Идеальный забег. Книга 1 [Maxime Durand Void Herald] (fb2) читать онлайн

- Идеальный забег. Книга 1 (а.с. Идеальный забег -1) 1.89 Мб, 502с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Maxime J. Durand (Void Herald)

Настройки текста:



Идеальный забег

Глава 1 — Квиксейв

Это было третье по счёту 8 мая 2020 года, и Райан уже стал причиной двух ДТП.

В этом он винил жителей Нового Рима. Обитатели города были дёрганными, как кофейные наркоманы по утрам, и водили машины не лучше обезьян, чем выводили Райана из себя. Ехать по тротуару было бы куда как безопаснее.

К счастью, он сохранился прямо перед тем, как миновать знак «Добро пожаловать в Новый Рим», который стоял в конце шоссе, связывающего город с остальной частью региона Кампания.

Сидя за рулём своей сильно кастомизированной красной Плимут Фьюри, Райан затормозил за мгновение до того, как машина с цистерной врезалась бы в его левый бок, увернулся от сидящем на «блаженстве» наркомана, и наконец добрался до Нового Рима.

Благодаря своей репутации крупнейшего мегаполиса Италии и столицы греха разрушенной Европы, Новый Рим выглядел впечатляюще. Уничтоженный беспилотниками Мехрона и отстроенный годы спустя на берегу Неаполитанского залива, город мог похвастаться зданиями, выше которых Райан не видел с самого окончания Геномных войн. Но ни одно из них не могло сравниться с башней Dynamis на севере города, стеклянным шпилем, символизирующим власть компании над регионом. Деньги корпорации построили Новый Рим, город, где нет ни богов, ни королей. Только деньги[1].

Слева от дороги Райан мог видеть чистейшее Средиземное море, сверкающее в вечерней заре, в то время как отдалённый остров отбрасывал длинную тень в сторону горизонта; справа он мог поглазеть на бесчисленные казино, игорные заведения и роскошные хостелы, которые завлекали в город толпы туристов. Мельком он даже увидел знаменитый Колизей Максимус, современную копию Колизея старого мира.

Этот район по праву заслужил своё название — Золотой берег.

Сам Райан привлекал внимание туристов своим костюмом Квиксейва. Его очаровательное лицо было скрыто за металлической маской без рта и с двумя округлыми линзами на уровне глаз, а поверх чёрных волос был надет чёрный цилиндр. Добавьте к этому тёмно-синий плащ, фиолетовую рубашку, синие брюки, чёрные перчатки и ботинки, и вы станете воплощением стиля.

В этой одежде было жарковато, да и для боя она была не очень практичной, но зато выглядела просто потрясающе. И это единственное, что имело значение для Квиксейва.

Продолжая двигаться на север к месту назначения, Райан обратил внимание на несколько броских рекламных щитов. На одном из них на фоне зелёного зелья демонстрировала свои мускулы супергероиня Виверна, красивая амазонка с чёрными волосами до плеч, острыми серыми глазами и одетая в белое боди.

«Хотите быть такими же сильными, как Виверна? С нашим Эликсиром «Геркулес» на совершение двенадцати подвигов Геркулеса вам хватит и дня!»

«Сто тысяч евро, только в Dynamis!»

Пф, в наши дни каждый хочет быть Геномом или хотя бы его жалким подобием. Опять же, кто мог устоять перед суперсилой в бутылке? Райан вот не смог, но ему хотя бы досталась настоящая сила, а не дешёвая подделка, дающая лишь частичку настоящей суперсилы.

С того момента его жизнь превратилась в американские горки.

Проехав мимо излюбленного туристами утёса и пляжа как в Майами, Райан добрался до туристического района, полного баров, ночных клубов и ресторанов. Здесь пахло наркотиками и алкоголем, но место не выглядело убогим. Судя по тому, что он слышал, худшие районы были на севере.

Руководствуясь выученной картой города, Райан быстро нашёл место, которое искал, — ничем не примечательный паб, расположенный между итальянским рестораном и закрытым ночным клубом. Припарковавшись поблизости, курьер вышел из машины и открыл багажник.

Организаторские способности у молодого человека оставляли желать лучшего, из-за чего все его вещи валялись в хаотичном беспорядке. Инструменты, компьютеры и оружие образовывали массу металла, почти вываливающуюся из машины; однако ничто из этого не могло сравниться с его плюшевым белым кроликом, самым разрушительным инструментом в его арсенале.

После непродолжительных поисков Райан достал чёрный портфель, для доставки которого его наняли, закрыл багажник и вошёл в паб.

Это было более-менее уютное местечко с десятью столиками, из которых занята была только треть. Он мельком заметил, как латинос-мучачо пытается впечатлить свою девушку, заставляя монету парить в воздухе; за эликсир-подделку он должен был отвалить пятьдесят тысяч баксов. За стойкой стоял лысеющий, морщинистый старик с загорелой кожей. Он с подозрением смотрел на новоприбывшего.

— Здравствуйте, местные, я пришёл с миром! — провозгласил Райан и обратился к углеродной форме жизни, называемой барменом. — Это ведь «Жули Рэнглер» Ренеско?

Мужчина за стойкой впился в него взглядом.

— На входной двери так и написано. Чего тебе?

Почему в названии бара используются как французские, так и английские слова, а сам бармен говорит как настоящий итальянец[2]? Снова этот мультикультурализм!

— Тогда ты, должно быть, Ренеско! — Райан протянул бедолаге портфель. — Меня наняли передать тебе это! В нём полно грибов и бомба, но в этот раз я его не открывал.

— «В этот раз»? — нахмурился бармен. — Ты кто?..

— Я Квиксейв, — представился Райан, приподняв цилиндр. — Я бессмертен, только не говори никому.

— Мужик, ты бы ещё погромче сказал, чтобы тебя и с улицы услышали! — раздался чей-то голос за спиной, и несколько посетителей рассмеялись.

— Это твоя сила? — спросил бармен, не впечатлённый. — Бессмертие?

— Как часть пакетного соглашения, — ответил Райан.

— Да всё равно, — проворчал Ренеско, хватая портфель. — Я сообщу своему боссу, и тебе скоро поступит платёж.

— Рад слышать! — ответил Райан, положив руку на стойку. — Эй, послушай, раз уж я тут, ты случаем не встречал девушку по имени Лен? Чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка?

— Впервые слышу, — пожал плечами бармен. — Если нужна девушка, загляни в бордель.

— Не совсем то, что надо, но всё равно спасибо. — Насколько он знал Лен, она скорее будет скрываться в каком-нибудь подземном кремлёвском бункере. — Не знаешь, где можно купить кастомную гениальную технику? Самодельную?

— Если хватит храбрости, поищи в Ржавом городе к северу отсюда. На Свалке всегда можно найти интересные вещи, но сейчас там полным-полно головорезов и Психов. — Бармен осмотрел Квиксейва с головы до пят. — Они тебя живьём сожрут.

Райан пожал плечами и услышал, как кто-то вошёл в бар. Температура, казалось, резко упала на несколько градусов.

— Ренеско? — спросил вошедший.

— Да? — нахмурившись, ответил бармен.

Секунду спустя ледяное копье пробило Ренеско горло и пригвоздило мужчину к стене.

Райан попытался активировать остановку времени, но острая сосулька с поразительной скоростью ударила его в грудь. Она пробила его пуленепробиваемый жилет и рёбра, как копьё, затем вышла с другой стороны, оставив зияющую дыру там, где должны были быть лёгкие.

Помещение наполнилось криками, когда снаряды начали разрывать столы и клиентов. Борясь с острой болью в груди, Райан рухнул на стойку и сумел взглянуть на нападавшего.

Убийца снял капюшон, раскрыв лицо… точнее, отсутствие оного. Он выглядел как ходячий скелет без кожи с рудиментарными мышцами, голыми костями вместо пальцев и замороженными глазами. Неестественный ледяной туман вырывался из его рта и носовых полостей, превращаясь в ледяное оружие.

Геном. Учитывая физическую мутацию, возможно, даже Псих.

— Адам передаёт привет, — прохрипел убийца. Латинос-мучачо в глубине бара попытался телекинезом запустить в него стул, но Геном нарастил ледяной панцирь поверх костей. Несколько сосулек спустя лицо латиноса и его спутницы было перерисовано в кубическом стиле.

— Я достану тебя… — Райан драматично указал пальцем на своего убийцу, кровь текла из его рта, — в следующий мой сейв…

Нежить заморозила его мановением руки, и всё потемнело.

* * *
Это было четвёртое по счёту 8 мая 2020 года, и Райан был в ярости.

Трижды! Трижды он умер, пытаясь доставить эту чёртову посылку!

Опять же, так происходило, когда он был недостаточно внимателен. Для активации его способностей, за исключением точки сохранения, требовалось сознательное действие; его улучшенное восприятие времени, в частности, срабатывало только после того, как он хотя бы раз переживал происходящие события.

Смерть как таковая Райана не волновала, поскольку он привык к ней после первых раз двадцати… но погибнуть так скоро? Менее чем через два часа после установки точки сохранения, три раза подряд? Его петли обычно длились несколько дней, что позволяло ему пробовать новые и интересные трюки; повторение одного и того же в быстром темпе наскучивало ему до смерти.

Это означало войну.

Райан вошёл в режим автопилота: его разум где-то блуждал, пока тело повторяло все действия предыдущей петли. В полное сознание он пришёл только тогда, когда подъехал к бару.

В этот раз вместо того, чтобы войти, Райан остался в машине, ожидая появления убийцы.

Ждать пришлось недолго. Убийца вышел из-за угла улицы, его руки были в карманах, а уродливое лицо скрыто под капюшоном толстовки. То, что вошедший в «Жули Рэнглер» не привлёк к себе внимания, что-то да говорило о Новом Риме.

Был только один рациональный, ответственный способ действовать.

Райан остановил машину прямо напротив паба, включил на радио песню AC/DC, а затем вдавил педаль газа в пол.

Пешеходы в панике закричали, некоторые отпрыгнули в сторону от машины, мчащейся ко входу «Рэнглер». Плимут, укреплённый специально для таких трюков, пробил стену и ударил убийцу сзади прежде, чем тот успел атаковать. Столкновение отбросило Генома к стойке, как оленя на дороге.

Квиксейв быстро проверил, не задел ли он кого-нибудь из клиентов; он очень внимательно подобрал такой угол, чтобы никто, кроме убийцы, не оказался на его пути, но никогда нельзя знать наверняка. К счастью, он никому не навредил, а латинос-мучачо был слишком занят, обнимая напуганную девушку, чтобы швырнуть что-нибудь в Райана.

Хорошо. Не придётся снова перезагружаться.

— Привет, ребята, я Квиксейв! — сказал Райан потрясённым клиентам, выйдя из машины и направившись к багажнику. — Я бессмертен, только не говорите никому!

— Я звоню в охрану! — крикнул Ренеско из-под стойки.

— Не утруждайся, я закончу через минуту! — ответил Райан, прежде чем безмятежно открыть багажник. Он осмотрел своё оружие, пытаясь найти то, что подойдёт для этой работёнки.

Пневморукавицы? Слишком интимно.

Винтовка Гаусса? Слишком быстро.

Дробовик? Заманчиво, но это перебор.

Плюшевый кролик? Чересчур мощный.

Бейсбольная бита?

Бита сойдёт.

Райан, посвистывая и помахивая выбранным оружием, приближался к убийце, который поднялся на ноги, опираясь на стойку. Любой другой человек был бы мёртв, но Геномы обладали повышенными физическими способностями.

— Кто ты, блядь, такой? — сердито прошипел убийца-нежить, пытаясь, как в прошлом цикле, сформировать ледяную броню, но из-за удара ему не удавалось сосредоточиться. — Августи?!

— Да не, я обычный курьер, — сказал Райан, пытаясь придумать хорошую фразочку. — Извини, можешь назвать своё имя, пока у тебя ещё зубы целы?

Скелет поднял руку и выпустил залп ледяных осколков.

В ответ Райан лениво остановил время. Мир умолк, всё вокруг приобрело фиолетовый оттенок, а сосульки застыли в воздухе.

Хех. «Застыли». Курьер запомнил этот каламбур на будущее.

— Да, в прошлый раз ты застал меня врасплох, — сказал Квиксейв, пройдя мимо снарядов и встав прямо перед своей целью. Ни клиенты, ни Геном не могли двигаться, запертые между двумя мгновениями. — Больше это не повторится.

Когда время продолжило свой ход, а мир вернул свои цвета, скелет нежно поцеловал алюминиевую биту. Геном-нежить потерял несколько зубов из-за того, что его челюсть была напряжена. Должно быть, это был его первый раз.

Атака повалила убийцу на колени, а следующий удар познакомил его лицо с полом. Райан начал избивать его под мелодию «Highway to Hell», напевая слова под нос. Переживший столкновение с машиной, несущейся на полной скорости, и получивший удар в голову, Геном не мог оказать сопротивление. Похоже, что под костями и рудиментами плоти у него была замороженная кровь.

— Чувствую себя системой здравоохранения, избивающей беспомощную бабулю. — Райан с отвращением покачал головой, прежде чем снова ударить убийцу. — Посмотри, что ты заставил меня сделать!

У ходячего ископаемого не нашлось хорошего оправдания, поэтому Квиксейв продолжал его бить. Благодаря своей неестественной упругости Геном мог пережить намного более худшую ситуацию, и, учитывая, что он однажды убил Райана, курьер не испытывал никаких угрызений совести, избивая его до полусмерти.

— Брось оружие!

Райан обернулся и увидел трёх мужчин в чёрном защитном снаряжении, направивших на него энергетические винтовки. На груди у окруживших его машину мужчин красовался уроборос, символ корпорации Dynamis; вероятно, члены Частной охраны. У бара, держась на почтительном расстоянии, собралась толпа зевак и разглядывала место происшествия. Некоторые даже начали фотографировать.

— Эй, да я просто помочь пытаюсь! — запротестовал Райан, замахав окровавленной битой в знак капитуляции и напоследок пнув убийцу.

— Ты разнёс мой бар! — запротестовал Ренеско, выходя из-за стойки с багровым лицом.

— О, ты денег хочешь? — Квиксейв быстро полез в карманы своего плаща, что-то ища, и в этот же момент на его маске появились три красных круга. Он вытащил пачку банкнот на пятьдесят тысяч евро. — Вот, угощайся!

Ренеско посмотрел на деньги, схватил их, пересчитал и скривился.

— Этого более чем достаточно, чтобы оплатить ремонт, — сказал он охранникам. — Парень на полу пытался напасть на нас, второй чудак пришёл на помощь.

— У тебя лицензия есть? — спросил один из охранников у Райана, который покачал головой. — Ты вигилант? Августи? Геном компании?

— Не-а! — ответил Райан.

— Так, раз у тебя нет лицензии, почему мы не должны арестовать тебя вместе с этим костлявым парнем?

— Что, вы тоже хотите денег?

И Райан бросил ему взятку.

Капитан из охраны одной рукой схватил пачку, пересчитал, продолжая целиться в голову Квиксейва, затем усмехнулся.

— Думаешь, этим купишь нашу честь?

Райан кинул ему взятку побольше.

— Лучше, — сказал охранник, кладя деньги в карман, полный гранат. Он опустил винтовку и приказал двум своим сослуживцам осторожно схватить убийцу, перед этим ударив его кулаком в живот. — Я рад, что сегодня мы помогли сделать район безопаснее.

— Я тоже, — ответил Райан. — Я тоже.

— Ренеско? — обратился капитан к бармену, пока его люди уносили убийцу. — Не забудь оплатить ежемесячную подписку. Мы не всегда будем рядом, чтобы защитить твоё заведение.

И на этих мудрых словах троица ушла, не оглядываясь.

— Ты всегда носишь с собой кучу денег? — спросил Ренеско у Квиксейва, поражённый сюрреалистической сценой.

— Когда наносишь такой же побочный ущерб, как я, они сильно экономят время, — ответил Райан, с чьей бейсбольной биты продолжала капать кровь. — Что это вообще за скелет был?

— Гуль, Псих из Мета-банды. Подсевшие на Эликсиры торчки в последнее время повадились нападать на места вроде моего. — Ренеско впился взглядом в Райана, затем на его машину, а затем снова на её водителя. — А теперь свали на хер из моего бара.

— Э-э, только после того, как я закончу чёртову доставку. — Райан передал портфель Ренеско, не особо заботясь о том внимании, которое он к нему привлёк. Квиксейв всегда доставляет, сколько бы смертей на это ни понадобилось!

Глаза бармена вспыхнули от узнавания, а затем от замешательства.

— Я не понимаю, — сказал Ренеско, хватая портфель. — Тебе не заплатят и половину того, что ты потратил за последнюю минуту.

— Дело не в деньгах, — ответил Райан. Он огляделся, как будто опасаясь, что кто-то подслушает, затем прошептал Ренеско на ухо. — Мне просто скучно.

Мужчина безмолвно смотрел на Райана, который, посвистывая, вернулся к своей машине, а затем под заходящим солнцем отправился навстречу новым приключениям.

Побочный квест завершён!

[1] Почти дословный лозунг, висевший на входе в подводный город Восторг в игре «Bioshosk». В оригинале он выглядит так: «Ни богов, ни королей. Только Человек». Что интересно, город правил мужчина по имени Эндрю Райан.

[2] Дословное название паба — «Красивая спорщица»

Глава 2 — Разветвление истории

Райан всегда занимался наукой в нижнем белье.

Одежда олицетворяла ограничения общества на человеческий дух, сокрушительную мощь цивилизации, которая пыталась заставить личность соответствовать шаблону. Но, будучи по большей части обнажённым, Райан восстанавливал связь со своими творческими способностями, не скованными конформизмом; боксеры же олицетворяли его давнюю привязанность к психической устойчивости, не давая ему слететь с катушек. Как-то раз Райан работал в чём мать родила, и в итоге на свет появился плюшевый кролик.

Кроме того, эти боксеры были удобными и тёплыми. Лен сшила их для него много лет назад.

Находясь в номере отеля недалеко от центра города, Райан потратил раннее утро на поиски информации о Новом Риме и улучшение своих гаджетов. Портье с сомнением посмотрела на Квиксейва, который с кучей оружия в руках поднимался по лестнице, но в Частную охрану не вызвала. В этом городе незнакомцы в масках не были чем-то необычным.

Райан, конечно же, выделил время на взлом камеры в спальне, чтобы защититьсвою тайную личность, а также чтобы избежать паники: в его арсенале было много небезопасных вещей.

Сидя на стуле, Райан печатал на своём компьютере пальцами ног — на освоение этого навыка он потратил немало петель — одновременно работая над винтовкой Гаусса. Клиент перечислил ему деньги за вчерашнюю доставку, похвалив за арест Гуля, но курьеру на всё это было плевать. Эта работа была просто поводом путешествовать по Италии в поисках новых приключений.

Однако он приостановил свои бесконечные блуждания, как только услышал, что Лен может находиться в Новом Риме.

По словам Ренеско, за информацией ему следует отправиться в Ржавый город; согласно местному Дайнанету, так называли бедный северо-западный район Нового Рима. Корпорации, контролирующие город, разместили здесь все промышленные предприятия, превратив этот район в мусорный бак. Вокруг него даже построили стену, чтобы бродяги не переселялись в другие районы.

По словам портье, визитной карточкой этого района была «Свалка» — старая угольная шахта, ставшая открытым мусорным полигоном. Многие Гении-изгои и авантюристы обменивались там вещами. Может быть, Лен была среди них.

Кто-то постучал в окно его спальни.

Райан взглянул на него, с другой стороны ему махала женщина.

— Привет, — сказала она. — Мы можем поговорить?

Номер Райана был на десятом этаже, и пожарного выхода у него не было.

— Эй! — Райан схватил маску и надел её вместе с цилиндром. — Ты раскрываешь мою тайную личность!

— У тебя её нет, Райан Романо, — ответила женщина, вскинув бровь. — И, согласно твоему досье, ты никогда и не пытался её скрыть.

— На меня есть досье? — спросил Райан, переполняясь счастьем. — Я знаменит! Как меня описывают?

— «Сумасшедший, но надёжный». — Отлично! Наполовину угадали! Летающая женщина осмотрела его с головы до ног. — Ты не собираешься надеть остальную одежду?

— Нет, — усмехнулся Райан.

Он всегда будет противостоять угнетателям.

Нарушительница личного пространства нахмурилась и снова постучала в окно, хотя и с большим разочарованием, чем раньше.

— Не мог бы ты…

Райан встал со стула и открыл окно одной рукой, в другой держа винтовку, направленную на гостью.

Получив обзор получше, Райан сразу же узнал женщину со вчерашнего рекламного щита. Она парила в воздухе благодаря полупрозрачным стрекозиным крыльям, хлопавшим за её спиной с высокой частотой, её руки упирались в бока. Своей изящностью она напоминала фею и, в отличие от жуков, не издавала ни звука, зависнув на месте.

— Я Виверна, — представилась девушка. На ней была обтягивающая белая форма без рукавов с D-образным логотипом Dynamis слева и серебряной звездой внутри золотого лавра справа. На вид ей было от двадцати пяти до тридцати с хвостиком, и она определённо притягивала к себе взгляды. — Я хотела поблагодарить тебя за вчерашний арест Гуля.

— О, всегда пожалуйста, — ответил Райан и начал закрывать окно.

— Эй, подожди! — Виверна схватила окно и удерживала его на месте; Райан слышал, что она может лёжа жать школьный автобус даже при неполной трансформации, так что он не стал упрямиться. — Что ты делаешь в городе, Квиксейв? Я ведь могу тебя так называть?

— Конечно. — Затем Райан пожал плечами. — Я курьер, доставляю почту. И неважно, сколько людей хотят моей смерти!

— То есть Августи не нанимали тебя как бойца? — спросила супергероиня, немного позабавившись его последним комментарием. — Место, которое ты защитил, было одной из их точек. Я подумала, что они могли нанять тебя для защиты территории от Мета-банды.

— Не, я избил эту гериатрическую катастрофу, потому что он мешал завершить мой побочный квест. — Виверна нахмурилась, не в силах понять его жаргон. Геномные войны практически уничтожили сектор видеоигр, из-за чего Райан чувствовал себя очень одиноким. — О, кстати, ты случаем ничего не слышала о девушке моего возраста по имени Лен? Чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка?

— Марксист-ленинистка? — Виверна нахмурилась ещё сильнее. — Ты имеешь в виду коммунистов? Они до сих пор существуют?

— Я знаю, что это, наверное, ругательство в этом городе необузданного капитализма, но да.

— Нет, никогда о ней не слышала. — Супергероиня покачала головой. — Но я могу посмотреть наши файлы. Ты за этим прибыл в Новый Рим? Чтобы найти её?

— О да, она красивая, добрая и мой лучший друг! — Райан не мог не рассказать о ней. — Я ищу её целую вечность!

— Я помогу, если смогу, — ответила Виверна с улыбкой. — На самом деле, я думаю, что очень даже могу тебе помочь.

О.

А вот и предложение о работе…

— Я состою в группе под названием «Иль мильоре»[1], — сказала Виверна, подтверждая подозрения Райана. — Ты, наверное, слышал о нас.

«Иль мильоре». Кучка корпоративных супергероев, которые были официальными защитниками Нового Рима и современными знаменитостями. Конечно, они также получали зарплату от Dynamis, которая владела их образами, правами на мерчандайз и говорила им, с кем сражаться. Ничего общего с Карнавалом Лео Харгрейвса.

Эти, из Карнавала, были настоящими, действующими на благо общества супергероями, современными странствующими рыцарями! Райан не мог не восхищаться ими, несмотря на то, что они стали причиной худшего дня в его жизни.

— Мы постоянно ищем новые таланты, и, хотя ты… прославился побочным ущербом… ты обладаешь чрезвычайно полезной суперсилой, и, насколько нам известно, ты не участвовал в предосудительных предприятиях и не был тесно связан с разыскиваемыми преступниками. — Бедная девочка, если бы она только знала. — Поскольку ты остановил Гуля до того, как он начал бойню, я считаю, что сердце у тебя находится в нужном месте.

— Так что, ты хочешь, чтобы я прошёл прослушивание в кино или что-то в этом роде? Я как-то раз пробовал театр, и это было не весело.

Виверна засмеялась.

— Я бы хотела, чтобы у нас было меньше рекламных роликов и больше арестов, — призналась она, и Райан уловил в её голосе лёгкую горечь. — Но мы делаем всё возможное, чтобы защитить граждан. Приходи в нашу штаб-квартиру, посмотри, подходит ли тебе наша организация. После этой стычки с Гулем тебе понадобятся люди, которые прикроют твою спину.

— Я могу позаботиться о себе, спасибо, — ответил Райан, немного оскорблённый тем, что она думала, что его нужно защищать.

— Послушай, Квиксейв, Мета не так благоразумна, как Августи, — настаивала она. — Это бродячая банда Психов, а ты избил одного из них. Их главарь, Адам, ест людей.

— Да он, должно быть, сыт по горло!

Виверне его шутка не понравилась — её улыбка стала натянутой, а крылья немного замедлились.

— Хорошо, хорошо, — сказал Райан. — Я подумаю об этом, если когда-нибудь решу отвлечься от основного квеста.

Супергероиня нахмурилась, отведя взгляд в сторону. Райан заметил микро-наушник в левом ухе, но ничего из него не услышал.

— Поняла, — ответила кому-то Виверна, прежде чем вручить курьеру визитную карточку. — Если передумаешь, приходи к нам по этому адресу.

— Конечно.

— Береги себя.

И на этих словах Виверна улетела. Её крылья двигались так быстро, что человеческий глаз не мог их заметить. И всё же они по-прежнему не издавали ни звука, за исключением вызываемого ими ветра. Она исчезла в мгновение ока, направляясь на север и ускоряясь, пока не достигла почти сверхзвуковой скорости.

Звуковая частота её крыльев, должно быть, была не слышна людям, либо они работали на ненормальной физике; с Геномами было возможно всё. Курьер запомнил это наблюдение на потом.

Наконец оставшись один, Райан закрыл окно и вернулся к своей задаче. Но только он откинулся на спинку стула, как ему по компьютеру пришёл запрос на голосовую связь. Геном сразу узнал в звонившем того же человека, что заказал доставку Ренеско.

Он лениво открыл голосовой канал пальцем левой ноги.

— «Доставка от Квиксейва», чем могу помочь?

— Что эта сука тебе сказала? — ответил зашифрованный голос на другом конце.

Райан, всё ещё в маске, вскинул бровь.

— Подожди, за мной шпионят?

— В Новом Риме всего несколько мест не находятся под наблюдением.

На заметку: в следующем цикле найти отель поскромнее.

— Я более чем уверен, что последний, кто использовал эту линию, не шифровал свой голос. Кто ты, жуткий загадочный голос?

— Меня зовут Вулкан, — ответил звонивший. — Я представляю Августи. Мы организация, которая заведует делами в Новом Риме и на большей части Италии.

— Я думал, это Dynamis, — невозмутимо ответил Райан.

— Это они так говорят, — засмеялся голос. — Но в Италии только один император, и имя ему — Август.

Трудно не согласиться: этот мужик был непобедим и мог стрелять самонаводящимися молниями. На его счету было больше жертв, чем у сигарет.

— Мы благодарим тебя за спасение нашего сотрудника от этого мусора из Меты, — сказал Вулкан. — Что бы ни обещала тебе крылатая ящерица, мы можем предложить больше.

— Это предложение, от которого нельзя отказаться, или предложение-предложение? А то у меня аллергия на лошадей[2].

— Нам нужны крутые люди, которые выполняют работу, — ответил Вулкан. — Чего ты хочешь? Женщин? Мальчиков? Новое оборудование, хорошее оружие? Столько «блаженства», чтобы отправиться на луну? Всё это дерьмо может стать твоим… если докажешь, что ты командный игрок.

— И как мне это сделать?

Выскочило уведомление электронной почты с указанием адреса. Райан быстро проверил и определил это место как казино под названием «Бакуто».

— Мы владеем этим заведением, — пояснил Вулкан. — Приходи сегодня вечером один и не заставляй нас ждать. Мы никогда не просим дважды.

Райан, завершив звонок, обдумал предложения. Уф, стоит избить одного парня — проявив крайнюю сдержанность и деликатность по своим обычным стандартам — и внезапно все хотят заполучить тебя.

С другой стороны, любая из этих групп могла помочь ему найти Лен, а у него была точка сохранения перед въездом в город.

Это могло означать только одно.

— Разблокировано несколько маршрутов!

[1] С итальянского — наилучший, лучше всех.

[2] Отсылка к одной сюжетной линии из «Крёстного отца»

Глава 3 — Люди чести

В соответствии с названием, «Бакуто» был казино в японской тематике.

Припарковав машину поблизости, Райан с изумлением взглянул на здание. Архитекторы воссоздали точную копию азиатской пагоды размером с торговый центр; красная ковровая дорожка вела к роскошным золотым воротам-ториям, на которых было написано название казино. Внутри гуляли толпы игроков, некоторые были одеты в традиционную азиатскую одежду, типа ципао, другие — в смокинги и дорогие платья. Конечно же, никто из них не был столь же стильным, как Квиксейв в своём великолепном наряде, но Райан отдал им должное за попытки.

Даже здешние вышибалы в низкосортной броне, сделанной Гениями, напоминали самураев. Она выглядела почти как феодальные доспехи, но была тяжелее и скреплялась гибкими схемами, а не тканью. Очень хороший дизайн, особенно окрашенное стеклянное забрало. Райан задумался, есть ли у них световые мечи.

— Проносить оружие внутрь запрещено, — сказал вышибала, вместе с коллегой начав проверять Райана. Из-за брони оба были как минимум на голову выше Генома. Они сразу же нашли метательные ножи, спрятанные в рукавах, после чего начали осматривать его очень тщательно.

Им потребовалось несколько минут, чтобы найти большую часть его оружия.

— Двадцать пять метательных ножей, два револьвера, включая один «пустынный орёл», один энергетический пистолет, одна осколочная граната, складной нож, ручной гудок и… — Вышибала нахмурился, схватив крошечный металлический шар размером с бейсбольный мяч. — Это бомба?

— Ага, — ответил Райан. — Гениальная.

— ЭМИ? Пороховая?

— Термоядерная.

Вышибала от души засмеялся, пока не осознал, что Райан серьёзен. Он перекинулся взглядами с товарищами-охранниками, все они положили руки на мечи на поясах.

— Ты таскаешь атомную бомбу в заднем кармане? — Охранник помахал устройством перед лицом Райана.

— Она нужна только как сдерживающий фактор! — клялся курьер, скрестив пальцы. — Кореей клянусь!

Вышибала помолчал, затем коснулся своего шлема и что-то сказал, что Райан не расслышал. Можно не сомневаться, он связывался со своим менеджером.

— Ты можешь забрать свои… вещи после того, как закончишь, — заявил вышибала, складывая оружие в сумку. — Но одно неверное движение, и будешь хранить эту бомбу не в заднем кармане, а в заднем проходе. Уяснил?

— Да, сэр! — ответил Райан, вприпрыжку заходя в казино.

Со входа он оказался в коридоре с пачинко, этими странными японскими игровыми автоматами; на них без устали играли люди, порабощённые их потусторонней силой. Это зрелище напомнило Райану четыре петли, во время которых он был одержим этими машинами, прежде чем ему наскучило.

Ах, ностальгия.

Немного пройдя, Райан оказался в главном игровом зале, сочетающем в себе японский стиль и западные азартные игры. Колёса рулеток стояли бок о бок со столами для блэкджека, и здесь даже была арена для сумо по соседству с суши-баром. Лифт в центре вёл на верхние этажи, каждый из которых, вероятно, угождал каким-то определённым вкусам.

На гигантском экране над суши-баром демонстрировался рекламный ролик Колизея Нового Рима с ревущим под одобрительные крики толпы тираннозавром на его арене. Закадровый голос раздувал ажиотаж состязания:

«Этот динозавр-мутант был клонирован из древних времён и улучшен ради сражений в Колизее Максимус! МАКСИМУС! И если динозавры не смогут вас удовлетворить, то это сделают наши роботы!» — Реклама Парка Юрского периода сменилась изображением гуманоидного меха из старого японского мультфильма. — «Dynamis представляет вам плод нашей программы разработки оружия, Megafighter Mark III! Созданная для борьбы с самыми смертоносными Психами и мародёрами, эта машина для убийств будет держать вас в напряжении! Сможет ли кто-нибудь из участников победить этих кровожадных монстров? Вы увидите это в сегодняшнем выпуске Колизея… МАКСИМУС! Только в Dynamis!»

Райан заметил экран поменьше с коэффициентами. Люди делали ставки, какие участники выживут или съест ли всех тираннозавр в первом раунде. По какой-то непонятной причине большинство делало ставку на сокрушительную победу динозавра.

Райан подошёл к рулетке возле суши-бара и немедленно начал делать ставки, бросая пачки евро-банкнот на стол.

— Квиксейв? — обратился к Райану мужчина. Звон его одежды возвещал о его приближении задолго до того, как он позвал курьера.

Этот парень тоже носил самурайские доспехи, но синего цвета, гораздо более изящные, почти плотно облегающие. Вместо безликого стеклянного забрала у него была чёрная демоническая маска, через которую Райан видел чёрные глаза и рот. Вышибалы уважительно кивнули ему, и немало людей сторонились этого человека. Ага, определённо Геном.

— Да? — спросил Райан, сама невинность.

— Надеюсь, у тебя нет предвидения? — спросил мужчина, скрестив руки на груди. — Потому что мне придётся выгнать тебя, если есть. Мы не позволяем играть Синим Геномам.

— Предвидение? — курьер покачал головой. — Нееееее, конечно, нет. Фиолетовее меня человека не найти.

Геномы классифицировались по цвету Эликсира, который дал им силу. Синие специализировались на манипулировании информацией, от предвидения до информационных опасностей, в то время как Фиолетовые обладали способностями, связанными с пространством-временем.

— Тогда ты можешь заглядывать в альтернативные временные линии или что-нибудь в этом духе? — спросил самурай. — Или отмотать время назад и послать информацию себе из прошлого?

— Но если я могу отмотать время назад и стереть этот разговор так, что его вовсе не было, то существуешь ли ты в этот самый момент? Или ты не более чем имитация моего воспалённого разума?

Самурай решил просто понаблюдать за ним, пытаясь понять кошмарную экзистенциальную загадку, которую Квиксейв только что бросил ему в лицо.

В конце концов, курьер проиграл тридцать тысяч долларов, но он запомнил выпавшие на рулетке номера и имена победивших гладиаторов для более поздней петли. Как ни странно, в то время как динозавр победил, одному участнику удалось выжить до самого конца.

— Ладно, ты определённо не провидец, — сказал самурай, выступая в роли сопровождающего Райана на протяжении всего его азартного загула. — Думаю, тебе стоит притормозить. Сейчас ты просто бросаешь деньги на ветер.

— Извини, как тебя зовут? — наконец спросил Райан своего таинственного самурая-надзирателя.

— Занбато. Я из Августи.

— Ты японец? Что-то акцент у тебя не японский.

— Нет, — ответил он, немного сбитый с толку вопросом. — Я итальянец.

— Твоё суперзлодейское имя — Занбато, но ты не японец? — Чёртова подделка.

— Я не суперзлодей, — возразил мужчина, явно упуская суть. — Но моя девушка кореянка.

— У тебя есть девушка? — Райан ахнул. — Это чудесно!

— Спасибо, — с улыбкой ответил мужчина. — Я надеюсь вскоре жениться на ней. Мне любопытно, почему ты пришёл к нам? Я слышал, что Виверна тоже сделала тебе предложение.

— Вы, парни, выиграли бросок монеты, — в лоб ответил Райан.

Занбато усмехнулся, развеселившись. Он быстро вторгся в личное пространство Квиксейва, положив руку ему на плечо.

— Я куплю тебе выпить.

Подражатель-самурай пригласил Райана в суши-бар, где взял себе пива, тогда как Райан заказал чай. Вышибалы сформировали вокруг них периметр безопасности, чтобы обеспечить им некоторую конфиденциальность.

— Гуль сбежал, — сказал Занбато Квиксейву. — Крот из Частной охраны сообщил нам, что его дружки вытащили его, возможно, не без помощи изнутри. И зная этого маньяка, он скоро пойдёт по твоему следу. Я подумал, тебе следует знать.

— Хочешь сказать, что Частная охрана коррумпирована? — ахнул Райан, пообещав в следующей петле сообщить о произошедшем Виверне. — В жизни бы не подумал!

— Охранникам недоплачивают, поэтому некоторые из них… открыты для предложений. Их элитные команды, особенно те, что работают на руководителей Dynamis, не настолько сильно. — Занбато сделал глоток пива. — Мы знаем, что у тебя довольно мощные способности, но тебе же будет лучше присоединиться к нам. Я всегда говорю: безопасность в количестве.

— Ты знаешь, что я бессмертен? — спросил Райан. — Но я никому не говорил!

— Ты бессмертен? — Занбато приподнял бровь. — Ты не можешь умереть?

— Думаю, что могу, но мне так и не удалось.

Занбато умолк, не зная, как ответить.

— Мы знаем, что твоя главная сила — это останавливать время на неопределённый срок, — сказал мужчина. — А что ты знаешь о нас?

— Что вы — крупнейшая суперзлодейская организация в Италии, и что ваш босс непобедим.

— Мы не… — вздохнул Занбато. — Мы — семья и сообщество, ориентированное на прибыль, мужчины и женщины чести. Не суперзлодеи. «Иль мильоре» заклеймила нас таковыми за то, что мы не на побегушках у корпораций, а строим дома, церкви и больницы для бедных. Мы полезны для общества.

— А ещё ваши наркотики полезны для сердца, — невозмутимо сказал Райан. — Но ваше оружие и того лучше.

— Это не незаконно, — ответил Занбато, что было правдой, поскольку в настоящее время настоящего правительства не существовало. — Мы должны сами себя финансировать. Я хочу донести, что там, где мы правим, всё спокойно, люди чувствуют себя в безопасности. Никаких грабителей, которые отбирают твои пожитки, никаких Психов, бегающих по округе. Когда Август возьмёт власть над Италией, — а он это сделает, — ты не узнаешь нашу страну. Она станет такой, какой была до войн.

Похоже, мужчина действительно верил в это. Правда, он выглядел слишком молодым, чтобы разглагольствовать о «старых добрых временах».

— О, ещё вопрос: вы занимаетесь чем-нибудь, связанным с детьми? — спросил Райан. — Я довольно гибок, но если я обнаружу, что вы делаете что-то предосудительное по отношению к подросткам и младше, то у нас возникнут проблемы.

Рот Занбато скривился в выражении абсолютного отвращения.

— Мы даже не продаем «блаженство» несовершеннолетним, — сказал он. — Мы не дикари. В отличие от Меты. В любом случае, ты знаешь, как мы работаем как организация? Потому что, если ты захочешь присоединиться к нам, тебе придётся подчиниться иерархии.

— Я бы скорее назвал себя вольным человеком, — сказал Райан. — Мне просто нужна помощь в поиске друга.

— О? — это, похоже, удивило Генома. Он, должно быть, считал Райана парнем, которого волнуют только деньги. — Кого?

— Её зовут Лен. Чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка.

— Фото есть? — Райан покачал головой. — Твоя девушка?

— Нет, просто мой лучший друг. Искал её много лет, пока один из клиентов не попытался расплатиться техникой, которую она сделала. Он сказал, что она из Нового Рима.

— Техника… Она Гений? — Занбато допил пиво, обдумывая эту информацию. — Ладно, слушай, если она для тебя важна, мы поможем её найти. Услуга за услугу.

Райан мог с этим жить. Получив информацию, он всегда мог начать новую петлю и сразу пойти к Лен, без необходимости класть лошадиную голову в чью-то кровать[1].

— Какая услуга?

— Нам нужны бойцы, — сказал Занбато. — В Новом Риме появилась новая проблема, которую зовут Мета-банда. Психи, каждый из них.

— Знаком с ними, — ответил Райан. — У меня была стычка с ними много лет назад, когда они ещё были никем.

Гуля среди них не было, но уже тогда они были злобными мудаками.

Не то чтобы Райан мог их винить. Человеческое тело не могло справиться более чем с одним Эликсиром, даже подделками. Комбинация двух способностей делала генетический код нестабильным, что обычно сводило людей с ума. Конечно, они получили дополнительную способность — никто никогда не развивал больше двух, насколько знал Райан, — но им требовались периодические инъекции Эликсиров, чтобы стабилизировать тело. Эти Геномы-мутанты заслуженно получили своё прозвище — Психи.

Можно подумать, что люди — существа разумные. Но мысли об исключениях вроде Августа, который без каких-либо негативных последствий обрёл две невероятные силы, всегда заставляли дураков испытать удачу.

— Короче говоря, эти наркоманы недавно начали заходить на нашу территорию, особенно в северные районы, — объяснил Занбато, когда позади них раздались крики. Райан оглянулся и заметил, что по телевизору началась новая битва в Колизее. — Они напали на наших парней, мы нанесли ответный удар, а теперь они нападают на наших партнёров и поставщиков, таких как Ренеско.

— Разве вы не можете… — Райан изобразил обезглавливание. — Ну, знаешь…

— Да, мы можем, но пока они просто досадная неприятность, и боссы хотят, чтобы наши лучшие люди сосредоточились на более важных делах. — Занбато заказал ещё пива. — Так что скажешь? Поможешь нам разобраться с несколькими мутантами — получишь свою девушку.

— Ооо, сделка. — Райан взялся за руки. — Сколько?

— Сколько чего?

— Сколько жертв?

[1] Снова отсылка к «Крёстному отцу»

Глава 4 — Случайная стычка

Это было первое по счёту 10 мая 2020 года, и Райан до сих пор ничего не взорвал.

Честно говоря, это его удивило. Семьдесят два часа были для него почти жёстким пределом неразрушительного поведения; он не всегда был причиной, просто он умел попадать в захватывающие ситуации. Райана не тянуло на приключения — это приключения тянуло к нему, и он не мог дождаться нового прилива адреналина.

Двигаясь ночью на север, курьер на своём Плимуте покинул богатые районы и отправился в районы более промышленные. Отели и казино постепенно исчезли, их сменили железнодорожные станции, серые здания, таксопарки и прочие предприятия. Судя по карте, они должны добраться до старой гавани с минуты на минуту.

— Существование субъективно.

— М-м-м? — спросил Райан, повернув голову к пассажиру справа. Тому пришлось пригнуться, чтобы не скрести головой по крыше.

— Ответ на твой вопрос о том, существую ли я, если ты можешь повернуть время вспять, — продолжил Занбато.

Мужчина поставил ящики с химикатами сзади, а затем настоял на том, чтобы сопровождать Квиксейва во время его первой работы на «семью». Оба должны были защищать партию от нападения и разобраться с Метами, если они осмелятся помешать.

— Мы никогда не узнаем, существуем ли, так что о существовании нет объективной правды.

— Ты до сих пор думаешь об этом? — спросил Райан, слегка удивлённый. Он нёс такой поток чуши в единицу времени, что люди на середине фразы обычно забывали, что он сказал.

— Да. Это беспокоит.

— Эх, ты свыкнешься с неопределённостью. — Правду ему лучше не говорить.

Шум машин сменился гулом волн, разбивающихся о берег, и слабым шорохом вечернего ветра. Старая городская гавань выглядела заброшенной, ржавые здания стояли по соседству с бесхозными прибрежными складами. Остатки массивного супертанкера, разбившегося о каменистый пляж, выходили в море; капитан, должно быть, был пьян, когда это случилось. Если кто-то и жил в этом районе, то Райан их не заметил.

Они ступили в бедный район.

Качество воздуха также резко ухудшилось, до такой степени, что Райану казалось, что он целуется с заядлым курильщиком; вонь подавляла даже запах моря. Он обвинил в этом близость атомной электростанции, промышленных объектов и знаменитого Ржавого города к северу отсюда.

— Кто-нибудь, позвоните в Гринпис, — пожаловался Райан. — Они не могут быть все мертвы.

— Dynamis использует Геномов-подделок, чтобы сдерживать загрязнение в Ржавом городе, — ответил Занбато, когда они ехали к каменистому пляжу. — Но они мало что делают для защиты этой области.

— Это то, что осталось от старого порта Неаполя? — с любопытством спросил Райан. Его всегда интересовали довоенные сооружения, особенно с тех пор, как большинство городов превратилось в красивые эстетичные кратеры.

— Ага. Dynamis строит на юге новые доки для грузовых судов. Мы можем остановиться здесь. — Занбато указал на место на берегу.

Райан припарковал машину между двумя складами и вышел вместе со своим сопровождающим. У остатков пирса, рядом с огромной грудой ящиков и минивэном их ждала группа.

Лидером и самым младшим из них был афро-итальянец едва старше восемнадцати. Он был выше Райана, в хорошей физической форме, коротко стриженный и модно одетый; деньги, полученные от продажи наркотиков, он вложил в стилизованный свитер, ботинки и изысканные брюки. Он излучал атмосферу культурного среднего класса, несмотря на то, что раскуривал косячок, когда объявился дуэт.

Остальные… ну, солдафоны с автоматами, ничего особенного. Пушечное мясо с мизерной продолжительностью жизни и ещё более мизерными возможностями для карьерного роста; Райан в нынешние времена мог опознать таких с первого взгляда. Курьер обозвал их Дух 1, Дух 2 и Салага.

— Ну наконец-то! — пожаловался лидер, заметив двух Геномов. — Где вас носило? Вы первыми должны были прийти! Мы тут как на ладони стоим!

— Извини, Луиджи, — гораздо спокойнее ответил Занбато. — Заторы на дорогах.

— Привет, Луиджи! — сказал Райан со своим лучшим акцентом. — Это я, Марио![1]

Луиджи нахмурился, пытаясь сообразить, но безуспешно.

— Я не понимаю.

— Я думаю, это что-то из видеоигр, — сказал Салага, а другие болванчики лишь пожали плечами.

Райан вздохнул.

— Как утомительно, — пожаловался он, — быть островком культуры посреди моря невежества.

— Луиджи, это Квиксейв, новый боец, о котором я тебе говорил, — представил Занбато. — Квиксейв, это Луиджи, он же Крипто. Наш снабженец.

— У тебя тоже есть суперсила? — спросил Райан с притворным удивлением. Мог ли единственный безоружный человек быть особенным?

— Да, я фильтрую пиздёж, — ответил Луиджи, решив поделиться косяком с рыбами, бросив тот в море. — Кто твой любимый Геном?

— Ну, я не… — Чужая сила овладела разумом Райана, выкручивая ему язык. — Мистер Волна, он такой крутой.

— Серьёзно? — с лёгким раздражением спросил Луиджи. — Тебе нравится этот мерзкий чудик?

Райан не мог остановиться.

— Кстати, я больше по женщинам, но если бы Лео Харгрейвс пробрался ночью в мою комнату, я бы позволил ему…

— Ладно, ладно, тормози, давай без подробностей, — сказал Луиджи, и эффект выветрился из головы Райана. — Видишь? Как только начнёшь говорить, ты не сможешь мне соврать.

— Однажды, — предупредил Райан, погрозив пальцем Луиджи, — ты задашь мне неправильный вопрос, и ответ тебе не понравится.

То есть ему придётся перезагрузиться и начать сначала. Хвастаться остановкой времени — это одно, но Райан всегда молчал о своей точке сохранения. Когда-нибудь кто-нибудь сообразительный может найти способ обойти его козырный туз, поэтому Райан всегда держал его в рукаве.

— Почему ты привёл этого парня вместо Сферы? — пожаловался Луиджи Занбато. — Или Читтер?

— Они заняты другими делами, — ответил самурай. — И у тебя целых пять телохранителей.

— Пули не остановят никого из Меты, — ответил его собрат-мафиози и обратился к вооружённой троице. — Без обид, парни.

Занбато откашлялся.

— Мы всегда можем поспорить о безопасности после работы.

— Подводные лодки должны скоро прибыть, — ответил Луиджи. — Я заплатил Частной охране, чтобы те смотрели в другую сторону, так что на этом фронте проблем быть не должно.

— А что насчёт «Иль мильоре»? — с любопытством спросил Райан. — Вы можете купить даже супергероев?

Луиджи усмехнулся.

— Эти переоценённые клоуны? Не парься, они время от времени делают вид, что срывают наши операции, но они слишком боятся нас, чтобы попробовать что-то действительно серьёзное. Обычно они охотятся на одиночек, а не профессионалов.

— Они дают нам заниматься нашими делами, мы даём им заниматься их, — объяснил Занбато, вытаскивая ящики с машины Райана. — Это похоже на холодную войну. Но мы близко к Ржавому городу, а Меты уже нападали на наши поставки, так что будь готов.

— Значит пришло время помахать кулаками, — сказал Райан, открывая багажник своей машины, чтобы достать пневморукавицы.

Пневморукавицы были металлическими перчатками, впервые разработанными печально известным Гением Мехроном для экипировки дронов ближнего боя. Оружие Квиксейва выглядело как рукавицы с установленными на них гидравлическим поршневым тараном. Механизм толкал таран вперёд, отбрасывая противника при ударе; курьер даже улучшил оригинальную конструкцию, добавив эффект электрического удара, что вдвое увеличивало боль.

— Пневморукавицы, но не какие-то там обычные, — хвастался Райан Луиджи, надев и продемонстрировав их. — Я называю их «Братьями-кулачками», потому что они забивают людей до беспамятства. Все боятся ядерных бомб, но они? Они — настоящие бомбы.

Только Дух 2 засмеялся, показав, что у него одного есть будущее. Луиджи посмотрел на рукавицы Райана, затем на Занбато.

— Зан, я не знаю, на какой планете живёт твой парень, но явно не на нашей.

— Говорят, безумие — это яма, — весело ответил Райан, положив руки на пояс. — Неправильно говорят. Безумие — это американские горки.

— Он мне вроде как нравится, — сказал Занбато Луиджи, пока остальные приспешники помогали перетаскивать ящики в существующую кучу. — Он смешной.

— Странные тебе люди нравятся, и точка. — Луиджи пожал плечами и посмотрел на наручные часы. — В любой момент…

Вода возле пирса заволновалась, троица посмотрела через край. Из волн вынырнули три странные сферические батисферы, каждая из которых была достаточно большой, чтобы в них поместилось несколько человек. У машин не было никаких кабелей, в отличие от старых моделей батисфер, и вместо этого, похоже, приводились в движение небольшими винтами. Дверь из армированного стекла открылась, но Райан не увидел внутри никаких элементов управления или кнопок.

Райан ахнул, мгновенно узнав конструкцию.

— Их же Лен сделала!

— Эй! — крикнул Луиджи, когда курьер оттолкнул его, чтобы получше рассмотреть машины.

Райану потребовалось всего несколько взглядов, чтобы подтвердить свою гипотезу. Он мог узнать её работу среди тысяч: пристрастие к устаревшей стимпанковской технологии; суровость конструкции, с красотой, положенной на жертвенный алтарь варварской эффективности; тёмно-красная — её любимая — краска, потускневшая из-за морской воды.

Вид батисферы пробудил в Райане старые эмоции, давно погребённые под апатией и скукой. Ностальгия, радость, тоска… и даже надежда.

Наконец-то, после долгих лет бесплодных поисков, Райан наконец-то оказался на верном пути. Его дни одиночества скоро закончатся.

Он знал, что эта миссия поможет в прохождении его основного квеста!

— Лен… — Райан, изо всех сил стараясь не удариться в воспоминания, повернулся к Занбато и начал умолять его, как ребёнок. — Где вы достали их?! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

— Я не знаю, — ответил Занбато. — Техникой занимается подразделение Вулкан, не наше. Мы просто транспортируем и заведуем припасами.

— Я не уверен, что эти машины вообще нам принадлежат, — сказал Луиджи, отряхивая одежду и доставая телефон. Он начал печатать, возможно, посылая сигнал кому-то другому. Остальные бросали ящики в батисферы. — Просто помогите нам положить туда припасы, а дальше я уже разберусь. Становится холодно, и здесь небезопасно.

Кстати о холоде.

Райан, услышав это замечание, отметил, что с каждой секундой становилось холоднее. Неестественным таким образом.

Занбато тоже это заметил и немедленно приготовился к атаке. В его руках появился вращающийся меч сплошного малинового света, идеальная копия катаны.

— Они здесь, — сказал он, и бойцы тут же подняли автоматы.

Райан огляделся и быстро обнаружил, что они движутся с севера.

Фигура вдалеке заморозила море, образовав ледяной мост, по которому он катился. Райан мгновенно опознал Гуля, хотя вместо толстовки гериатрическая катастрофа покрыла тело слоями льда, образовав многослойную броню. Его тело испускало облако белого тумана, из-за чего было трудно различить его черты.

Позади Гуля летела ещё одна фигура, хотя «плыла» могло быть более подходящим термином. Второй Геном был одет в чёрный костюм химзащиты и противогаз, что придавало ему жуткую атмосферу. Его перчатки выпускали потоки сжатого воздуха, благодаря чему он перемещался над морем. Подводя итог, живая реклама Чернобыля.

— Гуль и Зарин, — узнал их Занбато. — Может больше.

— Я позабочусь о них, — сказал Райан, стремясь без промедления продолжить свой основной квест. — Вы можете продолжать свою чёрную физическую работу, миньоны.

— Хочешь драться с ними один? — немного обеспокоенно спросил Занбато. — Ты уверен? Они убийцы.

Ха, как будто его это остановит! Райан поднял большой палец вверх и направился на север к каменистому пляжу и супертанкеру. Он чуть не поскользнулся на промасленных камнях, но устоял и уставился на море. Два Психа явно нацелились на пирс и батисферы, возможно, кем-то предупреждённые.

Затем Гуль заметил Райана, который изобразил хоумран воображаемой бейсбольной битой.

Подобно быку, которому бросил вызов матадор, Псих моментально сменил курс, к большому удивлению его товарища. Он мчался на Райана с очевидным намерением убить.

— *** ублюдок! — заорал Гуль над морем, каменистый пляж по мере его приближения всё больше подражал арктическому пейзажу. Дюжина ледяных осколков образовалась из влаги вокруг Психа, в то время как из его рта лился такой поток оскорблений, что разум Райана автоматически подвергал его цензуре. — Тебе ***, я снесу твою *** башку и *** череп своим ***!

Детям слышать такое не стоило. Определённо не стоило.

— Ты зубы отрастил? — отметил Райан. — Много, наверное, молока пил.

В ответ Гуль прыгнул на пляж, одновременно запустив в Райана дюжину ледяных кинжалов. Судя по всему, вместо бейсбола он решил заняться метанием ножей. Курьер принял вызов.

Райан остановил время, вытащил ножи, спрятанные под плащом, прицелился и метнул их. Когда время продолжило свой ход, снаряды Гуля были отражены снарядами Райана; большинство ледяных осколков попало в склад позади, не задев свою цель, а метательный нож поразил незащищённый глаз Психа.

В яблочко! Ему потребовалось так много перезапусков, чтобы научиться метать ножи, но оно того стоило!

— Я сдеру с тебя кожу, как с апельсина, — прошипел с болью Гуль, вынимая нож, его крики звучали как музыка для ушей Райана. Вылившаяся из глазницы кровь превратилась в мороженое клубничного цвета, из-за чего курьеру захотелось есть. — А затем я выпью твою кровь и сладкий Эликсир в ней!

Другой Псих в этот момент приземлился на пляже, ударившись о ледяную землю с громким стуком и каким-то образом не поскользнувшись. Белый туман Гуля медленно расширял ледяной слой над пляжем, который теперь распространился на море и дорожку; Райан внезапно задумался, не добавить ли к своему костюму шарф.

— Гуль, какого хрена? — Хотя голос был несколько приглушён маской, мисс ядерная катастрофа явно была девушкой. — Ты слышал Адама. Груз в первую очередь.

— Это он! — зарычал Гуль, образуя ледяные лезвия на предплечьях и наводя их на Райана. — Ублюдок, который избил меня! Я же говорил, что он Августи!

Что за клевета? И это его благодарность за попытку Райана облегчить страдания этой древней окаменелости? А ещё говорят, что эвтаназия — это прогрессивно!

— Думаю, Адам не будет против, если мы сотрём в порошок одного из них, — сказала Зарин, указывая руками в перчатках на Райана, как будто он должен был этого испугаться. Она, должно быть, не мыла руки. — Если бы вы соображали, что для вас лучше, то держались бы подальше от Ржавого города, но, как мне думается, вы, ссыкуны, слишком медленно соображаете.

— Не волнуйся, — ответил курьер. — Что бы ни случилось, Ветродуйка…

— Ветродуйка? — в недоумении перебила его девушка в химкостюме. — Меня не так…

— Теперь тебя зовут Ветродуйка, потому что ты дуешь воздухом. — Затем Райан угрожающе указал пальцем на одноглазого. — А его — Пикард, потому что мне нравятся французские замороженные продукты.

Если так подумать, Ветродуйка как женское прозвище звучало довольно непристойно, из-за чего она, видимо, очень сильно расстроилась[2].

Её перчатки начали вибрировать, выпуская поток сжатого воздуха в Квиксейва. Лёд под ними начал трескаться от ударной волны, и Райан понял, что её стоило назвать Вибратором.

Остановив время на несколько секунд, Райан лениво уклонился от взрыва, при этом чуть не поскользнувшись на льду, выругался и позволил времени возобновиться. Сжатый воздух взорвал дорожку за пляжем, измельчая камни в пыль и превратив мостовую в прямую линию не менее десяти метров длиной.

Пытаясь устроить тройничок, Гуль с лезвиями наперевес катился на Квиксейва, не уступая в скорости автомобилю. Будучи не любителем такого, Райан избежал атаки, пригнувшись. Его остановка времени могла длиться до десяти секунд — и за десять секунд можно многое успеть, — но затем придётся мучиться в ожидании отката способности. Он длился столько же времени, на сколько Райан заморозил всё вокруг.

Используешь остановку времени на пять секунд, и в течение следующих пяти секунд не сможешь использовать её повторно.

Не понимая концепции личного пространства, Гуль продолжал пытаться пригвоздить Райана своим клинком, за что получил удар в живот. «Кулачок» активировался при контакте, таран пробил ледяную броню Психа и отправил его в обратном направлении искупаться в море. Вода замёрзла сразу же, как только он вошёл в неё.

К несчастью, «Кулачок» от контакта с белым туманом замёрз, отчего у него переклинило поршень. Чёрт возьми, у этих рукавиц всегда были проблемы с работоспособностью, когда накалялась ситуация.

Не заботясь о своём напарнике, Зарин продолжала атаковать Райана, который посмеивался над своей мысленной шуткой. Курьеру пришлось бежать с пляжа по дорожке, поскольку ударная волна разрушила лёд, из-за чего ему даже пришлось ненадолго остановить время.

— Ты можешь очень быстро дуть воздухом? В этом твоя сила? — Райан изо всех сил пытался не рассмеяться, но чуть не поскользнулся на заледеневшей мостовой, испортив момент. Ну почему он не выделил петлю, что научиться кататься на коньках? — Мой вентилятор может то же самое, только стоил он всего пятнадцать долларов!

Увидев бегство Райана и всё ещё жаждая его безраздельного внимания, Зарин указала руками на свои ноги и выпустила очередную ударную волну. Столб сжатого воздуха подбросил её вверх, позволив ей перепрыгнуть через гавань. Райан поднял глаза и получил прекрасный вид на её спину, но, к его большому разочарованию, она, казалось, парила внутри своего костюма. Очень странно.

— Откуда такая одержимость, Ветродуйка? — спросил Райан, пытаясь починить «Кулачки», чтобы он мог познакомить их с лицом этой сумасшедшей. Ничего неприличного. — Влюбилась в меня с первого взгляда?

— К несчастью для тебя, — ответила Зарин сверху, взмахивая перчатками, чтобы пролить дождь из коротких выстрелов на дорожку, — я некрофилка.

О, она тоже остряк! Райан был очень счастлив перекидываться с ней насмешками, даже если ему приходилось уделять немало внимания на то, чтобы избегать взрывов. Так много людей просто пытались убить его, не обмениваясь любезностями, и это было просто грубо.

Снова остановив время, Райан побежал и сумел добраться до той части дорожки, которая не была замёрзшей. Бежать по льду было намного труднее, чем казалось, и, что более важно, выглядел он при этом совершенно неуклюжим. Когда время вернулось в колею, залп Зарин превратил замёрзшую мостовую в сыр. На горизонте курьер заметил, что Занбато и Луиджи заканчивают погрузку припасов, поняв, что он может хорошо справиться с ситуацией.

— Я уверен, мы сломаем лёд между нами.

— Это просто жалко, — ответила Зарин, приземлившись на крышу склада. Высота дала ей лучший обзор дорожки, а твёрдая поверхность под ногами позволила целиком сосредоточиться на Райане. На этот раз, решив собственные проблемы с эффективностью, она перешла с коротких очередей на непрерывный огонь.

— Неужели моё приглашение… не растопило твоё сердце? — невинно крикнул Квиксейв мисс Чернобыль, убегая и продолжая чинить «Кулачки». Продолжительный взрыв обрушился на дорожку позади него, камни падали на пляж. Честно говоря, Райана удивило, что они не разбудили весь район.

— Да когда ты заткнёшься?! — раздался рычащий голос Гуля, когда промокший Псих прыгнул на дорожку для второго раунда. Даже в ледяной броне он с каждым шагом оставлял за собой солёную воду, и… это что, морская звезда прилипла к его ноге?

— В любом случае, как я уже говорил перед тем, как ты меня перебила: что бы ни случилось… — Райан повернулся к своим противникам и протянул руки, изо всех сил стараясь выглядеть потрясающе. — Я не буду воспринимать вас всерьёз.

[1] Коронная фраза Марио из игр Нинтендо.

[2] Тут стоит сделать пояснение: из-за игры слов корректно перевести прозвище не получилось. В оригинале оно пишется «Blower», и дословный перевод — вентилятор/воздуходувка (т. е. то, что дует воздухом). Однако глагол «to blow» может означать «взрывать» (как эта суперзлодейка «взрывает» потоками воздуха), а также жаргонное «сосать член» (из-за чего Райан и подмечает непристойность этого прозвища).

Глава 5 — Миссия выполнена

Багз Банни.

Этот кролик был самым любимым персонажем Райана из всего придуманного человечеством, и он посмотрел все мультфильмы с ним во время своих бесконечных странствий. Курьер всегда смеялся над тем, когда охотникам не удавалось поймать хитрое животное, и их ярость росла с каждой пролетевшей мимо пулей.

Так что для этих двоих происходящее, должно быть, было очень неприятным.

— Прекрати! — К этому времени Гуль так сильно разгорячился, что его стало сложно разглядеть сквозь окружающий его белый туман. Вся гавань медленно замерзала по мере того, как Псих швырял в Райана глыбы льда размером с машину. — Хватит уворачиваться!

Райан с ленцой остановил время, ушёл с пути снаряда, а затем отключил свою силу. Чем больше Псих злился, тем сильнее падала его точность. К сожалению, белый туман, окружающий мистера Костяного, не позволял Райану приблизиться, не замёрзнув на месте.

Вот знал же, что ему следовало купить свитер потолще.

— Гуль, он спидстер! — прорычала Зарин, по-прежнему стоя на крыше ради более выгодного положения. Она добилась не больших успехов, чем её союзник, в убийстве Райана, который издевался над ней, останавливая время в тот самый миг, когда её взрывы были в дюйме от него. Один раз курьер даже умудрился послать ей воздушный поцелуй. — Просто заморозь его уже!

— Я не спидстер, я Квиксейв! — крикнул Райан, прежде чем раскрыть свой величайший секрет. — Я бессмертен, только не говори никому!

— Скоро ты станешь кровью на мостовой!

Какой мостовой? К этому моменту два Психа разрушили всю набережную, превратив её в ледяную пустошь из снега и кратеров. Райан был вынужден постоянно двигаться на север, чтобы найти землю, на которой можно было стоять, в конечном итоге заманив дуэт на пустую парковку.

Пока Гуль преследовал его на своих двоих, его спутница скользила по уличным фонарям, каким-то образом сумев не поскользнуться. С её движениями было что-то не так, как будто у неё совсем нет веса. Все Психи были мутантами, так что под её защитным костюмом должна скрываться аномальная физиология.

— Извините, но вы делаете мороженое и выдуваете воздух, — заметил Райан. — Домашняя техника может то же самое. Я же контролирую стержень всей реальности. Не хочу, чтобы это прозвучало покровительственно, но…

Гуль с яростным рычанием выпустил широкий поток белого тумана, замораживая всё на своём пути.

Райан просто активировал остановку времени и снова увернулся. Тем не менее, погоня ему наскучила, и сейчас ему представился шанс: он схватил два метательных ножа и запустил один в оставшийся глаз Гуля, второй — в Зарин.

Когда время вернулось, Гуль лишился второго глаза, а Зарин поймала нож в грудь.

— Вы не упрощаете дело.

Однако Райан замолчал, увидев, как из-под защитного костюма Зарин вышел зелёный газ. От странной субстанции уличный фонарь под Психом моментально начал ржаветь, в результате чего электрические цепи замкнуло, а металл медленно согнулся. Зарин зажала дыру рукой, пытаясь удержать газ внутри.

А он ведь знал, что она только и может, что воздух сотрясать.

— Завалю… — заскулил Гуль, его лицо из-за всей ледяной крови, текущей из черепа, теперь выглядело как клубничный шербет. Это было немного ужасающе, но Райан видел и похуже. — Завалю на хер…

— Гуль, я знаю, что вид моего броского костюма и длинной окровавленной биты заставил тебя влюбиться в меня с первого взгляда, — насмехался над ним Райан. — Поверь, со мной такое не в первый раз. Но я просто не вижу нас вместе.

— Богом клянусь, — прохрипело отвратительное мороженое, закрыв лицо руками, — если ты ещё раз пошутишь, я…

— Будешь относиться ко мне с холодком? — усмехнулся Райан, не в силах сдержаться.

Гуль взорвался в яростном крике, его тело поглотил белый туман. Странная субстанция кружилась вокруг него, создавая слои сталагмитов.

Когда туман рассеялся, Гуль исчез, а его место занял четырёхметровый титан из льда и снега. У этого странной смеси снеговика и ежа были булавы вместо рук и толстая защита из ледяных шипов.

— Ой.

Райан едва успел отскочить в сторону, когда снеговик-переросток попытался раздавить его, как жука. Абсолютная сила элементальной конструкции расколола бетон и сотрясла землю. Зарин тем временем была слишком занята, чтобы помочь, пытаясь прикрыть дыру в своем костюме.

Как Гулю удалось заставить это тело работать? Лёд так себя не ведёт, он даже не гнётся! Райан называл это читерством!

Грохот эхом разносился по парковке, становясь всё громче с каждым новым шагом. Что-то тяжёлое мчалось к полю битвы, чтобы забрать часть славы.

— Квиксейв! — Занбато ворвался на парковку, в его руках появился меч малинового света. — Охрана приближается!

— Вы же вроде заплатили им? — спросил Райан, уклоняясь от очередного удара Гуля. Его заинтересовало, как Псих находил его без глаз, подозревая, что это как-то связано с температурой.

— Мы заплатили им, чтобы они игнорировали доставку, а не разрушение гавани! — Занбато взглянул на двух Психов и первым делом разрубил уличный фонарь, на котором стояла Зарин. Мисс Чернобыль проскользила к другому концу стоянки, подтвердив подозрения Райана, что она состояла из газа.

Занбато переключился с Зарин на её компаньона, который теперь был ближе; двигаясь с огромной скоростью, несмотря на тяжёлую броню, он чистым ударом отсёк гигантскому снеговику ногу. Тем не менее, конечность быстро приросла к телу, и Занбато пришлось отступить, чтобы не замёрзнуть в тумане. Мафиози Августи продолжил попытки одолеть гиганта, и Гуль счёт его настолько раздражающим, что отказался от погони за Райаном и атаковал нового врага.

Над ними эхом разнёсся звук авиации. Райан поднял глаза и увидел пролетающий над парковкой ударный вертолёт. Он узнал в нём модифицированную Агусту A129 «Мангусту», пилотируемую двумя охранниками.

Райан помахал им стопкой банкнот в знак дружбы.

Они ответили ракетой.

Райан остановил время ровно настолько, чтобы уйти с пути бомбы, благодарный, что они не использовали лазерное оружие; он был быстрым, но не быстрее света. Когда время ожило, он быстро понял, что охранники целились во всех, и ракета попала в середину поля боя.

Занбато прикрыл лицо рукой и устоял на своих двоих, его броня отражала обломки; снеговик Гуля же принимал снаряды, не выказывая никакого дискомфорта. Зарин, однако, отбросило взрывом, и она в ярости вскочила на ноги.

— Отъебись! — Девушка в химзащите одной рукой прикрыла дыру в костюме, а вторую направила в небо. Секунду спустя она запустила взрывом прямо в вертолёт, уничтожив хвост и отправив его ускоренным курсом к земле.

Ладно, это длилось достаточно долго. Время для игр кончилось.

Когда Зарин навела перчатку на Райана, курьер остановил время в последний раз.

Он взглянул на вертолёт, чтобы оценить, нужно ли ему спасать охранников, и заметил летающую рядом с вертолётом фигуру. Человекоподобную фигуру, которую в темноте было почти невозможно разглядеть, было видно только благодаря дыму, который размывал её очертания. Вероятно, спасающий охранников Геном был на зарплате у Dynamis.

Хорошо. Это означало, что Райан мог сосредоточиться на битве.

Манипулятор времени зашёл за спину Зарин, избегая висящих в воздухе облаков токсичных паров из её раны, и направил её руку в сторону Гуля.

Время возобновилось, и гигантский снеговик получил в лоб полную и продолжительную струю сжатого воздуха. Физика есть физика — ледяная конструкция взорвалась дождём из капель и осколков, и беспомощный Гуль упал лицом на землю. Занбато быстро разрубил его напополам в стиле казни, в то время как вертолёт разбился о замёрзший пляж к западу от них.

Внезапно осознав, что произошло, Зарин едва успела повернуть голову и оглянуться через плечо.

— Выдуй-ка это.

И Райан познакомил свой «Кулачок» с её лицом.

Пневморукавица разбила стеклянные части её маски и отбросила девушку назад. Райан едва успел отпрыгнуть в сторону, когда из дыр в маске вырвались потоки газа; как воздушный шарик, мисс химзащита на полной скорости полетела к горизонту, не в силах управлять траекторией полёта. Она летела какое-то время, пока наконец не врезалась в обломки супертанкера вдали.

Райан взглянул на «Кулачок», поморщившись из-за того, что газ за считанные секунды превратил поршни в металлолом. Да, конечно, он мог бы закончить всё намного быстрее, разделавшись с Психами в остановленное время…

Но в жизни главное не победа. Главное — это веселье.

— Она мертва? — спросил Занбато, подойдя к Квиксейву.

— Не уверен, — пожал плечами Райан, прежде чем сообразить, что не видит свою любимую нежить среди останков снеговика. — А Гуль?

— Нет, это его другая сила. Он никогда не умирает, даже если у него отсутствуют нужные органы.

— Он тоже бессмертен? — Райан потрясённо ахнул.

— Ему это не очень-то нравится. Я разрезал его на большее количество кусков, чем праздничный торт, и выбросил голову в море. — Занбато взглянул на место, где Зарин подорвала вертолёт Частной охраны. Машина упала в Средиземное море, таинственный супергерой пропал. — Команда Луиджи уже уехала, и нам нужно свалить до того, как прибудут новые охранники. Подвезёшь меня?

— В любое время, — насвистывая, ответил Райан. Он уже слышал, как его самоходный Плимут Фьюри кружит вокруг поля битвы, чтобы добраться до них.

— Твоя машина может двигаться сама по себе? — спросил впечатлённый Занбато.

— Если ты правда хочешь знать, — Райан раскрыл свой самый тёмный секрет, — у меня нет водительских прав.

* * *
В конце концов, дуэт покинул разрушенную гавань и едва не пересёкся с тремя бронированными минивэнами Частной охраны.

Перед тем как покинуть этот район, Райан бросил последний взгляд на разрушенный вертолёт, останки которого затонули в море. Он надеялся, что с пилотами всё в порядке; они просто выполняли свою работу — хотя и слишком рьяно — и, если бы они погибли, он бы задумался о создании нового цикла, чтобы спасти их жизни.

— Можешь высадить на этом углу, — указал Занбато на железнодорожную станцию. — Моя девушка заберет меня.

— У тебя есть девушка? — спросил Райан. — Это чудесно.

— Да, я уже говорил… — Занбато умолк. — Я понял. Однажды я познакомлю вас, я уверен, вы поладите. У вас одинаковое чувство юмора.

— Без ложной скромности, я неподражаем.

— Это уж точно! — ухмыльнулся Занбато, вылезая из машины и ступая на тротуар, мимо проходили двое пьяных парней. — Послушай, о твоей девушке… Если эти подводные лодки — её рук дело, я ради тебя спрошу у Вулкан. Мы раскроем эту загадку в кратчайшие сроки.

— Буду очень признателен, Зан! Можно ведь называть тебя Зан? Или Занни?

— Джейми, — ответил самурай, пожимая Райану руку перед уходом. — Можешь звать меня Джейми.

Райан смотрел, как он уходит, с прекрасным чувством удовлетворения. Какая прекрасная ночь.

Мало того, что Райан нашёл зацепку к Лен — самой Лен — он также нашёл нового друга! Приятного, дружелюбного гангстера. Конечно, в этом цикле после всего случившегося уйти с рута Августи уже не получится, но это ничего. Ещё несколько миссий, и они дадут ему важную информацию, необходимую для поиска его лучшего друга.

Но это подождёт, сейчас ему нужен хороший крепкий сон. Завтра утром ему придётся чинить заржавевшие «Кулачки», а уклонение от атак целую ночь серьёзно его вымотало.

Через час Райан наконец добрался до двери своего гостиничного номера, готовый рухнуть на кровать.

Его рука коснулась дверной ручки, чувствуя лёгкое давление, сопротивляющееся его толчку.

Щёлк.

— М-м-м?

Прежде чем Райан понял, что его поразило, этаж взорвался газом и огнём.

* * *
Это было пятое по счёту 8 мая 2020 года, поэтому Райан остановил свой Плимут Фьюри посреди дороги.

Конечно, немало автомобилистов сигналили Геному, угрожая телесными повреждениями, если он не двинется с места. Курьер проигнорировал их, размышляя о том, что только что произошло, прежде чем принять решение.

— Я меняю отели, — пообещал Райан, снова направляясь к Ренеско. — Этот город совсем небезопасен.

Он задался вопросом, страхуют ли гостиницы от террористических атак.

Глава 6 — Точка отклонения

Чтобы не изменить победный день, Райан сделал всё так же, как и в прошлом цикле. Он подъехал к пабу Ренеско, дождался, пока войдёт Гуль, а затем протаранил Психа в спину своим Плимутом.

Однако, открыв багажник, чтобы взять бейсбольную биту и закончить работу, курьер почувствовал укол вины. Сможет ли он жить с такой ленью? Избивать старый мешок с костями одним и тем же способом, снова и снова? Не мог ли он придать этому моменту немного больше достоинства и уникальности?

Ммм…

Новизны ради Райан схватился за дробовик. Он в танце приблизился к Гулю и выстрелил в левое колено, прежде чем тот успел понять, что вообще происходит. Ублюдок-нежить чуть не рухнул, но сумел ухватиться за стойку.

— Эй, ты в порядке? — спросил курьер своего любимого товарища по стрельбе. — Выглядишь неважно.

— Ты выстрелил в меня! — зарычал Псих наполовину удивлённо, наполовину разгневанно. — Ты прострелил мне ногу!

— Тебе нужно в больницу? — заботливо спросил Райан, перезаряжая дробовик.

— Я тебе… — Райан выстрелил в другое колено, заставив Гуля с криком упасть на пол. — Ублюдок!

— А теперь точно нужно!

У курьера было ощущение, что они будут заниматься этим очень часто.

* * *
Расстреляв Гуля везде, где это имело смысл — и даже там, где не имело — Райан расплатился с Ренеско и Частной охраной, прежде чем отклониться от предыдущего цикла.

Усвоив урок с прошлого раза, Райан выбрал другой отель, в котором, как он надеялся, его номер не подорвут; в месте вдали от туристических зон. Он поехал на юг, в сторону плебейского района, и уже видел причину этого названия; как только он покинул побережье и места притяжения туристов, архитектура изменилась. Казино и ночные клубы исчезли, их сменили сгруппированные вместе трехэтажные жилые дома и узкие улочки. Маленькие рынки и кафе источали дразнящий запах еды.

В конце концов, Райан добрался до арабского района, который он определил по рекламным щитам, большинство из которых пестрели надписями на арабском и турецком, хотя временами он улавливал немного испанского. Местные, насколько слышал Райан, называли этот район Малым Магрибом.

Он проехал мимо идеальной копии синагоги Турина — Райан посетил оригинал, хотя ему понадобился защитный костюм, чтобы пережить поездку по облучённому городу — стоящей по соседству с мечетью. Оба здания выглядели слегка заброшенными, что показывало, как мало Dynamis и другие корпорации заботились о сохранении религиозных объектов.

Однако захватил его внимание холм на юге, который, казалось, был самым высоким природным объектом города. На его вершине стояло огромное поместье размером примерно с Ватикан, а его архитектура явно вдохновлена античными работами. Оно включало огромную многоэтажную римскую виллу, фонтаны, частный парк и даже уменьшенную копию греческого Парфенона. Было ясно, что живущий там обладал огромным комплексом бога.

Но откуда такая одержимость мраморными колоннами? Почему никто никогда не ставил обелиски разнообразия ради?

И, что странно, на километры вокруг этого поместья ничего не было построено, наверх вела только одна дорога, а холм был окружён укреплённым забором и силами безопасности. Любопытно. У Райана была хорошая идея, кто обитал в этих залах, и потому решил держаться от этого места как можно дальше.

Да, всё же было несколько человек, против которых Райан не рисковал испытывать своё бессмертие, по крайней мере, пока. Особенно сейчас, когда после стольких лет он наконец начал подбираться к Лен.

Новый отель был… намного грязнее предыдущего. Владелец променял камеры видеонаблюдения на тараканов на стенах, а кровать Райана пахла «блаженством» — грибным наркотиком, который все употребляют в нынешние времена. В душе даже кто-то нарисовал член рядом с номером для вызова проститутки.

Райан поступил логично.

Он, одержимый любопытством, позвонил.

— Ага? — ответил мужской голос.

Райан взглянул на граффити, затем, не сказав ни слова, повесил трубку, посмеиваясь про себя. Некоторые вещи никогда не менялись.

* * *
На следующее утро, как и в предыдущем цикле, Райан занимался наукой в одном нижнем белье. В этот раз, однако, он больше сосредоточился на усилении «Кулачков», чтобы их не заклинило от ледяного трюка Гуля, который он провернул в последней схватке. Курьер не мог допустить, чтобы его оружие работало не на полную мощь во время избиения старого костлявого крикуна.

Ещё он искал в Дайнанете информацию о наблюдениях подводных лодок и батисфер в местном заливе, но безуспешно. Он разузнал, что старый остров Искья, который он видел во время поездки по побережью, превратился в токсичные руины с тех пор, как Мехрон своими бомбардировками откинул Италию в каменный век. В отличие от других областей, корпорации никогда не озадачивались его восстановлением.

Августи куда-то отправили те ящики, и должна быть причина, по которой они использовали не обычные лодки, а подводные, построенные Гением. Может быть, эти припасы отправились на остров? Он не мог этого доказать, но у Райана было хорошее предчувствие.

Его исследование прервал стук в окно и вид знакомой крылатой героини.

Райан воспроизвёл тот же разговор, что и в прошлый раз, только на третьем этаже, а не на десятом. Виверна, однако, выглядела немного более нервной, чем в последнем цикле. Может быть, сказывалась близость к горной усадьбе?

Кроме того, Райан заметил, что улица под его номером опустела, как только объявилась Виверна. Похоже, «Иль мильоре» не снискала здесь любовь.

— Ты утверждаешь, что сегодня Меты освободят Гуля при соучастии продажных охранников? — нахмурилась Виверна. — Откуда ты это знаешь?

— Ну кто же просит фокусника раскрывать свои трюки? — ответил Райан — Я просто говорю, что тебе, наверное, стоит самой сопровождать эту жуткую нежить.

— Если то, что я услышала, правда, то даже если они отобьют его, далеко он не убежит. Медики сказали, что в его теле пуль больше, чем целых костей. — Виверна ненадолго замолчала, сосредоточившись на своём наушнике. — Похоже, ты был прав. Пока мы говорим, Меты среди бела дня напали из засады на транспортный конвой Гуля.

О, так вот почему она тогда так торопилась? В последнем цикле она явно была недостаточно быстрой, но, может, в этот раз всё получится?

— Прежде чем ты отправишься спасать мир и убережёшь меня от будущей битвы с мини-боссом, — Райан указал в сторону холма и находящегося на нём поместья, — как называется этот прекрасный и ничуть не подозрительный парк в римском стиле?

— Официально? Хиллсайд. Неофициально? — Виверна вздохнула. — Гора Августа.

Он даже сплагиатил гору Олимп, но переименовал её в свою честь. Её стоило назвать горой Нарцисса.

— Береги себя, — сказала Виверна Райану, передав ему визитную карточку, после чего беззвучно улетела. Райан смотрел, как она быстро исчезает, гадая, получится ли у неё на этот раз.

В любом случае, несмотря на это небольшое отклонение, ему не о чем беспокоиться. Ему просто нужно дождаться звонка Вулкан, и всё вернется на круги своя. Поскольку он находился недалеко от территории Августи, можно не сомневаться, что они свяжутся с ним в ближайшее время.

Звонок раздастся в любую секунду.

В любую секунду.

КАБУМ!

Звук далёкого взрыва поразил Райана, который открыл окно. Он заметил поднимающийся вверх столб дыма, примерно в том направлении, куда полетела Виверна.

Дерьмо.

* * *
Вулкан не звонил ему весь день.

Обеспокоенный, Райан всё равно пошёл ночью в «Бакуто», но охранники отказались впустить его, когда он заявился в своём костюме. В отличие от прошлого раза, они мягко сказали ему свалить на хрен, когда обнаружили у него атомную бомбу.

Как будто в наше время носить с собой термоядерное устройство — преступление!

Итак, Райан вернулся, но без маски и в штатском; он даже надел стильный красный галстук. На этот раз охранники приняли его за обычного клиента, и ему удалось проскользнуть внутрь.

— Привет, дружелюбный безымянный статист, — обратился Райан к карточному крупье, играющего в блэкджек с группой хорошо одетых профессиональных игроков прямиком из фильма «Казино Рояль». — Я ищу Занбато. Не видел его?

— Занбато? — нахмурился крупье. — Нет, его сегодня здесь нет.

— Тогда моего друга-сантехника Луиджи?

— Нет, не видел, — пожал плечами дилер. — В чём дело? Я могу передать им сообщение, если встречу.

Чёрт. Тем не менее, Райан наклонился к уху дилера и прошептал:

— Апельсин в курятнике.

— Апельсин в курятнике?

— Это код, они поймут. От этого зависит их жизнь, так что не облажайся. — Дилер серьёзно кивнул, обещая передать сообщение.

Но всё равно, чёрт побери! Очевидно, что-то где-то пошло не так, но чем это было вызвано? Стрельбой в Гуля? Сменой гостиницы? Предупреждением Виверны о побеге Гуля? Что бы это ни было, из-за этого он выпал из поля зрения Августи или сменились их приоритеты, и как раз тогда, когда он наконец нашёл зацепку, ведущую к Лен!

Райан на всякий случай остался в казино, играя часами. Зная результаты каждой игры, он накопил неплохую сумму на рулетке и ставках в Колизее, однако он был очень осторожен, чтобы не выиграть по-крупному. Имея опыт жульничества длиною в целые жизни, курьер овладел искусством выглядеть профессиональным игроком: жертвовать деньгами, когда необходимо, обсуждать излишне сложные теории вероятностей с другими игроками и симулировать нервное напряжение в ожидании результатов. Он также честно играл в покер и блэкджек, даже не пользуясь остановкой времени, чтобы подсмотреть карты соперников.

В конце концов, главной защитой от антипровидческих способностей была банальность. Провидцы были редкостью и обычно вели себя очевидно, всегда пытаясь добиться крупного успеха; в то же самое время опытных игроков и талантливых любителей была тьма тьмущая. Райану просто нужно было убедить охранников, что он принадлежит к последним, выигрывая большие, но правдоподобные суммы, и это сработало.

Райану обычно нравились эти трюки, но сегодня у него сердце к этому не лежало. Вместо этого он продолжал задаваться вопросами. Пойти ли ему в гавань на операцию доставки, даже будучи не приглашённым? Это могло вернуть его обратно на рут Августи, но Райан не был на сто процентов уверен, что так и произойдёт.

Кроме того, кто убил его в последнем цикле? Меты были очевидными подозреваемыми, но это могло быть и не связано с ними. Поскольку курьер примкнул к Августи после того, как отказал Виверне, Dynamis могла просто приказать убить его.

Нет, самым простым решением было перезагрузиться и внести изменения после получения миссии Августи, но сначала Райану нужно было умереть.

Автомобильная авария? Слишком обыденно. В ДТП он погибал почти так же часто, как от рук враждебных Геномов.

Пуля в голову? В последнюю свою попытку он очнулся полгода спустя, и медики поздравляли друг друга с «чудесной» операцией.

Железнодорожные пути? Неоригинально, сейчас так все делают.

Римское самоубийство? В тему и стильно, но придётся искать меч или болиголов[1].

— Хорошая игра. — Райан взглянул налево и увидел великолепную женщину, которая присела прямо рядом с ним. Это была элегантная дама с длинными чёрными волосами, в малиновом платье и родинкой на правой щеке. Она играла с бокалом, полным алкоголя, явно пытаясь привлечь внимание Райана. — Впервые тебя здесь вижу.

Как странно: все хотели подружиться с Райаном, стоило ему начать выигрывать деньги. Неужто дело в его природном магнетизме?

— Прошу прощения, но я сейчас занят мыслями о другом.

— Что может быть важнее накопления большой кучи денег? — спросила она, кокетливо играя со своим бокалом.

— Я пытаюсь найти способ самоубийства, которым не пользовался раньше. Что-то оригинальное и необычное.

Вопрос ошеломил её, но она его обдумала.

— Прыжок в Везувий? — предложила она.

Райан мог поклясться, что уже участвовал в схожем разговоре в предыдущем цикле.

— Уже, но не в Везувий, а в Этну.

— Не знала, — ответила она, потягивая коктейль. — Ты хочешь покончить жизнь самоубийством или это теоретический вопрос?

Ему уже наскучил этот разговор, и он не сумел найти метод самоубийства, который он ещё не пробовал. Райан поднял руку, подзывая официанта.

— Можно мне электрический вентилятор?

— Вентилятор, сэр? — недоумённо спросил официант. Ответом Райана стали чаевые в триста евро.

Минуту спустя у него был вентилятор.

Оставив большую часть выигрыша себе, Геном сложил тысячи банкнот евро перед вентилятором, направив его к центру казино. Женщина рядом с ним, вероятно, догадалась, что пришло ему в голову, если вспышка осознания в её глазах имела хоть какой-то смысл.

Райан включил вентилятор, и банкноты разлетелись по всему казино.

— Самому быстрому! — закричал он так громко, как только мог, и в глазах у всех блеснула жадность.

Когда Геном покинул «Бакуто», все посетители дрались за банкноты, включая женщину. Даже вышибалы и работники пытались схватить пригоршню.

Не обращая внимания на начатый им хаос, Райан взглянул на визитную карточку Виверны и логотип Dynamis на обратной стороне. Может, их проверить?

Ммм… нет. Лен была первым пунктом в его списке — единственным пунктом. Он устал от долгих лет одиночества и хотел любой ценой найти её.

Августи уже дали ему подсказки. Райан знал, что её техникой пользуются и что подобными гениальными устройствами торгуют в Ржавом городе. Если в этом цикле рут Августи был закрыт для него, то он должен попытаться разузнать, где они могли достать батисферы. Если чёрный рынок товаров Гениев существует, он должен его проверить.

А убить себя он всегда успеет.

[1] Из английской википедии: «Принудительное самоубийство было распространённым средством казни в Древней Греции и Риме. В знак уважения это право оставляли за аристократами, приговорёнными к смертной казни; жертвы либо выпивали болиголов, либо падали на мечи»

Глава 7 — Ржавый город

Местные не шутили, когда говорили, что Ржавый город обнесён стеной.

Продвигаясь всё дальше на север, Райан увидел укрепления, отделяющие этот район от остальной части Нового Рима. Они представляли собой не столько стены, сколько смесь из высоких стальных цилиндров, проволочных заборов, установленных камер и систем наблюдения. Обученные Геномы, занимающие сторожевые башни, с помощью манипулирования ветром гнали выбросы от туристических районов обратно в Ржавый город, чтобы богатеи не дышали тем же воздухом, что и низшие классы. Поскольку все они производили потоки воздуха, Райан предположил, что они использовали поддельный эликсир «Буря», который давал его хозяину незначительный аэрокинез.

Объезжая укрепления в поисках входа, Геном включил радио «Dynamis», чтобы послушать новости.

«…мы получили подтверждение, что вчерашний взрыв в Малом Магрибе был результатом короткой дуэли между нашей любимой защитницей Виверной и Геномом-преступником, известной как Вулкан».

Райан немедля увеличил громкость.

«Вулкан, ранее известная как «Городской партизан», некоторое время была помощником Виверны, прежде чем присоединиться к преступному синдикату, известному как Августи. Согласно сообщениям, Вулкан была вынуждена бежать после того, как нанесла серьёзный побочный…»

О, теперь понятно, почему Вулкан на этот раз не связалась с ним. Маленький Магриб, вероятно, был недалеко от убежища Августи, и он — или она? Райан не запомнил — решил устроить засаду на Виверну, когда представилась возможность. Возможно, она получила тяжёлые ранения, из-за чего Райан пропал с радаров мафии.

Стоит ли в следующий раз менять отель? Нет, лучше оставаться в первом отеле, пока с ним не свяжется Виверна, а затем переехать, чтобы избежать попытки убийства, которым завершился последний цикл.

«…Псих-криокинетик, известный как Гуль, вчера утром совершил попытку побега из-под стражи Частной охраны, но был быстро пойман «Иль мильоре», — продолжило радио. — «Энрике Манада, менеджер команды супергероев, заявил, что «пока Dynamis остаётся сильной, завоеватели и безумцы никогда не закрепятся в Новом Риме».

По крайней мере, предупреждение Виверне не пропало даром. Она, наверное, передала информацию о нечистой на руку Частной охране своей команде, которая успела вмешаться.

И, опять-таки, убежать безногому Гулю должно было быть сложновато.

В конце концов Райан добрался до пограничного пункта, охраняемого тремя бойцами из Частной охраны. У всех было защитное снаряжение и лазерные винтовки. Их главный подал Райану знак остановиться, и Геном изо всех сил старался выглядеть невиновным.

Из-за маски и полного обмундирования Квиксейва это было довольно проблематично, но главное, что здесь играло роль — это отношение.

— Стоять, — сказал охранник. — Без соответствующего разрешения или допуска на работу въезд запрещён.

— Я просто прогуляться, — сказал Райан. — Я слышал, что тут зоопарк есть.

— Это место и есть зоопарк, — пробурчал охранник. — Послушайте, гражданин, это рубеж цивилизации. Далее — необузданный дикий город, и мы единственные люди, стоящие между Новым Римом и полчищами варваров, готовых разрушить его.

— Ну, когда я смотрю на вас, мне и правда становится страшно за цивилизацию.

— Не зря становится, — ответил мужчина, пропустив очевидный сарказм. — Так что, если вы хотите пройти с соответствующим разрешением, вам придётся внести вклад во взаимную оборону нашего сообщества.

— Конечно, — ответил Райан. — Вы не собираетесь проверять мою машину на предмет наркотиков, оружия или чего-нибудь подозрительного? Клянусь, я чист, как в день своего рождения.

— Зависит от того, какой вклад вы готовы внести.

Неудивительно, что Августи и Мета с такой лёгкостью входили и выходили из города. Поскольку охранники даже не пытались скрыть свою продажность, внезапные проверки, по всей видимости, заглядывали к ним крайне редко.

Как только он миновал контрольно-пропускной пункт, Райан понял, почему этот город называют Ржавым.

Прежде всего, резко упало качество воздуха, даже сильнее, чем в гавани: запах ржавчины и химикатов был настолько всепроникающим, что курьер задумался, не сливает ли кто-нибудь токсичные отходы прямо на улицу. Райану пришлось закрыть окна и активировать воздушный фильтр маски, чтобы стало терпимо.

Практически все дома и трёхэтажные многоквартирные дома пришли в аварийное состояние, окна были разбиты, стены из шлакоблоков разрисованы граффити, а некоторые вовсе рассыпались. Район был совершенно тесным: улочки образовывали настоящий лабиринт и были слишком узкими, чтобы его машина могла проехать, пожарные лестницы скрывались в тенях, несмотря на дневной свет. Уличные фонари не работали, и толстый слой смога окрасил мир в болезненно-жёлтый. Каждый кусок металла выглядел ржавым, вероятно, из-за выбросов.

Даже Райан, который всякое повидал, был потрясён условиями жизни местных жителей. Скваттеры заняли все пустующие дома, дилеры в открытую продавали «блаженство» бездомным, а местные жители избегали взгляда Райана, когда тот смотрел на них. Все носили шарфы, маски или другие средства защиты от газа, даже дети.

В какой-то момент Геном проехал мимо трупа, который гнил в мутной воде, скопившейся из-за забитого входа в канализацию. Рядом с грудой мусора сидела стая диких собак, ждущая, пока Райан проедет, чтобы поесть.

Райан мог выдавать шутки обо всём, но сегодня у него не было сил для юмора.

Заметив дилера, который не отводил взгляда, он опустил окно, чтобы спросить, где найти технику гениального производства. Тот дал указания, как добраться до местечка под названием «Магазин Поли», но не раньше, чем попытался продать Райану грамм «блаженства» за возмутительную сумму. Как оказалось, цены подскочили с тех пор, как Мета начала нападать на поставщиков местных дилеров.

Отыскать «Магазин Поли» не составило труда, главным образом благодаря яркой неоновой вывеске его заведения; правда, владелец мог бы найти для своего магазина тупиковый переулок пошире. Геном припарковался перед дверью, на всякий случай схватил винтовку Гаусса и пошёл внутрь.

— А вот и Джонни![1] — крикнул Райан, открывая дверь без стука.

Наиболее точно магазин можно было описать как беспорядочный гараж с полками из скопившегося хлама. Это была настоящая и плохо вентилируемая пустыня инструментов; с потолка свисали выкопанные из мусора детали автомобилей, а лампочки выдавали как можно меньше света.

За прилавком стоял худощавый, лысеющий мужчина лет сорока, наполовину француз, наполовину британец; Райан мог опознать этих странных существ с первого взгляда. В ответ на его незабываемое появление владелец магазина немедленно навёл на своего клиента ракетную установку. Похоже, собранная из мусора гениальная техника.

— Ты… — В глазах Поли за очками мелькнула вспышка признания. — Это ты?

— Да, я! — Райан был счастлив; он стал настолько знаменит, что люди узнавали его с первого взгляда! — Ты мой фанат?! Я знал, что они у меня есть!

— Фанат? — владелец магазина чуть не задохнулся, продолжая держать прицел на лице Квиксейва. — Маньяк чёртов, ты разрушил мою старую мастерскую в Отранто!

— Разрушил? — недоумённо спросил Райан. — Когда?

— Два года назад ты врезался в неё на самолёте, а затем отдал мне письмо! — прорычал Поли. — Тебя наняли доставить мою почту, и ты сказал, что хочешь устроить «незабываемое появление»[2]!

Что ж, это действительно походило на то, что он бы сделал. Райан внимательно рассмотрел мужчину, и он показался ему смутно знакомым. Но…

Нет.

Не-а. Совсем ничего.

— Может быть, — пожал плечами Квиксейв.

— Ты не помнишь? — спросил изумлённый Поли.

— Что ж, ты явно воспринял это более лично, чем я. — Осознав, что бедняге, возможно, пришлось жить на этой свалке именно из-за него, Райан сразу же пожалел о своей шутке. — Прости. Может, я могу отплатить тебе за беспокойство?

Хозяин магазина в ярости заскрежетал зубами. Очевидно, ему не нужны были деньги Райана.

— Убирайся к чёрту из моего магазина, пока я не спустил курок.

— Ты же в курсе, что я могу остановить время?

— Это ракета «Лицехват»[3], — ответил мужчина. — Будучи наведённой на цель, наноракета будет преследовать её до тех пор, пока она не погибнет.

Какой способ начать деловые отношения. Обычно курьер понял бы намёк и оставил мужчину в покое, но ему предстояло выполнить миссию. Опустив винтовку Гаусса, Райан начал шариться в пальто, не обращая внимания на оружие Поли.

Он вытащил на свет плюшевую игрушку.

При виде этого красивого белого плюшевого кролика[4] лицо Поли потускнело.

— Ты знаешь, что это такое, — сказал Райан, помахав своим абсолютным оружием. — Если ты не опустишь оружие, я активирую его.

— Мы в замкнутом пространстве, и ты не сможешь контролировать его!

— Как и ты. — Райан поднял большой палец, готовый щёлкнуть переключатель на спине оружия массового уничтожения. — Я сделаю это.

— Не смей, — пригрозил Поли спустить курок ракетной установки.

— Я нажму!

Давление в комнате росло, Поли трясся, но его нервы сдали.

— Бля, — сказал он, бросая оружие на стойку. — Как ты мог так поступить с плюшевой игрушкой? Самая очаровательная в мире вещь, и ты превратил её в… в…

— В тот момент это казалось хорошей идеей! — возразил Квиксейв, убирая кролика обратно в пальто ради общей безопасности. — Я ищу самодельную гениальную технику.

— Ха, ничем не могу помочь! — Поли рассмеялся, будучи счастлив быть максимально бесполезным для Райана. — Ты просто не мог выбрать момент хуже! Свалка закрыта, никто ничего не продаёт!

— Я не собираюсь покупать, — ответил Райан, разочарованно взглянув на заведение. Даже оружие, которым размахивал Поли, было некачественным и готовым рассыпаться после выстрела. — Я ищу очень специфическую технологию. Батисферы, которые используют для доставки припасов по воде. Тёмно-красные, созданные под влиянием стимпанка.

— Типа техники Лен?

Поли отшатнулся, поражённый, когда Райан в мгновение ока сократил расстояние между стойкой и ним.

— Поли, Поли, Поли, — почти промурлыкал Геном. — Ты хочешь быть моим другом?

— Нет, — резко ответил владелец магазина.

— Тогда рассказывай всё, что знаешь.

Мужчина с отвращением вздохнул.

— Чёрные волосы, голубые глаза, слегка поехавшая?

— Это называется марксизм-ленинизм, но да, — ответил Райан, всё более возбуждённый.

— Значит, это та же девушка. Она приехала в Ржавый город полгода назад, назвалась Андердайвером[5].

Райан впервые слышал это прозвище. К его разочарованию, «Квиксейв и Андердайвер» как название комедийного дуэта звучало не очень. Может, КиА? Андерсейверы?

— Очередной Гений, пытающийся вести дела, не работая на Dynamis или Августа, понимаешь, о чём я? — продолжил Поли. — Раньше здесь был большой чёрный рынок для Геномов вроде неё, у которых не хватало ресурсов, чтобы быть самодостаточными, но которые хотели оставаться независимыми от больших группировок.

Райан молча кивнул и полностью сосредоточился на торговце. Восторженное внимание, похоже, беспокоило Поли, но только побуждало его говорить быстрее.

— Как бы то ни было, ей удалось сделать себе броню из всякого хлама. Она была похожа на водолазный костюм JIM из прежних времён. Девушка постоянно просила у меня запчасти, чтобы чинить её, так что мы часто виделись.

— У брони был миниган? — спросил Райан.

— Откуда ты узнал? — скривил лицо Поли.

Потому что он прекрасно её знал.

— Пожалуйста, продолжай.

— Как бы то ни было, она продала несколько своих изобретений Августи, чтобы свести концы с концами. Ты должен знать, что она была… очень страстной? — Райан понимающе кивнул. — В конце концов, она напала на химический завод Dynamis в знак протеста против условий труда на нём.

Это была Лен. Всегда с этим странным, почти милым чувством справедливости, навязчивым желанием защитить слабых и ненавистью к частной собственности.

— А потом? Что случилось потом?

— Что случилось? Угадай, что случилось! Частная охрана атаковала её мастерскую и схватила её. До меня доходили слухи, что Августи отбили её, но после я её не видел. Она исчезла.

Это подтвердило, что Августи, вероятно, были единственным истинным путём к Лен и что им следует отдавать предпочтение, хотя… тот факт, что Частная охрана схватила её, означает, что у них, скорее всего, есть на неё досье.

Тем не менее, так много информации он не узнавал с… с самого начала времён. Райан был в хорошем настроении. Исключительно хорошем.

— За эту информацию, Поли, — решил он по прихоти, — я исполню твоё желание.

— Исполнишь желание? — презрительно нахмурился владелец магазина. — Робином Уильямсом себя возомнил?[6]

Наконец-то человек культуры[7] в этом распутном городе!

— Конечно, нет, я могу исполнить только одно желание, а не три.

Поли уже собирался послать его куда подальше, но затем взял короткую паузу. Ему в голову пришла одна мысль.

— Без шуток? Ты сейчас всерьёз?

— Что бы это ни было, я выполню его. — Сколько бы ни пришлось сделать попыток, Квиксейв всегда сдерживал своё слово.

— Ммм… что мне терять, больше никто ничего не сделает с этим. — Поли положил руки на стойку, сцепив пальцы. — Ты знаешь, что недавно в Ржавый город перебралась банда Психов? Мета-банда?

— Ты хочешь, чтобы я их оттарантинил[8]?

Он кивнул в подтверждение.

— Несколько дней назад они захватили Свалку, где проходило большинство обменов, а потом дела пошли ещё хуже. С каждым днём ​​всё хуже. Они убивают Геномов и высасывают их кровь; обычных людей похищают прямо на улицах. Не знаю, что Психи с ними делают, но больше их никто не видит.

Поли стиснул зубы.

— Даже дети пропадают.

По спине Райана пробежал холодок, и его сердце ожесточилось. Как он сказал Занбато, дети для него священны. Тем более, что он ладил с ними лучше, чем со взрослыми, а у него самого было дерьмовое детство.

— Частная охрана знает?

— Знает, им просто всё равно. Частная охрана защищает только ключевые объекты, типа электростанции или водоочистной станции, и, должен признать, защищает на совесть. Остальные — просто пограничники, которым наплевать на то, что происходит внутри стен. — Поли с отвращением усмехнулся. — Им плевать, если пропадут несколько бездомных, наркоманов и подонков. Психи делают им одолжение, вычищая мусор из их блестящего города.

— А что насчёт Виверны и «Иль мильоре»?

— Иногда Виверна вступает в бой с Метой-одиночкой, — признался Поли. — Но она единственная, кого это заботит… и она не может быть повсюду. Пока Мета не убьёт слишком много рабочих, не нападёт на туристов или не украдёт партию Эликсиров, Dynamis и пальцем не пошевелит…

— Подожди, — прервал его Райан. — Мета здесь несколько дней, и они не атаковали поставки Эликсира Dynamis или их Геномов?

Поли покачал головой.

— Это странно, — заметил курьер. — Психи так себя не ведут. Обычно они устраивают беспорядок, пытаясь получить поддельные Эликсиры, чтобы утолить свою зависимость, обостряют отношения с местными жителями, а затем устраивают резню. Всегда один и тот же сценарий.

Он знал это, потому что жил с одним из них.

Но эти Психи были ужасно сдержанными, по стандартам их вида. Если подумать, судя по тому, что он слышал, Мета вообще не атаковала объекты Dynamis, а только пыталась выгнать Августи из Ржавого города.

Причину легко угадать: Dynamis наплевать на район, пока не трогают её здания или агентов. Если на них не нападать, они и пальцем не пошевелят. Райан думал, что Мета-банда пришла в Новый Рим, чтобы утолить свою зависимость, но явно было что-то ещё.

К несчастью для Поли, Лен пока была единственным приоритетом Райана. Но он сдержит своё слово, чего бы это ни стоило.

— Я исполню твоё желание в моём Идеальном забеге, — пообещал Геном, — клянусь.

— Твоём идеальном забеге? Ты бегаешь что ли?

— Это идеальный финал, — объяснил Райан. Это была концепция, которую он развил во время своих бесконечных странствий; если он соберёт всю возможную информацию о данном месте и его жителях через свои циклы, то сможет создать оптимальный исход. Затем он посвящал свой последний цикл созданию идеальной цепочки событий, которая гарантировала лучший по его стандартам результат.

Тогда и только тогда Райан создавал новую точку сохранения и двигался дальше.

Узнав от Поли, куда идти, чтобы добраться до Свалки, Райан вышел из магазина и приготовился ехать прямо в гнездо Меты.

Но затем на его Плимут приземлился жук, расплющив машину.

Райан замер, когда огромный трёхметровый монстр врезался в его машину, раздавив крышу, разбив окно и уничтожив двигатель. Существо выглядело как переплетение человека и комара, чудовищное насекомое с чёрным экзоскелетом и малиновой плотью под ним. Его глаза с голодом впились в Квиксейва, когти были подняты.

— Я знал, — прохрипел комар, его голос был ближе к жужжанию насекомого, чем к человеческим словам, — я учуял запах крысы, крадущейся в…

— МОЯ МАШИНА! — Райан закричал от ужаса, его внезапный вопль поразил Психа.

Курьер немедленно остановил время, бросился к своему Плимуту Фьюри и проверил его состояние. Мог ли он его спасти? Мог ли он его спасти?!

Нет. Ущерб был слишком большим.

Райана охватила ярость, и он быстро решил устроить бойню в стиле «Убить Билла», сначала убив комара, а затем и всех Психов, которых сможет найти. Он покажет им бесконечный ужас ада! Проклятие прямо из Тартара!

Но… Райан не мог жить без своего любимого Плимута.

Подавленно вздохнув, курьер выхватил из-под куртки небольшой металлический шар и позволил времени возобновиться.

— Видишь это? — он поднял сферу. — Видишь?

— Что это, мяч…

— А теперь посмотри на мою машину, которую ты уничтожил, и обратно на шар. Это атомная бомба. — Щёлк. — А теперь лови!

Райан бросил бомбу в комара, который из-за острых рефлексов поймал её рукой. Псих посмотрел на бомбу, затем снова на Райана, сбитый с толку и испуганный.

— Никто не смеет трогать мою машину, — сказал Квиксейв. — Никто.

Когда Ржавый город взорвался в ядерном огне, испарив двух суперлюдей во вспышке палящего света, Райан почувствовал себя счастливым.

Наконец, новый метод, который он никогда раньше не пробовал.

[1] Мем из известной сцены из «Сияния» Стэнли Кубрика

[2] Английские читатели сочли это отсылкой к рекламе олд спайса. Первая ссылка на ютубе по запросу «old spice airplane»

[3] Возможно, отсылка к ранней стадии развития Чужого из одноимённого фильма.

[4] Возможно, этот кролик — отсылка к убийственному кролику Каербаннога, чрезвычайно симпатичному, но кровожадному монстру-кролику и второстепенному антагонисту из «Монти Пайтон и Святой Грааль»

[5] Если я правильно понимаю, то дословно означает «Недоводолаз». Останется без перевода, пока не найдётся вариант получше.

[6] Робин Уильямс озвучил Джинна в мультфильме «Аладдин»

[7] Предположу, что это из мема «Ah, I See You’re a Man of Culture As Well»

[8] Отсылка к Квентину Тарантино и его фильмам, где кровь просто ручьями течёт.

Глава 8 — Фрагмент прошлого: Лен

2016, Венеция, Италия.

Когда-то её называли городом каналов. О ней говорили как о прекраснейшем городе, и туристы из Китая ради него были готовы проделать немалый путь со своей родины.

Так было до Геномных войн.

Более десяти лет спустя Венеция превратилась в открытую могилу, ядовитое болото, каналы которого переполнены ядовитыми растениями и тёмной грязью. Некоторые острова затонули: их опоры были разрушены во время бомбардировок беспилотниками Мехрона. Большинство домов пришло в упадок, захваченные червями и насекомыми; комнаты их полны старых человеческих костей. Тем временем окраины города находились под контролем рейдеров, которые использовали лодки для нападения на прибрежные поселения.

По крайней мере, так было до вчерашнего дня. Пока не прибыла группа Райана.

Однако подросток оказался здесь не по собственной воле. Отец Лен просто притащил их с собой из города Рубано, как только услышал, что среди местных рейдеров есть Геномы. Этот маньяк никогда не мог устоять перед соблазном лёгких целей, оставив остальную часть группы собирать вещи, пока он занимался охотой.

Бандиты помудрее сбежали без оглядки; обескровленные трупы оставшихся теперь плавали в воде. Как Геномов, так и нормальных. Никто не мог победить отца Лен. Никто. За исключением, может быть, Августа или Лео Харгрейвса, но они пока не встречались.

Прикрыв лицо шарфом, чтобы защититься от вонючего воздуха, Райан прогнал эти тёмные мысли и уставился на каменный дом перед собой. Пыльные, полусгнившие книги были сложены грудой во дворе, образуя странную лестницу, по которой можно было забраться на ближайшие стены.

— Рири! — позвала его Лен изнутри. — Иди сюда! Я тут сокровище нашла!

Заинтригованный, шестнадцатилетний подросток, насвистывая, вошёл в дом. Как и ожидалось, это была какая-то библиотека, хоть и не похожая ни на что, что Райан когда-либо видел. Сложенные книги образовывали настоящий лабиринт из стен и извилистых поворотов, до такой степени, что они, скорее всего, могли бы раздавить его, если бы вдруг рухнули. В отличие от других районов города, растительность здесь не взяла верх, а мародёры явно проигнорировали здание; в наши дни культуру никто не уважал.

Он нашёл Лен на лодке. Буквально. Хозяева затащили гондолу внутрь библиотеки и заполнили её книгами. Его лучшая подруга лежала на спине на стопке книг и что-то читала.

— Эй, Коротышка. — Девушка-пацанка одного с ним возраста, Лен была немного ниже Райана и не любила, когда ей указывали на это; конечно же, парень безжалостно дразнил её. — Читаешь «Путешествия Гулливера»?

— Я не коротышка, я ещё расту! — возмутилась Лен, оторвавшись от чтения, чтобы взглянуть на него своими прекрасными голубыми глазами. Райану часто казалось, что он видит в них море, которое она так любит. Её кожа была бледной, волосы цвета воронова крыла доходили до плеч. Воистину современная Белоснежка, хотя носила она не благородные платья, а коричневую дорожную одежду. — А теперь иди сюда, пока я в тебя словарь не запустила.

Райан лёг рядом со своим лучшим другом, соприкоснувшись с ней плечами, и взглянул на обложку. Хотя книга была древней и пожелтевшей от времени, она выглядела относительно хорошо сохранившейся.

— «Vingt Mille Lieues sous les mers, écrit par Jules Verne».

— «Двадцать тысяч лье под водой» Жюля Верна, французское издание, — перевела Лен, её глаза почти сияли. У неё уже было две копии этой книги, но не на языке оригинала. — Ты не представляешь, как долго я её искала. Переводы книги просто ужас.

— Я думал, ты не умеешь читать по-французски, mais non? — Райан издевался над ней, Лен в ответ ущипнула его руку. — Ай.

— Ты это заслужил, Рири, — ответила она. — Et j’apprend la français, merci bien beaucoup[1].

— «Le français», — поправил её Райан. — И можно без «bien».

Она вздохнула.

— Просто возьми какую-нибудь книгу и заткнись. Думаю, здесь найдётся «Как заводить друзей и влиять на людей», которую тебе очень надо прочитать.

— Я люблю читать, но не так сильно, как есть, — сказал Райан. Лен под завязку забила сумку с припасами книгами и только книгами. — Если только ты не хочешь заставить меня съесть твой «Манифест Коммунистической партии».

— Если ты сделаешь это, я сама съем тебя, Рири. Вилкой. — Она взмахом руки указала на библиотеку. — Это место не превратилось бы в токсичную свалку, если бы произошла коммунистическая революция.

— Может быть, вместо библиотеки здесь был бы ГУЛАГ, — ответил Райан, наслаждаясь поддразниванием её убеждений.

— Люди всё испортили, но сама идея верна, — возразила Лен, закрывая книгу и кладя её себе на грудь. — Разве неправильно думать, что все должны быть равны?

— Нет, это просто наивно.

— Это ещё может произойти, — настаивала Лен с бодрым оптимизмом. — Всё было перезагружено обратно на ноль. Мир изменился.

— Да, но не человеческая природа.

— Ты слишком циничен, Рири. — Она положила книгу в свою дорожную сумку, лежащую за гондолой. — Как думаешь, когда папа вернётся?

Когда у него закончатся жертвы.

— Я не знаю.

Она молча посмотрела на него, их глаза встретились. У них редко бывали моменты уединения, когда поблизости не шатался её отец. Райан посмотрел в её глаза, затем на губы…

Давай, давай, давай.

Но он струсил.

Лен вздохнула с непроницаемым лицом. Райан не знал, был это вздох облегчения или же разочарования.

— Поможешь убрать книги из лодки? — спросила она. — Мы могли бы сделать из неё кровать.

— Хочешь спать в ней? — возмутился Райан. Дерево было настолько повреждено, что могло раскрошиться в любой момент.

— Ага, — сказала она. — Ага. Я всегда хотела собственный корабль. Ты знал, что более восьмидесяти процентов океана не нанесено на карту?

— Ты хочешь спать в этой гондоле или поплыть на ней?

— Мы могли бы найти его, — сказала она, мечтая. — Настоящий корабль. Или построить. А потом уплыть, как исследователи прошлого.

— С отцом или без? — задал Райан трудный вопрос.

Лен не ответила, что само по себе было ответом. Не говоря ни слова, она поднялась на ноги и с помощью Райана начала вытаскивать книги. Когда они закончили, Лен осмотрела дно лодки, сузив брови.

— Хм, — сказала она задумчиво. — Может ли?..

— Что?

— Этот тип гондолы, — сказала Лен, — ты знаешь, что это?

— Извини, я не фанат кораблей, в отличие от.

Вместо ответа Лен постучала по задней части гондолы.

— Слышал это?

— Ничего?

— Именно, — торжествующе сказала Лен. — На лодках этого типа часто бывает скрытый отсек. В них перевозили послания, деньги или даже наркотики.

— Скорее всего, мародёры уже нашли его, — заметил Райан.

— Это не общеизвестный факт, и нужно знать, где искать. Все фанаты кораблей знают это! — Иногда она бывает такой самодовольной. — Кроме того, это библиотека.

Да, Райан сомневался, что многие местные посещали библиотеку, и, учитывая пыль, поднявшуюся, когда они вытаскивали книги, никто не прикасался к гондоле годами. Грабители, должно быть, осмотрели кассу и другие очевидные места, не роясь слишком уж тщательно.

— Убери эту деревянную доску, — указала Лен на место. — Она старая, должно быть несложно.

— Эй, почему я? — пожаловался Райан.

— Это называется разделением работы, — ответила она с яркой улыбкой. — Я думаю, ты работаешь!

— Если это работа, то мне должны платить.

— Я разрешу тебе спать в гондоле, — подмигнула ему Лен.

То, что он делал ради неё…

В конце концов, как и сказала Лен, доски были настолько повреждены временем и термитами, что Райану было несложно отрывать их голыми руками. И, как она подумала, в лодке действительно был отсек… с одним адским сокровищем внутри.

Шестигранный металлический ящик со спиральным замком. Двое подростков затаили дыхание при виде находки.

— Быть не может… — Глаза Лен расширились от шока. — Это то, что я думаю?

— Кажется, да.

Одна из легендарных Чудо-коробок, отправленных Алхимиком первым Геномам. Устройства, с которых началась трагедия Последней Пасхи, после которой последовали Геномные войны. У Райана не было проблем с вскрытием замка, поскольку он годами вламывался в заброшенные дома в поисках припасов.

Металлический ящик открылся, раскрыв хорошо сохранившееся письмо и три шприца, наполненных кружащейся жидкостью. Одна синяя, одна фиолетовая и одна красная. На каждом из шприцов был закрученный разноцветный спиральный символ.

Эликсиры.

Райан открыл письмо, Лен читала вместе с ним, глядя через его плечо. Текст был написан от руки.

«Поздравляю, мистер Росси.

Вы были выбраны для участия в грандиозном социогенетическом эксперименте, разработанном мной. Вы меня не знаете, но я знаю вас, мистер Росси. Я считаю, что вы прекрасный представитель вида Homo Sapiens, обладающий необходимыми навыками, интеллектом и генами, чтобы привести человечество к следующей фазе его биологической эволюции.

Я дарую вам чудо.

Этот ящик содержит три Эликсира, выбранных случайным образом из более чем десяти миллионов штук, разосланных по всему миру. Вы, наверное, слышали о них в новостях. Да, эти сыворотки обладают множеством плюсов для здоровья, в том числе уникальными свойствами, основанными на цветовом составе:

Зелёный: Жизнь.

Синий: Информация.

Фиолетовый: Пространство-время.

Красный: Энергия.

Оранжевый: Материя.

Жёлтый: Абстрактные понятия.

Белый: Мета-сила.

Вы вольны делать с этими Эликсирами всё, что вам захочется; они готовы к немедленному использованию и полевым испытаниям. Я бы посоветовал не пить больше одного, но собранные данные, тем не менее, должны быть интересными.

Я должен сообщить вам, что вы далеко не единственный человек, получивший этот дар. Когда вы следующим утром откроете глаза, миру, в котором вы жили, придёт конец; вместо этого вы проснётесь в мире, где человеческий потенциал больше не ограничен мелочными правилами реальности. В мире, где возможно всё.

Я не имею ни малейшего представления, чем закончится этот божественный эксперимент… но мне не терпится увидеть результаты.

Спасибо за продвижение дела науки.

Удачи,

Ваш Алхимик.»

— Он так и не открыл коробку, — печально сказала Лен.

— Может, он погиб, не успев это сделать, — ответил Райан. — Он мог спрятать коробку перед тем, как применили биологическое оружие.

— Как думаешь, Синий может сделать из тебя Гения?

— Может быть, — ответил Райан. Гении — это жаргонное название Геномов, обычно Синих, способных создавать передовые технологии, опережающих своё время.

Мехрон, человек, который был наиболее близок к захвату всего мира, — самый известный из них. Его самовоспроизводящаяся армия роботов покоряла Евразию, пока в некоторых странах не нажали большую красную кнопку, прежде чем настал их черёд. Никто не помнил, кто произвёл первый выстрел, но Мехрон ответил на ядерные удары бомбардировками беспилотников и биологическим оружием. Центральная Евразия превратилась в ядерную пустошь; юг Европы — в братскую могилу.

Этому городу ещё повезло: он не был облучён, в отличие от Турина.

— Какой из них хочешь взять? — спросил Райан свою подругу.

Лен побледнела.

— Мы не можем выпить их, — прошипела она. — Папа узнает. Он чует их в крови.

— Да, возможно, но это может быть наш единственный шанс уйти от него.

— Я не брошу папу, — ответила Лен, бросив на Райана сердитый взгляд. — Он поправится, я знаю.

— Чёрта с два он поправится. — Во всяком случае, ему неуклонно становилось хуже. Теперь, когда Dynamis и Август назначили награду за его голову, ему приходилось почти регулярно отбиваться от охотников. — Раньше он был просто сумасшедшим и жестоким, но теперь он жестокий и одержимый паранойей. Он никогда не выздоровеет, и я думаю, что в глубине души ты знаешь, что я прав.

Лен прикусила нижнюю губу, как всегда, когда ей было тяжело и грустно.

— Он всё ещё мой отец, — сказала она с намёком на смирение в голосе. — Он захочет их всех.

— Ему не нужно знать, — возразил Райан. — Твой отец рано или поздно нас убь…

— Лен! — раздался пронзительный голос снаружи. — Лен! Где ты?

Помяни чёрта. Не раздумывая ни секунды, Райан схватил по Эликсиру в каждую руку и спрятал их в задних карманах рядом с письмом. Поняв его намерение, Лен почти схватила последнее зелье, но она слишком долго колебалась.

Райану хватило времени спрятать Синий и Фиолетовый Эликсиры, когда отец Лен заполз в комнату.

Отец Лен больше не был человеком. Не был с тех самых пор, как выпил слишком много Эликсира и претерпел мутацию. Его плоть, органы и кожа исчезли, и осталась только бесформенная масса крови, покрывающая кости. Он превратился в безликую красную марионетку, его тело постоянно колебалось; он даже двигался, как лишённая нитей марионетка, его руки крутились как кнуты. Он ничего не оставлял за собой, никаких кровавых следов.

Оба подростка напряглись, неосознанно прижавшись друг к другу.

— О, Чезаре, — произнёс Псих, «увидев» Райана. — Рад видеть, что ты заботишься о своей сестре.

Его звали не Чезаре, и они не были родственниками.

Но Райан знал, что лучше не говорить это вслух. Отец Лен был болен. Очень, очень болен. Особенно на голову. Иногда он был отцом Лен — добрым, дружелюбным Фредди, который любил играть в настольные игры и смотреть старые фильмы.

Но иногда он был просто Кровотоком.

А когда Псих заметил Чудо-коробку и Красный Эликсир, его тело мгновенно затвердело, а пальцы превратились в острые когти. Его давняя человечность исчезла, охваченная зависимостью сильнее всего остального.

Словно дикий зверь, нападающий на мышь, Кровоток бросился на ящик, жестоко оттолкнув Лен. Она ударилась спиной о книжную стену, некоторые книги свалились с неё.

— Лен! — закричал Райан, тут же бросаясь к ней. Кровоток не обратил на него внимания, схватил Красный Эликсир и разбил шприц. Он не стал вводить содержимое, его тело поглощало жидкость с жадным голодом; его кровь колебалась, как бушующее море, прежде чем стабилизироваться.

К счастью, Лен была больше ошеломлена, нежели ранена. Однако её отец отчаянно обыскивал коробку в поисках других Эликсиров, прежде чем взглянуть на подростков.

— Где остальные?! — зашипел на них Кровоток, а затем закричал. — Где остальные?!

— Больше ничего нет! — ответил Райан.

— Лжец! — Рука Кровотока превратилась в топор. — Сын не должен лгать отцу!

— Папа, стой! — закричала Лен.

Будто вырвавшись из подпитываемого наркотиками приступа, Кровоток немедленно успокоился. Его руки вернулись к нормальной форме, и он в замешательстве покачал головой. Эликсир поможет стабилизировать его мутации, по крайней мере, на время.

— Лен… мне очень жаль. Я… — Кровоток обхватил руками череп, словно борясь с головной болью. — Прости…

— Всё… всё в порядке, папа, — сказала Лен, глядя в сторону и скрестив руки на груди. — Всё нормально.

Кровоток с беспокойством посмотрел на свою дочь, его руки потянулись к ней; однако он отступил, когда Лен вздрогнула от его приближения. Псих жутко молчал, прежде чем взглянуть на Райана.

— Чезаре?

— Да, папа? — спросил Райан, ненавидя каждое слово.

— Лен грустит, — сказал Кровоток. — Улыбнись ей.

Райан заставил себя, но улыбка не коснулась его глаз. К счастью, отец Лен не отличил фальшивую улыбку от настоящей. Он положил кровавую руку на волосы подростка, не столько сына, сколько домашнего животного.

— Ты хороший мальчик, Чезаре, — сказал Кровоток, чья кровь не запачкала волос Райана. — Хороший мальчик.

Чезаре, брат Лен, давно умер. Кровоток просто отказался принять это.

Однако ни один из подростков не указал на это. В последний раз, когда отец Лен вырвался из плена своих иллюзий, он чуть не задушил Райана. Он бы убил его, если бы Лен не успокоила отца. Сейчас Кровоток слушает только свою дочь.

И даже это иногда давало сбой.

Это всегда происходило по одному сценарию: их группа оседала в каком-то месте, у отца Лен случался приступ жестокости, и он либо уничтожал местных жителей, либо они давали ему отпор. Троице приходилось двигаться дальше, потому что, когда люди понимали, что убить Кровотока им не под силу, они пытались достать Лен и Райана. Промыть и повторить.

Райан потерял счёт, сколько мест они разрушили за последние несколько лет. Город за городом, они в конце концов прошли путь от Кампании до Венеции. Они постоянно были в пути, поскольку Кровоток гонялся за Геномами-одиночками, чью кровь с Эликсиром в ней высасывал ради утоления своей зависимости.

— Дети, собирайте вещи, — сказал Кровоток. — Это место сводит меня с ума. Мы отправляемся в Акваленд. Тебе ведь понравится, Лен? Тебе всегда нравилась вода.

— Я… да, папа. Понравится.

— Надеюсь, у них есть мороженое, — весело сказал Кровоток, прежде чем выйти из комнаты.

Лен посмотрела на Райана, который больше не сомневался. Они крепко обнялись, и на секунду Райан задумался, стоит ли ему вообще отпускать её.

Эликсиры ещё лежали в его кармане.

Они должны уйти.

[1] «И я учу французский, спасибо большое».

Глава 9 — Мафиози

Это было пятое 8 мая 2020 года раз, и Гуль в очередной раз попал в автомобильную аварию.

Выйдя из своего Плимута Фьюри после столкновения со своей любимой нежитью-маньяком, Райан нашёл время, чтобы взглянуть на своего прекрасного партнёра. Этот автомобиль он восстановил из остова, который нашёл в руинах Флоренции; за годы Райан превратил его в чудо техники, которому позавидует большинство Гениев. Курьер годы провёл за рулём, пережил бесчисленные взрывы, переехал стольких стариков! Ах, воспоминания…

В общем, его Плимут был единственной константой в его жизни, самым важным для него после Лен. Партнёром, которого он никогда не мог найти среди человеческих существ, потому что они не могли вспомнить его после перезапуска.

— Клянусь, я никому больше не позволю причинить тебе боль, — прошептал Райан машине, поглаживая капот, как кошке. — Плохого Психа больше нет.

— Ты разговариваешь со машиной? — спросил Ренеско из-за барной стойки.

— Я не осуждаю тебя за то, с кем ты водишься! — ответил Райан, открывая багажник. В очередной раз он решил сделать что-то новое и интересное в этом перезапуске. Способ ещё раз отомстить Мета-банде за смерть его машины.

— Я знаю, что это звучит банально, — сказал Райан Гулю, поднимая провода для прикуривания и выдавая свой лучший немецкий акцент. — Но у нас есть способы заставить тебя говорить!

После того, как курьер передал шокированного Гуля Частной охране, доставил чемодан и со всеми расплатился, курьер задумался о дальнейших действиях.

Намереваясь вернуться на путь Августи — не облажавшись на этот раз, — Райан вернулся в первую забронированную им гостиницу в центре города, а не в южном районе. Он встретил Виверну, предупредил её о побеге Гуля и получил её визитку.

В этот раз Вулкан связалась с ним как обычно.

Он пошёл в Бакуто, встретил Занбато и получил свою миссию. На следующий день, перед тем как покинуть отель, он спрятал в номере небольшую удалённую камеру. Райан уже забронировал номер в другом месте, чтобы избежать покушения, но ему всё же хотелось мельком увидеть убийцу.

На этот раз Зарин прибыла на место доставки одна. Оказалось, что Гуль остался под стражей, и Мета не смогла выделить на операцию никого другого. Райан хотел бы сказать, что это был тяжёлый, изнуряющий бой. Что он боролся за свою жизнь, и что Зарин оказалась для него долгожданным вызовом.

Вместо этого бой длился десять секунд.

Он ударил её «Кулачком» по лицу в остановленное время; газ вырвался из маски Психа, и она, как и в прошлый раз, врезалась в супертанкер. Она могла наносить большой урон, но не выдержать его.

На этот раз они даже не разрушили старую гавань!

— Мне скучно, — пожаловался Квиксейв, пока Августи заканчивали складывать ящики в батисферы. Частная охрана даже не появилась!

— Хорошо, — спокойно ответил Занбато. — Это значит, что всё идет гладко. Я бы предпочёл скучную эффективность каждый день, чем хаотичное возбуждение.

— Мне моя подружка так и сказала, — ответил Райан, доставая из кармана сотовый телефон. Это был старый довоенный Samsung, который он мастерил, улучшая его производительность, чтобы не отставать от новых устройств. С его помощью он мог наблюдать через камеру своей спальни.

Камера ничего странного не видел. Однако данные термодатчиков говорили, что кто-то подлетел к окну, заглянул в него и ушёл. Учитывая, что номер был на десятом этаже… определённо Геном.

Теперь, когда он подумал об этом, он увидел летающего героя во время его первой битвы с Гулем и Зарин. Может, это тот же человек?

— Кто-нибудь знает местных летающих невидимых мужчин или женщин? — спросил Райан. — Друг спрашивает.

— Любой со ста тысячами на счету может купить Эликсир невидимости у Dynamis, — ответил Луиджи, закрывая батисферы после того, как положил внутрь последние ящики. Он набрал что-то на своём телефоне, и подводные лодки исчезли под волнами, унося куда-то припасы. — А для полёта…

— Единственные летуны в городе, которых я знаю, — это Виверна, Гейст[1], Вулкан, Чертовщина, Гардероб, Комар и Зарин, — сказал Занбато. — Среди них только Гейст может стать невидимым.

— Он шпионит за людьми по ночам, заглядывая в их окна? — спросил Райан. Его смутило то, что таинственный посетитель не залез в комнату и не оставил бомбу во время этой итерации. Он обнаружил камеру издалека и решил избежать обнаружения?

— Нет, он привязан к одному месту за городом и не может его покинуть, — ответил боевик Августи. — Он Жёлтый, чья способность активировалась после смерти, привязав к его могиле.

Ах да, Жёлтые Эликсиры. Зелья, дающие «концептуальные» силы, от астральной проекции до невезения. Райану они нравились, в основном потому, что никогда не знал, чего от них ожидать. Даже по стандартам Геномов их способности были совершенно причудливыми со странными ограничениями.

— К чему этот вопрос? — с подозрением спросил Луиджи. Райан почувствовал, как активировалась его способность, принуждающая говорить правду.

— Кто-то подобный взорвал мою номер несколько дней назад, — ответил Райан, что технически было правдой. Сила заставила его быть честным, но он мог строить предложения таким образом, чтобы ввести в заблуждение. — Как будто это было оригинально!

— Ты определённо быстро наживаешь врагов, — нахмурившись, заметил Луиджи. — Как ты к этому относишься?

Райан приготовился рассказать анекдот, но почувствовал, как чужая сила захватила его разум и изменила слова.

— Да никак, в общем-то, — признал он. — Это помогает заполнить пустоту.

Присутствующие Августи странно взглянули на него.

— Пустоту? — непонимающе повторил Луиджи.

— Думаю, я чувствую себя пустым, одиноким и лишённым направления. — Райан пожал плечами на автопилоте. — Как будто мой мозг — это бездонный колодец, который я пытаюсь заполнить дофамином и эндорфинами. Так что чем больше у меня проблем, чем сильнее надо спешить, тем я счастливее. По правде говоря, скука — моё естественное состояние.

Последовало неловкое молчание.

— Но, с другой стороны, внешне я выгляжу просто потрясно! — добавил Квиксейв, чтобы поднять настроение, прежде чем повернуться к Луиджи. — Не мог бы ты убрать свой фильтр? Это некомфортно, и мне хочется тебя убить.

— Я должен кое в чём убедиться, — сказал Луиджи без сочувствия. — Ты стукач или двойной агент?

— Нет, я только на своей стороне, и у меня нет никаких причин! — ответил Райан, но не сумел остановиться; его голос сам по себе изменился с счастливого на апатичный. — Честно говоря, парни, я использую вас только для того, чтобы найти мою старую подругу Лен, потому что я одинок и не чувствую близости ни с кем другим.

— Мужик, у тебя серьёзные проблемы, — сказал один из салаг. — Тебе бы к психиатру заскочить.

— Я был у него, но он сломался первым!

Это становилось утомительным, и Райан уже был на грани. Он не хотел говорить о своих эмоциональных проблемах, не говоря уже о незнакомцах, которые в ближайшее время ничего не вспомнят.

— А теперь, Луиджи, — сказал курьер, напрягаясь, как рысь, переходя от игривости к угрозе. — Есть только одно место, куда я не хочу никого впускать, и это мой разум. Если ты продолжишь, мой нож окажется у тебя в спине, и никто тебя не спасёт.

Что ж, он хотел правды — он её получил. К счастью, нарушитель неприкосновенности частной жизни воспринял угрозу всерьёз.

— Извини за расспросы, — извинился Луиджи, и Райан почувствовал, что эффект развеялся. — Я должен был убедиться, что ты не собираешься нас кинуть.

Курьер просто смотрел ему в лицо без всяких эмоций и без единого слова, отчего вынуждающий говорить правду почувствовал себя неуютно. Чёрт возьми, он ненавидел читателей мыслей и им подобных. Никакого уважения к частной жизни!

— Думаю, пора разделиться и пойти своей дорогой, — сказал Райан, повернувшись к Занбато и желая наедине собраться с мыслями. — Тебя в этот раз подвести?

— Нет, — сказал Занбато. — Новый план. Ты идёшь ко мне.

К нему?

— Разве ты не должен сначала сводить меня на ужин? — пошутил Райан.

— Да, конечно, так и собирался, — ответил Занбато, к большому удивлению курьера. — Тебе нравится пицца? Я готовлю его, как никто другой.

Стоп, он это серьёзно?

— Моя гостиница…

— На эту ночь останешься у меня, — настаивал Занбато тем же тоном, каким старший брат ругает младшего. — Тебе нужна дружелюбная, тёплая обстановка.

— Но я должен поймать своего тайного заклятого врага!

— Он подождёт.

— Сдавайся, мужик, — сказал Луиджи Райану, явно развеселившись. — Зан как сливки. Сладкий и пристаёт к тебе, если подойдёшь слишком близко.

— Это ванильное мороженое? — невинно спросил Райан. — Я люблю ваниль.

— Тебе стоит попробовать шоколад, — посоветовал Занбато. — Хорошо помогает от депрессии.

* * *
То, что последовало за этим, было одним из самых странных моментов в жизни Райана. Его силком потащили на званый обед, и это определённо было что-то новенькое.

Ну, не буквально силком. Занбато просто залез в Плимут и отказался выходить, пока курьер не согласился пойти к нему домой. Пассивно-агрессивность в лучшем виде.

В конце концов, раз уж таинственный убийца пока отступил, Райан не мог отказаться от бесплатной еды.

Занбато жил в современном доме к северу от горы Августа. Район был определённо более зажиточным, чем соседний Малый Магриб; местные дома были большими, современными и построены на крутых холмах, с районами победнее внизу. Наглядная демонстрация классового расслоения.

Дом его хозяина представлял собой современный двухэтажный дом с невероятным видом на Новый Рим и безбортным бассейном, построенным на краю холма. Окрашенное в насыщенные тёплые коричнево-белые тона, место казалось одновременно скромным и фешенебельным. Работа на мафию, похоже, оплачивалась хорошо.

Гараж открылся автоматически, Райан поставил свою машину между Lexus ES и сильно модифицированным мотоциклом Harley Davidson Sportster. Занбато воспользовался возможностью снять свою силовую броню, не выказывая опасений по поводу раскрытия своего лица Райану. Курьер должен был признать, что подставной японец был довольно красив, с идеальной линией подбородка, тёмно-жёлтой кожей и трёхдневной бородой. Райан сказал бы, что он в середине четвёртого десятка лет.

— Джейми Каттер[2]. — Занбато пожал Райану руку. — Внутри ходим без масок.

— Ты хочешь узнать мою тайную личность? Должен предупредить: многие сошли с ума, услышав моё настоящее имя.

— Райан Романо, — усмехнулся Джейми, курьер скрестил руки, недовольный, что украли его представление. — К твоей чести, это почти всё, что я знаю. Моим боссам не удалось многого разузнать о тебе.

— Серьёзно? — пожаловался Райан, снимая маску, шляпу и пальто и бросая их в багажник. — Но я незабываемый!

— Многого до того, как ты заявляешься в костюме и начинаешь взрывать всё вокруг, — пояснил Джейми, открывая дверь гаража и приглашая товарища войти в свой дом. Дверь вела в большую жилую зону, которая включала в себя несколько комнат, кухню, диван с большим плазменным экраном и лестницу в комнаты наверху. Из огромных окон открывался чудесный вид на город внизу, а в декоре было много азиатского искусства. Катана на стене, корейский флаг на балконе, статуя Будды рядом с телевизором…

Здесь уже были два человека: темнокожая женщина пила содовую возле балкона, а азиатка резала помидоры за кухонным столом.

Но Райан не обратил на них особого внимания, его взгляд был сосредоточен на другом.

А именно, на огромной крысе на кухонном столе, с любопытством смотрящей на Райана. Курьер махнул на неё рукой, и существо в ответ подняло крошечные передние лапы. Оу, как мило

— Привет, дорогая. — Джейми поцеловал в губы девушку на кухне, а она отложила нож и ужин. Наверное, его девушка. — Я привёл нового гостя.

— Хён Ки Чон. — Она вежливо кивнула Райану, дружески ему улыбнувшись. Худая в той же мере, в какой был мускулистым её парень, она была скромно одета, носила неброские, но элегантные очки, а её чёрные волосы были коротко стрижены. Райан счел бы её красивой, если бы не недостаток веса и болезненные шрамы на коже; курьер сразу опознал в ней выздоравливающую наркоманку.

— Чё как? — ответил Райан.

— Чё как? — ответила Ки Чон нужным тоном.

Райан ахнул от осознания того, что наконец встретил того, кто понял.[3]

— Чё как! — закричали одновременно оба. Это немного напугало крысу, которая склонила голову набок. Вторая женщина посмотрела на них так, будто они сошли с ума, а Джейми оставался просто озадаченным.

— Это очень смутная отсылка, — заверила его Ки Чон. — Шутка для посвящённых.

— Быть ​​посвящённым в это братство — это вершина культуры, — сказал Райан, вежливо представившись этой хрупкой женщине. — Райан «Квиксейв» Романо. Я бессмертен, только не говори никому.

— Ты говоришь это каждому встречному, — заметил Джейми, с любовью обнимая свою девушку.

— Потому что никто не помнит! — Райан огляделся и осознал, что кухонная крыса привела всю свою семью. Трое её родственников смотрели документальный фильм по телевизору, ещё один спал на балконе, а ещё один прыгнул на плечо Ки Чон, как Пикачу. Однако они выглядели необычайно чистыми, скорее изнеженными домашними животными, нежели вредителями.

— Я контролирую их, — сказала Ки Чон Райану, почёсывая кухонную крысу за ухом. — В некотором роде. Я телепатически связываюсь с ними, что увеличивает их интеллект.

— Синий или Зелёный? — спросил Райан.

— Зелёный, — ответила она, имея в виду, что её сила повлияла на биологию, а не была просто телепатией с грызунами. — Я Читтер.

Она, похоже, думала, что Райан узнает это имя, но нет[4].

Решив, что с неё хватит шума, или, возможно, из любопытства, девушка с балкона решила вернуться на кухню и пообщаться. Её стоило назвать рок-катастрофой. Райан ещё не встречал человека с таким количеством татуировок на руках и плечах; у неё даже был символ птицы под правым глазом, который было трудно заметить из-за очков с цветными линзами. Женщина была одета как байкерша: белая безрукавка, синие брюки, чёрные ботинки и кулон в виде креста на шее. Её тёмные волосы до плеч длиной были заплетены в дреды, и, в отличие от Ки Чон, она явно много тренировалась.

— И кто это, Зан? — резко спросила она, глядя на Райана. — Очередной бродяга, которого встретил по дороге домой?

— Ланка! — отчитал её Джейми.

— Я предпочитаю термин «бродяга-убийца»[5], — ответил Райан, чью гордость задели. — У меня нет дома, но я люблю их обворовывать.

— Правда, что ли? — не впечатлённая, она променяла банку содовой на сигареты. Она предложила всем по одной, включая Райана, но никто к ней не присоединился. — Ты не похож на убийцу.

— Мой костюм в гараже, — невозмутимо сказал Райан, и женщина фыркнула.

— Он так быстро разделался с Зарин, что я ничего не разглядел, — сказал Джейми, заставив Райана раздуться от гордости. — Не дави на него, Ланка.

— А, новый боец? — сказала она, играя с сигаретой. — Вовремя. Я не могу проехать мимо Ржавого города без Психов, нападающих из засады, а половина наших нормальных больше не хочет продавать там «блаженство».

— Мы можем поговорить о делах как-нибудь потом? — попросила Ки Чон, хлопая в ладоши, чтобы привлечь всеобщее внимание. Крысы выстроились в очередь на кухонном столе, словно ожидая выдачи сыра. — Поможете установить игровой стол, пока мы готовим пиццу?

— Ты любишь покер? — спросил Джейми. — Стартовый взнос — сотня.

— Покер не люблю, но люблю побеждать, — пошутил Райан, вызвав ответные улыбки у всех, кроме Ланки, которая восприняла это как вызов. — Вы команда? Сегодня воссоединение Коза ностры?

— Все мы — мафиози, да, и мы работаем вместе, — сказал Джейми, вздрогнув от комментария про Коза ностру. — Мы также живём в этом доме из практических соображений. У нас свободно несколько комнат, и я хочу пригласить тебя остаться на несколько дней, пока не закончим наши дела. Это тебе ничего не будет стоить, и тебе здесь понравится больше, чем в отеле.

— Зану принадлежит этот дом, и он не может не приглашать незнакомцев в нужде, — сказала Ланка, — типа того бродяги.

— Ты всегда будешь мне это припоминать, да? — вздохнул Джейми, его девушка усмехнулась. — Ему понадобилось всего две недели, чтобы найти работу.

— Я ценю предложение пошпионить за мной, но я предпочитаю уединение, — ответил Райан.

— Это дружеское предложение без каких-либо скрытых условий, — настаивал Джейми, и, к большому замешательству курьера, говорил он искренне. Странный парень. — Но я правда думаю, что ты можешь многое выиграть, присоединившись к нашей большой семье, как в личном, так и профессиональном плане.

— Я просто ищу Лен, — ответил незаинтересованный Райан. — Чёрные волосы, голубые глаза, Андердайвер?

— Андердайвер? — На этот раз имя, похоже, было знакомо Джейми. — Я где-то слышал это имя.

— Инцидент на электростанции в начале этого года, — сказала Ки Чон. — Это был он.

— Она, — поправил Райан, к большому удивлению хозяев.

— Ах да, вспомнил. — кивнул Джейми. — Частная охрана поймала её, и Вулкан хотела освободить её, чтобы завербовать. Однако я не уверен, довело ли оружейное подразделение дело до конца.

— Вы не работаете на Вулкан? — спросил сбитый с толку Райан.

— Нашего капо зовут Меркурий, — сказала Ки Чон. — Его подразделение курирует азартные игры и логистику, а также занимается безопасностью на стороне, а группа Вулкан контролирует торговлю оружием. Наши боссы иногда сотрудничают, но обычно каждая группа занимается своим делом.

Чёрт возьми, они больше походили на извращённую бюрократическую машину, чем на преступный синдикат.

— Подожди, тогда почему Вулкан послала меня к тебе, а не наняла сама?

— Я один из основных рекрутёров Августи, — объяснил Джейми. — Капо доверяют мне оценку потенциальных новобранцев в качестве первой проверки.

— Раз ты здесь, а не в мусорном баке, значит, ты прошёл, — сказала Ланка, закончив первую сигарету и закуривая новую.

— Я представлю тебя Вулкану завтра, даже если ты не захочешь присоединиться, — пообещал Джейми Райану. — Это должно аккуратно решить вашу проблему. А пока ты можешь жить с нами. Так что скажешь?

Райан обдумал предложение. По правде говоря, толпа Геномов в одном месте должна отбить у таинственного убийцы желание снова побеспокоить его, и, за исключением Ланки, они казались хорошими людьми, несмотря на их криминальное прошлое. Это могло быть весело.

Однако Райан с осторожностью присоединялся к сообществам, так как он часто умирал, а потом о нём всегда забывали. Знакомство с людьми только для того, чтобы они потом относились к тебе как к незнакомцу, было просто болезненно; только его дружба с Лен предшествовала его способности манипулировать временем.

Ммм… курьер всегда мог уйти, если почувствует, что сильно привязался.

— Я скажу: с четырьмя видами сыра, — ответил Райан, остальные восприняли это как «да».

— Хорошо, основные правила: под этой крышей никакого «блаженства», никаких котов и отрав от вредителей, никакого кокаина после десяти, — сказал Джейми, явно излучая какую-то отцовскую энергию. — Все убирают своё дерьмо, с техникой химичить в гараже, если хочешь устроить вечеринку — предупреждаешь за день до…

Райан молча слушал, словно желая неукоснительно следовать правилам.

Очевидно, Джейми пока что плохо его знал.

[1] С немецкого — дух, призрак

[2] Дословный перевод — человек или предмет, который что-то режет

[3] Мем из популярной американской рекламы пива «Bud». Вы могли видеть в фильме «Очень страшное кино» (правда, там перевели как «Чувак!»)

[4] Прозвище и сила персонажа — отсылка к Тейлор Эберт из веб-романа «Червь» («Worm») по прозвищу Скиттер («Рой»), которая могла контролировать существ с примитивной нервной системой.

[5] Иронический термин из DD про штамп многих ролевых систем относительно фентезийных приключенцев, не вписанных в общество. Можете погуглить термин «murderhobo».

Глава 10 — Герои и злодеи

Много воды утекло с тех пор, как Райан возил группу людей на своём Плимуте Фьюри.

Он часто возил одного-двух человек, особенно когда был пьян или работал водителем на деле, но редко когда столько людей сразу. Джейми в своей силовой броне сидел сзади, а Ки Чон в зелёной толстовке рядом с ним. Её крысы заполонили каждый угол машины, прячась за сиденьями и под ними.

К сожалению, Ланка, которая жаловалась всю дорогу, сидела спереди.

— Ты мухлевал, трепач, — обвинила она Райана. Она бы поехала на встречу на своём байке, если бы Джейми не настоял на том, чтобы все они ехали в одной машине для тимбилдинга. — Я знаю, что мухлевал.

— Кое-кто не умеет проигрывать, — ответил Райан, после вчерашней игры ставший на несколько сотен долларов богаче. Кроме того, трепач? Он мог придумать прозвище получше. Например, маленький уничтожитель бабушек.

— Я подсчитывала карты, — сказала Ланка. — И ты их поменял. С таким я никогда не ошибаюсь.

— Значит, ты обвиняешь его в жульничестве, признав, что тебя провели? — без сочувствия спросил Джейми.

— Конечно, я мухлевал, — открыто признался Райан, к большому удивлению Джейми и Ки Чон. — И вместо того, чтобы осуждать меня, тебе следует извлечь из этого урок, мой юный падаван. Неудача — это опыт.

— Тогда у тебя опыта должно быть просто валом, — пожала плечами Ланка.

— Нет ничего более человеческого, чем обман. Знаешь, кто ещё обвинял в обмане? Мамонты. Они сказали: «Эй, эти люди нападают на нас с луками и копьями вместо клыков, это несправедливо». — Райан посмотрел на жалующуюся девушку. — Ты когда в последний раз видела мамонтов, Ланка?

Джейми вздохнул из-за их споров.

— В следующий раз мы попробуем настольные игры.

Группа припарковалась недалеко от Малого Магриба, рядом с крепостью из камня и стали. До войны в этом здании было что-то вроде литейного цеха, пока несколько лет назад его не заняла Вулкан. Этот красный замок с металлическими стенами, трубами и резервуарами больше напоминал Райану старую военную базу; множество людей патрулировали территорию, вооружённые дробовиками, гранатомётами и миниганами. Он также заметил несколько снайперов на крыше, наблюдающих за каждым углом улиц вокруг литейного завода.

Очевидно, то, что здесь вело свои дела оружейное подразделение Вулкана, не было секретом, но никто не был настолько глуп, чтобы атаковать его. Никто, в том числе Частная охрана и «Иль мильоре». Новый Рим действительно жил в эпоху, похожую на эпоху холодной войны.

Кроме того, здание было довольно близко к отелю, который Райан использовал в предыдущем цикле. Неудивительно, что Вулкан напала на Виверну, когда она оказалась так близко к их штаб-квартире.

— Кроме того, я хочу сказать, что разочарован в вас, дамы, — сказал Райан Ланке и Ки Чон. — Костюмы есть только у нас с Занбато! На вас даже масок нет!

— Зачем нам маски, если у Частной охраны есть досье на нас? — в замешательстве спросила Ки Чон, оставив своих крыс в машине присматривать за ней. — Они даже знают, где мы живём.

— А продвинутых доспехов не так уж и много, — ответила Ланка, хотя у неё хватило здравого смысла дополнить свою экипировку поясной кобурой. — И какой костюм ты хочешь? Плащ? Ты знаешь, как трудно не споткнуться в нём?

— Дело не в практичности, а в том, чтобы выглядеть стильно, — ответил Райан, держась за пальто. — Кто мы без яркого и красочного стиля? Простые животные! Культура — вот что возвышает…

— Ага, злодеи!

Райан замолчал и посмотрел на странного незнакомца.

Человек слез с велосипеда возле машины, одетый как Рэмбо… только без оружия и половины мускулов. Он выкрасил лицо выкрасил волосы в белый цвет, с чёрными пятнами вокруг глаз.

Выглядело это, если честно, нелепо.

Остальная часть группы узнала его, но вместо того, чтобы атаковать, все они выглядели смущёнными.

— Вы зашли дальше, чем следовало бы, и теперь столкнулись с заклятым разрушителем! — заявил чудак, отчаянно пытаясь выглядеть крутым, но отчаянно терпя неудачу. — Готовьтесь столкнуться с гневом…

— О боже, только не снова, — вздохнула Ланка, остальная часть группы устрашающе молчала.

— ПАНДЫ!

— Чего? — спросил Райан, не зная, стоит ли осуждать ужасное чувство моды этого человека или аплодировать его усилиям. Хоть кто-то в этом городе понимал важность костюмов! — Неужели твоя сила — это возможность спариваться только раз в десять лет?

— Панды разборчивы! — ответил нелепый человек, но что-то в его тоне заставило Райана усомниться. Да он ведь даже не китаец!

— Он «вигилант». — Каким-то образом Ланка сделала это слово смешным, закатив глаза, когда произносила его. Очевидно, она не воспринимала его всерьёз. — Он может превращаться в панду.

— … а также? — спросил Райан, ожидая чего-нибудь ещё.

— Это всё.

— Но в очень большую панду, — добавила Ки Чон со смешком, словно чтобы смягчить удар.

Блин, некоторым Геномам просто не везло.

— Неужто вы застыли от ужаса перед Пандой, злодеи? — Герой положил руки на талию, приняв их неловкое молчание за страх.

Он серьёзно пришёл сюда, чтобы затеять драку? Райан мог отдать ему должное, но над представлением определённо стоит поработать.

— Просто не обращай на него внимания, и он уйдёт, — ответил Джейми, уходя в Оружейную, не бросив ни единого взгляда на бедного мнимого героя. Ки Чон последовала за ним, перед этим с жалостью взглянув на бедное животное. Даже охранники литейного цеха подшучивали над новичком, не предпринимая никаких усилий, чтобы его перехватить.

— Вам не сбежать от меня!

Разочарованный таким неуважением, Панда претерпел ужасную трансформацию. Чёрно и белый мех рос на его коже, его тело набирало массу и мускулы. Он отрастил когти и клыки, сбросив штаны и куртку, как великолепная бабочка. Мужчины больше не было, его место заняла… Панда.

Но это была довольно большая панда, даже больше белого медведя. Тем не менее, крик, который он издал, показался Райану скорее милым, чем ужасающим.

Тяжело вздохнув, Ланка соединила указательный и средний пальцы вместе, чтобы сформировать «пистолет», и выпустила из него оранжевую сферу энергии. Снаряд полетел в сторону Панды со скоростью стрелы и попал ему в нос. Бедное животное мгновенно упало на левый бок, парализованное.

Теперь Райан понял, почему её звали Сферой.

— Ладно, — сказала Ланка, вынимая из кармана Беретту 76. — Я застолбила его труп.

— Ты собираешься убить панду? — в ужасе спросил Райан. — Они же вымерли!

— Ага, и это значит, что мы можем продать его шкуру коллекционеру. — Она наставила пистолет на бедного зверя.

— Я останавливаю тебя прямо здесь, Круэлла[1]! — Райан встал на траектории выстрела, не выдержав жестокого обращения с животным. — Я не позволю тебе убить последнюю Панду. За это тебе грозит смертная казнь!

— Он не панда, трепач, он идиот! Это равносильно тому, что ты мёртв, только рассудок ты теряешь ещё при жизни!

— Я не позволю тебе злить РЕТА[2]! Ты не знаешь, на что они способны! — Или были способны до войн.

— Какая, к чёрту, РЕТА? — спросила озадаченная девушка, прежде чем с досадой опустить пистолет. — Трепач, ты понимаешь, что позже он вернётся и будет убит охранниками? Это, как по мне, выживание сильнейших. Я же, по крайней мере, сделаю это быстро.

— Я возьму на себя полную ответственность за спасение этого ученика стиля, — ответил Райан, его спутница закатила глаза и сунула пистолет обратно в кобуру. — Я верю, что у него ещё есть надежда, мой друг-мародёр.

Она вскинула бровь.

— Откуда ты знаешь?

Что она бывшая бандитка?

— Татуировка в виде змеи на твоей руке, которую ты пыталась скрыть под другими, — ответил Райан, заметив эту деталь во время вчерашней игры в покер. — Я уже встречал людей с такой. Очень недобрые люди.

— Надеюсь, ты их убил, — ответила она, и охранники пропустили их внутрь литейного цеха. — В своё время я принадлежала к банде настоящих дикарей.

О да, ещё как убил.

Райан и Ланка пошли к металлическим воротам и увидели, что Джейми и Ки Чон что-то обсуждают с другим дуэтом. Вернее, говорила женщина, и все остальные слушали, время от времени кивая.

Она явно была Геномом; ее кожа была смертельно бледной, что было неестественно, а длинные волосы — ярко-синими. Эта зрелая дама вела себя с жуткой элегантностью, как у потусторонней феи среди людей. В отличие от команды Райана, она была в изобилии стиля: на ней был чёрный хитон в качестве костюма, а также сандалии, ожерелье из акульих зубов и серьги в форме черепа.

Райан не мог объяснить почему, но у него были плохие предчувствия о ней. В основном потому, что Джейми и Ки Чон казались чертовски напряжёнными, когда она говорила, и даже Ланка напряглась при её виде.

Курьер также узнал в её телохранителе женщину, которая пыталась флиртовать с ним в «Бакуто», когда он нарушил цепь событий. В этот раз она сменила платье на чёрную форму и штурмовую винтовку. Поскольку они не встретились в этом перезапуске, она не узнала его.

Синеволосая женщина и её телохранитель прошли мимо Райана и Ланки по пути к парковке, а затем резко остановились, когда она заметила курьера.

— Ты, — сказала синеволосая женщина низким голосом, как у человека, который привык, что ему подчинялись.

— Moi? — указал на себя пальцем Райан.

— Сколько тебе лет? — спросила она, пристально изучая его проницательными серыми глазами. Почему-то это было похоже на встречу взглядами с голодным крокодилом, выглядывающим из воды.

— Что за вопрос. — Райан насмешливо поклонился. — Я бессмертен, только не говорите никому.

— Бессмертных нет, — ответила она, непонятно чему усмехнувшись. — Я надеюсь, что когда-нибудь доживу до твоих лет.

Затем она перестала обращать на него внимание и ушла со своим эскортом.

— Чёрт, — прошептала Ланка. — Это не хорошо.

— Кто она? — спросил заинтригованный Райан.

— Плутон, сестра Августа и младший босс, — сказал Джейми после перегруппировки, явно обеспокоенный. — Когда он посылает её, летят головы.

— Разве Плутон в римской мифологии не мужчина? — спросил Райан. — Я поддерживаю гендерное равенство, но разве Плутония не подошло бы лучше?

— Я считаю, что в их семье есть пунктик насчёт имён, — ответила Ланка, расслабившись, когда младший босс скрылся из виду. — Третий член трио, Нептун, — консильери Августа.

По крайней мере, они старались уважать дух имён. Райан оценил культурную отсылку.

— В чём конкретно её сила?

— Если она хочет, чтобы ты умер, — сказал Джейми, его глаза потемнели, — ты умрёшь.

— Как именно? Она испарит тебя молнией…

— Нет, ты просто умрёшь, — перебил Джейми Райана, с ноткой страха и настороженности в голосе. Возможно, он волновался — и справедливо — что Квиксейв попытается испытать её силу. — Нет ни предупреждения, ни защиты, ни отсчёта. Если она хочет твоей смерти, ты умрёшь. Конец.

— Поскольку наши враги до сих пор живы, у её силы есть пределы, — сказала Ки Чон. — Но мы их не знаем.

Это только сильнее заинтересовало Райана. Проверить бы её в одном из циклов. Ланка же хотела получить больше информации.

— Что она здесь забыла? — спросила она у Джейми.

— Пятеро наших людей недавно умерли при загадочных обстоятельствах, — ответила за него Ки Чон.

— Мета-мусор?

Джейми покачал головой.

— Нет, они бы громко заявили об этих убийствах, и это не в их стиле. Яд достаточно мощный, чтобы подействовать на Геномов, взрывчатка, утопление и удушение… Босс считает, что это новый вигилант. Плутон и ударный отряд «Семёрка убийц» позаботятся об этом, и, если они попросят что-нибудь, мы должны помочь им с этой задачей.

Он сказал «взрывчатка»?

— Мой невидимый заклятый враг снова нанёс удар, — сказал Райан, довольный, что разгадал тайну.

— Да, я так же подумал, — сказал Джейми. — Но если ответственный за это не постучит в нашу дверь, жаждущий драки, мы оставим вышестоящим разбираться с этим. Если ударный отряд пошёл за кем-то, то решение проблемы — лишь вопрос времени.

Райан подумал, что назвать это «устранением» было бы грубо.

— Так, несколько правил о том, как общаться с Вулкан, — сказал Джейми Райану, когда они стояли перед металлическими воротами. — Не шути о её росте и, Бога ради, не упоминай Виверну, если она не упомянет её первой.

Райан покорно кивнул, двери открылись, позволяя им войти внутрь.

Джейми устроил им экскурсию по литейному цеху, хотя быстро стало ясно, что название не полностью отражает истину. В здании располагался весь комплекс по производству оружия, от обработки металла до сборочного конвейера. Группа прошла через обжигающе горячие комнаты, заполненные печами и автоматизированными сборочными линиями; они производили оружие, пули и ракеты. Некоторые из охранников даже носили вариации доспехов Джейми, только более громоздкие и устрашающие.

В конце концов они достигли мастерской Вулкана. Это было типичное логово Гениев, полное громоздких устройств, стеклянных лампочек, обеспечивающих освещение, и странных приспособлений, на столетия опередивших современность.

А ещё здесь в режиме ожидания стоял большой-пребольшой робот.

Забудьте, это оказался огромный комплект силовой брони, почти пяти метров в высоту и соответствующей ширины. Будучи гуманоидной формы, костюм был настолько громоздким, что его можно было назвать танком с ногами. Однако, учитывая количество миниатюрных турбореакторов и многосуставную конструкцию конечностей, Райан предположил, что машина может двигаться на удивление быстро. И, конечно же, у неё было достаточно оружия, чтобы составить конкуренцию линкору, включая массивную ракетную установку на правой руке, пушки и даже лучевое вооружение.

Курьер также заметил несколько камер в форме глаз, расставленных по всей машине, возможно, чтобы пользователь мог видеть во всех направлениях. Наконец, машина была покрыта золотом, вероятно, чтобы выпендриться по максимуму.

Создатель ждал их, рисуя планы на большом столе. Как и Плутон, несмотря на своё кодовое имя, Вулкан оказалась девушкой.

И, к удивлению Райана, биологически она казалась немного моложе его. Восемнадцать, девятнадцать? Как бы то ни было, она была миниатюрной, ростом не более 160[3], с оливковой кожей, острыми чёрными глазами и тёмными волосами, собранными в пучок и удерживаемыми карандашом. Она оделась довольно обычно для своего положения: обычная чёрная рубашка, грязные штаны и расстёгнутая обувь.

Но когда она посмотрела на него, Райан увидел жестокость в её взгляде.

— Я ожидал кого-то повыше, — невинно сказал ей Райан. — Типа Виверны.

Атмосфера в комнате стала невероятно напряжённой. Все смотрели на него, как на сумасшедшего, кроме Вулкана, которая бросил в него убийственный взгляд. Райан, насвистывая, отвёл взгляд на гигантского меха.

— Поглядим ещё, кто выше, когда я ноги тебе оторву, мудак, — сказала капо с лицом, напомнившим Райану Лен. У неё, похоже, тоже был комплекс роста. — Потому что ты только что наступил на фугас.

А вот и Наполеон!

— Квиксейв, пожалуйста, немного уважения, — закашлялся Джейми, он и остальная часть команды кивали Вулкану. — Мне очень жаль, шеф. Он не знает, что говорит.

— О нет, ещё как знает, — сердито ответила Вулкан, сверля взглядом Райана. — Эта сука — моё личное запретное слово. Тот, кто произносит его, будет страдать.

— У тебя есть хоть зачатки инстинкта выживания? — прошипела Ланка Райану.

— Конечно, нет, я бессмертен. Инстинкты выживания предназначены для людей, которые могут умереть. — Курьер взглянул на гигантскую броню и заметил огромный реактор на спине машины. — Это миниатюрный термоядерный реактор?

Лицо Вулкана выдало некоторое удивление, хотя она по-прежнему пребывала в ярости из-за него.

— Я удивлена, что ты это понял.

— Однажды я работал над одним, только не над таким сложным, — ответил Райан, изучая остальную часть брони. — И плазменные лучи для нападения есть. Умно, умно.

— Может, мне стоит устроить тебе живую демонстрацию. — Когда Вулкан произнесла эти слова, костюм сдвинулся с места. Остальные Геномы отступили, и Джейми, в частности, выглядел готовым призвать энергетический меч. — Хотя, раз уж у тебя мозги, думаю, я уничтожу только ноги.

Райан просто продолжал смотреть на это чудо техники, даже когда оно направило оружие на его нижнюю половину.

— Хм. — Вулкан нахмурилась, её гнев сменился удивлением. — Ты ужасно близок к смерти, но ни твоё сердцебиение, ни кровяное давление не изменились. Никакой аномальной нервной активности тоже нет. Тебе абсолютно похер.

Стоп, откуда она узнала? У неё телепатическая связь с датчиками костюма?

Хотя он должен быть благодарен за то, что её гнев испарился, сменившись любопытством. Она, наверное, думала, что у него есть козырь в рукаве.

— Я слышала, ты носил с собой передовую технику, Квиксейв, — сказала Вулкан, остальные были слишком счастливы, что она успокоилась, чтобы что-то сказать. — Ты Гений?

— Что-то типа того. — У него не было развитого интеллекта, но он потратил столько циклов, возясь с передовыми технологиями, что с таким же успехом мог быть де-факто гением. Райан заглянул в своё пальто и вручил Вулкану атомную бомбу.

— Какой красивый, элегантный дизайн, — присвистнула Вулкан, изучая его со всех сторон. — Это ты сделал?

— Каждый должен иметь при себе бомбу в качестве сдерживающего фактора! — Райан уклонился от прямого ответа, он был полон возбуждения в присутствии товарища по изготовлению бомб. — Бомбы спасают жизни!

— Совершенно верно, — ответила Вулкан с тем же энтузиазмом, не в силах сдержать свою страсть к взрывам. — Ты ведь знаешь, почему холодная война никогда не была горячей? Потому что у всех были атомные бомбы! Абсолютная разрушительная сила — ключ к миру!

— О боже, их теперь двое, — услышал Райан шёпот Ланки Джейми, который от беспокойства скрипнул зубами. Тем не менее, Райан видел, как все немного расслабились.

— А что насчёт Мехрона? — весело спросила Ки Чон с тонкой улыбкой на губах. — Бомбы против него не помогли.

— Непредвиденная переменная, Читтер, как и Алхимик, — отмахнулась Вулкан, прежде чем взмахнуть атомной бомбой перед носом Райана. — Видишь её?

— Э-э-э, да?

— Ещё раз услышу от тебя про Виверну, запихну её тебе в глотку. Поскольку у тебя есть драгоценные навыки, я пощажу тебя, но только в этот раз. Не испытывай удачу снова, если тебе не нужен билет в один конец до Киллвилля.

Хорошее место, он много раз там бывал.

— То есть бомбу ты мне не вернёшь?

— Нет, это налог на уважение, — сказала она, прежде чем нагло украсть его устройство и положить его в карман. — Если ты присоединишься к моему подразделению, я могу передумать. У меня много рабочих, но мало достойных инженеров. У тебя проблемы с отношением, но я тебя приручу.

Райан также заметил, что её костюм продолжает держать оружие нацеленным на него, даже если она говорила более дружелюбно.

— Я подумал, что он бы хорошо сработался у Меркурия, — откашлялся Джейми, защищая своё подразделение.

— Я первым его нашла, Занбато, — ответила Вулкан. — Если Меркурию нужны хорошие люди, пусть начнёт время от времени выходить из дома.

— Я очень рад вниманию, но меня не интересует долгосрочная работа, — сказал Райан. — Я ищу Лен, чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка.

— Андердайвер, — ответила Вулкан, ухмыльнувшись, когда Райан обратил на неё всё своё внимание. — Но я не понимаю, насколько мне выгодно знакомить тебя с моим субподрядчиком, особенно если ты не собираешься связываться с нами на долгий срок.

Субподрядчик? Наконец-то, он почти почувствовал вкус воссоединения!

— Сколько за эту привилегию?

Вулкан со смехом ответила, усевшись на стол:

— Ты думаешь, я преступник, который работает за деньги?

— Тогда мне остаётся предложить только своё тело.

Ки Чон не могла не усмехнуться его шутке, прежде чем быстро исправить выражение лица. Вулкан слабо улыбнулась.

— Не знаю, дерзкий ты или просто сумасшедший, — сказала она. — Но на самом деле мне нужны свежие тёплые тела, чтобы решить проблему.

— Мета-банда? — Джейми откашлялся. — Ты хочешь, чтобы мы с ними разобрались?

— Моя команда позаботится о Мета-проблеме, — отклонила его предложение Вулкан. — Большой босс отдал нам приказ. Просто защищайте грузы, а мы позаботимся о Ржавом городе. Нет. Я имею в виду борьбу с «законом».

— Лучшие миссии, — обрадовался Райан. — Мы будем уклоняться от уплаты налогов? Нет ничего более захватывающе опасного! Даже у Аль Капоне[4] не получилось!

— Никто не платит налоги, трепач, — отметила Ланка.

— Частная охрана и «Иль мильоре» в последнее время энергичны сверх меры, — сказала Вулкан с усмешкой. — Ничего критичного, но они испытывают нас. Они считают, что Мета ослабила нашу организацию. Мы должны напомнить им, что не стоит недооценивать Августи.

— Ты хочешь, чтобы мы атаковали Dynamis? — спросил Джейми, и Ланка нахмурилась, услышав «мы».

Вулкан кивнула.

— Dynamis сейчас снимает новый фильм с «Иль мильоре». Я хочу, чтобы вы донесли до них сообщение, устроив погром в студии.

— Разве там не работают над новым фильмом… — Джейми замолчал, не закончив фразу.

— «Полёт Виверны II», — закончила Вулкан с мстительным блеском в глазах.

Да, всё как обычно.

— Ты хочешь, чтобы твоя личная вендетта была хрустящей, — спросил Райан, — или очень хрустящей?

[1] Антагонист в «101 далматинце»

[2] Организация «Люди за этичное обращение к животным»

[3] Не опечатка, в оригинале так и написано. В комментариях к оригиналу отмечали эту странность, но автор так и не поправил (если что, в Вики пишут, что средний рост женщин в России — 165).

[4] Одного из самых известных гангстеров Америки в итоге посадили за неуплату налогов, а не за другие преступления

Глава 11 — Принудительный поворот[1]

— Это идиотизм!

— Ланка… — Сидящий сзади Джейми ненадолго умолк. — Успокойся.

Райан слушал их препирательства, глядя в окно машины. Принадлежащая Dynamis «Star Studios» — за оригинальность названия Райан вручил бы им приз — занимала площадь примерно в два с половиной квадратных километра к востоку от Нового Рима. Ей принадлежала целая открытая съёмочная площадка и складов семь. Издалека Райан заметил, как персонал перемещает картонные фигуры, стажёры несут кофе своему начальству, а каскадёры готовятся к съёмкам. Попасть внутрь можно было через единственный контрольно-пропускной пункт с несколькими охранниками; они явно не ожидали нападения.

Тем не менее, их команда припарковалась за пределами студии, неспособная отыскать проход без камер наблюдения на пути. Ки Чон прижалась головой к плечу своего парня, закрыв глаза. Пока группа оставалась на безопасном расстоянии от студии, она отправила своих крыс на разведку.

Насколько понял Райан, крупное крысиное семейство Читтер передавало команды по цепочке, благодаря чему девушка могла контролировать рой грызунов на большой территории. Райан подозревал, что вместо настоящей телепатии, которая была Синей силой, Читтер физически модифицировала своих крыс в продолжение её собственной нервной системы. С одной стороны, это означало, что уничтожение её основных крыс на какое-то время отменит её силу, но с другой стороны, её фамильяры могли действовать независимо, без её прямого участия.

— Я хочу сказать, с какой стати нам рисковать сражением с Виверной, которая, на секундочку, оборотень-дракон и которая может потягаться с Боссом, чтобы он, — Ланка обвиняюще указала на Райана, который принял оскорблённую позу, — мог заслужить личное одолжение?

— Потому что этого хочет Вулкан, а она одна из капо[2], — ответил Джейми, — и, если повезёт, мы с ней не столкнёмся. Сомневаюсь, что у неё есть время на съёмки.

— А если ты ошибаешься? Никто из нас не справится с ней!

Дело в том, что у Райана тоже было плохое предчувствие.

Он не мог его объяснить, но за многочисленные циклы у него развилась сильная интуиция. И прямо сейчас его шестое чувство предупреждало его об опасности, о том, что кто-то наблюдает за ним. Вот только их текущее местоположение должно быть слепым пятном для камер видеонаблюдения.

Он должен установить в своей машине радар.

Слегка растерянный, Райан включил радио и активировал специальную функцию, надеясь поймать хорошую олдскульную музыку, чтобы заглушить шум.

«…Из других новостей: в Римской республике по-прежнему действует комендантский час после убийства Гая Юлия Цезаря…»

Цезарь? Прошло две тысячи лет!

— Что это за новостной канал? — спросил заинтригованный Джейми. — Я не узнаю диктора.

— Это моё Хронорадио, — объяснил Райан, переключая канал. — Оно ловит каналы в пространстве-времени. Но по какой-то причине обычно по умолчанию ловится эпоха Римской республики.

— Тебе стоит поработать над своими историями, трепач, — съязвила Ланка. — Две тысячи лет назад не было никакого радио.

— В одной из версий прошлого было.

— Не может быть нескольких версий прошлого.

Райан уставился на неё с невозмутимым выражением лица. Из-за маски его усилия были потрачены впустую, но всё же.

— Время не так работает, — сказал он тем же тоном, каким взрослый разговаривает с непоседливым ребёнком.

— Иди ты, Эйнштейн.

— Когда тебе будет угодно, — ответил Райан, наконец поймав «Постапокалиптический блюз». Ки Чон выбрала именно этот момент, чтобы проснуться.

— Ну что? — спросил её Джейми.

— Виверны нет, — сказала она, почёсывая шею. — Кто-то её подменяет.

— Видишь, я знал, что она не выполняет собственные трюки, — указал Джейми Ланке. — Она, наверное, слишком занята полевой работой.

— Нет никакой гарантии, что она не примчится, как только кто-то объявит тревогу, — ответила она, открывая окно и закуривая сигарету.

— Плохая новость заключается в том, что трюки за неё выполняет Гардероб, — продолжила Ки Чон, — и Атомный кот тоже там.

Джейми не выглядел обеспокоенным при имени Гардероба, но сразу ощетинился, когда она упомянула другого Генома.

— Гардероб приобретает силу в зависимости от её костюма, верно? — спросил Райан, пытаясь расшевелить память.

— Если она оденется как вампир, она будет пить кровь и гореть на солнце, если оденется как Виверна, то сможет летать, — кивнула Ки Чон. — Это очень слабая версия настоящей силы, поэтому, даже если она оденется, как Август, ей всё равно можно навредить, и эффект длится только до тех пор, пока её одежда относительно цела.

— Жёлтые Геномы — просто пиздец какой-то, — пожаловалась Ланка.

— Я могу понять присутствие Гардероба, но Атомный кот что тут забыл? — спросил Джейми свою девушку.

— Он появляется в фильме как гостевой персонаж, — ответила она, демонстрируя беспокойство. — Отменяем операцию?

— Отменяем? — Райан обернулся назад. — Почему отменяем? Он настолько силён?

— Атомный кот — один из… был одним из нас, — сказал Джейми.

— Он шпион? — спросил Райан. — Как Джеймс Бонд?

— Нет. Всё сложно. — Джейми соединил пальцы, пытаясь подобрать нужные слова. — У него фаза подросткового бунта, но рано или поздно он вернётся в лоно семьи. Его родители входят в ближайшее окружение Августа, и нам категорически запрещено подвергать его опасности.

— Не дай ему дотронуться до тебя, трепач, — сказал Ланка, — иначе ты взорвёшься.

— Он может превратить что угодно в бомбу, но только при прямом контакте с кожей, — добавила Ки Чон.

— Интересно, — соврал Райан, прежде чем задать действительно важный вопрос Ки Чон. — Графика, спецэффекты или покадровая съёмка?

— Графика.

Курьер положил голову на руль, оплакивая утрату золотого века кино.

— Так что делаем? — спросила Ланка Джейми. — Врываемся на всех парах, устраиваем шумиху и сваливаем?

— Нет, — ответил Джейми и обратился к своей девушке. — Вот что мы сделаем: ты издали наводняешь студию крысами, устраиваешь шумиху, и мы тут же уезжаем.

Райан сразу увидел очевидный изъян в этом плане.

— Подожди, мы не будем ни с кем драться?

— Нет.

— Предательство. Предательство! — курьер указал пальцем на Джейми. — Ты не можешь так поступить со мной!

— Я не позволю тебе вступить в перестрелку с Атомным котом, Квиксейв, — ответил Джейми. — Извини, но я не хочу никаких проблем на этом фронте.

— Ты просишь слишком многого! — сказал курьер, его товарищ поражённо вздохнул. — Ты убиваешь меня, Джейми! Убиваешь!

— Переживёшь. — Мечник пожал плечами, прежде чем повернуться к Ки Чон. — Итак?

— Я твоя девушка, — сказала она, отключаясь. Райан повернулся к Ланке в поисках поддержки, но она просто выглянула в окно, докуривая сигарету. Он не мог их винить, потому что они не были бессмертными, но, чёрт возьми, это высосало из этой миссии всё самое интересное.

По прошествии нескольких минут Райан заметил волнение возле студии. Люди с криками выбегали из складов.

Затем поползли они

Полчища тысяч чёрных и бурых крыс. Они бежали со складов, разбив окна своим весом. Их было так много, что грызунам приходилось карабкаться друг на друга, чтобы продвигаться вперёд, образуя волны и стены из меха.

Райан почти почувствовал жалость к бедным стажёрам Dynamis, столкнувшимся с этим ужасом, пока они трудились без всякой надежды на зарплату. Паника распространилась по всей округе, сотрудники разбегались во все стороны, разливались кофейные чашки, охранники отчаянно пытались пристрелить грызунов…

— Ой-ой… — присвистнул Райан. — В этом городе проблема с крысами…

— Это должно удовлетворить Вулкан, — усмехнулся Джейми. — А теперь давайте домой, пока не прибыла Частная охрана.

Курьер был более чем согласен, тем более что он до сих пор чувствовал себя не в своей тарелке.

Райан нажал на педаль газа, променяв кишащую грызунами студию на широкие улицы города. Пока он ехал до общего дома группы, он почти надеялся, что с небес свалится Виверна или Атомный кот выследит их на мотоцикле, устроив эпическую автомобильную погоню. Или хотя бы Мета устроит им засаду.

Вместо этого они без проблем вернулись домой.

Откровенно говоря, герои Нового Рима разочаровали курьера. Возможно, Карнавал Лео Харгрейвса дал Райану ложное представление о том, какими должны быть супергерои, поскольку они были чрезвычайно компетентны, но корпоративные бойцы Dynamis не особо впечатлили его.

— Ты дуешься, трепач? — спросила его Ланка, докурив сигарету и выбросив окурок в окно. Райан остановил время, поймал его и положил в пепельницу в бардачке.

— Просто я ожидал какой-нибудь неприятности по пути, — ответил Райан, когда вернулось время. Его интуиция могла ошибиться. — Это скучно.

— Взгляни на светлую сторону: ты, наконец, снова увидишь свою девушку, — попытался утешить его Джейми.

— Какая она? — спросила Ки Чон.

— Я вас познакомлю, — сказал Райан, к её большому удовольствию. Он должен был признать, что эта группа начала ему нравиться. Он не стал бы слишком привязываться и не прилагал бы усилий, чтобы узнать их получше, поскольку они могли забыть его в любой момент, но для профессиональных преступников с ними было довольно приятно общаться.

Припарковав машину перед домом, Райан позволил остальным выйти, но пока не последовал за ним.

— Я немного послушаю радио, — ответил он. — Ты можешь позвонить Вулкану?

— Конечно, — пообещал Джейми, — а ещё сегодня вечер кино. «Робокоп» или «Робокоп 2»?

Райан поднял два пальца, так как ему нравились фильмы с покадровой анимацией; даже если он уже смотрел оба фильма бесчисленное количество раз. Он был занят поисками канала «Джаз шестидесятых» на своем хронорадио, когда Ки Чон подошла к двери дома, обмениваясь любезностями с Ланкой.

Вот только Ки Чон внезапно остановилась в дюйме от дверной ручки. Райан опустил окно машины.

— Что случилось?

— Я не чувствую крыс, которых оставила дома, — обеспокоенно ответила повелительница грызунов.

— Они убежали? — спросил Джейми.

Его девушка покачала головой.

— Я недвусмысленно сказала им остаться и присмотреть за домом.

Теперь не только Райана одолевало плохое предчувствие. Ланка вытащила пистолет и, нахмурившись, двинулась первой. Ки Чон отступила назад, а её подруга положила руку на дверную ручку, уже готовая стрелять через неё.

Щёлк.

Райан мгновенно остановил время, когда услышал такой знакомый звук, но было слишком поздно.

Когда мир окрасился в пурпурный, а его сила заставила всё замереть на месте, дом уже превратился в гигантский взрыв из пламени и обломков; ад поглотил и Ланку, и Ки Чон и мгновенно сжёг их. Каким-то образом от взрыва все усиленные окна его машины разлетелись на острые осколки и сработала сигнализация.

Не обращая внимания на осколки стекла, задевшую его кожу, Райан выбрался из машины и бросился к Джейми, предпринимая тщетную попытку спасти его.

Когда время возобновилось, он получил за свои хлопоты полный рот пыли, пепла и камней, так как весь дом взлетел на воздух. Джейми, благодаря своей броне, был больше шокирован, чем травмирован.

Но эмоционально…

— КИ ЧОН!

Мечник бросился к своей девушке, но даже живучесть, присущая всем Геномам, не уберегла её от мгновенной смерти. Её плоть была сильно обожжена, её глаза поджарились, и даже можно было увидеть её кости.

— Чёрт, — сказал Райан, взглянув на трупы, прежде чем оглянуться в поисках виновника. Никого не было видно, но из-за дыма он не мог чётко различить предметы. — Я не ожидал атаки на дом.

— Ки Чон… — пробормотал Джейми, держа девушку на руках, его полный ужаса взгляд наткнулся на тело Ланки. Затем он повернулся к Райану, его охватила паника. — Нам нужно в больницу!

— Бесполезно, — ответил Райан, изучивший медицину на достаточном уровне, чтобы понять, что у них нет ни инструментов, ни времени, чтобы что-то изменить, — они мертвы. Ты ничего не сможешь с этим сделать.

Впервые с их знакомства Джейми взглянул на Райана с новой эмоцией: чистой, неразбавленной яростью.

— Это всё, что ты хочешь сказать? — ядовито спросил он. — Они мертвы?

Дело в том, что Райан видел гибель стольких людей, что стал невосприимчив к этому. На интеллектуальном уровне его это волновало, но, поскольку он мог повернуть время вспять и предотвратить эту атаку, разрушение не имело эмоционального веса. Курьеру понравились обе девушки, и он позаботится, чтобы они выжили в следующий раз, но сейчас он не видел смысла грустить; он предпочёл бы собрать как можно больше информации, чтобы обеспечить себе победу в будущем.

Райан хотел бы сказать, что он стал логическим существом… но «апатичным» было бы более подходящим словом.

Тем не менее, возмущённое, обезумевшее выражение лица Джейми опечалило курьера настолько, что он приложил усилия; в конце концов, мечник пытался помочь ему с его давней проблемой.

— Ничего страшного, я могу их вернуть, — пообещал Райан. — Я могу…

Курьер краем глаза заметил движение и обернулся.

Осколки стекла из его машины летели в него, как брошенные ножи.

Хуже того, броня Джейми внезапно пострадала от короткого замыкания, и его поразила волна электричества. Мечник издал крик боли, когда чистое напряжение поджарило его плоть и вынудило отпустить труп Ки Чон.

Чёрт, убийца всё ещё был поблизости!

Райан остановил время, чтобы увернуться от стекла. Он огляделся, чтобы найти источник атаки, но никого не было видно. Нападающий снова был невидимым?

У него — никакого каламбура — не было времени подтвердить это.

Как только время вернуло свой ход, курьер почувствовал резкую боль в шее. Его зрение перевернулось, всё тело ниже горла онемело, когда он ударился ухом о траву. Осколки стекла кружились над ним, как торнадо, кромсая Джейми заживо, пока тот смог оправиться от недееспособности собственной брони.

Это что, безголовое тело Райана рядом с ним?

Обезглавленный курьер мог только широко раскрыть глаза, прежде чем все осколки стекла упали на его череп, как дождь из мечей.

* * *
Райан проснулся за рулём своего Плимута, откатившись к началу.

Вместо того, чтобы двинуться прямо к Ренеско, Геном припарковал машину у въезда в город, не двигаясь с места и собираясь с мыслями.

— Дважды! — громко прорычал он. Его дважды убивали, когда он был так близок к обретению счастья!

Хорошо, теперь он был уверен.

Кто-то точит на него зуб. Кто-то достаточно смелый, чтобы атаковать, когда за его спиной стоит целая группа Геномов.

Но кто? Райану льстило, что у него есть тайный заклятый враг, но он не видел никого со средствами и мотивами, кроме Меты. Или убийца из принципа нацелился на него из-за присоединения к Августи?

Волк-одиночка? Этот человек казался профессионалом, и для взрыва такой силы требуется мощная бомба. Смерть сразу после остановки времени означала, что убийца вычислил период восстановления способности, и грызуны Читтер были убиты, чтобы они не предупредили хозяйку. Всё это требовало сбора большого количества информации, возможно, даже силами целой команды.

То, как всё произошло… нападающий явно мог управлять стеклом. Поскольку он смог поджарить технологические компоненты брони Джейми, возможно, даже кинетикой из кремнезема. Это также могло объяснить предполагаемую невидимость как оптическую иллюзию или своего рода зеркальный костюм.

Нападение было жестоким, неожиданным и длилось менее пяти минут. Убийца был не неопытным героем, как Панда, а хладнокровным профессионалом.

Курьер подумал, что делать дальше. Дело в том, что даже если он преуспеет в миссии, которую выдала ему Вулкан, и избежит засады в доме, продолжать без решения проблемы с убийцей было рискованно: он мог привести его прямиком к Лен.

Хотя это его взбесило, Райан решил отложить выполнение основного квеста до тех пор, пока не преодолеет это препятствие. Таинственный убийца дважды убил его, даже не показавшись, и он явно не заботился о побочном ущербе. Хуже того, если бы убийца был не волком-одиночкой, а чьим-то агентом, то его убийство лишь выиграло бы Райану немного времени.

Смысл жизни был в поиске счастья. Райан не чувствовал себя счастливым без Лен. Умышленно или нет, но этот убийца разлучал их, так что придётся им заняться. Конец.

Он также не хотел, чтобы Джейми и его друзья умерли. Курьер не испытывал никакого удовольствия от страданий других, помимо мудаков вроде Гуля. В его Идеальном забеге будут включены все, кому он желает счастья, и группа Джейми теперь входит в эту VIP-категорию.

Он не позволит им умереть.

Райан обдумал этот вопрос с холодной логикой, чтобы увидеть, как он может решить проблему в этом новом цикле. Пока что убийца нападал только на Августи или самого курьера, но это может быть связано с тем, что Райан работал с преступным синдикатом. Исключая гипотезу волка-одиночки, только две организации обладали Геномами, мотивами и ресурсами, чтобы атаковать их: Мета и Dynamis.

Если это были Мета, то Райан уже пообещал уничтожить их, так что он убьёт двух зайцев одним выстрелом. Но чутьё подсказывало ему, что он упустил какую-то деталь, и он быстро вспомнил, какую именно.

Гавань.

Райан вспомнил, как летун спасал членов Частной охраны, когда он сражался с Гулем и Зарин. Тогда он думал, что не может разглядеть его из-за темноты, но, возможно, дело было в его невидимости, и его присутствие было заметно только по дыму. Поскольку неизвестный не помог Мете, но спас сотрудников Dynamis, Райан исключил первых как виновных.

Остаётся вигилант-одиночка… или агент Dynamis.

Пора принять предложение Виверны.

[1] В оригинале используется игровой термин «railroading» — принуждение игрока делать то, чего он на самом деле не хочет, чтобы продвигать сюжет в соответствие с желаниями гейм-мастера. Из-за этого у игрока возникает ощущение, что его перемещают по миру (и сюжету) как по рельсам, без возможности выбрать, что делать и куда идти. Пример: «То есть мы должны обыскать подземелье ради ключа, хотя эта дверь гнилая, а у моего персонажа 19 силы?»

[2] Немного о структуре мафии и Августи в частности: самый главный — это босс, он же дон (Август). Второй человек семьи — младший босс (Плутон). Консильери (Нептун) — это советник семьи, к которому прислушивается дон, который выступает посредником в спорах и ещё много чего делает. Далее идут капо, или капитаны (Вулкан, Меркурий), которые имеют собственные команды и занимаются каким-то криминальным направлением. В самом низу — солдаты (Занбато и его команда). Есть ещё соучастники, которые в саму семью не входят, но являются кандидатами на вступление.

Глава 12 — Корпоративные герои

Штаб-квартира «Иль мильоре», Башня Оптимейтс, была самым роскошным местом, которое Райан когда-либо видел.

Большинство владений Dynamis располагалось в северо-восточной части города, на противоположной стороне от Ржавого города. Однако, в отличие от своего соседа, этот район обслуживал высшую элиту Нового Рима. Башня «Иль мильоре» представляла собой семидесятиэтажный небоскрёб, наполовину пентхаус, наполовину роскошный отель. Нижняя часть была крупнее верхней, в ней были сады, балконы с бассейнами и даже вертолётные площадки; на верхних этажах располагались офисы. Здание явно опиралось на движение ар-деко, сочетая роскошь, сияние и современный геометрический дизайн.

Сам Райан ждал встречи на шестьдесят третьем этаже, сидя в богато оформленном зале ожидания. Секретарша лет тридцати работала на своём компьютере, ещё одно знакомое лицо ждало в другом кресле у закрытых дверей офиса.

Через окно комнаты Райан мог увидеть расположенную рядом настоящую штаб-квартиру Dynamis — шпиль из усиленного стекла, под контролем которого находился весь город; даже здание «Иль мильоре» не могло сравниться с ним по размеру: ему не хватало как минимум двадцати этажей по сравнению с его старшим братом. Как уместно, что крепость компании возвышалась не только над Новым Римом, но и над базой его супергероев.

Однако при более внимательном рассмотрении штаб-квартира Dynamis напомнила Райану футуристические аркологические конструкции — здания, предназначенные для того, чтобы быть полностью самодостаточными. Он заметил несколько оранжерей и садов на некоторых этажах, резервуары с водой; однако после определённого этажа что-то в составе стекла не позволяло Геному смотреть сквозь него. Как подозрительно.

В отличие от центра города, оба здания охранялись элитными подразделениями Частной охраны — людьми в белой броне с лазерными пушками, имплантированными в правую руку, и современным вооружением. В отличие от своих младших собратьев, они были настоящей военной силой, хорошо обученной и яростно преданной интересам Dynamis.

Он слышал, что они даже взяток не берут!

— Прошу прощения. — Пострадав целый час от скуки, Райан повернулся к соседу, ожидающему встречи. — Ты ведь… Панда?

Бедный человекомедведь посмотрел на него с надеждой. По сравнению с предыдущим циклом мнимый герой казался менее напыщенным и более сдержанным.

— Ты меня знаешь?

— Конечно, знаю! Ты же Панда! Самый последний из них! — сказал Райан, махая кулаком для пущего эффекта. — Когда я вижу, как ты едешь на своём велосипеде правосудия, у меня всегда мурашки по коже бегут!

— Спасибо! — ответил герой, неожиданно оживившись. Он, похоже, был рад иметь хотя бы одного «фаната». — Я правда стараюсь соответствовать своему наследию панд и снова сделать их модными.

— Но что делает герой-одиночка здесь, в этом бастионе корпоративного супергероизма?

— Панда… Панда борется сам по себе, — признал он. — Я правда пытаюсь сделать себе имя как герой-одиночка, но это тяжело. Ни один из злодеев даже не хочет драться со мной публично, потому что я слишком силён для них.

— Уверен, что дело именно в этом, — ответил Райан с сильным сарказмом, которого Панда совершенно не заметил.

— Это так неприятно! — сказал он. — Я не могу попасть в новости без классной серьёзной дуэли, понимаешь? Правду говорят: с большой силой приходит большая изоляция[1].

Он сказал так, будто верил в это.

— Мистер Романо? — Райан оживился, когда секретарша назвала его имя. — Мистер Манада примет вас.

Ну наконец-то!

— Удачи с собеседованием, — сказал Панда Райану, когда курьер направился к дверям офиса. — Как тебя зовут?

— Квиксейв! — ответил Райан и поднял вверх большой палец. — Я бессмертен, только не говори никому!

— Не скажу!

Секретарша пропустила Райана через двери, а затем закрыла их за собой. Курьер, пританцовывая, шёл по офису размером с дом, чьё пространство в основном было занято цветами. На выставке были представлены герани, кусты роз, хризантемы, ландыши, десятки различных видов растений. В офисе даже был миниатюрный японский пруд, в котором плавали золотые карпы.

Высокий стройный мужчина ждал курьера за письменным столом из красного дерева, стоящего таким образом, что курьеру из окна на всю стену открылся захватывающий вид на Новый Рим. Если бы мужчина не был высшей властью в команде супергероев, Райан принял бы его за суперзлодея. Мужчина был в дорогом смокинге с чёрной розой на левой стороне, в белых перчатках и спрятал лицо за каким-то стилизованным белым шлемом, чем напомнил Райану о довоенной электронной группе Daft Punk.

Курьер мог только аплодировать его модному стилю.

— Я Энрике Манада, главный бренд-менеджер Dynamis и главный менеджер программы «Иль мильоре». — Мужчина пожал Райану руку, и его голос был приятным, но твёрдым. От него пахло розами; вероятно, парфюм. — Вы также можете называть меня Терновником.

— Я не вижу колючек[2] на твоём костю… — Райан вдруг вздохнул, когда заметил, из какого материала сделан костюм. — Подожди, это кашемир?

— У вас острый глаз, — задумчиво сказал Энрике, указывая Райану на деревянный стул, приглашая того сесть. — У нас в Dynamis есть собственная производственная программа, поскольку мы не можем импортировать его из Азии. Стоимость производства заоблачная, но на элегантность нельзя повесить ценник.

Сидящий Райан почти не обращал внимания на мужчину, не сводя глаз с его одежды. Он тоже хотел такой костюм!

— У нас нет недостатка в добровольцах, желающих присоединиться к нашим супергеройским командам, — сказал Энрике, сцепив пальцы. — Но попадают в мой офис немногие. Я верю в личные рекомендации, мистер Романо. Если бы Виверна не поручилась за вас, у нас бы не было этого разговора.

Райан ненадолго задумался, кто вообще мог рекомендовать Панду, считая эту загадку такой же важной, как выслеживание своего убийцы.

— Похоже, она хорошего о вас мнения, особенно после того, как вы предупредили её о нашем последнем пленнике. Что заставляет меня задаться вопросом, откуда вы узнали о попытке побега Гуля.

— Просто интуиция, — невинно ответил Райан.

— Я вам не верю, — ответил Энрике, сразу бросаясь в наступление. — В последнее время у нас были проблемы с Частной охраной, и несколько её членов, которым было поручено сопроводить Гуля, активно пытались помочь ему сбежать. Если вам известно о каких-либо нарушениях безопасности, я был бы благодарен за предоставленную информацию.

Что ж, Райан тоже пришёл за информацией, так что всё в порядке. Тем не менее, тот факт, что у Меты были люди внутри Частной охраны, его беспокоил. Его не удивило, что они подкупали местных, чтобы те смотрели в другую сторону, но эта банда казалась намного более организованной, чем большинство отрядов Психов.

Он ещё изучит это.

— В любом случае, я должен поблагодарить вас за то, что вы пришли сюда. Я уверен, что наши конкуренты сделали вам предложение, зная о том, что Вулкан соперничает с Виверной, и ваше доверие к нам не останется без награды. — Энрике внимательно наблюдал за Райаном. — Почему вы хотите присоединиться к «Иль мильоре»?

— С самого детства я всегда хотел стать рекламой.

— Рекламой?

— Как мистер Пропер и кот Феликс. Узнаваемым символом консьюмеризма, с моим лицом на каждой коробке с хлопьями.

— Так-так, — ответил Энрике, оставаясь серьёзным.

— Превзойти границы человеческого существования и стать упакованным продуктом. Это всегда было моей мечтой.

— Так-так, — кивнул Энрике, — а настоящая причина?

— Жадность? — пожал плечами Райан.

— Ваш психологический профиль говорит мне об обратном.

У них даже был психологический профиль? Бедные ребята; у Райана промелькнула мысль, сколько людей сошли с ума, составляя его.

— Ладно, ладно, я подумал, что было бы весело попробовать стать супергероем, и я пообещал кое-кому в качестве личной услуги, что вышвырну Мету из города. Приятное и полезное.

— Мета-банда — это проблема, — признал Энрике, — хотя и не в такой степени, как Августи. Кто этот человек, которому вы обязаны?

— Один парень из Ржавого города по имени Поли. Хотя, наверное, он меня даже не вспомнит.

— Уверен, что за этим стоит интересная история, — задумчиво сказал корпоративный гений. — Я выложу карты на стол, мистер Романо. Я сомневаюсь на ваш счёт. По мнению нашей исследовательской группы, у вас невероятная сила и очень высокий потенциал развития. Ваши навыки обращения с оружием впечатляют, что может подтвердить проверка безопасности. Я даже не подозревал, что в детскую плюшевую игрушку может поместиться столько миниатюрного оружия, пусть я и не вижу в этом смысла.

— Такого никто никогда не ожидает, — объяснил Райан.

— Это подводит меня к сути дела, — Энрике протянул Райану небольшую стопку бумаг. — Шестнадцатистраничный каталог с жалобами на сопутствующий ущерб, связанных с вашим именем, от людей со всей Италии.

Кое-что сильно обеспокоило Райана.

— Всего шестнадцать?

— Вы ожидали больше?

— Чёрт возьми, да, — ответил Райан, — полагаю, я слишком хорошо заставляю свидетелей молчать.

Геном-корпорат остался совершенно невозмутимым.

— Плюс восемнадцать демографических, — сказал он. — Непредсказуемым людям нет места в Dynamis. Если мы вместе подпишем трудовой договор, безрассудное поведение будет недопустимо.

— Эй, я всегда в точности выполняю команды, — защищался Райан, чью честь задели. — Я не виноват, что все оставляют методы открытыми для интерпретации!

— Я такой ошибки не допущу. Однако мне нужно больше гарантий. Хотя никто никогда не обвинял вас в нарушении контракта, у вас есть корыстное прошлое и подозрительная связь с неким Гением-преступником.

Он протянул Райану фотографию, и сердце курьера ёкнуло.

На снимке была она. На несколько лет старше и с синяком под глазом, но это была она, держала в руках листок с номером и пристально смотрела на фотографа.

— Лен «Андердайвер» Сабино. — Райан чувствовал, как глаза Терновника изучают его лицо в поисках каких-либо признаков слабости. — Дочь Фредди Сабино по прозвищу «Кровоток». Чрезвычайно опасный Псих, который почти не уступал в дурной славе Большому Адаму и Августу, пока не погиб четыре года назад от рук Карнавала Лео Харгрейвса. Многие свидетели утверждали, что он путешествовал вместе со своей дочерью и неопознанным подростком, тело которого так и не нашли.

— Ладно, давай закончим с этой хернёй, зелень[3], — сказал Райан совершенно серьёзно, кладя фотографию себе под пальто. — Где она?

— Пока что в месте, для вас недоступном. Какое-то время я присматривался к ней. Её арест был делом рук моего брата, вице-президента, и упущенной возможностью для найма. Он верит в суровые меры, я верю в реабилитацию. Публике нравятся истории искупления.

— Если я буду вести себя хорошо, ты приведёшь меня к Лен, надеясь, что моё присутствие заставит её присоединиться к твоей группе. — Он определённо злой гений.

— А, теперь мы к чему-то приходим, — ответил Энрике. — Для нас будет намного лучше, если вы скажете мне правду, мистер Романо. Насколько она ценна для вас?

— Она для меня всё.

— Идеально. Итак, вот моё предложение: вы подписываете пятилетний контракт с «Иль мильоре», помогаете нам очистить Новый Рим от грязи, которая его наводняет, продвигаете бренд Dynamis и, что наиболее важно, хорошо себя ведёте. Взамен мы предлагаем вам начать всё с чистого листа, щедрые условия проживания и возможность воссоединиться с мисс Сабино.

Он вручил Райану контракт, намного тяжелее, чем жалобы на побочный ущерб, но курьер даже не обратил на это внимания. Эта сделка была очень похожа на сделку с Вулкан, если вычесть личную вендетту.

— Что ты получишь от этого, зелень?

— Большинство людей думают, что мою семью интересует только прибыль, — сказал Энрике, — но на самом деле мы хотим построить из итальянского общества процветающую нацию. Мечта, которая, к сожалению, не может осуществиться, пока буйствуют группы вроде Меты, Августи и мародёров.

— Гордый народ под авторским правом, а?

— Мы также хотим демократизировать суперсилы путём реверс-инжиниринга и массового производства Эликсиров, — продолжил Энрике, не обращая внимания на выпад. — Согласно вашему контракту, вы будете подвергнуты полному ДНК-анализу; это гарантирует, что дроны Частной охраны смогут отследить вас в случае невыполнения вами договорных обязательств. Вам также будет предложено принять участие в нашей программе исследований и разработок Эликсиров. У нас на службе уже состоят несколько Фиолетовых Геномов вроде вас.

Он должен был знать, что его хотят взять не только за красивое личико.

— Вам не удастся воспроизвести мою силу.

— Мы добились большого прогресса в воспроизведении сил, даже в создании полнофункциональных поддельных Эликсиров.

— Вы не сможете воспроизвести мою силу, — повторил Райан. — Я пробовал больше раз, чем вы можете сосчитать.

— Хорошо, тогда вы можете поделиться своими выводами с исследовательским отделом, — закрыл вопрос Энрике. — Что касается геройской работы, мы разделяем франшизу «Иль мильоре» на две очень разные ветви: Про-лига для таких известных икон, как Виверна; и Младшая лига для юниоров и менее известных супергероев. Очевидно, вы начнёте с нашего второстепенного дивизиона.

Райан выслушал объяснения Энрике о правилах внутри организации — в основном корпоративная болтовня — прежде чем схватить контракт и просмотреть его. Хотя возможность встретиться с Лен, как всегда, была заманчивой, курьер больше хотел идентифицировать убийцу во время этого цикла. Доступ к зданиям и базам данных Dynamis очень в этом поможет. Если компания сможет быстро свести его с Лен, то всё хорошо; если они будут тянуть слишком долго, он просто возьмёт информацию и вернется на путь Августи.

Кое-что привлекло его внимание.

— Всего тридцать процентов роялти на мерчендайз? — спросил Райан. — Это грабёж.

— Мы также изменим ваше имя, — сказал Энрике, — «Квиксейв» недостаточно впечатлил наш отдел маркетинга, а видеоигры сегодня занимают очень узкую нишу. Как насчёт «Повелителя времени»[4]? PR-отдел говорит, что он быстро завоюет популярность, особенно среди подростков.

Бездушное имя, созданное, чтобы угодить толпам монстров.

Почему Райану казалось, что он заключил сделку с дьяволом?

[1] Отсылка к знаменитым словам дяди Бена из «Человека-паука»: «С большой силой приходит большая ответственность»

[2] Терновик — это колючий кустарник, у которого, собственно, есть колючки.

[3] Если честно, я не понял, почему Райан так его называет. В оригинале там слово «greenhand» — дословно «зеленорукий», другое значение — новичок, неопытный. Оба варианта, как по мне, особо не подходят, поэтому оставил просто «зелень».

[4] Древняя инопланетная раса в британском сериале «Доктор Кто», владеющая технологиями перемещения во времени.

Глава 13 — Бэтмен и Робин

Ад существовал, и это был корпоративный семинар.

Райан думал, что в первый рабочий день в качестве члена Младшей лиги его будет ждать супергеройская тренировка или, возможно, рутинное патрулирование вместе с Виверной. Что-то практичное, в общем. Вместо этого курьера отправили на скучную недельную корпоративную стажировку.

Ему хватало одного взгляда на расписание, чтобы пожелать перезагрузки. Завтрак с кофе, первая встреча — с задержкой на полчаса из-за вышеупомянутого завтрака — затем обед, затем вторая встреча, затем НАСТОЯЩИЙ обед, затем второй перерыв на кофе, третья встреча, обед после полудня, кофе-брейк, затем корпоративные видео. Всё это до шести часов вечера, после чего Райан мог либо уйти, либо принять участие в «послерабочем общении с напитками».

До сих пор эти встречи состояли из семинаров по управлению брендом, маркетологов, устраивавших мозговой штурм его «нового и улучшенного» брендинга, бесед с юристами, где они обсуждали дополнительные права, а теперь и обучающего видео о корпоративной культуре Dynamis.

Короче говоря, никакой супергеройской работы.

Райан был не единственным «новобранцем», но, к его большому удивлению, большинству из них, похоже, нравились эти скучные, бессмысленные занятия. Они были более заинтересованы в обсуждении их имиджа и гонораров, чем в настоящей работе.

Это место высасывало из курьера душу, он это чувствовал.

Вздохнув от скуки, Райан подошёл к комнате, где его ждало очередное корпоративное видео, и приложил руку к дверному сканеру. Dynamis извлекла каплю его крови вскоре после того, как он подписал их контракт, что позволило компании каким-то образом отслеживать и идентифицировать его.

«Биоподпись: Повелитель времени».

Райан застонал от ничем не примечательного прозвища. Они не могли выбрать что-то более уникальное, типа Часоманта или Стояка[1]?

Курьер вошёл в темный неформальный конференц-зал, достаточно большой, чтобы вместить десятки и десятки людей, с мезоамериканскими рисунками на кремовых стенах. Dynamis отдавала предпочтение неформальному и удобному стилю, заменив пластиковые стулья на обитые хлопком кресла и диваны.

Новобранцы Младшей лиги собрались перед огромным экраном вместе с сотрудниками из PR-отдела, обмениваясь любезностями и употребляя энергетические напитки, произведённые Dynamis; большинству из них было от пятнадцати до двадцати пяти, и они были одеты в красочные костюмы, разработанные отделом маркетинга. Судя по тому, что услышал Райан, они сейчас обсуждали последние модные тенденции, кто встречался с членами Про-лиги «Иль мильоре», и как проходила их первая встреча с Энрике Манадой.

Панды среди этих сопляков не было, что было высшей несправедливостью, поскольку он идеально вписался бы в эту компанию.

Райан заметил одиночку на роскошном диване в задней части зала, который предпочёл изучать фотографии и бумажные отчёты, а не смотреть на экран. Этот мужчина носил белую кошачью маску, закрывающую верхнюю часть лица и демонстрирующую гладкую бледную кожу, голубые глаза и зачёсанные светлые волосы; настоящий адонис. На вид ему было около восемнадцати, носил он бело-розовый гимнастический костюм без рукавов.

На экране вспыхнул D-образный символ, сопровождаемый яркой музыкой. На переднем плане появилось изображение пожилого латиноамериканца с седыми волосами, мачо-усами и довольно большим животом, а на заднем плане — изображение Нового Рима. Он напомнил Райану более старого Пабло Эскобара, вплоть до повседневной одежды и дружелюбной улыбки, скрывающей зубы.

«Привет, я Гектор Манада, генеральный директор и основатель Dynamis. Я рад принять вас, наших новых сотрудников, в семью D. Вы были выбраны за ваши навыки и характер, чтобы стать частью чего-то большего. Для нас, работающих в Dynamis и её дочерних компаниях, мы больше, чем корпоративный конгломерат. Тридцать три года назад, с того момента, как я основал эту компанию, наш руководящий принцип всегда был одним и тем же… как должен выглядеть мир?»

Райан много знал об официальной истории Dynamis, в основном потому, что её постоянно рекламировали. Двадцатишестилетний Гектор Манада создал фармацевтическую компанию в Испании задолго до Геномных войн, расширив сферу деятельности на судоходство, склады, сельское хозяйство, продукты питания, биотехнологии, производство, нефть, розничную торговлю… и почти всё остальное.

По иронии судьбы, они перенесли штаб-квартиру в Италию, поближе к бурно развивающейся судоходной деятельности, за год до бомбардировок Мехрона. Этот подарок судьбы спас большую часть их руководства, когда рухнул старый мир, и, поскольку Dynamis до Геномных войн приложила руку ко всему по всей Западной Европе, у неё были ресурсы, необходимые для процветания, как только осядет пыль.

Поскольку Испания пострадала от беспредела Геномов сильнее Италии, Dynamis перенесла большую часть оставшейся инфраструктуры подальше от родины, основав Новый Рим в качестве своей личной цитадели. Благодаря слияниям с другими корпорациями и дочерними компаниями они контролировали Корсику, Сардинию, Майорку, юг Испании, западную Италию, нефтяные месторождения Ливии и в настоящее время боролись за Сицилию с местными Геномами-военачальниками.

Короче говоря, Dynamis была на пути к тому, чтобы стать лицом постгеномной Европы… если Август не одолеет их.

Райан решил пойти в заднюю часть зала, к одиночке, так как оттуда было ближе до двери; он собирался уйти сразу же, как закончится видео. Усевшись, он целых десять секунд пытался смотреть видео, прежде чем ему наскучило и он достал свой телефон.

— Здесь есть Wi-Fi? — спросил Райан у соседа. — Я вижу сеть «Dyna-mite», но она под паролем.

— Видишь Wi-Fi-роутер? — Блондинчик указал на устройство в углу комнаты. — Пароль написан…

Райан остановил время, прежде чем тот закончил фразу. Двигаясь быстро, как змея, он поискал внутри своего пальто мини-трекер, быстро открыл заднюю часть роутера, вставил трекер внутрь и закрыл устройство.

— …сзади, — закончил мужчина. Райан уже сидел на прежнем месте, никем не замеченный. — Однако он невероятно длинный и чувствительный к регистру. У меня только с пятого раза получилось ввести.

Курьер изобразил ленивый стон, всё ещё не сводя глаз с телефона. Трекер уже активировался, отправляя ему информацию.

В течение дня Райан расставлял подобные устройства по всему этажу, что должно было дать ему возможность проникнуть в системы Dynamis. Курьеру нужно было быстро просканировать уязвимости, которые он мог бы использовать в будущих циклах для проникновения, и не особо заботился о том, опознают ли его.

Во всяком случае, Райан подумывал о самоубийстве и нашёл способ пропустить этот этап стажировки. Он был создан для веселья, а здешний персонал, казалось, был полон решимости высосать из него жизнь до последней капли.

Убрав телефон обратно в карман и уже досыта насмотревшись контента от Dynamis, Райан не обращал внимания на видео. Вместо этого его любопытные глаза обратились к соседу, который, похоже, разделял его безразличие.

Как оказалось, Блондинчик был занят просмотром фотографий Мета-банды.

Райан сразу узнал Зарин и Гуля, а также огромного, ужасающе тучного лысого мужчину в одежде прямиком из пятидесятых. Его покрытое шрамами лицо и выступающие зубы напомнили Райану бегемота.

Блондинчик заметил любопытство Райана и ощутил желание поведать подробности.

— Адам, большой плохой босс Меты.

— Я догадался по его животу, — ответил Райан, придвинувшись, чтобы получше рассмотреть фотографии.

— Он где-то в городе, но никто не знает его точное местонахождение, — пробормотал Блондинчик, его голос повысился от разочарования. Ближайшие к ним новобранцы оглянулись, прежде чем вернуться к видео. — Слишком много контрнаблюдения, никакого электронного следа, и он связывается со своими людьми, а не наоборот. Единственные люди, которые могут знать, где он, — это его заместители: Псишок, Кислотный дождь, Фрэнк Безумный…

Райан решил сделать Мету одним из своих главных приоритетов в этом перезапуске. Эти Психи были слишком организованы и вели себя чересчур хорошо. Четыре года назад Адам едва мог держать своих наркоманов под контролем, причём всегда с применением здоровой дозы насилия.

— Хо, за годы они очень выросли, — размышлял курьер, внимательно изучая документы. По информации Dynamis, в настоящее время в Мета-банду входит около пятидесяти членов. — Я до сих пор помню, как они с трудом могли заполнить микроавтобус.

Его слова заинтересовали Блондинчика.

— Ты уже сталкивался с Метой?

— Четыре года назад, — ответил Райан. — Тогда были только Адам, Псишок и ещё несколько прихлебателей. Они не сильно отличались от обычной банды Психов, за исключением любви к ультранасилию и средневековым методам казни.

— Можешь что-нибудь рассказать о них? — прошептал Блондинчик так громко, что Райан едва слышал звук из видео. — Их тактику, их организацию, их слабости?

— Если тебе нужна полная история, мой кошачий друг, Псишок пытался убедить члена моей старой группы присоединиться к ним. Всё пошло не очень хорошо, и закончилось кровопролитием. — Типичные Психи. — О, и Псишок — садистский ублюдок, который, если поймает тебя, может захватить твою нервную систему своими проводами.

Телепаты были одними из немногих Геномов, чьи способности могли нанести Райану постоянный ущерб, вмешавшись в его воспоминания или разрушив его личность. Он, по возможности, избегал их, как чумы.

Хотя Псишока курьер может найти и избить из принципа.

— Ему требуется физический контакт? — спросил Блондинчик, записывая информацию на листе бумаги. — Полезно знать. А поддерживать физический контакт ему нужно?

— Ага, но отключение невероятно болезненно для жертвы, — объяснил Райан, закидывая ноги на диван, занимая столько места, сколько вообще может человек. — Итак, мой кошачий друг, ты планируешь охоту на мышей-мутантов?

— Я хочу, — проворчал он, переводя взгляд на видео. — Я спросил Энрике, могу ли я пойти с членами Про-лиги в патрули, но вместо этого я должен сыграть гостевую роль в их новом фильме. Он сказал, что это представит меня публике намного лучше, чем любая полевая работа.

— С каких это пор нужно разрешение, что устроить неприятности? — весело спросил Райан. — Какой смысл быть героем, если ты не можешь законно сублимировать свои импульсы к жестокости и получать за это признание?

Похоже, парня это развеселило.

— Эй, кстати, я не представился, — пожал ему руку Райан. — Я Квиксейв. Я бессмертен, только не говори никому.

— Атомный кот, — представился он в ответ. — Я могу взорвать всё, чего коснусь.

— О, мафиозный мальчик?

Рукопожатие превратилось в железную хватку.

— Откуда ты знаешь? — прошипел он. — Ты шпион? Энрике тебе сказал? Этот ублюдок, не стоило его слушать…

— Эй!

Видео поставили на паузу, и все сердито посмотрели на дуэт; в то время как Райан оставался невозмутимым, Атомный кот слегка вздрогнул. Нет ничего лучше общего стыда, чтобы начать новую дружбу!

Маркетолог в костюме и галстуке посмотрел на дуэт, позволяя повиснуть неловкому молчанию.

— Вам не интересна, — начал он с застывшим лицом Гектора Манады за спиной, — компания, в которой вы будете работать следующие пять лет?

— Интересна, сэр, — солгал Атомный кот сквозь зубы. — Этого больше не повторится, сэр.

— Абсолютно нет, — прямо ответил Райан, — но, пожалуйста, продолжайте, мы будем такими же тихими и послушными, как неоплачиваемые стажёры.

Маркетолог впился взглядом в курьера, чему вторили другие новобранцы. Снова детский сад.

— Если вы сделаете ещё один подобный комментарий, Повелитель времени, я попрошу вас любезно покинуть эту комнату.

Новое имя физически причиняло боль.

Стоп, они могут уйти раньше?

Не получив ответа, маркетолог снова включил видео. Атомный кот подождал, когда все потеряют к ним интерес, прежде чем прошептать Райану на ухо.

— Если не ответишь, я тебя взорву. То же самое произойдёт, если я отпущу твою руку против своей воли.

— Ты умеешь хранить тайны? — Райан огляделся, как будто за ними шпионили, а затем приблизился к уху Атомного кота, чтобы прошептать ему: — Я вернулся из будущего. Я использовал DeLorean[2].

— Твои отсылки сильно устарели, — ответил Атомный кот. Его хватка стала крепче, и курьер почувствовал, как нагревается его кожа. — Что тебе известно?

— Что мы достаточно близки, чтобы поцеловаться, — ответил Райан, свободной рукой схватив оружие. — Что твои родители — капо Августи, что ты переметнулся из-за подросткового бунта и что тебе следует ещё раз подумать, хочешь ли ты иметь детей.

Атомный кот посмотрел вниз и заметил скрытый нож очень близко к его промежности. К счастью, никто этого не заметил, всё их внимание было на экране.

— Моя сила сработает быстрее, — ответил он.

— А я очень хорошо умею стерилизовать котов, Котёнок.

— По крайней мере, шпион был бы хитрее, — поразмыслил Атомный кот, прищурившись под маской. — Так ты не знаешь, кто мои родители? Их настоящие личности?

Курьер пожал плечами.

Атомный кот посмотрел на других новобранцев и заговорил только тогда, когда убедился, что они не слушают, голосом настолько тихим, что курьер едва мог его расслышать:

— Марс и Венера.

Райан в шоке ахнул.

— Так ты Амур[3]? Но где крылья и лук?

Атомный кот сделал короткую паузу.

— Не мифологические боги, идиот, — сказал он, наконец отпуская руку Райана. — Чтобы назвать себя в честь божеств, нужен какой-то элитарный нарциссизм. Как будто ты стоишь над нормальными людьми, как люди над мышами.

— Я как-то слышал о Геноме, которые пытался использовать имя «Маленький Иисус», — ответил курьер, засовывая нож в рукав. — Протянул он недолго.

— Август сжёг его заживо, — ответил Атомный кот, немного расслабившись. — Ты не Августи? Нет, иначе бы не рискнул пройти сканирование ДНК. В последнее время ко мне часто присылают людей с просьбой вернуться в семью.

— И почему ты вообще из неё ушёл? — спросил Райан, скрестив ноги и изображая интерес к видео, когда маркетолог посмотрел на него. Теперь на экране был Гектор с детьми перед школой, спонсируемой Dynamis, бедные дети изо всех сил пытались улыбнуться в камеру.

— Если бы ты знал хотя бы половину того, что они делают, ты бы понял, — сердито ответил Атомный кот. — Их наркотик «блаженство» ежегодно убивает тысячи людей, их оружие убивает ещё больше, и это только то, что попадает в новости. Похищения, убийства, рэкет и проституция… Через некоторое время я просто больше не мог этого терпеть. Я думал, что в «Иль мильоре» смогу изменить ситуацию.

— И как, изменил?

— Пока нет, — проворчал он. — Манада и Август долгие годы грызли друг другу глотки, поэтому я подумал, что у них есть планы убить его, но, видимо, девиз Dynamis — «не раскачивай лодку».

— Когда я встретился с Энрике, он казался весьма заинтересованным, — отметил Райан.

— Он и его брат Альфонс — да, но их отец… — Атомный кот впился взглядом в изображение Гектора. — «Не раскачивай лодку».

Райан ещё тридцать секунд изо всех сил пытался посмотреть видео и быстро сообразил, что сойдёт с ума, если так будет продолжаться.

— Ладно, — сказал он, ползя по дивану ближе к двери, — я ухожу.

— Куда ты собрался? — с любопытством спросил Атомный кот.

— В Ржавый город, разобраться с Метой.

Будущий супергерой оценивал слова Райана в течение долгой, долгой минуты.

— Ты хочешь отправиться на их новую территорию и… что, вступить в бой с первым же Психом, которого встретишь?

— Из твоих уст это прозвучало так сложно.

— Dynamis урежет тебе зарплату, если ты это сделаешь, — слабым голосом ответил Атомный кот. — Может, даже уволит тебя.

Райан как следует обдумал его слова, вспомнил, что у него скопилось больше денег, чем он мог бы заработать в «Иль Мильоре», после чего отбросил их. Он был уверен, что взлом даст ему больше информации о деятельности Dynamis, чем неделя семинаров.

— Твоё прозвище — Квиксейв, — пробормотал Атомный кот его имя. Наконец он вспомнил, где слышал его. — Подожди, это ты избил Гуля клюшкой для гольфа?

— Мне пришлось купить её только ради этого случая, и я чуть не опоздал. Тем не менее, я значительно улучшил свою короткую игру[4]. — Райан встал с дивана, выглядя непринуждённо и не обращая внимания на маркетолога, который гневно смотрел на него. — Так ты идёшь или нет?

Атомный кот посмотрел на Райана, затем на видео. До конца осталось пятьдесят семь минут. Молодой герой немедленно встал с дивана, собрал фотографии и отчёты и последовал за курьером к двери.

— Повелитель времени, Атомный кот, видео ещё не закончилось, — сказал маркетолог, безуспешно пытаясь звучать твёрдо.

— Я выпровожу его из здания, чтобы убедиться, что он больше не вернётся, сэр, — пообещал Атомный кот. Судя по всему, несмотря на его болтовню, избавление от курьера сделало маркетолога намного счастливее.

— Зверушка учителя, — обвинил Райан Атомного кота, закрывая за ними дверь.

— У тебя есть машина? — спросил молодой супергерой. — Я умею водить только мотоциклы.

— У меня лучшая из лучших, но прежде, чем мы уйдём, — Райан прокашлялся, — ты не знаешь, где здесь делают кашемировые костюмы?

— На двадцатом этаже штаб-квартиры Dynamis, которая рядом с этим зданием, — ответил Атомный кот, явно хорошо осведомлённый. — К чему этот вопрос?

— Потому что я достану кашемировый костюм, даже если мне придётся за него драться.

[1] Отсылка к одноимённому персонажу из веб-романа «Червь» (Worm), который мог останавливать людей или предметы во времени на неопределённый срок.

[2] Автомобиль из культовой трилогии «Назад в будущее», который использовался в качестве машины времени.

[3] Марс и Венера — одни из предполагаемых родителей Амура, божества любви и олицетворения любовного влечения

[4] Термин из гольфа

Глава 14 — Работа в поле

Райан никак не мог привыкнуть к Ржавому городу, который раз он бы его не посещал. От всего этого места несло несчастьем и отчаянием.

Атомный кот, который ехал вместе с ним в Плимуте с закрытыми окнами и включённым воздухоочистителем, похоже, разделял его мнение.

— Здесь даже хуже, чем я думал, — сказал он, глядя на уличный фонарь, свисающий на собственном кабеле и угрожающий в любой момент упасть на дорогу. — Намного хуже.

— Ты никогда не охотился здесь на мышей?

— Нет, моя семья живёт в богатом Патрицианском районе. По правде говоря, я жил очень защищённой жизнью, даже во время войн.

— Значит, домашний кот. — Если так, то угроза Райана стерилизовать его могла задеть его за живое.

— Думаю, теперь бродячий, — немного поразмышляв, сказал его напарник[1].

— Меня удивляет, почему это место такая помойка по сравнению с остальной частью города, — сказал Райан. Это напомнило ему плохие старые времена, когда он рыскал в руинах в поисках припасов, а Кровоток стоял у него над душой.

— Оно принадлежало коренным жителям региона, — объяснил Атомный кот, — тем, кто жил в Неаполитанском заливе и не погиб во время бомбардировок. Им удалось выжить, несмотря на загрязнения и эпидемии, но, когда Dynamis захватил регион, компания насильно переселила их, чтобы освободить место для своих людей. Думаю, бездомные и больные не вписывались в их картину сияющей столицы. У них есть планы по восстановлению территории, но они ещё не реализованы.

Он разочарованно покачал головой, звонок мобильного телефона прервал их разговор. Атомный кот посмотрел на телефон, но трубку не взял.

Райан взглянул на экран и увидел, что Атомный кот пропустил пятнадцать звонков от некой «Фортуны» и семь — от «Нарцинии».

— Мои сёстры, — сказал супергерой прежде, чем курьер успел задать вопрос. — Я поддерживаю с ними связь, но они хотят, чтобы я вернулся, и не принимают «нет» за ответ.

— Это значит, что они любят тебя, — ответил Райан без намёка на сарказм. Он мог посочувствовать людям, желающим воссоединиться со своей семьей. Курьер задавался вопросом, что заставило Атомного кота счесть Dynamis лучшим вариантом, чем Августи.

Райану внезапно пришла мысль: что, если Лен, как Атомный кот, не хочет встретиться с ним? — но тут же отмахнулся от этих мыслей. Конечно, она обрадуется, когда они увидятся спустя столько лет! Зря он вообще беспокоится!

— Я тоже их люблю, но пока они поддерживают бизнес с «блаженством», я…

Ещё один человек позвонил Атомному коту, который смотрел на его имя в течение нескольких секунд, его взгляд не поддавался расшифровке.

«Ливия»

Вместо того, чтобы проигнорировать звонок, как остальные, Атомный кот выключил телефон, вздохнул и начал крутить радио, чтобы отвлечься. Когда он наконец выбрал канал, Райан впился взглядом в своего напарника.

— Хип-хоп, серьёзно?

— Тебе не нравится, бро?

— Нет, не нравится! — Райан переключил обратно на канал «Daft Biopunk»[2]. Музыка сменилась комбинацией электронных, синтезаторных и инопланетных ритмов.

— Приятно звучит, — прокомментировал Атомный кот, глядя на узкие улочки, по которым они проезжали. — Куда мы едем?

— Мета заняла территорию свалки и создала там свою базу, — сказал Райан. — Она расположена в центре Ржавого города.

— Я останавливаю тебя прямо здесь. Я полностью за то, чтобы устроить засаду на одного Психа, может, двух, но нападать на базу вдвоём — это самоубийство.

Будь Райан один, он бы всё равно попытался, но он не собирался вести своего напарника на верную смерть.

— Дело в том, что, по моим сведениям, в этом районе пропадают дети. Я обнаружил детский дом к югу от свалки и подумал, что нам стоит его проверить.

Атомный кот мгновенно напрягся.

— Дети?

— Ты удивлён? — спросил Райан. Курьер хотел бы сказать про самого себя, что да, но он ожидал худшего, когда в деле были замешаны Психи.

— Я удивлён, что об этом не сообщили, — ответил супергерой, когда Плимут проезжал мимо городского водохранилища. В отличие от остальной части района, Dynamis серьёзно защищал это место; солдаты в броне охраняли её границы. — С другой стороны, на это место всем плевать.

Райану было не плевать.

В конце концов, дуэт добрался до одинокого здания, окружённого пыльной пустошью. Краска на стенах из шлакоблоков исчезла, облезшая от времени, половина окон была разбита. Слева от дома простиралась большая огороженная территория, на которой обитали десятки, если не сотни бездомных кошек и собак. Страшные звуки, которые они производили, и испускаемый ими запах немедленно ошеломили дуэт, когда они припарковали поблизости машину и вышли из неё.

— Это не детский дом, — с ужасом сказал Атомный кот, в то время как Райан схватил свои пневмоперчатки «Кулачки» и надел их. Воздух здесь был менее грязный, чем в остальной части Ржавого города, но не намного. — Это приют для животных.

— И то, и другое, — сказал Райан, с сочувствием поглядывая на животных. От чистой ауры отчаяния, которая исходила от них, щемило в груди.

У входа в приют они обнаружили двоих детей лет десяти-двенадцати, играющих с грязным золотистым ретривером. Одним ребёнком был чёрный мальчик со шрамами от кислотных ожогов на половине щеки, другим — тощая брюнетка в ​​розовом платье не её размера.

— Привет, ребята! — Райан помахал им рукой.

Маленькая девочка мгновенно навела на его голову спрятанный под платьем дрянной револьвер, а мальчик прижался к собаке.

— Иди отсюда, наркоман, — сказала она Райану. — Или я тебе голову снесу.

Оу, это так мило!

Райан остановил время, схватил пистолет и заменил его камнем. Когда время снова пошло, он, к большому удивлению девочки, засунул её пистолет под пальто.

— Н-но?

— Привет, я Квиксейв, — сказал Райан, подняв большой палец, как в рекламе. — Я бессмертен, только не говори никому; а это мой верный напарник, Hello Kitty[3].

— Не зарывайся, Квики, — не остался в долгу Атомный кот, и от этого прозвища Райан почувствовал себя грязным внутри[4]. — Мы не хотим никого обидеть. Мы можем поговорить со здешним персоналом?

— Нет у нас персонала, — сказал мальчик, всё ещё испуганный. Собака уткнулась носом в его лицо, чтобы успокоить его, и не сделала никаких враждебных шагов по отношению к Геномам.

— Дедушка заботился о нас, но его не стало, — ответила девочка, глядя на Райана. — Наркоман пырнул его в переулке несколько месяцев назад.

Она сказала это так небрежно, что это прозвучало почти нормально.

— Подожди, здесь нет взрослых? — Чем больше Атомный кот слышал, тем сильнее волновался. — Но как вы здесь живёте?

— Мы можем позаботиться о себе, — сказала девушка с гордым лицом. — Собираемся всякое и продаём потом.

— Мама присылает еду и деньги каждую неделю… — Маленькая девочка ударила мальчика по ноге, прежде чем тот успел закончить фразу. — Ай, Сара!

— Мама? — переспросил Атомный кот. Маленькая девочка держала рот на замке, мальчик подражал ей. — Сара, это твоё имя?

— Верни мне мой пистолет. — Она игнорировала Атомного кота и вместо этого продолжала смотреть на Райана. — Верни его!

— Я не могу с чистой совестью вернуть такой дерьмовый револьвер, — ответил Райан, обладающий репутацией, которую нужно поддерживать. — Позволь мне купить тебе настоящий пистолет, например, «пустынный орёл». Тогда ты сможешь реально угрожать людям.

— Квиксейв! — Атомный кот упрекнул его, прежде чем попытаться наладить отношения с детьми. — Кто эта мама, ваш смотритель? Мы можем с ней поговорить?

— Нет, — упрямо ответила Сара. — Она занята.

— Чем занята?

— Занята, — ответила Сара, скрестив руки. — Чего вам надо?

Пока Атомный кот пытался убедить детей, что они только хотят защитить их, Райан почувствовал напряжение в воздухе. Животные, взбесившись, залаяли и замяукали.

Они чувствовали хищников поблизости.

К детскому дому подъехал ржавый чёрный микроавтобус и припарковался в пяти метрах от входа. В окнах дома показались другие дети, привлечённые шумом от взбесившихся животных.

Из машины вышли трое «людей», хотя их едва ли можно было считать таковыми. Райан мгновенно узнал в одном из них монстра-комара, разбившего его Плимут в одном из предыдущих циклов. Вторым был тощий, лысый мужчина, одетый как сантехник; уродливые опухоли выросли из его плоти, а глаза налиты кровью. Он держал ржавый разводной ключ, и его улыбка показывала ряды гнилых клыков.

Что касается третьего…

Райан сразу узнал высокую тощую фигуру, несмотря на тяжёлое чёрное пальто, шляпу, шарф и солнцезащитные очки. Его походка, как у шаркающей ногами куклы, изображающей человека, аура тихой угрозы, которую он испускал…

Псишок, заместитель Адама.

Трое Психов угрожающе взглянули на группу, Атомный кот мгновенно встал перед детьми, чтобы защитить их; так же поступил и золотистый ретривер, который с поразительной свирепостью лаял на пришельцев. Сам же Псишок всё своё внимание сосредоточил на Райане.

— Ой-ой, малыш Чезаре? — сказал он роботизированным цифровым голосом. — Как ты вырос.

Райан вздрогнул.

— Удивлён? Один раз подключившись к нервной системе, я могу распознать уникальный паттерн её мозговых волн где угодно. Как потерянный сигнал, звонок домой папе. — Его тяжёлые солнцезащитные очки блестели в сумерках. — Я думал, Карнавал убил твоего отца?

— Он не был моим отцом, и да, они убили, — сказал курьер, холодно и сосредоточенно. В последний раз он пересекался с этим чудовищем четыре года назад, ещё до того, как выпил свой Эликсир. Пусть Райан теперь обладал суперсилами и мог постоять за себя, от одного лишь присутствия Псишока он чувствовал себя не в своей тарелке. — Как там шрамы, которыми он тебя украсил, Лампочка?

— Исцелились, — ответил Псишок, цифровой голос стал угрожающим. Комар приготовил свои когтистые руки, изнывая от желания начать драку. — Раз ты жив, то, полагаю, малышка Лен тоже. Хорошо. Я так и не забыл об упущенной возможности извлечь её гениальный мозг.

— Что, детей тебе мало? — с издёвкой спросил Райан.

— Это мясо мне не интересно, но мы нуждаемся в уникальных услугах этих гоблинов. Боюсь, больше никто, кроме разве что пигмеев, не сможет выполнять такие трюки. Не волнуйся, мы позаботимся о них; даже покормим их.

— Адам очень любит детей, — хихикнул Комар, а другой Псих издал звериное рычание.

— И это тоже, — произнёс Псишок с жестоким весельем. — Дети, собирайте друзей и тихонько садитесь в машину.

— Стойте сзади, — сказал Райан. — У него есть конфеты.

— Ага, дети даже близко к тебе не подойдут, — сказал Атомный кот и повернулся к Саре. — У вас есть подвал? — Она медленно кивнула. — Спрячьтесь там и не выходите, пока мы не скажем.

Шум самолёта эхом разнёсся над окрестностями, а дети и их собака побежали в приют.

— На вашем месте я бы ещё раз прикинул расклады, — сказал Псишок, провожая взглядом детей; он был похож на смертоносного волка, наблюдающего за беспомощными оленями, к большому отвращению Райана. Под шарфом и солнцезащитными очками Психа тряслись провода, а из перчаток сыпались искры. — Вас превосходят как в количестве, так и в силе.

Почему они не нападают? Боятся, что убьют детей перекрёстным огнём, если начнут атаку слишком рано? Они не должны думать так далеко наперёд, поскольку одного только вида Геномов было достаточно, чтобы напасть и выпить кровь дуэта, пропитанную Эликсиром. Эти Психи были слишком спокойны, слишком осторожны, как будто…

— Вы сыты, — понял Райан. — У вас есть запас Эликсира.

Псишок несколько секунд оценивал его, прежде чем отдать приказ:

— Дворняга, Комар, схватите малыша Чезаре и убейте второго.

— Я надеялся, что ты это скажешь, — сказал Комар, и Дворняга зашипел на Атомного кота, как животное. — Думаю, Адам не разозлится на нас, если мы съедим нескольких залётных.

Обе группы уставились друг на друга, но Райан не мог сосредоточиться, поскольку звук самолёта становился всё сильнее и сильнее…

Ближе.

Райан едва успел поднять глаза к небу, как оказался прямо в центре мексиканского противостояния[5].

От упавшего объекта пыль разлетелась во все стороны, Атомный кот рефлекторно отпрыгнул назад, а Психи отступили за свой микроавтобус для защиты. Только Райан остался на месте, невозмутимый, когда огромный позолоченный робот оказался прямо перед ним.

— Квиксейв, — эхом разнёсся голос Вулкана из скрытых громкоговорителей, камеры костюма сфокусировались на курьере. — Ты отклонил моё приглашение.

Райан засунул руки в карманы и присвистнул, маска защищала его от пыли. Атомный кот быстро встал на ноги, его глаза расширились, когда он узнал прибывшую. Камеры Вулкана на мгновение взглянули на героя, но быстро с убийственной яростью снова сфокусировались на Райане.

— Пойдя к этой шлюхе-дракону, даже не обдумав моего предложения, ты не просто пренебрёг мной. Ты оскорбил меня и за это умрёшь. — Она возвышалась над Райаном, в его голову была направлена ​​пушка. — Есть что сказать напоследок?

Райан серьёзно задумался над вопросом и ответил:

— Ты такая низкая, что твоей матери нужен микроскоп, чтобы разглядеть тебя.

Вулкан оставалась совершенно неподвижной, возвышающаяся броня отбрасывала на курьера гнетущую тень.

— О, о, получше придумал! — щёлкнул пальцами Райан. — Ты такая низкая, что у тебя всегда болтаются ноги, когда ты сидишь на стуле!

Тишина стала ещё более напряжённой, нарушенная странными звуками. Райан узнал в них заряжаемые пушки и ракеты. Псишок и его банда, пришедшие в себя от внезапной атаки, двигаясь, чтобы окружить всех и обойти Атомного кота с боков.

Какая требовательная оказалась публика.

— Как насчёт такого? Ты почти достаточно высокая, чтобы Виверна воспринимала тебя всерьёз!

Вулкан зарычала и открыла огонь.

[1] Вообще тут используется слово sidekick — друг/соратник более популярного человека. Например, Чубакка из «Звёздных войн», Робин из комиксов про Бэтмена, доктор Ватсон, который с Шерлоком.

[2] Отсылка к группе Daft Punk

[3] Персонаж японской поп-культуры в виде антропоморфной белой кошечки.

[4] Одно из значений слова «Квики» (Quickie) — быстрый секс / перепихон (даже без прелюдий)

[5] Противостояние с участием нескольких противников, в котором не существует стратегии, позволяющей гарантированно добиться победы, поскольку любая сторона, инициирующая агрессию, может спровоцировать собственную гибель. Такая ситуация встречается в вестернах и прочих боевиках, когда три (и более) человек наставили друг на друга стволы, но не решаются стрелять.

Глава 15 — Хорошая карма

В Райана стреляли больше раз, чем он мог сосчитать.

В отличие от Психов или особых случаев типа Августа, все способности курьера, от точки сохранения до остановки времени, имели в своей основе одну объединяющую силу. Только в ходе тренировок и экспериментов Райан открыл её многочисленные возможности. В частности, ему потребовались годы циклов, чтобы понять, что у него есть улучшенное восприятие времени.

Чем больше он сталкивался с ситуацией, тем лучше у Райана получалось предсказывать и реагировать на неё. Если кто-то использовал приём из боевых искусств, впоследствии он мог предвидеть, когда кто-то другой попытается применить его; курьер мог предсказать, когда кто-то бросит дымовую шашку, и поймать её, прежде чем осознает это. Благодаря этому обучение физическим навыкам стало почти тривиальным.

Он не был всесильным, так как бывали ситуации, когда даже самые быстрые рефлексы не имели значения — вроде обезглавливания невидимым клинком или попадания лазера, который летел со скоростью света. Не обладая сверхскоростью, Райан не мог по-настоящему «уклоняться» от пуль и прочих снарядов.

Но он мог предсказать траекторию огня до того, как будет спущен курок. Затем он немного сдвигался, снаряды пролетали мимо, и у людей создавалась иллюзия, что он может уклоняться даже от пуль. В сочетании с остановкой времени с точки зрения посторонних в курьера было просто невозможно попасть.

Поэтому, когда Вулкан атаковала его пушкой из руки, Райан на долю секунды остановил время и отошёл с линии огня. Плотный снаряд пробил стену детского дома за ним, разрушив шлакоблоки и открыв путь к тому, что, казалось, было кухней. Сидящие внутри забора животные запаниковали, несколько обезумевших кошек сумели спастись, вскарабкавшись.

— Вулкан, это приют! — закричал Атомный кот, но прежде чем он успел броситься на помощь Райану, его окружила Мета-банда. Герой избежал смертельного удара Комара и небольшого огненного шара от Дворняги; движения Атомного кота были хаотичными, что свидетельствовало об отсутствии у него формальной подготовки, но его естественная ловкость компенсировала это.

К её чести, пристыженная Вулкан на долю секунды застыла. Не желая рисковать разрушить дом, она отказалась от тяжёлой артиллерии и перешла на рукопашный бой. Миниатюрные турбореакторы срабатывали на спине механического костюма короткими импульсами, заставляя пятиметрового металлического монстра двигаться со скоростью гоночного автомобиля.

Проявив чрезвычайную ловкость, выработанную в бесчисленных циклах, Райан отпрыгнул назад, чтобы увернуться от направленного в лицо гигантского кулака и последующего удара ногой.

— Должен отдать тебе должное, — начал курьер, прежде чем изменить значение предложения, — потому что ты до него дотянуться не можешь!

Атаки Вулкана стали более яростными, и когда на её линии огня больше не было приюта, она переключилась на тяжёлое вооружение. Плечи её мехи раскрылись, обнажив турели миниганов, выпускающими сотнями пуль в Райана. Курьер использовал сочетание остановки времени и хорошей реакции, чтобы избежать атак, пытаясь обойти машину и найти люк внутрь.

Тем временем Псишок выбросил пальто, шляпу и солнцезащитные очки, раскрыв миру своё истинное «я». Он давно лишился своей плоти, её заменили тысячи чёрных проводов, которыми он обычно формировал гуманоидную фигуру. Единственным органом, который пережил его мутацию, был череп, который оставил его биомеханический мозг незащищённым. Его неоновые глаза напомнили Райану два ярких факела.

Псишок сформировал из своих проводов восемь вытянутых рук, превратив себя в жуткую насмешку над пауком. Пока Вулкан была занята с Райаном, а Атомный кот сражался с его дружками, Псих одним прыжком перепрыгнул поле боя и направился прямо к приюту.

Осознав это, Райан решил бросить Вулкан и последовать за Псишоком, но Гений не позволила ему. Её рука, достаточно большая, чтобы раздавить его целиком, сделала выпад в курьера, в то время как миниганы обеспечили подавляющий огонь.

Несмотря на её устрашающую броню, Райан мог сказать, что у Вулкан не было большого опыта непосредственных боевых действий. Её движения были неуклюжими, и, хотя оружие было точным, ему не хватало стрельбы наперёд, человеческой хитрости или импровизации; она, вероятно, передала управление базовому ИИ. Её броня также явно была прототипом, предназначенным для борьбы с большой воздушной целью, а не с ловким и стильным джентльменом.

Короче говоря, Вулкан притащила уничтожителя Виверны на битву с Квиксейвом.

Вулкан могла бы победить, если бы устроила сверху ковровую бомбардировку местности, но вместо этого она решила объявить о своём присутствии и сделать битву близкой и личной. Райан чувствовал её желание показать себя в бою, возможно, даже затмить Виверну.

У девушки были проблемы.

Остановив время на десять секунд, Райан, уклонившись от её руки и пуль, направился к левому боку брони. Затем он осторожно ударил «Кулачком» по локтевому суставу, стремясь максимизировать урон от давления. Когда время возобновилось, отдача сработала на полную, и рука мехи разлетелась в локтевом суставе. Предплечье упало на землю, из места повреждения вырывались электрические разряды.

Как он предположил, когда впервые увидел эту броню в Оружейной, Вулкан заплатила за повышенную подвижность своего костюма слабостью в местах соединения.

— Что это? — сказал Райан. — Короткое замыкание?

— Ты не смешной, Романо! — заявила Вулкан через громкоговорители, явно завидуя его несравненному остроумию. — Ты думаешь, что смешной, но это не так!

— Да ладно, не будь мелочной. — Когда она ответила очередным залпом пуль, Райан остановил время и бросился в приют, Псишок уже исчез в дыре в стене, проделанной Вулканом.

Между тем дела у Атомного кота были немного лучше. Комар поднялся в воздух, как насекомое, которым он и был, и спикировал, попытавшись пронзить героя своим жалом. В то время как Атомный кот легко уворачивался, Дворняга ограничивал свои движения. Странный Псих то исчезал, то появлялся, то исчезал, перемещал себя с помощью коротких порывов ветра, и всё это время пытался поразить героя своим ручным инструментом. Иногда он бросал огненные шары, и на окружающей пустоши начались небольшие пожары.

Огненные шары, ограниченная невидимость, управление воздухом… Райан узнал эти силы из тех, что давали поддельные Эликсиры Dynamis. Дворняга, похоже, выпил целых коктейль из них. Поскольку полученные силы были лишь тенью сил истинных Эликсиров, его телу удавалось совладать с более чем двумя за счёт его умственных способностей.

Тем не менее, даже вынужденный защищаться, Атомный кот упорно старался вернуть инициативу в этом неравном бою. Он попытался ударить Дворнягу сияющими красной энергией руками, но, несмотря на его звериное рычание, Псих оставался осторожным, не давая противнику никакой возможности.

Когда время возобновилось, Райану удалось добраться до приюта, но он отступил, когда дюжина проводов вылетела из отверстия, угрожая поймать его в свою сеть.

Из дыры появился Псишок, схвативший своими щупальцами четырёх детей: Сару, её друга и двух девочек-близнецов не старше восьми лет. Его холодные инопланетные глаза смотрели на Райана с презрением, в это же время один из его проводов залез в нос одной из близняшек. По всему телу Психа были следы крови и шерсти.

Недолго думая, Райан схватил три метательных ножа, намереваясь поразить голову Псишока.

В ответ Псих выставил перед собой Сару, которая закричала от страха.

Райан застыл в шоке, и Псишок тут же воспользовался этим, направив в него щупальце. Курьер не мог остановить время из-за отката способности, и рука Психа ударила его со скоростью гарпуна. Его отбросило на спину, но ему удалось схватить её руками. Провода пытались дотянуться до черепа.

— Квиксейв! — закричал Атомный кот, но Комар воспользовался шансом и, схватив его сбоку, бросил героя в забор загона, тем самым проломив его. Собаки и кошки тут же хлынули наружу, разбегаясь во все стороны.

— Тише, будет легче, если ты не будешь сопротивляться, Чезаре, — прошептал Псишок, как через собственный рот, так и через рот ребёнка, с которым был соединён. На концах его проводов появились иглы для внутричерепного налёта. — Просто расслабься и впусти меня. Мы будем одним целым.

Да, если опасность его навязчивой телепатии — независимо от её физических ограничений — не вызвала у Райана кровожадную враждебность к Псишоку, то это сделало жестокое обращение с детьми.

Видимо, Вулкан думала так же. Проявив элементарную человеческую порядочность, она перестала зацикливаться на Райане и подняла последнюю функциональную руку своей брони на Псишока.

— Брось детей, мутант, — предупредила она. — Дважды просить не буду.

— Не мешайся, женщина, — снисходительно ответил Псишок, выставив своих заложников как щит от оружия Вулкана. Тем временем Дворняга направился к загону, чтобы прикончить Атомного кота, Комар кружил над ними. Некоторые собаки, которые остались, вместо того чтобы убежать, злобно лаяли на присутствующих Геномов, но были слишком напуганы, чтобы напасть.

В ответ пальцы на броне Вулкана раскрылись, обнажив дыры и выпустив потоки плазмы в Псишока. Гений была очень осторожна, чтобы не задеть детей; вместо этого она перерезала провода с лазерной точностью. Повреждённые части упали на землю, как обезглавленные змеи, и быстро превратились в органическую пыль.

Воспользовавшись тем, что Псишок отвлёкся, Райан остановил время, перерезал ножами ближайшие к нему провода, а затем бросился к детям. Быстрым взмахом он перерезал провода, удерживающие близняшек, и поймал их, когда время продолжило ход.

Провод в носу заложницы продолжал двигаться сам по себе, будучи отрезанным от тела хозяина, но быстро упал на землю. Псишок в ответ послал провода во все стороны, нацелившись на Райана и Вулкана дождём из щупалец. Курьер сбежал, неся близняшек на руках, в то время как Августи просто выдержала атаку, её толстая броня отразила всё.

Между тем, пока Атомный кот оправлялся от последнего удара, оставшиеся собаки нашли в себе смелость попытаться укусить Дворнягу, когда тот подошёл. С звериным рычанием Псих, поднял обе руки и выпустил огненный шар из правой и закрученный вихрь из левой. Комбинация создала поток пламени, который поглотил животных. Бедные собаки визжали от боли, когда импровизированный огнемёт сжигал их заживо, а шипение Дворняги превращалось в маниакальный смех.

Атомный кот бросился на Дворнягу, пока тот отвлёкся, и в этот раз сумел схватить его голову. Тело Психа покраснело, его цвета приглушились малиновым оттенком, а затем он взорвался.

Даже не так. Он испарился. Его плоть слабо детонировала, и силы взрыва едва хватило, чтобы всколыхнуть воздух, но после него от Дворняги не осталось и следа. Одежда, кожа, даже инструмент, который у него был — всё обратилось в пыль.

Было понятно, что загнанный в угол Атомный кот убивал без сомнений.

Произошедшее заставило Комара снова броситься на него с намерением убить. Молодой супергерой застыл, как будто ему в голову пришла идея, схватил камень с земли и бросил в Комара. Камень стал красным, заряженный силой Атомного кота.

Псих защитился руками, камень взорвался при ударе и опрокинул злодея на его микроавтобус. Сработала сигнализация машины, и в сочетании с шумом боя Райан едва мог слышать себя.

Атомный кот мог регулировать силу своих взрывов и даже отсрочить их. Отлично.

Самому Райану удалось уклониться от обеих атак Псишока и оттащить близняшек в безопасное место, одна девочка была подавлена, а вторая плакала от страха.

— Всё в порядке, вы в безопасности, — попытался утешить их Райан, поглаживая по чёрным волосам. — Герои здесь.

Выполнив дневную норму хороших дел, курьер сразу же вернулся в бой. Псишок использовал все свои провода, чтобы удержать Вулкана, пытаясь не дать меху двигаться и отчаянно ища путь внутрь кабины пилота. Он был похож на гигантского кальмара, пытающегося удержать кита.

Как и раньше, этот гнусный ублюдок использовал пленников в качестве живых щитов, не позволяя Августи использовать своё оружие в непосредственной близости.

Разъярённый, Райан бросился на Псишока, метая ножи в его череп. Провода отбили их, но внимание преступника к курьеру привлекло.

— Сила телепортации? — прошипел Псих Райану. — Ты стал Фиолетовым?

— Обычно я бы подколол в ответ, но в твоём случае я просто выбью из тебя всю дурь, — сказал Райан с предельной серьёзностью, поднимая «Кулачок». — Болезненно.

Прежде чем Псишок успел среагировать, Райан снова остановил время, прыгнул и пробил Психу череп в застывшем времени. Его кулак пронзил металлические кости и мозг Психа, как пончик.

Райан любил играть со своими врагами, но он знал, что лучше не давать телепатам шанс дать отпор. Особенно таким отвратительным, как Псишок.

Когда время вернулось, тело Псишока рухнуло на землю в беспорядочную кучу проводов и мозгового вещества, утащив Сару и другого ребёнка за собой. Райан быстро поймал Сару на руки, а Вулкан схватила второго.

— Знаешь, Коротышка, если бы ты не пыталась убить меня, я бы назвал тебя наполовину героической, — сказал Райан, поставив Сару на землю, в то время как Вулкан сделала то же самое со своим подопечным. — Девочка, можешь взять своего друга и уйти отсюда? Большой бот ждёт, когда ты уйдёшь, чтобы застрелить меня.

Маленькая Сара сильно кивнула, быстро схватила своего товарища за руку и убежала в безопасное место. Вулкан молчала, с мрачной бдительностью наблюдая, как уходят дети. Райан не мог понять, сожаление это, тоска или что-то ещё, но она казалась странно подавленной.

Затем, убедившись, что дети достаточно далеко, Вулкан без какого-либо предупреждения попыталась выстрелить плазменными лучами в лицо Райана.

Ожидая атаки, Райан быстро остановил время и бросил ножи в её камеры, ослепив Вулкан прежде, чем она успела открыть огонь. Тем временем Атомный кот попытался ударить Комара и взорвать его рядом с микроавтобусом, но насекомое улетело, когда он подошёл слишком близко.

Огромная тень пролетела над полем битвы, за ней последовал могучий рёв.

Все присутствующие замерли, от крошечных животных до самой Вулкан, когда в поле зрения появилась гигантская летающая фигура.

Огромная, шестидесяти футов длиной, ящерица с белой чешуей, удлинённой шеей, стрекозиными крыльями и золотыми глазами. Её когти могли прорезать сталь, её хвост заканчивался цепом, а костюм с логотипами Dynamis и «Иль мильоре» покрывал её грудь.

Виверна.

Закончив красоваться, дракон приземлился прямо на Вулкан, втоптав ногами её меху с такой силой, что под ним образовался мини-кратер. Если бы Райан не повредил её камеры, Августи могла бы улететь, но теперь Виверна прижала её к земле своим огромным весом.

Комар немедленно попытался улететь. Дракон быстрее поднял руку.

ХЛОП!

Виверна ударила Комар сверху вниз, точно так же, как человек бил по мухе. Удар расплющил насекомого до пятна на земле, его конечности и крылья были сломаны, из открытых ран потекла зелёная кровь.

Затем, не теряя ни секунды, Виверна повалила меху Вулкана на землю, разбив миниганы. Августи попыталась активировать миниатюрные турбореакторы, чтобы улететь, но не смогла выбраться из железной хватки дракона.

— Не повреди реактор, Виви! — крикнул Райан, зная об опасности. — Извлеки кабину! Кабину!

Видимо, услышав его, Виверна превратила нападение в почти хирургическую операцию: дракон осторожно вытащил человека внутри своими когтями, не повредив остальную часть брони. Прежде чем растрёпанная Августи успела среагировать, Виверна бросила её на землю, и Атомный Кот подбежал удержать её.

Вмешательство продлилось считанные секунды. Райан проверил меху, но, к счастью, Вулкан предусмотрительно установила отказоустойчивые устройства в термоядерном реакторе своей брони. Город не умрёт атомной смертью… в этот раз.

Вместо того, чтобы вселять страх, победа Виверны вызвала большую радость у детей, которые после короткого молчания испустили возгласы ликования. Только ребёнок, с которым соединился Псишок, оставался подавленным, её близняшка пыталась разбудить её. Райан немедленно бросился к ним, чтобы оказать медицинскую помощь.

К счастью, он достаточно циклов изучал медицину и биологию, чтобы проверить её. Хотя вторжение Псишока в организм носило навязчивый характер, оно обычно не приводило к повреждению ключевых областей мозга субъекта; бедный ребёнок получил лёгкое сотрясение мозга, но жить будет.

— Она в порядке? — спросила Сара Райана, общая эйфория сменилась беспокойством, когда их окружили сироты.

— Да, — сказал он, используя своё пальто, чтобы удалить кровь из носа пациента. — Но ей понадобится отдых.

— Они убили собачек, — сказал один из детей, с ужасом глядя на горящие останки животных и разрушенный забор.

Виверна мгновение осматривала сцену, от дыры в приюте до ржавых останков Псишока.

— Квиксейв, у нас будет долгий, долгий разговор, — сказала она, и её мощный голос скорее принадлежал ревущему тираннозавру, чем человеку. — С тобой тоже, Атомный кот! О чём вы двое думали, заходя на враждебную территорию без разрешения и без поддержки?! Вы умереть могли!

— Они пытались похитить детей! — защищался Атомный кот.

— Тогда вам следовало вызвать меня в качестве подкрепления, — твёрдо ответила Виверна. — Вам повезло, что я преследовала Вулкан, чтобы убедиться, что она не устроит беспорядок.

Кстати о Вулкане: она была в ярости, прижатая лицом к земле Атомным котом и не способная вырваться из его хвати. Виверна превратилась обратно в человека, её костюм адаптировался к новому размеру. Она смотрела на Августи со смесью оправдания и жалости.

— В этом ты можешь винить только себя, Жасмин.

— Да пошла ты, Лаура, — горько и злобно ответила Гений. — Пошла ты на хер.

— Есть у кого верёвка? — спросил Атомный кот, которому надоело держать Вулкан голыми руками.

— У меня в машине наручники и повязка на глаза, — сказал Райан, и Виверна вскинула бровь. — Я встречался со странными людьми.

Супергероиня уставилась на Райана и Атомного кота, положив руки на талию.

— Вы оба наказаны.

— Да, мама-дракон, — простонал Райан, прежде чем повернуться к Комару, агонизирующему в луже из собственной крови. — Он ещё жив.

— Едва, — осторожно ответила Виверна.

— Зачем ты похитил детей, мудак? — зарычал Атомный Кот на Психа.

— Жало моё отсоси… — прошипел Комар.

— Ответь на вопрос, и мы окажем тебе медицинскую помощь, — твёрдо сказала Виверна. Несмотря на то, что она злилась на дуэт героев за то, что они действовали в одиночку, она не испытывала ни грамма жалости к Психу. — В твоём состоянии даже с улучшенным метаболизмом ты истечёшь кровью за считанные минуты.

Комар молчал несколько секунд, вероятно, взвешивая риски: настучать, за что его потом убьёт босс, или умереть прямо сейчас. Инстинкт выживания — могущественная сила, и он решил говорить.

— То… место… шахты слишком малы для взрослых… и эти сумасшедшие роботы, они стреляют в Геномов, как только увидят…

— Роботы? — повторила Виверна.

— Что за место? — с любопытством спросил Райан.

— Бункер, в который Адам хочет попасть… под свалкой… не знаю, что… — прошипел Комар в агонии. — Пожалуйста, боль… ужасная…

— Я вызвала медиков, когда увидела детей, — сказала Виверн, касаясь своего наушника. — Они должны прибыть в ближайшее время.

На этих словах Райан застегнул наручники на Вулкане, завершая спасение приюта. Он надеялся, что после этого его счётчик кармы увеличится!

Другие дети вышли из приюта и немедленно бросились к Виверне, приставая к ней с автографами. Другие пошли помочь своему раненному другу, и Райан слышал, как они часто произносят имя «Джулия».

— Эй, Котёнок, если ты умеешь создавать взрывные снаряды, почему не взял с собой метательные ножи? — спросил Райан Атомного кота, поскольку эта деталь его беспокоила. — Это было бы намного практичнее, чем хватать, что под руку попадётся.

— Я не понимал, что могу использовать свою силу таким образом, — признался слегка смущённый Атомный кот. — Я знал, что могу отсрочить детонацию на несколько секунд, но никогда не додумывался скомбинировать это со снарядами для атак на расстоянии. Только в самой гуще событий до меня снизошло.

— Ну, ты ещё зеленый.

— А ты… — он замолчал, пытаясь подобрать хорошую шутку, — Фиолетовый.

— Вау, я дам тебе подумать часик подумать, пока не найдёшь достойный ответ. — По правде говоря, Котёнок должен гордиться тем, что он так хорошо справился с одним лишь талантом.

Райан посмотрел на свой мобильный телефон, чтобы узнать, попала ли битва в новости; вместо этого он получил уведомление со своих устройств в штаб-квартире «Иль мильоре».

«Обнаружен бэкдор»

Хм.

Райан был не единственным, кто шпионил за Dynamis через их компьютерные системы. Он собирался разыскать IP-адрес для расследования, на случай, если это был тот убийца.

— Эй, ребятишки, я знаю лучший способ подбодрить вас, — объявил Райан, поднимая телефон. — Кто хочет групповое фото с Виверной?

— Я! Я! Я! — Все дети подняли руки, к большому смущению Виверны и веселью Атомного кота. Даже сварливая Сара казалась немного воодушевлена.

Они провели несколько минут, ожидая, пока Частная охрана делает забавные селфи, Вулкан впивается в них взглядом, а Комар истекает кровью на заднем плане.

Глава 16 — Тайные враги

Райан ненавидел больничные палаты. Да, для дезинфекции они были полезны, но из-за их вездесущей белизны он чувствовал себя больным и изолированным.

Прошло несколько часов с момента битвы у приюта, его обитатели были эвакуированы Dynamis и переведены в одну из больниц компании. Жертва Псишока, помещённая в искусственный сон, лежала на тёплой кровати с аппаратом искусственного дыхания и устройствами сканирования мозга рядом с ней. Виверна стояла у окна, борясь с желанием уснуть.

— Она будет в порядке? — спросил Райан Виверну, оба некоторое время стояли и наблюдали за девочкой. — Я по своему опыту знаю, что от «мозговой связи» Псишока можно оправиться, но я ещё не видел, чтобы после этого кого-то усыпляли лекарствами.

— Медики сказали, что её мозговые волны в высшей степени ненормальны, — ответила Виверна. — Её подержат под наблюдением в течение нескольких дней, пока не будут уверены, что она не пострадает от последствий.

Это немного обеспокоило Райана, заставив задуматься, не улучшил ли Псишок свои силы с момента их последней встречи. По крайней мере, гнусный Псих в этом цикле был мёртв, и курьер мог расслабиться.

Энрике «Терновник» Манада выбрал этот момент, чтобы войти в комнату, неся в руках яркий изысканный букет.

— Так-так, полагаю, поздравления уместны, — сказал корпоративный злой гений, кладя цветы у окна. — На мой вкус, вышло слегка неуклюже, но я ожидал от тебя сопутствующего ущерба, Романо.

— Что будет с детьми? — довольно бесцеремонно спросила Виверна у своего менеджера.

— Мы позаботимся о них, — сказал Энрике. — Их разместят в безопасном месте вдали от Ржавого города, и многие люди заявили о своём намерении усыновить некоторых из них. Никто теперь не скажет, что Dynamis — не семейно-ориентированная компания.

Конечно же, они попытаются воспользоваться ситуацией для рекламного хода.

— Что ж, я уверен, что все заботились о них до того, как я разместил фотографии в Дайнанете, — сказал Райан.

— Кстати, о фотографиях: Романо, я очень тобой разочарован, — отругал его Энрике. — Я помню, как говорил тебе, что тебя теперь зовут «Повелитель времени», но ты представился на своих фотографиях как «Квиксейв и его кот». Ущерб нанесён, и исправлять эту ошибку уже может быть слишком поздно.

— Подожди, тебя это беспокоит? — удивился Райан. — Ты не злишься из-за нашего маленького приключения?

— С чего бы? — спросил Энрике, тоже искренне удивлённый. — Вы с Атомным котом спасли приют, нанеся жестокий удар по преступному подбрюшку этого города. Вы хорошо справились.

— Ага, но я пропустил тренинг, а ты сказал, что не любишь непредсказуемых людей.

— Не люблю, но, полагаю, у тебя возникло недопонимание. Ты волен делать всё, что пожелаешь, если берёшь на себя последствия. Если твои действия, какими бы безответственными они ни были, приводят к победе, то, очевидно, они были совершены с полного одобрения Dynamis; если ты облажался, то сделал это по собственному разумению.

— Итак, если я побеждаю, — резюмировал Райан, чтобы убедиться, что он всё правильно расслышал, — вы забираете всю славу, а если проигрываю, то я беру всю вину на себя?

— Нет, нет, — успокоил его Энрике. — Если ты побеждаешь, мы разделяем славу, а если ты проигрываешь, то берёшь всю вину на себя.

Различие, не имеющее никакого значения.

— Я восхищаюсь вашим прагматизмом, сэр. Вы гений, сэр.

— Хватит притворного подобострастия, Романо, для этого у меня есть стажёры. — Затем он соединил руки в расчётливой позе злого гения. — Теперь горькая часть.

— О, узнаю это выражение, — произнёс Райан, видевший его неоднократно. — Ты сокрушишь все наши надежды и мечты тоном унылее некуда.

— Ты быстро схватываешь, Романо, — сухо ответил Энрике. — Вулкан должна быть освобождена.

Глаза Виверны расширились от ярости; Райан впервые увидел, как она потеряла хладнокровие.

— После того, как она попыталась убить двоих наших? Нет! Ни за что!

— Виверна, я понимаю твои чувства, но…

— Если ей удастся отделаться лёгким испугом, я уйду.

По мере того как тишина затягивалась, Райан заметил, что роза на кашемировом костюме Энрике начала отращивать шипы, двигавшихся, как будто были готовы выскочить из владельца и атаковать. Даже цветы возле окон, казалось, обретали собственную жизнь, их лепестки кружились.

— Поверь мне, — сказал Терновник спокойным голосом, в котором сквозила скрытая ярость, — я полностью разделяю твоё разочарование. Однако я не могу позволить себе действовать в соответствии с ним, как и ты. Приказ поступил прямо от генерального директора.

— От самого Гектора? Но почему? — спросила Виверна, почти задыхаясь. — Она единственная, кто умеет делать продвинутую броню! Если её убрать, вся их оперативная работа пострадает!

— Мой отец не хочет вызвать возмездие со стороны Августа. — вздохнул Энрике. — Мы с ним находимся в периоде разрядки. Дон Гектор считает, что ещё один прямой конфликт обойдётся нам дороже, чем сокрытие этого инцидента, особенно после переманивая Атомного кота. Если Вулкан останется под стражей, Марс и Венера могут убедить своего хозяина спуститься с горы.

— То, что произошло сегодня, не было никакой разрядкой, — отметила Виверна. — Ты не можешь переубедить своего отца?

— Я пытался, — вздохнул Энрике. — Я даже позвонил Альфонсу за поддержкой, но это ничего не изменило. Было бы иначе, если бы кто-то из нашей команды погиб, но поскольку и ваши товарищи по команде, и Вулкан выжили, ей будет разрешено уйти с предупреждением. Если она или другой капо попытаются повторить что-то подобное, то будет война.

Виверна закрыла глаза, тяжело дыша.

— Так не может продолжаться, Энрике.

— Имей терпение, Виверна. Время очистить этот город ещё придёт.

— Ты говоришь это уже два года, — отметила она.

— И могу говорить ещё два, если это не допустит второй Мальты.

— Хм? Что случилось на Мальте? — спросил Райан. До него доходили слухи, но без деталей.

— Она утонула, — сухо ответил Энрике, глядя на часы. — Я должен идти. Виверна, Квиксейв.

По крайней мере, он перестал использовать то прозвище. Когда Терновник ушёл и цветы снова стали неодушевлёнными, Райан взглянул на Виверну. Лицо супергероини перекосилось от злости, её глаза с разочарованием смотрели в окно.

— Виверна, скажи мне, — кашлянул Райан, — броня, которую использует элита Частной охраны… это работа Вулкана, верно? — Она медленно кивнула. — Я слышал, вы двое были близки.

— Были. — Супергероиня немного нахмурилась. — Почему ты сделал акцент на слове «близки»?

— Её одержимость тобой кажется… даже не знаю… слишком страстной.

Виверна непонимающе посмотрела на него, потом, похоже, мысль дошла до неё.

— Нет, — сказала она после некоторого колебания. — Это…

Она вздохнула, явно не желая об этом говорить. Райан ждал, зная, что она заговорит, если на неё не давить.

— Когда-то она была моим партнёром, — наконец призналась Виверна, — ещё до того, как я присоединилась к «Иль мильоре».

— Твоим напарником[1]?

— Партнёром, — настаивала Виверна. — Она была мозгом, а я — мускулами. Однако, поскольку в поле работала только я, СМИ и граждане приписывали большую часть нашего успеха мне. В конце концов, она попыталась переквалифицироваться в героя-одиночку, но, поскольку она была Гением и ключом высокотехнологичной армии Dynamis, компания не хотела, чтобы она уходила из лаборатории. Она была слишком драгоценна, чтобы рисковать ей в боях, но она так не считала. Она чувствовала себя обделённой и неуважаемой.

Ха, значит, она кипела в своём негодовании, и, в конце концов, Август пришёл к ней с обещанием лёгкого звания капо и полной автономии, если она перейдёт на его сторону.

— И ты никогда не замечала? Думаю, в таком случае вы были не так уж близки.

— Она никогда мне ничего не рассказывала, пока не взорвалась, откуда мне было знать? — с досадой ответила Виверна. — Я доверяла ей.

Дверь палаты открылась, кот вошёл внутрь, не издав ни звука.

— Виверна, — вежливо кивнул Атомный кот, дважды проверив замок двери, прежде чем повернуться к Райану. — Квиксейв, ты сказал, что у Меты был запас эликсиров? Что заставило тебя так подумать?

— Я могу сказать, когда Психи страдают от абстиненции. — У него был большой опыт наблюдения за Кровотоком. — Ни у одного из них её не было, и они уже несколько недель не ведут себя как обычные Психи. Это показалось мне наиболее вероятным объяснением.

— Комар умер во время лечения.

Райан сразу понял, но Виверна не сопоставила факты.

— Что ты предполагаешь? — спросила она в замешательстве.

— Рептилоиды, — объяснил Райан. — Рептилоиды нанесли очередной удар. Они повсюду.

Виверн молча уставилась на него.

Она знает, что он подозревает её!

— Ты можешь быть серьёзным хотя бы минуту? — ответил Атомный кот, совершенно упустив шутку[2]. — Тебе не кажется это странным?

— Он мог умереть естественной смертью, — сказала Виверна, не особо обеспокоенная тем фактом, что она может быть виновата. — Я сильно ударила его.

— Может быть, но если теория Квиксейва верна, то Мета, должно быть, получила дополнительные Эликсиры от кого-то.

Виверн задумчиво скрестила руки.

— Это правда, что члены Частной охраны пытались помочь Гулю сбежать из заключения, — признала она. — Но то, что вы предполагаете, является очень серьёзным обвинением.

— Кто-то внутри Dynamis явно помогает Мете, — смело заявил Атомный кот. — Снабжает их поддельными Эликсирами, информацией и поддерживает, заметая следы. Это единственное объяснение.

— Ну не знаю, Феликс, — сказала Виверна. — Я не…

— Подожди, тебя зовут Феликс? — перебил Райан, уставившись на своего напарника. — А твоё супергеройское имя — Атомный кот?[3]

— Не вижу в этом ничего такого, — соврал он. Райан ничего не сказал, даже если шутки напрашивались сами собой. Это было бы слишком просто.

Виверна подождала секунду, пока он успокоится, прежде чем закончить предложение:

— Я не сомневаюсь, что некоторые подразделения Dynamis коррумпированы и что Мета может приплачивать сошкам из Частной охраны за предоставление информации и поддержку. Августи тоже так поступают, и этой проблеме не первый год. Но Эликсиры — совершенно другое дело. Чтобы обеспечить стабильные поставки, требуется сотрудничество с высшим руководством или ключевыми людьми, при этом всех их тщательно проверяют. Даже Августи вынуждены покупать подделки через коррумпированных посредников, чтобы избежать обнаружения.

— Они могут создавать свои собственные, — предположил Райан очевидное.

— Даже Августи пока такое не по силам, — отклонила идею Виверна. — Честно говоря, меня больше беспокоит тот бункер, о котором нам рассказал Комар. Меня всегда интересовало, почему Мета-банда никогда не нападала на здания Dynamis и не пыталась расширяться. Даже их атаки на Августи были лишь попыткой удержать их подальше от Ржавого города.

То, что нападение на детский дом считается сдержанным поведением с их стороны, говорило о Психах всё.

— Значит, им нужен только этот бункер? — спросил Атомный кот. — Они пытаются не привлекать к себе внимание, пока раскапывают его?

— И если Адам его хочет, добра от этого не жди.

— Что ж, друзья мои, путь впереди чист, — сказал Райан. — Мы идём на Свалку и посмотрим всё собственными глазами.

К его ужасу, ни одному из них эта идея не понравилась.

— Если они так сильно хотят этот бункер, они, скорее всего, разместят всех своих тяжеловесов на Свалке, — подметила Виверна. — Фрэнк Безумный физически сильнее меня, Кислотный дождь обладает катастрофической способностью к разрушению, а сам Адам столь же хитер, сколь и силён. Мы также получили доклады, что они наняли Психов-одиночек вроде Земли, и после гибели Псишока они будут ожидать нападения. Нам понадобятся люди, разведка и план атаки.

— Но можно ли это сделать? — спросил Атомный кот. — Или мы позволим им уйти, чтобы избежать «эскалации напряжённости»?

Было понятно, что Энрике поговорил с ним, когда уходил. Однако, в отличие от Августи, Виверна мыслила оптимистично по этому вопросу.

— Мета — не Августи, — сказала она. — Особенно после рекламного хода общественность захочет, чтобы мы приняли меры против…

Она замолчала, прикоснувшись к наушнику.

— Что там? — спросил Райан. — Очередная ночная реклама?

— Гавань, — мрачно сказала Виверна. — Там произошла резня.

* * *
Когда за горизонтом начал появляться рассвет, боровшийся с сонливостью Райан понял, что ему следовало ожидать чего-то подобного.

Он «видел» убийцу в гавани, и погрузка товара в батисферы была запланирована задолго до появления самого курьера. Занбато, конечно же, отправился на дело даже без Райана, а Мета после ареста Гуля послала Зарин атаковать группу в одиночку.

Должно быть, это казалось прекрасной возможностью совершить несколько лёгких убийств.

— «Квиксейв и его кот», — пробормотал Атомный кот Феликс на переднем пассажирском сиденье, когда Райан припарковался рядом с оцеплением, установленным Dynamis вокруг порта. — Я должен засудить тебя.

Райан посмотрел ему прямо в глаза.

— Тебя зовут Феликс, Кот.

— Это имя значит «удача»! — запротестовал Атомный кот. — Ты никогда мне этого не забудешь, так ведь?

— Нет, никогда.

— Тогда я с этого момента буду называть тебя Квики.

— Буду откровенен, — вздохнул Райан. — Это звучит так, будто у тебя есть ко мне чувства.

— О боже, нет! — ответил Атомный кот, его тон был полон сарказма. — Такого никому не пожелаешь, ты ужасен! Тебе всё равно не управиться даже с половиной меня!

— Поверь мне, Котёнок, если бы я взял тебя, пережитый опыт был бы настолько впечатляющим, что ни одна девушка никогда больше не смогла бы удовлетворить тебя. Я придумал такие невероятные позы, что властям пришлось объявить их незаконными.

Когда они прибыли на место, где Райан впервые встретился с Луиджи и его головорезами, дуэт обнаружил только трупы и членов Частной охраны, фотографирующих место преступления. Зарин оставила в доке несколько дыр, что указывало на то, что она не ушла без боя; её пустой защитный костюм уже извлекли, внутри него ничего не было. Райан задался вопросом, удалось ли ей каким-нибудь образом выжить.

Останки Августи ничего не оставили для интерпретации.

Луиджи и его головорезы без суперсил были разорваны в клочья острыми лезвиями. Их трупы выбросили в океан, а кровь окрасила воду в красный цвет. В броне Занбато произошло короткое замыкание, как в предыдущем цикле, что привело к его гибели; учитывая дыру в его груди, Зарин воспользовалась возможностью выстрелить прямо в его жизненно важные органы, мгновенно убив его. Самурай как павший воин лежал на спине.

— Каратель[4] не дремлет, — пробормотал Райан под нос, чувствуя лёгкую вину, когда увидел останки Джейми. Ему понравился этот парень, и тот факт, что он не смог спасти его во время этого цикла, заставил его немного расстроиться.

Курьер знал, что сможет спасти мечника, и он так часто видел гибель людей, что стал равнодушен к этому, но всё же.

Атомный кот, молчавший от шока, выглядел опустошённым и немедленно бросился к Занбато.

— Бля, это Джейми!

Ха?

— Ты его знал?

— Да, мы были друзьями до того, как я ушёл из семьи. — Атомный кот осмотрел труп пустым взглядом. — Дерьмо… твою мать!

Райан ничего не сказал, не зная, как реагировать. Его последняя попытка утешить кого-то была хуже некуда.

— Я знал, что этот день настанет, я знал. Но у него дома осталась девушка, чувак. Дерьмо. — Атомный кот покачал головой, явно расстроенный и сбитый с толку. — Квики, ты можешь меня подбросить?

— Хочешь проведать его девушку? — догадался Райан.

— Да, я считаю, что новости должен сообщить старый друг. Даже если я сжёг этот мост, Джейми этого заслуживает.

Райан повернулся к своему напарнику, вспомнив, как он сам умер в доме Джейми в предыдущем цикле.

— Это не лучшая идея.

Атомный кот был готов возразить, но, надо отдать ему должное, он рационально обдумал слова курьера.

— Ты думаешь, следующей их целью будет она?

Да. Эта катастрофа подтвердила, что убийца преследовал не Райана, а Геномов, связанных с Августи. Курьер почувствовал себя немного обиженным из-за того, что у него нет секретного заклятого врага, хотя это не объясняло, как этот таинственный вигилант вычислил его предел восстановления способности.

Кто, помимо Dynamis, мог быть достаточно безумным, чтобы пойти против такой могущественной организации, как Августи, и достаточно хорошо знал Райана, чтобы рассчитать его время…

И тут до него дошло.

— О, — вслух сказал Райан. — Ни за что!

— Что?

— Думаю, я знаю, кто это сделал, — ответил Райан, открывая сотовый телефон, — что одновременно и круто, и ужасно. — С одной стороны, это означало открытие ещё одного пути, но с другой стороны… дааа, схватки с боссами будут кошмарными.

Атомный кот хрустнул костяшками пальцев.

— Так что нам делать?

Райан показал ему свой мобильный телефон и место, до которого он отследил IP-адрес хакера.

— Поймаем льва в его собственном логове, конечно же.

[1] Всё то же слово «sidekick» — друг супергероя, но находящийся в его тени (как Робин для Бэтмена)

[2] Рептилоиды и рептилии на английском пишутся одинаково, и Райан обыгрывает это: рептилоиды (которые, согласно некоторым теориям заговора, правят всем миром), «нанесли удар», устранив Комара, чтобы тот не проболтался; рептилии (Виверна, которая как бы дракон) буквально нанесла удар, чем убила Комара

[3] Кот Феликс — культовый мультяшный антропоморфный кот, появившийся в эпоху немого кино.

[4] Антигерой из комиксов Marvel

Глава 17 — Скрытый рут

— Это не могут быть они.

Райан, перебирающий вещи в багажнике своей машины, наконец взял в руки секретное оружие: винтовку Гаусса и мешок с мукой.

— Что ты знаешь о Карнавале Лео Харгрейвса, мой кошачий друг?

— Что они блуждающие герои, которые сражаются с мародёрами, боевиками, опасными Геномами и Психами, — ответил Атомный кот, прислонившись спиной к машине. — Они безвозмездно помогают общинам, после чего уходят. Они современные странствующие рыцари, а не убийцы.

— Всё правда, — признал Райан. Отчасти поэтому он уважал их как группу, даже после проблем, которые они ему доставили. — Они рыцари, но рыцари прагматичные. В драках они не сдерживают себя. Они бьют сильно и быстро и, в отличие от большинства Геномов, используют тактику небольших подразделений.

— Ты говоришь так, будто сражался с ним.

— Так и есть. — И они устроили ему изрядную долю перезагрузок, особенно в ранних циклах. — Я присутствовал, когда они убивали Кровотока четыре года назад, и попал под перекрёстный огонь. Сейчас, как правило, я люблю находиться в центре интересных событий, но тот день стоил мне чего-то дорогого для меня.

— Чего-то или кого-то?

Проницательный кот.

Именно в тот день Райан выпил свой Эликсир, сделав это в первую очередь для того, чтобы пережить ту катастрофу. Тогда он не мог в полной мере контролировать точку сохранения, из-за чего оказался в ловушке неоптимального маршрута.

Маршрута, который разделил его с Лен.

Когда эта мысль пришла ему на ум, Райан взглянул на Средиземное море, восходящий рассвет преломлялся в его водах. Как оказалось, убийца обосновался на кладбище кораблей между Ржавым городом и старой гаванью. Супертанкер, который он видел на берегу, был только первым в армии.

Металлические корпуса танкеров, лодок и даже самолётов выстроились на песчаном берегу, проржавевшие от солёной воды. Ракушки обрели свой дом в чреве кораблей и самолётов, с небольшими аллейками между стальными трупами. IP-сигнал шёл из одиночного гаража поблизости — металлического ангара, частично встроенного в круизный лайнер. Наверное, какая-то мастерская, убирающая ржавчину и распродающая корабль по частям.

Тяжёлые ядовитые облака появились на севере и, что странно, двигались против ветра в сторону гавани. Было ли это заслугой Dynamis, уводящей загрязнение прочь от Ржавого города?

Атомный кот скрестил руки, вспоминая что-то.

— Папа однажды сказал мне, что он много лет назад дрался с их первоначальным составом, ещё до того, как они с мамой удочерили Нарцинию. В то время Август ещё укреплял свою власть. Он убил половину членов Карнавала, а остальных прогнал.

Что ж, они вернулись, чтобы закончить работу. Лучше поздно, чем никогда.

— Но я ни разу не слышал о манипуляторе стеклом.

— У них большая текучка кадров, так что это может быть новый рекрут, — ответил Райан. Учитывая невидимость и тот факт, что он часто убивал с помощью бомб и обычных средств, такой Геном с лёгкостью мог оставаться незамеченным. Особенно, если все свидетели погибают. — Я не могу подъехать ближе или взять с собой что-либо с экраном. Я почти уверен, что он может обнаруживать и контролировать стекло в большом радиусе.

— Насколько большом?

— Я не знаю, — ответил Райан, бросив мобильный телефон на заднее сиденье вместе со всеми электронными устройствами. У него остались только ядерная бомба и плюшевый кролик. — Он даже может знать, что мы здесь.

— Хорошо, тогда я буду ждать возле машины, и, если ты не подашь мне знак в течение получаса, я позвоню Виверне и запрошу помощь, — решил Атомный Кот. — А как насчёт очков твоей маски?

— Глупец, они не стеклянные! — ответил Райан. — Они инопланетные!

— Как скажешь, а это… это мука? — Атомный кот нахмурился, глядя на игрушки Райана. — Хочешь испечь ему торт?

— Такого он точно не ожидает.

Атомный кот тонко улыбнулся.

— Я знаю, что ты не послушаешь, но, пожалуйста, не делай глупостей.

— Не волнуйся, у меня больше жизней, чем твоих девяти, — ответил Райан, собрав свои вещи и отправившись к гаражу.

Впрочем, он бы солгал, если бы сказал, что ситуация его не беспокоит. В Карнавале состояли могущественные Геномы, и этот убийца уже дважды убивал его. Неправильный шаг мог привести к новому сбросу, а их предыдущая история заставила его нервничать.

Достигнув запертой двери, Райан понял, что сейчас самое подходящее время для скрытной миссии. Но он был почти уверен, что это бессмысленная затея, да и терпения для такого у него никогда не хватало.

Вместо этого он выстрелил в замок из своей винтовки, электромагнитный снаряд прошёл прямо сквозь сталь.

— Старикам тут не место[1]! — крикнул он, входя в гараж с оружием наперевес.

В отличие от фильма, никто не встретил его с дробовиком. В гараже не было ни машин, ни двигателей, ни частей корабля.

Вместо всего этого здесь стояли компьютерные серверы.

Несколько десятков, явно собранные «на коленке» и подключённые к автономному электрогенератору. Охлаждением служили два кондиционера, а провода уходили в отверстие в земле, вероятно, соединяя эту систему с подземными кабелями Dynamis. Посередине стоял массивный стол с единственным стулом, окружённый экранами.

Кроме того, Райан заметил, что через окна было достаточно хорошо видно кладбище кораблей, но снаружи он не увидел ни одного из этих серверов. Здесь определённо действовал оптический трюк.

Да, это всё было установлено не недавно. На создание этого убежища должны были уйти недели, если не месяцы.

Райан подошёл к компьютеру, который отображал на пяти разных экранах скучную заставку. Похоже, он сорвал таинственному убийце операцию, заставив того сбежать.

По крайней мере, он хотел, чтобы Райан так подумал.

Без предупреждения курьер остановил время, открыл мешок с мукой и замахал им вокруг себя. Содержимое летело во все стороны: на экраны, окна, серверы и углы.

Прямо позади него появился гуманоидный торс, стоящий в углу с частично видимым мечом.

Вот ты где.

Мука попала на какую-то вариацию невидимой брони, поэтому Райан потратил немного времени, чтобы нарисовать на её груди «убейте меня, извращенца». Как только время ожило, человек застыл, обнаружив направленную ему в голову винтовку.

— Попался, Невидимчик! — Райан не мог не злорадствовать. — Или Невидимка? У меня так и не получилось понять.

— Я буду двигаться быстрее, чем твой палец на спусковом крючке, — ответил Невидимчик, его голос был приглушён странным костюмом.

— Мы играем в «Счастливчика Люка»? Я могу стрелять быстрее своей тени… даже быстрее времени[2]!

— Я не думаю, что ты в самом деле останавливаешь время, Чезаре Сабино, ты только создаёшь иллюзию этого, — ответил он совершенно спокойно. — Или ты сейчас Райан Романо?

— Райан, — ответил курьер. Он попытался опознать голос, но из-за костюма он был слишком невнятным. — Не думаю, что мы встречались, мистер Карнавал.

Фигура разочарованно вздохнула, когда поняла, что её раскрыли.

— Встречались. Тогда ты не знал, что я существую.

— А я всё думал, новичок ты или невидимый ас, — сказал Райан. Это во многом объясняло успех его организации, если у Карнавала был скрытый агент его уровня. — Как мне тогда называть тебя?

Понимая, что драки не будет, если он её не начнёт, загадочный Геном стал полностью видимым. Всё его тело с головы до пят было покрыто ярко-синим стеклом; вещество мешало Райану что-либо видеть. Броня была совершенно бесформенной, а лицо — круглым, как у безликой куклы. Из-за этого вигилант выглядел довольно жутко.

Райан понял, что этот человек имитирует невидимость, каким-то образом искажая свет вокруг своей брони, возможно, используя тот же процесс, что и в лентикулярных технологиях. Курьер с трудом мог представить, какой невероятный контроль необходим для этого; этот трюк, однако, не защищал его от дыма или дождя.

Это Оранжевый Геном был очень силён.

— Ты можешь звать меня Покровом[3]. — Стеклянный человек склонил голову набок. — И раз ты не выстрелил в меня в своё «застывшее время», я полагаю, ты хочешь пого…

Райан бросил мешок с мукой ему в лицо.

Невидимчик замолк, бумажный пакет упал с его шлема на землю; его лицо теперь выглядело как лицо клоуна в пудре.

— Это было в высшей степени незрело, — сказал убийца, стряхивая муку со своего шлема.

Ну, он дважды убил Райана; курьер заслужил право вести себя мелочно.

— Не обессудь, что я буду держать своё оружие наготове, — сказал манипулятор времени, поскольку меч его нынешнего хозяина всё ещё оставался угрожающим. — В последнее время ты убил много людей, и вопрос о твоём убийстве ещё не снят.

— Тебе и «Иль Мильоре» нечего нас бояться, — ответил мужчина, скрестив руки. — Наши текущие цели — Августи и Мета.

— О, тогда я предположу, что Dynamis ты взломал совершенно случайно.

— Только для того, чтобы искоренить диверсантов внутри вашей компании, — усмехнулся Геном. — Честно говоря, я удивлён, что тебе вообще удалось отследить меня. Я был очень осторожен, чтобы не оставить следов.

Райан был не в настроении просвещать его, особенно после двойной гибели от его рук.

— Почему ты убил Занбато и его товарищей в доках?

— Это гнев в твоём голосе? Твоё беспокойство меня удивляет. — Стеклянный Геном подошёл к экранам, не обращая внимания на оружие, направленное ему в голову, и сел на стул. — Насколько я знаю, вы двое даже не общались.

— Может, и общался. И, может, до сих пор я не видел ничего, что могло бы оправдать его убийство. Чёрт возьми, насколько я знаю, в иерархии он стоит довольно низко.

Мужчина сложил руки, поза напомнила Райану Энрике Манаду.

— Ты знаешь, что они грузили в доках?

— Конфеты?

— Химикаты для лаборатории-крепости Августи на острове Искья, которая производит их «блаженство», — поправил его Покров. — Затем наркотик доставляется через лодки и подводные лодки местным дистрибьюторам по всей Италии, Испании, Франции, Турции, Ливии… наркотик, который вызывает невероятную зависимость и который Август использует для разрушения общин, даже когда они изо всех сил пытаются оправиться от войн.

— К чему ты клонишь?

— Какими бы дружелюбными гангстерами Августи ни пытались себя разрекламировать, они приносят гораздо больше вреда, чем пользы, — заявил Геном. — И даже если Занбато никого лично не убил, он, защищая этот груз, косвенно поддерживал организацию, вызывающую почти двадцать тысяч смертей каждый год, причём три тысячи только в Новом Риме.

— Итак, если я правильно понимаю, — кашлянул Райан, — ты хочешь уменьшить насилие, совершив больше насилия?

На каком-то уровне вигилант, казалось, осознал лицемерие вовлечённого, потому что задумчиво откинулся на спинку стула. Райан из-за брони не мог разглядеть язык его тела, но того, похоже, одолевали сомнения.

— Мне это не нравится, — признался он. — Очень, очень не нравится. Я бы предпочёл обсудить это или посадить преступников в тюрьму. Кто бы что ни говорил, к убийствам никогда не привыкаешь. Даже мои товарищи из Карнавала недовольны тем, что я делаю.

Райан задумался, весь ли Карнавал проник в город, или Покров был авангардом, подготавливающим почву для своих товарищей. Курьер подозревал, что Геном был не единственным оперативником в Новом Риме: он не мог бы нанести столько вреда в одиночку.

— Я чувствую запах «но».

— Но ситуация ухудшилась до такой степени, что будет только хуже, если мы ничего не будем делать. Капо Августи могут попытаться убить кого-нибудь среди бела дня и уйти, отделавшись лёгким испугом. Нет правительства, которое могло бы удержать их в тюрьме, а Dynamis слишком боится Августа, чтобы принять настоящие меры.

Он был прав, но в его аргументе был явный изъян.

— Что ж, удачи в попытке убить непобедимого человека. Не то чтобы все пытались годами без какого-либо прогресса.

— Август может называть себя богом, но он по-прежнему всего лишь человек, к тому же стареющий. Он не может толкать свою дурь на улицах или собирать дань в одиночку. Ему нужны инфраструктура, солдаты и деньги, чтобы иметь влияние; убери подданных, и король будет просто человеком в короне. Возможно, нам не удастся победить Августа, но мы можем уничтожить Августи.

— Но почему именно сейчас? — спросил Райан, нутро подсказывало ему, что чего-то не хватает. — Всё было относительно мирно, и Август протирал штаны. Зачем действовать сейчас?

Стеклянный человек промолчал несколько секунд, явно раздумывая, стоит ли раскрывать какую-либо информацию. В конце концов, он решил, что да.

— Ты, должно быть, уже видишь это, — произнёс Покров. — Между фракциями этого города назревает война. Катастрофа, которая может спровоцировать новый виток Геномных войн и дальнейшее опустошение, если её не предотвратить.

— А, значит, ты тоже добиваешься Идеального забега?

— Идеальный забег? — К большому удовольствию Райана, Покров, похоже, понял отсылку. — Можешь это так называть, но идеального финала нет, Квиксейв. Только лучший исход для определённой группы людей.

Как могло так выйти, что единственным человеком, который понимал сленг видеоигр, был мужик, который его убил? В этом мире не было справедливости.

— А если есть альтернатива без убийств, которая приведёт к уничтожению Августи?

— Она у тебя есть? — спросил Покров с некоторой надеждой. — Потому что мне ничего не приходит в голову.

— Не в этот раз, — ответил Райан. — Но я найду её, обещаю.

Покров молча изучал его несколько секунд. К его чести, он, похоже, был открыт для этой идеи.

— Что ж, в том маловероятном случае, если ты найдёшь способ помешать работе Августи, никого не убив, тогда… да, я приму его.

Хорошо. По крайней мере, он не был каким-то Карателем, невосприимчивым к дипломатическому подходу. Райан уже видел идеальный путь к Лен и способы разрядить обстановку.

— В противном случае я попрошу тебя не раскрывать существование этого места или моё присутствие в Новом Риме, — сказал вигилант. — Мы ничего не имеем против тебя или «Иль мильоре»; на самом деле, я был бы счастлив сотрудничать, чтобы сделать Новый Рим лучше, как только твоя команда будет очищена от саботажников. Однако, если ты перейдёшь на сторону Августи или Меты, жди нашего столкновения в бою. Ты слишком сильный Геном, чтобы не убрать тебя как можно раньше.

Райан ненадолго замолчал, поскольку теперь всё стало ясно.

— Не могу определиться, должен я чувствовать себя польщённым или разгневанным.

— Ты обдумывал присоединиться к ним? — В голосе Генома было слышно только любопытство, но что-то в его тоне выдавало скрытую напряжённость.

— Неаааа! — солгал Райан. Да, он никогда не присоединится к Мете, но всё же. — Но мне интересно, почему ты не против нападать на Августи, а не на Dynamis.

— Несмотря на свои ошибки, Dynamis всё же пытается восстановить какое-никакое функциональное общество, — неохотно признал Покров. — У компании есть системные проблемы с коррупцией, чему служит подтверждением Ржавый город, но она — стабилизирующая сила в Европе, и её можно будет реформировать, когда Гектор Манада уйдёт на пенсию. Об Августи я не могу сказать того же, и давай даже не будем говорить о Мете.

Вигилант внимательно изучил Райана.

— Кстати, спасибо.

— За что, ваше белейшество?

Генома, казалось, слегка позабавил этот подкол, но от темы он не отошёл.

— За спасение того детского дома. Мне сообщили о нападении только после того, как всё закончилось, и я бы не успел вовремя. Я не ожидал, что ты направишь свои силы в положительное русло, но я рад, что ты это сделал. Честно говоря, я боялся, что ты пойдёшь по стопам Кровотока или начнёшь охотиться на нас в отместку.

— Он был болен, и его смерть была проявлением милосердия, — ответил Райан. — Это разделило меня с Лен, что я никогда не забуду.

Стеклянный человек ничего не сказал, между ними воцарилась напряжённая тишина.

Райан прижал оружие к шлему мужчины.

— Ты знаешь, где она.

— Знаю. — К его чести, Геном казался невероятно спокойным и уверенным для человека, на которого направили оружие. — Я отметил каждую фракцию в этом городе перед тем, как начать операцию. Правда, в её случае проблема не в том, чтобы знать её местонахождение, а в том, чтобы добраться до него.

— Где она?

Геном не ответил, обдумывая его слова.

— Она ни разу не связалась с тобой за все эти годы.

— Она не могла, — ответил Райан. — Она не знала, что я выжил, из-за вас, парни.

— Ты никогда не отличался незаметностью во время своих выходок и никогда не стеснялся называть своё настоящее имя. Ни на секунду не поверю, что она не слышала о тебе за все четыре года.

Палец курьера дёрнулся, почти спустив курок.

— Что ты имеешь в виду?

— Очевидное. Что она ни разу не связалась с тобой, потому что не хотела. И я думаю, что в глубине души ты понимаешь, что это единственное логическое объяснение.

Райан впился взглядом в его маску.

— Ты ничего не знаешь.

Он подумал, что делать с этой информацией. Карнавал явно действовал в Новом Риме как четвёртая фракция; они были скрытым рутом. Однако его целью было найти Лен, и он уже видел путь к ней. Убийца был самым большим препятствием, и теперь он знал идеальный способ разрядить ситуацию.

Он уже видел его, идеальный забег к Лен.

— За тобой следили.

Райан моргнул, вырвавшись из задумчивости.

— Plait-il[4]?

— За тобой следили. — Покров взглянул в окно, по которому снаружи хлестал ливень. Жуткая жёлто-зелёная вода разъедала стекло при прикосновении и даже разрушала металлические стены.

Нет. Не вода.

Кислота.

Невозможно, он был осторожен, когда вёл машину или пользовался телефоном. Если только не…

— ДНК-трекер, — сообразил Райан.

Он знал, что ему следовало прочитать мелкий шрифт!

Снаружи раздался взрыв, говорящий Райану, что Атомный кот сейчас борется за свою жизнь. Не говоря ни слова, Покров стал невидимым, вся мука с его брони упала на край стола; он, должно быть, сместил стеклянные слои, чтобы избавиться от неё.

Райан поднял оружие и уже был готов броситься к двери, когда услышал сверху громкий шум. Что-то на крыше ползло в его сторону.

Без предупреждения щупальце из проволоки пробило потолок гаража и нацелилось в голову Райана.

[1] Драматический триллер братьев Коэн, получивший в 2008 году «Оскар» за лучший фильм

[2] «Счастливчик Люк» — серия комиксов бельгийского художника про бесстрашного ковбоя на Диком Западе, который «стреляет быстрее своей тени». Вместе с «Приключениями Тинтина» и «Астериксом и Обеликсом» является одним из наиболее известных и продаваемых комиксов в Европе.

[3] Как я понял, Покров — отсылка к персонажу (или вообще его альтернативная версия) из «Magik Online», другого произведения автора.

[4] Сказано на французском, переводится как «Прости, что?»

Глава 18 — Кислотный дождь

Райан нырнул к серверам, уклоняясь от трясущихся проводов, в то время как стеклянные окна вокруг него разбивались. Снаружи кто-то открыл огонь по гаражу, пули пробивали стены и уничтожали компьютеры.

— Если это папарацци, — пожаловался курьер, направляя винтовку Гаусса на потолок, — вот мой автограф!

Он открыл огонь, снаряды пробили крышу, а осколки стекла образовали летающие стены, закрывающие дыры в потолке. Однако кислотный дождь быстро разъел их, жидкость упала на сервер и вызвала короткое замыкание.

Чудовищная масса проводов стояла на крыше, её злобные глаза смотрели на курьера через одно из оставшихся отверстий.

Райан моргнул.

— Ты разве не умер, Псипси?

— Я говорил тебе, — ответил Псишок, и в его роботизированном голосе сквозила ненависть, когда он поднял свои проволочные щупальца. Сверху он выглядел как инопланетный металлический кальмар. — Я исцеляюсь.

— О, замечательно, значит, я убью тебя дважды.

Райан всегда видел во всём светлую сторону.

Курьер на секунду задумался, кто помог Психу с пластической операцией. Форма черепа немного изменилась, он стал тоньше. Либо у телепата была неправильная регенерация, либо у него была другая сила, чем думал курьер.

Кроме того, Dynamis забрала его тело для изучения. Как ему удалось так быстро сбежать, чтобы успеть устроить засаду? Что-то вообще не складывалось.

Псишок убрал голову из поля зрения, прежде чем Райан остановил время, из-за чего курьеру было сложно прицелиться в единственную жизненно важную область мутанта. Не помогало и то, что поддержка Психа продолжала стрелять, обеспечивая подавляющий огонь. Невидимый болван не покладая рук создавал стеклянные стены, чтобы защититься от дождя и Психа, но кремнезема хватало ненадолго.

Решив, что уж лучше он испытает удачу под кислотным дождём, чем даст Псишоку хакнуть его мозг, курьер несколько раз выстрелил в потолок, уклонился от застывших пуль и выбежал наружу.

Ядовитые облака заполонили небеса повсюду, куда бы он ни посмотрел, проливая кислотный ливень на кладбище кораблей и разъедая металлические оболочки. Большая часть местности покрылась дымом, вероятно, из-за Атомного кота; Райан надеялся, что котёнок сможет выстоять против союзников Псишока, которых тот привёл с собой.

Источником пулемётного огня оказались две механические гончие: одна стояла на корпусе аэробуса, другая — на земле. Они имели форму собак, за исключением стеклянного забрала для глаз, пулемёта, установленного на спине, и отсеков для боеприпасов на животе. Dynamis, вероятно, использовала этих дронов для поддержки Частной охраны, и Райан подумал, не взломала ли их Мета.

Когда время продолжилось, курьер почувствовал, как на его одежду капает кислотный дождь, разъедая шляпу и маску. Одежда Райана слабо защищала от кислоты и уже начала растворяться; поскольку он не знал ни одной природной кислоты с такими свойствами, курьер предположил, что этот уникальный химический состав был создан Оранжевым Геномом. Несколько минут без укрытия — и он будет похож на кусок сыра.

Стоящий на гараже Псишок попытался преследовать его, но был вынужден отступить, чтобы увернуться от стеклянного копья, нацеленного на его мозг. Из мастерской появилась летающая фигура, атаковавшая Психа летающими осколками.

Покров занял Псишока, но кислотный дождь не позволил ему использовать невидимость. Яд разъел стеклянную броню вигиланта, сделав его видимым для всех. Тем не менее, он всё ещё мог управлять стеклом и кремнеземом из своих машин, вызывая целую бурю острых снарядов, чтобы занять Психа. Псишок, казалось, был невосприимчив к кислотному дождю и двигался с большой скоростью, уклоняясь от стеклянных копий и клинков.

Тем временем пулемёты дронов открыли огонь по Райану, который в ответ нацелился на того, что стоял на аэробусе, и нажал на спусковой крючок своей винтовки. Снаряд, более быстрый и мощный, чем обычные пули, прошёл через морду робо-гончей и, пробив дыру в её схемах, вылетел из её задницы.

Другая прыгнула, стреляя беглым огнём. Райан свистнул, его машина вылетела из дыма и направилась к нему; кислотный дождь разъел окна и повредил краску, к ужасу курьера.

Тем не менее, робо-гончая не могла увернуться и от выстрелов Райана, и от машины. Плимут врезался в неё, как в оленя на дороге, разнеся дрон на куски.

— Кот! — крикнул Райан, бросаясь к своей машине, чтобы укрыться от дождя. — Кот!

По его спине пробежал холодок, и прямо над его машиной одна из капель дождя внезапно превратилась в гранату.

Райан едва успел отступить, как его чудесный Плимут взорвался пламенем и железными деталями.

— Моя машина! — в ужасе крикнул курьер. — Только не снова!

— Попался, ворюга!

Перед курьером появилась женщина, не тронутая ядовитым дождём. Её кожа была бесцветно белой, золотистые волосы коротко подстрижены, а глаза налиты кровью малинового оттенка. На ней была белая рубашка без рукавов и узкие шорты; Райан мог бы назвать её привлекательной, если бы не сумасшедший яростный блеск в её глазах.

Ах да, ещё она держала в правой руке окровавленный мясницкий нож. Об этом лучше не забывать.

— Кислотный дождь, я полагаю? — спросил Райан, прежде чем активировать остановку времени. Когда он это сделал, то же самое чувство напряжения пробежало по его спине.

Когда он вошёл в застывшее время, всё было окрашено фиолетовым оттенком, но женщина исчезла. Ей удалось телепортироваться?

Боль пронзила его тело, поскольку капли кислоты смогли разъесть его одежду и достичь кожи под ней. Разъярённый разрушением своей машины, курьер решил укрыться в тени корабельного корпуса, чтобы защититься от ливня.

Когда время продолжило свой ход, волна напряжения снова прокатилась по его спине, и…

Райан кашлянул от боли, когда мясницкий нож прошёлся по его руке, порезав пальцы и заставив его уронить винтовку на землю. Кровь текла по правой руке, но, пережив вещи и похуже, он сумел сохранить концентрацию.

— Ты тоже его видишь… — усмехнулась Кислотный дождь, преграждая ему путь к корпусу. — Пурпурный мир.

Ой-ой.

— Место между двумя моментами и двумя углами, рай! — хихикнула она, держась за голову обеими руками, как будто её охватило неистовое желание[1]. — Оно такое замечательное! Мой мозг сияет от его красоты!

— Ладно, дамочка, с меня хватит, — сказал Райан, заглядывая в пальто в поисках атомной бомбы. У него едва хватило времени вытащить её, как проворная убийца телепортировалась прямо перед курьером и быстрой атакой отбросила бомбу. Она немедленно исчезла, прежде чем курьер успел вернуть должок.

Прежде чем она появилась и сбежала, Райан почувствовал… он не мог точно описать это внутреннее чувство. Такое же ощущение, которое возникало при активации его собственной силы.

Эта Псих могла не только вызывать кислотные дожди, но и меняться местами с каплями дождя, что давало ей впечатляющую дальность телепортации. Фиолетовый Геном в сочетании с Оранжевым. Она черпала свою силу из того же источника, что и Райан.

Их силы мешали друг другу, настолько, что каждый мог почувствовать активацию другого.

Проблема заключалась в том, что курьеру для активации остановки времени хватало одной мысли, но чтобы она сработала, требовалась доля секунды. Если Кислотный дождь могла чувствовать его активацию, у неё было очень небольшое окно, чтобы среагировать, прежде чем проявится временная аномалия.

И не только её рефлексы были сверхчеловеческими, её сила срабатывала быстрее его. Райан предположил, что в этом был смысл. Его остановка времени влияла на всю наблюдаемую Вселенную, в то время как её телепортация всего лишь меняла местами два объекта в небольшом радиусе.

Райан столкнулся со своей контрой.

— Боже, в этом городе огромная проблема с балансом! — пожаловался он, прежде чем укрыться под тенью корпуса. Он должен был ожидать, что Мета пошлёт за ним тяжёлого нападающего, учитывая всю головную боль, которую он причинил им в этом рестарте, но, чёрт возьми, эта девушка очень сильна! — Кот! Кот, ты где?!

Из-за ливня он ничего не слышал и мало что видел. Даже битва между Покровом и Псишоком превратилась в далёкое фоновое эхо.

— Я разобралась с ним в первую очередь, — засмеялась Кислотный дождь, снова появившись на останках аэробуса с автоматом в руках. Райан был в прямой её видимости. — Выпотрошила его, как рыбу, от подбородка до задницы!

Она открыла огонь по Райану, заставив курьера пригнуться. Он попытался поразить её лицо хорошим броском метательного ножа, но она телепортировалась прочь, прежде чем оружие долетело до неё.

— Отправь меня туда! — зарычала сумасшедшая, снова появившись на земле рядом с Райаном, с кинжалами в обеих руках, её глаза были потеряны в лихорадочном безумии: — Отправь меня туда, ворюга! Думаешь, можешь оставить весь его для себя, убогий мелкий говнюк? Думаешь, можешь забрать у меня этот прекрасный мир?! Эгоистичный засранец, ты нарушаешь мои права!

Райан остановил время, женщина исчезла до того, как эффект сработал. Он немедленно прервал его в течение двух секунд, решив использовать короткие очереди в качестве защиты.

Женщина появилась снова, целясь ему в грудь, но на этот раз он ждал её. В то время как ей удалось воткнуть кинжал ему в живот, Райан задел её левое плечо своим ножом, едва не попав в шею. Проявив чрезвычайную ловкость, не уступающую его собственной, она отпрянула в безопасное место, встав под дождём, в то время как курьер остался в безопасности под ржавым корпусом.

Райан осмотрел рану, понимая, что он не сможет вынуть лезвие, не рискуя истечь кровью. Ситуация была плохой; у него осталась только одна рабочая рука, и он получил больший урон, чем она. Чтобы добавить оскорбления к травме, капли кислоты, казалось, избегали её тела, оставляя её безупречно одетой даже посреди ливня.

— Ой… — Кислотный дождь лизнула свою рану, её лицо выражало блаженное счастье. — Ой, такая тёплая… такая тёплая…

Она…

Она наслаждалась получением травм.

— Мои комплименты шеф-повару, — сухо ответил Райан. — Могу я предложить к твоему напитку немного фасоли?

Вместо того чтобы язвить в ответ, сумасшедшая испустила маниакальный смех.

— За это ты будешь страдать! — прорычала она, выражение её лица было смесью гнева и удовольствия. — О да, ты будешь визжать! Я буду резать тебя, пока ты не завизжишь, поросёнок!

Она мгновенно исчезла из поля зрения Райана, когда он активировал остановку времени, возможно, вернувшись в безопасное место, чтобы взять оружие. Курьер не был против сейчас умереть, так как для идеального забега к Лен нужна петля Августи, но он предпочтёт умереть с достоинством, чем погибнуть от руки этого… этого Джокера на минималках!

Райан порылся в пальто и вытащил плюшевую игрушку. Она казалась такой крошечной в его руке и в то же время такой опасной.

— Я хочу, чтобы ты знала, — сказал курьер, когда время продолжилось, пытаясь щёлкнуть скрытым переключателем на спине игрушки. — Ты вынудила меня сделать это. Ты вынудила меня…

Последовал ещё один мысленный сигнал, и прямо перед ним появилась граната.

На ум пришли два слова.

— Мип-мип[2]…

В глазах Райана побелело, слух стал глухим, и он упал спиной на землю. Он почувствовал, как плюшевая игрушка выскользнула из его пальцев подальше от него.

Когда к нему вернулось зрение и уши снова начали понимать слова, он беспомощно лежал на спине, половина его тела сгорела, другая истекала кровью. Кислотный дождь возвышалась над ним, как ангел смерти.

— Я буду резать тебя, пока ты не умрёшь, — сказала она с сердитым лицом. — А потом я залезу в твои кишки. Уверена, что там ты прячешь карту пурпурного мира. Да, ворюга, я знаю. Твои кишки будет такими нежными и красивыми.

У этой женщины были серьёзные проблемы.

Райан вздохнул и попытался произнести знаменитые последние слова, когда Кислотный дождь отвела взгляд от него в сторону берега.

— Кто ты? — прошипела она. — Ещё один вор? Сколько вас…

Поток воды под давлением полетел в Психа, которая телепортировалась подальше прежде, чем он успел поразить её.

Райан в замешательстве нахмурился, когда услышал тяжёлую поступь, достаточно мощную, чтобы заглушить шум ливня. Что-то большое вышло из моря и двигалось к берегу.

Хотя зрение Райана начало размываться, он видел, как она приближается. Высокая фигура из бронзового сплава, несущая что-то вроде огнемёта. Фигура выглядела как смесь водолазного костюма и усовершенствованной брони, меньше, чем у Вулкан, но толщиной как у танка, и окрашенной в малиновый цвет. Единственное отверстие в шлеме излучало свет, как маяк, освещая Райана, когда фигура уставилась на него сверху вниз.

Его глаза за маской расширились, когда он узнал дизайн.

— Лен?

Железный гигант не ответил, но, хотя курьер не мог увидеть человека внутри из-за забрала маяка, он сразу же узнал её позу. То, как она двигалась и несла своё оружие, лёгкое беспокойство, с которым титан осмотрел его…

Это была она. Она выбралась из тюрьмы и свободна, жива и здорова! Сердце Райана сияло от счастья.

Может быть, она всегда была рядом, наблюдая за ним издалека.

— Мой! — зарычала Кислотный дождь, телепортируясь с такой скоростью, что казалось, что она была в дюжине мест сразу. — Мой, мой, мой! Я полна презрения! Презрения и ярости!

— Лен, не надо! — взмолился Райан, когда бронзовый гигант поднял оружие, осознавая опасность. — Уходи!

Слишком поздно.

Когда Кислотный дождь закончила её натиск телепортации, она заменила капли дождя гранатами. На дуэт обрушился дождь из бомб, взрывчатки в которых было достаточно, чтобы стереть с лица земли городской квартал.

Райан поспешно активировал остановку времени, пытаясь утащить Лен или убрать бомбы. Но его тело рухнуло под тяжестью травм, его лицо ударилось о кровавый песок.

— Лен!

Время возобновилось, и этот цикл закончился катастрофическим взрывом.

* * *
Это было… седьмое 8 мая 2020 года? Восьмое?

Райан сбился со счёта, но, как и всегда, он начал день, врезавшись на машине в спину Гуля.

— Ребята, — вздохнул Райан, вылезая из машины, в то время как бар Ренеско погрузился в хаос. — Вы, ребята, те ещё мудаки, вы ведь это понимаете? Я надеюсь, что да.

А поскольку они настаивали на том, чтобы усложнить ему жизнь, на этот раз курьер отплатит за услугу десятикратно.

— Я звоню в охрану! — заявил Ренеско из-под барной стойки, а посетители бара наблюдали за ним. Гуль пытался встать на ноги, оглушённый ударом.

Спокойный и обнадёженный после того, как снова увидел Лен, Райан схватил «Братья-кулачки» и надел их.

— Но я оптимист, и, поскольку это должен быть мой идеальный забег, я думаю, мы можем оставить прошлое в прошлом, — сказал он, игриво подходя к Гулю. — Начнём всё с нуля, поиграем в теннис, даже станем друзьями! Ты хочешь быть моим другом, Гуль?

— Кто, блядь, ты…

Райан неожиданно ударил его кулаком в живот, Псих со стоном упал на колени.

— Я думаю, мы сделаем это в аниме-стиле. — Райан схватил голову Гуля «Братьями-кулачками» и приблизил её к своей. Глаза Психа в замешательстве расширились. — Я изобью тебя, у тебя разовьётся стокгольмский синдром, и тогда ты станешь моим Робином! Квиксейв и Чудо-Гуль[3]! У нас будут мерч, комиксы, телешоу, ситкомы и бессмысленные производные! Всё, ради чего стоит жить! Мы будем вместе навсегда!

Люди в баре смотрели на Райана как на сумасшедшего.

— Наши лица будет в каждом фастфуде! McDonald, KFC, Burger King! У нас будут Хэппи Милы, Гуль! Бесплатные Хэппи Милы!

Гуль молча уставился на него с ужасом в глазах.

— Это целая новая франшиза![4]

[1] Может быть, мне показалось, но на ум сразу пришёл мем «Mirai Nikki Yandere Face»

[2] Звук, который издаёт Дорожный бегун из мультсериала «Хитрый койот и Дорожный бегун».

[3] Один из псевдонимов Робина — «Чудо-мальчик»

[4] Насколько я понял, весь этот поток сознания Райана — отсылка к «Рику и Морти» (вроде как монолог Рика из конца первой серии первого сезона).

Глава 19 — Верный путь

Какой яркий день. Когда Райан ехал к кладбищу кораблей и складу Покрова, он чувствовал себя совершенно счастливым. Интуиция подсказывала курьеру, что на этот раз у него всё сложится хорошо.

— Я чувствую, что ты мой талисман на удачу, друг мой, — сказал Райан Гулю. — Как кроличья лапка или четырёхлистный клевер. Я давным-давно должен был оставить тебя.

На него глазел бестелесный череп Психа, подвешенный на верёвке на зеркале заднего вида.

Удивительно, но Райану потребовалось меньше денег, чтобы убедить Частную охрану оставить Психа ему, чем отправить его в тюрьму. Он предположил, что кормить заключенного обходится дороже, чем просто проигнорировать вигиланта.

Как и во всех циклах до этого, его посетила Виверна, хотя на этого раз она говорила немного менее радостно из-за одной разложившейся причины. Она также настояла на то, чтобы он сдал Гуля, в знак доверия и ради его собственной «безопасности». Следом объявилась Вулкан со своей вербовочной речью, твёрдо наставив его на путь Августи.

Всё шло хорошо.

Райан остановился перед складом, схватил «Кулачками» Гуля и вышел из машины.

— Я тебе завалю, — прорычал Гуль. — Завалю, кляну…

Он так и не закончил фразу, так как Райан, насвистывая, начал жонглировать черепом. Он посмотрел в окно склада, но не увидел ни серверов, ни дружелюбного соседа убийцы[1]. Не будь у него абсолютной веры в свою силу, курьер мог бы принять события предыдущего цикла за лихорадочный сон.

Вместо того, чтобы вломиться как в прошлый раз, Райан постучал в дверь с тошнотворным черепом Гуля под мышкой.

— Эй, можешь впустить меня, у меня проблемы с окном в машине?! — крикнул Райан. — «Покровный ремонт»? «Покровная замена»?

Он прождал целую минуту, прежде чем дверь наконец открылась, показав стеклянного человека и сервера внутри.

— Как ты узнал? — спросил член Карнавала, оглядываясь, словно ожидая скрытой камеры.

— О, я один, мой карнавальный друг! — сказал Райан, прежде чем показать ему череп. — За исключением Чудо-Гуля, но мы идём в комплекте. Как Дрезден и Боб[2] или Лорел и Харди[3].

— Заходи. — Райан вошёл внутрь, Покров закрыл за ними дверь.

На этот раз Геном оставался полностью видимым, возможно, полагая, что курьер не знал об этой уловке. Он уселся в своё кресло, на экранах его многочисленных компьютеров отображалась карта Нового Рима с несколькими отмеченными местами. Похоже, большинство из них было точками Августи, как «Бакуто» и бар Ренеско. Рядом с клавиатурой стояла чашка ромашкового чая.

— Квиксейв, как ты узнал? — повторил вопрос Покров, не размениваясь на любезности и сразу переходя к делу.

— Не проси фокусника раскрывать его трюки, — ответил Райан, взглянув на чашку. — Вроде этого: чай.

Он покачал головой Гуля перед чашкой, пока из черепа не вырвался клуб белого тумана. Жидкость остыла, на поверхности появились кубики льда.

— Чай со льдом.

— Настоящий гений, — ответил Покров с тяжёлым сарказмом, но к напитку не прикоснулся.

— Ещё он работает с холодильниками, и это экологически чисто.

— Я тебя затрахаю, маньяк чёртов! — зарычал Гуль. — Завалю, а потом трахну твой труп, пока он ещё тёплый!

— Ты заслуживаешь всей этой боли, ублюдок, — ответил манипулятор стеклом, совершенно не сочувствуя тяжёлому положению Психа. — Согласно моим файлам, ты убил по меньшей мере семнадцать человек.

— Всего семнадцать? — Псих рассмеялся, а затем похвастался: — Я убил сотни! Сотни!

Похоже, он очень этим гордится. Можно было бы подумать, что Гуль в его нынешнем положении должен был подумать дважды, прежде чем хвастаться количеством жертв, но нет. Покров посмотрел на Психа с холодным презрением, прежде чем вернуться к Райану.

— Что ты хочешь, чтобы я с ним сделал?

— Да допросить его, конечно! — сказал Райан, поглаживая затылок Гуля. — Не правда ли, Скеллингтон[4]? Ты расскажешь нам всё об этом большом бункере, в который так хочет попасть твой большой плохой босс?

— Бункер? — спросил Покров, мгновенно заинтересовавшись.

— На *** иди, Квиксейв! На ***!

— Заткнись, раб, — ответил Райан, прежде чем ударить Гуля.

— Т-ты ударил меня! — пожаловался говорящий череп. — Ты ударил…

И Райан ударил его ещё раз. Псих взглянул на него с яростью и унижением.

— Что бы ты ни сделал со мной, Адам может сделать ещё хуже.

— Да неужели? — Приняв вызов, Покров отделил осколок стекла от своей брони, превратив его в тонкую иглу. Она парила прямо перед черепом Психа, направив острие на левый глаз. — Если ты не расскажешь мне всё, игла войдёт в твой глаз, а затем в мозг. Медленно, мучительно. Затем я займусь вторым.

— Я пережил обезглавливание, сучара, — ответил невпечатлённый Гуль. Он без колебаний смотрел на оружие, которое подплывало всё ближе и ближе.

Райан вздохнул, положив руку на плечо Покрова.

— Что? — спросил манипулятор стеклом, остановив иглу, когда та достигла роговицы. — Ты думаешь, что он этого не заслуживает?

— Я знаю, что ты хочешь сыграть Джека Бауэра[5], но не так нужно пытать Психа, — ответил Райан, кладя череп нежити на угол стола и что-то ища в своём пальто.

Взгляд Гуля изменился с уверенного на загипнотизированный, когда курьер показал зелёное зелье в сосуде, похожем на флакон духов. На нём был наклеен логотип Dynamis вместе с названием смеси.

— Поддельный Эликсир «Геркулес», созданный Dynamis, — рекламировал Райан, раскачивая флакон перед Гулем. Череп пытался схватить его зубами, но без ног он, очевидно, не справился. — Нравится? Купил сегодня утром. Он даёт сверхчеловеческую силу и выносливость, и я слышал, что он похож на жидкий оргазм.

— Дай мне его! — Гуль зарычал, его наркомания взяла верх. — Дай мне его, твою мать!

— Нет-нет, он противопоказан для парализованных, — насмехался над ним Райан. — Думаю, мне придётся смыть его в унитаз.

— Т-ты чудовище! — В голосе Психа слышался искренний ужас. — Ты не посмеешь, ты в курсе, сколько он стоит?

— Сколько стоит? — Курьер разразился маниакальным смехом, заставив Гуля поёжиться. Это заставило его расхохотаться ещё больше, и Стеклянный человек смотрел на сцену в тревожном молчании. — Деньги в жизни не главное! Главное — это веселье!

— Ты должен остановить его! — зарычал Гуль на Покрова. — Эй, стекляшка! Ты должен остановить его! Он поехавший! Достаточно поехавший, чтобы сделать это!

— Не думаю, что смогу сдержать его, пока ты не выдашь мне информацию, — ответил Покров, убирая иглу и переключаясь в режим хорошего полицейского. — Я и так почти ничего не контролирую.

Райан открыл флакон, позволил Гулю почувствовать сладкий аромат Эликсир, после чего наклонил его. Часть содержимого упала на землю, нежить зарычала в ужасе.

— Стой, стой! — быстро сдался Гуль. — Есть место под Свалкой! Место!

— Что за место? — спросил Покров, не впечатлённый, в то время как Райан продолжал медленно выливать жидкость. — Этого мало!

— Бункер, бункер под мусорной башней! — сказал Гуль, в отчаянии глядя на Эликсир. — Там полно роботов и лазерных турелей, они стреляют по Геномам, как только видят их! Мы ради него приехали в Новый Рим!

На этот раз Райан перестал выливать подделку на землю, в бутылке осталась половина. Гуль испустил глубокий вздох облегчения, что было странно, поскольку у него не было лёгких.

— Что в бункере? — спросил Покров опасным тоном.

— Адам не говорит нам, — правдиво ответил Гуль. — Он рассказал лишь нескольким. Он не хочет, чтобы об этом стало известно.

— Итак, вы бросились в укреплённое место, не зная, что внутри? — невозмутимо спросил Покров, но он казался всё более и более заинтересованным. — Ты уж прости, но я нахожу это сомнительным.

— Адам знает больше, — ответил Гуль. — Всегда знает. И он одержим этим. Он говорит, что это… как же он сказал… что это будущее, во! Будущее! Автоматическая защита чувствует Геномов, и мы потеряли из-за неё несколько человек, поэтому Адам решил отправлять туда обычных людей! Даже собак!

— Ещё один вопрос, — сказал Райан. — Что насчёт запасов сладкого Эликсира, от которого вы, Психи, так кайфуете?

— Я не знаю, ясно тебе! — зарычал Гуль. Покров слушал, как ястреб, преследующий голубя. — Этим вместо Адама занимается Псишок. Они регулярно раздают поддельные Эликсиры, пока мы играем по правилам. Если мы не слушаемся или лезем куда не надо, нас тут же лишают запасов.

— Достать запас настоящих Эликсиров, учитывая их редкость, просто невозможно, — размышлял Покров, скрестив руки на груди. — Они поступают от Dynamis? Если это подделки, я бы так и предположил.

— Ты глухой что ли? Я же сказал, не знаю! Меня в душе не ****, откуда берётся этот сладкий нектар, пока он течёт!

Райан повернулся к стеклянному человеку, очень гордясь собой.

— Видишь?

— Это внушает беспокойство, я согласен, — признал Покров. — Я займусь этим. Можешь оставить мне Гуля для дальнейших допросов?

— Конечно, остальное тело хранится в холодильной камере в моём багажнике. — Райан усмехнулся собственной шутке, дважды, когда Гуль послал ему смертельный взгляд. — Я бы хотел, чтобы ты держал меня в курсе твоих успехов. Я кое-кому пообещал, что выпну Мету из Ржавого города, и я сдержу слово.

Покров склонил голову набок, но не стал узнавать подробности. Тем временем Гуль разволновался ещё больше.

— Дай мне его, живо! Я вам всё рассказал!

Райан посмотрел на череп и в его крошечные очаровательные глазки.

— Нет рук — нет Эликсира.

Нежить издала рык боли и гнева, которые согрели сердце курьера извращённым злорадством.

— Надежды подобны яйцам на завтрак, — сказал он Покрову, кладя подделку на другую сторону стола, слишком далеко, чтобы до неё дотянулся Гуль. — Нельзя начать день, не разбив их.

Вместо ответа стеклянный человек отделил часть своей стеклянной брони, превратив её в банку, в которую заточил череп Гуля.

— Зачем ты поделился этой информацией? Что ты хочешь взамен?

Райан заложил руки за спину и наклонился к Покрову, пока их головы не оказались на расстоянии нескольких дюймов друг от друга.

— Где Лен?

Стеклянный человек не сразу ответил на вопрос. Его мозг, казалось, застыл, не в силах обработать слова Райана.

— В этом нет никакого смысла, — наконец заговорил Покров, качая головой. — Этот вопрос, вся эта ситуация не имеет смысла.

— Что вы имеете в виду, мистер Сен-Гобен[6]? Я считаю, что всё достаточно ясно.

— Да, ясно, но ты не должен… — Он, казалось, достиг момента прозрения. — Твоя сила действительно останавливает время?

Райан ничего не сказал.

— Мне всегда было интересно, почему ты назвался Квиксейвом, — сказал Покров. — Тебе невероятно везёт, словно ты всегда знаешь, как всё будет происходить. Как будто весь мир подчиняется твоим прихотям. У тебя определённо крыша не на месте, но по какой-то причине тебе всегда сходит с рук тот хаос, который ты оставляешь за собой. Ты знал, где я нахожусь, а я не оставлял никаких намёков, что информация Психа заинтересует меня и что у меня есть необходимая тебе информация. Это не может быть совпадением, следовательно, это не оно.

— О? — Райан с любопытством смотрел на Покрова. — Пожалуйста, продолжай.

— На самом деле ты не останавливаешь время, — заявил Покров. — Я думаю, вместо этого ты заглядываешь в различные альтернативные реальности, затем выбираешь ту, которая тебе подходит, и перезаписываешь ей текущую. Продвинутая манипуляция реальностью. Для посторонних переход выглядит как остановка времени.

Райан терпеливо выслушал его болтовню. Он должен был признать, что теория правдоподобна, особенно в отношении Фиолетовых Геномов. Но Покров ошибся, поскольку исходил из того, что у Райана есть только одна видимая сила, а не одна сила, имеющая несколько применений. Курьер решил быть осторожнее в следующих циклах, чтобы манипулятор стеклом никогда не угадал истинную природу его способностей.

— Ну что, я прав? — спросил вигилант.

— Как знать, — пожал плечами курьер. — Но если ты прав, то непременно должен прислушаться к моим мудрым словам. И ещё, сегодня вечером делай ставку на тираннозавра, и «апельсин в курятнике».

— Апельсин в курятнике? — спросил сбитый с толку Покров.

— Если ты вспомнишь эти слова, значит, ты в безопасности.

К большому удовольствию Райана, это сильно запутало Генома. Пока он мысленно обдумывал этот вопрос, стеклянный Геном повернулся к клавиатуре и начал печатать. На экране появилась карта запада и Тирренское море, и Покров указал пальцем на точку в морской зоне, примерно на одинаковом расстоянии от Нового Рима, Сардинии и Сицилии.

— Она здесь.

— Впадина Вавилова? — задумался Райан, его сердце ёкнуло.

— Самая глубокая часть бассейна Тирренского моря, — подтвердил стеклянный Геном. — У Андердайвер, как она сейчас себя называет, есть подводная база где-то в этом районе, на глубине трёх километров от поверхности.

Райан ахнул, сопоставив факты.

— Подводная коммунистическая утопия.

— Ты думаешь, это новый Кремль? — Покров, довольно сильно удивлённый, повернул к нему голову.

— Она марксист-ленинистка, — совершенно легкомысленно ответил Райан. Наконец, он достиг своей цели. — Как мне туда попасть?

— Не знаю, — ответил стеклянный человек, разочаровав курьера. — Даже если достанешь водолазное снаряжение, в том месте полно рыб-мутантов и прочих опасностей. Я не особо глубоко копал, поскольку, помимо поставки и ремонта их подводных лодок, она не участвует в деятельности Августи.

— Вау, ты на самом деле всё мне рассказал.

Покров застыл.

— Да, и?

Если бы Райан знал, что это будет так просто, он давным-давно поступил бы так, а не нападал на киностудии или ходил на тренинги!

— Я надеюсь, ты не планировал ничего вредного с этой информацией, — сказал курьер, меняя тему разговора, — потому что, если ты собираешься что-то сделать с Лен, у нас возникнут проблемы.

— Мои единственные цели — Августи и Мета, — ответил Покров. — Хотя я подозреваю, что эту часть ты уже знаешь. Если бы я нацелился на каждого частного подрядчика в городе, половина Нового Рима была бы уничтожена. К тому же она финансирует детский дом в Ржавом городе. Каждую неделю она отправляет им еду и деньги. Я не буду нападать на того, кто пытается изменить свою жизнь.

Райан замер, когда некоторые факты встали на свои места.

— Мета-банда собирается вскоре атаковать это место.

Покров сразу же напрягся.

— Зачем?

— Ты слышал костяного, им нужны обычные люди, чтобы попасть в бункер. Судя по всему, некоторые места слишком малы, чтобы там пролезли взрослые.

— Значит, ты всё-таки можешь заглядывать в альтернативные временные линии, — Сжав кулаки, Покров воспринял это как подтверждение своей теории. — Ты псевдо-предсказатель, и ты помогаешь мне, потому что это оптимальный сценарий.

— Не будь слишком самоуверенным, Лобовое стекло.

— Я позабочусь о приюте, — твёрдо сказал он. — Что касается того, как добраться до твоего друга, я ничем помочь не могу. Единственный человек, который поддерживает с ней контакт, — это Вулкан, поскольку они обмениваются технологиями. Я могу заняться этим, если хочешь.

— Не думаю, что это будет необходимо, но спасибо. — Наконец, настал момент истины. — Видишь ли, я получил предложение от Виверны и Вулкана присоединиться к их организациям.

— Продолжай.

— Я хочу, чтобы ты прекратил взрывать Августи.

— И с чего мне это делать? — спросил Покров, его тон сменился с осторожно-дружелюбного на холодный.

— Потому что, если я стану твоим тайным агентом в рядах Августи, я не хочу, чтобы меня случайно взорвали.

Вигилант несколько секунд молчал, обрабатывая слова Райана, затем рассмеялся.

— Ты знаешь, что у них есть правдоруб?

— Луиджи — моя проблема, — ответил Райан, немного удивив вигиланта тем, что он знал это имя. — То, чего ты хочешь — это парализовать организацию Августи, верно?

— Не парализовать, — ответил Покров. — Уничтожить её полностью.

— Это можно сделать, никого не убивая. Большая часть их доходов поступает от «блаженства».

— Но не все, — ответил Покров. — Они запустили свои руки во всё, что только можно. Проституция, азартные игры, торговля оружием, выпивка… но «блаженство» — краеугольный камень их бизнеса и основной источник дохода, да. Он составляет половину их доходов.

— И поправь меня, если я ошибаюсь, всё «блаженство» поступает из их островной суперлаборатории.

— Да, — подтвердил Покров. — Не знаю почему, но они могут производить его только там. Может быть, им нужен конкретный Геном или условия окружающей среды. Я не мог ни войти, ни даже приблизиться. Охрана слишком серьёзная.

— Что ж, вот оно, — сказал Райан, положив руки на бёдра в позе Супермена. — Я разрушу для тебя эту лабораторию и парализую их бизнес!

Однако стеклянный человек оставался скептически настроенным.

— Если ты добьёшься успеха, что… может быть правдоподобным… чего ты хочешь от меня? Чтобы я тем временем не обращал внимания на преступный синдикат, убивающий людей каждый день?

— Ты не нападаешь на Августи, в частности на Занбато, Читтер и Сферу. — Он мог бы включить в список Луиджи, но Райану он не нравился, и правдоруб в будущем мог вызвать проблемы. — И, очевидно, ты не пойдёшь по мою душу.

— Лишить их запасов «блаженства» будет недостаточно, чтобы уничтожить организацию, — ответил Покров. — Это, конечно, ослабит их, но мы хотим навсегда разрушить империю Августа.

— Да, но если на них будет охотиться убийца, Августи будут на взводе и усилят безопасность лаборатории, — заметил Райан. — Если они не будет заранее настороже и полностью сосредоточатся на Мете…

Курьер оставил предложение недосказанным, а Покров, скрестив руки, обдумывал идею. Откровенно говоря, эта договорённость сулила ему одни плюсы. Августи и Мета-банда убили бы друг друга без риска для него раскрыться, и у него был бы агент внутри группы Августа, который снабжал бы его информацией. Имея собственный доступ к серверам Dynamis, вигилант мог тайно проникнуть в любую организацию в городе и исправить всё и сразу.

— Три недели, — сказал вигилант. — У тебя три недели, чтобы уничтожить лабораторию. После этого срока этот вопрос будет не в моей власти, и я не могу ничего обещать.

— А в чьей власти он тогда будет?

Покров молчал, как надгробная плита. Возможно, он хотел оценить пределы способностей Райана или ещё не доверял ему.

Что ж, к счастью, к тому моменту Райан мог бы встретиться с Лен, и происходящее больше не было бы его проблемой. Его не волновало, будут ли Август и Карнавал сражаться друг с другом, если он завершит свой Идеальный забег. Он мог бы даже пройти ещё один цикл, просто чтобы не выдать ничего компрометирующего манипулятору стеклом.

— Не приходи сюда, я свяжусь с тобой, — сказал Покров. — Я буду держать тебя в курсе расследования по Мете, и ты вернёшь мне долг информацией по Августи. Если ты кому-нибудь расскажешь о моём существовании, я узнаю об этом, и сделке конец.

— Договорились. — Райан протянул руку, Покров пожал её. — Не принимай на свой счёт, когда я говорю, что надеюсь, что мы больше не встретимся.

— Мы оба знаем, что это не произойдёт. — Манипулятор стеклом без единого слова отпустил его, вернувшись к своим экранам и файлам.

Райан развернулся, подошёл к двери и открыл её.

— Квиксейв? — окликнул его сзади Покров.

Райан остановился на пороге.

— Я желаю тебе удачи, во всём. Ты делаешь доброе дело. Не забывай этого.

Райан, не оборачиваясь, махнул ему рукой и закрыл за собой дверь. Он взглянул на море за кладбищем кораблей, где его ждала Лен.

Наконец, идеальный путь был чист.

[1] Отсылка к известной фразе «Дружелюбный сосед Человек-паук»

[2] Из книжной серии «Досье Дрездена». Дрезден — главный герой, а Боб — дух-ассистент, проживающий в черепе

[3] Британо-американские актёры и комики, одна из наиболее популярных комедийных пар в истории кино

[4] Вымышленный персонаж в форме скелета из поэмы Тима Бёртона «Кошмар перед Рождеством» и одноимённого мультфильма.

[5] Главный герой сериала «24 часа»

[6] «Сен-Гобен» (SAINT-GOBAIN GLASS) является одним из мировых лидеров стекольной промышленности, занимая первое место в Европе и третье место в мире по объему производимого стекла

Глава 20 — Фрагмент прошлого: Под водой [1]

Четыре года назад.

Лен Сабино проснулась на матрасе, в комнате было холодно и зябко. Вода просачивалась из деревянного потолка, дождь хлестал в окно. Вдали гремел гром, приближалась буря. Невзирая на шум, Райан крепко спал рядом с ней, храпя почти так же громко, как гром.

— Эй, Рири, ты спишь? — прошептала она, но парень не ответил. Спящий Райан был милым, а свой храп он всегда полностью отрицал.

Лен вспомнила тот день, когда они с отцом нашли его в руинах деревни, разрушенной мародёрами. Он прятался в подвале, вся его община была мертва, а их скот угнали. Если бы она не обыскала его дом в поисках припасов, Лен, возможно, никогда бы не встретила Райана.

Они держались вместе долгие годы, никогда не отходя далеко друг от друга. Они пережили войны, папины приступы ярости, мародёров и Геномов. Всегда вместе, даже спали в одной постели. Они были братом и сестрой во всём, кроме имени… только она хотела, чтобы они стали чем-то большим, но она была слишком застенчива, чтобы произнести это вслух. У неё никогда не было парня, и она не понимала, как это всё работает.

Если бы только он сделал первый шаг.

Лен оглядела комнату. Тихий деревянный дом на крутом склоне холма вблизи Альп был чем-то вроде охотничьего домика. Прежние владельцы покинули его несколько лет назад, либо прогнанные мародёрами, либо ушедшие в сторону восстанавливаемых городов в поисках защиты. Все говорили о Новом Риме, когда ей удавалось поговорить с кем-то не из её семьи и без вмешательства папы.

Райан так и не проснулся, и Лен в своей пижаме встала с кровати и обыскала комнату. Её спутник оставил свои штаны на стуле, и, хотя это было некрасиво, девушка заглянула в его карманы.

Синий эликсир будто бы засиял, когда снаружи сверкнула молния.

Прошли недели с тех пор, как они ушли из Венеции, и отец до сих пор не обнаружил зелья. Три дня назад он оставил детей одних, чтобы собрать вещи поблизости. Она надеялась, что на этот раз он никого не убьёт.

Лен знала, что её отец вернётся. Райан желал, чтобы нет. Он боялся папы, ненавидел его.

Лен его понимала. С папой было… тяжело. Он уже выпивал слишком много, после того как мама ушла от них в другую семью, но он старался изо всех сил, чтобы вырастить Лен и её брата. Когда Чезаре погиб во время бомбёжки, что-то внутри папы сломалось и так и не восстановилось. Эликсиры стали последней каплей, переполнившей чашу, и он стал вымещать свою боль на других.

Но несмотря ни на что, он всё ещё был её отцом.

Лен смотрела на зелье со смесью страха и надежды. Она знала, как папа может отреагировать, если она его выпьет, но… Синие Эликсиры делают людей умнее. Гениями. Мехрон выпил такой и изобрёл роботов-убийц и орбитальные лазеры.

Если бы он дал ей силу знаний, может, у неё получилось бы создать лекарство для папы. Сделать его снова нормальным. Превратить их группу в настоящую семью, вместо того… чем они были сейчас.

Лен колебалась, бросила быстрый взгляд на Райана, после чего ушла в другую комнату. В гараж позади.

Здесь царил полный хаос; он был скорее складом, куда предыдущие владельцы складывали всё, что попадалось в их руки. Книги, автомобильные детали, инструменты, лампы… даже старый холодильник и стиральная машина, давно вышедшая из строя.

Но здесь была мастерская, возможно, использовавшаяся для снятия шкур с животных. Поскольку электричества не было, Лен пришлось зажечь свечу, чтобы что-то видеть и немного согреться. Она села за верстак и изучила Эликсир. На сосуде не было ни предупреждения, ни информации, только символ спирали. Это был прыжок в неизвестность. Прямая инъекция пугала её, поэтому она решила проглотить вещество. Она видела, как это делал папа, так что это должно сработать.

Глубоко и размеренно дыша, Лен вынула шприц и залпом выпила зелье.

Вкус вещества был непохож ни на что, что она когда-либо пробовала. В нём смешалась текстура солёной воды с чужеродными вкусами, ни сладкими, ни солёными, ни кислыми, ни горькими. Жидкость вообще не содержала натуральных компонентов.

Что ещё более странно, вещество растворилось в её плоти. Когда она его выпила, Эликсир исчез ещё до того, как успел попасть в её желудок; он попал прямо в её кровоток через язык и рот, минуя нормальный процесс пищеварения. За несколько секунд Лен проглотила его целиком.

Несколько секунд ничего не происходило. Лен положила пустой шприц на верстак, гадая, не пошло ли что-то не так. Неужели прошло слишком времени, и Эликсир лишился своего эффекта?

А потом её разум запылал.

Маниакальная волна божественного вдохновения охватила Лен, идеи текли в её голову. Сырая, чистая информация заполнила её мозг, как поток воды, прорвавшийся через плотину, расширив её нейроны, изменив всё её понимание Вселенной. Она не могла пошевелиться, её сознание застыло, пытаясь переварить огромную массу нового контента.

Её тело онемело, волна синей энергии прошла по её нервам, костям, органам. Это длилось недолго, но интенсивно, всё её «я» изменилось на фундаментальном уровне.

По мере продолжения мутации Лен вошла в что-то вроде состояния фуги[2]. Ею овладело желание творить; эта сила требовала, чтобы её использовали, как ребёнок, желающий появиться на этот свет. Когда синий свет покинул её тело, руки Лен схватили остатки холодильника, инструментов, стиральную машинку и всё, до чего могли дотянуться.

Она не знала, как долго находилась в этом маниакальном состоянии. Может быть, минуты, может быть, часы. В тот период всё остальное не имело значения; ни папа, ни Райан, ни остальной мир. Ей нужно было что-то создать, что угодно.

Когда волна утихла и Лен восстановила контроль над собой, она превратила холодильник и прочее барахло в какую-то громоздкую батисферу. Она каким-то образом покрасила её в красный цвет и даже добавила молот и сломанный серп в окончательный дизайн; даже в этом состоянии фуги её личность проявила себя.

Она почти интуитивно понимала природу своей силы. Всё сводилось к одному слову.

Вода.

Её сила была связана с водой. Как она работала. Как понять морскую жизнь и как приспособить наземных животных, чтобы те выжили под водой. Как изменить океан в мировом масштабе, как создать технологию, способную противостоять глубоководному давлению, как создать устройства, способные вызывать цунами. Она знала, какие существа живут в самых тёмных безднах планеты и как она могла общаться с ними. Её сила дала ей всю необходимую информацию, позволив её собственному творчеству заполнить пробелы.

Для Лен, которая всегда любила море и рассказы Жюля Верна, это было сбывшейся мечтой. Это заставило её задуматься, даёт ли Эликсир силы, основанные на личности человека, предоставляя ту способность, которая ему понравится, в зависимости от выбранного цвета.

Но, несмотря на все чудеса, её сила не поможет папе.

Она не поможет папе! Она не могла придумать ни единого способа вылечить его, даже с её развитым интеллектом! Она даже не понимала, как работает его уникальная биология, не говоря уже о том, как бороться с его безумием! Она могла создавать подводные лодки, машины для цунами, устройства для контроля воды, но ничего, что могло бы помочь ей понять Эликсиры, не говоря уже о безумии, которое они вызывали! И он…

— Лен.

Лен повернулась к двери, Райан, до сих пор в пижаме, вошёл в гараж. Он взглянул на мини-подводную лодку, затем на пустую бутылку; из его рта не вырвалось ни слова, но его глаза расширились.

— Мне пришлось, — сказала Лен прерывистым голосом. — Пришлось.

В его взгляде не было осуждения, только беспокойство.

— Стоило того?

Лен поражённо покачала головой, рухнув на скамейку. Творческий всплеск утомил её, как если бы она бегала часами.

Она почувствовала его руку на своём плече. Она подняла голову, Райан тепло её улыбнулся.

— Эй, — сказал он, указывая на батисферу. — Она всё ещё прекрасна. Теперь ты можешь ссылать рыбу в Сибирь, если будет плохо вести себя.

Эта глупая шутка возникла из ниоткуда, но рассмешила Лен.

— Ты ужасен, — ответила она, и напряжение испарилось. — Я должна отправить тебя в ГУЛАГ.

— Мы оба знаем, что это временное решение.

— А если серьёзно, — ухмыльнулась Лен, — мы могли бы путешествовать. Я могу сделать Наутилус из металлолома…

Они услышали, как снаружи был снят замок и открылась дверь домика.

— Лен? Чезаре? — Голос Кровотока эхом разнёсся по хижине вместе с громом, рука Райана на плече Лен напряглась. — Где вы? Мы должны идти!

— Спрячься, — сказал Райан, паника переполняла его голос. — Тебе нужно спрятаться.

— Где? — печально ответила Лен. — Здесь некуда идти.

— Нам нужно уходить, бомжи снова восстают! Они убили моего клона в…

Когда Кровоток вошёл в гараж, оставляя за собой кровавые следы, Райан заслонил собой Лен. Псих, не говоря ни слова, изучал свою дочь; кровь, из которой состояло всё его тело, колебалась, как бушующий океан.

— Лен. — Поведение папы внезапно изменилось с тёплого на напряжённое. — Что это я чувствую?

— Папа…

— Что я чувствую в твоей крови?

Райан защищал Лен, как рыцарь в сияющих доспехах, спасающий её от разъярённого дракона. Но, при всей его храбрости, меча у него не было.

— Ты…. ты солгала мне… — злобно прохрипел Кровоток, его пальцы превратились в когти. — Ты солгала своему отцу!

Лен замерла. Она внезапно почувствовала себя такой маленькой, а весь мир — таким холодным и неприветливым.

— Сила не для тебя! — сердито прорычал папа. — Она для меня! Всегда предназначалась мне! Неужели ты не понимаешь, глупая дочка? Я брал её ради тебя! Брал, чтобы защитить тебя! Защитить от этого больного мира!

— Я знаю… — извинилась Гений, опустив глаза. — Я знаю.

Это была её вина. Если бы она была сильной… если бы она была сильной, папе не пришлось бы принимать эти зелья и превращаться в монстра.

— С тех пор, как твоя мать бросила нас, это была моя ответственность! Моя! — Папа успокоился, но угроза в его голосе только усилилась. — Ты будешь наказана.

— Папа, пожалуйста…

— Не трогай её! — Райан попытался остановить Психа, но Кровоток одним яростным ударом наотмашь смёл его с пути, отправив парня на пол. Отец подошёл к Лен, подняв руки, чтобы задушить её.

Его дочь закрыла глаза и не сопротивлялась. Она просто ждала неизбежного.

Но ничего не произошло.

Она снова открыла глаза, глядя на безликое лицо отца. Его когти остановились в дюйме от шеи дочери, Кровоток дрожал, будто страдал от болезни Паркинсона.

— Нет… — Папа внезапно обхватил голову обеими руками, борясь с головной болью. — Нет… не её… не Лен… я не могу… я могу это контролировать… я могу…

Кровоток вышел из гаража, его последние угольки человечности боролись с зависимостью от Эликсира. Папа исчез в домике, Лен услышала, как он ударился головой о стену.

Райан оправился от удара, Лен протянула руку, чтобы помочь ему встать на ноги.

— Ты в порядке? — озабоченно спросила она. Из его носа текла кровь; не Кровотока, а его собственная.

— Ага, — сказал он, хотя явно был потрясён. — Ага.

— Ты был очень храбрым, — она, немного покраснев, ​​попыталась подбодрить его. — Это было очень героично.

Вместо того чтобы отвечать словами, он поцеловал её.

Лен ахнула, когда он без предупреждения притянул её к себе, его губы прижались к её. Это был поцелуй, порождённый голодом, первобытным желанием комфорта и человеческого контакта.

Это было…

Это было хорошо.

После всего этого страха и напряжения это просто было хорошо.

Они быстро разорвали объятия, когда услышали, как папа заполз обратно в комнату, при этом немного отойдя друг от друга. Лен не могла сказать, было это из-за страха раскрытия или же от смущения.

— Я… я в порядке… я ясно вижу… — Кровоток выглядел более спокойным, но он не упомянул об инциденте. Он даже не признал ни Райана, ни его травму. — Теперь я ясно вижу. Ты умна, Лен. Теперь ты ещё умнее. Ты можешь сделать что угодно.

— Д-да, то есть, нет, — с тревогой прочистила горло Лен. — Я не могу сделать что угодно, но могу строить всякое.

— Мы уходим, — внезапно объявил Кровоток. — Люди гонятся за мной. За нами. Они уничтожают моих клонов и приближаются. Ты сделаешь подводную лодку, и мы уплывём. В любом случае было всё труднее и труднее найти места, куда можно вторгнуться.

— Куда уплывём? — очень осторожно спросил Райан.

— Как насчёт Америки? — ответил Кровоток, скрестив руки. — Страна возможностей, Голливуд! Мы будем там звёздами, звёздами! Как Кардашьян!

— Я… — Лен думала, что это безумие. Они почти не знали, как обстоят дела во Франции, не говоря уже о той стороне Атлантики! — Я попробую, папа…

— Всё будет хорошо. — И Лен, и Райан напряглись, когда папа почти по-отечески положил им руки на голову. — Мы всегда будем вместе.

* * *
Наши дни.

Тишина и тьма.

Дно океана было самым мирным местом на Земле. На поверхности всегда можно было услышать какие-то звуки. Пение птиц. Колыхающий траву ветер. Гудки машин. Стоны шлюх и наркоманов Ржавого города.

Здесь, в глубочайшей бездне Средиземного моря, Лен была наедине со своими мыслями.

Ей это нравилось.

Неся с собой плазменный фонарик, адаптированный для подводных условий, и одетая в свой водолазный доспех, Гений работала над ремонтом внешней оболочки базы. Некоторые из стальных частей не выдержали глубоководного давления, что ослабило часть модульной обители. Хотя она спроектировала это место с высокой степенью модульности, где каждый «дом» был независим от других, любая протечка могла вызвать катастрофу.

Если однажды ему суждено приютить у себя жизнь, он должен быть совершенно безопасным. Безопасным от ужасов и тьмы снаружи.

Антидепрессанты притупили сознание Лен, заставили её оцепенеть после первоначального маниакального приступа, но её сила всё равно позволяла ей сосредоточиться. Во всяком случае, она чувствовала себя по-настоящему счастливой только во время работы. Использование силы наполняло Лен эйфорией, давало ей чувство цели и направления, которых не хватало в её жизни.

«На поверхности, наверное, ночь», — подумала Гений. — «Интересно…»

Не в силах подавить любопытство, Лен ненадолго включила радио, слушая разговор на поверхности во время работы.

«Существование субъективно».

«М-м-м?» — Даже сейчас, услышав голос Райана, Лен испугалась и чуть не уронила инструмент.

«Ответ на твой вопрос о том, существую ли я, если ты можешь повернуть время вспять». — Лен не узнал этот голос. Кто-то новый. — «Мы никогда не узнаем, что существуем, поэтому в существовании нет объективной правды».

«Ты до сих пор думаешь об этом?»

«Да. Это беспокоит».

«Эх, ты свыкнешься с неопределённостью».

Нет, не свыкнешься.

Она не смогла.

Лен какое-то время подслушивала хронорадио Райана, затем выключила звук. Она наблюдала за ним издалека на следующий день после того, как он прибыл в Новый Рим, когда он был близок к берегу. Гений могла поклясться, что он знал, что она рядом, и это заставило её отступить под воду.

Райан искал её. Искал много лет.

И она не знала, что ему сказать.

[1] Возможно, это отсылка к песне «Under The Sea» («А под водой» в локализации) из мультфильма «Русалочка» 1989 года

[2] Редкое диссоциативное психическое расстройство, характеризующееся внезапным, но целенаправленным переездом в незнакомое место, после чего человек полностью забывает всю информацию о себе, вплоть до имени. Память на универсальную информацию (литература, науки и т. д.) сохраняется. Сохраняется и способность запоминать новое.

Личность в состоянии фуги присваивает себе новую идентичность (полностью или частично), может наблюдаться смена характера, манер, привычек и поведения на совершенно иное. Они могут найти другую работу (обычно никак не связанную с прежней) и вести внешне нормальную жизнь.

Глава 21 — Репетиции

Пока что на пути Августи всё складывалось хорошо.

Райан, как и ожидалось, встретил Занбато, избил Зарин в гавани и теперь в точности повторил разговор, после которого он остался бы на ночь в доме Джейми. Всё шло прекрасно и замечательно, под звуки грохота волн о причалы…

— Я должен кое в чём убедиться, — обратился Луиджи к курьеру. — Ты стукач или двойной агент?

— Нет, я только на своей стороне, и у меня нет никаких причин! — повторил свой ответ Райан, но затем его рот действовал сам по себе: — Но я — агент Карнавала, да.

…или нет.

Все присутствующие уставились на него, воцарилась напряжённая тишина. Бойцы подняли оружие, а на лице Занбато шок сменился разочарованием и, наконец, яростью.

— Ой-ой.

* * *
Хорошо, два извлечённых урока.

Первый: Райан ненавидел правдорубов. Ненавидел их, со всей страстью.

Второй: Занбато своим лазерным мечом мог делать из людей сашими. Райан больше не сможет смотреть на суши как прежде.

Но в этот раз… в этот раз всё будет по-другому. Курьер отрепетировал идеальные вводящие в заблуждение ответы. Сила Луиджи принуждала говорить правду, но только в соответствии с точными словами правдоруба.

— Я должен кое в чём убедиться, — снова спросил его Луиджи. — Ты стукач или двойной агент?

— Я не могу стучать на группу, к которой я ещё официально не присоединился, и я не двойной агент. — Технически он был тройным.

— Ты крот?

— Какой же я крот, я человек.

Так-то! Проскочил! Он смог, смог!

— Хорошо, следует поработать над формулировкой, — вздохнул Луиджи, не сдаваясь. — Ты передаёшь или собираешься передавать информацию о нас другой организации?

— Ну да, собираюсь. Чёрт, я уже сделал это!

Твою мать!

* * *
Хорошо.

Хорошо, Бог любит троицу.

Правильно подбирая моменты и пользуясь накопленными знаниями, Райан умело прошёл через цепь причинно-следственных связей, чтобы избежать судьбоносного вопроса. Он был самим очарованием, со всеми подружился, отвлекал солдат забавными анекдотами. Сейчас курьер и Занбато уже собирались вернуться в Плимут Фьюри и пойти поесть вкусную пиццу.

— Эй, Квиксейв, — обратился к нему Луиджи, когда они сделали несколько шагов к машине. — Пока ты не ушёл, у меня есть несколько вопросов, которые я должен задать каждому новому рекруту.

— Луиджи, серьёзно, прошу, не делай этого, — сказал Райан с мольбой в глазах. — Ради твоего же блага, не говори этого. Ничем хорошим это не закончится, клянусь, ничем…

— Извини, правила. Ты стукач?

— Да, да, да! Да, стукач! Это ты хочешь от меня услышать, Луиджи? Это ты хочешь от меня услышать?

Квиксейв глубоко вздохнул, борясь с нарастающим разочарованием.

— Луиджи, — Райан указал пальцем на правдоруба, в то время как все наставили оружие на курьера. — У нас будут проблемы, у тебя и меня.

* * *
— Где Луиджи? — спросил Занбато у Духа 1, когда правдоруб не появился в гавани, оставив проведение операции на приспешников. — Разве он не должен был позаботиться об отгрузке?

— Извини, на него напали вчера вечером, — сказала Салага, в руках которого был сотовый Луиджи. Видимо, подменять мафиози будет он. — Он сейчас в больнице и какое-то время будет не у дел.

— Что? — Эта новость шокировала Джейми, которому явно об этом не сообщили. — Кто напал?

— Какой-то сумасшедший психопат с хоккейной маской и клюшкой, насколько я слышал.

— Это очень опасный вид спорта, этот хоккей, — рассеянно сказал Райан, глядя на море. — Не рекомендую.

— Да, это было безумие, — кивнул Дух 1. — Луиджи, похоже, поздно возвращался домой после вечеринки — дело совершенно обычное, сам понимаешь, — начал открывать дверь, и тут БАМ! Какой-то псих из «Пятницы, 13-е» выпрыгивает из тени, ломает ему челюсть хоккейной клюшкой, избивает его и уходит.

— Почему? — Джейми чуть не фыркнул. — Почему Луиджи? Его ограбили?

— Нет, этот маньяк даже денег не взял, — ответил Дух 1. — Может, преступление на почве ненависти?

— По словам свидетелей, нападавший выглядел очень, эээ, страстным, — сказал Салага. — По крайней мере, из того, что я слышал.

— Ну, Луиджи много с кем спит, настоящий разлучник, — заметил Дух 2, — Может, чей-то парень взревновал? Рано или поздно это должно было случиться.

— Или это могла быть Мета. — Занбато скрестил руки. — Но тогда как они узнали, где он живёт?

На самом деле на поиски хоккейного снаряжения у Райана ушло больше времени, чем на адрес Луиджи. Сейчас этим видом спорта никто не занимался.

— Квиксейв, ты ведь в отеле остановился? — спросил Джейми Райана. — Думаю, тебе на всякий случай стоит переночевать у меня дома. В этом городе совсем небезопасно.

— И не говори, — ответил Райан.

* * *
После этого события развивались, как положено. Джейми пригласил его домой, они сыграли в покер, отправились на фабрику Вулкана, и Райан спас панд от вымирания.

Разум Райана давно работал на автопилоте, поскольку он позволил своему чувству времени вести его вперёд. Автопилот был не вспомогательной силой, а просто состоянием, в которое погружалось его сознание, когда он не хотел заботиться об одних и тех же событиях снова и снова. Он буквально грезил наяву, пока тело повторяло скучные задачи.

Люди были связаны законами причинности. За редким исключением, он постоянно переживал бесконечные театральные репетиции. Спустя какое-то время люди перестали представлять для него тайну, всегда реагируя одним и тем же образом на одни и те же события; они забывали его и снова и снова узнавали одну и ту же информацию, снова и снова. Они стали машинами, а Райан — единственным человеком в мире.

Повторение сведёт с ума любого.

Но для достижения идеального финала приходилось страдать, и скоро всё наконец закончится. Всё станет правильным, когда Райан найдёт Лен. Он был в этом уверен.

Сигнал его мобильного телефона выбросил его обратно в реальность, прервав поток причинно-следственных связей.

Райану потребовалось время, чтобы вспомнить, когда и где он был. Обширные циклы и повторения часто разрушали восприятие реальности Генома, особенно когда его сила замечала изменение в его личной временной шкале.

Райан проверил свой телефон, Ланка в это время уже зашла в фабрику, а поверженный Панда лежал на земле. В сообщении были фотография детского дома из Ржавого города, в целости и сохранности, и текст.

«П: С Псишоком разобрался. Дети в безопасности.

Спасибо за наводку»

Райан жил ради таких сюрпризов, хороших или плохих.

Увидев разговор Плутона и её телохранителя с Занбато, Райан ожидал, что события будут повторятся, пока он не встретится с Вулкан. Младший босс Августи точно так же замерла при встрече с ним и сказала то же самое:

— Ты.

— Moi? — ответил Райан, готовый повторить разговор слово в слово.

— Мы раньше встречались?

Ответ удивил Райана, поскольку он его не ожидал.

— Может быть, я незабываемый.

— Я уверена, мы уже встречались, — ответила Плутон, её тон сменился с любопытства на недоумение. — Кто ты?

— Босс, что случилось? — спросила её телохранитель. Стоящая рядом с Райаном Ланка молчала, испуганная простым вниманием младшего босса.

— Он отмечен, — сказала Плутон. — Но я его не помню.

Чёрт! Её сила каким-то образом помечала его сквозь время?

— Что-то не так, босс? — Джейми присоединился к разговору, осторожно поддержав Райана вместе с Ки Чон.

— Кто твой новый рекрут, Занбато?

Райан уже собирался пошутить, когда Джейми вторгся в его личное пространство, положив руку ему на плечо. «Говори с ней, когда к тебе обратятся», — говорил его молчаливый жест.

— Квиксейв, — ответил Занбато на вопрос Плутона вместо курьера. — Он Фиолетовый. Останавливающий время.

— Не Синий? — Плутон сверлила Райана взглядом, словно пытаясь заглянуть в его душу. Курьер не мог объяснить почему, но он почувствовал нарастающее давление вокруг себя. Воздух сгустился, что-то давило на его разум.

— Отмена заметила бы изменение памяти или информационную опасность, — отметила женщина-телохранитель Плутона. — Может быть, ваши силы как-то мешают друг другу?

Плутон не выглядела убеждённой, её глаза не отрывались от Райана. Курьер присвистнул и невинно отвёл взгляд, Занбато же встал на его защиту.

— Квиксейв может показаться странным, но он надёжен, — сказал мафиози. — Вчера он помог нам, расправившись с Зарин…

— Как тебя зовут, Квиксейв? — спросила она Райана, полностью игнорируя слова Занбато. — Настоящее имя.

— О, я Райан! — ответил он с насмешливым реверансом, смягчая напряжение. — Райан Романо. Я бессмертен, только не говори никому.

— Никто не живёт вечно, — холодно ответила она. — Прямо сейчас мне нужно наведаться в пару мест, но я скоро вызову тебя, чтобы разобраться с этим. Будешь косить под дурака, строить из себя умника, сбежишь или скажешь «нет» — и ты умрёшь.

То, как она ему угрожала… Нет, это была не угроза. Это было утверждение.

Если Райан не выполнит её приказ, он умрёт. Конец.

Курьер и его группа в полной тишине наблюдали за уходом младшего босса и её телохранителя, пока они не скрылись из виду. Никто не осмелился заговорить первым, поэтому Райан сломал лёд.

— Так, кто за китайское на обед? — спросил он.

— Чёрт, — сказала Ланка, облегчённо вздохнув. — Трепач, что, блядь, ты натворил?

— Что я не натворил?! — ответил Райан, столь же сбитый с толку. — Или ты предпочитаешь итальянское?

— Это серьёзно, Квиксейв, — сказал Джейми. — Эта женщина — Плутон, сестра Августа и его младший босс. Привлечь её внимание — это не хорошо.

— Я советую тебе следовать её приказам без каких-либо вопросов, — сказала Ки Чон с озабоченным лицом. — Она может убивать силой мысли.

— Что она вообще тут делала? — спросила Ланка руководителя своей группы.

— Босс дала команду нанести мощный удар по Мета-банде, — ответил Джейми, скрестив руки на груди. — Вулкан возьмёт на себя руководство зачисткой, так как ей не терпится испытать своё новое оружие в полевых условиях, а Плутон одолжит ей ударный отряд «Семёрка убийц». Наконец-то настало время убрать этот мусор.

— Особенно после того, что они сделали с бедным Луиджи, — сказала Ки Чон, нахмурившись. — Напасть на него прямо перед его домом… если ты больше не можешь чувствовать себя в безопасности дома…

— А это точно сделала Мета? — скептически спросила Ланка. — Я имею в виду, что это был просто парень с клюшкой. Будь это Мета, жертв было бы намного больше.

— Может быть, они наняли наркомана без суперсил, — ответил Джейми. — Мета-банда — небольшая группировка. С их стороны было бы разумно передать грязную работу на аутсорс.

Райан слушал обсуждение, пытаясь разобраться в последовательности событий. Судя по всему, Покров выполнил своё обещание и перестал убивать Августи. Поскольку никто не отвлекал их внимание, преступный синдикат решил полностью сосредоточиться на уничтожении Мета-банды.

Однако Райан не знал, во что выльется приобретённый интерес Плутона к нему. Это могло угрожать всей его миссии по проникновению, и он должен был выяснить, как она могла опознать его даже после того, как он изменил временную шкалу.

Чёрт возьми, каждый раз, когда он добивался прогресса, возникала новая проблема!

Нет, стоп, это неважно. Райану нужно только подыгрывать, пока Вулкан не скажет ему, как связаться с Лен или добраться до неё. После этого ему больше не нужно будет оставаться с Августи. А если они попытаются заставить его выполнять один квест за другим…

Что ж, для них это плохо кончится.

Затем они пошли по фабрике Вулкан, где Занбато ещё раз объяснил Райану, как он должен разговаривать с капо. Райан почти не обратил на это внимание, уже проигнорировав его советы в первый раз, но напряжённая встреча с Плутоном заставила курьера пересмотреть своё обращение к переменчивому Гению. Поскольку один высокопоставленный Августи уже подозревал его, а на кону стояла долгожданная встреча с Лен, не стоили настраивать против себя другого.

Как бы он ни ненавидел это, Квиксейву придётся вести себя хорошо.

Райан и его товарищи вошли в мастерскую Вулкана, взгляд курьера тут же остановился на огромной броне. Было странно снова смотреть на эту огромную машину после того, как Гений пыталась убить Райана с её помощью.

Вместо того, чтобы дразнить Вулкан по поводу её роста, Райан полностью сосредоточился на броне, в то время как Занбато обменивался представлениями с капо. Однако Вулкан быстро заметила интерес Райана к её работе.

— Впечатлён? — спросила она Райана, явно ожидая лести.

— Интересная конструкция, особенно миниатюрный термоядерный реактор, — невинно ответил Райан. — Но тебе стоит прикрыть стыки защитным, противоударным слоем. Кто-то может сломать их, применив точечное давление.

— Я думала об этом, — ответила она, немного удивлённая его проницательностью. — Но я не нашла сплава, который мог бы противостоять сильному трению движения, не вызвав при этом заклинивания руки. Учитывая намеченную цель этой брони, я предпочла скорость защите.

Райан вспомнил, как в прошлый раз Виверна втоптала эту машину, но оставил этот забавный анекдот при себе.

— Почему тогда не производное от пластика?

Вулкан села на свой верстак, на её лице промелькнула вспышка интереса.

— Ты Гений, Квиксейв?

— Не совсем, но у меня есть опыт работы с гениальной техникой. — Он рассеянно бросил ей атомную бомбу. — На самом деле, практически со всем.

— Всем? — Заклятый враг Виверны с восхищением изучала бомбу. — Какая прекрасная конструкция…

— Кроме катания на коньках. — Теперь, когда он подумал об этом, Райану действительно следует посвятить цикл овладению этим навыком, на случай, если ему снова придётся сразиться с Гулем. — Хочешь оставить бомбу? Получится подкупить тебя ей?

— Я могу её оставить? — К этому моменту Вулкан выглядела как ребёнок, получивший неожиданный рождественский подарок.

— Значит, вот как выглядит любовь с первого взгляда? — произнесла Ланка с невозмутимым лицом. — Я думала, что это выдумка.

— Следи за языком, Сфера, — ответила Вулкан с бомбой в руках. — Квиксейв, я хочу, чтобы ты был в моём подразделении. Начнёшь завтра.

Вау-вау-вау, она пропустила много шагов! Джейми немедленно попытался защитить его воображаемую непорочность.

— Я подумал, что он бы хорошо сработался у Меркурия, — откашлялся он, — и Плутон хочет его проверить. Он ей не нравится.

— Плутон? — Вулкан пожала плечами. — Она параноидальная сука, но я знаю, как с ней совладать. Когда я присоединилась, она даже не хотела, чтобы я была в команде, и всё же я здесь. Не беспокойся о ней, Квиксейв, я тебя прикрою.

Была ли она на самом деле милой? Контраст с вспыльчивым, жестоким преступником, который пытался убить Райана несколько циклов назад, не мог быть сильнее.

— Что до Меркурия, я первой заметила Квиксейва, и отправлять его на миньонскую работу будет пустой тратой, — добавила Гений с самодовольным презрением, отмахиваясь от Джейми.

— Я ценю предложение, но меня не интересует долгосрочная работа, — ответил Райан. — Я ищу Лен, чёрные волосы, голубые глаза, марксист-ленинистка.

— Андердайвер.

— Я знаю, что у неё есть подводная база и что ты поддерживаешь с ней контакт, — сказал Райан, заложив руки за спину. — Если бы ты могла отправить меня туда, я был бы очень признателен.

— Ты хорошо осведомлён, — ответила Вулкан, прежде чем скривиться. — Контакт — не тот термин, который я бы использовала в её отношении. Мы скорее друзья по переписке, иногда торгующие технологиями. Я могу организовать встречу, но не за бесплатно.

Райан подумал, что она хотела, чтобы он пригласил её на ужин в качестве оплаты, но вместо этого она всё же приказала им испортить фильм Виверны из мелкой мести. Некоторые вещи никогда не менялись.

Тем не менее, он оглянулся в поисках скрытых камер или бомбы. Не могло ведь всё так хорошо складываться, верно?

— Возвращайся завтра, когда выполнишь работу и твоя проблема с Плутоном будет решена, Райан, — сказала Вулкан. — Я дам тебе награду и изменю твоё мнение касательно долгосрочной работы.

Курьер заметил, что теперь она обращалась к нему по имени.

Нет ничего лучше атомной бомбы, чтобы завоевать расположение женщины.

— Это сработало, — сказала весьма удивлённая Ланка, когда они покинули фабрику. — Я думала, ты опять всё на хер испортишь, трепач, но, похоже, ты ей нравишься.

— С тобой всё в порядке? — спросил Джейми у Райана, когда они ушли с фабрики.

— К чему этот вопрос, Ёдзимбо[1]? — спросил курьер.

— Ты выглядишь подавленным, — заметил мечник. — Не могу сказать, что это плохо, но ты, кажется, расстроен, чувак.

Проницательно. По правде говоря, Райан чувствовал себя не так хорошо, потому что был очень близок к достижению своей цели. Он устранил вмешательство Покрова, всё шло гладко, и, если Плутон не решит убить его сразу, завтра он сможет снова увидеться с Лен. Путь казался чистым.

Он думал, что почувствует восторг, радость от преодоления всех препятствий на пути, но Райан не мог избавиться от смутного чувства беспокойства. Как будто кто-то тренировался всю свою жизнь, чтобы подняться на Эверест, и вершина уже видна.

Он боялся разочароваться.

[1] Фильм Акиры Куросавы «Телохранитель» про самурая-ронина

Глава 22 — Проверки на красноречие

Итак, язычникам из Dynamis был вынесен библейский приговор Вулкан. Фильм Виверны закончился крысами и мором, как и в предыдущем цикле Августи.

Райана опечалило, что он испортил первое появление Атомного кота в кино, особенно после того, как он подружился с ним. Однако его очаровательный кошачий напарник ненавидел эти коммерческие предприятия, так что никакого вреда не было. Они помирятся позже.

Когда мафиози возвращались на его прекрасной машине, курьер почти ожидал, что Покров снова взорвёт дом. Райан никогда не заходил дальше этого момента, потому не мог сказать, что будет дальше. Ки Чон на заднем сиденье Плимута Фьюри не выглядела взволнованной, так что с её крысами-дозорными должно быть всё в порядке.

Курьер чуть не пожелал непредвиденной катастрофы, чтобы оживить ситуацию.

Когда Райан заметил огромную броню Вулкан, припаркованную в саду рядом с чёрным Ламборджини, и девушек, ожидающих у входной двери, он понял, что кто-то наверху выполнил его молитву.

Вместо того, чтобы вызвать их в своё логово, Плутон решила лично навестить своих сотрудников.

Помимо своего обычного телохранителя и Вулкан, младший босс наслаждалась компанией молодой женщины, которую Райан видел впервые: миниатюрная улыбающаяся блондинка с бледно-голубыми глазами, заплетавшая волосы в две косы. На ней были белый свитер и брюки, и Райан по чертам её лица предположил, что она, вероятно, имела славянское происхождение.

— Она привела двоих из Семёрки убийц, — сказала Читтер, обеспокоенная увиденным.

— Ты готов? — спросил Джейми у Райана, когда курьер припарковал машину.

— Ну, чувство такое, словно мне придётся пройти тяжёлую проверку на красноречие или сразиться со сложным боссом, — ответил Райан. — Но это означает, что я близок к концу.

— Этого босса тебе не победить, это уж я могу сказать, — произнесла Ланка, когда все вышли из машины.

Группа приблизилась к компании Плутон, и все напряглись, когда младший босс взглянула на них. Даже Райан не раскрывал рта, в основном потому, что знал, что его долгожданное воссоединение с Лен не за горами.

— Босс, — Джейми прокашлялся, — не ожидал вас здесь увидеть.

— В этом весь смысл внезапной проверки, — сухо ответила Плутон, не сводя глаз с Райана. — Наше дело касается только его, Занбато. Твоя команда может делать всё, что пожелает.

— Если вы не возражаете, я хотел бы присутствовать, — спокойно ответил бандит. — Хотя бы в качестве моральной поддержки новобранцу.

— Я тоже останусь, — сказала Ланка.

— Оу, я знал, что тебе не всё равно, — насмехался Райан.

— Если она убьёт тебя, трепач, именно мне придётся избавляться от трупа, — ответила она. — Я бы предпочла работать поменьше.

— Думаю, я тоже останусь, — ответила Ки Чон, хотя она явно не хотела. Крыса забралась ей на плечо, как Пикачу. — Просто не обращайте на меня внимания.

Плутон пожала плечами и сразу же начала отдавать приказы.

— Воробей, обыщи его, Вулкан, проверь, есть у него гениальная техника. Отмена, ты знаешь, что делать.

— Я уже, — сказала блондинка с болгарским акцентом, прежде чем ухмыльнуться Райану. — Привет! Меня зовут Отмена, но ты можешь звать меня Грета! Рада познакомиться, Райан!

— Привет, Грета. — Курьер помахал ей, удивлённый её любезностью. — Я бессмертен, только не говори никому.

Женщина-телохранитель Плутон, Воробей, немедленно начала ощупывать Райана своими большими руками, обыскивая повсюду. Она сняла с него маску, шляпу, пальто и начала проверять места, которые лучше не исследовать.

— Знаете, леди, если вы хотите посмотреть на моё нижнее бельё, — сказал курьер, когда она проверяла его… интимное место, — вы можете просто попросить. Я молод, лёгок на подъём и доступен.

— Ловлю тебя на слове, — ответила Воробей с весёлой улыбкой. Со временем рядом с Райаном росла груда оружия, Вулкан быстро осматривала их по одному, как hors-d’oeuvres[1], пока не добралась до plat de resistance[2].

— Как ты уместил столько лазеров в таком маленьком предмете? — спросила Вулкан, изумлённо изучая плюшевого кролика. — Даже в моём доспехе их меньше.

— По одному, — пожал плечами Райан.

— Что это? — с любопытством спросила Плутон. — Какая-то игрушка?

— Она довольно милая, — сказала Ки Чон.

— Игрушка с достаточной огневой мощью, чтобы стереть с лица земли небольшой город, — сказала Вулкан, всё более и более очарованная тёмной силой кролика. — Можно мне…

— Нет, — отрезал курьер.

— Но…

— Нет! — твёрдо сказал Райан. — Я не отдам его!

Атомные бомбы — куда ни шло, но что-то настолько опасное? Чёрта с два. Ничем, кроме трагедии, это закончиться не могло.

Вулкан выглядела глубоко-глубоко разочарованной, но не стала настаивать.

— Он исключительно смертелен, — сказала она Плутону, кладя кролика обратно на груду оружия. — Но не вызывает изменения памяти. Ничто из его оружия не может этого сделать.

— Его сила тоже, — сказала Отмена. — По крайней мере, я так думаю. Он такой же Фиолетовый, как и прочие.

— Ой, ты Белый? — спросил Райан, и девушка кивнула.

— Один из самых сильных. — Плутон улыбнулась Райану. — Отмена может свести на нет силы всех в определённом радиусе. Мой брат, конечно, исключение.

— Ха, забавно.

Отмена тут же нахмурилась.

— Тогда почему бы тебе самому не проверить, а?

Вызов принят.

Райан немедленно попытался остановить время… и ничего не произошло. Ни обратной связи, ни замораживания мира силой его разума, ни даже ощущения зуда. Вообще ничего. Его способность просто отказывалась активироваться.

Он попробовал ещё раз, но проблемы с работоспособностью продолжались. Его раздражение, должно быть, отразилось на лице, потому что на краю губ Греты появилась самодовольная победоносная улыбка.

Так, это было нехорошо.

Это было совсем не хорошо! Его точку сохранения не должно было затронуть, но если Отмена отключила автоматический триггер… тогда, если Райан погибнет рядом с ней, он может умереть навсегда.

— Мисс Плутон, я уже говорил вам, что нахожу вас необычайно элегантной и красивой? — сказал Райан. Если сомневаешься — льсти!

— Бессмысленно, но спасибо, — с ложной любезностью ответила Плутон, прежде чем повернуться к Отмене. — По-прежнему ничего?

— Если бы это была манипуляция с памятью, я бы развеяла эффект, — ответила девушка. — Будь то Синий, Зелёный, Жёлтый или даже Фиолетовый.

Плутон ничего не сказала. Вместо этого она покопалась в кармане своего платья и вытащила сигарету; Воробей поднесла зажигалку и зажгла её в тот момент, когда её хозяйка положила канцерогенную штуку в рот.

— Я контролирую смерть, — сказала Плутон Райану, группа Джейми замерла от её слов. — Метафизическую концепцию смерти, конец жизни. Хотя я не могу их сосчитать, я чувствую вес человеческих лет. И если я не ошибаюсь, ты, Квиксейв, самый старый человек, которого я когда-либо встречала. Намного старее, чем кто-либо должен быть. Теперь, когда я достаточно долго посмотрела на тебя, я бы дала тебе…

Она выдохнула облако дыма в лицо Райана.

— Трёхзначный возраст, и ближе к четырёхзначному, чем к двухзначному.

Ого, так много? Райан потерял счёт после первого века.

— Трёхзначный? — нахмурилась Ки Чон. — Такого быть не может.

— Он выглядит немного молодо для старикашки, — ответила Ланка, пожав плечами. — Вы уверены, босс? Не то чтобы я сомневалась в вас, но…

— Но сомневаешься, — перебила её Плутон острым, как лезвие, голосом. Она не стала повышать тон, но все её критики замолчали. — Моя сила никогда не ошибается. Итак, Квиксейв, потрудишься мне это объяснить?

По тому, как она выразилась, Райан знал, что, в зависимости от ответа, Плутон либо пощадит его, либо убьёт.

Выбора нет.

— Я знал, что этот день настанет.

Все уставились на курьера, который изо всех сил отыгрывал «признательные показания».

— Хорошо, я признаюсь, — курьер испустил долгий-долгий вздох. — Я врал. Я врал вам. Всем вам. О моей силе.

— Я это подозревала, — сказала Вулкан, слушая с восторженным вниманием. — Я не могу представить, как можно остановить время и при этом что-то делать. Ведь ты должен появляться в лишённом света мире, где каждый предмет — смертельный снаряд.

— Итак, ты солгал о природе своей способности, чтобы иметь туз в рукаве? — спросила Плутон, играя своей канцерогенной штукой. — Разумный поступок, особенно с незнакомцами. Аплодирую твоей осторожности.

— Похоже, ты не такой тупой, каким выглядишь, — поддразнила его Ланка, и Джейми пихнул её локтем.

— Как она на самом деле работает? — спросила Плутон.

— Когда я останавливаю время, я фактически прыгаю в другую параллельную вселенную, обычно чтобы избежать смерти, — солгал Райан сквозь зубы. — В альтернативный мир, очень близкий к моему. Я «пересекаюсь» с «собой» из того мира, и мы становимся одним целым.

Райан ожидал отрицания, но, к его большому удивлению, ничего подобного не произошло.

— Это потрясающе, — чуть не упала в обморок Грета. — Значит ли это, что ты можешь стать женщиной? Типа слиться со своей альтернативной версией, которая будет девушкой? Как это сработает?

— Однажды я три месяца был китайцем, — врал Райан, и чем больше, тем лучше. — И я становился американцем, дважды!

— Погоди, вот как ты мухлевал в карты! — Ланка сразу сосредоточилась на самом важном. — Ты засранец, ты прыгал в другие вселенные всякий раз, когда у тебя была плохая рука!

— Ха, это интересно, — сказал Джейми, скрещивая руки на груди. — Это представляет некоторые твои комментарии в казино в новом свете.

— Это также объясняет Хронорадио, — добавила Ки Чон.

— Хронорадио? — нахмурилась Вулкан. — Радио, которое слушает сквозь время?

— Множественное прошлое, — поправил Райан.

— Не может быть более одного прошлого, — проворчала Ланка.

— Радио, которое может подключаться к альтернативным временным линиям? — Чем больше она слышала об этой технике, тем больше Вулкан ей увлекалась. — Как оно работает?

— Это действительно сложно, но…

— Я Гений, — прервала она Райана. — Как оно работает?

— Эффект наблюдателя, мой самодовольный друг, — ответил Райан, пожав плечами, не желая вдаваться в подробности. — Наблюдаемое состояние меняется в зависимости от метода наблюдения.

— Это работает с событиями прошлого? — Глаза Вулкан расширились, пока она изо всех сил пыталась понять лежащую в основе теорию.

Между тем лицо Плутон было нечитаемым. Наконец, она произнесла одно слово:

— Хорошо.

— Ого, вы, ребята, восприняли это намного лучше, чем я думал, — признался Райан. — Люди обычно думают, что я вру с три короба.

— Моя племянница Минерва может взаимодействовать с параллельными вселенными, хотя она Синий. Интересно, как бы взаимодействовали ваши способности. Это может быть интересно… — Младший босс осмотрела курьера совершенно по-новому, пытаясь всё осмыслить. — Значит, я чувствую ненормальное количество лет потому, что ты сливаешься со своими копиями, и твой метафизический вес накапливается?

— Может быть, вы отметили его альтернативную версию, — сказала Воробей. — И ваша сила следовала за ним во время его прыжков?

— Возможно, — признала она. — Хотя тот факт, что я его вообще отметила, — тревожный знак.

— Ты отмечаешь каждого встреченного Генома, — дерзко заметила Вулкан. — Честно говоря, это довольно вульгарно.

Плутон проигнорировала выпад и внимательно посмотрела на Райана, который улыбнулся ей в ответ.

— Обыщите его машину на предмет устройств, — приказала она своим приспешникам, — я ещё не до конца уверена.

Воробей исследовала Плимут Фьюри так же тщательно, как и тело Райана, ища под сиденьями, в багажнике и потайных отсеках. У неё явно был опыт в таком. Тем временем Вулкан изучала Хронорадио, проверив несколько каналов.

Когда Воробей открыла капот машины и заглянула внутрь, на её скучающем лице показалось замешательство, а затем изумление.

— Боже мой…

— Что там… — Ки Чон заглянула внутрь, а затем закричала от ужаса. Крыса на её плече так испугалась, что свалилась на землю. Джейми немедленно бросился к своей девушке, взял её руки в свои и хмуро посмотрел под капот машины.

Конечно, все собрались, чтобы заглянуть внутрь, к большому замешательству Райана. Откуда такая реакция? Даже невозмутимая Плутон вскинула бровь, а Ланка потеряла дар речи.

— Что за херня…

— Райан. — Джейми посмотрел на курьера, как на сумасшедшего. — Почему у тебя в машине мозг?

Райан заглянул под капот машины и понял, почему они так реагировали.

Под двигателями рядом с тепловым насосом был потайной люк, который открыла Воробей; там в банке с зелёной жидкостью плавал удлинённый мозг, позвоночник которого присоединён к кабелям.

— О боже, — сказал Райан, почёсывая голову. — Я о нём совершенно забыл.

— Я спрошу ещё раз, — голос Джейми стал смертельно холодным, а Ки Чон спряталась за своим парнем. — Что у тебя в хранилище делает мозг?

— Он не в хранилище, он подключён к машине. Ну, то есть, как, по-вашему, работает беспилотное вождение? А Хронорадио? Вы думали, что на «магии» или «искусственном интеллекте»?

Ну серьёзно, Джейми не волновало, что Райана таскал с собой атомную бомбу, но машина, управляемая мозгами, пересекала черту? Где вообще логика?

— Это так запутано, — пробормотала Ланка. — Ты похитил совершенно незнакомого человека и вытащил из него мозг, потому что не мог получить водительские права?

— О, я понял, куда вы клоните. — Райан вскинул руки. — Вы думаете, что я похищал бездомных с улиц с помощью жуткого горбатого помощника? И что его звали Игорь[3]?

Что до Плутон и Вулкан, то они выглядели скорее заинтригованными, чем обеспокоенными возможностью. И очарованная Грета продолжала улыбаться. Это должно было выглядеть мило, но теперь это казалось откровенно тревожным.

— Это не человеческий мозг, — отметила Вулкан. — Не той формы. Похоже на мозг ската манты, но… нет, я не узнаю. Некоторые части явно искусственные.

— Он домашнего производства, — ответил Райан. — Полностью синтетический.

— Объяснись, — сказала Плутон. — Живо.

— В прошлом я выполнял кое-какую работу для Гениев, и обычно они расплачивались техникой, а не деньгами. Вроде моей бомбы. — После этих слов на него уставились несколько сердитых взглядов, за исключением Вулкан, которая всё больше и больше интересовалась. Курьер продолжил: — Хронорадио не работало из-за недостатка вычислительной мощности, и я хотел, чтобы моя машина ехала сама по себе. Клиент предложил решить обе проблемы разом.

— Засунув в твою машину мозг? — невозмутимо спросила Ланка.

— Одна из его специализаций — компьютеры на мозгах, — ответил Райан. — У него были сотни мозгов в банках. Он выращивал их как травку.

— Так он не разумен? — спросила Ки Чон, с тревожным лицом глядя на мозг. — Это просто компьютер?

— Конечно же неразумен. Ты думаешь, я бы сделал половину того, что делаю со своей машиной, если бы внутри был настоящий человек? Ты меня дикарём считаешь?

На это никто не ответил. Джейми скрестил руки.

— Я не знаю, как к этому относиться.

— Я тоже, — призналась его девушка.

Плутон, которая до сих пор оставался совершенно невозмутимой, бросил окурок на лужайку и взглянула на Вулкан.

— Что думаешь?

— Над его машиной точно работало несколько Гениев, и я, вроде бы, вижу миниатюрный ускоритель частиц, подключённый к мозгу, — ответила конструктор оружия, прежде чем закрыть капот машины. — У меня уйдёт несколько дней, чтобы всё просмотреть, но я сомневаюсь, что какое-либо из его устройств можно использовать для манипуляции с памятью.

— Понятно, — сказала Плутон и обратилась к Райану, — Квиксейв.

— Даааа?

— Ты на испытательном сроке. Я не до конца убеждена, но поверю тебе на слово. Не заставляй меня возвращаться. — Затем она взглянула на Вулкан. — Жасмин, он твой, делай, что хочешь. Если он облажается, спрос будет с тебя.

Стоящий позади Джейми выглядел слегка разочарованным, возможно, надеясь, что она назначит Райана в подразделение его собственного начальника. Но он знал, что лучше не говорить об этом смертоносной женщине.

Не говоря ни слова и не попрощавшись, Плутон решила, что вопрос решён, и двинулась к своей машине.

— До скорой встречи! — Грета помахала всем, и они с Воробьём пошли к Ламборджини.

Кризис предотвращён!

Сразу после их отъезда Вулкан попыталась купить Райана.

— Хорошо, три тысячи, — ни с того ни с сего заявила она, не в силах противостоять новообретённым чувствам к курьеру. — За работу моим лаборантом и за разрешение изучить твоего кролика.

— Требует ли игрушка большего внимания, чем управляемая мозгом машина? — прошептала Ки Чон Джейми, который пожал плечами. Он давно перестал пытаться разобраться в ситуации.

— Три штуки в месяц? — Райан самодовольно улыбнулся этому милому предложению. — Ну что же ты так дёшево…

— В день, — поправила Вулкан. — Половина наличкой, половина переводом.

Райан только приподнял бровь; Ланка чуть не умерла от инсульта на месте.

— В день? Ему? Он мухлюет в карты!

— Я сделаю тебе собственную броню или что угодно другое, что ты захочешь, — продолжила Вулкан, полностью игнорируя миньона. — Наркотики, столько шлюх, что у тебя яйца отвалятся, собственная лаборатория? И конечно… твоя девушка.

— Ты смазываешь петли, дверь открывается, — ответил Райан. — Сначала мой основной квест, потом подумаем над побочными квестами.

— Хорошо, честно, — ответила Вулкан, уходя к своей броне. — Мы отправляемся.

— На Лунууууууууу[4]?

— К твоей подруге, — ответила Вулкан тоном, как будто он сказал что-то глупое. — В кабине моего костюма есть второе место, так что залезай.

Ну наконец-то.

Он наконец-то увидится с Лен.

[1] С французского — «закуски»

[2] С французского — «основное блюдо»

[3] Стереотипный персонаж, впервые появившийся под именем «Фриц» в фильме «Франкенштейн» 1931 года. Он представляет собой маленького уродливого слугу на побегушках у злодея (чаще всего безумного учёного, вампира или кого-то вроде этого).

[4] Отсылка к другому произведению автора, «Дракон Вайнкер» («Vainqueur the Dragon»)

Глава 23 — Воссоединение

Когда Вулкан сказала про второе место в кабине, Райан подумал, что сзади для него будет собственное детское кресло. Но, как оказалось, Гений больше любила мотоциклы, нежели автомобили.

— Люди болтать будут, — сказал Райан, держась за талию Вулкан и прижавшись грудью к её спине, когда меха ускорился. Эта сумасшедшая женщина сконструировала кабину наподобие мотоцикла, с экранами и компьютерными интерфейсами спереди. На многоместном сиденье внутри могли разместиться два человека, но Райану из-за нехватки места пришлось прислониться к пилоту.

Если бы их могли видеть посторонние, они бы, вероятно, сочли их нынешнюю позу подозрительной[1].

— Пускай, — ответила Вулкан. Из-за давления океана меха перешёл в какой-то альтернативный режим, чтобы защитить более слабые части, сжать стыки, экранировать камеры и использовать для навигации только гидролокаторы и термодатчики. Снаружи броня должна была выглядеть как громоздкий кусок металла. — Плевать я хотела.

— Интересный выбор дизайна, кстати — сказал Райан, услышав слабый шум термоядерной реакции, питающей броню. — Это личное предпочтение или…

— Элитные солдаты Dynamis обучены атаковать центр массы, — перебила его Вулкан. Райан заметил, что она очень любила кичиться своими знаниями всякий раз, когда представлялся случай. — Поскольку кабины в большинстве доспехов находятся именно там, это значит, что в бою враги обычно стреляют прямиком в жизненно важные органы. Раньше я с избытком компенсировала это более толстым экраном, но польза от него довольно ограниченная, когда сражаешься с тем, кто может лёжа жать танки.

— А, я понял, — сказал Райан, в это же время почувствовав, как меха замедлился. — В твоей конструкции кабина фактически расположена между плечами, то есть вдали от зоны, по которой стреляет большинство солдат. Это увеличивает шансы на успешное катапультирование в крайнем случае, но тебе также пришлось уменьшить кабину, чтобы структура не стала громоздкой.

— Я использую нейроинтерфейс для управления большинством систем, — ответила она, на короткое время запустив руку в волосы; Райан заметил какой-то чёрный черепной имплант, спрятанный под пучком волос. — Благодаря этому внутри кабины остаются нужны только аварийные системы.

О, так это объясняет, как она могла издалека управлять своим костюмом. Райан подумал, какая у него дальность действия.

— Полагаю, неудобная физическая близость — справедливая плата за такое.

— Если будешь меня лапать, я тебя кастрирую, — предупредила она. — Я уже спиной чувствую твой член. Ну и дела, когда ты сказал, что лёгок на подъём, ты не шутил.

— Ты не захочешь, чтобы я сейчас повысил уровень сложности до тяжёлого.

Вулкан усмехнулась над грязной игрой слов[2]. Райан не мог в это поверить, но жестокий Гений была довольно милой, когда никто не угрожал её хрупкому эго.

— Ты пиздец какой бесстыжий, — сказала она. — А я думала, что ты любишь эту девушку.

— Когда-то любил, да, — признался Райан. — Но это было очень-очень давно.

Его преданность Лен ни разу не дрогнула за все эти годы, но Райан больше не желал её в романтическом плане; в прошлом у него были романтические отношения, и все стёрты временем. Сейчас курьер мог довольствоваться другом, даже знакомым, который мог бы узнать его. Человеком, с которым у него была бы связь, которая переживёт его бесконечные путешествия во времени, какой бы хрупкой она ни была.

Всё, чего хотел Райан, — это человека, который мог бы облегчить его одиночество. Ни больше ни меньше.

Курьер вздохнул. Погружение на километры ниже уровня моря вызвало у него тоску.

— Мы уже на месте?

— Ты каждую минуту будешь меня спрашивать?

— Да, пока мы не будем на месте.

— Спросишь ещё раз — и можешь распрощаться с целостью своей задницы.

— Ты заигрываешь со мной?

Гений проигнорировала его, меха задрожал. Райан предположил, что они где-то приземлились.

— Мы уже, — начал он, и Вулкан взглянула на него через плечо, — друзья?

— Ты смерти что ли ищешь, — сказала Гений, верх кабины пришёл в движение. — И вообще-то… мы на месте.

Наконец-то.

Над курьером открылся люк, рядом с мини-лестницей. Через него Райан видел красную лампу, закреплённую под ржавым потолком, но ничего больше.

— Я буду ждать здесь, поработаю над другими делами, — сказала Вулкан, когда Райан начал вылезать из кабины. — Поскольку вам, ребята, нужно побыть одним. Только не задерживайся, иначе я уйду без тебя.

— Ты оставишь крупную инвестицию торчать в нескольких километрах под водой? — спросил Райан, прежде чем кивнуть Гению. — Спасибо.

— Ты сделал свою работу, я сделала свою. Я не кидала, Райан.

— Что ж, я ценю женщин, держащих своё слово. — Райану стало немного грустно, поскольку он мог пропустить все эти квесты, в зависимости от того, как всё сейчас обернётся. Он должен найти способ уравновесить весы.

Курьер, выбравшись из меха, встал на вершине брони.

Помещение выглядело как воздушный шлюз, достаточно большой, чтобы вместить в себя что-то размером с броню Вулкан; Райана окружали стальные стены, настолько толстые, что могли выдержать подводное давление. Машина Вулкан стояла в луже воды, позади неё были огромные закрытые вороты, а спереди — маленькая, человеческого размера дверь. В тусклом малиновом свете лампы Райан не заметил ни одной камеры.

— Коротышка? — спросил он, прежде чем спрыгнуть с меха в лужу. Не получив ответа, он двинулся к двери поменьше. Едва он подошёл к ней, как за ней послышался звук. Ворота открылись сами по себе, подгоняемые автоматическим механизмом.

Райан осторожно вышел из подводного шлюза и вошёл в квартиру.

Ну, это было похоже на квартиру, хотя и скудно обставленную. Она была площадью около пятидесяти квадратных метров, включая главную комнату отдыха, небольшую кухню и двери, ведущие в то, что Райан принял за спальню и ванную комнату. Стены были выкрашены в синий и красный, её любимые цвета.

Всё это место пахло её присутствием.

— Где этот ямайский краб с его песней, когда он так нужен?[3]

Это место, на его вкус, было слишком тихим. Тем не менее, он не увидел поблизости ни одной стереосистемы.

Курьер направился на кухню и заметил холодильник. Внутри него Райан обнаружил ассортимент вкусных блюд прямо из моря: крабы, рыбы, водоросли… похоже, труба доставляла еду из другой части комплекса. Затем курьер проверил раковину; она работала отлично, но в последнее время ей явно пользовались нечасто.

— Коротышка, ты где? — Райан направился в главную комнату отдыха, в которой стояли диван и пластиковый стол. Диван был обращён не к телевизору, а к огромному иллюминатору, через который сидящие могли смотреть на внешний мир; а именно на подводную бездну, тёмную, как самая чёрная ночь. Странная рыба смотрела с той стороны усиленного стекла, возможно, из любопытства или же привлечённая теплом странного дома.

Курьер заметил на столе стопку книг, в том числе «Vingt Mille Lieues sous les mers» — ту самую книгу, которую Лен нашла в Венеции столько лет назад, — наряду с написанным Карлом Марксом «Капиталом» и «Философии права» Гегеля.

Некоторые вещи никогда не менялись.

Однако, к его тревоге, курьер рядом с этой мини-библиотекой обнаружил большое количество лекарств. Райан быстро изучил их и опознал в них антидепрессанты и транквилизаторы производства Dynamis. Причём сильнодействующие.

Райан не знал подробностей самолечения Лен, но оно явно было опасным.

Когда курьер подошёл к иллюминатору и выглянул в него, он заметил в темноте другие источники света. Изучив их побольше, он определил, что они исходили из других иллюминаторов в сферических строениях, яйцах в гнезде на самом дне пропасти. Сложный набор коридоров соединял строения вместе, образуя огромную общину.

Это Лен построила? Не за шесть месяцев, это точно, даже с помощью и деньгами Вулкан. Ей нужно было потратить минимум год на строительство этого места, отправляясь в Новый Рим, когда ей требовались особые технологии, которые она не могла изготовить сама. Если каждое жилище представляло собой самодостаточную квартиру, то места хватало для размещения сотен людей.

Глупышка Лен, она строила свою подводную хрущёвку!

Но всё же этому месту не хватало души.

Здесь не было ни индивидуальности, ни тепла. Все помещения были строго утилитарными и предназначались для удовлетворения основных потребностей человека, без какого-либо эстетизма. Райан, помимо книг, не заметил никаких развлечений или даже фотографий. Это место представляло собой ярко окрашенную подводную гробницу, не более того.

Он услышал, как позади него открылась ещё одна дверь, возможно, из спальни.

Она не издавала ни звука, но он чувствовал её взгляд на своей спине. Она не осмеливалась ничего сказать, поэтому Райан сделал первый шаг.

— Привет, Коротышка, — сказал курьер, оглядываясь через плечо. — Очень давно не виделись.

Это была она.

Она была… она была так знакома, и в то же время так непохожа. Но это была она, несомненно, она. На ней был коричневый водолазный костюм, но не та огромная броня из последнего цикла, и у неё было что-то типа водяного ружья.

За те четыре года, что они не виделись, у Лен произошёл скачок роста, но она оставалась достаточно низкой, чтобы он мог дразнить её. Её подростковая миловидность расцвела в настоящую красоту, пусть и несколько потускневшую из-за истощения и бледного цвета кожи. Она определённо выходила отсюда недостаточно часто.

Им обоим нужно взять отпуск.

— Рири, — улыбнулась Лен, но в улыбке было больше грусти, чем радости. Её голос был музыкой для ушей Райана, но в то же время он казался таким слабым и тревожным.

Он так давно не слышал это прозвище, что почти забыл о нём. Это пробудило старые эмоции, которые он давно похоронил за десятилетия циклов. Счастье, а также грусть; она выглядела так ужасно, её глаза потемнели от усталости и антидепрессантов, и Райан почувствовал себя виноватым за то, что не нашёл её раньше. Его работой было сделать её счастливой, а она явно не была счастлива.

Райан полностью повернулся, чтобы обнять своего старого друга, но она отступила на шаг, когда увидела, что он сдвинулся с места. Он в замешательстве застыл, между ними, как непреодолимая преграда, стоял диван.

— Не… не подходи ближе, — взмолилась Лен, положив руку на своё водяное ружьё. Она не наставила его на него, но и не отложила. — Пожалуйста.

— Коротышка, что не так? — спросил Райан. Не на такой приём он надеялся, не говоря уже о том, чтобы ожидать. — Это я. Я искал тебя повсюду.

— Я знаю, — ответила она. — Знаю.

Райан напрягся при этих словах.

— Как долго?

Его лучшая подруга отвернулась и наконец призналась:

— Два года.

Райан застыл, его мир рухнул.

Он всегда отказывался принять эту мысль, даже если… даже если в глубине души знал, что это единственное логическое объяснение. Райан устраивал шумиху по всей Италии, думая, что если Лен жива, то она свяжется с ним. Если же нет, то, он считал, это значит, что она мертва, схвачена или находится в ужасном положении.

Райан никогда не хотел соглашаться с наиболее вероятным сценарием.

А именно, что она намеренно избегала его.

— Почему? — спросил Райан, чувствуя себя так, словно ему прострелили живот. — Почему? Почему ты избегала меня?

Она ответила не сразу, не своим голосом; её тело говорило за неё. Дрожащие руки, тревога в присутствии Райана…

— Ты… — Курьер не мог в это поверить. — Ты боишься меня?

— Нет, — сказала она. — Это просто… твоё присутствие.

— У тебя посттравматический стресс, — узнал симптомы Райан, взглянув на стопку лекарств. Внезапно всё стало обретать смысл. — Я напоминаю тебе о плохих днях. Я напоминаю тебе о Кровотоке. Я… я — открытая рана.

— Рири, твоя сила, — Лен покачала головой, — она ​​что-то сделала с твоим разумом. Я вижу это. Ты не… ты нестабилен. Твоё поведение… люди в здравом уме так себя не ведут.

— Лен, я не сумасшедший, — возразил Райан. — Я просто понял шутку.

— Ничего ты не понял, — обвинила она курьера. — Никогда не понимал.

— Я…

— Ты убил его.

Слова эхом разнеслись по подводной обители, воцарилась неловкая тишина.

— Ты привёл к нам Карнавал, — обвинила его Лен. — На курок нажимал не ты, но ты принёс пистолет.

— Да, привёл, — признал Райан. У него была целая вечность, чтобы обдумать свой выбор. — И это нужно было сделать. Я сожалею только о том, что это разлучило нас на долгие годы.

Снова тишина. Лен никогда не умела выражать свои чувства, но все эти годы только ухудшили её социальные навыки. Он задался вопросом, есть ли у неё люди, с которыми она может поговорить.

— Лен, — сказал курьер. — Твоему отцу никогда не стало бы лучше, и однажды бы он убил тебя. Он почти сделал это. Я потратил годы на изучение природы Геномов, пытаясь найти решение проблемы Психов; проверял, мог ли я сделать всё правильным образом. Но лекарства нет. По крайней мере, ничего, что я мог бы создать с помощью подручных средств.

Даже Райан, несмотря на всю свою власть над временем и причинностью, не осмелился принять второй Эликсир, ибо силы работали на гораздо более высоком уровне, чем простая манипуляция генами. Другой Эликсир вызовет мутацию его изначальной силы, возможно, создаст ещё одну точку сохранения или навсегда оставит его безумным. Если Райан когда-нибудь станет Психом, подобным Кровотоку… его с его точкой сохранения никто не сможет остановить. Это будет нескончаемый кошмар для него самого и бесчисленного множества других.

— Я знаю, — признала Лен. — Я знаю. Но он был моим папой. Ты не имел права делать этот выбор.

Райан, убрав руки за спину, мгновение изучал её. Затем он снял шляпу и маску, чтобы она могла видеть его настоящее лицо. Грызущее несчастье под улыбкой.

— Прости меня, — сказал Райан серьёзно. — Я сожалею, что причинил тебе боль.

Лен посмотрела ему в глаза, а затем отвела взгляд, не в силах выдержать его взор.

Это ранило сильнее, чем ножи Кислотного дождя.

Он наблюдал окончание своего основного квеста, и его конец не был счастливым.

— Зачем ты построила это место? — спросил Райан, оглядывая жилище. Возможно, он что-то упустил, какую-то деталь, которая могла позволить ему спасти их дружбу.

— Для себя, — сказала она. — Потом для других.

— Сирот наверху, — предположил Райан. — Вот для чего это место.

— Да, — сказала она, глядя через иллюминатор на далёкие огни. — Я хочу привести их сюда, когда всё будет готово. Дать им место, которое они смогут назвать своим, позволить им начать всё заново. Сделать всё правильно.

— Лен, ты не можешь сбежать от мира, даже если он суров и абсурден, — сказал Райан. — Иначе ты потеряешь часть себя. Посмотри на себя, ты… ты несчастна, Лен. Ты не счастлива, живя таким образом.

— Рири, наверху нет ничего ни для них, ни для меня, — возразила Лен. — Там одно насилие, Психи и могущественные ублюдки, попирающие ногами маленького человека. Я думала, что бомбы начнут всё с чистого листа, но прошло уже более десяти лет… и всё почти так же, как и было.

— Если таким ты ощущаешь этот мир, давай сделаем его лучше. Я могу помочь. У меня есть всё время во вселенной, чтобы исправить его. Я могу всё исправить.

— Я уже… уже исправляю. Я строю новое, лучшее место. Место, где все равны.

— Нет, ты убегаешь от своих проблем, как это делал я, — возразил Райан. — Лекарства притупляют боль, но не избавляют от неё. Сколько бы раз ты ни повторяла один и тот же процесс, результат не изменится. И это место тебе не поможет. Оно затонуло. Ты буквально тонешь, Лен.

Он протянул руку.

— Позволь мне помочь, — просил, умолял её курьер. — Когда-то ты хотела исследовать мир. Мы можем это сделать. Можем путешествовать вместе и заглянуть за горизонт. Ещё так много предстоит совершить, так много предстоит узнать. Я видел такое, что ты даже представить не сможешь. Я могу показать тебе это. Мы можем начать всё сначала.

Лен смотрела на его пальцы несколько мучительно долгих секунд, и, казалось, ей хочется взять его за руку. Если бы только она это сделала… тогда бы их дни одиночества наконец закончились.

Но она не взяла её, сдерживаемая собственными страхами.

Раздавленный этим зрелищем, Райан понял, что ничего бы не получилось. Она была ранена, ей было слишком больно, чтобы рискнуть. Их дружба была старой раной, которая, как она боялась, может снова загноиться и погрузить её глубже в море.

Он…

Он только усугублял ситуацию.

— Мир абсурден, — заявил Райан. — Но не безнадёжен.

Она недоумённо посмотрела на него.

— Я сталкивался с одной и той же ситуацией на протяжении десяти тысяч итераций и каждый раз делал разный выбор, — объяснил он. — Если бы всё было безнадёжно, то ничего не должно было измениться. Один человек ни на что не может повлиять, верно? Для тебя это фатализм. Так вот, фаталисты — трусливые нытики. Каждый мой выбор приводил к разному результату. Порой изменения были едва заметны, порой менялось вообще всё. Иногда я убивал людей, но в другой раз — спасал их.

— Куда… я не понимаю, куда ты клонишь?

— В конце концов, мои решения приводили к изменениям, — продолжил Райан, — даже если я был единственным, кто видел это. Неважно, большое это изменение или маленькое. Изменение есть. Да, плохие вещи часто случаются без причины… а иногда и хорошие вещи тоже. Пусть гарантий нет, справедливость достижима. Никто ничего не контролирует, но это не значит, что твои действия не оказывают никакого влияния. Так что, Лен, пожалуйста, никогда не говори, что всё безнадёжно. Если путешествие во времени чему-то меня научило, так это тому, что всё может измениться, и идеальный финал всегда в пределах досягаемости.

— Путешествие… путешествие во времени?

Вместо того, чтобы обременять её своими проблемами, Райан снова надел маску и шляпу и направился к выходу. Она не пыталась его остановить. Пусть она, похоже, и колебалась.

— Как бы плохо ни было, Лен, я не откажусь от поиска счастья, — сказал он, глядя через плечо на своего старого друга. — Я надеюсь, что ты тоже.

Райан ушёл, его бесшумные шаги эхом отдавались под водой.

[1] Возможно, это отсылка к аниме «Darling in the Franxx», где у мех было похожее строение кабин пилотов.

[2] Игра слов, собственно, профукана. Hard — это тяжёлый/сложный уровень сложности в играх, но также и «стояк». Таким образом, Райан намекает, что у него встал не полностью.

[3] Речь про Себастьяна, краба из диснеевской «Русалочки». Он пел песню «А под водой», в честь которой могла быть названа 20 глава

Глава 24 — Переход

Это был яркий новый день в Новом Риме.

Солнце всходило. Пули летали. Крысы пели.

Стоя на балконе квартиры Джейми в повседневной одежде с кофейной кружкой в ​​правой руке, Райан взглянул на поселившихся здесь грызунов. Крысы Ки Чон делали что-то вроде упражнений на растяжку, демонстрируя невероятный уровень гибкости. Для огромных грызунов-мутантов они были довольно милыми.

Но Райан всем своим сердцем был кошатником, а ещё он был в отвратительном настроении.

Он схватил свой мобильный телефон левой рукой и включил заранее записанную музыку, которую приготовил специально для такого случая. Ужасный шум кошачьего мяуканья эхом разнёсся по квартире, напугав крыс до панического состояния. Они тут же разбежались, спрятавшись под диваном.

— Райан! — крикнула Ки Чон из кухни, занятая приготовлением завтрака. — Прекрати!

— Что? — невинно спросил он. Крысы посмотрели на Райана, раскусив его трюк. — Кошачью музыку слушать не запрещено!

— А мне не запрещено сбрасывать тебя с балкона!

— Что за шум с утра пораньше? — Из спальни вышел Джейми, одетый только в рубашку и боксеры. Без доспехов он напомнил Райану медведя гризли, выходящего из пещеры. Первым делом бандит поцеловал свою девушку, а затем присоединился к курьеру на балконе с собственной чашкой кофе.

— Ничего, — ответил Райан, пряча сотовый телефон. Крысы Ки Чон вышли из своих укрытий и собрались за его спиной, уставившись на него. Обычный человек, увидь он в таком положении дюжины крыс, могло и испугаться, но курьер лишь мяукнул на них.

— Ты невозможен, — ответил Джейми, стараясь проморгаться, чтобы прогнать сон из глаз. Крыса прыгнула на перила балкона, Геном почесал её между ушами. — Как ты себя чувствуешь?

— Причудливо превосходно.

— Райан, — Джейми посмотрел ему в глаза, — как ты на самом деле себя чувствуешь?

Неужели он так плохо это скрывал? Райан посмотрел на далёкое, согревающее солнце.

— Ничего я не чувствую.

— Ничего, как…

— Совсем ничего, — вздохнул Райан. — Я чувствую себя опустошённым.

Если точнее, он чувствовал себя человеком, чей квест продолжительностью в годы закончился просто катастрофически. Райан ожидал счастливого воссоединения, после которого всё станет замечательно, а он нашёл только больше слёз и печали. Пустота была его естественным состоянием в течение многих лет, пока знание о том, что Лен выжила, не дало ему нового направления. Его бесконечное существование наконец имело цель.

Вот только Лен не хотела, чтобы Райан был в её жизни. Чёрт, она была ещё большей развалиной, чем он.

— Но я уже привык, — оптимистично ответил курьер. — Мне всего лишь надо найти что-то, что заполнит эту пустоту!

Даже эта выходка 3с крысами был попыткой отвлечься от мыслей о Лен. В плохом настроении он находил хаос и эксцентричные шутки желанным отвлечением. Неразбериха наполняла его энергией, а самоанализ заставлял чувствовать себя выдохшимся и встревоженным.

Джейми покачал головой и тоже взглянул на солнечный свет.

— Сочувствую.

— По поводу чего?

— По поводу твоей девушки. Сочувствую, что она разбила тебе сердце.

— Меня не бросили, — возразил Райан, поскольку его ситуацию определённо не так поняли.

— Я знаю, что отказ болезнен, — утешал его Занбато, закапывая себя всё глубже. — И это нормально. С кем не бывает. Она оказалась неподходящим для тебя человеком; а может, неподходящим оказался момент. Ты ещё молод, найдёшь кого-нибудь другого.

Что касается пустых банальностей, Джейми удавалось заставить их звучать вдохновенно. Может быть, потому, что он искренне пытался его подбодрить.

— Худшее во всём этом то, — сказал Райан, выпуская своё разочарование, — что ей больно, и я пока не знаю, как помочь.

Его слова, похоже, нашли отклик у Джейми, который открыл рот, но ничего не сказал, видимо, подбирая слова. Он взглянул на крыс и отогнал их прочь. Грызуны мстительно визгнули на Райана и направились на кухню.

— Знаешь, однажды мы с бывшим другом обнаружили одного человека с передозировкой. Бездомную девушку. — Джейми заговорил, как только крысы больше не могли его услышать, его голос прерывался. — Она бы умерла, если бы нас там не было.

Райан почувствовал чистую эмоцию, переполняющую голос Джейми, и ничего не сказал. Она явно шла от сердца.

— Даже когда её выписали из больницы, я считал, что несу за неё ответственность. Я пытался помочь ей привести себя в порядок. Это было тяжко. Очень тяжко. Потребовались месяцы, чтобы справиться с рецидивами, вредными привычками и помочь ей найти работу… многие мои друзья не понимали. Они думали, что я просто зря трачу время. Что она безнадёжна. Но… но это было не так. Это сработало. Было тяжело, но она поправилась.

Райан взглянул на кухню и тень Ки Чон.

— Людям нужно время, чтобы залечить раны, — сказал Джейми. — И судя по тому, что я слышал, у этой девушки довольно глубокие шрамы. Не сдавайся и старайся изо всех сил, но и не изводи себя из-за этого.

Райан кивнул, но не ответил.

— Я поговорил с остальными, — сказал Джейми, проглотив кофе, не смакуя его, как это делал Райан, — и в следующий четверг мы организуем вечеринку в доме. Чтобы поприветствовать тебя в Новом Риме.

— Как у Хью Хефнера[1] или дружеская в честь новоселья?

— Только с Геномами, большинство из которых свободны.

— Значит, как у Хью Хефнера. Подожди, ты собрался торговать моим телом? Я должен расплачиваться за аренду своей плотью и кровью?

— Забудь об аренде. Однако всё, что будет происходить во время вечеринки, останется на вечеринке. Ты можешь увидеть… странные вещи. — Чем больше говорил Джейми, тем больше смущался. — То, что шокировало бы большинство людей. Я думаю, ты человек довольно широких взглядов, но… я не уверен, что настолько.

Поскольку Геномы были естественным образом невосприимчивы к большинству болезней, включая ЗППП, и имели высокий порог устойчивости к наркотикам, Райан имел довольно хорошее представление о том, что может происходить на таких вечеринках.

— О, знаешь, говорю без всякого высокомерия, — улыбнулся курьер, — но я повидал всё.

— Ладно, хорошо. Никакого «блаженства» и кошек, а на следующее утро поможешь убраться, — твёрдо добавил Джейми. — Кроме того, что бы ни случилось, не трахай Вамп. Можешь подцепить кого угодно, кого угодно, кроме неё.

— Запретный романтический рут? Как я могу устоять?

— Напоминая себе, что она — чёртов суккуб, который высосет тебя до смерти, если попадёшь в её руки, — сказал Джейми с намёком на неприязнь. — У неё мерзкий оттенок Зелёного.

— Зачем вообще её приглашать, если она тебе не нравится?

— Она — часть ударного отряда, и она принимает на свой счёт, когда её не приглашают на групповые мероприятия. Поверь, так будет меньше драмы.

— И Ливия! — крикнула Ки Чон из квартиры. — Не забудь рассказать о Ливии!

— И Ливия тоже, спасибо, дорогая! — крикнул в ответ Джейми, прежде чем снова обратиться к Райану. — Она находится под запретом по причине, которую я пока не могу раскрыть, но поверь мне. Попытаешься подкатить к ней, и ты умрёшь.

Джейми ничего не знал об обратной психологии, да?

Нет, курьер был не в настроении.

— Думаю, я откажусь от попытки сватовства, — сказал Райан, уставший от романтики. — Я уже достаточно нагулялся.

— Правда? — Джейми не скрывал своего удивления. — Я не думал, что ты тусовщик. По крайней мере, не такого рода.

— В какой-то момент жизни моим девизом было «пробуй всех, пока не найдёшь идеальную», — объяснил Райан. — Но потом это стало приевшимся и поверхностным. Стало повторяться одно и то же, снова и снова.

— Я… думаю, я понимаю, что ты имеешь в виду.

— Кроме того, почему ты призываешь меня бороться за настоящую любовь, а затем пытаешься свести меня с кем-то другим?

— Я сказал не прекращать попыток помочь своей подруге с её проблемами, но если она в тебе не заинтересована, пойми намёк и поищи компанию в другом месте. — Джейми положил руку на плечо Райану, жест был переполнен отцовской энергией. — Я знаю, что это прыжок веры, но я уверен, что на той вечеринке ты найдёшь того, кто сможет сделать тебя счастливым. Это всё, что я тебе желаю.

Райан повернулся к квартире.

— Ки Чон!

— Да?!

— Если ты не выйдешь замуж за этого человека, я сделаю это сам!

— Я не делюсь! — ответила она невозмутимым тоном.

— Говорил же, что у вас одинаковое чувство юмора, — сказал Джейми. Оба Генома, вернувшись на кухню, поставили пустые чашки в раковину.

К тому времени Ки Чон приготовила большой завтрак для себя и своего мужчины. Однако она также передала Райану ланч-бокс.

— Вот, — сказала она. — На обед. Это пибимпап, надеюсь, ты любишь рис и овощи.

— Всё в порядке, я собирался взять бутер…

— Бери, — настаивала она, почти сунув ланч-бокс в руки Райана. — Зная Вулкан, она не выпустит тебя из своей мастерской, пока ты сознание не потеряешь.

Чёрт возьми, эти ребята были такими хорошими, что это почти угнетало. Они убивали его своей добротой.

С ланч-боксом под мышкой Райан отправился на работу, но сначала остановился перед спальней Ланки.

— Спящая красавица? — Курьер постучал. — Это полиция, подъём! Руки за голову!

Он услышал стон за дверью, а также звук падающих на пол пустых бутылок.

— Уже три часа дня?

— Нет.

— Съебись тогда.

Если подумать, она не ложилась спать до поздней ночи. Вероятно, она работала в вечерние смены.

Надев свой костюм Квиксейва, Райан вальсом вышел из дома, положил ланч-бокс на заднее сиденье Плимута Фьюри и поехал. Даже в этот ранний час движение в Новом Риме было безумным, напоминая курьеру о худших часах довоенной эпохи; сразу после выезда из пригорода он оказался в заторе. Курьер открыл окна и, когда нашёл по радио тему Розовой пантеры, начал напевать её мотив.

— Тада, тада, тада-тада-тада… — Будь проклят Генри Манчини и его запоминающаяся мелодия.

Ему нужна была весёлая песня, особенно после вчерашней ночи.

Катастрофический финал воссоединения грыз его весь вечер, в течение которого он пытался придумать способ помочь Лен справиться с её проблемами. К сожалению, он так ничего и не придумал. Ничего, что, по крайней мере, не усугубило бы положение. Райан получил определённое представление о человеческой природе благодаря своим циклам; его лучший друг, казалось, так глубоко ушла в свою оболочку, что попытки силой войти в её жизнь только ухудшат положение. Сначала ей нужно было установить контакт с другими людьми.

Но с кем, если не с ним? С сиротами? Как ему это провернуть?

Его главный квест закончился катастрофой, и Райан не знал, что делать дальше.

Что ж, теперь, когда он в каком-то смысле выполнил свою главную цель, курьер мог посвятить своё время выполнению побочных квестов вместо того, чтобы начинать новый цикл. Он обещал разным людям изгнать Мету из Ржавого города и взорвать суперлабораторию Августи, и курьер сдержит своё слово.

Впрочем, потом…

Он не знал. Поиски Лен были движущей силой его существования в последнее время, долгожданным перерывом в бессмысленных скитаниях. Если он не мог ей помочь, тогда…

Нет, он не мог позволить себе так думать. Есть способ решить эту проблему, ему просто нужно время, чтобы понять это.

— Не оборачивайся.

Райан обернулся к заднему сиденью, но ничего не увидел.

— Зелёный гигант в саду, — сказал он. — Зелёный гигант в саду.

Нет ответа.

— Ты должен был сказать код, — ответил Райан, снова смотря на дорогу. — Что, если бы я был оборотнем? Ты бы раскрыл своё прикрытие. Откровенно говоря, ты должен оставить настоящую работу профессионалам.

— «Апельсин в курятнике»?

— Видишь, ты учишься.

— Как прошло ваше воссоединение с Лен Сабино? — спросил Покров, определённо сидя сзади в невидимости. Курьер подумал, не ждал ли тот всё утро, чтобы удивить Райана, когда тот отправился на работу.

— Ты подглядывал? — Райан вздохнул. — Не так уж и здорово, но я справился с этим как чемпион!

— Я благодарен, что ты не выдал меня, когда твоя цель была достигнута, — ответил Покров, тупо проигнорировав вопрос. — Это заставляет меня доверять тебе немного больше.

— У тебя есть веская причина, по которой ты захотел навестить меня, или ты просто пугаешь людей из принципа?

— Ты хотел, чтобы я держал тебя в курсе событий Мета-банды, и ты должен сообщать, как развиваются дела на твоей стороне.

— Разве ты не должен уже знать? — спросил Райан, совершенно уверенный, что невидимый болван установил за ним пристальное наблюдение. — Я в деле.

— Ты внедрился в Августи, но не в нужную часть организации, — сказал стеклянный человек. — Подразделение наркотиков возглавляет Бахус, а не Вулкан.

— Путь к выполнению квеста часто бывает извилистым, — подняв палец, высказал свою мудрость Райан. — Иногда нужно дождаться подходящей возможности.

— Типа твоей группы? — задумался Покров. — Я буду ждать дальше, но сделке конец, если не будет значительного прогресса.

Мда, он, для лазутчика, не очень-то парился с тонко завуалированными угрозами.

— А что насчёт наших друзей-Психов? — Райан сменил тему. — Ты уже вычистил мусор?

— У них есть датчики, система предупреждения или, может быть, провидец. — Покров вздохнул. — Каждый раз, когда я подхожу слишком близко к Свалке, они посылают за мной сильного бойца. Ни невидимость, ни маскировка не помогли.

— Понятно, значит никакой скрытной миссии. Что ещё?

— Псишок.

— Разве ты не разобрался с ним? — спросил Райан, вспомнив его предыдущее сообщение.

— Да. Больше чем единожды.

Райан посмотрел на уличный фонарь.

— Регенераторы раздражают, правда?

— Да. — Затем невидимый болван сбросил бомбу. — Но не так сильно, как дубликаторы.

Райан не двинулся ни на дюйм.

— Я пытался поймать его в приюте, — объяснил Покров, — но он предпочёл покончить с собой, чем стать пленником.

Невозможно. Единственное, что у Психов было почти столь же сильным, как зависимость, — это их инстинкт выживания. Особенно у старых, вроде Псишока, которые выживали более десяти лет. Если только…

— Ты сказал, что они послали за тобой сильных бойцов. Включая его?

— Включая Псишока, чьи оригинальные останки всё ещё находятся в моём распоряжении. — На мгновение стало видимым забрало Покрова, отражающее рассветные лучи. — Этот сценарий должен напоминать тебе о ком-то другом.

Кровоток.

Отец Лен обладал невероятно отвратительной способностью клонирования, столь же ужасной, сколь и эффективной. Это делало его почти непобедимым в течение многих лет, пока Карнавал не отследил всех его двойников и не сумел предотвратить его дублирование. Псишок видел её своими глазами. Мог ли он вдохновиться этим?

— Если его дублирование работает так же, как у Кровотока… — продолжил Райан, сжимая руки на руле. — Я займусь этим лично.

— Я не могу подтвердить это, — ответил Покров. — Но я подумал, что тебе следует знать. Если узнаешь что-нибудь новое, сообщи мне.

— Или я доставлю его тебе по частям, — ответил Райан. — Что-нибудь ещё?

— Андреас Торке по прозвищу Бахус — Синий, — рассказал Покров. — Он может сводить других с ума своими видениями и галлюцинациями, хотя я не знаю, что вызывает его силу. Выступай против него осторожно. У меня не так много информации о нём, за исключением того, что он отлучённый от церкви священник. Он редко покидает суперлабораторию и только для того, чтобы навестить Августа. Если хочешь попасть в его подразделение, тебе нужно будет связаться с ним через посредника.

— Отлично, новая цепочка квестов. Полагаю, я не получу за это награду?

Нет ответа. Курьер повернул голову, дотронулся рукой до заднего сиденья и ничего не нащупал. Даже визитной карточки.

Стоп.

Этот ублюдок украл ланч-бокс!

[1] Основатель «Playboy»

Глава 25 — Dakka многа ни бывает[1]

В мастерской Вулкан раздавался звук сварки, а Райан в это время просматривал эскиз доспехов, усевшись на стуле и закинув ноги на верстак.

Работа помощником Вулкан оказалась больше кабинетной работой, нежели чем-то увлекательным, вроде тренировок по стрельбе. Она вручила ему проекты новой брони, оружия или транспортных средств, а затем попросила его проверить и улучшить их.

Изучая её зарисовки, курьер понял, что гениальная сила Вулкан, вероятно, была «созданием оружия». Все её изобретения либо имели наступательное применение, либо служили для поддержки оружия. Гений даже могла создавать программы для ведения кибервойн, типа вирусов, способных издалека взорвать сотовые телефоны.

Да, эта сила сделала Вулкан чрезвычайно опасным Гением, но транспортное средство одним оружием создать не получится. Она никогда не исправляла слабость стыков своей брони просто потому, что её сила отказывалась принимать новаторские решения, теоретически не связанные с войной.

Неудивительно, что Вулкан отчаянно нуждалась в Гении-помощнике. Она была ракетой без треноги.

— Так, дай-ка проясню, — сказала Вулкан, приваривая новую пушку к правой руке своей брони. — Андердайвер не хочет, чтобы ты был в её жизни, а Занбато посоветовал тебе проявить настойчивость?

— Плюс-минус так, — ответил Райан, делая пометки в её наброске. Он всегда считал гениальную технику интересным интеллектуальным вызовом, поэтому он посвятил так много циклов её изучению. — О, и ещё он устраивает вечеринку в четверг вечером.

— Ну, Джейми ни хрена не знает, — сердито огрызнулась Гений. — Я пиздец как ненавижу белых рыцарей, и Андердайвер такой не нужен. Ей вообще никто не нужен.

— Я не уверен…

— Ты вообще можешь представить себе истинный потенциал этой девушки? — перебила его Вулкан. — По крайней мере, треть Земли в настоящее время непригодна для жизни, а она может создать самоподдерживающуюся среду обитания, которая сможет выдержать глубоководное давление. Я создаю оружие, а она? Она строит будущее. Да, я могла бы обойтись без её техники. Но деньги, которые я ей отправляю? Это вложение для человечества.

Она закончила приваривать, убрала инструмент и железную маску и вытерла пот рукой.

— Белые рыцари душат и подавляют, — проворчала она, хватая бутылку с водой и делая глоток. — Они помогают не потому, что они хорошие, а потому, что им это нужно. Они угнетатели. Что твоей девушке нужно, так это уверенность в себе, и она сможет развить её, только построив что-то своё, причём в одиночку. Так что, если тебе правда нравится эта Лен, не мешай ей. Если хочешь помочь, не помогай.

Это совсем не походило на психологическую проекцию. Вот нисколечко.

— Уверен, за этим мнением стоит интересная история, — поддразнил её курьер.

— Виверна была худшим из белых рыцарей, которые держат всех в своей тени, — ответила она, как и предполагал Райан. — Ты думаешь, она геройствует потому, что действительно верит в справедливость? Это всё эго. Самодовольство. Она хочет, чтобы дети за неё болели, чтобы люди смотрели на неё, не принимая при этом трудных решений. Если бы она действительно хотела что-то изменить, она бы давно бросила Dynamis. Но она этого не сделала.

— Но что она сделала тебе лично? — слегка недоумённо спросил Райан.

— Ты не слушаешь что ли? Она держала меня в своей тени. Когда мы начинали, я была мозгом, а она — мускулами. Я собирала информацию и составляла планы. Она сильная, но она как дубина. Вся сила в мире не имеет значения, если никто не может применить её в правильном направлении.

Гений продолжала изливать душу. Её голос был полон горечи и гнева, пальцы сжимали уже пустую пластиковую бутылку.

— Виверна прославилась благодаря мне, но на поле боя всегда была именно она. Была героем, о котором все говорили. А когда мы заключили сделку с Dynamis, стало ещё хуже. Я хотела получить их ресурсы, чтобы создать себе костюм и сделать себе имя. Стать партнёром Виверны, а не быть её напарником. Но меня держали в лаборатории, наложив вето на все мои планы. Я могла изготавливать любое оружие, способное соперничать с изобретениями Мехрона, но для Манады… я была всего лишь девушкой, делающей доспехи их солдатам.

— Тогда сделай пушку.

— Пушку? — она нахмурилась.

— Очень большую пушку, — сказал Райан. — Лазерную пушку, которая сможет нарисовать логотип на Лунееееееееееееее.

— Зачем мне рисовать логотип на луне?

— Чтобы защитить её авторскими правами.

Вулкан подняла палец, но молчала, всесторонне обдумывая его предложение, и наконец поняла, что у неё нет на него ответа.

— Я победил тебя логикой! — злорадствовал Райан. В ответ Вулкан запустила в него пластиковую бутылку, хотя и с тонкой ухмылкой на краю губ. Она подошла к курьеру и схватила эскиз, просматривая его дополнения.

— Интересная идея, но под дождём она бесполезна, — сказала она, после чего вскинула бровь. — Почему в нижнем левом углу нарисована утка?

— Мне стало скучно на полпути. — Она хотела, чтобы он изучил её модель стелс-брони, способную сливаться с окружением. Невидимый похититель обеда натолкнул Райана на идею использовать оптические камеры, чтобы записывать окружающее владельца, а затем отображать это на поверхности костюма.

— Ты не впадаешь в состояние фуги во время работы, — отметила она. — Любопытно, любопытно.

— Хорошая работа, — раздался голос позади Райана. — Я хочу такую.

— Ага, спасибо, — сказал курьер, посмотрев через плечо, чтобы поприветствовать новичка.

Геном вошёл в комнату, каким-то образом не открыв единственную дверь. Это была высокая худощавая фигура, костюм которой напоминал Райану пугало. Ужасная металлическая маска-череп скрывала лицо, а чёрный плащ с капюшоном — остальную часть тела. Что ещё более важно, этот вежливый дьявол, похоже, любил оружие не меньше курьера: он носил пистолеты на патронташах и снайперскую винтовку.

— Ц, даже не испугался, — пожаловался мужчина, хотя Райан вообще не был уверен, что это был парень; маска-череп программно изменяла голос, который звучал смутно мужским. — С тобой невесело.

— Мортимер, перестань издеваться над новичком, — сказала Воробей, вошедшая в комнату через дверь; вместо отсутствующей хозяйки за ней следовали Отмена и новое лицо. — Извини, Квиксейв, он получает удовольствие, пугая людей.

— Привет, Райан, привет, Жасмин! — Грета с милой улыбкой помахала им.

— Привет, Грета! — Райан ответил на приветствие, хотя он уделил больше внимания третьему лицу в группе.

Это была молодая женщина его физического возраста, и она была великолепна. Не просто красивая, а скорее как топ-модель. Кареглазая блондинка, волосы которой ниспадали до бёдер, с загорелой кожей и идеально точёным лицом, эта Венера, вероятно, могла бы поставить на колени любого мужчину. Даже её ярко-белая одежда и украшения были вершиной ново-римской моды, чего Райан ожидал увидеть от актрисы.

К сожалению, судя по тому, как она держалась, внешний вид явно вскружил ей голову. Она двигалась с такой напыщенной гордостью и самоуверенностью, что это было почти тошнотворно.

Но Райана привлекла не её красота.

Его привлекло её сходство с неким котом.

К сожалению, она приняла его восторженное внимание за что-то ещё.

— Я Фортуна, — представилась бомба, курьер сразу вспомнил имя одной из сестёр Атомного кота, — самая удачливая женщина в мире.

Райан усмехнулся.

— Раз ты встретила меня, то это определённо не так.

— Да неужели? — она подошла к металлической стене и положила руки на талию. — Стреляй в меня.

— Ты уверена? — попросил подтверждения курьер.

— Да. Стреляй в меня.

— Хорошо.

Райан тут же поднялся со стула, вытащил из пальто «пустынного орла» и с энтузиазмом выстрелил. Внезапность этого действия поразила товарищей Фортуны, хотя они и не предприняли никаких попыток вмешаться.

Когда у него кончились патроны, Райан не стал перезаряжаться. Вместо этого он выбросил пистолет, вытащил ещё один из своего арсенала и продолжил стрелять. Когда он опустошил магазин, цикл продолжился с новым оружием.

AMT Hardballer, Browning Hi-Power, Beretta 92FS Inox, позолоченные Beretta 92FS Inox, CZ 75, Glock 17, два Glock 17L, Sistema Colt Modelo 1927, Stechkin APS — потому что русские производили лучшие пистолеты, — а затем Smith Wesson Model 629.

— Он настойчивый, — пробормотал Мортимер, которого Райан едва расслышал из-за стрельбы.

— Так много оружия, — заметила Воробей. — Где он его хранит?

— Единственная уверенность в жизни — это то, что когда за тобой придёт смерть, пушек много не бывает! — крикнул Райан. Его перчатки запылали от пороха.

В этот момент в мастерскую вошли бронированные охранники, возможно, ожидая увидеть перестрелку. Они посмотрели на происходящее, Райан оглянулся и остановил время. Когда время продолжилось, охранники обнаружили пропажу пистолетов-пулеметов, а вооружившийся ими курьер открыл огонь по Фортуне. Вулкан махнула рукой ошарашенным охранник, которые мудро вернулись на свой пост в замешательстве и смущении.

Когда у него кончилось стрелковое оружие после десяти минут непрерывной стрельбы, Райан перешёл к дробовикам, обстреляв модель из Remington Model 870. Затем он перешёл на винтовку Гаусса и, наконец, бросил почти все ножи, что у него были.

У него осталось только два сюрприза.

Райан замолчал, так как его рука не нашла первое из его ценных видов оружия.

— Эй, куда делась моя атомная бомба?

— Я взяла её, пока ты был занят стрельбой, — сказала Вулкан, поднимая металлический шар в руке. — Я знала, что до неё дойдёт.

— Отдай её! — Квиксейв умолял, как ребёнок, но Вулкан держала бомбу вне досягаемости. — Отдай!

— Ну что, впечатлён?

Райан повернулся и посмотрел на Фортуну, которая стояла совершенно невредимой, в то время как стена позади неё превратилась в швейцарский сыр. На ней не было ни единой царапины.

Вообще ни одной.

А он стоял всего в трёх шагах от неё и стрелял в упор.

Чёрт возьми, теперь Райан чувствовал себя штурмовиком из «Звёздных войн».

— Это уровень божественного вмешательства из «Криминального чтива», — признал курьер. — Хотя…

— Хотя? — молодая женщина ответила одной из самых самодовольных улыбок, которые когда-либо видел курьер.

— У меня есть секретная техника, — сказал Райан, отказавшись от использования ядерного оружия, чтобы вернуться к своему верному ножу. — Которая, если я воспользуюсь ей, оборвёт твои надежды. Я должен тебя предупредить: никому и никогда не удавалось противостоять ей.

Она молча показала ему начинать.

Хорошо, она сама попросила.

— Za Warudo[2]!

Время остановилось, мастерская окрасилась в фиолетовый.

Райан быстро взглянул на Отмену, застывшую во времени вместе с остальными. Как он и подозревал, её обнуляющая сила не предлагала автоматической защиты: ей приходилось включать и выключать её.

Полезное знание. Райан запомнил эту информацию на будущее.

Он сделал три шага навстречу Фортуне, ожидая, что с ним что-нибудь приключится из-за её неадекватной удачи… но с ним ничего не произошло. Его сила превзошла её. Курьер ненадолго задумался, куда её ударить, не решаясь оставить на ней лёгкий порез, потому что казалось слишком диким.

Вместо этого, как индейцы, которые в качестве трофеев снимали скальпы со своих врагов, он своим острым ножом быстро обрезал её светлые волосы до плеч, оставив остальное себе.

— Za Warudo: стиль парикмахера!

Может быть, она везучая, но в этом мире застывшего времени курьер правил безгранично.

— Toki wo tomare, — сказал Райан по-японски, быстро вернувшись на своё первоначальное место в самый последний момент, прежде чем его сила закончилась.

Когда мир снова ожил, Фортуна испустила жуткий вопль ужаса и удивления, который поразил Райана своей силой. Грета не вздрогнула, Мортимер взглянул на волосы своего товарища по команде с каким-то тихим удовлетворением, а Вулкан…

Вулкан не обратила внимания на девушку. Она смотрела только на одного прекрасного курьера.

— Ты состриг мне волосы! — вопила Фортуна, её высокомерие сменилось шоком. — Ты состриг мне волосы!

Что не так? Её стилист, вероятно, делал это каждый месяц, а эта женщина отреагировала так, как будто её ударили ножом!

— Ты сама просила, — ответил он, засовывая остриженные волосы за пазуху. — А теперь я оставлю твои волосы в качестве военного трофея.

— Как ты мог? — она ответила с благородным негодованием. — У тебя совсем нет уважения?

— Mademoiselle, я верю в истинное равенство, — заявил Райан. — Равенство пола, религии, расы. Страдать будут все, без какой-либо дискриминации. У меня нет ни рыцарствих принципов, ни угрызений совести, ни уважения к пожилым людям, и я совершенный дальтоник. Неважно, каким богам вы молитесь, потому что ни один из них не поможет. Красивых или уродливых, я буду мучить всех без передышки!

Фортуна не разделяла его цивилизованной точки зрения, но Райан предполагал, что такова участь тех, кто опередил своё время.

— Морти, Грета, — стиснув зубы, сказала Фортуна, — скажите что-нибудь!

— Так тебе и надо, — без сочувствия прохрипел Мортимер. — Ты всё время издевалась над бедным Мортимером, потому что он не мог тебя ударить. Теперь самодовольства у тебя поубавится.

— Подождите, это первый раз, когда кому-то удалось «ранить» её? — с любопытством спросила Вулкан.

— Я никогда не использую свою силу на товарищах по команде, — ответила Грета с вечно весёлым выражением лица. Райан подумал, что её поведение из милого превратилось в жуткое.

— Эй, не смотри на меня так, — сказал курьер плаксе, которая продолжала смотреть на него. — В любом случае, я здесь жертва.

— Ты? — В её взгляде так и читалось непонимание.

— Да, я исполняю твоё желание, без колебаний подчиняюсь твоему приказу и получаю взамен только неблагодарность. По правде говоря, я не думаю, что мы когда-нибудь будем друзьями.

Фортуна просто уставилась на него, не в силах дать внятный ответ.

— Ладно, заканчиваем с этой хренью. — Вулкан хлопнула в ладоши, чтобы привлечь всеобщее внимание. — Квиксейв, это «Семёрка убийц». Ударный отряд нашей организации.

— Я, должно быть, плох в математике, потому что я насчитал только четверых, — невозмутимо сказал Райан.

— Вместе с Вамп и Ночным ужасом нас шестеро, — ответила Воробей. — Первая не годится для прямого боя, а сила последнего работает только в темноте.

— Подожди, подожди, — сразу же задал важный вопрос Райан. — Почему вы называетесь Семёркой убийц, когда вас шестеро?

— Мы начинали всемером, когда нас возглавляла босс Плутон, по одному на каждый цвет, — ответил Мортимер. — Но поскольку в настоящее время она в основном занимается администрированием, в отряде состоят от четырёх до шести человек в зависимости от текучки. Однако название прижилось. Семёрка убийц звучит круче, чем Шестёрка убийц, понимаешь?

— Только Мортимер и я были в первоначальном составе, — объяснила Воробей. — Каждый из нас был разного цвета.

— Нам нужен Фиолетовый для завершения набора, — сказала Грета, ухмыляясь Райану. — Хочешь присоединиться?

— Накладываю вето на это предложение, — немедленно заявила Фортуна.

— Я тоже, — добавил Мортимер, пожав плечами. — Он новое мясо.

— Но у нас нет Фиолетового, чтобы завершить радугу, — пожаловалась Отмена.

— Грета, ты не можешь пригласить непроверенного рекрута, — сказала Воробей, после чего взглянула на Райана. — Ничего личного, Квиксейв. Наши миссии — самые деликатные, поэтому мы принимаем только Геномов с обширной историей лояльности по отношению к нашей организации. Может, через несколько лет.

— Не переманивай моих мальчиков, — обрубила эту идею Вулкан.

— Вы уж простите, но никак не могу выкинуть из головы проблему с названием, — заметил Райан. — Я хочу сказать, что если вы не можете полностью посвятить себя теме, вам следует перейти на другую. Что ещё скажете? Что суперзлодейское имя Воробей не имеет ничего общего с её суперсилой?

Воробей ответила натянутой улыбкой.

Райан недоверчиво взглянул на неё.

— Не имеет?

— Она стреляет лазерами, — сказал Мортимер. — Типа того.

— Воробьи такие милые, — смущённо ответила Геном. — Это мои любимые животные, и имя не было занято.

— Да что с вами, народ? — пожаловался разочарованный Райан. — Никакого уважения к традициям и правильному именованию.

— Я дам тебе имя, поехавший ты… — пробормотала Фортуна, до сих пор не оправившаяся от унижения.

— Хватит болтовни, — сказала Вулкан, уставшая от шуток. — Я собрала вас сегодня, чтобы атаковать Мета-банду. Мы выбьем их из Ржавого города, даже если нам придётся сражаться с ними квартал за кварталом.

— Давно пора, — хмыкнул Мортимер.

Ого, Райан действительно может выполнить большинство своих целей в этом цикле. Может ли этот забег, наконец, стать лучше после катастрофического воссоединения с Лен?

— А что насчёт нашей брони? — Воробей задала важный вопрос.

— Я разработала варианты для каждого из вас. — Вулкан взглянула на Райана. — За одним исключением.

— Я пас. — Откровенно говоря, понимая привлекательность доспехов, Райан предпочитал мобильность защите, поскольку благодаря его силе смерть не была проблемой. Что касается стелс-версий, ну, он бы не стал одеваться в яркие цвета, если бы не хотел, чтобы его видели.

— Даже ту, которая увеличивает твою силу?

Райан прищурился, глядя на Гения.

— Ты не можешь такую сделать.

— Мехрон мог усилить силы, — ответила она раздражённо. — Вот как он завербовал своих немногих живых последователей.

— Ага, Мехрон.

То, что Вулкан восприняла сравнение с самым могущественным Гением в мире как вызов, многое о ней говорило.

— Я могу изготавливать броню, которая увеличивает силу пользователя, только мне нужно изучить её поглубже. Мне удалось это сделать для нашего Огненного подразделения.

— Они приняли поддельный Эликсир «Возжигатель», который даёт пирокинез, — сказала Воробей. — Ты, наверное, видел его в Новом Риме. Он очень популярен.

Может быть. На массовку он внимания не обращал.

— Сколько огневой мощи они получили?

— Они перешли от метания углей к огненным шарам, — похвасталась Вулкан, прикладывая палец к подбородку. — А теперь представь, на что будет способна твоя сила.

Это была ловушка.

Райан заметил это в тот момент, когда Плутон допрашивала его у Джейми. Его сила очаровала Вулкан до нездорового уровня, возможно, потому, что она подозревала, что он солгал о её особенностях. Это было лишь предлогом для того, чтобы снизить его бдительность, чтобы она могла собрать данные.

И всё же…

Райан годами пытался исследовать свою силу и знал, что ещё не полностью раскрыл её потенциал. Если бы он мог усилить свою силу, создать несколько точек сохранения или переместить текущую ещё дальше в прошлое…

— Я подумаю над этим.

[1] Раса орков в настолке «Warhammer 40k» хорошо известна своей одержимостью автоматическим огнестрелом, причём до такой степени, что в рамках их культуры чем быстрее оружие стреляет, тем лучше. Когда игроки хотят сымитировать звук автоматического оружия, они обычно пишут «dakka-dakka-dakka». А когда кто-то спрашивает о наличии «достаточного количества dakka», ответ обычно сводится к тому, что такой вещи не существует, причём пишут этот ответ с ошибками, дабы имитировать орочий акцент. В общем, «стрельбы много не бывает».

[2] Фраза из аниме JoJo's Bizarre Adventure из 3-го сезона Stardust Crusaders. Это японское произношение слова «The World» (мир) — название стенда (суперспособности) главного антагониста этой части, вампира Дио Брандо. Для активации способности — остановки времени — Дио выкрикивает фразу «Za Warudo! Toki wo Tomare!», что можно перевести как «The World! Время, остановись!».

Глава 26 — FPS

Райан думал, что его жизнь — это ролевая игра.

— Убить их всех! — заорал с крыши наркоман, выпустив по машине Райана очередь из автомата, но не сумев пробить её броню. Курьер отовсюду слышал звук летящих пуль. — Убить их всех!

Но где-то по ходу дела она превратилась в FPS.

Спрятавшись за своей машиной с наушником в правом ухе, Райан перезарядил пистолет, оплакивая покраску Плимута Фьюри; сидящая рядом с ним Фортуна стреляла через плечо из пистолета одной рукой, а другой переписывалась по телефону. Она даже не целилась, но её выстрелы всегда заканчивались хедшотами. По крайней мере, она надела белую обтекаемую броню, чтобы защитить себя.

Серьёзно, одна неудачная стрижка, и мир вдруг перестал быть безопасным?

Всего двенадцать человек, включая Райана и Фортуну, прятались за полудюжиной автомобилей и внедорожников. Большинство из них были приспешниками, одетыми в защитное снаряжение и вооружёнными мощным огнестрельным оружием, за одним исключением: женщина в тяжёлой броне с красной набивкой, дизайн которой напомнил Райану что-то из стимпанк-комиксов. Этот Геном выпила поддельный Эликсир «Возжигатель», и, как и обещала Вулкан, её броня усилила её пирокинез. Иногда она выглядывала из-за укрытия, чтобы бросить во врага огненный шар размером с машину.

— Ты в курсе, что переписка во время боя — основная причина пулевых ранений? — спросил Райан у Фортуны, когда одно из окон его машины разлетелось от 20-миллиметрового снаряда.

— Я пишу своему брату, — пренебрежительно ответила она, почти не обращая внимания на битву. Удачливый Геном даже не заботилась о своей защите, её голова была на прямой линии огня вражеских снайперов. Тем не менее, до сих пор ни одна пуля даже не задела её шлем.

— Атомному коту Феликсу?

— Знаешь что? — застонала Фортуна. — Я тут в разгаре перестрелки, а он не отвечает своей старшей сестре!

Перезарядившись, Райан заморозил время на десять секунд и выглянул из-за машины. Приветственный комитет укрылся в двух полуразрушенных многоквартирных домах, стоящих по бокам главной дороги, ведущей к Свалке. Большая часть стен рухнула, но то, что осталось, обеспечивало снайперам достаточную защиту. Что касается самой дороги, то люди Меты заблокировали её баррикадой из мусора, оставив лишь небольшие отверстия, через которые они могли вести пулемётный огонь. Тем не менее, огненному Геному Августи удалось поджечь дорогу, заставив защитников бежать или умереть в огне.

Однако у снайперов, похоже, боеприпасов было предостаточно. Райан застрелил двоих из них, прежде чем укрыться, пока время не восстановилось. Далеко к западу от себя он заметил алые лучи, пронизывающие загрязнённые облака Ржавого города. Наверное, это сражается Воробей.

Чтобы вернуть Ржавый город, в общей сложности Вулкан направила триста солдат, разделённых на группы по всему району. Большинство из них были бойцами без суперсил. Другие были Геномами, выпившими поддельные Эликсиры; люди вроде Райана или Семёрки убийц, которые обладали оригинальными способностями, составляли меньшинство в отряде.

Частная охрана наблюдала, как эскадрилья движется по Ржавому городу, без какой-либо реакции, возможно, надеясь, что Августи и Мета убьют друг друга. Затем Вулкан развернула свои силы по всей Свалке, где Мета разместила свою штаб-квартиру.

К сожалению, как только группа Райана подошла к окраине района, их встретили вооружённые люди.

— «Вулкан на связи», — услышал Райан в наушнике. — «Как обстановка

— Здесь конкурс кемперов[1], — ответил курьер. — Снова плохие дни для «Quake»[2]! Но с моей машиной всё в порядке!

— Ага, это самое главное, — нахально ответила Фортуна. — Было бы здорово, если бы кто-нибудь нам помог. У меня сегодня свидание.

— «Ничего, подождёшь», — ответила Вулкан, хотя её голос звучал довольно грубо. — «Отмена и Воробей заняты с Близнецами и Зарин, а я тут по уши увязла в пушечном мясе. Какое же занудство преследовать их от дома к дому».

— Никаких следов Кислотного дождя или Адама? — спросил курьер. Лидер Меты был их главной целью, поскольку Вулкан считала, что он один держит свою группу вместе; если он умрёт, Психи расколются и станут управляемыми.

— Боишься? — издевалась над ним Фортуна, сунув сотовый телефон в один из карманов доспехов.

— Честно говоря, я бы обошёлся без встречи с Кислотным дождём, — ответил Райан, не торопясь снова умирать из-за неё. — Наши силы мешают друг другу. Она может предсказать мои сдвиги и противостоять им.

— «Тогда Фортуна останется с тобой», — заявила Вулкан. Мудрый выбор. Какой бы могущественной Кислотный дождь ни была, ей нужны были пистолеты, ножи и прочее оружие, чтобы убивать. И откровенно читерская суперсила Фортуны позволяла ей нейтрализовать их. — «И нет, ни той, ни другого пока нет. Как ни странно, ни одного тяжеловеса».

— Почему я должна оставаться с этим маньяком? — жаловалась Фортуна. В этот момент их огненный Геном поджёг полздания с помощью хорошо запущенного огненного шара. — Разве ты не можешь послать меня с Гретой?

— «Ты останешься с Квиксейвом, потому что я так говорю, соплячка».

— Я старше тебя!

— «Не испытывай моё терпение, Фортуна. Расчистка окраин утомительнее, чем я ожидала, так что я не в настроении слушать твоё нытьё».

Очевидно, Вулкан не рассчитывала, что битва продлится так долго. У Меты было намного больше пехотинцев, чем предполагалось.

Райан ненадолго остановил время и взглянул поверх укрытия, чтобы оценить ситуацию. К его большому ужасу, новый тощий снайпер показался внутри левого здания, присоединившись к двум другим мужчинам с чем-то похожим на устаревшую ракетную установку.

— Ой-ой, пусковая установка слева! — Райан выкрикнул предупреждение, когда время продолжилось. Как Мета-банда набрала столько людей?!

— «Принял», — раздался голос в наушнике.

Мортимер внезапно прошёл сквозь стену за снайперским гнездом в левом здании, застигнув врагов врасплох. Мортимер был единственным членом его ударного отряда, который вышел на поле боя без доспехов, возможно, потому, что они мешали его силе. Судя по тому, что видел Райан, убийца мог проходить сквозь поверхности, от стен из шлакоблоков до земли.

В любом случае, Мортимер перебил врагов из пистолета-пулемёта, а затем в мгновение ока пронёсся сквозь землю. Человек с пусковой установкой провалился сквозь разрушенную стену, упав на землю внизу.

— «Тринадцать», — злорадствовал Мортимер в наушнике. — «Я веду».

— Ненадолго, Морти!

Фортуна выпустила одну пулю.

Два снайпера упали с крыши правого здания.

Райан собирался принять участие в состязании по убийствам, когда реальность ситуации поразила его, как оленя в свете фар.

Она… убила двух человек одной пулей.

Она убила двух человек одной пулей.

— Как это работает? — спросил Райан. — Как это работает?

— Не знаю, — пожала плечами Фортуна, веселясь от его замешательства. — Мир просто подчиняется моим прихотям.

Райан остановил время и все десять секунд смотрел на сцену, пытаясь понять, что произошло. Пуля отскочила от черепа одного снайпера и убила второго? Когда он понял, что у него нет логического объяснения, он повернулся к Фортуне, как только время пришло в движение.

— Могу я отрезать тебе ногу?

— Чего? Зачем?

— Если она будет работать как кроличья лапка, я хочу немного этой сладкой удачи!

— Знаешь что, иди-ка ты на ***, поехавший… бомжара… ты, поехавший бомжара.

Райан наблюдал за её жалкой попыткой импровизации, качая головой.

— Ты само разочарование.

Фортуна сердито зарычала, выскочил из-за машины и выпустила залп по защитникам. Когда она опустошила свой магазин, бой внезапно прекратился.

Райан выглянул из-за машины, как и остальные Августи. Они видели трупы с дырками в черепах.

— Восемнадцать, — объявила Фортуна, дуло её пистолета дымилось. — Я выиграла.

— «Я скажу, что это нечестно», — пожаловался Мортимер. — «Ты жульничаешь».

Их группа, вероятно, убила в общей сложности пятьдесят человек и потеряла только одного приспешника, застреленного в начале перестрелки. Таков был разрыв между нормальными людьми и Геномами.

— «Оставайтесь там и охраняйте территорию, пока я не дам новые инструкции», — приказала Вулкан. — «Я закончу через минуту».

Августи разбрелись по периметру, но Райан к ним не присоединился. Вместо этого он сосредоточился на том, что действительно имело для него значение.

Его Плимут Фьюри.

— Моя машина в порядке, — с блаженным облегчением вздохнул Райан, осмотрев двигатель и ключевые детали. Защитные сплавы устояли против выстрелов. — Мне придётся восстанавливать окна, но ни один из жизненно важных органов не пострадал.

— «Жизненно важных»? — раздался голос Вулкан по внутренней связи. — «У твоей машины ещё и сердце есть

— У каждого автомобиля есть сердце, но не все могут его услышать.

— «Поэтично». — Райан услышал взрыв на стороне Вулкан, а затем тишину. Должно быть, она устроила врагам представление в стиле Майкла Бэя. — «Так, с моей стороны всё чисто. Отмена, Воробей?»

— «Зарин и Близнецы отступили», — ответила Воробей, как всегда профессионально. — «Мы контролируем главные дороги».

— «И эти неудачники очень сильно из-за этого расстроились», — сказал Мортимер, его голос стал хриплым после того, как он прокашлялся. — «Взгляните на небо».

Райан, так и сделав, заметил, что кислотные облака распространились над Свалкой и поползли к окраинам.

Кислотный дождь.

К счастью для него, облака переместились на запад, так что на этот раз она была проблемой Воробья и Отмены.

— «Они послали слабаков, чтобы задержать нас, пока они не смогут контратаковать своими сильными нападающими», — предположила Вулкан. — «Но мне интересно, как они набрали столько людей, чтобы использовать их. Я просчиталась».

— Для тебя они не сильнее мусора из подворотни, — ответил Райан. Однако курьер был настроен оптимистично. Если Мета изо всех сил пыталась укрепить оборону, это означало, что атака застала их врасплох. Он всегда мог уточнить план в будущем цикле, превратить его в блицкриг.

— «Я не понимаю плана Адама», — пробормотала Вулкан. — «Теперь, когда мы контролируем дороги, он не сможет пополнить запасы, и мы вызовем подкрепление. Как он рассчитывает прорвать осаду?»

— Он кемпер, — сказал Райан. — Для него главное не победа, а заставить нас пролить слёзы от разочарования.

— «Шеф, я вижу только горы мусора со своего лежбища», — сказал Мортимер. — «Правда, мне кажется, что они двигаются».

— «Мы продвигаемся дальше»? — спросила Воробей. — «Мы могли бы взять их в клещи».

Вулкан отвергла эту идею.

— «Я сначала немного пролечусь и проведу разведку. Удерживайте дорогу, определённо происходит что-то подозрительное».

Получив официальный приказ бездельничать, Райан засвистел под нос, вальсируя по полю битвы с пистолетом. Мортимер стоял на крыше левого здания, наблюдая за дорогой, как ястреб, в то время как Фортуна снова начала переписываться. Курьер проверял оружие мёртвых врагов на случай, если он найдёт что-нибудь достаточно крутое для своей коллекции.

Изучая различное огнестрельное оружие, Райан не мог не заметить логотип Dynamis на многих из них. Это имело смысл, поскольку компания была основным производителем оружия в этом районе, но… подозрительно.

Что касается архаичной ракетной установки, курьеру она показалась странно знакомой. Как будто кто-то наставил её на него не так давно.

Сомнение пришло в голову курьеру, когда он перевернул тело мёртвого снайпера на спину, чтобы получше рассмотреть его лицо. Его лысеющее, знакомое лицо.

— Поли? — Райан был поражён.

— Кто? — спросила Фортуна, отводя взгляд от мобильного телефона.

— Механик из Ржавого города, — ответил курьер. — Но в этом нет смысла, он ненавидел Мета-банду!

— Они могли силой взять его к себе на службу, — ответила напыщенная женщина мягким голосом. — Мои соболезнования. Вы были близки?

— Однажды я угрожал бросить в него плюшевого кролика.

Фортуна немедленно вернулась к своей переписке и изо всех сил старалась игнорировать существование Райана.

— «Что за…» — голос Вулкан из удивлённого стал паническим. — «Всем подразделениям, отступать!»

— Чего? — спросила Фортуна, убирая сотовый телефон. — Но мы побеждаем!

— «Отступать! У них мехроновская тех…»

Райан услышал звук взрыва, где-то вдали и через наушник.

Затем, без предупреждения, атмосфера стала гнетущей.

Райан не мог сказать ни слова, но он больше не чувствовал себя желанным гостем в Ржавом городе. Он чувствовал, как сотни, тысячи невидимых глаз осуждающе смотрят на него; тело курьера приняло реакцию «бей или беги», его мускулы в тревоге напряглись. Он вошёл в логово могущественного хищника и теперь привлёк всё его внимание.

Психическая атака, казалось, распространилась среди Августи. Фортуна уронила телефон и внезапно упала на колени. Облако жёлтой энергии вспыхнуло вокруг её тела, её окружило эфирное поле. Невидимая сила вернула его внутрь Генома, сжав ореол.

Сразу после этого земля задрожала, а затем началось полномасштабное землетрясение. Райан изо всех сил пытался устоять на ногах, некоторые из приспешников упали, а на дороге появились большие трещины.

— «Это Земля!» — предупредил Мортимер по внутренней связи. Прежде чем он смог сказать больше, здание, на котором он стоял, рухнуло из-за землетрясения, киллер проскочил сквозь падающие шлакоблоки и исчез в облаке пыли.

Райан узнал о ней на брифинге перед нападением. Эта Псих могла сливаться с областью, вливаясь в неё своим телом и получая психический контроль над определённой территорией. Прибавь к этому геокинез, и получишь поистине смертельную комбинацию.

Но очевидно, что их разведданные неверно сообщали о радиусе её сил. Подземные толчки распространились по всему Ржавому городу, разрушая все здания в поле зрения, создавая катастрофический эффект домино и разнося пыль по всему району.

Фортуна выкрикнула предупреждение, когда здания рухнули, на них сыпались обломки. Августи, включая Райана, бежали во все стороны, но некоторые из приспешников вскоре всё равно были заживо похоронены под шлакобетонными блоками.

— Ч-что происходит? — Фортуна запаниковала, золотое облако вокруг неё становилось всё тоньше и тоньше, угрожая полностью исчезнуть. Обломки, прошедшие через эту жёлтую ауру, чудесным образом не попали по Геному, но остальные легко задевали её броню.

— По мне невозможно попасть! — Фортуна запаниковала, когда до неё наконец дошло, что её жизнь в опасности. — Ничто не может по мне попасть!

— Залезай в мою машину! — крикнул Райан и бросился к своему Плимуту. Над ними ракеты пробивали ядовитые облака, падая на них, как дождь из стрел. Райан насчитал десятки, если не сотни.

Пока курьер добрался до капота своей машины, поле Фортуны закоротило, и она споткнулась о мусор. Прежде чем Райан успел среагировать, она была погребена под дождём из камней и пыли. Она, вероятно, выживет благодаря доспехам, но ей понадобится помощь, чтобы выбраться.

Какая бы невидимая сила ни овладела областью, она мешала её удаче.

Райан остановил время и, к своему огромному облегчению, обнаружил, что его сила не пострадала. Должно быть, это был случай, когда Жёлтый мешает другому Жёлтому, а не что-то столь же угрожающее, как нейтрализация Отмены.

Однако, даже открыв огонь по ракетам, пытаясь взорвать их до того, как они упадут на землю, Райан не смог много сделать всего за десять секунд. Большинство снарядов упало, когда время возобновилось, курьера отбросило назад мощным взрывом.

На мгновение всё стало белым и безмолвным, Райану потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в сознание. Левая половина его тела обгорела, плоть обожжена до костей, а пыль просочилась внутрь маски.

— «Нам нужно подкрепление!» — крикнула Воробей в интерком, на заднем плане эхом отозвался безумный смех Кислотного дождя. — «Вулкан?!»

— «Я пытаюсь!» — огрызнулась Вулкан, её голос был почти заглушен звуками выстрелов. — «Райан?! Фортуна?! Ответьте, вашу мать!»

Повсюду Райан видел только горящие кратеры, трупы и расколотые камни. Облака дыма заполнили загрязнённое небо Ржавого города, превратив местность в филиал ада. Бомбардировка охватила всю зону боевых действий.

И что ещё хуже, его машина, его любимая машина, превратилась в дымящиеся развалины.

— Только не снова!

Что Мета имела против его Плимута?

Насколько Райан мог видеть, он был единственным выжившим. Люди Августи были разорваны на горящие части тела, даже те, что были в броне. Мортимер мог выжить, если бы он прошёл через землю, но он не отвечал через интерком. Курьер услышал взрывы на западе и востоке, Мета пошла в контратаку.

— Вулкан? — Райан воспользовался внутренней связью, но не получил ответа. — Мне позвать на помощь Виверну?

В ответ он получил только статический шум. Что-то мешало их связи.

А затем, выйдя из руин и возвышаясь над обломками, появился источник атаки, чтобы прикончить его.

Это была колоссальная машина тёмно-синего цвета, двенадцати метров в длину и четыре метра в ширину. Шесть металлических ног несли её тело, в то время как хвост, похожий на скорпионовый, болтался из стороны в сторону, на его конце стояла какая-то лазерная пушка. Ракетные установки прикрывали спину боевой машины, а два огнемёта и турели образовывали «голову». Проволочные щупальца извивались сквозь небольшие трещины в защите.

Спереди была нарисована серебряная шестерёнка со стилизованной буквой «М» в центре.

Символ Мехрона.

Огромный меха явно был одним из его роботов, переделанных Метой в оружейную платформу. По проволочным щупальцам, видимым через щели, Райан догадался, что Псишок пилотировал его изнутри, используя свою особую биологию, чтобы захватить командные центры машины.

Но робот не был выкопан из мусора. Он выглядел безупречно, прямиком из хранилища.

— Малыш Чезаре. — Голос Псишока раздался из машины, напугав курьера. — Какой сюрприз.

— Я пришёл с подарочной коробкой, — невозмутимо сказал Райан, борясь с болью.

— Где Гуль? — ответил Псих, провода выходили из тонкой трещины в защите меха, а его пушка нацелилась на Квиксейва. — Что ты сделал с его телом?

— Отдал собакам, чтобы они поиграли с ним.

Псишок ответил на шутку, открыв огонь, и пушка выпустила массивный малиновый луч прямо в курьера.

Пережив свою машину и не видя смысла продолжать после такой бойни, Райан принял драматическую позу и впитал свет.

* * *
Это было… девятое 8 мая 2020 года?

Райан не помнил, и ему было всё равно. Он предположил, что предыдущий цикл не был его Идеальным забегом, и было очевидно, что ещё есть над чем поработать. Атака Вулкан была ужасно неудачной, и теперь он должен был подумать, что с ней делать.

Теперь он также знал, где находится Лен и как с ней связаться, не оказывая услуги ни Карнавалу, ни Августи. Связь, которую он упустил из виду, теперь казалась ему такой очевидной.

Мета, терроризирующие жителей Ржавого города, и наличие в резерве одного из боевых роботов Мехрона вызывало тревогу. У них также явно был доступ к оружию Dynamis, а запасы Эликсиров подразумевали некую связь между двумя организациями.

Стоп.

Мета, которых Райан захватил в предыдущих циклах, говорили, что бункер, к которому они хотят получить доступ, защищают роботы. Машины, достаточно мощные, чтобы сразиться с бандой Психов.

А Мехрон был печально известен своей армией роботов.

— У меня плохое предчувствие по этому поводу, — пробормотал Райан про себя. Мета уничтожили его машину, несколько раз убили его и, наконец, испортили петлю, когда ему, наконец, удалось встретиться с Лен.

Что теперь?

Теперь время для войны.

[1] В шутерах так обычно называют игроков, которые любят сидеть в засадах. Обычно снайперы.

[2] В Quake кемперов не бывает из-за динамичного геймплея

Глава 27 — Фрагмент прошлого: Преступления Августа

Регион Кампания, Италия, декабрь 2008

Джули Коста ухаживала за своим садом, ускоряя рост пшеницы.

Растения, через которые проходила зелёная аура, начинали приносить пурпурные урожаи, полные питательных веществ. Она потратила недели на установку точного процента белка, улучшение его устойчивости к холоду и повышение способности растений удалять загрязнители из почвы.

Зелёная сила Джули активировалась всякий раз, когда она касалась живого существа, позволяя ей интуитивно понимать, как функционирует его тело, вплоть до генетического уровня. Она могла вносить незначительные изменения в ДНК, выводить новые виды от одного родителя.

Это особое растение было одним из многих экспериментальных культур, выращиваемых на этой ферме. Пшеница, способная расти в загрязнённой местности, кукуруза, поглощающая окружающую радиацию… Её личный участок земли представлял собой странное, красочное собрание уникальных цветочных конструкций.

Хотя солнце уже село, над ней продолжал сиять свет, что заставило тридцатилетнего биолога отвлечься от её работы.

— Джули, — раздался над ней мужской голос, похожий на угли, пожирающие дерево. — Всё ещё работаешь в такой час?

— Здравствуй, Леонард, — Джули подняла взгляд на человека, летающего в четырёх метрах над ней, на человеческую фигуру из пламени и ослепляющего света. — Могу сказать то же самое о тебе.

Даже когда Лео Харгрейвс приглушил свет, излучаемый его телом, на него всё равно было трудно смотреть. Его Красный Эликсир дал ему способность превращаться в живое солнце, преобразовывая его человеческую плоть в солнечное пламя и давая ему контроль над собственной гравитацией. Леонард однажды сказал ей, что он всегда подавляет большую часть своей силы, чтобы не испепелять целые города одним своим присутствием.

В отличие от многих Геномов, лидер Карнавала всегда использовал своё настоящее имя, веря, что это делало его ответственным и заслуживающим большего доверия. Это не помешало людям дать ему прозвище, достойное его подавляющей силы.

Лео Живое Солнце.

К сожалению, бедняга сжигал свою одежду всякий раз, когда трансформировался. Неограниченная мощь имела свои недостатки.

— Твой муж здесь? — спросил её Леонард. — У меня есть новости.

— Он укладывает Джулию спать, — ответила она. — Вы наконец двигаетесь дальше?

Пламенный человек кивнул с намёком на сожаление, его присутствие привлекло несколько взглядов. В этот час большая часть общины ещё не спала; фермеры патрулировали стены, ухаживали за полями или просто играли в кости на улице.

Ферма семьи Коста включала большой дом, лачуги, сарай, сельскохозяйственные угодья и несколько загонов для животных. На этой земле жили две дюжины человек, в основном беженцы, которых Джули и её муж приняли после начала Геномных войн. Со временем община построила деревянные стены и укрепления вокруг фермы, чтобы сдерживать нападения бандитов и мародёров.

Фактически, во время одного из таких нападений Джули впервые встретила Леонарда. Его Карнавал убил Генома — предводителя бандитов, терроризировавших регион, а затем остался, чтобы убедиться, что местные общины могут выжить.

Её муж Бруно, мускулистый красивый мужчина с чёрными волосами и голубыми глазами, вышел из сарая и улыбнулся, увидев Леонарда. На его поясе было много ножей, потому что его сила позволяла ему сделать любое лезвие настолько острым, что оно могло разрезать что угодно. Дерево, сталь, алмаз… ничто не могло устоять перед ним.

Услышав о его силе, большинство людей считало, что Бруно был каким-то крутым убийцей, но они не могли быть дальше от истины. Муж Джули был самым милым и добрым человеком на земле, и единственными живыми существами, на которых он использовал свой дар, был скот.

Именно эта доброта в первую очередь заставила её полюбить его. Джули переехала в Кампанию в 2002 году, чтобы исследовать большое количество раковых заболеваний в регионе для её докторской диссертации. Она опросила Бруно в рамках своего исследования, и то, что начиналось как академический проект, превратилось в счастливый брак.

А потом случилась Последняя Пасха.

Эта Чудо-коробка… Джули до сих пор не понимала, почему её семья была выбрана для её получения. Почему пара в самой глуши получила Эликсиры? Почему этот ненормальный Алхимик вообще распространял что-то настолько опасное?

Прежде чем она осознала это, мир Джули перевернулся с ног на голову. Безумец опустошил Салерно в подпитываемом силой безумии, тоталитарный диктатор — Геном по имени Мехрон захватил центральную Европу, и вся Италия после ковровой бомбардировки откатилась в каменный век.

Поскольку семейная ферма находилась вдали от населённых пунктов, она не была разрушена. Бруно решил затаиться здесь, дождавшись, пока осядет пыль.

Только пыль так и не осела.

— Бруно, Джули, было очень приятно, — сказал Леонард, — но, к сожалению, настал тот день, когда Карнавал переезжает.

— Значит, наконец-то в путь, да? — сказал Бруно, явно опечаленный. — Прошло всего два месяца, но для меня вы стали часть пейзажа.

— Ах! Может быть, однажды, когда настанет мир, я построю себе дом поблизости. — Хотя она не могла видеть его лицо сквозь пламя, Джули была убеждена, что Леонард ухмылялся от уха до уха. — Кампания — такой красивый регион.

Именно так. Даже безудержный хаос не смог этого изменить.

— Значит, я прощаюсь, но не навсегда, — оптимистично сказала Джули.

— Тебе здесь всегда рады, — сказал Бруно. — Джулия будет грустить сильнее всех. Ты знал, что она теперь зовёт тебя «дядя Лео»?

— Когда приедет дядя Лео? — усмехнувшись, передразнила Джули. — Дядя Лео — лучший дядя!

Леонард в ответ засмеялся.

— Ах, прекратите, из-за вас мне так сильно хочется здесь остаться, — сказал он, прежде чем вздохнуть. — Я вернусь на её день рождения, обещаю.

— Ловлю тебя на слове, — ответила Джули.

— Ваша дочь… ваша дочь — будущее во многих отношениях, — сказал Лео. — Мы должны бороться, чтобы наши дети росли счастливыми. Независимо от того, какое бремя им придётся нести.

Да. Бремя суперсил.

Бруно и Джули зачали дочь вскоре после того, как каждый из них принял свой Эликсир. Их маленькая девочка ещё не проявила способности, но у неё уже были признаки вторичных геномных мутаций: устойчивость к болезням и токсинам, укреплённые органы, ускоренное заживление…

Геном второго поколения.

Джули подозревала, что именно это было целью Алхимика. Вырастить новую расу сверхлюдей, способных к размножению; вид, который вскоре заменит homo sapiens, пока старое человечество не исчезнет, ​​как неандертальцы.

— В Калабрии появилась новая организация, которая создаёт проблемы, — сказал Лео. — Я подумал, вам следует знать.

— Разве «Ндрангета» не контролирует ту территорию? — спросил Бруно. Калабрийская мафия захватила регион после того, как некоторые из её членов получили Эликсиры и подавили местные власти.

— Уже нет, — ответил Лео. — Они были уничтожены.

— Уничтожены? — Бруно нахмурился. — Как в…

— Уничтожены. Мужчины, женщины и дети. — Лео скрестил свои пылающие руки. — Ответственно за это, по всей видимости, ответвление Каморры, но в десять раз более смертоносное. Оно хочет объединить мафиозные семьи под одним знаменем, и в случае сопротивления его Геномы не знают пощады. Из-за этого очень сложно отслеживать его членов, а общины, которые они разрушают, даже не разговаривают с посторонними.

— Вы будете сражаться с этими людьми? — обеспокоенно спросила Джули. Калабрия находилась недалеко от Кампании.

Могущественный Красный Геном покачал головой.

— Пифия хочет, чтобы мы двинулись на север и сразились с Мехроном. Она видела, как он разрабатывал орбитальное оружие в течение нескольких лет, что в конечном итоге приведёт к катастрофическим последствиям. А новый Псих во Франции, Маниакальная чума, представляет собой ходячую пандемию, опасность которой возрастает в геометрической прогрессии, чем дольше она остаётся в живых.

Как и опасалась Джули, вокруг было очень много опасных Геномов. Некоторые из них были реальной угрозой всему человечеству, и Карнавал Лео не мог быть повсюду.

Даже сейчас Мехрон, Геномы-боевики и пережившие бомбёжки вооруженные силы боролись за контроль над созданной ими пустошью. Люди называли это Геномными войнами. К северу от Италии бои шли намного худшим образом, но это не означало, что юг был в безопасности.

С крахом цивилизации человечество овладело своими худшими и лучшими инстинктами. Мародёры, Психи и бандиты бродили по сельской местности; но Бруно принял много беженцев на ферме, и они сформировали стабильную общину.

Будем надеяться, что это поможет миру исцелиться.

— Мы будем осторожны, — пообещал Бруно, обнимая Джули за талию.

— Пожалуйста, будьте, — сказал Лео, кивнув им в последний раз. — Поцелуйте за меня Джулию.

И затем Леонард Харгрейвс улетел, двигаясь по ночному небу со скоростью истребителя.

— Он никогда не любил длинные речи. — Бруно держал жену в своих руках. — Я буду скучать по нему.

— Я тоже, — сказала Джули. Регион казался более безопасным, когда Карнавал был рядом. Даже если их община и соседи могли защитить себя, никто не осмеливался вступить в драку с чёртовым солнцем. — Но столько людей нуждаются в его помощи, гораздо сильнее, чем мы.

Её муж кивнул, взглянув на посевы.

— Они готовы?

— Да, — сказала она. — Когда-то я бы сказала, что внедрение новых видов в экосистему — ужасная идея, но…

— Я бы предпочёл пурпурную кукурузу, а не светящуюся, — усмехнулся Бруно, а Джули покачала головой от его неубедительной шутки. Он поцеловал её в губы. — Я люблю тебе.

— Я тоже тебя люблю.

Времена могут быть тяжёлыми… но они их преодолеют.

Несколько минут они целовались, пока кто-то не осмелился их прервать. Это был Бенни, один из охранников. Единственный фермер выше Бруно, который никогда никуда не ходил без своего верного дробовика.

— Извиняй, шеф, — попросил он прощения. — Но я должен остановить тебя, пока ты не миновал вторую базу.

Бруно засмеялся, разрывая объятия с женой.

— Что случилось?

— У нас посетитель. Путешественник-одиночка, просит гостеприимства.

— В такой час? — Джули нахмурилась. Такое часто случалось, но в наши дни мало кто решался путешествовать по ночам.

— Что за путешественник? — спросил Бруно.

— Определённо Геном, весь блестящий и хромированный, — ответил Бенни. Должен был им быть, поскольку путешествовал в одиночестве ночью по небезопасным дорогам. — Он говорит, что пришёл с подарками, и он привёл лошадь, полную припасов. Топливо, оружие, еда.

Это был не первый случай, когда другая община отправляла торговца на ферму Коста. Чаще всего они обменивали еду на найденные инструменты.

К сожалению, некоторые торговцы были замаскированными мародёрами, изучающими общины для будущего нападения. Когда-то ферма впускала всех, но после одного инцидента, стоившего им трёх человек, группа стала намного осторожнее.

— Мы не можем впустить его, — сказала Джули Бруно. — Мне жаль, но…

— Мы можем предложить ему еду и воду, но не крышу, — сказал Бруно Бенни.

— В том-то и дело, он говорит, что просто подарит подарки, а потом уйдёт, — ответил Бенни. — Но он хочет поговорить с тобой лично, Бруно.

— Со мной?

— Да, он слышал о твоей силе, и ему любопытно увидеть её в действии. По-видимому, он исследует суперсилы, и ему любопытно посмотреть, действительно ли ты можешь разрезать что угодно.

Это было странно. Джули обменялась обеспокоенным взглядом со своим мужем, который был переполнен подозрениями.

— Сколько людей не спят? — спросил Бруно Бенни.

— Пьеро, Донна, Алиса и Лука держат своё оружие нацеленным на его красивую голову, — ответил мужчина, кладя дуло дробовика себе на плечо. — Я сказал остальным, чтобы они на всякий случай приготовили оружие.

— Хорошо, я встречусь с ним. Надеюсь, это просто моя паранойя. — Бруно положил руку Бенни на плечо. — Вверяю тебе свою жену, друг мой.

— Д-да, конечно! — Бенни мгновенно напрягся, приняв это всерьёз.

— Не шути так, — слегка отругала Джули своего мужа, но он махнул рукой, прежде чем двинуться к главным воротам лагеря.

Она посмотрела на Бенни, который неловко заёрзал.

— Извиняйте, мэм. Не мастак я в обычных разговорах.

— Бенни, перестань меня так называть, — с раздражением сказала Джули. — Ты с нами уже три года. Я думаю, мы уже можем обращаться друг к другу по имени.

— И я буду называть вас мэм, пока Джулия не станет достаточно взрослой, чтобы я мог её так называть.

Биохимик покачала головой, прежде чем вернуться в свой сад.

Поскольку ядерное оружие и эпидемии опустошили западное побережье, Джули надеялась ввести эти новые виды для борьбы с загрязнением окружающей среды. По её прогнозам, потребуется всего пять лет, чтобы очистить воздух и почву Италии до их доапокалиптического уровня… и десять лет, чтобы отменить деградацию, вызванную промышленной деятельностью человечества.

Со временем вся Земля превратится в сад.

— Никогда не привыкну к этому, — сказал Бенни, наблюдая, как она использует свою силу на пшенице. — Я не религиозен, но… это заставляет меня задуматься, существует ли Бог.

— Это не было Божьим промыслом, — ответила Джули. Она услышала грохот грома и на мгновение задалась вопросом, не приближается ли буря. Но небо было ясным и безоблачным. Странно. — Просто эксперимент блестящего, но извращённого ума.

Она не могла объяснить это по-другому. Бог не был настолько жесток, чтобы создать монстров, подобных Мехрону, и пустить их в мир.

И вдруг в ферму ударила молния.

Малиновая вспышка света заполнила взор Джули, как будто гром ударил в землю прямо перед ней. Она услышала мощный грохот, доносящийся прямо со входа, а ферма задрожала.

Она обернулась, и когда её зрение вернулось к норме, там, где когда-то стояли главные ворота фермы, обнаружилась горящая дыра.

— Бруно! — Джули немедленно запаниковала и бросилась туда, прежде чем Бенни смог её остановить. Сработала сигнализация фермы, объявившая о нападении, в это время дым распространялся во всех направлениях.

Когда Джули подошла достаточно близко, её встретила сцена ужаса.

Мощная сила взорвала людей через укрепления фермы с достаточной силой, чтобы разрушить их. Трупы рассыпались по земле, совершенно изуродованные. Джули с трудом узнала среди них Донну, большая часть её тела была сожжена. Пьеро потерял голову, Джули узнала его только по фирменной синей рубашке, теперь выкрашенной в красный цвет.

И Бруно… Бруно был среди них.

Обе его части.

Молния бросила её мужа через ворота, разорвав его пополам ниже пояса.

Джули испустила вопль ужаса, ферма погрузилась в полный хаос. Охранники с оружием бросились к прорыву, а мирные жители скрылись в доме. Из дыма вырвались багровые молнии, разделяясь и огибая углы. Молнии убивали всех на своём пути, сжигая сердца или взрывая черепа, прежде чем перекинуться от одного человека к следующему.

Джули видела, как восемь человек, которых она знала годами, умерли в одно мгновение.

Другой, более мощный снаряд попал в главный дом фермы, разрушив стены и подпалив всё здание.

— Мы должны бежать, мэм! — крикнул Бенни, хватая её за руку.

— Джулия, — запаниковала Джули. — Джулия в сарае!

Статуя из слоновой кости появилась из темноты и дыма, уверенно шагая по ферме. Её глаза излучали малиновое сияние, её взгляд поражал любого, кого она видела, молниями.

На секунду Джули подумала, что это сам Зевс, спустившийся с небес. Для человека этот Геном поразительно напоминал древнее божество. Это была высокая мускулистая фигура почти двухметрового роста с длинной бородой и золотой лавровой короной на зачёсанных волосах. На вид он был среднего возраста, в котором уверенность старости сочеталась с силой зрелого мужчины.

Всё тело злоумышленника представляло собой статую из слоновой кости. Его волосы, плоть и даже глаза были неестественного оттенка белого. Только его древняя тога, сандалии и лавровая корона были сделаны из обычных материалов.

Возможно, его тело превратилось в инопланетный сплав; возможно, это был эффект стазиса, замораживающий его тело в пространстве и времени. Как бы то ни было, он держал руки скрещёнными за спиной, как завоеватель, наблюдающий за своей новой территорией.

А потом он заметил Джули.

Бенни немедленно встал перед ней, прикрыв её своим телом и подняв ружьё.

— Стойте сзади, мэм!

Мужчина из слоновой кости с удивлением посмотрел на них. Он напомнил Джули стервятника, смотрящего на умирающего верблюда; убийцу, играющего со своей жертвой, перед тем, как нанести смертельный удар.

— Мисс Коста? — спросил он, заметив Джули. Его голос был низким и излучал власть.

— Кто ты, чёрт возьми? — сердито зарычал Бенни.

— Юпитер Август, — ответил мужчина.

— Ты смеешь называться в честь бога? — крикнул Бенни, бросаясь на Генома с дробовиком и открывая огонь в упор. Залп из его оружия разорвал бы нормального человека на части.

Но пули попали в грудь и расплющились при ударе.

— Нет. Конечно нет.

Мужчина из слоновой кости ударил Бенни левой рукой. Пальцы прошли сквозь тело Бенни, как железный меч сквозь бумагу, его плоть и кости при ударе стали хрупкими, как грязь. Удар наотмашь оторвал череп от тела, и оба полетели в сторону.

— Я и есть бог.

Джули застыла от ужаса при виде кровавой сцены.

Биохимик несколько привыкла к виду крови и насилия, но никогда не видела такой небрежной жестокости. Этот человек убил её друга с таким же отношением, с каким убивают муху.

А теперь этот психопат уставился на неё.

Манипуляция молнией и некоторая форма суперсилы. Сразу две силы.

Псих.

Нет. Не Псих. Несмотря на его эгоистичное хвастовство, Джули не увидела и намёка на безумие в глазах этого жестокого человека. Никакой жажды крови других Геномов. Она видела только насмешливое высокомерие и хладнокровное пренебрежение к человеческой жизни.

— На колени, — приказал он.

Вместо этого, охваченная мстительным гневом, Джули бросилась на этого мерзкого человека и ударила левой рукой по его щеке. Он не предпринял никаких действий, чтобы остановить её, позволив ей активировать свою силу.

Хотя она никогда не использовала свою силу в нападении, она сделала для этого монстра исключение. Она заставит его ДНК разрушиться, уничтожит его органы. Заставит его заплатить.

Ничего.

Никакой реакции.

Это… это нечто игнорировало её силу. Она даже не воспринимала его как живое существо.

— Это не было просьбой, — сказал мужчина, подняв руку в ударе карате, целясь в её левое плечо.

Прежде чем Джули поняла, что её ударило, его рука рассекла её тело, как масло, удар отсёк её руку и бросил её на колени. Боль, более ужасная, чем всё, что она когда-либо испытывала, пробежала по её нервам, поток крови хлынул из её вен. Она испустила вопль агонии, её тело онемело и замёрзло.

— Печально, — сказал монстр, в его голосе не было сожаления. — Знай ты подобающий этикет, я бы оставил тебя в живых. Я не получаю удовольствия от убийства одного из избранных. Особенно молодой вдовы.

— Почему… — спросила Джули, борясь с болью и шоком. — Ты хотел… забрать растения себе?

— Растения? — Август взглянул на её сад, приподняв бровь. — Что с ними?

Он… он не знал? Тогда почему?

Почему?

— Ответь мне, — приказал убийца Джули, не глядя на неё. В его глазах она уже была мертва.

— Они… — мысли Джули внезапно обратились к спящей Джулии. Если она отвлечёт этого монстра, возможно… возможно, она сможет выжить. — Они могут выжить в… токсичной и радиоактивной среде… они могут… накормить всех… помочь нам спасти… спасти всех… вы можете…

— Растениями, которыми можно накормить всех? — Он взглянул на сад с внезапным интересом. — Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Если… если посевы выживут, тогда…

— Тебе лгали, — усмехнулся над ней Август мягким голосом, его глаза сияли электричеством, — кроткие ничего не унаследуют.

Он поразил сад малиновой молнией, поджигая его.

Пшеница, кукуруза, все генетически улучшенные культуры, которые Джули выращивала годами… вся её работа в одно мгновение превратилась в пепел.

После ужаса зрелища, как её муж сгорает заживо, Джули подумала, что больше не будет кричать. Но она закричала. Закричала от отчаяния, когда само семя надежды сгорало в огне.

— Будущее пришло ко мне в этих Эликсирах, — сказал человек из слоновой кости, погружённый в свои мысли. — Там, где неизбранные не могли устоять перед силой, я один использовал её в полной мере. Это было доказательством высокого уважения, которое Судьба испытывала к моей семье; доказательством, что нам суждено править Землёй и новым человечеством, как только это испытание отсеет недостойных.

Наконец он соизволил взглянуть на Джули, его высокое тело отбрасывало на неё свою ужасную тень.

— Если тебе интересно моё мнение, — мягким и безмятежным тоном сказал Август, — эта планета получила мало ядерных ударов.

— Почему? — спросила Джули, умоляя дать ответ, борясь с кровопотерей и отчаянием. — Что… что мы… сделали тебе?

Мужчина из слоновой кости улыбнулся себе под нос, найдя в этом вопросе что-то забавное. И всё же он ответил на её просьбу:

— Жила-была лиса, которую невозможно было поймать, поэтому царь послал за ней собаку, которой суждено было всегда ловить свою добычу. Юпитер, увидев этот парадокс, удалил обоих животных из мира и превратил их в созвездия.

— Что ты…

— Вот почему, — ответил Август, удовлетворенно взглянув на её мертвого мужа. — Я убрал из этого мира парадокс. Непреодолимая сила не может сосуществовать с неподвижным предметом.

Неуязвимый человек не вынесет лезвия, способного разрезать что угодно.

Это жестокое, бессердечное чудовище убило её мужа, доброго человека, который никогда не причинял вреда другому человеку, потому что однажды он мог стать угрозой?

— Ты настолько… — Джули впилась в него взглядом. — Настолько боишься смерти?

Глаза Августа вспыхнули горделивым гневом, и он поднял обе руки над головой Джули, сжав их в кулаки. Его лицо больше не было выражением ложной божественной безмятежности, а было адской, демонической яростью.

Он ударил кулаками, как молотом, по черепу Джули, и всё потемнело.

* * *
Следующие несколько минут Август обыскивал ферму в поисках выживших. Кровь женщины Коста капала с его рук, окрашивая его кожу цвета слоновой кости в красный цвет.

Всех, кого он нашёл, он убивал молниями. И мужчин, и женщин. Он усвоил этот урок из дней, проведённых в Каморре. Не оставляй никого в живых, чтобы они не начали вендетту против твоей собственной крови.

Нет человека — нет проблем.

Кроме того, он потратил достаточно ресурсов, чтобы заработать хорошую репутацию. Не нужно позволять никому усложнять повествование тревожными сказками.

Геном не получал от этого особого удовольствия. Он просто защищал свою семью от будущих возмездий. Август, насколько он знал, был неуязвим, но вот его родня — нет; даже если бы каждый из них принял Эликсир, они могли умереть. Будучи патриархом клана Августов, будущий император Италии не видел смысла рисковать.

Но и о этой расправе он не жалел. Сама идея этой общины вызывала у него отвращение.

Геномы существовали для того, чтобы править старым человечеством, а не служить ему. Апокалипсис был испытанием для всего человечества, великим очищением, предназначенным для устранения разложения, слабости и самовлюблённости, которые так долго отравляли Европу. Накормить всех означало баловать людей, не давая им принять вызов.

Геномы были избраны, что править новым миром, как когда-то боги направляли человечество с Олимпа. Среди примитивных только те, кто своими умениями и служением проявили себя достойными, возвысятся. Только лучшие получат Эликсир и будут приняты. Остальные будут жить, чтобы служить и приносить дань.

Жизнь нужно зарабатывать, а не отдавать.

Жаль, что эта женщина не смогла увидеть эту простую истину.

Очистив поверхность от жизни, Август перешёл в сарай, не обращая внимания на коров и овец. Здесь, должно быть, ужасно воняло, но Геном ничего не чуял с тех пор, как проглотил два Эликсира. Ему также не нужно было дышать, есть или пить. Он не чувствовал ни вкуса, ни тактильных ощущений, до такой степени, что объятия любимой жены больше не доставляли ему удовольствия.

Даже его волосы и борода не двигались с того дня.

Таково было бремя неуязвимости. Она защищала Генома даже от других Эликсиров, не позволяя ему проглотить третий. Но Август мог с этим жить. Небеса достаточно улыбнулись ему, и они ненавидели жадность.

Когда-то народ Италии построил величайшую, самую процветающую империю, которую когда-либо знала Земля; и судьба Августа — вернуть его к славе.

Направляемый своей силой, Геном нашёл скрытый люк сзади, оторвав его голыми руками. При этом он заметил, что к его непроницаемой коже прилипла крошечная частичка мозгового вещества женщины Коста. Август снисходительно вытер его, хотя для удаления крови потребовалась бы специальная очистка.

Он спустился по деревянной лестнице и вошёл в подземный подвал под сараем. Похоже, что большую часть этажа занимали спальни, чтобы укрыть уязвимых членов общины от посторонних глаз. Разумный выбор в эти смутные времена. Август проигнорировал пустые комнаты и остановился перед единственной занятой.

Место, где спрятался последний выживший.

Медленно полководец открыл дверь и вошёл в маленькую детскую спальню. Поскольку света не было, Август зажёг лампочку, и она осветила комнату; её стены были выкрашены в синий цвет, а крохотная фигура скрючилась под простыней.

— Я вижу тебя, дитя. Я знаю, что ты не спишь.

Август чувствовал электричество во всех его формах. Хотя он не мог управлять слабыми токами, он мог легко обнаруживать присутствие живых существ. Энергия, текущая по их нервам, выдавала их присутствие.

Ребёнок, маленькая девочка не старше трёх лет, выглянула из-за простыни, в ужасе от этого странного человека, ходящего по её спальне. Её глаза были голубыми, как океан, а волосы каштановыми.

Август оценил ребенка, узнав черты лица своих предыдущих жертв. Меркурий предупредил его, что у пары Коста есть дочь, но полководец не ожидал, что она будет такой молодой.

— Тише… — сказал Август, садясь на кровать. — У твоих родителей были силы, когда они зачали тебя?

Девочка ничего не сказала, слишком напуганная, чтобы издать звук. Но когда Август исследовал странные токи, протекающие по её телу, столь непохожие на нормального человека, он определил её как Генома. Второе поколение избранных.

— Если есть хотя бы небольшой шанс, что ты унаследовала силу своего отца, — сказал Август, ласково поглаживая её волосы, — то я не могу позволить тебе жить.

Девочка заплакала, когда Геном зажал ей рот рукой, чтобы заставить её замолчать. Это будет быстро. Он просто сожжёт её заживо с помощью молнии или сломает ей шею. Мгновенная милосердная смерть. Если она выживет, она обязательно попытается исполнить свой долг и отомстить за своих родителей.

Лучше убить её сейчас, пока она не стала проблемой.

И всё же, глядя в эти голубые глаза, гангстер не мог не почувствовать намёк на стыд. Такому чужеродному чувству не было в нём места, но он не мог избавиться от него.

— Ты напоминаешь мне мою дочь, — признался Август, пока по щекам ребёнка текли слезы. — У неё такие же глаза, как у тебя.

У Августа не испытывал сомнений по поводу убийства ребёнка, за исключением его собственного. И когда эта девочка посмотрела на него, ему показалось, что он собирается задушить собственную дочь. Даже прикрыв её глаза рукой, он не мог успокоиться.

Если подумать… его лейтенант и хороший друг Марс недавно рассказал ему об одной проблеме. Проблеме, которую этот ребёнок мог решить достаточно легко. Возможно, это было знамением с небес.

Боги были жестокими, но они также могли проявить милосердие.

— Я не убью тебя.

Август осторожно понёс плачущего ребёнка, его руки всё ещё были красными от крови её матери.

— Мне на ум пришло кое-что получше.

Глава 28 — Самоубийственный забег

Во всех предыдущих перезапусках Райан сбивал Гуля своей машиной, и он подумал, что идея стала несколько избитой.

Так что в этот раз он сбил Психа грузовиком.

У Райана не получилось найти японский[1], но тот, который он «одолжил», справился с задачей, пробив стены и швырнув Гуля на стойку. Курьер вылез из кабины с чёрной тростью, которую купил в магазине ниже по улице.

— Гуль, есть несколько вещей, которые я терпеть не могу. Массовое убийство? Эх, видал и похуже. Похищение детей? Теперь у меня закипает кровь. Трижды разбить мою машину? — Райан покачал головой. — Закрыть глаза на такое я не могу, Гуль.

— Кто, бля… — Как оказалось, грузовик нанёс гораздо больше повреждений, чем Плимут Фьюри. Некоторые кости Гуля сломались при ударе, и нежить изо всех сил пытался подняться. — Кто, бля, ты такой?!

— Видишь это? — Райан указал на свою шляпу. — Это моя обычная шляпа фокусника. Счастливая шляпа.

Он выбросил её и показал Гулю новую шляпу — чёрный котелок.

— Это военная шляпа.

Райан надел его и внезапно стал выглядеть более устрашающе.

— Ты знаешь меня, Гуль. Я образец душевной устойчивости и самообладания. Я сама уравновешенность. Но сейчас, когда на мне эта боевая шляпа? О божечки! Божечки, нет больше мистера Славного парня! Сегодня я совершу великие и ужасные дела! Это будет потрясающе!

— Что ты…

Райан ударил Гуля тростью по колену, в результате чего сломанный Псих беспомощно упал на землю.

— Бармен, Молоко плюс! — Курьер сделал заказ испуганному Ренеско и пнул лежащего Гуля. — Это подготовит меня к дикой ночи бессмысленного уничтожения собственности!

Потому что этот перезапуск должен быть как эспрессо.

Короткий, но интенсивный.

* * *
Заплатив Частной охране, Райан направился в Ржавый город и остановил машину перед магазином Поли. Голова и туловище Гуля лежали на заднем сиденье, а всё остальное курьер выбросил в мусорный бак. Как выяснилось, Псих испытывал огромные проблемы с использованием своей ледяной силы без рук и нижних частей тела.

А может быть, это была выученная беспомощность на работе.

— Мне есть в чём признаться, — сказал Райан, глядя на своего пленника в зеркало заднего вида. — В последнее время я чувствовал себя подавленным. Проблемы с Лен очень сильно давили на меня, и меня ждёт ещё очень много работы, чтобы между нами всё пришло в норму. У меня не было цели, не было основного квеста или того, чем можно отвлечься, никакого ясного пути вперёд. Мне было нечем отвлечься от скуки и экзистенциального страха.

Беспомощный скелет смотрел на него со смесью жалкого ужаса и замешательства.

— Но теперь я отдохнул! — сказал Райан, поворачивая голову и глядя мёртвому скелету в глаза. — Я заряжен! Я снова на пике формы, и у меня есть новый основной квест! Дать всей вашей банде такого пинка, который они никогда не забудут!

— Что ты собираешься со мной сделать? — спросил Псих. Чем дольше он слушал, тем больше и больше пугался.

— Мы едем в Хэппиленд, мой друг! — Райан схватил череп Гуля и приблизил его к собственному лицу. — В Хэппиленд[2]!

— Кто-нибудь, помогите! — закричал Гуль так громко, как только мог. — Кто-нибудь, спасите меня!

Но никто не пришёл.

Райан вышел из машины и, вооружившись тростью, в вальсе пошёл в магазин Поли. Поскольку это был первый день цикла, Мета-банда ещё не заставила владельца магазина работать на них. Он поднял глаза на Квиксейва, его взгляд мгновенно ожесточился, как только он узнал его.

— Привет, Поли, мой старый друг! — Райан объявил о своём незабываемом присутствии. — Это я, Квиксейв!

— Ты? — Владелец магазина навёл свою архаичную ракетную установку на лицо своего будущего клиента. — Ты осмелился показать здесь своё лицо?

— Да, да, я знаю, что у нас были разногласия, но, друг мой Поли, у меня есть для тебя сделка!

Райан ударил по земле кончиком своей трости.

— Сколько стоит эта ракета «Лицехват»?

* * *
Поли, когда узнал о планах Райана, отдал ракетную установку совершенно бесплатно.

Курьеру потребовалось тридцать минут на подготовку. Это был не первый его самоубийственный забег, так что всё было хорошо отлаженно, но он проворачивал подобного рода трюк только тогда, когда у него не было риска столкнуться с Геномом, способным навсегда убить его. Хотя Псишок был опасен, курьер был уверен, что сможет убить маньяка или покончить с собой до того, как его мозг взломают. Судя по сведениям, которые он собрал во время предыдущих перезапусков, у Меты не было никого, кто мог бы угрожать будущим циклам.

Насколько Райан знал, обстоятельства были подходящие, особенно если он сможет пораньше убить Кислотный дождь. Поскольку Мета в прошлом цикле изо всех сил пытались организовать контратаку, когда триста пехотинцев вторглись на их территорию, то, чисто логически, они не должны ожидать нападения одинокого волка.

В конце концов, кто будет настолько безумен, чтобы атаковать их в лоб, без поддержки и шансов выжить?

— Не говори никому, — сказал Райан, ведя свою машину прямо к Свалке в закрытом пальто, чтобы скрыть находившийся под ним сюрприз. Ракетная установка ждала на соседнем сиденье вместе с двумя пистолетами-пулемётами, и курьер надел на руки «Братья-кулачки». — Но я бессмертен.

Прикованный к капоту машины, Гуль вскрикнул от ужаса, пока курьер на полной скорости мчался по улицам Ржавого города.

Помимо мести за те три раза, когда Мета разбили его машину, — не было такого числа, который можно было им простить, — Райан думал, что они просто заслуживают того, чтобы их уничтожили. Они похищали детей, в том числе сирот, находящихся на удалённой опеке Лен, порабощали мирных жителей, убивали людей без всякого повода и просто делали мир более худшим для жизни местом. Хотя ни Dynamis, ни Августи не были идеальными, некоторые из их членов были хорошими людьми.

Сказать то же самое о Мете курьер не мог.

Последний цикл окончательно убедил его в этом. Эти Психи были слишком опасны, чтобы оставлять их в покое, и Райану нужно было лично проверить этот знаменитый бункер. Стел-миссия была безнадёжным делом, судя по тому, что сказал ему Покров, и Мета-банда быстро организует защиту, если большая группа войдёт на их территорию. Самоубийственная атака одинокого волка, быстрая и непредсказуемая, с большей вероятностью увенчается успехом в плане сбора информации.

Близко подобравшись к свалке, Райан ненадолго приподнял маску, чтобы проглотить красные пилюли. Это было «буйство» — разработанный одним Гением препарат для усиления боевых навыков. Оно повышало переносимость боли, уменьшало время реакции, ускоряло выработку адреналина и метаболизм на четыре часа. Оно было достаточно мощным, чтобы повлиять даже на Геномов.

Однако после этого препарат вызывал рвоту на несколько дней и увеличивал риск инсульта, из-за чего Райан никогда не принимал его во время обычных забегов. К счастью, в этом забеге побочные эффекты проблемой не станут.

Промчавшись без остановок мимо полуразрушенного квартала, Райан, наконец, увидел Свалку. Стопки машин, груды мусора и краны возвышались над трёхметровым забором, увенчанного колючей проволокой. Металлические предметы были собраны в холмы разного размера, самый большой из которых находился в центре.

Два Психа охраняли вход внутрь периметра. Один был какой-то человекоподобной ящерицей двухметрового роста с разноцветной чешуей. Другой была бледная женщина, всё тело которой, от длинных волос до морщинистого лица, было белым, как молоко; её тень, однако, принадлежала чудовищному демоническому существу. Райан идентифицировал женщину как Близнецы, но ящера он не узнал.

— Гуль?! — закричал ящер, увидев приближающуюся машину, его жёлтые рептильные глаза расширились после осознания.

В ответ Райан закричал как берсеркер и зажал педаль газа.

— Валгалла![3]

Близнецы мгновенно исчезла во вспышке света, но ящер был не так быстр. Райан переехал его, тело издало глухой удар и отлетело в ближайший забор, где затряслось от электрического тока.

Райан въехал в лабиринт из мусорных стен, с развилками и поворотами. «Буйство» начало действовать, учащая его сердцебиение, обостряя его чувства. Он быстро пересёкся с несколькими Психами, рыщущими по окрестностям, в том числе и Дворнягой. Мутант, грызший тушу большой крысы, в шоке поднял голову, увидев его приближение.

Райан открыл окно машины, схватил автомат и открыл огонь по всем, кто встречался на пути. Самые быстрые члены Меты нырнули на землю, уклоняясь от шквального огня, но Дворняга получил полный залп в лицо и рухнул на спину.

— Я думал, что в жизни смысла нет, но как же я ошибался! — крикнул Райан Гулю. — Он — в твоём страдании! Причинять тебе боль — моя причина жить!

Пока он ехал по лабиринту в поисках входа в бункер, Райан услышал, как эхо колоколов разносится по Свалке. Кто-то забил тревогу.

Сразу после этого он почувствовал невидимое давление на свои плечи. Тот же эффект, что и во время последнего цикла, перед тем, как всё пошло к черту. Ощущение, что кто-то его осуждает.

Земля.

Так вот в чём дело. Мета использовали своего нового рекрута в качестве сенсора, но, как предположил Райан, это не был идеальный метод шпионажа. Он сомневался, что кто-то сможет наблюдать за такой обширной территорией, как Ржавый город, и обращать внимание на каждую деталь.

Она засекла его во время его визита к Поли. Комар устроил ему засаду, когда Райан был там в последний раз, но сегодня никакой приветственный комитет курьера не остановил. Поскольку Гуль был рядом с ним, на Плимут Фьюри не обратили особого внимания. Должно быть, Земля ошибочно подумала, что тот возвращается назад, тем более что костяной папочка за несколько часов до этого отправился на задание по убийству.

Мусорные стены начали дрожать и осыпать обломки на Плимут Фьюри, но Райан, отточивший навыки вождения в бесчисленных циклах, уворачивался от них. Курьер предположил, что Земля не хотела вызвать землетрясение в их штаб-квартире, а её геокинез был не очень точным.

Однако в небе начали появляться кислотные облака. Райан ожидал чего-то подобного. Принимая во внимание её силу, Кислотный дождь была эффективна только на открытом пространстве и поэтому должна была защищать поверхность.

Двигаясь к центру, Райан кидал назад гранаты, в результате чего кучи мусора падали и засыпали дороги позади него. В конце концов, после безумной поездки, курьер наконец достиг двадцатиметровой башни, состоящей из ржавых машин, мусора и предметов домашнего обихода, вроде стиральных машин. Как он и думал, основание «ориентира» было выкопано, обнажив туннель, ведущий под землю.

Комар и Кислотный дождь охраняли вход, психотическая женщина уже достала два ножа. Вместо того, чтобы обращать на неё внимание, Райан сосредоточился на Комаре. Поскольку пистолет-пулемёт был пуст, он вышвырнул его в окно, а затем поехал прямо на инсектоидного монстра.

Комар поднял глаза, увидел приближающуюся смерть и расправил крылья. Но, пусть у него и была внешность настоящего кровососа, он не мог двигаться быстрее машины, мчащейся со скоростью двести сорок километров в час. Райан схватил ракетную установку, открыл дверь и выскочил перед столкновением.

Гуль издал последний крик, когда Плимут Фьюри ударил Комара в лоб прежде, чем тот успел улететь.

БАМ!

Комар погиб комариной смертью, прилипнув к лобовому стеклу.

Плимут Фьюри завершил свой путь в башне из мусора, отправив куски Гуля во все стороны. Самому Райану удалось перекатиться по земле, но в результате столкновения с землёй часть его пальто порвалась. У нормального человека кожа была бы содрана, но раны Генома были поверхностными.

— Мне очень жаль, — извинился Райан перед своей машиной, поднимаясь на ноги. Плимут Фьюри был похоронен вместе с останками Комара под грудой мусора. — Я позже заглажу свою вину!

— Издевающийся ворюга! — завизжала Кислотный дождь, бросаясь на него с ножами наперевес с удивительной ловкостью. Ядовитые капли дождя уже падали на землю, разъедая шляпу Райана. — Я разорву тебя на части!

— Долг. Честь. Храбрость. — Райан направил ракетницу на её красивое лицо и нажал на спусковой крючок. — SEMPER FI[4]!

Ракета с нарисованным на ней смайликом полетела прямо в Кислотный дождь, которая телепортировалась на стену из машин.

Ракета сменила направление и погналась за Психом.

Кислотный дождь немедленно телепортировалась к другой стене мусора, только для того, чтобы «Лицехват» погнался за ней с неумолимой, неукротимой свирепостью.

Райан обрадовался этому зрелищу. У него возникла эта идея, когда Поли в одном из предыдущих циклов предупредил его, что эта ракета сможет выследить его, даже если он остановит время. Кислотный дождь как боец не так уж отличалась от Квиксейва, за исключением того, что она перемещалась в пространстве, а не в замороженном времени.

Ракета будет преследовать её, пока либо не достанет Психа, либо у неё не кончится топливо, которого может хватить на несколько минут. К тому времени Райан надеялся быть в бункере, где отсутствие дождя сводило на нет силу Кислотного дождя.

Райан поспешно бросился к туннелю, пока кислотный дождь не превратился в ливень. Он выбросил ракетную установку и вытащил из-под пальто винтовку Гаусса и пустынный орёл, держа по одному в каждой руке.

Он спустился в туннель, за его спиной в лабиринте распространялись пожары. Он не знал, сколько времени понадобится Психам, чтобы расчистить путь после того, как он обрушил некоторые мусорные стены, но в ближайшее время он мог оказаться в окружении. Он должен сохранять инициативу и придерживаться стратегии нападения.

Когда Райан продвинулся достаточно далеко, земляные стены вокруг него задрожали. Земля, должно быть, догадалась о его намерениях и попыталась заблокировать вход, обрушив его. То, что она так долго не решалась сделать это, означало, что многие её товарищи были внутри и тоже рисковали попасть в ловушку.

— Именно то, что я искал, — сказал курьер, — жертвы!

Торопясь, Райан быстро добрался до открытой взрывоустойчивой двери с символом Мехрона на ней. Толстая стальная конструкция, вероятно, весила больше двух дюжин тонн и не опозорила бы бункер в недрах горы Шайенн[5]. Мета явно силой открыла его с помощью какого-то лазерного оружия, удалив стыки и поставив ворота рядом с входом.

Группа из четырёх дронов Dynamis, защищавшая территорию, немедленно напала на Райана. Геном остановил время и выстрелил в каждого из них из винтовки, электромагнитные снаряды пробили их металлические оболочки. Когда мир снова ожил, машины рассыпались в утиль и шурупы.

Райан любил бросать себе вызов, но иногда было так расслабляюще играть в жизнь на лёгком уровне сложности.

Курьер промчался мимо взрывоустойчивой двери, пока туннель за ним не рухнул, оказавшись в длинном металлическом коридоре. Как только он вошёл внутрь, невидимое давление исчезло. По какой-то причине сила Земли не проникала внутрь хранилища. Вероятно, ей нужны были грунт или почва, которые могли служить проводниками её сенсорных способностей. Он быстро проверил свою остановку времени на случай, если в бункере действовал эффект нейтрализации силы, но, к счастью, его способность сработала отлично.

Закалённые стеклянные окна по обеим сторонам коридора позволили Райану заглянуть внутрь подземных ангаров под Свалкой.

В помещении слева на вершине платформы стоял меха, который пилотировал Псишок в предыдущем цикле. Райан заметил закрытую дверь, встроенную в потолок, возможно, для того, чтобы робот мог быстро переместиться на поверхность. В ангаре справа находилась какая-то научно-фантастическая подводная лодка, наполовину погружённая в большой бассейн, вероятно, ведущий в море. Как и у её собратьев, на ней был нарисовал символ Мехрона. Над обеими машинами работали обычные люди, которых Райан посчитал инженерами.

Ха, значит, они раскопали эти мехи ещё до прибытия курьера в Новый Рим. Это значительно усложняло его планы на блицкриг.

Мета силой открыла все ворота на пути и не стала потом закрывать их. Расстояние также заглушало звуки снаружи, поэтому Райан просто вошёл в комнату в конце коридора, и никто его не побеспокоил.

Он вошёл в своего рода атриум, который Мета переделали в зону отдыха. В хорошо освещённой комнате было множество развлечений, вроде бильярдного стола, барной стойки и даже аркадного автомата «Street Fighters». Учитывая количество дверей с каждой стороны, это было чем-то вроде хаба; он также заметил лифт на другом конце атриума, ведущий на нижние уровни.

В комнате находилась группа Психов, в том числе Зарин. Девушка в костюме химзащиты держала кий и, к большому разочарованию своих собратьев-мутантов, отправила шар в лузу.

— Эй, из-за чего был грохот… — спросила Зарин, отрывая взгляд от бильярдного стола, и замолчала, так как не узнала Райана, — снаружи?..

— Зарин, — Райан поднял оружие. — У тебя есть парень?

Девушка растерянно посмотрела на него.

— Ты ещё?..

— Не разбивай мне вот так сердце! — Райан выстрелил ей в грудь из своего «пустынного орла», от чего её отбросило назад. — Я чуткая душа!

А затем курьер открыл огонь по удивлённым Психам, смеясь как маньяк.

Для Меты survival horror[6] только начался.

[1] В японских ранобе гибель под колёсами японского грузовика и последующее за этим перерождение в другом мире стало уже шаблоном.

[2] По-моему, отсылка к «Дракон Вайнкер» («Vainqueur the Dragon»), другому произведению автора

[3] Отсылка к фильму «Безумный Макс: Дорога ярости». Прикованный к капоту Гуль, кстати, отсылка к нему же.

[4] С латинского — «всегда верен». Является девизом корпуса морской пехоты США. Вместе с тремя предыдущими словами («Duty. Honor. Courage» — «Долг. Честь. Храбрость») использовалась в предсмертной речи Фрэнка Хорригана, главного антагониста Fallout 2.

[5] В этом бункере располагается командный пункт Командования воздушно-космической обороны Северной Америки

[6] Жанр компьютерных игр, для которого характерными являются упор на выживание игрового персонажа и нагнетание атмосферы страха и тревоги, подобно литературе и фильмам ужасов.

Глава 29 — Буйство

Шесть.

Райан, перед тем, как открыть огонь, насчитал в атриуме шесть будущих жертв, включая Зарин. Некоторые укрылись, другие немедленно бросились на него. Все были Психами, и скоро они будут мертвы.

Одной из них была безликая женщина, состоящая из чёрных чернил и с довольно сексуальным силуэтом. Пули легко проходили сквозь неё, но жестокость нападения на короткое время ошеломила её. Другим был мертвенно-бледный парень без волос, в одних чёрных штанах; несмотря на болезненный вид, у него были мускулы олимпийского пловца. В отличие от своих приятелей, он не спрятался в укрытие, а уклонялся от пуль с помощью сверхъестественных рефлексов. Четвёртый Псих в комнате был гуманоидом в костюме без каких-либо черт лица, даже без ушей и глаз[1], а пятый — гибрид человека и ягура. В отличие от своих собратьев, этот пушистик получил несколько пуль в грудь, но выжил.

Что до Психа с щупальцами, стоящего за стойкой…

Нет, не щупальцами. При ближайшем рассмотрении то, что Райан принял за щупальца, оказалось полупрозрачными руками алой энергии. Курьер насчитал их десятки, поднявших над землёй голову бестелесной женщины с азиатскими чертами лица и длинными чёрными волосами.

Её звали, наверное, Страхоёбище или что-то в этом духе.

— Мисс Чернобыль, я однажды сказал вам, что что бы ни случилось, я не буду воспринимать вас всерьёз, — сказал Райан, снова выстрелив в Зарин, пока та не восстановилась, и проделав ещё больше дыр в её костюме. Из-за её подавляющей наступательной силы с ней нужно было разобраться в первую очередь. — Угадайте, что! Я по-прежнему не воспринимаю!

— Зарин, мать твою, кто этот чёрт? — спросила чернильная женщина, её тело превратилось из чёрного в багровое, когда она атаковала Райана. Это на мгновение напомнило курьеру Кровотока, к его большому неудовольствию. — Твой бывший?

— Не знаю я, ясно тебе?! — ответила Зарин, ползя по земле к ближайшей двери. Ядовитые пары выходили из дыр, которые Райан проделал в её костюме. Газ разъедал металлические стены бункера, те покрывались ржавчиной. — Я вытекаю!

— Ты можешь превращаться в чернила и менять свой цвет? — спросил Райан у чернильной женщины. — Какое у тебя имя, Инки Винки[2]?

— Чернильная машина, — ответила женщина с намёком на уязвлённую гордость, превратив свои руки в топоры и попытавшись обезглавить курьера.

— Я думаю, ты была недостаточно хороша, чтобы назваться Убийственной машиной, — насмехался над ней Райан, останавливая время на три секунды, чтобы уклониться от неё. Учитывая её силу, его пули ничего ей не сделают, поэтому он решил сначала сосредоточиться на других. Неожиданность не будет длиться вечно.

— Телепорт! — закричал кто-то, когда время продолжилось.

— Инкогнито, иди вниз и позови Фрэнка! Мы заставим этого педрилу пожрать говна! — Страхоёбище открыла рот и выплюнула поток огня в Райана. Курьер уклонился, атака поразила стену и зажгла изолированный костер.

— Мы в замкнутом пространстве, шлюха ты тупая! — заорал Бледный парень, хватая бильярдные шары и бросая их в Райана со смертельной точностью. Мета могут работать вместе, но было ясно, что никакой совместной работой и взаимным уважением здесь и не пахло.

Ещё раз остановив время на пять секунд, чтобы избежать снарядов, Райан воспользовался возможностью, чтобы наступить на Зарин и прервать её отступление. Увидев, как безликий мужчина в костюме, Инкогнито, бежит к лифту, курьер выстрелил в него с умением, отточенным в бесчисленных перезапусках, как только время снова пошло. Четыре пули, две из винтовки Гаусса, поразили голову и спину, и труп рухнул на землю.

Критический удар!

Однако в винтовке закончились снаряды, и курьеру пришлось выбросить её. Страхоёбище зарычала и полетела в его сторону, её телекинетические багровые руки рванулись к его шее, в то время как Инки Винки заходила сбоку.

Райан расстегнул пальто, обнажив пояс со взрывчаткой на груди.

И не из тех детских, которые используют большинство сумасшедших. Нет, эта штука только для взрослых.

— НАГАСАКИ! — заорал он, бросаясь на летящую голову, как бык на корову в период течки.

Страхоёбище немедленно остановила атаку и в страхе отступила, открывшись для ответной атаки. Райан устроил ей полный опыт знакомства с «Кулачком». Перчатка впечатала её в стену, багровые руки исчезли вместе с сознанием хозяйки.

— Просто шучу! — рассмеялся над ней Райан. — Сначала я должен сказать кодовое слово.

Но ему было так весело! Было слишком рано заканчивать это взрывом!

— Это не телепортация, — сказал Бледный парень, с невероятной ловкостью бросая ещё несколько бильярдных шаров в голову Райана. Даже с улучшенным чувством времени курьеру требовались короткие остановки времени, чтобы избежать снарядов. Инки Винки не облегчала ему жизнь, изводя его своими руками-топорами. — Он искажает наше восприятие, парализует нас! Моя сила не может его ясно видеть!

— Значит Синий, — ответила Инки Винки, повернув голову к человеку-ягуару. — Ракшаса, не стой столбом, зови подмогу!

Зверочеловек издал могучий рёв, несколько оправившись от пулевых ранений. Когда он это сделал, вокруг него во вспышке фиолетового света появились крошечные пушистые существа. Они выглядели как милые гремлины с длинными волосами, острыми зубами и очаровательными глазами.

Оу, пора совершить геноцид гоблинов.

Райан полез в пальто, чтобы схватить новое оружие и расстрелять их всех, но Бледный парень сумел попасть по его руке шаром, и оружие улетело в угол комнаты. Затем Инки Винки попыталась обезглавить хронокинетика своей рукой-топором, но, промахнувшись, отрезала только прядь волос. Что ещё хуже, гремлины атаковали Райана, как стая бешеных крыс, и их хозяин продолжал призывать ещё больше.

Аргх, Психи оправились от неожиданного нападения и возвращали себе контроль над схваткой. Поскольку они превосходили Райана численностью в замкнутом пространстве, а к ним ещё шло подкрепление, ему нужно было быстро уладить этот вопрос.

Отчаянные времена требовали отчаянных мер.

— Хочешь соревнование по фурри? — спросил Райан, вытаскивая секретное оружие из пальто. — Я знаю, что должен сказать, что ничего личного, но знаешь что?

Он щёлкнул кнопку включения плюшевой игрушки.

— Это ещё как личное.

А затем он бросил ужас в ряды своих врагов.

Чернильная девушка стояла ближе всех и, таким образом, была первой, кто увидел игрушку. Кролик посмотрел на неё своими крошечными голубыми глазками, само олицетворение невинности. Его тело испускало фиолетовые искры, энергия наполняла его конечности и шерсть.

Чернильная машина не поняла.

А потом она взорвалась, когда два малиновых лазерных луча разрушили её торс и проделали две дыры в стене позади неё. Остальная часть её чернильного тела превратилась в лужу.

— Я люблю тебя! — сказала игрушка своим милым заранее записанным голосом, её голубые глаза стали малиново-красными. Игрушка повернулась к гремлинам и испарила их взглядом, когда они бросились на неё. Тень, которую она отбрасывала на стены, была не от кролика, а от чего-то большего и не из этого мира.

— Я так сильно тебя люблю!

Затем она с невероятной скоростью побежала прямо на Человека-ягуара, прыгая на удивлённого Психа. Из её крохотной лапы показались ножи, и она приземлилась на живот Психа, проделав в нём дыру.

— Поехали в Диснейленд! — сказал кролик, зарываясь в грудь Ракшасы. Ягуар извивался от ужасной боли, когда игрушка прошла через его грудь.

Райан услышал голоса, доносящиеся из теней; голоса не из этого мира. Они говорили тихо, угрожая смертью на чужом языке, который он едва понимал. Если он далеко зайдёт, то эффект может начать распространяться за пределы бункера.

И со временем будет только хуже.

— Что, что это… — Бледный парень уставился на кролика, пробивающего путь в животе его товарища. — Это не кролик… я вижу… что-то ещё внутри…

О боже, у Бледного парня была какая-то сенсорная сила.

— Нет, не смотри на него своими способностями, — предупредил его Райан, — это ужасная идея, ты не сможешь осознать его истинную фор…

Он не слушал, и он смотрел.

Бледный парень испустил вопль чистого ужаса, когда его разум столкнулся с правдой настолько ужасающей, что остатки рассудка Психа могли только сломаться. Он немедленно схватил кий и бросился на Райана, собираясь убить его.

— Останови его!

— Я не могу, сначала нужно бросить в него ребёнка, — насмехался над ним Райан, едва уклоняясь от удара по сонной артерии. Однако он не мог найти ни одного шанса на ответный удар, поскольку обезумевший Псих безжалостно пытался убить его. — Чем моложе, тем лучше.

Плюшевый кролик зациклится на первом ребёнке, которого увидит, как на своём лучшем друге, но… это решит проблему, создав новую, ещё более интересную.

Курьер остановил время, разломал кий напополам рукой и ударил Бледного парня острием в левый глаз. Убийца вскрикнул, когда время возобновилось, прежде чем попытаться вовлечь Райана в рукопашный бой. Курьер попятился, более обеспокоенный собственным творением, чем Психом.

Этот джинн, однажды выпущенный, сам в лампу уже не вернётся. Если Райан не сможет внезапно щёлкнуть выключатель, он не сможет контролировать этого смертоносного кролика.

Плюшевая игрушка показалась из залитого кровью трупа Ракшасы, превратив его кишечник в толстую петлю. Затем она прыгнула на спину Бледного парня, прежде чем он успел среагировать, накинула удавку из внутренних органов на его шею и начала душить Психа. Убийца споткнулся, отчаянно пытаясь сбросить кролика со спины, хватая ртом воздух.

— Давай обнимемся! — сказала игрушка, её белый мех теперь был красным. Она выглядела такой счастливой и мирной, душа Бледного парня. — Я твой друг!

Хуже всего было то, что Райан не программировал её на такое насилие.

Она просто любила убивать.

За исключением Бледного парня, в живых осталась только Зарин, но она не могла удерживать газ, составляющий её тело, внутри костюма. Было похоже, что кто-то истекает кровью, только газом вместо жикости. Не дожидаясь, пока прибудет подкрепление или плюшевый кролик обратит на него своё смертоносное внимание, Райан подошёл к лифту, вызвал его и вошёл. Доступен был только один этаж — нижний.

Бледный парень протянул руку к Райану, его глаза умоляли о пощаде, в то время как плюшевая игрушка душила его с блаженным выражением на морде.

— Почему? — ему удалось прохрипеть, пока курьер нажимал кнопку «вниз». — Почему?

— Вы разбили мою машину, — ответил Райан, оставив Бледного парня на мучительную смерть, когда двери лифта закрылись.

Лифт опустился на несколько этажей, что заставило Райана задуматься, как далеко заходил бункер… и насколько он велик. Он охватывал весь Ржавый город?

Лифт в конце концов добрался до места назначения и распахнул двери.

Райан вошёл в подземную камеру с толстыми стенами из чёрного металла. В центре комнаты проектор служил источником синего света рядом с голографическим бюстом Мехрона: старика за семьдесят, с морщинистой кожей, растрёпанными волосами и белой бородой. Можно было бы подумать, что он одного типажа с Гэндальфом и Дамблдором, если бы не холодная напряжённость во взгляде голограммы. Две взрывоустойчивые двери стояли по разные стороны от этой комнаты, но открыта была только одна.

Пол покрывали обломки сломанных роботов. Некоторые выглядели как гуманоиды из чёрного металла, вооружённые лазерными винтовками, а другие были громоздкими, неповоротливыми штурмовыми дронами. Райан узнал в них мехроновскую руку: многие такие машины вырезали целые общины во время Геномных войн. В некоторых местах курьер заметил следы засохшей крови и мох. Тела оставляли истекать кровью и разлагаться в некоторых углах, прежде чем их убрали.

Мета явно вели тяжёлую битву за этаж и убирали только собственные тела. Вероятно, они собирали их из-за Эликсиров в их крови.

— Есть тут кто? — крикнул Райан, но не получил ответа. Убедившись, что никто не устроит ему засаду, он осмотрел комнату и нашёл карту комплекса перед проектором.

Как и боялся Райан, сооружение было достаточно большим, чтобы охватить большую часть Ржавого города, хотя и располагалось так глубоко под землёй, что в него нельзя было попасть, кроме как через главный вход. Верхний этаж, который он только что покинул, на самом деле был жилым помещением и самой маленькой частью комплекса. Остальное, гораздо лучше укреплённое, представляло собой лабиринт коридоров и комнат с тревожными названиями, написанными на боснийском языке.

Лаборатория A и B. Карантинная зона. Завод наноботов. Производство роботов. Армейское хранилище A, B и C. Центр обслуживания роботов. Оружейная. Склад боеприпасов. Полигон для испытаний оружия. Репликатор материи. Центр орбитальной связи. Командный центр. Ядро реактора. Запретная зона…

Это был не защитный бункер.

Это был объект по производству и исследованиям оружия.

Один из объектов Мехрона.

Даже мёртвый, этот человек с манией величия оставил после себя беспорядок. Если так много роботов защищало менее важные районы, то, под Новым Римом, должно быть, хранилась целая армия. Армия без хозяина.

По спине Райана пробежал холодок, когда он, наконец, понял план Мета-Банды.

Эти ублюдки отправляли людей на смерть в попытке прорваться через оборону, чтобы получить доступ к командному центру. Если они возьмут под свой контроль роботов Мехрона и всё оружие, которое оставил этоот Гений, они смогут захватить Новый Рим или, по крайней мере, навязать борьбу другим фракциям. Чёрт, один только арсенал даст Психам огромное усиление в огневой мощи.

Стремясь причинить как можно больше разрушений за то время, которое у него осталось, Райан прошёл через единственную открытую дверь.

Он пошёл по высокому коридору и заметил справа от себя большое окно. Он заглянул внутрь и увидел что-то вроде лазарета, правда, лазарета из психиатрической больницы. Комната явно ржавела в течение многих лет, белые стены потеряли свой цвет, хотя Райан заметил ящики с медикаментами, сложенные в углу. Два человека, мужчина и женщина, были привязаны к операционным столам. Судя по пятнам на их коже, они сидели на «блаженстве».

Псишок был занят взломом мозгов мужчины, его проволочное щупальце вошло в рот наркомана. Женщина же словно была под седативными препаратами, её взгляд был пуст.

Псих поднял голову, когда Райан вошёл в лазарет.

— Малыш Чезаре. — Если он испугался или удивился, он этого не показал. — Как странно…

— Omae wa mou shindeiru[3], — перебил его Райан по-японски.

— Что?

Очень плохой выбор последних слов.

Курьер заморозил время, сократил разрыв между ними за десять секунд, а затем ударил его кулаком, как только эффект закончился. Голова Псишока взорвалась фонтаном мозгового вещества и прочих жидкостей, его провода метались во все стороны. Тот, что был внутри пленника, выскользнул, его щупальца лежали на земле, как труп кальмара.

— С тобой всё в порядке? — спросил пленника Райан, даже не пытаясь снять путы, так как этот забег закончится через несколько часов.

Мужчина в ответ затрясся на месте, что-то шевелилось под его кожей. Форма черепа изменилась, глаза побелели.

— Это что, из-за синдрома отмены? — спросил курьер.

Рефлексы Райана спасли его, когда проволочное щупальце вырвалось из груди мужчины и чуть не разбило ему череп. Курьер попятился, так как из тела вылезали новые кабели, за исключением черепа, который претерпел биомеханическую метаморфозу.

Вскоре над оболочкой наркомана возникла чудовищная смесь проводов, холодные глаза уставились на Райана.

— Я должен поблагодарить за это твоего отца.

Глаза Райана расширились от шока, когда он столкнулся с возрождённым Псишоком.

— Когда он нанёс мне те раны во время нашей последней встречи и показал мне свою истинную силу, я подумал… Что, если я неправильно понимал пределы своих способностей? Может ли это позволить мне также превзойти саму смертность?

Его щупальца метнулись к голове Райана, курьер воспользовался короткой остановкой времени, чтобы отпрыгнуть в угол комнаты.

— Я могу больше, чем читать мысли, — заявил Псишок, продолжая наступление и бросая операционный стол в курьера. Райан пригнулся, чтобы увернуться от стола, который ударился о стену позади него, пытаясь найти смысл в ситуации. — Я могу изменить их форму, перепрограммировать их мозг, превратить их в сосуды для чего-то большего. Взять на себя прямой контроль.

Каждый раз, когда он умирал, Псишок овладевал рабом, в мозгах которого он покопался. Курьер вспомнил бой в приюте: тогда Псих насильственно связался со своей заложницей, и медики отметили аномальные мозговые волны даже после смерти сумасшедшего.

— Ты пытался сделать это с ребёнком, — в ужасе осознал Райан.

— Которым из?

Страшный ответ наполнил курьера яростью.

Райан заморозил время и «Кулачком» превратил лицо этого бездушного монстра в кашу, не дав ему ни единого шанса защитить себя. Независимо от последствий.

Сразу после того, как время возобновилось, второй пленник начал претерпевать ту же ужасную трансформацию. Райан с отвращением избавил её от страданий ещё одним смертельным ударом.

— Теперь я буду убивать тебя при каждом перезапуске, — пообещал Геном трупу. Он как можно скорее придумает способ нейтрализовать эту ужасающую способность. Это был Кровоток на новый лад, хотя, к счастью, Псишоку сначала нужно было умереть, чтобы активировать эту способность. Сходство с его точкой сохранения также несколько обеспокоило Райана, и это ещё больше укрепило его решимость навсегда избавиться от этого маньяка.

Курьер подошёл к медицинским ящикам и взломал их, чтобы заглянуть внутрь. Его подозрения сразу подтвердились.

Поддельные Эликсиры Dynamis.

Десятки. Если они были во всех ящиках, то число увеличивалось до сотен.

Хорошо, теперь понятно. Не может такого быть, чтобы кража такого масштаба не попала бы в новости или не вызвала бы ответного удара со стороны Dynamis. Атомный кот правильно предположил, что кто-то в компании поставлял Мете Эликсиры, оружие и информацию.

Зачем? Чтобы они ослабили Августи, сохраняя при этом правдоподобное отрицание? Чтобы создать злодеев, которых арестуют их герои? Или Мета изучают бункер от имени их клиента, а не преследуют собственные интересы?

Кто был поставщиком? Энрике? Его отец Гектор? Или Псишок промыл кому-то мозги своими отвратительными способностями?

Райан услышал тяжёлые шаги из коридора и быстро вышел из лазарета. Псишок и новый Мета шли из конца коридора, противоположному входу. Другой Псих был колоссом трёх с половиной метров ростом, гигантским монстром, целиком состоящим из ржавой стали. Верхняя часть тела была больше нижней, а руки немного длиннее ног. У него на груди был нарисован флаг США. Существо больше походило на гуманоидного танка, чем на человека, даже вместо лица у него была маска, напомнившая Райану известного персонажа из «Звёздных войн».

О боже, Райан любил «Звёздные войны», даже приквелы. Он был рад, что старому миру настал конец раньше, чем кто-то смог сделать сиквелы ради того, чтобы грести деньги. Они были бы полным отстоем. Глубоко внутри себя он знал это.

— Это бесполезно, Чезаре. У меня сотни сосудов. — Псишок взглянул на огромного Психа. — Фрэнк, убей его, пожалуйста.

— Да, господин вице-президент, — ответил он глубоким голосом, и ему пришлось опустить голову, чтобы войти в коридор.

— Господин вице-президент? — спросил Райан.

— Вице-президент Соединённых, мать их, Штатов Америки, величайшей нации на Земле! — Гигант бросился на Райана и… СРАНЬ ГОСПОДНЯ, КАКОЙ ОН БЫСТРЫЙ!

Райан погиб бы без остановки времени, огромный кулак Фрэнка остановился в дюйме от его лица. Курьер быстро отскочил назад, метнув ножи в глаза гиганту.

Когда время возобновилось, кулак Фрэнка ударил о землю с силой, достаточной для того, чтобы сотрясти весь пол, рука пробила металлический пол до предплечья. Что касается ножей, то они прошли через его глаза. Буквально. Тело Психа впитало в себя металлические ножи.

— После первого толчка люди впускают меня. Они хотят этого, Чезаре. — Воспользовавшись узостью коридора, Псишок использовал свои щупальца, чтобы свисать с потолка над Фрэнком, двигаясь как биомеханический паук. — Люди хотят быть моими рабами. Бремя мысли, индивидуальности угнетает их. Но когда я проникаю в их мозг, когда устраняю смятение и заменяю его своей волей… они становятся по-настоящему счастливыми. В глубине души ты тоже этого хочешь.

— Ты — живая реклама противозачаточных средств, Псипси. — Каждое сказанное им слово было хуже предыдущего. Нужно было приложить много усилий, чтобы заставить Райана по-настоящему кого-то ненавидеть, но Псишоку это удалось без особого труда.

— Я собираюсь освободить тебя, Чезаре, — сказал сумасшедший в ответ, и Фрэнку удалось высвободить руку из проделанной им дыры. — Я собираюсь освободить тебя от самого себя.

— Знаешь, убить меня — только временное решение! — крикнул Райан, выхватывая из-под пальто гранату и швыряя её в обоих. — Только терапия может помочь тебе с твоими проблемами!

Граната взорвалась прямо перед лицом Фрэнка, выпустив мощный взрыв.

И затем…

Ничего не произошло. Гигант даже не вздрогнул, а Псишок отступил за своего телохранителя ради безопасности. Хуже того, малиновая аура окружала тело Фрэнка, и Псих, казалось, стал на несколько дюймов выше.

— Ой-ой.

— Пёрл-Харбор… — Фрэнк дрожал, будто у него был посттравматический стресс. — Снова Пёрл-Харбор…

— Прости? — спросил Райан.

— Я никогда не прощу японцев! — прорычал он, в ярости вскинув кулаки и задев потолок, отчего задрожал коридор. — Никогда их не прощу! Никогда!

Райан начал понимать, почему его называли Фрэнком Безумным.

Однако, если он мог не обращать внимания на гранаты и поглощать металл, то у курьера не было ничего, что могло бы убить этого парня. За исключением, может быть, атомной бомбы, но она положит конец забегу здесь и сейчас. Райану нужно было найти решение, и быстро.

Свет начал давать сбой, и по коридору эхом разнеслись крошечные шаги. Райан с тревогой оглянулся через плечо.

Плюшевый кролик шёл по коридору, неся скальп Бледного парня и злобно сияя глазами.

[1] По описанию похож на Слендермена — персонажа, созданного как пародия на городские легенды и невероятно развирусившегося где-то в начале 2010-ых

[2] Возможно, тут пародия на телепузика Тинки-Винки. Слово «Inky» значит «чернильный».

[3] Фраза из аниме «Кулак северной звезды», которую произносит главный герой Кенширо после нанесения своим противникам смертельной атаки. В ответ обычно звучит удивлённое восклицание «Nani?!» («Что?!»), за которым следует незамедлительная смерть.

Глава 30 — Поверженный

— Ты хочешь быть моим другом?

Слова кролика эхом разнеслись по коридору, а Райан оказался в ловушке между двумя монстрами. С одной стороны стояло безжалостное преступление против природы, а с другой — Фрэнк Безумный. Псишок оставался в тени, внимательно выжидая удобного момента.

Игрушка и Фрэнк встретились взглядами, два высших хищника признали друг друга. Напряжение стало осязаемым, кролик отбросил скальп Бледного парня, а Фрэнк принял боевую стойку крав-мага[1]. Шепчущие жуткие голоса эхом разносились по коридору, обещая сладкое разрушение всем живым существам.

— Стойте за мной, господин вице-президент, — сказал гигант Псишоку, настороженно глядя на кролика. — Это афганский заяц.

Напряжённая тишина растянулась на несколько долгих, мучительных секунд. Никто не был достаточно храбрым, чтобы сделать первый шаг. Уши плюшевого кролика угрожающе развернулись в сторону Психа, а пальцы Фрэнка беспокойно ёрзали. Райан затаил дыхание, зная, что следующие секунды решат судьбу всего забега.

И потом…

И потом началось. Кролик прыгнул вперёд, вытянув когти-ножи, а Фрэнк издал звериный рёв и бросился в атаку. Давид против Голиафа. Робот против робота. Человек против кролика.

Об этой эпической битве…

Об этой эпической битве нечего было сказать, потому что Райан убежал.

Понимая, что умрёт, если попадёт под перекрёстный огонь, курьер остановил время на десять секунд. Он побежал навстречу Фрэнку, проскользнул по полу между ног гиганта, быстро поднялся и побежал в другой конец коридора.

— Я так сильно тебя люблю! — услышал он за спиной.

Время в этот момент до сих пор было остановлено.

К сожалению, в тот момент, когда время возобновилось, Псишок, свисающий с потолка как паук, поджидающий свою добычу, ударил Райана по туловищу своим щупальцем.

Благодаря «буйству» Райан не «почувствовал» боль, но услышал, как одно из его рёбер сломалось от напряжения. Удар отбросил его дальше по коридору, освещённому вспышками малинового света. Бункер дрожал, когда Фрэнк бешено бил о пол и стены в бесплодной попытке достать кролика.

— Похоже, ты у нас стеклянная пушка, Чезаре, — произнёс Псишок, прыгая на своих проводах и пытаясь пригвоздить курьера к земле. — Ты можешь уклоняться тысячу раз, но так часто спотыкаться уже не можешь.

Райан сумел перевернуться, чтобы избежать атаки, быстро поднялся на ноги и побежал. Псишок последовал за ним, а два демона остались сражаться друг с другом.

В конце концов Райан выбрался из коридора и попал в другую подземную комнату с лампами, встроенными в чёрные панели во всех стенах; недавно здесь была пролита кровь, пятна от которой остались на металле. У ближайшей стены в ряд стояли семь чанов с жидкостями разного цвета, по одному на каждый Эликсир. Соединённые со странно выглядящими машинами, три чана содержали мутировавших животных; Райан попытался разглядеть их сквозь жидкость, но опознал в фиолетовом чане какой-то странный гибрид ящерицы и собаки размером с добермана. В лаборатории были две другие взрывоустойчивые двери, одна открытая, другая закрытая.

Щупальца Псишока метнулись к Райану, перезарядка способности которого наконец закончилась. Курьер уклонился, прыгнув в сторону после короткой двухсекундной остановки, наркотик в его организме помогал справиться с болью от сломанного ребра.

— Это всё, что у тебя есть? — насмехался Райан над Псишоком, оба в это время смотрели друг на друга. — Думаешь, с японскими школьницами будет проще?

— Классно, — ответил проволочный кальмар, запустив одно из своих щупалец. На этот раз, вместо того чтобы увернуться, Райан схватил его руками. Получив прирост силы от «буйства», он повернулся вокруг себя и швырнул Псишока в ближайшую стену. Псих сумел прийти в себя, но быстро замер на месте.

Эхо тяжёлых шагов раздавалось со стороны открытой взрывоустойчивой двери, что-то огромное шло в подземную лабораторию.

— Боже, боже, — прервал битву игривый голос с сильным нью-йоркским акцентом, — что у нас здесь происходит?

Массивная фигура, не такая высокая и массивная, как Фрэнк, но близко, шагнула через сломанную дверь. Тучный Псих, обладающий способностью превращать свою кожу в неразрушимый чёрный углеродный сплав, при своём появлении уже был в трансформированном виде. Этот мужчина был сильно мутирован, его лицо было покрыто многочисленными шрамами, а зубы выдавались вперёд, как у бегемота. Он был одет в стиле пятидесятых, но в его одежде были дымящиеся дыры, вероятно, от лазеров.

И его глаза… его карие глаза светились смесью дьявольской хитрости и злого нарциссизма. Он мельком взглянул на Псишока, который немедленно прекратил бой, не сказав ни слова.

— Большой Плохой Адам, — драматично сказал Райан, — мы, наконец, снова встретились вжирую.

— Ого, у нас новый Марк Твен объявился, — уколол в ответ живой воздушный шар. — Что за язык, острый как бритва. Оскар Уайльд гордился бы тобой, парнишка.

Он был худшим из преступников.

Одним из тех, у кого есть чувство юмора.

— Ты устроил наверху беспорядок, болван, — сказал Адам, держа левую руку за спиной и правую на виду. — Я следил за тобой через наши камеры. Извини, что не встретил тебя лично, я был занят важной работой.

— Что ж, жирдяй, теперь, когда мы получше узнали друг друга, может быть, обсудим за обедом твой план по завоеванию Нового Рима с помощью армии роботов?

Адам усмехнулся.

— На тебе прослушка, — сказал он. — Когда так говорят, всегда есть прослушка. Извини, приятель, от меня ты никаких разъяснений не получишь.

Ну, попробовать стоило.

— Подожди, подожди, ты сказал, что мы снова встретились? — Адам щёлкнул пальцами. — Ты ребёнок Кровотока. Сезер что-то там.

— Чезаре, — сказал Псишок, явно жаждущий атаковать Райана, но достаточно мудрый, чтобы ублажить своего босса.

— И это причина всей этой суеты? — спросил Большой Жирный Адам курьера, приподняв бровь. В это время по коридору эхом разносились взрывы. — Счёт, который нужно свести? Это уже в прошлом, приятель. В прошлом.

— На самом деле я сделал это импульсивно, — пожал плечами Райан.

— В любом случае, когда ты вламываешься в мой дом и начинаешь убивать всех моих людей, я принимаю это как личное, приятель. Поездка окончена, парень.

— Ну ладно, мне было весело. Думаю, тогда я просто взорву себя.

— Приятель, мы переживём твой прекрасный пояс. — Адам ухмыльнулся, но улыбка не касалась его глаз. — А ты — нет.

— Значит, бой насмерть? — Райан поработал ногами и побоксировал с воздухом. — Я готов к нескольким раундам.

— Не будет никакой битвы, пацан. Видишь ли, ты кое в чём заблуждаешься. СМИ называют меня Большим Адамом, потому что они не хотят сталкиваться с тем, кто я на самом деле. Моё настоящее прозвище… — Он улыбнулся, показывая три ряда острых зубов за губами. — Огр[2] Адам.

Он показал свою левую руку, и Райан вздрогнул.

Адам держал избитого окровавленного подростка не старше четырнадцати лет; вероятно, житель Ржавого города, явно арабского или турецкого происхождения. У пленника были слёзы ужаса в глазах, он взглядом умолял Райана спасти его.

— И хотя я предпочитаю французское, — сказал Адам со злобной ухмылкой, держа пленника обеими руками, как бутерброд, — кебаб тоже сойдёт.

Он открыл рот и приготовился откусить пленнику голову.

Время, казалось, замедлилось, пока Райан лихорадочно обдумывал ситуацию, и его суперсила была здесь не при чём. Эта ловушка, этот жестокий удар вывел его из мысленного равновесия. Курьер в любом случае зашёл достаточно далеко, и попытка спасти подростка, вероятно, закончится неудачей. Ему было что терять, если он предпримет попытку спасти вместо того, чтобы пожертвовать заложником и сбежать, чтобы исследовать бункер дальше.

Но некоторые линии Райан не мог пересечь, даже если последствий этому не будет. После этого его ждёт скользкая дорожка.

Курьер остановил время и бросился на Адама, изо всех сил ударив огра по руке.

Кулак сломался.

Его собственный кулак, не Адама. «Кулачок» и кости Райана раскололись при ударе.

Когда время восстановилось, курьер даже не заметил, как кулак Адама ударил его в грудь. Он только услышал удар, его рёбра и позвоночник сломались от нагрузки. Удар не привёл в действие пояс со взрывчаткой, но отбросил курьера в синий чан. Стекло треснуло от удара, капли жидкости падали на тело Райана.

Эффекты «буйства» избавили его от боли, но курьер больше не чувствовал ног. Он закашлялся кровью, тёплая жидкость заполнила его лёгкие.

— Вы, мученики, все одинаковые, — насмехался над ним Адам, почёсывая волосы пленника пальцем, как у домашнего животного. — Я знал, что ты сделаешь это, когда ты прекратил своё буйство ради того, чтобы спасти наших подопытных. Псишок, захвати его мозг, пока он на тот свет не отправился. Я хочу знать, кто послал за нами этого парнишку.

— Закрой глаза, Чезаре, — с наслаждением сказал Псишок, его щупальца обвились вокруг шеи Райана и подняли его над землёй. — Будет легче, если ты отведёшь взгляд.

Это был конец. Что ж, пока это длилось, было весело, даже если последние секунды — отстой.

Райан выкрикнул своё кодовое слово:

— Джа-Джа Бинкс[3]!

Пояс издал звуковой сигнал, прежде чем накрыть его и Псишока огненным взрывом.

* * *
Вот так закончился отпуск Райана.

Когда он вернулся на несколько часов назад, в свою машину, едущую к бару Ренеско, курьер чувствовал себя как человек, который добирается до работы на следующий день после грандиозной попойки. Он повеселился, но теперь пришло время снова стать серьёзным.

Устроить ли ещё один забег в Dynamis, чтобы поглубже покопаться в её связах с Метой? У него было чувство, что это сыграет роль, даже если ему каким-то образом удастся стереть Жирнибала Лектера[4] и его головорезов с лица Нового Рима.

Однако Райан пока видел только один способ убить Псишока навсегда, и этот вариант был эксклюзивным для Августи. Курьер уже довольно далеко продвинулся по этому пути, и ему хотелось посмотреть, что будет на той вечеринке.

Райан уже приготовился вернуться на путь Августи…

Пока не вспомнил, что ему придётся снова навестить Лен.

Чтобы поддерживать последовательность событий, ему придётся говорить слово в слово, повторять одни и те же действия, переживать одно и то же горе, пока это не станет рутиной. Каждое чувство, каждый особенный момент будут лишены своей сущности и уникальности. Древняя связь превратится в формальность.

Как и всё остальное.

Райан припарковался на первом же найденном месте, руки остались лежать на руле. Он сидел так несколько секунд, пытаясь собраться с мыслями. Он включил Хронорадио, поставив «Постапокалиптический блюз».

— Лен, — внезапно сказал курьер. — Я знаю, что ты слушаешь, Коротышка. Наблюдаешь за мной. Ты должна это делать, так или иначе.

Он не получил ответа, никаких изменений в мире вокруг него. Но Райан продолжил:

— У тебя есть столик возле дивана в твоей подводной квартире. Ты сейчас читаешь Карла Маркса, Гегеля и книгу «Двадцать тысяч лье под водой», которую ты нашла в Венеции. Ты хранила их все эти годы, потому что ты фанат кораблей, и это никогда не изменится.

Райан взглянул через окно на солнце, сияющее над мирным Средиземным морем. Он не видел, чтобы кто-нибудь выглядывал из воды. Может, она и смотрела, а может, и нет.

— Я знаю, потому что был там. Насколько я знаю, ты даёшь сиротам из Ржавого города припасы и деньги и хочешь отвезти их в свой комплекс под водой. Прежде чем ты подумаешь, что я телепортировался туда или что это фильм ужасов про сталкеров, я открою тебе секрет. Мой секрет.

Райан вдохнул и сбросил бомбу.

— Лен, я умею мысленно путешествовать во времени. Недалеко, но я могу снова и снова переживать одни и те же события. В тот роковой день я выпил Фиолетовый Эликсир, и он дал мне эту силу. С твоей точки зрения прошло всего четыре года, а для меня? Это было много жизней. Я сейчас, наверное, старше большинства стран. Я забыл больше, чем ты когда-либо узнаешь. Но я ни разу не забыл тебя.

Ну вот, он становится мягким-мягким и сентиментальным. Это было так странно, словно курьер сбросил с себя ношу, которая несколько дней давила ему на плечи.

— Я… — Райан изо всех сил пытался подобрать слова, так как они исходили из самого сердца. Он никогда не был хорош в этом, даже до этого цикла. — Я знаю, почему ты не хочешь меня видеть. Ты рассказала мне в другой истории, уже стёртой. Почему я причиняю тебе боль одним своим присутствием. Ты ненавидишь меня за то, что я сделал с твоим отцом, и я напоминаю тебе о плохих днях. И я… я понимаю. Понимаю.

Было больно вспоминать тот разговор, но он всё понял.

— Я хочу помочь тебе, Лен. Потому что я… потому что я забочусь о тебе. Но я не знаю, чем могу помочь. Никогда не знал. Одни говорят, что я должен проявлять настойчивость, другие — что я должен позволить тебе следовать своей собственной судьбе, не вмешиваясь. И… и я не хочу узнавать лучший способ, Лен. Потому что это означает пройти через бесчисленное количество проб и ошибок. У нас будут одни и те же разговоры снова и снова, ты будешь всё забывать, и каждый особенный момент, который у нас есть, станет для меня рутиной. Ты не будешь другом, ты станешь целью.

По-прежнему нет ответа.

— Я не хочу так поступать с тобой, — упорно продолжал Райан. — Так что, если… если ты слушаешь, и есть хоть какой-то шанс, что мы сможем помириться и найти способ обойти моё проклятие, пожалуйста, подай мне знак. Если нет… если нет, я оставлю тебя в покое. Я по-прежнему буду принимать меры, чтобы спасти сирот от Адама и его группы, но ты больше никогда обо мне не услышишь. Я уйду из твоей жизни. Потому что в противном случае нам обоим будет слишком больно.

Он оглянулся на дорогу.

— Так что, пожалуйста, умоляю тебя, — умолял Райан, — пожалуйста, подай мне знак. Какой угодно.

Его лоб ударился о руль.

— Не оставляй меня снова одного.

Тянулись секунды, минуты, и слышен был только шум машин.

Не услышав ответа, Райан вздохнул, восстановил самообладание и приготовился снова наехать на Гуля. Если курьер будет ждать дольше, он может прибыть слишком поздно, чтобы предотвратить убийства.

Из Хронорадио раздался её голос.

«Встретимся в приюте».

[1] Разработанная в Израиле военная система рукопашного боя, делающая акцент на быстрой нейтрализации угрозы жизни

[2] Персонажи кельтской мифологии, безобразные злобные великаны-людоеды, отдающие предпочтение маленьким детям

[3] Чуть ли не самый ненавидимый фанатами персонаж из приквелов «Звёздных войн»

[4] Передразнивание Ганнибала Лектера — культового персонажа, блестящего судебного психиатра, серийного убийцу и каннибала.

Глава 31 — Рыцарь веры

Когда Райан прибыл в приют, на Ржавый город опустились сумерки. Его добрый и подневольный друг Гуль, лишённый большей части конечностей, сидел взаперти на заднем сиденье. Курьер надеялся, что присутствие нежити избавит его от внимания Земли на этот вечер.

— Я бы взял тебя на прогулку, — сказал Райан пленнику, выходя из машины, — но я не думаю, что это место было построено для пожилых. Кроме того, здешние дети слишком стары для тебя.

— *** ты ***! — зарычал Гуль. — Клянусь, я…

Райан закрыл за собой дверь машины, и оскорбления скелета превратились в приглушённые звуки. Большинство животных спали в большом загоне, несколько собак залаяли на курьера, как будто он был незваным гостем. В отличие от его предыдущего визита, двери приюта были закрыты, хотя Райан видел свет, исходящий изнутри.

Геном постучал и стал ждать. Наконец маленькая девочка в розовом открыла дверь, направив пистолет ему в лицо.

— Чего тебе, наркоман?

— Привет, маленькая Сара, — поздоровался Райан. — Твоя мама здесь?

— Откуда ты знаешь моё имя? — спросила она, глядя на его шляпу. — Ты фокусник?

— О да, я особенно хорош во взрывах и исчезновениях. Смотри. — Он остановил время и заменил её дерьмовый револьвер на «пустынный орёл». — Видишь?

— Как круто… — восхищённо сказала она, рассматривая свою новую игрушку, как если бы это была кукла. — Он заряжен?

— Ага, но я поставил на предохранитель. Я могу поменять его на дробовик или почти на любое огнестрельное оружие.

— Ты мистер Райан? — спросила она, курьер кивнул в ответ. — Мама внутри. Она сказала, что ты придёшь.

— Могу я войти или мне придётся пробивать себе дыру? — спросил он, указывая пальцем на разбитое окно рядом.

— Можешь войти. Но сделаешь что-нибудь с мамой или остальными — и я заставлю исчезнуть твоё лицо. — Райан ничего не сказал, и девочка нахмурилась. — В моей голове это звучало намного лучше.

— Это приходит с практикой, мой юный падаван-остряк[1], — сказал Райан, входя внутрь, и девочка закрыла за ним дверь. Изнутри приют выглядел таким же обветшалым, как снаружи, со стен отслаивались обои, а на две комнаты была всего одна лампа. Сара помахала своей новой игрушкой Райану, направляя его.

Теперь, когда он смог хорошенько осмотреть внутреннее убранство, Райан убедился, что это место изначально было приютом для животных, которое спустя годы переделали в детский дом. Дети сделали спальни из отсеков-клеток, изначально предназначенных для животных; половина детей уже спала или читала старые книги Жюля Верна. Некоторые дети спали с кошкой или собакой под простынями.

Он нашёл Лен на кухне, которая готовила рыбу для группы из четырёх детей, собравшихся за столом.

На его старой подруге был тот же коричневый водолазный костюм, что и в прошлый раз, и она держала водяной пистолет в углу комнаты. На кухне явно не хватало оборудования, так как Лен использовала походную печь для мяса.

Она, увидев его, тут же замерла, Райан же снял шляпу и маску, как настоящий джентльмен.

— Рири, — сказала она.

— Кто это, ма? — Райан узнал девочку, которой Псишок пытался взломать мозг, — Джулию. Он осмотрел черты её лица, неопределённой формы череп, и по его спине пробежал холодок.

У Псишока было похожее строение лица, когда он напал на Райана в хижине Покрова.

Он также заметил мальчика, который играл с Сарой перед тем, как Психи напали на это место. Его золотистый ретривер ждал рядом, глядя на блюдо и виляя хвостом.

— Он выглядит странно… — сказал он, осматривая костюм Райана.

— Он фокусник. — Маленькая Сара показала им свой «пустынный орёл». — Смотрите!

— Сара, — отругала её Лен, но не сделала и шага, чтобы отобрать пистолет. — Что я тебе говорила? Не наводи оружие на людей, особенно на посторонних.

— Всё в порядке, ма, я знаю, как им пользоваться! — Маленькая девочка надула губы в ответ.

— Ага, как же, ты в банку газировки с трёх метров попасть не можешь, — поддел её мальчик, и Сара ущипнула его за руку. — Это правда!

— Райан, это Сара, Джулия, Ромен, Альбус и Валерия, — представила детей Лен, прежде чем взглянуть на курьера с противоречивым выражением лица. — Дети, это Райан. Он старый… старый друг.

— Он пришёл из волшебного места? — спросила маленькая Валерия, темнокожая брюнетка не старше двенадцати лет.

— Не говори о волшебном месте при посторонних! — отругала её Сара, в это время другая девочка зажала ей рот руками. — Извини, ма.

— Ничего страшного, — ответила Лен, положив руку Саре на плечо. — Можешь подать еду другим и проверить, чтобы каждый получил свою порцию? Мне нужно поговорить с моим другом.

— Он твой друг или твой парень? — пристал к ней один из мальчиков. — Я хочу знать!

Лен ответила натянутой улыбкой, а Райан промолчал. Если бы это был кто-то другой, он бы пошутил, но её он не хотел смущать.

— Я скоро вернусь, — пообещала Лен, схватив водяной пистолет и выводя курьера из кухни. Дети смотрели на них с подозрением, Сара хлопала в ладоши, чтобы привлечь их внимание.

Восхитительно.

— То, что ты здесь делаешь, просто замечательно, — начал курьер, тут же подумав, что его слова были неловкими. Лен сейчас до такой степени на него влияла, что не мог говорить саркастически в её присутствии.

Невидимая преграда между ними не скоро исчезнет.

— Спасибо, — смущённо сказала она, прежде чем начать подниматься по лестнице. — Мы можем пойти на крышу. Иначе они будут подслушивать через дверь и приставать к нам.

Райан был почти уверен, что они последуют за ними и попытаются подслушать. Он слишком хорошо знал детей: никто из них не мог устоять перед притягательностью его шляпы фокусника.

Лен провела его через дверь, ведущую на крышу, и заперла её за ними. Райан сел на край, свесив ноги в пустоту. Его старая подруга взглянула на него и села в той же позе, хотя и в двух метрах от него и с водяным пистолетом в руке.

Ни один из них не осмеливался сломать лёд, оба взглянули на небо над головой. Даже с огнями Нового Рима и загрязнённым воздухом звёзды сияли как никогда ярко. Это заставило Райана задуматься, стоит ли потратить несколько циклов на изучение того, как построить свой собственный космический корабль, и исследование Вселенной.

Лыжный отдых на Плутоне казался очень заманчивым.

— Отчасти напоминает о былых временах, не так ли? — заговорил первым курьер. — Мы всегда спорили, существует ли там разумная жизнь.

— Я до сих пор считаю, что мы одни во Вселенной, — ответила она. — За пределами нашей маленькой голубой планеты одни только тьма и холод.

— Мы не одни, — возразил Райан. — И, если спросишь меня, звёзды сияют ещё ярче.

Она неловко заёрзала. Райан понял, что его попытка завязать обыденный разговор сделала атмосферу ещё более неловкой.

— У нас… — Лен замолчала, прикусив нижнюю губу. — У нас уже был этот разговор?

Итак, она поверила ему на слово. Похоже, Лен до сих пор в некоторой степени доверяла ему, даже спустя столько времени.

— Мы разговаривали всего раз, в твоём доме под водой, — признался Райан. — Ты рассказала мне, что не хотела видеть меня после того, как я привёл Карнавал к твоему отцу, откуда ты знала в течение двух лет, что я жив, и что ты построила свою подводную базу для Сары и остальных.

— Значит, это правда, — пробормотала Лен под нос. — Путешествие во времени. Оно… оно возможно, поскольку многие Фиолетовые могут изменять пространство-время на ограниченной основе. Но… я всё ещё не могу этого понять. Ты перемещаешься физически? Или это просто передача информации?

— Я могу мысленно вернуться к точке, которую зафиксировал в конкретном моменте времени, — пояснил курьер. — Возвращается во времени только моё сознание.

— Точка сохранения, как в твоих видеоиграх? — Райан всегда любил играть в них, когда находил консоль, которая до сих пор работала. — Ты можешь…

— Я не могу перенести точку сохранения в прошлое, нет. — Курьер покачал головой. — Когда я создаю новую точку, она стирает старую. Хотел бы я спасти твоего отца, спасти нас, спасти мир, но я не могу. Я не могу изменить прошлое, только настоящее и будущее. Что сделано, то сделано.

Лен вздрогнула от его слов. Райан сразу же пожалел о своей прямоте, но он должен был это сказать. Он не мог позволить ей обрести ложную надежду.

— Как она работает? — продолжала задавать вопросы Лен. — Ты создаёшь альтернативные временные линии или перемещаешься в них?

Райан покачал головой.

— Знаешь, что такое «кот Шрёдингера»? Мысленный эксперимент? Какой-то психопат помещает кота в чёрный ящик, где у животного есть шансы пятьдесят на пятьдесят умереть или выжить. Пока ты не откроешь коробку, чтобы проверить результат, кот технически и жив, и мёртв одновременно.

— Я слышала о нём, — ответила Лен. Ну конечно она слышала, она ведь читает всё, что попадётся ей в руки. — Я думала, что это бессмысленная шутка над квантовой физикой.

— Это и была шутка. Но, как оказалось, я кот, живой и мёртвый одновременно.

Райан сложил ладони вместе, как будто держал что-то невидимое.

— Это наш пространственно-временной континуум, — объяснил он. — Чёрный ящик, в котором происходит всё время и пространство. Все моменты времени, все возможные временные линии. Прошлое, настоящее и будущее.

— Слишком мало места, чтобы вместить целую вселенную, — ответила Лен, слабо улыбаясь. Это зрелище согрело сердце Райана; похоже, дети положительно повлияли на её настроение, в сравнении с последним циклом.

— Тебе просто нужно сложить её достаточно раз.

— Но если наша вселенная — это коробка, значит ли это, что за её пределами есть что-то ещё?

— Да. — кивнул Райан. — Измерение вне пространства и времени, измерение наблюдателя. Назовём его Пурпурным миром.

— Пурпурный мир? — нахмурилась она.

— Это не точное название, но «Пурпурный мир» звучит неплохо. — Даже Кислотный дождь, похоже, была согласна. — Пурпурный мир существует между всеми моментами времени и точками пространства, хотя я могу влиять только на первое.

Лен молча слушала, пытаясь понять смысл его слов. Но она была умной, даже без её силы, и, хотя теория казалась диковинной, она согласилась принять её.

— На самом деле я существую в два момента времени, — продолжил объяснение Райан. — Когда я создаю точку сохранения, я разделяюсь. Одна версия меня существует в Пурпурном мире, в ловушке между двумя мгновениями, а другой я продолжает существовать. Второго меня ты сейчас и видишь. Мы оба существуем одновременно, и мы разделяем одно и то же сознание. Можно сказать, моя сила — это временная билокация[2].

— Таким образом, когда ты умираешь, ты, как кот Шрёдингера, — на лице Лен отразился ужас, — жив и мёртв одновременно.

— Да, за исключением того, что, поскольку моё сознание разбросано между двумя версиями, я жульничаю. Я разрушаю временную линию, на которой я мёртв, и создаю новую копию из моей точки сохранения со знаниями из стёртого будущего. Все события, произошедшие между двумя точками, отменяются.

— Но тебе не нужно умирать, чтобы активировать эту силу, верно? — умоляюще спросила Лен. Когда Райан не ответил, она в ужасе зажала рот рукой. — Сколько…

— Сколько раз? — Райан пожал плечами. — Бесчисленное множество.

— Как ты вообще можешь такое говорить? — Даже с их непростой историей он видел сострадание во взгляде Лен. Она всегда оставалась такой доброй. — Последствия… это ужасно, Рири.

— Ну, мои первые несколько десятков раз были кошмарными, — признался Райан. — Я из-за стресса несколько раз сходил с ума или впадал в кататонию. Но после первых тридцати раз или около того это стало нормальным, как принимать холодный душ каждый день. Ко всему привыкаешь, даже к смерти.

Это нисколько не уменьшило её беспокойства. Во всяком случае, Лен стала за него беспокоиться ещё больше.

— Но раз ты существуешь в двух временных периодах, некоторые концептуальные суперсилы, Белые Геномы или атаки, изменяющие память, могут повлиять на обе версии.

— Я подозреваю, что кто-то вроде Отмены… Подожди, ты знаешь Отмену? — Лен кивнула. — Отмена может сделать так, что моя сила исчезнет, если я умру рядом с ней. Очевидно, я не собираюсь её соблазнять.

— А остановка времени? Ты принял… — она остановилась, вопрос остался невысказанным.

«Ты принял два Эликсира, как мой отец? Ты Псих?»

— У меня есть только одна сила — точка сохранения, — заверил её Райан. — Остановка времени — это её применение. Я заставляю оба моих разделённых «я» слиться воедино, и таким образом наша реальность и Пурпурный мир совпадают. Это создаёт временную аномалию, в которой только я способен взаимодействовать с предметами, и моя сила защищает меня от негативных побочных эффектов. Это довольно приятная сделка. Однако, если я превышу ограничение в десять секунд…

— Две версии тебя сливаются. Ты открываешь коробку с котом и заглядываешь внутрь.

— Что всегда вызывает у меня преждевременный перезапуск, мяу, — сказал Райан, но она не улыбнулась. — Я потратил десятилетия на изучение Пурпурного мира, пытаясь понять, смогу ли я использовать его, чтобы улучшить свою силу и сделать более одной точки сохранения.

— Твоё Хронорадио, вот зачем ты его сделал? — предположила она, и Райан кивнул в подтверждение. — Тебе удалось физически войти в это измерение?

Райан подумал о плюшевом кролике.

— Не совсем, — ответил он, хмуро глядя на неё. — Кстати, а как ты взломала Хронорадио? Или откуда узнала, что оно у меня есть?

Она закусила нижнюю губу.

— Я… я…

— Ты за мной следила?

— Некоторое время наблюдала за тобой, — ответила Лен, покраснев, из-за чего стала выглядеть очаровательно. Она немедленно сменила тему. — Этот Пурпурный мир, ты единственный, у кого есть доступ к нему?

— Некоторые Фиолетовые Геномы могут использовать его силу. — Это было единственное объяснение способностей Кислотного дождя. — Может быть, все Фиолетовые Геномы черпают из него свои способности. Человеческое тело не может делать половину того, что может сделать Фиолетовый Геном, даже сильно мутировавшее.

Лен заёрзала на месте.

— Рири, сколько тебе лет? Нужны были годы, десятилетия, чтобы разобраться во всём этом.

— Не знаю, — признался курьер. Он давно сбился со счёта. — Может, пятьсот, может, восемьсот. Может больше.

— И ты всё это время искал меня? — Теперь её голос явно звучал виноватым и раскаявшимся.

— Ты не могла знать, — ответил Райан. Он никогда ничего не мог иметь против неё. — Первые десятилетия я думал, что ты мертва или вне досягаемости, так что я просто решил попробовать что-то новое. И только когда мне попалась на руки часть твоей техники, я понял, что ты где-то в Новом Риме.

Лен отвернулась, что-то мелькнуло в уголке её глаз.

— Коротышка? — Райан нахмурился, глядя, как она сдерживает слезы. — Лен, ты плачешь?

— Я плачу по тебе, — сказала Лен, глядя на него с явным чувством вины в глазах. — Ты… ты провёл столетия в одиночестве, а я…

— Лен, я… — Он протянул к ней руку.

Она заметно вздрогнула прежде, чем он успел прикоснуться к ней, тем самым заставив Райана отступить.

— Извини, — повторила Лен, чувствуя себя ещё более подавленной. — Просто… дай мне время осмыслить всё это. Это… всё сразу, это уже слишком. Слишком много всего за раз, Рири.

— Всё нормально. У нас есть всё время мира.

Он сразу же пожалел о сказанном, когда лицо Лен потемнело ещё больше. Чёрт возьми, почему каждое сказанное им слово ухудшало положение?

— Каждый раз, когда ты умираешь, все забывают о тебе, — сказала она, вытирая слёзы. — Снова и снова.

— Кроме тебя, — ответил он. — Ты единственный человек, который знал меня до временной петли. Я знаю, что это эгоистично, но…

— Ты думал, что я единственная, кто может сделать эту вечность менее одинокой. — Лен посмотрела на него с сочувствием. — Неужели нет никакого способа, чтобы кто-нибудь запомнил тебя? Воспроизвести твою силу?

— Я могу управлять только своим разумом через перезагрузки, и за все эти годы я не нашёл технологии или Генома, способных скопировать мою силу. Возможно, я мог бы получить больше результатов, если бы пересёк несколько черт, но некоторые из них я не могу переступить. Последствий не останется, но воспоминания — да. И если я привыкну к кровопролитию и жестокости, я… я боюсь того, кем могу стать.

— Ты боишься стать похожим на папу, — догадалась она, опустив взгляд.

Райан не хотел говорить это вслух, но да. Годы, проведённые рядом с Кровотоком, дали ему представление о том, что жестокость социопатов делает со всеми, и что после этого уже не будет возврата. Если раз обнимешь тьму, она будет следовать за тобой повсюду.

— Почему бы не попросить Dynamis? — предложила Лен, хотя ей явно не нравилась эта идея. — Они могут копировать суперсилы.

— Их подделки получают только «генетическую» часть сил, а не космическую физику, что их поддерживает, — ответил Райан. Вот почему их зелья были слабее оригинала. Эликсир «Возжигатель» позволял разжигать огонь, используя калории собственного усиленного тела, но настоящий Красный Геном имел доступ к почти бесконечному источнику энергии. — Я имею в виду, что если они не смогут каким-то образом получить доступ к Пурпурному миру, поддельный Эликсир, основанный на моих генах, не будет иметь никакого эффекта.

Его подруга молчала несколько секунд, прежде чем, наконец, отложила водяной пистолет и скрестила руки. Он уже видел её в этой позе, когда она входила в состояние фуги Гения или думала о новой концепции.

— Это происходит снова, — сетовала Лен, поскольку ей не удалось придумать изобретение, которое могло бы помочь в деле Райана. — Я могу творить чудеса, но ничего, что могло бы помочь здесь и сейчас. Как в случае с папой.

— Всё в порядке. — Тот факт, что она вообще хотела ему помочь, заставлял его чувствовать себя счастливее. — Никто не может делать вообще всё, а ты уже можешь многое. Даже Вулкан восхищается твоей работой, с её-то эго размером с Сатурн.

Она слабо улыбнулась, но улыбка не коснулась её глаз.

— Если ты не думаешь, что решения есть, и я забуду этот разговор, — сказала Лен, глядя ему прямо в глаза. — Почему он вообще состоялся?

Ага, сложный вопрос.

— Я не думаю, что есть решение, нет, но я хочу, чтобы оно существовало. Вулкан делает успехи в усилении суперсил, а Мехрон уже добился это. — А под землёй был целый тайник, набитый его технологиями. — Надежда умирает последней, понимаешь? Если есть шанс, пусть даже мизерный, что я смогу заставить людей вспомнить меня, и что мы сможем помириться… Я хочу попробовать.

Она не ответила, её взгляд был задумчивым.

— Псишок атакует это место через два дня, — сменил тему Райан.

— Почему? — спросила Лен скорее опечаленно, чем удивлённо. Она, должно быть, ожидала чего-то подобного с тех пор, как сюда перебрались Большой Жирный Адам и его банда.

— Под Свалкой есть бункер, полный технологий Мехрона, и Мета пытаются проникнуть в него. — Её голова тут же в тревоге повернулась к нему. — Я полагаю, Псишок пытается собрать детей на случай, когда у них закончится пушечное мясо для прорыва защиты бункера. И кто-то из Dynamis по неизвестной мне причине поставляет им поддельные Эликсиры.

Чем больше он говорил, тем бледнее она становилась.

— Я позабочусь об этом, — пообещал Райан. — Я делал это раньше.

— Этот город… — Лен покачала головой, глядя на Ржавый город и Новый Рим за ним. — Он никогда не станет лучше, как бы ты ни старался.

— Он может.

— Он был плох даже до прибытия Меты, — ответила она. — Dynamis, Августи, они все одинаковые. Их волнуют только деньги и власть. Я пыталась что-то изменить, помочь людям, но… просто так обстоят дела. Это не Новый Рим, это Новый Вавилон.

— Он может стать лучше, — настаивал Райан, указывая на звёзды. — Лен, ты видишь только темноту, но куда ни глянь, везде есть свет.

Лен ему не поверила.

— Мы уже спорили об этом, — предположила она.

— Ага, — признал курьер. — После нашего предыдущего разговора я подумал, что смогу уничтожить Мету, оплатить некоторые долги, возможно, сделать поверхность достаточно хорошей, чтобы ты захотела вернуться.

— Тебе не нужно делать это, — настаивала она. — Пусть Мета и Августи уничтожат друг у друга то, что им дорого.

— Лен, мы не можем допустить, чтобы Мета заполучили оружие Мехрона, — возразил Райан. — Это будут новые Геномные войны.

Это будет Кровоток в масштабе всей страны.

— Рири, это тебя уничтожит, — заявила она с ноткой отчаяния в голосе. — Это уже произошло. Ты… ты совсем не стабилен, Рири. Сколько раз ты терпел поражение?

— Достаточно, чтобы добиться успеха.

Она приняла его слова, но не произнесла ничего в ответ. Во всяком случае, она, казалось, отстранилась ещё больше.

— Что ж, извини, что обременяю тебя всем этим, — извинился Райан, поднимаясь, пока не остановился в опасной близости от края. Один шаг — и он отправится в свободное падение. — Спасибо, что выслушала, Коротышка.

— Куда ты собираешься?

— Я остановился в хорошем отеле в центре города, — ответил он, снова надевая маску и шляпу. — Мне нужно поехать туда, чтобы события развивались благоприятно.

Она обдумала его ответ и затем сказала:

— Нет.

— Нет? — Райан замер.

— Ты можешь… ты можешь остаться здесь. — Лен дышала долго и глубоко. — Здесь не то чтобы удобно, но… ты можешь остаться здесь на ночь.

— Лен, я не могу. Если я не пойду в отель, Виверна и Вулкан не…

— Останься здесь, Рири, — попросила Лен, глядя на него снизу вверх. На этот раз это было не предложение, а просьба. — Пожалуйста, останься. В этот раз.

Райан открыл рот, чтобы возразить, так как это поставило бы под угрозу его график, но… когда он посмотрел в её умоляющие глаза и увидел в них беспокойство, его сопротивление растаяло.

— Хорошо, — сказал Райан. — Я останусь.

[1] Падаван — чувствительный к Силе ученик джедая («Звёздные войны»). В оригинале Райан меняет первую часть слова («пад») на созвучное «пан» («pun»), что на английском значит «каламбур», «игра слов»

[2] Билокация — одновременное нахождение в двух местах

Глава 32 — Фрагмент прошлого: как приручить плюшевую игрушку

Весна 2018, ферма недалеко от Флоренции, Италия.

Восемнадцатилетний Райан Романо, в чём мать родила, с ноги открыл дверь лаборатории.

— Мозготруп! — крикнул он, поднимая над головой плюшевого кролика. — Я сделал его! Его!

Его «сосед по комнате» Алхимо, который был занят операцией на извлечённом мозге собаки, поднял взгляд на Райана. У этого долговязого киборга кости были сделаны из меди, вместо органов были стальные насосы, вместо вен — стекло, а его руки заканчивались шприцами. В стеклянном черепе плавали мозг и два зелёных глаза, пристально смотревших на путешественника во времени.

— Почему ты голый, бесстыжий эксгибиционист? — Голос, который исходил из динамика киборга, был раздражённым, но не удивлённым. — Ты позволил своей основе, своим биологическим позывам снова одичать?

— Да, но нет! — радостно ответил Райан, помахав своим новым изобретением кибернетическому Гению. — Я просто не мог дождаться, чтобы показать тебе правду!

Киборг молча посмотрел на красивую игрушку. На мгновение в мастерской был слышен только звук компьютеров. Лаборатория Гения была настоящим логовом безумной науки, хаотической галереей мозгов в банках, пробирок с разноцветными химическими веществами и экспериментальных сортов травки. Хронорадио стояло на ближайшем столе, подключённое к искусственному мозгу и миниатюрному ускорителю элементарных частиц.

— Что это? — наконец спросил Алхимо. — Детская игрушка из мусора?

— Тестовый зонд! — гордо ответил Райан. — Он намного изобретательнее, чем очередной марсоход!

— Но почему именно зайцеобразная плюшевая игрушка?

— Ну, она милая. Если измерение населено, она успокоит местных жителей.

Чтобы доказать это, Райан щёлкнул переключатель на спине, тем самым включив плюшевую игрушку. Её голубые глаза засветились искусственным светом, и она тут же проиграла заранее записанное сообщение: «Я люблю тебя!»

— Видишь? — спросил Райан. — У неё есть лазеры, и она запрограммирована на защиту детей до тринадцати лет. Она совершенно безопасна.

— Порой я задаюсь вопросом, не повреждены ли твои нейронные связи до такой степени, что они не способны восстановиться, — сказал Алхимо, рассеянно заканчивая операцию. — Но это так, как ты хочешь.

Алхимо, или Мозготруп, как любил его называть Райан, был Гением со специализацией на нейронных технологиях. Мозг-машинный интерфейс, мозги в банке, сенсорные препараты — всё, что касается нейронов, он мог сделать. Райан знал его более двух лет, по крайней мере, с его точки зрения. В предыдущем цикле они даже вместе основали наркокартель; правда, эта авантюра кончилась тем, что Райана застрелил один из его обезумевших клиентов.

Но это было весело! Может быть, Райан посвятит это