретает образность и живописность.

«Величие этого зрелища может сравниться только со зрелищем Сахары, неизмеримых рек, беснующихся океанов, громадных водопадов мира и разрушительных извержений» — это К. Паустовский.


Памятник В. И. Ленину в Ялте.


Мисхор. Санаторий «Горный».


Вид на скалу Парус.


Короткий привал.


На пути в Форос.


Туристы на Ай-Петри.


Памятник затопленным кораблям в Севастополе.


Памятник мужеству и стойкости комсомольцев города-героя.


Навсегда застыл на постаменте танк — в память о подвиге героев-танкистов, освобождавших Симферополь в 1944 г.


В симферопольском парке им. Ю. А. Гагарина.


У «Партизанской шапки».


Алушта. Вдали виден Чатыр-Даг.


Могила писателя Александра Грина в Старом Крыму.


Феодосия. Фонтан Айвазовского.


Генуэзская крепость в Судаке. Башня Астагвера.


Новосветская бухта.


Туристы на Кара-Даге.

Весь Кара-Даг —
Окаменевший бунт,
Застывший взрыв.
Скульптура катастрофы —
эти строки принадлежат крымскому поэту Н. Новикову.

«На Кара-Даге все дико, хаотично, сурово, труднодоступно. Черные многометровые обрывы нависают над уютными бирюзовыми бухтами, в которые можно проникнуть только с моря. Стены глубоких, похожих на трещины, ущелий гигантскими ступенями поднимаются к далекому синему небу. Причудливые фигуры изваяны ветрами в слоях туфов и туфобрекчий» — это доктор геолого-минералогических наук В. Лебединский.

Писатель-лирик, поэт, ученый говорят о Кара-Даге образами — и удивительно верно Он действительно причудлив, величествен, необыкновенен.

Кара-Даг — вулканическая группа, в известном смысле целая горная страна; извержения здесь происходили не из одного, а из нескольких кратеров; общая площадь горного массива более 20 квадратных километров.

Меккой минералогов Кара-Даг назван неслучайно: из двухсот крымских минералов сотня приходится на его долю.

Чтобы попасть на Кара-Даг, туристы на автобусе возвращаются в Щебетовку и следуют дальше к пансионату «Крымское приморье», расположенному в живописном устье Щебетовской долины. Отсюда дорога уходит влево, к Карадагской биологической станции.

Станция основана в первом десятилетии нашего века Т. И. Вяземским, врачом, ученым-энтузиастом. Некогда небольшая лаборатория стала известным научно-исследовательским учреждением, сотрудники которого занимаются изучением биологии обитателей южных морей.

От станции туристы проходят по мостику через небольшой овраг, поднимаются на площадку по каменной лестнице, а потом тропинкой по склону горы к первому из береговых хребтов Кара-Дага — Лобовому, сложенному вулканической породой — палеолипаритом.

Вот и началось увлекательное путешествие, сравнительно недолгое, если учесть, что пройти предстоит немногим более шести километров; путешествие очень трудное, потому что километры эти горные.

С Лобового хребта открывается вид на Щебетовскую долину; слева виден хребет с острым выступом на конце — скала Зуб; на северо-востоке хребет заканчивается еще одной остроконечной скалой, она безымянна, но дала имя самому хребту, он так и называется — Острая скала.

Справа видна еще одна вершина, массивная, куполообразная, очень метко названная Шапкой Мономаха. Она соединена седловиной со следующим хребтом — Карагач (черное дерево). Туда ведет туристов крутая тропа мимо скал «Король», «Королева», «Скалы свиты». Вблизи эти фигуры — просто длинные камни, выстроившиеся по сторонам широкого коридора из туфобрекчий (горная порода вулканического происхождения), а издали они действительно напоминают очертаниями сиятельных особ, в сопровождении свиты идущих по склону хребта.

Тропой, сбегающей по склону Кара-Дага, можно спуститься к морю (надо свернуть вправо, к живописной группе скал почти в самом конце тропы). Взгляду откроется остроконечная скала Иван Разбойник; она прикрывает Разбойничью бухту, а Пуццолановая бухта (восточнее) — открыта, вся в нагромождениях глыб окаменевшей лавы.

Далее к востоку расположена еще одна бухта — Пограничная, вход в нее с моря прикрывают знаменитые Золотые ворота, величественная арка, упирающаяся в морское дно. Золотые ворота зарисовал на страницах рукописи «Евгения Онегина» А. С. Пушкин, проплывавший в августе 1820 г. мимо Кара-Дага на бриге «Мингрелия».

Тропой туристы возвращаются на Карагач, спускаются к Туфовому гребню, затем к Хоба-Тепе (пещерная вершина), третьему, самому высокому и мощному, хребту береговой части Кара-Дага. Сколько здесь причудливых фигур-скал, вершин, утесов: Сокол, Пряничный конь, Пирамида, Чертов камин…

Еще спуски, подъемы. Возникнет вдруг, нависнет мрачно Святая гора, высшая на Карадагском массиве (576 м над уровнем моря). Откроется могучая скала Сфинкс (называют ее еще Чертов палец) — гигантская фигура выветривания; она венчает четвертый карадагский хребет — Магнитный, отделенный от Хоба-Тепе глубоким ущельем, которое выходит, вернее обрывается, в Сердоликовую бухту. Туда спускаться не стоит — опасно, а сердоликов в бухте отнюдь не россыпи, как это представляется некоторым.


Вид с Кара-Дага на Золотые ворота.


Дальше туристы следуют к Южному перевалу, огибают с юго-востока Магнитный хребет, спускаются в седловину и выходят к коктебельскому пляжу.

Из Планерского туристы совершают путешествие в Феодосию.

…В этом городе прошлое живет рядом с настоящим, органически сливаясь, придавая его облику неповторимый колорит. Кажется порой: давние — античные, средневековые — времена живут на маленьких улочках, с мостовыми, мощенными булыжником, улочках, на которые падают тени древних башен; а вливаются они в широкие проспекты с многоэтажными домами, в площади, скверы.

Феодосия — «богом данная», так назвали город древние греки, выходцы из Милета, приставшие к этому берегу в VI в. до н. э. Они увидели уютную бухту, невысокий амфитеатр гор — потому, видимо, и нарекли так город, прекрасно защищенный от возможных нашествий. За короткое время Феодосия стала оживленным торговым центром. Беспокойной, даже бурной была ее дальнейшая судьба. Город сильно пострадал от нашествия гуннов в IV в. н. э. Долгое время жизнь здесь едва теплилась. В XIII в. Феодосией завладели генуэзцы, и с этого времени она — под названием Кафа — снова превращается в крупный торговый порт, столицу генуэзских владений в Крыму.

В 1475 г. Кафу захватили турки. Теперь на ее рынках торгуют восточными и европейскими товарами, а в основном людьми — пленниками, которых татары захватывали во время набегов своих на Русь, Украину, Литву, набегов, к которым беспрестанно подстрекали их турки. Все крымские дороги ведут в Кафу, ее начинают именовать напыщенно Кучук-Стамбул — «малый Стамбул», она — резиденция наместника падишаха…

В конце XVIII в. городу возвращено прежнее имя, но отнюдь не прежнее великолепие. Долгое время Феодосия была захолустным городишком, грязным и малолюдным.

Феодосия прошлого века прославилась именем Айвазовского, великого русского художника-мариниста. Он родился в Феодосии, прожил здесь почти всю жизнь. Художник завещал родному городу свою картинную галерею; сейчас это картинная галерея имени И. К. Айвазовского — самое большое в мире собрание его полотен, единственный в стране музей маринистической живописи. Часть бывшего дома Айвазовского занимает краеведческий музей, экспонаты которого полно, интересно освещают историю города.

Летом 1969 г. в городе открылся еще один музей — А. С. Грина; писатель прожил в Феодосии 6 лет — с 1924 по 1930 г.; здесь им написаны романы и повести «Золотая цепь», «Бегущая по волнам», «Дорога никуда» и другие.


Генуэзская башня в Феодосии.


Памятники, улицы, мемориальные доски рассказывают о славном революционном, боевом прошлом Феодосии. Мемориальная доска у ворот порта… 22 июня 1905 г. броненосец «Потемкин» под красным флагом бросил якорь на феодосийском рейде.

Декабрь 1905 г. В городе создан первый Совет рабочих депутатов.

В 1911―1914 гг. в Феодосии жил и работал Дмитрий Ильич Ульянов; у него гостили Мария Александровна и Мария Ильинична Ульяновы.

Еще мемориальная доска — на здании бывших Виленских казарм. 2 января 1918 г. большевики созвали сюда феодосийцев на митинг. Здесь прозвучала пламенная речь прапорщика-большевика Ивана Федько, его призыв: «К оружию, товарищи!». После решительной схватки с контрреволюционными отрядами эскадронцев в городе установлена Советская власть.

Обелиск в городском сквере… В память о тех, кто сражался за свободу и независимость Феодосии в годы гражданской и Великой Отечественной войн. О феодосийском десанте 1941 г., о победных апрельских боях 1944 г.

На Приморском бульваре — бронзовый памятник пионеру-партизану Вите Коробкову, погибшему от рук фашистских палачей.

Улица имени отважной подпольщицы Листовничей. Еще улицы имени мужественных борцов, мемориальные доски, памятники… Город чтит своих героев.

Сегодняшняя Феодосия живет в напряженном трудовом ритме. Она — промышленный город, крупный порт и курорт. Здесь более тридцати предприятий; широко известна продукция механического завода, чулочной, табачной, мебельной фабрик.

На турбазе «Приморье» туристы прощаются со 182-м всесоюзным маршрутом. Он отвечает требованиям первой категории трудности; тот, кто прошел по нему, получает право на присвоение 3-го спортивного разряда по туризму.

Однако наше путешествие не окончено. Мы продолжим его до Керчи и далее, на побережье Азовского моря.


В Доме-музее Александра Грина.


Феодосийский Дом торговли.


…Первые 10 километров шоссе идет по берегу просторного Феодосийского залива, справа на несколько километров протянулась полоса знаменитого Золотого пляжа. Один за другим мелькают пансионаты, пионерские лагеря, турбаза для автотуристов, села Береговое и Дальние Камыши, затем большой поселок Приморское.

Круто сворачивая влево, дорога уходит все дальше и дальше, в центральную часть Керченского полуострова.

Только что море было совсем рядом, и вот уже нет его. Вокруг — только степь. Квадраты виноградных плантаций, поля, занятые зерновыми; по зеленым холмам, тесно сбившись, бродят отары овец. Живописная фигура чабана с герлыгой, застывшего где-нибудь на возвышенности, — характерная деталь этих мест.

И вдруг — ров. Змеится степью, уходит вправо и влево от дороги. На возвышении — дот. Чуть далее — еще один. Это Ак-Монайские позиции. В гражданскую здесь дрались с белогвардейцами и интервентами воины Крымской Красной армии под командованием П. Е. Дыбенко. В 1941 г. сдерживали натиск гитлеровцев воины 51-й армии. Шли ожесточенные, кровопролитные бои и в 1942, 1943, 1944 гг. во время керченских и керченско-феодосийской десантных операций.

О некогда гремевших здесь боях напоминают и названия сел, протянувшихся вдоль шоссе, — Батальное, Ерофеево (в честь героя-десантника); стоят на Керченском полуострове села Фронтовое, Партизаны, Героевское; в каждом — памятники, обелиски на могилах павших в боях героев.

Мы уже проехали Ерофеево, незаметно дорога поднимается на Парпачский гребень, делящий полуостров на две части: юго-западную, равнинную, и северо-восточную, холмистую.

За большим, привольно раскинувшимся в балке селом Луговое дорога идет вдоль молодых садов. На 45-м километре — поворот к поселку Ленино.

Всем, кому доведется путешествовать по Керченскому полуострову, рекомендуем побывать в этом районном центре. Дело не только в том, что поселок удобен для отдыха — там хорошая гостиница, ресторан, интересные памятники времен Великой Отечественной войны. Ленино — наглядная иллюстрация к теме «Чем была и какой стала керченская земля».

От шоссе до Ленино — 4 километра. Поселок вы увидите, только въехав в него: он плотно забран в каре сосново-лиственного леса.

Леса на Керченском полуострове… Еще два-три десятилетия назад это звучало парадоксально: безводие этой земли было хорошо известно.

Здесь родилась легенда о семи колодезях, наполненных драгоценной влагой, которая давала жизнь окрестным селам. Воду богач отпускал чуть ли не по капле за деньги. И однажды ушла вода из колодцев. Засохла, омертвела степь, задули пыльные бури.

Семь Колодезей — так звалось раньше Ленино. Десяток-другой подслеповатых, едва видных от земли домишек. И ни деревца вокруг.

Теперь на окраинах Ленино шумит лес. А на улицах — обилие цветов. Выстроились в ряд чистенькие дома-коттеджи с уютными верандочками, мезонинами, беленькие, словно только что отстроенные. А в глубине дворов и вдоль оград — сады и садики, и тяжесть сирени по весне прямо-таки обрушивается на заборы и заборчики.

Везде буйство зелени. По утрам в поселке пахнет морем, хотя до него по прямой шесть километров. И сам поселок — точь-в-точь курортный. Улицы его уходят в свежесть и шелест лесов. Их называют лесами Парельского. Он был секретарем Ленинского райкома партии. Леса в безводной прежде степи — его осуществленная мечта, инициатива, настойчивость.

Вдоль всех дорог, какую бы ни выбрали вы для знакомства с этим краем, растут лесополосы, за ними — плантации виноградников и поля, поля… Теперь земли Керченского полуострова дают более двух миллионов центнеров зерна, свыше 200 тысяч центнеров винограда, больше 100 тысяч центнеров овощей, богатые урожаи фруктов. Доходы далеко не самого крупного в Ленинском районе колхоза «Завет Ильича» близятся к полутора миллионам рублей.

Одно за другим выбегают к дороге богатые села. История каждого из них — веха в биографии керченской земли. На 54-м километре справа, чуть в стороне от шоссе, раскинулось село Ленинское.

…В прошлом еще столетии генерал Петр Ладанский получил здесь землю за верную службу царю. По имени хозяина село называлось Петровским. Шли годы. В селе ни одного врача, даже фельдшера, ни одного учителя. Бедная, нищая жизнь. «Новостройками» были церковь, кабак…

В 1921 г. собрание жителей села вынесло решение «переименовать село в Ленинское, в память о несгибаемых борцах революции».

У Ленинского жизнь иная. Даже мельком, с шоссе, можно рассмотреть многочисленные его новостройки. Школа, больница, Дом культуры, парк, стадион. Сейчас в Ленинском двенадцать медицинских работников, десятки специалистов сельского хозяйства.

С 68-го километра шоссе дорога уводит в село Марфовку, на 75-м лежит Горностаевка.

В годы Великой Отечественной войны эти села стали очагами сопротивления патриотов гитлеровским оккупантам.

С мая 1942 г. в Марфовке работала подпольная организация. В нее вошли коммунисты А. Наголов, В. Мотузов, комсомольцы А. Касьянов, Ю. Чичерова, Л. Влачуга и другие. Как и краснодонцы, подпольщики назвали организацию «Молодой гвардией». Патриоты уничтожали гитлеровцев, повреждали телефонно-телеграфную связь, снабжали продовольствием партизан Багеровских каменоломен, спасали молодежь от угона в Германию.

Организацию выдал врагам предатель. После зверских пыток большинство молодогвардейцев было казнено. Они погибли как герои.

Патриотов похоронили в братской могиле, над ней высится обелиск.

Подпольщики Горностаевки (тогда Мариенталь) начали свою деятельность летом 1943 г. Навечно остались в памяти сельчан те, кто жизнью оплатил свободу родной земли — А. Мамсова, Н. Гришанович, А. Плотникова, И. Слободской, А. Машель и другие.

В Горностаевке — тоже братская могила. Тоже обелиск.

В пяти километрах от Горностаевки на пути ложится известняковая гряда Куш-Кая. Отсюда уже виден характерный силуэт Камыш-Буруна. Его дымящиеся трубы, огромные серые корпуса, фермы отвально-транспортных мостов.

Полуостров сокровищ… Так часто говорят о Керченском полуострове, и это не только эффектно и образно, но и по существу.

Многие сопки полуострова содержат целебную грязь. А известняковые хребты дают ценный строительный материал. Месторождения нефти, горючих газов… Но главное — железные руды полуострова, очень крупное даже в мировых масштабах месторождение. Открыто оно было еще в 60-х годах XVIII в. В 1846 г. в Керчи построена первая доменная печь для плавки руды, а в 1900-м — металлургический завод. Однако несмотря на богатство месторождения, до 1917 г. жизнь завода едва теплилась. Достаточно сказать, что с 1900 г. по год Октябрьской революции он работал в общей сложности шесть лет.

Советские люди на развалинах разграбленного и разрушенного интервентами завода выстроили новый — завод имени Войкова. В начале 30-х годов вступил в строй железорудный комбинат.

Керчь открывается с шоссе вначале своими одноэтажными предместьями. Если бы не трубы Камыш-Буруна, ничто не предвещало бы встречи с крупным промышленным городом Украины. А потом начинаются многоэтажные дома. Трубы заводов, хлебного и молочного, мельничного комбината. Выделяются корпуса труболитейного завода, выросшего в последние годы из небольших мастерских. Один из самых молодых в городе стеклотарный завод изготовляет стеклянные банки для консервов, посуду, декоративные вазы. Работают в Керчи судоремонтный и бондарный заводы. И самое крупное предприятие, давшее Керчи имя города металлургов, — Камышбурунский железорудный комбинат.

Систематическая, научно обоснованная разработка железных руд Керченского полуострова началась после Великого Октября. В 1939 г. комбинат выдал первую промышленную продукцию. Разрушенный во время войны, он стал восстанавливаться сразу же после освобождения и за послевоенные годы дал свыше 100 миллионов тонн руды. Комбинат полностью механизирован и автоматизирован.


Камыш-Бурун.


Керчь — и город рыбаков. Ловом рыбы занимались здесь издревле, еще с античных времен. В прошлом веке на побережье у крепости Ени-Кале и у Камыш-Буруна возникали и разорялись десятки крошечных крючных и неводных «заводиков».


У причала Керченского судоремонтного завода.


В 1928 г. организовался в Керчи первый рыболовецкий колхоз, в 1937 г. в городе построен холодильник. Перед Великой Отечественной войной керченские рыбаки вылавливали ежегодно до 400 тысяч центнеров рыбы. Сейчас превосходно оснащенный флот берет около 1300 тысяч центнеров. Керченские рыбаки освоили и просторы океанов. Они ловят рыбу у берегов юго-западной Африки, возле Мадагаскара, в Индийском океане.

Рыбокомбинат перерабатывает в год свыше 60 тысяч центнеров продукции, которая затем вывозится в различные районы нашей страны. Широко известна также продукция керченского консервного завода; ее охотно покупают в Польше, Румынии, Венгрии, Чехословакии и других странах.

Работающий в Керчи Азово-Черноморский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии оказывает научно-практическую помощь не только керченским промысловикам, но и рыбакам независимых стран Африки.


Над городом господствует гора Митридат. С этой горой связаны легенды, о ней рассказывают полотна художников, книги, кинофильмы.

Ступенями очень длинной лестницы можно подняться на вершину горы. По сторонам карабкаются вверх, падают круто вниз улицы. Некогда то была старая Керчь, город, «скучный, скученный на склонах Митридата и у подножья его, с улочками пыльными, кривыми, узкими, никак не напоминающими прежнее звонкое и громкое величие Пантикапея, Боспора, Корча», — так писал о Керчи путешественник середины прошлого века.

Пантикапей основали в VI в. до н. э. древние греки. Около девяти веков он был столицей рабовладельческого Боспорского государства. От того времени остались памятники — всемирно известные курганы Царский и Золотой, склеп Деметры, великолепные вазы, древние плиты с надписями, по которым археологи смогли прочитать страницы жизни государства. Из тех далеких времен дошли до нас известия о походах в Крым понтийского царя Митридата VI Евпатора, о нападениях его на скифские крепости, о вспыхнувшем в конце II в. до н. э. восстании городской бедноты, рабов, трудового скифского населения Боспора против угнетавшей их малоазийско-греческой знати; его возглавил скиф Савмак. Восставшие убили боспорского царя.

После подавления восстания Боспор был включен в состав Понтийского царства, попал под власть царя Митридата VI Евпатора, могущественного монарха, сплотившего вокруг себя все антиримские силы эллинистического мира.

Многолетняя изнурительная война с Римом закончилась поражением Митридата, привела к упадку городов Боспора. В Пантикапее решилась судьба самого царя. После ряда военных неудач в 63 г. до н. э., во время мятежа, поднятого в армии его сыном, Митридат VI покончил самоубийством во дворце на вершине горы, и поныне носящей его имя.

Были еще периоды подъема и упадка в истории Боспора. В IV в. н. э. он пал под ударами гуннов.

В X в. на Таманском и части Керченского полуострова сложилось Тмутараканское княжество, политически самостоятельное русское государство. В те времена Керченский пролив назывался «устьем Русской реки», и город Руска у этого пролива упоминается в записках арабского географа Идриси (XII в.). Свидетелем тех времен осталась церковь Иоанна Предтечи (вы увидите ее в Керчи на площади Льва Толстого).

В XIII в. княжество, захлестнутое татаро-монгольским нашествием, исчезло со страниц истории…

Митридатская лестница была построена в 40-х годах прошлого века; в наши дни продолжена до вершины, где высится величественный обелиск Славы и бьется на ветру пламя Вечного огня. 25-метровый обелиск вырастает за одним из поворотов лестницы. На его постаменте — орудия; стволы смотрят в мирное небо Родины. Памятник установлен в честь воинов Отдельной Приморской армии и моряков Черноморского флота, совершивших свой ратный подвиг в годы Великой Отечественной войны.

26 декабря 1941 г. в оккупированной фашистами Керчи был высажен десант. Десантники — воины 51-й и 44-й армий — совершили бросок сквозь штормовое море под лавиной огня. Упорные, ожесточенные бои. К 1 января 1942 г. Керченский полуостров свободен. В мае 1942 г. его пришлось оставить под натиском превосходящих сил врага.

В мае началась героическая эпопея аджимушкайского подземного гарнизона. В каменоломни спустились советские воины, прикрывавшие отход наших частей; в штольнях укрылись женщины, старики, дети.


Обелиск Славы на горе Митридат.


Гитлеровцы огородили район каменоломен колючей проволокой, у выходов расставили посты, почти каждый день нагнетали в штольни удушливый газ. Подземный гарнизон не имел воды, продовольствия, медикаментов, но, несмотря на невероятные трудности, мужественно сражался с врагом до октября 1942 г. Радиоволны несли над землей: «Мы, защитники Керчи, задыхаемся от газов, умираем, но в плен не сдаемся…»

Подвиг героев Аджимушкая будет увековечен в мемориальном музее.

Ноябрь 1943 г. Снова рывок сквозь штормовое море навстречу берегу, ощетинившемуся укреплениями — дзотами, минометными точками. Вся прибрежная полоса заминирована, опутана колючей проволокой. Советские десантники отбили у врага поселки Маяк, Глейку, Жуковку, Опасное, Ени-Кале, Осовины, Глазовку.

В те дни родилась слава Эльтигена — Огненной земли, ставшей плацдармом героев. В течение 36 дней гитлеровцы, обрушивая на десантников ураганный огонь, пытались выбить их с плацдарма. Герои держались на небольшом клочке земли, которая вся, до единого метра, простреливалась врагом. В ночь на 7 декабря десантники вышли из окружения, пробились к южной окраине Керчи, захватили гору Митридат и пристань. Они удерживали их трое суток.

На мраморной мемориальной доске на вершине Митридата высечены имена тех, кто погиб в боях за Керчь; их знает каждый керчанин. Это имена Героев Советского Союза генерал-майора Б. М. Аршинцева, капитана Ш. Ф. Алиева, капитана А. А. Белова, лейтенанта В. П. Бондаренко, сержанта Г. И. Костыриной, старшины Д. Г. Доева, сержанта М. Ю. Хасанова, главстаршины Г. И. Петровой и многих, многих других.

С вершины Митридата видна вся Керчь. С ее прямыми, широкими улицами, зелеными квадратами скверов и парков. Массивами новых многоэтажных домов. С бессонным своим портом. Заводом имени Войкова. И древней церковью Иоанна Предтечи.

Город хранит памятники своего прошлого. Работает, строится, живет напряженной трудовой жизнью.

Подробно с историей города вас ознакомит Керченский историко-археологический музей. Не только с давно отошедшими веками, но и с новой историей Керчи, начавшейся в 1917 г.

Знакомство с Керчью будет неполным, если вы не побываете в ее окрестностях на развалинах античных городов Мирмекия, Тиритаки, Нимфея; в местах, связанных с выдающимися событиями Великой Отечественной войны, не осмотрите Аджимушкайские каменоломни, памятник десантникам в поселке Героевском (б. Эльтиген), партизанам в поселке Аршинцево, не пройдете по улицам города. В названиях их живут события и герои революции, гражданской и Великой Отечественной войн.

Тем, кто путешествует по Крыму на машине, мы рекомендуем после знакомства с Керчью проехать к мысу Казантип (вернуться в поселок Ленино, затем оттуда — на север через села Калиновку, Заводское, Семеновку, Рыбное, Мысовое к самому мысу). Все, кому случалось побывать там, восхищались живописностью этого уголка керченской земли, золотыми его пляжами, причудливыми прибрежными скалами. И — первозданной тишиной.

Теперь Казантип обжит. Здесь разместился лагерь отдыха «Рига».

Все меньше пустынных мест остается на побережье Керченского полуострова. Если проследовать от Героевского вдоль берега Черного и Азовского морей через поселок Подмаячный, села Мысовое, Семеновку — везде в недавно еще пустынной местности можно встретить пансионаты, лагеря отдыха, пионерские лагеря. Рекомендуем вам этот маршрут. Вы будете первооткрывателями новых туристских троп.


К легендарному Перекопу

Симферополь — Первомайское — Красноперекопск — Перекопский вал — Литовский полуостров — Раздольное — Портовое Протяженность маршрута — около 300 км

Плановый туристский маршрут на Перекоп еще не проложен. Однако самодеятельным туристам мы настоятельно рекомендуем побывать в северном Крыму, познакомиться с его природой, историей, страницы которой признаны одними из самых героических и впечатляющих в боевой летописи полуострова. Интересен и сегодняшний день Присивашья, неузнаваемо изменившегося за последнее десятилетие, края, некогда пустынного и неласкового к земледельцу, а теперь щедро напоенного водами Северо-Крымского канала и щедро родящего, края, где выросли многоэтажные города, огромные корпуса заводов.

К Перекопу от Симферополя ведет шоссейная дорога. До Красноперекопска рекомендуем ехать на машине или автобусе.

От Симферопольского автовокзала вы едете Киевской улицей, одной из главных магистралей города; в районе гагаринского жилого массива минуете развилку дорог на Феодосию, Москву, Ялту; ваш путь — по московской трассе. Вскоре слева покажется автозаправочная станция, автотуристам следует завернуть сюда перед дальней дорогой, «накормить» машину с запасом: в Красноперекопске и далее иногда с бензином случаются перебои.

…Вы едете широкой, ровной московской трассой, по бокам ее — молодые топольки, за которыми далеко протянулись виноградники и сады. На 9-м километре — городок Крымского сельскохозяйственного института. Будущие специалисты сельского хозяйства учатся и приобретают практические навыки в учебном хозяйстве «Коммунар». Институт имеет опытные участки, где ведется большая экспериментальная и научно-исследовательская работа.

На 10-м километре пути уходит влево дорога в поселок Грэсовский. Симферопольская ГРЭС первой в стране была построена из сборных железобетонных конструкций. С 1966 г. работает на местном газе, который добывают на полуострове Тарханкут.



Хорошо видны с шоссе и здания Симферопольского аэропорта, одного из крупнейших в стране. Только в Москву отправляется в летнее время ежедневно более 20 самолетов. Отсюда можно улететь в самые отдаленные уголки нашей Родины и за ее пределы — в Берлин, Будапешт и другие города Европы.

В 20 километрах от областного центра раскинулся поселок Гвардейское, центр большого овоще-молочного совхоза, который снабжает своей продукцией крымские города; вывозит он ее и за пределы области. В поселке находятся также центральная усадьба Крымской опытной станции садоводства и степное отделение Никитского ботанического сада.

С садом туристы знакомятся, путешествуя по Южному берегу. Степное отделение обеспечивает хозяйства Крыма посадочным материалом; здесь разрабатываются планы опытно-показательных насаждений, устанавливается их породный и сортовой состав.

На 360 гектарах, помимо саженцев плодовых деревьев, выращиваются розы, нарциссы, гиацинты, хризантемы, гладиолусы и множество других цветов.

Минуя окраину поселка Гвардейское, шоссе дважды пересекает железнодорожное полотно и уходит в степь. Выбегают к дороге молодые сады и виноградники, стремительно летят вдоль шоссе и в стороны, к горизонту, лесополосы из белой акации, гледичии, лоха. А господствует во всем пейзаже распаханная ровная степь, колышутся волны пшеницы, топорщится ячмень, неотрывно глядит в глаза солнцу круглолицый подсолнечник.

И вдруг властно врывается в сегодняшний мирный день недавнее грозное прошлое — на 46-м километре, возле села Трактового у самой обочины вырастает памятник. Скорбящая мать склонила голову. «Вечная память павшим в боях за свободу и независимость Родины»…

Вечная им слава! Они стояли на жестких рубежах в грозном 1941-м. Защищали Перекоп, дрались за каждую пядь крымской земли. Израненных, фашистам удалось взять их в плен. Здесь, чуть поодаль от дороги, был лагерь для военнопленных. Каждое утро группами выводили пленных на расстрел. Гремели в степи автоматные очереди…

В 1967 г. на братской могиле 164 советских воинов, погибших в декабре 1941 г., рабочими совхоза «Краснознаменский» сооружен памятник. Автор проекта — крымский скульптор Л. А. Скорубская.

На 91-м километре вправо уходит дорога на Первомайское. В этом уютном зеленом поселке можно остановиться на отдых. Там есть ресторан, столовые.

И снова — быстрый пересчет степных километров. Говорят, они однообразны. Да, степь не одарит видом эффектно изломанных линий гор, не порадует пышной растительностью или броскими красками. Но в скромном облике ее есть свое обаяние — оно в высоком, ничем не заслоненном небе, в шелесте трав и хлебов, в мягких, чуть приглушенных красках, в неповторимых степных ароматах.

Одно за другим мелькают села Матвеевка, Правда, Ильинка, Воронцовка…

На 112-м километре, у речки Чатырлык, начинается Перекопский перешеек, героическая земля, где дважды в истории нашей Родины — в 1920-м и 1944 гг. — решались судьбы важнейших сражений современности.

Земля и люди хранят память об этих сражениях, о героях, живых и павших в боях. На кладбищах степных сел и на площадях их высятся обелиски, окрестные совхозы носят названия «Штурм Перекопа», «Герои Сиваша»…

115-й километр пути. Вы въезжаете в село Ишунь. В годы гражданской и Великой Отечественной войн неподалеку от села проходила вторая линия вражеских укреплений, не менее мощная, чем на Перекопе. В честь героев ишуньских боев на выезде из Ишуни к Красноперекопску установлен в 1958 г. величественный 17-метровый обелиск.

В 1920 г. здесь громили врангелевцев 15-я дивизия, 52, 151, 158-я, Отдельная огневая ударная бригады, 7-я и 16-я кавалерийские дивизии, легендарная 1-я Конная армия.

Спустя два с лишним десятилетия снова пылала перекопская земля. Бои на подступах к Перекопу развернулись в сентябре 1941 г. Гитлеровцы готовились двинуть на полуостров большое количество танков, авиации, живой силы. Врагу противостояли части 51-й армии, на Перекопе держала оборону 156-я дивизия. 24 сентября командующий 11-й немецкой армией Манштейн двинул на перешеек главные силы. В течение трех суток, несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике, противник нередко сам вынужден был обороняться. Наши подразделения контратаковали, отстаивая каждый метр крымской земли. До 4 октября враги не могли сломить стойкость советских воинов, сражавшихся на подступах к Ишуньским позициям. Манштейн впоследствии признал: «Попытка взять с ходу… Ишуньский перешеек… превышала возможности войск».

Потом были тяжелейшие бои под Ишунью, в Чатырлыкской балке. К этому времени 11-я немецкая армия имела 320 тысяч солдат, 1428 орудий, 375 танков. Кроме того, Манштейну была подчинена румынская армия в 26 тысяч солдат. 51-я армия вместе с подошедшей из-под Одессы Приморской насчитывала 205 тысяч солдат, 650 орудий, 44 танка.

Боевой группой стал в те дни весь штаб 156-й дивизии. Водили бойцов в контратаки начальник политотдела В. С. Гребенкин и политрук роты Д. П. Фасоль. Секретарь дивизионной парткомиссии Ф. И. Винокуров, в прошлом зенитчик, прямой наводкой вел огонь по пехоте и танкам врага.

Беспрерывные, ожесточенные бои на речке Чатырлык вела 172-я дивизия. Одну из контратак возглавил сам комдив И. А. Ласкин. Тяжело раненный, он еще четыре дня продолжал руководить боями.

Утром 24 октября 172-я дивизия, морские пехотинцы, части Приморской армии предприняли контрнаступление. Гитлеровцы подтянули резервы.

Вспоминая бои на перешейке, Манштейн писал: «В бою с противником, упорно оборонявшим каждую пядь земли… потери были значительными. С беспокойством я видел, как падает боеспособность. Ведь дивизии, вынужденные вести это трудное наступление, понесли тяжелые потери еще у Перекопа. 25 октября казалось, что наступательный порыв войск совершенно иссяк. Командир одной из лучших дивизий уже дважды докладывал, что силы его полков на исходе».

До 26 октября 1941 г. шло сражение на Перекопском перешейке. Ценой огромных жертв противнику удалось сломить сопротивление защитников легендарной земли.

В апреле 1944 г. здесь снова шли кровопролитные бои. Нашими войсками уже были прорваны вражеские укрепления на Перекопе. Гитлеровские войска яростно цеплялись за Ишуньские укрепления, вводя в бой все новые и новые резервы. Однако победного натиска советских воинов врагу сдержать не удалось.

Четыре километра отделяют Ишунь от Красноперекопска, самого молодого города на полуострове. Его по справедливости именуют городом строителей и химиков.

Эти приметные черты Красноперекопска сразу бросаются в глаза — при въезде справа рядом с многоэтажными домами над новостройками возвышаются башенные краны; чуть поодаль видны огромные корпуса одного из первенцев советской химии — бромного завода.

С него начинался в 1932 г. город, тогда это был рабочий поселок у озера Старого. Первые строители завода увидели вокруг только бескрайнюю степь без единого признака жилья; тишину, царящую вокруг, нарушали лишь гудки изредка пробегавших паровозиков (станции Пятиозерной еще не было).

Стоял сентябрь. Было жарко и пыльно. В степи строились бараки, жили здесь поначалу и в землянках. То время — время великих строек — рождало свои темпы труда и свои нормы трудового героизма, нормы, по которым возводились Днепрогэс и Комсомольск-на-Амуре. По этим же нормам энтузиастов первых пятилеток строился Красноперекопск. В 1935 г. бромный завод был сдан в эксплуатацию. А к началу 1938 г. выросли в поселке жилые дома, школа, аптека, больница, магазины; был заложен фруктовый сад (теперь городской парк), разбиты скверы; к этому времени в поселке жило более 2000 человек.

Когда грянула Великая Отечественная война, оборудование завода эвакуировали на Урал. В 1944 г. Красноперекопск строили заново: уцелело в нем лишь несколько домов, а от заводских корпусов остались одни развалины. В 1946 г. завод уже давал продукцию.


Новый Красноперекопск.


Он не сразу стал многоэтажным городом, Красноперекопск. При въезде слева есть еще домики, кажущиеся невзрачными рядом с современными корпусами. Он не сразу стал таким зеленым. Старожилы еще помнят, как в первый год после войны диковинкой казался розовый куст, высаженный возле одного из заводских домов. Первые в Красноперекопске розы посадил А. М. Мулер, коммунист, ветеран бромного завода, старший лейтенант Советской Армии, закончивший войну на Эльбе. Теперь улицы, обсаженные деревьями, цветочные газоны возле домов, красочные клумбы в скверах — обычное явление.

Современный Красноперекопск — это не только бромный завод, но и целый ряд других предприятий. Промышленность города питают соляные озера и сырье, поступающее от сельского хозяйства района.

Некогда земли Присивашья и перекопская степь считались бесплодными, царили здесь бездорожье и нищета. «Выжженная пустыня» — так говорили путешественники и краеведы о северо-крымских степях.

Теперь они покрыты садами, виноградниками, на много километров протянулись рисовые чеки, кукурузные поля; на сотнях гектаров колосится пшеница, бродят по степи отары овец.

Вы еще встретитесь в пути с богатейшими хозяйствами, ближе познакомитесь с некоторыми из них.

…Вечером бегут вдоль шоссе, рассыпаются по степи бесконечные огни, сияющие на башенных кранах, в окнах домов, витринах магазинов, кинотеатров и Домов культуры, в аллеях скверов, на улицах. Целое зарево в прежде безлюдной степи — одно из чудес нашего времени, как и весь этот молодой, растущий многоэтажный город.

Здесь можно остановиться в комфортабельной гостинице — шестиэтажное здание ее возведено недавно на одной из центральных улиц города. В тенистом парке осмотреть памятники героям Сиваша (ул. Толбухина) и героям Перекопа (ул. Ленина, центральный сквер). Советуем обязательно побывать в Красноперекопском народном музее, работающем при клубе химзавода. Красноперекопские энтузиасты — учителя, журналисты, историки — собрали многочисленные экспонаты, рассказывающие о сегодняшнем дне, о революционной и боевой славе этой земли.

Дальнейший ваш путь — опять на север, к Перекопскому валу. Снова бегут по сторонам поля, молодые сады, рисовые чеки.

На 134-м километре неожиданно появляются современные корпуса домов. Это поселок Армянск. Справа от шоссе — новый, слева — старый.

Впервые об Армянске (прежде его называли Армянский базар) стали писать после присоединения Крыма к России. Вначале это было своеобразное предместье крепости и города Перекопа, отстоявшее от него километра на три. Потом Армянок стал самостоятельным местечком — пыльным, грязным, как многие степные села, и хотя изредка именовался городком и даже городом, был всего жалкой кучкой низеньких домиков, крытых земляными крышами.


Завод двуокиси титана в Армянске.


Дважды город сметался войнами и рождался вновь.

А теперь строится новый Армянск, особенно впечатляющий, когда подъезжаешь к нему из открытой степи со стороны Перекопа. Новый Армянск — поселок строителей, он тесно связан с гигантом крымской химии — заводом двуокиси титана, который возводится в степи неподалеку от Перекопского вала.

Туда, к Перекопу и дальше в степь, шагают высоковольтные линии электропередач, по железнодорожной ветке движутся составы со строительными материалами и оборудованием.

В конце 1969 г. строители треста «Перекопхимстрой» одержали знаменательную победу: сернокислый комплекс завода двуокиси титана выдал первые тонны серной кислоты. За девять месяцев в присивашской степи вырос гигант химической индустрии. Несмотря на труднейшие условия, под сильными ветрами, натиском пыльных бурь было уложено около 75 тысяч кубометров монолитного бетона и железобетона, смонтировано свыше пяти тысяч тонн металлоконструкций, уложен трубопровод протяженностью 52 километра. Строительство продолжается — скоро будет сдан в эксплуатацию цех пигментной двуокиси титана. Страна получит тысячи тонн титановых белил, необходимых для производства высококачественной резины, пластмасс, жаростойкого стекла и других материалов.

Окраин в обычном понимании у Армянска нет. Прямо от корпусов, от тротуара крайней улицы широко простирается степь. Ровно режет ее дорога. Впереди виден невысокий Перекопский вал.

Редко кто не слышал, не читал об этом легендарном вале, история которого уходит в древность так глубоко, что совсем затерялись ее истоки; ученые и по сей день не могут сказать с полной достоверностью, когда был насыпан вал, назвать имя народа, его создавшего. Рвы и валы в Крыму упоминают древние писатели — Геродот (V в. до н. э.), Страбон (I в. до н. э. — I в. н. э.), однако о каких именно сооружениях идет речь — неясно. Археологические исследования на Перекопском перешейке проводились бессистемно и ничего определенного о рождении вала пока не сказали.

С Перекопским валом связаны многие важные события как средневековой, так и новейшей истории. Для нас Перекоп — имя священное, овеянное мужеством и стойкостью нашего народа. И, как бы ни увлекали загадки древней его истории, каждого, кто едет сюда, прежде всего интересуют два героических штурма.

…От Армянска к валу ведет шоссе; за мостом через канал отходит влево и бежит вдоль вала проселочная дорога. По ней можно пройти и проехать к тому месту, где ров и вал пересекает железнодорожное полотно. Слева на гребне вала — два памятника героям перекопских штурмов. Отсюда широко открываются к северу таврические степи. Здесь царит тишина. Особая, торжественная тишина заповедного места. Земля у подножия вала — нераспаханная, вся змеится полустертыми временем окопами, рвами, блиндажами. Безжалостно терзал эту землю металл — осколки и патроны здесь можно собирать пригоршнями.

Ров — вот он, прямо под ногами. Не очень широкий, неглубокий и совсем не грозный, утерявший свою неприступность. Неторопливо взбираются по его осыпающимся склонам, вьются по дну тропинки, проложенные туристами и чабанами. Одна из таких тропинок приводит к землянке, где весной 1944 г. помещался командный пункт Маршала Советского Союза А. М. Василевского и генерала армии Ф. И. Толбухина.

…Апрель 1944 г. К решающему штурму Перекопа готовятся войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф. И. Толбухина. На полуострове сосредоточены 12 дивизий гитлеровцев, сюда переброшены крупные авиационные соединения, базировавшиеся в Румынии. Всего в Крыму у врага — около 260 тысяч войск, около 3600 орудий, большое количество танков. На перешейке сооружены три мощные оборонительные полосы. Первая, главная, на самом валу — от Черного моря до Сиваша. Вторая — севернее Ишуни, третья — на линии речки Чатырлык. Между ними — промежуточные позиции. В общем, на глубину до 35 километров — сплошные ряды проволочных заграждений, блиндажей, дотов, минных полей, артиллерийских и минометных позиций.

«Крым на замке, — хвастались гитлеровцы. — В мире еще нет такой силы, которая была бы способна прорвать немецкую оборону на Перекопе… Пусть солдаты отдыхают в окопах, они здесь проживут до нашей победы, Путь большевикам в Крым навсегда отрезан».


Памятник героям Перекопа.


8 апреля 1944 г. 10 часоз 30 минут утра. Войска 2-й гвардейской армии начинают атаку укреплений гитлеровцев. Мощные броски — под сокрушительным огнем по ровной, открытой степи. Через три дня оборона противника на перешейке была прорвана. Рывок к Армянску… Одновременно с Сивашского плацдарма наносят удар по врагу части 51-й армии.

Если мысленно раздвинуть горизонты видимого с вершины Перекопского вала, можно представить всю грандиозную картину решающей битвы за Крым. Тарханское направление — части 257-й дивизии 10-го стрелкового корпуса ворвались в первую траншею противника. А между озерами Киятское и Керлеутское громят врага 216-я и 91-я дивизии 1-го гвардейского стрелкового корпуса. Оперативные сводки берут на учет еще одно направление — каранкинское, где части 63-го стрелкового корпуса глубоко вклиниваются в оборону противника.

Те дни и ночи… Какой мерой мерить их? Ценой пройденных километров, ценой отданных жизней… Они принесли победу на Перекопе и вечную славу этой земле.

…Тишина. Простор. Высокое небо. И вдруг чуть дрогнет земля — вынырнул из-за поворота, мчится прямо на вал поезд. Резкий, долгий гудок. Проходящие поезда салютуют героям Перекопа.


Дальнейший наш путь — по гребню Перекопского вала до-пересекающего его шоссе и еще чуть-чуть восточней. А теперь, если спуститься в степь по тропинке, ляжет под ноги как-то странно всхолмленное поле. Эти холмики — остатки фундаментов домов.

Стоял здесь некогда уездный город Перекоп, начисто сметенный вихрем войны в 1920 г.

Когда-то он был довольно оживленным, с площадью, торговыми рядами, каменными домами. В 1783 г. в городе насчитывалось 243 дома (в будущей столице Крыма Симферополе — тогдашней Ак-Мечети, — 308). Это место навеяло в 1837 г. такие строки поэту В. А. Жуковскому: «Лунная ночь с облаками… Перекоп, большая площадь… Груды арбузов… На обоих концах площади — степь…» А еще ранее, в 1793 г., академик П. С. Паллас въехал в Крым «по мосту, в ворота под сводом… К востоку, внутри самого рва, стоит и настоящая крепость. С трех сторон она обнесена стеной и окопана. На северо-западном углу выдается пятиугольный бастион, к юго-западу — шестиугольный, к юго-востоку — двухугольный фольварк… Главные ворота крепости занимают середину южной стены… под этими воротами я видел изображение иссеченной на камне совы. Внутри крепости существовал еще род замка…»

Крепость, о которой пишет Паллас, была построена турками вместо обветшалой Ор-Капу, или Фетх-Кермен, возведенной татарами в XIII в.

Чуть севернее того места, где высилась крепость, ныне расположено село Перекоп, центр отделения совхоза «Таврический». В открытой степи за восточной околицей села высится памятник. На черном мраморе надпись: «Бойцам ударной Огневой бригады, павшим при штурме Перекопа в ноябре 1920 года».

В конце октября 1920 г. армии Южного фронта, разгромив врангелевцев в Северной Таврии, овладев двумя рядами вражеских укреплений, придвинулись почти вплотную к Перекопскому рву, к мощным сооружениям, по поводу которых Врангель говорил иностранным специалистам: «Крым… для врага неприступен».

Основной удар по перекопским укреплениям должна была нанести 51-я стрелковая дивизия, которой командовал первый кавалер ордена Красного Знамени В. К. Блюхер.

До Перекопа 51-я дивизия дралась на Каховском плацдарме и, по словам командующего Южным фронтом М. В. Фрунзе, победно «решила судьбу всей кампании». Там же, на Каховском плацдарме, в состав дивизии влилась Огневая ударная бригада под командованием И. А. Ринка. Бригада имела на вооружении 7680 штыков, 160 станковых пулеметов, большое количество огнеметов и минометов.

Рано утром 28 октября ударная Огневая и Отдельная кавалерийская бригады стремительно двинулись к Перекопу, взяли город, закрепились на его окраинах, но продвинуться дальше сразу не смогли.

Утром 8 ноября по приказу В. К. Блюхера Огневая бригада пошла в атаку на вал по этой открытой степи. На атакующих обрушился огонь четырехсот орудий, более шестисот пулеметов. Преодолев 800 смертельных метров, отделявших позиции бригады от вала, бойцы пробили брешь в системе вражеских укреплений. Рвали проволоку гранатами, забрасывали ее шинелями, резали тесаками.

Сзади нарастало мощное «ура» — это бойцы 51-й стрелковой дивизии шли на штурм Перекопского вала. Огневая бригада открыла им путь. В ночь на 9 ноября над валом взвилось красное знамя.

Неувядаемой славой покрыли себя в перекопских боях воины легендарной 51-й дивизии. Отличнейшую характеристику ее содержит анкета, бережно хранимая ветеранами дивизии:

«Имя — 51-я, фамилия — Перекопская, имени Московского Совета; специальность — стрелковая; год рождения — август 1919; место рождения — уральские заводы; национальность — интернациональная; происхождение — из рабочих Урала и крестьян-партизан Сибири; образование — окончила университет гражданской войны; какие имеет награды — ордена Боевого и Трудового Красного Знамени, 14 Красных знамен; от кого получила благодарные отзывы — от Владимира Ильича Ленина который высоко оценил блестящую победу над Врангелем».



…На южной окраине села Перекоп, неподалеку от фундаментов разрушенного города, есть еще один обелиск. На нем надпись: «Память столетию Крымской войны, доблестным защитникам Севастополя». Во время первой обороны Севастополя в городе Перекопе лечились раненые русские воины. Умершие от ран и болезней похоронены на братском кладбище.

Дальше на маршруте — Литовский полуостров, идти к нему надо степными дорогами, через село Самокиши.

…Северная окраина полуострова. У самой почти воды гранитная глыба на постаменте с надписью: «В этом месте части Красной армии 8 ноября 1920 года форсировали Сиваш».

Переход через Сиваш был частью операции по овладению Перекопом, разработанной командованием Южного фронта. Переправа через него сопряжена была всегда со смертельным риском. Дно мертвого озера коварно: ступи неверно — засосет. Только старожилы знали, где можно перейти вброд на крымский берег. Иван Иванович Оленчук, братья Иван и Федор Цибульские стали проводниками воинов Фрунзе.

Ночью воины 15-й и 52-й дивизий перешли по топкому дну Сиваша, стремительным ударом овладели Литовским полуостровом, а затем вышли в тыл врага.

Четверть века спустя в дни славного второго штурма советские воины вновь форсировали Сиваш, повторив подвиг бойцов гражданской. И в этот раз их вел через Сиваш Иван Иванович Оленчук. В ноябре 1943 г. переправа шла в 12 километрах восточнее Литовского полуострова, между мысами Кугаран и Джангар. (Очертания мысов, разделенных полосой сивашской воды, хорошо видны с Литовского полуострова).

Гитлеровцы не ожидали наступления советских войск со стороны Сиваша, части 346-й дивизии стремительно двинулись по направлению к Вишневке, захватили село, расширив и углубив плацдарм на южном берегу озера. Опомнившись от неожиданности, гитлеровцы подтянули подкрепление, потеснили наши войска, однако ликвидировать плацдарм им не удалось. Малая земля жила, сражалась, готовила еще один решительный удар по флангу вражеской группировки.

Чтобы снабжать плацдарм оружием, боеприпасами, продовольствием, через Сиваш под непрерывным огнем противника были наведены переправы, «мосты жизни», как их называли.

Одновременно с началом решительного штурма Перекопа утром 8 апреля советские войска перешли в наступление и на побережье Сиваша.

9 апреля 1944 г. прорвана оборона гитлеровцев между Сивашом и Айгульским озером. 10 апреля наши части штурмовали Томашевку. В обороне противника пробита была брешь, которую гитлеровцы не смогли ликвидировать.

11 апреля в прорыв устремились наши танки. Перекопско-сивашские укрепления немцев, которые, по их словам, были во много раз сильнее, чем так называемый «Атлантический вал», рухнули в четыре дня. Разгром крымской группировки гитлеровских войск был предрешен на Перекопе и у Сиваша.


Знаменательные события военной истории нашей Родины связаны с Сивашом, и этим он обязан своему стратегическому положению важной ключевой позиции на подступах к Крыму. Есть даже такое крылатое выражение: «От Крыма ключи на дне Сиваша ищи». Но Сиваш, кроме того, и огромная природная кладовая. Его вода содержит 15―25 % минеральных солей. Из них можно получить до 150 миллионов тонн поваренной соли, миллионы тонн хлористого и сернокислого магния, брома и других ценнейших химических продуктов.

Из всех богатств Сиваша, равно как и перекопских озер, человек имел издавна доступ только к одному — соли. В наше время стали разрабатываться и другие сокровища этой природной химической кладовой.

В западной его части, у мыса Кугаран, построена глухая дамба, где рапа доводится до высокой концентрации, затем перекачивается в озеро Старое, а оттуда — на бромзавод. Уже работающие и строящиеся заводы северного Крыма Сиваш полностью обеспечит необходимым сырьем.

С Литовского полуострова следуем на юго-восток через села Филатовку, Карпову Балку, берегом озера Красного, затем Киятского. Рядом с дорогой отсчитывает версты другая — древняя, полустертая, — знаменитый чумацкий шлях.

В течение многих десятилетий тянулись этим шляхом бесконечные обозы — украинские чумаки везли из Крыма соль, а в Крым хлеб и другие продукты. Долгой была дорога — от соляных озер Крыма порой через всю Украину, на Дон; доходили даже до Нижнего Новгорода и Москвы. Была она опасной — татары налетали, грабили обозы. Поэтому ходили чумаки ватагами, готовые в любой момент отразить набег.

Бесконечная дорога наедине со степью рождала у чумаков особые нравы, обычаи. До сих пор живы на Украине чумацкие песни, поэтические легенды и предания, до сих пор в народе Млечный путь называют Чумацким шляхом — то ли из-за беспредельности его, то ли в память о тех далеких долгих ночах, когда единственными спутниками чумака были слабо мерцающие звезды…

Идешь, идешь степной дорогой, и вдруг навстречу выплывает курган, второй, третий. Много веков назад те, кто жил здесь тогда, воздвигали насыпи над могилами сородичей или вождей. Страницы этой далекой жизни сумели прочитать археологи.

Долгое время считалось, что земля эта в древности не была обжита оседлыми племенами, а служила лишь недолгим прибежищем кочевникам. Несколько лет подряд в степном Крыму работали разведочный отряд под руководством П. Н. Шульца, археологические экспедиции во главе с А. А. Щепинским и Е. Н. Черепановой. Работы велись в зоне строительства Северо-Крымского канала. Курганы, стоянки первобытного человека, могильники дали немало ценнейших сведений археологам.

Установлено, что люди жили здесь еще с новокаменного века. Древние эти племена занимались скотоводством, охотой, земледелием. Места здешние были в те времена богаты пресной водой, дичью, вообще благоприятны для жизни.

А значительно позже, в первом тысячелетии до нашей эры, жили здесь киммерийцы; археологи раскопали их поселения в районе Сиваша. А потом на крымской земле появились скифы, вслед за ними — сарматы, аланы, готы, гунны, хазары, печенеги, половцы, татаро-монголы… Земля неохотно расстается со своими тайнами, и нужна дотошная кропотливость археологов, чтобы сложить отдельные находки в стройную историческую картину.

…Наш путь — к селу Вишневке. Уже позади границы совхоза «Днепровский». По полям — волны пшеницы. Зеленые строчки виноградников. В Вишневке — скрытые садами дома. Летний кинотеатр, обширный стадион, кафе, на берегу водоема — парк. Наслышанный о прежней бесплодности этих мест, невольно задаешь вопрос: да Присивашье ли это?

С недавним — сравнительно — прошлым этого края можно зримо встретиться в вишневском музее крестьянского быта. Помещается он в маленьком домике с крошечными, над самой землей, окошками. В комнатах музея воспроизведена обстановка, в которой жили крестьяне Вишневки до коллективизации. Каждая из немногочисленных вещей — свидетель крайне убогой жизни ее владельца.

Стояло в прежней Вишневке около пятидесяти таких домиков-развалюх. Теперь здесь свыше 700 добротных домов-усадеб. И за селом, где прежде убегала к горизонту выжженная степь, шумят сады.

От Вишневки до Красноперекопска — немногим более четырех километров по ровной, открытой степи, потом вырастают на горизонте заводские корпуса, трубы, кварталы многоэтажных домов.

А рядом — лента Северо-Крымского канала. И пусть мы уже встречались с ним у Армянска и далее, у Перекопского вала, все равно каждый выход к нему из степи неожидан, каждый раз отражение облаков, вереницей плывущих в спокойной воде, мальчишки, с разгону разбивающие это отражение, долгие рукава, уходящие в стороны, растекающиеся по рисовым чекам, — каждый раз воспринимаешь все это как чудо, чудо, ставшее реальностью.


Расцветает степь, напоенная днепровской водой.


Северо-Крымский канал сделал лиричней и мягче пейзаж северо-крымской степи. Но главное — внес существенные изменения в экономику этого края. Он пролег рубежом, с которого ведут счет возросшим урожаям и прибылям хозяйств.

В 1961 г. на январском Пленуме ЦК КПСС была поставлена задача напоить степи северного Крыма водами Днепра. XXII съезд партии назвал Северо-Крымский значительнейшим гидротехническим сооружением страны. Весной 1961 г. в Крым пришли строители и начали прокладку канала, крупнейшего на европейском континенте. А солнечным октябрьским днем 1963 г. крымчане торжественно встречали днепровскую воду.

Сейчас только в Красноперекопском районе около 40 тысяч гектаров орошаемых земель. Они дают богатейшие урожаи зерновых, винограда, фруктов, овощей. В 1970 г. совхоз «Воинский» Красноперекопского района собрал с 1375 гектаров по 50,4 центнера зерновых, таких урожаев Присивашье раньше не знало. Рис — новая для Крыма культура, а урожаи его тоже близки к рекордным — по 75 центнеров с гектара. С приходом вод Днепра в Красноперекопский район производственные фонды здешних хозяйств возросли с 21 миллиона до 50 миллионов рублей, то есть более чем вдвое.

Сейчас канал пришел уже и в другие районы полуострова, около 70 километров насчитывает раздольненская ветка, в районе орошается свыше 20 тысяч гектаров засушливых земель. Заполнен днепровской водой азовский рисовый канал, красногвардейский. В 1970 г. в Крыму водами канала орошались более 98 тысяч гектаров. За этой цифрой — еще больший расцвет крымской степи, поселков и сел ее; новые больницы и школы, детские сады и пионерские лагеря, кинотеатры и Дома культуры, стадионы и парки.

Через несколько лет и вовсе неузнаваемым станет этот богатейший, цветущий край.


Может случиться, что стоскуетесь вы по морю, отмерив десятки степных километров. Совсем не обязательно ехать в Ялту, Евпаторию, Феодосию.

Жители Красноперекопска, Армянска, других северокрымских сел и поселков уже несколько лет как облюбовали для отдыха приморское село Портовое и его окрестности. Туристам интересно будет познакомиться с этими местами, пока еще курортной целиной.

Из Красноперекопска путь лежит на юго-запад, до поселка Раздольного. Снова стремительно бежит навстречу степь. Днепровская вода и здесь изменила облик самой степи и сел, которые встречаются в пути. Наиболее ярко эти перемены отразились в облике Раздольного. Прежде небольшое, очень пыльное степное село сейчас разрослось, оделось в зеленый наряд. Поднялись здесь многоэтажные жилые дома, школа, гостиница, широкоэкранный кинотеатр, универмаг, ресторан.

Из Раздольного в Портовое ведет хорошая дорога. Издали видна застывшая на окраине Портового старая, изрядно уже поддавшаяся разрушению церковь, единственная, пожалуй, свидетельница прежней жизни этих мест. Только она и помнит нищую деревушку, и усадьбу богатого немца-колониста, и шумный порт, принимавший торговые суда из Скадовска, Хорлы. И как увозили корабли из Крыма зерно, шерсть, и как бедняки пропивали в придорожном трактире жалкие гроши, в которые оценивался тяжкий их труд…

Тогда Портовое звалось Сары-Булат. Среди населения его особой «предприимчивостью» отличались немецкие колонисты. Эксплуатировали они труд сезонников, которые не разгибали спины от рассвета до заката, питались солониной да водой из грязных бочек. Жили в бараках, сложенных в один камень.

Теперь это просторное, очень чистое село Портовое. Ряды ухоженных домиков. Ухоженные садики и сады. Широкий песчано-ракушечный пляж, песчаное морское дно, обилие сухих солнечных дней делают это побережье перспективным для курортного строительства. Туристы пока что редкие гости в Портовом, хотя места здесь по-своему живописны, а пляжи относительно малолюдны.

Чуть севернее Портового острым клином легли в море Лебяжьи острова. Это — совершенно своеобразное место, хотя попасть в него не так просто: надо заручиться разрешением администрации заповедника.

На островах ведется научная работа, здесь проходят практику будущие биологи и фенологи — студенты московских вузов.

Отдыхом в Портовом заканчивается ваше путешествие к легендарному Перекопу по северокрымской степи. Из Раздольного можно проехать в Евпаторию (там имеется турбаза) или — через Воронцовку, Новопавловку, Воинку — к московской трассе, а отсюда через Джанкой вернуться в Симферополь.


Вот и закончилось ваше путешествие по крымским дорогам и тропам. И если захотите вернуться в солнечный наш край, каждая встреча с ним принесет открытия. Пусть это будет путешествие вслед за днепровской водой по трассе Северо-Крымского канала — оно откроет перед вами картины преображенной степи. Или на мыс Зюк, где звенит на ветру металлическая стрела-обелиск над братской могилой советских моряков-десантников, а в реве прибоя внизу, у подножия мыса, вдруг явственно послышится гул атаки… Пусть это будут песчаные километры Арабатской стрелки или всегда манящие к себе Крымские горы, выходы в море с рыбаками Тузлы или разделенная с геологами радость при виде нового мощного газового фонтана в окрестностях Черноморского. А сколько интересных судеб раскроют перед вами встречи с рисоводами северного Крыма, хлеборобами Джанкоя, садоводами Бельбекской и виноградарями Судакской долин, чабанами Тарханкута, сакскими химиками!..

Каждая из крымских дорог продолжит рассказ о богатой, цветущей земле, о древней и новой ее истории, о сегодняшнем дне, мирном, счастливом, солнечном.

Приложение

Туристские базы Крымского областного совета по туризму и экскурсиям
«Таврия» — Симферополь, ул. Беспалова, 21; тел. 3-22-02, 3-23-59.

Расположена в юго-восточной части города. Ехать на троллейбусе № 2 (Железнодорожный вокзал — Марьино) или № 4 (Центральный рынок — Марьино). Является начальной базой почти всех путешествий по Крыму. Обслуживает маршруты № 21, 22, 24, 25, 111, 182 и автомобильный маршрут по западному Крыму.

Работает круглый год. Оборудованной площадки для приема самодеятельных туристов не имеет.

«Ангарский перевал» — расположена у троллейбусной трассы Симферополь — Ялта на Ангарском перевале в 32 км от Симферополя и в 13 км от Алушты.

Обслуживает туристов, путешествующих по маршрутам № 111, 182; принимает самодеятельных туристов. Работает с мая по октябрь. В зимнее время выдает напрокат лыжи и другое снаряжение.

«Чайка» — Алушта, ул. Красноармейская, 11; тел. 3-05-86, 3-05-36.

Расположена в северо-восточной части города. Имеет оборудованную площадку для приема самодеятельных туристов, путешествующих со своими палатками, и пункт проката туристского снаряжения. Работает круглый год. Обслуживает туристов, путешествующих по маршрутам № 21, 91, 111.

«Восход» — Алушта, ул. Октябрьская, 11; тел. 3-05-33, 3-15-40.

Обслуживает туристов радиального маршрута. Самодеятельных туристов не принимает.

«Мир» — Алушта, Рабочий уголок, ул. Санаторная, 2; тел. 3-02-56.

Принимает туристов, путешествующих по маршруту № 493, и автомототуристов с путевками. Работает с мая по октябрь.

«Ялта» — Ялта, ул. Чехова, 8; тел. 2-27-31, 2-43-80.

Работает круглый год, обслуживает туристов маршрутов № 21, 23, 24. При базе имеется пункт проката туристского снаряжения. Здесь же работает горный туристский клуб им. В. Н. Дмитриева.

Самодеятельных туристов со своим снаряжением не принимает.

«Магнолия» — Ялта, ул. Ломоносова, 25; тел. 2-31-52, 2-35-53.

Расположена в западной части города на берегу реки Водопадной. Обслуживает туристов маршрутов № 22, 183 и 492. Имеет пункт проката зимнего снаряжения. Работает с февраля по декабрь.

«Массандра» — Ялта, Массандровский парк, кемпинг; тел. 2-47-42, 2-48-42.

Расположена в 3 км от Ялты. Принимает советских и иностранных автомототуристов. Имеет палаточный лагерь (палатки на двух и четырех человек) и все необходимые для автотуриста службы. Работает с мая по октябрь.

«Привал» — Бахчисарай, ул. Шмидта, 97; тел. 3-27-98.

Расположена на юго-восточной окраине города. Имеет оборудованную площадку для приема самодеятельных туристов со своими палатками. Обслуживает туристов пешеходных маршрутов № 21, 22, 24, 183 и автомобильного маршрута по западному Крыму.

Работает круглый год.

«Орлиный залет» — село Соколиное Бахчисарайского района; тел. — поселок Куйбышево, просить турбазу.

Находится в двух километрах от села Соколиного у шоссейной дороги Бахчисарай — Ялта. Расстояние от Бахчисарая — 32 км, от Симферополя — 66 км, от Ялты — 48 км. Обслуживает туристов пешеходных маршрутов № 22, 24, 26, 183. Имеет, оборудованную площадку для приема самодеятельных туристов. Работает с мая по октябрь.

Турбаза им. А. В. Мокроусова — Севастополь, Северная сторона; тел. 9-10-49, 9-11-45.

Расположена рядом с городским пляжем Учкуевка на берегу моря. Имеет оборудованный пляж, площадку для самодеятельных туристов с походными палатками. От железнодорожного вокзала ехать на троллейбусе до площади Нахимова, затем от Графской пристани на катере — на Северную сторону и оттуда автобусом — до турбазы. Обслуживает туристов маршрутов № 21, 26, 164, 303 и автомобильного маршрута по западному Крыму. Работает круглый год.

«Приморье» — расположена в поселке Планерском, в 20 км от Феодосии, на берегу моря. Обслуживает туристов маршрутов № 182, 495 и тех, кто путешествует по маршруту Запорожье — Планерское. Работает с апреля по декабрь.

«Маяк» — Феодосия, ул. Н.-Бульварная, 7; тел. 3-04-01, 3-02-25.

Обслуживает туристов, путешествующих по маршрутам № 25 и 451.

Оборудованной стоянки для приема самодеятельных туристов не имеет. Работает круглый год.

«Золотой пляж» — Феодосия; тел. 3-12-98.

Расположена в 12 км от города на шоссе Феодосия — Керчь в районе известного феодосийского Золотого пляжа. Обслуживает автомототуристов, путешествующих по маршруту № 494. Работает с мая по сентябрь.

«Евпатория» — Евпатория, ул. Московская, 29; тел. 3-05-25, 3-05-40.

Принимает по туристским путевкам родителей с детьми (маршрут № 390). Работает с мая по октябрь.

Стационарные горные приюты
Горный приют «Ай-Петри» находится на Ай-Петринском нагорье, рядом с шоссе Ялта — Бахчисарай, в 22 км от Ялты. Является филиалом турбазы «Ялта». Обслуживает туристов, путешествующих по маршрутам № 24, 183.

Горный приют «Сосновка» находится на 28-м километре троллейбусной трассы Симферополь — Ялта, на берегу небольшой речки Ангара. Приют является филиалом симферопольской турбазы «Таврия». Обслуживает туристов пешеходных маршрутов № 25, 111.


Адрес Крымского областного совета по туризму и экскурсиям: Симферополь, ул. Шмидта, 9; тел. 7-45-55, 7-26-49, 7-89-59.


Передний, он же и задний форзац



Примечания

1

Первые сведения о городе под названием Ак-Мечеть относятся к началу XVI в.

(обратно)

2

Дотатарское название города неизвестно.

(обратно)

3

Официально Судак — поселок городского типа.

(обратно)

Оглавление

  •   В горный Крым
  •     Маршрут № 22 Симферополь — Бахчисарай — Соколиное — Ялта Протяженность маршрута — 192 км
  •     Маршрут № 24 Симферополь — Бахчисарай — Соколиное — Ай-Петринская яйла — Ялта Протяженность маршрута — 184 км
  •   В город-герой Севастополь
  •     Маршрут № 26 Бахчисарай — Соколиное — Севастополь Протяженность маршрута — 152 км
  •   Крымский автомобильный
  •     Маршрут № 21 Симферополь — Алушта — Ялта — Севастополь Протяженность маршрута — 180 км
  •   Дорогой крымских партизан
  •     Маршрут № 25 Симферополь — Доброе — Краснолесье — Стоянка «Криничка» — Зуйский лес — Белогорский лес — Старый Крым — Феодосия Протяженность маршрута — 283 км
  •     Маршрут № 111 Симферополь — Зуя — Стоянка «Партизанская» — Ангарский перевал — Алушта Протяженность маршрута — 180 км
  •   По юго-восточному Крыму
  •     Маршрут № 182 Симферополь — Ангарский перевал — Водопад Джур-Джур — Караби-яйла — Село Морское — Новый Свет — Судак — Планерское — Феодосия — Керчь Протяженность маршрута — 300 км
  •   К легендарному Перекопу
  •     Симферополь — Первомайское — Красноперекопск — Перекопский вал — Литовский полуостров — Раздольное — Портовое Протяженность маршрута — около 300 км
  •   Приложение
  • *** Примечания ***