Плоть и деньги [Анна Стивенс] (fb2) читать онлайн

- Плоть и деньги (пер. Константин Хотимченко) (и.с. Anthology Art of War Edited by Petros Triantafyllou) 113 Кб, 14с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Стивенс

Настройки текста:



Анна Стивенс Плоть и Деньги

 Anna Stephens — Flesh and Coin

© 2018 by Anna Stephens — Flesh and Coin

© Константин Хотимченко, перевод с англ., 2022

 https://vk.com/litskit 

Перевод выполнен исключительно в ознакомительных целях и без извлечения экономической выгоды. Все права на произведение принадлежат владельцам авторских прав и их представителям. 


* * *
Ее звали Сил, но они называли ее "Каменное Сердце". И они не улыбались, когда произносили это. Никто не считал это шуткой или чем-то забавным. Сначала она свирепела и злилась когда слышала свое прозвище, но со временем смирилась. Все кто ее знал называл ее так, и она ничего не могла с этим поделать. Не на это она надеялась, пробиваясь в ряды наемников, поднимаясь по этим рядам, как по лестнице. Сил рассчитывала на что-то значимое и крутое. "Быстрый удар", "Свирепая", "Стальная Воля" — это были прозвища, которыми она могла бы гордиться, Имена, которые она могла бы носить как значок, нести как знамя. Только не "Каменное Сердце". Но что она могла сделать, кроме как улыбнуться, широко, дерзко и насмешливо, вздернув подбородок и с вызовом приподнять бровь. "Каменное Сердце", да?! Уверен, что хочешь выяснить, насколько каменное?

Но прямо сейчас у Сил "Каменное Сердце" были более насущные проблемы. Она присела со своим отрядом на западном склоне ущелья, вжавшись в валуны и осыпи, две дюжины женщин и мужчин в потертой коже и рваных рубахах, кольчуги скрыты под куртками, копья и щиты простые и функциональные. Ничего особенного. Ничего блестящего или шумного. Просто тихие, угрюмые люди в тихом, мрачном ущелье по дороге в Таланнест. Сил ненавидела засады больше, чем дурацкие гребаные прозвища. Слишком много вещей, которые могут в любой момент пойти не так. Слишком много неизвестных факторов. И что еще хуже, слишком много времени приходится сидеть, ждать, думать обо всем, что может пойти не так.

Валун был холодным под ее щекой, когда она подняла голову, чтобы выглянуть из-за него. Она могла видеть четверть мили, прежде чем извилистая дорога исчезла за выступом. Каждый шаг этой четверти мили был пустым. Пустой, как ее сумочка, до тех пор, пока эта работа не будет выполнена. Охраняемая повозка пересечет овраг за час до полудня. Принеси мне ее содержимое, и я дам тебе мешок с золотом.

Слова Тинкера эхом отдавались в ее голове. Она спросила его, какого размера мешок с золотом? Поразмыслив, она должна была спросить, какого размера будет охранна. Тем не менее, у нее в глазах были цифры, и желание довести это "плевое дело" до конца, и еще одна история, чтобы добавить к славе "Каменного Сердца".

Компания напротив ущелья была молчалива и незаметна. Сил пробежала глазами по безжизненным серым волунам, пытаясь заметить хоть кого-то. Или они уже ушли, предположила она, подавляя желание сплюнуть. Ее бы не удивило, если бы Гарн "Бесхребетный" оправдал свое прозвище и сбежал бы со своими бойцами. Но она должна была быть "Каменным Сердцем". Нужно быть безжалостной, холодной и расчетливой как камень, если бы холодный булыжник умел бы думать. Если она хочет провернуть дело только с половиной команды, ей потребуется чертовски много везения и чуть больше оружия. В животе у нее было пустее, чем в кошельке, а ее компания, хотя еще и не роптала, стала обмениваться многозначительными взглядами, когда думала, что она не смотрит.

На самом деле ее команда практически полностью состояла из наемников, и Сил это вполне устраивало. Они были не самые искусные войны, но как и она стремились сделать себе карьеру, а значит были готовы на подвиги. "Железные клинки" как они себя называли были хорошей компанией. У нее не было ни малейшего желания быть выпотрошенной ими. Или самой убивать кого-то из этих ребят. Позади нее раздался стук камня, приглушенное проклятие, и Сил протянула назад открытую ладонь. Парень по имени Ренн скользнул на бок, опустившись на живот.

— Ну что там? — спросил он, — ребята начинаю нервничать.

Сил подняла вверх большой палец, не сводя глаз с тропинки. Все еще пусто. Она тихо выдохнула и откинулась на валун рядом, в двадцатый раз проверяя свою команду.

"Бесхребетный" каркнул, как умирающий грач, и кулаки Сил сжались, когда она посмотрела на дорогу. Там! Она снова протянула руку назад и нашла часть тела Ренна, плечо или колено, дважды сжала, сделала паузу, затем еще раз. Он переместился из-под ее руки обратно к остальным, чтобы передать предупреждение.

Потянулись долгие минуты, медленнее, чем долгая смерть, прежде чем цокот копыт и скрип упряжи эхом разнеслись по ущелью. Теперь они были осторожны, чувствуя опасность, лучники на флангах, повозка посреди них. Сил беззвучно выругалась, когда узнала охранников — "Кровоточащие Глаза", которыми руководила не кто иная, как сама Этта Скарлет. Как раз то, что мне, черт возьми, нужно. И все же, я полагаю, это должно было когда-нибудь случиться. Старые счеты и все такое.

Что бы ни было в этих бочках, так демонстративно сложенных на крыше повозки, Сил знала, что их наняли не для того, чтобы украсть это. Теперь они были близко, и Сил могла видеть беспокойство охранников, характерный красный макияж на их веках и носах подчеркивал мерцание их глаз, когда они осматривали высокие осыпи и скальные стены, окружавшие их. Этта не нанимала дураков, а если и нанимала, то, по слухам, убивала их сама. Они все знали, что это была территория засады. Сил видела это в каждой напряженной линии, в каждом лошадином фырканье, в каждом резком повороте головы. Кроме того, это была единственная приличная дорога в Таланнест.

Умирающий грач Гарна снова позвал, и "Кровоточащие Глаза" немедленно отреагировали, движение прекратилось. В мгновение ока охранники наполовину сомкнувшись вокруг повозки, остальные разделились на отряды по три человека, натянув луки и целясь в скалы с обеих сторон. Давай же, "Бесхребетный". Сейчас было бы неплохо. Твой выход, старый дурак. Отвлеки их, хоть немного.

У Гарна был лучший обзор, так что это было его решение, когда устраивать засаду. Если бы спросили Сил, она бы посоветовала — ослабьте их залпами, затем бросайтесь вниз по склону и вступайте в рукопашную с выжившими. Но в этот раз "Каменное Сердце" никто не спросил.

Скорее всего, "Глаза" устремятся вперед, а не попытаются развернуть повозку, чтобы убежать обратно тем же путем, которым они пришли. Как только они начали спускаться по ущелью, они наткнуться на третью роту, которую Сил настояла набрать, не обращая внимания на то, что это уменьшило бы их долю в добыче. Однако все упиралось в то, что "Бесхребетный" не двигал своей гребаной задницей, и до сих пор "Бесхребетный", похоже, не был склонен это делать. Чертовы стратеги!

Сил не хотела встречаться с "Кровоточащими Глазами" в одиночку, но у "Каменного Сердца" было Имя и репутация, которые нужно было поддерживать, деньги, которые нужно было заработать, чтобы наполнить пустой кошелек. Сил огляделась, посмотрела на свое скудное войско, и разочаровано покачала головой. Добыча теперь была глубоко в обороне, двигаясь рысью, стремясь оказаться с другой стороны. И по-прежнему ничего. Ни стрелы, ни боевого клича, ни даже пердежа на ветру. "Бесхребетный", беззубый, бесхитростный старый ублюдок. Чертовски распущенный. Какого дьявола ты ждешь?

Сил стиснула зубы. Передние фланги охранников были почти на другом конце места засады. Еще немного, и они бы проскакали прямо мимо Лобба и его отряда, а многие из них остались бы прятаться в скалах и гладить свои члены. Те, у кого они были.

Не сегодня, "Бесхребетный". Это будет бесславная гибель. Но что еще можно ожидать от человека с именем "Каменное сердце"?!

— Стрелы — Сил зашипела, низко и настойчиво, и ее дюжина лучников скользнула на позицию. — Готовиться!

Казалось время замерло. Сил видела краем глаза своих ребят, она смотрела на уходящую повозку.

— Сейчас, — добавила она, не утруждая себя ожиданием, не давая Гарну ни секунды или "Кровоточащим Глазам" больше времени, чтобы выйти из засады.

Стрелы взлетали, целовали небо и падали, жужжа, скуля, визжа, чтобы найти следы в семи "Глазах", одной лошади, самой повозке и одном совершенно невинном камне на обочине тропы. Еще больше в воздухе, и еще и еще, и стрелы теперь возвращаются в другую сторону, случайные, без цели. Просто проигрываю и надеюсь, не умереть в ближайшую секунду, — подумала Сил. Поток ответного огня от лучников "Кровоточащих Глаз" заставил ее поморщится и прижаться к камню как можно плотней. Однако от Гарна по-прежнему ничего не было, и Сил задалась вопросом, слышала ли она умирающего грача? Она подумала о том, чтобы бросить это и бежать, как, должно быть, Гарн, но было слишком поздно. Кроме того, она была наемником, и чертовски хорошим, и ее команда тоже. Она была гребаным "Каменным Сердцем".

— Мы уходим, — тихо сказала она. — Сосчитай до двадцати. Лучники, не высовывайтесь. Один. Два. Три...

Повозка остановилась, и пара "Кровоточащих Глаз" катила бочки с крыши, остальные присели на корточки к защите, которую смогли найти, за валунами, щитами или самой повозкой, отступая, где могли, в основном просто прячась. Поскольку стрелы летели только с одной стороны, избежать их было не так уж трудно. Где же ты бесхребетный придурок?

Такой подставы Сил не ожидала. Она была уверена что в глазах Этты они выглядели неряшливой командой дилетантов.

— Забирайте добычу, — крикнул "Кровоточащий Глаз", указывая на бочки.

Сил рассмеялась сквозь зубы – одиннадцать, двенадцать, тринадцать, – но смех стих, когда бочки покатились в их сторону, до самого края дороги. Ее взгляд блуждал по тропинке, и она заметила, что теперь все "Глаза" сгрудились за повозкой со своими лошадьми, как можно дальше от бочек. А один из охранников и вовсе поджигал стрелу и окутанный дымом натягивал тетиву. Взгляд Сил метнулся обратно к бочонкам. Она все поняла!

— Достань этого гребаного лучника сейчас же! — завизжала она, не заботясь о тишине, и три стрелы описали дугу в воздухе, но та, что горела, уже летела в противоположном направлении, оставляя за собой дым и плюясь злобой.

— Вниз! — Сил съежилась и запаниковала за своим валуном, прижав колени к ушам и закинув руки за голову. Мощный взрыв потряс овраг, потряс землю и вызвал несколько небольших лавин рыхлой осыпи и гальки. Ударная волна из горящих осколков ствола и каменной шрапнели прокатилась вверх по склону, и что-то вспороло тыльную сторону ладони Сил, ужалив ее в ухо острее, чем оса. Лошади ржали и бешено мчались по тропе, и были крики, когда "Железные Клинки" попадали под взрыв, и один глубокий, завывающий вой, который говорил о ранах, которые Сил не могла вылечить в пустошах, и, вероятно, даже если бы она была хирургом в Таланнесте.

Стук копыт затих вдали, большая часть криков прекратилась, и наступила какая-то мистическая, полная тишина.

— Все еще жива, "Каменное Сердце"? — раздался глубокий, веселый голос Этты Скарлет, погибели прежнего существования Сил. Голос, который все еще заставлял ее внутренне съеживаться. — Это ты создаешь эту сладкую музыку?

— Живая. Вооруженная. Злая, — крикнула в ответ Сил, проверяя столько "Железных Клинков" пережили взрыв, не выдавая своего положения и не позволяя какой—либо части своего тела показываться из-за защиты ее камня. Ее левая рука сильно кровоточила, горячая и липкая, пальцы медленно реагировали.

— Не хочешь сдаться прямо сейчас?

— И что будет?

— Я убью тебя медленно, — Ответила Этта и рассмеялась.

— Я вынуждена отказаться, — крикнула Сил, — и я знаю, что настоящий груз находится под тентом, так что, как насчет того, чтобы вытащить его и оставить нам? Больше никаких сражений, никаких убийств. Ты можешь спокойно проводить свой день без каких-либо обид.

Она прищурилась на раннее солнце.

— Не пора ли тебе где-нибудь вырубиться пьяной?

— Это звучит как план, Сил. Действительно хороший план, и да, у меня назревает жажда. Только одна проблема: ты не учла, что большинство наших лошадей убежали. Как мы уедем?

Внутренности Сил сжались.

— Да? Что так? — крикнула она, вглядываясь в ущелье в поисках Лобба и его бойцов.

"Бесхребетный", старый ублюдок, где же ты? Друзья нуждаются в тебе. Ад, даже знакомые, даже люди, которые в основном были врагами, нуждались в тебе, когда в ход шли огненные бочки.

— Я и Гарн "Бесхребетный" не хотим, чтобы ты умерла. — безбожно врала Сил, пытаясь выиграть хоть немного времени.

Эти слова привлекли полное и недоверчивое внимание Этты, спрятавшийся, на краю повозки.

— Ты блефуешь милочка. Я знаю что ты одна.

— Этта, Этта, — закричала Сил после долгой паузы, — выпивка сделала тебя дурой. Ты действительно думаешь, что они выполнят условия сделки? Тебе следовало бы знать лучше, что доверять таким подонкам, как они нельзя. "Бесхребетный" тебя сдал!

Ответом ей была тишина, и Сил воспользовалась передышкой, чтобы передать свои приказы серией простых жестов.

— Ты хочешь сказать, что они обманули меня? — В конце концов отозвалась Этта.

— Почему бы и нет? У них есть я. Наверное, просто ждут, когда мы уничтожим друг друга, а потом заберем добычу себе.

— Они бы не стали, — сказала Этта, но теперь в ее голосе слышалось сомнение. Сомнение было опасно на поле боя. Сомнение было смертельно опасно.

Сил рассмеялась и показала три пальца, давай команду своим "Клинкам".

— А разве они не стали бы?

Два пальца. Она перекатилась на руки и ноги.

— Так где же они тогда? Не убивают нас, не помогаю тебе.

Один палец.

— Если они на твоей стороне, почему я не мертва?

Она не стала дожидаться ответа, вместо этого сжала кулак, и ее лучники дали три быстрых залпа, чтобы не высовываться и убить оставшихся лошадей в повозке – будем надеяться, что груз велик и хватит на всех, – а Сил вскочила и побежала, уворачиваясь от валунов, скользя по осыпи, используя для прыжка рукоятку своего копья. Растянутый рот и вой, вырывающийся из ее горла внушал трепет и страх.

"Железные Клинки", как всегда, были с ней. Каким бы ни было их мнение о ситуации, когда "Каменное Сердце" объявил атаку, "Клинки" атаковали. Казалось, на секунду в "Кровоточащих глазах" отразилось неподдельное удивление, но затем они выстроились в неровную линию для обороны. Дикая ухмылка озарила лицо Сил, когда она перепрыгнула последние камни вниз к дороге, приземлившись в брызгах грязи и осколков и вонзив наконечник своего копья в пах ближайшего "Глаза". Она почувствовала, как лезвие вошло в кость, а затем соскользнуло с кости, втягиваясь, разрезая глубже и выворачивая живую плоть, выкручивая, как она любила это делать. Еще один "Глаз" находящийся справа взвизгнул и замахнулась на нее длинным мечом, но Сил была вне досягаемости клинка. Едва уловимым движением она отпрянула назад и пропустив меч и противника в сторону выдернула копье и атаковала охранника. Кровь война оросила серый песок, когда лезвие копья вошло ему в затылок и вырвалось через лоб. Сил пнула его в спину освобождая свое оружие и, оставила "Кровоточащего Глаза" истекать кровью, осматривая поле битвы в поисках Этты. Пришло ли наконец время для расплаты, Этта Скарлет? Наконец-то пришло время посмотреть, у кого более громкое прозвище?


Там. Медленно отступая от фургона, два "Кровоточащих Глаза" охотились на нее. Она уже собиралась сказать им, что Этта принадлежит ей, когда на нее набросился мужчина, выглядевший нелепо и смущенно с красной краской на лице, запекшейся вокруг глаз. Боевая раскраска стерлась и покрылась настоящими кровоподтеками. Он был широкоплеч и силен, но ему явно не хватала опыта в реальных сражениях. Имея грозный и острый меч он обхватил Сил двумя руками и попытался сжать, подмять и видимо раздавить. "Каменное сердце" действовала быстро. Она подняла ногу к груди и резко опустила на ногу "Глаза", которые завопил и ослабил хватку. Сил отбила его в сторону, но он был быстр, поэтому она нырнула за пределы досягаемости, отскочила в сторону, когда он последовал за ней, взмахнув копьем вокруг себя так быстро, что оно выполняло функцию щита, затем нанесла удар рукоятью и вонзила его ему в грудину. Для такого удара не нужно было лезвие на конце. Она услышала, как хрустнула его грудь, и он рухнул, хрипя, опустив меч и прижав свободную руку к груди. Его рот разинулся, хватая воздух, которого не хватало легким. Сил приготовила смертельный удар, остановившись на крике больной вороны.

— Огонь! — кричал грубый, хриплый мужской голос.

— Ты, блядь, не станешь, — прошептала она осматривая горы.

Но "Бесхребетный", гребаный старик сделал это. Собственной персоной он стоял за валуном и махал рукой.

Стрелы поднялись в небо, гудя, как огромные, разъяренные пчелы, и упали без разбора среди войнов "Железного Клинка" и "Кровоточащего Глаза". Сил нырнула под большого человека, когда он резко упал, почувствовала удар, когда три стрелы вонзились ему в спину. Они определенно были нацелены на нее.

— Ты предательский ублюдочный пес! — закричала она в сторону Гарна. Она выползла из-под трупа, и ползком заползла под повозку. Там она столкнулась лицом к лицу с Эттой.

— Привет, красотка.

— Давно не виделись.

Сил приподняла ее подбородок и глазами показала на просвет между повозкой и дорогой. Этта нахмурилась, кивнула.

— Договорились.

— Лучники. Залпы!

Сил сплюнула кровь.

— Встаньте с "Глазами", — добавила она, и "Железные Клинки" расцепились и выстроились рядом с мужчинами и женщинами, которых они пытались убить за секунду до этого.

"Кровоточащие Глаза" двигались быстро, как будто все это было отрепетировано. О да, если бы это было отрепетировано, у меня не было бы семи погибших членов экипажа, которые я вижу отсюда. И Гарн был бы насажен задницей на мое копье.

— Ты выходишь, Гарн, или нам нужно прийти и вытащить тебя? — Ее крик был сплошной бравадой – шансов на то, что кто-нибудь полезет в это месиво из осыпей и валунов с намерением выбраться оттуда с пленниками, было меньше, чем у голодной змеи, — но попробовать стоило.

— Я так не думаю, малышка, — крикнул Гарн, и глаза Сил сузились. — Нет, если только ты не собираешься снять свои брюки и поручить мне присмотреть за твоей попкой.

Сил вздохнула.

— Да, этот никогда не стареет.

— Может я пойду, а вы тут сами разберетесь — прошептала Этта.

— Лежи тихо, — процедила сквозь зубы Сил. Она повысила голос.

— Как насчет того, чтобы ты сначала сбросил свои, а я вонзила свое копье в твою задницу?

Вместо ответа полетели стрелы, а "Железные Клинки" и "Кровоточащие Глаза" бросились врассыпную в поисках укрытия. Сил поймала взгляд Ренна. Щелчок пальцами и рывок головы, и ее верный друг схватил еще два "Клинка" и они скользнул за фургон, затем нырнул в камни на стороне ущелья Гарна.

— Они держат нас здесь, — прошептала Сил Этте, когда они вместе скорчились за сомнительным укрытием в виде мертвой лошади. — Я предполагаю, что мы ждем команду Лобба. Я послал Ренна на разведку, но укрыться с другой стороны гор сейчас был бы отличной идеей, да?

— Ты вероломная, жуликоватая маленькая сучка, Сил "Каменное сердце", — сказала Этта, и линия ее плеч говорила о поражении. — Это двойной обман? Ты знала о сделке Гарна со мной, не так ли, а потом предложила ему кошелек послаще, чтобы он убил меня?

У Сил отвисла челюсть.

— Ага, и чтобы моих собственных войнов убили вместе с твоими? О Боги, выпивка испортила твой мозг, мама. Это не обман. Что бы мы ни сделали, независимо от вражды в нашем прошлом, я бы не стала подставлять тебя перед твоей командой. Я "Каменное Сердце", да, но у меня не холодное сердце. И пизда, — добавила она.

Новые стрелы прервали их задушевный разговор. Желудок Сил скрутило. Этта действительно считала ее способной на это? Они мало разговаривали в последние годы, это правда, и слова, которые они сказали, были горькими и полными острых упреков, но все же… Этта была ее матерью.

Сил рискнула бросить взгляд через седло. Теперь на противоположной стороне ущелья из скал выбирались люди. Гарн и его команда идут, чтобы покончить с этим.

— Мне жаль, — сказала Этта.

— Что такое? — встревожилась Сил.

— Это причинило бы мне меньше боли, если бы ты предала меня.

Нож Этты вонзился Сил в живот, острие пробило куртку, застряло в кольчуге, а затем, в основном потому, что Этта колотила по рукояти тыльной стороной другой руки, скользнув — визжа — проникло в плоть. Сил ахнула и обнаружила, что обе ее руки лежат на руках Этты, и отстранилась, в то время как Этта напряглась.

— Что? — выдавила она, а затем застонала, звук был таким же долгим и протяжным, как медленный путь лезвия по ее плоти. — Почему?

— Ты действительно думала, что я простила то, что ты сделала, девочка? — Этта хмыкнула. — Ты убила Дирана. Ты убила его, а потом ушла, как будто спасла мир.

Ее дыхание отдавало перегаром.

— Я давно ждала этого момента.

Это был длинный нож, и его лезвие было сейчас внутри Сил. Волна горячего и холодного, острого и жидкого, и боли, мертвые боги, боли накрывала умирающую. Огонь преследовал лед, преследовал расплавленную сталь в ее животе, и сильные руки Сил были такими слабыми, выскальзывая из рук ее матери, неумолимой, неудержимой. Она хотела напомнить Этте, что Диран был торговцем мясом, похищал и выкупал детей важных людей. Что он заслужил каждый час смерти, которую она ему подарила, когда увидела, что он сделал с теми, чьи семьи не могли заплатить. Но нож лишил ее голоса, так же верно, как забирал ее жизнь, и слова застряли у нее в груди.

— У меня есть репутация, малышка, созданная годами, проведенными с Дираном. — Этта зашипела. — И у "Кровоточащих Глаз" есть репутация. Так что не жди пощады, дочь моя, не жди снисхождения к своей команде. Они все умрут здесь. С тобой. Под толщей камней.

Этта фыркнула, и слабая улыбка появилась на ее лице.

— Я поэт.

— Поэт, не так ли? — Сил застонала. — Тогда зарифмуй вот это!

Последние силы ушли на то, чтобы вонзить нож Этте под подбородок. Слабеющей рукой она немного промахнулась мимо вены, удар по которой убил бы ее мгновенно. Но неожиданная атака вызвала изрядную долю удивления, так что она, по крайней мере, перестала вталкивать кинжал в живот Сил. Руки Этты поднялись к горлу, и выражение чистой паники появилось на ее лице. Яремная вена. Красная, хлещущая смерть. Только Сил этого не хватило, потому что ее проткнули, как кролика, так что удар, хотя и серьезный, прошелся вскользь, и не убил Этту.

— Не может быть, наверное старею, — Сил хмыкнула, оттолкнула руки Этты и покрутила рукояткой ножа, пиля лезвие влево и вправо, надеясь, что что-нибудь внутри сломается и убьет старую суку. Что-то щелкнуло, и Сил покрылась горячим, липким красным фонтаном.

— Так то лучше, — Сил сквозь боль улыбнулась, и по подбородку потекла ее кровь.

Крики, топот ног, лязг оружия и стоны боли, когда "Железные Лезвия" и "Кровоточащие Глаза" снова начали убивать друг друга в ответ на кровавую картину матери и дочери, мертвой лошади и красного фонтана. Много красного. И тут появился Ренн, навис над Сил и ударил Этту ногой в лицо, опрокинув ее на спину.

— Клинки! — взревел он. — Защитите "Каменное Сердце"!

Еще стрелы, крик боли близко, так близко, и края мира Сил почернели. Она схватила Ренна за ногу, потянула за его брюки.

— Что? — прорычал он. — Что такое...

— Груз? — спросила Сил. Она тяжело дышала, когда ужасная пустота охватила ее. — Черт возьми, я должна знать? Что было в повозке?

Ренн молчал.

— Говори... мне, — потребовала она. Ее рука безвольно упала.

Напротив, в мешанине размазанной красной косметики, седеющих волос и пузырящейся розовой пены, Этта смотрела на нее мертвыми глазами на умирающем лице. Она казалась странно торжествующей.

Когда все закончилось, когда команда "Бесхребетного" сбежала, а команда Лобба была вырезана до одного человека, и "Кровоточащие Глаза" бросили свое оружие в надежде на милосердие, которое "Железные Клинки" не очень хотели им давать, Ренн открыл потайную дверь в боковой части повозки. Он вглядывался во мрак, крепко сжимая в кулаке нож.

— Золото? — спросила Сил и кашлянула сгустком крови, все еще надеясь даже сейчас.

— Не совсем так. — Рука Ренна задрожала, и он вложил нож в ножны.

— А что?

— Иди ко мне, — сказал он в темноту, — и я обещаю, что тебе не будет больно. Было движение, шорох материала, хныканье, и на свет появился...

... ребенок!

Девочка обхватила его руками и ногами, когда он поднял ее. Он посмотрел на Сил.

— Тинкер не заберет ее, — выдавила Сил.

Ее взгляд скользнул по коленопреклоненным "Кровоточащим Глазам".

— Это то, чем вы сейчас занимаетесь? — задыхаясь, спросила она. — Вот как вы набиваете карманы?

— Мы не чисты и не принципиальны, — крикнул в ответ стоящий на коленях воин. — Нам надо есть и кормить свои семьи. Этта нам давала все это.

— И вас не интересовало какой ценной? — спросил Ренн.

— Тинкер все еще не получает ее. Дети — это не валюта. — прошептала Сил. — Это надо остановить!

Глаза Ренн были холодны.

— Тогда, похоже, нам нужен новый лидер, — сказал он. — И поскольку я несу груз, полагаю, это делает его мной. Три дня до убежища Тинкера и золота. Мы отомстим за нашего лидера — "Каменное сердце"! Мы всегда будем помнить и чтить ее. Вы с нами или можете остаться с умирающим.

"Железные Клинки" смотрели между ними, Ренн стояла во весь рост, Сил лежала в луже собственной крови. Как один, пленные войны поднялись с колен двинулись в сторону Ренна. "Кровоточащие Глаза" соскребли краску со своих лиц и последовали за ним.

— Тогда пока, "Каменное сердце", — сказал Ренн обернувшись. — Мы продолжим этот путь за тебя.

Сил махнула окровавленной рукой.

— К дьяволу, — сказала она и умерла.


Оглавление

  • Анна Стивенс Плоть и Деньги