B297987 Заклятие дома с химерами

Форумы - Флудильня - B297987 Заклятие дома с химерами
Karsten
Karsten's picture
Оффлайн
Продвинутый
Зарегистрирован: 12.11.2012

Заклятие дома с химерами

Книга "Заклятие дома с химерами" Эдварда Кэри -- прекрасный образчик антиутопии, поданной в пёстрой обёртке так называемой "неоготики"; действие в книге разворачивается в прошлом, а не в будущем. То есть, антиутопия подобного рода показывает нам не одно из возможных ветвей развития общества, не говорит "посмотрите, куда мы можем придти, если не одумаемся", а освещает фонарём фантазии уже осуществившийся вариант, как бы констатируя: "Полюбуйтесь, куда мы с с вами уже пришли". И, как и положено антиутопии, книга насквозь остро-социальна.

На окраине столицы мира, Лондона, посреди свалки настолько гигантской, что её принято сравнивать с морем, стоит, подобно рыцарской крепости, неприступный и огромный дом семейства Айрмонгеров. Говорящая эта фамилия переводится как "торговцы гневом" или, еще лучше того, "насаждающие ненависть". И так как их родовое гнездо никакими каменными химерами не украшено, логично будет предположить, что химерами (отвратительными порождениями больной фантазии) являются сами Айрмонгеры. Действительно, Айрмонгеры -- не совсем люди, и даже имена у них отличаются от человеческих. Нормальных людей (и вообще всё живое и дышащее -- жуков, чаек, страусов) они ненавидят, готовы убить и даже съесть при первом же удобном случае, и встречают с их стороны ответную ненависть (например, стоит решившему покончить с собой несчастному Туммису Айрмонгеру выйти из дома без скафандра наподобие водолазного, как его тут же атакуют птицы).

Айрмонгеры живут в своём замке крайне "замкнуто", словно на острове. С внешним миром замок сообщается посредством подземной железной дороги на паровой тяге, по ней же в дом поступают и новые айрмонгеры, бастарды и ублюдки, найденные в мире людей и, по сути, обманом похищенные оттуда. Айрмонгеры-метисы, как существа второго сорта, приставляются прислуживать чистопородным айрмонгерам, и назад, в мир людей, дороги для них больше нет. Они переходят на положение рабов, тяжело трудящихся за миску еды. То есть, речь в книге идёт именно о рабстве и связанных с ним моральных проблемах.

Раб, как известно, отличается от человека тем, что является вещью -- им можно владеть, его можно продать, уничтожить и так далее. Рабу не принадлежит даже собственное имя -- вспомним, что рабов-негров насильно переименовывали в ганибалов и томов. Это показано в книге буквально: первым делом пришелец из внешнего мира лишается собственного имени, и из какого-нибудь "Перси Хочкиса" становится Айрмонгером (даже без номера, есть лишь одно имя на всех). И как только новый айрмонгер окончательно забудет своё имя, забудет, что когда-то он был человеком (забудет "свою историю"), он самым недвусмысленным образом физически превращается в вещь -- становится зонтом, подставкой для гренок или затычкой для ванны. И по подземной железной дороге, этому конвейеру смерти, из внешнего мира приходится привозить ему замену.

Как и положено в жанре антиутопии, начинается книга с того, что по ошибке в дом Айрмонгеров попадает "Дикарь", т.е. обычный, живой, неиспорченный человек -- сильная характером девчонка Люси Пеннант, особость которой автором подчеркнута рыжим цветом волос и не английской, а французской фамилией. Первым делом, Люси отказывается забыть своё имя -- читай, отказывается становиться рабом-айрмонгером. Каждого айрмонгера ежедневно "кормят грязью", угнетающей память (синоним унижения), но Люси сначала отказывается есть грязь, а потом, будучи к тому принуждена силой, остаётся к её воздействию странно невосприимчивой. Более того, Люси мигом находит "слабое звено системы" -- мальчишку Клода Айрмонгера, из "чистых", отличительной чертой которого является врожденная способность "слышать" предметы, т.е. видеть в предметах тех людей, которыми они были до попадание в рабство к айрмонгерам. Поскольку, предметы, оказывается, говорят Клоду свои имена -- серебряный свисток аттестуется Альбертом Поулингом, латунная дверная ручка представляется как Элис Хиггс, а затычка для ванной, сопровождающая Клода по жизни, беспрестанно бормочет, что она (он?) является "Джеймсом Генри Хейвордом". И, так как подобное тянется к подобному, Клод махом влюбляется в эту рыжую ведму, в Люси Пеннант.

Появление в доме не-айрмонгера нарушает и без того хрупкое равновесие -- рабы начинают волноваться, предметы своевольничать, словом, на плантации назревает бунт. Как и положено бунту, вполне бессмысленный и беспощадный. Подстрекаемые чайной чашкой, предметы собираются в кучу, формируют собой "Собрание", (превосходная аллегория "митинга"), на котором вещи пытаются стать людьми. Человекоподобная груда вещей, сама испуганная собственной силой, крушит всё вокруг, шарахается по дому, убивая рабовладельцев и одним своим присутствием превращая айрмонгеров в вещи. Когда масса толпы становится критической, запускается и обратный процесс: составляющие Собрание предметы начинают превращаться в людей (хотя бы внешне, ведь внутренне они продолжают оставаться айрмонгерами), так старый чайник обращается старухой Мэри Стеггс, велосипедное колесо становится мальчишкой Вилли Виллисом, и даже Клодова затычка для ванны претерпевает желанное превращение -- в последней главе книги мы знакомимся с юным Джеймсом Генри Хейвордом во плоти. Ничего особенного, еще один айрмонгер.

Да, айрмонгер, а не человек. Система осталась не разрушенной, дом стоит, паровоз разводит пары, готовясь ехать в Лондон, и, разве что, некоторые вещи и некоторые айрмонгеры поменялись местами -- кто-то стал предметом, а кто-то обрёл руки и ноги. Клод превратился в полсоверена и перешел в собственность Джеймса Генри Хейворда, рыжая Люси Пеннант стала пуговицей и попала в карман Муркуса Айрмонгера: за попытку бунта против Системы зачинщики как бы отправлены рабами на плантации, а вчерашние рабы заняли их место, не поумнев и не став добрее -- достойное завершение первой части трилогии и первого, провального, но необходимого этапа революции.

А вокруг бурлит и волнуется море мусора, огромная человеческая свалка "люмпен-пролетариата", аллегория не-Лондона. И где-то там, в гуще "народа", барахтается в попытке встать на ноги добряк и любитель чаек (от них же и пострадавший) Туммис Айрмонгер. И что-то мне подсказывает, что Клод, Люси и Туммис (как Гарри Поттер, Гермиона и рыжий Рон) обязаны встретиться в следующих частях этой замечательной истории. Борьба не окончена; Клод-полсоверена и Люси-пуговица лишь взяли паузу.

loyosh
loyosh's picture
Оффлайн
Библиотекарь
Зарегистрирован: 03.10.2012
Премия "Почётный Библиотекарь" (Сделано 5000 действий с базой библиотеки!)Мастер биографий (Создано 100 биографий!)Премия "Звезда блога" (Добавлено 200 записей в блог!)Старожил форума (Добавлено 2000 сообщений на форуме!)
Re: B297987 Заклятие дома с химерами

Любопытная, судя по всему, книга. Которую я вряд ли буду читать.

—————

На тротуаре он сел, снял костюм куриного окорочка, чтоб снова ощутить себя человеком, и замер, потому что изменений не почувствовал.

AaS
AaS's picture
Оффлайн
Библиотекарь
Зарегистрирован: 12.11.2012
Премия "Супер-библиотекарь" (Сделано 10000 действий с базой библиотеки!)Премия "Гуру критики" (Написано 200 отзывов!)Премия "Ценные отзывы" (Достигнуто 200 положительных оценок в отзывах!)Премия "Мега-биограф" (Создано 200 биографий!)Премия "Известный блогер" (Добавлено 100 записей в блог!)Премия "Форум - дом родной" (Добавлено 5000 сообщений на форуме!)
Re: B297987 Заклятие дома с химерами

Карстен, а Вам много удалось найти "говорящих имён"? Их там полно, пишут.

—————

Ну, теперь тут всё неплохо.

Karsten
Karsten's picture
Оффлайн
Продвинутый
Зарегистрирован: 12.11.2012
Re: B297987 Заклятие дома с химерами

AaS пишет:
Карстен, а Вам много удалось найти "говорящих имён"? Их там полно, пишут.

Так я же на русском читал... Хотя, если вдуматься, то все айрмонгеровские имена могут вполне быть говорящими. Напр. Муркус это "мрачный Маркус", и т.д.

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".